Забокрицкий Олег Николаевич: другие произведения.

Черный ангел

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   ЧЕРНЫЙ АНГЕЛ.
  
  - Как тихо. Даже собаки не тявкают. Не нравится мне такая тишина.
  - Иванович, а чем тебе тишина не нравится? Такое у нас не часто случается. Ночь, тишина и звездное небо.
  - С Афгана, после такой тишины дрожь пробирает. После учебки, попал в Афган, в ДШБ. Перехватывали караваны из Пакистана. И я заметил, когда утром идти на караван, а перед этим ночью тихо и звездное небо, то обязательно кто-то погибнет. Последний раз, когда собирались в засаду, я вот также сидел и смотрел на небо. Ко мне подошел Славка, наш пулеметчик. Должен был через две недели уйти на дембель. Сел рядом со мной, закинул назад голову и сказал.
  - Что, Паша, тишину слушаешь? Тоже заметил, что такая тишина не к добру? Знаешь, иногда мне кажется, что по таким ночам Христос с Магометом в шахматы играют, на наши жизни. А звезды светят, что бы лучше рассмотреть, кого проиграть.
  - А, там, звезды действительно, как фонарики. Рано утром пошли на выход. До сих пор не знаю, толи нас кто-то слил, толи случайно попали в засаду. Нас было десять человек. Только зашли в ущелье, нас обстреляли из пулеметов, да и снайпер отличился. Славку положил первым выстрелом. Стрелял разрывной, полголовы снесло. Мозг вывалился, а он еще пару шагов сделал и упал. Тогда пять человек погибло. Если бы не твой дядя, он тогда у нас старшим группы был, нас бы всех положили. Как он умудрился на скалу забраться, одному богу известно. Он одной гранатой уничтожил всю группу, снайпера, двух пулеметчиков и американского инструктора. Дяде твоему, за этот бой, дали орден КРАСНОЙ ЗВЕЗДЫ, а нам по медали ЗА ОТВАГУ. Через трое суток наши войска вывели из Афгана. Нас раскидали по отдельным частям, где и дослуживали. Вернулся домой, встретил Бориса Игоревича. Он тогда из армии уволился, устроился опером. Игоревич меня и уговорил в милицию идти работать. Был сначала младшим опером. Заочно закончил институт, стал опером. А твой дядя хорошо в гору пошел. Сейчас начальник школы милиции, генерал-майор.
   Игорь поднялся с корточек и потряс затекшими ногами.
  - Иванович, долго еще сидеть будем? Я, не уверен, что он появится.
  - Игорь, а я тебе говорил, чтобы чурочку прихватил, что не известно сколько ждать придется. Ты же сказал, что потерпишь. Пару часов на одной ноге простоишь. Наука на будущее.
  - Иванович, видал я в гробу твою науку. Ничего, что я с сегодняшнего дня в отпуске с последующим переводом. Вчера пришел, думал дела передам, вечером с ребятами посидим, мой перевод обмоем. Но ты же, в своем репертуаре. Кроме меня больше никого не смог найти.
  - Игорь, а ничего, что Юра на сутках. Не Юльку же привлекать. Я, не уверен, что мы с тобой, Смирнова задержим, если он в разнос пойдет. Тем более, что это твой косяк. Тебе отдельное поручение от следака пришло две недели назад. Что ты сделал за это время? Опросил соседей и жену. Да так опросил, что вся деревня над операми смеется. Зашел к соседу. Что ты ему сказал? Старый, мы твоего соседа ищем. А ничего, что старый, ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА. Бывший полковник ВВС, командир полка. Воевал во Вьетнаме. Он с тобой даже разговаривать не стал. Ты зашел к Дарье Ильиничне. Живет, напротив. Бабка, соседа давно видела? А она всю жизнь в деревне учительницей отработала. Знает всех, как своих родных. Мог бы и перед опросом в администрацию зайти. Узнать, кто с ним рядом живет. Так мало того, ты подошел к Смирнову, который возле своего дома дрова колол. Спросил, знает он Смирнова или нет. Тот сказал, что знает, но уже две недели не видел. Что жена его наняла, дрова расколоть. Не судьба была посмотреть в паспортном его фотоморду. А она свежая, по утере паспорта, год назад фотографировался. Ты поговорил с женой. Та сказала, что муж две недели назад уехал в Красноярский край, к знакомым в тайгу. Ты отписку следаку скинул и успокоился. А вот мне, эти же соседи сказали, что Смирнов скрывается в лесу, в землянке. Ловит рыбу, а рано утром привозит ее жене, которая сдает ее скупщикам.
   - Иванович, а ничего, что это дело можно было слить районщикам. Ведь преступление совершилось на их территории. Нам не повезло, что труп Чудинова прибило к нашему берегу. Следак решил отличиться. Как же, у рыбинспектора брат вице-губернатор. Хотя, его можно понять. Не каждый день такая жар-птица прилетает. А здесь, даже ничего делать не надо. Вот свидетель, вот запись с телефона. И гарантированное повышение по службе. Это вы, менты бывшие, застряли в своем совке. Как были лохами, так и остались. Дядя, хоть генерала получил, Квартира и пенсия будет генеральская. Иванович, а вот ты, что ты заработал, кроме язвы? Квартира в хрущебе, от родителей досталась. Машина, которая больше на тебе ездит, чем ты на ней. Хотя, вы с дядей, одного поля ягода. Если бы он не тупил, я бы, уже и кандидатскую защитил и преподом в школе полиции работал. А он же, патриот. Потребовал от меня, чтобы я три года у тебя в отделении отработал. Все, я три года отработал. Так что, шел ты лесом. Я, с тобой только из-за того, что Юльку пожалел. Знаешь, почему от тебя молодежь бежит? Ты от поезда отстал. Иванович, не в обиду. Ты мог бы иметь такие бабки. Если уж мне миллионы предлагали. А ты, кроме работы сутками, как зашорный конь, больше ничего не можешь и не хочешь.
  - Знаешь, а ведь я сейчас понял, кто тогда Черного предупредил. Я сомневался, больше на Юрку грешил. Он должен был герыч передать цыганскому барону утром, а привез его ночью. Получил деньги и свалил в Тайланд.
  - Иванович, да, это сделал я. Заработал столько, сколько за десять лет в полиции не получу. Но ты же ничего не докажешь.
  - Ошибся я в тебе. Ладно, заткнись. Слышишь, движок работает.
  Павел прислушался, стараясь определить, с какой стороны реки работает лодочный мотор. Над рекой начал подниматься густой туман. От неожиданности, когда холодный собачий нос ткнулся в ладонь, он вздрогнул. Посмотрев вниз, улыбнулся. Рядом стояла небольшая, пятнистая дворняжка, слегка повиливая хвостом. Улыбнувшись, Павел положил ей руку на голову и погладил. Собак села рядом и положила голову на колени.
  - Что, собакин, хозяина ждешь. Жизнь у нас с тобой такая. Ждать и догонять.
   Так они и сидели минут десять. Пока лодка не уткнулась в берег. Как Павел не всматривался, но лишь в последний момент заметил высокий силуэт человека в брезентовом плаще и с тяжелым холщевым мешком на плече, вышагнувший из тумана. Собака радостно взвизгнув, бросились к хозяину и запрыгала вокруг него. Игорь начал подниматься с корточек, но Павел положил ладонь ему на голову, а второй рукой показал кулак. Мужчина по тропинке поднялся на обрыв и скрылся из вида.
  - Иванович, что за дела?
  - Игорь, а ты что, решил рыбой весь отдел провонять. Ты ее куда девать будешь. У нас, в отделе, холодильника нет.
  - Так давай, в доме его примем.
  - Ага, разбежался. Мне еще Людкиных слез и истерик не хватало. Он скоро назад пойдет.
  - Иванович, а ты что, их знаешь?
  - Я, в обще-то родом из Зырянки. У меня здесь отец парторгом был, а мать главным агрономом. Со Смирновым в одном классе учились. У него жена была младше нас на три года. Я, ей, в свое время, даже пионерский галстук повязывал.
  - Иванович, а что, не мог сразу себе это отдельное поручение забрать?
  - Игорь, а ничего, что я только три дня назад из командировки вернулся?
  - Ладно, проехали.
  - Все, молчи. Звуки на воде далеко разносятся.
  Опера замолчали. Игорь присел на корточки, достал из кармана сигарету и чиркнув зажигалкой, прикурил. Павел тыльной стороной ладони выбил ее из губ Игоря и наступил на нее.
  - Ты, совсем идиотом стал, или таким родился? Сашка никогда не курил. Дым за версту учует. Ты что, думаешь, я курить не хочу? Уши в трубочку сворачиваются.
  Павел встал с небольшой березовой чурочки и заложил руки за спину. Первые солнечные лучи начали робко выглядывать из-за горизонта. Туман медленно начал стекать с крутого берега к реке, становясь как парное молоко. Когда в паре метров не видно вытянутой руки. Если бы не собачка, то Смирнов мог пройти мимо незамеченным. Собачка радостно прыгала вокруг хозяина, а тот что-то шутливо ей выговаривал. Павел тронул Игоря за плечо и жестом показал, что бы тот зашел со спины, а сам вышагнул на тропу. Смирнов остановился перед ним в паре метров, вглядываясь в темный силуэт. Затем хмыкнув, положил рюкзак на землю.
   - Узнаю друга Пашу. Так и знал, что ты за мной приедешь. Только думал, что до понедельника подождешь. Да, я, и сам хотел в понедельник сдаться. Сетки нужно снять, да в зимовье шмотки забрать. Надеялся пару дней с семьей провести.
  Услышав за спиной шорох, Смирнов взглянул через плечо и усмехнувшись обратился к Павлу.
   - Паша, вы где таких чудиков находите? Молодой, а гонору, выше крыши.
   - Ну ты, поговори еще.
  Игорь положил руку на плечо Александра, но тот брезгливо, дернув плечом, скинул его руку.
  Павел досадливо поморщился.
   - Игорь, шагай за Росинантом.
   - Иванович, так вместе и дойдем.
   - Шагай, раз говорят.
  Недовольно ворча себе под нос, Игорь начал подниматься по ступенькам, вырытым в откосе. Павел кивнул головой и спросил.
   - Ступеньки так все и копаешь?
   - Деваться некуда. Здесь и ребятня бегают, да и старики, по привычке, ходят белье полоскать.
   - Саня, бери рюкзак, пойдем на лавочке посидим, поговорим. Лавочка та же, что в детстве была? Помнишь, ножичком на ней инициалы вырезали.
   - Паша, той лавочки и в помине не осталось.
  Подхватив рюкзак, Павел с Александром поднялись по тропинке и сели на скамейку.
   - Саня, пока мой балбес за машиной ходит, расскажи, как все было.
   - Паша, ты же в курсе, что меня пять лет назад комиссовали, после ранения. Получил сертификат, купили квартиру в Ебурге. Да вот видишь, на родину потянуло. Что у меня, что у Людки родители умерли. В нашем доме сестра с мужем жили. Вот мы и поменялись. Они туда, мы сюда. Людка преподавателем начальных классов работает. Мне пенсии хватает, да и кое какие сбережения были. Дом отремонтировал, а дома сидеть, как-то не по- мужски. Ко мне, двое местных мужичков подошли. Предложили взять в аренду озеро и начать рыбу разводить. Тема интересная, вот и занялись. Озеро Кривое арендовали, малька запустили. Рыбинспектор два года вокруг нас кругами ходил. Тварь еще та. Он на реке всех оброком обложил. Местные, кто постоянно на реке промышляли, по три тысячи в месяц платили. Городские, кто на рыбалку приезжали, по сотке с сетки платили. Мы в июне первый вылов планировали сделать. Он к нам и подъехал, что бы его жену в учредители взяли. Иначе горя хапнем. Мужики замялись, а я его, за шиворот из вагончика выкинул. А тот что сделал. Местным рыбакам поставил ящик водки, а когда все перепились, он им и сказал, что мы у них хотим заработок отобрать. Предложил дамбу между озером и рекой разрушить. Как-то приходим утром, а озера нет. Экскаватором траншею прокопали. Закон подлости сработал до последней закорючки. Васька, старший мой, сердечник. Позвонили с клиники, предложили операцию сделать, платно. А я, все накопления в рыбу вложил. Занял деньги у одного перекупщика рыбы. Сейчас вот отрабатываю. Три недели назад сетки проверял, рыбинспектор подплыл. Он пьяный был. Начал куражиться. Я, пообещал ему рожу набить, а он за ружье схватился. Начал отбирать у него, а он на курки нажал. Я, ружье отобрал, а рыбинспектор испугался и из лодки выпрыгнул. Ружье ему в лодку закинул, сел за мотор и ушел от греха подальше. Через пару дней узнал, что его мертвым нашли. Вот и вся история. Паша, может ко мне зайдем, рюкзак оставлю, да Людку предупрежу.
   - Вот только не это. Из машины позвонишь. Еще слез мне не хватало. А в рюкзаке что?
   - Тушенка, парочка котлет, да булка хлеба.
   - Оставь, пригодится. В СИЗО раньше понедельника не попадешь. Если все было, как ты мне рассказал, то за твою душу еще пободаемся. А, вон, наш супер опер едет. При нем лишнего не говори.
   - Паша, как вы живете, если друг другу не верите?
   - Так и живем.
  Скрипнув тормозами, возле них остановился старенький УАЗ. Смирнов сел на заднее сидение, бросив рюкзак под ноги. Павел сел на переднее. Достав из кармана помятую пачку сигарет, он прикурил и с удовольствием затянулся дымом. Игорь включил передачу и автомашина, подпрыгивая на ухабах, тронулась с места. На выезде из деревни Павел достал из кармана телефон и протянул Смирнову. Тот взглянул на оперативника и усмехнулся.
   - Думал, что забыл.
   - Ага, сейчас. Дал бы я тебе на берегу, Людка бы нас из деревни не выпустила. Перестреляла бы как куропаток.
  Смирнов переговорил с женой и отдал Павлу телефон. Тот, устроившись поудобней, прислонился головой к дверце и закрыл глаза. Через полчаса автомашина подъехала к отделу и остановилась возле крыльца. Павел открыл глаза и вышел из автомашины. Открыв заднюю дверь, на дверце которой изнутри отсутствовали ручки, он дождался, когда Смирнов вылезет. Вместе они прошли в дежурную часть. Иванович подозвал дежурного и сказал, чтобы Смирнова закрыли в камеру почище. Сам вышел в коридор и пройдя в конец, открыл дверь в свой кабинет и зашел в него. Обыкновенный оперской кабинет. С тремя столами, сейфами, продавленным диваном и разболтанными, не первый раз отремонтированными стульями. Подойдя к своему сейфу, взял с него лежащую аптечку и подошел к столу. Достав таблетку валидола, забросил ее под язык и сел на стул, закрыв глаза. Сердце побаливало давненько, но Секерин жил по принципу, пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Дождавшись, когда сердце отпустит, он встал и подошел к двери, но открыть не успел. В кабинет зашел начальник отдела полиции полковник Тучин. Худощавый, подвижный как ртуть, одногодок Павла.
   - Паша, привет. Как съездили?
   - Привет, Степаныч. Смирнов в камере.
   - Молодцы. Сейчас вице-губернатору позвоню и следака подниму, который дело ведет.
   - С чинушей не торопись. Мне, в этом деле, еще самому разобраться надо.
  
   - Паша, да чего там разбираться. Так все ясно. Из неприязненных отношений прострелил лодку и выкинул рыбинспектора за борт. Тот захлебнулся и утонул.
   - Это тебе ясно, а мне пока ничего не ясно.
   - Паша, не лезь в это дело. Без тебя разберемся. Я, к тебе по другому делу зашел. Помощь нужна.
  Полковник прикусил губу и начал ходить по кабинету.
   - Степанович, если ты пришел сюда километры наматывать, то может это у себя сделаешь. Говори, что надо.
   - Племянник с дружком опять отличились. Возле ночного клуба мужика избили. Того на скорой в первую городскую больницу увезли.
   - А, поточнее.
   - Охранник на входе сказал, что мужик из клуба выходил, а эти оболтусы заходили. Толкнули его, и он им что-то сказал. Они его догнали и начали избивать. Охранники их задержали и вызвали полицию. Видеозапись дежурный следователь изъял.
   - Степанович, а он ведь у тебя не первый раз влетает. Дождешься, что убьет кого ни будь.
   - Паша, да я все понимаю. Он у сестры единственный. Она ему все прощает, балует. Паша, съезди в больничку поговори с потерпевшим. Пусть заявление не пишет. В конце концов, сестра ему заплатит. Сделай одолжение.
   - Хорошо. Но у меня условие. Не будешь звонить вице-губернатору, пока я с делом Смирнова не ознакомлюсь.
   - Да черт с тобой. Делай как считаешь нужным. Ты мне только племянника вытащи.
   - Договорились.
  Полковник глубоко вздохнул и вышел из кабинета. Павел вышел за ним следом, закрыл кабинет и подошел к дежурке. Постучав по стеклу, подозвал дежурного.
   - Коля, напомни фамилию потерпевшего, которого на скорой вчера от ночного клуба увезли.
   - Сибирцев.
   - Ты пока к Смирнову никого не подсаживай.
   - Понял, не дурак, дурак бы не понял.
   - Ладно, умник. Скоро буду.
  Майор выйдя на улицу, закурил и прошел на автостоянку личного транспорта. Остановившись возле старенького Опеля, бросил сигарету и открыв дверцу, сел за руль. Когда-то больница находилась на окрайне города, провинциального областного центра. Но за последние лет пять город сильно разросся, облюбовали северяне. Зимой город вымирал. Редко кого увидишь на улице. Зато летом, не протолкнешься. Приезжали в отпуска. Через автомобильные пробки Павел проехал к зданию больницы. Закрыв автомашину, зашел на первый этаж, где находилась справочная. Взглянув на очередь, тяжело вздохнул и прошел в конец ее. Ссориться и что-то объяснять желания не было. Оглянувшись по сторонам, Павел заметил, как со второго этажа спускается девушка в белом, медицинском халате. Улыбаясь, майор подошел к ней.
   - Поля, привет. Ты, как стойкий, оловянный солдатик всегда на посту.
   - Здравствуйте Павел Иванович. Опять к нам, отдохнуть решили?
   - Ну уж нет. Лучше вы к нам.
   - К вам? Лучше уж я здесь больным клизмы ставить буду.
   - Поля, к вам ночью избитого привезли, опросить нужно.
   - Это который синий?
   - Что, так сильно избили?
   - Если бы. У него наколок, только что на лице нет. А так, легкое сотрясение мозга и парочка синяков. В понедельник утром выпишут.
   - Поля, он в какой палате лежит?
   - В двести первой, для блатных. Да вы там сами лежали.
   - Спасибо Поля.
  Майор поднялся на второй этаж и прошел в конец коридора и остановился возле двери с едва читаемыми цифрами. Возле которой на стареньком стуле с инвентарным номером сидел невысокий, худощавый мужчина, неопределенного возраста. О таких еще говорят, что сзади пионер, а спереди пенсионер. Взглянув на Павла, мужчина засуетился и опустил голову.
   - Чирок, что задергался.
  Мужчина вскочил со стула и суетливо замахал руками.
   - Ой, Павел Иванович. Не признал. Долго жить будете.
   - Ага, твоими молитвами.
  Чирок, мастер спорта по боксу в легком весе. В последний год существования Союза на первенстве СССР занял первое место. Вошел в состав сборной. Только карта легла так, что такой страны больше не оказалось. Речь шла о том, чтобы с голоду не сдохнуть. Почитателей у Чирка было много. Скоро деньги закончились, а привычка к разгульной жизни осталась. Предложили поработать с "наперсточниками". Вскоре всю группу принял УБОП. Первый срок и кличка Чирок за перебитый и приплюснутый нос. Еще две ходки, по более тяжким статьям. В тюрьме свои университеты. В преступной иерархии Чирок не поднялся. Кому нужна торпеда с отбитыми мозгами. Так и перебивался случайными заработками.
  Секерин открыл дверь и зашел в палату, где стояли две койки. Одна была пустая, а на второй, ближе к открытому окну лежал мужчина с закрытыми глазами. Услышав шаги, он открыл глаза. Взгляд был пронзительный, волчий.
   - Ну вот, и мент пожаловал. Ты хоть, объявись, кто такой.
   Павел усмехнулся и подошел к лежащему на кровати мужчине. Достав из кармана удостоверение, развернул его и поднес к лицу лежащего. Тот прочитал, поднял подушку повыше и откинулся на нее. Вот уж что-что, а Полина была права. По наколкам на руках и воровских звездах, под ключицами, можно было отследить весь тернистый путь их обладателя. Майор откинул одеяло до пояса. Во всю грудь наколка, выполненная мастером. Христос стоящий перед распятьем, на котором человек разрывает опутывающие его цепи.
   - Что мент смотришь. Узнал?
   - Коля Сибиряк. Вор в законе.
   - Не думал, что я в вашей среде такой популярный. Слышь, майор, а хочешь угадаю, зачем ты пришел.
   - Ну попробуй.
   - Начальник убойного мог у меня появиться только в двух случаях. Иначе прислали молоденького дознавателя. Во-первых, молодые бакланы вас так достали, что не знаете, за что зацепиться. Но это вряд ли. Второе. Раз у этих шакалов есть деньги на ночной клуб, то родители у них богатенькие Буратино. Вот они и обратились к тебе, чтобы уболтать меня не писать заяву. Так вот майор, заяву я в любом бы случае писать не стал. Передай тем, кто тебя просил со мной решить вопрос. Если эти бакланы хотят и дальше жить долго и счастливо, то завтра вечером придут сюда и попросят прощения. Но это еще не все. С каждого по пятьдесят кусков наших, деревянных. Считай, что это по- божески. Иначе, братва не поймет. Я, мог бы зарядить и в зеленых. Мне еще здесь жить, а начинать с конфликта с ментами, как-то не с руки. Тем более, что в первый же день о тебе все уши прожужжали. Что мол, есть здесь цепной волкодав, недобитый осколок коммунизма. В горло вцепится, не отпустит, пока не загрызет. И резали тебя, и стреляли, а ты как Кащей Бессмертный, только злее становишься.
   - Спасибо на добром слове. Сибиряк, а тебя какого черта сюда, в нашу дыру занесло? Ты, вроде, птица не нашего полета.
   - Ты ведь все равно это узнаешь. Бродяги меня на вашу область смотрящим поставили. Вчера правительство приняло решение о строительстве в вашем городе крупнейшего нефтеперерабатывающего завода.
   - А, вы здесь каким боком?
   - Контрольный пакет будет принадлежать государству, а остальные акции АО "НЕФТЕГАЗИНВЕСТ". Вот я и должен проконтролировать, что бы денежки, добытые потом и кровью, не осели в карманах местных чинуш. Деньги должны делать деньги. Наш мир кровно связан с вашим. Это не закостенелые догмы. Все майор, твои вопросы решили. Мне нужно отдохнуть. Голова побаливает. Шнырю, за дверью, скажи, чтобы минералки холодной, с газом, принес.
   - Сибиряк, еще один вопрос. Что обозначает наколка у тебя на груди?
   - Майор, а ты, когда ни будь поинтересуйся у священников, кого первого с собой в рай забрал Христос. Все?
   - Теперь, все.
  Павел вышел из палаты. Увидев его, Чирок соскочил со стула.
   - Начальник, как он?
   - Лучше нас с тобой. Сибиряк сказал, чтобы ты сгонял за холодной минералкой с газом.
   - А, где ее взять?
   - Чирок, тебе что, совсем мозги отбили? Через дорогу магазин. Так- что, ноги в руки и вперед на амбразуру.
  Чирок сорвался с места и быстро семеня бросился к лестнице. Возле лестницы остановился, повернулся, хотел что-то спросить, но махнул рукой и понесся вниз по лестнице. Майор вышел из помещения больницы, постоял на крыльце. На улице было жарко и парило. Если синоптики не обманули, то вечером можно было ожидать грозу. Спустившись с крыльца, Павел подошел к автомашине и сел в нее. Достав из пачки сигарету, он прикурил. Докурив до фильтра, Павел затушил ее, завел автомашину и проехал к отделу. Только он зашел в отдел, как его остановил дежурный.
   - Иванович, тебя шеф уже раза три спрашивал. Ты сразу к нему зайди.
   - Вода холодная есть? Пить охота.
   - Иванович, откуда. Вчера холодильник рассыпался. Мастер сегодня приходил, сказал, что за десять лет работы, такой раритет видит первый раз. Место такому холодильнику на свалке.
   - В, музей сдайте. Значит, пойду начальника трясти.
   - Вот-вот. Ему сегодня для кулера бадью завезли.
  Майор улыбнулся и поднялся на третий этаж, где находился кабинет начальника. У секретаря был выходной, и Павел зашел к начальнику без доклада. Тот стоял у окна с кружкой чая. Услышав, как скрипнула дверь, он повернулся, подошел к столу и поставил кружку.
   - Паша, проходи, садись.
   - Пока стакан не нальешь, даже разговаривать не буду.
   - Так день только начался. Да и водку по такой жаре пить.
   - Степанович, ты издеваешься? Я, тебе, о стакане воды говорю.
   - Иванович, это ты на до мной издеваешься. Я еще по молодости помню, что у тебя норма, стакан водки, а затем только закусываешь. Возьми стакан на тумбочке, а кулер перед глазами стоит, не заблудишься.
  Павел взял стакан, налил воды и выпил залпом.
   - Паша, ну не тяни.
   - Заявления не будет.
   - Паша, спасибо.
   - Подожди, не все так просто. Ты слышал, такое погоняло, Сибиряк.
   - Слышал. Законник какой-то.
   - Не какой-то, а Российского масштаба. Входит в десятку самых авторитетных.
   - Паша, при чем здесь Сибиряк?
   - При том, что твой племянничек с дружком его ночью избили. А его жулики поставили смотрящим по области. Я, как последний лох стою возле его кровати, а он лежит и издевается. Ладно, хоть в ноги падать не пришлось.
   - Иванович, что делать, из города увозить? Если останется, я так понимаю, самое легкое, просто искалечат. У них, в отличии от нас, приказы не обсуждаются.
   - Да не газуй ты. Сибиряк сказал, чтобы завтра вечером бакланы, которые его избили, пришли в больничку и извинились. Плюс с каждого по пятьдесят штук.
   - Зелени?
   - Нет, рублей.
   - И все?
   - Думаю, что нет. Кто родители второго?
   - Папа главный архитектор города
   - Там по папе, Колыма лет десять, как плачет. Пока Сибиряк лежит в больничке, его шестерки пробьют родителей. Архитектор и ты будете ему обязаны. Не сестра, а ты. Когда ни будь к тебе придут и напомнят.
   - Паша, что из себя представляет Сибиряк?
   - Хитрый, расчетливый, умный. В юриспруденции и экономике подкован лучше любого профессора. Пока на зоне двадцатку тянул, с ним занимались лучшие ученые, которые срок получили. А таких, сам понимаешь, там не маленько. По распоряжению Япончика со всей России свозили.
   - Япончик- то здесь при чем?
   - Он Сибиряка себе на замену готовил. Это с его подачи на Сибиряка корну воровскую надели. Но у него есть один пунктик, на котором они сошлись с Япончиком. Они оба не признают кавказских воров.
   - А, как Мага? Он же за областью смотрит.
   - Не за областью. За югом области. На севере Юра Князь. На свою территорию он никого не пустит. Мага посылал к нему своих эмиссаров. Хотел влезть в нефтянку. Но они пропали без вести. На севере болот хватает. Кстати, Князь с Сибиряком кореша. Он поддержал Япончика, когда Сибиряка короновали.
   - Мага так просто не уйдет. Значит, война.
   - Степанович, давай, не будем торопиться. Встречусь с людьми, поговорю, там видно будет. Следак приехал?
   - Да. Я, ему дал запасной ключ от твоего кабинета. Он сейчас Смирнова допрашивать должен, если адвокат уже пришел.
   - Я пошел. Можете вице-губернатору звонить.
   - Я, уже позвонил. Он собирается сам к одиннадцати приехать. Поблагодарить за службу.
   - Ну, ты и жук Степанович.
   - Как ты хотел. Вот из-за чего я полковник, а ты до сих пор майор. Хотя, если судить по результатам работы, все должно быть наоборот. Я, сколько тебе раз предлагал криминалку возглавить.
   - Степанович, я пошел. Мне еще нужно со следаком пообщаться.
  Павел вышел из кабинета начальника и спустился на первый этаж. Открыл дверь в свой кабинет и зашел в него. Следователь сидел за его столом и играл в телефоне. Отвлекшись от телефона, он взглянул на Павла.
   - Вы кто?
   - Да, вообще-то хозяин этого кабинета.
   - Павел Иванович, так это вы сегодня именинник.
   - Получается, что так. Тебя как звать?
   - Валера.
   - Валера, не в службу, а в дружбу. Сходи до киоска, купи холодненькой воды и банку кофе. А то, устал как собака. Ночь не спал. А года уже не те. Не двадцать лет. Вице- губернатор должен приехать, нас поздравить. Надо перед ним лицом в грязь не упасть.
   - Павел Иванович, да какой разговор. Сделаем.
  Майор достал из кармана деньги и подал следователю. Тот, довольный, что хотя бы минут десять не сидеть в душном, прокуренном, кабинете, взял деньги и выскочил из кабинета. Павел дождался, когда стихнут его шаги, придвинул стул к столу и залез на стол. Сдвинув пластиковую плитку на навесном потолке, он запустил руку на потолок и взяв небольшой полиэтиленовый пакетик, задвинул плитку на место. Спрыгнув со стола, Павел взглянул на пакет, в котором лежала флэшка. Постояв мгновение, он засунул пакетик в карман пиджака. Подойдя к окну, открыл форточку и сел на подоконник. В кабинет заглянул невысокий, полноватый мужчина кавказской национальности. Увидев Павла, он заулыбался и зашел в кабинет.
   - Паша, а ты все здесь прозябаешь?
  Майор спрыгнул с подоконника и подошел к мужчине.
   - Ашот, какими судьбами?
  Поздоровавшись, кивнул в сторону стула.
   - Каким ветром занесло?
   - Я сегодня дежурный адвокат. Вызвали к какому-то Смирнову.
   - Ашот, пока следака нет. Ашот, Смирнову нужно помочь. Я, в этом лично заинтересован. Плохо, что погибший, в убийстве которого подозревают Смирнова, родственник вице-губернатора.
   - Даже так. Так это же хорошо. Мне из-за него, тогда еще из милиции, пришлось уйти. Ты уверен, что Смирнов не виноват?
   - Сто процентов.
   - Ну, если уж ты уверен, то и разговаривать, не о чем. Ты наших, встречаешь кого?
   - С Володей изредка пересекаемся. Но месяца два уже не видел. Стаса месяц назад видел. А с остальными, как- то не судьба.
   - Володя на пенсию уходит. Рапорт написал. Сейчас в больничке, на обследовании лежит. Из нашего отделения ты один в полиции остался. Слышал, две недели назад Стаса закрыли.
   - Нет. Я, три дня назад из командировки приехал. Что случилось?
   - Его на Тульской два джигита из группы Маги, на джипе подрезали. Стас посигналил. Те остановились и из машины вышли. У одного травматик в руке был. Ты же Стаса знаешь. Не зря всю жизнь в ОМОН отработал. Вышел с бейсбольной битой. Тому, который был с травматом, руку сломал и позвоночник перебил. Опер из УВД спросил, зачем он ему позвоночник сломал. Стас и сказал, что такая мразь по земле ходить не должна. Рядом с "Городского курьера" журналист крутился. Парни хотели на превышение самообороны натянуть. А журналюга статью напечатал о ментовском беспределе и слова Стаса в доказательство привел. Следственный комитет на тяжкие телесные переквалифицировал. Я ему предложил свои услуги, он отказался. Сказал, что это заведомо проигрышное дело и незачем мне репутацию портить.
   - Ашот, если за Смирнова деньги нужны, ты скажи. Я найду.
   - В другом случае, может бы подумал. А из-за того чтобы насолить вице-губернатору, я тебе еще и сам заплачу.
   - Ашот, ты чего на него такой злой.
   - Мне из-за него уволиться пришлось. Я, тогда начальником отделения в ОБЭП был. Вышли на группу. Те из Казахстана эшелонами низкооктановый бензин ввозили. Здесь добавляли дешевые присадки. Затем гнали на север. Разница, миллионы. За всем стоял вице-губернатор. Он тогда еще председателем городской думы был. По просьбам трудящихся, я оказался на гражданке, а хлопцы даже срок не получили. А ты знаешь Паша, я, ни чуть, не жалею. Первый год места себе не находил, а потом привык.
  Дверь в кабинет открылась и в кабинет зашел следователь, с пакетом в руках.
   - Павел Иванович, ну и жара, как в Сахаре. Я, немного задержался. В киоске холодильник полетел. До магазина пришлось дойти. А это, надеюсь адвокат?
   - Да.
   - Вот и хорошо.
  Валерий достал из пакета пластиковую запотевшую бутылку минералки и банку растворимого кофе, протянул их майору. Себе достал бутылку кока-колы. Увидев ее, Ашот засмеялся.
   - Ну что Паша. Смена поколений.
  Следователь покраснел, засуетился и поставил бутылку с колой под стол. Ашот покачал головой.
   - Молодой человек, да вы не стесняйтесь. Это наше поколение уже устарело для новой жизни. А если серьезно, то пригласите пожалуйста подозреваемого. Не будем время терять.
   - Да-да, конечно.
  Павел поднял трубку телефона и набрал телефон дежурки.
   - Дежурный, задержанного Смирнова ко мне в кабинет.
   - Понял.
  Секерин взял бутылку с минералкой, подошел к подоконнику и сел на него. Помощник дежурного завел в кабинет Смирнова. Следователь отпустил его и предложил задержанному стул. Тот сел возле стола. Следователь представился и показав на Ашота, сказал, что это его адвокат. Смирнов недоуменно посмотрел на Ашота.
   - Мне адвокат не нужен. У меня денег нет, чтобы платить.
  Павел покачал головой.
   - Александр, это твой адвокат. Если ты не можешь платить за адвоката, он предоставляется тебе бесплатно, государством.
   - Но он мне не нужен.
   - Это твой адвокат.
  Смирнов взглянул на Павла. Тот внимательно, не моргая смотрел на Александра. Александр понимающе кивнул головой.
   - Хорошо. Согласен.
  Дальнейший разговор Секерин не слушал. Смотрел на улицу и думал о своем. Знал, что Ашот не зря ест свой адвокатский хлеб. И к концу допроса выпьет всю кровь и вымотает нервы у следователя. Так и случилось. Смирнова увели в камеру, Ашот попрощался и ушел. Следователь вздохнул с облегчением.
   - Павел Иванович, что делать будем? Дело рассыпается. Максимум, самооборона. Смирнову я верю, но с меня руководство крови требует. Если я его отпущу, то в этот же день с работы вылечу.
   - Не грусти Валера. Прорвемся.
  Телефон на столе устало заверещал. Секерин снял трубку. Начальник отдела взволнованным голосом произнес.
   - Павел Иванович, бери следователя и поднимитесь ко мне.
   - Слушаюсь, товарищ полковник. Ну что, Валера, пойдем за плюшками. Начальство изволило приехать.
  Открыв дверь, Павел выпустил из кабинета следователя и пошел за ним следом. Возле дверей в кабинет начальника они остановились. Валерий застегнул пиджак на все пуговицы и одернул рукава. Секерин с усмешкой, наблюдал за ним.
   - Юра, а ты носки погладил, Стрелку на них сделал?
   - Какие носки, при чем здесь носки?
   - Это так, к слову. Стучи в дверь.
  Дождавшись разрешения войти, майор открыл дверь, и они с Юрием зашли в кабинет. За столом начальника сидел коренастый, высокий мужчина с благородной проседью на голове. Полусонно-презрительным взглядом смотрел на вошедших. Начальник отдела стоял сбоку и чуть сзади. Казалось, что он даже в росте убавил. Указав рукой на вошедших произнес.
   - Михаил Моисеевич, вот наши герои. Следователь, который ведет дело, Валерий Чернышев и наш оперативник, который задержал убийцу, Павел Секерин. Вице-губернатор откашлялся и произнес.
   - От всех родственников и от себя лично хочу вас поблагодарить за отлично проделанную работу. Буду ходатайствовать перед вашим руководством о награждении. Ну как, убийца моего брата сказал, зачем он это сделал?
  Заметив, что Павел поморщился, Михаил Моисеевич поинтересовался, обращаясь к нему.
   - Что, что-то не так?
   - Михаил Моисеевич, я бы хотел переговорить с вами с глазу на глаз.
  Искры любопытства мелькнули в глазах вице-губернатора.
   - Полковник, вы не против, если мы поговорим в вашем кабинете?
   - Конечно, конечно. Все, мы уходим.
  Из-за спины вице-губернатора полковник показал кулак Секерину. Головой показал следователю на выход.
  Дождавшись, когда они выйдут, Секерин подошел к компьютеру. Достав из кармана флэшку, вставил ее в компьютер и начал щелкать мышкой. На загоревшемся экране появилось изображение. Вице-губернатор с усмешкой смотревший на манипуляции Павла, увидев изображение, покраснел и рванул на шее галстук. Поляна в лесу. Перед объективом стол со спиртным и закусками. Вдали было видно, что к дереву, стоящему посреди поляны привязан мужчина. Судя по внешнему виду, он был из породы хиппи, а точнее, наш среднестатистический российский бомж. Так продолжалось минут пять. Затем к столу подошли трое мужчин с карабинами в руках. Приставив карабины к столу, они выпили и закусив, начали оживленно жестикулировать, о чем-то споря. Одним из спорщиков был вице-губернатор. Спор закончился тем, что один из мужчин, невысокого роста, среднеазиатской национальности, взял со стола яблоко и подошел к привязанному к дереву мужчине. Положив на голову яблоко, он что-то сказал и вернулся к ожидавшим его мужчинам. Взяв прислоненный к столу карабин с оптическим прицелом, прицелился и нажал на спуск. Посреди лба привязанного мужчины появилось черное пятно. Из которого сначала небольшой струйкой на лицо и одежду потекла кровь. Стрелявший с досадой откинул карабин в сторону. Выпив по стопке и закусив, мужчины ушли из кадра. Через пару минут запись прервалась. Вице-губернатор, бледный как стена, с ненавистью смотрел на Павла.
   - Откуда это у тебя.
   - Подбросили в почтовый ящик.
   - Это оригинал?
   - Не знаю. На экспертизу не отдавал.
   - Кто еще видел?
   - Кроме автора этого послания, только я. Честно скажу, пытался найти это место и труп, но увы. А нет тела, нет и дела.
   - Что ты хочешь за флэшку?
   - Чтобы следователь разобрался беспристрастно. Не хочу, чтобы на него оказывалось давление свыше. Тем более, что Смирнов не виноват. Там самое большее самооборона. Вы вообще, в курсе, чем ваш брат занимался?
   - Работал рыбинспектором.
   - Феодалом он работал. На реке обложил всех данью. Смирнов с друзьями взяли в аренду озеро и запустили малька. Ваш брат потребовал, чтобы его жену включили в состав учредителей. После того, как ему отказали, уговорил местную алкашню и те озеро спустили в реку. На реке они встретились случайно. Ваш брат был пьян и начал издеваться над Смирновым. Когда Смирнов ему ответил, тот схватился за ружье. Смирнов успел отбить ствол в сторону, когда ваш брат нажал на крючок. Оба выстрела пришлись в дно его лодки. Когда Смирнов отнял ружье, ваш брат испугался и выпрыгнул за борт. Смирнов закинул ему ружье в лодку и уплыл. А ваш брат просто захлебнулся и утонул.
   - Ну что ж, так тому и быть. Следователя пригласи.
   - Михаил Моисеевич, вот еще что. Не вздумайте преследовать меня, или мою семью. Даже если бы я кому-то и рассказал, то без этой флэшки это бездоказательно.
   - Я, обещаю, что ни один волос не упадет с вашей головы.
  Павел кивнул головой, выдернул флэшку из компьютера и подал ее вице-губернатору. Затем подошел к двери и открыв ее позвал следователя. Валерий зашел и переминаясь с ноги на ногу остановился возле стола. Вице-губернатор пристально посмотрел на следователя.
   - В свете того, что я сейчас узнал, как ты считаешь, Смирнов виноват?
   - Михаил Моисеевич, следственные мероприятия только начались.
   - Валера, ты не крути хвостом. Говори, как есть.
   - Считаю, что Смирнов не виноват.
   - Почему тогда его еще держите. Отпускайте. С вашим руководством я переговорю. Все, оба свободны.
  Павел с Валерием вышли, в коридоре прислонившись к стене стоял начальник отдела. Еще раз показав кулак Секерину, он заскочил в кабинет. Майор со следователем спустились в кабинет Секерина.
   - Павел Иванович, что делать будем?
   - Выдергивай Смирнова, бери с него подписку о не выезде, и флаг ему в руки.
  Валерий позвонил в дежурку и попросил привести Смирнова с вещами. Достал из папки бланк и начал его заполнять. Помощник дежурного завел Смирнова и вышел. Тот недоуменно переводил взгляд с Павла на следователя.
   - Извините, но я ведь уже все рассказал.
  Следователь заполнил бланк и подвинул его к стоящему перед столом Смирнову.
   - Распишись. Это подписка о невыезде. Надеюсь, бегать не будешь, чтобы тебя больше не искать. Являться по первому требованию.
   - Куда я от семьи побегу. Спасибо большое.
   - Павел Иванович, вы тогда закончите с подследственным. Я, побегу. С друзьями на выходные, на рыбалку собрались. Сидят, ждут, когда освобожусь.
   - Беги, какой разговор.
  Валерий вышел из кабинета. Павел сел за свой стол и с насмешкой сказал.
   - Саня, так и будешь столбом стоять, или уже насиделся.
  Смирнов сел напротив Павла.
   - Паша, а ведь это с твоей подачи меня отпускают.
   - Не отпускают. Ты на подписке
   - Паша, если что нужно, обращайся.
   - Ладно, проехали. Пойдем, тебе еще на автобус нужно успеть. А то, Людка, наверное, уже пол поселка разнесла. Привет ей передавай.
   - Паша, если честно, не ожидал, что поможешь. Рустама помнишь? Так вот он сказал, что ты больной на всю голову. Рассказывал, что его за мелкое хулиганство задержали, и он к тебе за помощью обратился. А с твоей подачи ему еще два эпизода по грабежам накрутили.
   - Пусть еще радуется, что только два. Там больше было. Они пьяных грабили. Остальные, по синьке, их не опознали. Пошли. Мне тоже домой надо.
  Павел с Александром вышли из отдела. Только они начали спускаться с крыльца, как из подъехавшей автомашины выскочила жена Александра и бросилась ему на шею. Секерин улыбнулся и похлопав по карманам, чертыхнулся. Ключи от автомашины забыл в кабинете. Возле кабинета его встретил разъяренный полковник.
   - Вернулся. Зайдем в кабинет, поговорим.
  Павел открыл дверь и пропустил полковника. Закрыв дверь, зашел за ним.
   - Слушаю, товарищ полковник.
   - Ты что такого наговорил вице-губернатору, что он уехал отсюда, злой как собака?
   - Ничего лишнего. На пальцах объяснил, что Смирнов не виноват в смерти его брата.
   - А, промолчать не судьба. Тебе какая разница. Ты свое дело сделал, подозреваемого задержал. Пусть у следственного комитета голова болит. Когда вице-губернатор приехал, то сразу пообещал, что в отделе сделают косметический ремонт. Ремонт у нас уже двадцать лет не делали. Ты это понимаешь. Не отдел, а свинарник. Он, когда уходил, просто меня послал. Просто послал и все. О ремонте еще на двадцать лет можно забыть. И все из-за того, что у кого-то длинный язык. Ты что, решил показать, что ярый борец за справедливость. Смирнов твой родственник? Ты, чего за него так беспокоишься?
   - Он мой одноклассник.
   - И что? Одного одноклассника ты закрыл, даже глазом не моргнул.
   - Не тот случай.
   - Как вы мне все надоели. Доработаю этот год и на пенсию.
   - Степанович, ты лучше сходи в отпуск, отдохни. Ты же зачахнешь на пенсии. Наши ведь долго на пенсии не живут.
   - Да ну тебя.
  Полковник резко повернулся и вышел из кабинета.
  Остаток выходных пролетел, как пуля просвистела. Жена с сыновьями были в деревне у тестя. После смерти тещи он жил один и все выходные жена проводила в деревне. Огород, грядки, травка. Домой Секерин с женой вернулись поздно вечером в воскресение. Сыновья остались у тестя, где у них было много друзей. Только легли спать, как раздался телефонный звонок. Павел сел на кровати, с ненавистью посмотрел на телефон. В такое время могли звонить только с работы. А раз с работы, то значит, опять кого-то отправили на встречу либо к богу, либо к сатане. Майор снял трубку. Секерин не ошибся, звонил дежурный.
   - Ну что опять?
   - Перестрелка в кафе "Кизляр". Семь двухсотых.
   - Моих подняли?
   - Да. Дежурка за ними выехала.
   - Я, сам приеду.
  Жена спросонья взглянула на него, что-то пробурчала и перевернулась на другой бок. За двадцать лет с хвостиком она уже привыкла к таким телефонным звонкам, когда ночью муж срывался и мог явиться лишь через несколько суток. Павел вышел на улицу, взглянул на луну и подошел к автомашине. Звезд почти не было видно из-за горящих фонарей. В юности он увлекался астрономией и знал все созвездия. Даже пытался сделать телескоп, да вот терпения не хватило, когда дело дошло до шлифовки линз. Майор сел в автомашину и выехал из двора. О трагедии, разыгравшейся в кафе, он даже и не думал. Действовал по принципу, что проблемы нужно решать по мере их поступления. Павел был благодарен своему первому наставнику. Тот всегда говорил, что спешка нужна при ловле блох. А если кого-то заподозрил, то свей вокруг него такую паутину, что он только ножкой пошевелил, а у тебя уже ниточка в руках дернулась. Вот тогда и подсекай. Возле кафе стояло несколько милицейских машин и машин скорой помощи. Устроивших в округе цветомузыку. Секерин заехал на стоянку. Не закрывая опелька, подошел к входной двери кафе. Возле которой стояли двое сержантов из ППС. Один, узнав Павла, открыл перед ним дверь. Тот придержал дверь ногой и спросил.
   - Мои здесь?
   - Да, минут пять как приехал.
   - Кто еще там?
   - Эксперт.
   - Сами там были?
  Сержант утвердительно кивнул головой.
   - Знаешь, Иванович, я такое за пятнадцать лет второй раз вижу. В середине девяностых, я тогда только пришел, так же расстреляли банду Снегиря. Один в один. Тоже кафе, отдельный кабинет и пять трупов. Они и не поняли, что умирают. Даже стопки в руках с водкой остались. Никто не трепыхнулся, хотя, стволы у всех были.
   - Спасибо, Михалыч.
   - Да, не за что.
  Павел зашел в кафе. Здесь он был второй раз. Как-то раз пришлось задерживать воровскую сходку. Большой зал в конце которого несколько отгороженных кабинетов. Возле одного стояли Антон с Юлей и заглядывали в открытую дверь. Майор подошел к ним, поздоровался и заглянул в кабинет, в котором возился эксперт и его помощник, стажер.
   - Ученые братья, чем обрадуете?
  Эксперт выпрямился и подошел к двери.
   - Привет Иванович. Ну что могу пока сказать. Эти хлопцы нападения не ожидали. Как сидели за столом, так и сидят. Стреляли двое, наперекрест. Гильзы от калаша. Подробней после экспертизы.
   - Понятно.
  Майор повернулся к оперативникам.
   - Вы что, так здесь стоять и собрались. Здесь минут через десять протолкнуться не возможно будет. Брысь, обслугу опрашивать. Кто что видел, что слышал. Я, к директору.
  Павел прошел по коридору до конца и открыв дверь зашел в кабинет директора. Тот сидел за столом, обхватив голову руками и раскачиваясь из стороны в сторону. На вошедшего оперативника он даже не обратил внимания. Майор подошел к нему и пощелкал перед лицом пальцами.
   - Алло, гараж.
  Мужчина перестал раскачиваться и посмотрел на Павла.
   - Он же меня убьет.
   - Кто тебя убьет?
   - Мага. Это его кабак. Я же только числюсь владельцем. Сегодня у них стрелка с кем-то была, он сказал, чтобы посторонних не пускали. Собрал всех своих бригадиров. Официант им стол накрыл в кабинете и ушел на кухню. Мага сказал, чтобы все сидели на кухне и нос не высовывали, пока он не позовет. В течении часа тихо было, а затем стрельба началась. Я тихонько выглянул в коридор. Там стояли двое в масках и с автоматами. Я нажал на тревожную кнопку. Сигнализация заверещала, и они ушли. Вышел через пару минут, заглянул в кабинет. А там одни трупы. Зашел на кухню, а там перепугались, попрятались все, кто куда. Спросил, где Мага. Официант сказал, что он зашел на кухню, сказал, чтобы несли горячее. В это время стрельба началась, и сигнализация заорала. Мага выскочил через служебный выход.
   - Тебе чего бояться? Можно сказать, что ты его спас.
   - Вы так думаете?
   - Тут и думать нечего. Сиди здесь, жди следователя. Расскажешь ему все, что знаешь. Видеокамеры есть?
   - Нет, что вы. Мага запретил. Здесь по вечерам посторонних не было. Все знали, что это его кабак и собирались только его пацаны. Всегда тихо было. Когда открывались, Мага сказал, что если кто-то начнет здесь бурагозить, он сам ему голову отстрелит.
  Секерин повернулся и вышел из кабинета. В коридоре, как Павел и говорил, было не протолкнуться. Майор подошел к начальнику отдела и отозвал его в сторону.
   - Степанович, я в больничку к Сибиряку съезжу.
   - Думаешь, война началась?
   - Да черт их разберет. Но пообщаться надо.
   - Твои где?
   - На кухне, прислугу трясут. Мое отсутствие никто не заметит. Это дело все равно Следственный комитет заберет, а оперативное сопровождение от УВД будет.
   - Хорошо. Переговоришь с ним, сюда подъедешь.
   - Идет.
  Секерин вышел из кафе, сел в автомашину и проехал к больницу. Дверь была закрыта, и Павел постучал в стекло. Свет в фойе зажегся и к двери подошел охранник.
   - Че надо? Видишь закрыто. Встреча с больными до девяти вечера.
  Майор достал удостоверение, развернул его и прижал к стеклу. Охранник открыл дверь и запустил Секерина.
   - Помощь нужна?
   - Нет, спасибо. Я, пройду, с человечком поговорить надо.
   - Ну, как скажете. Вы надолго?
   - Думаю, что нет.
   - Я, тогда вас здесь подожду.
  Павел поднялся на второй этаж и подошел к двести первой палате, где находился Сибиряк. Возле двери сидел молодой парень, спортивного телосложения. Увидев оперативника, он встал в проеме двери.
   - Тебе чего надо?
  Павел видел его первый раз. Пока судьба не сводила. Достав удостоверение, сунул его под нос парню. Тот лишь усмехнулся.
   - И что?
   - И ничего. Мне с Сибиряком поговорить надо. С дороги уйди.
   - Ага, сейчас. Он спит.
   - Иди разбуди. Скажи, что майор Секерин пришел.
  Парень зло взглянул на Павла и зашел в палату, плотно прикрыв дверь. Не прошло и минуты, как он вышел, пропустив майора. Секерин подошел к кровати и сел на стул. Сибиряк лежал на кровати с книжкой в руках. В изголовье горел светильник.
  Отложив в сторону книгу, он устало взглянул на оперативника.
   - Мент, ну что тебе надо? С бакланами мы все порешали. Расстались к всеобщему удовольствию.
   - Плевать я на них хотел. Будь моя воля, закрыл бы не задумываясь. Это вы себе еще двух шестерок завербовали.
   - Они сами к нам прибились. А ты, чего хотел.
   - Сибиряк, покушение на Магу и его бригадиров, твоя работа.
  Сибиряк откинул одеяло и сел.
   - Мент, ты, о чем?
  Лениво-снисходительные нотки в голосе Сибиряка пропали. Он смотрел в глаза Павла, не моргая.
   - Меньше часа назад, в кафе "Кизляр" кто-то расстрелял бригадиров Маги, самому повезло. Ушел.
   - Ты, думаешь, что мы войну с Магой начали?
   - Да, я, так думаю.
   - Ошибаешься. Нам этого не надо. Он сегодня днем приходил ко мне. Я ему передал о нашем решении, чтобы он в течении месяца свернул свою деятельность и вместе со своими быками покинул область. Кто решит остаться, будет исполнять нашу волю. Мага согласился. Да и куда ему деваться? Если бы пошел против, то убежать, точно бы не успел. И он это прекрасно понимает.
   - Хорошо. Я, тебе верю. Сибиряк, хочу предупредить, чтобы на моей территории беспредела не было.
   - Ты что, меня пугаешь?
   - Нет, предупреждаю.
   - Слушай, мент. У меня к тебе предложение. Нам на стройке нужен будет начальник службы безопасности. Зарплата раза в четыре больше, чем ты получаешь. Работа с девяти до шести.
   - Еще на воров не работал. Ты, издеваешься?
   - При чем здесь братва? Нормальная, официально зарегистрированная организация. Ты подумай.
  Павел отрицательно покачал головой и вышел из палаты. Дойдя до автомашины, достал из кармана сигареты и закурил. Докурил до фильтра, выбросил окурок в урну, сел в автомашину и проехал к кафе "Кизляр". Похоже, народу там только прибавилось. Перед оцеплением суетились журналисты. Встречая каждого выходящего из кафе градом вопросов. Почему-то у Павла в таких случаях журналисты ассоциировались с цыганками, выпрашивающих у прохожих деньги. От них все отмахивались, но они липли как мухи. Начальник отдела с операми из убойного, стояли возле крыльца. Павел подошел к ним. Полковник устало посмотрел на него.
   - Иванович, чем обрадуешь?
   - Пустышка. Сибиряк чуть с кровати не упал, когда я ему сказал. Мага к нему, сегодня днем приходил и они все вопросы решили. Степанович, племянничку, когда в армию?
   - По осени.
   - Ты бы его сослал до армии, куда ни будь в тьмутаракань. Из разговора с Сибиряком понял, что он их хочет под себя прибрать.
   - Разберемся. Иванович, следак сейчас постановление на обыска выпишет. С УВД опера его квартиру и известные адреса прошерстят, в том числе и потерпевших. Нам нарезали его загородный коттедж.
   - Степанович, ты чего, издеваешься? Не говоря о постройках, там земли гектар. Пока все осмотрим, сутки пройдут.
   - Другим сегодня не меньше достанется.
   - Нам бы, пару человек с ОМОНа. У Маги там вооруженная охрана. Да и машинка бы не помешала.
   - С ОМОНом уже решили, а машину, вон, дежурку заберешь.
   - Следак, где?
   - В, кабинете директора.
   - Пойду, потороплю, да нам выдвигаться надо. До поселка еще двадцать километров пилить по щебенке.
  Майор зашел в кафе. Оперативники, закончив осмотр сидели за столами, ожидая распоряжения. Павел прошел к кабинету директора и заглянул в него. Поздоровавшись, Секерин зашел.
   - Мне бы постановление на обыск. Ехать далеко.
   - Да, да. Я уже заполнил. Где-то лежит.
  Сдвинув бланки допросов в сторону, следователь перебрал лежащие перед ним бумаги. Постановление на обыск коттеджа, по закону подлости лежало последним. Протянув бланк Павлу, снова уткнулся в бумаги. Секерин вышел на улицу и подошел к своим. Рядом с операми стояли двое крепких парней в камуфляже и бронежилетах, с надписью на спине ОМОН. Павел поздоровался с ними и глубоко вздохнув сказал.
   - Все, по коням. Шашки наголо. Антон с Наташей в УАЗ, а вы, парни, со мной.
  Майор с омоновцами подошли к его серенькому Опелю. Секерин сел за руль. Один из бойцов сел рядом с ним, а второй, поерзав, поудобней расположился на заднем сидении. Через ночной город проскочили быстро. Даже не пришлось включать мигалки. На щебенке скорость упала. Дорога шла через вековой бор. Коттеджный поселок и поселком назвать было сложно. На берегу озера Серебряного нувориши построили с десяток замков, отгородившись от остального мира высоким, бетонным забором. На входе был вагончик, в котором сидела охрана. Своих они всех знали, а если приезжали чужие, то пропускали лишь после звонка того, к кому приехали гости. Увидев свет фар, один из охранников вышел из вагончика и подошел к воротам, второй с помповиком в руках остался на крыльце. Павел открыл форточку и сказал, чтобы пропустили. Охранник лишь только ухмыльнулся, отцепил с пояса резиновую дубинку и начал ей хлопать по голени. Секерин, закипая, рванул за ручку, чтобы открыть дверцу, но рядом сидевший омоновец остановил его и вылез сам. Вразвалку он подошел к охраннику и заложил руки за спину.
   - Ворота открой.
   - А, ты кто такой, чтобы мне приказывать.
   - Слепой, что ли?
   - Здесь частная территория. Въезд только с разрешения того, к кому едите.
   - Ничего, что у нас постановление на проведение обыска.
   - Да хоть десять постановлений. Мы вас пропустим, а завтра на улицу с волчьим билетом. Где мы еще такую зарплату найдем.
   - Ну почему вы такие тупые. Заехать на территорию, мы все равно заедем. Будете дергаться, зубы на полке оставите. За стволы схватитесь, здесь и положим. Рядком. Как тебе такой выбор. Да и тот, к кому едем, точно жаловаться не будет. Ему не до этого. Свою бы шкуру спасти. Вы, как-то фиксируете, к кому приезжают и кто.
   - Обязательно. У нас журнал есть. Время приезда, фамилия водителя и время выезда.
   - А, пассажиры?
   - Только количество. Сейчас у нас журнал новый. Старый неделю назад закончился.
   - Вы, их уничтожаете?
   - Нет. У директора ЧОП год хранятся.
   - Ну, вот видишь. Можем же по- хорошему общаться. У Маги сейчас есть кто из гостей?
   - Нет. Так вы к нему? Так бы и сказали. Сразу бы пропустили.
   - Ты чего на него такой злой. Когда последний раз его видели.
   - Мразь конченная. Последний раз его два дня назад видели. Он, на своем джипе и две машины с охраной. Больше не приезжал. Они же хозяева жизни. Требуют, чтобы ворота были открытыми, когда выезжают. Я, на обход ушел, а Колька замешкался. Чайник ставил. Хватился, а они возле ворот притормозили. Так этот Мага, не поленился, зашел к нам в сторожку и Кольке в глаз зарядил. Ему сейчас фонарь не нужен, под глазом хорошо светит.
  Охранник повернулся к напарнику и махнул рукой.
   - Коля, открывай.
  Тот прислонил ружье к ограждению, достал из кармана пульт и нажал на кнопку. Ворота скрипнув, отъехали в сторону. Омоновец подошел к автомашине, сел в нее и обе автомашины заехали на территорию поселка. Коттедж Маги был последним в ряду, который растянулся вдоль озера. Территория коттеджа была ограждена металлическим забором. Павел всегда удивлялся, что нувориши окружают свои цитадели бетонными заборами. Веревка с крюком и физически развитый человек, которому, чтобы преодолеть забор, понадобится пару секунд. А вот металлический забор и собаки по периметру. Как бы ты не старался перелезть, но железо еще тот предатель. А Мага дураком не был. С внутренней стороны был натянут трос, по которому бегали немецкие овчарки. Возле ворот, стояла небольшая избушку на курьих ножках, в которой сидел пожилой мужчина с синими от наколок руками. Пользуясь отсутствием хозяина, он выпил чекушку водки, а сейчас варил чифир. Увидев блики фар, приоткрыл ворота и вышел на улицу, близоруко прищурившись. Автомашины остановились возле соседнего коттеджа и мужчина, которого съедало любопытство, решил посмотреть, кто же приехал в столь позднее время. Он не успел пройти и половину дороги, как из кустов вынырнули две тени и положили мужчину на землю, защелкнув на руках наручники. За свою полосатую жизнь изведавший не раз милицейские дубинки и кованые берцы, мужчина лежал, не пытаясь издать звук. Значит судьба опять повернулась своей черной стороной. Омоновцы подняли мужчину и подвели к Павлу, который стоял, облокотившись на машину. Мужчина взглянул на него и опустил голову.
   - Серый, ты что ли?
   - Собственной персоной, гражданин начальник.
   - Тебя каким ветром сюда занесло?
   - Северным. В Сургуте, с Магой в одном отряде были. Он только лет на пяток раньше меня откинулся.
   - Опять в тюрьму?
   - Иванович, да лучше в тюрьму, чем опять на улицу. Когда освободился, думал, завяжу. Домой как на крыльях летел. А оказалось, что жена, пока сидел, развелась и квартиру продала. Сама куда-то уехала. Месяц жил на притонах. Там мне и подсказали, что Мага паханом стал. Обратился к нему, он меня к себе и пристроил. Жрачка бесплатно, ворота открыл, закрыл. Вот и вся работа. За это еще и денежку платили. Немного, но мне хватало. Раз ты здесь появился, значит, закончилась моя халявная жизнь.
   - А, в тюрьму есть за что?
   - Вроде нет. В дела Маги я не лез. Хотя обожди. До того, как сюда поселился, хату одну обнес. Жить-то надо было. Адрес не знаю, но показать могу. Да и вам лишняя палка.
   - Кто сейчас на территории?
   - Повар и садовник. Они, как и я, здесь постоянно живут. За коттеджем флигель на две половины. Только это, начальник, они не из наших. Ты их сильно не прессуй.
   - Разберемся.
  Боец посадил Серого в салон и обе автомашины подъехали к воротам. Павел вышел из автомашины, зашел в сторожку и нажал на кнопку. Ворота отъехали в сторону. Секерин спустился по лестнице и подошел к сотрудникам, которые вылезли из автомашин.
   - Что, хлопцы притихли? Сделаем так. Антон давай за понятыми. Понимаю, что хозяева фазенд, могут не согласиться, но у них есть прислуга. Юлька, забирайте Серого и с бойцами идите к дому, а я посмотрю во флигеле, что там за повар с садовником живут.
  Наталья с омоновцами подошли к крыльцу, а майор по дорожке, выложенной брусчаткой, зашел за дом. Крыльцо у флигеля освещалось, но в окнах света не было. Павел поднялся на крыльцо и открыл дверь. Достав из кармана зажигалку, чиркнул ей и найдя выключатель зажег свет. Небольшой коридор и в обе стороны по двери. Павел постоял, но решил действовать по привычке, слева на право. Открыв левую дверь, он зашел в комнату и включил свет. Просторная комната, квартира у майора была чуть побольше. Мебели был минимум. Кровать, телевизор, стол и холодильник. На кровати лежал с открытыми глазами пожилой китаец, внимательно наблюдая за вошедшим. Так они и смотрели друг на друга около минуты. Затем китаец встал и одел спортивный костюм. Павел прошел к столу и сел на стул.
   - Паспорт с собой, или у хозяина?
   - С, собой. А вы кто такой?
  На чистейшем русском спросил мужчина. Секерин недоуменно посмотрел на него.
   - Я, начальник убойного с Восточного, майор Секерин. А вот ты кто такой?
   - Ким Андрей Валентинович.
   - Так ты не китаец?
   Мужчина рассмеялся.
   - Что, похож? Нет, не китаец. Отец кореец, а мать татарка. Хозяин, всем гостям, меня представлял, как китайца, которого он специально выписал из Китая. Вот и приходилось из себя немтыря изображать.
  Просмеявшись, мужчина протянул паспорт майору. Тот перелистал его и положив на стол, отодвинул его в сторону.
   - Андрей, вопрос на засыпку. Что можешь сказать о хозяине?
   - Могу сказать, чем он питался. Знаю, что бандит. Но мое место на кухне. Хозяин, когда нанимал, сразу сказал, что если буду о чем-то спрашивать, мне отрежут язык. Если буду ходить по территории, то мне отрежут голову. У меня был один маршрут, кухня и флигель. Когда он уезжал надолго, я мог съездить в город.
   - Понятно. Запрещенного в комнате, ничего нет?
   - Нет. Меня работа хорошо кормить. Да, и хозяин в еде был не привередлив. Он и живет одним днем. Это у него снаружи коттедж как игрушка. А внутри, уж точно, не царские палаты. Я, у него, у пьяненького раз спросил, почему ремонт не делает. Он только засмеялся и сказал, что ему заботиться не о ком. Сегодня живу, завтра нет.
  Павел встал со стула, прошелся по комнате и подошел к двери.
   - Садовник у себя?
   - Мишка? Да куда ему деваться? Спит, как сурок. Вот уж кто поспать любит. Но, правда, дело свое знает хорошо.
   - Отдыхай.
  Секерин вышел из комнаты и зашел в соседнюю. Включив свет, с удивлением посмотрел на пустую кровать. Невысокий, худощавый парень стоял рядом с ним, настороженно следя за всеми его движениями. Майор достал из кармана удостоверение и развернув, показал парню. Тот облегченно вздохнул.
   - Думал, по мою душу пришли. Что случилось?
   - Малой, а ты чего такой любопытный?
   - Павел Иванович, обо мне вас еще год назад должны были предупредить, что могу обратиться.
   - Не понял?
   - Вам должен был позвонить начальник отдела ФСБ, по борьбе с организованной преступностью. Пароль, " Вам, крестный Володя, поклон передавал".
   - Было такое.
   - Так все же, что случилось?
   - Кто-то в ресторане расстрелял бригадиров Маги. Сам он ушел. Здесь вряд ли появится. Сейчас так заляжет, что днем с огнем не найдешь.
   - Значит, моя работа здесь закончилась. Думал, уже здесь на постоянку пропишусь.
   - Может, подскажешь, где, что искать?
   - Подскажу. На втором этаже сейф. Вам его не открыть. Изымайте его, завтра у следака заберем себе. Под лестницей, которая из дома ведет в гараж, мешки с цементом лежат. Один открытый. Сверху цемент, а под ним чистейший афганский героин. Килограмм двадцать. Но это еще не все. В углу участка сарай стоит с дровами. Под дровами братская могила. Двое таджиков и двое быков Маги. Не знаю, откуда, но Мага узнал, что таджики героин везут. Его шестерки их перехватили. Но те тоже не подарок оказались. Двоих завалили, прежде чем их связали. Мага сказал, чтобы их живьем привезли. Пытали сильно. После, всех вместе и закопали. В гараже, с правой стороны, рубильник. У него три положения. В среднем положении в гараже включается свет. Опускаешь ручку до упора и нажимаешь кнопку, которая находится под рубильником. Стена выдвигается вперед и отъезжает в сторону. За стеной ниша, в которой лежат ящики с оружием.
   - Что за оружие?
   - Автоматы, гранатометы, пистолеты, гранаты. Завтра должны были завести ПЗРК. Но не судьба. Нам придется их по дороге перехватывать.
   - Миша, а почему вы его раньше не задержали, если у вас была такая информация?
   - Не знаю. Это игры начальства. Мое дело, сбор информации. Хотя, несколько террористических групп из- под Маги взяли. Я на каждый ящик с оружие жучек поставил. Их передвижение по спутнику отслеживали.
   - Жучки снимать будешь?
   - Нет. Они одноразовые. Поставил и забыл. По сигналу из центра они в пыль превращаются.
   -Как ты все это узнал?
   - У меня было свободное передвижение по участку. Меня всерьез не воспринимали. Ходит по участку какой-то, травку, деревья подстригает. Чуть ли не блаженным считали. С братвой Маги постоянно ругался, что ходят где попало, а не по тропинкам.
   - Понятно. Спасибо Миша. Пойду, а то мои уже заждались.
  Павел вышел из флигеля и подошел к крыльцу дома, возле которого стояли оперативники и двое понятых. Майор отозвал Антона в сторону.
   - Антон, понятые тупить не будут?
   - Да вроде не должны. Это хозяева соседнего коттеджа. Сами желание изъявили. Решили посмотреть, как глава "Коза Ностра" живет.
   - Хорошо. Начнем помолясь.
  Обыск затянулся. Кроме тайников, что указал Михаил, нашли еще несколько, где лежали деньги и ювелирка. Начальник отдела несколько раз звонил, торопил. Лишь после обеда раскопали трупы. Павел вызвал следователя, эксперта, труповозку и грузовую газельку. Ящики с оружием в УАЗ не поместились. Понятые уже откровенно скучали. Майор отозвал Антона в сторону.
   - Антон, дождетесь следака. Задокументируете, загрузите оружье в газельку и отвезете в следственный комитет.
   - Иванович, а что, трупы самим грузить?
   - Можете и сами, если есть желание. Тем более, что Мага за нас подумал, упаковал их в полиэтиленовые мешки. А если подумать, то рядом большая железнодорожная станция. А на таких станциях, есть постоянный контингент.
   - Бомжи?
   - В, правильном направлении думаете товарищ. Отправь одного бойца на уазике на станцию. Пусть возьмет в магазине литру водки и найдет пару бывших, интеллигентных человеков. Действуйте молодой человек. Я, сейчас в следственный комитет, а затем в отдел. Деньги, наркоту и ювелирку сам отвезу.
  Павел подогнал к крыльцу свою автомашину. Загрузил портфель с ценностями и мешок с героином. До трассы, на встречу, не попалось ни одной автомашины. Зато, город стоял намертво, начинался час пик. То расстояние, которое можно было проехать минут за десять, пришлось преодолеть за час с небольшим. Хотя и с небольшими приключениями. Недалеко от здания, где располагался следственный комитет, перед Опелем Секерина попытался вклиниться черный БМВ. Майор нажал на сигнал. Со стороны пассажира опустилось стекло. Мужчина, сидевший на пассажирском сидении, высунулся в форточку и увидев Секерина заулыбался во все свои золотые тридцать два зуба. Павел поравнялся с джипом и открыл свою форточку.
   - Акула, тебе же еще полтора года у хозяина париться.
   - Начальник, я, по УДО вышел, неделю назад.
   - Завтра в отдел к девяти подойдешь.
   - Слушаюсь, гражданин начальник.
  Акула шутливо взял под козырек. Светофор загорелся зеленым, Павел включил передачу и тронулся с места. Акула показал кулак водителю следующей автомашины и джип залез в ряд, следом за Опелем Секерина. Павел подъехал к зданию следственного комитета. Стоянка была забита автомашинами. Заметив, как одна из автомашин выезжает со стоянки, Павел втиснулся на ее место. Взяв из салона портфель, он зашел в здание. Показав удостоверение на входе, Секерин поднялся на третий этаж, где сидели следователи по особо важным делам. Возле одной двери он остановился, постучал и зашел. За столом сидел пожилой, уставший мужчина. В кабинете было накурено, только что крышу не сорвало. Увидев Павла, он кивнул головой в сторону стула.
   - Привет Паша. Присаживайся. Ты, вроде, с обыском на коттедж к этому гоблину выезжал.
   - Было такое.
   - Нашли что ни будь?
   - А, тебе не доложили? Вот клоуны. Думал только у нас, правая рука не знает, что делает левая. Я своему шефу отзвонился, он сказал, что следака с экспертом отправит.
   - Иванович, ты время не тяни. Говори, что нарыл.
   - Четыре трупа откопали. Двое таджиков и двое бойцов Маги. Быки Маги перехватили курьеров с наркотой. Те двоих завалили. Потом их запытали. Героин, двадцать пакетов, примерно по килограмму, у меня в багажнике лежат, в мешке из- под цемента. Сейф изъяли, но вскрыть не смогли. Он электромеханический. Пока ключ не вставишь и не провернешь, код набрать не возможно. Спецы нужны. Кстати, ты пошли своих молодых, пусть принесут сейф и наркоту. У меня уже здоровье не позволяет. Тайник с оружие обнаружили. В протоколе все записано. Уж извини. В машину не вошло. Грузовую газельку вызвали. В портфеле золото и деньги. Вроде все.
   - Говоришь все. Ты считаешь, что этого мало. У меня есть все основания, чтобы Магу объявить в розыск.
   - Игорь, если я больше не нужен, то заеду в отдел, а затем домой. Двое суток уже не спал.
   - Паша, ты не гони коней на переправе. Что у вас со Смирновым? О чем ты говорил с вице-губернатором, что он распорядился его отпустить? Хотя, перед этим он мне всю плешь проел, когда задержим убийцу его брата.
   - Да, ничего такого. Рассказал, как было на самом деле.
   - Ага, а он тебе так поверил. Он у тебя что, на крючке?
   - Точнее, я его с крючка снял.
   - Расскажешь?
   - Нет.
   - Паша, ты сейчас ходи и оглядывайся. Мне приходится по должности в этих кругах крутиться. Он очень злопамятный и обид никому не прощает. По- хорошему, его еще лет двадцать назад нужно было к стенке прислонить. Сейчас до него не добраться. У него крыша в руководстве партии, на флаге которого мишка нарисован. Как на него выходим, так генеральная прокуратура ниточки обрезает. Исполнителей в каземат, а он белый и пушистый.
   - Понятно.
   - Вот еще что. Тебя Мишин, из ФСБ просил перезвонить, как только объявишься.
   - Надеюсь, больше никому не нужен.
   - Вот здесь ты не прав. С утра приходили из УСБ. Просили возбудить уголовное дело. Помнишь, год назад парни из ППС ублюдка задержали, он еще одного из них порезал.
   - Помню. Он в розыске был. Бабку из-за тысячи забил.
   - Так вот, он заяву на тебя написал, что показания под пытками дал. В УСБ план горит по ментам, вот и уцепились.
   - Кто бы сомневался. Ты в курсе, нет. Но у бабули сынок есть, погоняло Гном. У Гнома семь ходок, все по воровским статьям. У жуликов он в авторитете. Хотя на зоне всегда в мужиках ходил. После третьей ходки у мужиков был за смотрящего. Когда возникали проблемы, решал вопросы что с черными, что с красными. Когда мы этого черта закрыли, Гном обратился к ворам за справедливостью. Те решили единогласно. Как только он приходит на зону, его ставят на ножи. Это пока суда не было, его в одиночке содержат. На зону придет, он только месяц в ШИЗО проведет, а затем кирдык. Вот он время и тянет. Пока меня крутить будут, пока очные ставки, пятое-десятое. Глядишь, еще полгода проживет.
   - Понятно. Я, их отфутболил. Получается, этому ублюдку смертный приговор подписал.
   - Игорь, а тебя совесть будет мучать?
   - Паша, вот только не надо. Вот если бы тебя из-за него посадили, переживал бы.
   - Больше, надеюсь по мою душу никто не приходил.
   - Больше, нет.
   - Игорь, ты мне бойцов дашь?
   - Сейчас позвоню.
  Игорь снял трубку телефона и набрал номер. Распорядился, чтобы нашли четверых человек и те ждали возле Опеля Секерина. Павел попрощался и вышел из кабинета.
  Пока разгружали его автомашину, он достал из кармана телефон и набрал номер. Ему ответили через пару гудков.
   - Мишин, слушаю.
   - Секерин беспокоит. Вы, меня искали?
   - Есть такое. Я, вас несколько раз набирал, но у вас телефон был отключен. Павел Иванович, вы сейчас где?
   - Возле следственного комитета. Занят был.
   - Я, в курсе. Если вы не против, нам нужно встретиться.
   - Ну как я могу старшим братьям отказать. Где и когда?
   - Павел Иванович, давайте, ни вашим, ни нашим. Через полчаса в сквере декабристов.
   - Буду.
  Сев в автомашину, майор взглянул на часы и выехал с автостоянки. Основной поток автомашин схлынул, и Павел не торопясь проехал к скверу. Закрыв автомашину, подошел к киоску. Купив эскимо, майор подошел к барельефу с изображением повешаных по решению Сената декабристов, и сел на лавочку. Сняв обертку с мороженного, выкинул ее в урну. До встречи оставалось минут десять. Секерин, вспомнив, как в детстве экономил на мороженное, улыбнулся. Сквер был небольшим и по дорожкам, выложенным плиткой, гуляли мамочки с колясками, обсуждая свои, животрепещущие темы. Доев мороженное, Павел выкинул в урну палочку от эскимо и посмотрел на часы. Рядом с ним на лавочку опустился высокий, худощавый мужчина. Не смотря на жару, одетый в серый костюм, белую рубашку и галстук.
   - Доброго здоровья, Павел Иванович. Не разучились еще мороженное делать.
   - Здравия желаю, господин подполковник. Или уже полковник?
   - Павел Иванович, ну зачем так официально? Если не забыли, меня зовут Сергей.
   - Если вы не забыли, то после последней нашей встречи мне пришлось месяц в СИЗО, на нарах париться. Я, же, взятки миллионами беру.
   - Павел Иванович, но кто же думал, что следователь договорятся с обвиняемым и вам в стол подкинут деньги. Пока разобрались. Может, прошлое оставим в прошлом, а начнем о настоящем.
   - Сергей, поговорку помните. Кто прошлое помянет, тому глаз вон, а забудет, два. Все, проехали. Зачем звал?
   - Ты же, не успокоишься, пока Магу не возьмут. Хотя, и создана, оперативно-следственная группа. Но дело даже не столько в очередном жулике. Он нас интересует, пока живой. Через Магу нам нужно выйти на ликвидаторов. В этот раз ему повезло. Но и те не успокоятся, пока его не ликвидируют. Иначе. Мага знает откуда ему прилетело. Сейчас он в норке отлежится, а затем начнет мстить. И местные босяки, хотя и перешли под крыло Сибиряка, ему помогут.
   - Что за ликвидаторы и что вам о них известно?
   - Павел Иванович, подписку о неразглашении с тебя брать не буду. Дело литерное, под грифом "Секретно". Началось все в начале девяностых, когда Союз развалился. В Таджикистане началась гражданская война. Точнее, даже не гражданская, а война кланов. Рахимову удалось большинство кланов объединить вокруг себя. Так называемую оппозицию, им удалось выдавить в Афганистан. Но, чтобы, коалиция не развалилась, главарей кланов нужно было чем-то заинтересовать. А интерес у всех был один, зеленые бумажки. А где их можно взять много и сейчас. Наркотики. Тем боле, что за речкой этого добра завались. Вот и потащили в Россию сначала опий-сырец, а затем героин. Между кланами за территории началась грызня. Чтобы это прекратить, был создан совет старейшин кланов. Территория России была поделена между группировками. Но недовольные все равно остались. Тогда главарями было принято решение, при совете создать группу ликвидаторов. Друзья из Афганистана помогли с этим. Из Афгана в Таджикистан была переправлена группа наших соотечественников. Бывших военных попавших в плен к духам, которые стали предателями, приняли ислам. Их сначала обкатали на таких же пленных, пытали, расстреливали. Затем их переправили в Пакистан, в учебный центр. Здесь они прошли полный курс, под руководством пакистанских и американских инструкторов. Точное количество группы, мы не знаем. Но не более десяти человек. Сначала они показательно зачистили недовольных в Таджикистане. С девяносто восьмого они переключились на Россию. Начали зачищать тех, кто этот бизнес пытался подмять под себя. Сколько за это время ими было проведено ликвидаций, никто не знает. По нашей области минимум три. Первой под раздачу попала банда Снегиря. Те через мелких сбытчиков вышли на оптовика. Затребовали с него пятьдесят процентов с дохода. Второй случай, месяц назад на границе области нашли джип с пятью трупами. Недалеко, в лесу, обнаружили фуру. Экспертиза показала, что в ней, в мешках с луком, перевозили героин. По оперативной информации, наркоту везли Маге. Он напрямую закупился в Афгане. Мага отомстил. Под пытками оптовик сдал время прибытья и маршрут курьеров. Вчера в кафе, пытались с ним договориться, чтобы он вернул героин. Мага распорядился, чтобы его шестерки выкинули из кафе переговорщиков. Этим он подписал приговор себе и своим бригадирам. Во всех трех случаях использовалось одно и тоже оружие. Аналитики считают, что во всех регионах у ликвидаторов есть тайники с оружием, чтобы не тащить через всю Россию. Выйдете на них раньше нас, даже не думайте задерживать. Им терять нечего, они вас положат. Вот как-то так.
   - Спасибо. Обрадовал. Все?
   - Все.
   - Тогда, я поехал.
  Павел встал и по дорожке пошел в сторону автомашины. Сергей, слегка прищурившись, смотрел на удаляющуюся фигуру. Майор подъехал к отделу. Посидев в автомашине и выкурив сигарету, зашел в отдел. Переговорив с дежурным, вернулся в автомашину и проехал к своему дому. Место, где Секерин обычно ставил автомашину, было занято. Чертыхнувшись, он огляделся по сторонам. Заметив промежуток между машинами, загнал свою. Жена уже пришла с работы и хлопотала на кухне. Услышав, как хлопнула дверь, жена выглянула в коридор. Увидев мужа, улыбнулась.
   - Паша, давай в душ. Я, сейчас стол накрою.
  Секерин взял спортивный костюм и зашел в ванную. Постояв по упругими, прохладными струями воды, он вытерся, одел спортивный костюм и прошел на кухню. Жена доваривала пельмени, а на столе стоял салат из огурцов и помидор. Квартира была хрущевка и кухонька маленькая, еле помещались четверо. Поужинав, Павел зашел в комнату и включил телевизор. Жена помыв посуду зашла в комнату. Майор откинув голову назад, слегка посапывал. Покачав головой жена положила на диван подушку, уложила Павла и накрыла пледом. В шесть утра будильник не успел прокукарекать, как Секерин открыл глаза. У него это уже вошло в привычку. Во сколько нужно было, во столько и вставал. Жену беспокоить не стал. Умывшись, зашел на кухню, выпил кружку горячего кофе. Переодевшись, спустился и вышел на улицу. Его Опеля кто-то подпер джипом. Под щеткой, на лобовом стекле, лежала записка. Павел взял ее и набрал номер телефона, указанный в ней. Ему ответил заспанный, мужской голос.
   - Слушаю.
   - Вы выезд перегородили. Не могли бы машину перегнать.
   - Сейчас, спущусь.
  Павел прождал минут десять, прежде чем из подъезда вышел еще сравнительно молодой, но уже полноватый мужчина в синих растянутых трениках и выцветшей майке. Усмехнувшись, он подошел к Секерину.
   - Мужик, заруби себе на носу. Это мое место и в следующий раз сюда не суйся.
   - А, что, это где-то написано, или ты это место приватизировал?
   - Мужик, ты знаешь, кто я такой? Я, старший инспектор ГИБДД. Хочешь, я, тебе такую жизнь устрою, что не рад будешь. Через каждые сто метров останавливать будут и штрафовать.
   - Что, так можно?
  Заметив промелькнувшую улыбку, мужчина зло прищурился.
   - Ты чего- то не догоняешь? Чего лыбишься?
  Секерин сделал шаг вперед, подцепил указательным пальцем мужчину за майку и подтянул к себе.
   - Пасть заткни.
  Достав из кармана удостоверение, развернул его и поднес к лицу.
  Мужчина скинул руку Павла.
   - Ты, чего мне ксивой в лицо тыкаешь? Видал я таких.
   - Блатной что ли? Это не ксива, это удостоверение личности. Ладно, надоел ты мне.
  Павел достал из кармана телефон и набрал номер начальника областного ГИБДД. Тот ответил не сразу.
   - Стас, спишь еще что ли?
   - Ну не все же у нас лунатики. Что звонишь?
   - Стас, ты пообщаться со своим подчиненным не желаешь? Объясни ему элементарные правила поведения.
   - Трубку дай ему.
  Павел передал трубку мужчине. Тот поморщился, но трубку взял. Услышав голос начальника, он подобрал живот и встал по стойке смирно.
   - Да, товарищ полковник. Старший инспектор Дроздов. Понял, в девять у вас быть.
  Мужчина отдал трубку Секерину.
   - Майор, зачем так подставлять? Я, с девяти утра до девяти вечера работаю. Приезжаю, места все заняты. Вот я мужиков местных и застроил.
   - Застроил. Ты, по- человечески научись разговаривать.
   - Извините, товарищ майор.
   - Вот так-то лучше. Машину убери.
  Павел зашел в отдел и подходя к турникету приветственно помахал рукой. Дежурный кивнул головой, но о чем-то вспомнив, соскочил со стула и постучав в стекло жестом показал, чтобы майор зашел в дежурку. Секерин зашел и дежурный извиняющимся тоном произнес.
   - Иваныч, такое дело. График дежурств составляли до конца месяца. Сегодня бизнесмент из твоего отделения должен был дежурить. А никто не ожидал, что его так быстро переведут. Ты уж сам реши, кто вместо него из твоих заступит на сутки.
   - Чего тут решать. Они и так у вас на постоянку прописались. Сам выйду. А почему бизнесмент?
   - Я, думал, что ты знаешь. Он же с потерпевших бабки тянул, типа на бензин или оперативные расходы. Иваныч, я, тогда, шефу так и докладываю, что ты выйдешь.
   - Так и докладывай. С бизнесменом от полиции, я еще разберусь. Пойдете меняться, я у себя в кабинете.
  Павел зашел в свой кабинет. Посмотрев, что в чайнике еще есть вода, включил его. Сам подошел к сейфу, достал из него сложенный в гармошку ватман и положил его на стол. Взяв из тумбочки кружку, насыпал в нее заварки и залил кипятком. Поставил ее на стол и накрыл лежащим на столе уголовным кодексом. Расправив ватман, взял кружку, посмотрел на свет и сделал маленький глоток. В центре ватмана небольшой кружок с надписью Мага и от него стрелки к таким же кружкам, вот только фамилии и клички другие. Он так и просидел с кружкой над ватманом, пока в кабинет не заглянул дежурный.
   - Иванович, пора.
   - Сейчас бегу.
  Сложив ватман, Секерин положил его в сейф и вышел из кабинета. Обычно на пересмену к начальнику отдела ходили дежурный по отделу, старый и новый, опера и следователи, которые менялись. Так было и на этот раз. Дежурный, которого меняли, доложил обстановку в районе за сутки. Начальник недоуменно почесал затылок.
   - И что, за сутки только три преступления и все раскрытые.
   - Да, товарищ полковник. Две бытовухи и грабеж. Как будто, затишье перед бурей. Все знают, что в смотрящего стреляли, а бойцов его положили.
   - Что по грабежу?
   - Два обморока пьяного приголубили. Забрали бутылку водки и пятьсот рублей. Наши из ППС мимо проезжали, с поличным и приняли.
   - Хоть так. Все свободны. Секерин останься.
  Дождавшись, когда все выйдут, полковник кивнул в сторону стула.
   - Садись, Паша. Ты расстраивался, что у тебя работать некому. Сейчас человек придет. Думаю, его в твое отделение направить.
   - Опять кого ни будь, кто даже букварь не до конца искурил.
   - А вот и не угадал. К нам капитан из Заозерного переводится. В полиции двенадцать лет. Последняя должность, заместитель начальника розыска.
   - Чего с понижением? С замов и опером.
   - Такой же, как ты, упертый. С новым начальником не ужился. Тот бывший вояка. Попал под сокращение. Два года отработал в инспекции по личному составу. Достал всех до потери пульса его и сослали в Заозерный. Там тяжело работу завалить. Вокруг одни деревни, а в деревне самое страшное преступление, курицу у соседа сопрут, либо по пьяной лавочке фингалов навешают.
   - Как звать? Знавал я одного.
   - Кого? Начальника или опера?
   - Да вот как раз, начальника я видал в гробу, в белых тапочках. Мне с ним не работать.
   - Голиков Сергей Михайлович.
   - Серега? Все же надумал. Я, его еще лет пять назад переманивал. А он хозяйство, куры, гуси.
  В дверь постучали и в кабинет зашел мужчина в форме, с погонами капитана. Встав по стойке смирно отрапортовал.
   - Товарищ полковник, капитан полиции Голиков для прохождения дальнейшей службы прибыл.
   - Садись капитан. Так понимаю, знакомить вас не надо. С сегодняшнего дня вы будете работать в убойном. Начальник отделения майор Секерин. Все, вы свободны.
  Секерин с Голиковым вышли из кабинета начальника и зашли в кабинет убойщиков. Голиков осмотрелся по сторонам.
   - Иванович, а ничего в этой жизни не меняется. В какой бы отдел не зашел, оперской кабинет можно определить с одного взгляда. Как будто везде близнецы работают.
   - Сережа, ну а как ты хотел. Сюда, какими судьбами? Жить, есть где?
   - С, жильем без проблем. Обменяли свой дом на квартиру. Нашлись любители чистого воздуха и экологических продуктов. У жены проблема с работой. Она у нас юристом в банке работала. А у вас здесь каждый второй юрист. Но это так, между прочим. Не последний день живем. Найдем что ни будь. Надеюсь, Паша, у вас операм разрешено в гражданке ходить?
   - Не понял.
   - К нам три месяца назад дуболома начальником перевели. Первый приказ был, что бы все ходили по форме. Отутюженные и напомаженные. И не дай бог, если в не начищенных туфлях придешь. Последнее мое дело было, конокрадов трое суток догоняли. Они табун элитных лошадей угнали. Взяли, когда до границы с Казахстаном оставалось километров десять. В отдел приехали и вместо спасибо, получили по выговору. Оказывается, грязные, не бритые. Я, сорвался. Высказал все что думаю о методах работы нового начальника. Он меня отстранил от работы, а я рапорт о переводе написал. Вспомнил о твоем предложении.
   - Значит мне повезло. Сейчас ребята подойдут, познакомлю. Молодежь правда, толком не обстрелянная.
  В дверь постучали и в кабинет зашли улыбающиеся Юрий с Юлией. Павел хмыкнул.
   - Помяни черта и рога появятся. Вот ребята, это наш новый коллега, Голиков Сергей Михайлович.
  Юрий пожал руку, а Юлька, улыбнувшись, кивнула головой.
   - Молодежь, как вчера прошло?
  Наталья хихикнула, а Борис рассмеялся.
   - Павел Иванович, вы бы видели, что творилось после того, как вы уехали. Сначала следак из СК приехал. Мы ему ситуацию обрисовали, он со своим начальством созвонился. Целый зам начальника управления прилетел. Затем прокурорские. Наш генерал с операми из убойного последними приехали. Заместитель из следственного комитета перья растопорщил, ходит, всех поучает, как работать надо. Я, к начальнику убойного с УВД подошел, спросил, что делать. Он на нас посмотрел, как будто мы с Луны свалились. Отвел нас в сторону, спросил откуда мы, а затем сказал, чтобы валили оттуда. И чем быстрее, тем лучше. Ордена на грудь и новые погоны примерять без нас кому найдется. Ну мы, с Наташкой по коням и галопом в отдел. Приехали, а нам сказали, что вы еще не появлялись. Мы по домам и разбежались. А почему начальника убойного из УВД Чапаевым прозвали?
   - Во-первых, его зовут Василий Иванович. А во- вторых, случай был. Он тогда еще опером работал в райотделе. Была сработка в музее. Группа выехала. А там выставка холодного оружия была, из Златоуста привезли. Жулики, трое, сразу руки в гору подняли, а четвертый за саблю схватился. Кричит, не подходите, зарежу. Василий вместо того, чтобы из пистолета ему ногу прострелить, тоже за саблю схватился. Такой бой на саблях устроили, любо-дорого посмотреть. В итоге, наши победили. С тех пор его Чапаевым и прозвали. Ну все. Сегодня я на сутках. Срочного пока ничего нет, так что, занимайтесь бумагами.
  Наталья с Борисом вышли из кабинета. Павел достал из тумбочки вторую кружку и включил чайник.
   - Сережа, стол твой у окна. Сейф рядом. Сейчас, сходишь в секретку с Юркой. Они через стенку сидят. Получишь дела, которые твой предшественник сдал. Посмотришь свежим взглядом. Давай, пока чайковского погоняем.
  До обеда день прошел спокойно. Ни заявлений, ни выездов. Секерин изучал свою схему, Сергей тихо шелестел бумагами, изучая дела. С вопросами он пока не лез. Еще по первой встрече, майор заметил, что Голиков ко всему относился дотошно. Тогда эта скрупулезность Сергея помогла раскрыть убийство, над которым билась прикомандированная следственная группа. Свернув ватман, с досадой Павел закинул его в сейф. Сергей взглянул на него.
   - Что-то не клеится?
   - Понимаешь Сережа, вроде и так кручу и так. Но не получается ничего. Активных бандосов у Маги в течении месяца ликвидировали. Остальные ушли под Сибиряка. Да и не мог он у них прятаться. Где-то у него нора есть, о которой никто не знает.
   - Паша, кто бы сомневался. У меня случай был. Два друга с детства, сидели пили. Что не поделили, бог знает. Один несколько раз ударил второго ножом. Тот скончался на месте. Убивец в бега подался. Я, бы понял, если бы урка был, а то обыкновенный колхозник. Дальше райцентра ни разу не был. Те архаровцы могут годами бегать. Убиенный жил в соседнем поселке. У нас школа на пять поселков. Ребятишек с соседних деревень на автобусе привозят. Все прошерстили. Всех родственников перетряхнули. Как вода сквозь пальцы ушел. Пока через месяц сам не сдался. Оказывается, месяц жил у главы администрации поселка, где жил убитый. Тоже одноклассник, друг. Их в школе мушкетерами звали. Никто даже подумать не мог.
   - Черт с ним. Пойдем пообедаем. Покажу, где не дорого, но можно нормально поесть.
   - Пойдем.
  Секерин с Голиковым вышли из отдела и прошли не то в кафе, не то в столовую, советского образца, расположенную на территории небольшого рынка. В народе называемого блошинкой. Увидев вошедших, из-за столика встал невысокий, худощавый азиат и улыбаясь подошел к Павлу.
   - Павел Иванович, добрый день. Ваш столик свободен. Проходите.
  Мужчина сделал приглашающий жест и пошел через зал. Павел с Сергеем пошли за ним. В конце зала были парочка кабинок, отгороженных от зала. Мужчина открыл дверь, и оперативники зашли в одну из них. Секерин по- хозяйски сел за столик и взял меню. Голиков сел напротив него.
   - Рахим, мне сегодня пожалуйста манты и зеленый чай. Сергей, что будешь?
   - Да тоже самое.
   - Рахим, это наш новый сотрудник. Так что, если что, имей ввиду.
   - Понял. Подождите маленько, сейчас принесут.
  Мужчина растворился, как будто его и не было.
   - Иванович, это кто?
   - Хозяин сети кафе "Узбекистан". Ну и заодно глава узбекской диаспоры. Три года назад к нам интернациональная группа гастролеров заехала. Двое дагестанцев, земляков Маги, молдаванин, татарин и русский. Входили в сообщество вора в законе Тарика. У него, пока его не завалили в Питере, было несколько таких групп. Похищения, заказные убийства, вымогательство. Мага их на Рахима навел. Те у него сына похитили и выкуп затребовали. Во время передачи денег взяли под наблюдение того, кто за деньгами пришел. Он и вывел на адрес, где заложника держали. Опоздали бы на полчаса, приехали к молодому, красивому трупу. Да, Сергей имей ввиду. Мы можем здесь перекусить в любое время, хоть ночью, или в долг. Но всегда рассчитываемся. Рахим хотя и отказывается от денег, но он жук еще тот. Была информация, что нелегалам документы через него делают.
   - Понятно.
  Дверь приоткрылась и в кабинет зашел молоденький узбек, с подносом в руках. Расставив тарелки на столе, он низко поклонившись, вышел из кабинета. Секерин кивнул Сергею.
   - Ну что, как говорила пионервожатая в пионерском лагере, что когда я ем, то глух и нем.
  Пообедав в тишине, Секерин достал из кармана сотню и положил под пустую кружку из- под чая. Сергей проделал ту же процедуру. Они уже выходили из забегаловки, когда Павел случайно посмотрел в сторону автостоянки. Остановив капитана рукой, он толкнул его в сторону входа.
   - Зайди, не отсвечивай в форме.
  Достав сигарету, майор прикурил и встав вполоборота, искоса наблюдал за стоянкой. По которой ходил парень лет двадцати, заглядывая в салоны автомашин. Остановившись возле черной иномарки, парень осмотрелся по сторонам. Достав из кармана крупную гайку, он с силой кинул ее в боковое стекло. То, тихо дзинькнув, осыпалось в салон. Парень еще раз осмотрелся по сторонам, достал из салона автомашины небольшой кожаный портфель и заглянув в него, быстро пошел в сторону кафе. Майор повернулся к нему спиной и когда парень поравнялся с ним перехватил сгибом руки горло и подбил ему ноги. Парень попытался вывернуться, но узнав майора обмяк. Сергей вышел из кафе, достал из кармана наручники, пропустил цепочку наручников через ручку сумки и застегнул браслеты на запястьях воришки. Подняв с тротуара, Павел прислонил его к стене.
   - Сережа, у тебя блокнот есть?
   - Да как-то не сподобился.
   - Салфетку возьми в кафе. Напиши, чтобы хозяин машины к нам в отдел приехал. Оставь под щеткой.
  Дождавшись Голикова, они взяли воришку под руки и прошли в отдел. Передав его дежурному, Павел попросил на пол часа закрыть в камеру.
  Секерин с Голиковым зашли в свой кабинет. Майор взял чайник и сходив, набрав воды, поставил его на подставку и включил.
   - Сережа, посмотри, что в портфеле.
  Сергей открыл портфель и заглянул в него.
   - Иванович, здесь какие-то договора и пачка тысячных.
   - Значит, найдется наш потерпевший. Его самим искать, уйдет полдня. Там рядом три высотки, где кабинеты сдают в аренду. Сейчас чайку попьем, да я Малышом займусь. Артист еще тот. Это уже четвертый раз, когда его за кражи из автомашин задерживаем. Первый раз в ноги потерпевшей упал, простите, мол, дьявол попутал. Есть очень хотелось, а денег не было. Та, даже заявление писать не стала. Магнитолу забрала и ушла. А два раза на суде так рыдал, что судьи пожалели и оба раза дали условный срок. Раньше, он металлической линейкой двери у автомашин открывал, в основном автомагнитолы выдергивал. Сейчас опыта набрался. Боковое стекло разбил, сигналка молчит. Сумку или барсетку взял и ушел. Ты, дела по убийствам смотрел, интересное для нас, что ни будь заметил?
   - Иванович, да как сказать. По студенту, которого возле дома забили, есть один интересный момент. Второй курс индустриального института. Везде характеризуется положительно. Учился хорошо. В группе был заводилой. Кандидат в мастера по вольной борьбе. Три раза в неделю с четырех до семи вечера в спортивной школе тренировал пацанов с десяти до четырнадцати лет. Плюс у самого тренировки каждый вечер кроме выходных. По месту жительства сверстники его характеризуют, как спокойного. Ни во что не вмешивался. К нему тоже никто не лез. Знали, что спортсмен. Но есть один момент. На Новый год он ездил в деревню, проведать бабушку. Оттуда приехал с синяком под глазом. Родителям сказал, что наступил на грабли. После праздников он еще несколько раз ездил в деревню на выходные. А в начале марта убили.
   - Думаешь, концы в деревне надо искать?
   - Попробовать можно. Нужно съездить к бабушке, может она что знает.
   - Она если что и знала, то уже ничего не скажет. Умерла, когда узнала, что внук погиб. Сердце не выдержало. Да и Игорь, у которого это дело было, ездил туда. Соседей опросил. Как обычно, что никто ничего не знает.
   - Справка в деле есть, что он туда ездил. Иванович, а ты сам эту справку читал?
   - Нет. Он мне на пальцах объяснил.
   - Ну не знаю. У меня такое мнение сложилось, что он соседей пробил по адресному и никогда там не был.
   - Не удивлюсь. Игорю в последнее время было все по барабану. Перевода ждал в институт МВД. Завтра с утра, возьмешь Антон и туда съездите. Машина есть?
   - Есть.
   - Полуобгоревший труп женщины у озера?
   - Там придется повозиться.
   - Куда деваться. Главное, чтобы результат был.
   - Иванович, а нельзя там билинг провести. Взять в сотовых компаниях номера телефонов, тех, кто рядом был. Может, может кто-то и видел. Ведь это как должно было полыхать. Тем более, что воскресение, ночь. А про это озеро я слышал, что там по выходным не протолкнуться. Пол города купаться ездят.
   - Сергей Михайлович, если бы все так было просто. Следователя в суде завернули, когда он с запросом пришел. Судья сказал, что нарушаем конституцию, вмешиваемся в частную жизнь граждан.
   - Даже так. Мне, в моем колхозе, без запросов все давали.
   - К хорошему быстро привыкают. А здесь забудь об этом. Без официального запроса никто палец о палец не ударит. Посмотри, там есть распечатка с номерами телефонов от сотовой компании "Вымпел". Я там с начальником СБ договорился. Он до пенсии у нас начальником розыска работал.
   - Нет ни каких распечаток.
  Павел с досадой поставил кружку с чаем на стол, подошел к стене и кулаком постучал по ней. Заглянувшего в кабинет Антона поманил пальцем.
   - Заходи, чего стесняешься.
  Дождавшись, когда за тем закроется дверь, сел на стол и пристально посмотрел Антону в глаза Тот заерзал, не зная, чем мог провиниться перед начальником.
   - Чего суетишься. Ты распечатку в "Вымпеле" взял? Я, тебе, еще месяц назад говорил, перед самой командировкой.
   - Павел Иванович, меня в тот день на помощь разбойникам кинули. Я, Игорю сказал, он сам хотел забрать.
   - Хотел, да не забрал. У тебя деньги есть?
   - Есть. Я, с родителями живу, а они мою зарплату не трогают.
   - Сейчас, покупаешь бутылку хорошего коньяка и едешь в "Вымпел". Находишь там Илью Борисовича, отдаешь ему коньяк и падаешь в ноги. Мол, прости меня подлого. Берешь список телефонов, с данными на хозяев и мухой сюда. Все понял?
   - Понял.
   - Вернешься, поступаешь в распоряжение Сергея Михайловича. Давай, чтобы я тебя не видел.
  Облегченно вздохнув, Антон вышел из кабинета.
   - Сергей, Антон, вернется, проверьте список по судимым. Может, кто из моих знакомых окажется. Список большим вряд ли будет. Ночь с воскресения на понедельник. Женщину убили в другом месте. Время убийства с часа до двух. Пока привезли, пока сожгли. Труп обнаружили мальчишки в семь утра. По этому времени и ориентируйся.
   - Иванович, не впервой. Сообразим, как ни будь.
   - Сергей, ну я на тебя надеюсь.
  В дверь постучали и в кабинет заглянул дежурный.
   - Случилось что?
   - Не знаю. Со мной парни из ППС связались по станции, просили, чтобы ты подошел к магазину "Русские меха".
   - Вот мне больше делать нечего. Ладно, сейчас подойду.
  Майор, встал из-за стола и вышел из отдела. В курилке сидели парни из вневедомственной охраны. Их отдел располагался в этом же здании, только вход с торца. Достав пачку с сигаретами, Павел заглянул в нее и смяв, выкинул ее в урну. Стрельнув сигаретку, Секерин вышел на улицу. Магазин находился в паре кварталов от отдела. Майор не спеша дошел до магазина и огляделся по сторонам. Заметив УАЗ, раскрашенный в канареечный цвет, с надписью Полиция, он подошел к нему. Рядом с УАЗом стояла старенькая Шкода. Водитель которой приходился племянником жены. Племянник стоял возле автомашины. На руках были застегнуты наручники. Поздоровавшись с сотрудниками, Секерин кивнул в сторону родственника.
   - Что опять этот балбес натворил?
  Старший экипажа махнул рукой племяннику. Тот подошел, опустив голову.
   - Рассказывай, что опять натворил?
   - Дядя Паша, я, два грамма гашиша купил.
   - Не понял? Так ты еще и наркот?
   - Дядя Паша, я редко употребляю. А здесь такой случай, что меня за три дня чуть два раза не убили. У меня до сих пор руки трясутся.
   - Ладно, разберемся. Ребята, надеюсь, вы не в обиде будете, если я этого хлопца заберу.
  Старший экипажа замялся и поглядел на напарника.
   - Павел Иванович, мы вас конечно уважаем, но с нас требуют, чтобы палки таскали. У нас в прошлую смену пустышка была. Сегодня на разводе выхватили выше крыши.
   - Парни, у меня есть предложение, которое должно вас устроить.
   - Ну и.
   - Час назад, возле кафе "Узбекистан" на Островского, я, задержал паренька, который похитил из автомашины портфель с документами и деньгами. Думаю, что если по суточной сводке пройдете, что это вы его приняли. Вас должно устроить.
  Старший экипажа засмеялся. Напарник фыркнув, отвернулся в сторону.
   - Павел Иванович, это не равноценный обмен.
   - Не понял.
   - Так мы за это еще и премию получим. А наркоман, с двумя граммами гашиша. Это так, чтобы выговор не получить. Забирайте своего родственника. Мы его не видели.
   - Спасибо парни.
  Старший экипажа, отозвал Павла в сторону.
   - Павел Иванович, у меня к вам предложение. Вы же в убойном работаете. С вас за другие преступления не спрашивают. Так может, скооперируемся. Вы, когда задерживаете за кражу или грабеж, ну или хулиганка. Вы нас по сводке проводите, а премию пополам. Половина вам, половина нам. За наркоманов дают, если с большим весом принимаем. А мы, если что, всегда поможем. Вдруг что понадобится, задержать кого или адрес перекрыть.
   - Идет. Ты свою фамилию и напарника запиши и номер экипажа. Тебя кстати, как звать?
   - Степан.
  Степан отошел к автомашине. В блокноте написал то, что просил Секерин и вырвав листок, отдал Павлу. Сняв наручники, подтолкнул племянника к Секерину. Сев в УАЗ, сотрудники ППС уехали. Павел повернулся к родственнику и дал ему подзатыльник.
   - Дядя Паша, за что?
   - Ты меня спрашиваешь, за что? Кто мне год назад обещал, что в криминал больше не полезет. Я тебя в прошлый раз вытащил, когда ты девиц легкого поведения по адресам возил. Ты, тогда только свидетелем прошел. Сдам я тебя родителям. Пусть сами разбираются.
   - Дядя Паша, не надо. Вы же знаете, что у отца микроинсульт был. Ему волноваться нельзя.
   - Все, Яша, поехали в отдел. Там поговорим.
  Майор с Яковом сели в Шкоду и проехали к отделу.
   - Яша, наркота где?
   - В пепельнице.
  Майор достал из пепельницы небольшой полиэтиленовый сверток с темным веществом внутри.
   - Все, вперед.
  Секерин с племянником вышли из автомашины и зашли в отдел. Павел подошел к окну, где принимали заявления граждан. Дежурный отсутствовал, на его месте сидел помощник.
   - Дежурный где?
   - Сейчас подойдет. Перекусить отошел.
   - Потерпевший, у которого из автомашины сумку украли, не подходил.
   - А, вон он, за столом, заявление пишет.
  Секерин подошел к мужчине, сидевшему за небольшим столиком, стоящего у стены.
   - Здравствуйте, это у вас сумку из автомашины украли?
  Мужчина поднял голову и внимательно посмотрел на майора. Как будто оценивая, стоит или нет разговаривать со стоящим рядом с ним. Снисходительно улыбнувшись, ответил.
   - Если даже и так, то что?
   - Пройдемте ко мне в кабинет. Там допишите.
   - Я, уже написал. Осталось только расписаться.
   - Расписывайтесь и пройдемте со мной.
   - Слушайте, не знаю, кто вы такой, но у меня времени в обрез. Можно побыстрей.
   - Можно и побыстрей. Но пройти все равно придется.
  Недовольно скривив рот, мужчина встал и подал в окошко дежурному заявление. Павел, Яков и потерпевший зашли в кабинет. Сергей взглянул на них и уткнулся в дело. Павел окликнул его.
   - Сережа, портфель где?
   - В сейфе.
  Достав портфель, он подал его Секерину. Майор раскрыл его и подойдя к мужчине показал содержимое.
   - Все на месте?
  Мужчина облегченно вздохнул.
   - Главное, что бумаги на месте. Мужики, вы деньги заберите себе. Вроде, как премия.
   - Нет, спасибо. Оставьте себе на булавки.
   - Могу портфель забрать?
   - Можете, если следователь разрешит. Обождите минуту.
  Майор вышел и заглянул в соседний кабинет. Юлька стояла у стола и с ненавистью смотрела на лежащие на столе бумаги.
   - Юля закругляйся. Потерпевшего отведи к дежурному следователю. Мимо дежурки проходить будете, скажи дежурному, чтобы жулика минут через пять привели.
   - Павел Иванович, сейчас, только документы уберу.
  Майор дождался, когда Юлька уберет документы и вдвоем зашли в кабинет, где их ожидал потерпевший. Секерин взял со стола портфель и подал его Юле.
   - Юля, отдашь следователю.
  Мужчина с тревогой смотрел на Павла.
   - Извините, а как с документами? Без них меня закопают и фамилию не спросят.
   - Вы кто такой?
   - Директор нефтеперерабатывающего завода. Его скоро начнут строить.
   - А, почему без охраны?
   - Не привык, когда кто-то мне в затылок дышит. Это меня раздражает. Так как насчет документов?
   - Мой вам совет. Поговорите со следователем. Я, так понимаю, что деньги для вас особой роли не играют. Пусть он бумаги вам отдаст, а деньги оставит как вещественное доказательство. После суда вам их вернут.
   - Спасибо за совет.
  Достав из кармана визитку, он положил ее на край стола. Юля с мужчиной вышли из кабинета. Майор сел за стол и взглянул на Якова, который переминался с ноги на ногу.
   - А, вот теперь племянничек, рассказывай.
   - Дядя Паша, тут такое дело. Вы же знаете, что я таксую. У нас на железнодорожном вокзале своя бригада. В воскресение, с одиннадцати вечера и до двенадцати ночи перерыв. Я решил домой заскочить. На перекрестке Омской и Карбышева остановился на светофоре. Смотрю, какой-то мужик через забор перемахнул и заскочил ко мне в автомашину, на заднее сидение. Лишь утром узнал, что на соседней улице бандюков постреляли. Мужик сунул мне пистолет в бок и сказал, чтобы ехал. Я, ему говорю, что красный горит. А он сказал, что если сейчас с места не тронусь, то мои мозги будут отмывать с панели. Я под красный и попер. Хорошо машин не было. Он потом сказал, чтобы ехал на Мира 35. Вот тут я перепугался. Это же самая окрайна. Дом недавно сдался, а за ним пустырь, сваи забивают. К дому подъехали, он сказал во двор не заезжать. Думаю, все, вот и карачун тебя Яша пришел. А мужик, на переднее сидение сотку баксов кинул, вышел из автомашины и забежал в четвертый подъезд. В доме семь подъездов, он в средний забежал. Я, еще там полчаса стоял. Руки, ноги тряслись.
  Майор достал из стола фотографию Маги и положил на стол.
   - Мужик, этот?
  Яков посмотрел на фото и согласно кивнул головой.
   - Племянничек, а второй раз кто тебя убить хотел?
   - Дядя Паша, сегодня с утра пассажира за город возил. Когда возвращался, заехал на заправку. Пока зашел заплатил, пока заправил. А у меня зад затонирован наглухо. Только с заправки выехал, сзади, с полика мужик садится на сидение и ствол мне к голове приставил. Говорит, съезжай на обочину. Дядя, вот знаешь, если от первого какой-то испуг и агрессия чувствовалась. А от этого мертвечиной пахло. Вот тут я действительно испугался.
   - Ты что, экстрасенс?
   - Дядя, я уже десять лет таксую. Пассажир садится, я уже чувствую, что он из себя представляет. Можно с него бабок срубить, или на скандал нарвешься.
   - Дальше рассказывай.
   - Ну съехал я на обочину, остановился. Он меня спросил, куда я пассажира увез ночью. Дядя, ты знаешь, я не Олег Кошевой, все ему рассказал. Он мне тоже сотку баксов кинул и ушел.
   - Запомнил его?
   - Дядя Паша, я дышать то боялся. Единственно, что запомнил, так это то, что у него слегка различимый прибалтийский акцент.
   - Яша, как они тебя найти могли?
   - Сам думал. Только один вариант. На перекрестке, где бандит ко мне в машину запрыгнул, видеокамеры стоят. Кто-то из ваших сдал, из любителей палкой помахать.
   - Яша, узнаю, что дурь куришь, мозги тебе сам вышибу. В этом даже не сомневайся.
   - Дядя Паша, все понял. Я, на системе не сижу. Мне в лом не будет.
   - Свободен.
   - Спасибо, дядя Паша.
   - Уйди с глаз моих, чтобы тебя не видел.
  Яков вышел из кабинета и вытерев пот со лба, вышел из отдела. Секерин, прикусив губу, задумался. Затем сорвавшись с места, начал ходить по кабинету. Сергей поднял голову и с интересом смотрел за Секериным. Тот не выдержал и высказал все, что думает о боге и его матери.
   - Иванович, чего психуешь?
   - Нужно адрес перекрыть, а я не могу выехать. Закон подлости сработал.
   - Да ты не переживай. Скоро Антон подъедет. С ним выскочим. Женщине уже без разницы, когда убийц поймаем. Днем раньше или днем позже.
   - Сережа, заряжайтесь до утра. Только ты, переоденься. Завтра, после развода, вас с Юлькой сменим. Да, вот еще что, там могут нарисоваться те, кто его бригадиров расстрелял. Они дело не закончили. Если заметите, что кто-то там крутится, сами даже не думайте задерживать. Сразу звоните мне. Еще только мне ваших трупов не хватало. Там работали супер профессионалы. Сережа, это не твои алики. Я, бы, и сам не рискнул их задерживать.
   - Иванович, понял.
  Дверь открылась и в кабинет заглянул помощник дежурного.
   - Павел Иванович, задержанный доставлен.
   - Заводи.
  Помощник отошел в сторону и в кабинет зашел Малыш.
   - Все, свободен.
  Помощник повернулся и ушел. Малыш, который был на голову выше Секерина, по- хозяйски зашел в кабинет и сел на стул, не спрашивая разрешения. У Павла кулаки сжались сами собой. Он подошел к стулу, на котором сидел Малыш и без размаха отвесил подщечину, от которой Малыш свалился на пол.
   - Встать!
  Малыш сел и подтянул под себя ноги, испуганно глядя на майора.
   - Щенок. Ты, рамсы попутал. Думаешь, опять со статьи соскочить? Не получится. У тебя две условных. Вот и плюсуй, сколько тебе нарежут.
  Малыш встал на ноги и усмехнулся.
   - Начальник, да мне пару лет нарежут, а через год я по условно-досрочному спрыгну.
   - Ты можешь спрыгнуть только в могилу. Ты знаешь, у кого портфельчик подрезал? У генерального директора нефтеперерабатывающего комбината, который будет строится через неделю. А строится он, на общаковские деньги. Тебе погоняло, Сибиряк, что ни будь говорит?
   - Да, новый смотрящий.
   - Так вот, этот директор его человек. Получается, что ты подрезал документы у серьезных жуликов. Знаешь, в УПК есть такой закон, что незнание закона не освобождает от ответственности. Для тебя, чем ты дольше задержишься на зоне, тем безопасней.
   - Но я действительно не знал.
   - А, это уже никого не волнует.
   - Начальник, давай так. Я, пишу явки, а ты меня перед братвой отмазываешь. Эпизодов пятьдесят, тебе хватит?
   - Малыш, этими делами я не занимаюсь. Не тот уровень. Но мы с тобой договорились. Грузишься как Боинг, а я, тебя от жуликов отстреливаю.
  Павел достал из кармана телефон и набрал номер.
   - Слушаю.
   - Стас, давай ко мне.
   - Иванович, мы жулика допрашиваем. Может, чуть позже?
   - Стас, если не хочешь несколько десятков краж из автомашин поднять, то флаг тебе в руки.
   - Иванович, сейчас буду.
  Секерин не успел положить телефон в карман, как раздался звонок. Майор недоуменно посмотрел на экран. "Номер не определен".
   - Да, слушаю.
   - Павел Иванович, Сибиряк беспокоит.
  Павел поднял руку вверх, чтобы все молчали, и включил громкую связь.
   - Сибиряк, а откуда у тебя мой телефон?
   - Братва подогнала.
   - Что хотел?
   - Мой человек звонил, сказал, что у него документы подрезали. И вроде, как они у тебя.
   - Были у меня, да все вышли.
   -Начальник, ты, с кем ни будь другим шути.
   - Я, с тобой шутить не собираюсь. Документы у следователя.
   - Начальник, у меня еще вопрос. Кто эту консервную банку вскрыл? Если случайно, одно дело, а если по заказу, то там уже разбираться будем.
   - Можешь успокоиться. Малолетка по глупости залез.
   - Понятно. Повезло ему, что вы его приняли. Пусть живет. Мы все, когда-то с мелочи начинали.
  Павел отключил телефон и взглянул на стоящего перед ним парня. Тот стоял бледный, прикусив губу. С которой тоненькой струйкой текла кровь.
   - Все слышал, Малыш?
   - Да, слышал. Спасибо.
  В кабинет зашел запыхавшийся Стас. Увидев Малыша, довольно улыбнулся.
   - Малыш, неужели решил на пятьдесят краж загрузиться?
   - Начальник, а почему бы и нет. Ну вот Стас, ты сам посуди. У меня в течении года будет третья судимость. С учетом того, что две были условно, то нарежут по максималке. В колонию идти, если по черной, то чтобы себя поставить, нужно полсрока в ШИЗО просидеть. Это практически там здоровье оставить. К мужикам прибиться, так там пахать нужно. Пусть трактор работает, он железный. А, я, полсрока в СИЗО просижу. Буду вам сдавать по паре краж в день. Пока вы проверите, потерпевших найдете. Пройдет дня три-четыре. Пока дело в суд передадите, это еще месяца два-три. Да, надеюсь, в СИЗО, вы меня к правильным арестантам посадите, а не к беспредельщикам.
  Павел засмеялся.
   - Малыш, а ты далеко пойдешь, если не остановят.
   - Павел Иванович, ну я же не дурак. Школу с золотой медалью закончил. Просто доля моя арестантская. Батя, где-то, в лагерях сгинул. Я, его даже не видел ни разу. Одна фотокарточка только и осталась. Мать на притоне зарезали. Меня тетка воспитывала. Начальник, вы, мне фотку отца оставьте. Она у меня как талисман.
   - Дай, посмотрю, может, пересекался когда.
  Малыш достал из кармана рубашки закатанную в полиэтилен фотографию и аккуратно положил на край стола. Секерин взял фотографию и взглянул на нее. Отдав фотографию, сказал, чтобы Стас забирал Малыша. Когда они вышли, Павел облокотился об стол и положил голову на кулаки. Сергей, внимательно наблюдавший за ним встал и сев на подоконник спросил.
   - Иванович, а ведь ты его отца узнал.
   - Узнал, Сережа. Я, с его отцом десять минут назад разговаривал по телефону.
   - Сибиряк.
   - Да, он самый, только молодой и счастливый.
   - Так надо было сказать малому.
   - Позже.
   - Думаешь, в дальнейшем использовать?
   - Посмотрим. Жизнь как тельняшка, то белая полоса, то черная. Авось и пригодится. Что-то долго Антон болтается. Пора бы уже.
  Телефонный звонок прозвучал как выстрел. Майор снял трубку.
   - Слушаю.
   - Иваныч, собирайся, на выезд.
   - Что случилось?
   - Соседи позвонили. Дед живет один. Каждое утро и вечер собаку выгуливал, а уже второй день не появляется. Участковый дверь вскрыл, а дед с простреленной головой на полу лежит.
   - Выхожу.
  Павел положил трубку и взглянул на Сергея.
   - Сережа, Мага, или появятся какие-то подозрительные личности, даже не дергайтесь. Звоните. Не хочу вас пережить.
   - Иванович, я, тебя, услышал.
  Майор вышел из кабинета и подошел к дежурке, где его ожидал следователь. Молча, они вышли из отдела. Дежурный УАЗ, в котором сидел эксперт, уже стоял у входа. Водитель, взглянув, на пассажиров, еле сдержал улыбку. Вот уж что-что, но надо же было так звездам сложиться. Два антогониста в одной смене. С первого дня, когда Павел по работе пересекся со следователем, у них возникла взаимная антипатия. Следователь был из молодых, но борзых. За его спиной стоял папа, федеральный судья. Следователь тянул время. Вырабатывал возрастной ценз, чтобы уйти в помощники в суд. В УАЗе было душно, и Павел приоткрыл форточку. Пришлось тащиться через пробки. Не помогли ни проблесковые маячки, ни сирена. На Расковой 14, откуда поступил вызов, возле подъезда собрались бабки, лучшие помощники участкового. Майор с экспертом вышли из автомашины и зашли в подъезд. Участковый стоял возле приоткрытой в квартиру двери. Увидев Секерина, улыбнулся.
   - Павел Иванович, давно не виделись.
   - Шура, ты переплюнь. Мы и так встречаемся, когда кого ни будь на небеса отправят. Что здесь у нас?
   - Похоже самострел. Здесь жил бывший военный, полковник. Сын с дочерью в аварии погибли. Жена, полгода назад, умерла, сердце. У них собака старенькая была, пудель. Пару дней назад, толи от старости, толи отравили, умерла. Вот старый и не выдержал. У него пистолет был наградной. Выстрелил в висок. Пистолет в руке. На столе записка. Подробней, эксперты скажут.
   - Шура, не в службу, а в дружбу, сходи за следователем. Они изволят в машине отдыхать. Я, пока на месте осмотрюсь.
  Майор зашел в квартиру. Когда-то обстановка в квартире была, можно даже сказать, шикарной. Стенка и кухонный гарнитур из ГДР, мягкая мебель из Венгрии. В стенке посудный сервиз "Мадонна". Обычно, все, кто служил в ГДР, старались привезти домой такой сервиз. Посреди комнаты, возле стола, лежал труп аккуратно подстриженного пуделя. Рядом, прислонившись к ножке стола, сидел пожилой мужчина. С виска которого, на пол натекла кровавая лужа. В правой руке у него был пистолет. На столе лежал лист бумаги. Павел прочитал текст, окинул взглядом комнату и вышел из квартиры. На лестнице он столкнулся со следователем. Тот, даже не взглянув на оперативника, прошел мимо него, как сквозь пустое место. Майор вышел на улицу. Возле подъезда стояли несколько бабушек, что-то оживленно обсуждавших. Секерин подошел к ним.
   - Ну что, бабушки-старушки, пообщаемся?
  Бабульки замолчали, с интересом смотря на Павла. Не часто в их серой, пенсионной жизни появляется момент, который можно будет вспоминать оставшуюся жизнь. Одна, по-видимому, предводитель пенсионного сообщества, спросила.
   - А что ты, мил человек узнать хотел?
   - Не может же такого быть, что жил человек, а потом, от нечего делать, взял и застрелился.
   - Валерий Кузьмич один остался. Дети десять лет назад погибли. Ехали в автомобиле на дачу. Водитель на КАМАЗе уснул и на встречу выехал. От машины ничего не осталось. Их и хоронили в закрытом гробу. Васильевна полгода назад умерла. Ночью спать легла и не проснулась. У Кузьмича месяц назад рак обнаружили. Четвертая группа. Сказали, что неоперабельный. Да и кому мы старики нужны. Ему ведь семьдесят восемь уже исполнилось. Он же с двенадцати лет в армии.
   - Это как так?
   - Отец у него в сорок первом погиб, на границе. Мать погибла через год, под немецкую бомбежку попала. Кузьмича летчики подобрали. Был сыном полка. После Победы, его в суворовское училище определили. После училища выучился на военного летчика. Васильевна говорила, что только и делала, что его ждала. Он то в Корее воевал, то в Африке, затем во Вьетнаме. Испытателем самолетов был. Два дня назад Кузьмич вынес Чипа, пудель у него был. Старый уже, ноги отказали. Кузьмич часа два сидел на лавочке, за детишками наблюдал. Затем Чипа взял и домой ушел. Два дня не появлялся. Я, забеспокоилась, пришла в дверь позвонила. Никто не открыл. Мы с женсоветом и решили участкового вызвать.
   - Правильно и сделали. Похоронить-то есть его кому?
   - Так мы и займемся. Кузьмич просил, чтобы его на помойку не выкинули, а рядом с женой похоронили. Говорил, что военкомат поможет. Да и деньги он на похороны на карточку переводил. Она у него на столе всегда лежала. Код, я знаю. Он сам мне сказал.
   - Пройдемте, я вам ее отдам. В записке он писал об этом.
  Павел и женщина зашли в подъезд. Секерин остановил женщину и зашел в квартиру. Следователь сидел за столом и заполнял протокол. Осмотрев стол, майор зло посмотрел на следователя.
   - Пластиковая карточка где?
   - Какая карточка. Не видел.
  Секерин взглянул на понятых, которые стояли в прихожей и наклонившись, тихо сказал.
   - Либо, ты сейчас отдаешь мне карточку, либо я вызываю начальников УСБ и следствия. Поверь, что для тебя это закончится плачевно.
  Следователь достал из внутреннего кармана кителя пластиковую карточку и швырнул ее на стол.
   - Старик, зря ты так. Ты, еще, об этом пожалеешь.
  Секерин взял лежащую на столе карточку и вышел из квартиры. Отдал ее ожидавшей женщине и вышел из подъезда. Закурив сигарету, майор отошел к соседнему подъезду и сел на лавочку. Удушливая жара похоже решила помахать на прощание ветками кленов. Поднялся порывистый ветерок и деревья оживленно начали перешептываться. По небу забегали темные тучки. Голуби и воробьи купались в песочнице, зарываясь в песок так, что торчали лишь головы. Докурив сигарету, затушил ее и бросил в урну. Телефонный звонок вывел его из задумчивости. Достав из кармана телефон, не глядя ткнул в кнопку.
   - Слушаю.
   - Павел Иванович, Черныш беспокоит.
   - Привет. Что хотел?
   - Иванович, срочно встретиться надо.
   - Черныш, давай через час, на нашем месте.
   - Идет.
  Майор подошел к УАЗу и облокотился об него. Как он и рассчитывал, следователь вышел из подъезда через полчаса. Оставив участкового дожидаться труповозку. До отдела ехали молча. Лишь водитель ехидно поглядывал в зеркало заднего вида, на сидящего там следователя. Возле отдела Павел вышел, сказав, что если понадобится, то пусть звонят. Пройдя на стоянку, сел в своего Опеля и проехал к Липовому парку. Остановившись на дороге, вышел из автомашины, прикурил сигарету и открыл заднюю дверь. Проходивший мимо мужчина, посмотрел по сторонам и юркнул в нее. Секерин захлопнул дверь, сел за руль и проехал в заброшенный участок парка. Весной сутки сыпал мокрый снег, облепивший деревья и провода. А затем ударил мороз. Погода дел натворила. Оставив после себя оборванные провода и завалы из сломанных деревьев и веток. Вот возле такого завала майор и остановил автомашину. Открыв форточку достал пачку сигарет и протянул Чернышу. Тот фыркнув, рассмеялся.
   - Павел Иванович, это у тебя ритуал такой? Знаешь ведь, что не курю.
   - Ну, вдруг, начал. Макс, что случилось?
   - У Сибиряка сегодня с утра стрелка была. Авторитеты постановили. Найти тех, кто пацанов Маги расстрелял и в бетон закатать.
   - Прям так в бетон?
   - Иванович, как мне сказали, так тебе передаю. Но это не все. Тому, кто их первый найдет, обещают полтинник баксов. Смотри начальник, можем неплохо навариться. Находишь, мне сливаешь, я, Сибиряку. Бабки пополам.
   - Макс, это у тебя тоже ритуал? Каждый раз разговор к деньгам сводишь.
   - Павел Иванович, а вдруг поведешься. Мы бы, с тобой, могли такие дела делать.
   - А, то тебе заняться нечем.
   - Есть. Ты, помнишь, Иванович, с чего я начинал. Заброшенная лесопилка, а теперь доски, брус со всей области покупают. Две бригады, которые из бруса дома строят. С весны третья бригада начала щитовые дома собирать по американской технологии. Правда, в основном дачи. Зимой мало кто на дачах живет. А здесь дешево и сердито. С весны до поздней осени в них жить можно.
   - Ну что скажешь, молодец. А, помнишь, кто-то передо мной пальцы загибал, что вором родился, вором и умрешь.
   - Павел Иванович, ну молодой, глупый был. Да мне еще и по ушам проехали с воровской романтикой. А на зоне посмотрел, какая там романтика. Выживает тот, у кого зубы крепче. Черт, чуть не забыл, я же не за этим приходил. Иванович, ты знаешь, где бывшая база Горпищепрома, сейчас АО "Колхида".
   - Директор Давид Маргеладзе.
   - Да, он. Так вот, у него на базе остановилась группа залетных отморозков. В течении этой недели они собираются выхлопать пару ломбардов Ромы Седого. Заказ поступил от заместителя прокурора Южного района. Вот уж кого, а его хорошо знаю. Он оба раза меня в суде грузил. Зато ходит, весь такой правильный. Сволочь.
   - Ты, откуда такую информацию раздобыл?
   - Не поверишь, сам разговор слышал. У меня племяш на базе старшим смены в охране работает. Попросил меня заехать. Нужно было пару житейских моментов обсудить. Охрана на базе в двухэтажном здании сидит. Кабинет старшего смены на втором этаже. Жара, ни ветерка. Охранники расслабились, в сквере на лавочке развалились. Днем там проезд свободный. А мы с племянником у него в кабинете сидели. Окна открытые. Прокурорский с Давидом и бандюганом встретились у проходной. Разговор слышал, вот как мы с тобой разговариваем. Прокурорский сказал, что нужно выхлопать пару ломбардов Седого, которые находятся на их территории. Оказывается, Рома им проценты с дохода платил. А недавно решил послать далеко и надолго.
   - Решили прижать к ногтю?
   - Так получается.
   - Может, знаешь, где братья-разбойники остановились?
   - По левой стороне на базе столовая. К ней гаражи примыкает. С обратной стороны гаражей есть хитрая дверь. За ней комната отдыха и сауна. Слухи среди братвы давно ходили, что из Питера к Давиду бригада отморозков приезжает. Он их на парочку жирных квартир наводит. Те их отрабатывают и к себе сваливают. Там и барахло сливают. Его там никто искать не будет.
   - На тебя не подумают?
   - Нас никто не видел.
   - Спасибо, Макс.
   - Да не за что. Я, вам больше обязан. Если бы Иванович, тогда не вмешался, от меня бы уже кости одни остались.
   - Тебя до остановки довести?
   - Высадите там же, где и взяли.
   - Идет.
   Павел выехал с территории парка, высадил Черныша и проехал к базе "Колхида". Загнав автомашину на автостоянку, прошел на базу и не спеша зашел в столовую. Купив пару беляшей в буфете, вышел и на ходу откусил еще от горячего беляша. Зайдя за гаражи, остановился. Возле двери, которую Черныш назвал хитрой, на лавочке сидели трое парней, спортивного телосложения. Взглянув на Павла, один из них поднялся с лавочки и пошел на встречу. Остановившись перед майором внимательно осмотрел его. Возраст Секерина успокоил его. В таком возрасте операми работают редко, можно по пальцам пересчитать.
   - Мужик, что надо?
   - Мне мебельная фурнитура нужна. Мужика какого-то спросил, тот пальцем в эту сторону ткнул. А я, здесь ничего не вижу. Гаражи какие-то.
   - Ты, не туда попал. Это на соседней базе, через забор.
  Повернувшись, парень отрицательно покачал головой и пошел в сторону скамейки. Павел вышел с территории базы, сел в автомашину и задумался. Как обычно, закон подлости сработал. Одновременно находиться в двух местах не получилось бы и у Гудини. Выкурив сигарету, Секерин завел автомашину и проехал к отделу. Только он вышел из автомашины, как раздался телефонный звонок. Звонил дежурный.
   - Иванович, ты далеко?
   - Возле отдела. Сейчас зайду.
   - Не надо. Вам на выезд. Грабеж возле магазина "Салют".
  Павел подошел к дежурному УАЗу. Водитель выскочил из отдела на ходу дожевывая бутерброд.
   - Павел Иванович, ну что поехали?
   - Где остальные?
   - Следак сказал, чтобы терпилу и свидетелей в отдел везли. Все равно висяк.
  Автомашина остановилась возле магазина. Майор вышел из автомашины и осмотрелся по сторонам. На расстроенного паренька, лет шестнадцати, внимание обратил сразу. Тот сидел на ступеньках магазина, изредка всхлипывая. Павел подошел к нему. Паренек поднял голову и взглянул на стоящего перед ним мужчину.
   -Вы, из полиции?
   - Да. Рассказывай, что случилось?
   - У меня фотоаппарат с телевиком отобрали.
   - Давай сначала. Как тебя зовут? Где произошло и кто тебя ограбил? Подробней.
   - Меня Костей зовут. Мне отец на день рождения из Японии фотоаппарат с телеобъективом привез. У меня блогер знакомый есть. Ведет в интернете сайт "Мгновения нашего города". Вот он и попросил, что бы я фотографировал отдельные интересные моменты, а потом он их в сеть выкладывал. Сегодня он попросил, чтобы старые здания сфотографировал. Администрация города деньги выделяет на реставрацию старого города. Я, и зашел во двор того дома.
  
  Парень кивнул в сторону стоящего напротив магазина полуразрушенного дома.
   - Его в конце девятнадцатого века построили. Купец Калашников. Это он у нас краеведческий музей и ремесленное училище открыл. После революции штаб Красной армии был. После гражданской, детский дом. Во время Отечественной госпиталь. После войны там общежитие было. Десять лет назад жильцов выселили. А дом сами видите, во что превратился. Извините, я отвлекся. Я, во двор зашел, а там двое наркоманов. Ко мне подошли, сначала денег попросили. А у меня, только на автобус. Затем один попросил фотоаппарат показать. Пока я ему объяснял, второй сзади зашел и чем-то по голове ударил. Когда очнулся, фотоаппарата нет.
   - Долго без сознания был?
   - Минут пять.
   - Так, это получается. Минут пять, пока лежал без сознания. Минут пять ушло пока дозвонился и минут десять, пока мы приехали. В итоге, минут двадцать. Ты их запомнил, узнать сможешь?
   - Да, конечно.
   - Пошли в автомашину. Сейчас в пару мест заедем, а затем в отдел. Заявление напишешь.
  Майор с Костей подошли к автомашине. Водитель открыл заднюю дверцу, куда залез парень. Павел сел на переднее сидение. Водитель спросил.
   - Иванович, куда едем, в отдел?
   - Нет, к Сороке. Знаешь такого?
   - Знаю.
  Через пару кварталов автомашина остановилась возле частного дома. Из распахнувшейся калитки вышли двое. Не смотря по сторонам, целеустремленно пошли в сторону автобусной остановки. Сидевший сзади паренек засуетился. Наклонившись к Павлу прошептал.
   - Дяденька, это они.
   - Смотри, какой ты везучий. Саша, сейчас подъезжай к ним поближе, я выскочу, а ты им дорогу перегородишь.
   - Сделаем.
  УАЗ тронулся с места и подъехал к не то парням, чуть постарше Кости, не то к старикам, состарившимся раньше времени. Павел выскочил из автомашины на ходу и схватил парней за шиворот. А автомашина перекрыла им дорогу, заехав на тротуар. Парни попытались дернуться, но выскочивший из-за руля Александр, перехватил одного у Павла и сбил его с ног. Второй скинул расстегнутую ветровку и выскочил на дорогу. Павел в прыжке сбил его ногой, ударив в спину. Перевернувшись через голову, парень встал на ноги и начал кричать, привлекая внимание стоящих на остановке.
   - Помогите, меня менты избивают.
  Прием старый, но действительный. Всегда найдется кто-то, кто начнет возмущаться и попытается отбить задержанного. Вот и в этот раз. Майор повторно сбил с ног парня и только застегнул на его руках наручники, как получил удар тростью по голове. Наступив ногой на лежащего, он выпрямился и перехватил трость, которой повторно его пытался ударить маразматического вида старикашка. Секерин оттолкнул его. Тот, попятившись, запнулся о бордюр и упал. Набежавшие женщины попытались поднять крик, но Павел перехватил инициативу.
   - Ну, старикашка. Ты у меня соучастником пойдешь. Они втроем изнасиловали и убили десятилетнюю девочку. Двоих мы задержали, а ты третьим будешь.
  Теперь уже все внимание женщин было переключено на задержанных и пытающегося встать на ноги, старика. Одна из женщин подбежала к нему и несколько раз ударила его ногой. Тот уворачиваясь от ударов, свернулся калачиком. Александр, своего задержанного, одев на него наручники, успел затолкнуть в отсек для задержанных, в просторечии, собачник. Остальные женщины, столпились возле лежащего и начали избивать его зонтиками. Который был у многих. На вечер обещали дождь. Павел, не успевал отталкивать окруживших их. Лежащий на асфальте взмолился.
   - Начальник, делай что ни будь. Они же убьют меня.
  Секерин поднял его и тот бегом бросился к автомашине. Павел еле успевал за ним. После того, как парень запрыгнул в собачник, Александр захлопнул за ним дверь. Водитель и Павел сели в автомашину. Александр завел его и резко тронулся с места.
   - Иванович, куда сейчас?
   - Давай вокруг квартала. Только к Сороке не подъезжай пока. Пусть успокоятся.
  Объехав квартал, УАЗ остановился не доезжая до дома Сороки. Майор вышел из автомашины и подошел к отсеку для задержанных. Открыв дверцу он ударил в подбородок парня, который пытался убежать. Тот сполз на пол и уткнулся головой в колени сидящего на против него подельника. Парень вжался в угол, испуганно глядя на майора.
   - Фотоаппарат где?
   - Сороке сдали за десять тысяч.
   - Ты, зачем пацана ударил?
   - Я, его не трогал. Просто фотоаппарат посмотрел. Даже не думал, что Князь его доской ударит.
   - Князь? Это вот этот Князь? Да это скелет ходячий.
   - У него фамилия Князев.
   - Ладно, живи.
  Павел захлопнул дверь и подошел к водителю.
   - Саша, подъезжай к дому Сороки и сходи забери ветровку, что тот шакал скинул.
   - Сделаем, Иванович.
  Секерин подставив лицо ветру, подошел к дому Сороки. Повернув щеколду на воротах, зашел во двор. Что двор, что дом смотрелись неухоженными. Зато дверь была, танком не пробить и кованные решетки на окнах. Павел подошел к двери и нажал кнопку звонка. Прождав около минуты, майор со злостью пнул дверь.
   - Собака, двери открывай. Иначе, дом бензином оболью и подожгу. Выпрыгнуть не успеешь.
  Дверь с противным скрипом открылась. На пороге стоял невысокий полный мужчина, слащаво улыбаясь. Лишь глаза выдавали, что он из породы хищников.
   - Павел Иванович, богатым будете, не узнал.
   - Сорока, я богатым буду, если поделишься.
   - Гражданин начальник, только вы мне сразу сумму обозначьте.
   - Сорока, ты, наверное, не понял. Где фотоаппарат, который тебе наркотушники принесли.
   - Какой фотоаппарат? Начальник, ты что, надо мной издеваешься?
   - Сорока, этих отморозков уже задержали. И они тебя сдали. Хочешь, я, сейчас водилу отпускаю, а он через час приедет с постановлением на обыск. У тебя уже две ходки были за скупку краденного, третью нарисую, как с добрым утром. Есть желание?
   - Павел Иванович, ну зачем так сразу? Так бы и сказали, что вам фотоаппарат нужен. Да, полчаса назад мне двое наркоманов принесли дорогой фотоаппарат. Предложили купить. Я, подумал, что они его где-то украли, думаю, куплю, а затем в полицию сообщу. Может, грамоту дадут или ценный подарок.
   - Сорока, я тебе вместо ценного подарка срок нарисую. Фотик тащи.
   - Начальник, как скажешь.
  Сорока повернулся и скрылся в доме. Через пару минут он вернулся, держа в руках фотоаппарат.
   - Начальник, надеюсь, я, в деле фигурировать не буду?
   - Сорока, в следующий раз, я, тебя уговаривать не буду. Либо ты не тупишь, и мне помогаешь, либо в следующий раз на нары поедешь.
   - Все понял.
   - Ладно, живи.
  Майор вышел из дома и сел в автомашину. Показав фотоаппарат, спросил Костю.
   - Это твой?
   - Да, мой. Вон, видите, царапина на объективе.
  Секерин взглянул на Костю.
   - Саша, давай в отдел.
  Автомашина остановилась возле отдела. Павел с Александром подошли к собачнику. Александр повернул ручку и открыл дверцу. Вытащив обоих задержанных за наручники, провели их в дежурную часть. Паренек шел следом за ними. Павел окликнул дежурного, который о чем-то оживленно общался по телефону. Дежурный кого-то послал по телефону и раздраженно бросил трубку. Секерин улыбнулся.
   - Что, опять к кому-то лунатики прилетели?
   - Хуже. Каждый день ее демоны преследуют.
   - И что решил.
   - Вызываю группу спасения в белых халатах. Демонов размажут по стенкам, а ангела переселят в рай.
   - Понятно. У парней по тяжким, есть что ни будь?
   - Сегодня, бамбук курят.
   - Я, им пару клиентов привез. Пусть подключаются. Ты, с потерпевшего заявление прими. Фотик, который отобрали, прими и расписку напиши. Начальник розыска у себя?
   - Мимо не проходил. А где он, посмотри по кабинетам.
   - Нет уж, ты лучше скажи по громкой связи, чтобы он зашел ко мне в кабинет.
   - Иванович, вот ты как скажешь. Он все же начальник. Порвет меня как Тузик грелку.
   - А, ты, предлагаешь, я за ним бегать буду? Я, у себя.
  Майор прошел к себе. По громкой связи дежурный передал, чтобы начальник розыска зашел в его кабинет. Павел усмехнулся и сел за стол. Не прошло и пяти минут, как дверь открылась и в кабинет зашел недовольный начальник уголовного розыска.
   - Иванович, что за дела? Не судьба, ко мне в кабинет зайти. Ты, чего меня перед сотрудниками унижаешь?
   - Выговорился? Теперь слушай сюда. Совет нужен.
   - Иванович, ты, когда к моим советам прислушивался?
   - Яша, сегодня среда. Получается, что с четверга по субботу должны выхлопать два ломбарда Седого.
   - На нашей территории?
   - Нет. У Южного.
   - Иванович, а ты чего переживаешь? Скинь им информацию, пусть у них голова болит. Нам они в показатели не пойдут.
   - Яша, боюсь, что информация на сторону уйдет. Заказчику нужно Седого на место поставить. Тот отказался ему платить. А заказчик, заместитель районного прокурора.
   - Ашот Саркисович. Кто бы сомневался. Он, под себя весь район подмял. Иванович, сделаем так. Сейчас созвонюсь с начальником отделения по тяжким в УВД. Только ты мне накидай, что там за ситуация.
   - Яша, знаешь где база "Колхида". Хозяин Давид Маргеладзе. Сейчас он приютил группу залетных бандитов из Питера. Сколько человек, не знаю, видел троих. Парни крепкие, похоже из спортсменов. Давид их заселил в комнате отдыха, расположенной за гаражами. Кстати. Они уже не первый раз у нас. Давид их наводит на богатые квартиры. Два-три разбоя и они с добычей уезжают домой.
   - Вооружены?
   - Думаю, что да. У Седого охрана серьезная, с оружием. С голыми руками они не полезут. Можно и маслину в голову получить.
   - Согласен. Ты на бумажке накидай, где они поселились. Чтобы я потом на пальцах объяснил.
  Павел начертил на листке бумаги место, где находится комната отдыха и описал приметы тех, кого видел. Яков взял листок и вышел из кабинета. Майор встал из-за стола и подошел к чайнику, но включить не успел. В кабинет заглянул водитель с дежурного УАЗа.
   - Павел Иванович, можно?
   - Саша, заходи. Что случилось?
   - У меня парочка вопросов.
   - Ну давай, задавай свои вопросы.
   - Павел Иванович, я заочно заканчиваю четвертый курс университета. Учусь на юриста. Разговаривал с кадровиком, тот сказал, что я могу перевестись в опера. Спросил его, можно или нет попасть в вашу группу. Кадровик сказал, чтобы я с вами переговорил.
   - Я, не против.
   - И второе. Почему вы решили, что жулики пойдут к Сороке?
   - Саша, ты поставь себя на их место. Им нужно избавиться от награбленного. Вот ты представь. В полуприсяде идут два обморока. В руках одного из них, дорогой фотоаппарат, который стоит около двух тысяч долларов. Это до первого мента.
   - Полицейского.
   - Не суть важно. Для тебя полицейский, для меня мент. Обращаться в ломбард, там нужен паспорт. Ходить по киоскам, только лишнее внимание привлечешь. Идти на рынок? Так там посты полиции, да и своя охрана. Если полиция примет, значит доставят в отдел. Охранники, скорее всего, настучат по голове и фотоаппарат заберут себе. Остается Сорока или Коля Гном. Но Гном специализируется на ювелирке. Да и тащиться через половину города. А Сорока живет рядом. Да и скупает все, что блестит. Из-за чего Сорокой и прозвали.
   - Павел Иванович, вот вы знаете, кто скупает ворованное, а их не садите.
   - Саша, ты слышал такое выражение? Свято место пусто не бывает. Да, мы знаем, что они скупают похищенное. Оба даже срок в свое время получили за это. Но это было при Союзе. Сейчас они отделаются условным сроком. А если следователю еще заплатят, то и дела никакого не будет. Между собой, Сорока и Гном заключили пакт о ненападении, а конкурентов сдают влет, те только шебуршать начинают. А если их есть на чем прижать, то и нам помогают.
   - Жулики, неужели об этом не знают?
   - Знают. А чем они лучше. Если есть чем прижать, то они тоже своих подельников сдают влет.
   - Понятно. Павел Иванович, я тогда, пойду.
   - Иди. Юльку позови.
  Александр вышел, аккуратно прикрыв дверь. Павел включил чайник. Забросил в помытую Сергеем кружку заварки и залил кипятком. В дверь постучали и в кабинет зашла Юлия.
   - Вызывали.
   - Да. Скоро шесть часов будет, можешь домой бежать. Только завтра не опаздывай. Нам придется завтра Сергея с Антоном поменять. Если у них сегодня не выстрелит.
   - Слушаюсь, гражданин начальник.
   - Похохми мне еще. Иди отдыхай.
  Юлька выпорхнула в коридор. Секерин залил кружку кипятком, положил пару чайных ложек сахара и подошел к окну. Первый удар грома заставил вздрогнуть. Небо было затянуто черными тучами, которые, наконец-то, разродились потоками воды. Майор прикрыл окно и изредка отпивая из кружки чай наблюдал за разгулом стихии. То ли погода повлияла, то ли еще что-то, но вызовов больше не было. Вернее, были, но мелочь, с которой разбирались экипажи ППС и участковые. После того, как около одиннадцати, уехал проверяющий от УВД, Павел достал из шкафа подушку с бушлатом. Положив подушку на диван, лег и укрылся бушлатом. Уснуть долго не мог. А когда уснул, то почти сразу зазвонил телефон. Секерин пошарил рукой по тумбочке. Нащупав телефон, нажал на кнопку.
   - Слушаю.
   - Павел Иванович, Антон беспокоит. Вы сказали звонить, если что-то непонятное будет.
   - Антон, что случилось?
   - Во дворе стоит серенькая ГАЗелька. Кроме лобового стекла затонирована наглухо. Номера сняты. На лобовом и заднем стекле объявления о продаже. Указан телефон. Я несколько раз набирал, никто трубку не берет. Когда стемнело, стало видно, что там как минимум сидят двое. Когда прикуривают, огонек видно. Десять минут назад к торцу дома подъехала иномарка, номеров не рассмотрели. Из нее вышли двое. Прошли к ГАЗельке и залезли в салон. Через пару минут оттуда вышли двое, сели в иномарку и уехали.
   - Те же самые?
   - Нет, другие.
   - Все?
   - Да, все.
  Павел отключил телефон. Размяв лицо руками, взял телефон и набрал номер. Абонент тоже был спросонья.
   - Слушаю.
   - Подполковник, спишь? Давай просыпайся. Секерин беспокоит.
   - Слушаю, Павел Иванович.
   - Подполковник, если проснулся, то слушай. Днем мы на таксерика вышли. Он, после того, как быков Маги положили, самого Магу довез до Мира 35. Буквально за час до нас, к нему в автомашину сел мужичек и поставил его под ствол. Интересовался тем же, чем и мы. Я, своих пацанов, сегодня выставил по адресу. Так вот они только что сообщили, что кроме моих, подъезд еще кто-то пасет. Серая ГАЗель без номеров. Сидят двое. Да, вот еще что. Таксерик сказал, что у того, кто садился к нему в такси, был небольшой прибалтийский акцент.
   - Неужели сам Валид пожаловал.
   - Это еще кто такой?
   - Возглавляет группу ликвидаторов. До того, как принял ислам, звали Валдис. Больше мы о нем ничего не знаем.
   - Павел Иванович, я сейчас решу все вопросы. Ты, своих через час сними.
   - Как насчет Маги?
   - Да плевать на него. Он так или иначе попадется. Такие люди, после того, как их объявляют в розыск, долго на свободе не задерживаются. Привыкают вести себя царьками, а другим царькам, это не нравится.
   - Понятно. Сделаем.
  Павел прошелся по кабинету и взял трубку, лежащую на столе. Набрав Сергея, дождался, когда тот ответит.
   - Сережа, это Секерин. Через час снимайтесь. Антона добрось до дому, а сам в отдел на пару минут заскочи.
   - Иванович, а что случилось?
   - Там старшие братья подсуетятся.
   - Понятно.
  Майор подошел к окну. За окном все также шел дождь. Только не ливень, как вечером, а нудно моросящая пыль. Павел открыл окно и закурил сигарету. Докурив до фильтра, пока не начало обжигать пальцы, майор выкинул окурок в окно. Включив свет, сел за стол и положил голову на руки. Так он сидел до тех пор, пока руки не затекли и Секерин перестал их чувствовать. Постучал руками по столу, пока не почувствовал, как будто в мышцы начали загонять иголки. Прикусив губу, Павел посидел минут пять. Весь сон слетел с него, как будто голову засунул в родниковый источник, от холодной воды которого, зубы сводит. Включив чайник, сходил в умывальник, вымыл кружку и сыпанув заварки налил кипятку. Взяв чашку с сахаром, посмотрел на нее и отодвинул в сторону. Мелкими глотками выпил густой, маслянистый чай. Чифир не чифир, но что-то около этого. Поставив кружку, достал из пачки сигарету. Размяв ее пальцами, отложил в сторону. Дверь открылась и в кабинет зашел Голиков. Подойдя к окну, сел на подоконник.
   - Иванович, что случилось?
   - Я, вам не все сказал. По следу Маги идут профессиональные ликвидаторы. Скажем так, псы войны. Люди прошедшие Афган. Попавшие в плен к духам, а затем лагеря подготовки в Пакистане с американскими и пакистанскими инструкторами.
   - Предатели, которые своим головы отрезали.
   - Не понял, приходилось сталкиваться?
   - Паша, ты этого навряд ли знаешь, но я в первую чеченскую был командиром взвода разведки в бригаде морской пехоты. Так получилось, что после войны мне пришлось из армии уйти. Устроился в МВД. Так вот, когда группа идет на вражескую территорию, каждому бойцу нарезается свой сектор обзора. На тех, которые пришли, я сначала даже внимания не обратил. А вот те, кто вылезли из автомашины, меня сразу насторожили. Они шли так, как будто идут по вражеской территории. С пятки на носок, чтобы веточка не хрустнула. И у каждого свой сектор. Это не из-за того, что они кого-то боялись. Нет. Это у них уже привычка. Это в крови. Хотя, они твоего возраста, а может и старше, но даже со своей подготовкой, я бы не рискнул схлестнуться с ними один на один.
   - Я, понял, о чем ты говоришь. Мы с тобой разных поколений, но мне пришлось пройти через Афган. Старший сержант, командир отделения в ДШБ.
   - Волкодавы одной крови.
   - Примерно так.
   - Иванович. Я так полагаю, что на этом адресе Маги нет. Ты сам представь. Авторитет, у которого наверняка есть пути отступления и доверился какому-то таксисту. Который если к нам сам не прибежит, то мы его найдем. Мне, кажется, что он как заяц петлю сделал.
   - Объясни.
   - Четвертый подъезд, куда зашел Мага, проходной. Наверняка у него был запасной ключ. Зашел в подъезд открыл дверь и вышел. Закрыл с обратной стороны и ищи ветра в поле.
   - Сережа, что за домом находится?
   - Дачный поселок "Солнышко".
   - Ладно, Сережа. Завтра, вернее уже сегодня, подъезжай к двенадцати. Займитесь с Борей убийством паренька.
   - Есть, гражданин начальник.
  Сергей улыбнулся и вышел. Допив чай, Павел выключил свет и лег на продавленный диван. Сон пролетал где-то мимо, лишь изредка касаясь своим крылом. Сдав дежурство, Секерин зашел в кабинет. Не успел он закрыть дверь, как в него заглянула Юля.
   - Юля, утро доброе. Что у нас с бумагами?
   - Доброе утро, Павел Иванович. Бумажки я все раскидала.
   - Юля, придется тебе сегодня со мной немного поездить.
  Девушка довольно улыбнулась.
   - Павел Иванович, да с вами хоть на край света.
   - На край света не нужно. А вот в дачный кооператив "Солнышко" проехать придется. Похоже, Мага там скрывается. А ты же, у нас девушка красивая, мужики перед тобой тают, как масло на солнце.
   - Павел Иванович, вот только тают, но не те.
   - Наташка, ну уж с этим, там сама разбирайся, кто тает, кто не тает. Ну что, пойдем.
  Павел открыл дверь, пропустив впереди себя Наталью и вышел за ней, закрыв дверь. Опель Павла, пару раз крутанув коленвал, смолк. Аккумулятор сдох окончательно. Павел вышел из автомашины и со злости пнул колесо. Юля, открыв дверцу, засмеялась.
   - Павел Иванович, что, как в анекдоте. Если машина не заводится, то нужно попинать по колесам.
   - Юлька, вот только ты, не издевайся.
  Майор посмотрел по сторонам. Увидев выезжающий со двора дежурный УАЗ, призывно помахал рукой. УАЗ подъехал и остановился. Водитель, улыбаясь, вышел из автомашины.
   - Павел Иванович, что, как всегда, машина сдохла?
   - Ты, еще посмейся над старшими.
   - Иванович, да вы у меня как талисман. Если утром не помогу вам машину завести, то день на смарку. Мало того, что машина рассыпается, так еще и вызов за вызовом.
  Открыв капот, водитель достал из багажника провода и присоединил к аккумулятору. Павел завел своего верного Опелька. Водитель, козырнув, с улыбкой сел в УАЗ и уехал. Секерин погонял двигатель минут пять. Убедившись, что автомашина заводится, проехал к кооперативу "Солнышко". Юлия с улыбкой наблюдала за майором. Остановившись возле проходной, Секерин вышел из автомашины. Юлия, улыбаясь, дождалась, когда он откроет ей дверцу. Павел, пристально взглянул на нее.
   - Наташа, может, сотрешь с лица эту глупую ухмылку. Мы, сюда приехали не шашлыки жарить.
  Юлька, обидевшись, отвернулась. Майор, пикнув сигнализацией, закрыл автомашину и подошел к сторожке, на крыльце которой сидел невысокий, худощавый мужчина, годков под семьдесят. С седой бородой и усами и редкими волосенками на голове. Павел подошел и поздоровался. Мужчина, взглянув на него заулыбался.
   - Привет тезка. Что, не узнал?
  Секерин взглянув, рассмеялся.
   - Юлька, хватить дуться. Иди сюда.
  Юлька подошла и с интересом посмотрела на стоящего перед ней мужчину.
   - Юльк, перед тобой легенда уголовного розыска. Вешкурцев Павел Степанович. Его фотография на стенде в УВД. Когда я пришел в милицию, Павел Степанович был у нас начальником розыска. Правда, вместе, мы только год отработали. Но мужики смеялись, что сменяли шили на мыло. Один Павел ушел, другой пришел.
  Павел обнял стоящего перед ним мужчину.
   - Павел Степанович, вот уж не ожидал тебя здесь увидеть. Как ты, чем занимаешься?
   - Паша, вон, видишь дачка председателя кооператива, так моя за ним.
   - Да, там не дачка, а дворец.
   - Паша, ты знаешь, в Бухенвальде вывеска висела, "Каждому свое". Так вот, ему по штату положено. Он ректор медицинского института. Магомедов Рамзан Расулович.
   - Не понял.
   - А, что здесь понимать. Старший брат Маги. Правда, дом на тестя оформлен. Если ты по душу Маги, то он здесь. Сегодня, минут десять назад его видел. Его брат в Турцию уехал, но предупредил, что родственник поживет.
   - Павел Степанович, ты сам-то как?
   - Да ты знаешь, Паша, я ведь один остался. Жена три года назад умерла. Дочь в Сургут уехала. Вот, я и устроился сюда сторожем. Летом, как правило, здесь только свои. Пару раз за ночь обойдешь территорию. А зимой у меня помощники есть. Вон, видишь, в вольере сидят.
  Павел повернул голову. В отгороженном вольере сидели парочка средназиатских овчарок, внимательно наблюдавших за ним.
   - Степаныч, а они не вырвутся?
   - Не бойся, они спокойные. Если руками не махать, они даже не дернутся. Зимой раз у меня из вольера сбежали. Пошел искать, а они двух воришек приняли на даче. Сидят перед ними, а те боятся рукой пошевелить. Пока полиция не приехала, так и сидели.
   - Степаныч, я, сейчас ОМОН вызову, так- что, ты не впрягайся.
   - Паша, ну это уж как получится.
  Степаныч внезапно встрепенулся.
   - Паша, слышишь, вроде машина завелась. У хозяина джип, но для прислуги держит старенького жигуленка. Я, уже, здесь все машины по звуку знаю.
  Павел взглянул на стоящих перед ним Степаныча и Юльку.
   - Так, быстро в сторожку и не высовывайтесь. С ОМОНом, похоже, обломались.
  Майор спрыгнул с крыльца, достав из- под полы джинсовой куртки пистолет, и подошел к воротам коттеджа, которые, управляемые с пульта, медленно отъехали в сторону. Секерин вышел на середину проема. Мага стоял возле заведенной автомашины, дожидаясь, когда откроются ворота. Увидев стоящего с пистолетом в руке Павла, он что-то гортанно крикнул. Запрыгнув за руль автомашины, включил передачу и до полика нажал на педаль газа. Машина, взбрыкнув козликом, рванулась вперед. Не прицеливаясь, майор нажал на спусковой крючок. Пока машина неслась на него, Павел опустошил обойму. Когда затвор замер, он опустил руку. Автомашина вильнув перед самими воротами въехала в металлический столб. Секерин стоял и смотрел на автомашину, впав в ступор. Его колотила мелкая, противная дрожь. Степаныч, подошедший сзади, тронул его за плечо. Майор вздрогнул и посмотрел на него. Степаныч, взглянув на автомашину, покачал головой.
   - Хорошо ты его приложил. Прямо в лоб.
  Мага сидел уткнувшись головой в рулевую колонку. Из простреленного лба на панель тонкой струйкой стекала кровь.
   - Паша, ты чего в ступор впал? Первый раз, что ли?
   - Степаныч, стрелять приходилось, но так, чтобы наглухо, первый раз.
   -Паша, все когда-то происходит в первый раз. Ты, сейчас посиди на скамейке, а вечером, выпей стакан водки. Для нас это первый депрессант. Я, сейчас группу вызову.
   - Степаныч, вот еще что. Вы с Юльк ничего не видели и не слышали. Ты мне сказал, где Мага. Я, пошел адрес проверить, а Юльки здесь небыло. Что там произошло, ты не знаешь.
   - Паша, к чему такие сложности?
   - Степаныч, мне проще одному отстреляться. Под меня гестаповцы из УСБ копают. Раньше проще было. Сейчас эти козлы сразу примеряют, правомерно ты применил оружье или нет. Такое время, в первую очередь, менты сами виноваты. Пойду, на лавочке посижу, а ты иди, группу вызови. Да, и Юльке здесь делать нечего.
  Майор засунул пистолет в кобуру и подойдя к лавочке, возле дома напротив, сел на лавочку. Степаныч покрутил головой и пошел в сторону сторожки. Долго майору ждать не пришлось. Услышав, что Мага убит, на место происшествия, как воронье, слетелись все службы. Прокуратура, следственный комитет, уголовный розыск, управление собственной безопасности. Даже из ФСБ и то люди нарисовались. Павел сидел на лавочке и смотрел за суетой, причиной которой был он. Следователь, осмотрев автомашину, подошел к майору и сел рядом с ним.
   - Павел Иванович, может вы объясните, что здесь произошло?
   - Застрелил зверя.
   - Но это не зверь. Это человек. Сколько раз вы стреляли и предупредили ли вы его о применении оружья?
   - Слушай сюда, малыш. Когда на тебя несется машина, чтобы размазать по асфальту, ты будешь кричать, что стой стрелять буду и делать предупредительный выстрел в воздух?
   - По закону вы именно так и должны сделать.
   - А, ничего, что жизни сотрудника угрожала опасность. Причем, реальная.
   - Разберемся. А пока, сдайте оружие.
   - Расписка.
   Следователь написал расписку, после чего передал ее Павлу. Тот, прочитав ее, достал пистолет и отдал его следователю.
   - Все?
   - Но, надеюсь вам не надо напоминать, чтобы вы никуда не выезжали. И по прибытью в отдел, напишете подробный раппорт.
   - Что-то еще?
   - С вами, хотел переговорить заместитель начальника УСБ.
   - Не я же с ним хотел, он. Пусть сюда и идет.
   - Зря вы так.
  Следователь встал с лавочки и подошел к заместителю начальника УСБ. О чем-то переговорив, изредка поглядывая на Павла, следователь подошел к эксперту, осматривающего автомашину. Зам, по борьбе с личным составом, ухмыляясь подошел к Секерину и встал напротив него.
   - Отойди, солнышко закрываешь.
   - Что?
   - Солнышко закрываешь. Когда еще так посижу. Ну и что от меня гестапо нужно?
   - Гестапо? Слышь, ты язычок прикуси. Можно и без него остаться.
   - Не ты, а вы. Мало того, что у нас одинаковое звание, так я, тебя старше лет на десять. Что надо?
   - Нужно проехать к нам в отдел, где вы ответите на пару наших вопросов.
   - Я, задержан? Если задержан, то постановление суда. Если нет, то выписывай повестку. Приду с адвокатом. Хочешь побеседовать, садись, побеседуем. Не говорю, присаживайся. Когда ни будь ты, вместе с начальником поедете в Тагил, лес валить. Ваши отделы создавали, чтобы ментов от жуликов защищать. Получается наоборот. Вы бандитов от ментов защищаете. А кого вы лично защищаете, я в курсе.
   - Мне, плевать с высокой колокольни, что ты знаешь. Майор, ответь мне на парочку вопросов. Как так получилось, что встречаешься с Сибиряком и на следующий день группу Маги расстреливают в кафе. Самому ему чудом удалось скрыться. Ты, в эту же ночь встречаешься с Сибиряком. А через четыре дня труп Маги. Как так получилось, что ты расстрелял целую обойму и не попал ни в двигатель, ни по колесам. А в лобовом стекле три дырки и одна в центре лба Маги. А самое интересное. По этому преступлению работает все УВД, а Магу находишь ты. На задержание выехал один. Почему не взял с собой ОМОН?
   - Начнем по мере поступления вопросов. Первый раз я встретился с Сибиряком, потому что его избили в ночном клубе. Вызов поступил из больницы. Второй раз, я встретился с ним, чтобы убедиться, что он не имеет отношения к расстрелу. То, что мы с Магой здесь пересеклись, так это чисто случайно. Ко мне обратился таксист, который рассказал, что после расстрела подвозил Магу вон к той высотке. Видишь, метрах в ста от кооператива дом. Мага зашел в четвертый подъезд. Подъезд проходной. Естественно, что я предположил, что он просто скинул с хвоста таксиста. Решил проверить дачников. Сторож опознал Магу по фото и показал, где он залег. Пошел посмотреть, что за фазенда. Как специально, ворота открылись. Смотрю, а там Мага садится в автомашину. Меня увидел, узнал. Сел в автомашину, нажал на газульку. А результат вы видите.
   - Совесть не мучает, что человека убил?
   - Человека? Скорее, уж гиену. За его бандой крови и слез, не на один бассейн наберется для пловцов из олимпийского резерва.
   - Надо было раньше работать.
   - Это ты мне говоришь? Мы сколько раз его задерживали. Это ты спроси у следственного комитета, у прокуратуры и судейских. То потерпевшие от заявления отказываются, то протоколы допроса теряются, то вещдоки из камеры хранения пропадают. На размышления, не наводит.
   - Ладно. Думаю, что это не наша последняя встреча.
  Секерин достал из кармана пачку сигарет. Выщелкнув одну, прикурил. Сотрудник УСБ поморщился, встал и отошел к стоящим возле автомашины с трупом Маги руководству. Выкурив сигарету за три затяжки, смял в пальцах фильтр и выкинул в ведро, стоящее рядом с лавочкой. Павел еще раз взглянул на насыщенных павлинов, которые стояли возле автомашины, встал с лавочки и подошел к домику сторожа, возле которого на крыльце стоял Степаныч, облокотившись о перила.
   - Степаныч, ты меня не помнишь и не знаешь. Пришел, показал тебе фото Маги. Ты, его опознал и указал дом, где он скрывается. Что произошло дальше, ты не знаешь.
   - Что, все так плохо?
   - Павел Степанович, я, не застал то время, когда министром был Щелоков, но со слов пенсионеров остается только завидовать, что такие люди работали. Нас как медведя со всех сторон сворой гиен травят. УСБ, прокуратура, следственный комитет, ФСБ. И каждый старается свой кусок мяса выхватить, пока медведь живой. А со временем плоть начинает гнить. Задержат, какого ни будь из ППС или ГАИ и сразу в Москву рапортуют, что задержали оборотня в погонах. Трясти надо тех, кто в золотых погонах и с широкими лампасами. Юлька где?
   - Когда вся эта заварушка началась, я ее на остановку маршруток отправил. Сказал, чтобы она тебя там дожидалась.
   - Видно старого опера по полету. Спасибо, Степаныч. Удачи.
  Павел попрощался и прошел к своей автомашине. Выкурив сигарету, сел за руль и проехал к остановке маршрутных такси. Юлька ходила по остановке, всматриваясь в подъезжающие автомашины. Майор подъехал и остановился, нажав на сигнал. Девушка вздрогнула и оглянувшись, подошла к автомашине. Облегченно вздохнув, села на переднее сидение. Павел включил передачу и автомашина тронулась с места. Юлька со слезами на глазах смотрела на майора.
   - Павел Иванович, я так испугалась, когда вы стрелять начали.
   - Ну, если ты хлопушку испугалась, то зачем в розыск шла? Да, и вот что. Тебя здесь не было. Если, УСБ глубоко копать начнет, то мы вместе вышли из отдела. Я, тебя довез до железнодорожного вокзала, где высадил. Ты пошла встречать сестру, которая была проездом. Я уехал. Сказал тебе, чтобы в отдел пришла после обеда. Кстати, сколько время?
   - Два часа доходит.
   - Вот время летит. Сейчас, не доезжая отдела высажу. Дальше сама добежишь.
   - Что, все так серьезно?
   - Как ты думаешь, если я человека застрелил? Да, это бандит, да убийца. Из меня УСБ сейчас всю душу вымотают. У меня с ними давно уже взаимная любовь. Запомни первое правило уголовного розыска. Нельзя верить никому. Даже себе. Это раньше, во времена Сергеича, опера были как один организм. Даже я, немного, но застал это время. Помню, Степаныч еще тогда работал. У одного опера квартирники хату обнесли. Степаныч распорядился, чтобы всех жуликов, кого увидим на улице, тащили в отдел. Коридоры забили всего отдела. Поставили им условие. Либо они возвращают все до последнего шнурка, либо начинаем их прессовать. Через полчаса жена опера позвонила, что все вернули. И никто из жуликов даже не дернулся, чтобы жалобу написать. У жуликов табу было, трогать ментов, врачей и адвокатов. Знали, что тронут мента, кровью умоются. Из-за чего опера всегда без стволов и ходили. Сейчас, выйти на задержание без ствола, это совсем отмороженным надо быть. А применишь, даже по закону, все равно виноватым останешься. Даже отметка в личном деле на всю жизнь останется, что склонен к применению насилья. Вот так вот Юля. Ну все, вроде подъехали. В отдел сама добежишь.
  Высадив Юлию, Павел не успел доехать до отдела, как раздался телефонный звонок. Павел взглянул на дисплей и припарковался к обочине.
   - Слушаю.
   - Павел Иванович, узнали?
   - Старшего брата, да не узнать.
   - К нам есть возможность подъехать? Нет желания встретиться с бывшим сослуживцем?
   - У меня их много было. С кем из них?
   - Ты, с ним в одном взводе, в учебке служил. Затем, в Афгане, вы служили в одном батальоне.
   - Когда подъехать?
   - Да, хоть сейчас.
   - Буду.
   - Пропуск в дежурке.
  Павел, дождавшись дорожного просвета между машинами, развернулся и проехал на стоянку возле здания областного ФСБ. Взглянув на видеокамеру, Секерин даже не стал закрывать автомашину. Пройдя на проходную, предъявил удостоверение. Прапорщик, взглянув в удостоверение, позвонил куда-то. Через пару минут к проходной подошел мужчина в темно-сером костюме и светлой рубашке. Что-что, а кадры в конторе подбирать умели. Взгляни на такого и через пять минут не сможешь его узнать.
   - Павел Иванович?
   - А, что, здесь еще кто-то есть?
   - Меня предупреждали, что вы за словом в карман не полезете. Пройдемте со мной.
  Павел с оперативником ФСБ поднялись на второй этаж. Дверь в допросную была приоткрыта. Мужчина, сопровождавший Павла, показал рукой на дверь и дождавшись, когда Секерин зайдет, ушел дальше, по коридору. Возле затонированного стекла стоял Мишин.
   - Приветствую старшего брата.
   - Павел Иванович, день добрый. Узнаете своего однополчанина?
  Павел подошел к стоящему подполковнику.
   - Сергей, ты хотел, чтобы я встретился с однополчанином.
   - Смотри через стекло, узнаешь?
  Майор посмотрел через стекло на сидящего посреди комнаты мужчину. Павел прикинул его по известным приметам. Высокого роста, спортивного телосложения, короткие, рыжеватые волосы.
   - Сергей, ты меня зачем вызвал? Я, такого хмыря не знаю.
  Подполковник усмехнулся и в микрофон скомандовал, чтобы мужчина встал и повернулся. Мужчина, заложив руки за спину, встал. Повернувшись к стеклу, он усмехнулся и скорчив козью рожу, сел на стул. Павел повернулся к подполковнику.
   - Сергей, вот теперь узнал. Это Валдис Ритиньш. Да, мы с ним вместе служили. Но по той информации, что нам довели, он погиб, когда прикрывал отступление основной колонны.
   - Погиб, но не он. Колону прикрывали двое. На месте нашли два обгоревших трупа. Одного опознали, а от второго остались только кости. Когда петух клюнул, провели проверку. Оказалось, что один был боец из вашей роты, а второй из царондоя, афганец. Их никто не считал. Пока над ним с автоматом стоишь, он стреляет в сторону душманов. Стоит повернуться к нему спиной, стреляют в спину. Кстати, это сейчас не Валдис, а Вагиф. Принял ислам. Хочешь переговорить?
   - Хочу.
  Подполковник подошел к двери, ведущей в комнату. Открыл ее и отошел в сторону. Майор зашел и остановился перед мужчиной, сидящем в кресле. Тот взглянул на вошедшего Павла и отвернулся. Секерин сел за стол и положил руки на стол, сжав кулаки. Сидевший, напротив него мужчина, не выдержал. Подняв голову, он с ненавистью посмотрел на Павла.
   - Что тебе нужно, русская собака? Я же, сказал, что разговаривать с вами без переводчика не буду.
   - Валдис, ты прав. Да, я русская собака. Только я волкодав, а ты шакал, который предал свою родину.
  Валдис поднял голову и пристально посмотрел на Павла.
   - Так это ты, пес. Жаль, что я тебя не пристрелил, когда у вас был последний выход. А ведь я тебя видел, даже держал на прицеле. Если бы не ваш командир, снес бы тебе голову, как тому, что шел с тобой рядом.
   - Валдис, вот объясни мне, тупой русской ищейке, как получилось, что ты, комсорг батальона, которого представили к ордену, сбежал к духам и стал у них палачом?
   - Объяснять долго.
   - А я, не спешу.
   - Ты, хоть знаешь быдло, что я из древнего рыцарского рода. У моего прадеда было земли размером с Люксембург. Сначала пришли вы, прадеда отправили в Сибирь, лес валить. Когда пришли немцы, дед пошел добровольцем в дивизию СС "Мертвая голова". Дослужился до командира танкового батальона. Когда рейху приходил конец, абвер сделал деду новые документы. Он, под видом бывшего узника концлагеря, вернулся сначала в Россию, а затем, когда Сталин завернул ласты, вернулся в Ригу. Стал коммунистом, вторым секретарем райкома. Но всю жизнь он вас ненавидел. Вы нас всего лишили. Отец, дед которого был бароном, гнул спину перед быдлом.
   - Валдис, ты же должен был погибнуть в том ущелье. Как ты смог выжить?
   - Проще-простого. Я, сам навел духов на группу. Может помнишь, при штабе афганец околачивался, типа, пострадавший от душманов. Подмести, убрать, помыть. Однажды я перехватил его взгляд, когда он смотрел на солдат, которые сидели в курилке и смеялись. Если бы он мог, то сжег их одним взглядом. Вот тогда я и понял, что нашел того, кто откроет мне дверь к свободе. Через него я связался с духами. Предупредил о нашем выходе и о том, что в случае отхода, группу я останусь прикрывать. Так и получилось. Но бог полагает, а черт располагает. В группе было много раненных и погибших. И нас оставили двоих, да еще проводник из афганцев остался. Как договаривались, я стрелял в воздух, а вот второй хорошо духов прорядил, пока я ему гранату не закинул. Вот тогда я и понял, что такое настоящая ненависть. Проводника осколком зацепило, в живот попало. Над ним один из духов наклонился, а проводник схватил его за уши, притянул к себе и перекусил шейную артерию. Кровь хлестала, как из поросенка. Когда к проводнику кинулись с ножами, он уже был мертвым.
   - Валдис, последний вопрос. Кто сдал вам нашу группу? О нашем выходе почти никто не знал.
   - Вы случайно под раздачу попали. Мы ждали караван Ахмад Шаха Масуда с продуктами и оружием. Перед выводом войск, он занял нейтральную позицию. Ни вашим, ни нашим. Выгнал всех иностранных инструкторов, но и вас в Пандшер не допускал. Мы должны были уничтожить караван, но представить все так, что это сделали шурави. После обстрела каравана, на месте перестрелки должны были оставить труп в форме советского спецназа. Дальше объяснять не надо? Вам просто не повезло. Хотя? Еще неизвестно кому больше не повезло. Мне легкое осколок пробил. Крови много. Вы меня за мертвого и приняли. После того, как вы ушли, минут через десять подошел караван Шаха. Им, я сказал, что мы устроили засаду на спецназ. Они меня с собой забрали. Для них я был героем. Немного подштопали и переправили в Пакистан, в лучший госпиталь. А ты, Паша, везунчик. Тогда ты успел за валун запрыгнуть. Когда ты из-за него выглянул, и я успел тебя на прицел взять, граната взорвалась. Второй раз тебе уже здесь повезло. По твою душу спецы выезжали, да им в последний момент отбой дали.
   - Валдис, а здесь я, когда успел вам дорогу перейти?
   - Помнишь, семь лет назад, бомжи на свалке нашли в мешке расчлененный труп таджика? Это был внедренный сотрудник безопасности Таджикистана. Его кто-то из своих сдал. А ты в течении двух суток раскрыл это дело. Задержал двух таджиков, которые отвечали за безопасность груза и посредника.
   - Какого груза?
   - Тебя это и спасло, что не знал. Мои хозяева хотели открыть новый канал для поставки героина в Западную и Восточную Сибирь. По этому каналу в месяц должно было проходить как минимум по двести килограмм. С учетом, что его на месте разбодяжат на половину, получалось уже четыреста. Хозяева, от канала отказались. Решили не рисковать. Во- первых, этот чертов эсбэшник, а во- вторых ты. Почему-то они решили, что ты знаешь о канале. Чтобы предотвратить утечку, решили тебя убрать. Потом по своим каналам пробили. Оказалось, что ты ни сном, ни духом. Решили лишний раз быка красной тряпкой не дразнить.
   - А, ведь я не знал, что он из спецслужб.
   -Кто тебе об этом скажет. Сотрудник спецслужбы проводит операцию на территории другого государства. Кому нужен шпионский скандал? Да и скорее всего, кто-то из таджикских генералов решил сработать на свой карман. Пришлось бы хозяевам денежку за молчание отстегивать. Кстати, а как ты убийц вычислил?
   - Бомжи, на свалке, номер автомашины запомнили, на которой мешок привезли.
   - Вот так все просто. Всегда говорил, что они дебилы. Привыкли действовать так, как у себя в кишлаке. Все, я твое любопытство удовлетворил? Скажи, этим, из ФСБ, что я согласен все рассказать в обмен на то, что они меня включат в программу защиты свидетелей. Иначе, разговора не получится.
  Павел встал, пристально взглянул на Валдиса и подошел к двери. Приоткрыв ее, остановился.
   - Сволочь, ты, Валдис. Мы за тебя больше переживали, что живым в плен духи взяли, а не за тех, кого по твоей наводке убили.
  Павел вышел в коридор и прикрыв дверь, подошел к стоящему возле затонированого стекла подполковнику.
   - Подполковник, все слышал?
   - Ну а как ты думаешь?
   - Будете его в программу включать?
   - Не знаю. За ними уже спецборт из Москвы вылетел. Приказано в Москву передать. Вот еще что, оттуда позвонили, распорядились, чтобы всех причастных к задержанию этой группы представили к наградам. Сверли дырку на кителе.
   - Награды себе можете оставить. Сергей, ты мне лучше дай ознакомиться с развернутой справкой на Сибиряка. Где родился, где судился, где сидел. Наверняка она у вас есть. У нас, кроме его фото и о статьях, по которым сидел, больше ничего нет.
   - Паша, ты что-то уже на него накопал?
   - Пока нет, но кое что, для себя, проверить хочу.
  Подполковник вызвал конвой и с Павлом прошли в его кабинет. Предложив Секерину сесть, сам вышел из кабинета. Минут через десять вернулся, держа в руке пару распечатанных на принтере стандартных листка. Протянув их Павлу, сел напротив него.
   - Держи. Любуйся на фигуранта.
  Секерин только начал читать, как раздался телефонный гудок. Подполковник снял трубку. Выслушав говорившего, положил ее.
   - Паша, у себя в отделе дочитаешь. Меня на ковер вызывают. Москвичи прилетели.
   - Бумажки, регистрировать надо?
   - Нет. Считай подарок.
  Подполковник подписал пропуск и отдал майору. Павел попрощался и вышел из здания. На улице ни ветерка и солнце палило, как в Сахаре. Майор подошел к киоску купив бутылочку холодной воды, подошел к своей автомашине. Открыв дверцу, поморщился. Из салона опахнуло жаром, как будто из сауны. Скрутив пробку, Павел отпил из бутылки. Сев в салон, завел автомашину и включил кондиционер. Достал полупустую пачку сигарет и прикурил. Докурив до фильтра, пальцами затушил окурок и положил в пепельницу. Секерин завел автомашину и проехал к райотделу. Загнав автомашину в тенек, под дерево, зашел в отдел. Дежурный, увидев его, постучал пальцами по стеклу и жестом показал, чтобы тот зашел в дежурку. Павел кивнул головой и зашел в дежурную часть. Дежурный отозвал его в сторону, к окну.
   - Что случилось?
   - Иванович, к шефу все воронье слетелось. Прокуратура, УСБ, следственный комитет, даже наш генерал приехал. Решают, что с тобой делать. Иванович, ты бы пока залег где ни будь.
   - Посадить не посадят, а дальше фронта не пошлют.
   - Смотри сам. Я, тебя, предупредил. Да, вот еще что. Антон с новеньким четверых парней притащили, час назад. Я их в клетку закрыл. Время-то тикает. СБ проверит, могут вопросы возникнуть, на каком основании. Я, следаку звонил, тот сказал, что сейчас занят. Когда приедет, не известно. Пусть что ни будь делают.
   - Ладно, разберемся.
  Павел вышел из дежурки и прошел в свой кабинет. Сергей сидел за столом и с усмешкой наблюдал за молодежью. Антон что-то оживленно рассказывал Наталье. Павел прикрыл за собой дверь. Увидев его, Антон замолчал. Сергей, взглянув на майора, улыбнулся.
   - Павел Иванович, можете поздравить с началом. Убийство раскрыли.
   - Я, уже в курсе. Дежурный сказал. А у меня две новости. Одна хорошая, вторая плохая. Первая. Меня отстранили от должности. Пока мои обязанности будет исполнять Сергей Михайлович. Второе. Старшим братьям из Москвы указиловка пришла. Поощрить всех, в том числе сотрудников МВД, которые принимали участь в задержании группы ликвидаторов. Так что, Сергей с Антоном, насчет дырок в погонах и на кителе пока сверлить не надо, но премии может получите. А теперь, Сергей, подробней о задержанных.
   - Иванович, да все до слез банально. Погибший, Андрей Комаров, недели за две до Нового года провожал бабушку в деревню. Пока ждали автобус, он познакомился с девушкой. Ее родители переехали в Луговое, где проживала бабушка, около года назад. Сама она там работала библиотекарем. Девушка серьезная. Раньше о таких говорили, комсомолка, активистка, спортсменка. Она его на Новый год и пригласила. Андрей, до девятого класса, постоянно на каникулы к бабушке ездил. Молодежь в деревне знал. Поехал туда с чистой совестью. Но получилось, как получилось. В Луговом, один отморозок, сколотил возле себя группу таких же. Он пытался ухаживать за девушкой, но та его отшила. Ну а тот Андрей нарисовался. Ночью пошел ее провожать. Его возле ее дома впятером и встретили. Отморозок, уже покойник, две недели назад шею сломал, когда в речке нырнул неудачно. Подошли, попросили закурить. Потом кто-то ударил Андрея. Тот тоже не промах. Выдернул из ограды штакетину и всех разогнал. На следующий день молодежь в деревне об этом узнала. И если раньше с этими пятерыми старались не связываться, то сейчас над ними все смеяться начали. К тому же они нарушили все правила. В деревне как заведено. Если дерешься, то один на один. Лежачего не бьют. Если пошел провожать девушку, то никаких драк, пока она домой не зайдет. Местные им еще пару раз вломили. В общем, король умер, да здравствует король. У Андрея с этой девушкой вроде все серьезно было. Он в субботу приезжал, а в воскресение уезжал. В деревне его боялись трогать, но злобу затаили. У его бабушки узнали адрес, где он в городе живет. В начале марта выпили для храбрости и вечером поехали в город. Закон подлости сработал. Только к дому подошли, Антон с двумя друзьями вышли, пошли на тренировку. Андрей со школьниками позанимался и домой пошел один. На следующий день в институте должен был контрольную сдать. На железнодорожном переезде его догнали. Там так-то мало кто ходит. А тут как на зло никого. Утопленичек сзади кастетом в основание черепа и ударил. Они его мертвого в сторону оттащили, еще ногами попинали. Когда поняли, что убили, скинули с насыпи и убежали. Переночевали у знакомых, а утром в Луговое уехали. Ну а знают двое, знает и свинья. Эти сами по пьянке и проговорились на следующий день. Бабушка Андрея умерла, когда узнала о его смерти. Вот после этого этой пятерке бойкот и объявили. Бабушка до семидесяти лет фельдшером в деревне работала. Ее все знали с молодых ногтей. С работы всех выгнали, с ними не то что разговаривать, здороваться перестали. Они, по- моему, даже рады, что задержали.
   - Сергей, время не теряйте. Растаскивайте их по кабинетам и берите явку с повинной.
   - Иванович, так мы уже на месте взяли.
   - Обувь зимнюю изъяли?
   - Конечно. Доказывать-то нечем. Только следы от обуви. Кастет тоже нашли.
   - Явки у дежурного зарегистрируй.
   - Иванович, так я думал, сразу все следователю отдать. Пусть он сам с бумагами возится.
   - Сергей Михайлович, это может у вас в отделе все было по- другому. А здесь, следаки из следственного комитета, это голубая кровь. Мы, для них, быдло. Когда он соизволит приехать, одному богу известно. Мы, раз, двое суток ждали. Следователь в отгулах был.
   - У нас действительно не так было. Мы, с ними на одном этаже сидели. Все праздники вместе.
  Павел подошел к столу и только собрался сесть, как начал звонить телефон. Сняв трубку, молча выслушал и вышел из кабинета. Подойдя к кабинету начальника, постучал в дверь и зашел. Во главе стола сидел начальник УВД. Вокруг расположились заместитель прокурора, начальник отдела следственного комитета, начальник УСБ и начальник отдела. Все сидели и молча смотрели на майора. Секерин не выдержал. Усмехнувшись, спросил.
   - Я, никому не мешаю. Вроде не модель на подиуме.
  Начальник отдела открыл было рот, хотел что-то сказать. Но взглянув на начальника УВД, промолчал. Генерал с раздражением произнес.
   - Майор, вы ничего не попутали? Сейчас твоя судьба решается, а ты стоишь, хохмишь. Как получилось, что на задержание Маги ты пошел один? Где были остальные сотрудники?
   - Товарищ генерал, задержания не планировалось. У меня была информация, что после расстрела в кафе, таксист Магу высадил в том районе. Вот я и обходил окрестности. Проводил разведопрос. Сторож дачного кооператива опознал его по фото. Дальше все сами знаете. А сотрудники моего отделения выезжали на задержание убийц Андрея Комарова.
  Прокурор переглянулся с представителем следственного комитета. Тот с нетерпением спросил.
   - Андрей Комаров, это спортсмен, которого убили на железнодорожном переезде?
   - А что, у нас каждый день Комаровых убивают? На моей практике первый.
   - Убийц задержали?
   - Четверых подельников задержали, а основного, который кастетом нанес удар в основание черепа, черт себе две недели назад прибрал. Нырнул с обрыва неудачно. Шею сломал.
   - Павел Иванович, вот это подарок. До вас, наверное, еще не довели, что сегодня утром из Генеральной прокуратуры пришла шифрограмма. Родители Комарова написали жалобу на имя Генерального прокурора, что никто не занимается розыском убийц их сына. Дело взяли на особый контроль. Каждую неделю мы должны были докладывать в Москву о проделанной работе. Какая-то помощь нужна, с нашей стороны?
   - Вы, не могли бы следователя поторопить? Ему дежурный позвонил, тот сказал, что если сможет, то сегодня подъедет. А если нет? Моим парням тоже отдохнуть надо. Рассчитывали, что сегодня он допросит задержанных, а завтра, с утра вывезем на место убийства и снимем на видео. Там доказательств, только следы от обуви, да кастет.
   - Занят, говоришь? Сейчас поторопим.
  Заместитель начальника СК достал сотовый телефон и набрал номер, случайно нажав на кнопку громкой связи. Абонент не заставил себя ждать.
   - Слушаю, Виктор Степанович.
   - Дима, ты сейчас чем занимаешься?
   - Дело подшиваю. На следующей неделе в суд передавать.
   - Ночью подшивать будешь. Тебе дежурный с райотдела звонил?
   - Звонил.
   - Дима, через полчаса жду тебя в райотделе.
   - Через полчаса могу не успеть, пробки.
   - Меня не волнует. Хоть на вертолете, хоть подземный ход копай. Но чтобы через полчаса был здесь.
   - Виктор Степанович, а что за спешка?
   - Спешка, говоришь? Да на тебя жалоба в Генеральную прокуратуру поступила, что работать не хочешь. Опера жуликов задержали, а ты, даже, пошевелиться не хочешь. Смотри, как бы вопрос не встал, а соответствуешь ли ты должности.
   - Все понял. Сейчас буду.
   - Павел Иванович, у вас все?
   - Мне бы, еще с начальником УВД поговорить.
  Генерал хмыкнул, поудобней усаживаясь.
   - Ну говори.
   - В ФСБ из Москвы позвонили. Приказали поощрить тех, кто принимал участье в задержание группы ликвидаторов, прибывших из Таджикистана. Это они группу Маги уничтожили. Вы уж, моих парней не забудьте.
   - Не понял. А вы здесь с какой стороны?
   - После расстрела в кафе, начальник отдела ФСБ по борьбе с организованной преступностью предупредил, что работала группа ликвидаторов и что они не успокоятся, пока не ликвидируют Магу. Ребята ночью стояли во дворе дома, где таксист высадил Магу и обратили внимание на подозрительную автомашину. Об этом я сообщил сотрудникам ФСБ. Сегодня утром, они эту группу задержали.
   - Майор, я не понял. Ты знаешь о ликвидаторах, а мне даже не соизволили сообщить.
   - Товарищ генерал, они себя считают мне обязанными.
   - Еще раз не понял.
   - Пять лет назад, вас еще здесь не было. После провокации нашего УСБ, я был задержан оперативниками ФСБ, как взяточник. Месяц провел в СИЗО. Для меня все закончилось хорошо. Там разобрались. Меня выпустили, но своих погон лишились начальник УСБ и главный борец с наркотиками.
   - Майор, подробней.
   - Подробней, так подробней. Пять лет назад, спайс считался не наркотиком, а курительной смесью. Сыновья начальника УСБ и ОБНОН наладили его продажу в промышленных масштабах. Продавали с автомашины. К ним, целые очереди стояли. Я, со своими операми, задержал их. Спайс, а его в автомашине было на двести тысяч рублей, облили бензином и сожгли. Сейчас он в разы дороже. Сынков притащили в отдел. Они оказались курсантами школы милиции. Оба учились на четвертом курсе. Сообщил об этом начальнику школы. На следующий день их отчислили. А через неделю мне ответка прилетела. Один комерс, на территории нашего отдела у него было несколько мелких магазинчиков, обратился в ФСБ, что я у него за крышу вымогаю деньги. По совместительству он оказался агентом начальника УСБ. Пришел он ко мне, начал жаловаться, что у него деньги вымогают, убийством угрожают. В разговоре намекнул, что согласен платить деньги за свою безопасность. Я его выставил. Он только из кабинета вышел, следом зашли опера из ФСБ. Во время обыска у меня под столом нашли пачку денег, обработанных спецсоставом. Вот и вся история.
   - Майор, свободен.
  Павел повернулся, но его остановил до сих пор молчавший прокурор.
   - Павел Иванович, минуту.
  Секерин остановился и повернулся.
   - Павел Иванович, можете приступать к работе. Завтра, после экспертизы, вам вернут оружие.
   - Спасибо.
  Павел повернулся и вышел из кабинета. Подполковник из УСБ, что- то попытался сказать, но прокурор поднял руку, остановив его.
   - Подполковник, вашего мнения никто не спрашивал. Виктор Степанович, возьмите на заметку, чтобы наше доблестное УСБ не мешало работать Секерину. Вместо того, чтобы помогать, вставляют палки в колеса. Думаю, что мы пришли к одному мнению. Майор применил оружие правомерно.
  Все согласно закивали головами.
  Павел выйдя из кабинета облегченно вздохнул. Он даже и не ожидал, что для него так все удачно закончится. Зайдя в свой кабинет, рассмеялся.
   - Чего уставились? Все хорошо. Признали, что оружие применил правомерно. Завтра, после экспертизы, ствол вернут.
  Сергей покачал головой и улыбнулся.
   - А, я, думаю, вот попал. Не то что жуликов, сотрудников и то не знаю. Кинули как кутенка в реку и выплывай, как хочешь.
   - Ну, ты выплывешь, даже не сомневаюсь. Сережа, сейчас следак приедет. Раз уж вы с Антоном занимались, то и добивайте. Да, вот еще что. Михалыч, ты со следаком договорись, чтобы с утра жуликов на место убийства свозить. Дальше, пускай сами занимаются. Сегодня, этих босяков в ИВС не отправляйте. Пусть здесь ночуют. Им там напоют, и они завтра в отказ пойдут. Накормите бичпакетами. Коробка с ними в шкафу стоит.
   - Иванович, пусть молодежь отдыхает. Один справлюсь. Мне торопиться некуда. Жена с дочерью в деревню уехали. У нее там тетка пожилая. Просила помочь грядки прополоть. Моя все равно пока без работы.
   - Как знаешь. Молодежь, все, свободны.
  Антон с Юлией переглянулись и вышли из кабинета, не до конца прикрыв дверь. Сергей встал из-за стола, подошел к двери, закрыл ее и повернул ключ. После чего подошел к окну и открыл створку.
   - Паша, в кабинете можно курить?
   - Кури. Пепельница за шторой.
  Секерин встал и подошел к окну. Достав сигарету, размял ее пальцами и тоже закурил. Сергей взглянул на него и отвел взгляд.
   - Сережа, что-то спросить хотел? Ты лучше сразу спрашивай, что не понятно. Чтобы потом заморочек не было.
   - Паша, тебе не кажется, что Антон трусоват для нашей работы.
   - Вроде не замечал. Что случилось?
   - Понимаешь, обычно молодежь во время задержания вперед рвется. Но я знаю оперской закон, что первым всегда идет старший группы. А сегодня, когда этих босяков задерживали, мне показалось, что он мной прикрывался. Я, это к тому, стоит на него надеяться или нет. Ситуации разные бывают.
   - Хм, озадачил ты меня. Хотя... Был случай. Они с Юлькой ездили в следственный комитет. Когда приехали, Юлька была злой, как сто чертей. С Антоном не разговаривала неделю. Мне это надоело, и я с ней серьезно поговорил. Оказалось, они с Антоном стояли на автобусной остановке. Недалеко от остановки двое не смогли разъехаться. Кто-то, кого-то не пропустил. Водилы начали выяснять отношения. В итоге, один из водителей достал травмат и три пули всадил в оппонента. Юлька Антону сказала, что пойдем, задержим. Тот ныть начал, что территория не наша, что зачем под пули лезть, пусть спецы задерживают. Юлька, дала ему по физиономии, и сама мужика скрутила. Ты, не смотри, что она худенькая. У нее какой-то пояс, по японским единоборствам. Названия не помню, их развелось. Пока выговоришь, язык сломаешь. Антона предупредил, что еще один такой случай и пусть он мне лучше на глаза не попадается.
   - Понятно. Лишний раз спину не прикроет.
  В дверь постучали и в кабинет зашли начальник отдела и невысокий мужчина. Начальник отдела поморщился.
   - Паша, опять в кабинете курил.
   - Товарищ полковник. Вы же понимаете, что каждый раз водить жулика в курилку запаришься.
   - Я то, понимаю. Но есть инструкция по пожарной безопасности. А если не я, а проверяющий с УВД тебя прихватит. Минимум, выговор. Потом разберемся. Где твои архаровцы? Кто со следователем останется?
   - Сергей Голиков. Молодежь я отдыхать отпустил.
   - Сергей, это следователь из следственного комитета. Объяснишь ему, откуда ноги растут и приступайте к работе. Майор, пойдем, поговорим.
  Павел вышел в коридор следом за полковником.
   - Степанович, что случилось?
   - Иванович, повезло тебе. Вовремя вы, эту шпану задержали. Вопрос решался о твоем задержании. С УСБ наплел с три короба, что ты с Сибиряком связан. Что Магу завалил с его подачи. Генерал против был, но остальные уже согласились. Сколько не пытался им объяснить, что ты оба раза встречался по моему распоряжению, даже слушать не хотели. Они решили, что я хочу тебя выгородить. Иначе и сам под раздачу попадаю. Тебе пока карт-бланш дали. Паша, но ходи оглядывайся. Оступишься, всех собак спустят. Ты сейчас куда?
   - Домой.
   - Ладно, отдыхай. Заслужил.
  Павел заглянул в кабинет, попрощался с Сергеем и прошел к своему Опельку. Рабочий люд уже разъехался по своим норкам и без пробок майор доехал до своего дома быстро. Дом был расположен в середине спального микрорайона. Объехав дом, Секерин чертыхнулся, все места были заняты. Лишь вдалеке призывно светилась реклама платной автостоянки. Взглянув на нее, Павел подъехал к автостоянке. Выйдя из автомашины, подошел к охраннику.
   - Любезный, места на парковке есть?
   - Ну, не знаю, нужно подумать.
   - Ты чего дурака включаешь? Так есть, или нет?
   - Сказал, что нужно подумать.
   - Да, пошел ты.
  Майор повернулся и пошел к своей автомашине.
   - Паша, вернись.
  Секерин повернулся и вглядевшись в стоящего рядом с охранником мужчину, улыбнулся и подошел к нему. Охранник, как мышка, заскочил в свою каморку.
   - Женя Юрочкин. Ты, каким боком здесь?
   - Паша, если ты помнишь, мне пять лет назад предложили должность начальника розыска в Казанском районе. Перед тем, как ментов переименовали в полицию, у нас власть сменилась. Пришел молодой, наглый. В первый же день собрал начальников отделов и озвучил цифру, которую ему ежемесячно должны были заносить. Сам понимаешь, не сдержался. Сказал, что он уголовному розыску сам должен доплачивать, за то, что работают. Ну а когда в полицию переименовали, надо было аттестацию проходить. Мне сразу сказали, что я ее не пройду. Написал рапорт на пенсию. Там, квартира служебная была. Сдал ее и на родину вернулся. Сейчас здесь начальником охраны работаю. Паша, ты на этих шакалов не обижайся. Когда остается два-три места, они начинают ломить цену в два раза. На пиво себе зарабатывают. Жалоб нет, а я не лезу.
   - Женя, так место-то есть, или нет?
   - Надеюсь, не суеверный? Осталось место под номером тринадцать. У нас все от него отказываются.
   - Женя, да мне как-то без разницы.
   - Загоняй свою старушку.
   - Женя, сколько с меня?
   - Издеваешься, да?
   - Женя, видишь вон ту девятиэтажку? Так вот, квартира номер сорок пять. А это мой телефон.
  Майор достал из кармана визитку и протянул собеседнику.
   - Женя, давай так, в ближайшие выходные созвонимся, семьями выедем на природу и мяса пожарим.
   - Идет. Паша, я пойду, мне еще хозяевам нужно отзвониться.
  Майор попрощался и прикурив сигарету прошел к подъезду. Выкурив сигарету, выбросил ее в урну, и зашел в подъезд . Возле лифта стояло два обдолбаных тела. Павел взглянул на них и нажал кнопку вызова. Лифт спустился и открыл двери. Секерин сделал шаг вперед, когда один из наркоманов схватил его за шиворот и приставил нож к горлу.
   - Мужик, гони бабки.
  Майор сделал вид, что испугался, хотя нож у горла приятных воспоминаний не навевал.
   - Парни, спокойней. Сейчас, денежку достану.
  Павел достал из кармана несколько купюр и как бы случайно уронил их на пол. Парень оттолкнул его в сторону и нагнулся, чтобы подобрать. Майор с разворота ударил его ногой в висок. Тот, даже не мявкнув, упал на пол. Второй, выхватив нож из кармана, ринулся, как кабан. Секерин сделал шаг назад. Пропустив нападавшего, ударил ребром ладони в основание черепа. Наркот по инерции еще сделал пару шагов и упал. Павел достал из кармана наручники и подтащив обоих к батарее отопления, пристегнул. Достав телефон, позвонил в дежурную часть. Долго ждать не пришлось. Услышав звук сирены, майор вышел на улицу. УАЗ остановился возле подъезда и из него вышли двое ПэПээСн. Павел взмахнул рукой. Один из сержантов, подошел к нему, а второй, достав из кобуры пистолет, встал чуть в стороне, внимательно наблюдая за Секериным. Достал из кармана удостоверение и протянул сержанту. Тот взглянул на напарника и успокаивающе кивнул головой.
   - Товарищ майор, что случилось? Нам из дежурки сообщили, что двое наркоманов в подъезде хулиганят.
   - Решили денег по легкому срубить. Под нож меня поставили.
  Сержанты переглянулись между собой.
   - Товарищ майор, а где они, куда пошли?
   - Они вежливо извинились. Сказали, что не правы и пристегнули себя к батарее. Попросили сотрудников полиции вызвать.
  Старший патруля покачал головой.
   - Повезло вам майор, если это те, о ком думаю. Где они?
  Павел открыл дверь и зашел в подъезд. Сержанты зашли за ним. Один из нападавших пришел в себя и куском проволоки ковырялся в наручниках, пытаясь открыть их. Увидев вошедших, он откинул проволоку в сторону.
   - Ну что, они?
   - Они самые. Месяц уже их ловим. За ними убийство, на железнодорожном вокзале вахтовика зарезали. И по нашему району около тридцати разбойных нападений. А вы что, сообщения не получали?
   - Не знаю. Я, неделю как из командировки приехал. Со своими делами еще не расхлебался.
   - Понятно. Ну что, вызываем группу?
   - Парни, это опять на всю ночь запрягаться. Давайте, сделаем так. Вы получили сообщение от дежурного о двух наркоманах. Приехали на вызов, опознали их как разыскиваемых за совершение особо-опасных преступлений. Сами задержали и доставили в отдел. Может еще и премию получите.
   - Товарищ майор, УВД за них сто тысяч обещало. Если что, мы вам что-то должны?
   - Парни, забирайте их. Я, вас не видел, а вы меня. Вот еще что. Приедете, напишите рапорт, что они сопротивление оказали. Одного я хорошо приложил. А вон, второй тоже очнулся. Но все равно подстрахуйтесь. Ножи подберите, вон в углу валяются.
  Сержанты подошли к задержанным, отстегнули от батареи, отдали наручники Павлу. Застегнув свои на запястьях наркоманов, вывели их из подъезда. Секерин вызвал лифт и поднялся на свой этаж. Дверь в квартиру была приоткрыта, и жена с тревогой смотрела на лестницу.
   - Марин, ты чего?
   - Что там внизу случилось? Слышала, что сирена завывала.
   - Ничего страшного. Ребята из ППС двух нариков приняли.
   - Хочешь сказать, что ты здесь не при чем? Я же видела, как ты в подъезд заходил, а потом полиция приехала.
   - Марин, успокойся. Видишь, жив и здоров.
  Павел зашел в квартиру и закрыл за собой дверь.
   - Паша, переодевайся и пойдем ужинать. Я, сегодня, котлеты с пюре сделала.
  Секерин переоделся в спортивный костюм, зашел в ванную, умылся и прошел на кухню. Жена уже накрыла стол. Поужинав, майор прошел в комнату и включив телевизор, лег на диван. Жена, помыв посуду, зашла в комнату и хотела что-то спросить у Павла. Взглянув на мирно посапывающего мужа, она поправила ему подушку, выключила телевизор, принесла из спальной плед и накрыла его. В два часа ночи, майор открыл глаза и посмотрел на электронный будильник. Павел откинул плед и прошел на кухню. Включив ночник, нашел сигареты и вышел на балкон. Жена, услышав его шаги, вышла на балкон.
   - Паша, чего не спишь?
   - Курить захотелось. Марина, смотри, какая Луна кровавая, и звездами весь небосвод усыпан. Я, такое только в Афгане видел. А какая тишина. Даже машин не слышно. Был бы волком, на луну начал выть.
   - Паша, ну тебя к черту. Опять свой Афган вспомнил.
   - Маринка, ты иди ложись спать. Сейчас докурю и приду. Выкурив сигарету, Павел затушил окурок и прошел в спальную. Уснуть он больше так и не смог, ворочаясь с боку на бок. Минут за десять, до того, как прозвенел будильник, Секерин встал, отключил его и прошел в ванную. Приняв душ, зашел на кухню. Включив комфорку, поставил турку с водой и засыпал в нее молотый кофе. Жена, накинув халат, стояла в проеме двери и наблюдала за его манипуляциями. Наконец, не выдержав, рассмеялась и отодвинула Павла от плиты.
   - Паша, ты и кофе, это две вещи не совместимы. Ты, когда последний раз пил кофе?
   - Не помню. Давно.
   - Вот и я не помню. Ты же, постоянно с чаем колдуешь. Что-то там подсыпаешь, отмеряешь. Так что, давай, сама кофе сворю. Паша, у вас ничего срочного нет? Может, в филармонию сходим. Там, сегодня, "Юнона и Авось" будет. Девчонки с работы вчера ходили. Им понравилось.
   - Марина, давай так. Если что случится, я перезвоню.
   - Только не забудь. А то, опять забегаешься. Как будто без тебя некому жуликов ловить?
   - Позвоню.
  Павел выпил кружечку кофе, поцеловал жену в щеку и вышел из квартиры. Опель завелся не сразу. Секерин погладил пластиковую панель.
   - Давай, дорогой, заводись.
  Автомобиль, как будто услышал его. Выплюнув сизый дымок, коротко рыкнул и двигатель ровно заработал. Майор включил передачу и проехал к зданию отдела. Дежурный стоял возле крыльца, большими затяжками докуривая сигарету. Павел подошел и поздоровался с ним.
   - Как ночь прошла? По нашей теме было что?
   - Все как обычно. А по вашей специализации, отец сына зарезал. Не знаю, что следователь решит. Я, бы, ему самооборону вменил и дело закрыл.
   - Подробней.
   - У него сын наркоша. Мужик пришел с работы, а сын на кухне мать душит, пенсию с нее требует. Та как раз с утра ее получила. Отец, откинул его в сторону, сын схватился за сковородку и на отца пошел. Тот нож перед собой выставил, на кухонном столике лежал. Сын запнулся за табурет, который разломали, пока боролись. Упал на нож и повредил артерию на шее. Мужик нам позвонил и скорую вызвал. Артерия, сам понимаешь. Пока приехали, он уже кровью истек.
   - Что эксперт сказал?
   - Сказал, что судя по раневому каналу и положению трупа так все и было.
   - Во сколько это было? Моих поднимали?
   - С полтретьего ночи до трех. Твоих не трогали. Так все ясно. Шеф сказал, что у твоих вывозка с утра, а мужиком ты сам займешься.
   - Мужик, где?
   - Возле твоего кабинета сидит.
  Майор зашел в здание и подошел к кабинету, возле которого сидел пожилой, седой мужчина, положив на колени перевитые венами натруженные руки. Секерин мельком взглянул на него и зашел к себе. Его оперативники были уже на месте. Сергей сидел у стола, а Антон с Юлией стояли у окна. Поприветствовав их, Павел сел за свой стол.
   - Сергей, что у вас?
   - Следователя ждем с минуты на минуту. С машиной договорился. Начальник отдела распорядился, чтобы из вневедомственной охраны выделили.
   - Задержанные не тупят?
   - Один попробовал, но ему популярно объяснили, что быковать не стоит.
  Дверь открылась и в кабинет заглянул следователь.
   - Приветствую господ оперативников. Если готовы, то поехали. Опера, кроме майора, вышли из кабинета. Павел выглянул в коридор и позвал сидящего мужчину. Тот, зайдя, встал посреди кабинета. Секерин кивнул головой в сторону стула.
   - Присаживайтесь.
  Дождавшись, когда мужчина присядет на краешек стула, Павел спросил.
   - Чай будете?
  Мужчина судорожно кивнул головой. Майор подошел к еще горячему чайнику и налил в кружку чай. Поставив перед мужчиной, сел за стол, напротив него. Тот взял кружку дрожащими руками и сделал несколько больших глотков.
   - Подскажите свою фамилию, имя, отчество.
   - Сидоров Александр Васильевич.
   - Александр Васильевич, расскажите, как все произошло?
   - Я, уже вашим рассказывал.
   - Вам еще не раз придется рассказывать. Какой бы он не был, а человек погиб. Давайте, с самого начала.
  Мужчина достал из кармана сложенный в несколько раз носовой платок и тщательно вытер руки.
   - Я, на работе задержался. Нужно было срочный заказ доделать. Директор попросил задержаться. К дому подошел, смотрю, свет на кухне горит. Я, еще удивился. Время под утро, жена спать должна. Она и так-то еле ходит. Полгода назад инсульт был, когда узнала, что сын наркоман. Дверь в квартиру открыл и зашел на кухню. Меня аж заколотило. Сын свою мать держал за горло и кричал, что задушит, если та ему пенсию не отдаст. Жена позавчера пенсию получила. А деньги у меня были. Нужно было в аптеку зайти и в магазин за продуктами. Я, сына оттащил и в челюсть ему дал. Хотя это и в молодости было, но у меня был первый разряд по боксу. Сын отлетел в дальний угол, к плите. На плите чугунная сковородка с ручкой металлической стояла. Он ее схватил и на меня пошел. Я возле мойки стоял, а в ней нож, для разделки мяса, лежал. Схватил его, говорю, что не подходи. А он заорал, как дикий и на меня бросился. Сын, когда падал, табуретку сломал. Вот о нее и запнулся. Я, возле дверей стоял, нож держал возле бедра. Он запнулся о сломанную табуретку и упал на нож.
  Павел слушал в полуха. Не первый и не последний раз он слушал такую историю. Он больше обращал внимание на руки Сидорова. Который во время разговора несколько раз доставал носовой платок и вытирал руки. Сидоров опустил голову.
   - Александр Васильевич, сын чем кололся?
   - Не знаю. Я, в этом не разбираюсь. Но когда он говорил по телефону, то часто говорил о какой-то соли.
   - Солевой был. Так вы, ему, ненамного, жизнь сократили. Они больше года не живут. Привыкание практически сразу, с первой дозы. К полугоду вены становятся стеклянными. А к году они умирают от заражения крови. Не помню, чтобы кто-то из солевых спрыгнул с иглы. Деньги сын на наркотики откуда брал?
   - Не знаю. Он, когда употреблять начал, я у него пачки денег видел. Два месяца назад сын пришел грязный, в крови. Вот после этого он начал все тащить из дома. Сначала золото, затем норковую шубу. Я жене к сорока пятилетию купил. Она ее пару раз одевала на торжественные мероприятия. А потом все с подряд, что продать можно.
   - Понятно. Сначала подсадили на иглу, а затем предложили продавать соль. Когда организаторы поняли, что у вашего сына начало срывать планку, имитировали ограбление и поставили на счетчик. Либо его действительно ограбили, но на счетчик все же поставили. Такое наркоманам не прощают. Либо деньги, либо наркотики.
  В дверь постучали и в кабинет заглянул мужчина, в форме следственного комитета. Увидев Павла, он улыбнулся.
   - Иванович, привет. Сегодня с тобой работаем?
   - Привет Степа. Ты пока в коридоре подожди. Я сейчас выйду.
  Павел поднял трубку и набрал номер дежурного. Тот взял трубку не сразу.
   - Ты где болтаешься?
   - Иванович, не рычи. Не один ты работаешь. Что хотел?
   - Пусть кто ни будь из твоих бездельников подойдет, пять минут в кабинете с Сидоровым посидеть.
   - Сейчас отправлю.
  Павел дождался сержанта и вышел в коридор. Оставив небольшую щель между дверью и косяком. Степан стоял возле двери.
   - Иванович, что случилось?
   - Степа, у вас что, делать нечего? Следака по особо важным практически на бытовуху прислали. Когда надо, то не допросишься.
   - Иванович, да меня с совещания выдернули, сказали, чтобы срочно в отдел ехал. Резонансное убийство.
   - Какое к черту резонансное. Наркот сначала чуть мать не задушил, а потом на отца кинулся. У того нож в руке был. Сынуля за табуретку запнулся и горлом упал на нож. Сонную артерию перерезал. Отец скорую вызвал и нам позвонил. Степа, здесь даже превышение самообороны не натянешь. Несчастный случай. Журналисты конечно раздуют, но и только. Да и по суду его признают психически нездоровым.
   - С, чего ты взял.
   - Ты, посмотри, что он делает. Пока на нервах был, как-то держал себя в руках, а сейчас расслабился.
  Следователь заглянул в щель.
   - Иванович, а что он делает?
   - Кровь с рук стирает. Его на этом переклинило.
  Сидоров снял с себя пиджак и вытирал о него руки.
   - Степа, пойдем, поможешь наручники на него надеть, пока он мне кабинет не разнес.
  Только Секерин открыл дверь, как мужчина вскочил со стула и подойдя к стене, начал вытирать о нее руки. Павел подошел сзади и подножкой сбил Сидорова на пол и завернул ему руки назад. Следователь сел на ноги. Сержант встал из-за стола и недоуменно смотрел на происходящее. Майор взглянул на него.
   - Какого черта стоишь? Быстро одевай наручники и бегом в дежурку, скорую вызывай из психиатрической больницы.
  Сержант застегнул наручники на запястьях Сидорова и выскочил в коридор. Не прошло и десяти минут, как в кабинет зашли двое санитаров. Найти таких амбалов нужно было еще постараться. Привычно накинув на Сидорова смирительную рубашку, они вывели его из кабинета. Через пару минут один из санитаров вернулся.
   - Мужики, что с ним? На что нам ориентироваться?
  Павел, который подбирал с пола рассыпанные документы, встал.
   - Ребята, если вкратце, то он случайно убил единственного сына. Несчастный случай.
   - А, с чего вы решили, что он псих?
   - Руки пытался от крови оттереть. Сначала носовым платком оттирал, затем снял пиджак, начал об него тереть. Так этого мало показалось, до стен добрался. Ладно, хоть кабинет не успел разнести.
   - Понятно.
  Санитар повернулся и вышел. Следователь облокотился об стол.
   - Иванович, а с чего ты решил, что с ним что-то случилось. Может посидел бы в камере, да успокоился.
   - Степа, у меня уже такое было. Я тогда еще молодой был. К нам бабулька пришла с заявлением, что у нее муж пропал. Они летом на даче жили. Вроде вечером пошел в соседний дачный поселок за хлебом, там киоск круглосуточный, и не вернулся. Сама сидит и руки носовым платком трет. Я ей и сказал, что кровь плохо оттирается. Пусть уж честно скажет, куда труп спрятала. Что нужно, по человечески похоронить. Та и сказала, что труп скинула в погреб на соседнем полузаброшенном участке. Когда до нее дошло, что проговорилась, она нам такую истерику устроила. Кабинет разнесла. Втроем с одной старушкой еле справились. Пришлось скорую вызывать.
   - Из-за чего она дедку кирдык сделала?
   - Это мне врач, потом уже рассказал. Дед самогон гнал для себя. Вечерком с устатку пару стопочек выпивал. Бабуля принесла миску свеже соленых огурчиков. Они по паре стопочек и выпили. Дед остался на кухне, а бабулька спать пошла, а перед этим парочку таблеток снотворного выпила. А его категорически нельзя мешать со спиртным. Возникает эффект наркотического состояния и провалы в памяти. Бабулька часа в четыре утра проснулась. Ночнушка и руки в крови. Она забежала на кухню, а там дед в луже крови на полу лежит и наградной кортик на столе. Дед у нее заслуженный был. Капитан первого ранга. Кортик у них на стенке висел. Кортиком всего раз и ударила под лопатку. Когда выдернула, ее кровью и окатило. Ее потом суд психически нездоровой признал. Она через дом от отдела жила. Пару лет я ее еще видел, когда она во дворе гуляла.
   - Печально все это. Паша, мне-то что делать?
   - Степа, ты сходи к начальнику дознания и на пальцах ему все объясни.
   - Слушаюсь, товарищ майор.
  Степан попрощался с Секериным и вышел из кабинета. Павел вздохнул и подошел к окну. Распахнув створки, он достал сигарету и прикурил. Докурив сигарету и сел за стол. Только придвинул документы, лежащие на столе, чтобы разобрать их, как в кармане заверещал сотовый телефон. Майор недовольно поморщился и достал его из кармана. Взглянув на экран, улыбнулся.
   - Товарищ генерал, день добрый.
   - Паша, какой я тебе генерал. Ты, сильно занят?
   - Не очень. Хотел с бумагами разобраться. Мне один чудик на пол со стола скинул.
   - Поговорить нужно.
   - Где и когда.
   - Я, сейчас в центре. Кафе "Якорь", знаешь где? Там кофе хороший делают.
   - Парусник возле музея? Борис Игоревич, буду через полчаса.
   - Тебе что ни будь заказать?
   - Нет.
   - Все, я жду.
  Секерин взглянул на документы, сгреб их в одну стопку и закинул в сейф. Выйдя из кабинета, закрыл дверь и прошел на автостоянку. Постояв возле автомашины, взглянул на часы. На машине по пробкам уйдет полчаса. Павел решил прогуляться пешком. Выйдя со стоянки прошел на улицу Ленина, которая упиралась в реку, где и стоял парусник, переделанный в ресторан. Майор шел не спеша. Когда подошел к ресторану, до встречи оставалось минут пять. Выкурив сигарету, он зашел по сходням на палубу. На которой под тентами стояло несколько столиков. Генерал стоял у противоположного борта, облокотившись на него. Павел подошел и стал рядом.
   - Привет Соболь. На воду любуешься?
   - Привет боец. Помнишь, как нам воды в Афгане не хватало. Приходишь с выхода, а она в бочке теплая и хлоркой пахнет. Хватит воспоминаний, пойдем за столик. Я, уже, все заказал.
  Генерал сел за столик. Павел отодвинул стул, и сел напротив. Как по мановению волшебной палочки возле стола появился официант. Поставив на столик тарелки с салатом он исчез, чтобы появиться с блюдом шашлыка, посыпанного зеленью. Генерал усмехнулся.
   - Боец, я, так понимаю, что это у тебя и завтрак и обед. Наверняка ведь дома не завтракал. Давай, приступай к трапезе.
  Перекусив, Секерин взглянул на собеседника.
   - Борис Игоревич, вы ведь меня не за этим звали, чтобы накормить. Что случилось?
   - Паша, я хотел с тобой по поводу племянника поговорить. Когда я пришел в школу милиции, столкнулся с тем, что преподаватели и командиры рот вымогали деньги у курсантов. Нашим гестаповцам я не доверяю. Попросил сотрудников ФСБ проверить личный состав. Половину преподавателей и начальников курса пришлось заменить. С тех пор у меня с ними негласный договор. Проверяют всех кандидатов по своей линии, кто к нам в школу устраивается на работу. Так получилось, что три недели назад я ушел в отпуск и уехал на Байкал. Перед отпуском у меня был разговор с племянником, но конкретно я ему ничего не обещал. Он просился на кафедру ОРД. Начальник кадров по своим каналам пробил, что Игорь мой родственник и решил прогнуться. Я, в понедельник вышел на работу, а он мне приказ подсовывает на подпись, о назначении на должность. Сегодня встречался с куратором от ФСБ. То, что он мне сообщил, ни в какие ворота не лезет. Оказалось, мой любимый племянничек, прикрываясь мной, крышевал около десятка мелких торгашей. Мало того, так он еще и с жуликов взятки брал. Старшие братья могли его пару раз на взятке взять, но судя по всему решили со мной свою игру сыграть, используя Игорька. Что думаешь?
   - Борис Игоревич, первые пару лет у меня к нему претензий не было. Немного хамоватый, нагловатый. Думал со временем обломается, пройдет. О том, что комерсов крышует, первый раз слышу. Хотя, деньги у него водились. О том, что Игорь взятки берет, узнал в последний день его работы в нашем отделе. Помнишь, ты еще у нас работал. У тебя была информация, что какой-то жулик по кличке Черный, раз в полгода привозит крупные партии наркоты и оптом скидывает цыганам. Мы его тогда так и не смогли установить. Но зарубочку на памяти я оставил. Оптовиков между делом опрашивал. Вышел на одного пассажира, у которого останавливался Черный, когда приезжал к нам. Пробил, кто он такой и выставил на железке сторожок. Центер наркоты на самолете не провезти. Вот он год назад и стрельнул. Остановился, где обычно останавливался. По информации, Черный должен был наркоту скинуть утром. Но человечик сказал, что кто-то ночью к нему пришел, кто именно, он не видел. Но Черный собрался и ушел с этим человеком. Больше хозяин квартиры его не видел. Люди потом подсказали, что Черный ночью пришел к барону и продал ему наркоту за половину цены. Сам двинул в аэропорт и улетел в Тайланд. Мы его все утро ждали. А он в это время в самолете над нами смеялся. О мероприятии знали только мои. Я даже начальству не докладывал. Правда, я на другого грешил. Он через месяц купил квартиру, причем не в кредит. А через полгода взял новую иномарку. Правда, поездил недолго, угнали. Нашли только распиленный кузов. Залетные на запчасти разобрали. Вот и начал его тихонько пробивать. Только зря все это было. У его отца ООО "АГРО 2000". Самое крупное сельхоз предприятие по области. В последую ночь мы с Игорем в засаде были. Он и разоткровенничался. Обозвал нас старыми идиотами и что за идею сейчас никто не работает. Я и спросил о Черном. А он рассмеялся. Сказал, что с Черного заработал столько, сколько мы за десять лет не получим.
   - Разберемся. Похоже, сестру я потерял. Спасибо Паша.
   - За что? Борис Игоревич, если еще вам больше не нужен, то я пойду.
   - Иди Паша. Я еще посижу. Хорошо здесь.
  Секерин попрощался и по трапу сошел на берег. Оглянувшись, взглянул на генерала, тот стоял у борта и смотрел на воду. Взглянув на музей, Павел нерешительно потоптался и махнув рукой пошел к музею. Здание, еще дореволюционной постройки, считалось одним из самых красивых в городе. Поднявшись на высокое крыльцо, открыл дубовую резную дверь и зашел в прохладный холл. Чуть слышно работал кондиционер. За кассой сидела пожилая женщина, разгадывая кроссворд. Павел мог один пойти на толпу уголовников, но в таких заведениях на него нападала какая-то робость. Подойдя к кассе он пальцем постучал в стекло. Женщина, отложив в сторону журнал, вежливо улыбнулась.
   - Решили посетить наш музей. К нам редко кто заходит. В основном школьников на экскурсии водят.
   - Да, я, по другому вопросу. К кому из историков мне можно обратиться? Из тех, кто занимался революцией и Гражданской войной в нашем регионом.
  Женщина посмотрела на него, как будто он только что свалился с луны.
   - Я, что-то не то сказал?
   - Но сейчас это никому не интересно. За последние лет пятнадцать вы первый, кто этим интересуется. Женщина вышла из-за стойки и подошла к Секерину.
   - Пойдемте, присядем за столик.
  Женщина и Павел присели за журнальный столик, стоящий в холле.
   - Меня зовут Полина Сергеевна. А вас?
   - Просто Павел.
   - Так вот, просто Павел. Я, наверное, последняя, кто профессионально занимался этой эпохой. Так что вас интересует?
   - Небольшой период, примерно две недели. Девятнадцатый год. Белогвардейцы отступили, а в город зашли красноармейцы. Они оставили комендантом парня. Я хотел узнать, кто он, откуда, что с ним случилось?
   - Вот, значит, как. Когда-то, я сама заинтересовалась этим моментом. Единственное, что я узнала, что его звали Поляков Дмитрий. Сами понимаете, им тогда было не до бумаг. А фамилию и имя я встретила в дневнике, начальника станции. Первая запись была, что вчера белые ушли из города. Вошли красные. Командир полка назначил комендантом города Полякова Дмитрия. Молодой парень, но похоже, что болеет туберкулезом. Часто бывают приступы кашля, после чего сплевывает кровавые сгустки. Похоже, что не жилец. Второй раз он написал о коменданте через неделю. Пользуясь тем, что в городе практически нет власти, голову подняли уголовные элементы. Поляков распорядился создать в городе из сознательных рабочих отряд самообороны. Последний раз он написал через две недели, что мука в городе кончилась, комендант с сотрудниками ЧК выехали на соседнюю станцию. Пригнали эшелон с зерном и мукой. Во время разгрузки комендант умер. Больше о нем ничего не нашла. Павел, а почему вы им заинтересовались?
   - Полина Сергеевна, вы можете не поверить, но он мне приснился. Вот я и зашел проверить, было такое или мне пора в психушку.
   - Интересно. А что вам приснилось?
   - Что Поляков из дворянской семьи. Отец погиб на Первой мировой. В шестнадцатом году, после окончания гимназии, Дмитрий добровольцем ушел на фронт. За храбрость получил Георгиевский крест. В конце шестнадцатого года рота, в которой служил Дмитрий, попала под немецкую газовую атаку. Выжил, но хлор сжег легкие. После революции вступил в Красную Армию. Когда совсем разболелся, его здесь и оставили. Мать умерла от тифа. Сестра эмигрировала в Швецию.
   - А вы знаете, Павел, я ничему не удивляюсь. До революции в этом здании было Дворянское собрание. У нас двое, бывших военных, по ночам работают сторожами. Я их постоянно ругала, что утром приходишь, а от них перегаром пахнет, хоть за закуской беги. Они говорили, что иначе нельзя, что в музее есть привидения. Все смеялась, пока сама одного из них на две недели не подменила. По ночам иногда музыка играет, кто-то танцует. Когда нет музыки, кто-то ходит по залам и разговаривает. Первую ночь, думала с ума сойду. Хотя, ни в бога, ни в черта не верю.
   - Полина Сергеевна, вы извините, что я вас отвлекаю, но мне пора. До свидания.
   - Все хорошо. До свидания.
  Павел встал и вышел из здания музея. Спустившись с крыльца, подошел к киоску по продаже кваса. Купив кружку кваса отошел чуть в сторону и начал его пить мелкими глотками. Холодный до зубовной ломоты. Осилив напиток, поставил кружку на прилавок. Отойдя к лавочке, сел на нее и прикурил сигарету. Докурив до фильтра, выбросил окурок в урну. Взглянув на часы, встал и прошел в отдел. Остановившись возле дежурки, постучал в стекло. Дежурный в глубине помещения за что-то отчитывал помощника. Услышав стук, он недовольно отмахнулся, но узнав майора, подошел к стеклу.
   - Мои, еще не освободились?
   - Минут двадцать назад последнего забрали.
   - Для нас ничего нет?
   - Иванович, переплюнь. Да, чуть не забыл. Там тебя какой-то синий от пяток до шеи спрашивал. Сказал, что в парке ждать будет. Где ты таких только находишь?
   - Высокий, худощавый?
   - А, еще в майке и шортах.
   - Скоро подойду.
  Майор вышел из отдела и прошел в парк, расположенный через пару домов от отдела. Осмотревшись, он в самой глубине парка заметил сидящего на скамейке мужчину, о котором говорил дежурный. Павел еле сдержался, чтобы не рассмеяться. Все лавочки были заняты, сидели бабульки и мамаши с детьми, кроме той где сидел мужчина и двух рядом расположенных. Майор подошел, поздоровался и сел рядом.
   - Тима, что случилось? Я же тебе говорил, чтобы сначала звонил по телефону. На людях нам встречаться нельзя. Это ведь твоя безопасность. Увидит кто ни будь из братвы, голову мне на подносе принесут.
   - Иванович, да ты не психуй. Я, телефон по пьяни в озере утопил. А так номер не помню. У меня информация есть.
   - Говори, слушаю.
   - Иванович, ты как-то говорил, что зимой фуру с радиоаппаратурой угнали. Хозяева вроде премию предлагали.
   - Было такое. Мы на водилу грешим. Исчез вместе с фурой.
   - Никуда он не исчезал. Прикопали его. Я, знаю, кто это сделал и где фура стоит. Пацаны решили полгодика выждать, чтобы не спалиться. Аппаратура, не водка. Оптом реализовать трудно, а в розницу менты примут как с добрым утром. Они не ту фуру взяли. Наводчик номера не те дал. Должны были фуру с сигаретами взять.
   - Кто и где?
   - Иванович, тормози. Ты сначала узнай у хозяев фуры о премии. Если они согласны, вот тогда и поговорим. Пятьдесят процентов от премии тебе, половину мне.
   - Тима, а оно это мне надо, чтобы потом слух среди братвы пошел, что Секерин бабки берет. Сделаем так. Помнишь адрес, где последний раз встречались?
   - Помню.
   - Придешь, постучишь. Звонок не трогай. Скажешь, что от меня. Думаю, что мне полчаса хватит, чтобы узнать о премии. Телефон я тебе принесу, где-то у меня старенький завалялся. Симку сам получишь. Все, разбежались.
  Павел встал и не оглядываясь прошел в отдел. Заглянув в кабинет, где сидели опера по борьбе с кражами, он зашел и сел к столу начальника отделения. Капитан улыбнулся.
   - Ну, если к нам сам Павел Иванович пожаловал, то работы будет, опять сутками не спать.
   - Анзор, помнишь, в январе фура ушла с радиоаппаратурой.
   - Ну и...
   - Что ни будь по ней есть?
   - Глухо, как в танке. С водителем тоже пустышка. Похоже, он не при делах.
   - Человек сказал, что грохнули его.
   - Иванович, так может и дело заберешь.
   - Анзор, я тебе его хотел подарить. Ты же знаешь, что у меня пока работать некому. Я, человеку сказал, что за фуру хозяева премию обещали. В силе осталось?
   - Иванович, сейчас узнаем.
  Анзор придвинул к себе ежедневник и найдя номер телефона, набрал его, включив громкую связь.
   - Гвоздь, привет. Анзор беспокоит. У нас вроде ваша фура нарисовалась. Как там по премии?
   - Анзор, мы премию до миллиона увеличили.
   - Ты сказал, я услышал.
  Анзор положил трубку и взглянул на майора.
   - Иванович, ты все слышал.
   - Анзор, ты через час здесь будешь?
   - Да куда я с подводной лодки денусь.
   - Все, я побежал.
  Павел зашел в свой кабинет, достал из сейфа старенькую, но надежную как колун, Нокию. Положив в карман, вышел из здания отдела. Машину майор брать не стал. Идти было недалеко. Квартира, куда он отправил Тимофея, принадлежала бывшему начальнику пожарной части, лет пятнадцать назад вышедшего на пенсию. Сейчас уже никто и не помнил, что около десяти лет он отработал опером, точнее, инспектором уголовного розыска. Может бы и дальше работал, да как-то решил проверить притон, а на него стаей набросились пьяные уголовники. Троих он завалил наглухо, а остальные повыпрыгивали в окна. От греха подальше инспектора перевели в пожарную часть заместителем и отправили подальше от областного центра. Жена умерла, а детей не было. Пару лет назад продал квартиру и вернулся в родной город. Секерин познакомился с ним пару лет назад, когда тот был понятым. Он сам и предложил ему свою квартиру, для встречи с людьми. Павел дошел до подъезда и осмотревшись по сторонам зашел в него. Поднявшись на второй этаж, он постучал в дверь. Дверь тут же открылась. В коридоре стоял невысокий, пожилой, коренастый мужчина. Поздоровавшись, он пропустил Секерина и плотно закрыл дверь. Павел зашел на кухню, где Тимофей баловался чифиром. Майор взял с полки кружку, налил кипятка и бросил в кружку пакетик чая. Сев за стол, он с улыбкой смотрел на Тимофея, который пил из стеклянной полулитровой банки смакуя каждый глоток. Допив, Тимофей отодвинул от себя банку и вопросительно посмотрел на Павла.
   - Начальник, что скажешь?
   - А что ты хочешь услышать?
   - Так мы же разговаривали. Будет премия или нет?
   - Лимон.
   - Лимон, какой лимон? Сейчас, у хозяина спрошу.
   - Какой лимон? Я, спрашиваю, тебя миллион устроит?
   - Сколько? Начальник, ты гонишь. Ты же говорил, что только пятьсот тысяч.
   - Это когда было. Хозяевам фуры уже наплевать на аппаратуру. Им сейчас главное найти, кто это сделал.
   - А, не кинут?
   - Ты, о такой группировке слышал, "Молот"?
   - Да. Вы, их, когда прессовать начали, я здесь на СИЗО парился. Со многими из них пересекался. Бывшие и действующие спортсмены.
   - О Гвозде, ничего не говорили?
   - Он у них общак держал. Пацаны о нем ментам ничего не сказали. Но он их и грел неплохо, что в СИЗО, что на зоне.
   - Так вот, Тима, эта фирма ему принадлежит. А Гвоздю проще застрелиться, чем меня кинуть. Давай, рассказывай, что там у тебя.
   - Начальник, ты же был у меня в поселке.
   - Где бы мы познакомились?
   - Есть у нас фермерское хозяйство братьев Саранчиных. Это в трех километрах от села. Там еще от совхоза остались две фермы и металлический ангар. Телят выращивали, а в ангаре мастерская была. Во время посевной или уборочной там технику ремонтировали, чтобы в село не тащить. Саранчиных три брата. Они эти фермы и ангар выкупили. Рядом построили себе дома. Выращивают бычков. Купили парочку тракторов, экскаватор отремонтировали, грузовичек с будкой. Чтобы подняться, взяли большой кредит. А вот рассчитаться, это проблема. Они перед тем, как платить за кредит, выезжали в соседнюю область, где дальнобойщиков грабили. Брали только продукты. Фуру в лес загоняли, продукты в свой грузовичок перегружали, сколько войдет и домой.
   - П очему продукты?
   - У их сестры по соседним деревням пять или шесть продовольственных магазина. Вот через них все и скидывали. На машины с продуктами их племяш наводил, он в ГАИ работает. Около года назад на гашиш подсел. Когда фуру с аппаратурой взяли, он тогда несколько автомашин остановил, номера на листке записал. А после того, как отпустил их, косяк выкурил. Этот дибил номера перепутал. Одна фура с тушенкой шла, он дядькам отзвонился, а номера не те сказал.
   - Водителя они за что убили?
   - Он угрожать начал. Сказал, что товар бандитам принадлежит, а если те найдут, то мясо с живых срежут.
   - Где они водилу прикопали?
   - За ангаром. Фура в ангаре. Я, сегодня ночью залез, проверил. Чтобы ты не говорил, что по ушам тебе езжу.
   - Тима, а ты не спалишься?
   - Начальник, да какой спалишься. Вся деревня знает, чем они зарабатывают. Племянник как укурится, так начинает все жаловаться, что его дядьки обижают, мало платят. А за фуру с аппаратурой они ему еще и морду разбили. Да, вот еще что. Могилу для водилы они экскаватором копали.
   - Тима, у тебя все?
   - Да вроде все.
   - Тебе, деньги как, наличкой или как обычно, на карту?
   - Иванович, лучше на карту. Братва может не понять, откуда столько денег.
   - Идет.
  Павел попрощался с Тимофеем. Тот, довольный, как мартовский кот, ушел. Майор переговорил с хозяином квартиры минут десять. Допив уже холодный чай, Павел попрощался и прошел в отдел. Заглянув в кабинет, где сидел Анзор, Секерин зашел и сел к его столу. Тот с любопытством смотрел на него.
   - Иванович, я весь в нетерпении.
   - Анзор, поселок Мамонтово. Доезжаешь по трассе до конца поселка и сворачиваешь влево на грунтовку. Через пару километров три новых дома. Там живут три брата Саранчиных. Мало того, что они бычков выращивают, так еще и на трассе отрабатываются. В километре от их домов, старая совхозная ферма, где они бычков держат. Рядом металлический ангар. Мой человек сказал, что фура с аппаратурой находится в нем. Они ничего не продали. Выжидают время. Водителя с нее, закопали за ангаром. Яму копали экскаватором. Так что следы должны остаться. Анзор, сегодня поедешь?
   - Чего время тянуть? Сейчас с обеда парни подойдут, сразу и двинем.
   - Анзор, возьмите с собой СОБР. У них ружья есть и обрезы, с которыми на дело выезжают. А терять им нечего.
   - Хорошо, что предупредил. Думал только своих пацанов взять. Иванович, ты только ушел, Гвоздь звонил. Хочет подъехать, с тобой переговорить. Не надумал ехать с нами?
   - Анзор, тебе уже давно пора майора получать. Такое дело поднимешь, думаю, что шеф сжалится.
   - Иванович, твои слова да богу в уши.
  Майор вышел из кабинета и прошел в свой. Минут через пять кто-то постучал в дверь и в кабинет заглянул Гвоздь. Высокий, худощавый мужчина в светло-кремовом костюме. За свою худобу и высокий рост получивший свою кличку. Павел, взглянув на него, усмехнулся.
   - Чего стоишь, заходи. Живой еще?
   - Тьфу, тьфу, тьфу. Павел Иванович, ну вы скажете. Из братвы ко мне никто претензий не имеет. Я, со всеми рассчитался.
   - Чего, пришел-то?
   - Павел Иванович, можно я присяду.
   - Ну присядь.
  Гвоздь взял стул и придвинул его к столу, за которым сидел Секерин.
   - Слушаю.
  Гвоздь достал из кармана пластиковую карточку и обрывок листа из блокнота. Положив их на стол, подвинул к Павлу.
   - Павел Иванович, на карточке миллион, а здесь пароль. Но деньги можно будет снять лишь после того, как я получу подтверждение, о том, что люди задержаны.
   - Товар и машина тебя не интересуют?
   - Нет. За них страховая уже заплатила. Так что это их дело. Нам уже это не принадлежит. Павел Иванович, у меня к тебе предложение. Ты мне даешь адрес беспредельщиков. Мы, с ними сами поговорим. А я тебе из своих пятьсот тысяч плачу.
   - Гвоздь, ты берега не попутал?
   - Павел Иванович, мне какая разница кому платить. Тебе или братве на зону бабки загнать.
   - Гвоздь, а ничего, если я тебя сейчас за шиворот возьму и из кабинета выкину.
   - Только без рук. Сам уйду. Вы карточку не потеряйте, все же целый лимон. Вы, наверное, и в руках столько не держали.
  Гвоздь встал и взглянув на Павла с иронией, вышел из кабинета. Майор достал из кармана сигарету и подошел к окну. Открыв створку, прикурил. От злости у него тряслись руки. Какой-то урка приходит, между делом предлагает полмиллиона и уходит с высоко поднятой головой. Докурив, пока огонек не начал обжигать пальцы, Секерин затушил окурок, положил его в пепельницу и начал ходить по кабинету. Успокоившись, сел за стол и достал из сейфа бумажки. Разложив по папкам, положил их в сейф. Взяв в руки карточку, которую оставил Гвоздь, покрутил ее между пальцев. Телефонный звонок отвлек его. Взглянув на экран, где высветился незнакомый номер, Павел нажал на кнопку.
   - Слушаю.
   - Иванович, это Тима. Я симку взял. Ты там у себя телефончик запиши.
   - Тимка, ты где сейчас?
   - В торговом центре "Берег".
   - Рядом с нами. Сделаем так. Знаешь, где проходная завода "Прибор"?
   - Знаю.
   - Сейчас идешь туда. Перед турникетом, справа, кабинет начальника охраны. Зайдешь туда. Начальнику охраны скажешь, что от меня. Сейчас я сам подойду.
  Положив карточку и листок с кодом в карман, Павел вышел из отдела и осмотревшись по сторонам пошел в сторону завода. Возникло какое-то нехорошее чувство, как будто кто-то с ненавистью смотрел ему в затылок. А своим чувствам он доверял. Дойдя до забегаловки с надписью "Хлеб", он зашел в киоск. Следом зашел запыхавшийся мужчина. Взглянув на полки с хлебом, он вышел из киоска. Павел с усмешкой взглянул на него. Дождавшись, когда за ним закроется дверь, достал из кармана удостоверение, показал его продавщице и попросил открыть запасной выход. Та, удивленно взглянула на него, открыла дверь и выпустила майора. Как говорится, хозяин-барин. Добежав до угла, дома, к которому был пристроен киоск, Павел оглянулся. Никто его не преследовал. Быстрым шагом он прошел на проходную завода. Без стука зашел в кабинет начальника охраны. Тимофей уже был там, сидел в кресле и крутил в руках пачку сигарет. Увидев Павла, начальник охраны заулыбался и встал из-за стола. Поздоровавшись, предложил выпить чая. Майор отрицательно покачал головой.
   - Николаевич, в следующий раз. Я, сейчас с человеком переговорю, выведешь его с территории через какую ни будь калитку. Похоже, мне жулики пытались хвостик подвесить. Хвостик я срубил, но лучше подстраховаться.
   - Сделаем.
   - Тима, держи карточку и пароль. Деньги на карточке. Но снять их можно будет лишь после того, как братьев задержим. Да, вот еще что. Деньги в поселке как минимум месяц не снимай. Лучше потеряй пару часов, но съезди в город. Люди серьезные, могут просчитать через банк. Все понял?
   - Павел Иванович, дураком вроде никогда не был.
   - Николаевич, я сейчас выйду. Ты Тимофея минут через десять выведешь.
  Майор вышел из кабинета, взглянув на часы, заторопился. Опера с вывозки должны были уже приехать. Подходя к отделу, опять почувствовал взгляд на затылке. Поднявшись на крыльцо, достал из кармана сигарету и прикурил, осматривая двор. Внимание Павла привлек небольшой, затнированый джип. Сколько в автомашине человек, рассмотреть было сложно. Майор зашел в дежурную часть. Дежурный сидел за мониторами, держа в руке кружку с дымящимся кофе.
   - Дежурный, а где у тебя все?
   - В курилке. А что случилось?
   - Меня жулики пасли. Сейчас в машине сидят. Вон видишь, джипик стоит, недалеко от выезда?
   - Ну и...
   - Проверить нужно. У твоих архаровцев рация с собой?
   - Обязательно.
   - Скажи, чтобы к крыльцу подошли.
  Павел вышел на крыльцо. Из-за угла здания вышли двое сержантов. У одного был с собой автомат. Подойдя к крыльцу, они остановились.
   - Иванович, что за проблемы?
   - Парни, вон тот джип, наизнанку выверните.
  Павел показал рукой в сторону джипа. Сержанты не успели сделать и пару шагов, как джип сорвался с места. Сержанты повернулись к Секерину.
   - Иванович, что делать? Может, "Перехват" объявить?
  Майор усмехнулся.
   - Что и требовалось доказать. Ничего не надо. Парни, вы поглядывайте, может появится подозрительная машина, или кто рядом крутиться будет. Вы их в отдел тащите, а я сам с ними побеседую.
  Секерин повернулся и зашел в отдел. Успокаивающе махнул рукой дежурному и зашел в свой кабинет. Сергей стоял возле открытого окна с тлеющей сигаретой и с усмешкой наблюдал за чем-то на улице.
   - Сережа, чего такого интересного там увидел?
   - Когда в отдел ехал, полбулки хлеба купил, на бутерброды. Он, вчерашним, оказался. Резать начал, крошится. Парочку бутербродов сделал, а остальное голубям раскрошил. Вот не зря так воробьев назвали. Вора бей. Голубь только прицелится, а воробей, у него, из- под, клюва, крошку цепляет и улетает.
   - Как съездили?
   - Все, как в аптеке.
   - Где молодая гвардия? Что-то я их не вижу.
   - Они на дежурке последнего задержанного в ИВС повезли. А меня следак попросил до их конторы довезти. Не переживай, скоро будут. А ты чего такой загруженный. Не с той ноги утром встал?
   - Ты почти прав. Тебе, когда что-то снится, ты запоминаешь?
   - Нет. Как-то не получается. Вроде встаешь, помнишь, а через пять минут вспомнить не можешь. Приснилось что-то?
   - Приснилось. Ты, Сережа, представляешь, приснилось что я ангел. Помещение с высокими сводами. Человек тридцать в помещении, а я парю над ними. И главное, что люди все не только наши ровесники, а примерно с девятнадцатого года двадцатого века. Они стоят и на меня смотрят. А я каждому говорю, что его беспокоит. Вот ты, мужа не жди, он погиб в сорок втором под Ржевом. Захоронен в братской могиле. А у тебя сын скоро вернется. Он в тюрьме. Только смотри, чтобы со старой компанией не связался. И вот, я, говорю каждому, и он уходит. Остался последний. Я почему-то в детстве так себе комиссаров и представлял. После того, как прочитал у Николая Островского "Как закалялась сталь". Молодой, всего двадцать два года, высокий. В черной кожаной кепке, в кожаной куртке, заношенной почти до дыр, галифе и хромовые сапоги. У одного сапога подошва начала отрываться, так он ее бечевкой привязал чтобы совсем не отпала. И главное, стоит думает не о том, что мать умерла от тифа, а сестра в семнадцатом году в Швецию эмигрировала. У него одно беспокойство, что в городе закончилась мука и через пару дней в городе начнется голод, если эшелон с зерном, который обещали, не придет. А самому жить осталось сутки. У него на первой мировой погиб отец. Вот он после гимназии в шестнадцатом году и ушел добровольцем на фронт. В конце года попал под немецкую газовую атаку. Выжить, выжил, но от легких остались лоскутки. В восемнадцатом году вступил в Красную Армию. Когда белых погнали и освободили город, у него началось обострение болезни. Его здесь и оставили комендантом. Я опустился перед ним, а он мне в глаза смотрит и даже не моргает. Я ему и сказал, что эшелон с зерном и мукой находится на соседней станции. Его загнали в тупик. По приказу командующего все воинские эшелоны пропускают без остановок. В депо есть маневровый паровоз. Но ему нужно будет взять с собой несколько бойцов самообороны и чекистов. Иначе, у него с эшелоном ничего не получится. Он улыбнулся, уже уходить начал, а потом остановился, повернулся и спрашивает, увидит он светлое будущее или нет. Говорю ему, что нет, что тебе сутки жизни осталось. А он улыбнулся и сказал, что так хотел дожить. Затем, меня же и спрашивает, а почему у тебя крылья черные, да и сам старый. Что на всех иконах ангелы дети и крылья у них белые. Я ему и ответил, что мы такие же смертные, только живем больше. А крылья черные, так это от того, что вся людская боль проходит через наши сердца. Люди, когда стареют, становятся седыми, а у нас крылья чернеют. Чтобы в мир пришел белый ангел, черный ангел должен умереть. Завтра, мой срок заканчивается, и я попаду в чистилище. После этого он повернулся и ушел.
   - Иванович, а что за чистилище?
   - Думаешь, я знаю. Наверное, что-то вроде химчистки. Сегодня я с человеком встречался, недалеко от музея. Ради интереса зашел туда. Поговорил с женщиной, историком. Когда-то она занималась исследованиями времен Гражданской войны. Так вот, такой комендант города был на самом деле. Правда, всего две недели. И упоминание о нем, она нашла в дневнике начальника железнодорожной станции. И то, об этом у него упоминалось вскользь. Вначале, что пришли в город красные и назначили комендантом молодого парня. Через неделю он написал, что комендант создал из рабочих отряд самообороны. В городе бандиты распоясались. Через две недели появилась запись, что в городе закончилась мука и комендант с соседней станции пригнал эшелон с мукой и зерном. Во время разгрузки эшелона комендант умер.
   - Иванович, так ты, мало того, что опер, еще и пророк.
   - Посмейся, посмейся. А у меня этот сон из головы не идет.
   - Да тут бы каждый подвис.
  Дверь в кабинет резко открылась и ударилась о стену. В кабинет зашел бледный как мел Антон. Павел с Сергеем с тревогой взглянули на него.
   - Иванович, Юлька в больнице. Ее в бок два раза заточкой ударили.
   - Не понял. Вы же должны были жулика в ИВС сдать, а затем сюда приехать.
   - Мы, только к ИВС подъехали, дежурный связался. Сказал, что машина срочно нужна Анзору. Те, кого-то, задерживать собрались. Пока мы жулика сдавали, машина уехала. Мы на остановку прошли и сели в автобус. Там между нами бабка вклинилась и мужичек, метр в прыжке. Он щипачем оказался. Юлька его и прихватила, когда он у бабки кошелек из сумки подрезал. Я, услышал, как она сказала, что уголовный розыск. Поворачиваться начал, а тут остановка, мужичек с каким-то амбалом из автобуса выскочили и убежали. Оказывается, за ней подельник того мужичка стоял. Наташка падать начала, я ее подхватил, а у нее в боку рукоятка от заточки торчит. Вызвал скорую. Те быстро приехали. Увезли в первую городскую больницу.
   - Мужичков, тех запомнил?
   - Один низенький. От силы метр пятьдесят. Со спины как мальчишка, но по возрасту за полтинник. Второй лет тридцати. Выше меня, это где-то метр восемьдесят пять. В плечах шире раза в два.
   - Не помню таких. Новенькие. Сделаем так. Антон, сейчас едешь в больницу и сидишь там, пока операция не закончится. Все, иди.
  Антон попытался что-то сказать, но взмахнув рукой вышел из кабинета.
   - Сергей, ты ствол не сдал?
   - Нет.
   - Мне до сих пор пока не вернули. Сейчас к Ежику съездим. Он за карманниками смотрит. В зубах затрясу сволочь. Пойдем, ты иди на стоянку, возле моей машины обожди, а я пока в дежурку зайду.
  Павел пропустил вперед Сергея, закрыл дверь и прошел в дежурную часть. Дежурный взглянув на него, встал и вышел из-за стола.
   - Иванович, что случилось?
   - Карманники Юльку подрезали. Она, сейчас на операции. Передай патрулям, что было двое. Один невысокий, возраст лет пятьдесят. Второй высокий, широкоплечий, лет тридцать. Все, я пошел.
  Секерин вышел из отдела и прошел к своей автомашине, возле которой стоял Сергей. Пикнув сигнализацией, Павел открыл двери. Они сели в автомашину. Вставив ключ в замок зажигания, Павел нервно повернул его. Машина почувствовав настроение хозяина, завелась с полуоборота. Сергей сидел молча, лишь изредка поглядывая на Павла. Возле небольшой забегаловки, Павел заехал на автостоянку и припарковал автомашину возле запасного выхода.
   - Сережа, зайдешь через запасной, я через центральный. Если Ежик ломанется в твою сторону, постарайся ему нос разбить. Иначе он ничего не скажет. А вот крови боится до обморока, особенно своей.
   - Понял, сделаем.
  Павел пошел ко входу в так называемое кафе "Филин". Зал был небольшой, на пять столиков. Местные обходили кафе за версту. Днем чужаков под различными предлогами выпроваживали, а вечером в кафе собирался своеобразный контингент, демонстрируя тюремные наколки и золотые цепи в полпуда. На которых если и повесят, то не порвутся. Павел зашел в зал. Ежик сидел на своем обычном месте, у окна, рядом с запасным выходом. Увидев майора, он подпрыгнул как заяц и бросился к выходу, где носом налетел на кулак Голикова и влетел в зал, растянувшись на полу. Из разбитого носа, кровь крупными каплями, как клюква, начала стекать на футболку. Ежик шмыгнул носом и провел рукой по лицу. Увидев на руке кровь, он упал в обморок. Павел подошел к столу, взял со стола бутылку с холодной газировкой и вылил ее на Ежика. Тот сел и помотал головой. Посмотрев на кровь, он начал закатывать глаза. Сергей взял его за ворот и помог встать. Павел оглянулся по сторонам.
   - Ежик, а где обслуга? У вас здесь чай зеленый хороший заваривают.
   - Заваривали. После вашего последнего визита их депортировали в Киргизию. Они и готовили, пальчики оближешь. Сейчас набрал студентов по объявлению. Единственное, что делают хорошо, так это виски чаем разбавлять. А, эти, наверное, в подсобке спрятались.
   - Ежик, присаживайся. Тема есть.
  Бригадир щипачей присел на стул, с опаской поглядывая на оперативников.
   - Павел Иванович, если вы о вашей сотруднице, то мы здесь не при делах. За своих поручиться могу. Ну вот ты сам подумай, зачем нам это надо. Ну, возьмете кого-то на кармане. Ну сколько ему, год, два нарисуют. Грев с воли идет. Семья тоже на полном материальном обеспечении. А за вашу мадам как минимум лет пятнадцать тянуть. Здоровья никакого не хватит.
   - Ежик, тебе его и так не хватит, если сейчас не скажешь, кто это сделал. Ты у меня будешь кровью и своими золотыми зубами на пол харкать. Веришь?
   - Верю.
   - Я, слушаю. Не поверю, что ты ничего не знаешь. Если это залетные, то твои их наверняка срисовали. У вас же все хлебные места распределены. И вдруг появился непонятно кто.
   - Иванович, залетные это. Появились около недели назад. Мои пацаны предложили это дело миром уладить. Забили им стрелку. Я подъехал, а Монах мне телефон дал и сказал, что со мной поговорить хотят. А их оказывается, Сибиряк крышует. Они с Монахом на одной зоне два раза чалились. Он им добро и дал. У меня не та масть, чтобы предъявы Сибиряку кидать.
   - Ежик, где их найти можно?
   - Не знаю. Хоть убей. Это тебе с Сибиряком нужно решать.
   - Ладно, разберемся. Так, у одного кличка Монах. А у второго? Кстати, почему Монах?
   - При монастыре рос, пока оттуда не сбежал. А у второго кличка Боря Апперкот. За ним крови, утонуть можно. Он уже лет семь, как в розыске. Монаха как-то на кармане толпа прихватила, ну и перепало, мама не горюй. Он два месяца в больничке отлеживался. После этого Борю за собой везде и таскает. Он у него за телохранителя. Иванович, а это что, смену себе готовишь?
  Ежик кивнул головой в сторону Голикова. Майор рассмеялся.
   - А, что, похоже?
   - Такой же, как и ты. Чего по носу сразу бить?
   - Бегать не надо. Ты же спортсменом никогда не был. Сибиряка где сейчас найти можно?
   - Иванович, ты знаешь, где фирма "Луч" находится?
   - Знаю.
   - За офисным зданием, на территории, находится небольшой коттеджик. Вот там он с братвой проблемы и решает. Иванович, только ты ему о нашем разговоре не говори.
   - Сам не проговорись. Сергей, пойдем.
  Секерин с Голиковым вышли из кафе. Обслуживающий персонал кафе сидели на лавочке вдалеке, в тени деревьев. Ожидая, когда опера уйдут. Как они умудрились выскочить из него, не заметили ни Павел, ни Сергей. Майор достал из кармана ключи от автомашины и телефон. Ключи отдал Голикову, сказав, чтобы тот подождал его в автомашине. Сам набрал номер дежурной части. Запыхавшийся дежурный ответил сразу.
   - Слушаю.
   - Это Секерин. Ребята, сделайте доброе дело. Заберите из больнички Антона. Пусть фоторобот составит. И по всем отделам передайте.
   - Иванович, уже. Начальник УВД такой шум поднял. Дал трое суток, чтобы жуликов задержали. В течении суток нужно в Москву сообщать, а привлекать их внимание, это только себе на хребет скрести.
   - Нас с Голиковым не теряйте. Парочку адресов проверим.
  Павел отключил телефон и положил его в карман. Сев за руль, выехал со стоянки. Голиков вопросительно смотрел на майора.
   - Начальник УВД всех на уши поставил. Дал трое суток на розыск этих бакланов.
   - Паша, а ты откуда знал, что если Ежику по носу треснуть, то он все расскажет. Задерживал раньше?
   - Было дело. Да и я его с молодости знаю. Когда-то жили в одном дворе. Сам знаешь, кого-то во дворе обидели, вот и идешь разбираться двор на двор. Вот и из-за Ежика пару раз ходили разбираться. А я заметил, что как до драки доходит, он старается спрятаться. Когда в ментовку принимали, а менты раньше нечета нынешним были. Пару раз ему треснут по загривку, он всех и сдавал. Правда, я с ним мало общался. Школу не здесь заканчивал. В восемнадцать лет армия, Афганистан. Вернулся, пошел в милицию. Пока был в армии, он первый раз на тюрьму ушел. Вот как-то так. А вон и "Луч".
  Секерин подъехал к воротам и посигналил. Ворота слегка отъехали и из ворот вышел невысокий, плотный мужчина в черной робе с надписью на рукаве "ОХРАНА". Секерин опустил форточку. Охранник подошел и заглянул в автомашину.
   - Павел Иванович, поставьте автомашину на стоянку. Хотя, мы и бывшие соратники по оружию, но хорошей и спокойной работы лишаться нет желания. Мы на территорию запускаем только свои, служебные автомашины.
   - Что-то, я, тебя не помню.
   - Я, в ППС недолго работал. После того, как хулиганов дубинками отходили, те на нас заяву накатали. Еле со статьи спрыгнули, но уволиться пришлось.
   - Сибиряк здесь?
   - Здесь. Но я вам ничего не говорил. Только, машину отгоните.
  Павел включил заднюю передачу и загнал автомашину на стоянку. Взглянув на Сергея, сказал, чтобы тот остался в автомашине, обождал.
   - Паша, так может вдвоем пойдем? Мало ли что.
   - Мне проще с ним с глазу на глаз поговорить.
   - Тебе видней.
  Майор вышел из автомашины и зашел на территорию. В глубине находился небольшой, двухэтажный дом, срубленный из лиственницы. Подойдя к металлической двери, нажал на кнопку домофона. Ему кто-то ответил с блатной хрипотцой.
   - Двери открой.
   - Ты, кто такой, чтобы я открывал.
   - Передай старшему, что майор Секерин из уголовного розыска.
   - Мы не вызывали. Здесь частная территория.
   - Ты, наверное, чего-то не до понял. Старшего позови.
   - Сейчас, свяжусь.
  Майор походил возле закрытой двери минут пять. Не выдержав, со злостью пнул ее. С той стороны как будто этого и ждали. Дверь открылась. На пороге стоял крепкий мужчина, лет тридцати.
   - Проходи, начальник.
  Павел зашел. Возле лестницы, ведущей на второй этаж, стоял высокий, седой мужчина, аккуратно одетый в темный костюм и белую рубашку.
   - Пройдемте. Меня предупреждали, о вашем визите. Вас ждут.
  Секерин поднялся на второй этаж за мужчиной. Тот молча показал на последнюю дверь. Мужчина дождался, когда майор зашел в кабинет и спустился по лестнице. Сибиряк сидел за столом у окна, выходящего во двор. Пейзаж за окном был соответствующий. Высокий бетонный забор с натянутой по верху колючей проволокой. Павел прошел через кабинет и сел напротив Сибиряка.
   - Ну ты и кабинет выбрал. Ностальгия, замучила. Бетонный забор и колючая проволока.
   - Вот что значит, хороший опер. Пришел и сразу объяснил, почему мне здесь понравилось. Я, сам как-то этого и не понял. Начальник, давай отгадаю с одного раза, зачем пришел. Пацаны твою мадам порезали. Только ты зря пришел. Я, ведь, своих не сдаю. Да, братва поступила по беспределу. Но я сам с ними разберусь и сам накажу. Ты и так ко мне зачастил, а я не дятел. Или думаешь, что я к тебе по утрам с докладом буду приходить. Зря так думаешь.
   - Сибиряк, не кажи гоп, пока не перепрыгнешь. Я, ведь тоже не с пустыми руками пришел.
  Вор с интересом взглянул на оперативника.
   - Вот это уже интересно. И что ты мне можешь предложить?
   - Хочу напомнить о твоей молодости. Помнишь, как тебя перевели с малолетки на взрослую зону. Там ты скорешился с Кучером. Тот освободился раньше тебя на пару недель. Когда ты вышел, он тебя встретил, предложил пожить у себя. Тебе деваться некуда было. Отец умер еще до твоей посадки. Мать тебя не дождалась. Сердце не выдержало, а квартиру государство забрало. Близких друзей не было, куда бы ты мог голову прислонить. Так ты вместо Перми оказался в богом забытом нашем городе. Ну а чего, центр города, трехкомнатная квартира. Да к тому же у Кучера была сестра, которой исполнилось восемнадцать. Вот ты с ней и сошелся. Жить надо на что-то, а работать желания не было. Пусть трактор работает, он железный. С Кучером вы подломили несколько квартир. Но что можно было взять. Да еще и реализовать, чтобы не засыпаться. Вот вы и решили, взять один раз, но много. Кучер прокатился по большим областным центрам. В Новосибирске присмотрел ювелирный магазин, недалеко от железнодорожного вокзала. Удобно. Отработали магазин и сразу в поезд. А там ищи ветра в поле. Вроде все предусмотрели. Даже проверили, через сколько вневедомственная охрана приезжает, после сработки сигнализации. Одного не учли, что охранник, упертый попадется. Стрелять начал. Тебя ранил. Кучер в него выстрелил из какого-то самопала. Но и тот в долгу не остался. Кучера завалил. Правда сам в скорой умер.
   - Начальник, ты это к чему мне рассказываешь? Я это лучше тебя знаю.
  Сибиряк облокотился об столешницу и с ненавистью смотрел на Павла.
   - А, я, не закончил. Ты, через адвоката передал сестре Кучера записку, что видеть ее не хочешь. Затем получил нехилый срок и уехал на зону. Вот только ты одного не успел узнать, что она была на втором месяце беременности.
   - Что с ними? - Сибиряк встал и оперся кулаками об стол.
   - Сядь. Сядь, я сказал.
  Майор дождался, когда Сибиряк сядет за стол.
   - Адрес.
  Сибиряк сидел опустив голову, о чем-то задумавшись, прикусив верхнюю губу. Затем решившись, произнес.
   - Народная 1. Что с ними?
   - После родов, твоя сожительница сына отдала тетке. Мать с отчимом его не признали своим. Сама пустилась во все тяжкие. На одном из притонов ее и убили. Сына воспитывала тетка, но гены дали свое знать. Две судимости, но обе условно. Ему в театре одного актера выступать. Судей аж на слезы прошибает. Правда, сейчас он в СИЗО. Это же надо было такому случиться. Вскрыл автомашину, в которой лежали документы на строительство НПЗ. Кличка Малыш. В СИЗО сам его найдешь. Думаю, что тебе это труда не составит.
   - Начальник, больше ко мне не подходи. Разговора больше не будет.
  Павел усмехнулся, встал из-за стола и подошел к двери. Сибиряк окликнул его.
   - Начальник, тормозни. Я, все думал, сказать тебе или нет.
   - Сказал А говори и Б.
   - Как скажешь. Твой мусорок, молодой, с гнильцой. Ты, ему спину не подставляй. В автобусе мужичек ехал, из братвы, все видел. Когда твоя Монаха за руку прихватила, мусорок дернулся ей помочь. Увидел заточку, уставился в окно, сделал вид, что ничего не видит. Когда братва выпрыгнула из автобуса, начал ксивой махать, орать, чтобы автобус остановили и скорую вызвали.
   - Сибиряк, ты, зачем все это мне рассказал. Хочешь, чтобы за тобой последнее слово осталось?
   - А, ты не заметил, что последнее слово всегда за мной остается.
  Павел взглянул на Сибиряка.
   - Вот знаешь, за что я вас ненавижу? Вы стараетесь унизить всех, кто слабее вас.
  Павел хлопнул дверью и вышел в коридор. Возле двери стоял тот же мужчина, который проводил его до кабинета Сибиряка. Майор, проходя мимо него, толкнул в бок локтем.
   - Что смотришь, боишься, что жучков насую?
   - От вас, ментов, всего можно ожидать.
  Мужчина проводил оперативника до выхода. Майор выйдя из здания, через территорию организации прошел на автостоянку. Голиков стоял возле автомашины, нервно куря сигарету. Увидев Павла, облегченно вздохнул.
   - Долго, ты. Я, уже, волноваться начал.
   - Сережа, Сибиряк, так просто адрес не сдаст. Нужно было такие факты найти, чтобы он это пусть без радости, но сделал.
   - Сказал?
   - Куда он денется с подводной лодки. Сейчас на адрес. Возьмем этих шакалов.
   - Паша, может, подкрепление возьмем?
   - Сережа, ну неужели мы этих бакланов не стреножим. Нам главное Борю Апперкота вырубить. Второй, если охрану нанял, значит, в себе не уверен.
   - Как скажешь? Что за адрес?
   - Улица Народная 1. Я, этот адрес знаю. Избушка на курьих ножках. Одна комната, справа что-то наподобие кухни. Пара шкафов висит и стол. Слева печка и умывальник. В комнате одно окно, выходит на улицу.
   - Крестник живет?
   - Жил. На пожизненное уехал. Жулики, там себе лежбище устроили. Знать будем. Сделаем так, я через дверь пойду, а ты за окном посмотришь.
   - Паша, у тебя даже ствола нет.
   - У меня другое есть. Дубинку металлическую у хулигана отобрал, в багажнике таскается. Так что, делай, что скажу.
   - Я, все же, поддержку бы вызвал.
   - Сережа, вот будешь на моем месте, тогда и вызовешь. Поехали, что стоим, кого ждем. Сережа, а насчет Антона, ты прав оказался. Он все видел, но испугался.
   - Что думаешь делать?
   - Ну у нас он точно работать не будет. Сначала, хотел ему рожу набить. Но это ничего не изменит. Он с бумагами хорошо работает. Пусть в следствие или дознание переводится.
  Сев в автомашину оперативники проехали на улицу Народную. Автомашину оставили не доезжая пару домов. Павел достал из багажника мини-биту, сделанную из дюраля. Помахав ей, разминая кисть, он глубоко вздохнул.
   - Погнали.
   - Паша, ты только не убей их. Потом не отмажемся.
   - Не бойся. Монаху руку сломаю, чтобы больше воровать не мог, а Апперкот заедет в СИЗО в камеру на подвале. Не приходилось туда на экскурсию ходить?
   - Нет.
   - Там есть несколько камер для очень особо- опасных. Что летом, что зимой вода по стенам течет. Хватает месяца, чтобы зеки тубик заработали. А тюремный туберкулез не излечим. Через три-четыре года сам ласты заплетет. Только перед этим помучается.
   - Жестокий ты.
   - Не я, жизнь такая.
  Майор остановился перед домом.
   - Окно страхуй.
  Павел зашел в небольшие сени, а Голиков подошел к окну и попытался заглянуть в него. Солнце отражалось в давно не мытом окне и в темной комнате он никого не разглядел. Секерин дернул дверь, закрытую изнутри. После чего пнул ее и крикнул, чтобы открыли дверь. В ответ прозвучало два выстрела из ружья. Сергей рукояткой пистолета разбил окно. Перед дверью стоял высокий, широкоплечий мужчина, лихорадочно пытавшийся перезарядить ружье. Перезарядив, он повернулся к окну. Голиков, не целясь, выстрелил. Мужчина сделал шаг вперед, выронил из рук ружье, встал на колени и завалился на бок. Сергей подтянулся и запрыгнул в комнату. Из угла, в котором стояла кровать, раздались два пистолетных выстрела. Заметив силуэт, сидящего на полу мужчины, Сергей выстрелил. Услышав звук выпавшего на пол пистолета, он подошел к двери и скинув со скобы кованный крючок, открыл дверь и вышел в сени. Павел сидел на полу, прислонившись к косяку, зажав руками живот. Сквозь пальцы на пол стекала кровь. Сергей заскочил в комнату и из шкафа достал, на удивление чистую, простынь. Перевязав рану, он набрал номер дежурной части.
   - Срочно, Народная 1. Тяжело ранен майор Секерин.
  Заметив, что Павел пытается что-то сказать, он наклонился к нему, вслушиваясь в отрывки слов.
   - Черный ангел. Не зря мне приснился.
   - Молчи, Паша, молчи. Тебе разговаривать нельзя.
  Скорая помощь и полиция приехали почти одновременно, распугивая тишину частного сектора всполохами люстр и звуком сирен. Во двор сначала забежали сержанты с автоматами. Сергей достал из кармана удостоверение и успокаивающе взмахнул им. Следом во двор зашли врач и санитар, кативший перед собой носилки. Врач развязал простыню, взглянул на рану. Из саквояжа, который держал в руке, достал шприц-тюбик промедола и вколол майору. Накричав на санитара и сержантов, чтобы те шевелились. Секерина аккуратно загрузили на носилки, и санитар с врачом покатили их к скорой помощи. Сергей догнал их и спросил у врача.
   - Майор, будет жить?
  Тот почти на бегу ответил.
   - Если по правде, то вряд ли. Потерял много крови. Судя по всему, стреляли дробью или картечью. Лучше бы пулями. Все, не отвлекай.
  Сергей вернулся к крыльцу и сел на стоящую возле дома березовую чурку. Один из сержантов заглянул в дом и выйдя, с уважением посмотрел на Сергея.
   - Лихо ты. Одному в сердце, а второму точно в лоб. Захочешь, так не попадешь. Каждому по пуле.
  Голиков устало взглянул на них.
   - Мужики, шли бы вы за ограду. Зевак разгоните, а то уже в ограду заглядывают. Начальство приедет, и вы и я выхватим.
  Сержанты переглянулись и выйдя на улицу, начали разгонять ротозеев. Возле калитки, скрипнув тормозами, остановилась служебная Волга, начальника отдела. Вместе с ним приехала следственно-оперативная группа. Первым в ограду зашел начальник, за ним подтянулись дежурный опер, следователь и криминалист. Подойдя к Сергею, они остановились. Голиков встал и взглянул на полковника.
   - Сергей, как Секерин?
   - Плохо. Из ружья два раза в живот выстрелили дробью или картечью.
  Криминалист поморщился.
   - Плохо. Это практически все кишки перемололо. А ведь, это каждую дробину достать надо.
   - Помолчи. Сергей, давай вкратце. Что здесь случилось?
   - Павел пробил адрес, где скрываются те, кто Юльку подрезал.
   - Почему группу задержания не вызвали?
   - Решили, что карманники сопротивления не окажут.
   - Это Павел решил, а ты промолчал. Вот уж кого, а его я хорошо знаю. Дальше.
   - А, что дальше? Приехали к адресу. Секерин меня к окну отправил, чтобы подстраховал. Сам в дверь постучал. Один из жуликов сразу из ружья через дверь два раза выстрелил. Я, окно разбил. Он звон услышал, повернулся. Я, выстрелил. Он упал. Начал в окно залазить, второй в меня из пистолета пару раз засадил. Я, на звук выстрелил. Вроде попал. По крайней мере, сержант сказал, что там два трупа.
   - Этого еще для полного счастья не хватает. Обожди.
  Полковник достал из кармана телефон и набрал номер больницы.
   - Больница номер один. Приемный покой.
   - Уголовный розыск. Вам должны были доставить нашего сотрудника с огнестрельным ранением.
   - Извините, но его до больницы не довезли. Он по дороге скончался. Вот еще что. Может для вас это важно. Врач со скорой сказал, что он в бреду несколько раз говорил о каком-то черном ангеле.
   - Спасибо.
  Полковник опустил руку с телефоном. Сергей пристально смотрел на него. Тот отрицательно помотал головой.
   - Не довезли. Сергей, кто такой черный ангел?
   - Никто. Это его, личное.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"