Забокрицкий Олег Николаевич: другие произведения.

Мамонт

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   МАМОНТ.
  Дверь в помещение отдела открылась и в нее зашел молодой парень, одетый, несмотря на летнюю жару в белую рубашку, вишневого цвета галстук и темный костюм. Оглядевшись по сторонам, он неуверенно подошел к небольшому окошку с надписью "Дежурный". Парень попал на время пересмены. Старый и заступающий новый дежурный разговаривали о чем-то в глубине помещения. На месте дежурного сидел пожилой мужчина в форме рядового полиции. Равнодушно взглянув на парня, он уткнулся в кроссворд. Парень постучал указательным пальцем по микрофону, выведенному для переговоров с дежурным. Мужчина оторвался от кроссворда и устало спросил.
   - Что случилось, убийство, кража, грабеж?
  Парень отрицательно покачал головой. И достал из кармана пиджака новенькое, еще не потертое красное удостоверение и свернутый вчетверо лист бумаги.
   - Ничего не случилось. Меня кадры после школы милиции к вам в отдел направили. В пятницу, в кадрах, встречался с начальником отдела. Тот сказал, чтобы пришел к девяти часам. Он представит меня личному составу.
  Мужчина подозвал дежурного и объяснил ситуацию. Тот пожал плечами.
   - Не знаю, чем тебе и помочь. Начальник отдела и начальник кримминалки уехали на совещание в ГУВД по итогам полугодья. Будут ближе к вечеру. А начальник розыска в отпуске. Тебе что начальник сказал, в какое отделение идешь?
   - По борьбе с тяжкими и особо тяжкими преступлениями.
   - К Мамонту. Ну тебе парень повезло. Проще самому в петлю залезть. Сделаем так. Сейчас зайдешь в кабинет сто пять. Спросишь майора Мамонта. Ну и объяснишь ему, что к чему. По коридору предпоследняя дверь.
  Парень зашел в коридор, который не освещался. Лишь в торце коридора солнечные лучи едва пробивались через серое, запыленное с решеткой окно. Найдя нужную дверь он постучал в нее и зашел в кабинет. В кабинете было четыре стола с сейфами, которые стояли вдоль стен. Два с одной стороны и два с другой. В кабинете находились трое. Двое парней чуть постарше паренька, и пожилой мужчина лет пятидесяти, может чуть с хвостиком. На скрип двери все трое подняли головы, оторвавшись от лежащих на столе дел, и внимательно смотрели на вошедшего. Картина была, типа того, кого еще черт принес. Парень остановился на пороге и обращаясь к пожилому мужчине сказал, что ему нужен майор Мамонт. Опера, сидевшие за столами, заулыбались, но взглянув на мужчину, опустили головы вниз, гася улыбки на лице. Мужчина закашлялся, как будто у него запершило в горле. Прокашлявшись, спросил.
   - Так кто тебе нужен?
   - Дежурный отправил к майору Мамонту. Меня после школы милиции распределили в это отделение.
  Мужчина встал из-за стола и вышел из кабинета громко брякнув дверью. Парни, сидевшие за столами, громко, во весь голос захохотали. Наконец, закончив смеяться, один из них сказал.
   - Ну ты попал. Дежурному спасибо скажи. У майора фамилия Голиков, а Мамонт, это прозвище. Минист когда ему наградной пистолет вручал, сказал, что пока такие мамонты не переведутся, за подрастающую смену нечего беспокоиться. Так кличка и прилипла. А Сергеич ее на дух не переносит. Это тебе на будущее. Да ты садись. Стульев свободных хватает.
  Услышав шаги за дверью, оба уткнулись в бумаги. В кабинет зашел довольный, улыбающийся Голиков. Оперативники, сидевшие за столами, взглянули на него, после чего переглянулись и недоуменно посмотрели на начальника, у которого в руках был какой-то сверток. Тот все так же улыбаясь, рявкнул.
   - Что сидим, работаем. До обеда, кровь из носа, а дела чтобы были готовы, сшиты и пронумерованы. А тебе молодой повезло. Дежурку застроил, те, чтобы отвязался, наконец знамя отдали. Я, у них его уже полгода выпрашиваю. Молодой, тебя как зовут по имени.
   - Игорь.
   - Так вот Игорь. Меня зовут Голиков Павел Сергеевич. Звание ты мое уже знаешь. Это Сергей, а второй Николай. Оба старлеи. У них работа есть. А тебе сейчас найду. Сейчас выйдешь в коридор, дойдешь до конца. Там есть лестница на второй этаж. Но тебе туда не надо. Там сидит начальство, а тебе еще туда рано. Вторая лестница ведет в подвал. Спускаешься туда. Там есть железная дверь. Стучишься в нее. На звонок можешь не нажимать. Это для тех, кто не знает, чтобы лишний раз не беспокоили. У звонка провода оборваны. Если дверь не открывает, долби ногами. За железной дверью сидит наш завхоз, Охрименко Сидор Петрович. Таких жмодов еще свет не видывал. В общем, настоящий хохол. Говоришь, что мне нужна дрель и саморезы. Будет говорить, что нет, скажи, что я сам спущусь. Все, вперед.
  Игорь вышел из кабинета, а майор осторожно положил сверток на стол и развернул его. Красный бархат с вышитым золотом надписями "УВД Центрального района г. Светлогорск", "Пролетарии всех стран соединяйтесь", а посреди знамени портрет Ленина. Голиков рукой бережно разгладил знамя.
   - Вот парни, это знамя наши дерьмократоры на помойку хотели выкинуть. Я его спрятал, а дежурка, черти, нашли и перепрятали. Я полгода назад случайно у них в сейфе нашел. Оглядевшись по сторонам, Голиков взял знамя за концы и примерил его на стену, за своим столом. Дверь раскрылась и в кабинет зашли Игорь с завхозом, который что-то ворчал себе под нос. Охрименко что-то хотел сказать майору, но взглянув на знамя, лежащее на столе, засуетился. Даже в сумерках кабинета было видно, как у него загорелись глаза.
   - Сергеевич, отдай. Я у себя в каморке повешу. Даже под стекло сделаю.
   - Фиг тебе. Когда его выкидывать хотели, ты промолчал. Так что давай, лучше помоги повесить, а то сейчас молодежь гвоздь вбить в деревянную стену не может.
  Закрепив знамя на стене, Голиков отошел к стене полюбоваться на него. Охрименко ворча вышел из кабинета. Игорь смотря на эту кутерьму стоял возле двери. Майор последний раз взглянул на знамя и повернулся к Игорю.
   - Молодой, а ты чего стоишь? Вон стол свободный занимай. Сейф рядом, ключ сейчас дам.
  Отцепив ключ от связки майор подал его Игорю. Тот открыл сейф и иронично хмыкнул. Сейф, почти полностью, был забит пустыми бутылками из-под водки и пива. Зато в столе кроме пыли ничего не было.
   - Товарищ майор, куда мне это богатство девать? К сожалению, сейчас бутылки не принимают.
   - Ты на нас не смотри. Это твой предшественник так расслаблялся. Последний год его трезвым не видели. А бутылки в сумке вечером, когда все расползутся, в мусорку вынесешь. Контейнер во дворе. Сумка в шкафу.
  Старый телефон, такими, наверное, пользовались во время революции, вызывая барышень, заверещал как ужаленный. Голиков снял трубку.
   - Слушаю.
   - Привет. Паша, это Федор. Дело есть на сто рублей.
   - Привет, труженикам СИЗО. Что случилось?
   - Паша, пару недель назад у тебя на районе бабку забили на квартире. Раскрыли или пока висяк?
   - Пока не раскрыли. Но ты не туда звонишь. Звони убойщикам.
   - Паша, у меня пассажир есть, который похоже что-то знает. Но он требует встречи с Мамонтом. Либо с тобой, либо ни с кем. Сможешь, до обеда приехать?
   - Федя, и ты туда же. Я не Мамонт, а Голиков.
   - Ты это не мне говори, а своим операм. С их легкой руки тебя, сейчас и жулики так называют. Так приедешь, или нет?
   - А, как ты думаешь? Конечно приеду.
  Положив трубку, майор встал и пошел к выходу. Остановившись возле двери, ткнул пальцем в Игоря.
   - Парни, пока меня нет, этого молодого человека займите делом.
  Голиков вышел из кабинета и вернулся минут через пять.
   - Так, парни, все бросаем и идем заводить мой пепелац. Собака, пока выходные здесь стоял, аккумулятор сдох. Ну ничего, он заводится с полпинка, да и вы немного разомнетесь.
  Повернувшись майор пошел в сторону выхода из отдела. Закрыв кабинет парни вышли за ним. Автомашина, которую Голиков обозвал пепелац, стояла за территорией отдела. Игорь, который первый раз увидел такое чудо, заулыбался и обошел вокруг. Москвич-412, ржавые пороги и крылья, в которые свободно проходил кулак. Кузов был выкрашен ядовито-зеленой краской, да к тому- же, похоже простой кисточкой. Майор сел за руль, включил вторую передачу и выжал сцепление. Оперативники чуть подтолкнули машину, и та, на удивление завелась. Чадя черно-сизым дымом машина остановилась. Голиков погонял двигатель минут пять и уехал. Парни поднялись на крыльцо и втроем закурили. Игорь спросил.
   - Мужики, а откуда такой раритет? На нем же ездить не возможно.
  Сергей с Николаем переглянулись и рассмеялись. Сергей выкинул окурок.
   - Мамонт на других и не ездит. На разборе у мужиков берет доходягу, полгода-год, двигатель стуканет, берет другую. Он даже масло никогда не проверяет. Зато, есть плюс, гаишники никогда не останавливают. Машину увидят, отворачиваются. Ладно, пойдем, а то если не успеем до обеда уложиться, нас Мамонт порвет.
   - Парни, а что, с майором можно работать?
   - Смотря как работать. Будешь тупить или отлынивать, нагонит. Бухать и курить при нем тоже не рекомендуется. До тебя мужик работал, работяга. Здесь в отделе практически жил. Сломался, когда жена ушла. Пить начал. Они с Сергеичем вместе лет десять отработали, еще в убойном. Так Сергеич его не пожалел. Добился, что того на пенсию отправили, как только у того двадцатка щелкнула. Хотя может и правильно сделал. Тот сейчас подшился, в службу безопасности банка устроился. С женой помирился. А, ты, Игорек, как себя покажешь. Посмотрим, какой ты в деле. Ну пойдем.
  Пепелац Мамонта медленно, но уверенно продвигался по городу. Даже самые крутые автомашины, водители которых привыкли к безнаказанности, шарахались как от прокаженного. На стоянке возле СИЗО свободных мест было немного. Заметив небольшой промежуток между автомашинами, Голиков загнал свою автомашину в этот промежуток. Выбравшись из нее прошел на проходную СИЗО. Сдав удостоверение на проходной, поднялся на второй этаж, где находился кабинет начальника оперативной части. Постучав в дверь, зашел в кабинет. Федор по зековской рецептуре заваривал чай. Увидев гостя, заулыбался.
   - Проходи Паша, чифирка на грудь примем.
   - Да, ну тебя, с твоим чифирком. У меня в прошлый раз чуть сердце не выскочило. Это же надо, пачка чая на кружку воды.
   - С кем поведешься, от того и наберешься. Как с клиентом, здесь будешь разговаривать или в допросную его доставить?
   - Федор, кто такой?
  Федор налил чая в кружку, процедив через ситечко, мелкими глотками начал пить пахучую, дегтярного цвета, жидкость. Допив чай, забросил в рот леденец.
   - Кто такой? В воровской иерархии никто, баклан. Под пьяную лавочку две ходки за хулиганство, а сейчас приняли за грабеж. Но не все так просто. Помнишь, медвежатник известный был, кличка Дед.
   - Еще бы не помнить. Я за него свой первый выговор получил.
   - Так вот. По камере, он смотрящему сказал, что в учениках у Деда одно время был.
   - Мужичек, значит, не простой. А почему он не стал с убойщиками разговаривать. Ведь это их тема.
   - Он им какие-то условья выставил. Те лишь посмеялись, решили прессануть. Зяблик, это его кличка, ушел в несознанку. А сегодня утром, во время обхода, попросил тебя вызвать.
   - Федя, ты чайку запарь, для более дружеского общения.
  Заварив чай на второй раз Федор вышел из кабинета. Павел подошел к окну, которое выходило во двор СИЗО. Во дворе обслуга, из числа заключенных, перетаскивали какие-то доски в столярный цех. Так он простоял минут пять, пока дверь в кабинет не открылась. Первым зашел Федор, за ним худощавый, высокий мужчина в спортивном костюме, со сложенными за спиной руками. Последним зашел конвойный. Федор кивнул головой и конвойный вышел из кабинета.
   - Павел Сергеевич, вот человек, который хотел с тобой поговорить. Я вас оставлю, беседуйте. Я пока на территории шороха наведу. Совсем распустились.
  Федор повернулся и вышел из кабинета, плотно прикрыв дверь. Павел молча смотрел на стоящего перед ним мужчину, который не выдержал его взгляда и опустил глаза в пол. Удовлетворенно кивнув головой, майор показал рукой на стул.
   - Садись. Ты хотел со мной встретиться. Я, перед тобой. Ну а для начала представься. А то разговор начинать не сподручно. Ты меня знаешь, а я тебя нет.
   - Подозреваемый в совершении преступления по статье 161 часть 1 Шаламов Константин Валентинович.
   - Чай, сигареты будешь?
   - И чай, и сигарету буду.
  Павел встал из-за стола, взял кружку, налил чай, подвинул ближе к нему миску с колотым сахаром. Достал из кармана пачку дешевеньких сигарет с зажигалкой, положил на стол. Шаламов прикурил сигарету и между затяжками начал прихлебывать чай.
   - Так что ты мне хотел сказать Константин Валентинович?
   - Я, знаю, кто убил тетю Лизу, Елизавету Ивановну Печалкину.
   - Ты же понимаешь, что я убийствами уже лет пять не занимаюсь. У меня сейчас профиль другой. Поговори с убойщиками.
   - Я пытался. Но вы их, в свое время, с людьми не научили работать. Попросил об одной услуге. А они хотели мне это убийство повесить. Так обработали, что до сих пор ребра болят. Хорошо, что у меня алиби оказалось. На заказ выезжал. Как ни как, а частный предприниматель. Делаю на заказ ключи, замки. Когда ключи теряют, двери открываю, сейфы.
   - Павлины, говоришь.
   - Не, гражданин начальник. У меня все законно. Звезд с неба не хватаю, но на хлеб с маслом зарабатываю.
   - Костя, так что ты хотел? Сигареты, чай, продукты. О наркоте можешь даже не вспоминать.
   - Павел Сергеевич, вы организуете мне встречу с матерью и сестрой. Я рассказываю все, что знаю.
   - И все.
   - Да. У меня мать лежит в больнице. Сердце. Если делать операцию в порядке очереди, это ждать месяца два-три. Не доживет. Платно, хоть завтра. Но мать на дыбы встала. Говорит, что таких денег у сестры нет, а я на зоне. Мне нужно убедить ее. А деньги я найду. Надеюсь с вашей помощью.
   - Как ты это представляешь?
   - Деньги у меня есть. Но мне нужна помощь с воли. Вы честный мент. Все сидельцы об этом говорят. Мне смотрящий по СИЗО посоветовал к вам обратиться.
   - А, ничего, что ты мне сдашь убийц?
   - Нет. Их в СИЗО очень ждут. Тетя Лиза подругой Деда была, а смотрящий с ним когда-то по тюрьме пересекался. Дед его там поднял. Так что, он Деду обязан. Бродяги бы не поняли, если все спустить на тормозах.
   - Сделаем Костя так. Завтра тебя вывезут к нам в отдел. Сегодня уже не получится. Думаю, что никаких проблем не будет.
  Павел нажал на кнопку вызову. В кабинет зашел конвойный. Константин встал, заложил руки за спину и вышли из кабинета с конвойным. Майор достал из кармана телефон и позвонил Федору. Тот сказал, что сейчас подойдет. Павел встал из-за стола и начал ходить по кабинету, меряя его шагами. Федор зашел через пару минут. Засмеявшись, он подошел к окну и сел на подоконник.
   - Вот артисты. Водила с лесовоза кроме досок пару грелок водки завез. Меня, коренного обитателя СИЗО провести хотели. Ты бы видел, как они смотрели, когда я водку выливал.
   - А, водила что?
   - Да с ним ничего. Это мои подопечные их напрягают. Водитель заедет, какой ни будь шнырь к нему подкатит, напугает до колик в животе, тот и тащит им водку. Ты как, с Зябликом договорился?
   - Да. Завтра к себе вывезу. Федор, почему Зяблик?
   - У него аллергия на холод. Первый раз он зимой к нам заехал. Постоянно мерз. Братва его так и прозвала.
   - Федор, ему доверять можно?
   - Паша, он мужик упертый. Если скажет нет, то хоть убей его. Но если согласился сотрудничать, значит пойдет до конца. Но опять же. О себе все расскажет, а других грузить не будет. Первый раз он дуриком влетел. Молодой, кровь играет, надо себя перед девчонкой показать. Вот мол какой я крутой. Повел подругу в ресторан, а там пьяная драка. Получил год условно, а на отметки не приходил. Ему этот год реального и дали. Второй раз, он случайно влетел. Его знакомые с кем-то разодрались, а он мимо проходил. Вмешался. Мимо экипаж ППС проезжал, его друзья разбежались, а Зяблика приняли. Он никого не сдал, хотя его крутили по-черному.
   - Понятно. Все вроде. Поеду я. В отделе моя молодежь, наверное, уже без меня заскучала.
   - Если и задержишься, так они только рады будут. Знаю я, как они у тебя летают.
   - Вот чья бы корова мычала. Все, я пошел. Будет что интересное, звони.
   - Куда же от тебя деться. Ну пошел, так иди.
  Павел пожал протянутую руку и вышел из кабинета. Получив удостоверение он подошел к своей автомашине. Возле нее стоял злой, раскрасневшийся мужчина. С двух сторон его заблокировали, и он не мог попасть в свой джип, открыть двери. Майор сел за руль Москвича и крутанув стартер, завел автомашину. Мужчина, решив, что нашел жертву на которой можно выпустить пар, заложив руки в карманы подошел к Павлу, который опустил стекло.
   - Слышь, ты, баклан. Я почему тебя должен ждать. Бросил свое корыто, люди выехать не могут. Видишь, я в автомашину попасть не могу.
   Майор молча, с насмешкой, смотрел на подошедшего мужчину. Молчание Павла только раззадоривало того. Оборвав боковое зеркало, бросил его на капот. Так же молча, Павел вышел из автомашины, достал из- под сидения металлическую телескопическую дубинку. Мужчина отскочил в сторону. Обойдя свою автомашину, Майор подошел к джипу и дубинкой разбил оба зеркала. Мужчина, чуть не плача причитал в стороне.
   - Да, ты знаешь кто я такой. Да, я, тебя по судам затаскаю.
  Павел удовлетворенно посмотрел на свою работу. После чего повернулся к мужчине.
   - Вот теперь поговорим. Так кто ты такой, говоришь, по судам затаскаешь?
   - Да, затаскаю. Я известный адвокат, Шнайдер Яков Соломонович.
   - А, я, простой опер, майор Голиков. Так это ты мразина, маньяка защищать взялся бесплатно. Попиариться решил. А может, ты такой же маньяк, как и он. Принять, что ли тебя, да покрутить по нераскрытым убийствам.
   - Вот только не надо меня стращать Павел Сергеевич.
   - Мы разве знакомы?
   - Очень много о вас мои клиенты рассказывали. Так-что наслышан. Вы уж извините, не сдержался.
   - Взаимно. Ну раз все порешали, я поехал.
  Павел сел в автомашину и выехал со стоянки. Адвокат зло взглянув, подошел к своей автомашине, оборвал висящие на проводах зеркала и достал телефон. Майор подъехал к территории отдела, огороженного забором из бетонных плит. Уткнувшись в забор, он вышел из автомашины и прошел к себе в кабинет. Опера сидели, пили чай. Павел покосившись на висящее знамя, прошелся по кабинету.
   - Ну, пионеры-ленинцы, с бумагами, надеюсь разобрались. А комиссары в пыльных шлемах из прокуратуры, доставать не будут.
  Сергей, как самый старший, кивнул головой.
   - Сергеич, все сделали.
   - Ну, а чего тогда сидим? Или у нас заняться больше нечем? Николай вчера адрес Беса пробил, вот туда и выдвигайтесь. Он сегодня как раз должен на дело идти. У него расписание. Сходит на дело, а затем два дня отдыхает. Молодой, собирайся, с парнями пойдешь. Успеешь еще, не одни штаны протрешь. Все, шагайте.
  Быстро допив чай, парни толкаясь и пересмеиваясь, вышли из кабинета. Павел достал из сейфа дела и начал их просматривать. Знакомый из прокуратуры предупредил, что завтра будет проверка. Хотя он и не боялся проверок, но и лишний раз нарываться на выговор особого желания не было. Просмотрев оперативные дела, положил их в сейф аккуратной стопкой. Посмотрев на чайник, поднялся и включил его. Вот только чай попить на этот раз была не судьба. Зазвонил телефон. Павел достал его из кармана и взглянул на дисплей. Вот уж чего, а этого звонка он никак не ожидал. Звонил человек, с которым он не встречался уже года три. Когда-то Пахом был у братвы в авторитете. Но с новыми реалиями не ужился. Три года назад он освободился, пришел к Голикову. В тот вечер они засиделись допоздна. Пахому нужно было выговориться, а Павел просто сидел и слушал, изредка поддакивая. С воровской стези Пахом спрыгнул. Майор помог ему устроиться на работу, а квартира ему досталась от матери. Последнее, что Голиков о нем слышал, так это то, что тот женился.
   - Слушаю, Голиков.
   - Павел Сергеевич, это Пахом.
   - Я уже вижу.
   - Встретиться бы надо.
   - Ты на колесах?
   - Да.
   - Тогда подъезжай за шестую автобазу. Там тупичек есть. Через сколько сможешь подъехать?
   - Минут через двадцать.
   - Идет. Буду через двадцать минут.
  Отключившись, Павел закрыл сейф и вышел из отдела. Солнышко было в зените и жарило нещадно. На небе не наблюдалось ни одной тучки. Вымершая улица с редкими пешеходами. Лишь возле киосков с мороженным и прохладительными напитками наблюдалось какое-то оживление. Автобаза когда-то была крупнейшей в области, да вот остались от нее рожки, да ножки. То, что, от нее осталось, так это забор, будка охранника, да ржавые ворота. По заросшей пожухлой травой дороге Голиков зашел за угол базы. За углом дорога обрывалась. Присев на лежащий поперек дороги бетонный блок, Павел взглянул на часы. До встречи оставалось пара минут. Увидев, как из-за угла выехала небольшая иномарка, Голиков встал и пошел навстречу ей. Автомашина не доехала до него пару метров. Пахом вышел из автомашины и улыбаясь протянул руку. Павел поздоровался.
   - Павел Сергеевич, а что мы на этой помойке встречаемся. Могли бы и в ресторанчике посидеть, мороженного отведать.
   - Пахом, ну а увидит кто. Могут и предъявить.
   - Мне? Братва вся знает, что я от дел отошел. А то, что с тобой сижу, так ты меня сколько раз закрывал. Сидим, старые дела вспоминаем. Нам только и остается, что вспоминать. Хотя, да, ты до смерти гончим псом будешь.
   - Пахом, а что звонил? Наверное,
   не для того, чтобы повидаться, старое вспомнить.
   - Даже не знаю, с чего и начать. Не приходилось еще босяков сдавать.
   - А, ты, начни с начала. Там, по ходу пьесы и решишь, что говорить, а о чем промолчать.
   - Сначала, говоришь. Неделю назад в соседнем доме Клещ квартиру снял. Не слышал о таком?
   - Пока не приходилось.
   - Мы с ним вместе у хозяина были, только в разных отрядах. Слушок ходил, что на нем крови, захлебнуться можно. Он и к хозяину попал, чтобы отсидеться. Сам из спортсменов, биатлонист. Отрабатывается по заказам. У Ашота с Рыбой рамсы вышли из-за торгового центра "Зефир". Его построили на границе территорий. Что тот, что другой его под себя хотят подмять. Первым там Ашот нарисовался, а затем пришли пацаны Рыбы и выкинули тех. Поставили свою охрану. Ашот вышел на Клеща. Догадываешься, зачем? Если что-то случится с Рыбой, будет война. Туз, смотрящий за городом, этого не хочет. Если будут трупы, начнется ментовский беспредел. От этого пострадает вся братва. Туз попросил меня связаться с тобой, что бы я тебе сдал Клеща. Ашота и Рыбу должны помирить московские воры. Клеща уже не остановить. Если он взял заказ, отключается от всего мира. Даже, если ты передумал, он его исполнит.
   - А, чего сами не разберетесь?
   - Он не один. За ним люди стоят. Узнают, что наши с ним разобрались, головы в прямом смысле полетят.
   - Адрес и приметы.
   - Набережная десять, второй подъезд. Квартиру не знаю. Высокий, худощавый, на левой кисти руки наколка в виде барса. Я его видел три раза, все время в синем спортивном костюме. У меня есть его фотография. Правда, не очень, но распознать можно. На дело он скорее всего послезавтра пойдет. У Рыбы день рождения братва отмечать будет в яхт-клубе "Парус". Вот вроде и все.
   - Озадачил ты меня. Попробуем что ни будь сделать. Фотографию давай.
  Пахом протянул фотографию, на которой четыре человека в арестантской робе сидели за столом.
   - Он второй слева. Павел Сергеевич, поеду я тогда. У меня заказчики за товаром должны подъехать.
   - Не понял. А, ты, чем занимаешься?
   - Артель организовали из каторжан. Я отобрал несколько человек, у которых руки из того места растут. Делаем нарды, шахматы, панно, поделки разные. Вроде хорошо расходятся. Заказчики не жалуются.
   - Не ожидал. Удачи тебе.
  Пахом сел в автомашину и развернувшись, уехал. Павел вышел по дороге на улицу. Подойдя к киоску с мороженным, взглянул на еле продвигающуюся очередь, тяжело вздохнул и пошел в отдел. Дежурный сидел под кондиционером, ослабив галстук и расстегнув верхнюю пуговицу. Майор уже прошел его, остановившись вернулся.
   - Начальник приехал?
   - Сергеич, мы его раньше часов четырех не ждем.
  Павел повернулся и зашел в свой кабинет. Включив чайник, подошел к окну и раскрыл его. Но вместо ожидаемой прохлады в кабинет волнами ворвалась жара. Закрыв окно, Павел подошел к чайнику, бросил в кружку пакетик заварки и налил кипяток. Сев за стол, он начал пить чай, обдумывая услышанное от Пахома. Допив чай, отодвинул кружку и достал телефон. Набрав номер, нажал на кнопку вызова. Ответивший абонент, судя по стороннему шуму, находился в автомашине.
   - Стас, это Голиков.
   - Вижу. Давай быстрее, а то я за рулем.
   - Ты в УВД?
   - Нет. Скоро мимо вас поеду.
   - Заскочи, дело есть.
   - Опять срочно и опять без задания.
   - Стас, надо. Мне одному не разорваться.
   - Вот любого другого послал бы далеко и надолго. Сейчас буду.
  Павел убрал телефон и достал из стола блокнот, в который записывал все интересное, что узнавал о своих подопечных. Раскрыв блокнот, остановился на букве "Д". Дед, сколько же крови и нервов ему стоило приземлить того на нары. Все знали, что Дед профессиональный "медвежатник", что ему открыть любой сейф, что семечек пощелкать. Знали, что работает с подельником, но кто он, так и не смогли установить. За все время, Деда смогли посадить только два раза. Раз, он, попался по молодости, почти сразу после войны. Второй раз, это умудрился сделать Голиков, да и то, можно сказать, что так планеты сложились. Через третьи руки к Деду дошла информация о том, что в ООО "Ур", где мальчики и девочки под чутким руководством, битого жизнью старого еврея Соломона, за процент занимались обналичкой денег, скопилось порядка миллиарда рублей. Деньги Соломон должен был со дня на день переправить в Москву, за один высокий забор на Рублевке. Группу задержали спецы из ФСБ, да так тихо, что ни одна травинка не шевельнулась, ни одна волна не пошла по городу. Тогда Деда задержали с поличным, когда он вскрыл один из сейфов и начал укладывать деньги в чемодан. За время отсидки Дед подцепил какую-то заразу, после которой у него начали трястись руки. После отсидки он получил инвалидность и свое увлечение потрошением чужих сейфов забросил. Ни Зяблик, ни тетя Лиза среди известных связей не фигурировали.
  Дверь в кабинет открылась и зашел Стас. Высокий, широкоплечий, с густыми черными усами и вечно улыбающейся физиономией. Говорят, что профессия налаживает свой отпечаток, так вот это не о нем. На этот раз она где-то отдыхала. Работать в разведке и иметь такую внешность, при этом считаться лучшим специалистом.
   - Привет, Сергеич. Ну и жара у тебя в кабинете. Когда кондер поставишь?
   - Стас, тебя хоть не запускай. Как зайдешь, так пол кабинета занимаешь. Присаживайся.
   - Сергеич, только давай быстро, а то у меня кони пьяны, хлопцы запряжены. Сразу говорю, что в ближайшее время помочь не смогу. Нас борцы с организованной преступностью загрузили по самое не могу. Неделю уже спим стоя.
   - Стас, мне без вас ни как. Нужно пару дней киллера пропасти. Думаю, что двух дней по за глаза хватит.
   - А, теперь подробней. О каком ты киллере говоришь?
   - Мне информацию подкинули, что Ашот Рыбу заказал. Есть адрес и фотография киллера. У Рыбы послезавтра день рождения. Отмечать собираются в яхт-клубе.
   - Сергеич, вот ты сейчас шутишь или как?
   - Да какие шутки могут быть.
   - Сергеич, мы этого киллера неделю ищем. У парней информация пошла, что Ашот выписал киллера, который в розыске понтерполу. Ашота уже неделю круглосуточно пасем. Сегодня он вечером в Тайланд улетает. И тут из-за горизонта выходит Мамонт. Огляделся по сторонам и посмеялся. Ребятишки, хватит в деревянные игрушки играть. Вот киллер, вот адрес, вот фотография. Принимайте на блюдечке с голубой каемочкой. Сергеич, ты бы созвонился с ОБОП. У них возможностей больше. Ты со своим молодняком можешь и не потянуть.
   - Стас, раз они этим занимаются, пусть и дальше работают. У киллера кличка Клещ, возраст 35-45 лет, высокий. На левой кисти татуировка барса. Бывший биатлонист. Квартиру снял Набережная десять, второй подъезд. Квартиру человек не знает. Носит синий спортивный костюм. Издержки молодости.
   - Квартира не проблема. Дом расположен неудобно. Паша, ты случайно не знаешь, чей Москвич чахоточный возле забора стоит? Там, напротив второго подъезда, есть небольшая эстакада. Если этот агрегат на нее загнать, никто и внимания не обратит. Возятся возле этого старья мужики, ну и пусть дальше возятся. Нужно всего на пару дней
   - А, что, старье-то. Заводится и ездит. Мне как на работу и домой добираться? У нас автобус не ходит.
   - Это твой что ли? Сергеич, соглашайся. Мои парни тебе крылья поменяют, капот. А вот пороги, там сварочник нужен. Крылья на болтах, там проще. Двигатель посмотрят.
   - Да, черт с вами, забирай.
  Достав из кармана ключи от автомашины и положил на стол.
   - Стас, передай в ОБОП, если все срастется, с них поляна.
   - Да, кто бы сомневался. Одним спасибо не отделаются. Все, я тогда в ОБОП. Своих с Ашота снимаю.
   - Ну тут уж, хозяин-барин. Это вам решать.
  Стас попрощался и вышел из кабинета. Павел поднялся и прошел в дежурную часть. Помощник сидел за монитором, просматривая прилегающую территорию. Голиков заглянул через плечо.
   - Шура, на какой картинке мой агрегат.
   - Нижний ряд, справа в углу.
   - Шура, ты не пугайся, за ней сейчас подъехать должны. С мастером договорился, крылья и капот поменяют. Шакал один зеркало отломил, а закрепить не за что. Проржавело все.
  Помдеж ухмыльнулся, но от слов воздержался, еще не успел забыть, как приколист, дежурный, с утра выхватил. Павел зашел в кабинет группы по раскрытью убийств и тяжких телесных. Кроме молодого парня, которого он видел в первый раз, в кабинете никого не было. Тот сидел за столом и читал книгу. Увидев вошедшего, книгу отложил в сторону.
   - Я, вас слушаю.
   - Это я тебя слушаю. Где все?
   - А, вы, кто такой, чтобы спрашивать?
   - Живу я здесь. Майор Голиков. Где все?
   - Извините, товарищ майор. Я сегодня первый день, по распределению. Меня на хозяйстве оставили, а сами уехали какого-то упыря задерживать.
   - Ладно, приедут, Смирнов пусть ко мне зайдет, разговор есть. А ты лучше, уголовный кодекс почитай. Начальство увидит, что художественной литературой увлекаешься, сходу по шапке получишь.
  Павел вышел из кабинета и не успел дойти до своего, как услышал за спиной шаги и смех. Оглянувшись, он повернулся ожидая своих оперов. Впереди шел Сергей, приобняв за плечи невысокого, тщедушного мужчину. За ним, улыбаясь, шли Николай и Игорь. Открыв дверь в кабинет, Голиков пропустил их, и зашел следом за парнями. Сергей подвел задержанного к батарее и пристегнул того наручниками к ней. Николай взял чайник и вышел за водой. Игорь замешкался, не зная, садиться за стол или нет. Взглянув на Павла, сел за стол, который ему определил начальник. Павел взглянул на улыбающегося Сергея.
   - Сережа, вот как ты начинаешь улыбаться, так жди очередной пакости. Выйдем в коридор, поговорим
  Дождавшись Николая, оба вышли в коридор.
   - Теперь рассказывай.
   - Сергеич, да все нормально. Мы его с поличным взяли. Во двор заехать не успели, он нам на встречу попался.
   - Заехали, а где машину взяли?
   - Так у Игоря есть, Форд-фокус. Пока выскочили из машины, Бес исчез. Вот уж точно бес. Район перекрыли, а Игорь на машине объезжал. Он Беса и заметил. Тот под нож школьника поставил и телефон забрал. Игорь его задерживать начал, а тот на него с ножом пошел. Игорь с травмата в плечо ему и выстрелил. Бес на колени упал и кричит, что бы его не убивали. Игорь нормальный парень, резкий. Потерпевший сейчас в дежурке, ждет, когда мать приедет заявление писать. Павел Сергеевич, зря переживаешь.
   - Сережа, ладно Коля два года отработал, но ты уже четвертый год в этой кухне варишься. Представление на капиана ушло. Лучше бы вы этого Беса сразу завалили. Если он заяву прокурорским нарисует, нас УСБ в зубах затрясет. Меня, как минимум, выгонят на пенсию, вам с Колей гражданка с волчьим билетом гарантирована. Ты, хоть, представляешь, парень первый день вышел на работу, не сдал ни одного зачета. У него даже допуска нет. А если бы его порезали. Вот я старый болван. Все, проехали. Пойдем.
  Зайдя в кабинет, Павел подошел к Бесу, отстегнул того от батареи и защелкнул наручники на руках. Посадив возле своего стола, сам, сел, напротив. Сергей искоса поглядывая на Беса отошел к окну. Бес положив руки на колени, беспокойно крутил головой, поглядывая на оперативников.
   - Костян, чего башкой крутишь? Так и отвалится. Рассказывать будешь сам, или будем принимать меры психологического и физического воздействия?
   - Начальник, ладно, сегодня твоя взяла. Там сколько у вас по мне эпизодов зарегистрировано?
   - Двадцать четыре.
  Сергей с Николаем удивленно взглянули на Голикова. Бес посидел, что-то прокручивая в голове.
   - Примерно начальник так. Чуть больше, но это уж вы сами ищите. Павел Сергеевич, давай так. Я, даю вам весь расклад по своим делам, но вы эпизод с нападением на вашего сотрудника из дела исключаете. Мне и так нарежут годков семь, а за вашего еще года четыре плюсом пойдет. Оно мне надо.
   - Идет. Костя, вот ты объясни мне, зачем это тебе надо было? В прошлый раз ты вот здесь же сидел и в грудь себя стучал, что отсидишь и завяжешь, на работу устроишься. И из домушника переквалифицировался на гоп-стоп. В следующий раз на убой пойдешь?
   - Начальник, да я так и сделал. Вышел, начал искать работу. У меня же четвертый разряд токаря. Взяли на механический завод. За три месяца получил двадцать пять тысяч. И то аванс. Денег на зарплату нет. За аренду, за воду, за свет на это находили, а рабочим в последнюю очередь. Ушел, устроился к частнику. У того пара токарных и фрезерных станков стояла. Тот да, платил хорошо, пока его мастерская не сгорела. Остался я не у дел. С судимостями не берут никуда, а кушать хочется. Сергеич, у меня денег нет, чтобы хлеба купить, а щенки молодые с телефонами ходят, которые стоят больше чем я на заводе за месяц получал. Ну и понеслось. Сергеич, может вы меня пока на камеру определите. Потом все закрутится, допросы, очные ставки. Я отдохну маленько, пока у вас следака нет.
   - Как хочешь. Костя, у тебя сигареты есть?
   - Есть. Начальник, водички бы в камеру. Если уж у вас такая духота, то там не продохнуть.
   - Коля, уведи и сходи за минералкой.
  Бес с Николаем вышли из кабинета. Сергей засмеялся, а Игорь недоуменно переводил взгляд с одного на второго.
   - Сергеич, ну ты даешь. Откуда двадцать четыре заявления. У нас их всего четыре.
   - Сережа, вот ты каждый день суточные сводки читаешь. Три месяца назад по городу началась волна грабежей. Кто-то, под угрозой применения насилья, начал отбирать телефоны у школьников. Созвонился с другими районами, приметы совпадают один в один. Заявлений десятка полтора. Остальных искать будем. Нужно будет договориться с телевидением и газетчиками. Ну это я начальника отдела попрошу. Он любит перед камерами покрасоваться. Сережа, сейчас постановление на обыск у следака возьмешь и с Николаем на адрес к Бесу. Имейте ввиду, что Бес в свое время был неплохим форточником. Не удивлюсь, если пару-тройку квартир обнес.
  Игорь встал из-за стола.
   - Товарищ майор, можно я с ребятами?
   - Сережа, возьмешь его. Раз уж сегодня Игорь именинник. Пока нас бог миловал. Да, Сережа.
  Сергей тяжело вздохнул.
   - Да, Павел Сергеевич.
  Сергей с Игорем вышли из кабинета. Павел подошел к окну. За окном поднялся небольшой ветерок. Верхушки тополей слегка начали покачиваться, а по небу забегали небольшие облачка. Майор раскрыл окно, подошел к двери и распахнул ее. Постояв на сквозняке, Павел сел за стол. Услышав шаги поднял голову. В кабинет зашел Кирилл, начальник группы по раскрытью убийств.
   - Сергеич, молодой сказал, чтобы к тебе зашел.
   - Было такое. К тебе из СИЗО Шаламов обращался?
   - Это который? Зяблик что ли? Ну обращался и что. Тебе нажаловался?
   - Кирилл, а по человечески-то не судьба с ним поговорить.
   - Сергеич, знаешь, что, то время, когда я был беззубым щенком, и ты меня наставлял на путь истинный уже прошло. Вот только, ты как был начальником отделения, так им и остался. Сейчас у нас с тобой и должности одинаковые и звания. Сергеич, ты от поезда отстал. Ну привезли мы твоего Шаламова, а он мне условия начал ставить. Вот если выполнишь, то что прошу, то я тебе убийцу сдам. Да я без него найду. Пусть спасибо скажет, что его самого за это убийство не подтянули.
   - Кирилл, сломался ты. Профессиональная деформация. Уходить тебе надо, пока не поздно.
   - Сергеич, профессиональная деформация говоришь. Ты знаешь, кто у нас в кабинете сидит. Помнишь, две недели назад все УВД пропавшую пятилетнюю девочку искало. Все чердаки, подвалы, заброшенные дома осматривали. Знаешь, кто убил? Отчим. Когда девочка плакать начала, есть просила, тот ее пустой бутылкой по голове ударил. Когда понял, что убил, расчленил и в бане сжег. А мать, родная мать помогала. Сейчас эта сволочь сидит и плачет. Он не падчерицу жалеет, а себя. Он ранее судимый и знает, что с такими на зоне делают. Да я его хоть сейчас бы к стенке поставил. А, ты, профессиональная деформация.
   - Ладно, проехали. Что о убийстве Печалкиной известно?
   - Решил заняться? Так давай, дело тебе отдам.
   - Кирилл, ты не психуй. Если что, потом себе в отчете палку поставишь. Так что по ней?
   - Старушка, божий одуванчик. Семьдесят шесть лет. Пенсионерка. До пенсии работала заведующей сбербанка. Квартира полная чаша. По нашей версии ограбление, а она под руку подвернулась. Со слов родственников, похищены деньги и золото. Убили тупым, твердым предметом. Возможно, удар бейсбольной битой. Зарядили барыг, ломбарды. Вроде все.
   - Ясно, что ничего не ясно. Ну и на том спасибо.
   - Сергеич, это все?
   - Да.
   - Сергеич, ты уж извини меня, сорвался. Пойду. Сейчас следак подъедет, этого упыря допрашивать.
  Кирилл вышел, а Павел достал блокнот. Просматривая связи Деда, он вычеркивал их одного за другим. Время никого не щадит, ни богатого, ни бедного, ни мента, ни жулика. За всеми приходит костлявая с косой. За кем-то раньше, за кем-то позже. Был бы жив Дед, ему бы уже было за восемьдесят. В списке остался только один, Иванов Василий Иванович, по кличке Чапай. Единственный, о котором Павел не знал, жив тот или нет. Достав из кармана телефон, он набрал домашний номер Чапая. Трубку подняли, но кроме астматического дыхания в ней, больше ничего слышно не было.
   - Мне бы Василия Ивановича услышать.
   - Я, вас, слушаю.
   - Василий Иванович, если честно, то не думал вас услышать. Это вас Голиков беспокоит, начальник отделения из Центрального РОВД.
   - Паша, неужто до сих пор кровь из братвы пьешь?
   - Ну не без этого.
   - Так, а что ты от старика хочешь? Ты же знаешь, что я уже давно стал старым, больным дедом. Сейчас вот внуков собрался выгуливать. А то что было, так остается только вспоминать.
   - Встретиться бы нужно, Василий Иванович. Кое-что из прошлого вспомнить.
   - Это, я с удовольствием. Есть желание, подъезжай. Дом, думаю, не забыл. Так вот, я в скверике с внуками буду. Ни к чему, чтобы сын со снохой во время разговора присутствовали.
  Павел взглянул на часы и прикинул за сколько он сможет добраться до места. Получалось, что через весь город, да еще и в час пик.
   - Василий Иванович, давай встретимся через час. Раньше добраться не получится.
   - Значит, жду через час.
  Голиков закрыл окно и вышел из кабинета. Добираться до микрорайона "Луговое" пришлось с пересадкой. Луговое когда-то было поселком, который вырос вокруг колонии общего режима. Был еще знаменит тем, что большинство жителей поселка составляли либо ранее судимые, либо персонал колонии. Со временем поселок слился с городом, осталось только название. Чапай проживал в одном из немногих домов еще сталинской постройки. Павел вышел из автобуса, до встречи оставалось еще минут десять. Не спеша дошел до сквера, о котором ему говорил Чапай. Дойдя до центра сквера, остановился, осматриваясь по сторонам. С ближайшей скамейки Голикова окликнули. Взглянув, на сидящего на ней маленького, худенького деда, одетого в спортивный костюм и с кепкой на голове, отвернулся. Подумал, что показалось. После повторного оклика он присмотрелся к деду и заулыбавшись шагнул к скамейке. Сев рядом с дедом, покачал головой.
   - Василий Иванович, прости не узнал. Ты сильно изменился. Я по старой памяти искал пусть и не высокого, но наглого до безобразия Чапая.
   - Был, Чапай, да весь вышел. Усы и те седыми стали. Улетели годки. Сейчас мне только внуков доверяют. Вон, видишь, два постреленка в песочнице копаются? Мои. Так что ты, Павел Сергеевич спросить хотел?
   - Так уж получилось, что ты последним остался, кто когда-то хорошо знал Деда.
   - Деда? Его, никто хорошо не знал. Он был волк-одиночка. Я не знаю ни одного, с кем бы он был близок. Когда война закончилась, мне было шестнадцать, а ему восемнадцать. Дед в нашем городе появился из ни откуда. Но для нас было дико, что его признали сразу все авторитеты. Для того что бы, достичь его положения, нужно было чем-то проявить себя или иметь банду. Лишь потом, я узнал, что он из семьи потомственных медвежатников. Деда у него расстреляли беляки. Тот по просьбе красных вскрыл сейф у беляков и похитил документы. Отца расстреляли в НКВД. За хищение социалистической собственности в особо крупных размерах. Но сына он успел научить своей профессии. Слухи ходили, что даже когда Дед был в оккупации, под немцами, то и там несколько сейфов отработал.
   - И что, никто из блатных не пытался его подмять под себя?
   - Один попытался. Кличка у него была Леша Центер. Быка в лоб одним ударом с ног сбивал. Нашли его возле дома с перерезанным горлом, кто-то бритвой полоснул. С тех пор с Дедом только на вы все были.
   - Но кто-то же, был с ним близок.
   - Павел Сергеевич, к чему вы Деда вспомнили?
   - Убили женщину во время ограбления квартиры. По моей информации, она была подругой Деда. Может, ты о ней что-то знаешь?
   - Была какая-то, Лизой звали. Кто такая, не знаю. Она не нашего круга была.
   - И что, он после себя никого не оставил?
   - Ходили слухи, что был паренек. Но если бы и знал, не сказал. Много у погибшей взяли?
   - Со слов родственников, пригоршню золота да в рублях около ста тысяч.
   - Хорошие родственники. Да, там, в квартире стены должны быть из золота. Делиться по-видимому не захотели. В середине восьмидесятых по, тогда еще СССР прокатилась волна, кто-то прошерстил ювелирки. Ваши взяли парочку директоров, ну и прочую мелочевку. Но исполнителя и большую часть золота так и не нашли. Я, так думаю, что это Дед провернул, его в это время в городе не было. А когда вернулся, все затихло. Насчет денег не знаю. Их же пару раз за последнее время меняли. Могли и сгореть.
   - Ну это вряд ли. Лиза до середины девяностых работала заведующий сбербанка.
   - Значит и денег должно быть, как у дурака махорки. Перед смертью, он меня к себе позвал. Просил, чтобы чемодан передал в детский дом. Я полюбопытствовал, а он полностью забит пачками пятитысячных. Сколько там было, я не считал. Но на ремонт детского дома хватило. Они, можно сказать, его полностью перестроили. Наверное, он ей меньше не оставил.
   - А, с чемоданом, совесть замучила?
   - Кто его знает? У покойника не спросишь.
   - Василий Иванович, а зачем он полез за миллиардом, если у него все было?
   - Доказать Соломону, что тот неправ. Как-то так случайно получилось, что в кабаке втроем встретились, я, Дед и Соломон. Соломон тогда выпил сверх меры, начал подкалывать Деда, что он одной своей росписью имеет больше, чем Дед за всю жизнь по сейфам заработал. А деньги он бы Соломону вернул. Да на его беду вы там погодились. Убийцу среди родственников Лизаветы ищите, либо тех, кто был к ней вхож. Ну, ладно, начальник, все, что знал о Деде, сказал. Пора мне. Вон и внуки уже бастовать начинают. Скоро у них мультики по телеку начинаются.
  Чапай встал со скамейки и не оглядываясь, слегка прихрамывая, пошел в сторону песочницы. Павел посидел еще минут пять, наслаждаясь тишиной и покоем. Стряхнув апатию, встал и прошел на автобусную остановку. На этот раз Голикову повезло с маршруткой, которая проезжала мимо отдела. Выйдя из маршрутки прошел в отдел. Парни уже приехали с обыска. На столе у Игоря стояли чайник с кружками и коробка с тортом. Сергей с Николаем подшучивали над ним, а тот так же шутливо огрызался. Заметив майора они замолчали. Павел так же, молча, сел за стол.
   - Сергей, чем обрадуешь? Что-то вы быстро с обыска приехали.
   - Павел Сергеевич, да там и обыскивать нечего. Он снимал однокомнатную квартиру. В комнате только шкаф и кровать. На кухне стол, пара табуреток, плита, да ящик для посуды. В шкафу парочка чемоданов с аппаратурой и три телефона. Проверили по ИЦ. Аппаратура с квартирной кражи, а телефоны один с нашего грабежа, а два не понятно откуда.
   - Сережа, следователь появился?
   - Тот, у которого наши дела, в отгуле. Найти не могут. А дежурный следователь на выезде.
   - Сережа, выдергивай Беса из камеры. Оформляй ему явку с повинной и пусть пишет чистосердечное по всем эпизодам.
   - По нападению на Игоря, тоже писать.
   - Сережа, ты с каких пор таким тупым стал. Об этом даже не заикайтесь.
   - Товарищ майор.
  Недовольно воскликнул Николай. Как так?
   - А, вот так. Сергей объяснит. Лучше бы он на вас напал. Засадили бы маслину между глаз, отписались раз прокурору и забыли о нем.
  Взглянув на часы, Павел прошелся по кабинету. Остановился возле стола, на котором стоял торт.
   - Игорь, я так понимаю, решил проставиться. Но у меня к тебе просьба. Я, сегодня без машины остался. Сможешь до дома довезти, а завтра забрать с утра.
   - Павел Сергеевич, какой разговор. Конечно.
   - Тогда, поехали.
  Голиков с Игорем вышли из здания и прошли на автостоянку. Серебристый Форд Игоря выделялся среди остальных автомашин своей новизной. Подойдя к автомашине Игорь открыл ее с пульта и сел за руль. Павел сел рядом, на пассажирское сидение. Запах пластмассы и кожи еще не перебивал даже бутылек с дезодорантом, висящий на зеркале заднего вида. Игорь завел автомашину и выехал со стоянки.
   - Павел Сергеевич, нам куда?
   - Дачный поселок "Лесное". Игорь, ты, когда успел заработать на такой аппарат?
   - Мне отец после окончания школы милиции подарил. Сказал, что сейчас мент без автомашины, это анахронизм.
   - И кто твой отец?
   - Начальник службы безопасности "Газпрома".
   - Как у тебя фамилия?
   - Степанов.
   - Полковник Степанов, не твой отец?
   - Да, он. Он и настоял, что бы меня в ваше отделение направили.
  Павел замолчал. Игорь вел автомашину, изредка поглядывая в зеркало. Въезд в дачный кооператив был перегорожен шлагбаумом. Голиков вышел из автомашины и нагнувшись к Игорю сказал.
   - Игорь, завтра жду в восемь, здесь же. Сейчас домой и отдыхай. Парни будут Бесом заниматься, а у нас будет другое дело. Все, до завтра.
  Павел дождался, когда Игорь уедет и подошел к сторожу, который сидел на ступеньках крыльца. Поздоровавшись, Голиков сел рядом. Сторож взглянул на него.
   - Что, Паша, запарился? В городе, наверное, совсем не продохнуть. Чувствуешь, как парит. Ночью гроза будет. У меня ноги лучше любого барометра. Когда лес на севере валил, ревматизм заработал. К смене погоды ноют, спасу нет. Да, я, там сена с утра немного подкосил, через забор бросил. Накормишь своих косоглазых.
   - Спасибо, Степа.
  Степан, бывший одноклассник Павла, после армии устроился швейцаром в ресторан "Прометей". Во время их молодости он считался лучшим. Спекулянты, воры всех мастей, все прошли перед ним. Вот и Степа не устоял, решил поймать за хвост птицу удачи. Только вот птица та вороной оказалась. Вернее, воронком. Ограбил пьяного и получил для начала три года общего режима. А затем понеслось, как в кино. Украл, выпил, в тюрьму. Павел встретил его случайно, среди бомжей. Отмыл, заставил закодироваться в наркологии и устроил сторожем в кооператив. Благо, жить можно было в сторожке. Зарплата хоть и не большая, но на продукты хватало. Павел изредка обращался к нему, когда нужно было накормить кроликов, а сам он был занят. Жена Павла жила у дочери в соседнем городе, помогала по хозяйству. Дочь родила двойню, которые частенько болели. Приезжала лишь на выходные. Павел плечом толкнул Степана.
   - Степа, освободишься, забегай. Поужинаем вместе, а то одному скучно. Да и жена полный холодильник наготовила, на месяц хватит.
   - Паша, как дочь?
   - С, внуком, в больничку положили. Какие-то они хворые оба.
   - Я часам к девяти подойду. Футбол по телеку будет, а у меня он барахлить начал. Как нагревается, так изображение пропадает.
   - Пойду я Степа. Надо этих архаровцев накормить, да пару грядок прополоть. Пока время есть.
  Игорь подъехал к сторожке заранее. До восьми часов оставалось минут десять. После ночного дождя на дороге были небольшие лужи в которых отражалось солнце. Безлошадные летние жители поселка, работающие в городе, уже убежали на автобусную остановку, которая находилась в километре. Мимо Игоря одна за другой проезжали автомашины. С ранней весны и до поздней осени в поселке жителей было больше на квадратный метр чем в городе. Степан подошел к автомашине Игоря, который взглянул на него с любопытством.
   - Малой, это ты за Павлом приехал?
   - Ну я, а что?
   - Вообще-то ничего. Просто, он говорил, что за ним приедут, а я его парней всех знаю. Они нет-нет, да к нему приезжают. А ты, держись за Пашку. Он плохому не научит. У него в учениках даже генералы ходили. Один, год назад к нему аж из Москвы на день рождения приезжал. А он все в майорах бегает, как пацан.
   - Извините, не знаю, как вас зовут, а чего он до сих пор в майорах?
   - Степаном меня кличут. Насчет майора, он бы давно в начальниках ходил, но на нем крест поставили. Пашка же в СИЗО четыре месяца отсидел. Он тогда в убойном старшим был. С кем-то из парней задерживали убивца, тот орать начал, что спасите, помогите. Рядом молодняк пивком баловались, бросились помогать. Паша им крикнул, что из милиции, а это их еще больше раззадорило. Он одному челюсть сломал, а у второго сотрясение мозга. Те заяву в УСБ. Вот Паша до суда и сидел. Хорошо, что судья дотошный попался. Те черти пели, что Паша не представился что из милиции. Судья их расколол как щенков. Дело в отношении Паши прекратили, но осадочек, остался. Вот так ему свои карьеру и сломали. Ты только, Пашке не говори, что я тебе сказал. Обидится. Да, вон, кстати, собственной персоной идет.
  Павел подошел, поздоровался. Открыв пассажирскую дверь, хотел сесть, но остановился.
   - Степа, время будет, вечером архаровцев покорми. Возможно, сегодня задержусь.
   - Сделаем, гражданин начальник.
   - Все, бывай.
  Сев в автомашину, Павел кивнул головой. Игорь завел автомашину и плавно тронулся с места. Игорь старательно объезжал лужи, стараясь не испачкать автомашину. Уже, когда въезжали в город, спросил.
   - Павел Сергеевич, а когда я сам начну работать?
   - Не терпится? Сдашь зачеты на знание приказов и физ. подготовку, ну и с богом. Только у нас работа не так как в кино. В основном, бумажная. Чем больше отпишешь, тем, на лучшем счету, будешь у начальства.
   - Зачем еще раз сдавать, у меня и так красный диплом?
   - Это ты начальству объяснишь. Сегодня мне поможешь, а затем за приказы засядешь. Я, бы, тебя и сегодня не взял с собой, да Сережка с Колей заняты.
  Павел отвернулся к окну. Игорь хотел еще о чем-то спросить, но взглянув на майора промолчал. Возле отдела Павел вышел из автомашины, а Игорь заехал на автостоянку, высматривая свободное место. Павел зашел в помещение. По коридору ходили двое парней. У одного в руках был телефон с видеокамерой. Увидев спустившегося со второго этажа сержанта без форменного кителя и галстука, один из парней направился к нему, а второй включил видеокамеру и начал снимать. Павел подошел к дежурному, который сидел на своем месте.
   - Это что, за черти?
   - Павел Сергеевич, да перед тобой явились. Ходят, всех достают. Начальство попряталось. И выгнать не выгонишь. Дал же бог министра, разрешил снимать в отделах. Перед ним дебил был, тот заявил, что бы ментов били, если считают себя правыми. Их по-видимому, по степени тупизны назначают.
   - Сейчас, я им устрою съемки.
  Майор зашел в кабинет и достал из кармана телефон. Найдя нужный номер, набрал его. Абонент ответил густым басом.
   - Слушаю.
   - Боцман, ты на работе или еще дома?
   - Да собрался выходить. Нужен?
   - Есть такая буква в этом слове. В отделе два пижона болтаются с видеокамерой, дежурке работать не дают. Изобрази бандюгана. Поставь их на счетчик.
   - Сергеевич, сделаем.
  Боцман, он же в быту Саранчин Евгений, был главой байк-клуба "Полярная Сова", жил рядом с отделом. Личностью он был колоритной. Пару метров ростом, в плечах чуть поменьше с пивным животиком. Руки были синими от многочисленных татуировок. У него была своя автомастерская с автомойкой. Совмещал приятное с полезным. На заказ собирал мотоциклы. Автомастерская и свела Павла с Боцманом. В начале двухтысячных в город прибилась группа залетных грузин. По просьбе авторитетного грузинского вора, смотрящий отдал им на откуп автомастерские и автомойки. С Боцманом нашла коса на камень. Первый раз к нему подъехали двое, попытались объяснить на пальцах, что барыги должны ворам платить. Были не очень вежливо выпровожены. Второй раз приехали всей бригадой, да вот незадача. Дело было весной и у Боцмана в офисе собралось человек пятнадцать байкеров. Решали, куда летом податься. До стрельбы с поножовщиной не дошло, но кости грузинам и их машины помяли знатно. Боцман обратился к майору, когда кто-то позвонил ему и сказал, где работает его жена и в какой садик водят дочь. Всю группу вскоре скрутили, но за ними всплыли еще московские дела. Все, что раскопал Павел, забрали москвичи, а группу отправили по этапу. Услышав шум в коридоре майор вышел из кабинета. Коридор был пуст и только в дальнем углу стоял Боцман, прижав к стене двух незадачливых папараци. На полу валялся разбитый в дребезги телефон. Увидев Павла, Боцман отпустил парней и сказав что-то, пошел к выходу из отдела. Майор остановил его.
   - Боцман, что за дела, что шумим?
   - Начальник, да все нормально. Вон, корешей встретил. Пообщались. Правда, братва?
  Боцман повернулся к стоящим возле стены парням. Те дружно закивали головами.
   - Смотри, Боцман, когда ни будь, тебе и дядя не поможет.
  Подмигнув Павлу, Боцман пошел к выходу. Парни облегченно вздохнули и начали собирать с пола остатки телефона. Майор подошел к ним.
   - Что случилось?
  Парни переглянулись и Павлу ответил тот, кто снимал на телефон.
   - У нас свой блог в интернете. Хотели снять, как работает полиция и выложить отчет в интернет. А этот, бугай, докопался, что его сняли. Симку на двое сломал, а телефон разбил. А он, знаете, сколько стоит.
   - Будете заявление писать, ваше право. Но я не советую. Это любимый племянник председателя областного суда. Можете сами на нарах оказаться за вмешательство в личную жизнь.
   - Нет, какое заявление? Мы даже и не думали. А что, у него бригада своя?
   - Есть такое. Собрал таких же отморозков. Им человека зарезать, раз плюнуть. И сделать ничего не можем, пока дядя в верхах сидит.
   - Так, мы, пойдем?
   - Да, конечно.
  Парни побитыми собачонками пошли к выходу. Павел зашел в дежурку. После того, как за парнями закрылась дверь, дежурный облегченно вздохнул. Майор подошел к помощнику дежурного и заглянул в монитор. Сергей, Игорь и Николай стояли на крыльце и что-то оживленно обсуждали. Павел окликнул дежурного.
   - Шура, мои зайдут, скажешь, что я у начальства.
   - Сергеич, ты им что сказал, что они выскочили из отдела?
   - Ничего. Я, думал, что вы их прогнали.
  Майор вышел из дежурки и поднялся на второй этаж, где находились кабинеты начальника с замами. Подойдя к кабинету начальника криминальной полиции, постучал в дверь и зашел. Кроме него в кабинете сидел и начальник отдела. Поздоровавшись, Павел сел на стул, стоящий у стены. Начальник криминалки довольно улыбнулся.
   - Ну, Павел Сергеевич, порадовали меня твои обормоты. Нас сегодня на селекторном совещании начальник ГУВД отметил. Считай, квартирную кражу раскрыли и четыре грабежа.
   - Почему четыре? Там два с половиной десятка было.
   - У нас это дело следственный комитет вчера вечером забрал. Оперативное сопровождение будет от ГУВД.
   - Не понял. А они здесь каким боком?
   - Паша, да это ведь хорошо. По нашей территории мы успели раскрытье зарегистрировать, а дальше пусть они возятся. У вас и так, работы выше крыши. Могу тебя обрадовать. Ты же вечно нудил, что у тебя людей не хватает. Завтра двое оперов подойдут. Решили направить к тебе в отделение.
   - Опять желторотики?
   - На этот раз нет. Один отработал в соседней области шесть лет на земле. Второго ты должен знать, Секерин Дмитрий. В пятницу он с СИЗО вышел. Пошел по твоему пути. В отношении его дело прекратили. Начальник Заречного сказал ему, чтобы он себе место искал. Я его и прибрал. Будет у меня отделение штрафников.
   - Товарищ полковник, за это спасибо. Но у меня еще вопрос есть. Какого черта вы в мое отделение назначили Степанова Игоря? Поиздеваться решили, или как?
   - Майор, успокойся. Его отец сам попросил к тебе назначить.
   - А, ничего, что его отец меня четыре месяца в СИЗО прессовал. Они же со следаком за счет меня себе карьеру сделали. Один стал начальником УСБ, а второй начальником следственного отдела.
   - Сергеич, кто старое помянет, тому глаз вон.
   - А, кто забудет, два.
   - Товарищ майор, он будет работать в вашем отделении. Я, все сказал. Можете быть свободны.
  Павел встал и вышел из кабинета, громко хлопнув дверью. Постояв на лестнице и маленько успокоившись, майор зашел в кабинет. Парни уже сидели за столами, дожидаясь, когда закипит чайник. Рабочий день обычно начинался с чаепитья. Павел подошел к окну и сел на подоконник. Оглядев оперов, покачал головой.
   - Сережа, вот объясни мне старому, глупому Мамонту, как вы меня называете. Как ты умудрился Беса отдать в ГУВД?
   - Павел Сергеевич, так там зам начальника УУР был. Не буду же я с ним спорить.
   - Позвонить мне не судьба была. Не хотели спать лежа, будете спать стоя. Так бы по паре явок с повинной в неделя принимали и рогом не упирались. Начнем тогда плясать от печки. Игорь, начнешь с секретариата, получишь приказы и тетрадь. Пронумеруешь и опечатаешь. Будешь конспектировать приказы. Сережа, прямо с утра, встретишься со своим человеком. Насколько я помню, он тебе говорил, что какой-то залетный ствол искал. Узнай о нем подробней. К обеду будь здесь, возможно, понадобишься. Коля, скоро из СИЗО человека привезут. Нам нужно будет с ним поработать. Игорь, дойди до дежурки, узнай, привезли людей из СИЗО?
   - Товарищ майор, да какие это люди, я их бы без суда и следствия расстреливал.
  Игорь встал из-за стола и подошел к двери. Почувствовав взгляд на спине, он остановился и оглянулся. Сергей с Николаем опустили глаза, а Павел внимательно смотрел на него.
   - Что, что- то не так?
   - Иди, что встал.
  Игорь вышел из кабинета. Майор дождался пока за ним закроется дверь.
   - Ну, что, парни, получили головную боль. Вам такая фамилия, Степанов что ни будь говорит?
  Николай пожал плечами.
   - Где-то слышал. Фамилия распостраненная.
  Сергей хмыкнул.
   - Если полковник Степанов, то говорит.
   - Скажем так, лейтенант Степанов. Его сын. Так что, прикусите язычки и лишнего не говорите. Присматривайте за ним. Как бы дров не наломал. Папа, его если что отмажет, а мы под танки пойдем. Он ведь это не с горяча сказал, Игорь действительно так думает. У него даже мускул не дрогнул, когда он сказал, что всех валить надо. Вот так вот. Сережа, ты иди, а то время тикает. Коля, ты кружку чая налей. Николай налил чай себе и Павлу. Поставив кружку на стол, сел за свой стол. Сергей вышел из кабинета. Майор выпил чай и взглянул на Николая.
   - Коля, я что-то не понял, куда у нас молодой пропал? Там, дел то, на минуту. Спросить и вернуться назад.
   - Сергеич, так, он, наверное, в секретариат подался. Ты же ему сам сказал, что- бы приказы получил.
  Дверь в кабинет без стука открылась. Первым в кабинет зашел начальник отдела. За ним вошли двое, в прокурорской форме. Взглянув на них, Павел чуть не рассмеялся. Штепсель и Тарапунька. Один высокий, худощавый, под два метра ростом, с пышными, густыми усами. Второй, метр в прыжке. Как говорится, склонен к полноте. Тяжело отпыхиваясь, он достал из кармана носовой платок и протер лысину. Начальник отдела прошелся по кабинету, заглядывая во все углы. Павел не выдержал и засмеялся.
   - Товарищ полковник, смотрите, как уборщица убирает. Так могли бы у меня спросить. Мы довольны.
  Полковник поморщился.
   - Павел Сергеевич, у вас все хи-хи, да ха-ха. У нас прокурорская проверка дел оперативного учета. Открывайте сейфы и все бумаги на стол.
  Невысокий прокурор вышел на середину кабинета и осмотрелся по сторонам. Увидев красное знамя над столом Павла, он побледнел, вскинул руку и пальцем начал показывать в его сторону.
   - Это что такое. Немедленно убрать эту тряпку. Вы почему из рабочего кабинета цирк устраиваете.
   Майор сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев. Сделав шаг в сторону прокурора, глубоко вздохнул, успокаиваясь.
   - Слышь, ежик, без головы, без ножек. Шел бы ты от греха подальше. А, то, ненароком, зашибу. Это для тебя тряпка, а я под ним присягу принимал.
  Прокурор выскочил из кабинета, громко хлопнув дверью и что-то несвязно выкрикивая. Начальник отдела схватился одной рукой за сердце, а второй начал искать в кармане пиджака валидол. Второй прокурорский, громко захохотал.
   - Паша, вот как ты был на курсе самым заводным, таким и остался. Мог бы с ним и повежливей. Что уставился, не узнаешь?
   - Семен Ухов.
   - Ну наконец-то. Неужели так изменился. Хотя, ты тоже не помолодел.
  Минут пять у них ушло на воспоминание. Затем Ухов спохватился.
   - Паша, давай как ни будь пересечемся. Сейчас, сам понимаешь, работа прежде всего.
  Прокурор взял дела, лежащие на столе у Николая и начал просматривать. Закончив с последним, усмехнулся.
   - Сурок предупредил о проверке? У вас все последние бумаги вчерашним числом зарегистрированы.
   - Вот тут ты Семен не прав. Мы раз в неделю садимся и проверяем все дела. Начальник отдела может подтвердить.
  Начальник отдела согласно закивал головой.
   - Да, да. К отделению Павла Сергеевича в этих вопросах у нас замечаний никогда не возникает.
   - Понятно. А эти чьи сейфы?
   - Один из оперов уехал на встречу с агентом. Второй в секретариате, приказы получает. Стажер, работает второй день.
   - Паша, давай его сюда. Сам понимаешь, дружба, дружбой, а работа, есть работа.
   - Коля, давай за ним. Где он потерялся?
  Николай только встал из-за стола, как дверь открылась. Игорь как будто услышал майора. В руках у него была небольшая стопка приказов и общая тетрадь. Увидев начальника отдела и прокурора, он вытянулся по стойке смирно, не зная, куда девать брошюры. Павел недовольно скривился.
   - Игорь, сейф открой.
  Игорь подошел к сейфу и открыл. Павел отвернулся к окну, что- бы не видеть, как из него посыплются пустые бутылки. Прокурор заглянул в сейф, в котором лежал новенький ежедневник и несколько авторучек.
   - Так, понятно. Можешь закрывать. Ну что, Павел Сергеевич, по нашей линии к вашему отделению у нас замечаний нет. Созвонимся. У меня через неделю юбилей. Тридцать лет совместной жизни. Полковник, пойдем дальше проверять твоих гавриков.
  Прокурор с полковником вышли из кабинета. Павел подошел к сейфу Игоря и заглянул в него.
   - Не понял. Где содержимое этого троглодита? Куда бутылки девались?
   - Павел Сергеевич, так я их еще вчера вынес. Вас увез, дождался, когда все разойдутся, сложил в сумку и выкинул.
   - Хоть здесь повезло. Молодец. Коля, дойди до дежурки, узнай, привезли Шаламова? Если привезли, веди его сюда.
  Николай молча вышел и минут через пять вернулся, впереди него шел Зяблик. Зайдя в кабинет, Зяблик огляделся по сторонам. Подойдя к столу Павла, сел на стул и положил руки, закованные в наручники, на стол.
   - Приветствую господ начальников. Павел Сергеевич, может снимете это железо. Я, мог бы и сам, но как-то не комильфо. А бегать я не собираюсь.
   - Смотри ты, оказывается умные слова знаешь.
  Майор достал из кармана ключ и расстегнул наручники. Покрутив их в руке, положил на стол.
   - Так как, Костя, не передумал?
   - А, у меня выбор есть? Мне мать дороже каких-то нариков.
  Павел достал из кармана пиджака телефон и подвинул его Шаламову.
   - Сестре позвони, пусть тоже в больничку подъедет. Сразу все и порешаете.
   - Я, вчера, с ней договорился. Она сегодня отгул возьмет. В больнице меня ждать будет.
   - Не понял. Это когда ты успел с ней поговорить?
   - Павел Сергеевич, вот уж точно ты, как Мамонт. Да в каждой хате не по одной трубке заныкано. Сама охрана и таскает.
   - Подожди здесь. Я насчет машины порешаю. У нас с этим напряженка.
  Павел вышел из кабинета и подошел к дежурному.
   - Миша, машинку нарисуй нам, на час, полтора. С жуликом съездить надо.
   - Сергеич, нету машин, хоть убей. А что ты свою не возьмешь?
   - Так, моя, в ремонте.
   - На твоем месте стоит. Минут пятнадцать назад пригнали. Парень какой-то ключи и документы принес.
   - Вот ты меня обрадовал. Все, я побежал.
  Майор вернулся в кабинет. Шаламов как сидел, так и сидел, казалось, что он даже не пошевелился, пока его не было.
   - Костя, все поехали. Браслетики одень на запястья. Коля, собирайся. С нами поедешь.
  Дождавшись, когда Зяблик застегнет на запястьях наручники, втроем они вышли из отдела и прошли за территорию. Москвич Голикова стоял на старом месте. Вместо ржавых крыльев и капота стояли новые, черные, не крашенные. Зяблик обошел вокруг автомашины, еле сдерживаясь, чтобы не засмеяться. Павел, взглянув на него, вспылил.
   - Что ухмыляешься?
   - Начальник, да ты не обижайся. Если ты Мамонт, то он точно динозавр. Этой машине как минимум лет сорок. Даже интересно, как еще такой раритет сохранился. Хотя, на первых Москвичах железо было качественное. Жигули рядом не стояли.
   - Хочешь сказать, что в машинах разбираешься?
   - Есть, маленько.
   - Коля, садитесь на заднее сидение.
  Дождавшись, когда Николай с Зябликом сядут в автомашину, сам майор сел за руль. Вставив ключ в замок зажигания, повернул его, и машина откликнувшись на зов хозяина завелась с полуоборота. На удивление, двигатель работал ровно, не троил. Павел включил передачу, и автомашина тронулась с места. Найдя место на стоянке возле больницы, майор загнал на него Москвич. Константин вышел из автомашины вслед за Голиковым. Николай вышел последним и встал за спиной Зяблика. Тот оглянулся на него и поморщился.
   - Павел Сергеевич, вы бы сняли наручники. Ну хотя бы, когда к матери в палату зайду. Вы, уж, не позорьте меня перед ней.
   Павел искоса взглянул на Зяблика.
   - Костя, а ты ничего не забыл? Тебя вообще то из СИЗО привезли. Откуда я знаю, что у тебя на уме. Может, ты из больнички нарезать решил. А у нас все правила кровью пишутся.
   - Павел Сергеевич, клянусь, даже в мыслях не было.
   - Хорошо. Коля, сними с него браслеты.
  Николай снял наручники и слегка подтолкнул Константина в плечо.
   - Пошли. Долго еще стоять будем.
  На входе в больницу их попытался остановить охранник, объясняя, что прием посетителей только вечером. Павел показал удостоверение, и охранник недовольно что-то буркнув себе под нос отошел в сторону. Они так втроем и поднялись на второй этаж. Павел шел первым, за ним Зяблик, последним Николай. Возле двери с надписью "Кардиология" стояла невысокая, худощавая женщина, одетая в синие джинсы и светлую футболку. Подслеповато прищурившись она смотрела на поднявшихся мужчин. Увидев Константина она бросилась к нему и маленькими кулачками начала бить его в грудь, причитая.
   - Это все ты! Это все ты виноват! Тебя как арестуют, так у мамы инфаркт. Это уже третий. Ты же, ее чуть не убил.
  Павел отодвинул женщину в сторону.
   - Вас как звать?
   - Вера.
   - Вот видите, какое имя хорошее. Говорят, что Вера спасет человечество. Вы уж успокойтесь.
  Женщина, взглянув на майора, расплакалась.
   - Да, он же чуть мать не угробил. Если бы скорая опоздала минут на пять и все. Да и сейчас, неизвестно что будет. Нужно срочно делать операцию, а у меня таких денег нет и кредит не дают.
  Константин стоял опустив голову, как нашкодивший школьник, прикусив верхнюю губу. Вытерев слезы, женщина взглянула на него.
   - А, ты, чего молчишь?
   - Вера, успокойся. К матери можно пройти?
   - Ты бы еще позже приехал. Ей капельницу с утра с успокоительным поставили. Мать сейчас спит. Проснется часа через три-четыре.
   - Верка, а с доктором можно поговорить?
   - Попробую вызвать. У них сейчас посещения запрещены.
  Вера приоткрыв дверь, скрылась за ней. Константин отошел к стене и прислонившись к ней спиной, сел на корточки. Вскоре женщина вернулась одна. Зяблик встал вопросительно заглядывая ей в глаза.
   - Сейчас, освободится, выйдет.
   - Верка, как мать?
   - Плохо. Все из-за тебя. Вот не зря говорят, что матери непутевых больше любят. Все, переживала, как Костя, поел ли, вовремя ли пришел. А как посадят, так каждый день слезы. Убила бы.
  Дверь открылась и в коридор вышел молодой мужчина в светло-зеленом комбинезоне. Оглядев присутствующих, обратился к Павлу.
   - Это вы меня хотели видеть?
   - Нет. Вот этот молодой человек.
  Павел кивнул головой в сторону Константина.
   - Доктор, доброго здоровья. Как мать?
   - Здравствуйте. Ну что я могу сказать. Состояние тяжелое. Срочно нужна операция. Она нужна была еще вчера. Вы только нас поймите. Квоты закончились. Мы ее включили в очередь, но это слишком долго. Есть вариант, сделать операцию платно. Но это дорого. Я, не знаю, сможете вы потянуть или нет.
   - Доктор, сколько?
   - Сто пятьдесят тысяч.
   - Деньги будут вечером.
   - Но это еще не все. Нужен будет послеоперационный уход. Это еще тысяч сто. Лекарства, сиделка.
   - Деньги будут.
   - Хорошо. Тогда мы начинаем ее готовить к операции. Если у вас все получится, то операцию сделаем завтра. Ну если у вас больше вопросов нет, я пошел.
  Врач повернулся и ушел. Вера с надеждой смотрела на стоящего перед ней брата.
   - Ну чего смотришь? Да, виноват. Но я же сказал, что деньги найду. Павел Сергеевич, поедем, разговор есть. Сестренка, ты, зайди сегодня, часов в шесть, в Центральный райотдел. Спросишь майора Голикова.
  Повернувшись, Константин пошел к выходу. Опера вышли за ним. Перед отделом Николай застегнул на Зяблике наручники. Тот поморщился, но ничего не сказал. Павел, взглянув на него в зеркало, хмыкнул.
   - Костя, свое недовольство оставь при себе. Получать по голове от начальства из-за тебя, в наши планы не входит. Был один такой паинька. Мир, дружба, я в раскладе. А когда пальчики по убийству стрельнули, оперу в глаз зарядил и сбежать пытался.
   - И что ему было?
   - Застрелили. Парень из ППС, с перепугу с пятидесяти метров в голову попал.
  Уже возле кабинета, Константин остановился, пропуская вперед Николая.
   - Павел Сергеич, нам бы один на один поговорить.
   - Без проблем. Заходи.
  Зайдя в кабинет, в котором кроме Константина были Сергей и Игорь, майор прошел к окну и сел на подоконник.
   - Так, хлопцы. У вас сейчас обед. Игорь, набери воды в чайник, Коля, а ты сними наручники. После этого свободны.
  Дождавшись, когда парни выйдут, Павел спрыгнул с подоконника, включил чайник и сел за стол.
   - Костя, то что я тебе обещал, я выполнил. Рассказывай, кто убил Печалкину.
   - Павел Сергеевич, я расскажу, но у меня есть еще одна просьба. Часть тех денег, что вы найдете на обыске, вы отдадите сестре.
   - Не понял. Как ты это себе представляешь.
   - В доме, должно быть около сорока миллионов рублей и золотые украшения. На сколько те потянут, не знаю, но не один килограмм. Пачку пятитысячных спрятать, вам труда не составит.
   - Допустим. Откуда такие деньги?
   - Перед смертью, Дед продал все свои раритетные автомобили и гаражи. Точнее, почти все. Одну автомашину Опель-адмирал, которая мне больше всех нравилась, он вместе с гаражом на меня переписал. А золотые изделия у него остались после наших гастролей по Союзу, тогда еще Советскому.
   - Так кто убил Елизавету Ивановну? О ваших гастролях позже поговорим.
   - Заказал кражу ее любимый племянник. У нее своих детей не было. У брата есть сын и дочь. Тетя Лиза их и баловала, особенно племянника. Хотела ему квартиру завещать, со всем имуществом. Племянничек на иглу подсел. Когда из дома тащить начал вещи, отец его выгнал. Он пришел к тете Лизе. Жил у нее почти год. Пока она тоже не узнала, что он наркоман. Она его тоже выставила, а завещание изменила в пользу племянницы. Пете, так племянника зовут, на наркоту нужны были деньги. Он и подговорил своего кореша обнести квартиру. Ключи ему дал. Отмычками дверь не открыть. Замок я сам делал, когда еще Дед живой был. Себе алиби сделал, целый день в баре сидел. У кореша кличка Сизый. Сизый дождался, когда тетя Лиза из дома выйдет, залез в хату. Тетя Лиза что-то дома забыла и домой вернулась. Сизый ее молотком и забил.
   - Сизый один был?
   - Нет. С ним Зизя был. Тоже наркот. Но он не местный. У Сизого свой дом. Родители оставили. Сами уехали, когда их достал до не могу. Зизя у него жил. Я, так понял, что он долю начал требовать, Петя его и зарезал. Они его где-то во дворе и прикопали. Сейчас, по крайней мере, до моей посадки, Петя у Сизого жил.
   - Костя, а ты здесь каким боком?
   - Они прихватили сейф, который мне Дед завещал. Такой сейф, пожалуй, единственный в мире. Метал ни болгарка с алмазным диском, ни газовый резак не берут. Дед его где-то на оборонном заводе заказывал. На нем кроме механического замка стоит еще и электронный. Если при наборе хоть раз ошибешься, то замок автоматом блокируется. Через сутки дается еще одна попытка. Если еще раз ошибешься, то содержимое с сейфом можно выкидывать. Эти уроды сейф покрутили, а что с ним делать, не знают. Петя обо мне и вспомнил. Я у тети Лизы несколько раз при нем появлялся. Она ему и сказала, что я спец по замкам. Что судимый. Петя мне и позвонил. Когда я приехал, они уже убитые в хлам были. За базаром не следили, да и передо мной решили покрасоваться, какие они крутые. За язык я их не тянул. Они одного не знали, что сейф и его содержимое Дед мне отдал. Мне его девать некуда было. Домой не принесешь, мать сразу вместе с ним из дома выставит. На работу, так ко мне в киоск нарки уже пару раз залазили. Правда, там брать нечего было. Я, этим гоблинам прогнал, что вскрыть его не реально. Они сейф даже в дом не занесли. На заднем сидении в автомашине лежал. Пока я там возился, они еще раз укололись. В осадок выпали. Ну я завел автомашину, отвез сейф в лес, там и прикопал. Машину в паре кварталов от дома Сизого бросил. Сел на свою, проехал в гараж. Там у меня бутылка водки была. Мало показалось. На вторую бутылку пятьдесят рублей не хватало. Возле ночника соседа встретил. Тот мне пять тысяч должен был. Попросил у него пятьдесят рублей, о долге напомнил. Он истерить начал, что грабят, убивают. Дал я ему в торец. Патруль нарисовался, мне ручонки и заломали.
   - Что в сейфе было?
   - Начальник, мамой клянусь, не знаю. Но что-то ценное. Дед говорил, что еще и моим внукам хватит. Сейф я, тебе, покажу и даже открою, но только в том случае, если матери поможешь.
   - Там посмотрим. Адрес.
   - Трактовая 15. Павел Сергеевич, я, на тебя надеюсь. Да, вот еще что. У Деда наган был. Эти уроды его себе прибрали.
  Майор встал и выглянул в коридор. Парни стояли возле двери, ждали, когда он освободится.
   - Чего стоим, кого ждем? Так, Коля, Зяблика в камеру. Игорь, а ты, за букварь и конспектируй все подробненько. Сережа, получите с Колей стволы, жду вас в машине.
  Дождавшись, когда Николай выведет Зяблика, Павел зашел в кабинет, достал из сейфа старенький ПМ и скрытно-носимую кобуру. Одев кобуру и положив в нее пистолет, майор вышел из кабинета и прошел к автомашине. Вскоре к нему подошли смеющиеся Сергей с Николаем.
   - Не понял. Чему смеемся. Нужно будет задержать двух обдолбаных наркоманов, за которыми два трупа. Сами знаете, что самые отмороженные, это наркоманы и алкоголики. От них не знаешь, что ожидать, толи нож в бок засадят, толи пулю проглотишь. У них есть ствол, наган. Так что, соберитесь и без хи-хи, ха-ха.
  Павел, дождался, когда парни сядут, завел автомашину. Трактовая находилась на акрайне города. За ней была объездная дорога и поле, на котором начали строить коттеджи. По непроверенной информации поле за гроши выкупил губернатор, а затем перепродал строительной компании. Снаружи добротный дом был окружен высоким деревянным забором. Павел приоткрыл слегка скрипнувшую калитку и заглянул во двор. Убедившись, что во дворе никого нет, взглянул на парней.
   - Так, Коля, останешься во дворе, Сережа со мной пойдешь в дом. Бегом Павел с Сергеем пересекли двор, и майор дернул входную дверь. Та без скрипа открылась, и опера забежали в прихожую. В доме стояла мертвая тишина и трупный запах, от которого выворачивало наизнанку. Майор оставил дверь открытой и заглянув в комнату, в которой бубнил телевизор, прошелся по дому, раскрывая окна настежь. Сергей, зажимая нос одной рукой, недоуменно следил за начальником.
   - Что смотришь? Бери Николая, шагайте за понятыми. Только найдите не брезгливых. Что бы потом скорую им не вызывать. Да, и позвони в дежурку, пусть группу пришлют. В комнате два труппа, уже разлагаться начали. Похоже передоз. Осмотрюсь здесь пока.
  Сергей выскочил из дома, глубоко вдыхая воздух. Николай подошел и хотел что-то спросить, но Сергей опередил его.
   - Коля, там дышать нечем. В доме два трупа, а по такой жаре, сам, понимаешь.
  Павел зашел в комнату, где находились трупы. Один из покойников лежал на диване, а второй сидел на полу, запрокинув голо на диван. Возле обоих лежали пустые шприцы. На столе лежал вскрытый пакет, в котором находились светло-коричневые небольшие камешки. Судя по виду и запаху, чистейший героин. Майор подошел к стоящему возле окна комоду и выдвинул один ящик. Удивленно присвистнув, покачал головой. Ящик полностью был забит пятитысячными купюрами в банковской упаковке. Постояв над открытым ящиком, Павел достал одну упаковку и положил в карман. Задвинув ящик на место, выдвинул второй. В нем лежала большая старинная шкатулка. Павел приподнял крышку и заглянул. Золотые цепочки, сережки, подвески, все было перемешано. Закрыв ящик, майор вышел на улицу. Обойдя двор, остановился возле стареньких жигулей. Двор уже начал зарастать бурьяном, а под автомашиной дерн пожелтел. Опершись на крышу автомашины, Павел дождался оперативников, которые пришли не одни, а с парочкой мужчин, непонятного возраста. На акрайне города как правило жил спецефичный контингент из ранее судимых или опустившихся граждан. Вот и эти были из их числа. Павел окликнул и дождался, когда все к нему подойдут.
   - Так, теперь дружно засучиваем рукава и толкаем машину.
  Один из мужчин недовольно фыркнул.
   - Мы, толкать не нанимались. Нас позвали понятыми побыть. И то, бутылку обещали.
   - Будет тебе бутылка. Давай, толкай.
  Вчетвером, сдвинув машину в сторону, опера и мужики отошли в сторону. Майор, пройдясь по двору, нашел лопату и подошел к тому месту, где стояла автомашина. Подцепив порезанный дерн, на прямоугольные куски, откинул его в сторону. Зизю закопали неглубоко. Сняв землю, на пару штыков лопаты, та во что-то уперлась. Павел нагнулся взглянуть и отшатнулся от запаха, идущего из- под земли.
   - Серега, где группа, долго еще ждать?
   - Сергеич, приехать уже должны. Я, сразу в дежурку позвонил. А, ты, чего там копался.
   - Еще один труп убиенного наркомана.
   - Вот это мы встряли. Давненько трупы не таскал.
  Павел достал из кармана несколько купюр и подал их Сергею.
   - Сережа, купишь этим гвардейцам литру водки, они тебе луну с неба достанут. Группа приедет, ты за старшего останешься, а мне еще нужно будет с Зябликом поговорить.
  Павел вышел на улицу и присел на лавочку, возле дома, закрыв глаза и подставив лицо солнцу. Спокойно посидеть удалось недолго. Возле дома остановился дежурный УАЗ. Из автомашины вышли следователь, эксперт и дежурный опер. Эксперт с опером сразу зашли во двор, а следователь присел рядом с майором.
   - Привет, Сергеич.
   - А, Слава, это ты. Ты же завтра вроде должен был заступить на сутки?
   - Паша, ну ты же знаешь, как бывает. Подошел вчера вечером шеф, подмени молодого. Мне какая разница. Все равно дома никто не ждет. Чем обрадуешь? Твои оболтусы позвонили в дежурку, говорят, что куча трупов. Мчались, как угорелые.
   - Ты об убийстве Печалкиной слышал?
   - Бывшая заведующая сбербанка. Молотком голову пробили. Так я на него и выезжал.
   - Она самая. Так вот. Нападение организовал ее племянник, а исполнители Сизый, хозяин этого дома и Зизя. Зизя залетный. Откуда и кто, даже понятия не имею. Зизя, долю начал требовать, его племянник Печалкиной и зарезал. Закопали во дворе, не глубоко. Там увидишь. Эти обмороки набрали чистейшего герыча, на столе с полкило лежит. Судя по всему, дозу не рассчитали. Оба ласты и завернули. Там надо чистого пол спичечной головки. Как нарки говорят, золотой укол, после которого они к богу Морфею попадают. Да, там в комоде денег и золотых украшений мешок. Пересчитывать запаритесь. Окна я в доме открыл, а то задохнетесь. Слава, я до хаты. Мне еще с людьми работать. За старшего Сережку оставил.
   - Умеешь ты, Сергеич, работой загрузить. Хотя, глядишь, полсуток пройдет, на других терпил дергать не будут.
   - Я, тогда поехал.
  Павел встал со скамейки и сел в свой Москвич. Загнав автомашину на свое место возле отдела, майор подошел к дежурному.
   - Мой клиент в камере?
   - Где ему еще быть?
   - Минут через пять ко мне в кабинет пусть приведут.
   - Лады.
  Павел зашел в кабинет. Игорь сидел за столом положив руки на него и откинув голову на спинку стула, слегка посапывая. Тонкая струйка слюны скатилась на подбородок. Павел взглянув на него, усмехнулся. Подняв со стола папку с документами, бросил ее на стол и громко сказал.
   - Подъем, тревога.
  Игорь вскочил со стула и зацепившись за ножку, чуть не упал. Ошалелыми глазами он смотрел на майора.
   - Игорь, это ты так приказы изучаешь. А если бы шеф зашел. Считай, службу с выговора начал.
   - Так я это...
   - Боец, хочешь свой косяк исправить?
   - Конечно.
   - Вот тебе пара соток. Дойдешь до кулинарии, купишь пирогов. И бегом сюда.
  После того, как Игорь вышел, майор подошел к чайнику и включил его. Не успел он сесть за стол, как в дверь постучали и в кабинет зашел Константин в сопровождении помощника дежурного. Павел махнул рукой,, и помощник вышел из кабинета.
   - Присаживайся Костя.
   - Что-то рано вы, гражданин начальник. Думал до ночи не появитесь.
   - Опоздали мы, Костя.
   - Неужели ума хватило свалить?
   - Передоз. Решили белого три девятки попробовать.
   - Понятно. Я, в принципе такого и ожидал. Как с моей просьбой?
   - Я, же обещал. Да, ты говорил, что у сейфа, кроме электронного замка есть механический. Ключ от него где?
   - У меня дома.
   - Звони сестре. Может сейчас подойти, заодно пусть ключ принесет.
  Павел достал из кармана телефон и подал его Зяблику. Тот, переговорив с сестрой, вернул телефон майору.
   - Костя, у меня есть один вопрос. Как ты с Дедом познакомился?
   - Это всю жизнь надо рассказывать.
   - Ты куда-то спешишь?
   - Павел Сергеевич, да в камеру никто не спешит. Отец у меня был слесарем-инструментальщиком. Таких, как он, на механическом заводе было два-три человека. Мне было года четыре, когда его Жигулями премировали. Гараж он сам купил. На машине почти не ездил, но каждые выходные пропадал в гараже и меня за собой таскал. В машинах он хорошо разбирался, а СТО, как сейчас, не было. Вот все к отцу и шли. Кому двигатель перебрать, кому кузов отрихтовать. Сначала ключи подавал, а потом и сам начал ремонтом заниматься. В десять лет разбирался в машинах не хуже отца. Через стенку был гараж Деда. Он уже тогда ко мне присматривался. Когда мне было двенадцать, отец погиб. Мы тогда с ним поехали на рыбалку. А из кузова встречного самосвала выпала березовая чурка. До сих пор помню, как она по дороге как мячик прыгала. Отец понял, что на обочину не успеет уйти и подставил свою сторону. Чурка в салон через лобовое стекло влетела и его в грудь ударила. Он сразу умер, не мучился. Машину я потом восстановил, а мать ее продала. С похоронами нам Дед помог. Он и предложил, что бы я ему помогал старые машины реставрировать. Гараж у нас свободный был, так я в свободное от учебы время еще и машины мужикам ремонтировал. Они мне хорошо платили. Знали, что сирота. Домой больше денег приносил, чем мать зарабатывала. Когда Дед запчасти привозил, с его старушками возился. Вот тогда он меня и начал к своему ремеслу приучать.
   Дверь в кабинет открылась и с пакетом пирогов зашел Игорь. Кабинет заполнился запахом сдобы. Зяблик громко сглотнул слюну.
   - Игорь, запарь-ка нам чайку. Костя, доставай пироги. А, то, мы тебя без завтрака и обеда оставили. Игорь, пироги с чем?
   - С, капустой и яйцо с рисом.
   - Пойдет. Да, ты, Костя, не стесняйся, налегай.
  Игорь поставил на стол кружки с чаем и сел за свой стол. Придвинул брошюру с приказом и углубился в его изучение. Павел съел пару пирожков и отодвинул пакет к Зяблику.
   - Держи Костя. Останется, с собой заберешь. Тебе все равно сегодня у нас ночевать. Ну что, продолжим разговор за жизнь.
   - Как скажешь начальник. А за пироги, спасибо. Когда мне исполнилось шестнадцать, Дед предложил проверить, чему я научился. Подломили сейф в городском ломбарде. Взяли золото и деньги.
   - Помню. Было такое. Я, тогда только в розыск пришел.
   - Тогда Деда пару раз к вам дернули, да и отстали. Пару раз на гастроли съездили, в Москву и Питер. Цеховиков пощипали. Восемнадцать лет, когда исполнилось, подружку в ресторан пригласил. Хотел показать, какой я крутой. Там какой-то алконавт до нас докопался. Я его пару раз попросил, что бы отстал. А его это только раззадорило. Дал ему бутылкой по голове. Кто-то ментов вызвал, меня и приняли. Этот мужичек заяву накатал. Все понимали, что он сам виноват. Мне и дали год условно. Дед перед этим куда-то уехал. Его месяца три не было. Когда узнал, что я условно получил, чуть меня не прибил. Он оказывается прокатился по всему Союзу, решал вопросы с авторитетами. Как раз конец восьмидесятых был. Дед еще тогда сказал, что еще год, два и государство развалится. Вот он и решил прокатиться напоследок, пощипать местных толстосумов. В итоге, махнул я рукой на отметки у участкового. Прокатились с Дедом по всей стране. Начали с Владивостока, затем республики, Азия, Кавказ, Прибалтика. Закончили в Питере. Нигде долго не задерживались, день, два и дальше. Сейф вскроем, встретимся со смотрящим, половину куша ему отсыплем и дальше поехали. Домой приехали, меня сразу и приняли. Год отсидел. Точнее, на одной ноге простоял. Когда пришел к хозяину, тот узнал, что в машинах разбираюсь. Попросил Волгу его посмотреть. Он имел неосторожность купить подержанную с роторным двигателем. Никто не связывался, посмотрят на движок и отказываются. Я, месяц провозился, но на ход поставил. После чего только на проверки ходил. При мастерской комнатенку выделили. Ремонтировал машины сотрудников и их знакомых. Освободился, пришел к Деду. Тот и посоветовал свое дело завести, только не связанное с автомашинами. Только раскручиваться начал, упорхнул на три года. Встрял, глупее некуда. Домой возвращался, смотрю, молодняк с мужиками дерутся. Полез разнимать. Не зря говорят, что кто разнимает, того и бьют. Прилетело и от тех и от других. Я, хотя с виду и не здоровый, но за себя постоять могу. Всю жизнь с железом работаю. Надавал оплеух и тем и другим. Ваши приехали, молодежь убежала. Меня приняли, а мужики заяву написали. Я, опять на три года встрял. Попал к тому же хозяину. Думал уйти на условно-досрочное. А хозяин в характеристике отметку сделал, что склонен к нарушению дисциплины. Правильно, зачем ему резать курицу, которая золотые зерна ему приносит. Он, с меня, наверное, не один миллион поимел. Освободился, а Дед оказывается на тюрьму ушел. В тюрьме у него инсульт был. Он, когда освободился, то недолго прожил. А я, после того, как побывал в местах, не столь отдаленных, больше ни во что не вмешивался, да и Дед не разрешал. После того, как узнал, кто тетю Лизу убил, меня и накрыло.
   - Костя, а ведь ты знал, что Петя с Сизым себе большую дозу вкололи. Почему не остановил?
   - Знал. Не хотелось руки марать. Если бы они не сдохли, отправил бы их на луну сам.
   - Костя, а кто у тебя адвокат?
   - Шнайдер, может знаете такого.
   - Познакомились недавно. У тебя расписка есть, что потерпевший тебе пять тысяч должен.
   - Есть. Я, еще брать не хотел.
   - Когда тебе должен был долг вернуть?
   - Еще год назад.
   - Откажись от этого адвоката. Тебя, Костя, чисто на деньги разводят, и адвокат и следак. Мало того, что адвокат с тебя сейчас поимеет, так перед судом скажет, что он с судьей договорился, что- бы поменять статью с грабежа на самоуправство. На самом деле в суде и так бы поменяли.
   - И что мне светит?
   - Максимум условка, а вернее всего штраф.
   - И это все? А они мне наговорили, чтобы рассчитывал лет на пять.
   - Вот я и говорю, поменяй адвоката. Пусть он требование в суд забросит, чтобы тебя на подписку выпустили. Ну на сегодня вроде все. Забирай пирожки. Сейчас тебя Игорь до дежурки проводит. Сегодня переночуешь, а завтра с утра сейфом займемся. Игорь, проводи.
  Павел локтями уперся в стол и опустил голову на сжатые кулаки. Игорь вернулся в кабинет и взглянув на майора спросил.
   - Павел Сергеевич, а что ему за сейфы будет?
   - Игорь, а ты по учебе помнишь такое юридическое понятие, как срок давности? Этим преступлениям, как минимум лет двадцать. А во- вторых, уже такого государства, как СССР нет. В- третьих, даже в те времена, а в этом я уверен на сто процентов, заявлений о кражах нет. У Деда принцип был, он грабил только тех, кто жировал за счет, скажем так, трудового народа. Ему бы в это время жить, вот бы он развернулся. Время предателей и подлецов.
  В дверь кабинета постучали и в приоткрывшуюся щель заглянул помощник дежурного.
   - Товарищ майор, к вам женщина пришла, говорит, что вы ей назначали.
   - Раз назначал, значит, пусть заходит.
  В кабинет, как-то боком, смущенно улыбаясь, зашла Вера, сестра Зяблика.
   - Вера, да вы проходите, садитесь.
  Вера присела на кончик стула, с надеждой глядя на Павла.
   - Вера, да вы успокойтесь. Все хорошо.
  Павел достал из кармана упаковку денег и протянул Вере.
   - Здесь же много.
   - Кроме операции и ухода, еще и питание. Возможно, сиделку нанимать придется.
   - Спасибо Павел Сергеевич. Мы только сразу отдать не сможем.
   - Вера, ты насчет этого не грузись. С Костей мы уже все порешали.
   - Ох и братец у меня. Все нервы уже вымотал. Попроси, все может сделать. Как выпьет, так куда ни будь да влезет. Я, тогда пойду. Мне еще врача нужно найти, пока он домой не ушел.
   - Вера, а вы ключик принесли?
   - Да, чуть не забыла.
  Достав из сумочки ключ от сейфа, Вера положила его на стол и собралась выйти, когда Павел остановил ее.
   - Вера, обождите минутку. Игорь, увези пожалуйста до кардиологии.
  Игорь кивнул головой и вышел из кабинета с Верой. Павел вышел следом за ними на улицу и сел на скамейку, недалеко от входа. Вскоре подошли Сергей и Николай, сели рядом с ним. Павел взглянул на них.
   - Пойдем в кабинет, там и поговорим.
  Поднявшись, они втроем зашли в кабинет. Сергей подошел к окну и открыл его. Павел сел за стол, а Николай взял стоящие на столе кружки, вышел из кабинета.
   - Сережа, что скажешь?
   - Мы, группу не стали ждать, пока те деньги пересчитают, да побрякушки опишут. Соседей опросили. Да, говорят, Сизый наркоман конченный. Но две недели его никто не видел.
   - А, машину, его, кто во двор загнал?
   - Сосед. Сизый уже не первый раз ее бросает, когда дозой догонится, а потом по району ходит ищет, не помнит, где бросил.
   - Сережа, что тебе человек сказал, с которым встречался?
   - Сергеич, я при молодом не стал говорить. А ситуация такая. Моего человека нашел жулик, с которым вместе сидели, кличка Хан. Он уже тогда был отмороженным на всю голову. Если что не так, то сразу за заточку хватался. Признавал только смотрящего по зоне. Был у него цепным псом. По национальности бурят. Снял частный дом. По адресу улица Красная 23. Вчера к Хану приехали еще двое. Сейчас ищут местного водилу с машиной. Предлагали моему человеку, но тот сегодня вечером на вахту уезжает. По оружию. Человек свел Хана с бывшим прапором. Тот служил на артскладе кадрированой части. Прапор по своим связям достал два автомата ППШ и три ТТ.
   - Они, что, войну решили в городе устроить?
   - Что-то вроде того. В пятницу в почтовые отделения завозят деньги, чтобы пенсии раздать. Они хотят взять два почтовых отделения. Одно на нашей территории, второе в Заречном. Хотят угнать автомашину, а после ограблений бросить ее. Деньги загрузить в машину водилы. Стволы спрятать. И по отдельности добираться до адреса. Бояться, что перехват введем.
   - Почтовые отделения, где находятся известно?
   - Да. Наше на Достоевского, а за рекой на Гагарина.
   - Подсветки значит у нас не будет.
   - Нет.
   - Значит, нужно наружку подключать. Я к начальнику отдела. А на пятницу нужно будет СОБР заказывать. Блин, не было печали. Задание выпиши тем и другим.
  Павел вышел из кабинета и поднялся на второй этаж. Не успел он дойти до кабинета начальника ОВД, как тот вышел сам. Увидев идущего ему на встречу майора, склонил голову к плечу и недобро прищурился.
   - Так, сам сдаваться идешь? Ну заходи.
  Полковник пропустил Павла и зашел сам. Подойдя к подоконнику, полковник навалился на него, а майор остановился возле дверей.
   - Майор, почему мне звонят с ОБОП и просят тебя поощрить. Оказывается, ты им какого-то киллера сдал. Почему я не знаю. Или ты считаешь, что мы такие бараны, что какого-то киллера задержать не могли? Объявляю тебе выговор. И не надейся, что раскрыл два убийства и премию получишь. Надеюсь, не за благодарностью пришел.
   - От вас дождешься. Товарищ полковник, у Сергея есть информация, что группа гастролеров в пятницу планируют совершить два нападения на почтовые отделения. С утра деньги должны завезти, чтобы пенсии выдать. Охраны там нет. Только работники почты. С завтрашнего дня нужна наружка, а в пятницу СОБР. Бандиты купили два ППШ и три ТТ. Нужно брать с поличным. Сейчас смысла нет. Один на себя стволы возьмет, а перед остальными извиняться придется.
   - Надеюсь, на этот раз в ОБОП не побежишь?
   - Не должен. Сами справимся, если с наружкой и СОБР решите.
   - Ну, смотри, Сергеевич. Срастется, выговор сниму.
   - Спасибо благодетель.
   - Паша, ну вот что ты все ерничаешь. Все, свободен. С коллегами договорюсь.
  Павел вышел от начальника и спустился к себе. Сергей с Николаем оживленно рассказывали Игорю о том, сколько денег и золотых украшений нашли в доме Сизого. Тот улыбался, но взгляд был лихорадочно-возбужденным. Взглянув на вошедшего майора отвернулся. Парни успокоились. Сергей уткнулся в бумаги, заполняя бланк задания. Николай достал из кармана сигарету и вышел. Павел взглянул на часы и усмехнулся.
   - Игорь, все свободен. До завтра. Сережа, дописывай и загляни в дежурку. Узнай, есть что по нашей теме. Если нет, то Николая прихвати с собой, можете отдыхать. Срочного пока ничего нет.
  Игорь закрыл сейф и вышел. Сергей поставив роспись на бланке задания, подал его Павлу. Попрощавшись, Сергей вышел. Павел достал из кармана телефон и набрал Стаса.
   - Стас, это Голиков.
   - Вижу. Что, опять из-за горизонта Мамонт вышел? Сергеич, что, опять что-то намутил?
   - Не без этого.
   - И опять срочно, да так, что земля под ногами горит. Мне к тебе подъехать?
   - Желательно.
   - Буду через полчаса.
  Майор отключи телефон, положив его на стол. Взял бланк задания на наружное наблюдение и еще раз все перечитал. Отложил в сторону и откинулся на спинку стула. Накатили воспоминания. Вроде, давно ли пришел в отдел молоденьким, желторотым оперком, а пролетело уже больше тридцати лет. Уже и тех зубров, у которых учился, никого не осталось. Последнего, Фарида, похоронили год назад. Это сейчас, опера меняются как перчатки, даже и запомнить не успеваешь. Те, старой школы, вроде и получали копейки, и дома их видели по праздникам, но они были настоящими, которых уважали и свои и жулики. У них даже и мысли не было, чтобы взять с кого-то деньги, продать своих. Не было никаких УСБ, которые следят за каждым чихом оперов. Да и шли в УСБ в основном отбросы, после встречи с такими хотелось вымыть руки с мылом. Вот и полковник Степанов, бывший начальник УСБ, отец Игоря. Вот что ему не хватало, а взялся крышевать Шамиля. Ладно бы у того были только магазины. Практически вся наркота шла через него. Два года Павел его разрабатывал. Когда вышел на Степанова, оперативное дело у него забрал старший брат, ФСБ. Шамиля застрелили во время задержания, а чтобы не раздувать скандал, Степанову сделали предложение, от которого тот не мог отказаться. И вместо генеральских погон, и перевода в Москву, пенсия и должность начальника служба безопасности на гражданке. Дверь в кабинет открылась и на пороге появился улыбающийся Стас.
   - Стас, ты как всегда без стука.
   - Пусть дятлы стучат. Ну Паша, ОБОПовцы довольны как слоны. Такую птицу приняли. За ним весь Интерпол гонялся. Пришлось сегодня даже аквалангистов привлекать. Жулики три домика сняли на берегу озера. Киллер хотел Рыбу с озера снять. Приготовил лодку с моторчиком, удочки. Вот он в осадок выпал, когда его с лодки двое водяных под воду утащили. Чисто сработали.
   - Какого черта шефу позвонили? Я и без их благодарностей бы обошелся.
   - Неужто выговор объявил.
   - Какой ты догадливый. Ладно, давай к делу. Вот задание, ознакомься.
  Стас взял бланк в руки и прочитал. Улыбка сползла с его лица и о чем-то задумавшись Стас прошелся по кабинету. Остановившись у окна, повернулся к Павлу.
   - Сергеич, вот ты мне объясни, ведь тебе предлагали перейти в ОБОП, начальником отделения по борьбе с бандитизмом. Ведь это как раз по тебе. У тебя информации больше чем у всего их отделения. Да и поспокойней бы было. По мелочевке, не дергали.
   - Стас, да куда я, с подводной лодки денусь. Вся жизнь здесь прошла. Уже не в моем возрасте образ жизни менять.
   - Сергеич, что конкретно вы от нас хотите?
   - Среда, четверг, просто посмотреть за адресом. Фото тех, кто там живет. Будет возможность, пальчики их снять. Они водилу из местных ищут. Вдруг рядом с ними машинка нарисуется. Главное, не засветитесь. Если потеряете, черт с ними. Но в пятницу, кровь из носа, их терять нельзя. Да, будешь своих бегунков инструктировать, скажи, что парни, отмороженные на всю голову. Оружья, как у дурака махорки. Завтра, с утра, от нас на связи будет дежурить Сергей. Ты уже с ним пересекался.
   - Хорошо. Сейчас на адрес заеду, посмотрю, что там можно придумать. Район сложный. Хотя, есть один вариант. Там недалеко высотка. С крыши двор должен просматриваться хорошо. Если что, завтра кому-то из вас придется ключик в ЖЭУ забрать и нам в клювике принести.
   - Да это не проблема. Стас, а ты что, каждый дом знаешь, как и где расположен?
   - Сергеич, каждому свое. У меня парни зачеты сдают на знание микрорайонов. Если ошибутся, ходят ножками схемы рисуют, где какие улицы, номера домов, какие организации, проходные подъезды. Ну все, Сергеич, я погнал.
  Дождавшись, когда Стас выйдет, Павел закрыл сейф и вышел за ним. Подойдя к дежурной части, постучал в стекло. Дежурный, разговаривающий с кем-то по телефону, помотал головой и махнул рукой в сторону выхода. Майор кивнул головой и вышел. Было начало восьмого утра, когда Павел подъехал к отделу. Солнце еще не успело сделать свои летние дела и воздух не прогрелся. Ожидая пересмены возле крыльца толкались парни из ППС. На ходу майор поздоровался с ними и зашел в дежурную часть. Дежурный устало с ним поздоровался и подал ему суточную сводку. Павел сел за стол и начал просматривать. За ночь, на территории Центрального раскрытый разбой и два грабежа. Дочитав, майор отложил сводку и повернулся к дежурному.
   - Теперь подробнее.
   - Сергеич, да мне к смене надо готовиться.
   - Успеешь.
  Дежурный тяжело вздохнул.
   - Сергеич, ну и липучка ты. По разбою. Два обдолбыша зашли с ножом в цветочный киоск, забрали деньги. Продавец нажала на тревожную кнопку. Эти два упыря перешли дорогу и зашли в аптеку, за шприцами. Там их и приняли. По грабежам. Похоже работал один и тот же. Оба потерпевших посещали ресторан "Арагви". Оба были в состоянии не стояния. У обоих крупные суммы денег. Грабитель выпасал, а в темном уголочке тюк по голове. Ну и ваши деньги стали наши. Видеозапись из ресторана изъяли, но ничего интересного. За ними даже не выходил никто. Скорее всего на них кто-то наводил по телефону.
   - Черт, этот "Арагви" уже за этот месяц четвертый раз мелькает. Ладно, разберемся.
  Павел встал и прошел к себе в кабинет. Пока никого не было, он поставил чайник. Заварив в кружке пакетик, сел за стол. В дверь постучали и в кабинет зашли двое мужчин. Павел заулыбался и встал из-за стола. Поздоровавшись, кивнул на стулья и предложил сесть.
   - Ну что, нашего полка прибыло. Тебя, Дима, я знаю, а вас, молодой человек, вижу первый раз.
   - Колосов Яков Петрович. Капитан. Отработал в розыске шесть лет. Сюда пришел переводом.
   - На старом месте почему не сиделось?
   - Жене в клинике должность начальника хирургического отделения предложили. Так получилось, что я, как раз с начальством зарамсил. Посадил одного урода, а у того дядя заместитель главы администрации района. Пробовали на меня наехать, да зубы обломали. Да и квартира здесь трехкомнатная пустая стоит. Жене от бабушки досталась. Вот как-то так.
   - Понятно. Дима, а ты как умудрился со статьи спрыгнуть? Заехать в ухо уэсбэшнику, не каждый решится.
   - Они сами лохи. Мне нужно было квартирку одну пробить, кто снимает. Одел форму, а перед этим в участок заехал, участкового предупредить. Мало ли позвонят, проверят. УСБ меня с участковым перепутали, когда от него выходил. Они его за взятку хотели принять. Трое в штатском подлетели, собрались руки крутить. Не представились кто такие. Удостоверение показали, когда начали пятый угол искать. Пока меня крутили, участковый деньги сжег. Решили на мне отыграться. Один из них заяву написал. Типа, они показали мне ксиву, а я его ударил. Парни его выловили и предупредили, что если он показания на суде не изменит, то его примут с наркотой. Поверил. На суде рассказал, как на самом деле было. Вот так и соскочил. Начальник отдела побоялся, что УСБ кровь выпьют, предложил уволиться. Ваш подсуетился, сказал, что вам опытные опера нужны. Сергеич, куда нас поселишь? Здесь я смотрю уже все занято.
   - Дима, кабинет, напротив. Ключи у меня.
  Достав из своего сейфа ключи от кабинета, Павел встал и вышел в коридор. Оперативники вышли за ним. Майор открыл дверь и сделал приглашающий жест. Кабинет был небольшой. С одной стороны, стояли два стола с сейфами, напротив старенький, продавленный диван. Который обычно использовали по назначению, когда заступали на сутки дежурными операми. Павел положил связку ключей на стол.
   - Парни, вы осваивайтесь. Через полчасика зайдете, начнем совместные трудовые будни. У нас в районе "Арагви" четвертый эпизод за две недели. Кто-то пьяных долбит. Ни примет, ни свидетелей.
  Павел повернулся и зашел в свой кабинет. Сергей уже сидел за своим столом и рассматривал какую-то распечатку.
   - Сережа привет. Что там у тебя?
   - Сергеич, я вчера наших компьютерных гениев зарядил, чтобы они по кличке и приметам Хана поискали. Понятно, что кличка распостраненная, но национальность и наколки на руках.
   - И как?
   - Есть один похожий.
   - Наружку попросил, чтобы по возможности пальчики фигурантов сняли. Возможно, Стас позвонит. Нужно будет в ЖЭУ ключ от чердака взять. Сегодня ты с ними на связи будешь. Да, не пугайся, если незнакомые зайдут. Нам в группу двух оперов дали. Секерин Дмитрий и Колосов Яков.
   - Секерина я знаю. Мы с ним в прошлом году на сборах вместе были.
   - Нам проще. Сережа, ты сходи в дежурку, на свой комп скинь запись с "Арагви". Сегодня ночью, опять двоих посетителей приголубили. Этим сейчас займутся Секерин с Колосовым. Да, и пусть приведут Шаламова. Сергей взял стоящий на сейфе ноутбук и только открыл дверь, как в нее зашел Игорь, а следом запыхавшийся Николай. Сергей взглянул на них, усмехнулся и вышел из кабинета. Павел встал и подошел к окну.
   - Так, молодежь, надеюсь часы у обоих есть? Ладно, Игорь. Он еще не знает, что у нас рабочий день начинается с половины девятого. Коля, а тебе что, выговор объявлять? Не успеваешь, значит вставай раньше. Живешь ближе всех, а приходишь самым последним. Последнее китайское. Если что-то не устраивает, то флаг тебе в руки. Опера везде требуются.
  Николай попытался что-то сказать, но промолчал и опустил голову.
   - А, ты, Игорь, заруби себе на носу. Если нет ничего срочного, то рабочий день начинается с половины девятого.
   - Павел Сергеевич, вообще-то по закону, рабочий день с девяти до шести.
   - Молодой заруби себе на носу. Закон здесь я. Нужно будет, будешь трое суток работать.
   В дверь постучали и в кабинет зашли Дмитрий с Яковом. Поздоровавшись с присутствующими, остановились возле двери. Павел хмыкнул.
   - Парни, вы сейчас работаете в этом отделении. Если дверь не закрыта на замок, можете заходить без стука. Познакомитесь в процессе работы. Парни, сейчас Сергей придет, покажет вам видеозапись из кафе. Посмотрите не замыленным взглядом. Может что интересное увидите, что мы не увидели. На субботу и воскресение дома ничего не планируйте. До субботы грабителя не найдете, придется тебе Яков богатого северянина в ресторане изображать. Тебя жулики пока в городе не знают. Без наводчика там не обходится. А вот и Сергей. Сережа, бери все свои наработки и в соседнем кабинете расскажи парням что к чему. Сережа, вот еще что. Стас позвонит, сразу мне перезванивай. Игорь, ты как всегда, изучаешь приказы и наставления. Николай, ты мне понадобишься. Фу, вроде всем ЦУ выдал. Ну все, по коням.
  Сергей с операми вышли. Игорь полез в сейф за тетрадью, а Николай сел за стол. В дверь постучали, и помощник дежурного завел Шаламова. Павел кивнул ему головой и показал рукой в сторону стула.
   - Костя, присаживайся. Чай будешь?
   - Не, не хочу. Вчера вечером сестра передачку приносила. Павел Сергеевич, спасибо. Сегодня матери после обеда операцию должны сделать. Можно с вами наедине поговорить?
  Майор кивнул головой, и Николай с Игорем вышли из кабинета, прикрыв дверь.
   - Слушаю.
   - Павел Сергеевич, вы подумайте. Может содержимое сейфа поделим. О нем знаем только мы вдвоем. Вам ведь тоже деньги лишними не будут.
   - Костя, если бы ты знал, сколько раз мне предлагали подобное. Я, уже, миллиардером бы стал. Вот ты как бы относился к человеку, если бы узнал, что он работает на нас? Вот так бы и ко мне мои парни относились. Стоит раз взять взятку и перестанешь уважать сам себя. Сделаем, по другому. Сейчас, ты напишешь заявление, что нашел клад и хочешь передать его государству. Заявление зарегистрируем в дежурной части. То есть, ты официально получишь свои двадцать пять процентов. И тебе никогда не будет никаких вопросов. Так как тебе мое предложение?
   - Меня не кинут?
   - Нет. Когда вскроем сейф, посмотрим, что там, и вызовем оценщика.
   - Хорошо, я, согласен. Ну что, поехали тогда.
  Павел подошел к двери и открыл ее. Николай с Игорем что-то оживленно обсуждали.
   - Коля, собирайся, со мной поедешь. Игорь, занимайся своим делом. Костя, ну что, поехали.
  Павел, Константин и Николай вышли из здания отдела. Москвич Павла стоял на своем месте, уткнувшись в забор. Майор открыл дверцу и остановившись засмеялся.
   - Костя, там копать надо?
   - Надо. Метр-полтора.
   - Коля, метнись до пожарного щита. Лопату возьми. Пришлось бы, как в первобытном строе палками землю выгребать.
  Дождавшись, когда Николай вернется, все сели в автомашину. Павел повернулся к Косте.
   - Костя, куда ехать?
   - По старому тракту. До бывшей деревни Александровки.
   - Почему бывшей?
   - В девяностые, последние старики вымерли. У меня мать оттуда. Даже отчий дом остался. У меня мечта, выйду, женюсь и в Александровку уеду. Главное начать, а люди потом подтянутся.
  Павел завел автомашину и слегка скрежетнув коробкой передач, выехал на дорогу. По городу тащились еле-еле. Час пик. Майор вспомнил, как еще лет двадцать назад машины были редкость. Во дворах не нужно было искать место, чтобы на ночь приткнуть машинешку. За городом стало свободней,, и Павел нажал на педаль газа. Машина взревев из своих последних сил резво побежала. Сидевший на заднем сидении Константин рассмеялся.
   - Павел Сергеевич, а она у тебя не рассыплется?
   - Костя, этот агрегат еще нас переживет.
  Константин открыл форточку и подставил лицо встречному ветерку. Дорога шла через сосновый бор и запах разогретой солнцем хвои и смолы заполнил салон автомашины. Шаламов от удовольствия на мгновение прикрыл глаза.
   - Начальники, а я здесь жить буду. Дышать этим воздухом, ходить в лес за грибами и ягодами. А вы будете дышать бензиновыми парами. Я, ведь, уже, с главой районной администрации договорился. Они мне участок выделят. Глава администрации тоже с Александровки. Сергеич, не спеши. Метров через двести будет съезд на грунтовку и по лесу еще километров пять.
  Дорога на Александровку заросла густой травой, а по обочинам были густые заросли лесной малины. Бор закончился неожиданно. Впереди, на высоком холме, стояли полуразвалившиеся дома, а за холмом извивалась серебристая лента реки. Холм и окрестности багровели от цветов иван-чая. На холм вела еле виднеющаяся дорога с едва заметно примятой травой. Заехав в деревню, Павел остановил автомашину.
   - Костя, нам куда?
   - Последний дом в улице. Нужно во двор заехать. А то, запаримся сейф тащить. Он хотя и не большой, но тяжелый зараза.
  Майор проехал к последнему дому. Николай вышел из автомашины, зашел во двор и выдернув засов открыл покосившиеся от времени ворота. Загнав автомашину во двор Павел и Константин вышли. Посреди двора лежали два больших, круглых, гранитных камня. Константин подошел к ним и похлопал по ним ладонью.
   - Видели, когда ни будь мельничные жернова? Вот это они и есть. У прадеда ветряная мельница была. Когда раскулачивать начали, они всей семьей в город сбежали. Мельница развалилась, а жернова остались. Вот они-то нас точно переживут.
   - Костя, где копать?
   - Где стою, там и надо копать.
   - Коля, ты у нас самый молодой, вот и начинай. Разомни мышцы, а то засиделся.
  Николай достал из багажника лопату, и откинул ранее подрубленный дерн. Земля копалась легко, хотя Константин ее и пытался утрамбовать. Через полметра лопата заскрежетала о металл. Николай окопал сейф и взглянув на Павла кивнул на блестевший на солнце металл.
   - Павел Сергеевич, а вытаскивать его как будем. Ни ручек, ни выступов.
   - Передохни. Дай сюда лопату.
  Взяв лопату, Павел покрутил ее в руках и взяв поудобней, снял землю, с одной стороны.
   - Коля, в багажнике тросик лежит. Да, и машину подгони. Сейчас на удавку возьмем.
  Шаламов сел на лавочку, стоящую возле дома и с усмешкой наблюдал за возней возле сейфа. Николай накинул петлю на сейф, майор сел за руль и плавно тронулся с места. Сейф легко поддался и выполз на поверхность. Константин подошел, перевернул его на бок, и убедившись, что провод с вилкой целы, с облегчением вздохнул.
   - Повезло. Провод целый. А то пришлось бы сейф выкинуть.
  Павел толкнул сейф ногой.
   - Ну и чего смотрим. Давайте грузить, да в контору. Дел еще много.
  Мужики втроем закинули сейф в багажник и сели в автомашину. Павел подогнал ее к крыльцу отдела. Стоящие на крыльце водители служебных автомашин переглянулись и заулыбались. Майор выйдя из автомашины, взглянул на них.
   - Чего лыбитесь? Помогите лучше.
  Один из водителей, спускаясь по ступенькам, не выдержал и расхохотался.
   - Сергеич, а сейчас сколько жуликов в багажник запихал? В прошлый раз трое было. Это надо было умудриться, троих засунуть в багажник Москвича. Там и одному не развернуться.
   - Не зубоскаль. Сейф нужно в кабинет ко мне занести.
  Николай с Константином поднялись по ступенькам и зашли в отдел. Водители достали из багажника сейф и начали с ним подниматься. Павел сел за руль и перегнал автомашину за забор. Зайдя в отдел он подошел к дежурному.
   - Новенького ничего нет?
   - Есть. Вон, видишь, пьяный на скамейке сидит. Заявление написал, что его ограбили.
   - Зарегистрировали?
   - Пока нет.
  Павел подошел к мужчине, который пытался сфокусировать взгляд.
   - Мужик, ты меня слышишь?
  Мужчина поднял голову и что-то пытался промычать.
   - Так слышишь, или нет?
  Мужчина кивнул головой.
   - Кто и где тебя ограбил?
  Мужчина собрался и ответил.
   - Я пошел в магазин, чтобы опохмелиться. Подошли двое, попросили добавить на бутылку. Купили две, зашли к ним в квартиру. Выпили. Я им еще денег дал на бутылку. Когда проснулся, они ее уже выпили. Предъявил им, а они меня из квартиры вытолкали. Это же грабеж получается. Денег им дал, а они меня вытолкали.
  Павел вздохнул глубоко и подошел к дежурному.
   - Заявление не регистрируй, а этого бухарика, определи в камеру, пусть проспится. Объяснишь, что у пьяных заявление не принимаем. Выспится, позовешь.
  Майор повернулся и зашел к себе в кабинет. Все отделение собралось в кабинете и ждали Павла, чтобы открыть сейф. Константин сидел в углу, с насмешкой поглядывая на оперов. Павел заложил руки за спину.
   - Что собрались? Ну- ка, брысь. Костя, садись за стол и пиши заявление, что тогда-то нашел сейф и его содержимое передаешь в пользу государства, за исключением тех процентов, которые тебе полагаются по закону, как нашедшего клад.
  Шаламов пересел за стол майора, взял лежащий на столе чистый лист бумаги и авторучку. Написав заявление, под диктовку майора, Константин протянул его Павлу. Тот прочитал и повернулся к Сергею.
   - Сережа, сходи в дежурку, пусть зарегистрируют. И копию пусть сделают.
  Передав лист, майор подошел к сейфу. Постучав по нему кулаком, взглянул на Константина.
   - Господин Шаламов, осталось дело за тобой.
  Константин подошел к сейфу, взял в руку вилку от провода и воткнул ее в тройник, лежащий на столе. Какое-то мгновение ничего не менялось. Сергей уже успел зарегистрировать заявление и вернуться в кабинет. Константин начал нервно покусывать верхнюю губу. Прошло не менее пяти минут, прежде чем на дисплее загорелся зеленый значок. Константин облегченно вздохнул.
   - Я, уже думал, что все, кранты. Ключ от сейфа где?
  Павел достал из кармана ключ и подал его Косте. Тот вставил его в скважину и повернул его влево, затем нажал на него, утопив ключ почти до конца и повернул вправо. На дисплее загорелся значок изображающий ключ. Взглянув на часы, Шаламов быстро набрал код. Раздался мелодичный звон и дверь сейфа приоткрылась. Константин открыл дверь сейфа и заглянул в него.
   - Вот и все.
  Отойдя от сейфа, сел на стул.
   - Мужики, закурить дайте.
  Сергей протянул ему пачку сигарет и зажигалку. Шаламов взял сигарету дрожащими руками и прикурил. Павел насмешливо улыбаясь, кивнул ему головой.
   - Что, Костя, адреналина хватил? А руки-то помнят. Раз Дед тебе его оставил, сам и доставай, то что там лежит.
  Докурив сигарету, Константин бросил ее в пепельнице и встав, подошел к сейфу. В сейфе было три полочки. На верхней лежали две шкатулки, обтянутые черной кожей, на крышке которых были изображены позолоченные кресты. На второй полочке лежали кожаные мешочки, перетянутые бечевой, а на нижней небольшие пергаментные свертки в виде колбасок. Константин, глубоко вздохнув, достал из сейфа шкатулки и положил их на стол. Раскрыв их, подвинул к Павлу. В одной шкатулке лежал почерневший от старости деревянный жезл. В верхней части жезла был искусно вставлен большой рубин в виде сердца. На конце был вмонтирован золотой крест с небольшими рубинами. Во второй шкатулке лежала корона. В центре был рубин, слева и справа находились изумруды, а дальше сапфиры. Над рубином находился такой же крест, как и на жезле. Павел отодвинул шкатулки в сторону. Шаламов достал из сейфа кожаные мешочки и начал развязывать бечевки, которыми они были связаны. Лучи солнца, проникающие сквозь пропыленные стекла окна, заиграли всеми цветами радуги, попадая на брильянты, рубины, сапфиры, топазы, лежащие в мешочках. Находившиеся в кабинете смолкли. Лишь муха, залетевшая в открытую форточку, назойливо зудела, нарушая тишину. Налюбовавшись игрой теней, Константин достал с нижней полочки парочку колбасок и взвесив их на руке, развернул пергамент и положил на стол. Золотые монеты не понятно чьей чеканки. Константин развел руками.
   - Павел Сергеевич, вроде все.
   - Коля, возьми в дежурке машину и мухой в музей. Найдешь там того, кто разбирается в антиквариате. Затем в ломбард. Там есть такой дедок, дядя Соломон. Скажи ему, что я прошу его приехать. Он может для вида отказаться. Типа, он старый и больной. Через минуту умрет. Так ты скажи ему, что он увидит то, чего никогда в жизни не видел. Он хотя и старый, но любопытный. Побежит впереди тебя. Все, давай, действуй. Понимаю, что это все еще на экспертизу отправят, но нам хотя бы приблизительно это оценить. Так, Игорь, посидите здесь с Костей. Парни, пойдем к вам в кабинет. Обсудим, что вы надумали.
  Павел, Сергей и вновь прибывшие опера вышли из кабинета и зашли в соседний. Майор занял свое любимое место, на подоконнике, остальные сели где место нашлось.
   - Докладывайте, что надумали?
  Опера переглянулись между собой, а затем Сергей с Дмитрием посмотрели на Якова. Тот недовольно поморщился.
   - Что уставились? Я, никого не грабил.
  Дмитрий погрозил ему пальцем, как нашкодившему подростку.
   - Яша, не шали. Ты придумал, тебе и ответ держать.
   - Павел Сергеевич, мы несколько раз просмотрели видеозаписи из ресторана. Сначала грешили на официантов, что кто-то из них наводит. Но потерпевших обслуживали каждый раз разные официанты. И из поля зрения видеокамер они не терялись. По телефону никому не звонили. Посторонний подсмотреть тоже не мог, когда терпилы рассчитывались. Между столиками скамейки с высокими спинками, под старину, с резьбой. Но кто-то же видел. Постоянно за клиентами наблюдала охрана с помощью видеокамер. У них есть возможность увеличить или уменьшить изображение на мониторе. А судя по тому, какая хорошая видеозапись, то и камеры у них стоят не из самых простых. Но и это еще не все. Охранники работают сутки через двое, по двое человек в смену. Все грабежи происходили во время работы одной из смен. Точнее во время работы одного из охранников. Его напарник неделю лежит в больничке с сердцем. Сегодня как раз его смена. Пока вы ездили, мы немного подсуетились. Сергей в суд сгонял, взял постановление на прослушку телефона, а Дима, по своим связям договорился, чтобы без очереди взяли на кнопку.
   - Что вы предлагаете?
   - То, что вы и говорили. Вечерком под видом пьяного зайду в ресторан. Уходить буду, засвечу бумажник. А там как карта ляжет. На улице ребята подстрахуют.
   - Согласен. Можете пока отдохнуть. Часиков в восемь в отдел подтягивайтесь. Раньше смысла нет. Если повезет, то работы вам хватит до завтрашнего вечера. Думаю, что вас троих хватит. Николай со мной останется. Сережа, Стас звонил.
   - Да. У них движения нет. Приезжала девятка, А954КУ. Водитель занес в адрес два пакета с едой и пойлом. Через час он уехал.
   - По ГАИ пробил?
   - Обижаете. Числится на семидесятилетней бабушке. По административной практике ездит некий Мусин Николай Федорович. Кличка Муса. Ранее дважды судим. Оба раза условно. Ходит под Кузей. Бывший спортсмен. Недавно арендовал подвал. Набрал трудных подростков и обучает их боксу. Готовит подрастающее поколение.
   - Это ты откуда взял?
   - Стас сказал. Он уже был у них в разработке.
   - Сережа, я вместо тебя посижу. Все равно с этими кирпичами еще разбираться. Все, идите, отдыхайте.
  Павел вернулся в свой кабинет. Константин стоял возле окна, наблюдая за чирикающими воробьями. Игорь стоял возле стола и держал в руках корону, рассматривая гравировку, нанесенную на внутренний ободок. Оглянувшись на скрип двери, Игорь положил корону в шкатулку и отошел к своему столу. Шаламов, как стоял, так и продолжал стоять, даже не повернувшись. Павел подошел к нему и положив руку на плечо спросил.
   - Костя, не жалко отдавать?
   - Знаешь, Павел Сергеевич, не жалко. Меня Дед научил относиться к этому, как к тлену. В могилу с собой не заберешь.
   - Как насчет того, чтобы пообедать. Пока здесь все перепишут, оценят. Дай бог, если к ужину попадешь.
   - Можно. Не откажусь.
  Майор повернулся к Игорю.
   - Игорь, деньги есть?
   - Да.
   - Возьми пожалуйста, что ни будь перекусить. Завтра отдам. Деньги дома забыл. Совсем старым стал.
  Игорь вышел из кабинета. Павел сложил лежащие на столе ценности в сейф и сел за стол. Шаламов повернулся к нему.
   - Сергеич, у тебя сухарика или кусочка хлеба не завалялось?
   - Оголодал?
   - Воробушек покормить.
   - Тумбочку открой, возле тебя стоит.
  Константин достал из тумбочки сухарь и рассеялся.
   - Сергеич, такими сухариками даже на зоне не питаются.
  Шаламов тонкими, длинными пальцами раскрошил сухарь и через решетку выбросил крошки на улицу. Воробьи стайкой, весело щебеча, налетели, стараясь урвать свой кусочек.
  Дверь в кабинет резко открылась и запнувшись о небольшой порожек зашел злой начальник отдела.
   - Майор Голиков, какого черта ты этот сейф притащил, еще и открыл без понятых. Ты, вообще, представляешь, что сейчас будет. А, это кто такой?
   - Задержанный Шаламов. Он и показал, где клад лежит.
   - Майор, да вы рехнулись. Я почему все узнаю последним! Паша, нас же сейчас УСБ в зубах затрясет. Особенно твое отделение. Вдруг вы что ни будь скомуниздили. Вот лежал этот сейф под землей, пусть бы и дальше лежал. Ты за экспертами отправил?
   - Да, скоро уже подъехать должны.
   - О понятых не забудь.
   - Да уж, не забуду.
   - В, сейфе, действительно что-то ценное?
   - Да. Какая-то корона с деревяшкой, камни и золото.
   - Ох, Паша...
  Полковник повернулся и вышел из кабинета в дверях столкнувшись с Игорем, который прижимал к груди пакет с продуктами. Пакет попался бракованный. Игорь только вышел из магазина, как у него оборвались ручки. Полковник, еще не успокоившись, опять взорвался.
   - Да, это что такое? Лейтенант, у тебя глаза есть? Вас учили субординацию соблюдать. Первыми нужно старших пропускать. Хотя, каков поп, такой и приход.
  Махнув рукой полковник ушел. Игорь зашел в кабинет, прижимая пакет, растерянно смотря на Голикова.
   - Товарищ майор, что это было?
   - Привыкай. Еще не такое услышишь. Какие твои годы? Ты, на шефа не обижайся. Его можно понять. Запомни на будущее. Никогда не выделяйся из толпы, если хочешь жить спокойно. Лучше быть сильным середнячком. У нас система такая. Высунешься, голову снимут на мах. А тут такое. С УВД наверняка захотят шашкой помахать, в голубом экране покрасоваться. Еще и полковника подтянут. Ему это надо? Ты чего стоишь? Давай, стол накрывай. Ты у нас сегодня за поваренка.
   - Павел Сергеевич, я пюрешку купил в стаканчиках, колбасы, майонеза, хлеба и молока. Мы, в школе милиции, часто пюре брали и колбаски туда крошили. За обе щеки улетало. Да еще и под молочко.
  Павел сел за свой стол у окна. На против него, расположился Константин. Оба молча наблюдали за Игорем. Тот вскипятил чайник и разлил кипяток по пластиковым стаканам. Дождавшись, когда пюре заварится, Игорь расставил на столе посуду и сам присел с торца стола, придвинув стул от соседнего. Перекусив, что бог послал, в лице Игоря, майор и Костя отодвинулись от стола. Игорь собрав стаканы, выбросил их в урну. Кружки, из под молока, составил одна в одну и вышел. В приоткрытую дверь заглянула женщина лет тридцати, одетая в зеленый брючный костюм.
   - Можно. Мне нужен майор Мамонт.
  Павел тяжело вздохнул.
   - В, обще-то, не Мамонт, а майор Голиков.
   - Я, что-то не то сказала? Но мне ваш сотрудник, который в музей приезжал, сказал, что Мамонт раскопал какой-то антиквариат. Я, думала, что это фамилия.
   - Да, вы проходите, присаживайтесь. Костя, пересядь, уступи место даме.
  Дождавшись, когда женщина присядет, Павел спросил, как ее зовут.
   - Светлана Викторовна. Можно, просто, Света.
   - Светлана, такое дело. Мы нашли клад. Кое какие предметы из вашей епархии. Сейчас мой сотрудник найдет понятых.
  В кабинет зашел Игорь и поставил вымытые кружки на полочку, с любопытством поглядывая на сидящую женщину. Майор кивнул ему головой.
   - Игорь, сходи в торговый центр. Найдешь начальника охраны, скажешь, что от меня. Пусть выделит пару охранников, понятыми побудут. Только, предупреди, что мы их надолго задействуем.
   - А, если не даст?
   - Куда он с подводной лодки денется. Он мне по гроб жизни обязан. Да и днем там на каждого покупателя по два охранника приходится. Действуй.
   - Светлана, вы извините, но придется подождать. Не думал, что вы так быстро у нас появитесь.
   - Ваш сотрудник предлагал довезти, но ему еще за кем-то заехать надо было, да и по пробкам тащиться. Вот, я и решила пешком прогуляться. По прямой здесь десять минут. Да и погода располагает.
   - Честно, говоря, я думал, что придет дедушка с палочкой, седой бородой и усами.
   - Я, в музее всего три года работаю. До меня, как вы сказали, работал дед Илья. Он так и умер в музее, в своей каморке. Я, правда, его ни разу не видела. Что вас конкретно интересует?
   - Светлана, вот в этом сейфе мы нашли корону и какую-то деревяшку с рубинами. Кроме этого там драгоценные камни и монеты из желтого металла. Но точно не русского происхождения.
   - Понятно.
  Дождавшись, когда вернется Игорь с понятыми, Павел достал из сейфа шкатулки и подал их Светлане. Та с любопытством покрутила их в руках и открыла шкатулки. Достав корону, она взяла из сумочки лупу и начала рассматривать надпись. Отложив корону в сторону, достала жезл. Осмотрев его, положила в шкатулку и о чем-то задумалась. Встряхнув головой, произнесла.
   - Вы, знаете, но такого не может быть. Если это не подделка, то это корона и жезл последнего магистра ордена тамплиеров. Когда я устроилась на работу в музей, начала разбирать бумаги, которые остались после деда Ильи. Нашла его дневники. Так вот, за пятнадцать лет до смерти, к деду Илье обратился мужчина и дал ему фотографии короны и жезла. Просил узнать, кому они принадлежали. Дед Илья послал запрос в Эрмитаж. В ответе было написано, что похожие корона и жезл принадлежали тамплиерам. Среди крестоносцев это был самый богатый орден. Когда король Франции попал в долговую кабалу, он с благославения папы римского, решил уничтожить орден, а ценности прибрать себе. А так как рыцарям было чем платить за информацию, то узнали о намерении короля за несколько суток. Все свои ценности успели вывезти из замка. Королевские слуги ничего не нашли. Так-как практически вся Европа была в католичестве, то спрятать могли только там, куда власть папы не распостранялась. В одной из летописей было упомянуто, что в дружине черниговского князя были рыцари франки. Все они погибли, кроме одного. После войны, когда изучали архив СС, нашли зашифрованные воспоминания монаха. Немцам удалось расшифровать. Так вот, по этим воспоминаниям получается, что они вывезли часть ценностей на территорию Руси и спрятали в одной из пещер. Выход из пещеры завалили. Монах сильно переживал из-за жезла. Писал, что жезл изготовлен из дерева креста, на котором был распят Иисус Христос. Что жезл обладает магической силой, так как впитал кровь Иисуса. Тот, кого жезл признает своим хозяином, будет обладать даром предвидения.
   - Света, вопрос возник. Получается, что этому дереву как минимум две тысячи лет. Почему он тогда не сгнил?
   - Ну, во-первых, хранился в сухой пещере с постоянной температурой, а во-вторых, жезл был обработан каким-то составом от гниения. Продолжу. При Ананербе, переводится как наследие предков, была создана зондеркоманда под руководством оберштурмбанфюрера СС Отто фон Штольца. Последнее сообщение от него было, когда наши уже освободили Черниговскую область. В радиограмме было сказано, что они нашли клад тамплиеров. При попытке перейти линию фронта почти вся команда барона была уничтожена. Он и еще двое спрятались в лесу. Просил выслать самолет, чтобы их забрали, указал коордионаты. Самолет вылетал, но на поляну, где он приземлился, никто не вышел. С тех пор, больше нигде о кладе тамплиеров не упоминалось.
   - Светлана, какова стоимость этих предметов?
   - Товарищ майор, если экспертиза подтвердит подлинность, то эти предметы не имеют цены. На любом аукционе заплатят столько, сколько запросишь. Что у вас еще есть? Можно посмотреть?
  Майор подошел к сейфу, открыл дверцу, достал из него кожаный мешочек и одну из колбасок, завернутых в пергамент. Высыпав содержимое мешочка на лист бумаги, он развернул осторожно пергамент. Светлана подошла к столу и полюбовавшись на игру света над камнями, засмеялась.
   - Да, не зря говорят, что брильянты, друзья женщин.
  Разравняв ладонью лежащие на столе камни, взглянула на монеты. Взяв одну в руки, достала лупу и осмотрела монету. Положив монету, она улыбнулась.
   - Майор, я, не знаю, как это оказалось у вас, но похоже, что это клад тамплиеров, который искали немцы во время войны. Не знаю, что в других свертках, но это арабские драхмы. Считалось, что во всем мире их осталось три монеты. Две в Нью-Йорке в музее, а одна в Лондонском музее. Константин, молча сидевший в углу у окна, кашлянул.
   - Хотите узнать, как эти ценности оказались у нас. История эта началась в сорок первом году. Деду тогда было четырнадцать лет, когда началась война. Отец его в это время был в лагере. Дед с матерью жили в каком-то райцентре. Когда наши начали отступать, они решили уйти с ними. У матери в нашем городе были родственники. Во время отступления колонну с беженцами разбомбили немецкие самолеты. Мать Деда погибла, а его, раненного, подобрал местный лесник. Жена лесника хорошо разбиралась в травах. Во время оккупации лечила партизан. От дома лесника, до озера в ста метрах, был прокопан подземный ход и оборудован госпиталь. Как оказалось, еще в конце тридцатых годов по стране были оборудованы такие точки, особенно в районе западных границ. В сорок третьем, когда пришли наши, раненных определили в госпиталь. Дед как-то ушел на рыбалку. Сидел с удочкой на берегу озера. В дом лесника ворвались трое немцев, которые по-видимому не успели уйти со своими. Дед услышал выстрел и спрятался в кустах. Немцы день отсиживались в сторожке, а вечером вывели лесника с женой и в овраге их расстреляли. Дед ночью по подземному ходу пробрался в дом и всех вырезал. Как пацан справился с тремя мужиками, знал только он. В рюкзаках оказалось то, что вы сейчас видите. Дед спрятал рюкзаки в подземелье, а дом сжег. Когда он все перевез сюда, не знаю. Он об этом рассказал, когда я еще был пацаном. Да и говорил он не о себе, а как бы о своем знакомом. Это я сейчас понял, что он о себе рассказывал.
  У Светланы загорелись глаза, и она подошла к сидевшему на стуле Константину.
   - Извините, не знаю, как вас зовут. Вы не могли бы организовать встречу с дедушкой, о котором говорили?
  Шаламов грустно улыбнулся.
   - С, ним сейчас, встречу можно организовать только на кладбище. Да и не стал бы он с вами разговаривать. Воспитание не то. Он был из старых воров законников.
  Светлана извинилась и отошла к окну. В дверь постучали и в кабинет первым зашел невысокий, сутулый мужчина, непонятного возраста. Можно было сказать, что ему сорок, а можно что и семьдесят годков подвесить. Вот уж по кому, так по Соломону можно было сразу определить национальность. Длинные, седые волосы, на голове тюбетейка. На крючковатом носу старинное пенсне. Следом за ним зашел Николай. Осмотрев присутствующих, Соломон обратился к майору.
   - Ну и что такое могло случиться, что старого мудрого еврея среди рабочего дня выдергивают с его нагретого насеста и тащат не пойми куда. А этот молодой человек, мне, который видел в этой жизни все, говорит, что он меня удивит. Павел Сергеевич, этот молодой человек, я вам скажу, все же удивил меня. От ломбарда до отдела, на машине всего десять минут езды. Так они умудрились попасть в пробку, вместо того, чтобы включить свою светомузыку и объехать по тротуару, проторчали почти полчаса. А для еврея что главное? Время, потраченное даром. Так что, приступим.
  Павел рассмеялся.
   - Дядя Соломон, ты как всегда в своем репертуаре. Посмотри, камни настоящие, или стекло.
  Голиков подошел к сейфу и достал из него мешочки с камнями. Взяв первый попавшийся, он развязал шнурок и высыпал содержимое на листе бумаги. На этот раз камни были зеленого цвета. Соломон суетливо задергался, казалось, что он даже помолодел, впитывая лучи, идущие от камней. Достав из кармана лупу и позолоченный пинцет Соломон подошел к столу и аккуратно подцепил пинцетом первый камешек. Взглянув на него через лупу, отложил в сторону, после чего рассмотрел следующий. После чего ссыпал камни в мешочек. Так он, поколдовал над каждым. Повернувшись, к улыбающемуся Павлу, вздохнул и стал тем же Соломоном, каким зашел в кабинет.
   - Павел Сергеевич, вы меня не удивили. Меня трудно чем-то удивить. Вы меня убили. Такое я видел только в алмазном фонде. Да-да, не смотрите на меня так. Когда-то я там работал мальчиком на побегушках. Кстати, лет двадцать назад ко мне приходил один мужчина и показал по одному камню, брильянт, изумруд, топаз, рубин и сапфир. Просил оценить. Так вот, те камни были из этой партии.
   - Как вы определили, и кто приносил?
   - Обработка старая, так уже несколько столетий не обрабатывают камни. А вот кто приносил? Раз вы их нашли, значит знаете, и кто их хранил. Теперь это ему не навредит. Это был вор в законе Дед. Камням этим, место в алмазном фонде.
   - Сколько это может стоить?
   - Павел Сергеевич, как можно оценить, сколько стоит воздух или вода. Они бесценны. Я, не могу их оценить. Но это точно миллионы, что в рублях, что в долларах. Павел Сергеевич, можно я пойду.
   - Дядя Соломон, я распоряжусь чтобы тебя отвезли.
   - Нет, Паша, я пройдусь. Мне одному нужно побыть.
  Соломон вышел из кабинета и в тишине, которая установилась в кабинете, была слышна его шаркающая походка в коридоре.
  Павел осмотрел присутствующих.
   - Ну, что, господа, займемся делом. Понятые, присаживайтесь ближе. Коля, протокол за тобой. Игорь, ты за счетовода. Светлана, вы в музей?
   - Можно, я пока побуду?
   - Как скажете. Костя, ты, как?
   - Начальник, можно я в камеру пойду. За мной скоро воронок из СИЗО должен подъехать. Пересчитать, так вы и без меня пересчитаете. Я вам верю.
  Павел открыл дверь, пропустил Константина и оба прошли в дежурку. Сказав дежурному, чтобы тот закрыл Шаламова в камере, поднялся на второй этаж и подошел к кабинету начальника отдела. Постучав в дверь, зашел в кабинет. Полковник сидел за столом в кресле под кондиционером, просматривая лежащие на столе документы. Сняв очки, положил их на стол и подперев голову рукой вопросительно посмотрел на Павла.
   - Паша, ну что еще?
   - Товарищ полковник, искусствовед и ювелир оценили примерную стоимость клада.
   - И что?
   - Годовой бюджет города, а может и больше.
   - Что предлагаешь делать?
   - Сообщить начальнику УВД и пригласить телевизионщиков. Пусть генерал перед ними порисуется. Глядишь, и нам какая ни будь плюшка прилетит. А затем пусть забирает все это барахло и пристраивает его в банк, а лучше сразу в Москву отправить.
   - Согласен. Сейчас я с ним свяжусь. Есть еще что?
   - Вечером планируем по грабежам поработать. Серия грабежей началась. Клиентов ресторана "Арагви" долбят.
   - Хорошо. Ты иди, а то там молодняк напортачит, а голову с нас снимут. Да, будь с Игорем поаккуратней. Скользкий он какой-то. Если бы начальник УВД не заставил, я бы его к отделу на пушечный выстрел не подпускал.
   - Понял. Спасибо.
  Павел повернулся и вышел, аккуратно прикрыв дверь. Спустившись майор зашел в кабинет. Игорь считал камни, а Николай дописывал шапку протокола. Светлана и понятые сидели молча, боясь лишний раз вздохнуть. От телефонного звонка, который прозвучал в тишине, Светлана вздрогнула. Павел достал из кармана телефон и вышел из кабинета. Вот уж чего он не ожидал, так этого звонка, от председателя областного суда. Во время учебы в школе милиции, будучи курсантами, вместе бегали в самоход, изредка баловались пивом. Их даже считали друзьями. Вот только жизнь развела. Павел получил направление в уголовный розыск, а Толик "Маленький" в следствие. "Маленьким" двухметрового громилу назвали в шутку. Как Толик попал в суд и сделал там карьеру, история умалчивает.
   - Привет. Слушаю.
   - Паша привет. Как здоровье?
   - Это ты с какой целью интересуешься?
   - Да вот не знаю, толи отматерить тебя, толи посмеяться. Как, сердечко-то выдержит?
   - Толя, что хотел? Давай говори быстрей. А то я занят.
   - Наверное, деньги по карманам тыришь?
   - Почти угадал. Только не деньги, а золото, брильянты.
   - Шутник. Я, сразу понял, когда мне про центральный отдел сказали. Так только ты мог приколоться. Представляешь, полчаса назад звонит мне генеральный директор завода "Металлопрокат". Просит, чтобы мой племянник позвонил его сыну и напомнил о долге. А то, говорит, что его сын совсем от рук отбился. После разговора с моим племянником из дома не выходит. Вспомнил, что у него есть отец и мать. Жена нарадоваться не может. Мне интересно стало, что за племянник у меня появился. Племянницы есть, а вот племянника бог не дал. Спросил, что случилось. Он и рассказал такую историю. Его сынок с другом, сыном директора Торгово-промышленной палаты, которого сегодня родители утром за границу отправили, решили над полицейскими поиздеваться. Пришли в Центральный райотдел, начали задавать дурацкие вопросы и снимать на телефон. Нарвались на моего племянника, а тот их на деньги поставил. Вот и просит, что бы племяш на него еще разок наехал, чтобы дома сидел. Боится, что сын на наркоту подсядет. Даже деньги согласен заплатить. Вот я и прикинул, что там за шутник появился.
   - Толя, не вели казнить, вели миловать. Достали уже все. Мало того, что работать мешают. Кто только над нашей головой с топором не стоит, УСБ, прокуратура, следственный комитет, ФСБ. А тут какие-то мажоры кровь пьют.
   - Ну эти претензии не ко мне. Это ваш министр себя так поставил. Племянник, то хоть меня не опозорил?
   - Да ты его знаешь. Председатель байк-клуба.
   - Горилла, разрисованная. Ну тогда понятно, почему мажоры испугались. Ладно, бывай. Иди, считай свое золото.
   - Зря смеешься, мы клад нашли.
   - Ага, сейчас все брошу и к вам приеду. Давай, не теряйся.
  Отключив телефон, Павел зашел в кабинет и сел у окна, дожидаясь, когда Игорь все пересчитает. Не успел тот закончить с пересчетом драгоценных камней, как в кабинет зашли начальник УВД и начальник отдела. Павел, увидев генерала, встал и громко сказал.
   - Товарищи офицеры.
  Николай с Игорем подскочили как ужаленные и вытянулись по струнке. Майор сделал шаг вперед и попытался доложить, но генерал остановил.
   - Павел Сергеевич, ну, показывай, что ты там намыл. Да, вот еще что. Сейчас с телевидения приедут. Вы в кабинете маленько порядок наведите.
  Павел, увидев, что генерал смотрит на знамя, еле сдержался, чтобы не чертыхнуться. Но тот удивил его. Генерал подойдя к знамени, провел по нему рукой. Повернувшись к майору с улыбкой спросил.
   - Майор, это наверняка твоя идея? Это хорошо, что корни свои не забываете. Когда молодым был, нам такое же знамя вручили, так неделю всем отделом отмечали.
  Еще раз генерал провел рукой по знамени и подошел к столу с драгоценностями. Взглянув на них, скривив губы, произнес.
   - Вот за эти стекляшки было пролито столько крови, что можно целый бассейн заполнить. Эх, люди-люди.
  В кабинет заглянул дежурный и что-то на ухо прошептал начальнику отдела. Тот с досадой произнес.
   - Пусть заходят.
  В кабинет зашли репортер и оператор. Так-то было не повернуться, а с приходом телевизионщиков начался бедлам. Павел посмотрел на возникшую суету и попросил на время выйти из кабинета понятых и своих оперов. Сам вышел последним. То, что на экране займет минуту, у телевизионщиков заняло полчаса. Выпроводив их, генерал с начальником отдела ушли по коридору, о чем-то тихо беседуя. На пересчет оставшихся самоцветов и золотых монет ушел еще час. Понятые уже начали нервничать, искоса поглядывая на майора, как старшего. Николай дописал протокол и показал, где расписаться. Доставая на ходу сигареты, понятые ушли. Светлана, взглянув на часы, тоже заторопилась. У Павла зазвонил телефон. Позвонил начальник отдела.
   - Паша, такое дело. Понимаю, что время рабочее закончилось. Ты оставь кого ни будь. Скоро должны из банка инкассаторы подъехать. Сегодня ценности в банке переночуют, а завтра с утра в Москву отправят.
   - А, сейф?
   - А,,, сейф я себе заберу. У меня старенький, да и замок заедает.
  Голиков взглянул на часы.
   - Все, парни, свободны. Коля, не забудь, завтра на сутки заступаешь. Не проспи.
  Дождавшись, когда парни вышли, Павел включил чайник. Пока тот закипал, майор набрал номер телефона сторожки в дачном кооперативе. Выждав время, он отключился. Налив в кружку кипятка и бросив в нее пакетик чая, помешал ложкой. Он только взял в руки кружку, как его остановил телефонный звонок. Взглянув на экран, нажал на кнопку вызова.
   - Стас, что-то случилось?
   - Да, в том и дело, что в адресе тишина, но кто-то есть. Людей во сколько снимать?
   - Стас, часиков до девяти пусть постоят. А, завтра продолжим.
   - Как скажешь. В девять, так в девять. Говорят, что клад нашли?
   - Было такое.
   - Удачи.
  Павел допив чай, достал из сейфа оперативное дело и начал его просматривать. В дверь постучали, майор встал, повернул ключ в двери и открыл ее. Возле кабинета стояли четверо в форме инкассаторов, двое из них были вооружены автоматами. Павел пропустил их в кабинет и показал рукой на стоящий, на столе сейф. Один из инкассаторов подошел, развернул мешок и аккуратно начал слаживать в него мешочки с камнями. Закончив, передал его одному из стоящих рядом, затем в другой начал слаживать свертки с монетами. Опустошив сейф, заполнил ведомость и после росписи Павла инкассаторы покинули кабинет. Майор вышел с ними и подошел к дежурной части. Дежурный выпустил впереди идущих инкассаторов и взглянул на Павла.
   - Сергеич, домой?
   - Нет. У нас еще мероприятие запланировано. По нашей линии, есть что?
   - У убойщиков двойное убийство. Бытовуха. Уже раскрыли. По грабежам было два. Цыганята велосипеды у школоты отобрали. Мост за реку перекрыли. Их там ППС и приняло. В Нахаловку ехали. Следак уже с ними работает.
   - Моего подопечного в СИЗО увезли?
   - Шаламова? Так его уже давненько в родные пенаты отправили. Отличились опять с кладом. Начальника УВД и нашего шефа недавно по местным новостям показывали. Может премию дадут?
   - О чем ты говоришь. Какая премия? Нам бы канцтовары дали, а то постоянно самим покупать приходится.
   - Что верно, то верно.
   - Парни должны к восьми подойти. Слушай, если никаких ЧП не будет, ты парочку экипажей с десяти часов до одиннадцати, держи поближе к кафе "Арагви". Знаешь, где это?
   - Знаю. Там, наверное, место, проклятое. Как выходные, так два-три вызова за сутки. Хорошо, сделаем.
  Павел вернулся к себе и подошел к окну. После дневной жары, в небольшом парке за отделом, в тени деревьев, мамаши выгуливали своих чад. Майор стоял и смотрел на ребятню. Неожиданно для себя, Голиков поймал себя на том, что и у самого произошла профессиональная деформация. Вот вроде дети, бегают, копаются в песочнице, а что из них будет лет через пятнадцать, двадцать. Что это, гены или воспитание. Почему из некоторых вырастут воры и убийцы? Вздохнув, Павел отошел к столу и сел. Делать ничего не хотелось. По-видимому, вот так и приходит старость. Не было еще восьми, когда первым пришел Сергей. Майору, он чем-то напоминал себя молодым. Такой же, готов был сорваться по первому зову, лишь бы не сидеть в кабинете с бумагами. Николай был другой. Да, старательный, педантичный, но другой. Ему бы следователем быть, который никогда не переступит через букву закона. А опер, есть опер. Жизнь на грани фола.
   - Что-то ты рано, Сережа? Мог бы еще отдохнуть.
   - Сергеич, да не получается. Думал покемарю часика два, а что-то не спится. Что у нас по Хану?
   - Тишина. Дома сидят. У убойщиков схема города подробная была, сходи, принеси. Прикинем, где лучше засаду организовать.
   - Сейчас, сделаем.
  Сергей повернулся и вышел из кабинета. Секерин с Колосовым пришли вместе, когда большая стрелка часов достигла двенадцати. Увидев их, Павел засмеялся.
   - Вот что значит, старые опера. Ни минутой раньше, ни минутой позже.
  Сергей пришел держа в руках свернутый план Центрального района. Отдав майору, сел на стул рядом с ним. Голиков развернул план, разгладив его ребром ладони.
   - Так, господа офицеры, присаживайтесь рядом. Прикинем, где будем ждать нашего молотобойца. Сережа, начнем с тебя, как самого молодого. Как, по- твоему, вот Яков выходит из кафе, куда ему лучше идти?
   - В, квартале от ресторана, есть парк. Там и выставиться.
   - Яша, тебя пока не спрашиваю. Ты еще город плохо знаешь. Дима, твое мнение.
   - Я, живу рядом с парком. Там грабить не будут. Примерно в 21 вечера, там начинают собираться неформалы. Патлатые, разрисованные, в рванье. Сидят, пьют пиво, а кто-то и косяк забивает. Расползаются часам к двум ночи. Да и освещается парк. Ночью, как днем. Мое предложение. Яков идет через парк, переходит улицу Лермонтова. Дальше у нас подстанция и переход через железку. За железкой начинается парк Победы. Там тоже освещение. Самое удобное место, это между подстанцией и железкой. Кусты и никакого освещения. Тем более, что на Лермонтова односторонка. А жулики используют автомашину. В двух случаях потерпевшие вызывали такси. Патрулькой дорогу перекрыть и никуда они не денутся.
   - Принимается. Яков, сейчас выедем на место. Посмотришь, как и куда идти. Да и мы, с местом определиться, где залечь. По деньгам, что у нас?
  Оперативники начали шарить по карманам, вылаживая имеющиеся у них купюры на стол. Павел хмыкнул.
   - Да, не богато. Парни, у вас транспорт есть?
  Яков и Дмитрий оба кивнули головой. Дмитрий засмеялся.
   - У Яши четырнадцатая, у меня Опель.
   - Сделаем так. Яша с Сергеем выезжайте на место. Посмотрите маршрут и ждите нас у магазинчика, рядом с подстанцией. Мы, с Димой, доедем до меня. У меня в заначке тысячи три есть. Яков, я, тебе сейчас пару пачек тысячных дам, из банка приколов. Ты их в полиэтиленовый пакетик заверни, чтобы видно было, что деньги. Когда рассчитываться будешь, выронишь, как будто случайно.
  Павел открыл сейф и достал две пачки, перетянутых банковской лентой. Подал их Якову. Тот засунул их во внутренний карман пиджака.
   - Ну что, по машинам.
  Павел с Секериным вышли из отдела и сели в беленький Опель, стоящий на автостоянке.
   - Дима, дачный кооператив "Лесной". Знаешь, где?
   - Еще бы не знать. У нас два клоуна, пока водитель в кафе обедал, фуру с водкой угнали. У одного сестра у вас в магазинчике работала. Они через нее хотели реализовать. Та их сама и сдала. Братик достал выше крыши.
   - Раз знаешь, рули.
  Возле сторожки Дмитрий остановил автомашину. Степан был на своем посту, возле шлагбаума. Увидев Павла, он заулыбался и пошел ему навстречу.
   - Привет Паша. Все, домой?
   - На пять минут заскочу, а затем опять уеду.
   - Как чувствовал. Я, твоих проглотов накормил. Кролика, побегушника, поймал и на место определил.
   - Это который неделю назад сбежал? В субботу жена приедет, с гречкой его приготовит. Побалуемся. Ладно, я, побежал.
  Майор вернулся через пять минут, как и обещал. Сев в автомашину они проехали к магазину на Лермонтова. Яков с Сергеем были уже на месте. Сидели в автомашине с открытыми дверцами и пили минералку из запотевшей пластиковой бутылки. Павел с Дмитрием подошли к автомашине Колосова. Тот протянул им бутылку с минералкой. Секерин взял и сделал пару глотков. Павел взглянул на Якова и кивнул.
   - Яша, ты водки не брал?
   - Брал. Шкалик.
   - Теперь открывай и пей.
   - Что, весь?
   - А, как ты хотел? Серега, сгоняй, возьми что ни будь закусить. Если стрельнет, то у грабителей даже в мыслях не должно возникнуть, что ты мент.
   - Место посмотрел.
   - Да.
   - Вот еще что. Будешь подходить к подстанции, набери телефон Сергея. Как он скомандует, делай шаг в сторону. Не хочу, чтобы ты в больничке оказался. Все, злоупотребляй беленькой. Пойдем Дима, посмотрим, где там спрятаться можно.
  Павел с Секериным зашли за подстанцию, где начиналась тропинка через железную дорогу. Присмотрев место, где можно спрятаться, чтобы не было видно с тропинки, оперативники вернулись к автомашине. Яков через силу пытался проглотить водку, запивая ее соком. На панели лежал плавленый сырок и полбуханки черного хлеба. Отщипнув хлеба и закусив сырком, Колосов покрутил головой.
   - Все, больше не могу.
  Майор взглянул на ополовиненную бутылку. Взяв в руку, открутил пробку и часть вылил на пиджак Якова. Тот было дернулся, но его остановил Павел.
   - Посиди. Сейчас водка испарится, а запах останется. Ты веди себя в кабаке пораскованней. Водочки грамм двести закажи, мяска, салатик. Дима, ты на машине встань так, чтобы выход видно было. На всякий случай подстрахуешь. Только не светись. У тебя задние стекла затонированые, вот на заднем сидении и расположишься. Так, время мужики. Дима, подбрось Якова, но только на камеры не попадите. Если это охранник наводит, то он и территорию контролирует. Все, погнали.
  Яков пересел в машину Секерина, и они отъехали. Павел сел за руль машины Колосова и включил магнитолу. Почему-то многие менты, как и жулики, любили слушать радио Шансон. Голиков попытался потыкать в кнопки, чтобы найти другую волну. Но вместо песен, динамики затрещали. Сергей заулыбался и включил поиск. Вместо заунывной, давящей на жалость мелодии зазвучал джаз. Павел откинул сидение, и закрыл глаза. Сергей достал пачку сигарет и вышел из автомашины. Закурив, облокотился о крышу автомашины, наблюдая за мужчиной, который пытался дрессировать щенка. Лопоухий никак не мог понять, что от него требует хозяин. Не смотря на команды, весело прыгал вокруг него, изредка повизгивая от счастья. Промучавшись полчаса, мужчина высказал щенку все что о нем думает, пристегнул поводок и ушел в сторону ближайшей пятиэтажки. Сергей, выкурив пару сигарет, сел в автомашину. Павел поморщился, но ничего не сказал. Еще лет пять назад он сам смолил сигареты как паровоз. Но после того, как однажды прихватило сердечко, и врачи сказали, что низя, Павел бросил курить. Встал утром, смял пачку, выкинул в мусорное ведро и с тех пор к сигаретам не прикасался. Хотя, первое время хотелось закурить до потемнения в глазах. Услышав телефонную трель, Павел поднял сидение и нажал на кнопку вызова. Звонил Дмитрий.
   - Сергеич, кажется я знаю, кто пьяных пассажиров глушит. Хонда подъехала номер р323нв. На пассажирском сидении Сеня Бык. Я, его два раза закрывал. Бывший призер чемпионата России по боксу в тяжелом весе. Мозги выбиты напрочь. Аккуратней с ним.
  Майор отключил телефон и взглянул на Сергея.
   - Слышал?
   - Да.
  Павел не успел убрать телефон в карман, как он зазвонил.
   - Дима, слушаю.
   - Парни отзвонились. Нашему пассажиру, из охраны, СМС пришла, что мы на месте.
   - Хорошо, ждем.
  После десяти, майор начал поглядывать на часы. Начало темнеть и на улице зажглись фонари. Лишь в половине одиннадцатого, Яков вышел на крыльцо ресторана, прикурил сигарету и пошатываясь пошел, по еще многолюдной улице. Хонда, в которой находился Сеня Бык, потихоньку ехала за ним. После звонка Дмитрия, Павел закрыл автомашину, и они с Сергеем зашли за подстанцию, где присели за кучей срубленных веток. Кто-то очистил проход к железнодорожному переходу, а вывезти, как всегда, забыл. Яков вышел из-за угла и прошел метров десять, как за ним появился силуэт, который в сумерках напоминал гориллу с длинными, ниже колена руками. Сеня начал догонять Якова и уже замахнулся для удара, когда Сергей скомандовал по телефону и Колосов пригнув голову, резко шагнул в сторону. По инерции Бык пролетел пару шагов вперед и остановившись, недоуменно начал крутить головой. Увидев стоящего перед ним Голикова с пистолетом в руках, Сеня выдернул из рукава нож и сделал шаг вбок, в сторону зарослей ивы, где стоял Сергей. От волнения у того пистолет выписывал восьмерки. Второго шага Бык сделать не успел. Пуля, выпущенная из пистолета Павла, срикошетила возле ноги Сени и с визгом ушла в небо. Сергей взглянул на майора, даже ему стало страшно от взгляда Павла. От еле пробивающегося света фонаря, глаза светились как у волка.
   - Нож на землю, сам на колени и руки за голову. - скомандовал майор.
  Бык стоял слегка согнув ноги в коленях и переводя взгляд с одного из оперативника на другого. Яков стоял возле забора с куском металлической арматуры. Откуда она там взялась и как она оказалась у него в руках, он и сам не помнил. Секерин вышел из-за угла и с насмешкой смотрел на Сеню.
   - Сеня, брось нож и делай, что тебе говорят. Если ты конечно не хочешь свой вес увеличить на несколько грамм.
  Услышав знакомый голос, Сеня повернулся и с ненавистью произнес.
   - А, это опять ты, мусор. Ладно, ваша взяла. Знаешь мент, вот мамой клянусь, что я тебя переживу. Станцую на твоей могиле чечетку, а потом залью бетоном, что бы ты уже не вылез.
  Откинув нож в сторону, Сеня встал на колени и заложил руки за голову. Дмитрий подошел к нему и застегнул на руках наручники.
   - Сеня, вопрос можно?
   - Я, с вами без адвоката разговаривать не собираюсь.
   - Сеня, да это не по делу. А почему чечетку?
   - А, чтобы утрамбовать плотнее. Сутки плясать буду.
  Подняв Семена за наручники, все вышли на дорогу. Рядом с подстанцией стояла Хонда. Одна рука водителя была пристегнута к рулю одноразовым, пластиковым наручником, а голова была откинута на пассажирское сидение.
  Павел подошел и заглянул в салон автомашины. Открыв дверцу, похлопал ладонью по щекам водителю. Тот открыл глаза и тяжело вздохнул, сглотнув слюну. Дернув рукой, прикованной к рулю, он мутным взглядом посмотрел на Павла.
   - Это что такое?
   - А, ты еще не понял. Вы, гражданин задержаны за совершение грабежей в составе преступной группы. Дима, нож у тебя? Освободи его. На, мои застегнешь. Яша, вызывай экипаж.
  Минут через пять площадка перед подстанцией засветилась как новогодняя елка. Задержанных рассадили по патрульным машинам, один из экипажа сел за руль Хонды. Майор подошел к оперативникам, которые стояли чуть в стороне.
   - Так парни. Яков и Сергей, в отдел. Начинайте работать с задержанными. Только, Сережа, за руль ты садись. Не дай бог, что случится. Головенки у всех полетят. Дима, поехали, нам еще с охранником познакомиться нужно.
  Павел с Секериным сели в Опель и подъехали к ресторану. В будние дни он работал до одиннадцати. Посетители уже почти все разошлись. Охранник стоял на крыльце и с улыбкой наблюдал за двумя мужчинами, пытавшимся выяснить кто же из них прав. Они поднимались на ноги, пытались толкнуть, ударом это было назвать трудно, оба падали и снова пытались подняться. Но земное притяжение было сильней. Достав сигарету, охранник прикурил. Увидев поднимающихся на крыльцо оперов, он встрепенулся и раскинул руки.
   - Мужики, кабак закрыт.
  Дмитрий достал из кармана удостоверение и показал охраннику. Тот пожал плечами.
   - Мужики, но кабак действительно закрыт.
   - Тебя, Сергей зовут?
   - Да, Сергей. - Удивленно произнес охранник.
   - Ты задержан.
   - Я, задержан? Но за что?
   - По подозрению совершения грабежей в отношении посетителей.
   - Мужики, вы, о чем? Я же, сюда сегодня первый раз заступил. Шеф просил поработать, пока один из наших на больничном.
   - Напарника как звать? - спросил Павел.
   - Тоже Сергей. Он сейчас за мониторами сидит.
   - Черт, Дима за мной. Он если не дурак, уже, наверное, нарезал от сюда.
  Голиков распахнул дверь и заскочил в фойе. Напротив, него, мужчина в форме охранника пытался открыть пожарный выход. Павел с разбегу подпрыгнул и ногой ударил мужчину, который в это время открыл дверь. Мужчина, зацепившись за парапет, перевернулся и упал на землю. Застонав, он сел. Спустившись по ступеням, майор нагнулся к нему.
   - Ну что, Сережа, допрыгался. Бобо, наверное. Давай, вставай. Камера на северную сторону тебя уже заждалась.
  Охранник встал, держась за стену. Дмитрий взял его за локоть, и они поднялись по ступенькам в фойе ресторана. Первый охранник растерянно ходил из угла в угол. Увидев вошедших, он подошел к Павлу, признав в нем старшего.
   - Извините, можно спросить?
   - Спрашивай.
   - А, мне что делать?
   - Сергей, который не тот, сейчас подойдешь к старшему и узнаешь у него. Я, думаю, что персонал еще не разошелся? Ну, бывай, Сергей, который не тот.
  Павел с Дмитрием вывели задержанного из ресторана. Майор сел с ним на заднее сидение, а Дмитрий за руль. По дороге Голиков пытался задать пару вопросов охраннику, но тот не отвечал, о чем- то, задумавшись. Дмитрий подогнал автомашину к крыльцу отдела. Майор вывел охранника и зашел с ним в отдел. Пока Дмитрий перегонял автомашину, Павел определил задержанного в камеру. Выйдя на крыльцо, достал телефон и постояв пару минут, набрал по памяти номер. Ему ответили сразу, как будто его звонка ждали.
   - Рома привет.
   - Начальник привет. Сергеич, ты как всегда вовремя. Только о тебе вспомнил.
   - Соскучился что ли?
   - Сергеич, тут такое дело. Мне бы это, переночевать. Подруга из хаты выставила, а здесь, мне податься некуда. Не на вокзал же ехать, скамейки продавливать.
   - Да я тебе сам хотел предложить до завтрашнего вечера у нас перекантоваться. Скажи где подобрать. К тебе мой паренек подъедет.
   - Магазин "Родничок". Знаешь где?
   - Это ты у нас залетный, а я, город знаю, как свои пять пальцев. Сейчас, машина будет. Серебристый опель.
  Майор спустился с крыльца и пошел навстречу Дмитрию, который шел от автостоянки. Тот, подойдя, вопросительно кивнул головой.
   - Сергеич, что-то случилось?
   - Дима, съезди до магазина "Родничок". Там к тебе мужичек подсядет. Привезешь его сюда. Не пугайся, он разрисованный как черт. Сделаем так. Выдернешь охранника из камеры, поболтаешь с ним. В это время этого мужичка посадишь в камеру. Затем туда охранника закинешь. До утра его не дергайте. Дальше я сам. Не нравится мне этот охранник. Таких чувствую на уровне подсознания. Намучаемся мы еще с ним. Я, сейчас домой. Часам к восьми нарисуюсь. Ты за старшего.
  Голиков встал, когда еще не было шести утра. Солнышко уже светило во всю ивановскую. Павел сходил в сарай, насыпал зерна кроликам. Зайдя в летний душ, разделся и встал под холодные, еще не прогретые солнцем, струи воды. Приняв душ, он до красноты вытерся полотенцем. Пока умывался, солнце спряталось за тучку и заморосил дождь. Павел вернулся в дом, выпил кружку горячего кофе. Взглянув на часы, он заторопился. Переодевшись, вышел на улицу. Прогрев автомашину майор проехал к отделу. В дежурке сидел лишь дежурный. Докладывал в УВД о преступлениях, совершенных за сутки. Павел зашел к нему и присел рядом на стул. Положив трубку телефона, дежурный устало откинулся на спинку стула.
   - Сергеич, вы что за зверей вчера привезли. Ох и ночка была.
   - Что случилось?
   - Боксер себе в камере голову разбил. Стену бодал. А охранник вены перегрыз. Хорошо, что там видеокамеры поставили. Пришлось бы тебе и пацанам твоим сухари сушить. Написали бы заявления, что во время допроса избили. УСБ в зубах бы затрясло. Тем только повод дай. Где только таких находят.
   - Твои где все?
   - На запасном выходе, курят. Скорая только ушла. Роман с Сергеем тоже уехали. Просили насчет охраны порешать.
   - Димка где?
   - У себя был.
   - По нашей линии было что?
   - Разбой. Комерса из машины выкинули и три миллиона рублей забрали. Московская фирма. Зарплату рабочим вез. Но этим делом опера с УВД занялись. Так что, вас бог миловал.
   - Хорошо. Я, у себя.
  Майор заглянул в свой кабинет. Дмитрия там не было. Заглянул в соседний. Дмитрий лежал на диване, прикрыв глаза. Услышав, скрип, открываемой двери, он открыл глаза и сел.
   - Привет Сергеич.
   - Привет. Что вы там накосячили?
   - Нормально все. Сеня Бык полностью в раскладе. Загрузился еще на три эпизода. Кроме тех, что зарегистрированы. Терпил нужно будет искать. Если и не найдем, то этих хватит. С охранником проблема. Молчит, как рыба об лед. Может, что твой человек узнал по нему. Водила, похоже, левый. По крайней мере, они так говорят. Бык соседа попросил покатать. Сказал, что барыгу нужно проучить, мол жене прохода не дает. Вот как-то так.
   - Ты, его отпустил?
   - Пусть следак решает. Материал, что собрали, ему отдам.
   - Дима, Рому из камеры приведи. Да, у нас есть чем его покормить?
   - В, узбечке чебуреков купили, позавтракать хотели. А тут, такой облом. Я, с врачами говорил, их зашьют и завтра нагонят.
  Дмитрий встал с дивана и вышел из кабинета. Вскоре он вернулся с Романом. Невысоким казахом, с черными от татуировок руками. Через светлую футболку на спине был виден набитый монастырь, а на груди Ленин и Сталин. Павел поздоровался с ним и подвинул ему стул. Роман присел и подвинул его к столу. Облокотившись о стол, зевнул.
   - Рома, есть будешь?
   - Не откажусь.
  Дмитрий достал из стола пакет с чебуреками и положил его перед Романом. Сам заглянул в чайник и включил его. Роман достал из пакета чебурек, откусил и пережевывая, сказал Павлу.
   - Ну, начальник, вот ты меня подставил. Пока этот черт вены не перегрыз, я боялся глаза закрыть.
   - Рома, нам спешить некуда. Ешь спокойно.
  Дождавшись, когда Роман позавтракает и отодвинет от себя кружку, Павел достал из кармана блокнот с ручкой.
   - Теперь, Рома, рассказывай. Что за упырь нам попался?
   - Вот уж точно, упырь. За ним крови, пожалуй, не один арык будет. В Казахстане его заочно к расстрелу приговорили. Фамилию, имя не знаю. Кличка у него была Мюллер. Он из поволжских немцев. В середине девяностых он сколотил группу отморозков. Их было человек десять. Тогда много русских, немцев, чеченцев из Казахстана уезжало. Вот они пробивали тех, кто побогаче, тормозили на трассе и все забирали. Тех, кто дергаться начинал, расстреливали. Вдоль дорог, которые в Россию ведут, много могилок безвестных. Я, тогда бригадиром у Джамала был. Вор в законе. Джамал тогда Северный Казахстан контролировал. Вот он мне и поручил найти беспредельщиков. Поручение я выполнил. Джамал на стрелку с Мюллером сам поехал, с охраной. Отморозки Мюллера за стволы схватились. Тогда много народу полегло. В том числе и Джамал. Братву Мюллера прикопали, а сам он исчез. Воры его к смерти приговорили. Да, вот найти не смогли. Если он в СИЗО попадет, то и сутки не проживет. Представляешь, начальник, вчера дверь в хату открывается и заходит Мюллер. Правда постарел. Волосы подстриг, а усы с бородой сбрил. Он меня тоже узнал. Забился в угол и полночи сидел, что-то катал. Под утро вцепился зубами в руку и вены перегрыз. Если бы не ваши цырики, кровью бы истек.
   - Рома, ты сейчас куда?
   - К себе, на турбазу. Через два часа наш автобус с туристами от вокзала отходит.
   - Как, ты, там?
   - Начальник, я, об этом мог только мечтать. Природа, лошади, да и с людьми можно пообщаться. Спасибо вам с Мишей.
   - Привет ему передать? Сейчас звонить ему буду.
   - Да, конечно.
   - Рома, а с хозяином как, ужились?
   - Так он такой же красный, как и я. Он же на вас работал.
   - Сам сказал?
   - Мы в первый день сели и все обсудили. Я, могу идти?
   - Да, конечно. У тебя деньги есть?
   - Есть. Мне получку тратить некуда. Жилье, жрачка бесплатно.
   - Рома, а ты как в городе оказался? Я же, тебе на удачу позвонил.
   - Заочница здесь живет. Когда в зоне был, переписывались. Сюда перебрался, несколько раз встретились. У нее вчера сын укуреный ночью пришел. Скандал устроил. В бубен ему дал, а подруга меня выставила. Ну, ладно, начальник, удачи.
  Роман попрощавшись, вышел, а Павел взглянул на Дмитрия.
   - Как тебе история?
   - Да, ну и чуйка у тебя, Сергеич. Нужно запрос в Интерпол посылать.
   - Обожди. Не спеши впереди паровоза. Я, сейчас Мише в Казахстан позвоню.
   - Что за Миша?
   - Однокурсник мой. Судьба его в Казахстан занесла. Сейчас работает начальником отдела по борьбе с наркотиками в МВД Казахстана. Полковник.
  Павел достал из кармана телефон и найдя нужный номер нажал на кнопку вызова. Ждать пришлось не долго и слышимость была, как будто рядом стоял.
   - Миша, привет. Павел тебя беспокоит.
   - Узнал. Такого человека и не узнать. Как дела, дружище?
   - Миша, дела у прокурора. Миша, я что звоню. Ты же в середине девяностых в УБОП работал. На вскидку, жулика не помнишь, кличка Мюллер? Его вроде у вас к вышке приговорили.
   - Был такой отморозок. Только это у него не кличка, фамилия. А что он тебя заинтересовал?
   - Взяли мы его сегодня ночью. Его твой Рома опознал.
   - Вот это поворот. Нужно начальство обрадовать. Паша, вы с ним поаккуратней. Неизвестно что от него можно ждать.
   - Он уже учудил. В камере вены перегрыз. В больничку увезли.
   - Ты к нему охрану понадежней поставь. Скорее всего, с больнички свалить решил. Он как тот волк, может и руку отгрызть, что бы из капкана уйти. Рома как?
   - У него все хорошо.
   - Увидишь, привет ему.
  Майор отключил телефон и проверил баланс.
   - Вот черт, роуминг все сожрал.
   - Сергеич, а что вы с этим Ромой носитесь?
   - Миша просил пристроить его. Рома там в авторитете у жуликов был. Но его подставили свои. Дали ему сумку с денежкой. Должен был смотрящему, в общак увезти. Деньги проверили, а они фальшивыми оказались. На сходке ему предъявили, что подменил. Разрешили покурить, пока голосуют. Рома и свалил. У него выбора не было. Или на нож, или к ментам. Он выбрал второе. Сдал Мише сеть наркосбытчиков. Они тогда совместную операцию с таджиками провели. Миша тогда орден и должность получил. Вот как-то так. Ты свяжись с парнями, пусть глаз с упыря не сводят, а я к начальству.
  Майор вышел из кабинета и поднялся на второй этаж. Начальник отдела еще не успел к себе зайти. Ковырялся ключом в замке. Услышав шаги, эхом раздающиеся в коридоре, полковник взглянул на майора и резко повернулся. Дождавшись, когда тот подойдет, полковник заложил руки за спину, сжав кулаки.
   - Майор, да сколько это может продолжаться? То какой-то клад, то двое задержанных в больничке. Это как с ними нужно было работать, чтобы один голову разбил, а второй вены перегрыз. Вы, их что пытали? Вот что мне сейчас на селекторе начальнику УВД докладывать? Может, ты сам ему все объяснишь. Мне до пенсии осталось меньше года, но я ее не дождусь. Ты меня раньше в гроб загонишь.
   - Товарищ полковник, может мы в кабинет зайдем, и я все объясню.
   - Хорошо, зайдем.
  Полковник распахнул дверь и запустив Голикова, зашел за ним следом. Сняв фуражку, бросил ее на стол.
   - Рассказывай.
   - Ночью взяли группу грабителей. Один написал явку на девять грабежей. А так как, у него мозги еще в детстве отбили, когда боксом занимался, то до него дошло, что он наговорил, только в камере. А, головой бился, так это он мозги массажировал, что бы лучше думалось. Второй, который вены перегрыз, жил по документам Сергея Ивановича Быстрова. Который пропал в Казахстане без вести. На самом деле это Мюллер Генрих Вильгельмович, уроженец Казахстана. Там ждут только нашего сообщения, чтобы забрать его. Ему там заочно лоб зеленкой намазали и стенку приготовили. За ним гора трупов. Мало того, что он простых граждан убивал, так умудрился еще и вора в законе завалить. Жулики его приговорили.
   - А, от меня-то что ты хочешь?
   - Двух человек охраны в больничку. Как его только зашьют, срочно переводить Мюллера в СИЗО. Сеню Быка, сейчас залатают и привезут. У него все равно мозгов нет, одна кость. Это первое. Второе, нужен хороший следак.
   - Ох, Сергеич. Ладно. Сейчас позвоню командиру конвойного взвода. Пусть двоих отправит. Насчет следователя. Тебя Смирнов устроит? Он хотя и молодой, но въедливый.
   - Пока с ним не работал, но мужики вроде о нем хорошо отзываются.
   - Все?
   - Все.
   - Сергеич, тогда иди. Глаза бы тебя мои не видели.
  Павел вышел из кабинета и спустился к себе. Николай с Игорем сидели и слушали Дмитрия, который в красках рассказывал о событьях ночи. Увидев майора он замолчал. Павел сел за стол. Опера смотрели на него и ждали, что он скажет. Голиков вздохнул и ткнул пальцем в сторону Николая.
   - Коля, через десять минут развод. Хватит байки слушать. Игорь, ты все выучил?
   - Вроде, да.
   - После развода, поездишь с Колей на вызовам. Так, с вами все. Дима, садись ближе.
  Николай с Игорем вышли, а Дмитрий подсел ближе, за стол, за которым сидел Павел.
   - Дима, в больничку звонил?
   - Да, звонил. Сеню зашили. Сотрясения нет. С ним Яков сидит. Охранника тоже отремонтировали. Ждут конвой.
   - Дима, сегодня вам отдохнуть не придется. Сеню привезут, займись им плотно. Вы с ним вроде общий язык нашли.
   - Да, уж. Нашли, после того как табуреткой во время первого задержания в нокаут отправил. С тех пор зауважал.
   - Понятно. Со следователем договорился. Правда, молодой, но еще не перегорел. Яков с Сергеем на обыска поедут. Пусть у водилы тоже сделают. Так, на всякий случай. Может, что и стрельнет. Ты, явки зарегистрировал?
   - Конечно. Хватит, я уже в СИЗО был. Нет там ничего хорошего.
   - Тогда, иди приготовь бумажки. Следак придет, ты его в курс дела введи.
   - Сделаем, начальник.
  Секерин вышел, плотно прикрыв дверь. Голиков достал телефон и набрал Стаса. Тот вызов скинул. Павел подошел к чайнику и включил его. Дождавшись, когда тот закипит, налил кипятка в кружку и заварил пакетик чая. Сев за стол, не успел сделать и глотка, как зазвонил телефон. Взглянув на кружку, ответил.
   - Сергеич, Стас беспокоит. Ты уж извини, сразу не ответил. Занят был.
   - Что там у нас по этим уродам?
   - Зашевелились. В половине восьмого машина, вчерашняя приехала. В восемь из адреса вышли водила и три мужичка. Сейчас едут в центр.
   - Стас, мне бы самому на них взглянуть. И насчет просьбы о пальчиках, пусть не забывают.
   - Паша, минут через пятнадцать подъеду.
   - Все, жду. Я, на автостоянке буду.
  Майор вышел из кабинета, закрыв дверь на замок, и прошел на автостоянку. Стас, как и говорил, приехал минут через пятнадцать. Серая Волга остановилась возле Павла. Стас коротко бибикнул и помахал рукой. Голиков сел в автомашину и поздоровался.
   - Куда-то приехали?
   - Бар "Пивной мир".
   - Опохмеляются.
   - В том-то и дело, что нет. Вернее, как, взяли полторашку пива и прошли в сквер. Сели возле фонтана на лавочку. Похоже кого-то ждут. Один, который похоже за старшего, на часы все поглядывает.
   - Стас, позвони своим. Если к ним кто-то подойдет, нужно установить, кровь из носа. Думаю, что наводчика ждут. Такие как Хан, без подсветки на разбой не пойдут.
   - Паша, так мы едем?
   - Да, да.
  Машина тронулась с места. На против бара, Стас, заехал на автостоянку земельного комитета администрации района. Стояка возле бара была как на ладони. Девятка, с номером А954КУ, стояла, напротив. Водитель, опустив форточку, курил. Стас откинул сидение и взглянул на Павла, которого охватил охотничий азарт. Была бы шерсть, дыбом бы встала. Стас рассмеялся.
   - Паша, да успокойся ты. Завтра будешь им ласты крутить. Ты откинь сидение, а то в лобовое стекло скоро вылезешь. Зачем лишний раз внимание привлекать. Мы в тени, а их солнышко слепит.
  Майор откинул сидение и полулежа наблюдал за девяткой. В машине раздался шорох, и кто-то по радиостанции произнес, что наблюдаемые встали со скамьи и двинулись в сторону автомашины. Из-за кустов вышли трое мужчин, одетых в синие джинсы и черные футболки. Судя по многочисленным наколкам на руках, тюрьма для них был родной дом. Стас взял в руку радиостанцию и спросил, где тот человек, который с ними встречался. Ему ответили, что тот под наблюдением. Затем кто-то спросил Стаса, что делать с бутылкой, из- под пива?
   - В пакет, и ко мне. Видели, куда я заехал?
  Мимо машины Стаса прошел мужчина, мимоходом закинув полиэтиленовую бутылку в бумажном пакете в открытую форточку. Стас протянул пакет майору. Тот бережно положил ее на колени. Дождавшись, когда Хан с подельниками уедет, Стас выехал на дорогу. Высадив Павла возле райотдела, он уехал. Майор с пакетом в руках зашел в отдел. Дежурный что-то пытался объяснить мужчине, который размахивал руками и пытался что-то доказать. Через его голову Павел спросил есть ли кто на месте из криминалистов. Тот утвердительно кивнул головой. Майор зашел в кабинет с табличкой на двери, "Криминалистический отдел". За столом у окна сидел пожилой мужчина в белом халате и что-то рассматривал в микроскоп. Павел кашлянул, чтобы отвлечь его. Но тот лишь поднял руку в верх, чтобы его не беспокоили. Наконец оторвавшись от микроскопа, мужчина недовольно посмотрел на Голикова.
   - Сергеич, ну тебе то чего надо? Видишь ведь, что я занят.
   - Пальчики снять с бутылки и пробить по базе розыска.
   - Сергеич, оставь на столе. Парни подъедут, посмотрят.
   - Мне срочно надо.
   - Всем срочно надо. Убойщики просят проверить. Труп в лесопосадке без документов обнаружили. Бойцы с квартирными кражами сейчас притащат. У них в одном подъезде три кражи. И в соседнем доме две квартиры обнесли.
   - Это кто так хорошо поработал?
   - Свидетели говорят, что цыгане отработались.
   - Не понял? Наши не могли. Их уже давно предупредили, что будут наглеть, всю их Нахаловку под бульдозер пустят. Из пяти, четыре дома построены на захваченной земле. Наши если и воруют, то в основном железо. Ну наркотой еще перебиваются.
   - Сергеич, да это скорее залетные. Дежурный говорил, что вчера хотел с семьей отдохнуть. Заехали на Липовое озеро искупаться, а там какой-то табор остановился.
   - Понятно. Ну, я, пойду.
  Голиков вышел от криминалистов и зашел в свой кабинет. Николая с Игорем не было. Павел вышел и заглянул в соседний кабинет. Дмитрий сидел с Сеней и пили чай с сушками. Если бы не знать, что один из них сегодня уедет в СИЗО, их можно было бы принять за друзей. Дмитрий, увидев Павла, подошел к нему.
   - Дима, следак где?
   - Сейчас подойдет. Парням постановление на обыска выписал. Сергеич, думаю, что до обеда закончим, а потом вывозку сделаем на места, где он людей долбил. Хоть так закрепимся. Потерпевшие все равно его не узнают, опознания не помогут.
   - Что с адвокатом?
   - Сеня отказался. Сказал, что бесплатный только время отрабатывает, а на платного у него денег нет. Мюллер в больничке?
   - Нет. Его тоже привезли. Врачи заштопали, а крови он мало потерял. Наши вовремя заметили.
   - Ладно, занимайтесь. Я, с тем поработаю.
  Закрыв дверь, Павел зашел в дежурную часть. Дежурный, что-то рассказывал помощнику, который заразительно смеялся. Майор покачал головой.
   - Ох, не к добру с утра смеетесь. Расскажите, может и я посмеюсь.
  Дежурный повернулся к нему.
   - Сергеич, не каркай. А без смеха глюки поймать можно. Пока здесь работать не начал, не думал, что у нас столько неадекватов. Ты, когда заходил, мужик возле меня стоял. Он всю ночь пил, а утром собрался уехать на дачу, на автомашине. Жена увидела, вытащила его из-за руля, отобрала ключи от машины и пинками домой загнала. Закрыла его и ушла на работу. Этот кадр, связал простыни и с третьего этажа по ним спустился. К нам прибежал, чтобы мы его жену посадили, за незаконное лишение свободы.
   - А, ты, чего?
   - Заявление принял. Не зарегистрирую, он в прокуратуру побежит. А оно мне это надо? Я, его жене позвонил, объяснил ситуацию. Та, сказала, что вечером его за ручку приведет.
   - Понятно. Парни, вы мне моего клиента приведите, я пока приготовлюсь.
  Павел вернулся к себе. Убрал со стола лишние предметы. Раздался стук в дверь, и помощник дежурного завел в кабинет задержанного. Руки, в локтях, были забинтованы, и он их бережно прижимал телу. Помощник что-то попытался сказать, но майор махнул в его сторону рукой и подвинув к своему столу стул, предложил сесть. Мюллер сел, аккуратно положив руки на колени. Павел, сел напротив. Помолчав, спросил.
   - Сережа, сам понимаешь, что с грабежей тебе не спрыгнуть. Подельники загрузили выше крыши.
  У Мюллера на лице не дернулся ни один мускул. Лишь глаза, до этого, тусклые, засветились надеждой.
   - Товарищ полицейский, я все вам расскажу.
   - Гражданин начальник, это, во-первых. А во-вторых, Павел Сергеевич.
   - Павел Сергеевич, если все расскажу, меня на подписку отпустят? Я, ведь сам никого не грабил. Не спорю. Деньги брал, но копейки. Но мне деваться некуда было. Одно время работал сторожем на автостоянке, а там кто-то Хонду Поэта поцарапал. Они на меня и навесили долг. Вы сами Сеню Быка видели. Его днем увидишь, испугаешься. Меня как раз охранником в ресторан перевели. Вот они и предложили, пьяных с деньгами присматривать, а затем им сливать. Раз восемь-девять навел. Договорились, что вчера последний раз будет. Что я им ничего не должен.
   - Поэт, кто такой?
   - Водила с Хонды. Он все и организовал. У него в гараже пистолет хранится.
   - Почему Поэт?
   - Так он университет закончил на литератора. У него даже сборник стихов был. Потом на кокс подсел. Богема. Отсидел пятерочку. Работать желания нет, вот на меня и наехали.
   - Сергей, как насчет того, что бы все под протокол, о том, что ты мне рассказал?
   - Да, я согласен, но мне адвокат нужен.
   - У тебя свой есть?
   - Мне и бесплатного пока хватит.
   - Сейчас, следователя вызову.
  Павел достал из кармана телефон и позвонил Дмитрию.
   - Дима, следак пришел?
   - Да.
   - Адвокат ушел?
   - Здесь где-то болтается. К начальнику следствия собирался зайти, по старым делам. Найти?
   - Не надо. В дежурку позвоню.
  Перезвонив дежурному, Павел убрал телефон в карман. Достав из стола папку с чистыми бланками протоколов, положил ее на стол.
   - Сергей, сейчас следак с адвокатом подойдут. Если все правда, что ты мне рассказал, то думаю, что на условное соскочишь.
  Непроизвольно Мюллер улыбнулся и прищурил глаза. Дверь открылась и в кабинет зашли Николай с Игорем. Взглянув на майора, Николай вопросительно кивнул головой.
   - Проходите, чего стоите? Вам еще сегодня почти сутки бегать. Коля, на кражи выезжали?
   - Да. Там не только кражи. Два разбоя. Пенсионеров под нож поставили. Вот я, нашему народу удивляюсь. Видят, что цыгане квартиры обзванивают, и никто нам не позвонил. Видели, как шмотки в машины загружали. Моя хата с краю.
   - Залетный табор трясли?
   - Опоздали. Табор сегодня рано утром упорхнул. В ГАИ сообщили, но пока тишина. За пять-шесть часов можно далеко уехать. Местного барона выдернули, Сергеич, но ты же их знаешь. Типа, он ничего не знает и о конкурентах только от нас узнал.
   - Он здесь еще?
   - Здесь был.
   - Пойду, пообщаюсь. Вы здесь посидите.
  Майор вышел и прошел в дежурную часть. Дежурный, увидев его, устало кивнул.
   - Сергеич, ты даже не представляешь, что здесь десять минут назад творилось. Думал, повешусь. Вся Нахаловка здесь собралась. Еле на улицу выгнали.
   - Барон, где?
   - На улице. Покурить вышел.
  Павел усмехнулся и выйдя на крыльцо осмотрелся. Группа цыганок, галдя за забором, что-то обсуждали с представительным, высоким цыганом, в черном костюме и белой рубашке. Увидев майора, цыган помахал ему рукой и раздвинув бунтующих цыганок, пошел к крыльцу. На дернувшихся за ним женщин что-то рявкнул и те остановились. Подойдя к Голикову, он протянул руку и поздоровался.
   - Здравствуй начальник.
   - Ну, здравствуй Баро. Давно не виделись.
   - Павел Сергеевич, я, сколько раз вас к себе в гости приглашал. Как родного встретим. Если бы не вы, сына давно в живых бы не было.
   - Надеюсь, его больше никто похищать не собирается?
   - Павел Сергеевич, он у меня сейчас только с охраной ходит.
   - Баро, ты бы с наркотой среди своих разобрался. Запретил торговать.
   - Павел Сергеевич, ты, однако, моей смерти хочешь. Ты, думаешь все так просто. Я, сказал свое слово, и все сразу стали законопослушными. Нет, начальник. После такого я и сутки не проживу.
   - Баро, я, не об этом хотел поговорить. Кто из ваших выставил и ограбил квартиры?
   - Начальник, ты же, сам понимаешь, что это не наши.
   - А, кто?
   - Другому бы не сказал. Проездом был табор из Таджикистана. Они на гастроли ездили по северам. Их оттуда нагнали, дали два часа, что бы убрались. Просились здесь месяц пожить, но я не разрешил.
   - Где их сейчас найти?
   - Гражданин начальник, они как вода сквозь пальцы просочились. Они через месяц соберутся в Казахстане. Сейчас разделились на семьи и будут работать по всей области. Как вы их будете отлавливать, это уже ваши проблемы.
   - Спасибо Баро.
   - Да не за что. Может поедем мы? Больше я все равно ничего не знаю.
   - Хорошо. Только шалман свой забери. Дежурный чуть не повесился.
  Баро рассмеялся, пожал руку майору и спустился с крыльца. Павел постоял на крыльце пару минут и вернулся в отдел. Зайдя в дежурку, сел напротив дежурного.
   - Баро я отпустил. Свяжись с дежурным по УВД. Пусть сообщат по всем райотделам, что табор распался на семьи. Будут шерстить нашу и соседние области. Затем попытаются прорваться в Казахстан.
   - Сделаем.
   - Адвокат еще отсюда не нарезал?
   - Сергеич, ну ты же предупредил.
   - Ладно, я у себя.
  Павел поднялся и подошел к своему кабинету. Постояв возле двери, развернулся и зашел в соседний. Дмитрий стоял у окна, сложив руки на груди. Следователь что-то увлеченно писал, слегка прикусив кончик языка. Сеня, пользуясь тем, что он здесь самая значимая фигура, сидел развалившись на стуле. Майор махнул Дмитрию рукой и оставив дверь открытой, вышел в коридор. Секерин вышел за ним и хотел прикрыть дверь, но Павел придержал ее ногой и покачал головой. Нагнувшись к Дмитрию, тихо спросил.
   - Как у вас?
   - В, раскладе, по всем эпизодам. С его слов, охранник был организатором. Он их корешу ногу прострелил, когда те на него наехать попытались. А затем заставил косяк отрабатывать.
   - Ты Сене веришь?
   - У него одна извилина и то прямая. Но у него пунктик есть. Если его похвалить, да еще и старые победы в боксе вспомнить, он все расскажет, как на духу.
   - Дима, о выездке на место на сегодня забудьте. С этим закончите, займитесь охранником. Только вот что. Не говорите ему, что мы знаем, кто он такой. Грузите по нашим эпизодам, что бы не спрыгнул. Пусть и дальше нас считает лохами.
   - Сделаем.
   - Дима, водила тоже при делах.
   - Я, уже знаю. Мюллер его брату ногу прострелил.
   - Дима, ты здесь всем рули. Парни с обысков приедут, их тоже подтягивай. Мне нужно будет к пятнице приготовиться. На почту съездить.
   - Без проблем. Сейчас, с Сеней закончим и им займемся.
  Павел зашел в свой кабинет. Мюллер, решив, что туча прошла мимо, лишь зацепив краем, развеселился. Рассказывал Николаю и Игорю анекдот. Те сидели улыбаясь. Павел подошел к окну и сел на подоконник. Охранник замолчал и опустил голову, изредка поглядывая на майора. Майор смотрел в окно. На улице поднялся ветер, по небу забегали облака подгоняемые черной, быстро увеличивающейся тучей. Небольшие вихри поднимали с асфальта редкие, опавшие листья и пыль. Павел взглянул на оперов и усмехнулся.
   - Повезло вам парни. Похоже, на пару часов вам отдых гарантирован. Если мне житейский опыт не изменяет, то сейчас будет всемирный потоп. Тучка уж больно резво накатывается. В детстве попадал под такую. Мне тогда лет восемь было. Пошел на речку, на рыбалку. Солнышко светило, ни ветерка и тишина. Даже собаки в деревне не лаяли. Только удочку приготовил, ветер поднялся, аж с ног сдувает. И смотрю, тучка небольшая, черная, накатывается. Возвращаться в деревню, к бабушке, неохота. Подумал, что туча небольшая, дождь быстро пройдет. А там как из брансбойта лупануло. Решил под берегом спрятаться. Там речка поворот делала и берег подмыла. Получилось, как навес. Я, только шаг к обрыву сделал, а его смыло, в речку рухнул. Толи черт, толи бог спас.
  Только майор замолчал, как за окном громыхнуло, как будто за окном залпом выстрелила батарея пушек. Стекла в окнах жалобно задребезжали и с неба на нашу грешную землю обрушились потоки воды. В кабинете потемнело. Игорь подошел к выключателю и включил свет. После каждого удара грома, лампочка начинала моргать, пока совсем не погасла. Ливень шел не долго, минут десять. Но этого хватило, чтобы затопить город. Ливневая канализация с водой не справилась и те, кто не успел спрятаться, либо куда-то спешил, брели по тротуару, по щиколотку в воде. В дверь постучали и в кабинет заглянул молодой парень, может чуть постарше Игоря.
  Павел вопросительно посмотрел на вошедшего. Тот признав в нем старшего, сказал, что он дежурный адвокат и его к ним в кабинет отправил дежурный. Николай предложил ему стул. Майор подошел к адвокату и кивнул головой в сторону охранника.
   - Это ваш клиент. Сейчас следователь и оперативник который этим делом занимается, подойдут минут через пять.
  Павел почувствовал затылком тяжелый, полный ненависти взгляд. Он взглянул через плечо, но Мюллер успел отвести глаза. Через пару минут в кабинет зашел Секерин.
   - Сергеич, ну что, я, Сергея забираю.
   - Да, конечно.
   - Сергей, вставай, пойдем пообщаемся.
  Мюллер поднялся и с адвокатом вышли из кабинета. Майор облегченно вздохнул.
   - Наконец-то. А то у меня уже нервов на эту мразь не хватает. От него мертвечиной пахнет.
  У Николая зазвонил сотовый телефон. Тот выслушал и вышел из-за стола.
   - Игорь, по коням. В торговом центре охрана воришку задержали.
  Опера вышли, Павел остался один. Набрав телефон Стаса, поинтересовался, как у них дела. Тот хмыкнул.
   - Сергеич, ну и клиентов ты подсунул. Осторожные черти. Постоянно проверяются. Сейчас пока в кабаке, водку пьянствуют. Того пассажира, с которым они встречались, установили. Начальник пультовой охраны ЧОП "Сова". У них договор на охрану почтовых отделений. Ты проконсультируйся с вневедомственной охраной, какую пакость он сможет сделать.
   - Спасибо, Стас.
  Павел отключился и положил телефон в карман. Посидев пару минут, тяжело вздохнул, встал и вышел из отдела. После дождя на улице сильно парило. Во дворе образовалась одна огромная лужа. Взглянув на легкие туфли, майор еще раз вздохнул и вдоль стены прокрался на стоянку, к своему москвиченку. Достал из багажника щетку, и стряхнул с кузова, сбитые дождем листья, Голиков сел в автомашину. На дорогах остались небольшие лужи. Медленно пробираясь среди автомашин, он подъехал к отделению почты, выбрав более или менее сухое место. Перепрыгивая через лужи, Павел зашел в отделение. Из пяти окошек, для выдачи и приема корреспонденции, работали лишь два. Девушки сидевшие на обработке корреспонденции, еле шевелились. И в отделении скопилась приличная очередь. Недовольно засопев, майор дернул за ручку двери ведущей в служебное помещение. Дверь со скрипом открылась. Голиков прошелся по коридору, заглядывая в кабинеты. Кто-то с ним здоровался, а кто-то просто не замечал. Лишь у кабинета заведующей его остановила пожилая, полная женщина.
   - Мужчина, вы кого-то ищете?
   - Да, заведующую.
   - Я, заведующая. Вы, сюда как попали?
   - Двери на замок закрывать нужно. А то, у вас здесь проходной двор.
  Павел достал из кармана удостоверение и развернув его, показал стоящей перед ним женщине. Та, близоруко прищурившись, попыталась разглядеть, что там написано. Затем открыла дверь в свой кабинет и зашла в него, пригласив пройти Голикова.
   - Так, я вас слушаю.
   - Я, майор милиции Голиков Павел Сергеевич. Мне нужно осмотреть помещение, где хранятся денежные средства, предназначенные для выдачи пенсий.
   - Мне нужно сообщить об этом руководству ЧОП "Сова".
   - А, вот этого делать ненужно. Вы, наверное, не поняли. Я, начальник отделения по борьбе с разбойными нападениями. О том, что я был у вас, никто не должен знать. По имеющейся у нас информации, завтра на ваше почтовое отделение жулики хотят совершить нападение. Возможно, что к нападению может быть причастен кто-то из руководства ЧОП.
  Заведующая села на стул и растерянно спросила.
   - А, нам, что делать?
   - Не волноваться преждевременно. Вы, покажите мне помещение, где хранятся деньги. Да, вот еще что. О нашем разговоре никому. Даже самым близким. Наверное, вам не нужно объяснять, что такое государственная тайна.
   - Нет, не нужно. Я, подписку давала. У меня к секретным документам имеется допуск.
   - Тем более. Пойдемте, покажете.
  Майор вышел из кабинета с заведующей, и они подошли к массивной, железной двери, ведущей на улицу. Павел подергал за ручку, но дверь была закрыта на замок.
   - Ключи от двери у кого?
   - Один у меня. Я, утром открываю, а после работы закрываю дверь. Второй, запасной у завхоза. Третий, на всякий случай, в дежурке ЧОП "Сова". Все.
  По небольшому, узкому коридору они подошли к двери с табличкой "Касса". Дверь была приоткрыта. Кассир с бухгалтером и еще с какой-то женщиной сидели за столом, на котором стояла коробка с тортом, пили чай. Заведующая, сначала побледнела, а затем покраснела, схватившись рукой за сердце. Голиков распахнул дверь.
   - Девчонки, быстро валидол.
  Кассир встрепенулась и бросилась к аптечке. Достав из нее упаковку валидола, протянула майору. Тот выдавил из упаковки таблетку валидола и подал заведующей. Та положила таблетку в рот и по стенке дошла до стула, на который опустилась, жадно хватая ртом воздух. Пытаясь, что-то сказать, она указала рукой на Голикова. Тот достал из кармана удостоверение и развернув, показал.
   - Так. Я, понял, что это вы кассир. Почему в кассе посторонние?
   - Это не посторонние. Бухгалтер и моя сестра в гости зашла.
   - Да, и двери нараспашку. А, если бы я вас грабить пришел?
   - У нас входные двери закрыты. Посторонний сюда не зайдет.
   -Я, с вами спорить не буду. Вам начальница объяснит.
  Павел повернулся к заведующей, которая уже успокоилась.
   - Как у вас с тревожными кнопками?
   - У нас их три. В бухгалтерии, у кассира и у меня.
   - Понятно.
  Майор подошел к стенке и постучал по ней согнутым пальцем.
   - Не понял. А, что у вас за перегородки. Разве не кирпичные?
  Заведующая пожала плечами.
   - Гипсокартон, а между ними утеплитель.
   - Застрелиться. Вы о себе нисколько не думаете. Пойдемте, выпустите меня.
  Павел с заведующей вышли и помещения кассы и подошли к двери. Заведующая открыла защелку, и майор вышел на крыльцо, прикрыв за собой дверь. Постояв пару минут и осмотревшись по сторонам, майор спустился с крыльца и прошел к автомашине. Выезд перекрыл черный джип. Павел подошел и заглянул в окно, но из-за сильной тонировки, рассмотреть ничего не смог. Только он примерился пнуть по колесу, как дверь джипа открылась и из нее выбрался улыбающийся мужчина, возраста Голикова. Павел, увидев его, недовольно проворчал.
   - Понакупают автохлама, проехать невозможно.
  Затем заулыбавшись, сделал шаг вперед и крепко пожал протянутую руку.
   - Лешка, черт. Какими судьбами? Я, тебя уже лет десять не видел. Ты где пропадал?
   - Привет Пашка. Еду, смотрю, номер знакомый. Ты же, на свои развалюшки один и тот же номер лепишь. Думаю, дождусь водилу, вдруг повезет. А, ведь действительно, десять лет пролетело, как один день. За десять лет я первый раз здесь. После того, как у меня врачи легкое откочерыжили, они рекомендовали мне морской воздух. В Калининграде домик купил. Сейчас сестру перевожу. У нее муж умер. Вот как-то так. Ты, наверное, уже на пенсии? Дачу не продал?
   - Леша, да как-то, по- прежнему, жуликов ловлю. Квартиру продал. Живу на даче. Жена пока у дочери, на выходные приезжает. Ты же, знаешь, где у меня дача, приезжай на выходные. Посидим, молодость вспомним. Жена рада будет. Она все мне тебя в пример приводила.
   - Не получится Паша. Завтра рано утром уезжаем. Я и приезжал всего на два дня. Мне уже ехать нужно. Хотим с сестрой на кладбище съездить, к родителям. Когда еще удастся побывать.
   - Давай Лешка. Удачи.
  Пожав руку собеседнику, Голиков дождался, когда Алексей сядет в свою автомашину и уедет, после чего подошел к своему москвичу. Задумчиво он смотрел вслед джипу. Это надо же было, так встретиться. Голиков отработал год, когда к ним в отдел пришел молодой, скромный следователь, только закончивший университет. Так они в одном отделе и отработали двадцать лет. Может и дальше бы работали, да в конце девяностых Алексей заступился за девчонку, которую двое уродов пытались затащить в автомашину. Его несколько раз ударили ножом в левую сторону груди. Откуда им было знать, что сердце у Алексея справа. Бандитов поймали, вернее, отстреляли как бешеных собак. Но Алексею было от этого не легче. Его комиссовали. Павел сел в свою старенькую машинешку и проехал к зданию отдела вневедомственной охраны. Возле здания была сделана небольшая, крытая курилка, в которой одиноко сидел дежурный по отделу. Майор подошел, поздоровался и сел рядом. Дежурный докурил сигарету и забросил ее в урну.
   - Павел Сергеевич, какие-то вопросы возникли?
   - Мы, знакомы?
   - Я, начинал опером в Заречном. А, вы, наша областная легенда. Не зря Мамонтом прозвали.
   - Что опером не работалось?
   - Инфаркт. Либо гражданка, либо легкий труд.
   - Понятно. Мне консультация нужна. Нужно, что бы кто-то в сигнализации разбирался.
   - Да, я, вообще-то разбираюсь. До того, как в дежурку попасть, занимался установкой сигнализации на особо-охраняемых объектах. Сергеич, говори прямо что нужно.
   - На почту собираются совершить разбойное нападение.
   - Понятно. Этого и следовало ожидать. Хочешь узнать, как можно отключить сигнализацию. Там какая система. С тревожной кнопки сигнал попадает на передатчик, с передатчика на усилитель сигнала, и лишь после этого на пульт охраны. Передатчик и усилитель отключать бесполезно. При их отключении срабатывает сигнализация на пульте и к объекту выдвигается группа немедленного реагирования. Есть один момент. Если заблокировать подачу радиосигнала от тревожной кнопки на передатчик. Это делается элементарно, если знать радиочастоту. Небольшой самодельный прибор и ты хоть до потери пульса жми на кнопку. Сигнал не пройдет. Это я так, на пальцах объяснил.
   - Да, мне, как дилетанту этого хватит. Спасибо.
  Павел поднялся и вернулся в автомашину. На стоянке возле отдела, майор вышел и уже дошел до крыльца, когда вспомнил, что машину оставил открытой. Возвращаться было лень и Голиков зашел в отдел. Он уже прошел мимо дежурной части, когда его окликнул дежурный. Павел вернулся и подошел к окну приема заявлений.
   - Сергеич, тебя криминалист искал. Что-то у него срочное.
   - Сейчас зайду.
  Майор подошел к кабинету криминалистов и постучав в дверь зашел. Взглянув на него, криминалист молча подал ему три листка бумаги с текстом.
  Павел попытался что-то спросить, но криминалист недовольно махнул рукой.
   - Сергеич, не до тебя, разбирайся сам.
  Голиков усмехнулся и вышел. Зайдя в кабинет, сел за стол и разложил листки перед собой. Ознакомившись с текстом, отодвинул их в сторону. Подумав мгновение, придвинул служебный телефон и набрал телефон, указанный в бланках. На другом конце провода кто-то с иронией представился.
   - Полковник Сергеев. Слушаю.
   - Майор Голиков. Приобское УВД. У нас ваши фигуранты всплыли. Уточнить хотелось бы кое что. Такая кличка, Хан, вам что-то говорит.
   - Хан, говоришь? Еще как говорит.
  Ирония в голосе полковника пропала. От злости он начал заикаться.
   - Майор, сколько их.
   - Трое.
   - Остатки банды в сборе. Да, они в розыске за убийства. Отрабатывались по трассе. Не поделили территорию с такими же упырями. Завалили пятерых. Но на этих мне наплевать. Еще до перестрелки мы одну шестерку Хана на нары упаковали. Ему червонец нарисовали. На тюрьме, что бы перед блатными порисоваться, он рассказал, как моего опера убили. Тот совсем мальчишка был. Года не отработал. Решил в героя поиграть. К нему сосед, комерс, обратился. Попросил на стрелку съездить. Пожаловался, что жулики наехали. Официально заявлять побоялся. В общем, комерса четвертовали, а моего парня битами избили и еще у живого Хан голову отрезал и на кол насадил. Майор, вы их уже взяли?
   - Завтра планируем.
   - Майор, у меня к тебе просьба. По гроб жизни обязан буду. Живыми их не берите.
   - Понял, полковник. Учтем ваши пожелания.
   - Майор, удачи.
  Павел положил трубку и придвинул листки к себе. Просмотрев их еще раз, сложил в стопку. Выйдя из кабинета, закрыл дверь и поднялся на второй этаж. Постучав в дверь начальника отдела, зашел в кабинет. Начальник сидел за столом не один. Напротив, него, сидел проверяющий из УВД. Увидев Голикова, он попрощался с полковником и вышел. Начальник отдела облегченно вздохнул.
   - Вот достал. И выгнать не выгонишь. Что хотел?
   - Товарищ полковник, я, к вам насчет завтрашней операции. СОБР нужен. Человек шесть.
   - Сергеич, ну я тебе уже говорил, что завтра их задействуют на митинге.
   - Полковник, ну как вы не поймете. Одно дело этих дебилов охранять, второе, задерживать вооруженных отморозков.
   - Майор, вас пять человек, да еще четверых СОБР выделит. Устроите засаду в помещение, там всех и скрутите.
   - Не получится. Если до стрельбы дойдет, то гражданских положат. Там стены из гипсокартона. И закрыть почту не закроешь. Они сразу поймут. В доме тоже не реально. У них автоматы и пистолеты. Живыми сдаваться не будут. Могут наши парни пострадать. А отстреливаться будут обязательно. По ним по всем плачет Черный лебедь.
   - Что ты предлагаешь?
   - Задерживать, когда они будут в автомашине. С автоматами в автомашине не развернуться, если заранее не приготовить. Остаются пистолеты. Но для того чтобы их скрутить нужны волкодавы. Это как минимум человек шесть-восемь. И еще нужен Урал с кенгурятником, чтобы автомашину сбить с дороги. В СОБР есть такой.
   - Сергеич, я, сейчас еще раз, при тебе им позвоню. А там, как они решат.
   - Звоните.
  Полковник снял трубку и набрал номер начальника СОБР и включил громкую связь. Тот поднял трубку и что-то недовольно пробурчал.
   - Александр Иванович, дело есть. Хлопцы на завтра твои нужны.
   - Без проблем. Сейчас их пошинкую, чтобы на всех хватило. Сколько, я, тебе на завтра обещал, четверых. Так вот, ты даже их не получишь. Приказали район с утра перекрыть, хотя эти придурки собираются к двум часам.
   - Понял.
  Полковник хотел положить трубку, когда его остановил Павел.
   - Минуту. Дай, сам поговорю.
  Полковник пожал плечами и подал трубку Голикову.
   - Иваныч, Голиков моя фамилия.
   - Сергеич, ну как же без тебя обойдется. Ты же у нас в каждой бочке затычка. Ну, нет у меня людей. Завтра, с восьми часов приказано проверить площадь и охранять, чтобы никто какую ни будь провокацию замутить не смог. Если бы местные либерасты были, никто и дергаться из-за них не стал. Из Москвы и Питера приедут. Еще и телевидение притащат.
   - Иванович, без вашей помощи, вилы.
   - Что у тебя опять случилось?
   - Иванович, вышли на группу залетных бандюков. Все судимы не по разу. На руках автоматы и пистолеты. За ними трупов, как Эверест. Но это не все. Они паренька из наших, оперов, убили. Забили битами, а затем еще у живого голову отрезали и на кол ее насадили.
   - Сергеич, дай пять минут. С замом посоветуемся, как тебе помочь. Я, перезвоню.
  Павел положил трубку и грудью навалился на стол. Полковник, взглянув на него, встал и отошел к окну. Через пять минут, как и было обещано, раздался телефонный звонок. Майор поднял трубку.
   - Слушаю.
   - Сергеич, сколько бандитов?
   - Трое залетных и один наш, местный.
   - Сколько тебе бойцов нужно?
   - Шесть человек и Урал с кенгурятником. Нужно их автомашину в кювет столкнуть. Они завтра в девять собираются взять два почтовых отделения. Туда деньги завозят, пенсии выдавать. В адресе и на почте без стрельбы не взять. А на волков нужны волкодавы.
   - Сергеич, они тебе живыми нужны?
   - Нет. Опера, где паренька убили, просили живыми не брать.
   - Хорошо. Отпишемся, не первый раз. Сергеич, умеешь ты убедить. Завтра ребята к семи подъедут. Лучше пораньше перекрыть. Наружка, надеюсь, у тебя на подхвате?
   - Есть такое дело.
   - С, тебя, поляна. Ладно, удачи.
  Положив трубку, Павел встал.
   - Товарищ полковник, разрешите идти.
   - Паша, ты понимаешь, что ты Ивановичу сказал? Ты дал добро на отстрел. Всплывет, не отмажешься.
   - Если вы не сдадите.
   - Майор, ты меня за кого считаешь.
  От возмущения полковник аж начал задыхаться.
   - Все, все, я ухожу.
  Голиков вышел из кабинета начальника и улыбаясь прошел к себе. Николай с Игорем были в кабинете и о чем-то весело переговаривались. Павел прошел к окну и сел на подоконник.
   - Молодежь, рассказывайте, как съездили.
  Николай рассмеялся.
   - Ну и жулики пошли. Бомжик в торговом центре в винном отделе встал под камерой, взял бутылку виски, самого дорогого, и выпил из горлышка. Затем положил в пакет несколько бутылок и прошел мимо кассы. Охрана, естественно его задержала. Он, единственное, что успел сказать, чтобы полицию вызвали. А потом вырубился. У него справка об освобождении, месяц назад освободился. Был прописан в общежитии мебельной фабрики. Фабрика два года назад обанкротилась, а общагу продали. Сейчас там офисы. Помыкался бедолага, без жилья, без работы. Надоела собачья жизнь. По-видимому, решил на зону вернуться. Жрачка есть и сверху не капает.
   - Коля, не в курсе, Яша с Сергеем не появлялись.
   - Они пару минут назад во второй кабинет зашли. Только с обысков приехали. Вас спрашивали.
  Павел спрыгнул с подоконника и зашел в соседний кабинет. Сергей с Яковом сидели на диване, Дмитрий стоял у окна, а следователь сидел за столом. Майор подошел и встал рядом с Дмитрием.
   - Парни, подведем итоги. Так, господин следователь, начнем с вас.
   - Сергеич, пока все на удивление, ровно. Не нравится мне все это. Уж слишком все хорошо. Сеня еще о каких-то преступлениях рассказывает, но уже за других жуликов. Вы, его, потом подработайте. Грузит и водителя, и охранника. Водила сначала, пока адвоката не было, поплыл. После того, как с адвокатом пообщался, от дачи показаний на основании пятьдесят первой статьи отказался. Но, я, думаю, это не долго. Охранник все валит на Сеню и водилу. Казахстан мы ему не предъявляли. Пусть сами приезжают и разбираются с ним.
   - Понятно. У вас что?
  Яков с Сергеем переглянулись и Яков ответил.
   - Павел Сергеевич, у Сени ничего, кроме пустых бутылок не нашли. Живет один в однушке. В комнате телевизор и раскладушка. На кухне парочка шкафов, стол и три табуретки. Зато бутылки грузовиком вывозить можно. У водилы нашли парочку фирменных часов, по грабежам проходили. В гараже двигатель с угнанной Нивы и пистолет ТТ с полной обоймой. А, вот охранник встрял по полной. Он живет в двухэтажке с сожительницей. Та, судя по всему, не в курсе, чем он занимался. В квартире нет никакого криминала. Но у них в подвале, для каждой квартиры отгорожено по кладовке. У охранника вся кладовка забита хламом. Мы бы, так и ушли, если бы не понятой, сосед. Он и вспомнил, что пять лет назад, охранник землю копал в кладовке. Говорил, что погребок хочет сделать. Что в кладовке жарко. Овощи долго не хранятся. Но ямку засыпал, вроде как вода рядом. Там у него тайник оказался. Один автомат, три пистолета, Стечкин и два ПМ, две Ф-1, сто тысяч долларов, четыре слитка золота грамм по пятьсот. Золото плавили, судя по всему, из золотых изделий. В одном слитке видно, что цепочка до конца не расплавились, а во втором вставная челюсть. Скорее всего с трупов снимали. И, самое главное. Сверток с документами. Водительские удостоверения, паспорта России и Казахстана. Он, даже свой настоящий паспорт не уничтожил, на имя Генриха Мюллера. Жена увидела, чуть сознание не потеряла. Нашатырь пришлось под нос совать. Оружие, мы, криминалистам сдали, а остальное вон, в сумке у стола лежит.
   - Не зря съездили. Ну что, господин следователь, еще вопросы к нам сегодня будут?
   - На сегодня нет. Жуликов я на ИВС оформил. Сумку я заберу. В комнату вещественных доказательств отправлю. Ну все, я пошел.
  Дождавшись, когда следователь выйдет, Павел взглянул на Якова.
   - Яша, у тебя на завтра, на вечер, ничего не запланировано?
   - Нет.
   - Сможешь, завтра, вместо Сергея на сутки выйти? Он тебя потом подменит. Завтра по его информации реализуемся.
   - Без проблем.
   - Все, решено. Яша, выходишь на сутки. Сергей с Димой завтра в семь утра, как штык, чтобы здесь были. Будем Хану ласты заплетать. А пока, свободны. Идите, отсыпайтесь.
  Опера довольно переглянулись. Майор вышел из кабинета. В коридоре он столкнулся с Николаем и Игорем, которые закрывали дверь.
   - Отставить. Куда собрались?
  Николай с досадой махнул рукой.
   - Сергеич, только перекусить хотели, дежурный выдернул. На Гастелло убийство.
   - Игорь, с Колей работай до утра.
  Павел зашел к себе в кабинет и сел за стол. Раздался телефонный звонок, Павел поморщился и снял трубку. Звонила секретарь, просила зайти, получить документы. Закрыв кабинет, он поднялся на второй этаж и постучав в дверь, зашел в секретариат. Поздоровавшись, подошел и сел, к столу. Секретарь, молоденькая девушка, которую он видел второй раз, с серьезным видом подвинула ему журнал с вложенными в него документами. Майор взял их и найдя в журнале регистрационные номера, расписался. Затем бегло просмотрел их. Отложив в сторону два отдельных поручения от следователей, облокотился о стол.
   - Девушка, вы, что мне подсовываете? Ругаться уже устал. Одно поручение уже просрочено. Двенадцать дней прошло. Хотя мы, должны, их исполнять, в течении десяти дней. А у второго, девять дней прошло. Ближайшая прокурорская проверка и мне, как минимум, выговор прилетит.
  Девушка обиженно фыркнула.
   - Эти вопросы не ко мне. Разговаривайте с начальником отдела. Он, мне эти документы буквально полчаса назад отдал. Сказал, что они у него в сейфе за дела завалились.
   - Хорошо, разберемся.
  Павел вышел в коридор. Постояв, он сделал пару шагов в сторону кабинета начальника отдела, но развернулся и спустился к себе. Выписав в блокнот данные на фигурантов, он закинул документы в сейф. Закрыв кабинет он прошел на автостоянку. Еще раз заглянув в блокнот, он сел в автомашину и проехал к двадцатиэтажке, единственному в городе одноподъездному дому, который все называли свечкой. Сработал закон подлости, лифт не работал. Майору еще повезло, человек, нужный ему, жил на пятом этаже. Поднявшись, на этаж, нажал на кнопку звонка. Дверь ему не открыли. Зато из соседней квартиры высунулась любопытная мордашка.
   - Дяденька, а вы к кому?
  Павел присел перед выглянувшим мальчишкой на корточки.
   - Малыш, привет.
   - Привет.
   - Родители дома?
  Малыш скрылся за закрывшейся дверью. Вскоре в коридоре послышался цокот каблуков. В подъезд вышла молодая женщина. С подозрением взглянула на стоящего перед ней Павла.
   - Что хотели?
   - К вам, ничего. А вот к соседу, да.
   - Как вы уже все надоели. Ходите и ходите. Его уже две недели назад, как похоронили.
   - Девушка, а теперь подробней.
  Майор достал из кармана удостоверение и показал женщине.
   - А, что здесь рассказывать. Он же наркоманом был. От передоза и сдох. Его на чердаке нашли. Наркоманы уже достали, ходят, его спрашивают.
   - Спасибо. Вы ребенка одного в подъезд не выпускайте. Мало ли.
   - Это случайно получилось. Двери в подъезд открыла и вспомнила, что телефон на столе оставила.
  Майор попрощался и вышел из подъезда. Достав телефон, набрал номер телефона следователя.
   - Вагиф, привет.
   - Сергеич, ты что ли? Что случилось?
   - Твое отдельное поручение получил.
   - Я, его еще две недели назад отправил.
   - Черепаха только сегодня приползла. Тебя это еще интересует?
   - Как ты думаешь? Он у меня основной свидетель. Из-за него суд на месяц отложили.
   - Можешь его не искать. Две недели назад похоронили. Передозировка.
   - Вот собака. Лучше бы я его закрыл. Может, с иглы бы спрыгнул. Мать в ноги падала, обещала в лечебницу устроить.
   - Вагиф, а что за дело было? Я, не помню.
   - Ты в отпуске был. Этот балбес навел на квартиру чиновника из областной администрации. Этим делом УУР занимался. Твои на подхвате были. Ты, что, сам по поручениям бегаешь?
   - Мои в разгоне, а по поручению, сроки вышли. Не мне тебе объяснять, что прокурорские голову откусят.
   - Понятно. Удачи тебе.
  Отключив телефон, Павел сел в автомашину. Следующий адрес был недалеко, в паре кварталов. Частный дом стоял в глубине двора, окруженный высоким, деревянным забором. За забором росли яблони и кусты вишни. Павел подошел к калитке и слегка приоткрыв, заглянул во двор. Интуиция, помноженная на скорость. Майор только успел выскочить и закрыть калитку, как раздался рык и лай, переходящий в скулеж. Заметив возле почтового ящика кнопку звонка, нажал на нее. Поднявшись на цыпочки, Павел заглянул во двор. С крыльца не спеша спустилась пожилая женщина и по дорожке, выложенной тротуарной плиткой, подошла к калитке.
   - Кто такой, что надо?
   - Вы бы, собачку придержали. Загрызет так кого ни будь.
   - Джек без команды не тронет. А, если собак боишься, то читать-то, надеюсь, не разучился. На калитке табличка висит, что осторожно, злая собака.
   - Табличка? Нет здесь никакой таблички.
   - Васька-сорванец, опять сорвал. Ох, я его поймаю. Сейчас выйду.
  Прикрикнув на собаку, женщина вышла на улицу. Майор достал удостоверение и показал его ей.
   - Дарья Ильинична?
   - Она самая. Что хотел?
   - Три месяца назад, в отношении вас грабеж был, в Казани.
   - Было такое.
   - Запрос оттуда пришел. Двоих они задержали. Третий под вопросом. Говорят, что вдвоем были.
   - Да, как не было? Он же ими и руководил. Меня по лицу ударил.
   - Приметы уточнить просили.
   - Приметы? Так я же им говорила, что татарин, высокий. Волосы черные, до плеч. Возраст лет двадцать пять. Совсем забыла, дура старая. У него же на левой руке наколка барса. Ворот у рубашки растегнут был. Да, я, еще и пуговицу оборвала. Так у него на шее колючая проволока наколота.
   - Может, еще, что вспомните?
   - Нет, больше ничего.
   - Сейчас я протокол составлю, распишетесь.
  Павел сходил до машины, взял из папки протокол и вернулся к калитке. Присев на лавочку, возле забора, он заполнил его и дал женщине расписаться. Та вытерла руки о фартук и поставила подпись. Майор, усмехнувшись сказал.
   - У вас дом интересно расположен. Обычно дом в улицу, а сад с огородом за домом.
   - Отец строил. На войне насмотрелся, как заграницей строят. Хочу, говорит, чтобы у меня перед окнами сад был, что бы никто не маячил перед глазами. Мне тоже нравится. Летом встаешь, окна открыты и в кустах птички чирикают. Никакой дачи не нужно.
   - Хорошо у вас. До свидания.
  Майор встал с лавочки и кивнув головой прошел к своей автомашине. Бросив автомашину на автостоянке возле отдела, он прошел в секретариат. Секретарь уже собиралась к выходу. Увидев Павла недовольно поморщилась.
   - Ну, что вам еще надо?
   - Копию протокола отправить в Казань по факсу.
  Майор отдал протокол и вышел из здания отдела. Дойдя до магазина, зашел в него. Пройдя по отделам, купил банку тушенки и булку хлеба. Вернувшись в кабинет, сел за стол и достав из ящика нож, раскрыл банку и взяв ложку, начал ужинать. Перекусив, выбросил банку в урну, хлеб положил в шкаф. Достал из сейфа документы и ознакомившись, расписал их своим оперативникам. Закинув их в сейф, встал, потянулся и подошел к окну. Солнце опустилось на кроны деревьев, ветерок стих. На лавочках в парке сидела молодежь. Возле небольшой эстрады стояли подростки и слушали как две девчушки под гитару пели песни. Павлу вспомнилась своя молодость. Как вот также, друг детства Витька, самоучка, собирал своей игрой вокруг себя народ. Вот уж у кого был талант. На слух подбирал Баха. Где он сейчас, что с ним, один бог знает. От окна его отвлек скрип двери. Павел повернулся. В кабинет зашел Николай. Бросив папку с протоколами на стол, облегченно вздохнул.
   - Ну и духота. Запарились по квартирам бегать.
   - Коля, что там?
   - Бытовуха. Алкаш напился, жену начал гонять. Та из квартиры сбежала и брату позвонила. Брат подъехал, а алкаш взял ружьишко и жену с братом завалил. Потом поднялся в квартиру, стволы в рот и на курки нажал. Аж голову оборвало. Сергеич, я Игоря отпустил, что бы не позорился. Он насмотрелся на трупы, бледный как стенка. Все кусты собрал. Следачка из следственного комитета прикололась, что опера в последнее время нежные пошли.
   - Ты ужинал?
   - Да. Беляшей у бабули покупали.
   - Коля, ты иди пока время позволяет, отдохни. Ночь еще впереди.
  Николай взял ключи от соседнего кабинета и вышел. Павел взглянув на часы и потянулся к телефону, но подержав его в руке, отложил в сторону. Словно живой, телефон завибрировал и раздался звонок. Майор взял его и ответил на вызов.
   - Слушаю.
   - Павел Сергеевич, приветствую. Юра Князь вас беспокоит.
   - Князь? Я, уже о тебе и забыл. Ты телефон поменял?
   - Есть такое.
   - Что-то случилось?
   - Да, как сказать. Сергеич, ты же, наверное, помнишь, что я в гаражном кооперативе работаю, сторожем.
   - Помню. Так ты там вроде и живешь?
   - Сейчас нет. Я, с женщиной сейчас, сошелся. У нее живу. Так вот. Паренек прибился. Я, его в вагончик поселил, где сам жил. Помочь бы ему.
   - Что за паренек?
   - Ему недавно исполнилось шестнадцать. Мать полгода назад умерла. Отчим его из дома выставил. Сказал ему, что сам в шестнадцать лет начал самостоятельно жить, пусть тот также начинает. Что бы сам всего добивался. Мужики в гаражах, его подкармливают, одевают. Но какая это жизнь для пацана. А, тут смотрю, шпана местная у него зависать начала. Я, их предупредил, что еще раз увижу, руки-ноги поломаю. Последние пару смен вроде не видно. Но надолго это?
   - С квартирой, что у него?
   - Квартира была приватизирована на мать. С отчимом они официально не зарегистрированы.
   - Получается, что прав у отчима на квартиру нет. Князь, сделаем так. Завтра в районе обеда созвонимся. Приведешь его к нам. Я, с инспектором по малолеткам порешаю, что можно сделать. Опеку подтянут. Тем более, что ему пенсия положена по утере кормильца. Завтра жду.
   - Сергеич, у меня еще тема есть. Ты же знаешь, как я к наркотикам отношусь. Если бы ты меня тогда не вытащил с этого болота, меня бы уже давно закопали. Из-за них всего лишился.
   - Рассказывай.
   - Мужичек, месяца три назад гараж арендовал, вытяжку сделали. По вечерам приходят два парня, лет по двадцать. Утром их этот мужик забирает. Ночью мимо вытяжки проходишь, хоть противогаз надевай. Меня не обманешь, знаю, как эта химия пахнет. Но это еще не все. Этот мужик из ваших, из ментов. Я, его пару раз в форме, в городе видел. Он в УВД заходил. На звание внимание не обратил. Толи капитан, толи старший лейтенант.
   - Во сколько он парней забирает?
   - В шесть утра. Ездит на БМВ. Номер А 007 ОО. Тебя такая тема интересует?
   - Спасибо. Займемся.
   - Ну все. До завтра.
  Павел положил телефон в карман и прошел к кабинету с надписью инспекция по делам несовершеннолетних. Постучав в дверь, он зашел в кабинет. Инспектора уже все разбежались. Лишь за одним из столов сидела начальник отделения, перебирая стопку бумаги, лежащей перед ней. Взглянув на Павла, она отодвинула бумаги в сторону.
   - Привет, Саша. Сидим в одном помещении, а встречаемся только на совещаниях у начальства.
  У Александры с Павлом была обоюдная симпатия. Что жена Павла, что муж Александры, оба ревновали, но грань Павел с Александрой не переступали.
   - Привет Паша.
   - Домой что не идешь?
   - Бумаг накопилось. Раскидать надо до пятницы. В пятницу вечером с семьей собрались на дачу. Хоть вешайся. Отчеты, справки, работой некогда заниматься. А тут еще две ставки сократили. Не знаю, чем думают. Если преступность среди малолеток снизилась, значит вам люди не нужны. Так справитесь. А ты, чего болтаешься?
   - Звонка жду.
   - Опять колдуешь? Я, вас недавно со Стасом видела.
   - Почему колдуешь?
   - Ты, когда свои комбинации строить начинаешь, у тебя вид становится как у ботаника. Паша, а ты чего зашел? Ты же, от меня бегаешь, как черт от ладана.
   - Саша, не выдумывай. Я вот, что зашел. Человек позвонил. Работает сторожем в ГСК. У них там паренек прибился. Шестнадцать лет. Матери нет, а отчим из дома выгнал. Хотя, квартира приватизирована на мать. Отчим с ней не расписан.
   - Получается, что хозяин квартиры пацан?
   - Так получается.
   - Паша, ты его завтра приведи. Людмиле скажу, чтобы занялась. Она таких, как отчим, сильно любит. Самой через подобное пройти пришлось. Только не отчим, а мачеха.
   - Договорились.
   - Если все, то Паша не отвлекай. Работы еще часа на два.
  Майор вышел из здания отдела и прошел в сквер, где сел на лавочку. До дрожжи в руках захотелось закурить. Проходящий мимо старичек с тростью в руке взглянул на него и подойдя, спросил разрешения присесть. Павел кивнул головой. Дед присел, достал из кармана пачку сигарет с зажигалкой и выщелкнув одну, прикурил. Закрыв глаза, он с наслаждением затянулся табачным дымом. Павел не выдержал.
   - Сигаретой не угостите.
  Дед усмехнулся. Достал из пачки сигарету и дал ее с зажигалкой Голикову. Тот прикурил, затянулся дымом, но закашлялся и перед глазами залетали огненные искры. Сглотнув слюну, Павел затушил сигарету и выбросил ее в урну. Сидящий рядом дед рассмеялся.
   - Неужели курить бросил. Ты же дымил как паровоз.
   - Мы знакомы?
   - И да, и нет. Ты, когда пришел в милицию, я уже на пенсию собирался. Ты интересный был. Из-за чего и запомнился. Жил по принципу, подальше от начальства, целее будешь. Ученики уже, наверное, в полковниках ходят. Я, когда ты устроился, заместителем начальника УУР был. Сейчас председателем общественного совета ветеранов МВД, на общественных началах тружусь. Побегу я, бабка с хлебом ждет. Шифроваться приходиться. Бабка курить не разрешает, вот и хожу, то за водой, то за хлебом. Кряхтя, дед встал и прихрамывая ушел. Солнце спряталось за горизонтом, птички улетели на ночлег и залетали комары с мошкой. Сломив с дерева небольшую веточку, Павел отмахиваясь от комаров прошел в отдел. Ключи от соседнего кабинета лежали на столе. Подойдя к окну, закрыл форточку. Не выдержав, достал из кармана телефон и набрал Стаса.
   - Стас, что у вас?
   - Ты, что, всевидящий? Я, только трубку взял, что бы тебе позвонить. Начну с того места, когда тебя увез. После встречи, они сначала у одной почты покрутились, затем у второй. Съездили на железнодорожный вокзал, купили билеты на десять утра до Москвы. Набрали пива и сидели дома. Полтора часа назад из адреса вышли водила и один из залетных. В первом микрорайоне угнали вишневую семерку. Девятку в заречном районе поставили на платную стоянку и на семерке вернулись в адрес. Я, своих на ночь оставил. Будут работать до упора.
   - Стас, вопрос на засыпку. Во время встречи, человек с "Совы", ничего Хану не передавал? Небольшой прибор.
   - Сергеич, а ты знаешь, передавал. Парни встречу на видео снимали. Рассмотрели, когда просматривать в конторе начали.
   - Это он им глушилку дал. Чтобы сигнализация не сработала. Вот теперь все сраслось. Стас, парням, от меня спасибо передай.
   - Ладно. Удачи.
  Павел взглянул на часы. Смысла ехать на дачу не было. Пока доедешь, уснешь, не уснешь это еще вопрос. Затем подрываться и тащиться в отдел. Взяв лежащие на столе ключи от кабинета, майор зашел в соседний кабинет, достал из шкафа бушлат, бросил в изголовие дивана, выключил свет и прилег. На удивление, уснул едва коснувшись "подушки". Проснулся от того, что будильник, установленный в телефоне, заиграл мелодию. Покрутив головой, разминая затекшую шею, Павел сходил в дежурную часть, умылся и зашел в свой кабинет. Николай спал на стульях, составив в рядок, укрывшись плащем. Взглянув на часы, майор встряхнул его за плечо. Николай сел и посидев около минуты с закрытыми глазами, встряхнул головой.
   - Сергеич, время сколько?
   - Полседьмого доходит.
   - Черт. Мне же еще рапорт писать.
   - По нашей теме было что ни будь?
   - Да. Грабеж и разбой. Оба темные. По грабежу. Два товарища, которые нам совсем не товарищи, залезли на склады госрезерва. Вскрыли склад с тушенкой. Тушенку за день до этого вывезли, а новую партию еще не завезли. Сработала сигнализация. По инструкции, при сработке, на обход должны идти вдвоем. Но сигнализация старая, срабатывает до десяти раз за сутки. Охранник пошел один. Одного воришку задержал, а второй сзади подкрался и трубой по черепу приложил. Оба скрылись. Из улик, только отпечатки на замке. В нашей базе нет. Разбой был в ночном клубе "Усталый путник". Два мажора обкурились, деньгами швыряться начали. Охрана их из клуба выкинула. Они на улице выступать продолжили. Нарвались на паренька. Тот одному ногу прострелил из травмата, а второго в нокаут отправил. Вывернул у них карманы, забрал деньги, сотовые и ушел. Охранники из клуба по камерам видели, но дергаться не стали. Эти мажоры их уже достали до не могу. Фото с камер распечатали. Он на камере неплохо получился. Позже, дежурный участковым и в ППС раздаст.
   - Ладно, беги. Дежурный, наверное, уже рвет и мечет.
  Взглянув на часы, Павел достал из стола карту города и разложил ее на столе. Дверь открылась, и посмеиваясь, в кабинет зашли Сергей с Дмитрием. Дмитрий подсел к столу Павла, а Сергей прошел к окну и открыл форточку.
   - Душно с утра, как бы Сергеич дождь не пошел.
  Павел взглянул на часы.
   - Уже семь, а волкодавов нет.
   - Как это нет?
  В кабинет, какой-то бесшумной, скользящей походкой зашел высокий, коренастый мужчина, в пятнистой серой форме. Поздоровавшись, он взял стул и присел к столу майора.
   - Тимур, не понял. Ты давно в СОБР ушел? Ты же, в розыске, в Заречном работал.
   - Год назад работал, но уйти пришлось. Расцапался с начальником розыска. А он протеже начальника отдела. Я, уже на гражданку собрался, а здесь командировка на Кавказ подвернулась. Полгода там. Заодно с парнями из СОБР сошелся. После командировки, пока в отпуске был, перевелся в СОБР, командиром отделения. Сергеич, что там у тебя?
   - Смотри по карте. Улица Красная 23. Знаешь где?
   - Знаю, вдоль оврага идет.
   - Три уркагана сняли квартиру. Сволочи редкостные. По ним "Белая сова" за Полярным кругом уже давно тоскует. Мальчишке, оперу, в Иркутской области голову живому отрезали. Сегодня планируют совершить нападение на два почтовых отделения. Во время нападения их задерживать опасно. Могут пострадать гражданские. Но и вас подставлять, при штурме дома, не с руки. У них стволов, как у дурака махорки.
   - Сергеич, ну не тяни. Наверняка уже все продумал. Не зря ведь, тебя Мамонтом кличут.
   - Еще ты пообзывайся. Продолжим. Ночью они угнали красную семерку. На дело поедут на ней. К почте они могут проехать по Красной, хотя дорога грунтовка и убита вхлам. Могут выехать на Трактовую, но по ней ехать практически через центр. А на паленой машине и с полной сумкой оружья, это вряд ли. Но мы подстрахуемся. Дима с Сергеем перекроют выезд с Красной на Трактовую. Сережа, оденешь форму и желтый жилет. Жезл возьмешь в дежурке и встанешь на перекрестке. В двух кварталах, есть такой переулочек, Косой. Как был до революции Косым, так им и остался. Там проехать может только одна автомашина. Вот там Тимур, вы на Урале и встанете. Переулок т-образный. Упирается в сгоревший дом. То, что, от него осталось, растащили соседи. От дома остался только глубокий, бетонный погреб. Проезд по Красной я заблокирую на своем бентли. Чтобы они не начали сдавать назад, их заблокирует Дима, на своем Опеле. Когда они остановятся на перекрестке, Тимур, начинается ваша работа. Уралом сбиваете семерку в подвал и пару свето-шумовых гранат. Схватятся за стволы, списывайте под ноль. Вот как-то так. Есть предложения?
  Оперативники переглянулись. Тимур усмехнулся.
   - Голиков, ну ты и змей. Что со связью?
   - Сережа, радиостанции вроде у тебя в сейфе?
   - Да. Я, их, неделю назад подзарядил. Больше не пользовались.
   - Доставай и переодевайся. Дима с Сергеем. Ну что, Тимур, пойдем. Парни подтянутся. Павел с Тимуром прошли на автостоянку и остановились, возле Урала защитного цвета с будкой. Возле Урала стояли пятеро бойцов из СОБРа. Тимур поднял руку и покрутил рукой с поднятым в верх указательным пальцем. Парни, по очереди залезли в будку. Тимур остановил Павла.
   - Сергеич, так может не будем ждать, когда они за стволы схватятся. Смотри сам, правда. Может они, конечно, тебе для чего-то нужны.
   - Тимур, я, за. Другие будут знать, что ментов убивать нельзя. По коням.
  Павел прошел к своей автомашине и сел в нее. Дождавшись, когда Урал выедет со стоянки, выехал за ним. Припарковавшись на улице Красной, майор проверил связь с Сергеем и Тимуром. Удовлетворенно хмыкнув, достал из кармана телефон и набрал Стаса.
   - Стас, привет.
   - Привет Сергеич.
   - Стас, как там, движение есть?
   - Я, тебе только звонить собрался. Водила выходил, две сумки загрузил в багажник. Похоже с вещами. Третью, тяжелую, положил в салон, на заднее сидение. Паша, там на перекрестке гаишник крутится. Ты, его убери, чтобы клиентов не насторожить.
   - Стас, это мой опер. Мне нужно, чтобы жулики поехали по Красной. Ты своим передай, чтобы они сразу сообщили, когда движение начнется. Сами могут закругляться.
  Павел отключил телефон, включил магнитолу и откинул сиденье. Хуже некуда, ждать и догонять. Минуты тянулись как резиновые. Через полчаса телефон, лежащий на панели, заверещал. Майор резко подорвался и схватил трубку.
   - Слушаю.
   - Паша, приготовьтесь. Ворота открыли, выезжают. В машине четверо. Пошли по Красной.
  Павел взял в руки радиостанцию и сказал только одно слово.
   - Начали.
  Сам проехал перекресток и заглушил автомашину. Выйдя из нее, поднял капот и наклонился к двигателю. Услышав звук приближающейся автомашины, достал из кобуры пистолет, передернул затвор и положил его на двигатель. Вишневая семерка, как и предполагал Голиков, остановилась на перекрестке. Хан, как дикий зверь, что-то почувствовал на уровне подсознания. Он расстегнул сумку, лежащую в салоне, положил руку на приклад автомата и попытался выйти. Пыхнув сизым дымом солярки, из переулка выкатился Урал и снес с дороги жигуленок, как будто, того и не было. Выскочившие из Урала собровцы, закинули в подвал две гранаты и подбежали к краю бетонной стенки. Водитель и двое из пассажиров выли, схватившись за уши и закрыв глаза. Хан, каким-то зверинным, нечеловеческим усильем выбрался из салона, держа в руках ППШ. Ослепший, оглохший, он одной рукой поднял автомат и нажал на спусковой крючок. Основная очередь пришлась на семерку и своих подельников. Пули рикошетом отскакивали от бетона, выбивая искры. Хан выпустил почти весь диск, пока его не тюкнула в висок срикошетившей пулей. Он выронил автомат и упал на засыпанный мусором пол. После грохота автоматных очередей установилась тишина. Павел подошел и встал рядом с Тимуром.
   - Вот вроде и все. Самим даже стрелять не пришлось.
  Тимур взглянув на майора.
   - Не все еще Сергеич. Стрелок живой, шевелится. Его просто контузило.
  Тимур поднял автомат, но Павел остановил его, положив руку на затвор.
   - Обожди.
  Майор подошел к подвалу и спрыгнул в него. Хан протяжно застонал. Павел достал из кармана носовой платок, взял автомат и приставив к подбородку Хана, нажал на спусковой крючок. Короткая, автоматная очередь унесла в ад грешную душу. Майор положил автомат возле Хана. Тимур помог ему вылезти из подвала. Отряхнувшись, они подошли к Уралу, возле которого стояли опера и парни из СОБРа. Все молча смотрели на приближающихся Павла и Тимура. Тимур взял у кого-то из бойцов сигарету и прикурил. Руки у него потряхивало. Взглянув на майора смущенно произнес.
   - Нервы. У меня после каждой операции так, когда раслабуха начинается. Сергеич, поедем мы. Шеф сказал, чтобы ни минуты не задерживались. Вы уж, сами здесь разбирайтесь. Все, парни, погнали.
  Собровцы, попрощались с операми, залезли в будку Урала и уехали. У Павла зазвонил телефон. Он поморщился и достал трубку.
   - Слушаю.
   -Паша, это Стас.
   - Вижу.
   - Парни звонили. Говорят, что у вас война началась. Все нормально?
   - Уже закончилась. Четыре ноль в нашу пользу. Стас, ты своих поощри.
   - Разберемся. Удачи.
  Отключившись, майор набрал дежурную часть и вкратце рассказал ему о случившемся. Оглянувшись по сторонам, он подошел к небольшому садику, возле дома и сел на скамейку. Сергей с Димой подошли к подвалу и стояли на кромке, разглядывая открывшуюся перед ними картину, о чем-то тихо переговариваясь. К перекрестку начали подходить настороженные, напуганные стрельбой жители. Стояли по несколько человек, но в непонятках, близко не подходили. На удивление, первыми приехали из следственного комитета. Волга с включенным проблесковым маячком остановилась на перекрестке. Следователь, девчушка годиков двадцати с небольшим хвостиком, в мундире с лейтенантскими погонами, выпорхнула из автомашины. Осмотревшись по сторонам, она решительно подошла к стоящим возле подвала операм.
   - Э, слышите, кто у вас здесь старший?
  Дмитрий, услышав голос, резко повернулся.
   - Э, будете мужу говорить, Валентина Николаевна.
   - Секерин? Не думала, что еще раз встретимся. Повезло, тебе. А, я, думала, что тебе по полной накрутят. Где старший?
   - Вон, у дома, на лавочке сидит.
   - У вас, других нет? Нашли пенсионера.
   - Ты бы, язык прикусила. Он опером работал, когда тебя еще в помине не было.
   -Я, вижу.
  Брезгливо посмотрев на стоящих перед ней оперов, следователь пошла в сторону Павла.
   - Дима, а что ты так с ней разговаривал?
   - Серега, ты не смотри, что молодая. Она нас ненавидит всеми фибрами души. Они же, нас за быдло считают. Это она меня на СИЗО закатала. Повезло, что в отпуск ушла. Следака из старого набора поставили. Так бы шил рукавицы в Нижнем Тагиле. У нее папа федеральный судья.
  Следователь подошла к майору и заложив руки за спину, слегка отставила в сторону ногу.
   - Ты, здесь старший?
   - Не ты, а вы. Я, с вами коз не пас. Майор полиции Голиков Павел Сергеевич.
   - Господин майор, может вы объясните, что здесь произошло.
   - Может, вы сначала представитесь.
   - Следователь ГСУ Валеева Валентина Николаевна.
   - Валентина Николаевна, проводили задержание группы вооруженных преступников, находящихся в Российском розыске за совершение тяжких преступлений. Сегодня они планировали совершить нападение на почту. Во время задержания, машину, на которой они ехали, Уралом сбили в бетонный подвал. Ребята из СОБРа, закинули туда пару световых гранат. Один из них успел выскочить из автомашины, с автоматом, и открыл огонь. Положил подельников, а затем сам застрелился.
   - Вот только не надо мне сказки рассказывать. Вы их, сами и убили, вместо того чтобы задержать. Как привыкли в своем средневековье жить, так у вас ничего и не меняется. Сколько там трупов?
   - Девушка, вот только не вам меня учить жизни. А трупов, четверо.
   - Где оперативно-следственная группа?
   - Это не ко мне вопросы. Вон, едут.
  По улице Красной, подпрыгивая на ухабах, подъехал УАЗ. Следователь повернулась и подошла к автомашине, из которой вышли следователь из отдела, Яков, парочка сержантов и эксперт. Сергей с Дмитрием подошли к Павлу и сели рядом с ним. Дмитрий достал сигарету и закурил. Они так и сидели молча, наблюдая за поднявшейся суетой. Сержанты, красной лентой отгородили подвал. Яков помог спуститься эксперту и подошел к операм.
   - Мужики, следачка из ГСУ распорядилась, что бы вы ехали в отдел и там ее ждали. Стволы в дежурку сдайте.
  Майор встал, за ним поднялись и опера. Они уже пошли, когда Дмитрий остановился и повернулся к Якову.
   - Яша, ты со следачкой будь поаккуратней. Не высовывайся. Такие, как она, по трупам идут. Ладно, трудись.
  Павел заехал на автостоянку и закрыв автомашину зашел в отдел. Подойдя к дежурке, достал из оперативки пистолет и подал его дежурному. Тот, взглянув на него, молча принял пистолет, пересчитал патроны и отдал карточку-заместитель. Майор зашел в кабинет, парни уже сидели там. Приехали чуть раньше его. Постояв в дверях, развернулся и прошел в умывальник. Умывшись, вернулся в кабинет. Дмитрий с Сергеем смотрели на него, боясь нарушить тишину. Павел усмехнулся.
   - Что молчим? Вроде, покойников здесь нет. Сережа, у тебя документы по этому делу, все готовы? Надеюсь, никто не придерется.
   - Да, вроде все в ажуре.
   - А, чего сидим? Знаете, где офис ЧОП "Сова"?
  Сергей пожал плечами, а Дмитрий утвердительно кивнул головой.
   - Знаю. Их генеральный, мой первый наставник, когда я в розыск пришел.
   - Значит, берешь Сергея и в ЧОП. Там есть такой, Михаил Баринов. Начальник отдела по установке охранной сигнализации. Берете его за жабры и сюда.
  Дмитрий недовольно поморщился.
   - Сергеич, а тот, здесь каким боком?
   - Тоже, его знаешь?
   - Он тоже из наших. В Заречном замом в охране работал.
   - Он этим жуликам наколку на почту дал и глушилку, что бы сигнализацию вырубить.
   - Не ожидал. Мишка всегда нормальным мужиком был. На чем мог сломаться, ума не приложу. Сережка поехали.
  Оперативники вышли из кабинета. Павел подошел к столу, на котором стоял чайник и налил воды в стакан. Сделав пару глотков, когда зазвонил телефон. Поставив стакан на стол, достал телефон и ответил.
   - Павел Сергеевич, это Юра Князь.
   - Ты где?
   - У вас, на крыльце стоим.
   - Заходите, сейчас выйду.
  Павел подошел к дежурке, возле которой стояли Князь, кличка прижилась от фамилии Князев, и высокий, худощавый подросток. Майор поздоровался и махнул рукой.
   - Пойдем. С девчонками познакомлю, которые этим делом займутся.
  Втроем они прошли к кабинету ИДН. Павел постучал и заглянул в кабинет. Александра, как и вчера, сидела за своим столом, с тоской смотря на кипу бумаг. Только вчера разгребла, как с утра притащили не меньше. Увидев Павла, улыбнулась.
   - Паша, привет. Однако, пришел мне помочь?
   - Саша, да как бы мне своего хватает. Вчерашний разговор помнишь?
   - Нет, я старая бабка и у меня старческий склероз. Что, пришли твои протеже? Ну, раз пришли, заходите.
  Майор пропустил вперед Князя с подростком и зашел сам. Александра кивнула головой в сторону стульев, стоящих вдоль стены.
   - Присаживайтесь. Как тебя величают? - обратилась она к подростку.
   - Саша.
   - Тезка значит. Ты чего такой худенький?
  Паренек нахмурился и отвел глаза в сторону.
   - Саня, да ты, не дуй губы. Главное, что кости есть, а мясо нарастет. Надеюсь, не торопитесь. Минут через пять инспектор подойдет, которая твоим Саша делом займется. Павел Сергеевич, а у тебя, что дел своих нет? Не порти нам картину. Свободен.
  Голиков хмыкнул и вышел из кабинета. Зайдя к себе, достал телефон и набрал Стаса.
   - Стас, не мешаю.
   - Мешаешь. Я, только себе кофе налил. Паша, только не говори, что опять для нас работу нашел. И так, у меня отдел на пятьдесят процентов на тебя работает.
   - Стас, успокойся. Мне видеозапись нужна. Парни поехали самоделкина задерживать.
   - Сергеич, давай так, через час завезу.
   - А, я тебя и не тороплю. Пей свой кофе.
  Павел достал из сейфа папку с документами и взглянув на лежащее сверху указание, о том, что до субботы нужно составить отчет о проделанной работе, поморщился. Вот уж что-что, а для него все эти отчеты, графики, были как гири на ногах. Тем более, зная, что какой ни будь очередной чинуша, тебя же и ткнет в них носом. Пробежав глазами графы, которые нужно было заполнить, Голиков достал авторучку и по памяти начал заполнять. Лишь на одной графе он остановился задумавшись. Изъято ценностей на сумму... . Павел посидел, тупо глядя на бланк. Изъято ценностей, вот что он мог написать, деньги понятно, но золото, брильянты, еще и этот чертов жезл. Чувствуя, что закипает, майор с досадой написал "Не знаю, не считал". Голиков встал, взял бланк и вышел. Поднявшись на второй этаж, зашел в секретариат. Секретарь в кабинете была не одна, возле ее стола сидел начальник штаба. И по тому, как оба заразительно смеялись, зашел на огонек. Увидев Павла он засуетился и вышел. Майор положил бланк на стол и подвинул его девушке.
   - На подпись начальнику.
  Секретарь бегло просмотрела и остановилась на приписке.
   - Павел Сергеевич, а это что? Мне же на подпись нести начальнику отдела. Что я ему скажу?
   - Так и скажешь, что я не знаю.
  Павел повернулся и вышел. Спустившись на первый этаж, он увидел в коридоре Князя.
   - Юра, тормозни.
  Тот остановился и дождался, когда майор подойдет к нему.
   - Павел Сергеевич, слушаю.
   - Как с пацаном?
   - Все хорошо. Ваши занялись. Меня отпустили. Сказали, что сами все сделают.
   - Юра, ты, когда сейчас на сутки?
   - В воскресение.
   - Меняетесь во сколько?
   - В восемь.
   - Я, к тебе в понедельник к полшестого подъеду. Посмотрим, что там за мент химией занимается.
   - Заметано. Так я пойду.
   - Иди, отдыхай.
  Павел вернулся в кабинет. Ждать пришлось недолго. Сначала зашел Стас, как всегда с улыбкой на добродушном лице.
   - Сергеич, поляны не вижу. Таких волков приземлил. Начальник УВД уже в Москву доложил. Убийство опера на контроле у министра было. Так что, сверли в мундире дырку.
   - Твои слова, да богу в уши. Запись привез?
   - Что бы я здесь делал? Или, ты думаешь, мне больше заняться нечем?
   - На держи. Да, ты в курсе, что Баринов из ментов?
   - Да. Димка Секерин сказал. Они в одном отделе работали.
   - Это еще не все. Водила с девятки родной брат его жены. Вот как-то так.
   - Учтем.
  Стас попрощался и на выходе из кабинета столкнулся с операми, которые завели в кабинет Баринова. Посторонившись, Стас с интересом взглянул на Михаила и вышел. Баринов стоял посреди кабинета, с тоской глядя в окно. Павел прищурив глаза, смотрел на него. Выждав, когда Баринов начнет нервничать, сказал ему, что бы тот садился к столу. Михаил сел на край стула, обреченно положив руки на колени.
   - Михаил, разговор будет?
   - О чем?
   - Как ты, мент, начал работать на жуликов. Навел их на почтовые отделения, сделал им глушилку. Ведь это просто чудо, что мы их перехватили. Мне вот интересно, как бы ты себя чувствовал, если бы они кого-то завалили? Их бы, и гора трупов не остановила.
   - Так вы и так все знаете.
   - Михаил, зачем ты это сделал?
   - Зачем? Это вы меня спрашиваете? Меня, которого выпнули из полиции с волчьим билетом. За что? За то, что на объект приехал проверяющий с УВД, а двое охранников пьяные. Меня выдернули из дома. Мы с женой были на дне рождения у друзей. Естественно был под градусом. Проверяющий накатал рапорт, что охранники и исполняющий обязанности начальника охраны пьяные. На следующий день меня уволили. А у меня ипотека и сын аутист. Жена с ним дома сидит, одного не оставишь. Пока работу искал, проценты в банке натикали. Собираются в суд подавать на выселение. И кредит никто не дает из-за ипотеки. Хоть волком вой. На почту я не наводил. Случайно в разговоре с братом жены, сказал, что на почту завозят крупные суммы, а охраны практически никакой. Они мне предложили сто тысяч, если расскажу, как сигнализацию отключить и глушилку сделаю. Деньги они на карточку жене перевели. Та долг в банке закрыла. Вот вроде и все. Обидно, что пока сижу, все равно на улицу семью выкинут. С родственником что, тоже взяли?
   - Убит во время задержания.
   - Ну он к этому шел. Рано или поздно этим бы закончил. Что сейчас со мной будет? В СИЗО?
  Павел задумался, встал подошел к окну. Постояв минут пять, он повернулся.
   - Вот что, Михаил. Вали отсюда. И не дай бог, если еще раз попадешься. Сядешь по полной.
  Баринов недоуменно смотрел на майора.
   - Не понял.
   - Вали отсюда. И не дай бог, если кому-то об этом скажешь.
  Михаил встал со стула и облегченно выдохнув попытался что-то сказать, но Павел лишь махнул рукой.
   - Вали.
  Баринов опустил голову и побитой собакой вышел из кабинета. Опера молча смотрели на Голикова.
   - Ну что уставились. Киньте в меня камень, если вы сами безгрешны. Дима уже горя хлебнул, а у тебя, Сережа, еще все впереди. Дима, что он за человек?
   - Нормальный мужик. За своих горой стоял. Там подстава была. Начальник охраны ушел на пенсию, Мишка его обязанности исполнял. В УВД хотели его назначить, а начальнику отдела нужен был свой человек на этом месте. Начальник отдела знал, что Мишка на день рождения идет. Он должен был заступить ответственным по отделу. Зашел к начальнику, попросил подменить. Тот пообещал, но никого не назначил. А охранникам чисто тупо подкинули бутылку водки, кто-то попросил машину рядом с постом поставить. Проверяющий друг начальника отдела.
   - Вот вам и весь фокус. Сережа, а твоего человека по идее, тоже пришлось бы дергать. Он свел жуликов с продавцом оружия. Да, Сережа, ты эту тему не забрасывай. Прапора возьми в разработку. Нам все равно придется этим заняться. Задания по нему подготовь.
  Дверь скрипнув, открылась и зашел Яков.
   - Мужики, минералки нет холодненькой?
   Павел достал из кармана сотку и подал Сергею.
   - Сережа, сгоняй до киоска. Я, тоже уже запарился. Сегодня жарит как в Сахаре. Яша, что там?
   - Запарились трупы вытаскивать. Пришлось кран искать, чтобы машину вытащить. Вы только уехали, начальник УУР приехал, затем из прокуратуры, с УСБ. Все руки в боки и ЦУ выдают. Пришлось мне, да сержантам козликами скакать. Сергеич, вот еще что. Следачка о чем-то с уэсбэшниками шепталась. Она считает, что это вы их завалили. Сейчас поехала в СОБР, смывы на пороховую копоть у парней делать. Затем с экспертом сюда приедет. Сказала, чтобы, сами допросились. Ей некогда с вами возиться, торопится куда-то.
   - Яша, ты не в курсе, куда Игорь исчез?
   - Его шеф отправил в УВД огневую подготовку и физо сдавать.
   - Весело у тебя дежурство началось.
  Павел достал из стола протокола допросов, один положил на стол Сергея, второй подал Дмитрию и третий положил перед собой.
   - Дима, надеюсь, тебя учить не надо, что писать. Хотя, ты по этой теме, не очень-то и в курсе.
  Голиков придвинул к себе бланк и начал его заполнять. В кабинет зашел запыхавшийся Сергей, держа в руках пакет с минералкой в двух пластиковых бутылках. Одну бутылку поставил на стол перед Павлом, вторую подал Якову. Увидев лежащий на его столе протокол, вопросительно взглянул на Голикова.
   - Что смотришь? Садись, пиши, как дело было.
   - Сергеич, а что писать?
   - Получил информацию. Информация подтвердилась. Было принято решение о задержании. По моему распоряжению, вы с Димой перекрывали выезд. Во время задержания блокировали автотранспорт, в котором находились преступники. После того, как машину столкнули в подвал, кто-то из жуликов открыл огонь. Все. Будут вопросы, еще раз допросят.
  Дмитрий с серьезным видом, но было видно, что в глазах бесята прыгают, сказал.
   - Не забудь добавить, что собровцы открыли огонь по жуликам из всех видов оружия, закидали подвал гранатами, подтянули самолеты, штурмовики.
  Не выдержав, Дмитрий захохотал. Сергей посмотрел на него обиженно, но затем сам улыбнулся.
   - Дима, ты забыл подтянуть артиллерию, Буратино и Солнцепек, парочку танков.
  Дверь резко открылась и в кабинет зашли следователь с экспертом. Дмитрий с иронией посмотрел на них.
   - Валентина Николаевна, какими судьбами? Но если вы мимо проходили, так проходите.
   - Я, смотрю, весело у вас. Как бы плакать не пришлось.
   - Если только от смеха.
   - Секерин, ты язычек-то прикуси. Раз тебе его не подрезали, может со второй попытки получится. Эксперт, приступайте к работе.
  Сделав смывы с рук, эксперт положил тампоны в колбы, вышел. Следователь подошла к столу, за которым сидел Павел и села на свободный стул.
   - Павел Сергеевич, протокола допросов где?
  Павел взглянул на Дмитрия, тот утвердительно прикрыл глаза.
   - Сейчас, Сергей допишет.
  Взяв свой бланк протокола подал следователю. Дмитрий передал свой через Якова, который стоял рядом. Следователь взглянула на свои миниатюрные, золотые часики.
   - Быстрее можно, мне некогда.
   - Что, Валентина Николаевна, на тренировку, на фитнес опаздываете? Не изменили своим привычкам?
   - Секерин, тебе слова пока не давали. На суде, с последним словом выступишь.
  Сергей подал ей протокол. Следователь, не глядя, положила его в папку и вышла. Павел скрутил пробку с бутылки и сделал несколько больших глотков. Дверь открылась и в кабинет заглянул помощник дежурного.
   - Колосов, на выезд.
   - Что случилось?
   - Клоун какой-то, завез в магазин товар. Ушел с накладными, а ключ в замке зажигания оставил. Вышел, машины нет. По городу ввели "Перехват", но ты же знаешь, как это работает. Съездите на место, может, свидетелей найдете.
   - Иду.
  Яков вышел. Дмитрий подошел к окну, постояв, вернулся за стол.
   - Сергеич, что на сегодня.
   - Мне вчера отдельные поручения подкинули. Выбирайте, которые попроще и поближе к дому. До шести вечера, что бы я вас не видел.
  Павел достал из сейфа папку и положил на стол. Первым подошел Сергей. Просмотрев документы, выбрал себе недалеко от дома.
   - Павел Сергеевич, так я погнал?
   - Я, же, сказал.
  Сергей улыбнувшись, вышел. Дмитрий подошел к папке и не глядя взял первое, которое лежало сверху.
   - Сергеич, мне без разницы. Семья в деревне, холостякую. Заеду, перекушу и по поручению отработаю. Сергеич, я не стал при парнях спрашивать. Экспертиза покажет, что ты недавно стрелял. А эта, даже не знаю, как ее назвать, у меня только матерные слова на ум приходят, вцепится как мегера.
   - Дима, ты думаешь, я, этого не просчитал. Позавчера, если помнишь, с ПМ стрелял. Рапорт в дежурке зарегистрированный. Свежую копать смыл. Собровцы, до сих пор, наверное, смеются. Они через день на полигон ездят. Ничего она привязать не сможет. Удивляюсь, как она еще на подошву внимания не обратила. Там протектор моих туфель остался. И здесь она ничего не докажет. В протоколе написал, что спрыгивал в подвал, убедился, что все мертвы.
   - Змей, ты, Сергеич.
   - Не я такой, жизнь такая.
   - Поеду я.
  Дмитрий вышел, а Павел встал, разгладил складку на знамени и подошел к окну. Солнце стояло в зените. Жара. Над асфальтом поднималось переливающееся марево. В сквере никого не было. Все, кто мог, сидели под кондиционерами, наслаждаясь прохладой. Сколько он так стоял, кто его знает. Он даже не слышал, как в кабинет зашел начальник отдела.
   - Павел Сергеевич. Майор. Ты что, оглох?
  Майор вздрогнул и повернулся.
   - Товарищ полковник.
   - Сергеич, ну, вы молодцы. Таких зверей приголубили. Министр распорядился поощрить всех, кто участье принимал. Начальник УВД распорядился на тебя представление, на подполковника, написать. А, как парней наградить, сам подумай. Потом мне скажешь. Только поторопись. Нужно железо ковать, пока горячо.
   - Секерину желательно благодарность от министра. Эсбэшники лишний раз его теребить не будут. Сергею медальку. Из него хороший опер получится, лишь бы не перегорел.
   - Как скажешь. Сегодня можете отдыхать. Парни где у тебя?
   - Работают по отдельным поручениям.
   - Ты, им позвони, что бы сюда не возвращались.
   - Сделаем.
   - Ну, тогда, все.
  Полковник вышел, прикрыв за собой дверь. Павел позвонил Сергею с Дмитрием, убрал лежащие на столе бумаги в сейф. Постоял на пороге, еще раз окинув взглядом кабинет, закрыл дверь и вышел из отдела. Выходные пролетели как один день. В субботу зарядил мелкий, нудный дождь. Весь день Павел помогал по дому жене, перетряхивал паласы, протирал пыль, мыл полы. Воскресение выдалось солнечным. Жена весь день готовила, стряпала. Павел возился с заросшими бурьяном грядками. Вечером зашел Степан. Жена потушила с картошкой кролика, как Павел и обещал. Ближе к полуночи Голиков отвез жену на вокзал, посадил в поезд и вернулся на дачу. Уснуть долго не мог, ворочаясь с боку на бок, поглядывая на часы, висящие на стене. Лишь часа в два, третьем, Павел задремал. Вскочил, когда пропищал будильник. Посидев на краю кровати, стряхнул дрему и умывшись зашел на кухню. Съев на ходу пару бутербродов, выпив холодной водой из чайника. Взглянув на часы, Павел заторопился. Достал из шкатулки таблетку от головной боли, проглотил ее, запив водой. Автомашина пару раз недовольно выплюнула бензиновую смесь, прежде чем завелась. На выезде из поселка помахал рукой, выглянувшего в окно сторожки Степану. До гаражного кооператива доехал быстро, благо, машин на дороге почти не было. Остановившись возле будки сторожа, вышел из автомашины и поднявшись по железной лестнице, зашел в сторожку. Князь спал, положив голову на стол, подсунув под нее ватник.
   - Юра, подъем. Так все на свете проспишь.
  Князь поднял голову и прищурившись посмотрел на Павла, который стоял напротив окна, в ореоле солнечного света.
   - Сергеич, ну ты даешь. Еще бы усы с бородкой и волосы подлиней, вылитый Христос.
   - Юра, не льсти. Чем обрадуешь? Химики здесь?
   - Куда они с подводной лодки денутся. Время сколько?
   - Половина шестого.
   - Полчаса у нас есть. Мент приезжает в шесть, плюс-минус пять минут. Гараж будешь смотреть, где находится?
   - Пойдем.
  Потянувшись, Юрий встал, и они вышли из сторожки. Князь засунул в замочную петлю ветку. Спустившись, Голиков с Юрием по центральному проезду прошли до последнего ряда гаражей. Князь оглянулся по сторонам и пальцем ткнул в сторону последнего в ряду гаража.
   - Сергеич, последний гараж с зелеными воротами. Но это еще не все. Пойдем за гаражи.
  Зайдя за гаражи, Юрий кивнул головой.
   - Они вчера днем вторую дверь сделали, на пустырь выходит. За пустырем лес. Будете их здесь вязать, нужно будет обе двери блокировать. А, то, пока в одну дверь ломится будете, через вторую уйдут. Лови их потом в лесу.
   - Спасибо Юра. Пойдем к тебе в гости. Будем моего коллегу ждать.
  Зайдя в сторожку Князь включил чайник и достал из небольшого, еще советского производства, холодильника, кусок колбасы и полбатона хлеба.
   - Сергеич, бутер будешь?
   - Нет, спасибо. А вот от чая, не откажусь.
  Павел взглянул на часы и подвинув стул, сел ближе к окну, выходящего на дорогу. Ждать пришлось недолго. С шоссе, на дорогу, ведущую к гаражам, свернула серебристая иномарка и поднимая пыль, двинулась к кооперативу.
   - Юра, этот агрегат?
  Князь выглянул в окно.
   - Ага, он самый.
   - Юра, ты не спеши выходить, пусть он сам из автомашины выйдет. Я, его получше рассмотрю.
   Автомашина подъехала к шлагбауму и остановилась. Юрий разлил по кружкам чай и сел за стол. Откусив бутерброд, начал тщательно пережевывать. Водитель, сидевший в автомашине, не выдержал и нажал на клаксон. Раздавшийся резкий звук, казалось, мог поднять и мертвого, но не Князя. Который аппетитно ел бутерброд, запивая чаем. Водитель вышел из автомашины и стоя возле нее еще раз нажал на клаксон.
   - Юра, выйди. Не надо, что бы он меня видел.
  Князь усмехнувшись, вышел на крыльцо, энергично растирая лицо. Павел с иронией наблюдал, как водитель недовольно махал руками, а Юрий оправдывался. Погрозив кулаком Юрию, который открыл шлагбаум, водитель сел в автомашину и заехал на территорию гаражей. Князь зашел в сторожку и подал кружку с чаем майору. Тот улыбнулся.
   - Юра, ну ты и артист. Если бы, я с тобой здесь не сидел, сам поверил, что ты только проснулся.
   - Ну как, помог? Из ваших?
   - Помог, Юра, помог. Да, вот еще что, ты лишних вопросов не задавай. Проживешь дольше. Большие знания, большие печали.
   - Павел Сергеевич, я, ведь это только с вами. Больше никому и ничего.
   - Вот и молодец. Да, и имей ввиду. Задерживать будем не в твою смену, ни к чему тебя светить.
  Павел допил чай и поставил кружку на стол. Мимо сторожки мелено проехала БМВ. Майор взглянул на часы.
   - Смотри, как по расписанию.
   - А, они по расписанию и работают.
   - Юра, как думаешь, много они за это время наркоты успевают сделать?
   - Сергеич, откуда я знаю? Я, ведь внутри не был. Чуть не забыл. Они вчера, когда запасной выход днем делали, в обед пошли в магазин. Возле сторожки им кто-то позвонил. Один из парней поговорил, а второй спросил кто звонил.
  Который по телефону разговаривал, сказал, что звонил мент. В понедельник ему должны передать основу для спайса. Они еще посмеялись, что скоро будут самыми крутыми барыгами в этом городе.
   - Как эта основа выглядит?
   - Стеклянные ампулы по двести грамм. Одной ампулы хватает на ведро травы. Они ампулу в ведро с травой высыпают и перемешивают. Затем по пакетикам раскидывают.
   - Спасибо за лекцию. Я, еще только наркотой не занимался.
  Павел взглянул на часы.
   - Рановато, но пора ехать. Бывай.
  Павел вышел из сторожки и подошел к автомашине. Нагнувшись, осторожно сорвал одуванчик. Дунул на него. Белые парашютики, подхваченные поднявшимся ветерком, полетели вверх, навстречу солнцу. Где они приземлятся и дадут ли новые побеги. Дождавшись, когда последний исчезнет из вида, Павел сел в автомашину и проехал к отделу. Зайдя в отдел, прошел в дежурную часть. Дежурный с усмешкой смотрел на него.
   - Чего лыбишься?
   - Сергеич, представляешь, сегодня за сутки только две бытовухи и карманная кража. После вашей стрельбы, третьи сутки тишина. Кто-то из братвы мульку запустил, что ментам разрешили жуликов валить без суда и следствия. Это нам ответственный по УВД сказал. По всем трем райотделам такая же картина.
   - Вам проще. Я, у себя.
  Зайдя в кабинет, Павел проверил чайник и включил его. Дождавшись, когда он закипит, бросил в кружку пакетик заварки и залил кипятком. Заглянул в тумбочку и поморщившись, закончился сахар, взял кружку и сел за стол. Сделав глоток и поставив кружку на стол, Павел задумался. Случайно задев рукой горячую кружку, сматерился в полголоса. Дождавшись, когда чай остынет, выпил его и выкинув пакетик поставил кружку на тумбочку. Взглянув на часы, недовольно покачал головой. Достав папку с документами, разложил перед собой бумаги. Часовая стрелка перешагнула через цифру восемь, когда первым в кабинет зашел Дмитрий. Поздоровавшись, сел на стул.
   - Сергеич, я, в пятницу поручение отработал. Пробежался по квартирам, нашел свидетеля, который с грабителями столкнулся, когда они с вещами из подъезда выходили. Грабители ему подозрительными показались, он номер автомашины записал, на которой они уехали. Номер я еще не пробивал.
   - Будем надеяться, что срастется. Дима, ты сразу, с утра, сгоняй в СИЗО. Пообщайся с Сеней. Потом займись машинкой. Пробей хозяина, кто, что и с чем его едят.
   - Сделаем. Парни, чем займутся?
   - Пока ничего срочного нет, отдельными поручениями займутся.
   - Сергеич, ты чего такой загруженный?
   - Информацию к размышлению подкинули. Лабораторию показали, где наркоту бодяжат.
   - Так давай, нахлобучим. Нам лишняя палка не помешает.
   - Палка, палкой. Там организатор из отдела по борьбе с наркотиками, начальник отделения по борьбе с синтетикой.
   - Сергеич, а что тут думать? Двигай в УСБ. Пусть они занимаются. Тем более, мы обязаны им сообщать, если сотрудник преступление совершает. Они же нам не простят, если сами хлопнем.
   - Вот, я, и думаю. Никогда, никого не сдавал. Мне проще рожу набить и заставить рапорт на увольнение написать.
   - Сергеич, я с тобой согласен в том, что кто-то деньги бы вымогал. А наркотики совершенно другое.
   - Хорошо. Уговорил. Дима, дождись парней. Здесь, в папке, четыре отдельных поручения осталось. Раздай их. Пусть на пары разобьются. Яша с Игорем, если он зачеты сдал, а Сергей с Николаем.
   - Сергеич, не переживай. Разрулим.
   - Я, тогда поехал.
  Павел вышел из отдела и прошел к автомашине. Постояв, он все же решился и проехал к старинному, купеческому особняку, на фасаде которого была закреплена мраморная табличка с надписью "Охраняется государством". Возле особняка стояло несколько автомашин. Найдя свободное место, майор припарковал автомашину. Вздохнув, он вышел из автомашины и зашел в здание. Сразу у входа его остановил дежурный.
   - Вы к кому?
  Павел достал из кармана удостоверение и развернув его, показал дежурному.
   - Начальник, на месте?
   - Вам назначено?
   - А, что, он только принимает если назначено?
   - Нет, но.
   - Я, по делу.
  Дежурный нажал на кнопку селектора и связался с начальником УСБ.
   - Товарищ полковник, к вам майор Голиков из Центрального РОВД.
   - Пусть зайдет.
  Дежурный попытался объяснить, куда пройти, но Павел отмахнулся от него как от назойливой мухи и поднялся на второй этаж. Пройдя по коридору, постучал в последнюю дверь, обитую кожезаменителем. Дождавшись разрешения, зашел в кабинет. После последнего посещения, когда Голикова пытались посадить, обстановка в кабинете поменялась. Стала аскетичной, деловой. Предыдущий начальник был любителем пустить пыль в глаза. За т-образным столом сидел худощавый мужчина с седыми волосами и усталыми зелеными глазами. Кивнув головой в сторону стула, сложил руки на столе.
   - Садись Павел Сергеевич. Сам сдаваться пришел, или как?
   - Сдаваться? Нет, русские не сдаются.
   - А чего тогда пришел?
   - Мне информацию подкинули. В ГСК-25, в одном из гаражей наркотики делают.
   - Павел Сергеевич, а ты отделы не перепутал?
   - Вы, сначала дослушайте.
   - Я, сегодня информацию проверил. Все в цвет. Организатор лаборатории старший лейтенант полиции, начальник отделения по борьбе с синтетикой, Макаров Андрей.
   - Теперь подробней.
   - ГСК-25, гараж номер девяноста пять. С десяти вечера, до шести утра два человека готовят наркотик. Какой, мой человек не знает. В шесть утра за ними заезжает Макаров на серебристом БМВ номер А007ОО. Сегодня, в течении дня он должен завезти основу для изготовления спайса.
   - Интересно. Что ты предлагаешь?
   - Завтра, в шесть утра задержать, когда будут выходить из гаража и наркоту грузить в автомашину. Что бы Макаров не соскочил. В гараже два выхода, один на пустырь. Вчера его сделали.
   - Хорошо. Мои опера займутся. Павел Сергеевич, ты мне вот что объясни. Я, прекрасно знаю, твое отношение к УСБ. Почему ты обратился к нам, а не сам их задержал.
   - Ну, во-первых, должны же вы свой хлеб отрабатывать, а не на нормальных мужиках палки рубить. А во-вторых, как на меня будут смотреть опера. Как я им это объясню?
   - То-есть, с твоих слов, мы мразь, а вы такие пушистые и как ангелочки во всем белом.
   - В сером.
   - Не понял.
  Начальник УСБ удивленно смотрел на Голикова.
   - Скорее ангелы в сером. При нашей профессии в белом остаться невозможно, все равно испачкаешься.
   - Серые ангелы. Интересно. Нужно будет запомнить. Еще что-то ко мне есть?
   - Нет.
   - Свободен. Пока свободен.
  Полковник сделал ударение на первом слове. Павел взглянул начальнику УСБ в глаза, которые из зеленых стали стальными с каким-то нездоровым блеском, встал и подошел к двери. Не успел он открыть дверь как его остановил полковник.
   - Павел Сергеевич, а вы в курсе, что эксперты дали положительное заключение о присутствии на ваших руках остатков пороха.
   - Товарищ полковник, прежде, чем меня грузить, следователь могла бы и поинтересоваться в дежурке, когда я последний раз стрелял из пистолета. А стрелял я в воздух, за сутки до этого. Во время задержания вооруженного преступника.
   - И документы есть?
   - Имеются. На моем рапорте стоит дата и время регистрации. Можете проверить.
   - Не сомневайся, проверим. Свободен.
  Павел вышел из кабинета и спустился на первый этаж, где его остановил дежурный.
   - Пропуск.
   - Нет пропуска. Позвони своему шефу.
   - Ты, что, меня учить будешь, что мне делать. Я, тебя без пропуска выпустить не могу. Вылечу с работы еще до того, как ты выйдешь из отдела. А мне до пенсии полтора года осталось.
  Сколько бы они перепирались, неизвестно. Если бы не запищал сигнал селектора. Дежурный поднял трубку.
   - Слушаю товарищ полковник.
   - Нет, товарищ полковник. Я его без пропуска не выпустил.
   - Служу России.
  Дежурный облегченно вздохнул.
   - Вот, видишь майор. Скажи ему, что ты ушел без пропуска, такого бы пинка получил. Летел и радовался.
   - Так, переведись.
   - Скажешь тоже. Я, уже на земле наработался выше маковки. Здесь можно работать, намного спокойней, если не тупить.
   - Так я, могу идти.
   - Да, да. Конечно.
  Павел вышел на улицу и подставил лицо небольшому, теплому ветерку. Вроде и прохладно было в здании УСБ, но ничего приятного, в посещении такой конторы, не было. Успокоившись, Павел сел в автомашину и проехал на стоянку перед отделом. Зайдя в кабинет, взглянул на сидящего за столом Игоря.
   - Ты, чего здесь делаешь? Ты же должен с Яковом быть.
   - Павел Сергеевич, я в пятницу зачет по административным правонарушениям завалил. Мне начальник отдела дал время до обеда, а затем пересдача.
   - Готовься студент.
  Подойдя к своему столу, Павел взял пустую папку, из под документов, открыл сейф, и положил ее на полочку. Дверь открылась и в кабинет заглянул Дмитрий.
   - Сергеич, разговор есть. Выйди на минуту.
  Павел взглянул на Игоря, который штудировал кодекс, и вышел в коридор.
   - Дима, что случилось?
   - Псы из УСБ по твою душу приехали. Сваливать Сергеич надо.
   - С чего ты взял? Я, только оттуда. Хотя. Я, когда от начальника выходил, тот сказал, что я пока свободен.
   - Сергеич, я их сам видел. Они о тебе спросили, а затем к начальнику отдела пошли.
   - Дима, старый я, что бы, бегать. Посмотрим, что они мне предъявят. Ты в СИЗО был?
   - Сеня тупить начал. Сказал, что бы, мы, ему пару раз в неделю подгон делали, сигареты, чай. Заикнулся о наркоте, но я его осадил. Он для начала рассказал об одном человечке, что у того есть обрез карабина.
   - Адрес сказал?
   - Да. Поселок Дорожников, улица Московская 15. Какой-то Гончаренко.
   - Так ему еще два года сидеть.
   - Значит по УДО вышел. Ты, его знаешь?
   - Да. Пять лет назад его и еще двух его подельников осудили за нападение на магазин. Тем по двенадцать лет строгого дали, а Гончаренко скостили, за активную помощь следствию. У них обрез карабина был, но мы его так и не нашли. Два месяца назад было совершено пять разбоев на таксистов в районе поселка. Уже месяц, тишина. Со слов таксистов составили фоторобот. Так что, они его опознают. А ведь я, еще тогда думал, что фотоморда знакома. Дима, пока не знаю, чего мне ждать, если что, останешься за старшего. Побудь пока в отделе. Гончаренко завтра займетесь. Да, машинку пробей пока, не забывай о ней.
   - Сейчас займусь. Я у вас пока чайник возьму.
  Павел с Дмитрием зашли в кабинет. Дмитрий взял чайник и вышел. Голиков закрыл сейф и бросил ключи на стол. Подойдя к окну, он оперся руками о подоконник. За окном в парке гуляли мамаши с ребятишками. На детской игровой площадке дурачилась ребятня, чуть постарше, под присмотром бабушек и дедушек. Какой-то карапуз раскинув руки в стороны, пытался поймать голубя, который перелетал от него с места на место. И столько счастья было на его личике. Рядом стояла мать и с улыбкой наблюдала за возней малыша. Много ли малышу нужно было для счастья, главное, что мама рядом. Павел так и стоял, пока в кабинет не зашли начальник отдела и два опера из УСБ. Майор повернулся и молча смотрел на вошедших.
  Начальник отдела смущенно кашлянул.
   - Сергеич, удостоверение и пистолет сдай.
  Голиков подошел к столу, достал из кармана удостоверение и развернув, положил на стол.
   - Ствол в дежурке. Еще в пятницу сдал.
   - Сергеич, ключи от сейфа?
   - На столе лежат. Меня в чем-то обвиняют? Если обвиняют и собираются обыскать сейф, то попрошу постановление на обыск.
  Один из оперативников протянул бланк постановления. Павел быстро просмотрел текст и иронично усмехнувшись вернул его.
   - Ищите.
  Оперативник вышел из кабинета и вернулся с двумя понятыми, оставив дверь в кабинет открытыми. Возле дверного проема, в коридоре, встал Дмитрий, наблюдая за происходящим. Опер из УСБ открыл дверцу сейфа, достал из сейфа дела и радостно улыбнувшись, победоносно взглянул на Голикова.
   - Понятые, подойдите ближе.
  Достав из сейфа небольшой, тяжелый сверток, развернул его. В лучах солнца желтым, матовым светом заблестели золотые монеты. Опер пересчитал их на глазах понятых. Второй сел за стол и начал составлять протокол. Понятые расписались и вышли. Опер посмотрел на Павла.
   - Что скажете?
   - Мне сказать нечего. Только то, что монеты подбросили. И сделал кто-то из своих.
  Майор посмотрел в сторону Игоря. Тот сидел опустив голову, не глядя по сторонам.
   - Голиков Павел Сергеевич, вы задержаны. Вам придется проехать с нами.
  Павел, выходя из кабинета, столкнулся с Секериным. Достав из кармана ключ от автомашины, протянул ему.
   - Возьми, может, когда и пригодится.
  Дмитрий зашел в свой кабинет и позвонил Якову с Сергеем. Те не заставили себя ждать. Яков был на колесах, а Сергей с Николаем болтались где-то рядом. Дмитрий сидел в своем кабинете. Первым зашел Яков. Спросил, что за спешка. Дмитрий отмахнулся и сказал, чтобы, дождался остальных. Почти следом за ним пришли Сергей и Николай. Дмитрий обвел взглядом оперов.
   - У нас ЧП. Сергеича УСБ задержало. У него в сейфе нашли сверток с золотыми монетами, двадцать штук. Получается, что, либо он сам их туда положил, либо, кто-то подбросил. Хранить монеты в рабочем сейфе, это верх глупости. У Сергеича было минут пять времени, что бы от них избавиться. Получается, что он о них не знал. Подбросить могли только трое, у кого был доступ к кладу. Нас с Яковом, тогда еще не было. Остаются Сергей, Николай и Игорь. Но, есть, одно, но. Когда он мне утром отдавал папку с документами, сверток в сейфе отсутствовал. Иначе, он бы заметил. Сейф майор закрыл при мне. Когда мы ушли, его еще не было. В отделе оставался только Игорь. Есть еще один момент. Когда я вызвал Сергеича в коридор, предупредить, что за ним из УСБ пришли, он оставил дверцу сейфа полностью открытой. А когда зашли, дверца была прикрыта. Сергеич закрыл дверцу и отошел к окну. Он там и стоял, когда опера зашли. Когда сверток достали, я его глаза видел. Такое не сыграешь. Он был удивлен.
  Николай щелкнул пальцами.
   - Дима, когда привезли сейф, все кроме Игоря выходили из кабинета. Оставался он и жулик. Я, когда заходил, Игорь стоял у сейфа, а жулик смотрел в окно. Но он не все деньги подкинул. В пергаменте было по двадцать пять монет. Получается, что пять монет он оставил себе.
  Сергей хмыкнул.
   - Вы всего не знаете. Павел Сергеевич был категорически против того, чтобы Игоря назначили в нашу группу. Отец Игоря, когда был начальником УСБ, чуть его не посадил. А затем, когда Сергеич освободился, с его подачи отца Игоря нагнали за крышевание наркотрафика. В первый же день, когда Игорь пришел, Сергеич мне сказал, чтобы при нем ничего лишнего не говорили.
  Дмитрий встал и взглянув на оперов, пошел к выходу. Парни вышли за ним. Игорь сидел в кабинете за столом. Перед ним лежал административный кодекс. Глаза были пустыми, как будто выгорел изнутри. Опера встали полукругом перед столом и молча смотрели на него. Игорь поднял голову и посмотрел на стоящих перед ним.
   - Что уставились?
  Дмитрий наклонился и оперся руками о край стола.
   - Слушай, пес, ты зачем это сделал?
   - Что сделал?
   - Зачем подставил Сергеича?
   - Ко мне какие вопросы. Вы с чего решили, что я его подставил?
   - Открывай сейф и выворачивай карманы. Что ж, ты пожадничал. Пять монет себе оставил.
  Игорь потянул за ручку сейфа и открыл дверцу. Кроме тетради, там ничего не было.
   - Карманы.
  Недовольно скривившись, Игорь выложил содержимое карманов на стол. Пачка сигарет с зажигалкой, расческа, носовой платок, несколько купюр и ключи от автомашины.
   - Все? Или мне может еще раздеться.
  Сергей внимательно смотревший за Игорем, успел заметить, как тот взглянул на ключи от автомашины и быстро отвел взгляд. Усмехнувшись, он тронул Дмитрия за плечо.
   - Дима, машинку нужно проверить. Сдается мне, что монеты в ней.
  После его слов, Игорь вскочил со стула и сделав шаг назад, стал в угол, сжав кулаки.
   - Да, да. Это я подбросил монеты. Из-за вашего Мамонта моего отца выгнали из полиции. А ему должны были присвоить генерала и перевести в Москву. Предварительно уже все было согласовано. И я, не сидел бы в вашем грязном, вонючем райотделе. Хотя, раз так получилось. Я работаю опером в УСБ. А сюда меня внедрили, чтбы знать, что здесь творится.
  Дмитрий взял со стола ключи от автомашины и подал Якову.
   - Яков, сходи, машинку досмотри. Похоже Сергей не ошибся. Игорек, а вот работы ты по-видимому лишился. Я, весь наш разговор записал на диктофон.
  Автомашина, в которой находились опера из УСБ и Голиков подъехала к особняку, в котором Павел был с утра. Выйдя из автомашины они подошли к двери. Один из оперов открыл дверь и пропустил вперед майора. Дежурный увидев его заулыбался.
   - Что, майор, понравилось у нас. Что-то зачастил.
  Увидев заходящих следом за Павлом оперов, улыбка сползла с лица. Одернув китель он сел на стул.
   - Куда идти?
   - По коридору, последняя дверь справа.
  Один из оперативников по лестнице начал подниматься на второй этаж
  Павел подошел к кабинету и открыл дверь. Увидев следователя, иронично произнес.
   - Валентина Николаевна, почему-то я нисколько не удивлен. Ну что, будем иголки под ногти загонять?
  Шедший сзади оперативник подтолкнул Голикова.
   - Заходи, чего встал.
  Павел подошел к столу, за которым сидела следователь и сел напротив нее.
   - Я, вас слушаю, Валентина Николаевна.
   - Это я вас слушаю, Павел Сергеевич.
  Оперативник хлопнул ладонью себя по затылку.
   - Валентина Николаевна, совсем забыл.
   Достав из кармана сверток с монетами, положил на стол.
   - В сейфе у него нашли.
   - Тогда первый вопрос отпадает. У нас имеется рапорт сотрудника УСБ, о том, что вы совершили кражу свертка с монетами. Которые изъяли у вас в сейфе. Вопрос номер два. Что за деньги вы передали сестре Шаламова. Если я не ошибаюсь, пятьсот тысяч рублей. Это случайно, не из того адреса, где нашли три трупа? Вопрос номер три. На ваших руках обнаружили следы пороховых газов, а в подвале отпечаток протектора ваших туфель. Неужели вы такой кровожадный. Вместо, того, что бы, задержать жуликов, вы их расстреляли, ну по крайней мере добили.
   - Начнем по мере поступления вопросов. Монеты мне подкинули. Кто, я догадываюсь, но не буду отнимать ваш хлеб. Второе. Деньги Шаламову я занял свои. Остались от продажи квартиры. Договорились, что вернет после того, как ему выдадут денежку за сданный клад. Третье. Опера из УСБ обленились. Могли бы в нашей дежурке поднять мой рапорт. Следы обуви, так у меня в протоколе допроса этот факт отмечен. Или, вы его не читали? Начальству своему скажите, что с вами я больше общаться не буду. Воспользуюсь статьей 51 УПК РФ.
   - Ты че быкуешь, лоха включил.
  Оперативник положил руку Павлу на плечо и попытался его развернуть. Майор перехватил его руку и резко ушел в сторону, загибая пальцы в верх. Взвыв от боли, оперативник опустился на колени. Павел отпустил руку и взяв опера за шиворот пиджака, помог встать. Тот постанывая, отошел в сторону.
   - Еще раз поднимешь на меня руку, без нее останешься. Все, разговора больше не будет. В СИЗО везите.
  Следователь переглянулась с опером. Подумав пару минут, она достала бланк, заполнила его и протянула оперативнику.
   - Павел Иванович, я вас задерживаю на двое суток, а затем, как суд решит.
  Голиков зашел в камеру, в которой сидели трое арестантов. Два опера из района и молоденький парнишка из ППС. Увидев вошедшего, один из оперов улыбнулся.
   - Мужики, нашего полку прибыло. Сам Мамонт, живая легенда уголовного розыска. Ренат, переезжай на второй этаж. Павел Сергеевич, как самому уважаемому члену нашего дружного коллектива, вам самое почетное место у окна.
  Павел дождался, когда один из бывших оперов перетащит свой матрац на второй ярус кроватей, расстелил свой и сел на него.
   - Мы знакомы?
   - Сергеич, ты к нам в командировку приезжал. Может помнишь, разбой на сберкассу был.
   - Было такое.
   - Сергеич, а ты за что заехал? Мы, с Ренатом жулика прессанули. Вадим решил бабки по легкому срубить. Не успел научиться, у кого можно брать, а у кого нет.
   - А у меня следачка берега попутала. Решила вменить половину уголовного кодекса. Но, думаю, я здесь надолго не задержусь.
   - Понятно. Есть хочешь? Вчера нам с Ренатом родственники передачку послали.
   - Да как-то пока не тянет. Полежу пока, подумать надо.
  Прилечь Павел не успел. Металлическая, массивная дверь с противным скрипом открылась. На пороге стоял Федор, начальник оперативной части СИЗО. За его плечами стоял надзиратель.
   - Голиков, на выход.
  Павел встал с кровати и вышел из камеры. В коридоре Федор протянул руку и поздоровался.
   - Пошли ко мне в кабинет, чайком побалуемся.
  В кабинете Федор вскипятил чайник, разлил по кружкам кипяток, добавив заварки. Подвинул кружку Павлу, и сел, напротив. Выпив чай, прищуриваясь от удовольствия, Федор отодвинул кружку.
   - Паша, тебе пора татуху КОТ набивать. Скоро коренным обитателем тюрьмы станешь. Хлопцы из УСБ решили тебя по полной загрузить.
   - Есть такое.
   - Помощь нужна?
   - Федя, мне бы с Костей Шаламовым поговорить.
   - Сделаем. Паша, начальник Центрального звонил. Просил передать, что бы ты не переживал. Сказал, что он на прием к начальнику УВД пошел. Что назревает крупный скандал по методам работы УСБ.
   - Значит, не зря мои хлопцы хлеб едят. Вычислили этого крысеныша, который мне монеты подкинул.
  Федор поднял трубку телефона.
   - Дежурный, Шаламова из 301 ко мне доставьте.
  Павел встал и подошел к окну. Посмотрев через решетку во двор, повернулся.
   - Федя, у тебя спокойно можно разговаривать?
   - Обижаешь. У меня здесь видеокамеры стоят. Кроме меня, и того, кто устанавливал, никто не знает, где они и накопитель. Да и когда ухожу, секретки ставлю. Жизнь научила. Паша, ты не обижайся, но при вашем разговоре я буду присутствовать.
   - Да, какие обиды. Заказывать никого не собираюсь.
  В дверь постучали и в кабинет заглянул конвойный.
   - Заводи.
  Вошедший Шаламов попытался доложить, но Федор его перебил.
   - Проходи, садись. Надоел ты мне уже сегодня. Популярность как у известного певца.
  Константин прошел к столу и сел. Взглянув на Голикова, улыбнулся.
   - Павел Сергеевич, неужто тюремный телеграф не соврал. Братва гудит, что Мамонта закрыли.
   - Надеюсь, не на долго. У тебя как дела?
   - Лучше всех. Спасибо, что посоветовали адвоката поменять. Завтра меня на подписку выпускают. Как-то воздух свободы лучше, чем прогулки в каземате. Сегодня с утра корреспондент был, интервью брал. Затем из областного департамента искусства представитель был. Сказал, что мне сто миллионов рублей выделяют за клад. Буквально перед вами заместитель мэра по строительству приходил с деловым предложением. Просят двадцать пять лимонов, недострой доделать на улице Ленина. Фирма, которая строила, обанкротилась. Жильцы, которые в него вложились, жалобы пишут, вплоть до президента. У города, денег нет, чтобы достроить, но есть в фонде помощи фермерам. Я, им деньги, а они мне строят ферму и выделяют небольшое стадо породистых коров.
   - Значит, решил в фермеры податься. Братва, ничего не предъявят?
   - Нет. В субботу на СИЗО заехали два вора. Они по этапу в Харп, на полосатую зону идут. Так вот, братва их слова передала, что если в общак отстегну десять процентов от суммы, то про меня забывают, от слова совсем. Вам может тоже помощь нужна?
   - Нужна, Костя, нужна. Когда ты выйдешь из СИЗО, тебя, скорее всего, примут опера из УСБ. Будут катать, откуда у меня деньги, которые я тебе дал матери на операцию.
   - Павел Сергеевич, да я их пошлю далеко и на долго.
   - Костя, а вот этого не надо. Скажешь, деньги я тебе занял, с условием, что вернешь после того, как получишь деньги за клад. Где я их взял, ты не знаешь. Сестра не в курсе, так что пусть говорит, как было.
   - Сергеич, сделаем. Мы, и так, тебе по гроб жизни обязаны. Все, или еще что-то?
   - Нет. Можешь идти.
  Федор выглянул в коридор и окликнул конвойного.
   - Все, забирай клиента.
  Шаламов вышел. Федор плотно прикрыл дверь.
   - Паша, о каких деньгах речь?
   - Шаламову нужны были деньги на операцию матери. В обмен, он пообещал сдать убийцу сожительницы Деда и выдать сейф с ценностями. В адресе мы нашли три трупа. Двое от передоза ласты завернули, а третьего они грохнули. Лето, жара. А они в доме две недели пролежали. Парни у меня выскочили, как ужаленные. Я, прошелся по дому, окна открыл. Ну и заглянул в ящик комода. Ящик под завязку пачками денег был забит. Я одну взял и отдал сестре Шаламова. Все равно, они пойдут в закрома государства. Оно и так поимело хорошо. То, что ему собираются выдать, это мелочь. Следачке доказывать нечем. Только слова крысеныша. Имел неосторожность при нем отдать. Мне их все равно негде было взять.
   - Как ты так, неосторожно?
   - Бес попутал. Даже в уме не было, что вцепятся.
   - Паша, а что там со сто пятой, убийством?
   - Автомашину с отморозками столкнули в подвал. Собрята туда закинули парочку свето-шумовых. Обычно все в осадок выпадают. А там, один умудрился вылезти с автоматом. Слепой, глухой, да еще и в прострации. Начал поливать во все стороны. Подельников завалил. Пуля рикошетом ему в висок прилетела. Он упал. Я, спрыгнул, посмотреть, есть кто живой. Жулик меня увидел, приставил ствол к подбородку и нажал на курок. Следачка не может поверить, что он сам всех положил.
   - Паша, вот ты мне объясни, откуда такие дуры берутся. И главное, считают себя умнее всех.
   - Не знаю. За помощь спасибо. Федор, пусть меня в камеру отведут. Не выспался сегодня.
   - Как скажешь.
  Павел зашел в камеру, и сел на кровать. Собратья по несчастью гремели ложками, уговаривая вечернюю баланду. Не расправляя кровать, скинул туфли и прилег. Майор уснул быстро. Даже и не слышал, как легли спать сокамерники. Проснулся рано. На улице только начинало светать. Сквозь маленькое, пыльное окно, под потолком, пробивались лучики солнца. Заложив руки за голову Павел смотрел как медленно лучи ползут по стене. После того, как руки затекли, сел на кровать. Покрутив головой, разминая шею, подошел к умывальнику. Умывшись, взял лежащую на тумбочке книжку и сел за стол. Сокамерники проснулись только тогда, когда принесли завтрак. Получив свою миску баланды и кружку, так называемого, чая, Павел сел за стол. Поковырявшись ложкой, он отодвинул миску и выпил кружку чуть подкрашенной воды. После завтрака опера закурили, паренек из ППС поморщился, но ничего не сказал. Ренат взглянул на Голикова и протянул ему пачку с сигаретами. Майор отрицательно помотал головой.
   - Бросил.
   - И что, не тянет?
   - Ну почему, иногда тянет. Недавно не выдержал, пару раз затянулся, и голова закружилась. Так плохо стало. Думал вырвет.
   - Ну, смотри, Павел Сергеевич, было бы предложено.
  Глазок на двери открылся, кто-то заглянул в камеру. Дверь скрипнув открылась.
   - Голиков, на допрос.
  Павел вышел из камеры. Конвойный довел его до допросной и открыв дверь, заглянул. Получив разрешение войти, он пропустил Голикова и вышел прикрыв дверь. За столом сидела следователь. Майор улыбнулся.
   - Доброе утро, Валентина Николаевна.
   - Не такое оно и доброе, по крайней мере для вас.
   - А, вот это, как сказать. Я, сегодня выспался как младенец.
   - Что, и совесть не мучала?
   - Представляете, мучила. Кролики голодные остались.
   - Какие кролики? Вы, о чем?
   - На даче у меня живут. А, вам, тоже нужны?
   - Вы, долго надо мной издеваться будете?
  Достав из папки постановление об освобождении, следователь подписала его и протянула Голикову.
   - Все, вы свободны.
   - Совсем свободен, или от чего-то свободен?
   - Совсем.
  Нажав на кнопку звонка, следователь вызвала конвойного.
   - Проводите на проходную. Он свободен.
  Получив на проходной свои часы и бумажник, Павел вышел из дверей проходной. Взглянув на солнце, улыбнулся и пошел по улице. Рядом с ним, заскрипев тормозами, остановилась Волга начальника отдела. Опустив стекло, полковник окликнул майора.
   - Сергеич, садись.
  Павел сел на заднее сидение автомашины, которая тронулась с места. Полковник повернул голову в сторону Голикова.
   - Сергеич, как сиделось?
   - Да, хоть выспался. Что там у нас?
   - Молодого уволили еще вчера. Думал, что в отличии от отца, у него совесть есть. Но яблоко от яблони недалеко падает.
   - Со мной, что решили?
   - Сергеич, ты извини. Хотя я за тебя и бодался, но выше головы не прыгнешь. Начальник УВД и начальник УСБ пришли к компромиссу. Игоря на гражданку по отрицательным мотивам, а тебе предложено написать рапорт на пенсию. Тебе лучше самому уйти, а иначе, тебя на медкомиссии завалят. У тебя через месяц контракт заканчивается. Но у меня есть к тебе предложение. Город деньги выделяет, с августа месяца, на двух инструкторов, пенсионеров. Одного, я думаю в полицию общественной безопасности, а второго на кримминалку. Ты сразу не отказывайся, подумай. До августа время есть. Пока отдохнешь, в земле покопаешься.
   - Я, подумаю.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"