Забокрицкий Олег Николаевич: другие произведения.

На дне

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  НА ДНЕ.
  
  
  Николай подошел к светофору и дождавшись, когда для пешеходов загорится зеленый свет, не глядя по сторонам, шагнул на проезжую часть. В то же мгновение раздался скрип тормозов. И возле него остановился синий внедорожник. Почти уткнувшись бампером в его колено. Из автомашины выскочил молодой парень.
   - Мужик, ты что, бессмертный? Под колеса лезешь.
  Николай молча показал на светофор. Парень чертыхнулся и ворча себе под нос, сел в автомашину и дождавшись, когда мужчина перейдет улицу, резко нажал на педаль газа и оставляя за собой запах жженой резины исчез в мареве разогретого солнцем асфальта. Николай зашел в сквер и пошел по аллее. Официально сквер назвали имени Макаренко, но в народе он остался сквером выпускников. Теперь уже в далеком восемьдесят четвертом году выпускники школ города посадили липовую аллею. И эта традиция продолжалась до девяносто первого года. Среди этого парка были и два дерева которые посадил Николай. За себя и свою бывшую жену, одноклассницу с которой дружили с пятого класса, а десять лет назад развелись. Не судьба. Дойдя до середины сквера, Николай взглянул на часы. До встречи с сыном оставалось полчаса. Решив посидеть в тени деревьев, он присел на скамейку. Откинулся на спинку и запрокинул голову подставив лицо солнцу. Трое суток без сна сделали свое и Николай задремал. Проезжавший мимо на велосипеде парень, взглянул на мужчину, нажал на тормоз. Остановившись, он подвел велосипед к лавочке и прислонил его. Затем сел рядом с Николаем и положив руку на плечо, слегка толкнул. Мужчина открыл глаза и взглянул на парня.
   - Привет папа.
   - Привет. Даже не заметил, как вырубился.
   - Пап, что-то ты выглядишь не очень. Синяки под глазами.
   - Работа. Не спал трое суток. Совсем старый стал. Раньше бы этого и не заметил.
   - Что-то случилось?
   - Да ты, наверное, видел. Волонтеры листовками весь город обклеили, что восьмилетняя девочка пропала. Вышла из дома и как будто ее и не было.
   - Нашли?
   - Нет.
   - Пап, как думаешь, она жива?
   - Вряд ли. По своему опыту могу сказать, что если ребенка в течении трех суток по горячим следам не нашли, то его либо убили и где ни будь прикопали, либо несчастный случай со смертельным исходом.
   - Папа, а почему маньяков не расстреливают?
   - Вопрос не ко мне. Сын, ты же в этом году школу заканчиваешь. Куда поступать надумал?
   - В институт МВД. Уже документы все оформил, комиссию медицинскую прошел. Или ты против?
   - В гражданский вуз не хочешь поступить. Мало ли как жизнь сложится. А на гражданке институт МВД не котируется. На бюджет не сможешь поступить, можно попробовать на платное. У меня тысяч двести пятьдесят скопилось. Мне одному много не надо. Понемногу тебе на обучение откладывал. Понимаю, что этого не хватит, но можно и кредит взять.
   - Папа, я уже все решил. Не смогу поступить, значит в армию пойду. А насчет денег, для матери это вообще не проблема. Ты, наверное, видел, что по городу сеть аптек открыли, называются "Здоровье". Новый отчим ей занятие нашел.
   - Какой еще новый отчим?
   - Так мать мне нового папу нашла. Хозяин трубного завода. Хрыч старый.
   - Конфликтуете?
   - Нет. Мы друг друга не замечаем. А ты что не знал?
   - Откуда? С матерью мы не общаемся, а тебя уже полгода не видел. Ты бы почаще наведывался. Тетя Оля о тебе постоянно расспрашивает. Ты же у нее любимчик.
   - Папа, ты то в командировке, то в выходные работаешь. Да и у меня свободного времени практически нет. Пять раз в неделю тренировки. После школы в спортзал, а в субботу бассейн.
   - Так же, боксом занимаешься? Тренер тебя хвалил. Говорил, что большие надежды подаешь.
   - Да я уже два года русобоем занимаюсь. Может бы и дальше боксом занимался, да у нас тренер умер. Во время областных соревнований разволновался и сердце остановилось. А на русобой меня сосед затащил. Кстати, на соревнованиях по России среди юношей, четвертое место занял. Опыта не хватило. Об этом даже по телевизору говорили.
   - Поздравляю. Зато ты мне ничего не говорил.
   - Это две недели назад было. Папа, ты мне до понедельника пять тысяч не займешь. Я в воскресение заработаю и отдам.
   - Не понял? Это ты где так зарабатывать начал? Надеюсь не криминал.
   - Пап не обижай. Помнишь, рядом с домом овощная база была. Хозяин клетушек нагородил и в аренду сдает. Арендаторам не выгодно своих грузчиков держать. А местные в воскресение не работают. Фуры в субботу вечером или в воскресение приходят, мне арендаторы звонят. Мы вчетвером с пацанами в воскресение их разгружаем. С каждой фуры нам по две тысячи каждому платят. Арендаторам выгоднее нам заплатить, чем водилам за простой.
   - Мать на карманные расходы не дает? Алименты я вовремя перечисляю.
   - Да она пытается мне их всучить, да я не беру. Мне проще самому заработать, чем ее упреки выслушивать.
   - Деньги тебе для чего? Если не секрет.
   - Папа, ты может помнишь, в соседнем подъезде Маринка живет. Мы с ней в садик вместе ходили. Затем в первый класс пошли. Как-то так получилось, что мы всегда были постоянно вместе. В начале учебного года к нам в класс новичок пришел. У него отец банкир. Денег как у дурака махорки. Утром в школу на БМВ привозят, после школы забирают. Последнее время он возле Маринки постоянно крутится. То на машине до дома довезут, то в ресторан пригласит, то в кино. Позавчера я ей сказал, что собираюсь в институт МВД поступать. Она мне и сказала, что со своими принципами я ничего в этой жизни не добьюсь. Что буду такой же полицейской ищейкой, как отец. Что я ее даже в кафе пригласить не могу. Вот и хотел с ней сегодня помириться и в кафе пригласить.
   - Сережа, ты конечно можешь поступить по- своему, но послушай меня. Если у нее уже сейчас такие запросы, то заканчивай с ней отношения. Она, так понимаю, сильно не расстроится, а ты переживешь. Неужели тебе в классе больше никто из девчонок не нравится?
   - Есть одна, Настя. Но она в классе как белая ворона. Когда в четвертом классе учились, у нее отец умер. У нее два брата близнеца и сестра. Настя старшая. После школы сразу домой бежит. Одевается тоже так себе. Мать ей сама шьет.
   - Надеюсь над ней не издеваются?
   - Нет. Пусть попробуют. Но и подруг у нее нет. Новичок попробовал над ней посмеяться, я ему по морде пару раз заехал. Он побежал своей мамашке нажаловался. Нас с матерью на педсовет вызывали. Думал из школы выгонят. А тот с отцом пришел. У него отец, когда узнал из-за чего я ему по зубам заехал, взял его за шиворот, поднял со стула и так толкнул, что тот лбом дверь открыл. Когда в коридор вышли, там нас Настя ждала. Он на нее взглянул и ко мне подошел.
   - Из-за нее дрались?
   - Да.
   - Передай отцу что из тебя настоящий мужик вырос.
  Затем он спросил, какая у меня фамилия. Ну я сказал. Он спросил, что случайно у меня отец не опером работает? Я подтвердил. Он только усмехнулся и сказал, что земля круглая, а наш город маленькая деревня. Пап, ты что, его знаешь?
   - Какая у него фамилия?
   - Тюльков.
   - Бастард. Значит банкиром стал. Хотя, у него всегда голова хорошо работала. Я ему дважды прописку на тюрьме оформлял.
   - Почему Бастард?
   - Кличка у него такая. Надеюсь, знаешь, кого так называли. Так вот, он был незаконно рожденным сыном секретаря обкома. Тот его своим сыном так и не признал. За что в дальнейшем и поплатился. Мать у Бастарда спилась. И они жили в нищете.
  Когда я его во второй раз на зону отправлял, он мне сказал, что сделает все, но его дети жить так, как он жил, никогда не будут.
  Николай достал из кармана пятитысячную купюру и протянул ее сыну.
   - Сережа, знаешь, а ты лучше Настю пригласи куда ни будь. Даже если у вас ничего не сложится, для нее это останется одним из светлых пятен из школьной жизни.
   - Папа, меня одноклассники могут не понять.
   - А тебе не без разницы. Многих ты на выпускном вечере увидишь в последний раз. А остальные от тебя отвернутся, если ты поступишь в институт МВД. Проверено на себе.
   - Знаешь пап, а я, наверное, так и сделаю. Можно еще вопрос.
   - Валяй.
   - Из-за чего вы с мамой разошлись?
   - Знаешь, я и сам над этим много думал. Понимаешь, сначала любовь, плавно переходящая в привычку. Когда ты знаешь все слабые и сильные стороны, так же, как и у тебя. И ты без этого человека уже и жить не можешь. Но есть еще одно чувство. Это когда человек перешагивает грань от любви к ненависти. Так и у нас случилось. Мать со временем сначала возненавидела мою работу, а затем ее ненависть перешла и на меня. Но ты на нее не обижайся. Мать можно понять. Я приходил вы уже спали, уходил вы еще спали. Ни праздников, ни выходных. Работа и четыре стены.
   - Папа, ну я пойду. Через полчаса у нас занятия. Подготовка к ЕГЭ.
   - Беги. Сын, ты не теряйся. Хоть изредка забегай.
  Сергей улыбнулся, сел на велосипед и уехал. Николай, задумавшись, посидел пару минут и прошел в квартиру тетки. Которая его приютила после развода. Жила она одна в трехкомнатной квартире. Муж умер, сын выучился на программиста и уехал в Москву. Где победителя нескольких международных соревнований приняли с распростертыми объятиями. Дочь вышла замуж за пограничника и моталась с ним по погранотрядам. Приняв душ, Николай зашел в комнату, которую ему выделила тетка. Расправил диван и лег. В голове как будто щелкнул выключатель, и он уснул не донося голову до подушки. Проснулся он в начале пятого утра. Уснуть больше не смог и прокрутился почти до семи утра. Умывшись и одев свежую рубашку с костюмом, зашел на кухню. Здесь, сидя у окна, его уже ожидала тетка.
   - Тетя Оля, тебе чего не спится? Рано ведь еще.
   - Старая я уже, без снотворного и уснуть не могу. Коля, я тебе чай заварила покрепче, как ты любишь. И пюре с котлетами разогрела. Я их правда вчера еще приготовила. Думала, что встанешь, поужинаешь.
   - Тетя Оля, вчера с Сережкой встречался. Вымахал, выше меня и в плечах шире. В деда пошел. Худощавый только.
   - Это ничего. Были бы кости, а мясо нарастет. Жалко, что внука дедушка с бабушкой не увидят. Спасали соседку от голодной смерти, а сами в погребе угарным газом отравились. Вот ведь время поганое было. Будь они прокляты, что Миша Меченый, что Боря алкоголик.
   - Тетя Оля, давай не будем.
  Позавтракав, Николай поблагодарил тетку и вышел на улицу. Майское солнце еще не успело вступить в свои права. На улице было свежо и слегка дул северный ветерок, шевеля листву на деревьях. Обычно на работу он добирался на старом, можно сказать, дореволюционном Форде, семьдесят девятого года выпуска. Машину он купил в середине девяностых, тогда еще с семьей отдыхали в Крыму. Тогда машина выглядела так, что без слез не взглянешь. Но бывший хозяин, старый армянин, применил все свое красноречие. Прокатил его по трассе. На удивление, двигатель и ходовая, работали как часики. Жену с сыном Николай отправил поездом, а сам поехал на автомашине. Когда ее увидел, тогда еще живой отец, всю жизнь работавший автослесарем, то как кот увидев сметану, полчаса ходил вокруг нее с блестящими глазами. Наконец, выдал вердикт. Что двигатель и ходовая прослужат Николаю всю оставшуюся жизнь, а кузов и внутрянку салона он отремонтирует за пару месяцев. Причем запретив сыну приближаться к гаражу. Когда отец выехал на Форде из гаража, с ахами и охами возле автомашины собралась вся гаражная тусовка. Вчера, побоявшись что уснет за рулем, Николай оставил ее возле отдела. Дойдя до УВД, зашел в
   курилку, выкурил сигарету и через служебный вход зашел в здание. Проходя мимо дежурки, приветственно поднял руку. Дежурный, увидев его, постучал в стекло и головой кивнул в сторону двери. Николай остановился. Дежурный вышел из дежурки и подошел к оперативнику. Когда-то они учились вместе в школе милиции. Да и кабинеты были рядом. Дежурный работал по разбоям. Но после того как пару раз свалился с инфарктом, его не стали увольнять, пожалели, перевели в дежурку. Поздоровавшись дежурный покачал головой.
   - Коля, начальник розыска сказал, что как появишься, чтобы к нему зашел. Только имей ввиду, что он под утро с убийства приехал злой как собака.
   - Рома, что еще за убийство?
   - Дедок зарезал сына и сноху.
   - Предупрежден, значит вооружен. Рома, что по девчушке, подвижки есть?
   - Глухо как в танке.
  Николай поднялся на второй этаж и остановился возле двери с надписью "Начальник уголовного розыска Степанов Сергей Семенович". Постучав в дверь, зашел в кабинет, со стандартной казенной обстановкой. Пара столов, стоящих буквой "Т", с десяток стульев и сейф. Кондиционер, единственное, что его отличало от подобных собратьев. Начальник розыска стоял у окна. Повернувшись, взглянул на Николая.
   - Здравствуйте Сергей Семенович.
   - И тебе не хворать. Присаживайся майор. В ногах правды нет. Хотя, нет ее и выше.
  Дождавшись, когда Николай сядет за стол, сел напротив него.
   - Николай, мы с начальником УВД посовещались, решили, как самому опытному придать тебе парочку оперов и будете заниматься текучкой. Следаки из Генеральной прокуратуры, что вчера из Москвы прилетели, практически город без оперативного прикрытья оставили. Распорядились обойти все комнаты в трех общежитиях. Сам знаешь, там девять этажей и на каждом этаже по сорок комнат. Со всех, без исключения, жильцов взять образцы для ДНК. Полностью в микрорайоне Молодежный прочесать чердаки и подвалы. Одно плохо, что в микрорайоне стоят только две видеокамеры, на въездах. Сейчас будем еще все автомашины проверять, которые на видео засветились. А у нас кроме потеряшки позавчера женщину, коммерсантку, убили. При ней было десять миллионов. Собирались с мужем купить квартиру в Европейском. Такие квартиры в микрорайоне продают как минимум за пятнадцать. Но хозяева на ПМЖ в Израиль уезжают. Деньги нужны были срочно. Сегодня в два часа ночи дед позвонил, что сына со снохой завалил, по адресу Тарская 27. Приехал, а там опер и дознаватель, оба меньше года отработали. Не знают за что хвататься. Им парни из ППС подсказывают что делать.
   - Там что случилось?
   - Отец сына со снохой на Луну отправил. Из-за чего не говорит. Но так как он выглядит, все лицо синее, было за что. Дед бывший полковник Советской Армии. Я у него китель видел. Как елка в новогодних игрушках. И наши и иностранные ордена. Причем не фуфло, а настоящие, боевые. Майор, ты попробуй его разговорить. Как мне кажется, там самооборона была. Сын со снохой пьяные были.
   - А бабуля, жена полковника, где?
   - В хосписе. Перед тобой главному врачу звонил. Она сегодня ночью умерла.
   - Понятно. Дед где?
   - В дежурке, в комнате отдыха. Ребятам сказал, чтобы чаем его напоили. Ты там с ним поработай, но не затягивай. Оформишь явку с повинной и передавай в следственный комитет. И сразу займись коммерсанткой.
   - Кто из оперов со мной будет работать?
   - Молодой из четвертого ГОМа, который сегодня на выезде был, а второй из первого. Тот пять лет отработал. Разговаривал с начальником ГОМа, мужик своеобразный. Вцепится как клещ в одно дело и пока не раскроет, плевать ему на все. Выговоров, как на собаке блох.
   - Ну спасибо за подарок.
   - Николай, сейчас хороших оперов нам никто не даст. Всех задействовали по поиску потеряшки.
   - То есть, я перешел в разряд плохих оперов?
   - Николай, не передергивай. Молодой, как сменится, подойдет, а второй должен внизу, возле дежурки тебя ожидать. Михаил Квакин. Сразу и деда к себе поднимешь.
   - Мальчиш-плохишь. Если больше не нужен, я свободен?
   - Да, иди.
  Николай спустился на первый этаж. На входе, рядом с дежуркой, на скамейке сидел худощавый мужчина с выбритой до синевы головой. Майор подошел к нему.
   - Вы, Квакин Михаил?
   - Да, я. А ты, как я понимаю, Казаков Николай Семенович. Легенда нашего сыска. Я тебя другим представлял. Думал, что гора мышц со стальными зубами. Гайдара можешь не вспоминать. Михаилом меня назвали в честь погибшего на войне прадеда.
  У Николая в душе начала подниматься волна раздражения на стоящего перед ним оперативника. Фамильярности он не переносил ни в каком виде.
   - Я с вами свиней не пас. Так что прошу обращаться ко мне на вы, либо по имени отчеству.
   - Да ладно майор, не понтуйся. Не таких видал. Дежурный сказал, что нам сейчас каким-то дедком предстоит заниматься. Думаю, что я не нужен. Деда и без меня разведешь. Мне нужно по делу в одно место смотаться.
   - В двенадцать чтобы был. Триста десятый кабинет.
   - Как получится.
   - Не как получится, а чтобы был.
   - Ладно, постараюсь.
  Квакин повернулся и вышел из здания УВД. Николай зашел в дежурку.
   - Рома, у вас где-то задержанный парится. Я его заберу. Материалы по нему у тебя.
   - Да. Начальник розыска их придержал. Сказал, чтобы тебе передать. Коля, ты там деда сильно не прессуй. Он до сих пор в трансе. Сидит на диване, руки на коленях и даже не шевелится. Уставился в одну точку и взгляд не отводит. Наверное, придется психолога вызывать.
   - Поживем, увидим. Документы давай и скажи своим обормотам, чтобы деда привели.
  Взяв папку с документами, Николай дождался, когда помощник дежурного из комнаты отдыха приведет пожилого мужчину, по всему лицу у которого были ссадины и синяки.
   - Как себя чувствуете?
  Мужчина взглянул на майора. В его взгляде была лишь одна черная пустота.
   - Пройдемте ко мне в кабинет.
  Мужчина шагнул в сторону выхода из дежурки, но зашатался и остановился. Николай взял его за предплечие.
   - Рома, вызови скорую. Мы у меня в кабинете будем.
  Майор придерживая мужчину, прошли в кабинет. Николай помог ему сесть, налил стакан воды, подвинул мужчине, а сам отошел к окну. Мужчина попросил таблетку валидола. Оперативник достал из стола аптечку, нашел в ней упаковку валидола и протянул ее мужчине. Тот закинул таблетку под язык. Откинулся на спинку стула и прикрыл глаза. Минут через пять в кабинет зашли врач и фельдшер со скорой помощи. Николай указал рукой в сторону мужчины, и чтобы не мешать, вышел в коридор, оставив дверь открытой. Вскоре из кабинета вышел врач и подошел к Николаю.
   - Как он?
   - Сотрясение мозга, сильный стресс и пред инфарктное состояние. А остальное на его лице написано. Тело примерно в таком же состоянии. Свежие и застарелые синяки. Надеюсь это не вы его так разукрасили?
   - Нет, не мы. Похоже сын со снохой. Он молчит, а тех уже не спросишь.
   - Не понял.
   - Он их зарезал.
   - Знаете, а он мог сделать это в состоянии аффекта. Его психологу нужно показать. В больницу его надо, пока он у вас ласты не завернул.
   - Ну что же, забирайте. В больнице только предупредите, что когда ему лучше будет, то пусть позвонят по этому телефону.
  Николай достал из кармана визитку и подал ее врачу. Тот согласно кивнул головой. Врач зашел в кабинет, переговорил с фельдшером и придерживая мужчину под локти пошли по коридору Майор позвонил в дежурку, чтобы их выпустили. Взяв папку с материалами, бегло просмотрел. Спустился на первый этаж и подошел к окошку в дежурной части. Окликнул дежурного.
   - Рома, я сейчас отъеду. Молодой опер должен подойти. Пусть сидит, ждет.
  Пройдя на автостоянку, сел в свою автомашину и проехал к опорному пункту. Выйдя из автомашины, поднялся на крыльцо и за ручку подергал дверь, которая оказалась заперта изнутри. Николай пару раз пнул по ней ногой. Услышав, что кто-то подходит к двери, сделал шаг назад. Дверь со скрипом открылась и из-за нее выглянул заспанный участковый.
   - Мужик, тебе чего надо? Видишь, прием граждан с четырнадцати до двадцати часов.
  Майор улыбнулся и достал удостоверение.
   - Лейтенант, не газуй. Свои.
  Заглянув в удостоверение, участковый смущенно кашлянул и отошел в сторону.
   - Проходите товарищ майор.
  Николай зашел в опорник. Пара обшарпанных столов, штук пять таких же стульев, диван, который по-видимому принесли с какой-то свалки, да парочка сейфов. На диване, вместо подушки лежал свернутый бушлат.
   - Лейтенант, как по имени?
   - Петр.
   - Петя, ты что, здесь и живешь?
   - Николай Семенович, вчера до полуночи выборку с напарником делали, по ранее судимым и лицам склонным к педофилии. Только домой пришел, звонок. На Тарской 27 двойное убийство. До шести утра там завихрялся. Домой уже и смысла ехать не было. Решил здесь покемарить.
   - Петя, что по убийству сказать можешь?
   - Дед с женой заехали в дом лет десять назад. Он им по наследству достался. Сын у них был поздним ребенком. Отец пытался его в строгости держать, но мать сильно баловала. Все капризы исполняла. В городе, он закончил десятый и одиннадцатый классы. Поступил в Рязанское училище ВДВ. После училища служил на Дальнем Востоке. За что его из армии нагнали, не знаю. Но ходили слухи, что пьяным избил солдат. У родителей, объявился пару лет назад. Пил по страшному. Год назад завел себе такую же сожительницу.
   - Деньги где брали?
   - Рядом железнодорожное депо. У них в дальнем углу есть площадка для металлолома. Так сынок там подкоп сделал. Так замаскировал, что пока их охрана случайно не задержала, никто и внимания не обращал. Они там почти полгода промышляли. Им по два года условки нарезали. Они после этого у родителей начали пенсии забирать. Избивали их до посинения. Отец хотя и боевой офицер, но сын у него еще тот кабан был. Мы его как-то вчетвером еле скрутили. Мать вызывала. Заявление писать отказались. За сопротивление полиции прокурорские завернули. Говорил деду, что сын их когда ни будь убьет. Правда наоборот получилось.
   - Лейтенант, а ты сколько на участке работаешь, что так все подробно знаешь?
   - Пять лет.
   - Так тебе сколько лет?
   - Двадцать пять.
   - Думал, что тебе от силы годиков двадцать два, двадцать три. Молодо выглядишь. Ты почему до сих пор в лейтенантах ходишь? Как минимум должен уже три звезды иметь.
   - Так я и имею. В кадрах бланков удостоверений нет. Дают справку с фотографией. Только жуликов смешить. Лейтенантское еще у меня полгода действительно. Так и хожу с двумя звездами.
   - Проверяющие не докапываются?
   - Они так же как и вы. Посмотрят удостоверение, на мою морду и ничего не говорят.
   - Петя, а ты с чего решил, что полковник боевой офицер, а не по кабинетам отсиживался.
   - У него наградной Глок от министра обороны. Там так и написано, что за боевые заслуги. Нам приходиться проверять как оружие хранится. Да и на Девятое мая у нас усиленка была, я по участку болтался. А они меня к себе зазвали. Полковник в форме был. У него два ордена боевого Красного Знамени, Красной Звезды, парочка медалей За Отвагу. Там еще какие- то были. Но самое интересное, парочка орденов. Я такие первый раз видел. Явно не наши. Один вообще размером с блюдце. Посредине круг с каким-то профилем и восемь лучей. В каждом луче по три, похоже брюлика. Я у него поинтересовался, что за орден, а он с темы технично съехал. Что с ним, на ИВС закрыли?
   - Нет. На скорой в больничку увезли. Ну что же, Петя, я узнал все, что меня интересовало. Удачи.
  Николай попрощался с участковым и вышел на улицу. Вроде и солнышко спряталось за тучку, но на улице было жарко. С чем уже это было связано, но уже второй год весна начиналась не как обычно, в середине апреля, а в начале марта. И если в марте и апреле нет-нет, да моросил дождь, то в мае еще не выпало ни капли. Днем температура не опускалась ниже тридцати градусов. Николай сел в автомашину, завел двигатель, включил кондиционер и проехал к зданию УВД. Зайдя в УВД, подошел к дежурке. Дежурный держал у уха телефонную трубку. Перед тем как положить ее, сказал абоненту что сейчас доложит руководству. Вопросительно взглянул на Николая.
   - Рома, меня никто не спрашивал. Опера должны были подойти.
   - Значит опера такие.
   - Что-то случилось?
   - Девчонку нашли.
   - Живая?
   - Нет. Волонтеры возле Утиного озера камыши прочесывали. Обнаружили картонную коробку, а в ней труп. Пойду начальнику УВД доложу.
   - Начальник розыска у себя?
   - У себя. Если что нужно, то сразу к нему двигай. Сейчас кутерьма начнется.
  Николай поднялся на второй этаж и зашел к начальнику розыска. Тот сидел за столом, сжимая в руке сотовый телефон.
   - Коля, ты уже в курсе.
   - Если о потеряшке, то да.
   - Нет. О ночном убийстве. Полчаса назад из больнички позвонили, деда положили под капельницу, он попросил медсестру принести воды. Пока та ходила за водой, он через окно вышел с пятого этажа. Оперативная группа выехала. Я связался с военкомом. Может есть кто из родственников. Ситуация такая. Родственников у них не осталось. Но деда и его жену похоронят за счет военкомата. У него жена до пенсии военным медиком была. Они в госпитале и познакомились. Когда он после контузии и плена там лечился.
   - Какого еще плена? Он для Афгана и то староват.
   - Дед стоял у истоков создания специального подразделения "Вымпел". Слышал о таком.
   - Диверсанты, которые работали за рубежом.
   - Да. Дед отвечал за работу в Африке. Его даже к Герою Советского Союза представляли. Но наши же в Африке не воевали. Наградили высшим орденом одной из африканских стран. Так что начинай заниматься делом убитой бизнес вумен. Обожди, начальник УВД звонит.
  Полковник поднял трубку. Выслушав начальника УВД, положил трубку.
   - Николай, нашли труп девочки. Я на выезд. Ты сейчас со своими орлами смотайтесь в следственный комитет. Найдешь Якова Владимировича. Он этим делом занимается. Все, я погнал. Николай вышел из кабинета и поднялся к себе. Часовая стрелка перешагнула за двенадцать. Выждав минут пятнадцать, хлопнув дверью, вышел из здания УВД. Пройдя через площадь, благо следственный комитет находился рядом, зашел в здание. Показав удостоверение охраннику, прошел к кабинету, открыв дверь, зашел в него. В кабинете была небольшая перестановка. Добавился второй стол, за которым сидел парень на первый взгляд в возрасте двадцати двух-трех лет. Взглянув на вошедшего, поморщился.
   - Вроде уже старый, а стучать в дверь и спросить разрешения войти не научили. Что нужно?
   - Повежливей можно.
   - А ты кто такой чтобы меня учить?
   - Ты язычок-то прикуси. Молоко еще на губах не обсохло. Яков Владимирович где?
  Парень демонстративно отвернулся уткнувшись взглядом в монитор. Не дождавшись ответа, Николай вышел из кабинета и в коридоре столкнулся с Яковом.
   - Здравия желаю представителю славного племени следственного комитета.
   - Привет сыскарям. Ты по делам, или на рюмочку огненной жидкости?
   - По делам. Шеф сказал, чтобы к тебе обратился. Вроде как тебе по убийству бизнесменки отписали.
   - Есть такая буква в этом слове. Тебя за мной закрепили, для поддержки штанов? Ну что же, значит поработаем вместе. Ты меня случайно застал. Должен был в больничку выехать, подозреваемого допросить. Пока на совещании был, он в окно вышел. Дежурный следователь выехал. Только что отзвонился. Медсестра дров наломала. У подозреваемого жена в хосписе. Он и попросил медсестру туда позвонить, узнать о ее состоянии. А та оказывается, ночью умерла.
   - Вы бы все равно ничего не сделали. ГРУ своего человека бы не отдала. Да и там самооборона была. Я его видел. На теле места живого не было. Вот значит из-за чего он из окна вышагнул. Его на этом свете уже ничего не удерживало.
   - Ну бог с ним. Сейчас я тебе дело по убийству Карнауховой Нины Степановны покажу. Сразу скажу, что дело не простое. Ты наверняка о ней слышал. Муж депутат городской думы. Владела торговым центром "Зеленый мыс", строительная компания "Афродита".
   - Ясно, что прессовать будут по полной, с самого верха. Яша, что за гоблин у тебя в кабинете сидит?
   - Скажешь тоже. Какой к черту гоблин. Бери выше, это сын заместителя прокурора области. К себе не возьмешь, семейственность. Ты же знаешь, как наш босс ко мне относится. Давно бы поганой метлой меня вымел. Почему-то он считает, что у меня крыша в Главном Следственном Управлении. Вот ко мне стукачка и приставили. И прокурорским и нашим сдает. Как говорится, и вашим и нашим и споем и спляшем. Мне и дела подсовывают, на которых шею можно сломать.
   - Дурдом не только у нас, но и у вас не лучше.
   - Хуже Коля, хуже. Ну все, пойдем.
  Яков открыл дверь в кабинет. Взглянув на молодого, нахмурил брови.
   - Не понял юмора. Я, тебе, когда еще сказал, дела в архив сдать. Схватил и убежал.
   - Так у них еще обед.
   - Схватил дела и исчез. Видишь мне с человеком поговорить надо.
  Недовольно взглянув на оперативника, парень взял со стола несколько папок с документами и вышел из кабинета. Яков сел за свой стол, достал из сейфа папку с не подшитыми документами и протянул Николаю. Тот придвинул стул и сел напротив следователя. Быстро просмотрев документы, вернул ее Якову.
   - Здесь пока практически ничего нет. Осмотр мест происшествия и допрос мужа погибшей.
   - Мне это дело только сегодня передали.
   - Что планируешь?
   - Передопросить мужа. Следователь, который выезжал, сказал, что тот что-то не договаривает. Потеет, глазки бегают. Вторым номером сын со снохой. У сына с матерью и отчимом взаимная неприязнь. Они хотели его женить на мамзель из своего круга. Даже невесту ему подыскали. Он их послал. Женился на студентке со своего курса. Живут в общежитии. Сын с дневного обучения перевелся на вечернее. Днем работает в мастерской по ремонту компьютеров. Последним номером у меня телохранитель убитой. Тот сейчас в больничке с сотрясением мозга. Только сегодня в сознание пришел. Как мне врач сказал, что скорее всего его ударили кастетом. Били в основание черепа. Но немного промахнулись. А так как у него вместо мозга кость, то отделался сотрясением. Бил его человек либо такого же роста, а он два на два, либо в прыжке. Ты, как со мной? Тебе ведь тоже нужно от чего-то плясать.
   - Яша, с тобой хоть на Северный полюс. У меня автомашина возле УВД стоит. Так что погнали.
  Яков закинул папку в сейф. Мужчины встали из-за стола и вышли из здания. Сев в автомашину проехали на улицу Свердлова Љ16. Квартал еще с момента строительства в середине шестидесятых, в народе обозвали буржуйским. Квартиры улучшенной планировки с высокими потолками, где селились партийные работники, директора предприятий и крупных магазинов. Своя школа, каток с теплой раздевалкой, футбольное поле и детская площадка. В святые девяностые старые жильцы разъехались, а их место заняли в основном те полубандиты, кто выжил в девяностые и средней руки спекулянты. Яков с Николаем поднялись на площадку третьего этажа. Следователь нажал на кнопку звонка. Дверь открылась, как будто их ожидали. На пороге стояла женщина лет за сорок пять с небольшим хвостиком. Яков достал удостоверение и показал женщине. Та недовольно поморщилась, но сделала шаг в сторону.
   - Хозяин дома?
   - У себя в кабинете виски жрет. С утра только и делаю, что лед ему таскаю. Видите ли, горе у него.
   - Не любите вы хозяина.
   - Любить или нет, в мои обязанности не входит. Я здесь принеси-подай. Мне за это зарплату платят.
   - Кабинет где?
   - Дверь вон, прямо.
  Яков с Николаем подошли к двери. Первым зашел следователь, за ним оперативник. Яков достал удостоверение и показал мужчине, сидевшему за столом. На котором стояла ополовиненная бутылка виски. Мужчина недовольно хмыкнул.
   - Какого черта вам еще нужно. Меня уже ваш хмыренышь допрашивал.
  Николай, сцепив руки за спиной, отошел к окну. Яков сел напротив мужчины.
   - Карнаухов Сергей Валентинович. Вы рамсы не попутали. Жену убили не у нас, а у вас.
   - Ничего, что у меня депутатская неприкосновенность.
   - Плевать мне на твою неприкосновенность. Человека убили, а ты пальцы веером загибаешь. Кто знал, что у вашей жены будет на руках крупная сумма денег?
   - Я, домработница, пасынок, телохранитель. Ну и кто-то из бухгалтерии. Такую сумму нужно было как-то обналичить.
   - Что о них можете сказать?
   - Домработница. Светка, они с женой друг друга ненавидели. Светка в одном классе учились с женой. Нинка кое-как школу окончила, а Светка с золотой медалью. Институт тоже с красным дипломом. Моя ее и взяла что бы унизить. Пасынок, тот сколько я его помню, нас ненавидел. Перед смертью, Нина ему позвонила. Сказала, что мы новую квартиру завтра покупаем. Эту ему можем оставить, если он разведется со своей колхозницей. Он послал ее куда подальше. Альберт, телохранитель, он любовник жены.
   - Не понял.
   - Мы с женой уже пару лет не живем. У меня своя жизнь, у нее своя.
   - Почему не развелись?
   - Ну я депутат. Кто за меня свой голос отдаст, если узнают, что жену бросил. Ей тоже не выгодно. Через меня шли государственные заказы.
   - Может подскажете инициалы своей любовницы?
   - Постоянной у меня не было.
   - Весело вы живете.
   - А это тоже следователь?
  Карнаухов через плечо показал пальцем в сторону Николая.
   - Нет. Из уголовного розыска.
   - Что, вся мусарня собралась?
  Николай сделал шаг от окна. Яков взглянул на него и отрицательно покачал головой.
   - Ты хотя и депутат, но язычок прикуси. Можно и без него остаться. Пока вы для нас основной подозреваемый в убийстве соей жены и покушении на убийство ее телохранителя.
   - Следак, а ты ничего не попутал?
   - Почему нет? С женой вы жили как кошка с собакой. В денежном содержании она вас скорее всего ограничивала. Особенно в последнее время. А вы привыкли жить на широкую ногу. До вступления в наследство все фирмы переходят к вам в доверительное управление. Через полгода на счетах фирм останутся нолики. Даже наследство с пасынком делить не придется. Ну а вы переберетесь в какое ни будь бунгало, квадратов на сто пятьдесят, где ни будь на Лазурном берегу. Как вам такая версия?
   - Карнахов побледнел и выронил из руки бокал.
   - Пошли вон отсюда. Без адвоката я и слова вам больше не скажу.
  Яков усмехнулся.
   - Ну что же. Сейчас мы уйдем, но это наша не последняя встреча. Да, к следующей нашей встрече, не советовал бы вам употреблять спиртное. Коля, пойдем. Нам еще с горничной нужно побеседовать.
   - Я вам запрещаю.
   - Это нам решать.
  Яков с Николаем вышли в коридор, прикрыв дверь в кабинет. Горничная стояла у вешалки и слаживала в сумку какие-то вещи. Яков окликнул ее. Та от неожиданности вздрогнула и резко повернулась.
   - Фу, напугали.
   - Светлана, хотелось бы с вами поговорить.
   - Если вы не против, я вещи соберу. Нина как чувствовала, дня за два до смерти выбрала вещи, которые ей не нужны и мне отдала. Ей не нужны, а мне пригодятся. Тем более, что мне уже здесь не бывать. Муженек Нинки распорядился, чтобы ноги у них в доме не было.
   - Мы вас во дворе, в беседке подождем.
  Николай с Яковом вышли из подъезда и зашли в беседку во дворе. Николай достал пачку сигарет и протянул следователю. Тот отрицательно покачал головой.
   - Неделю назад бросил. Что скажешь?
   - Врет как сивый мерин. Когда ты его грузить начал, у муженька нога задергалась. Ты этого не видел, а я за спиной стоял.
   - Есть от чего начинать плясать. Сейчас еще побеседуем со Светланой. А дальше спланируем, кому что нарежем. Вот и она идет.
  Яков встал с лавочки и окликнул Светлану. Та зашла в беседку. Поставила сумку и села рядом с Николаем. Взглянув на Николая, улыбнулась.
   - А я тебя помню. Ничего, что на ты.
   - Да вроде не пересекались.
   - Школа Љ19. Ты в десятом классе, а я в третьем. Торжественная линейка. И ты повязал мне пионерский галстук. За дело Ленина будь готов. Всегда готов. Меня -то ты вряд ли вспомнишь. Я тогда мелкой пигалицей была. Вот ведь жизнь свела.
  Покачав головой Светлана взглянула на следователя, признав в нем старшего.
   - Я вас слушаю.
   - Светлана, что вы можете сказать о своих, теперь уже бывших хозяевах? Муж потерпевшей сказал, что вы с Ниной Степановной были в не очень хороших отношениях. Что она над вами издевалась.
   - Во уж кто, так это он чмо болотное. Нину я с первого класса знаю. Нам с ней делить было нечего. Мы с ней в разных весовых категориях были. Она у нас до десятого класса Мальвиной была, самой красивой в школе. Все пацаны за ней ухлестывали. А я серой мышкой. Но она всегда была целеустремленной. Всегда знала, чего хотела. С девчонками перед выпускным собрались. Разговорились, кто куда после школы пойдет. Кто собрался учиться на медика, кто на бухгалтера, кто в торговлю. Я сказала, что буду поступать в институт по специальности инженер-конструктор авиационных двигателей. Девчонки еще посмеялись, что это не женское дело. Мне нравилось с двигателями возиться. Отец приучил. Я ему сына заменила, он его очень хотел, а нас две девки
  было. Нина тогда сказала, что выйдет замуж за богатого Буратино и займется бизнесом. После школы мы не встречались. Но я слышала, что она вышла замуж за какого-то бандита. Может слышали, у него кличка Лесник была. Они прожили вместе года. Родила Сашку, а через три месяца мужа у нее застрелили. После него остались парочка АЗС и несколько небольших магазинчиков. Нина все продала и купила половину торгового комплекса "Зеленый мыс". Мы с ней случайно встретились. Я пришла уборщицей наниматься. Она и предложила наняться к ней няней. У меня выбора не было. Моторный завод прикрыли. Меня сократили. Муж буровым мастером работал. На буровой авария была. Ему ноги трубой перебило. Кроме своего ребенка на мне еще двое сыновей сестры повисли. Так получилось, что пришлось взять их под опеку. Сестра без вести пропала. Ушла на работу и не вернулась. Муж у нее запил. Его родительских прав лишили. Нина мне хорошо платила. Я ей очень благодарна. У нас с ней споры были только из-за воспитания Сани. Она над ним тряслась, от всего оградить хотела. А я ей всегда говорила, что свои шишки он должен набить сам. Знаете, это как в детском саду. Неделю ходишь, да неделю болеешь. Пока организм сам не начнет бороться с инфекцией, пока у тебя не будет иммунитета.
   - Что по ее мужу можете сказать?
   - Слизняк. Он жил за счет Нины. Она его и депутатом сделала. Два года назад, Нина узнала, что он себе любовницу завел, ее лучшую подругу. Хотела его вышвырнуть, да он в ноги ей упал, прощения выпросил. Он бы нищим остался. У них был брачный договор. В случае его измены ему ничего не достается. Они его у нотариуса заверили. Недавно Нина что-то опять заподозрила. Наняла частного детектива. Оказалось, что он с этой подругой до сих пор встречается. К тому же он игроком был. Пока казино не закрыли, почти каждый вечер там пропадал. Проигрыши Нина оплачивала до поры до времени. До того, как Нина частного детектива наняла, они из-за денег сильно разругались. Он где-то проиграл крупную сумму. Плакал, что если в течении месяца не отдаст, то его убьют.
   - Что скажете об отношениях Нины и сына? Отчим сказал, что между ними пробежала черная кошка.
   - Да все у них было нормально. Пусть и не совсем гладко. Сашка отчима на дух не переносил. Да вся ее семья его не признавали. Родители Нины приехали на похороны из деревни и у Сашки остановились. Нина Сашке дарственную на эту квартиру написала, а сама собиралась переехать в новую. Но уже без мужа. Заявление на развод подала.
   - Света, а кто мог знать, что она будет с крупной суммой денег?
   - Муженек, я, телохранитель. Сашка знал, что мать квартиру покупает, но когда именно Нина ему не говорила. Обнальщики знали. Ну и в банке, где она должна была на эту сумму доллары купить. Продавцы квартиры попросили в валюте расплатиться.
   - Света, насчет обнальщиков поподробней.
   - У Нины на своем счете денег мало было. Все в дело были вложены. Чтобы со счета фирмы снять, она обратилась к тем, кто деньги обналичивает. К кому именно, не знаю. А валюту она в сбере заказывала. Вот вроде все.
   - Света, а что можете сказать о телохранителе? Муж сказал, что он у нее в любовниках был.
   - Алик? Вот только вы не издевайтесь. Какой из него любовник. Молодой мужик. Жена красавица, двое детей. Да он кстати из ваших. Лет пять в ОМОНе служил. С начальством не ужился. В Москве курсы телохранителей закончил. Сейчас в каком-то ЧОПе числится.
   - Спасибо. Вы нам очень помогли.
  Светлана махнула рукой. Попрощалась, подняла сумку с пола и пошла в сторону выхода из двора. Яков взглянул на Николая.
   - Ну что опер скажешь?
   - Фронт работ нарисовался. Пока моя версия такая. Муженек каталам проиграл крупную сумму. Те такой куш не упустят. Поставили на счетчик. За ноги трясти будут, пока последнее сольдо не вытряхнут. Жена с деньгами прокатила, подала на развод. Он остается с голыми штанами. Навел катал. И с ними рассчитался, и от жены избавился. Вторая версия, это хотя версия и за уши
  притянута, обнальщики. Нужно еще с сыном поговорить и телохранителем. Может еще те что подскажут.
   - Согласен. О каталах он ничего не скажет. Тем более, если жену заказал. Коля, сделаем так. С ними ты сам побеседуешь. Меня добросишь до комитета. Я подготовлю постановления на изъятие документов у нотариуса и в ЗАГСе. Потом в суд смотаюсь. Пошли.
  Николай высадил Якова возле здания Следственного комитета, а сам проехал на улицу Пушкина, к общежитиям студенческого городка. В восьмидесятые, во времена развитого социализма, первому секретарю ОБКОМа в голову пришла идея, построить студенческие общежития в одном месте. Так и появился студенческий городок. В святые девяностые студенты в общагах исчезли. Но так как место пустым не бывает, то и в общежитиях вместо студентов появились новые жильцы, наркоманы, воры, а точнее весь криминальный сброд. За сутки экипажи ППС раз по десять выезжали, поножовщина, драки, стрельба. Пока это всем не стало как кость в горле. Лет пять назад половину заведующих общежитиями посадили за взятки, половина разбежалась. По жильцам была проведена спецоперация. Задействовали весь городской гарнизон УВД с привлечением специального полка, тогда еще милиции. После чего внезапно у ВУЗов появились деньги на ремонт и иногородние студенты. Николай загнал автомашину на стоянку. Закрыл ее и подошел к парню, который подметал тротуар возле одного из общежитий.
   - Парень, корпус Б, где находится?
   - За углом. Это ваше точило?
  Парень головой кивнул в сторону стоянки. Опер усмехнулся. Николай уже привык, что его автомашиной часто интересуются.
   - Моя.
   - Класс. Вот закончу эту бурсу, накоплю денег и куплю себе такой же раритет. Можно, я хоть с наружи посмотрю.
   - Ну если не торопишься, то я минут через пятнадцать подойду. Сможешь и изнутри посмотреть.
  Парень довольно улыбнулся. Майор подошел к корпусу Б, на крыльце которого курил крепыш в форме сотрудника вневедомственной охраны. Николай начал подниматься на крыльцо. Крепыш остановил его.
   - Вы к кому?
   - Лесников Александр. Комната 105.
   - Документы. Паспорт, либо водительское удостоверение.
  Майор достал удостоверение и показал охраннику. Тот удовлетворенно кивнул головой.
   - Свои.
   - Сейчас уже не свои. Как оно в Росгвардии служится?
   - В полиции лучше было. Правда, что у Лесникова мать убили?
   - Есть такое.
   - Жаль, хорошая женщина была. Когда приходила, всегда поздоровается, здоровьем поинтересуется, либо баночку кофе даст, либо пачку чая с печенюшками. Внук у нее вообще был свет в окошке. Александр со стариками ушел куда-то. В комнате только его жена, Настя и сын.
   - Значит, с ней пообщаюсь. С Александром после похорон поговорим.
   - Заходите. Первый этаж. Налево.
  Николай зашел в общежитие и подошел к комнате с цифрами 105 на двери. Нажав на звонок, сделал шаг назад, достал удостоверение и развернув поднял его на уровень дверного глазка. За дверью раздались шаги и молодая женщина, не глядя в глазок, распахнула дверь. Взглянув на удостоверение, шагнула в сторону.
   - Проходите. Я, правда, своих ждала. Но что-то они задерживаются. Вы проходите в комнату, мне сына нужно покормить. Сейчас я вам чая налью. Правда в пакетиках. Кофе дома не держим. Муж его любит, но ему нельзя. Изжога сразу начинается.
  Николай зашел в комнату. К столу был придвинут стул, к спинке которого был прикреплен детский раскладной стульчик. На котором восседал карапуз, перед которым стояла тарелка с каким-то пюре. Малыш пытался чайной ложкой зачерпнуть, но у него это плохо получалось. Николай
  подмигнул ему. Тот попытался ответить, но не смог и закрыл оба глаза, скорчив смешную рожицу. Николай улыбнулся. Малыш открыв глаза заулыбался во весь рот, показывая пару молочных зубов. Зашедшая в этот момент Настя сама заулыбалась и сказала.
   - Вы ему понравились. Обычно если кто незнакомый приходит, он хмурится и за меня прячется.
  Настя поставила перед Николаем чашку с чаем и вазочку с сахаром. Докормив сына, она салфеткой вытерла ему мордашку, достала из стула и посадила его себе на колени.
   - Вот теперь я вас слушаю. Вы спрашивайте, что вас интересует. Я сама закончила юридический факультет. После четвертого курса даже в третьем ГОМе на практике в дознании была.
   - Не понравилось?
   - Нет. Пока там не поработала, даже не думала, что в городе столько грязи. Первое время даже страшно было одной ходить.
   - Что вы можете сказать о отношениях мужа и свекрови?
   - Как у всех. Мама диктатор в семье. До того, как мы сошлись, Саша был у нее любимчиком. Вдруг рядом с ним появилась другая. Да еще и приехала из деревни. Знаете, на ее месте я бы так же ревновала. Нам пришлось поселиться здесь, в общежитии. Нина Степановна Сашу простила только после того, как у нас Степа появился. Раза два в неделю заезжала, что бы с ним понянчиться.
   - Александр знал, что мать повезет крупную сумму?
   - Нет. За день до смерти, вечером, Нина Степановна позвонила Саше. Я слышала весь их разговор. Так получилось, что Шура играл со Степой, а я гладила Степины вещи. Шура включил сотовый на громкую связь. Разговор вначале был ни о чем. Как здоровье, как Степа? Перед тем, как отключиться, она сказала, что написала дарственную на квартиру. Что собирается по случаю приобрести для себя другую. Где именно, сказала, что будет сюрприз. Еще сказала, что подала заявление на развод. На следующий день, нам позвонили, сказали, что ее убили.
   - Настя, а какие отношения были у Александра и отчима?
   - Плохие. Они всегда ненавидели друг, друга. Саша считал его альфонсом и безвольной тряпкой.
   - Понятно. Спасибо. Я, пойду.
   - Вы их найдете?
   - Постараемся.
  Николай попрощался и вышел из общежития. Студента, который хотел посидеть в автомашине, на горизонте не наблюдалось. Сев в автомашину, проехал к зданию второй городской больницы, где находилось травматологическое отделение. Закрыв автомашину, поднялся в отделение и зашел к заведующему. Переговорив с ним, ничего нового оперативник не узнал. Николай взял у медсестры белый халат, накинул его на плечи и прошел в палату, где находился телохранитель Карнауховой. В палате стояли три кровати. На одной лежал мужчина лет тридцати с забинтованной головой. Две кровати пустовали, но судя по смятым подушкам и небрежно закинутыми одеялами, соседи были либо на процедурах, либо валяли дурака в бесчисленных коридорах больницы. Майор взял стул, стоящий возле стола, и придвинул его к кровати, на которой лежал мужчина. Тот, услышав шаги и шорох передвигаемого стула, открыл глаза.
   - Наконец родная полиция пожаловала. Я уже вас заждался. Да еще в звании майора.
   - Откуда узнал, что из полиции, а тем более, что майор?
   - Взгляд старого волкодава. Я на таких насмотрелся, когда в ОМОН работал. То, что майор, так это элементарно. Для капитана староват, а подполковники и полковники вряд ли придут по мою грешную душу. Для этого с небес нужно спуститься. Но предупреждаю сразу, что к убийству не причастен. Наводку тоже не давал.
   - Альберт...
   - Называйте меня лучше Алик. Я к этому привык. Альберт слишком официально.
   - Как скажешь. Алик, расскажи все подробно о том дне, когда на вас напали. Постарайся в подробностях.
   - Начальник, как скажешь. В восемь часов утра я заехал за Ниной Степановной. У нее рабочий день начинается с девяти. Но она всегда на работу приезжает на полчаса раньше. Чтобы кто-то лишний во дворе крутился, я не заметил. Проехали к торговому центру "Зеленый мыс". У нее офис там на третьем этаже. Проводил ее до офиса. Она зашла в кабинет, я остался в приемной. Без пятнадцати двенадцать она вышла, и мы прошли в фитнес-центр "Антей". Это через дорогу от торгового центра. В тринадцать ноль-ноль, она вышла. Мы должны были вернуться в центр, но ей позвонили обнальщики. Что она может приехать и забрать свои деньги. У них хотя и прокурорская крыша, но крупные суммы, они стараются у себя долго не держать. Прокурорские могут от ментов отмазать, но не от бандитов. После звонка мы проехали на улицу Ямская Љ28. Там офисное здание. Поднялись на четвертый этаж, слева по коридору до конца. Табличка с надписью ООО, а дальше фиг запомнишь. Рога и копыта. Я заглянул в кабинет, там сидели двое. Нина Степановна зашла в кабинет. Я остался в коридоре. В четырнадцать мы вышли из здания. Вроде все спокойно, но мне один мужичек не понравился. Стоял, курил, от входа метрах в пятнадцати. Обычно все нормальные курят недалеко от урны, чтобы затем окурок выкинуть. А этот держал сигарету в кулаке. Так обычно зеки держат. И руки синие от наколок. Когда нас увидел, дернулся, как будто его током шарахнуло и отвернулся. Мы сели в автомашину. Нина Степановна позвонила в банк. Ей сказали, что нужную сумму в евро, привезут через пару часов. После чего она позвонила маникюрщице. Нина Степановна к ней ездит раз в неделю. Та была свободна и согласилась принять. Мы проехали на Ленина 15. Во дворе припарковаться негде было. Между домами там трансформаторная будка, вот я туда машину и поставил. Прошли во второй подъезд, квартира семнадцать. Минут через сорок мы вышли из подъезда и пошли в сторону автомашины. Когда мы подходили к автомашине, из-за угла вышел тот зечара и бросил нам под ноги петарду. Это я сейчас понимаю, что петарду. А тогда я сработал на автомате. Задвинул Нину Сергеевну себе за спину и начал доставать травмат. После этого ничего не помню. Да, вот еще что. Когда мы шли к автомашине, за нами шел высокий, спортивного телосложения парень. Но я на него внимания не обратил из-за того, что у него на руках была мелкая собачка. Знаете, из тех, что на всех тявкают, как Табаки при Шерхане.
   - Сумка с деньгами у кого была?
   - У Нины Степановны. Первая заповедь телохранителя, это свободные руки.
   - На зека фоторобот сможешь составить?
   - Без проблем. Если у вас есть чистый лист и карандаш, могу и сам нарисовать. Вы не думайте, что у меня в голове только кость, как доктор смеется. В детстве я закончил художественную школу. Даже конкурсы выигрывал.
   - Это чуть позже. Алик, как думаешь, обнальщики не могли навести?
   - Вряд ли. Они ведь живут за счет клиентов. Если слухи пойдут, что бандитов наводят, к ним никто не пойдет. Да и их крыша закопает по самые ноздри.
   - Кто у них крыша?
   - Заместитель прокурора города Гасанов. В городе три группы, которые этим занимаются и все под ним ходят. Силовая поддержка ОМОН.
   - Ты откуда это знаешь?
   - В ОМОНе есть первый взвод, так сказать элита. Когда приходишь в ОМОН, тебя изучают со всех сторон, как археолог мумию. На что ты способен, трус или нет, есть квартира нет, жена, дети. Если по каким-то критериям подходишь, то тебя командир первого взвода приглашает на беседу в неформальной обстановке. Есть такой ресторанчик "МУР". Там бывают только свои. Ребята из СОБРа и ОМОНа. Если соглашаешься, то тебя переводят в первый взвод. Я согласился. Меня подловили на том, что мне срочно нужны были полтора миллиона на лечение сына. Я тогда согласен был черту душу продать. Занять не у кого, а в банках нам кредиты на такую сумму не дают. Боятся, что во время задержания кто ни будь на небеса отправит и кредит некому отдавать будет.
   - Алик, чем же этот первый взвод занимается?
   - Кроме основной работы нейтрализация охраны во время рейдерских захватов, нейтрализация конкурентов. Нужно избавиться от конкурента, платишь деньги. Какой ни будь следак на земле возбуждает дело по мелочевке. Приходит ОМОН, конфискует товар, документацию. Через полгода, год, все возвращают, но продукция либо уже испортилась, либо уже никому не нужна. Клиенты ушли к конкуренту. Кроме этого, сопровождение обнальщиков в обе столицы. Они же в основном работают не с нашими, а с комерсами из Москвы и Питера. Они туда раз в неделю деньги коробками таскают. Наша задача сопроводить их из точки А, до точки Б без происшествий. Если честно, то я бы и дальше работал, да не судьба. Во время захвата молочного комбината земляками Гасанова, один из его земляков обкурился дури выступать начал, что мы шестерки, русские собаки, ну и прочее. Я ему в трех местах челюсть сломал. На следующий день меня начальник отряда вызвал, сказал, что потерпевший оказался родным племянником Гасанова и тот требует крови. Выдал мне обходной. На следующий день меня уволили. Деньги у меня были. Съездил в Москву, закончил курсы телохранителей. Нина Степановна была моим первым клиентом.
  Николай достал из папки чистый лист бумаги и авторучку. Положив лист на папку, подал Алику. Приподнял подушку, чтобы тому было удобней рисовать. Алик прикрыл глаза. Полежав пару минут, взял авторучку и начал по памяти рисовать портрет. Закончив, протянул лист Николаю.
   - Майор, он худощавый, рост под метр восемьдесят. Кожа синевато-серого цвета. Такая бывает у долго отсидевших, которые нечасто видели солнце. Скорее всего где ни будь на северах. На вид, лет пятьдесят, пятьдесят пять.
   - Алик, выздоравливай.
  Попрощавшись, оперативник вышел из больницы и сел в автомашину. Взяв в руки лист бумаги с портретом, сидел над ним минуты две. Кого-то ему портрет напоминал, но пока он не мог вспомнить кто это. Через руки Николая прошла не одна сотня людей, как жулики, потерпевшие, свидетели. Отложив портрет, завел автомашину и проехал к зданию следственного комитета. Набрал по телефону Якова и попросил того выйти. Следователь не заставил себя долго ждать. Сев в автомашину, вопросительно посмотрел на Николая.
   - Ну что опер нарыл?
  Майор протянул ему лист бумаги с рисунком.
   - Никого не напоминает? Телохранитель его срисовал, когда Нина Степановна получала деньги и во время нападения. Он им под ноги петарду кинул. Телохранитель среагировал, закрыл собой Карнаухову. В это время получил удар кастетом по голове, а та нож в сердце. Там был второй нападавший. Парень старше двадцати, спортивного телосложения. На руках у него была шавка. Из-за чего телохранитель на него внимания не обратил.
   - Что за шавка?
   - Собачка мелкая. Отвлекающий маневр. Яша, ты на телефон эту морду сфотографируй. Покажи старикам. Может кто и вспомнит. Я по своим пробегусь.
   - Коля, что планируешь?
   - Сейчас возьму кого ни будь с оперов и к Сене Тузику метнемся.
   - Смотрящий по каталам?
   - Да. Если Карнаухов проигрался по- крупному, то Тузик должен быть в курсе.
   - Коля, ты не знаешь, почему его Тузиком прозвали. Там рама два на два. Об шею лом гнуть можно.
   - Это у него с детства такая кличка. Когда в карты играли, он туз всегда тузиком называл. Так вот и прилипла.
   - Коля, я постановления суда получил. Завтра, с утра, выемку документов организую. Если что, звони.
  Яков вышел из автомашины, а Николай проехал к зданию УВД. Поднявшись на крыльцо, подошел к дежурному, который вышел на улицу, подышать воздухом.
   - Как дела?
   - На ушах все стоят. Все начальство уехало. Микрорайон полностью зачищают.
   - Из оперов есть, кто ни будь?
   - Смирнов. Он завтра в отпуск уходит. Пока секретчик домой не ушел, он заехал документы сдать и ствол. Что хотел?
   - В гости к одному пассажиру нужно заехать.
  Майор достал телефон и найдя в справочнике номер Смирнова, нажал на кнопку вызова. Тот не ставил себя ждать и ответил.
   - Стас, ты дела сдал?
   - Да. Сейчас в дежурку спускаюсь, ствол сдать.
   - Стас, не сдавай. Я на крыльце стою. Помощь нужна.
   - Ну как первому наставнику откажешь. Сейчас буду.
  Дежурный столкнулся в дверях со Смирновым. Невысоким крепышом с короткими седыми волосами. Поздоровавшись с Николаем, вопросительно взглянул на него.
   - Коля, что случилось?
   - К Сене Тузику в гости нужно съездить.
   - Вот он вздернется от удовольствия. Неделю назад мы его катран вывернули. Помнишь, месяц назад разбой был на ломбард.
   - Двое залетных. Причем здесь они и Тузик?
   - Они часть золота ему в картишки проиграли. Представляешь, приезжаем, он пальцы веером. Знать ничего не знаю, в глаза золота не видел. Я ему пригрозил, что если постановление суда возьму, то все выверну, даже полы вскрою. Он смеется, что никто мне постановления не подпишет. Что судьи тоже люди и тоже любят картишками перебросится. Тем более, что у него вся городская элита пасется. Ребят с ним оставил, а сам в суд метнулся. Марине Александровне на пальцах объяснил, та постановление и подписала. Наша палочка-выручалочка.
   - Да такая же как все была, пока сына не ограбили. Хотя, чего я тебе говорю. Ты же этим делом и занимался.
   - Нам тогда повезло. В течении двух часов раскрыли. Так вот, взял постановление, приехал к Тузику, у того челюсть аж колени придавила. Золото изъяли. Я еще у него из компа блок памяти изъял. У Сени во всех комнатах скрытые видеокамеры стоят.
   - Стас, когда это было?
   - Неделю назад.
   - Блок памяти у тебя?
   - Где еще ему быть? Себе оставил. Может еще что интересное увижу.
   - Стас, на время погонять дашь?
   - Без проблем. Все равно в отпуск ухожу. Тебе Сеня зачем нужен?
   - В машине объясню.
  Оперативники прошли к автомашине Николая. Сели в нее и проехали к когда-то спортзалу машиностроительного завода. Благополучно раздербаненому в начале двухтысячных. Тузик за копейки приобрел спортзал, поставил четыре биллиардных стола, а по периметру отгородил несколько комнат, где поставил покерные столы. У входа в спортзал, на лавочке, сидели двое, разомлевших на солнышке бодигарда. Увидев подошедших, они вскочили и отошли в сторону, один из них достал сотовый и начал кому-то названивать.
   - Стас, что-то они какие-то зашуганные.
  Николай с насмешкой взглянул на Стаса.
   Тот попытался сделать на лице серьезную мину, но не выдержав, рассмеялся.
   - Когда за постановлением уехал, эти гаврики решили моих ребят подвинуть, на улицу к выходу вежливо попросили. Когда приехал, они на растяжке стенку толкали.
  Оперативники зашли в зал. Недалеко от входа стоял Тузик с телефоном в руке. Увидев вошедших, перекрестился.
   - Свят, свят. Опять вы пожаловали. Ну на этот-то раз что вам нужно? Я ведь уже вам все отдал.
  Стас взглянул на Николая.
   - Коля, твоя тема.
   - Моя. Тузик, где бы нам поговорить? В ногах правды нет.
   - Можно у меня в кабинете.
   - Показывай.
  Тузик рукой сделал приглашающий жест и пошел в дальний угол, где у него была отгорожена небольшая каморка. Обшарпанная дверь, больше напоминавшая кладовку для хранения швабр и веников с метлами. Но внутри стоял стол из красного дерева, четыре глубоких кресла, обтянутых кожей, бар с импортными напитками и небольшой, вмонтированный в стену сейф.
   - Располагайтесь господа-товарищи полицейские.
  Дождавшись, когда опера сядут, продолжил.
   - У вас нет желания стать моей крышей. Старую можно и поменять. Течет со всех сторон. Платить в общак и двум крышам, я не потяну.
   - Сеня, крышу оставим за скобками. У нас разговор о другом.
   - Жаль. Вас реально ОБЭП боится. Я, когда вы у меня золото выгребали, им позвонил, сказал, что на меня наехал. Они хорохориться начали. Когда узнали, что розыскники, сразу сдулись. Сказали, что с ними сориться, для себя чревато. Раз сам накосячил, сам и разбирайся.
   - Сеня, ты нам долго будешь зубы заговаривать? Ты ведь меня знаешь и знаешь, чем я занимаюсь.
   - Да. Но я по мокрому не работаю.
   - А вот я не уверен. Сейчас все от тебя зависит. Либо все как на духу рассказываешь, либо становишься основным подозреваемым по совершению разбойного нападению с трупом и покушению на убийство.
   - Начальник, да ты чего! Одно дело должнику рыло начистить, а другое на мокрое дело подписаться.
   - Прикуси язык и слушай меня внимательно. Сеня, ты, наверное, не догоняешь, то что я тебе сказал. У тебя есть весь шанс сесть на пожизненное. Остаток жизни провести в "Полярной сове", в одиночной камере. Депутата Карнаухова знаешь?
  Тузик встал из-за стола, подошел к бару. Налив полстакана виски, выпил его и сел за стол. Положив пудовые кулаки на столешницу. Посидев в задумчивости минуту, тяжело вздохнул.
   - Куда не кинь, везде клин. Выбор между пулей и решеткой. Не расскажу, вы закроете. Скажу, Мельник завалит. Хорошо, так хоть какая-то надежда есть. Спрашивай.
   - Уже спросил. Депутата Карнаухова знаешь?
   - Этого лоха все каталы города знают. Если бы его жена не вытаскивала из всех передряг, давно бы без штанов остался. Бомжевал бы на какой ни будь помойке.
   - Когда видел его в последний раз?
   - Две недели назад. Он прибежал, счастливый, аж руки трясутся. У него на кармане сто тысяч было. Я еще удивился, откуда у него деньги появились. Жена ему в последнее время денег не давала. Слово за слово, он и проговорился, что через него кому-то взятку передали. А эти деньги его комиссионные. Посетителей было немного, я к нему своих людей и подсадил. Выигрыш, проигрыш. Спустил все, прибежал ко мне. Сначала двести тысяч занял. Проиграл. Прибежал, еще триста тысяч занял. Начал выигрывать под нашим контролем. Решил, что ему масть пошла. Пошел ва-банк. Проиграл. Я ему дал неделю, что бы он вернул долг. Согласись, начальник, что это по- божески. Он за это время мог взять в банке кредит, либо у своих друганов занять. Неделя прошла, а он не шевелится. Прятаться начал, на звонки не отвечал. Послал я к нему своих пацанов. Те его предупредили, что я даю ему еще три дня, а затем его ставлю на счетчик. Но на следующий день позвонил Мельник. Сказал, что через час придет его человек, принесет бабки. И что бы я отдал ему расписки депутата.
   - Мельник, это Юра Сомов. Раньше жил на Мельничной.
   - Да, он.
  Николай взглянул на Стаса.
   - Помнишь такого?
   - Еще бы не помнить. Одно из моих первых дел, в которых участие принял. Тяжкие телесные со смертельным исходом. Ему тогда двенадцать лет суд нарисовал.
   - Сеня что замолк?
   - Да, было такое. Он в красную зону попал. Отморозился от всех, от красных и от черных. Как уж Мельник договорился с хозяином, не знаю. Но он собрал возле себя таких же отбитых на всю голову. Вымогали деньги у осужденных. Половину заносили хозяину, половину себе оставляли. Полгода назад Мельник освободился. Организовал свою банду. Их немного, человек десять. Плевать им на все авторитеты и воровские законы. В основном ездят на гастроли, но и здесь чудят не по- детски. Говорят, что у Мельника в советников кто-то из ваших бывших. Толи вояка, толи мент. Может все в одном флаконе. Просчитывают все, до последней запятой. У самого Мельника бы на такое ума не хватило. Месяц назад он с Морозом закусился. Сейчас ни Мороза, ни его братвы нет.
   - Ладно, с этим проехали. Кто приходил за расписками?
   - Начальник, я его видел в первый раз. Кащей Безсмертный. Высокий, худой, весь в партаках Наколки на руках не разберешь. Все в одно слилось. На шее паутина с пауком. Самое страшное глаза. Они у него черные и зрачков не видно. Инопланетянин. Своим взглядом всю мою охрану распугал.
   - Что говорил? Может акцент есть, шепелявит?
   - Он ни слова не сказал. Пришел, бросил пакет с деньгами на стол, забрал расписки и ушел.
   - Нет. Скорее всего с Мельником на зоне снюхался.
   - На видео его нет?
   - Так вы же у меня блок памяти изъяли. Новый только сегодня должны привезти.
   - Сеня, мало ли, вдруг кто-то из твоих бойцов на Мельника работает. Люди от него нарисуются скажешь, что да, менты были, интересовались депутатом. Ты ментам объяснил, что да, приходил, играл. Проиграл полмиллиона. Ты ему занял, но без расписки.
   - Отбрехаюсь как ни будь.
  Николай встал из-за стола.
   - Стас погнали. Труба зовет.
  Оперативники вышли из зала и сели в автомашину. До УВД ехали молча. Выйдя из автомашины, поднялись на крыльцо. Николай остановил Стаса.
   - Ты мне кое-что обещал.
   - Сейчас поднимемся, заберешь блок. Мне все равно еще ствол сдавать. Коля, ты на пенсию не собираешься? Чем дальше, тем все хуже. Как будто кто-то специально спецслужбы разваливает.
   - Думаю. Вот это дело размотаю и рапорт на пенсию напишу.
   - Коля, тестю нужен начальник службы безопасности. Ты же знаешь, он у меня крутой. Работа правда хлопотная. У него филиалов по стране много, но и зарплата соответственно. Тебя же семья не держит.
   - Стас, а ты чего к нему не пойдешь?
   - Из принципа с родственниками не связываюсь. Хомут оденут, потом не снимешь.
   - Есть такая буква в этом слове. Ну что пойдем, блок отдашь.
  Забрав блок, Николай попрощался со Стасом и прошел в свой кабинет. Закрыв блок в сейф, вышел из здания УВД, сел в автомашину и проехал к дому, где проживал. Закрыв автомашину, поднялся к себе. Тетка хлопотала на кухне, готовила ужин. Вечер прошел, как и многие предыдущие. Прохладный душ, ужин, пара часов возле телевизора и сон. Николай долго не мог уснуть. Лишь часа в два ночи забылся беспокойным сном. В шесть утра прозвенел будильник. Николай сел на кровати, нажал на кнопку, отключив будильник. Приняв душ, выпил кружку растворимого кофе и вышел на улицу. Несмотря на утро, солнышко жарило не по- детски. Дворник, дед Иван, сидел на лавочке, дымя самокруткой с самосадом. Николай поздоровался и присел рядом с ним, достав сигарету. Дед неодобрительно покачал головой.
   - Семенович, как ты эту дрянь куришь? Лучше попробуй моего табачка.
   - Спасибо, раз уже попробовал, затем неделю легкие выплевывал. Ты где его берешь?
   - Внук на даче специально для меня грядку держит. А ты чего в такую рань? Это мне старому не спится.
   - Работа. Труба зовет.
   - Семенович, ты лучше бы о себе маленько подумал. Сколько раз уже видел, как ты нет-нет, но за сердце хватаешься. Работа она ведь никуда не убежит. Сердце ведь одно. Клинанет, не заведешь.
   - Прорвемся.
  Докурив сигарету, Николай бросил ее в урну. Прошел к автомашине, сел в нее и проехал к зданию УВД. Закрыв автомашину, прошел в дежурную часть. Роман сидел за столом и писал рапорт в журнале сдачи-приема дежурств. Майор поздоровался с ним. Тот взглянул на Николая и уткнулся в журнал.
   - Коля, что-то хотел спросить?
   - Что по потеряшке?
   - На коробке и скотче ДНК изъяли. Эксперт сказал, что девчонку в день пропажи изнасиловали и убили.
   - По моей теме за ночь что-то было?
   - Было, но тебя поднимать не стали. На Олимпийской к семье гость приехал, брат жены после вахты. Поезд сутки нужно было ждать. Они с хозяином бутылочку коньяка приговорили, показалось мало. Пошли в магазин. Возле магазина до них двое семнадцатилетних отморозка докопались. Типа, дядя купи бутылочку. Гость послал их в известном направлении. Зашли в магазин, малолетки за ними вломились, скандалить начали. Продавец на кнопку вызова охраны нажала. Охранник, который в магазине был, шакалов из магазина вышвырнул. Мужики бутылку купили, выходить начали, а эти отморозки где-то обрезок трубы нашли. Вот гостя по голове и приложили. Шакалы даже убежать не успели. Ребята из Росгвардии подъехали, приняли. Ты к себе?
   - Да, кое-что проверить нужно.
  Николай зашел в кабинет, достал из сейфа блок и подключил к компьютеру. На ускоренном просмотре нашел нужную дату и как Карнаухов сидел за покерным столом. Достал из стола флэшку и записал на нее. Закончив, убрал блок в сейф. Подойдя к подоконнику, на котором стоял чайник, заглянул в него. Долив воды из графина, нажал на кнопку. Достал из стола банку кофе с пакетом сахара. Дверь со скрипом открылась и в кабинет зашел молодой опер.
   - Семенович, можно?
   - Антон, ты чего как не родной? Уже в свой кабинет разрешения зайти спрашиваешь.
   - Так вам для поддержки штанов других оперов кинули. Вдруг у вас что запланировано, а я помешаю. Тем более, что со вчерашнего дня я враг народа.
   - Не понял.
   - Помнишь, месяцев девять назад группу черных риэлтеров взяли.
   - Вы тогда без меня это дело реализовали, я тогда в командировке был.
   - Так вот. Мы тогда с Тимкой главаря задержали и обыск у него дома делали. С нами еще следак из следственного комитета был. В тайнике пять миллионов нашли, с последней их сделки по продаже квартиры. Там еще деду повезло, что они ему харакири не сделали и закопать не успели. Деньги мы сложили в черный пакет. Следователь его перевязал и опечатал. Он на совещание торопился, попросил меня сдать деньги в камеру вещьдоков. Что я и сделал. Все, как обычно. Дежурный принял, поставил инвентарный номер, в журнале записал, я расписался. Неделю назад суд над ними начался. Прокурор позавчера вскрыл пакет с деньгами, а там вместо денег билеты банка приколов. Судья прервал заседание и дал поручение прокурорским, чтобы в течении недели нашли деньги и того, кто их похитил. Вчера, нас с Тимкой с утра гестапо приняло. Почти до полуночи кололи. Типа мы заехали в магазин сувениров и деньги подменили на фантики.
   - Какого черта мне вчера не позвонили?
   - Телефоны изъяли. Когда отдали, уже поздно были. Семенович, тебя беспокоить не стали.
   - Не знаешь, начальник розыска уже пришел?
   - Машина на автостоянке стоит.
   - Иди, кофе попей. Чайник закипел. Я к начальнику розыска. Если кто придет, пусть ждут.
  Николай вышел из своего кабинета и спустился на второй этаж. Постучав, дернул за ручку двери. Дверь была закрыта. Майор повернулся и пошел по коридору, в который зашел начальник розыска. Николай поздоровался с ним. Тот с усмешкой взглянул на него.
   - Что, из-за своих орлов пришел? Можешь их успокоить. Нашли воришку. Вот как чувствовал. Месяц назад попросил начальника УСТМ, чтобы они в камере срытые видеокамеры установили и на себя вывели. Об этом почти никто не знал. А они тоже за этим не следили. Кто там может находиться, только свои. Опера из УСБ всю ночь ревизию делали. Там не только эти деньги пропали. Золото, валюта, антиквариат. По камерам посмотрели, кто брал. Оказалось, заместитель начальника следственной части Боровая Татьяна Егоровна. В УСБ на нее где-то с полгода назад информация пошла, что у нее деньги появились и золота целая коробка. Подругам дарила.
   - Вот бы на нее не подумал. Следачка классная. Жуликов разводила на раз-два. Сергей Семенович, может, моих парней вернете. Что-то у меня с прикомандированными не заладилось. Один, из четвертого ГОМ, появился и исчез. Второй так и не нарисовался. Вчера на финишную прямую вышли. Мне одному не справиться.
   - Ну хорошо. Начальнику УВД объясню. Забирай Антона и Тимофея. Больше никого не дам. Прикомандированных, если появятся, отправляй назад. У них на территории тоже работы хватает.
   - Я, свободен?
   - Да, иди.
  Кроме Антона и Тимофея в кабинете были Квакин и молодой парень, которого Николай видел первый раз.
   - Так ребята. Антон и Тима останьтесь, а остальные свободны. Можете возвращаться в свои отделы.
  Квакин иронично усмехнулся, встал и вышел из кабинета. Молодой парень встал, подошел к двери, но остановился и повернулся к Николаю.
   - Товарищ майор, я физически вчера не мог к вам явиться. Только в четыре часа дежурство сдал. Материал дорабатывали.
   - Да ты не обижайся. Ребята освободились. А у тебя работы и своей хватает. Удачи.
  Парень повернулся и вышел. Николай сел за стол.
   - Так, гвардия, где мой кофе?
  Тимофей взял кружку, налил в нее кипяток и поставил на стол майора. После чего сел за свой стол. Пока Николай насыпал в кружку кофе с сахаром, в кабинете установилась звенящая тишина. Сделав глоток, майор поставил кружку на стол. Первым не выдержал Антон.
   - Николай Семенович, ну что там?
   - Где там?
   - Что полковник сказал?
   - Молитесь оперскому богу. УСБ нашли кто крысил. Заместитель начальника следственного отдела.
   - Вот сволочи.
   - Антон, ты о ком?
   - УСБ. Я же реально думал, что меня закроют. Получается, что они уже все знали и до последнего прессовали.
  Тимофей рассмеялся.
   - Антон, тебя еще ладно, по краже катали. А меня сразу начали грузить, чтобы я на тебя дал показания. Типа ты деньги подменил. А я вроде как свидетелем. Перед тем как отпустить, решили пробудить у меня чувство патриотизма. Мол, в полиции не должны работать оборотни и вся остальная лабуда. Семенович, в открытую предложили на тебя стучать.
   - Ладно, это все лирика. Перейдем к физике.
  Николай вкратце рассказал о том, что случилось и что ему удалось вчера накопать. Допив кофе, отодвинул кружку в сторону.
   - Так хлопцы, вот фотоморда одного из подозреваемых.
   Достав из стола лист бумаги с рисунком, положил на стол. Оперативники подошли и начали рассматривать эскиз. Тимофей хмыкнул.
   - Шеф, я его месяц назад в автобусе видел. Он и еще один, по виду спортсмен, карманы щипать пытались. Да меня срисовали. Этот, как будто кожей почувствовал. На ближайшей остановке выпрыгнул.
   - Уже кое что. Какой маршрут автобуса?
   - Десятка. Она через весь город, до аэропорта идет.
   - Хлебный маршрут. Щипачи своих всех знают. Такой маршрут абы кому не отдадут. Сделаем так. Тима, из копилки берешь денежку, идешь покупаешь розу, одной хватит, коробку конфет и банку кофе. После чего двигай в ИЦ. Понимаю, что они все заряжены по девчушке, но ты у Софьи в любимчиках. Поди один комп тебе выделят. Пробьешь всю подноготную Карнаухова и Мельника. Где родились, где крестились, где учились. Их связи и возможные точки пересечения. Карнаухов ведь не с бухты-барахты к Мельнику за помощью обратился. Тот элементарно мог посчитать, что это ментовская подстава и депутата четвертовать. Созвонись с колонией, где сидел Мельник и по факсу скинь им приметы и портрет. Возможно вместе сидели. Антон, тебе по плану в этом месяце нужно оперативное дело завести. Займись бумагами. Оформишь на Мельника. В девяносто пятом на него Ильич дело заводил. Я тебя с ним в день розыска знакомил. Дело поднимешь в архиве. Подготовь задание на наружку за Мельником. А мне нужно в пару мест смотаться. Ну все по коням.
  Николай вышел из здания УВД и прошел на автостоянку. Выкурив сигарету, сел в автомашину и проехал в дачный поселок "Солнечный". Возле одного из дачных домиков, остановился и выйдя из автомашины постучал в калитку. Из дома вышел пожилой мужчина с голым торсом. Под ключицами были набиты воровские звезды. Открыв калитку он молча запустил во двор майора и рукой показал в сторону беседки.
   - Извини, в дом не приглашаю. Внуки допоздна вчера баловались. Сейчас отсыпаются. Иди посиди, сейчас чифирь забодяжу.
   - Мороз, мне лучше просто чая, без твоих заморочек.
   - А я отвыкнуть не могу. Мне с утра нужно кружку чифиря оприходовать, иначе из рук все валится.
  Мужчина ушел в дом. Минут через пять вышел, в руках у него были две кружки. Одну он поставил перед оперативником, а вторую взял в руки и мелкими глотками начал пить жидкость больше похожую на деготь. Допив, отодвинул кружку.
   - Вот теперь поговорим. Семенович, что хотел услышать?
   - После того, как три месяца назад Гиви закрыли, кто за карманниками приглядывает?
   - Ну ты нашел, о чем спрашивать. Я уже десять лет как от дел отошел. Жена, дети, внуки.
  Николай усмехнулся.
   - То- что, от дел отошел, я знаю. Но руку все равно на пульсе держишь. Посмотри, может этого пассажира знаешь?
   - Начнем с первого вопроса. За щипачами смотрит Зураб, брат Гиви. На бумажке у тебя нарисован Барсук.
   - Что-то он на барсука не тянет. Ты его откуда знаешь?
   - У него фамилия Барсуков. Первый раз мы с ним на малолетке пересеклись. Я тогда там от воров смотрящим был. Он у меня в шестерках бегал. Я ему там азы нашей профессии и преподал. Дальше нас судьба развела. На взрослую я на четверку ушел, а он на двойку. Там его братва дальше натаскивала. У вас свои университеты, у нас свои. Второй раз пересеклись на пересылке. Я на строгую шел, а он на общую. Барсук уже тогда в авторитете был. Четвертая ходка и все за карман. Мне тогда по беспределу ваши разбой нарисовали.
   - Хочешь сказать, что ты участья не принимал?
   - Нет. Пацаны мне на хранение золото и бабки отдали. У меня с тестем отношения были, как у кошки с собакой. Жена у меня пай-девочкой была, и какой-то вор рецидивист. Он меня вашим и сдал. Мол у меня в шкафу сумка, а в ней деньги, золото, два ствола и маски. Пацанов я не сдал, сам загрузился. Барсук раньше нормальным мужиком был. Ни толстым, ни худым. Это все здоровье у него наркота высосала. Он уже тогда, на пересылке на герыче сидел. Майор, а чего он тебя заинтересовал? Это ведь не твоя тема.
   - Уже моя. Наверное, слышал, что хозяйку "Зеленого мыса" зарезали.
   - Барсук совсем мозги проколол. Одно дело за карман присесть. Он бы эти три-четыре года на одной ноге отстоял. Зря он к Мельнику прибился. Что тот, что его пристяжь, одни отморозки.
   - Мороз, а где его можно найти?
   - Вот это уже без меня. Если бы знал, не сказал.
   - Ну что же, и на том спасибо. Внуки как?
  Мороз добродушно улыбнулся.
   - Лучше всех. Своих детей только на свиданке видел, так хоть внуками заняться.
   - Ладно, удачи.
  Майор попрощался и вышел на улицу. Запах распустившейся сирени перебивал все остальные. Николай глубоко вздохнул. Сирень любимое дерево матери. Когда начинала цвести сирень, отец приносил целую охапку. Мать ставила вазу с сиренью посреди стола. Постояв пару минут, сел в автомашину и проехал к зданию Оперативно-розыскной части, в котором в маленьком кабинете ютилась группа по борьбе с карманными кражами. В милицейские времена в отделении работало пара оперов и девять человек младших оперативников. После реорганизации милиции в полицию, от отделения остались три младших опера и довесок в виде оперативника. Местные карманники их знали, как облупленных, как бы они не маскировались. В основном вся работа сводилась к профилактике. Когда они бродили по рынкам и торговым центрам, распугивая местную шпану. В их сети если кто и попадался, то гастролеры, либо начинающие осваивать тернистый путь на зону. Закрыв автомашину, Николай зашел в здание. Кабинет находился на первом этаже, рядом с дежурной частью. Показав дежурному удостоверение, подошел к кабинету и постучав, зашел в него. На месте был только старший группы, Иван Иванович. Как его называли жулики, Ваня в квадрате. Что Николай, что Иван Иванович были последними из ментовских могикан. Поздоровавшись, майор присел к столу.
   - Чем обязан присутствию убойщиков?
   - Ваня, меня один из твоих клиентов интересует. Погоняло Барсук.
   - Барсуков Илья Федорович, 1965 года рождения, пять ходок. Все по старому УК статья 144, по- новому, статья 158. Освободился три месяца назад. Прописан улица Седова 89. Дом развалился и там никто не живет. Пробовали его пару раз пропасти, приземлить. Но эта тварь как зверь, за версту нас чувствует. Он то тебя чем заинтересовал?
   - Слышал, наверное, что хозяйку "Зеленого мыса" завалили?
   - Руку приложил?
   - Скорей не руку, а взрывпакет. Телохранителя отвлек.
   - Коля, мне как, своим сказать, чтобы ему ласты завернули, когда увидят?
   - Смысла нет. Даже если задержим, предъявить нечего. Да, купил взрывпакет, решил опробовать, кинул, а там мужик с бабой идут. За ними еще кто-то шел. Рассмотреть его не успел. Начал резать их как свиней. Я испугался и убежал. Больше он ничего не скажет. Пока мясника не вычислим, его трогать не стоит.
   - Это точно. Может по сто грамм?
   - Ваня, я за рулем. Давай, как ни будь в другой раз посидим.
   - Так вот не получается у нас посидеть. Только и встречаемся, что на день уголовного розыска. Ты вот что, Зураба потряси. Начнет быковать, напомни ему о папочке, которая у меня в сейфе лежит. Он в это время в шашлычке, на Центральном рынке тусуется.
  Николай пальцами постучал по столу. Иван усмехнулся и кивнул головой.
   - Ваня, ты вот так всех своих жуликов знаешь? Хотя, что я говорю. Тебя парни из ОРЧ ходячей энциклопедией называют.
   - На память пока не жалуюсь.
  Николай попрощался и вышел из здания. После запаха сирени на даче Мороза, воздух в городе пропах разогретым битумом и асфальтом. Сев в автомашину, достал из кармана сигарету. Сделав пару затяжек, затушил сигарету и положил ее в пепельницу. По такой жаре курить не хотелось. Майор завел автомашину и проехал на автостоянку к Центральному рынку. Шашлычная "У дяди
   Ашота" находилась на территории рынка, в углу, огороженная невысоким металлическим забором. Николай закрыл автомашину и подошел к входу в кафе. Возле входа в кафе стояли три столика с тентом. Николай сел за столик и достал сигареты. Не успел прикурить, как возле его столика, будто из воздуха, появилась официантка.
   - Что будем заказывать?
  Майор отрицательно покачал головой.
   - Девушка, бутылочку холодной минералки.
  Дождавшись минералки, указал официантке на стул. Сделав несколько глотков, поставил бутылку на стол.
   - Вас как зовут?
   - Ольга.
   - Оля, Зураб сейчас здесь?
   - Вы из полиции?
   - А что, видно?
   - У вас скрытно-носимая кобура и пистолет под мышкой. Вы не удивляйтесь, у меня брат в Москве опером работает.
   - Оля, вы не ошиблись. Так Зураб здесь?
   - Здесь. В кабинете администратора изволят обедать.
   - Не любишь ты его.
   - Да он всех уже здесь достал. Ашот уже закрываться из-за него собрался. То сам придет, требует, чтобы бесплатно обслужили, то кучу отморозков приведет, то драку с посетителями устроят. К нам и так уже посетители не ходят. Вы только не говорите ему, что это я вам сказала, что он у администратора сидит.
   - Идет.
  Положив деньги на стол, Николай взял бутылку с водой и зашел в кафе. Искать кабинет администратора не пришлось. На двери висела табличка. Оперативник, открыл дверь и зашел в кабинет. Зураб сидел за столом, на котором стояло блюдо с мясом, рядом стояла тарелка с помидорами и зеленью, графинчик с коньяком и фужер. Взглянув на вошедшего, недовольно поморщился.
   - Мужик, тебе чего надо? Видишь я обедаю.
  Николай достал из кармана удостоверение, развернул его и поднес почти к самому носу Зураба.
   - И что? Я уже не могу спокойно перекусить. Пришел какой-то мент, сует мне под нос ксиву. Если нужен, то повесткой вызывайте.
   - Зураб, ты язычок придержи, а то о зубы сотрешь. Шепелявить будешь. Или к Ивану Ивановичу в гости съездим?
  Зураб прищурился и внимательно посмотрел на опера.
   - Хорошо. Спрашивай, что нужно?
   - Меня интересует Барсук.
  Зураб облегченно выдохнул.
   - Чего пыхтишь?
   - Начальник, ты не по адресу обратился. Это человек Мельника.
   - Знаю. Что ты о Барсуке сказать можешь? Вот только не тупи, что твои люди с ним не пересекались. Такой кусок у вас откусили, а вы молча проглотили.
   - Кусок да, жирный был. Мельник месяц назад позвонил, сказал, что по маршруту десятки будут работать его люди. Я ему сказал, что он не прав, что город уже поделен. Он сказал, что ему на это плевать, а в общак он сам деньги занесет. Что завтра его люди выходят на маршрут. Я позвонил Акуле, смотрящему по городу, что это не по понятьем. Акула сказал, чтобы я его по такой мелочевке не беспокоил. Мол разбирайтесь сами, а с Мельником он сориться не будет. За тем серьезные люди стоят. Мои люди на маршрут вышли, а там уже Барсук с Моряком работают. Мои пацаны на них наехали, хотели объяснить, что это их территория. Моряк слушать не стал и всем троим люлей навешал.
   - Ты давай ближе к теме. Я тебя о Барсуке спрашивал.
   - Он не местный. Появился месяц назад. Спец каких у нас в городе нет. Раньше с ним Мороз мог посоревноваться. Но у него после последней отсидки артрит рук начался. Мы ему по возможности помогаем, патриарх. Пацаны говорят, что Мельник с Барсуком на одной зоне срок тянули.
   - Где он живет?
   - Начальник, я не мент. За братвой не слежу. Где живет, не знаю.
   - Так, с этим проехали. Кто такой Матрос?
   - Этот местный. Колмаков Михаил. Отчество не знаю. Живет где-то на Свердлова. Бычара здоровый. КМС по боксу. Год назад с зоны откинулся. Они постоянно с Барсуком на пару работают.
   - Тоже с Мельником на зоне чалился?
   - Да. Мельник под свое крыло человек десять собрал, таких же как сам. Он их еще на зоне подобрал. Половина залетных. Ему на зоне корону хотели надеть, а он отказался. Сказал, что пока не достоин. Да вот еще что. У него стволов, на взвод хватит.
   - Стволы у него откуда?
   - Он же до отсидки в банде Круглого был. Отвечал за оружие. Его посадили, а через неделю СОБР всю братву Круглого на луну отправил. Отстреливаться начали. По-видимому, старые запасы.
   - Все, или еще что забыл?
   - Начальник, все как на духу.
   - У меня к тебе еще одно дело. Вчера ко мне сосед подошел, брат Ашота, хозяина этой шашлычки. Достали вы его. Закрываться собрался. Зураб, еще одна жалоба и я организую пару наездов ОМОНа. Сам не хуже меня знаешь, что это чревато выбитыми зубами. Ведем себя тихо и за заказы платим вовремя. Усек?
   - Усек.
   - Живи пока.
  Николай встал из-за стола и вышел из кафе. Не успел и оглянуться как будто из- под земли, возле него остановилась пожилая цыганка.
   - Дорогой, давай погадаю. Все расскажу, что было, что есть и что будет.
  Майор улыбнулся. Видя, что мужчина не ругается, к ним начали подтягиваться товарки цыганки.
   - Дорогая, давай лучше я погадаю. Всю твою судьбу расскажу.
   - Это как?
   - Да у меня дед шаманом был. Кое чему научил.
  Цыганка отскочила от него как ошпаренная и что-то гортанно сказала своим подругам. Те, опасливо оглядываясь отошли в сторону и начали о чем-то спорить. Официантка, наблюдавшая эту картину со стороны, рассмеялась и подошла к Николаю.
   - У вас что, действительно дед шаманом был?
   - Да нет, конечно. Бабушка правда лечила заговорами и травами. Даже свои знания тетке передала. Но та так этим и не воспользовалась. А этому меня жена бывшая научила. Ольга рассмеялась и зашла в кафе. Николай прошел на автостоянку, сел в автомашину и проехал к УВД. Когда проходил мимо дежурки, его остановил вновь заступивший дежурный.
   - Семенович, слышал, эту паскуду, что девочку убил, задержали. ДНК стрельнуло. Собрался из города валить. Напросился пассажиром к дальнобойщику, а того на посту ГАИ тормознули. Этот черт испугался, выпрыгнул из автомашины и бежать в лес. Парни его скрутили, связались с дежуркой, а мужики из ГСУ его уже в розыск объявили. Начальник УВД всем, кто по этому делу работал, распорядился дать два дня отгулов.
   - Игорь, ты не в курсе, Антон с Тимкой здесь?
   - Да где-то здесь болтались, а твои остальные оружие сдали и по домам ушли.
  Майор поднялся на свой этаж и зашел в кабинет. Антон стоял у раскрытого окна и крошками от батона кормил двух голубей.
   - Антон, ну опять ты их прикармливаешь. Подоконник будешь сам отмывать.
  
  
   - Семенович, ну люблю я голубей. Они же как люди, все понимают. У деда в деревне их было больше сотни. Всякие были, сизари, почтовые, павлины, дутыши, чайки. Проще назвать, каких не было.
   - Ты все сделал, что я тебе говорил?
   - Да, все. Запросы отправил. Ответы придут, дело подошью. Задание на наружку только подписать у начальства нужно. Ну это ты уж сам.
   - Давай сюда. Тимка где?
   - Недавно звонил. Подойти скоро должен. Накопал что-то интересное. Доволен как слон.
   - Ладно, обождем. Ты лучше, чем голубей кормить, чайку запарь.
  Антон заварил чай, разлил по кружкам и присел к столу, за которым сидел майор.
   - Семенович, вот зря ты так к голубям относишься. К нам пара всего и летает, голубь с голубкой. Когда голубят выводят, по очереди прилетают.
   - Ага, недавно всем выводком прилетали.
   - Это было всего неделю. Старые их на крыло поставили, а затем отсюда отшили. Чтобы те свою точку искали.
   - И как они их отшили?
   - Семенович, так я голубиного языка не понимаю.
  Николай выпил чай и отодвинул кружку от себя.
   - Где Тимка, сколько его ждать можно?
   - А вот и я.
  Дверь открылась и в кабинет зашел улыбающийся Тимофей.
   - Чего лыбишься?
   - Семенович, я целую ОПГ раскопал.
   - Рассказывай.
   - А шоколадка?
   - Зубы выпадут. Давай рассказывай.
   - Раз премия мне не светит. Садитесь удобней, перед вами сейчас будет театр одного актера.
   - Тимка, не выеживайся.
   - Понял. Не буду. Начну с пересечения Карнаухова и Мельника. Так вот, они двоюродные братья. Матери родные сестры. До шестого класса, они даже учились вместе. Мельника оставили на второй год, а в восьмом классе выгнали из школы. Карнаухова мать одна воспитывала. Отец потерялся в дали туманной. У Мельника, когда ему было шесть лет, родителей лишили родительских прав. Бухали, а затем еще и сели за убийство. Его воспитывала бабушка. Я даже нашел классную руководительницу Карнаухова. Она у него вела класс с четвертого и до выпускного. Сейчас работает директором школы. О Карнаухове сказала, что он подленький тюфяк, маменькин сынок. Среди одноклассников у него друзей не было. Его презирали и в то же время опасались. Правда не его, а Мельника. А вот тот, с первого класса был дерзким, просчитывал все на несколько шагов вперед не признавал ни каких авторитетов, ни среди школьников, ни среди педагогов. С пятого класс практически руководил всей школьной шпаной. Вот вам и пересечение. Поедем дальше. Мельник сидел в одиннадцатой колонии, на строгаче. У прежнего хозяина, он сейчас за взятки на ментовской зоне парится, обычай такой был. Приходит этап, он их выстраивает и каждому метлу в руки дает. Кто взял, тот к мужикам, а кто отказался, на десять суток в карцер. С последующим продлением. Из всего этапа только Мельник отказался метлу в руки взять. Еще и сказал, что пусть трактор работает, он железный. Когда вышел из карцера собрал вокруг себя таких же отморозков, человек десять-пятнадцать. Со смотрящим и авторитетами у него было все ровно. С временем они нашли общий язык с хозяином. Отморозки Мельника прессовали мужиков и прочую лагерную шушеру. Вымогали деньги. Половину отдавали в общак, половину хозяину.
   - Это откуда узнал?
   - От нового начальника оперативной части. Он при старом начальнике колонии был старшим опером. Он мне скинул данные на пристяжь Мельника. В том числе и на Барсука. На зоне был правой рукой Мельника. Барсук на общей был смотрящим. Но что-то у него с администрацией не
  сложилось. Ему полгода оставалось, а он в побег ушел. Барсуку еще треху накрутили и на строгую отправили. Но это еще не все. Примерно в течении последнего года вся его команда вышла на свободу. Четверо которые остались на зоне, теперь в могиле. Их мужики ночью придушили. Шестеро, включая Мельника, из нашего города. Но двоих почти сразу закрыли за грабеж. По учетам ранее судимых и по адресному пробил иногородних. После того, как Мельник освободился, они все подтянулись к нам. Четверо доморощенных и шесть человек залетных. Судя по всему, такую компанию нужно расселить, накормить. А на это нужны деньги. В последнее время у нас крупных краж или налетов не было. Которые были, раскрыты. Пробил по "Магистрали". Перед Новым Годом четверо из фигурантов на поезде выезжали в Красноярск. На следующий день после прибытья, там было нападение на инкассаторов. Те собирали деньги по маршруту. На последней точке им под ноги бросили свето-шумовые гранаты, забрали ключи и все мешки с деньгами. В марте месяце, та же история, но уже в Уфе. При чем, оба раза были в масках, комуфляже и надпись на спинах "Полиция". Перед праздниками самая выручка. В обоих случаях суммы с семью нолями. Вот вроде все. В обоих случаях трупов не было. Карнаухову шли не грабить, а убивать. То- что при ней еще и деньги были, это так, приятный бонус. Вопросы к актеру от публики. Вопросов нет. Всем спасибо. Не слышу аплодисментов.
   - Так, Тимка, все бумаги мне. Антон, задание на наружку. Пойду к шефу.
  Сложив бумаги и закрепив их скрепкой, Николай свернул их в трубку и вышел из кабинета. Начальник розыска стоял в коридоре возле своего кабинета и пытался ключом закрыть дверь. Майор подошел к нему и окликнул. Тот от неожиданности вздрогнул и сделал шаг в сторону.
   - Черт тебя побери. Коля, чего подкрадываешься? Я тебя даже не услышал.
   - Так ты так был замком занят, что грех было что-то услышать.
   - Достал он меня уже. Каждый раз по полчаса возиться приходиться.
   - Сергей Семенович, дай попробую.
  Начальник розыска подал ему ключ от кабинета. Посмотрев, Николай улыбнулся.
   - Сергей Семенович, судя по состоянию ключа, твоему замку не меньше ста лет. Его как установили в двадцатых годах, так он до сих пор и стоит. Представляешь, сколько твоих предшественников через него прошло. Внутрянку замка и ключ давно выкинуть нужно. Ты старшине скажи, пусть поменяет.
  Вставив ключ в скважину, Николай слегка пошевелил его и закрыл дверь.
   - Наконец. Нас с начальником УВД в городской администрации ждут. Ты что хотел?
   - Задание на наружку подписать.
   - Давай сюда.
  Начальник розыска не глядя бумаги, поставил подпись.
   - Коля, их зам по оперативной работе сейчас у начальника УВД. Хотел, чтобы тот приказ подписал о поощрении сотрудников. Это ведь они того козла выявили. Из-за чего и ДНК его в первую очередь проверили. И до поста ГАИ его сопровождали. Когда его в розыск объявили, они по радиостанции с постом связались, чтобы фуру притормозили.
   - Не понял. Как они на него вышли?
   - Под видом волонтеров внедрили пару человек в поисковый отряд. Они внимание и обратили, что тот через чур активный. Постоянно у сотрудников интересуется как поиск идет, что планируют делать. Ты иди, а то ведь не успеешь. Вон он идет. Все, я побежал.
  Николай повернулся. Увидев заместителя по оперативной работе, взмахнул рукой.
   - Юра, стоять. Ты мне и нужен.
   - Семенович и тебе не хворать. Коля, мне некогда. Ребята ждут.
   - Юра, пять минут.
   - Говори.
   - Давай, ко мне зайдем.
   - Коля, ты же говорил на пять минут.
   - Ну на десять. Но не больше.
   - Коля, ты и зараза. Ведь не отстанешь же. Ладно, пошли.
  Оперативники поднялись в кабинет, где Антон с Тимофеем пили чай. Увидев вошедших,
  поздоровались с Юрием. Тимофей поднялся, достал из шкафа кружку и собрался налить чай, но Юрий остановил его.
   - Вот только без этого. Меня ждут, некогда. Николай, ну говори, что там у тебя?
  Майор протянул стопку бумаг. Юрий быстро просмотрел их и взглянул на Николая.
   - Павлины, говоришь. На ловца и зверь бежит. Хотел сегодня Степанову рассказать, что в городе новая банда появилась, а тому некогда, на прием в администрацию торопится. Сказал, что все завтра. А вы оказывается уже их в разработку взяли. Лихо.
  Майор остановил его.
   - Юра, хватит дифирамбы петь. Рассказывай, что знаешь.
   - У нас паренек работает. Сейчас в отпуске. Позавчера у его бывшей классной руководительницы был юбилей, шестьдесят пять лет. Вот они классом откупили кафе и классную пригласили. Юбилей отметить, ну и с одноклассниками встретиться. Все как обычно. Поздравления, школьные воспоминания. Когда банкет заканчивался, пришел Маркелов Федор, кличка Бес. Он есть у вас в бумагах. Принес букет роз, шестьдесят пять штук. Еле на ногах стоял. Где-то по-видимому уже отметил. В классе его не любили. Постоянно показухой занимался, что он типа блатной. Пальцы веером, сопли пузырями, базар по фене. У него с юности мечта была, попасть на зону, мол после отсидки у пацанов в авторитете будет. На следующий день, когда ему восемнадцать исполнилось, он и еще один паренек решили в Москву съездить. Денег хватило только до Ебурга. Рядом с железнодорожным вокзалом они мужика ограбили и избили. Тому потом инвалидность дали. Транспортники их на вокзале и приняли. Парню, как малолетке семь лет дали, а Бесу девять строгача. Там он к Мельнику и прибился. Ну это так, для общего развитья. С нашим сотрудником они друзьями не были, но были в неплохих отношениях. У одного тренера занимались восточными единоборствами. После банкета, Бес в баре купил бутылку виски, и они с нашим парнем прошли в парк, где и усугубили. Беса совсем развезло. Он начал хвастать, что он сейчас в банде и их все блатные города боятся. Что он скоро будет самым богатым в городе. Что они узнали, где ментовский общак хранится. В общаке больше трех миллиардов рублей и десятка полтора миллионов валюты. На днях еще миллион баксов должны привезти. После этого они хату и возьмут. Наш парень сначала решил, что Бес себе цену набивает. Но тот с утра с пивом заявился. Вроде как опохмелиться. Ну и в разговоре поинтересовался, не наговорил ли он по пьяни чего лишнего, когда в парке сидели. Паренек дурака включил. Сказал, что он не помнит не то что они в парке сидели, он не помнит, как из кафе ушли и как домой попал. Бес после этого успокоился, быстро вспомнил, что у него какие-то дела и ушел. Коля, вы чего Мельником заинтересовались? Вроде не ОБОП, это их епархия.
   - Барсук и возможно Матрос по убийству Карнауховой проходят. Где живут, неизвестно. Они ближайшие связи Мельника. Только ребята осторожней. У них оружия, вагон и маленькая тележка.
   - Прорвемся. Коля, завтра с утра и начнем. Вы только телефоны не выключайте. Будьте постоянно на связи. Все, ребята, я погнал.
   - Юра, о общаке никому из руководства ни слова. Чревато последствиями.
  Юрий попрощался с операми и вышел из кабинета. Антон посмотрел на майора.
   - Семенович, что это было? Мы куда опять вляпались?
   - В плохое дело встряли. Слышал я о ментовском общаке. Знаю, что деньги там крутятся большие. Там и ГАИ, ОБЭП, миграционка, наши коллеги, из розыска, ОМОН. Да и не только они. Чиновники из администрации, кто на государевых деньгах сидит. В банке их держать не будешь, дома тоже, могут старшие братья из ФСБ нарисоваться и все заработанное кровью и потом отобрать. Вот они где-то в одном месте и хранят. О месте, где хранят, знают от силы два-три человека. Это кто-то из руководства УВД. И этот кто-то сдал место Мельнику Вот так ребята. О этой разработке никому ни слова. Иначе я за ваши жизни и гроша ломаного не дам. На сегодня вроде все. Теперь по домам, отдыхать. Мне еще нужно в одно место смотаться.
  Дождавшись, когда Антон с Тимофеем выйдут, Николай достал из кармана телефон. Дозвонившись до абонента сказал.
   - Яша, ты у себя?
   - Где мне еще быть? Сижу, бумаги с места на место перекладываю.
   - Яша, ты через минут пять выходи. Поговорить нужно.
   - Сделаем.
   - Николай закрыл кабинет и вышел из УВД. Сев в автомашину, проехал к зданию следственного комитета. Только припарковался, как пассажирская дверь открылась и рядом с майором сел Яков.
  Поздоровавшись, вопросительно посмотрел на оперативника.
   - Коля, что случилось?
   - Яша, что у тебя?
   - У нотариуса документы изъял. Заявление в загсе тоже. Теперь можно и депутата дергать, начинать колоть.
   - Что у вас?
   - Отвлекал Барсук, а вот убивал скорее всего Матрос. Думаю, что депутата пока не стоит дергать. Кроме головняков мы ничего не поимеем. Конкретно предъявить нам нечего. А он наверняка хорошего адвоката потребует. Где Барсук с Матросом залегли, мы пока не знаем. Кстати, Карнаухов и Мельник двоюродные братья. С завтрашнего дня, с Мельником начнет работать наружка. Нужно будет установить его связи. За ними как минимум два нападения на инкассаторов, в Красноярске и в Уфе. Без трупов, но суммы не слабые. Яша, это еще не все. Они планируют крупное ограбление. Но где и когда не известно. Думаю, что в ближайшие дни. Имеют стволы. На пару взводов хватит. Пока по ним все. Теперь главное. Яша, ты по этому делу своему начальству не рассказывай. Будут спрашивать, говори, что работаем, есть подозреваемые, но опера пока не установили, где они живут. Вали все на нас. Дело в том, что Мельнику кто-то сливает информацию из руководства, либо нашего, либо вашего.
   - Даже так?
   - Везет нам Коля с тобой. Вроде начинаем по делу работать где все ясно. Но потом залазим в такое болото, что год отмываться приходиться. Ладно, я тебя понял. Но ты все равно держи меня в курсе. Удачи.
  Яков попрощался, вылез из машины и ушел в сторону следственного комитета. Николай опустил боковое стекло и выкурил сигарету. Докурив, положил окурок в пепельницу. Достал телефон и набрал номер. Абонент долго не отвечал. Наконец ответил.
   - Что надо?
   - Дрозд, ты ничего не попутал?
   - Извини начальник. Занят был, а здесь телефон названивает. Я и психанул.
   - Чем же ты занят был? Надеюсь, не закладками?
   - Николай Семенович, да ты чего? Я сварщиком на работу устроился. Мангалы, печки для бань, кессоны. Сегодня пять мангалов сварил, пятерку заработал. Сейчас с наркотой связываться, себе дороже. В судах срок рисуют вплоть до пожизненного. Оно мне надо. А ты чего звонишь?
   - Интересно девки пляшут. Вроде, ты и работа понятья не совместимые. Встретиться нужно.
   - Николай Семенович, через полчаса я работать заканчиваю. Если сможете, то подъезжайте к бывшему электромеханическому заводу. Мы там цех арендуем. К самой проходной не надо. Наискосок есть автостоянка, возле автобазы.
   - Ну все, хоп.
  Николай завел автомашину и проехал к электромеханическому заводу. Когда-то к одному из ведущих в СССР заводов изготавливающего электронную начинку для танков и БМП. В конце девяностых завод обанкротили. Часть территории огородили и сделали узбекский рынок. Часть цехов, в которых не успели вывезти станки, сдали в аренду. Майор вышел из автомашины и сел на лавочку, которую кто-то вкопал во времена царя-гороха. Вскоре со стороны завода к нему подошел невысокий мужчина, сутулый с каким-то невзрачным, незапоминающимся лицом. Присев рядом с майором, поздоровался.
   - Привет родной милиции.
   - Дрозд, ты что-то путаешь. Сейчас милиции нет, полиция.
   - Для кого-то это может и так. Но для братвы разница большая. Есть менты. Это такие как ты и твои пацаны. Которые взяток не берут и братву, чтобы для галочки отчитаться, зря не прессуют. А у полицейских одни баксы в глазах. Стоит вашим хоть раз бабки взять, среди братвы сразу шорох идет, что все, этот скурвился. Что хотел?
   - Дрозд, помнишь, пару месяцев назад я просил узнать, кто год назад кокаином банковал.
   - Думал уже забыл. Семенович, зачем тебе это? Ты ведь вроде по жмурам работаешь.
   -Чуть меньше года назад лесник труп нашел, с дыркой в затылке. Прикопали, да не глубоко. Лисы разрыли. Полгода назад установили, кто такой. Оказалось, что курьер. Из Питера к нам вез в запаске десять кило кокаина. Получилось, что он из Питера выехал, а группу, кто коксом занимался, ОБНОН принял. Вот кто-то и решил и кокс прибрать и деньги у себя оставить. Вот так.
   - Понятно. Знаешь, Семенович, есть у нас в городе такая Варька Салтычиха. О ней мало кто знает. Я и то с ней случайно сподобился познакомиться. Весь героин через нее идет. Надо было на зону кило герыча перебросить. Смотрящий по городу мне это поручил и деньги из общака дал. Тогда ваши крупную партию перехватили и в городе напряженка с ним была. Смотрящий ей позвонил, что от него человек приедет. Так нас судьба и свела. Сама, она реализацией не занимается. Для таких случаев у нее есть парочка быков, продают только оптом и только тем, кого лично знают. У Салтычихи в, так скажем, полиции, все схвачено. Так вот, месяцев семь-восемь назад они толкнули пару кило кокса Васе Абреку. Тот мне предлагал помочь в реализации. С коксом сложно работать. Героин он для пролетариата, а кокс для элиты. Чтобы его толкать, нужно быть вхожим к ним.
   - Дрозд, где ее найти?
   - Поселок Сосновка, коттедж 7. Семенович, но это еще не все. Парочка курьеров пропала с героином, которые Салтычихе тащили.
   - Ты откуда знаешь?
   - На зоне со мной один таджик сидел. Кровати рядом были. Вот мафиозо еще тот был. У него по всей России свои люди были. Его как организатора и прикрыли на пятнашку. Он правда всего три года отсидел, а затем за него проплатили и отправили вроде как на родину остальной срок мотать. Там его сразу и отпустили. Имя не помню. Язык сломаешь, пока выговоришь. Мы его Рома Барон звали. Месяц назад, он у меня объявился. Попросился пару дней пожить. Вот он и рассказал, что у него два человека с герычем пропали. Он по всем контрольным точкам проехал, проверил. Осталась только Салтычиха. Он ей стрелку забил. Ушел и не вернулся. Уехать тоже не мог, его шмотки у меня остались. Вот так начальник. Скорее всего, тоже где-то лисы растаскивают. Начальник, весь расклад я тебе дал. Дальше уж ты сам. Может ты меня уже с крючка отпустишь на вольные хлеба. На душе погано, когда своих сдаешь. Я же ничем их не лучше.
   - Дрозд, я тебе обещал, что узнаешь кто по коксу работал, порву твою расписку. Ее я нигде не регистрировал. Буду нужен, ты знаешь где меня найти.
   - Вот кому-кому, а тебе верю. Прощай Николай Семенович.
  Мужчина встал, заложил руки за спину и не оглядываясь ушел. Николай выкурил сигарету, сел в автомашину и проехал к дому. Вышел из автомашины и только хотел закрыть дверь, как к нему подошел парень. Судя по расхлебанной походке и блестящей на солнце фиксой, ему уже пришлось побывать в местах, не столь отдаленных.
   - Казаков Николай Семенович?
   - С кем имею честь разговаривать?
   - Для вас просто Саня. Николай Семенович, поговорить нужно.
   - Садись.
  Оба сели в автомашину.
   - Саня, я тебя слушаю.
   - Вы только не думайте, что я стукач. Прежде чем к вам идти, я с братвой посоветовался. Смотрящий сказал, чтобы вас нашел и все рассказал.
   - Слушаю.
   - У соседки похоже крыша уехала. Она полгода назад мужа похоронила, а три месяца назад сына. Тот в аварию попал. Мужик на МАЗе выезжал со второстепенной, уснул за рулем. В бочину Шкоде и въехал. Сын у нее сразу погиб. Головой об стойку ударился. За рулем сноха сидела, а на заднем сидении, в детском кресле, четырех летний внук. У тех даже не царапины. Соседка меня вчера после работы встретила, что мол Саня поговорить нужно.
   - Ты еще и работаешь?
   - Да, в пиццерии курьером.
   - Заодно наводчиком на богатые квартиры.
   - А вот это доказать нужно.
   - Ладно, проехали.
   - Заработать хочешь?
   - Говорю, что не отказался бы. Пошли, говорит, ко мне зайдем. Я вообще в осадок выпал. Она со мной никогда нормально не разговаривала. Вор, бандит, что тюрьма по мне плачет. Стоило музыку по громче сделать, или пацаны придут пива попить, она сразу ментов вызывала. Зашли к ней в квартиру. Думаю, может кран потек или что-то приколотить. А соседка отчебучила. Достает коробку и сует мне двадцать тысяч. Мол это последние деньги, что от похорон сына остались. Говорит, нужно сноху с внуком завалить. Знаешь начальник, у меня челюсть колени придавила. Я могу еще понять, сноху, но внук-то причем. Я отказываться не стал, сказал, что подумаю. Я откажусь, а она какого ни будь бомжа с помойки наймет. Сегодня с утра к смотрящему по району пришел. У него еще парочка авторитетов сидела, водочку пивком шлифовали. Единогласно решили, чтобы к вам обратился.
   - Саня, сделаем так. Сегодня зайдешь к ней, скажешь, что ты по мокрому делу не специалист, но человека, который согласен это сделать, ты нашел. Завтра с утра он к ней зайдет. Адресок подскажи.
   - Матросова 53 квартира 89. Начальник, вы уж ее сильно не грузите. Старуха, ей уже за шестьдесят.
   - Да мы вообще то не фашисты. Судя по твоему рассказу, ей не мы нужны, а психиатр. Сейчас просто закон такой. В псих больницу отправляют только по решению суда. В суд мы должны с чем-то обратиться. Без лечения она может много дров наломать.
   - Согласен. Хорошо, так и сделаем. Ладно, удачи.
  Парень вышел из автомашины и осмотревшись по сторонам, ушел. Николай поднялся в квартиру. Тетки не было. Наверное, ушла в клуб по интересам. За домом был небольшой парк с беседкой посредине. После того, как сходил снег, беседка не пустовала. Часов до восьми вечера там заседал женсовет, обсуждая насущные проблемы. После восьми происходила смена караула и беседку оккупировала молодежь. Поужинав, дождался прихода тети Оли, обсудил с ней текущие дела и сплетни досужих кумушек, посмотрел телевизор и лег спать. Встал пораньше, уж что-то больно много всего накатило. Выйдя на улицу, покачал головой. Ни малейшего дуновения воздуха, ни единого шевеления листьев на деревьях. Но вдали на город накатывала черная туча, которую нет-нет, но прорезали молнии. Сел в автомашину и проехал к УВД. Поднявшись в кабинет, поставил чайник. В одиночестве долго сидеть не пришлось. Сначала пришел Антон, почти следом за ним Тимофей и два неразлучных друга Павел с Костей. Они и жили в одном доме, только в разных подъездах. Взглянув на собравшихся, Николай улыбнулся.
   - Вся честная компания в сборе. Парни, сегодня работы выше крыши. Антон, возьмешь диктофон. Будешь молотить под жулика. У тебя это неплохо получается. Адрес улица Матросова 53 квартира 89. Там женщина лет шестьдесят. Хочет найти киллера, чтобы исполнить сноху и внука. Скорее всего рвануло голову. Представишься, что от Санька. Запишешь разговор, а затем с Тимофеем везите ее сюда. Дальше видно будет. Возможно, придется медиков вызывать. С этим проехали. Костя, у тебя автомашина на ходу?
   - Да. Вчера вечером из СТО забрал.
   - Вам с Пашей отдельная тема будет. Помните, около года назад, в лесу нашли курьера с дыркой в затылке. Человек вчера шепнул, что это работа Варьки Салтычихи либо ее людей. В нашем регионе она контролирует весь героиновый наркотрафик. На их счету как минимум четыре трупа. Три курьера и контролер, который приехал к ней на разбор полетов. Поселок Сосновка, коттедж Љ7. Ваша задача, съездить в поселок, посмотреть, что за коттедж и с чем его едят. Ну и пару часиков посмотрите, есть там какая движуха. Ребята, только аккуратно, не засветитесь. Все, по коням.
  Оставшись один, Николай достал из сейфа папку с документами и засел за писанину. Ох и не любил он это дело. Всегда бесило, что руководство судит о работе не по конкретным делам, а по тому, сколько ты бумаги перевел. Но и деваться некуда. Провозился с текучкой до обеда, изредка выходил на улицу, выкурить сигарету. Утренняя туча, надвигающаяся на город, обошла его стороной, лишь слегка прибив пыль. Закончив с текучкой, выпил кружку чая. Походив по кабинету, не выдержал, достал телефон и набрал номер.
   - Юра, привет. Что у вас?
   - Семенович, не сидится тебе спокойно. Есть кое что интересное. Но давай обсудим это вечерком. Не телефонный разговор.
   - Считай, уговорил.
  Отключив телефон, Николай покрутил его в руке. И только собрался набрать телефон Антона, как он и Тимофей зашли в кабинет.
   - Не понял? Почему одни?
   - Семенович, у бабки конкретно шифер сорвало. Пришлось бригаду из псих больницы вызывать. Сначала все шло нормально. Но она повела себя как настоящий следователь. Мол, откуда Саньку знаю, что он мне сказал. Вроде успокоил ее, а между делом намекнул, что нужно бы доплатить. За два трупа двадцать тысяч вроде как бы и мало. Она принесла шкатулку, там подвески, сережки, кольца. Пока я их рассматривал, бабулька ушла на кухню. Вернулась с ножом. Как я успел среагировать, ума не приложу. Она мне только шею успела поцарапать. Давай орать, что я пришел ее ограбить. Пришлось скрутить. Запустил в квартиру Тиму. Она все блажит. Вызвали бригаду. Пока их дождались, пока в больничку сопроводили, пока доктору объяснили. Тот сказал, что пока они ее закроют. Если подтвердится, что это их клиент, то документы для суда сами оформят. Блин, кругом бюрократия.
   - Чего волнуешься? Нам проще. Мы еще только с сумасшедшей не возились. Пока на обед, а затем займитесь текущими делами. Наверняка бумаги запустили, пока девчонку искали. Вы в пирожковую, или к нам в буфет?
  Генералы приходят, уходят и у каждого свои заморочки. В итоге вместо полноценной столовой остался небольшой буфет на четыре столика. В котором продавали бутерброды, засохшие пирожки, на первое китайскую лапшу в бумажных стаканах, чай и кофе из пакетиков. Оставшееся помещение отгородили и сделали спортзал. Который посещали руководство, их жены и дети. Для сотрудников вход был заказан.
   - К черту этот буфет. После него изжога.
   - Антон, парочку беляшей мне возьмите.
   - Так может с нами?
   - Ребят дождаться надо.
  Николай достал из кармана деньги и подал Антону. Опера вышли из кабинета. Майор собрал лежащие на столе документы и убрал их в сейф. Ждать долго не пришлось. Дверь в кабинет открылась и получив подзатыльник, в него влетел мужчина лет тридцати. В когда-то белой футболке, на данный момент цвета зеленого камуфляжа. Как будто его таскали за ноги по траве. Следом зашли Павел с Костей. У Кости под глазом красовался неплохой синяк. Николай рассмеялся.
   - Костя, это ты где выхватил?
   - Семенович, места нужно знать. Вроде худой-худой, а в глаз двинул, как копытом лягнул. Паша его бруском бы поперек спины не огрел, то еще бы и убежал. Паша, а ты где там брусок нашел?
   - Черт его знает. Так, под руку подвернулся.
   - Парни, вы кого притащили? Кто такой?
  Павел улыбнулся.
   - От Салтычихи выехал. Мы решили за ним посмотреть. Он проехал к старому кладбищу, хотел сделать закладку, пакет героина. Кстати, герыч чистейший, три девятки. На пакете еще сабли скрещенные и надпись на арабском. У него в автомашине весь багажник наркотой забит. Костя, чего стоишь? Бери сумки и в поход за миллионами.
   - Паша, а ты чего разскомандовался.
   - Я тебе можно сказать, жизнь спас, а ты даже до автомашины сходить не можешь.
   - Это ты специально, чтобы надо мной все УВД смеялось?
   - Да ладно-ладно, схожу.
  Достав из шкафа две спортивные сумки, Павел вытряхнул из них вещи и вышел из кабинета. Николай сел за стол и показал задержанному на стул, рядом со своим столом.
   - Садись мил человек. Что ты у нас за зверь и с чем тебя едят?
   - Начальник, не садись, а присаживайся. А без своего адвоката я с вами говорить не буду.
   - Так может хоть фамилию, имя назовешь.
   - Руссу Иван.
   - Фамилия у тебя странная.
   - Нормальная, молдавская. Меня устраивает.
   - В России давно?
   - Пять лет. Начальник, наркотики не мои. Мне их подкинули.
   - Ага, целый багажник. Иван, ты хотя бы понимаешь, что ты уже себе срок нарезал от двадцати до пожизненного.
   - Где мой адвокат?
   - Да ты не газуй. Успеешь еще и со следователем и адвокатом наговориться. Ты когда сюда заходил, табличку видел "Отделение по раскрытию особо тяжких преступлений". Плевать нам на твою наркоту.
   - Начальник, так может договоримся. Скажешь, сколько заплатить, только реальную сумму. Я позвоню, кореш привезет.
   - Взятку предлагаешь? Так ты адресом ошибся. Иван, трупы убитых вами курьеров где?
   - Начальник, какие трупы? Может ты на меня еще и геноцид армянского народа повесишь?
   - Все может быть. Ладно. Заканчиваем пинг-понг, это так, разминка. Поговорим серьезно. Иван, тебе сейчас сколько лет?
   - Ну тридцать.
   - Тридцать и уже практически намотал себе два пожизненных срока. Лет пятнадцать-двадцать где ни будь типа "Белой совы" протянешь, а затем загнешься от тубика. Закопают тебя в тундре и поставят кол с номером, даже без имени и фамилии. А летом песцы раскопают могилу, там хоронят не глубоко, и растаскают тебя по всей тундре. Ты этого хочешь? Флаг тебе в руки.
  Дверь в кабинет открылась и с двумя сумками зашел Павел.
   - Шеф, куда это?
   - Протокол где?
   - В папке.
   - Забирай и на экспертизу.
  Дождавшись, когда Павел выйдет, Николай обратился к задержанному.
   - Иван, ты мне не ответил.
   - За что два пожизненных?
   - Ты как хотел? Наркоты две сумки. Плюс умышленное убийства курьеров по сговору, группой лиц.
   - Начальник, так может что-то придумать можно?
   - Можно. У тебя даже есть шанс выйти лет через шесть-семь. Тебе даже сорока не будет. Заключить со следствием досудебное соглашение. Грубо говоря, берем от двадцатки треть. Но там есть одно условие. Только правда. Начнешь юлить, на соглашении ставится крест. Такой шанс
  может представиться только одному из вас. Если ты начнешь тупить, подельники сдадут. Они такого не упустят.
   - Подумать можно?
   Минуты хватит? Время пошло.
  Дверь открылась и в кабинет зашли довольные Антон с Тимкой. Взглянув на Костю, рассмеялись. Антон поставил пакет с беляшами перед майором и повернулся к Косте.
   - Это что у тебя, бандитская пуля?
   - Да пошел ты.
  Николай поднял руку.
   - Все. Брэк. Костя, дождись Пашу и шагом марш на обед. Тима, чайку запарь нам с гражданином Руссу.
  Взглянув на задержанного спросил.
   - Беляш будешь?
  Тот сглотнул слюну и согласно кивнул головой.
   - Буду. С утра только чай пил.
  Майор достал из пакета беляш, салфетку и подал Ивану. Тимофей поставил перед ними чай. Иван перекусил и отодвинул от себя кружку.
   - Знаешь, начальник, а я согласен.
   - Хорошо. Сейчас вызову следователя, ты ему все подробно расскажешь.
  Николай взял телефон и набрал номер. Дождавшись, когда абонент ответит, поздоровался.
   - Яша, дело к тебе на сто рублей. Помнишь, лесник труп нашел, лисы раскопали.
   - Помню. Напарник этим делом занимался. Ты его видел. Что хотел?
   - По этому делу человек хочет с вами досудебное соглашение заключить. Но там не один эпизод. Работы на год хватит.
   - Коля, я сейчас сам подойду. Заскочу, что ни будь в желудок закину.
   - Кто бы спорил.
  Николай нажал на кнопку отбоя. Взглянул на оперативников, с любопытством смотрящих на него.
   - Так, дармоеды, я вам что говорил. Дружно открыли сейфы и приступили к бумажной работе. Иван, пока следователя нет, расскажи мне все.
   - С чего начинать?
   - С самого начала. Как ты у нас оказался?
   - Пять лет назад, меня земляк уговорил в Россию на заработки поехать. У нас, раньше, виноградники были. Вино делали, продавали в Россию. Правительство решило, что нам лучше будет с Европой. Оказалось, что мы Европе нафиг не нужны. Виноградники вырубили. Молодежь, кто в Европу, кто в Россию на заработки подались.
   - Земляка как зовут?
   - Миша Руссу.
   - Брат?
   - Нет. У нас полсела по фамилии Руссу. Миша по профессии строитель. Я больше по дереву работал. Он к вам в город и раньше ездил. Салтычиха нас наняла. Она как раз коттедж строила. Пока на коттедже работали, она к нам присмотрелась, предложила постоянно на нее работать. Работа не пыльная, закладки делать. Да и платила она за это неплохо. Лучше, чем на стройке горбатиться. Тем более, что нас никто не трогал. У Салтычихи вся верхушка в ментовке прикормлена. Год назад она связалась по интернету с какими-то парнями из Питера. Те предложили ей купить партию кокаина. Курьер привез десять кило, без ста грамм. Пока я перевешивал пакеты, а он считал деньги, Салтычихе кто-то позвонил. Она вышла из комнаты. Вернулась, подошла сзади к курьеру и выстрелила ему в затылок. У нее есть пистолет, дамский. В ладони помещается. Я ее спросил, зачем она это сделала? Салтычиха сказала, что в Питере менты всех повязали, а курьера в розыск объявили. Если его возьмут, то он им нас сдаст. Питерские менты еще те волкодавы. Курьера мы с Мишкой в лесу закопали. Кокс барыгам толкнули. А Салтычихе понравилось. Она начала курьеров через одного валить. Представляешь, какие она на этом деньги поднимала. Мы с Мишкой курьера отвлекали, а она стреляла.
   - Всех она убила?
   - Да. Курьеры тоже жизнью битые. Еще те головорезы. Они нас с Мишкой себе за спину не запускали. А на нее не реагировали. Пожилая баба, в застиранном халатике и шлепанцах.
   - Сколько она курьеров завалила?
   - Восемь человек.
   - Где трупы прятали?
   - Недалеко от поселка в восьмидесятые ракетная часть стояла. Там мы шахту нашли. Глубиной метров тридцать. Туда и скидывали, а сверху мешок хлорки высыпали.
   - Вот тебе бумага и карандаш. Нарисуй, как эту шахту найти.
  Иван прикрыл глаза, какое-то время подумал, придвинул лист и карандашом нарисовал примерный план расположения шахты. Николай взглянул и сложив лист вчетверо, положил его в карман. Встав из-за стола подошел к окну. По подоконнику разгуливала парочка голубей. Вздохнув, майор повернулся к операм.
   - Тима, ты говорил, что у тебя есть приятель, который занимается промышленным альпинизмом. Поговори с ним, может помогут. Придется в эту шахту лезть, трупы поднимать. Если подтвердится, заодно понятыми побудут.
   - Да куда они с подводной лодки денутся. Тем более, что сегодня отдыхают. Вчера заказ сделали, сегодня вечером в кафе собрались. Бригадир у них из наших, из СОБРа.
   - На пенсии?
   - Нет, уволили. Пять лет назад наши бандосы что-то не поделили с кавказцами. Стрелка у них была возле аэропорта, за общагами. Там футбольное поле. СОБР начал их вязать, а один дергаться начал. Ему бригадир в челюсть и зарядил, сломал в двух местах. Начали разбираться, оказалось, что потерпевший вообще левый пассажир. Тренер детской футбольной команды. Увидел толпу, решил прогнать, а тут наши. Написал телегу в прокуратуру. Дело возбуждать не стали. Но уволить, уволили.
   - Давай, звони.
  Пока Тимофей разговаривал по телефону, в кабинет зашел Яков. Поздоровавшись, кивнул головой Николаю в сторону коридора. Следователь с оперативником вышли в коридор, плотно прикрыв дверь.
   - Коля, что у вас?
   - Есть у нас такая Варя Салтычиха. Занимается крупными поставками героина в область. Мои парни сегодня одного ее закладчика приняли. Полный багажник наркоты. Я его приболтал. Он рассказал, что Салтычиха завалила восемь человек. Курьеров, которые ей наркоту тащили. Паренек говорит, что сама стреляла. А они с напарником трупы в ракетную шахту скидывали. Яша, но учти, что паренек согласился рассказать если следствие с ним заключит досудебное соглашение. Иначе ему смысла нет рассказывать.
   - Понял. Но восемь трупов. Коля, нас начальство порвет на британский флаг. Всю статистику им за год испортим.
   - Ну, а что делать.
   - Помощь нужна?
   - Если информация о трупах подтвердится, то мне понадобится помощь СОБРа. Нужно будет сразу обыска и задержание проводить. Если Салтычиха узнает, что ее человек у нас, сделает ноги. Свалит куда ни будь заграницу. Нам ее потом оттуда не выцарапать. Ты начальнику СОБРа позвони, пусть человек пять выделит. Ты же с ним в хороших отношениях.
   - А свое начальство?
   - Ее кто-то из руководства крышует. Боюсь, что если знают двое, знает и свинья.
   - Коля, не доверяешь ты своим.
   - Жизнь научила.
   - Хорошо. Что еще?
   - Нужен будет эксперт-криминалист и еще один следователь. Не будешь же ты полуразложившиеся трупы описывать. Если у тебя молодому делать нечего, пусть практику нарабатывает. Ну и постановление на обыск.
   - Идет. Пошли, показывай своего злодея.
  Николай с Яковом зашли в кабинет. Николай показал Якову на свой стол.
   - Располагайся. На против тебя, человек, который согласился сотрудничать. Работайте. Тимка, договорился?
   - Да. Он сейчас с остальными созвонится. Спросил, где им нас ждать? У него ГАЗель под окнами стоит.
   - Между городом и Сосновкой на трассе пусть ждут. Иван, нарисуй план участка в Сосновке.
   - Начальник, а вы мне по ушам не ездите?
   - Иван, вот старший следователь из Следственного комитета. Если ты мне не веришь, он может тебе все подробно объяснить. С тебя сейчас план участка и место, где Салтычиха хранит наркотики и пистолет.
   - Пистолет она всегда с собой носит. Даже когда спать ложится, под подушку кладет. Он маленький, плоский. Его даже в кармане халата не видно.
  Николай подвинул Ивану лист бумаги и карандаш.
   - Ты у нас скоро художником будешь.
  Иван взял в руки карандаш и нарисовал план.
   - Начальник, вот еще что. По периметру участка трос натянут, три овчарки бегают, кавказца. Вы их не трогайте. Может их кто ни будь заберет. Они молодые, чуть больше года.
   - Павлины говоришь. А как нам к дому пройти? Эти черти порвут, одни уши останутся.
   - От калитки до дома проход есть, шириной метра два. Там собаки не достают. Салтычиха их сама боится, из-за чего проход и оставили. За ними мы с Мишкой ходим. Они нас только слушают.
   - Понятно. Где наркота хранится?
   - В подполье. Стенка из дерева, к ней полки прибиты, на которых банки с солениями стоят. С правой стороны ручка. На себя тянешь, стенка открывается. За ней типа бункера.
   - В тайнике наркоты много?
   - По моим подсчетам килограмм пятьдесят осталось. Сегодня Салтычиха сказала, что как только все скидываем, будем разбегаться, что долго оставаться опасно. Курьеров нам не простят.
  Дверь открылась и зашел улыбающийся Павел.
   - Мужики, вот это улов. Семь кило героина, два синтетики, четыре плитки гашиша и два пакета спайса.
   - Стираем с лица улыбку. Достаем противогазы и прорезиненные костюмы. Паша, Антон и Тимофей прошу на лыжи. Костя, ты как самый пострадавший, остаешься. Мало ли что господину следователю понадобится.
  Антон взглянул на майора.
   - Семенович, на одной машине поедем?
   - Нет. Кому-то придется в Сосновый ехать, а кому-то остаться.
  Оперативники вышли из здания УВД, сели в автомашины и проехали на трассу. ГАЗель с надписью по борту "Промышленный альпинизм" стояла возле свертка в лес. Павел вышел из автомашины и подошел к ГАЗели. Переговорив с водителем, он вернулся в автомашину. После чего автомашина съехала с трассы на проселочную дорогу. За ней потянулись обе оставшиеся автомашины. Километров через пять автомашины остановились. Посредине поляны, заросшей полынью и лебедой, серело двухметровое бетонное кольцо. Накрытое бетонной плитой. Опера и альпинисты вышли из автомашин Николай подошел к альпинистам и поздоровался, после чего, приминая разросшуюся траву, подошел к колодцу. Уперся ладонями в плиту, слегка сдвинул с места. Николай взмахнул рукой, подзывая остальных. Совместными усильями плиту сдвинули, и майор заглянул в раскрывшуюся бездну. Почти сразу сделал шаг назад.
   - Блин, танкист. Ну и запах. Парни фонарик взяли.
  Тимофей пожал плечами.
   - Взяли, но он игрушечный. До дна, пожалуй, и не возьмет.
  Бригадир альпинистов рассмеялся.
   - Семенович, узнаю нашу полицию.
   - А ты что, меня знаешь?
   - Семенович, это ты меня не знаешь. Мы в масках работаем. Твоих жуликов частенько приходилось задерживать. Фонарь у меня есть. У меня как в Греции, все есть. Пацаны, сбегайте, принесите. Противогазы взяли? Трупы доставать будете, задохнетесь. Мои туда не полезут. Иначе и их оттуда придется доставать.
  Один из парней вернулся с фонариком и подал его Николаю. Тот подошел к колодцу и включив, заглянул в него. Отойдя, отдал его Антону. Достал из кармана телефон и набрал номер Якова.
   - Яша, все в масть. Трупы в колодце, не убежали. Звони в СОБР, мы их у Сосновки ждать будем. Да, и гони сюда своего сопляка. Только пусть эксперта заберет. Ребята на трассе встретят.
   - Коля, там мерин проедет. А то коллега предпочитает люксовский мерс.
   - Проедет. У моей посадка ниже и то прошла.
  Николай выключил телефон и убрал его в карман.
   - Антон с Тимой остаетесь здесь. Следака встретите на трассе. Тяжкая вам доля досталась, трупы поднимать. Там не тридцать метров, а метров десять. Паша, ты со мной. Поедем Салтычиху задерживать. Ты уже там был. Знаешь где дом находиться. А то будем тыкаться как слепые котята.
  Майор с Павлом сели в автомашину и проехали к Сосновке. Поселок был небольшим, коттеджей двадцать. Каждый занимал как минимум полгектара. В планах строителей было построить намного больше. Но в соседнем поселке жители подняли бучу, что Сосновку построили в природоохранной зоне и все нечистоты сливали в рядом протекающую речку Талка. Природоохранная прокуратура возбудила дело. Суды принимали противоречащие решения. Одни за то, чтобы снести коттеджи, вторые, оставить все как есть. В итоге пришли к компромиссному решению. Коттеджи оставить, но сделать канализационный коллектор. Вскоре подъехал микроавтобус с тонированными стеклами. Старший группы СОБР сел в автомашину Николая. Тот поздоровался и протянул план, объяснив, что и где находится. Собровец взял план и вернулся в микроавтобус. Майор включил передачу, и автомашина тронулась с места. Следом за ним, шелестя шинами, тронулся микроавтобус. Поселок состоял из одной улицы протянувшейся вдоль речки.
   - Паша, дом где?
   - Четвертый, слева. Нечетная сторона.
   - Хотел бы в одном из таких замков пожить?
   - Нет. Запаришься убираться. У меня трехкомнатная шестьдесят квадратов. На жену чистота нападет, два дня шуршать приходится.
   - Паша, давай сразу за понятыми.
  Николай остановил автомашину возле седьмого дома. Собровцы, как горох из стручка, выпрыгнули из автомашины и заскочили во двор. Следом за ними зашел майор. С двух сторон на него оскалились овчарки, захлебываясь в истеричном лае. Пройдя между ними, зашел в дом. На первом этаже, в коридоре лежал мужчина, которого к полу коленом прижал кто-то из бойцов, застегивая на руках наручники. На втором этаже раздался хлопок, похожий на пистолетный выстрел. Николай по лестнице забежал на этаж. В зале, в кресле, сидела женщина в возрасте. По виску тонкой струйкой стекала кровь. Возле кресла лежал небольшой пистолет. Стоящий возле кресла боец, показал на нее рукой.
   - Извини Семенович. Сделать ничего не успел. Только в зал зашел, она себе в висок выстрелила.
   - Плохо конечно. Все тайны с собой унесла. Да ей и деваться некуда было. Таджики ей убийство курьеров бы не простили. Проплатили бы кому ни будь, ее бы на пересылке зарезали, либо придушили. Ладно, как получилось, так получилось. Пойду Пашу с понятыми встречу.
  Майор спустился на первый этаж, где возле входа стояли Павел и двое понятых. Николай отозвал Павла в сторону.
   - Паша, Салтычиха застрелилась. Бери понятых, парочку бойцов и начинайте обыск с третьего этажа. Ищите наркотики, ценности, записи и комп. Она как-то связывалась с крупными оптовиками. Я чуть позже присоединюсь. Пока займусь с подельником.
  Майор выглянул в коридор и окликнул собровца, который стоял возле задержанного.
   - Давай его сюда.
  Николай сел за журнальный столик. Взглянув на задержанного, кивнул ему на соседний стул.
   - Садись Миша. Не ошибся?
   - Нет. Ванька напел. Дебил.
   - Ты арию исполнить не хочешь?
   - Дурных нема. Мне в восемнадцать лет так же наплели. Расколешься, срок меньше получишь. Получил. Пятерочку нарисовали. Не зря говорят, что облегчаешь совесть и увеличиваешь срок.
   - По какой статье?
   - Статья 158 часть третья.
   - С проникновением организованной группой лиц. Ты понимаешь, что сейчас тебе грозит не пять, а в разы больше. И не общего, а как минимум строгача.
   - Начальник, люди такие твари, что к всему привыкают. Тем более, если живешь по понятьям.
   - Разговора не будет?
   - Нет. Что докажешь, возьму на себя. На нет и суда нет.
   - Семенович, можно тебя?
  В дверях стоял Павел.
   - Что случилось?
   - В спальной Салтычихи сейф нашли. Вмонтирован в стену и прикрыт гобеленом. Нам его без кода не открыть. Либо спецов вызывать, либо из стены выдирать и к нам везти.
   - Выдергивайте и опечатывайте.
  Михаил тяжело вздохнул.
   - Начальник, зачем стену ломать. Ведь здесь все равно кто-то жить будет. Код 131153. Это дата рождения ее матери. Там баксы, брюлики и левые документы.
   - Ну и на этом спасибо. Боец, посиди с ним.
  Обыск затянулся до вечера. Кроме сейфа с долларами, нашли еще коробку с рублями, наркотики. Пока все описали, загрузили в микроавтобус. Оперативники и парни из СОБРа проехали к зданию УВД. Начальник розыска уже был в курсе о поднятых из колодца трупах. Дожидаясь Николая он нервно прохаживался по крыльцу, с сигаретой в зубах. Увидев Николая, прищурился и заложил руки за спину. Майор подошел к микроавтобусу.
   - Ребята, ко мне в кабинет все несите. Там следователь из СК. Пусть все под опись принимает. А я на экзекуцию.
  Николай поднялся на крыльцо и подошел к начальнику розыска. Тот сначала хотел что-то сказать, но взглянув на сотрудников, махнул рукой в сторону парка.
   - Пошли, отойдем.
  Степанов спустился с крыльца и пошел в сторону парка. Николай шел в паре шагов за ним. Начальник розыска сел на скамейку.
   - Садись.
  Николай сел.
   - Майор, ты мне ничего рассказать не хочешь? Мне весь вечер названивают. Трубка уже раскалилась. Из следственного комитета названивают, спрашивают, что за трупы из колодца подняли. Из СБ и прокуратуры названивают, как получилось, что подозреваемая застрелилась? Кстати, тебе с утра нужно будет подойти в прокуратуру, повторно допроситься. Из ФСБ, почему им не доложили о массовом убийстве. Из администрации области, что нас надо всех разогнать, что полиция совсем мышей не ловит. Генерал ногами топает, кричит, что мы его смерти хотим, что делаем специально все, чтобы его с должности сняли. Не успели с девчушкой расхлебаться, как ты со своими трупами вылез. Ему сейчас в Москву докладывать. Нисколько не удивлюсь, если завтра кто-то из Москвы прилетит за очередной подачкой.
   - Теперь я не понял.
   - Да все ты понял. Где ты видел, чтобы кто-то генерала за заслуги перед Отечеством получил? Пока в министерстве, в кадры, не занесешь дипломат с зелеными листиками, об этом можно даже не мечтать. Я тебя слушаю.
   - В прошлом году, в июле, лесник нашел труп с дыркой в затылке. Было установлено, что он кому-то из нашего города вез десять кило кокаина. Я попросил своего человека узнать, кто после
  смерти курьера реализовывал кокс. Человек когда-то был вхож в эти круги. Имел две судимости за сбыт наркотиков. Вот он и подсказал, что его знакомый покупал кило кокса у Варьки Салтычихи.
   - Это еще кто такая?
   - Подробней о ней можно в ОБНОН узнать. Только вряд ли скажут. Слишком многие от ее щедрот кормились. Через нее в область шел основной поток героина. Месяц назад к человеку по старой памяти, приехал таджикский наркобарон. У них на зоне нары были рядом. В друзьях были. От него к Салтычихе с героином шли три курьера и вроде бы как не дошли. Он поехал к ней на разбор полетов и тоже не вернулся. Вещи у человека остались. Он мне и подсказал адресок, где Салтычиха живет. С утра ребят отправил, чтобы присмотрелись. От нее автомашина выехала, ребята решили за ней прокатиться. Водила начал закладки делать. Парни его повязали. А у него полный багажник наркоты. Мужик ранее не судимый, пошел на контакт, с условием, что с ним заключат досудебное соглашение. Он и рассказал, что первого курьера Салтычиха завалила, когда он деньги считал. Ей кто-то позвонил, что подельников курьера в Питере приняли, а он объявлен в розыск.
   - Кто-то из наших слил?
   - Кто бы сомневался. Шифрограмма пришла и тут же Салтычиха узнала. Ей и кокс достался и деньги. Салтычихе понравилось, что ни с кем делиться не надо. Она это на поток поставила. Начала валить курьеров. Первого они в лесу закопали, а трупы семи человек скинули в колодец, который в лесу случайно нашли. Салтычиха сама всех валила. Вызвонил Якова из Следственного комитета. Тот мне неотложку на проведение обыска подписал и созвонился с СОБРом. Сначала колодец проверили. Своих парней там оставил, сам в гости к Салтычихе поехал. Только в дом вошли, она себе башку отстрелила. Я сразу сообщил в прокуратуру. Приехали следак из прокуратуры, эксперт и заместитель начальника УСБ. Так что, дальнейший обыск проводили под чутким наблюдением очень ответственных лиц.
   - Что нашли?
   - Семьдесят пакетов героина, синтетика, гашиш, лям баксов, коробку из- под компа с рублями. Их не пересчитывали. Коробку скотчем обмотали и опечатали. У Салтычихи в сейфе обнаружили пять паспортов. Три наших, российских, один литовский и один аргентинский. Все на разные фамилии. Завтра придется с представителем Интерпола связываться. Может она где-то у них засветилась. Так же молдавские паспорта ее подельников. Второй подельник пока отморозился. Ранее судим и судя по всему, на зоне шел по черной масти. Вот вроде все. Успокоился полковник.
   - Позвонить не судьба.
   - Сергей Семенович, мне, когда звонить было? Пока все объяснишь, полсуток пройдет.
   - Коля, да все я понимаю. Но ты пойми. Я как тот Арлекино, которого подвесили на ниточки и все дергают. Считают, что лучше меня знают сыскное дело. Когда буду не нужен, просто перережут ниточки. Через год мне на пенсию. Знаешь, что я сделаю в первый день, когда получу расчет. Зайду к начальнику УВД и пошлю его далеко и надолго. Зато какой кайф будет, посмотреть, как он будет слюной брызгать. Ладно, ты иди. Тебя Яша ждет. Только в следующий раз предупреждай, когда опять гору трупов найдешь. Все, я до дому, до хаты.
  Николай попрощался с начальником розыска и поднялся к себе в кабинет. Яков сидел за столом и смотрел за Антоном, который доставал из спортивной сумки пакеты с наркотиками и стопкой складывал на полу. Майор присел на соседний стул. Яков взглянул на него и покачал головой.
   - Коля, вот сколько раз зарекался с тобой связываться. Сейчас, пока все опишем, уже светать будет.
   - Яша, ты сейчас с наркотой заканчивай. Коробки с баксами и рублями опечатай своей печатью. Завтра в банке возьми счетную машинку, пересчитаем. Наркоту тоже завтра на экспертизу отправим. Кожаный мешочек, что на столе лежит, там брильянты. Я его к себе в сейф закрою.
   - Коля, нужно кого-то на ночь оставить.
   - Мне спешить некуда. Сам останусь. Молдаван куда девал?
   - Иван на ИВС уехал. Договорился, чтобы его в одиночку посадили. Завтра, вернее уже сегодня, пусть твои парни его заберут к себе. Проедемся по местам боевой славы. На видео снимем, чтобы потом тупить не начал. Михаила у вас в камеру отправил. Пока не нужно, чтобы они пересекались.
   - Хорошо. Яша, давай брюлики в сейф, и ты его опечатай. А я пока себе чайку сварю.
  Дождавшись, когда все наконец покинут кабинет, Николай закрыл изнутри кабинет. Сдвинул стулья. Достал из шкафа пару бушлатов, выключил свет и прилег на импровизированную кровать. Но как говорится, голод не тетка. Полчаса полежав, майор встал и заглянул в стол. Парочка беляшей, которые ему принесли в обед, лежали в бумажном пакете на верхней полочке. Николай съел их, запил холодной водой из чайника и занял ложе. На этот раз уснул, как будто обухом топора ударили по голове. Проснулся от того, что затекла рука. Растерев ее, взглянул на часы. Было начало восьмого. Николай убрал бушлаты, расставил стулья. Сходил умылся. Не успел зайти в кабинет, как следом зашел Антон. Поздоровавшись, сел за свой стол. Майор улыбнулся.
   - Тебе чего не спится? Мог бы лишний часик и покемарить.
   - Да после вчерашнего что-то не спится. Все кажется, что руки трупами пахнут. Вчера после того, как труповозка их увезла, пришлось с Тимкой по домам ехать, переодеваться. Перед этим в магазин зашли, чтобы освежитель купить, от нас все в разные стороны шарахнулись. Дома мать разворчалась, чтобы сразу всю одежды в стиралку кидал. Форточки все открыла. Да, вот еще что. Мать вчера пирогов напекла, с собой положила. Говорит, что вы начальника голодом заморите. Вы этого сопляка, следователя, больше с нами не посылайте. Я ему вчера чуть в глаз не зарядил. С Тимкой вылазим из этого колодца, а этот щенок кому-то по телефону докладывает, что он раскрыл массовое убийство. Главное и харя такая довольная. Тимка удержал.
   - Давай свои пирожки. Сейчас кто ни будь из ребят придет, смотайтесь до ИВС. Руссу Ивана привезите. Яков появится, поступаете в его распоряжение.
  Николай перекусил пирожками, выпил кружку чая. Достал из кармана телефон и набрал номер.
   - Юра привет. Ты уж извини, вчера поздно закончили.
   - Привет. Я в курсе. У тебя сейчас время есть?
   - Да.
   - Спускайся, в парке поговорим.
  Майор вышел из здания УВД и прошел в парк, где Юрий уже облюбовал одну из лавочек, в дальнем углу. Николай подошел, поздоровался за руку и присел рядом с ним.
   - Юра, а к нам зайти не судьба?
   - Получается, что нет. Не хочу, чтобы лишние глаза видели нашу встречу. Пошли, в мою автомашину сядем.
  Оперативники встали и прошли в автомашину, стоящую в дорожном кармане, недалеко от парка.
   - Ты уж не обижайся, что шифроваться приходится. Влезли туда, куда даже Буратино нос не совал. Сводки наблюдения я придержу до понедельника. А пока на словах. Вчера мои парни не успели адрес перекрыть, еще семи не было, как Мельник сел в автомашину и проехал к парку Водников. Здесь он вышел из автомашины и прошел в парк, где сел на лавочку. Минут через пять к нему подсел пан спортсмен.
  Юрий достал из кармана телефон, включил его и протянул Николаю.
   - Узнаешь?
  Николай внимательно посмотрел на экран.
   - Кого-то напоминает, но пока понять не могу.
   - Заместитель начальника УВД по тылу. Он просто в спортивном костюме. Старается себя в форме держать, по утрам бегом занимается.
   - Точно. Я же его ни разу без формы не видел.
   - Разговаривали минут пятнадцать. Основную часть разговора парням удалось записать.
   - Как они сумели?
   - Коля, у вас свои секреты, у нас свои.
  Юрий достал из кармана диктофон и нажал на кнопку воспроизведения звука.
  "... с адресом понятно. Но это еще не все. Дом буржуинский, шестиэтажный. Квартиры в двух уровнях. Два подъезда. Расположен практически на берегу реки. Она как раз там петлю делает. Двор огорожен забором. Вход и въезд только по пропускам. На входе во двор будка с охранником. Прежде чем запустить постороннего, охранник связывается с тем, к кому пришли.
  Выписывают одноразовый пропуск. Над каждым подъездом видеокамера. Мониторы стоят во всех квартирах. В квартире сутки сидит охранник. Их три человека, работают сутки через двое. Стекла пуленепробиваемые, из гранатомета не возьмешь. Дверь бронированная. Из такого металла в банках сейфы делают. Газосварка его не берет. Да и не успеете. У охраны есть тревожная кнопка. В случае проникновения хоть господа бога, они обязаны на нее нажать. Максимум через три минуты будет первый вооруженный экипаж группы быстрого реагирования, а через пять минут еще два экипажа. Проверял лично.
   - И что нам сейчас, дом взрывать?
   - А я тебе сказал взрывать? Охрана в квартире меняется в десять часов. Почему в десять, черт их знает. Сейчас лето и почти все жильцы живут за городом. От силы в подъезде живут в паре квартир. Но и они к десяти часам стартанут поближе к воде. Ваша задача, в половине десятого вырубить охранника в будке. Только без трупов. Сойдет и нервно паралитический газ. Свяжете и рот заклеите. Пусть твой человек переоденется и сядет на его место. Только подбери посмазливей. А то посадишь синего и с перебитым носом. Парни, что в адресе сидят жизнью битые, могут сразу заподозрить неладное. Бывшие собровцы. Их генерал с прежнего места службы притащил. Они на старом месте службы труп заделали, а он их отмазал. Они ему благодарны по гроб жизни, за него любого порвут. В квартиру можно войти только на их плечах, когда предыдущий откроет дверь, чтобы впустить сменщика. Работайте так же, в форме спецназа ФСБ. Для того, чтобы все вывезти, нужен будет грузовик. После акции, всей своей бандой двигаете в охотничье хозяйство "Медведь".
   - Ближе нельзя? Менты если хватятся, то все дороги перекроют.
   - Нельзя. До "Медведя" пятьдесят километров. Находится оно в соседней области. Даже, если сразу хватятся, то пока дойдет до генерала, а он сейчас за городом, в вашем распоряжении час. Прежде чем город закроют. В соседнюю область они не сунутся. В охотничьем хозяйстве сейчас никого нет, кроме сторожа. А он мой человек. Я получаю свои десять процентов, отдаю вам чистые, не фальшивые паспорта. Остальное делите как сами договоритесь. Паспорта выписаны на реально существующих людей. Двойники. Если тупить не будут, то ни одна проверка по адресному, ничего не даст.
   - А ты как? О общаке, где его хранят, знают несколько человек. Тебя в первую очередь трясти будут.
   - Не успеют. Я сегодня работаю последний день. Ухожу на пенсию. Здесь меня ничего не держит. Ночью, с субботы на воскресение я уже буду в Киеве. А с Украины, да еще с деньгами, выдачи нет.
   - Как ты их протащить собрался? У тебя же их отберут.
   - В Москве у меня есть знакомый дипломат из Литвы. Он их и протащит. Берет дорого, пятнадцать процентов от суммы.
   - Полковник, а ты мне с этим коридором не поможешь? Боюсь, что влечу дуриком и бабки не помогут.
   - Хорошо. Я с ним переговорю. Если согласится, дам тебе его телефон. Все, разбегаемся. В субботу жду в "Медведе".
   - Интересно девки пляшут, по четыре сразу в ряд.
   - Коля, вот и я о том же. Но это еще не все. После встречи с тыловиком, Мельник проехал на пустырь за бывшим кирпичным заводом. Здесь он встретился с Михайловичем, прапором из арт вооружения. Мельник передал ему пачку пятитысячных, а тот отдал тяжелый пакет. Как думаешь, что в нем?
  Юрий на телефоне нашел нужный снимок и показал Николаю. Тот усмехнулся.
   - Судя по форме, два цинка патронов. Пока сидел, стволы в смазке были, а вот патрончики отсырели.
   - Пакет Мельник завез домой. В одиннадцать проехал на намывные пески в затон. Там у него была стрелка с бандой. Вместе с ним двенадцать человек. Заснять не смогли. В радиусе километр, ни одного человека. Ребята сказали, что он веточкой что-то на песке чертил и объяснял своим
  быкам. Разговаривали как минимум полчаса. После того, как разъехались, Мельник проехал к дому Љ1 по улице Садовой. Это тот дом, о котором говорил тыловик. За домом наблюдал около часа. Затем заехал в магазин, накупил коньяка и вернулся домой. Пока еще из дома не вылазил.
   - Черт, даже не знаю, что делать. Нам их впятером не взять. А брать нужно только с поличным. Либо на адресе, но там со стрельбой. Только парней положу. Лучше всего в охотничьем хозяйстве. Но стоит мне попросить СОБР или ОМОН, как информация уйдет на сторону. Либо к жуликам, либо к нашему генералу. Куда не кинь, везде клин.
  Юрий внимательно посмотрел на Николая.
   - Коля, есть один вариант. Но не знаю, согласишься или нет. Как скажешь, так и будет.
   - Излагай.
   - Есть у меня друг. Начальник управления по специальным мероприятиям при Следственном комитете РФ. Генерал-майор Игнатов. Они как раз специализируются на таких мероприятиях. Когда мне вчера наши аналитики предоставили справку, я с ним созвонился. Он этим очень заинтересовался. Но я его предупредил, что решение будешь принимать ты. Ситуация такая. Квартира, где хранятся деньги, принадлежит сыну начальника УВД. Но ему всего двенадцать лет. Так что, как не крути, генерал в курсе всей движухи. На эту должность его рекомендовали один из заместителей министра, начальник УВД Красноярского края и начальник кадров МВД. Но на данный момент наш начальник УВД висит на волоске. Заместителя министра с почетом проводили в УФСИН пятым замом первого зама, начальника кадров арестовали за взятки. Это даже по телевизору показывали, как во время обыска в кабинете, деньги только что с потолка не сыпались. Начальника УВД Красноярского края отправили на пенсию. У них там свои подковерные интриги. Игнатову уже дано было поручение присмотреться к нашему генералу. А здесь такой подарок.
   - Да уж, друзья у тебя. Где только таким обзаводятся?
   -Игнатов из нашего города. Мы с ним жили на соседних улицах, ходили в одну школу, учились в параллельных классах. Даже в армии в один взвод попали. В контору в один день нас завели. Он у меня свидетелем на свадьбе был, а я у него. Он женился на студентке из медицинского института. Та жила у бабушки. Она нигде не афишировала, но у нее отец оказался генерал-майором ФСБ, начальником управления по Рязанской области. Вскоре после свадьбы ему дали еще одну звездочку на погоны и перевели в Москву. Жена у Володи закончила институт, и тесть их забрал в Москву. Володька закончил академию МВД. Ну а там сам бог велел.
   - Что же он тебя к себе не перетащил?
   - Предлагал, но я отказался. Чем выше взлетаешь, тем больнее падать. Меня и так все устраивает. Коля, что решил?
   - Я согласен.
   - Учти, назад пути уже не будет. С меня взятки гладки. Ты выписал задание, мы отработали. Против нашей конторы все равно никто не попрет. Чревато последствиями, однако. А вот тебе это вряд ли простят. Слишком много коррупционных связей на генерала завязано. В лучшем случае на пенсию выдавят, могут и исполнителя найти.
   - Юра, я знаю, на что иду. Если что, уйду. Но при этом громко хлопну дверью. Когда ждать группу.
   - Завтра вечером. Им светиться лишний раз не нужно. Сейчас я с Игнатовым созвонюсь и обговорю детали.
   - Юра, ты меня хотя бы перед операцией сведи с ним. Мне эти деньги по барабану, мне убийство нужно раскрыть.
   - Да он бы и так с тобой встретился.
   - Тогда я пошел. Удачи нам.
  Майор вышел из автомашины и заложив руки за спину, задумавшись, пошел через парк в сторону УВД. На выходе из парка его окликнул мужчина сидевший в инвалидной коляске.
   - Николай, что, уже и своих не узнаешь. Зазнался.
  Майор всмотрелся в лицо сидящего в коляске.
   - Семен Михайлович?
   - Что, так постарел, что узнать невозможно?
   - Да нет, что вы. Это я просто задумался.
   - Да ладно. Как будто я не знаю, как сейчас выгляжу.
   - Что случилось? Ведь еще в прошлом году, на дне розыска, вы на своих двоих передвигались.
   - Может помнишь, в начале девяностых брали группу квартирных воров, которые по ночам, по веревкам с крыш спускались и пустые хаты обносили. Они тогда еще мужика зарезали, который поздно домой пришел. Во время задержания они меня автомобилем сбили и позвоночник повредили. Перед пенсией комиссию проходил. Невропатолог пальчиком по позвоночнику провел и ткнул в поясничный позвонок. Я от боли вдвое сложился. Вот он тогда и сказал, что со временем у меня ноги отнимутся. Время пришло. Да и онкология у меня. Так-то лысым был, а после химиотерапии, голова как колено лысая стала. Один курс прошел, больше не пойду. Скоро на венок скидываться будете. Коля, время будет, так хоть изредка забегай. Я сейчас рядом с УВД живу. Видишь, дом с башенкой на крыше. Сейчас туда перебрался. Первый подъезд, первый этаж слева. Выпьем по рюмочке чая.
   - А та квартира?
   - Продали. Здесь взяли. Там четвертый этаж и пандуса нет. А здесь все условия. Нас таких, колясочников трое в подъезде. Дом обкомовский. Сейчас общаюсь с бывшим вторым секретарем обкома и руководителем отдела пропаганды и агитации. Интересные люди.
   - Семен Михайлович, вы в УВД?
   - Нет, в соседнее здание. В пенсионный отдел. Раз переехал, затребовали справку, где в настоящее время проживаю. У вас то как дела?
   - Да как сажа бела. Раньше все милицию хаяли. А я сейчас с ностальгией вспоминаю. Когда вместо милиции полицию организовывали, была какая-то надежда, что будет лучше. Получилось, как всегда. После аттестации почти все опера, кто работал, а не баклуши бил и имел свое мнение, оказались не у дел. Кто на гражданке оказался, кто в наркоконтроль ушел. А сейчас и его разогнали. Помните, вы говорили, чтобы опер хотя бы нормально начал работать, нужно три года.
  На прошлой неделе заехал в третий отдел полиции, чуть в осадок не выпал. Начальник розыска отработал четыре года, старшие опера два-три. Остальные даже и года не отработали. Молодежь приходит, год-два и увольняются. Начальники УВД меняются как одноразовые перчатки. Их назначают, а они за собой на ключевые посты своих варягов тащат. Те понимают, что малейший шухер и их поганой метлой выметут, чтобы место другим варягам освободить. Вот и хапают в две глотки.
   - Коля, слышал я о такой беде. Да не думал, что все так серьезно. Ты ведь вроде последним из призыва девяностых остался.
   - Есть еще пара человек. Да и я похоже надолго не задержусь.
   - Ладно, Коля, ты беги. А то моя хватится, что долго не возвращаюсь, искать пойдет.
  Николай попрощался и прошел в здание УВД. Поднялся к себе в кабинет. Где его оперативники и задержанный Иван Руссу пили чай с пирожками, которые принес Антон.
   - Яков не звонил?
   - Николай Семенович, он будет с минуты на минуту. Они с молодым следаком где-то в пробке застряли.
   - Антон с Тимой, раз уж пошла такая пьянка, то вам и добивать. Со следователем съездите по местам былой славы. Костя, ноги в руки и к судмедэкспертам. Возьмешь у них заключение по трупам. Затем к баллистикам. Что они начирикают. Паша, останешься со мной. Будем деньги пересчитывать. Надо же закрома государства, которые никто не видел, пополнять. Иван, ты как, готов.
   - Начальник, а куда мне деваться. Если уж сказал А, нужно и Б говорить. Но меня точно с досудебным соглашением не обманут?
   - Тупить не будешь, не обманут.
  Дверь в кабинет открылась и зашел следователь.
   - Яков Владимирович приветствую. Мы уже заждались.
   - Привет честной компании. Семенович, пока в банк за счетной машинкой заехали, а затем в пробку попали. На Ленина авария. Какой-то малолетка на БМВ решил в шахматы поиграть. Доигрался. Крузака протаранил и в остановку влетел. Насчет трупов не знаю, но две скорых стояли. Гаишники движение перекрыли. Пришлось по тротуару объезжать. Семенович, внизу мой коллега ожидает. Пусть твои парни с Иваном спускаются. О понятых только не забудьте.
  Антона перекосило, как будто съел кислое яблоко.
   - Яков Владимирович, это опять вчерашний, молодой?
   - Что, не понравилось с ним работать? Антон, а куда деваться? Они сейчас все такие, молодые, да ранние.
  Тимофей достал наручники и пристегнул Руссу к своей руке. После чего втроем вышли из кабинета. Яков проверил печати на коробке с деньгами и сейфе. Николай взглянул на Павла.
   - Паша, тебе поручается самое сложное. Хоть костьми ляг, но найди понятых. Затем сходи в комиссионку, попроси оценщика, пусть к нам придет. С брильянтами нужно будет разобраться. Может это простые стекляшки. Яков, с тебя постановление на проведение экспертизы по наркотикам и по пистолету. Паша, ты сегодня на побегушках. Наркоту и ствол к криминалистам.
  Павел развел руками.
   - Товарищ майор, да где же взять этих понятых. Рабочий день только начался, а старики либо уже на дачах, либо из квартир еще не вышли.
   - Ты опер, или мимо проходил. Действуй.
  Николай с Яковом настроились на долгое ожидание. Майор долил в чайнике воды и включил его. Одна из бед, это была найти понятого. От этого предложения люди шарахались как от чумы. Не успел чайник закипеть, как дверь в кабинет открылась, и улыбающийся Павел пропустил перед собой парня с девушкой.
   - Проходите, присаживайтесь. Сейчас вам все объяснят.
  Довольный Павел вышел в коридор. Николай вышел за ним.
   - Паша, тормозни. Ты их где нашел?
   - Только из УВД вышел, смотрю идут. Студенты, на занятия проспали. Попросил понятыми побыть. Согласились с условием, что мы им повестки выпишем, чтобы им прогулы не поставили.
   - Хорошо, беги в комиссионку.
  Майор зашел в кабинет. Не ожидая его возвращения, Яков высыпал из коробки на стол денежные купюры. Судя по округлившимся глазам, такого факира студенты видели первый раз в жизни. Следователь взглянув на них, усмехнулся.
   - Ребята, сейчас будем пересчитывать денежки, так что смотрите внимательно. После окончания всей процедуры, распишетесь в протоколе. Коля, машинку подключи к сети.
  Николай включил машинку и подвинул ее к следователю. Сам достал из стола пачку резинок и стал сбоку от стола. Следователь брал со стола пачки денег и запускал в счетную машинку. Николай перетягивал их резинкой и откладывал в сторону. Хотя и работал аппарат, но пересчет затянулся. Понятые, поначалу оживленно шептавшиеся, смолкли и с нетерпением ждали, когда закончится процедура. После того, как в машинку засунули последнюю пачку, они облегченно вздохнули. Яков сложил деньги в коробку и опечатал. Паренек, встал со стула.
   - Где нам расписаться.
  Следователь отрицательно помотал головой.
   - Ребята, обождите еще немного. Коля, доставай.
  Пока майор возился с сейфом в кабинет зашли Павел и мужчина лет тридцати, в руках у которого был небольшой, пузатенький чемоданчик, с такими ходили годах в двадцатых, прошлого века.
   - Товарищ майор, оценщика привел, как вы просили. Владимир Иосифович.
  Яков указал оценщику на стул, рядом со столом. Николай достал из сейфа замшевый мешочек и только собрался высыпать его содержимое на стол, как оценщик остановил его.
   - Вы что делаете! Это же вам не булыжники.
  Он достал из саквояжа отрезок черного бархата, аккуратно разложил на столе. Майор с опаской поглядывая на него, медленно высыпал содержимое на ткань. Оценщик достал перчатки, весы и лупу в бронзовой оправе. Рукой, как будто гладит ребенка по волосам, разровнял брильянты,
  которые заиграли всеми цветами радуги. Девушка, понятая ойкнула, а парень заложил руки за спину и прикусил нижнюю губу. Оценщик покачал головой.
   - Вот значит где они оказались.
  Яков вопросительно взглянул на него.
   - Не понял?
   - Полгода назад мне их предлагали купить. Во-первых, у меня и денег таких нет, а во-вторых, я с государством в такие игры не играю. Продавца задержат, он на меня укажет. А на нарах они мне будут не нужны. Не спорю, иногда я делаю свой гешефт. Купил подешевле, продал подороже. Особенно старинные вещи. На них всегда есть коллекционеры. Недавно принесли яйцо Фаберже. Все каталоги перелистал. Да, было такое, но после революции исчезло. Позвонил знакомому коллекционеру. Тот сказал, что такое уже купил и яйцо оказалось новоделом. Экспертиза подтвердила, что состав золота, которое использовали в мастерской Фаберже отличается от того, которое использовали при изготовлении данного яйца.
   - Кто вам их предлагал купить?
  Господин следователь, вы знаете, есть такой сорт людей, не то что приметы запомнить, возраст трудно определить. Все серое, среднее. Такого на следующий день на улице встретишь и не узнаешь. Единственное, что запомнил, он когда начинает волноваться, слегка заикается. Хотел у него пару камней взять, дочери сережки сделать на день рождения. Но он сказал, что либо, все, либо ничего. На этом и расстались. О этом человечке, вам лучше в ФСБ спросить. Они всех моих коллег, в том числе и меня, о нем расспрашивали. Вы как, будете каждый камень описывать?
   - Придется.
   - Тогда приступим. Камни якутские, чистой воды, без вкраплений, обрабатывались в России. В Израиле и Голландии более грубая обработка.
  Пока описывали брильянты, Павел напоил чаем понятых. Николай пару раз выходил на улицу, покурить. Закончив с брильянтами, оценщик сложил их в мешочек, протянул Якову.
   - Вы знаете, им место в Гохране. Даже у вас найдется слишком много желающих, поменять их на стекляшки. Даже если их продать по дешевке, это от четырех до пяти миллионов долларов. Вот как-то так.
  Расписавшись в протоколе, понятые и оценщик ушли. Николай взял в руки мешочек, подержал его в руках, положил на стол.
   - Вот знаешь, Яша, смотрю на эти булыжники и думаю, а сколько на них крови и судеб изломанных.
   - Ну вот такие мы. Ничего не понимаем в колбасных обрезках.
   - Что думаешь делать?
   - Последую совету. Созвонюсь с Гохраном и отправлю их фельдегерской службой в Москву. Я их с собой заберу, а деньги в камеру вещьдоков сдай. Что-то наша молодежь задерживается. Паша, позвони парням.
  Павел набрал номер. На вызов никто не ответил. Только он отключил телефон, как в кабинет зашли Антон с Тимофеем.
   - Что так долго?
  Недовольно спросил Николай. Антон поморщился.
   - Яков Владимирович, вы где такого олуха нашли. Он вчера тупил, а сегодня кино и немцы. Протокол и то самим пришлось составлять. Не знаю, не умею. Я первый раз на таком мероприятии.
   - Антон, что выросло, то выросло. Таких там больше нет. Где он?
   - Внизу, в автомашине ждет.
  Яков попрощался с оперативниками и вышел, разминувшись в дверях с Константином.
   - Ты где путешествовал? Тебе всего-то нужно было взять два заключения от судмедэкспертов и балистиков.
   - Заключение в бюро судебной экспертизы уже готово было. Забрал, пошел в УВД. Возле автовокзала нашел себе приключений. Два таджика в углу паренька под нож поставили, хотели
  телефон и деньги забрать. Паренек дергаться начал, они его в живот ножом ударили Пришлось вмешаться.
   - И как?
   - Одному в подбородок попал. Челюсть в трех местах сломалась. Второй, который с ножом был, мне рубашку порезал и живот поцарапал. Тому руку сломал. Парни из охраны автовокзала по камерам увидели, прибежали. Пока скорая приехала, пока из первого отдела полиции. Задержанных я им отдал. Следователь допросила. Будут возбуждать по тяжким телесным и покушение на жизнь сотрудника полиции. Чувствую, что нервы мне еще потреплют. Следачка в следственный комитет сообщила и в гестапо.
   - УСБ может до чего ни будь докопаться?
   - Не знаю. Только из-за этого, который с ножом был. Он, меня когда ударил, я у него руку с ножом перехватил, сбил с ног. Он трепыхаться начал. Я его пнул по ребрам, наступил ногой на предплечье и кисть начал выкручивать, чтобы нож забрать. А у него предплечье хрустнуло.
   - Понятно. Ладно, не впервой, отстреляемся. Давай заключение и иди отдыхай. Паша, метнись к криминалистам. Возьми заключение по наркоте и стволу. Антон, давай с Пашей. Сдадите наркоту, ствол и деньги в камеру вещественных доказательств. Я на доклад к начальнику розыска. Когда Николай, выслушав претензии, вернулся в кабинет, все его оперативники дружно пили чай. Взглянув на них, майор улыбнулся.
   - Так, водохлебы, начальство дало добро. По домам.
  Тимка довольно потер руки.
   - Мужики, может в разливайку, по пивку врежем. Мне недавно один пивной бар показали. Дороговато правда, но и пиво не бурда какая-то.
  Опера переглянулись и вопросительно посмотрели на Николая.
   - Отдыхайте, но только без фанатизма.
   - Николай Семенович, вы с нами?
   - Нет. Мне еще в пару мест нужно заехать.
  Распрощавшись, опера потянулись к выходу. Николай достал из кармана телефон и набрал Юрия.
   - Юра, что там у вас?
   - Вся банда собралась у Мельника. Жарят шашлык. Уже два раза за водкой бегали. Уже рожу кому-то набили. Но кто с кем рамсил из-за забора не видно. Парочку гранаток бы туда закинуть, но низя.
   - Понятно. Сегодня бухают, завтра отлеживаются, а послезавтра на дело. Юра, у тебя завтра есть, где ребят разместить?
   - Есть вариант?
   - Можно подумать.
   - Коля, не грузись. У отца дом в деревне двухэтажный, гостевой дом, банька. Нас же четыре брата и три сестры. Вот толпой и построили, чтобы хоть изредка можно было где всем собраться.
   - Так, этот вопрос отпал. Удачи.
  Майор закрыл кабинет и попрощавшись с дежурным, вышел из здания УВД. Подойдя к автомашине, чертыхнулся. Ну надо же было поставить ее рядом с тополем. Вся автомашина была усыпана зелеными, маслянистыми почками. Сев в автомашину, Николай проехал на автомойку. Где уже стояла очередь из таких же неудачников. Через час майор выехал на свеже вымытой автомашине. Взглянув на часы поморщился. До встречи оставалось минут пятнадцать. А ехать почти через весь город. С человеком, с которым хотел встретиться Николай, была договоренность, что тот ждет не больше десяти минут. Майор проехал к озеру, расположенному на окрайне. Когда-то здесь обитал крупный карась. В детстве не раз Николай с друзьями сюда приезжали посидеть с удочками. Но сейчас кроме ротана другой рыбы в озере не водилось. По старой привычке жители окрестных домов приходили порыбачить, но больше из спортивного интереса. Поймал и выпустил. Берег зарос кустарником. Николай не сразу увидел нужного ему человека. Тот сидел на раскладном стуле под ивой. В руках у него была бамбуковая удочка. Голову, выбритую
  бритвой до синевы, прикрывала соломенная шляпа. Стараясь не шуметь, майор приблизился к нему со спины. Мужчина поплевал на червя и закинул снасть. Не отрывая глаз от поплавка, произнес.
   - Коля, вот как не умел ты бесшумно ходить, так и не научился.
   - Почему ты решил, что это я?
   - Ходишь как слон в посудной лавке.
  С первого взгляда в невысоком, с небольшим животиком, коренастом мужчине ничего не выдавало, что он был у хозяина шесть раз и все судимости за квартирные кражи. Лишь многочисленные наколки выдавали в нем постоянного обитателя мест не столь отдаленных.
   - Коля, может молодость вспомнишь. У меня вон, еще одна удочка лежит. Черви в банке. Помнишь, как мы всегда на этом месте рыбачили?
   - Разве здесь? Мне казалось, что чуть дальше.
   - Здесь. Куста только не было.
   - Шура, помню я все. И как на рыбозаводе комбикорм воровали. С вечера прикармливали, а утром, еще по темноте, уже здесь сидели. Помню, как тебе в задницу сторож солью выстрелил.
   - Все из-за тебя. Ты же лист железа уронил. Тебе тогда смешно было, а я день в ванной с холодной водой просидел. Ну что, присоединяйся.
   - Домой надо, отдохнуть. Сутки на ногах.
   - Наслышан. Братва со вчерашнего дня трещит, что мусора кучу трупов откопали. Было бы предложено.
   - Шура, ты в курсе, что тебя примеряют на кражу из коттеджа директора хлебокомбината.
   - Знаю. Меня ваши уже дергали. Но там я не приделах. Я в тот день у родственника в деревне самогонку пил. У него день рождения был. Свидетелей вагон и маленькая тележка.
   - Ты в прошлый раз тоже говорил, что не приделах.
   - Ну в прошлый раз карась уж очень жирный был. Грех было не пощипать. А здесь зуб даю. Знаю кто, но тебе не скажу.
   - Шура, ты хотел узнать, кто Маринку подрезал?
   - Не забыл свою первую любовь. Как ты в начальных классах за ней пару месяцев портфель носил. По ней расклад я тебе дам. Наверное, слышал такое погоняло, Гиви Магадан.
   - Слышал. Но где Магадан и где Маринка.
   - Одно время у нее сожитель был, Тофик Четырехглазый. Они у одного барыги сейф подломили. Там восемьдесят тысяч баксов было. Бабки разделить не успели. Они у Тофика остались. Их на следующий день приняли, но по другому делу. Тот барыга заявлять не стал. У самого рыло в пушку было. Тофик сказать Магадану не успел, куда баксы спрятал. Им по пятерочке судья нарисовал. Пацаны в колонии в побег уйти собирались, а Тофик их куму сдал. Его по- тихому и удавили.
   - Слышал я о Тофике. Но он вроде сам повесился.
   - Такой большой и в сказки веришь. Если бы хозяин с кумом написали, что его зеки повесили, то и их самих могли от кормушки нагнать. Ты просто не знаешь, какие на зоне бабки крутятся. Продолжаю свою сказку. Две недели назад Магадан освободился. Первым делом он пошел к Маринке, чтобы она отдала его долю. Та начала юлить. Мол ничего не знаю и знать не хочу. Магадан ей дал неделю срока, чтобы нашла сорок тысяч баксов. Маринка заначку Тофика нашла. А когда его повесили, она их все растранжирила. Купила джип, квартиру в элитке, загородный дом. Ей дуре, продать бы что ни будь, или на Магадана переписать. А ее жаба задавила. Через неделю Магадан к ней пришел, а она его тобой пугать начала. Мол у меня одноклассник крутой опер. По одному моему щелчку тебя закроет. Магадан псих. Вот пару раз ее ножом и ударил.
   - Шура, а почему она молчит, если знает, кто ее приголубил.
   - К ней в больничку паренек от Магадана приходил. Тот предложил ей обмен. Если она его не сдает, то он ей прощает свою долю. Иначе у нее все конфискуют. Так как средства были добыты преступным путем. А на сейф Маринка навела. Магадана она не сдаст. А того тебе не расколоть. Того на Тобольском централе пытались сломать. Не получилось. А там не таких ломали. Маринка
  тебе поди сказала, что ее пытался ограбить неизвестный. Она начала сопротивляться, а тот ее ножом ударил.
   - Так и было.
   - Висяк у тебя начальник. Кстати, Монгол освободился пару дней назад.
   - Ему еще пару лет сидеть.
   - По УДО вышел.
   - Шура, вы же с ним в контрах?
   - Еще со школы. Он же меня первый раз сдал. Если меня завалят, то будешь знать кто. Он вчера одному моему пареньку заказал пару чистых стволов. Тот к оружейным баронам вхож. Паренька с собой на дело звал. Но он отказался. Сейчас ищет двух подельников. Но что он задумал, я не знаю. Ну так что, составишь компанию?
   - Не Шура, погнал я.
  Николай попрощался с бывшим одноклассником и прошел в автомашину. Сев в автомашину, положил руки на руль и задумался. До десятого класс с Шурой они были друзья, не разлей водой. В десятом классе Шура связался со старшим братом Монгола, который прошел Крым и Рым. В свои двадцать два года имел за спиной две судимости. Так уж получилось, что Шура клюнул на сказки о блатной романтике. После уроков Шура и брат Монгола болтались по городу, находили частный дом, которых тогда в городе было большинство, жильцы отсутствовали. Брат Монгола выдавливал стекло в форточках, а Шура через разбитую форточку залазил в жилище. Брал деньги и золото. Все, когда ни будь кончается. Закончилась и эта эпопея. Брату Монгола уже не суждено было оказаться на свободе, туберкулез. А Шура пошел по Ленинскому пути, этапы и тюрьмы. Посидев минут пять, Николай завел автомашину и проехал к дому. Поужинав, под причитания тетки, сходил в душ и прилег на диван. Морфей накрыл его своим крылом. Разбудил его настойчивый телефонный звонок. Тяжело вздохнув взял его с тумбочки. Взглянув на экран, поморщился. Звонил дежурный по УВД.
   - Слушаю. Кого опять зарезали?
   - Семенович, генерал распорядился поднять всю твою группу. Возле ночного клуба "Сова", депутата городской думы Никифорова кто-то в блин на автомашине раскатал. СОГ уже на месте.
   - Сейчас овал лица ополосну и подъеду.
  Перед ночным клубом Николай остановился. На площадке перед клубом стояло несколько полицейских автомашин, разрезая сумерки начинающегося рассвета, светомузыкой. Майор подошел к группе полицейских, стоящих за оцепление и наблюдавших за работой экспертов. Посреди автостоянки лежали два трупа, мужчины и женщины. Николай отозвал в сторону следователя.
   - Что уже известно?
   - Никифоров был в клубе с любовницей. В два часа вышли из клуба и пошли в сторону автостоянки. Никифоров карманы все проверял, как будто искал что-то. С автостоянки выехал джип потерпевшего. На скорости сбил обоих. Любовницу крылом зацепил. Ее отбросило в сторону, и она виском ударилась о бордюр. Никифорова переехали три раза. Вперед, назад и опять вперед. После чего джип уехал. У потерпевшего голова, грудная клетка и ноги всмятку.
   - На стоянке есть видеокамера. Кто сидел за рулем?
   - Черт его знает. Подошел открыл автомашину с пульта. На голове кепка с длинным козырьком. Лица не видно. Охрана даже внимания не обратила. Вел себя уверенно. У меня такое мнение, что ключи от автомашины у Никифорова в клубе подрезали.
  Николай оглянулся и увидев подошедшего Антона, подозвал его.
   - Антон, давай в клуб. Посмотри все видеозаписи с момента приезда Никифорова в клуб. Обрати внимание на тех, кто мог у него ключи от автомашины стырить. Если увидишь такого, то отследи его. Возможно, ключи он кому-то передал. Действуй.
   - Что за джип?
   - Двухсотый Крузак. Ох и шума сейчас будет.
   - Кто такой Никифоров, чем знаменит?
   - Рейдерскими захватами. У него отец третий срок председатель областной думы.
   - Даже так? Но у них фамилии разные.
   - Чтобы отца не засветить, взял фамилию матери. Заявлений на Никифорова море. Но они все делают так, что не подкопаться. Практически все рынки города им принадлежат, аквапарк "Сибирское море", завод "Пластконструкций". Все оформлено на маму. Жена Никифорова работает заместителем председателя арбитражного суда.
   - Эта симпатичная блондинка, которая со всеми через губу разговаривает. Все люди для нее быдло.
   - Она самая. Тоже себе девичью фамилию оставила.
   - Получается, что врагов выше крыши.
   - Получается, что так. Вон, генерал приехал с папиком. Сейчас начнется. Ладно, пойду на заклад.
  Николай пошел в сторону входа в клуб. В дверях столкнулся с Антоном, который за шиворот вел Малька, известного всем операм карманного воришку. Невысокого роста, худощавого, которому, кто его не знал, никто больше шестнадцати лет никто не давал. Хотя ему было далеко за тридцать. Чем он и пользовался. Стоило потерпевшим его прихватить на кармане, как он падал на колени и начинал плакать, что его жизнь заставила, что дома семь малолетних братьев и сестер дома по лавкам сидят, а родители, которых Малек не знал, вырос в детском доме, пьют не просыхая. Его жалели и отпускали. Некоторые даже денег давали.
   - Антон, ты его куда тащишь?
   - Это он ключи от автомашины стащил. Передал какому-то парню. Лица не видно. Тот постоянно в тени держался.
   - Малек, вот ты встрял. Пособник двойного убийства. А учитывая, кто у потерпевшего родители, то можешь примерять робу на пожизненном. Клуб "Сова" поменяешь на колонию "Полярная сова".
   - Начальник, какое пожизненное? Меня попросили ключи от автомашины взять, денег заплатили. Парень сказал, что ему автомашина понравилась. Откуда я мог знать, что он на ней убивать будет.
   - Ты его знаешь?
   - Откуда? Не мой контингент. Он из мажоров. Они с женой раньше здесь часто бывали. С полгода назад пропал. Сегодня нарисовался.
   - Антон, веди его к следователю. Да и скажи ему, что пусть охрана народ отпускает. С Пашей перепишите посетителей. Хотя это мартышкин труд. Все равно никто ничего не видел.
  Следователь подошел к майору.
   - Семенович, ребята из ППС связались. Джип на Тарской стоит, возле круглосуточного кафе "Березка". Возьми из своих кого ни будь, съездите. Может кто что-то видел. Эксперта пришлю, когда здесь закончат.
  Николай окликнул Костю. Тот подошел и вопросительно кивнул головой.
   - Костя, давай со мной. Джип на Тарской ребята из ППС нашли.
  Николай с Костей сели в автомашину майора и проехали к кафе. Джип стоял на тротуаре у кафе. Рядом стоял полицейский УАЗ. Николай с Костей вышли из автомашины и подошли к нему. Старший патруля вышел из автомашины и поздоровался с операми.
   - Мужики, мы джип не трогали. Заглянули через стекло, что там нет никого и сообщили дежурному.
   - Хорошо. Скоро эксперт подъедет. Дождитесь его. Костя, пойдем, в кафе зайдем. У них, смотрю, парочка камер висит.
  Оперативники зашли в кафе. Из посетителей в углу сидела парочка молодых девушка и парень. У стойки бара, сидел мужчина лет тридцати. Перед ним стояла бутылка коньяка и блюдце с нарезанным лимоном. Увидев оперативников, мужчина налил из бутылки фужер, выпил его, закусил лимоном и подошел к ним.
   - Долго едете. Думал, что быстрей это у вас делается. Это я убил Никифорова.
  Мужчина протянул руки. Константин защелкнул на них наручники. Втроем вышли из кафе и сели в автомашину. Майор повернулся к Косте.
   - Позвони следователю, что подозреваемого задержали. Сейчас едем с ним к нам, в УВД. Пусть туда подтягивается.
  Николай заехал на стоянку возле УВД. Константин помог выйти из автомашины задержанному. В кабинете Майор включил свет и рукой показал задержанному на стул.
   - Садись. Пока начальство не налетело, рассказывай, что случилось?
  Николай подошел к окну и взглянул на небо.
   - Костя, а ведь сегодня, похоже, дождь будет. Смотри какие тучи идут.
  Майор подошел к столу и сел напротив задержанного.
   - Начнем сначала. Фамилия, имя, отчество.
   - Белоусов Александр Михайлович.
   - Александр, зачем ты это сделал?
   - Мне в этой жизни уже нечего терять. Никифоров разрушил всю мою жизнь.
   - Поясни.
   - В конце девяностых отец арендовал ангар и открыл ООО "Пластконстукция". Начал изготавливать пластиковые окна и двери. Конкурентов не было, а заказов как из рога изобилия. Отец всю прибыль в производство вкладывал. Выкупил ангар, земли прикупил. Вскоре рядом с ангаром образовался целый завод. От областной администрации часто заказы поступали, на остекление школ, детских садиков, больниц. Начали рамы делать из кедра и лиственницы. Ну это в основном все за рубеж шло. Со временем конкуренты появились. Но госзаказ шел через нас. Не скрою, отцу приходилось откаты заносить в высокие кабинеты. Год назад Никифоров положил глаз на завод. Подъехал к отцу и предложил выкупить у него завод за половину реальной стоимости. Отец посмеялся, а Никифоров предупредил, что он об этом пожалеет. Через две недели, в конце июля, сгорел склад готовой продукции. Пожарные дали заключение, что это был поджег. В начале августа мы должны был вставить окна в трех школах и двух детских садах. У нас уже все было готово, хранилось на складе. Можете представить, на какую сумму сгорело. Под этот заказ администрация уже перевела аванс. Свободных денег не было. Отец кинулся в банки. Хотел кредит получить. Везде, кроме одного банка, ему отказали. Председателем наблюдательного совета банка числится отец Никифорова. Процент за кредит выставили неподъемный. Но отец согласился. Только деньги на счет поступили, администрация расторгла договор и потребовала вернуть аванс. Через пару месяцев отец не смог заплатить взнос банку и те подали иск в арбитражный суд. Завод обанкротили, ввели внешнее управление и выставили на продажу. Отец не выдержал. Обширный инфаркт. Скорая не успела доехать. Завод за копейки достался Никифорову. Вскоре мать ушла за отцом. Банк кроме завода отжал у нас квартиру, коттедж и джип, на котором я Никифорова переехал. У нас с ним много общих знакомых было. Он всем хвалился, что джип, это его трофей. Неделю назад жена забрала сына и ушла к любовнику. Я о ее изменах даже не догадывался. Да и сын оказался не мой, а от любовника. На последок сказала, что замуж вышла за меня только из-за денег. Так как не хотела жить в нищете. Никифоров разрушил мою жизнь, а я забрал его.
   - Александр, с Никифоровым все понятно. Но кроме него еще девушка, с которой он был, погибла. О бордюр головой ударилась.
   - Эксцесс исполнителя. Случайно ее крылом зацепил. Жаль девушку. Но сейчас уже ничего не изменить.
   - Ты понимаешь, что это убийство двух человек. Тебе могут пожизненное натянуть.
   - Гражданин начальник, так вроде нужно к вам сейчас обращаться. Вы уверены, что я доживу до суда, а вот я нет. Его отец сделает все, чтобы я не дожил. Кому нужно будет, заплатит. Да оно и лучше, чем всю оставшуюся жизнь гнить за решеткой.
  Николай встал и подошел к окну. За окном начал накапывать дождь. На город накатывалась черная туча, громыхая громом и раскидывая стрелы молний. Дверь в кабинет раскрылась и зашел запыхавшийся следователь.
   - Семенович, я у вас забираю задержанного, в следственный комитет.
  Майор тяжело вздохнул.
   - Пойдем, выйдем.
  Николай и следователь вышли в коридор. Следователь поморщился.
   - Коля, вовремя вы свалили. Нужно было видеть, как папик Никифорова истерику закатил. Что сынок, что папа мрази конченные. Он уже всех уволил.
   - Ничего другого я и не ожидал. Парень в раскладе, вы его сильно не прессуйте. Вот еще что, постарайся его в СИЗО ФСБ определить. Иначе его уголовники если не в первую ночь, так во вторую зарежут.
   - Да я уже понял. Отец Никифорова с нашим генералом о чем-то шептались. Ты мне паренька дай, чтобы задержанного до машины довести. Черт его знает, что ему в голову ударит. Вдруг решит в окно выскочить. В коридоре на окнах решеток нет. Хотя, третий этаж, только ноги поломает.
   - Ну не скажи. Я еще только начинал работать, один жулик в открытое окно щучкой прыгнул, вниз головой. Потом мозги с асфальта соскребали.
  Майор открыл дверь.
   - Костя, выводи. Проводишь до автомашины. Вот еще что. Парни где мои?
  Следователь пожал плечами.
   - Они видеозаписи в ночном клубе и кафе изымали. Скоро подъедут.
  Николай зашел в кабинет и подошел к окну, за которым плотной стеной бушевал долгожданный ливень. Положив руки на подоконник, задумался. Сколько той жизни осталось, десять, двадцать или чуть больше лет. Семьи нет, сын и тот заходит раз в полгода. Вся жизнь свелась к тому, чтобы найти и задержать. А ходики тик-так, тик-так. Выйдет на пенсию и о нем никто и не вспомнит. Был человек и нет человека. Его мысли прервали зашедшие в кабинет Антон с Тимофеем, промокшие до нитки.
   - Вы где успели так вымокнуть?
  Антон улыбнулся.
   - Пока от машины бежали, освежающий душ приняли.
   - Паша где?
   - Мы ему дали зонтик и отправили в магазин за заваркой, хлебом и колбасой. Перекусить надо.
  Семенович, чем сегодня займемся? Срочного вроде ничего нет.
   - Есть, бумаги. Сейчас позавтракаем и нужно будет ими заняться. У нас ведь судят о работе не по раскрытым преступлениям, а по тому сколько бумаг написал.
  Полдня оперативники просидели за заполнением бумаг. После обеда зашел начальник розыска. Взглянув на разложенные на столах дела, улыбнулся.
   - Молодцы. Сегодня сработали на пять с плюсом. Начальник УВД сказал, что если ничего нет, то можете отдыхать. Отец Никифорова пообещал, из-за того, что убийцу быстро поймали, из жилищного фонда области, выделить на УВД две квартиры, и распорядился подготовить приказ, о вашем поощрении.
  Повернувшись, полковник вышел из кабинета. Оперативники посмотрели на Николая. Тот пожал плечами.
   - Ну раз начальство дало добро, то свободны.
  Закинув дела в сейфы, все кроме Николая потянулись на выход. Майор достал телефон и набрал Юрия.
   - Юрий, привет.
   - Здравы будьте бояре.
   - Юра, что у нас?
   - Вчера ночью расползлись по норам. Сегодня Мельник сходил за пивом. Пока все.
   - Юра, что насчет гостей? Не передумали?
   - Нет. Они уже здесь. Определяются с местами, где лучше юбилей отметить. Ты с тамадой хотел встретиться. Ты же у меня дома был. Если есть возможность, через час подъезжай.
  Николай взглянул на часы. Подошел к окну и закрыл форточку. Дождь, как начался, так же резко и прекратился. Но этого хватило, чтобы затопить город. Ливневка не справилась, и пешеходы по тротуарам брели по щиколотку в воде. Майор закрыл сейф и вышел на улицу. Умытое солнце даже сияло как-то по- особому. Постояв на крыльце, посмотрел на двойную радугу, которую будто ластиком медленно стирали с небосклона. Обходя лужи, Николай подошел к автомашине, которая сияла на солнце. Сев в нее, проехал на улицу Красина, к частному дому, который достался Юрию по наследству. Родители его, выйдя на пенсию, вернулись на родину, в деревню. До назначенного времени оставалось минут десять. Николай достал из бардачка автомашины сигарету и вышел на улицу. Возле дома росли кедры и голубая ель. После дождя благоухало хвоей, как в лесу. Выкурив сигарету, майор подошел к воротам и нажал на кнопку звонка. Юрий открыл калитку, поздоровался за руку и пригласил в дом. В дальнем углу, возле будки, бренча цепью, стояла кавказская овчарка, молча скаля зубы. Обычно во дворе она пользовалась неограниченной свободой, но только не в этот раз. Николай с Юрием зашли в дом. В горнице, за столом сидел высокий, спортивного телосложения мужчина, одетый в зеленый камуфляж, без знаков различия. На столе стояла початая бутылка водки "Столичная", тарелки с солеными огурчиками, помидорами и копченым салом. Николай сделал шаг вперед.
   - Товарищ генерал, майор Казаков Николай Семенович.
   - Майор, давай без этого. Мы не на службе. Мне и так о тебе Юра все уши прожужжал.
  Игнатов улыбнулся, но глаза, как две льдинки внимательно наблюдали за Николаем.
   - Давай Николай, присаживайся к столу. Выпьешь с нами?
   - Нет. Я за рулем.
   - Понятно.
  Майор сел за стол и положил руки на столешницу.
   - Ситуация Николай такая. Ваш генерал и его пристяжь перешли дорогу очень серьезным людям в Москве. Всей картины я и сам не знаю. Генералу было предложено написать рапорт и с почетом уйти на пенсию. Но он решил, что он бессмертный. Сначала выбили в министерстве тех, кто его за уши тянул. Сейчас пришла его очередь. Твои босяки подвернулись как нельзя кстати. Мои ребята провели регосценировку. Решено, что будем их задерживать в охотничьем хозяйстве. Во время нападения на квартиру, они будут на нервах и сто процентов, что окажут вооруженное сопротивление. В охотничьем хозяйстве полчаса выждем, чтобы расслабились, хлебнули водочки. Тех, кто окажет сопротивление, отправим на Луну. Они нам не нужны. Кто выживет, передадим вам. Сами с ними разбирайтесь. Нам нужен начальник тыла и ценности. Одновременно с задержанием банды, будет задержан начальник УВД. Есть вопросы?
   - Да, есть. Юра, у тебя фото с собой нет, тех фигурантов, которые меня интересуют?
   - Володя, папку дай, которую я тебе передал.
  Генерал взял с тумбочки папку и подал Николаю. Тот выбрал две фотографии и протянул генералу.
   - Меня интересуют вот эти двое. Вы хотя бы одного в живых оставьте. Мне нужно чтобы они дали показания на заказчика убийства.
   - Не обещаю, но своих ребят предупрежу. Еще есть что-то?
   - Нет.
   - Своих ребят предупреди, что завтра с утра будет работа. Чтобы не расслаблялись. Юра с вами свяжется, когда движение начнется. Дадите ему свою радиостанцию, он будет вас наводить.
   - Я тогда пойду. До завтра.
  Николай попрощался и пошел к выходу. Юрий окликнул его.
   - Обожди. А то Гром сорвется с цепи, от тебя и косточек не останется. К жене подруга должна была зайти. Она попросила собаку пристегнуть. Я пристегнул, а сам на огород ушел. Слышу, какой-то визг. Заскочил в ограду. Оказалось, что зашел какой-то цыган. Пес порвал ошейник и на него кинулся. Как цыган успел за ворота выскочить, до сих пор не знаю. Даже сумку во дворе оставил. Ходил по домам, дрели продавал. Ошейник был из толстой кожи. Лопнул посредине. Пришлось брезентовый покупать. Четыре слоя толстого брезента.
  Юрий вышел первым, взял собаку за ошейник и начал гладить по голове, приговаривая, какой Гром хороший. Николаю даже показалось, что собака улыбается. Выйдя на улицу, Николай обзвонил своих оперативников. Сев в автомашину, проехал к торговому центру. Выйдя из автомашины, зашел в него. Тетка просила купить кое-что из продуктов. Закупившись, вышел из торгового центра и подошел к автомашине, когда его окликнули по имени. Николай оглянулся, но не увидев знакомых лиц, решил, что ему показалось. Открыл багажник и положил пакеты. Его повторно окликнули. Майор повернулся. К нему подходила женщина лет тридцати пяти.
   - Коля, здравствуй. Что, не узнал?
   - Извините, но вы похоже ошиблись. Я вас не знаю.
   - Так сильно изменилась?
  Николай пожал плечами.
   - А ведь когда-то рядом жили. Правда, ты был старше. Когда я пошла в первый класс, ты уже учился в девятом. Мать тебе все наказывала, чтобы за мной приглядывал. Ты когда в армию ушел, мы в Омск переехали. С тех пор и не виделись.
   - Анька, ты что ли? Вот тебе и белобрысая пигалица с двумя косичками.
   - Коля, если ты не торопишься, может зайдем в кафе, кофе попьем. Здесь на втором этаже есть небольшое кафе.
   - Да вроде пока некуда торопиться. Пойдем.
  Николай с Анной зашли в кафе и сели за столик. Николай подозвал официанта. Тот подошел и положил на стол меню. Майор отрицательно покачал головой.
   - Два кофе, мне покрепче. И пирожное.
   - У нас их десять видов. Вам какое?
   - Самое лучшее.
  За столиком, возле окна расположилась шумная компания из пяти человек. Не обращая внимания на присутствующих, вели себя вызывающе. Под столом стояла батарея из пустых водочных и пивных бутылок. Николай не выдержал. Увидев знакомое лицо, окликнул его.
   - Шорох, сюда иди.
  Мужчина, которого назвал оперативник, поднялся из-за стола и прищурив один глаз покачиваясь пошел в сторону столика, за которым сидел Николай. Анна испуганно переводила взгляд с Николая и на приближающегося к ним мужчину. Мужчина подошел и оперся руками о спинку стула.
   - Это ты меня звал что ли?
   - Шорох, ты рамсы не попутал. Не ты, а вы.
  Мужчина приоткрыл второй глаз и внимательно посмотрел на Николая.
   - Николай Семенович, извините, не узнал. У нас братишка только сегодня с зоны откинулся. Вот, решили посидеть, отметить.
   - Шорох, рассчитайся с официантом, забирай свою кодлу и исчезните. Вы уже здесь всех достали. Минута времени. Время пошло.
   - Николай Семенович, все-все, уходим. Халдей, сюда иди.
  Официант подошел. Шорох достал из кармана пятитысячную купюру и протянул официанту.
   - Хватит?
   - Сейчас я сдачу принесу.
   - Не надо. Себе оставь.
  Шорох подошел к своей компании, что-то им сказал, кивнув головой в сторону Николая. Сидевшие встали и на полусогнутых, пошатываясь, обходя по дуге столик, за которым сидел оперативник, потянулись к выходу. Анна облегченно выдыхнула.
   - Вот сколько тебя помню, ты всегда был безбашенный. А если бы они в драку полезли.
   - Ну не полезли же.
  Официант принес кофе и пирожное. Поставив на стол, сказал.
   - Николай Семенович, это за счет заведения.
   - Ты знаешь, я привык по своим счетам сам платить.
   - Извините, но это распоряжение хозяина. Он чуть позже подойдет. Сейчас с накладными разбирается.
  Анна покачала головой.
   - Коля, ты оказывается известная личность в городе. Ты кто такой, где работаешь?
   - Государев человек.
   - Где-то в администрации?
   - Можно сказать и так.
   - Всегда думала, что далеко пойдешь.
   - А тебя каким ветром в родные пенаты занесло?
   - Тетка трехкомнатную квартиру оставила в наследство. Последние полгода я за ней ухаживала, лежачая была. Дети у нее заграницу перебрались. Один сын на Кипре живет, второй в Англии. Лежачая мать им оказалась не нужна. Ни тот, ни другой даже на похороны не приехали.
   - Замужем?
   - Была. Двое детей. Они у мамы в Омске. Решили дать им доучиться. Летом к себе заберу.
   - Бывший муж не против?
   - Еще бы ему против быть. Ему сейчас кроме бутылки ничего не надо. У него фирма своя была. Делали на заказ мебель. Довольно успешная. Появились деньги, которые он начал проигрывать в казино. Когда казино закрыли, начал прилаживаться к бутылке. Дальше, больше. Начал распускать руки. Пришлось переехать к родителям. Он фирму продал, затем квартиру. Сейчас, наверное, где-то бомжует. А ты как?
   - Разведен. Сыну скоро восемнадцать. Школу заканчивает. Живу у тетки. Квартиру при разводе жене оставил.
   - Тоже пил?
   - Скажешь тоже. Ей надоело жить в нищете.
   - Недавно Шуру видела. Помнишь, у тебя в школе друг был?
   - Почему был? Мы и сейчас иногда общаемся.
   - Я побоялась к нему подходить. Зашла в летнее кафе, воды купить. А он и еще трое сидели пиво пили. Те помладше его. Наверное, лет по тридцать. Разрисованные все, синие, как негры.
   - Ничего удивительного. Шура шесть раз судим.
  Николай взглянул на подошедшего к столику мужчину. Встал и поздоровался с ним.
   - Фархад, а ты здесь каким боком?
   - Это мое кафе. Кроме этого у меня еще парочка в торговых центрах и детское кафе "Сказка".
   - Лихо ты за два года раскрутился. А деньги откуда?
   - После того, как мне в подарок пулю под сердцем оставили, меня комиссовали и страховку выплатили. Родители на родину уехали, квартиру оставили. Свою я продал. Вот и набрался первоначальный капитал. Ты сам как?
   - Все по- прежнему. Работа, дом, работа. Давно не виделись. Ты как будто нас избегаешь.
   - Коля, а когда встречаться? Сначала полгода по госпиталям, а затем этот хомут себе на шею надел. Представляешь, минуты свободной нет. Коля, в воскресение у меня день рождения, сорок пять исполняется. Сюда к шести часам всем отделением подходите, И красавицу свою не забудь. Народу немного будет, все свои. У меня здесь родственников никого не осталось. Заодно и пообщаемся. Ну не буду вам мешать.
  Фархад ушел. Николай с Анной допили кофе и пошли на выход. Возле входа в торговый центр, стояли два УАЗа ППС, а на газоне лежали Шорох с корешами. Увидев майора, Шорох попытался встать. Но получив удар берцем по ребрам, лишь что-то простонал.
   - Аня, вон моя машина, обожди там.
  Подойдя к старшему, поздоровался с ним.
   - Лейтенант, что эти бакланы натворили?
   - Охранник им замечание сделал, а они его избили.
   - Скажи своим, пусть вон того, в синем спортивном костюме приведут.
  Сержант за шиворот поднял Шороха и подвел к оперативнику.
   - Шорох, ты, наверное, меня не понял. Что я тебе сказал. Исчезнуть и здесь не отсвечивать.
   - Начальник, я здесь не приделах. Наоборот, братву оттаскивал. А то бы они его убили. Николай Семенович, в суде же с моими судимостями никто и разбираться не будет. Закроют как с добрым утром. Да и по бакланской статье заезжать на зону. Братва не поймет. Начальник, помоги. В долгу не останусь.
   - Обожди. Лейтенант, где потерпевший?
   - За машинами, на ступеньках сидит. Мы ему скорую вызвали.
  Майор подошел к охраннику, сидевшему на ступенях. Охранник прижимал к носу, окровавленный, носовой платок.
   - Как себя чувствуешь?
   - Спасибо, хреново. Они мне нос сломали. Голова кружится и тошнит.
   - Мужика в синем спортивном костюме видишь? Он тебя тоже избивал?
   - Нет. Он их оттащил от меня. Если бы не он, то запинали бы как мамонта.
   - Понятно.
  Николай подошел к Шороху. Который морщился, держась за ребра.
   - Так как насчет долга?
   - Начальник, что со мной решили?
   - Зависит от тебя. Если сейчас договоримся домой пойдешь. А вообще, хотя ты и учился на два класс старше, но как был деревянный по пояс, так им и остался. Выкладывай, что знаешь?
   - Монгол, Рыжий и Шумахер в понедельник утром собираются ювелирку "Лазурит" взять. В выходные банки не работают и в ювелирке скапливается крупная сумма. Инкассаторы приезжают только после обеда. Кроме денег, с утра курьер должен привезти большую партию золотых изделий. Золото левое. В Подмосковье есть поселок, где из приискового золота делают побрякушки. В них содержание золота даже больше, чем в государственных. Там же ставят клейма и реализуют через магазины.
   - Интересно. Жулики в курсе, а наши борцы с экономикой ничего не знают.
   - Николай Семенович, да знают они все. Кто-то из вашего руководства этот магазин и крышует.
   - Я тебя отпущу, а твои друзья тебе потом не предъявят, что на ментов стучишь.
   - Эти, нет. Рылом не вышли. Да я их почти и не знаю. С двумя на пересылке пересекался. Сегодня на улице встретились случайно.
  Майор окликнул лейтенанта.
   - Подойди сюда. Тебя как по имени величать?
   - Тимур.
   - Тимур, этого человека отпусти. Для ускорения можешь пинка дать.
   - Что я следователю скажу? У потерпевшего похоже повреждения средней тяжести.
   - Будут вопросы, пусть со мной свяжется. Тем более, что у потерпевшего к нему претензий нет.
  Шорох, что уставился? Вали отсюда, пока не передумал.
   - Спасибо, начальник.
  Быстрым шагом Шорох исчез в синей дали.
   - Николай Семенович, это ваш человек?
   - Нет, Тимур. Видал я таких в гробу, в белых тапочках. Его пока к ногтю не прижмешь, ничего говорить не будет.
   - Он чем занимается?
   - Бригадир у угонщиков автомобилей. Раньше сам угонял. Сейчас у него несколько СТО, где угнанные машины на запчасти разбирают, а затем на рынке продают. И его не привяжешь. Вроде как не при делах. У них же своя иерархия.
   - Понятно, товарищ майор.
   - Удачи вам лейтенант.
   - Николай подошел к своей автомашине, возле которой стояла Анна. Майор открыл автомашину.
   - Аня, ты где живешь?
   - Микрорайон Солнечный 29.
   - Далековато забралась. Магазины и ближе есть.
   - Есть. Но я ходила здесь недалеко, по работе кое-какие вопросы решала. Маршрутка от торгового центра идет до самого моего дома.
   - Ты так и не сказала, чем занимаешься. Понятно, что за теткой ухаживала, но на что-то нужно существовать, да и детям помочь.
   - О детях можно не беспокоиться. У отца на пенсии талант открылся. Оказалось, что он хороший портретист. Не знаю почему, но очень китайцам нравится. В очередь стоят и платят хорошо. А здесь, я в торговле подрабатываю. Платят неплохо. Вошли в мое положение. Тетку в городе много кто знал. Она до 2005 года возглавляла областное здравоохранение. Я пошла по ее стопам. Перед тобой кандидат медицинских наук, врач-кардиолог высшей квалификации. Сегодня на комиссии это подтвердила. Предложили должность кардиолога в клинике Зубова.
   - Это которая платная, буржуинская?
   - Можно сказать и так. Отказываться я не стала. Зарплаты высокие, а мне детей поднимать.
   - Ну и чего стоим. Садись, до дома довезу.
   - Коля, может мне проще на маршрутке уехать.
   - Садись. Это не просьба, это приказ.
  Сев в автомашину, они выехали со стоянки. Анна задумчиво посмотрела на оперативника.
   - Николай, а ведь я так и не поняла, кто ты? Жулики по щелчку пальцев из кафе исчезли. Полицейские тоже тебя слушаются. Даже этого, который к нам подходил, отпустили. Хозяин кафе, чуть ли тебя не облизывал. В интернете недавно видела, что таких автомашин, как у тебя, в мире осталось около десятка. Коллекционеры за них чуть ли не миллион долларов дают. А ты на такой автомашине спокойно по городу разъезжаешь. Ты случайно не смотрящий по городу.
   - В какой-то мере так и есть.
  После этого Анна замолчала, лишь искоса поглядывая на Николая. Тот тоже молчал, не зная, что сказать. Лишь, когда заехали в микрорайон, она попросила остановиться возле продовольственного магазина.
   - Коля, останови, я не успела продукты купить.
  Достала из сумочки визитку и протянула майору.
   - Возьми, вдруг кому-то помощь кардиолога понадобится.
  Николай взял визитку и положил в карман рубашки.
   - Аня, как насчет воскресения. Если что, я за тобой в половине шестого заеду.
   - Я еще не решила. Лучше позже созвонимся.
  Анна вышла из автомашины. Николай проехал к своему дому. Взяв пакеты из багажника, зашел в квартиру. Тетка изволила отсутствовать. По- видимому ушла к кому-то из многочисленных подруг, посплетничать. После того, как у нее поселился Николай, среди местных кумушек она стала признанным экспертом по вопросам борьбы с преступностью. Это ей очень льстило. Одно время даже попыталась стать свахой у Николая. Но со временем все ее старания сошли на нет. Николай прошел на кухню. Разложил продукты и зашел в свою комнату. Включил телевизор. Шли местные криминальные новости. Сначала телеведущий зачитал отрывки из суточной сводки, а затем камера крупным планом показала генерала, начальника УВД. Тот как павлин, который распустил хвост, с гордым видом начал рассказывать, что уголовным розыском была проделана титаническая работа, которую возглавлял лично он, по изобличению группы сбытчиков наркотиков. Которые не брезговали убийствами наркокурьеров. Дослушивать до конца эту ересь, майор не стал и переключил канал. Сходил в душ. И не зная, как убить время, взял книгу и лег на диван. Не удивительно, что он не любил детективы. Их ему и в жизни хватало. Ему больше нравилась фантастика. Вот и эту книгу Николай купил пару недель назад. Вот только взять ее в руки, все не было времени. Увлекшись чтением, с досадой посмотрел на трезвонивший телефон. Не глядя на экран, ответил.
   - Слушаю, Казаков.
   - Папа, ты дома или на работе?
   - Дома.
   - Я у вас во дворе. Можно зайду. Заодно и с тетей Олей повидаюсь.
   - Ты еще и спрашиваешь. Давай, заходи.
  Николай встал с дивана, открыл дверь и вышел на площадку. Сергей перепрыгивая через ступеньку, поднимался по лестнице.
   - Привет папа.
   - Привет. Заходи.
  Пропустив сына, Николай закрыл за собой дверь.
   - Папа, а где тетя Оля?
   - В клубе по интересам. Где-то среди бабушек проводит политпросвет. Тебя может накормить.
   - Я не голоден. После консультаций, зашли с Настей кафе, мороженое поели кофе по стакану выпили. Потом я ее проводил до мединститута. Она туда на подготовительные курсы по химии ходит.
   - С Настей или Мариной?
   - С Настей. Кстати, спасибо за совет. А Маринка сейчас бесится. Новичок оказывается за ней ухаживал, чтобы меня позлить. Сейчас на нее внимание не обращает. А с Настей мы сразу общий язык нашли. Правда, когда ее в кино пригласил, сильно удивилась. Сначала решила, что я прикалываюсь.
   - Пошли в комнату. А то гостя в коридоре держу.
  Сын с отцом зашли в комнату. Николай сел в кресло, а Сергей подошел к книжному шкафу.
   - Пап, а у тебя вроде книг поменьше было?
   - Так ведь уже два года прошло, как ты здесь последний раз здесь был. Пока мелкий был, в основном ходили с тобой на аттракционы и кафе "Мороженное". Постарше стал, тебе уже это было не интересно. Встречались где ни будь на улице, а затем ты убегал. Вечно у тебя какие-то дела были.
   - Можно я возьму что ни будь почитать? В бумажном варианте мне больше нравится, чем с компа читать.
  Сергей начал перебирать книги. Выбрав парочку, сел на диван, рядом с отцом. Завязался легкий разговор ни о чем. Через полчаса Сергей взглянул на часы и заторопился.
   - Папа, ты извини, но мне пора. Через пятнадцать минут у Насти занятия заканчиваются.
  Сын попрощался с Николаем. Тот закрыл за ним день и вернулся в комнату. Минут через десять пришла тетя Оля. Николай вышел из комнаты.
   - Коля, ты поел? В холодильнике котлеты, а на плите пюре в кастрюльке.
   - Я видел. Сережка заходил.
   - Давно ушел?
   - Минут десять назад ушел.
   - Вот дура старая. Нет чтобы раньше уйти. У Зинки сегодня день рождения. Посидели, сплетни пособирали. Все разошлись, а я осталась помочь ей посуду помыть. Давай, я тебе ужин разогрею, я то перекусила.
   - Ну разогрей.
  Поужинав, Николай прошел в свою комнату, а тетка зашла к себе и включила телевизор в ожидании передачи "Поле чудес". Где Якубович с улыбкой до ушей и грустными глазами выслушивал очередные бредни участников. Часов до десяти Николай читал, а затем расправил диван и лег спать. Проснувшись, сходил в душ, перекусил на скорую руку. Взглянув на часы, заторопился. Было уже около восьми часов. Выйдя на улицу, недовольно покрутил головой. Какой-то клоун своей автомашиной перекрыл выезд с автостоянки. Возле нее стояли человек пять мужиков, не зная, что делать. Кто- то пытался пинать по колесам, надеясь, что сработает сигнализация и хозяин объявится на свет божий, выслушать ласковые слова, накопившиеся у мужиков. Николай заглянул в салон. Автомашина стояла на нейтральной передаче, и ручник был опущен.
   - Мужики, давай, откатим ее в сторону.
  Один из мужиков хмыкнул.
   - Семенович, на ней ездит еще та мадам. Визга будет на всю оставшуюся жизнь. Хотя, раз это нам предлагает сотрудник полиции. Давай мужики, навались. Семенович, но стрелки на тебя переведем. У нее сожитель бандит. Она недавно парню крыло замяла, когда выезжала. Так ее хахаль явился с группой поддержки и с паренька бабки стрясли. Мол это он виноват, что неправильно припарковался.
   Оттолкав машину до баков с мусором, мужики разошлись по своим автомашинам и вскоре стоянка опустела. Подъехав к УВД, Николай закрыл автомашину и поприветствовав дежурного, прошел в свой кабинет. Оперативники уже все были на месте. Антон улыбнулся и не удержавшись, съязвил.
   - Начальство не опаздывает, оно задерживается.
   - Скрупулезно подмечено. Яков не звонил.
   - Буквально перед прибытьем вашего высочества. Сказал, что минут через десять будет.
   - Так, парни. Сначала чайная церемония, а затем работа.
   - Слушаюсь сэнсэй.
  Антон встал со стула, заглянул в чайник и включил его. Пока парни хлопотали возле чайника, Майор набрал телефон Юрия.
   - Юра, что у нас?
   - У вас? Наверное, чай пьете. А у нас движение началось. К Мельнику ЗИЛ с будкой подъехал. Номера пробили, числятся за ГАЗ-66. И три легковых автомашины. У него сейчас дома полный комплект. Начнут выдвигаться на точку, я позвоню.
   - Юра, ты радиостанцию собирался взять.
   - Сейчас заеду.
  Николай отключился и повернулся к Антону.
   - Проверь аккумуляторы на радиостанциях.
  Дверь открылась и в кабинет зашел Яков. Поздоровавшись, он подошел к столу майора и сел.
   - Николай, ты в своем репертуаре. Как выходной, так у тебя движуха начинается.
   - Яков, сегодня реализация по делу Карнауховой.
   - На понедельник нельзя было запланировать?
   - Нельзя.
  У Николая зазвонил телефон. Взяв его, нажал на кнопку.
   - Юра, слушаю.
   - Пусть кто ни будь вынесет радиостанцию, мы подъезжаем. От дома Мельника одна автомашина, в ней четверо, отчалила. Остановились недалеко от дома. Сейчас двое рядом с домом болтаются. Похоже разведка.
   - Антон, бери радиостанцию и на выход. Отдашь ее Юрию.
  Дождавшись, когда Антон вернется, Николай взглянул на часы.
   - Все хлопцы, девять часов. Всем отключить телефоны и сдать мне. Яков тебя тоже касается.
  Следователь обвел рукой присутствующих в кабинете.
   - Коля, ты что, нам не доверяешь?
   - Я уже не знаю, кому можно доверять. Слишком много информации утекает на сторону. Про свое отделение я не говорю. Вроде не замечал. Но сегодня не тот случай, чтобы выяснять, доверяю или нет.
   - Николай, что случилось?
   - Ребята, вы все присутствовали при разговоре с Юрием, о том, что банда Мельника собирается совершить нападение, чтобы завладеть ментовским общаком. Наружка адрес просчитала. На данный момент там находится три миллиарда в рублях и около тридцати миллионов в валюте. Но главное, не это. Квартира принадлежит нашему начальнику УВД. Точнее оформлена на его двенадцатилетнего сына.
  Яков встал со стула, засунул руки в карманы брюк и начал ходить по кабинету. Остановившись у окна, повернулся к Николаю.
   - Коля, кто ни будь из твоего руководства в курсе?
   - Яков, ты издеваешься. Стоило бы мне рот открыть, можно было бы и не начинать операцию.
   - Ты понимаешь, что ты затеял? Это проще самому голову положить на плаху и самому себе ее отрубить. Ты ведь не только себя на заклание тащишь, но и всех нас. Кстати, а где СОБР или ОМОН. Ты говорил, что в банде двенадцать человек. Тем более что все вооружены. Как ты их задерживать собрался.
   - Задерживать будет спецназ следственного комитета. Вчера прилетела оперативно-следственная группа. Их интересуют начальник УВД и его заместитель по тылу. Они их задержат, проведут обыска и отчалят. Кстати. Наколку банде Мельника дал зам по тылу. Он со вчерашнего дня на пенсии. У него сегодня самолет до Москвы. Там у него пересадка и далее на Украину. Бандитов, кто уцелеет, передадут нам. Им они и нафиг не нужны. О том, что деньги хранятся в этой квартире знало пять человек. Начальник УВД, тыловик и трое охранников. Это взятки, откаты чиновникам и обналиченные деньги фирм, которые сидят на государственном бюджете.
  Яков потер подбородок.
   - Коля, ладно, ствол уберут, но корешки останутся.
   - Останутся, пока не назначат нового начальника УВД.
   - Сомневаюсь, что новому начальнику понравится держать у себя под боком неуправляемого опера. В лучшем случае тебе предложат должность где ни будь, где Макар телят не гонял. В худшем, могут подставить так, что вместе с генералом на нарах окажешься. Куда все девалось? Помнишь, когда мы пришли, что в розыске, что в следствии такие зубры работали. По двадцать, тридцать лет. Ведь это они в девяностых, начале двухтысячных хребет криминалу сломали. Куда все делось? Парни, а ведь мы скоро кровью умоемся. Бандиты, которых закрыли в девяностые и начале двухтысячных, начали выходить на свободу. А они голодные, злые. Сначала начнут трясти своих бывших подельников, кто со статьи спрыгнул, либо маленький срок получили. А те за это время успели жирком обрасти в виде своих фирм, семей, квартир, коттеджей, ну и прочее. Пример банда Мельника. Для них убить человека, что стакан воды выпить.
   - Яша, а ты вспомни, как из милиции полицию делали. Есть выслуга на пенсию, собирай шмотки и на выход. Много споришь с начальством, получи характеристику, которую заслужил. На аттестационной комиссии, флаг тебе в руки и на гражданку. За забором очередь из желающих занять твое место. Вот только желающих найти не могут. Берут всех, кто под руку подвернулся. На днях встретил зубра, о котором ты говоришь. Семен Михайлович Тучин.
   - Как он?
   - Лучше не спрашивай. Кроме родственников никому не нужен. В инвалидной коляске, отказали ноги. Рак, четвертая стадия. Видно, что ему сидеть больно, а он еще и смеется, что скоро на венок скидываться придется. Все, утро воспоминаний закончилось. Будем ждать, что нам наружка сообщит.
  В кабинете установилась звенящая тишина. Лишь залетевшая муха, своим жужжанием действовала на нервы. В кабинет заглянул старший группы по борьбе с грабежами и разбоями.
   - Семенович, выйди на минуту.
  Николай вышел в коридор и прикрыл за собой дверь.
   - Вам чего не отдыхается.
   - Реализация. Кровопийц нужно задержать.
   - Понятно. Слушай, мне буквально пару часов назад знакомый из Москвы позвонил. Помнишь, вы полгода назад такую Спиридонову искали. Ушла из дома в институт, и пропала.
   - Еще бы не помнить. Ее мамаша всю кровь выпила. Даже президенту писала, что мы ничего не делаем.
   - Ее в наркопритоне задержали. Она еще год назад на героин подсела. Родители заподозрили неладное, ограничили ее в деньгах. Она в Москву к знакомой сбежала. Та ее на крокодил подсадила. С того уже не спрыгнешь. Да они больше года не живут. Знакомый сказал, что и Спиридонова уже труп ходячий. Спрашивал, ищем мы ее еще или нет?
   - Адрес дай, где ее найти можно. Родителям позвоню. А ведь они даже не намекнули, что она наркоманка.
   - Что они тебе сказать должны были. Единственный ребенок. Она всегда для них лучшей останется.
   - Слава, я вчера с одним человеком переговорил. Информацию интересную скинул. Ювелирный салон "Лазурит" знаешь?
   - Кто же его не знает? Единственный ювелирный салон, оставшийся с времен Союза.
   - Монгол, Рыжий и Шумахер в понедельник, с утра, хотят его взять. Монгол уже стволы прикупил.
   - Коля, тормозни. Почему с утра? Смысл?
   - В субботу и воскресение банки не работают. За выходные в "Лазурите" скапливается крупная сумма. Но и это еще не все? К открытью должен подойти курьер. У него должна быть крупная партия золотых украшений. Займетесь?
   - А почему сами не хотите заниматься? Ведь это резонансное преступление, да если еще и с поличным взять.
   - Слава, у нас работы, на месяц вперед загружены. Да еще и текучка.
   - Займетесь?
   - Без проблем. У нас все равно пока на горизонте ничего нет.
   - Слава, но имей ввиду. Кто-то из нашего руководства его крышует. Как бы с курьером проблем не возникло.
   - Коля, ты действительно не знаешь, чья это тема?
   - Мне это как-то не интересно. Меня больше покойники интересуют. Наверное, кто-то из борцов с экономикой.
   - А вот и нет. Вся ювелирная сеть под нашим шефом.
   - Это точно?
   - Точнее не бывает. Я случайно подслушал разговор начальника УВД и Степанова. Помнишь, мы день розыска на турбазе отмечали. Начальника УВД только назначили, и он приехал с поздравлениями. Ты же знаешь, что у меня аллергия на спиртное. Стоит стопку выпить, красные пятна на лице и начинают чесаться. Тогда парни на меня наехали, я пару стопок выпил. Мне плохо стало, и я ушел в беседку, чтобы глаза не мозолить. Она с трех сторон зашита и меня видно не было. Слышу, возле беседки двое остановились. А голоса родные, знакомые. Начальник УВД Степанову и сказал, что ему совершенно без разницы, кто будет начальником розыска. Если Степанов в течении недели ему сто тысяч евро не принесет, то он найдет своего кандидата на эту должность. Степанов сказал, что у него таких денег нет. Генерал ему сказал, что если хочешь остаться, то найдешь. Но это еще не все. Мол к нему обратился представитель от сети ювелирных салонов. Нужен будет человек, кто будет решать их проблемы. Вроде и деньги можно будет отбить месяца за три. Степанов спросил, что ему нужно будет делать. Генерал ему сказал, что раз в неделю нужно будет встретить курьера и увезти, куда тот скажет. Это просто для страховки, чтобы бандосы не ограбили и через чур бдительные полицейские не приняли. Ну и если кто-то наедет, то мозги на место вправить. Ну и Степанову сказал, чтобы тот половину суммы, которые ему будут платить, отдавал начальнику тыла. Они, когда от беседки отходили, я выглянул, чтобы убедиться. Вот такая кухня, Коля. Ювелиркой мы займемся. Так что не переживай. Монгола и Шумахера я знаю. Кто такой Рыжий, может знаешь?
   - Если это тот, о ком я думаю. Может помнишь, в десятом году приняли группу Графа. Они вахтовиков грабили. У Графа был младший брат, кличка Рыжий. У него присказка была. Ему что ни будь скажут, а он отвечал, что я рыжий что ли. Так это погоняло к нему и прилипло. На самом деле у него русые волосы. Графу тогда двенадцать лет суд нарисовал, а Рыжий получил условку. В грабежах участья не принимал, стоял на атасе.
   - Если судимый, в ИЦ на него данные есть. Все, я погнал.
  Николай зашел в кабинет. В руках у Якова была радиостанция.
   - Яша, что там?
   - Жулики на точку выдвинулись.
   - Ну что же, значит нам тоже придется выдвигаться. Сейчас я только звонок сделаю.
  Николай достал из стола ежедневник. Найдя нужную страницу, набрал на телефоне номер. Трубку долго не брали. Николай уже хотел отключиться, как ему ответили.
   - Спиридонова Зоя Федоровна? Вас беспокоят из уголовного розыска.
   - Вы дочь нашли? Она жива?
   - Жива. Вы знали, что у нее есть подруга в Москве? И что ваша дочь употребляла героин?
   - Была у нее одноклассница, которая после окончания школы, вместе с родителями переехала в Москву. Год назад она приезжала, неделю у нас жила. Потом я заметила, что она наркотики употребляет, выставила ее из дома. Дочь после этого перестала с нами общаться.
   - Зоя Федоровна, вот если бы нам все сразу сказали, была возможность спасти вашу дочь. Она начала крокодилом колоться. Это такой наркотик. За свою практику я не знаю ни одного наркомана, который смог бы с него спрыгнуть. Через полгода его употребления, человек начинает гнить изнутри. Вены становятся стеклянными. Сейчас она находится в ОБНОН ЦАО по городу Москве. Запишите телефон дежурной части.
  Продиктовав номер телефона, Николай положил трубку.
  Тимка, за которым было закреплено дело по розыску Спиридоновой, подошел к столу.
   - Николай Семенович, Спиридонова нашлась?
   - Лучше бы не находилась. У родителей хоть какая-то надежда бы была. Славке из Москвы звонили, сказали, что она ходячий труп. Ну все, по коням. Костя, ты на машине?
   - Да. Родителей с утра на дачу увез и машину у них выцыганил.
   - Яша, Антон и Тима со мной. Костя, остальные к тебе. К месту погрузки подъезжать не будем. Костя, заезжай на стоянку возле "Детского мира".
  Обе автомашины проехали на автостоянку. Николай вышел из автомашины и закурил. Самое поганое, это ждать и догонять. Докурив сигарету, посмотрел на часы и сел в автомашину. Яков усмехнулся.
   - Нервничаешь?
   - Мандражь. У меня обычно это перед задержанием бывает. Руки трястись начинают. Юра не связывался?
   - Пока нет.
  Николай еще раз взглянул на часы.
   - Что-то долго возятся. Время уже половина одиннадцатого.
   - Ты куда-то спешишь? Коля, ты только представь, сколько им коробок нужно вынести. Я, даже сомневаюсь, что все в ЗИЛ поместится.
  Майор взял в руки радиостанцию и только хотел нажать на клавишу, как радиостанция ожила.
   - Семенович, ответь.
   - Слушаю.
   - Началось движение. Пока в сторону объездной дороги. Вы сильно не спешите. Я вас на свертке к охотничьему хозяйству ждать буду.
  Николай посигналил Косте и автомашины выехали со стоянки. Объездная дорога была пустая. Лишь изредка их обгоняли, торопившиеся на природу. Мимо промелькнул указатель, после которого началась территория соседней области. Через пару километров Николай подъехал к автомашине, возле которой стоял Юрий. Костя остановился за ним. Майор вышел из автомашины и подошел к Юрию.
   - Юра, что у нас?
   - Жулико-бандито заехали на территорию охотничьего хозяйства. Штурм будет через полчаса. Пусть расслабятся, водочки выпьют за воровской фарт.
   - Да уж, не хотел бы я такого фарта. Не смотрели, что там с охранниками.
   - Живые. Всех троих вырубили нервнопаралитическим газом. Знаешь Коля, если бы этих двоих в квартире завалили, поверь, я бы не огорчился. У всей этой троицы, что охраняли квартиру, руки по локоть в крови. В свое время они совершили разбой на регионального наркобарона. А он ходил под нашим генералом, тогда еще полковником. Работали в наглую, знали, что тот заявлять не будет. Полковник их поставил перед фактом. Деньги они вернули до последней копейки. Полковник их привязал крепко, и они начали исполнять его поручения. Кого попугать, кого избить. Одного комерса спустили под лед. Но это было только агентурное сообщение. Доказательств ноль целых, ноль десятых. Естественно, все это не бесплатно. Когда полковнику присвоили генерала и
  должны были перевести к нам, они решили выскользнуть из- под его крыла. Кто-то им дал наколку, что в коттедже у одного коммерсанта хранится крупная сумма. Они дождались, когда комерс уедет на работу. В доме оказались его жена и шестилетняя дочь. Они их пытали сильно. Но так получилось, что комерс эти деньги взял с собой и положил в банковскую ячейку. Его жену и дочь убили, как ненужных свидетелей. Они не учли, что у соседей напротив стояла видеокамера. Генералу доложили, он тогда розыск курировал. И тот успел их спрятать у себя на даче. Сделал им новые документы и перетащил их к нам.
   - Откуда такая информация?
   - Пальчики стрельнули. Мы этот адрес еще вчера перекрыли, на всякий случай. Игнатов попросил, по возможности, взять у них пальчики. Ребятам повезло. После пересмены один из них вынес пакет с мусором. В пакете были бутылки из- под пива.
  Оперативники замолчали. Лишь Юрий изредка поглядывал на часы. Наконец кивнул головой.
   - Все, началось.
  Со стороны леса раздались автоматные очереди, изредка прерываемые одиночными пистолетными выстрелами. Через пять минут все стихло. У Юрия зазвонил телефон.
   - Слушаю, товарищ генерал.
   - Можете подъезжать.
  Три автомашины съехали с трассы и по грунтовке заехали в лес. Охотничье хозяйство находилось недалеко от трассы. Когда-то на его месте был пионерский лагерь "Орленок". Автомашины заехали через открытые ворота на территорию хозяйства. Возле входа в одно из зданий, стояло несколько легковых автомашин. Грузовика видно не было. На крыльце стояли двое в бронежилетах и касках. Сзади на бронежилетах была надпись "Спецназ". Увидев въезжающие автомобили, они насторожились и навели на них автоматы. На крыльцо вышел Игнатов и что-то сказал своим бойцам. Те поставили автоматы на предохранитель и опустили стволы. Юрий, Николай и Яков подошли к нему. Тот поздоровался с ними. Взглянув на Николая, усмехнулся.
   - Повезло тебе майор. Один только в живых остался. Как раз один из тех, кто тебе нужен. Они вооруженное сопротивление оказали. Думали, что с радости расслабятся, водочки хлебнут. Их полковник застроил. Сказал, что пока деньги не разделят и не свалят отсюда, никакого спиртного. А потом хоть запейтесь. Мельник его поддержал.
   - Товарищ генерал, начальник тыла тоже под раздачу попал.
   - Нет. Он был на втором этаже. Моих бойцов увидел, пистолет на стол скинул.
   - Товарищ генерал, можно с ним пять минут переговорить.
  Генерал кивнул одному из бойцов.
   - Полковника в гостиную приведи.
  Генерал сделал приглашающий жест рукой и зашел в здание. Оперативники зашли за ним. Стены были обшиты вагонкой. На которых висели головы кабанов, оленей и лосей. Возле камина стояли два чучела медведей. Посредине зала стоял большой стол, сколоченный из толстых плах. Вокруг стояли стулья с высокими спинками. По лестнице, ведущей на второй этаж, спустились боец и полковник. Взглянув на Николая глубоко вздохнул.
   - Майор, значит это твоя работа. Ведь сколько раз говорил генералу, чтобы тебя либо на пенсию отправил, либо куда ни будь с повышением сослал. Тот все отнекивался, что работать некому. А я чувствовал, что рано или поздно, но ты нам дорогу перейдешь. Генерал, что- то хотели спросить?
   - Ты мне не интересен. Следователь будет спрашивать. С тобой Казаков хочет поговорить.
  Николай подошел к полковнику.
   - Вы знаете, у меня к вам два вопроса. Как получилось так, что боевой офицер, который имеет правительственные награды, связался с бандой. Стал у них наводчиком.
   - Майор, я бы много тебе мог рассказать, как ребятам, кто со мной воевал за речкой, чинуши прямо в глаза тыкали, что мы вас туда не посылали. А как нас в Грозный кинули в Новый год. Все шампанское пили, а нас снайпера расстреливали. Я тогда пулю в живот получил. Меня вытащили из- под обстрела. А от роты бойцов осталось, по пальцам пересчитать можно. Меня комиссовали.
  Работу полгода найти не мог. Пока знакомый не подсуетился. В МВД назначили начальником гаража. Знаешь, с чем я там столкнулся. Хочешь получить запчасти или резину, плати. Хочешь получить новые автомашины, плати. Я уже на эти свиные рыла спокойно смотреть не мог. Вот и решил их наказать.
   - Полковник, второе. Почему именно Мельник?
   - А ты в курсе, что у Мельника был старший брат. Это именно он меня из- под огня вытащил раненого. Вернулся на позиции, а их из танка расстреляли. Узнал адрес его родителей. Так уж получилось, что они жили в этом городе. По мере возможности помогал им. Пока они суррогатом не отравились. Когда Мельник освободился, об этом случайно узнал, встретился с ним. Он сначала быковал, но потом решил, что лучше со мной работать. Еще вопросы?
   - Больше нет.
  Игнатов кивнул головой и стоящий за полковником боец, подтолкнул его автоматом. Полковник опустил голову и пошел в сторону лестницы. У генерала зазвонил телефон, и он отошел в сторону. Выслушав кого-то, подошел к столу и с досадой ударил кулаком по столу. Юрий вопросительно взглянул на него.
   - Чего смотришь? Застрелился начальник УВД. А перед этим уничтожил всю документацию, которая у него в сейфе была. Сейф у него хитрый. Нажимаешь на кнопку и все бумаги и электронные носители через две минуты превращаются в уголь. Вот зараза.
  Взглянув на Якова, сел за стол.
   - Так понимаю, вы следователь?
   - Почему вы так решили?
   - Костюм, белая рубашка и галстук. Я скорее поверю, что опер будет одет в рваную футболку и такие-же джинсы. Расклад такой. Вы сейчас забираете своего босяка. Нам он не нужен. Здесь и по месту жительства начальника УВД задокументируют наши следователи.
  Николай взглянул на Якова и перевел взгляд на генерала.
   - Товарищ генерал, вы не против, если мы попробуем жулика здесь, по горячему расколоть
  Игнатов взял со стола радиостанцию и распорядился чтобы привели задержанного бандита. Через пару минут входная дверь открылась, и кто-то из бойцов спецназа затолкнул в гостиную Барсука. Тот взглянул на стоящих, и почему-то решив, что Яков старший среди этой группы, обратился к нему.
   - Начальник, что происходит? Я вообще не при делах. Меня пацан знакомый позвал вещи перевезти. Пока коробки не стали вскрывать, я и не знал, что там деньги.
  Яков хотел что-то сказать, но его остановил Николай.
   - Барсук, хлебало закрой. О содержимом в коробках, ты будешь разговаривать не с нами. То, что ты принимал участие в убийстве Карнауховой, уже доказано. Нас интересует заказчик.
   - Мусор, а не пошел бы ты на три веселых буквы. У меня самая мирная специализация. Карман у лоха подрезать, да ради бога. Но я не мокрушник. Так что ты мне это зря шьешь.
  Николай развернулся и коротким ударом в ухо, отправил Барсука в нокаут. Яков оттолкнул Николая.
   - Коля, успокойся. Мы его позже дожмем.
  Игнатов покачал головой.
   - Парни, так вы от него ничего не добьетесь. Ему выгодно тупить.
  Нажав на тангенту, генерал распорядился что бы в зал зашли медик и кто ни будь их бойцов.
  Взглянув на вошедших, кивнул головой в сторону Барсука.
   - Этого привяжите скотчем к спинке стула, а руки к подлокотникам. Чтобы дернуться не мог. А ты введи ему наше лекарство.
  Взглянув на медика, Барсук попытался дернуться, но против бойцов спецназа, силенок оказалось маловато.
   - Вы что придумали? Я буду жаловаться в прокуратуру.
  Игнатов усмехнулся.
   - Что-то я не слышал, чтобы покойники жаловались. Одним больше, одним меньше. Ну что смотришь, введи ему лекарство.
  Медик достал из чемоданчика с красным крестом ампулу. Набрал в шприц раствор. Подойдя к Барсуку, растерянно пожал плечами.
   - Товарищ генерал, у него вен не видно. Он же нарик конченный.
   - На шее вены видно. Значит туда ставь.
  Медик ввел раствор в вену. Игнатов кивнул головой.
   - Объясни, этому хмырю, что его ожидает.
   - Ты, наверное, слышал о цианиде калия. Яд, который убивает мгновенно. Так вот, я тебе ввел
  укол хлористого цианида. Он действует от сорока минут, до часа двадцати. А так как у тебя белки уже желтые, печень практически в хлам развалилась, то укол подействует в течении сорока минут. Если через полчаса я тебе не поставлю противоядье. Выбирай. Сначала ты начнешь потеть. Минут через пять ты почувствуешь, как будто у тебя на выдержал мочевой пузырь, трусы и брюки тебе покажутся мокрыми. Через полчаса ты начнешь задыхаться. Ни одна экспертиза не покажет, отчего ты умер. Просто, внезапная остановка сердца.
   - Начальники, я все расскажу. Мы сидели у Мельника, пили пиво. К нему пришел ваш мент. Правда о том, что он мент, мы узнали только сегодня. Они ушли в соседнюю комнату. Вскоре один хмырь нарисовался. Мельник с ним поздоровался и увел его. Потом к нам вышел и сказал, что надо убрать одну бабу. Я заикнулся насчет оплаты. Он сказал, что у нее будет с собой десять лямов. Он сказал, что половину мы должны отдать в общак, а половину себе можем забрать.
  Николай достал из кармана фото мужа Карнауховой.
   - Этот хмырь был?
  Барсук посмотрел на фото.
   - Да, он. Мельник сказал, что это его братан. Когда он ушел, вышел ваш мент. Сказал, как надо действовать. Что я должен кинуть петарду, что она отвлечет охранника, а что бы подельника не срисовали, он должен взять на руки либо собачку, либо кошку. Люди обращают внимание на то, что не может насторожить. Так и получилось. Мы ее хотели долбануть, когда она бабки получила, но меня телохранитель срисовал. Решили действовать по обстановке. Получилось, как получилось.
  Яков достал из папки пару чистых листов бумаги и авторучку.
   - Пиши, как было.
  Николай подошел к Игнатову.
   - Товарищ генерал, можно вас на пару слов.
  Тот пожал плечами.
   - Пошли на улицу.
  Выйдя на улицу, генерал оперся о поручень и с усмешкой взглянул на майора.
   - Хочешь узнать, что за гадость ему поставили? Обыкновенный хлористый, такие ставят при воспалениях. Так что ему это не помешает. А противоядие, это либо дистиллированная вода, либо глюкоза. Какие бы они отмороженные не были, а жить всем хочется.
   - Да, лихо у вас получилось. Барсук хотя и нарик конченный, но нам бы его не расколоть. Правда, если бы мы что-то подобное сделали, то на нары уехали быстрей его.
   - Знаешь Коля, есть поговорка. Богу богову, а кесарю кесарево.
   - Товарищ генерал, еще вопрос. Кто будет новым начальником УВД?
   - Не знаю. Но свято место пусто не бывает. Если у тебя все, то посмотрим, как ваш клиент трудится.
  Игнатов с Николаем зашли в здание. Барсук, бормоча что-то себе под нос, старательно выводил иероглифы на бумаге. Яков достал постановление о задержание и протянул майору.
   - Коля, пусть твои пацаны его на ИВС увезут.
   - Яша, а как с Карнауховым быть? Пока его не лишат депутатской неприкосновенности, мы и на пушечный выстрел к нему подойти не сможем.
   - Насчет этого не переживай. В понедельник, он этой неприкосновенности лишится. Только нужно будет его с утра принять, чтобы ноги не сделал. Товарищ генерал, мы забираем нашего клиента?
   - Ну если все, то забирайте.
  Барсук резко отодвинул от себя исписанные мелким почерком листки.
   - Э, я не понял. А противоядье.
  Игнатов усмехнулся и кивнул головой медику. Тот достал из кармана ампулу, набрал шприц и вколол в вену Барсуку. Тот облегченно вздохнул.
   - Ну и сволочи вы менты. Раньше морды в кровь разбивали, а сейчас честных воров травите.
  Николай протянул постановление о задержании Тимофею.
   - Тима, определите человека на ИВС и до понедельника, если по тревоге не поднимут, все свободны. В понедельник к шести утра подходите в УВД.
  Яков прочитал опус написанный Барсуком. Положил его в папку. Взглянув на генерала сказал.
   - Товарищ генерал, если мы не нужны, то можем отчалить?
  Игнатов кивнул головой.
   - Если больше вопросов нет, то свободны.
  Оперативники и иже к ним принадлежавшие, вышли на улицу. Яков взглянул на Николая и улыбнулся.
   - Коля, ты как насчет того, чтобы завтра на природу махнуть, с удочкой посидеть.
   - Яша, по такой жаре, рыба не ловится.
   - У меня все ловится. Жене загорелось дачу купить. Купили по дешевке. Она в низине оказалась. Как весна, так все топит. Сосед подсказал, что ты котлован выкопай, топить не будет и мальков карпа запусти. Я так и сделал. Были мальками, а вымахали, не поверишь, удочки бамбуковые на раз ломают.
   - Кто бы спорил. Во сколько за тобой заехать?
   - Давай, часиков в десять.
   - Идет. Яша, а что с депутатом делать будем? Как бы он в бега не подался. Наверняка, у него за бугром яма заготовлена.
   - Сейчас обожди.
  Яков вернулся в дом и подошел к Игнатову.
   - Что-то забыли?
   - Вы с прессой общаться будете?
   - После того, как генерал застрелился, придется. Тем более, что всех его замов будем принимать.
   - Просьба. Чтобы не вспугнуть заказчика, во время пресс-конференции, скажите, что банда Мельника полностью уничтожена. Нам нужно до понедельника время потянуть. Он депутат городской думы. Пока его мандата не лишат, единственное, что можем, только пылинки с него сдувать.
   - Сделаем.
  Яков попрощался и вышел. Подойдя к Николаю, усмехнулся.
   - До понедельника депутат не дернется. Ребята на пресс-конференции скажут, что банда Мельника полностью уничтожена. До понедельника он дергаться не будет. А вот в понедельник нужно будет адрес часов в шесть перекрыть. Сегодня договорюсь с председателем городской думы, чтобы он собрал внеочередное заседание депутатов. Придется их убалтывать. Думаю, что председатель меня поддержит. Как ни как бывший коллега.
   - Тогда, погнали.
  Яков с Николаем сели в его автомашину и проехали к зданию Следственного комитета. Яков попрощался с Николаем и вышел из автомашины. Николай проехал к своему дому. Закрыв автомашину, прошел в небольшой магазин, расположенный в соседнем доме. Купив бутылку вина и пачку сигарет, прошел в квартиру. Тетка хлопотала на кухне, где что-то шкворчало и пыхтело. Николай зашел на кухню, поприветствовал тетку, поставил бутылку вина на стол. Та улыбнулась.
   - Сегодня ты вовремя. Да и бутылочку не зря прихватил.
   - Тетя Оля, ну у меня пока склероза нет. Сегодня же у Светки день рождения. Вы ей не звонили, а то забегался, не поздравил.
   - Она сама звонила. Они сегодня на природу собрались, шашлык жарить и с удочками на речке посидеть. Ты же помнишь, какой она заядлый рыболов.
   - Еще бы не помнить. Сама от горшка два вершка. Как встретимся, так ныть начинала, чтобы на рыбалку взял.
   - А я ее ругала, чтобы лучше в куклы играла.
   - Мы с Сашкой раз ее взяли. Светка плотву одну за одной дергает, а у нас не клюет. Сашка тогда психанул, сказал, чтобы больше ее не брал.
   - Иди умывайся. Сейчас стол накрою, а ты бутылочку открой и фужеры достань.
  Николай умылся, переоделся в спортивный костюм и вернулся на кухню. В этот раз тетка разошлась. Пришлось Николаю еще раз сходить в магазин. Просидели часов до десяти. Затем тетка убрала в холодильник продукты. Николай вышел на улицу, выкурил сигарету. Посидев на лавочке, вернулся домой. Уснул быстро, только прислонив голову к подушке. Проснулся часов в восемь. Взглянув на часы, встал и прошел в ванную. Умывшись, зашел на кухню. Тетка уже что-то разогревала. Николай налил стакан кипятка, бросил в него пару чайных ложек растворимого кофе и ложку сахара. Позавтракав, Николай поблагодарил тетку и взглянув на часы. Время уже было начало десятого. Николай вышел из квартиры, сел в автомашину и проехал к дому Якова. Тот выглянул с балкона и помахал рукой. Минут через десять вышел из подъезда, нагруженный как мул какими -то сумками. Николай вышел из автомашины и открыл багажник. Яков поставил сумки в багажник и облегченно вздохнул.
   - Пропади она пропадом эта дача. Как весна начинается, хоть вешайся. Вскопай, посади, прополи. Коля, надумаешь женится, ищи такую, у которой дачи нет.
   - Яша, у тебя удочки есть? Свои в деревне у двоюродного брата оставил.
   - Все есть. Даже банку кукурузы припас. Эти акулы на червя не хотят клевать. Ну все, поехали.
  Мужчины сели в автомашину и проехали, по пустым городским улицам, в дачный поселок "Мичуринец". Яков показал на двухэтажный небольшой домик. Дачный участок был огорожен металлопрофилем. Николай подъехал к калитке, из которой вышла жена Якова. Заложив руки за спину, она ожидала, когда Яков выложит из багажника пакеты. Взглянув на Николая усмехнулась.
   - Привет Коля. Ты как, к нам в гости, или Яшу в рабство привез?
   - Как решишь.
  Яков вмешался в разговор.
   - Лиза, ну что ты начинаешь. Мы хотели карасиков половить.
   - К Коле у меня вопросов нет. Поймает, я и сама от жаренных в сметане не откажусь. Яша, а к тебе есть партийное поручение. Поможешь мне в теплице посадить перцы и баклажаны. Накачаешь четыре бочки воды и свободен. Можешь своих карасей ловить.
  Лида открыла калитку и засмеявшись, зашла на участок. Николай помог Якову занести пакеты в домик. Затем они прошли к котловану, возле которого лежали пара удочек и стояло пластиковое ведерко. Яков протянул Николаю небольшую банку консервированной кукурузы.
   - Располагайся. Вон, стул раскладной. Рогатульки в берег воткнуты. Одно плохо, жарко. Рыба этого не любит. А вообще, снес бы я к чертям эти грядки, засеял бы травой. Вот какого дьявола мы все это растим? По осени заготовок наделаем, а они никому не нужны. Ну все, я пошел.
  Николай взял удочки, размотал леску. Открыл банку с кукурузой, насадил ее на крючки и закинув в котлован, взял стул, разложил его и сел в тени яблони. Поклевка не заставила себя долго ждать. Подтащив карася к берегу, подвел под него сачок и вытащил его на берег. Таких карасиков Николаю еще не приходилось ловить. Не понятно, толи карп, толи карась. Набрав в ведерко воды, Николай запустил туда рыбу. Вторую поклевку пришлось ждать почти полчаса. Но оно того стоило. Запустив второго карася в ведро, Николай с удовлетворением заглянул в него. Взглянув на поплавок, схватился за удилище. Полюбоваться на третий экземпляр, было не судьба. Натянутая леска зазвенела как струна и вылетела из воды. Николай взглянул на крючок и покачал головой. Что уж там за рыбка была, что разогнула крючок. Похоже рыбка была авторитетом в карасьей стае. Избежав сковородки, по-видимому предупредил остальных. За два часа, что Николай сидел, поплавок больше ни разу не шелохнулся. Яков, заполнив водой бочки, подошел к нему.
   - Как успехи?
   - Пару штук поймал. Один хвостом на прощание помахал.
   - Ну ничего. Сейчас Лиза на летней кухне пожарит.
   - Яша, вы уж здесь без меня. Мне пора. Пока домой доеду, схожу в душ, переоденусь. Фархад к шести часам на день рождения пригласил. Отказываться неудобно. Все же пятнадцать лет вместе отработали. Ты в город как добираться будешь?
   - Сын вечером приедет. Завтра утром с ним и уеду.
   - Ну значит завтра встретимся.
  Попрощавшись, Николай прошел к автомашине, сел в нее и проехал к своему дому. Поднявшись в квартиру, Николай зашел на кухню. Тетка где-то путешествовала по подругам. На столе стояла тарелка с котлетами, а на плите небольшая кастрюля с картофельным пюре. Пообедав, Николай сходил в душ и подошел к шкафу с одеждой. Достал костюм с белой рубашкой. Взглянув на галстуки, поморщился. По жаре надевать ошейник не хотелось. Переодевшись, достал из тумбочки заначку и положил деньги в карман пиджака. Выйдя из квартиры, прошел к автомашине. Сев в нее, проехал к магазину "Златоустовские ножи". Заехав на стоянку, прошел в магазин. От обилья сверкающих сталью и позолотой ножей и ножен зарябило в глазах. Продавец предложил свои услуги по выбору. Николай покачал головой и прошел в угол, где на витрине лежали кинжалы ручной работы. Взглянув на витрину, довольно улыбнулся. Года четыре назад, когда магазин только открылся, они зашли в него с Фархадом. Увидев этот кинжал, у Фархада аж затряслись руки. Вроде ничего особенного. Ножны украшены бирюзой, деревянная рукоять и клинок из дамасской стали. Фарид долго крутил его в руках. Затем тяжело вздохнув, отдал его продавцу. Николай, с удивлением наблюдал за коллегой.
   - Фархад, ты чего?
   - Видишь клеймо. Такие кинжалы делал сосед деда, дядя Мурад. Я когда к деду приезжал, помогал ему в кузнице. Возможно, и к изготовлению этого кинжала руку приложил. Жаль, что стоит, как Боинг. У меня таких денег нет. Пошли отсюда.
  Николай повернулся к продавцу.
   - Меня интересует вот этот кинжал.
  Продавец достал с витрины кинжал и подал его Николаю. Тот вытащил его из ножен и посмотрел на клеймо. Вложив кинжал в ножны, подал его продавцу.
   - У вас есть какой ни будь футляр, чтобы подарить можно было.
   - Есть. Внутри красный бархат.
   - Давайте. Сколько все стоит?
   Продавец назвал цену. Николай пожал плечами.
   - Что-то дешево. Раньше он дороже стоил.
   - Уценили. Им никто не интересуется. Все стараются выбрать чтобы побогаче смотрелось. А по мне, это самый лучший экземпляр. Только хочу сразу предупредить. У нас на него нет сертификата, что кинжал не является холодным оружием. Если только в коллекции его иметь. Если носить или в машине держать, можно с полу статью поднять.
   - Я знаю.
  Николай расплатился. Продавец подал ему футляр с кинжалом. Николай поблагодарил и вышел из магазина. Положив футляр на сидение, достал из кармана телефон и набрал номер Анны. Не дождавшись ответа, отключил телефон и взглянул на часы. Оставался час. Не зная, чем себя занять, завел автомашину и проехал к центральному парку. Закрыв автомашину, прошел в парк. По пути зашел в магазин. Купил булку хлеба. Только сел на лавочку, как возле него опустились парочка голубей. Разведчики прилетели. Николай отломил горбушку и начал бросать крошки голубям. Голуби как будто этого и ждали. Со всех сторон начали слетаться сизари. Раскрошив булку, взглянул на часы. Раздался телефонный звонок. Николай достал телефон и не глядя на экран, нажал на кнопку.
   - Слушаю.
   - Коля, привет. Это Анна.
   - Привет. Что надумала?
   - Ты сможешь сейчас подъехать к косметическому салону "Улыбка".
   - Смогу. Только подскажи, где это?
   - Ленина 15.
   - Я недалеко. Минут через пять буду.
  Николай сел в автомашину и проехал на автостоянку возле косметического салона. Достав из кармана телефон, набрал телефон дежурной части.
   - Кирилл, это Николай. По нашей теме ничего нет.
   - В первом был труп, но там бытовуха. Пьяные братья наследство не поделили. Ну один второго чугунной сковородкой по голове приложил. Тот копыта сразу и откинул. Убийца сам скорую и полицию вызвал. Коля, вот еще что. Ты в УВД не появляйся. У нас приказ, всех впускать и никого не выпускать.
   - Не понял.
   - У нас с утра дурдом. ФСБ, УСБ, следственный комитет, прокуратура. Начальник УВД застрелился.
   - Это я знаю.
   - Всех его замов и тех, кого он с собой притащил, арестовали. Вроде уже спецбортом в Москву отправили. Сейчас обыска у всех по месту жительства и в кабинетах.
  Николай искоса взглянул на остановившуюся возле автомашины женщину, одетую в темное вечернее платье. Темные локоны волос, спускающиеся на плечи, закрывали половину лица. Опер недовольно поморщился.
   - Кирилл, кто вместо начальника УВД, если всех приняли?
   - Исполняющим обязанности назначили начальника розыска.
   - Спасибо, что предупредил.
  Николай убрал телефон в карман. Женщина, стоящая возле автомашины, согнутым пальцем постучала в стекло. Тяжело вздохнув, Николай вылез из автомашины. Хотел что-то сказать, но лишь рассмеялся.
   - Анька, вот честное слово тебя не узнал. Ты как с подиума сошла.
  Анна засмеялась.
   - Могу себе позволить хорошо выглядеть. Хотя бы изредка. Ну что, поехали.
  Николай обошел автомашину и открыл переднюю дверцу. Анна села, оперативник закрыл дверцу. Сам сел за руль, и они проехали к торговому центру. Анна с досадой махнула рукой.
   - Коля, вот дура. Я же забыла подарок купить.
   - Я уже купил.
   - Какой, если не секрет?
   - Сзади, в коробке лежит.
  Анна взяла в руки футляр и раскрыла его.
   - Коля, ну кто же на день рождения нож дарит? Как-то вроде это не положено.
   - Ты даже не представляешь, как Фархад будет рад. Он давно о этом кинжале мечтал.
   - Что еще ему можно купить?
   - Ну не знаю. Может бутылку хорошего коньяка.
   - О, точно. Вон, алкомаркет. Обожди минутку. Там настоящий продают, бодяженного нет.
   - Ты откуда знаешь?
   - Сеть алкомаркетов "Фея" практически мне принадлежат. У меня есть компаньон, но ему только десять процентов принадлежит. Да он этим и не занимается. У него свои темы есть. Мы работаем без посредников. Только прямые поставки. Обожди, я быстро.
  Анна перешла дорогу, зашла в магазин и вскоре вернулась. В руках у нее была коробка с дагестанским коньяком.
   - Вот теперь пошли. Надеюсь, не опоздали?
   - Нет. Еще без пяти шесть.
  Николай с Анной поднялись на второй этаж и подошли к входу в кафе. Возле дверей стоял невысокий, коренастый мужчина. Судя по разбитым на кистях рук костяшкам, любитель восточных единоборств. Внимательно взглянув на подошедших, он открыл дверь и шагнул в сторону.
  Николай поблагодарил, и они зашли в зал. Учитывая кавказское гостеприимство в зале народу было немного от силы человек тридцать. Кто-то сидел за столом, кто-то стоял, общаясь между собой. Фархада в зале не было. Заметив сидящего за столом Константина с женой, Николай с Анной подошли к ним. Николай познакомил их и помог Анне присесть за стол. Дверь, ведущая на кухню, открылась. Фархад, улыбаясь зашел в зал. Пригласив всех за стол. Николай подошел к нему и протянул футляр с кинжалом и коньяк.
   - Фархад, поздравляю с юбилеем. А это наш тебе подарок. Посмотри, что находится в футляре. Фархад открыл футляр, взглянул на кинжал и у него задрожали руки.
   - Коля, ты где это взял?
   - Там же, где мы его тогда видели.
   - Неужели он все это время там и лежал. Я же думал, что его уже давно купили. Ведь это штучная работа. За такими коллекционеры гоняются.
   - Считай, что тебе повезло.
   - Коля, я тебе благодарен. Если что нужно, обращайся. Ты присаживайся. Позже поговорим.
  Николай прошел к столу и сел рядом с Анной. Фархад, не закрывая футляр, прошел во главу стола, где сидели его родители и жена с детьми. Подойдя к отцу он протянул ему футляр и что-то ему сказал. Отец взял в руки футляр, достал из него кинжал. Вынул его из ножен и взглянув на клеймо, улыбнулся, как ребенок. Вложив клинок в ножны, положил его в футляр и протянул Фархаду. Затем что-то спросил. Фархад кивнул в сторону Николая. Отец Фархада привстал из-за стола, приложил руку к сердцу и кивнул головой. Николай улыбнулся и тоже кивнул головой. Анна наклонилась к плечу и тихо спросила.
   - Коля, а что такого в этом ножичке?
   - Этот ножичек, как ты говоришь, изготовил сосед дедушки Фархада. Один из лучших оружейников Дагестана. Когда Фархад приезжал к дедушке, он часто ему помогал в кузнице. Возможно и к этому кинжалу он руку приложил.
   - Теперь понятно. Детские воспоминания. Самое ценное в нашей жизни. Я тоже часто себя в детстве вспоминаю.
  Веселье было в самом разгаре. Николай такое видел только в детстве. Когда живы были еще бабушки и дедушки. По праздникам собирались родственники. Танцы, застольные, народные песни. Сейчас уже такого нет. Фархад подошел к Николаю.
   - Коля, пройдем ко мне в кабинет. Поговорить нужно.
  Фархад с Николаем зашли в его кабинет. Который и кабинетом трудно назвать. Два на три метра. Николай присел за стол. Фархад достал из шкафа бутылку коньяка и пару фужеров.
   - Фархад, ты извини, но я за рулем.
   - Тогда и я не буду.
   - Что-то случилось?
   - Да вроде нет. Слышал, что генерал застрелился?
   - Есть такая буква в этом слове.
   - Полгода назад ко мне подошли парочка оперов из ОБЭП. Предложили свою крышу. Иначе обещали мне устроить кучу проверок. Начиная от пожарных и заканчивая арестом счета в банке. Я им попытался объяснить, что сам бывший. Что из-за ранений комиссовали. Они мне и ответили, что это раньше ты был полицейским, а сейчас простой барыга. А барыга должен платить. Жулики и те так нагло не работали. Когда ушли, позвонил Степанову. Попросил объяснить этим чертям, что если еще раз нарисуются, то их скрутит моя охрана и я их сдам в ФСБ. Тем более, что у меня есть видеозапись нашего теплого общения. Степанов сказал, что они больше не появятся. Коля, у меня такое мнение сложилось, что он был в курсе этого наезда. Ты будь с ним поосторожней. Вот времечко. А когда-то был хорошим, не продажным опером. Все течет, все меняется. Коля, ты что-то хотел меня спросить?
   - Фархад, такая история. Год назад в подвале нашли труп твоего земляка с перерезанным горлом. Он работал на стройке каменщиком. От криминала был далек. Проверили всех, начиная с родственников, знакомых, заканчивая нашими националистами. Глухо как в танке. Две недели
  назад, парни из разбойного приняли с поличным двоих. Один оказался племянником убитого. Я с ним в СИЗО пообщался. Он мне кое что интересное рассказал. Оказывается, в городе есть группа человек пять-шесть, присягнувших ИГИЛ. Они вымогают деньги у мусульман, а затем отправляют их в Сирию, отморозкам. В качестве запугивания, показывают на телефоне, как перерезают горло нашему убиенному. Может, ты что ни будь слышал?
   - Коля, я далек от этого. В мечети не бываю. Не верю ни в бога, ни в черта. С земляками не общаюсь. Когда в милицию опером устроился, пару раз земляки ко мне подъезжали. Помочь отмазать. Я тогда подошел к главе диаспоры и сказал, что мне плевать какой национальности жулик. Нарушил закон, значит должен ответить. Правда сейчас другой глава диаспоры. Того в конце девяностых застрелили. Да ты и сам по этому делу работал. После разговора с ним, земляки начали от меня шарахаться как от чумы. Извини, ничем помочь не могу. Пойдем, а то гости, наверное, уже потеряли.
  Веселье еще было в самом разгаре, когда Николай взглянул на часы. Время подходило к двенадцати ночи. Он подошел к Косте и показал на часы.
   - Костя, нам пора. Не забывай, что в шесть часов нужно будет перекрыть адрес. Ребята в контору к шести подойдут, а я за тобой заеду и сразу на адрес.
   - Ты думаешь, Карнаухов на лыжи встанет?
   - Даже не сомневаюсь. Депутатов с утра соберут, чтобы лишить его депутатской неприкосновенности. Наверняка, когда депутаты узнают повестку, найдется среди них какая ни будь сволочь и его предупредит.
   - Да, пожалуй. Николай, ты нас до дома добросишь, или такси вызывать?
   - Без проблем.
   - Сейчас скажу жене, чтобы собиралась.
  Николай подошел к Анне и сказал, что им пора закругляться. Та кивнула головой.
   - Как скажешь. Если честно, то я уже устала. Забыла уже, когда так отрывалась.
   - Сейчас с Фархадом попрощаюсь.
  Николай подошел к юбиляру. Переговорив с ним, попрощался и пошел к выходу из кафе, где его уже ожидали Константин с женой и Анна. Вчетвером они вышли из торгового центра, который работал круглосуточно, сели в автомашину. Николай проехал к дому, где проживал Костя. Они с женой вышли и попрощавшись, ушли. Николай развернул автомашину и выехал на улицу. Анна, до этого молчавшая, спросила.
   - Коля, а ты почему сразу не сказал, что опером работаешь? Я о тебе много нового узнала.
   - Почему не сказал? Да ты знаешь, как-то в последнее время нас не то что не любят, не очень то и уважают. Обычно, когда узнают, где трудишься, начинают стороной обходить, как прокаженного. Ты ведь тоже сразу не сказала, чем ты занимаешься.
   - Коля, а почему Фархад уволился? Я так поняла, что вы с ним вместе работали.
   - Почти пятнадцать лет. Он дежурным опером был. Поступил вызов от соседей, что в адресе кого-то убивают. Женщина и ребятишки сильно кричат. Фархад с группой выехал. Нажал на звонок, а хозяин квартиры через деревянную дверь из карабина стрелять начал. Вот он две пули под сердце и поймал. Одну достали, а вторая до сих пор под сердцем. Врачи не стали извлекать. Побоялись аорту задеть.
   - А что с женщиной и детьми?
   - Ребятишек он в ванной закрыл, а жену на кухне ножом ударил. Мужик по вахте работал. Приехал с вахты и почти месяц пил. К нему белочка пришла. Женщину спасти удалось.
   - Да уж, работенка у вас. Уволится не думал?
   - Да ты знаешь, меня как-то и здесь все устраивает. Даже не представляю, каково это быть гражданским. Ну все, приехали.
  Николай остановил автомашину возле подъезда. Вышел из автомашины и открыл Анне дверцу. Та вышла и с усмешкой посмотрела на него.
   - И что, даже не попросишься на чашку кофе?
   - Нет. Мне скоро выезжать на адрес. Жулика задерживать.
   - Ты оказывается еще и святой. Ну что же, удачи в поимке жулика.
  Анна помахала рукой и зашла в подъезд. Николай дождался, когда в квартире зажегся свет. Сел в автомашину и проехал к своему дому. Стараясь не шуметь, прошел в свою комнату. На телефоне выставил будильник и раздевшись, лег спать. Уснул сном младенца. Телефон заверещал. Николай взглянул на дисплей. Умывшись, он оделся и вышел из квартиры. Сев в автомашину, проехал к дому Константина. Тот уже ждал у подъезда, держась рукой за висок. Сев в автомашину, тяжело вздохнул.
   - Шеф, давай через киоск. Возьму бутылочку пива, а то голова как чугунок. Вроде и выпил немного, но намешал всего. Вино, коньяк, водка, а на последок еще и пару стопок чачи выпил.
   - Костя, а без пива никак?
   - Сдохну, сам оправдываться перед женой будешь.
   - Ладно, уговорил.
  Николай подъехал к киоску. Костя выскочил из автомашины и подошел к круглосуточному киоску. Дверь была закрыта, но на входе висела записка "В случае необходимости, нажать на кнопку звонка". Костя нажал на звонок. К двери подошла заспанная продавщица и открыла форточку.
   - Че надо?
   - Такая симпатичная и так грубо.
   - Да шляетесь ночами. Не спиться вам.
   - Девушка, не становитесь в позу кобры. Вам совсем не идет. Просто вчера у друга день рождения был. Немного злоупотребил. Дайте пожалуйста бутылку воды без газа и парочку таблеток алкозельца.
  Продавщица сочувственно посмотрела на Костю.
   - Знаете, как у меня отец говорит, что клин клином выбивают. Возьмите еще бутылочку пива. Сейчас пивом поправитесь, а таблетки уже ближе к обеду.
   - Уговорили.
  Расплатившись, Костя забрал пакет и вернулся в автомашину. Достал бутылку пива и только хотел ее открыть, как его остановил Николай.
   - Костя, только не сейчас и не в автомашине.
   - Начальник, как скажешь.
  Николай проехал к дому Карнаухова. Костя вышел из автомашины. Сел на лавочку, открыл бутылку пива и не отрываясь выпил ее. Посидев минут пять, вернулся в автомашину. Минут через сорок из подъезда вышел Карнаухов, в руках у него были два чемодана. Загрузив их в стоящий возле соседнего подъезда Форд, сел за руль и выехал из двора. Николай завел автомашину и выехал следом за ним. Карнаухов ехал осторожно, соблюдая все правила, как будто боялся что его остановят. Выехав из города на объездную дорогу, нажал на педаль газа. По объездной доехал до стоянки автотранспорта возле аэропорта. Достал из багажника чемоданы и зашел в здание. Николай с Константином прячась за пассажиров, зашли за ним. Карнаухов осмотрелся по сторонам и подошел к кассам. Костя подошел к соседней, закрытой кассе. Облокотившись, повернулся спиной к Карнаухову. Тот купил билет до Питера и отошел к стойке регистрации и стал в очередь. Николай подозвал Костю. Тот подошел и с досадой поморщился.
   - Что делать будем, задерживать?
   - Если задержим, пока его не лишили депутатской неприкосновенности, то при хорошем адвокате, мы можем оказаться с ним в соседней камере. Сейчас Якову позвоню.
  Николай достал из кармана телефон и набрал номер. Яков как будто ждал этого звонка.
   - Яша привет. Что там в думе? А то наш пассажир сейчас в аэропорту. Взял билет до Питера. Там и до финки не далеко. Сейчас на регистрации стоит.
   - Коля, что ни будь сделайте, задержите его минут на пятнадцать. Я уже доклад сделал, осталось депутатам проголосовать. Сейчас председателя потороплю.
   - Хорошо. Сейчас что ни будь придумаем.
  Николай взглянул на Костю.
   - Костя, придется тебе этим заняться. Меня он в лицо знает. Сможешь ему в карман пиджака канцелярский нож закинуть. Но так, чтобы он и ухом не повел. А я на контроле со старшим смены договорюсь, они его притормозят.
   - Шеф, а почему канцелярский?
   - Они запрещены к провозу. Купи в киоске, они не дорого стоят.
   - Сделаем.
  Костя пошел в сторону киоска, а Николай по дуге обошел Карнаухова и подошел к мужчине, на груди которого был бейджик с надписью "Старший смены Кувакин Виктор".
   - Можно вас на минуту?
  Мужчина вопросительно посмотрел на него.
   - Слушаю вас.
  Николай показал ему удостоверение. Тот понимающе кивнул головой.
   - Помощь ваша требуется. Нужно человечка минут на пятнадцать с Питерского рейса придержать. Человек не совсем простой, депутат городской думы. У нас он проходит по убийству. На данный момент решается вопрос о снятии с него депутатской неприкосновенности. Можно его конечно отпустить. Но пока с Питером свяжешься. Еще и неизвестно, поедут его там встречать или отмахнутся. Если и задержат, пока он по этапу приедет.
   - Грех, бывшим коллегам не помочь.
   - В полиции работал?
   - Успел и в милиции, да и в полиции, в ЛОВДТ поработать. Старшим опером.
   - А что ушел.
   - Комиссовали. На площади катал задерживали. Один с перепугу на автомашине по мне проехался. Поломался сильно. Больше года по госпиталям. Покажи, который.
  Николай кивнул головой в сторону Карнаухова.
   - Видишь, мужик с двумя чемоданами. В бега собрался.
  Кувакин усмехнулся и отойдя от Николая подошел к девчонкам, стоящим на контроле. Вскоре подошел Карнаухов. Поставил чемоданы на ленту транспортера и сам попытался пройти через металлодетектор. Сработала сигнализация. Карнаухов попытался пройти повторно, но опять сработала сигнализация. Он начал что-то возмущенно доказывать Кувакину, махая у того перед лицом удостоверением депутата. Тот невозмутимо его выслушал, взял за локоть и увел куда-то в глубь здания. Чемоданы Карнаухова сняли с транспортера. Николай стоял возле колонны, нервно прикусив губу. К нему подошел Константин, в руках у которого был бумажный пакет с беляшами. Он протянул пакет.
   - Угощайся. Сделал все как ты сказал.
   - Видел. Ты не ту специальность выбрал. Нужно было в карманники идти. Есть пока не хочу, жуй сам.
   - Меня на жратву пробило.
  Николай взглянул на часы.
   - Ждем, еще минут пять, и я Яше звоню.
  Яков как будто услышал его. В кармане заверещал телефон. Николай ответил.
   - Коля, что там у вас?
   - Ждем, что скажешь. Его на контроле тормознули.
   - Все, принимайте. Будет возмущаться, можешь его корочками по носу нащелкать. Я сейчас в суд за постановлением.
   - Яша, нам его куда везти? К нам или в комитет?
   - Везите к себе. Потом объясню.
  Кувакин вышел из комнаты досмотра с Карнауховым. Вопросительно взглянул на оперов. Николай кивнул головой и улыбнулся. Карнаухов подошел к чемоданам. Оперативники подошли к нему. Взглянув на Николая, он отшатнулся в сторону. Костя придержал его за локоть.
   - Ну куда же вы? У нас носильщиков нет. Берем чемоданчики в руки и на выход.
   - Вы что себе позволяете? Я депутат.
  Николай тяжело вздохнул.
   - Уже бывший депутат. Так что свои корочки можете выкинуть. Вы подозреваетесь в организации убийства своей жены. Предлагаю не усугублять ситуацию. Возьмите чемоданы и на выход.
  Взяв чемоданы Карнаухов сгорбившись пошел к выходу. Николай открыл багажник. Карнаухов положил в него чемоданы. Захлопнув багажник, Николай сел за руль. Костя помог сесть в автомашину Карнаухову и сел рядом с ним на заднее сидение. Николай повернулся к задержанному.
   - Откуда Форд взялся? За тобой вроде такого не числится?
   - У сына послезавтра день рождения. Жена хотела ему подарить.
   - Ключи и документы на автомашину?
   - Все под водительское сидение положил. Хотел сыну из Питера позвонить, чтобы его забрал.
  Николай завел автомашину, включил передачу и тронулся с места. Не отвлекаясь от дороги сказал.
   - Костя, раз накосячил, звони парням. Пусть подъедут и загонят Форд во двор УВД. После досмотра, сыну отдадим. А то у нас найдутся умельцы, раздербанят автомашину.
  Возле здания УВД, Николай заехал на стоянку. Достал из багажника чемоданы. Вручил их Карнаухову. Втроем они зашли в здание УВД. Когда проходили мимо дежурной части, Николая окликнул дежурный.
   - Коля притормози.
  Николай взглянул на Константина.
   - Костя, веди его в наш кабинет. Сейчас Яков подойдет.
  Николай с дежурным отошли в сторону.
   - Что случилось?
   - Ты в курсе, что начальник УВД застрелился, а вместо его, пока Степанова назначили исполнять обязанности.
   - Да, знаю.
   - Вот не зря говорят, что хочешь узнать человека, дай ему власть. Сегодня прискакал, злой как собака. На дежурную смену, кого меняли, наорал. Кто-то место занял, где генеральская машина стояла. Я что хотел. Он распорядился, что бы ты, как появишься, сразу к нему шел. Ты нигде не накосячил?
   - Черт его знает. Сам понимаешь, докопаться и до столба можно.
   - Ладно. Удачи.
  Николай поднялся по лестнице и подошел к кабинету начальника розыска. Постучавшись, зашел в кабинет. Степанов, взглянув на него, встал с кресла и подошел к окну, повернувшись спиной к оперативнику.
   - Николай, это не мое решение. Указание поступило оттуда, сверху. Я всегда тебя считал хорошим опером. Да что хорошим, лучшим в УВД. Наверху принято решение, либо ты сам уйдешь на пенсию, выслуга у тебя есть, либо если начнешь бунтовать, найти повод, чтобы тебя уволить по отрицаловке. Так что, пиши рапорт. Кадры я уже предупредил. Через полчаса подойдет заместитель начальника розыска из четвертого отдела полиции, Миронов. Ты его наверняка знаешь. Передашь ему дела. Завтра получишь обходной. К вечеру будет готов приказ. Да, вот еще что. Ты там сильно перед своими пальцы не гни.
   - Да ты знаешь, я и сам об этом думал. После того, что я узнал, вряд ли с тобой смог работать.
  Степанов повернулся к Николаю.
   - Ну- ка, ну-ка, подробней.
   - Ты что же думал, что никто не узнает, что ты ювелирный салоны крышуешь?
   - И кто это тебе шепнул?
   - Тебе не все равно? Если уж жулики об этом знают. Ты как, сегодня курьера в "Лазурит" отвез. Разбой при тебе пытались совершить? Парням как в глаза смотреть будешь?
   - Откуда знаешь?
   - Вообще- то, это моя информация была. Листок бумаги давай. Знаешь, сейчас модно говорить, что МВД опустилось на дно. Снизу еще не постучали, но похоже до этого не далеко.
  Николай написал рапорт и Степанов поставил подпись. Оперативник, взял лист и вышел из кабинета. Занес рапорт в отдел кадров и прошел к себе в кабинет Карнаухов сидел возле стола, Костя возле открытого окна.
   - Костя, у тебя от соседнего кабинета ключ есть?
   - Есть.
   - Забирай клиента и перемещайтесь туда. Якова дождись. С ним поработаешь.
   - Шеф, я буквально на пять минут отлучусь.
   - Давай.
  Константин взяв бутылку с водой, вышел из кабинета. Вскоре он вернулся. Похлопав по плечу Карнаухова, кивнул в сторону чемоданов.
   - Бери чемоданы, пойдем.
  Дождавшись, когда Константин с задержанным вышли, Николай открыл сейф и достал из сейфа стопку дел. Не успел их разложить на столе, как в кабинет зашел улыбающийся Яков. Окинув взглядом кабинет, недоуменно пожал плечами.
   - Коля, а вы что, Карнаухова не задержали. Свалить успел?
   - В соседнем кабинете. С ним Костя сидит. Ты его отправь, пусть понятых найдет. Чемоданчики выверните. Наверняка в них что-то ценное есть. Он ведь впопыхах собирался, хватал что под руку попадется.
   - А ты чего? Думал, что тебе интересно будет с ним побеседовать.
   - Яша, ты пока пацанам не говори. Я сегодня последний день работаю. Написал рапорт. С завтрашнего дня очередной пенсионер.
   - Понятно. Как мы и предполагали?
   - Ну да. Ладно, хоть так.
   - Что думаешь делать? Дома ведь сидеть не будешь.
   - Мне Стас должность начальника службы безопасности у его тестя предложил. Филиалов по стране много. Придется по командировкам мотаться. Хотя, с другой стороны, дома не сидеть. Яша, ты иди делом займись. Поговорить мы и завтра вечерком успеем, за стопочкой чая.
  Яков вздохнул и вышел из кабинета. В дверях столкнулся с Мироновым. Взглянув на него и Николая, закрыл за собой дверь. Чувствовалось, что Миронов не в своей тарелке. Натянуто улыбаясь, подошел к Николаю и поздоровался.
   - Коля, ты что, на пенсию собрался? Мне вчера вечером Степанов позвонил, сказал, чтобы я у тебя дела принял.
   - Собрался, Вадим, собрался. Ты присаживайся. Сейчас здесь твой второй дом будет.
   - Коля, а что у тебя за закусь со Степановым пошла? Он вроде тебя всегда нам в пример ставил.
   - Позже узнаешь. Парни расскажут. Ну что, принимай дела. Опись документов сверху лежит. Что будет непонятно, спрашивай.
  Николай встал из-за стола и включил чайник. В кабинет заглянул Тимка.
   - Шеф, машину пригнали. Костя хозяину позвонил, чтобы подъехал, машину забрал. Яков нас на обыск отправил, так что не теряйте.
   - Работайте.
  Николай с Мироновым закончили перебирать бумажки уже после обеда. Николай сложил в картонную коробку свои вещи и попрощавшись с Вадимом пошел к выходу. Положив коробку в багажник, сел за руль. Достал из кармана телефон и набрал Стаса .
   - Привет. Ты сильно занят? Может мне позже позвонить?
   - Коля, говори.
   - Ты говорил, что тестю начальник службы безопасности был нужен.
   - До сих пор нужен. Он вчера на меня наезжал, чтобы увольнялся. А ты что, решил уволиться?
   - Как-то так.
   - Коля, давай я с ним вечером поговорю, а потом тебе перезвоню.
   - Идет.
  Николай завел автомашину. Домой ехать не хотелось. На душе было пусто, как будто ее вынули из тела. Посидев мгновение, включил передачу и проехал в лесопарк, к озеру Светлое. В выходные дни и по вечерам здесь было не протолкнуться. Но сейчас было безлюдно. По дорожке Николай
  прошел к озеру и сел на скамейку, закинув ногу на ногу и откинувшись на спинку. Небольшой ветерок шелестел хвоей сосен. Гоняя белые барашки по зеркалу водной глади. Услышав цоканье, Николай оглянулся. На ветке ближайшей сосны сидела рыжая белка. Как будто упрекая, что сам заявился, а где мой гостинец. Мужчина вспомнил, что в бардачке автомашины завалялась пачка арахиса. Которую кто-то из ребят купил, но так и не воспользовался. Николай встал, прошел к автомашине, взял пачку орехов и вернулся на лавочку. Открыв пачку, высыпал содержимое на землю, рядом с лавочкой. Белка спустилась с дерева и изредка останавливаясь, чтобы взглянуть на человека, подбежала к орехам. Вскоре от орехов ничего не осталось. Белка, запихивая их за щеки, перетаскала их в дупло, на этой же сосне. Из которого выглядывали бельчата. Николай отключил телефон и почти не двигаясь, просидел так часа два. Народ начал подтягиваться. Кто приезжал на автомашинах, кто на велосипедах. С ближайшего поселка молодежь подходили пешком. На скамейку рядом с Николаем сели парень с девушкой возраста сына. Весело щебеча, они изредка поглядывали на соседа. Чтобы не мешать, Майор встал и прошел к автомашине. Возле которой стояли два бородатых байкера, о чем-то оживленно споря. Мотоциклы стояли чуть в стороне. Николай открыл дверцу и собрался садиться, как его окликнул один из байкеров.
   - Мужчина, извините пожалуйста. У нас с коллегой возник небольшой спор. Не могли бы вы показать двигатель.
  Николай открыл капот, и байкеры заглянули под него. Затем тот, который его остановил довольно взглянул на собеседника.
   - А я тебе что говорил.
  Аккуратно закрыв капот, он подошел к Николаю.
   - Мужчина, может вы мне машину продадите? Деньгами не обижу. Вас двойная цена устроит.
   - Вы знаете, сколько она стоит?
   - Знаю. Я раритетные машины коллекционирую. Вы не смотрите, что на таком старье катаюсь.
  Байкер кивнул в сторону мотоцикла.
   - Это я воплотил мечту юности. Проехать по всей России на мотоцикле. А вообще я работаю генеральным директором НГДУ. Так что могу себе позволить маленькие слабости.
   - Извините мужики, но это память о отце.
   - Жаль.
  Николай сел за руль и проехал к своему дому. Достав из багажника коробку, занес ее в квартиру. Тетка сидела в комнате, смотрела какой-то сериал. Выглянув из комнаты, заворчала.
   - Ты где вчера болтался. Вечер у плиты стояла, а ты даже не прикоснулся. Наверное, себе кого-то завел.
   - Тетя Оля, ну не ворчи. У Фархада на дне рождения был. Да ты его должна помнить.
   - Помню. Это, которого чуть не убили.
   - Он самый.
   - Мог бы и предупредить. Есть будешь? А то ведь опять куда ни будь на сутки убежишь.
   - Есть буду. Отбегался я тетя Оля. С завтрашнего дня я на пенсии.
   - С начальством опять поругался. Ну вот в кого ты такой неугомонный. Вот сколько тебя помню, всегда таким был. То во дворе с пацанами из-за кого ни будь раздерешься, то в школе. С учителями спорил. Родителей постоянно к директору вызывали. Хотя учился, меньше четверки никогда не было. Директор школы на выпускном матери сказала, что если бы с учителями не спорил, то школу бы с золотой медалью закончил.
   - Тетя Оля, главное ведь не как закончил, а каким человеком стал.
   - Ладно умник, пошли есть. Я солянку сварила и с вечера котлеты остались с пюре.
   - Мечи все на стол, а я пока за бутылочкой винца сбегаю. Нужно же мой последний трудовой день отметить.
  Николай вышел из квартиры и прошел в магазин. Купив бутылку коньяка, коробку конфет и лимон вернулся в квартиру. Пока ходил, тетка все разогрела и накрыла стол. Николай положил коробку с конфетами на стол, достал из шкафа плоскую тарелку и нарезал лимон, посыпав его сахаром. Тетка окинула взглядом стол.
   - Ну разливай.
  Николай открыл бутылку и разлил коньяк по фужерам.
   - Ну что, тетя Оля, за начало новой жизни. Ребята говорят, что и на гражданке она есть.
  Николай выпил коньяк и придвинул тарелку с солянкой, а тетка лишь слегка пригубила. Вот уж что, а солянку которую готовила тетка он любил. Сколько не пробовал, в столовых, в ресторанах, но все было не то. У тетки все было рассчитано до секунд, что за чем кидать в кастрюлю. Тетка наблюдала за ним довольно улыбаясь. Не выдержав молчания спросила.
   - Коля, ты не думал, чем сейчас заняться? Может тебе стоит свою фирму открыть, типа "Рога и копыта".
   - Тетя Оля, чтобы что-то открыть, нужен первоначальный капитал. Которого у меня нет.
   - Ты как-то говорил, что у тебя есть бывший одноклассник, миллиардер. Может к нему стоит обратиться. Вдруг чем поможет.
   - Вот к кому, а к нему я с голоду сдыхать буду, не обращусь. Ты просто не знаешь, что прежде чем стать миллиардером, он после себя оставил реку крови. Знаем, что заказ на убийство от него исходит, а доказать нечем. Он еще со школы пакости делал чужими руками. Да и как-то после школы одноклассников почти никого не видел. На двадцатилетие окончания школы классом встретились. Все друг перед другом павлинами ходят, рисуются. Когда сказал, что в розыске работаю, шарахнулись как от прокаженного. Одна только одноклассница поддержала. С ней весь вечер и просидели, проговорили.
   - Коля, а где та девчушка, с которой ты все десять лет за одной партой просидел.
   - Татьяна. А нету ее больше на этом свете.
   - А что с ней? Мать ее все нахваливала, что такая умничка.
   - Она после школы поступила в медицинский институт. На последнем курсе подсела на наркотики. После института отработала пару лет терапевтом. Сама понимаешь, кто на такой работе наркомана держать будет. Она с отчимом жила. Родной отец ей перед смертью четырехкомнатную квартиру завещал. Она ее продала, купила комнату в общежитии. На эти деньги и жила. Когда деньги закончились, она продала комнату. Жила по притонам. Я ее перед смертью видел. Ее парни из ОБНОН приняли, за сбыт. Даже не узнал, пока она меня не окликнула. Попросил ребят отпустить на подписку о невыезде. Зря я это сделал. Она через неделю от передозировки умерла. До сих пор себе этого простить не могу. Хотя, в анатомичке сказали, что у нее практически все внутренние органы разложились.
   - Да, не приведи господи такой смерти.
  Николай взял бутылку и хотел долить тетке, но та отрицательно покачала головой. Плеснув себе в фужер на донышке, выпил и отодвинул фужер в сторону. Тетка усмехнулась.
   - Что, Коля, не лезет?
   - Не то настроение. Пойду, покурю.
  Нашарив в кармане пиджак, висящего на вешалке, пачку сигарет, вышел из подъезда и сел на лавочку. Выкурив сигарету, вернулся в квартиру. Тетка убрала посуду со стола и прошла в свою комнату. Николай подошел к книжному шкафу и начал рассматривать книги, которые тетка собирала в течении своей жизни. От созерцания обложек, его отвлек телефонный звонок. Достал из кармана телефон.
   - Слушаю.
   - Коля, это я. Ты знаешь, опоздали с начальником СБ. Тесть сегодня человека из ФСБ принял на эту должность. У него есть еще парочка мест в СБ, в филиалах. Но туда нужно ехать на постоянку. Смысла нет. С твоими возможностями, ты и здесь себе место найдешь.
   - Ладно, спасибо. Извини за беспокойство.
   - Какое беспокойство? Не твоя сегодня карта.
  Достав из шкафа книгу, Николай прошел в свою комнату. В голову ничего не лезло, и он отложил книгу в сторону. Попытался уснуть, но Морфей на сегодня обошел его стороной. Прокрутившись до утра, встал, выпил кружку кофе и вышел из квартиры. Сел в автомашину, выкурил сигарету и взглянул на часы. Стрелки почти сошлись на девяти. Николай завел автомашину и не спеша проехал к УВД. Закрыв автомашину, зашел в здание, кивнул головой дежурному и прошел в отдел
  кадров. Поздоровался с женщинами, сидящими за столами. Одна из них достала из стола обходной лист и подала Николаю. Тот повернулся и хотел выйти, как его остановила кадровичка.
   - Вас начальник отдела кадров хотел увидеть.
   - Он у себя?
  Николай вышел в коридор, и постучал в дверь соседнего кабинета. Начальник кадров стоял у открытого окна. Оглянувшись на вошедшего, сел за стол.
   - Коля, присаживайся. Сколько мы уже с тобой знакомы?
   - Лет двадцать пять.
   - Время летит. Чем старше становишься, тем быстрее. Коля, ты забери свой рапорт. Тем более, что твое личное дело забрал начальник УВД.
   - Какой начальник УВД? Степанов что ли?
   - Нет. Вчера вечером из Москвы прилетели новый начальник УВД и его первый зам.
   - Кто такие?
   - Полковник Стасов, был начальником отдела в МУРе по борьбе с бандитизмом. Зам полковник Горгадзе.
   - Грузин?
   - У него от грузина одна фамилия. Ему год был, когда отец ушел. Был в Карелии начальником ОБЭПиК. Это с его подачи там всю верхушку нахлобучили.
   - Лишь бы под музыку диаспоры не плясал.
   - Начальник УВД распорядился, чтобы ты к нему зашел.
   - Я подумаю.
   - Ты зайди к нему. А дальше видно будет.
  Николай вышел из кабинета и поднялся на второй этаж. В приемной кроме секретаря, никого не было.
  Николай поздоровался и сказал, что его вызывали. Секретарь кивнул головой и зашел в кабинет. Доложив начальнику, вышел из кабинета, оставив дверь открытой. Николай зашел и представился. Кроме начальника УВД сидел еще один мужчина, по-видимому его заместитель. Начальник показал рукой в сторону стола.
   - Присаживайся. Майор, у нас к тебе есть предложение. Нужен начальник УУР. Тебя нам рекомендовали как в следственном комитете, так и в УСБ.
   - Как же Степанов?
   - Его сегодня в шесть утра сотрудники ФСБ задержали. Сейчас в его кабинете происходит обыск.
   - Даже так. Товарищ полковник. Лет пять-семь назад, может бы и согласился. Должность начальника УУР это ведь в основном административная работа. Справки, отчеты, совещания. Вы лучше меня на свое место верните в убойный.
   - Кого ты можешь посоветовать на должность начальника УУР?
   - Начальника отделения по борьбе с разбоями и грабежами. Молодой, амбициозный, пользуется среди розыскников авторитетом. Раскрываемость на высоте.
   - На его место кого?
   - Заместителя начальника розыска из четвертого ОП. Его как раз на мое место хотели назначить.
   - Хорошо. Подумаем. Иди, принимай свое отделение. Сегодня в ночном клубе паренька зарезали. Твои парни сейчас этим занимаются. Вечером жду с докладом.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"