Забокрицкий Олег Николаевич: другие произведения.

Русский крест

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вся наша жизнь состоит из череды выборов. От самых незначительных, до судьбоносных. Правильный выбор может вознести вас на головокружительную высоту, неправильный оставит на обочине жизни или приведет к смерти. Выбор только за Вами...

  РУССКИЙ КРЕСТ
  
   Тук-тук, тук-тук. Александр налил в кружку с растворимым кофе кипятка и только после этого повернулся. Голубь благородных павлиньих кровей, сидел на подоконнике со стороны балкона и наблюдал за человеком. Как он попал в стаю сизарей, одному голубиному богу известно.
   - Что, Павка, проголодался? Обожди, сейчас сигарету возьму.
   Выщелкнув из пачки сигарету Александр вышел на балкон. Поставив кружку с кофе на журнальный столик, он прикурил, взял банку с пшеном и подошел к кормушке. Сегодня Павка был не один. В уголке сидела молоденькая голубка, которая не знала, что и делать, толи остаться, либо, слететь к стайке сизарей, которые азартно клевали на тротуаре хлебные крошки. Высыпав пшено в кормушку Александр вернулся к столику и сел в кресло. Павка с голубкой начали клевать корм, а человек угостивший их, затянулся сигаретой и сделал глоток кофе. Дружба голубя и человека началась пару месяцев назад. Александр как-то поздно вечером возвращался домой, водителя с автомашиной он отпустил, а сам решил немного прогуляться. Уже заходя в подъезд, он краем глаза увидел, что под лавочкой что-то шевелится. Присев на корточки Александр заметил белого голубя, запутавшегося в комке лески. Ни улететь, ни встать на лапки он не мог и лишь тихо попискивал. Взяв голубя в руки, он занес его в квартиру, ножом срезал леску и отпустил голубя с балкона. Какое же было его удивление, когда утром он увидел его на подоконнике. Докурив сигарету, Александр затушил ее о край пепельницы, допил кофе и выглянул с балкона. Служебная автомашина уже стояла во дворе. Взяв на кухне папку с документами, Александр вышел из квартиры и спустился на лифте. Подойдя к водителю, который стоял возле служебной Волги, он поздоровался.
   - Привет Вадим.
   - Здравия желаю, товарищ полковник.
   - Вадим, ты часов до двух сегодня свободен. Мне кое куда смотаться надо.
   - Как скажете. Я как раз хотел на пару часов отпроситься.
   - Ну видишь, как наши возможности, совпадают с нашими желаниями. Тебя до остановки довезти?
   - Нет. Мне недалеко. Брат попросил помочь старую мебель загрузить и на дачу увезти.
   Взяв ключи от автомашины, Александр сел за руль, завел ее и плавно тронулся с места. Выехав за город, полковник проехал пару километров и свернул в сторону рощи, где находилось здание областного онкологического диспансера. Оставив автомашину на стоянке, перед оградой, Александр взял папку и зашел на территорию. Взглянув на часы он подошел к лавочке и достав сигарету закурил, бросив папку на лавочку. Хотя и хлебнул лиха, вроде всего насмотрелся, а все равно на душе кошки скребли. Надо же было во время диспансеризации в поликлинике УВД нарваться на Соломона Изралиевича. Вроде и мужик нормальный, анекдот расскажет, кофе угостит и не только. Но в своем деле был дотошный, до зубовного скрежета. Марина, врач-терапевт, которая была закреплена за отделом по борьбе с организованной преступностью, ушла в отпуск. С Мариной никогда проблем не возникало. Бутылочка шампанского, коробка конфет и хороший букет. Соломон, посмотрев результаты анализов, надолго задумался, а затем взглянув на Александра сказал.
   - Вот что батенька. Не нравятся мне вот эти закорючки. На завтра я с заведующей онкологического диспансера договорился. Нужно пройти компьютерную томограмму. А такой аппарат только у них и в областной больнице. А с заведующей диспансера мы в одной группе в военно-медицинской академии учились. Тебе нужно быть там полдевятого. Найдешь заведующую, скажешь, что от меня.
   Докурив сигарету до фильтра, Александр бросил окурок в урну, еще раз взглянул на часы, взял папку и поднялся на крыльцо. Открыв дверь оглянулся и увидев поднимающуюся следом за ним женщину, придержал дверь. Женщина остановилась перед открытой дверью и рассмеялась.
   - Ну настоящий полковник. Неужели Саша не узнал.
  Александр внимательно взглянул на стоящую перед ним женщину и улыбнулся.
   - Наташка, ты что ли? Вот так встреча. Мы ведь после школы ни разу не встречались. А ты мало изменилась, все такая же улыбчивая.
   - Это ты меня плохо знаешь. Я, знаешь, какая строгая. Меня здесь мегерой считают. Да что мы здесь стоим, пошли ко мне в кабинет, кофе попьем. Время пока есть. Ты же ко мне все равно идешь. Соломон, когда позвонил и фамилию назвал, я сначала подумала, что однофамилец.
   - Ну раз ты здесь рукой водишь, значит к тебе. Пойдем.
   Пропустив Наталью, Александр зашел за ней. Кабинет заведующей был на втором этаже и окна выходили на небольшой яблоневый сад, расположенный с обратной стороны здания. Секретарь наливала в кофемашину воду.
   - Оля, пару кофе, когда приготовится, принеси пожалуйста.
   - Хорошо, Наталья Алексеевна.
   Открыв дверь в кабинет, Наталья сделала рукой приглашающий жест. Александр зашел в кабинет и рассмеялся.
   - Ничего у тебя кабинетик. В Кремле не у всех такие.
   - Ну это не моими стараниями. Предыдущий заведующий на этом и погорел. Сибаритом был.
   Обойдя стол, Наталья села в кресло, Александр сел напротив.
   - Ну с, теперь, Снегурочка, рассказывай, где пропадала и каким ветром тебя сюда занесло.
   - Почему Снегурочка?
   - Ну как, первая школьная любовь. У тебя музыкальная школа рядом с общагой была, где я жил, так я после школы тебя на остановке автобусной дожидался, вроде как в школе задержался. А раз холодина была, а ты к остановке подошла в белом пуховом платке и ресницы в инее были. Я тебя Снегурочкой про себя и назвал.
   - Хороший из тебя конспиратор, я даже и не замечала. Ты ведь мне тоже нравился.
   - Так я же знал, что ты с Сережкой дружила.
   - Какой же ты дурачок был. Ну а я после школы поступила в Московскую военно-медицинскую академию. Там и с мужем познакомились. Он с нашего города оказался. А после академии покидало нас по весям и городам. Монголия, ГДР, Украина. После развала Союза перебрались в Новосибирск. Пришлось и на Кавказе побывать с военным госпиталем. Муж полковник медицинской службы, а я майор. Вышли на пенсию, решили домой вернуться. Полгода назад случайно пересеклись с заведующим здравотделом области. Он мне и предложил эту должность. У меня специализация была по онко заболеваниям. Двое детей, сын и дочь. Сын во Франции на стажировке, дочь пошла по родительским стопам, в Москве, в клинике работает. Вот вроде и все. А у тебя как?
   - Да мне даже и рассказывать нечего. Армия, школа милиции, работа. Вот вроде и все.
   - Жена, дети?
   - Женат. Сын. Служит по контракту в армии. Командир танка.
   - Саша, ты как перед начальством отчитываешься. А что сын по твоим стопам не пошел?
   - Не всем жуликов ловить, кому-то нужно и Родину защищать.
   - Саша, тебе пора. Сейчас врач зайдет, сходишь, просветишься, потом ко мне.
  Не успела Наталья сказать, как в дверь постучали и в кабинет зашел высокий парень в белом халате.
   - Наталья Алексеевна, вы просили зайти.
   - Дима, вот этого молодого человека обследуйте, а затем со всеми реультатами ко мне. Да, и этого человека с собой захватите. А то сбежит. У него сейчас уже поджилки трясутся.
  Дмитрий рассмеялся.
   - Как скажете. Пройдемте со мной.
  Через полчаса Дмитрий с Александром зашли в кабинет заведующей диспансера. Вот только на этот раз Дмитрий не улыбался. Положив заключение на стол, он повернулся и вышел из кабинета. Александр сел в кресло и вопросительно посмотрел на Наталью.
   - Наташка, вы меня кофе то напоите, или как?
  Наталья подняла трубку и нажала на кнопку селектора.
   - Оля, где наш кофе? А то неудобно получается, я наобещала, а ты что-то все не несешь.
   - Наталья Алексеевна, меня отвлекли.
   - Оля. Ждем. Саша, ты меня пока не отвлекай. Я сейчас с заключением ознакомлюсь.
  Ольга занесла кофе и вышла из кабинета. Наталья взяла заключение и начала просматривать, а Александр откинулся на спинку кресла и маленькими глотками начал пить кофе.
  Дочитав заключение, Наталья отложила его в сторону и внимательно посмотрела на сидящего напротив нее мужчину.
   - Как кофе?
   - Еще бы сигарету и вечный кайф.
   - Часто куришь?
   - Пачки две в день улетает. А ты к чему это спрашиваешь? Как врач или так просто. Ну, главврач, какой приговор будет.
   - Да вот Саша думаю. Самой тебе сказать, или Соломону такую честь предоставить.
  Встав и-за стола Наталья подошла к окну. Опершись на подоконник она посмотрела на улицу, а затем резко повернулась. Александр допил кофе и поставил чашку на стол.
   - Наташа, от тебя приятней будет услышать приговор, чем от Соломона. Тот же полдня нудить будет.
   - Саша, у тебя ничего не болит?
   - В левом боку покалывает иногда. Но я уже привык.
   - Саша, не буду тебя грузить научными терминами. Все очень плохо. Четвертая стадия. Рак поджелудочной. Метастазы уже пошли в печень, почки. Что-то делать уже поздно. Саша, я бы могла тебе для успокоения назначить какие-то процедуры. Но это только мучения продлит.
   - Спасибо за правду. Сколько мне осталось?
   - От трех до шести месяцев.
   - Наташа, у меня предложение. Ты это заключение порви. Ты ничего не видела, ничего не знаешь. А там как карта ляжет.
   - И что я скажу Соломону.
   - Да то и скажешь. Он же не знает, что мы знакомы. Да, приходил. Отправила на обследование, получил заключение и ушел. Ты же следить за мной не обязана.
   - Хорошо, считай уговорил. Я что еще хотела спросить. У вас в СОБР паренек служил, Филатов Виктор. Как он?
   - Ты его откуда знаешь?
   - Его к нам в Грозном, в госпиталь раненого привозили. Муж ему операцию делал. Пулевое ранение в голову. Он у нас в госпитале с неделю был, а когда окреп немного, его санавиацией в Москву отправили, в центральный госпиталь.
   - Значит, мы еще там могли встретиться. В госпиталь я его увозил. Ну что ж, не судьба. После госпиталя у него были сильные головные боли. Что бы сына не испугать, прикусывал деревяшку. В общем, не выдержал он, застрелился. Все мечтал после командировки квартиру взять в ипотеку. С покупкой квартиры его жене фонд помог. Жаль парня.
   - Жалко. Молодой. У него выбора практически не было. Его бы всю жизнь после такой контузии боли преследовали. И чем дальше, тем сильней. Удивительно, что он вообще выжил.
   - Ну вот вроде и все. Пойду я. Труба зовет.
   - Саша, пойдем, я тебя провожу. Плохо будет, обращайся.
   Молча они вышли из здания на крыльцо. Постояли, не зная, что и сказать друг другу.
  Александр усмехнулся.
   - Столько не виделись, а сказать нечего. Прощай Наташа.
  Сбежав по ступенькам, он оглянулся, помахал рукой и быстрым шагом пошел к выходу с территории диспансера. Наталья стояла и смотрела вслед уходящей юности. Высокий, худощавый мужчина. Со слегка подпрыгивающей походкой. Из-за которой в школе девчонки между собой называли его воробушком.
  Александр сел за руль автомашины, положил руки на него и на какое-то мгновение замер. Просидев так около пяти минут, он взглянул в зеркало заднего вида, грустно усмехнулся, завел автомашину и выехал на трассу. Всю дорогу ехал на автомате, не замечая ни знаков, ни окружающих автомашин. Лишь возле отдела Александр пришел в себя. Выйдя из автомашины, он начал подниматься на крыльцо. Дежурный, увидев его в видеокамеру, выскочил на крыльцо.
   - Товарищ полковник, у нас ЧП. Захват заложников. Оперов и группу СОБР я уже отправил на адрес. А до вас дозвониться не мог.
   - Черт, я же его выключил. Давай подробнее.
   - Поступил звонок, что по адресу улица Зеленая 16, квартира 11, двое граждан взяты в заложники. Пробил звонок по телефонной базе. Звонок из данного адреса.
   - Требования?
   - Только одно. Он хочет встретиться с вами. Иначе угрожает взорвать заложников. Похоже не шутит. Когда СОБР подъехал, показал им из окна гранату. Окна закрыты шторами. Входная дверь, бронированная. Если вышибать, успеет взорвать гранату.
   - Кто хозяин квартиры?
   - Некая Авдеева Светлана Дмитриевна. По всем базам чистая. Муж бывший военнослужащий. Сидит. Срок получил за превышение самообороны. На зоне добавили пятерик. За тяжкие телесные.
   - Я на место. Зам где?
  Дежурный ухмыльнулся.
   - Руководит операцией из кабинета. Там же ответственность нужно на себя брать.
   - Капитан, а вот хамить не надо. Он в органах больше тебя в два раза работает. Не всем волкодавами быть, кто-то должен и головой работать. Все, я на адрес.
   - Оружие.
   - Капитан, ты мозги включи. Стрелять там и без меня есть кому, а преступнику отдавать лишний ствол.
  Достав из автомашины милицейскую мигалку, поставил ее на крышу Волги, сел в нее и проехал к дому, который ему указал дежурный. Дом был оцеплен и возле подъезда стоял начальник СОБР. Бросив на дороге незакрытую автомашину, Александр подошел. Поздоровавшись, сели на лавочку. Вот кто бы мог подумать, что за стенами одной из квартир происходит трагедия, а на улице сияет солнышко, в пыли купаются воробьи, а на клумбах рядом с домом тянутся к солнцу цветы.
   - Рассказывай Степаныч.
   - Квартира на третьем этаже, окна на обе стороны. Опера соседей опросили. Проживает женщина. Муж в местах не столь отдаленных. Пару месяцев назад появился какой-то мужчина. Кто такой, соседи не знают. Одна из бабулек сказала, что вроде утром видела мужа, он в подъезд заходил. Но не уверена. Все же десять лет прошло.
   - Мужа как зовут?
   - Валерий Егорович.
   - Все понятно. Мой старый знакомый. Я его с детства знаю, а десять лет назад пришлось задерживать. Вот же жизнь как повернулась. Ладно, пойду я.
   - Александр Иванович, может не стоит рисковать.
   - Степаныч, да ты не переживай. Мы с ним по хорошему, по-людски расстались.
  Александр встал со скамейки, закурил сигарету и зашел в подъезд. Поднявшись на третий этаж, он последний раз затянулся и выкинул окурок. Возле двери в квартиру одиннадцать стояли двое бойцов СОБР в полной экипировке.
   - Парни, на кнопочку нажмите.
  Один из собровцев нажал на кнопку звонка. Через дверь было слышно, как кто-то подошел к двери и заглянул в глазок.
   - Саша заходи. Дверь не закрыта.
  Полковник за ручку потянул дверь на себя. Та едва скрипнув открылась. Один из бойцов дернулся было заскочить в квартиру, но Александр успел схватить его за плечо и покачал головой. Зайдя в квартиру, прикрыл за собой дверь и прошел в зал. Посреди комнаты стоял, накрытый как для большого праздника, стол. Початая бутылка водки, шампанское, рыба, мясные нарезки и во главе стола торт. За столом, спиной к окну на табуретке сидел коренастый, невысокого роста мужчина перешагнувший сорокалетний рубеж. По нему было видно, что он не один год провел в местах заключения. Вот уж что-что, а опытный опер узнавал таких с первого взгляда, на каком-то подсознательном уровне. Серый цвет кожи, руки и постоянно настороженный взгляд.
   - Ну привет Саша.
   - Привет Валера.
   - Садись Саня. Отметим мое освобождение. Вот, на деньги, что получил при освобождении стол накрыл, хотел жене праздник устроить. А она пришла на обед, да не одна, а с новым мужем. Оказывается, она два месяца назад развелась со мной и вышла замуж за другого. А мне ничего не сообщили.
   - Валера, заложники живы?
   - Не а. В ванной лежат. Да ты садись, нам уже торопиться некуда. Я сидел вспоминал, с кем пообщаться напоследок можно. А вспомнил только тебя. Ты же, когда я сдаваться приходил десять лет назад, старшим опером был. А сейчас, парни на зоне говорили, что поднялся, начальником отдела стал. У нас, хотя и зона ментовская была, о тебе парни хорошо отзывались, что своих не сдаешь. Ты Саша наливай, хозяйничай сам, а то у меня руки заняты.
  Валерий убрал левую руку с колена и положил ее на стол. В руке у него была граната Ф-1. Как успел заметить Александр, что усики на предохранителе были отогнуты, а колечко одето на указательный палец. Заметив взгляд оперативника, Валерий улыбнулся.
   - Да ты Саша не переживай. Это я для себя приготовил. А ты с того времени, когда последний раз виделись, ничуть не изменился. Только сейчас, не в свитерке, а в костюмчике. А помнишь, как ты за меня с прокурорскими бодался. Я тогда тебе ведь не все рассказал.
  Александр разлил водку по стопкам и одну подвинул Валерию.
   - Не было у этих гопников ножа. Я тогда с Чечни вернулся. Решил жене праздник устроить, в ресторан сводить. А она нацепила все свои цацки. Нас в кабаке и срисовали. Да ладно бы золото было, а так железо позолоченное. Они, когда золото и деньги потребовали, да еще сказали, что работают на Мусу, меня и накрыло. Я еще после Югославии с собой всегда железяку таскал. Обоих там и положил. А потом сказал, что нож у них забрал.
  Выпив стопку, Валерий поставил ее на стол.
   - Саша, а ты детство вспоминаешь? Помнишь, когда ты к деду в деревню на каникулы приезжал, летом с ним в ночное ходили, лошадей пасли. Он же у тебя конюхом был. Так при лошадях и помер. Хороший дед был. Я, когда к родителям на кладбище приезжал, всегда к нему заходил. Хороший ты ему памятник заказал. А лошади на нем как живые. Как на рыбалку ходили? Помнишь, камеру от трактора накачивали и уходили на речку к пионерским лагерям. А затем по течению спускались. Когда уставали, за камеру цеплялись. А зимой лыжи, санки, коньки. Ты все летчиком мечтал стать. Я, как и мечтал поступил в Рязанское. Бредил десантурой. Сначала все неплохо было. Дослужился до ротного. Последний год в Германии служил. При Мишке Меченом все рухнуло. Вывели наш полк в чисто поле. Осень. Сначала дожди, а потом снег. Жили в палатках. Все думал, что когда-то должно все наладиться. Должно же государство и о своих защитниках позаботиться. А полк расформировали. Солдат по частям раскидали, а нас уволили. Домой приехали, жене вот эта квартира по наследству досталась. Да и здесь никому не нужен оказался. Здесь на меня сослуживец вышел, добровольцы в Сербии востребованы оказались. Сколотили команду и подались. Вроде братушки, а все равно не наши пацаны. Они нас в такую мясорубку засовывали, а потом удивлялись, когда живыми возвращались. Если бы они воевали так как мы, да хотя бы в половину, ни черта бы там америкосам не светило. Вернулся, вскоре Чечня началась. Пошел по контракту. А дальше все сам знаешь.
  Взяв бутылку правой рукой, Валерий налил себе фужер и выпил.
   - Знаешь, пришел сегодня, накрыл стол. Решил тайник проверить. Еще с Югославии ТТ привез и пару гранат. Пистолет только почистил, и они заходят, такие счастливые. Как забрало перед глазами упало. Меня в такие минуты и на зоне боялись, стороной обходили. Один решил пошутить неудачно, а мне прицепом пятерик прилетел. Ну ладно, Саша, ты иди. Вроде выговорился, как-то легче стало. Ты иди. Прощай. На зону я больше не пойду. А памятник деду, ты все же хороший поставил.
  Александр поднялся из-за стола, хотел что-то сказать, но потом махнул рукой и вышел из квартиры. Только за ним закрылась дверь, как в квартире раздался взрыв. Собровцы, распахнув дверь забежали в квартиру. Затем по очереди вышли, ставя автоматы на предохранитель. Один остановился возле Александра.
   - Товарищ полковник, в ванной два трупа, а этот на гранату лег.
  Александр повернулся и медленно начал спускаться по лестнице. У подъезда его остановил незнакомый ему мужчина. Достав из кармана пиджака удостоверение, представился.
   - Подполковник ФСБ Ларионов. Нам бы с вами пообщаться.
   - Товарищ подполковник, надеюсь это уже не к спеху. Давайте завтра встретимся.
   - Пожалуй, что так. Если вы не против, Александр Иванович, я к вам завтра часам к десяти подъеду.
   - Я не против.
  Полковник прикурил сигарету и медленно пошел в сторону автомашины. Кто-то из оперов дернулся за ним, но Степаныч остановил его, прихватив за рукав.
   - Не надо. Пусть один побудет.
  Сев в автомашину, Александр завел ее и проехал к зданию отдела. Взяв папку, закрыл автомашину и зашел в дежурную часть. Дежурный с помощником стояли по стойке смирно.
   - Вольно.
   Достав из кармана ключи положил их на стол.
   - Ключи Вадиму отдайте, когда придет.
  Поднявшись на второй этаж, подошел к своему кабинету. Открыв его, положил папку на стул, развернулся и заглянул в кабинет, с надписью "Секретариат".
   - Мария Федоровна, если что-то есть из бумажек, занесите пожалуйста.
  Развернувшись, он вернулся в свой кабинет. Постояв возле окна, напротив которого стоял тополь с обрезанной верхушкой. Но до того тому хотелось жить, что не смотря на срезанную верхушку, выхлопные газы, от проезжающих рядом автомашин, пока еще небольшие ветки начали образовывать новую крону. Он так и стоял возле окна, пока не постучав в дверь не зашла начальник секретариата. В руках у нее была небольшая стопка бумаг.
   - Мария Федоровна. Положите на стол.
  Взглянув на осунувшееся лицо начальника, секретарь спросила
   - Александр Иванович, может врача?
   - Нет, Маша, спасибо. Просто день сегодня как-то с утра не задался. Что-то устал. Я сейчас бумажки просмотрю, а потом занесу.
  Дождавшись, когда Мария выйдет, полковник достал из небольшого холодильника, стоящего в углу, початую бутылку коньяка, взял с полки фужер и сел за стол. Плеснул на донышко, посмотрел на свет и выдохнув выпил, не почувствовав вкус. Отодвинув фужер с бутылкой в сторону, взял лежащие на столе бумажки. Бегло просмотрев и убедившись, что нет ничего срочного, расписал их исполнителям. Достав из пачки сигарету, прикурил. Приходилось стрелять, даже парочку жуликов завалил и никогда не было такого поганого ощущения. Вроде ну кто ему этот Валерка Авдеев, так, друг детства, с которым последний раз общались в восьмом классе у деда в деревне. Не считая того, когда он сам к нему пришел и сказал, что убил двух босяков. Александр и видел того всего с час, пока не приехал следователь из прокуратуры и не увез его к себе. Полковник тогда, десять лет назад, пытался помочь, что бы до суда Валерка был на подписке о невыезде. Почти все решил, но вмешался кто-то, про которого следователь сказал, что лучше тебе и не знать. К кому бы он еще не пытался обращаться, но натыкался на стену непонимания. А после суда, как-то все и забылось. Но сейчас Александра мучало другое, почему Авдеев требовал приехать именно его. И он прокручивал в голове каждое слово и выражение лица Валерия. Раздавшаяся телефонная трель прервала его размышления. Полковник поднял трубку служебного телефона.
   - Слушаю.
   - Товарищ полковник, вас беспокоит следователь прокуратуры Снегирев. Мне нужно вас допросить. Я понимаю, что это для проформы, но мне нужно будет дело закрыть. А без ваших показаний...
   - Снегирев, сделаем так. Я самодопрошусь, а бланк допроса тебе мой водитель привезет. И тебе не надо сюда тащиться, да и мне спокойней.
   - Так и сделаем. Меня это устраивает.
  Только он положил трубку, как телефон опять затрезвонил. Чертыхнувшись, Александр взял трубку и в сердцах сказал.
   - Следователь, что тебе еще нужно? Я тебе вроде все объяснил.
   - Александр Иванович, это дежурный. К вам посетитель. Наш бывший сотрудник, Карен Аветисян.
   - Ему срочно?
   - Говорит, что да.
   - Хорошо, пусть поднимается.
  Через пару минут в дверь постучали и в кабинет зашел, слегка полноватый мужчина в белой футболке и светлых джинсах. Карен пару лет отработал, тогда еще в УБОП, старшим опером в отделе по борьбе с экономическими преступлениями. Как опер был среднячком. Про таких говорят, ни рыба, ни мясо. Два года назад, когда благодаря просьбам "трудящихся" воров в законе, УБОПы прихлопнули, Аветисян ушел на пенсию, благо выслуга позволяла. До УБОП Карен работал на севере, где выслуга шла год за полтора. За два года Аветисян открыл в городе сеть магазинов "Фермер". Магазинчики были не большие и продукты Аветисян закупал по ближайшим деревням. Так-как в последнее время экологически чистые продукты пользуются спросом, то и бизнес у Аветисяна процветал. Ну там картошечка, морковочка, капустка, кое-что из молочных.
   - Здравствуйте Александр Иванович.
   - Привет Карен. Какими судьбами в нашу печальную обитель? Садись, что вытянулся как оловянный солдатик. Вроде, пенсионер, расслабиться можно.
  Аветисян сел на стул и достав из кармана носовой платок, вытер начинающую лысеть голову.
   - Александр Иванович, а почему до сих пор кондиционер не установили. У вас в кабинете как в бане. Только скажите, я ребятам позвоню, они сегодня вам и установят. У моего дяди фирма по установке.
   - Спасибо, не надо. Я как-то уже к этому пеклу привык. Карен, ты уж давай ближе к делу. А то у меня сегодня день какой-то неудачный.
   - Александр Иванович, вы же знаете, что я в торговлю подался. Все было хорошо до сегодняшнего дня. Сегодня в офис только зашел, за мной в кабинет двое бандюков вломилось. Это примерно выглядело как в середине девяностых. Два коротко стриженых быка, в спортивных штанах, в футболках и цепи килограммовые. Я сначала даже рассмеялся. Правда затем стало не до смеха. Потребовали долю с дохода, аж сорок процентов. Я им сказал, что они берега попутали, что я хотя и бывший, но мент. Они только посмеялись. Сказали, что они не лохи, и прежде чем трясти барыг, таких как я, они проверяют всю подноготную. Что у меня крыши нет, а с ментами их босс всегда договорится. Ну и прямым текстом сказали, что начну артачиться, то в первый день один киоск сожгут, на второй день два, ну и так далее. Ну ладно, пять магазинчиков у меня в больших торговых центрах. Там охрана. А остальные либо в обычных киосках, либо в приспособленных под магазины помещениях. Только строиться собрался, участок в администрации выделили. И тут на тебе. Сказали, что завтра придут их бухгалтер и юрист, документы что бы для ревизии приготовил. А юрист со мной договор составит на охрану магазинов. У них, вроде как ЧОП, в "натуре". Еще и пальцами перед носом покрутили. Уроды.
   - Карен, ты что от меня хочешь? Если их посадить, за вымогаловку, заявления в дежурке принимают.
  
   - Александр Иванович, вот только вы еще посмейтесь. Какая вымогаловка. Пришли сегодня два отморозка. Так ведь они больше не появятся. Завтра придут два ботаника, в очечках. Укажу на дверь, они даже спорить не будут. А ночью полыхнет. И на следующий день они придут. Никаких угроз, все вежливо, на вы. Александр Иванович, у вас же при фонде помощи ветеранам розыска есть парочка охранных фирм. Мне ведь не надо, что бы там кто-то сидел. Пусть на пультовую охрану возьмут.
   - Карен, но там сам понимаешь, за твои карие глазки никто ничего делать не будет. Парни тоже бесплатно работать не будут.
   - Да это то как раз и понятно. Но не сорок же процентов дохода.
   - Подъедешь сейчас в офис фонда. Председатель там будет до шести вечера. Ты его кстати знаешь. Бывший начальник криминальной полиции УВД. Но у нас условие, что треть суммы оплаты будешь вносить наличными.
   - Александр Иванович, но мне проще по безналу, даже из офиса выходить не надо.
   - Карен, объясняю один раз. Ты в Чечне был? Был. Как вы там питались? Как снабжение было?
   - Да нам все завидовали. По крайней мере, концентратами не питались. Так это из фонда деньги были?
   - Да. В уставе фонда такой статьи расхода нет. Второе. За то время, что существует фонд, прокурорские и следственный комитет по беспределу посадили семь оперов. Только за то, что они хорошо делали свою работу, а на них сверху поступил заказ. Как можем, помогаем их семьям и им самим. Сам понимаешь, такая статья расходов тоже не предусмотрена. Любая проверка и фонд прикроют.
   - Александр Иванович, я все понял. Без проблем.
   - С ботаниками завтра Степаныч побеседует, начальник СОБР.
   - Александр Иванович, ну я тогда пошел.
  Аветисян встал и пошел к выходу, но возле двери остановился.
   - А, кондиционер к вам завтра подъедут, установят.
  Дождавшись, когда Карен выйдет, полковник налил коньяк в фужер и выпил. Спиртное он употреблял редко, но сейчас накатило. И по нервам царапнуло, даже не то, что узнал о своем здоровье, не приход Аветисяна, а та десятиминутная встреча с Валеркой. Человек, который с детства стремился стать защитником. Который половину сознательной жизни провел на каких-то войнах и войнушках. А вторую половину жизни в тюрьме. И где, на какой войне он потерял часть человека, которая нас и делает людьми. А убивать Валерку научили и неплохо. Буквально одним движением оборвал жизнь деревенских парней, прилетевших на неоновый свет ночного города. Которые лишь где-то краем уха слышали о бандите Мусе. Ни тогда, ни сейчас Александр не сказал Валерке, что парни и ограбить их хотели, из-за того, что у одного из парней, матери требовалась срочная операция. А второй оказался не в том месте и не в то время. Друг попросил помочь. Следствие этим не заморачивалось. Есть потерпевшие, есть подозреваемый, тем более что и сдался сам. А вот Александр проверил, хотя этим делом и не занимался. Сев за стол, полковник поднял трубку.
   - Тарас, группа подъехала?
   - Александр Иванович, на подъезде. Будут с минуты, на минуту.
   - Приедут, дежурный опер ко мне пусть зайдет.
   - Сделаем, товарищ полковник.
  Убрав со стола бутылку и фужер, Александр подошел к сейфу и открыл его. Отодвинув лежащий на бумагах пистолет, достал папку и сел за стол. Углубившись в изучение документов, полковник даже сначала не услышал, как кто-то стучится в дверь. Подняв голову, с иронией взглянул на дверь.
   - Кто там скребется?
  Дверь открылась и в проем заглянул оперативник, которому судьба, в лице начальника отделения нарисовала в графике дежурство.
   - Стас, что встал, заходи.
  Опер зашел в кабинет и остановился возле стола. Чувствовалось, что форму он одевал редко, да и сидела она на нем, как на корове седло.
   - Стас, докладывай.
   - Товарищ полковник. Вы же были на месте и все видели. Вы конкретно задавайте вопросы, что вас интересует.
   - Пистолет нашли? Я это к тому, что когда был у него на квартире, ствол не видел.
   - Товарищ полковник, пистолет нашли, он его в окно выкинул. Пацаны подобрали. Хорошо шмалять не начали. Участковый вовремя увидел.
   - Вторую гранату нашли?
   - Да. У него тайник был, между батареей и стеной. Да так хитро сделано. Если бы он его закрыл до конца, то его нашли бы только во время сноса здания.
   - Еще что ни будь было?
   - Фотография какая-то старая. Авдеев на фоне памятника. Надгробная стела, а по бокам фигурки лошадей.
   - Все?
   - Нет, еще десять тысяч евро. Знакомый у вас непростой мужичок. Эксперт сказал, что он стрелял из пистолета не целясь. Чуть ли не с уровня пола. Авдеев по-видимому пистолет собирался положить в тайник. Два выстрела и два трупа.
   - Хорошо, Стас. Свободен. Подробный рапорт напиши.
   - Слушаюсь.
  Повернувшись, Стас вышел из кабинета. Прогулявшись из угла в угол Александр сел за стол и придвинул дело к себе. Но поймал себя на мысли, что смотрит на бумажки, но в написанное не вникает. Закрыв папку, забросил ее в сейф и вышел заперев дверь кабинета. Небольшая прихожая, стол, несколько стульев и дверь в кабинет заместителя. Полковник уже вышел в коридор, когда его окликнули.
   - Иванович, не спеши, дело есть.
  Полковник остановился и повернулся в сторону остановившего его зама.
   - Тимур, ну что еще?
   - Иванович, ты занят был, так что дежурный мне отзвонился. С УВД телефонограмма была. На 16.00 совещание у начальника.
   - Что там еще случилось?
   - Усиление мер по борьбе с экстремизмом и терроризмом.
   - Тимур Алексеевич, слушай, сгоняй вместо меня. А то там опять муть голубую разведут. Усилить профилактику, предотвратить теракты и вся прочая чушь.
   - Да вроде там начальников собирают. Явка обязательна.
   - Тимур, ну скажешь, что я заболел, при смерти. Ну что мне тебя учить как начальству по ушам ездить.
  Тимур рассмеялся.
   - Хорошо, шеф. Будет исполнено. Иванович, а ты куда сейчас стопы направил?
   - Тыловика застроить. Совсем совесть потерял. Опера ходят как бомжи. Как будто форму на помойке нашли. Ты не помнишь, когда парням последний раз что-то выдавали? Вот и я не помню. За одно только держу. Наедешь на него, все как из подземли появляется.
   - На то он и тыловик.
  Александр спустился по лестнице и вышел во двор. Здание бывшего УБОП было огорожено высоким бетонным забором. Все осталось по- прежнему, только вывеска сменилась, да подчинение. Если раньше УБОП подчинялся региональному управлению и Москве, то на данный момент отдел подчинялся руководству УВД. Вдоль стены было построено двухэтажное здание. На первом этаже гараж, а на втором склад и кабинет тыловика с помощником. Полковник поднялся на второй этаж и подошел к кабинету, дверь которого была открыта нараспашку. В кабинете на всю ивановскую хайлал телевизор. Старший прапорщик Кравчук, не обращая на него внимания, мирно посапывал на диване. Александр подошел к телевизору и убавил громкость. Прапорщик недовольно поднял голову и уже открыл рот, чтобы разразиться гневной тирадой, но увидев начальника отдела, подпрыгнул как ужаленный, застегивая молнию на куртке.
   - Товарищ полковник, разрешите доложить. На вверенном мне объекте происшествий не случилось.
   - Как не случилось? Да ты все на свете так проспишь. Почему дверь в склад с имуществом открыта? Любой заходи и бери что угодно.
   - Сволочи, обокрали. Я же сам двери закрывал. Это кто-то из СОБРа, те вечно ноют, камуфляж выпрашивают. Разрешите проверю.
   - В общем так. Тебе выговор, за сон в рабочее время. Бастрон где, почему на рабочем месте нет?
   - Так он вышел куда-то.
   - Кравчук, считаю до трех миллионов. Либо ты мне сейчас говоришь, где он, либо приказ о твоем неполном служебном соответствии. Время пошло. Раз миллион, два миллион.
   - Товарищ полковник. Он в гараже свою машину моет.
   - Так, пулей его сюда.
  Прапорщик выскочил из кабинета, а Александр подошел к небольшому окну с металлической решеткой. Из окна просматривалась территория рынка, расположенного за забором. Внимание полковника привлек КАМАЗ, крытый брезентовым тентом, который кто-то умудрился подогнать под самое окно. Чуть в стороне от грузовика стояли четверо мужчин и о чем-то, жестикулируя руками, обсуждали. Один из них показался знакомым. После того, как мужчина повернулся лицом к окну, он вспомнил и достал из кармана телефон. Набрав номер, он вслушался в длинные гудки и уже хотел отключиться, как ему ответили.
   - Славка, ты где?
   - В конторе. А что случилось Александр Иванович?
   - Возьми видеокамеру и к тыловикам. Только бегом. Одна нога здесь, другая тоже здесь.
  Отключившись, полковник сжал трубку в руке, наблюдая за мужчинами. Его внимание отвлек заскочивший невысокого роста мужчина в прорезиненной, зеленой, мокрой куртке от ОЗК.
   - Товарищ полковник, вызывали?
   - Капитан, тебя где черти носят?
   - Товарищ полковник, да я вот, внизу машину мыл. Кравчук пришел, сказал, что вы вызываете.
   - Капитан, вот это что за грузовик, на территории рынка у тебя под окнами стоит? Выгнать его отсюда не судьба? А если в нем взрывчатка. От нашей конторы одни рожки, да ножки останутся. Со своим тряпьем совсем нюх потеряли. Мы сотрудников гоняем, что бы возле отдела свои машины не ставили.
   - Товарищ полковник, Кравчук проверил. КАМАЗ яблоками загружен. Холодильник на рынке забит, выгружать негде. Директор рынка приходил, просил, что бы днем присмотрели. Охрана у них днем в самом здании работает, только вечером полностью территорию охраняют. Они нам даже ящик яблок принесли. Если надо, я сейчас в пакет отсыплю.
   - Капитан, ты действительно такой тупой, или притворяешься? Какие яблоки. Это даже не рефрижератор. По такой жаре, да еще и под брезентом. Да эти яблоки уже через сутки можно будет свиньям выбрасывать.
   - Александр Иванович.
   - Слава, посмотри в окно. Никого не узнаешь?
  Мужчина, высокий, спортивного телосложения, которому еще не было и тридцати, выглянул в окно. О таких говорят, подметки на ходу рвет. Чем-то он Александру напоминал сына. Такой же характер, где белое это белое, а черное это черное. Без всяких полутонов.
   - Так, со свернутым набок носом Боксер, а справа Басмач. Он у Боксера за безопасность отвечает. А тех двоих не знаю.
   - Тех я знаю. Ты давай их на видео снимай. Запечетли, так сказать, для поколений. Те двое, директор рынка и начальник охраны.
  Попозировав минут пять, мужчины распрощались. Директор рынка с начальником охраны ушли в здание, а Боксер сел на пассажирское сидение рядом стоящего джипа. Басмач подошел к КАМАЗу и осмотрелся по сторонам. После чего, сел за руль джипа и они с Боксером уехали.
   - Слава, ты мне ничего сказать не хочешь?
   - Александр Иванович, нам похоже повезло. У меня была информация, что на днях Боксеру должны привезти крупную партию наркоты. Но когда и на чем, неизвестно.
   - Слава, сейчас к Степанычу. Договорись с ним насчет группы захвата и приготовьте лестницы, что бы через забор прыгать. И кого ни будь из своих на ночь оставь. Они долго с наркотой тянуть не будут. Скорее всего сегодня ночью и вывезут. Давай, действуй.
  Славка, который уже больше года старался найти ходы к наркоимперии Боксера, выскочил из кабинета. Полковник повернулся к стоящему возле стола с пакетом в руках капитану.
   - Так что, капитан, говоришь, яблоки у них вкусные?
   - Товарищ полковник, я же не думал, что они могут машину с дурью к нам под окна подогнать.
   - Вот и они так же думают, что менты все тупые как валенок. Ну кто будет у них под носом наркоту хранить. Если все срастется, считай, что только замечанием отделался. Ну а если нет. Тебе же в этом году майора получать. Смотри, можешь и без звездочки остаться. Да, я что к тебе приходил. У меня почему опера как пугало ходят. Ты для кого форму экономишь?
   - Товарищ полковник, они сами не идут получать. Я уже сколько им говорил, к каждому подходил. А они от меня как от мухи отмахиваются. Говорят, чтобы я эту форму себе оставил, что когда на пенсию выйду, на даче пригодится.
   - Так капитан, сегодня, пока с Кравчуком не приготовите к завтрашнему дню, домой не уйдете. Дежурный всех предупредит, что бы завтра с утра шли получать. А послезавтра я проведу строевой смотр. И не дай бог, если у кого-то чего-то не окажется. Можешь сразу писать рапорт на перевод. Да, яблоки-то хоть вкусные?
  Бастрон, судорожно сглатывая слюну, кивнул головой.
   - Ну чего стоишь, насыпай в пакет.
  Капитан выдвинул из-под стола ящик с яблоками и начал укладывать в пакет яблоки.
  Александр усмехнулся.
   - Да ты много не ложи. С десяток хватит.
  Взяв пакет с яблоками, он вышел из кабинета. Не успел он спуститься по лестнице, как в кабинет заглянул Кравчук. Увидев его, Бастрон сначала побледнел, а затем его лицо приняло цвет спелого помидора. Прапорщик, увидев цветовую гамму командира, попытался ретироваться из кабинета.
   - Стой собака. Яблочки говоришь, вкусные, спелые. - Прохрипел капитан. - Сейчас ты у меня будешь их есть. Причем вместе с тарой.
  Выйдя на улицу, полковник прошел в курилку, расположенную во дворе. Летом курилка обычно не пустовала. Вот и сейчас в ней сидели водители и пара оперов. Увидев начальника, они замолчали и начали вставать. Александр махнул рукой. Сев на лавочку, он достал пачку сигарет и закурил. Докурив сигарету, полковник встал и пошел к зданию. Кто-то из водителей его окликнул.
   - Александр Иванович, вы пакет забыли.
   - Себе оставьте. Служба тыла сегодня угощает.
  Поднявшись к себе в кабинет, Александр снял пиджак и повесил его на плечики. Не успел он сесть, как дверь без стука открылась и в кабинет зашел начальник оперативно-поискового отдела.
   - Дима привет. А стучаться не учили.
  Дмитрий подошел к столу и за руку поздоровался с Александром. Был он среднего роста, ни худой, ни полноватый. Незапоминающееся лицо и всегда ничего не выражающие глаза. Издержки профессии. Мимо такого пройдешь десять раз, а через минуту и не вспомнишь. Александр и сам начинал работать в разведке. Может и сейчас бы работал, если бы кулаки частенько не распускал. На этом и погорел. Как-то вызвал его начальник отдела, посмотрел на него, невесело усмехнулся и сказал.
   - Знаешь, Саша, надоело мне из-за тебя от оперов жалобы выслушивать. Что ни объект, так у него синяки под глазами. А парням приходится потом прокурорским объяснять, что какие-то мужики мимо проходили и жулику бока намяли. В УВД отделение открывают, по борьбе с карманниками. Начальник розыска попросил человека, который в наружке что-то смыслит. Так что, мил человек, пиши рапорт о переводе, а завтра в кадры УВД.
   С Дмитрием они пришли в отдел в один день. Тот даже на свадьбе у Александра был свидетелем.
  Дмитрий сел напротив Александра и придвинул к себе пепельницу. Вот уж кто дымил как паровоз. Закурив, он облокотился об стол и о чем-то задумался. Полковник постучал пальцами по столу.
   - Дима, ты сюда зашел покурить, или чем-то обрадовать. А то сегодня подачи прилетают, откуда я и ждать не мог.
   - Саша, у тебя есть что ни будь выпить. А то, если честно, я не знаю с чего и начать.
  Александр встал, закрыл на ключ дверь, достал коньяк и пару фужеров. Разлив спиртное, он подвинул один из фужеров Дмитрию. Чертыхнувшись, достал из стола горсть конфет и положил их на стол.
   - Димка, давай не тяни. Выкладывай, с чем пришел.
  Дмитрий достал из кармана конверт с фотографиями и положил их на стол. Александр достал фотографии из конверта и начал их рассматривать. Затем аккуратно сложил их и положил в конверт.
   - Дима, я заберу. Димка, давай не чокаясь, как на похоронах. Хотя это и есть похороны. А я чего-то в последнее время ожидал подобного. Жену уже с неделю как подменили. Приходит поздно, под шафэ. Спрашиваю, где была, отвечает, что у подруг. А у нее и подруг близких никогда не было. На фотографиях кто с ней?
   - Альфонс залетный. У начальника розыска с Центрального, Паши Смирнова, информация была, что жулики собираются либо завербовать, а если не получится, то дискредитировать кого-то из высокопоставленных оперов. Для этих целей хотят использовать его жену. Дней десять назад вызвали из Москвы этого хмыря. Паша установил адрес куда его поселили. А там уж нас подтянули. Раньше я тебе сообщить не мог. Сам только вчера узнал. В Москве на сборах был. А зам твою Ирину и где живешь, не знает. Хотя адрес установили в первый день работы.
   - И как меня хотели завербовать?
   - Через подпольное казино. Пару раз дают выиграть. Немного, так, для затравки. Затем подводят под крупный проигрыш. А так как денег нет ни у Ирины, ни у альфонса, то предлагают написать расписку. А расписку будет писать Ирина, так как она личность известная, а ее сопровождающего в городе никто не знает.
   - После этого он исчезает, а с распиской подходят ко мне. Либо я начинаю с ними сотрудничать, либо предадут огласке, в какой ни будь желтой газетенке. Что вот как жена главного борца с организованной преступностью отдыхает. И либо я с ними сотрудничаю, либо в дерьме по самую маковку. И хорошо если еще дадут уйти самому на пенсию, а не за дискредитацию уволят. Дима, а почему я?
   - Ведешь себя слишком независимо. А новому начальнику УВД нужен свой человек на твоем месте. А во- вторых, кто у нас председатель общественного совета фонда помощи ветеранам? Правильно, ты. А через фонд такие деньги можно отмывать, нам и не снилось. Ты заметил, что мы с тобой последние из могикан остались. Остальных на ключевых постах начальник УВД на своих людей поменял. Об меня он правда зубки сломал. Ты Лешку Лукьянова помнишь?
   - Да. Мы с ним изредка перезваниваемся. Он же где-то в кадрах в Москве работает.
   - Его после ранения в кадры перевели, а тесть генерал ему карьеру сделал. Сейчас Лешка зам начальника отдела кадров МВД. Курирует нашу службу. А мы УВД не подчиняемся. Кадровик с УВД сунулся к нему, что вроде мне пора и честь знать, что на мое место уже и человека нашли. Откуда ему было знать, что мы с Лешкой в одном дворе выросли. Уехал не солоно хлебавши. А с тобой все намного хуже. Ты подчиняешься УВД. А начнись волна, начальника еще и похвалят, что избавляется от коррумпированных полицейских. Борьба с оборотнями в погонах. Это сейчас модно. Саша, ты в курсе из-за чего его к нам перевели?
   - Парни с Краснодара звонили, говорили, что мразь редкостная.
   - Да, так оно и есть. Был замешен в рейдерских захватах сельхоз предприятий и фермерских хозяйств. Всех следственный комитет отправил в места, не столь отдаленные, а наш генерал краями прошел. Официально на него никто не дал показаний. У него слишком хорошая крыша в министерстве финансов. Не удивлюсь, если министр, либо кто-то из его замов. Наш министр сильно не хотел его переводить. Решался вопрос о его увольнении. Но на него надавили. Когда наш генерал сюда прибыл, ему выделили квартиру. Ремонт в квартире делала фирма "Лотос". Причем бесплатно. Единственный учредитель фирмы господин Пинегин. Он же смотрящий по городу Пинега. А на новоселье Пинега подарил генералу кухонных принадлежностей на сто тысяч баксов.
   - Дима, у меня была информация, но я думал, что жулики утку запустили.
   - Это еще не все. Буквально две недели назад Пинега встречался с генералом в ресторане "Милан". И после этого началась твоя разработка. Генерал дал отмашку. Сегодня Паша принял альфонса, когда тот выходил из адреса. Ты, не поверишь. Через час в райотдел примчался заместитель начальника УСБ. Распорядился альфонса выпустить и что бы мы на пушечный выстрел к нему не подходили. Так что на тебя спустили всех цепных псов. Вот как-то так.
   - Димка, давай сегодня оторвемся. Сегодня для меня черный день. Представляешь, утром в онкодиспансере встретил одноклассницу, та обрадовала, что у меня рак неоперабельный. Приехал в отдел, дежурный сообщил, что захват заложников и преступник требует встречи со мной. Оказался моим детским другом.
   - Это который себя взорвал?
   - Да, он. Представляешь сколько мы с ним времени на речке провели. Пескарей ловили. А тут бам, и все. А сейчас ты свой конвертик принес. Так как насчет того, что бы в "Золотой ключик" съездить, к Армену.
   - Не разорился еще? А так не против.
   - Да ты знаешь, пока не разорился. Но на грани. Отпускай своего водителя. Нас Вадим увезет.
  Утром Александр проснулся оттого, что затекла рука. Ночевал он в кабинете, на кожаном, еще дедовском диване. Несколько раз ударил ребром ладони по валику. Дождавшись, когда по руке побегут ледяные иголки, Он несколько раз сжал кулак. После вчерашнего посещения ресторана в голове слегка шумело. Пройдя в ванную, залез под душ и включил холодную воду. Стоял под холодной водой, пока не начал лязгать зубами. Растеревшись до покраснения полотенцем, Александр побрился до синевы и прошел на кухню где включил чайник. После чего прошел в кабинет. Одевшись, взглянул на будильник. До семи часов, когда он обычно вставал, был еще час. Достав из пачки сигарету, размял ее пальцами и вышел на кухню. Чайник уже закипел, и он налил себе чашку кофе и вышел на балкон. Закурив Александр взглянул на утреннее солнце. За балконом шел небольшой грибной дождь, невидимый в солнечных лучах. Почему-то рано утром солнце смотрелось умытым и сияло всей своей яичной желтизной. Днем уже такого заметно не было. Толи глаз замыливался, толи автомобильный смог. Полковник повернул голову и взглянул на небольшую часовню Святого Александра Невского, которую месяц назад построили бывшие и настоящие бойцы, принимавшие участие в боевых действиях. Строили сами и на свои деньги. Солнечные лучи, прорвавшиеся сквозь щель между двумя высотками осветили позолоченный купол. Создалась такая иллюзия, что капли дождя светились как брильянты и свет шел не от солнца к куполу, а от купола к солнцу. И над куполом сияла небольшая радуга. Услышав, что на кухню зашла жена, Александр сел за журнальный столик. Докурив сигарету он затушил ее о край пепельницы и взяв кружку выпил кофе. Полковник понимал, что нужно что-то сделать, сказать, но оттягивал этот момент. Жена окликнула его сама.
   -Ты долго там отсиживаться собрался. Пришел вчера поздно, да еще и пьяный.
  Александр зашел на кухню. Жена стояла в дверном проеме и со слегка скрываемым пренебрежением смотрела на Александра. Тот пожал плечами.
   - Ну что ж, рано или поздно, но этот разговор должен был состояться.
  Достав из кармана конверт с фотографиями, бросил его на стол.
   - Что это?
  Полковник молча смотрел на жену. Та подошла к столу, взяла в руки конверт и высыпала фотографии на стол. Загорелое лицо жены побледнело, а затем пошло красными пятнами. Александр смотрел на Ирину и не узнавал. В один миг, когда-то простое, миловидное лицо превратилось в какую-то безжизненную маску. Лишь глаза метавшие молнии, выдавали тот перегревшийся котел страстей кипевший в душе. Аккуратно сложив стопку фотографий, жена бросила их ему в лицо и сжала кулаки так, что побелели костяшки пальцев.
   - Да, я встретила настоящего мужчину, который видит во мне женщину, а не домохозяйку. В отличии от тебя. Ты черствый сухарь. Ты живешь своей работой. С тобой даже сын не хочет разговаривать.
  Вот уж что-что, а выучив мужа за столько лет, Ирина и знала на какую больную точку нажать. Так уж получилось, что когда сыну только исполнилось шестнадцать, он подошел к отцу и просил помочь другу. Тот на осеннем балу в школе подрался с каким-то мажором, заступился за одноклассницу. На следующий день мама мажора написала заявление. Александр посмеялся, и тут же, при сыне, позвонил начальнику райотдела. Тот удивился звонку, но пообещал во всем разобраться. А затем закрутился и забыл. Тем более, что светило другу сына, так это штраф и постановка на учет в детской комнате тогда еще милиции. Но все повернулось так, как никто не ожидал. Мать предоставила справку, что у сына сотрясение мозга. Статью с нанесения побоев переквалифицировали в нанесение телесных повреждений средней тяжести. И уехал друг сына на три года прямо из зала суда. Сын после этого замкнулся и с отцом больше не разговаривал, отец стал для него пустым местом. После школы поступать никуда не стал, а дождался осеннего призыва в армию, где и остался. Лишь изредка созванивался с матерью.
  Александр поиграл желваками, но сдержался. Заложив руки за спину повернулся и подошел к подоконнику.
   - Ирина, собери мои вещи. Водитель вечером заедет и заберет.
  Взяв сигарету вышел на балкон. Жена что-то еще говорила ему вослед, но слов он уже не слышал. По ограждению балкона уже ходил Павка, что-то ворча себе под нос. Голубка сидела возле кормушки, настороженно поглядывая на человека. Кто их разберет этих двуногих. Сегодня пшеном кормит, а завтра кирпич кинет. Насыпав зерна в кормушку, Александр выглянул с балкона. Служебная Волга стояла на своем, обычном месте. Левое подреберье пронзила острая боль. Достав из кармана упаковку с обезбаливающими таблетками, он вытряхнул пару штук на ладонь и проглотил их. Не глядя на жену вышел из квартиры. Вадим как всегда стоял возле автомашины, докуривая сигарету. Хотя и курил сам, но в машине курить не разрешал. Лишь позволялось шефу, да и то с недовольным покряхтыванием. После того, как сели в автомашину, Вадим покосился на осунувшееся бледное лицо полковника.
   - Александр Иванович, что-то неважно выглядите.
   - Вадим, не знаешь, где можно снять квартиру, поближе к отделу?
   - Так у меня тетка сдает.
   - Вечером заедешь, вещи мои заберешь. Только что бы это все между нами осталось.
   - Обижаете, товарищ полковник.
  Возле отдела царила необычная суета. На стоянке стояло около десятка иномарок, среди которых своими размерами выделялся джип Боксера.
   - Вадим, что у нас за сходняк?
   - Александр Иванович, не знаю. Я, после того, как вас в два часа развез, машину возле дома оставил. Вы же сами разрешили.
   - Ладно, разберемся.
  Дежурный курил, стоя на крыльце, наблюдая за суетой на автостоянке. Начальника он заметил только тогда, когда тот уже подходил к крыльцу. Резко повернувшись, он попытался вскинуть руку к голове. Но вспомнив, что на перекур вышел без головного убора, встал по стойке смирно.
   - Товарищ полковник...
  Александр махнул рукой.
   - Расслабься. Что тут у нас за автосалон? Смотрю, и следственный комитет и прокуратура здесь.
   - Александр Иванович, так наши борцы с наркотиками сегодня отличились. Всю верхушку наркомафии приняли. Наркоты полфуры изъяли. Во время задержания один из жуликов отстреливаться начал. Собры его и завалили. Хорошо, что наш в бронике был. Сейчас его в травму отвезли. Не понятно, толи ушиб, толи ребро сломал. Пока не звонил.
   - Все?
   - Нет. Заявительница пришла. Говорит, что у нее мужа похитили, банкира. Я заявление принял, хотел к операм отправить, а она сказала, что вас знает, дождется, когда приедете.
   - Где она сейчас?
   - Да вон идет. В машине сидела.
  Полковник повернул голову. Со стороны автостоянки к зданию отдела шла высокая, стройная женщина. Одетая в строгий серый костюм. Александр спустился с крыльца и пошел ей навстречу.
   - Анна Константиновна здравствуйте. Какими судьбами к нам?
  Женщина невесело усмехнулась.
   - Проблемы у меня Саша.
   - Аня, пойдем ко мне в кабинет.
  Поднявшись в кабинет, полковник помог сесть женщине, затем сел сам. Вот жизнь полосатая штука. Даже и не знаешь, где найдешь, где потеряешь. В последний год перед армией, он встречался с Анной. В армии вначале она писала ему чуть не каждый день. Затем все реже. Когда вернулся, они встретились в первый же день и тогда оба окончательно поняли, что пути у них разошлись. Когда Александр стал начальником УБОП, они несколько раз встречались на различных городских мероприятьях.
   - Рассказывай Аня.
   - Ты же знаешь, что у меня муж владелец банка "Сибнефтебанк". Вчера вечером к нам пришли трое. Один из них троюродный брат мужа. Я его плохо знаю. Видела всего раза три-четыре. Муж сказал о нем, что это страшный человек. Что он в крови по маковку. Они заперлись у мужа в кабинете и о чем-то громко разговаривали. Похоже ссорились. Но о чем был разговор, я не разобрала. Затем они вытолкали мужа из квартиры, посадили в автомашину и уехали. Я ему всю ночь звонила, но он не отвечает. Проверила банковские карточки, они пустые.
   - Аня, ты фоторобот брата сможешь составить.
   - Саша, у меня его фото есть. Он лет пять назад, приезжал и мы шашлыки жарили на даче.
   - А, вот это очень хорошо. Сейчас я опера позову, который будет этим заниматься.
   - Саша, ну я надеюсь, что ты это будешь держать на контроле?
   - Аня, сейчас, обожди.
  Александр достал из кармана телефон и позвонил. Дождавшись, когда ответят, сказал.
   - Федор, тебя по наркоте не припахали надеюсь. Так что бегом ко мне.
  Положив телефон на стол крутанул его и тот закрутился юлой.
   - Сама-то Аня как?
   - Да, по- всякому бывает. Раньше лучше было. Пока муж банкиром не стал. А сейчас как в золотой клетке. Знаешь, как в фильме. Ты туда не ходи, сюда ходи, снег башка попадет. Ни шагу без охраны. Да что там говорить. Саша у тебя кофе есть?
   - Сейчас сделаем.
  Пока полковник наливал в чайник воды, в дверь постучали.
   - Войдите.
  В кабинет зашел невысокий, коренастый, подвижный как ртуть мужчина. Александр включил чайник и сел на свое место.
   - Садись Федя. Вот познакомься. Это Анна Константиновна. Вчера вечером у нее похитили мужа. Главу банка "Сибнефтебанк", Комарова Дмитрия Анатольевича. Фотография одного из похитителей имеется. Это троюродный брат потерпевшего. Аня, дай фото.
  Женщина достала фотографию и протянула ее Федору. Тот взял фотографию в руки и взглянул. Затем положил фото на стол и недоуменно пожал плечами.
   - Александр Иванович, так он же вроде как умер.
   - Кто умер?
   -Так это же Шут. Шутов Владимир. Я, когда до перевода сюда в Питере работал, у нас было оперативное дело "Летучий голландец". Разрабатывали группу разбойников. Их было восемь человек. Они работали по всей стране, начиная с Владика и кончая Калининградом. Отрабатывались по инкассаторам и ювелирным магазинам. Шутов возглавлял группу. Свидетелей не оставляли. В Питере им не повезло. Напали на инкассаторов, а мимо случайно ОМОН проезжал. Ну они наглухо пятерых и положили. Троим удалось скрыться. Причем Шутова ранили в живот. Вскоре по агентуре прошла информация, что он сдох от заражения крови. Живых подельников так и не нашли. Ни денег, ни ювелирки. А было у них на миллионы долларов.
   - Федя, тебе и карты в руки. Раз это твой старый знакомый. Срочно билинг телефона, где он находится и пошли пару человек к банку. Если это отмороженные на всю голову, то могут появиться там, чтобы забрать деньги из хранилища. А в этом им может помочь Комаров. Анна Константиновна вы сейчас пройдите с Федором к ним в кабинет. Все ему подробно расскажете. Да, Федор, кофе у вас есть?
   - Найдем.
   - В, тумбочке, банка стоит, возьми. Угостишь Анну Константиновну. Раз я не успел. Можете себе оставить, а то вам сейчас придется работать до посинения. К работе можешь привлекать всех, кто тебе будет нужен. Если что, скажешь, что я распорядился. Да, мимо проходить будете, скажи Славе, что бы зашел.
  Оставшись один, полковник закурил, взял кружку и налил себе кофе. Сделав пару глотков, он почувствовал, что его заподташнивало. Встав с кресла подошел к окну, распахнул створку и глубоко вздохнул свежий воздух. Который после небольшого дождя еще не успел насытиться бензиновым чадом. Пока он стоял возле окна, сигарета потухла. Взглянув на нее, Александр подошел к столу и положил сигарету в пепельницу. В до конца не закрытую дверь заглянул Славка. Увидев его, полковник махнул рукой.
   - Ну заходи герой. Рассказывай. А то меня спросят, а я и подробностей не знаю.
   - Александр Иванович, как вы и сказали, мы человека в кабинет к тыловикам посадили. Ждали, когда кто ни будь придет. В два часа ночи подъехало две газельки и шесть иномарок. Думали, что человека три-четыре будет, а их пятнадцать человек оказалось. В грузовике ряда четыре яблок было, а остальное все наркотой забито. Гашиш, опий сырец, героин и похоже какая-то синтетика в мешках. Когда СОБР через забор полез, они все в ступор впали. Басмач только отстреливаться начал. Ну он сразу маслину и получил между глаз.
   - Как наш боец?
   - Ушиб. Но синяк знатный. Его на больничный отправили.
   - Что жулики?
   - Все в раскладе. Поют, не остановишь. Кроме Боксера. Тот уперся и молчит как партизан. Только матерится.
   - Слава, давай его ко мне. Когда еще побеседовать удастся?
   - Сделаем, товарищ полковник. Я у вас еще людей хотел попросить. Обыска по месту жительства сделать. А то мы зашиваемся. Пока железо горячее, ковать надо.
   - Слава, подключай борцов с экономикой. А то они засиделись, только штаны протирают. К Федору не лезь, у них самих работы будет выше крыши.
  Пока Славка ходил за Боксером, полковник убрал все со стола, достал из сейфа пистолет и положил его в ящик стола. Дверь в кабинет открылась, и Славка затолкнул в кабинет упирающегося Боксера. В кабинете Боксер исподлобья взглянул на Александра и сел на стоящий возле стола стул. Он сидел как в коконе от исходящей от него ненависти. Только что воздух не светился.
  Полковник встал напротив него, прислонившись к стене и с усмешкой смотрел на сидящего. Боксер сидел опустив глаза и что-то бормоча себе под нос.
   - Слава, выйди.
   - Александр Иванович...
   - Слава, да ты не волнуйся. Он же боксер-то липовый. Я все вспомнить не мог, где я его видел. А вот в живую вспомнил. Был у нас раньше вор Шерхан. Ты Слава о таком даже уже и не знаешь. Шерхан еще до войны, со сталинских лагерей начинал. Авторитетный дед был. И сильно он не любил, когда на его территории наркотиками торгуют. Так вот, появился у нас в городе молодой, но очень наглый мальчонка, у него тогда даже и кликухи не было. И начал этот мальчонка гашиш налево-направо продавать. Привели этого мальчонку к Шерхану на правеж. Как уж он умудрился так мальчонке двумя пальцами нос сломать, да так, что по тем временам мальчонке нос склеить не смогли. Не было тогда пластических хирургов. На какое-то время исчез мальчонка из города, да вот опять появился. Только харю наел, да пузо отрастил. С тесемкой за год не обежишь.
  Боксер яростно зарычал и через стол попытался достать Александра, но получив встречный, резкий удар в подбородок опрокинулся на спину.
   - Слава, выйди.
  Дождавшись, когда за Славкой закроется дверь, полковник подошел к стоящему на коленях Боксеру. Тот мотал головой, пытаясь прогнать дурман. Полковник наступил ему на ногу.
   - Ну что, Боксер, каяться будем? Тебе ведь даже твой аллах не простит, того, сколько ты душ загубил.
   - Я ваших русских ублюдков травил и травить буду. Что бы вы все сдохли.
  Александр коленом ударил Боксера в подбородок. Было слышно, как у того захрустели зубы. Потеряв сознание Боксер опрокинулся на спину. Толкнув лежащее тело ногой, полковник обошел стол и достал из ящика пистолет. После чего открыл окно и взял с тумбочки графин с водой. Вылив воду на голову Боксера, отошел к стене. Боксер несколько раз мотнул головой, стряхивая воду. Открыв глаза он испуганно взглянул на полковника.
   - Очухался? Вставай.
  Дождавшись, когда Боксер встанет, Александр достал из-за пояса пистолет и передернул затвор.
   - Иди к окну.
  Боксер оглядываясь подошел к окну.
   - А, сейчас залазь на подоконник и прыгай. Здесь всего второй этаж, не разобьешься.
   - Начальник, зачем?
   - Да проверить хочу земное притяжение. Ты к земле быстрей полетишь или все же пуля быстрей окажется.
   - Начальник, не надо. Я все расскажу, если мне явку с повинной оформите.
   - Ну что ж, ты свое слово сказал. Будешь еще быковать, вывезу за город и пристрелю, при попытке к побегу. Слава, забирай. Клиент готов дать показания.
  Вошедший Славка лишь удивленно переводил взгляд с начальника на Боксера. Всего за пять минут превратиться из самоуверенного мужчины в оплывшее жиром, испуганное тело. Подтолкнув к выходу из кабинета, задержанный и оперативник вышли. В боку опять заныло и Александр достал из кармана упаковку с таблетками. Выдавив из упаковки последнюю таблетку, запил ее теплой водой из чайника. Сев в кресло прижал локтем ноюще место и откинулся на спинку кресла. Почему-то вспомнилось, как ему сказала на прощание Наташка, что вариантов у него нет. Лучше бы он этого не знал. Время для него покатилось как снежный ком под гору. Вроде только присел, как раздался телефонный звонок. Взглянув на часы, лишь грустно усмехнулся. Оказывается, что полчаса уже протикало. Александр взял трубку.
   - Слушаю.
   - Александр Иванович, это дежурный. К вам из ФСБ. Подполковник Ларионов.
   - Проводи ко мне.
  В кабинет сначала заглянул дежурный.
   - Товарищ полковник.
   - Все, свободен.
  Александр встал с кресла. В кабинет зашел вчерашний подполковник. Поздоровавшись, достал из кармана удостоверение и протянул его. Полковник раскрыл и заглянул в него.
   - Андрей Николаевич, присаживайтесь.
  Дождавшись, когда подполковник сядет, спросил.
   - Ну и каким ветром вас занесло в нашу печальную обитель?
  Ларионов пристально взглянул на Александра. Взгляд был быстрым, но как револьверный выстрел, острый. По телу аж поползли мурашки.
   - Так я вас слушаю. Чем быстрее перейдем к делу, тем лучше. У меня времени в обрез.
   - Александр Иванович, как мне сказали хорошо знающие вас люди, что с вами нужно говорить прямо, без пустопорожних вихляний. Нас интересует Авдеев. Вы были последним, кто с ним встречался. Почему-то он перед смертью позвал вас. Никого из тех, с кем служил и воевал. Что он вам сказал?
   - Встречный вопрос. Для чего вам это? Тем более, что я вас вижу второй раз. А своих комитетчиков я всех знаю.
   - Ну что ж. Хотите знать правду. Я из центрального аппарата Главного разведуправления. А это удостоверение документ прикрытья. Нас интересует, что он вам сказал о войне в Сербии. Так получилось, что там он возглавлял развед-диверсионную группу. Вместе с ним в группе было пять человек. То, что они делали, в Сербии до сих пор вспоминают. Их последним заданием было уничтожить в Косово склад боеприпасов. Склад они благополучно уничтожили и во время отхода попали в засаду. Что бы оторваться от преследователей, группа пошла не в сторону линии фронта, а вглубь Косово. Там они наткнулись на один хитрый домик, который охранял американский спецназ. У группы не было выбора, либо возвращаться на верную смерть, либо уничтожив американцев, захватить бронеавтомобиль, сделать петлю и вернуться к своим. Ну а так-как где наша не пропадала, и там пропадала и здесь пропадала. Авдеев принял решение атаковать. Во время атаки они потеряли трех человек, но домик захватили. Уничтожили охрану и всех, кто там находился. Всех кроме одного. Нашего агента.
   - И что там за домик такой был, что вы до сих пор им интересуетесь?
   - На пленных сербах испытывали акустическое оружие.
   - Это что еще такое, что за оружие?
   - При определенной длине волны, человеческий организм вступает с ней в резонанс. И либо человек впадает в панику, либо становится агрессивным, либо пассивным. Но есть, одно, но. Это генетический код. Каждой этнической группе необходимо подбирать свою частоту волны. А почему на сербах, так это такие же славяне. Причем здесь славяне, думаю, что тебе объяснять не надо. Такие испытания проводились практически по всему шарику. Начинали с Африки. Из-за чего и внимание обратили, что как только где-то появляется профессор "Х", там начинается ничем не мотивированная резня. Нам удалось внедрить своего человека в ближайшее окружение профессора. Все результаты опытов наш человек записывал на флэшки. Лаборатория с экспериментами закончила, ее готовили к эвакуации. Сербов, на которых проводили опыты, зачистили. А тут, как снег наголову, "Росомаха" со своей группой.
   - Что за "Росомаха"?
   - Позывной у Авдеева. Это такой зверек с которым, и мишка не связывается. Так вот. Взяли они нашего человека и втроем на бронетранспортере поехали к линии фронта. Косоваров проскочили на раз-два, а сербы из гранатомета приласкали. Не знали, что свои прорываются. Группу Авдеева ждали на другом участке. Бойца и нашего человека ранило. О том, что "Россомаха" уничтожил лабораторию никто не знал. Она заминирована была. Америкосы решили, что мы их людей захватили, а мы, что был самоподрыв. Наш представитель в ООН поднял эту тему о запрете акустического оружия. Американцы после этого свои разработки свернули. О том, что это группа Авдеева, случайно узнали от его бойца. Он в госпитале проговорился. Во время беседы сказал, что когда очнулся, то видел, как "Росомаха" разговаривал с нашим человеком. И последнее, что слышал, как наш человек сказал Авдееву, что это оружье страшнее ядерного. Затем опять сознание потерял. Когда опросили сербов, те сказали, что на них вышли только двое. Один был ранен. Старший группы попросил сербов, что бы те, по- человечески похоронили еще одного, которого он оставил на нейтральной полосе. Сербы, сказали, что они так и сделали. Нашему человеку осколок в живот попал, собирать нечего было. После этого "Росомаха" пропал. Кто он, никто не знал. Добровольцы въезжали по левым паспортам и друг друга знали только по позывным. Когда вышли на Авдеева, то он уже у вас в СИЗО сидел. Человек он был упертый и никому не доверял. Я знаю, что ты хотел его вытащить, но интересы родины были выше.
   - Так это по вашим просьбам его упаковали на пятерик?
   - Просьба была наша, но то что ему судья пять лет даст, мы сами не ожидали. Проявил инициативу. Подвели к нему нашего человека, но за все пять лет он даже не обмолвился что был в Сербии. Лишь раз сказал, что есть оружие страшнее ядерного. Наш человек начал расспрашивать, ну и выхватил. А Авдееву еще пятерку нарезали. Получилось, как получилось. А после освобождения он встречался только с тобой.
   - Знаешь, Андрей Николаевич, а я и сам очень удивился, что Валерка захотел перед смертью со мной встретиться. Видно было, что он хотел что-то сказать, но в последний момент передумал.
   - Александр Иванович вспоминай, может он что-то важное сказал, а ты внимание не обратил. Это очень важно. По нашей информации американцы разморозили эту тему и активно занимаются. Для того что бы, спастись от яда, нужно создать противоядие.
   - Меня одно насторожило. Он несколько раз упомянул моего покойного деда и что-то говорил о его могиле. Во время обыска нашли тайник, а там фото памятника.
   - Как думаешь, не мог он там флэшки спрятать?
   - Возможно.
   - Как бы нам на место съездить.
   - Андрей Иванович, давай со временем определимся. Сейчас у нас пока запарка.
  Не успел он произнести эти слова, как дверь распахнулась, и в кабинет заскочил Федор.
   - Александр Иванович, Шутова нашли.
   - Где?
   - Возле запасного выхода "Нефтегазбанка", со двора, стоит Нива с надписью инкассация. А за рулем сидит Шутов. Подельников и банкира невидно. По- видимому, в банке.
   - Поднимай СОБР. Срочно туда. Извини Андрей Николаевич, пока не до памятников. Номер телефона оставь, как освобожусь, позвоню.
   - Александр Иванович, я с вами, если не против.
   - Поехали, если под руку командовать не будешь .
   - В, чужой монастырь со своим уставом не ходят.
   - Свою автомашину можете возле отдела оставьте. Поедем на нашей.
  Александр достал из-за пояса пистолет, взял из сейфа магазин с патронами и вставил в рукоятку. Передернув затвор, поставил на предохранитель.
   - Пошли.
   Полковник с Ларионовым вышли из здания отдела и подошли к служебной Волге. Вадим уже сидел на водительском сидении, ожидая шефа. Полковник всегда удивлялся, как Вадим угадывал тот момент, когда начальнику нужно куда-то ехать.
   - Вадим от винта.
   - Да я уже под парами. К банку?
   - Все-то ты знаешь. Радиостанцию включи. А то у тебя есть привычка забывать об этом.
  Александр сел на переднее сидение, а Андрей сзади. Машина выехала со стоянки и вклинилась в поток автомашин. Следом со двора отдела выехали два УАЗа. Тишину в салоне, разорвал треск радиостанции, и кто-то сказал.
   - Первый, из банка вышли двое с большими, тяжелыми сумками. Оба с автоматами.
   - Полковник нажал на тангенту.
   - Ребята, сами не лезьте. Один пусть останется, проверит, что в банке и постоянно сообщайте где находитесь.
   - Первый, поняли. Двигаемся по Магистральной, в сторону Профсоюзов. Похоже за город рвутся.
   - Они идут нам на встречу.
   - Первый, они свернули на Береговую, на красный. Нас заблокировали. Впереди пара машин, не вырулить.
   - Видим. Идем за ними под стрелку. Движемся в сторону моста. Дежурный, на выезде из города пост ГАИ. Свяжись с ними. Пусть остановят движение и перекроют дорогу. Предупреди их, что в машине вооруженные отморозки. Сами пусть не подставляются.
  Вот уж что-что, а автомашину Шутов водил мастерски. Используя небольшие лазейки между машинами шел на обгон. Александр оглянулся. Автомашины с операми отстали. Плелись где-то в хвосте колонны. Нива обогнав автомашины, двигающиеся со светофора, вырвалась на простор, и Шут надавил на педальку газа до упора. Спрятаться было не за кем и Вадим, чтобы не отстать пристроился за Нивой. Не надо было быть семи пядей во лбу, а тем более таким волкам, если бы не поняли, что менты упали на хвост. Так и неслись две автомашины по трассе. Встречных не было. Александр не выдержал.
   - Да черт побери, почему они не стреляют?
  Андрей улыбнулся.
   - А, должны?
   - Ну не совсем же они идиоты.
  Вдали показался пост ГАИ. Нива притормозила, сбросив скорость, но потом сорвалась как ужаленная. Увидев лежащего через дорогу полицейского ежа, металлическую ленту с шипами, Шут решил объехать препятствие по кювету. Только он попытался свернуть с дороги, как из-за бетонной стенки с бойницами раздались две автоматные очереди. Одна пришлась по кузову, после которой пули веселыми воробушками запрыгали по кустам, рикошетя от металла. Вторая пришлась по колесам. Шут не справился с управлением, и машина несколько раз перевернувшись через крышу, встала на колеса. Александр уже подбегал к Ниве, когда водительская дверь открылась и под колеса автомобиля вывалился Шутов. Он пытался что-то сказать, но из приоткрытого рта толчками текла кровь. Александр нагнулся и услышал, как тот произнес.
   - Не судьба. Все зря.
  Вздрогнув всем телом, Шут вытянулся. Кровь перестала идти, лишь тоненькая струйка змейкой скатилась на желтую, выгоревшую траву. Александр поднял голову. Андрей стоял возле открытой пассажирской двери и заглядывал в салон.
   - Андрей Николаевич, что там?
   - На переднем сидении точно труп. Не пристегнулся, вот шею и сломал. Второй пока не знаю. А знаешь, почему они не стреляли. Машина бронированная, стекла не опускаются. Они изнутри затонированные, из-за чего и не видно было. Где только такую взяли. Обожди, второй вроде живой, застонал.
  Андрей начал вытаскивать с переднего сидения труп, чтобы откинуть сидение. Второй бандит, которому повезло больше, успел упасть между сидениями, увидев Андрея, будучи еще в шоковом состоянии, поставил автомат прикладом на полик, положил на него подбородок и нажал на спусковой крючок. Сухо и приглушенно раздался выстрел. Бандит завалился на сумки, лежащие у него под ногами.
   - Ну что, Александр Иванович, вот у нас и третий труп.
   - Нам проще, отписываться меньше.
  Отойдя в сторону Александр достал сигарету и закурил, нервно затягиваясь дымом. К нему подошли инспектора ГАИ. Было видно, что они что-то хотят спросить, но не решаются.
   - Что парни, первый раз по людям стреляли? Ну с боевым крещением.
   - Что нам за это будет? Не посадят?
   - Нет. Дырки на парадке сверлите. Таких волков завалили. Они бы вас точно не пожалели.
  Оперативники, подъехавшие к шапочному разбору стояли на насыпи дороги, чувствуя свою вину.
   - Федя, ну чего там стоишь? Сюда иди.
  Переглянувшись со старшим группы СОБР, Федор спустился с насыпи.
   - Вас где черти носили?
   - Иванович, эти тихоходы в пробку попали. Да и какой-то урод прикалывался. Только на обгон пойдем, он нам дорогу перекрывает и скорость снижает. Дошутился, собрята ему внушение сделали.
   - Надеюсь не сильно. Жалоб в прокуратуру не будет?
   - Нет не будет. Так, слегка подрихтовали. Дежурный связывался. Говорит, что в банке все спокойно. Директора и охранника нашли связанными в сейфе, но живыми.
   - Федор, рули здесь сам. Вызывай следака, криминалиста и труповозку. Скорая здесь не понадобится. А как вы узнали, что Шутов за рулем сидел. Там же ни черта не видно.
   - Так он выходил из автомашины, под капот заглядывал.
  Федор облегченно вздохнул. Кажется, гроза миновала. Полковник окликнул Андрея, и они вернулись в Волгу. Вадим сидел на корточках возле автомашины и курил. После нервного напряжения его потряхивало.
   - Вадим, хватит нервничать. Поехали в контору.
  Вадим сел за руль, завел автомашину и резко, со свистом колес сорвался с места.
   - Вадим, ты спокойнее, а то мы место еще на кладбище не заказали.
  Вадим успокаиваясь сбавил скорость. Александр повернулся к Андрею.
   - Ничего, что я тебя Андреем звать буду.
   - Нормально.
   - Так вот Андрей. Ты спрашивал, откуда у них броневичек? У нас недавно сбербанк на аукционе свои списанные продавал. Сами они вряд ли могли купить. Думаю, что они появились пару дней назад. А вот кто купил, мы уже сейчас и не узнаем. Вряд ли его кто-то регистрировал. У них и расчет-то был, что инкассаторскую автомашину останавливать не будут.
   - Александр, ну, пожалуй, я догадываюсь, кто им броневичек приобрел. Дело в том, что Комаров банк организовал на бандитские деньги. Он был казначеем у Шутова. Из-за чего твои коллеги ничего и не нашли. О Комарове знал только Шутов. Ты пока разговаривал со своими, я у покойничков документы посмотрел. У всех румынские паспорта. Когда Шутова подстрелили, они упали на дно. Отлежались, а затем через Украину подались в Румынию. Судя по всему, те деньги, что у них были, закончились. Вот они и вернулись за своим. Вчера в банк Комарова завезли крупную сумму. Это инсценировка была.
   - А, жена?
   - Перед ней спектакль разыграли. Комарову нужен был свидетель, который бы подтвердил, что его увели из дома насильно. Они не думали, что жена с утра пораньше к вам побежит, а вы банк перекроете. Дьявол кроется в мелочах.
   - Вот, значит, как.
   - Значит так. Но вам придется принять его благодарность и забыть о том, что я сказал.
   - Андрей, и что мы вот так это все и оставим.
   - Да. Мы его разрабатываем уже год. С одного очень ну оборонного завода, через "Сибнефтебанк", в офшоры течет такой хороший ручеек. На днях в банк должен придти очередной транш. Вот тогда мы с банкиром и пообщаемся.
  Александр не поворачиваясь сказал.
   - Вадим.
   - Товарищ полковник, я не слышал, о чем вы говорите.
   - Вот и молодец. Ну все, вот и приехали.
  Автомашина остановилась возле отдела, и Александр с Андреем вышли из нее. Полковник пошел к крыльцу, но не доходя остановился. Андрей стоял на месте и смотрел ему вслед. Закурив сигарету Александр повернулся.
   - Андрей, давай завтра с утра. Ты подъезжай пораньше, часиков в семь. Ехать далеко. Сегодня я не могу. Ты извини.
   - Я знаю. Имей ввиду. У Пинеги есть видеозапись из казино. Это кроме расписки.
   - Не понял. То есть вы все знаете и ничего не делаете?
   - Александр, это не наша епархия. Если бы все зависило от нашего желания. Ты, ведь, наверное помнишь, как один из ваших генералов сказал, что если бы была политическая воля, то с организованной преступностью покончили бы за трое суток. Вот как-то так. Ладно, до завтра.
  Андрей повернулся и пошел к стоящему серебристому Форду. Полковник поднялся в свой кабинет. Выложив в сейф пистолет, спустился и подошел к Волге. Вадим стоял в окружении водителей и о чем-то оживленно рассказывал. Увидев полковника, он пошел ему навстречу.
   - Куда-то едем?
   - Ключи от машины дай. Сам пока можешь отдохнуть, чай попить. А то вон сколько свободных ушей собралось.
  Взяв ключи от автомашины, сел в нее и завел. Выехав со стоянки Александр проехал к бизнес-центру "Торнадо". Где на последнем этаже находился офис фирмы "Онтарио", одной из многих которая принадлежала братве. Там же находился кабинет Пинеги. Выйдя из автомашины, он зашел в здание. На входе его остановил охранник. Показав удостоверение, прошел к лифтам. Краем глаза увидев, что охранник что-то говорит по радиостанции. Поднявшись на последний этаж Александр вышел. Не успел он пройти пару шагов, как его остановил атлетического вида мужчина, с синими от наколок руками.
   - Александр Иванович, извините, но разрешите узнать, вы к кому?
   - Пыжик, я смотрю, тебя вежливости научили. А то всегда пальцы веером, и я не я.
   - Ага, с вами научишься. С вами как встретишься, так потом боржоми пить приходится. Что бы почки не отвалились.
   - Пинега на месте?
   - Сейчас узнаю, примет он вас или нет. И мне проверить нужно, что бы у вас оружья не было.
   - Мне если нужно будет, я и без ствола голову откручу. А ствола, как видишь, у меня с собой нет. Давай, звони Пинеге.
  Пыжик отошел в сторону и куда-то позвонил. Дверь одного из кабинетов открылась и в коридор вышел Пинега, в быту Пинегин Юрий Васильевич. Увидев полковника он слащаво улыбаясь пошел ему навстречу. Подойдя сделал приглашающий жест рукой.
   - Извините Александр Иванович, но руки не подаю. Как ни как, мы по разные стороны баррикад. Хотя, как врага вас братва уважает. Пройдемте ко мне.
  Пинега повернулся и пошел к своему кабинету. Раскрыв дверь в приемную, дождался, когда туда зайдет Александр. За столом сидела симпатичная, высокая женщина лет тридцати со светло-русыми волосами ниже плеч. Увидев полковника она поднялась и радостна улыбнулась.
   - Александр Иванович, какими судьбами? Это сколько же мы не виделись. Лет пять-шесть. Ну да, где-то так и получается. Отсидела четыре годика, как один. Два года на воле. А вы ничуть не изменились. Все такой же, высокий, стройный. Вот только седины прибавилось.
   - Алиса, а ты все хорошеешь. Только как ты умудрилась в секретари попасть. Самая знаменитая по всей области воровка на доверии. Ты же любого развести могла.
   - Александр Иванович, так жизнь, что та тельняшка. Вчера воровка, сегодня секретарша.
   - Да, угораздило же тебя с ворами связаться. Тебе нужно было на конкурсах красоты выступать. Может быть уже бы "Мисс Мира" была.
   - Я и выступала. Дважды по России "Мисс Зона" была. А воровать, так это у меня в генах. Отец вор, да и мать меня на зоне родила. Бабка воспитывала.
  Пинега похлопал в ладоши.
   - Вы как два голубка воркуете.
   - А, ты что, ревнуешь? - рассмеялась Алиса.
   - Так вроде гражданин начальник ко мне пришел. А помиловаться то и потом сможете. Проходи Александр Иванович.
  Александр зашел в кабинет и огляделся по сторонам. Пинега сел за стол в кресло. Полковник взял стоящий у стены стул и подсел к столу.
   - Пинега, что- то у тебя здесь аскетично. Или пацанам пыль в глаза пускаешь. Вор должен жить по понятьям. Или я ошибаюсь?
   - Начальник, может хватит воду в ступе толочь. Ты же не за этим пришел. Хотя, я все равно собирался с тобой на днях встретиться. Но сначала хочу выслушать тебя.
   - Ну что ж, как говорят время деньги. Пинега, у тебя в сейфе лежит диск и расписка. Они мне нужней.
   - Какой диск, какая расписка? О чем ты начальник?
   - Пинега, не тупи. Диск с видеозаписью и расписку жены.
   - А, то что будет? Ордера на обыск у тебя нет. Находишься на частной территории. Да мне стоит свистнуть, тебя охрана вышвырнет и глазом не моргнет. А хочешь, тебя отсюда вперед ногами вынесут.
   - Ну, во-первых, ты уверен, что намного меня переживешь? День, два, не больше. А может мне стоит тебе напомнить, кто мне сдал Хазара и сел на его место?
   - А, вот это еще доказать надо.
   - Ты думаешь, что я с пустыми руками пришел. Ты помнишь, такого старого опера Сидора Ивановича. Ты еще был молодым, начинающим вором, а я у него в подмастерьях ходил. Прихватили мы тебя тогда на квартире, с поличным. Сидор Иванович тогда ход делу не дал. Я даже с ним из-за этого поругался. А он намного лет вперед смотрел. Знал, что ты амбициозный и если свои не остановят, то далеко пойдешь. И вот когда он уходил на пенсию, он отдал мне один тетрадный листочек. А там твоим почерком написано, что обязуешься помогать сотрудникам МВД в раскрытии преступлений. Так может мне сказать братве, что это ты сдал Хазара и показать этот листок.
   - Ты этого не сделаешь.
  Пинега попытался встать, но Александр толкнул его раскрытой ладонью и тот сел на место.
   - Сделаю, Пинега, сделаю. Мы с тобой сейчас как те крысы, загнанные в угол. Только в разные углы. Надо находить какое-то решение, которое устроит обоих. А решение лежит у тебя в сейфе. Ты мне отдаешь то, в чем я заинтересован, а я отдаю тебе тетрадный листок. Так как, Пинега? Что генералу сказать, сам придумаешь.
   - Ты и об этом знаешь?
   - Ну я опер или где?
   - Хорошо, я согласен.
  Открыв сейф, Пинега достал из сейфа конверт, в котором лежал диск и листок бумаги. Подержав конверт в руках, Пинега сморщился и бросил конверт на стол. Полковник взял конверт и достал листок. Посмотрев на почерк жены и прочитав текст положил его в пепельницу и поджег зажигалкой. Дождавшись, когда от листка останется только пепел, достал из кармана сложенный в четверо лист выдернутый из школьной тетради и подал его Пинеге. Тот также сжег его.
  Александр встал со стула и пошел к выходу. Возле которого его окликнул Пинега.
   - Полковник, подумай, может все же объеденим усилья. И тебе будет хорошо, да и мне неплохо.
   - Пинега, как ты это представляешь? Волк убегает, а волкодав ловит. И в одной упряжке они никогда не пойдут.
   - Полковник, а крысу я найду.
   - Да ее и искать не надо. У этой крысы погоны без просветов и штаны с широкими лампасами. Ему по телефону болтать меньше надо.
  Выйдя из кабинета, Александр помахал на прощание рукой Алисе. Сев в автомашину, достал телефон и позвонил Степанычу.
   - Степаныч, в "Фермере" был?
   - Был. Иванович, лучше тебе самому подъехать. Ситуация не очень хорошая.
   - Буду минут через пятнадцать.
  Взглянув на часы, Полковник завел автомашину и подъехал к аптеке. Закрыв машину зашел в помещение аптеки. Продавец сидела возле окошечка, больше похожего на амбразуру, откровенно скучая. Пробежав взглядом по витрине, он подошел к окошечку. Продавец дежурно заулыбалась. Александр покачал головой.
   - Девушка, вам здесь только пулемет Максим еще для полного счастья поставить и можно оборону годами держать.
   - Ой, и не говорите. - рассмеялась девушка. - Вы бы ночью сюда зашли. Нариков выгнать не можем. Кто за шприцами, кто за таблетками. Пока от зала не отгородились, два раза девчонок грабили. Денег больших не водится, так они лекарства берут. А вы что-то хотели купить?
   - Представьте себе, хотел. Что ни будь из обезбаливающего и желательно посильнее.
   - Ну из обезбаливающего только анальгин без рецепта. У нас с этим строго. Постоянно проверки, то из милиции, то из потребнадзора, то из отдела здравохранения. Вы уж извините.
   - Заведующая у себя?
   - Жаловаться будете?
   - Зачем? Упаду в ноги, может сжалится.
   - Попробуйте. Только вряд ли. Она у нас строгая. Вы в вон ту дверь зайдите, а там по коридору первая дверь слева.
  С пульта девушка открыла дверь и Александр подошел к дери с надписью "Заведующая". Постучав в дверь и дождавшись разрешения зашел в кабинет. За столом, заваленном бумагами сидела пожилая женщина. Устало отодвинув от себя стопку бумаг вопросительно посмотрела на вошедшего.
   - Опять проверка?
   - Почему вы так решили?
   - Ну я же вижу, что из милиции. У меня глаз как алмаз.
   - Из полиции.
   - Да один черт. Так что случилось?
   - Что ни будь из обезбаливающего у вас без рецепта можно приобрести?
   - А, рецепт тяжело у врача получить? У вас же своя медицинская часть.
   - Да вы знаете, к своим я не обращался, а так нужно за рецептом за город ехать. А у меня времени нет.
  Женщина внимательно посмотрела на Александра. Ничего не сказав, она открыла сейф и достала какую-то коробочку и подала ее.
   - Употреблять через двенадцать часов.
   - Сколько с меня?
   - Пройдемте, на кассе оплатите.
  Александр вышел из кабинета, придержал дверь и пропустил женщину. Выйдя в зал, подошел к амбразуре. Женщина что-то сказала продавцу. Та пробила чек и подала полковнику. Расплатившись, полковник кивком головы поблагодарил и вышел из аптеки. Девушка с любопытством взглянула на заведующую и спросила.
   - Жанна Юрьевна, а кто это такой?
   - Не знаю. Он не представился. Жалко мужика. Немного ему осталось. Аура у него хорошая.
   - А, что с ним?
   - Ну я же не врач. Но я таких чувствую на подсознательном уровне. Поработаешь с мое, таких тоже на раз видеть будешь.
  Александр сел в автомашину и проехал к зданию отдела. Отдав ключи от машины Вадиму, который стоял на крыльце с прокурорским водителем и оживленно разговаривали о рыбалке. Полковник зашел в дежурную часть. Дежурный, распекавший за что-то помощника, услышав скрип двери недовольно повернулся, но увидев начальника одернул китель.
   - Товарищ полковник, за время вашего отсутствия проишествий не случилось. Прокурор области приехал. Ругается сильно, что мы сегодня план годовой по трупам выполнили. Сейчас он у вашего зама.
   - Отстреляемся, не впервой.
  Поднявшись на этаж, Александр остановился возле кабинета зама. Постояв, махнул рукой и зашел к себе. Не успела за ним закрыться дверь, как следом зашел Степаныч. По хозяйски осмотрелся, подошел к окну, и сел на подоконник.
   - Степаныч, что случилось?
   - Ну приехали с утра к Карену. Эти черти сидели уже у него. Опередили нас на пару минут. В костюмчиках, при галстуках. Одним щелчком убить обоих можно. Офис похоже пасли. Мы еще до отдела не доехали, а нас уже Валеев ждет. Оказывается, эти черти на него работают.
   - Валеев, это тот о ком я думаю?
   - Иванович, не знаю, о ком ты думаешь, но это бывший начальник ОБЭП. Открыл свой ЧОП, вот и чудит. Ты бы с ним сам пообщался. Он сейчас у меня сидит.
   - Степаныч, я к тебе сейчас спущусь. А то напротив, у зама прокурорский сидит. Вдруг заглянет на огонек.
   - Иванович, ты бы поаккуратней с замом. Он в последнее время себя ведет, как будто уже в твоем кресле сидит. Как не спросишь, все на каких-то заседаниях и совещаниях сидит. Связи на будущее готовит.
   - Степаныч, ну с этим как ни будь разберемся.
  Спустившись на первый этаж, они прошли в конец коридора, где за неприметной дверью и был небольшой кабинетик Степаныча, вечно заваленный брониками, какой-то формой. В углу стояли две двухпудовые гири, а на стенке висели боксерские перчатки. Когда в новое здание въезжал УБОП, Александр предложил Степанычу любой кабинет на выбор. Но тот лишь посмеялся, сказал, что кабинет он себе уже присмотрел, рядом с буфетом и подальше от начальства. Валеев сидел на стуле у окна и с усмешкой смотрел на вошедших. Дождавшись, когда полковник закроет дверь, он встал, шагнул на встречу и поздоровался. Степаныч взял со стола папку с документами и вышел. Александр сел за его стол, а Валеев вернулся на свое место. Оба сидели и ждали, кто начнет разговор первым. Валеев не выдержал.
   - Иваныч, ты бы распорядился, что бы моих людей отпустили. А то, мало того, что я здесь сижу полдня, так и они еще здесь парятся.
   - Рашид, а ты ничего не перепутал, когда решил наехать на "Фермер". Все же это наш бывший сотрудник.
   - Иванович, давай начнем сначала. Два месяца назад меня вызвал наш новый генерал и сделал предложение. От которого я не смог отказаться. Предложил два варианта. Первый, пишу рапорт и под грохот барабанов и литавр с фанфарами ухожу на пенсию. Второй вариант, остаюсь работать, но вскоре в арестантском вагоне уезжаю в Нижний Тагил. Как сам понимаешь, я выбрал первый. Ну не сидеть же мне дома. Решил организовать ЧОП. Начал зондировать почву. И вот что интересно. Оказалось, что почти все хлебные места заняты твоими.
   - Ну это как бы не мои ЧОПы, они работают от фонда помощи ветеранам.
   - Иванович, ну ты меня совсем-то за идиота не держи. Быть у воды и не напиться. Но мы отвлеклись. А на остальных объектах сидят непонятно что, а где и просто сторожа. Вот и пришлось импровизировать.
   - Да что-то ты цену за охрану загибаешь.
   - Это так для вида. Ты думаешь, мой человек в бухгалтерии разбирается? Он посидит, сделает умный вид, выслушает жалобы руководства фирмы. А затем, что да-да, мы можем войти в ваше тяжелое положение. В итоге, ценник за охрану такой же как у вас. Убиваем двух зайцев сразу. И объект берем под охрану, и задержки по оплате нет.
   - Рашид, а на Карена зачем наехали? Ты же его знаешь лучше меня. Он ведь в вашей структуре отработал почти два десятка лет.
   - Вот потому и наехали, что знаю. Он же из этих, кто и вашим, и нашим, и споем и спляшем. Ты думаешь, почему он в УБОП перевелся? На севере у наших коллег неплохая кормовая база была. Вот только шакалы из УСБ то одного парня примут, то другого. А Аветисян как авианосец непотопляемый. Ты думаешь, почему он так резко оттуда нарезал? Ребята его просчитали и предъявили. Он ко мне в ноги упал. Позвонил начальнику отдела. Тот картину маслом и нарисовал. Я его отфутболил. Зачем мне лишние неприятности. А ты его взял.
   - Предупредить не судьба была.
   - Иваныч, зачем мне еще и с УСБ закусываться, если они узнают, что слил их человека. Да, и вот еще что. Тобой УСБ вплотную занялось. У меня там пара человек прикормленных осталось. А зайти хотят через фонд. У меня уже давно информация была, что вы часть оплаты берете наликом. А в УСБ там тоже не все дураки сидят. Да и Карена получилось, что моими стараниями к тебе подвели. А куда наличка уходила, никому, ничего не докажешь. В лучшем случае тебе сделают такое же предложение, как и мне. Так что Иваныч, думай. Так что решим?
   - Спасибо, что предупредил. Рашид, ты уж постарайся без крайностей. Забирай своих архаровцев.
  Валеев улыбнулся во все свои тридцать два белоснежных зуба, простился с Александром и вышел. Полковник подошел к окну и заложил руки за спину. Постояв пару минут, вышел из кабинета и заглянул в буфет. Степаныч сидел за столом в гордом одиночестве и пил чай. Увидев заглянувшего в буфет Александра, большим глотком допил чай и вышел в коридор.
   - Иваныч, что решили?
   - Будем жить мирно, в параллельных мирозданиях.
   - Ну и то хорошо. Не люблю, когда между своими склоки начинаются. Ты сейчас куда?
   - К себе. Нужно еще прокурорскому показаться. А, то, наверное, соскучился.
   - Иванович, ты уж с ним поаккуратней. Та еще мразь. Он пока прокурором по надзору за МВД работал, всю кровь у нас в ОМОН выпил.
   - Прорвемся.
  Поднявшись к себе на этаж Александр подошел к своему кабинету, взялся за ручку, но затем передумал, повернулся и без стука зашел в кабинет заместителя. Прокурор сидел за столом, на котором стояли два фужера, а в руках у зама была бутылка вина. Прокурор поморщился.
   - Полковник, вас что, стучаться в дверь не учили?
   - Так я думал, третьим буду. Не каждый же день такая удача улыбается. Вам, наверное, уже доложили. Столько наркоты изъяли. Да и похищение уважаемого в городе банкира раскрыли. Деньги все вернули.
   - А, что, без трупов нельзя было обойтись? Четыре трупа. Мне в Москву пришлось докладывать. Выслушивать, как какой-то сопляк мне выговаривает.
   - Юрий Степанович, ну вы же знаете, что один отстреливаться начал, сбежать пытался. А в группе Шутова двое погибли в ДТП, а один, когда его вытащить пытались, застрелился.
   - Будем считать, что вам на этот раз повезло. Начальнику УВД передайте, что я не против, если поощрят тех, кто отличился. Вы можете продолжить банкет, а мне пора.
  Прокурор, не прощаясь, вышел из кабинета. Александр сел на стул.
   - Рассказывай.
   - Сначала заскочил в кабинет, разорался. Прокричался, сел, успокоился. Ну а вина выпил, даже похвалил. Да, вот еще что. Начальник УВД звонил, к себе на ковер вызывает.
   - Съезди сам. Тебе же нужно очки набирать.
   - Не понял, Александр Иванович.
   - Да это я так, о своем девичьем. Вот еще что. Я завтра хотел отдел по тревоге поднять и провести строевой смотр. Сегодня сам видишь, парням не до этого. Меня с утра завтра не будет. Так что ты проверь, что бы тыловики подсуетились, а парни форму получили.
   - Без проблем. Сделаем.
  Александр вышел из кабинета и спустился в буфет. Сколько нервов ему это стоило, пробить этот буфетик, знал только он. До этого опера обычно с получки затаривались, как они сами смеялись, бичпакетами. Обычно тех на месяц не хватало, а дальше сидели на изжоге. Буфетик был небольшой, из двух когда-то бывших кабинетов. В одном стояла плита, микроволновка и холодильник. В другом стояло четыре стола. За одним сидел довольный Славка. За всю свою шестилетнюю оперскую жизнь, ему первый раз подвалил такой фарт. Нет, наркотики изымали, сбытчиков задерживали. Но такое бывает только раз в жизни. Опера из отдела подкалывали, что теперь можно до пенсии не работать. Александр взял на раздаче салат, стакан компота и свежую, еще горячую булочку. Поставив на поднос, подошел к столу, за которым сидел Славка и сел рядом. Славка радостно заулыбался.
   - Чего лыбишься?
   - Александр Иванович, как вы так их сразу срисовали? Ведь, если бы не вы, всю наркоту уже по области растащили. Они все в основном приезжие. Александр Иванович, с командировкой бы порешать. Жулики в раскладе, где и у кого их закладки. Нужно только съездить, изъять.
   - Слава, возьмешь у следака отдельное поручение. Секретарь приказ подготовит, а зам подпишет. Меня завтра не будет. Ну а там с богом. Да, вот еще что. На местах языком не трепите. Приехали, представились, попросили людей и на обыск. Как предсказывает мой опыт, в маленьких городах все и все друг о друге знают. А с наркобаронов пылинки сдувают. Деньги и информация. Ты ешь давай, сегодня вряд ли домой попадешь. Александр подвинул к себе тарелку с салатом и пару раз что-то подцепил вилкой, не замечая вкуса. Отодвинув в сторону тарелку, он выпил компот и завернув булочку в салфетку вышел из буфета. Зайдя в кабинет, положил булочку на стол и закурил. Докурив сигарету и затушив ее, подошел к окну и раскрыл его. На улице было душно и парило, как перед грозой. Зазвонивший телефон отвлек его. Полковник снял трубку, звонил дежурный.
   - Товарищ полковник, здесь какие-то мастера пришли. Говорят, что у вас кондиционер будут ставить.
   - Знаешь, что, гони их, а вообще-то пусть пройдут. Проводи их.
  Положив трубку, Александр невесело усмехнулся: "Мне не придется сидеть здесь, так пусть тому, кто после меня придет, комфортно будет".
  В дверь постучали и в приоткрывшуюся щель заглянул дежурный.
   - Товарищ полковник.
   - Пусть заходят.
  В кабинет зашли двое мужчин кавказской национальности, одетые в робу с логотипом фирмы "Аракс". В руках у них были инструменты и две картонных коробки. Один, который постарше, подобострастно заглядывая в глаза полковнику сказал.
   - Извините, но нам начальник сказал, чтобы мы у вас в кабинете кондиционер установили.
   - Ну раз сказал, значит устанавливайте.
  Александр оглядел кабинет, проверил сейф и вышел в коридор. Не хотел выступать в роли надзирателя. Да он и сам не любил, когда кто-то лезет под руку. Пока кабинет был занят, полковник зашел в секретариат, где ему на подпись подсунули несколько бумажек. Постояв с полчаса и поточив лясы с девчонками, Александр вернулся к себе в кабинет. Мастера уже заканчивали работу, подметали пол. Старший из мастеров выпрямился.
   - Вот и все, готово.
  Достав из кармана пульт управления, отдал его полковнику и начал объяснять, как им пользоваться. Александр остановил его.
   - Не надо. Я умею пользоваться. Дома такой же. Спасибо мужики. Сколько я должен?
   - Не, не, начальник. Нам уже заплатили.
  Собрав инструменты, рабочие попрощавшись вышли из кабинета. Достав из кармана телефон, набрал номер Вадима. Тот ответил сразу, как будто ждал этого звонка.
   - Вадим, ты тетке звонил?
   - Да, звонил. Но тут один нюанс. Квартиранты съедут только завтра утром. У них самолет утром. А их не выставишь же за дверь с детьми. Тем более, что они у тетки пять лет прожили.
   - Вадим, да ты не переживай. Съезди, шмотки мои забери. Сегодня я здесь переночую, молодость вспомню.
  Отключившись, Александр подошел к сейфу и достал стопку оперативных дел. Бросил их на стол. Сев в кресло, выбрал из них агентурные и начал перелистывать. Отодвинул два дела в сторону и на какое-то время задумался. Окончательно приняв решение, он достал телефон и набрал номер.
   - Семен, сильно занят?
   - Для вас всегда свободен.
   - Давай на нашем месте встретимся через полчаса.
   - Заметано.
  Отключившись, полковник набрал второй номер. Диалог повторился, только имя было другое, да и время сдвинулось еще на полчаса. Положив оба дела в папку, остальные, как ненужную макулатуру закинул в сейф и закрыл его. Проходя мимо дежурки, сказал, что будет часа через полтора. Выйдя на улицу, полковник прошел пару кварталов и свернул в сквер, в дальнем углу которого была небольшая беседка из которой просматривался весь сквер. Вот уж что-что, а своих людей он ценил. Знал, что те ходят по лезвию. Малейший просчет и порвут на куски. Осмотревшись по сторонам, зашел в беседку, смахнул со скамейки опавшие листья, и сел. Ждать пришлось недолго. Вдалеке остановился джип, из которого вышел Семен и прихрамывая пошел в сторону беседки. В беспредельные девяностые Семен был бригадиром в группе у Пинеги и отвечал за финансы. Голова у него была светлая, да вот направление выбрал не то. Так карты сложились, что Александр спас Семена, когда его похитили залетные и пытали, пытаясь выбить из него деньги. Полковник был тогда еще старшим опером, кто-то ему подсказал, кто, он даже уже и не помнил, что на притоне в одной из общаг, остановились гастролеры. Кто же думал, что залетные снимут еще и соседнюю комнату. Александр начал делать поквартирный обход и нарвался. Положил двоих, а третий в ноги упал. Он тогда отпустил Семена. Тот даже по уголовному делу не прошел. Встречались они редко, да и то, когда припирало. Семен зашел в беседку, улыбнулся и сел рядом.
   - Ну здравствуй, Александр Иванович.
   - Здравствуй Семен.
   - Что случилось? Вы же так просто выдергивать не будете.
  Александр достал из папки агентурное дело и подал его Семену. Тот перелистал его и удивленно пожал плечами.
   - К чему это?
   - Все, Семен, ты свободен. К тебе, уже больше, никогда, и никто не придет, и не позвонит. А все же, сколько мы с тобой дров наломали. А эти бумажки можешь себе на память оставить, ну или сжечь.
   - Александр Иванович, что случилось?
   - Власть меняется. А кто после меня придет, одному богу известно. Так что спи спокойно.
   - Иванович, так может по коньячку. Отметим это дело. У меня во фляжке есть немного.
   - Ну давай по глотку. Может больше уже никогда и не увидимся.
  Семен достал из кармана пиджака фляжку, открутил пробку и сделав глоток передал ее Александру. Тот сделал глоток, закрыл фляжку и подал Семену, который убрал ее в карман.
   - Так я пойду, Александр Иванович?
   - Да, иди. Не держи на меня зла, если что было не так.
   - Я и не держу. С вами весело было. Ну прощайте.
  Пожав руку Александру, Семен встал, скатал дело в трубку и размахивая им пошел в сторону дороги. Полковник посмотрел на часы. До встречи оставалось минут пятнадцать. Александр поднялся и прошел в небольшой магазинчик. При входе брякнул колокольчик и из подсобки выглянул продавец, молодой парень, скорее всего азербайджанец, судя по вывеске, где мелкими буквами была написана фамилия хозяина.
   - Так, дорогой, что хотели?
   - Бутылку хорошей водки, полбулки черного хлеба, колечко колбаски и пару одноразовых стаканчиков.
  Достав из- под прилавка бутылку водки продавец поставил ее на прилавок, а сам начал доставать из холодильника колбасу. Александр взял бутылку и взглянув на нее поставил назад.
   - Э, уважаемый. - окликнул продавца. - Ты мне что дал. Эту водку в соседнем гараже разливают.
  Продавец недовольно что-то пробормотал на своем и повернулся к Александру.
   - Не нравится, иди лучше поищи.
   - Парень, зря ты так. Хозяина давай сюда.
   - А, может по шее накостылять?
   - Услышав, как продавец возмущается, из подсобки выглянул пожилой мужчина. Судя по тому, как засуетился продавец, это был хозяин. Увидев полковника он дал подзатыльник продавцу, который скрылся в подсобке.
   - Александр Иванович, вы извините моего племянника. Он недавно приехал из Азербайджана. Решил, что он здесь центр земли и все вокруг него крутится. Что вы хотели?
   - Мы что, знакомы?
   - Лично нет. Но от земляков я слышал о вас много хорошего. А с племянником я разберусь.
  Александр повторил заказ. Хозяин все сложил в пакет и протянул его полковнику.
   - Сколько с меня?
   - Для вас бесплатно.
  Прикинув, сколько покупка стоит, Полковник достал из кармана несколько купюр, бросил их на прилавок и взяв пакет вышел из магазина. Пока он шел к беседке, продавец стоял в подсобке с разбитым носом, а дядя фыркая, как разъяренный кабан, вышагивал по подсобке.
   - Э, зачем я брата послушал. Вот зачем ты мне нужен. Пожалел, взял, только из-за того, что у тебя мать русская, что ты хорошо по-русски разговариваешь. Ты хоть знаешь, сколько я в этот магазин вложил. Да если бы он пальцем щелкнул, то тебя бы завтра уже депортировали, как нелегала, а мой магазин бульдозером снесли, вместе со всеми продуктами, из-за самозахвата земли.
   - Дядя, да кто он такой?
   - Полковник полиции, начальник УБОП.
   - Так по нему же не скажешь. Обыкновенный костюм, простая рубашка, даже без галстука.
   - Идиот. Мужик в костюме, трезвый и просит бутылку хорошей водки. А ты ему свою паленку толкаешь. Тебе что, местных бомжей мало?
  Александр не спеша подошел к беседке. Король был уже на месте и нетерпеливо ходил по периметру беседки, заложив руки за спину. Невысокий, худенький, он со спины и смотрелся как пацан. Король сам и смеялся, что маленькая собачка до старости щенок. Ну щенком, он, пожалуй, не был, имея за спиной шесть ходок тюремного университета. Александр с ним познакомился, когда работал в отделе по борьбе с карманными кражами. Вот уж что-что, а Король был действительно Королем среди щипачей, карманных воров. Был он по натуре авантюристом. Когда Александр просидел с ним почти сутки, беседуя за жизнь, он сразу согласился ему помогать. Король и на зону уезжал, когда надоедало куролесить на воле. И если Семен знал все движение в верхушке криминала, то Король владел информацией по низу. Наверное, в городе не было ни одного судимого, который бы не знал Короля. С кем-то сидел в СИЗО, с кем-то на тюрьме, а с кем-то просто встретились за накрытым столом в очередном притоне.
   - Король, ну ты же не в прогулочном дворике - окликнул его Александр. Оглянувшись, тот радостно улыбнулся. Вытерев правую руку о рубашку он протянул ее полковнику. Поздоровавшись, они сели на лавочку. Полковник поставил пакет и раскрыл его. Король заглянул в пакет и потер руки.
   - Ну Иванович, ты даже не забыл, что я водочку под черняшку люблю употреблять. Вот за что я тебя уважаю, так ты правильный человек. Если пообещал, то делаешь. С тобой и поговорить приятно. Не то что ваша молодежь. Давай рассказывай, давай колись. Еще и по почкам настучат.
   - Не хвали, перехвалишь. Лучше работай. Ты же без ножа не ходишь, порежь.
  Король достал из кармана нож, аккуратно, что бы не упала ни одна крошка, порезал хлеб и колбасу. Скрутил с бутыли пробку и разлил водку по стаканам.
   - Иваныч, а за что пить будем?
   - За твою свободу.
   - Хороший тост. Двумя руками за.
  Выпив и закусив, оба достали сигареты и закурили. Докурив, выбросили сигареты в урны. Король поерзал и наклонился к Александру.
   - Иванович, ты в прошлый раз просил узнать, кто таксистов мочит. Так вот, я узнал. Это Пахом. Живет в пригороде, в поселке Прибрежном. Там любого спросите, покажут. Он таксериков подряжает, выезжают за город, там удавку на шею. Таксерика выкидывает, а машину потом под разбор.
   - Спасибо Илья.
   - Да ладно, Иванович. Я и сам таких беспредельщиков ненавижу. Если ты вор, то воруй, а зачем людей резать как поросят. Вот ты мне скажи, я хоть у одного кошелек подрезал, у кого последний пятиалтын был. Если я и работал, то только с жирными карасями, у которых лопатник только с мылом в карман залазит.
   - Илья, да ты не заводись. Ты как насчет того, если у тебя будет другой куратор.
   - Не понял. А ты?
   - Ты знаешь, Илья, это была наша последняя встреча. Списывают меня по болезни.
   - Иванович, ты уж извини, но с другими я работать не буду. Да, убил ты меня.
   - Ну я так и думал.
  Взяв из папки дело Короля, он подал его ему. Тот взял дело и вопросительно посмотрел на полковника.
   - Иванович, а что мне с ним делать?
   - Ну если не надо, на память потомкам, то лучше уничтожь. Вдруг в чужие руки попадет.
   - Да, есть такая буква в алфавите. Братва узнает, я тогда мертвым позавидую. Так может лучше сжечь.
   - Ну это уж как хочешь.
   - Иваныч, давай еще по грамульке.
  Разлив водку по стаканам, они выпили. Король взял дело, подошел к урне и выдернув пару листов, поджег их. Выдергивая по одному он начал их бросать в урну. Буквально за последние пять минут, Король постарел и ссутулился, как будто из него выпустили воздух. Александр встал, положил руку на плечо Короля.
   - Илья, пойду я. Удачи тебе.
   - Знаешь Иванович, пойду я завтра на тюрьму. Что-то устал на воле. А ты иди. Я еще здесь посижу.
   - Илья, может тебе денег надо.
   - Нет Иванович. У меня и свои есть.
  Александр пожал протянутую руку и вышел из беседки. На улице начал накрапывать дождь. Через сквер он вышел к дороге и по тротуару пошел в сторону отдела. Дождь потихоньку расходился и когда полковник подошел к отделу, то дождь уже стоял стеной. Машины еле ползли по улице, а некоторые просто сворачивали на обочину. Отряхнувшись на крыльце, полковник зашел в отдел. Нагнувшись к окну, подозвал дежурного.
   - Рома у себя?
   - Да. Они сегодня в ночь на трассу собрались. Опять трассовики зашевелились. У Ромы вроде есть информация на какую-то группу.
   - Скажи ему, пусть ко мне зайдет.
  Зайдя к себе, Александр снял пиджак и повесил его на плечики. Сев за стол, достал телефон, но позвонить не успел. В дверь постучали и в кабинет зашел Роман, старший группы по борьбе с убийствами и вымогательством на автотрассах. Полковник знал его давно, еще с того времени, когда Роман работал опером на земле.
   - Проходи Рома, садись. Дело к тебе есть.
   - Слушаю Александр Иванович.
   - Рома, сколько таксистов убили? Подозреваемые есть у тебя?
   - Восемь человек. С сегодняшним возможно девять. Жена одного сегодня пришла, заявила, что он вчера вечером уехал, а на телефон не отвечает. Труп пока не обнаружен. Может загулял где. А вот с подозреваемым, сложнее. Есть два свидетеля, которые говорят, что видели, как таксеры подсаживали какого-то мужика, который голосовал с руки. Но опознать не смогут.
   - Рома, сейчас пробей человека, кличка Пахом. Живет где-то в Прибрежном. У меня есть информация, что это его работа. Насколько я помню, там жителей немного. Так что сложностей быть не должно. Когда установишь, возьми кого ни будь из своих и у Степаныча попроси пару собровцев. Скажи, что я разрешил. И будьте осторожней. Пахому терять нечего. У него впереди только вышка.
   - Сделаем товарищ полковник.
  Роман встал со стула и вышел. Александр взял телефон и набрал номер Вадима.
   - Вадим, ты вещи забрал? Мне бы переодеться, а то мокрый как лягушонок.
   - Александр Иванович, здесь такое дело. Мне можно к вам зайти?
   - Давай, жду.
  Подумав пару минут, Александр набрал телефон Степаныча.
   - Степаныч, зайди.
   - Минут через пять.
  Положив трубку в карман, достал из кармана пачку сигарет. Выбрав относительно сухую, закурил. Дверь приоткрылась и заглянул Вадим.
   - Заходи. Что опять случилось?
   - У вас дома никого не было. А соседка мне записку отдала. Сказала, чтобы я вам передал.
   - Давай записку. Вадим, вот еще что. Заправь машину под завязку и завтра в отгул. Ключи оставишь у дежурного.
   - Я свободен?
   - Свободен, но относительно. Вадим, у тебя сигареты есть? А то мои намокли.
   - Есть. Вот, почти целая.
  Достав из кармана сигареты Вадим положил начатую пачку на стол.
   - А, ты как?
   - У меня в машине есть.
   - Раз так, ладно, спасибо.
  Вадим вышел, а Александр развернул записку.
   - Вот что муженек. Мне от тебя подачек не надо. Как ты знаешь, мне от родителей осталась квартира. Квартиранты съехали, так что у меня есть где жить. А эта квартира твоя, вот в ней и живи. Прощай.
  Скомкав записку, Александр выкинул ее в урну и сжав кулаки положил их на столешницу. Задумавшись, он не слышал, как Степаныч постучал в дверь и очнулся только когда тот несколько раз кашлянул.
   - Степаныч, садись. Извини, задумался.
  Прикусив губу Александр какое-то время посидел, не зная, как начать разговор. Затем взглянув в глаза сидящего напротив него Степаныча сказал.
   - Степаныч, тут вот какое дело. Под меня УСБ копает, по просьбе начальника УВД. Копают всерьез. Так что я здесь досиживаю последние дни. У тебя как со временем?
   - Через полчаса домой собирался.
   - Степаныч, у меня просьба. Нужно заехать к председателю фонда помощи ветеранам и предупредить о проверке. Они в первую очередь хотят проверить фонд, куда уходят наличные деньги, что ЧОПы берут за охрану. Это ты в курсе, что семьям заключенных помогаем, да на войну идут. А проверяющим этого не объяснишь. Заключение будет однозначное, хищение денежных средств. Пусть директор фонда приготовит все мои расписки и подошьет в отдельную папку. Проверяющие затребуют, пусть отдает и в объяснении укажет, что всей наличкой как председатель общественного совета фонда распоряжался я.
   - Иванович, но ты же себе петлю на шее затягиваешь. Это однозначно приговор.
   - Знаю. Но мне уже все без разницы. У меня неоперабельный рак. Остались считаные недели. Но об этом никто не должен знать. Так как, сделаешь? Не сегодня, так завтра мне скорее всего хвостик подвесят. А давать лишний повод нашим врагам, желания нет.
   - Сделаю, Александр Иванович. И что, ничего нельзя сделать?
   - Спинку не приучен прогибать. А теперь уже и поздно. Ну все, Степанович, иди.
  Выкурив, после ухода Степаныча, сигарету, Александр накинул на плечи мокрый пиджак и спустился в дежурку. Взяв ключи от Волги, сел в нее и проехал к своему дому. Загнав автомашину на автостоянку, полковник подошел к подъезду. Постояв, развернулся и пошел к часовне. Поднялся на крыльцо и взялся за ручку двери. Но не открыл, а спустился с крыльца.
   - Александр Иванович, что-то мучает?
  Александр взглянул в сторону, откуда раздался голос. За кустом сирени, на скамейке, сидел монах в черной рясе, с длинными, густыми волосами, аккуратно подстриженными бородой и усами. Полковник подошел и сел рядом.
   - Александр Иванович, я вижу, ты уже не первый раз подходишь к часовне, вот только не заходишь.
   - Да что-то удерживает. Наверно грехов много.
   - Кто у нас без грехов?
   - Что, и у вас есть?
   - Ну не всегда же я монахом был. Помните, девяносто девятый год, Гудермес, сводный отряд.
  Александр внимательно посмотрел на монаха.
   - Старший лейтенант Копытов, из ОМОН.
   - Так точно.
   - Ты как в монахи-то попал?
   - Да это длинная история. Вкратце, когда вернулся с войны, пошел в отпуск. С семьей поехали к ее родителям. Пьяный на грузовике въехал в бок. В живых остался только я. После этого ушел в монастырь. Ребята попросили настоятеля, чтобы тот назначил человека присматривать за часовней. Настоятель меня назначил. Вот так сюда и попал.
   - А, есть он, бог-то?
   - Я верю, что кто-то там есть на небе. Когда попали в засаду, я богу молился. Может из-за чего и выжил. Граната прилетела, мы втроем лежали. Ребят покалечило, а меня не зацепило. Знаешь Александр Иванович, православие у нас в душе. Оно с детства в нас заложено. Вот возьми крест. Вот лично для меня это не просто символ, на котором распяли Христа. Ты вспомни наши народные сказки о богатырях. Пришел богатырь на поле, а там лежит камень с надписью, налево пойдешь, богатым будешь, направо пойдешь, счастье найдешь, а прямо пойдешь, убитым будешь. Вот он крест и получился. Да видно судьба у русских такая, обычно прямо ходят. Это как Христос взошел на крест, чтобы искупить грехи людские.
   - Свои грехи я уж сам как ни будь искуплю. В рай я точно не попаду, а в аду сковородку еще для ментов не изготовили. Ладно, извини, что время отнял.
  Александр встал со скамейки и зашел в свою квартиру. Такое он видел только во время обыска, у какого ни будь бандита, который уже всех достал. Все его вещи были вынуты из шкафов и валялись на полу. Зайдя в комнату, подобрал лежащий рядом с порогом спортивный костюм, переоделся и принялся за уборку. Растолкав одежду по шкафам, зашел на кухню и устало присел на табурет. Часы, висящие на стене показывали начало одиннадцатого. Глубоко вздохнув, он встал и заглянул в холодильник. Сделав пару бутербродов механически пережевал и запил холодной водой. Зайдя в спальную, постоял возле кровати, взял с кровати подушку и прошел в зал. Бросив ее на диван, прилег и укрылся пледом. Уснуть долго не мог и ворочался с боку на бок. Дрема накатила часу в третьем. В пустой квартире пиликание сигнализации от автомашины раздалось как телефонный звонок. Александр подорвался с дивана и выскочил на балкон. В сумерках он заметил лишь два покачивающихся силуэта, которые удалялись от автостоянки.
   - Вот чертовы алкаши, наверное, автомашину задели.
  Отключив и по новой включил сигнализацию. Взглянул на часы. Было около пяти. Полковник прилег и на удивление отключился быстро. Его разбудил сигнал будильника. Включив чайник, прошел в ванную комнату. Умывшись подошел к висящему на плечиках костюму и потрогал его. Тот еще был влажным после вчерашнего проливного дождя. Одев джинсы и футболку, взял кружку с кофе, сигарету с зажигалкой и вышел на лоджию. Голубей еще не было. Сев за столик спокойно выпил кофе, выкурил сигарету и насыпал в кормушку крупы. Взяв висящую на оленьих рогах у входа легкую ветровку, вышел из квартиры и прошел к стоящей автомашине. Обойдя ее вокруг, никаких повреждений не увидел. Сел в Волгу, прогрел немного двигатель и проехал к отделу. До встречи со "старшим братом" оставалось минут десять. Полковник вышел из автомашины и зашел в дежурную часть. Дежурный, не ожидавший начальника так рано, посапывал, уткнувшись лицом в руки лежащие на столе. Помощник толкнул его в бок, тот открыл глаза и увидев стоящего перед ним начальника, вскочил на ноги. Доложить дежурный не успел. Александр отмахнулся от него.
   - Все нормально? Как у Ромы?
  
   - Они убийцу, который таксистов убивал, можно сказать с поличным взяли. Тот в поселке на отшибе в частном доме жил. Парни приехали на адрес, а жулик только перед ними во двор заехал, даже ворота не успел закрыть. Его так в машине и взяли. На месте и раскололи. Он им труп вчерашнего потеряшки показал. Его жена вчера с утра заявление о пропаже написала. До сих пор работают.
   - Вот и серия закончилась. А то уже оправдываться устал. Все, я пошел. А ты давай, не спи. К пересмене готовься.
  Выйдя из здания отдела, посмотрел по сторонам. На стоянку служебного автотранспорта заезжал бронированный УАЗ. Из остановившейся рядом с Волгой автомашины вылез Андрей и подошел к стоящему на крыльце полковнику. Поздоровавшись, улыбнулся.
   - Что, сам не сплю и вам не даю?
   - Я в это время уже не сплю. Захотел бы, так Павка бы не дал, в окно бы начал долбиться.
   - Что еще за Павка?
   - Голубя прикормил. Что-то у вас техника серьезная? Я думал, на моей поедем.
   - Это машина сопровождения. Я четверых бойцов из спецназа прихватил. Вдруг стрельнет. Хотя надежды мало.
   - Ну что, по коням.
  Александр с Ларионовым подошли к Волге и только собрались садиться, как их остановил выскочивший из УАЗа боец, одетый в бронежилет.
   - Товарищ подполковник, наш сигнализатор показывает, что на Волге датчик движения прицеплен.
  Андрей взглянул на Александра.
   - Вот полковник и неожиданности начались. Ну ка боец, посмотри, куда нам его подвесили.
  Боец взял из УАЗа небольшой прибор и пошел вокруг Волги. Прибор методично попискивал, а в районе заднего левого колеса запищал непрерывно.
   - Товарищ подполковник, где-то здесь.
   - Смотри, куда его могли прилепить.
  Боец встал на колени и заглянул в арку колеса.
   - Вот он родимый.
  Аккуратно сняв черную коробочку, приклеенную на мощный магнит, он подал ее Андрею. Тот покрутил ее в руках и передал Александру.
   - Колись полковник, кому насолил, это кто-то из ваших постарался. Буквально на днях партию таких датчиков в техотдел УВД передали.
   - Выкинь, да поехали. Неизвестно, сколько провозимся.
   - Э, полковник, нет. С нами пошутили, и мы пошутим. Боец, видишь через дорогу такси пустое стоит?
   - Вижу.
   - Сделай так, чтобы этот стукачек, у него на днище висел. Вот теперь и пусть отслеживают. Пока до них дойдет, что что-то не так. А вот теперь поехали.
  Дождавшись бойца, который прилепил датчик на такси, обе автомашины выехали со стоянки и по пустому, от автомашин, городу направились к выезду. Проезжая мимо поста ГАИ, напротив которого машина Шута нашла свой последний покой, Андрей посмотрел на кювет. От вчерашней аварии не осталось и следа. Примятая трава выпрямилась. После недельной жары, природа ожила, стремясь как можно больше своими корнями впитать целительной влаги. Александр опустил солнцезащитный козырек. На голубом небе не было ни облачка. И перепады между светом и тенью от деревьев били по глазам. Андрей пытался растормошить молчавшего Александра, рассказал пару анекдотов, но в итоге, и он замолк и включил приемник. Дорога была как нормальная российская, попадались и выбоины, и бугорки, на которых машину плавно качало. Полковник двигатель не рвал и ехал не больше сотни километров в час. Так они и ехали молча почти три часа. УАЗ шел следом как привязанный. Увидев придорожное кафе, Андрей предложил остановиться, размять мышцы и перекусить. Александр заехал на стоянку, рядом остановился УАЗ. Выйдя из автомашины полковник закурил, но его примеру больше никто не последовал. Дождавшись, когда он докурит, все зашли в кафе. Это был один из таких немногих моментов, когда в кафе никого не было. До обеда было еще далеко, а дальнобойщики, перекусив рано утром, уже пылили далеко от этого богом забытого места. Официантка увидев столь представительную компанию, тем более, что на бронежилетах бойцов на спине была ярко-желтая надпись ФСБ, засуетилась и задела нечаянно стул, который начал падать. Один из бойцов успел его подхватить у самого пола. Рассмеявшись, поставил его на место.
   - Девушка, да не волнуйтесь вы так. Задерживать вас никто не собирается. А так, мы такие же люди, с двумя ногами, с двумя руками и одной головой. У нас даже хвоста и рожек нет.
  Прыснув в кулак, официантка приняла заказ и ушла на кухню. Александра резко пронзила боль в левом подреберье. Что бы не застонать, он прикусил губу. Андрей тревожно взглянул на него, но промолчал. Полковник встал, зашел в туалет, достал из упаковки таблетку, и запил ее водой, из под крана. Постояв немного, вернулся за стол. Не понятно, толи завтрак, толи обед занял около часа. Александр свою порцию пельменей съел раньше всех и выйдя на улицу присел на лавочку. Выкурив сигарету, он затушил окурок и достал из пачки следующую. Покрутив ее в руках, прикуривать не стал, а засунул ее в пачку. Вскоре из кафе вышли Андрей с бойцами. Сели в автомашины и километров через пять уткнулись в пробку, начала которой видно не было, уходила куда-то за горизонт. Андрей чертыхнувшись, вылез из автомашины и подошел к впереди стоящим Жигулям, водитель которого откинул сидение и закрыв глаза откинулся на него. Андрей постучал согнутым пальцем в лобовое стекло. Водитель открыл глаза и прищурившись посмотрел на побеспокоившего его мужчину.
   - Че надо?
   - Давно стоишь?
   - Минут десять. Да здесь часом не обойдется. Впереди, километров через пять авария крупная, говорят две фуры лоб в лоб сошлись и иномарку с пассажирами в блин раскатали. Пока все оформят, машины растащат, я и выспаться успею.
   - Объезд есть?
   - Вчера, до дождя был. А сейчас только на катере проехать можно.
   - Понятно.
  Андрей вернулся в автомашину и нервно хрустнул пальцами.
   - Что подполковник, беда?
   - Александр, вот только ты не подкалывай. У тебя синее ведерко есть?
   - Под сидением посмотри.
  Андрей достал, из под сидения синий проблесковый маячок, и установил на крышу Волги.
   - Давай полковник, местами поменяемся.
   - Есть желание за рулем посидеть. Да ради бога.
  Андрей с Александром поменялись местами. Андрей включил передачу и тронув машину с места выехал на встречную полосу. В следующем за ними УАЗе включили "крякалку" и обе автомашины набирая скорость помчались по встречке. В отличии от Александра, Андрей машину не жалел, вдавив педаль газа до полика. Километров через пять они уткнулись в стоящую поперек дороги фуру. Перед ней стоял мужчина в форме капитана ДПС. Полковник вышел из автомашины и подошел к капитану. Тот устало взглянул на подошедшего и отвернулся. Мало ли каких чинуш с мигалками мотается по трассе.
   - Капитан, что случилось?
   - Сам не видишь?
  Александр достал из кармана удостоверение и показал капитану.
   - Так все же что случилось?
   - Водитель с фуры говорит, что ему навстречу легковушка выскочила. Водитель, наверное, уснул. Этот с фуры на встречку начал уходить. Почти удалось. Но легковушка зацепила заднее колесо на прицепе. Фура сложилась. А встречный уже среагировать не успел. Въехал в прицеп и пробив ограждение, ушел под откос. А здесь высоко, около двадцати метров. Мужики, кто видел, пытались его спасти. Вытащили на обочину, а у того кровь горлом пошла. Наверное, от удара об руль легкие отлетели. Эксперт точнее скажет. Хотя, водиле уже все равно.
   - А, легковая где?
   - С другой стороны откоса. Там три трупа. Водитель и похоже жена с ребенком. Да и какой он водитель? Так, северный олень. Едут в отпуск, торопятся на тот свет. А машины у всех новые, мощные. Северяне за первых два летних месяца нам план по ДТП со смертельным за год делают. За эти сутки уже второй случай.
  Полковник подошел к кабине уцелевшей фуре. Пожилой водитель сидел на земле, положив на колени большие, натруженные руки, перевитые синими жгутами вен. Из глаз на подбородок текли крупные слезы. Александр ничего не стал говорить, а подошел к капитану.
   - Коллега, мы по обочине сможем проскочить.
   - Попробуй, если не брезгливый. Там лужа крови натекла. А так несколько часов ждать. Пока фуру с дороги оттащим, пока тяжелый кран придет и вторую фуру с легковушкой достанем. Смотри полковник сам.
  Полковник подошел к Волге, возле которой стоял водитель с УАЗа. Андрей молча смотрел на подошедшего.
   - Задержка нам обеспечена часов на несколько. Есть вариант. Объехать по обочине, но там лужа крови.
  Водитель с УАЗа отшатнулся и побледнел. Подполковник с металлом в голосе произнес.
   - Что побледнел. Когда из взорванного БТР в Чечне, куски обгорелого мяса вытаскивал, тебе плохо не было. Давай, соберись. Садись полковник. У нас выбора нет.
  Волга осторожно съехала на обочину и медленно проехала мимо места аварии. Андрей сжал зубы и нажал на газ.
   - Долго еще ехать?
   - Такими темпами полчаса.
  Ехали молча. Лишь перед самым дорожным указателем на поселок Рябиновое Андрей не выдержал.
   - Вот куда было гнать? Куда торопились? Я еще понимаю, на войне.
   - Да это Андрей природа человеческая такая. Мы же себя считаем бессмертными. Не думаем, что железо прочнее.
  Свернув на Рябиновое, Андрей сбросил скорость. Да и по дороге отсыпанной щебнем, сильно не разгонишься. Не доезжая поселка. Александр показал пальцем на заросшую невысокой травой грунтовку.
   - Сворачивай на нее. Впереди роща, а за ней и старое кладбище.
  Свернув на грунтовку, машины гуськом, поднимая пыль, поехали в сторону едва видневшейся деревянной ограды. При въезде на кладбище стоял небольшой синий вагончик. Дорогу перегораживал металлический шлагбаум, на который навалившись грудью стоял дедок в соломенной шляпе и сером почти заношенном до дыр спортивном костюме. Волга остановилась перед шлагбаумом и Александр вышел из нее.
   - Здравствуйте, не знаю, как звать величать. Нам бы проехать на кладбище.
   - И к кому вы там?
   - У меня здесь родители и дед с бабушкой похоронены. Дворниковы.
   - Ну как не знать. Знаю таких. А ты, однако Сашка. Мы же, с твоей матерью в одном классе учились. Рано только твои родители ушли.
   - Нам бы проехать.
   - Саша, но ты же знаешь наше правило. На могилки только ногами. Не гоже мертвых своими керосинками тревожить. Так что уж извиняй. А у тебя же сестра еще была, Татьяна. Она где?
   - Татьяна в Питере живет. На родину редко приезжает. А как у вас фамилия?
   - Колмаков. Мы же с Дворниковыми родня были. Ты в роду у них последний остался из мужиков.
   - Дядя Миша.
   - Я он и есть.
   - Дядя Миша, ну мы тогда пройдем.
   - Да, да. Конечно идите.
  Александр махнул рукой и Андрей вышел из автомашины. Подойдя, он вопросительно взглянул на полковника.
   - Андрей, а дальше пешком.
   - Я сейчас.
  Андрей подошел к УАЗу, взял из автомашины небольшой пластиковый тубус и подошел к Александру.
   - Вот теперь пойдем.
  Александр пошел первым по свежескошенному центральному проходу, от которого узкими проходами шли ряды могил. Пахло свежим сеном и клевером. Могилы, к котором они шли, были в конце кладбища. Там был целый угол, где были похоронены родственники Дворниковых. Могилы деда с бабушкой и родителей были загорожены металлической оградкой. Первой в этом небольшом рядке, была могила бабушки. Александр ее не помнил. Она умерла, когда ему было года четыре. У нее и родителей были простые из мраморной крошки памятники. Лишь у деда был памятник, единственный в своем роде. Гранитная глыба, отшлифованная с одной стороны и надписью. Как обычно Ф.И.О. и года жизни. Но по бокам глыбы, как будто, вырываясь из нее на свободу, были вырезаны две лошадиных головы с развевающимися гривами. Внутри оградки было чисто. В мае Александр заказал машину песка и засыпал им внутри оградки. Так что, трава только начинала пробиваться. Полковник наклонился к каждой могилке и затронул рукой памятники. Постояв молча, он повернулся к Андрею.
   - Ну вот, мы и на месте.
   - Александр, а почему лошади?
   - Дед перед смертью просил, что бы ему на могиле лошадей поставили. Он же всю жизнь с лошадьми возился. Даже в войну кавалеристом был. Он как-то почувствовал, что умирает, ушел на конюшню. Там его в сеннике и нашли. Сам не видел, но говорят, что лошади плакали слезами.
   - Так где Авдеев стоял?
   - Между могилами бабушки и деда. Возьми фотографию, я ее на всякий случай прихватил.
  Достав из кармана ветровки фотографию Валерки, он подал ее Андрею. Тот взял в руки и встал на то место, где стоял Авдеев, когда его фотографировали. Присмотревшись к фотографии, вполголоса сказал.
   - Полковник, а ты на его руки внимание обратил?
   - Да я как-то не разглядывал.
   - Смотри, у него правая рука в кармане, а левая сжата в кулак, но указательный палец показывает на край надгробья.
  Суетливо скинув крышку с тубуса, Андрей достал из него небольшой металлический щуп. Воткнул в то место, куда указывал палец. Щуп погрузился в землю сантиметров на десять и уперся во что-то твердое. Андрей отбросил щуп в сторону и лихорадочно начал разгребать землю руками. Достав из кармана нож, он подковырнул им что-то и вытащил литровый термос изготовленный из нержавейки. Скрутив крышку, отложил ее в сторону и вытряхнул из термоса пластиковый, прозрачный пенал. Взглянув на него, положил пенал в карман и поднялся с колен.
   - Вот полковник и все. Эту страничку можно перевернуть. Я все же нашел, что искал. А мне не верили.
   - Андрей, зачем Валерка так сделал? Почему сразу не отдал?
   - У него сейчас не спросишь. Вот ты, на его месте, как бы поступил, зная, что у тебя в руках оружие, которое может уничтожить людей как вид.
   - Если честно, то не знаю.
   - Ну что, пойдем.
   - Пойдем. Мертвым мертвое, живым живое.
  Андрей ногой сдвинул выкопанную им землю и прихлопал ее. Из оградки он вышел первым. Александр прикрыл воротца и пошел следом за ним. Дяди Миши возле вагончика не было. Куда-то отошел по своим старческим делам. Андрей подошел к УАЗу и передал контейнер одному из бойцов, сказав, что на аэродроме их будет ждать самолет. УАЗ сорвался с места, А Андрей подошел к Волге, возле которой стоял Александр.
   - Ну что, командир, тоже потихоньку поедем. Я заметил, что не любишь быстрой езды.
   - Андрей, давай в поселок заедем. Когда еще там побываю, если побываю.
   - Полковник, я вот смотрю на тебя и кажется мне, что у тебя проблемы со здоровьем. У тебя случайно не рак.
   - С, чего ты, взял?
   - Учителя хорошие были. У тебя белки глаз начали желтеть и постоянно правую руку прилаживаешь в область поджелудочной железы. Ты привык и просто сам этого не замечаешь. В кафе от боли чуть сознание не потерял. Когда пришел из туалета, у тебя на футболке были пятна от воды. Капли попали, когда таблетки запивал. Смотри, у меня есть возможность устроить в военный госпиталь в Москве. Там мертвых на ноги поднимают.
   - Андрей, мне этого не надо.
   - Хозяин-барин, было бы предложено. Ну что в поселок? Только, давай за руль я сяду.
  Волга переваливаясь с боку на бок, выехала с грунтовки на щебенку и сразу за ней потянулся пыльный след. В Рябиновом Александр не был со дня похорон отца. В его воспоминаниях поселок оставался умирающим, как больной человек. У половины домов окна были заколочены крест-накрест досками, а те, в которых еще доживали свой век старики, были почерневшими и покосившимися, улицы, заросшие бурьяном. За рябиновой рощей, когда взгляду удивленного Александра открылся поселок, он попросил остановиться. Выйдя из автомашины, он закурил и часто затягиваясь смотрел на поселок, как на потемкинскую деревню. Вот уж чего-чего, а такого превращения из бедной Золушки в принцессу, он не ожидал. Увеличившийся в два-три раза по площади поселок, современные, из красного кирпича дома, блестевшими на солнце пластиковыми окнами и что самое удивительное, черепичными крышами. Докурив сигарету, сел в автомашину.
   - Вот теперь поехали.
  Волга, тихо урча двигателем, заехала в поселок. Прямые улицы и переулки. На многих воротах были прикреплены красные пятиконечные звезды, но в основном с траурной черной окаемкой. Как Александр помнил из детства, такие звезды вешали на дома участников войны. По всей дороге и тротуарах лежал асфальт. Лишь где-то вдалеке, за поселком, белесо дымили какие-то трубы. В центре поселка Андрей остановил автомашину.
   - Александр, здесь что, коммунизм? И людей не видно. Пока ехали по поселку я видел только трех человек.
   - Не знаю. Ну дети понятно, либо на огородах, либо на речке. Знаешь, что, давай в этот переулок и до конца. Я на реку хочу взглянуть.
   - На речку, так на речку.
  Автомашина подъехала к крутому берегу. Как помнил Александр, речка была неширокая, но местами дна не достать. Огибала поселок с трех сторон. На противоположной стороне берег зарос ивняком, а чуть дальше начинался густой сосновый бор. Недалеко от того места, где остановилась автомашина, в землю была вкопана длинная, из толстой плахи лавочка. Сколько себя помнил Александр, она там была всегда. Ближе к вечеру на ней собирались взрослые, встречали своих кормилиц буренок, которые паслись на заливных лугах, а после собиралась местная молодежь, за неимением клуба. Кто ни будь приносил магнитофон и устраивали танцы, по праздникам, когда никуда не торопились, то и до утра. На скамейке сидел какой-то дед, опираясь одной рукой на трость, наблюдая за барахтающейся в речке детворой. Александр вышел из автомашины и подошел к лавочке.
   - Дедушка, присесть можно?
  Дед взглянул на полковника, из под седых густых бровей и усмехнулся.
   - Присаживайся, коль не шутишь. Скамья не куплена.
  Александр сел и достав из кармана сигареты, закурил.
  Дед осуждающе покачал головой.
   - Бросал бы ты, мил человек, это зелье. У нас в поселке не пьют, а сейчас и от курева народ отучают.
   - Что, совсем не пьют?
   - Совсем. Как построили кирпичный завод и люди сюда потянулись, так директор поставил условие, что пьющие ему на заводе не нужны. Кто не пил, тому премию хорошую давал, создал при сельском совете женсовет. А те, как возьмут в оборот. Ух, мало не покажется. На заводе еще кроме кирпича черепицу делают. Так своим работникам продают по себестоимости, да еще и в рассрочку. Вот люди и строятся. Так что некогда им белую пить. У нас в поселке еще и не каждому разрешают селится. Новенькие приезжают, сначала три месяца живут в семейной гостинице. Затем находишь трех поручителей. Из тех, кто здесь прожил не менее пяти лет. И лишь после этого на сельском совете решают, дать тебе место под строительство, или нет. Как себя обществу покажешь.
   - Дедушка, да я гляжу вы коммунизм построили в отдельно взятом селе.
   - А, ты не смейся. Чем тебе коммунизм не нравится. У нас и директор завода коммунист и партийная ячейка есть. И на выборах все за них голосуют. А чего не голосовать, если школу новую построили, клуб, асфальт везде положили. Ты знаешь, у нас даже своя оппозиция есть, Славка Сорокин. Вечно чем-то недоволен. То он против завода с карьером был, то против приезжих. И вечно то он с какой-то подковыркой. Вот сколько смотрю их по телевизору, ну прям наш Сорокин. Завидущие и пакостники мелкие. Нагадят и в кусты. А сам работать не хочет. Жена со старшим сыном пластаются. Живут в развалюхе. Последняя в поселке осталась.
   - И что, все на заводе работают?
   - Да какой там. Братья Соколенко ферму завели. Коров и бычков аж с самой Голландии завезли. Васька Казах лошадей разводит. Санаторий в бору открыли. Бурили скважину, нефть искали, а нашли море горячей минералки. Хватает работы, лишь бы руки и голова были на месте. А ты, чего расспрашиваешь? Аль сам решил сюда переселиться.
   - Поздно уже переселяться. Решил навестить места где рос, где детство прошло. Предки мои отсюда. Когда еще получится выбраться.
  Дед внимательно посмотрел на Александра.
   - А, ты чьих будешь. Кого-то мне напоминаешь. Старый я уже стал, память никудышная.
   - Дед с бабушкой Дворниковы были.
   - Так ты может и меня помнишь. Я Ерофеев Павел Яковлевич.
   - Помню. Вы нас как-то крапивой гоняли, когда к вам за малиной залезли.
   - Может быть. Ваш дом угловой был. Затем мой. А дальше Авдеевых. Вы же с Валеркой Бомбистом были не разлей вода в детстве.
   - С, каким Бомбистом?
   - Да с Валеркой Авдеевым. Он же в девятом классе как рехнулся. Что ни будь, да взорвет. Мать краску, серебрянку купили, так он алюминий намешал с селитрой, сарая как не бывало. Спер где-то ведро карбида, ладно бы бутылки взрывал. Так он раскрутил газовый баллон, насыпал туда карбида и залил водой. Скатил баллон в яму. Так бабахнуло, что во всех окнах стекла дребезжали. Его с тех пор старики Бомбистом и прозвали. Может ты что-то о нем слышал? Так где-то и пропал. Пока воевал, у него родители за печкой недосмотрели, оба и умерли, угорели. Мы и похоронили их без него. Он как-то пару раз появлялся, а потом совсем пропал. Слухи ходили, что вроде посадили его.
   - Дядя Паша, погиб Валерка геройски. Выполнял спецзадание. Когда его окружили, себя взорвал и боевиков.
   - Не опозорил значит. Он же мне по матери племянником приходился. Вот только род Авдеевых прервался. Он же последним из мужиков был. Не осталось в деревне больше Авдеевых. А ты на деда своего, на Федора походишь, вылитый. Я и думаю, что где-то видел. На вашем месте у меня внучка построилась, а на месте Авдеевых внук. Я здесь вот и сижу, за правнуками наблюдаю. Все занятие. Старший вон, в кустах с удочкой сидит, а младшие в песке возятся.
   - Поеду я дядя Паша. Пора мне. А вам удачи и здоровья.
  Александр встал со скамейки, последний раз взглянул на серебристо-свинцовую гладь реки, по которой изредка пробегали серебристые барашки. Тяжело вздохнув, сел в автомашину. Андрей включил передачу, и машина медленно тронулась с места. Уже на выезде из поселка Андрей спросил.
   - Зачем ты деду сказал, что Авдеев геройски погиб?
   - Знаешь, Андрей. Не мог же я деду сказать, что он убийца. Это же деревня. У него здесь половина деревни родственники. Если бы судьба так не распорядилась, то может и был бы героем. Андрей, ты не против, если я прикорну маленько. Не выспался.
   - Да какой разговор.
  Накатившая слабость сыграла свою роль и почти до самого города Александр то просыпался, то опять впадал в дремоту. Лишь, когда появились первые дома, полковник окончательно стряхнул с себя остатки сна. Андрей заехал на стоянку ФСБ и заглушил автомашину.
   - Вот и все полковник. Наша совместная эпопея закончилась. Спасибо за помощь. Вряд ли больше увидимся. С банкиром у нас все срослось. Завтра задерживаем его, на спецборт и в Москву. Удачи.
  Пожав руку Александра, он вышел из автомашины и пошел не оглядываясь в сторону управления. Полковник сел за руль Волги и осторожно выехал со стоянки. Не был он прирожденным водителем. И сколько жена не ныла, своей автомашиной он так и не обзавелся. Возле отдела стоянка была забита автомашинами. Александр подъехал к проходной и посигналил. Дежуривший на проходной сержант, выглянул в окно и поднял шлагбаум. Подъехав к гаражам, полковник закрыл автомашину и с запасного входа зашел в здание отдела. Дежурный, увидев его, вышел в коридор и доложил, что в отделе, проишествий не случилось. Александр уже начал подниматься по лестнице, когда его окликнул дежурный.
   - Александр Иванович, тут такое дело. Кто-то с утра с вами встречи добивается, раз десять звонил. Буквально полчаса назад был последний звонок. Я у него взял номер телефона и сказал, что вас сегодня больше не будет.
   - Где номерок?
  Дежурный протянул ему листок бумаги. Полковник взглянул на номер, который ему ни о чем не говорил. Зайдя в кабинет, включил кондиционер и сел за стол. Еще раз посмотрел на листок с номером и достал телефон. Набрав номер, услышал короткие гудки. Занято. Выкурив сигарету еще раз набрал. Ему ответил мужчина. Голос был с хрипотцой. Такой обычно бывает, когда много курят.
   - Вы мне звонили.
   - Александр Иванович, вас Петр Алексеев беспокоит.
   - Что-то не помню такого.
   - Вы нас с братом задерживали за кражу из магазина. Но это давно было.
   - Вспомнил. Ты в магазин залез, а брат на стреме стоял. Тебя на выходе из магазина и приняли.
   - Да, да. Александр Иванович, за нами с братом должок остался. Так вот, я вернуть хочу. Встретиться нужно, желательно как можно быстрее.
  Полковник взглянул на часы. Время уже подходило к семи вечера.
   - Давай, через час, у драмтеатра.
   - Все, заметано.
  Александр закрыл кабинет и вышел на улицу. Ключи от автомашины отдал дежурному. Решил прогуляться по городу. Когда еще такая возможность выпадет. Небольшой ветерок гонял по небу белесые облака, тополя о чем-то перешептывались между собой. Александр шел по улице и сам себе улыбался. Оказывается, он даже раньше и не замечал, как изменился и похорошел город. Возле театра был небольшой музыкальный фонтан. Струи которого то поднимались, то опускались. А над ними были установлены трубки различного диаметра, которые в зависимости от напора воды наигрывали какую-то грустную мелодию. Полковник подошел к фонтану и подставил раскрытые ладони под опадающие струи. Постояв так, намочил водой носовой платок и вытер обветренное лицо. Повернувшись, он прошел в сквер перед театром и сел на лавочку. Время еще позволяло и достав из пачки сигарету, размял ее пальцами и прикурил. Не успел докурить, как рядом с ним на лавочку опустился запыхавшийся, коренастый, высокий мужчина.
   - Александр Иванович, здравствуйте. Я боялся опоздать.
   - Да, изменился ты Петр. Встретил бы на улице и не узнал. Ты же в молодости хоть и высокий был, но кожа, да кости.
   - Время. Ну и чай не на казенных харчах.
   - Петр, ты о каком долге говорил? Вроде ты мне ничего не должен.
   - Ну это вы так считаете. Вы же на магазине нас обоих с братом приняли. Ну ладно я, не в мать, не в отца, а в удалого молодца. А брат у меня всегда умницей был. Он и школу закончил с золотой медалью. Да что я говорю, вы и так знаете, что я тогда его подбил. Сказал, что он не мужик, если со мной не пойдет. А вы же ему тогда поверили. Свою трешку я заслуженно получил. За это я на вас не в обиде. А братан даже свидетелем не прошел. Закончил институт нефти и газа. Уехал на север. Сейчас работает начальником управления буровых работ. Меня пристроил. Я сейчас у них по снабжению. Числюсь там, а основная работа здесь. Квартиру купил, жена, дети. Плохо что ли. Сейчас жену с детьми в Турцию отправил отдыхать. Готовить самому лень. А у нас в доме кафе на первом этаже. Ну я вечерком позавчера и зашел. Думаю, поужинаю, да и соточку приговорю. Только графинчик принесли, мужик подсел. Типа, здорово братуха. Да мы с тобой на одной зоне у хозяина чалились. Лохматый нарисовался, фиг сотрешь. Да вы его должны знать. Тоже ваш крестник.
   - Волосы у него на зоне отрасли?
   - Да какой там. Как колено лысый. Порода у него такая. Так вот. Говорит он, что только пару дней как освободился. Посидели мы с ним в кафе, а затем водки с закуской в магазине взяли и ко мне поднялись. Выпили хорошо, он по пьяни и разоткровенничался. Лохматый за несколько дней до освобождения в карты проигрался, какому-то Тимуру. Я правда этого Тимура не знаю. Он уже без меня пришел. Платить нечем было. Тимур его и поставил перед фактом. Либо Лохматого братва на нож поставит, либо тот, когда освободится вас грохнет. Дал ему две недели. Что бы недельку погулял, а за вторую с вами вопрос закрыл. Сегодня как раз неделя, как он на свободе. У Тимура кто-то из подельников на свободе остался. Они Лохматому ваш адрес пробили, а сегодня ствол должны передать. Если честно, я не хотел вмешиваться. С утра брату позвонил, тот меня к вам и отправил.
   - Тимур не успокоился значит. Решил и рыбку съесть и меня завалить.
   - А, кто он такой?
   - Да, никто. Две ходки за грабежи и кражи. Собрал возле себя малолеток. Как же, герой. Блатная романтика. Во время задержания покрасоваться перед молодняком решил, а я ему зубы выбил.
   - Александр Иванович, сейчас уже дело прошлое. Нас с братом кто сдал, Васильич? Сосед наш, ныне покойный.
   - Он самый.
   - Все глухую тетерю из себя корчил. Ничего не вижу, ничего не слышу. А мы, с братом о магазине на балконе разговаривали. Хотя с другой стороны, не приняли бы тогда, черт его знает, как бы все сложилось. Александр Иванович, так я пойду.
   - Да, конечно. Спасибо тебе Петр.
  Петр смущенно пожал плечами, встал и пошел по аллее. Александр сидел и смотрел ему вслед, пока тот не затерялся среди спешащих по своим делам пешеходов. Выкурив сигарету, он поднялся и вышел на улицу. Остановив такси, сел в нее и проехал к отделу. Дежурный уже не ожидал его возвращения. Снял китель, галстук и растегнул верхние пуговицы на рубашке. Увидев полковника, засуетился. Александр остановил его.
   - Степаныч здесь?
   - Да, здесь. Еще не успел уехать.
   - Скажешь, что я жду его у себя в кабинете.
  Александр поднялся в кабинет, открыл сейф. Достав верного Макарова, передернул затвор, поставил на предохранитель и засунул сзади за пояс, прикрыв курткой. Он уже сам хотел звонить Степанычу, как тот зашел в кабинет. Александр подошел к двери, запер ее на ключ.
   - Степаныч, достань из холодильника коньяк и фужеры с полочки.
   - Иваныч, так я за рулем.
   - Я тебе много и не предлагаю. Компанию составишь.
  Дождавшись, когда Степаныч нальет коньяк и сядет, полковник поднял свой фужер и посмотрел через него на свет. Выпив, теперь уже сам его наполнил, а Степаныч лишь слегка пригубил. Александр взял фужер обеими руками, опершись локтями об стол.
   - Степаныч, я вот чего тебя тормознул. Мне информацию слили. Заказали меня Степаныч.
   - Это кто у нас такой смелый?
   - Тимура помнишь?
   - Это тот, который тебе во время задержания на ботинки плюнул. Ты ему еще тогда по роже засветил и ботинки заставил вытереть. И все на глазах у его щенков.
   - Да не все так просто. Перед последней отсидкой он на зоне был подсматривающим, пока настоящий вор не пришел. Тимур после освобождения на воровскую корону рассчитывал, а я его обломал. Скорее всего, ему жулики на зоне этого не простили. Вот и бесится.
   - Кто стрелять будет и где?
   - Возле дома. Скорее всего на выходе из подъезда. Стрелять должен бандюган, откинулся с зоны на днях. Кличка Лохматый. Я того тоже как-то брал.
   - Может охрану организуем.
   - Вот еще. Меня охранять неизвестно сколько. Да меня опера засмеют. Я что хотел. Ты бы меня подстраховал на выходе пару дней.
   - Сделаем.
   - Степаныч, если у тебя со временем не в напряг, то может добросишь до дома?
   - Пойдем. Моя карета у подъезда.
  Выпив коньяк, Александр поднялся. Степаныч поставил фужер не допив, и они оба вышли из кабинета. Спустившись, полковник окликнул дежурного.
  - Заместитель меня пусть с утра не ждет. Я задержусь. Да и Вадим за мной пусть не ездит. Сам доберусь.
  Выйдя из отдела, Александр со Степанычем сели в старенькую Ниву и проехали во двор дома, где находилась квартира полковника. Степаныч остановил Александра, который уже собрался выходить из автомашины.
   - Иваныч, как думаешь, откуда стрелять будет?
   - Да из Лохматого еще тот стрелок. Ну с крыши точно нет. Крыши у меня из квартиры просматриваются. А вот когда с крыльца спускаться буду, самое оно. Видишь, кусты акации. Если за ними встать, то ни с крыльца, ни со стороны тротуара человека не видно.
  Распрощавшись со Степанычем, Александр вышел из автомашины и поднялся на крыльцо. Открывая дверь в подъезд почувствовал на затылке тяжелый, полный ненависти взгляд. Оглянувшись, никого постороннего не заметил. Лишь на газоне, напротив крыльца, какая-то бабулька выгуливала истерившую мелкую шавку, да вдалеке, из двора выезжала Нива Степаныча. Поднявшись в квартиру, полковник принял душ, одел спортивный костюм и зашел на кухню. Долив в чайник воды, включил его. Настроение испортилось. Как будто в доме был покойник. Хотя они с женой последнее время не то что ссорились, но были как совершенно чужие люди. Но хоть душа в доме живая была, можно было перекинуться парой слов. В подреберье заныло так, что стало тяжело дышать. Взяв со стола таблетку, он запил ее холодной водой и сел на табурет, прижав ладонь к больному месту. Раздавшийся телефонный звонок был совсем не к месту. Но полковник заставил себя встать, достать из ветровки телефон и ответить.
   - Да. Слушаю.
   - Саша, это Дмитрий тебя беспокоит. К тебе зайти можно?
   - Не можно, а нужно. Ты где?
   - Возле подъезда стою.
   - Давай, заходи. Сейчас дверь открою.
  Александр подошел к двери и открыл ее. Дождавшись Дмитрия, пропустил того в квартиру, который, скинув туфли сразу прошел на кухню. Достав из пакета бутылку водки, шмат копченного сала и булку хлеба, выложил на стол.
   - Саша, в этом доме, нож и стопки найдутся? - спросил он Александра, который слегка задержался, закрывая дверь.
   - Дима, вот только тупить не надо. То ты не знаешь, где у меня что лежит.
  Дмитрий рассмеялся.
   - Знаю, но надо же благословения у хозяина спросить.
  Достав стопки поставил их на стол. Взял висящую на стене разделочную доску, нарезал хлеба и сало. Александр пристально посмотрел на гостя.
   - Дима, а ты вроде уже сильно навеселе. Смотрю, ты в последнее время хорошо прикладываться начал. Ты бы бросал это дело. Или что-то случилось?
   - Случилось Саша, полгода назад. Когда новый начальник УВД пришел. Выдержать бы еще год, а там на пенсию. Знаешь, у молодежи сейчас песня есть популярная, а там слова "Я свободен". Вот и я буду свободен. Представляешь, нам в наружку идут задания на комерсов, сотрудников администрации, начиная с районной и заканчивая областной, банкиров и подобную мразь. А посадок-то нет. Получается, что кто-то на них компру собирает. Да что я жалуюсь. У тебя положение еще хуже. Давай, сначала выпьем.
  Разлив водку по стопкам, гость не дожидаясь хозяина выпил, сделал бутерброд и начал его пережевывать. Александр последовал его примеру. Выпив, он сходил на балкон и принес пепельницу, оставив дверь на балкон открытой. Оба закурили. При Ирине им такая вольность бы не сошла с рук. Табачный дым на дух не переносила. Затушив сигареты, выпили еще по одной. Дмитрий встал из-за стола и начал ходить по кухне. Полковник знал, что такое хождение, это признак крайнего раздражение.
   - Дима, так что случилось?
   - Срочное задание на наружку за тобой выписали. УСБшники решили, что самые умные. Сегодня утром на твою служебную Волгу прикрепили датчик движения. Хотели сами, через спутник отследить где кататься будешь. Тем более, что им кто-то слил, что ты на работу не выйдешь, значит будешь мотаться по своим делам. Не знаю, как ты нашел датчик, да мне и не интересно. Но вот с такси ты хорошо придумал. Они его почти целый день отслеживали. Мои парни, когда узнали, что за тобой работать будем, хотели забастовку объявить. Саша, я со старшими смен договорился, если тебе нужно куда-то отъехать, что бы начальство не знало, ты фарами пару раз моргни. По телефону лишнего не говори. Его тоже с завтрашнего дня ставят на уши.
  Достав из кармана пиджака простенький телефон, Дмитрий положил его на стол.
   - Саша, пусть при тебе будет. Если что, я на него позвоню. Телефон и симка левые. Да, вот еще что. Ты бы себе норку присмотрел. Начальник УСБ хвастался, что скоро они такого человека повяжут, что скандал будет на всю область. Конкретно не сказал, но я понял, что камушек в твой огород. Ну что, по единой, да я поеду. Меня водитель ждет. Да и перебрал я вроде сегодня.
  Встав из-за стола, Дмитрий пошатываясь подошел к двери. Остановившись, поднял кулак на уровне головы и молча вышел. Александр закрыл за ним дверь и зашел на кухню. Закурил и сел за стол. Взяв пульт от телевизора, включил его. Пытался посмотреть, но на увиденном сконцентрироваться не смог. Выключив телевизор прошел в комнату и прилег, но сон не шел. За ночь несколько раз вставал, заходил на кухню, выходил покурить на балкон, опять ложился. Если и удалось поспать, то от силы минут сорок. Дождавшись, когда пропищит будильник, Александр встал и прошел в ванную. Постояв под холодными, упругими струями душа, он растерся до красна. Одевшись прошел на кухню. Утро начиналось как обычно, сигарета, кофе и пшено в кормушку. Вот только Павка сегодня не прилетел. Возле кормушки его ждала только голубка.
  Александр грустно усмехнулся.
   - Что милая, похоже гнездо свили.
  Взглянув на сияющий на солнце позолоченный купол часовни, вспомнил слова монаха о кресте. Не отрывая взгляда от креста, докурил сигарету. Затушив, бросил окурок в пепельницу и зашел на кухню. Достал из шкафчика пистолет и положил его на стол. Постояв, Александр решился. Выщелкнул из рукоятки магазин, достал из патронника патрон и вставил его в магазин. Покрутив его в руках, вставил его до щелчка в рукоять пистолета. Засунув его в оперативную кобуру, под мышку, открыл дверь и вышел в подъезд. Достав из кармана телефон, набрал Степаныча. Тот подтвердил, что ожидает, но ничего подозрительного пока не увидел. Выйдя на крыльцо, полковник остановился и прикурил. Женщина, выгуливающая собачонку, повернулась и вскинула руку. Раздался приглушенный хлопок. В руках у женщины был ПСМ с глушителем. Вроде и пистолет небольшой, удобный, да одна беда. Осечки часто бывают. Вот и на этот раз у стрелка что-то пошло не так. Александр достал пистолет, сначала прицелился, но затем опустил руку. Женщина шла на него лихорадочно нажимая на спусковой крючок. Полковник усмехнулся.
   - Лохматый, ну какой же ты идиот. Вырядился от бабы не отличишь, а с пистолетом обращаться не научился. Ты затвор передерни, а затем и стреляй.
  Лохматый остановился, передернул затвор и взглянув на отлетевшую в сторону гильзу поднял пистолет.
   - Лохматый, ну это же не твое. Ты же вор, а не убийца. Брось пистолет.
   - Мне все одно. Что менты, что наши. Один черт кирдык. Так может хоть одного мусора на луну отправлю. Два выстрела слились в один. Щеку Александра опалило огнем, а Лохматый запрокинув простреленную голову, с которой слетел парик, упал на землю. Дернувшись всем телом несколько раз, Лохматый выронил пистолет из руки. Подбежавший Степаныч остановился возле него. Взглянув на лежащего неудавшегося киллера, отбросил в сторону ногой парик подошел к стоящему Александру. Тот убрал пистолет в кобуру и взглянул на Степаныча.
   - Степаныч, у тебя руки трясутся.
   - Я ведь думал, что это женщина. Вот замаскировался. Я же ни разу в них не стрелял.
   - Вот это и есть Лохматый. У него проблемы с волосами. В школе ребятишки еще Лохматым дразнили. Так и прижилось. Он на дело в париках ходил. Раз во время грабежа парик слетел, а потерпевший заметил. Так его и взяли. Перед объявлением приговора судье угрожать начал. Тот обиделся, ну и нарисовал ему двенадцать лет.
   - Иванович, а ты почему не стрелял? Ну ка, дай мне свой пистолет.
  Полковник подал пистолет и сел на лавочку. Степаныч посмотрел и хмыкнул.
   - А, ведь ты смерти искал. Рассчитывал, что он тебя завалит, я его и вроде дело раскрыто. Молодец. А ты подумал, как мне после этого жить.
   - Проехали Степаныч. Садись. Перекурим. Степаныч, сейчас воронье налетит, следственный комитет, прокуратура, УСБ. В общем так, о том, что готовится покушение мы не знали. Кровь ведь всю выпьют, что не организовали засаду и живьем не взяли, да и мужика, что меня предупредил затаскают. Ты заехал за мной. Когда я вышел из подъезда, по мне начали стрелять, а ты киллера завалил. Со стороны все так и смотрелось. Наружка подтвердит.
   - Наружка? Все так серьезно?
   - Похоже, основательно за меня взялись. Степаныч, у тебя в машине тряпка есть? Хоть труп прикрыть. Люди сейчас на работу пойдут, да ребятню в садики поведут. Незачем им это видеть.
   - Покрывало устроит?
   - Более чем. Давай за покрывалом, а я пока в дежурку позвоню. Пора ворон на крыло ставить.
  Достав телефон полковник позвонил в дежурную часть УВД. Представился и сказал, что на него было покушение, нападавший убит. Степаныч накрыл труп покрывалом и присел рядом.
   Александр курил сигарету за сигаретой. Первыми приехал патруль ППС. Старший патруля подошел к накрытому покрывалом трупу и приподняв покрывало взглянул на лежащего. После чего подошел к сидевшим на лавочке. В руках у него были наручники
   - Ну что, кто из вас убивец?
  Полковник устало вздохнул, достал удостоверение, развернул его и показал сержанту.
   - Извините, товарищ полковник. Нас не предупредили.
  Отойдя от лавочки, сержант сел в автомашину и с кем-то связался по рации. Волна боли свернула Александра вдвое. Степаныч засуетился и присел на корточки перед ним.
   - Иваныч, ты чего?
   - Воды.
  Степаныч встал и подбежал к машине ППС.
   - Парни, вода есть?
  Водитель достал с заднего сидения бутылку минералки и протянул ее. Запив таблетку, полковник еще какое-то время посидел скорчившись, чувствуя, как боль отступает. Как он и предсказывал, начался круговорот лиц в природе. Кто-то подъезжал, кто-то уезжал. Закончилось все уже ближе к обеду. Последнее, что сделал следователь, так это изъял у Степаныча пистолет. Облегченно вздохнув, как будто прошли все круги ада, они вышли из здания следственного комитета, сели в Ниву Степаныча и проехали к зданию отдела.
   - Степаныч, ты езжай домой. Отдохни сегодня. Ребята и без тебя управятся.
   - Как скажешь начальник. Старый я становлюсь для таких дел. Сейчас возьму бутылку водки и уеду на дачу. Протоплю баньку, и попарюсь. Смою сегодняшний грех.
   - Удачи.
  Александр вышел из автомашины. Степаныч махнул ему рукой и Нива пыхнув сизоватым дымком тронулась с места. Заложив руки за спину, полковник зашел в здание отдела. В отделе сотрудники уже знали о покушении, и опера с уважением поглядывали на начальника, но подойти с расспросами не решались. Полковник поднялся на этаж и заглянул в кабинет зама. Тот сидел за своим столом, зарывшись в какие-то бумаги. Оперативную хватку заместителю заменяла его усидчивость. Казалось спроси его о чем-то касающегося работы, он даже ночью, спросонья, мог сказать номер приказа, страницу и параграф.
   - Тимур.
   Заместитель вздрогнул и поднял голову. Увидев Александра, радостно, но с какой-то фальшивинкой в глазах, заулыбался.
   - Александр Иванович, наслышан, наслышан. У вас на щеке кровь запеклась.
   - Да ерунда. Бандитская пуля. О ветку расцарапал. Как смотр прошел? По тревоге поднимал?
   - Товарищ полковник, по тревоге уложились в норматив. Ну а строевой смотр, да как обычно. Один свисток забыл, второй шеврон или погон неправильно пришил.
   - Третий шнурки не погладил.
   - Примерно так. Но здесь вот еще какое дело. Трассовики все заявились, не то что пьяные, но с выхлопом. Мухи на лету дохнут.
   - Тимур, я сам с ними разберусь. Я к себе.
  Зайдя в кабинет, Александр сел за стол. Достал телефон и позвонил Роме.
   - Рома, через минуту, со всей своей бандой явиться перед мои ясные очи.
  Отключившись, полковник взглянул на часы и положил руки на стол. Не прошло и минуты, как в дверь постучали.
   - Войдите.
  В кабинет первым зашел Роман, а за ним, подталкивая друг друга, стараясь спрятаться от взгляда начальника, зашли оперативники. Встав возле стола, все опустили головы, стараясь не встречаться взглядом с полковником.
   - Ну что, архаровцы? С чего праздник? Знаете, ведь, что смотр. А после вас хоть закусывай. Что молчите? Рома.
   - Товарищ полковник. Мы двое суток без сна практически работали. Ну немного и расслабились.
   - Сделаем так. Сейчас все по домам. Дежурка, если не на выезде, по домам развезет. И не дай бог, если хоть один с похмелья придет. Роман, как минимум строгоча получишь. Все. свободны.
  Оперативники гурьбой ломанулись к выходу. Александр подошел к окну и выглянул на улицу. Небо начало хмуриться. Облака кучерявыми барашками потянулись с севера на юг. Позади них, как чабан, надвигалась свинцовая туча. Которую изредка прорезали зигзаги молний. Полковник постоял возле окна, вздохнув подошел к сейфу, открыл его и достав пистолет из кобуры, закинул его туда. Не успел закрыть сейф, как в кармане пиджака зазвонил телефон. Недоуменно взглянув на свой, лежащий на столе, достал телефон из кармана. Звонил Дмитрий. Александр нажал на кнопку.
   - Слушаю.
   - Саша, ресторан "Тет-а-тет", на входе тебя встретят. Охранник из наших, бывших.
  Судя по тембру голоса, он был чем-то встревожен. Александр закрыл кабинет и спустился в дежурку. Вадим как обычно сидел у них. Увидев вошедшего, он вскочил и с какой-то детской обидой высказал.
   - Александр Иванович, ну как же так? Почему без меня? Я бы хоть вас прикрыл.
  Полковник рассмеялся.
   - Вадим, ну чем бы ты мне помог? Одним трупом больше. Тебя бы в живых тоже не оставили. Чем бы ты начал отстреливаться, гаечными ключами? За тобой даже ствол не закреплен. Все, поехали.
  Выйдя из здания, оба сели в автомашину. Вадим завел ее и спросил куда ехать. Александр назвал ресторан и попросил Вадима пару раз моргнуть фарами. Тот взглянул на полковника, но просьбу его выполнил. Машина тронулась с места и выехала на улицу. Вадим загнал автомашину на стоянку рядом с рестораном. Полковник вышел из автомашины, взглянул на небо и наклонившись к открытой форточке сказал Вадиму, что тот на сегодня свободен. Вадим хотел сначала возразить, но решил лишний раз с начальством не спорить. Чувствовал, что шеф последнее время не в духе, что-то его гложет. Вадим зашел на крыльцо, на котором стоял мужчина его годов, в форме охранника. Кого-то он напоминал Александру, но пока шел к крыльцу, так и не смог вспомнить. Охранник последний раз затянулся и выкинул сигарету.
   - Ну, здравствуй, Александр Иванович. Вижу не узнал.
   - Если честно, то нет. А лицо знакомо.
   - Не грешно. Столько годков пролетело. Да и работали вместе немного. Месяц, большим свалом. Я в группе у Димы водителем был.
   - Все, вспомнил. А сюда каким ветром занесло?
   - Куда нам крестьянам деваться. Дома сидеть, так рехнуться можно. Жена с дачей запилит. А то что охранник, так нас же в службы безопасности не берут. Там нужны пробивные, со связями. Да ты проходи. Димка уже ждет. Кабинет Љ8. Иваныч, ты бы поговорил с ним. Он что-то на стакан плотно присел. Добром это не кончится.
   - Хорошо.
  Александр открыл дверь и зашел в небольшой холл. Ресторан занимал первый этаж шестнадцатиэтажного дома. С двух сторон по периметру зала были отгороженные, хорошо звукоизолированные кабинки. Находясь в такой, не было слышно, что делается в соседней. Цены были выше среднего и разной, мелкой шелупони в ресторане не водилось. Здесь, как правило, собирались деловые люди, бизнесмены средней руки. Чуть слышно играла легкая музыка. Полковник нашел кабинку с цифрой восемь и зашел туда. Дмитрий сидел за небольшим дубовым столом, на котором стояла начатая бутылка виски и пара салатов. Поздоровавшись, Александр сел напротив него.
   - Саша, давай, отметим твое второе день рождения. Сейчас принесут шашлык. Здесь его готовят, пальчики оближешь. А пока давай по стопочке.
   - Дима, а может ближе к делу. Да и тебе рановато вроде начинать. Еще рабочий день не закончился.
   - Да мне как-то уже все без разницы. Сегодня Лешка из Москвы позвонил. Как он не упирался, но все решили через его голову. Мне приказано написать рапорт на пенсию. Все, жду замену. Давай по стопочке, не тяни кота за хвост.
  Выпив, они начали закусывать. В дверь постучали и после того как Дмитрий разрешил, в кабинку зашел официант с большим блюдом шашлыка и зелени. От запаха Александр судорожно сглотнул слюну. Официант поставил блюдо и повернувшись к Дмитрию произнес.
   - Хозяин, еще что ни будь нужно?
   - Нет, свободен.
  Официант кивнул головой и вышел, закрыв за собой дверь. Александр рассмеялся.
   - Так ты еще оказывается и хозяин этого заведения. То, что он услышал в ответ, было для него большой неожиданностью. Дмитрий ответил с какой-то даже обидой.
   - Да, я хозяин этого заведения. Правда кабак оформлен на двоюродную сестру. А что ты хотел. У каждого своя тема. У тебя жена тоже оформлена консультантом в службе безопасности "Газ Сибири". Для нее эту должность даже придумали. Наверняка, она не знает, где эта организация находится.
   - Ты, откуда узнал?
   - Да какая теперь разница. Узнал и узнал. Давай под шашлык, да ешь пока горячий.
  Выпив, оба замолчали и начали есть горячее, тающее во рту мясо. Насытившись, Александр откинулся на высокую, резную спинку кресла. Взглянув на полковника, Дмитрий выпрямился и посмотрел на собеседника. Взгляд его был трезвым и внимательным.
   - Саша, я тебя не за этим позвал. Генерал побоялся, что местные дело развалят. Вызвал из Москвы оперативно-следственную группу. Старший следователь по особо важным из главного следственного управления, парочка оперов из управления по борьбе с коррупцией и парочку местных оперов из нашего УСБ закрепили. А наши под тебя копать будут. Оба из бывшего УБОП. Ты их нагнал, когда они крышеванием занялись, а в УСБ их с радостью подобрали. Ты же тогда им по роже настучал, а что бы мусор из избы не выносить, сказал, чтобы рапорта на перевод писали. Сомневаюсь, что они тебе это простили. Так что Саша, вряд ли соскочить удастся. Но это еще не все. Буквально пару часов назад они взяли постановление в суде на твой арест. С утра планируют провести обыска у директора фонда и в офисе. А после того, как ты узнаешь, хотят посмотреть на твое движение. Вечером твое задержание и обыск в кабинете и дома. Вот как-то так. Знаю, что этим тебя не напугать. Но у меня есть предложение. У меня родственник егерем работает, а ему нужен помощник. В тайге, там сам черт не брат. Оформят по левому паспорту, еще и зарплату получать будешь. Ты, Саша подумай. Нужно быстро решать.
   - Дима спасибо за заботу, но я уже все решил. Да, там твои парни до сих пор у конторы стоят. Ты бы снял их. А в сводке пусть напишут, что я домой сразу уехал.
   - Вот насчет этого даже не грузись. Придумаем что написать.
   - Да, вот еще что. Предупреди парней, что завтра утром они меня не видели. Типа, раньше ушел.
   - Как скажешь.
   - Ладно Дима. Пойду я. На улице похоже уже дождь хлещет. Пока еще тачку поймаю.
   - Какая тачка? У нас для постоянных клиентов развозка есть. Сейчас официанту скажу, чтобы к крыльцу подогнали.
  Дмитрий нажал на кнопку вызова. Дверь открылась и заглянувшего в кабинку официанту сказал, чтобы машину подогнали к крыльцу. Александр пожал протянутую руку и вышел на крыльцо. Туча затянула небо и дождь с минуты на минуту мог обрушиться на грешную землю в бесполезной попытке смыть дела черные, людские. Белая восьмерка уже стояла у самого крыльца, водитель посматривал в сторону крыльца. Александр спустился и сел в автомашину. Только он вышел из автомашины возле дома, как раздался грохот, будто рядом взорвался снаряд. Сигнализация у многих автомашин заверещала и с неба сплошным потоком, как из брандсбойта, хлынули потоки дождя. Улицы почти мгновенно по самые бордюры наполнились водой. Вздохнув, Александр взглянул на туфли. Открыл дверцу и вышагнул под дождь. Мгновенно вымокнув, заскочил под навес у подъезда. Автомашина тронулась с места, но через пару метров остановилась. Щетки на автомобиле не справлялись с потоком. Зайдя в квартиру Александр стянул с себя мокрый костюм с рубашкой и развесил их на плечики. Что такое не везет и как с ним бороться. За три дня второй раз вымокнуть до нитки. На то и Сибирь. Месяц жара, юга отдыхают, а месяц холодно и дожди. Одев спортивный костюм, Александр прошел на кухню и закурил. Ливень, как начался, так быстро и закончился. Включив чайник, полковник взял банку с растворимым кофе. Открыв крышку, чертыхнулся. Хотел ведь еще вчера купить новую банку. Забросив ее в мусорное ведро, одел кроссовки вышел из квартиры. Выйдя на улицу зашел в продовольственный магазин. Продавец, явно скучая, сидела за кассой. Посетителей не было. Не каждый по лужам пойдет за покупкой. Увидев полковника, продавец встала и с искусственной улыбкой спросила, что его интересует. Хотя Александр и бывал частенько в магазине, но запомнить часто меняющихся девчонок за кассой, не успевал. Хозяин магазина нанимал продавцами молоденьких девушек из Киргизии. Некоторые и по-русски почти не разговаривали. Через месяц-два, после первой же ревизии, они исчезали. Александра, это как-то раз заинтересовало, и он отправил Федора, что бы тот проверил, куда же исчезают девушки. Все оказалось до безобразия просто. При устройстве на работу, они подписывали договор, что при недостаче, продавцы несут материальную ответственность. Что организовать, при желании, было проще простого. Зачем платить зарплату, если у Пригородного рынка стоит очередь из желающих надеть рабское ярмо. Купив банку кофе и пачку сигарет Александр вернулся в свою квартиру. Сделав кофе, достал из папки чистый лист бумаги с ручкой, сел за стол. Закурив, придвинул лист ближе к себе. Сделав пару глотков из кружки, взял ручку и начал быстро писать письмо сыну. Не дописав, скомкал лист и отбросил его в сторону. Допив кофе, закурил сигарету и подошел к окну. За окном ветер трепал листву, голуби и воробьи купались в лужах, вымокшие вороны каркали на деревьях. Солнышко, умытое дождем, сияло на небосклоне. И миг из чьего-то детства. Двое ребятишек, годика по три-четыре носились по большой луже. Зачерпывая из нее ладонями воду и поливая друг друга. Их счастливый смех разлетался по окрестности. Вокруг лужи, причитая, на высоких каблуках бегала стройная женщина, по- видимому мать малышей. В какой-то момент, ребятня выскочила из лужи. Женщина схватив их за руки повела в сторону соседнего дома. Вот только вспомнят ли дети эти счастливые минуты. Александр взглянул на крест, возвышающийся над часовней. Он даже не заметил, сколько так простоял, как будто загипнотизированный исходящим от него светом. Очнувшись, полковник зашел в комнату, включил телевизор и прилег на диван. Отключив звук смотрел на мельтешившие на экране силуэты. Забывшись, он уснул. Александру даже приснился цветной сон. Что ему приснилось, когда проснулся после сигнала будильника, он не помнил, но сон был какой-то хороший, со счастливым концом. Умывшись и одев джинсы с футболкой, Александр вышел на балкон. Выкурив сигарету, открыл окно, достал из духовки противень и высыпал в него все пшено, которое было приготовлено для Павки. Зайдя в комнату, открыл небольшой сейф и достал из него наградной пистолет, который ему когда-то вручил министр МВД. Проверив обойму, вышел в коридор. Накинув на плечи оперативную кобуру, засунул в нее пистолет. Сверху одел куртку от спортивного костюма и кроссовки. Положил в карман куртки моток скотча. Закрыв дверь, спустился во двор. Машина наружки уже стояла во дворе. Парни даже не старались маскироваться. Проходя мимо, полковник чуть не рассмеялся. И водитель, и пассажир спали сном младенца. Дойдя до автобусной остановки, Александр занял очередь. В подошедшую маршрутку вошли все пассажиры. Место полковнику досталось рядом с водителем. Возле бизнес центра "Торнадо" Александр вышел из маршрутки и прошел к въезду на подземную парковку. Ждать пришлось недолго. Пинега в свой офис приезжал рано. Белый Мерседес проехал светофор и завернул на паркинг. Свою автомашину он никому не доверял и ездил всегда один. Только автомашина скрылась из вида, как Александр быстрым шагом спустился на парковку. Планеты благоприятствовали полковнику. Пинега остановился на паркинге сразу за углом, недалеко от въезда. Погладив торпеду, что у него было ритуалом, он открыл дверцу автомашины, но выйти не успел. В затылок уперся пистолетный ствол. Пинега вздрогнул и дрожащим голосом спросил.
   - Ты кто? Что тебе надо?
   - Сиди спокойно, не дергайся. Руки на руль.
  Достав из пакета лыжную шапочку, Александр натянул ее Пинеге до подбородка и застегнул наручники. Пересадив Пинегу на заднее сидение, Александр сел за руль автомашины, сдал назад и выехал с паркинга. Охранник, сидевший возле шлагбаума, сплюнув, проворчал в след.
   - Заехал, уехал. Какого черта нужно было заезжать. Мразь буржуинская.
  Выехав из города, полковник загнал автомашину на пустырь, заросший высоким чертополохом и кустами конопли. Александр вышел из автомашины и вывел Пинегу, сдернув с него шапочку. Тот отшатнулся в сторону.
   - Начальник, ты что задумал?
   - Что, Пинега, страшно? А как ты других к смерти приговариваешь, внутри ничего не дрожит. Да ты не переживай. Сегодня я не по твою душу.
   - Начальник, ты за это ответишь. Я тебе этого не прощу.
   - Пинега, а кто тебе сказал, что я о каком-то прощении прошу. Сейчас я банкую. У тебя есть только два варианта и оба не есть хорошо. Начну со второго. Если ты отказываешься от первого варианта, я пристрелю тебя здесь и сейчас. Первый вариант, ты говоришь, где вы встречаетесь с генералом и вызовешь его на встречу. Не хочешь же ты мне сказать, что ты с генералом встречаешься где-то в кабаке, или у себя в офисе при свидетелях.
   - Мент, ты хоть понимаешь? Скажу где встречаемся, генерал убьет, не скажу, ты. Вы уж как ни будь без меня разберитесь. Да и не будешь ты стрелять в безоружного. Избить можешь, но стрелять нет. Я же тебя знаю.
   - Пинега, а вы мне выбора не оставили. О чем вы думали, когда меня в угол загоняли? А так ты может и поживешь еще.
  Пинега заглянул в глаза Александра и отвел взгляд.
   - У меня на даче. Ну и как я его выманить должен? О встрече мы договаривались заранее.
   - Скажешь, что по наводке московской братвы к тебе обратился итальянец. Речь идет о строительстве фармакологического комбината и не только. Можно срубить несколько миллионов евриков. Но у иностранца требование, что нужно встретиться с кем- то из силовиков. Это что бы в дальнейшем проблем с полицией не было. Через три часа спонсор отбывает в Москву. Думаю, что поведется.
   - Хорошо у тебя мент фантазия работает. Телефон дай, в барсетке лежит.
  Поговорив с генералом, Пинега протянул телефон Александру.
   - Я так понимаю, что ты меня пока не отпустишь?
   - Правильно понимаешь. Ты бы на моем месте отпустил? Нет. Да и на дачу мне еще нужно попасть. Тем более, что не знаю, где она находится.
   - Александр Иванович, обижаешь. Ты, да не знаешь где у меня дача?
   - Представь, не знаю.
   - Ладно, мент, поехали. Только за руль я сам сяду. А то угробишь мою ласточку. Наручники сними. От пули не убежишь.
  Полковник расстегнул наручники. Пинега, с видом идущего на эшафот сел за руль, Александр расположился за ним. Двигатель мягко заурчал, и машина тронулась с места. Чувствовалось, что хозяин свою машину любит. На малейшей кочке он морщился и что-то бормотал себе под нос. Садовый кооператив "Южный", где находился дом Пинеги, считался не то что элитным, но и простых работяг там не было. Дом был с виду старым, обшитый потемневшей вагонкой с шиферной крышей, на которой местами рос лишайник. Участок был огорожен высоким деревянным забором, выкрашенным в ядовито-зеленый цвет. Плахи были подогнаны так, что не было ни одной щели. На участке росло несколько яблонь, в тени которых стояла резная беседка, судя по всему, ровесница дома. Остановившись возле ворот, Пинега достал из бардачка пульт управления и нажал на кнопку. Ворота отъехали в сторону, и автомашина подъехала к крыльцу. Чувствовалось, что беседку и крыльцо делал один человек и делал с любовью. Пинега открыл дверцу и хотел выйти, но его остановил полковник.
   - Пинега, не спеши. Руки за голову.
   - Полковник, может не стоит.
   - Стоит Пинега, стоит. В твоих руках ножик как птичка летает, а человек тварь такая, что его и спичкой убить можно.
  Пинега заложил руки за голову. Полковник застегнул на запястьях наручники. Поднявшись на крыльцо Пинега остановился и с усмешкой спросил.
   - Как вам моя норка?
   - Твоя ли? Поди отжали у кого ни будь. Хозяева живы?
  Пинега дернулся, как будто его ударило током.
   - Базар фильтруй. Это дача моих деда и бабушки по матери. Я здесь детство провел. Родители бы не пили, может и я вором бы не стал. Судьба, будь она проклята.
   - Ты двери открывай. Внутри генерала подождем.
   - Как скажешь.
  Пинега нагнулся и из- под коврика достал ключ. Открыв дверь зашел и с тоской в голосе сказал.
   - Полковник, а я ведь отсюда живым не выйду. Предчувствие у меня нехорошее.
   - Я тебе обещал, что не трону. Когда ни будь, свои обещания не выполнял?
   - Да вроде не замечено было.
  Дом состоял из одной большой комнаты и отгороженной кухоньки, большую часть которой занимала побеленная русская печь. Пинега прошел к столу и сел на стоящий возле него табурет, положив закованные в наручники руки на стол. Прикрыв глаза, он замер как истукан. Люди проходившие не раз тюремные университеты, могли так сидеть часами. Полковник, чтобы успокоиться, ходил по комнате из угла в угол. В комнате кроме стола с табуретками, была панцирная кровать со спинками из металлических трубок с наконечниками из накрученных, хромированных шаров. Такая же была у деда в деревне. Возле кровати стоял потемневший от времени дубовый комод. Услышав автомобильные гудки, Пинега встрепенулся. Достал из кармана пульт и открыл ворота. Александр подошел к двери и встал от нее слева. Дверь со скрипом открылась, и генерал шагнул через порог.
   - Ну и где...
  Осекшись на полуслове он завороженно смотрел на сидящего напротив него Пинегу. Тот с усмешкой смотрел на генерала. Александр подтолкнул его стволом пистолета.
   - Да ты проходи генерал, чего стоять. Говорят, что в ногах правды нет. Хотя нет ее и выше.
  Генерал, как робот, еле переставляя ноги, дошел до стола и сел рядом с Пинегой на табурет. Завороженно смотря на пистолет.
   - Генерал, да ты не бойся может еще и поживешь, если ответишь на мои вопросы.
   - Ты мог бы спросить и у меня в кабинете, а не тащиться черт те знает куда.
   - А, ты уверен, что я дошел бы до твоего кабинета и на меня браслеты не надели. Вот я не уверен. Генерал, вот ты объясни мне, почему я?
   - Да, не зря мне говорили, что ты как начальник ноль, а опер от бога. Ты сам-то не понял, почему тебя под каток пустили. Человек, на которого равняется все оперское быдло, к тому же независимый. Зачем мне такой нужен. А какая хорошая задумка. Принять тебя за хищение денежных средств из фонда помощи ветеранам. Да, я знаю, что ты этих денег себе не брал. Аветисян в картинках расписал куда они уходили. Он на тебя заявление написал, что ты с него деньги вымогал и бесплатно кондиционер установил. Да, кто-то не поверит, но большинство даже сомневаться не будет. Легенда, на которую молились, оказалась обыкновенным мыльным пузырем.
   - Понятно. Моя дискредитация и закручивание гаек. Почему опера быдло? Ведь вы же за счет них и живете.
   - Они и есть быдло, со всех сторон обложенное, как волки флажками, законами, приказами, инструкциями. Весь интерес в жизни, поймать очередного воришку и затем расслабиться за бутылкой водки. А высунется из своего болота, я его чик и под ноль спишу. Как у марионетки ниточку обрежу. Ты что, думаешь, страной президент или правительство руководит. Нет, все решают деньги. Очень большие деньги. За спинами правительства стоит еще одно, теневое. Вот оно все и решает. Это как днем ты в городе правитель, а ночью вот он, Пинега.
   - Так может ты скажешь, кто в это правительство и входит?
   - У меня не тот уровень, чтобы знать. Мне приказывают, я исполняю.
   - И какой же у тебя генерал уровень?
   - Если взять колоду карт, то уж точно не шестерки, как Пинега. Где-то уровень валета.
  Пинега, услышав, как генерал назвал его шестеркой, вскочил схватил табурет и хотел ударить им по голове генерала. Александр только и успел оттолкнуть его в сторону. Пинега лежа на полу от злости заскрипел зубами.
   - Я никогда, слышишь, никогда в шестерках не ходил.
  Генерал уже успокоился и с насмешкой ответил.
   - Да ты шестерка и есть. Вы живете пока мы вам позволяем. Вот он тебя сейчас завалит, на могиле братва будет рвать рубахи на груди, что отомстят, менты кровью умоются. А сами уже будут в голове прокручивать, кто станет новым смотрящим и как бы при нем местечко поприбыльней занять. Что, скажешь, не так?
  Пинега поднялся с пола и сел на табурет. Со злорадством в голосе произнес.
   - Пусть я шестерка, а ты валет. Но вот этот мусор завалит тебя, а не меня. Он обещал меня отпустить, а его обещание, как железо. А знаешь почему? Потому что я волк, а он волкодав. А ты ненужная прокладка между нами. Он будет вечность ждать, когда я ошибусь. Дождется, тогда мне пощады не будет.
   - Полковник, ты не посмеешь в меня выстрелить. Твой психотип прокачали со всех сторон. В безоружного, не оказывающего сопротивления, да тебя же совесть загрызет.
   - Генерал, не знаю, как вы меня прокачивали, но даже крыса, если ее загнать в угол, бросается на человека. А я не крыса, я тебя просто пристрелю. Вы одного не учли, что мне жить осталось с гулькин нос. У меня рак и счет идет на дни. Хоть одну мразь с собой прихвачу. Может дышать кому-то легче станет.
  Александр поднял руку с пистолетом, но его остановил раздавшийся за спиной знакомый голос.
   - Александр Иванович, ну куда же ты торопишься? Поперед батьки в пекло лезешь.
  Полковник резко повернулся, не опуская пистолет. Возле двери стоял улыбающийся Андрей с двумя бойцами, одетыми в бронежилеты и сферы с опущенными забралами. Они появились из ниоткуда, как будто из воздуха.
   - Андрей, не мешайте мне.
   - Саша, это уже не твое дело, а наше.
  Генерал закашлялся, а затем довольно заулыбался. Пинега смотря на все чумными глазами соскочил с табурета и истерично закричал.
   - Мент, ты же обещал, что лишних не будет. Зачем этот концерт?
  Андрей, все так же улыбаясь, кивнул одному из бойцов в сторону Пинеги.
   - Успокой его. Аж уши заложило.
  В комнате как будто открыли бутылку шампанского, и Пинега с кровавой дыркой посреди лба повалился на пол. С лица Андрея сползла улыбка и он недовольно поморщился.
   - Я же сказал успокоить, а не стрелять в него. Можно было просто вывести во двор.
   - Извините, товарищ генерал. Не так понял.
   - Да ладно, проехали. Сейчас уже не исправить. Саша, ты пистолет-то убери. Вдруг, ненароком подстрелишь. Во мне и так дырок по накручено.
  Александр убрал пистолет в кобуру.
   - Еще один генерал на мою голову свалился. Вроде ты недавно всего лишь подполковником был.
   - Разрешите представиться товарищ полковник. Заместитель начальника федеральной службы охраны при президенте России, а по совместительству карающая тень президента, генерал-майор Карев. Услышав фамилию, глаза начальника УВД наполнились ужасом. Он только и успел сказать "Каракурт", потеряв сознание упал с табурета на пол. Карев подошел к лежащему и толкнул его ногой, затем нагнулся и пощупал пульс.
   - Живой, собака. Александр, ты не удивляйся. К нему у нас много вопросов, в том числе и по теневому правительству.
   - Что за правительство?
   - Мразота. Которая успела в девяностые и начале двухтысячных хапнуть бабки и сделать ноги за рубеж. Но кое-кто еще здесь остался.
   - Как вы здесь оказались?
   - Шефа твоего пасли. Ждали, когда он один останется, чтобы прихватить. Получилось как по заказу.
   - Что с ним будет?
   - Сначала допросим. А потом погибнет во время задержания особо опасного преступника. Еще и орден получит, за проявленное мужество. Полковник, ты бы вышел отсюда. Это не для твоих ушей. Обожди во дворе. Освобожусь, о твоих делах поговорим.
  Александр вышел на крыльцо. Оставшиеся на улице бойцы на него внимания не обращали. Уже примелькался. Выкурив сигарету, спустился с крыльца, подошел к мерседесу Пинеги. Ключи, как тот и оставил, были в замке зажигания. Полковник сел за руль, завел автомашину и выехал на улицу. Услышав звук двигателя, Карев вышел на улицу. Один из бойцов стоял у ворот, а двое сидели на ступеньках крыльца. Увидев генерала, они вскочили.
   - Бойцы, полковник где?
   - Товарищ генерал, он уехал. Вы же ничего насчет его не сказали. Если надо, то догоним. Он далеко не мог уехать.
  Генерал задумался и постояв мгновение махнул рукой.
   - Не надо. У него своя дорога и он решил ее пройти до конца. Пусть едет.
  Александр приоткрыл форточку и наслаждался лесным воздухом. После вчерашней грозы он пах травами и хвоей от вековых сосен, среди которых была проложена дорога. Возле моста через небольшую речку, полковник съехал на обочину и остановился. Взглянув на сидящих в тени небольшого куста двух пацанов, он улыбнулся и спустился к берегу. Пареньки лет двенадцати, одетые в футболки и шорты, внимательно смотрели на самодельные поплавки, леска от которых заканчивалась на удилищах, вырезанных здесь- же, из ивы. Оба держали в руках по ветке и отмахивались ими от комаров. Благо тех после вчерашнего дождя хватало. У Александра защемило сердце, как будто его машина времени перебросила назад, когда они с Валеркой вот также сидели на берегу и ждали поклевки. А сколько радости было, когда удавалось поймать пескарика или плотвичку. Куда же все это ушло? Полковник подошел к пацанам и поздоровался. Те степенно ему ответили.
   - Пацаны, можно, я за удилище подержусь.
  Один из пареньков, взглянул на него с любопытством и протянул свою удочку. Полковник взял, поднял удилище и проверил как насажен червяк. Спрятав жало, которое слегка выглядывало, он забросил наживку поближе к траве. Не успел поплавок опуститься, как сразу ушел под воду. Александр выждал пару секунд и подсек небольшую плотвичку. Пацаны радостно защебетали. Недалеко из воды выскочила небольшая щучка и как спортсмен, при прыжках в воду с вышки, почти беззвучно скрылась в своей родной стихии. Пацаны затихли, а затем начали оживленно обсуждать, какая большая была щука. Александр улыбнулся.
   - Пацаны, а может попробуем ее поймать.
  Ребятишки переглянулись. Затем один, который давал ему удочку, помотал головой.
   - Дяденька, а если она крючок откусит. У нас запасного нет.
   - Может рискнем?
  Паренек обреченно махнул рукой.
   - Попробуйте. Только у вас все равно ничего не получится. Она, наверное, уже рыбку поймала.
  Александр зацепил плотвичку за верхний плавник и забросил к траве. Течением насадку тащило вдоль травы. Поплавок плясал как заведенный. Плотвичка тоже хотела жить и билась из последних сил. Трава заканчивалась, когда поплавок остановился.
  Паренек с сожалением вздохнул.
   - Ну вот, я же говорил, что она сытая, не возьмет.
  Как будто услышав его слова, поплавок ушел под воду и леска натянулась. Пацаны аж затаили дыхание. Полковник поднял удилище, и щучка заскользила по поверхности воды. Плотвичка выпала у нее из пасти, а крючок впился в нижнюю губу. Гибкое удилище согнулось дугой и леска зацепилась за притопленую ветку. Один из пареньков не выдержал и прыгнул в речку. Схватив щучку за жабры, он как индеец торжественно заверещал.
   - Поймали, поймали.
  Второй с восторгом смотрел на Александра. Полковник потрепал парнишку по волосам.
   - Вот и все, мне пора на Голгофу.
  Отдав удилище, он поднялся на насыпь и сел в автомашину. За мостом начинался пригород. Частный сектор с небольшими вкраплениями новостроек. Город разрастался как хищник, отхватывая куски. На стоянке возле отдела автомашин почти не было, и красная иномарка с двумя сидящими в ней мужчинами резала глаз. Александр криво усмехнулся. Возле проходной он посигналил. Собровец, дежуривший на проходной, заглянул в автомашину, улыбнулся и открыл ворота. Полковник заехал на территорию и остановился. Дежурный хотел закрыть ворота, но его остановил Александр.
   - Не надо. Степаныч где?
   - У нас, в комнате отдыха.
   - Позови.
  Александр оперся о капот. Степаныч выскочил из проходной, осматриваясь по сторонам. Увидев полковника подошел к нему.
   - Иванович, привет.
   - Привет. Ну что здесь без меня творится?
   - Сейчас идет обыск в фонде. Тебя тоже демоны ждут.
   - Понятно. Степаныч, у меня к тебе просьба. Ствол наградной сыну передай. Эти отберут, а потом под пресс пустят. Все какая-то память останется.
   - Иванович, а ствол чистый? Смотрю ты на мерине Пинеги. Мог бы и меня позвать.
   - Ствол чистый. Не успел испоганить. Без меня люди нашлись. А то что не позвал, зачем тебе еще лишний грех на душу брать. У тебя своих хватает.
  Достав из кобуры пистолет, Александр подал его Степанычу. Тот взглянул на гравировку и бережно опустил пистолет в карман.
   - Прощай Степаныч.
   - Прощай.
  Александр сел в автомашину и выехал из двора. Один из сидящих в иномарке оказался любопытным и уже подбегал к автомашине. Мерседес спокойно влился в поток, себе, четырехколесных, подобных. Красная иномарка шла за ним как привязанная. Только чувствовалось, что водитель волнуется, перестраиваясь из ряда в ряд. Полковник уводил погоню за собой из города. Еще, когда ехали с Пинегой, он приметил участок дороги, где проводились ремонтные работы. Возле свертка на этот участок, полковник притормозил и свернув на него нажал на педаль газа. Машина дернулась, захлебнувшись бензином, а затем рванула с места как гоночный болид. Следующая за ним иномарка остановилась. Водитель испуганно спросил пассажира.
   - Серега, он что делает, там же проезда нет.
   - Ты меня спрашиваешь. Давай за ним.
  Александр нажал на сигнал. Водитель катка, который укатывал асфальт, увидев несущуюся на него автомашину, выпрыгнул и бросился в сторону. Удар был такой силы, что двигатель мерседеса влетел в салон, а каток отбросило в сторону и перевернувшись он скатился в кювет. Красная иномарка остановилась возле места аварии. Пассажир вышел и подошел к тому, что осталось от мерседеса Пинеги. Заглянув в салон поморщился и отошел к своей автомашине. Водитель высунув голову из форточки спросил.
   - Сережа, ну что там?
   - Свяжись с первым. Пусть экипаж ГАИ и труповозку высылают.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"