Забокрицкий Олег Николаевич: другие произведения.

Соколиная стража

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


СОКОЛИНАЯ СТРАЖА

   Вторая половина июля. Духота и жара как в парилке. Дождей и даже намека на облачко нет уже третью неделю. Для жителей Африки плюс тридцать может показаться прохладой, но не в Сибири, где минус тридцать переносится лучше, чем его собрат с плюсовым значением. От жары не то что уши у людей начали скатываться в трубочку, но и листья на деревьях. Опера, которых внезапно собрали на очередное, внеплановое совещание, кучковались в тени немногочисленных тополей. Некоторые из оперативников, после вчерашней получки, жадно хлебали минеральную воду. Которая в такие дни уходила на ура в ближайшем киоске. Разгрузочные кабинеты и штатные психологи в штате райотделов не предусмотрены. Накопившаяся за месяц усталость снималась дедовским способом. С получки закупались пару пузырей водки и минимальное количество закуски. Запирались в каком нибудь кабинете, чтобы начальство не обнаружило и быстренько все это дело злоупотреблялось. А начальство делало вид, что все спокойно в датском королевстве. Сами через это все прошли. Лишь изредка, заместитель начальника по воспитательной работе совершал лихие кавалерийские наскоки. Да и то, это ему прокатило пару раз. Кто-то из ушлых оперов нашел народного умельца, который за бутылку вина на решетках поставил петли. И только в микрофоне селектора раздавалось характерное щелканье, дежурный предупреждал о проверке, как окно с решеткой открывалось и участвующие в застолье дружной толпой вываливались на улицу и окно с улицы прикрывалось. Благо, кабинеты оперативников находились на первом этаже. Без пяти девять на крыльцо вышел дежурный и с помощью такой-то матери начал загонять всех в актовый зал. По одному все потянулись в душное прожаренное солнцем помещение. Мало того, что окна не открывались, так еще и выходили на солнечную сторону. Рассаживались как обычно. В первых рядах борцы с экономическим прогрессом. Не смотря на жару, они были одеты в свою униформу, темно-серые костюмы, белые рубашки и галстуки. Они и выглядели как братья. Все среднего роста, с пивными животиками,круглыми лицами и короткой стрижкой. За ними, через пару пустых рядов сидела молодежь с уголовки.
   Ну а на задних рядах располагались "зубры". Так уж повелось, что оперативников из ОБЭП. на заслушивании не поднимали. Да и толку их было заслушивать. Все и так прекрасно понимали. Даже если и завел оперативное дело, даже может реализовал, но во время следствия или на суде оно развалится. Обэпники довольствовались мелочевкой да и то по их же глупости. Розыскников заслушивали по поводу и без. Вот все и старались спрятаться от глаз бдительного начальства. Начальник ОБЭП скомандовал.
  -- Товарищи офицеры.
   Все встали и в зал зашли начальник РОВД и начальник криминальной милиции Сопровождал их, незнакомый старший лейтенант. После взмаха руки начальника райотдела, все сели. Тот зачитал пару приказов о награждении непричастных и наказании невиновных. Последним был зачитан приказ о назначении старшего лейтенанта Полякова Игоря Валентиновича на должность начальника уголовного розыска. В зале зависла мертвая тишина, а затем по рядам прокатился недовольный ропот. Затем один из оперативников осмелился и поднялся с места.
   - Товарищ полковник, а почему опять варяг, а не Старый?
   Начальник райотдела недовольно поморщился.
   - Смирнов, тебя не спросили кого назначить.
   - Так может старший лейтенант расскажет о своем боевом пути. Нам ведь с ним работать. Хоть будем знать что от него ждать. Родина ведь должна знать своих героев.
   - Смирнов, хватит совещание в балаган превращать. Садись.
   - Ну почему же товарищ полковник- перебил начальника райотдела старлей- лучше уж сейчас всем объяснить, что бы потом язык не мозолить. Три года назад я закончил школу милиции. Два года работал инспектором в разрешительной системе и год заместителем начальника отделения.
   Зал возмущенно загудел. И кто-то из оперов бросил в зал фразу, что это очередной генеральский сынок. Старлей криво усмехнулся.
   - Даже если у меня папа и генерал, то я за его широкие лампасы не прячусь. А работа покажет, кто из нас есть кто.
   Все замолчали и полковник распустил оперативников. Дождавшись. Когда все выйдут, Поляков спросил у начальник, у кого ему принимать дела. Полковник недоуменно посмотрел на начальника криминалки.
   - Фарид, я не понял. А где Старый? Я его на совещании не видел.
   - Иван Сидорович, у него пару отгулов было за командировку. Да и вчера двадцатое число было. Я его до обеда отпустил. А пока пусть наш новый начальник розыска знакомится с личным составом. Со статистикой он вчера ознакомился. Так что темы для разговора есть.
   Так уж получилось, что двадцатого числа, восемь лет назад, у заместителя начальника уголовного розыска капитана милиции Мартынова Сергея Ивановича, кем он до сих пор и остался, погибли жена и десятилетний сын. Они в тот трагический день договорились с женой, что после получки, в обед, встретятся в универмаге, что бы подобрать сыну костюм для школы. Договориться то договорились, да не судьба. Пьяный водитель на фуре снес остановку вместе с ожидающими автобус пассажирами. В кровавой мясорубке погибли пять человек. В том числе жена и сын Мартынова. Каждый месяц двадцатого числа, он покупал цветы и ехал на кладбище. К могилам родных. Затем возвращался домой. В ближайшем магазине покупал бутылку водки и в одиночестве весь вечер сидел на кухне. На следующий вечер выходил к обеду. Начальству это не нравилось, но и попрекать совесть не позволяла.
   Начальник розыска остановил проходившего мимо дежурного и попросил собрать в его кабинете начальников отделений и старших оперов. После чего прошел в свой кабинет. После того какой у него был в областном УВД и этим обшарпанным загоном, это как между небом и землей. Минут через десять к нему подтянулись оперативники. Вновь назначенный начальник розыска постучал пальцами по столу и обратился к присутствующим.
   - Надеюсь, все собрались?
   Кто-то из оперов хмыкнул.
   - А ты проверь.
   - Встать, кто это сказал.
   С места поднялся оперативник задававший на собрании неудобные вопросы.
   - Ваше звание и должность.
   - Капитан Смирнов. Начальник убойного.
   - Товарищ капитан, вам на будущее. Я с вами свиней не пас. Впредь обращаться ко мне на вы. У вас за полгода не раскрыто три убийства. Нападение на инкассаторов, смерть смотрящего Соменко, по кличке "Махно" и расчлененка. Что делается для их раскрытия?
   - Нападение на инкассаторов организовал Соменко. В нападении принимали участие еще двое неустановленных. Скорее всего залетные Если бы были наши, местные, давно бы уже засветились. Они же и Махно зачистили, что бы деньгами не делиться. По расчлененке глухо, как в танке. Туловище рыбаки нашли в озере, но нет ни рук, ни ног, ни головы. Судя по сохранившимся наколкам на туловище, зечара был еще тот. У нас нет ни одного похожего по заявлениям о потеряшках.
   - Биологический материал на генетическую экспертизу отправили?
   - Старлей, ты случайно не с дуба рухнул? Ты вообще-то хоть представляешь, в какую дыру попал.
   - Капитан Смирнов, я вам уже говорил, что свиней с вами не пас.
   - Да пошел ты.
   Смирнов повернулся и вышел из кабинета громко хлопнув дверью.
   Поляков прищурив глаза осмотрел сидящих перед ним.
  -- Кто-то еще чем то недоволен? Начальник отделения по кражам.
   Один из оперативников сидящих перед ним поднялся.
   - Капитан Парфенов.
   -Так вот капитан, плохо работаете. В городе, за десять дней совершено пятнадцать квартирных краж. Все путем проникновения через форточку. Это я еще не говорю о мелочевке. Одна из краж была совершена на даче у зятя губернатора. Эта кража взята на контроль начальником УВД. И мне ежедневно о ней нужно докладывать руководству.
   - Знаю. То что от нас зависит, делаем.
   - Плохо делаете. Даю вам три дня для раскрытия кражи. Иначе последуют оргвыводы.
   - Ну это как получится.
   - Вы так и не поняли, что я вам сказал.
   - Да все я понял. Что сможем, сделаем.
   - И то что не можете, тоже сделаете. Начальник разбойного.
   - Я. Старший лейтенант Окладников. С места поднялся мужчина. Про которых говорят метр на метр и в ширину метр.
   - По району восемь разбойных нападений на магазины. Ни одного раскрытия.
   - Работаем. Местных жуликов всех перетрясли. Примерный круг участников банды выявлен.
   - Почему нет задержаний?
   - Будут улики, задержим.
   - Вам две недели.
   - Начальник, ты хоть представляешь, о чем говоришь. Это ведь не штрафы в разрешиловке выписывать.
   - Это приказ и не обсуждается.
   Дверь в кабинет со скрипом открылась через порог зашел пожилой высокий мужчина с седыми усами и короткой стрижкой. От мочки уха до уголка рта щеку пересекал тонкий, белый шрам.
   - Что за шум, а драки нет?
   Мужчина осмотрел находящихся в кабинете.
   - Так, я понял, что новый начальник розыска совещание проводит. Все свободны.
   Оперативники потянулись к выходу, с усмешкой поглядывая на старшего лейтенанта.
   Дождавшись когда все выйдут, мужчина сел напротив Полякова.
   - Разрешите представиться,капитан милиции Мартынов Сергей Иванович. Ваш зам.
   - Товарищ капитан, я личный состав не распускал. Что за анархия?
   - Вместо того, чтобы познакомиться с операми, узнать их проблемы, Игорь Валентинович, вы развели демагогию. Их сроками раскрытия пичкают по два раза за день, утром и вечером. Лучше от этого никто работать не будет. И так здесь большую часть своей жизни проводят. Они отработали в уголовке не менее десяти лет. Вы для них белая ворона. Пока себя не проявите, они вас так и будут принимать, в штыки. А то что на совещании представились генеральским сынком, это вы зря сделали. Сейчас до конца жизни не отмоетесь, даже если узнают, что это не так.
   - А что я должен был делать, сопли по столу размазывать? Если меня с первой минуты встретили как врага народа.
   - Ну а как вы хотели? Это ведь не в областном УВД. Куча отделов. Все по кругу и ходят, кто за должностью, кто за званием. Был я там как-то на совещании, так не меньше тридцати полковников насчитал. А здесь парни за работу держатся, потому что уходить некуда. А в зависимости от должности идут оклады и звания. Твоим назначением перечеркнули надежды трех-четырех человек.
   - Это как?
   - Уйди я на начальника розыск, на мое место назначили бы начальника убойного, на его место кого-то из старших оперов. Ну и кто-то из оперов перешел в старшие опера. А так им опять не один год ждать.
   - Теперь понятно, почему на меня начальник убойного волком смотрит. Так может вы меня и по работе просветите.
   - А почему бы нет? Начнем с азов. Есть такие преступления, которые раскрываются годами, так называемые "висяки". Возьмем наших убойников. По нападению на инкассаторов. Преступников было как минимум трое. Шоссе на Лесогорск ремонтировали, был сделан грунтовый объезд. По нему не разгонишься, был разбит в хлам. Двух инкассаторов убили, водителя ранили. Вот он и рассказал, что дорогу перегородила серебристая Тойота с черной крышей. Прошерстили весь город и окрестные деревни. В одной у частника ее и нашли. Мужик ремонтом автомашин занимается. А продал ему ее на разбор Махно. Пожадничал. Водителю фото показали, тот его уверенно опознал. Махно за рулем сидел. А вот задержать мы его не успели. Кто-то ему харакири сделал. Но то, что не местные, точно. Местные бандиты параллельно с нами работали. По оперативной информации в инкассаторской автомашине перевозилась часть общака. Общак должен был идти на уральские зоны. По расчлененке. Туловище пролежало в озере около двух недель. Эксперты затрудняются точно сказать. Ни рук, ни ног, ни головы. Есть версия, что его кто-то из водителей дальнобойщиков грохнул. Возле озера есть хорошая площадка и водители фур часто там останавливаются на ночлег. По остальным убийствам и тяжким телесным, то у нас в основном бытовуха. Либо соседи не поделят между собой клочок земли и за топоры хватаются. Либо муж жену и наоборот. В деревнях ведь все на виду. Да и город у нас небольшой.
   - По убийствам понятно. А по разбоям? За полгода нераскрыто ни одно нападение на магазины.
   - Это не совсем так. Парни проделали очень большую работу. Раскопали, что магазины долбит группа подростков. Организатор, по кличке Черный, ранее неоднократно судимый, живет в соседнем районе. Пацаны присмотрят магазинчик, расписание работы, подходы-отходы, сигнализация. Звонят Черному. Тот подгоняет грузовик. Если магазин круглосуточный, то продавца и охранника под ствол и все сподряд выносят. Если нет, то так подламывают. Черный товар увозит в свой район и раскидывает по деревенским магазинам. А там доказывать нечем. Товар один и тот же. Что в нашем районе, что в соседнем, поставщики одни. А пока за задницу покупателя не прихватишь, он будет из себя дурочка изображать. Одна из особенностей работы в деревне. Может по соседски пустить красного петуха, но сдать никогда не сдаст. Черному весь куш, а пацанам коктейли, да тюремная романтика.
   - Но неужели нельзя пацанов задержать и расколоть.
   - Черный не лох. Абы кого к себе в банду не берет. Все трудные подростки, либо из семей где родители алкаши, либо судимые. Эти пацаны за того кто о них доброе слово замолвит, любому глотку порвут. А Черный когда пивка им нальет, похвалит, изредка денег на карманные расходы подкинет. Их только с поличным нужно брать. Человека к ним подвели. Так что когда на очередное дело пойдут, маякнет. По информации, они что-то уже присмотрели, хороводиться начали. Это дело ближайших дней. По кражам пока ничего сказать не могу. Меня две недели не было. Но долго эта серия не продлится.
   Поляков встал из-за стола и подошел к открытому окну. Не оборачиваясь спросил.
   - Сергей Иванович, вы мне поможете?
   - В чем?
   - Мне нужно продержаться год, а затем я уйду в академию МВД. Вы же знаете, что бы туда поступить, нужно год отработать начальником розыска.
   Мартынов покачал головой.
   - Знаешь старлей, пока я тебе ничего обещать не буду, но не буду и палки в колеса вставлять. Лишь бы ты не мешал работать. Так что думай. Ты пришел и ушел, а нам здесь жить. Ну все вроде. Пойду посмотрю, что здесь парни без меня наработали.
   Только капитан вышел из кабинета, как его остановил запыхавшийся дежурный по райотделу.
   - Старый, у нас опять кража через форточку.
   - А я то здесь при каких делах? Я в нее не лазил. Отправляй дежурную группу.
   - Говорят, что новый начальник розыска лютует. Вот я и хотел доложить.
   - Так иди докладывай.
   Сергей вышел на крыльцо и закурил. Рядом с крыльцом стоял дежурный УАЗ. Опергруппа уже была в автомашине, дожидались следователя. Почувствовав на спине чей-то взгляд, Сергей повернулся. К крыльцу подходил мужчина неопределенного возраста, ростом и телосложением с двенадцатилетнего подростка. Одет он был в светлую футболку, синие адидасовские спортивные брюки и кроссовки. На солнце, через футболку было видно, что на теле нет живого места от многочисленных наколок. Увидев, что Мартынов на него смотрит, мужчина улыбнулся. На желтых из арандоля металлических зубах забегали солнечные зайчики.
   - Гражданин начальник. Доброго здоровья.
   - И тебе Вася не болеть. Ты как здесь оказался? Тебе же еще два года на зоне чалиться. Сбежал, а теперь решил сдаться?
   - Сергей Иванович, обижаешь. Хозяин на условно-досрочное выпустил. С корешами ему кабинет отремонтировали.
   - Ну это он зря. Тюрьма твой дом родной.
   - Сергей Иванович, так должен же я в отпуске побывать.
   - А сюда чего заявился?
   - Так на отметку. Я же под надзором. Каждую неделю отмечаюсь.
   - Отметишься, ко мне зайди. Побеседуем.
   Вот уж кто-кто, а семейство Рябовых пило кровь и мотало нервы не у одного поколения розыскников. По существующей между ними легенде, прадед нынешних Рябовых, первым начал осваивать солнечные просторы Магаданского края еще при царе-батюшке. Поколению Мартынова выносили мозги три брата, Илья, Семен и Василий. "Народные умельцы" широкого профиля. Могли и хату обнести, могли и кошелек подрезать у очередного разини, или пьяненького на "гоп-стоп" взять. Встречались на свободе они редко. Вот и последняя встреча добром не закончилась. Освободился старшенький Илья. Братаны и отметили его освобождение. Это хлеба может быть много, но не водки. Вот ее заразы, в тот раз и не хватило. Пошли втроем в ларек, да и закусились там с мужичком. Мужичек оказался не промах, накостылял всем троим. А вот уйти ему было не судьба. Семен начал перед ним извиняться, а когда тот расслабился, то по зоновски подло засадил заточенную отвертку в печень. Пока охали-ахали свидетели, пока приехала скорая, мужик завернул ласты. Братья получили очередной срок. Семен пятнашку полосатого режима, а Илья и Василий по восемь лет. Пока Василий стоял в очереди, Мартынов зашел в кабинет начальника отделения по борьбе с кражами. Начальник отделения, Парфенов Сергей, злой, как тот доберман-пинчер, ходил по кабинету из угла в угол и отчитывал своих подчиненных. Увидев вошедшего Сергея, осекся на полуслове.
   - Все, свободны. Идите работайте, бездельники.
   Оперов как ветром сдуло. Таким злым своего начальника они еще не видели.
   - Все, Сергей Иванович, увольняюсь. Нервов уже не хватает. Пришел какой-то молокосос и учит работать. Сам ни одного жулика не задержал. А я только этим пятнадцать лет занимаюсь.
   Мартынов усмехнулся.
   - Что, не нравится когда молодежь учит? И куда ты уходить собрался? Поди и место нашел?
   - Пока не искал. Да вон хоть в охрану уйду.
   - А ты знаешь, сколько они получают, семь-восемь тысяч. А у тебя две дочери школьницы. Скоро зарплаты охранника им на колготки не хватит. Но я не за этим зашел. Ты в курсе, что Васька Рябов освободился?
   - Ну да. Шепнули еще месяц назад. А это ты к чему?
   - А ты вспомни, что у него две судимости за кражи через форточки.
   - Старый, примеряли мы его. Не получается. Свидетели в один голос твердят, что через форточку мальчишка лазил. Один даже его подсадил, помог залезти. Думал, что пацан ключи дома забыл. А Васька разрисован как черт. Его невозможно перепутать. Да и Рябовы в свой бизнес чужих не берут. Либо в одиночку, либо с братьями.
   - Сережа, а ты шариками в голове покрути. У них же Илья семейный. Да и сынуля есть. Как раз годков десять-двенадцать.
   - Иванович, а вот это я упустил.
   - Сережа, он сейчас ко мне зайдет. Пока я с ним беседую, ты найди пару толковых оперов, кого он не знает. Пусть пару дней его попасут. Можешь брать с любого отделения, скажешь, что я распорядился. Если это он сегодня хату подломил, должен куда-то и барахло сдать.
   - Иванович. Да мы уже всех барыг перетрясли.
   -Значит, не всех. Сделаем так, я Ваську минут десять у себя попридержу, а парни пусть за выходом наблюдают.
   Сергей вышел в коридор. Возле его кабинета уже стоял Рябов, переминаясь с ноги на ногу. Мартынов открыл дверь, прошел в кабинет и сел за стол. Василий вопросительно взглянул на него и сел напротив.
   - Давно освободился?
   - Месяца полтора назад.
   - Как ты с такой биографией умудрился на УДО соскочить. Куда хозяин смотрел? У тебя ведь пять судимостей.
   - К нам нового начальника колонии назначили. Со старым бесполезно было что-то решать. Красный был по жизни, как пожарная машина. Если что не по нему, сразу в карцер. А с новым, смотрящий по зоне Реваз Старый, как-то снюхался. Ну он и попросил, что бы ему кабинет и квартиру отремонтировали. Реваз распорядился, что бы я и еще двое бродяг этим занялись. Такую конфетку сделали, что все поселковое начальство ходило в кабинет как на выставку.
   - А зеки тебе не предъявили. Ведь ты всегда в отрицаловке был.
   - Не. Реваз сказал, что так для общества надо. Никто даже не вякнул. А за меня же ты знаешь, дай мне нож чурку деревянную, я что хочешь сделаю.
   - Да, ваше бы умение, да в мирных целях. Ильюха рисует, любой художник позавидует. Я его рисунки видел. Семен любую машину с закрытыми глазами разберет и соберет. А твои поделки можно в музее выставлять.
   - Да, Илья тот может. У братвы лучшим кольщиком считается. Такие портаки делает, Третьяковка отдыхает.
   - О чем и разговор. На воле надолго решил задержаться?
   - Ну это как карта ляжет. Да и что мне с этой свободой делать? На зоне лучше, меня там все знают. А здесь освободился и как в другую страну попал. Мало того, что все волками друг на друга смотрят, так еще и братва воровской закон не уважает. Перекрасились все, барыгами стали. А на общее даже рубля жалко дать. Я когда освободился и узнал, что Махно стал положенцем по городу, чуть не рехнулся. У него обе судимости за хулиганку. Он по жизни бакланом был. На зоне передо мной на цырлах ходил. А затем его Кот по беспределу завалил. Зарезал как свинью.
   - Подожди, подожди. Про какого Кота ты сейчас сказал?
   - Да, есть один отморозок. Его пол России ищет, что менты, что братва.
   - И чем он знаменит?
   - Он братву миллионов на десять-двадцать зелени нагнул. Он по России долбит черных инкассаторов. А сколько у них денег было, кто об этом кричать будет. Ты думаешь наши инкассаторы только пятнадцать лимонов везли? Как бы не так. Махно еще туда и весь общак скинул, а затем Кота навел. Пацаны пошустрили, но Кота так и не нашли.
   - Кто он такой?
   Да кто его знает. С ним вообще непонятки. Толи он один, то ли их несколько. В одном месте молодой парень, во втором мужик лет сорока. В третьем вообще старик. Братва думает, что это красноперые свою бригаду сколотили. А насчет Кота, вы поговорите с братом жены Махно. Он его на стрелку возил с Котом. Может что и видел, а братве не сказал.
   - Ну что же, и на том спасибо. Если с работой нужно помочь, обращайся.
   - Не начальник. Пусть трактор работает, он железный.
   - Смотри Вася, я тебя предупредил. Можешь идти.
   - Спасибо, начальничек.
   Василий поднялся со стула, по шутовски поклонился и вышел из кабинета. Сергей поднялся, подошел к стене и кулаком несколько раз ударил по ней. Через стенку находился кабинет начальника убойного. Не прошло и минуты, как в дверь заглянул Смирнов.
   - Вызывал Сергей Иванович?
   - Андрей заходи.
   Начальник убойного подошел к окну и сел на подоконник.
   - Иванович, я закурю. А то до сих пор не могу успокоиться после встречи с желторотиком.
   - Кури. А психовать не надо. Он парень нормальный, обломается. А в гору пошел, так депутата Госдумы собой прикрыл, когда на того покушение было. Тот его сейчас и тянет. Опыта нет, а так наш человек. Но я тебя не за этим позвал. Вы Ботаника допрашивали?
   - Это которого? Брата жены Махно?
   - Ага, его.
   - Нет. А смысл? Они же с Махно друзьями не были и общих дел не имели. Он сам по себе крутится. Здесь купил, там перепродал.
   - Он что-то знает о каком-то Коте, который Махно завалил. Займись этим сам. И возьми кого ни будь поопытнее. Если что, я сам с твоими молодыми выеду.
   Сергей с Андреем вышли из кабинета. Мартынов взглянул на часы и вышел из здания райотдела. Время уже перевалило за двенадцать и он не спеша прошел в кафе "Альбатрос". Кафешка была не суперлюксовская, но никогда не пустовала. Готовили вкусно. Сергею даже кто-то говорил, что повара туда попадали по конкурсу. Сотрудники райотдела были постоянными посетителями. Для них была вполне приличная скидка, а когда заканчивались деньги, то кормили в долг, под запись. Ходил слушок, что кафе принадлежит начальнику райотдела, вернее его жене. Но кого это волнует, когда жрать хочется. Мест свободных почти небыло. И Мартынов сел за столик, за которым уже сидела молодая пара, паренек с девушкой. Покосившись на Сергея, они продолжили разговор. Пока ждал заказ, ненароком прислушался к их разговору и чуть не рассмеялся. Да, был у них когда-то свой молодежный сленг. Но это было что-то. Вроде и говорят по русски, а не понятно. Молодежь судя по всему, никуда не торопилась и цедили через соломинки какие-то коктейли. Сергей успел пообедать и собирался вставать, когда в кармане рубашки зазвонил телефон. Мартынов достал его из кармана , взглянул на экрани вздохнул с досадой. Звонил Фарид, начальник криминальной милиции. Когда-то он начинал работать в группе у Сергея, но на одном из поворотов обошел его и стал сначала начальником розыска, а затем начальником криминалки. Фарид звонил редко и лишь в экстренных случаях.
   - Да, слушаю.
   - Старый, ты куда начальника убойного отправил? У него сотовый отключен.
   - Да так, информация к размышлению появилась, А что случилось?
   - В Галкино пять трупов. Кто-то семью вырезал.
   - Сейчас буду. Готовь группу. Выеду сам и начальника розыска прихвачу. Нечего ему штаны протирать. Сам едешь?
   - Я с прокурорскими приеду.
   Когда Сергей быстрым шагом подошел к райотделу, возле жигуленка, закрепленного за убойщиками, стояли два опера и начальник розыска.
   - Эксперт где?
   - Сейчас с кражи привезут.
   - Игорь Валентинович, пока эксперта ждем, объясни вкратце, что случилось.
   - Позвонил участковый. Сказал, что к нему прибежала женщина, в истерике. Говорит, что пошла к соседке поболтать. Язык почесать. А в доме, начиная с крыльца, все в крови и пять трупов свалены в большой комнате. Участковый сначала ей не поверил, проверил сам. Трупы в одной из комнат, но похоже убивали где кого застанут.
   - Хорошо. На месте определимся.
   Сергей достал пачку дешевых сигарет, обломил фильтр и закурил. Начальник розыска поморщился и отошел в сторону. Дождавшись эксперта, все сели в автомашину. Один из оперов сел за руль. Галкино находилось километров в тридцати от райцентра. Ехали молча, да и о чем говорить. Все, исключая начальника розыска, представляли, что их ожидает. Деревня располагалась на высоком холме. Дома террасами спускались к речке Тур. Летом речка была воробью по колено, но по весне показывала свой суровый норов, заливая пойменные луга вокруг деревни. Посреди деревни, на самой макушке холма была небольшая березовая роща. Главным украшением которой, были гнезда галок, свитых чуть ли не на каждой ветке. От этого гомонящего табора и пошло название деревни. Рядом с рощей находилось здание администрации, девятилетняя школа и детский сад. Через весь поселок проходила главная улица с которой пересекались остальные. Так что адрес искать не пришлось. Да и так бы увидели. Возле дома стояла небольшая толпа, человек пятнадцать. Автомашина остановилась возле дома. Оперативники вышли из нее и подошли к воротам. Дом был как игрушка. Красная черепичная крыша, стены обшиты вагонкой, которая под толстым слоем лака светилась как янтарь. Фронтоны, наличники и ворота резные, выкрашенные в бело-синий цвет. Участковый сидел на лавочке возле дома, опустив голову и крутил в руках фуражку. Сергей знал его давно. Еще год назад он хотел уйти на пенсию, да жильцы упросили остаться. Мартынов подошел и сел рядом с ним.
   -Здорово, Михалыч.
   - Здорово. Коль не шутишь.
   - Что там?
   - Зайди посмотри. Сволочи, даже детей не пожалели. Найду, сам убью.
   Сергей поднял голову и мрачно посмотрел на стоящих перед ним сотрудников.
   - Чего стоим? Кого ждем? За нас эту работу никто делать не будет. Найдите понятых, мужиков, у которых нервы покрепче. А то бабы истерить начнут.
   Не дожидаясь остальных, Мартынов зашел в ограду. Площадка перед крыльцом, как и само крыльцо были красными от крови. Аккуратно ступая, что-бы не наступить на высохшие лужицы крови, зашел сначала в сени, а затем в дом. Мебель была перевернута, вещи раскиданы по полу. Сергей сразу зашел в комнату, в которую, судя по следам волочения стаскивали трупы. В разгромленной комнате они так и лежали по старшинству, отец, мать, сын и две девчушки, погодки, пяти и шести лет. Тела были истыканы ножом, а головы разбиты обухом топора. Орудия убийства находились здесь же в комнате. Топор лежал на полу, а нож был воткнут в косяк двери. Свинорез, изготовленный из напильника, со стоками для крови и наборной пластиковой ручкой, явно зековской работы. Сергей взглянув на лужи крови и желеобразные кусочки мозга, по которым ползали большие синие мухи. Сдерживая рвотные позывы, он вышел на улицу. Накричав на оперов с экспертом, что бы быстрей шевелились, подсел к участковому.
   - Михалыч, что думаешь по этому поводу? Кто мог сделать? Ты же людей лучше знаешь.
   - Получается, что не знаю. Даже не думал, что доживу до такого. Даже звери так не поступают.
   - Михалыч, не оскорбляй зверей. Это нежить сделала. Ты на нож внимание обратил?
   - Да. Вот сижу вспоминаю, у кого видел. А видел точно.
   - Кто-то из наших крестников делал.
   - Как ты сказал? Зеки делали. Точно, вспомнил. Я его у Степана Матвеича видел по осени, когда к нему сын приезжал, хряка колол. А сынок у него судимый. В свое время по глупости, дуриком угорел. Но его вчера в деревне точно не было. Заходил я к старику вчера вечером. На крыльце посидели, покалякали. Он еще жаловался, что сын к нему не ездит, не помогает.
   - Так может сам дед.
   - Иванович, ты что, издеваешься, деду под девяносто. По избе с тросточкой ходит.
   - А мотив? Может кто из мести такую мясорубку устроил.
   - Вряд ли. Им и мстить не за что. Валентин работяга, все в дом тащил. Он же столяр- краснодеревщик. Уже был. Городские к нему в очередь стояли. Он вообще тихоня. По моему, даже материться не умел. Жена начнет на него ворчать, а он только улыбается. Его соседи и то за блаженного считали. Не курит, не пьет, в церковь ходит. Верка, та да, бывало, что с соседями поругивалась. Но так, без злобы. Скорей ради развлечения. Сын весь в отца, такой же тихоня. В этом году школу закончил. Родители хотели, что бы в институт поступил. Он сам хотел на программиста учиться. Документы сдал. Сергей, а ведь позавчера они машину продали. Валентину от отца "Волга" досталась, ГАЗ-21. Машина была в идеальном состоянии, на ней почти не ездили. Взял какой-то коллекционер. Они хотели за обучение сына заплатить. Факультет платный. Сразу за пять лет. Говорят, что дешевле получается, чем каждый год платить. А Верка вчера в город ездила, за обучение деньги внесла. Кому-то они понадобились. А денег и не оказалось. Ну что, Сергей, пойдем деда трясти, кому он нож отдал.
   - Пойдем. Только начальству доложусь.
   - Какому начальству? С тобой же одна молодежь приехала.
   - Старлей, новенький. Сегодня назначили начальником розыска.
   - Вон оно как.
   Мартынов зашел во двор. Поляков стоял возле яблони, держась за ствол. Его выворачивало на изнанку. Уже и рвать-то было нечем, какая-то пена и зеленая слизь. Сергей окликнул его.
   - Старлей, ты здесь рули, а я с участковым по деревне пробегусь, с людьми пообщаюсь.
   - Сергей Иванович, а может лучше мне с участковым, а вы здесь останетесь.
   Сергей нехорошо прищурился и со злостью оборвал его.
   - Старлей, привыкай. Это тебе не бумажки перекладывать. В уголовке в белых перчатках не работают.
   Мартынов резко повернулся и вышел на улицу, где его ожидал участковый. Идти пришлось через полдеревни. Дом был последним в улице, рядом с рекой. Двухметровый забор и ворота с коньком преграждали путь. Михалыч попытался их открыть, но они были изнутри закрыты на засов. Тогда он зашел в полисадник и постучал в окно. Прождав пару минут, Сергей перемахнул через забор и открыл ворота. Во дворе были покосившиеся от старости баня, сарай и стайка.. Вход в сени был закрыт на щеколду. Оперативник повернулся к Михалычу и пожал плечами.
   - Дома похоже нет никого. Куда дед деваться мог?
   - Здесь где-то. Уйти далеко не мог. Ему в магазин и то соседка ходит. В огороде нужно посмотреть. Траву поди на грядках полет, вот и не слышит.
   Мартынов с Михалычем зашли в огород. Дед действительно оказался там. Стоял возле двухсотлитровой бочки, со шлангом в руках. Участковый окликнул его и дед оглянувшись, довольно заулыбался.
   Сынки, обождите минутку, я воды наберу, а вы пока в дом заходите.
   Набрав бочку воды, дед опираясь на тросточку подошел к сотрудникам милиции, которые стояли возле крыльца.
   - Игорек, вы в дом проходите. Я вас наливочкой угощу. Ты же знаешь, какая она, на ягодках, на травках.
   Михалыч покачал головой.
   - Дядя Степан, не когда нам наливочку пробовать. Помощь твоя нужна.
   - Да какая от меня может быть помощь? Я свои-то ходули еле переставляю.
   - Дядя Степан, помнишь, вы с сыном по осени кабана резали. Я еще разделывать помогал. Нож, чей, сына?
   - Нет. Что ты. Это Тольки Беса рабочий струмент. Кто сам не может живность зарезать или брезгует, его зовут. А тот до крови жадный. Глотку бычку или поросенку перережет и кружку подставляет. Пьет, пока теплая.
   - А нож где сейчас?
   - Так я на следующий день Тольке и отдал. Он еще и шмат сала выцыганил. Игорь, ты лучше у него спроси, если он что-то соображает. Три дня назад евонный брательник приехал, Вовка. Вот они до положения риз и отрываются. Они вчера вечером ко мне приходили, хотели денег на самогон занять. А откуда у меня деньги. Сын не помогает, ему только , батя дай мяска, картошки. А пенсию я за дрова отдал. Газ который год обещают провести. Игорь, ты же власть, похлопотал бы с начальством.
   - Степан Матвеевич, пойдем мы.
   - А чего приходили то?
   - Да кое какие вопросы возникли.
   Сергей с участковым попрощались с дедом и вышли на улицу.
   - Ну показывай Сусанин, куда идти? Может ребят подтянуть, или сами справимся?
   - Этих опоек и сами повяжем.
   - Пойдем, тебе видней. Михалыч, ты пока идем, расскажи об этих клоунах.
   - А что рассказывать? Была нормальная семья. Мать работала фельдшером, отец тракторист. Отец правда стопку мимо себя не пропускал. Так и погиб по глупому. Во время уборочной пьяный уснул на валке пшеницы. Дело было ночью. Комбайнер не заметил. Он в шнек и попал. В фарш и перемололо. Хоронили в закрытом гробу. Толька с Вовкой погодки. Старший Толька. Сначала Толька, после восьмилетки, в город уехал, на заводе учеником токаря устроился. Через год и Вовка к нему подтянулся. Комнату им в общаге дали. Сын деда тоже с ними на заводе работал. Когда эта волынка началась с приватизацией, завод какие-то бандюки выкупили. Начали его банкротить. А рабочим тоже жрать хочется. Вот они втроем и скооперировались. Загрузили на погрузчик двухсоткилограммовую медную болванку и перебросили через забор. Наняли грузовик. А их случайно гаишники тормознули. Ну и получили на троих девять лет. По три года каждому нарезали. После отсидки, младший Бес остался в городе, работает на рынке дворником. Старший, Толька, до тюрьмы успел жениться. С супругой сюда и вернулся. Вместе с ней и пьют, все что горит. Мать ругалась с ними сильно, все на путь истинный пыталась поставить, да через полгода угорела в бане, и умерла. Было у меня подозрение, что помогли ей умереть, что дверь колышком приставили. Следак заморачиваться не стал, списал на несчастный случай. Оба с женой не работают. Болтаются по деревне. Кому дров наколоть, поленницу сложить, сруб поставить, картошку окучить, выкопать. Раз в три месяца Вовка из города приезжает. Дня три пьют, не просыхая, а потом рожи друг другу бьют. Наследство все ни как поделить не могут. Ну все, уже пришли. Видишь дом, где забор упал?
   Мартынов с Михалычем остановились перед домом. И Сергей лишь покачал головой. Разруха. Забор упал, дровяник развалился, баня и стайка были на последнем издыхании. Дверь в сени была вырвана с мясом и приставлена к дому. Участковый осмотрелся по сторонам и усмехнулся.
   - На живца и зверь бежит. Вон, хозяйка нарисовалась. Фиг сотрешь.
   Посреди улицы, загребая пыль ногами шла женщина неопределенного возраста. Волосы торчали в разные стороны, как куски пакли. Но зато как ребенка она прижимала к груди трехлитровую банку с мутной белесой жидкостью. Увидев участкового, она пьяно заулыбалась.
   - Михалыч, а у нас все в порядке, все тихо и спокойно.
   - А вот сейчас и проверим. Давай показывай свое хозяйство.
   Женщина продолжая улыбаться зашла в дом. Следом зашли участковый и Мартынов. Едкий запах сивушного перегара, пота, прокисшей капусты, дешевой махры перехватили дыхание и выбили слезы. Оба закашляли.
   - Ты хоть бы дома помыла, шалава.
   Женщина ничего не ответила и аккуратно поставила банку на стол.
   - Толька с братцем где?- спросил Сергей.
   - Так Толька под столом спит, а Вовка в маленькой комнате, на раскладушке.
   - Свет где включается?
   - Старый, да у них еще свет полгода назад за неуплату отключили.-засмеялся Михалыч.
   В комнате было сумрачно из-за коричневых давно не мытых окон и таких же прокуренных занавесок. Мартынов нагнулся и заглянул под стол. Там в позе эмбриона спал похрапывая мужчина. Сергей взял его за ногу и вытащил из под стола. Мужчина так и не проснулся, что то промычав во сне.
   -Михалыч, он?
   Да, старшенький, Толик. Сережа, нам похоже и доказывать ничего не придется. Посмотри. У него вся одежда в крови.
   Мартынов завернул мужчине руки назад и застегнул наручники.
   - Пошли за вторым.
   Младший Бес спал в соседней комнате, на продавленной раскладушке. Что-то бессвязно выкрикивая во сне. Михалыч потряс его за плечо. Мужчина неожиданно резко подорвался с раскладушки, оттолкнул участкового, отбежал в угол. Сел на корточки и закрыл голову руками. Толи к нему в гости пришла белая горячка, то ли спросонья, да в полумраке принял стоящие над ним темные фигуры за чертей. Умоляющим голосом Вовка заскулил.
   - Черти, не забирайте меня. Я не хочу в ад. Это все Толян, это он их убивал. Сначала ножом истыкал, а затем головы топором разрубил.
   Сергей подошел к нему ближе.
   - А головы-то зачем разбивали?
   - Брательнику на зоне кто-то сказал, что у убитых все в мозгу записывается. А менты изобрели такую аппаратуру, что можно все считать, как с магнитофонной кассеты, если мозг не повредить. Я правда их не убивал. Помог в комнату затащить, да деньги искал. Вещи, деньги, три тысячи и две бутылки водки тоже Толян забрал.
   - Михалыч, браслеты есть?
   - А куда же без них.
   Участковый застегнул на руках наручники и за них вытащил упирающегося Владимира в соседнюю комнату. Анатолий все так же спал на полу, а за столом, на колченогой табуретке сидела его жена. Она уже достала из таза с грязной посудой граненый стакан и протирала его не то половой тряпкой, не то полотенцем. Сергей посмотрел на участкового.
   - Михалыч, позвони следаку, как там закончит, пусть сюда подъезжают. Хотя там прокурорские должны подъехать. Пусть кого ни будь сюда отправляет. Это их епархия, пусть работают. Привыкли пальчиком тыкать. А я пока с людьми поработаю.
   Сергей подвинул к столу табуретку и сел напротив женщины. Владимир сидел в углу, где его посадил участковый, изредка подвывая.
   - Тебя милая, как зовут?
   - Наташа. А что они натворили? Избили кого-то?
   - Ты Ильницких знала?
   - Это Верку с Валькой что-ли? Так она мне троюродная сестра.
   - Так вот, твой любимый с братцем всю семью вырезали.
   - Что им за это будет?
   - Надеюсь пожизненное.
   - Вот дура, я дура. Ведь это я виновата. Вчера с утра опохмелились. Как обычно мало. Толька с Вовкой по деревне пробежались. Голяк, никто в займы не дает. Я и вспомнила, что Верка машину продали. Тольке сказала. Пока они к ней ходили, Сенька, сосед, принес две полтарашки самогона. Долг принес. Толька ему сруб на стайку поставил. Вскоре и мужики пришли. Толька сильно злой был. Верка их козлами и алкоголиками обозвала и взашей вытолкала. Уже темно было, когда они куда-то подались. Помню, что перед этим Толька нож зачем-то точил. Но это я уже так, смутно помню. Вырубилась. Когда проснулась, они за столом сидели, водку пили. Я с ними выпила и опять уснула. Утром встала, а на столе две тысячи лежат. Я деньги взяла и за самогонкой сходила. Проснуться, опохмелиться надо будет. Говорила же я Тольке, что его за мать бог накажет. Так и получилось. А как же я теперь?
   - Подожди. Что ты про мать сказала?
   - Так Толька мать в бане уморил. Сказал ей, что баню протопил, можно мыться. А сам угольки золой присыпал. Что бы их не видно было. Когда она в баню зашла, он дверь колышком подпер.
   - Проспится, будет с ним о чем пообщаться. С тобой все ясно. Плесни себе немного пойла, а то помрешь и следователь допросить не успеет.
   Женщина взяла банку дрожащими руками и судорожно сглатывая слюну, начала наливать самогон в стакан. Мартынов подошел к Владимиру, который уже пришел в себя и со слезами на глазах смотрел на оперативника.
   - Вовчик, а ты что скажешь?
   - Начальник, не убивал я их. Думал брательник попугать хочет. Когда выходили, он сказал, что бы я топор взял, что Верке сейчас хэлоуин устроит. Когда пришли, Верка первая вышла, ругаться начала. Толян ее ножом и ударил. Затем Валька с сыном. Одного в сенях, второго на пороге дом. Девчонки в комнате были. Как он их зарезал, я не видел. Затем он меня заставил трупы в комнату затащить. После чего взял топор и головы им разбил. А что бы добру не пропадать, взяли Веркину шубу, две тысячи рублей и две бутылки водки в холодильнике.
   - Уроды. Вас четвертовать мало. Михалыч, с группой связался?
   - Да, сейчас подъедут.
   - Пора в сознание Толика приводить. Мадам, вода есть?
   Наталья засуетилась.
   - Да, да. На кухне ведро стоит.
   - Неси сюда.
   Женщина пошатываясь зашла на кухню и вернулась с зеленым эмалированным ведром. Сергей подхватил ведро и вылил на лежащего мужчину. Тот закашлялся и открыл глаза. Увидев стоящего перед ним участкового, дернул скованными сзади руками. Заскрипев от безысходности зубами, пнул Михалыча по ногам. Стоящий рядом Сергей, без замаха пнул Беса в лицо. Тело задержанного оторвалось на полметра и опять рухнуло на пол. Из свернутого на бок носа тонкой струйкой на пол потекла кровь. Женщина с каким-то нездоровым любопытством смотрела на происходящее. Михалыч, взглянул на нее и покачал головой.
   -Наташка, что уставилась? Тряпку возьми, пол подотри.
   В это время в сенях раздался отборный мат и запнувшись о порог в комнату ввалился Расулов Азиз Сулейман Оглы, старший следователь районной прокуратуры. Вот уж кого больше всего сейчас не хотел видеть Мартынов. Два "лучших непримиримых друга". Когда-то они учились в одном взводе, в школе милиции. Даже начинали работать в одном отделении. Расулову, по чьей-то протекции предложили место в прокуратуре, но в замен потребовали, что бы сдал кого ни будь из оперов. А уж на кого-кого, а на опера грязи найти. Это как два пальца об асфальт. Вот и в тот раз, выехали на задержание втроем, Мамонт, ныне покойный начальник отделения, Сергей и Расулов. Задерживали убийцу, который по информации убил трехлетнюю падчерицу. Знали что убил, а труп найти не могли. А нет трупа, нет и дела. Девочка числилась, как пропавшая без вести. Вытащили несостоявшегося папашу из дома. Сергей держал его, а Мамонт зажал кисть руки в створ двери. Лишь после этого тот сознался, что труп расчленил и сжег в печи, где и нашли остатки косточек. С подачи Расулова и прокурора задержанный написал жалобу. Дело на оперов замяли. Но Мамонту пришлось уволиться, до пенсии не хватило полгода, а в личном деле Мартынова, в прокуратуре, где заведены наблюдательные дела на всех оперов, появились запись, что склонен к насилию.
   - Сергей Иванович, ваш начальник сказал, что убийц нашли.
   - Да, нашли. Один в углу сидит, а второй вон, под ногами лежит.
   - Он хоть живой?
   - А что с ним сделается? Дерьмо живуче. Богу такие не нужны. Ну ты начинай работать. Глядишь еще висюльку получишь. Кто с тобой из оперов приехал?
   - Твой новый начальник. Что-то обходят тебя с должностями.
   - А вот это не твое дело.
   - Морщась от тяжелого удушливого запаха и прикрывая нос белым платком, в избу зашел Поляков. Михалыч хмыкнул и что бы не рассмеяться, вышел на улицу.
   - Сергей Иванович, где эти звери?
   Мартынова заколотило и он зло прошипел.
   - Старлей, ты опер или мимо проходил. Убери свою промакашку. Что бы я ее больше не видел. Машина где?
   - Возле дома стоит.
   - Я сейчас в отдел. Пришлю дежурку. Парни освободятся, опросите соседей, кто-что видел. Возникнут вопросы, спросишь у Михалыча. Тот в курсе всего.
   - Сергей Иванович, так может останетесь. Я же с этим не сталкивался.
   Сергей не поворачиваясь, ткнул пальцем за спину.
   - Старлей, заруби себе на носу. Даже если убьют президента и там будет присутствовать вот этот тип, меня не вызывать.
   Мартынов вышел из дома. За упавшим забором, на улице стояло человек двадцать местных жителей. А народ потихоньку все подходил. Сергей повернулся к участковому.
   - Михалыч, что за бодяга? Может группу немедленного реагирования вызвать. А то отобьют Бесов и самосуд устроят.
   - Можно. А пока я сам с ними поговорю.
   Они оба вышли на улицу. Сергей остановился возле автомашины, а Михалыч подошел к толпе. Уж лучше бы они гомонили. Но народ стоял молча и в воздухе витало напряжение, которое Сергей ощущал физически. Переговорив о чем-то с народом, Михалыч подошел к Сергею.
   - Старый, хотя Наташка и свидетель, но придется вам ее в город увозить и в клетку закрывать. Иначе ее кончат и дом сожгут. Ей все равно здесь не жить. А дом что с ней, что без нее сожгут.
   - Были преценденты?
   - И не раз.
   - Как они узнали, что мы сюда пошли? Ведь на улице никого не встретили.
   - Это тебе только кажется. Нас из каждого окна пасли.
   - Михалыч, ты прокурорскому на пальцах объяснишь. А я поехал.
   Сергей сел в автомашину.
   - Домой.
   - А здесь?
   - Дежурная группа приехала?
   - Да. Там еще начальник криминалки и прокурор.
   - Ну значит есть кому дырки на кителях сверлить. Без нас справятся.
   Мартынов откинул спинку и закрыл глаза. Он так и ехал молча до самого райотдела. Лишь когда машина остановилась, он открыл глаза и зашел в отдел. Увидев его, дежурный выскочил в коридор.
   - Сергей Иванович. Ну что там? А то мне уже из Москвы звонили.
   - Раскрыли. Очередная бытовуха. Два алкаша на почве ссоры вырезали семью. Подозреваемые задержаны.
   - Так и докладывать?
   - Так и докладывай. Андрюха Смирнов здесь?
   - Он просил позвонить ему, как только вы появитесь.
   - Пусть ко мне сразу зайдет. Да, отправь в Галкино дежурное отделение ОМОНа. А то как бы чего не случилось.
   Мартынов зашел в свой кабинет. Воздух за день прогрелся как в сауне Сергей открыл окно и включил вентилятор Густой прогретый воздух волнами начал расходиться по кабинету. Мартынов смахнул со лба пот и подошел к окну. Дверь без стука открылась и в кабинет зашел Андрей. Сергей увидел его отражение в окне и не поворачиваясь сказал .
   - Андрюха, в холодильнике бутылка водки, шпроты и хлеб. Стопки в столе. На душе муторно, выпить хочется.
   Андрей достал из холодильника продукты, поставил на стол и разлил по стопкам водку. Сергей подошел и сел за стол.
   - Старый, как там?
   - Как обычно. Два пьяных отморозка зарезали пять человек из-за бутылки водки. И ни какого раскаяния. Только испуг, что задержали. А там трое детей было и родители нормальные, работяги. Мало того, что ножом резали, так еще и головы топором разбили. А это ведь не только их убили, но и последующие поколения.
   Сергей с Андреем выпили и закусили шпротами. Сергей смотрел не мигая в стену.
   - Старый, тебя чего переклинило?
   - Да я сам себя в последнее время боюсь. Какая-то пружина во мне лопнула. А когда? Я и не заметил. Для меня человеческая жизнь стала как микроб, который нужно уничтожить. Сегодня приехал на трупы, а ничего кроме брезгливости не чувствую. Посмотрел на убийц, инфузории. Даже этот маньяк, которого в Кургане ловили. Вроде двадцать трупов, а они для меня как сто рублей с кражи. Не зря Мамонт в свое время говорил, что если перестал чувствовать человеческую боль, нужно бежать с этой работы, подальше в лес.
   - Старый, говорят, что у вас в Кургана какое-то чп было, вроде как тебе выговор светит.
   - Девчушку, из аналитики приманкой запустили. Этот урод на нее и повелся. Местные опера, за полторы недели расслабились, ну и клювом прощелкали. Если бы не парни из наружки, то и ее бы задушил. Двое из наружки на него кинулись, тот начал ножом отмахиваться. Можно было задержать, в ногу ранить. А я ему башку отстрелил. Ну посидел бы он пару лет в дурке. А затем опять за свое. Прокурорские хотели мне вменить превышение самобороны. Начальник разведки молодец. Отправил шифрограмму в свой главк, что если бы я не застрелил ублюдка, то он бы его парней зарезал. Закончилось тем, что даже выговор не объявили.
   - Старый, я же тебе ничего не предъявляю. Коснись, сам бы так поступил. Давай еще по одной.
   Выпив, опера закурили и молча смотрели, как дым кольцами расходится по кабинету. Затушив сигарету, Сергей усмехнулся.
   - Чего сидишь? Наливай по третьей. Помянем ребят, кого с нами нет и уже никогда не будет. Ты знаешь, сегодня на выезде я вспомнил Мамонта Сан Саныча. Мы когда-то в его отделении работали, вместе с Расуловым, прокурорским. Как-то дело у нас одно было. Пацан отчима чуть не зарезал. Начали разбираться. Пацан молчит, начинаешь распрашивать, плачет. Соседи тоже молчат. Как оказалось, отчим запугал всех до полусмерти. А сам ходит забинтованный и только нагло усмехается. Фронтовика бывшего одного разговорили. Оказалось, что отчим паренька как напьется, бил смертным боем. А у пацана собака была. Он в конуре у нее прятался. Отчим хотел раз его из конуры вытащить, а собака ему руку прокусила. Тот ее и повесил, а у пацана нервы не выдержали, за нож взялся. Когда узнали, Сан Саныч отчиму рожу разбил и заставил заявление забрать. Пацана в детский дом определили, мать родительских прав лишили. Вот тогда Расулов на нас первый донос и написал. Полгода нам мозги выносили, но обошлось. Я как-то потерпевшего ночью встретил, да в инвалидную коляску усадил, сейчас только мычать может. А Мамонта Расулов все же добил. После того, как его уволили, запил, а через месяц умер от инфаркта. А ведь опер был от бога.
   Сегодня Расулова на убийстве встретил. Рожу разьел, хрен с тесемкой за сутки обежишь.
   - Иванович, а зачем ты мне это рассказал?
   - Не знаю. Наверное устал все в себе держать. Давай поднимай.
   Допив бутылку, Смирнов сходил еще за одной. Поставив ее на стол, оперативник чертыхнулся.
   - Сергей, я к тебе чего шел-то. Дернули мы родственника Махно. Там расклад такой. За день до нападения на инкассаторов, Родственник собрался в Лесогорск, за товаром. Махно узнал и упал ему на хвост, попросил туда-обратно свозить. В городе высадил возле гостиницы Восход. Пока шель-шевель, пока закупился, смог Махно забрать только вечером. Тот был на автопилоте. Ты же знаешь, обычно у Махно копейки не выпросишь, а тут сам начал навеливать. Говорил, что скоро богатым будет. В разговоре пару раз помянул какого-то Кота. После того, как Махно завалили, к родственнику братва подъехала. Напугали чуть не до инфаркта. Он им все и рассказал. Они когда про Кота услышали, отстали от него. Похоже бандюганы его сами бояться как огня.
   - Андрей, завтра с утра берешь автомашину, фотографию Махно и едешь в Лесогорск. Перешерсти весь персонал гостиницы. Может вспомнят, с кем он встречался. По приезду, сделаешь запрос в Москву. Этот Кот не только у нас отметился.
   - Есть шеф. Сергей, ты сейчас домой.
   - Пока не знаю. Может и здесь заночую.
   - Пошли ко мне. Мои все на даче, а жена наготовила на год. Все боится, что с голоду замру. Да и пузырек добьем. Чего добру пропадать.
   Что-что, а домой Сергею идти не хотелось. Он как представил, что его ждет пустая квартира, так в душу залезла пушистая кошачья лапа.
   - Хорошо, пошли. Ты и мертвого уговоришь. Тем более, я знаю, как твоя Лидуха готовит.
   Утро началось с головной боли. Приняв душ и выпив по таблетке аспирина, Мартынов и Смирнов прошли в райотдел. По пути выпив бутылку местной минералки. Возле крыльца Андрей перехватил водителя с Жигулей. Переговорив с ним, сел в автомашину. Сергей зашел в райотдел. Солнце еще не прогрело помещение и в коридоре было относительно прохладно. Дежурный, увидев его, жестом показал, что бы он зашел в дежурку. Повернувшись к Сергею спросил.
   - Старый, ты вчера нигде не накосячил?
   - Да вроде нет. А что?
   - Шеф рвет и мечет. Тебя на ковер требует. Уже раза три звонил. Злой как собака. Ты зайди к нему.
   Мартынов по лестнице поднялся на второй этаж. Возле кабинета начальника стоял Поляков. Увидев Сергея, он пошел ему навстречу. Поздоровавшись, сказал что поджидает с утра.
   - А что случилось?
   - Ты когда вчера уехал, следак сказал, что накатает на тебя телегу. Все шипел как змеюка. Так что имей ввиду.
   - Ну мне не привыкать. У нас с ним дружба давняя, обоюдная.
   Сергей постучал в дверь кабинета начальника РОВД и зашел. Тот сидел за столом и курил. Сергей усмехнулся.
   - Товарищ полковник, а если старшина увидит, что в кабинете курите? Себе тоже выговор объявите за курение в неположенном месте.
   Полковник со злостью затушил сигарету.
   - А ты еще посмейся у меня. Опять нарываешься. Ладно, начальник розыска все объяснил, а то хоть увольняй. Не успел придти на работу, как из прокуратуры звонят, что пришлют представление о твоем наказании и поощрении Полякова. Дождаться окончания следственных действий не судьба была? Просидел бы в машине, бамбук прокурил. Нет, надо было приехать в отдел и со Смирновым нажраться.
   - Дежурный застучал?
   - Какая разница, кто застучал? Что мне с тобой делать? Объявить строгий выговор?
   - Не получится товарищ полковник. Выговор у меня есть, строгий выговор тоже. Остается только не полное служебное соответствие либо увольнение. А иначе вы приказ нарушите.
   - Старый, ну вот объясни мне, как ты умудряешься ни на чем взыскания получать? И большинство не по моей инициативе. Ведь ты уже лет десять как в майорах должен ходить. Все, придумал, что с тобой сделать. Пока секретарша не начала регистрировать документы, вчерашним числом зарегистрируем приказ о твоем поощрении, за командировку А сегодняшним числом приказ об объявлении строгого выговора. Все, иди с глаз долой. Что бы я тебя сегодня не видел. Да, и зажуй хоть какую ни будь жвачку. Перегаром весь кабинет провонял.
   Сергей вышел из кабинета начальника и спустился на первый этаж, где его и выловил дежурный.
   - Мартынов, тебя где черти носят?
   - Сам же к начальнику отправил. Что опять случилось?
   - Тебя Михалыч, из Галкино, с утра добивается.
   Мартынов зашел в кабинет, взял из стола телефонный справочник и заглянув в него, набрал телефон опорного пункта. Михалыч как будто держал трубку у уха. Не успел пропищать первый гудок, как он ответил.
   - Михалыч привет. Что за срочность, опять трупы?
   - Привет Сережа. Ты угадал. Толпа Наташку, жену старшего Беса, убили и в доме сожгли. Я же тебе говорил, что этим все закончится, если ее в город не увезти.
   - Михалыч, а я то, здесь при каких делах. Там же следак прокурорский оставался.
   - Да говорил я этой толстой крысе. Она в УАЗ не вошла, считай опера, Омон и оба Беса. Засунули ее в Волгу к прокурорскому. А тут толпа поднялась, хотели Бесов отбить и суд Линча устроить. Следак Наташку из машины вытолкнул, говорит, что от нее воняет сильно, задохнуться можно. А сам наверное испугался, что машину разнесут. УАЗ даже ждать не стал. Уехали сразу. А омоновцам пришлось в воздух стрелять, что бы толпу разогнать. Когда все разбежались, я еще час выждал, да в опорник пошел. Думал, рапорт напишу, о проделанной работе, что бы завтра с утра не тащиться. А тут звонок. Мой человечек отзвонился, что толпа опять у дома Беса собирается. Выскочил на крыльцо, а там три черта в масках и спортивных костюмах. Руки мне заломали и мои же наручники на меня надели. Завели в опорник и в кресло посадили. Говорят, что Михалыч мы тебя уважаем, так что сиди не дергайся, а то до утра в клетку закроем. После того, как им позвонили, они ушли и ключи от наручников отдали. Я к дому Беса рванул. А там нет никого и дом полыхает. Вызвал пожарных, а пока они из города добрались, уже и кровля обвалилась. Под утро, когда начали разбирать завалы, нашли несколько костей от скелета. Кости и то почти все сгорели. Я к дознавателю из МЧС подошел, объяснил популярно. А этот сопляк стоит и ухмыляется. Говорит, что если тебе надо, то сам и раскрывай. А я в протоколе напишу, что проводка коротнула. Объясняю, что у них света не было, за неуплату отключили. Говорит, что значит пьяная в постели курила и уснула с сигаретой. А мне и сказать нечего. Деревенские тоже ничего не скажут. Не были, не знаем, не видели. Что делать-то?
   - Спускай на тормозах. Все равно нет ни какой судебной перспективы.
   - Сережа, ну смотри, что бы ко мне потом вопросов не возникло.
   - Михалыч, ну какие к тебе вопросы? Дознаватель же дал заключение, что несчастный случай.
   - Да дать-то дал, но ведь может всплыть, потом.
   - Вот когда всплывет, тогда и будем заниматься. Михалыч, ты дома-то был сегодня?
   - Да, когда там?
   - Ну и закрывай избушку на клюшку и иди отсыпайся. Ну все, бывай.
   Положив трубку Мартынов потер виски. Голова разболелась не на шутку. Толи действие таблеток закончилось, толи хмельки начали активно выходить из организма. Достав из шкафа бушлат, он бросил его в изголовье дивана и прилег сам. До обеда его никто не беспокоил. Лишь после двенадцати кто-то постучал в дверь. Мартынов встал с дивана, голова почти прошла, и открыл дверь. На пороге стоял довольный Парфенов Сергей.
   - Сережа, ты чего такой довольный? Светишься как солнышко.
   - Иванович, как ты и предполагал, все срослось. Все в цвет. Рябчика с племяшом на хате с поличным взяли. Малой через форточку залез и двери Ваське открыл.
   - Начали с ними работать?
   - Пока нет. Ждем адвоката и мать пацана. Он у нас в кабинете сидит, а Рябчик в камере.
   - Давай его ко мне. Пообщаюсь.
   - Лады.
   Парфенов повернулся и вышел. Минут через пять сержант, помощник дежурного, привел Рябова. Тот увидев Мартынова, заулыбался.
   - Начальник. Наше вам с кисточкой.
   - Все, Василий, закончился отпуск. Проходи садись. Мог бы вчера отсюда и не уходить. Написал бы явку с повинной и у нас бы лишних головняков не было.
   - Иванович, ну ты и скажешь. Как бы на меня потом в тюрьме общество смотрело. Младший Рябчик красным стал. А здесь меня твои опера выпасли, и я вроде как в уважухе. Наверняка ты опять подсуетился?
   - А сколько можно за тебя по голове получать?
   - Не все коту масленица. Надо и вам нервы потрепать. На то вы и опера, мы воруем, вы ловите.
   - Васька, а зачем ты на дело племянника потащил? Может бы нормальный человек из него вырос.
   - Илья попросил. А то говорит, сдохнем на зоне, а наследника не оставим. Да племяш и сам не прочь был. А насчет нормального человека, это ведь под каким углом посмотреть. Возьми меня. Выхожу с зоны. Здесь я никто и звать меня никак. Ты что думаешь, я на работу не пытался устроиться? Пытался. Приходишь, а там сидит чинуша, об лоб поросят бить можно. Как узнает, что судимый, так морозиться начинает. А на входе объявление висит, что рабочие требуются. Зато на зоне, я человек, а он никто, барыга.
   - Вася, дачу зятя губернатора, ты выставил?
   - Это этого прыща, что на черном джипе ездит? Да у него и брать нечего было. Денег не нашел. Только больше с сейфом возился. В сейфе шкатулка была с серебряными бабскими цацками. Могли бы и получше что ни будь купить. Мне барыга за шкатулку больше денег отвалил, чем за серебро. За все отслюнявил десять штук. Еще и сказал, что они этого не стоят.
   - Вася, а кто барыга, кому сдал?
   - Иванович, ну ты что, совсем меня за лоха считаешь? Вот так я разбежался и тебе сказал.
   - А ты Рябчик лох и есть. Развели тебя как последнего фраера.
   Рябов озадаченно посмотрел на оперативника.
   - Иванович, ты это к чему сказал.
   - Они стоят полтора лимона. Этих денег хватило бы всему вашему семейству на югах, на солнышке пузо греть.
   - Вот сволочь. А мне по ушам проехал. Ну ничего, Илья выйдет, разберется с ним.
   - Сомневаюсь. Твой барыга уже где ни будь за границей будет.
   - Надолго ему эти полтора лимона. Даже на хату хорошую не хватит.
   - Вася, ты наверное не догнал. Я тебе говорю, что эти бабские цацки стоят не в рублях, в евро. Это же платина с брильянтами. Все вещи делались по спецзаказу. Больше таких в мире нет. Представляешь, как над тобой тюрьма смеяться будет. Отдать миллионы за две бутылки водки и хорошую закусь.
   - Иванович, ты гонишь.
   - Я что, на клоуна похож?
   Рябов откинулся на спинку стула. Лицо его сначала налилось кровью, а затем резко побледнело и начало наливаться синевой. Сергей успел выскочить из-за стола и подхватить щупленькое тело Василия, который начал сползать со стула. Уложив его на диван, вызвал скорую помощь. Рябов был без сознания и лишь изредка стонал. Скорая приехала быстро. Там уже знали, что если вызов из РОВД, то случилась какая-то пакость. Врач-кардиолог был старым знакомым Сергея. Учились когда то в одной школе, в параллельных классах. Поздоровавшись с Мартыновым, кивнул в сторону Рябова.
   - Это наш клиент?
   - Он самый.
   Врачи начали хлопотать возле Рябова, а Сергей вышел в коридор. Где к нему подошел Парфенов.
   - Старый, ты долго еще с Рябчиком общаться будешь? Следак пока с пацаном работает. Хотелось бы Рябчика настроить на нужную волну.
   - Боюсь, что сегодня не получится. Сердце прихватило, я скорую вызвал.
   В коридор выглянула медсестра и обратилась к операм.
   - Кто из вас Иванович? Больной в себя пришел, хотел что-то сказать.
   Мартынов зашел в кабинет. Подошел к дивану и опустился на корточки. Еле слышно Рябов прошептал, что цацки продал Французу. После чего глаза у него закатились и голова начала сползать с бушлата. Сергей встал и повернулся к врачу.
   - Степа, что с ним?
   - Обширный инфаркт. Мы бы и в больнице ничего не смогли сделать. Тем более здесь.
   - Так он умер?
   - Все, представился. Ты его чем так напугал, что у него сердце не выдержало?
   - Мечты лишил. Среди воров есть легенда о "золотом куше". Что он в руки дается только раз в жизни. Вот и Рябов подержал его в руках, не зная об этом. Свои же и кинули.
   После того, как врачи уехали, а тело увезли в морг, в кабинет зашел Парфенов.
   - Иванович, и что сейчас делать? Пацан только за пять эпизодов рассказывает. Остальные висяками будут.
   - Подожди Сережа, коней не гони. Васька мне успел шепнуть, что золотишко, в том числе и губернаторское, скидывал Французу. Возьмешь в суде постановление на обыск. Там сильно кочевряжиться не будут, когда узнают, что по губернаторскому делу. У Француза дом по бревнышку раскатайте, огород перекопайте, но золото найдите.
   - Сергей Иванович, а кто такой Француз?
   - А, ты же не знаешь. Есть у нас один мутный тип. Дважды судим за скупку краденного. Последний раз освободился лет десять назад. После этого я о нем не слышал. Думал что завязал. Мусатов Альберт Францевич, сорок шестого года рождения. Проживает по улице Стахановцев 48. Только давайте в темпе вальса. Не удивлюсь, если он уже из города нарезал. Да и возьми с собой начальника розыска.
   - Он мешаться только будет.
   - Пусть привыкает. Это не рукой водить. Бумажки и без него есть кому писать.
   - Старый, я возьму, но я тебя предупредил.
   - Иди уж.
   Оставшись один, Сергей заглянул в холодильник. Там впору было от голода мышке повеситься, лежал только пакет вермишели быстрого приготовления. Чертыхнувшись, вышел из райотдела и прошел до ближайшего киоска, где купил парочку беляшей и бутылку минералки. Вернувшись в отдел, достал из сейфа накопившиеся бумажки и начал их бегло просматривать. В кабинет заглянул дежурный.
   - Иваныч, хоть ты слава богу на месте. В отделе ни одного опера не осталось. Все в разгоне. Квартирники по трем адресам на обыск выехали и всех с собой подмели. По потеряшкам работать некому. А здесь женщина с заявлением пришла.
   - Так говори, что случилось, а то стоишь, мямлишь.
   - Женщина пришла. Заявляет, что вчера ее дочь с подругами пошла на дискотеку и не вернулась. Мать по подругам пробежалась, обе дома. Говорят, что ушла с дискотеки с каким-то парнем.
   - Потеряшке, сколько лет?
   - Пятнадцать
   - Возраст самый поганый.
   - Вот и я о том же. Мне-то, что делать? Принимать заявление или нет?
   - Обожди пока. Пусть ко мне зайдет. А ты пока позвони в больничку и морг.
   Дежурный облегченно вздохнул и вышел из кабинета. Через минуту в кабинет вошла, вернее проскользнула невысокая, худощавая женщина, лет сорока. Одетая в простой ситцевый сарафанчик. Мартынов предложил ей сесть. И та испуганно пристроилась на уголке стула.
   - Вас как звать?
   - Надежда Харитоновна.
   - Меня Сергей Иванович.
   - Я знаю. Мы в одной школе учились. Только вы постарше были, на нас внимания не обращали.
   - Надежда Харитоновна, давайте начнем сначала. Как зовут вашу дочь, сколько лет, ну и все прочее.
   - Дочь Оксанкой зовут. Пятнадцать лет. Она у меня девочка домашняя. А вчера подруги на дискотеку позвали. Я дура и согласилась. Чего думаю летом дома сидеть. Пусть маленько развлечется. А ее до сих пор нет. Я уже и к подругам сходила и в больницу.
   - Что за подруги?
   - Одну Нина зовут, вторую Настя. Обе живут в соседнем подъезде. Они правда Оксанки постарше на два-три года.
   - Что они из себя представляют?
   - Да я даже не знаю. Мы в этот район недавно переехали, после того, как я с мужем развелась. Квартиру разменяли. Да и Оксанка с ними неделю назад только познакомилась. Я их сегодня первый раз увидела. Но если честно, то не понравились они мне.
   - А в чем это выражается?
   - Я переживаю, а они чуть ли не в глаза надо мной надсмехаются. Вроде не вернулась, значит так домой хотелось.
   - Куда они ходили на дискотеку?
   - В ДК "Строитель".
   - Сейчас пройдем в дежурку, там напишете заявление. После чего начнем работать.
   - Спасибо, Сергей Иванович.
   - Пока не за что. Пройдемте.
   Мартынов зашел в дежурную часть и сказал, что бы женщине дали чистый бланк заявления, а сам вышел на крыльцо. Возле него стоял патрульный УАЗ, из которого два сержанта пытались вытащить упирающегося мужчину. Наконец это им удалось и
   заломив руки за спину, потащили его на крыльцо. Что-то в лице мужчины показалось знакомым Мартынову.
   - Ну ка, парни, тормозните.
   Подойдя, Сергей взял мужчину за подбородок и приподнял лицо.
   - Мужик где я мог тебя видеть? Парни, его где приняли?
   - Сергей Иванович, едем по маршруту, а его из кафешки охранник выкидывает. Этот черт хватает урну и хотел в витрину метнуть, а она его перевесила, на спину упал. Ну а тут мы подъехали.
   -Все, вспомнил. Он за Лесогорском в розыске. Серия грабежей. У них мадам в кабаке лохов на пойло разводила. А когда терпила двух слов связать не мог, выводила на улицу. Ну а там этот хлопец с подельником окончательно зачищали от денежных знаков. Шифрограмма была, что к нам подался. У него здесь братец проживает.
   Мужчина зло что-то прошипев, мотнул головой и сбросил со своего лица руку Мартынова. Плюнув на туфли Сергея, попытался головой боднуть его. Оперативник успел сделать шаг назад и ударить раскрытой ладошкой по щеке. У задержанного клацкнули зубы.
   - Парни, этого сразу в трюм. Дежурный пусть в Лесогорск позвонит, приезжают и забирают его. Нам своих ублюдков хватает. Машину я у вас пока заберу.
   Вскоре из здания РОВД вышла женщина, которую ожидал Мартынов. Тот предложил ей сесть в УАЗ. Не успел он спуститься с крыльца, как его окликнул дежурный.
   - Старый, тормозни. Из больнички только что позвонили. Похоже нашлась ваша потеряшка. Только что скорая доставила. Ее сразу на операционный стол положили. Закрытая черепно-мозговая травма, сломаны ребра и отбита почка. Ты давай сначала в больничку, там все подробней узнаешь.
   - Лады.
   Сергей сел в УАЗ и сказал водителю, что бы тот вез в больницу. Женщина, сидевшая на заднем сидении, слышала часть разговора. Что бы не закричать в голос, она прикусила ладонь, а из глаз текли крупные слезы. Водитель нажал на газ и машина сорвалась с места.
   Возле приемного покоя районной больницы УАЗ остановился. Мартынов помог женщине выйти из автомашины и оба зашли в больницу. В приемном покое, после удушающей уличной жары, было прохладно, из-за работающих кондиционеров. За столом сидела медсестра и что-то записывала в журнале. Мартынов посадил женщину на стул, а сам подошел к медсестре.
   - В милицию вы звонили?
   Медсестра взглянула на него и покачала головой.
   - Это опять вы?
   - А что, мы знакомы?
   - Да я вас уже всех наизусть знаю. Постоянно одни и те же приезжают. Да, это я звонила. На скорую помощь поступил анонимный звонок, что в полуразрушенном здании станкостроительного завода без сознания лежит какая-то девушка.
   - Это за Д/К "Строитель"?
   - Да, там. Но только сейчас не "Строитель", а ночной клуб "Арго". Думали, что кто-то опять пошутил. Но как оказалось, что действительность превзошла все ожидания. Закрытая черепно-мозговая, сломано два ребра. Повезло, что в легкие не вошли. Разбита почка. Такое впечятление, что ее убивали. Хирург ей сейчас операцию сделает на ребрах и удалит почку. И ждем нейрохирурга из Лесогорска.
   - Понятно. Вы матери помогите. Она отсюда все равно сейчас не уйдет. А мне этих уродов придется искать.
   - Сделаем. Сейчас успокоительного дадим. А то у нее скоро истерика начнется. Этих отморозков найдете, по голове им постучите сильнее.
   - Будет исполнено.
   Сергей, не подходя к матери девушки, вышел из больницы. Водитель сидел на бордюре, в тени куста сирени. Увидев оперативника, отбросил в сторону окурок и лениво поднялся.
   - Сергей Иванович, куда сейчас?
   - Ночной клуб "Арго".
   - В этот гадющник?
   - А что, уже бывать приходилось?
   Водитель сел в автомашину сам и дождавшись, когда сядет Сергей, ответил.
   - Да, как в ночь заступаем, обязательно вызов, два. Он принадлежит ООО " Золотое руно", а на самом деле Мельнику.
   - Это депутату, которого бандиты во власть задвинули?
   - Ему самому. В клубе молодняк постоянно бурогозит. Мы приезжаем, делаем вид, что навели порядок, а малолетки, что испугались.
   - А почему я узнаю в последнюю очередь?
   - Это вы у своих оперов спрашивайте. Клуб только открылся, начальник криминалки нас проинструктировал, что бы мы там никуда не лезли, что местная охрана сама разберется. Вон и клуб. Мне с вами, или один пойдете. Там охрана, одни уроды.
   - Сам разберусь.
   Сергей вышел из автомашины и подошел ко входу. Когда-то серое, обшарпанное здание, каким он помнил его по своей молодости, было обшито пластиковыми цветными панелями и обвешано пока не работающими гирляндами. Опер потянул на себя дверь, которая оказалась закрыта изнутри. Мартынов пнул по ней пару раз. Дверь резко распахнулась и на крыльцо выскочил молодой парень, спортивного телосложения.
   - Слышь, ты, урод, что распинался? На кнопку вызова нажать не судьба?
   - Рот закрой. Уголовный розыск.
   Сергей полез в карман, за удостоверением. Парень неожиданно для оперативника приветливо заулыбался.
   - Сергей Иванович, проходите. У нас здесь видеокамера не очень хорошая стоит, не узнал сначала. Думал опять какой-то блатной рвется. У Мельника здесь депутатская приемная. Вся шушера здесь сейчас и зависает.
   Сергей зашел в просторный холл и осмотрелся по сторонам. Внутри осталось как и раньше, только поставили игровые автоматы. Парень, зашедший следом, остановился рядом.
   - Ты меня откуда знаешь?
   - Сергей Иванович, так я целый месяц в ППС работал. Пока уволиться не предложили.
   - Что-то быстро ты наработался.
   - Да мне еще повезло, что уволиться предложили. А вы тогда два месяца в СИЗО отсидели.
   - Обожди, дай вспомню. Юра Ильин. Это ты мне тогда на рынке помог. Если бы ты тогда второго в нокаут не отправил, то перерезали бы мне глотку от уха до уха опасной бритвой. А так только щекой отделался, которую он в падении порезал. Я его даже не видел. Все внимание было на того, который с гранатой. Я, ему когда в голову выстрелил, сразу в руку вцепился, что бы пальцы не разжал. Откуда я мог знать, что она учебная. Юра, вчера ты дежурил?
   - Нет, я сегодня на сутки заступил. А что случилось?
   - Вчера в клубе сильно избили одну девчушку. У вас видеокамеры по всему клубе есть?
   - Кроме туалетов. На улице только две. Одна над входом, а вторая на запасном выходе. А посмотреть, элементарно. Только к оператору пройдем.
   Юрий пошел под лестницу, ведущую на второй этаж. Нажав на кнопку звонка, встал перед видеоглазком. Дверь, мяукнув электрическим замком открылась. Сначала Юрий, а за ним Мартынов перешагнули через порог. За мониторами, установленными в комнате, сидел невысокий, плотный мужчина, лет сорока. Увидев вошедшего Сергея, он встал со стула и спиной закрыл мониторы.
   - Юра, что за чучело ты привел? Ты же знаешь, что шеф, без его личного разрешения запретил пускать сюда посторонних. Я обязан об этом доложить.
   - Иди доложи. Только я тебе потом морду подрихтую. Шепелявить будешь. Сергей Иванович, с какого времени по какое вам нужно посмотреть.
   - Часов с восьми вечера.
   - Без проблем. Ну, что встал? Слышал, что тебе сказали. Делай давай.
   Мужчина сел на стул и с побледневшим от злости лицом начал тыкать в какие-то кнопки на клавиатуре. Наконец он откинулся на спинку стула.
   - Вон, смотрите свое кино.
   Оперативник достал из нагрудного кармана рубашки фото девушки и положил перед мониторами. Первым изображение Оксаны на мониторе заметил Юрий.
   - Вот же она.
   Девушка заходила в клуб с двумя подругами. Теперь уже Сергей смотрел за их перемещениями по танцзалу. Возле них постоянно находилось пять-шесть подростков. Сергей даже и не понял, что случилось. Вроде все улыбались, разговаривали, парни несколько раз сбегали в бар за коктейлями. Одна из девушек, пришедшая с Оксаной, внезапно схватила ту за длинную косу, намотала ее на руку и потащила упиравшуюся девушку к выходу из зала. Следом потянулась свита из нескольких подростков. Вытащив Оксану из клуба, группа скрылась за углом. В клуб из них больше никто не вернулся.
   - Все, Сергей Иванович, кину конец. Там глухой торец, камер нет.
   - Юра, копию можно сделать?
   Сидевший мужчина молча достал из стола новый диск и вставил в дисковод компьютера.
   Скачав изображение, он подал диск Сергею.
   - Юра, пойдем проводишь.
   Выйдя из клубного полумрака, оба остановились на крыльце. Сергей достал из кармана пачку сигарет и предложил Юрию. Тот отказался, сказав, что спортсмен, занимается боксом. Сергей закурил и выдохнув дым спросил.
   - Юр, ты мне ничего об этих девицах сказать не хочешь? А то ты их на экране увидел, аж лицо перекосило.
   - Молоденькую не знаю. Первый раз вижу. А вот те две шалавы, уже всю печень прогрызли. Обе мажорки. У одной папа крутой комерс, с Мельником подвязан, а у второй мама известный адвокат в городе. Да вы ее должны знать, фамилия не русская.
   - Мамедова?
   - Да, точно. Сами ублюдочные и команду вокруг себя таких же собрали. Тоже мажоры все. Будь моя воля, давно бы уже их напнул и в клуб не пускал. Все конфликты из-за них. Кто-то не так сказал, кто-то не так посмотрел. Мельник распорядился, что бы их не трогали. Для них деньги как фантики. Но я знал, что они добром не кончат.
   - Юра, тебе за сегодняшнее ничего не будет?
   - Да я все равно уходить собрался. Парни в Лесогорск зовут, в СОБР.
   - Ну удачи тебе.
   Мартынов попрощался с охранником и подошел к УАЗу. Водитель лежал на заднем сидении и слегка похрапывал. Сергей сел в автомашину и нажал на клаксон. Водитель спросонья вскочил и ударился головой о металлическую крышу.
   - Сергей Иванович, так же нельзя, заикой можете оставить.- Потирая ушибленное место насупился он.
   - Ну раз ворчишь, значит живой. Давай в отдел, а то твои хлопцы уже наверное заждались.
   - Да, заждались, как же. Это я баранку кручу, а они сейчас сидят, лясы точат. Они только и могут, давай сюда, давай туда. Помыть или отремонтировать машину, так не дождешься никого
   Поняв, что водитель оседлал любимого конька,Сергей промолчал. Возле райотдела он вышел и зашел в дежурную часть. Взяв заявление, Надежды Харитоновны, внимательно прочитал его. Выписав на клочке бумаги адреса подруг Оксаны, подал его дежурному.
   - Адреса пробей, а я пока у себя буду.
   Зайдя в кабинет, Мартынов сразу направился к холодильнику. Достав бутылку минералки
   открыл пробку, посмотрел на солнце как со дна бутылки поднимаются пузырьки газа и с наслаждением опрокинул воду в пересохшее горло. Допив, поставил бутылку в мусорное ведро, включил компьютер и сел за монитор. Ну не любил он новую технику. Для Сергея набрать текст на компьютере и вывести печать на принтер, это было как на каторге побывать.
   Вот и сейчас, тыкая одним пальцем в клавиатуру, начал набирать постановление о временном задержании. Дежурный, зайдя в кабинет, положил листок бумаги с данными на фигурантов и сразу вышел. Набрав текст, Сергей вывел на печать, выдернул из принтера и пробежав по тексту глазами прошел в кабинет начальника следствия. Тот сидел за столом, заваленном делами. Вот уж с кем, а с начальником следствия повезло. Умница, каких поискать. Прежде чем направить дело в суд, проверял все сам до последней запятой. Из-за чего и дела редко возвращались на доследование. Сергей, взглянув на сидящего за столом мужчину, засмеялся.
   - Степа, что ты будешь делать на пенсии? Ты же с ума сойдешь. Бумажки по ночам сниться будут.
   - Ну ты еще посмейся. Сам-то лучше что ли? Мне хоть бумажки сниться будут, а тебе мальчики кровавые. Что пришел, от работы отвлекаешь. Опять ведь с какой-то пакостью заявился.
   - А почему с пакостью?
   - Иначе ты не заходишь. Говори, что хотел?
   - Следак нужен толковый.
   - У меня все толковые и все заняты делом, в отличии от таких бездельников как ты. У всех по десять-пятнадцать дел. И так здесь ночуют. Хотя, возьми Смолина.
   - Степа, ну ты что, издеваешься? У меня своих бездельников хватает. Как ты его только держишь? Давно бы нагнал.
   - Сережа, ты интересный мужик. Куда я его дену, если у него дядя заместитель начальника следственного комитета области. А что, у тебя действительно, что-то серьезное.
   - Пришел бы я к тебе по пустякам. Возле ночного клуба "Арго" избили девчонку. Тяжкие телесные. Фигурантами проходят две ее знакомые. Посмотри на фамилии.
   Сергей положил на стол бланк постановления.
   - По делу придется задерживать еще пяток таких же. Те пока не установлены.
   - Мамедова и Кацман. Круто. В городе скандал будет, если и остальные такие же.
   - Вот мне и нужен такой следователь, что бы на их деньги не повелся и в суде комар носа не подточил.
   - Задал ты мне задачку. Постановление я сам подпишу. Хотя, есть следователь. Что-то из головы совсем она вылетела. Пока ты был в командировке, к нам из Лесогорска женщина перевелась. У нее следственного стажа около пятнадцати лет. Я ее пока по мелочи загрузил.
   - Странно, из Лесогорска и к нам.
   - Я точно не знаю, но она там с начальством закусилась. Говорят, что на нее наехали, что бы дело закрыла. Как уж она там умудрилась все провернуть, но жулики по максимуму получили. В довесок еще и начальника ОБЭП на пенсию отправили.
   - Давай посмотрим что получится. Пусть тогда начинает работать, а я пока постановление в суде подпишу и этих мажорих задержу.
   - Идет.
   Степан подписал постановление. Мартынов взял бланк и вышел из здания РОВД. Суд находился в соседнем здании. Сергей уже подходил к крыльцу, когда сзади него резко заскрипев тормозами и огласив окрестности звуком клаксона остановилась автомашина. Оперативник отпрыгнул в сторону и развернулся. За рулем сидела улыбающаяся женщина его возраста. Сергей погрозил ей кулаком и сам заулыбался. Когда-то Людмила работала дознователем в РОВД, несколько лет следователем. Затем ушла в адвокатуру, а после в суд. Мартынов дождался, пока Людмила поставит автомашину на стоянку. Когда женщина подошла к нему, он хмыкнул.
   - Мадам, ну вы даете. Чуть инфаркт не хватил. А если бы тормоза отказали? Представляешь, в какой ни будь желтой газетенке статья появилась, что федеральный судья из личных неприязненных отношений возле здания районного суда задавила насмерть опера из уголовного розыска.
   - Ну не задавила же. А реакция у тебя еще осталась. Вон, как заяц прыгаешь. Пошли ко мне, кофе попьем.
   - Да я вообще то по делу. Некогда кофий распивать.
   - Не убегут от тебя твои жулики. Вот нет что бы после работы зайти, пригласить одинокую женщину в ресторан. А ты все как пацан за кем-то гоняешься..
   - Ну если постановление подпишешь, тогда пойдем.
   Сергей с Людмилой прошли в ее светлый, просторный кабинет. Женщина сразу подошла к небольшому столику на котором стоял чайник. Включила его и из тумбочки достала банку растворимого кофе и пару чашек. Пока она хлопотала, Мартынов подошел к окну и выглянул на улицу. За окном был детская площадка и разбиты клумбы с цветами, которые дворник поливал из шланга. В лужице натекшей после поливки, купались голуби и серые комочки воробьев. Налив кофе, Людмила поставила чашки на свой рабочий стол и села в кресло. Сергей сел сбоку и протянул ей бланк. Судья внимательно прочитала и отложила в сторону.
   - Сережа, и это все. Здесь же нет никаких доказательств. Ну выволокли из клуба, а дальше.
   - Людмила Алексеевна, доказательства будут. Следователь только начала работать по этому делу. Если этих девиц сейчас не задержать, то они будут через пару дней смеяться над нами где ни будь в солнечной Испании. Я же не прошу закрыть их до суда. За двое суток разведем их как кроликов. Ведь не прожженные урки на которых клейма ставить негде.
   - Хорошо. Если бы был кто другой, разговаривать бы не стала. Имей ввиду, Мамедова из нас всю кровь выпьет. Доказательства должны быть железобетонные.
   - Люда, как скажешь. Будут железобетонные.
   - Да, вот еще что. Говорят, что у тебя жулик в кабинете умер. Прокурорские с операми из УСБ хотят по этому делу проверку служебную провести.
   Сергей одним глотком выпил кофе, не почувствовав вкуса. Взял подписанный бланк и поцеловав в щеку Людмилу выскочил за дверь. Та лишь вздохнула.
   - Как был мальчишкой, вроде уже и поседел, а все равно им остался.
   Сергей зашел в здание милиции. Дежурного на месте не было, сидел его помощник.
   - Санек, с обысков опера приехали?
   - Да, те кто к Французу ездили. Дежурный сейчас в кабинете у квартирников.
   - А начальник розыска?
   - К себе пошел.
   Мартынов поднялся на второй этаж и без стука зашел в кабинет начальника розыска. Тот, открыв окно, стоял возле него, растегнув рубашку до пояса. Услышав скрип двери, обернулся и недовольно поморщился.
   - Сергей Иванович, стучаться надо.
   - В другой раз. Как съездили?
   - Удачно. Драгоценности искать не пришлось. Француз их как раз покупателю показывал.
   - И кто у нас такой богатенький Буратино?
   - Не поверишь. Начальник департамента контрольно-ревизионной службы при администрации области. Сначала пальцы веером, сопли пузырями, давай удостоверение показывать, какой он крутой. Когда объяснили, чье золото он собрался покупать, сразу сдулся. В ногах чуть ли не валялся. Просил губернатору не сообщать.
   - Где он сейчас?
   - Я его отпустил. Предъявить ему нечего, а врагов такого уровня наживать, себе дороже.
   - Смотрю, ты молодой, но ранний. Старлей, у нас дело нарисовалось, пока вы ездили. Ты им сам займись. До ума доведешь сам, опера уважать начнут и в областных коридорах власти тебя знать будут. Тебе как раз связи в администрации пригодятся. В деле замешаны детки нашей буржуинской элиты. Со следователем я договорился, что бы толкового дали. А это постановление на задержание двух из них. Попутно изымите одежду, в которой они были вчера и обязательно обувь. С оперов возьми кого ни будь из убойного и начинайте работать. Спать вам сегодня не придется. На звонки внимания не обращай, но и не хами. Да, да, будет исполнено. Но сам гни свою линию. Начальник райотдела в таких случаях на больничку ложиться, что знать ничего не знаю и вообще умираю. Заявление у следаков. Ты сейчас состыкуйся со следачкой. Накидайте план, что делать в первую очередь. Нужны будут люди, не стесняйся, поднимай. Работа есть работа. Вот постановление, действуй.
   Выйдя от начальника, Сергей спустился на первый этаж и зашел в кабинет Парфенова. Тот сидел в своем кресле, довольный как кот, обожравшийся сметаны. Напротив него, через стол, сидел пожилой, коренастый мужчина, загоревший до черноты с натруженными в мозолях руками.
   - Сережа, как съездили?
   - Вовремя заехали. Этот клоун решил золотишко продать и ноги сделать. Кроме драгоценностей нашли еще три поддельных паспорта с его фотомордой и билет на самолет. Завтра утром хотел в первопрестольную слинять.
   Мужчина иронично скривил губы.
   - Хотел, значит уеду. Вам все равно мне предъявить нечего. Золото? Так я не знаю ни о каком золоте. Васька Рябчик принес, попросил, что бы у меня полежало. А что в пакете, я даже не заглядывал. Так что скупку и перепродажу краденного вы на меня не повесите. А то что паспорта поддельные, так мне за них дадут условно, ну максимум год. Братва меня уважает, так что это год я на одной ноге отстою.
   Мартынов взял стул и сел рядом с Французом.
   - Сережа, давно он перед тобой ежиком топорщится?
   - Да как приехали. Полчаса уже.
   - Француз, не ценишь, ты, наше время. Зря. Решил, что по ушам проедешь и тебе все прокатит. Ошибаешься. Тебе рассказать, как ты Ваську кинул на бабки. А у него братья остались. И уважают их на тюрьме больше чем тебя. Для воров ты барыга. Ноль без палочки. А будешь тупить, времени не пожалею, съезжу на зону к Илье и расскажу кто его брательника до инфаркта довел. Я еще до дома не успею доехать, как твои сокамерники все знать будут. Вот сколько после этого ты проживешь, не знаю. Но думаю, что недолго. Тебя как крысу придушат.
   - Начальник, ты этого не сделаешь.
   - Француз, ты сомневаешься? А давай проверим.
   - Что вы от меня хотите?
   - Явка с повинной. Что? Где? Когда и как?
   - Сергей Иванович?
   Мартынов посмотрел на Парфенова.
   - Там еще около двух килограммов золотишка, которое по нашей серии не проходит. По видимому втихаря скупал.
   Француз, и об этом напиши, кто приносил. И не тупи.
   - Начальник, меня же на ножи поставят. Золотишко мне махновские шестерки приносили.
   - Будешь себя хорошо вести, не поставят. Дашь по всем расклад, подведем под программу защиты свидетелей. А там соскочишь на условный срок и вали на все четыре стороны.
   - Начальник, ты обещал.
   - Француз, приведи хоть один пример, когда я что-то обещал, но не выполнил. Даже таким как ты.
   Француз опустил голову. Мартынов вышел из кабинета и остановил проходившего мимо помощника дежурного.
   - Сержант, Смирнов на связь не выходил?
   - Нет. А должен?
   - Появится, сразу ко мне.
   - Будет сделано. Товарищ капитан, вас там этот спрашивал, который вместо Махно сейчас за городом смотрит. С ним еще какой-то бычара неруский. Тоже весь разрисованый.
   - Где они?
   - Возле дежурки.
   - Тащи их ко мне.
   Сергей не успел сесть за стол в своем кабинете, как без стука в кабинет зашли двое мужчин. Одного, по кличке Боцман, Мартынов знал как облупленного. Даже пару раз приземлял его на нары, раз за грабеж, а второй за вымогательство. А вот второго, похоже грузинчика, видел впервые. Судя по всему он и играл в этом дуэте первую скрипку. Опер по тихоньку начал заводиться. Один Боцман такой наглости себе бы не позволил.
   - А теперь, оба выйдите из кабинета, постучите в дверь и спросите разрешения.
   Боцман ухмыльнулся.
   - Начальник, ты рамсы попутал. Ты хоть знаешь с кем общаешься?
   Сергей поднял трубку селектора.
   - Дежурный, наряд ко мне в кабинет.
   Стоящий перед Сергеем пожилой грузин с интересом смотрел за происходящим. Когда в кабинет зашли два сержанта, он посторонился.
   - Парни, этих обоих в клетку. А я сейчас рапорт напишу, что оскорбляли при исполнении. Суток по десять обеспечат.
   Боцман лицо которого от прилившей крови побагровело, рванулся к столу. Сержант стоящий чуть в стороне, перетянул его поперек спины резиновой дубинкой. Скорчившись от боли, Боцман опустился на корточки, шипя от боли. Грузин поднял руки.
   - Начальник, все шутки закончились. Отпусти своих дуболомов, а мы выйдем, постучим в дверь и спросим разрешения войти.
   - Ребята, выйдите. А вы садитесь, незачем мне дверь туда-сюда открывать.
   Грузин сел напротив Мартынова, а Боцман пристроился на кромке стула у стены.
   - Начальник, ты уж извини. Этот баклан сказал, что к тебе в кабинет с ноги заходит.
   - Ты вообще-то, кто такой? Я тебя не знаю, вижу первый раз.
   - Я Шота Сухумский.
   - Вор в законе с семьдесят восьмого года. Контроль за нефтегазовой отраслью, банковская деятельность, связь с зарубежными преступными синдикатами. И с какой целью меня почтил своим присутствием такой крупный преступный авторитет?
   - Боцман, выйди отсюда.
   Дождавшись, когда Боцман выйдет, Шота продолжил.
   - Это хорошо, что ты обо мне наслышан, Сергей Иванович. О вашей ментовке я тоже навел справки. Я мог бы и к твоим начальникам обратиться, но погоду в городе делаешь ты, а не они. У меня есть к тебе взаимовыгодное предложение.
   - Ну если ты наводил обо мне справки, то должен знать, что мзду не беру, за державу обидно.
   - Капитан, ты не так меня понял. Я тебе взятку не предлагаю. Три дня назад правительство приняло решение, что в вашем городе будет начато строительство крупнейшего в России нефтехимического комплекса и нефтеперерабатывающего комбината. А в этом строительстве у нас есть свои интересы. Ну и ты в обиде не останешься. Я хочу с тобой заключить пакт о ненападении. Когда о решении правительства будет известно, сюда потянется много авантюристов. Нам они здесь ненужны. С кем-то сами разберемся, а отморозков тебе сдадим. Порядок в городе я тебе гарантирую. Здесь ни одна вошь без моего разрешения не чихнет. К тебе одна просьба. Что бы ни ты, ни твои опера не лезли, куда их не просят. Ну а отделу, от какого ни будь ООО "Рога и копыта", будет оказана помощь в приобретении техники и жилья для сотрудников. А в наше дебильное время это уже не мало. Откажешься, в обиде не буду. Тебя просто заменят на другого. Повод найти, раз плюнуть. Даже то, что у тебя в кабинете задержанный умер. Этого хватит выше крыши. Соглашайтесь Сергей Иванович. Я вас пока не тороплю. Думаю, что вам месяца хватит на раздумья. А на Боцмана не обижайтесь. Это он передо мной попонтоваться решил. Его скоро заменят на более умного.
   - У вас все?
   - Пока да. Ну а вы пока думайте. Досвидания.
   Шота повернулся и аккуратно прикрыв за собой дверь, вышел из кабинета. Мартынов взял в руки пульт от телевизора и нажал кнопку, когда экран осветился голубым цветом, отключил звук и глядя в экран задумался. В кабинет заглянул дежурный.
   - Сережа, у тебя все нормально?
   - А, да-да. А ты чего пришел?
   Следак прокурорский с нас объяснения берет о смерти Рябова. Так что готовься, скоро к тебе пожалует. Засуетились крысы. Сережа, ты уж там с ними сильно не закусывайся. А то опять что ни будь отчебучишь.
   - Поживем, увидим.
   Дежурный аккуратно прикрыл дверь. Не успел он отойти от кабинета, как туда зашли начальник отделения из Управления собственной безопасности и девушка, одетая в строгий брючный костюм. Мартынов откинулся в кресле и с любопытством наблюдал за вошедшими. Оперативник из УСБ вел себя развязно, но чувствовалось, что он не в своей тарелке. А девушка с надеждой посматривала на него. Сергей рассмеялся.
   - Ну что, демоны, по мою душу явились?
   Оперативник прокашлялся и подошел к столу.
   - Сергей Иванович, прошу сдать оружие.
   - Ленчик, а ты что забыл, что я его обычно не таскаю с собой. В дежурке поинтересоваться, не судьба была?
   - Товарищ капитан, я вам не Ленчик. Соблюдайте субординацию.
   - С каких это пор ты Леньчиком быть перестал? Может после того, как с жуликами связался? А я старый идиот позволил тебе уволиться по собственному желанию.
   - Это к делу не относится. Вас должна допросить следователь районной прокуратуры Людмила Алексеевна по факту смерти задержанного Рябова.
   - Если надо, то пусть допрашивает. Ты то здесь каким боком? Или думаешь, что возьму пулемет и пойду всех косить налево-направо. А что, может быть. Он же у меня в сейфе спрятан. Леньчик, шел бы ты отсюда, без тебя разберемся.
   Оперативник, которого Мартынов называл Ленчиком, громко хлопнув дверь вышел из кабинета. Сергей встал из кресла и обошел стол.
   - Людмила, садитесь на мое место, там удобнее писать будет.
   Девушка села на его кресло, а Мартынов сел напротив нее. Та едва справляясь с волнением, достала из папки бланк протокола допроса и положила его.
   - У вас ручка пишет, а то ведь много писать придется. Я вас слушаю.
   - Мне поручено провести проверку по факту смерти задержанного.
   - Это я уже слышал. Дальше.
   - Судмедэксперт предварительно осмотрел труп и сказал, что в области правой почки есть синяк.
   - А вы об этом. Ну вы пишите, пишите, что бы потом сто раз не повторяться. Дело было так. Оперативники привезли Рябова в отдел. По городу прошла серия квартирных краж. Ну а мне надо было их на кого ни будь повесить, что бы отчитаться перед начальством. А Рябов самая идеальная фигура. Несколько раз судимый и на путь исправления не стал. Вот ко мне его и привели. Я предложил ему взять эти кражи на себя. Он начал отказываться. Говорил что он кражи не совершал. Ну вы понимаете. С вас же тоже раскрываемость требуют. Вот я его по почкам и ударил. Рябов упал на пол и я его начал избивать ногами. Он правда кричал, что не надо, не бейте. Но я уже не мог остановиться. Вы понимаете, я же наблюдаюсь у психа. И ребята стараются один на один с жуликом меня не оставлять. Убить могу. Тем более, что такие случаи уже были. Начальство правда отмазывало. Им ведь тоже лишние неприятности ни к чему
   - Вы и фамилии помните, кого забили? И что вы с трупами делали?
   - Я их всех помню. Они ко мне по ночам приходят. А трупы в болоте топили. Объявляли затем потеряшками.
   Девушка аккуратным, почти еще детским почерком записывала слова Мартынова, который еле сдерживая смех наблюдал за ней.
   - Вы все записали?
   - Да.
   - Но это еще не все. По поручению прокурора я убил двух человек, егерей. Те его поймали, когда он браконьерничал и выписали ему штраф.
   - Как прокурор?- девушка оторвала взгляд от бланка и посмотрела изумленно на Мартынова. Тот не выдержал и рассмеялся.
   - Вот что, Людмила Алексеевна, порвите эту галиматью, что я вам наговорил. Доставайте из папки другой бланк и таким же разборчивым почерком напишите, что от показаний отказался. А я внизу распишусь.
   Девушка зло фыркнула.
   - Гражданин Мартынов, вы распишетесь в постановлении о задержании на двое суток, до предъявления вам обвинения.
   - Хоть высплюсь. И куда вы решили меня поместить?
   - В Лесогорск вас уже никто не повезет. Придется вам провести эти двое суток в камере своего любимого райотдела.
   - Ну хоть за это спасибо.
   Сергей встал со стула и пошел к двери, но его остановил телефонный звонок. Подойдя к столу, он снял и трубку и услышал смешок. Голос, слегка с кавказским акцентом произнес.
   - Сергей Иванович, узнал?
   - Шота, ты что ли? Это не с твоей подачи на меня так резво наехали?
   - С моей. Это что бы тебе лучше думалось. Я понимаю, что эта проверка для тебя как с гуся вода. Но ты должен понять, что это не шутки. Сегодня ты в камере переночуешь, а завтра проверку прекратят, за отсутствием состава преступления. Ну до встречи.
   Сергей положил трубку и покачал головой.
   - Мадам, вы давно в прокуратуре работаете? Что то я вас раньше не видел.
   - А если недавно, то от этого что-то изменится?
   - Нет. Ну что, пройдемте в дежурную часть. Ключи от камер у них.
   Мартынов в сопровождении следователя, вышли из кабинета и прошли к дежурной части. Сергей открыл дверь и зашел. Следователь попыталась зайти за ним, но он остановил ее.
   - Людмила Алексеевна, а вам сюда вход запрещен.
   Та нерешительно остановилась в дверях. Дежурный крутанулся в кресле.
   - Серега, а это кто?
   - Следователь из прокуратуры.
   - А с УСБ куда девался? Всю кровь уже у нас выпил.
   - У начальника наверное. Слушай, ты мне камеру приготовь. Сегодня там ночевать буду. Пусть там кто ни будь из пятнадцатисуточников полы помоет, да пыль протрет.
   - Не понял.
   - Что не понятно? Арестовали меня. Только давай быстрее, я хоть полежу, отдохну.
   - Сейчас сделаем.
   Сергей вышел из дежурки.
   - Людмила Алексеевна, вы курите? Пойдемте на крыльцо, перекурим. Пока мне камеру приготовят.
   Следователь недовольно фыркнула, но пошла с ним. На крыльце Сергей достал из кармана пачку сигарет и протянул женщине. Та покачала головой.
   - Я не курю.
   - А со мной зачем пошли? Решили дымом подышать или боитесь что убегу?
   - Еще чего.
   Сергей прикурил и глубоко затянулся. Сигарету он выкурил в три затяжки. Выбросив окурок, он облокотился на парапет. Взглянув на небо, довольно улыбнулся.
   - Дождь сегодня будет. Парит сильно, да и тучка на горизонте нарисовалась. Ну это даже хорошо. В камере не так душно будет. Вы знаете, Людмила Алексеевна, когда меня в прошлый раз закрывали, тоже гроза была.
   - А что, вас уже задерживали?
   - Не вы первая, не вы последняя.
   Сергей замолчал. Так прошло минут десять. Дежурный вышел на крыльцо.
   - Старый, ну все, можешь заселяться. Старшина притащил новый матрац и подушку. Постельного белья правда нет, уж извиняй.
   - Да ладно, не привыкать. Все не на стульях горбатиться. Людмила Алексеевна, сами меня закроете или дежурному дозволите?
   Следователь недовольно передернула плечами и начала спускаться с крыльца. Сергей посмотрел ей вслед.
   - Хорошая девчушка. Лишь бы в прокуратуре не сломали. Ну что пойдем?
   - Пошли. Мы тебе дальнюю камеру приготовили. Там посвежее. Да и в первую начальник розыска молодняка набил. Те буянят, адвокатов требуют.
   Людмила шла задумавшись через площадь. Чем-то этот пожилой мужчина ей импонировал. Хотя своими насмешками чуть не довел до белого каления. Зайдя в здание прокуратуры, показала удостоверение стоящему на входе сержанту и зашла в свой кабинет. Кабинет они делили на двоих. Напарником у нее был стеревший зубы на следовательской работе Малинин Илья Федорович. Взглянув на растроенную Людмилу, он откинулся в кресле.
   - Ну-с, милая дама, что у нас случилось? А то у вас слезки на колесках. Рассказывайте, может чем смогу помочь.
   - Илья Федорович, пока вас не было, мне дело подсунули. В РОВД задержанный скончался. Прокурор распорядился начать проверку в отношении заместителя начальника уголовного розыска, Мартынова. Опера из УСБ вообще выставил из кабинета. Надо мной час издевался. Сначала сказал, что избивал Рябова. Я как дура все записала. А это он оказывается надо мной прикололся.
   - Ну девочка, повезло тебе. На этом деле ты либо зубы сломаешь, либо в гору пойдешь.
   - Почему?
   - Ну как тебе объяснить. Серега насолил всей нашей верхушке. Что-что, а он это умеет делать хорошо. Прокурора в свое время так подкинул, когда он еще следаком был, что тот своего кресла чуть не лишился. Как в гору пошел, так любую зацепку использует, что бы Старому насолить. Раза четыре уже его закрывали. А он из СИЗО выходит и иск к прокуратуре за моральные и материальные издержки. В суде уже над нами смеются. Сможете посадить, значит карьера вам обеспечена. Не сможете, будете изгоем.
   - Илья Федорович, а вы Мартынова хорошо знаете?
   - Ой Людочка, вас наверное еще и на свете не было, когда мы с ним уже по убийствам начали работать. Я считаю, что это лучший опер, и не только у нас в районе, но и в области. Если бы он начал дергать за свои ниточки, крючочки, то половину прокуратуры бы с землей сравняли. У меня такое мнение, что он с прокурором играется, как кошка с мышкой.
   - А мне-то что делать?
   - А что там произошло?
   - Опера задержали серийного квартирного вора, Рябова.
   - Ваську, что ли? Ну дальше-дальше.
   - Мартынов завел его в свой кабинет. Там они были вдвоем. Вскоре Рябов потерял сознание и умер. Предварительно судмедэксперт сказал, что в области правой почки есть синяк.
   - Люда, Мартынов на Рябова никогда бы руку не поднял. Рябов иногда Сереге информацию сливал. Когда на свободе был. Мартынов свою агентуру берег. А синяк Рябову скорее всего кто-то из оперов во время задержания поставил. Уж шибко они на него злые были. Он им за две недели печень посадил. А дело закрывайте. Вам там все равно не светит.
   - А что вы можете как о человеке сказать.
   - Да он опер по жизни. Когда семья погибла, работа ему все заменила. Он и в отпуск после этого ни разу не ходил.
   Сергей зашел в камеру, рассчитанную на четырех человек. Одни нары были отстегнуты от стены. На них лежали матрас, подушка и одеяло. Мартынов скинул туфли и прилег. Полежать ему долго не дали. Ключ в двери провернулся и она открылась. На пороге стоял начальник РОВД и дежурный. Сергей поднялся, стал по стойке смирно и доложил.
   - Задержанный Мартынов.
   Полковник заскрежетал зубами.
   - Капитан, ты долго будешь Ваньку валять? Вали в свой кабинет и занимайся работой.
   - Товарищ полковник, я вообще- то, задержанный. Без разрешения следователя камеру покинуть не могу.
   - Так ты не пойдешь работать?
   - Не а.
   - Ладно. Дежурный, закрывай камеру.
   Только Сергей прилег, как дверь снова открылась. На пороге стоял расстроенный Поляков.
   - Ну а у тебя что случилось?
   - Сергей Иванович, эти мымры развелись на раз-два. Еще и гордятся тем, что натворили. Сдали всех, кто там присутствовал. Избивали вдвоем а пацаны снимали на телефоны. Но это не все. Пацаны все мажоры. Один сынок главы администрации, второй прокурора района, а остальные местных комерсов. Откуда только не звонят. Кучу адвокатов нагнали. Хоть вешайся.
   - А ты что думаешь?
   - А что там делать? Девчонок за тяжкие телесные закрыли, а остальным следователь хочет вменить неоказание помощи.
   - Значит говоришь достали. Хорошо, пошли ко мне в кабинет, оттуда позвоним.
   Оперативники зашли в кабинет Мартынова. Сергей достал из стола блокнот, поднял трубку и включил громкую связь. Заглянув в блокнот, набрал какой-то номер. Ему ответили, но не сразу.
   - Да, слушаю.
   - Сурок, это я.
   - Серый, нашел время когда звонить. У меня гости собрались. Книгу издали, обмываем.
   - Поздравляю. Но у меня к тебе срочное дело есть. Ты с "Криминальным курьером" еще сотрудничаешь?
   - Да. Иногда пописываю. Что-то интересное хочешь предложить?
   - Как насчет того, что бы наших власть предержащих маленько на землю грешную опустить?
   - Серый, говори, что надо.
   - Местные мажоры избили девчонку до полусмерти. Избиение снимали на телефоны, что бы в интернет выложить. Папики у них в прокуратуре и в администрации трудятся, не покладая рук. Карманов вот только не хватает. Но это дело второе. Как понимаешь, сейчас на моих оперов наезд пошел. А здесь все же пресса,общественность.
   - А губернатор случайно не засветился?
   - Пока нет.
   - Хорошо, я завтра приеду. С тобой связаться?
   - Нет. Я сижу в ИВС. Найдешь начальника розыска. Он этим делом занимается.
   - Как, тебя опять посадили?
   - Ничего серьезного. Думаю, завтра или послезавтра выпустят.
   - Серый, ну ты даешь. Ждите завтра с утра.
   Сергей отключил телефон и набрал другой номер. Абонент трубку на этот раз взял молча. Мартынов дурашливым голосом поприветствовал.
   - Господин губернатор, разрешите доложить.
   - Серый, во первых здравствуй, а во вторых, хватит прикалываться. Говори, что надо?
   - Портос, спешу доложить, если начальство еще не доложило, что кража у Светки раскрыта. Все до последнего колечка нашли.
   - Знаю. Ваше начальство еще в обед доложило. Но ты ведь не за этим звонишь. Ты бы из-за этих побрякушек и к телефону не подошел. Уж тебя-то я знаю, как облупленного.
   - Ты прав. Сынки прокурора и главы администрации, ну и парочка оболусов наших комерсов встряли. Две мымры девчонку малолетнюю избили, а эти на телефоны снимали. Ни одна сволочь не вмешалась. Сейчас на следователя и оперов наезд пошел. Ты бы их к ногтю через прокурора области прижал, что бы не лезли, куда их не просят. Да и пусть потерпевшей материально помогут. Доктора на ноги поднимут. Но на реабилитацию будет нужна большая сумма. Матери одной не потянуть. Да и Сурок откуда-то узнал. Собрался завтра приехать. А тот ведь не упустит возможность, что бы тебе подкузьмить.
   - А тот каким боком? Не ты случайно подсуетился?
   - Портос, обижаешь.
   - Ладно, не суетись. Никто к твоим ментам лезти не будет. Пусть занимаются. Вот удивляюсь я тебе, Серый. Вот нет что бы прогнуться, сразу мне о краже доложить, а ты вечно за богом обиженных впрягаешься. Еще с детства помню, что где-то наскребешь на свой хребет, заступишься за кого ни будь, а затем нам с Сурком влазить приходилось. Сколько раз из-за тебя с синяками ходили. Ну у тебя все?
   - Все.
   - Ну ладно. Буду у вас, встретимся.
   Сергей положил трубку. Начальник розыска с интересом смотрел на Мартынова.
   - Что уставился? В клетку веди.
   - Сергей Иванович, а с кем вы сейчас разговаривали?
   - А ты что не понял? Один корреспондент из московской газеты, а второй губернатор. Ты что, думаешь они сразу ими родились? Не-а. Друзья детства. Жили по соседству. Нас когда-то тремя мушкетерами звали. Да жизнь развела. Так, изредка встречаемся. Ну пойдем, а то голова разболелась. Прилягу.
   Мартынов прошел в камеру и растянулся на нарах. Поляков закрыл дверь и ушел к следователю. Сергей уснул, как только прикоснулся к подушке. Разбудил его лязг открываемой железной двери. В камере было сумрачно, включено дежурное освещение. А на пороге, в ярком свете из коридора, стояла какая-то фигура. Мартынов посмотрел на часы и прищурившись вгляделся на стоящего перед ним.
   - Андрей, ты что ли? Ну заходи, чего встал.
   - Иванович, пошли в кабинет. А то мы еще в камере вопросы не решали.
   - Андрей, если не срочно, то не мешай спать. Завтра, когда выпустят, решим.
   - Я Кота задержал.
   - Какого? Белого, рыжего, черного, серого?
   - Иванович, да нет. Кота, который Петлюру завалил.
   - Ладно, сейчас я в туалет, хоть харю ополосну, а ты ставь чайник.
   Оставив открытую дверь в камеру, Сергей умылся и зашел в кабинет, где у Андрея уже пыхтел чайник. Присев к столу, он дождался, когда Смирнов нальет ему в кружку чая.
   - А теперь рассказывай.
   - Иванович, по гостинице срослось. Я с утра опросил весь персонал, показал фотоморду Махно. Уже уходить собрался, но одна из горничных вспомнила, что ее на время отпуска подменяла знакомая. Бабулька, которая живет в соседнем подъезде. И как раз в то время, когда там появлялся убиенный. Положа руку на сердце, ехать туда не хотел. Все же съездил и не зря. Бабулька Махно сразу узнала. Она его еще назвала бычьим цепнем.
   - А почему бычий цепень?
   - Вот и я спросил. Она знаешь как объяснила. Сказала, что это глист, который корчит из себя быка и носит золотую цепь толщиной с руку. Да уж, характеристика не в бровь, а в глаз. В общем вспомнила она, с кем он в гостинице встречался. Она как раз этот номер обслуживала. Там были прописаны двое, как она думала, отец и сын. Но вместе она их ни разу не видела. Либо тот, либо другой. Случайно, когда прибиралась в номере, видела коробку с профессиональным гримом.
   - То есть, ты предполагаешь, что жил молодой, но по двум паспортам.
   Возможно. Так вот, бабулька видела, как пожилой встречался в ресторане с Махно, два раза. Описала как выглядели. Я уже уходить собрался. Она меня на пороге тормознула и сказала, что два дня назад молодой снял квартиру у ее подруги, в соседнем подъезде. Сказал, что проживет две недели, но деньги заплатил за месяц. Подруга у нее на даче летом живет, а квартиру сдает. Я от нее сразу к Медведеву метнулся, к начальнику криминалки области. На пальцах ему объяснил, он сразу наружку по этому адресу зарядил. Те и зафиксировали, что фигурант вечером с барыжьей сумкой на адрес пришел. Спецназ квартиру взял, двери правда вынесли. Повезло, что этот Кот в ванной был. У него в сумке целый арсенал был. Два автомата, пистолет, гранаты, снайперка и деньги, которые они на разбое взяли. Содержимое сумки кримминалистам передал, а Кота привез. Что с ним делать будем?
  -- А давай его ко мне в камеру. Я с ним ночь пообщаюсь, а ты иди отдохни. С утра продолжишь с ним заниматься.
   Сергей сидел на нарах откинувшись спиной на стену. Дверь, противно скрипнув откылась наполовину. Протиснувшись в проем зашел высокий, молодой парень со скатаным в рулон матрасом. Приветливо кивнув головой оперативнику, подошел к свободным нарам и положил на них матрас. Парень двигался как бы и с ленцой, но по кошачьи грациозно. Сев на нары, он облокотился на матрас и взглянул в глаза Сергею, который молча наблюдал за ним. Глаза у парня были непонятного цвета, то изумрудно-зеленые, то янтарно-желтые. Лицо было аристократически точеным. Теория Ламбразо на нем отдыхала. Пока он смотрел в глаза Сергея, у того закололо в висках и начала накатывать тупая боль. Парень отвел взгляд и боль отступила. Удовлетворенно улыбнувшись, Кот взглянул на опера и произнес.
   -Здраствуйте Сергей Иванович. Ну надо же, сижу в одной камере с хозяином города.
   - Откуда ты меня знаешь?
   - Махно показал. Мы на машине ехали, город смотрели, а вы дорогу переходили. Махно когда вас увидел, аж креститься начал. Даже от дела хотел отказаться. Вы для жуликов, как тот черный кот. Если вас увидеть, то удачи не будет. А насчет хозяина, так вас что чинуши, что блатные, что комерсы стараются за версу обходить.
   -Парень, тебя хоть как звать? А то только одно погоняло Кот, только и известно.
   -В общине Светозаром называли, но я больше к Коту привык.
   - Значит Кот. Кот, а как получилось, что ты с Махно связался? На уголовника вроде не похож, а руки в крови замарал. У инкассаторов ведь семьи, дети остались. Когда убивал, не жалко их было?
   - А на мне их крови нет. Единственно, кого ликвидировать пришлось, так это Махно. Да и то из-за его жадности. А как связался, так он сам на меня вышел. Я, после покушения на депутата, в гостинице завис. Ждал когда ваши успокоятся. Спустился в ресторан поужинать, а там ко мне Махно подсадили. Он поддал хорошо и начал на судьбу жаловаться, что сидит на мешке с золотом и рубля на себя потратить не может. Послушал я его, а потом к себе в номер пригласил. Водки с пивом ему взял. Там он и предложил ограбить инкассаторов. Я сначала отказался. А вот когда он про общак сказал, то согласился. Это дело святое, жуликов наказать. Правда, я думал проспится и о нашем разговоре забудет. Но нет. Через день заявился. Позвонил снизу от администратора. Пока он в ресторане опохмелялся, я грим наложил и вниз спустился. Пока в ресторане заказ ждал, к нам за столик еще мужичек подсел. Тоже из блатных. Я его только кличку знаю, "Филин". Этот тоже в теме был.
   - Филин говоришь? Оттопыренные уши и глаза круглые?
   - Да. Он самый. Каждого шороха боялся. Все по сторонам головой крутил.
   - Закрутишь тут. Его воры на сходке приговорили. Когда-то он в авторитете был. В Рязани общак держал. Не удержался, скрысятничал.
   - Тогда все и обсудили. У Махно в Лесогорске, в отстойнике две угнанные автомашины стояли. В этот же день их перегнали к вам. Махно маршрут показал, по которому инкассаторы поедут. С местом определились. У вас там дорожники дорогу ремонтировали. Сделать-то сделали, а знаки в кустах оставили. Решили так. Филин на Тойоте ждет инкассаторов на трассе, перед поворотом. Когда появятся, по радиостанции сообщает Махно, тот выставляет знаки, что объезд по грунтовке. Когда те сворачивают на нее, убирает знаки, а я должен был гвозди загнутые по колее раскидать. Но до гвоздей они не доехали. Филин их на машине подрезал, они и остановились. Вытащили их из автомашины, связали. Деньги забрали, хотели уже уезжать. Мы должны были машину в лес загнать и сжечь, а Махно должен был нас возле трассы подобрать. Но пошло все не так. Махно решил нас проконтролировать. Подьехал и вышел из автомашины. Один из инкассаторов его узнал. Махно их и застрелил. Вобщем, мы поменялись автомашинами. Перегрузили стволы и деньги и с Филином поехали на квартиру к Махно. Тот сказал, что Тойоту утопит в реке. Если поджигать, то лишнее внимание. А там и трупы недалеко. Форы по времени не будет. Махно пожадничал. Сдал машину куда-то на разборку. По ней его и вычислили. Выгрузились мы у Махно. Филин остался в адресе, а я на автовокзал поехал за билетами. На поезд и самолет паспорта нужны. А на автовокзале работала одна касса. Пришлось в очереди стоять. Приехал я к Махно часа через два. Когда я уходил, взял запасные ключи, ими дверь и открыл. Махно этого не ожидал. Когда мои шаги услышал, вышел из ванной. В руке нож и сам по локти в крови. Тут идиотом надо быть, что бы не понять, что он Филина на Луну отправил. Я включил дурака. Еще спросил, что говорю мяска на шашлычок купил. А тот головой машет, что вроде да, сейчас он барана пошинкует и в лес поедем отдохнуть. Я возле трюмо к нему спиной повернулся, вроде как ключи на место ложу. Махно ножем и ударил в спину. А я в зеркало все видел. Повернулся, хотел нож выбить, да маленько не расчитал. Получилось что он на него сам и наделся. В горячке начал нож выдергивать, еще и пузо себе распорол, кишки на пол все выпали. Я в ванную зашел, а Махно уже Филина разделал по запчастям и в сумку сложил. Взял я сумку с деньгами, с трупом Филина, ключи от автомашины, на которой приехали, загрузил все в автомашину и проехал к озеру. Была бы лопата, похоронил бы, а так по всему озеру раскидал части тела. Сумку с оружием и деньгами в лесу спрятал. Машину с ключами на дороге оставил. Метров двести отошел от нее и частника тормознул. На автобусе до Лесогорска, а там на поезд и в Москву. Вернулся за деньгами, тут вы меня и повязали.
   - Кот, а почему инкассаторы сопротивления не оказывали?
   - А чем оказывать, фигушки только ставить. У них же стволов небыло. Уазик и тот простой, даже не бронированый.
   - Обожди, как это стволов не было? В заявлении начальник инкассаторской службы заявил, что пропали автомат и три пистолета.
   Мне тоже это интересным показалось. Я спросил у одного из инкассаторов, куда они оружие девали. Оказалось, что ответственный за оружейную комнату запойный и как раз ушел в загул. Когда к нему приехали, он ключи от оружейки найти не смог. Начальник их понадеялся на авось и отправил без оружия. А стволы скорее всего себе отмутил. Они с ответственным за оружейку братья двоюродные. Так что Павел Иванович, их и тряси. Вопрос можно?
   - Валяй.
   - Павел Иванович, а как на меня вышли?
   - Тебя соседка опознала. Ты когда в гостинице жил, она там горничной порабатывала.
   - Да, не зря инструктор говорил, что все прокалываются на мелочах.
   - Кот, ну здесь все ясно, но за тобой ведь еще несколько таких дел. Или меня неправильно информировали?
   - Все правильно. Но это как раз был тот случай, когда пришлось вмешаться Соколиной страже. Иначе, такого государства как Россия возможно уже бы не существовало.
   - Кот, а подробней. Что за угрозы и какая-то Соколиная стража?
   - Угрозы говоришь? Так как Россия начала возвращаться на свой путь развития, который ей предопределен судьбой, это очень не понравилось теневому правительству в Великобритании и США. Был создан комитет по противодействию нашей политике и развалу России на удельные феодальные владения. Первым этапом планировались диверсии на Белоярской АЭС, Воронежской и Сосновом бору под Питером. Ядерным облаком накрыло бы всю западную и центральную части России. Начинаются паника и беспорядки. Вводятся войска НАТО и устанавливается санитарный кордон вокруг зон пораженных радиацией. Сибирь и Дальний Восток Англия и США делят между собой. Из наемников были созданы три диверсионные группы. А наемники за красивые глазки работать не будут. Учитывая, тот резонанс, который будет в мире, они затребовали деньги сразу и наличными. Верховными хранителями мне была поставленна задача перекрыть каналы поступления. Что я с помощью членов Соколинной стражи и сделал. Перевозчики денег даже и не знали, что везут и для каких целей. С двумя группами все прошло без особых затруднений. Главное было остановить, а затем с помощью боевой магии им внушалось, что они находятся под прицелами автоматов сотрудников ОМОН. Они даже не дергались, когда я у них забирал чемоданы с деньгами. А вот с третьей группой пришлось повозиться. На форму сотрудника милиции и жезл, они не прореагировали. Пришлось грузовиком сбивать с дороги. Оказалось, что они жестко зомбированы. Учитывая, что две машины перевозчиков денег пропали неизвестно где, третью перехватили по дороге. Магистр британской ложи массонов неплохо поработал над сознанием этих бедолаг.
   - Кот, получается, если есть жесткое зомбирование, то есть и мягкое? И в чем их отличие?
   - Жесткое зомбирование, это гипноз и психотропные препараты. Для этого много времени не надо. Но от человека остается оболочка и цель которую он даже ценой своей жизни должен выполнить. Он не помнит ни своего имени, ни окружающих. Перед ним опускаются шоры, как у коня. Ни шаг в лево, ни шагу вправо. После выполнения задания человек становится либо клиническим идиотом, либо погибает. А мягкое зомбирование, так мы все в той либо иной мере зомбированы. Кто-то это понимает, а кто-то нет. Если человеку изо дня в день говорить, что он талант, то он в это поверит. Либо наоборот. Если внушать, что он идиот, то он так себя и будет вести. Павел Иванович, а вы никогда не задумывались, что русские песни либо о любви, либо о Родине, либо о войне. У русского человека на генетическом уровне заложено, что он собиратель и войн. Даже зная что погибнет, будет грызть врага зубами. Во время Отечественной Войны не было зафиксировано ни одного случая, кроме русских солдат, что бы кто-то пошел на самолетный, либо танковый таран, или с гранатой бросился под танк, закрыл собой пулеметную амбразуру. А это тоже зомбирование. На песнях, на устных рассказах, в печати, на телевидение нас с детства готовят к самопожертвованию.
   - Кот, это ты красиво говоришь, но что дальше было с АЭС.
   - Ничего. Диверсанты были уничтожены спецназом ФСБ. А организаторам дали понять, что если не успокоятся, то можно и Йоулстаунский вулкан разбудить. Вот тогда Америки с Англией точно не будет.
   - Кот, ты заикался о покушении на депутата Госдумы.
   - А это. Это так, пришлось исполнить между делом. На данный момент этот депутат занимает пост заместителя председателя комитета по противодействию коррупции. Хранителями было просчитано, что со временем он станет президентом. Моей задачей был не депутат. Нужно было прострелить плечо сотруднику милиции, который его собой прикроет.
   - Но для чего?
   - Павел Иванович, это вопрос, на который я пока не могу ответить. Я так пологаю, что со временем к нему подведут этого лейтенантика. Депутат и так его сейчас из вида выпускать не будет. Как же, кровь за него пролил. Ну а лет через пять им организуют случайную встречу. И будет этот лейтенантик каким ни будь советником в свите будущего президента.
   - Так, с этим тоже вроде разобрались. А теперь расскажи- ка о б этой секте. Что за Соколиная стража и с чем ее едят?
   Кот ухмыльнулся и взглянул в глаза оперативника.
   - Ох и любопытный вы Павел Иванович. А любопытство до добра не доводит.
   - А вот это мне решать.
  -- Хочете сказу на ночь послушать? Ну чтож, все развлечение. В далекие-далекие времена, на острове Руяне жил-был верховный князь словян и были там капища со словянскими богами. Князь с острова правил своими поддаными, которые имели правило, хотя бы раз в жизни побывать в древних капищах и пообщаться с волхвами. Ну и соответственно князю везли дань, а богам дары. Но были на острове, я даже не знаю как их назвать, то ли люди, то ли не люди. Их боялись и в тоже время преклонялись. Были они похожи на людей, но высокого роста, светловолосые, голубоглазые. Называли себя хранителями. По их просьбе волхвы отобрали в словянских племенах самых одаренных детей и отдали им в обучение. Жили бы может так и дальше, но уж больно лакомый кусочек был для варваров бритов и викингов. Все чаще они стали устраивать набеги на остров. Хранители предупредили великого князя, что вскоре варвары захватят остров, стоит им только объедениться. Князь и его верная дружина отказались покинуть остров. Но своих сыновей, Рюрика с братьями, лучших дружинников, хранителей и их учеников, отправил на Русь. Вскоре защитники острова, защищая его, погибли. На Руси тоже было неспокойно. Каждый тянул одеяло на себя. Для того, что бы русичи могли выжить, их нужно было объеденить. Чем Рюрик и занялся, по совету хранителей. Сами они и их ученики ушли в дремучий лес. Со временем, хранители вымерли, но остались их ученики. Лишь изредка кто-то из них выходил из леса и общался с великими князьями, когда Русь ждали великие потрясения. Это по их совету князь Владимир принял православие. Иначе было не выжить. У каждого племени был свой верховный бог, у кого Род, у кого Перун, ну и много всяких. А для того, чтобы нация выжила, нужна была одна вера. Буддизм и ислам не подходили славянам по их мировозрению, по отношению к жизни. Христианство было разделено на две враждующие ветви, католицизм и православие. Католицизм деструктивная ветвь. Прикрываясь именем Христа католики залили мир кровью. Племена, которые оказывались признать их, уничтожались, а кто выжил, превращались в рабов. А православие было обединяющим. Да и князья сами понимали, что по одиночке им не выжить. Первосвященики шли в народ не с мечом, а со словом, убеждали, объясняли. Из-за чего и резни не было. А многие обычаи славян плавно переросли в православие. Да и народ никогда диким не был, в отличии от католических стран на Руси население было поголовно образовано, могли читать и считать. Православие перед внешней угрозой объеденило Русь. Лишь татаро-монгольское иго замедлило развитие. Но со временем Русь начала развиваться, объединяя соседние земли. Ну а что бы не потерять контроля за развивающимся государством, хранителями было принято решение о расширении Соколинной стражи. Были созданы три школы, которые существуют до сих пор. Одна, так называемые научники. Отроки изучают науки и после окончания, в зависимости от способностей, направляются в лучшие вузы. Вторая ратная школа. Ее выпускники заканчивают военные училища и училища МВД. А третья собственно Соколинная стража. Это охрана поселений , самих хранителей и их учеников. Со временем, когда хранитель осознает, что все свои знания он передал ученику, а сам становится обузой, то на свое место назначает ученика, тот проходит специальный обряд, а сам уходит из поселения.
   - Умирать что ли?
   - Можно сказать и так. Кто-то прибивается к монастырям, а кто-то просто ходит по Руси, предсказывая будущее. Легенда о святых старцах ведь взялась не на пустом месте. Ученики, став хранителями, из числа ратников Соколинной стражи выбирают себе нового ученика.
   - Кот, так это получается, что вас много. Что вы полностью контролируете государство.
   - Нет. Нам запрещено вмешиваться в дела государства. Нам разрешается только контролировать ход истории и в сложной ситуации быть советниками. Ну и в моем случае, когда речь идет о существовании Руси, только с согласия всех хранителей можем принять экстренные меры. Да и со школ каждый год выпускается пять-шесть человек. А в масштабах России это даже не капля, молекула.
   - Кот, ну если вы такие умные и все знаете, то почему допустили что на Руси были тираны, были разрушительные войны.
   - Павел Иванович, мы же не боги. А во вторых, в тепличных условиях еще ни один народ не выживал. Открой в заморозки окно в оранжерее и растения погибнут. Что бы выжить, государство должно быть закаленным, как клинок, а люди знать что есть идея которая их объединяет. Да и с тиранами вы полегче. На ваш взгляд, кто был тираном?
   - Ну хотя бы тот же Иван Грозный.
   - Да не был он тираном. Продукт своего времени. И Грозным его назвали враги. А для объединения Руси он сделал больше чем другие цари. Почему-то Петра 1 назвали Великим, а крови на его ручках было в разы больше чем у царя Ивана Грозного.
   - Кот, с историей разобрались. Будем считать, что я неуч и мимо проходил. А ты-то как в Соколинную стражу попал?
   - У меня родители погибли когда мне было шесть лет. А в Соколинную стражу набирают только сирот. Близких родственников у меня не осталось. Опекуном назначили двоюродную сестру матери. Сама она может и не плохая женщина, но забитая. У нее своих четверо было, да и муж алкаш. Напьется, нужно над кем-то поиздеваться. Вот на мне и отрывался. Он же пролетарий, а я из семьи вшивых иниллегентов. До восьми лет терпел, а затем сбежал из дома. Мне повезло, прибился к стайке таких же пацанов, которые кормились с железнодорожного вокзала. Где-то что-то украли, что-то выпросили, а вечером все в один котел. За предводителя был у нас паренек, кличка "Циклоп", одноглазый. Хороший, справедливый парень. Ему тогда лет шестнадцать было. Я потом узнавал, убили его в каких -то разборках. Вот он и привел десятника Алексея. Есть у нас такие специальные люди на местах, десятники и сотники, которые анализируют ситуацию в регионах. Тот со мной поговорил, задал несколько вопросов, как я понял проверил мои интелектуальные способности. Затем самолет до Иркутска и машина с затонироваными стеклами. Затем десять лет интенсивного обучения. Науки, охота, рыбалка, выживание в экстремальных условиях и военное дело.
   - А вы действительно можете предсказывать будущее.
   -Хранители могут. Они много что могут.
   - Ну если они такие всемогущие, то почему мы так живем?
   Кот прищурил глаза и засмеялся.
   - Сергей Иванович, вы что же решили рай на земле установить? Неполучится. Без естественного отбора люди просто вымрут.
   - Кот, сказка у тебя конечно хорошая получилась. Но зачем ты мне все рассказал? Я так понимаю, это ведь не просто так. Типа мимо проходил.
   Да, мы должны были встретиться, но немного в другой обстановке. Если меня правильно информировали, вы уже знаете что у вас будут строиться нефтепереробатывающий и нефтехим комплексы. Это все конечно хорошо. Работа для людей, жилье и все прочее. Ну правда ментам работы выше крыши. Но это мелочи. Через две недели начнутся нулевые работы, фундамент и установка оборудования. Оборудование завезут через полгода. Строительство комплексов будет финансироваться государством. Но так как "Мишей-два процента" было принято решение оборудование и програмное обеспечение закупить за бугром, был проведен тендер, который выиграла темная лошадка. Мелкая фирмочка зарегистрированная на Канарах. Исполнительный директор бывший гражданин России, но настоящий хозяин америкос, бывший сотрудник АНБ. А бывших, сам знаешь, не бывает. Оборудование поставят в срок, в этом даже сомневаться не приходиться. Но возникает вопрос, какое? В далекой солнечной Аргентине сейчас демонтируют два комплекса и как раз таких, которые должны поставить в Россию. А эти комплексы даже в солнечной Аргентине были закрыты из-за износа оборудования и угрозы взрыва. Все пройдет предпродажную подготовку, не отличишь от нового. Но это еще не все. В компьютерную программу будет запущен маленький червячек, который активизируется через месяц после запуска. Будет большой БУМ. А так как ваш городок находится в котловине между сопками, сначала город накроет ядовитое облако, а затем пары бензина. И те кто выживет , позавидуют мертвым. Они превратятся в живые факелы. От города останутся руины.
   - Кот, но для чего это надо?
   - Элементарно. Нашим олигархам и скажем так западной цивилизации не нравится новый президент и его политика. После большого бума выплывут документы о закупке хлама за рубежом и о том какую роль в этом сыграло правительство и российский криминал. Сам понимаешь, сто тысяч погибших и связь с мафией. Народ станет на дыбы. Президенту и правительству останется только один путь, уйти в отставку. И вместо укрепления государства, начнется развал, дробление на мелкие княжества. А для Запада, сто тысяч погибших русских только в радость. Они еще и спляшут на их могилах.
   - Кот, а вы подумали о том, что это не мой уровень?
   - А здесь большой уровень и не нужен. Нужен маленький камешек чтобы сдвинуть эту махину со склона. Будет большой скандал о том, как великая Америка пыталась обидеть Россию и совершить на ее территории террористический акт. Президенту это сыграет на руку. Сможет на законых основаниях избавиться от прозападного правительства. Если все разыграть как по нотам, то мы от этого только выиграем. А тебе скажут, что делать. Но уже не я. Сказку на ночь я рассказал, а теперь пора и отдохнуть. Давайте Сергей Иванович, поспим маленько. Завтра, вернее сегодня, у вас напряженный день предстоит.
   Кот растелил матрац и лег на него повернувшись лицом к стене. Вскоре он тихо засопел. Мартынов с открытыми глазами лежал на спине, смотря в потолок. Сергей так и не мог понять, то ли верить этому пареньку, то ли действительно услышал страшную сказку на ночь. Он так и не смог уснуть. Услышав в коридоре шаги, сел на нары. Дверь протяжно заскрипев, открылась, на пороге стоял дежурный по отделу.
   - Сергей, начальник райотдела распорядился, что бы ты на убийство выехал.
   - Михалыч, так я же арестованый.
   - Сережа, хорош издеваться. Там действительно дело серьезное. Боцман позвонил, сказал, что у него на даче куча трупов. Кто-то всех авторитетов положил. У них там судя по всему стрелка была. Дежурная группа уже там. Прокуратура и наше начальство тоже. Начальник за тобой свою Волгу прислал.
   Сергей вышел из камеры и зашел в туалет. Умывшись над раковиной, вышел на улицу, где его ожидала автомашина. Водитель открыв форточку, курил пуская дым тонкими струйками. Увидев Сергея, выкинул сигарету и завел двигатель. Мартынов сел рядом с ним, на переднее сидение. Водитель, приученый начальником не задавать лишних вопросов, молча включил передачу и автомашина тронулась с места. Сергей взял с панели пачку сигарет, достал одну и прикурил. После чего бросил водителю.
   - Говори.
   - Да я толком сам ничего не знаю. Шеф рано утром подорвал. Я за ним и начальником розыска заехал, а затем на дачи. Там уже была наша дежурка. Сам я на дачу не заходил. Но водила с дежурки сказал, что в бане куча трупов и все кровью залито.
   - Понял. Музыку включи.
   Откинувшись на сидение, Сергей докурил сигарету и выщелкнул ее в открытую форточку. Дача Боцману досталась по наследству, от покойных родителей в садовом обществе "Речник". Домик так себе, не развалюшка,но и на коттедж нуворишей не тянул. Мартынов был там однажды, освобождали заложника. Боцман со своими быками похитил заезжего коробейника и с его родственников требовал выкуп. Мужичка освободили, а тот вскоре сделал ноги за бугор. Отправив операм письмо, что претензий к Боцману и его команде не имеет и что это был дурацкий розыгрыш. Боцмана пару месецев попарили в СИЗО, а затем пришлось с извинениями отпустить. На этот раз возле дачи было не протолкнуться. Несколько легковых иномарок, парочка джипов, милицейская дежурка, прокурорская Мазда черная затонированная Волга ФСБ и микроавтобус с дежурным отделением ОМОНа. Прокурор района, начальник отделения ФСБ и начальник райотдела стояли возле прокурорской Мазды и что то обсуждали оживленно жестикулируя. Девчушка, следователь, которая закрывала Сергея, стояла чуть в стороне. Мартынов вышел из автомашины и подошел к ним. Мужчины замолчали и молча смотрели на Мартынова. Тот поздоровался и обратился к начальнику райотдела.
   - Товарищ полковник, капитан Мартынов по вашему приказанию прибыл.
   - Давай, Сережа, подключайся. Помоги парням.
   - Товарищ полковник, не могу. Я временно задержан.
   Лицо прокурора сначало налилось кровью, а затем побледнело. Оглянувшись по сторонам, он заметил девушку и не сдерживая эмоций фальцетом закричал на нее.
   - Товарищ следователь, что за самоуправство! На каком основании вы задержали оперативника.
   - Так вы же сами сказали.
   - Что я сказал! Я вам сказал разобраться и принять меры. За самодеятельность будете наказаны. И почему вы здесь , а не на месте совершения преступления.
   Девушка смахнула с ресниц слезы и прерывающимся голосом ответила, что место осматривают эксперт и милицейский следователь.
   А вы что, бесплатное приложение. Это вы должны руководить осмотром, а не милицейский следак. А вы, капитан, не ухмыляйтесь. Идите работайте.
   Сергей зашел на участок и подошел к бане, которая находилась за домиком. На перилах сидел Смирнов, докуривая сигарету. Мартынов подошел и поздоровался.
   - Андрюха, что накопать успели?
   - В предбаннике восемь трупов, Карп, Рамзан, Алик Ташкентский, Лось, Боня, Петруха, Седой и его величество Кузя. Всех покрошили из автоматов, а затем контрольный в голову. Соседи видели две темные иномарки, без номеров, в которых было шесть человек. Водители из автомашин не выходили. На територию заходило четверо. Один страховал окна в предбаннике. В баню заходило трое. Выстрелов соседи не слышали. Похоже работали глушаками.
   - Боцман что говорит, как он уцелел?
   - Говорит, что полез в погреб за огурчиками, но услышал выстрелы и сидел в погребе до утра.
   - Интересно получается. Соседи выстрелов не слышали, а он в погребе услышал.
   - Старый, это ты у него сам и спросишь. Он за углом в беседке сидит. Говорит, что у него сердце слабое, вида крови не выносит.
   - Андрюха, еще попрошлому разу помню, что у него к домику гаражик небольшой пристроен, тащи его туда.
   Сергей подошел к разборному металлическому гаражу, на воротах которого висел замок. Осмотревшись по сторонам, заметил лежащий на земле колун, поднял его и размахнувшись с первого раза сбил замок. Приваренные проушины не выдержали. За спиной Мартынова раздался не то стон, не то всхлип. Сергей повернул голову. За спиной стояли улыбающийся Смирнов и мотающий из стороны в сторону головой Боцман.
   - Сергей Иванович, зачем ломать. Ведь это денег стоит. У меня и ключ есть.
   Мартынов молча раскрыл дверь, взял Боцмана за ворот рубашки и затащил в гараж. Смирнов зашел следом, включил свет и прикрыл дверь. Сергей развернул Боцмана к себе лицом и с силой ударил в челюсть. Тот упал на дощатый пол и попытался встать. Мартынов наступил ему на горло и нагнулся.
   - Вот Боцман, ты и откукарекался. Это такой порядок вы с Сухумским решили навести в городе? Нет, такая масть у вас не прокатит. Ты только что себе приговор подписал. Кузю каким ветром к тебе надуло? Он же от дел отошел?
   - Он случайно здесь оказался. С Петрухой приехал. Его никто не звал.
   - А ты может краем уха слышал, что он крестный Джема. Когда тот на тобольский централ заехал, там смотрящим был Кузя. С его подачи Джема короновали на тюрьме, а когда освобождался, оставил его вместо себя смотрящим. Шота был против, хотел своего человека протащить. Настроил против Джема московских воров и те коронацию не признали. Как ты думаешь, что сейчас сделает Джем, когда узнает, что убили его крестного и районных авторитетов, которые поддерживали дальневосточных воров? Наверняка пришлет банду отморозков. А те церемониться не будут. И первые вопросы возникнут к тебе. Тебе как, лучше с ними беседовать, с паяльником или с утюгом. Но я думаю, что ты до них не доживешь. Шота не дурак. Зачем ему война с Джемом. У того стволов и отморозков не меньше, если не больше. Шота ему твою голову на блюде принесет и предложит принять участие в строительстве комплексов. Как думаешь, Джем согласится на такую постанову?
   Мартынов убрал ногу с горла Боцмана и отошел в сторону. Тот встал, отряхнулся и угрюмо спросил.
   - Начальник, а ты что хочешь предложить?
   - Говоришь, где можно найти киллеров и полетишь на свободу вольной пташкой.
   - Ага. До первой подворотни, где мне глотку и перережут.
   - Боцман, я тебе сказал, что будешь жить. Сдаешь всех и идешь по програме защиты свидетелей.
   - Мне нужно подумать.
   - Боцман, какой подумать. Ты что до сих пор не догнал, что без нашей помощи тебя при любых раскладах четвертуют. Где скрываются убийцы?
   - В котедже лесничества, возле Дроздовки.
   - Где это?
   - Дроздовку ведь знаете. А перед ней в лес идет грунтовка. Через пятнадцать километров лесничество, на берегу озера Светлое. Там пару домиков для лесников и коттедж для областного начальства. Приезжают поохотиться и порыбачить. Душу отвести.
   - Сколько их там человек.
   - Если Шота не уехал, то семеро.
   - Поедешь с нами, покажешь, где это.
   - Не, начальник, на это я не подписывался. Да вы не заблудитесь. Там одна такая дорога. По ней грейдер недавно прошел. Дорога ровненькая, ни одной колдобины. Боярье заботиться о своих задах.
   - Боцман, ты был в этом лесничестве?
   - Был раз. Меня пьяного быки Шоты сняли и к нему в лесничество привезли. Там перед фактом, вот как вы сейчас, поставили. Либо я ему помогаю, либо вот как сейчас братва, с лишней дыркой в голове валялся. А пацаны, через три дня, в кабаке водярой накачались, а затем пляски с мордобоем до утра бы устроили.
   - А где с Шотой встречался?
   - Они по сотовому звонили, стрелку набивали.
   - План лесничества сможешь начертить?
   - Только то,что видел.
   - Сергей, позови начальника ОМОН. Кумекать будем. Нужно этот притон, для высокопоставленных баранов срочно брать.
   Мартынов стряхнул пыль с табуретки и сел. Боцман стоял у верстака и затравленно смотрел на оперативника. Только сейчас до него дошло в какой блудняк он по своей глупости вписался, единственной ниточкой, на которой висела его жизнь, был вот этот пожилой капитан. От которого как заяц бегал всю свою сознательную жизнь. Через пару минут Смирнов вернулся с начальником ОМОНа. Которого, также как и Сергея в городе знала каждая собака. Жулики знали, что если пришел Мартынов то нужно паковать баул и готовиться к длительному сроку. А от начальника ОМОНа и его парней, можно было выхватить и за бытовое хамство. Вошедший, был как шарик ртути, на месте стоять не мог. Двухметровое тело, казалось, перекатывается из одной стороны в другую. Поздоровавшись с Мартыновым за руку, спросил.
   - Рассказывай Старый, что случилось?
   - Дима,придется поднимать всех твоих орлов. Будем штурмовать базу, где боевики засели. А те, сам понимаешь, сдоваться не будут. Перед ними только стенка маячит.
   - Старый, у меня только два отделени осталось, десять человек. Пятеро в сводном отряде на Кавказ уехали.
   - Знаю. Поднимай всех. Пусть вооружаются до зубов. Твои парни уже все прошли, так что пойдут первыми. Во второй волне ППС и опера.
   - Старый, что за база и где находится?
   - Лесничество, возле Дроздовки. А план нам старый знакомый нарисует. Так Боцман?
   - Ага, скажи вам что нет, еще и выхватишь по полной. Вы мне листок бумаги и ручку или карандаш дайте. Или мне пальцем по столу рисовать.
   - Андрей, есть что ни будь?
   - Блокнот и ручка.
   Боцман взял авторучку и блокнот. Высунув кончик языка, слегка прикусил его и начал что-то рисвать в блокноте. Закончив рисовать, передал блокнот Мартынову. Тот взглянул на рисунок.
   - А теперь поясняй свои каракули.
   Боцман почесал свою наголу обстриженную макушку.
   - Вокруг базы, трехметровый бетоный забор. Сверху колючая проволока, возможно под током. Натянута на изоляторы. Отгородились как в зоне. Ворота железные,автоматические. Такие только танком вышибать. Возле ворот справа дом сторожа. Дом для гостей в метрах ста от сторожки, на холме. На первом этаже банкетный зал и комната отдыха, для прислуги. На втором этаже шесть комнат. Дом лесника и егеря слева, возле подсобного хозяйства. Вокруг гостевого домика сосновый бор.
   - Выход к озеру есть?
   - Может и есть, но оно метрах в пятидясяти от забора.
   - Хорошо. Но имей ввиду, если что-то накосячил.
   - Начальник, а я то здесь причем? Я же говорил, что был только раз.
   - Дима, ты уточни у клиента, если что тебе не понятно. Я пойду с начальником райотдела и прокурорскими договариваться.
   Мощьные, железные ворота от удара от удара БТР, отлетели как листок бумаги. С грохотом упали на бетонную площадку. За БТРом жидкой цепочкой на територию лесничества забежали бойцы ОМОНа, одетые как киборги. В тяжелом защитном вооружении. В ту же минуту, из сторожки ударила очередь из автомата. Пули, с противным чмоканием запрыгали по борту БТРа, выбивая из брони искры. Башня БТР с крупнокалиберным пулеметом развернулась в сторону сторожки. Пули, разрывая древесину сруба, понеслись в поисках своего счастия. Дождавшись, когда пулемет смолкнет, один из омоновцев закинул в сторожку свето-шумовую гранату и осторожно заглянул в окно. Сергей по радистанции услышал: "Двухсотый". Только разобрались со сторожкой, как в гостевом домике, на втором этаже рассыпались окна и в парке затрещали выстрелы. Омоновцы, передвигаясь между деревьев и прикрываясь броней, ворвались в дом. Територия была оцеплена ротой ППС. Следом за омоновцами в дом зашли опера. Мы не янки. Так уж повелось, если заказал музыку, то и танцуй первым. Сергей подбежал к комнате, из которой наиболее активно велась стрельба. Он чуть не уткнулся в выходящего из комнаты омоновца.
   - Как там?
   - Три жмура.
   - Шоты нет?
   - Старый, ну ты даешь. Мне их когда сортировать-то было. Сам разбирайся.
   Толкнув ногой дверь, Сергей зашел в комнату. На полу лежало три тела, одним из которых был Шота. Сергей подошел к нему и попытался ногой перевернуть его тело с живота на спину. Шота не зря был авторитетом среди таких же безбашенных отморозков. Увидев, как погибли его бойцы, он измазал рубашку чужой кровью и притворился мертвым. Сейчас главное выжить, а дальше как кривая вывезет. Не получится в неразберихе свалить, а на зоне тоже люди живут. А с его положением, то и совсем не плохо. И надо же было этому легаваму нарисоваться. Мартынов уже успокоился и адреналин пришел в норму. Сгруппироваться он не успел, когда Шота схватил его за ногу и вывернул. Упав на спину, Сергей затылком ударился о сидение перевернутой табуретки. На какое-то время из его глаз посыпались искры. Шота время зря не терял и ударил опера зажатым в руке стилетом. Ударить-то ударил, но неудачно. Стилет скользнул по ребру, распарывая кожу. Шота замахнулся второй раз и наверняка для Мартынова последний. Но раздался сухой пистолетный щелчок и Шота завалился на бок. Из простреленного затылка фонтаном била кровь. Над трупом Шоты, с пистолетом в руке стоял Поляков. Протерев глаза, от залившей лицо крови, Мартынов с удивлением посмотрел на невозмутимое лицо своего нового начальника.морщившиот боли в боку, спросил.
   - Старлей, это ты его что ли? Нужно было живым брать.
   - Сергей Иванович, а оно это тебе надо? Лечить, кормить, что бы перед ним на цыпочках зона ходила? Тем более, что эта тварь бы нам все равно ничего не сказала, а крови выпила не одно ведро. Его все равно валить пришлось бы. А тут такой удобный случай.
   - Помоги встать.
   Мартынов с помощью Полякова поднялся на ноги, зажимая рану рукой.
   - Э, Иванович, так он тебя не хило зацепил. Давай до медпункта помогу дойти, а то из тебя кровь как из недорезанного поросенка хлещет.
   Пока шли через парк, к скорой помощи, которая стояла возле разнесенной в хлам сторожки, Сергей усиленно о чем-то думал. Немного не доходя, он остановился. Поляков озабоченно спросил.
   - Сергей Иванович, тебе плохо?.
   - Нет, мне очень хорошо.- Криво усмехнулся Мартынов.- Ты что нибудь слышал о Соколиной страже?
   - Сам догодался, или Кот сказал?
   - Я такой тупой, что мимо проходил. Мне нужно было сразу догадаться, когда он о покушении на депутата сказал.
   - Сергей Иванович, давай позже поговоримю Тебя штопать надо, а то кровью изойдешь.
   Хирург, которого на этот раз взяли вместо фельдшера, поморщился, но сказал, что ничего страшного нет. Велел медсестре наложить повязку. Сам занялся двумя раннеными омоновцами. Пока в лестничестве проводились следственные действия. Сергей сидел в беседке, возле ворот. Дождавшись, когда все осмотрят, опечатают, а трупы отправят в морг, Мартынов с помощью Парфенова доковылял до Жигулей. Кавалькада служебных автомашин двинулась в сторону города. Только выехали на асфальт, как налетела черная туча и небеса разродились долгожданным ливнем. Вот уж кто-кто, а боженька с погодой шутить умеет. Месяц жары, как в парилке, а затем в течении часа двухмесячная норма осадков. Щетки на автомашинах еле успевали стряхивать с лобового стекла водяные потоки. Скорость движения резко упала и к райотделу добрались уже в сумерках.Оперативники разбрелись кто куда. Кто направил лыжи в сторону дома, кто после кровавой "бани" снять стрес. Мартынов и Поляков зашли в дежурку. Хотя дождь еще моросил и в открытое окно прорывались потоки свежего воздуха, дежурный выглядел как выжатый лимон. Увидев оперов, он только покачал головой.
   - Мужики, ну надеюсь на этом все? А то сначала баня у Боцмана, затем труп в камере, а напоследок лесничество. Уже из Москвы звонили. Завтра будут делегаты из генпрокуратуры и из УУР.
   - Ты о каком трупе в камере говоришь?- заинтересовался Сергей.
   - Так этот, с которым вы камеру делили.
   - Как умер, он же живее всех живых был?
   - Помощник понес ему пожрать, а тот упал на спину и захрипел. Я ему скорую вызвал, но те констатировали смерть, что умер от сердечной недостаточности. Его сразу в морг и увезли.
   Мартынов нервно покачал головой из стороны в сторону.
   - Машины есть свободные?
   - Целый автопарк. Вон, на автостоянке стоят. Водителей только нет. Начальник на ночь оставил только три автомашины, в дежурке, в ППС и ГАИ. Всех после сегодняшней запарки отправили отдыхать. Так что бери любую.
   - Ты чего тупишь? Знаешь ведь, что из меня водила, как из телеги пятое колесо. Да и как видишь, ножичком меня недавно почикали. Вдруг за рулем сознание потеряю.
   Поляков остановил дежурного, который что-то пытался сказать.
   - Сергей Иванович, так может я порулю. Только скажите, куда ехать.
   - В морг.
   - Как скажете. В морг,так в морг.
   До районой больницы ехали молча. У Сергея накопилось много вопросов к этому желторотику. Но разговора первым начинать не хотел. Решил выдержать паузу. Пока Поляков закрывал автомашину, Мартынов подошел к двери морга и потянул ее на себя. Дверьбылазакрыта изнутри, а в подсобке горел свет. Сергей несколько раз пнул по железной двери. Гул от которой начал гулять пот пустым коридорам. Наконец, кто-то бурча себе под нос, открыл дверь. Перед опером стоял Акимыч. Самый опытный и старый из паталогоанатомов. Под шафе, Сергей его видел, специальность обязывает, но что бы тот выговаривал через букву. Глаза Акимыча были на кучу. Он долго всматривался в лица оперов, пока узнал.
   - Ба, какие люди и без охраны.- Выговаривая по буквам, произнес он.
   - Акимыч, ты чего, решил сегодня зеленого змея попугать?
   - Его попугаешь. А вот когда клиенты оживают, даже я, трупорез со стажем, могу заикой остаться.
   - Не понял.
   - А чего здесь непонятного. Из райотдела привезли труп. Санитар, как положенно, его раздел и положил на стол. Сам пошел за инструментом. Когда вернулся, покойник голяком сидит на табуретке. Раздел санитара и зашел к нам в подсобку. Забрал десять тысяч, сказал взаймы и ушел.
   - А вы куда смотрели? Могли и задержать. У тебя санитары, об их лоб поросят бить можно.
   - Иванович, посмотрел бы я на тебя, если бы покойник ожил. Зашел к тебе и попросил денег занять.
   - Не испытывал, но наверное неприятно было.
   - Иванович, а нам то что делать?
   Мартынов пожал плечами.
   - Не знаю. Я с таким еще не сталкивался. Пишите заявление в милицию.
   - Обождите.- Перебил его Поляков.- У меня другое предложение. Вот ваши десять тысяч и пять тысяч вашему санитару за шмотки.
   - Перебьется. Те шмотки, что он с покойника забрал, дороже.
   - Ну как знаете. Мое дело предложить, ваше отказаться. Продолжаю. Когда у вас в ближайщее время захоронение невостребованых жмуров?
   - Через два дня.
   - Напишите заключение, что неопознанный, поступивший к вам из райотдела, умер от сердечной недостаточности. И включите его в списки захоронненых, невостребованных трупов.
   - А если он где-то оживет? Отвечать-то мне.
   - Ну во первых, не оживет, а если что, то я отвечать буду.
   - Как скажете.
   Попращавшись с Акимычем, оперативники вернулись в автомашину. Разговор начал Поляков.
   - Сергей Иванович, ты уж извини, что вмешался. Кот уже далеко. Через пару часов будет в поселении Соколиной стражи. В миру он больше не появится. Его избрали учеником к хранителям.
   - Как он умудрился врачей обмануть?
   - Ничего сложного. Этим методом владеют все члены Соколиной стражи. Остановка сердца и дыхания.
   - Старлей, ты мне вот что объясни. Выезжаем на трупы, при твоей-то подготовке, ты в обморок падаешь. А Шоту завалил, даже ни один мускул не дернулся.
   - Это своегорода мимикрия. Пусть до определенного времени меня считают мажором в белых перчатках.
   - Еще вопрос. Господин из Соколиной стражи, мне сейчас перед тобой на цырлах ходить?
   - Нет.- Засмеялся Поляков.- Пусть все останется, как было. Когдак понадобишься, скажу, что делать. Если откажешься, поймем. Но, Соколиная стража очень на тебя расчитывает.
  --
  --
  --
  
  
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  --
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"