Забокрицкий Олег Николаевич: другие произведения.

Ворон

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  1
  
  ВОРОН.
  
  
  Сергей налил в кружку кипятка, сыпанул ложку растворимого кофе и сахар. Размешав, достал из ветровки пачку сигарет и вышел на лоджию. Достал сигарету и бросил пачку на журнальный столик. Сам сел в кресло, придвинув к себе пепельницу. Он не курил лет десять, но ровно год назад, после гибели Андрея Гаевого сорвался. Год пролетел как один день. Была суббота. Голиков передал дела Андрею, которого назначили врио начальника убойного отделения в Центральном отделе города. Начальник отдела все же приболтал Сергея и тот перевелся в ОБОП начальником отделения по борьбе с бандитизмом. Отделением решили отметить последний день работы в отделе в ближайшем кафе. Андрей собрался отогнать свою машину к дому и вернуться на такси. Как Юлька его не уговаривала, тот ее не послушал. Не зря говорят, что там, где тебе суждено умереть, сам туда придешь. Ждали его почти час. Сергей уже начал волноваться. Вышел из кабинета и подошел к дежурке. Дежурный с кем-то разговаривал по телефону. Увидев Голикова, махнул рукой, чтобы тот не уходил. Положив трубку растерянно посмотрел на Сергея.
   - Серега, Андрей погиб.
   - Не понял...
   - Дежурный по УВД позвонил. Сказал, что Андрей погиб. Авария. На горке у музея. В автобусе детей везли в кукольный театр. Навстречу грузовик со щебнем выскочил. У него тормоза отказали. Он по касательной зацепил попутную автомашину и его выкинуло на встречку. Андрей за автобусом ехал. Успел вклиниться между автобусом и самосвалом. Дети почти не пострадали, отделались ушибами. Машину Андрея в блин раскатало. Спасатели удостоверение в кармане нашли.
   Сергей прикурил и бросил зажигалку на стол. Выкурив сигарету и выпив кофе подошел к окну и открыл створку. Стая черных ворон, облюбовавших тополя воле мусорных баков, подняли гвалт, как будто взвод ОМОНа окружил рынок для проверки документов. Изредка, выстроившись в цепочку они пикировали на кусты акации, растущие возле подъезда. В одном из кустов сидел дворовой рыжий кот Васька. Его судьба мало чем отличалась от судьбы японской Хатико. Старушка, у которой он жил, умерла. Дочь продала квартиру. С новыми хозяевами Васька не ужился и сбежал при первой возможности. Пару раз его пытались пристроить, но Васька возвращался к подъезду, где когда-то жила его первая хозяйка. Ночевал он на пару с бездомной собакой Рексом в подвале. Где местный сантехник в благодарность за то, что кот вывел крыс, сколотил им нары. Застелив тряпьем, подобранным на свалке. Сердобольные жители окрестных домов подкармливали их. Докурив сигарету и поставив кружку в мойку, Голиков накинул на плечи ветровку и вышел из квартиры. После летней жары, начало сентября обрадовало прохладой и мелким нудным дождем, который шел уже третий день. Не знаешь, что и хуже, толи жара за тридцатник в тени, толи осенняя серость. Вчера вечером, когда Сергей вернулся с работы, возле подъезда свободных мест не было. Пришлось оставить автомашину возле мусорных баков. Перепрыгивая через лужи подошел к автомашине. Вороны увидев новую цель, начали кружить над ним. Самый большой ворон, сидевший на дереве, по-видимому вожак стаи, что-то каркнул и вороны расселись на деревьях. Голиков взглянул на ворона и как будто прочитал его мысли. Подойдя к бакам, заглянул за один из них. Там сидел молодой вороненок, запутавшийся в старой рыболовной сети, которую кто-то выкинул. Сергей достал из кармана нож, взял в руки вороненка и разрезав сеть, посадил вороненка на траву. Тот пару раз подпрыгнул и расправив крылья, взлетел на дерево. Старый ворон сорвался с ветки, сделал круг почета над Голиковым и взмыл в небо. Стая взлетела за ним. Сергей сел в автомашину и проехал к отделу. Волги начальника отдела еще не было, и он поприветствовав дежурного, поднялся в свой кабинет. Парни были в разгоне. Пришлось перекрывать три адреса. Вчера вечером пришла телефонограмма о задержании Польских Станислава Антоновича и этапировании его в Москву. Поляк подозревался в организации трех заказных убийств. Кто плохо знал Поляка, ни за что бы не поверил, что за толику малую он может загрызть зубами. Невысокого роста, полноватый, с большой залысиной, в очках с дорогой оправой. Правда, стекла в очках были без диоптрий. С вечной добродушной улыбкой. Ну кто может подумать, что у него за плечами четыре ходки за мошенничество. Повесив ветровку на спинку стула Сергей подошел к окну. Не
  2
  
  
   успел он его раскрыть, как в кармане пиджака противно заверещал сотовый телефон. Жена уже давно просила, чтобы он поменял мелодию. Майор достал из кармана старенькую кнопочную Нокию, над которой молодежь в отделе посмеивалась.
   - Юля привет.
   - Приветствую старшее поколение. Михайлович, у тебя как, сегодня на вечер, ничего не запланировано?
   - Да вроде нет.
   - Сегодня год, как Андрей погиб.
   - Я помню.
   - Может, к семи подъедешь в кафе "Старый город". Могилки нет, чтобы там собраться. Мать тело забрала. В отделе новый начальник запретил. Дал же бог начальника. Крышевать фирмы не боится, а тут, вдруг новый начальник УВД заедет. Вчера у нас был. Звонила знакомому в Омск, начальник УВД там начальником УУР был. Знакомый сказал, что нам повезло, что он за оперов горой стоит. Посмотрела, очередной дуболом. Прошелся по кабинетам, распорядился диваны выкинуть и убрать телевизоры с музыкальными центрами. Сказал, что они мешают работать.
   - Юля, а чему удивляться. У меня парни смеются, что к нам начальники УВД приходят, чтобы потом уйти либо на нары, либо на Канары. Одного за взятки на тюрьму отправляют, второго в Москву на повышение.
   - Михайлович, у меня еще к тебе шкурный вопрос.
   - Чапай слухает.
   - Я слышала, что у вас освободилось место.
   - Есть такая буква в этом слове. Старшего опера по состоянию здоровья в кадры перевели, на легкую работу. Понял, что к нам сбежать решила?
   - У меня выбор, либо перевод, либо на гражданку. Начальник отдела мне вчера это открытым текстом сказал.
   - Причина? Насколько я знаю, среди убойщиков ты лучшей считаешься.
   - Неделю назад возле ночного клуба "Сова" три отморозка мужика забили. Мы на них вышли. Один из этих отморозков оказался сыном депутата областной Думы. Возглавляет комитет по бюджету. Начальник отдела распорядился, чтобы сынок в материалах дела не фигурировал.
   - А ты его послала. Узнаю школу Павла Ивановича. Юля, сделаем так. Начальник отдела появится, переговорю с ним. На старшего опера он вряд ли согласится, а насчет опера порешаем. Тем более, что начальник мне говорил, чтобы сам себе человека искал.
   - Все, отбой. Вечером ждем.
  Сергей только нажал на кнопку отбоя, как телефон вновь зазвонил. Вздохнув, майор нажал на кнопку.
   - Слушаю, товарищ полковник.
   - Михайлович, зайди.
  Голиков закрыл кабинет и спустился на второй этаж. Постучав в дверь, зашел в кабинет начальника отдела. Тот стоял вполоборота у окна. Увидев Сергея, кивнул в сторону стола, вокруг которого стояли стулья. Майор сел. Полковник прошелся по кабинету и сел напротив него.
   - Как успехи?
   - Парни адреса перекрыли, пока тихо.
   - Значит, будем подождать. Теперь к хорошему. Отправили представление на подполковника. Возможно придется подождать. Пока новый начальник в ситуацию въедет. Михайлович, ты там в своих кабинетах посмотри, чтобы лишнего не было. Он сегодня к нам собирался заехать. У него свои тараканы в голове.
   - Уже в курсе. С Центрального отзвонились. Диваны у нас отсутствуют. Раскладушки в шкафах. Телевизор только у меня. Молодежи если что и нужно в компах через интернет посмотрят.
   - Но все равно пробегись. Вдруг что на столах оставят. Какая ни будь бумажка, а мы будем иметь бледный вид.
   - Сделаю Сергей Александрович.
   3
  
   - Что у вас на сегодня запланировано?
   - Ребята Поляком занимаются. Я после обеда хочу в СИЗО съездить. Вчера вечером из информационного центра ответ пришел по банкоматчикам. У того, кого задержали, документы очень качественная липа. Пальчики стрельнули. Активный член одной из Питерских группировок. Кодряну Михаил Семенович. В международном розыске за Финляндией. Тяжкие телесные со смертельным и три банкомата в Хельсинки. В автомашине, в которой банкомат перевозили, пальчики братья близнецы Смирновы оставили. Эти из Казанской братвы. У меня там знакомый начальником ОРЧ работает. Пообещал присмотреть. Как в городе появятся, сразу сообщит. У меня вот еще что. Сергей Александрович, вы кандидата к нам в отделение еще не нашли.
   - Михайлович, а ты ничего не путаешь. Кандидата кто искать должен был? Я же тебе полный карт-бланш дал. Тебе с ним работать.
   - Мне из Центрального сегодня позвонили, Савина Юля. Работает в убойном. С новым начальством не ужилась, к нам просится.
   - С тем начальством и я бы не сработался. Не знаю, как новый начальник УВД решит, но там всю верхушку нужно гнать поганой метлой. Дошло до того, что даже оперов пытаются данью обложить. А про Юлю я наслышан. Не против. Вот только один нюанс. Старшим опером она пока не потянет, да и ребята не поймут.
   - Кто сказал, что старшим опером. На старшего опера я хотел, чтобы назначили Ильина, а Юля как себя покажет.
   - Согласен. Михайлович, только зайди в кадры, пусть приказ по Ильину подготовят и скажи, чтобы Савиной палки в колеса не вставляли. Это они могут. Все вроде.
  Сергей вышел из кабинета и спустился на первый этаж. Постучав в кабинет кадровиков, подергал за ручку двери. Подождав пару минут, прошел в дежурную часть. Дежурный сидел за столом, схватившись за голову. В предбаннике возле дежурки было не протолкнуться. Майор ухмыльнулся.
   - Это что у нас, проходной двор?
   - Михайлович, тебе смешно, а они все подходят. Следак из следственного комитета вызвал несколько потерпевших от пирамиды "Меркурий". Те позвонили знакомым, знакомые своим знакомым. Нет, чтобы к себе вызвать. А самое главное, что новый начальник УВД приехать собирался. Зайдет, а здесь такое творится. Что я ему сказать должен?
   - "Меркурий" каким боком?
   - Вопросы к экономистам. Они под него копают.
   - Я чего пришел. Куда кадровики исчезли? То из-за какой ни будь закорючки мозги выносят, а когда надо не найдешь.
   - Михайлович, так у них рабочий день с салатиков начинается. Сейчас из торгового центра должны подойти. Они кого-то из руководства там застроили, сейчас каждое утро им к девяти часам свежие делают.
  Дежурный взглянул в монитор и кивнул головой.
   - Вон они, еле телепают.
  Голиков вышел из дежурной части и прошел к кабинету кадровиков. Пересмеиваясь о чем-то своем, женском, Марина с Оксаной подошли к кабинету. Оксана с пакетом в руках зашла в кабинет, а Марина остановилась возле Сергея.
   - Михайлович, привет. Дежурный сказал, что искал нас.
   - Есть такое. Шеф просил передать, чтобы на Ильина приказ подготовили о назначении на должность старшего опера. И второе. Подойдет такая Савина Юлия. С приказом о переводе не тяните.
   - С нее тортик и хоть сегодня приказ о переводе сделаем. Сергей, а ты чего такой серьезный. Я стою, тебе тут глазки строю. Ты даже внимания не обращаешь.
   - На такую женщину и внимания не обратить. Так ты же замужем.
   - Муж не стенка, подвинуть можно. Михайлович, не обращай внимания. Шучу. Я, к тебе, сама зайти собиралась. Школьная подруга с мужем вчера заходили. В воскресение у нее мужа на трассе жулики подрезали. Он ехал на Вольво. Машину тесть ему подарил. Вытащили из автомашины и предъявили, что он их при обгоне задел и с места аварии свалил. Показали ему на своей
  4
  автомашине царапину. Заставили написать расписку, что он им должен пять тысяч зеленых рублей. Забрали у него автомашину и документы на нее. Деньги он должен отдать сегодня, в восемь вечера.
   - Марина, данные на потерпевших. Как с ними связаться?
   - Уже все приготовила. Сейчас листок вынесу.
  Марина зашла в кабинет и вскоре вышла, держа в руках листок из блокнота.
   - Михайлович держи. Здесь адрес, где проживают, телефоны обоих. Вот еще что. Они были на джипе Ниссан Патрол. Четверо. У всех южнорусский акцент. Скорее всего украинцы.
   - Да, скорее всего залетные. Своих автоподставщиков вроде, как тараканов вывели. Давно такого не было. Ребята подъедут, займутся. Все Марина, я побежал. Телефон в кабинете забыл. Вдруг парни позвонят.
  Голиков взял листок и поднялся в свой кабинет. Взглянув на экран телефона, недовольно поморщился. Три пропущенных звонка. Набрав пропущенного абонента, взял сигарету и подошел к окну. Открыв створку окна, прикурил. Абонент ответил не сразу.
   - Шурик, у меня пропущенные вызовы. Шеф вызывал, а телефон в кабинете оставил.
   - Михайлович, мы Поляка приняли. Уже к отделу подъезжаем.
   - Шура, вы ему на башку тряпку накиньте. Иначе его еще на крыльце порвут. Возле дежурки человек сорок собралось. Все его крови жаждут.
   - Понял. У нас как раз в багажнике мешок из -под рыбы таскается.
  Сергей нажал на кнопку отбоя и поочередно набрал телефоны оперативников, стоящих под адресами. Докурив сигарету, бросил окурок в банку из- под кофе и подошел к сейфу. Услышав визг тормозов и грохот прогоревшего глушителя, вернулся к окну. Возле крыльца остановилась синяя шестерка, закрепленная за отделением. Оперативники вышли из нее, вывели Поляка, с накинутым на голову и плечи дерюжным мешком, начали подниматься на крыльцо. Их остановил какой-то мужчина и начал возмущенно размахивать руками, показывая пальцем в сторону Поляка. Александр оттолкнул его и с задержанным, перед которым опера расчищали дорогу, зашел в отдел.
  Через пару минут в кабинет заглянул Александр.
   - Сергей Михайлович, куда приемыша, чемодан и документы?
   - Давай заводи. Чемодан возле двери оставь, документы на стол. Сами перекусите и отдохните. На вечер работа будет.
  Александр скрылся в коридоре и со звуком подзатыльника в кабинет ввалилось нечто в мешке. То, что мешок после рыбы, не нужно было даже принюхиваться. Сергей скинул с головы Поляка мешок и выкинул в коридор.
   - Сашка, черт побери. Мешок выкинь и дезодорант с тебя через пять минут.
   - Где я его возьму?
   - Это не мои проблемы. Ты что, хочешь от начальства избавиться?
   - Михайлович, да мы сами про него забыли. Понять не могли, чем так в автомашине пахнет. Вот еще что. Когда его в отдел заводили, мужик какой-то привязался. Мол, что вы делаете? Что он типа генерал.
   - Сашка, я тебя убью. Новый начальник УВД сегодня собирался с проверкой приехать. Ладно, отстреляемся. Скажи парням, пусть лишнее из столов и сейфов убрали. Вдруг нос засунет, куда его не просят.
  Александр вышел в коридор, а майор повернулся к задержанному, который брезгливо осматривал себя.
   - Поляк, садись, покалякаем.
   - Начальник, в таких случаях говорят присаживайся.
   - Нет Поляк, садись.
   - Тогда мне адвокат нужен.
   - Да ты мне как черту кочерга. Завтра за тобой москвичи приедут. Им права качать будешь. Там тебе и адвокат будет и трехразовое питание, и камера с окном на север. Поляк, вот ты мне объясни, как ты умудрился полстраны на бабки кинуть.
  Польских довольно усмехнулся.
   - Скажем так, не полстраны. Меньше. У меня же закрытый инвестиционный фонд. Принимали в него, только миллионеров. И то не всех. Им ведь, главное, что? Понты. Друг перед другом пальцы
  
   5
  
   растопырить. Что я такой крутой, даже в закрытом фонде состою. А ты лох. Вот и несли свои денежки как Буратино на поле дураков. Начальник, а какого черта вы на меня мешок надели? Чуть не задохнулся.
   - Интересно? Подойди к окну.
  Поляк встал со стула и подошел к окну. Выглянув он повернулся к Голикову.
   - Ну и что? Толпа на улице.
   - Поляк, а ведь это все твои участники пирамиды. Если они узнают, что ты у нас, боюсь, что и СОБР не поможет тебя от них отбить.
  Поляк усмехнулся.
   - Вот так и приходит земная слава. Тебя, начальник, они забудут через неделю. А меня будут помнить всю свою оставшуюся жизнь. Как маленький, плюгавенький с животиком очкарик кинул на деньги. Добро забывается быстро.
   - Ладно, хорош маячить возле окна. Давай посмотрим, что там у тебя с документами.
  Сергей придвинул к себе документы и раскрыл паспорт. Заглянув в него, отложил в сторону.
   - Поляк, не понял. Фио не известно на кого, а рожица твоя. Тем более, что паспорт латышский.
   - Начальник, если бы не твои держиморды, то через полчаса, я бы уже сидел в самолете, а еще через три, был бы в Риге. Здравствуй Евросоюз. Прощай немытая Россия. Страна господ, страна рабов.
  Дверь приоткрылась и в кабинет заглянул начальник отделения ОБЭП.
   - Сережа, на минуту.
  Майор встал из-за стола и вышел в коридор, оставив приоткрытую дверь
   - Что случилось?
   - Дежурный сказал, что вы Поляка приняли.
   - С какой целью интересуешься?
   - У меня опер со следаком в суд уехали за постановлением на его арест и обыск. Вы его не отпускайте.
   - Куда уж нам. На него запрос из Москвы пришел. Завтра за ним приехать должны. Он у них по трем заказным убийствам фигурирует.
   - Закон подлости в действии. Михайлович, представляешь, мы Поляка год разрабатывали. Оперативное дело с половину твоего кабинета будет. Завтра приедут москвичи и это дело заберут себе, а с нас будут требовать результат. Поляк тебе сейчас нужен? Мы хоть сутки с ним поработаем.
   - Забирай его со всеми потрохами. Документы на столе, чемодан возле двери.
  Оперативники зашли в кабинет. Увидев начальника ОБЭП Поляк расплылся в улыбке.
   - Какие люди и без охраны. Давно не встречались. Хоть с умным человеком побеседовать. С операми из розыска, о чем можно говорить. У них одно, вопрос-ответ. Чуть что не так, можно и по голове выхватить. Нет чтобы за жизнь поговорить, о здоровье узнать.
   - Сейчас и поговорим. Пошли ко мне. Куда ты знаешь. Чемоданчик свой прихвати. Здесь носильщиков нет.
  Дождавшись, когда они выйдут, Сергей подошел к окну. Открыл створку и только хотел прикурить, как услышал, что дверь заскрипела. Засунув сигарету в карман повернулся к двери. В кабинет зашли начальник отдела и мужчина, который пытался остановить оперативников на крыльце. Полковник показал рукой в сторону Голикова.
   - Товарищ генерал, это майор полиции, начальник отделения по борьбе с бандитизмом Голиков Сергей Михайлович.
   - Майор, это твои люди задержанного в вонючем мешке в отдел заводили?
   - Так точно, товарищ генерал.
   - Вы что, всех так задерживаете?
   - Вы когда в отдел заходили, видели эту толпу возле дежурной части?
   - И что?
   - Это люди которых задержанный кинул на деньги. Если бы его узнали, то даже вы не смогли бы его спасти.
   6
  
   - Хорошо, с этим недоразумением вопрос решили. Вам не стыдно ездить на таких автомашинах. Мало того, что тарахтит как трактор, так еще пороги, крылья гнилые. Проще выбросить на свалку.
   - Товарищ генерал, а вот эти вопросы вы задайте начальнику автохозяйства.
  Генерал повернулся к начальнику отдела.
   - Я чего-то не знаю?
   - Товарищ генерал, это еще было три года назад, до перевода сюда майора Голикова. Ребята задержали группу молодежи за серию нападений на круглосуточные магазины. Одним из организаторов был племянник начальника АТХ. Он ко мне подходил, просил за племянника. Я ему отказал. Он пообещал, что мы об этом пожалеем. Как мне потом сказали наши водители, наши автомашины внесли в особый список. О новых автомашинах, эти уже по два круга прошли как их нужно было списать, и о запчастях можно было забыть. У нас автомашины ездят не потому что, а вопреки. Водители их сами ремонтируют, запчасти опера где смогут, там и достают или покупают.
   - Разберемся. Майор, а вам телевизор не мешает.
   - Нет не мешает. В 16:00 по телевизору идет местная передача "Крим". Они нам несколько раз хорошо помогли. Люди общения с нами стараются избегать, а телевизионщикам выкладывают всю подноготную. Все в телезвезды стараются попасть.
   - Уговорил. Отдыхаете где, когда допоздна приходится работать?
   - На такой случай есть раскладушки.
   - Вот видите полковник, что значит хорошо организованная работа. Ничего лишнего что отвлекает от работы. Вчера посещал Заречный и Центральный отделы полиции. В Заречном зашел в кабинет к операм. Один на диване спит. Выхлоп перегаром, аж мухи падают. Второй сидит телевизор смотрит. Двое в нарды играют. Как на это будет реагировать гражданский, который пришел с заявлением. Ну что ж полковник, будем считать, что состоянием отдела я удовлетворен. С автохозяйством решим. Да, и разгоните эту толпу у входа. Всех сегодня все равно не успеете принять и опросить. Пойдемте полковник.
  Голиков вышел из кабинета в коридор вместе с начальством и зашел в соседний. В кабинете находился только Дмитрий Ильин.
   - Дима, где гвардия?
   - Отпустил перекусить. Что-то срочное?
   - Как сказать. На тебя готовят приказ о назначении на должность старшего опера. Скорее всего на этой неделе будет готов. На твое место я рекомендовал Савину Юлю.
   - Знаю такую. Толковая девчонка.
   - Придет, шефство над ней и возьмешь. Это так, для разогрева. Вот тебе бумажка. Маринка из кадров просила с автоподставщиками разобраться. Ее знакомых на деньги разводят. Здесь телефоны потерпевших и номер автомашины на которой жулики ездят. Были вчетвером. Украинский акцент. Сделаешь, будешь у Маринки любимчиком. Сам знаешь, кадры решают все. Не те что работают на земле, а те что бумажки на подпись готовят. По суточным сводкам посмотри, вроде что-то мелькало за последний месяц.
  Ильин встал из-за стола и прошелся по кабинету.
   - С Украины значит? Михайлович, пару дней назад, родственник, он работает на стройке прорабом, сказал, что в городе появилась группа. Вымогают деньги с украинцев, которые работают в России. Якобы на нужды АТО. У родственника половина строителей с Украины.
   - Ну и...
   - Платят. Родственники у них дома остались. Нациков боятся.
   - Думаешь, они?
   - Ничуть не удивлюсь. Они привыкли у себя беспределить. Решили, что и у нас прокатит.
   - Дима, сейчас первого, кто придет, сади за сводки. Сам съезди к родственнику. Тихонько со строителями пообщайся. К вечеру приготовь группу. Мне сейчас нужно с человеком встретиться, а после обеда хочу в СИЗО съездить. С Кодряну точки над "и" расставить.
   - Сделаем Михайлович, не переживай.
  Майор вышел из кабинета, подошел к своему, закрыл на ключ и вышел из здания. Взглянув на толпу, которую пытались уговорить разойтись, улыбнулся и сел в автомашину. Возле закрытого
   7
  
  
   городского кладбища, которое со временем оказалось в центре города, Сергей заехал на стоянку. Закрыв автомашину он прошел вглубь кладбища. Возле одной из могилок на мраморной скамейке сидел пожилой мужчина, опершись руками на трость с резной рукоятью. Голиков молча сел рядом. Мужчина, не глядя на него, кивнул головой в сторону памятника.
   - Прихожу сюда и всегда думаю о бренности нашей жизни. Видишь, жил человек, к чему-то стремился, кого-то любил. А потом раз и умер. Вскоре ушли те, кто его знал. И об этом человеке все забыли. Знаешь, Сережа, я ведь не поленился, в городском архиве покопался. Он был из купеческой семьи. Закончил ремесленное училище. Владел небольшим заводиком, где делали сеялки-веялки. Был меценатом. Это он открыл краеведческий музей. Писал неплохие стихи. В пятьдесят лет умер. Простыл на охоте. Двухстороннее воспаление легких. Умер в шестнадцатом году, а в восемнадцатом вдову и сына с дочерью убили какие-то отморозки. У тебя есть сын. Ты умрешь, он будет приходить на твою могилу. Может еще и внуки. Потом о тебе забудут. Тебя хоть недолго, но помнить будут. А я? Сейчас мне шестьдесят семь. Из них сорок четыре года я провел за забором. Жил как честный вор. Ни семьи, ни родственников. Сдохну, вспомнят пару зеков где ни будь на пересылке, что Сохатый ласты завернул. Мне ведь Сережа немного осталось. Саркома у меня. А ведь когда-то смотрел за зонами. Мог тысячи поднять на бунт. Но я тебя не за этим позвал. Извини старого. Ты же знаешь, что братва иногда приглашает третейским судьей. Обычно мое решение окончательное и обсуждению не подлежит.
   - На этот раз что-то пошло не так?
   - Да все не так. Ко мне Налим подошел. Кореш старый. В город зашли парочка крупных московских торговых сетей. Тем дашь палец, руку по самое плечо откусят. Налим на деньги Хмурого, тому еще полгода чалиться у хозяина, в каждом микрорайоне открыл по магазинчику шагового доступа, сеть автозаправок, туристическую базу. Оно вроде и Налима не касалось до поры до времени. Но те демпингом занялись. Мало того, попытались АЗС у него отжать. Налим к Сибиряку обратился. Тот с москвичей хороший куш имеет. Отношения с ними не захотел портить, скинул разбор полетов на меня. Позавчера у нас с москвичами стрелка была. Вроде все порешали. Думал, что краями разошлись. Но они оказались хуже шакалов. Сегодня рано утром охранник возле турбазы нашел труп Налима. Его бейсбольными битами забили. Сибиряк братву подтянул, ему кто-то и сказал, что начальник службы безопасности одной из московских фирм искал группу отморозков. Про АУЕ слышал. Вроде кого-то из них подтянули.
   - Слышал. Молодняк решивший хлебнуть блатной романтики.
   - Вот-вот. Романтики им захотелось. Решетки на окнах, стены в колючке. В ШИЗО зимой вода по стенам течет. Братва их не трогает, но и держит за клоунов. Сибиряк распорядился начальника СБ живьем закопать, а сопляков под нож пустить, как баранов.
   - Что-то я о Налиме в суточной сводке ничего не видел.
   - И не увидишь. Он же мусульманин, его нужно похоронить до заката. Родственники попросили ментам не сообщать
   - Значит, нужно ждать несколько трупов. Да и москвичи своего не простят. Если меня правильно информировали, то когда они заходят в город, то сначала начальниками СБ назначают кого-то из авторитетных братков, чтобы решить вопросы с братвой. А дальше, как кривая вывезет. Не удается договориться, зачищают неугодных.
   - Мне можешь не объяснять. Наслышан. Налима жаль. Он мне как-то раз жизнь спас. Я тогда смотрящим на зоне был. Пока в ШИЗО сидел, этап из Грузии пришел. Они решили зону под себя взять. Только из ШИЗО вышел, они на меня и наехали. Мы вдвоем с Налимом встали спина к спине и от семерых отбивались. Хотя и сами в больничку заехали, но и их уделали. Вот так. Сережа, а ты иди, я еще здесь посижу. Хоть и моросит, но здесь хорошо. Никто не ходит, не шумит, глаза не мозолит.
  Сергей попрощался с мужчиной и по дорожке прошел к автомашине. С Сохатым, в миру Афанасий Никифорович Сахно, судьба свела год назад. Он сам подошел к Голикову. Попросил помочь внуку друга. Того задержали по подозрению в нанесении тяжких телесных. Сохатый тогда рассказал, кто на самом деле подрезал потерпевшего. Как он сказал майору, что было время раскидывать камни,
  
   8
   а теперь пришло собирать. Майор сел в автомашину и проехал к отделу. Толпа возле отдела уже разошлась. Посидев в автомашине, выкурив сигарету, Сергей зашел в отдел. Заглянув в кабинет, где сидел Ильин, но того не было на месте. Сказав оперу, который возился с бумажками, что Дима появится, пусть зайдет. Ильин появился тогда, как только майор разложил на столе бумаги. Голиков хмыкнул.
   - Дима, ты в своем репертуаре. Докладывай, что накопали.
   - Парни пообщались с потерпевшим. Он сейчас заявление пишет. Сам съездил к родственнику. Судя по тому, что потерпевший сказал и что мне на стройке наговорили, это одни и те же отморозки. Строители сказали, что у них у всех есть стволы. Работяги было попытались права качать. Они одному ногу прострелили.
   - Почему в полицию не заявили?
   - Эти ублюдки из правого сектора.
   - Понятно.
   - Это еще не все. Один из строителей наш бывший коллега оказался, из наружки. Он их пропас до адреса. Рабочий поселок, улица Театральная 15. По прописке адрес пробил. Дом принадлежит командиру взвода ГИБДД Терещенко. Родом из Львова. Вот теперь вроде все.
   - Дима, что планируешь?
   - Закажем СОБР. Жуликам потерпевший вручит куклу. После того, как они ему отдадут автомашину, будем ласты заворачивать.
   - Куклу? Да ему за нее башку сразу отстрелят.
   - Михайлович, ну ты уж нас совсем за дебилов не считай. Помнишь, дагестанцев с фальшивыми баксами задерживали. Там даже эксперт в банке засомневался. Я пачку и прихватил для таких случаев.
   - Дима, ты аккуратнее с ними. Прокурорская проверка и встрянешь.
   - Не первый день работаю.
   - Дима, СОБР, это хорошо, но будет нужна наружка. Без нее мы как без рук.
   - Кто нам ее даст? Пришли такие хорошие. А ну, подать нам наружку. Мы о бандитах только адрес знаем, да и то не точно.
   - Начальник УВД еще здесь?
   - Когда в отдел заходил, дежурный сказал, чтобы по коридорам не шарахались. Начальник УВД еще здесь был.
   - Подожди здесь. Я к начальнику отдела.
  Голиков вышел из кабинета и прошел к кабинету начальника. Постучав в дверь, зашел. Генерал сидел на кресле начальника отдела, а полковник на приставном стуле возле т-образного стола.
   - Разрешите, товарищ генерал.
   - Вопросы ко мне, или к начальнику отдела?
   - К вам товарищ генерал.
   - Слушаю.
   - Товарищ генерал, вышли на группу которая занимается автоподставами. Сегодня один из потерпевших должен им передать деньги за возврат автомашины. Но это для них мелочи. Начали их пробивать, оказалось, что это залетные. С Западной Украины, члены правого сектора. Выбивают деньги с рабочих, граждан Украины. Говорят, что на нужды АТО. Вооружены. Наружкой нужно перекрыть пару мест. Место где будет передача денег и адрес возможного их проживания. Кстати. Хозяин дома, где они остановились, командир взвода ГИБДД. Родом из Львова.
   - Даже так. Сейчас решим твою проблему. И вот еще что. Окажут сопротивление, не геройствуйте. Валите на глушняк. Еще не хватало, чтобы они у нас по земле ходили. От прокуратуры прикрою. Сейчас к тебе люди подъедут, решите, как лучше это организовать.
   - Товарищ генерал, разработкой этой группы занимается капитан Ильин. Пусть с ним встречаются. Мне нужно будет отъехать в СИЗО. Уж очень интересный персонаж нам попался.
   - Кто такой?
   - Товарищ генерал, вам подробней начальник отдела расскажет. Он в курсе этой темы. Разрешите идти.
   9
  
   - Иди.
  Голиков открыл дверь и только вышел в коридор, как его остановил начальник отдела.
   - Михайлович, обожди. Ты о какой группе сейчас сказки рассказывал. Почему я только сейчас услышал.
   - Сергей Александрович, да я сам только недавно узнал. Доложить не успел. Это еще не все.
   - Михайлович, надеюсь, новость хорошая? Иначе ты меня до инфаркта доведешь. С утра день поганый.
   - Ночью Налима хлопцы из АУЕ битами забили. Заявления в полицию не будет. Его уже наверняка хоронят. Сибиряк распорядился убийц и заказчика на фарш пустить.
   - Что предлагаешь?
   - Товарищ полковник, мы ничего сделать не сможем. Не знаем ни заказчика, ни исполнителей. Останется только трупы подбирать.
   - Михайлович, я вот что думаю. Может и к лучшему, что с этими щенками люди Сибиряка разберутся. Остальные по норам забьются. Вся эта тюремная шелуха с них сразу слетит. Пусть идет, как идет. Все, иди.
  Начальник отдела скрылся за дверью, а Сергей прошел в свой кабинет. Димка стоял возле окна. Услышав скрип двери, он повернулся и взглянул на Сергея.
   - Михайлович, ну что?
   - Дима, сейчас люди подъедут, с ними все обговори. Я сейчас в СИЗО.
   - На задержание, вы с нами?
   - Ну куда же я с подводной лодки денусь. Сам съезди, место передачи денег посмотри. Затем план составишь, ознакомишь парней. Все, работай.
  Майор достал из кармана телефон и набрал Юльку.
   - Юля, привет еще раз. Такое дело. Я не смогу в кафе подъехать. У нас мероприятие на вечер намечается.
   - Михайлович, ты меня просто опередил. Я только телефон в руки взяла, вы звоните. Мы тоже не сможем собраться. Двойное убийство. Кто-то утром двум подросткам в подъезде горло перерезал. Хотя и не жалко. Те еще ублюдки, а раскрывать придется. Вся местная шантропа под ними ходила. Не только подростков избивали, но и взрослых. Запугали всех. В Заречном тоже подобное убийство.
   - Понятно. Юля, эти щенки сегодня ночью Налима битами забили. Слышала о таком?
   - Слышала. Один из авторитетов. Отмывал деньги Коли Хмурого, пока тот на зоне чалится.
   - Молодец. Сибиряк своим быкам приказал малолеток из АУЕ, которые Налима убивали, под нож пустить. Заказчика живьем закопать.
   - Кто заказчик?
   - Сие тайна великая есть. Юля, не знаю.
   - Значит, мы не в ту сторону копать начали. Думали, что кто-то, кого эти отморозки обидели. Вот значит почему нет ни одной зацепки. Никто ничего не видел, никто ничего не слышал.
  
  Сергей нажал на кнопку отбоя. Выйдя из отдела, остановился на крыльце. Выкурил сигарету. Сев в автомашину проехал к зданию "копейки". Как в народе называли колонию общего режима. На территории которой находилось здание СИЗО. На проходной сдав пистолет с сотовым телефоном прошел в СИЗО, где на первом этаже находился кабинет начальника оперативной части. Еще в коридоре было слышно, как Кузьмич распекает кого-то из подчиненных. Голиков пару раз присутствующий при его монологах, потом долго смеялся. Вроде и опером отработал полжизни, но такие рулады по фене слышал только в исполнении Кузьмича. Мало того, что он не понимал половины, что тот сказал, так молодежь только стояли и хлопали глазами. Улыбнувшись, Сергей зашел в кабинет. Кузьмич, взглянув на него, только устало махнул рукой.
   - Скройся с глаз моих.
  Стоящий перед ним на вытяжку молодой лейтенантик, облегченно вздохнул, с благодарностью посмотрел на Голикова и выскочил из кабинета.
   - Кузьмич, ты чего на него взъелся?
   - Сережа, представляешь, этот клоун решил проявить инициативу. У нас сидят двое грабителей.
   10
  
  Дед, ветеран войны пенсию получил. Пока от отделения связи шел, эти два ушлепка дали ему по голове и пенсию забрали. Сейчас друг на друга кивают, что я не я и лошадь не моя. Этот артист решил свести в одной камере и послушать, что они будут между собой говорить. А они сходу вцепились друг другу в глотку и давай душить. Конвой еле растащил. А ты чего нарисовался? Если бы было что интересное, сообщил.
   - Кузьмич, мне надо с моим клиентом поговорить. Спецом по банкоматам.
   - Без проблем. Я что хочу сказать. Интересный он кадр. В хату зашел, сразу со смотрящим о чем-то пошептался. Тот ему нары рядом с собой определил. Даже свой сотовый телефон дал позвонить. Хотя, никому до этого даже прикасаться не давал. Твой пассажир единственное сказал, что влип по- черному. Нужен грев. Общается только со смотрящим. С остальными даже не разговаривает.
   - А чего вы телефон не заберете?
   - Сережа, его телефон на кнопке стоит. Пару раз неплохо стрельнуло. Телефон, на который был звонок, пробили. Числится на каком-то таджике. У вас как? Установили кто такой этот Иванов Иван Иванович?
   - Пальчики стрельнули. Кодряну Михаил Семенович 1967 года рождения. Кличка Цыган. В местном розыске по Питеру. Подозревается в вымогательстве и похищении человека. По Интерполу в розыске за Финляндией. Тяжкие телесные со смертельным исходом и три банкомата. Мы его еще по России покатаем. Может еще где стрельнет.
   - Понятно. То-то он такой борзый. Сейчас приведут. Ты как, если вас одних оставлю. Их сейчас кормить должны. Нужно проконтролировать.
   - Без проблем.
  Кузьмич нажал на кнопку селектора и кому-то сказал, чтобы привели задержанного.
  Не прошло и пяти минут, как в кабинет, предварительно постучав в дверь, заглянул один из конвоиров. Кузьмич, вроде невысокий, худенький, но в СИЗО все старались ему на глаза не попадаться.
   - Что смотришь, заводи и свободен.
  Конвоир завел в кабинет коренастого мужчину, внешне похожего на цыгана. Темные, кудрявые волосы с сединой. Выйдя из кабинета, конвойный тихонько прикрыл дверь. Кузьмич пальцем показал мужчине на табурет, прикрученный к полу.
   - Располагайся. К тебе человек с разговором пришел.
  Дождавшись, когда мужчина сядет на табурет, головой кивнул в сторону двери и вышел, закрыв дверь на ключ. Сергей молча рассматривал сидящего перед ним задержанного. Тот через какое-то время не выдержал пристального взгляда и начал ерзать. Наконец он сорвался.
   - Начальник, тебе чего надо? Чего молчишь?
   - Да любопытно. Как такой опытный урка и засыпался на мелочи. Увидел машину ГИБДД и удирать начал. Нервишки лечить надо. Я, с парнями, которые тебя задержали, разговаривал. Они на тебя даже внимания не обратили, пока ты на газульку не надавил.
   - Начальник, ты свои нервы береги. О своем здоровье, сам как ни будь подумаю. Закурить лучше дай.
   - У тебя своих нет?
   - Есть. Но как комуняки говорили, что экономия должна быть экономной. Грев когда еще от братвы будет.
   - Ты, как, не вспомнил, свою фамилию?
   - Чем тебя эта не устраивает?
   - Цыган, на что ты надеялся? Ведь ты прекрасно знаешь, что твои пальчики не только в базе МВД, но и в Интерполе.
   - Начальник, не зря тебя братва Вороном прозвала.
   - Вороном? Первый раз слышу.
   - Да говорят, что если нарисовался на горизонте, то можно сидор собирать и в СИЗО очередь занимать.
   - Цыган, ты в Финке зачем мужика зарезал? Одно дело кражи, второе убийство. Тем более, что заграницей. Тебе наш самый гуманный суд впаяет по самое не балуй.
   11
  
   - Это еще доказать надо.
   - В Интерполе ставят в розыск, если преступление полностью доказано. Тебя подельники сдали. После убийства, ты в Россию рванул, а они остались. Когда их взяли, то они решили, что лучше у финнов, как на курорте по паре лет оттянуть, чем у нас пятнашку на строгаче.
   - Мы у этого лошары мызу сняли, недалеко от Хельсинки. Пацан один на видео засветился, когда банкомат брали. Его по телеку показали и награду назначили. Хозяин мызы, конь педальный, узнал его. Пришел к нам, типа, если мы ему премию в двойном размере отслюнявим, то он нас не сдаст. Это не я его убил, это его жадность убила.
   - Цыган, а ты в курсе, что тебя еще и Питер ищет?
   - А за каким чертом я сюда поперся? После того, как Васю Креста завалили, все как крысы по норам разбежались. Начальник, ты о Кресте слышал?
   - Нет.
   - Умница был. Везде свои люди были. Что в полиции, что в следственном комитете, что в ФСБ.
   - Если он такой умный был, то чего же его завалили?
   - Начальник, вот знаешь, где бы упасть, соломки бы подстелил. В ночном клубе замечание нарику сделал. Тот из травмата Кресту в голову выстрелил. В висок, почти в упор. Даже до больнички не успели довезти.
   - Деньги у кого там вымогал?
   - Заместителю главы администрации денежку занесли. Он должен был пробить участок для строительства. Участок ушел на сторону. Ему предложили деньги вернуть. Этот ушлепок хвостом вилять начал. К нему несколько раз подъезжали. Он видимо, решил, что бессмертный. Пришлось объяснить, что не прав.
   - Михаил, с братьями Смирновыми, тебя какой черт свел?
   - А вот это начальник табу. Я, честный вор. Своих не сдаю. То- что они там были, тебе еще доказать надо. Вот когда ты их поймаешь и разведешь как кроликов, тогда и поговорим. Я ведь не отказываюсь, что мое, то мое. Начальник, может, сигареткой угостишь?
  Сергей достал из кармана пачку сигарет и щелчком двинул ее по столу. Кодряну достал сигарету и прикурил. Хотел пачку толкнуть назад, но майор отрицательно покачал головой.
   - Оставь себе.
   - Благодарствую. Не откажусь.
  Дверь в кабинет без звука открылась. На пороге появился Кузьмич.
   - Михайлович, наговорились?
   - Пока да. Окончательно к согласию не пришли, но у нас времени еще много.
   - Задержанный Кодряну...
   - Я
   - Я распорядился чтобы тебе пайку оставили. Сейчас тебя в хату проводят.
  Кузьмич нажал на кнопку селектора и вызвал конвой. После того, как Цыгана увели, Кузьмич сел напротив Голикова.
   - Сережа, ну что?
   - Сказал то, что я и так знал. От подельников отморозился напрочь. Говорит, когда поймаешь, разведешь, тогда и будем разговаривать.
   - Может его в карцер определить?
   - Не стоит. Вчера с питерскими операми разговаривал. Они его пару раз на нары уже приземляли. За себя говорит, если доказуха есть. Подельников никогда не сдает. Они с ним и по- хорошему пытались договориться и под пресс пускали. Бесполезно.
   - В Питере он под кем ходил?
   - Да какой-то Вася Крест.
   - Слышал уже такую погремушку. Ты не спеши. Сейчас в своих талмудах покопаюсь.
  Кузьмич открыл сейф и достал из сейфа несколько толстых папок. Отложив несколько папок в сторону, одну придвинул к себе. Развязав тесемки нашел нужный лист бумаги и протянул его Голикову.
  
  
   12
   -Здесь биография Креста. Может пригодится. Да я тебе и на словах могу сказать. Крестовский Василий Яковлевич. 1959 года рождения. В семьдесят восьмом осужден к пятнадцати годам за нападение на инкассаторов. Двоих подельников, те постарше были, приговорили к высшей мере наказания. Его пожалели. В лагерях всегда был в черной масти. Перед окончанием срока получил воровскую корону. Обосновался в Питере. Сколотил бригаду из спортсменов и военных. Тогда сам знаешь, Меченый много воинских частей под нож пустил. Начинали с ларьков. Дальше-больше. Группа была небольшая, мобильная. Работали по всем районам Питера, но не зарывались. Крест живой?
   - Креста в ночном клубе застрелили.
   - Шакалу, шакалья смерть. Правда, говорят собаке, но собак грех обижать.
   -Кузьмич, у тебя что, на каждого авторитета досье есть?
   - На всех нет. Но те, кто попадали в поле моего зрения, есть.
   - Что, уже попадал?
   - Было дело. Еще Павел Иванович одного к нам на нары определял. За что, не помню. Давненько уже было. Черт, совсем старый стал. Забыл. Крест наш земляк. Березовский район, село Озерное. Вроде как у Креста там дом остался. Сережа, на твоем месте, я бы туда съездил, проверил. Если Цыган адрес знает, то и подельники там могут отлеживаться. Ведь какого-то черта его сюда принесло.
   - Завтра займемся. Спасибо Кузьмич. Побегу.
   - Сережа, так может по чайковскому.
   - Знаю я твой чаек. После него глаза на лоб лезут. Некогда мне Кузьмич. Операцию нужно подготовить для твоих новых постояльцев.
   - Куда вы их скирдуете? У нас уже мест нет. Ладно, удачи.
  Попрощавшись майор зашел на проходную, получил пистолет с сотовым телефоном и прошел к автомашине. Взглянув на серо-свинцовое небо поморщился. Ни одного просвета. Опять заморосил мелкий нудный дождь. Листья на деревьях, чувствуя скорую гибель, начали краснеть, желтеть. Покидая родные корни. Голиков еще раз взглянул на небо, вздохнул и сел в автомашину. Возле небольшого кафе, он остановил автомашину. Взглянув на часы, которые ему вручил министр МВД. Но толи кто-то нагрелся на этом. Толи Сергею с часами не повезло. Через каждые два-три месяца отдавал в ремонт. Время позволяло. Голиков зашел в кафе. Наскоро перекусив, расплатился, сел в автомашину и проехал к отделу. Поднявшись к себе, достал карту района и расстелил на столе. Найдя Озерное, где ни разу не пришлось бывать, поморщился. От районного центра до села тридцать километров грунтовки. После дождя, если и добираться, то только на тракторе. Да еще и не факт, что братья окажутся в поселке. Достав из стола телефонный справочник, позвонил в Березовский отдел. Дежурный снял трубку и слышно было, что положил ее на стол. Лишь через несколько минут взял ее и недовольным голосом представился.
   - Дежурный отдела полиции старший лейтенант Иванов.
   - Лейтенант, тебя из ОБОП беспокоят. Майор Голиков.
   - Товарищ майор, извините, сразу не ответил. С потерпевшим разбирались. У него поросенок стену выломил в стайке и убежал. Он пришел заявление на соседа написал. Участковый сходил, посмотрел, а там следы только поросенка.
   - Лейтенант, да мне это как-то не интересно. Мне с участковым по Озерску пообщаться нужно.
   - Так вот он стоит. Он у нас один на пятнадцать деревень.
   - Это как так?
   - У нас деревни одно название. Единственное в Озерске около тысячи живет, а в остальных дай бог, если около сотни жителей.
   - Давай участкового.
   - Старший участковый майор Махмудов.
   - А по имени?
   - По имени все равно не выговоришь. Все меня Аликом кличут.
   - Алик, ты в Озерске всех знаешь?
   - Знаю. Сам родом оттуда. Кто интересует?
   13
  
   - Крестовский Василий.
   - Вася Крест. Одноклассничек мой. Только после школы он в бандиты пошел, а я в милицию. Всегда ему говорил, что плохо закончит. Меценат наш. Церковь восстановил, клуб.
   - У него там никакой фазенды нет?
   - Вот уж точно, фазенды. Себе и сестре особняк отстроил.
   - Алик, посторонние у него на фазенде не появлялись?
   - Постоянно кто ни будь отсиживается. Я, вашим в УУР звонил, чтобы по розыску пробили. Ни разу не перезвонили. Им не надо, а мне тем более. Главное, что документы в порядке. У нас интернета нет. Сотовая связь не работает. По базе розыска только по запросу пробивают.
   - В последнее время там никто не появлялся?
   - Было такое. Недавно трое нарисовались. Документы проверил. Сейчас двое осталось. Братья-близнецы. Третий, говорят, в Питер вернулся.
   - Они сейчас там?
   - Сегодня с утра в Озерске были.
   - Начальник розыска далеко.
   - Говори, что нужно. Все равно к нему иду.
   - Задержать их нужно. Подозреваются в краже банкомата. Одного гаишники приняли, а эти в другой автомашине были. Их проморгали.
   - Обрадую начальника. Засиделись хлопцы. Это им не поросят искать. Из Озерска они никуда не денутся. Оттуда одна дорога. С одной стороны, озеро, гектара четыре, а вокруг болото. Да и после дождей им не выехать. Дорога щебенкой отсыпана, но километра три болотина. Сколько туда щебня не сыплют, по весне, как в прорву все в землю уходит.
   - Предупреди своих. Наверняка у них стволы есть. Желательно живыми взять. Вопросов к ним много имеется. Примете, отзвонитесь. Ребят с утра отправлю.
   - Заметано.
  Сергей положил трубку. Свернул карту и засунул ее в стол. Взглянув на часы, подошел к кабинету оперов. Ильин стоял возле кабинета, разговаривал с кем-то по телефону. Договорив, он довольно улыбнулся.
   - Михайлович, пока все в масть, в масть козырную, может быть в бубну. Бегунки отзвонились. Вокруг дома гаишника высокий забор. Доски пригнаны так, что даже щели нет. Но видно крышу джипа. Во дворе мангал дымит. Похоже шашлыки жарят. Парни говорят, что чуть слюной от запаха не подавились. Во дворе разговаривают на мове. Но кто не видно.
   - На место передачи выезжал?
   - Да. Даже план накидал. Давай с ним ко мне.
  Голиков развернулся и прошел в свой кабинет. Дмитрий зашел в свой кабинет, взял план и прошел в кабинет Сергея. Положив лист бумаги на стол, разгладил его и придвинул майору.
   - Рассказывай, что надумал.
   - Микрорайон Водников. В середине микрорайона парк Космонавтов. Парк небольшой. Двести метров на двести. В центре парка памятник Гагарину. Для автомобилей есть лишь одна дорога с односторонним движением. Как раз мимо памятника. Дорога узкая. Если какая машина и развернется, то только Ока. Стрелка возле памятника. Думаю, так. Встречаются, передают потерпевшему ключи от автомашины, получают деньги. Говорят, где стоит автомашина. На выезде из парка кидаем шипы и задерживаем.
   - Дима, это понятно. А если они терпилу посадят к себе в автомашину. Проедут с ним к круглосуточному обменному пункту. Такой кстати есть, сам видел. Проверят баксы, а это фальшивые.
   - Скажем потерпевшему, чтобы ни под каким видом не садился в автомашину.
   - Можно, конечно. Но посмотрел бы я на тебя, если в бок пистолет воткнут. Сядешь ты в автомашину или нет.
   - Не подумал. Михайлович, а ты что предлагаешь?
  
  
  
   14
   - Нужно, чтобы потерпевший как-то маякнул, что деньги передал. Если в автомашину посадят, нужно будет создать ситуацию, чтобы они вышли из автомашины. На улице они стволами махать не будут.
   - Жучек?
   - А если обыщут?
   - Михайлович, от жизни отстаешь. Еще в УБОП знакомый старшим опером работал. Вышел на пенсию, открыл детективное бюро. Видел у него шпионский чемоданчик. Там есть микрофон, вмонтирован в часы. Работает только на передачу. Радиус действия правда небольшой, метров двести.
   - Нам хватит. Дима, ты прикинь три варианта. Первый, у памятника они разбегаются. Берем на выезде из парка. Второй, если они поедут в обменник. Третий, если они потерпевшего отвезут к автомашине и там высадят. Самое поганое, это обменник. Там придется работать на авось. Пока так. Сейчас к своему знакомому и часы сразу отвези терпиле. Пусть сразу на руку оденет, привыкает. А то будет на них коситься. И на будущее Дима. Никогда не считай жуликов тупее себя. Этому еще меня мой первый начальник розыска учил. А вскоре я на этом ожегся. В начале девяностых у нас группа образовалась. Отрабатывались сначала по мелочи. Где бутылку, где сотню. И как-то до них дошла информация, что один комерс с водителем, на Газельке едут в город за товаром. На трассе их остановили. Машину загнали в лес. Бросили там. Мужиков завалили и в лесу прикопали. Все четверо уверенно показали место где закапывали. Поляну всю перекопали, а трупов нет. Жулики на суде в отказ пошли. Мол их опера заставили убийство на себя взять. А нет тела, нет и дела. У нас отдел полгода трясло. То гестапо, то прокуратура, то следственный комитет.
   - Михайлович, а куда трупы делись?
   - Это я уже здесь узнал. Когда организатору дали пожизненно. Он на своих подельников не очень надеялся. Ночью приехал и трупы перепрятал. Ну и вместе с подельниками мозги нам выносил.
   - Михайлович, ну что, я пойду. Да, вот еще что. Сейчас командир дежурного отделения СОБРа должен подойти. Ты ему на пальцах объясни, что к чему.
  Дмитрий вышел из кабинета. Сергей придвинул к себе план сквера и еще раз внимательно посмотрел на каракули. В дверь постучали и в кабинет заглянул Алексей, командир отделения СОБР.
   - Леха, чего стучишься? Заходи, располагайся ближе к столу.
  Алексей взял стул и придвинул его к столу.
   - Михайлович, надеюсь, ты своим привычкам не изменил. Ничего, если закурю.
   - За сейфом пепельницу возьми.
  Достав из-за сейфа пепельницу, Алексей достал из кармана сигарету и прикурил. Затянувшись дымом, взглянул на Голикова.
   - Теперь выкладывай.
   - Группа из четырех человек. Залетные. Из ближайшего зарубежья, с Украины. Судя по информации из карательных батальонов, типа Азова, Айдара. Вооружены. Стволы видели у всех, но может травматика. По крайней мере один точно боевой. На нужды АТО вымогают деньги. В восемь часов у них стрелка с потерпевшим. Микрорайон Водников. В парке у памятнику Гагарину. Вот план.
  Алексей, не глядя на план, рассмеялся.
   - Михайлович, ты же знаешь, что я с двухтысячного в отряде. Микрорайон Водников сдали в пятом году. И у жуликов как медом намазано. В год раза по четыре их у Гагарина принимаем.
   - Объяснять тогда не надо, где это. Значит, нашим проще. Леша, задерживать будем, когда потерпевший отдаст деньги и ему вернут ключи и документы на автомашину. Доказательств нет, пока только слова.
   - Наши действия?
   - Если все пойдет как нужно. Он передает им деньги, они его оставляют и выезжают. Задерживаем на выезде. Худший вариант, если жулики садят его в свою автомашину и едут к круглосуточному обменному пункту. Баксы фальшак. Так что, вот так как-то.
   - Михайлович, да ты не переживай. Там тоже приходилось работать. Кстати, ты в курсе, что у меня два бойца из Киевского Беркута. Вот парни обрадуются землякам.
   15
  
   - Вот еще что. Начальник УВД сказал, чтобы принимали жестко. В случае вооруженного сопротивления, валить наглухо. Говорит, что не хочет, чтобы у него служба начиналась с похорон сотрудников.
   - Что, так и сказал?
   - Так и сказал. Знаешь, хотя мне с Центрального отзвонились, сказали, что очередной дуболом, но мне так не показалось. В тему въезжает сходу.
   - Значит, надолго не задержится. В Москве уже кресло готовят.
   - Скорее всего, так и есть.
   - Михайлович, ну я погнал.
   - Гонят гусей на водопой, а ты иди.
  Алексей усмехнулся и вышел.
  Сергей взглянул на часы. До встречи потерпевшего с вымогателями еще было три часа. Закурив сигарету, подошел к окну . Самое поганое, это ждать и догонять. Докурив сигарету, положил окурок в пепельницу и сел за стол. Достал из сейфа наблюдательное дело на Сибиряка и положил на стол. Раскрывать не стал. Он и так знал наизусть каждую подшитую бумажку. Задумавшись, он на автомате опять достал сигарету и закурил. Что-то в последнее время в городе шло не так как должно. Какая-то разбалансировка. Такое мнение складывалось, что Сибиряк ослабил вожжи над криминалитетом и пустил все на самотек. Нет, жулики его уважали, считались по- прежнему. Но и только. Еще полгода назад никто бы и подумать не мог, что какие-то молодые отморозки могут забить уважаемого в блатном мире человека. И о том, что в городе появилась бригада залетных вымогателей и работают на его территории месяц, он не мог не знать. Да и в последнее время количество преступлений начало расти. Пусть по мелочи, но как говорят, что театр начинается с вешалки. Придвинув к себе дело, Голиков начал перелистывать страницы, машинально просматривая текст. Перелистав, отодвинул папку в сторону. Что-то его зацепило, но что, он и сам пока не мог понять. Открыв папку, он нашел справку со списком акционеров-нефтеперерабатывающего завода. Пять человек, которые даже не знали о том, что являются совладельцами самого крупного НПЗ. За их спинами стояли другие люди, воры в законе, поверившие Сибиряку. Через черточку напротив мнимых акционеров стояли настоящие фамилии вершителей судеб. Из стола Сергей достал список известных воров в законе и начал смотреть по спискам, сравнивая их. Вот оно. Кажется, нашел. За прошедший год в живых остался только Сибиряк. Самое интересное, что все скончались двое от инфаркта, один от инсульта, один от передозировки. Самый молодой, Костя Сахалинский, на яхте вышел в море, на рыбалку. После чего ни Кости, ни яхты больше уже никто не видел. Единственным владельцем пакета акций, который не принадлежал государству, остался Сибиряк. Либо, подошла его очередь примкнуть к сонму воров, продавших душу дьяволу. Либо, продать акции заезжему купцу, свалить на необитаемый остров и сидеть не отсвечивая всю свою оставшуюся жизнь. Вот тогда становилось понятно, почему Сибиряк перестал обращать внимание на свою империю. Когда своя жизнь на кону, как-то другое мало заботит. Вот над этим стоило подумать. Обычно у жуликов, смена власти закрепляется свежей алой кровью. Как правило, выживает сильнейший, либо хитрейший. Стук в дверь прервал размышления Сергея. В кабинет заглянул улыбающийся Дмитрий.
   - Чего лыбишься?
   - Михайлович, часы потерпевшему передал. Работу проверили. Все работает четко. Если между передатчиком и приемником нет помехи, вроде бетонных плит, дальность приема метров пятьсот.
   - Нам хватит по за глаза. Время сколько?
   - Семь.
   - Вот пуля пролетела и ага. Даже не заметил, как два часа прошло. Вот что значит старость. Не зря старики говорят, что в понедельник лег спать, а проснулся, уже воскресение. Оказывается, недели как не бывало. Все. Собирай ребят, выдвигаемся. Нужно осмотреться на месте. Сколько парней берешь?
   - Вы пятый. Ну и две автомашины.
   - Так у нас УАЗ в ремонте.
   - У экономистов выпросил. Они нам за Поляка должны.
   16
  
  Сергей вышел из отдела. Возле крыльца стояла пассажирская Газель и два жигуленка. Парни из СОБРа и опера сидели в курилке. Голиков подошел к ним.
   - Ну все, парни, по коням. Леша, радиостанцию на свою частоту настрой и нам в автомашину одну дай. Дожили. У нас в отделении рации, которые еще в УБОП списали. Зарядку держат всего полчаса.
  Алексей усмехнулся, достал из кармана на разгрузке радиостанцию, включил ее и протянул Голикову. Расставив автомашины по территории, Голиков взглянул на часы. До встречи оставалось еще двадцать минут. Оставалось только ждать. Минут через пять ожил сотовый телефон, лежащий на передней панели. Как будто почувствовал его нетерпение. Номер абонента не высветился.
   - Слушаю.
   - Автомашина выехала. Пока только двоих видим, которые спереди сидят. Машина, кроме лобового, вкруговую затонирована.
   - Понял, ждем.
  Сергей взял радиостанцию и нажал тангенту.
   - Леха, началось движение.
   - Понял. Ждем.
  Сергей взял сотовый и набрал Дмитрия.
   - Дима, началось. Выпускай потерпевшего. Минут пять подождет, не сахарный, не растает.
  Как по заказу дождь перестал моросить и между свинцовыми тучами начало проглядывать солнце. Сергей сцепил пальцы рук в замок и не отводил взгляд от циферблата автомобильных часов. Ровно в восемь зазвонил сотовый. Сергей взял его и нажал на кнопку.
   - Слушаю
   - Заехали в парк. Двигаются в сторону памятника. В автомашине пять человек.
  Сергей перезвонил Дмитрию.
   - Дима, началось. Ты телефон не отключай, сделай чтобы я разговор слушал.
  В трубке сначала был слышен только шорох. Затем раздался скрип тормозов и открылась дверца автомашины.
   - Слышь, лошара, сюда иди.
   - Я думал, что вы не приедете. Уже полчаса вас жду.
   - Твои проблемы. Стрелу на восемь забивали. Бабки принес.
   - Принес.
   - Сюда давай. А говорил, что денег нет.
   - Тесть месяц назад дачу продал, а деньги в баксы вложил. Пришлось у него занять.
   - Мне без разницы, занял ты или кого-то ограбил. Гуцул, проверь. А то может фальшак подсунул.
   - Ганс, все путем.
   - Ребята, а с машиной что?
   - Держи ключи и документы. Автомашину заберешь на платной автостоянке у областного ГАИ. Номера скручены, в багажнике лежат. Все, вали отсюда.
   Дверца автомашины закрылась и раздался шелест колес. Голиков взял радиостанцию.
   - Леха, срослось. Деньги взяли. Задерживаем.
  Жигули, в которых сидел Голиков сорвалась с места и заехала в парк. На выезде из парка, дорогу джипу перегородила Газель, а сзади подперли Жигули с операми. Только из Газели начали выпрыгивать собровцы, как стекла в джипе опустились и на асфальт упало четыре пистолета. Сидевшие в автомашине мужчины выскочили из нее, дружно заложили руки за голову и повернулись лицом к ней. Бойцы СОБРа сначала даже растерялись, приостановив бег. Но вбитые за годы тренировок навыки работают уже на подсознании. Обыскали задержанных и застегнули на них наручники. Алексей подошел к Голикову.
   - Михайлович, это что сейчас было?
   - Не знаю. Бойцы, приведите одного сюда.
  Взяв за шиворот одного из задержанных подвели к Голикову.
   - Это что за клоунаду вы устроили?
  
  
   17
  
   - Господа полицейские, если бы мы начали стрелять, то в автомашине уже было пять трупов. Драться с вами, для здоровья чревато. Под Беркут мы попадали, но о том, как работает ваш СОБР, наслышаны. Наши беркутята по сравнению с вашими, как щенки беззубые. А то что срок получим, так это ерунда. Максимум через год, наши на Донбассе прихватят пару мальчишей -кибальчишей, и обменяют на нас.
   - Пятый с вами, гаишник.
   - Черт он, а не гаишник. Все рассказывал, как с водил бабки снимает. На его россказни и повелись. Решили денег на халяву срубить. Родственником не был бы, этому дятлу башку бы открутил.
   - Леша, все грузите их. Дима, задокументируйте здесь. Я с ребятами.
  Жигуль, в котором сидел майор, в сопровождении Газели подъехали к зданию отдела. Возле крыльца стояли два темно-серых микроавтобуса. На крыльце стояли начальник отдела и незнакомый мужчина. Все движения которого напоминали ленивые движения льва. Сергей подошел к Газели, из которой начали выгружать задержанных. Мужчина, стоящий рядом с полковником, спустился с крыльца и подошел к Голикову.
   - Майор, мы их забираем.
   - А ты, кто такой, чтобы забирать?
   - Начальник антитеррористического центра ФСБ.
  Мужчина достал из кармана удостоверение и показал его Сергею. Тот взглянул на начальника отдела. Полковник устало кивнул головой. Мужчина взмахнул рукой и из микроавтобусов вышли человек шесть одетых в черную униформу и масках на лицах. Оттеснив собровцев в сторону, загрузили задержанных в свои автомашины. Рассевшись по автомашинам, они уехали. Алексей повернулся к Сергею.
   - Михайлович, сегодня что за клоунада. Решили нас проверить как работаем?
   - Пойдем, с шефом поговорим. Сам понять не могу, что происходит.
  Вдвоем они подошли к начальнику отдела.
   - Товарищ полковник, что за танцы святого Витта?
   - Михайлович, вопросы не ко мне. Из ФСБ шифрограмма пришла, что на территорию России, после окончания курсов диверсантов, заехали пять групп. Цели: диверсии, вербовка владеющих государственной тайной. Попутно, сбор денежных средств у граждан Украины, работающих в России. Это, даже если с каждого взять по рублю и то, несколько миллионов. Я им сообщил, но они приехали к шапочному разбору.
   - Ну что скажешь? Молодцы. Если бы мы встряли, они ни при чем. А так белые и пушистые. Можно на кителе дырку под орден сверлить.
   - Михайлович, да ты не психуй. Может так оно и лучше. Представляешь сколько бы головняков было, если бы в последствии вскрылось, что это выпускники диверсионной школы.
   - Товарищ полковник, Ильин на месте задержания остался. Машину обыскивают.
   - Знаю. Они уже подъезжают. На месте старшие братья работают. У них там чуть до стрельбы не дошло. Хорошо, что Димка догадался мне позвонить.
   - Все, я тогда парней распускаю. Пусть отдыхают.
   - Распускай. Сергей, завтра к одиннадцати нас в УВД вызывают. Совещание у генерала. Собирает начальников отделов, начальников криминалки и начальников розыска.
   - Всем сестрам по сережкам?
   - Примерно так.
  Полковник спустился по ступенькам, сел в служебную Волгу, которая тихо урча, выехала со стоянки.
  Алексей подошел к своим бойцам, что-то им сказал и те недовольно ворча потянулись за ним. Двухэтажное здание СОБРа находилось за зданием ОБОП. Голиков подошел к операм, с которыми приехал. Один что-то попытался спросить, но майор лишь махнул рукой. Дождавшись Дмитрия, который выскочил из автомашины, как черт из ладанки, Сергей засмеялся.
   - Дима, не стучи копытами. Меня тоже поставили перед фактом. Эти черти оказались выпускниками разведывательно-диверсионной школы службы внешней разведки Украины.
   - А этим то что здесь надо? Была пара заводов, которые на оборонку работали. Так их еще в девяностых младореформаторы кончили.
   18
  
   - Не забывай о НПЗ.
   - Да, круто было бы, если бы они его взорвали.
   - Дима, все, давайте по домам, отдыхайте.
  Сергей повернулся и прошел в дежурную часть. Дежурный с кем-то разговаривал по телефону. Увидев Сергея прервал собеседника.
   - Обожди, Голиков сам пришел. С ним разговаривай.
  Протянув трубку телефона Сергею, сам отошел в сторону.
   - Слушаю, майор Голиков.
   - Начальник розыска Березово, капитан Захаров. По вашей просьбе в Озерске пытались задержать братьев Смирновых.
   - И...
   - Петра взяли, когда он в магазин за водкой пошел. С собой у него был травмат. Евгений засел в замке Крестовского и начал отстреливаться из карабина. Может, у вас в ОБОП к такому привыкли, но у нас это первый раз за мою практику. Пришлось его ликвидировать.
   - Ваши не пострадали?
   - Участковому плечо прострелил.
   - Капитан, завтра к тебе парни с утра выедут.
   - Смысла нет. Завтра с утра едем к вам на совещание. Сами привезем.
   - Буду только благодарен. Завтра и встретимся. Поляна с меня.
   - Заметано.
  Сергей положил трубку и повернулся к дежурному.
   - Я сейчас домой. Если что, на телефоне.
  Голиков зашел на кухню. Взглянув на стоящую посреди стола тарелку с остатками вчерашнего пиршества, склизкими, остывшими пельменями, поморщился и убрал тарелку в холодильник. Сентябрь у Сергея был месяцем пельменей и китайской лапши. Так уж повелось, что он брал отпуск в мае. Уезжал к теще в деревню. Огород, грядки, посадки. В сентябре с женой они менялись местами. Заготовка, засолка. Когда сын жил с ними, то они готовили по очереди. Но после того, как он закончил институт, ему предложили работу в другом городе. Взяв сигарету и кружку с кофе, вышел на балкон. Открыв створку окна, не успел сесть в кресло, как на подоконник сел вчерашний черный ворон. Положив корочку хлеба на подоконник, вальяжно отошел в сторону. Голиков улыбнулся. Зашел на кухню и взял из хлебницы печенье. Выйдя на балкон положил его рядом с корочкой, а корочку хлеба положил на журнальный столик. Ворон пару раз каркнул, толи поблагодарил, толи рассмеялся. Взяв печенье в клюв, спланировал на землю. Серое, осеннее марево рассеялось. И солнышко, как будто почувствовав, что ему осталось немного, сияло в полнеба. Лужи на тротуаре, после ночного дождя, блестели как зеркало. Рыжий кот Васька, лежал возле мусорных баков, подставив лучам солнца, несущим тепло, свой живот. Вчерашние вороны, которые загнали его в куст акации, прыгали рядом с ним, не обращая на него внимания. Докурив сигарету, Голиков закрыв дверь в квартиру вышел из подъезда. До автомашины он не успел дойти, как его остановил сосед.
   - Серега, привет.
  Сергей поздоровавшись, вопросительно кивнул головой. С соседом они почти не общались, так здравствуй и прощай.
   - Серега, тут такое дело. Может и зря к тебе обращаюсь.
   - Не мнись. Говори, как есть.
   - Помнишь, я тебе говорил, что у нас в кооперативе мужик гараж в аренду сдает.
   - Было такое.
   - Месяц назад его два синих клоуна арендовали. На это как-то сначала и внимание не обращали. Пол России сидевших. По ночам мы вместо сторожей по очереди дежурим. Так вот, они на своей чахотке заехали в гараж под утро. У них Субарик старенький. Были в гараже минут пятнадцать. Когда уехали, я на обход пошел. Когда мимо их гаража проходил, слышу, вроде кто-то стонет. Остановился, тишина. Думаю, показалось. Дальше пошел, а в гараже что-то упало и вроде опять кто-то застонал. Я, еще минут пять стоял, слушал. Тихо.
   19
  
   - Так может они уже вернулись в гараж?
   - Нет. Днем там сторож сидит. У нас ночью пару гаражей вскрыли. Вот и приходится дежурить. С сторожем договорился, что если те два ухаря появятся, он мне перезвонит. ГСК-2, гараж 45.
  Голиков достал из кармана визитку и протянул собеседнику.
   - Держи. Если что, сразу мне звони. Сейчас парней отправлю, пусть проверят.
   - Идет.
  Сергей кивнул головой, сел в автомашину и проехал к зданию отдела. Закрыв автомашину поднялся на этаж и заглянул в кабинет Ильина. Тот спал сидя на стуле, положив под голову на стол бушлат.
   - Подъем. Все на свете проспишь.
  Дмитрий поднял голову.
   - А, Михайлович. Слушай, мы ночь не спали. Шеф сказал тебя не поднимать. Что с утра этим делом займешься.
   - Что случилось?
   - Вчера, около десяти часов вечера, двое в масках похитили генерального директора ООО "Умный дом" Михайлова.
   - Это тот, который половину города на квартиры кинул. Если он, то ничуть не удивлюсь.
   - Он самый. Вышел из ресторана, ему на глазах прохожих дали по кумполу, закинули в багажник и уехали. Машину нашли в паре кварталов. Машина в угоне, все протерто тщательным образом.
   - Дима, парни уже разошлись?
   - Нет, здесь еще.
   - Дима, нужно проверить ГСК-2, гараж 45. Возможно его там держат. Но это так, пятьдесят на пятьдесят. Сорока на хвосте принесла. Хозяин гаража сдает его в аренду. Сейчас сам на вахте. Возьми пару человек. Если пустышка, то по домам, отдыхайте.
   - Слушаюсь, мой сеньор. Михайлович, вот уйдешь ты на пенсию, что мы делать без тебя будем? Всю ночь завихрялись, ты пришел, типа, съездите проверьте. Может действительно стрельнет? Ну все, мы поехали.
  Сергей зашел к себе в кабинет. Выкурив сигарету, налил кружку кофе. Только сделал пару глотков, как раздался телефонный звонок.
   - Слушаю, Голиков.
   - Михайлович, из Березовского райотдела подъехали. Говорят, что задержанного тебе привезли.
   - Сейчас спущусь.
  Сделав большой глоток горячего кофе, Сергей поперхнулся и выплюнул жидкость в урну, стоящую под столом. Выйдя из кабинета, спустился на первый этаж. Дежурный, увидев его, рукой показал в сторону выхода. Голиков вышел на крыльцо. В начале стоянки стоял старенький УАЗ, возле которого присев на металлическое ограждение сидел седой, полноватый мужчина в форме майора полиции, разминая в руках папиросу. Сергей подошел, поздоровался. Майор устало улыбнулся.
   - Голиков?
   - Собственной персоной.
   - Начальник Березовского РОВД майор Тимофеев Григорий Федорович. Думал, что ты помладше будешь. На подведении итогов за год посмотрел, вроде молодежь, а все с большими звездами. Мне такие и не снятся.
   - Главное, что не рубиновые, как на Кремле.
   - Сергей Михайлович, мы тебе пассажира привезли. У вас все такие отмороженные?
   - Всякие попадаются. Что у вас случилось?
   - В нашем крае озер, болот, непуганого зверя, грибов и карася, самое страшное преступление, когда кто ни будь нажрется самогонки, да потом рожу соседу разобьет. Тот заявление напишет, затем через пару дней вместе напьются и придут отказ писать, что сам упал и о землю приложился. Хорошо, что заставил моих балбесов броники надеть. Не каждый день с ОБОП просят жуликов задержать. Одного, можно сказать, случайно взяли. Подъехали к магазину за сигаретами, а тот сам на них вышел. Схватился за травмат, ему прикладом от автомата и прилетело. Второго тоже решили на дурака взять. Толпой сунулись, а тот из карабина палить начал. Участковому в грудину зарядил.
  
   20
  
   Хорошо, что в бронике был. Только ребро сломало. Пока патроны были, стрелял во все что движется. Когда патроны закончились, крикнул, что какого-то Турка он убил, что брат не при делах. После чего последним патроном застрелился. Вот как-то так.
   - Петр как?
   - Истерит.
   - Григорий Федорович, выгружайте свое чудо, да пойдемте ко мне в кабинет. Чайковского погоняем. На совещание еще рано.
  Тимофеев махнул рукой. Из автомашины вышел высокий, широкоплечий мужчина с улыбкой до ушей. Он подошел, поздоровался с Сергеем. После чего открыл багажник УАЗа и вывел парня лет двадцати, спортивного телосложения, светло -русые волосы и узкие, слегка раскосые глаза. Застегнув наручники, начальник розыска вопросительно кивнул головой. Голиков махнул рукой в сторону крыльца. Вчетвером они поднялись на крыльцо и зашли в здание. Сергей подошел к дежурному и попросил на время закрыть задержанного в камере. Тот отвел задержанного в камеру. Голиков, начальник Березовского отдела и начальник розыска поднялись в кабинет. Сергей долил чайник. Вот уж что-что, а операм, есть, о чем поговорить. Разговор прервал телефонный звонок. Голиков взял трубку, взглянув на номер телефона абонента.
   - Дима, слушаю.
   - Михайлович, всех приняли. Потеряшку и похитителей. Повезло. Только подъехали, а они гараж открыли и в него заходят. Даже замки не пришлось срезать.
   - Дима, давай всех сюда. Кого ни будь из парней оставь. Пусть следака дождется. Гараж осмотрят. Дима, если устали, пусть вас подменят. Сами можете отдохнуть.
   - Михайлович, вот тут ты не угадал. Мы уже проветрились, сон улетел в даль голубую. Так что, мы уж их до конца добивать будем.
   - Как скажешь. Сейчас я на совещание в УВД, когда освобожусь, не знаю. Води рукой сам.
  Взглянув на часы, Голиков развел руками.
   - Все, мужики, по коням. Сейчас будем слушать нудную лекцию, как нужно раскрывать преступления.
  Совещание, на удивление, на долго не затянулось. Присутствующий на совещании заместитель губернатора представил нового начальника УВД, после чего извинившись, ушел. Начальник УВД подошел к трибуне и поправил микрофон.
   - Так, товарищи офицеры. Поговорим о делах наших скорбных. Начнем с кадров. Почему кроме ОБОП и Березовского райотдела, которые укомплектованы полностью, в остальных отделах не хватает до трети личного состава? Опера, следователи, дознание, участковые. Не можете или не хотите работать с личным составом, флаг вам в руки. Что, сложно сделать так, чтобы сотрудники могли отдыхать в свои положенные выходные? До смешного доходит. Начальники отделов либо ответственные по УВД приезжают и поднимают личный состав по тревоге. Сами потом едут отдыхать, а людей заставляют работать. И работы нет и полноценного отдыха нет. И дома скандалы. Почему начальники отделов и их замы разъезжают на новых автомобилях, а сотрудникам на происшествие выехать не на чем. Почему в Березовском отделе начальник и замы ездят на одном, стареньком УАЗе. Зато в оперативных отделах нет этой проблемы. Учитывая, что это сельский район, у всех участковых есть транспорт. У кого старый, у кого новый, но есть. С денежным довольствием еще разбираться и разбираться. В Березовском если участковый кого-то подменяет и временно обслуживает кроме своего участка еще и соседний, то ему за это доплачивают. Может хватит экономить на своих сотрудниках. Да и с экономией денежных средств нужно разобраться. За всякий пустяк объявляют выговора сотрудникам, чтобы лишить премии по итогам года. А начальники и бухгалтера себе рисуют суммы никак не с одним или двумя нулями. Начальник районного отдела, Заречного и Центрального встать.
  Дождавшись, когда они встанут, начальник УВД продолжил.
   -Начальник районного отдела, вы давно в отделе работаете?
   - Как пришел с армии. Сначала в ППС, затем опером.
   - Ремонт в отделе, когда делали?
   - Как город выделил средства. Три месяца назад.
   21
  
   - Садитесь. Начальник Заречного, когда делали косметический ремонт?
   - Так же, три месяца назад.
   - Садитесь. Начальник Центрального, вам тот же вопрос.
   - Товарищ генерал, мы пока еще не делали. Деньги перечислили фирме, которая занимается ремонтом помещений. Фирма с нашими деньгами исчезла.
   - А у меня имеется другая информация. Договор был заключен с фирмой, которая ни одного дня не занималась строительством или ремонтом. Учредителем фирмы является сын вашего бухгалтера. В бухгалтерию были предоставлены фиктивные акты приемки. Начальник УСБ.
   - Слушаю товарищ генерал.
   - Приказываю, провести комплексную проверку в Центральном отделе и о результатах доложить через трое суток.
   - Слушаюсь, товарищ генерал.
   - Садитесь. Начальник ОБОП.
  Полковник сидевший рядом с Голиковым, от неожиданности вздрогнул и встал.
   - Теперь перейдем к хорошим новостям. Оперативными сотрудниками ОБОП вчера была обезврежена группа украинских диверсантов.
  Сидевшие в зале начали улыбаться и переглядываться. Генерал нахмурил брови и заложил руки за спину.
   - Я, сказал что-то смешное? Задержана группа диверсантов, прошедших подготовку под руководством американских и английских инструкторов. Вскрыта агентурная сеть и сегодня с шести утра сотрудники ФСБ проводят задержания агентуры. Начальник ОБОП приготовьте приказ о поощрении сотрудников, принимавших участие в задержании. Все свободны.
  Сергей вышел из здания УВД с сотрудниками Березовского отдела. Пройдя в сквер, возле здания УВД, сели на лавочку и закурили. Начальник отдела, взглянул на Голикова.
   - Серега, вот ты мне скажи, откуда генерал все знает. Он же без году неделя здесь.
   - Григорий Федорович, наверное, не зря опером работал.
  Докурив сигарету начальник отдела встал с лавочки, попрощался с Сергеем и пошел в сторону автомашины. Капитан, начальник розыска, толкнул локтем Сергея.
   - Сергей, у вас всегда так весело?
   - В смысле?
   - Бандиты, диверсанты...
   - Дело случая. У нас, как и у всех. Больше бумаги с места на место перекладываем.
   - У вас все равно интересней. У нас обычные, серые будни.
   - Так это же хорошо. Как умные люди говорят, что подальше от начальства, поближе к столовой. Здесь и хотел бы подальше от начальства, да не получается.
  Капитан попрощался и ушел. Голиков дождался, когда из здания УВД выйдет начальник ОБОП. Сергей подошел к нему.
   - Сергей Александрович, вы в отдел?
   - Да. Что-то хотел?
   - На хвост вам упасть.
   - Да без вопросов. Ребята с Березовского уехали?
   - Уехали. Я их не стал беспокоить. Это им через весь город тащиться.
  Начальник ОБОП с Голиковым сели в подъехавшую Волгу. Начальник бросил черную папку с дарственной монограммой на заднее сидение, рядом с Сергеем.
   - Михайлович, начальник УВД тормознул. Интересовался, есть у нас что ни будь по похищению. Сказал всех на него бросить. А то по городу слухи поползли, что девяностые вернулись.
   - Сергей Александрович, ребята заложника освободили, а похитителей задержали.
   - Не понял? Почему я только сейчас узнаю.
   - Так Ильин позвонил, когда вы уже уехали. В УВД сотовые заставляют отключать. Куда вам звонить, я не знал.
   - Михайлович, подведешь под монастырь.
  
   22
  
  Полковник достал из кармана сотовый телефон, включил его и набрал по памяти номер, включив громкую связь. Вскоре ему ответили.
   - Товарищ генерал, вас начальник...
   - Сергей Александрович, говори, что опять случилось?
   - У меня телефон отключен был. Ребята только сейчас дозвонились. Товарищ генерал, заложник освобожден, похитители задержаны.
   - Молодцы. Есть, о чем в Москву доложить.
  Генерал отключился. Начальник ОБОП облегченно вздохнул.
   - Гроза стороной прошла. Генерал сегодня злой как собака. Они с самого утра с начальником УСБ общались. Михайлович, еще одна тема есть. Мне предложили должность заместителя начальника УВД по оперативной работе. Козлов с генералом общего языка не нашли. Написал рапорт на пенсию. На мое место планируют Рашида, он с отпуска в понедельник выходит. С ним правда, еще не говорили. На место Рашида, замом, я предложил тебя.
   - Сергей Александрович, спасибо за доверие. Но это в основном административно-хозяйственная работа. Не обязательно, что хороший опер станет хорошим хозяйственником и наоборот. Вы знаете, товарищ полковник, моя должность меня устраивает.
   - Михайлович, давай так. Ты до понедельника подумаешь, а затем окончательно ответишь. Пока не спеши. Вот еще что. Генерал подписал приказ о назначении Ильина на должность старшего опера по особо важным делам. Разговаривал с генералом насчет Юли. Он правда не в восторге, что женщина опером работает. Но я ему сказал, что она лучшая ученица Секерина и твоя. С Секериным они когда-то пересекались в далеком прошлом. Не сразу, но согласился на ее перевод. Тем более, что Центральный отдел, в назидание другим, будут трясти по полной. Там вся верхушка креатура бывшего начальника УВД.
   - Понятно.
  Полковник взглянул на водителя.
   - Степа, узнаю, что хоть слово отсюда ушло на сторону, голову отверну.
   - Сергей Александрович, обижаете. А меня с собой заберете?
   - Куда без тебя? Все, приехали. Михайлович, с похищением разрулишь, потом мне доложишь.
   - Сделаем.
  Голиков вышел из автомашины, поднялся на этаж. К себе заходить не стал, зашел в кабинет Ильина. Тот сидел на подоконнике, возле открытого окна. Увидев вошедшего, затушил в пепельнице сигарету и спрыгнул с подоконника.
   - Михайлович, ну что, вожди указали, в каком направлении нам идти?
   - А мы идем на север. По тебе приказ подписали. Так что, ты сейчас важняк. По диверсантам генерал приказал подготовить приказ о поощрении. В Центральном с завтрашнего дня комплексная проверка. Решили перетряхнуть всех с верху до низу.
   - Давно пора. После того, как старый начальник ушел на пенсию, буквально за полгода из отдела сделали контору купи-продай.
   - Дима, что с похищением?
   - Не было никакого похищения. Потерпевший отказывается писать заявление. Следак сейчас его уговаривает.
   - Что он говорит?
   - Говорит, что неделю назад сидели с друзьями в сауне. Поддали водочки. А по телевизору показывали криминальную хронику. Рассказывали, что кого-то в Москве в центре города похитили. Потерпевший сказал, что такого бы с ним не случилось. Кто-то из друзей с ним поспорил, что это делается в легкую. Завтра истекает срок спора. Ставка миллион.
   - Похитители что говорят?
   - Что к ним обратился какой-то мужик. Предложил за двести тысяч похитить человека. Продержать ночь, а затем отпустить. Те и согласились. Они на Михайлова и сами злые были. Он их сестру с квартирой кинул. Компания Михайлова три года назад построила четыре высотки. Квартиры продавали через агенство недвижимости. Но это ладно. Они умудрились квартиры продать по три-четыре раза. До сих пор суды идут. В организации этой схемы подозревали
   23
   Михайлова. А вот доказать ничего не смогли. Оба агента, которые этим занимались, пропали без вести. Сам, типа, попал в обиженные и оскорбленные. Вот они и отработали. Приехали его отпустить, а здесь мы нарисовались. Фиг сотрешь. Следак говорит, что судебной перспективы нет. Жалко, только время убили. Лучше бы дома побыл. Жена уже ворчит, чтобы на работу жить перебирался.
   - Все Дима через это прошли. Кто-то успокоился, а у кого-то не срослось. Похитителей на угон не удастся подтянуть?
   - Нет. Это машина их сестры. Она им сама ключи дала. Они ее где взяли, туда и поставили. Вот как-то так.
   - Дима, ты поговори со следователем. Пусть, похитителям, подписку о невыезде оформляет. Я к начальнику отдела спущусь. Генерал из-за этого дела рвет и мечет.
  Сергей вышел из кабинета, спустился на этаж и постучав в дверь зашел к начальнику ОБОП.
   - Сергей Александрович, разрешите.
   - Михайлович, что-то случилось?
   - Я по поводу похищения. Не было никакого похищения. Потерпевший с другом поспорил на миллион, что его в течении недели не смогут похитить в центре города. Телевизора насмотрелись. Друг за двести тысяч нанял двух пересидков. Они должны были его похитить, продержать ночь, а утром отпустить. Утром гараж открыли, чтобы его выпустить, а им парни ласты завернули.
   - Это что у нас получается. Похищения не было, незаконного лишения свободы не было. Получается, что ничего не было.
   - Получается, что так.
   - Хорошо. Сейчас генералу позвоню.
  Голиков вышел и поднялся к себе. Телефон противно заверещал. Взглянув на него с ненавистью, Сергей ответил.
   - Сергей, Михайлова еще не отпустили?
   - Не знаю, товарищ полковник.
   - Сергей, если он еще не ушел, в браслеты его и в камеру. За ним сейчас ребята из УВД, из убойного подъедут. Что-то они на него серьезное накопали.
  Сергей вышел из кабинета и спустился в дежурную часть.
   - Капитан, наш потерпевший еще не ушел?
   - Михайлов? Здесь где-то болтается.
   - Капитан, шеф распорядился его в браслеты и в камеру.
   - Сделаем.
  Взглянув в монитор, капитан рассмеялся.
   - Михайлович, на ловца и зверь бежит. По лестнице спускается. Сейчас здесь будет.
  Голиков кивнул головой и подошел к вертушке у входа на первый этаж. Вскоре к нему подошел невысокий, широкоплечий с солидным брюшком мужчина. Можно было бы его назвать даже и симпатичным, если бы не узкие, обрамленные белыми ресницами глаза, их еще называют поросячьими.
   - Господин Михайлов?
   - И что...
   - Вам нужно будет пройти со мной.
   - Ты еще что за клоун?
   - Начальник отделения, майор Голиков.
   - Как вы уже надоели. Куда идти?
   - Прямо и налево. Дежурный, обыщи его и закрой в камеру.
   - Майор, ты об этом пожалеешь. Как только выйду отсюда, в прокуратуру пойду. Такую жалобу напишу, что вылетите отсюда с волчьим билетом. Я и до президента дойду.
  Сергей подтолкнул Михайлова, в сторону камеры, которую открыл дежурный. Обыскав, дежурный подтолкнул Михайлова, тот дернулся, как будто его ударило током. Хлопнула входная дверь. Было слышно, как в помещение вошли несколько человек. Дежурный взглянул на Голикова.
   - Серега, я сейчас. Посмотрю кто там. А то сегодня один. Помощник на больничный ушел.
  Дежурный скрылся за углом. Вскоре к Сергею подошли трое мужчин. Голиков поздоровался.
   24
  
   - Приветствую тунеядцев и любителей синекуры.
  Старший группы рассмеялся.
   - Серега, ты как всегда в своем репертуаре. Сережа, это же Михайлов, заслуженный строитель, меценат, а ты его в камеру к уголовникам. Ты знаешь, что он в этом году конкурс "Русская красавица" организовал.
  Михайлов повернулся к Голикову.
   - Я тебе говорил, что пожалеешь.
  Старший группы повернулся к оперативникам.
   - В браслеты этого ублюдка и в собачник.
  Один из оперов надел наручники на Михайлова, который растерялся от плавного перехода с золотого пьедестала к реалиям жизни. От тюрьмы и от сумы не зарекайся. Двое оперативников взяли Михайлова под руки и пошли в сторону выхода. Сергей, с насмешкой наблюдал за происходящим.
   - Стас, это ты клоун, а не я. Так жестоко обломать человека. Что-то серьезное раскопали?
   - Раскопали, да не мы. Соседи. Еще до тебя Михайлов аферу провернул с продажей квартир. Двое непосредственных исполнителя, которые его могли загрузить, пропали без вести. Мы думали, что они в бега пошли. Летом, в начале июля, практически на границе областей осушали участок под индивидуальное строительство. Экскаватор ковшом из болота поднял два скелетированых трупа с огнестрелом. Экспертиза дала заключение, что они были убиты три года назад. У соседей потеряшек в это время не было. Они и подняли все сообщения. Не знаю по каким приметам, но родственники их опознали. Парни начали трясти местный блатной бомонд. Один из пересидков рассказал, что обменял отцовскую пятизарядку на ящик водки. Ружье у него выменял молодой парень. Работает электриком, а по вечерам в спортзале на полставки тренером по боксу. Зарплаты небольшие. А три года назад у него деньги появились. Дом отремонтировал, крышу поменял, сыграл свадьбу, машину старенькую взял. Это все копеечка и не маленькая. Знакомым сказал, что наследство получил. Опера его дернули и слегка пресанули. Тот сразу и поплыл. Михайлов его дядя. Три года назад обратился к нему, что нужно найти место, где пара человек может временно отсидеться. Попросил найти ружье. Недалеко от того места, где нашли трупы, есть заброшенная воинская часть. Через пару дней Михайлов привез двух мужиков. В воинской части их и поселили. Вечером парень уехал, утром вернулся. А там дядя с ружьем и два трупа. Помог Михайлову их в болоте утопить, следы уничтожить. Дядя ему с барского плеча дипломатик с денежкой и подогнал. Второй дипломат себе забрал. Соседи сегодня и приехали.
   - То-то я этих парней первый раз вижу. Стас, ты сейчас с ними.
   - Да на автобусе тащиться, как-то не в кайф. Ну ладно Михайлович, я побежал.
  Сергей подошел к дежурному.
   - Капитан, Смирнов у тебя в какой камере. Я его к себе подниму.
   -Как скажешь. Он все равно за тобой записан.
   - Помощник, простыл что ли?
   - Михайлович, если бы. Он же травма ходячая. Представляешь, он пришел к нам год назад, в августе, уже тогда кисть в гипсе была. Решил жене показать, как каратисты доски руками ломают. В октябре первый снег выпал, ребятишки его на тротуаре в лед раскатали. Помощник решил молодость вспомнить. Получилось, как в кино. Подскользнулся, упал, закрытый перелом, очнулся, гипс. В апреле пошел в магазин, только на крыльцо поднялся, на голову кусок льда упал. Хорошо, что там только два этажа было. На голове два шва и сотрясение мозга.
   - А сейчас-то что случилось?
   - Не поверишь. Пошли с женой машину со стоянки забирать. Жена за руль села. Помощник руками начал ей показывать куда руль крутить, чтобы соседние машины не задеть. Та педаль тормоза с газом перепутала. Муженька крылом и задела. Тот на металлическое ограждение упал. Перелом двух ребер. Он сам рассказывал, что его в травме уже все врачи знают. Предпоследний раз хирург над его женой прикололся. Когда уж вы говорит, его совсем добьете, чтобы не мучился. Шефу сказал, тот обещал, что на ночь кого ни будь из СОБРа выделит. Со следующего дежурства опера будут за помощника по очереди ходить на сутки. Тебе Смирнов нужен?
   25
  
   - Был нужен, да уже взяли. Пошли открывай.
  Дежурный открыл дверь в камеру.
   - Смирнов, на выход.
  Голиков заглянул в камеру. Кроме Смирнова на нарах сидел еще один мужчина, непонятного возраста с сине-серой кожей лица и синими от многочисленных наколок кистями рук. Что выдавало в нем постоянного обитателя мест не столь отдаленных. Смирнов вышел из камеры и встал лицом к стене. Сергей взглянул на дежурного.
   - Это что за клоун?
   - Ваши с утра притащили.
  Голиков начал прикрывать дверь. Как его мужчина окликнул.
   - Начальник, нам еще здесь долго париться? Следак же с нас подписку о невыезде взял, а опера в каземат законопатили.
   - Куда-то спешишь? Для тебя же тюрьма дом родной.
   - На свободе оно как-то легче дышится.
   - До тебя еще очередь дойдет. Руки.
  Сергей застегнул на руках Смирнова наручники. Дежурный закрыл камеру и пропустив задержанного с Голиков, зашел в помещение дежурной части. Сергей подвел Смирнова к своему кабинету, открыл дверь и пропустив того, зашел за ним.
   - Обожди.
  Голиков снял наручники, кивнул в сторону стула, стоящего возле стола.
   - Садись.
  Сам забросил наручники в ящик стола. Вот уж что, а это он делал на автомате. Первое замечание, которое он получил от своего первого наставника, когда вот также бросил наручники на стол перед задержанным. Старый капитан, увидев это, постучал указательным пальцем себе по лбу. Убрал наручники в стол и отозвал Голикова в сторону. Показав на шрам, пересекающий щеку, сказал.
   - Когда я был таким же сосунком, оставил наручники на столе. Мне и прилетело ими от кухонного боксера. Память на всю жизнь осталась. Учись на чужом опыте.
  Сергей достал из шкафа упаковку лапши быстрого приготовления и пол булки хлеба. Включив чайник, положил на стол. Дождавшись, когда чайник закипит, залил лапшу и подвинул упаковку с хлебом Смирнову. После чего поставил кружку с пакетиком чая, налив кипятка.
   - Уж извиняй. Сахар закончился. Когда последний раз ел?
   - Кажется, вчера. С братом, пока еще живой был, бутербродов сделали.
  Петр снял крышку с упаковки лапши и громко сглотнул слюну.
   - Ешь давай. Когда еще тебя накормят.
  Сергей подошел к окну и открыв створку закурил. Дождавшись, когда Смирнов доест и выбросит упаковку из- под лапши в урну, затушил сигарету и сел за стол.
   - Петр, у вас родственники остались, чтобы брата похоронить?
   - Сестра старшая, на год старше. И мать. Парни вчера сестре дали позвонить. Она сказала, что все организует.
   - Петр, разговаривать будем?
   - После смерти брата, мне уже все без разницы.
   - Петр, о каком убийстве перед смертью сказал Евгений?
   - Вы о Турке? Была такая мразь на белом свете. Но это длинная история.
   - Да я не спешу. Обожди, только один звонок сделаю.
  Голиков достал из кармана телефон и найдя в меню нужный номер, нажал на кнопку вызова.
   - Равиль, Голиков беспокоит.
   - Серега, привет. Только давай быстро. Через пять минут совещание начинается. Если насчет близнецов, то они пока не появлялись.
   - Один застрелился, а второй передо мной сидит. У вас был такой Турок?
   - Почему был? Он и есть. Только у него сейчас погоняло Циклоп. Полгода назад пьяный в стельку упал у себя на крыльце. Там арматурина с сантиметр длинной торчала. У него глаз и вытек. Ходит с черной повязкой на глазу. Что-то натворил? Так он вроде, в завязке.
   26
  
   - Нет. Все нормально. Удачи.
  Сергей положил трубку и взглянул на Смирнова.
   - Петр, я чего-то не понял. Жив ваш Турок. Только его сейчас Циклопом кличут. Полгода назад упал, глаз себе выбил.
   - Как живой? Ведь у него же пульса не было?
   - Так, живой. Ну что, Петя, рассказывай о том, как до такой жизни докатился.
   - Да как у Колобка. И от дедушки ушел, и от бабушки ушел. Да вот к вам прикатился. Вы ведь знаете, что мы с брательником из Казани. Там в каждом районе своя бригада. Еще со времен царя Гороха повелось, что приходишь в школу, в первый класс, а с тебя начинают брать деньги на общак. Чем взрослее становишься, тем больше должен платить. Не платишь только в одном случае, если ты сам член банды. Кто не мог заплатить, тех унижали, избивали.
   - Вы тоже платили?
   - Мы, нет. Отца убили, когда нам по пять лет было, а сестре семь. Он был самым крутым на районе. Братва его уважала. Местные авторитеты все когда-то под его крылом начинали. Из-за этого нас и не трогали. Хотя мы ходили с братом на все стрелки. С детства боксом занимались и в качалку ходили. Когда подросли, один из авторитетов рассказал, как отец погиб. У отца правой рукой Турок был. По малолетке они даже по одному делу срок отсидели. Не знаю, что они не поделили, но отец при всей братве дал ему подщечину. Через день Немтырь, глухонемой, он у Турка как дрессированная собачка был, отца возле подъезда расстрелял. Немтырю, кроме отца, еще три убийства доказали. Ему пожизненное дали. А Турку, как организатору, пятнашку полосатой нарисовали. Полгода назад он освободился, решил район под себя нагнуть. Поезд его ушел. Авторитеты решили его проучить. Предложили нам за отца отомстить, но так, чтобы не убивать. Мы Турка выпасли. Женька ему зарядил по морде, тот упал и дергаться начал. Я у него пульс поискал, не нашел. Он и дергаться уже перестал. Мы к Седому пришли, это смотрящий по районе, мол так и так. Грохнули Турка. Он нам денег на первое время дал и адрес в Питере, к кому обратиться можно. Сказал, что там нам новые документы сделают. Так мы в Питер и попали. Там наших, казанских, много. Тимоха, это тот, к кому нас Седой направил. У него своя бригада была. У него как раз с местной братвой напряженки были. Он нам чистые документы сделал и оставил при себе телохранителями. Идиллия не долго продолжалась, месяца два. Тимоху снайпер положил. Остались мы не у дел. Прибились к барсеточникам. С ними месяца два промышляли, пока на катране не познакомились с Цыганом. Тот и предложил с ним работать. Месяца три с ним работали.
   - Много отработали.
   - Мы не наглели. Раз в месяц кассовый аппарат брали. Как Цыган определял, какой взять, не знаю, но меньше чем на восемьсот штук не было. Треть братве в общак отдавали. Цыган всегда говорил, что сколько веревочке не виться, а кончик будет. Если что, братва на зоне всегда гревом поможет.
   - Где отрабатывались?
   - Один в Перми, два в Уфе. А здесь не срослось. Ведь чувствовал. На душе погано было. Говорил Цыгану, что не стоит идти. Он только посмеялся. А что в итоге. Брат застрелился, а мы на нары приземлились. Эх, Женька, Женька. Если бы знали, что Турок живой. Разве бы мы в это болото залезли.
   - Следователю под протокол расскажешь?
   - Теперь куда деваться. Расскажу. Тем более, что нас Цыган сдал.
   - Петр, вот еще что. Ты следователю о Турке не говори, если не хочешь еще себе пару лет к сроку нарисовать.
   - Понял. Типа сами уехали в Питер. Хотели жар-птицу за хвост поймать. Сколько мне светит? Лет десять?
   - Что-то ты размечтался. Года три-четыре. Если тупить не будешь.
   - И все?
   - Все. Сейчас в камере посидишь, пока следователь не приедет. Ну что, пойдем.
   - Сеструхе можно позвонить?
  Голиков достал из кармана телефон и подвинул Смирнову. Тот набрал номер, подождал, выслушивая длинные гудки. Только хотел его отключить, как ему ответили.
   27
  
   - Сеструха привет. Это Петр. Как ты?
   - Я уже в Березовке. Ну и дров вы наломали. Еще и Женька застрелился. Вы вообще подумали, как мать это переживет. Ей еще ничего не говорила. Сейчас с мужем ей гроб привезем. У нее и так, после того как отца убили, проблемы с сердцем. Лучше бы вы не появлялись. Как исчезли полгода назад, никому ничего не сказали, так бы и сидели в своем болоте.
   - Сеструха, да ладно, не гони. Я чего звоню. В Казань приедете, обратись к Седому, он с похоронами Женьки поможет. Седого ты знаешь.
   - Лучше бы не знать.
   - Сеструха, ну все, отключаюсь. А то я телефон у местных оперов взял.
  Петр вернул телефон Голикову.
   - Знаете, до сих пор не могу привыкнуть, что Женьку больше не увижу. Пацаны всегда нам удивлялись. Все говорили, что близнецы, а характеры совершенно разные. Женька он всегда на движухе был. Без приключений жить не мог. Надо мной прикалывались, что по сравнению с ним, я спокоен как удав. Как я сейчас без него жить буду? Может отведете меня в камеру. Мне сейчас одному нужно побыть. Да, этого соседа, посадите в другую камеру. Рот не закрывается. Трещит и трещит.
   - Пошли.
  Дежурный завел Смирнова в камеру. Взглянул на его соседа.
   - А ты чего расселся? Давай на выход.
  Мужчина встал, и привычно заложив руки за спину вышел из камеры. Сергей усмехнулся.
   - Да, старые привычки не пропьешь.
  Мужчина иронично хмыкнул.
   - Начальник, куда идти?
   - Третий этаж.
  Сергей с мужчиной поднялись на третий этаж и подошли к кабинету Голикова. Открыв дверь, Голиков пропустил мужчину и показал рукой в сторону стола.
   - Присаживайся. Садить тебя пока не за что. Зовут меня Сергей Михайлович.
  Мужчина сел и скривив губы процедил.
   - Сизов Алексей, погоняло Сизый. Мне привычней, когда так называют.
   - Ну Сизый, так Сизый.
   - Начальник, ты долго нас здесь держать собрался? Следак сказал, что состава преступления нет.
   - Раз сказал, так и есть. Сизый, сколько ходок и по какой статье?
   - Одна, еще по малолетке. Статья сто пять. Восемь лет. Но мне этого по самую макушку хватило.
   - А чего разрисовался как черт. Людей своими наколками пугаешь.
   - Да, я в колонию попал в четырнадцать лет. Мозгов не было. Считал, что выйду, у пацанов в авторитете буду. Так и отсидел, четыре на малолетке, четыре на взрослой. Вышел, а на свободе я и не нужен никому. Даже те, из-за кого сидел, кроме Валерки, все отвернулись. До отсидки нас компания была: Слива, ему тогда восемнадцать было, Кире в тот день семнадцать исполнилось. Валерке шестнадцать. После отсидки встретились. Слива за кражи успел пару раз отсидеть. Я им и предъявил. Слива, это он тогда мужика забил и меня уговорил на себя взять. Малолетка, тебе ничего не будет. Тот только посмеялся. Типа тебя никто не заставлял все на себя брать. Рожу ему набил. Его скоро бог наказал. Бабку ограбил, а та матерью Коли Бурята оказалась.
   - Смотрящий за еденичкой?
   - Он самый. После суда, когда Слива пришел на зону, его повешенным на промке нашли. Киря по ушам ездить начал, что поможет, но позже. Потом узнал, что Киря на иглу подсел. Валерка сразу сказал, что поможет. Он институт закончил. На программиста выучился. Батя у него хорошо поднялся. В городе у него сеть СТО и шиномонтажек была. Правда, последние полгода ими Валерка занимался. У отца рак обнаружили. Валерка одну шиномонтажку мне и подарил. Он, когда отец умер, продал все и в Москву уехал. Ты бы начальник отпустил меня. Мне еще сегодня в ночь выходить. Мы круглосуточно работаем.
   - Тебя как заказчик нашел?
  
   28
  
   - Он у нас постоянный клиент. По-видимому, на наколки повелся. Я, сначала отказался. Да брат жены уговорил. Он в карты сто пятьдесят штук проиграл. Сам знаешь, что карточный долг это святое. Отдавать надо, а нечем.
   - Он тоже судимый?
   - Нет. Он по жизни всегда лохом был. За что ни возьмется, все из рук валится. Если бы жена за него не попросила, не взял бы его к себе. Все что зарабатывает в карты спускает. Начальник, вы бы прикрыли катран.
   - По- крупному играют?
   - Это дом за городом. На первом этаже играют такие лохи как родственник, а на второй этаж пропускают только тех, кого хозяин лично знает. Брательник жены там уже месяца три тусуется. Ему как постоянному клиенту кредит и дали. Он его спустил. Ему две недели нарезали. Не вернет, думаю, что не только он пожалеет.
   - Кто хозяин?
   - Козырь. Но если это тот, о ком я думаю, его никто не сдаст.
   - Козырь, что-то первый раз слышу.
   - Он недавно откинулся. После отсидки ему корону воровскую надели. Сибиряк его смотрящим по району поставил. Мне месяц оставалось у хозяина землю топтать, как в зону по этапу пришел какой-то Козырь. Я его не видел. Он из карантина сразу в ШИЗО заехал. Но блатные его сильно уважали.
   - Адресок не подскажешь?
   - Деревня Александровка. От деревни, правда, одно название осталось. Четыре дома, где старики живут и парочка особняков, огороженных двойным забором. Между заборами собачки бегают. В одном доме играют, а во втором Козырь с охраной и прислугой живет. Начальник, может мы уже пойдем? Мне еще нужно заказчику морду набить и родственничку.
   - Ты только не сильно усердствуй. Как бы не пришлось по новой к нам в гости заехать.
   - Начальник, зуб даю, что все нормально будет.
  Голиков встал из-за стола.
   - Пошли. Хватит вам уже у нас прохлаждаться.
  Выпроводив из отдела родственников, Сергей зашел в кабинет оперов. В каждом кабинете сидело по двое. Здание отделу перешло по наследству от УБОП. В середине двухтысячных какой-то умник решил, что с организованной преступностью покончено. РУБОП и УБОПы разогнали. Для бандитов всех мастей это был праздник, не хуже Нового года. На местах остались осколки, которые захлебывались в накатившихся на них цунами. Из оперативников на месте был только один.
   - Миша, а Рустам где?
   - На встречу с человеком пошел. С минуты на минуту подойти должен. Минут пять назад звонил, что зайдет в магазин за пирожками. Что-то случилось? А вот и он.
  В кабинет зашел среднего роста, худощавый парень, с бумажным пакетом в руках. Не заметив Сергея, который стоял в углу, положил пакет на стол.
   - Миха, с тебя чай и пирожки в микроволновке разогреть. Из-за этих гаражных прохиндеев, даже не пообедали.
  Михаил посмотрел на Голикова и рассмеялся.
   - Подожди со своими пирогами.
  Рустам взглянул на Сергея.
   - Михайлович, извини подлеца. Начальство не заметил. Присоединяйтесь. Наверняка, тоже, без обеда.
   - Рустам, как встреча прошла?
   - В теплой, дружественной обстановке. Правда, пришлось жулику напомнить, почему он до сих пор на свободе. Помните, месяц назад в микрорайоне Нефтяников была серия разбоев на квартиры. Кузьма за старое взялся. Я его задерживал, когда еще УБОП был. У него две судимости, за кражи, грабежи и вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность. Два года назад освободился, сидел дома тише воды. За это время собрал возле себя кодлу малолеток, лет по четырнадцать-восемнадцать. Подсадил их на наркоту. Где-то достал газовый пистолет и травмат,
  
   29
  
   который отобрали у пьяного. По учетам проверил, заявлений не было. Человек знает этих малолеток только в лицо и клички.
   - А сейчас, чего они успокоились?
   - Нашли более прибыльное дело. То, что награбили, использовали как первичный капитал. Кузьма вышел на оптовика, который спайс продает. Самое плохое, что они продают легальный спайс.
   - Это как?
   - Консультировался с ребятами из наркоконтроля. Примерно раз в полгода меняется формула концентрата, с которым траву мешают. Делают экспертизу, та показывает, что запрещенных веществ нет. Чтобы доказать, что это наркотик, образцы отправляют в Челябинский институт. Там в течении месяца проводят испытания на крысах. Делают заключение и отправляют в Государственную Думу, что бы те внесли данный препарат в список запрещенных веществ. Пока идет бумажная волокита, проходит месяцев пять-шесть.
   - Дурдом.
   - Вот и я о том же. У Кузьмы поставлено все на поток. Двое фасуют, двое по очереди круглосуточно сидят за компами, четверо, самых младших, делают закладки. Кузьма поставляет им только концентрат.
   - Где берет? Человек случайно не знает?
  
   - Случайно знает. Он у Кузьмы водителем работает. Порошок ему по определенным дням проводники поезда Москва-Пекин под железнодорожным мостом в районе поселка Юрты скидывают. За сутки они продают до двухсот доз.
   - Рустам, твой человек дозу может принести?
   - Уже принес.
   - По разбоям тяжело будет привязать. На опознании их не опознают, в масках были. Сделаем так. Ты сейчас стартуй в нарконтроль. Договорись с парнями, чтобы срочно сделали экспертизу. Вдруг стрельнет. И порешай, может совместную операцию проведем. С наркотой заморочек много. Пусть они с этой группой по своей теме рулят, а мы их на разбои будем грузить. Им и с наружкой проще вопрос решить. За Кузьмой ноги нужно ставить. Действуй. Миша, если что, я у себя.
  Голиков зашел в свой кабинет и сев за стол, закурил. Достал телефон и набрал Юльку.
   - Юля, привет. Как дела?
   - Начальник отдела после совещания рвет и мечет. Сейчас с бухгалтершей в кабинете заперлись. Орут друг на друга.
   - Юля, что с трупами?
   - Вроде вышли на убийц. В соседнем дворе на видеорегистратор машинка интересная засветилась. В ней сидели люди Коли Быка. За полчаса до убийства, они втроем ушли. И сразу после него вернулись.
   - Бык с Налимом друзьями были.
   - Я знаю.
   - Юля, можешь писать рапорт о переводе. С начальником УВД согласовано.
   - Уже написала. Начальник отдела подписал. В кадры отдала. На этой неделе дела передам, а с понедельника можно уже к вам выходить.
   - Вот и ладненько. Ну все, ждем.
  Отложив телефон в сторону, Голиков достал из сейфа папку с документами и начал их просматривать. Просидев около часа, взглянул на часы. Выкурив сигарету, положил папку в сейф. Закрыв сейф, спустился на первый этаж. Спросив дежурного о Смирнове, вышел на улицу. Сергей уже почти подъехал к своему дому, как в кармане забрякал телефон. Съехав на обочину, достал его.
   - Слушаю, Голиков.
   - Михайлович, Ильин беспокоит.
   - Дима вижу. Что случилось?
   - Встретиться нужно.
   30
  
   - Где и когда?
   - Сейчас дочь из садика заберу, а затем нужно будет за женой подъехать к центральному офису сбера. У них сегодня совещание, директоров филиалов собрали. Сможешь туда подъехать?
   - Без проблем. Сейчас буду.
  Сергей подъехал к центральному офису. Найдя место для парковки, поставил автомашину и вышел из нее. Прикурив сигарету облокотился о крышу автомашины. Вскоре к нему подошел Дмитрий.
   - Дима, а где доча?
   - Она у меня человек самостоятельный. В автомашине, куклу воспитывает. Михайлович, у тебя жена не ворчит, что постоянно на работе находишься?
   - Первые двадцать пять лет ворчала. Ты меня за этим позвал?
   - Нет конечно. Такое дело. Домой приехал, только собрался лечь спать, звонок. Человек позвонил. Он нам как-то на дурака раз попался, коробок конопли на кармане был. Оформлять не стал. Подумал, может когда и сгодится. Честно говоря, я о нем и забыл. Он официантом в ресторане "Карабас Барабас" работает. Там штаб-квартира Коли Зимы. Коля контролирует аэропорт, ж-д вокзал и речпорт . Таксерики, каталы, забегаловки.
   - Слышал о таком.
   - В кабаке есть кабинки. Но это одно название. Стенки из гипсокартона, а вместо дверей задергушки. Официант Коле стол накрывал, когда какой-то синяк пришел. Человек разговор их слышал.
   - Что-то интересное?
   - Думаю, что да. Человек сказал, что пришел от Козыря. Кто такой не знаю. Но похоже, что еще одна мразь на нашу голову появилась. Зиме человек сказал, что Козырь в воскресение собирает сходняк. Будут решать, что делать с Сибиряком. Что Сибиряк сейчас не вор, а барыга. Приедут центровые воры. О месте и времени сообщат дополнительно.
   - Второй раз сегодня за день слышу о Козыре. Похоже, пора нам с ним познакомиться. Черт, как все не вовремя. В воскресение день города, всех на усиление выгонят. С учетом того, что соберутся авторитеты, залетные законники, охрана, нам понадобится как минимум все отделение и человек двадцать парней из СОБРа или ОМОНа. Меня начальник отдела убьет. Да и Колю Зиму с субботы нужно будет брать под наблюдение. Ну все, Дима, встречай свою ненаглядную, а я к начальнику отдела.
  Дима повернулся и пошел к своей автомашине. Сергей достал телефон и набрал начальника отдела.
   - Товарищ полковник, Голиков беспокоит.
   - Михайлович, а ты что еще не дома? Что случилось?
   - Встретиться нужно.
   - Это срочно?
   - Думаю, что да.
   - Подъезжай к УВД. Я сегодня ответственный от руководства.
   - Я недалеко, сейчас буду.
  Голиков сел в автомашину и проехал на стоянку автомашин, недалеко от УВД. Выйдя из автомашины прошел к входу. Начальник ОБОП стоял на крыльце, дожидаясь его. Увидев Сергея, спустился с крыльца.
   - Михайлович, тебе чего не отдыхается? Время уже восемь, начало девятого.
   - Александр Сергеевич, Дима Ильин информацию получил. В городе вор в законе новый объявился, Козырь. Хочет Сибиряка подвинуть. Воровской колпак с него снять вместе с головой. В воскресение собирает сходку авторитетов. Кроме нашей братвы будет несколько законников.
   - Где и во сколько?
   - Пока неизвестно. Завтра начнем по этой теме работать.
   - Что думаешь делать?
   - Как обычно. Если и не арестуем никого, так будем иметь удовольствие лицезреть, что власть здесь мы, а не они.
   - Все это хорошо, но для этого будут нужны люди, а их нет.
  
   31
  
   - Товарищ полковник, может все же поговорите с генералом. Нам нужно будет задействовать наше отделение и человек двадцать парней из СОБРа. Я, исхожу из того, что на сходке будет человек пятнадцать из местной братвы, законники и их охрана, плюс шестерки, которые будут стоять на атасе.
   - Генералу завтра с утра доложу. Но людей не обещаю. Сегодня весь вечер сидели кроили. Сам ведь знаешь, какой некомплект после всех сокращений. Реформаторы хреновы. В воскресение 400 лет городу. По всем районам гуляния, концерты, ярмарки. А людей не хватает, чтобы все перекрыть. Генерал, людей не даст. Ему, по большому счету, плевать на сходку. Поменяют одного смотрящего на другого, так это будет наша головная боль. А вот если что случится во время праздника, то он может и свою первую папаху до пенсии не доносить. Сережа, предварительно на то что генерал даст людей, не надейся.
   - Понятно. Товарищ полковник, завтра с утра в СИЗО проеду. Наведу справки о Козыре. У начальника оперативной части досье на всех воров в законе, ну если не на всех, то на многих.
   - С утра ничего срочного не планируется. На совещании зачитать приказ о поощрении за диверсантов и о назначении Ильина на должность. Так что, действуй.
  Голиков попрощался и прошел к своей автомашине. Выкурив сигарету проехал к дому. Выйдя из нее, поднялся на крыльцо. Какое-то шестое, тревожное чувство остановило его. Такое бывает, когда на подсознании чувствуешь, что кто-то смотрит тебе в затылок. Майор внимательно осмотрел двор. Лишь один инородный предмет привлек его внимание. Черный джип "Шевроле Тахо", стоящий у соседнего подъезда. Постояв около минуты, Голиков поднялся на этаж и открыв дверь, зашел в квартиру. Только успел скинуть туфли и повесить на плечики пиджак, как в дверь постучали. Звонок уже пару дней не работал. Открыв дверь, Сергей сделал шаг назад. В дверном проеме стоял начальник охраны Сибиряка. В руках у него был пакет. Расстегнув пиджак, откинул полы пиджака в стороны.
   - Майор, я без оружия. Зайти можно? Нужно поговорить.
   - Какая разница, с оружием или без. Захотели бы, еще возле подъезда завалили. Проходи, чего встал.
  Начальник охраны зашел и остановился у порога.
   - Мне куда?
   - Заходи на кухню.
  Мужчины зашли на кухню. Голиков подошел к окну и оперся о подоконник. Мужчина достал из пакета бутылку коньяка и пару лимонов.
   - Ну что, майор знакомиться будем. Хотя, я тебя знаю, кто ты такой, а тебе по должности положено это знать.
   - Котов Валентин Александрович.
   - Погоняло Кот. Меня так называли что опера, когда в МУРе работал, что жулики сейчас называют. Смешно, Кот в МУРе. Доставай стопочки с тарелкой. На сухую знакомиться, как молодежь говорит, не айс.
  Сергей достал из шкафа тарелку и пару стопок. Поставил их на стол и сел напротив незваного гостя. Тот взял лежащий на столе нож и тонко нарезал лимон, посыпав сахаром из сахарницы. Скрутив пробку с бутылки разлил по стопка коричневую, маслянистую жидкость.
   - Ну что, за знакомство.
  Выпив, оба поставили стопки на стол.
   - Майор, да не смотри ты на меня как солдат на вошь. Думаешь, предатель. Так ведь меня система раньше предала, чем я ее. Выкинули за борт, как щенка шелудивого, еще и статью повесили, хотя и условно. Побегал по Москве, работу искал. А кому нужен бывший опер, да еще и с судимостью. Знакомый к себе в ЧОП взял охранником. Я, к тому времени на стакан подсел. Жена с дочкой к матери уехали. Утром встаешь, а руки трясутся, пока сто грамм не выпьешь.
   - К Сибиряку как попал? Нескладуха получается. Бывший толковый опер и у вора в законе на побегушках.
  
  
   32
  
   - Да вот так и попал. Дежурил на подземном паркинге, а мимо меня мой бывший крестник прошел. За ним было парочка заказных убийств. Когда за собой наблюдение заметил, грабеж совершил на глазах у кучи свидетелей. Убийства мы ему доказать не смогли. А за грабеж уехал на два года. Меня он не узнал. Я, к тому времени, бороду с усами отрастил. Видеонаблюдение на паркинге было. По монитору и подсмотрел, где он спрятался. Пошел на обход, ну и ласты ему завернул. У него пистолет с глушителем был. Ему Сибиряка заказали. Тот после отсидки сначала в град стольний подался. Квартирку ему в элитке сняли, где я на паркинге сторожил. Через полчаса Сибиряк с двумя братками подъехал. Ментам киллера не стал отдавать. Отдал Сибиряку. Тот деньги предлагал, да я отказался. Пробили кто я такой. Предложили работу. Сняли со стакана. Как мне Сибиряк сказал, что если бы хоть кто-то из братвы показал, что деньги с кого-то тянул, со мной бы и разговаривать не стали.
   - Валентин, а что случилось, что тебя с МВД уволили? Да еще и статью повесили.
   - Работал хорошо.
   - Это как?
   - Вышли на глубоко законспирированную группу киллеров. Бывшие военные, прошедшие горячие точки. Дисциплина железная. Отрабатывались в основном по высокопоставленным чиновникам и силовикам. Во главе группы стоял Краб, бывший морской пехотинец. Два зама. Один, можно сказать, заместитель по тылу. Отвечал за документы прикрытия, жилье, оружие, денежные средства. Второй за подготовку операции и ее реализацию. В группе было около двадцати человек. Задержать удалось не всех. Краб и его замы как сквозь землю провалились. От него только отпечатки пальцев остались. Кто-то предупредил. Но мне времени не дали крота вычислить. Пара человек застрелилась. Один с двенадцатого этажа выпрыгнул. На убийства развели, а с заказчиками начали палки в колеса вставлять. Мне прямым текстом было сказано, чтобы не лез, куда не просят. Насколько о тебе наслышан, ты бы вряд ли успокоился. Вот и я не успокоился. Мне подставу и организовали. Возвращался домой, мне под колеса придурок прыгнул. Думал, что денег хотят срубить. Вышел из автомашины, парочку оплеух дал прыгуну. Сел в автомашину и уехал. Ну а дальше дело техники. Оказалось, что все сняли на телефон. Потерпевший написал заяву, что я его сбил на автомашине, сломал ногу, избил и не оказав помощи, уехал. Хотя, когда уезжал, он был живее всех живых. Ну что, еще по стопочке?
   - Давай.
  Котов разлил коньяк по стопкам и придвинул одну Голикову. Выпив, закусили лимоном. Сергей встал и принес с балкона пепельницу. Достал из кармана пачку сигарет и закурил. Валентин достал одну из сигарет, понюхал ее и отложил в сторону.
   - Полгода назад курить бросил.
   - Но ты же не за этим пришел, чтобы свою автобиографию рассказать. Случилось, что-то из ряда вон выходящее. Иначе, ты бы сам все решил.
   - Случилось. Это продолжение той истории с московским покушением на Сибиряка. Он смотрящим на зоне был. Срок заканчивался. На зону пришел этап. Один из зеков себя вором объявил. На зоне ни разу не был, но молодой, борзый. Да и корону на него кавказцы нахлобучили. Сибиряк их органически не переваривает. Молодой думал, что его Сибиряк вместо себя оставит. На сходняке Сибиряк представил нового смотрящего, Леху Амурского. Молодой возмущаться начал. Его, по указанию Сибиряка поставили под заточку, заставили взять в руки метлу и подмести коридор. Трогать его не стали, но перевели в разряд мужиков. Вот он Сибиряка и заказал, чтобы отомстить. Молодой с Козырем друзья. Чуть ли не родственники. Их и короновали одни и те же воры. Сибиряку из Москвы позвонили, кто-то из авторитетных воров, чтобы принял Козыря как полагается. Сибиряка сейчас обложили со всех сторон. Авторитетных воров, которые были акционерами и могли его поддержать, в течении года уничтожили.
   - Обожди. Я, недавно смотрел справку по законникам. Акционеры, как ты их называешь, умерли естественной смертью. Хотя, мне это тоже показалось подозрительно.
   - У Сибиряка есть спец, который может сделать так, что через час ни одна экспертиза не покажет, что человек отравлен. Сам я его ни разу не видел. Сибиряк поторопился, не рассчитывал, что ему
  
   33
  
   напомнят. Я из-за чего к тебе и пришел. Сибиряк завтра продает НПЗ какой-то английской фирме. Название такое, что язык сломаешь.
   - Как Сибиряк может продать НПЗ, если контрольный пакет акций принадлежит государству?
   - Принадлежал. В течении года дважды проводилось дополнительное акционирование. В итоге у государства осталось всего пять процентов. Сенатор Федоров в правительстве пролоббировал продажу этих акций. Все сто процентов сейчас у Сибиряка.
   - А как же покойники. Наверняка наследники получат.
   - Нет. В уставе ЗАО есть интересный пункт. В случае смерти акционера, все акции отходят живым акционерам. В живых только Сибиряк. На его счета падают полтора миллиарда евриков, ставит подпись в документах и растворяется в пампасах Аргентины, где много обезьян. Сын, сожительница и двое охранников, из лиц, особо приближенных, уже там. Он больше надеялся срубить, да его Козырь прижал.
   - А ты?
   - Меня приказано ликвидировать. Слишком много знаю.
   - Как ты об этом узнал?
   - Прослушка в кабинете стоит. Он и так мне не очень доверял, а в последнее время все что связано с криминалом, решал только с теми, кого подобрал лично.
   - Где они будут встречаться с англичанином?
   - В общественной приемной Федорова, в двенадцать. На встречу с так называемым англичанином, он ездит всегда без охраны, с одним водителем. Есть у меня два человека, которым я доверяю. О них Сибиряк не знает. Они его и пропасли. Но это еще не все. Мужики у меня хотя и пенсионеры, но опыта им не занимать. Их англичанин заинтересовал. Они его проследили до самолета. Возле аэропорта он выкинул в урну пачку сигарет. Мои подобрали. По старым каналам пробили его по пальчикам. Оказалось, что это человек который сломал всю мою жизнь.
   - Краб?
   - Он самый.
   - А у Федорова в этом какой интерес?
   - Его сын является соучредителем английской фирмы.
   - Валентин, вот объясни мне тупому, откуда у воров столько денег?
   - Оружие, наркотики, финансовые пирамиды, рейдерские захваты предприятий. Ну и так по мелочи. Сибиряку каждую неделю за наркотики по чемодану денег привозят.
   - Не понял. Причем здесь Сибиряк? Он же в городе запретил продавать дурь.
   - Для того и запретил. В городе три действующие лаборатории по производству синтетики. Он все правильно рассчитал. Если город захлестнет наркомания, значит вырастет преступность. Генерал получит от москвичей по голове. А там по нисходящей. Значит будут лютовать. Рано или поздно, но выйдут на производителей. Проще наркоту раскидывать по другим регионам.
   - Знаешь, где дурь производят?
   - Знаю. Подвал НИИ "Нефти и газа". Вытяжка хорошая. Вторая точка на канализационных очистных водоканала. Вонь такая, что никакую химию не унюхаешь. Там рабочих немного и все люди Сибиряка. Третья на закрытом кладбище. Мастерская по изготовлению памятников и венков. К цеху есть небольшой пристрой, спайс бодяжат.
   - А что делают с теми, кто Сибиряка ослушался и втихаря наркоту продавать начал?
   - Хватает одной беседы. После того, как случайно упадешь и сломаешь руку, как-то ослушаться Сибиряка больше нет желания. Хотя, в последнее время он это пустил на самотек.
   - Что можно сделать, чтобы сорвать сделку?
   - Только ликвидация.
   - Умеешь ты утешить.
   - Ну что, Сергей, по единой. Говорят, что последняя у попа жена. Мне уже пора.
  Котов разлил коньяк по стопкам. Подержав свою, посмотрел сквозь нее на свет, после чего выпил. Взяв сигарету, прикурил и сделал затяжку. Закашлявшись, затушил ее и встал из-за стола.
   - Сергей, вот еще что. Если не суждено дожить до завтра, тебе мой человек передаст флэшки. Я там вел что-то вроде дневника. На двух последних запись разговоров Сибиряка. Удачи.
   34
  
  Котов подошел к двери, открыл замок и вышел из квартиры. Голиков закурил сигарету и вышел на балкон. Котов сел на пассажирское сидение, и автомашина тихо урча выехала из двора. Сергей докурил сигарету, затушил ее и облокотился о подоконник. Из головы не шел разговор с Валентином. То, что тот сказал, касалось уже не только Сибиряка, но и безопасности страны. По той информации, что была у майора, завод заключил договор с министерством обороны на поставку ГСМ с нового года. А в свете того, что против России ввели санкции, то англичане могли в любой момент разогнать рабочих и прикрыть лавочку, а оборудование порезать и пустить на металлолом. Замкнутый круг. Одно ЗАО, используя лазейки в законе, которые оставили то ли специально, то ли по глупости, продало завод другой фирме. И докопаться не докопаешься. Наверняка, умники в очечках уже проверили все в договоре до последней запятой. Голиков зашел на кухню, налил в стопку коньяк и выпил. Взглянув на вторую стопку, стоящую на краю стола, поморщился. Валентину, в этой ситуации, он помочь не мог. Тот сам выбрал свою тропинку. Да и судя по всему, Котов и не хотел, чтобы его спасали. Иначе бы попросил о помощи. Убрав бутылку и лимоны в холодильник, прошел в комнату и прилег на диван. Уснуть Сергей так и не смог, проворочавшись до утра. Взглянув на будильник, вздохнул и встал. Приняв душ зашел на кухню и в ящичке для лекарств, нашел таблетку валидола. Закинув под язык, сел в кресло на кухне. Последние полгода нет-нет, да начало сердечко прихватывать. Дождавшись, когда сердце успокоится, налил в кружку крепкого чая, взял сигарету с зажигалкой и вышел на балкон. Только Сергей открыл окно на балконе, как с дерева сорвался черный ворон и сел на подоконник. Голиков с улыбкой смотрел на него. Ворон пристально глядя на Сергея выдал длинную тираду на своем, вороньем языке. Затем оттолкнулся от подоконника и взмыл вверх. Стая ворон, сидевшая на деревьях, как спелые яблоки свалились с деревьев и полетели за вожаком. Голиков смотрел им в след, пока они не превратились в точку. Над городом кружились сотни ворон, совершая последний почетный круг перед отлетом с Родины. Небо затянуло серыми тучами. Сергей выкурил сигарету, выпил кружку чая, закрыл окно и зашел на кухню. Сполоснув кружку в раковине, взял в руки ветровку и вышел из дома. Машину, которая стояла под деревом, засыпало желтыми листьями. Покачав головой, Голиков достал из багажника щетку и смахнул листья с автомашины. Сев в нее, проехал к зданию СИЗО. Выйдя из автомашины, зашел на проходную. Спросил у дежурного о Кузьмиче. Оказалось, что тот минут пять до прихода Голикова, поднялся к себе на этаж. Сдав удостоверение и пистолет, поднялся на второй этаж. Постучав в дверь, зашел в кабинет. Кузьмич заваривал чифирь. Взглянув на Сергея, кивнул ему головой в сторону стула.
   - Присаживайся, сейчас колдовать закончу.
  Залив кипяток в заварник, Кузьмич накрыл его полотенцем и поздоровавшись за руку с майором сел напротив него.
   - Сережа, чем обрадуешь? Помог чем ни будь.
   - Помог, еще и как. Задержали подельника Цыгана, второй во время задержания застрелился. Кузьмич, я к тебе, вот по какому вопросу. У тебя же почти на всех воров досье есть.
   - Козырем заинтересовался?
   - Им родным.
   - Так у меня на него почти ничего нет. Сейчас, глянем, что на него мне слили.
  Кузьмич встал, подошел к сейфу и что-то там долго копался. Перекладывая папки с места на место.
   - О, наконец нашел. Присев на стул, раскрыл папку. Тофик Сумгаитский. Был в большом авторитете у азербайджанской диаспоры. Корону не получил, из-за того, что в юности был комсомольцем и в армии служил. В начале восьмидесятых у него была любовница, директор филармонии. В каком городе не знаю, да это и не важно. В восемьдесят третьем у них родился сын. Назвали Тимуром. Вскоре Тофика посадили. В восемьдесят седьмом любовницу на смерть сбила автомашина. В восемьдесят восьмом Тофик освободился. Его поставили смотрящим за подмосковными рынками. Тофик забрал сына и воспитывал его в своей семье. В девяносто восьмом он что-то не поделил с чеченцами. Если с остальной братвой вопросы он решал за счет своего авторитета, то с этими отморозками не прокатило. Взорвали вместе с машиной. Тимур собрал возле себя группу малолеток. Вымогательства в школах и училищах, кражи, грабежи. В семнадцать лет нашел того, кто взорвал отца и зарезал его. Получил девять лет. На взрослой зоне,
   35
  
  соседом у него был бывший фокусник. Натаскал Тимура так играть в карты, что в итоге сам у него не мог выиграть. Все смеялся, что Тимур фартовый, что у него всегда козырный туз есть в рукаве. Из-за чего его Козырем и прозвали. Освободился, начал работать с каталами. Вскоре стал у них бригадиром. Продержался на воле пару лет. С подельником сели за нанесение телесных, средней тяжести. Заехал на три года. Освободился. Бывшие кореша отца собрали сходняк, на котором ему дали корону. Через месяц его со стволом на кармане взяли. Дали год. Полгода назад откинулся.
   - Кузьмич, а какого черта он здесь нарисовался?
   - Сережа, вчера на эту тему с Афанасием Андреевичем разговаривал.
   - А это еще кто такой.
   - Его все авторитетные зеки от Калининграда до Владивостока знают. Ему сейчас семьдесят пять, из них он пятьдесят пять на зоне провел. Счет начался от царя Гороха. Так вот, он сказал, что это все из-за наркотиков и санкционки. Сам знаешь, что азербайджанцы контролируют продажу травы и гашиша. Сибиряк наркоту в городе запретил. Кого-то даже за это подкололи. Ну тут все понятно. Правительство на овощи, фрукты из-за рубежа санкции ввело. А это очень больно ударило по торгашам с рынков. Они сейчас как делают. Оформляют документы на вывоз из Белоруссий в Казахстан. Там переклеивают этикетки и уже тащат в Россию. В нашем городе у них перевалочный пункт. Тех, кто этим занимается, братва Сибиряка обложила налогом. Пятьдесят процентов от стоимости товара. Представляешь, какие это деньги. Пока у Сибиряка была поддержка, о том, чтобы его нагнать, ни у кого даже мысли не было.
   - Как зеки Козыря характеризуют?
   - Наглый, упрямый, себе на уме, не боится свои дела решать кровью. Короче, полный отморозок. Среди законников авторитетом не пользуется.
   - Спасибо Кузьмич. Погнал я.
   - Со своими крестниками встречаться не будешь? Кстати. Вчера смотрящий по продолу ушел на этап. Сейчас Цыган за этажом смотрит.
   - Кузьмич, не сейчас. Дел много. На воскресение Козырь планирует стрелку организовать. Сибиряку по ушам дать. На следующей неделе заскочу.
  Попрощавшись с Кузьмичом, Голиков вышел из здания СИЗО и подошел к автомашине. С неба начал накрапывать мелкий, нудный, осенний дождь. Передернув плечами, Голиков сел в автомашину. Выкурив сигарету, затушил окурок. Задумавшись, просидел неподвижно минут пять, затем проехал к автомагазину. На одной из щеток оборвалась резинка и на пассажирском стекле оставались грязные разводы. Купив новые щетки, Сергей поменял их на автомашине и довольно улыбнулся. Он уже пару месяцев намеревался это сделать, да вот как-то руки не доходили. Вспоминал только тогда, когда шел дождь. Сев в автомашину проехал к зданию отдела. Закрыв автомашину, на ходу поздоровался с дежурным и поднялся на второй этаж, где находился актовый зал. Чуть приоткрыл дверь и заглянул в щелочку. Судя по всему, совещание заканчивалось. По пятницам, с девяти до десяти утра, проходило оперативное совещание. Где руководство проводило разбор полетов и зачитывались приказы. Только Сергей повернулся и дошел до лестницы, как двери в зал открылись и из него начали выходить сотрудники отдела. Голиков поднялся на третий этаж и уже начал открывать дверь кабинета, как его окликнул Рустам.
   - Михайлович, разговор есть.
   - Заходи.
  Голиков посторонился и пропустил в кабинет Рустама. Сев за стол, показал оперативнику на стул. Рустам отрицательно махнул головой.
   - Михайлович, можно закурить?
   - Пепельницу поставь на стол и окно открой.
  Рустам открыл окно, взял с подоконника пепельницу и сел на стул. Оба закурили, и майор выдохнув дым, спросил.
   - Как вчера в наркоконтроль сходил? Договорился?
   - Они уже работают. У парней была информация, что месяц назад новый наркомагазин появился. Но у них подходов не было. У Кузьмы сегодня движуха началась, еще восьми часов не было.
  
   36
  
   Посетил адрес улица Красина 26 квартира 28. Дверь ему открыл молодой парень. В адресе был минут двадцать. Затем проехал в гаражи по улице Омской.
   - Это где такая улица?
   - Это практически пригород. В паре километров от города. Раньше там совхоз "Тепличный" был. От него осталось несколько семейных общежитий для рабочих. Хозяева рабочих выселили, сделали гостиницы для приезжих. В восьмом году аж до стрельбы доходило. За общагами целый город металлических гаражей. Кузьма пока в гараже.
   - Ну ты держи руку на пульсе. Рустам, сейчас позови Ильина.
  Затушив сигарету, Рустам вышел из кабинета. Голиков не успел докурить, как в кабинет зашел Ильин.
   - Привет Дима.
   - Здравия желаю. Михайлович, с шефом разговаривал?
   - Разговаривал.
   - И...
   - Обещал поговорить с генералом. Но сразу сказал, что тот людей вряд ли даст. Сам понимаешь, праздник. Главное, чтобы в городе спокойно было. А сходняк наша проблема.
   - Понятно, что ни черта не понятно. Нужно будет с кем-то из авторитетов перетереть.
   - Дима, это можно сказать уже вторично. Вчера мне информацию слили, что не так прост черт, как его малюют. В городе есть три лаборатории, где изготавливают синтетический наркотик.
   - Запрет Сибиряка на них не действует?
   - Под его крышей и работают. Просто наркоту растаскивают по России. В городе не оставляют.
   - Даже так. С чего начинать будем?
   - Пока не знаю. О фигурантах ничего не известно. Знаю только, где производят. Но с чего-то нужно начинать. Подвал института "Нефти и газа", очистные канализационные сооружения "Водоканала" и на старом, закрытом кладбище.
   - Михайлович, здесь вот какое дело. В институте начальником службы безопасности работает мой первый наставник, капитан Сорокин Юрий Анатольевич. Можно через него попробовать. Он ведь свое хозяйство должен знать.
   - Не сдаст? Люди имеют свойство со временем меняться.
   - Этот не сдаст. Он еще старой, ментовской закалки. Сколько его помню, всегда был на своей волне. Из-за чего и капитаном на пенсию ушел. Ты же Павла Ивановича знал? Так вот, они с ним друзьями были.
   - Понятно. Очередной фанатик.
   - Михайлович, так ты не лучше. Тоже на работе зациклен.
   - Проехали. Ты сюда Сорокина сможешь пригласить, чтобы нам там не отсвечивать.
   - Сейчас, попробуем.
  Ильин достал из кармана телефон и найдя нужный номер, нажал на кнопку вызова. Дождавшись, когда ответят поприветствовал абонента.
   - Анатольевич, привет. Ильин беспокоит.
   - Димка, говори, что нужно? А то ты мне еще на службе надоел хуже горькой редьки.
   - Анатольевич, ты к нам сможешь подъехать?
   - Димка, ты ничего не попутал? Не уважаешь ты старость.
   - Анатольевич, дело серьезное. Нам у вас пока не с руки отсвечивать.
   - Уговорил чертяка. Я сейчас от вас недалеко. Минут через пять буду. Давай спускайся, встретишь.
  Дмитрий развел руками.
   - Михайлович, пошел встречать.
   - Давай.
  Ильин вышел из кабинета, аккуратно прикрыв дверь. Взглянув на часы, недовольно хмыкнул. Взяв в руки авторучку, постучал ей о край стола. Не прошло и пяти минут как в кабинет зашел Дмитрий в сопровождении мужчины среднего роста, худощавого с седыми короткими волосами. На первый взгляд возраст даже и не определишь. Можно было дать и пятьдесят, а можно и все семьдесят. Сергей подошел к нему, поздоровался и предложил стул. Мужчина рассмеялся.
   37
  
   - Ты, может, мне его как кисейной барыне еще его и подвинешь. Ну давай знакомиться. О тебе, Сергей Михайлович, наслышан. Вижу, правда, первый раз.
   - А вас мне уже Дима представил.
   - Надеюсь, не в черном цвете? Реверансы закончились. Говори, что нужно?
   - Юрий Анатольевич, что у вас в генеральном офисе находится в подвале?
   - А чего вы вдруг подвалом заинтересовались?
  Майор взглянул на Ильина. Тот утвердительно кивнул головой.
   - Юрий Анатольевич, к нам поступила информация, что у вас в подвале находится лаборатория по изготовлению синтетических наркотиков.
   - Блин. Ведь всегда чувствовал, что там что-то не чисто. Сергей, подвал у нас арендует ООО "Недра". Когда въезжали год назад, я у директора поинтересовался чем они занимаются. Тот мне сказал, что выращивают какие-то бактерии, которые питаются нефтью. Что они испытывают их при разливах нефти. Вроде уничтожают нефть, а потом сами погибают. Можно их использовать как на суше, так и на воде. Директор запретил к ним заходить. Сказал, что черт его знает, что там за бактерии. Лишь бы какую ни будь заразу в институт не притащить. У них даже вход отдельный, с торца здания. Мое дело маленькое. Лишь бы за аренду вовремя платили. Вот платят они исправно. День в день.
   - Юрий Анатольевич, может вы замечали, как они продукцию вывозят?
   - По пятницам, в конце рабочего дня, подъезжает грузовая ГАЗель. Загружают коробки в кузов. Объем, примерно половина кузова.
   - Установочные данные у вас на сотрудников лаборатории есть?
   - А как же. У нас с этим строго. Постоянные пропуска выписываю строго по паспортам, сам лично. Плюс, ксерокопии паспортов. Они у меня в сейфе хранятся.
   - Зачем им пропуска, если у них отдельный вход?
   - На обед они ходят в нашу столовую. Там с двенадцати, до двух обслуживаются только сотрудники института.
   - Понятно. Как бы нам их живьем посмотреть.
   - Проще простого. Они до пяти работают. Сегодня как раз пятница. К пяти ГАЗель приходит. Они ее грузят и расходятся. Последним уходит директор. Он открывает и закрывает помещение. К половине пятого подтягивайтесь. У меня окна кабинета выходят на торец. Там прекрасно все видно.
   - Хорошо. Так и сделаем. Дима, возьмешь кого ни будь из своих архаровцев. Фотоаппарат есть?
   - Есть. Где-то таскался.
   - Дима нужны фотоморды. Сам понимаешь, ксерокопии хорошо, но свежие фото как-то получше будет.
  Сорокин хмыкнул.
   - Сергей, так вы их сегодня задерживать не будете?
   - Юрий Анатольевич, сегодня смысла нет. Мы о них ничего не знаем. Прежде чем задерживать, нужно всю цепочку отследить. Эту лабораторию накроем, в другом месте откроют. Чтобы всю цепочку создать по новой, на это время нужно и люди.
   - Ну как знаете. Черт. Вот что значит совсем старый стал. Мозги работать перестали. Нашим псевдоученым по понедельникам с семи тридцати до восьми утра прекурсоры завозят. Приходит эта же ГАЗель. Выгружают несколько бочек и какие-то коробки. Все импортного производства. На бочках иероглифы и написано, что сделано в Китае. А коробки из Франции и Нидерландов. Пустую тару вывозят. Раз, когда выгружали, я подошел и спросил у старшего, что это за ерунда. Тот начал сыпать какими-то научными терминами. Единственное, что я понял, что это надо для создания питательной среды для бактерий. Хорошую они легенду придумали. Главное, что в центре города. Даже никто не подумает, что в институте производят наркоту в промышленном масштабе. Ну все парни, я погнал. Мне еще в филиал нужно заехать. Охранник, зараза, пьяным на работу вышел.
   - Дима, проводи Юрия Анатольевича, а затем ко мне зайдешь. Нужно кое-что еще обсудить.
  Сорокин попрощался с Сергеем и с Дмитрием вышли из кабинета. Голиков взглянул на часы. Часы тикали и время приближалось к одиннадцати. Ильин зашел в кабинет с улыбкой до ушей.
   - Михайлович, кажется, что дело с мертвой точки сдвинулось.
   38
  
   - Подожди радоваться. С институтом понятно. С кладбищем тоже. У меня эта канализация из ума не идет. Начнем брать штурмом, они все успеют выкинуть. Я там раз был. Там винтовая лестница уходит под землю этажа на три. Вдоль лестницы какие-то кладовки. В какой наркоту клепают, неизвестно.
   - Михайлович, придется пленного брать.
   - Но надо сделать так, чтобы комар носа не подточил. Дима, ты сейчас сделай вот что. Отправь кого ни будь из ребят на таможню. Там есть такой опер по борьбе с контрабандой наркотиков Сычев Павел. Бывший погранец. После ранения комиссовали. Он туда по блату устроился. В Москве, в центральном аппарате у него родственник. Иначе бы медицинскую комиссию не прошел. Мужик толковый. Я уже с ним пересекался. Когда в Центральном отделе работал, мне информацию скинули, что в Казахстане местные националисты организовали банду. Туда кроме бандитов входили менты и таможенники. Перед войной и во время войны в Казахстан много кого ссылали. Участковые, которых, никто не подозревал, во время обходов в русских и немецких поселках присматривали у кого есть антиквариат, старые иконы, картины. По ночам их грабили. Было, что и со смертельным исходом. Антиквариат через границу тащили в Россию. Как Сычев все провернул, что выманил всех организаторов на нашу территорию, ума не приложу. Мелочевку местные зачистили. Нужно с ним поговорить. Пусть документы поднимет. Если ингредиенты завозили из-за рубежа, то у них должны остаться следочки. Кто отправлял, кто получал. Пусть скажет, что от меня. У меня был его номер сотового телефона, но тот телефон разбил.
   - Так может я сам и съезжу?
   - Ты мне понадобишься. В двенадцать нужно будет в одно место съездить. Подстрахуешь.
   - Что-то серьезное?
   - Как сказать. Нужно кое кому в глаза посмотреть.
   - Пошел, Сашку озадачу. Да и это, я его вечерком в институт возьму. Ни к чему, чтобы весь отдел знал.
   - Идет. В двенадцать у машины встретимся. Дима и резину не тяни. В понедельник заведи оперативное дело. От бумаг нас никто не освобождал.
   - Сделаем.
  Ильин вышел из кабинета. Сергей взглянул на часы. Время медленно и неумолимо приближалось к двенадцати. Встав со стула, майор прошелся по кабинету. Не зря говорят, что самое поганое, это ждать и догонять. Достав из кармана непочатую пачку сигарет, положил ее в карман пиджака и вышел на крыльцо. Мелкий утренний дождь разошелся не по- детски. Многочисленные лужи пузырились. Похоже дождь зарядил на весь оставшийся день. Выкурив сигарету, рысцой добежал до автомашины и сел в нее. Завел ее и включил печку. Кроме ненастья начал задувать холодный, северный ветер. Как когда-то в популярной песне молодости: Осень она не спросит, осень она придет. Вскоре, подошел Дмитрий. Отряхнув зонтик от влаги, сел на пассажирское сидение.
   - Ты где шарахался? Штаны по колено мокрые.
   - Только Сашку отправил в таможню, человек позвонил. Попросил от ППС отмазать. Его возле отдела на остановке приняли. Сидел пиво пил. Какая-то сознательная гражданка позвонила по 02.
   - Отмазал?
   - А куда деваться? Он хотя и редко, но иногда информацию в клювике приносит. Да и по ушам не ездит.
  Сергей взглянул на часы.
   - Все, погнали.
  Автомашины по городу еле тащились, объезжая лужи и выбоины в асфальте. В последнее время администрация взялась за дороги, но в порядок привели только центр города. Главное начать, а там как карта ляжет. Общественная приемная Федорова находилась в здании, рядом с Администрацией области. Сергей нашел освободившееся место и заехал на стоянку. Заглушив двигатель, закурил сигарету. Дмитрий приоткрыл форточку.
   - Михайлович, все, приехали?
   - Да. Дима, сзади папка лежит с чистыми бланками. Дай пожалуйста. Придется импровизировать. Иначе охрана не пустит. Ствол мой забери, а то вдруг шмонать будут.
   39
  
   - Михайлович, так ты в администрацию собрался?
   - Нет. К сенатору в гости.
  Взяв папку, Голиков подошел к двери приемной и подергал за ручку двери. Дверь была закрыта изнутри, и Сергей нажал на кнопку звонка. Дверь открылась и на крыльцо вышел высокий, коренастый мужчина в черном костюме, белой рубашке с темным галстуком.
   - Видишь ведь, что дверь закрыта. Сегодня сенатор не принимает.
   - Знаю, что не принимает. Я, в областной администрации работаю. Федоров позвонил, распорядился фирменные бланки принести. У него закончились.
   - Оружие есть?
   - Откуда у простого клерка оружие?
  Охранник металлоискателем провел вдоль тела.
   - Заходи. Сейчас провожу.
  Голиков зашел в коридор. Взглянув на охранника, улыбнулся.
   - Может мне сюда перебраться жить?
  Просторный коридор, отделанный лакированными деревянными панелями под орех. Вдоль стен мягкие кожаные кресла, на потолке позолоченная лепнина.
   - Будешь сенатором, еще не так жить будешь.
  Из-за угла коридора вышел второй охранник. Сергей взглянул на одного, затем на второго.
   - Вы близнецы? Похожи сильно.
   - Подошедший охранник иронично хмыкнул.
   - Еще чего? Что привело вас в нашу юдоль?
   - Он документы шефу принес.
   - Пошли.
  Охранник кивнул головой в сторону двери с позолоченной табличкой. Подойдя к двери, он открыл ее и подтолкнул Сергея вперед.
   - Василий Иванович, человек пришел. Бланки, которые вы заказывали принес.
  Сидевший во главе т-образного стола пожилой мужчина недоуменно посмотрел на вошедших.
   - Не понял. Какой человек, какие бланки? Я же сказал, чтобы никого не пускали. Ты кто такой?
  Сибиряк сидевший за приставным столом, лицом к двери, скривил губы.
   - Я и сам его могу представить. Это майор полиции, начальник отделения по борьбе с бандитизмом Голиков Сергей Михайлович. Ребятки, закуйте его в браслеты и посадите на стульчик, в уголочке. У меня к нему много вопросов накопилось. Сегодня даже ребят к нему под дом отправил.
  Сергей попытался скинуть руки, опустившиеся ему на плечи. Но охранники тоже не зря хлеб ели. Прошло какое-то мгновение, как Голиков оказался в углу кабинета со скованными сзади руками, восседая на стуле. Дождавшись, когда охранники выйдут из кабинета, мужчина сидевший спиной к майору повернулся.
   - Привет Серега. Узнал?
  Сибиряк внимательно посмотрел на сидящего напротив него.
   - Сибиряк, да не сверли ты меня взглядом. Мы с ним, в военном училище вместе учились. В одном взводе. Затем вместе в бригаду морской пехоты попали. Только он командиром разведвзвода, а я простым Ванькой взводным. Даже повоевать вместе пришлось.
  Сергей сел поудобней и с ненавистью посмотрел на мужчину.
   - Косяк, а давно ты Крабом стал? Всегда чувствовал, что ты изнутри гнилой. Это ведь ты в училище ротному стучал. Ты даже на выпускной вечер не пришел, боялся, что тебе парни табло разукрасят. Не спорю, воевал ты неплохо. Тебя ведь даже в академию, в Москву отправили учиться. Думал, что ты уже как минимум полковник.
   - Бери выше. Сейчас я не меньше, чем генерал. Знаешь, а мне понравилось командовать. Когда ты отдаешь приказы, а не тебе. Когда ты решаешь, кому жить, а кому нет. Кстати, откуда ты узнал, что мне погоняло дали Краб. В этом захолустье о существовании Краба знал только один человек. Сибиряк, я тебе еще когда сказал, чтобы ты избавился от Котова. Как он на меня вышел?
  
   40
  
   - Уже избавились. Как он о тебе узнал, даже предположить не могу. Об этом мы у майора спросим. Они вчера ночью встречались. Водителем у Кота мой человек был. Только сегодня утром доложил. Майор, а какого черта ты сюда приперся?
   - Хотел в глаза вам мразям посмотреть. Ну эти ладно, этим не привыкать кровь лить, а ты-то сенатор. Тебе чего не хватало? Уж на хлеб с маслом и икоркой было.
  Федоров рассмеялся.
   - Да что ты понимаешь, пес цепной. Да, я хочу, чтобы на бутерброде было не три икринки, а как в кино: Все икра, да икра, а я хлебушка хочу. Чтобы у меня был замок, как у Пугачевой. Только не в деревне Грязи, а где ни будь в южных морях. И чтобы яхта как Абрамовича.
   - А ты ведь еще более худшая мразь, чем они.
   - Не тебе судить. Ну что, займемся делом? Не будем отвлекаться. Сибиряк, документы подписывай.
   - Утром деньги, вечером стулья.
   - Сибиряк, тебе же сказали, что деньги будут. Просто такую сумму без дополнительной проверки ни один банк не пропустит. У меня времени нет, через двадцать минут встреча с губернатором.
   - Да мне плевать с высокой колокольни, что ты сенатор. Я в своем роде тоже сенатор. Краб, ты там своим позвонить не сможешь, поторопить?
   - Сибиряк, тебе же сказали, что нужно обождать. Хотя. Все, деньги на счет упали. Смотри.
  Краб повернул ноутбук экраном к Сибиряку. Тот взглянув на цифры, довольно улыбнулся.
   - Как будто услышали.
  Глядя на экран, сначала с лица Сибиряка пропала улыбка, затем оно побледнело и на лбу появились капельки пота. Оттолкнув от себя ноутбук взглянул на сенатора.
   - Что мрази, меня кинуть хотели. А я думаю, что вы мне уже полчаса мозги парите, что подписывай документы, времени нет. За такое отвечать принято.
  Выхватив прикрепленный к лодыжке миниатюрный, как его еще называют, дамский пистолет, Сибиряк не целясь поднял его и нажал на спусковой крючок. Во лбу Краба появилась дырка и на лицо потекла тоненькая струйка алой крови. Федоров вскочил с кресла и дрожащим голосом закричал.
   - Ты что делаешь урка! Охрана, охрана...
  Это было последнее, что произнес в этой жизни сенатор. Выбив зубы пуля залетела в мозг. Сибиряк повернулся к Голикову.
   - Видишь мент, как все получилось. А ведь я, все по- другому планировал. Молись своему ментовскому богу.
  Дверь с грохотом открылась и в кабинет заскочили оба охранника с пистолетами в руках. Один из них получив пару пуль в грудь, остановился, свободной рукой схватился за грудь, взглянул на кровавую руку и опустился на пол. Второй начал стрелять в сторону Сибиряка. Но то ли руки тряслись, то ли стрелять приходилось только в тире, а не по живому человеку. Пули летели куда угодно, а не в Сибиряка. Тот усмехнулся и последний патрон использовал по назначению. Уже падая, охранник в конвульсии нажал на спусковой крючок. Угол падения, равен углу отражения. Такой выстрел бывает один на миллион. Пуля из пистолета охранника срикошетив от пола, попала в глаз Сибиряка. Тот опустился на стул и уткнулся головой в стол. Сергей, уже не ожидавший ничего хорошего от этой ситуации, выдохнул воздух. Встал со стула и подошел к одному из охранников, у которого в кармане лежал ключ от наручников. Только вот достать его, он не успел. В дверном проеме появились две мужские фигуры, одетые в зеленую робу. На грудных карманах у обоих были бейджики с крупной надписью "Водоканал". Голиков даже не успел обрадоваться, заметив, что оба были в черных масках с прорезями для глаз. В руках у обоих были пистолеты с глушителем. Один из мужчин зашел в кабинет, а второй остался в дверях, держа под прицелом Голикова. Мужчина прошелся по кабинету, осмотрел трупы, так и сидящие за столом. Проверил пульс у охранников и отрицательно покачал головой. Достал ключ от наручников и положил на стол. Показав Сергею на них пальцем.
   - Сейчас мы уйдем. Надеюсь, ты сам сможешь их снять.
  Сергей, внимательно наблюдавший за ним, полу утвердительно произнес.
   41
  
   - Шурави...
   - Узнал.
   - Тебе же еще пять лет на зоне чалиться.
   - Разве? Такого человека уже полгода нет в живых. Вместо него могильный холмик с номером на кресте.
   - Убьете?
   - Зачем? Ты нам еще пригодишься. Все, уходим.
  Мужчины исчезли, так же, как и появились. Майор достал ключи, снял наручники, положив их в карман пиджака. Авось да пригодятся. Еще раз осмотрев кабинет, Голиков вышел из помещения и подошел к автомашине. Дмитрий стоял рядом с ней, наблюдая за входом в приемную.
   - Дима, чего мокнешь? Садись, надо валить отсюда. Как можно быстрей.
  Уже в машине Ильин спросил.
   - Михайлович, что там за хлопки были? Стреляли.
   - Дима, не отвлекай и так голова кругом идет. На место приедем расскажу.
  Дождь прекратил моросить, и Сергей заехал в небольшой тупик, рядом с отделом.
   - Давай, на улице поговорим.
  Оба вышли из автомашины и Голиков прикурил сигарету. У него слегка подрагивали руки. Такое с ним началось после контузии, когда духи на выходе зажали взвод в ущелье. Если бы не пара вертолетов, "крокодилов", то взвод там бы и остался. Дмитрий, взглянув на майора, покачал головой.
   - Михайлович, что случилось? Кто стрелял?
   - Вчера после работы ко мне домой Котов пришел.
   - Это еще кто такой?
   - Начальник охраны Сибиряка.
   - Кот, что ли? А я катаю, кто такой. Что он хотел?
   - Рассказал, что сегодня Сибиряк должен был продать НПЗ англичанам. Гарантам сделки должен был выступить Федоров.
   - Как продать? Если не ошибаюсь, там половина акций принадлежит государству. А остальные какому-то ООО. Там свои акционеры.
   - Были. Сибиряк их в течении года прибрал по- тихому. А государство обул по полной программе. Дважды выпустили акции и по итогу у государства осталось только пять процентов. Федоров решил в верхах вопрос о продаже этих пяти процентов.
   - Его какой интерес, деньги?
   - Возможно. Но не только это. Его сын входит в состав учредителей английской фирмы. НПЗ они наверняка собирались выкупить у Сибиряка дай бог если за треть стоимости. Вот я и хотел в глаза посмотреть. Не столько Сибиряку с Крабом, сколько Федорову.
   - Краб, кто такой? Что-то о таком не слышал.
   - Представитель англичан. В стародавние времена в военном училище были курсантами в одном взводе. После училища служили в одной бригаде. После войны я ушел на гражданку, а он поступил в военную академию. Что там с ним случилось, не знаю. Но он возглавил группу киллеров. Не удивлюсь, если окажется что за Крабом стоит Федоров с сотоварищи. Когда он был еще заместителем губернатора, бизнесмены дали ему кличку "Федя-золотая ручка". Сам представь, какие финансы были нужны чтобы найти людей, закупить технику и оружие, квартиры, документы прикрытья. А в то время Краб был нищим как церковная крыса. Котов, когда еще в МУРе работал, эту группу ликвидировал. Правда, Краб и двое его ближайщих связей успели свалить в Англию. Но это так, лирика. Во время сделки что-то пошло не так. Сибиряк обвинил Краба и Федорова, что те его кинули. После того, как он их завалил, ворвались охранники. Сибиряк и их положил. Один из охранников успел несколько раз выстрелить. Пуля срикошетила и попала в глаз Сибиряку.
   - Михайлович, это что получается, пять трупов? А ты чего в полицию не позвонил?
   - Дима, ты как это себе представляешь? Гора трупов и я один как баобаб в пустыне. Как я это объясню. Наверняка, когда их обнаружат, туда все слетятся: ФСБ, УСБ, прокуратура, следственный комитет, все руководство УВД. А затем еще и москвичей вагон и маленькая тележка подтянется. Не
   42
  
   каждый день сенатора убивают в компании вора в законе и человека, который находится в розыске по Интерполу.
   - Что делать будем?
   - Ждать, когда нас по тревоге поднимут. Одно плохо. Там везде видеокамеры понатыканы. Я же не думал, что так все получится. Садись, поехали в отдел.
  Только майор с Голиковым поднялись на крыльцо, как их остановил дежурный.
   - Михайлович, только что с УВД звонили, что в приемной сенатора Федорова гора трупов. Я еще даже начальнику не успел доложить.
  - Так докладывай. Дима, сходи, пару человек возьми, кто свободен, да выдвигаться будем.
  Ильин с дежурным зашли в отдел, а Сергей спустился с крыльца и подошел к автомашине. Достал из кармана пачку сигарет. Взглянув на нее, вздохнул и засунул обратно в карман. На двух автомашинах оперативники, во главе с начальником отдела, подъехали к приемной сенатора. Возле здания было не протолкнуться. С большими звездами на погонах, из разных ведомств было не меньше десятка рукой водящих. Оперативники вышли из автомашин. Начальник ОБОП отошел к стоящим возле крыльца, а Сергей и Ильин зашли в помещение. В коридоре их остановил начальник убойного из УВД.
   - Мужики, в кабинете сейчас эксперты работают. Похоже, что они там себя сами перестреляли. Охранников только жалко. Из-за этих уродов пострадали. Хотя, как говорится посмотрим. Оно как специально сервер в УВД вырубило. Около двенадцати был скачек напряжения. Все видеокамеры вокруг администрации запитаны на УВД. Может еще кто был. Сейчас уже и не узнаем. Мужики, просьба. Нужно обыск в офисе и по месту жительства Сибиряка сделать. Своих я разогнал на обход, опросить тех, у кого окна кабинетов на вход выходят. Следак сейчас постановление выпишет. Офис, знаете где находится. Он здание выкупил. На первом этаже клетушек нагородил, а на втором жилую зону сделал. Сибиряк там сам жил, начальник охраны и парочка телохранителей.
  Голиков усмехнулся.
   - Ты еще нам расскажи кто такой Сибиряк и его биографию. Кого там завалили?
   - Сенатора, Сибиряка, охранников и какого-то англичанина с рязанским овалом лица.
   - Следак в кабинете?
   - Да, с экспертами.
   - Пойдем, мордой поторгуем, да постановление заберем.
  Майор с Дмитрием подошли к открытой двери и заглянули в кабинет. Следователь сидел за столом и заполнял протокол. Голиков окликнул его. Следователь кивнул головой и достав из папки бланк, начал быстро его заполнять. Заполнив подошел к дверям и отдал постановление Сергею.
   - Михайлович, если что найдете, то в следственный комитет завезете. Хотя Сибиряк не дурак. Вряд ли что-то паленое дома хранить станет. Похоже сегодня до дома не добраться.
   - Планида у нас такая. Кто их там всех положил?
   - Михайлович, на вскидку Сибиряк всех перестрелял. Но как он умудрился это сделать с пулей в голове. Разберемся. Мне кто-то говорил, что он виртуозно ножом владеет, но чтобы из малокалиберного пятизарядного пистолета завалить четырех бугаев. Первый раз такое слышу и вижу.
  Майор с Ильиным вышли на улицу. Дмитрий, взглянув на Сергея криво улыбнулся.
   - Михайлович, а ведь тебе повезло. Если бы не охранники, то лежал бы ты там. Представляешь картину, сенатор, Краб и ты. Вот и доказывай, что не верблюд. Начальник отделения по борьбе с бандитизмом в такой теплой компании.
   - Да уж. Удовлетворил любопытство. Пойдем, шефу доложим.
  Оперативники подошли к начальнику отдела, который заметив их, отошел в сторону.
   - Товарищ полковник, нас следак на обыск к Сибиряку отправил.
   - Я в курсе. Вот еще что. Создали оперативно-следственную группу. Сейчас еще один следователь из Следственного комитета подъедет. Заберете его с собой. Звонили из Москвы. В отношении Федорова возбуждено уголовное дело по мошенничеству в особо крупном размере. Депутатской неприкосновенности он уже лишен. Завтра из Москвы прилетает группа из центрального аппарата
  
  
   43
  
   МВД и Следственного комитета. Москвичи распорядились опечатать офис Сибиряка и оставить охрану. Парни из ОМОНа уже выехали к офису. Вас там будут ждать.
   - Кто бы спорил. Нам проще.
   - Михайлович, ты уж посерьезней. Все же дело-то резонансное.
   - Все нормально будет, не переживайте. Следак где?
   - Вон со своим шефом разговаривает.
   - Мы его в автомашине ждем.
  Голиков подошел к операм, которые его дожидались возле автомашин.
   - Парни, давайте к офису Сибиряка. А я сейчас подхвачу следователя и следом подъеду. ОМОН, наверное, уже подъезжает. Без нас не лезьте.
  Дмитрий с оперативниками сели в автомашину и стараясь не задеть весь этот автопарк из автомашин спецслужб, которые нагнали к приемной сенатора. Голикову пришлось ждать минут пять, прежде чем к нему подошел следователь. Сергей его видел первый раз. Но что-то ему в подошедшем мужчине, с первого взгляда, не понравилось. Какая-то барственная надменность во взгляде. Как будто перед ним не оперативник, а холоп.
   - Ты, майор Голиков.
   - Я. Не ты, а вы. Мы еще с вами не знакомы, а на ты я разговариваю только с друзьями. Садитесь. Люди уже уехали.
  Следователь фыркнув, сел на переднее, пассажирское сидение. Голиков выехал со стоянки. Включив магнитолу, пробежался по радиостанциям. Следователь поморщился.
   - А можно вот без этого. Думать мешает. Кстати, майор, как вам в ОБС работается?
   - Может в ОББ, а не ОБС.
   - Майор, ты знаешь, ОБС расшифровывается, что одна баба сказала. Это на земле опера работают от преступления, а вы от человека. Чем больше на него грязи нароете, тем для вас лучше.
  Что замолчал? Ответить нечем?
   - Ответить есть чем. Только ведь тебе не понравится. Сопли утереть некому будет.
  Ухмылка сползла с лица следователя, и он отвернулся, наблюдая за улицей. Сергей подъехал к воротам. Возле которых стояла автомашина с операми и микроавтобус с ОМОНом. Голиков вышел из автомашины и подойдя к домофону, нажал на кнопку. Ему ответили сразу. По- видимому за ними наблюдали уже давно, через видеокамеру, висящую над домофоном.
   - Что надо?
   - Полиция. Ворота открой.
   - Еще чего. Здесь частная территория.
   - Ты кажется не понял. Открой ворота, или есть желание повторить судьбу хозяина. Валяться на полу с дыркой в голове. Только его похоронят со всеми воровскими почестями, а тебя закопают, как паршивую собаку.
  Охранник не отпустил кнопку и было слышно, что он с кем-то разговаривает. Ворота, скрипнув, начали медленно отъезжать в сторону. Докатившись до упора ворота остановились. Автомашины заехали на территорию и остановились возле крыльца. На котором стоял мужчина лет тридцати, одетый в серый костюм. Первое, что бросалось в глаза, это его военная выправка. Первыми из микроавтобуса вышли парни из ОМОНа. Отодвинув мужчину в сторону, они зашли в помещение. Следом зашли оперативники. Последними шли Голиков и следователь. Мужчина, признав в следователе старшего группы, окликнул его.
   - Извините, предъявите пожалуйста свое удостоверение. И на каком основании вы врываетесь в частные владения?
   - Вашего хозяина сегодня, часа полтора назад завалили. Отойди, не мешайся.
  Следователь зашел в здание, а майор остановился возле мужчины.
   - Ты, кто такой?
   - Директор ЧОП "Эфа". Наш ЧОП охраняет это здание и территорию.
   - Штат большой?
   - Со мной десять человек.
   44
  
   - Сутки через двое?
   - Да.
   - Из армии давно уволился?
   - Три года уже. А что, видно, что с армейки.
   - Сам когда-то таким был. Чего оттуда ушел?
   - Дослужился до командира роты. Капитана получил. Да не в то время в армию попал. Министром обороны был прославленный фельдмаршал Сердюков. Полк сократили, а меня перевели в другую часть. Все офицерские должности были заняты. Временно назначили пулеметчиком. Сам знаешь. В армии, если что -то временное, то уже на постоянное. Контракт закончился, я ушел.
   - Восстановиться не думал?
   - Думал. Но Котов работу предложил.
   - Ладно, пойдем. Далеко не уходи. Вдруг консультация потребуется.
  Директор ЧОП открыл дверь и пропустил вперед Сергея. Сотрудники офиса, в основном женщины, испуганно поглядывая на бойцов ОМОНа выходили из кабинетов в коридор. Следователь, переминаясь с ноги на ногу, стоял в конце коридора. Сергей подошел к нему.
   - Людей распустить по домам нужно. Пусть вещи свои забирают и с богом.
   - Ты, что, мне еще указывать будешь? Здесь я старший группы.
   - Кто бы спорил. Но ты сам подумай. Кабинеты ты сейчас опечатаешь, их завтра обыскивать москвичи будут. Нам нужен второй этаж. А сотрудники только под ногами мешаться будут.
   - Пожалуй, ты прав. Но вся ответственность на тебе, если что пойдет не так.
   - Да как-то никогда от нее не бегал.
  Майор вышел на середину коридора.
   - Так, господа офисный планктон. Сейчас заходим в кабинеты, забираем свои вещи и на выход. Рабочий день на сегодня для вас закончен.
  Сотрудники разбрелись по кабинетам, лишь одна из женщин осталась в коридоре с усмешкой наблюдая за Сергеем. Кого-то она ему напоминала, но кого, он так и не мог вспомнить. Голиков подошел к ней и вопросительно посмотрел на нее.
   - Смотрю, Сережа, большим начальником стал. Не узнаешь?
   - А должен? Кого-то напоминаете, но вспомнить не могу.
   - Ольгу Тебенькову помнишь?
   - Да, была у меня такая одноклассница. После школы уехала в Омск. После выпускного, я ее ни разу не видел.
   - Ну еще бы. Она в школе была первой красавицей. Ты даже за ней ухаживать пытался. Она на тебя внимания не обращала. Худенький, высокий правдоискатель. Постоянно за кого-то заступался. У тебя похоже и синяки не проходили. А сколько я тебе записок написала. Но ты меня даже не замечал. Я Ольги младше была на три года.
   - Людмила?
   - Она самая.
   - Ольга как поживает?
   - Вышла замуж за бандита. Общаются с ним между его отсидками. Двое детушек.
   - Работаешь здесь?
   - Нет. Мы субподрядчики. Занимаемся благоустройством НПЗ. Пришла платежку подписать. А здесь цирк с клоунами. Пойду, а то меня служебная автомашина ждет.
   - Ольге привет.
  Женщина повернулась и пошла к выходу, а майор подошел к Дмитрию.
   - Дима, сейчас в оружейке ЧОП заберешь под опись стволы и сдашь их в дежурку Заречного. Только расписку не забудь. Сюда можешь не возвращаться. Действуй как договорились. Время поджимает, а тебе еще за Сашкой ехать.
  Дождавшись, когда офис покинут сотрудники, следователь достал из папки клейкую ленту и под присмотром понятых, опечатал кабинеты. Пока тот занимался делом, Голиков подозвал директора ЧОП, который стоял возле комнаты для охраны. Тот молча подошел.
   - Тебя как зовут?
   45
  
  
   - Кирилл.
   - С оружием разобрались?
   - Да.
   - Кирилл, ты в последнее время, за Сибиряком ничего подозрительного не замечал?
   - Да вроде все как обычно. Правда, последнюю неделю психованный ходил. Все ему не так. Жену с сыном и двух своих телохранителей в загранку отправил. Вроде как на солнце позагорать. Если что и было, так он с нами не откровенничал. Мы же для него пыль под ногами. Цырики.
   - Понятно. Пойдем, покажешь омоновцам, где им расположиться, а своих домой отправишь. В выходные тоже могут не выходить. Насчет понедельника видно будет.
  Майор с Кириллом подошли к старшему группы ОМОНа.
   - Это директор ЧОПа, который здание охраняет. Парней выдели, которые сегодня здесь ночевать будут. Пусть располагаются. Заодно у охранников узнаем, может они что-то видели.
   - Двоих хватит?
   - Выше крыши.
  Старший ткнул пальцем в двух стоящих ближе всего бойцов.
   - Сегодня здесь отдыхаете. Идите, знакомьтесь с местом.
  Вчетвером подошли к комнате отдыха. Сергей зашел в нее, а сопровождающие остались в коридоре. Двое охранников сидели на стареньком диване, а один за монитором и о что-то оживленно обсуждали. Увидев Голикова, они замолчали. Тот оглядел охранников и спросил?
   - Мужики, сегодня странного за хозяином не наблюдали?
  Сидевший за монитором взглянул на остальных и ответил.
   - Он сегодня телохранителей и водителя отпустил. За рулем автомашины сам поехал. Сам Сибиряк редко садится за руль, да и то, когда на него находит, водитель рядом сидит.
   - Больше ничего, странного не было?
  Охранники переглянулись и потупили взгляд.
   - Слушаю. Вижу ведь, что что-то скрываете.
  Сидевший за монитором опять ответил.
   - Это не в нашу смену было. Вчера. Во время пересмены ребята рассказали. Сибиряк и двое телохранителей вчера около двенадцати ночи на крыльце встретили Котова, начальника службы безопасности. Ушли с ним в подвал, а вернулись минут через десять втроем. Сибиряк был злой, как собака.
   - Так Котов до сих пор в подвале?
   - Наверное. При нас не выходил. Он, наверное, в карцере сидит. Там часть подвала огорожена, нары сделаны.
   - Проверить не судьба?
   - Нам запрещено заходить в подвал и на второй этаж. Котов сам говорил, что меньше знаете, дольше живете.
   - Часто в карцер людей закрывают?
   - За полгода, что здесь работаем, только два раза. Раз цыганского барона, наделю держали. Второй раз каких-то двух азербайджанцев. Телохранители между собой говорили, что это из-за наркоты.
   - Ключи от подвала и комнат на втором этаже есть?
   - Да. Неделю назад проверка из МЧС была. Выписали предписание и штраф, что у нас нет на случай пожара свободного доступа. Ящик с ключами повесили и опечатали.
   - Давай все ключи сюда.
  Охранник, сидевший на диване, встал, открыл ящик и собрав ключи с прикрепленными к ним бирками, подал майору. Сергей вышел из комнаты.
   - Парни, прошу пожаловать. Осваивайтесь. Кирилл, а ты со мной в подвал. Держи ключи, гидом будешь.
  Подойдя к двери, ведущей в подвал, Кирилл нашел ключ от двери и зайдя в подвал, включил свет. Сергей шел следом.
   46
  
   - Показывай свои владения.
   - Владения, да не мои. Вот эта дверь слева, там у Сибиряка небольшой тир. Да, совсем из головы вылетело. Там четыре ствола лежат. Глок, армейский Кольт, ПМ и дамский Браунинг.
   - Пятизарядный, малокалиберный?
   - Да. А вы откуда знаете?
   - Сибиряк из него четырех человек завалил, прежде чем ему пуля прилетела.
   - Он частенько пострелять в тир спускался. Сожительница и его сын не любители этого дела были. Котов заходил. Но тот только с ПМ стрелял. Кроме них в тир никого не пускали. За этой дверью биллиард, дверь напротив тренажерный зал. Дальше сауна и напротив настольный тенис.
   - Где каземат для заложников?
   - В конце коридора, железная дверь.
   - Пошли.
  Подойдя к двери, Голиков дернул за ручку. Как и следовало ожидать та была закрыта. Кирилл, нашел в связке ключ и открыл дверь. Включив свет, сделал шаг в камеру и сразу выскочил в коридор.
   - Ты чего?
   - Там это...
   - Что там?
   - Котов, кажется мертвый.
   - Наберут по объявлению, а потом мучайся с ними. Ты как в армии служил? Еще и командиром роты. Стой здесь.
  Сергей зашел в камеру. Котов лежал на кровати, вытянувшись во весь рост. Бледное, без единой кровинки лицо. Голиков подошел и прикоснулся к телу. Разогнувшись, вышел в коридор.
   - Капитан, слюни подбери.
   - Так я с ним вчера вечером разговаривал.
   - Сходи за следователем. Я здесь подожду.
  Кирилл кивнул головой и суетливо размахивая руками пошел по коридору. Сергей зашел в камеру и осмотрелся по сторонам. Свежевыбеленные стены, нары в два яруса и в углу за ширмой унитаз. Голиков достал со второго яруса аккуратно свернутое одеяло и накрыл труп. Выйдя в коридор, прислонился к стене. Ждать пришлось недолго. По коридору впереди шел следователь со свитой из понятых и оперов. Последним плелся Кирилл. Возле двери кавалькада остановилась. Следователь недовольно взглянул на майора.
   - Что еще? Мы уже на второй этаж поднялись.
   - Труп в зиндане. Эксперт нужен и труповозка.
   - Какой зиндан? Какой труп.
   - Докладываю. За этой железной дверью находится комната счастья для тех, кто перебежал дорогу Сибиряку. На данном этапе в узилище находится труп Котова, начальника службы безопасности. Труп без внешних признаков насильственной смерти. Но это определит только вскрытье.
  Следователь недовольно фыркнул и заглянул за дверь. Достав из кармана телефон, начал набирать номер. Голиков взглянул на оперов.
   - А вы чего замерли? Пока эксперт не приехал, с понятыми осмотрите помещения.
  Поочередно открывая двери ключами, по коридору дошел до тира. Открыв металлическую дверь, зашел в помещение. В глубине помещения возле стены, обшитой толстыми досками, стояли ростовые мишени. Возле входа, стоял стол, на котором лежали четыре пистолета. Рядом с каждым стояло по коробке патронов. Взглянув на слегка приоткрытую дверь, Сергей взял со стола Браунинг с коробкой патронов и рассовал их по карманам. Мертвому не пригодится, а какая разница из этого пистолета Сибиряк намолотил урожай, или из подобного. Майор вышел в коридор и подошел к следователю.
   - Что с экспертом?
  
  
   47
  
   - Будет через час. Слушай, ты извини, что на тебе оторвался. Материал на начальника Центрального и главного бухгалтера мне отдали. Еще вчера предлагал их арестовать. Начальство как всегда, подписки о невыезде хватит. А сегодня полковника в Москве, в аэропорту задержали, пытался в Испанию вылететь, бухгалтершу на границе с Украиной. Хорошо, что сторожок на них успел выставить. С утра по шапке за них получил, что не настоял о их аресте.
   - Ладно, проехали. В тире у Сибиряка три ствола лежат. Два импортных, я в них не разбираюсь, и наш Макарка. Директор ЧОП говорил, что там четыре было. Четвертый браунинг дамский. Из такого Сибиряк в приемной народ положил. Пока эксперта нет, ты бы изъятие оформил. Глядишь, пораньше освободимся.
   - Вряд ли. Из-за этой гниды, сенатора, до утра завихрятся будем.
   - Что ж ты так плохо о народном избраннике?
   - Он за всеми крупными рейдерскими захватами в тенечке стоял. Как его раньше не завалили. Это все хорошо, но пойду изъятие оформлю. Сергей, ты бы со своими орлами по второму этажу пробежался. Сомневаюсь, что хозяин там что-то паленое держать будет. Но на всякий случай посмотрите.
   - Сделаем.
  Как эксперт обещал, так и объявился через час. Чтобы задокументировать ушло еще полчаса. Когда он вышел из импровизированной камеры, Сергей подошел к нему.
   - Что скажете?
   - Что сказать? Вскрытье покажет. Предварительно отравление цианидом. Пахнет миндалем и во рту осколки от ампулы.
   - Понятно. Спасибо.
  Эксперт пожал протянутую руку и вышел из здания. Почти следом за ним из камеры вышли следователь и понятые. Понятые, пожилые женщины, которым обещали, что их задержат всего на полчаса, недовольно ворча ушли. Следователь положил в папку протокол осмотра, взял пакет с оружием и кивнул Голикову.
   - Ну что, погнали. До управления добросишь?
   - Без проблем.
  Майор окликнул оперов.
   - Парни, давайте в отдел. Меня дождитесь. Вдруг начальство какую ни будь вводную даст.
  Сергей со следователем вышли из здания и сели в автомашину Голикова, которая стояла возле крыльца. Молча проехали к зданию Следственного комитета. Следователь попрощался и вышел из автомашины. Сергей проехал к зданию отдела и закрыв автомашину поднялся на этаж. Оперативники, которые выезжали с ним, сидели в курилке на площадке лестницы. Хотя начальник отдела и ворчал, но можно сказать по необходимости. Он уже давно с этим смирился.
   - Парни, начальник здесь?
   - Вроде здесь.
   - Сейчас узнаю, если не нужны, то домой, отдыхать.
   - Михайлович, тебя Димка спрашивал. Он сейчас у себя.
  Сергей спустился на второй этаж и постучал в дверь кабинета. Начальник отдела сидел за столом. Взглянув на вошедшего, достал из ящика стола тарелку с порезанным лимоном и початую бутылку коньяка.
   - Сережа, присаживайся.
   - Так я вроде за рулем.
   - Парней попросишь, увезут.
   - А что за праздник?
   - Ну не каждый же день один жулик отправляет в преисподнюю второго жулика. За такое можно и по сто грамм пропустить.
   - Товарищ полковник, мне еще с ребятами общаться.
   - Как скажешь. Мое дело предложить, а твое отказаться. На Федорова у меня большой зуб имеется. Он из местных мажоров. Папик у него был вторым секретарем обкома партии, отвечал за идеалогию. Когда к власти пришел красноносый "Патаму што", папик и еще парочка таких же,
   48
  
  сожгли партбилеты у памятника Ленину. Об этом даже по телеку показывали. Дерьмократы его пригрели. Сначала глава городской думы, затем областной. Сынуля уже тогда в криминале был по уши. Сам понимаешь, каста неприкасаемых. Мы его окружение вырубим, а он даже свидетелем не проходит. Со временем папик протащил его в областную думу. Ну а дальше он уже сам крутился. Папашка к тому времени ласты завернул. Пролез в Государственную Думу. Один срок там отсидел. Затем сенатором стал. Ладно, это уже вчерашний день. Разговаривал с начальником УВД о воровской сходке Козыря. Как и предполагал, он сказал, что в воскресение людей не даст. Но на завтра, сказал, что можем весь ОМОН себе забрать. Распорядился, чтобы Козыря как минимум закрыли на пятнадцать суток. Так что, действуйте в меру своей испорченности. Сам понимаешь, что паленое при себе он вряд ли держать будет. Постановление суда на обыск завтра с утра организую. Ты только подробный рапорт напиши и оставь в дежурке. Во сколько думаешь завтра начать?
   - Раньше восьми вечера смысла нет. Завтра суббота. Игроки начнут к этому времени подтягиваться. На их плечах и въедем. А там как не крути, заодно и катран накроем. Все лишняя палка для отдела.
   - Тоже верно. Ребятам скажи, пусть часам к шести подтягиваются.
   - Я тогда пошел.
   - Иди. Сейчас тоже закругляться буду.
  Голиков вышел из кабинета и поднялся на этаж. Парни стояли возле его кабинета, дожидаясь его.
  Сергей подошел и с ухмылкой взглянул на оперативников.
   - Господа сыщики, на сегодня наш сеанс одновременной игры закончен. Завтра к шести вечера как штык, чтобы здесь были.
  Недовольно ворча, опера пошли в сторону выхода. Майор заглянул в кабинет Ильина. Тот сидел за столом, сдвигая на край спичечный коробок и щелкая его большим пальцем.
   - Дима, а ты чего, домой не торопишься?
   - Да вот, сижу думаю. Какая все же жизнь паскудная? Сняли на видео, как ГАЗель грузили. Даже заведующего лаборатории посмотрел. Мой бывший одноклассник, Иван Смолин. С первого по одиннадцатый класс учились. Даже лучшими друзьями считались. Одно мне в нем не нравилось, он всегда и во всем старался быть первым. Единственный из выпуска, кто школу закончил с золотой медалью.
   - Ботаник?
   - Да в том-то и дело, что не ботаник. Всегда заводилой был. Мы с ним с третьего класс на бокс ходили. Я, после девятого класса забросил. А Ванька в одиннадцатом классе кандидата в мастера получил. На России первое место по юниорам занял. Должен был выступать за сборную, да после Нового года с отцом в ДТП попали. Отец инвалидом стал, Ванька левое плечо сломал. У него ударная рука была левая. Со спортом не срослось, после школы в Московский химико-технологический институт поступил. Химия у него фишка была. Он еще в школе говорил, что скоро химия будет править миром. После этого мы не встречались. Армия и школа милиции. Но Алла, она с ним с первого класс за одной партой сидела говорила, что Иван институт закончил с красным дипломом. Оставили в аспирантуре. Защитил кандидатскую. Затем ушел в оборонку. Чем он там занимался, никто не знает. Вроде как сделал открытье. Академики, доктора наук в соавторы набились. Даже какую-то государственную премию получили, а о Смолине даже и не вспомнили. Он в загранку хотел свалить, да смежники не выпустили. Уволился и вернулся в город. Его как-то наш общий знакомый видел, сейчас в наркологии врачом работает. Ему показалось, что Ванька под наркотой был. Похоже, что жизнь его сломала.
   - Не первый раз такое слышу. Мое мнение, почему те, кто в школе учились с тройки на четверку, большего в жизни добились. Они более к жизни приспособлены. Ну получил сегодня двойку, значит завтра получит пятерку. Он эту манеру поведения и на последующую жизнь примеряет. Здесь не получилось, значит в другом месте получится. А такие как Иван, у тех цель, к которой они идут не оглядываясь. Как росток без листьев и корней. Когда сталкиваются с настоящей жизнью, ломаются. Она совершенно другая, не такая, которую они себе придумали. Дима, завязывай с философией, иди отдыхай. Завтра к шести вечера подтягивайся. Похоже, до утра загрузимся, как Боинги.
  
   49
  
  Голиков попрощался с Дмитрием и вышел из кабинета. Опечатав свой сейф, закрыл кабинет и прошел на автостоянку. Открыв свою автомашину, сел в нее и проехал к магазину "Сельский дворик". Майор зашел в магазин. Хозяин стоял возле кассы и о чем-то разговаривал с продавцом. Увидев Сергея, заулыбался и пошел ему навстречу.
   - Доблестным представителям полиции, наше вам.
   - Привет Тимур. Как дела?
   - Вашими молитвами. Повезло мне, что вы меня с фермером свели. С утра за мясом и хлебом в очередь стоят.
  В первый же день, когда только магазинчик открылся, Голиков случайно зашел в него. Полупустые холодильники с перемороженными полуфабрикатами. Посреди пустого зала стоял расстроенный хозяин. Судя по всему, он ожидал большего, открыв в новом микрорайоне пока единственный магазин сельхозпродуктов. Сергей подошел к нему и поинтересовался торговлей. Тимур начал оправдываться, что только открылся и еще не наработал связи с поставщиками. Майор тогда дал Тимуру визитку знакомого фермера, предупредив, чтобы тот не чудил с закупочными ценами и с фермером вовремя рассчитывался.
   - Сергей Михайлович, Тимофей Иванович просил вам баночку меда передать. Вы же знаете, он у него натуральный, без примесей.
   - Как он там?
   - Строит коммунизм в отдельно взятой деревне. За сельское хозяйство всем обществом взялись. Всех алкашей закодировал. Бабы не нарадуются. Фермы отремонтировали, цеха колбасный и молочный с ноля отстроили, пасека. Зарплаты небольшие, но квартальные премии, если косяков нет, как несколько зарплат.
   - Так на это деньги большие нужны. Где он их взял?
   - Половину государство ссуду дало. А остальное народ скинулся. Акционерное общество организовали.
   - И что, никто их под себя подмять не пытается?
   - Москвичи пытались. Типа рейдерский захват. Охрану свою привезли. Но ты же глубинку знаешь. Там еще с Гражданской войны у каждого второго по трехлинейке припрятано. Вот мужики там за стволы, да за вилы взялись. Московские благодетели оттуда бежали, даже половину автомашин бросили. До сих пор автопарк в МТМ стоит. Я с Тимофеем Ивановичем вчера встречался. Предлагает должность зама по сбыту продукции.
   - Что решил?
   - А что меня здесь держит? Съемная квартира, да этот магазин. Магазин пойдет в счет пая. А к переездам мне не привыкать. Мне семь лет было, когда русских в Сумгаите резали. У меня мать в госпитале работала, а отец был командиром автороты. Нас из военного городка под охраной БТРов вывозили. После этого всю Россию объездили. Сестра с родителями в Перми, брат в Приморье служит. Я, комиссию не смог пройти чтобы в военное училище поступить. После этого и на буровой поработал, на Камчатке рыбачил, золото в Магадане мыл. Вот уж третий год, как сюда прибился.
   - Жулики не пытались наехать?
   - Серьезные нет. Четверо малолеток как-то пришли, пальцы веером. Типа это их земля. Подзатыльников им надавал, а самому борзому пистолет в рот вставил и сказал, что больше разговаривать не буду. В следующий раз валить буду наглухо.
   - Пистолет говоришь?
   - В магазине приколов игрушку, зажигалку, купил. От боевого не отличишь. Даром, что из пластмассы. Сергей Михайлович, меня другое напрягает. Участковый повадился даром отовариваться. Оно вроде каждый день по не многу, но за месяц тысяч сорок, сорок пять набегает. Лучше бы девчонкам зарплату добавил.
  Голиков достал из кармана визитку и протянул ее Тимуру.
   - Сделаем так. Увидишь его, отдай ему мою визитку. Пусть мне перезвонит. Начнет расспрашивать, скажешь, что моя жена, твоя троюродная сестра. Ее, кстати, Венера Алексеевна зовут. Ну все, неси мед.
  
   50
  
  Тимур кивнул головой и ушел в подсобное помещение. Пока он ходил, Сергей купил ячейку яиц и булку свежего, еще не совсем остывшего хлеба. Вдохнув аромат хлеба, майор довольно улыбнулся. Положив продукты в пакет, вышел на середину зала. Вскоре подошел запыхавшийся Тимур.
   - Ты чего? За тобой что, черти с раскаленной кочергой гнались?
   - Машина пришла с напитками. Пока грузчика разбудил.
   - Зачем держишь, если работать не хочет?
   - Да мужик-то работяга. На двух работах трудится. На первоначальный взнос для ипотеки зарабатывает.
   - Понятно.
  Сергей достал из кармана три тысячи и протянул их Тимуру.
   - Тимофея Ивановича увидишь, деньги ему передай. Пусть килограмм пять мяса замаринует к пятому октября. День розыска. Получится, с мужиками на природу выскочим, шашлык пожарим.
   - Сделаем.
  Тимур протянул банку с медом Голикову. Тот положил ее в пакет. Попрощался с хозяином магазина и вышел на улицу. Положив пакет на сидение, Сергей сел в автомашину и проехал к своему дому. Найдя дырку между автомашинами, загнал свою. Взяв пакет и закрыв автомашину подошел к крыльцу. На лавочке возле подъезда сидел мужчина, с накинутым на голову капюшоном. Ступив на крыльцо, майор краем глаза уловил какое-то движение и повернулся вполоборота. Мужчина скинул с головы капюшон и с улыбкой смотрел на Сергея.
   - Шурави. На этот раз по мою душу пришел?
  Мужчина перестал улыбаться и серьезно посмотрел на собеседника.
   - Так мы же на сатану работаем, забираем только черные души. Твоя пока под эту квалификацию не подходит. Хотя, это нужно было так засветиться в тех местах, где тебя точно быть недолжно.
   - Что нужно?
   - Поговорить.
   - Тогда пошли, у меня и поговорим.
   - А жена?
   - То ты не знаешь, что ее дома нет.
   - Одно дело предполагать, а второе знать точно.
  Взяв спортивную сумку, стоящую на лавочке, подошел к Голикову.
   - Показывай свои апартаменты.
  Мужчины зашли в прихожую. Шурави поставил сумку на пол, снял туфли и без приглашения прошелся по квартире. Подошел к Сергею, который стоял и наблюдал за ним.
   - Скромно, но со вкусом. Может ужин сообразим? А то у меня поезд только в два часа ночи.
   - Желание гостя закон. Правда у меня только скромный офицерский ужин, жаренные яйца и хлеб.
   - Ну как бы сказать, я учел этот вариант.
  Взяв с пола сумку, Шурави зашел на кухню. Сняв ветровку и туфли, майор зашел за ним следом. Мужчина по- хозяйски, достал из сумки бутылку водки, баночку маринованных огурчиков, упаковки с мясной и колбасной нарезками. Последней достал упаковку с беконом.
   - Надеюсь, ты не против, если яйца с беконом пожарим.
   - Работай. Яйца в пакете. Пока стол накрою.
  Пока Шурави занимался жаркой, Голиков достал тарелки, выложил нарезку на тарелку, нарезал хлеб и достал стопки. Шурави взял тарелки и разложив бекон с поджаренными яйцами, поставил их на стол. Поужинав и выпив по паре стопок, Шурави отодвинул бутылку.
   - Ну вот теперь можно и поговорить. Так понимаю, что у тебя много вопросов накопилось.
   - Есть такая буква в этом слове.
   - Спрашивай. Если смогу, отвечу.
   - Как получилось так, что ты оказался на свободе? Еще и выжил на зоне. Насколько я знаю, Сибиряк по зонам маляву отправил, что тебя приговорили.
   - Это проще простого. За забором я практически не был. После двух суток в ИВС и после того, как следователь получил постановление на мой арест, меня из ИВС перевели на конспиративную
  
   51
  
   квартиру одной из спецслужб. Привозили в следственный комитет только на допрос. За это время подготовили моего двойника. После суда он вместо меня поехал на зону. На этапе его убили. Захоронили на тюремном кладбище под моими инициалами.
   - Не жалко?
   - Он знал на что шел. У него был рак легких, четвертая стадия. Его семья получила четырехкомнатную квартиру.
   - Но твои пальчики и фотопортрет остались в архиве.
   - Не мои. Его.
   - Серьезно у вас все поставлено.
   - Еще вопросы?
   - Это понятно. Что за трагикомедия сегодня была, участником которой я был.
   - Долго объяснять. Хотя, я не спешу. История началась чуть больше года назад, когда ты первый раз принял в ней участие. Там наши умные головы лоханулись. Считали, что единственный владелец ЗАО Сибиряк. Решили, что если его убрать, то НПЗ полностью отойдет государству. Но получилось, как получилось. Оказалось, что у него был договор, официально зарегистрированный, что кроме него еще пять человек являются соучредителями ЗАО. Своим покушением мы подали идею Сибиряку, как можно остаться единственным хозяином. Он это обдумывал почти полгода, прежде чем приступить к реализации. Тем более, что все нужно было сделать чисто, чтобы его не заподозрили. Сам понимаешь, насильственная гибель пяти воров в законе. Сибиряку этого бы при любом раскладе не простили. Пришлось задействовать ручного химика. Что уж химик набодяжил, не знаю. Но ни одна экспертиза не показала, что их отравили. Подсыпать яд, это дело техники. Тем более, что яд начинал действовать через двое-трое суток, в зависимости от здоровья и веса человека. Организацией покушений занимался Котов. По крайней мере, в этой ситуации его совесть не мучала. Одним вором больше, одним меньше. Делал то, что раньше не мог сделать. Сибиряк боялся того, что рано или поздно, но это вылезет наружу. Через Федорова, он полностью приобрел контроль над НПЗ и решил его продать, а чтобы его не заподозрили и не искали по всему миру, хотел сделать так, как будто погиб в ДТП. Аварию должен был организовать все тот же Котов. Дураком он никогда не был. Понимал, что после этого Сибиряк от него избавится. Везде где только смог, зарядил помещения прослушками и скрытыми видеокамерами. Где он взял такую технику, стоит только удивляться. Не у каждого государства такая есть. Ее практически невозможно обнаружить. Если обычная техника работает в активном режиме и ее запросто можно найти с помощью сканера, то здесь информация накапливается в пассивном режиме. В определенное время она в течении десяти-пятнадцати секунд отстреливается на спутник. Со спутника на приемник и далее дешифратор и диктофон. Сибиряк через Федорова искал покупателя. С продажи он должен был получить свой гешефт. Но Федоров не зря стал сенатором. Он решил и с Сибиряка деньги поиметь и НПЗ за собой оставить. Покупателем должна была выступить английская фирма, подконтрольная сенатору, где генеральным директором был не без известный тебе Краб. ОПГ, которую когда-то он возглавлял, работала на Федорова и ряд таких же буржуинов. Которые и спонсировали ее деятельность. Сибиряк за НПЗ хотел получить два миллиарда евро. Федоров с Крабом тянули время, чтобы сбить цену. Но тот на уступки не шел. Тогда сенатор за миллион баксов нанял влиятельного азербайджанского законника и подкинул ему информацию. Сибиряк попал в цейтнот. Либо соглашается на условия Федорова, либо в воскресение с него снимают воровскую шапку вместе с головой. Смерть пяти воров в законе ему никто бы не простил. Он выбрал первое. Деньги ему перевели на счет. Но тут уже поработали наши умники. Они разошлись по нескольким сотням счетов, которые невозможно отследить, чтобы потом появиться на счете министерства обороны. Глядишь, если не разворуют, лишнюю подводную лодку построят. У Сибиряка, когда он увидел, что деньги со счета уходят неизвестно куда, не выдержали нервы.
   - Тогда не понятно, а в чем была ваша задача?
   - Договор не должен был уйти из офиса сенатора. Сибиряк просто сделал нашу работу. Все материалы по НПЗ находятся на данный момент в Генеральной прокуратуре и в Следственном комитете. Возбужденно уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере. Если бы договор ушел в Англию, то НПЗ уже вряд ли бы выцарапали.
   52
  
   - Это понятно. Мне интересно. Если вы такие крутые, то почему в свое время не предложили Котову стать членом синдиката?
   - Сергей, ты знаешь, в Москве среди тысяч оперов он как-то не выделялся. Один из многих. Держался на уровне крепкого среднячка. После того, как он разгромил ОПГ Краба, им заинтересовались, но было уже поздно. Его уволили. Начал пить и после этого пропал из поля нашего зрения. Когда он стал начальником службы безопасности Сибиряка, с ним пробовали поговорить. Он тогда отказался с нами сотрудничать. Сказал, что о синдикате слышал, но где вы раньше были, а теперь поезд ушел. Помогать не буду, но и мешать не буду. Как оказалось, что практически все резонансные преступления в отделе раскрывались с его подачи. Чтобы не быть белой вороной, он информацию скидывал своим операм. Те заводили оперативные дела и реализовывали их. Сибиряк в последнее время Котову не доверял. Окружил его своими людьми, которых собирался забрать с собой. Без сопровождения тот никуда не ездил.
   - Жаль, что так получилось. Он, вчера перед смертью был у меня.
   - Я, знаю. Он понимал, что его все равно живым не выпустят. На этот случай он всегда носил ампулу с цианидом. Он тебе обещал флэшки с записями отдать. Они у меня. Рядом с ним наш человек был, которому Котов доверял.
  Шурави достал из кармана несколько флэшек и положил их на стол.
   - Сергей, о том, что они у тебя, никому не говори. Ты даже не представляешь сколько ваших на Сибиряка работало. Иначе, я за твою голову не поставлю и полушку. Там много информации по экономике. Ты в это не лезь. Ваши все равно не потянут. Есть люди кто этим займутся. Так, эту тему мы с тобой обсудили. Теперь основное. Как насчет того, чтобы пополнить наши ряды?
   - Знаешь, а я ждал этого вопроса. Как насчет того, чтобы подумать?
   - Времени нет.
   - В чем мои обязанности будут заключаться?
   - Раз в месяц подробная аналитическая справка о состоянии преступности с твоими выводами, что нужно сделать. Ну и если понадобится, иногда оказать помощь, в меру своих способностей. Так как насчет предложения?
   - Я согласен.
   - В принципе, я этого и ожидал.
   - Связь? Должен же быть какой-то куратор, который будет меня контролировать.
   - Не удивляйся, если по нашим вопросам к тебе обратится начальник УВД.
   - Даже так? Так он мог бы и справку составить. Даже более подробную.
   - Сергей, не смеши. Генералу докладывают то, что он хочет услышать, а не то, что есть в реальности. Вот теперь все. Спасибо за ужин, мне пора.
  Шурави встал, окинул взглядом стол, взял сумку и пошел к выходу. Взяв ложку для обуви, одел туфли и вышел на площадку. Попрощавшись с Голиковым, перешагивая через ступеньку начал спускаться по лестнице. Сергей закрыл дверь на замок и вернулся на кухню. Налил стопку и придвинул к себе лежащие на столе флэшки. Флэшки были пронумерованы, и майор разложил их по номерам. Выпив, взял сигарету и вышел на балкон. Прикурив, открыл створку окна и задумавшись смотрел, как из подъезда вышел Шурави и сел в ожидавшую его автомашину. Докурив сигарету до фильтра, пока не начало обжигать пальцы, положил фильтр в пепельницу. Зайдя на кухню, взглянул на флэшки. Взяв одну под первым номером, зашел в комнату и включил компьютер. Вставив флэшку, дождался, когда на мониторе появится изображение. Судя по изображению, видеокамера была установлена в автомашине. Какое-то мгновение Котов смотрел в объектив видеокамеры, затем грустно улыбнулся и положив руки на руль, произнес.
   - Привет Сергей. Ты, наверное, удивлен, что с этим посланием я к тебе обратился. От жуликов наслушался, что ты правильный мент, по беспределу не грузишь, взяток не берешь, но и при первой возможности головенку открутишь, не задумываясь. Наверное, знаешь, что тебя жулики Черным Вороном прозвали. Но это так, вступление. Если ты меня сейчас видишь, значит, что меня уже на этом свете нет. Живым я не дамся. Не хочу Сибиряку доставить удовольствие наблюдать, как мне будут секатором пальцы обстригать, да ноги, руки кузнечными щипцами крошить начнут. Сибиряк
  
   53
  
   садист. Ему нравилось, когда людей пытали. Всегда сам при этом присутствовал. За то время, что я был с ним, такое было раза три. Он после этого пару дней ходил как под наркотой. Для этих целей у него есть специальный человечек. Проживает в фермерском хозяйстве "Рассвет". Разводят бычков. Работает там забойщиком и обвальщиком. Зовут Кузьмой. Лет сорока. Худощавый, среднего роста, щеки впалые, уши как у Чебурашки. Сережа, у меня на одной из флэшек записано, как он несколько человек до смерти запытал. Ты его покатай по другим убийствам. Наверняка за его плечами не один десяток трупов. Странно получилось. С детства нас было пятеро друзей. Жили рядом, в одной из тогда еще московских трущоб. Все тогда было. Дрались район на район, втихаря от родителей винишко попивали. Лет в шестнадцать создали ансамбль. Играли во дворце культуры. ДК был на соседней улице. Тогда мы были самыми крутыми на районе. После школы Тоха поступил в техникум, Моцарт в консерваторию. Он на скрипке играл бесподобно. Я, Кубик и Серый устроились на завод. Я, учеником токаря, а пацаны разнорабочими. Через полгода ушел в армию. Через два года вернулся, а Кубик с Серым за грабеж на зону ушли. Тоха умер от передоза. На иглу плотно подсел. Моцарт бросился под поезд. Он вечером после занятий шел домой. В парке на него три отморозка наехали. Избили, скрипку сломали и кисти рук булыжником переломали. Врачи кости собрали, но играть он больше не смог. Посмотрел я на это дело, да и поступил в среднюю школу милиции. Пока учился, Кубик с Серым освободились. В начале девяностых, сам знаешь, что было. Вот и они решили на районе свою банду создать. Что-то не поделили с соседней группировкой. В итоге, все получили по пуле во время стрелки. Что те, что другие. Вот так я один и остался. Ну у меня хоть дети есть, продолжатели рода. А у тех никого не осталось. Сергей, ты уж извини, накатило. Остальное все узнаешь, когда записи просмотришь. Да, вот еще что. Ты, наверное, знаешь, что Сибиряк с братвой никогда не встречался в офисе. Для этого он снимал кабинет Љ101 в здании Домостроительной Компании. Для него был сделан отдельный вход. О том, что в кабинете имеется секретная комната, знали всего три человека. Сам Сибиряк, я и мастер, который ее делал. Мастер приезжий, из Омска. Сидели с Сибиряком. Он как-то обмолвился, что лучше его никто заначки на зоне не делал. Ни одна ищейка найти не могла. У Сибиряка там хранится досье на всех жуликов. Кто где сидел, за что, подельники, где живет. Чем сейчас занимается. Сколько в общак с преступлений сдал. Он компу не доверял, говорил, что взломать можно. Ты, если будешь изымать, то лучше в одиночку. Либо с тем, кому полностью доверяешь. И не говори об этом начальству. Архив отберут в лет. Моргнуть не успеешь. Странно, наверное. Разговариваю с тобой, а меня уже в живых нет.
  Майор выключил компьютер и вышел на балкон. Выкурив сигарету, зашел на кухню и сел за стол. Взял в руку бутылку, посмотрел на часы и отодвинул ее в сторону. Достав из кармана Браунинг и патроны, взял флэшки и вышел на балкон. О сделанном там тайнике знал только он один. Его Сергей использовал только раз, когда положил туда пистолет-пулемет "Кедр". Его он привез с Кавказа. Ствол был чистым. Боевики не успели им воспользоваться. Взвод Сергея успел перехватить фуру с оружием. Вот уж действительно, кому война, а кому мать родна. Фура была загружена под завязку, ящики с АКМ, СВД, РПГ с зарядами, гранаты, среди которых затерялся ящик "Кедров" с глушителями. Все новенькое, еще в оружейной смазке. Когда бойцы приделали ноги "Кедрам", никто и не заметил. Хотя, после операции, кто только не примчался. С тех пор, кроме штатного оружия, парни на задание брали два-три пистолета-пулемета. Один из них прибрал себе Голиков. Открыв тайник Сергей положил туда пистолет с патронами и флэшки. Закрыв дверцу, прошел в комнату, где разделся и лег спать. Сон улетучился как туман. Майор прокрутился на диване до утра. Исповедь Котова не шла из ума. Знать, что тебе осталось жить, может пару минут и так спокойно об этом говорить. Суббота, мероприятие спланировано на вечер, можно было бы еще полежать. Разболелась голова, как будто изнутри стучали отбойным молотком. Достав аптечку, нашел таблетку пенталгина, налил в стакан воды. Проглотив таблетку, запил ее водой и сел за стол. Дождавшись, когда шахтеры в голове уйдут на перекур, поставил на плиту чайник. Не дожидаясь, когда он закипит, вышел на балкон. За окном была морось, мелкий снег с дождем. Выкурив сигарету он вернулся на кухню. Налив чая, взял кружку и зашел в комнату. Включив телевизор, сел в кресло. На канале показывали новости, но передача скорее всего была для фона. То, что
  
   54
  
   показывали по телевизору, Сергей в это не вникал. Телефон на журнальном столике сначала завибрировал, а затем раздалась нудная мелодия. Голиков взял телефон, взглянул на экран и нажал на кнопку.
   - Слушаю.
   - Михайлович, это тебя Князь беспокоит. Встретиться нужно.
   - Прямо сейчас?
   - Потом у меня времени не будет.
   - Где?
   - Возле драматического театра, через полчаса.
   - Идет.
  Голиков вышел из подъезда и подошел к автомашине. Недовольно взглянул на тополь, под которым ее вчера оставил. Достал из багажника щетку, начал сметать нападавшую за ночь листву. Прогрев автомашину, включил щетки с печкой и проехал на автостоянку к драматическому театру. В будние дни она была забита под завязку. Но сегодня на автостоянке стояла лишь автомашина Князя. Сам он стоял возле автомашины прикуривая одну сигарету от другой. Сергей приоткрыл форточку и окликнул его. Князь суетливо выкинул сигарету и сел к Голикову на заднее сидение.
   - Князь, что случилось? Мы вроде с тобой в друзьях не ходили. Водку не пили, хлеб не ломали.
   - Сергей Михайлович, беда у меня. Я уже в уме всех ментов перебрал. Только вы можете помочь.
   - Завалить хотят?
   - За мной таких косяков нет. Тонька, жена учудили. Вчера у нее было день рождения. Решил ей подарок сделать. Теща детей к себе на выходные забрала. Жена в бутике "Мажор", платье присмотрела. Решили после обеда в магазин сходить, а вечером в кабак зарулить. Только из дома вышли, Коля Маленький позвонил, что Сибиряка завалили. Он авторитетов всех собирал. О похоронах перетереть, да и так вопросов накопилось. Тоньке денег дал, чтобы шла без меня. Договорились, что когда освобожусь, позвоню. Получилось, что она позвонила. Дура. Купила платье, и футболку стащила. Футболка копейки стоит. У нее главное, что деньги были. Предлагала заплатить за нее. Хозяин даже слушать не захотел. Ментов вызвал. Оно черт бы с этой футболкой, штраф бы выписали и на этом закончилось. Но у Тоньки за плечами условная судимость.
   - За что?
   - Год назад поругались. С девичника пришла пьяненькая и начала предъявлять, что одна детей воспитывает, а я по лагерям мотаюсь. Соседка ментов вызвала, а Тонька одному фейс поцарапала. Ей сейчас реально намотают.
   - Ты с хозяином бутика сам не пробовал поговорить?
   - Меня даже на порог не пустили. Был бы другой, сам бы мне в клювике эти сто футболок приволок.
   - Чем он так известен, что даже ты не хочешь с ним связываться?
   - У него тесть генерал, в Москве служит. Креста знали?
   - Есть такое.
   - Когда этот бутик открыли, Люди Креста решили хозяина подоить. Наехали на него. На следующий день из Москвы приехали какие-то хлопцы. Ни на ментов, ни на братву не походят. Набили стрелку бригаде Креста. На стрелке их старший без разговоров подошел к Кресту и одним ударом в висок убил его. Пацанам, кто убежать не успел, ребра поломали.
   - Так Крест вроде как пьяный упал и головой ударился.
   - Да это отмазка для ментов была. Так что, поможешь?
   - Что смогу, сделаю. Но с условием, что расскажешь, что на стрелке решили.
   - Идет. Да ты и все равно узнаешь.
   - Жди здесь. В каком она отделе?
   - В Заречном.
  Дождавшись, когда Князь выйдет из автомашины, майор выехал с автостоянки и проехал к отделу. Закрыв автомашину, зашел в отдел, на ходу поздоровавшись со стоящими на крыльце сотрудниками. Увидев Голикова, дежурный улыбнулся и приветственно поднял руку.
   - Приветствую тружеников борьбы на ниве бандитизма. Каким ветром занесло?
   55
  
   - Попутным. Слушай, вчера ваши приняли одну мадам, которая футболку подрезала.
   - Есть такая. Сказала, что у нее день рождения. Раз, говорит, караоке обломали, здесь петь буду. Всю ночь в камере пела. С ней сейчас с дознания Олеська Калинина работает. Не успела на сутках документы оформить, начальник оставил доделывать.
   - Где она сейчас?
   - У себя в одиннадцатом.
   - Я пройду.
   - Кто бы спорил.
  Сергей подошел к кабинету с красной табличкой на двери и надписью "Дознание". Зайдя в кабинет постучал по двери.
   - Тук, тук, я твой друг. Привет Олеся. Все борешься с преступностью?
  Девушка, сидевшая за столом, лишь обреченно махнула рукой.
   - Олеся, а это кто?
  Сергей кивнул головой в сторону женщины, сидевшей у стены.
   - Князева Антонина. Михайлович, ну вот надо быть такой дурой. Купила костюм за тридцать тысяч. На кармане еще десятка. Прихватила футболку за шестьсот рублей. У самой условка. Год назад физиономию участковому до крови расцарапала. Двое детушек. Сыну шесть, дочери четыре.
   - Наверное клептоманка.
  Женщина встрепенулась и подняла голову.
   - Начальник, ты чего обзываешься. Я нормальная женщина. От мужа на сторону не гуляю.
  Голиков переглянулись с Олесей и засмеялись.
   - Мадам, ну ка выйди в коридор. Посиди там пару минуток. Нам поговорить нужно.
  Женщина вышла в коридор. Сергей взял стул и приставил к столу. Сел и положил руки на стол.
   - Так и зачем я понадобилась борцам с диверсантами.
   - Поприкалывайся. Что, и до вас слухи дошли. Задерживали за автоподставы, а оно вишь как оказалось. Олеся, такое дело. Мне эта мадам на свободе нужна.
   - Михайлович, как ты это представляешь. Начальник распорядился ее под суд отправить.
   - Ну учитывая, что у нее на иждивении двое малолетних детей, отправь ее на административную комиссию. Пусть штраф выпишут по полной программе.
   - Отправлю на комиссию, а шеф ныть месяц будет. Вот если бы ты мне что-то подкинул, чтобы я могла сказать, что она сдала.
   - Что тебя интересует?
   - Кражи велосипедов. Как весной снег сошел, началось. Все стараются вести здоровый образ жизни. Молодежь на велосипеды садится. Какой-то умник нашелся, тросик перекусывает щипцами и уезжает. Некоторые велосипеды стоят как самолет. Все двадцать шесть краж на меня повесили, а операм все хи-хи. Сегодня в микрорайоне "Европейский" ночью две кражи было.
   - Не понял. Ильин при мне месяц назад звонил вашему начальнику розыска. Ему один наркоша информацию слил, что два брата плотно сидят на игле. На наркоту деньги зарабатывают кражами велосипедов. За неделю обычно воруют пять-шесть. Отрабатываются не только в вашем районе, по всему городу. По воскресеньям из Кургана грузовик приходит и все забирает. У хозяина в Кургане магазин подержанных велосипедов. Судя по всему, это не одна точка, где для него великам ноги приделывают. В других городах тоже такие есть. Проехался, собрал, продал в другой области. Ищи их свищи.
   - Так может вы и адресок знаете?
   - Карская Љ25. За домом металлический гараж. Там они их и хранят. Это же ваша территория. Почему ваши опера ничего не сделали?
   - Не удивлюсь, если начальнику в одно ухо влетело, а во второе вылетело. Он последние дни дорабатывает. Сейчас комиссию проходит и на пенсию.
   - Понятно. Он мог операм ничего и не сказать. Олеся, ты сейчас парням, которые по кражам работают, хвоста накрути. Поднимете эту тему, им можно месяц себя в грудь пяткой стучать и бамбук курить. Так что насчет Князевой?
  
   56
  
   - С полным вашим удовольствием. Сейчас оформлю документы на комиссию и через полчаса ее можете забирать. Михайлович, а почему сами не реализуетесь?
   - Нам это в копилку не идет. Зря только время убьем.
   - Понятно. Палки превыше всего.
   - Олеся, закончишь с ней. Можешь напнуть с отдела. Ее будет кому встретить.
   - Муж? Он у нее правда таксист?
   - Бандит он, а не таксист. Со своими быками обложили данью таксистов. Частники сами платят, а таксопарки, там хозяева процент отстегивают. Ну удачи.
  Сергей вышел из кабинета, взглянул на стоящую перед ним жену Князя. Он уже сделал шаг, но потом остановился и повернулся к ней.
   - Клептомания, это такая болезнь. Если человек ничего в течении дня не сворует, его будет ломать как наркомана.
   - Мог бы и не говорить. Сама знаю, не дурочка деревенская.
  Майор улыбнулся и вышел из отдела. Выйдя на улицу, осмотрелся по сторонам. Машина Князя стояла возле небольшого цветочного магазинчика. Сергей подошел и сел в автомашину.
   - Начальник, ну что там?
   - Минут через тридцать выйдет. Но штраф ей по любому нарисуют.
   - Да это-то ерунда. Главное, что не закрыли.
   - Жена у тебя, еще то чудо. Я ей сказал, что она клептоманка. Иметь деньги на кармане и воровать футболку, которая стоит копейки. У нее чуть искры из глаз не полетели. Заявила, чтобы ее не обзывали, что она мужу не изменяла и любит его по гроб жизни.
  Князь сначала фыркнул, а затем засмеялся. Просмеявшись, спросил.
   - Сергей Михайлович, ты хоть ей объяснил, что это обозначает. А то ведь она меня достанет, что ее менты обидели, обозвали нехорошим словом. Всю плешь проест.
   - Объяснил. Свою часть договора я выполнил.
  Князь искоса взглянул на Голикова.
   - Сергей Михайлович, договоримся так. Это первый и последний наш разговор на такую тему.
   - Кто бы спорил. Слушаю.
   - Вчера Коля Маленький собрал всех авторитетных пацанов. Порешали, что похоронами Сибиряка буду заниматься я и Маленький. На мне гроб, могилка, поминки и гостиница. Братва, которая с Сибиряком пересекалась, подтянется. Не по притонам же их селить. Коля Маленький сейчас с начальником УВД должен встретиться. Порешать, чтобы эксцессов не было ни с нашей стороны, ни с вашей. Все же день города. Понимаем, что ваши все на ушах стоять будут. Тем более, еще и сенатора хоронить будут.
   - Думаю, что начальник УВД далеко не дурак. Похороны скорее всего на понедельник перенесут. Ты еще что-то мне рассказать хотел.
   - Ну о Козыре, ты, наверное, уже знаешь. Братва его смотрящим не признала. Завтра из местной братвы к нему на сходняк никто не пойдет. Коля Маленький в Москву звонил. Центровые воры нашу постанову поддержали. Его только азербайджанская диаспора и казахи, которые на санкционке сидят поддержали.
   - Война.
   - До войны не дойдет. Если что, москвичи пообещали своих пацанов прислать. Они Козыря в законе не признали. Он какой-то косяк на зоне упорол.
   - Понятно. Кого решили на город поставить?
   - Пока Коля Маленький. Дальше видно будет.
   - Князь, кто такой Коля Маленький? Раза три-четыре о нем слышал, но вот познакомиться поближе, как-то все не судьба. Он у вас в подполье, как партизан сидит, или такой маленький, что не заметен?
   - Ну то что он невысокий, это так. Выглядит как пацан. Он не местный, из Ростова. Появился почти одновременно с Сибиряком. У него одна ходка за карманную кражу, но у воров в авторитете. Он нигде не светился. Его Сибиряк на общак поставил. По-вашему, главный бухгалтер. Пока за общаком
  
   57
  
  смотрел, ни одна копейка не пропала. Ревизии ведь не только у вас делают. Правда, у них с Сибиряком взгляды на жизнь разные были. Сибиряк был за то, чтобы деньги из общака не лежали мертвым грузом, что должны работать. Что время старых воров прошло, что нужно менять закон. Коля Маленький был против. Рано или поздно он бы Сибиряка задвинул. Братва его поддерживала. Сибиряк многим на хвост наступил своими запретами.
   - Где его можно найти?
   - А вот это уже без меня. Сам его ищи.
   - Тогда, больше у меня вопросов нет.
  Сергей вышел из автомашины Князя и дойдя до автостоянки, сел в свою. В свою пустую квартиру возвращаться не хотелось, в отдел тоже. Сергей завел автомашину и проехал к кафе "Якорь". Зайдя в кафе, сел за столик у окна. Скучающий официант, подошел к нему. Майор сделал заказ и в ожидании его смотрел на улицу. Снег с дождем перестали идти и начало проглядывать солнышко. Лишь холодный северный ветер напоминал о том, что лето закончилось и вскоре город засыплет снегом. Вскоре подошел официант и начал сервировать стол. Майор достал бумажник и предложил сразу рассчитаться. Официант чуть не выронил поднос.
   - Что вы, что вы. Это наш вам подарок.
   - Не понял.
   - Хозяин распорядился.
   - Передай хозяину, что не нищий и в подачках не нуждаюсь.
  Достав из бумажника купюру, Сергей положил ее на край стола, встал и вышел из кафе. Настроение было по нолям. Сев в автомашину, достал из бардачка пачку сигарет, распечатал ее и выщелкнув сигарету, закурил. Докурив, затушил сигарету и проехал к забегаловке с вывеской "Шаурма". По утрам там обычно собирались таджики, которые в окрестных домах работали дворниками. На этот раз кроме него никого не было. Все готовились к празднику. Придавали лоск городу. Купив шаурму и стакан зеленого чая, Голиков стал за столик и начал завтракать. Перекусив, Сергей вышел из закусочной. Взглянув на часы, сел в автомашину. Достал из бардачка карту района, расстелил ее на соседнем сидении. Найдя Александровку, поморщился. Ехать через весь город, да еще и километров десять за город. Через поселок проходила дорога, отсыпанная щебнем. Выкурив сигарету, майор завел автомашину и не спеша выехал за город. Дорога была свободна. Те кто работал, уже проехали. А на дачи никто уже не спешил. Дачный сезон закончился. Дачники картошку выкопали, соленья спустили в погреба, двери закрыли на хлипкие замочки. Сергей нажал на педаль газа, и машина загудев турбиной, понеслась в сторону темно-зеленого бора. Задумавшись, Голиков проскочил поворот. Съехав на обочину, чтобы пропустить следующий за ним БМВ, остановился. БМВ остановилось рядом и из автомашины выскочил молодой парень, одетый в черный спортивный костюм. Майор опустил окно.
   - Мужик, ты извини. У тебя что за двигатель под капотом стоит. Ты по городу тащился, все маты собрал. Везде обгон запрещен. Когда за город выехали, думал, что сейчас тебя на этой шушлайке сделаю. Ты на педальку нажал, смотрю, в точку уходишь. Я до полика жму, а расстояние не сокращается.
   - Ты, думаешь, я в этом разбираюсь. Родной двигатель рассыпался, а ребята знакомые другой воткнули.
   - Можно посмотреть. Я как бы гонками увлекаюсь.
   - Смотри.
  Голиков открыл капот, и парень залез под него чуть ли не с головой. Сергей с усмешкой наблюдал за ним. Парень выпрямился и закрыл капот.
   - Мужик, продай машину. Двойную цену даю. Ты в автосалоне новую купить сможешь.
   - Не получится. Это память о друге.
  При воспоминании о Гаевом, улыбка сползла с лица.
   - Друг это святое. Может у тебя телефон или адрес этой СТО есть. Я маленько в этом понимаю У тебя от родного двигателя остался только блок. Электроника и внутрянка вся заменена. Умудрились даже турбину воткнуть. При этом не затронули ни кузов, ни капот.
   - У меня визитка хозяина СТО есть.
   58
  
  Сергей достал из бардачка визитку и подал парню.
   - Только предупреждаю сразу. Там одно название, что СТО. Пенсионер взял в аренду гараж. Подтянул трудных подростков. Те и чудят там потихоньку. Ремонтируют автомашины родственников и знакомых. Оплата чисто символически. За аренду, за налоги, да себе на печенье с газировкой.
   - Школьники, говоришь. Ну эти могут и ядерный реактор на коленке собрать. Мужик, ты сегодня мой день сделал. К черту эту дачу с шашлыками. Поеду к твоим умельцам.
  Парень переписав адрес с телефоном, вернул визитку Сергею. Сев в БМВ развернулся и уехал. Голиков сел в свою автомашину, развернулся, вернулся к перекрестку на Александровку и свернул на деревню. Не доезжая до поселка, остановился возле геодезического знака. С вышки, высотой метров пятнадцать, просматривался весь поселок. По прогнившим, но еще выдерживающим вес человека, ступеням, майор поднялся на обзорную площадку. Интересующие Голикова коттеджи находились чуть в стороне от поселка. Высокий забор перегораживал дорогу. Спустившись, Сергей проехал по дороге, остановившись возле металлических ворот. Нажав на сигнал несколько раз, вышел из автомашины и встал под видеокамерой. Ждать пришлось не долго. Ворота отъехали метра на полтора. На дорогу вышел высокий, худощавый мужчина в зеленой, пятнистой форме.
   - Тебе чего надо?
   - В Луговое проехать. Здесь же раньше короткая дорога была на Луговое. По трассе ехать, это лишних километров пятьдесят получается.
   - Ты когда здесь последний раз был?
   - Лет десять назад.
   - Ну ты тогда, наверное, в курсе, что через пару километров мост через речку. Сваи сгнили и три года назад его в половодье снесло. Делать новый, себе дороже. Вот хозяин и выкупил этот участок. Так что, вертайся на трассу и пили по ней свои пятьдесят верст.
   - И что, никак не проехать?
   - Ты что, мент что ли?
   - Почему?
   - Так только они тупые как валенки. Сказал, заворачивай оглобли, значит заворачивай.
   - Как скажешь.
  Сергей сел в автомашину и проехал к отделу. Закрыв ее, поднялся в кабинет. Достал из сейфа дела и занялся бумагами, которых за последнюю неделю накопилось. Увлекся, не замечая, как время приближается к четырем. Дверь открылась и в кабинет заглянул начальник отдела. Зайдя в кабинет, придвинул стул к столу.
   - Привет Михайлович. Все трудишься?
   - Товарищ полковник, да надо разобрать эти залежи. Сами ведь потом на совещании строгать будете, что запустили. Что в нашей работе главное бумажкой прикрыться.
   - Михайлович, как вчера договаривались. Забрал постановление на производство обыска в Александровке. Держи.
  Положив лист, начальник отдела встал и подошел к окну. Посмотрел на улицу.
   - Вот и верь синоптикам. Обещали снег с дождем в первой половине дня, а во второй солнце. Туча идет черная. Похоже, опять дождь будет. Сергей, ты бы сгонял кого ни будь в Александровку. Пусть по месту определится. А то наобум соваться, может чревато быть.
   - С утра туда съездил.
   - Не засветился?
   - Не должен.
   - Скоро уже четыре. Два отделения ОМОНа должны подъехать. Я им ситуацию обрисую, а ты уж там сам проинструктируешь, кому, куда и зачем лезть. Парни подойдут, ОМОН подъедет, заходите в актовый зал.
   - Сделаем.
  Полковник вышел из кабинета. Сергей достал из кармана сигарету и подошел к окну. Открыв окно, закурил. На улице было солнечно, ни ветерка и по тротуару, напротив отдела, прогуливались
  
   59
  
   жители. Черная туча, о которой говорил полковник, быстро надвигалась на город. Такое обычно бывает перед бурей. Докурив, майор взглянул на часы. Подошел к столу и сложил лежащие на столе дела в сейф. Услышав, что на улице заурчал двигатель какой-то автомашины, выглянул в окно. Возле крыльца остановился автобус ПАЗ. Дверцы автобуса открылись и из него по одному начали выходить омоновцы. Сергей вышел из кабинета и в коридоре встретился с Ильиным.
   - Дима, не в курсе, парни подтянулись уже?
   - Не знаю. Только приехал.
   - Дима, пробегись по кабинетам. Давай всех в актовый зал. ОМОН уже приехал. Сергей зашел в зал. Зал был рассчитан на большее число сотрудников, чем было сейчас в отделе. После ликвидации УБОП, СОБР передали в Росгвардию, оперов сократили либо раскидали по отделам. Трибуна, за которой на стене висела черная школьная доска. Да несколько рядов сидений. Сергей подошел к доске и провел по ней ладонью. Почему-то вспомнились пара строк из песни: " Последний раз рисуешь мелом, ты на доске девчонку в белом..." Голиков усмехнулся и взял лежащий на столе белый мел. По памяти нарисовав мелом схему расположения базы отдыха. После чего сел за стол, рядом с трибуной. Вскоре дружной гурьбой в зал зашли омоновцы. Пересмеиваясь, расселись на сидениях. Оперативники тянулись по одному. Последним из них зашел Ильин. Не успел он прикрыть дверь, как она открылась и зашел начальник отдела. Сергей не успел скомандовать, как полковник рукой показал, чтобы не вставали. Остановившись возле трибуны, спросил.
   - Товарищ майор, все на месте.
   - Мои все.
  Командир взвода ОМОН рассмеялся.
   - Мои тем более. Вы же просили два отделения, вот два отделения и прибыло.
   - Тогда не будем терять время. Я нарисую обстановку в городе, а конкретную задачу поставит майор Голиков. В связи со смертью смотрящего вора в законе Сибиряка, на его трон претендуют два конкурента. Коля Маленький, его поддерживают местные авторитеты, грузинские и российские законники. С чем его едят, пока не понятно. Два года сидел в тине, за спиной Сибиряка. Второй. Это азербайджанский вор в законе Козырь. Молодой, наглый, амбициозный. Воровскую корону ему нахлобучили недавно. Плотно сидит на кокаине. Завтра должна была состояться воровская сходка. На ней с помощью компромата, который накопали на Сибиряка, должны были снять с него корону, по возможности вместе с головой. Основная задача Козыря, взять под контроль поток продуктов, попавших под санкции из Белоруссии в Казахстан, а затем из Казахстана по России. Второе, это отрегулировать трафик поставки наркотиков из Афганистана через Таджикистан и Казахстан, на нашу территорию. Сибиряк своим решением о запрете наркотиков в городе, разорвал эту цепочку.
  Передвигается на джипе Мерседес СЛ 450 В007ОР 77. С ним постоянно двое вооруженных охранников.
   Достав из кармана пиджака фотографию, передал ее командиру ОМОН. Тот взглянув на нее, улыбнулся.
   - Товарищ полковник, мы уже с ним пересекались.
   - Когда успели?
   - Месяц назад возвращались с полигона. Заехали на заправку. Там очередь была, а эти быканули. Мы только к колонке подъехали, эти перед нами залезли. Как обычно, пальцы веером, сопли пузырями. Нас за шторками не заметили, на нашего водителя наезжать начали. Козырь там самый агрессивный был, пока прикладом от автомата в лоб не получил. У водителя и охранника были травматы. Документы в порядке. Машину вывернули, но ничего запрещенного не нашли.
   - Понятно. Начальник УВД распорядился, чтобы завтра никаких воровских сходок. Козырь быковать начнет, обязательно рапорт и будем его определять суток на пятнадцать. Буду не против, если даже спровоцируете. Сергей Михайлович, твой выход.
  Голиков подошел к школьной доске и повернулся к залу.
   - Поселок Александровка. Наверняка многие там бывали. Большое озеро с южной стороны песчаный пляж. По северному берегу, собственно сам поселок. Две улицы. Поселок облюбовали
  
   60
  
   наши нувориши. Настроили особняков. Вдоль поселка дорога, которая за поселком упирается в бетонный забор. Три года назад там построили два трехэтажных дома. Один с левой стороны от дороги, второй справой. Планировалось, что там будет база отдыха. Летом пляж, беседки, шашлыки, пикники. Желающие могли сходить на речку порыбачить, грибы, ягоды. В зданиях можно было переночевать. Но как говорится, мы полагаем, а бог располагает. Три месяца назад, когда появился Козырь, база отдыха превратилась в игровой клуб. По той информации, что располагаю, под клуб используют здание, которое расположено слева. Первый этаж, это охрана, касса, буфет и бар. Второй этаж игровые автоматы. Третий рулетка и покерные столы. Во втором здании, на первом этаже кухня, столовая для обслуживающего персонала, прачечная. Второй этаж, комнаты отдыха для обслуги. Третий этаж, самое интересное. Президентский номер из пяти комнат и биллиардная. Козырь со своими отморозками проживают в президентском номере. Разделимся на две группы. Казино, старший группы Ильин, отделение ОМОН и четверо оперов. Здание, где проживает Козырь. Старшим группы буду сам. Со мной второе отделение ОМОНа и также четверо оперативников. Проблема в том, что забор двойной. На въезде охрана и видеокамера. Сигнал с нее идет в казино. Василий, что посоветуешь?
  Командир ОМОНа усмехнулся.
   - Вот что значит речь не мальчика, а мужа. С нами редко кто советуется. Почему-то все думают, что ОМОН, это цепные псы. Фас и вперед. Товарищ майор, после того, как нас в Росгвардию передали, нам один хитрый прибор подогнали. Военная разработка. Метров с двухсот сильный электромагнитный импульс. Видеокамера выходит из строя. Выгорает плата. Через ворота по штурмовой лестнице. Охранника лицом на землю. Стандартная процедура. На автобусе заезжаем на территорию. Дальше по плану. И вот еще что. Это касается господ оперативников. Во время операции, под ногами не путайтесь. Будем делать то, кто на что учился. Нам только Рэмбо во время задержания не хватает. Есть у вас такая привычка, лезть поперед батьки в пекло.
   - Есть у кого-то еще предложения, замечания? Нет. Ну значит с богом.
  Колонна из автобуса и двух автомашин оперативников остановилась сразу за поселком. Из автобуса вышли двое омоновцев. В руках у одного был какой-то прибор, издалека напоминающий фоторужье. Установив прибор на треногу, направил его на ворота. Из прибора вырвался тонкий красный луч. Второй омоновец с биноклем в руках, что-то ему подсказывал. Первый нажал на кнопку, на корпусе прибора. Из видеокамеры, висящей над воротами, посыпались искры. Автобус медленно тронулся с места. Омоновцы на ходу запрыгнули в него. Возле ворот он остановился. Из автобуса выскочили трое. Приставили лестницу к воротам. Пока один придерживал лестницу, двое перемахнули на территорию базы. Там кто-то охнул и ворота отъехали в сторону. Автобус не останавливаясь, проехал по дороге и остановился между зданиями. Омоновцы, как горох высыпались из него и пробежали к намеченным целям. Оперативники на своих автомашинах проехали к зданиям. Сергей со своими оперативниками зашел в здание следом за омоновцами. Те, уже видимо в автобусе распределили кому какой этаж достанется. На третий этаж поднялись четверо, и Сергей с одним из оперативников. Услышав шаги в коридоре, из-за одной из дверей выглянул охранник. Что-то крикнув, получил в лоб прикладом автомата. Взводный открыл дверь и двое забежали в комнату, где возле стола сидели двое телохранителей Козыря. Увидев вошедших, один, по-видимому, не первый раз попадавший под такую раздачу, сразу упал на пол и положил руки на затылок. Второй попытался схватить лежащий на столе пистолет. За что и получил берцем в лицо. Упав на пол, схватился за лицо. Из разбитого носа потекла кровь. Оперативник и двое омоновцев остались в комнате, застегивая наручники на руках охраны. Открыв дверь между комнатами, Голиков, взводный и один из омоновцев зашли в нее. Возле окна стоял коренастый мужчина с голым торсом, синим от наколок. Он пытался открыть окно. Взводный прыгнул к нему и свалил того на пол. Сев на него сверху, начал заламывать ему назад руки. Не дожидаясь Сергея, омоновец открыл следующую дверь и зашел туда. Майор помог надеть наручники и услышав звон разбитого стекла, бросился в соседнюю комнату. Омоновец стоял посреди комнаты, зажав плечо рукой. Из которого медленно падали на лежащий на полу ковер капли крови. Сергей подошел к окну и выглянул на улицу. Под окном, на газоне, лежал Козырь, неестественно вывернув голову. Голиков хмыкнул и повернулся к омоновцу.
   61
  
   - Тебя как зовут?
   - Илья.
   - Илья, что здесь случилось?
   - Я зашел, а он меня шпагой ударил. Целился в горло, но я увернулся. Он в плечо мне попал. Хотел второй раз ударить. Я удар пропустил мимо себя и ногой ему в грудь зарядил. Он в окно и вылетел. Дырокол вон, возле окна лежит.
  Сергей подошел к шпаге, взял с тумбочки салфетку. Через салфетку взял ее за лезвие и выглянув в окно, бросил ее так, чтобы она легла рядом с рукой Козыря. Подойдя к Илье, достал из кармана нож, нажал на кнопку. Из рукоятки вылетело узкое лезвие. Распоров форму, взглянул на рану.
   - Рана сквозная. Крови мало. Давай в автобус. Пусть тебе водитель приложит к ране бинты и закрепит лейкопластырем. Вызовите скорую. Лучше перестраховаться. Да, вот еще что. Следак будет опрашивать, скажешь, что Козырь выпал в окно вместе со шпагой.
   - Товарищ майор, а почему?
   - Иначе в гестапо тебе все нервы вымотают. Предъявят, что ты его умышленно убил. Затем испугался того, что натворил и проткнул себе плечо.
   - Какое гестапо?
   - Ты давно работаешь?
   - Месяц.
   - Понятно, что лторотик. Это УСБ. Иди, бинтуйся.
  Омоновец вышел из комнаты. Сергей прошелся по пустым комнатам. Задержался он в биллиардной. Сев на стол, покрытый зеленым сукном, начал издалека рассматривать одну из стен.
  Возле которой стояли позолоченные и серебряные доспехи рыцаря. На стене висели мечи, шпаги, рапиры, алебарды, сабли и палаши. В дверь заглянул Василий, командир взвода.
   - Михайлович, чем любуешься?
   - Посмотри музейные раритеты. Может больше видеть не придется.
   - Что в них такого? Красиво разукрашенное железо.
   - Это железо полгода назад украли из музея. Когда-то оно принадлежало царям.
  Василий подошел к оружию и начал его рассматривать.
   - Михайлович, а как его умудрились вытащить?
   - Хотели новую экспозицию сделать. Отдали на реставрацию в мастерскую. В итоге и мастер пропал и экспонаты. Козырь по-видимому решил завтра перед ворами понтануться.
   - Михайлович, ну что, пойдем к бойцам, будем следственную группу дожидаться. Я уже вызвал.
  Дверь в кабинете слегка скрипнула и Сергей, оторвавшись от написания рапорта, поднял голову. Увидев начальника отдела, начал вставать. Полковник махнул рукой.
   - Сиди. Как ты?
   - Бывало и лучше.
   - Ну а как ты хотел. Моложе не становимся. В девяностые мог по трое суток не спать. Что с рапортом?
   - Сейчас допишу.
   - Михайлович, ты мне пока на словах накидай.
   - У омоновца проникающее, сквозное ранение. Врачи рану прочистили, зашили. Сказали, что ничего страшного. У Козыря перелом шейных позвонков.
   - Это я видел. Дальше.
   - Охранники из московского ЧОП "Бриз". Один из задержанных казахский вор в законе Джумабаев, кличка "Батыр". В розыске за Интерполом. Коллекция царского оружия, похищенная из музея. В комнате Козыря обнаружили двести грамм кокаина. В подвале контейнер с десятью килограммами героина. В здании казино пять игровых столов, два с рулеткой, пятнадцать игровых автоматов. Изъята черная бухгалтерия. Вот только привязать казино вряд ли удастся. База с июня принадлежит ООО "Золотой берег". Один учредитель. Дед, которому семьдесят два года. Проживает в Костромской области, в деревне.
   - Понятно, что оформили на левого. Не будет же Козырь себе статью вешать.
  
   62
  
   - Товарищ полковник, вы начальнику ОМОНа подскажите, пусть их паренек пару недель на базе поживет. Сомневаюсь, что будут мстить, но пусть подстрахуются.
   - Михайлович, ты с рапортом поторопись. Генерал к десяти на совещание собирает. Наверняка и о вчерашней операции разговор зайдет.
   - Через десять минут занесу.
   - Хорошо, я у себя.
  Полковник вышел из кабинета. Сергей дописал рапорт и занес его начальнику отдела. Вернувшись в кабинет, достал из кармана пачку сигарет. Поморщившись, выкинул ее в урну. Даже и не заметил, когда выкурил. После вчерашней бури, которая лишь краешком задела город, небо было серо-свинцового цвета. Накинув на плечи ветровку, Голиков вышел из отдела и прошел в супермаркет. Купив блок сигарет, вернулся в отдел. В голове крутилась какая-то мысль, как будто упустил что-то важное. Походив по кабинету, подошел к окну. На газоне, неизвестно откуда взявшийся бездомный кот охотился за голубями. Увидев кота, Голиков с досадой ударил кулаком по подоконнику. Как он мог забыть. Архив Сибиряка. Прикусив губу, он достал телефон и начал просматривать телефонный справочник. Дойдя до Юльки, остановился. Подумав мгновение, нажал на кнопку вызова. Выждав несколько длинных гудков, сбросил вызов. Не успел майор убрать в карман телефон, как он зазвонил. Сергей ответил.
   - Юля привет. Разбудил? Все же последний день, когда подольше поваляться можно.
   - Нет, не разбудили. Телефон на кухне оставила. Пока из комнаты добежала. Что-то случилось?
   - Юля, ты как-то говорила, что отец на микроавтобусе ездит. Не сможешь его на пару часов взять?
   - Без проблем. Во сколько и куда?
   - Сейчас, к отделу.
   - Через двадцать минут выходите.
  Сергей открыл небольшой тайник, оборудованный в столе. Достал из тайника связку отмычек, положил их в карман пиджака. Набор делали по заказу для известного в определенных кругах домушника. Да вот незадача. Набор то он получил, а до дома не дошел. На автобусной остановке сердце остановилось. Сергей вышел из отдела на крыльцо. Кроме его и дежурного по отделу, никого не было. Парни пару часов назад разошлись. Дул прохладный ветерок и Голиков подставил лицо. После бессонной ночи слегка побаливала голова. Юлька приехала раньше, чем обещала. Сергей подошел, поздоровался с ней и сел рядом, на соседнее сидение.
   - Михайлович, куда?
   - Домостроительный комбинат.
   - Неужто пару бетонных блоков прикупили.
   - Так ведь твой кузнечик и одного не выдержит. Ноги в разные стороны разъедутся.
   - Что случилось? Я же понимаю, что из-за чепухи вы меня бы из дома не выдернули.
   - Тоже верно. Юля, после смерти Сибиряка наследство осталось. Вот его нам нужно прибрать, чтобы в чужие руки не попало. Но об этом должны знать только ты и я.
  Перед административным зданием ДСК, Юля остановила автомашину.
   - Михайлович, нам куда.
   - Дверь с торца здания. Подъезжай туда.
   - А охрана?
   - А то мы не опера, или мимо проходили.
  Юля подъехала к крыльцу. Сергей вышел из автомашины и поднялся на крыльцо. По привычке сначала дернул за ручку двери. Дверь без скрипа открылась. Майор зашел в небольшой коридор из которого вела только одна дверь в кабинет Сибиряка. Дверь была приоткрыта. Зайдя в кабинет, Голиков осмотрелся. Подошел к окну и открыл жалюзи. Небольшое помещение, в котором стоял шифоньер, письменный стол и несколько стульев. На столе лежал ежедневник с черными кожаными корочками. Сергей подошел к столу и перелистал ежедневник. Услышав шаги, повернул голову. На пороге кабинета стояла Юля.
   - Михайлович, ну что?
   - Слепой сказал посмотрим.
  
   63
  
  
  Сергей прошелся вдоль стены, обшитой панелями, постучав кулаком по каждой. Вернувшись на средину комнаты нажал на одну из панелей. Несколько панелей ушло в глубь ниши и отъехали в сторону. Голиков толкнул рукой дверь, находившуюся за панелями, которая без скрипа открылась. Нащупав на стене выключатель, включил свет. Узкий пенал, вдоль стены металлический стеллаж. И ни одной бумажки. Сергей вышел в кабинет.
   - Опоздали Юля. Здесь Сибиряк хранил свой архив. На каждого, кто так или иначе пересекался с преступным сообществом, он заводил подробное досье. От А до Я. Вот только понять не могу, зачем ему это нужно было. Либо он сам его успел куда-то вывезти, либо тот, кто мог знать об архиве. Придется идти, с охраной побеседовать. Может они видели, кто вывез. Юля, ты если не торопишься, обожди в автомашине.
  Голиков с Юлей вышли на улицу. Юля села в автомашину, а Сергей прошел на проходную. День был нерабочим и дверь была закрыта. Постучав в стекло, майор дождался, когда на крыльцо выйдет охранник.
   - Мужик, тебе чего надо? Видишь же, что все закрыто.
  Голиков достал из кармана удостоверение и показал охраннику. Тот пожал плечами.
   - Понимаю, что из полиции, но сделать ничего не могу. Из администрации никого нет. Тем более, что сегодня в городе праздник.
   - Мне администрация не нужна. Не знаешь, кто в последнее время к вашим квартирантам приезжал?
  Сергей показал пальцем на торец здания.
  Охранник лишь усмехнулся.
   - Нам начальник службы безопасности ДСК запретил дышать даже в ту сторону. Видеокамера на углу висела и ту сняли. Тот угол совсем не просматривается. Одно слово. Бандосы.
   - Почему бандиты?
   - Майор, но мы ведь не слепоглухонемые. Нет-нет, да видим какие машины подъезжают, какие люди заходят. Хотя, ты знаешь. Сегодня, когда менялись, старший предыдущей смены что-то говорил о том, что вчера часов в двенадцать какая-то машина подъезжала и что-то в нее грузили. Слушай, давай, я тебе его номер телефона дам. Сам у него и спросишь. Он кстати, из ваших, пенсионер МВД.
   - Неси.
  Охранник ушел в помещение, но скоро вернулся. Протянув Голикову обрывок газеты с написанным на нем номером телефона. Отдав обрывок он вернулся в здание. Сергей достал из кармана телефон и набрал номер. Сначала ему ответила девочка. Майор представился, и девочка передала трубку отцу.
   - Слушаю.
   - Уголовный розыск, майор Голиков. Надеюсь, не помешал?
   - Да вообще-то, спать собрался. Что нужно?
   - О вчерашнем дне поговорить. Вы же вчера на смене были.
   - Если вы возле ДСК, то может к дому подойдете. Я не далеко живу. Через дорогу от ДСК. Видите, дом, на торце красным кирпичом выложено "ГЛАВНОЕ РЕБЯТА СЕРДЦЕМ НЕ СТАРЕТЬ". Подходите к нему, сейчас выйду.
  Сергей подошел к автомашине, сказал Юле, чтобы его дождалась. Сам перешел через дорогу и подошел к дому с надписью. Возле которого стоял пожилой мужчина. Когда Голиков подошел, тот протянул руку и поздоровался. Голиков полез в карман за удостоверением, но мужчина остановил его.
   - Не надо. Я вас знаю. К ребятам в Центральный заходил. Они мне вас и показали. Что случилось? Вроде смена спокойно прошла.
   - Ваш сменщик сказал, что вы видели автомашину, в которую жулики что-то загружали.
   - Да, видел. Жена в обед тормозок принесла. Я ее проводил и сел на лавочку перекурить, возле проходной. В это время к торцу здания подъехал Москвич "сапожок". Мужик вышел из
  
   64
  
   автомашины и зашел в помещение. Мне интересно стало за каким чертом он приехал. Он вел себя как-то неестественно, оглядывался по сторонам. А ментов бывших не бывает. Где-то минут через двадцать он вытащил три большие клетчатые сумки. Знаете, в таких раньше барыги товар из Турции таскали. Мужик их в багажник загрузил и уехал.
   - Описать его сможешь?
   - Без проблем. Мужчина в возрасте 50-55 лет. Рост 175-180 сантиметров. Худощавый. Лицо овальное. Волосы темные, короткие. Одет: синие джинсы, черная, кожаная куртка с резинкой на поясе. На обувь внимания не обратил. И вот еще что. Если мне не показалось, у него на левой щеке круглый, размером с пятак, шрам. Прихрамывает на левую ногу. Номер на автомашине пытался запомнить, но как-то из головы вылетел. Зря не записал. Что-то там случилось?
   - Нет. Смотрящего позавчера убили. Это он арендовал кабинет. Хотели посмотреть, может для нас что-то интересное было. Да жулики опередили. Но все равно спасибо.
  Попрощавшись Голиков вернулся к Юле, которая ожидала его возле автомашины.
   - Юля, сейчас ежедневник заберу. Ты меня до отдела потом добрось.
   - Я уже забрала.
   - Вот что значит опер. Не то что, я, старая обезьяна.
   - Да ладно, не прибедняйтесь.
  Сергей с Юлей сели в автомашину. Пропустив автомашины, двигающиеся со светофора, Юля аккуратно выехала на дорогу.
   - Михайлович, так может домой?
   - У меня автомашина возле отдела осталась. Да и с начальником отдела нужно встретиться. Генерал по вчерашней теме выдернул. Узнать, что там случилось.
   - Я что-то пропустила? Что вчера случилось?
   - Козыря задерживали и казино до кучи накрыли.
   - Это законника, который недавно объявился?
   - Уже покойник.
   - Не поняла.
   - Во время задержания оказал вооруженное сопротивление, выпал с третьего этажа и сломал шею. Плюсом законник из Казахстана, был в розыске за Интерполом. Гора героина и кокаина. Кража царского оружия из музея.
   - Весело вы живете. Получается, что теперь в городе у бандитов безвластье.
   - Не совсем. Временно смотрящим Колю Маленького поставили. Но сама понимаешь, что нет ничего постоянней, чем временное. Юля, завтра в девять жду. С ребятами познакомлю. Не жалеешь о переводе?
   - Поздно жалеть. В одну и ту же реку входят только раз.
  Юля подъехала к крыльцу. Сергей взял ежедневник и вышел из автомашины. Помахав Юле рукой, зашел в здание. Дежурный остановил его.
   - Михайлович, шеф приехал, тебя спрашивал.
   - Как он?
   - Довольный как слон.
   - Первый случай на моей памяти, чтобы какой ни будь начальник был доволен после совещания у генерала.
  Сергей поднялся на второй этаж и постучал в дверь. Дождавшись разрешения, зашел. Дежурный был прав. Хотя на лице полковника была серьезная мина, но в глазах бегали бесята.
   - Михайлович, ты куда пропал?
   - С человеком нужно было встретиться. Минут двадцать прождал, а он перезвонил, что к нему гости пришли.
   - Бывает.
   - Вы как посовещались?
   - Жаль тебя там не было. Отдал твой рапорт генералу, тот его прочитал и отложил в сторону. Спрашивает, что думают остальные службы. Первым высказался начальник УСБ. Мол нужно
  
   65
  
   провести дополнительное расследование. Как получилось, что человек которого специально натаскивают на задержание вооруженного преступника, даже не попытался его задержать, а просто выкинул в окно. И вообще, почему в комнате оказался только один сотрудник. Где были остальные?
  А я сижу, думаю, что встрял парнишка. Ладно если просто уволят. Да и ты под раздачу, как руководитель операции, попадешь. От прокуратуры был заместитель прокурора области. Он таким скрипучим голосом, как железом по стеклу, говорит, что их следователь нарушения закона не нашел. Самооборона. Я его знаю, когда он еще следаком был. Когда он так говорит, значит его от злости трясти начинает. Начальник следственного комитета его поддержал. Вот так вы говорит, кадры и теряете. Потом ходите, в жилетку плачете. Вот от него я этого не ожидал. Всегда считал их чуть ли не друзьями. Смотрю на генерала, тот руками в стол уперся, взгляд как у быка, когда в корриде их красным плащом дразнят. Начал говорить, вроде тихо, себе под нос, а каждое слово в голове отдается. Наехал на начальника УСБ по полной программе. Вы говорит, чем думаете, головой или тем местом на котором сидите. Пацан работает всего месяц. Это его первое задержание вооруженного преступника. При чем, плечо проткнуто насквозь шпагой. Посмотрел бы я на ваши действия. Стали бы вы сопротивляться, или на коленях ползать начали. УСБшник, что-то попытался сказать. Генерал его прервал. В следующий раз, говорит, на задержание особо-опасного вооруженного преступника, отправлю оперов из УСБ, а ты лично возглавишь операцию. СОБРа или ОМОНа не будет. Начальник УСБ, вроде я жаловаться в Москву буду. Генерал ему и выдал, что мол ты думаешь не знаем, сколько ты за должность моему предшественнику заплатил, или какие вы махинации проворачивали с начальником Центрального отдела. Пиши рапорт на пенсию. Тебе выслуга позволяет. На верху принято решение, что если ты добровольно уходишь, к уголовной ответственности тебя не привлекать. Свободен. После того как тот вышел, генерал мне сказал, чтобы в Росгвардию представление на паренька написал. Пусть ему какую ни будь медальку дадут, чтобы азарт не пропал. И на своих подготовить рапорт о поощрении. Ты только языком не трепли.
   - Товарищ полковник, нет, я всем встречным сейчас расскажу.
   - Михайлович, да ты не обижайся. Что хочу спросить. На перспективу есть что ни будь? На совещании генерал спросил. Я ему на уши лапшу вешать начал. Типа с понедельника займемся авторитетами, чтобы не допустить войну между группировками. Ориентируем подсобный аппарат. Он только усмехнулся, ничего не сказал.
   - Завтра похороны Сибиряка. Там нужно будет покрутиться. Вдруг кто из разыскиваемых появится. На неделе, совместно с наркоконтролем, собираемся группу разбойников задержать.
   - Наркоконтроль здесь каким боком?
   - Группа малолеток по лету несколько разбоев на квартиры замолотила. Главарь ранее дважды судимый за кражи, грабежи и вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность. После того, как обзавелись денежными средствами, занялись продажей наркотиков. Главарь вышел на китайцев. Перегоняет им деньги, а проводники поезда "Москва-Пекин" в ранее оговоренном месте скидывают основу для приготовления спайса. Дальше по цепочке. Одни мешают, вторые раскидывают, третьи за компом сидят. Задерживать можно хоть сейчас. Но думаю, лучше, когда главарь в очередной раз затарится. По наркоте заморочек много. Коллеги пусть начинают их по наркотикам трясти, а мы по своей линии.
   - Тоже верно.
   - Во вторник, думаю, принять личного палача Сибиряка. Судя по информации, маниакальный садист. Не удивлюсь, если за ним трупов вагон и маленькая тележка. На пятницу планируем накрыть три лаборатории по изготовлению наркотиков.
   - Не понял. У нас в городе? Сибиряк же запретил наркоту в городе продавать.
   - Чтобы нам глаза замылить. Сам создал три лаборатории, где производилась синтетика. Наркота реализовывалась в других регионах. Да и в последнее время продажу наркотиков пустил на самотек. Дима на неделе подработает эту тему. Со вторника нужна будет наружка.
   - Да, Михайлович, умеешь, ты удивить. Завтра к генералу пойду. Они все равно завтра на похоронах будут задействованы. Ну тогда все. Иди отдыхай, а то глаза красные, как у окуня.
  
  
   66
  
  Сергей попрощался и вышел из кабинета. К себе заходить не стал. Выйдя из отдела, сел в автомашину, забросив ежедневник на заднее сидение. Завел автомашину и проехал к кулинарии. Иногда с женой они баловали себя, покупая сдобу в этом магазинчике. Ассортимент был большой, но готовили по не многу. К вечеру почти всю продукцию разбирали. Зайдя в магазинчик от запаха сглотнул слюну. Купив пакет еще горячих пирогов, Голиков пошел к выходу, но его остановила продавщица.
   - Подождите, не уходите. Из пекарни позвонили, сейчас расстегаи принесут. Вам же они нравятся. Всегда покупаете.
   - Вы всех клиентов помните?
   - Почти всех. Память на лица хорошая.
   - Значит дождемся расстегаев.
  Дверь подсобного помещения раскрылась, и грузчик занес лоток с расстегаями. Поставив пакеты в салон автомашины, майор проехал к своему дому. Зашел в квартиру и занес пакеты на кухню. Взяв из морозилки початую бутылку водки, налил полстакана и выпил. Перекусив, зашел в комнату, переоделся в спортивный костюм и лег на диван, укрывшись пледом. Уснул, как будто в омут провалился. Проснулся, когда за окном уже было темно. Выставив на телефоне будильник, сходил на балкон выкурил сигарету и лег спать. Вот только на этот раз Морфей о нем забыл. Сергей проворочался до утра, пока будильник противно не запищал. Приняв душ и выпив кружку кофе, есть не хотелось, Голиков сложил в пакет вчерашние пироги. Синоптики в очередной раз ошиблись. Вместо прогнозируемого дождя, на улице сияло солнце, дул слабенький ветерок. Сергей взяв пакет вышел на улицу и подошел к автомашине. Последние опавшие листья с деревьев шуршали на асфальте. Поставив пакет в салон, на сиденье, взял щетку и смел нападавшие за ночь на автомашину листья с ближайшего тополя. Сергей подъехал к отделу, когда еще кроме дежурного с помощником, никого не было. Поздоровавшись с ними, зашел в свой кабинет. Первым к нему в кабинет зашел Ильин. Поздоровавшись, сел напротив майора.
   - Дима, что у тебя?
   - Около восьми пришла та же ГАЗель. Выгрузили несколько синих пластиковых фляг и ящиков с каким-то порошком. Все на видеокамеру снял.
   - Дима, я с шефом договорился насчет наружки, но не знаю, что генерал решит. Думаю, что не откажет. Ему в начале карьеры большой плюс. Только начальником УВД стал и сразу три лаборатории накрыли. Ты задание подготовь.
   - Понятно. Что на сегодня?
   - Похоронная команда. Сибиряка хоронят. Придется всем отделом слезы лить по невинно убиенному.
   - Ну да, ну да. Чтобы ему могила стекловатой была. Дима, Юлька подъедет, ты ее к себе в кабинет определи. Там у тебя место свободное есть. И пусть сразу к твоей разработке подключается.
   - К моей?
   - К твоей, твоей. Сегодня не получится, а завтра, если получится, посмотрите за мастерской по изготовлению памятников, где спайс бодяжат и фасуют. Вот как к очистным подступиться, не знаю.
   - Михайлович, будет день, будет и пища. Думать будем.
   - Дима, парни подойдут, пусть у меня все соберутся. Юлю представлю.
   - Сделаем.
  Дмитрий вышел из кабинета. Сергей достал из кармана пачку сигарет. Взглянув на них, почувствовал, как его начало подташнивать. Открыв сейф, закинул в него сигареты и зажигалку. Долил воды в чайник, включил его. Дождавшись, когда вода закипит, налил в кружку кипятка и положил пакетик чая. Сев за стол, взглянул на часы. Чай допить майор не успел. Первой в кабинет зашла Юля. За ней начали подтягиваться опера. Дождавшись, когда зайдет последний, Голиков встал, придирчиво осмотрев присутствующих.
   - Вроде все. Хочу представить вам нашего нового сотрудника. Капитан полиции Савина Юлия. Кто не знает, работала в Центральном отделе. Последняя должность, исполняющая обязанности начальника убойного. Вопросы есть? Вопросов нет. Все по местам. Рустам останься.
  Дождавшись, когда все выйдут, Рустам подошел к Голикову.
   67
  
   - Рустам, ты с парнями из наркоконтроля не созванивался?
   - Только оттуда.
   - Рассказывай, что они наработали.
   - Малолеток установили. Парни хотели их сегодня принять, но вчера вечером человек позвонил, встречу назначил. Кузьма сегодня ночью за основой для спайса поедет. Там его ребята и принимать будут. Деньги он еще в субботу перегнал. Завтра с утра малолеток задерживать будут. Сегодня следователь за постановлением на обыск и задержание в суд поедет. Михайлович, мне еще хотя бы человека. Чтобы сразу по горячему железо ковать.
   - Скажешь Тимке, что я распорядился. Ты с ребятами ночью поедешь?
   - Обязательно. Спецназ разбирать не будет. Ладно Кузьму, не дай бог моего человека поломают. С них станется.
   - С человеком что решили?
   - Свидетелем по делу пройдет. Типа не видел, не знаю. Я простой таксист. Еще и в авторитете будет. Своих не сдает.
   - Согласен. Ты только сейчас дело заведи. На похороны можешь не ездить.
  Рустам кивнул головой и вышел из кабинета. Сергей достал из сейфа записную книжку. Найдя нужный телефон, набрал номер.
   - Антон Иосифович, Голиков моя фамилия. День добрый.
   - Здравствуй Сережа. Кому добрый, кому и не очень. Ревматизм замучил. Казематы и лесоповал здоровья не добавляют.
   - Антон Иосифович, вот кто бы говорил. Вы в свои семьдесят с хвостиком, как тот заматеревший медведь гризли. До сих пор легенды ходят, как вы сейфы у расхитителей социалистической собственности ломали. А как на Колыме кулаками двух наемных убийц к праотцам отправили.
   - Сережа, ну, когда это было. Ты чего позвонил? Ты ведь так просто не звонишь. Совсем дядьку забыл. А ведь я тебя когда-то в люльке качал. Дай отгадаю, чего позвонил.
   - Попробуй.
   - Сегодня похороны Сибиряка. Тебе нужно узнать во сколько похороны и где поминки. Искать своих стукачков тебе лень. Вот о дядьке и вспомнил.
   - Дядя, тебе Ванга своих способностей не передала?
   - Насчет Ванги не знаю, но твою бабушку, а мою тетку, колдуньей считали. Так вот, прощание в морге. Начало в одиннадцать. Новый генерал у вас сильно серьезный. Похоронный кортеж по объездной пойдет. Генерал по городу запретил. Поминки в ресторане "Дубрава". Это за городом.
   - Знаю. Антон Иосифович, но я так понимаю, что законники и местные авторитеты будут поминать в другом месте.
   - Кто бы сомневался. Племянничек, ты пойми, что меня уже на такие мероприятия не приглашают. Старая больная обезьяна. Где они будут встречаться, не знаю. Ничего не говорю, прибавку к пенсии братва мне стабильно заносит. Но от дел я отошел. Серега, помнишь, в семье у нас легенда была, что до двадцатого года в Карпатах был родовой замок. Проверить решил. Связался с патриархами на Украине. Попросил в архиве полазить. Знаешь, а замок действительно был. Не известно, что там во время войны у немцев было, но когда наши наступали, немцы его с землей сравняли. Бродяги мне даже фотографии прислали. Ты как ни будь зайди, покажу.
   - Время будет, заеду. Самому интересно. Всегда думал, что дед фантазирует.
   - Как видишь, нет. Давай, не забывай дядьку.
  Сергей отключил телефон и зашел в кабинет Ильина.
   - Дима, парней предупреди, чтобы к половине одиннадцатого были готовы к выезду. Прощание в морге, а поминки в ресторане "Дубрава". Сейчас десять, через полчаса внизу встретимся.
  Когда оперативники подъехали на площадку к моргу, она уже почти вся была заставлена автомашинами. Сергея всегда удивляло, что уж очень блатные любят покрасоваться на похоронах. На других посмотреть и себя показать. Оперативники разбрелись по площадке, а Голиков с Ильиным подошли к моргу. Рядом с моргом, разбившись на группы, стояли в основном мужчины. Кто-то выходил, кто-то заходил в зал, где находился гроб с телом Сибиряка. В двенадцать
  
   68
  
   подъехали два катафалка. В один загрузили гроб с крышкой, во второй начали выносить и грузить венки. Люди, находящиеся возле морга засуетились и начали расходиться по автомашинам. Катафалки отъехали от морга и за ними начали пристраиваться автомашины. Голиков насчитал больше пятидесяти, а затем сбился со счета. Кавалькада из автомашин, постоянно сигналя по объездной дороге двинулась в сторону нового кладбища, которое открыли полгода назад. Кладбище новое, а вот аллея "славы" рядом с въездом, протянулась уже метров на пятьдесят с обоих сторон. Колона еле ползла. Голиков не выдержал.
   - Тащатся как тараканы. И другим обгонять не дают. Не пойму я их Дима. Вот закопают его сейчас, поставят памятник из мрамора, на полтора человеческих роста. Через пару лет, да пусть даже через десять, никто даже и вспомнит, что был такой законник Сибиряк. А лет через пятьсот какие ни будь археологи откапают этот монумент и решат, что это наш очередной античный бог. И выставят его в каком ни будь музее. А я уже своим сказал, если сдохну, то чтобы поставили металлическую пирамидку с красной пятиконечной звездой. И простая табличка, фамилия, имя, отчество. Это чтобы сын мог найти. Внуки обо мне уже и не вспомнят. Ну а если крематорий наконец сделают, то у меня прямой путь туда.
  Дмитрий искоса взглянул на майора.
   - Михайлович, ты себя не рано хоронишь?
   - Все под богом ходим. Секерин тоже не ожидал, что какой-то щипач его убьет. Ладно, проехали. Хватит о грустном. Все, подъезжаем.
  Сергей припарковал автомашину возле киоска с венками. С Дмитрием вышли из автомашины и зашли на территорию кладбища. Большинство присутствующих собралось возле могилы. Майор с Ильиным отошли в сторону и наблюдали за происходящим со стороны. Внимание Сергея привлек высокий, пожилой, худощавый мужчина с копной седых волос. Мужчина стоял чуть в стороне от всех, заложив руки за спину. Обычно так руки складывают люди, долго отсидевшие на строгом, либо полосатом режиме. Близко к нему никто не подходил, как будто вокруг него очерчен круг. Подняв правую руку, он кому-то призывно махнул. К нему подошел мужчина невысокого роста, атлетического телосложения. Руки из-за перекаченных мышц, болтались как крылья пингвина. Пожилой что-то спросил и пальцем показал в сторону оперативников. Качок что-то ему ответил, и мужчина пошел в их сторону. Подойдя, встал напротив Голикова, пристально глядя ему в глаза. Глаза мужчины были черные, слегка на выкате.
   - Начальник, разговор есть.
   - Слушаю.
   - Ты ведь здесь старший.
   - Ну и...
   - Дайте по- человечески с бродягой проститься. Мы же вам не мешаем, когда своих хороните. Давай обойдемся без дубинки по ребрам и мордой в пол.
   - Шаман, я разве против. Лишь бы ваши невменяемые на поминках не начали бурогозить, территорию заранее делить.
   - На поминках будет все спокойно. Слово вора. Насчет территории, это будем решать не сегодня и не здесь. Начальник, ты меня откуда знаешь? Вроде не пересекались.
   - Грех оперу Шамана не знать. Первая ходка в четырнадцать. Корону получить в девятнадцать. В свои шестьдесят три года был на свободе от силы четыре-пять лет. Получить корону в то время, это что-то с чем-то. Вас было на весь Союз человек сто, может чуть больше. Сейчас не то что мы сосчитать не можем, вы сами не знаете сколько вас. Сейчас корону купить за бабки можно.
  Шаман тяжело вздохнул, но ничего не сказал. Он уже сделал шаг в сторону, но остановился и с какой-то ехидной улыбкой сказал.
   - Дяде привет от меня передавай. Я ему многим обязан. Что-то я его не вижу.
   - Вроде собирался, но, наверное, опять приболел. С сердцем проблемы. Шаман, откуда о дяде знаешь? Вроде нигде не афишировал.
   - Начальник, так ведь не только вы на нас информацию собираете. Должны же мы знать, на какую кнопку больнее надавить.
  Шаман повернулся и пошел к могиле. Дмитрий взглянул на Голикова.
   69
  
   - Михайлович, ты как его узнал? И что у тебя за дядя, которого Шаман знает.
   - Узнал? Узнал по взгляду. Еще по молодости читал, что у Шамана гипнотизирующий взгляд. Честно говоря, я еле выдержал, чтобы глаза в сторону не отвести. Дядя в свое время был известным медвежатником. О нем легенды по Союзу ходили среди уголовников.
   - Ты не рассказывал.
   - Сам недавно узнал. Знал, что сидел, но за что, он не рассказывал, а я не спрашивал. Помнишь, группу Соловьева брали на сейфе? Так вот он и сказал, что были раньше медвежатники, а сейчас барахло на палочке. Ну дядю и назвал. Уж сильно он его нахваливал.
   - Михайлович, видишь, даже свои медвежатники есть.
   - Ладно, не прикалывайся.
  В течении часа возле могилы Сибиряка было броуновское движение. Подходили, отходили, за венками уже не было видно креста. Здесь же распивали спиртное, за помин души. Потихоньку присутствующие потянулись к автомашинам. Дождавшись, когда на стоянке останутся только автомашины оперативников, Голиков позвонил начальнику отдела.
   - Товарищ полковник, на кладбище мероприятие закончилось. Нам сейчас куда, в отдел или к ресторану?
   - Михайлович, завязывайте ерундой заниматься. Давайте в отдел.
   - Товарищ полковник, автомашин много было. Они сейчас в кабаке нажрутся водяры, а затем в город двинут. А сегодня еще похороны сенатора. Там людей будет не меньше.
   - На выезде от ресторана поставили усиленный пост ДПС при поддержке взвода ОМОН. С сенатором не наши проблемы. Там Федеральная Служба Охраны с ФСБ рукой рулят.
   - Товарищ полковник, а что с охранниками?
   - Тех еще вчера в Москве похоронили. Парни из московского ЧОПа были.
  Начальник отключил телефон. Сергей взглянул на парней, которые стояли возле одной из автомашин.
   - Парни, погнали домой. Шеф добро дал.
  Голиков с Дмитрием сели в автомашину.
   - Дима, ты никуда не спешишь?
   - Да вроде нет.
   - Давай, на старое кладбище заедем. К Ивановичу на могилу сходим, цветочки положим, да и на цех по производству спайса посмотрим. С чем его едят.
   - Может, Юльку с собой возьмем?
   - Не стоит. На годинах истерику чуть не закатила. Она себя виноватой в его смерти считает.
   - Жаль, что так погиб. Классный мужик был. Я, несколько раз с ним по работе пересекался. Помню, только после школы милиции в отдел пришел. Мне жулика сунули, мол допроси его. Сами все на задержание банды трассовиков уехали. Сидит напротив меня, рожи корчит, издевается. Дверь открывается, Павел Иванович заходит. Посмотрел на его художества. Выйди, говорит, пару минут в коридоре подожди. Я, вышел в коридор, слышу, как что-то упало. Через пару минут зашел, жулик сидит как пионер перед директором школы. Иванович что-то спросил и вышел из кабинета. Жулик сразу лист бумаги попросил и авторучку. В сознанку пошел. Явку с повинной написал. Мне интересно стало, как его Иванович за две минуты расколол. Не удержался, спросил у жулика. Тот только хмыкнул. Тебе бы говорит, по роже, зарядили кожаной папкой, да похоже там еще и лист железа лежит. Еще и пообещал, что вернется, если тупить начну. Вот что значит старая школа, а то сидишь сопли жуешь. Вы, расскажите пожалуйста, может вам чайку налить, или курить хотите. Аж самому стремно.
   - Все, Дима, подъезжаем. Смотри внимательней.
  Вдоль узкой дороги, ведущей на кладбище стояло несколько киосков с венками. Цех по изготовлению памятников, находился ближе к кладбищу и чуть в глубине, за киосками. Сергей остановил автомашину возле первого киоска. Продавщица, откровенно скучавшая, вышла из киоска и подошла к автомашине из которой вышли Голиков с Дмитрием.
   - Добрый день, молодые люди. Цветочки, веночки. Не дорого, покупаем.
  Сергей улыбнулся.
   70
  
   - Да мы вроде еще и осмотреться не успели.
   - А что здесь смотреть? Цены одинаковые, товар одинаковый. У одного поставщика берем. Если что, я могу и немного уступить.
   - Нам бы небольшой, но не самый дорогой веночек.
   - Значит, опера.
   - Не понял.
   - Вы же с виду от бандитов мало отличаетесь. Взгляд, когда даже улыбаетесь, как у овчарки, которая вот-вот на тебя кинется. Ну у тех, для таких случаев, хоть деньги есть. У меня первый муж тоже опером был.
   - Разбежались.
   - Нет. Мы в Кургане жили. Там до сих пор город нищий, бандитский. А в девяносто пятом, сами можете представить, что там творилось. Муж ночью после работы домой шел. Метрах в ста от дома пустырь был. Там две молодежные банды схлестнулись. Цепи от бензопил, ножи, биты бейсбольные. Мой патриотом был. Полез разнимать. Его сзади в шею ножом ударили. Когда под утро нашли, он уже мертвым был. Умер от потери крови. До сих пор себе простить не могу, что надоедала ему. В кино сходить не можем, в театр, филармонию. Ни выходных, ни проходных. Придет поздно, утром, еще сплю, он уже на работу убежал.
   - Понятно. Не повезло. Не подскажете, там мастерская по изготовлению памятников?
   - Ребята, не связывайтесь с ними. Шаромыжники они. Надгробие из мраморной крошки сделают, те через год-два разваливается. А из мрамора, так они его со старых могил воруют. Старую надпись затирают и на этом месте свою наносят.
   - И никто не жалуется?
   - Так ведь они тоже не дураки. Выбирают те могилы, на которые никто не ходит. Кладбищу уже лет пятьдесят. Дети покойников еще навещают, а внуки уже редко. Да и ценник у них будь здоров. Если интересно, то могу адресок подсказать. В Томилино, это недалеко отсюда, паренек мастерскую открыл. Правда, работают втроем. Заказов много, но справляются. Работают качественно. Наши обалдуи решили на них наехать. Парни не подарок оказались. Послали далеко и на долго. Эти стрелку набили. А на стрелку ОМОН приехал. Паренек там раньше работал. Но после ранения списали по инвалидности. Эти потом месяц с фингалами и на костылях ходили.
   - У вас чекушечки не найдется? Человека помянуть. Можно сказать, мы сюда случайно заехали.
   - Для хороших людей найдется.
  Женщина зашла в киоск и вскоре вышла. В руках у нее был небольшой венок и чекушка водки.
   - Ребята, венок пятьсот, ну и водка стольник.
  Голиков достал из кармана тысячную купюру и протянул женщине. Та засуетилась, доставая из фартука с карманом мелкие купюры.
   - Не надо. Сдачи не надо. Спасибо.
  Майор достал из багажника автомашины пластиковый стакан и щетку. По аллее с Дмитрием пошли в сторону кладбища. Женщина вздохнула, перекрестила их и зашла в киоск. Сергей с Димой подошли к памятнику. Голиков осторожно прикоснулся к нему. Разряда тока, как было в последний раз, не последовало. Смахнув с надгробья налетевшие листья, достал из кармана носовой платок и тщательно протер стоящую у памятнику стопку. Распечатав бутылку, налил в нее водки и поставил к памятнику. Затем повернулся к Диме.
   - Дима, за руль ты сядешь.
  Вылив остатки водки в стакан, выпил ее. Постояв молча пару минут, оперативники пошли в сторону выхода. По пути Сергей опустил пустую бутылку в урну. Сев в автомашину проехали к отделу. Дима загнал автомашину на стоянку. Закрыв автомашину они прошли в отдел. Ильин поднялся на третий этаж, а майор зашел в кабинет начальника отдела. Тот стоял возле открытого сейфа.
   - Товарищ полковник, разрешите.
   - Михайлович, проходи, садись. Что-то случилось?
   - Бог миловал. Товарищ полковник, если вы не против, то я домой занырну. Мне нужно будет подготовиться к задержанию палача. Уточнить кое-что.
   - Я, не против. Михайлович, ты выпил что ли?
   71
  
  
   - К Секерину на могилку заехали. Венок положили, да стопочку выпил.
   - Михайлович, скажи парням, пусть увезут. Сегодня ГАИ лютует. Сам понимаешь, выпил для запаха, а погон лишился.
   - Да я думал, такси заказать.
   - Увезут, не развалятся. Кого завтра собираешься с собой брать?
   - Михаила и Костю. Там мразота конченная, всего можно ожидать. А эти уже обстрелянные. Ильин с Юлькой по лаборатории работают. Рустам и Александр сегодня на ночь заряжаются. Кузя должен сегодня партию наркоты получить, а с утра малолеток дергать начнут. Возможно, еще кого-то подключать придется. Сами знаете, малолеток нужно сразу разводить. Потом родители, адвокаты налетят, да и в камере первые тюремные азы преподадут. Я свободен?
   - Да.
  Сергей попрощался и вышел из кабинета. Поднявшись на третий этаж, зашел в кабинет к Ильину. Тот, зарывшись в бумаги, даже не взглянул на вошедшего. Юля и Рустам что-то оживленно обсуждали за столом. Увидев майора, они замолчали. Дмитрий поднял голову.
   - Михайлович, ты откуда здесь? Даже не слышал, как зашел.
   - Дима, останешься за старшего. Рустам с Александром можете отдыхать. Рустам, ты вроде не далеко от меня живешь?
   - Минут десять пешком.
   - Добросишь до дома?
   - Без проблем.
   - Дима, Михаилу с Костей скажешь, чтобы завтра в семь утра здесь были. Пусть сразу в дежурке броники получат и стволы.
  Голиков и Рустам вышли из кабинета и прошли на автостоянку. Сергей передал Рустаму ключи и сел на пассажирское сидение. Возле дома Голикова, Рустам поставил автомашину на стоянку. Распрощавшись с майором, Рустам ушел. Сергей закрыл автомашину и подойдя к подъезду остановился. Пошарив по карманам, вздохнул, вспомнив, что сигареты оставил на работе. Пройдя в небольшой магазинчик, расположенный в соседнем доме, купил продукты. Постояв возле стенда с сигаретами, сглотнул слюну и вышел из магазина. Поднявшись к себе, приготовил не то обед, не то ужин. Перекусив, достал флэшки, которые ему достались по наследству от Котова. Зайдя в комнату, сел за стол и включил компьютер. Взяв флэшки, решая, с которой начать, обратил внимание, что на каждой тонкой иглой были выцарапаны буквы К, РК, КП, А и ДСК. Вставив в комп флэшку с буквой К, Сергей не ошибся. К оказалась камерой. Съемка началась с пустой камеры, куда через мгновение двое телохранителей Сибиряка завели закованного в наручники мужчину. Рот у него был заклеен скотчем. Один из телохранителей взял в руки пульт от лебедки, висящий на крючке, закрепленном в стене, и нажал на кнопку. С потолка спустился тонкий трос с закрепленным на конце крюком. Зацепив крюк за наручники, телохранители на лебедке подтянули брыкающегося мужчину вверх. Пока ноги не оторвались от пола. После чего сыромятными ремнями ноги несчастного были привязаны к швеллеру, который выдвинули из стены. Так же молча телохранители вышли из камеры, столкнувшись на пороге с Сибиряком и мужчиной, приметы которого ему поведал покойный уже на тот момент Котов. Худощавый и уши как у Чебурашки. Кузьмин держал в руках саквояж. С такими до революции ходили земские доктора. Сибиряк сел на стул, напротив мужчины, а Кузьмин поставил саквояж на стол. Раскрыв его, достал небольшой рулон коричневой замши. Расстелил его на столе и начал доставать из саквояжа завернутые в пергамент инструменты. Молотки, различного размера, ножи, щипчики, иглы, которыми можно человека проткнуть насквозь. Все тщательно протерто и блестело хромом. Мужчина, висящий на лебедке начал дергаться. Сибиряк жестом указал Кузьмину, чтобы тот отклеил скотч. Мужчина начал верещать каким-то неестественным высоким, женским голосом.
   - Сибиряк, не убивай. Все верну. Отдам все что у меня есть.
   - Понятно, что отдашь. Не ты так жена.
   - Не трогайте жену с ребенком. Они не при чем.
  
   72
  
   - Их никто трогать не собирается. Ты нас за живодеров не считай. Фирма и все твои счета за бугром на нее оформлены. На жизнь оставим, а остальное, уж извини. Это то, что ты у братвы скрысил. А с крысами, сам знаешь, как поступают. Хирург, приступай.
  Кузьмин заклеил рот мужчине, взял со стола ножницы. Несколькими движениями разрезал на нем одежду, оставив на нем только брюки. Отложив ножницы, взял скальпель и подошел к мужчине, который начал дергаться. На лице Кузьмина не дернулась ни одна мышца, когда он начал делать скальпелем надрезы в тех местах, где находятся вены поднимаясь от живота к голове. Сибиряк сидел на стуле до последнего, до последней капли крови. Вцепившись побелевшими пальцами в подлокотники. Зрачки как у наркомана расширились. Встав со стула, молча вышел из камеры. Изображение исчезло и раздался голос Котова.
   - Сергей, потерпевший кинул Сибиряка на крупную сумму. Занимался закупкой оборудования для НПЗ. Пару раз провернул сделки в свою пользу. Я его просчитал. Тогда его пожалели. Сдернули денежку с процентом. Наука на пользу не пошла. Оборудование из-за санкций закупали через третьи руки. Этот хлопчик создал фирму прокладку и нагрел Сибиряка на крупную сумму. Последняя фамилия потерпевшего Лившиц. Имел израильское и российское гражданство. Несколько раз судим за мошенничество. После освобождения каждый раз женился и брал фамилию жены. При всех моих возможностей, мне не удалось установить его настоящую фамилию. Вторым в этом ужастике будет киллер. У него оказалось слабое сердце. Так что мучился не долго. Кто он, откуда и кто послал, так и не удалось установить. Третий, внедренный сотрудник ФСБ. Внедрение прошло классически. Никто на него даже и не думал. Сибиряку позвонил Тихон. Сейчас уже покойник. На тот момент лежал при смерти в хосписе. Попросил пристроить племянника. ФСБ провернуло операцию, как в фильме "Неуловимые мстители". Казачонка застрелили, а под его видом к атаману внедрили Даньку. Здесь использовали тот же вариант. Его бы не просчитали, если бы не предатель. Мне удалось завербовать водителя начальника оперативного отдела. Начальник отдела знает его с Чечни и доверяет полностью. Встречи пару раз при нем проходили. Он и слил. Причем, завербовал даже не на компре. За деньги. Он сам на меня вышел.
  Голиков на ускоренке прокрутил убийство киллера, с которого Кузьмин узенькими полосками срезал кожу. На третьем эпизоде Сергей нажал на стоп-кадр. Вышел на кухню, налил себе полстакана коньяка, выпил не закусывая и вышел на балкон. Достал из шкафчика пачку сигарет, которую держал как неприкосновенный запас, закурил сигарету. Докурив до фильтра, пока не начало обжигать пальцы, положил его в пепельницу и вернулся в комнату. Включив комп, сел за стол. Первые кадры немного отличались от предыдущих. На этот раз телохранители волоком затащили в камеру избитого до полусмерти парня, выглядевшего лет на двадцать пять. Повторив процедуру с лебедкой и швелером, вышли. В камеру зашли Сибиряк и Кузьмин. Кузьмин разложил саквояж. Сибиряк садиться на стул не стал, а подошел к парню.
   - Живой, собака. А ведь я тебе верил, как сыну. Знаешь, если бы не сорвал сделку с ПЗРК, тебя бы оставили жить. Калекой, но живым. Деньги для меня так, тлен. Плюнуть и растереть. Из-за тебя мне перестали доверять люди. А вот это уже серьезно. Ты умрешь и умрешь мучительно. Вот этот человек знает свое дело.
  Парень поднял голову и плюнул в лицо Сибиряку. Тот отшатнулся, схватил со стола лежащий нож и не менее десяти раз ударил в корпус парня. Тот дернулся в конвульсиях и повис на наручниках. Картинка прервалась, но опять начал говорить Котов.
   - Сергей, дальше смотреть нет смысла. Незаконное лишение свободы. Посетители заявления писать не будут. У всех рыло в пуху еще больше чем у Сибиряка. Да тебе и этого хватит, чтобы упрятать на пожизненное Сибиряка и Кузьмина. Телохранителей можешь в городе не искать. Они с сыном и сожительницей выехали за рубеж. С Кузьминым будь осторожней. Будет оказывать сопротивление, валите наглухо. О его существовании знали от силы три-четыре человека. О том где он живет, знал только Сибиряк. Как они словились, не знаю. О нем я узнал, когда просмотрел первую запись. Когда взяли киллера, я уже догадывался, что его вызовут. Выставил своих людей. Они его довели до адреса. Даже умудрились пальчики на бутылке изъять. Пальчики и стрельнули. Оказалось, что он никакой ни Кузьмин. Калинин Александр Степанович 1959 года рождения.
  
   73
  
  Уроженец Москвы. По своим связям пробил его начиная с детства и тем моментом, когда он закончил Военно-медицинскую академию. Отец у него был партийным деятелем, мать домохозяйкой. В садик он не ходил. Сам представляешь, как маленький, тихий домашний мальчик попал в школу. Какими злыми и подлыми могут быть дети, не мне объяснять. Сначала над ним издевались школьники постарше. Мимоходом по уху щелкнут, либо обзовут. До конца школы у него кличка была Чебурах. Когда стали чуть старше, к травле подключились одноклассники. Они ненавидели Калинина, он их. После третьего класса он увлекся рукопашным боем, русский стиль. В него входят элементы ножевого боя. А это оказалась его стихия. Как сказал его тренер, ты даже не успеешь увидеть удар, как нож окажется у тебя в сердце. В пятнадцать лет он простым перочинным ножичком пописал как бог черепаху двух гопников. Возбудили уголовное дело, пальчики откатали. Вот они и выплыли. Папа подсуетился. Дело на Калинина закрыли, а гопников отправили на лесоповал. В конце восьмого класс кто-то из старшеклассников решил над ним приколоться. Калинина еле оттащили, чуть зубами не загрыз. С тех пор школьники шарахались от него как от прокаженного. Школу закончил с золотой медалью. Поступил в Военно-медицинскую академию. Отношения с курсантами не сложились. Был один на льдине. После академии потерялся. Где и чем занимался, никто не знает. Все его одногрупники заметили за ним какую-то патологическую жестокость. Если все от морга увиливали как могли, то он туда ходил как на праздник. Но больше всего ему нравилось препарировать животных, собачек, кроликов, лягушек. Вроде по нему все. Работайте.
  Голиков перекинул запись на свою флэшку. Посидев возле компьютера, встал и прошел на кухню. Сделал себе кружку кофе и подошел к окну. Сделав пару глотков, поставил кружку на стол и взял лежащий на столе телефон. С начальником отдела оперативной части ФСБ Сергей был знаком. Пару раз пересекались по работе. Друзьями не были, но уважали друг друга как профессионалы. Найдя в контактах его телефон, нажал на кнопку вызова. Тот не заставил себя ждать.
   - Сережа вечер добрый. Опять террористов нашел? Помощь нужна?
   - Нужна, но не мне. Нужно срочно встретиться.
   - Так, у меня через час совещание. Освобожусь часа через полтора. Давай в двадцать ноль-ноль у театра.
   - Семен, ты не понял. Я, сказал, что срочно. У меня есть видеозапись, которую я завтра обязан буду предъявить следствию в любом случае. Если СК вцепится, то послезавтра в лучшем случае, тебя на гражданке не возьмут даже дворником. В худшем, уедешь на красную зону. Через пятнадцать минут в сквере войнам-интернационалистам у девятнадцатой школы. Все, я выхожу.
  Сергей накинул на плечи ветровку и вышел из квартиры. Сквер был недалеко от дома Голикова и на место он пришел даже раньше. Зайдя в местную забегаловку, купил зачерствевший батон и прошел к памятнику. Разломив батон раскрошил его и кинул крошки на дорожку. Откуда что взялось. Вроде рядом с лавочкой бегало парочка голубей. Стоило крошкам хлеба опуститься на асфальт, как раздался шорох множества крыльев. Голубиная стая опустилась рядом. Раскрошив остатки, Голиков наблюдал за птичьим переполохом. Вот уж где действительно клювом не щелкают. Взглянув на часы поморщился. Семен опаздывал уже минут на пять. Обождав еще пять минут, Голиков встал со скамейки и пошел к выходу из парка. Где его и остановил запыхавшийся Семен.
   - Майор, тормози. Еле догнал. В пробку попали. Одна мадам решила выехать со второстепенной на главную, а вторая из принципа решила не пропускать. Что случилось?
   - Отойдем, а то как два волоска на лысине стоим, народу проходить мешаем.
   Голиков отошел к скамейке и сел на нее. Рядом опустился Семен.
   - Рассказывай.
   - Если я правильно понимаю, где-то с полгода назад вам удалось подвести своего человека в ближайшее окружение Сибиряка. Месяц назад он перестал выходить с вами на связь. Его убил Сибиряк. Сам, лично. Ко мне в руки попала видеозапись как это произошло.
   - Может ты знаешь, как случилось, что нашего человека просчитали. Легенда была железобетонная.
   - Его сдал один из ваших сотрудников.
   74
  
  
   - Не понял. Такого просто не может быть. С ним встречался только я сам. О его сосуществовании никто не знал, кроме меня и начальника управления.
   - Ошибаешься. Знал еще один человек. Он даже умудрился его сфотографировать. Затем информацию продать Котову. Имея приметы, а тем более фото, найти человека который постоянно рядом с тобой, это дело нескольких минут. На встречи с агентурой ты всегда берешь своего водителя?
   - Нет. Но иногда бывает. Сергей, не может этого быть. Ведь он меня в Чечне спас. Мне нужно было с человеком встретиться, а он меня прикрывал. Попали в засаду. Успели в сарай заскочить. Меня ранило, а он отстреливался до последнего патрона. Он даже чеку из гранаты вытащил, чтобы оба живыми в лапы к духам не попали. Нас матушка-пехота спасла. Колонна мимо проходила. Стрельбу услышали.
   - Не знаю, какую он тебе мульку прогнал, наивный чукотский юноша, но прапор защищал свою жизнь. Ему плевать было, живой ты или раненный. Он прекрасно понимал, что даже если сдастся в плен, и сдаст все что знал и не знал, его как сотрудника ФСБ разберут по сухожильям. У тебя даже суток нет, чтобы решить все свои вопросы.
   - Откуда информация приплыла?
   - За несколько часов до смерти ко мне заходил Котов. Он знал, что его убьют. В такой ситуации люди не врут. Держи.
  Сергей протянул флэшку Семену. Тот с ненавистью взглянул на нее и засунул в карман.
   - Серега, спасибо.
   - При разливе сочтемся.
  Семен встал и вышел из сквера. Сергей еще посидел несколько минут и прошел в магазин. Купив бутылку коньяка и пачку сигарет, вернулся в квартиру. Поставил на плиту сковородку, нарезал тонкими пластиками сало и бросил на разогретую сковороду. Зажарив до золотистого цвета, разбил на сковороду четыре куриных яйца. Приготовив ужин, поставил сковороду на стол. Скрутил пробку с бутылки и налил в стакан коньяк. Выпив, начал закусывать. Как майор не старался, но то, что он увидел на мониторе прочно засело в мозгу. Закончив с ужином, прошел в комнату и не раздеваясь лег на диван и закрыл глаза. Как в калейдоскопе перед ним замелькали лица пацанов с той грязной войны. Первые жертвы. Во второй день прибытья на позиции двое пошли к реке по тропинке за водой. Когда возвращались через лес, решили спрямить дорогу. Подорвались на своей же растяжке, которую установили соседи, десантники, воевавшие с первого дня. За всю войну, если ее так можно назвать, когда шаг вперед и два шага назад, безвозвратных потерь во взводе Голикова больше не было. Ранения, контузии были у всех, но погибших не было. Их считали счастливчиками, хотя из боя они почти не выходили, которые перемежались с разведвыходами в тыл к духам. Настенные часы в ночной тишине тикали как будто кто-то кувалдой бил по пустой металлической бочке. Заверещал телефон. Сергей взглянул на часы. Два часа ночи. Как правило, такие звонки не предвещали ничего хорошего. Не глядя на экран телефона, Голиков ответил.
   - Слушаю.
   - Сережа, это Семен.
   - Что случилось?
   - Во двор выйди. Поговорить нужно.
   - Поднимайся ко мне.
   - А семья? Не разбужу?
   - Я один.
  Майор открыл входную дверь и зашел на кухню. Вскоре входная дверь скрипнула и к нему зашел Начальник оперативного отдела.
   - Михайлович, ничего, что разбудил?
   - Да я и не спал. После ужастика, что-то сон стороной прошел.
  Семен достал из кармана фляжку с коньяком и поставил на стол.
   - Сережа, доставай тару.
  Голиков достал из шкафа фужеры и поставил на стол. Семен вылил в них содержимое фляжки.
   75
  
   - Спасибо тебе Михайлович. Ты знаешь, я после нашего разговора просмотрел кино и сразу зашел к начальнику управления. Не захотел о него руки марать.
   - Что решили?
   - Он в СИЗО. Даже человеком называть не хочу. Раскололи по самое не хочу. Он еще оказывается в первую чеченскую духам продался. Хотя и знал не много, но кое-что успел им слить. Да и то, что отстреливался до последнего, это обыкновенная акция внедрения. Его чисто тупо ко мне подвели. После войны он оказался духам не нужен. Зеленый ручеек иссяк. Год назад он фиктивно с женой развелся. Та родом с Украины, из Харьковской области. С детьми туда уехала. Наш крыс решил на последок срубить денег, где только можно и к ним рвануть. Представляешь, какой это подарок для СБУ. В демократию из деспотии даже сотрудники ФСБ убегают. Какое-то время побыл бы там звездой экрана. Может что-то и заплатили. Показательно получил гражданство Украины.
   - С тобой что решили?
   - Если бы ты нам этого Чебураху не подкинул, то вылетел бы как пробка. Посадить может и не посадили, но условно бы точно получил. Со всем последующим набором. Сейчас в должности понизят однозначно. Возможно переведут в другое управление.
   - Палач вам чем дорогу перешел?
   - Он в нашем списке разыскиваемых, чуть не под первым номером шел. Могу продолжить рассказ Котова. После окончания академии, он напросился в Афганистан, в Кабульский военный госпиталь. На второй день вышел в город и исчез. Кабул весь перетряхнули. Сам понимаешь, папа в ЦК, в оргинспекторском отделе работал. Через месяц пошла информация, что в одной из банд Хекматияра появился хирург от аллаха. С того света басмачей вытаскивал. Особисты заинтересовались, оказалось, что наша потеряшка. Принял ислам. Ты наверняка слышал о докторе-изувере Менгеле. Так вот, нашему хирургу солдатиков пленных на опыты таскали. В девяносто четвертом он с группой арабов пробрался в Чечню. Примкнул к самой кровавой банде Арби Бараева. В начале двухтысячных пропал из поля зрения. Думали, что в Европу подался, а он у нас под носом окопался. Вы когда его брать хотели.
   - Завтра. Точнее уже сегодня. И почему хотели?
   - Его наши тяжелые из спецназа пристрелили. У него в личном деле пометочка стояла, при обнаружении живым не брать. Ну, во-первых, вы бы не успели. Его наши спецы перехватили возле железнодорожной станции. У маньяков чутье на опасность как у матерого волка. Стрелять начал, когда в лесу ветка хрустнула. Представляешь, ночью в темноте, на хруст ветки всадил в бронежилет спецу две пули. Во-вторых, вы бы его не взяли. Он бы вас всех положил. В Афгане царандоевцы впятером его пытались взять. Он их всех одним ножом покромсал и ушел.
   - Веселый человек и шутки смешные, если бы не было так грустно. Что я шефу скажу? С чего вдруг передумал его задерживать. Мне как-то нужно это объяснить.
   - Не вдаваясь в подробности, объяснишь на пальцах. Михайлович, ладно, я побежал. С утра опять на ковер.
   - Слава минуту. Если можно говорить, то что там за сделка с ПЗРК была, которую ваш человек сорвал.
   - Сейчас уже можно. В одну из воинских частей пришла партия новых ПЗРК. Старые списали и должны были отправить на утилизацию, на завод. Начальник артвооружения и парочка прапорщиков решили поправить свое материальное положение. Договорились с руководством завода. Вышли на криминал. Люди Сибиряка отвечал за транспортировку ПЗРК до Керчи. Там контейнера загрузили на турецкий контейнеровоз. Конечный пункт назначения Ливия. До Турции контейнеровоз не дошел. Его перехватили погранцы. Всю цепочку зачистили от А до Я.
   - Жаль парня.
  Распрощавшись с Голиковым, сотрудник ФСБ ушел. Сергей прилег на диван. Но до утра так и не смог уснуть. Дождавшись, когда стрелки часов дойдут до шести, Голиков встал и прошел в душ. После душа выпил чашку кофе. Одевшись вышел из квартиры, сел в автомашину и проехал к зданию отдела. Припарковав автомашину прошел в дежурную часть. Поздоровавшись с дежурным, помощник, скорчившись на раскладушке, спал за ширмой. Поднявшись на этаж, майор заглянул в
  
   76
  
   кабинет оперативников. Как Сергей вчера сказал, Михаил с Константином сидели за столами, на которых лежали бронежилеты. Увидев майора, они встали и поздоровались. Михаил по характеру был холериком, весь как на шарнирах. Ему вечно нужно было куда-то бежать, кого-то задерживать. Костя был его прямой противоположностью. Спокойный как слон, рассудительный. Такой десять раз подумает, прежде чем что-то сделать. Совершенно разные, но друзья не разлей водой. Михаил, потирая руки спросил.
   - Михайлович, кому ласты крутим?
  Сергей усмехнулся.
   - Уже никому. Его сегодня ночью спецназ ФСБ в ад отправил.
   - А кто такой был, что кроме нас, им старшие братья заинтересовались?
   - Хочешь взглянуть на него. Комп включи.
  Дождавшись, когда тот загрузится, Сергей загрузил флэшку, убавив громкость до ноля. Михаила хватило минут на пять записи. Прикрыв рот ладонью и сдерживая позывы рвоты он выскочил из кабинета. Костя побледнел и отвернулся к окну.
   - Товарищ майор, зачем вы нам это показали?
   - Зачем? А что бы вы не думали, что на той стороне белые и пушистые. Что так жизнь у них сложилась. Когда я в розыск пришел, первое время мне жуликов даже жалко было. Слезу пустят, на обстоятельства пожалуются. Пока не понял одно. Как бы тебя жизнь не ломала, ты должен оставаться человеком. Их никто не заставлял грабить и убивать. Вот ты мог подумать, что вот этот высокий, худощавый, лысый мужчина с ушами как у Чебурашки, может быть палачом, на руках которого кровь сотен людей. Он побывал и в Афгане, и в Чечне практически с первого дня, пока банды не разогнали по схронам.
  Константин промолчал и головой кивнул на броники.
   - Сдавать?
   - Да. Сейчас, обожди. Рустаму позвоню, может ему помощь нужна.
  Голиков набрал телефон Рустама.
   - Рустам привет. Как у вас?
   - Не очень, чтобы очень. Кузя вооруженное сопротивление оказал. Отстреливаться начал. Ему в голову и прилетело. Почти до утра с УСБ и прокурорскими разбирались. С человеком поговорил, тот сказал, что Кузя когда к нему в автомашину сел, достал ТТ и затвор передернул. Мой человек на него наехал, мол зачем ты это делаешь, мало ли гаишники остановят. Тот и сказал, что похоже у него мания преследования началась. Постоянно кажется, что в затылок смотрят. Что живым не дамся и в тюрьму больше не пойду.
   - Понятно. Помощь нужна?
   - Не откажусь. Сейчас малолеток после обысков привезут. По всем адресам стрельнуло. У кого если не наркота, так вещи с разбоев. Одного, когда отец узнал, в чем обвиняют, чуть не придушил. Оттаскивать начали, ногой сыну в грудь так зарядил, что скорую пришлось вызывать.
   - Из наших?
   - Нет. Работает на стройке крановщиком. У него сменщиком паренек молодой был. Обкурился спайса и из кабины крана вышел, решил полетать. Примерно с высоты девятого этажа на бетонные блоки упал. Кожаный мешок с переломанными костями.
   - Понятно. Сейчас к тебе Михаил с Костей подъедут. Парни, слышали. Давайте по коням и в наркоконтроль к Рустаму.
  Парни вышли из кабинета. Сергей открыл сейф, но бумаги достать не успел. Позвонил дежурный.
   - Михайлович, шеф приехал, тебя на аудиенцию требует.
  Голиков положил трубку, закрыл сейф и спустился на второй этаж. Постучав в дверь зашел в кабинет. Начальник отдела стоял возле шифоньера с курткой в руках.
   - Привет. Быстро ты. Обычно по полчаса ждать приходится.
   - Не может такого быть. Вы только подумаете, а я уже перед вами.
   - Михайлович, вот только не надо. Что по работе? Результатов не вижу.
   - Товарищ полковник, только с Рустамом разговаривал. По наркотикам и разбоям все в цвет. Малолеток приняли, а вот организатора парни из спецназа "Гром" завалили.
   77
  
  
   - Подробней.
   - Он почувствовал, что его наружка пасет. Взял с собой ствол, хотя никогда такого не делал. После того, как взял посылку, его попытались задержать, а он отстреливаться начал. Ему маслина в голову и прилетела.
   - Так, с этим понятно. Можно руководству докладывать. Что у тебя с палачом? Ты же его сегодня собирался задерживать.
   - С ним не так все просто. Старшие братья сработали.
   - Не понял, но понравилось. ФСБ здесь каким боком?
   - У вас комп включен?
   - Да.
  Сергей протянул флэшку.
   - Если завтракали, можете два эпизода пропустить. Самое интересное третье и комментарии Котова.
  Полковник повесил куртку, вставил флэшку и вывел изображение на экран. Досмотрев до конца сцену убийства и выслушав объяснение Котова, остановил запись.
   - Серега, вот объясни мне старому полковнику, которому осталось жить два притопа, три прихлопа, как ты умудряешься находить себе хомут на шею? Я, понимаю, что это не конец истории.
   - Нет, не конец. Как вы поняли, что это был сотрудник ФСБ. Крота они сразу задержали. А вот с палачом еще та картина. Его с восемьдесят третьего года еще КГБ разыскивало. В Афганистане перебежал к моджахедам. Отметился в Афгане, Пакистане, Чечне. В списке разыскиваемых один из первых. Есть даже небольшая пометка, что в случае обнаружения, живым не брать. Его в Европах искали, а он у нас под боком отсиживался. Братья за ним выехали, организовали наблюдение. Тот что-то почувствовал, решил встать на лыжи. Ночью ломанулся на железнодорожную станцию. Услышал, как у одного из ребят под ногой ветка хрустнула, ночью, в лесу, на вскидку две пули в грудь бойцу всадил. Хорошо, что в бронежилете был.
   - Так понимаю, что ребята на этом поставили точку.
   - Да.
   - Михайлович, а ты не думал, что вам сегодня повезло.
   - В каком смысле?
   - В самом прямом. Человек в совершенстве владел как холодным, так и огнестрельным оружием. Живым бы он вам не сдался. Еще не известно, о ком бы панихиду пришлось заказывать.
   - Как-то не подумал об этом.
   - Михайлович, что у нас по делам? Просроченных нет?
   - Есть одно. Я, на неделю просрочил. Сегодня закрою и в секретку сдам. К ребятам претензий нет.
   - Михайлович, вот уж от тебя не ожидал. В пятницу прокурорская проверка. Своих всех, кто нигде не задействован, сади сегодня за бумаги. А сам к выговору готовься.
   - Да я как юный пионер всегда готов.
   - Михайлович, дошутишься. Точно выговор схлопочешь.
   - Разрешите идти, бумагами заниматься?
   - Иди.
  Голиков вышел из кабинета начальника и поднялся на свой этаж. Заглянув в пару кабинетов, где сидели оперативники, передал им распоряжение начальника. Зайдя в свой, достал из сейфа документы и разложил их на столе. В это время раздался телефонный звонок. Недовольно взглянув на телефонный аппарат, Сергей поднял трубку. Было слышно, как дежурный что-то переспросил, а затем сказал.
   - Михайлович, к тебе посетитель. Коллега с северов.
   - Ему то что от меня нужно?
   - Вот ты знаешь, как- то не соизволил у него узнать.
   - Сейчас спущусь.
  Сергей чертыхнулся, собрал со стола документы и убрал в сейф. Спустившись на первый этаж, зашел в дежурку. Дежурный взглянул на него с усмешкой.
   78
  
   - Михайлович, ты чего надулся как индюк?
   - Мне дело надо закрывать, неделю уже просрочил. Только разложу на столе, то к начальнику, то гости пожаловали. Где он?
   - Вон, паренек у окна стоит.
  Возле окна стоял высокий, худощавый парень в теплой куртке и молодежным рюкзаком за плечами. Тяжело вздохнув, майор вышел в прихожую и подошел к парню.
   - Ты Голикова спрашивал?
   - Вы, Сергей Михайлович?
   - Да, он самый.
  Парень достал из кармана куртки удостоверение и протянул его Голикову. Тот прочитал и с усмешкой взглянул на парня.
   - Старший опер по особо важным делам. Тебе сынок сколько лет, 22-23 годика то будет?
   - Смеетесь. Мне уже тридцатник пару недель стукнуло.
   - Смех-смехом, но честное слово, ни за что бы не дал.
   - На севере приморозило. Мать смеется, что маленькая собачка до старости щенок. Никто мне моего возраста не дает. Пару лет назад даже сигареты в магазине не продавали. Дело у меня. Подполковник Костин с УВД ЯНАО к вам посоветовал обратиться.
   - Жив курилка. Не ушел еще на пенсию.
   - Нет. В этом году собирается. С сердцем проблемы. Три месяца назад операцию сделали.
   - Что мы здесь стоим как не родные? Пошли ко мне.
  Зайдя в кабинет, Сергей взглянул на вошедшего за ним опера.
   - Ты как насчет чая или кофе. Смотрю, у тебя темные круги под глазами.
   - С жуликами двое суток работали. Лучше кофе, а то мозги уже не работают.
   - Когда последний раз ел?
   - Вроде вчера в обед парни бичпакеты приносили.
   - Все с тобой понятно. Открой шкаф. На полочке пакет сахара, кофе и упаковка Биг Бона.
  Майор включил чайник и подошел к холодильнику Бирюса, который достался ему по наследству. Открыв дверцу достал пачку майонеза и небольшой кусок вареной колбасы.
   - Надеюсь, знаешь, что делать? Я к парням за хлебом схожу.
  Дождавшись, когда гость, не то позавтракает, не то пообедает, спросил.
   - Толя, рассказывай, что тебя привело в нашу юдоль. Только не усни. А то смотрю, тебя рубить начало.
   - У нас в течении года было совершено около десятка разбоев и квартирных краж. Салехард город небольшой и весь подучетный элемент, знаем, как свои пять пальцев. Никто из нашей братвы на это не пойдет. Уж больно крутые хаты выставляли. Начиная с заместителя губернатора ЯНАО, председателя суда и остальные такие же нуворишы. У нас есть своя Рублевка, поселок рядом с Салехардом, квартал элитных высоток. Все как везде. После первой волны, мы своих жуликов за ноги подвешивали. И по- хорошему разговаривали и по- плохому. Все в отказ пошли. Через четыре месяца картина повторилась. Вот тут стало понятно, что вахтовики шустрят. Они как работают. Все месторождения работают в круглосуточном режиме. Вахтовики трудятся месяц в день, месяц дома, месяц в ночь. Все преступления совершались в дневное время с перерывом в пять месяцев. С вахтовиками сложно работать. Это общежития в самом городе, вахтовые поселки на месторождениях. Если бы они там жили постоянно. Месяц отработают, по самолетам и кто куда. Лови ветра в поле. До сих пор умудряются даже с Украины приезжать.
   - Много похитили?
   - Много. Точную сумму до сих пор не знаем. Замша губернатора сказала, что примерно на двести пятьдесят лимонов денег и драгоценностей. У председателя суда, около двухсот. У генерального директора "Ямалгазпром" больше пятисот. У остальных по мелочи. От ста, до ста пятидесяти.
   - Круто. Откуда такие деньги?
   - У нас простой охранник из газпрома за вахту получает от ста пятидесяти тысяч, в зависимости от объекта.
   - Как на жуликов вышли?
   79
  
  
   - Через наводчика. Есть у нас один черт, из золотой молодежи. У него папик работает директором филиала "Газпромбанк". Пока в Москве, в институте учился подсел на кокаин. Когда домой вернулся, его назначили начальником компьютерного отдела. Зарплата хорошая, даже для нас, но с наркотой проблема. Жулики ему кокс привозили, а он им информацию сливал.
   - Как они на объекты проникали? Там же наверняка своя охрана была.
   - Первую кражу и разбой замолотили под видом врачей со скорой помощи. У замши и судьи коттеджи рядом. Даже калитка есть между участками. Обслуга и та общая. С утра приходила женщина, убиралась у них. К обеду уходила. Во флигеле, у замши, мужичек живет. На все руки мастер. Вот его под ствол и поставили. Ну а остальных нахлобучили, как фантазия сработала. Им еще парочку трупов доказали. Год назад было разбойное нападение на один перевалочный пункт. Запчасти для буровых хранились. Забрали буры с алмазным напылением. Один такой бур стоит как подводная лодка. Оба сторожа пропали, найти их так и не смогли. Преступление на них повесили. Буры в Томской области нашли. У нас следак есть, лет под шестьдесят. У того чуйка и сработала. Между делом загрузил их на эту базу и дал понять, что их сдал наш пассажир. Те и повелись. Они сначала про него молчали, как партизаны. А затем, полный расклад дали. Оказывается, что они сторожей завалили, а Сурков Андрей, это так нашего клиента зовут, трупы куда-то вывез. Нет тела, нет и дела. При дележке награбленного, Сурков брал только драгоценности. Местным барыгам он их не скидывал. У него есть идея фикс. С драгоценностями свалить за границу. Говорил, что здесь самое большее за них дадут четверть, а там можно сдать по реальной цене и вывезти проще. Я сразу запрос транспортникам скинул по "Магистрали". Через час отзвонились, что на сегодня он взял билет до Питера. Пришлось с вахтавиками срочно вылетать.
   - Номер поезда и вагон известны? Во сколько отправление?
   - Да, известны. Отправление в 19.15.
   - Московский?
   - Да. У него там пересадка.
   - Адрес известен, где проживает?
   - На данный момент нет. Он позавчера квартиру продал.
  
   - Рано там делать нечего. Толя, в шифоньере раскладушка и постельное. Доставай и ложись отдыхать. В гостиницу нет смысла ехать.
  Дождавшись, когда Анатолий расправит раскладушку и ляжет, Сергей достал из сейфа дела и разложил на столе. Время пролетело незаметно. В начале третьего дверь открылась и в кабинет зашел улыбающийся Кузя. Кузьмин Александр, самый молодой оперативник в отделении.
   - Товарищ майор...
  Сергей поднес к губам указательный палец и кивнул головой в сторону раскладушки. Встав из-за стола Голиков вышел из кабинета в коридор.
   - Ну, чего лыбишься?
   - Товарищ майор, Мы, со Степой, Шмыгу взяли.
   - Рассказывай.
   - Вы же сказали, чтобы бумаги подчистили. А Степе чтобы дело закрыть, нужна была копия обвинительного заключения. Степа со следователем созвонился. Обвиниловку забрали и решили перекусить. Заехали в шашлычку. Знаете, у центрального рынка. Шашлычник, Ашот, так их делает, пальчики оближешь. Мы в кабинку сели, рядом с прилавком, сидим ждем, когда приготовят. Слышим, кто-то к прилавку подошел и Ашоту говорит, чтобы тот десять порций сделал, мол, братва проголодалась. Ашот ему цену сказал, тот быковать начал. Мол, ты чего барыга, братву не уважаешь. Пришлось нам вмешаться. Шмыга когда Степу увидел, у него нижняя челюсть чуть колени не отдавила. Тот его уже раз на путь истинный направлял, когда на земле работал. Когда в автомашину грузили, Ашот кастрюльку с шашлыком принес. Отблагодарил. Достала, говорит, шушера приблатненная. Так что, прошу к нашему шалашу.
  
  
   80
   - Да как-то не проголодался. Вы оставьте пареньку, когда проснется, пообедает. А я пока, со Шмыгой пообщаюсь. Я ему обещал, что посадим. А он сказал, что в коленях слабы. Где он?
   - У нас в кабинете.
   - Сейчас я в секретку дела сдам, а затем к вам зайду.
  Голиков вернулся в кабинет, взял готовые, прошитые дела и прошел в секретариат. Сдав документы по описи, поднялся на свой этаж и зашел в кабинет оперативников. Те сидели за столом у окна и между ними стояла трехлитровая эмалированная кастрюлька с еще не остывшим мясом. Шмыга сидел на стуле, в углу. Громко сглатывая слюни. Увидев Сергея взмолился.
   - Начальник, ну все, ваша взяла, а пытать то зачем.
   - Не понял. Что-то я не испанский сапог, ни дыбу не вижу. Понял, это как в кино. Только там пытка апельсинами была, а здесь запахом шашлыка.
   - Начальник, дайте хоть кусочек, а то слюной захлебнусь.
   - Шмыга, я тебе свою пайку отдам, но с условием, что идешь в полный расклад.
   - Да мне какая разница, одним разбоем меньше, разбоем больше. Срок все равно один.
   - Парни выделите человеку, а то помрет глядя на вас.
  Кузя отложил несколько кусков шашлыка в тарелку, положив сверху горбушку хлеба. Протянул тарелку Шмыге. Тот брал с тарелки кусок, засовывал в рот, закрывал глаза и с видимым удовольствием пережевывал. Закончив с трапезой, довольно выдохнул.
   - Начальник, а теперь спрашивай, что тебя интересует.
   - Шмыга, за последние пару месяцев ты замолотил почти пятнадцать грабежей и разбоев. Ходил как на работу, практически через день.
   - Начальник, а ты бы не пошел. Два месяца назад мне фарт попер. В Ебурге из машины сумку подрезал, а там сто двадцать тысяч зелени. Даже глазам своим не поверил. От греха подальше домой вернулся. На радостях оторвался по полной. Как на катран попал, толком и не помню. Смотрю, напротив меня дедок сидит. Руки трясутся, очечки. Денег как у дурака махорки. Иначе, как лошара и не назовешь. Думаю, точно поперло. Мы с ним сутки рубились. В итоге, лишился всех баксов, цепки, а она у меня сто грамм весила, перстня с пятью брюликами. Еще и лям братве должен остался. Потом уж узнал, что это Учитель был. Он к Сибиряку приезжал. У них свои какие-то терки были. Учитель давно не катает, а тут решил молодость вспомнить. В итоге оказалось, что это я лох, а не он. Мне братва три месяца дали, чтобы бабки вернул, а иначе проценты тикать начнут.
   - Вернул?
   - Вернул.
   - Шмыга, сейчас тебе парни бумагу дадут и авторучку. Напишешь явку с повинной. Глядишь, год-два скостят.
   - Обещал, значит напишу. Все же молодняк нынче не тот пошел. Духа в них нет.
   - С чего ты это взял?
   - Вчера иду, смотрю трое парней идут. У одного ноутбук. Один на троих наехал. Развел чисто на одном базаре. Бабки отдали и ноутбук. Каждый выше меня на голову. По старым временам посмеялись, да щелбана дали. А эти стоят, трясутся как осинка. Даже самому за них обидно стало.
   - Шмыга, тебе и обидно, что бока не намяли? Ну ты насмешил. Степа, пойдем, пошепчемся.
  Голиков со Степаном вышли в коридор.
   - Степа, постарайтесь Шмыгу на наводчика развести. Понятно, что тот на Пингвина работал. Но у него сейчас не спросишь. Уже месяц черти на сковородке жарят. У них первые пару разбоев крупные были. Потерпевших от банка пасли, а затем под ножи ставили. Потерпевшие деньги в кабинке получали, посторонние не видели. После того, как Пингвин по пьяни на автомашине столб обнял, Шмыга работал по мелочевке. Да, и следователя вызови. В городском отделе все его дела еще неделю назад в одно собирались объединить.
   - Михайлович, не беспокойся. Все будет хорошо.
   - Явки с повинной в один день не регистрируйте. На месяц растяните. А то начальство скажет, что ни черта не делаем. И в рапорте о задержании укажи, что вы Шмыгу задержали не на дурака, а получили оперативную информацию. От шефа недавно нагоняй получил, что с подсобным аппаратом работать не умеем.
  
   81
  Майор зашел к себе в кабинет. Анатолий уже встал, сходил умылся и стоял возле окна, разминая в руках сигарету.
   - Отдохнул?
   - Да. Спасибо.
   - Ты кури. Не стесняйся. Банка для окурков за шторой. Пока с транспортниками свяжусь.
  Анатолий облегченно вздохнул и прикурил сигарету, открыв окно. Голиков сначала набрал телефон Кузи.
   - Малой, обед нашему гостю принеси.
  Отключившись, набрал телефон дежурной части транспортной полиции. После того, как ему ответили, представился и попросил позвать начальника розыска. Ждать пришлось минут пять, прежде чем Сергею ответили. За это время Кузя принес тарелку с парящим шашлыком.
   - Слушаю.
   - Артур, привет. Голиков моя фамилия.
   - Михайлович привет. Чего на мой рабочий телефон не позвонил?
   - У меня уже примета. Как на твой телефон звоню, так ты оказываешься верст за сто от города. То у тебя кого-то из вагона выкинут, то состав раздерибанят. Вы этих клоунов, которые контейнеры вскрывали, нашли?
   - Нашли. Взяли с поличным. Наши железнодорожники. Знали какой состав и что везут. Что случилось? Кого-то отправить или принять?
   - Скорее уж принять. Человечик половину уголовного кодекса под себя переписал. Желает встать на лыжи. Московский поезд, отправление в 19.15.
   - Сережа, подъезжайте к шести.
   - Как скажешь. Хозяин-барин.
  Голиков отключил телефон и взглянул на Анатолия, который сидел за столом, стоящим возле окна. Дождавшись, когда тот закончит с обедом сказал.
   - Толя, с транспортниками решили. У тебя постановление о задержании есть?
   - Да. В суде как узнали, что это касается их барина, даже дело смотреть не стали. Сходу на постановлении чекушку поставили.
   - Если все срастется, что дальше планируешь? Отправишь по этапу, или сам с ним полетишь.
   - В 21.40 самолет с вахтой. Там уже договорились. Если не задержим, значит один полечу.
   - Понятно. Толя, сейчас еще своим позвоню. Ясно, что транспортники помогут, но я как-то больше своим доверяю.
  Голиков набрал телефон Ильина. Тот ответил. Чувствовалось, что настроение у него по нолям.
   - Дима, ты чего такой злой.
   - Михайлович, да не мое это, ждать и догонять.
   - Я уж думал, что вы с Юлей поссорились.
   - Вот здесь вы неправы.
   - Как у вас?
   - Вся эта гоп-компания на работу тянулась с восьми до девяти. Все с глубокого бодуна. В девять мастер, или кто он там, закрыл двоих в подсобке. Одного я узнал. Шура Балаганов.
   - Это погоняло?
   - И да, и нет. Настоящие имя и фамилия. Но его все Балагановым кличут. После чего началась опохмелка, переходящая в пьянку. Откуда-то барана притащили.
   - Какого барана.
   - Настоящего барана, с рогами. Сделали ему харакири. Сейчас шурпу делают и шашлык. Сегодня тепло, солнышко светит, куртки и рубашки поснимали. При немцах, в концлагере, из них бы точно всех абажуры сделали. В два часа Балаганова с помощником выпустили. Те сейчас к остальным присоеденились.
   - Дима, закругляйтесь. Сейчас перекусите где ни будь. На вечер работа есть.
   - Михайлович, надолго?
   - Думаю, что до половины восьмого. Торопишься куда-то?
   - Уже нет.
  
   82
  Время пролетело, как пуля просвистела. Тем более, что подошли Ильин с Юлей. Сергей взглянул на часы.
   - Все, погнали гусей на водопой. Пора.
  Оперативники вышли из отдела. Анатолий сел в автомашину к Голикову, а Дима к Юле. На двух автомашинах они проехали к железнодорожному вокзалу. Транспортный отдел полиции находился недалеко от вокзала, рядом со стадионом "Локомотив". Закрыв автомашины подошли к отделу, где на крыльце их уже ожидал Артур. Поздоровавшись с операми, кивнул на небо.
   - Солнце, тепло. Однако бабье лето наступило. Думал, уже нынче не будет. Ладно, пошли ко мне.
  Кабинет Артура находился сразу за дежуркой. Дождавшись, когда все разместятся на полуживых стульях, Артур сел за стол.
   - Так, господа сыщики, а теперь подробнее. Что за пассажир, куда следует, какой вагон?
  Анатолий достал из кармана фотографию и положил на стол. Артур взял в руки и внимательно посмотрел на нее.
   - Сурков Андрей. В Салехарде дров наломал выше крыши. Начиная с убийства, разбои, грабежи. В Калининграде у него имеется армейский дружок, который из Германии гоняет угнанные тачки. С его помощью собирается свалить за границу. Поезд Љ11, вагон седьмой, купе.
   - Оружие?
   - Возможно. Не знаю пока как, но он умудрился два китайских ТТ протащить.
   - Понятно.
  Артур придвинул клавиатуру, набрал номер поезда и вагон. Прочитав появившийся текст, хмыкнул.
   - Молодец. Решил отдохнуть до Москвы. Полностью выкупил купе. Михайлович, сделаем так. Вашего жулика мы сами повяжем. У вас все равно нет опыта работы в поездах. Вы нас подстрахуете. Постоите у соседних вагонов. И вот еще что. По суточной сводке пройдет, что мы в ходе операции "Магистраль" задержали преступника, находящегося в федеральном розыске. Ну а о вас, что приняли участье. Михайлович, ты не обижайся. На нас за последние пару недель около десятка висяков повесили. Начальство рвет и мечет. Требуют, чтобы хоть что-то сделали.
   - Артур, я не против. Раз пошла такая пьянка. У нашего коллеги из Салехарда самолет в 21.40. Забронировано два места. С отправкой поможете?
   - Да без проблем. В 20.00 от управления в аэропорт идет УАЗ. Ребят повезут на пересмену. С ними уедут. Распоряжусь, чтобы в самолет посадили.
   - Ну что ж, нам одной проблемой меньше.
   - Со мной будет Татьяна, наш сотрудник. Изобразим проводников. Нам это не впервой. В вагон подсядем на ближайшем полустанке. Там поезд на пару минут остановку делает, встречный товарняк пропускает. Если ваш жулик не дурак, а судя по всему нет, то он будет наблюдать за перроном. Ну все, мы погнали. Вы подтягивайтесь на перрон, когда объявят прибытье. Лишний раз не отсвечивайте.
  Артур вышел из кабинета. Голиков взглянул на часы. До прибытья поезда оставалось полчаса. Каждая минута тянулась как час. Оперативники сидели молча, такое бывает, когда все вроде обговорили и сказать больше нечего. Услышав объявление о прибытье, все засуетились и вышли в коридор. Сергей сказал дежурному, чтобы тот закрыл кабинет. Разбившись на пары, оперативники прошли на перрон. Вскоре вдалеке показался трудяга тепловоз, тянувший за собой состав из вагонов. После того, как поезд остановился, Голиков с Анатолием подошли к восьмому вагону, а Дмитрий с Юлей к шестому. В седьмом вагоне двери открылись и из него вышли Артур с Татьяной, одетые в униформу проводников. Артур начал проверять билеты, запуская пассажиров в вагон, а Татьяна протерев поручни отошла чуть в сторону. Откуда возле вагона появился Сурков, ни Голиков, ни Ильин не заметили. Сурков подал Артуру паспорт с билетами. Тот мельком взглянул на паспорт и взяв билеты, удивленно произнес.
   - Четыре билета на ваше имя. Вы купе полностью откупили?
   - А что не видно.
  Артур пожал плечами и отдал документы Суркову. Тот одной рукой взялся за поручень, а второй, поправив ремень сумки на плече, придержал ее. Он вначале даже и не понял, когда Татьяна успела защелкнуть на его руке, держащейся за поручень, наручники. Вторую руку ему за спину заломил
  
   83
  
   Артур. Защелкнув на ней наручник, опера, подхватив Суркова за локти, отвели в сторону. Пассажиры, вместо того, чтобы заходить в вагон, столпились, ожидая окончания действа. Кто-то даже начал снимать на телефон. Проходившие мимо два джентельмена, находившиеся в состоянии полустояния, судя по наколкам на руках, не раз бывавшие в замках с охраной на вышках. Один из них попытался замолвить слова за задержанного, но получив подзатыльник от подбежавшей Юльки, опустился на четвереньки. Дмитрий показал кулак его напарнику. Тот, вспомнив предыдущий печальный опыт, помог встать напарнику. Даже не оглядываясь, оба поспешили удалиться. Сергей задрал сзади куртку у Суркова и из-за пояса брюк вытащил пистолет. Пассажиры, как напуганная стая кур, шарахнулись в сторону. Оперативники завели Суркова в отдел. Голиков протянул пистолет Артуру.
   - Артур, оформи изъятие.
   - Да, без проблем.
  Анатолий взглянул на часы.
   - Артур, можно сумку опечатать. Если все описывать будем, то это до утра. На самолет не успеем.
   - Может, лучше опломбируем. Печать отклеится, потом доказывай, что не верблюд. Повезло тебе малой. В кои то века прошло как по писанному.
  Анатолий хотел что-то сказать, но лишь улыбнулся и махнул рукой. Артур взглянул на Татьяну.
   - Таня, принеси пломбы, пломбиратор и составь акт.
  Артур достал из кармана Суркова паспорт и отдал дежурному.
   - Запиши его данные. У тебя в кутузке понятые найдутся?
   - Куда они денутся?
   - Старший наряда, который в аэропорт едет, где?
   - У себя. В комнате отдыха.
   - Михайлович, здесь пока обождите. Сейчас я им ЦУ дам.
  Артур ушел, а Голиков, стрельнув сигаретку у Анатолия, вышел на улицу. Не успел он докурить, как вышел Анатолий. Попрощавшись с Голиковым, он вернулся в отдел. Из которого вышли Ильин, Юля и Артур. Дима взглянул на часы и спросил.
   - Михайлович, мы свободны?
   - Да. Юля, вам вроде в одну сторону ехать? Диму добросишь?
  Юля кивнула головой и попрощавшись с Сергеем ушли. Голиков взглянул на Артура.
   - Как у вас? Слышал, что народ побежал.
   - Есть такое. Дал бог начальника. Три месяца никуда не лез, присматривался. Сейчас как с цепи сорвался. С сотрудников начал деньги вымогать. Всем начальникам отделений ценник выставил, кто сколько ежемесячно ему занести должен.
   - Тоже платите?
   - Нет. Он только заикнулся, я ему и сказал, что это он нам должен доплачивать, что еще работаем. Меня сейчас со всех сторон прессуют. Сколько выдержу, не знаю. Обидно. Два года до пенсии осталось.
   - Перевестись?
   - Представляешь, какую мне характеристику дадут. Ни один начальник не рискнет взять.
   - А УСБ?
   - У него дядя начальник нашего УСБ.
   - Артур, ты пока не торопись увольняться. В Центральном отделе всю верхушку нахлобучили. Начальником вряд ли, но замом по криминалке или начальником угла можно попробовать. Не обещаю, что получится, но завтра с утра попробую этот вопрос поднять. Тем более, что ты перед тем как сюда уйти, на земле работал.
   - Твои слова, да богу в уши.
   - Ладно, бывай.
  Сергей попрощался и прошел на автостоянку. Сел в автомашину и достал из бардачка пачку сигарет, в которой была последняя, помятая сигарета. Прикурив от прикуривателя, глубоко затянулся, но тут же закашлялся. Затушив сигарету, положил ее в пепельницу. Завел автомашину и не спеша проехал
  
   84
  
   к своему дому. Мест возле подъезда не было и Голиков загнал автомашину под дерево, недалеко от мусорных баков. Уже почти стемнело и над подъездом горел фонарь. На две фигуры, которые держались в тени тополя, обратил внимание еще из далека. Майор достал из наплечной кобуры пистолет, снял с предохранителя и положил его в карман куртки. В нарушении всех инструкций, еще с Чечни, у него всегда патрон был в патроннике, а пистолет стоял на предохранителе. Вроде секунда, передернуть затвор, но эта секунда может поставить в жизни жирную точку. Подойдя к подъезду Сергей остановился и повернулся к мужчинам, держа руки в карманах. Один из них сделал шаг в его сторону.
   - Еще шаг и просверлю дырку в брюхе. Что нужно?
   - Начальник, не газуй. Мы с миром.
   - С миром? Кодлу свою сдать решили?
   - Обижаешь Сергей Михайлович.
   - Я, вроде, вас не знаю.
   - Ну кто же из братвы, не знает начальника ОББ. Начальник, с тобой хотят переговорить серьезные люди.
   - Может я не хочу.
   - Сергей Михайлович, не заставляй брать грех на душу. Люди сказали, чтобы любой ценой вас привезли.
   - Даже так. Ну что ж, поедем, пообщаемся с вашими серьезными людьми. Надеюсь, за мной лимузин прислали?
   - Не лимузин, но тоже не хило. Видите, возле соседнего подъезда Мерин стоит. Карета за вами подана.
  Голиков в сопровождении мужчин подошел к ожидавшей его автомашине. Один из них предупредительно распахнул дверцу. Сергей сел в нее, и водитель включил передачу. Автомобиль тронулся с места. Голиков взглянул на сидящего перед ним водителя, запоминая приметы. Тот взглянул в зеркало заднего вида и поморщился. Сергей усмехнулся.
   - А чего братков не взял?
  Водитель не поворачивая головы ответил.
   - Мало того, что мента везу, так еще этих шестерок мне в автомашине не хватает.
   - Что-то ты не очень уважаешь своих собратьев по ремеслу?
   - Помолчи. С ментами разговаривать, себя не уважать. С вами поговоришь, а затем катаешь, какую опять подлянку готовите.
  Автомашина выехала за город и через три-четыре километра свернула в сторону полузаброшенной деревни Сорокино. Она и так-то была небольшой, а после того, как сразу за деревней открыли городское кладбище, жители разъехались. Остались пару древних никому не нужных старух. Не доезжая деревни, автомобиль свернул в лес и через полкилометра уперся в бетонный забор. Водитель пару раз нажал на сигнал. Ворота отъехали в сторону. Автомашина заехала на территорию. Возле двухэтажного деревянного дома водитель остановил автомашину, достал из бардачка сигареты с зажигалкой и молча вышел из автомашины. Сергей вышел из автомашины и взглянул на дом, построенный как терем в старорусском стиле. Украшенный как кружевами резьбой по дереву. Окна были из цветной мозаики, изображающие святых. Водитель, зло прищурившись, процедил сквозь зубы.
   - Чего стоишь? Тебя там ждут.
   - Ты зубки-то не показывай. А то бывает, что у некоторых они жмут. Так вот значит где Шатун себе берлогу устроил. Руки из того места растут. Не был бы бандитом, цены бы ему не было.
  По тропинке, выложенной брусчаткой, Сергей подошел к крыльцу. Проведя рукой по резным перилам, покачал головой, и по ступеням поднялся на высокое крыльцо. Где его уже ожидал мужчина спортивного телосложения, в камуфляже, с пистолетом на поясе. Сергей кивнул головой.
   - Разрешение на ствол имеется?
   - Само собой.
   - Доставай, раз есть.
  
  
   85
  
  Охранник улыбнулся, достал из кармана документы и протянул Голикову. Тот взглянул на разрешение и лицензию. То, что ему нужно было, он уже увидел. ЧОП "Легион". Охранник открыл перед ним дверь и пропустив майора, зашел за ним следом. Указав рукой на коридор, отошел к окну и сел за стол. Сергей по едва освещенному коридору прошел в комнату, посреди которой стоял стол, за которым сидели Коля Маленький и Шатун. Шатун, представительный мужчина, атлетического телосложения, легенда криминального мира города. В конце восьмидесятых, начале девяностых, организовал банду из спортсменов и уголовников. Так что, войны между ними, как было в большинстве городов, удалось избежать. Проценты с дохода Шатуну платили в городе и районе все, начиная с официантов и заканчивая директорами заводов. В отличии от других группировок процент был небольшой. Как-то раз Шатун сказал одному из своих самых нетерпеливых бригадиров, что барана лучше десять раз остричь, чем раз пустить под нож и получить шкуру с довеском в виде карликовых березок и закрытого заведения типа "Полярной совы". И все бы ничего, да полез Шатун в чужую епархию. Соблазнившись быстрым барышом за продажу наркотиков. Сначала под молотки попали мелкие сбытчики, этим просто посчитали ребра. Затем, по пуле в голову получили два бригадира Шатуна, которые отвечали за работу с местным населением на ниве сбыта наркотических средств. Последним две пули поймал сам Шатун. Одна прошла на вылет, в сантиметре от сердца. Вторая застряла в поясничном позвонке. Пару лет Шатун болтался по заграничным клиникам, где ему обещали, что он скоро начнет бегать на своих ноженьках. Но чуда не произошло. Пока он принимал лечебные процедуры, власть в городе сменилась. Пацаны разбрелись кто куда. Кто-то стал комерсом, кто-то присел на иглу, кого-то посадили, а кто-то прибился к другим бригадам. Из уважения к Шатуну, братва подогнала ему, чтобы с голода ноги не протянуть, парочку АЗС в хлебных местах. Тот взял в аренду на пятьдесят лет участок леса. По его эскизам построили терем. А вот резьбой его украшал уже сам. Помогали ему двое местных мужичка, которые когда-то имели дело со столярным делом. Все это время Шатун плел свою паутину, продвигая в городской, воровской иерархии своих людей. Когда смотрящим стал Сибиряк, никто не ожидал, что его правой рукой станет Шатун. Сибиряк держал руку на пульсе, но в дела, которыми тот заправлял, не вмешивался.
  Майор подошел к столу.
   - Здравы будьте бояре.
  Отодвинув от стола стул, сел на него и взглянул на лакированную столешницу. Удивленно присвистнув взглянул на Шатуна. Под лаком был портрет Сталина, собранный из кусочков различных пород дерева. Проведя ладонью по столешнице с уважением сказал.
   - Иосиф Виссарионович. Надо же, как живой. Эх, твои бы руки, да в мирных целях. К тебе на усадьбу людей, на экскурсии возить можно. А этому столику место в музее.
  Шатун довольно усмехнулся.
   - Сергей Михайлович, ты еще не видел, какие фишки у меня отец делал, пока от водки не сгорел. Этому столику действительно место в музее. Он там и был. В запаснике стоял. Я у них выкупил. Это одна из последних любимых работ отца. Пришлось немного реставрировать.
  Коля Маленький нетерпеливо поерзал на стуле.
   - Шатун, может вы это в следующий раз обсудите. Мы не для этого здесь собрались.
  Шатун недовольно взглянул на Колю. Откинувшись на спинку инвалидного кресла произнес.
   - Малой, угости гостя.
  Сергей отрицательно покачал головой.
   - Давайте ближе к делу.
  Шатун спросил.
   - Коля, ты начнешь?
   - Ну ты же знаешь, что я не мастак говорить. Тем более, что ты больше знаешь.
   - Как скажешь. Сергей Михайлович, вы, наверное, уже знаете, что последние полгода у Сибиряка начала часто болеть голова, приступы немотивированной агрессии, кратковременная потеря памяти. Я, уговорил его провериться. Оказалось, что у него неоперабельная опухоль головного
  
   86
  
   мозга. Врачи дали ему срок от шести месяцев, до девяти. Он мог умереть в любой день. У нас с ним был договор, что Сибиряк находит покупателей на НПЗ, продает его, получает с этого свой процент и уходит на заслуженный отдых. Чтобы преждевременно не было лишнего шума, о болезни никто не знал, кроме его и меня. Чтобы не было косяков перед братвой, я ему посоветовал завести ежедневник, где бы он отмечал с кем стрелка и о чем будет разговор. Просто было несколько случаев, что пацаны приезжали к нему на разбор полетов, а его не могли дождаться. Оказывалось, что он об этом просто забыл. Но Сибиряк пошел дальше. На каждого завел досье. Наверное, ему так было удобней. Об этом даже я не знал. О том, от кого ты Сергей Михайлович узнал о архиве Сибиряка, вряд ли скажешь.
   - Ну почему? Этому человеку уже никто не навредит. Перед смертью ко мне заходил начальник его службы безопасности. Он уже знал, что ему жить осталось максимум сутки. Он контролировал изготовление потайной комнаты.
  Коля Маленький сцепил пальцы в замок и захрустел пальцами.
   - Шатун, я тебе всегда говорил, что бывших ментов не бывает. Ест у тебя с руки, но только и смотрит, как бы ее откусить и в лес удрать. Никогда Котову не верил.
   - Коля, ты успокойся. Мы еще с майором не договорили. Вчера на электронную почту мне пришло сообщение. Копии записей Сибиряка на меня, Колю, мэра города и парочку его замов. За то, чтобы уничтожить записи на нас, потребовали, чтобы сегодня, до обеда мы перевели по пятьдесят тысяч зеленых тугриков на указанный счет. Иначе о нас будет знать весь интернет.
   - Перевели?
   - Как ты думаешь? Но это еще не все. За то, чтобы остальная братва жила спокойно, потребовали еще миллион. Это не реально. Да, не спорю. У кого-то деньги есть, а кого-то их нет. С общака их не взять. Люди не поймут. По России вся братва будет смеяться, что нас на счетчик поставили. Без дел мы зря тоже не сидели. Начали искать где Сибиряк мог хранить архив. Когда опросили охранников на ЖБИ, те сказали, что туда приезжал ты и бывшая начальница убойного из Центрального. Сначала начали грешить на вас, пока один из охранников не сказал, что вас кто-то опередил. Что вы забрали только ежедневник. Сразу скажу, его вы можете выкинуть. В записях разбирался только сам Сибиряк. Его этому научил бывший шифровальщик, который с ним на зоне лямку тянул.
   - От меня то вы что хотите?
   - Что бы ты нашел этого человека и забрал у него флэшку. Он написал, что бумаги сжег, но перед этим все перегнал на флэшку. Если мы будем его искать, мы его все равно найдем. Но он нам дал всего неделю. Неделя беспредела в городе не нужна ни вам, ни нам.
   - Почему ты думаешь, что я его буду искать?
   - Потому что он не наш, не из братвы. Нам он не нужен. Если ты его найдешь, то пусть живет. Соответственно расходы и труд мы тебе оплатим.
   - Ничего, если я сделаю копию. Ты об этом не подумал?
   - Для меня хватит твоего честного слова, что ты ей не воспользуешься. Да и доказательством флэшка не является. Это всего лишь электронный носитель, куда любой может слить то, что в голову придет.
   - По оплате. Мне государство платит. Мне хватает. Шатун, ты ведь не дурак и все понимаешь. Стоит раз взять деньги, вскоре об этом будут знать все.
   - Ты нам не доверяешь?
   - Я никому не доверяю. Жизнь научила.
   - Ты, я смотрю, живешь по нашим понятиям. Не верь, не бойся, не проси.
   - Чему-то и у вас можно поучиться.
   - Так как? Согласен?
   - Шатун, ну ты же понимаешь, что у нас все с кондачка не решается. Хорошо. Я попробую.
   - Может обмоем сделку?
   - Нет. Распорядитесь, чтобы меня домой увезли. Да, вот еще что. Хвостик мне приклеивать не вздумайте. Увижу, головенки все пооткручиваю.
   - Сергей Михайлович, обижаешь. Водителю сейчас позвоню, чтобы увез, куда скажете.
  
   87
  
  Будильник прозвенел как всегда, не вовремя. Кажется, только прислонил к подушке голову, как этот противный, как комариный писк, звук. Сев на диване, взглянул на часы. Шесть утра. За окном было еще по- осеннему темно. Приняв душ и выпив на ходу кружку кофе, вышел из квартиры и прошел к автомашине. Уже открыл дверцу и хотел сесть, как что-то его остановило. Обойдя вокруг автомашины, выругался. Кто-то ножом пропорол корд на переднем, правом колесе. Поставив домкрат, поменял на запаску. Взглянув на часы, заторопился. Кто-то из ребят говорил, что дежурные по УВД ворчат. Начальник УВД приезжал на работу рано, обычно с семи, до восьми утра. Подъехав к УВД, Голиков загнал автомашину на стоянку, так чтобы был виден подъезд к управлению. Ждать долго не пришлось. Возле крыльца остановился служебный Форд. Генерал вышел, наклонившись что-то сказал водителю и подошел к крыльцу. Где его остановил запыхавшийся Сергей.
   - Товарищ генерал, разрешите обратиться.
  Генерал остановился и повернулся в его сторону. Внимательно смотря на подходившего оперативника, как будто вспоминая, кто это такой.
   - Голиков Сергей. Отчество пока не запомнил. На ловца и зверь бежит. С утра собирался тебе звонить.
   - Михайлович.
   - Что-то случилось?
   - Можно сказать и так. Шурави говорил, если что-то случится, можно к вам обращаться напрямую.
   - Сегодня сухо. Пошли в сквер. Там и поговорим. Тем более, что у меня минут пятнадцать свободных есть.
  Генерал с Голиковым прошли в сквер, рядом с УВД и сели на лавочку. Генерал усмехнулся.
   - Это у вас так положено, что тебя хоть каждый день в приказ о награждении включай. Вчера вечером начальник УВД Ямала просил за вас. Говорит, что главаря банды, которая у них год промышляла, помогли задержать.
   - Он ошибается. Мы только статистами присутствовали. Транспортники сработали. По одному из них у меня шкурный вопрос. Вы руководство в Центральный уже подобрали?
   - Начальника отдела с собой привез. Он у меня в Омске, когда начальником отдела был, старшим опером работал. Затем начальником розыска. После академии пришел, а мест нет. Назначили третьим помощником первого писаря. Требовательный, амбициозный, но за своих горой. Начальником криминалки мужик с севера переводится. Был там начальником отдела. Пока только должность начальника розыска свободна. Неужто сам решил вернуться?
   - Нет. У транспортников начальник розыска увольняться собрался. А он опер от бога. Может посмотрите, прикините на должность начальника розыска в Центральный. Артур Сергеев.
   - Причина увольнения.
   - Четыре месяца назад, им нового начальника назначили. Три месяца никуда не вмешивался, а месяц назад от начальников отделений потребовал мзду. Артур послал его в известном направлении.
   - А его начали прессовать со всех сторон.
   - Так точно, товарищ генерал.
   - Сергей, ты ему позвони. Пусть подойдет в 13.45. У меня там будет небольшое окно. Что-то еще? Так понимаю, ты только из-за этого бы не пришел. Решал бы через начальника отдела.
   - Есть такая буква в этом слове. Вчера вечером меня возле дома парочка отморозков Коли Маленького перехватили. Предложили проехать в берлогу Шатуна. Есть у нас авторитет, Андрей Медведев, кличка Шатун. В девяностых в городе о нем легенды ходили. Пока ему кто-то маслину в позвоночник не засадил. Сейчас он в инвалидной коляске, ходить не может. Но весь городской криминал замыкается на него. Он как паук, все нити к нему тянутся.
   - А как же Сибиряк и Коля Маленький?
   - Он у Сибиряка был капо, правой рукой. Сибиряк больше экономикой занимался. Коля Маленький это дутый авторитет. Когда-то он начинал в бригаде у Шатуна.
   - Что он от тебя хотел?
  
   88
  
  
   - Он не один был, с Колей Маленьким. Хотели они одного, чтобы я помог им найти архив Сибиряка.
   - Это что еще за бяка?
   - Перед смертью Котов рассказал, что Сибиряк вел досье на каждого члена группировки. И назвал место, где он его хранит. Я не мог понять, зачем он это делал. Как Шатун сказал, что у Сибиряка была опухоль головного мозга. Из-за чего случались провалы в памяти. Вот он и завел себе записную книжку.
   - Насчет опухоли правда. Ему оставалось жить считанные дни.
   - О архиве, со слов Котова, знали только Сибиряк, мастер который делал тайник и сам Котов. Я сразу забрать его не смог. Кто-то опередил меня на день. Тот, кто забрал архив, на этом не остановился. Начал шантажировать Шатуна, Маленького, мэра и его двух замов. Потребовал с них по пятьдесят тысяч долларов. Они повелись и заплатили. Но это был пробный шар. За весь остальной архив он запросил миллион. На все про все, дал жуликам неделю. Сегодня я должен им дать ответ. Займусь поисками архива, или нет. Если отказываюсь, они в городе устраивают недельный беспредел, чтобы заплатить шантажисту. Общак трогать не будут. Говорят, что их не поймут. Да и если заплатят, то над ними все российские бродяги будут смеяться. Шатуну шантажист сообщил, что бумаги уничтожил, но все записал на флэшку.
   - Вот это уже интересно. Если найдем флэшку, можем условия диктовать мы. Как думаешь, кто может их шантажировать?
   - Сегодня половину ночи катал в уме. Что получается? Сибиряк убит. Котов цианид принял. Мастер, который делал тайник, не местный. Он возможно даже о смерти Сибиряка не знает. Остается только один человек. Тот, который устанавливал скрытую видеоаппаратуру, снимал с нее информацию, расшифровывал и передавал Котову. Аппаратура не простая. В течении суток накапливает информацию, а затем через спутник за секунды отстреливает на приемник.
   - Слышал о такой, но не видел.
   - Судя по всему, человек не простой. Скорее всего этот человек из прошлого Котова, когда он работал в МУРе. Кто-то из его знакомых технарей. Возможно пенсионер. Думаю, что попадал в ДТП. Хромает на левую ногу и шрам через всю левую щеку. Не удивлюсь, если до сих пор втихаря подрабатывает по своей специальности.
   - Приказ о командировке тебя в Москву сейчас подготовят.
   - Товарищ генерал, смысла не вижу в этой командировке.
   - Не понял?
   - Товарищ генерал, предлагаю связаться с людьми из синдиката. Наверняка у них есть свои люди в МУРе. Если я туда приеду и начну расспрашивать, мне все равно ничего не скажут. Скорее сами ему по голове настучат, но не сдадут. Корпоративная этика.
   - Скорее всего ты прав. Хорошо. Сейчас я свяжусь с руководством синдиката. Что делать с шантажистом?
   - Перетянуть на свою сторону. Котов со своими возможностями не стал бы дилетанта подтягивать. Скорее всего, суперпрофессионал из старой когорты.
   - Сергей, это все хорошо. Но есть не очень приятное известие. Позвонили из Москвы. Азербайджанская диаспора по твою душу наняла киллера. Ответка за Козыря. Его смертью сорвали им какую-то глобальную операцию. Руководство синдиката решило приставить к тебе охрану.
   - Товарищ генерал, как вы это себе представляете? Со мной кто-то будет рядом болтаться. Так для хорошего снайпера, что одного завалить, что двух. Трупов только больше будет.
   - Сопровождать тебя будут негласно.
  Генерал достал из кармана визитку, ключ от квартиры и протянул Голикову.
   - Встречаться на улице больше не будем. Понадоблюсь, звони на сотовый. Встречаться будем на конспиративной квартире по адресу ул. Победы 34 квартира 12. Все вроде решили. Пойду, а то вон, на крыльце, уже дежурный суетится. Будут спрашивать, скажешь, скажешь, что насчет Сергеева разговаривал. Вот еще что. Когда реализовываться думаете по лабораториям?
  
   89
  
   - Если честно, товарищ генерал, то не знаю. Если брать всю цепочку, от производства до оптовика, то нужно ждать до понедельника. Наркотики вывозят в пятницу вечером. Нужно будет сопроводить автомашину до места выгрузки. Ждать, когда его загрузят, и он начнет развозить реагенты по точкам. Но тогда получится, что мы будем как бы не при чем. Все показатели пойдут в соседнюю область, а мы как бы на подхвате. Можно взять их с наркотой во время погрузки. Накрыть сразу все три точки. После чего колоть водителя. Тогда лавры победителя достанутся нашему УВД. Но тогда оптовик может успеть уйти на дно. Можно конечно созвониться с соседями и договориться, что как только расколем водилу, они нагрянут к оптовику.
   - Я подумаю.
  Генерал встал с лавочки, попрощался с Сергеем и ушел в сторону УВД. Голиков подошел к автомашине, сел в нее и проехал к зданию отдела. Только зашел, как его окликнул дежурный.
   - Михайлович, привет. Пять минут назад шеф пришел. Какой-то взъерошенный. Сказал, что ты как появишься, сразу к нему шел. Ничего вчера не накосячил.
   - Да вроде нет.
  Сергей поднялся на второй этаж. Зайдя в приемную, постучал в дверь кабинета и открыв дверь, зашел. Полковник стоял у окна. Взглянув на майора, подошел и сел за стол.
   - Михайлович, садись. Мне с утра дежурный по УВД позвонил, что ты о чем-то с генералом секретничаешь.
   - Товарищ полковник, вчера мы помогали пареньку с Ямала. Работали с транспортниками. После задержания разговорился с Артуром Сергеевым. Тот сегодня с утра собирался написать рапорт на увольнение. Не сработался с новым начальником. А в Центральном отделе есть свободная должность начальника розыска. С той характеристикой, какую ему нарисуют, даже в тюрьму не возьмут. Я ему сказал, чтобы он до обеда не спешил, попробую эту ситуацию разрулить. Домой я попал только в первом часу. Не стал вас беспокоить. Кто-то из ребят говорил, что генерал на работу приезжает рано. Вот я к семи и подъехал.
   - Что решили?
   - Сергееву на собеседование нужно будет подойти к 13.45. Товарищ полковник, вы генералу говорили о том, что у нас наркоту делают?
   - Говорил. А что случилось?
   - Он меня спрашивал, когда реализовываться будем? Ну я ему нарисовал картину как есть. Сказал, что думать будет. Что случилось, из-за чего паника?
   - Михайлович, а ты как думаешь? Дежурный мне звонит, говорит, что твой подчиненный встречается с генералом. Сидят на лавочке, о чем-то беседуют. Может что-то случилось, а я не знаю. Мне в выходные дела передавать, а в понедельник уже на новое место выходить. Генерал спросит, а я ни ухом, ни рылом. Ну все, хоть успокоил.
   - Я свободен?
   - Да.
  Сергей кивнул головой, встал и вышел из кабинета. Поднявшись к себе, открыл окно, достал из стола пачку сигарет. Достав сигарету, размял пальцами и сглотнув слюну, прикурил. Закашлявшись, затушил сигарету и сел за стол. Достал телефон и набрал Артура. Тот ответил сразу, как будто ждал этого звонка.
   - Сергей, здорово. Опять какого-то бандюгана в капкан загоняешь?
   - Загоняю, но только тебя. В 13.45 у тебя встреча с начальником нашего УВД. Надеюсь тебя должность начальника розыска в Центральном устроит?
   - Михайлович, ты когда успел? Если честно, думал поговорили и забыли.
   - Ну все, удачи.
  Майор взглянул на часы. Встал из-за стола и прошел в актовый зал. По средам, с утра, собирались всем отделением, где проводили разбор полетов. Парни уже собрались, ждали только его. Сергей сел за стол. Парни, до его появления насмехавшиеся друг над другом примолкли. Первым Голиков поднял Степана.
   - Степан, что у нас по Шмыге?
  
   90
  
   - Сергей Михайлович, Шмыга рассказал за сто с лишним эпизодов. Это за прошлый год и за этот. По двенадцати эпизодам нет заявлений. Будем искать потерпевших. По трем эпизодам похищенное изъяли. Но там еще работы, конь не валялся.
   - Понятно. Рустам, у вас как?
   - Ребята из наркоконтроля изъяли пять килограмм готового и расфасованного спайса, четыре ампулы основы. По нашей теме семь эпизодов. По разбоям они в раскладе полностью. Оружие и часть вещей изъяли на обысках.
   - Дмитрий, у вас еще все впереди. Так что, занимайтесь. Потом зайдешь, доложишь. Еще раз довожу до всех. В пятницу ожидается прокурорская проверка. Еще раз проверьте дела. Посмотрите в сейфах, чтобы ничего не было лишнего. Все, свободны. Майор вышел из актового зала последним и зашел к себе. Достав из стола ежедневник, нашел нужную страницу. Достал из кармана сотовый и набрал нужный номер. Абонент что-то недовольно пробурчал.
   - Маленький, тебя мама здороваться не учила в детстве.
   - Михайлович, это ты. Думал не позвонишь, откажешься. А в детстве меня мама здороваться не учила. У меня обычно утро начиналось с подзатыльника от ее очередного хахаля. Что решил?
   - Человек, которому я полностью доверяю, уже занимается вашим делом. Так что, молча сидите, сопите в две ноздри и не высовывайтесь. Будете путаться под ногами, наш договор аннулируется.
   - Начальник, я тебя услышал.
  Голиков отложил телефон, достал сигареты и подошел к окну. Закурить майор не успел, как телефон запищал. Отложив сигареты, Сергей взял телефон. Взглянув на экран, ответил.
   - Привет начальник.
   - Алик и тебе не хворать. Что-то случилось?
   - Случилось. Нужно срочно встретиться.
   - Где?
   - Сергей Михайлович, давай там же на Караульной горке. Минут двадцать хоть свежим, лесным воздухом подышу. Мне кажется, что у меня не только одежда, но и сам шашлыком провонял.
   - Я выезжаю.
   - Я тоже.
  Взглянув на сигареты, лежащие на подоконнике, вздохнул и вышел из кабинета. По пути заглянул в дежурку, сказав дежурному, что будет через час-полтора. Караульная горка находилась за городом, в пятнадцати километрах. Свое название она получила еще в стародавние времена. Холм находился практически на берегу реки, возвышаясь над ней метров на сто. Берег со стороны холма был лесистым, заросшим соснами и ельником, через который и сейчас-то сложно продраться. Зато противоположный берег просматривался до самого горизонта, где были лишь небольшие островки леса. Когда-то здесь находилась казачья застава и в случае появления на горизонте кочевых орд, поджигался валежник, заготовленный ранее. В городе закрывались крепостные ворота, а жители готовились к отражению очередной волны захватчиков. Еще пару лет назад к Караульной горке вела грунтовая дорога. Но кто-то включил ее в туристический маршрут. На самом холме даже поставили сторожевую башню со смотровой площадкой. На стоянке автомашин Сергей оставил свою автомашину и поднялся на смотровую площадку. Алика еще не было, и майор опершись о перила, залюбовался открывшейся панорамой. С березовых колков листва уже облетела, но осиновые как будто накрыло кумачем. Желтая трава и свинцово-серебристая гладь реки. Услышав шаги, Сергей оглянулся. По лестнице поднимался Алик. Подойдя к Голикову, улыбнулся.
   - Красиво. Когда время позволяет, сюда с семьей приезжаем. У меня ведь жена художник. Постоянно эскизы делает. Самое интересное, что каждый раз они не повторяются.
   - Алик, но ты ведь меня сюда позвал не для того, чтобы природой полюбоваться?
   - Сергей Михайлович, тебя заказали. Наняли какого-то супер киллера. Говорят, что у того не было еще ни одного промаха. Самого его тоже никто не видел. Заказы принимает по компьютеру.
   - Алик, откуда информация?
   - Вчера вечером ко мне Тахир заезжал. Год назад был босяк босяком, а сейчас причесочка, костюм фирменный, рубашка белая, туфли из крокодиловой кожи, цепь на шее в руку толщиной. Мне, за то что ему помог, штуку баксов подогнал.
   91
  
  
   - Да, ты тогда нас сильно обломал.
   - Сергей Михайлович, а что я мог сделать. Мы с ним из одного поселка, учились в одном классе, жили по соседству, играли в одни игры. Если бы односельчанье узнали, что он обращался ко мне за помощью, и я отказал. Наш род бы прокляли. Пришлось мне помогать ему с чистыми документами и вывезти его из города.
   - А сейчас что изменилось?
   - Сейчас он вне закона. После того, как он отсюда сбежал, Тахир вернулся в село. Там укололся какой-то дурью. Ему мулла сделал замечание, а он его ударил. Тахира местные мужики избили и выгнали из села. Родственники от него отказались. Он после этого к Козырю прибился. Стал его эмиссаром по особо важным делам.
   - Это он тебе сказал, что меня заказали?
   - Да, он. Мы с ним под шашлык винца выпили. А он потом гашиш курнул и потянуло его на разговоры.
   - Алик, может он сказал, что такого мы обломали из-за смерти Козыря. Что жулики решили мне отомстить. Пусть даже он в законе. Но эта не та фигура, чтобы из-за него начали ломать копья. Среди блатных у Козыря авторитета было практически ноль.
   - Мне тоже стало интересно. Случись что с тобой, город в зубах затрясут. Это не выгодно ни диаспоре, ни местным джульбарсам. Спросил об этом напрямую Тахира. Тот вот какую историю мне поведал. Козырь, после того, как откинулся, поехал в Турцию отдохнуть. Там на него вышли люди Надир шаха. Перевезли его в Афган где и организовали им встречу.
   - Кто такой Надир шах?
   - Во времена Союза был полевым командиром. Когда наши войска вывели, он вовремя сориентировался. Подтянул под себя группу отморозков и в горном районе образовал государство в государстве. Сначала охраняли плантации мака, изготавливали опий-сырец. Развернулся, когда зашли натовцы. Янки взяли его под свое крыло. Сейчас он самый крупный производитель героина. Целая армия боевиков. К нему не суются ни талибы, ни местные власти. Героин у него оптом скупают янки, а затем, на военно- транспортных самолетах перевозят по всему миру. В октябре, в ООН запланировано выступление российского представителя по проблемам Афганистана. Одним из вопросов был, участие в транспортировке наркотиков армией США. ЦРУ решило сработать на опережение. Для этого было решено привлечь криминал. Духи перетаскивают в Таджикистан пять тонн героина. В России регистрируется фирма однодневка. Под видом поставки товара из Таджикистана в Западную Европу отправляется контейнер. На Литовской таможне этот контейнер вскрывают. Мировой скандал. Россия поставляет наркотики в страны Европы. Сколько получил Козырь, тайна покрытая мраком. А в общак отстегнули десять лямов зелени.
   - Но почему именно Козырь?
   - Во времена оно, отец Козыря, когда только явился покорять Москву, и Надир шах, тогда просто Надир, студент одного из московских вузов, были друзьями. Когда судьба развела, связи не теряли. Вот Надир шах и решил помочь сыну друга молодости подняться. Из-за смерти Козыря вся операция пошла под откос. Все на нем замыкалось. За срыв операции, америкосы предъявили Надир шаху, а тот распорядился отправить тебя к богу в гости.
   - Где найти Тахира?
   - Уже нигде.
   - Не понял.
   - Тахир остановился в гостевом домике у Султанова, главы диаспоры. От меня он ушел часов в одиннадцать вечера. А в семь утра его нашли в домике мертвым. Вроде как от передоза умер. Но что-то я сомневаюсь. Мне кажется, что киллер за собой подчистил. Связь с ним была через Тахира. Если он его зачистил, значит уже вышел на тебя.
   - Может, Султанов что-то знает?
   - Нет. Ему из Москвы позвонили, сказали принять гостя.
   - Спасибо Алик. Говорят, предупрежден, значит вооружен.
  
   92
  
  Сергей протянул руку, попрощался с Аликом и сделал пару шагов к лестнице, когда Алик окликнул его.
   - Сергей Иванович, а как оно себя чувствовать находясь в прицеле? Не страшно?
   - Не боятся только идиоты. Ты знаешь, когда был командиром взвода разведки, в первую Чеченскую, понял одно, что первыми погибают те, кто считает себя бессмертным, либо струсил и побежал. Перед выходом было не до того, чтобы бояться. Ознакомиться с задачей, людей подготовить. На выходе было не до страха. Нервы оголены как высоковольтные провода. Во время боестолкновения тоже не до страха. Там главное увидеть противника раньше, чем он тебя и убить его. Иначе он убьет тебя. А вот после выхода, когда начинаешь все анализировать, руки трястись начинают. Врачи правда сказали, что это адреналиновое голодание. Но ты то знаешь из-за чего. Что на месте убитого тобой боевика мог оказаться ты. Алик, спасибо еще раз.
  Голиков спустился по лестнице и прошел на стоянку, где стояли только две автомашины, его и Алика. Сев в автомашину проехал к зданию отдела. Не успел он выйти из автомашины, как в кармане завибрировал телефон. Майор достал телефон и включил. Высветился незнакомый номер.
   - Слушаю.
   - Сергей, узнал?
   - Да, товарищ генерал.
   - Сережа, мы посовещались, и я решил. Завтра операцию будем проводить своими силами. С Ебургом договорился. Как только расколете водилу, сообщаем им адрес. Дальше они у себя уже сами будут проводить мероприятие. С Росгвардией тоже порешали. Тебе пятнадцать собровцев хватит?
   - Вполне.
   - Сережа, будь поаккуратней. Информация подтвердилась, что по твою душу выехали.
   - Я знаю. Мне об этом только что человек сказал.
   - Может, он и киллера знает?
   - Нет. А посредника сегодня утром убрали.
   - Кто такой?
   - Тахир Мамедов. Год назад организовал похищение азербайджанца, владельца оптовой базы. Требовали миллион баксов. Во время передачи выкупа, контролировал со стороны. После задержания подельников ушел в бега. В дальнейшем, его подобрал Козырь.
   - Сережа, может все же охрану?
   - Не надо.
   - Хорошо, как скажешь.
  Генерал отключил телефон. Сергей зашел в отдел и поднялся в свой кабинет. Повесив ветровку, взял сигарету и подошел к окну. Небо затянуло свинцовыми тучами и начало прокидывать мелкий снег. Докурив сигарету, майор включил чайник. Выпив кружку чая, вышел из кабинета и заглянул в кабинет Ильина. Димы не было, но за столом сидела Юля, просматривая какие-то бумаги.
   - Юля, куда Димка нарезал?
   - Из наружки позвонили. Очередная заморочка какая-то.
   - Появится, пусть ко мне зайдет. Как тебе здесь работается?
   - Михайлович, если честно, то когда сюда шла, боялась. У вас в отделе практически одни парни, думала прикалываться будут. Встретили, как будто всю жизнь здесь работала. Мне здесь что нравится, так это то, что здесь бумажной работы меньше. На земле на каждую бумажку нужно еще пять написать. И как топор висят сроки исполнения. Не уложился, выговор прилетел. Здесь действительно оперская работа.
   - Будем считать, что не зря тебя сюда перетащил. Я на часик отъеду. Диме не забудь сказать.
  Сергей вышел из здания и подошел к автомашине. Постояв мгновение, решая, нужно ехать или все же не стоит. Решившись, сел в нее и проехал к городскому кладбищу. Купив букет гвоздик, прошел к могиле Секерина. Положив цветы на могилу, сел на скамейку, напротив памятника. В одиночестве сидеть пришлось не долго. Рядом с ним остановилась пожилая женщина, на вид лет шестьдесят. Одетая в черное платье и на голове черный платок.
   - Мужчина, на хлебушек денежку не дадите?
   93
  
   - На хлебушек, или...
   - Так водка тоже жидкий хлеб.
  Голиков усмехнулся. Достал из кармана сотенную купюру и протянул женщине. Та присела на край скамейки.
   - Паша ваш родственник или друг?
   - Можно сказать, что друг. Работали вместе, правда, не долго. А вы что, его знали?
   - Знала? Да, знала. Мы с Пашей в параллельных классах учились.
  Сергей удивленно взглянул на женщину.
   - Да не смотри ты на меня так. Когда-то я была первой красавицей. Паша даже влюблен в меня был. Правда, так и не решился подойти. Хотя. Так уж получается, что хорошие девочки любят плохих мальчиков. так и у меня. Сразу после школы выскочила замуж за первого хулигана в школе. Вот он только не успокоился. Вскоре посадили. И понеслось. Судимости, друзья, пьянки. В итоге и квартиры лишились. Жили в развалюшке. Два года назад мужа собутыльники забили. Лишнюю стопку не поделили. Сейчас каждый день на кладбище прихожу. А Паша хороший был. Он меня раз даже от тюрьмы спас. Муж избивать начал, а я его ножом в живот пырнула. Паша сделал так, как будто тот сам на нож упал. Хотя, чего я тебе рассказываю. Вы и так с ним скоро встретитесь.
   - Не понял.
   - Ты только меня за сумасшедшую не считай. Я много чего вижу, чего остальные не видят. За тобой твой ангел хранитель стоит. На Пашу, молодого, сильно походит. Пойду я. А денежку я действительно на хлебушек просила. Пенсии нет. Лет не хватает, а на работу даже уборщицей не берут.
  Женщина встала, перекрестила памятник и что-то бормоча себе под нос, ушла по дорожке вглубь кладбища. Сергей выкурил сигарету и прошел к автомашине. Из головы не шли слова случайно встреченной женщины. Задумавшись, он на автомате проехал к отделу. Поднявшись на этаж, майор в коридоре встретил Дмитрия.
   - Михайлович, искал?
   - Да. Пошли ко мне зайдем.
  В кабинете Дмитрий сел к столу, а Сергей начал ходить по кабинету.
   - Михайлович, что-то случилось?
   - Нет. Все нормально. Готовь на завтра операцию по задержанию. Генерал дал добро. Задействуй всех наших. Завтра после обеда еще пятнадцать человек из СОБРа будет. Сейчас подготовь все документы и в следственный комитет, затем уже с ними в суд. Возьмите постановления на обыска. Фигурантов всех установили?
   - Да. В институте, тот список, что нам начальник СБ дал, можно выкинуть. Все оформлены по левым документам. Адреса тоже левые. Но ребята хорошо сработали. Всех установили. На кладбище там кто трезвый, тот спайс мешает, и фасует. Тоже все на карандаше. По очистным. Оказалось, что у меня там человек слесарем работает. Вот он и подсказал. В лаборатории трудятся трое. Рабочие даже не в курсе, чем они занимаются. Общаются только с директором. Он их утром привозит, а вечером увозит. Рабочим директор сказал, что они из санэпидемстанции, проводят исследования, чтобы не было эпидемий. Наружка их сразу срисовала. Ботаники. С рабочими рядом не стояли. Руки больно холеные.
   - Понятно. Дима, завтра нужно сразу начинать колоть водилу с ГАЗели. Ребята с Ебурга будут ждать нашего звонка. Они сразу накроют склад.
   - Михайлович, это все хорошо, если его разведем. Но у него видеорегистратор в кабине стоит.
   - Ну если рабочий, то нам проще. Все, иди, занимайся. Как только все решишь, не забудь перезвонить. Я буду звонка ждать. Сейчас к начальнику отдела. Пусть со следаками порешает.
  Сергей с Ильиным вышли из кабинета. Дмитрий зашел к себе, а Голиков прошел в кабинет начальника. Тот сидел за столом, заваленном бумагами. Взглянув на Сергея, махнул рукой.
   - Присаживайся. Вот готовлюсь к передаче. Еще два дня этого дурдома. Когда хоть нас от этой никому не нужной писанины избавят. Чем дальше, тем больше. А ты чего пришел?
   - Товарищ полковник, вы бы со следователем порешали, кто наркотой заниматься будет. Генерал добро дал на проведение задержания.
   94
  
   - В курсе. Он мне звонил. А я тебе разве не сказал, что от следствия этим делом будет заниматься Дворников Михаил Григорьевич.
   - Знаю такого. Хороший следователь. Я Диме сказал, чтобы документы подготовил и к следакам двигал.
   - Михайлович, если все, то свободен. Мне еще допоздна макулатуру разгребать.
  Сергей вышел от начальника и заглянул к Ильину. Передав разговор с начальником, прошел к себе. Достал из пачки сигарету, размял ее пальцами, но прикурить не успел. Раздался телефонный звонок. Майор взглянул на экран. Звонили из дежурки.
   - Слушаю.
   - Михайлович, мужик пришел. Говорит, что на даче склад оружия нашел.
   - Какой склад?
   - Михайлович, сам разбирайся.
   - Сейчас спущусь.
  Сергей вышел из кабинета и спустился в дежурку. Перед тонированным окном нервничая, взад-вперед ходил пожилой мужчина. Голиков кивнул головой в его сторону.
   - Этот?
  Дежурный усмехнулся.
   - Он самый.
  Майор вышел из дежурки и подошел к мужчине.
   - Что у вас случилось?
   - Я дачу по весне купил. Решил погреб выкопать. Начал копать, а через полметра наткнулся на металлический кессон. Сходил за фонариком, люк открыл и посветил. Там автоматы, пистолеты и цинки с патронами на стеллаже лежат. Взвод вооружить можно.
   - Пройдемте ко мне.
  Голиков с мужчиной поднялись на третий этаж и зашли в кабинет. Сергей предложил стул, а сам сел за стол.
   - Представьтесь пожалуйста.
   - Аржиловский Василий Александрович.
   - Василий Александрович, с оружьем понятно. Сейчас с вами на место проедем, покажете, где у вас там склад. Вопрос в другом. У кого вы купили дачу?
   - Шпак Екатерина Семеновна. Но дело в том, что она уехала из России на Украину.
   - Понятно. Фамилия мне ни о чем не говорит. Обождите минуту.
  Сергей вышел из кабинета и зашел к Дмитрию.
   - Дима, ты же в отделе лет десять работаешь?
   - Ну да, около этого.
   - Фамилия Шпак, тебе ни о чем не говорит?
   - Говорит. Шесть лет назад после ревизии в воинской части без вести пропал начальник склада артвооружения. Комиссия выявила пропажу около ста пистолетов и сорок автоматов, большое количество патронов. Ни Шпака, ни оружия так и не нашли. Главное, что и стволы нигде не всплыли. Михайлович, а ты чего вдруг им заинтересовался?
   - Мужичек пришел. Весной купил дачу у жены Шпака. Копаться начал, обнаружил схрон с оружием. Ноги в руки и к нам.
   - Понятно.
  Сергей вернулся в свой кабинет. Мужчина сидел неподвижно, положив руки на колени.
   - Василий Александрович, пять минут еще обождите. Сейчас кого ни будь из парней возьму и проедем к вам на дачу.
  Сергей достал телефон и набрал Рустама.
   - Рустам, у тебя из ребят есть кто-то свободный?
   - Есть. Я.
   - Ну раз ты, то подгребай ко мне. Работа есть.
   - Кто бы сомневался. Сейчас буду.
  Не прошло и минуты, как в кабинет заглянул Рустам.
   95
  
   - Рустам, ты вроде сегодня на своем джипе приехал?
   - Ага. После работы собирались с женой по магазинам прокатиться. В холодильнике мышка с голоду удавилась.
   - Рустам, сейчас в дачный поселок прокатимся. Мужчина у себя на участке склад оружия обнаружил. Ты во времена оно, по Шпаку работал.
   - Работал. Первое мое дело было. Только из школы милиции пришел.
   - Что по нему сказать можешь?
   - Капитан. Начальник склада. Со склада пропала большая партия оружия. Никто бы и не узнал об этом, если бы его заместитель, прапорщик, его во время ревизии не сдал. В части перевооружение шло. Получали новые стволы, а старые в переплавку отправляли. По всем документам было, что его отправили на завод. На одну партию акт приемки на заводе оказался поддельным. Шпака кто-то предупредил. Тот в бега подался. Он сначала на Украину подался, к родственникам, а затем в Польшу. Тогда еще с украинскими ментами можно было общаться. В Польшу он въехал по поддельным документам.
   - В том бардаке, что сейчас на Украине, скорее всего домой вернулся. Не зря у него жена туда стартанула.
   - Возможно.
   - Василий Александрович, куда ехать?
   - Дачный кооператив "Солнышко". Это по Московскому тракту.
   - Вы на автомашине?
   - Нет, на такси. Вы уж извините. Вчера с соседом на грудь приняли, а сегодня пивком шлифанул.
   - Все поехали. Рустам, возьми папку с протоколами.
  Втроем они вышли из отдела и сели в старенький паджерик, на котором проехали в дачный кооператив. Возле дачного участка, на который указал мужчина, Рустам остановил автомашину. Судя по всему, предыдущий хозяин вложил здесь не мало сил и средств. Небольшой двухэтажный домик, банька, дорожка от ворот до дома и площадка перед ним, выложены брусчаткой. Был даже бассейн в летнем исполнении. Сергей взглянул на хозяина.
   - Василий Александрович, нам куда?
   - За домиком.
  Аржиловский оглядываясь на оперативников, которые двинулись за ним, пошел по дорожке. Зайдя за угол дома, пальцем показал в сторону свеже выкопанной земли. Сергей подошел к яме и сдвинул в сторону лист железа, которым она была прикрыта. Взглянув на лаз, сказал хозяину.
   - Василий Александрович, вы соседей знаете? Не могли бы вы двоих пригласить, понятыми побыть. И фонарик принесите пожалуйста.
  Включив фонарик, Сергей по металлической лесенке спустился в кессон. Осмотревшись по сторонам, он присвистнул и вылез на поверхность. Рустам вопросительно смотрел на Голикова.
   - Зря только твой агрегат гнали. Нужно было сразу УАЗ хозяйку брать. Стволы все в масле. Даже ни на одном ржавчины нет. Хотя столько пролежали. К тебе грузить, салон так уделаем, что ни одна химчистка не поможет. Но это черт бы с ним. Там кроме стволов четыре ящика тротила, ящик пластида и два одноразовых гранатомета. Придется саперов вызывать. Неизвестно что от гранатометов ожидать можно. Они и так под списание шли, да здесь шесть лет пролежали.
  Вся эта кутерьма затянулась допоздна. Пока из райотдела приехали парни из ППС, оцепили территорию. Повезло еще что с ними приехал начальник розыска с одним из оперов. Пока связались с военкоматом, а те из воинской части отправили саперов. Закончив с бумажной работой, начальник розыска с саперами забрали взрывчатку с гранатометами и увезли их на полигон, для уничтожения. Оружие сдали дежурному по УВД. После чего Рустам довез Сергея до отдела. Выкурив сигарету, майор сел в свою автомашину и проехал к дому. Места были все заняты и Голиков как обычно припарковал автомашину возле мусорных баков. Закрыв ее, почти дошел до подъезда, когда его окликнула женщина, которая пыталась закинуть большую, черно-белую сумку на багажник автомашины.
   - Мужчина, помогите пожалуйста.
  Сергей подошел и улыбнувшись, попытался поднять сумку.
   96
  
   - Да сумка больше вас весит. Там кирпичи, что ли?
   - Нет. Книги. У меня мама до пенсии учительницей литературы работала. Всю жизнь книги собирала. Нам с братом лишний раз мороженого не купит. Отец три года назад умер. А теперь и сама после инсульта. Я маму к себе сегодня забрала. Весь вечер ее вещи и перевожу. Сумку с книгами волоком с этажа спустила, а вот силенок не хватает, ее забросить.
   - А муж где?
   - Муж объелся груш.
   - Понятно.
  Сергей поднял сумку и начал закидывать ее. Почувствовав боль под левой лопаткой, повернулся и сползая по автомашине сначала опустился на колени, а затем завалился на бок. Женщина нагнулась, попыталась нащупать пульс. Затем выпрямилась и удовлетворенно улыбнулась. Достав из кармана колпачек, одела его на иглу и положила шприц в карман ветровки. Сильно вздрогнув, когда ей на плечо опустилась рука, она повернулась. Рядом с ней стоял мужчина за шестьдесят с гаком. В руках у него был поводок со старенькой, седой спаниэлькой.
   - Женщина, что-то случилось?
  Та выдыхнула воздух и произнесла.
   - Да, случилось. Попросила прохожего сумку на багажник закинуть. Он ее поднял, а затем упал. Наверное, что-то с сердцем.
   - А какого черта стоишь. Звони в скорую. У меня с собой телефона нет. Собаку пошел выгуливать, не взял.
  Женщина повернулась, открыла дверцу и достала сумку, лежащую на сидении. Это было последнее, что она успела сделать в этой жизни. Сзади, на ее шее сомкнулись крепкие, как кузнечные клещи, пальцы старика. Вслух досчитав до трех, он разжал пальцы, и женщина свалилась ему под ноги. Старик взглянул на сидящую рядом с ним собаку.
   - Да, Граф, отстали мы от жизни. Ищем с тобой киллера по подвалам, да чердакам, подъезд проверили. А все оказалось намного проще. Баба, шприц с ядом и кирдык нашему подопечному. Старик достал из кармана телефон и набрал 112. Все остальное Сергей уже видел со стороны, как в кино. Сначала первым приехал наряд ППС, затем скорая помощь. А после того, как сержант обнаружил в кармане пиджака удостоверение, началась свистопляска. Начальник отдела, опера из его уже бывшего отделение, следствие, дежурный по УВД, начальник управления и зеваки, облепившие окна. Голиков нисколько не удивился, когда рядом с ним из ниоткуда появился Павел, расправив крылья. Взглянув на суету внизу, обратился к Сергею.
   - Сережа, для тебя здесь больше нет ничего интересного. Тебе еще нужно попрощаться с женой и сыном. Затем встретиться с родственниками. Они тебя уже ждут.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"