Захаров Михаил Александрович: другие произведения.

Ученик Лексли, или проклятье магистра огня.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 5.18*68  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вы хотите стать наикрутейшим магом? Да?? А учиться вы не хотите? Нет?? А придется! Что, вы передумали?! И будущий наставник от вас мягко говоря не в восторге?! Ну это его и ваши проблемы! ;) Роман давно закончен, вычитан и перезалит.

  Автор: Михаил Захаров
  
  
  Ученик Лексли, или проклятье магистра огня.
  
  Пролог.
  
   Фигуры старых богов таяли, исчезая на тропе, ведущей в новый, только что зародившийся мир. Они покидали свой старый, так полюбившийся им мир, не по своей воле, а подчиняясь своей природе. Их время править созданным миром и созданиями его населявшими, истекло. На смену им вот-вот должны были придти новые боги. Последний из старых богов, обернулся на пороге портала. Оставшись единственным, он получил все способности уже ушедших по тропе. Он долго стоял, всматриваясь сквозь пелену времени и горько улыбался, предвидя различные последствия безмятежного царствования тех, кто идет им на смену. Но вдруг он задумался на мгновение, а потом ехидно рассмеялся. Не зря смертные его называли Мастером шуток, делая при этом рукой жесты отгоняющие зло. Ведь шутки у Мастера были очень пакостные.
   Одно лишь его слово воздвигло у входа на тропу артефакт - каменный трон, искрящийся всей божественной мощью, которая не исчезнет из него и через тысячелетия. Еще два слова прозвучали раскатами грома. Артефакт стал неуничтожимым даже для силы новых богов, и пелена невидимости скрыла его от глаз недостойных, коим взбредет желание посетить это место.
   Напоследок, собрав крупицы оставшейся у него силы, Мастер создал три свитка с последним пророчеством. Убедившись, что они попали в руки властителей населяющих мир разумных, он злорадно ухмыльнулся и исчез на тропе. Вскоре тропа исчезла, растворившись в воздухе и оставив за собой только склон потухшего вулкана. Исчезла так, как будто ее и никогда и не было. Безымянный остров, расположенный между двумя материками Эйнара, опустел.
  Прошло несколько лет, а может и десятилетий, и в мир вступили новые боги. Однажды, любопытный бог из нового поколения, от скуки изучая легенды расы гномов, наткнулся на свиток с пророчеством Мастера. Прочел и заинтересовался. Он долго искал и наконец, обнаружил место Ушедших. Будучи богом, он смог увидеть Трон и понять, для чего нужен артефакт. Нашел и Ключ к Тропе Ушедших, кристалл замысловатой формы, валявшийся у подножия склона как обычный, никому не нужный камень. И... стал действовать, стремясь сделать все для осуществления пророчества, но только так, как это нужно для него самого. Ведь Игра стоит свеч, когда на кону стоит всемогущество.
  С той поры прошло несколько тысяч лет....
  
  Глава 1.
  
   Позвольте представиться! Я, Питер Лексли, третий сын своего отца Тонга Лексли, который был вторым сыном моего деда Наора Лексли.
   Что рассказать обо мне? Да обычный парень на вид лет шестнадцать, хотя и на самом деле чуть больше. Черные волосы, серые глаза, обычное телосложение. Вот с ростом это да, не слишком удался, чуть выше среднего. Ах да! Чуть не забыл самое главное! Все, почему то жалуются моим родителям на мой несносный характер! Хотя с чего это они так решили?
   Ни моему отцу, ни мне, не повезло с рождением. Как вы можете догадаться, все лучшее в нашем мире всегда достается первенцам.
   Вот и я, будучи третьим ребенком в семье, был вынужден начать самостоятельно прокладывать себе путь к успеху.
   Что вы спросили? В каком мире мы живем?
   Мир он и есть мир. Все как у нормальных людей, и у гномов, ну и у эльфов тоже заодно, да и у всех остальных рас разумных.
   Что вы говорите? Миров много? Да нет, бросьте так шутить. Все с малых лет знают, что Эйнар один такой. Какие слоны? Какая черепаха? Да я и зверье то такое не знаю и не видывал, а ведь у нас и лес под боком.
   Нет, по мнению наших жрецов, Эйнар плывет в волнах моря, которое течет из рук богини жизни Асланы нескончаемым потоком и все его обитатели живут так, как жили испокон веков.
   Так и мы, Лексли, всю жизнь занимались тем, к чему сами руки стремились. Кто-то из моих дальних предков, поговаривают, наемничал на берегах Аргона. Другие, те из наших дальних родственников, о которых я сейчас знаю, занимаются торговлей на просторах Тирота. Слыхал, что еще одного из родни, какой-то местный правитель вольного города подвесил на крюке, за то, что тот несколько перепутал свой карман с городской казной.
   Вот. А Тонг, будучи вторым сыном своего отца, решил попытать счастья в крестьянском ремесле. На полученные от деда несколько серебрушек, прикупил ферму в окрестностях небольшой безымянной деревеньки, в трех днях пути от вольного города, назовём его Деррон.
   Но как обычно это бывает ничего особенного из этого не вышло. Разбогатеть не смог, хотя и не бедствовал. Да и охмурила его вскоре младшая дочка старосты, а там и свадебку сыграли. Говорят, вся деревня в недельный запой ушла. Староста уж и не чаял сплавить ее в чьи-то руки. Нет, не из-за того что была она страшной, а просто со свободными мужиками в деревеньке проблема была, а отпускать в город он ее не хотел. Родная дочь все-таки.
   Ну да это меня сейчас особо не тревожит.
   А волнует меня сейчас моя нелегкая доля. А начиналось все так интересно...
  
  ***
   Питер? Где тебя носят?! Это кричал мой папаша, Тонг. Сегодня он был явно не в духе. Видно маман опять нашла его заначку пшеничной настойки.
   Я осторожно выглянул из небольшого окошка на чердаке нашего дома, в котором так удобно проводил свое время, почитывая затертую до дыр книжку о приключениях великого героя древних времен.
   - Чего отец? Я наверху! Сейчас спущусь!
   Спускаться было боязно, мне явно грозила выволочка за все недавние проделки.
   - Ну, здравствуй сынуля! - поприветствовал меня отец, завидев, как я спускаюсь по приставленной к чердаку лестнице, и загадочно улыбаясь. Наверное, уже был готов опять познакомить меня с так ненавидимым мною предметом.
   Сей инструмент представлял собой широкий и хлёсткий ремень, с вот такой здоровенной бронзовой бляхой, на которой была выгравировано изображение птицы. Как однажды пояснил отец, это был орел. Не знаю, говорят, что орел - птица гордая, но когда эта птица неоднократно припечатывалась на всей моей заднице, я был совершенно уверен, что это не так.
   Нет, на этот раз ремня в его руках я не увидел.
   - Кажись, пронесло, - радостно прошептал я, направляясь к отцу.
   - Отец! Ты хотел меня видеть?
   - А как же Питер!
   И тут! Нет, вы можете себе это представить?!
   Он просто схватил меня за ухо и потащил в дом, к маман.
   - Отец! Пусти! Ай! Больно же! Оторвешь! - крутился я, в его руках пытаясь вырваться. Но все было напрасно, папаша крепко держал меня за уже начинающее распухать, многострадальное ухо.
   Так мы добрались до гостиной, где сидела маман.
   Стройная, худенькая, да на вид и не скажешь, что ей почти сорок лет и трое детей в придачу. Лизи, так называет ее отец.
   Ее уважают во всей нашей деревне. Родив троих детей, старшего брата, дочку и меня, она нашла в себе силы не только воспитать нас троих, но и вести хозяйство по дому. А когда мы немного подросли, то она, получив разрешение старосты, своего отца, съездила в соседнюю деревушку, к довольно пожилой травнице, где провела немало дней, осваивая ее навыки. Та с радостью делилась с нею знаниями и так в нашей деревеньке появилась своя молодая, но обладающая хоть какими-то знаниями травница.
   - Лизи! Вот! Полюбуйся на нашего бездельника! - вытолкнул меня отец на глаза мамы.
   Я стоял, не зная, куда деть себя. Все-таки распухшее ухо начало дергать и зудеть.
   - Питер! Ты, что? Опять не сделал то, что просил тебя отец?
   Я чуть не съездил себе по лбу от досады. Эх! Я же забыл, что надо было сделать на сегодня! Это всё книжка, чтоб ее демоны побрали!
   - Прости ма! Я забыл! - покаянно опустив взгляд, произнес я, желая, чтобы это все побыстрее закончилось. Мне хотелось улизнуть с фермы на ближайшее озеро.
   - Сын! Так нельзя. Ты живешь не один в этом доме и должен выполнять все то, что просят от тебя твои родители, - строго произнесла маман.
   - Но мама! Я не хочу провести остаток своей жизни, копаясь на поле! Все эти посадки, прополки, сбор урожая.... Не по мне это все! Вон Дану по нраву это, так пусть он этим и занимается.
   - Пит! Тебе уже почти семнадцать лет, и ты хоть и самый младший в семье, но должен понимать, что нужно помогать нам.
   - Но ма!
   - Питер! Возьми пример со своей сестры! Вон твоя сестра и то взялась за ум, учась у меня травяному делу. Когда она закончит из нее будет хорошая помощница нашей семье и деревне.
   Я стоял, потупив повинные глаза, желая, чтобы устраиваемый мне разнос поскорее закончился.
   - Хорошо, будем считать, что ты усвоил урок. Иди, готовься. Завтра с отцом поедешь на ярмарку в Деррон. Для фермы нужно прикупить кое-что у местных кузнецов.
   Тотчас забыв об ухе, я подпрыгнул на месте.
   Я наконец-то увижу настоящий город!
   Дан, хоть и старше меня всего на два года, уже побывал там. Оли с мамой тоже туда выбиралась в лавку травника, почтенного мастера Шотта, прикупить какие-то нужные им травы и порошки для составления особо ценных зелий и мазей. - Я готов ехать прямо сейчас!
   - Ага, тока инструмент достану, и поедем! - ехидно пригрозил отец.
   Не став дожидаться орлов, я пулей вылетел из дома.
   На таких радостях можно и на озеро, и побежал туда вприпрыжку.
   - Эх, хорошо-то как, - мечтательно произнес я, развалившись на песчаном берегу после купания. Я уже начинал прикидывать, когда отец окончательно успокоиться и мне можно будет вернуться.
   Под руку в песке попался какой-то камушек. Не торопясь вытащил его и поднес к глазам. Хм. А ведь это не камушек, а какая-то диковина на цепочке. Амулет что ли? Интересно, а он дорогой? Не, вроде цепочка и основа амулета не серебряная и не золотая. А камушек в нем интересный. Как замерзшая капелька, только из темного камня. А ладно, возьму с собой, вдруг пригодиться.
   Сунув непонятный предмет себе в единственно целый карман штанов, я посмотрел сощурясь на солнце, Глаз Ягора, как его городские жрецы величали, и припустил домой.
   Вернувшись на ферму, я как, оказалось, поспел прямо к позднему ужину. Перекусив тем, что осталось от загребущих рук моего вечно голодного брата, я, отпросившись из-за стола, вышел из дома. На улице было довольно-таки жарко, даже ночь не приносила ожидаемой прохлады.
   - Мама, отец! Я сегодня на сеновале сплю, - предупредил я родителей и, позевывая, направился устраиваться на ночлег.
   Сеновал был в минуте ходьбы от дома. К нему была пристроена конюшня, где стояло несколько лошадей и старый мерин по кличке Хлоб. Так его назвала Они будучи маленькой и не умея выговорить имя - Хейлоб.
  -'Жаль, что мало досталось от ужина' - подумал я, устраиваясь на сеновале и проваливаясь в тягучий сон. Мне снилось, что я тот великий герой из прочтенной книги с большим мечом на черном коне отражаю набеги орков, гоблинов и прочей нечисти.
  
  ***
   Мальчик непроизвольно дернулся во сне, одежда его всколыхнулась. В наступившей темноте из распахнутой рубашки Питера выскользнул амулет и повис на цепочке. В самой сердцевине камня амулета, загорелась искорка багрового цвета. Камень стал мерцать тусклым, почти не различимым светом, и постепенно весь сеновал озарился этим сиянием. Яркость этого света то усиливалась, то затухала.
   А в это время, в подземельях далеких гор КрошКана, давным-давно забытых разумными этого мира, неведомое существо, сидя на каменном троне, наблюдало за изображением спящего мальчика, которое сила явила его глазам.
   Сторонний наблюдатель, присмотревшись и прислушавшись, понял, что сияние, исходившее от амулета, пульсирует в такт биения сердца мальчика.
   Прошло несколько минут и, наконец, тишина подземелий была нарушена веками не звучавшим голосом. - Пророчество Ушедших вступило в силу. Игра началась.
   И пленник подземелий, развеяв изображение, громко рассмеялся. Эхо разнесло его смех по лабиринтам туннелей и пещерам, придавая звучанию его голоса зловещий оттенок.
   Что смешалось в его смехе? Злоба? Надежда? Жажда отмщения? Или все вышесказанное? Существо и само не знало. В его глазах горели искры магии один в один как в камне виденного амулета. Когти его трехпалой руки глубоко и с наслаждением вонзились в гранитный подлокотник трона.
   Существо немного успокоилось и тихо добавило. - Грядет время моей свободы.
   К рассвету свечение амулета стало затухать и постепенно прекратилось. На Эйнаре начинался новый день - день начала Эпохи Перемен - день исполнения пророчества ушедших богов.
  
  Глава 2. Город.
  
  Проснуться мне пришлось за пару минут до рассвета от "ласкового" тычка бати в бок.
   - Вставай соня, - прорычал он. - Скоро выезжаем.
   Нет, проспать свой первый выезд в город мне очень не хотелось. Мигом, вскочив со своей соломенной лежанки, я помчался приводить себя в порядок.
   За это время отец вывел Хейлоба из конюшни и запряг его в телегу.
   По-быстрому перекусив, мы направились в город. Путь был неблизким. Только на третий день наша телега добралась до его стен.
   Да.... На мой неискушенный зрелищем взгляд это был величественный город. Его опоясывали высокие каменные стены, немногим меньше десяти моих ростов в высоту. Если обойти весь город пешком, то на это можно было потратить почти три часа, слоняясь по узким и запутанным улочкам.
   В этой части города, или внешнем круге, как рассказал отец, жила беднота, служивые люди да начинающие ремесленники. Несколько трактиров, лавок и мастерских, красильня да кузня, вот и все что там было. Во внутреннем городе, располагались дома зажиточных горожан, более крупные и известные мастерские, лавки, где продавали товар со всех концов нашей Империи.
   В самом центре города, на некотором отделении от внутреннего круга, возвышался небольшой замок. Это была резиденция совета вольного города Деррон. Раньше и замок, и город с окрестностями были под рукой у барона Фрекза ла Мотт. Но говорят правил плохо, налогами обкладывал непомерными, да и страсть у него была нездоровая к местным девушкам, пропадали они. Однажды, жители города, обнаружив за стенами захоронение своих пропавших дочерей, подняли бунт.
   Этого Фрегза, толпа растерзала на кусочки. Дружина, больше чем на половину состоявшая из местных жителей, отказалась защищать барона, посчитав, что он нарушил клятву владетеля защищать своих подданных. А теперь они называются городской стражей и служат на благо этого города.
   Осознав возможные последствия содеянного и то, что Император Лорин может приказать стереть город с лица земли за мятеж и неповиновение своему владетелю, городской Совет принял трудное решение. Достав всю казну бывшего барона, добавив к ней золото зажиточных горожан и лучшие товары мастерских города, они собрали очень богатый караван к его двору.
   Император находился в благодушном настроении и помиловал посланников. Узнав сколько налогов, собирал погибший, а драл тот вчетверо больше чем в целом по империи, император милостиво разрешил Деррону считаться вольным городом в его империи и платить налоги в два раза меньше, но теперь напрямую в его казну.
   Ой, что-то я слишком задумался при виде города! Ворота были распахнуты настежь. По краям прохода стояли, прислонившись к каменным стенам два стражника в мундирах городской стражи. Они что-то требовали от толпившихся у ворот людей и, получив, что надо, делали отметку в каком-то свитке.
   - Мздоимцы, - пояснил отец, сплюнув на обочину, - сейчас деньги потребуют.
   Дождавшись своей очереди, телега медленно двинулась к воротам.
   - Куды! А ну стой! - преградил нам путь стражник своей алебардой. - По приказу Совета Великого города Деррон требуется заплатить пошлину.
   - Так. За телегу один медяк, потому что она пустая. Была бы полная, платили бы и за товар. За скотину два медяка, а с тебя и за мальца по одному.
   - Значиться всего пять медяков! Гони монеты сюда или проваливай туда, откуда приехал! - распорядился стражник и протянул руку за пошлиной.
   Отец побагровел, едва сдерживаясь от того чтобы плюнуть ему в руку, но смолчал и выплатил причитающиеся деньги.
   Стражник медленно пересчитал медяки, и наконец, нехотя махнул рукой. - Проезжай.
   Отец стеганул поводьями Хлоба, и телега покатилась по мощеным улочкам города, дребезжа и подскакивая на булыжниках.
   Ехали мы недолго и всего через десять белых граней остановились у небольшой таверны внешнего круга. Над входом в таверну висела, намалеванная на приколоченной доске, надпись "Чорный боров". Видать ее посетители упивались до потери сознания и не могли ничего сказать, а только хрюкали в ответ, когда вышибала их выпроваживал за дверь.
   Остановив рядом с ней, отец кинул подбежавшему мальчишке медяк, попросил присмотреть за телегой и вошел внутрь таверны. Я даже онемел от такого проявленного недоверия со стороны отца. Ведь он мог и меня попросить! Да и от медяка я бы не отказался.
   С завистью посмотрев на мальчишку, ловко поймавшего монету, я пронырнул в дверь следом за ним.
   К моему разочарованию в зале таверны почти никого не было. Несколько столов, скамейки, пара затертых кресел у потухшего камина, один задремавший забулдыга с недопитой кружкой пива в руке да скучающий на стуле у двери вышибала. На стенах висело затупленные топоры и несколько щитов, намертво приколоченные - видно остались с поры мятежа. Да отец о чем-то разговаривал с седоватым и полноватым мужчиной в фартуке за стойкой. Наверное, трактирщик подумал я.
   - Тебе чего малой? - лениво поинтересовался вышибала, приоткрыв своей единственный глаз и посмотрев в мою сторону.
   - Дак, это, с Тонгом мы, - пролепетал я и проскочил мимо него к отцу.
   Услышав мой топот, он оглянулся, и, повернувшись к трактирщику, произнес, - Даг, это мой сын Пит. Вот вывез этого непоседу в город. Пусть посмотрит, как люди живут и к чему надо стремиться.
   - На, держи. За счет заведения! - кивнул мне Даг, поставив передо мной стакан с жидкостью темно красного цвета.
   - Да пиво это! Пей спокойно.
   Я дурак, поверив ему, отпил полный глоток! Чуть не поперхнулся!
   - Да это же разве пиво! Это моча, какая то!!
   Отец и Даг весело рассмеялись, услышав мои слова.
   - А он весь в тебя, с юмором! - одобрительно кивнул трактирщик моему отцу.
   - Хорошо Даг. Значит, мы договорились?
   - Конечно Тонг. Все как всегда на тех же условиях. Куда ты сейчас?
   - Да мне к ремесленникам надо зайти и к кузнецу тоже. А Пит? Да пусть на ярмарку сбегает, посмотрит, что есть на продаже.
   Закончив разговор с Дагом, отец взял меня за плечо, и мы вышли из здания.
   - Ну что Пит? Хочешь увидеть город?
   - Конечно отец!
   - Тогда держи деньги и дуй на ярмарку. Купи себе что-нибудь ко дню рожденья. А я пока пойду по своим делам. Встретимся здесь через пару синих граней. Да смотри, не опоздай!
   Увидев серебрушку и пару медяков, я, не раздумывая, сгреб их и спрятал за пазуху, пока отец не передумал. Я припустил по улочкам городка в сторону ярмарки, откуда доносились веселые голоса торговцев, зазывающих к себе покупателей.
   Чего там только не было! Красивые ножи с синеватым оттенком на лезвиях! Сладости с Хоата! Большого острова лежащего между двух материков. Путешествующий цирк с жонглерами и заморскими животными. Кожаные доспехи, одежда, зелья, и да что там говорить! Всего и не упомянуть.
   Я глазел на все это богатство пробираясь от одной палатки торговца к другой, когда почувствовал легкий толчок в бок. Оглянувшись, увидел только спину исчезающего паренька между ходивших вокруг людей. Жуткое предчувствие охватило меня. Просунув руку за деньгами, я выудил оттуда только единственный оставшийся медяк.
   Поняв, что воришку уже не догнать, меня охватила злость на самого себя.
   - Ай, кретин! Вот раззява! - растроенно произнес я, чуть не выдирая на себе волосы. - Купил себе подарочек!
   Несколько в расстроенных чувствах огляделся вокруг и увидел возле входа в цирк маленькую палатку. Приглядевшись, я прочитал надпись "Гадалка Неона. Любое предсказание за один медяк".
   Эх, делать уже было нечего, и грустно подкинув в руке оставшуюся монету, решил заглянуть к ней.
   Войдя в палатку, я заметил пожилую женщину в причудливом одеянии, сидевшую на подушках за небольшим столиком. На нем стоял на треножнике стеклянный шар. Рядом лежала колода гадальных карт.
   - Эй, молодой! Что узнать хочешь? Прошлое? Будущее? Найти свою любовь?
   - О прошлом я и так знаю, а любить мне еще рановато. Давай о будущем рассказывай!
   Я положил медяк к ней на стол и присел напротив нее.
   Гадалка разложила карты и стала в всматриваться в них. Потом хмыкнула, смешала карты и попробовала еще раз. Наконец она попросила положить руку на шар.
   Мне это было не трудно, я и положил. Неона всмотрелась в только ей виденные картины будущего. Прошла минута. Я даже забеспокоился, не уснула ли она. Еще минуло с пяток, и гадалка вдруг задергалась в судорогах. Даже страшно стало.
   Наконец, немного, придя в себя и оторвав свой взгляд от шара, она, взглянув на меня, произнесла изменившимся голосом. - Парень. Лучше тебе было и не рождаться вообще на свет! Скоро ждет тебя дорога дальняя, да казенный дом. Учеба тебе предстоит долгая, мучительная. Будут на твоем пути препятствия. Не раз ты будешь ускользать от смерти. Наконец настигнет тебя трудный успех. Появятся и друзья. Да только лишишься ты своих друзей, предав их! Отправив на смерть! Отвернуться от тебя все кого ты знаешь, и кто узнает тебя. Больше ничего не вижу. Пелена времени скрывает все.
   Немного ошарашенный таким предсказанием я поднялся и, кивнув ей, выскочил наружу.
  
   А Неона, глядя в след паренька, только молча, покачала головой. Обычно она говорила своим клиентам то, что они хотели бы от нее услышать. Однако в этот раз, во время гаданья произошло нечто необъяснимое. Кто-то другой, используя ее тело, вещал о будущем, о грядущих ее клиенту неприятностях. Причем она чувствовала, что все, о чем в тот момент говорила, сбудется в обязательном порядке.
   - Да уж, не повезло парню,- опять подумала она.
  
   А в это время я, будучи уже совсем без денег, решил идти на поиски отца, как вдруг раздались голоса и выкрики.
   - Едут! Едут! Смотрите! Их теперь трое!
   Не вытерпев, я протиснулся в передние ряды образовавшейся толпы.
   - Эй, дядя! А кто едет? - поинтересовался я у здорового парня в опаленной одежде кузнецов.
   Подмастерье кузнеца, смерив меня взглядом сверху донизу, прогудел в ответ: - так этож магики едут. Будут искать одаренных среди детей горожан. Обычно ищут среди четырнадцатилетних, но иногда и на год старших берут. Повезет той семье, в которой найдут будущего мага, получат премию за него. Говорят, целый золотой дают! Да и дети будут устроены в этой жизни.
   Я всмотрелся в приближающихся магов. Их было трое. Все на конях. Они были одеты в мантии красного и синего цветов с длинными и расширяющимися к концам рукавами. К мантиям были пришиты капюшоны, закрывающие лица магов. Узкие кожаные ремни с подвешенными кошелями опоясывали их одеяния. Поверх мантий были накинуты дорожные плащи обшитых тесьмой. Позади них ехало три больших крытых фургона, из щелей одного из них выглядывали возбужденные детские лица. Охраняло караван с десяток имперских всадников. Все с хмурыми лицами, в кожаных доспехах с металлическими накладками с короткими мечами у пояса и небольшими щитами за спиной. Да и легкие арбалеты, смотрю, у каждого тоже за спиной приточены. Возглавлял кавалькаду довольно пожилой и монументальный маг, с вот такенным посохом! Шар, укрепленный на его вершине, полыхал ярким пламенем.
   'Огненный!' - догадался я.
   Герой древности с мечом в руке моментально погас у меня в голове. Его место тотчас занял образ Великого Мага, управляющего молниями или кидающегося огненными шарами! Ну, на худой конец черного величайшего мага, повелевающего тысячами мертвецов. Да были и такие, только в древности. Сейчас черных магов единицы, да и все они на особом контроле в крупнейших государствах мира находясь на службе у своих повелителей.
   Колонна прогромыхала мимо столпившихся людей, направляясь во внутренний город. Вся окрестная ватага детей припустила за ними. Я, недолго думая, тоже побежал следом.
   Остановились они на площади 'Свободы', как раз на том месте, где по слухам горожане разорвали старого барона. Из первой повозки вылезло еще двое молодых магов. Под присмотром своих более взрослых товарищей они стали устанавливать помост. Сверху помоста был водружен небольшой каменный куб черного цвета и непонятного назначения.
   - 'Артефакт выбора' - пролетел шепот над вновь собравшейся толпой зевак. Пожилой маг, взяв представленный ему представителем совета города пергамент, стал выкрикивать имена детей почтенных горожан. Один за другим они подходили к кубу и клали на него свои руки. Большинство уходило понурившись, не вызвав ни единой вспышки света. Артефакт не выявил у них способности быть магами. Другие, а их было всего пять, довольные стояли возле деда. Они возложили руки на куб и все увидели вспышки разноцветного света вырывавшиеся из него. Огненный, белый, и три синих. Это артефакт не только подтвердил у них наличие возможности стать магами, но и указал на предрасположенность к конкретной стихии.
   - На сегодня испытание окончено! - заявил собравшимся маг, увидев, что больше никто не выходит на его зов.
   - Уважаемый магистр Лауди! Отдохните с дороги, а завтра вы сможете с утра продолжить свой путь. - Предложил представитель совета, сияя от счастья. - Совет предоставляет вам комнаты для отдыха в замке. Также мы накроем столы по случаю вашего посещения нашего города.
   Еще бы, одной из избранных амулетом была его дочь, имеющая дар к стихии воздуха.
   Магистр замялся, посмотрел на быстро темнеющее небо и принял его предложение. Молодые магики быстро сняли артефакт, а следом разобрали на части и помост. Погрузив все свои приспособления обратно в повозку, приезжие направились к замку.
   Посмотрев, как они заезжают во внутренний двор замка, я со вздохом отправился гулять по Деррону. До встречи с отцом оставался еще целый час. Прикидывая, что он скажет о моем ротозействе, я и не заметил, как ноги принесли меня через двадцать минут к замку и затащили во внутренний его двор.
   К моему счастью никого поблизости не было. Приезжие устраивались в замке, а служащие совета были совсем взбудоражены их приездом и подготовкой к банкету, чтобы обратить внимание на такого неприметного паренька, как я, стоявшего возле ворот.
   Увы, любопытство сыграло со мной злую шутку. Мне жуть как захотелось потрогать этот камешек! А что? Другие трогают, а я что хуже других?! Никто меня и не заметит.
   Собравшись духом я, проскочил к повозке, откинул полог и заглянул в нее.
   Внутри открыто лежал каменный куб. Забравшись в повозку, я только собрался к нему прикоснуться, как услышал голоса.
   - Магистр! Да вы не беспокойтесь насчет вашего артефакта. Воров в нашем городке нет. Да и кому этот камень понадобиться? - раздался голос главы совета города.
   - Ну, мало ли что может случиться! Это все-таки довольно ценный артефакт. Архимаг с меня шкуру спустит, если с ним что-нибудь случиться! - это был голос главного среди прибывших магов.
   - Эх! Меня сейчас обнаружат! Что же делать?!
   Стараясь особо не шуметь, я начал разворачиваться на выход, как вдруг моя нога соскользнула с предательской доски и я, потеряв равновесие, упал прямо на этот богами проклятый камень! Больно было так, что плакать хотелось! Это произведение бреда гномов врезалось мне прямо под ребра и буквально вышибло из меня дух.
   Пытаясь ухватить хоть глоток воздуха ртом я, замахал руками и случайно! -Вот Гокк мне в свидетели! - Прикоснулся к камню.
   Что было дальше, вспоминается с большим трудом. Помню темный свет вырвался из камня. Диковина, подобранная на берегу озера, моментально обожгла мне кожу, отразив его обратно. Сияние заметалось между артефактом из камня и мной, и как все вокруг громыхнет! Повозка разлетелась на множество частей улетевших в разные стороны двора замка! Булыжник магиков закинуло шагов на двадцать от места взрыва в небольшой фонтан!...
  
   Далекий наблюдатель смеялся в своем подземелье, прохаживаясь вдоль стены и глядя на изображение развернувшегося перед ним хаоса. Его особенно порадовал тот факт, что еще не введенный в партию Игрок уже самим своим существованием прерывает размеренный уклад жизни Империи. А вот и кульминация действа: - Игрока, с черным лицом, в обугленной одежде и с торчащими дыбом, как у иглохвоста, волосы, отшвырнуло шагов на тридцать к стене замка.
   - Он готов и нужная стихия выбрала его, - Старался уверить себя наблюдатель и, наконец, решившись, поднял голову к своду пещеры и прокричал. - Тюремщик! Я готов начать партию!
   Не был открыт портал, и чуждая сила не проявила себя внешне ни в чем, но он знал, что сейчас в этом зале их двое. Так и есть!
   - Что будет ставкой, Узник? - раздался голос из-за спины.
   Обернувшись, он узрел воплощенную мечту всех людских, да и эльфийских женщин этого мира - Тюремщика. Существа в облике крылатого человека и с таким завораживающим цветом глаз, как будто само небо смотрит сквозь них на собеседника.
   - Для меня - свобода и новое тело! - прошипел Узник. - А для тебя? Для тебя признание мною окончательного поражения и ключ от врат Ушедших.
   - Согласен, но при одном условии, - произнес Тюремщик, задумчиво рассматривая покалеченное тело Узника - смесь человека с ящером - результат его прошлого проигрыша. - Мы не будем прямо влиять на Игрока.
   - Поддерживаю, - раздался шепот Узника и, не удержавшись, он добавил, - В этот раз победа будет за мной!
   - Посмотрим, - ухмыльнулся Тюремщик и исчез, оставив обитателя подземелий в полном одиночестве.
   - Посмотрим, - зловещим эхом отозвался Узник, садясь на свой трон и готовый наблюдать за развитием событий и собираясь при первой же подходящей возможности вмешаться в Игру.
  
   ...Придя в себя и оглядевшись, я понял, надо бежать!
   Вскочив на ноги, я коротко поклонился стоявшим в остолбенении уважаемым людям и с криком - Ну, я это, пошел, значит! Вылетел с территории замка и помчался что было сил во внутренний город, стремясь укрыться от возможной погони.
   В спину мне полетел рев озверевшего магистра: - Взять его живьём, засра....'
   Услышав такое, я ускорил бег, сдаваться в руки магиков мне совсем не хотелось!
   Увы! Бывают в жизни чудеса, но только не в этот раз и не для меня. Незнание города и помощь магикам служивыми людьми из Совета сделали свое черное дело. Загнали меня к невысокому дому, на крышу которого я взлетел не чувствуя боли в своих руках.
   Через несколько красных граней его со всех сторон окружили Служивые Совета и маги во главе с магистром Лауди.
   Вот и сижу теперь на его крыше, думая нелегкую долю о своей прожитой жизни, и о том будет ли у меня она в ближайшем будущем...
   - Эй, малой! Давай слезай, пока тебя не достали силой! Иначе тумаками не отделаешься! - прервав мои думы, раздался голос снизу.
   - А зачем? Мне и так хорошо здесь, - ответил я.
   - Слезай по-хорошему, а то хуже будет! - взвизгнул кто-то из молодых магиков.
   - Да вы не представляете, какой вид открывается отсюда на окрестности города!
   Взмахнув рукой чтобы показать им на это чудо, я почувствовал, что лечу прямо вниз.
  Шмяк!
   Ой! Ай! Больно-то как!
   Нет, убить меня не убили, но от души попинали, да отвесили пару тумаков.
   - Ну что? Пойдем в замок, - скомандовал магистр. - Расскажешь, как ломал столь уникальную вещь, как выданный мне артефакт!
   - Я мимо проходил! Ничего не видел и не трогал! - попытался оправдаться я.
   - Вот и покажешь, как смог так мимо пройти! В замок его! - рявкнул Лауди и меня, спеленав мигом, потащили обратно.
   Всего через десяток минут я уже стоял во дворе замка пред Главой Совета города. Магистр, отослав всех присутствующих по своим делам, стал с ним на пару допрашивать меня. Ну конечно пришлось рассказать, как я совершенно случайно попал в замок, только из любопытства заглянул в повозку и совершенно не преднамеренно прикоснулся к камешку.
   - Вот я стал разворачиваться, чтобы вылезти из повозки и тут как упал на ваш булыжник!
   - Да не булыжник, а артефакт выбора!
   - Не знаю я никакого артефакта! Так вот, и случайно прикоснулся к нему! А он как заполыхает! А мой талисман в ответ загорелся, чуть меня не спалил! И давай они между собой пламя гонять! Потом взрыв! Ну а дальше вы сами все видели, - закончил я.
   - Резонанс! Это, наверное, был резонанс! - задумался магистр. - А ну покажи свой талисман!
   Нехотя я снял с шеи свою озерную находку и отдал ему в руки. Повертев немного его и внимательно рассмотрев, дед произнес, - защитный амулет. Вроде обычный, третий или второй круг защиты. Чего же тогда так сильно-то взорвалось?
   Оглядев меня сверху донизу более пристально, магистр поинтересовался: - парень, я в который раз приезжаю в этот город, но тебя, ни разу не выкликали на процедуру выбора.
   - Да деревенский я! С отцом приехал за покупками да на ярмарку посмотреть.
   - А отец где? - уточнил магистр.
   Прикинув, сколько прошло времени, я ответил ему, - да уже как с час в таверне, наверное, сидит во внешнем городе. Тонг Лексли его зовут.
   Ну что же, ты сейчас в караулке посидишь под присмотром, чтобы опять чего не взорвал, а за отцом человека пошлем, - переглянувшись с Лауди, произнес Глава Совета города.
   Сижу, я значит, взаперти, прикидываю, сколько орлов мне светит в ближайшем будущем. Час прошел, за ним второй, наконец, в дверях караулки, в замке, заскрежетал ключ.
   - Выходи, давай, - произнес стражник.
   Выхожу, и батюшки мои! Стоит мой злой как тот боров папаша с ремнем наперевес, на котором орлик так и сверкает. Обрадовался, значит, увидев меня. Рядом с ним все та же парочка, дед - магик и глава местный.
   - Ну что сынок? Вперед за орликами?
   - Погодите уважаемый, сначала разговор есть.
   Я, только молча, переводил взгляд, с собеседников пытаясь определить, что же меня все-таки ждет в будущем.
   - Одаренный ваш сын, амулет выбора показал на это - магистр. - Возьмем в академию научим пользоваться своей силой, а там глядишь, как подрастет, в люди выбьется. Почет и уважение значит, вашей семье принесет.
   - А получится ли из него хоть что-то толковое? - засомневался батя.
   Нет, ну так не верить в собственного сына! Это вообще что-то из ряда вон выходящее, подумал я.
   - Академия сделает из него человека - зловеще пообещал ему Лауди, - ну а вам как вырастившего будущего мага премия в размере одного золотого. Вот получите и распишитесь.
   Все! По выражению отцовского лица мне сразу стало понятно, что все вопросы были мгновенно отброшены им в сторону. Конечно, раз уважаемый магистр дает такие деньги, да еще и обещает обучить его непоседливого младшенького сынка (это я про себя), то надо соглашаться не раздумывая.
   Тонг, не спеша взял у деда монету и, повернулся ко мне. Как был с ремнем, шагнул ко мне, я по привычке отшатнулся.
   Но он не стал лупить меня им, а просто обнял и, всунув в руки ремень, сказал, - на память сынок. Вырастешь человеком, отдашь своему младшему сыну.
   И тут же он на ухо прошептал мне, - в подкладке монеты ищи!
   Ай да батя! А я-то думал, почему ремень так увесисто лупит? Да еще со свистом! А он монеты туда хоронил от мамы!
   - Спасибо отец за все! - обнял я его и смахнул непрошено выступившую слезу.
   Однако когда он отвернулся на лице его непоседливого сына, на лице последнего выступила такая счастливая улыбка, что можно было подумать, он нашел мешок с золотом.
   - Обязательно стану Великим Магом! - прошептал я, глядя ему в спину.
  
  Глава 3. Академия.
  
   Караван неторопливо проходил одну лигу за другой, за повозками медленно оседала дорожная пыль. Наша охрана держалась по бокам от повозок, присматривая за окрестностями. Но все было спокойно.
   Ехал я в повозке вместе с двумя младшими магами, Хартли и Кобом учениками как пояснили они. Нет, сначала меня все устраивало. Как же! Ведь я скоро буду изучать магию, и пользоваться ей направо и налево.
   Ну вот ещё!
   Мои новые друзья скороговоркой разъяснили мне все ожидающие меня прелести.
   Что такое Академия? О.... по мнению моих друзей это настоящий кладезь знаний о магическом искусстве. Ее основное предназначение заключалось в трех вещах: обучать одаренных владению магией, сохранять уже имеющиеся знания о ней и развивать магическое искусство. Для чего все это нужно? Так обученные одаренные входили во все сферы жизни нашего государства. Одаренные были везде. Служили в легионах в качестве боевых магов, обеспечивали защиту гарнизонам в приграничных фортах империи, исцеляли больных и увечных в городах, селах и деревнях, работали вместе с ремесленниками для придания дополнительных свойств, произведенным товарам. Да этот список можно продолжать озвучивать еще не один час. Естественно, вся знать Империи, включая и самого Императора, были одаренными и владели магическими силами.
   Теперь об обучении. Оказывается, чтобы овладеть магией на более - менее приемлемом уровне нужно учиться несколько лет до звания подмастерья. Причем обучение может быть или бесплатное - для детей горожан и крестьян или платное (усиленное) - для отпрысков дворян и высшей аристократии империи.
  Кто-то умудряется года за два закончить Академию, кому то и семи лет мало. Все в основном зависит от успешного освоения своей стихии. Ну, хорошо, вот стал ты подмастерьем, все - выбор за тобой. Можешь продолжить учебу или довольствоваться малым званием. Но вдруг случиться чудо и у тебя будет достаточно времени и золота, чтобы продолжить свою учебу. Наконец, ты достиг звания мага! На этом большая часть одаренных магической силой и заканчивает свое обучение. Но некоторые из них идут еще дальше - по пути самообучения, и становятся магистрами, архимагами и высшими магами. Но высших на всю империю человека два - три, не больше. Да и архимагов тоже с десяток. Самое интересное это то, что выходцев из крестьян среди высших магов еще никогда не было, в лучшем случае останавливались - достигнув звания мага. Так что мои шансы стать сразу высшим магом равны нулю или даже еще того меньше.
   Осознав свою печальную участь, я взвыл и предпринял все меры для моего не зачисления в Академию.
   Однако магистр огненной магии Лауди не зря отрабатывал свой хлеб. Предвидя возможные подвохи с моей стороны, он наложил на меня заклинание магического стража, который при попытке выхода за пределы лагеря издавал громкий вопль "Побег!". Не ограничившись этим - наверное, опасался за судьбу своего драгоценного артефакта - он еще и своим прикомандированным подмастерьям и ученикам дал указание отслеживать каждый мой шаг.
   Кроме этого, он запретил мне покидать повозку в одиночку во время процедуры выбора в посещенных караваном деревнях.
   Эх! До чего же путь к месту учебы такой долгий! Даже скучно как то стало, подумал я и решил попытаться выбраться наружу.
   Мою попытку пресек один из сопровождающих караван воинов.
   - Сиди спокойно. Скоро подъедем к академии, - произнес он, затолкнув меня обратно в повозку.
   Скорее бы, уже третью неделю волочимся по дорогам империи.
   - Опа! А это что? Дырочка в плотной ткани накрывающей верхнюю часть фургона? А если чуть надорвать и посмотреть что снаружи?
   Сказано, сделано! Вскоре я, уже прильнув к ней одним глазом, вглядывался в проплывающий мимо пейзаж.
   - А мы, похоже, действительно завершаем наше путешествие! Вот промелькнул один дом, второй, въехали на мостовую. А людей то сколько вокруг! Да и дома стоят вдоль улицы почти вплотную друг к другу! Да это же целый город!
   Почти час мы добирались до академии по улицам города. Наконец мы въехали в ее внутренний двор. Пока разгружали другие фургоны и выводили новых будущих учеников, я не смог рассмотреть все, что мне хотелось из облика академии.
   Наконец полог, ведущий в фургон в котором сидел я откинулся, и магистр Лауди приказал мне пройти вместе с ним. Выскочив из повозки, я остолбенел.
   - Ха! А брат считал, что замок в Дерроне большой! Видел бы он это!
   Раньше это была очень мощная крепость. Но прошли годы, и Император подарил его магам под Академию. Те недолго думая расширили его, пристроили еще здания, удалив большинство ненужных им во внутреннем дворе подсобных строений. Место бойниц заняли цветные витражи, мощеную площадку заменил зеленый газон. Над корпусами Академии горели разноцветные огни, указывая на направлении стихий обучающихся в них.
   - Ну что замер! Пошли к ректору, - толкнул меня в спину магистр, и я безропотно поплелся вслед за ним к центральному входу. Внутри главный холл академии был отделан золотом и фресками, на которых были изображены различные эпизоды из жизни древних магов и героев. Лестницы были полны учениками, подмастерьями, магами и все они уважительно кланялись магистру. Подниматься нам пришлось целых полчаса. Заметив, как я пыхчу за его спиной, магистр сообщил, что по лестницам здесь магистры обычно не ходят, а перемещаются в основном с помощью магии. Есть телепорты персональные, чтобы зазевавшегося ученика можно было вызвать в любой момент, а учителя не опаздывали на свои занятия.
   Я чуть не сплюнул от злости!
   - Так какого демона мы, уважаемый магистр, плетемся пешком по всем переходам, когда вы можете сделать хоп пальцами и мы у ректора? - поинтересовался я у него.
   - А вдруг ты исчезнешь и мне что тебя искать? - возмутился магистр.
   Вот так мы добрались до двери, на которой висела табличка "Приемная ректора Азани".
   Лайди смело открыл дверь и пропустил меня вперед. Я зашел внутрь. Это было просторное и тихое помещение. Парочка картин, да несколько цветков в горшках украшали ее. Хотя нет, не всё. Еще украшением приемной была девушка на вид лет восемнадцать или может быть двадцать, не больше. Она сидела за письменным столом, который был установлен у стены, рядом с дверью в кабинет ректора.
   - Привет Лони! Ректор у себя? - поинтересовался Лауди.
   - А! Это вы магистр? Да конечно, он сейчас как раз свободен, - пропела девушка.
   Честно скажу, я даже подивился на такое чудо. И где таких только выращивают!? Не знаю.
   Магистр, схватив меня за плечо, открыл дверь к ректору и чуть ли не втащил меня к нему в комнату.
   Ректор стоял у окна, всматриваясь во вновь прибывшее пополнение.
   Услышав шум, он повернулся к нам и, приподняв бровь, поинтересовался у Лауди.
   - Магистр Лауди и как мне понимать ваш визит, да еще и в компании с этим молодым человеком?
   - Приветствую вас господин ректор! Прибыл доложить об успешном завершении ежегодного набора одаренных детей из дальних деревень и городов. А этот молодой человек свалился мне в руки в Дерроне!
   Тут он стал рассказывать о передрягах нашей встречи такое, что у ректора глаза стали с медяк размером!
   Нет, я слушать это больше не мог!
   - Уважаемый господин ректор! Извините, что перебиваю столь увлекательный рассказ магистра, но все было совсем по-другому! И недолго задумываясь, выложил ему свою версию встречи с магом.
   - И вот когда этот дедок, вернее магистр Лауди, заметил, что случилось с его любимым артефактом, то не придумал ничего лучшего как вместе с местным главой устроить на меня облаву по всему городу! И после этого меня силой заставили сюда приехать!
   Ректор не выдержал и рассмеялся, а магистр Лауди весь красный от возмущения только молча, стоял и, вцепившись в свою бороду, пытался сдержать свой гнев.
   - Хорошо молодой человек, я услышал вас, - и, посмотрев на Лауди, поинтересовался, - так что ты от меня хочешь то магистр?
   - Ректор я прошу вас разобраться в том, что произошло в Дерроне с артефактом выбора и если этот человек, - гневно показал он своим пальцем на меня - одаренный, то зачислить его на обучение в нашу академию.
   Ректор подошел поближе, пристально посмотрел на меня и велел снять амулет и передать его ему.
   - Хм, занятно, да он действительно одаренный. Основная стихия земля. По силе он, правда, слабоват. А амулет действительно защитный, правда есть в нем какие-то дополнительные возможности, но это уже сам владелец разберется. Древний кстати, около двух тысяч лет ему, чуть больше чем нашей академии.
   Ректор закончил свой монолог и вернул мне амулет.
   - Ну что молодой человек учиться у нас хотите? Да и как вас зовут?
   - Конечно, хочу, кто ж откажется стать великим магом! - независимо ответил я.
   Ректор опять рассмеялся.
   - Ну, это зависит от тебя самого. Лет через триста, если доживешь, конечно, и станешь им, и то если сильно повезет.
   - А кто будет его учителем? - встрял в разговор магистр, - у нас уже несколько сотен лет вообще нет преподавателей одаренных стихией земли! Это же мертвая стихия!
   - Это не стихия мертвая, а последствия давней войны магов, - оборвал его Ректор, - а учить его будете вы магистр Лауди. Он будет вашим личным учеником. Это ваше наказание за поврежденный артефакт.
   - Но ректор! - возмутился магистр, - я только по огню специалист! По земле ну никак!
   - Книги есть? Есть. У вас талант и большой опыт преподавателя есть? Тоже есть. Расплачиваться вам надо за свои промахи? Надо.
   - Да и если я его кому другому отдам, все равно хуже будет. Так что он будет у вас персональным учеником. И как хотите, но учиться он должен не хуже остальных.
   Все разговор окончен! - И ректор взмахнул рукой.
   Невидимый воздушный поток просто вытолкал нас из его кабинета в приемную.
   Удрученный разговором магистр открыл дверь приемной и вышел в коридор. Я последовал за ним.
   - Магистр Лауди! Учитель! А мне то, что делать?
   - Тебе? - обернулся он, смерив меня тяжелым взглядом, - учиться не жалея себя и через пять лет получить звание подмастерья. Потом покинуть пределы Академии и, наконец, оставить меня в покое!
   - Да это-то понятно! А жить мне где?! А одежда?! А книги?!
   Махнув рукой и нелестно пробормотав о каких-то там обормотах, он провел меня к коменданту. Тот, подумав с минуту, выдал мне комплект потрепанной одежды и сунул ключ от каморки на пятом этаже основного здания, расположенной неподалеку от комнаты учителя.
   Заподозрив неладное, я мигом отправился туда. Так и есть! Похоже, недавно это было помещение вроде чулана, с паутиной по углам и тусклым светом солнца, с большим трудом, пробивающимся сквозь заросшее грязью окно.
   Спасибо отцу, что сунул мне ремень. В подкладке ремня я нашел целый десяток серебряных монет. Правильно говорят, что деньги решают все. Еще раз, переговорив со старичком комендантом и подкрепив свою просьбу весомым аргументом, пятью серебряными монетами, теперь я стал обладателем новой одежды, и надеюсь через несколько часов еще и чистого жилища. А пока по-быстрому у него переодевшись, направился к учителю Лауди.
   Магистра я выловил у дверей в его комнату.
   - Учитель! Так что насчет книг, обучения и где здесь в конце то концов можно перекусить?!
   - На! - Лауди сунул мне в руку клочок пергамента с накарябанными каракулями, - библиотека на третьем этаже, вход от дверей с колоннами. Записку отдашь библиотекарю. Он выдаст тебе все что нужно. Столовая на втором этаже, если сильно голодный то не пропустишь.
   Ужинай, устраивайся и читай то, что даст тебе библиотекарь. На занятия ко мне завтра к восьми утра, - сказав все это, учитель ушел к себе в комнату.
   А я пошел, куда и направил меня магистр. Столовая была полупустая, как пояснили присевшие за мой стол Харт и Коб, основной набор учеников на первый курс должен прибыть только через две декады. Тогда же во дворе академии ректором будет произведено торжественное посвящение в ученики.
   Отведав местную трапезу, они направились по своим делам, а я в библиотеку.
   Старый ты маразматик! Злобно думал я, таща в свою каморку не одну, а целых десять книг! По теории магии, основы стихии земли, историю освоения земель империи, этикет, строения мироздания.
   Дотащив все это к себе на этаж и открыв дверь, я был поражен увиденным. Где грязь? Пыль? Паутина? Все в небольшой комнатке сияло. У стены ближе к окну стояла кровать. Прямо под окном к стене был прикреплен небольшой столик. На нем стояла какая-то маленькая хрустальная пирамидка. Чуть дальше, на противоположной стороне стояла книжная полка, правда пустая. Возле двери находился шкаф, заглянув в него, я тут же увидел еще два комплекта одежды с обувью.
   Вот это другое дело и денег не жалко. Расставив книги на полку, я взял с собой на кровать всего две из них. Теорию магии и основы стихии земли. Начал читать книгу о теории магии, но изложенное в ней оказалось настолько нудным и непонятным, что я самым бессовестным образом заснул, даже не прочитав и половины от нее.
  
   Ректор имперской Академии магии не спал. Весь вечер он задумчиво сидел в кресле своего кабинета, размышляя новом ученике и его странном амулете. Нет, амулет, конечно, защищал своего владельца, но это было не главное его предназначение. Где-то же он его видел, в конце-то концов! Взгляд Архимага лениво скользнул по стене и на миг задержался на картине, на которой была изображена битва времен Войны Магов. Потом его глаза снова, но уже более внимательнее, посмотрели на эту картину. И наконец, искра осознания встряхнула Азани. Это был амулет спятившего высшего мага стихии земли, ставшего причиной войны одаренных. Причем, по показаниям воинов, амулет видели висящим на шее своего хозяина за седмицу до штурма его твердыни, но после его смерти найден так и не был.
   Ректор вскочил с кресла, прошелся вдоль кабинета и, активировав знак переноса, покинул помещение. Через мгновение он уже стоял в каморке тайного архива Академии. Попасть в архив мог только сам ректор с помощью телепорта. Он кинулся к столу, стоявшему посреди комнаты, знаком снял с него защитные заклинания и выдвинул ящичек. Внутри лежал только один старый пергаментный свиток. Сила стихии воздуха поднесла свиток к глазам архимага и развернула. На нетленном пергаменте божественным пламенем горели строки пророчества:
   придет день и разумный из расы людей, обладающий силой камня, дыханием смерти и даром жизни, взойдет на свой трон и получит силу Ушедших богов в дар;
   и будет он решать, как поступить с новыми богами и миром, лежащим у своих ног;
   и три пути откроется перед ним:
   покарать новых богов за деяния их и уничтожить Эйнар, заодно;
   дать им свободу, отпустив по тропе Ушедших и принять власть всемогушего на свои плечи;
   признать деяния новых богов достойными и вручить могущество Ушедших одному из них, признав его вседержителем, а себя его последователем и верховным жрецом.
   Так решили мы - Ушедшие боги Эйнара.
   Приписка к свитку, сделанная рукой архимага Актиуса, учителя Азани передавшему ему власть над академией незадолго до своей смерти, гласила: 'Ази, если ты вдруг повстречаешься с этим разумным и вознамеришься помешать исполнению пророчества, то знай, что его нельзя убивать своими руками или отдавать подобный приказ. По мнению видящих будущее, в этом случае Эйнар точно погибнет'.
  - Так вот кто ты такой на самом деле, Питер Лексли! - задумчиво произнес ректор и принял тяжкое решение. - Прости ученик, но ты не должен послужить исполнению пророчества. А для этого тебе будет нужно сделать всего одну вещь - случайно УМЕРЕТЬ.
  Ящик стола, поглотив свиток, захлопнулся по мановению руки ректора и вскоре он покинул тайный архив, стремясь исполнить свои зловещие планы.
  
   На следующее утро я подскочил с кровати, очумело глядя по сторонам. В комнате разносились непонятные истошные вопли. Приглядевшись, я понял, что источником их была пирамидка. Только я стал одеваться, как звуки от нее прекратились, но спать уже не хотелось.
   Делать было нечего, раз встал уже, пришлось направить свой путь в столовую. И уже оттуда, по-быстрому перекусив, направился к магистру на учебу.
   Тарабанить в дверь пришлось минут пять, не меньше. Учитель с заспанным лицом открыл мне дверь и коротко произнес. - Заходи.
   Зайдя к нему в комнату, я мысленно присвистнул. Нехило живут наши учителя - труженики.
   Комната была довольно таки большая, раза в три больше чем та в которой поселили меня. Стояла добротная мебель, да на полу лежал пушистый ковер.
   Лауди потребовал, что бы я присел за небольшой стол и, расположившись чуть в отдалении, в кресле, начал выпытывать, что же я смог выучить за прошлый вечер. Поняв, что практически ничего его бездарный ученик не смог запомнить из теории, он, тяжко вздохнув, начал на пальцах объяснять мне, что и как действует.
   - Вот смотри! - начал дед свою лекцию.
   Никто точно не знает, кем и как был создан Эйнар. Единственно известно, со слов жрецов, так это то, что много тысячелетий назад старые боги участвовали в этом процессе, воздействуя на него своей - божественной силой. Мир можно сравнить с живым существом, только вместо крови его омывают силы стихий. Воздух, огонь, вода и земля - первоэлементы, появившиеся при создании Эйнара, они же и являются основными стихиями. Насколько они разумны? Или это просто источники магической силы, сформированные при создании мира? Точного ответа тебе не даст никто. Я, как и некоторые из магов, считаем что стихии разумны, но в полной мере не осознают что твориться вокруг них, не могут воспринимать мир таким, как видим его мы с тобой. Также большинство магов считает, что именно стихии являются постоянным источником силы одаренных, стихийных магов.
   Следом идет магия смерти и жизни. Что это такое? По официальной теории эти силы появились от смешения божественной магии старых богов и первоначальных стихий. Те из магов, кто имеет предрасположенность к такой магии, в большей степени использует имеющийся у него запас силы, восстанавливающийся со временем. К магии смерти относят некромантию, проклятья и магию крови, а к магии жизни - способность разумного к исцелению или использовать силы природы.
   И, наконец, божественная магия. Тут все очень просто. У существующих богов, их еще можно назвать новыми, помимо присущих им сил, есть свои последователи и жрецы. Когда человек обращается к богу с молитвой, то он делиться с ним частью своей природной энергии. Ее малую долю сущности, которых мы называем богами, передают своим жрецам для использования в повседневных делах, в том числе и для исцеления и наложения проклятий.
   Магия разума? Да это даже и не магия, а просто способность разумного влиять на окружающих используя способности присущие от рождения, и не относящиеся к известным нам видам магического искусства.
   Силы стихий пронизывают всю сущность нашего мира. Мы, одаренные, можем пользоваться малой частью силой стихий, к которым есть предрасположенность. Эту силу ты можешь видеть, когда овладеешь способностью истинного зрения. Мы, одаренные, можем пользоваться малой частью бесхозной мощи.
  Вот вкратце суть теории магии, но не забывай о том, что обучение правильному взаимодействию с силами стихий занимает от года и больше.
   В конце он меня "обрадовал", что в конце каждого курса назначаются экзамены, поэтому учиться мне придется по полной мере. В случае если он, магистр то есть, заметит, что я отлыниваю, ко мне будут применены меры дисциплинарной ответственности. На мой вопрос, что это еще за меры, магистр упомянул о не примененном отцом при отъезде из Деррона ремне, заявил, что магией накажет сильнее.
   - И вот еще что, - добавил он. - Как ты уже понял, ректор навязал тебя на мою бедную голову. Так что держи свой значок ученика факультета земли. Самого факультета нет, поскольку давно не было людей одаренных этой стихией. Поэтому ты будешь моим личным учеником. Да, и имей в виду, что многие из первокурсников, да и с других курсов тоже, сочтут тебя за выскочку.
   На мою невинную просьбу показать какое-нибудь заклинание, Лауди, возмутился и выгнал меня из своей комнаты, добавив на прощанье. - Все, иди, читай книгу основы стихии земли, завтра встретимся. Буду учить тебя истинному зрению.
   Пришлось завалиться к себе на кровать и заняться чтением. Хотя должен признать, довольно забавная книжка оказалась.
  
  ***
   Две декады пролетели очень быстро. Учитель гонял меня, пытаясь обучить основам магии стихий. Но вызвать свою силу как что-то оформленное у меня пока не получалось. Как пояснил мне раздосадованый магистр, при вызове разных стихий существовали свои маленькие нюансы. Так, например, чтобы призвать стихию огня, нужно было вызвать в себе ярость или гнев, а воду - наоборот отрешенное спокойствие. Единственно, что получилось кроме заучивания книжек - он действительно смог научить меня истинному зрению. Что это такое? Да всего лишь способность видеть воплощенное заклинание и то количество силы, направленное на его создание. Причем эта способность присуща, только тем разумным существам, которые способны использовать силу магии.
   Вот и сейчас я, стоя во дворе, пытался дотянуться до своей стихии, как в воздухе раздался гулкий звон колокола. Эй, Пит! - крикнули подбежавшие ко мне друзья, с которыми за прошедшее время я облазил третью часть территории Академии, - давай вместе с нами вон на то возвышение. Сейчас будут прибывать будущие ученики - посмотрим церемонию.
  
   Глава 4. Начало новой жизни.
  
   Да уж. Харт, Коб и я стояли около стены ограждающей Академию, на возвышении. Все внутреннее пространство двора было заполнено юношами и девушками - кандидатами на поступление. Будущие маги, как мне пояснил Коб, это были дети дворян и зажиточных горожан центральной части империи, стояли в ожидании ректора и начала процедуры выбора. Их родители и сопровождающие ожидали участи своих детей стоя за пределами двора Академии, заглядывая в открытые ворота.
   Наконец ректор вышел к собравшимся кандидатам в маги.
   - Юноши и девушки! Все вы собравшиеся здесь сегодня имеете шанс узнать, являетесь вы обладателями дара богов и мира и стать в случае успеха одним из учеников имперской Академии магии. Да начнется испытание!
   Произнеся свою величественную речь он, на последних своих словах, поднял могучий посох, из вершины которого вырывался луч синего цвета, и как ударил его нижним концом перед собой. Над головами присутствующих, прямо в чистом небе, сверкнули молнии, раздался гром. Все съёжились.
  'Хорошо хоть дождь не вызвал' - я с облегчением выдохнул воздух из груди.
   Тут два почтенных мага со своими учениками вытащили 'артефакт выбора', тоже каменный куб, но только большего размера. Причем он не стоял на помосте, а повис перед людьми, на уровне груди человека среднего роста.
   Нет, сейчас никто не подходил к нему. Просто из него вырвались лучи света, и над теми, в ком он определил одарённость, повис небольшой шарик света. На нас эта здоровая каменюка ну никак не отреагировала. Как прошептал мне на ухо Харт, заметив мое удивление, он действовал только на тех, на ком не было знака академии.
   Только пятая часть собравшихся во дворе академии оказалась носителями дара, человек сто. Кого там только не оказалось. Лидировали одаренные стихией воздуха, этих набралось аж сорок человек, следом шли огненные, этих было около тридцати. На все оставшиеся факультеты пришлось сравнительно мало учеников. Так, например я заметил и парочку темных. Увы, обладателей дара стихии земли среди присутствующих не оказалось. Я даже не знал гордиться мне этим, что я один такой или с досады кусать губы, а с кем мне отрабатывать-то свои будущие навыки?! С темными что ли? Да они на меня какое-нибудь проклятье кинут и все, тю-тю, нет больше будущего единственного мага земли в Империи!
   Не прошедшие испытание юноши и девушки выходили за пределы территории Академии магии. Их встречали, утешая родственники и сопровождающие. Те, кто прошел испытание выбора, столпились у глав факультетов, опознать которых можно было по цвету накинутых на их плечи плащей, подсвеченных магией стихий. Гордые тем, что вскоре будут настоящими магами, они несколько свысока поглядывали на своих не столь удачных претендентов. Я смог расслышать даже парочку язвительных фраз, брошенных одним юношей из горожан в адрес не прошедшего испытания дворянина. Тот было собрался вызвать его на дуэль, но опомнился и быстрым шагом покинул двор. На территории учебного заведения дуэли были запрещены. Разрешались только тренировочные поединки, что на оружии или используя магию. Ректор был очень суров в данном вопросе, как к своим ученикам, так и гостям Академии, причем к последним еще строже. Такой гость мог и не уйти живым от полученного гостеприимства.
   А в это время ректор задвинул своим новым ученикам речь.
   - Вы теперь не просто юноши и девушки из всех слоев общества Империи. Теперь вы будущие маги и ее элита.
   А дальше были слова о высокой ответственности и о том, что нужно учиться изо всех сил и прочий бред.
   Наконец все это действие закончилось, ректор ушел, артефакт убрали от греха подальше и новые ученики, пополнив ряды первого курса Академии, двинулись нестройным шагом за своими новыми учителями в здания факультетов.
   Тут Харт с Кобом переглянулись и предложили осмотреть еще неизведанный ими уголок академии. Я, недолго думая согласился, все равно магистр Лауди сегодня занят новичками.
   Наш путь пролегал в одно из стоявших на отшибе двора подсобных зданий. Его давно никто не использовал. На двери висел ржавый замок.
  - Работа гномов, - уважительно произнес Харт, доставая отмычки.
   - Это сколько же он висит здесь, что так заржавел? - удивился я и пихнул в бок Харта.
   - Да пару столетий, не меньше, - немного отстраненно ответил он, копаясь небольшим металлическим прутком в замке.
  В это время Коб стоял на страже, готовый предупредить нас в случае появления кого-нибудь из учителей.
   Да, Харт обладал обширными знаниями в отношении всего того что заперто. Как он сам поведал мне однажды в столовой, за завтраком, его тоже нашел магистр Лауди в одной из своих поездок. Причем было это довольно забавно. Харт, оказывается, попытался обворовать деда, а тот недолго думая накинул на него заклинание обездвиживания. Надо было видеть тогда его лицо, когда Харт, белый от ужаса инстинктивно воззвал к стихии воды, и все вокруг залила вода. Лауди быстро смекнул, что тот ему пригодится в качестве 'мальчика на побегушках' и предложил ему обучение в Академии в обмен на выполнение ряда поручений, а заодно и пригрозил ему последствиями за попытку кражи чужого имущества. Законы нашей империи по отношению к воришкам довольно суровы, поэтому Харт не раздумывая принял предложение магистра.
   - Все! Готово! Быстро заходим! - зашипел Харт. Все проскочили внутрь. Помещение было совершенно пустым.
   - Ну и что мы сюда рвались так, а?! - сплюнул я на пол.
   - Да здесь нет ничего! Только пыль на полу!
   И с досады я ударил ногой по полу. В следующее мгновения мы все втроем как стояли по центру комнаты, так и провалились вместе с полом в неизвестность.
   Ой, мамочки! Так руки - ноги вроде целы. Голова тоже. Только не видно ни зги! Нет со зрением вроде все в порядке, это тут темно так, наверное.
   - Пит, ты как? Ты живой? Мы вообще где? - раздались голоса друзей по обе стороны от меня.
   - Да здесь я! Куда же я от вас денусь! Провалились мы к демонам прямо в их преисподнюю!
   - Кто-нибудь! Зажгите светляк!
   Харт послушно выполнил мою просьбу. Кристалл в его поднятой руке осветил часть помещения, а по всем прикидкам это был зал, в котором мы находились. Я задрал голову, пытаясь рассмотреть, насколько высоко мы свалились. Выходило где то три моих роста. 'Вот вляпались!' - подумал я.
   Из темноты помещения раздались странные звуки. На нас смотрели два огненных зрачка. Клацающий звук повторился. Мурашки медленно побежали у меня по спине.
   А ну стой! Нет! Не подходи! - истерично крикнул Коб и возжег огненный шарик в своей руке.
   Обладатель этих глаз видно решил не слушаться его и выпрыгнул из темноты на середину зала. Стоя в шагах десяти от нас он просто произвел на меня удручающее впечатление.
   Да простят меня боги, но первым делом я подумал, что обделался от нахлынувшего ужаса. Вы сами представьте. Здоровенный скелет того, кто при жизни был человеком, под два метра ростом, с огненными глазками, да с нехилой дубиной в руке, на шипах которой виднелись давно засохшие пятна крови. От нашего гостя исходила какая-то непонятная аура, от чего всех нас охватили страх и паника.
   Коб, не раздумывая, запустил в скелет своим огненным шаром, от страха сделав его в два раза больше, чем тот был до этого. Харт бросил светляк на пол. Из его рук струились водяные хлысты, которыми он рубанул пространство перед собой.
   Ну а я? А я просто, замерев от ужаса, смотрел на него и просто готовился пойти на свидание с Огни, богиней смерти.
   А костяк оказался шустрый малый. От шара Коба он просто уклонился в сторону и, сделав рывок по направлению к нему смог достать его дубиной, ткнув в под дых. Харт смог дотянуться до него одним из хлыстов, но тот в ответ сделал, невозможное. Он просто перехватил воплощенную магию своей окостеневшей рукой и, дернув хлыст со всей мочи на себя отправил моего друга в полет к ближайшей стене. И после этого он шагнул ко мне, занес дубину и тут я наконец-то смог соприкоснуться со своей стихией.
   Как это описать? Да тоже чувство как от дыма волшебной травки гоблинов, неважно, каждый по-разному ощущает это.
   Вот и я просто почувствовал, как сливаюсь с ней и ощутил мощь земли. Не повинуясь моей воли, сила стихии сжала и просто размазала череп костяка в труху и его останки рухнули прямо на меня.
   От всего пережитого я закричал во весь голос и, каюсь, просто отключился, надеясь, что это все окажется дурным сном.
   - Пит! Ах ты бестолочь! Очнись, давай! - это пробудил меня "ласковый" голос моего учителя, магистра Лауди.
   Открыв глаза, я понял, что нахожусь уже в другом месте. Небольшое помещение, пять кушеток. Одна из них занято мной, остальные пустые. Напротив моего лежбища стоял ректор с учителем.
   Кое-как придя в себя, я с трудом выпрямился на кушетке и принял сидячее положение.
   - Здравствуйте. Чем я обязан вашему вниманию?
   - Вот скажи орясина этакая, ты зачем отправился в катакомбы Академии, а? Да еще и не обладая толикой знаний? Тебе что?! Жить надоело?! А если уж пошел искать приключений, так выбирай себе противника по уровню или полегче! - разорялся дед.
   - Спокойнее Лауди, думаю, он нам сейчас сам расскажет, как было дело, - постарался утихомирить его ректор.
   Со стоном потянувшись, я вкратце обрисовал им все что произошло.
   - Так значит, ты просто увидел открытую дверь в здании, вошел внутрь, провалился в пол, потом слился со стихией и под конец прихлопнул несчастного боевого скелета третьего уровня? Так? - зловеще улыбаясь, уточнил ректор.
   - Вот видят боги! - поклялся я.
   - Не верю и никогда не поверю! А причина в том, что магистр Лауди почувствовал выброс сырой магии, причем со стороны его ученика! А ты думал, что знаки учеников просто так вам дают что ли? Они еще и не то могут сообщить своему учителю! - отрезал ректор.
   - Так вот он сразу же, забросив все дела, помчался по направлению к тебе, чтобы поздравить с произошедшим прорывом в искусстве магии. И что же он увидел? А?
   А увидел он троих учеников, двое из которых были его помощники, и все были в плачевном состоянии. У Харта сотрясение мозга, если он у него есть, конечно, от природы. Коб сломал пару ребер. Ну а ты просто без сознания от неконтролируемого выплеска силы, причем частенько они заканчиваются летальным исходом. Ах да, чуть не забыл! Еще и останки скелета лежащие прямо на тебе! Ну что? Будешь отпираться?!
   Под убийственными доводами ректора я покачал головой в знак согласия.
   - А вообще ты везучий парень, - смерил меня ректор задумчивым взглядом, - другой бы давно уж был в палатах Огни, каясь во всех своих жизненных прегрешениях.
   Хорошо, закончим наш разговор. Вот, держи, - кинул он на кушетку небольшой мешочек и положил рядом продолговатый сверток. - После того как Лауди вытащил вас, мы прочесали все окрестные подземные помещения ведущие из того зала. Нашли естественно и деньги и артефакты. А это твоя премия. Да и там для тебя пара артефактов, полезных тебе в будущем как магу земли, но не особо мощных. Другим магам они все равно по стихии не подходят.
   Наконец закончив разговор, ректор с магистром подошли к двери и открыли ее. Тотчас в нее ввалились Харт и Коб, мои друзья. Поклонившись ректору и поздоровавшись с магистром, они бросились ко мне рассказывать о произошедших приключениях. Лекари академии быстро смогли поставить их на ноги своей магией, а вот со мной возникла заминка. Магистр приказал не трогать меня, пока я сам не очнусь. Неконтролируемое слияние со стихией оказывается такая нехорошая вещь, что от нее просто большая часть одаренных помирает.
   Слушая их болтовню, я расслабился и наконец, задремал спокойным сном.
  
   Глава 5.
  
   Нет, ну как так может быть! Мое возмущение грозило выплеснуться наружу, обрушив свой гнев на неповинных, Харта и Коба.
   Как ректор с магистром, да и вся Академия в целом, могли так поступить со мной!
   На следующий день, открыв глаза, я снова увидел своих друзей стоящих в дверях комнаты. Заскочив внутрь, они стали рассказывать мне о том, чем закончились наши злоключения.
   - И вот уже стоя с наружи здания мы увидели, что маги вытаскивают десять больших сундуков. Один из них, - растяпа! - Споткнулся и сундук грохнулся на землю. Ты не поверишь Пит! Крышка открылась, и оттуда посыпалось золото и драгоценные камни! И это только из одного сундука.
   Я обомлел. Трясущимися руками потянулся за подарком ректора. Внутри мешочка было с сотню серебряных монет и три небольших рубина!
   Взвыв от такой несправедливости, я высказал присутствующим в комнате все, что думаю о щедрости нашего ректора и магов в целом. Так отблагодарить бедного ученика - первокурсника мог только очень "щедрый" человек!
   Только через полчаса, ошарашенные таким бурным выступлением, друзья смогли успокоить меня. Когда я поведал им о причинах всего этого, то они погрузились в полное уныние.
   - Держи Коб монету! Дуй к коменданту, он добрейшей души человек, не сомневаюсь, что ты сможешь с ним договориться насчет лекарства для трех опечаленных первокурсников, - кинул я ему серебряник.
   Не прошло и двадцати белых граней, как тот уже снова осчастливил нас своим присутствием. Он был не один. В своих руках Коб держал небольшой с запечатанным горлышком кувшин наполненный вином и три стакана.
   - Нет, никто меня не заметил, я на него отвод глаз кинул, - успокоил нас друг.
   Без лишних слов распечатав кувшин и подняв наполненные стаканы, мы опустошили их, до дна, не чокаясь. За три часа мы, особо не торопясь, уговорили весь кувшин, болтая о жизни в академии.
   Перед тем как расстаться, я предложил друзьям, как мы подучимся немного, повторить нашу вылазку. Вдруг еще что-нибудь найдем полезное для себя, но только все попытаться оставить себе. Друзья согласно закивали головами, после того что они увидели во дворе академии все их мысли были только об одном, найти такую же заначку древних магов.
   На том и распрощались. На следующий день начинались занятия у первого курса учеников.
   Великий Астан! До чего болит голова!
   Улучив момент, когда учитель общей магии Танта отвлечется от своих учеников, я пихнул в бок своего соседа - начинающего целителя и попросил его о помощи. Тот, зараза этакий, давай отнекиваться, мол, на уроке нельзя магию применять. Тяжко вздохнув, пришлось применить в очередной раз увесистый довод. Серебряная монета испарилась в руке белого, видно он обладал большим опытом выманивания денег у своих собратьев. Через минуту я почувствовал облегчение, головная боль наконец-то перестала меня мучить. Вот теперь можно и сосредоточиться на учебе, но не тут-то было.
   - Ученик Лексли! Повторите то, что я только что рассказывал всем присутствующим в комнате, - произнес учитель Танта.
   - Конечно господин Танта, вы говорили о том, что общая магия очень важна для нас - обалдуев, и что без ее знания мы не сможем ничего добиться в своей жизни, - не смог вспомнить о том, что он талдычил, попытался, сымпровизировать я.
   Вышло видимо не очень. Все присутствующие ученики окаменели, а учитель Танта стал багроветь от гнева.
   - А что, разве не так?! - недоуменно развел я перед собой руками.
   Раздался рев смеха со стороны моих коллег по несчастью.
   - К ректору! На ковер! Немедленно! - вскричал учитель.
   Когда он передал право вести занятие своему помощнику, мы немедленно отправились к ректору Азани. Он встретил нас немного удивленно.
   - Господин ректор! Вот этот ученик своими действиями сорвал урок! - с порога заявил ему учитель Танта.
   - Не так все было, господин ректор! - вмешался я в разговор, - да я всего лишь на вопрос уважаемого учителя сообщил, что общая магия самая важная часть в нашем обучении! А он, почему то оскорбился.
   Дальнейшее напоминало трагикомедию. Учитель кипел и бушевал, ректор его успокаивал, а я просто смотрел в окно.
   Наконец ректор вспылил.
   - Учитель Танта, вам выговор за неумение вести свои занятия!
   - Ученик Лексли, три дня карцера за препинания с учителем и срыв урока!
   В тот же миг в его кабинет зашли двое помощников.
   - Ну что парень? Пошли, три дня на водичке и хлебе побудешь! - усмехаясь, произнес один из них.
   Я, уверенный, что подвергся необоснованному наказанию, смело шагнул к ним, заложив руки за спину.
   Нет, в карцер попадать иногда даже полезно. Сидишь один в тишине и покое, учителя тебя не достают. Даже можно подумать о жизни и о том, что можно придумать в академии. Одно плохо. Вместо нормальной еды - хлеб да вода. Благо слухи по академии разнеслись очень быстро, и уже на второй день заключения Харт совал мне сквозь решетку унесенные с кухни бутерброды, чтобы поддержать мой растущий организм, невинно пострадавший от репрессий властей.
   К концу третьего дня заключения в замке двери заскрежетал ключ. Дверь открылась, на пороге учитель.
   - Магистр Лауди! Учитель! Как я рад вас видеть! - обрадовался я.
   - Пит, - спокойно произнес он, - чем я заслужил такое?
   Я непонимающим взглядом посмотрел на него.
   - Я поясню, - произнес он, - я как твой персональный наставник ответственен за твои поступки. Если тебя наказали карцером, то я получил выговор от ректора.
   - Ты зачем сорвал первый урок у своего курса?! - вскричал он.
   Эх, учитель, - расстроено произнес я, - да разве ж я хотел?!
   И тут не выдержав перипетии судьбы, я рассказал ему что тревожило меня все это время.
   - Так все это произошло только из-за веры в то, что тебя обделили?! - изумился магистр.
   - Смею тебя уверить, что такой сундук был один, во всех остальных находились книги о магии. В том числе и запретные. Так что можешь больше не переживать.
   Я наконец-то вздохнул с облегчением более не переживая за недополученное золото.
   - И да! Не смей больше срывать мне уроки! А то, подаренному тебе ремню найдется подходящее применение, - пригрозил он.
   - Да ни в коем случае! Не волнуйтесь вы так, учитель! - поспешил успокоить его я.
   - А раз понял, так бегом к себе в комнату, дочитывать книги по теории магии и основам стихии земли. Завтра после учебы у нас будет достаточно времени, чтобы закрепить пройденный материал, - ехидно закончил учитель.
   Вот и поплелся я к себе, на ходу размышляя о жизни в Академии.
  
  Глава 6.
  
   Новый день начался 'удачно'. Я понял это сразу, когда задав вопрос сокурснику, в ответ услышал нелицеприятное выражение.
   Оскорбленный до глубины души я двинул его кулаком прямо в левый глаз. Тот ойкнул и упал на лестницу. Подоспевшему старосте нашего курса было заявлено о том, что уважаемый ученик просто поскользнулся и упал, а я, вот добрая душа, ринулся к нему на помощь. Посмотрев на зверский оскал моего лица, подтвердил сказанное и благородно отказался от предложенной ему помощи. Спустя минуту он испарился в неизвестном направлении.
   Пожав плечами, я двинулся дальше. Скоро должен был начаться новый урок учителя Танта.
   К его великому облегчению, на этот раз я внимательно слушал лекцию. На поставленный мне вопрос учитель получил исчерпывающий ответ и, удовлетворенный начал мучить следующего бедолагу.
   После урока мне пришлось идти к учителю. Магистр Лауди уже ждал моего прихода.
   - Ну что Пит, что для начала ты хотел бы узнать о том, как действует сила магии? - поинтересовался он.
   Естественно, я не стал обманывать своего настоящего учителя и первым делом поинтересовался у него как творить заклинания.
   - Ты должен запомнить, что все заклинания основаны на качестве твоем слияния с силой стихии. Это первичная основа всего нашего ремесла, - ответил Лауди.
   - Учитель! Но как, же так! А руну нарисовать? А 'крибле - трабле' сказать?? А пальцами в конце то концов сделать хоп???
   Тот в ответ рассмеялся. - То, что ты только что назвал, это производные от твоего взаимодействия с силой стихии.
   - Руна будет основой заклинания, то, что ты хочешь добиться от стихии, то есть какую форму заклинание примет. Либо это будет каменная стрела, наносящая урон врагу, или каменная стена, воздвигнутая перед ним, защищающая тебя от физического урона.
   Твое 'крибле - крабле' это звуковое воплощение рунической формы заклинания. Если произнесешь неправильно, то оно, либо сработает не так как надо, с непредсказуемым результатом, либо вообще не сработает.
   - Ну, а сделать в конце всего этого хоп пальцами, означает завершить полное построение заклинания.
   Он немного помолчал: - хотя есть такие заклинания, которым хватает только мысленно представить руну. Они сами воплотятся в мире. Это заклинания магии духа, крови и тьмы.
   Ну да хватит об этом! Вот держи свою первую книгу заклинаний, будешь изучать самостоятельно и сдавать мне в хорошо защищенном полигоне. Это небольшое здание во дворе за основным корпусом академии, - пояснил Лауди.
   Кинув взгляд на распахнувшуюся книгу и, оценив махонькие буковки и изображенные там рисунки, которыми эти листы были покрыты от самого верха до низа, я взмолился: - Учитель! Я не смогу все это запомнить!
   - Не сможешь? Тогда придется прибегнуть к мерам воздействия. Магия может и боль причинять по желанию, а за все твои проделки это надо было давно еще сделать! Когда мы только добирались до академии! - окидывая взором мою фигуру, заявил наглый дед.
   - Да вот еще. Ходить на занятия к учителю Танта тебе все равно придется. Этот предмет является основным для всего первого курса студиозов. Потерпишь год, ничего с тобой за это время не станется. Да и учат там, в основном теории магии, описанию окружающих империю рас, классификации существующей нежити, взаимодействию со стихией и самоконтролю, что так тебе не хватает.
   - Бери книгу и отправляйся к себе в комнату. Завтра объяснишь, что смог из нее понять и что вызывает у тебя затруднение, - закончил магистр и просто вытолкал меня из его комнаты.
   - И не пробуй даже использовать заклинания из книги! Если выживешь после этого, я сам тебя прибью! - донесся из-за двери его голос.
   А ведь у меня было еще столько вопросов к нему о том, как толком взаимодействовать со своей стихией!
   Плюнув на несносного учителя, я отправился к себе в комнату. Завалившись на кровать, открыл книгу и стал ее листать.
   Естественно, что мое внимание привлекли боевые заклинания - каменная стрела и кулак силы.
   Для ученика это были единственные боевые заклинания, при использовании которых можно было причинить немалый вред врагу, и в некоторых случаях даже убить его.
   Так, заклинание "кулак силы" стихии земли является аналогом заклинания "воздушного кулака" стихии воздуха, - прочитал я, - не рекомендуется применять в ограниченном пространстве. Сжимает большой объем воздуха и бьет по конкретную точку. Так, подготовка к первому использованию. Медитация и отрешенность земли. Ага, нужно написать вот эту руну, и произнести вот эти слова и сделать пальцами вот так.
   Ой, что потом было! Практически половина воздуха сжалась в небольшой светящийся объем, формой действительно напоминающий кулак, и как садануло на то, что я посмотрел. А посмотрел я к своему несчастью на дверь своей комнаты. Слава богам сама дверь уцелела, ее просто вышибло из петель, и она улетела в противоположную от входа сторону коридора.
   Из-под нее послышались приглушенные стоны и маты какого-то человека. Дверь соскользнула в сторону, и этот человек медленно встал, повернулся и вперил в меня свой гневный взгляд.
   Это был ректор!
   Еле сдержавшись от того чтобы высказать все что он думает о конкретном ученике своей академии ректор перевел свой взор на выскочившего на шум магистра Лауди и поманил его поближе к себе пальцем. Тот на подгибающихся ногах приблизился к нему.
   - Вы! Оба! В карцер! На неделю! Бегом! Сами! - проорал ректор учителю и мне заодно.
   Мы, молча, бежали по коридорам академии даже забыв воспользоваться своими знаками для быстрого переноса в так уже знакомое мне помещение, которое было расположенное в цоколе центрального корпуса академии магии. Лауди к моему удивлению всю дорогу молчал. Когда за нами захлопнулась дверь в узилище, он медленно обернулся ко мне и произнес.
   - Я вот только одного не понимаю. Как ты смог с первого раза его активировать? Обычно требуется около месяца тренировок, чтобы в полной мере можно было использовать это заклинание!
   - Да знаю я, что ли учитель?! Открыл книгу, посмотрел на руну и представил ее мысленно, потом произнес слова, как там было написано, а потом и пальцами сделал жест. А оно возьми и сработай! Вы меня бы хоть предупредили что ли о такой возможности!
   Лауди только покачал головой и произнес в ответ, - теперь эту книгу и все остальные, где есть заклинания, читать будешь на полигоне.
   - Как тут кормят хоть, а? А то я за всю жизнь так и не сподобился побывать здесь. Примерный был ученик в отличие от тебя бестолочи!
   - Не волнуйтесь учитель, - постарался я успокоить Лауди, - кормят здесь хлебом и водой. Но что-то подсказывает мне, что у нас сегодня в меню появятся и бутерброды.
   Я оказался прав. Нет все-таки великая вещь репутация! Слухи об очередном происшествии со мной в главном лице разнеслись по всей академии. Кормить сокурсника с его учителем по очереди пришел, наверное, весь первый курс.
   - А ничего, жить тут можно, - произнес Лауди, оглаживая свой раздувшийся от перееденных бутербродов живот.
   - Учитель, сидеть нам все десять дней, скучно ведь! Может, хоть научите меня чему-нибудь, а? Только без 'крибле - крабле' умоляю! - попросил я его.
   - А что! - оживился дед, - в карцере я еще лекции своим ученикам не читал. Ты сам попросил. Ну, слушай, значит!
   Нет, он, конечно, рассказывал интересные и полезные вещи. Но как он делал это! Его монотонный голос вгонял меня в сон. Замечая, что я засыпаю, неугомонный дедок начинал трясти меня и, удостоверившись, что ученик снова почтил его своим вниманием, снова продолжал свои лекции.
   Особенно скучной была лекция о нежити Эйнара.
   Итак, ученик, - прокашлявшись, начал свой монотонный монолог магистр Лауди. - Что ты знаешь о нежити существующей в нашем мире? Ничего? Так слушай. Нежить делиться на три класса: простая, опасная и мифическая. К обычным можно отнести восставших мертвецов - зомби с погостов или заброшенных селений всех разумных рас, а также обычных скелетов, которых призывают некоторые маги.
   К опасной Академия относит личей - магов после смерти или от нежелания ее ставших такими существами, магических скелетов, созданных особо одаренными магами, призраков, от которых неизвестно что ожидать, и любую иную нежить, неизвестную нам. А что касается мифической, - так к ним можно отнести вампиров и костяных драконов. Поскольку подобных существ маги никогда не наблюдали, но слухи о их существовании существуют уже не одно тысячелетие, - тут учитель наконец обратил внимание на мой застывший взгляд, я нагло дремал на его лекции. - Ты меня вообще слушаешь, а?!
   Ученики, дежурившие у дверей карцера тоже, на пару со мной терпели эту пытку. Не раз и не два, за прошедшие дни я вздрагивал от грохота падения тела очередного уснувшего на своем посту ученика.
   Наконец десять дней минуло и эта пытка, нет, не карцером, а учителем, подошла к своему концу.
   Я, нацепив на свое лицо улыбку, и с неимоверным трудом сдерживая проклятия в его адрес, вежливо распрощался с магистром и отправился к себе в комнату. Входная дверь уже стояла на своем обычном месте. На сегодня мне больше всего на свете хотелось упасть на кровать и первый раз за эти дни выспаться.
  
  Глава 7.
  
   Утром, услышав рев пирамидки, мне пришлось привести себя в порядок и отправиться в столовую. Сокурсники встречали меня как героя, выкриками и свистом. Сделав вид, что все это в порядке вещей, я мигом присел на свободное место к друзьям и принялся уминать очень вкусную еду. После десяти дней бутербродов все-таки мой организм хотел большего кулинарного разнообразия.
   - Что Пит? Досталось тебе? - с сочувствием поинтересовался Харт.
   - А как ты смог произнести то заклинание? - раздался голос Коба.
   - Все вопросы потом, - отрезал я, наворачивая уже вторую порцию картошки с мясом.
   Над нашими головами прозвучал колокол, призывающий нас на учебу.
   Через пару белых граней торопливого бега наша компания уже заняла свои места в учебном классе. Все ждали начала занятия.
   'Не высовывайся, сиди тихо, даже и не думай произнести заклинание' - Все это я внушал себе, пока ученики ждали учителя Танта.
   Вскоре появился учитель. Но в каком виде! Нет, внешне он был одет как всегда, но заметив окружающую его легкую дымку и присмотревшись к нему истинным зрением, я смог заметить на нем магический щит. Источником служил небольшой амулет, выполненный из изумруда, ограненного как ромб и висящий у него на шее, на тонкой серебряной цепочке. Защищал он от стихии земли.
   Учитель начал урок. Я пытался ничего не натворить. Спокойно отвечал на заданную тему и старался не привлекать к себе внимания.
   Хотя то о чем он нам рассказывал было так себе. Ну что я мог узнать нового в жизнеописании гоблинов, орков, гномов и эльфов? То, что все эти расы граничили с нашей империей и у эльфов и гномов были свои государства, орки ведут кочевой образ жизни, а гоблины живут племенами? Так это общеизвестно!
   Я вслушался в голос учителя.
   - Что есть орки и гоблины, - вещал Танта. - толком о них ничего не известно. Государств как таковых у них нет. Сколько живут? А вам не все равно, ученик? Первых можно встретить только в результате набега на пограничные земли империи, а вторые живут в своих лесах и нос оттуда не показывают. Нет, одного-двух гоблинов за всю свою жизнь вы может в каком-нибудь городе, и увидите, но вряд ли больше.
   - Орков можно описать как высоких, сильных, воинственных существ с оливково-зелёной кожей, большими клыками и плоскими, как у обезьян, носами. В большинстве случаев они имеют крупное телосложение и хорошо развитую мускулатуру. Их шаманы частенько используют в своих обрядах магию крови, в том числе за счет жертвоприношений пленных или пойманных людей, - учитель еле сдержался, чтобы не выругаться и закончил описание орков. - Одним словом - варвары!
   Теперь гоблины, - тут Танта скривился от омерзения. - Одни из самых уродливых созданий Эйнара. Внешне они отвратительная пародия на людей. Отличаются низким ростом, имеют длинные уши, страшные, похожие на кошачьи, глаза, и длинные когти на руках. Шаманы, в основном, используют так называемую магию духа. Что это такое, нам точно не известно. Одаренных, желающих отправиться в земли гоблинов, к этим примитивным существам, еще не нашлось.
  А гномы? - поморщился учитель. - Это темнокожий, крепкий и довольно воинственный народ, ценящий кузнечное дело, ювелирные работы и другие ремесла. Обычный представитель народа гномов примерно хоть и ниже человека ростом, зачастую физически его превосходит. В древние времена создали свое подземное государство, так называемое 'Царство'. В городах империи гномы встречаются довольно часто, почти в трети оружейных мастерских и кузнях империи работают гномы или как пример отделение банка гномов в Родене. Очень развито магическое искусство, но только в части силы стихии земли. Изредка встречаются гномы владеющие силой стихии огня, еще реже - воды. О гномах, владеющих стихией воздуха, Академия ни разу не слышала. К нашей империи относятся скорее дружественно, чем нейтрально. Обычный гном живет до ста пятидесяти - ста восьмидесяти лет, маги и того дольше. Есть только одна отвратительная черта у этого народа - Очень любят золото.
   Вот что касается эльфов, - тут голос учителя потеплел. - Единый народ дивных, две тысячи лет назад разделился на темных и светлых эльфов. Темные ушли далеко на север, по слухам основав свое государство в найденных подземельях Высоких гор. О них ничего больше не известно. А вот леса светлых эльфов, дружественных нам, граничат с империей. Срок их жизни превосходит жизнь обычных людей и даже одаренных, достигших звания мага. Их государство очень развито, в каком-то смысле даже более чем наше. Представители светлых эльфов частенько посещают наши земли.
   Так прошел день, за ним второй, минул и третий. Распорядок дня был такой: подъем под звуки пирамидки, легкий завтрак с друзьями, учеба учителя Танта, плотный обед, практическая учеба под руководством учителя Лауди в здании полигона, ужин, теоретическая подготовка с магистром и сон.
   Так пронеслось почти полгода, половина первого курса в качестве ученика была за моей спиной. За это время я смог освоить часть заклинаний первого круга. Стрела, кулак, стена и щит, получались раз от раза лучше.
   Еще парочка заклинаний, трясина, это когда твердая земля под ногами противника превращается в подобие зыбучих песков (только из грязи), и круг каменных копий, пока не давались мне в том качественном исполнении, которое требовал от меня старый магистр.
   Кроме того, когда я пытался выполнить их, испытывал трудность в призыве сил стихии. Подобное я ощущал только тогда, когда в течение целого дня произносил заклинание каменной стрелы, раз, за разом выкладываясь на полную свою силу. Поинтересовавшись у магистра, я получил обескураживающий ответ от него.
   - Понимаешь, Пит, чем выше класс заклинания, тем труднее оно даётся. И дело не в умении пользоваться силой стихий. Тут все зависит от твоего дара призывать стихию земли.
   - Помнишь, ректор при первой встрече сказал, что у тебя дар магии на уровне не выше среднего? Да? Так вот чем более одарен человек способностью сливаться со своей стихией, тем больше силы он может почерпнуть из нее и воплотить в заклинание. Когда-нибудь мы подойдем к тому кругу заклинаний, которые ты не сможешь воплотить в жизнь, даже напрягая все дарованные тебе миром и стихией силы, - закончил он.
   Моему плану стать величайшим из магов, судя по словам учителя, не суждено было сбыться, но я не пал духом.
   - Учитель, а есть ли возможность развить свой дар? Или может, существуют другие источники магической силы? - поинтересовался я.
   - Хм, - учитель задумался. - Если будешь часто пользоваться своими силами, тогда ты сможешь усилить свои первоначальные способности. Вот ты с имеющимся от рождения даром можешь выйти на уровень мага. При усиленной тренировке и значительном везении, сможешь обучиться до звания магистр. Но это займет у тебя десятилетия и выше головы тебе уже не прыгнуть.
   Что касается усилителей. Да, я слышал о подобных вещах. Они имеют разные формы и способы воздействия. Например, кристаллы силы. Их делают маги гномов. Так вот, любой маг, используя такой кристалл, сможет воплотить в жизнь заклинание, несколько превышающее его уровень дарования. Сила от него безликая и поступает сразу в структуру руны заклинания, а не черпается из стихии напрямую. Как они их делают, я не имею ни малейшего представления. Да и повседневной жизни ты их не встретишь так просто. Ходят слухи, что процесс этот трудоемкий и занимает несколько лет. Да и цена у таких кристаллов соответствующая, наверное. Есть и артефакты, способные увеличить силы своего владельца, но их я еще не встречал за все прошедшие годы.
   Естественно, в своей памяти я сделал пометку найти любым способом такой кристалл.
   Также я поинтересовался у Лауди: - А как вообще появляются новые заклинания.
   Оказывается, магистры и архимаги уже имеют достаточно сил и опыта, чтобы суметь уцелеть при изменении основы структуры заклинания. Так появляются большинство так называемых новых заклинаний, то есть они просто представляют собой улучшенные их формы. Но действительно новые заклинания приносят в мир великие маги, такое случается очень редко, не чаше одного раза в столетие, потому что сопряжено со смертельным риском. Тот маг, который рискнет узнать, какую новую форму может принять сила стихии должен слиться разумом с ней. За последнюю тысячу лет два великих мага погибло, не в силах перенести полное слияние.
   Почтив минутой молчания этих хоть и великих, но явно ненормальных магов, раз пошли на смертельный риск не из-за чего, я попрощался с магистром и отправился по своим делам.
   Через пару дней от разговора мне повезло наткнуться во дворе Академии на неразлучную парочку, Харта и Коба. Они что-то яростно обсуждали между собой. Конечно, я не утерпел и, подойдя к ним, поинтересовался, в чем собственно дело. Переглянувшись, они рассказали мне о том, что Харт, возможно, нашел еще один проход в лабиринты академии.
   - Дело то это хорошее, но как нам замаскировать сигнал от знаков? - поинтересовался я.
   - Пит, - произнес Харт, - не только ты идешь с опережением всего курса в изучении практической магии. Мы тоже дополнительно занимаемся под присмотром наставников с факультетов и уже овладели почти половиной заклинаний из первого круга. Не слишком хорошо, но все же они действуют. Вот и я овладел довольно полезным заклинанием, называется 'обманка'. Это поможет нам пройти незамечеными.
   Эх, была, ни была, - махнул я рукой на возможные неприятности в лице ректора и наставника, - давайте через два дня. Но выходить придется поздно вечером, в ночь.
   На том и порешили.
   Через два дня, поздно вечером, наша закадычная компания, захватив с собой светляков и съестных припасов на всякий случай, отправилась на поиски приключений.
   Как не смешно мне это говорить, но путь в неизвестную часть катакомб начинался неподалеку от столь памятного мне карцера. Харт ткнул рукой в один из камней кладки цоколя. Часть стены медленно повернулась на своей оси, и перед нами открылся проход в подземелья академии магии. Из темного проема потянул сквознячок.
   Пять минут мы топтались на месте не решаясь отправиться в путь. Наконец я шагнул внутрь проема, прошептав. - А! Будь что будет!
   Следом за мной поспешили и остальные участники нашей экспедиции. Свет явил нашему взору уходящую вглубь подземелий каменную винтовую лестницу. Мы начали спуск в неведомое. Дверь, за нашими спинами медленно закрылась.
   Заметив испуг на лице Коба, Харт произнес: - Да не волнуйся ты. Откроется, куда ей деваться.
   Неведомый путь привел нас в большой овальный зал. Из него вело два коридора с зияющими темнотой проёмами. По центру зала стоял овальный стол. Присмотревшись, я понял, что он из камня, но его формы указывали на то, что стол не вытесан, а изваян силами стихий.
   На столе стояло несколько шкатулок, часть из них была приоткрыта. В их глубине виднелись золотые монеты и драгоценные камни. Также на столе лежало с десяток предметов, которые в истинном зрении показывали наличие установленных чар на них, да три книги.
   Возле стола лежал скелет в ржавых доспехах. Рядом с ним валялся меч, по его изломанному лезвию я предположил, что погибший умер не своей смертью.
   Пихнув в бок Харта, я тихонько проскользнул к столу, озираясь при любом шорохе. Друзья последовали за мной. Достав заранее припасенные небольшие мешки, мы стали сгребать все, что было на столе. Делали все это мы молча, под прикрытием бледноватого света из светляков положенных на столешницу. Я честно признаюсь, чувствовал себя как грабитель могил, и побаивался, что несчастный скелет встанет и броситься за мной.
   Мы закончили собирать свою добычу, когда до нашего слуха донесся скрип. Мы насторожились и посмотрели на ближайший к нам проем коридора. Звук повторился, усилившись.
   - Уходим! - прошипел Харт, и все стали отходить к лестнице, пытаясь не оборачиваться к источнику звука спиной. Когда мы уже прошли большую часть своего пути от центра зала к лестнице из ближайшего коридора выскользнул паук. Ну да, 'маленький' такой. Он был всего лишь на голову выше меня. Паук обратил к нам свои жвалы и издал уже знакомое нам скрежетание.
   Еще с моей прошлой жизни на отцовой ферме я не любил этих созданий, но они, по крайней мере, были действительно маленькими. А это?! Чувства страха и омерзения охватили всю нашу компанию. В эту тварь полетел весь набор боевых заклинаний, что был нами изучен. Ледяное копье, огненный шар, каменная стрела встретили паучка уже в воздухе во время его прыжка. Получив такой горячий привет от нас, он отлетел туда, откуда и пришел. Но видно мы пауку сильно приглянулись. Хоть и с тяжелыми увечьями, двумя сломанными ногами он все равно опять бросился на нас. Харт произнес заклинание обледенения, паук заскользил прямо в поставленную перед ней каменную стену. Удар был очень сильный, я даже подумал что все, победа. Но он, выскользнув сбоку от преграды, снова и снова бросался на нас как обезумевший. Пять долгих минут потребовалось для того чтобы окончательно упокоить паучка. Харт вспотел и дышал как загнанная лошадь. Так часто применять столько заклинаний за столь малый промежуток времени ему еще не приходилось. Удостоверившись, что паук мертв, Коб достал нож. Подбежав к нему, стал выдирать жвалы, пытаясь не допустить попадания на себя яда. Мы с Хартом с опаской приблизились к поверженному врагу и уставились на него.
   - Коб! В верхней части его пасти торчат какие-то кристаллы, можешь вытащить их? - заинтересовано указал Харт на паука.
   - Погоди, дай только жвалы достать, - ответил он, пыхтя от натуги. - Крепкие, зараза.
   Через пару белых склянок все было закончено. Жвалы спрятали в отдельный мешок, а кристаллы я взял себе.
   - Ха! А паучек то не такой уж и страшный оказался, - пнув трупик, усмехнулся Коб.
   И в этот момент послышались уже знакомые нам звуки. Пауки приближались.
   - Бежим! Взвыл я и мигом припустил к лестнице. Друзья неслись вслед за мной, пытаясь не отстать ни на шаг. Вверх по лестнице мы взлетели за несколько секунд. Харт трясущимися руками нащупал нужный нам камень на стене и потайная дверь открылась, выпуская нас. Вскоре проем закрылся. Из покинутого нами подземелья еле слышно донесся удар в спасшую нас дверь. Мы замерли на мгновение, боясь, что эти твари смогут пробить стену. Но вскоре все затихло. Еле живые от пережитых нами приключений мы разошлись по своим комнатам. По общему решению всю найденную нами добычу решили сгрузить у меня в комнате, чтобы потом без вопросов можно было разобраться с ней.
   Мешок с жвалами я запихнул под кровать, а остальные в шкаф и прикрыл их развешанной одеждой. После чего просто рухнул на кровать и заснул тревожным сном. Всю ночь мне снился кошмар, в котором паук гонял, почему то меня одного по залу без выходов.
  
   Глава 8.
  
   Всю следующую неделю мы знакомились с нашей добычей. Жвалы чудища забрал к себе Коб, заявив, что наложит на них заклинание нетленности у черных. Мы особо и не возражали. В итоге вышло почти по три тысячи золотых монет на брата, очень даже неплохо для нашей вылазки.
   О чем написаны книги мы так не поняли. Их листы были покрыты незнакомыми нам буковками и рунами. Поразмыслив недолго, я закинул их к себе на полку.
   Артефакты, выполненные в виде кулонов, браслетов и серьги, даже не зная об их предназначении, мы смогли поделить очень быстро. Посмотрев на них истинным зрением можно было сразу определить, какую силу стихий они могли использовать. Затруднение возникло только одно. Артефакт, выполненный в виде черепа на золотом диске, с темным ореолом силы вокруг него. Посовещавшись, было принято решение избавиться от него. Я взял это на себя.
   Сегодня вечером, как уже это стало традицией, мы с магистром Лауди зашли в здание полигона.
   Пока он не стал меня нагружать своими занятиями, я вытащил зловещий артефакт и, сунув ему под нос, поинтересовался. - Учитель, а вы нее могли бы подсказать, что это такое?
   Несносный дед вместо ответа чуть не приласкал меня по хребту своим посохом. - Ты что?! Смерти моей желаешь?!
   - Учитель Лауди! Да с чего вы взяли?! - закричал я, уклоняясь от увесистого посоха, - Просто нашел непонятный артефакт и решил сразу показать его вам! А вы сразу лупить палкой!
   Лауди успокоился, но ближе чем на шаг он ко мне не приближался.
   - Да, парень, умеешь ты находить опасные вещи, - произнес он, покачивая своей головой, - это одно из творений черных времен войны магов. Кидает проклятие старением на того, против которого применяется артефакт.
   - А он не находится в запретном списке? - озаботился я судьбой найденного трофея.
   - Нет, считалось, что их больше не существует, поэтому и он не был туда внесен.
   - А сколько можно за него выручить?
   - Судя по силам линий стихии, он в отличном рабочем состоянии, внешне тоже не пострадал. А то, что он такой редкий только добавит ему цену.
   - Думаю тысячи две - три можно за него выручить, - задумчиво произнес магистр, рассматривая его, и тут осекся и поинтересовался у меня. - Не хочешь ли ты сказать, что собираешься продать его в городе, а? Не выйдет! Я конфискую его у тебя как опасный предмет.
   Кинув взгляд на протянутую руку, я спрятал такой дорогой для меня артефакт за спину и начал отговариваться. - Давайте посмотрим учитель. Артефакт не запрещен, так? Так. Больших денег он стоит, не правда ли? Правда. Хотите получить его для себя или для академии платите, сколько там сами насчитали!
   Нет, честно слово, я не хотел доводить его до бешенства. Просто второго обмана со стороны магов академии я не смог бы себе простить.
   Зная, что самое защищенное место в нашей академии это кабинет ректора, я ринулся туда, не забыв произнести заклинание магического щита, что спас мне жизнь, отразив прилетевшие стрелы огня от бесноватого учителя. Уже подбегая к главному зданию академии, меня осенило.
   Сжав свой знак ученика, я мысленно представил, что нахожусь в приемной у ректора. Сработало! Девчушка, которая помощница ректора, оторопев, смотрела на меня. А что вы хотели? выглядел я так, как будто пробежал марафон на десять лиг, совершенно не заботясь о своем здоровье. Весь красный, пот течет ручьем, немного задыхаясь от нехватки воздуха, да еще и в подпаленной одежде, спасибо деду, я вломился без спроса в его кабинет. Когда за моей спиной уже закрывалась дверь в его кабинет, я заметил магистра Лауди шагнувшего из телепорта в приемную.
   Да! Надо было видеть удивление в глазах ректора, который весьма и весьма интересно проводил свое время с одной незнакомой и прелестной леди, когда к нему в комнату ввалился один так знакомый ему ученик. Леди мгновенно задействовала знак переноса и исчезла, оставив ректора Азани в компании со мной. Он не успел еще ничего предпринять, когда дверь в его кабинет распахнулась, с силой ударившись о стену, и внутрь шагнул Лауди. Дедок выглядел как демон преисподней! Черное лицо, опаленное отраженным моим щитом огнем, ну не мог я предположить, что так выйдет, а магистр просто забыл о такой возможности, видать стареет. Седая борода топорщилась в разные стороны. В глазах сверкали отблески стихии огня.
   - Где он! - прорычал Лауди, оглядывая помещение.
   Эх! Все-таки хорошо быть самым сильным магом в академии, а архимагом тем более.
   Сила стихии воздуха спеленала нас за секунду, держа нас в воздухе перед лицом разъяренного ректора, взбешенного нашим визитом.
   Чем вызвано ваше появление, господа?! - рявкнул он.
   - Ректор Азани! Да я только пытался защитить свою жизнь, когда этот несносный магистр, по недоразумению носящий великое звание учителя, попытался отобрать найденный мною артефакт, не заплатив даже одной монетки нашедшему его ученику.
   Старый хрыч, вместо того чтобы со своей стороны прояснить ситуацию, только и делал что осыпал проклятиями мою бедовую голову.
   Наконец ректор смог разобраться в сложившейся ситуации и протянув мне руку, потребовал: - Артефакт давай!
   Пришлось отдать ему с таким трудом спасенный от Лауди предмет.
   Повертев его в руке с десяток секунд, ректор принял свое решение.
   - Две тысячи золотых я тебе не заплачу за него, а за полторы Академия его выкупит.
   Понимая, что в случае моих возражений, артефакт просто могут отобрать, не дав и медяка, я согласно кивнул головой.
   - Ну, вот и ладненько. Деньги получишь попозже, - подвел итог ректор, сила стихии воздуха поставила нас обратно на пол, - но перейдем ко второй части нашей беседы.
   Он показал нам руку с тремя оттопыренными пальцами.
   - Три дня карцера что ли? - уточнил я.
   - Три недели! - рявкнул ректор.
   Посетовав на превратности судьбы, мы с магистром направились к месту своего дальнейшего пребывания.
   Нет! Я все-таки поражаюсь обитателям нашей академии. Каждый попадающийся нам ученик на нашем пути, казалось, знал, что произошло. Некоторые даже знаками подбадривали меня.
   Когда мы достигли нашего пристанища, на двери я увидел светящуюся надпись.
   Надпись гласила - "Обитель Пита Лексли и его учителя".
   Дверь с гулом захлопнулась за нашими спинами, и взбешенный дед медленно повернулся ко мне.
   Ой, что там было! Я на своем личном опыте убедился, что посох магистра это все-таки весьма и весьма увесистый аргумент. Несколько синих граней после этого учитель Лауди просто кричал, ругая меня, во весь голос. Он перечислил всю мою родословную, причислял меня к потомкам выходцев из преисподней и под конец своего гневного монолога просто скорбно вопрошал богов - кого из них он так прогневал.
   Но все-таки учительская жилка взяла свое и, начиная со следующего дня, он начал меня изводить, не желая терять эти дни попусту. Причем памятуя о моих несомненных успехах в изучении заклинаний стихии земли, которые он сам прочувствовал на себе, основной упор был сделан им как раз на теоретической части поединков между магами разных государств. Это действительно оказались интересные для меня знания.
   Всему приходит конец, вот и очередное наше посещение мест не столь отдаленных подошло к своему завершению.
   Простившись с учителем, я первым делом направился к себе в комнату. Уже на подходе к ней можно было прочитать светящуюся надпись, выполненную безграмотным языком.
   Надпись гласила - "Сдеся живет будущий Виликий Маг Лексли".
   Посмеявшись над делом рук своих однокурсников, я зашел внутрь своего жилища и достал из заначки почти сотню золотых монет.
   Вы, наверное, думаете что я, имея такие деньжищи, пошел в загул? Ошибаетесь!
   Первым делом я навестил нашего коменданта. Принимая во внимание тот факт, что сей несчастный ученик, стал завсегдатаем казематов академии, мне пришлось пойти на отчаянные меры. Терпеть ту царящую там убогость и принюхиваться к пованивающим матрасам на лежаках я просто больше не мог. Переданное ему в руки злато стало убедительным доводом для проведения срочных работ по ремонту и переоборудованию вверенного ему помещения.
   Договорившись при следующем своим посещением карцера оценить предпринятые комендантом усилия, я направил свои стопы обратно к себе в комнату. Учебный курс подходил к концу, и вскоре предстояли приемные экзамены. Еще год на первом курсе меня наши преподаватели просто не смогли бы пережить.
   Дни летели, сливаясь в недели и переходя в месяцы. В свободное от учебы время я пытался расшифровать одну из найденных книг, но написанное в ней не поддавалось моим усилиям. Поход в библиотеку с несколькими выписанными фразами на листе пергамента тоже не дал положительного результата. Библиотекарь просто развел руками, увидев текст, такого языка оказывается, и он не знал. А знал он почти с десяток, в том числе и парочку языков считающихся мертвыми.
   Помог случай. По воле богов однажды вечером рассматривая книжонку, из воротника рубашки выскользнул мой давний амулет. Упав на книжный лист, он осветил его своим сиянием. Главное заключалось в том, что расположенные вблизи амулета буквы стали изменяться, превращаясь в понятный мне язык.
   Заинтересовавшись таким чудесным превращением, я снял амулет, взял его в руку и отвел ее в сторону. В тот же миг написанное в книге стало опять изменяться, превращаясь в нечитаемые символы.
   Все! Прорыв произошел! Все вечера я только и делал, как с помощью амулета читал имеющиеся в моем распоряжении книги. К моему великому разочарованию, в первых двух книгах текст относился к взаимодействию со стихиями огня и воздуха. Только последняя книга действительно могла принести мне пользу. Ее страницы содержали описание некоторых заклинаний стихии земли, способы их применения и достигаемый в итоге результат.
   Большую часть этих заклинаний я так и не смог понять, как правильно произнести вслух, или выстроить мысленно руну. Однако одно из найденных заклинаний привлекло мое внимание. Рассудив, что поскольку его название "удар небес", то наверняка это довольно мощное заклинание и оно очень мне пригодилось бы при схватках с каким-нибудь противником.
   Была одна загвоздка. Для того чтобы это заклинание активировалось я должен быть или действительно могучим магом или использовать накопители силы. Либо это заклинание должны были произнести несколько магов стихии земли. Первый и последний варианты естественно отпадали. А что касается второго варианта, с накопителями, то я тут же вспомнил о кристаллах, которые Коб достал с поверженного паука.
   Кстати паучок оказался еще той тварью. На одном из уроков общей магии нам рассказали о них и даже показали изображение полностью совпадающим с, наверное, уже протухшим оригиналом. Таких тварей и им подобных маги активно использовали во время войны магов. Кристаллы, вживленные в их тела, служили для установления контроля над их действиями. Эти кристаллы выполняли еще и функцию накопителей магии, которую эти твари могли высасывать из поверженных врагов. Понятно, почему паук кидался как ненормальный на нас, его привлекла в зал магия, исходившая от наших светляков.
   Наконец я решил что вот, все, в достаточной степени запомнил всю последовательность действий для активации этого заклинания. Одновременно зарекшись испытывать его в ближайшее время.
   Но видно я действительно не угодил богам, раз не смог сдержать данное себе обещание.
   Перед экзаменами в помещениях академии царила суматоха. Ученики торопливо пытались заучить в последний момент заклинания, которыми они хотели подтвердить свой уровень знаний перед экзаменационной комиссией во главе с ректором.
   Пятый, четвертый и третий курсы сдали экзамены без особых проблем, и вскоре ректор поздравил пятый курс с окончанием обучения и от лица академии присвоил им звание подмастерьев магии. Четвертый и третий курсы отметили успешное окончание очередного года обучения грандиозной попойкой. Во всех тавернах окружающего академию города три дня отмечали это событие и начало каникул.
   У некоторых учеников второго курса возникли затруднения при сдаче экзамена. Проще говоря, напортачили они там что-то, да так что слухи ходили один страшнее другого. По крайней мере, приемка первого курса происходила уже не в помещении, а на плоской крыше одной из башен главного здания академии.
   Пришла пора и нам, первокурсникам, показать свое мастерство.
   Большая часть нашего потока быстро выполнило необходимый минимум из двух заклинаний, и обрадованные ученики отправились обратно по комнатам. Харт и Коб блестяще выполнили демонстрацию, доказав преподавателям что программу обучения они знают от и до.
   Пришла пора и мне блеснуть своими умениями. Экзаменационная комиссия была в составе пяти человек. Ректор, сидящий за небольшим столом, стоявшего у края крыши, и четыре мага - преподавателя. Из них я знал только магистра Лауди и учителя Танта. Двое других, облаченные в мантии воды и воздуха, были мне не знакомы.
   - Ученик Питер Лексли, - произнес ректор, - приступайте к демонстрации выученных знаний.
   Посмотрев на спокойно сидевшего ректора, хмурого Лауди, ехидно улыбнувшегося Танта и сидевших с невозмутимыми лицами двух незнакомых мне магов, я, пожав плечами, одно за другим активировал заклинания каменной стрелы и щита.
   - Браво, - лениво похлопал мне ректор. - По крайней мере, программу минимум вы знаете.
   - А чем вы нас удивить то сможете? От ученика магистра Лауди я ожидал несколько более впечатляющий результат, - с издевкой добавил учитель Танта.
   Да простят меня боги но я просто не смог больше выдержать его подначки.
   - Как попросите учитель Танта, - поклонившись, произнес я, - Хотите что-нибудь, что сможет вас удивить? Так сейчас вы это увидите!
   Сжав в кармане своей одежды все находившиеся там кристаллы я, представив мысленно ту самую руну, и шепотом произнеся требуемые слова, активировал вычитанное из книги заклинание. Накопители мгновенно опустели.
   С недоумением осмотревшись, я не заметил нужного мне эффекта от произнесенного заклинания. Ничего не произошло.
   - И это все что вы можете показать нам? И где результат от вашего заклинания? А? - с издевкой поинтересовался у меня Танта и, повернувшись к ректору, это порождение демонов с видимым сожалением произнесло. - Господин ректор, хоть сей ученик и показал минимум для прохождения экзамена, но я настаиваю его оставить еще раз на первом курсе как не справившегося с последним своим заклинанием.
   - 'Какая же ты тварь учитель', - подумал я.
   В это время ректор, посматривающий на небо вдруг замер, присмотрелся и резко, отшвыривая от себя стол, вскочил на ноги.
   - Поставить щит над Академией! - буквально заорал он, белый от ужаса. - Круг силы! Быстрее!
   Магистр Лауди взглянул на то, что смотрит ректор Азани, подскочил и начал вливать в заклинание ректора все свои силы. Следом включились в это дело и оставшиеся на крыше маги.
   Я тоже посмотрел наверх.
   Ой! Мамочка! Спасите меня милостивые боги! - вот все что я успел подумать тогда.
   С неба прямо, на то место где проходил экзамен, падал камень размером с небольшой дом и весь объятый пламенем. Огненный шлейф ее хвоста протянулся за ней, перечеркивая небосвод.
   Великий Тиррот! Искренне благодарит тебя непоседливый ученик Пит Лексли за то, что ты послал ему в качестве ректора господина Азани. Щит, поставленный им и подпитываемый остальными магами смог выдержать всю ту неимоверную мощь, обрушившуюся с небес. Как он смог уберечь жителей города от вспышки ярчайшего света и последовавшей за ней звукового удара я так и не понял, но ближайшие к академии дома выглядели целыми и невредимыми.
   Все здания академии вздрогнули и затряслись, так что некоторые ученики в панике выбегали из них, наружу думая, что это боги послали на них землетрясение.
   Наконец спустя десять белых граней все это закончилось. Здания перестали трястись, щит окружающий академию погас, а ректор и вся остальная экзаменационная комиссия перевела свой взор на меня.
   - Взять его! - приказал ректор.
   Трое магов кинулись меня вязать, пытаясь спеленать своей магией. Особенно старался Танта, скорпионов ему в печенку.
   Магистр Лауди стоял и, смотря на меня, просто качал головой, явно пребывая в некотором недоумении.
   - Да погодите вы! - прокричал я, пытаясь выскользнуть из наброшенных на меня магических захватов, - экзамен я хоть сдал?
   - Да наверняка, - поспешил успокоить меня учитель Танта и добавил, торопливо накидывая на меня еще одну петлю заклинания, - знаешь, а я, пожалуй, попрошу не только считать тебя перешедшим с отличием на второй курс, но и досрочно завершившим все пять курсов академии. Терпеть твои выходки еще четыре года будет просто невыносимо!
   Экзамен у оставшихся учеников первого курса был отложен на неопределенное время. Ректор произнес заклинание переноса, хотя, по моему мнению, это была просто какая-то череда грязных ругательств. Не прошло и пяти секунд, как мы вшестером оказались в моей комнате.
   Такого я не ожидал даже от ректора. Двое так и не представившихся мне магов обыскивали мою комнату со сноровкой бывалых взломщиков. Вскоре к пирамидке на моем столе добавилось все то, что я нажил непосильным трудом. Чуть меньше полутора тысяч золотых монет и артефакты, относящиеся к моей стихии.
   - Книги сам выдашь или мне помочь тебе, а? - поинтересовался ректор.
   Пришлось указать на две ненужные мне книги, найденные в подземелье академии стоявших на полке вперемешку с книгами из библиотеки.
   Дело в том, что самую нужную мне книгу несколько дней тому назад спрятал в тайнике в комнате Коба. Перестраховался.
   После этого ректор опять скастовал перенос и мы все очутились у него в кабинете.
   - Ну и что мне с тобой делать? Отчислить что ли? - поинтересовался он присев в свое кресло и разглядывая меня так, как, будто перед ним стоял тот паук из катакомб академии.
   - Как что?! - в моем голосе все присутствующие услышали неподдельно изумление. - Понять и простить!
   Ректор, да и вся комиссия за ним просто оторопели.
   Я тут же продолжил. - Использованное мной заклинание не относится к категории запрещенных, не так ли? Так! Использовал я его только потому, что учитель Танта потребовал показать что-нибудь этакое на экзамене так? Так! Не вижу оснований для моего пленения и отчисления из академии! Да еще и найденные мной книги и артефакты отобрали, не компенсируя ни одной монеткой! И золото куда забрали?!
   Ректор побагровел. Учитель Танта выглядел возмущенным, еще бы, ведь я перевел на него причину использования такого заклинания. Магистр Лауди и те, два незнакомых мага хихикали потихоньку, прикрывая свои рты руками.
   В кабинете ректора воцарилось молчание.
   Через долгие десять белых граней ректор произнес: - Хорошо, первый курс ты прошел с отличием, как ученик, который смог действительно удивить меня в этом году. Ты действительно выполнил указание учителя Танта. Артефакты и деньги тебе вернут, они так себе и особой угрозы другим ученикам не представляют. Книги хоть и не запрещенные, но представляют опасность для неподготовленных учеников академии, как мы уже сами убедились.
   - Я выплачу за них тебе ровно по одной тысяче монет за каждую, - он порылся на своем столе и положил перед собой небольшой мешочек.
   Когда он открыл его, я смог удостовериться что там находятся драгоценные камни на озвученную сумму, ну не стал ректор утруждать себя поисками золота.
   - Но не наказать тебя я просто не могу. Ты подверг опасности всю академию, со всеми кто в ней находился, да и жителей ближайших домов тоже. С этого момента и до получения тобой звания подмастерья магии, лично тебе запрещается использовать заклинания не входящие в учебную программу, - произнес он и закончил. - Вместо каникул, все дни до начала занятий у второго курса, а это практически целый месяц, ты проведешь в так хорошо знакомом тебе месте.
   Не дав мне и слово вымолвить в свою защиту, он сделал хоп пальцами и вот я уже стою, оглядывая свой новый дом на ближайший месяц.
   -'Хорошо хоть не отчислили!' - подумал я.
   Ха! А комендант то наш мужик! Слово держит! Как вы думаете, что представлял собой карцер, а?
   А карцер выглядел так, что я моментально решил официально обратиться к ректору для смены своего места постоянного обитания, после своего заключения конечно.
   Два мягких дивана стояли на противоположных друг от друга концах помещения. Пол устилал мягкий и пушистый ковер из шкур отаков, хищных зверей обитающих в горах на севере империи. В помещении стояли небольшой столик округлой формы, книжная полка с книгами и кресло. На столе стояли кувшин заполненный с вином, два стакана и маленькое серебряное блюдо заваленное бутербродами. К кувшину была прикреплена записка, написанная почерком Харта. Ее содержание гласило: "Держись друг, мы с тобой все эти дни". Магический светильник освещал преобразившееся помещение.
   Увидев все это, я просто расхохотался и рухнул в кресло. Да, такое заключение поможет выдержать и не один месяц наказания, подумалось мне, когда я уже засыпал сидя в кресле.
  
  Глава 9.
  
   Да... Второй курс был нечета первому. Наши новые учителя, маг воздуха Норан и маг воды Керин, с маниакальным упорством третировали нас. Основной упор был сделан на общие правила построения заклинаний, работе с рунами, медитации, отработке правильного произношения заклинаний и жестикуляции.
   То есть, чтобы правильно создать заклинание и получить требуемый результат, нужно было достаточно усердно готовиться. Дополнительно они нас обрадовали тем, что начиная с третьего курса, учеба будет разделена по факультетам, а также по основным направлениям своих навыков, боевые, защитные и общие, для повседневной жизни.
   Ну, это дело отдаленного будущего, а пока второй курс учеников страдал, пытаясь составить мысленно руны, относящиеся к своим стихиям. Пока получалось не очень хорошо.
   Да чуть не забыл. Наш добрый император, да продлиться правление его и его династии многие века, озаботился жизнью своих будущих магов. Поскольку большая часть одаренных, училась за счет империи, то по окончанию обучения в Академии они были обязаны послужить на благо государства два года там, куда их пошлют. В основном одаренных, прошедших обучение и получивших звание подмастерья, направляли для службы в легионы и гарнизоны на границы империи. Ходили слухи что орки, гоблины и некросы, начали проявлять интерес к землям нашей необъятной родины. Вот кто-то из 'особо умных' советников (из вояк) и посоветовал Императору включить курс войсковой подготовки одаренным. И аргументировал этот нехороший советник тем, что вдруг война и враги кругом, а маг себя защитить, не сможет в ближнем бою, а ведь мага выучить это пять лет Академии в среднем надо затратить.
   Проще говоря, в имперской Академии магии появились наставники по оружию, все эти посохи, мечи, ножи и топоры. Нет, я понимаю посох магу положен как подтверждение его статуса - обученного одаренного. А если посох еще и зачарован, то он просто и необходим одаренному. Но для чего будущему магу владеть топором это просто не укладывалось у меня в голове. Да как он тогда будет заклинания активировать, если руки будут заняты? Ногой, что ли? Да и сравнивать воина империи всю свою жизнь буквально от рождения посвятившему обучению на мечах и прочих убийственных орудиях и магов, которые, за исключением дворянского сословия, тот же меч только издали и видывали, а топор использовали по прямому его назначению для колки дров.
   Но никого естественно спрашивать не стали, императору виднее всех, поэтому весь второй курс разбили на группы по десять человек и каждой группе был назначен учителем один из мастеров воинов. Вот и меня приписали к одному такому мастеру. Такен его звали, или уважаемый мастер Такен, кому как лучше.
   Все ничего, да только он действительно всерьез воспринял поручение Императора и решил сделать из воинов, похожих на тех, кто несет свою службу в легионах нашего государства. А что дальше? А дальше был кошмар наяву.
   Он быстро нашел общий язык с нашим комендантом и тот, непонятно откуда, притащил десяток неподъемных доспехов. Хотя, по моему мнению, это были не доспехи, а сбруи, в которых можно было защитить даже боевых коней.
   Такен, приказал нам надеть все это убожество и когда мы приняли более- менее похожее на воинов облачение, распорядился пробежать группой десять лиг. Магист Лауди, пришедший где-то через три - четыре часа узнать, почему его любимый ученик опаздывает на свой ежедневный урок, был поражен открывшимся ему видом. Эту картину надо было изобразить на холсте маслом. Через ворота во двор академии вползало десять тел, ошибочно считавшихся ректором учениками второго курса. В их первых рядах Лауди еле смог опознать нашу не разлучную троицу. На всех нас был толстый слой грязи на два пальца примерно толщиной.
   - Кто из вас Лексли? - недоуменно спросил он ближайшее из тел.
   Вторая от него тушка подняла свое щупальце, так можно было назвать вывалянную в грязи руку, и простонала, - Это я учитель!
   Лауди перевел свой недоумевающий взгляд на бодро вошедшего во двор мастера Такена.
   - Ничего, маленькая разминка им полезна, - ответил он на молчаливый вопрос магистра и добавил. - К концу второго курса я еще сделаю из них настоящих новобранцев!
   С земли раздался дружный стон бедных учеников имперской академии магии.
   Магистр понял, что сегодня толку от меня не будет, махнул рукой и направился по своим делам. Несчастные второкурсники медленно расползались по своим комнатам.
   Целых два часа я потратил на то чтобы привести себя в более приличный вид.
   С той поры так и повелось. Подъем под завывания пирамидки, завтрак, учеба под руководством учителей магии, пытка под руководством мастера Такена и, если у меня еще оставались силы, практические занятия с магистром Лауди.
   В один из прекрасных дней мастер Такена подозвал нас к себе, в оружейную комнату. Она находилась в одном из неиспользуемых строений во дворе академии. Сквозь раскрытую дверь мы смогли заметить длинный стол, разделивший внутреннее пространство здания на две равные части.
   - Выбирай те, что больше нравиться, - указал он на разложенные, на столе орудия.
   Большую часть лежавших орудий на этом столе иначе назвать было весьма затруднительно. Брезгливо потрогав один из топоров, который больше был уместен в руке дровосека или имперского палача, и, покосившись на ржавый меч, последняя чистка и заточка которого производилась наверняка во времена войн магов, моя рука решительно потянулось к единственному предмету достойного применения. Это был посох, из крепкого дерева, с бронзовыми обручами охватывающие его верхнюю и нижнюю части.
   Остальные товарищи по несчастью, расхватали, оружие, не глядя. Довольно комично выглядел один из пареньков ухвативший топорик. Когда он, подражая героям древности, рывком поднял его и, потеряв равновесие под его тяжестью, уткнулся в пол с ним на пару.
   Мастер Такена начал нас проверять на правильность нашего выбора. Практическим методом. Отведя нашу группу на небольшую площадку во двор, он по одному подзывал нас и просил атаковать его. Семеро учеников, которые явно ошиблись при выборе своего оружия, просто были вышиблены им с площадки. Двое, парень и девчушка из дворянского сословия, подобрали себе короткие мечи и кинжалы для парного боя. Вдвоем они смогли выстоять против мастера чуть меньше двух минут. Такена одобрительно покивал им и заявил, что это оружие подходит и что он будет счастлив, учить их и дальше владеть. Наконец очередь дошла и до меня. Оценив свои шансы на удачный исход тренировочного поединка, я решил продержаться против мастера хотя бы минуту.
   Такена взял в руки такой же посох и предоставил право нанести удар мне. Судя по скептической улыбки на его лице, он посчитал мой выбор ошибочным. Удар, еще удар, а теперь самый сильный удар! Мастер Такена, погасив силу последней произведенной на него атаки, просто откинул меня и мое оружие в сторону от себя. Меня по инерции развернуло вместе с вытянутым посохом.
   Нет! Ну, кто знал, что этот треклятый мастер вдруг решит шагнуть как раз туда, куда верхняя часть моего орудия и прилетит по инерции?!
   Бедный и несчастный... Нет! Не Такена! Ему то что? Он мастер воин, ему не привыкать получать удары по голове.
   Этим бедным и несчастным был я, на которого накинулся озверевший мастер. Вскочивший с покрытия площадки, с разбитым лбом, на котором медленно вспухала приличного вида шишка, он колотил нещадно своим посохом по разным частям моего тела.
   Наконец осознав, что его противник просто лежит на площадке и, изо всех сил прикрывает руками самое дорогое для него, он прекратил поединок.
   Подняв меня с земли, он с силой ударил меня по плечу и злорадно произнес:- Твое оружие посох. Буду гонять тебя нещадно. Терпи.
   Дни, недели, месяцы, проходили неторопливо. Я все терпел. Постепенно, к нашему удивлению, мы действительно втянулись в новый ритм учебы.
   Нет, мастером боя на посохе, к середине второго курса обучения в имперской академии магии, я не стал, но от пьяного в дым разбойника с лесной дороги отбиться уже смог бы, наверное.
   Но настал тот момент, когда второй курс, остервенев, от усиленного учебного процесса, взмолился и отправил старосту курса к ректору на поклон. Мы просили дать нам хотя бы пару дней передышки от занятий, указывая на нововведения и, как результат, снижение общей успеваемости по нашим главным предметам. Ректор, заинтересовавшись такой просьбой, лично прибыл в один из дней посмотреть на результаты наших тренировок. В это время во двор академии как раз вползала с очередной пробежки одна из групп второго курса.
   Поглядев расширившимися с медяк глазами на проползающих мимо его ног то ли людей, то ли пресмыкающихся неизвестной породы, он действительно распорядился устроить внепланово два выходных дня с выходом в город.
   Вся Академия лихорадочно приводила себя в порядок, готовясь провести вылазку по ближайшим тавернам.
   Услышав о грозящем массовом нашествии учеников академии, трактирщики срочно увеличили количество бочек с вином и пивом, желая погреть свои ручонки на несчастных магиках.
   И вот настал этот замечательный день!
   Наша боевая тройка закадычных друзей, во главе с вашим покорным слугой выбралась наконец-то в город. Помимо святой обязанности как учеников имперской академии магии испробовать лучшие вина в тавернах города, у нас был еще один не решенный вопрос. Обыск в моей комнате, когда чудом мне удалось сохранить и приумножить свое состояние, натолкнул меня на достойную мысль. Вот поэтому наши руки оттягивали мешочки с позвякивающими золотыми монетами, а наш путь пролегал в торговый квартал, в банк гномов.
   Гномы, нет, они действительно упорны в своем труде по добычи руды и драгоценных камней, а также уникальные мастера по изготовлению оружия, доспехов и всего такого прочего. Но есть у них одна такая черта, которая низводит все их достоинства. Это патологическая жадность и скопидомство. Вот и один из кланов вместо того, чтобы как все другие уважающие себя гномы копать, строить и изготавливать решил получать деньги из ничего, давая в их долг под процент или храня за определенную плату.
   Поскольку все, что делают гномы, они делают с неимоверным упорством, то и в этом деле клан "алмазная корона" настиг закономерный успех. В каждом крупном городе нашего континента появились отделения их банка, торговцы мигом сообразили, что это позволит им увеличить свои обороты и капитал и банк гномов стал монополистом в этой сфере у всех государств.
   Банк. Что он представлял собой. Двухэтажное каменное здание, без всяких украшений. Вместо окон мы увидели бойницы, перекрытые толстенными железными прутами. Внешняя дверь из массивного дерева снаружи полностью облицованная толстым железом. Присмотревшись истинным зрением, я заметил целый клубок неизвестных мне заклинаний окутывавший здание. Хотя нет, постойте, одно заклинание я опознал. Это было заклинание укрепления камня, как раз относящаяся к силе стихии земли. Да, в отличие от империи, у гномов было достаточно магов земли.
   Переглянувшись, наша троица прошла внутрь здания. А гномы оказывается хитрецы! Короткий коридор заканчивался крепкой металлической решеткой со сложным замком, сейчас открытой, правда. Внутри небольшой зал приема посетителей был разделен на две части перегородкой из неизвестного мне материала, в котором виднелись небольшие оконца. С одной стороны могли находиться посетители, страждущие облагодетельствовать жадных гномов своим золотом и драгоценными камнями. С другой из оконцев выглядывали сами гномы - служащие, предоставляющие услуги банка. Охрану внутри помещения осуществляла четверка гномов закованных в доспехи с арбалетами в руках и обоюдоострыми топорами за спинами.
   Покосившись на этих недомерков, злобно смотрящих своими глазенками в нашу сторону, мы решительно подошли к окошку.
   - Желаете взять деньги в долг под процент, открыть новый счет в нашем банке или пополнить его? - поинтересовался служащий у нас.
   - Открыть счет, вернее три, - озвучил я нашу просьбу.
   Тридцать золотых монет и у каждого из вас будет свой счет в нашем отделении банка, - сообщил он.
   - Как тридцать! - возмутился я в ответ. - Да еще год назад все в академии знают было всего двадцать!
   - Что поделать друг мой! Это было целый год назад! Все течет и меняется. Инфляция, однако! - добил гном меня мудреным словом. - Так будете открывать или нет?
   - 'Чтоб тебе молот в одно место поймать!' - злобно подумал я и протянул ему золото и драгоценные камни в окошко и, произнес. - Будем.
   - Так, с учетом выплаты тридцати монет банку выходит ровно на три тысячи четыреста пятьдесят семь золотых, - подсчитал быстро гном. - Постарайтесь не двигаться, мне надо уточнить параметры вашей ауры. Все. Готово. Возьмите ваш кристалл. При необходимости вы сможете получить ваши деньги в любом нашем отделении.
   - За вычетом небольшой комиссии, разумеется, - поспешно добавил он.
   Пока он обслуживал Харта и Коба я, крепко сжимая в руке полученный кристалл, злобно посматривал на этого жадного коротышку. Какие к демонам это банкиры! Это бандюги с большой дороги! Лишних десять монет содрать с каждого! Да на эти деньги простой ученик мог месяц прилично прожить в этом городе!
   Наконец все наши дела в этом отделении банка гномов были завершены и мы отправились в ближайшую таверну. По пути Харт предложил заглянуть в мастерскую оружейника Готца, тоже гнома, но считающегося признанным мастером по изготовлению оружия.
   Времени у нас было навалом, поэтому мы без особых колебаний направились к ней. Над дверью висела вывеска: "У одинокого гнома". К лавке была пристроена небольшая кузня, из которой, приглушенный магией, весело доносился стук молота по металлу.
   Готц мне сразу понравился хоть и был из племени гномов жадных до злата. Внешне он был не совсем похож на своих соплеменников. Чем? Да хотя бы тем, что был меня всего на голову ниже ростом и раза в полтора шире в плечах. Ему вообще броню против противника надевать не надо было. Все его тело представляло сплошное переплетение мускулов. Не удивлюсь, если брошенный метательный нож просто отскочил бы от него как от камня. Да и на взгляд он выглядел добродушным малым.
   - Мастер Готц, - поклонился ему Харт, а следом и мы, - есть у вас, что-нибудь, что может заинтересовать меня и моих друзей.
   - Есть, как не быть, - ответил мастер. - Вот смотри все, что лежит на прилавке, а я пока покопаюсь в кладовой. Те кинжалы, которыми ты раньше интересовался, уже готовы.
   Пока он ходил за заказом, мы рассматривали все, что лежало на его столах. Кинжалы, ножи обычные, засапожные и метательные, там же были дротики и стрелки на любой вкус. Несколько обоюдоострых одноручных топоров и один двуручный, мечи какие только душа могла пожелать. На отдельном столе были разложены кольчуги, переливающиеся металлическим отблеском от падающего на них света. Чуть не забыл! Вдоль стен на подставках стояло несколько полностью собранных доспехов. А стены лавки украшали металлические щиты, единственно я не заметил ростового щита.
   Харт с видом профессионала в этом деле прогуливался вдоль столов с изделиями мастера и указывал нам с Кобом на достоинства и недостатки того или иного оружия. Мы, делая вид, что полностью понимает все то, что он нам поясняет, многозначительно кивали головой. Мне как будущему квалифицированному магу подробности изготовления, например, двуручного топора были ну абсолютно не нужны, но обижать воодушевленного друга не хотелось.
   Наконец вернулся мастер Готц. Он выложил на прилавок небольшой сверток и не торопясь развернул его. Харт ахнул. Перед его глазами лежала его мечта, два одинаковых вороненых кинжала с локоть длинной. В эфесах виднелось по небольшому рубину. Присмотревшись истинным взором, я заметил небольшую дымку магии земли окутывающие их.
   - Вот Харт. Твой заказ выполнен, - гордо произнес мастер, поглаживая лезвия кинжалов.
   Харт ревниво посмотрел на него и произнес. - Мастер, сколько я должен вам за такую, несомненно, прекрасную работу?
   Готц с заметным усилием подавил в себе природную жадность и ответил ему: - Ровно тысячу золотых парень, по пятьсот за каждый. Кинжалы выполнены из высококачественного железа в сплав, к которому добавлена одна доля мифрила и зачарованы на повышенную прочность. Кому-нибудь другому я продал бы их в два раза дороже.
   Харт не задумываясь, выскреб из своего мешочка, изрядно прохудившегося после посещения банка, ровно тысячу золотых. Забрав кинжалы, он еще с десяток белых граней благодарил мастера и обсуждал с ним достоинства его творения.
   Пока они общались, а Коб со скучающим видом ожидал окончания их разговора, я присмотрел пару потемневших наручей, лежавших одиноко за его спиной. Памятуя о том, что мастер Танта своим посохом частенько попадает мне по рукам я, естественно, воспылал желанием их приобрести.
   - Мастер Готц, прошу прощения, что перебиваю вас! - влез я в идущий разговор. - Не могли бы вы сказать, сколько стоят вон те наручи?
   - Конечно, - с непонятной усмешкой ответил мастер. - Ровно ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ЗОЛОТОМ! ЗА КАЖДЫЙ!
   Всю нашу дружную компанию настиг шок. Будучи не в силах осмыслить, как в обычной оружейной лавке может находиться на продаже такое изделие стоимостью в небольшое поместье или в не наследный дворянский титул, я, придя в себя, поинтересовался у него: - Почему?!
   - Почему так дорого? - уточнил Готц и, видя в моих глазах, что это так ответил. - Эти наручи изготовлены моим народом до войны магов и, несомненно, для них. Какие конкретно возможности скрыты за столь внешне невзрачным видом я не могу сказать. Единственно мне известно, они предназначены для людских магов использующих силу стихии земли. А с такими магами в Империи сейчас большой дефицит.
   - Ну, это вы зря так сказали, - отмахнулся я. - Один такой будущий маг перед вами стоит. Но такие деньжищи я вряд ли когда смогу скопить, чтобы приобрести эти изделия.
   - Не купите вы, так купит кто-то другой, - безразлично произнес мастер. - Да и богатых коллекционеров среди дворянского сословия хватает.
   С трудом оторвав свой взгляд от вожделенных наручей, я поторопил друзей и мы, распрощались с мастером. Вскоре наша дружная тройка шагала по мостовой города, приближаясь к таверне. Название у нее было интересное "Одноглазый Джо". Нет, на том момент, когда мы вошли в таверну, она выглядела довольно пристойно. Опрятно одетый одноглазый трактирщик. Таверна чистая, народу немного, выкриков пьяных почти и неслышно. Все спокойно сидели, ели и запивали пивом или вином на свой выбор и толщину своего кошелька.
   С горя я сразу заказал за наш стол бочонок пива да закуски к нему. Ели, пили, обсуждали все, что произошло с нами с момента поступления в имперскую академию магии. К нам присоединилось еще с десяток учеников второго курса. Естественно взяли еще пива, вина и закуски. А что? Гулять так, гулять. Сколько мы выпили и как посидели, я не запомнил. После второго бочонка пива, который я на спор распивал с одним из гномов, мол, кто кого перепьет, мое сознание просто отключилось.
   Очнулся я от удара чем-то тяжелым. С трудом разлепив глаза, увидел заросшую физиономию незнакомца. Это был городской стражник. Оказалось, что я валялся на полу незнакомого мне помещения. Вместе со мной на полу лежали Харт, Коб, и еще пять человек с моего курса. Заметил я и парочку смутно мне знакомых гномов.
   - Ты! Бери своих приятелей, и пойдем к судье! - распорядился он и опять замахнулся на меня концом своего копья.
   Я с трудом поднялся на ноги. Меня шатало как матросов в шторм, да и чувствовал себя не очень хорошо, голова раскалывалась на части. Застонав от нахлынувшей боли я, не раздумывая, пнул по очереди каждого из друзей.
   - Поползли отсюда, - прошептал я в ответ на их непонимающие взгляды. - Нам еще, похоже, отвечать за вчерашнее.
   Стражник сопроводил нас в кабинет судьи города. Внешне он представлял собой довольно пожилого человека, немного полноватого, в черной мании. Замысловатый парик украшал его голову.
   - Ну что молодые люди, - осуждающим тоном произнес судья, завидев нашу болезную троицу. Бесчинствуем, значит? Нарушаем покой жителей славного города Родон, а?
   - Так это! Господин судья! Не виноватые мы! Огульно осудили нас недоброжелатели! - сообразив, что дело, кажется, идет к реальному наказанию, быстро произнес я, стуча себя кулаком в грудь и делая невинное лицо.
   - Огульно говоришь, - усмехнулся судья, услышав мои слова, и немного поморщился, когда его обоняние уловило мощнейшее амбре от нашего недавнего запоя.
   - Вы лучше послушайте, что жители говорят! - потряс он перед собой стопкой пергаментов.
   Ой, что там про нас написали!
   Оказывается, после того бочонка, гулянка продолжала набирать обороты. Запасы бедного трактирщика мы опустошили полностью за пару синих граней. Почему бедного? Да потому что ему придется, наверное, менять надпись своего разнесенного вдребезги трактира на "Слепой Джо". Причина в том, что когда наши души потребовали продолжения банкета, то трактирщик заявил нам, что мы все выпили и пора выметаться из его заведения. Обиженный его ответом тихоня Коб заехал своим кулаком в его единственный глаз. Как назло в трактир зашел патруль стражников. Увидав картину избиения своего благодетеля, а как можно было назвать того, кто бесплатно наливал им пиво, они рьяно вступились на его защиту. Разгорелась потасовка. Один из стражников отлетел от удара на спящих гномов, те, недолго думая, решили тоже изобразить на их телах все, что они считают о мздоимцах. Сильно городскую стражу недолюбливают, кажется, местные жители, потому что гномы сшибив на пол парочку из них, принялись пинать ногами. На шум и крики в трактир ввалилось подкрепление стражи да парочка магов, прикрепленная к ним. Ну, пьяным ученикам море по колено, поэтому во вновь прибывших моментально полетели заклинания первого и второго круга магии. Маги естественно предприняли все меры для спасения своих жизней и жизней окружающих.
   Короче, никто не погиб, но трактир был разнесен вдребезги.
   - Сотня золотых монет с вас троих, как зачинщиков беспорядков, штрафа, двести золотых на восстановление трактира и пять дней общественных работ по уборке улиц, - огласил судья свой вердикт и добавил. - Благодарите магистра Лауди, что вступился за вас, обалдуев, иначе годик на рудниках Империи вам был бы обеспечен.
   Пришлось согласиться с вынесенным решением. Деньги в итоге мы заплатили через посыльного из отделения городского банка.
   Первый день мы отработали, как положено, подметая улицы города и убирая всякий мусор. На второй день Харт, заметив, что наше сопровождение из охранника и мага заскучали, предложил сыграть в одну интересную игру.
   Услышав, что надо всего лишь ровную поверхность, три деревянных стакана и маленький шарик, наша охрана через час осчастливила нас всем этим.
   - Вот смотрите, - Харт выстроил перед собой на ровной доске три стакана, накрыл средним из них небольшой шарик и быстро перемешал стаканы. - Кручу верчу, запутать хочу. Где шарик, а?
   - Здесь! - ткнул пальцем маг в левый стакан.
   - А вот и не верно! - Харт поднял стаканы, указывая, что шарик то оказывается в левом!
   - И верно! - изумился маг и добавил, - и магию ты не использовал, иначе я обнаружил это.
   Наши действия привлекли парочку местных жителей. Посмотрев на священнодействия Харта, они попросили сыграть с ними.
   - Да без вопросов! На что играть будете, уважаемые? - поинтересовался у них друг.
   - А какая ставка будет? - забеспокоился один из желающих.
   - Да деньги нам не нужны! - успокоил его Харт. - Если вдруг проиграешь, так десяток минут метешь улицу. А если я проиграю, то с меня золотая монета. Господа стражники не возражают, верно?
   Те согласно покивали головами, заинтересованно смотря на разворачивающееся представление.
   По моему убеждению, Харт превзошел циркачей приезжавших в Деррон. Так завлечь жителей города на бесплатную уборку его улиц - это да, это надо уметь! Естественно, Харт не проигрывал, а желающих все оставшиеся четыре дня, по их мнению, на халяву получить золотой не уменьшалось.
   К концу "нашим" так сказать общественным работам, стражники в один голос заявили, что он явно обладает каким-то неизвестным доселе колдовством. На что тот, улыбаясь, разъяснил им, что это не так, а все зависит от ловкости рук.
   - Главное результат! - закончил он и обвел рукой сверкающую чистотой улицу.
   - Это верно, - произнес стражник. - Ладно. Проваливайте в вашу академию и попытайтесь так больше не разгуливаться.
   Перед тем как мы отправились в академию, я заметил парочку темных личностей, укутанных в плащи, которые выпытывали у Харта секреты его игры, готовясь выманивать монеты у доверчивых жителей Родена.
  
  Глава 10.
  
   Второй курс оканчивал свое обучение в имперской академии магии. Я был спокоен за сдачу экзамена. На этот раз твердо, решил ничего не устраивать этакого, как бы меня не провоцировали наши учителя.
   С десяток заклинаний второго круга пополнили мою копилку знаний. Самое важное, на мой взгляд, заклинание относилось даже не к стихии земли, а просто использовало способности одаренного человека. Заклинание с кратким названием "опознание вещей" было ой как нельзя, кстати, для магов и тех, кто рыщет ночами по заброшенным развалинам и катакомбам в поисках сокровищ.
   За наш разгул в городе нам ничего не было. Только магистр Лауди с укоризной покачал головой, когда я предстал перед его глазами, горя желанием выучиться побыстрее. Ах да, еще на двери моей комнаты исчезла та безграмотная надпись, но взамен нее появилась бронзовая табличка с выгравированной надписью "Будущий Великий Маг Лексли, гроза городских таверн".
   Я так и не узнал, кто из моих сокурсников смог так подшутить надо мной. Она оказалась намертво вмурована в дверь и хорошо защищена магией. Дверь снимать с петель я не решился, все-таки это казенное имущество, а с ректором шутки плохи. Еще месяц заключения мне не был нужен.
   Так вот, экзамены прошли без происшествий. Я видел несколько разочарованное лицо ректора, но рисковать, как на первом курсе не стал. Четыре заклинания второго круга, включая такие заклинания как "окаменение", "каменные шипы" и "улучшенный щит" защищающий от враждебной магии более высокого уровня, удовлетворили требовательность экзаменационной комиссии, и я официально перешел на третий курс.
   Кстати о карцере. Я, как и собирался, подал таковое прошение ректору, но меня опередили. И кто?! А опередил меня наш комендант, оценив обстановку уже бывшего карцера и помещение занимаемое им самим, этот сын демона подлизался к ректору и получил его добро на переезд! Вот поэтому платить повторно за ремонт помещения карцера академии я больше не собирался.
   Однако моим надеждам на веселое время провождение каникул до начала занятий у третьего курса не суждено было сбыться.
   Ректор вызвал в свой кабинет магистра Лауди и нашу великолепную тройку, грозу академии и расположенного вблизи города.
   Дождавшись, когда мы рассядемся, он начал свою речь. - Я вынужден с огорчением сообщить вам, что каникул у вас троих, молодые люди, не предвидится.
   Нет ну каков, а?! Что-то я не заметил и следа огорчение на его лице. Скорее в его глазах была заметна усмешка.
   - Ну, так вот. Поступила просьба о помощи от старосты деревеньки Датте, что в восьми днях езды отсюда. Заброшенное кладбище в дне пути от деревни стало беспокойным, всякие там зомби. Местный барон отправился туда с десятком людей, да там и остался, похоже.
   Нет, пусть дает еще неделю карцера, но вытерпеть я больше не мог!
   - Простите, что перебиваю вас господин ректор, но почему на это дело вы хотите отправить нас? К тому же всего-навсего учеников, только перешедших на третий курс и не обладающих в должной мере знаниями для борьбы с нежитью? Ведь там нужны либо черные маги, либо жрецы! - раздался мой возмущенный возглас.
   - Вообще-то ты прав, - неожиданно для присутствующих согласился со мной ректор. - Но сейчас каникулы и черных я отвлекать на это дело не намерен. К тому же со жрецами у нас не слишком хорошие отношения и запрос в этом случае от деревни должен быть сначала направлен в канцелярию Империи. Если служащие канцелярии заинтересуются им, то перенаправят запрос по правильному назначению.
   - Ну и самое главное, - вот тут наш обожаемый всеми ректор ухмыльнулся, - я снимаю со своей шеи вас троих. Повторный погром таверн города или ваши находки в подземельях академии, которые могут изничтожить все вокруг на несколько лиг, мне не нужны. Да и вы будете не одни, магистр Лауди с десятком воинов под командованием мастера Такены любезно согласились отправиться вместе с вами.
   Еще бы они не согласились! Просьба ректора негласно приравнивается к немедленному приказу для исполнения.
   Все! Это попытка просто напросто избавиться от нас с концами! - с ужасом понял я. - Если кто и сможет выжить так это магистр с мастером, а трех нерадивых учеников ректора там и съедят под завывания нечисти.
   Ректор заметил ужас в моих глазах и поспешно попытался нас успокоить. - Да не волнуйтесь вы так! Там, скорее всего два или три зомби и все. Приедете, упокоите, получите награду и вернетесь обратно. Как раз к началу занятий курса успеете. Старшим будет магистр Лауди, а вы так, на подхвате у него.
   - А какова награда? - уточнил я.
   - Если факт восстания нежити подтвердиться, то за зачистку местности от зомби из казны Империи получите тысячу золотых монет на всех. Если вдруг наткнетесь на другую нежить, то за ее уничтожение получите премию в размере двухсот золотых монет за каждую убиенную тварь.
   Я присвистнул, друзья тоже.
   - Только половину придется отдать академии, поскольку отряд едет от нее, - поспешно добавил он, услышав нашу реакцию.
   Ах ты, старый жадюга! Опять учеников под клыки кидать, а сам денюжку даром грести! - мысленно возмущался я.
   Уже на выходе из кабинета мне пришла в голову мысль поинтересоваться у него. - Господин ректор, а гнома у вас в роду случайно не было?
   И не дожидаясь ответа у начинающего краснеть от приступа гнева ректора, стрелой полетел в комнату готовиться к путешествию.
   Караван медленно, но почти без остановок полз по пустынным дорогам Империи, оставляя за собой лигу за лигой. Три средних фургона под охраной всадников да с эмблемой магов отпугивали местных лихих людишек. В одном фургоне были припасы, дополнительное вооружение для воинов и принадлежности для ночевки на открытом воздухе.
   Второй фургон занимали мы, трое учеников уже не второго, но еще не третьего курса имперской академии магии. Харт поглаживал свои кинжалы, любуясь своим сокровищем. Коб просто дремал в уголке. А ваш скромный слуга Питер Лексли, я, то есть, заучивал наизусть с помощью своего амулета вытащенную из заначки книгу стихии земли.
   Первый фургон как глава отряда занимал магистр Лауди. Периодически к нему подъезжал мастер Такена и они что-то обсуждали приглушенным голосом. Мастер так и не отстал от нас троих, по крайней мере. На каждом привале он гонял нас до полного изнеможения, что и говорить, результата он умел добиваться. Естественно я был еще далеко не мастер - воин боевого посоха, но уже и не такой полный профан во владении им. Да и Харт своими парными кинжалами заставлял с некоторой опаской подходить к нему. А тихоня Коб пошел по самому стандартному пути, то есть он предпочел использовать короткий меч и небольшой щит. Как он пояснил нам это, потому что его отец был из легионеров, и он хотел хотя бы немного походить на него.
   К концу восьмого дня нашего долгого пути показались стены деревянного частокола деревни Датте. Ворота в деревню были накрепко закрыты.
   - Эгей! Местные! Давайте открывайте! Подмога от магиков прибыла! - прокричал им мастер Такена.
   Хмурое лицо мелькнуло на смотровой вышке частокола. Через пару белых граней раздался звук отодвигаемого бруса, и ворота со скрипом начали открываться.
   - Хоть бы жиром смазали что ли, - поморщился Харт.
  Все участники нашего похода явно были с ним согласны.
   Караван заехал внутрь. В тот же миг ворота были торопливо захлопнуты местными жителями. Выскочив из фургона, мы осмотрелись. Ну что сказать? Деревня как деревня, почти напоминала ту, в которой я провел свое детство. Несколько десятков домов с подворьем, кузня да лавка вот и все что предстало нашему взору.
   Встречал нас староста с несколькими помощниками.
   - Милости прошу в нашу деревню, - произнес, поклонившись, он. - Меня зовут Аникей. Староста я здешний. Это я писал письмо в академию с просьбой о помощи.
   - Куда же вы так торопитесь уважаемый? Я магистр магии огня Лауди, а это мои люди. Путь к вам был не близок, - попенял ему магистр Лауди. - Сегодня отдыхаем, а завтра, на рассвете, уже и пойдем решать вашу проблему.
   - Как решите ваша милость! Прошу вас в дом ко мне переночевать, а ваши люди пускай ставят навес, фургоны и лошадей вон там, - торопливо поклонившись ему, еще раз произнес староста и указал рукой на место нашего размещения. - Снедь и бражку наши бабы вам сейчас принесут.
   - За съестное спасибо заранее, а вот бражку не надо, - отказался магистр, - завтра в бой нужно идти на трезвую голову.
   Сопровождавшие нас воины скривились, услышав слова Лауди, но промолчали.
   Не прошло и двух синих граней, как лагерь был установлен, люди и лошади накормлены и напоены. Пара воинов попыталась было ухлестнуть за местными женщинами, которые и сами-то были похоже не против, но нарвавшись на ледяной взгляд мастера Такена, быстро осеклись и больше ничего не предпринимали.
   Наутро, оставив фургоны и взяв с собой местного парнишку в качестве проводника, мы отправились на заброшенное кладбище. Трястись за спиной мастера Такена было не слишком удобно, но предвкушение о будущих монетах облегчало мои страдания. Нет, все-таки ехать в повозке намного удобнее, чем скакать на лошади.
   Мы быстро приближались к кладбищу. Прошло еще несколько синих граней, когда наш проводник показал взмахом руки нам остановиться. Он соскочил с лошади и, указав рукой направление, побежал обратно в деревню.
   Спешившись, мы под прикрытием воинов подошли к кладбищу. На вид все было довольно тихо и, как и описывал ректор, парочка не упокоенных зомби медленно ковыляла между просевших и заросших от минувшего времени травой сотен могил. Одинокий склеп стоял посредине.
   Наконец мы решились и ступили на землю кладбища.
   Ой! Ей! Ректор! Ты сын главного отродья бездны! Так обмануть нас!! Это просто бесчеловечно так поступать со своими учениками, хоть и очень нерадивыми!!!
   Земля на десятках могил как по сигналу взмыла в воздух! Осев, она предъявила нашему взору почти сотню подгнивших зомби и, в отличие от первых двух, в их глазницах мерцало темное пламя огня. Следом дверь склепа скрипнула и по наши души вышли пять скелетов в руках, которых виднелись отнюдь не цветочки, а что-то очень напоминавшее мечи со щитами. Чтобы нас совсем добить из-за спины скелетов не торопясь вышел потерянный десяток воинов барона вместе с ним самим естественно. Но в каком виде! Вместо людей мы увидели существа, кровожадно смотрящие на нас.
   Естественно увидев такой радостный прием, мы попытались отступить, но не тут-то было. Эти проклятые всеми демонами бездны зомби отнюдь не медленно ковыляли между могил. Их скорость была только чуть ниже, чем у обычных людей!
   Мне резко подурнело. Мы были окружены в кольце тварей.
   - В склепе лич! Он контролирует всю эту мерзость. Но мы не сможем прорваться к нему, пока не разделаемся с ними! - крикнул всем магистр Лауди.
   То, что было дальше, просто осталось в моей памяти как отдельные картинки.
   Вот ближайший зомби бросается на наш отряд. Его встречает мастер Такена своим двуручным мечом.
   Магистр Лауди произносит заклинание круг огня и от нас во все стороны уходит волна пламени. Три зомби горят, всех остальных спасает магия лича.
   Двое скелетов опрокинули одного из воинов сопровождения и, пока он лежа отбивал их удары, подоспевшие зомби вцепились в его ноги и утащили к себе, попутно заживо пожирая его. Не прошло и минуты, как крик несчастного воина исчез, внезапно оборвавшись.
   Вижу себя с посохом, которым разношу черепушку одного из скелетов и Коба, прикрывающего меня от кровожадного зомби.
   Водяные хлысты Харта шинкуют на мелкие кусочки сразу двух зомби. В тоже время мастер Такена отбивает своим двуручником удар меча скелета направленный в горло моего друга.
   Еще два воина были растерзаны нечистью, прежде чем магистр Лауди смог повторно запустить волну пламени. На этот раз пять зомби горели веселым огнем.
   Уворачиваясь от меча скелета, Коб пропустил бросок твари, когда-то бывшей одним из воинов барона. Она располосовала его живот, и он упал на землю, обливаясь кровью. Тварь в тот же миг была уничтожена ледяной стрелой Харта.
   Все звуки боя и раздающиеся крики внезапно вернулись, приведя меня в чувство.
   - Плевать на запреты ректора, - прошептал я.
  По моим щекам стекали слезы.
   - Ну, держитесь твари!
   И вызвав в памяти одно из заклинаний книги стихии земли с замысловатым названием "каменный смерч" начертал в воздухе руну своей кровью и произнес слова заклинания. Из меня буквально выпили все магические и большинство обычных сил, и я упал на землю кладбища. Кровь медленно сочилась у меня между пальцами.
   Нечисть внезапно замерла, перестав кидаться на наших людей и попятилась поближе к склепу. Это ей не помогло. Сначала пропали все звуки боя. Потом в воздухе появился странный звук, напоминающий тонкий свист. Все окрестные камни от самого мелкого камешка до гигантского валуна на пол лиги вокруг нас начали подниматься в воздух и закручиваться вокруг нас. Могильные плиты, ограды, склеп вместе с его содержимым, вырвало из земли кладбища и все это начало вращаться вокруг нас на дикой скорости, сталкиваясь друг с другом и перемалываясь на мельчайшие осколки. Только в сердце этого безумия, вокруг нас, было тихо. Не один даже самый мельчайший осколок камня не полетел к нам.
   Десять долгих белых граней длилось это безумие. Внезапно все прекратилось и остатки того, что было кладбищем, рухнули на землю, обдав нас облаком пыли.
   Какие скелеты, зомби, прочая нежить и лич? Мелкие осколки костей и гниющей плоти вот и все что осталось. Самого кладбища тоже фактически не было, да и лес на пол-лиги вокруг нас был просто превращен в щепу.
   Магистр кинулся к Кобу.
   - Жив еще! Сейчас будет легче, держись!
   Коб, в ответ на его действия, только закричал благим матом.
   - Кричишь! Это хорошо, значит, жить будешь!
   Пять белых граней он использовал все свои куцые возможности в лечении, все-таки он был магистром стихии огня, а огонь скорее калечит, чем лечит. Но опыт старого магистра и сила его магии взяли свое. Коб уже с уже исцеленным животом лежал на спине и судорожно хватал воздух.
   - Пит, что у тебя? - озабоченно произнес Лауди, осматривая меня.
   - Ничего особенного учитель. Просто это заклинание требовало больше магической силы, чем я мог почерпнуть у стихии земли, вот и пришлось мне использовать еще и свои жизненные силы, - прошептал я.
   В тот же миг рука магистра легла на мой лоб. Лауди не щадил себя отдавая то немногое из силы магии, что у него еще осталась.
   - Все магистр, мне уже лучше, - вскоре отстранил я его руку. И действительно, хоть и с большим трудом, но я сумел встать на ноги.
   Доковыляв до лежавшего на земле Коба, я спросил у шедшего следом Лауди: - Как он?
   - Выживет, скорее всего. Но та тварь, что порвала его еще и занесла ему яд в тело. Постараюсь не отпустить его к богине смерти раньше времени, - ответил он.
   К нам подошел мастер Такена. Залитый кровью с ног до головы он выглядел как демон преисподней.
   - Не моя,- заметив мой вопросительный взгляд, ответил он, покачав головой. - Одного из моих людей твари разорвали на части рядом со мной.
   - Такен когда сможем выдвигаться в деревню? - поинтересовался Лауди.
   Десять белых граней и можно двигаться. - Ответил, не задумываясь, мастер и уточнил у него, - а что делать с мертвыми?
   - Деревенские похоронят, - отрезал магистр. - Нам нужно ехать быстрее, иначе я не смогу вытянуть Коба.
   Вскоре потрепанный, но не побежденный отряд вышел с бывшей территории кладбища. Всего мы, оказывается, потеряли четверых воинов и Коб был на грани жизни и смерти.
   - Да, не слабая вылазка на упокоение двух несчастных зомби, - подумал я.
   Несколько синих граней и мы достигли стен деревни. Завидев наш отряд ворота, распахнулись, и местные жители во главе со старостой выскочили наружу. Они явно не рады были нас видеть. В руках мужчины держали горящие факелы, а некоторые из них были вооружены кольями и вилами.
   Магистр Лауди, не обращая на весь имеющийся в их руках инвентарь, подошел вплотную к старосте пристально посмотрел на него, что-то обдумывая и, с размахом, как врезал ему по лицу. Староста аж отлетел на два шага назад и упал на землю. Сплевывая в ладонь зубы, он поинтересовался у магистра. - За что бьете ваша милость?!
   - За то, что не предупредил, - коротко ответил ему учитель и добавил: - Нежить уничтожена. Четверо наших погибло. Если не похороните, сожгу деревню в следующий приезд.
  Староста сник. Он понимал, что отправил наш отряд на смерть.
   Воины под руководством мастера Такены быстро вывели с территории деревни повозки и своих лошадей. Наш отряд торопился обратно в имперскую академию магии. Мы старались не делать привалов на своем пути.
   Мы уложились в пять дней. Все эти долгие дни мастер провел рядом с Кобом, перекачивая ему силу из своей стихии и тем самым поддерживая ему жизнь. Харт и я периодически помогали ему всеми нашими далеко не могучими возможностями.
   Наконец показались стены так долгожданного нами города Роддена. Проскочив по гулким камням его улочек, наш караван въехал во двор академии. Два воина осторожно вытащили из фургона нашего друга и под руководством магистра Лауди аккуратно понесли в здание белого факультета, к целителям. Мы пошли следом за ними.
   Только через три дня целители смогли успокоить нас, завершив полное его исцеление от полученных ран и проникшего яда. Но ему еще почти месяц пришлось валяться в своей комнате, восстанавливая свое здоровье.
   К ректору на разговор пошел сам магистр Лауди, мы с Хартли просто не хотели видеть его. Я так боялся сорваться и наговорить лишнего.
  Разговор учителя с ректором, говорят, получился очень тяжелым, дело чуть не дошло до поединка. Но, в конце концов, ректор Азани переменил свою позицию на все произошедшее. Не знаю как мастер Такена с оставшимися в живых воинами, но нам на всех, выплатили пять тысяч золотых монет, в том числе и восемьсот за лича, с требованием держать язык за зубами. Кроме того семьям погибших была выплачено по сто золотых компенсации за утерю кормильца.
  Да и на окончательную зачистку территории бывшего кладбища через три дня после нашего прибытия была отправлена нормальная экспедиция с действительно профессиональными черными магами вместе со жрецами.
  Вот такая веселая практика выпала нам перед началом третьего курса.
  
  Глава 11.
  
   Увы. Бедный и несчастный я, Пит Лексли, ученик имперской академии магии скучал во дворе сидя на скамейке под окнами факультета Воздуха. А почему бы мне не скучать?
   Я вместе со своими друзьями тихо и скромно отметили свой очередной день рождения. Мои гордые друзья, тихоня Коб и радостный Харт, разболтали о своих похождениях, как бывалые охотники за нежитью, по всей учебной братии. Естественно они говорили в основном о том, какие они могучие маги, пытаясь произвести впечатление на девушек Академии.
   Им это удалось. Уже месяц, как они проводили почти все свое свободное время то с одной, то с другой из учениц факультета Целителей. Совершая с ними прогулки в культурные места города.
   Что касается меня? Были и те, кто заинтересовался мной. Однако от таких девушек, страшных, как виденные мною зомби, я сам бегал, как мог. Причина была банальна и стара как мир. Столько я просто не смог бы выпить вина, а здоровье мне еще пригодиться.
   А вот девушки, за кем я хотел приударить, были не глупыми. Они избегали меня, как будто видя пред собой вместо обычного парня какого-то демона или зомби.
   Я их понимал. Что взять с меня? Обычный парень из глуши. Особым богатством и родовитостью не отличаюсь, жениться, и не помышляю. Да еще и безалаберный полностью на всю свою бедовую голову, и влетающий во всякие такие неприятности. Кому такой нужен?!
   Внезапно боги решили проявить свое чувство юмора по отношению ко мне.
   Дикий девичий крик резанул воздух.
   - Берегись!
  Задрав вверх голову, я только и успел разглядеть что-то летящее на меня из открытого окна третьего этажа корпуса, как это что-то свалилось прямо на меня.
   - Ты что такое?!- простонал я придавленный к земле.
  Это нечто зашевелилось на мне и, сообразив, что еще живо, немного потоптавшись на моем бедном теле, спрыгнуло на землю.
   - Я? Я Лита! С сегодняшнего дня ученица третьего курса этой славной академии. Будущая магичка воздуха, - услышал в ответ.
   Поднявшись с земли, я своим пытливым взором осмотрел ее снизу доверху.
   Да... Вот так чудо поселилось у нас. Чуть ниже меня ростом, худющее, курносое, с веснушками и растрепанными в разные стороны длинными волосами, и явно не в моем вкусе. Ну, сами посудите! Где мечта деревенского парня, а? Где кровь с молоком и чтобы можно было подержаться?!
   Решив посмеяться, представился. - Будущий Великий Маг Питер Лексли.
   Та в ответ решила не отставать от меня. - Будущая твоя Императрица Лита.
   Я выпучил на нее свои глаза, - вообще-то это была шутка.
   - А я не совсем шучу, - со вздохом произнесла она.
   Эх, была, не была, нет, клеиться к ней я не собирался, но видя ее не слишком хорошее настроение, просто предложил, - да ты присядь на лавку и расскажи что, да как. Может и легче будет.
   Нет, все-таки это было не слишком хорошее решение с моей стороны. Девица присела на лавку, устроилась поудобнее и, не чинясь, сходу вывалила на меня все свои горести да с такими подробностями, что у меня голова кругом пошла.
   Если особо не обращать внимания на ее бредни, отнявшие у меня почти час, то все можно было уложить в несколько слов.
   Девица то оказывается непростая, а младшая дочь одного из имперских герцогов. А ее мама - герцогиня, возжелала правильно устроить жизнь своей дочки, выдав ее замуж, то ли за младшего сына Императора, то ли за наследника другого герцога, не разобрал.
   Взбешенная таким вмешательством в свою жизнь, Лита закатила грандиозный скандал родителям. И все бы ничего, но у нее оказался скрытый дар к стихии воздуха. Нет, убить она слава богам никого не убила, так, слегка покалечила, но половина родового замка разлетелась на пол лиги.
   Ее отец, герцог который, обратился с личной просьбой к своему старому другу, ректору нашей академии. Ректор, о ком Лита, отозвалась как о милом дяде Ази, пошел ему на встречу и, учитывая одаренность девушки, сразу определил ее на третий курс факультета Воздуха. Естественно Лите было трудно. Одновременно с учебой на третьем курсе ей по персональной программе приходится, и наверстывать все за первый и второй.
   С другими девчонками факультета она не сошлась характером, а парней быстренько отшила. И рассматривая виднеющиеся вдали очертания города, не заметила, как поскользнулась и вылетела из окна. Тут я ей и подвернулся, спаситель этакий.
   Наконец она закончила выплескивать на меня подробности своей жизни и, протянув руку, предложила: - Давай дружить?
   Посмотрев на протянутую руку, я ехидно произнес: - Вообще-то парни с девушками не дружат, они другим кое-чем занимаются.
   В тот же миг ее ладонь сжалась в кулак, и несчастный ученик согнулся, получив удар под дых.
   С трудом разогнувшись и набрав в грудь воздуха, я хотел было высказать все, что думаю о таких девушках, но заметив гнев в ее зеленых глазах, торопливо согласился. - Демоны с тобой! Согласен!
   Девушка быстро успокоилась и заулыбалась. Вот так в нашей компании появился четвертый возмутитель спокойствия академии и близлежащего города.
   В воздухе пахло грозой. Нет, не от перемены погоды, а от стоявшего напротив нашей четверки ректора Азани и магистра Лауди. Ректор еле сдерживался, чтобы высказать нам, что он о нас думает, останавливало его присутствие Литы. Учитель, будучи более несдержанным, частенько ругал нас, при этом, почему-то мне доставалось больше всех. Неизвестно, что он пил в последнее время, но магистр явно уверился, что я являюсь заводилой в нашей компании.
   А всего-то на всего, заметив у крыльца незнакомого нам всадника, Лита предложила на спор наложить на лошадь чары. Услышав это, я с Хартом заверили ее, что такое не возможно. Коб, зараза, в это время только морщил свой лоб и не решался вступить в спор.
   Ох уж эти девчонки! Когда Лита, услышала наш ответ, то сразу же попыталась наложить чары на нее. Естественно она промахнулась и, в итоге, целью этого заклинания стал ни в чем неповинный всадник. А попал он под действие одного из защитного заклинания 'воздушников', с эффектом, похожим на одну болезнь, это когда у тебя все тело начинает неимоверно чесаться и зудеть.
   Несчастный незнакомец мешком свалился с лошади и, оглашая двор академии криками и ругательствами, стал носиться по нему кругами то и дело, почесываясь от нестерпимого зуда.
   На его крики выскочил магистр Лауди. Уточнив в чем собственно дело, а как не сообразить, если наша компания стояла неподалеку от него и хохотала во все горло, он вызвал ректора. Тот, уяснив причину творившихся в его заведении беспорядков, развеял наложенное заклинание одним щелчком пальцев своей руки.
   Незнакомец бросился к нему и, продолжая перемежать свою изобличительную речь нецензурной бранью, показал своей рукой в нашу сторону.
   К нашему несчастью этим человеком оказался имперский проверяющий. А там, похоже, совсем не понимают юмора подрастающего поколения магов.
   Естественно, ректор вызвал нас на ковер к себе в кабинет. Рассматривая повинные головы, он, дождавшись пока магистр Лауди выдохнется, только и спросил нас: - Ну и что мне с вами делать?
   Вместо ответа в кабинете повисло наше глубокомысленное молчание.
   - Пока идет проверка академии вы не должны попадаться на глаза проверяющему, - спокойно добавил он.
   Лита, подняла свою голову и, посмотрев на него, скромно попросила, - а можно мне пока отправиться к моим родителям? А то я уже немного соскучилась здесь по ним.
   Надо было видеть счастливое лицо ректора. Он медленно отвечал ей: - Конечно, поезжай, проведай папу с мамой, причем можешь целый месяц или даже два провести с ними. Но только при условии, если захватишь с собой своих друзей. А чтобы вас совсем не оставлять без присмотра, то парочка воинов и магистр Лауди с удовольствием сопроводят вас к герцогу.
   - Конечно, я согласна, - обрадовалась, Лита. - Вы как мальчики, не против?
   Посмотрев в глаза ректора, в которых явственно читалось: 'ну попробуйте только выразить свое несогласие с моим решение'. Мы дружно согласились оказать честь леди, сопроводив к ее родителям.
   Только разозленный магистр Лауди порывался отказаться от поездки, поскольку целый месяц провести вне стен академии, не занимаясь практической магией, было ему не слишком по душе. Но, как и мы, посмотрев на ректора, он резко переменил свою точку зрения.
   Фургон под присмотром всадников неторопливо полз к намеченной цели. Пять дней мы добирались до замка герцога Лаона ан Крол. Повезло, что Академия находилась рядом с его землями, да еще и поблизости. Все было тихо и спокойно. Лита, в присутствии магистра Лауди, вела себя довольно холодно и сдержанно, прямо настоящая леди.
   Что я могу сказать, когда увидел выступающие в рассветной дымке стены замка? Да ничего! Замок как замок. Повыше и пошире правда раза в два будет, чем в Дерроне. Так и это понятно. Как сравнивать замок бывшего барона и действующего герцога? Недавно производился капитальный ремонт, так как часть каменной кладки его стен отличалась по цвету от других. Глубокий ров, заполненный затхлой водой, окружал его стены. Через ров был перекинут мост.
   Прогромыхав по мосту, отряд, подъехал к решетке преграждающей нам путь.
   - Кто такие? - с подозрением уставился на нас стражник из-за нее.
   - Леди Лита с сопровождающими из академии магии, - солидно произнес магистр Лауди.
   Лита в тот же миг высунула свою голову из повозки. Удостоверившись, что это действительно она, стражник поднял решетку, и мы въехали во двор замка.
   Встреча Литы с ее родственниками была довольно, познавательна для меня. Пожилая герцогиня так обрадовалась, что приехала ее ненаглядная дочка. Герцог тоже был рад встрече, но обнимал ее уже с опаской, вдруг дочка разнесет еще пол-замка. Старшие брат и сестра откровенно шарахнулись от нее, все же одаренная, хоть и сестра.
   Лита не унывала. Быстро представив нас своим родителям, брату и сестре, она повела нас устраиваться в наши комнаты. Да я не ошибся, именно так. Каждому из нас была предоставлена отдельная комната, довольно неплохая на первый взгляд. Только воинам выделили койки в казарме.
   В честь приезда дочурки, герцог решил накрыть обеденный стол в зале для приемов. Наша тройка полностью растерялась. Правила этикета нам должны были начать преподавать, только начиная с четвертого курса, как дополнительную дисциплину. Хотя не знаю. Вот скажите, на кой мне знать для чего какая вилка служит и как правильно ими пользоваться? Нет, я понимаю, что есть руками это неприлично, но увидев такое количество предметов в приборе, просто растерялся. А правильный порядок приема пищи? Да это же совсем бред! Ее либо можно есть, либо нельзя и точка. А как себя вести за общим столом в обществе аристократов? А всем остальным премудростям? Да что там о них упоминать, если даже вышесказанному не научили!
   Спасибо Лите. Заметив нашу растерянность, она подозвала к себе слугу и тот, получив указание, стал действовать. Через минуту за нашими спинами стояли слуги, которые быстро стали разъяснять нам правила поведения за столом и как пользоваться разложенными приборами.
   Все это время ее родители тактично не обращали на нас внимания и вежливо общались с магистром Лауди по всем правилам этикета, потом расспрашивали Литу, как она живет, каковы ее успехи и не нашла ли она себе там вдруг суженного.
   Эта нехорошая девушка, видно очень желала моей смерти. В ярких красках описав свою жизнь в академии магии, она на последний вопрос маман весьма некультурно указала своим изящным пальчиком на меня и произнесла: - Парень? Конечно, есть! Да вот он сидит с нами за столом!
   Услышав ТАКОЕ, я поперхнулся, крылышко птицы застряло в горле. Вокруг стало тихо как в склепе. ВСЕ в этом зале смотрели только на меня. Лицо ее мамы выражало полнейшее отчаяние от провала своих планов. Харт и Коб смотрели на меня широко раскрытыми глазами, словно спрашивая, куда это я так тороплюсь окольцевать себя. Герцог пристально рассматривал меня, пытаясь оценить достойная я, буду, пара для его дочери или нет, на первый взгляд выходило, что нет. А Магистр Лауди, вот старый жеребец, одобрительно покивал мне головой, наверное, считая, что путь к вершине лежит либо через удачное появление на свет в нужной семье, либо посредством женитьбы на дочке местного владыки.
   Пришлось срочно взять ситуацию в свои руки, а то живым или свободным человеком меня из замка могли и не выпустить.
   - Герцог, леди, прошу вас не волноваться. Просто леди Лита любит в последнее время пошутить над своими, а мы считаем себя таковыми, друзьями, - церемонно произнес я, обращаясь к ее родителям.
   Герцог ухмыльнулся и перестал волноваться, снова заведя разговор с магистром. А вот ее мама, та не обратила на мои слова и начала терзать Литу своими расспросами.
   Лите это надоело выслушивать, и герцогиня получила отповедь.
  - Я слава богам не наследница рода и на меня не распространяются ограничения имперского двора. Если вдруг захочу, то кто угодно, да хотя бы и он, будет моим мужем.
   Ее изящная ручка вновь указала на меня, хотя мне почудилось, что это карающая длань демона тянется отобрать свободную ученическую жизнь.
   Пришлось срочно наплевать на этикет, распрощаться с присутствующими и ретироваться к себе в комнату. Выслушивать дальнейшие женские бредни по этому вопросу мне больше не хотелось, настроение было ниже половиц.
   Житье в замке в целом было нормальное. Можно было найти себе по душе дело или какое-нибудь развлечение. Лита, слава богам, после того злопамятного обеда больше не обращала на меня особого внимания, общалась как со всеми остальными друзьями. Мастер Лауди решил, что нечего зря время терять и начал нас третировать повторением теории магии. Хартом и Кобом заинтересовалась, старшая сестра Литы и мама переключила все внимание на них.
   Хотя был один момент, когда мне напомнили о случившемся.
   Явно по просьбе своей жены герцог попросил зайти к нему в кабинет для приватного разговора. Этот разговор получился довольно тяжелым для нас обоих. Герцог сначала намекал, а потом и прямо заявил о том, что его семья не слишком будет рада видеть у себя в зятьях некого Питера Лексли. В ответ я уверил его, что, несмотря на то, что его дочь блистательная девушка в мои ближайшие планы не входит не то что жениться на ней, но и на ком-либо другом. Тем более я не еще закончил обучение в академии и не встал крепко на ноги.
   Довольные друг другом мы пожали руки, и герцог предложил завершить наш разговор бутылочкой дорогого вина из северных владений Империи. Я с радостью поддержал его почин и три долгих часа мы наслаждались вином, отдавая дань мастерам изготовившим его.
   Утром меня разбудил торопливый стук в дверь. Не спрашивая, кто хочет меня видеть я подошел и открыл ее. Это была моя ошибка. В дверях стояла Лита. Не сказав ни слова, она залепила мне пощечину.
   Отшатнувшись обратно и оторопев, я поинтересовался у нее: - За что?!
   Захлопну в за собой дверь Лита заявила мне. - За то, что ты сказал моему отцу!
   Дальше была истерика. Меня обвинили во всех смертных грехах. В том, что такой деревенский чурбан как я, не обращает внимания на такую очаровательную девушку.
   Решив переждать разразившуюся у меня в комнате бурю, я, просто молча, слушал ее.
   Наконец, девушка, немного, успокоилась.
   - Ты ошибаешься, - возразил я ей в ответ. - Такая девушка, как ты, заслуживает большего, чем бывший деревенщина, по недоразумению попавший в имперскую академию магии.
   Та, решив, что она все-таки мне не безразлична, успокоилась и утерла свои слезы.
   - Да, а ты что подслушивала под дверью?! - поинтересовался у нее я, когда она немного привела себя в порядок.
   - Ха! Это прошлый век! Сведущие люди подслушивают из-за стены, через слуховые отверстия, - заявила несносная девчонка.
   - А что это такое? - полюбопытствовал я.
   Лита оживленно потащила меня за собой, крепко сжав мою руку. Как она объяснила мне, весь замок пронизывала сеть потайных переходов. Открыв в кладовой замка секретную дверь, выполненную в виде крышки от вмурованной в стену большой винной бочки, мы оказались внутри потайных переходов. Она потащила меня по ним, указывая на небольшие отверстия, виднеющиеся в стенах.
   Из одного такого отверстия раздавались голоса, что-то обсуждавших между собой родителей Литы и магистра Лауди.
   - Мы сейчас находимся прямо над кабинетом отца, - шепотом пояснила она.
   Я наклонился к отверстию, пытаясь расслышать, о чем говорили собравшиеся собеседники.
   В этот момент Лита, не придумала ничего лучше, чем начать допытываться у меня.
   - Пит, а ты меня любишь? Ты можешь на мне жениться? - смущенно поинтересовалась она.
   - Да нет, конечно! С чего ты это взяла! - возмутился я.
   - Врешь ведь! Любишь ведь! - настаивала на своем несносная девчонка.
   - Не вру! Клянусь всеми богами! Вот провалиться мне на этом месте, если вру! - шепотом рявкнул я от избытка чувств и стукнул изо всех сил кулаком по стене.
   То ли я действительно ее любил, и боги не простили моих слов, то ли мой кулак угодил по потайной кнопке, но результат был один. Плиты потолка расположенные прямо над столом кабинета, вокруг которого сидели упомянутые ранее собеседники, откинулись. Два человека, а может и демоны - с ног до головы в пыли и грязи, рухнули на стол, разломав его на куски.
   Герцог, папаша Литы, медленно переводил взгляд с распахнувшегося потолка на сидящих посреди остатков стола нас обоих и обратно.
   В глазах его жены читалась святая уверенность женщины в своих подозрениях.
   А магистр Лауди, только молча, сидел на стуле и смеялся над происходившим разгромом. Мы опять умудрились привести все в хаос, но слава богам не в его академии.
   - А мы это, мимо проходили, дай, думаем, заглянем, - только и выпалил я первое, что мне пришло в голову и, быстрее заклинания молнии, испарился с места преступления, бросив девушку отдуваться за двоих.
   Нет, за разгром кабинета мне ничего не было. На последовавшем в тот день обеде обо всем, что случилось, не было произнесено ни слова. Только меня пересадили рядом к маман Литы, чтобы ей сподручней было допытывать меня было, что у нас или нет. Не пытаюсь ли я поспасть им в зятья.
   Но пытка все же закончилась, и потянулись обычные дни отдыха. За неделю до нашего отъезда Лита, топнув ножкой, потребовала организовать выезд молодежи на природу с ночевкой.
   Герцог, почесав явно поседевшую от нее голову, дал свое согласие. Лита с братом и сестрой с одной стороны и наша разудалая тройка с другой. Отправились на чем-то памятное для нее место. Нашу охрану осуществляло два десятка воинов из дружины герцога.
   Поставили навесы возле небольшого холма, разожгли костры. Спустя пару часов охрана притащила уже освежеванную дичь и начала ее готовить. 'Нет, ну не жизнь, а сладкая ягода', подумал я, сжимая в одной руке небольшой кувшин с пивом, а в другой держа кусок жареного мяса. Были и песни, и даже пьяные пляски. Эх, да все и не упомнить.
   Пришло время готовиться ко сну. Вот тут Лита, начала меня опять доставать своими вопросами.
   Дошло до того, что я перетащил свой лежак аж на саму вершину холма, там как раз лежала здоровенный плоский камень - как три меня в длину и два в ширину. Ну, устроился и начал спокойно засыпать, когда почувствовал, что кто-то тормошит меня.
   Приоткрыв глаза, увидел, что это опять Лита - мое проклятие в женском обличье. Она упрямо перла с собой свой лежак и устроившись рядом, что-то стрекотала у меня под ухом. Неловко шевельнувшись, я уколол до крови о ветку лежака палец, но, засыпая, не обратил на это никакого внимания....
  
   Девушка уже засыпала вслед юношей, когда капля, наконец, достигла поверхности плиты и повела себя неестественным образом.
   Она стала катиться по невидимым линиям на плите. Следом за ней, вокруг лежавших людей неярким желтоватым светом стали загораться руны, сливаясь в замысловатую вязь. Когда капля завершила свой круг, весь рисунок заклинания вспыхнул и отправил взвизгнувшую девушку и спящего парня в неизвестность.
  Сторонний наблюдатель довольно хмыкнул, глядя на результат приложенных им усилий. Сила, задействованная им на то, чтобы капля попала на руны портала и смогла исполнить свое предназначение до того как впитается и высохнет на его поверхности, была колоссальной. Если бы он был свободен, то ее мощи могло хватить на уничтожение целого острова. Но нужный результат был достигнут - Игрок скоро узнает о существовании первой печати от его темницы....
  
  Глава 12.
  
   - Пит! Пит! Да проснись же ты! - пробился ко мне сквозь сон голос Литы.
  Я нехотя открыл глаза. Мы также находились на плите, но почему-то вокруг было очень темно, да и звезд не было видно.
   - Что такое? - поинтересовался я у Литы.
   Она поведала мне все, что произошло, когда я заснул. Присев на лежаке я вытащил припрятанный на всякий случай светляк.
   - Вот это да! Вот это влипли!
   По краям плиты угасали руны неизвестного заклинания. Эта плита была несколько меньших размеров и находилась в большом помещении с куполообразным потолком. Окон не было. Источников света кроме моего светляка тоже. У стены виднелся только единственный проем коридора ведущего отсюда.
   - Пит! Ну не молчи! Скажи хоть что-нибудь! - трясла меня руку Лита.
   Все парни нашей деревни поймут меня. Я просто не выдержал всего того, что произошло за эти дни отдыха вместе с нею, и сказал, как она и попросила.
   - Леди Лита вы просто полная.... А, да что с вами говорить!
   Сплюнув на пол, держа в руке светляк, направился к выходу из зала. Надо было искать выход наружу. Туда, где есть пища и вода и где нет таких взбалмошных девок.
   За моей спиной ругалась во весь голос Лита, осыпая меня проклятиями. Видя, что я не обращаю на нее внимания и молчком ухожу от нее, она разрыдалась, а потом, вытерев слезы и всхлипывая уже на ходу, устремилась за мной. Оставаться в темноте в одиночестве ей не хотелось.
   Долго ли коротко, но наш путь привел в очередной зал просто неимоверных размеров в высоту и по ширине. На этот раз из него выходило два ответвления. Лита уже больше часа как перестала злиться на меня за то, что высказал все, что думал про нее. Девушка старалась не отставать, держась на полшага позади меня.
   - Пит! Смотри! - указала она рукой в центр зала.
   Присмотревшись внимательнее, я заметил озерцо, а рядом с ним развалины башни.
   Кто же под землей строит башни?! - подивился я. - Неужто гномов нашли?!
   Мы подошли поближе. В первую очередь меня заинтересовало озерцо с кристально чистой водой, сквозь которую виднелось ее каменное основание. Наклонившись рукой, зачерпнул воду и попробовал ее на вкус. Холодная, аж зубы ломит, но пить можно.
   Напившись, мы, наконец, решили исследовать руины здания. Чего там только не было! А не было там только всех необходимых нам вещей вроде фляги для воды, оружия и пищи. Была только пыль, лежавшая вокруг толстым слоем, нетронутая прошедшими веками да всякие обломки домашней утвари и мебели.
   В одной из комнат башни Лита, задержалась, рассматривая что-то в ее углу, а я обернулся назад, чувство тревоги не отпускало меня. В дверях я увидел то, что заставило меня протереть свои глаза. Посмотрев еще раз и убедившись, что оно не плод моего юношеского воображения, я подергал Литу за плечо.
   - Ну что тебе? - недовольно поинтересовалась она.
   - Лит, а Лит? Ты в привидения веришь? - спросил я ее, продолжая смотреть на дверной проем.
   - Вообще-то нет, - покачала головой она, не оборачиваясь ко мне, - жрецы утверждают, что их нет, потому, что души людей сразу попадают к богине смерти.
   - А вот я, кажется, верю! - произнес я и попросил. - Ты лучше обернись.
   Она обернулась. Ее взгляд упал на висевшее в проеме приведение. Раздался дикий визг насмерть перепуганной девчонки. Бедные мы! Я так чуть не оглох от ее визга, а приведение моментально вынесло из комнаты, ударной звуковой волной.
   - Куда там призраку до тебя! - мотая головой и пытаясь избавиться от звона в ушах, подумал я про девушку.
   Привидение опять медленно вплыло в проем и остановилось. Я внимательно рассматривал его. Лита, сидела и, забившись в угол комнаты и сжимая руками рвущийся изо рта наружу крик, смотрела на него расширившимися глазами.
   - А ты не так ужи и не права, - произнес я, обращаясь к ней, - это ведь привидение не человека, а гнома.
   Действительно, это раньше был гном. Как привидение выглядело? Да как все остальные, наверное. Прозрачное тело и в воздухе висит. А гном, потому что оно было небольшим и с вот такой призрачной бородищей, подметающей комнату в башне.
   У меня в голове раздался голос, в котором не было и признака эмоций. - Что вам здесь нужно, живые? Зачем вы нарушили покой моей могилы?
   - Да ничего особенного. Вот попали сюда и не знаем, как выбраться на поверхность, да смотрим, башня старая стоит. Вдруг здесь найдется то, что поможет нам спастись, - быстро ответил я привидению.
   Привидение, когда-то бывшее известным на все ближайшие горы мастером Танесом из племени гномов, неторопливо размышляло. За минувшее тысячелетие у него не осталось никаких чувств, только одна скука.
   - Расскажи мне о внешнем мире. Что там делается сейчас и как так случилось, что тебе пришлось сюда попасть, - прошелестел у меня в голове его голос.
   - Но это несколько часов потребуется! - попробовал возмутиться я.
   - Что мне твои заботы, когда передо мной вечность, - послышалось мне в ответ.
   Делать нечего. Пришлось ему рассказать всю мою историю с начала и до момента нашей встречи. Лита, оттопырив свои ушки, жадно вслушивалась в мои слова.
   Наконец я закончил свой рассказ и выдохся. Да много приключений выпало на мою жизнь, даже сам не ожидал, сколько, пока не вспомнил.
   - Хорошо, - опять прошелестел голос призрака в моей голове, - ты действительно смог утолить мое любопытство. Хочешь получить награду?
   В тот же миг на полу комнаты появилась немаленькая кучка золотых монет и слитков.
   - Да на что мне это золото сейчас?! - с негодованием отверг я его дар. - Я его что есть, буду что ли?! Нам бы выбраться отсюда живыми и невредимыми!
   - Как скажешь, - согласился с моим решением призрак гнома, - простого выхода отсюда на поверхность нет. Но вы можете, используя подобную плиту телепорта, расположенную в трех залах отсюда переместиться на поверхность.
   - Еще до войны магов мой клан торговал с вашими магами и владетелями земель. Наши мастера камня и стихии земли смогли установить несколько телепортов сюда и отсюда. Это ближайший к вам телепорт, он ведет в центральные земли человеческой Империи, как раз туда, где, до начала войны магов, была их главная обитель. Его может активировать твоя кровь, в ней течет сила стихии земли. Да, в соседней комнате вы можете взять вещи грабителей могил, решивших тоже пробраться сюда. - И вот еще что. Раз ты отказался от злата в качестве награды, то я дарю тебе вот эти два камня, - передо мной повисли необычно ограненные кристаллы, наполненные внутри багровой силой.
   Не став искушать судьбу, раз дают, значит надо брать, тем более они небольшие и не отяготят меня в странствии. Когда мы поблагодарили его, привидение гнома медленно растаяло в воздухе.
   Подобрав упавшие камни, мы прошли в следующую комнату. Да, участь грабителей могил была незавидной. Учитывая их целые доспехи и судя по застывшим гримасам на мумифицированных телах, они явно умерли от внезапно нахлынувшего на них ужаса.
   - Фляга! - воскликнула, Лита и рукой указала на видневшееся горлышко под останками одного из них.
  Так и есть! Это была она. Забрав флягу, а также валяющийся рядом ржавый нож, и не став обыскивать останки грабителей, мы поспешили покинуть это жутковатое место.
   Набрав воды из озера мы весело пошагали на поиски того места, где по словам привидения должен был быть телепорт.
   В это время на месте нашей ночевки на поверхности разгорался грандиозный скандал. Не найдя нас и наших кроватей поутру на вершине холма, охрана стала прочесывать ближайшую местность. Ну, никаких следов вообще. Один из всадников поскакал в замок оповестить родителей Литы. На свою беду первым, кого он увидел там, оказалась ее мама. Ой, что там было! А была там грандиозная истерика, после которой сам герцог, одеваясь на бегу и подхватив меч, поспешил на место происшествия. За ним помчалась большая часть его дружины, оставив в замке для охраны с десяток человек.
   Во все окрестные деревни были направлены по одному из его людей. Остальные прочесывали местность. Вся эта свистопляска продолжалась, пока к ним не присоединился магистр Лауди. Обследовав место происшествия, он быстро установил причину нашего исчезновения. На герцога было страшно смотреть. Нет, он, конечно, беспокоился за судьбу своей дочери, но еще сильнее побаивался реакции своей жены.
   Понаблюдав день за телепортом, и поняв, что от простого наблюдения ничего не измениться и нас не вернет обратно, учитель предложил герцогу немедленно отправиться в академию и просить помощи у ректора. Тот с радостью поддержал его и вскоре почти вся эта рать, на максимальной скорости направилась к имперской Академии магии. Наследника и старшую дочь под присмотром десятка воинов герцог отправил обратно в замок.
   'Нет, гном конечно вряд ли нам наврал', думал я пробираясь через разбросанные тут и там валуны, но он хоть бы намекнул, что путь будет не самый удобный.
   Уже четвертый день мы медленно пробирались, проползали, перелезали и только не перелетали через преграды, вырастающие у нас на пути. Монстры, слава всем богам, нам так и не повстречались ни во время пути, ни на привалах. Есть практически в этих подземельях было нечего, только разок, на мне попалась какая-то обленившаяся змея. Не успела она хвостом дернуть, как кончик моего ржавого ножа пробил ей голову, сломавшись при этом. Делать нечего, пришлось устроить привал. Эту змеюку разделывать остатком ножа и есть сырой. С голодухи она мне показалась самой вкуснейшей курочкой с отцовой фермы.
   На этом же привале я задремал и уже видел третий сон, как вдруг в нем появился призрак гнома. Нет, я сразу понял, что змея, наверное, была ядовитая, вот и неупокоенный мерещиться.
   В моей голове опять раздался голос призрака.
   - Я хочу предложить тебе сделку, - произнес он, пронзая меня своими чернеющими провалами глаз, - ты ведь когда-то станешь магом, так?
   Я согласно кивнул во сне.
   - Если ты выполнишь то, что я прошу тебя сделать, то мои потомки отдадут тебе посох. Его сделал еще мой отец для одного из магов стихии земли. Но того мага давно уж нет на этом свете, посох при жизни не смог забрать и он лежит в сокровищнице моего клана, - медленно произнес он.
   Услышав о такой вещице, я естественно согласился. Да кто же в здравом уме и трезвой памяти откажется от вещи, причем за которую платить, то и не надо, а нужно просто выполнить то, что попросит этот гном.
   Как и все привидения, наш гном стремился к одному, упокоиться с миром. Но перед смертью (а умирал он в одиночестве, вдали от сородичей) он дал себе зарок. Поскольку выполнить его он не смог то теперь и влачил существование призрака.
   Когда призрак закончил излагать свою просьбу, я скажем так, приуныл. Этот проклятый всеми богами гном хотел ТАКОЕ! Что я даже не мог произнести это вслух! Для того чтобы выполнить его просьбу, мне надо было добираться аж до самого сердца королевства гномов, причем не в один из их поселков, а в самую столицу, во дворец на прием к их королю.
   - А чтобы ты беспрепятственно попал в наше царство, вот, держи это кольцо, покажешь гномам на главных воротах, а во дворец это ты уж как-нибудь сам выкручивайся, но попади.
   Призрак растаял. Я проснулся и посмотрел на руку. В открытой ладони лежало кольцо.
   - Нет, все-таки это был не просто сон. Значит еще и к гномам придется пилить, - подумал я и пихнул прижавшуюся ко мне девушку. - Пойдем Лита. Надо выбираться отсюда, да побыстрее.
   Голодные, немного замерзшие, все-таки внутри было немного холоднее, чем на поверхности, мы добрались до портального камня.
   Не став тянуть время, я помог Лите забраться на него и сам залез следом. Порезав ладонь остатком ножа, и окропив камень своей кровью, стал ждать, что будет дальше. Магия портала нас не подвела. Руны портала загорелись желтым светом и вот мы уже покинули нашу каменную темницу.
   А в это время чуть не плачущий герцог, стоя во дворе имперской Академии магии, растолковывал ректору, что случилось с его дочуркой и, по совместительству, ученицей третьего курса факультета воздуха. Магистр Лауди, стоявший рядом, подтверждал его слова. Ректор с озабоченным видом выслушивал обоих и что-то задумчиво обдумывал.
   Вдруг их разговор прервал какой-то нарастающий шум. Они встревожено оглянулись. Земля под их ногами затряслась и, внезапно, одно из пустовавших зданий во дворе академии, просто взлетело на воздух. Его осколки разлетелись по всем по всей округе. Ректор со своими собеседниками, слава богам, не пострадали, их спас вовремя выставленный им щит. Подбежав к месту взрыва, ректор увидел в образовавшейся яме с его рост глубиной тех, о ком они только что говорили. Так пропажа нашлась сама собой.
  
  Глава 13.
  
  Голос учителя бубнил над моим ухом, шел урок теоретической магии стихии земли. Занятие проходило в его комнате. Я сидел в его кресле у стола и чиркал на пергаменте руны к тем заклинаниям, о которых говорил магистр Лауди. Учитель, увлекшись своей лекцией, ходил по комнате туда-сюда, держа в руке открытую книгу и уткнувшись в нее своим носом.
   Пока он вычитывал очередное заклинание я, откинувшись в кресле, припомнил недавние свои похождения.
   Да. Вернулись мы из сводов гномьих пещер весьма эффектно. Причем так, что ректор, гномов ему в родню, отозвал меня в сторонку и, не мешая встречи герцога с Литой на пальцах тихонько объяснил мне, насколько я на этот раз влетел. Нет, я все понимаю. Ущерб имуществу академии и все такое, но он, проклятье всех демонов преисподней, решил меня просто обобрать до нитки!
   С похода на кладбище каждый из четырех магов получил по тысяче золотых монет, ну и еще сотни две - три в придачу, да и то спасибо магистру Лауди
   Так вот, ректор выставил мне счет на целых тысячу золотых!
   Как будто та развалюха была покрыта росписью великих художников времен войны магов, хранила в себе несколько ценных артефактов и являлась предметом торга ценителей древности - столичных дворян.
   Пришлось заплатить, а то он всерьез пригрозил мне отчислением.
   С Литой все слава богам уладилось. На днях мы встретились с ней в коридоре и коротко переговорили обо всем, что случилось с момента выезда к ее родителям. А проще говоря, я заявил ей, что о женитьбе в ближайшее время не на ком и не думаю пока сам не стану дворянином и не разбогатею, и точка. Выслушав меня со скептическим выражением на своем лице, девушка кротко согласилась с моими доводами. Хотя и подозреваю что это только притворство с ее стороны.
   - Пит! - взревел голос магистра Лауди у меня прямо под ухом, - ты слушаешь, что я говорю или опять демонов за окном считаешь?!
   - Нет, учитель! То есть да учитель! Вы конечно правы учитель! - подскочив, ответил я, скорчив умильную рожицу, как собака, желающая получить вкусную косточку от хозяина.
   Магистр Лауди опешил и задумался, не в силах понять, толи я с ним согласился, то ли просто издеваюсь над ним.
   - А... Свободен на сегодня, - раздраженно махнул он рукой, прогоняя меня из своей комнаты, - все равно сегодня в тебя материал не идет.
   Коротко поклонившись ему, я мигом вылетел в коридор и уже открывал дверь в свою комнату.
   Меня мучило желание посетить оружейную мастера Готца. Он, как и призрак в пещерах, был гномом и явно должен был разбираться в кристаллах, хотя бы и поверхностно.
   Сунув в карман кристаллы, и воспользовавшись знаком ученика, я, через несколько секунд, уже стоял во дворе нашей академии. Никого из друзей не было видно.
   - Ага, - подумал я, - значит Харт и Коб сейчас все-таки на занятиях. Жаль, что им не удалось улизнуть. Ну да ладно, придется одному в город сбегать.
   Выбежав из ворот академии, припустил бегом по улочкам славного Родена. Вскоре уже показалась лавка мастера Готца.
   Внутри, кроме мастера, никого не было.
   - Это ты парень? - ухмыльнулся он, увидев меня. - За наручами, поди, пришел, а?
   - Да нет мастер Готц, Просто есть у меня два занятных камешка, нашел недавно. Вот думаю, дай к вам загляну, вы как почтенный представитель своего племени явно разбираетесь в них, - произнес я.
   - А как же парень, - с удовольствием провел рукой он по своей бороде, видно понравилось ему моя лесть.
   - Выкладывай на прилавок, мигом оценю, - предложил гном.
   Кристаллы легли на прилавок, сверкнув скрытым в них светом. Гном нагнулся, чтобы рассмотреть их и у него перехватило дух.
   Целых полчаса он рассматривал камни и, наконец, перевел взгляд на меня и хмуро поинтересовался, - откуда ЭТО?
   Даже не задумываясь о причинах изменения настроения гнома, я ему и выложил все о призраке и своих похождениях в сводах гномов.
   Готц крепко задумался, машинально поглаживая свою бороду. Наконец он вышел из-за прилавка и, подойдя к двери, закрыл ее на засов.
   - Сколько ты хочешь за них? - поинтересовался гном, рассматривая ученика имперской Академии магии.
   - Мастер, давайте уж на чистоту. Во сколько бы вы как гном оценили их, а? - парировал я.
   - Это слишком трудный вопрос. Да ты присядь, - махнул он на стоявшие у стены табуреты.
   Когда мы присели он начал свой короткий рассказ. - Понимаешь, для всех остальных рас нашего мира они бесполезны, а для гномов просто бесценны. О причинах я подробно говорить тебе не буду. У каждой расы есть свои секреты и давние тайны. Но если не брать их в расчет, то даже так они настоящее произведение искусства для нас. Здесь, в Империи, ты не получишь за них и золотого. Например, банкиры гномов не будут связываться с этими камнями из опасения вызвать на свой клан гнев правящего рода царства гномов. А в землях гномов их у тебя либо отберут из жадности и выгонят на поверхность или просто казнят, так как, такие камни не должны быть в руках чужаков. Святотатство для нас это, понимаешь?
   - Ну, хорошо. Продать получается нельзя, - махнул рукой я на них, эх, где вы мои мечты о дворянском титуле. - Но даже гном может выменять их на то, что очень ценно для другого. Например, на эти наручи.
   - Ах, ты и парень! Да... Слушай? А нашей крови в тебе нет случаем, а? - усмехнулся Готц.
   - Упаси меня боги от таких родственников! - сделал я вид, что испугался открывающимся перспективам и, не выдержав, рассмеялся.
   Мы пожали друг другу руки в знак заключения сделки. Нет, больше никогда не буду пожимать гному руку. И так не обиженный от природы силушкой, он невероятно был силен от постоянной работы в мастерской.
   Изысканные и самые крепчайшие ругательства из самых глубин моей памяти разнеслись по всему помещению.
   - Да что же ты хлипкий такой?! - удивился мастер, глядя на то, как я трясу отдавленной рукой в воздухе и продолжаю в полголоса, ругаться.
   - Я не хлипкий! - возмутился я. - У меня просто кость тонкая! Магическая!
   Готц, продолжая посмеиваться, сходил за наручами.
   - Вот, держи и владей, - протянул он обнову прямо в руки.
   Я взял наручи и задействовал истинное зрение.
   Ага. Всмотрелся еще раз, более пристально. Ничего понять толком не смог. Нет, то, что на них наложены чары, это можно было сказать с полной достоверностью.
   'Ах так!' - подумал я и начал вспоминать заклинание "опознания", - 'Сейчас мы посмотрим что вы такое!'.
   Заклинание сработало, как шестеренка в часовом механизме гномов, быстро и точно, но полученный результат был не совсем ожидаемым. Заклинание подтвердило, что, да, наручи зачарованы и действительно используют силу стихии земли, а также не несут угрозу жизни своему владельцу. Но вот какие точно заклинания они в себе несли и каков был бы эффект от их применения, осталось для меня скрытым.
   Пришлось, плюнуть на свойство полученных вещичек, распрощаться с мастером Готцем и направиться обратно в академию.
   'Наверняка магистр Лауди сможет мне про них более точно рассказать', - подумал я по пути.
   Однако надежды мои не оправдались. Учитель, только мельком взглянул на протянутые наручи.
   - Что ты за гадость суешь мне прямо в лицо, а? - возмутился он, не приближаясь к протянутым предметам. - Я магистр огненной магии, а не земной. Да я понятия не имею, какими свойствами они обладают! Знаешь что, а? Найдешь мага стихии земли и сам у него поинтересуешься!
   - Но учитель Лауди! - возразил я. - Ближайшие ведь маги стихии земли только у гномов!
   - Это твои проблемы! А пока марш бегом на занятия! - рявкнул он.
   Пришлось подчиниться и отложить на время желание разобраться с моим приобретением. Закинув наручи к себе в комнату, я поспешил к магистру на очередной урок.
   Все было тихо и спокойно. Дни текли своим чередом. Слухи о моих похождениях сменили другие, о выходке учеников - второкурсников в городе. Те, пьяные вдрызг, умудрились переплюнуть наши похождения в таверне 'Одноглазый Джо', пробравшись к феечкам в публичный дом и натешившись там до услады, под конец разворотили его и пару близлежащих домов в груду камней.
   А я все учился, пытаясь хоть на вот столько приблизиться к своей мечте.
   Как-то раз, неторопливо прогуливаясь с выданной мне учителем книгой по магии земли и, заучивая заклинания для третьего курса, я и не заметил, как налетел на парочку дворянчиков с факультета огненных.
   Нет, я, было, хотел принести свои извинения за столь незначительный инцидент, но эти два отродья демонов потребовали от меня удовлетворения на ближайших тренировочных поединках. Причем, если первый захотел меня освежевать своим мечом, то второй явно рассматривал меня в качестве прожаренной тушки.
   Кстати, о поединках. Начиная с третьего курса, устраивались подобные представления. Единственным непреложным условием для участников было не нанести смертельной раны своему противнику. Ранения легкой степени тяжести излечивались целителями прямо на месте, после окончания поединка, а если кто вдруг получил увечье или более тяжкое ранение, тогда его путь заканчивался в корпусе факультета целителей. В случае смертельного исхода выживший мог позавидовать участи своего поверженного противника. Суд, отчисление из академии с блокировкой магии и каторжные работы на рудниках Империи или царства гномов.
   За результаты поединка на обычном оружии я особо не волновался. Благодаря навыкам, полученным у мастера Такена, победа мне была практически обеспечена, а вот, что касается магического, то тут все было под очень большим вопросом.
   Для тренировочного поединка нами была использована уже памятная мне площадка во дворе академии. Мастер Такен вызвался быть судьей нашего поединка.
   - Готовы? Может передумаете, а? - поинтересовался он.
   - Готов, - спокойно ответил я, крепко сжимая в руках боевой посох и пристально смотря на дворянчика.
   Тот, молча кивнул мастеру и, посмотрев на меня, презрительно сплюнул вниз.
   Мастер Такена поморщился, видя такое пренебрежение к его искусству, и скомандовал: - Начали!
   Дворянчик, держа в руках короткий меч и кинжал, бросился ко мне. Выпад мечом в мою сторону, еще один. От первого выпада я уклонился. Второй увел в сторону движением посоха. Не слишком умный парень начал воплощать в жизнь комбинацию ударов, пытаясь достать меня мечом или кинжалом. Пришлось, отклонившись от очередного его удара, подсечь ему ноги и он завалился на спину, держа в руках свое оружие. И как только сам им не порезался? Не понимаю...
   Говорят лежащего на земле бить не хорошо, но я ведь не дворянчик, да и не ногами я его охаживал, а посохом. Ну и что, что им еще больнее? А нечего было вызывать меня и пытаться покалечить!
   Под конец поединка мой противник уже бросил свое оружие и просто закрывался руками, пытаясь уберечь голову и тело от сыпавшихся на него ударов.
   - Достаточно! - крикнул мне мастер Такена. Он и прекратил поединок.
   Когда он помог подняться дворянчику на ноги, тот, посмотрев на меня и с ненавистью прошептал: - Погоди. На магическом поединке с тобой разберутся! Деревенщина!
   Пожав плечами, и не обращая на него внимания, я направился по своим делам. Надо было повторить выученные мной в академии заклинания, поединок был уже через три дня, да и учебу никто не отменял.
   Место для магических поединков представляло собой отдельно стоящее во дворе академии здание округлой формы и средних размеров. По высоте оно соответствовало обычному трехэтажному дому в городе. Когда я только начинал учиться в академии, то при взгляде на него все время думал: 'а на кой магам такой амбар? Переросток, да еще и каменный!'. Оказалось, что это здание для поединков с замысловатым названием "жернова богов". Откуда взялось такое название никто из учащихся не смог пояснить мне.
   Судил поединки сам ректор, обращая внимание на то, чтобы запрещенные артефакты на площадке не появлялись. Да и за ходом поединков, за применяемыми заклинаниями, тоже наблюдал.
   Минуло три дня. На площадке стоял я, Пит Лексли, а напротив меня, шагах в тридцати, дворянчик. Как его там по батюшке меня не волновало. Единственно, что узнал, зовут его Керан, второй сынок какого-то барона из южных провинций Империи.
   На нашем поединке присутствовал и магистр Лауди. Посмотрев на него, я понял, что он чувствует себя несколько скованно. Еще бы! Ведь фактически сражались два его ученика. Один с факультета огня, у которых Лауди преподавал свое искусство магии, а второй - персональный, впихнутый ему в руки в качестве наказания.
   Ректор предупредил нас об ответственности за нарушение правил поединка, поставил очень сильный щит, защищающий зрителей от магии, творившейся на площадке, и скомандовал: - Начали!
   Моментально я активировал заклинание улучшенного щита. Сразу после этого, начал вырисовывать руны заклинания каменных шипов. Но все было напрасно. Эта отрыжка преисподней, не обращая внимания на свою защиту, вложил всю силу в один единственный огненный шар, который полетел в мою сторону. Мой щит должен был его выдержать, но этот дворянчик, оказывается, пронес на наше ристалище кристалл силы. Вот об этом-то я и не подумал. На подлете ко мне шар начал распухать, наливаясь силой стихии огня все сильнее и сильнее. Бросив к демонам шипы, я вложил весь свой небольшой резерв силы в щит. Шар был уже совсем близко.
   А что было там дальше? Обжигающий жар, сильная боль, запах моей горелой плоти, свой крик и я потерял сознание.
   - Пит? Ты как, живой еще? - услышал я так знакомый мне голос магистра Лауди.
   Я попытался открыть глаза. Почему-то мне это не удалось, а то усилие, которое я предпринял, причинило мне боль.
   - Лежи спокойно! Глаза не смей открывать! - раздался голос незнакомца. - Ты - в корпусе целителей. Пострадал немного от огня, вот и поваляешься пару недель. А там будешь как новенький, только волосы придется чуть подольше отращивать.
   Учитель и незнакомец, который, как я понял, был целителем, вышли из комнаты, оставив меня одного. Все эти две недели, прошедшие с момента поединка, я, прикованный к кровати, обдумывал причину своего поражения: что можно было мне предпринять для своего спасения и победы?
   - Точно! Надо поменять тактику ведения боя, - твердо решил я (Осенило меня), пылая жаждой реванша. - Дворянчик не станет менять свою тактику, поскольку она уже принесла ему победу, а я пойду другим путем. Мне надо опередить ударить первым.
   Эти две недели на больничной койке в корпусе целителей показались мне вечностью. Наконец меня выпустили. Первым делом я отправился в свою обитель. Там все было оставалось по-старому. Кровать, книги, да 'ругальник' на столе. Почему 'ругальник'? Да как еще можно назвать пирамидку, вечно не дававшую мне выспаться?! Только так.
   Сняв выданную целителями робу и надев запасную одежду, лежавшую в шкафу, я заметил валявшиеся без дела наручи. Понадеявшись по старой доброй деревенской традиции на удачу, натянул их на руки и отправился искать свою жертву.
   Дворянчика я нашел в столовой, он что-то весело рассказывал компании своих подхалимов. Увидев, как я приближаюсь к нему, он тотчас замолчал.
   Подойдя к нему на расстояние вытянутой руки, я, вспомнив деревенскую жизнь, плюнул себе в ладонь и припечатал по его лицу. Он медленно побагровел.
   - На площадке магии. Завтра. Реванш, - спокойно произнес я и удалился. Внутри меня все кипело. За эти две недели, проведенные в корпусе целителей , жажда реванша, за полученное поражение, грызла меня. Что? Так грубо не вызывают? Ну, так я не дворянин, чтобы изысканно вызывать на поединок. Зато так вернее. В присутствии столь большого количества свидетелей произошедшего, он просто не сможет отказаться. Что и произошло.
   На следующий день мы опять стояли на столь печально памятном мне месте. Здание было набито до отказа учениками.
   Услышав сигнал ректора, я влил всю данную мне богами силу в каменную стрелу и запустил ею в дворянчика. Ну и что, что это заклинание первого уровня, зато эффект должен быть колоссальным. Таким он и был. Правда, совсем не тот, который я ожидал. Керан, оказывается, не потерял голову от вызова, и мое заклинание не причинив ему ни малейшего вреда было поглощено выставленным щитом.
   - 'Да что же это такое?!' - взвыл я, - 'опять на койку?! К целителям?! На мерзкие процедуры?! Не хочу?!'
   Влив остатки силы в щит, стал наблюдать за приближающимся огненным шаром своего противника. Дворянчик улыбался. Еще бы! Он так смог подловить меня и уже праздновал свою победу! Не в силах смотреть в летящее пламя, я вскинул руки, пытаясь защитить лицо от ожидаемых ожогов. Так? А где огонь??
   В зале раздался крик полный боли от горевшего заживо человека. Открыв свои глаза я посмотрел на дворянчика. К этому времени ректор прекратил поединок, и целители уже подбегали к нему.
   Оказывается, огненный шар проломил мой щит, так словно и не было его вовсе, но на подлете ко мне вдруг полетел обратно к дворянчику, причем сила и скорость его возросли в несколько раз! А этот раззява, уже снял свой щит и, просто не успел отреагировать на отраженное наручами заклинание.
  Хорошо обжаренную тушку Керана целители уволокли в корпус. После этого ректор любезно мне, улыбаясь и матерясь в своей душе, предложил посетить его кабинет и поговорить на очень интересующую его тему.
   Через три десятка белых граней, я уже заходил в его кабинет. Ректор уже ждал меня, как оказалось.
   - Ну что? Отыграл поражение? И что ты теперь будешь делать, интересно знать? - как ни странно очень спокойно начал он разговор.
   - А в чем собственно дело? - поинтересовался я, начав подозревать неладное. - Поединок я выиграл по всем правилам. Надеюсь, Керан жив?
   - Жив, иначе тебя бы уже допрашивал судья из Родена, - успокоил Азани. - Но, парень, у тебя вырисовываются громаднейшие проблемы.
   - Это, какие же такие проблемы, а? - уточнил я, начиная впадать в панику.
   - Ещё какие! - воскликнул ректор. - Отец Керана довольно влиятельный человек в дворянских кругах Империи и такое оскорбление тебе не сойдёт с рук. Так что жди или яд в своей пище, или наемных убийц в ближайшей подворотне Родена.
   - А может мне на пару месяцев исчезнуть, а, господин ректор? - я приуныл. - В царство гномов, например?
   - Это можно устроить. Я могу тебя перекинуть прямо к приграничному форту, а дальше сам, ножками, - так, как бы невзначай намекнув мне, что нужно срочно принять его предложение, произнес он. - Надеюсь, хоть гномы тебя уму разуму научат.
   - Да что меня все так терпеть-то не могут, а? - удивился я. - Я ведь тихо живу, спокойно учусь и никого особо не трогаю.
   Ой, что было в кабинете! Ректор видно дошел до предельной точки, а мои лукавые слова были последней каплей превысившей его терпение. Он высказал мне все, что он думает о таких учениках как я. Оказывается, я был первым учеником за все время пребывания его, на посту главы академии, которого он хотел стереть в каменную крошку. Невинная шутка в отношении магистра Лауди обернулась головной болью. И если я вдруг живым окончу обучение в Академии, то ректор официально объявит этот день официальным праздником и напьется вдрызг.
   Пришлось срочно бежать к себе в комнату и собираться в дальний путь. Бедному ученику собраться - это как раз плюнуть, поэтому сунув в походный мешок еще один комплект одежды, кристалл из банка, так и не выученную до конца магическую книгу стихии земли, да захватив в столовой, немного провизии, я опять навестил его. Выругавшись, ректор сделал движение пальцами и вот, я стою во дворе форта, покинув ставшие за прошедшие годы такими родными стены Академии.
  
  Глава 14.
  
   - Да проклянут боги ректора и того дворянчика! - злобно подумал я, потирая отбитую ляжку.
   Караван медленно втягивался в каменистое ущелье. Со всех сторон над ним нависали отвесные скалы.
   Что я делаю в караване? Да еще и с гномами во главе? О... после того как ректор закинул меня на границу, я к своему огорчению обнаружил, что позабыл в своей комнате самое главное. Золото! А также артефакты, которые так и остались, не обследованы со времени Академии, я впопыхах забыл положить в свой мешок. Хвала богам, что хоть кольцо, полученное от призрака, я давно уже носил на цепочке своего амулета. А что же с кристаллом из отделения банка гномов в Родоне? Увы, ближайшее подобное место, где бы я смог получить свое золото, находилось в одном из городов Царства гномов.
   У коменданта форта была пара свободных лошадок, но услышав просьбу - 'одолжить клячу', он только рассмеялся и прогнал меня из кабинета. Вот и сидел я у стены форта третий день, смотря на лениво движущееся по небу солнце.
   Со стены раздался крик караульного солдата. - Караван из гор спускается. Гномы опять ползут.
   Гномы это конечно плохо, но выбирать не из чего. Через пару синих граней караван достиг форта и остановился у его врат.
   О чем решали глава каравана, этакий крепенький гном в летах и местный представитель торговой палаты Империи, для меня осталось покрыто мраком тайны. Ясно было только одно. Когда работа по выгрузке каравана была завершена, а по металлическому лязгу, его груз представлял собой толи железные заготовки, то ли уже готовое оружие и доспехи, они прошли внутрь форта пропустить по кружечке пива.
   Учитывая, что вернулись они к воротам только через четыре часа, когда уже почти стемнело, и сопровождавший гнома человек еле стоял на ногах, то либо кружечек они пропустили не по одной, либо они представляли собой небольшие бочонки.
   - Ну что Герон, - заплетающимся голосом произнес торговец, - завтра загрузим тебе продовольствие и езжай к себе.
   - Да я бы рад тебя увидеть в следующий раз, вот только не знаю, будет ли он вообще, - задумчиво ответил гном и хлопнул его по плечу. - Эх, мага бы нам хорошего.
   - А что случилось?! - неподдельно изумился торговец.
   - Да понимаешь, какое дело, наш караван-то второй из отправленных к вам за последнее время, - развел руками гном, - а получилось что мы первыми к вам прибыли. От того каравана ни слуху ни духу, а наши старшие все экономят на охране.
   - Ну, благословение тебе богов добраться невредимым, - и с этими словами они разошлись.
   - Ага! Значит, караванщик хочет обезопасить себя. Попробую завтра договориться с ним, - подумал я и отправился в каморку при форте. Хорошо с комендантом договорились на время моего пребывания на счет ночлега.
   Утром, едва продрав глаза, я выскочил из комнатушки. У стен форта разносились веселые ругательства гномов. Оказывается погрузка продовольствия уже подходила к концу. Выйдя за ворота форта и приблизившись к фургонам каравана, я заметил спокойно наблюдающего за процессом погрузки Герона.
   - Уважаемый мастер Герон, прощу прощения, что отвлекаю вас от столь важного дела, но не могли бы вы уделить мне минутку, - вежливо обратился я, подойдя к караванщику.
   Гном резко обернулся, глаза его с подозрением осмотрели меня с ног до головы.
   - Что тебе, парень? - поинтересовался он.
   - Так уж вышло, что случайно услышал ваш вчерашний разговор с уважаемым торговцем. Вы ведь собираетесь обратно в свое государство? Вот. А мне как раз нужно попасть в вашу столицу. Дела у меня там неотложные, - с достоинством произнес я.
   - Ну, раз хочешь, плати десяток золотых и будешь у нас пассажиром, - безразлично ответил гном, хотя его глаза блеснули жадным огнем при упоминании о золоте.
   - Да так уж вышло уважаемый гном, что денег с собой нет, ни медяка не найдется. Но я слышал, что вы хотели взять с собой мага? Я, конечно, только учусь в имперской академии магии, но кое-что уже умею, - поклялся я перед Героном.
   Гном насупился, золото меркло перед его взором.
   - И что же ты можешь, уважаемый? - насмешливо поинтересовался он.
   - Все что можно знать из третьего учебного курса. Направление стихии, земля, - ответил ему я, чуть преувеличив свои познания в этом деле.
   - Демоны с тобой, - сплюнул гном в дорожную пыль, - возьму в охрану каравана. Денег не получишь, но ночлег и еду дам до места назначения. Это конечно не столица, но приграничный город. Все же лучше, чем ничего.
   - Мастер Герон, а если вдруг нападут на нас? Трофеи как делятся? - заранее уточнил я.
   - Тьфу, на тебя, - постучал мастер по деревянному борту ближайшего фургона. - Если вдруг нападут, то все, что добудешь, твое будет.
   - Через два часа отъезжаем, - объявил мастер, посмотрев на заканчивающуюся погрузку продовольствия.
   Вот так я и попал в караван, сейчас вступивший в земли гномов.
   Головной фургон каравана уже покинул ущелье, когда до меня донеслись крики.
   - Накаркал все-таки, отродье глубин! - посмотрев на меня, выругался Геран, и, прихватив с собой остальных охранников, едущих в середине и конце каравана, бросился на выручку впереди идущим.
   Я кинулся за ними.
   Десятка три человек наседали на передовое охранение каравана. За ними в шагах двадцати стоял пожилой человек с посохом да пяток его охраны и произносил какое-то заклинание.
   - Самоучка, - догадался я.
   Три гнома с торчащими из тел арбалетными древками да два изрубленных на куски разбойника, а это были именно они, лежали чуть поодаль от сражавшихся.
   Подивившись мастерству гномов, которые, значительно уступая в численности нападавшим, с остервенением защищались, я решил, что настало время и мне вступить в бой.
   Кинув на себя улучшенный щит, я сразу же запустил в мага каменной стрелой.
   Ущерба оно ему не нанесло. Магический щит, созданный неизвестным мне заклинанием, окружил его фигуру и, радужно блеснув на солнце, защитил его. Но желаемый эффект был достигнут. Заклинание, предназначенное для нашего каравана и защищавших его воинов, маг вынужден был прервать и сосредоточиться на своей защите. Кроме того, каменными осколками посекло стоявших рядом с ним воинов. Двое из них упали на землю пытаясь остановить хлещущую из перебитых артерий кровь.
   Доспехи у большинства разбойников значительно уступали нашей охране. Только у пятерых я заметил металлические доспехи гномьей работы, у всех остальных были кожаные, с металлическими вставками.
   Огненная стрелка, вырвавшись из его рук, понеслась прямо ко мне. Хвала богам, но мой щит все-таки выдержал его удар, однако второго такого удара я мог и не пережить.
   Пришлось поднапрячься и произнести сразу два заклинания. Каменный молот, заклинание третьего круга, призывающее каменюку подобной формы (спасибо магистру Лауди за его нудную учебу), полетел в его сторону.
   Молот проломил его щит, практически не ослабляя своего полета, и откинул тело уже погибшего мага далеко в сторону. Трое охранявших его разбойников кинулись на поле брани, на подмогу.
   В тоже время, среди сражающихся, как раз перед гномами, выросли каменные шипы, нанизав незадачливых разбойников на свои острейшие грани.
   Разбойники, поняв, что они лишились мага, а гномы вот-вот их сомнут, поддались панике и попытались сбежать. К их несчастью от гномов так легко не уйдешь. Вцепившись в них как в мешки с золотом, они просто и изрубили их на куски. Одного из них, из них, на ком были металлические доспехи, они взяли в плен, оглушив по голове.
   Караван гномов был выведен из ущелья и стоял чуть поодаль от входа в него. В одном из фургонов лежали пять тел гномов. Да, к трем первым убитых выстрелами из арбалетов присоединились еще два.
   В пяти шагах гномы установили небольшую жаровню и разложили костер. Один из них, бородатый добряк, споро раскалил железный прут, собираясь пытать пленного. Вскоре весь караван услышал его вопли, да запашек жаренного мяса поплыл по округе.
   - Эй, маг? - окликнул меня со спины Геран.
   - Да уважаемый мастер? - обернулся я.
   - Понимаешь, какое дело. К северу отсюда, у этих отморозков разбит лагерь. В небольшой рощице - кивнул он, на оттащенные в сторону от въезда в ущелье трупы разбойников. - Те, кто на нас сегодня напал, это были не все, а только меньшая их часть.
   - И что? - поинтересовался я, уже догадываясь о том, что он скажет.
   Так оно и получилось. Мастер предложил мне с большей частью охраны каравана прогуляться незаметно в лагерь и раз и навсегда избавить земли гномов от разбойников.
   - Понимаешь, если мы их не убьем, то они могут снова напасть на нас или выберут в качестве своей добычи любой другой караван гномов, - произнес он, пристально посмотрев в мои глаза. - Да и за прошлый караван надо рассчитаться, его глава был моим другом.
   - И вот еще что, - он протянул мне небольшой мешочек и потрепанную книгу. - Это твоя доля с тел разбойников, мага и деньги за доспехи и оружие, что мы у них нашли.
   Я заглянул в него. Там, вперемежку, лежали золотые и серебряные монеты, медных я не заметил ни одной. Книгу положил к себе в мешок, дав себе зарок прочитать в свободное время.
   Ну что делать с предложением караванщика? Хочешь ни хочешь, а пришлось согласиться.
   Пятнадцать гномов в доспехах, с оружием в руках, и один ученик третьего курса имперской Академии магии, лежали на пригорке с подветренной стороны, скрытые травой, и наблюдали за расположившимися в лагере разбойниками. Эти лихие люди и не подозревали о нашем присутствии. Кто ел, уткнувшись лицом в тарелку, кто спал лежа в шалаше или прислонившись спиной к дереву. Они вольготно чувствовали себя в землях гномов, даже часовых не выставили.
   Солнце уже начало клониться к земле, когда ко мне подполз главный воин нашего отряда.
   Толкнув меня бок своей ручищей, он прошептал мне на ухо. - Сможешь задействовать массовое заклинание, что-нибудь смертельное на всех? Через десять минут, а?
   Я, только молча, кивнул ему и прошептал в ответ. - Да, но тогда дальше рассчитывайте только на себя.
   Он ухмыльнулся моим словам, и опять толкнул меня в бок так, что у меня аж ребра заболели, и отполз сторону.
   Так. Что же на них кинуть то, а? А! придумал! Есть одно подходящее заклинание из моей книги, 'колючка' называется. Оно похоже на обычные шипы, но площадь действия его довольно таки большая.
   Через несколько минут я, выстроив перед глазами те руны, стал негромко произносить заклинание. Сработало! Правда оно буквально чуть не вынуло из меня жизнь и душу. С трудом оторвав сразу ставшую тяжелой, как чугун в мастерской гномов, голову, я посмотрел вниз на разбойников. Где тот мирный лагерь, который я вот только недавно видел?! Повсюду из земли вырастали каменные шипы. Вот один из разбойников как спал, прислонившись спиной к стволу дерева, так и был, проткнут шипом, выскочившим из-под земли, и так и остался пришпиленным прямо к нему. Тот бедолага, с миской, получил шип прямо в спину.
   В это время с пригорка неслись гномы, вопящие, что есть мочи, что-то не слишком разборчивое на их языке. Из донесшихся до меня криков, я узнал только такие слова: горы, молот, да что-то про бороду.
   Внизу происходила, нет, не битва, а побоище. Да и как назвать это зрелище когда на растерянных и ничего не соображающих разбойников, большинство которых было без доспехов и без оружия, с неба свалились разъяренные гномы, с ног до головы одетые в металлические доспехи и здоровенными обоюдоострыми секирами в руках.
   Пока другие гномы вырезали все население лагеря, на нашего предводителя насело сразу трое воинов, уже успевших взять в руки оружие, да не простое, а изготовленное гномами.
   - Видно с того разграбленного каравана, - догадался я.
   Видя, как один из них метит ударить ему в спину, я не выдержал и, собрав последние остатки магических сил, кинул в него каменную стрелу. От полученного удара его доспехи пробило, и он уткнулся в землю, так и не выпустив свой меч из уже холодеющих рук. Гном, почувствовав, что угрозы со спины больше нет, просто озверел и, проведя обманный удар, прикончил одного из оставшихся противников. Второй защищался, изо всех сил, но ничего противопоставить ему так и не смог. Вскоре в лагере было уже тихо.
   Я с большим трудом встал на подкашивающиеся ноги и направился к гномам. Из моего носа еще капала кровь.
   - Молодец, за мной должок, - произнес гном, - меня зовут Дорк Каменная Секира.
   - Держи пять, - и протянул мне руку. РУКУ, ПОКРЫТУЮ АЛОЙ КРОВЬЮ! Меня просто вывернуло наизнанку при виде этого!
   - Э, да ты парень совсем слаб, а по тебе и не скажешь! - подивился гном. - Это бывает. Многие в первый раз так делают. Ну, ничего, еще несколько сражений и привыкнешь.
   И он похлопал меня, чуть пришедшего в сознание, но еще несколько зеленоватого на лицо, по плечу.
   - Ладно, сейчас закончим обыскивать лагерь и через час - полтора отправимся обратно, - произнес он, заметив с какой сноровкой его подчиненные соплеменники обыскивали все вокруг, стараясь не упустить ничего полезного и дорогого.
   В ответ я только кивнул ему и выдавил кривоватую ухмылку.
   Через час, как и обещал Дорк, мы отправились обратно к каравану. С собой гномы тащили мешки с оружием, доспехами, монеты всех достоинств и всех сопредельных государств, да много чего еще. Лошадей в лагере они нашли всего трех, поэтому навьючены они были, наравне с ними.
   Караванщик давно ожидал нашего возвращения. Его глаза обежали пришедших, и он испустил вздох облегчения. Никто из его людей не погиб, только двое были легко ранены.
   Я не стал обращать внимания на гномов и принимать участия в дележке.
   - Сколько выдадут, то и возьму, - вот те мысли, что были у меня в голове, когда я завалился спать возле костра.
   Утром меня растолкал Геран. Он был не один. Рядом с ним стоял Дорк и держал в своей руке здоровенный мешок.
   - Пит, мы тут подсчитали и решили так, - произнес караванщик, глядя прямо мне в глаза, - негоже, такому как ты, ходить без доспехов и оружия.
   - Предыдущий караван вез с собой несколько наших кольчуг, сделанных специально для наследников дворян. Довольно дорогих, кстати, и носятся прямо под одеждой. Вот, держи одну из них, - он вытащил из протянутого Дорком мешка кольчугу и протянул ее мне.
   Взяв ее в руки, я удивился. Она была почти невесомой, а звенья были очень мелки и плотно пригнанные между собой. Да и гнется она просто отлично.
   Я поклонился гномом, - это действительно очень хороший дар для меня!
   - Нет. Ты неправ. Это не дар, а трофей, полученный на поле боя! - резко перебил меня Дорк. - Ты спас много наших жизней вчера.
   - Да и, кстати, а что ты без оружия-то все ходишь? - поинтересовался он. - Хоть ты и маг, но достойный тебя боевой посох сейчас лежит в одной из повозок.
   - Вот, возьми это, - он протянул мне небольшой мешочек. - Если вдруг ты все-таки доберешься до нашей столицы, то он очень пригодится. Жизнь там не дешево обходится.
   Развязав его, я заглянул внутрь. Там были небольшие ограненные рубины.
   Когда я поднял свой несколько изумленный взгляд на них, то увидел, что Геран довольно ухмыляется себе в бороду.
   А Дорк, просто хлопнул меня по плечу и сказал. - Парень, не забывай, что я тебе должен. Когда-нибудь и мне удастся прикрыть твою спину. Они развернулись и ушли к фургонам. Вскоре над караваном полетели веселый говорок Герана, отдающих команды на своем языке, и мы продолжили свой путь дальше, в Царство гномов.
  
   Глава 15.
  
   Вот она! Столица Царства гномов! Вернее ворота главного входа в туннель, ведущий к столице.
   Путь до него занял у меня довольно времени. Хорошо еще хоть от того безымянного пограничного городка гномов ехал в относительном комфорте. А все, потому, что я был пассажир идущего в столицу каравана, который к тому же расплачивался без лишних вопросов. Полученные деньги за трофеи разбойников пришлись очень кстати. Я не стал заходить в отделение банка гномов в том городишке, предпочтя, если так уж меня припрет нужда, получить золото уже в столице.
   С Гераном и Дорком расстались, будучи друзьями. Хоть они и гномы, а караванщик был еще тем гномом, не слишком понимающим невинные шутки, которые я выкидывал время от времени, но я мог записать их в свои друзья - приятели.
   Месяц пути и вот, я практически у своей цели. Караван остановился у стражи, охраняющих вход в горы.
   - Так, что везем? - поинтересовался стражник у неспешно подошедшего к нему караванщика.
   - Так, это, продовольствие как обычно, - пожал тот плечами в ответ.
   - А это кто с тобой еще? - спросил стражник, указывая на меня своей секирой.
   - Так, пассажир мой. Прибился по пути в пограничье. Подкинь, говорит в столицу, надо очень, - открестился от меня подлый гном.
   Стражник решительно направился в мою сторону. Нет, он, конечно, выглядел внушительно. Еще бы! В таких начищенных доспехах и секирой в своих руках. Однако, памятуя о мастере Готце, в росте он, конечно, уступал ему на ладонь, примерно.
   - Кто таков? Зачем в столицу? Человекам нельзя! Только по разрешению нашего короля! - зачастил он скороговоркой.
   Я снял со своей шеи цепочку, на которой висели кольцо призрака и амулет, и, отцепив кольцо, протянул его гному.
   Тот взял его в руки и пристально всмотрелся в него.
   Поскучав где-то с десяток минут я, наконец, не выдержал и , обратился к железному столбику, в который превратился стражник.
   - Уважаемый, так я могу пройти в столицу, а? - с еле скрываемым нетерпением поинтересовался я.
   - Да, да. Конечно, - произнес гном мне и, вернув кольцо, добавил, - только я все в толк взять не могу, откуда у тебя знак главы одного из наших кланов? Причем клан-то без главы уже с тысячу лет, не меньше!
   - О... Это очень длинная история, - ответил ему я.
   - Ну, ничего. Сейчас меня сменят и пойдем, провожу тебя в столицу, а то заблудишься у нас, заодно и послушаю рассказ. - Тут он посмотрел на свой кристалл. - Да, минут через десять подойдет мой сменщик. Кстати, меня зовут Горин из клана наковальни.
   Я тоже в ответ представился ему. Как он и говорил, вскоре появился другой стражник. Коротко о чем то, переговорив, Горин махнул мне рукой и мы вошли в провал туннеля ведущего прямо в сердце царства гномов.
   Пока мы добирались, как он выразился до основного верхнего туннеля, Горин выпытал у меня, что я хочу попасть на аудиенцию к их королю. Узнав об этом, он покачал головой и сообщил, что сначала нужно обратиться в канцелярию дворца и если мое дело действительно окажется важным для его величества, тогда и только в этом случае, меня могут допустить к нему на прием, а могут и отказать без объяснения причины.
   Пока мы спускались к нужному нам тоннелю я, понимая, что вряд ли еще раз сюда попаду, вертел по сторонам головой, жадно рассматривая все вокруг.
   - Горин, - поинтересовался у него я, - а что-то я не вижу никаких фыркающих чудовищ. Мне в академии о них столько рассказывали, а их как будто и нет вовсе.
   Он рассмеялся своим гулким смехом. - Да ты верь больше тому, о чем говорят. Нет, лет триста тому назад кое-кто из особо "одаренных" умельцев смастерил подобное, однако его величеству это творение пришлось не по нраву.
   - Оно получилось слишком громкое, уродливое и воняло к тому же. Да что там говорить! - в сердцах ругнулся он, - короче изделие было отправлено на переплавку, а его создатель угодил в нижние штольни на годик, чтоб, значит, одумался и не смел более позорить великое звание мастера гнома своими поделками.
   - Ты лучше туда посмотри! - привлек он мое внимание, указав на две гигантские человекоподобные статуи в доспехах и оружием. - Вот это искусство я понимаю!
   - А что это Горин? - заинтересовался я.
   - Да ты что! - возмутился он и чуть не проглотил свою бороду. - Это големы! Причем один из боевых вариантов, для рукопашного боя. Это наши маги совместно с мастерами делали!
   Вот это да! Настоящие боевые големы! Нет, это действительно великая вещь, мастерство гномов! Но все же, если мне удастся вдруг заполучить одного из них в качестве охранника, я бы хотел чтобы он был немного поменьше, ну скажем с меня ростом или чуть повыше. А то, как то не смотрится, когда следом за тобой по двору академии топает статуя в четыре твоих роста.
   Так я и не заметил, как мы добрались до основного тоннеля верхнего уровня. Ой, сколько там было гномов! Врут те, кто говорит, что гномов намного меньше чем людей. Их, по меньшей мере, столько же. Просто они предпочитают в основном находиться под землей, а не на поверхности. По туннелю в обе стороны двигались гномы, причем ближайшая к нам сторона, более заполненная, вела, как мне пояснил стражник, в столицу.
   Путь по тоннелю до врат Цагана, так именовалась столица Царства гномов, занял у нас почти три часа. Да и то, спасибо моему проводнику он договорился с гномом на повозке, едущим в попутном направлении.
   То, что предстало моему взору, было просто невообразимым. В давние времена это была пещера, но таких размеров, что страшно себе это представить. Многие поколения гномов трудились, не переставая, чтобы превратить ее в эту красоту. Своды пещеры терялись в вышине над нами. Колонны по ширине размером с центральную башню обычного замка вырастали из пола, устремляясь к своду. Они были украшены росписью гномов, в которых была запечатлена история создания Царства гномов.
   - Наверное, потолок у пещеры заменяет им небо, - с восхищением произнес я, разглядывая его.
   Кристаллы, вмурованные в камень пещеры, светились мягким теплым светом, освещая все пространство.
   Как выглядела столица гномов? О... Ну дня начала она занимала большую часть пещеры. В своей самой верхней точке, скорее всего это был шпиль центральной башни дворца, достигала середины ее, если смотреть по высоте. Самое главное отличие города гномов от Родена было то, что практически все вокруг было из камня самых разных пород и расцветок. Каменные здания, колонны, скамейки у входа в город, улочки, покрытые каменными плитами, да все вокруг.
   Что меня несколько удивило, так это высоченная стена, окружающая весь город.
   Я, не утерпев, прошептал. - Горин, а для чего гномам под землей такая стена, а?
   - Понимаешь Пит, было время, когда этот город был единственный для нашей расы, - задумчиво произнес стражник, - а времена тогда были темные и довольно опасные. Когда наши предки дошли до глубин нашего мира то они наткнулись на пустоты, в которых была жизнь.
   - Вернее если тех гигантских насекомых и чешуйчатых гадов, которые оттуда вылезли и напали на гномов, можно было назвать живыми, - поправился он. - Первые нападения были отбиты большой кровью, и тогдашний наш правитель решил обезопасить свой народ от них. Нам понадобилась не одна сотня ваших человеческих лет, чтобы полностью истребить всех тварей, хлынувших оттуда.
   Наконец повозка остановилась у ворот стены ограждающей город, и мы вылезли из нее. Горин распрощался с гномом, который нас подвез и мы направились внутрь города.
   Великие боги! Сколько там было гномов! Я наивно думал, что увиденное в туннеле не может больше поразить меня, однако ошибся. Гномы были повсюду. Они ходили, толпясь по узким улочкам города, кто-то что-то делал, другие просто стояли и о чем-то разговаривали на своем непонятном мне языке, третьи просто торопились по своим делам.
   Спасибо Горину, иначе я бы вовек не смог отыскать нужное мне помещение в дворцовом комплексе, да и его тоже с трудом смог найти в хитросплетениях улиц.
   Зайдя в помещение начал объяснять сидящему там гному, что мне нужно попасть к местному королю.
   - Король Нерок Третий очень занятой гном, по пустякам не принимает, - заявил в ответ служащий канцелярии, так и не дослушав меня до конца. - Назовите причину, по которой он должен уделить вам толику своего драгоценного времени.
   - А чтоб у тебя все волосы в бороде повылазили! - мысленно обругал гнома, я протянул ему кольцо призрака и вежливо произнес. - По просьбе ныне покойного одного главы клана гномов должен передать ему послание.
   - Гном внимательно осмотрел кольцо, лежащее в моей ладони, нехотя ответил мне. - Хорошо, королю будет доложено о вашем прошении. Когда он захочет, то примет вас.
  - Все таки это последняя воля умершего. Да упокой горы его душу, - сказал он и закончил. - Рекомендую вам остановиться на постоялом дворе "Адамант". Ожидание аудиенции у короля дело не быстрое, раньше чем через месяц вас явно не примут.
   Поблагодарив за уделенное мне время, я вышел наружу к ожидавшему меня стражнику.
   - Ну как прошло? - поинтересовался он.
   - Никак, раньше чем через месяц не примут, - пожав плечами ответил я.
   - У... Да ты везунчик, как я посмотрю, - хлопнул меня по плечу Горин, - некоторые желающие и по полгода ждут пока допустят до его величества.
   - Давай так, - предложил он, - я тебя на постоялый двор провожу, да и расскажу что и как, а ты мне за это поставишь "каменную лозу".
   - Да я не против! - с радостью согласился я.
   Минут через двадцать мы уже были на месте. Перед нашим взором возвышалось массивное трехэтажное здание. Вывеска тоже была каменной и над ее отбеленной поверхностью светилась надпись "Адамант".
   - Однако довольно крепкое здание, - присвистнул я, когда мы заходили внутрь, оценивая толщину его стен.
   Помещения нижнего этажа занимали места для приема и приготовления пищи, такое как в обычном трактире. Было только одно основное различие. Столы и лавки были каменные, причем из двух разных пород. Так если опоры стола были из обычного грубого камня, то сама мраморная столешница была отполирована до блеска.
   Когда мы присели за один из свободных столов стражник рукой подозвал к нам хозяина.
   - Здравствуй Горин, а это что за человек с тобой? - произнес подошедший к нам гном.
   - И тебе силу камня Герк. Это Пит, человек с поверхности. Хочет повидаться с королем нашим по делам гномов, - степенно ответил ему мой попутчик, - у тебя найдется свободная комната? Парню надо месяц в столице пожить.
   - Конечно, найдется, как не найтись, когда все в шахтах руду добывают, - ответил Герк, посмотрев на меня мельком. - А деньги у него найдутся? У меня постой не из дешевых, сам знаешь.
   - Сколько уважаемый? - поинтересовался я.
   Услышав ответ, я потерял дар речи! Гном запросил такую цену! Причем питание включено в постой не было! Хочешь, ешь внизу, хочешь с голоду помирай.
   - Из чистого злата у вас, что ли комнаты?! - с раздражением произнес я, выкладывая перед ним задаток в десяток золотых.
   - Погоди Пит, не возмущайся особо, - поспешил успокоить меня Горин. - Это столица, поэтому цены здесь всегда высокие. И не забывай, мы все-таки гномы и золото сами добываем, тут у него другая цена. Да и продовольствие в основном поступает с поверхности и стоит втридорога.
   - Эх, придется в банк к гномам идти, золото забирать, - подумал я, прикидывая насколько мне, хватит денег в случае задержки у местного правителя.
   Горин попросил хозяина накрыть нам на стол. Вскоре перед нами стояли тарелки с едой, чем-то напоминающие по вкусу мясо. Да стражнику Герк, с ухмылкой посмотрев на меня, приволок запечатанный кувшин с "Каменной лозой".
   Нет, оно, конечно, вкусно все было, но я все-таки поинтересовался у хозяина, из чего приготовлена еда. Услышав его ответ, что это грибы с подземных плантаций, а также насекомые, мне стало плохо. А Горин, молотом ему по шлему, нет, чтобы предупредить непривычного к такой пище человека, спокойно цедил лозу да закусывал ее грибочками.
   Через час хозяин принес счет за стол. Увидев стоявшую в нем сумму, я заплатил, еле смолчав, так как понял, что год гостеприимства у гномов и мне придется идти на поверхность к ближайшему храму с протянутой рукой.
   Пока мы сидели за столом я выпытал у Горина, где тут можно посмотреть книги о магии земли и найти банк. В ответ он посоветовал мне обратиться в лавку почтенного Гравуса, в трех улочках отсюда. А здание банка нужно было высматривать через пару кварталов.
   Мы распрощались, и он отправился по своим делам, а я по своим. Банк я нашел сразу. Да и как не заметить это здание, если на нем сразу на четырех языках окружающих земель, человеческим, гномьим и на эльфийских, было написано "Банк Гномовъ".
   Деньги я получил без особых проблем, просто протянув служащему в окошко, свой кристалл и назвав сумму, которую хотел снять. А снять мне пришлось пятьсот золотых для ровного счета. А ведь почти все золото, которое я держал в руках, придется отдать за постой и питание!
  Нет, я все конечно понимаю, но чтобы наш обед вышел на целых пять золотых - это просто беспредел какой-то даже, а не грабеж. Ну, понятно, что Горин просто меня раздел своей лозой на три золотых. Но платить два золотых за пищу состоящую из каких-то подземных грибов, да еще и с насекомыми в качестве приправы, это вообще уму непостижимо! А постой?! Посмотрел я ту комнату и что?! Что сказать, комната обычная, гобеленов на стенах и ковров под ногами я не заметил. Но десять золотых! Нет, надо быстрее решать вопрос с аудиенцией и валить обратно на поверхность, пока тот посох, что обещал призрак, не стал мне дороже того, что он сам стоит.
   - Так, а где же лавка? - думал я, блуждая по запутанным переходам, так устроенных гномами по недоразумению или от большого количества выпитой лозы. - Ага. Вот и она.
   Войдя в нужное мне здание, я огляделся. Все было почти как у людей. Всякие амулеты, книги, посохи и много чего другого было развешено вдоль стен или лежало на выставленных столах и прикрепленных к стенам полках.
   - Я могу чем-то вам помочь молодой человек? - услышал я дребезжащий голос гнома. Осмотревшись, я обратил внимание на довольно пожилого гнома, только несколько необычного. Нет, не подумайте ничего такого, просто на его нос были нацеплен монокль, но не обычного размера, а почти со стеклами в два раза больше. Смотрелось это довольно комично, учитывая рост гнома.
   - Вы уважаемый являетесь мастером Гравусом? - вежливо уточнил я.
   - Да, это действительно я, - с достоинством произнес почтенный гном, не забыв при этом погладить свою бородищу. - Вы желаете купить, продать или обменять?
   - Нет, покупать я не буду, да и продавать тоже, а вот обменять желаю, - ответил я, прикидывая, что взять с торговца.
   Наконец пришел к нужному мне решению. - Мне нужна книга, в которой бы полностью описывалась вся процедура создания големов. Не тех здоровенных, что я видел в тоннелях, а более человечных, что ли. В обмен я могу предложить книгу заклинаний стихии земли.
   - Уважаемый, для создания големов нужно обладать магией стихии земли. Может, вы предпочтете взять, что-нибудь другое? Или продать, например, - тут он кинул взгляд на обложку книги, которую я держал в своих руках. - Скажем двести золотых монет, как вам?
   - 'Нет, ну каков этот гном жлобина! Книгу стоимостью в тысячу золотых дает в пять раз меньше!' - возмутился я, но вслух вежливо ответил. - Я как раз являюсь тем, в ком проявилась сила стихии земли. По поводу книги. Эта книга найдена в тайниках академии магии. Она явно была написана до войны магов. К сожалению, жажда обладать знанием создания големов вынуждает меня обменять ее, хоть и столь ценную для меня, на две - три не слишком ценных для вас книги. Нужно создание големов и не забудьте что-нибудь еще дать в придачу. Дальше пошел откровенный торг. Гравус действительно воспылал желанием получить эту книгу, но гном, не слишком торопился давать за нее, то, что я просил.
   В свою очередь мне от него нужна была только книга о големах, но не попытаться заполучить еще пару книг я не мог.
   Наконец мастер не выдержал. - Ладно! Демоны с тобой. Бери големов, еще одну книгу в придачу, да пару сотен золотых. Больше ничего не дам.
   Вот так мы и поменялись знанием.
  Попрощавшись с достопочтенным мастером, я неторопливо вышел из его лавки и завернул за угол и притаился. Ждать долго не пришлось. Через десять белых граней до меня из лавки донеслись бессвязные выкрики мастера Гравуса. Как он только не выражался в адрес некоторых молодых жуликов, да еще и человечков.
   На мое лицо наползла довольная улыбка человека обманувшего жадного гнома. В чем я его обманул?
   Нет, книгу я честь по чести отдал ему. Да и она мне уже давно была не нужна, все эти заклинания я зазубрил наизусть. И сама книга стоила немало. Но все заключалось в обмане ожиданий этого мастера. Он явно мечтал получить заклинания, которые возвысят его над другими магами гномов. И он их получил. Однако ведя подземный образ жизни, большинство из них ему не пригодятся. Они предназначены для использования на поверхности, куда он явно никогда не выбирался.
   Я потуже затянул горловину походного мешка и направился на постоялый двор.
   Рассчитавшись с хозяином за месяц вперед, поднялся к себе в комнату. Перед сном решив посмотреть, что Гравус дал мне в качестве добавки к книге о големах, открыл вторую и начал читать. Через пару белых граней покой стен моей комнаты был нарушен отборной руганью.
   - 'Ай да Гравус! Вот же яркий представитель своего племени!' - злобно подумал я, захлопнув книгу. - 'Умудриться обмануть меня в такой малости это надо уметь'.
   Книга действительно содержала некоторые заклинания стихии земли, придуманные племенем гномов. Только все они относились к заклинаниям, которые могли быть использованы под землей. Нет, там было интересное заклинание "слияние с камнем", которое фактически было подобием заклинания стихии воздуха "отвод глаз", но вот на кой мне сдалось заклинание, с помощью которого можно определить съедобные грибы, я понять не мог. Становиться профессиональным искателем сокровищ и проводить лучшие свои годы жизни, обшаривая подземелья, в том числе и заброшенные гномами, я не собирался.
   Целый месяц я предавался безделью, валяясь в кровати, спускаясь вниз только поесть и кривясь при выставляемых мне счетах за еду. Только чтение книг и заучивание заклинаний в принципе можно было назвать делом. Заучив книгу, о создании големов, я понял, что создать голема - дело вообще-то не такое и простое, поэтому решил ее отложить до лучших времен. Например, когда выберусь наружу и вернусь в Роден. Осталась книга гномов.
   Вот ее проштудировал от корки до корки. Отлично понимая, что эти заклинания мне вряд ли пригодятся в будущем. Заодно и ознакомился с книгой, оставшейся от магов разбойников. Ну, там вообще был полный бред. На ее страницах было описано только одно заклинание - общей маскировки, но оно мне не подходило по направлению стихии. Все остальные листы были заняты жизнеописанием самого мага. Бред полный.
   Единственное что я еще сделал, так это нашел столичного мастера оружейника и выпытал у него все, что касается наручей. Тот и сам практически ничего не знал о них. Он мне пояснил, что они были сделаны незадолго до начала войны магов и не являлись отдельной вещью. Они представляли собой часть комплекта предназначенного для одного очень сильного мага стихии земли, причем именно человека. Какими способностями наручи обладали по отдельности, мастер не знал. Не знал он и о силе и способностях всего набора вещей. И он ничего не мог мне пояснить про остальные части набора, разочаровав меня.
   Через месяц такого затворничества в дверь моей комнаты постучали. Открыв, увидел незнакомого мне гнома. Он, молча, протянул мне пергамент. Послание гласило, что меня приглашают во дворец к королю гномов через три дня на аудиенцию.
   Пришлось срочно собираться. Однако сразу появилась проблема - у меня не было подходящей для аудиенции одежды. К счастью, мастерская портного находилась не следующей улице от постоялого двора. Цена у него как у всех гномов была, конечно, завышена, но тут уже ничего не поделаешь. Однако, когда узнал, что на меня готовой одежды нет вообще, а если делать на заказ, то это по сроку выйдет не меньше недели, я крепко призадумался. Выйти из затруднительного положения мне помог сам мастер. Он просто предложил взять один из готовых плащей эльфов. Заказчик отказался платить за него, когда мастер выставил ему счет.
   Я взял его, хотя это окончательно подкосило мои наличные запасы золота и серебра. Не считая тех денег, которые нужно было отдать еще за три дня проживания на постоялом дворе, в карманах осталось с десяток золотых да пяток серебряных монет. Камни, полученные в качестве трофеев за разбойников, сиротливо лежали в моем походном мешке, дожидаясь своего времени.
   И вот через три дня я стою у врат, ведущих в самое сердце гномов, во дворец их короля. Он, конечно, был очень шикарный, отделан так, что и говорить-то не о чем. Отдав одному из охраняющих вход во дворец гномов пергамент, я стал ждать. Вскоре появился еще один гном, поманивший меня за собой, и мы быстрым шагом направились в его недра. Но по сторонам я особо и не глазел, торопясь успеть за своим проводником.
   Так, от одного поста к другому, мы добрались до зала для аудиенций.
   Коротко переговорив со стоящими по обеим сторонам дверей стражами в начищенных до зеркального блеска доспехах и здоровенными секирами, сопровождающий меня гном приоткрыл одну створку двери и показал мне знаком проходить внутрь.
   Перед тем как попасть на глаза королю я попросил своего провожатого посмотреть за своим мешком и посохом. Ну, нельзя заходить на аудиенцию с вещами в руках. Тот в ответ пообещал дождаться моего возвращения, явно напрашиваясь на кувшин с лозой, а то и на парочку.
   - Да какая это аудиенция! - с возмущением думал я, оглядывая полный зал гномов. Кого там только не было. Нет, ну ладно то что Король Нерок Третий сидел на своем троне, понятно что подходы к трону окружала охрана, также мне все было все ясно насчет находившихся поблизости от трона его советников и членов семьи.
   Но для чего на аудиенции присутствует столько почтенных гномов из столь разных кланов - вот это было непонятно.
   Какой-то придворный гном провел меня поближе к трону. Подойдя на самое близкое расстояние допустимое стражей я остановился и поклонился Нероку Третьему, выказывая свое уважение столь царственной особе.
   - Кто ты человече? С чем пожаловал в наше Царство? Какие беды тревожат тебя, что ты решил обратиться к нам? - нет, не произнес, а прогромыхал Нерок, смотря даже не на меня, а поверх моей головы.
   Нет ну каков, а? Явно же ему доложили причину моего визита, так нет, цирк решил устроить для присутствующих.
   Еще раз, поклонившись королю, я начал. - О великий король гномов Нерок Третий в своих странствиях я повстречал призрака одного из гномов. Он мне дал свое кольцо и попросил передать вам слова, которые держат его существование в этом бренном мире.
   Один из стражей забрал протянутое мной кольцо, осмотрел на наличие опасных заклинаний, и, удостоверившись в отсутствии оных, передал в руки короля.
   Король повертел кольцо в руках и молвил, - действительно это кольцо одного из наших глав кланов без вести пропавшего многие годы назад. Какое послание он передал для нашего рода?
   Тут я замялся. Одно дело произносить то, что потребовал от меня гном наедине, а другое при полном зале.
   - Э... Ваше Королевское Величество, а может все-таки наедине донести до вас последнюю волю умершего? - не попросил, а взмолился я.
   - Говори при всех гномах, мы сможем вынести последнюю волю одного из наших глав кланов. Да и привычные мы ко всему, - распорядился Нерок Третий.
   И тогда я, ожидая самой непредсказуемой реакции со стороны присутствующих, произнес все те слова на гортанном гномьем языке, которые отпечатались в моей памяти. Когда я пытался их запомнить, то призрак, по моей просьбе, любезно перевел их на нормальный человеческий язык.
   Я не буду дословно вспоминать все их содержание, ограничусь лишь упоминанием того, что это была полностью нецензурная речь в адрес всего царственного рода отправившего на смерть главу клана гномов и соответственно правящего потомка в частности. Из наиболее приемлемых для слуха окружающих мною были произнесены такие фразы как "бороду тебе в...", "молотом промеж..." и "да проклянут тебя и твой род боги до пятого колена".
   Закончив произносить послание гномов, я поклонился багровому королю и направился, чуть ли не бегом к выходу из зала.
   Да... Такого Нерок Третий и присутствующие здесь гномы явно не слышали. Король наверняка ошибся насчет того, что они привычны ко всему.
   В спину мне ударил крик ярости взбешенного короля. - Казнить мерзавца! Немедля!
   - Эх, а так хотелось мирно уйти, да еще и награду с собой уволочь, - с огорчением подумал я, запуская в закрытые двери зала заклинание каменного молота.
   Двери были очень прочные, да еще и с чарами на них. Вот только была одна загвоздка. Все навешенные на них заклинания защиты и крепости были предназначены для отражения атаки вражеских магов, пытающихся прорваться внутрь, а не вырваться наружу.
   От полученного удара они просто разлетелись на куски. Я вылетел за ними следом и, вырвав из рук, опешивших от случившегося гномов, мешок да посох, припустил бегом по коридорам дворца.
   - Какой же там был поворот третий или второй? Вот ведь попал, заблудился, похоже! - с горечью думал я, стоя в каком-то тупичке под прикрытием заклинания "слияние с камнем" и слыша приближающиеся выкрики погони.
   - Да как же отсюда выбраться?! А то и вправду казнят! - и в отчаянии стукнул рукой по выступающему в стене камню.
   В тот же миг пол подо мной провалился, и я полетел вниз, в неизвестность.
  
   Глава 16.
  
   - И почему это я раньше думал, что грибы - это отвратительная вещь? Да и у пещерных ползающих тварей довольно приятный вкус, а главное питательный! - вот о чем размышлял я, будучи на привале в одной из маленьких пещерок подземного мира питаясь вышеупомянутым.
   С чего это я так резко переменил свое мнение насчет пищи гномов? А с того что есть очень хотелось!
   После того как мое тело провалилось в потайные проходы дворца гномов прошло уже много дней. Я и не заметил, как обработанный камень сменился грубым камнем туннелей. Только через неделю до меня дошло, что умудрился, покинуть столицу гномов и теперь блуждаю незнамо где.
   Запасы продовольствия, имевшиеся в моем мешке, закончились уже на первую неделю пути. Вот и поголодав три дня, я понял, что нужно что-то начать есть, иначе все, стану похож на призрака.
   Хвала тому богу, который надоумил Гравуса подсунуть мне в качестве "ненужного" довеска книгу с "бесполезными" заклинаниями гномов для подземного мира. Благодаря этому с голоду я не умер, хотя и не поправился и мог видеть в окружающей меня темноте.
   За это время мне повстречалась только одна непонятная тварь раза в два больше меня. Она видно тоже голодала и кинулась в мою сторону, как будто получив приглашение на обед.
   Заклинание окаменения не подвело, и тварь застыла, не успев добежать до меня. Не торопясь приготовил атакующие заклинания, и когда она пришла в себя, ее просто нанизало на шипы и разорвало на куски прилетевшей каменной стрелой.
   Однако эта встреча приучила меня постоянно держать в действии заклинание "слияние с камнем". Да, тяжело, но жить все-таки хотелось.
   В один из дней, зайдя в неизученную пещеру, я почувствовал, как что-то захрустело у меня под ногами. Опустив свой взгляд, я увидел, что стою прямо на чьих-то костях. Присмотревшись, понял, что это останки неизвестного гнома. Когда я более внимательно присмотрелся к окружающей обстановке, то понял, что нахожусь на давнем поле битвы гномов с тварями.
   - Вот черепок, вот второй. А это что? - я вертел в руках подобранный с земли череп гнома, на котором болтался обруч из неизвестного металла с одним ограненным крупным камнем посередине и с четырьмя пустыми выемками для других камней.
   - Странно, - я присмотрелся к обручу истинным зрением, - а магии в нем вообще нет. Может и пригодится, на что-нибудь обменять.
   Засунув обруч в свой походный мешок, стал бродить дальше, осматривая все, что лежит под ногами. Доспехи, оружие, кольца, браслеты, амулеты, золото и серебро. Чего там только не было под моими ногами. Несколько золотых монет, браслет и два кольца сунул к себе в мешок, хоть и ненужные сейчас, но на поверхности пригодятся. Амулеты я брать не стал, которые смог опознать были для меня бесполезными, а не известные брать просто побоялся.
   В бесплодных поисках выхода минула еще неделя.
   - Да чтоб вы все сдохли! Отродье демонов преисподней! - проклинал я, сидя на уступе в довольно большой пещере, поджидавших свою добычу монстров подземелья.
   А все было так обыденно. Зашел значит в одну пещеру приличных размеров, осмотрелся и, на первый взгляд не заметив опасности, двинулся через нее дальше, по направлению к другому провалу туннеля.
   Дойти до него мне так и не удалось. То, что я сначала принял за небольшие валуны, ожило и жадно оглядело своими буркалами жертвенное тело ученика имперской Академии магии.
   Как я за несколько секунд смог вскарабкаться на этот выступ, расположенный на расстоянии с три моих роста от пола пещеры по практически отвесной стене, понять было невозможно.
   Уже час мы посматривали друг на друга. Эти монстры представляли собой кошмар пьяного гнома. Все такие здоровенные, в хитине, и противные до ужаса. Пять отвратительных насекомых - переростков. Как они смогли определить мое приближение, мне было не совсем понятно, ведь на мне было заклинание гномов, отличить меня от камня было нельзя. По запаху или шуму что ли они меня опознали?
   Кинул им кусок гриба. Есть его эти твари не стали, а только заскрипели своими жвалами, вытянув их по направлению ко мне, вверх.
   - Ну, держитесь жучки переростки! Сейчас я на вас какое-нибудь заклинание использую! - злобно подумал я, начиная вспоминать все заклинания имеющиеся в моем арсенале.
   Побоявшись использовать мощные заклинания, использовал обычные шипы. Эх, неудача! Шипы не смогли пробить хитин тварей. Заклинание окаменения обездвижило только одну тварь, да и то ненадолго.
   - А если комбинированный удар? Окаменение и каменный молот? - задумался я над их участью. - Решено. Так и сделаю.
   В обездвиженную тварь ударил молот. Ее откинуло. Часть ее природной брони смяло, но она не была убита. Придя в себя тварь, злобно заверещала и попыталась в прыжке добраться до меня. Слава богам ей это не удалось. Сидел я все-таки довольно высоковато для нее.
   Заклинание окаменения, а следом молот, я произносил их одно за другим. Вскоре я был выжат до предела. Сил на то чтобы произносить заклинания у меня больше не было. Но результат был на лицо. На каждую тварь пришлось затратить по три таких комбинированных удара, а на первую аж целых пять, прежде чем они перестали подавать признаков жизни.
   - И что вы так хотели до меня добраться? Не понимаю? - думал я, спустившись с уступа и лениво пиная бездыханные тушки тварей.
   Устав так развлекаться, вскоре двинулся в путь.
   Еще через пару дней я заметил что пол тоннелей по которым я пробираюсь постепенно стал более уклончив вверх.
   Но только через неделю мне удалось выбраться в здоровенную пещеру, стены которой оглашали невнятные гномьи ругательства. Под прикрытием заклинания гномов, скрывающего меня от лишних глаз, я прокрался в нее и присмотрелся в ругающегося незнакомца.
   К моему великому удивлению это оказался Геран, тот стражник, который меня встретил у врат, ведущих в Царство гномов. Судя по доносящимся до меня его гневным словам, он явно был не в духе. Решив, что Геран ничего мне не сделает, я решил привлечь его внимание.
   Развеяв заклинание слияния с камнем, я подошел к нему на тридцать шагов и поприветствовал его, - Привет Геран! Как поживаешь? Что ты тут забыл?
   В следующее мгновение мне пришлось убегать от взбешенного гнома, а точнее от его остро наточенной секиры. Почему-то он возжелал моей смерти. Почти два часа он гонялся за мной по пятам, ругаясь на своем непонятном мне языке.
   Наконец он загнал меня, на какой-то уступ и стал торопливо взводить арбалет, решив закончить дело одним выстрелом.
   - Геран! Что с тобой! Ты что совсем рехнулся?! Это же я, Пит! - закричал я.
   Гном кинул себе под ноги не взведенный арбалет и прокричал, потрясая перед собой руками сжав кулаки: - Ты подставил меня человек! Я просто убью тебя! Пристрелю как последнюю пещерную тварь!
   - Да в чем дело-то?! Объясни, а то я совсем ничего не понимаю! - закричал я, одновременно готовя заклинание окаменения.
   Гном снова схватил арбалет, но не успел направить его на меня, как выпущенное мной заклинание достигло своей цели. Спрыгнув вниз, я первым делом стукнул посильнее своим посохом его по голове - так, на всякий случай, и связал его теми веревками, что нашлись в его вещах.
   О! Да у него и мясо жареное есть! - отметил я, копаясь в его вещах. А что поделать? Трофей есть трофей!
   Гном в это время как раз пришел в себя и злобно молчал и наблюдал за моими действиями.
   - Извини Геран, не знаю, что нашло на тебя, - произнес я, - убивать тебя не знамо за что я не собираюсь. Вещи тоже брать не буду, ну разве что вот этот кусок мяса доем и все. Буду уходить, оставлю тебе твой нож рядом. Захочешь, сможешь дотянуться и перерезать веревки.
   Гном не выдержал и, сделав просто неимоверное усилие, заметное даже на его лице, попытался успокоиться и произнес. - Погоди Пит. Но ты действительно сильно подставил меня. Я все расскажу тебе, а потом ты развяжешь меня, и мы разойдемся в разные стороны.
   - Говори, - жадно откусывая очередной кусок жареного мяса, разрешил ему я. - А что вы хотели? От этих богами проклятых грибов я уже сильно похудел.
   Нда, оказывается со стражником, действительно не слишком хорошо произошло.
   Действительно стражнику, вернее уже бывшему стражнику, не повезло. Причина банальная. Гнев короля гномов был очень силен. После того как я, по мнению моих преследователей, как сквозь землю провалился, его тайная служба выложила ему всю мою подноготную, начиная с момента спуска в тоннели гномов. Вот Геран и попал под горячую руку монарха. Его обвинили в пособничестве человеку, то есть мне, уволили со службы. В довершении всего, изгнали из столицы в подземелья.
   Когда же он увидел меня, как он считал причину всех его невзгод, то он конечно попытался расквитаться со мной как положено.
   Не повезло гному, а все из-за того что был рядом со мной.
   - Эй, Геран, а ты хочешь узнать из-за чего ваш король взбеленился? - как бы невзначай поинтересовался я.
   - Демоны камня с тобой человек, - согласился гном. - Только сначала развяжи меня.
   Решив поверить гному, что он не будет выкидывать глупостей, я перерезал ножом связывающие его веревки. Геран неторопливо поднялся, размял затекшие конечности, и присев напротив меня на камень, хмуро произнес. - Рассказывай.
   Я в подробностях описал ему все, что произошло при встрече с призраком, на что и из-за чего я согласился и все то, что было произнесено во дворце короля.
   Гном поразмыслив над моими словами, только осуждающе покачал головой.
   - Пит, я живу уже вторую сотню лет и никогда прежде не встречал такого доверчивого болвана как ты, - бесцеремонно заявил он мне. - Тот призрак просто воспользовался тобой для того чтобы наложить проклятие на короля и его род. А что взамен получил ты, а?
   - Да ничего! Никакого такого посоха у его клана просто нет! - тут он поправился. - Вернее сам посох по слухам существует, но вот где он находится, никто не знает. Скорее всего, тот призрак знает, где он, но с чего ты взял, что он сдержит свое обещание насчет него? Он ведь уже мертв! А значит, его словам, вряд ли можно верить. Единственный твой шанс только в том, что он еще может задержаться на этом свете, пока проклятье не вступило в свою силу, для этого нужно пролить кровь короля.
   - Погоди Геран! Ты хочешь сказать, что меня просто обманул призрак гнома?! - похолодел от его слов я.
   - Ну да, - тут он с сожалением оглядел меня. - Я хотел сначала вернуть тебя королю, думая, что ты специально все это устроил, вдруг он отменил бы мое изгнание, но теперь вижу что ты просто идиот.
   - Да что с тебя убогого то еще взять! Эх! Плакала моя спокойная и сытая жизнь стражника! Ну и куда мне теперь, а?!- с раздражением воскликнул Геран и возмущенно стукнул кулаком по камню на котором сидел.
   Воцарилось неловкое молчание. Гном переживал от того что я своим поступком поломал привычный ход его жизни, а я погрузился в глубокое уныние, понимая, что меня просто кинули как последнюю деревенщину.
   От таких мыслей я не выдержал и стал пытаться рассмотреть себя со всех сторон, вертясь на месте.
   Гном, отвлекшись от своих дум, посмотрел на меня недоумевающе и поинтересовался. - Пит, а ты чего это, а? Камень на думалку словил, что ли?
   - Да нет, - отмахнулся я от его слов. - Надпись ищу!
   - Какую такую надпись?! - удивился гном.
   - Да на которой написано, что я доверчивый осталоп и меня может обмануть любой призрак гнома, который умер от жадности тысячу лет назад! - рявкнул я на него и после этого немного успокоился. - Геран, ты куда теперь подашься?
   Гном поразмыслил немного и ответил: - Не знаю, но точно на поверхность. Мне здесь делать больше нечего. В наемники к людям пойду или в мастерскую железом громыхать. Мы гномы отродясь кузнечному и оружейному делу привычны.
   - Но что бы стать нормальным наемником нужны хорошие доспехи и оружие, а у меня что?! - с раздражением потыкал он в свой нагрудник, - только то, что дома для переплавки валялось, только и успел забрать в руках и все. Остальное клану перешло.
   - Нормальные доспехи и секиру отняли, казенные говорят, и все что нажито не посильным трудом тоже отобрали, - горестно вздохнул гном.
   Знаем мы, как стражники непосильным трудом зарабатывают, контрабанду наверняка покрывал на входе в Царство. Ну да ладно. Вот гном то и сможет вытащить меня на поверхность, если захочет, конечно. Да и должен я ему уже сильно за произошедшее, - прикинул я и начал его обихаживать. - Слышь Геран, а пошли со мной в Роден. Там мастер есть отличный из вашего роду - племени, Готцом кличут. Попробуй устроиться к нему в долю, вместе и работать будете. Если откажется тогда да в наемники тебе дорога, секирой рубить дело не хитрое.
   - На обустройство деньги нужны, - уныло проворчал гном, - а где же я тебе их возьму? Зубами из стены вытащу, а?
   - Ну, это ты сам решай, как развлекаться будешь. Но если поможешь мне добраться до Родена, то деньги на обустройство я тебе дам, - и, заметив встрепенувшегося Герана, поспешил добавить, - недаром, конечно. В долг на пару лет под клятву всех ваших богов.
   Гном немного скис, но согласился, - демоны тебя подери Пит. Хорошо. Уговорил. Давай сейчас отдыхать, а поутру выдвинемся. Дорогу я знаю.
   - И как это гномы определяют под землей, когда ночь, а когда день, - думал я, уже засыпая прямо на камнях.
   Сон был беспокойный, можно даже сказать, что мне снился кошмар. Мне снилось, что призрак погибшего главы клана гномов являлся ко мне и дразнил магическим посохом. То протянет мне его в руки, то опять заберет из рук. Проснулся весь в поту, помянув его неласковым словом. Геран уже суетился собирая свою котомку.
   - Что, встал? - поинтересовался он заметив как я пошевелился, - собирайся давай. Через десяток белых граней выдвигаемся.
  
  Глава 17.
  
   Ну, здравствуй Академия, как мне все-таки полюбились твои стены. Особенно здание корпуса целителей, - думал я лениво рассматривая потолок комнаты в которой находился и, вспоминая перипетии своего возвращения. - Опять на пару недель сюда загремел похоже.
   Выбраться из тоннелей Царства гномов оказалось не так то и просто. Если бы не гном, который, как и все подземные жители, буквально на память ориентировался в них, я до скончания времен так и блуждал среди толщи камня. Но даже с его помощью нам потребовалось две недели, что бы добраться до выхода на поверхность, причем шли мы по заброшенным переходам и галереям. К главному выходу Геран не повел нас, упомянув о том, что, скорее всего меня там уже ожидают с распростертыми объятиями и наточенными секирами.
   Когда я поинтересовался что это за путь такой, он хоть и замялся, но пояснил, что изредка они используются для экономии некоторыми торговцами, не желающих платить высокую въездную пошлину.
   - 'А Геран - гном не промах, видно, покрывал контрабандистов не иначе', - ухмыльнулся я, размышляя об этом.
   Как оказалось, выход из заброшенного тоннеля был перекрыт каменной плитой. Геран нажал на невидимый мне рычаг и вскоре мы уже стояли снаружи.
   - Мы в дне пути от главных врат, - коротко пояснил гном, закрывая за собой выход. - Пойдем заброшенными тропами. Встречаться с другими гномами тебе сейчас опасно.
   День за днем мы пробирались к границе, но нежелательно встречи избежать все же не удалось. Уже, будучи в трех днях пути от границы Геран опять решил остановиться на привал. Вот и пока он отдыхал нам навстречу из-за поворота тропы вышли те, кого я ну ни как не ожидал увидеть. Десяток гномов воинов, маг стихии земли и что самое противное - голем, из боевых который.
   Наверное, я действительно скоро стану великим магом, раз среагировал, не дожидаясь их действий. Заклинание трясины превратило землю под ногами гномам в засасывающую грязь, и, пока они пытались прийти в себя и выбраться на твердую поверхность, на них сверху рухнул голем. Его опрокинул навзничь подсек кулак силы.
   Главное, что мне удалось, это прикончить или вывести из строя вражеского мага, раз голем не шевелится. Геран срочно прервал привал, и мы ринулись к границе, наплевав на все меры предосторожности. Явно ведь что это один из отрядов направленных мне на перехват.
   Путь от границы Империи к городу Роден был скучен. Один обоз сменял другой. Перед самым городом гном решил отойти по своим делам, а я в это время скучал стоя на дороге.
   Гляжу, скачет ко мне какой-то всадник. Он доскакал до меня, спешился и, вытащив пергамент, стал сматриваться в него и поглядывать на меня.
   Наконец я не выдержал и поинтересовался: - Вы кого-то ищете, уважаемый?
   - Да, да, конечно! Вы случайно не Пит Лексли из имперской академии магии? - озабоченным тоном уточнил незнакомец.
   - Ну, я! А что случилось? - недоумевал я.
   - Слава всем богам, а то я ищу вас уже второй месяц по всей округе! - обрадовался он и дальше, не произнеся и слова, просто снял висящий за его спиной небольшой арбалет и ВЫСТРЕЛИЛ в меня.
   От такого неожиданного поворота событий я даже не успел ничего предпринять. Перед моими очами все померкло. Очнулся уже здесь.
   Спасибо Герану, что вернулся обратно ко мне на дорогу, и амулету на шее, который отклонил стрелу от сердца. Увидев, что я лежу с арбалетным болтом в груди, а вокруг меня медленно начинает скапливаться кровь, он, уж не знал, что его короткие ноги на такое способны, бегом направился в город. Где он там за столь короткий срок сумел разыскать целителя и как смог с ним договориться добраться до меня, это .... его секрет. Но главное, тот маг сумел задержать меня на пороги в чертоги богини смерти, пока бездыханное тело многострадального ученика доставили в академию магии.
   И вот спустя две недели меня навестил магистр Лауди.
   - И что ты валяешься без дела, а?! - возмутился он, увидев меня в кровати, - бегом на занятия! Целитель сказал, что ты здоров.
   - Да и не забудь вечером зайти ко мне, - добавил, он, чуть нахмурившись. - Есть разговор по твоему профилю.
   - Это, какому? - неподдельно удивился я его словам.
   - Влипанию в различные ситуации и в основном в подземном мире! - отрезал магистр.
   Я нехотя поднялся, переоделся у себя в комнате и поплелся на занятия. Все-таки две недели отдыха явно не пошли мне на пользу. Учиться ну никак не хотелось. Нет, все, что нам рассказывали и показывали, было интересно, но учеба просто не шла.
   Между занятиями меня поймали друзья. Оказывается, пока меня не было, в академии произошли разительные перемены. Так занятия у мастера Такена теперь были обязаны посещать все без исключения ученики любого курса. Этим дело не ограничилось. Была усилена подготовка учеников в направлении именно боевой магии. Причем учили на износ и в приказном порядке отрабатывали заклинания практически под надзором учителей и ректора.
   Как по "большому секрету" прошептал мне Харт ходили слухи, что грядет война то ли расположенными на востоке племенами орков, гоблинов и прочей гадостью, то ли с граничащим с империей на юге халифатом некросов.
   Ну, это дело будущего, а пока я шагал к комнате магистра Лауди. Учитель встретил меня буднично, сидя в своем любимом кресле у окна. Дождавшись, когда я присяду напротив него, Лауди завел разговор о моих странствиях.
   - Ты вообще соображаешь что делаешь?! - возмутился он. - Мы стоим на пороге большой войны, а ты чуть не сорвал нам союз с гномами!
   - Но учитель?! - попробовал возразить я.
   - Никаких 'но'! С этого момента ты ни ногой не приближаешься к Царству гномов! - начал он читать мне свои нотации. - Ректор еле отбрехался посланцам гномов, что все его ученики не покидали территорию академии в течение этого года. По официальной версии, озвученной им, все те действия, в отношении их короля, совершил какой-то самоучка, не поступавший к нам на обучение.
   - Да конечно, рано или поздно правда всплывет наружу, но к этому моменту надеюсь, проблемы на наших границах будут разрешены, а ты вылетишь отсюда с дипломом на руках, - поспешил "успокоить" он меня. - Мне стоило больших трудов уговорить ректора не отчислить тебя задним числом, например, за все твои отлучки и прегрешения.
   В комнате магистра воцарилось неловкое молчание. Лауди кипел от гнева и не находил, что еще буквально мне высказать, а я даже и не знал, что придумать в свое оправдание. Ведь с какой стороны не посмотри, а он прав, я действительно своим данным призраком словом подвел академию и магистра.
   Наконец я не выдержал и, кашлянув, прервал тишину комнаты. - Учитель, вы только для этого меня вызывали?
   - Нет, не только, - произнес успокоившийся магистр. - Хоть гномы и союзники нам, но советом академии принято решение посетить те заброшенные гномьи своды и пообщаться поближе с твоим знакомым призраком.
   - Да, да! Не удивляйся ты так! - ухмыльнулся Лауди моему недоуменному лицу. - У академии и империи есть, скажем так, сочувствующие нам гномы в Царстве, которые с превеликим удовольствием поведали нам большую часть твоих похождений и непосредственно все, что было сказано их королю.
   - Да минуло почти тысяча лет, как он перешел в другое существование, но для гномов это всего два - три поколения, поэтому экспедиция академии, ну и ты само собой, через неделю отправляетесь туда, - описал Лауди настоящую цель моего вызова к нему.
   - Учитель, я только 'за'! С тем призраком мне и самому хочется пообщаться поближе, - сообщил я, подумав при этом: - 'прикончить его надо еще разок за такое поручение и обман насчет посоха. Надеюсь, в составе экспедиции найдется квалифицированный черный маг да парочка жрецов, чтобы помучить, а потом прикончить его наверняка'.
  Внезапно меня окликнули. Осмотревшись, я приметил стоявшего в воротах одинокого гнома. Это был Геран. Я решительно зашагал к нему навстречу.
   - Привет Геран! Рад, что ты зашел навестить меня. Я только о тебе думал. Ведь я так и не смог тебя тогда отблагодарить за мое спасение! Меня сегодня как раз выпустили от целителей, так что я в полном твоем распоряжении, - обрадовал я гнома.
   Гном видно сначала хотел было разразиться обличительной речью насчет человеков - обманщиков, это было видно по его нахмуренному лицу, но после того как услышал мои слова так сразу и передумал.
   - Ну, рад тебя видеть в добром здравии, - прогудел он в ответ, - что ты решил насчет меня? Я договорился с Готцом о совместной работе теперь дело только за деньгами, которые ты мне обещал.
   А была, не была. Денег еще заработаю, а за жизнь я действительно ему должен, да к тому же обещал еще в туннелях.
   - Подожди Геран. Сейчас сбегаю к себе, возьму, что нужно и все решим здесь, - попросил его я и, увидев согласный кивок гнома, активировал знак ученика.
   В комнате я вытащил из своего походного мешка свою последнюю добычу, камни, так и не пригодившиеся мне в Царстве гномов, и перенесся обратно во двор.
   - Держи и владей, - я протянул мешочек ему и отвернулся посмотреть в сторону.
  Я был не в силах видеть, как мой трофей переходит безвозмездно к гному. Гном развязал его шнуровку, заглянул внутрь и тихонько присвистнул.
   - А на каких условиях? - поинтересовался он, задумчиво посматривая на меня.
   Честно признаюсь, меня душила некое создание под названием жаба, но я все таки смог выговорить эти слова.
   - Никаких. Это тебе за помощь и спасение моей бренной жизни, - произнес я с перекосившимся от внутренних страданий лицом.
   Гном принял мои ужимки за проявление искренней благодарности и принялся хлопать меня по плечам от переизбытка чувств. Еще бы! Стоимость того, что было в мешке, значительно превышало тысячу золотых.
   - Пит, ты получишь скидку на все, что будет создано моими руками, - наконец произнес он и отвесил мне небольшой поклон. - Теперь я вижу, что среди людей есть те, кто держит свое слово и не лишен чувства благодарности.
   - Иди, обрадуй мастера Готца, - махнул я в ответ ему рукой не в силах больше смотреть на его обрадованное лицо.
   За сим мы с ним расстались. Гном направился к своему сородичу. Я, решив прогуляться пешком, направился к себе.
   Неделя, это все семь дней, но для меня это оказалось вечностью. В предвкушении нашего путешествия к вероломному призраку гномов я не смог толком сосредоточиться на своей учебе. Итог был печален.
   Так у мастера Такена из трех тренировочных поединков с учениками своего курса только один был выигран мною, да и то случайно, мой противник просто поскользнулся и упал. В двух других поединках проигранных мною результатом стали отбитые пальцы и треснувшее ребро, залеченное за пару минут целителем.
   А вот магический поединок закончился за полминуты. Только я вышел на поле как мой оппонент - воздушник просто послал в мою сторону воздушную волну. Пока я пытался устоять на ногах, используя силу стихии земли, как эта зараза попыталась меня задушить, используя свою стихию. Признаться честно, я даже немного запаниковал. А как иначе? Вдруг он польстился на злато одного из тех, кто хочет меня извести в царство мертвых. Хвала богам, ректор, видя, что я бездыханный валяюсь на полу арены, остановил бой и присудил победу моему противнику.
   Воздушник радостно - вот ведь зараза! - победитель чтоб его, подбежал и даже помог мне подняться на ноги. Я был действительно расстроен. Нет, ну вы сами посмотрите, пока я так, скажем, путешествовал в своих странствиях, каждую минуту рискуя своим здоровьем и жизнью, другие в это время учились и оттачивали умение владения магией.
   Но больше всего расстроил внезапно введенный во время моего отсутствия новый предмет. Пока он был у нас в качестве дополнительного, но грозил остаться с нами, начиная с четвертого курса, как постоянный. Это была магическая алхимия - искусство трансформации двух или более веществ для получения одного но с совершенно новыми свойствами. Иногда маги, увлекшись алхимией, в большей степени из любопытства, воздействовали на процесс создания чистой силой стихий. Какое золото, о чем вы?! После Войны Магов, гильдии алхимиков в крупнейших государствах нашего мира наотрез отказались от столь бесполезных опытов. А если у какого-нибудь сумасшедшего алхимика возникнет такое желание и по воле богов он сможет создать золото, то долго пребывать в мире живых, ему просто не дадут. Убийцы, отправленные правящими династиями Эгнора, быстро найдут и уничтожат столь опасный для них источник знаний. Для чего будущим магам этот предмет я так и не понял, пока не увидел нашего нового преподавателя. Ею оказалась та неизвестная леди, которая еще на первом курсе выскользнула из объятий ректора, когда я ввалился к нему в кабинет. Сразу стало понятно, что ректор опять взялся за свое, прикрывая все это дело видимостью учебного процесса.
   Так вот. Смотрю, я значит, как ученики один за другим подходят к учителю Ошани и демонстрируют то, что до этого выучили. Задание то было довольно простое. Перед учителем на столе стояло с десяток баночек с разными веществами, три из них нужно правильно смешать и полученный результат должен был отпугивать каких-то там то ли насекомых, то ли еще кого. Три из них в правильной очередности сыпем в котел и нагреваем все это время и через минуту готов результат.
   И вот я такой весь будущий значит, великий маг подхожу к этому столу и получаю от нее задание смешать три вещества. Тут она на что-то там отвлеклась, смотря за окно, наверное, о ректоре думала, а я не знаю, что и в какой последовательности мне смешать.
   - А была, не была, попробую наугад, - и пока я это думал, моя рука уже уверенно потянулась к банкам.
   Вот первое вещество - коричневое, только как-то оно пованивает. Ладно, сыпем в котел и начинаем нагревать. Какое же следом? Угу, синеватое с приятным запахом. Хорошо пошло только что-то котел стал немного бурлить, какая-то дымка стала подниматься с его поверхности. Какое же третье то взять?! Да хотя бы вон то, красненькое без всякого запаха.
   Засыпав все это в нужной, как я считал, последовательности, стал ждать окончания реакции и оценки от учительницы. Честно, я просто хотел посмотреть на ход реакции истинным зрением и больше ничего! Привычно призвав силу стихии земли, я совершенно случайно направил тонкую струйку силы в котел. Он забурлил еще сильнее, от него повалил густой дым. Его стенки начали вибрировать, и в воздухе раздался нарастающий пронзительный звук.
   Наконец учительница Ошани перевела взгляд на мое творение. Ее прекрасные глаза расширились, и она скомандовала своим мелодичным голоском всем. - Ложись!
   Все, зная мою удачливость, резко нырнули под столы. Ошани и я не отстали от них следом. Только мы успели это сделать, как раздался сильный хлопок и в воздухе потянуло чем-то очень вонючим. Причем настолько, что я еле успел выскочить из класса, чтобы не расстаться со своим завтраком. Следом оттуда, как тараканы на полусогнутых, ломанулись и все остальные ученики, включая и саму учительницу Ошани. Судя по доносящимся из помещения звукам, некоторым из однокурсников это не удалось сделать, и они пожинали плоды моего изобретения.
   Две часа потребовалось магам, что бы уничтожить все последствия произошедшего в классе. Хвала богам тех трех учеников, которые не успели выскочить вслед за всеми, целители смогли вылечить, правда, не сразу, а так, на третий день.
   Ошани поманила меня своим изящным пальчиком и вскоре мы уже стояли в кабинете ректора.
   - И что вы можете сказать в свое оправдание молодой человек? - поинтересовался у меня ректор.
   - Э, нет, к демонам его оправдания! Ты лучше скажи, что смешал для получения такого результата?! - вмешалась учительница Ошани в ход моего допроса.
   - Так невиноватые мы господин ректор! Ну не знал я всех этих премудростей! Не было меня, когда у нашего курса, оказывается, ввели уроки у уважаемой госпожи Ошани, - покаялся я перед ректором и, повернувшись к учительнице коротко добавил. - Что-то коричневое и больно вонючее. Синеватое с приятным запахом и, наконец, красное, без какого либо запаха. Чуть не забыл! Я на котел силой стихии земли нечаянно воздействовал.
   - Ази! Из него получиться прекрасный алхимик. Наугад сделать отравляющее вещество массового действия - это надо иметь талант, - увлеченно произнесла Ошани, обращаясь к угрюмому ректору. - Закрепи его за мной как постоянного ученика!
   От такой перспективы моего ближайшего будущего, у меня прямо сердце ухнуло в пятки.
   - Учительница Ошани, господин ректор! Я бы и рад стать еще и алхимиком, но мне буквально через несколько дней надо уходить с экспедицией, так, что ну никак не могу, - произнес я, посматривая искоса на ректора.
   Ректор, змеюка подколодная! Желая поиздеваться надо мной за все мои выходки и угодить своей, скажем так возлюбленной, приказал Ошани обучать меня своему мастерству на постоянной основе, после похода к призраку естественно.
   Так просто я конечно не отделался. За свою выходку причинившую вред своим сокурсникам получил от ректора в качестве наказания уборку помещений и территории академии до начала экспедиции. Обычно все это делалось с помощью магии, но особо отличившихся учеников заставляли проделывать все это своими ручками. Для этого даже у нашего коменданта был запасен внушительный арсенал пыточных приспособлений: метлы, лопаты и ведра под мусор.
   Получив от него метлу, я приступил, скрипя зубами, к отработке своего наказания. К концу недели, завидев меня во дворе, окликнул незнакомый мне черный маг.
   - Ты Пит Лексли? Ученик третьего курса? - поинтересовался он.
   - Ну, я, а что вы хотели? - ответил я, не прекращая свою работу.
  Подметая внутренний двор академии, я даже особо и не рассматривал незнакомца, торопясь быстрее провести уборку и желая, чтобы последний день моей отработки, закончился как можно раньше.
   - Я Ганз Олли, черный маг и глава нашей экспедиции к твоему призраку, - поставил он меня в известность. - Ты это, заканчивай, давай свою уборку и бегом дуй к себе в комнату готовиться к походу. Поутру выходим.
   Наконец-то! С трудом разогнувшись, я откинул в сторону столь ненавистный мною предмет, пусть комендант сам его подбирает, и побежал собираться.
   Ученику имперской академии магии собраться в поход наверняка займет столько же времени как нищему выбраться на паперть. Деньги я особо брать не стал, ну сунул в свой мешок пару золотых и с десяток серебряных, но это так, на всякий случай. Книга с заклинаниями третьего курса, и две гномьи, включая так не освоенную мною книгу о создании голема, заняли свое место внутри. Следом полетел запасной комплект одежды. Кольчуга и боевой посох уже наготове, взять надо обязательно.
   Что же взять из артефактов? Вот вопрос, который меня задержал - аж на час! Решено. Наручи возьму обязательно, про амулет на шее я давно не вспоминал, он стал мне как часть меня, всю мелочевку тоже.
   - Кстати о мелочевке, пришло время разобраться с ней поближе, - подумал я, доставая свои трофеи. - Ага, да действительно слабоватые, но для ученика третьего курса сойдут. Все одно подспорье. Беру с собой.
   Всего артефактов было три. Заклинание опознания сработало без сбоев, так как мне это было нужно. Два заклинания оказались мне известны, причем я использовал их в своих странствиях. Так серебряный браслет, выполненный в стиле змеи вцепившейся в свой хвост, нес в себе заклинание улучшенного щита, с десяток белых граней для самостоятельного действия при активации. Золотой перстень с черным камнем позволял мне видеть в темноте в течение суток, потом требовалась его подпитка от меня.
   Вот последний тот, да, удивил меня. Этот амулет, выполненный в виде простого каменного ромба на серебряной цепочке, нес в себе заклинание защиты от черной магии, но только от самой начальной. Один удар ученика третьего курса темного факультета он смог бы выдержать, но второй меня бы смог поразить.
   Так с артефактами покончено нужно не забыть про припасы, грибы и прочую гадость мне что-то есть не охота. Нет, конечно, отряд возьмет с собой достаточно еды, но береженного, как говорят люди, боги охраняют. Пришлось пойти договариваться с нашими поварихами.
   - Милые дамы оказывается. Пара комплементов да серебряк творят чудеса не хуже чем у жрецов в храмах, - думал я, таща к себе в комнату туго набитый мешок с продуктами да еще с заклинанием нетленности на них. - Нет, надолго его конечно бы не хватило, но пару месяцев он спокойно выдержит. Часть перегружу к себе в походный мешок.
   Утром я подскочил спозаранку и, не став дождаться рева будильника, уже стоял во дворе готовый к отправлению.
   - Хе! А маги-то оказывается, уже не спят! Ранние пташки, - произнес я, глядя на собирающийся во дворе академии караван.
   Четыре фургона с запряженными в них лошадьми уже стояли во дворе академии. Сонные ученики под руководством магов таскали в них припасы в мешках и какие-то ящики. Два десятка воинов академии под предводительством самого мастера Такена готовились также выступить с нами.
   Увидев нашего предводителя, Ганза Олли, я подошел к нему, поздоровался, спросил, не нужна ли моя помощь и где мне, устраиваться. В ответ получил пожелание не мешаться, под ногами у взрослых магов и кидать свои шмотки в последний, четвертый фургон.
   Когда я уже подходил к фургону, меня окликнули мои друзья. Причем их было трое. Харт завистливо поинтересовался, куда это мы направляемся, а Коб и Лита просто молча, со скрытым сожалением, посматривали на караван.
   - Как это куда?! - наигранно удивился я. - В заброшенные подземелья гномов. Там где мы были вместе с Литой. Будем искать сокровища!
   - Вот увидите, все вернутся оттуда очень богатыми людьми, - морально добил их я и рассмеялся. - Да посмотрим, что там найдем кроме пыли, может еще парочку призраков.
   - Ну-ну! Удачных поисков, - с нескрываемым скепсисом пожелала мне Лита.
   На том и расстались. Я закинул вещи в фургон и сам туда запрыгнул. Через пару синих граней фургон качнуло, и он сдвинулся с места, это караван выступил в свой путь.
  
   Глава 18.
  
   - Это самое неудачное из моих путешествий! - ругался я, отдраивая котел от жира и остатков пищи. - Хотя какой это был котел, это был целый КОТЛИЩЕ!
   Вначале все было хорошо. Мы покинули Роден и направились в земли герцога Лаона ан Кролл. Нашей целью служил случайно найденный мною портал. Вот теперь мне была понятна основная причина, по которой меня включили в состав экспедиции. Те порталы гномов срабатывали от силы стихии земли, поэтому я был просто в качестве ключа на вход и на выход из подземелий.
   Так вот, на первом же привале после трапезы Ганз указал мне на котел и приказал выдраить его.
   - Что я самый молодой, что ли?! - возмущенно воскликнул я, глядя прямо в лицо Ганзы и потрясая сжатыми кулаками.
   Проклятый демонами черный маг и по недоразумению богов, назначенный ректором в качестве главы нашей экспедиции, задумался и утвердительно произнес:
   - Пит, ты действительно самый молодой в нашем отряде, да еще и ученик, так, что выбирать не приходится.
   Увы, я был не в силах понять то ли он серьезен, то ли это с его стороны была "невинная" шутка, но пришлось тащить котел в сторону от лагеря и драить его, проклиная свое желание попутешествовать. Целый час я промучился с ним, даже не зная бытовых заклинаний, все равно пытался хоть как-то воздействовать на него магией, но, наконец-то, дело было сделано. Проклятый котел блестел аки зеркало у модницы. Закинув его обратно к отряду я без сил рухнул на свой лежак и мгновенно заснул, как говориться просто без задних ног.
   Дальше потянулись монотонные дни нашего путешествия. Ко дню нашего приближения к порталу я тихо ненавидел сей предмет, злопамятного ректора Азани, упрямца мага Ганза и себя идиота.
   Все подходит к своему завершению вот, и наше путешествие подошло к своему завершению. Уже вечерело когда караван замер у подножия холма, возле того места, где когда-то был разбит лагерь людей герцога.
   Закипела работа по выгрузке припасов и обустройства нашего лагеря. Через три часа все было готово. Навесы были установлены, лошади распряжены и стреножены неподалеку, костры горели, а Ганз что-то обсуждал с мастером Такеном. По завершении своего разговора маг объявил всем, что экспедиция отправиться к телепорту поутру, а оставшиеся на поверхности воины на всякий случай пробудут еще три дня, и только потом отправятся обратно в академию. Я мысленно с ним согласился, потирая натруженную спину и, быстро перекусив, завалился спать.
   Утром все пять магов, три черных, огненный и целитель отправились к телепорту. Я и четыре воина из нашей охраны направились к ним вслед.
   - Надеюсь, ничего не забыл, - прикинул я в уме, - так посох в руке, артефакты на мне, мешок за спиной, да и кольчуга поверх одежды нацеплена.
   Наверху маги внимательно рассматривали лежавшую перед ними плиту, изучая стертые от времени высеченные на ее поверхности руны. Наш предводитель заметил меня и замахал мне рукой призывая подойти поближе. Я повиновался его зову и подошел.
   - Активируй портал, - приказал он мне. - Мы должны отправиться сейчас если хотим вернуться поскорее.
   Делать нечего, пришлось залезть на столь злополучную плиту и попросить у одного из сопровождавших нас воинов нож.
   - Вы сами-то хоть залезьте сюда, а то отправлюсь без вас, - посоветовал я, делая надрез на своей ладони.
   Маги и воины присоединились ко мне, когда первые капли моей крови упали на плиту. Руны загорелись, это активировался портал. Три минуты и все перед нами померкло. Портал хоть и был сделан больше тысячи лет тому назад, но сработал как новый. Мы находились во тьме заброшенных подземелий гномов. Наше путешествие по подземному миру началось.
   Ну, здравствуй родимое подземелье, - подумал я, плетясь в конце нашего отряда. Во главе шли два воина, за ними маги, а замыкали - я да один из воинов. Маги шли с комфортом, при свете светляка, который сотворил огненный маг, да и кристаллы посохов им в этом помогали.
   Долго ли коротко, но мы наконец вышли в ту пещеру, где должен был быть призрак. Ганз скомандовал привал у озера, и воины начали споро разбивать походный лагерь. Как я понял из разговора магов, задержаться у руин башни они планировали всего на пару дней, а потом отправиться к телепорту, ведущему в академию.
   Все было готово и мы перекусили.
   - Господин Олли, а как вы собираетесь допрашивать призрака? Он ведь давно мертв и уже явно не может испытывать никаких чувств, в том числе и боли, - поинтересовался я у черного мага.
   - Ты заблуждаешься Пит. Призраки могут испытывать эфемерные чувства, в том числе и боль, - указал Ганз на мою ошибку и, заметив мое полнейшее недоумение, пояснил, - для этого у черных магов есть соответствующие заклинания и даже инструменты.
   - Вот, например такой вот предмет способен причинить твоему призраку сильнейшую боль, - и он показал мне небольшую палочку с кристаллом на конце и, заметив явный скепсис, написанный на моем лице, не преминул добавить. - Фактически это призрачный хлыст, когда заклинание, вложенное в кристалл, активируется. Его удары причиняют всем энергетическим существам, к коим и относятся призраки, сильную боль.
   - А на элементалей он подействует? - поинтересовался я, у него продолжая с сомнением рассматривать столь незамысловатый инструмент.
   - Нет, - отрицательно мотнул Ганза головой, - у них абсолютно другая энергетическая структура, это ведь овеществленная сила стихии, обладающая псевдоразумом. Когда они воплощены, против них лучше использовать заклинания противоположной стихии.
   - Ну, нет, так нет, - подумал я, принимаясь устраиваться поудобнее у костра, разожженного огневиком и собираясь отдохнуть по-человечески.
   Однако моим планам не суждено было сбыться. Ганзу явно хотелось быстрее увидеть призрака мастера Танеса. Раздался его приказ и все двинулись к руинам башни, оставив у костра лишние вещи и одного из воинов охранять их. Естественно, я направился с ними.
   Комната, другая, лестничный пролет и вот он, висит родимый как раз в той комнате, где мы повстречали его раньше, будучи с Литой вдвоем.
   Черные маги за работой это очень мощно. Призрак не успел и своим призрачным глазом моргнуть, как был полностью обездвижен заклинаниями тройкой черных магов. Ганз достал свою палочку и активировал ее. Как он и говорил, из ее кристалла появился светящийся эфемерным светом небольшой жгут. В длину он был локтей пять, а в толщину с мой кулак. Но маг не успел приступить к допросу призрака.
   Припомнив все свои злоключения в тоннелях гномов, я подскочил к нему, выхватил этот хлыст и ринулся к призраку.
   Удар! Еще один! Третий!
  Видя, что маг не соврал, и призрак корчится в своих путах от боли, я закричал ему: - Отвечай сердешный, где обещанный мне ПОСОХ! Или изобью до второй твоей погибели!
   Призрак не выдержал и в моей голове раздался его голос. - Он в подвале этой башни за тайной дверью. Чтобы ее открыть нужно, нажать на камень с эмблемой молота.
   - Ловушки есть? - деловито поинтересовался я и для более точного ответа саданул его еще раз хлыстом.
   - Две. Механические. Вылетающие из стены дротики и колья под полом, - с болью отозвался его голос. - Не хочешь угодить в них, лучше держись плит левого края коридора.
   Я перевел дух и сунул хлыст магу, который уже стал приходить в себя и о чем-то хотел у меня поинтересоваться.
   - Вы это, дальше уж сами, без меня, - поставил я мага в известность. - Мне тут отлучиться надо за моим добром.
   Маг лишь оторопело кивнул мне в ответ и обратил свой взор в сторону призрака. Решив, что теперь мое присутствие излишне при их разговоре, я направил свой путь в подвал башни.
   Подвал пыльный и грязный, да еще и наполовину засыпан скопившимся мусором, даже человеческие кости незадачливых авантюристов проглядывали то тут, то там.
   - Ага, а вот и нужный камешек, - подумал я, нажимая на высеченный, на камне молот.
  Все было так, как и покаялся мне призрак. Внутри стены что-то заскрежетало, заскрипело и вот, спустя несколько секунд кусок стены в рост гнома стал поворачивать внутрь прохода.
   Активировав заклинание ночного зрения, я смело шагнул в темный проем за своим посохом. И тут же стукнулся лбом о камень стены. В сердцах проклиная призрака, который выстроил такой невысокий тоннель, пригнулся и вошел внутрь. Благодаря работавшему артефакту видно все было как днем. Держась левой стороны тоннеля, пошел до конца.
   - Гном видать совсем одичал тут пред своим концом устроив проход шириной с большой фургон, думал я придерживаясь левой стенки туннеля. - О! А вот и конец моего путешествия!
   Тоннель привел меня в небольшой зал округлой формы, шагов двадцать моих к центру от входа, если считать. Благо его высота позволила мне нормально стоять, а то весь хребет затек так пробираться.
   Мое внимание привлекло небольшое каменное возвышение в центре и стоящий на нем сундук больше человеческого роста в длину. Задействовав истинный взор, я не заметил никаких магических ловушек, но на всякий случай активировал браслет с заклинанием улучшенного щита.
   Подойдя к сундуку, я так и не смог обнаружить запирающий его замок. Пожав плечами, потянул крышку вверх. Опа! А сундук-то и не был заперт. Его крышка со скрипом откинулась, внутри виднелся продолговатый предмет, завернутый в остатки того, что раньше можно было назвать дорогой материей.
   Я протянул свои дрожащие руки к лежавшему предмету и сгреб с него тряпки. Увиденное просто превзошло все мои ожидания. Посох потряс меня до глубины души.
   Я вытащил его из сундука и, поставив перед собой, внимательно осмотрел снизу доверху. Моему восхищенному взору явилось произведение искусства. Вернее даже шедевр древних мастеров, не побоюсь этого слова. Основа посоха была деревянной с вырезанными на его поверхности рунами. В трех местах его охватывали серебряные пластины украшенные причудливой гравировкой. Наконечник размером с мой локоть был выполнен из мифрила с добавлением серебра и расстраивался у самой вершины. В образованное пространство был установлен кристалл багрового цвета, в глубинах которого мелькали искорки силы стихии земли. Сам посох находился в идеальном состоянии, ни одна из его частей не была подвергнута влиянию прошедших веков.
   Присмотревшись истинным взором к посоху, я заметил потоки силы, выходящие из кристалла и струившиеся по нанесенным на него рунам. От этого зрелища я влюбился в него. 'Моя прелесть!'
   Да... Моя мечта владеть таким великолепным посохом, причем для мага земли, наконец, была осуществлена.
   - Так, нужно что-нибудь испробовать в качестве разминки, - подумал я в предвкушении, - для начала просто попытаемся призвать силу стихии земли непосредственно через посох.
   - Ага, значит, делаем так! - я начал действовать. - Вдохнуть воздуха побольше, задержать дыхание и прикрыв глаза призвать стихию земли через посох.
   - Что такое?! Не понял! Это почему ничего не получается?! - в недоумении я открыв глаза потряс посохом перед собой. - Эй! Где моя новая мощь?! Хде сила?!
   Посох упорно отказывался передавать силу стихии земли своему новому владельцу.
   - Ах, так?! А мы сейчас на тебя заклинание опознания используем! - и я, произнеся заклинание, всмотрелся в посох пристальнее.
   Заклинание сработало без сбоев, но вот полученный результат поверг меня просто в шок. Для начала посох был действительно для одаренных силой стихии земли, к коим я и относился. Также он был в отличном состоянии, хотя определить большую часть его способностей заклинание не смогло. Но то, что посох обладал псевдоразумом из-за постоянного поступления в кристалл силы из стихии земли, вот это и явилось для меня, мягко скажем, неприятным сюрпризом.
   И все бы ничего, ну подумаешь разумная палка мага! Да только эта деревяшка не воспринимала меня как своего настоящего владельца по причине... ах вот как! По причине, что я не маг, а только ученик!
   Подземелья башни огласили крепкие и долгие ругательства на кои только и была способна фантазия незадачливого ученика третьего курса имперской академии магии, обманутого в лучших традициях гномов. Бедный сундук, стоявший передо мной. В порыве чувств я ударил посохом, прямо по его захлопнувшейся крышке. Итог получился странным, посоху ну хоть бы хны, а сундук почему-то вдребезги!
   - Не хочешь мне подчиняться в качестве магического посоха? - злобно прошипел я, стряхивая с себя обломки сундука и рассматривая посох с нагло поблескивающим кристаллом, - значит, буду использовать тебя в качестве ударного инструмента. А что? Ты довольно крепкий, много ударов выдержишь!
   Посох упорно не хотел ничего мне говорить, а только молчал.
   - А знаешь что, а? Я тебя просто закину в какую-нибудь дыру здесь под землей, да и засыплю чем-нибудь! Нет, я придумал еще лучше! Я вынесу тебя на поверхность и просто утоплю в болоте! Интересно через, сколько тысячелетий тебя найдут? И найдут ли вообще! - тут я злорадно рассмеялся.
   Все! Разум посоха не выдержал. Перспектива провести несколько тысячелетий в болоте его явно не прельщала.
   - Чего ты хочешь человек? - раздался в моей голове бесстрастный голос, в котором отразилось все спокойствие и незыблемость стихии земли.
   - Как это чего?! - возмутился я. - Ты магический посох? Для одаренных силой стихии земли? Ну, так давай работай, как следует. А то не хочу! Не буду!
   - Человек. Меня создали для величайшего мага, который овладел силой стихии земли на недостижимом, для всех остальных одаренных, уровне! Он мог сливаться с нею и пользоваться ее силой, не теряя своей личности! А ты кто?! - голос помолчал и произнес, - а ты просто ученик и хоть одаренный силой стихии земли, но использовать меня в качестве инструмента на полную мощность не сможешь. Да и просто знаний у тебя явно недостаточно для работы со мной. Стань сначала достойным и умелым магом, а потом только требуй от меня подчинения.
   Я, наконец, успокоился и постарался все-таки переубедить его.
  - А ты вообще знаешь, что того величайшего мага уже тысячу лет как нет, а? Помер в войне магов! Да и остальные маги людей одаренные силой стихии земли тоже того, двинули к богам в их небесное царство. Так что из людей одаренных силой стихии земли только я и остался, так что это и в твоих интересах тоже, чтобы я стал как можно быстрее величайшим магом, причем умудрился остаться живым и невредимым.
   Посох не откликался.
   - А и демоны с тобой! - подумал я, начиная выбираться из подземелий башни. - Значит, будешь вместо обычного боевого посоха, пока я не стану могучим магом.
   Выбравшись обратно в подвал, я прислушался. ' Странно, сверху почему-то голоса магов не доносились. Может они все снаружи?'
   Точно! Вся пятерка магов стояла неподалеку от входа в башню с активированными щитами. Их почему-то охраняли наши воины с обнаженным оружием в руках. В двух шагах от воинов висел призрак мастера Танеса, по-прежнему удерживаемый заклинаниями черных магов.
   А вот и причина! Напротив нашего отряда, в шагах десяти от призрака, стоял отряд гномов. Так... два мага... десяток воинов... а вот и голем, правда, нормальный, размером с человеческий рост.
   Судя по раздававшимся голосам, намечалась нехилая такая заварушка.
   Как оказалось, пока я отсутствовал по своим делам, в башне и в ее окрестностях происходили удивительные вещи. Наш предводитель закончил допрашивать призрака, выпытывая у него тайны племени гномов, и уже хотел было приступить к самой интересной части нашего похода. Ну, клады там всякие и захоронки, о которых мог знать призрак, как его привлек шум из оставленного лагеря.
   Это оставшийся воин призывал своих товарищей и магов выйти и разобраться с непрошеными гостями. Маги, не медля, поспешили наружу, не забыв прихватить с собой призрака.
   - Так о чем они там говорят интересно? Ну-ка прислушаюсь внимательнее, - придвинулся я к самому выходу из башни пытаясь остаться не замеченным.
   До моего слуха донеслись голоса предводителей обоих отрядов.
   - Человек. Мы прибыли сюда по велению нашего короля, да продлятся его годы жизни, - произнес гном и указал секирой в сторону призрака. - Этот дух презренного гнома признан виновным в попытке наложении проклятия на нашего монарха и весь его царственный род и приговорен к немедленному упокоению.
   - Погодите уважаемый! - протестующе вскинул свой посох Ганз Олли. - Этот как вы его назвали "презренный" призрак сейчас является собственностью имперской академии магии. Вот закончим все дела с ним и пожалуйста, уничтожайте его сколько хотите.
   - Ты видно не понял меня маг! - с презрением осмотрел его гном с ног до головы и сплюнул на камень, окружавший их. - Я выполню приказ своего короля прямо сейчас!
   - Посторонитесь в сторону, людишки! - И он попробовал пройти к призраку.
   Наш маг несколько оторопел от такой наглости и моментально пресек попытку гнома подойти поближе к призраку, заставив камень перед ним почернеть и покрыться зеленоватыми пятнами.
   - Это ты не понял недоросль! Когда мы с ним закончим, то может быть, если очень слезно просить будете, и получите его, - рявкнул разъяренный черный маг.
   - А пока вот вам, а не призрак! - и он, согнув правую руку в локте, а ладонью левой хлопнув по ее бицепсу, показал гному жест издревле знакомый каждому из мужчин нашего мира.
   Гном побагровел. Его руки стиснули рукоять секиры так, что я даже побоялся, как бы он ее не поломал. Дальше гном, слыша краем уха, презрительные смешки людей, стал просто оскорблять Ганза. Тот в долгу не оставался. Когда оба предводителя в своей ругани дошли до третьего колена своих будущих потомков, терпение гнома лопнуло.
   Секира вырвалась из его руки и понеслась к Ганзу. Черного мага спасло заклинание магического щита от физического урона. Оружие гнома срикошетило в сторону, и один из сопровождавших нашу экспедицию воинов упал на каменный пол, обливаясь кровью.
   Все. Время разговоров подошло к концу. Я даже не успел опомниться, как завертелась кровавая бойня. Вот предводитель гномов падает пронзенный насквозь, да так что доспехи не смогли его спасти, внезапно удлинившимся посохом Ганза. Следом маги обеих сторон начали посылать друг в друга смертельные заклинания. Голем вырвался на острие отряда гномов. Пока огненный маг пытался его остановить, он успел дотянуться одной из своих секир до еще одного нашего воина, занятого схваткой сразу аж с двумя гномами - воинами. Итог печален. Нашего воина просто разрубило на две неравные части. Его глаза еще удивленно смотрели на своих противников, а вся нижняя часть его туловища уже падала на камень.
   Темные маги объединили свои усилия, и в гномов понеслось облако ядовито- зеленного цвета. Пять гномов-воинов попавших под их удар просто упали в конвульсиях. Видно боль была настолько сильна, что один из них смог даже надорвать на себе металлический доспех.
   Огненного мага прихлопнула глыба камня, сорвавшаяся со свода пещеры, размазав его в лепешку.
   Я уже собрался поддержать остатки нашей экспедиции, понимая что гномы не оставят свидетелей, как вдруг случилось то, чего не ожидала ни одна из противоборствующих сторон. Призрак, пользуясь тем, что маги кинули все свои силы на сражение с гномами, смог пересилить накинутые на него путы и освободился.
   Ой, что дальше было! Призрак впервые за тысячу лет смог ощутить единственное из чувств живого и мыслящего существа. Это была - НЕНАВИСТЬ! Он воспылал желанием отомстить людям за причиненные ему черными магами мучения, а гномам за то, что его бывшие соплеменники решили просто его уничтожить.
   Он накинулся на ближайшую к нему живую жертву. К его великой радости это был один из гномов. Вопль, который издала умирающая жертва от нахлынувшей на нее нестерпимой боли, перекрыл все звуки на поле боя. Да и бой как-то прекратился сам собой. Выжившие противники просто отпрянули друг от друга, держа наготове свое оружие и заклинания, всматриваясь умиравшего в центре поля боя гнома и довольного призрака над ним.
   На этом дело не закончилось. Когда останки гнома превратились в иссохшую мумию, от призрака к другим погибшим потянулись струйки силы, вливаясь в их тела. Она же направилась по направлению к другим близлежащим пещерам, а также и в разрушенную башню.
   За моей спиной раздался тихий треск, потом что-то зашумело, застучало. Я обернулся.
   - Ой, мамочки! - только и смог прошептаться я, увидев как из-под груд хлама и мусора, видневшихся в подвале, начали появляться фигуры неизвестных мне существ.
   - М...мертвецы поднялись! - выкрикнул я и стрелой вылетел из башни и помчался к черным магам, надеясь на их защиту.
   Нет! Это были не простые скелеты! Из башни медленно выползали скелетоподобные твари о шести ногах, с двумя руками с заостренными на них когтями. Кроме того, их тела венчала пара длинных костяных хлыстов, выраставших прямо на верхней части туловища. Здоровенные и безглазые пасти с вот такенными клыками были направлены в нашу сторону.
   - Что это Ганз?! - дернул я за рукав оторопевшего мага и указав на приближающихся тварей.
   - Похоже на костяных големов, - ответил он, мне подтягивая к себе посох поближе, - только какие-то, не обычные что ли.
   Дальше, больше. Из тоннеля соединяющую эту пещеру с другой, послышался скрип, и оттуда показались три скелета. При жизни эти твари явно были пауками но не простыми а гигантскими. А сейчас после вмешательства призрака это вообще стало тремя кошмарами наяву.
   В довершении ко всему трупы погибших и гномов и людей стали шевелиться готовясь восстать из мертвых.
   В головах всех живых зазвучал холодный голос призрака: - Эти своды больше не принадлежат ни гномам, ни людям. Теперь здесь земли мертвых. Так умрите же осквернители этих земель!
   Кошмар живых воплотился в реальность. Скелетоподобные твари и восставшие мертвецы кинулись на гномов и людей. Закипела новая битва. Теперь живые, забыв о недавней схватке, отчаянно сражались с нежитью. Если бы не сложившаяся ситуация, то вряд ли можно было представить, что гном - воин из клана секиры будет прикрывать спину черному магу из рода людей.
   - Эх! А я ведь знал, что посох мне хоть, как дубинка, да пригодиться! - воскликнул я, вслух перебивая очередную конечность у скелетоподобной твари.
   Тут посох, наконец, подал свой голос.
   - Ударь мною призрака, - потребовал он.
   А что?! Хорошая идея! - я, не раздумывая, помчался к призраку, уклоняясь от пытавшихся меня достать скелетов и зомби.
   - Получай! Демонов тебе в призрачную печень! - дотянулся я камнем посоха до призрака.
   Как бабахнуло! Меня вместе с посохом отшвырнуло локтей на тридцать в сторону. Призрак корчился в судорогах, пытаясь вырваться из пожирающей его чистой силы стихии земли. Твари, окружавшие живых, как будто взбесились и принялись кидаться на все подряд, в том числе и на себе подобных, не обращая никакого внимания на получаемые повреждения.
   Наконец призрак развеялся. Я обратил свой взор в сторону поля боя. Да... Дело было, как говаривал мой папаша, 'полный шушан'. Это зверек такой беленький и пушистый. Из живых осталась лишь тройка гномов - воинов, да истекающий кровью Ганз Олли. Даже голем гномов был буквально изуродован до неузнаваемости одним из пауков. Нежить была истреблена на три четверти от первоначальной численности. Оставшиеся скелеты и зомби, особо не стараясь, нападали на гномов, игнорируя умирающего мага.
   Я бегом направился к магу.
   - Ганз! - затряс я его, - что мне делать-то, а?!
   Умирающий маг пришел в себя от боли вызванной мной, толкнул в мою сторону остатки своего походного мешка и прошептал:
  - Бери дневник и вали отсюда, пока цел. Если вдруг выберешься на поверхность, отдашь его Азани...
   Все... Магу крышка, остальным тоже, да и гномов скоро добьют, что же делать?! До знакомого телепорта, ведущего на поверхность, не один день пути. 'Нечисть меня так просто отсюда не выпустит', - думал я, лихорадочно копаясь в мешке мага. 'Ага вот и дневник! Теперь деру отсюда!'
   Увы, моим планам не суждено было сбыться. Нечисть заметила меня и два уцелевших скелетоподобных паука направились в мою сторону отрезав мне путь, как в дальний туннель, так и к останкам башни.
   - Что же делать?! Что?! - думал я, меряя своими шагами зал с плитой телепорта, через которую мы сюда попали.
   В тоннели раздавались скрежетчащие звуки нежити и глухие удары. Это нежить, загнав меня в западню, пыталась пробиться через выставленную мной стену, которую приходилось непрерывно подпитывать силой стихии земли. Стена дрожала но, получая от меня очередную порцию силы, становилась такой же крепкой как раньше.
   - Ну, хоть ты деревяшка посоветуй что-нибудь дельное?! - воскликнул я и уставился взглядом в камень посоха.
   В ответ посох выскочил у меня из рук и как огрел по голове.
   - Ты чего дерешься, а?! - возмутился я, потирая начинающий появляться немаленький шишак. - Больно ведь!
   - Бестолочь! Ни на что не годный ученик! - раздался у меня в голове разозленный голос посоха. - Для настоящего одаренного стационарный телепорт это дверь в оба конца, а не только сюда!
   - Ну, сами-то мы не больно грамотные, - подначил я посох, почуяв шанс вырваться отсюда живым, - ты лучше не умничай и покажи, что и как сделать.
   И только я поднял упавший с пола посох, как в моей голове появилось знание, что и как нужно сделать для моего спасения. Фактически я должен был активировать телепорт наоборот.
   Так кровь на руны телепорта попала. Знаки загорелись, ага... телепортация естественно не идет, но зато я вижу те руны, которые надо переписать. Так силой стихии земли правим вот эту руну и эту, и... да что же у меня руки то трясутся, а?! - суетился я на плите телепорта и разговаривая сам с собой. - Все! Готово!
   Телепорт слава всем богам сработал и перенес меня наружу. Так, а где холм? Где плита телепорта у меня под ногами?? И почему это я ПАДАЮ В ОЗЕРО?! Да еще и в лиге от нашего наземного лагеря???
   В это время мастер Такен уже планировать возвращение обратно в академию. Срок пребывания, установленный ему Ганзом Олли у этого портала, подходил к концу и еще день-два и ему придется возвращаться и давать отчет ректору Азани. Он надеялся, что маги экспедиции уже отправились ко второму порталу и опередят его при возвращении обратно.
   - Ну что? Без происшествий? - поинтересовался он у одного из своих воинов специально выставленного для наблюдения за телепортом. Тот только молча, и отрицательно качнул своей головой. Вдруг земля под ногами мастера задрожала и на площадке телепорта появилась какая-то одиночная человеческая фигура. В сиянии телепорта пошли какие-то черные полосы, воздух огласил пронзительный визг, резко ударивший по ушам стоявших у подножия холма воинов. Яркая вспышка ослепила их, следом раздался оглушительный грохот.
   Проморгавшись от бликов в своих глазах, мастер Такена увидел поразительное зрелище холма, лишенного своей верхушки и летевшую от места происшествия фигурку. Проследив за траекторией ее падения, Такена приказал четырем воинам срочно сворачивать лагерь, а сам с двумя воинами выступил на ее поиски.
   - Брр... а водичка-то в это время уже холодная порядочно, как бы не простыть ненароком, - подумал я, отплевываясь от попавшей в рот воды и выгребая к берегу. Так просто вылезти я не смог, крутой и скользкий берег, да ил под ногами не давал мне выбраться. Перемазался, как только мог, да травы еще сверху нацеплял случайно. Наконец я умудрился выбраться на берег и кого увидел? А увидел я мастера Такена с воинами. От избытка нахлынувших чувств - вот он я, живой! - кинулся к ним, вытянув в их сторону руки, в одной из которых крепко сидел зловредный посох и что-то промычал при виде их.
   Почему-то радости на лицах встречающих я не заметил. Нет, парочку метательных ножей я отбил в сторону древком посоха, но когда сам мастер вышел против меня с мечом, просто кинул свое оружие на землю и крикнул. - Сдаюсь! Мастер вы чего это своего ученика убить хотите?!
   Такена оторопел. В озерной нечисти, которая атаковала их на подходе к водоему, он с большим трудом узнал черты Пита Лексли.
   - Пит, это ты? - с сомнением уточнил у меня мастер.
   - Да я это! Я! - выкрикнул несчастный ученик и просто рухнул на землю пытаясь прийти в себя от всего пережитого за последние дни.
   - Где остальные?! Отвечай! - потребовал от меня Такена. - Говори же!
   Я помолчал и, подняв голову, тихо ответил, глядя прямо в его глаза. - Все мертвы. Подробности будет знать только ректор.
   Через три часа, когда я привел себя в более пристойный вид, а лагерь был свернут, мы выступили обратно в академию.
  
   Глава 19.
  
   - Ну и как это все понимать?! - бушевал ректор Азани, расхаживая по своему кабинету.
   Гонец, принесший плохие вести, а им к своему неудовольствию оказался некий Пит Лексли, ученик третьего курса, только поеживался в кресле от слов разъяренного ректора.
   Да, Азани можно было понять. Он направил своих людей, пять хорошо подготовленных магов на пустяковое, как он считал, задание, найти призрака и допросить его. Даже дал в охрану десяток воинов. А что в итоге? Нет, все, что узнали маги, было записано в дневник, который я принес ему. Но все пять отличных магов, а Ганз, как, оказалось, был еще и одним из его ближайших сподвижников, были мертвы. Еще и трое воинов не вернулись из заброшенных Сводов гномов.
   Вернулся только его ночной кошмар, то есть я, да семь воинов под предводительством мастера Такена.
   - Значит так Лексли. Я не могу просто поверить тебе на слово о гибели хорошо подготовленного отряда академии, - ректор решительно повернулся ко мне, - тебя ждет допрос разумников под руководством магистра Девиса.
   - Вы что мне не доверяете?! Думаете, я причастен к гибели нашего отряда? - искренне возмутился я.
   - Нет, - сказал, как отрезал ректор, - но мне нужны все подробности происшествия. Так что готовься.
   Унылое молчание воцарилось в его кабинете. Тут до меня дошла вся суть сказанного.
   - Э..., ректор Азани! - встрепенулся я, - надеюсь, его будет интересовать только то, что произошло в пещере и ничего кроме этого?
   - Не волнуйся, - успокоил меня он, - меня интересует только то, что случилось с Ганзом Олли и его людьми. О твоих прегрешениях, я надеюсь, и так все знаю. А пока иди, учись и готовься. Скоро наступают экзамены для твоего курса.
   - Будь по вашему, - с внешним безразличием ответил я. - Мне особо нечего скрывать.
   И вправду? Что скрывать-то? Злата и артефактов я в пещере не нашел. К гибели нашего отряда причастен не был. Так что все нормально. Нет, меня, конечно, грызло беспокойство насчет найденного посоха, но он для всех других магов бесполезен. Так что пойду, на допрос.
   - Так, мне осталось всего-то несчастные полтора месяца до экзаменов, - подумал я, на ходу направляясь к себе в комнату, - надо действительно налечь на учебу, если не хочу на год больше видеть ректора.
   Я рьяно принялся за дело. Подготовка к учебе шла полным ходом, для изюминки в сдаче экзаменов решил задействовать заклинания создания голема из книги гномов. Обычные заклинания штудировались мною назубок. Если бы магистр Лауди вдруг решил навестить меня посреди ночи, разбудить и потребовать произнести заклинание из третьего курса обучения, то его бедный ученик смог бы исполнить это.
   К концу первой недели усиленного штурма "цитадели знаний" меня вызвали к ректору в кабинет. Народу внутри было человек шесть. Сам ректор Азани, трое незнакомых мне разумников, магистр Лауди и знакомый целитель. Завидев целителя, я сразу предположил, что допрос будет весьма и весьма болезненным.
   Здравствуйте, - поздоровался я с присутствующими в кабинете и сразу же поинтересовался у ректора. - Вызывали?
   Азани пристально посмотрел на меня и ответил, указывая на стоявшее в двух шагах от двери кресло: - Присаживайся Пит.
   Я присел как он и потребовал. Ко мне сразу подошли разумники. Двое встали у меня по бокам, а самый пожилой из них, а это как я догадался, был магистр Девис, встал за спинкой кресла.
   Он и положил свои руки мне на голову и негромко произнес:
  - Все, что я смогу извлечь из памяти этого ученика, будет показано всем здесь присутствующим. Так, как будто вы находитесь на месте происшествия. Начинаем.
   Девис что-то прошептал. Я почувствовал, как что-то холодное копается в моем разуме. Мое сознание погрузилось в туман. Внезапно сильная боль охватила мою голову, и все стало очень четким.
   Ой-ёй! Я словно снова очутился возле того холма, но уже в качестве зрителя. Вот я окропляю плиту портала готовый войти в него вместе с присутствующими на ней магами. Так, а вот и башня. Нет, смотреть на то, как я колочу призрака это уже слишком. Такое мелочно показывать ректору! Вот зараза, еще и посох показал всем присутствующим в мельчайших подробностях и мои разговоры с ним донеслись присутствующим в кабинете. Эге, а вот и начало разборок гномов с магами. Их бой со скелетами и зомби. А вот и я, герой, лечу как стрела к призраку. Так, это уже в портальном зале. И наконец, мой полет над красотами земель местного герцога и приземление в озеро.
   'Уфф. Все прекратилось, кажется', - подумал я, вытирая пот на лбу трясущейся рукой.
   Боль медленно отступила, спасибо целителю.
   - Это все господин ректор, что мы смогли вытащить у него из головы. Больше он ничего не видел или не знает, - поклонился магистр Девис, глядя на лицо задумавшегося Азани.
   - Значит так, - распорядился ректор. - Обо всем, что здесь было увидено всем ни слова. Надеюсь, никто из присутствующих не обмолвится ненароком, не в том месте и не в той компании.
   - Если вы молодой человек не догадываетесь, - хмуро взглянул он на меня, - то знайте, что уважаемый магистр является по совместительству и главой нашей тайной службы и отвечает за безопасность академии.
   А я что? Самый не понятливый что ли?! Все я прекрасно понимаю, поэтому согласно кивнул Азани, подтверждая, что сказанное им дошло до меня в полной мере.
   - Тогда все свободны, - подытожил ректор.
   Только я собрался исчезнуть из кабинета, как меня остановил за рукав магистр Девис.
   - Погодите Лексли, - остановил он меня, - я бы хотел увидеть столь интересный инструмент, который вы вынесли из башни и пообщаться с его обитателем.
   - Это вы про посох? - уточнил я и согласился. - Хорошо магистр Девис, на днях я обязательно посещу вас с этой никчемной деревяшкой.
   На этом и расстались.
   Хотя я немного погорячился, назвав его никчемным. Все-таки он спас мне жизнь. Дело в том, что при активации портала я умудрился допустить махонькую ошибку в начертании новых рун и переделки уже существующих. Вот. И только вмешательство посоха спасло меня от неминуемой смерти. Так что благодаря артефакту полет над окружающей холм местностью, и незапланированное купание в местном озере были наименьшими из зол, которые ожидали незадачливого ученика.
   Я даже извинился перед ним, хотя это и странно звучит. Хорошо хоть целители меня в этот момент не видели, а то не миновать внимательного обследования с последующим лечением у разумников.
   Прошло два дня, и я тащусь в комнату магистра со своим посохом.
   - А вот и нужная дверь ! - обрадовался я Только я собрался постучать, как дверь распахнулась и Девис пригласил пройти внутрь.
   - Хм, а обстановочка внутри бедненькая. Вернее аскетическая - окинул я оценивающим взором комнату. - Ни гобеленов на стенах, ни ковров под ногами.
   - Ты не стой в дверях, а проходи и присаживайся на этот топчан, - указал мне магистр. - Посох давай.
   Я без вопросов протянул ему бесполезную палку. Он взял в руки посох, с десяток секунд рассматривал внимательно, прищелкивая языком от восхищения мастера этого шедевра. Наконец он сосредоточился и замер.
   Когда миновал уже второй час моего ожидания, я потерял всякое терпение и стал ерзать, поглядывая на входную дверь. Такое долгое пребывание у магистра не входило в мои планы. Наконец, Девис оторвал свой взгляд от посоха и, кривясь, посмотрел на меня.
   - Как ты мог так обращаться с таким великолепным орудием?! - обрушил на меня магистр весь свой гнев. - Ты что, не знаешь, чем опасно небрежное обращение с артефактами?!
   Я только хлопал глазами, глядя на разбушевавшегося магистра. Какая змея его укусила?! Он что запамятовал, что артефакторика и, соответственно, обучение по обращению учеников с разумными предметами, начинается только с четвертого курса?!
  Наконец, обретя дар речи, поинтересовался:
   - Уважаемый магистр Девис, а почему это сразу я виноват?! И в чем это я провинился?! Да и вообще то, о чем вы говорите, только на четвертом курсе проходят!
   - Не суть важно! - отрезал Девис. - Это не оправдывает твое поведение! Забрать бы его у тебя, коль не умеешь с могущественными вещами должным образом обращаться, да толку от этого не будет. Теперь вы с ним на всю твою жизнь вместе.
   - Погодите магистр! - поспешил я успокоить злобного разумника. - Поясните, пожалуйста, ваши слова что значит 'вместе'. Да и хоть немного научите обращаться с посохом.
   - Вы же магистр магии разума! - польстил я ему. - Знаете, очень много из того, что сокрыто от глаз и ушей простых учеников.
   - Хм... Верно говоришь, - задумался Девис. - Ну так слушай меня внимательно.
   Я слушал речь магистра, и меня начинала охватывать легкая паника. Вот это я попал. Оказывается когда я взял в свои руки эту злосчастную деревяшку, и впервые слился своим сознанием с ней, то прошел некое запечатление с артефактом, коим и является посох. Что это такое на самом деле маги и сами толком не разобрались за несколько тысяч лет. Но факт есть. Теперь он привязан ко мне до конца дней моих. Вернее его можно переподчинить другому магу или просто разорвать существующую связь с владельцем, но это потребует уйму времени, как на само приготовление к проведению ритуалу, так и на все действие в целом. Кроме того, один маг и не справиться с артефактом, имеющим живого владельца. Потребуется кольцо силы нескольких магов, причем не самых слабых.
   Подобный случай с артефактом одного вдруг свихнувшегося мага, исполненным в качестве кольца, уже был. Его не хотели убивать. А зачем? Силу его закрыли, а вот колечко кому-то там из верхушки столичных магов потребовалось. Так вот, весь процесс занял не меньше года, с небольшими перерывами, конечно.
   Короче говоря, в моем случае так делать не будут. Как там один умный разумник сказал, а? Нож в сердце и нет человека, а есть свободный артефакт. А почему это меня так взволновало, так ответ очень простой. Это у людей больше нет магов одаренных силой стихии земли, а у гномов навалом, как камней в пещерах. А посох, со слов магистра Девиса, оказывается, может использовать не только маг - человек, а вообще любой маг моей стихии. И препятствие в этом случае только одно, некий ученик третьего курса имперской академии магии, которому, учитывая произошедшее с неким королем гномов, жить, осталось не так уж и много.
   Ну и самое главное. По своему незнанию и природному скудоумию, это все слова язвительного магистра, я умудрился обозлить разум посоха. Да так, что тот уже задумался о смене своего нового владельца. А враждебно настроенный к своему владельцу разумный артефакт, это целая куча проблем. Вот как-то так.
   - Ну и что мне с ним делать? - грустно поинтересовался я у магистра. - Он же подведет меня при первом же использовании магии.
   - Не подведет, если вы найдете с ним общий язык и ты, - сердито ткнул меня в грудь Девис своим пальцем, - извинишься перед ним. Но постарайся, что бы это было действительно искренне, а не так, как ты это обычно делаешь.
   Скептически хмыкнув его словам, я приступил к делу.
   'Посох, ау! Давай поговорим', - мысленно позвал я его.
   Ответом мне была только презрительная тишина. Пришлось повторить.
   - Ты такой великолепный, красивый и могущественный, и вообще я извиниться хочу за все, что произошло за это время с тобой. Посох ты меня слышишь? Ты где?
   В ответ мне послышалось упрямое сопение обиженного на меня посоха мага. Тут терпение у меня лопнуло.
   'Ну, на 'нет' и богов нет. Не хочешь разговаривать и принимать мои извинения?! Так демоны с тобой!' - зло подумал я. ', - Вот отдам тебя в запасники магов, и будешь валяться на полке и пылиться до скончания веков! А я как-нибудь перебьюсь, когда понадобиться выучусь и куплю обычный посох без нежелательных жильцов'.
   Все! Решено! Надеюсь, ректор и магистр Девис пойдут мне на встречу по избавлению от такого артефакта! Я принял окончательное решение и уже хотел обратиться к магистру с этой просьбой, однако посох поспешил остановить меня.
   Да... много же я узнал о себе нового от этого несносного, ой... замечательного посоха. Особенно насчет того как ему "повезло" с таким умным, могущественным и всезнающим хозяином. Особенно его возмутило, что я не питал к нему почтительного уважения, как самому великолепнейшему творению со времен появлению рода гномов.
   Целый час я слушал упреки, обвинения и жалобы с его стороны в мой адрес.
   Наконец когда посох выдохся, я еще раз принес ему свои извинения и поинтересовался у него.
   - Слушай, а как мне тебя называть? А то посохом как-то неудобно все-таки, раз нам придется с тобой постоянно общаться.
   Ой, это я зря у него спросил. В ответ посох вывалил на меня целую гору наименований на пяти разных языках. Уточнив, что они обозначают, я просто обалдел. Наглое творение пьяных гномов требовало именовать себя "великолепнейшим", "прекраснейшим", "уникальнейшим" и наконец, просто и скромно - "шедевром"! Поняв, что так дело не пойдет, я принял ответственное решение.
   - Я назову тебя "крушитель", - произнес я, припомнив то, как посох с легкостью разносил кости скелетов. - Как там это на гномьем языке будет? Крейгон? Вот и звать тебя так буду на людях. Ну, а между нами тебя буду называть просто Крей.
   Посох с минуту что-то задумчиво прикидывал, и наконец, нехотя дал свое согласие.
   Только я перевел дух, как Крей поставил меня в известность, что он все-таки принял решение взять меня на поруки! И он приложит все усилия, чтобы я соответствовал ему как маг!! И самое главное, он, оказывается, настаивает, чтобы я таскал его постоянно с собой, а на все свои занятия так в обязательном порядке!!!
   'Вот ведь наглая деревяшка! Э... вернее замечательный посох. Меня ведь все сокурсники засмеют! Мол, совсем зазнался, посох мага с собой таскает!' - подумал я и согласился. - Демоны с тобой! Согласен на все твои условия!
   Простившись магистром Девисом, все это время спокойно наблюдающим за мной, я, покрепче сжав в руке посох, направился к себе в комнату.
   Дней до экзаменов оставалось все меньше и меньше. В лихорадочном темпе я готовился очередному испытанию своих способностей. В один из таких дней, под вечер, сидя на кровати в свой комнате, я пытался, наконец-то закончить злосчастное заклинание по созданию голема. Хотя бы в теории, так как практическую часть решил использовать только на экзамене. Ну, так вот зубрежка не помогала, руны заклинания упрямо мне не давались, нужные слова постоянно забывались, а в это время посох, что-то гундосил у меня в голове. Прислушавшись внимательнее, я понял, что он опять поносил меня как ученика неспособного к настоящей магии.
   Я не выдержал и вспылил. - Крей, ты бы лучше помог мне, а то завалюсь на экзамене и все, еще на год здесь застряну!
   Видать такая перспектива не слишком понравилось посоху, так что он предпринял нужные меры.
   - Погоди Пит! - всполошился он, - ты лучше посмотри на другие заклинания о создании големов земли.
   - Это какие такие другие?! - неподдельно удивился я, - в книге написано только одно заклинание.
   Все. Деревяшке нужно было только это услышать, что бы тут же ткнуть меня носом в моё невежество.
   - Это ты только думаешь, что заклинание одно, - ехидным тоном произнес Крей, - на самом деле только я обладаю знанием о десятке разных заклинаний создания голема стихии земли. На любой вкус и цвет как говориться. Смотри!
   И он начал не торопясь показывать мне заклинания. Я судорожно пытался запомнить их правильное произношение, а также на ощупь записать последовательность магических рун.
   - Так, а это что за руны такие? - поинтересовался я, рассматривая абсолютно непонятную мне магическую структуру.
   - Это заклинание создание голема с возможностью трансформации его внешнего облика, вон те руны как раз и позволяют задать его облик, - поставил меня в известность Крей, - ну и соответственно изменение его атакующих и защитных возможностей.
   - Настоящие маги постоянно экспериментируют со структурой стандартных заклинаний, пытаясь достичь наилучших результатов в его эффективности, - не забыл попенять он мне.
   Все. Я понял, что мне нужно. Так, значит возьмем заклинание создания голема из книги гномов и присобачим вот эти руны к уже имеющимся. Не забыть напитать заклинание силой. Ага, сила стихии земли наполняет руны нормально, но что бы активировать само заклинание нужно просто огромная магическая сила. Эх, жаль кристаллов у меня больше нету. Стоп, а давай попытаем деревяшку.
   Я поинтересовался у посоха. - Крей, а ты сможешь напитать это заклинание полностью силой стихии земли? Или у тебя силенок маловато?
   Ха! Посох повелся на нехитрую уловку как полный простофиля.
   - Да чтобы я не смог сделать такое плевое дела?! - мысленно возмутился Крей. - Тьфу! Легче простого! Вот смотри!
   В руны заклинания хлынула мощным потоком сила стихии земли, грозя преждевременно активировать его. Я едва поспел развеять заклинание.
   - Все, верю! - поспешил я похвалить посох и уточнил, - значит, ты поможешь мне на экзамене?
   - Конечно, - довольно пробурчал Крей.
   Так, проблема с изюминкой практически решена, осталось только достать материал для самого создания голема. Хм... Делаем из металла? Тогда нужно в мастерские гномов, у них много железного лома бывает. О! Точно! Надо заглянуть в лавку мастера Готца, тем более что Геран вместе с ним работает. Надеюсь, не откажет своему приятелю по старой памяти.
   Сказано, сделано и уже на следующий день, отпросившись у магистра Лауди, я направил свой путь в жилые кварталы Родена. А вот и оружейная мастерская.
   За спиной хлопнула дверь. И что же я увидел? А увидел я Готца и Герана. Они вместо того чтобы вкалывать, решили пропустить по кубку с настойкой. Это был не первый их кубок. Когда Геран поднялся поприветствовать меня, его ощутимо шатало из стороны в сторону.
   - Привет Пит, а мы тут это... сидим значит, вот... Новый заказ празднуем! - гордо сообщил он мне.
   Поморщившись от нахлынувшего на меня перегара, я пожал протянутую мне руку. - Послушай, Геран, а у вас хлама железного не найдется? Мне для экзамена нужно.
   - А сколько тебе? - спросил гном, трезвея на глазах и прикидывая возможную выгоду.
   - Да хотя бы фургон, - поклянчил я.
   - Почему не найдется? На фургон наскребем, - заверил меня гном. - Если больше понадобиться, то тебе к другим придётся обращаться. К кузнецам, например, на окраине города их хибары стоят. Но сам понимаешь , это хоть и хлам, но железо не дешево стоит.
   - Да ты не волнуйся. Заплачу, сколько скажешь. - И вспомнив натуру гномов, поспешно добавил: - В разумных пределах, конечно.
   Геран посмотрел на одобрительно кивнувшего Готца и мы ударили по рукам.
   - Только мне уже через три дня надо будет все это доставить во двор академии, с первыми лучами солнца, - уточнил я свой заказ.
   - Как скажешь, так и доставим, - согласился гном.
   На этом мы и расстались. Гномы продолжили свой банкет, а я направился к себе. Три дня оставалось до очередного решающего момента в моей жизни. И хоть я был внешне спокоен, но беспокойство все-таки давало о себе знать. Сорвать этот экзамен я не хотел.
   Дни пролетели незаметно, и вот наступил момент, который окончательно определит мою судьбу. Либо я докажу преподавателям и себе самому, что достоин дальнейшего обучения и получения через пару лет звания подмастерья мага, либо стану вечным учеником или и того хуже, буду с позором отчислен из рядов учеников академии.
   На этот раз экзамен проходил прямо на территории академии, на открытой местности. Маги выстроили барьер и вызывали претендентов внутрь площадки для практического показа изученных навыков.
   Народу было просто тьма. Как оказалось, первые два курса еще за день до этого завершили свое выступление, а пятый курс уже только что показал свое мастерство и гордо щеголял нашитыми второпях знаками свободных подмастерьев. Но все они ждали окончания экзаменов, то есть выступления четвертого и третьего курса академии. Помимо них все эти дни местные жители по разрешению нашего ректора приходили во двор академии и с удовольствием наблюдали за происходящим. Еще бы, такое зрелище не каждый раз им удавалось увидеть в цирке, а тут еще и бесплатно.
   Ректор дал отмашку и на площадку стали по одному выходить ученики четвертого курса. Согласно требованиям программы для перехода на следующую ступень обучения им было необходимо показать не меньше четырех заклинаний. Ну а желающие заявить о себе во всеуслышание, должны были показать что-то необычное - магию отличную от других.
   Как я и предполагал большинство из них не стали утруждать себя сверх меры. А что? Вышел, показал стандартные заклинания, и все, ты уже на пятом курсе. Но так думали не все из претендентов. На этот раз на выступлениях блеснули воздушники и водники. Магия одного из воздушников просто поразила меня. Нет, он не стал ничего заклинать разрушительного, а только вызвал множество маленьких вихрей, которые стали кружить вокруг него на бешеной скорости. По его приказу они подхватили лежащие на краю площадки махонькие разноцветные деревянные шарики и стали их вращать. Вращение нижних частей вихрей резко усилилось, а верхних чуть ослабло. Да это было невероятно красиво. У всех собравшихся во дворе академии появилось такое чувство, что ученик окружен вращающимися гигантскими цветами, но только не живыми, а магическими. Ученик резко опустил руки, вихри исчезли и шарики рухнули на землю. Гром аплодисментов подтвердил его успех. Даже ректор благосклонно кивнул ему, одобряя уровень владения магией воздуха.
   Следом выступал водник. От взмаха его руки земля под ногами собравшихся задрожала. До нашего слуха донеслась музыка. Это прямо в воротах академии пять музыкантов стали играть веселую и простенькую мелодию. Внезапно, прямо в такт музыке, из-под земли, по центру площадки, вырвались струи кристально чистой воды. Но не обрушились на собравшихся зрителей и других учеников, а стали взмывать ввысь и опадать, к земле, словно танцуя. Так продолжалось с пять белых граней пока, наконец, они не соединились в один могучий столб воды. Повелительный выкрик будущего мага, и вот из столба в разные стороны выстрелили тонкие водные струи, замерзая на лету. Перед взором ошеломленных зрителей оказалось ледяное гигантское дерево, кристаллы которого переливались в ярких лучах солнца. Они тихонько поскрипывали. Взмах руки и лед превращается в воду и уходит обратно под площадку. Крики восторга от пришедших в себя собравшихся во дворе явно пришлись по душе новому ученику пятого курса факультета воды.
   Это были успешные испытания, большинство же провалилось, некоторые с риском для собственной жизни. Один огневик решил повторить достижение воздушника и водника, продемонстрировав танец огненных цветов, однако потерпел крах. Нет, начал он не плохо, но в итоге потерял концентрацию и получил довольно серьезные ожоги тела и рук. Угу, праздновать поступление на пятый курс ему придется в корпусе целителей лежа на кровати.
   Один из черных тоже решил поразить публику, создав, какую-то тварь. Ага, создал на свою голову. Видно управляющие руны забыл активировать и в результате его окровавленную тушку с одной откушенной рукой срочно телепортировал ректор к целителям. Будет теперь вместе с огненным развлекаться, лежа на больничной койке, на все время каникул.
   Так четвертый курс уже все, закончил свой показ и по приказу ректора на площадку начали по одному выходить ученики моего курса, третьего. Показывать свое мастерство. Я заволновался.
   - Да где этот несносный гном со своим железом, а?! - Я в отчаянии оглядывал двор.
   Меня окружали только местные зеваки. Фургона гнома и видать не было.
   'Полный шушан!'
   Значит, придется показать только стандартные заклинания, - уныло прикинул я, - ну хоть на следующий курс перейду, и то хорошо.
   Я рано запаниковал. В воротах послышалось лошадиное ржание и голос Герана. Он просил посторониться. Из проема ворот один за другим выехало ЧЕТЫРЕ фургона! Тент крыши на них были сняты и все присутствующие могли удостовериться, что они доверху были заполнены различными железным ломом, обломками, и прочими металлическими отходами.
   Распихивая локтями зевак и отталкивая своим посохом, а местами и просто проныривая у них под руками, я пробился к гному.
   Геран увидел мое багровое лицо и приветливо помахал мне рукой.
   - ЭТО что такое?! - возмутился я, пытаясь отдышаться. - Мы ведь договаривались на ОДИН фургон, а ты притащил аж ЧЕТЫРЕ! Ну и на кой мне столько?! Мне столько големов не нужно, даже если и смогу их создать.
   - В конце-то концов, мне нужно удивить собравшихся! - обвел я рукой толпу. - А не порабощать их!
   - Ну, извиняй Пит, - покаялся гном. - Мы тогда крепко посидели и я запомнил, что обещал тебе железа, да и много. А сколько точно надо, я запамятовал.
   Эх! Ну и зачем мне столько?! - выругался я. - Демоны с тобой! Вдруг с первого раза голема не создам, так хоть будет на чем тренироваться. Давай, подгоняй фургоны к площадке.
   Гном облегченно кивнул мне в ответ и над собравшимися зрителями звучно стал разноситься его голос призывающий расступиться и не мешать фургонам.
   Через пару представлений наступила и моя очередь. Ректор выкрикнул меня на площадку. Я вышел в центр. Казалось, что все собравшиеся смотрят на меня. Хотя так оно и было.
   - Главное успокоиться и сделать все в лучшем виде, - решил я и, вонзив перед собой посох в землю, начал произносить слова заклинания.
   Стандартную часть выступления из четырех заклинаний я отработал без малейшей неувязки. Руны спокойно и упорядоченно всплывали у меня прямо перед глазами, слова заклинаний уверенно и даже жесты выполнялись без малейшей помарки. Сначала меня опоясала крепкая стена, улучшенное заклинание каменной стены. За ее границами стали возникать то слева, то справа от меня каменные шипы. Вынырнув на мгновение из-под земли, они прятались обратно под землю и другие появлялись уже в новых местах. Третьим заклинанием я использовал провал, разверзший на секунду землю в нескольких шагах от меня. И напоследок произнес заклинание каменного молота, направив каменюку в ближайший шип и разнеся его вдребезги. Заклинание щита третьего уровня я решил не использовать, не видя в этом особого смысла, да и ненаглядно оно будет для окружающих площадку зрителей. Уф, все, сдача переход на четвертый курс обучения произведена. Рискну с големом.
   По моей просьбе ректор допустил Герана с одним из фургонов на площадку. Когда гном высыпал железо и покинул ее я, взяв в руки посох, начал проговаривать заклинание. Крей не меня не подвел. Он тянул силу из стихии земли мощным и ровным потоком, сразу вливая ее в руны заклинания.
   Все. Закончено. Осталось только смотреть и наблюдать, как заклинание воплощается в жизнь. Тот, кто не обладает даром, видел только то, что куча металла на площадке стала шевелиться. Железо сливалось друг с другом, и из кучи стала вырастать человекообразная фигура, только металлическая. Одаренные, в отличие от них, видели весь процесс создания голема в мельчайших деталях.
   - Так, я не понял?! Почему заклинание перекинулось на другие фургоны?! Крей, ты что-нибудь понимаешь?! Почему щит вокруг площадки не сдержал заклинание?! - в шоке смотрел я на металл с трех оставшихся фургонов змейкой подползающий к формировавшемуся голему. - Э... Пит, у нас проблема, - замялся посох.
   - И какая же именно? - поинтересовался я, глядя на то, как распадаются фургоны на составные части, а с лошадей осыпается сбруя.
   - Ты ведь просто скопировал разные части заклинаний так? Вот. А ограничивающие руны ты знаешь? Да не отвечай. Мне и так понятно, что нет, и даже не предусматривал. Теперь это заклинание не имеет ограничение по захвату материала для создания голема, оно только ограничено той силой, что я влил в него. А влил я столько, что все кто стоят во дворе лишаться всего металлического, - заявил мне Крей. - Надо срочно прервать заклинание, пока весь металл во дворе академии не пошел на формирование нашего голема, включая все золото, серебро и медь,
   - Так делай это немедля! - мысленно взвыл я, отчетливо понимая, что в этом случае с набитого битком двора уйти целым и невредимым мне вряд ли удастся.
   Моментально я потерял контроль над своим телом. Мои губы выкрикнули грубые незнакомые слова, пальцы правой руки выполнили замысловатый жест, немного магической силы в странную руну и все. Результат был на лицо. Я отчетливо видел, как заклинание перестало пытаться выбраться снова за пределы площадки и стало завершать свою работу. Также быстро я снова получил контроль над телом.
   - Спасибо тебе, Крей, - поблагодарил я посох за столь быстрое вмешательство и стал смотреть на результаты нашего совместного труда. А посмотреть было на что, вернее даже куда.
   - Вот ведь проклятый демонами гном! Не мог только один фургон пригнать?! Теперь расхлебывай с ним, - озабоченно рассматривал я здоровенного голема, - угу, массивный амбал получился. Два с половиной моего роста и три меня, если сравнивать в обхвате. Лицо, правда, какое-то непонятное. И что с тобой делать? Ума не представляю.
   - Пит, дай мне согласие на контроль голема, а? - попросил Крей, - я представление покажу всем.
   - А демоны с тобой! Делай что хочешь! - согласился я.
   Не прошло и минуты, как голем ожил. Его внешний облик немного изменился. Внешне он стал похож на мастера Такена. Из его рук выросло два лезвия, и он стал танцевать на площадке, демонстрируя собравшимся искусство владения оружием. Через пять белых граней все закончилось. Облик голема опять изменился и теперь он напоминал здоровенную хищную кошку, только из металла. Устроившись поудобнее на площадке, он оскалился и мысленно зарычал. Теперь голем в измененном виде был мне по грудь в холке. Красавец.
   - Все, подойди и прикоснись рукой к знаку на его голове и можно завершать показ, - потребовал Крей.
   Я послушно подошел к нему и сделал, как посох просил. Вспышка магии осветила композицию юноша и голем. Повернувшись, я направился к краю площадки, голем мягко топал за мной следом, оставляя за собой выдавленные в земле следы. Град рукоплесканий и одобрительных выкриков обрушился на меня, когда мы покинули место для показа своего мастерства. Магистр Лауди одобрительно кивнул мне, мастер Такен довольно улыбался удивленный увиденным, а Харт, Коб и Лина подбежав стали расспрашивать меня о созданном творении.
   Только Геран добавил ложку дегтя в мой триумф, пробившись ко мне через толпу зрителей и сообщив, что за испорченное имущество ему придется компенсировать некую сумму в золоте. Да я и не стал возражать, отлично понимая свою ошибку.
   Вот так я перешел на четвертый курс обучения в имперской академии магии. Впереди нас всех ждали каникулы и новая учебная жизнь.
  
   Глава 20.
  
   Великая вещь каникулы! Никуда не надо спешить, про зубрежку заклинаний я вообще позабыл. Сижу себе на големе и наслаждаюсь красотами окружающего мира почти в полном одиночестве. Почему почти? Так вся наша компания увязалось за мной следом. Харт с Кобом посовещавшись, решили, что ко мне приключения липнут, как репей к гриве лошади и, недолго думая, приперли меня к стенке, потребовав взять с собой. Не желая обижать друзей, пришлось согласиться, да и в дороге веселее будет. Они, немного посовещавшись, купили фургон, лошадей и через пару дней были готовы отправиться вместе со мной в недолгий путь.
   Сначала я тоже хотел, было, фургон или лошадь взять, но, а голема куда? Да и у меня что, бездонные запасы имперской казны что ли? Поэтому посоветовавшись с посохом, решил ехать на своем творении. Спасибо Крею и всем богам, что подарили мне идею создать голема. Посох что-то в течение часа втолковывал моему творению, но полученный результат мог впечатлить даже магистра Лауди. Очертания голема поплыли и изменились. Теперь на его спине вместо седла образовалась подходящая выемка как раз под мой размер, да появился выступ, за который можно было держаться при поездке на нем. Самое интересное, что холодно мне вообще не было, когда я устроился на его спине. Почему? А боги знают, что я в рунах намешал при его создании. Наоборот, голем был даже теплее, чем мое тело - такая уж грелка получилась. Да и передвигался он плавно, без рывков и покачиваний.
   Вот значит. Только мы выехали из Родена, слышу топот за спиной. Оборачиваюсь - ба! Да это же Лита скачет на вороной лошадке, изо всех сил пытаясь нас догнать. Пришлось остановиться и подождать. Девушка еле смогла подвезти лошадь к фургону. Почему-то ее кобыле не понравился мой голем и она не хотела приближаться.
   Поздоровавшись, я поинтересовался у нее причиной появления. Девушка смутилась, но в итоге рассказала все как есть. Оказалось у ее мамы случился очередной приступ на почве "правильно" выдать дочку замуж, поэтому Лита поспешила не появляться на этих каникулах у себя дома, сообщив семье письмом, что поедет путешествовать с друзьями. И вот она вместе с нами.
   - Если хочешь, присоединяйся к Харту с Кобом в фургоне, - предложил я Лите, - зачем трястись будешь на лошади? Там, всяко, удобнее будет.
   Девушка гордо отказалась. Ну, это она зря. В обратный путь к отцовской ферме мы ехали без особых промедлений, останавливаясь на обочине тракта только на ночевку. Как я и предполагал, через пару дней упрямство Литы сменило огромное желание по-человечески отдохнуть, и она поселилась в фургоне, выгоняя оттуда то Харта, то Коба. Лиги мелькали одна за другой и через неделю мы уже подъезжали к деревне, за которой должна была быть наша ферма.
   - Эх, и обрадуется семья моему приезду, - мечтал я в предвкушении встречи с родными, похвалюсь: вот, мол, так и так, могучим магом скоро буду! Да и подарки, которые сейчас в фургоне лежат, всем раздарю.
   О! А вот и околица деревни показалась. И первый дом, где жил старый Ронд. Я вспомнил его мерзкий характер и поморщился. Да... было время, когда он гонял меня по всей деревне! Ну, подумаешь, пару яблок у него с дерева сорвал. Это же не причина, чтобы потом два года меня изводить при каждой встречи.
   - Тьфу, накаркал, - с досадой подумал я, увидав его сидящего на покосившейся от ветхости скамейке у ограды его дома, а на ней все никак не угомонившегося старикана, - уж какой год живет, а все не торопится на встречу с богами.
   - Здравствуйте, почтенный Ронд, - поклонился ему я, не слезая с голема. - Как ваше здоровье? Что в деревне делается?
   Старик покосился на меня и переспросил, - Это ты, что ли, Лексли младшенький?
   - А кто же еще?! - подтвердил я самые его наихудшие предположения. - Вот приехал на каникулы семью повидать да похвастаться о своих достижениях на ниве магии.
   - Да уж живу, поживаю не твоими молитвами, а все благодаря воле богов! - Ронд подозвал к себе одного из местных мальчуганов и во всеуслышание распорядился, - беги к старосте. Скажи Лексли младший вернулся - тот, который непутевый. Пусть ждет его с компанией в гости.
   Мальчуган воспринял поручение старика на полном серьезе и припустил вприпрыжку к дому старосты, крича на всю деревенскую округу, что непутевый Лексли вернулся.
   - А любят тебя здесь, как я посмотрю, - рассмеялась, Лита, сидя на своей лошадке. - А главное уважают.
   Я покраснел. Вот ведь старый хрыч, все никак не угомониться на старости лет. Сделав вид, что не расслышал то, что она сказала, просто двинул своего голема дальше по улице. Лита, а за ней и фургон двинулись вслед за мной. Вскоре мы подъехали к дому старосты. Тот уже стоял на крыльце своего дома, встречая нас.
   - Это ты что ли пострел? - рассмеялся он, видя, как я пытаюсь слезть с голема на раскоряченных ногах.
   Староста Видий на самом деле был мировой мужик. Вся деревня его уважала за строгий, но справедливый нрав. С отцом моим он, сколько себя помню, дружил, да и маму любил и уважал. Она ведь не только его дочь по происхождению, но и полезной профессией овладела и брата своего смогла спасти от лихоманки. Поэтому Видий относился к ней с глубочайшим почтением родителя, к выбившейся в люди любимой дочери.
   - Это я, дед Видий, - со стоном разогнувшись и приведя себя в более пристойный вид, произнес я, - вот на каникулы приехал родных повидать, подарками порадовать. Ну и рассказать, как жизнь и учеба моя проходит в стенах академии магии.
   - Молодец. Станешь когда-нибудь внучек путевым человеком, - одобрил староста, - я, конечно, могу тебя устроить на ночлег, но мой тебе совет сразу отправиться на ферму. Беда у нас.
   На мой вопрос, что случилось, Видий отвечать отказался и только отвел глаза в сторону. Встревожившись, я опять залез на голема, вкратце объяснил друзьям и мы направились к моим родным. Когда мы проезжали деревню я заметил несколько сгоревших дотла дворов и хмурых местных жителей, пытающихся отыскать на пепелище остатки своего добра.
   Наконец наше путешествие закончилось. Вот она, наша ферма. Так я не понял, а почему ворота разнесены вдребезги? И часть ограды повалена? А конюшня! От нее остался только пепел! И какая сволочь пристрелила из арбалета старого Хлоба?!
   Я соскочил с голема. Внутри была полнейшая разруха, все было перевернуто вверх дном, а то, что можно было разбить, в виде мелкого крошева устилало половицы дома.
   Отец! Брат! Ма! Сестренка! Вы где?! - закричал испуганно я.
   - Не ори! - донесся голос из-под чудом уцелевшего стола. Оттуда с трудом вылез батя, вертя, что-то в руках. Сверху спустился брат, но в каком виде!
   - Что здесь произошло?! - начал я допытывать их, поглядывая на сверкающего фонарями брата и на запекшуюся, на его губах кровь.
   Харт, Коб и Лита, стоя в дверях дома, разглядывали погром.
   - Да что тут особо-то рассказывать?! - в сердцах сплюнул на пол отец, - налетели, понимаешь, лихие люди на деревню, да и повеселились как смогли. Половину местных баб увели, да Лизи с Оли в придачу. Спалили несколько дворов и добро, а какое смогли, уперли.
   - Да что за люди то?! - вскричал я, - вы что так и спустите это им с рук?! А как же мама?! А сестренка?!
   - Да не лихие это люди были, брат, - влез в разговор Дан. - Это были дружинники барона Орни ла Трелла. А что мы можем сделать? Только и отправиться в Деррон и подать жалобу совету вольного города и все.
   - Пока до императора вся эта история дойдет, то больше года минует, - расстроено закончил батя.
   - А почему отпор-то не дали? - присев на покосившуюся скамью поинтересовался я.
   - А как дать-то? У нас и оружия-то толком нет! Да и ночью это дело было, вся деревня, почитай, третий сон видела, - махнул рукой брат, - пока опомнились, что да как, а их уже и след простыл. И лошадей они почти всех забрали, а Хлоба так добили, чтоб зря не мучился. Я выслушал все это с невозмутимым лицом, хотя в душе у меня все кипело от гнева.
   - Харт, Коб, я еду выручать своих родных. Вы как, со мной или сами по себе? - повернувшись к ним, поинтересовался я.
   Они переглянулись между собой, и Харт ответил за двоих, - мы поедем с тобой, но если увидим, что не сможем ничего сделать так, хоть тебя убережем от глупостей.
   - Эй, а как же я? - раздался голос девушки. - А мне что делать?
   Я повернулся к ней, предчувствуя возможные возражения, и произнес:
   - А вы леди Лита, собираетесь и направляетесь к старосте деревни, думаю, дед вас устроит на ночлег, а потом проводит в Деррон. Война не место для женщин.
   Это я все-таки зря сказал. Лита, побледнела, в ее глазах вспыхнул гнев, и я получил звонкую пощечину. На меня обрушился град упреков, которые сводились к тому, что все ее многие поколения предков родились с оружием в руках и никогда бы не допустили несправедливости, тем более по отношении женщинам. И некой деревенщине не следует указывать, что делать благородной леди. Тем более, когда она владеет магией воздуха.
   Не желая больше слушать все это, я сказал ей:
   - Лита, если тебе так хочется смотреть на всякую мерзость и кровь, то может ехать вместе с нами.
  Выехать решили поутру. Все одно, нагнать налетчиков мы просто бы не успели.
   Брат тоже решил поехать вместе с нами. Отец направил Дана в деревню узнать, не хочет ли кто отправиться вызволять своих родных.
   Утром я был разбужен гулом голосов доносившихся снаружи. Выйдя из дома, увидел картину. Десятка два мужиков под предводительством старосты наседали на моего отца, что-то от него требуя. Батя яростно огрызался на них. Изъяснялись они на добром деревенском наречии, то есть вместо обычного разговора их речь представляла сплошную ругань.
   - Почто шумим? Что спать не даем? - спросил я, подойдя поближе.
   В руке я держал посох и с горящим кристаллом на его вершине.
   - Сын, все эти люди хотят отправиться с нами, выручать своих, - известил батя.
   - Нет, так дело не пойдет, - решительно произнес я, углядев в толпе старого Ронда.
   - Люди, мы возьмем двух или трех из вас, - выкрикнул я, - если кто еще хочет отправиться с нами, то милости прошу, ищите лошадь, или фургон с телегой. Остальные просто не поместятся с нами.
   Я не поверил своим глазам. Через час у нашей фермы стоял фургон местного трактирщика с запряженными в них лошадьми. Как только он его схоронил от налетчиков?!
   Добил меня старый хрыч Ронд. Он приковылял ко мне и по его указанию один из сопровождавших его парней вывалил из мешка кучу колюще-режущих инструментов. Чего там только не было! Ну, разве что алебарды.
   Потыкав концом своего посоха в рукоять одного из мечей, я поинтересовался у старикана:
   - Откуда?!
   - Дык было время, когда я служил в имперском легионе, выслужил земельный надел в деревне, - гордо отвечал собравшимся Ронд, - а это так, трофеи былых сражений. Сам я не могу отправиться с вами, хоть так помогу чем могу.
   Ну, старикан дает, то-то я думал, что с ним не все чисто.
   - Да толку-то от всего этого металлолома, - выругался я. - Наверняка никто и не держал в жизни оружия.
   - Ну, это ты зря так, сын, - осуждающе покачал головой батя, вертя в руках архаичный арбалет. - Тут половина народа или в ополчении Деррона состояла, а кто и стражником городским был.
   Мужики споро расхватали железо, и мы начали готовиться к погоне за похитителями.
   Наконец мы выступили в путь. Общее руководство отрядом взял на себя староста Видий, красуясь в вытащенной из схрона кольчуге. Как пояснил мне батя, в молодости дед был десятником в городской страже Деррона, поэтому сами боги предназначили ему быть нашим предводителем. На первом же привале разгорелся яростный спор. Так уж получилось, что руководство отряда сосредоточилось в руках нас четверых. То есть старосты, отца, меня и Литы, как представителя знати империи. Присев к костру я сначала спокойно вслушивался в то, что батя предлагал деду, но потом не выдержал.
   - Батя, ты, что предлагаешь?! Какой штурм напролом?! - вспылил я, - да весь отряд просто положат у стен замка на расстоянии полета болта из арбалета!
   - Земли барона граничат с землями герцогства моего отца, - поставила в известность собравшихся у костра Лита. - У него довольно плохие отношение с этим ал Треллом. Может, попросим у него помощи людьми? Думаю, не откажет.
   - У нас нет времени ждать помощи от твоего отца, - ответствовал батя, взглянув на Литу. - Тем более не факт, что он решится ввязаться в конфликт с бароном.
   - Вы маги сможете остановить арбалетные болты, что бы воины барона не смогли убить нас на подступах к замку? И вынести ворота замка? - задумчиво поинтересовался Видий.
   - Ворота вынесу я с помощью магии или голем разнесет, а что касается болтов, то это к Лите, - произнес я, и все посмотрели на девушку.
   Та зарделась, но твердо ответила:
   - смогу.
   Ну, значит, так и будем действовать, - подвел итог нашему разговору староста, - а теперь всем спать, а я с твоим отцом сегодня лагерь охраняю.
   Дождавшись, когда Лита ушла, он посмотрел на нас и коротко произнес:
   - Смотрите, что бы с ней ничего не случилось, иначе нас могут всех вздернуть за бунт против аристократа. Только она может защитить нас от гнева императора. Да и в случае ее смерти от ее отца нам всем не поздоровится.
   Переглянувшись с батей, я согласно кивнул ему в ответ и отправился спать. До замка барона ал Трелла оставалось еще три дня пути.
   За день до этого в родовом замке герцога Лаона ан Крол бушевала буря. Уже два дня прошло с того момента как маман Литы получило письмо своей ненаглядной дочурки. На голову отца Литы обрушивались проклятья и обвинения во всех прегрешениях мира, превращая обычную трапезу в невыносимое мероприятие.
   Наконец герцог не выдержал. - Что ты хочешь от меня? Выступить на ее поиски? Демоны с тобой!
   - Где маг?! Позвать его немедля! - рявкнул он на весь замок.
   - Здесь Ваше сиятельство! - спустя десять минут раздался в дверях голос придворного мага.
   - Где моя дочь?! - поинтересовался герцог.
   - Одна минута и я дам вам ответ Ваше сиятельство, - маг сосредоточился и действительно вскоре сообщил: - Она с сопровождающими ее лицами вступила в земли барона ал Трелла. Едут в сторону его замка.
   - Что?! - подскочил герцог, - к ал Треллу?! В замок?!
   - Дорогая! Я немедленно выезжаю за ней со своей дружиной, - и герцог кинулся собираться в дорогу, поставив на дыбы весь замок со всеми его обитателями.
   А вот и стены замка барона ал Трелл показались вдали. Оставив фургоны и стреножив лошадей за пределами досягаемости арбалетчиков, мы направились к входным воротам. Замок был так себе. Дополнительной внешней стены не было. Ров тоже был засыпан. Плита подъемного моста вросла в землю, так много лет ее не поднимали. Правда, увидав нашу компанию, барон, на всякий случай, приказал закрыть ворота и опустить решетку.
   - Лита, давай свое заклинание, - приказал Видий, - а то нас сейчас как курей перестреляют.
   Девушка послушно выполнила приказ. Наш отряд, не медля, окружила магическая пелена сжатого воздуха.
   Когда мы приблизились к входу в замок, нас окликнул хамоватый голос со стены. - Эй! Сиволапые! Вы что тут забыли? Идите отсюда по-хорошему, а то по-плохому уйдёте.
   - Отдавай нам наших жен и дочерей, а то порешим всех к демонам! - проорал батя, потрясая зажатым в руках арбалетом.
   - Хе! Да я лично с твоими потешусь, развлекусь на полную, - заржал со стены голос стражника.
   - Ломай двери! - повернулся ко мне белый от ярости отец и закричал деревенским мужикам, - убивайте всех без жалости!
   Каменный молот, подкрепленный огненным шаром, со второй попытки вынес преграды для нашего гнева. Внутрь двора влетел голем. Будучи неживым он не испытывал к стоявшим во дворе людям никакой жалости.
   Честно признаюсь, такого прорыва никто не ожидал, ни стражники барона, даже мы сами. На нас посыпались редкие выстрелы из арбалетов, но сделать нам ничего не могли. Магия Литы заставляла их бессильно опадать у наших ног.
   В свою очередь мы осыпали верхушку стены боевыми заклинаниями. Эффект был как говориться на лицо. Пара промороженных тушек свалилось по эту сторону стены, еще три поджаренных во внутренний двор.
   С криком ярости батя рванул внутрь двора замка. Следом за ним влетели и все остальные. Двор к нашему удивлению был уже пуст. Голем не испытывал жалости, усталости и боли. Он просто перебил всех, кто находился во дворе замка. Наш порыв сражаться угас сам собой, когда мы осмотрели окружающие нас следы бойни. Это было что то, лужи крови, разбрызганные мозги из разнесенных вдребезги черепушек доблестных стражей. О! А вон и несколько более, менее целых тел валяется. За моей спиной Лита побледнев, стала общаться с матушкой природой. Коб и несколько деревенских мужиков тоже выглядели как то бледновато, но все же держались.
   Улучив момент, когда мы замешкались во дворе, а голем перебрался мне за спину, из центрального здания замка выбежало несколько вооруженных людей и с яростными криками бросились к нам. Двое из них напали на старосту и батю, другие стали отчаянно наседать на остальных деревенских мужиков. Был! Был в гнезде ал Трелл маг. Хоть и слабенький, но был. Только то, что Харт, Коб и пришедшая в себя Лита, смогли составить малое кольцо силы, только и спасло нас. Ледяные иглы сорвались с рук пожилого мага, оставшегося стоять у входа в сам замок и ударились в спешно выстроенную Хартом защиту. Атаковать его они не могли, только и делали, что сдерживали натиск мага. Пришлось направить голема, разобраться с магом. Тот сначала не обратил внимания на приближающуюся металлическую кошку, а когда сообразил, было уже поздно. Ее лапа прошла сквозь щит мага словно и, не заметив его. Проводив глазами падающее на землю двора замка тело и отлетевшую в сторону бедовую голову, я обратил внимание на приближавшуюся ко мне опасность.
   Какой-то довольно пожилой воин в богато украшенных доспехах со здоровенным мечом возжелал моей крови. Честно, я того мужика убивать-то и не хотел, просто так получилось, что своей целью он выбрал именно меня. Размахивая двуручным мечем, он что-то неразборчиво рычал. Поскольку жить мне все-таки очень хотелось, то я уклонялся от него, как только мог. Применить магию у меня времени не было. Чего греха таить, перед богами все равны, вот и я, вспомнив уроки мастера Такена, в очередной раз ушел от его удара и, выкинув вперед посох, нижним его концом пронзил горло одержимого. Доспех не спас его, посох пронзил шею, как раскаленный нож масло и, перебив позвоночник, вышел наружу. Явно при создании посоха предусматривалось, что его будут использовать в ближнем бою.
   Видя такое дело, наши противники побросали оружие, сдаваясь на милость победителей.
   - Эй, а подраться?! - несколько обиженно произнес я в пустоту.
   - Да не будут они драться, - раздался Видия. - Ты старого барона ал Трелл завалил, им не за кого сражаться.
   - Ну а за наследника? - поинтересовался я.
   - А он во дворе у той стены валяется, - уточнил дед, быстро допросив одного из пленных воинов.
   Бой закончился. Даже как то неловко, что все завершилось за десяток минут, ну за двадцать, не больше. Расспросив пленных, я понял, в чем причина. Оказывается, три четверти всех находившихся воинов отправилось по приказу их главного в набег на другого барона. В замке и осталось-то человек тридцать стражи, старый маг, сам барон и его наследник, ну челядь не считаем.
   - Повезло нам, - с облегчением подумал я, прикинув сколько пришлось бы возиться с полным его гарнизоном, - и так половина деревенских трупы таскать замучилась.
   - Едут! Всадники едут! - закричал один из наших мужиков, которого Видий поставил после боя на стену в качестве наблюдателя.
   Староста уточнив количество и цвета флагов приближающихся, подскочил к Лите и стал ей что-то настойчиво объяснять. Для полного убеждения указал в мою сторону рукой. Та немного сопротивлялась но, посмотрев на меня, со вздохом приняла его предложение.
   Во двор ворвались всадники с оружием наголо. Это был герцог со своей дружиной, отец Литы. Он явно намеревался устроить бой, с дружиной барона ал Трелл, но к своему удивлению его несколько опередили.
   Не успел он ничего сказать, как Лита громко, явно используя для этого свою магию, прокричала. - От лица рода ан Крол принимаю этот замок с прилегающими землями, ранее бывшие под рукой рода ал Трелл, в качестве трофея взятого в бою и отдаю во владение моего отца, герцога Лаона ан Крол.
   Во дворе бывшего замка ал Трелл наступила мертвая тишина, прерываемая только ржанием лошадей.
   - Ну, ты дочка даешь! Вся в отца пошла! - только и махнул рукой герцог, слез с коня и обнял Литу.
  Нет, любимая дочка с одной стороны принесла Лаону головную боль, потребуется объясниться с императором и его канцелярией, а с другой - вместе с друзьями уничтожила давнюю колючку - род ал Трелл, и увеличила владения герцогства.
   Лита все правильно сделала, как дед ее и просил. Дело в том, что согласно имперскому уложению нам троим, пока еще не окончившим обучение в имперской академии магии, да и всем деревенским, за такое дело грозила только смертная казнь. Только Лите, как представителю аристократического рода, ничего бы не было. Поэтому мы как бы были не сами по себе, а выполняли волю рода ан Крол. Ну, а основной причиной побудившей Литу так поступить, оказалась, как потом признался дедуля, моя бренная тушка. Очень ей дорога она оказалась.
   Дальше все завертелось своим чередом. Герцог не зря носил свой титул. Замок лихорадило целую неделю. Для начала он выпустил всех, кто сидел в его темницах, в том числе и наших, деревенских. Староста Видий коротко с ним переговорил, и отец Литы дал добро на переправку пленниц и деревенских мужиков обратно в нашу деревню. Благо я с семьей успел попрощаться и передать подарки, которые так и валялись у нас в фургоне.
   С пленными он поступил очень просто. Трех из них он казнил, потому что они успели надругаться над некоторыми из женщин. Остальным предложил на выбор или идти к нему на службу, или проваливать с этих земель. Выжившие воины естественно выбрали первый вариант. А что? Барон ушел, герцог пришел, а служба как была, так и осталась, да и по деньгам у герцога лучше платят. Следом наступил этап с мудреным названием 'инвентаризация', я даже специально запомнил это слово, обозначающее в этом конкретном случае описание дармового имущества. Трясли все до последней шмотки.
   В четвертых пришлось разбираться с вновь прибывшими бывшими дружинниками барона. Те прибыли с добычей и, как на грех, опять приволокли с собой девах. Герцог ярился. В этот раз он вздернул десяток, остальные помолившись всем богам, пополнили ряды его доблестных войск. И опять, баб обратно, добро на перепись.
   С челядью он поступил гуманно. Просто выстроил всех перед собой и, не слушая, объявил их всех своими слугами. И в отличие от предыдущего очень даже милосердный, если не будут шибко воровать и наглеть. Кроме того герцог поставил управляющего из своих людей, прибывших вместе с ним, и дал ему десяток верных воинов.
   Ну и под конец седмицы нашего пребывания в этой дыре он выдал нам троим по сотне золотых монет и настоятельно предложил отправиться в его замок. 'Оказать ему милость', - он так выразился. Ну как понятно от таких предложений не отказываются, поэтому наша четверка была готова выступить в путь по первому его слову.
   Наутро восьмого дня нашего пребывания на новых землях герцога мы, наконец-то, выступили в его родовое гнездо.
   До родового замка герцога Лаона ан Крол отряд добрался за несколько дней без приключений, к полудню. Я не знаю таких сумасшедших, которые кинулись бы атаковать три сотни вооруженных до зубов конников, да еще с несколькими магами в придачу. Встречала нас мама Литы. Ой что было! Такое ощущение, что любимая дочка не показывалась ей на глаза с десяток лет, как будто она провела все эти годы в заточении у какого-то злодея. Крики, охи, ахи, слезы, ну и сюсюканья, как же без них. Отец Литы удостоился только укоризненного взора от своей жены, на нас даже и внимания не обратили, к моему глубочайшему облегчению.
   Как водится, когда отряд был устроен на постоянное время пребывание, нас, друзей Литы, пригласили на скромный семейный обед. Скромный, по меркам аристократов естественно. Потому что этот "обед" был накрыт в главном зале замка, в котором без особого труда могло поместиться не одна сотня народу. Смешно было сидеть за этим столом, в длину шагов под сорок на одном конце и по бокам которого сидела чета ан Крол, а на другом наша тройка будущих магов.
   Увы, поесть нам толком не дали. Пока я обгладывал косточки несчастной лесной птички, в зал ворвался придворный маг герцога. Подбежав к нашему гостеприимному хозяину, он склонился к нему и что-то коротко прошептал. Лаон ан Крол помрачнел, отставил в сторону изысканный золотой бокал с драгоценным вином и, попросив извинения у присутствующих, поднялся и вышел. Через десяток белых граней, когда я уже сам придумывал повод удалиться из-за стола подальше от расспросов ее мамы, которая питала громаднейшие подозрения насчет меня и Литы, к нам подошел слуга.
   - Уважаемые, Его сиятельство, просит вас присоединиться к нему в кабинете, - тихонько произнес он мне на ухо.
   Обрадованный таким поворотом дела, я вместе с друзьями откланялся всем присутствующим, и мы вышли за ним.
   Коридор, другой, ступеньки и вот мы на месте, в кабинете герцога. Хозяин указал нам на кресла возле стола. Присев мы стали ждать, когда же он пояснит причину столь поспешного вызова.
   - Господа, я позвал вас, потому что мои земли начала терроризировать какая-то тварь. Вернее демон, - в раздражении бросил герцог четыре пергаментных свитка на стол перед собой, - она уже убила пять жителей из трех окрестных деревень да сожрала две коровы.
   - А почему вы решили, что это демон? - уточнил у него Харт.
   - Да потому что все убитые жители были обескровлены до последней капли крови. Да и свидетели это пишут. Вы только послушайте! - герцог развернул первый свиток: 'И демон был тот зело страшен. Лик его венчали черные как сама ночь витые рога. Во рту торчали клыки длиной в человеческую руку. Росту в нем как в привратной башне. И схватил он несчастного Перти и выпил его до дна как бурдюк с вином'.
   - Это еще цветочки. Вот вам ягодки, - развернул герцог второй свиток: 'Росту в нем человеку по пояс. На рожу противен богам. Голосом визглив да руглив. Охоч дюже до женщин. Пробовали вилами поганца достать так не берет его доброе железо'.
   - А теперь последнее сообщение, - и Лаон прочел: ' И послан он нам во искушение, дабы своим сладострастным голосом вводить чад людских во грех. Лик его подобен посланнику богов. И только крылья с черным оперением, да жажда людских душ в его глазах выдают в нем посланца бездны'.
   - Все эти послания направлены из трех разных деревень и написаны разными людьми. Крестьянином, старостой и жрецом, - в раздраженно произнес герцог, - и все описывают его совершенно по-разному. Но факты смерти моих подданных и их добра на лицо. Я не желаю рисковать своим магом и бестолку гонять его по окрестным селениям, поэтому хочу нанять вас для устранения этой угрозы. Если вы найдете эту тварь и уничтожите, то получите по двести пятьдесят монет золотом.
   - Да мы не против. У нас все равно сейчас каникулы, да и подработать никто не откажется, - переглянувшись с друзьями, сказал я. - Только нам потребуется провожатый от вас, что бы мы не заплутали и нас не послали к демонам в первой же деревне.
   - Вот и ладненько, - довольно потер руки наш хозяин, он на глазах скинул с себя эту проблему и посветлел лицом. - Завтра вы получите своего проводника из моих людей.
   - Вы можете идти, - отпустил нас он.
   - Погодите Ваше сиятельство, а что написано в четвертом свитке, - спохватился Коб.
   Мы остановились и посмотрели на герцога.
   Тот поморщился и искренне произнес:
   - бред полный. Донос на одного из местных жителей по обвинению в том, что он демон.
   Видя наши глаза, он только махнул рукой:
  - Ну раз вы так хотите это услышать, то слушайте.
   И он начал читать донос, выделяя интонацией слова: 'Ваше сиятельство спешу сообщить вам о том, что в нашей деревне Малые Гнилушки твориться страшное! Местный кузнец Онри как пить есть демон или, по крайней мере, якшается с темными колдунами. От него половина баб нашей деревни забеременело, за что и был нещадно бит мужиками. Не в силах людских обрюхатить десяток наших баб за последнюю седмицу. Всеми богами заклинаю срочно направить магов для проверки его самого и непосредственно его "инструмента" на настоящее демонское обличье. С глубоким уважением и почтением Доброжелатель'.
   Герцог посмотрел на судорожно всхлипывающих от смеха учеников магов, еле стоявших у него в кабинете на подгибающихся ногах, и коротко выругавшись, посоветовал нам начать наши поиски демона с этой деревни и обладателя столь замысловатого "инструмента".
   Откланявшись, мы покинули его кабинет и направились в выделенные нам комнаты, решив, что фургон оставим здесь, в замке, а возьмем только лошадей и голема. Да провизии там, на пару дней.
   Утром меня действительно поднял стук в дверь нашего провожатого. Проводник, крепкий черноволосый дядька с двумя мечами за спиной. Харт и Коб уже суетились в своих комнатах, готовясь к поездке. Час на сборы и вот мы уже за воротами замка. Помимо провожатого нас сопровождало еще двое воинов герцога лет тридцати на вид, не больше. Луки за спиной и приточенные к походным седлам мешки с припасами и короткие топоры дополняли грозный облик.
   - Ну? Куда сначала поедем? - поинтересовался у меня Логри, наш провожатый.
   - В Малые Гнилушки смотреть "инструмент" и его обладателя, - ответил я ему и мы все трое рассмеялись, испугав при этом лошадей.
   - Хорошо хоть не в Малое Болото, - на полном серьезе ответил Логри и наш маленький отряд выступил в путь.
   Два дневных перехода остались позади. Мы въезжали в деревню. Староста, стоя на крыльце, уже встречал нас.
   - Кто такие? Что надоть? - озаботился он у нашего провожатого.
   - Люди Его светлости герцога Лаона ан Крол, вот магиков сопровождаем, - и он указал рукой на меня.
   - Ты староста? - уточнил я, не слезая с голема. - Кузнец ваш Онри здесь живет? Поехали, дом покажешь.
   Староста посмотрел на пасть неведомой зверушки подо мной и решил пешком сопроводить нас к кузнецу. Как я и ожидал, кузня стояла на отшибе деревни. Все правильно, на случай, чтобы нечаянно не спалить всю округу.
   Спешившись, мы вошли в дом, пристроенный к кузне. О! Вот наш "герой", на лежаке лежит, постанывает.
   - Че надоть? - простонал болезный, уставившись на нас подбитыми глазами.
   - По требованию герцога ан Крола будем проводить твой досмотр на наличие демона и черную магию, - сказал я, как отрезал, пытаясь не рассмеяться. - Вставай, давай и сымай портки.
   За спиной послышался приглушенный 'ох' старосты. Кузнец, кряхтя и потирая поясницу, встал и сдернул с себя удерживающий штаны ремешок. Усе как говориться рухнуло вниз.
   - И что? Не вижу ничего демонского, размер как размер, у некоторых и поболя будет, - произнес я, с недоумением посматривая на его "инструмент", - и как ты любезный стока баб местных успел обрюхатить, а?
   Тот натянул штаны обратно и этак, с вызовом произнес, - то богами мне дано.
   Так, а это что?! Ах ты засран...! Откель магия на тебе, а? - стал пытать его Харт, - смотри, доложим, что черной магией балуешься, на кол тебя посадят!
   Кузнец побледнел и признался:
   - С жинкой у меня проблемы были, вот и пришлось в лес к ведунье местной сходить. Помогло, как видите. Даже переборщила малость.
   - Я те дам малость! - взревел у меня из-за спины раненным вепрем староста, - ты же, паскуда, пол-деревни баб испортил! Кто работать-то на полях будет, ты за всех, что ли?!
   Мысленно плюнув на бедового кузнеца, я повернулся к старосте, - где ведунья живет?
   - Дык в зеленом бору, как раз на опушке ее хибара стоит, - доложил староста, - день пути на своих двоих, ну а на лошадях не более полудня.
   Узнав у проводника, где это место находится, мы выехали к ведунье. Какой там полдня? Мы, пришпорив лошадей, за четыре часа добрались до нужного нам места. А вот и хижина. Смотри-ка, а бабка и впрямь ведунья, раз уже встречает нас на пороге своей хибары.
   - Что вам незваные гости надо? - поприветствовала старушка.
   - Бабуль, а ты случаем не знаешь, какая нечисть по окрестным деревням рышет? - спросил я, спрыгнув с голема и отвесив ей короткий поклон.
   - А что ж не знать-то? - удивилась она. - Ты и должен знать об этом, сам ведь ее на людей выпустил.
   - Э... погоди старая! - возмутился я. - Ты, что такое несешь?! Как это я ее выпустил?! Ты говори да не заговаривайся!
   - Ты не пугай меня малец! - рявкнула на меня карга. - Ты плитой каменной на холме недавно пользовался? Сломать ее сломал? Ну, так знай, что сначала эта плита была частью печати, препятствующей одному старому демону выбраться наружу. Убивать его не хотел давний правитель, все думал использовать ее супротив своих врагов, вот и приказал магам ее там запечатать в склепе. Поверх склепа был насыпан холм и поставлена охранная плита.
   - Это потом уже где то с тысячу лет назад ее приспособили под перемещения гномы на поверхность, а печать все держала, пока ты непутевый ее не сломал к демонам. Вот и получай теперь ягодки в виде твари жадной до человеческой крови, - закончила бабка.
   - Вот ведьма! - зло подумал я: - Ну а где же ее искать теперь?
   - Как где? - удивилась ведунья. - Так склеп в холме и есть ее гнезда. Скачи туда и найдешь ее.
   Когда я уже забрался на голема, то решил еще сказать ей кое-что: - Ты это старая, с кузнеца сними свое заклинание, а то он пол деревни обрюхатил. Смотри, сгубишь его со свету так.
   - Ах, он кобелина проклятый! - всплеснула руками бабка. - А он говорил все для жены ему надобноть! Сниму, ей боги сниму.
   Наш путь устремился к злополучному холму. Заезжать к герцогу и брать у него подкрепления из воинов я не решился. Свои ошибки нужно было исправлять как можно быстрее.
   'Ну и где же этот демон?' - думал я, рассматривая с друзьями развороченный холм. ' А не слабо плита телепорта шарахнула. Пол холма как не бывало'.
   - Ну что, Логри. Мы пойдем наверх, а ты нас с ребятами прикрой, - попросил я нашего провожатого. Тот, молча, кивнул головой.
   Мы начали подъем на поиски демона. Впереди бежал голем, следом за ним шла тройка воинов герцога, ну и в арьергарде были мы, ученики имперской академии магии.
   Поднявшись к образовавшемуся провалу, голем замер, приник к земле и оскалил свою пасть. Все остановились и насторожились.
   Наконец посох подал свой голос:
  - Пит, я чувствую присутствие демона. Он сейчас нападет на вас!
   Не успел он закончить эту фразу, как из провала вылетел демон и завис перед нами паря в воздухе. Да... это действительно была мерзкая тварь. Нет, конечно, в донесениях много чего переврали, но главная суть оставалась правильной.
   Не высокого роста, мне он доставал, где-то до подбородка. Широкие черные крылья, правда, оперения как у птиц не было. Они были обтянуты выцветшей кожей, сквозь которую проступали тонкие кости. Передние его лапы были очень похожи на человеческие руки, только пальцы оканчивались острыми когтями с ладонь длиной. Были у него и клыки, но небольшие. Они выступали наружу из-под верхней губы на фалангу пальца. Витых рогов я как не присматривался так и не заметил.
   Так вот появился, значит, демон и объявил на весь белый свет, что он ужас летящий на своих древних крыльях. Естественно, наша реакция на его появление была самая, что ни на есть обыденная для людей.
   Логри обнажил свой меч и приготовился отдать дорого свою жизнь. Стражники стали осыпать демона стрелами, правда, абсолютно без ущерба для его так скажем здоровья. Ну а вся наша тройка магиков приголубила его, чем смогла от нахлынувшего испуга. Поскольку практически все, что мы проходили в академии, выветрилось у нас из ошалелых голов, то в демона влепили самыми наипростейшими заклинаниями.
   Я бы тоже на его месте оторопел от такого горячего приема. Ну, сами посудите, вы сидите в ловушке незнамо сколько, наконец ваша темница разрушается. Вы спокойно питаетесь местными крестьянами и их скотом, пытаясь восстановить утраченные за прошедшие тысячелетия магические и физические силы. А тут по вашу шкуру приходят абсолютно незнакомые вам одаренные и пытаются поджарить в огне, что вообще-то для демона практически бесполезно. Одновременно хотят заморозить, а вот это довольно неприятно. Ну и напоследок пронзить каменной стрелой, а это, знаете, довольно-таки больно.
   Вот и демон оторопел. Его даже отбросило нашей атакой в немного сторону. За несколько секунд он пришел в себя и кинулся на нас, пытаясь достать своих обидчиков. Похоже, единственно, что он не утратил, за время, проведенное в заточении, это была способность направлять волну ужаса и паники на живых. Наша доблестная охрана даже отшатнулась к нам, пытаясь найти защиту в магии. Но по мне так он уступал тому памятному скелету несколько лет назад повстречавшегося нам в подземельях академии. После той встречи у нашей тройки выработался иммунитет на страх и ужас от всякой нечисти.
   На этот раз его встретили достойно, как и подобает ученикам третьего курса Академии магии. Огненный луч испепелил часть его шкуры и вот это демона проняло. Он завис в воздухе и только открыл свою визгливую пасть, как следом на него обрушилось заклинание оледенения, сковывая его крылья и заставляя упасть на землю и каменный молот. Мой удар я посчитал самым удачным, он раскрошил всю челюсть твари, заставив ее захлебнуться от боли.
   Упавшую наземь "птичку" прижал голем. Царапанье демона не причиняло ему никакого ощутимого вреда, так пара царапин на металлической шкуре не более. Тут и воины спохватились и накинулись на упавшую тварь, пытаясь нашинковать ее на мелкие кусочки. И мало-помалу их действия стали приносить свои плоды. По крайней мере, свободную руку демона они все-таки смогли отсечь втроем, хотя и потратили на это где-то с пяток минут. Пришлось мне вмешаться. Я не спеша подошел к ним и с силой вонзил посох в тело демона, как раз в то место где у обычных существ находится сердце. Крей помог без лишних вопросов. Через секунду от тела демона осталось только выжженное пятно на земле, этакий шрам на теле матери природы.
   После боя Харт с Кобом захотели облазить бывшую темницу демона, упирая на то, что там могут быть несметные сокровища. Я скептически выслушал их доводы и сказал делать что хотят, но только в этот раз без меня.
   Через час они возвратились к нам, единственно, что они там нашли, а я ведь это и предполагал, так это было только тысячелетнее засохшее дерьмо и толстенный слой пыли. Ну, какие же сокровища в темнице для демона?!
   Возвращались в замок герцога мы героями. В качестве доказательства нашей победы мы захватили с собой отрубленную руку демона. Она почему-то не сгорела вместе с остальным его телом.
   Встречали нас как обычно. Радостное лицо герцога Лаона ан Крол, хмурый взгляд его жены и надутые губки Литы, обиженной на нас из-за того, что мы ее не взяли в свои приключения. Доложились Его сиятельству об итогах наших поисков и отдали руку убиенной твари. Герцог взял ее в руки, повертел, явно прикидывая, куда бы ее присобачить на стену в качестве трофея и без разговоров выплатил нам золотом, сколько и причиталось. С парнями мы обошлись по-человечески, каждому из них отстегнули по пятьдесят золотых. А что? В бою с демоном они участвовали? Так и было. Помогли, как смогли? Тоже верно. Пострадали за нас? Угу, все седые как лунь стали. Так что не поделиться было бы явно не по-человечески, хотя и обязаны они охранять эти земли, беречь на них мир и покой.
   Все, через два дня наша четверка, в сопровождении сотни конных воинов герцога, отправилась обратно в академию. Я мысленно зарекся до окончания академии еще раз выбираться на каникулы, себе дороже. Того гляди убьют или сожрут заживо.
  
  Крылатый ругался, сотрясая свою обитель крепчайшими выражениями. Подкинув герцогу мысль использовать Игрока в качестве охотника на демонов, он и не ожидал увидеть такой результат. Когда-то плененный на всякий случай демон, способный уничтожить в бою одного - двух магов или несколько сотен простых смертных воинов был с легкостью обезврежен Игроком вместе со своими товарищами.
  'Нет!' - злобно подумал крылатый. - 'Если так дело пойдет и дальше, то нужно будет выводить свою Фигуру на игровое поле'.
  
  Глава 21.
  
  Я скучал. Я дико скучал, поглядывая в окно своей комнаты. Нет, с одной стороны я упорно изучал магию земли, читая очередную выданную библиотекарем книгу, но вот с другой, валяясь на кровати, увы, я делал это в одиночку. Магистр Лауди, которого я ежедневно посещал два - три часа, не в счет.
   Причина была проста. Начиная с четвертого курса все занятия, ну кроме алхимии, проводились специализированно для каждого факультета. А поскольку факультета земли в академии незнамо, сколько уже не существовало, то виделся с друзьями я хоть и каждый день, но только во время обеда и на занятиях у учительницы Ошани.
   Вот так уже прошел целый месяц с момента нашего возвращения с каникул. Кстати, после того как мы вернулись в академию встал вопрос ребром: что же все таки делать с големом.? По этому поводу ректором был созван даже совет академии. Как я и ожидал, учитель Танта, вот ведь злопамятное существо, настаивал на его немедленном уничтожении, аргументируя это тем, что данное творение представляет собой не шуточную опасность для окружающих. Магистр Лауди возражал ему, не желая терять голема созданного его персональным учеником, как наглядную демонстрацию его, магистра, навыков универсального преподавателя. Мастер Такена, которого пригласили выступить на совете в качестве стороннего эксперта, также встал на мою сторону, по той причине, что не хотел терять такое оружие, которое в случае чего могло бы оказать незаменимую помощь в защите академии от захватчиков. Но самый существенный вклад в защиту голема внес магистр Девис. Он просто заявил ректору, что не знает, как уничтожение голема может отразиться на моем здоровье, поскольку при его создании голем был наделен, хоть и еще не совсем развитым, но псевдоразумом. Короче, голем оказался как бы разумным артефактом, который я благополучно привязал к себе.
   Выслушав все это, ректор настоятельно порекомендовал мне сделать так, чтобы голем не представлял особую опасность для находящихся в академии преподавателей и учеников. Пришлось подчиниться. В итоге, голем в своем кошачьем обличье лежал на каменном постаменте возле входа в академию и никого не трогал. Вот только какой-то посетитель захотел было щелкнуть его по носу, так он ему чуть руку не оттяпал до самого плеча, оставив его заикой на ближайший месяц. Естественно, штаны ему пришлось срочно менять, поскольку предыдущие нельзя было надевать по причине благоухающего аромата разносившегося по всему нашему двору.
   - Пит! Ты чего в комнате сидишь? - ворвался ко мне без стука Харт. - Пошли быстрей в город, там такое!
   Я недоуменно посмотрел на него, - а что случилось то?
   - Ты что совсем с книгами все запамятовал? - удивленно посмотрел на меня друг. - Сегодня же начинается праздник! День всех богов! Вся империя три дня гуляет!
   - Вот же блин, действительно заучился, - лихорадочно метался я, по комнате пытаясь собраться поскорее, - так, где лучшая одежда?! А, нашел. Возьмем немного денег в мешочке, и посох не забыть. Все! Я готов.
   - Побежали скорее, - в нетерпении притоптывал Харт в дверях моей комнаты, - Коб и Лита уже ждут нас во дворе.
   И действительно, мы увидели их уже стоящих во дворе академии. Поздоровавшись с ними, мы помчались к храмовому комплексу Родена. Лита и Коб последовали за нами.
   - Уф, чуть не опоздали, - запыхавшись, прошипел мне Харт и толкнул локтем в бок, - смотри. Сейчас церемония начнется.
   Да... день всех богов был одним из самых главных праздников империи людей. Отмечался он с большим размахам. А предваряла праздник церемония в храмовом комплексе, в основном здании пантеона богов. Такие комплексы были во всех городах империи, только в деревнях еще стояли часовни и храмы посвященные одному конкретному богу.
   Вот главный жрец аж на целый час залился высокопарной речью, суть которой сводилась к тому, что все мы существует благодаря воле богов, а если будем действовать супротив их воле, то ждет нас на том свете милая встреча с демонами. Самые влиятельные лица города, стоя рядом с ним, внимали его речи. Среди них я заметил нашего ректора, градоначальника и судью. Горожане попроще, да и ученики академии, стояли чуть поодаль от них, удерживаемые стражей.
   Наконец речь закончилась, и первосвященник в окружении обычных священников проследовал вглубь храмового комплекса. Следом за ним потянулись все остальные. В здоровенном зале пантеона богов началось священнодействие, литургия по ихнему. Когда песнопения закончились богатые горожане стали подносить дары к алтарю всех богов. Вот тут-то это и случилось.
   - Пит! Да очнись ты! - мысленно закричал мне Крей, - ты посмотри на сундучок в руках вон того толстого торговца! Слева у стены!
   Я, как бы невзначай, покосился на торговца и, присмотревшись истинным взором к сундучку, мысленно ахнул. От него веяло могучей силой стихии земли. Наконец дошла очередь и до торговца приносить свои дары. Он подошел к алтарю, открыл сундучок, помолился с пяток минут и отошел обратно в толпу.
   Все, я обмер. Сундучок был полон золотых монет и драгоценных камней, но они не привлекли моего внимания. А привлек на вид невзрачный ограненный камешек темного цвета с выгравированной на нем руной, к сожалению, неизвестной мне. Это от него исходила та магия, которую я заметил.
   - Пит! Они нам нужны! Срочно! Если ты хочешь стать действительно могучим магом! - возбужденно воскликнул посох.
   - Погоди, - мысленно удивился я, - он там, что не один такой?!
   - Да их там всего четверо таких, все источают силу стихии земли, - поставил меня в известность Крей, - да и кстати. Я вот давеча покопался в твоей памяти...
   - Ты ЧТО сделал?! - возмутился я.
   - Да не переживай, на лишнее я внимания обращать не стал, - попытался успокоить меня посох, - ну подумаешь у твоей первой женщины был пятый размер груди, да и лет ей было под сорок.
   Я побагровел от его слов, буквально потеряв дар речи.
   - Так дело то не в этом, - продолжил наглый посох, - я просматривал твои похождения в подземельях Царства гномов и увидел, как ты подобрал некий обруч. Так вот, эти камни созданы для него. Возможно, когда ты их вставишь в пустые гнезда, это будет какой-то артефакт. Тем более что я ощущаю некую родственную связь с этими камнями.
   Все. Это меня убедило. От мысли стать величайшим магом я до сих пор так и не отказался.
   Наконец церемония закончилась и все потянулись на выход из комплекса. Я шел в толпе людей, гномов и прочих существ, раздумывая над тем, как бы мне заполучить эти камни. К сожалению, после подобных церемоний все дорогие подношения убирались в храмовую сокровищницу, а добраться туда было практически нереально.
   - Что загрусти? О чем задумался? - хлопнул меня по плечу незаметно подошедший со спины Харт, - пошли веселиться вон и Лита с Кобой нас уже ждут.
   И действительно? А к демонам все! Сегодня - завтра мы развлекаемся на полную. И немного повеселев, я вместе с друзьями отправился к ближайшей таверне.
   Ой моя бедная головушка, - стенал я сидя в своей комнате, - да что бы я так еще набрался? Да ни в жизнь!
   Несчастного ученика четвертого курса имперской академии магии мучил сильнейший бодун от двухдневной гулянки. Повеселились мы не слабо. Слава богам я с собой-то и взял немного денег, а то все монеты мог бы спустить в городе.
   Вот и Лита с непривычки перебрала, пришлось мне ее буквально на руках нести до ее комнаты в академию. Харт и Коб поддерживая себя для более устойчивого равновесия, плелись за нами следом. И как печальный итог хорошо проведенных праздников для меня вылился в сильнейшую головную боль.
   - Крей, ну хоть ты мне помоги, - простонал я, вцепившись в посох.
   Наглая деревяшка сначала помолчала, давая понять, что не одобряет такого моего поведения и, показывая степень падения своего хозяина в его отсутствующих глаза, но потом все-таки сжалился. Немного магии стихии земли и я почувствовал себя заново родившимся.
   - Спасибо Крей, - искренне поблагодарил я посох.
   Дальше потекли обычные дни, наполненные учебой. Я налег на нее, пытаясь найти то, что поможет мне добраться до заветных камней.
   Пять заклинаний четвертого учебного курса пополнили мою копилку заклинаний. Улучшенный каменный молот мне сразу понравился. Это заклинание уже было способно принести смертельный урон не очень способному в магическом искусстве противнику. Заклинание тарана мне пригодилось только в том случае, если б я избрал своей стезей службу в легионе, в атакующих частях. Или вот укрепление камня, так это прямой путь в какой-нибудь гарнизон, стены крепить. Крепкий щит от магического воздействия великая вещь, пускай враг пытается его пробить, тратя на это свой невеликий запас магических сил.
   А вот заклинание исцеление почвы меня несколько озадачило. Оно было предназначено для приведения в порядок мест, где когда-то бушевала магическая схватка, а особенно между черными магами. И на кой оно мне? Хотя если подумать на его применении можно неслабо зарабатывать, говорят в империи полно таких мест, хозяева которых с большим удовольствием осыпали золотом того, кто уберет все эти следы. А то иногда в них такая нечисть заводится, что и демонам в кошмарных снах не снится.
   Но все изученное не могло помочь мне в достижении своей цели. Пришлось налечь на изучение алхимии. Хотя учительница Ошани и говорила как то, что я будущий великий алхимик, но в реальности это оказалось совсем не так.
   Нет, упорство и труд дали, конечно, свои плоды. Теперь я безошибочно мог составить снадобья исцеляющие малые и средние раны, восполнить магическое истощение, излечиться от некоторых видов отравлений или опять же, сделать большой бум в объеме комнаты. Но все это было не совсем то, что я хотел.
   В полнейшем отчаянии ученик четвертого курса сидел в столовой и медленно пережевывал пищу, когда к нему с подносом подошел Харт.
   - О, я посмотрю у тебя не занято, - произнес он и, не спрашивая моего разрешения, просто устроился напротив меня.
   - Ты это, что такой подавленный ходишь в последние дни? - как бы невзначай поинтересовался он, - на тебе, как посмотрю, и лица нет. Мрачный весь как будто не маг земли, а какой-нибудь некромант.
   - Да понимаешь Харт, есть небольшая загвоздка, - и, не удержавшись, поведал ему все то, что грызло мою душу в последнее время.
   Харт молча, выслушал меня, огляделся по сторонам и торопливо проглатывая пищу, произнес:
   - Сейчас ко мне поднимемся и что-нибудь придумаем.
   Через десять минут мы уже входили в его комнату.
   - Ты что сдурел совсем?! - сходу обрушился на меня друг, - Да тебя же пристрелят храмовые стражи или еще, что хуже будет.
   - Да я все понимаю, - успокаивающее я поднял руки перед собой, - но выбросить из головы те камни ну просто не могу. Для меня они предназначены, похоже. Понимаешь?
   - Ты вот что не дури, а я попробую, что-нибудь разузнать про храм более детально, - наконец вынес свой вердикт Харт. - Если уж и собрался помирать так хоть подготовлен будешь от чего и когда.
   На этой веселой ноте мы и расстались.
   Дальше опять размеренно потекли дни учебы под руководством магистра Лауди, учительницы Ошани, ну и самостоятельно обучение.
   Нет, были и довольно интересные моменты за этот период. Так, например, однажды вызвал меня к себе ректор. Весь в тревожном ожидании, послав воздушный поцелуй его милой секретарше, вхожу значит, к нему в кабинет и что я вижу? А вижу я герцога Лаона ан Крол, папаню Литы. Он уютно устроился в кресле у стола ректора.
   - Пит, вот Его светлость хочет предложить тебе и твоим друзьям поработать в герцогстве по окончанию обучения. Что ты на это скажешь? - поинтересовался ректор.
   - Господин Азани, мы ведь все трое учимся за счет казны империи и как нам поступить? - задал я встречный вопрос.
   Ректор задумался, взглянул на герцога и ответил. - Согласно действующим уложениям империи вы будете обязаны отработать два года там, куда империя вас пошлет. Идя навстречу пожеланиям герцога я попробую решить этот вопрос с власть предержащими, но гарантировать, что эти два года вы проведете у герцога ан Крол не могу.
   - Ваша светлость, - обратился я к папе Литы. - Если у ректора Азани все получится, то мы с радостью воспользуемся вашим предложением, а если нет, то через пару лет по окончанию нашего обучения, я надеюсь, вы будете рады меня увидеть. На этом разговор был окончен. Простившись с присутствующими, я покинул кабинет и вернулся к своим делам.
   Была и неприятная встреча. Как-то раз под вечер я выбрался в Роден, Геран просил меня зайти в его лавку. Вот иду я по темным улочкам города и на встречу мне выходят два гоблина. Почему я решил, что это гоблины? Так низкого роста, с зеленоватой кожей и острыми зубками. Ну не эльфы же это могли быть, а гномов я и так видел, да и шерсти на них не было.
   - Человека, - обратился один из них ко мне на ломаном языке, - одна гнома посылать нас искать тебя. Очень хотеть меняться твоя палка на это. Таких у него очень многа. Давай палка и пошли с нами.
   Гоблин показал мне в протянутой руке золотую монету.
   - 'Могучий артефакт на золото непонятно от какого-то гнома?! Это что, ловушка?' - подумал я и, протянув ему посох, произнес, - а ты подержи его для начала.
   Наивный гоблин схватил протянутый посох и попытался выдернуть его из моих рук. Ха! Так Крей и позволил лапать себя драгоценного грязными гоблинскими лапками.
   Как он задействовал стихию земли я так и не понял, но гоблин получил вместе с посохом заклинание паралича и, покачнувшись, упал на камни мостовой.
   Второй гоблин вместо того чтобы броситься наутек зачем-то уточнил: - Человека, а сколько друга таким будет?
   - Э... Да минут десять, наверное, - в замешательстве ответил я.
   Обрадованный, тот кинулся обшаривать карманы поверженного "друга", попутно снимая с него все что можно, включая и набедренную повязку.
   Пожав плечами, я пошел дальше по делам и, не прошло и пяти минут, как услышал за спиной визг и начавшуюся драку между парочкой гоблинов. Это пришедший в себя гоблин обнаружил утрату всего, что у него и на нем было.
   - А заклинание-то раньше развеялось, - мысленно усмехнулся я.
  На исходе второго месяца обучения мою обитель навестил возбужденный Харт. Он рухнул в свободное кресло и аккуратно положил на стол несколько пергаментных свитков.
   - Это что? - поинтересовался я, указывая на свитки.
   - А это путь к твоим камешкам, - обрадовал меня друг, ухмыляясь во все лицо, и добавил: - ты мне будешь должен.
   Не став слушать слова благодарности он развернул один из них и стал пояснять мне, что и как. Оказывается, Харт не сидел, сложа руки с нашего последнего разговора. В Родене, как и в любом городе империи, есть отделение воровской гильдии, знающие люди всегда найдут то, что ищут. Так и Харт затратив на это несколько дней, нашел такого представителя и вышел с главой отделения гильдии на контакт. Оказалось, что и гильдия также давно пускала свои грязные слюни на сокровища жрецов, да вот подобраться никак не могла. Ну, не было в нашем городе сумасшедших желающих вломиться туда, да еще и обладающих при этом магическим даром. А без магии там никак. Вот архитектурные планы комплекса у гильдии были. Также большинство ловушек, все механические и часть магических, на них были отмечены. Как воры их достали? То мне неведомо. Может, подкупили, кого следует, или выкрали, но за свою помощь нам гильдия потребовала выкрасть одну вещицу, также находящуюся в комплексе: некий скипетр, подаренный жрецам от прадедушки нашего императора. Харт, недолго думая, согласился за нас обоих.
   'Вот же зараза. Подписал меня-таки на виселицу', - подумал я и уточнил у него: - А как мы внутрь попадем?
   - Не волнуйся, я все продумал, - усмехнулся Харт, - через месяц будет малый праздник богини жизни Асланы, он празднуется раз в десять лет, так что опять весь город гулять будет дня два-три.
   - Мы под вечер первого дня гуляний проберемся вот к этому месту. Внешней охраны не будет, ну один-два наказанных из стражи будут стоять в карауле, - произнес Харт, понизив голос, и указал точку на карте. - Там есть потайной проход в подземелья храмового комплекса. О проходе знают только главный жрец и верховный круг из их касты. За его надежность они не беспокоятся. Чужим еще не удавалось проходить его.
   - Погоди, а стражников как минуем?
   - Для этого ты воспользуешься своими знаниями в алхимии и приготовишь нам не меньше шести пузырьков зелья невидимости.
   - Ты что с дерева рухнул?! - возмущенно зашипел я. - Да я такое сотворю, что нас с тобой на подходе к храму размажет при попытке выпить зелье! Да и на кой нам столько пузырьков?!
   - Пит! Ну, ты даешь! Стражников пройти это раз, да и в самом комплексе есть места, которые лучше проходить без магии, но маскируясь, - осуждающе покачал головой Харт. - А учительница Ошани для чего? Ты же у нее вроде в любимчиках, вот и попроси объяснить, как его правильно приготовить. Тем более в нашей библиотеке есть книга с такой формулой, только мне алхимия совсем не дается. А тебе и пузырек в руки сами боги велели вложить.
   Нет ну не зараза, а? Я на миг представил картинку с одной стороны виселица за воровство, а с другой магические камешки. А! Была, не была! Помереть всегда успею, а камни мне пригодятся. Эх, действительно придется к учительнице Ошани подлизываться чтобы заполучить зелья невидимости. Хотя какая это невидимость?! Так, аналог заклинания слияния с камнем или местностью, но без использования магии, короче маскирует выпившего, и все.
   Так и получилось. Где-то через пару дней я задержался после занятий в кабинете учительницы Ошани. Подождав пока все уйдут, я обратился к ней и попросил мне помочь правильно изготовить такое зелье. Книгу с подходящей формулой я заранее взял в библиотеке.
   - Зачем тебе это зелье? - неподдельно удивилась учительница Ошани, выслушав мою просьбу.
   - Понимаете, в качестве наглядного показа экзаменов у четвертого курса я хочу выбрать алхимию. Вот и экспериментирую теперь, пытаясь выбрать, что-нибудь действительно наглядное, - аргументировал я.
   Да... Мои слова действительно оказались для нее как бальзам на сердце. Где-то глубоко в душе она явно замечала тот факт, что к искусству алхимии, а значит и к ней, другие преподаватели относятся с пренебрежением. Ошани мечтала поразить своих коллег из академии, поэтому без дальнейших вопросов стала меня обучать своему мастерству. Мне потребовалась целая неделя, чтобы научиться правильно, готовить такое зелье. Но результат превзошел все мои ожидания.
   Перед тем как мы с Хартом пошли на дело я решил испробовать его. Ну и выпил один пузырек из приготовленных, а сделал я их с запасом, целый десяток.
   Так вот выпил я его, значит, у себя в комнате и стал ждать, когда зелье подействует. Прошел почти час и мне надоело это бессмысленное ожидание. Так, руки - ноги на месте, все вижу. Эх, не подействовало, наверное. Выхожу в коридор, и тут в меня влетает какой-то первокурсник.
   - Ты что ослеп что ли?! - рявкнул я на паренька, пока он поднимался с пола коридора. - Смотри куда идешь, а то плохо будет!
   Тот повел себя, на мой взгляд, странно. Вытаращил свои глаза, обвел диким взглядом пустой коридор, и, пробормотав извинения ПРИЗРАКАМ Академии, бегом устремился туда, откуда и пришел.
   Вот, настало время праздника. К моему неудовольствию отправиться на дело нам пришлось вчетвером. Харт, зараза, проболтался Кобу, тот Лите, а девушка пришла ко мне и поставила ультиматум, или она с нами в деле, или ректор будет в курсе всего того что готовилось. Что поделать? Пришлось взять.
   Единственно на чем Харт и я встали насмерть так это в том, что внутрь пойдем только мы вдвоем, а Коб и Лита будут отвлекать охранников в начале нашей прогулки.
   Встал остро вопрос, что мне взять с собой. Харт упирал на то, что там могут быть ловушки, реагирующие на магию, поэтому артефакты нужно все оставить в академии, включая и посох. Крей в свою очередь наотрез отказался покидать меня, ссылаясь на то, что такой могучий артефакт как он без особого труда замаскирует свое присутствие, да и все остальные артефакты на моем теле. Угу, я с радостью его поддержал, а вот Харту пришлось все магическое оставить здесь.
   Взяв с собой несколько все необходимое: бутерброды, светляки и пару темных плащей с капюшонами (пришлось потратить немного монет на них), мы выдвинулись в путь. Литу мы, кстати, немного подраздели, для более полного эффекта.
   Чуть больше часа и мы на месте. А вот и храмовая стража на своем посту. Вернее, один лежа дрыхнет на посту пьяный в стельку, а второй стоит, покачиваясь как будто от сильного ветра.
   - Лита! Давай! Твой выход! - подтолкнул я девушку вперед, - Коб, а ты чуть поодаль постой. Чуть, что, выручай ее.
   Лита сыграла свою роль как и было запланировано. Она полностью завладела вниманием стражника, чей разум был затуманен выпитым вином.
   Харт пихнул меня в бок, и мы проскользнули к стене. Перелезть через нее не составило большого труда. Да кто, же так стены-то возводить?! Вся стена была в выступах, в паре мест даже какой-то забытый крепеж был вмурован.
   Так вот мы и на месте. Харт опять потянул меня за собой. Мы тихонько пробрались к одному из ближайших к нам зданий. Десять минут и фальшивая стенка под руками Харта отодвинулась, открыв узкий проход, ведущий глубоко вниз, в подземелья храмового комплекса.
  Нет, точно этот комплекс с богами проклятым секретным тоннелем строили ушибленные на все голову параноики. Спрятанные в стену дротики, выскакивающие из пола железные колья, проваливающийся пол - это все было мне уже знакомо и можно даже сказать обыденно. Но вот ловушка с огненной струей, не содержащей в себе, ни доли магии, меня удивила - явно, что-то из новых изобретений гномов.
  А маленькое ответвление коридора, заканчивающееся тупиком? Я кинул туда подобранный череп одного из погибших здесь бедолаг. Угу, меня туда ничем не заманишь, там просто потолок взял и рухнул, со всей свой каменной мощи прям на пол дробя кости наших незадачливых предшественников в пыль. А магические ловушки? Слава богам, одну еще давно кто-то сумел разрядить своим телом, но оставшаяся причинила нам немало хлопот. Узкий коридор, и весь его центр закрыт этой ловушкой. Обойти нельзя, перепрыгнуть тоже, а летать мы не умеем. В итоге я поступил как самый настоящий варвар. Поставил на себя самый сильный щит от магии, который только знал и, не рискуя высовываться в ловушку, сунул в нее посох. Тряхнуло меня знатно. Удар пришелся на Крея. Ох, как он меня ругал, я даже не поленился запомнить некоторые из его выражений, так на всякий случай, а вдруг в будущем пригодится.
   А вот и конец коридора мы радостно шагнули вперед и - ой! Махонькая плиточка щелкнула у меня под ногой, утопая в полу туннеля.
   - Ложись! - крикнул Харт и мы упали как подкошенные. И вовремя это сделали, оказывается. Перед моим носом вонзилось здоровенное металлическое лезвие. Присмотревшись истинным зрением, я заметил заклинание магии смерти на его лезвии.
   '- Вот это свезло', - подумал я, с кряхтением поднимаясь на ноги и стараясь не прикасаться к орудию смерти, - 'чуть было к богине смерти на свиданье не ушли'.
   Харт уже колдовал над картой здания, рассматривая ее в свете светляка.
   - Так, мы сейчас выходим в коридор подвала, - произнес он, рассматривая пергамент. - Налево, потом направо и прямо до упора. Охрану сокровищницы внутри несет только один из жрецов. На все у нас не более трех синих граней.
   - Пит, ты сможешь его вывести из строя? - уточнил он у меня и, спохватившись, добавил, - причем чтобы не насмерть, а то я тебя знаю.
   Мы выпили на всякий случай по пузырьку сваренного мной зелья и Харт открыл проход в коридор. Налево, направо и прямо до упора и вот мы уже стоим прямо напротив жреца. Тот хоть и стоял на своем посту, но создавалось впечатление, что он просто дремал, отбывая никому не нужную обязанность.
   - Крей, - мысленно обратился я к посоху, ты сможешь его обездвижить, но чтобы наверняка? А то я боюсь сам применять на него заклинание паралича, а вдруг отразит обратно?
   Посох задумался, мысленно покряхтел, и вот сила стихии земли рванула из него по направлению к жрецу. Я недооценил свой посох, это было не обычное заклинание паралича, а сразу несколько разных заклинаний. Как я потом понял, там было еще и заклинание зеркала, просто на тот случай, если первые заклинания будут отражены жрецом.
   Но это была просто перестраховка с нашей стороны. Жрец как стоял, так и рухнул на пол, как срубленное дерево. Харт моментально кинулся его обшаривать и вязать его же кушаком.
   Есть! - тихонько воскликнул Харт, показывая мне здоровенный ключ от дверей сокровищницы.
   Минута и дверь распахнулась, и в этот момент раздался крик магического стража, - "ВОРЫ В СОКРОВИЩНИЦЕ"!
   - Твою же телку за ногу! Ты что же не мог сначала на магию дверь проверить, а?! - в сердцах обругал я Харта и кинулся за камнями. Вот и сундучок того торговца с распахнутой крышкой. Несколько секунд и они у меня. Да это точно были камни, предназначенные для работы с силой стихии земли, вливавшаяся в меня мощь сотрясала мое тело.
   - Ты что застыл, валим отсюда пока жрецы не набежали! - дернул меня за рукав Харт. Он уже нашел скипетр, который обещал главе местной гильдии воров. С сожалением попрощавшись с остальным содержимым сокровищницы, мы рванули обратно к туннелю. Хвала богам, но мы успели в последний момент. За нами уже закрывался потайной проход, когда я услышал топот бегущих ног. Какие там ловушки?! Мы рванули обратно что есть мочи. Две минуты и мы уже лезем через ограду. Хе, я так и думал, что стражник будет приставать к Лите. Нет, с девушками так обращаться нельзя, они могут и обидеть. Вот и храмовник валялся без сознания в компании своего пьяного друга. Показав Лите и Кобу знаком, что надо бежать, мы устремились подальше от храмового комплекса. Впереди нас ждала Академия и еще целый день праздника.
  
  Глава 22.
  
   - Да проклянут боги того, кто придумал этот демонский артефакт! - в раздражении кинул я на кровать обруч, с которым уже возился целых пять синих граней.
   Такого облома я давно уже не испытывал. Рискуя жизнью, а за взлом храмовой сокровищницы нас в лучшем случае могли линчевать, мы добыли камни, не дававшие мне спокойно проводить свое время. И что же?! Как только я их вставил в обруч, то вся содержащаяся в них магическая сила, куда-то испарилась! Обруч обрел свой первозданный вид, но ничего такого не произошло. В истинном зрении я видел только маленькую дымку, окружавшую этот артефакт. Надевал его на себя и не раз, а все зря.
   - Тьфу на него! - в сердцах ругнулся я и закинув обруч подальше, в шкаф, с глаз долой, принялся читать книги для четвертого курса академии.
   Праздники остались далеко позади, минула почти половина четвертого года обучения в имперской академии магии. Хорошо еще, что мне действительно стало все более - менее удаваться, в плане обучения конечно.
   Даже магистр Лауди, и тот заметил мои успехи. Как он заявил мне однажды это все из-за того, что я пришел в согласие со своим внутренним миром. Не знаю где он там, что нашел у меня внутри, но все резко изменилось. Любимый учениками ректор вызвал нашу четверку на ковер, к себе в кабинет.
   Вот стоим мы у него в кабинете, прямо напротив ректорского стола и пустых кресел возле него, и наш радушный хозяин задвинул свою речь.
   - Я вызвал вас, чтобы сообщить приятную для всей академии новость, - начал он свой монолог, - я, по служебным делам естественно, еду к светлым эльфам. Учительница Ошани и леди Лита ан Крол поедут вместе со мной. Они, несомненно, заслужили эту поездку своей усердной работой и учебой.
   - А что касается вас, а особенно тебя Лексли, - тут ректор поморщился как от зубной боли, - вы тоже поедете со мной, но только по той причине, что я не хочу по возвращению обратно созерцать руины академии, в которую вы ее, несомненно, превратите.
   Готовьтесь! Выезд через неделю, - закончил он свою речь но, спохватившись, добавил: - и, кстати, насчет лошадей не думайте. Отправимся с помощью телепорта.
   И взмахом своей руки показал, что вызов окончен. Мы вышли в приемную.
   По старой традиции я как обычно поприветствовал его секретаршу. Это конечно я сделал все-таки зря. Невинное подмигивание зардевшейся девушке чуть не взорвало вулкан по имени Лита. Я впервые увидел, как можно одним гневным взглядом осадить человека. Не став дожидаться возможных неприятностей я откланялся и, задействовав знак ученика, был уже у себя в комнате. Сборы не заняли много времени. Посох, артефакты, походный мешок, все было наготове. Обруч я на всякий случай прихватил с собой, положив его в мешок. Ну, вдруг как эльфы мне помогут?
   Неделя пролетела как один день, и вот мы вчетвером уже стояли во дворе академии, ожидая ректора и учительницу Ошани. Наш предводитель запаздывал уже почти на час. От нечего делать Харт завел разговор с Кобом.
   - И что это ты так вырядился?! - удивленно подкалывал он друга, - за эльфийками, что ли, приударить решил?! Смотри! Поженят сразу!
   - Сам смотри не попадись, - огрызался Коб, расправляя складки на новом камзоле, - а эльфийки ну они, наверное, такие, эх такие, неописуемые. Вот. Может и получиться что с одной из них.
   - Да ты на Литу посмотри! - кивнул он на девушку, - она еще лучше, чем я приоделась!
   Да... одежда Литы больше подходила к какому-нибудь балу в высшем свете, а не на выезд в эльфийские леса. Красивое и невесомое платье, изящные туфельки и самая модная в этом году прическа!
   - Явно эльфа какого решила охмурить, - подумал я, рассматривая невозмутимую девушку.
   Кажется, она на меня обиделась, за прошлое. Так ни разу и не взглянула на меня. О! А вот и ректор с учительницей.
   Ректор использовал свою силу, и мы переместились на опушку леса. Да, этот лес не был похож на обычный. Деревья в этом лесу нельзя было обхватить руками. В высоту они превышали каменное трехэтажное здание, как в Родене. Эльфы уже встречали нас. Их было трое.
   - Проводники, - как шепнул мне Коб.
   Ну что я могу сказать. Ничего особо необычного я в них не заметил. Да уши у них были заостренные, ну и мордашки смазливые, а так люди как люди. Но присмотревшись истинным зрением, был вынужден изменить свою точку зрения. Все их тела пронизывала незнакомая мне магия.
   - Господин ректор, - пропел мелодичным голосом самый высокий из них, - прошу вас и ваших сопровождающих следовать за нами.
   'Хде лошади я вас спрашиваю' - думал я, поглядывая на Литу. - 'нет, мне-то ничего, а вот девушка, явно не рассчитала тяжесть нашего пути'.
   Тропинка привела нас к небольшому дому. Вот там нас и ожидал транспорт. Лошадей эльфы явно не знали, использовали странных копытных существ с рогом во лбу.
   - Кто это? - толкнув локтем в бок, прошептал я Харту.
   - Да отстань ты, - прошипел тот в ответ, - что единорогов в жизни не видал?!
   Единороги?! Нет, конечно! Откуда в сельской глубинке они могут быть. Я, конечно, слышал всякое там про них. Например, что возят они только девушек. Но эти совсем другое дело, сами подошли к нам и преклонили передние ноги, помогая забраться на них.
   'Врут! Ей боги все врут про эльфов!' - думал я, рассматривая вместе с друзьями, лежавший перед нами город.
   Где дома размещенные в кронах деревьев?! А нету. Обычный город, все здания располагались на уровне земли, в основном выращенные из живых деревьев. Хотя местами попадались и массивные каменные здания. Шестигранные каменные колонны, сужались к верху и с легкостью поддерживали покатые крыши строений. Местный плющ обвивал эти колонны, придавая им лесное очарование. Все эти здания были выполнены из неизвестных мне пород камня, темного и с золотистыми искорками в своей глубине. Фасады были украшены замысловатыми изображениями лесных животных. Перед каждым из зданий возвышались скульптуры вооруженных эльфов и гномов, также высеченные из камня, но только более светлых оттенков. Создавалось такое впечатление, что они были готовы сойти с пьедесталов и ринуться на защиту города от непрошенных гостей. Я не решился заходить внутрь ближайшего такого строения, ограничившись беглым внешним осмотром.
   Наш провожатый заметил интерес к местной архитектуре и, не дожидаясь вопросов, пояснил, что каменные строения были созданы гномами в незапамятные времена, когда два народа находились в хороших отношениях.
   Вскоре наш путь закончился возле двухэтажного деревянного строения, украшенного затейливыми узорами, причем не вырезанными, а выращенными из дерева. Мы спешились и забрали свою поклажу.
   - Это ваш новый дом, - произнес эльф - проводник, прощаясь с ректором, - он был выращен специально для гостей нашего города.
   На входе в дом нас встречал пожилой эльф и молодая эльфийка.
   - Господин Лейкен, госпожа Ната, - приветливо поздоровался с ними ректор. Они в ответ коротко с ним поздоровались, и эльф повел нашу компанию следом за собой, показывая гостевой дом. Эльфиечка с любопытством глядела нам вслед.
   Внутри было довольно уютно. На первом этаже был небольшой гостевой зал и три столика. К залу примыкало несколько помещений, включая и кухоньку. На втором этаже располагались комнаты для постояльцев. Всего их было пять. Три из них заняли ректор, учительница Ошани и Лита. В четвертую я запихнул Харта с Кобом, понятливо рассудив, что спать лучше одному. Коб хоть и был моим другом, но по ночам храпел как последний тролль.
   Войдя в свою комнату, я был приятно удивлен ее обстановкой. Полуторная кровать на высоких ножках была устлана шелковым спальным бельем. Два уютных кресла по бокам резного столика буквально манили к себе уставшего путника. Особо меня порадовал кувшин с вином и серебряный кубок на столе, стоявший на подносе в окружении разнообразных даров природы. При виде всего этого убранства, я даже ощутил ностальгию по ферме и своему старому дому.
   На следующее утро ректор Азани вместе с учительницей Ошани ушел к эльфийскому правителю, ну а нам вчетвером оставалось только скучать в четырех стенах.
   Слава богам Ната более - менее понимала имперский язык, поэтому, когда я обратился к ней с просьбой показать нашей компании город и местные достопримечательности, она согласилась быть нашим проводником.
   Целый день мы впятером исследовали город. Чего в нем только не было! Рынок, на котором продавались самые разнообразные продукты, приправы, и прочее. Лавки эльфийских мастеров. Особо нас привлекла лавка с магическими принадлежностями. Я долго сравнивал выставленные там посохи со своим, но по итогам сравнения был вынужден констатировать, что Крей превосходит их как минимум на порядок по своим возможностям. Но цена на эти предметы эльфийского искусства меня просто ошарашила. Сначала я принял ее за элементы их рунического письма, так много там было нолей, ан нет, оказалось, что это стоимость в золотых монетах.
   Заглянули мы и в оружейную лавку, где Харт буквально стал облизываться, глядя на парные кинжалы местной работы, да еще и зачарованные.
   Не смогла, Лита, пройти мимо лавок с товарами для женщин. Вместе с Натой они несколько синих граней примеряли разные платья, охая и ахая, о чем-то возбужденно спорили. Ну, ничего интересного в этом для нас парней не было. Тряпки как тряпки, хоть красивые, да еще и безумно дорогие.
   Уставшие, но довольные, да еще и прикупив разные сувениры, мы вернулись обратно в гостевой дом, там нас уже ждали ректор с Ошани. Я не стал выпытывать у ректора причину посещения эльфийского правителя и итоги их встречи. Да мне это было не к чему. Умные люди говорят, меньше знаешь, дольше живешь.
   На следующий день я опять уговорил Нату показать те места города, которые мы не успели рассмотреть вчера.
   Одним из таких мест оказалось их поле для турниров, поединков на оружии и магии. Девушка довольно интересно рассказывала о проходивших здесь сражениях. Причем как мы поняли, ближайший турнир должен был состояться всего через пару дней, так что мы еще его застанем, если, только ректору вожжа не попадет и он внезапно не прикажет нам обратно возвращаться.
   И надо было так случиться что когда мы пялились на эту так скажем достопримечательность к нам подошли пятеро молодых эльфов и один из них, самый главный из них как я понял, начал что-то выговаривать Нате, презрительно поглядывая на меня и моих друзей.
   - Ната, а что он говорит? - встрял я в разговор.
   - Он говорит, что людям здесь нельзя, находится, - перевела девушка его речь, явно при этом ее окультуривая.
   - А если дословно? - настойчиво потребовал я от нее правдивого перевода слов смазливого гаденыша.
   Девушка вздохнула, но послушно мне привела дословный перевод их разговора.
   Так я не понял! Это кто тут у нас примитивное животное?! Это мы что ли люди варвары и пресмыкающиеся?! А наша провожатая самка собаки?! Да еще и недостойная облизывать туфли этого эльфа?! И я с друзьями должен пасть ниц в блаженстве от лицезрения этого блистательного?! Ах, так!
   Я человек тихий, мирный, но такого хамства, да еще и в отношении себя и молодых девушек не терплю.
   - А ну-ка подержи, - сунул я Харту в руки свой посох и, быстро шагнув к эльфу, как заехал ему по сопатке. Тот срубленным деревом рухнул на землю. Не верящим взором он посмотрел на меня снизу. Из-под прижатой к разбитому носу ладони медленно вытекла струйка крови.
   Тут его как шетта укусила, и он вскочил на ноги, вынимая кинжал. Хорошо, что вокруг собралась толпа и эльфийские стражники удержали его от непоправимого. Естественно непоправимого для него, потому что Крей уже был в моих руках.
   Тут это эльфийское отродье что-то залопотало на своем мелодичном языке, обращаясь ко мне и яростно сверкая глазами.
   - Что он сказал? - уточнил я у Наты.
   - Он вызывает тебя на дуэль, - опять обтекаемо ответила девушка и озабоченно добавила. - Пит, он приходится дальним родственником нашему князю, отказаться от боя у тебя не получится.
   - Да, пожалуйста, - пожал я плечами и рассмеялся прямо в помятое личико эльфа, - вон поле для поединков есть. Как раз через два дня турнир будет. Вот там и встретимся.
   - Если ты эльфеныш не трус конечно, - и потребовал у девушки, - Ната. Переведи все ему дословно, а то вдруг не поймет.
   Эльф спокойно выслушал все, что ему перевела Ната. Его лицо исказила злая усмешка. Он коротко, что-то произнес, резко развернулся и ушел. Следом потянулись его приятели, настороженно поглядывая на меня.
   - Он будет на турнире, - перевела девушка последние слова мерзавца. - Тебя внесут в списки участников по его требованию.
   Обратно в гостевой дом мы вернулись через пару часов, практически без настроения. На первом этаже нас встречал ректор. Посмотрев на его лицо, я понял, он уже в курсе всего, что произошло.
   Прошло уже десять минут, но они показались мне вечностью.
   - Как ты мог так безответственно поступить! Ты вообще, о чем думал, когда бил внучатого племянника князя эльфов, а?! - бушевал ректор, устраивая мне разнос. - Твоя выходка может сорвать мне весь процесс переговоров с местным правителем!
   Все остальная наша компания собралась в зале, уютно устроившись, кто, куда на бесплатный просмотр представления "как ректор морально давит на ученика".
   - Но ректор! - попробовал я объясниться.
   - Никаких но! Ты завтра же принесешь этому эльфу свои извинения! - потребовал разгневанный Азани, - иначе все! Отчислю тебя к демонам!
   Все. Ректор, на мой взгляд, перешел все границы.
   - Эх, жаль, конечно, что не доучусь, но ничего. Даже с моими куцыми познаниями в магии я смогу неплохо устроиться в вольных городах, - подумал я и, коротко поклонившись ректору, закончил наш разговор. Ваше право господин ректор. Только никаких извинений он от меня не дождется.
   И ушел, слыша за спиной ругань бушевавшего Азани.
   Утром завтрак прошел в гробовом молчании. Я хотел быстрее закончить прием пищи и, зажав Нату где-нибудь в уголке дома, выпытать у нее все, что ей известно о правилах турнира.
   Только я встал из-за стола, как ректор попросил зайти к нему через пятнадцать минут. Пришлось подчиниться.
   Постучавшись в назначенное время, я прошел в его комнату. Разговор, скажу честно, был нелегким. К моему глубочайшему удивлению Азани принес мне свои извинения за вчерашний срыв.
   Оказывается, когда я покинул компанию, а ректор немного пришел в себя, к нему подошел наш радушный хозяин, пожилой эльф Лейкен вместе с Натой. Ната, как выяснилось, приходилась ему внучкой и, не желая чтобы, в том числе и из-за нее, такой благородный молодой человек, я, то есть, был наказан, кинулась к дедушке. Лейкен выслушал свою внучку и решил побеседовать с ректором по душам.
   Не сразу и нехотя, но Азани переменил свое решение насчет меня, и то, только после того, как прикинул в уме возможность разыграть карту человеконенавистнических наклонностей в правящей семье.
   Увы, но своим человеческим рылом я вляпался прямо в политику. Двор правящего князя неформально был разделен на три политических лагеря. То есть на тех, кто выступал за окончательный разрыв с империей, тех, кто наоборот радел за союз с людьми и нейтралов, предпочитающих просто либо торговать, либо не замечать нашего существования.
   Естественно этот эльфеныш в силу своего характера и не совсем адекватного поведения входил в первый лагерь. И назначенный им поединок обострил внутреннюю борьбу между ними до крайности. Только за минувшую ночь было найдено несколько трупов эльфов из лагерей "мирных" и "воинствующих".
   - Хорошо, я принял свое решение. Ты останешься в моей Академии, - наконец разродился ректор Азани и посмотрел прямо мне в глаза, - но для этого ты должен будешь его победить.
   - Да что там его побеждать то?! - удивился я, - посохом его поколочу, иль магию на него кину. Он же хиленький, не выдюжит.
   В ответ раздалась громкая ругань ректора, вслушавшись в которую я понял, что несколько поторопился с оценкой своего противника. Да и с турниром тоже все будет не так гладко, как я представлял.
   Мой противник для начала оказался довольно неплохим мечников, входил в первую десятку княжества. И с магией природы у него не было особых проблем, и в атаке и в защите. Кроме того, для того чтобы мне добраться до эльфа придется пройти весь турнир, практически до финала. Так как этот мерзавец являлся одним из фаворитов турнира и все сходились на том, что как минимум выход в полуфинальные бои ему обеспечен. А это минимум четыре боя до него надо пройти. И что самое поганое, так это то, что наш с ним бой пройдет, по требованию эльфеныша как оскорбленной стороны, без обычных ограничений, то есть по его настоянию до обязательной смерти меня, любимого.
   Выслушав все это, я поморщился, но исправить все случившееся было уже нельзя. Фактически тут стоял престиж не только империи и людей в целом, но и самого святого для ректора, его академии.
   - Хорошо, господин ректор, - встал я, из кресла уловив, что разговор подошел к концу, - я сделаю все, что в моих силах и даже больше того.
   Откланявшись, я покинул комнату Азани и направился искать Нату. Ей боги, но она должна была мне рассказать, что и как на турнирах твориться, и про эльфеныша тоже, причем подробно.
   Я в довольно скверном настроении сидел у себя в комнате, не желая никого видеть. После разговора с Натой, юной эльфийкой, я прикидывал свои шансы не то что на успех, а на обычное выживание.
   Турнир, как много в этом слове, и ничего хорошего вот видят боги! Причина? Да потому что это не учебные поединки в академии, где за недопущением смертельного вреда смотрели очень строго. И то, там могли случаться несчастные случаи, да такие что и целители не успеют помочь. А тут! А... да что там говорить!
   Королевство светлых эльфов по своему устройству делится на пять княжеств. Турниры у них проходят в строго определенное время. Причем даже по меркам эльфов это не слишком частое событие, а по нашему, по человечески, это значит, что тебе нужно аж два раза родиться и то помрешь, не видя турнира. Естественно, что на такие турниры съезжаются самые из самых убивцев рода эльфов. Хвала богам только минувшие возраст отрочества, короче юношеский это турнир был.
   Правило было только одно - победить любой ценой. Бессмысленное убийство не одобрялось, например, если противник находится без сознания или бросил оружие, признавая поражения. Однако турнир служил еще и местом сведения счетов, поэтому смертность превышала все допустимые пределы.
   Понятно дело, что все эти убивцы, а у меня и других слов не было, когда я углядел одного из них вооруженного смертельными железками с головы до ног, учились владеть оружием и магией не один год. А чем я мог им противостоять? Неполными четырьмя годами обучения магией в академии? И еще меньше владением посохом? Полная шетта короче.
   Пришлось обратиться за помощью к посоху.
   - Крей, ты можешь мне что-нибудь посоветовать, а? - поинтересовался я у него.
   Посох надолго задумался и наконец подал умную мысль, - молись Пит всем богам, которых только знаешь. Вдруг помогут.
   - А если серьезно? - всерьез возмутился я, - чем ты можешь мне помочь?
   - Эх, и угораздила же тебя нелегкая, - протянул посох, - значит так. Для начала перед турниром цепляешь на себя все артефакты, какие есть, авось, помогут. По поводу конкретной помощи будем смотреть на самом турнире. Тебе же надо в четырех или пяти боях победить? Ну, значит, победишь и точка. А сейчас просто иди отдыхать, силы тебе ой как понадобятся в ближайшее время.
   - Погоди Крей, - прервал я его, - а может метеором грохнуть кого-либо из противников? Или может каменный смерч напустить?
   - Ты что Пит, ополоумел что ли? - вскричал посох и как стукнет зараза мне прямо по голове, - это заклинания массового поражения. Ты физически не сможешь их применить на турнирном поле. Высшие маги эльфов не зря свою траву едят, такого они не допустят.
   - А обруч? Его надевать на себя? - поинтересовался я у него.
   - Надевай, конечно, - мысленно согласился со мной посох, - не факт что чем-то поможет, но мало ли что.
   Так и поступил.
   Прошло время, и наша компания уже стояла возле турнирного поля. Помимо меня там было еще тридцать один претендент из эльфов. Практически все они презрительно поглядывали на меня, не веря в мои силы и, словно спрашивали, что это я тут у них забыл.
   Перед началом турнира местный распорядитель вкратце напомнил всем присутствующим порядок его проведения.
   Для начала на поле приглашались двое его участника. Потом, по сигналу самого князя эльфов, начинался бой. Всего должен был состояться тридцать один основной поединок и один дополнительный за третье место.
   Того наглого эльфеныша с абсолютно не произносимым для меня именем, которое я просто сократил до клички Лист, я увидел, этот крысеныш подошел ко мне поближе и прошептал что он будет ждать меня в полуфинале.
   На время, выкинув его из головы, я сосредоточился на турнире. Народу вокруг поля было тьма. Причем практически все они были эльфами. Вокруг поля возведены трибуны для лучшего обзора.
   О! А вот и сам князь пожаловал. Статный, седой эльф в парадных доспехах поднялся в отдельную трибуну в окружении своих сановников и дал отмашку рукой начать турнир.
   - Ха, а наш ректор то возле него крутиться, - мысленно усмехнулся я, когда увидел Азани рядом с князем.
   Вот начался первый поединок. Естественно его начал тот эльфеныш. Он обрушил на своего противника град ударов парными мечами, не давая ему использовать магию. Его противник отчаянно защищался, пытаясь перейти в контратаку. Но все было тщетно. Не прошло и десяти белых граней, как Лист мечом пробил его оборону, и он рухнул на поле, обливаясь кровью из разрубленного плеча. Бой срочно прекратили и к пострадавшему кинулись целители эльфов.
   - Да... Валяться теперь ему на койке долго, - с сочувствием подумал я примерив мысленно на себя его рану.
   На дальнейшие бои я не обращал внимания, готовясь к своему поединку. Как и ожидал, мой бой был самым последним в первом круге.
   Распорядитель выкрикнул мое имя, и я вышел на поле. Противник был вооружен одноручным мечом с небольшим, округлым щитом.
   Это еще что такое?! - возмутился я, увидев издевательский жест в мою сторону, - он что, совсем меня за противника, не считает что ли?!
   Последовала отмашка князя, и я ринулся в его сторону. Удар посохом, еще один. Эльф не торопясь отбивал мои удары и ехидно смеялся. Он даже не использовал магию на мне, только поставил на себя защиту и все.
   С трибун послышались смешки в мою сторону.
   - Ах, так! Вот тебе! - я выкинул в его сторону руку с зажатым в ней посохом. Все прошло лучше, чем я ожидал. Эльф, будучи расслаблен от легкого, как он считал поединка, зазевался и пропустил посох к себе. Крей коснулся его руки и все. Какая там к демонам защита от магии! Мгновенный паралич всех мышц тела эльфа и он стоит передо мной как окаменевший, не в силах поднять на свою защиту щит. Я крутанул несколько раз посох в своих руках и с большим наслаждением, с кхеканьем, опустил набалдашником прямо на тыковку эльфа.
   К моему удивлению того спас шлем и явное отсутствие мозгов в пустой черепушке. Шлем разлетелся вдребезги от удара, а эльф как подкошенный рухнул на землю и отключился.
   - Эй, мне что, его добить или как? - крикнул я распорядителю турнира. Тот коротко посоветовавшись с князем, присудил мне победу, скривив при этом свои изящные губы. С трибун до меня донеслись негодующие выкрики "варвар", "человеческое отродье" и еще что-то подобное.
   Но для меня был важен результат, а он заключался в том, что я перешел во второй круг турнира.
   Лист опять начинал первым в этот раз он не дал своему противнику и шанса выжить. Комбинируя магию с физической атакой, он буквально изрубил на куски своего оппонента. Трибуны угрюмо молчали, отказываясь приветствовать такой исход боя.
   Еще шесть поединков прошли на турнире, приведя к двум летальным исходам, и наступила моя очередь.
   В этот раз мой противник не особо желал идти в ближний бой, памятуя об исходе первого моего поединка. Держась дальней дистанции, он уклонялся от моей атакующей магии, сам не забывая посылать разнообразные заклинания в мою сторону. Каменная стрела и каменный молот не приводили к нужному результату, а от шипов он уворачивался со всей свой природной ловкостью.
   Когда он особо коварной атакой смог пробить мой щит и до крови разрезать руку заклинанием природы "острый лист" я не выдержал.
   Заклинание "провал" разверзло землю у него под ногами, да так стремительно, что он не успел среагировать и провалился буквально по пояс в землю. Земля немедленно сомкнулась вокруг него.
   - Все эльф, добегался, - злорадно усмехнулся я и начал произносить заклинание улучшенного каменного молота.
   Первыми двумя ударами я полностью снес защищающий его от магии щит, третий превратил его верхнюю часть туловища в кровавую кашицу. Вот так я прошел в третий круг турнира. Всего нас участников осталось восемь. Четыре поединка ждали своей очереди в третьем круге.
   На трибунах вспыхнули беспорядки. Парочку особо буйных эльфов из лагеря "воинствующих" стражники князя, скрутив, утащили подальше от места, где проходил турнир.
   Солнце уже показывало на полдень, когда начался третий круг турнира.
   На этот раз победу Лист выцарапал с трудом, победив только благодаря воле своих эльфийских богов. Все, он, как и обещал, ждал меня в полуфинале турнира. Еще два боя и одна смерть показали мне, что в третьем круге меня ждет не легкий бой.
   Так оно и оказалось. Выйдя на поле, я внимательно рассматривал своего нового противника.
   - Это в будущем будет сильный маг природы, - подсказал мне Крей.
   Усилив до предела заклинание щита, я, не приближаясь, стал ждать хода своего противника.
   Тот поступил нестандартно. Он, используя свою магию, призвал духа леса. Из-под земли взметнулись корни, когда то растущих на этом месте деревьев, образуя высоченную фигуру с вот такенными ручищами. Маг пошевелился, и она неспешно двинулась ко мне.
   - Эх, мне бы сюда своего голема, - мысленно простонал я, наблюдая за тем, как каменный молот практически не наносит духу леса урона, а только отбрасывает ее обратно на несколько шагов.
   - Металлический голем не вершина магии земли, - прервал мои раздумья посох, - можно поступить еще проще. Например, призвать саму стихию земли, а она уже сформирует себе тело.
   - Это ты про что? - уточнил я у Крея, кидая в сторону приближавшегося кошмара заклинание провала, в попытке отсрочить свою неминуемую участь.
   - Я про элементаля земли, - уточнил посох, - мне нужно будет воспользоваться твоим телом.
   - Бери, - простонал я, глядя на то, как эта тварь проламывает выставленную перед ней каменную стену.
   Секунда и я уже не чувствую своего тела. Крей моими губами стал яростно произносить незнакомое мне заклинание и просто тянуть в себя немыслимую силу стихии земли. Поверхность турнирного поля передо мной вздыбилась и оформилась в такое чудовище, при виде которого я твердо понял, если выживу, уснуть сегодня смогу только при горящих свечах. Элементаль земли, как и можно, было понять из его названия, состоял из земли и камней. Магия буквально лучилась из него видимым светом. Повинуясь воле Крея, он поднял свою голову, его пустые провалы глазниц всмотрелись в сторону духа леса. Достойный противник для элементаля был найден.
   Началась битва воплощенной стихии, и ее дочернего ответвления в магическом искусстве. Грубая сила стихии земли столкнулась с изящным искусством магии природы. Весь бой продлился почти час. Причем я заметил, что эльф при каждом пропущенном ударе от элементаля морщится, испытывая сильную боль. Я в свою очередь никаких побочных эффектов не испытывал, Крей защитил меня от этого.
   Наконец особо сильный удар буквально разорвал напополам созданное эльфом тело духа леса. Элементаль развеялся, и я обратно получил контроль над телом. Мой противник валялся на земле без сознания, и я немедля подбежал к нему.
   Острым концом посоха я надавил в его горло и как только эльф очнулся, поинтересовался у него. - Сдаешься? Или может добить?
   - Ты победил человек, - устало ответил эльф на ломанном имперском языке и, поднявшись, грустно поплелся с поля для поединков.
   Полуфинал. Вот и наступил тот момент, когда Лист должен был встретиться со мной.
   Я даже не стал уходить с поля и ждал его готовый к схватке. Эльф вышел на поле, вертя в руках свои мечи. Что-то коротко сказал на своем языке и, дождавшись сигнала князя, бросился на меня.
   Бой занял всего пять белых граней. Кто победил? Ну как сказать, скорее эльф, чем я. Почему? Да потому что это не он сейчас валяется на земле готовый распрощаться с жизнью от приставленного к горлу клинка.
   За время с начала поединка я не раз успел мысленно распрощаться со своей жизнью. Он был отличным воином, выход в финал турнира и победа в нем наверняка являлись целью его последних лет жизни. Удар мечом, еще удар, а следом и несколько быстрых выпадов в мою сторону. Я с трудом отбивал его выпады своим посохом не в силах атаковать даже магически. Да и вообще его стиль боя напоминал, какой-то замысловатый танец. Финал был закономерен, я пропустил один из его взмахов, мечом, и кровь с распоротого лба хлынула, мне на глаза, моментально ослепляя. Отскочив в сторону, я попытался ее стереть, но только размазал ее по всему лицу и волосам, запачкал и обруч. Эльф не мешкал и вот я жду своей участи.
   Он смеялся, глядя на поверженного человека и не став дожидаться сигнала от распорядителя турнира, решил взять с меня трофей, подтверждающий его законную победу. Ага, и в качестве трофея он выбрал обруч украшавший мою голову. И чем он его привлек? Не знаю, камешками, наверное.
   - Идиот! Нет, эльф действительно беспечный идиот! Это же надо так умудриться, а?! - устало удивлялся я, сидя рядом с телом воющего от боли эльфа.
   Как вы думаете, что этот недоумок сделал? Правильно, он напялил на себя этот злосчастный обруч. Причем выбрал тот момент, когда я смотрел на него с земли. Оказалось что моя кровь, кровь одаренного с силой стихии земли, активировала этот артефакт. Угу, артефакт очнулся и решил войти в контакт с ЧЕЛОВЕКОМ, для которого был предназначен, то есть с магом земли. Итогом послужила парадоксальная ситуация в эльфа хлынула чуждая его самой сути сила стихии земли. Артефакт не мог понять, почему его владелец не может ею воспользоваться и продолжал поставлять все новые и новые порции силы стихии земли несчастному эльфу. Естественно, что каждая такая порция силы буквально сводила с ума эльфа.
   - Крей, это надо прекращать, - обратился я к посоху, - он уже корчиться здесь почти двадцать белых граней.
   - Поднеси меня к обручу камнем, - потребовал Крей, - но, ни прикасайся к нему руками. Артефакт сейчас слишком силен для тебя.
   Так я и поступил. Улучив момент, когда эльф в очередной раз затих, я коснулся посохом обруча. Яркая вспышка света и вот, он уже валяется рядом со мной.
   - Все, можешь его спокойно поднять, - мысленно произнес Крей, - он пока временно деактивирован и не действует.
   Подняв обруч с земли я, посмотрев на живую, но почти бездыханную тушку эльфа, обернулся и нашел глазами князя.
   - Ваше сиятельство, - громко крикнул я, обращаясь к князю и мысленно проклиная себя за проявленную доброту. - Вам этот эльф нужен живым?
   По лицу князя понял без слов что да.
   - Так забирайте его скорее, а то у меня большое желание перерезать ему горло, - произнес я и пошел с турнирного поля прочь.
   Целитель эльфов, стоявший на краю поля, быстро залечил мою рану, и только я хотел было отправиться в гостевой дом, как меня окликнул ректор.
   - Это ты куда собрался, а? - удивленно поинтересовался он у меня.
   - Как это куда?! - неподдельно изумился я в ответ, - с гаденышем разобрался, теперь все, можно отдыхать.
   - Только после финала! - отрезал ректор, - еще одного победишь и все, свободен.
   - Да вы что! Я еле полуфинал прошел! - возмутился я, - меня же там размажут по земле, причем в буквальном смысле этого слова!
   Я не глядя, указал рукой себе за спину и надо же, попал прямо в грудь моему будущему сопернику.
   Эльф что-то залопотал на своем тарабарском языке, и я понял, сражаться все-таки придется. Нет, как перевела мне Ната, эльф не обиделся на такое проявление моих чувств, он просто просил, что бы мы закончили турнир в соответствии с установленными традициями.
  Осмотрев забитые трибуны, я понял, что попробуй только слинять отсюда и лишить зевак долгожданного зрелища, живым некий ученик третьего курса имперской Академии магии с территории эльфов вряд ли выберусь. Пришлось быстро сполоснуть лицо, смывая засохшую кровь и направиться за своим соперником. Этот эльф в отличие от некоторых других, по крайней мере, отнесся ко мне как действительно опасному противнику. Наш бой затянулся. Я проигрывал ему в точности применения магии, он мне в используемой силе. Ближний бой тоже не выявил явного фаворита поединка. Я просто старался не подпускать его мечи близко к телу, блокируя все его удары посохом.
   Когда ожидание развязки стало уже невыносимым как для нас двоих, так и для присутствующих на турнире зрителей я использовал сразу два заклинания. Заклинание с третьего курса обучения "блуждающие шипы" заставило эльфа ускользать от неминуемой смерти. И пока его внимание было отвлечено, второе заклинание, с самого первого курса "трясина", сделало свое черное дело. Эльф со всего размаха влетел в нее и стал медленно тонуть, погружаясь в землю.
   - Тебе как помочь? поинтересовался я, у него подойдя поближе.
   Эльф, только молча и безуспешно, сопротивлялся действию заклинания.
   - Так мне тебя добить или вытащить? Решай быстрее, - потребовал я у него.
   - Вытаскивай, - крикнул эльф, поняв всю бесполезность дальнейших действий.
   Вытащить его мне потребовало много времени. Да... эльф в его теперешнем обличье напоминал не представителя лесного народа, а какую-то болотную нечисть.
   Все. Эльф поклонился мне, признавая свое поражение, и рев с трибун буквально оглушил нас. Распорядитель турнира замахал нам руками, призывая сойти с поля и подойти к князю.
   Через час мы сидели в кабинете князя. Кто мы? Так это был я, Пит Лексли, мой противник по финалу и еще один эльф, как я понял, он занял третье место в турнире. Также в комнате присутствовали ректор Азани, учительница Ошани и Лита.
   Пит, а что ты будешь делать со своим трофеем, - на довольно хорошем имперском поинтересовался у меня князь.
   Как это что?! - неподдельно удивился я, - наверняка это золото и драгоценные камни или вообще артефакт, какой, а может и магическая книга. Естественно в банк гномов сдам, пусть хранят надежно.
   Князь совершенно бестактно рассмеялся, заржав как дикий конь, а из-за его спины выскочила маленькая девичья фигурка. Это была незнакомая мне молодая эльфка. Что-то гневно крича, она бросилась на меня пытаясь поколотить своими кулачками. Я ошарашено стал защищаться, пытаясь не причинить вреда этой сумасшедшей.
   Наконец девушка, немного, успокоилась, но продолжала злобно глядеть на меня.
  Князь, в свою очередь, удостоверившись, что может продолжать разговор, произнес. - Ты извини, конечно, но это будет немного проблематично. Я насчет банка.
  Потом, вытирая выступившие слезы, добавил, - ну рассмешил меня. Благодарю тебя за это. А сейчас познакомься со своим трофеем.
   Он опять подтолкнул ко мне девушку.
   - Это кто? - опасливо уточнил я у него.
   - Это? - удивленно приподнял бровь князь, - это одна из моих младших дочерей. Согласно условиям турнира, который ты выиграл, победитель должен на ней жениться.
   Вот это я ПОПАЛ!
  
  Крылатый уже не ругался, а просто молча, наблюдал за успехами Игрока своего брата. Ну как этот проклятый Лексли смог победить в турнире эльфов, если шансы на успех у него были, мягко говоря, минимальными?!
  'Нет! Пора принимать более действенные меры!' - окончательно решил для себя крылатый.
  
  Глава 23.
  
   Да... как быстро слава победителя в турнире эльфов сменилась заточением в темнице местного князя и все из-за чего? Ну, хорошо, признаю, немного вышел из себя.
   Что произошло в кабинете эльфийского князя? Да ничего хорошего. Для начала как сцепи, сорвалась Лита. Такого оскорбления свой аристократической чести в виде увода уже пойманной добычи, это я про себя, если кто не понял, она просто не смогла перенести. Вы думаете, она встала на мою защиту? Ага! Щас! Почему то ей втемяшилось в голову, что я специально принял участие, в турнире, пытаясь пробиться на один из самых верхов в иерархической лестницы местной аристократии. Ой, что было! Да что тут вспоминать, то. Правильно говорят, пути женской логики также неисповедимы, как и помыслы богов.
   Следом свою речь завел мой "трофей". Как любезно и почти дословно перевел мне ректор, эта особа совсем не горела видеть в своих мужьях невзрачного человечка со сроком жизни как у лесного мотылька.
   А хотела она кого? Эльфа, который смог занять только третье место в турнире? Ну что же, как говорят у нас в деревне совет да любовь молодым. Я только рад буду.
   Но что-то князь смотрю, покраснел, в глазах вспыхнула злость, как на меня, так и на свою своевольную дочурку и понеслось. Тысячелетние традиции народа эльфов нарушать нельзя, раз. На кого он, то есть князь, укажет за того она, дочка, и выйдет замуж. Хоть за старого и облезшего гоблина, это два. Ну и напоследок мне вопрос в лоб, женишься на ней, аль нет?
   Вот тут я не выдержал. А что вы хотите? Несколько боев буквально не на жизнь, а насмерть, да еще и так сказать участие в эльфийских семейных скандалах. Я не буду вспоминать всю свою речь, ограничившись всего одним предложением. - Двадцать с лишним лет женат не был и еще столько же не буду.
   Нет, со мной обошлись гуманно, по эльфийским меркам так скажем. Мои вещи и артефакты никто не забирал. Стража, вызванная князем молча, проводила меня в темницу. Напоследок пожелав посидеть, подумать. Фактически я мог в любой момент разнести эту комнату и попытаться покинуть город эльфов. Но куда мне идти? Вокруг только леса и сколько до ближайшего человеческого поселения только богам и известно.
   Комната, в которой меня заперли, отличалась от переделанного карцера академии явно не в лучшую сторону. Две узких кровати по бокам комнатки, крохотное оконце, ну и сами понимаете, все для естественных надобностей. Я мысленно махнув рукой на все случившееся просто завалился спать в чем был одет, забывшись глубоким сном.
   Ко мне пришли на следующий день.
   - Ба! Да это же княже! И что ему понадобилось от меня интересно? - думал я глядя на то как эльфийский князь присаживается на вторую кровать, прямо напротив меня, - наверное, опять уговаривать будет насчет дочки.
   Ха! Я был обманут в своих ожиданиях. За князем захлопнулась дверь и он, устроившись поудобнее, начал нормальный деловой разговор.
   - Ну и как, подумал? - поинтересовался у меня князь.
   - Угу, - подтвердил ему я, - женитьбы не будет. Да ваша дочь и сама все доходчиво вчера объяснила.
   - Это да, - помрачнел княже, вспоминая вчерашний разговор, - Мне тебя казнить не с руки, поэтому есть предложение. Как насчет того чтобы войти в эльфийский род? Стать моей дочери названным братом?
   - Ага, - лихорадочно обдумал я его предложение и уточнил, - а что мне с этого будет? Ну, кроме красивой приставки перед именем?
   Княже побагровел, но смог смирить свой гнев и коротко спросил. - Что ты хочешь?
   Ответы на вопросы! - взвыл я сохатым в период гона, - мне срочно нужны ответы, а за жизнь того эльфа вы меня и так отблагодарите, если совесть у вас есть конечно.
   Хорошо. Договорились. Будет тебе персональная аудиенция, - поморщился князь в ответ, поднялся с кровати и вышел из темницы.
   За мной пришли через два часа.
   Я никогда бы не подумал, что местное святилище эльфийского рода будет представлять собой три переплетенных между собой дерева, укрывающие небольшую каменную глыбу под собой.
   Собралось нас немного. Сам князь, две его дочери и сын - наследник, еще с десятка два эльфов, один из которых был местным жрецом - друидом, судя по одеянию, и все. Других никого не было.
   Друид что-то заунывно тянул, изредка обращаясь к князю и стоявшим чуть в отдалении эльфам. Я в свою очередь ждал, когда этот балаган закончится.
   Наконец жрец на ломанном имперском языке обратился ко мне. - Пит Лексли согласен ли ты войти, в род эльфийского князя Митара ат Лит.
   - Конечно, - я согласно ему кивнул.
   - Окропи камень рода своей кровью, заявил друид и, зараза такая, протянул мне старый бронзовый нож, весь в засохших багровых потеках.
   Пришлось попортить свое здоровье, резанув им по своей ладони. Кровь медленно закапала на камень.
   - Вот это они немного переборщили со своим ритуалом, - подумал я, поднимаясь с земли в трех шагах от места ритуала, оглядывая отброшенных в сторону эльфов и голых, без единого листочка деревья.
   - Богиня леса не против, - проскрипел жрец, посмотрел в мою сторону расширившимися от удивления глазами и потерял сознание.
   Ой, что было! Вся эта суета, выкрики, беготня. Единственно, что я понял ритуал пошел не совсем так, как предусматривалось. То есть вместо формального приятия в род эльфы действительно заполучили приемного сына леса.
   Эх, да что об этом вспоминать, - думал я, сидя в приемной эльфийского дворца, разглядывая свой новый родовой перстень на левой руке и ожидая приглашения к князю.
   А перстенек то был знатной вещицей. Насчет магии, окутывающий врученный мне предмет, я ничего не скажу, сам в ней не разобрался, а вот по красоте это да, в черном камне был буквально растворен золотой лист, пронзенный такой же золотой стрелой.
   Наконец меня пригласили к князю.
   Митар встретил меня как своего родственника, пригласил к столу, на котором меня уже ждал бокал с эльфийским вином, да изысканная закуска.
   - Так что ты хотел узнать Пит? - поинтересовался он у меня, когда мы, наконец, закончили обмениваться разнообразными любезностями.
   Я, молча, встал и выложил на стол перед ним свой посох, снял и положил наручи и обруч.
   - Я хочу знать, что это такое и как ими по-настоящему пользоваться, - поставил я в известность своего нового главу рода, а может и "папочку", боги его знают.
   Эльф задумался и спустя пару белых граней, со вздохом выложил перед собой древний фолиант.
   - Я так и предполагал, что может интересовать тебя, - произнес князь открыв книгу.
  Он неторопливо начал ее листать. - Сейчас я найду то, что тебя интересует. Ага. Вот. Смотри.
   Эльф указал мне на раскрытые листы. Суть написанного была проста. Как я уже и выяснил у гномов, для высшего мага стихии земли был изготовлен комплект предметов. Так посох, наручи и обруч у меня уже есть. Что еще? Пояс, перстень и амулет? И рисунков не приводиться? Жаль, однако. А это еще что такое? Настоящая сила проявится только после полного сбора комплекта вещей?! И есть еще неизвестный предмет, который может значительно усилить еще сильнее его эффект?! Интересно. Так, все вещи были созданы знаменитым мастером Негроном из расы гномов. Он был в дальнейшем КАЗНЕН соплеменниками?! За то, что созданное, по их мнению, являлось СВЯТОТАТСТВОМ?! Что за бред!
   Ничего не понимаю, - оторвав свой взгляд от книги, пожаловался я князю, - это бред, какой-то.
   - Ну что есть, то есть, - с видимым сочувствием пожал плечами княже, - больше ничем помочь тебе не могу. Слухи, правда, ходят, что пояс и перстень видели то ли у гоблинов с орками, то ли у некросов. Об амулете и еще одном предмете даже слухов не ходит в землях нашего мира.
   - Эх, жаль, конечно, но спасибо и на этом, - поблагодарил я князя, - когда нас отпустят обратно в людские земли?
   - Через пару дней, когда я утрясу все вопросы с твоим ректором, - прояснил ситуацию эльф, - да и твоя награда за то, что не убил моего непутевого потомка, будет ожидать тебя у ректора, при возвращении.
   Распрощавшись с князем и не забыв забрать свои вещи, я отправился встретиться со своими друзьями.
   За спиной Мирана ат Лит задрожал воздух. Иллюзия спала, явив свету красивую и высокую эльфийку.
   - Что ты поняла из разговора дочь моя? - не оборачиваясь поинтересовался князь у своей старшей дочери.
   Шани обошла его кресло и присела на то место, где недавно еще сидел человек.
   - Занятный юноша, - мечтательно вздохнула эльфийка, - эх, был бы он таким долгожителем как мы, я бы не отказалась заполучить его в мужья. Не посмотрела что он названный мне братик.
   - А если серьезно, - собралась мыслями девушка, глядя на своего отца, - то он пока для нас неопасен. Хотя настолько занял твои мысли, что ты устроил его участие в этом турнире только чтобы привязать его к нам, эльфам. Но причины твоего поступка мне не известны.
   - Ты права Шани, - подтвердил Миран, - когда-нибудь ты станешь хорошим советником своего брата, будущего князя этих земель.
   - Причина проста. Война магов произошла не просто так, а с желания высшего мага стихии земли Доена стать величайшим магом и правителем всего материка. Он фактически хотел стать богом, исполнив пророчество Ушедших, - начал князь эльфов свой рассказ. - Он и так был очень могуч, заполучив полный комплект доспеха работы Негрона, а потом просто сошел с ума, узнав, где находится артефакт старых богов и, вознамерившись, стать богом. Итог был простым, он атаковал тогда еще существовавшие цитадели других магических орденов и, началась война. Война магов. Мы приняли в ней активное участие на стороне его противников.
   Князь сидел и вспоминал. Тогда будучи только вторым сыном своего отца, он отчаянно бился с людьми и чудищами созданными магами стихии земли. Твердыни других орденов к тому моменты были разрушены до основания сошедшим с ума Доеном.
   Вот при очередном штурме твердыни магов земли пал его брат и Миран, неожиданно для себя стал наследником своего отца. Следом погиб отец и новый князь Миран ат Лит, повел оставшиеся войска на последний штурм цитадели магов. По воле богов ему удалось добраться до Деора первым, и высший маг погиб от его меча. Еще несколько дней войска нападавших добивали отчаянно сопротивляющихся магов. К концу седьмого дня, когда всякое сопротивление было подавлено, князь захотел увидеть тело Деора. Его он нашел, но вот доспеха на нем не было. Поспешные поиски результатов не дали.
   - Отец ты сражался с ним? - удивилась Шани.
   - Весь наш род сражался с тем высшим магом, - поправил ее князь, - там я стал новым князем эльфов. И вот представь, прошло больше тысячи лет и что мне доносят шпионы из Царства гномов? Что у них появился в гостях человек, у которого есть интересный артефакт, наручи древней гномьей работы.
   - Я увидел переданным мне рисунок и понял, это часть того комплекта, из-за которого пятая часть нашего материка обратилась в выжженную пустыню, - тихо произнес князь, - в этот раз я решил поставить эту силу, мощь которой видел своими глазами, на службу нашему роду. Если парень все-таки соберет полный комплект, то сила леса должна удержать его от сумасшествия, да и род наш усилится на столько, что можно будет думать о смене родовой приставки, с ат на эль. А если ему вдруг удастся заполучить силу Ушедших, то мы, как поддержавшие его, станем властителями большей части Эйнара.
   - Отец, я сделаю все, что в моих силах, что бы твои планы по возвышению нашего рода осуществились. Даже если мне придется выйти за своего названного брата замуж, - и Шани обняла своего отца.
   А в это время я, незадачливый ученик четвертого курса имперской Академии магии, прыгнувший из деревенской грязи в княжеский род, шел себе спокойно по улицам города эльфов прикидывая, что же мне дальше делать. Выбор был вообще никакой. Только закончить обучение в академии, а там видно будет, к гоблинам, оркам, некросам или еще к каким тварям придется податься в поисках оставшихся частей комплекта Негрона.
   В гостевом доме меня уже ждали. Обрадованные Харт и Коб колотили меня по спине, хлопали по плечам, все интересовались, как я у эльфов выжил, не женили ли меня ненароком, поздравляли с победой на турнире. Лита волком глядела на меня, подозревая самое худшее.
   - Да успокойтесь вы, наконец, - еле отбился я от друзей, - все нормально. Вместо женитьбы я теперь вхожу в род князя эльфов. Теперь я Питер Лексли ат Лит, как то так.
   - А на сестренке жениться это моветон, какой-то, тем более у нее жених есть, ну эльф, занявший третье место в турнире, - торопливо добавил я и искоса посмотрел на Литу.
   Вы бы видели ее счастливое лицо. Я снова стал добычей в ее глазах, вот видят боги. Да еще и вошел в род эльфийской аристократии, что, по мнению девушки, было большим плюсом для ее родителей.
   Через два дня как князь и обещал, мы отправились обратно в академию. После того как мы перенеслись туда ректор вручил мне дар от князя. Замысловатую деревянную шкатулку и книгу по стихии земли, незнамо как попавшую в руки эльфов. Причем заклинания в ней относились к уровню, закончившему академию и набравшегося опыта магу.
   - Так, а что в шкатулке, а? - с нетерпением раскрыл я ее и был несколько обескуражен. - Желуди?! Я не понял?! Я что боров, что ли их есть?! На кой они мне?! Так, а это что за записка, рассыпающаяся в моих руках от древности? Хм, написано кинуть в землю, засыпать и направить на них сырую силу магии земли или природы. Эффект? Ага, по воле богини леса вырастет дерево, успех маловероятен. Эх, использовать для наглядного показа своих успехов что ли?
   - Так и поступим, - решил я, захлопывая шкатулку с двусмысленным подарком от князя эльфов.
  
  Глава 24.
  
  Месяцы летели сменяя друг друга. Не обращая внимания ни на что другое я грыз гранит магии, не щадя себя, и вот наступил знаменательный день. День экзаменов. Тот момент, когда я смогу, наконец, перейти на последний, пятый курс обучения. А там глядишь и все, попрощаюсь с Академией.
   Зрителей на этот раз было не много, в этом году ректор решил не устраивать массовых демонстраций, ограничившись присутствием во дворе академии возле выделенной под это дело площадки только претендентов на переход на другой курс ну и самих преподавателей. На выступление других я даже не обращал никакого внимания. Оно мне надо? Мне о своем выступлении думать надо. Хорошо что учительница Ошани обучила меня приготовлению зелья снимающему досрочно эффект маскировки. Неделя практики и такой пузырек уже у меня в кармане.
   Вот и моя очередь пришла. По сигналу ректора я вышел на площадку. Воздвигнув каменную стену, я испытал на ней заклинание тарана. Результат был очевиден. Таран просто разнес стену на несколько частей. Повторно воздвигнув стену, я усилил ее заклинанием "укрепление камня". Удар улучшенного каменного молота просто высек сноп искр, стена продолжала стоять как вкопанная. Все, стандартная часть была закончена.
   Бросив перед собой на землю те желуди, дар от эльфов, я направил на них с помощью посоха неоформленную силу стихии земли. Призванная сила подняла земную пыль, и я на миг исчез с глаз любопытствующих. Одновременно я вытащил пузырек с зельем маскировки и проглотил его содержимое.
   Да. Дар эльфов как я и прочитал, оказался несколькими высоченными и толстенными деревьями, вымахавшими выше защитной стены окружавшей двор академии.
   Так на месте ученика академии появились деревья, а некоего Пита не было видно. Подойдя к своим преподавателям, я проглотил антидот. Маскировка спала.
   - Ну как? - поинтересовался я у ректора.
   - Приемлемо, - ответил тот, прикидывая, куда деть внезапно выросшую у него во дворе рощицу, причем на площадке для испытания. - Можешь поздравить себя. Пятый курс обучения ты заслужил.
   Обрадованный я протиснулся сквозь толпу учеников и направился к магистру Лауди. Даже не помню, о чем я с ним хотел поговорить потому, что подойдя к нему поближе, я увидел его удивленные глаза, да услышал за спиной крики других учеников.
   Обернувшись, я не заметил ничего неожиданного, деревья как деревья и уже хотел было обратиться к учителю, как тут меня что-то осенило. Еще раз, обернувшись, я увидел, как одно из деревьев стоит рядом со мной буквально вплотную, за спиной.
   - Это что? - пискнул я, от неожиданности обращаясь к Лауди.
   Магистр, потеребив свою седую бороду, не задумываясь, ответил, - роща эльфов я так полагаю.
   - А что она ходит то за мной? - не унимался я.
   - Ты ее вырастил? Вырастил. В род эльфов тебя приняли по слухам, которые ходят по всей академии? Приняли. Так что знакомься, - усмехнулся магистр, - это твои домашние питомцы и новый дом заодно.
   Десять дней прошло с той поры. С появления этих проклятых демонами деревьев. И на кой я взял дар эльфа, да еще и решил его применить?
   Я не мог пойти никуда толком. Деревья не отставали от меня как привязанные. На второй день ректор, рассвирепевший от вида перепаханного двора академии, решил обратиться к князю за помощью. Мои вроде как новые родственнички прибыли большой делегацией. Походили значит, покачали головами и заявили несчастному мне и расстроенному ректору следующее.
   Мол, выросшая роща является для них священным местом, поскольку это первое живое проявление их богини за последние несколько веков. Рубить ее категорически нельзя, а сами деревья вместе с эльфами не уйдут, поскольку их создатель, некий Пит Лексли, живет и учится здесь. Но в качестве жеста доброй воли нашему ректору и в виде помощи своему новому сородичу, то есть мне, они поговорят с деревьями, что бы они, не бегали по всей академии за своим новым хозяином.
   Ах, да, еще и периодически один эльф из моего нового рода будет навещать рощу и следить, чтобы с ней ничего не случилось. А если ректор решит ее изничтожить то все, эльфы могут пойти на людей войной.
   А ректор ничего, выдержал новый неожиданный удар со стороны своего неугомонного ученика со спокойствием странствующего монаха. Ну плюнул в сердцах на землю, да обругал некого демона в человеческом обличье явно посланного ему в истязание и указал куда ставить рощу.
   Старшая дочка эльфийского князя, Шани, моя новая сестренка, мило улыбнувшись, показала, как нужно общаться с деревьями. Выглядело это комично. Я сначала попробовал общаться с ними как с собакой, отдавая команды сидеть, лежать, голос. Тупые деревья в упор не хотели понимать, что я от них хочу. Шани поправила меня. Наконец сообразив, я просто мысленно представил картинку того, что же от них хочу. Как на грех мне вспомнился старый дом на нашей ферме, в котором я провел столько лет.
   Ой, ей. Через час между стволами деревьев возвышался выращенный ими дом, прям как из моих воспоминаний. Ага, и лесенка выросла из земли на чердак.
   Ректора я все-таки уломал на смену своего места жительства. Помощь мне оказал к моему удивлению наш комендант. А как же, одно из помещений рядом с комнатами преподавателей освобождалось для его нужд.
   Ректор был в ярости. Еще бы наглый ученик просто отобрал у него кусок его двора, и тронуть эти деревья с домом ни-ни, война, однако и недопонимание с эльфами.
   Ладно, не став особо обращать на это свое внимание я стал обживаться в своих новых хоромах. А как мне еще назвать свой новый дом? В сравнении с прежней комнатушкой, это были действительно просторные помещения. Друзья помогали мне как могли. Постепенно мой дом стал для них местом, где можно весело провести свое время, забыв об учебе, своих неприятностях и требовательных учителях.
   Периодически к нам присоединялась Шани, моя эльфийская сестренка. Правда Лита, что-то не особо жаловала ее, даже не знаю почему.
   Так вот. После моего вселения прошла уже почти неделя, как магистр Лауди решил посетить мою обитель.
   - Это ты очень хорошо устроился, - оглядевшись вокруг произнес учитель и как бы, невзначай, поинтересовался у меня. - Пит, у тебя еще две недели каникул. Ты чем будешь заниматься?
   Я насторожился, чувствуя, что меня опять хотят, во что-то втянуть, - да особо и ничем учитель. Книжки читать, да с друзьями отдыхать.
   Это хорошо, что тебе особо нечем заняться, - обрадовался Лауди, - я попрошу тебя навестить одно место. Деревеньку Таол, что находится в вольных землях.
   - Мой старый друг обратился за помощью, - пояснил он мне, - там, рядом с ними есть земли пострадавшие от одной из битв магов черных магов, а ты как раз владеешь подходящим заклинанием. Вот и попрактикуешься заодно, а местные тебя отблагодарят, как смогут.
   - Но учитель! - Возмутился я, - как я туда попаду и обратно вернусь?!
   - Все просто, - поспешил успокоить он меня, - туда тебя ректор телепортом отправит, а обратно ты уж извини, сам доберешься. Как раз неделя там и столько же на обратный путь. Ну а если вдруг на неделю, другую задержишься, то ничего страшного, тебе простят твою отлучку.
   Против таких аргументов я не устоял, и мне пришлось начать готовиться к отъезду.
   Нет ну каков учитель! Так подставить своего персонального и надеюсь, любимого ученика, это надо было постараться.
   Почему подставил? А как еще назвать ту орду скелетов и другой нежити, которая вот уже третий день гнала меня в сторону земель орков?
   А как все хорошо начиналось. Сначала объявилась Шани, уговорившая деревья спокойно продолжать расти во дворе академии и не пытаться меня искать. Следом ректор дал добро на мой перенос в вольные земли, причем без особых вопросов разрешил взять с собой голема. Ну и наконец, я отправился один, оставив за спиной ревновавшую меня к каждому пеньку Литу и других своих друзей.
   Ректор закинул меня прямо к предместьям деревни, я видел невысокие домики невдалеке. Прошло несколько часов и голем быстро домчал меня до деревеньки Таол.
   Так, а вот и тот дом, о котором мне рассказал перед отправлением магистр Лауди. Остановив голема у калитки, я прошел внутрь ограды, отпихивая посохом брехливого пса. Хозяин, наверное, услышал шум снаружи и выглянул посмотреть, кто там его навестил. Ну что можно сказать о старинном приятеле моего учителя. Тоже старый хрыч, судя по выцветшей мантии, владеет силой магии огня. По силе просто маг. И что его тут держит? Ну ладно, если бы он был магом воды. А так, в захолустье торчать огненному, это несерьезно как то.
   - Долгих лет вам, уважаемый, - кашлянув, привлек я внимание деда. - Я послан к вам от магистра Лауди в помощь.
   Старик смотрю обрадовался, потащил меня на веранду, угостил чаем с пирожками и давай свои деревенские байки травить.
   С час я выслушивал весь этот бред, не желая обижать старого друга моего учителя. Но всему есть предел. Вот и я, наконец, перебил почтенного мага Ритуса.
   - Уважаемый, давайте к делу, - попросил я его, наливая уже третью кружку чая.
   Ритус укоризненно покачал головой и произнес. - Эх, молодежь, все, куда-то торопитесь. Нет, чтобы спокойно посидеть, поговорить.
   - Ну, слушай, коль спешишь, - наконец произнес он, заметив мое нетерпение.
   Дело было так. Оказывается неподалеку, в двух днях пути верхом есть разрушенный пост. Работы было всего дня на три максимум. Добраться туда, произнести заклинание и отправиться восвояси.
   Заночевал я у Ритуса, а поутру выехал на место. Не знаю, как старый маг считал, но к следующему полудню я уже добрался до руин.
   - На вид действительно плевое дело, - подумал я заезжая внутрь прямо на големе, и не слезая с него, начал произносить заклинание "исцеление земли". Только это меня и спасло.
   Чертов маразматик, не удосужился поставить меня в известность, что форт то оказывается, не заброшен. Вернее заброшен, но являлся прибежищем нежити и нечисти всех мастей.
   Три раза произнес я заклинание и видя несомненно положительный эффект от его применения даже несколько расслабился и захотел слезть с голема. Вдруг в руинах, что-то найдется полезного для меня.
   Ага! Нашлось само! Увидев количество нежити высыпавшей по мою душу, из каких-то заброшенных ходов подземелий форта, я принял единственно правильное и верное решение. Бежать! Немедля!
   Голем получив приказ, развернулся на месте и рванул наружу из руин, раздробив по пути парочку особо резвых костяков. Нежить хлынула за мной мощным потоком, не желая оставлять свою добычу.
   Интересно кто-нибудь на полном скаку пробовал использовать магию? А вот я попытался. Результат был практически нулевой. Сосредоточиться и правильно выстроить руны заклинания, было одной бедой, а вот произнести нужные для его активации слова, это вообще удел для высших магов. К моему большому удивлению у меня все таки получилось активировать одно заклинание, но вместо ожидаемого результата эффект был совсем другой. А все сильная тряска, демоны ее подери. Ведь одно дело спокойно ехать на големе, а другое мчаться, удирая, от неминуемой смерти во весь опор.
   К концу первого дня погони я твердо уверился, что нечисть с того разрушенного форта была не совсем обычной. Ну не может простой скелет бежать за големом также быстро.
   Мысль повернуть к деревне я отмел как бредовую. Натравить на простых людей разъяренную орду нежити мне как то не совсем хотелось. Поэтому мой путь пролегал в дикие земли, к оркам.
   На третий день такого забега я был уже сам зол как преследующая меня нежить. Причина была проста. Только я замедлял ход, чтоб сделать свои дела так скажем, то меня нагоняла нежить. Скелетов десять, таким образом, я перебил, но это была малая часть от преследующих меня тварей.
   Наконец показались земли орков. Да, вот и каменные знаки, показывающие, что я ворвался в дикие земли и теперь могу рассчитывать только на их доброту.
   Еще несколько часов и вот они! Дорогие моему сердцу зеленоватые создания. Какая прелесть! У каждого из них было по громадному двуручному топору! Спасители вы мои!
   Для орков все выглядело совсем по-другому. Вот стоит себе на землях орков малая орда. Спокойно стоит, заметьте. Никого не трогает. Ну а то, что через месяц другой они могли пойти в набег на земли империи, так это кого волнует? Меня? Да не особо. Нежить? Да им вообще лишь бы кого убить из живых.
   Так вот, стоит, значит, орда. Все как обычно. Пляски там с топорами возле только что сооруженного костра, бой барабанов, рабыни. Все как у людей, только более примитивно.
   И вдруг вылетает на них из зарослей здоровенный металлический голем. На нем сидит маг с обручем на голове и светящимся посохом в руке и что-то кричит, указывая в сторону орков. Орки, конечно, опешили от такой встречи, а маг как молния промчался сквозь лагерь орков и исчез вдали. Заросли опять затрещали, и к лагерю орков хлынула волна нежити. Какой там маг! Впереди нежить ждала более доступная и самое главное живая пища.
   Потом еще долго уцелевшие в резне орки рассказывали своим потомкам страшные сказки о великом повелителе мертвых и его армии. Которая, по воле богов, решила покарать невиновных орков.
   Сам бой я не видел и, сделав круг объезжая стоянку орды, направил свой путь обратно, в академию, кляня учителя, как только мог. Слава богам нежить от меня отвязалась. Ехать, правда, пришлось почти круглые сутки напролет. Спасибо Крею, он разъяснил голему, что нужно вырастить дополнительные захваты, придерживающие меня во время нашего обратного пути.
   Не прошло и двух недель, как я уже въезжал в ворота академии.
  
  Глава 25.
  
   Последний год он самый трудный. Нет, не по количеству изучаемых заклинаний, а только из-за того что он последний, а дальше все. Свобода!
   Так думал я, Пит Лексли, ученик пятого курса имперской академии магии.
   Да, кстати, после того как я вернулся из выполнения "простенького" поручения моего дражайшего учителя, с магистром Лауди состоялся трудный разговор. Для него естественно. Взбешенный столь забавной поездкой, злой, грязный и уставший, я обрушил весь свой накопившийся гнев на седую бороду треклятого учителя.
   Магистр сначала опешил, потом стал оправдываться и наконец просто заявил мне, что я должен быть всегда наготове при посещении подобных мест. Потом просто развернулся и ушел к себе.
   Эх, да что там вспоминать! Я даже не знаю, отправил ли ректор команду черных магов вместе со жрецами на зачистку тех руин или нет. Ну да меня это сейчас особо и не интересует. А важно для меня только одно, поскорее закончить академию.
   Мой путь пролегал в кладезь знаний нашей академии. Библиотекарь озадачил меня количеством книг для моего курса обучения, которые, вот незадача, мне требовалось изучить. Хвала богам их было только пять, но весили они не мало.
   Засев в своем доме я принялся за учебу. Дни летели один за другим. Регулярно мне приходилось выбираться вместе с магистром Лауди на полигон, для отработки уже имеющихся у меня заклинаний и испытания изучаемых.
   Упор на пятом курсе был дан на боевые заклинания. Наверняка император готовился к защите границ государства, доставшегося ему от предков, и ведению активных боевых действий на территории вражеских государств.
   Так в моих книгах я обнаружил заклинание, по слухам ранее использовавшееся только при обучении магов. Да, заклинание призыва элементаля недавно еще считалось слишком сложным для учеников академии, хотя я и использовал его с помощью посоха в городе эльфов.
   Также я должен был изучить новые заклинания "каменный мост" и "каменная смерть". Первое заклинание было предназначено в основном для преодоления защитных рвов, а второе фактически представляло собой измененное заклинание каменной стрелы. Про такие заклинания как "улучшенный каменный таран" и "полный щит" и говорить даже не нужно.
   Все, я отбросил в сторону все развлечения, вся моя жизнь перешла в монотонный ритм.
   Однако случались и непредвиденные временные передышки. Так в один из таких на первый взгляд прекрасных дней Литу навестил отец. По какой-то причине он захотел встретиться со мной. Застать меня в моей новой обители ему не составило большого труда.
   - Пит, - поприветствовав меня, начал он разговор, - что там у тебя за проблемы с семейством барона Тонга ла Креф?
   - С кем? - неподдельно удивился я, - да я это имя в первый раз слышу!
   - Да? - усомнился в моих словах герцог, - а я вот от Литы узнаю, что ты с его вторым сыном пару раз сталкивался. Еще и награда за твою голову объявлена с их стороны.
   - Это с Кераном что ли? - наконец догадался я, - ну было пару раз, на тренировочных поединках. А так все спокойно.
   - Хотя нет. Погодите. Было на меня одно странное покушение на въезде в Роден, так еле выжил, - спохватился я и уточнил, - и что? Много назначили?
   - Да с сотню золотых, - с досадой ответил Лаон ан Крел, - мне на днях пришлось в свою очередь выставить награду в две сотни, что бы спасти твою очень дорогую для моей дочери голову. Так что ты мне обязан, помни. Хотя от проблем с семейством барона тебя это не избавляет.
   - Да и кстати, - добавил герцог, - помнишь барона Орни ла Трелл? Которого ты прикончил?
   Я, вспомнив эпопею по спасению деревенских, согласно кивнул ему в ответ.
   - Так вот. Объявился дальний родственник убиенного тобой, - закончил он, - земли он конечно обратно уже не сможет получить, а вот отомстить за нанесенное тобой оскорбление его роду очень даже желает. Так что будь настороже.
   На этой 'благоприятной' для меня вести он покинул меня. Однако не успел я расслабиться и прийти в себя от 'хороших' новостей, как в дверь буквально вломились Харт с Кобом.
   Как там, в деревнях говорят? Пришла беда открой калитку настежь, а? Так и здесь. Мои друзья, перебивая друг друга, стали взахлеб, что-то мне пытаться объяснить. Через десять минут я не выдержал и потребовал по очереди все толково рассказать. Слово взял Харт.
   - Пит, помнишь наш ночной поход за камушками? - угрюмо поинтересовался он у меня и, видя, что я ничего не забыл, просто добил меня следующими словами, - так вот. Тот глава местного отделения гильдии оказался не слишком хорошим человеком. Он теперь шантажирует меня той палочкой и требует новой работы. В случае моего отказа он грозиться сдать храмовникам всю нашу компанию.
   - Да крыса он! - не выдержав, влез в разговор Коб. - Пит, что делать то будем, а?
   Я крепко задумался. По всем раскладам выходило, что если Харт пойдет на поводу у гильдейца, то будет повязан с ним навсегда, да и мы с ним заодно. С другой стороны ссориться с гильдией тоже не особо хочется, себе дороже может выйти. Погоди! Это последний год обучения здесь, в Родене и вряд ли мы здесь останемся. Решено.
   - Харт, а скипетр еще у него или уже отдали покупателю? - поинтересовался я у друга.
   - У него, - сердито заявил Харт, - я сам его своими глазами видел сегодня. От покупателя будет человек через неделю, вот он и захотел для полного комплекта еще и кулон для него.
   - Нет, красть для гильдии мы больше ничего не будем, - твердо заявил я своим друзьям, - мы вернем скипетр обратно жрецам, подкинем просто. Тогда гильдиец не сможет тебя шантажировать, и ты сможешь посылать его ко всем демонам.
   Лицо Харта посветлело. Коб тоже был готов пойти с нами.
   Неделя пролетела как один миг. И вот под вечер мы вчетвером, а куда же мы отправимся без нашей неугомонной Литы, собрались у меня в домике готовясь пойти на дело.
   - Так все взяли? - в очередной раз уточнил у нас Харт, примеривший на себя ярмо лидерства, - амулеты не забудьте.
   - Забудешь тут, как же, - раздраженно подумал я, надевая наручи и крепче прижимая к себе посох.
   Когда уже стемнело, мы выдвинулись в Роден. На наше счастье дежурный у ворот, явно первокурсник, поставленный в наказание, дремал, прислонившись к стенке приоткрытых врат.
   Цель нашего недолгого путешествия была расположена на окраине города, практически неподалеку от академии. Это был здоровенный трехэтажный дом, окруженный высокой каменной оградой.
   Действовать мы собирались по придуманному Хартом плану, поскольку своих вариантов действий у нас вообще не было. На все про все было отведено три часа.
   - Ну и как это называется? - шепотом поинтересовался я, у него глядя на высокое пламя огня, взметнувшееся над руинами того, что когда то называлось домом. Ага, каменным, да еще и трехэтажным. Было. Недавно.
   А как все замечательно начиналось. По плану Харта мы должны были подойти к стене ограждающий дом, причем с небольшого тупичка. Прямо напротив второго выхода из дома. Я делаю маленький каменный мост к вершине стены, и мы перебираемся на другую сторону, во двор. Местонахождение внешних ловушек нам было известно от Харта. Потом он и Лита бесшумно, причем, не убивая, обезвреживают двух охранников во дворе дома. Через запасной вход тихонько входим в дом и поднимаемся на второй этаж, там через две двери будет кабинет местного главного по темным делам Родена. Находим скипетр и делаем ноги.
   По добытой Хартом информации в доме могло находиться максимум два, ну три человека, которые по идеи должны быть в объятиях богини снов. А главный по отделению гильдии Родена вроде как должен был провести ночь у любовницы, жены отсутствовавшего по делам советника градоначальника. План, конечно, был так себе, ну не было у нас, ну за исключением Харта, вообще никакого опыта в подобных делах.
   В итоге, все пошло абсолютно наоборот. Во дворе, почему то, было трое охранников. С перепугу Лита, вместо того, чтобы заклинанием магии воздуха усыпить охранников, просто взяла их в магический захват, да как шмякнула об стену со всей своей мощи. Только треск ломающихся костей и послышался.
   Посмотрев на неподвижно лежавшие тушки охранников, я сразу понял, - все. Не жильцы.
   Что было дальше мне даже вспоминать то особо и не охота. Коб подошел к двери, но не успел к ней даже прикоснуться, как она открылась наружу. На пороге стоял еще один ночной тать, привлеченный шумом, раздавшимся со двора. Коб получил по лицу со всего размаха дверью и отшатнулся в сторону. В опешившего, от такой неожиданной встречи, бандюка, уже летел кинжал Харта.
   Через полминуты мы уже поднимались на второй этаж. С площадки третьего этажа кто то азартно стрелял в нас из арбалета, правда болты не причиняли никакого вреда, отскакивая от поставленного Литой воздушного щита. Коб занялся этим недотепой, а мы в это время уже ворвались в кабинет гильдейца. А почему бы и не вломиться? Заклинание тарана оставило от несчастной двери только одно воспоминание, петли в косяке проема да деревянные осколки, засыпавшие все, что находилось в комнате.
   Там было трое. Сам местный главарь и двое его подельников. Перед нашим приходом они явно, что-то усердно обсуждали, поскольку на столе, вокруг которого они сидели, лежал злосчастный скипетр, какая-то карта и стояла открытая бутылка самого дешевого пойла.
   Встречали они нас как долгожданных и дорогих гостей. Ближайший бандит к нам вскочил со стула, держа в руках появившиеся буквально из воздуха ножи, второй уже успел выстрелить из арбалета в сторону Харта, ну а сам главарь быстро раскручивал боло, собираясь метнуть их в меня.
   Да были, были у них амулеты! А что толку? Удар заклинаний стихий земли и воды, а следом, от подоспевшего к нам на подмогу Коба, и огня, не оставили им ни одного шанса на выживание. Харт метнулся к остаткам стола и подобрал скипетр. Через мгновение вся наша бедовая четверка бросилась наружу из дома, оставляя за спиной начинавший разгораться пожар и рушащиеся за спиной перекрытия третьего этажа. Скрыться с места происшествия незаметно мы успели, хвала всем богам.
  
  Глава 26.
  
   Несколько дней, затаившись в академии и изображая из себя особо прилежных учеников, мы старательно выуживали все слухи касающиеся произошедшего в городе. А слухов ходило среди учеников просто очень много. Они естественно касались событий в бывшем притоне гильдии.
   Те из татей, которые отсутствовали в доме на момент нашей прогулки туда, теперь восстанавливали отделение своей гильдии в Родене, естественно на новом месте. Одновременно они грызлись между собой за право быть самым главным в ней. Ну а что касается причин происшедшего то, по слухам, воры решили, что старый вожак чем-то насолил нашему ректору и тот, без колебаний, зачистил их прежнюю обитель, со всеми кто в тот момент там находился. Ректор в свою очередь, по моему твердому убеждению, явно знал или предполагал, что знает, кто именно был виновен в произошедшем. Однако, не желая проблем для дочери своего старого друга, не стал ничего предпринимать. Перебили друг друга работники ножа и отмычки, бывает, и что с того?
   Слухов насчет возвращения в храмовый комплекс утраченного скипетра не было. Мне даже было от этого как то тревожно поначалу, но потом, поразмыслив, пришел к выводу, что храмовники не решились поднимать шум по поводу произошедшего ограбления и чудесном возвращении части утраченного. Так что в принципе все обошлось довольно благополучно, для нас конечно.
   Дальше потянулась учеба, но через месяц, когда я уже в полной мере освоил заклинание улучшенного тарана, нас внезапно оторвал от учебы ректор. А было это так.
   - Пит? Ты где бродишь? - раздался возмущенный голос магистра Лауди.
   - Да учитель, искали? - свесилась моя голова из проема чердака.
   А что? Высоко сижу далече видать, да и учиться никто не мешает.
   - Пошли немедленно к ректору, - потребовал несносный магистр, даже не ожидая с моей стороны отказа.
   Делать было нечего. Активирую значок ученика и вот я уже в его приемной. Хм, а помимо меня тут все кто входил в нашу демонскую, как ее прозвали младшие курсы, четверку.
   Ой, а мастер Такена интересно, что здесь делает? И парочка черных магов с ним, наверное. Ага, а вот и магистр Лауди, заявился.
   - Ну что? Все в сборе? - осмотрел дедок, наши разномастные ряды, - тогда прошу всех к ректору Азана.
   Магистр Лауди открыл дверь, и мы зашли внутрь. Только через пять белых граней начавшегося разговора до меня дошло, что вызвали нас не из-за уже почти забытых мною событий в Родене. Причина вызова была более интересной и уже знакома мне в какой-то мере. Речь шла о руинах того самого злосчастного форта, от которого я драпал во весь опор, вернее отступал сопровождаемый превосходящими силами нечисти.
   Так вот ректор, наконец, вознамерился осмотреть то, что скрыто в его глубинах. Ну, естественно, не сам лично, а отправить туда небольшой отряд под предводительством магистра Лауди. Ага, а нас значит на практическую отработку заклинаний к нему заодно? Ладно, переживем, и не из таких приключений выбирались. Тем более основная масса нежити оттуда уже исчезла, а одного - другого скелета я так думаю, всем отрядом еще на подходе положим.
   Ректор не стал бросать своих слов на ветер. Уже утром нас собрали во дворе академии, рядом с тремя практически пустыми фургонами. Вернее только два из них были пусты, третий был заполнен провизией, и всем прочим для нужд экспедиции.
   В экспедицию входило помимо магистра Лауди еще двое черных магов, маги воздуха и воды, двое целителей, да наша доблестная четверка. Боевое прикрытие магов осуществляло два десятка воинов под командованием мастера Такена. Посмотрев на пустые фургоны, я сразу понял, ректор вознамерился заполучить все, что мы там найдем.
   На этот раз перенос был не совсем обычный. Для того чтобы отправить весь отряд прямо к форту ректор собрал сильнейших магов академии. Когда круг магов объединил свои усилия, Азани открыл портал, светящуюся арку прямо во дворе академии. Размера портала было достаточно для прохождения через него одиночной повозки. Первыми в портал отправились воины охранения. Следом один за другим в арку проехали фургоны. Замкнул наш отряд я, сидя на големе, так уже ставшим мне дорогим и привычным.
   А вот и руины форта. Черные маги проверили наличие нежити на поверхности, доложили об ее отсутствии магистру Лауди и он дал добро на установку лагеря. Лагерь был установлен всего, за какой-то час. Все одаренные, мастер Такена и десяток воинов отсыпались, готовясь выйти поутру в путь. Второй десяток попеременно нес свое дежурство, охраняя лагерь от внезапного нападения.
   Выспавшись, основная часть экспедиции отправилась внутрь подземелий форта.
   - Какой это к демонам форт! Это склеп какой-то бесконечный! - громко возмущался я, добивая очередного скелета. - Да сколько же вас тварей?!
   Третий день мы спускались все глубже и глубже под землю. Интересна была сама планировка подземелий. Сначала шел проход на следующий уровень. Следом большой зал с расходящимися от него тоннелями и примыкающих к ним небольших помещений. Потом все тоннели опять выходили в здоровенный зал и оттуда мы спускались еще на следующий уровень.
   Да... конца и края этим подземельям видно не было. Экспедиция уже достигла седьмого уровня, и я подозревал, что это еще не конец нашего пути. Пертые два уровня все было тихо и спокойно, как в могиле. А вот начиная с третьего уровня, мы столкнулись с сопротивлением нежити. Скелеты, зомби, даже одного лича повстречали на своем пути. Ну да команда у нас уже немного притерлась. Основной удар принимали на себя более опытные маги, а наша четверка была так, для подстраховки.
   После встречи с личем, магистр Лауди держал, еще с двумя магами, растянутую на весь отряд защиту от магии, причем это помимо персональных щитов задействованных всеми одаренными.
   Дальше, начиная с пятого уровня, было еще интереснее. Скелеты пошли не простые. Сверкая зелеными огоньками глаз, они штурмовали наш отряд. Хорошо, что наш предводитель заранее продумал, с чем экспедиция может столкнуться, поэтому все воины имели при себе два вида оружия. Рубящее там, или колющее на выбор, и дробящее в обязательном порядке.
   К ним присоединились десятка два скелетов - лучников и, чтобы уж совсем наверняка не оставить нам ни единого шанса на выживание, парочка ставших мне ненавистными личами.
   На лучников никто внимания и не обратил особо, ну стреляют себе без толку, а вот личи и те скелеты, которые пошли в ближний бой, это да, пришлось повозиться. Воины взяли на себя скелетов, их постоянно подлечивал целитель, выжимая из себя последние капли магической силы. Одного лича на себя взяла парочка черных магов, а нашей четверке достался второй. Чем мы эту вражину не били! Улучшенный каменный молот, огненный луч, ледяной удар, даже шаровую молнию Лита в него запулила. Но единственным результатом от наших атак стало то, что лич перенес на нас все свое внимание. Но главное было выполнено, наши действия дали недостающее время черным магам, чтобы они могли закончить свою работу по упокоению первого лича.
   Вот тут то, буквально через пяток белых граней, последнему личу пришел конец. Маги сняли с него всю защиту и наши удары стали достигать своей цели. Еще минута и все, победа практически у нас в руках. После того как все свободные маги помогли воинам добить оставшихся скелетов, как воинов так и лучников, перед магистром Лауди встал вопрос. Идти отряду дальше, аль нет? Решили, передохнув немного, спуститься еще ниже.
   С шестого по седьмой уровни наш отряд терзали небольшие группки скелетов. Убить они, конечно, никого не убили, спасибо целителю, а вот нервов портили и сил отнимали, ну просто не меряно.
   - Странно, - подумал я, осматривая девятый уровень, - а где столь знакомые моему взору скелеты?
   Экспедиция недоуменно топталась возле подъема обратно на восьмой уровень. Поразмыслив, немного, магистр Лауди дал указание продолжить путь. Уровень к нашему большому удивлению был пустым.
   - Нет, мы что, все костяшки перебили?! - не переставал изумляться Харт.
   - Да что ты! - в притворном изумлении рассмеялся Коб, - они просто Литу испугались, или поняли, что нас ничем не пронять.
   Девушка фыркнула, показывая этим оценку умственных способностей нашего товарища. А вот я, к ее удивлению, согласился с Кобом.
   - Возможно, ты и прав, - в раздумье произнес я, - этими тварями кто-то явно управляет с нижних уровней. Вполне может оказаться, что он собирает скелетов и прочих тварей в один кулак, чтобы наверняка избавиться от нас.
   Да, как и подозревал я, пакость ждала нас на десятом уровне. Почему пакость? Да у меня просто слов нет описать то кошмарное создание представшее глазам все тех, кто входил в нашу экспедицию.
   ТВАРЬ! Наверное, тысячелетия назад это была обычная милая гусеница, правда размером намного больше тех, кто лазает по листьям деревьев. Это же ожившее порождение кошмарного сна демонов, в высоту и в толщину занимало практически весь центральный тоннель, ведущий из зала. Окостеневшие выступы грозили острейшими порезами. Стекающая по бокам слизь отсвечивала зеленоватым цветом, что однозначно заставляло поверить в ядовитость твари. Головная ее часть в основном представляло собой пасть со здоровенными серповидными клыками.
   Помимо твари в проемах боковых тоннелей копошились знакомые мне паучки, правда, без кристаллов в головах, дикие, наверное.
   Вот тут-то мне и пригодился голем. Пока мы отражали атаку бросившихся по наши души пауков, тварь вытянула свою переднюю часть в нашем направлении. Да... магия ее практически не брала. Даже магия черных магов толком не действовала на нее. Нет, твари, конечно, их удары, мягко говоря, не нравились, да и наши тоже, но ощутимого вреда они ей не приносили.
   Пришлось натравить на нее голема. До этого случая я полагал, что мое творение практически неуязвимо, но заметив, как ее шипы прочерчивают глубокие борозды в его металлическом корпусе, понял, как сильно я ошибался. А в это время наши дела по отражению атаки пауков шли с переменным успехом. Пока размен был в нашу пользу. Мы потеряли одного воина, но останки пяти пауков валялись неподалеку.
   Пришлось плюнуть на гордость и мысленно кинуться на поклон к посоху. Обруч я задействовать побоялся, опасаясь потери контроля над силой стихии земли.
   - Крей, поможешь? - поинтересовался я у него.
   - Да какой вопрос?! - удивился посох, - ты главное заклинание приготовь, а силу я в него волью.
   Вообще-то говоря, заклинание улучшенного тарана, которое я направил в сторону твари, предназначалось не для этих целей. Но главное ведь результат? А он был на лицо, или на лице, это смотря с какой стороны посмотреть. Пять раз заклинание с неимоверной силой вонзалось в мертвую плоть создания, явно отвратного лику богов. Вся ее передняя часть буквально превратилась в кашу, с мелькавшими в ней осколками клыков и шипов.
   Наконец, тварь перестала пытаться атаковать нас, ощутив, что что-то идет не так. Скорее всего, мой последний удар задел то, что генерировало защиту гусеницы от магии. Сдвоенный удар черных магов наконец-то принес свои плоды, и она перестала подавать признаки своей неестественной жизни.
   Наша четверка юных магов, вместе с големом, естественно, помогли добить пауков. Пришел черед подсчитывать наши потери. Трое! Целых трое воинов, не смотря на всю помощь целителя, были мертвы окончательно и бесповоротно. Двое из них были растерзаны на части, а третий лишился головы, оставшейся торчать в пасти одного из убитых големом пауков.
   Магистр Лауди, немного подумав, принял не легкое для себя решение.
   - Возвращаемся обратно, - объявил он всем присутствующим в зале, - дальше идти не только бесполезно, но и чересчур опасно.
   - Да и по пути не забывайте брать с собой найденную добычу, - не забыл добавить учитель.
   Какая добыча? Так начиная с третьего уровня подземелий, я лично не заметил и одной пустой комнаты. Практически в каждой находилось что-то ценное для нас и академии. Магические книги, артефакты, зелья и ингредиенты для них, странной формы зачарованное оружие и части брони. Про монеты и слитки из золота и серебра, а также драгоценные камни, и говорить не приходится. В этом плане поход был очень удачным. Даже не могу себе представить, что могло нас ожидать в самом конце нашего пути, в плане добычи конечно.
   Все это практически без осмотра сгребалось нами в небольшие мешки и оставлялось в центральных залах, для того чтобы забрать их на обратном пути. Тащить тяжеленную добычу вглубь подземелий, было нам как то не с руки. Хвала богам мой голем не пострадал так сильно, как я думал.
   - Эх, быть тебе мне вместо вьючной лошади, если стану вдруг искателем сокровищ, - с гордость думал я, посматривая на него. Выносливое создание было навьючено таким количеством мешков, что я даже боялся, как бы он не провалился на нижний уровень, по крайней мере, камень под его ногами поскрипывал, а мелкие камушки даже растирались им в пыль.
   К нашему удивлению ни один, даже самый захудалый, скелет не преследовал нас на обратном пути. То ли мы всех перебили, то ли хозяева с самых нижних уровней подземелий желали нашего скорейшего ухода. Но, по крайней мере, выбрались мы наружу всего за три - четыре часа.
   Хоть все и были уставшими до невозможности, но устраиваться на ночлег рядом с логовом нежити, больше не рискнули. Быстро собравшись, и перегрузив в фургоны нашу добычу, мы выступили в обратный путь.
  
  Глава 27. Последняя.
  
   - Да проклянут боги нашего неуемного ректора! - злобно бормотал я, стоя в его приемной. - Да чтоб его треснуло каменюкой по голове!
   Я разгневался неспроста. Нет, мой гнев не был связан с последней экспедицией в таинственные подземелья заброшенного форта. Да, кстати, и там ректор нас надул. Как? А очень просто. Когда мы вернулись в академию, да с такой можно сказать колоссальной добычей все, ну наша четверка так точно, ожидали получить долю от найденных нами трофеев. Ага, щас! Не знаю как насчет магистра Лауди и других магов, но нашу четверку явно обделили. По указанию ректора нам дали по тысяче золотых, сунули в руки магическую книгу, с заклинаниями подходящими для выпускника академии, да вручили напоследок не боевой артефакт среднего уровня. Причем, как я понял, эти артефакты были не из найденных нами трофеев, а выдали их из запасников академии. Короче кинули нас по полной, а возмущаться такому произволу бесполезно и себе дороже, еще отберут то, что дали.
   Хорошо хоть Харт подумал о нас, несчастных. Он действовал в подземельях по принципу 'что нашел, то мое'. Большую часть он, конечно, кидал в общие мешки, но все же умудрился припрятать небольшой мешочек с драгоценными камнями и несколько артефактов. Как учитель не обнаружил магический фон, я не понимал. Хотя, кто его знает, может и сам чего припрятал от ректора.
   Если оценивать в деньгах, то на нас четверых вышло еще по полторы тысячи в золоте. А вот с артефактами было немного сложнее. Темных и особо опасных среди них не было, к моему большому облегчению. Все они представляли собой небольшой камешек на шнурке, как раз подходившим под любую из рук. К моему огорчению все три артефакта не относились к моей стихии. Два использовали силу стихии 'огня' и один - 'воды'.
   Так вот, все это не относилось к тому, что я делал в приемной ректора. Наконец дверь в его кабинет распахнулась, и оттуда вышел злой как сто демонов магистр Лауди.
   На мой молчаливый вопрос он ответил коротко и ясно. - Три дня. Азани дает вашей четверке только три дня на подготовку к досрочной сдаче экзаменов.
   - Вот это мы влипли, - думал я, бегом возвращаясь к себе в дом и, не выдержав, выругался вслух. - Будь прокляты некросы, орки, гоблины и те, кто с ними заодно.
   Обстановка на внешних рубежах империи накалялась. При возвращении наша экспедиция застала обитателей академии в состоянии полнейшего безумия. Весь пятый курс уже заканчивал подготовку к досрочным выпускным экзаменам. Причина была проста - началась война. Империю залихорадило. Поскольку Академия являлась одним из крупнейших, а может и самым крупным центром по подготовке магов, то залихорадило и ее.
   Наша дружная четверка прибыла уже к началу выпускных экзаменов, поэтому времени на подготовку не оставалось. Три проклятых демонами дня мы готовились, повторяя, напоследок, заклинания из пятого учебного курса.
   Вот и настал наш последний решающий экзамен. Весь пятый курс уже сдал экзамены, остались только мы. В этом году, из-за поспешности выпуска новых магов, никаких показательных мероприятий устроено не было, поэтому от нас потребовали показать стандартный набор заклинаний.
   "Улучшенный таран", опробованный мной на твари, а следом и "мост", использованный не так давно, были с блеском продемонстрированы мной придирчивой комиссии. Заклинания "массовая каменная стрела" и "универсальный щит" также не вызвали у комиссии особых нареканий, а вот призыв элементаля земли дался мне только с третьей попытки. Все-таки моих сил было недостаточно для нормальной активации заклинания. Пришлось мысленно попросить Крея о помощи, несколько секунд и вот он, стоит родимый.
   Мои друзья также успешно сдали экзамен. Все, мы больше не были учениками академии. С завтрашнего дня мы получали перстень взамен ученических значков, подчеркивающий наш новый статус и официально становились подмастерьями.
   - Эх, как много у меня лишних вещей! - не переставал удивляться я, собирая в мешки свой нехитрый скарб. - Так, книги положу сюда, монеты в поясной мешочек. Ага, не забыть бы кристалл банка гномов, пополненный недавно мною на кругленькую сумму. Амулеты и артефакты цепляем на себя. Ну вот, в принципе я готов к выходу.
   В городе раздался звон большого колокола, призывающий жителей в храмовый комплекс.
   - А это что такое? - удивился я, - вроде в связи с войной гуляния по поводу выпуска новых магов должны были отменить.
   Выглянул наружу. Ба! Да там уже народу толпиться, просто ужас!
   - Пит! Ты идешь с нами? - поинтересовалась, остановившаяся возле меня Лита.
   - А что случилось? - уточнил я.
   - Да ректор распорядился всем выпускникам явиться в храм, речь говорить будет да напутствие нам давать, - поморщилась Лита.
   - Конечно, бегу! - заверил ее я и, подхватив мешки, выбежал наружу.
   - 'Где этот проклятый демонами голем, когда он так мне нужен?!' - в панике оглядывал я весь двор, наконец, мои глаза увидели то, что я искал, - а, вот ты где!
   Быстро нацепив на него мешки, закрепив посох, и приказав ему сторожить мое добро, я опять направился обратно к дому. Подойдя росшим рядом с ним в землю деревьям, воспользовался силой эльфийского рода, послав им приказ разобрать дом и погрузиться в сон.
   'Ну, теперь в храм' - думал я, шагая по улочкам Родена и направляясь к назначенному месту.
  Внутри было полно народу. Весь наш бывший пятый курс, ректор Азани, все наши преподаватели. А вот и магистр Лауди рядом с ректором притаился. Так! А что это их двоих так покачивает?! Заинтересовавшись, я стал проталкиваться через толпу бывших учеников поближе к ним.
   А в это время ректор Азани истово молился.
   - Благодарю тебя о всемилостивейшая, что позволила мне пережить эти трудные пять лет, - негромко бормотал он.
   'Интересно, о чем это он?' - думал я, стоя за его спиной и пытаясь не поморщиться от сильнейшего перегара, доносившегося со стороны ректора.
   - Приношу тебе о великодушная эти дары и умоляю больше не посылать мне такого испытания в виде подобных учеников, - продолжал ректор.
   - Господин ректор, - икнув, перебил магистр Лауди, - умоляю вас, попросите богиню больше не посылать мне такого проклятия как ученик Лексли.
   Ректор недовольно на него посмотрел, но добавил, - все добрейшая прошу тебя не посылать больше магистру Лауди таких испытаний, как ученик Лексли, а то старый хрыч этого больше не перенесет.
   - Эй! Это они что про МЕНЯ что ли?! - возмутился я, онемев от услышанного.
   - А теперь поздравляю вас с получением звания подмастерья и желаю успехов в нелегком пути обретения звания мага! - громко закончил ректор Азани и, повернувшись к толпе бывших учеников, добавил. - Кто обучался платно свободны, а кто на бесплатной основе, зайдите завтра в мой кабинет за распределением.
   Тут его глаза, наконец, увидели меня:
  - а ты Лексли! Ты поедешь на границу сражаться с некросами! В самый удаленный от Родена и академии форт!
  
  ***
   - Пустите меня! Не поеду я ни к каким проклятым демонами - некросам! Лучше уж к оркам и гоблинам сразу попасть! - кричал я, уцепившись за голову статуи богини жизни Асланы.
   Почему кричал? Так меня Лита, пыталась стянуть со статуи используя силу стихии воздуха. А статуя, между прочим, была в три моих роста высотой. Харт и Коб, вот предатели, подбадривали ее. Естественно я сопротивлялся изо всех сил. Ехать воевать с некросами мне ну никак не улыбалось. Действительно, лучше уж с орками драться, те хоть живые!
   В храме оставалось мало народу. Один из жрецов обеспокоенно наблюдал за происходящим, пара храмовых стражей давала подсказки девушки как меня снять со статуи, да несколько прихожан и бывших учеников нашего курса развлекались бесплатным зрелищем.
   Наконец Лита, устав от всего происходящего дернула меня, намного, сильнее, чем прежде. Нет, статую я не отпустил, по крайней мере, сразу. Расцепились мы с ней уже в момент падения. Бум...
  - Да кто же делает статуи из гипса, да еще и пустыми внутри, а?! - мысленно возмутился я, глядя на разлетающиеся по всему залу осколки.
   - Ну ладно. Уговорили. Поеду к некросам, - быстро произнес я и, посмотрев на начинающего приходить в себя, от увиденного святотатства, жреца, быстро добавил. - БЕЖИМ!
   Наша четверка неслась по улочкам города, ставя за спиной одно преграждающее заклинание за другим. Беспокоились мы не зря. Нас настигали крики и шум разъяренной толпы местных жителей, ведомых оскорбленным до глубины души жрецом.
   Вот и ворота академии! Забежав внутрь двора, мы все вместе, не сговариваясь, поставили еще по защитному заклинанию. К нашей великой радости, мы заметили прямо возле моего голема ректора Азани с магистром Лауди. Они что-то весело обсуждали между собой. Не став дожидаться друзей я подскочил к ректору и вмешался в их разговор.
   - Господин ректор, я тут подумал и решил, что действительно хочу послужить на благо нашей империи. Готов отправиться на границу прямо сейчас, - торопливо закончил я, прислушиваясь к нарастающему шуму.
   - А твои друзья? - уточнил, зачем то подвыпивший ректор. - Они тоже готовы отправиться с тобой на границу?
   Ха! Он мог бы и не спрашивать! Харт и Коб со своими походными мешками уже стояли у меня за спиной и истово кивали, выражая солидарность с неким Питером Лексли.
   - Меня к папе отправьте, тоже срочно, - скромно добавила Лита.
   - Ну, хорошо, - ректор недоуменно посмотрел на нас, но перечить патриотическому порыву не стал.
   Короткое заклинание и нас во дворе академии уже не стало. Тут до ректора, наконец-то донесся нарастающий шум разъяренной толпы. Через стену стали перелетать выломанные из мостовой булыжники, а в перекрытый заклинаниями проем врат стали пытаться вломиться какие-то абсолютно незнакомые Азани люди и гномы.
   Ректор и магистр, протрезвев буквально на глазах за несколько секунд, переглянулись и коротко, но с таким чувством нескрываемого бешенства в голосе, одновременно произнесли. - Да чтоб тебе провалиться к демонам, ЛЕКСЛИ!
  
  Эпилог.
  
  Когда крылатый красавец посетил подземелья гор КрошКана, он был встречен довольно улыбающимся калекой, восседавшем на своем каменном троне.
  - А, это ты тюремщик? - весело поинтересовался у него хозяин подземелий, почувствовав присутствие гостя, - вот видишь, все идет так, как я и запланировал. Игрок, активировав части доспеха Негрона, уже снял две печати с моего узилища и овладел силой леса - силой жизни. Скоро придет время принять силу смерти и снять остальные печати, и я получу свободу!
  - Не торопись так, Узник! - насмешливо ответил Тюремщик. - Я ввожу в игру Убийцу. Теперь посмотрим, как выкрутиться твой Игрок.
  Он ожидал увидеть страх в глазах пленника подземелий, бессилие от рушащихся замыслов, но вместо этого получил взгляд полный недоумения.
  - А разве ты его уже не ввел?! Получается, что ректор Азани - не твой Убийца?! - изумленно спросил Узник, пытаясь переосмыслить все попытки уничтожения своего подопечного в свете вновь открывшихся обстоятельств. - Ведь он приложил столько усилий, чтобы мой Игрок погиб, не выполнив своего предназначения!
  - Нет. Я думал, ты с его помощью, таким образом, направляешь своего Игрока, - озадаченно покачал головой Тюремщик. - Но если он не твой, то чья это Фигура?
  В подземельях горы Крош-Кана воцарилась тишина. Молчаливый вопрос 'кто посмел, вмешаться в Игру двух могущественных богов?', так и остался без ответа.
  
  Конец
Оценка: 5.18*68  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"