Захарова Наталья Анатольевна: другие произведения.

Большая Охота. Гет-версия

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 3.53*63  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать, если в тебе проснулась вейла? Найти партнера! А что делать, если твой будущий партнер тебя отвергает и это грозит тебе смертью? Провести ритуал замены наследия и выжечь пернатое к Мордредовой бабушке! А что делать, если ритуал удался? Объявить Большую Охоту и пусть победит достойнейший! Общий файл.

   Основные персонажи: Фем!Гарри Поттер, Альбус Дамблдор, Том Марволо Реддл (Лорд Волан-де-Морт, Лорд Волдеморт)
  
   Пэйринг: Фем!Гарри Поттер, Волдеморт, Снейп и остальные
  
   Рейтинг: R
  
   Жанры: Джен, Романтика, Юмор, Фэнтези, AU, Мифические существа
  
   Предупреждения: OOC, Насилие
  
   Размер:планируется Макси.
  
   Статус:закончено.
  
   Описание:
   Что делать, если в тебе проснулась вейла? Найти партнера! А что делать, если твой будущий партнер тебя отвергает и это грозит тебе смертью? Провести ритуал замены наследия и выжечь пернатое к Мордредовой бабушке! А что делать, если ритуал удался? Объявить Большую Охоту и пусть победит достойнейший!
  
   Посвящение:Вам.
  
   Публикация на других ресурсах: Только с моего разрешения.
  
   Примечания автора: А что тут комментировать? Захотелось. Теперь издеваемся над Наследиями, и всем, что с этим связано.
  
   Предупреждение читателям: не канон, штампы, Мери Сья, похерены даты и события. Не удивляйтесь, у меня с каноном очень плохо.
  
  
  
  
  Глава 1. Написать завещание.
  
  
  
  - И четвертый участник - Гарриэт Поттер!..
  
   Совершенно ошалевшая Гарри Поттер, с оцепеневшими от изумления мозгами стояла в Большом зале и наблюдала, как невразумительно мямлит Дамблдор, орут Каркаров, мадам Максим и Снейп, возмущаются ученики...
  
   Избрание Чемпионов для Тремудрого турнира превратилось в балаган. Никто никого не слушал, а Гарриэт в особенности, все чем-то возмущались. Девушка совершенно ничего не понимала, очнулась она только тогда, когда ее подтолкнули к остальным Чемпионам, а в спину прилетело насмешливо-завистливое малфоевское:
  
   - Завещание не забудь составить, шрамоголовая!
  
   Дальнейшее прошло на автопилоте, очнулась она, когда нужно было идти спать. Рон, фыркая как тюлень, ушел раньше, Гермионы не было видно, есть на нервной почве хотелось все сильнее, и наконец, не выдержав, Гарриэт завернула в какой-то заброшенный класс и вызвала Добби.
  
   Осчастливленный поручением обожаемого кумира, эльф натаскал кучу еды и, без конца что-то повизгивая от восторга, крутился рядом, пока Риэ, в голове которой засела малфоевская фраза, не ошарашила его вопросом:
  
   - Где волшебники пишут завещания?
  
   Добби застыл на мгновение, а затем неожиданно четко отрапортовал:
  
   - В Гринготтсе, Гарриэт Поттер, мэм!
  
   Риэ замерла, а затем вяло махнула рукой:
  
   - Как я до него доберусь? А с этим Турниром...
  
   Домовик подпрыгнул и радостно заверещал:
  
   - Добби хороший эльф! Добби перенесет Гарриэт Поттер, мэм, к банку! Добби может! Только надо выйти за пределы Хогвартса, Гарриэт Поттер, мэм!
  
   Поттер вскинула голову. Апатия прошла моментально, голова стала ясной, мысли - четкими. Она строго взглянула на стоящего навытяжку эльфа и отдала свой первый в жизни осознанный приказ:
  
   - Принеси из моего сундука мантию-невидимку так, чтобы тебя никто не заметил.
  
   Добби с хлопком исчез и через секунду вернулся обратно, протягивая небольшой сверток.
  
   - Мантия, Гарриэт Поттер, мэм!
  
   - Сейчас я выйду из замка, и когда я тебя позову, перенесешь меня к банку.
  
   - Да, Гарриэт Поттер, мэм!
  
   Девушка накинула мантию и выскользнула из класса, стараясь ступать как можно тише. Ей повезло - никто не бегал по коридорам, и уже через десять минут она стояла за воротами, а еще через секунду - возле здания Гринготтса. Благодаря позднему времени, людей возле здания не было, и, на ходу скидывая мантию и отдавая приказ Добби забрать её, когда позовет, Гарриэт взошла по ступеням в банк.
  
   Войдя и оглядевшись, Поттер направилась к кассе, за которой гоблин с деловым видом пересчитывал галлеоны. Подойдя, девушка уважительно поклонилась смотрящему на нее служащему:
  
   - Пусть ваше золото всегда прибывает, уважаемый хранитель золота. Меня зовут Гарриэт Лилия Поттер. Скажите, к кому я могу обратиться?
  
   - Ко мне! - проскрипел за ее спиной голос. Гарриэт обернулась и увидела гоблина, знакомого ей по самому первому посещению банка. Еще когда она шла по ночному Хогвартсу, Поттер вспоминала, как надо обращаться к гоблинам, потому что то, что демонстрировала семья Уизли и большинство магов, вежливостью назвать было нельзя, даже на очень неискушенный взгляд девушки, и неожиданно в памяти всплыл мельком увиденный эпизод, который Гарриэт решила повторить.
  
   Она выпрямилась, склонила голову, и прижав правую руку раскрытой ладонью к груди, вежливо произнесла:
  
   - Пусть ваше золото всегда прибывает, а враги корчатся в агонии вечно, уважаемый хранитель золота, мастер Грипхук!
  
   Эффект наступил незамедлительно. Оба гоблина выпучили глаза, а затем Грипхук поклонился в ответ:
  
   - Пусть ваше золото течет рекой, наследница Поттер! Приятно встретить вежливую девушку. Пройдемте в кабинет.
  
   Пока они направлялись к кабинету, Гарриэт размышляла, что начало, судя по всему, получилось удачным, и нужно постараться его не испортить, что у нее обычно получается на раз плюнуть. Зайдя в кабинет, гоблин уселся за стол и предложил Гарриэт занять место напротив.
  
   - Итак, девушка, Вы, наконец, решили заняться делами своего Рода?
  
   - Мастер Грипхук, возможно, Вы удивитесь, но я ничего не знаю, ни о своем Роде, ни о своем наследстве. Давайте, я просто расскажу Вам, как обстоят дела, с моей точки зрения, а Вы скажете, что мне нужно делать? Мне не к кому обратиться.
  
   Гоблин кивнул, и Гарриэт начала свой рассказ. Возможно из-за того, что перед ней сидел не человек, или потому, что сегодняшнее происшествие стало последней каплей, но Поттер рассказала все про свою жизнь. Впервые в жизни ее молча выслушали. Грипхук сидел, обдумывая сложившуюся ситуацию. Обычно гоблины не вмешивались в жизнь магов, но сейчас ситуация стала критической. Когда дитя заявляет, что ей не к кому обратиться, и ты остаешься последней надеждой... Естественно приступу сентиментальности гоблины не подвержены, но вот приступу жадности - это да, запросто. Грипхук внимательно посмотрел на Гарриэт и принял решение.
  
   - Итак, наследница Поттер, вот что мы сейчас сделаем...
  
   Лежа в своей кровати за задвинутым пологом, Гарриэт прижимала к груди сумку, полученную в банке. Там хранились очень интересные документы и не менее интересные вещи. И пусть процесс их обретения сопровождался распитием трех флаконов Успокоительного зелья, и стоил ей множества нервных клеток и еще большего количества разбившихся иллюзий - оно того стоило!
  
   Впервые в жизни она смотрела в будущее с оптимизмом. Поттер закрыла глаза и постаралась улечься поудобнее. С завтрашнего утра у нее начинается совершенно новая жизнь.
  
  
  Глава 2.Обрести семью.
  
  
  
  Время текло незаметно. Казалось, только что ее назвали Чемпионкой, а уже подходит время к Первому испытанию. И как бы странно это ни звучало, несмотря на все неурядицы и проблемы, Гарриэт была счастлива. Она наконец-то обрела то, о чем мечтала с тех пор, как стала понимать окружающий мир. В ее жизни появился ДЕДУШКА.
  
   Каждый божий день Гарриэт благодарила всех богов, Мерлина, Моргану, и особенно Мордреда за то, что в ее жизни появилось такое счастье. Карлус Габриэль, Лорд Поттер, оказался необычайно умным, разносторонне образованным мужчиной лет пятидесяти на вид, знатоком множества ритуалов, наук и, что самое ужасное для Риэ, чистокровных традиций. А еще у него был настолько ехидный и вредный характер, что Снейп по сравнению с ним казался невинным агнцем. И все это Счастье обитало в небольшом медальоне, который теперь постоянно висел на шее у Гарриэт, и возвращаться в свой портрет, который теперь находился в Тайной комнате, Счастье не собиралось.
  
   Любимый Дедушка (именно так, с большой буквы), опекал и помогал Риэ практически во всех ситуациях. А еще он ее Учил. Когда Карлус обрадовал Гарриэт списком того, что ей надлежит выучить как Наследнице Благородного и Древнего Дома Поттер, девушке резко захотелось упасть в обморок.
  
   Список впечатлял. Там были: этикет, традиции, ритуалы, древние и мертвые языки, бытовая магия, руны, нумерология, артефакторика, магия крови, темная магия, окклюменция и легилименция, управление финансами; помимо этого, еще и сущие мелочи, такие, как история Магии и Ее основы, ЗОТИ и темные искусства, а также умение говорить, ходить, одеваться, как положено чистокровной Леди, плюс логика и политология.
  
   Дедушка твердо вознамерился сделать из дикой маглы Высшее существо. Он поедом ел внучку за любую мелочь, хвалил, когда та делала успехи, ругался, когда Гарриэт пыталась сачкануть... И все же, в его глазах можно было видеть гордость за девушку и любовь. И гордость эта основывалась на факте, который произвел на Гарриэт эффект разорвавшейся бомбы.
  
   Гарриэт Лилия Поттер (никаких плебейских Гарри) оказалась чистокровной.
  
   Казалось бы - нонсенс? А вот и нет. И выяснилось это только из-за того, что у Поттер не было с собой ключа...
  
   - Итак, наследница Поттер, вот что мы сейчас сделаем... Насколько я понимаю, ключа от сейфа у Вас нет?
  
   Гарри отрицательно покачала головой.
  
   - Значит, первым делом мы проведем процедуру определения крови и наследования. Деньги за это будут списаны из Вашего сейфа. Вы согласны? Тогда приступим.
  
   Гоблин достал специальные листы пергамента, нож из какого-то странного камня и чашу того же материала. Пергамент лег на стол, прижатый по углам пирамидками из металла, чаша встала на него посредине. Грипхук достал несколько бутылочек и последовательно вылил в чашу. Содержимое закипело. Он подал Гарри нож, и велел разрезать себе ладонь и вылить в чашу полную пригоршню крови.
  
   Гарри, морщась, чирканула по ладони и, когда набралось нужное количество крови, вылила ее в чашу. Ее содержимое тут же успокоилось. Гоблин забрал у Гарри нож, проведя плоской стороной лезвия по ране, которая тут же затянулась. После чего, прочитав над чашей заклинание на гоббледуке, вылил жидкость прямо на пергамент.
  
   Гарри зачарованно наблюдала, как жидкость, растекаясь по пергаменту, формирует ее генеалогическое древо, сопровождающееся какими-то подписями, очевидно, пояснениями. Наконец, процесс завершился, и Грипхук, взяв пергамент в руки, принялся внимательно его изучать. По мере чтения, его брови поднимались все выше. Закончив читать, он посмотрел на Гарри задумчивым взглядом и произнес:
  
   - Что ж, этого следовало ожидать. Однако перед тем, как я скажу результаты, выпейте это.
  
   Гарри с подозрением уставилась на флакон.
  
  - Это Успокоительное зелье. Концентрированное, - понимающе пояснил гоблин.
  
   Гарри опрокинула содержимое в рот, и почувствовала, как мышцы и нервы, завязанные в тугой узел, потихоньку расслабляются, и тревога отступает.
  
   - Что Вы знаете о своей семье?
  
   - Практически ничего, - со стыдом была вынуждена признаться девушка.
  
   - Тогда подождите пару минут, - Гоблин взял в руки стоящий на столе камень в форме шара и, сжав его ладонями, пробормотал что-то. Через пару минут ожидания, в кабинет вошел гоблин, держащий что-то большое и плоское в руках. Он установил это рядом с креслом Гарри и, сняв ткань, скрывающую содержимое, с поклоном вышел.
  
   Оказалось, что это портрет черноволосого кареглазого мужчины лет пятидесяти, одетого в парадную мантию лорда. Мужчина скептически посмотрел на сидящую перед ним Гарриэт (всклокоченные волосы, бледное лицо, жуткое нечто под школьной формой) и, скривившись, произнес, повернувшись к Грипхуку:
  
   - Это еще что за пародия на Поттер, мастер Грипхук?
  
   - Приветствую Вас, лорд Поттер. Во-первых, позвольте представить Вам Вашу внучку - Гарриэт Лилию Поттер. А во-вторых, при проверке родословной были выявлены интересные факты, которые я сейчас оглашу.
  
   Лорд кивнул, и гоблин принялся читать родословную Гарри.
  
   - Отец - Джеймс Карлус Поттер, чистокровный в 22 поколении. Мать - Лилиана Мадлен Эванс (урожденная Лилиана Розалия МакРоуз), чистокровная в пятнадцатом поколении.
  
  
  
  Глава 3.Первое испытание.
  
  
  Время неслось, как сумасшедшее, Поттер даже моргнуть не успела, как наступило время Первого испытания. И теперь Гарриэт стояла в палатке с остальными Чемпионами и искоса их разглядывала. Флер пыталась кокетничать с Крамом, но тот изображал из себя северную скалу - суровую и неприступную. Седрик нервничал в углу и пытался обратить на себя внимание Флер - безрезультатно, впрочем...
  
   Неожиданно полог палатки распахнулся, и внутрь влетел Людо Бэгмен, похожий в своем черно-желтом костюме на разожравшуюся на вольных харчах осу-переростка. В руках у него был небольшой мешок. Вслед за ним в палатку вошла представительная ведьма средних лет, одетая строго и консервативно. Карлус шепнул Риэ, что это Амелия Боунс. Бэгмен откашлялся:
  
   - Уважаемые Чемпионы! Леди... - галантный поклон в сторону Флер и Риэ. - Джентльмены... - кивок в сторону юношей. - Сейчас мы разыграем, кто кому достанется! - Людо хихикнул. - Первое испытание - драконы! В мешке находятся четыре фигурки, изображающие ваших оппонентов. Прошу!
  
  Первой подошла Флер. За ней Седрик, потом Крам, вытянувший Китайского огненного шара и, наконец, Гарриэт. Венгерская хвосторога, которую она вытащила из мешка, цапнула ее за палец и попыталась сбежать, но девушка ловко удержала ее за хвостик.
  
   - Ваше задание состоит в следующем: вы должны забрать из кладки золотое яйцо. Дракон будет пытаться вам помешать. Учтите, наносить урон кладке - запрещено! - Амелия грозно оглядела притихших Чемпионов.
  
   Полог палатки снова распахнулся, и внутрь проникла ярко накрашенная, завитая в мелкие кудряшки блондинка, в красном костюме под цвет длинных ногтей. Рита Скитер.
  
   - Господа, - слащаво улыбнулась акула пера, - интервью для благодарных читателей. - Прытко Пишущее Перо порхало над пергаментом, парящим возле ее плеча. - Ах, Гарриэт Поттер... Вы согласны? - она цепко ухватила Риэ за плечо.
  
   - Конечно, мисс Скитер. Для такой вежливой дамы - все, что угодно. - Девушка радушно улыбнулась Рите. Скитер бросила заинтересованный взгляд. - Давайте пройдем туда, где нам не будут мешать.
  
   Они вышли из палатки и отошли к деревьям. Гарриэт поставила барьер от прослушивания, чем заслужила еще один заинтересованный взгляд.
  
   - Прежде, чем мы начнем интервью, мисс Скитер, позвольте высказать просьбу. Не могли бы Вы придержать свое Перо? А я кое-что рассказала бы Вам. Неофициально... - Гарри сладко улыбнулась. Скитер тут же схватила Перо за кончик.
  
   - Итак, начнем со следующего. В Турнире меня участвовать заставили. Дамблдор.
  
   Глаза Риты загорелись маниакальным огнем...
  
   Возвращаясь в палатку, Риэ была очень довольна собой. По совету дедушки, она бросила Рите приманку в виде явных нарушений избрания Чемпионов и оплатила хорошие отзывы для себя. Кроме того, она договорилась с Ритой о написании статей. Совершенно определенных статей. Ей хорошая репутация не помешает, особенно в свете того, сколько помоев на нее выливают окружающие.
  
  Если честно, то Поттер это жутко надоело, да и обидно было до слез, а тут представился случай это положение немного исправить. И что с того, что не за бесплатно? Даром в жизни ничего не бывает, теперь-то это Поттер понимала просто отлично, не то, что раньше. Девушка счастливо вздохнула, принявшись мысленно накручивать себя, чтобы набраться храбрости на задуманную авантюру и прислушивалась к крикам снаружи. Наконец ее вызвали.
  
   - А теперь.. Гаррриэт Поттеррр! - раздался рев комментатора. Трибуны зашумели. Хвосторога, сидящая на яйцах, настороженно завертела головой. Поттер подошла к ней поближе и поклонилась, затем наложила на себя "Сонорус" и зашипела. Трибуны окаменели. На их глазах творилось несусветное - Гарриэт Поттер, Мессия Света, разговаривала с драконом на парселтанге.
  
   - Приветствую тебя, крылатая, - прошипела девушка. - Я хочу с тобой поговорить. Я не причиню тебе вреда.
  
   Хвосторога недоверчиво наклонила голову, вслушиваясь в шипение. Затем она еще ближе склонилась к Гарриэт, прорычав:
  
   - Чего ты хочешь?
  
   - В твоей кладке лежит ненастоящее яйцо. Посмотри, - драконица повернула голову к кладке и, осмотрев ее, повернулась назад к Поттер. - Прошу, отдай мне его, и тебя и твоих детей не побеспокоят больше.
  
   Хвосторога некоторое время молча смотрела на нее, потом схватила пастью яйцо и, сойдя с кладки, выплюнула его прямо Гарриэт в руки.
  
  - Благодарю тебя, прекраснокрылая, - девушка поклонилась. Неожиданно хвосторога резко наклонилась, и под потрясенное аханье трибун стала ее облизывать. Лизнув Поттер раз пять, она отошла от мокрой Чемпионки назад к кладке. Неожиданно в ухе девушки раздался азартный шепот дедушки:
  
  - Риэ! Быстро! Флакончик, и собери слюну! Такой ингредиент пропадает!
  
   Гарриэт мысленно застонала. Еще один чокнутый зельевар на ее голову. Но подчинилась. Трансфигурировала платок во флакон с широким горлом и принялась соскребать с себя драконьи слюни. Трибуны шумели. К ней уже подбегали Снейп и Помфри. Первым делом медсестра провела диагностику и удостоверилась, что девушка в порядке. Снейп дождался вердикта и только приготовился орать, когда Гарриэт протянула ему флакон с вязким содержимым:
  
  - Это Вам, профессор. Добровольно отданная слюна дракона. Для вас собирала! - после чего отвернулась от окаменевшего Снейпа и зашагала в палатку. Девушке жутко хотелось сладкого. Нервное, скорее всего!
  
  Жуя шоколадную лягушку, она слушала вердикт судей:
  
  - Флер Делакур. Сорок баллов!
  
  - Седрик Диггори. Сорок четыре балла!
  
  - Виктор Крам. Сорок шесть баллов!
  
  - Гарриэт Поттер. Пятьдесят баллов!
  
  Девушка довольно улыбнулась. Она - первая! В ухе одобрительно хлопал в ладоши дед.
  
  
  Глава 4. Разбор полетов.
  
  
  Риэ стояла перед Дамблдором в кабинете директора и задумчиво смотрела на Фоукса. Ее задумчивость объяснялась просто - девушка решала сложную задачу. Задачу о том, как поиметь с феникса слезы, перья и прочие ингредиенты. Дедушка явно плохо на неё влиял. При жизни тайной страстью Карлуса Поттера были зелья. Мастером зельеварения он не был, но обожал собирать всякие редкие ингредиенты и продавать их по бешеным ценам. Вид феникса в пределах досягаемости приводил его в неописуемый экстаз, и теперь он требовал, чтобы Риэ продолжила эту славную традицию и весьма прибыльное дело.
  
   - Как же так, Гарри? - директор укоризненно смотрел на неё, сверкая очками. - Ведь парселтанг...
  
   - Драконы являются родственниками Змей и прекрасно его понимают, - перебила директора Риэ. - Я прочитала об этом в книге о драконах. А так как я умею говорить на парселтанге, то мне проще было договориться с драконом, чем попытаться отобрать яйцо силой. Не на метле же мне было от него удирать!
  
   Снейп, присутствующий при беседе, только фыркнул.
  
   - Но это темный дар, - директор попытался воззвать к чувствам светлой ведьмы в девушке.
  
   - И что? - удивилась Гарриэт. - Вообще-то парселтанг является достаточно распространенным даром в Индии и некоторых азиатских странах. Это в Англии он редкость. А теперь, я могу идти? У меня эссе ненаписанные.
  
   Дамблдор, вздохнув, отпустил её, и Риэ с облегчением вышла из кабинета. Наглый директор всю беседу пытался шарить в её голове. Хорошо, что у нее теперь есть амулет, защищающий от вторжения в мысли и награждающий агрессора приступом головной боли. Пусть помучается! Девушка спешила в гриффиндорскую гостиную, чтобы отдохнуть. Когда она вошла, ее встретили настороженным молчанием. Всеобщую реакцию на произошедшее решила высказать Гермиона.
  
   - Гарри, как ты могла... - начала она.
  
   - Мисс Грейнджер, - прервала ее Риэ. - Во-первых, потрудитесь обращаться ко мне вежливо. Во-вторых, вы не моя подруга, чтобы высказывать мне свои критические замечания, тем более публично, так как потеряли это звание, проявив ко мне недоверие. И в-третьих, Вы мне не родня, чтобы как-то воспитывать. Воспитывайте свою семью, а меня оставьте в покое!
  
  Гриффиндорцы, напряженно слушавшие разговор, начали хихикать. Мисс "Я знаю все!" откровенно уже всех достала, и на помощь к ней прийти никто не спешил. Гермиона от такой отповеди только захлопала глазами.
  
  - Сегодня я принесла Хогвартсу победу в Первом испытании. Каким образом я это сделала - мое личное дело. И если Вы завидуете моим способностям, которых у Вас нет - то это Ваши проблемы! А сейчас, всем спокойной ночи! - развернувшись, Гарриэт промаршировала в спальню. Гермиона стояла в трансе. Речь, подсказанная дедушкой, произвела ошеломляющее впечатление. Ученики теперь были уверены, что все дело в зависти, и поменяли свою точку зрения на происходящее.
  
   - Но я не... - неуверенно начала Гермиона.
  
   - Завидуешь! - подхватила Парвати. Остальные осуждающе смотрели на Гермиону. Можно было не сомневаться, что завтра об этом узнает весь Хогвартс.
  
   Северус Снейп, профессор зельеварения, поставил на полку флакон с полученной в дар слюной дракона и начал готовиться ко сну. Попутно он пытался анализировать поступок Поттер. С одной стороны, ингредиенты, тем более такие, тем более даром, на дороге не валяются. С другой - это же Поттер! Одно ее имя действовало на Снейпа, как красная тряпка на быка. Так и не придя к какому-либо выводу, профессор лег спать.
  
   Время шло, Риэ мучилась с яйцом. Понять, что с ним надо делать, она была решительно не в состоянии. Жизнь портил дед, терроризирующий лекциями каждую свободную секунду, а еще действовал на нервы Малфой, сверкающий значком с надписью "Поттер - вонючка!". Да и не только он. К тому же, в последнее время Гарриэт стала себя как-то странно чувствовать. Ничего не болело, только настроение скакало, как бешеная мантикора.
  
   Решить загадку яйца помог случай. Озверевшая от очередной лекции деда, нападок Малфоя, и попыток Гермионы воздействовать на ее разум, Гарриэт попыталась утопить яйцо в озере. К своему изумлению, она услышала песню, доносящуюся из-под воды. Загадка была решена - русалки что-то спрячут в озере, и это что-то следует найти, но теперь дед постоянно напоминал ей о том, что к визиту в озеро следует подготовиться. И не только морально. Время Второго испытания неуклонно приближалось.
  
  
  
  Глава 5. Предпраздничная суета.
  
  
  Риэ приводила себя в порядок, стоя перед зеркалом в ванной. Причесав волосы, она заботливо поправила висящий на плоской цепи медальон, в котором в настоящее время обитал дед. Медальон был зачарован таким образом, что дедушка прекрасно все видел и слышал через одежду (девушка не собиралась светить фамильным артефактом перед всякими разными) и мог свободно общаться с Риэ, тогда как слышать и видеть дедулю могла только внучка. Девушка вышла из ванной, освободив ее для других и, открыв свой сундук, принялась одеваться.
  
   Надо сказать, что, с того момента, как дедушка появился в ее жизни, гардероб Гарриэт значительно улучшился. Под руководством дедушки, сетующего на то, что пока что помощь бабушек недоступна, Риэ приобрела нижнее белье, рубашки, юбки, мантии, свитера, обувь... В общем, все то, чего у нее никогда не было. Одежда была прекрасного качества и самое главное - по размеру! С соседней кровати за ней завистливыми глазами наблюдала Джинни. Младшая Уизли все не переставала канючить, пытаясь разжалобить Поттер и получить возможность пользоваться щедростью Чемпионки, она лезла везде, даже в спальню четвертого курса, преследовала, вздыхая и стеная, но все было бесполезно. Вот как сейчас.
  
   Кстати, Рон попыток помириться не делал, что Риэ очень радовало. После того, как она узнала, что из ее сейфа была оплачена поездка в Египет для всей семьи Уизли, а также о том, что с ее счетов регулярно переводились суммы на счета Рональда и Джиневры Уизли (зарплата - саркастично высказался Карлус), и тысяча галлеонов на счет семьи каждым летом (дорогой отель, однако! - посетовал дедушка), ни о каком примирении и речи быть не могло. Теперь, после того, как факультет опять повернулся к Поттер лицом, рыжее семейство регулярно предпринимало попытки к общению, но Риэ делала вид, что в упор их не замечает.
  
   Одевшись, Гарриэт захлопнула сундук и, наложив на него запирающие чары, отправилась завтракать. Большой зал встретил ее привычным гомоном. С нею здоровались, кивали, махали руками. Поттер несколько прохладно отвечала - она не собиралась забывать остракизм, которому ее подвергли. Сев за стол, Риэ уделила внимание завтраку, соблюдая манеры и попутно выслушивая нотации деда:
  
   - Спину выпрями, ты не верблюд, чтобы горбом светить! Локти на стол не клади! Режь ровнее, у тебя что, косоглазие? Так это мы исправим! Хлеб берут левой рукой, отламывая маленькие кусочки! Вот так, молодец! Еще немного, и я сделаю из тебя Леди!
  
   От такой перспективы Поттер пробрал холодный пот. Ужас какой! Хотя, если бы ей сейчас предложили избавиться от ее мучителя, то реакция была бы мгновенной - проклятия и удары. Возможно, даже ногами. Обретя хоть какое-то подобие семьи, Риэ была готова сражаться за нее до конца. Позавтракав, девушка отправилась на уроки. Под руководством деда ее успеваемость резко возросла. Еще бы, с таким-то наставником! Карлус любой предмет объяснял так интересно, что она просто-напросто просила "добавки". Успехи заметили все учителя. Даже Снейп теперь не так часто стоял над душой, придираясь к результату, что радовало просто до невозможности. Кстати, подарок Снейпу дедушка одобрил:
  
   - Мастер Зелий! - мечтательно произнес он. - Да он за редкие ингредиенты удавится! Правильно ты ему слюну подарила. Прикормим, и никуда он от нас не денется...
  
   Уроки шли своим чередом. Среди скучных предметов, единственным, что радовало Гарриэт, были уроки ЗОТИ. Сумасшедший старый аврор в качестве учителя прекрасно вписывался в стройные ряды предыдущих преподавателей. Хмури учил их Непростительным, и Риэ с азартом перенимала науку. В ожидании Второго испытания Хмури попытался было помочь, но Риэ сказала, что у нее все схвачено, и гордо удалилась. Дед на медальоне плевался и скрипел зубами - он фанатиков не терпел, хотя и признавал, что при определенных обстоятельствах и от них есть польза.
  
   Девушка запаслась жаброслями (послав заказ в Лютный переулок через Добби) и теперь усиленно изучала согревающие чары - лезть в холодную воду совершенно не хотелось. Дед был в восторге. Он уже прикидывал, что и на какую сумму внучка добудет в озере. И размышлял, кому они это все будут продавать.
  
   Гермиона периодически пыталась помириться с Риэ - так она называла попытки действовать ей на нервы и читать мораль. Поттер один раз выслушала этот бред, а затем высмеяла ее, сказав, что отсутствие зануды под боком сказалось на ее учебе положительно, и друзья обычно доверяют друг другу, а если нет - то какие же это друзья? Гермиона тогда фыркнула и удалилась с гордым видом, на что Риэ только пожала плечами. Общаться с ней девушке не хотелось: когда твоя дружба оценивается книгами из твоего сейфа - это не дружба. Попытки Гермионы освободить домовых эльфов вообще проходили в категории бесплатного цирка и совершеннейшего бреда. Но никаких попыток прекратить это безобразие и вправить ей мозги, Риэ, естественно, не предпринимала - зачем мешать человеку втаптывать свою же репутацию в, пардон, Г.А.В.Н.Э? У деда от одного только названия случилась истерика.
  
   Но самое страшное заключалось не во Втором испытании, маячившем на горизонте, а в Бале Чемпионов. И в сопутствующих этому событию сложностях. А именно - в выборе партнера для танцев и подборке подходящего наряда. С нарядом было просто - по каталогу заказали парадную мантию, платье, соответствующую обувь и аксессуары. А вот с выбором партнера все обстояло гораздо сложнее. Перебрав все варианты, и после долгих обсуждений с дедом той или иной кандидатуры, Риэ остановилась на самом беспроигрышном варианте. Она решила пригласить кого-то из болгар. Шансы на то, что кто-то из них согласится, были хорошие. В последнее время Риэ показывала неплохие манеры, научилась нормально общаться с людьми (не мекая и не бекая), и хорошо одеваться, не демонстрируя больше шокированной публике стиль а-ля Гаврош. Осталось только научиться танцевать, но это дело поправимое. Каждый вечер девушка тайком сбегала в Хогсмит к нанятому учителю танцев, который обучал правильно переставлять ноги.
  
  Причина такого выбора была проста. Пусть сейчас Поттер и была на коне, но забывать о том, как к ней отнеслись, она не собиралась. Это была демонстративная пощечина всем, кто говорил ей в спину и в лицо гадости, а теперь достает, навязываясь в партнеры на балу. Нет уж, не дождутся. Больше Поттер не собиралась быть великодушной. Да и кого выбирать?
  
  Барсуки молча воротили нос, демонстративно фыркая. Равенкловцы ничего не говорили, но и поддерживать не спешили: нейтралитет, однако. Гриффиндорцы? Они все были против, зато теперь орут, что все они в нее верили, и вообще. Слизеринцы? Один Малфой чего стоит, со своим значком.
  
  Так что, умный поймет, а дураки ее не интересуют.
  
   Наконец наступил час Икс - Риэ отправилась приглашать на бал выбранного болгарина. Высокий, массивный парень выглядел очень представительно, тем более, эта полувоенная форма, суровое выражение лица, короткая стрижка... В общем, Александр Волчев девушке очень понравился.
  
  Конечно, смущало то, что придется ей приглашать, но что поделать, если гора не идет... В общем, самой ножками придется топать. Подойдя к парню во время обеденного перерыва в коридоре, Поттер, на глазах изумленной публики, сделала книксен в лучших традициях чистокровной аристократии и выдала речь:
  
   - Приветствую вас, господин Волчев. Позвольте представиться: Гарриэт Лилия Поттер, Наследница Поттер. Не могли бы вы мне помочь?
  
   Глаза у болгарина были по галеону: девушка не только вела себя безупречно, но и озаботилась амулетом-переводчиком. Так она убивала сразу двух акромантулов: заранее накидывала на свой счет несколько очков, привлекая симпатии болгар, и, одновременно, не давала окружающим возможности узнать содержание разговора.
  
  Снобы-англичане не желали учить чужие языки, в крайнем случае делали исключение для французского, и то, знали его представители тех семей, что имели французские корни, как Малфои.
  
  Парень вежливо поклонился, его глаза потеплели и наполнились интересом.
  
  - Какая нужда привела Вас ко мне, юная леди?
  
  - Меня привела к вам надежда на обретение приятной компании на балу.
  
  - Разве мало юношей в этом учебном заведении? - прищурился болгарин. Риэ демонстративно закатила глаза.
  
  - Я подходящих не знаю.
  
  Глаза Волчева блеснули. Ему только что прямым текстом сообщили, что считают его кандидатуру лучше всех остальных. Причем, сообщила это девушка из хорошей семьи, Наследница рода, кроме того, Чемпионка. Даже если это будет компания на один вечер, и никакого романтического развития знакомства не будет, в силу возраста и прочего, все равно, расставшись друзьями, он заполучает друга. Со связями и репутацией. И кто знает, что будет потом?
  
  - Буду счастлив сопроводить вас, прекрасная госпожа.
  
  - Благодарю.
  
  Риэ сделала книксен.
  
  - Скажите, ваш наряд для бала готов?
  
  - Конечно, у нас есть парадная форма.
  
   Риэ взялась за услужливо поданную руку и направилась с кавалером в Большой Зал - обедать и обсуждать готовящееся празднование и наряд девушки. Бал приближался.
  
  
  Глава 6. Бал.
  
  
  Хогвартс сошел с ума. Крики, ругань, радостные вопли, истерики, и прочие сопутствующие сборам на бал вещи. Ученики подбирали подходящие наряды (в меру своих денег, фантазии и чувства прекрасного) и подходящую пару, то и дело вспыхивали ссоры и драки, доходило даже до дуэлей. Риэ, спокойная, как обожравшаяся анаконда, снисходительно поглядывала на эту суету и наслаждалась комментариями дедушки по поводу всего происходящего. Ей переживать было нечего - наряд подобран, пара есть.
  
   Сейчас она сидела в кресле в гостиной и наслаждалась бесплатным шоу - сборами своих сокурсников. Особенно радовали парни, которые выбрались из спальни и теперь крутились перед наколдованными в гостиной зеркалами. Невилл трясущимися руками застегивал пуговицы на камзоле серого цвета и уже в пятый раз пропускал одну. Обнаруживал он это, только когда застегивал все до конца, после чего начинал с начала. Симус Финниган был одет в мантию цвета клевера, как настоящий ирландский патриот, которая неплохо подходила под его рыжеватые волосы, вот только от волнения он и сам стал цвета мантии. Дин Томас решил не заморачиваться и надел сюртук до колена и классические брюки и туфли, только носить эти вещи он не умел, и смотрелось все плохой пародией на Снейпа.
  
  С девушками было еще веселее. Недаром Поттер удрала из комнаты. Падме распевала в голос, цепляя на себя многочисленные украшения, Гермиона отгородилась ширмой, что-то шипя под нос, остальные вообще разбежались кто куда.
  
  Сама Риэ не парилась, запахнувшись в мягкую домашнюю мантию, теплую и уютную, созерцая мучения сильного пола, и слушая деда.
  
  - Дааа... - ехидно прокомментировал дед. - Прямо какой-то Снейпус Вульгарис* получается...
  
   - Нет, он решительно хочет взять их измором! А они все бегают и бегают, гады! - глядя на борьбу Невилла с пуговицами.
  
   - Ооо, какой нежный оттенок! Салатовый, наверное! Хотя... (задумчиво) я могу и ошибаться...
  
   Но больше всего их обоих потряс Рон. И его Парадная Мантия. Нечто, выглядящее как что-то среднее между ночной рубашкой и халатом цвета прокисшего вина, украшенное рюшами и художественными подпалинами, просто ввело их в ступор. Карлус Поттер долго молчал, переваривая данное пикантное зрелище, и смог заговорить только минут через пять.
  
   - Это как же надо ненавидеть своего ребенка, чтобы прислать ему такое! - восхитился он. - И его мать еще считает себя волшебницей! Позор! Впрочем, что взять с Предателей крови...
  
   Наконец, Риэ надоело зрелище Невилла в прединфарктном состоянии, и она смилостивилась. Один взмах палочки, и все пуговицы застегнулись сами собой. Второй взмах - одежда разгладилась и легла, как надо. Дин выпучил глаза:
  
   - Как это?
  
   - Бытовые чары. Книга "Как выглядеть достойно независимо от обстоятельств", глава пятая - "Гладящие чары", - безмятежно ответила девушка, повторяя фокус с Дином.
  
   - А ты чего не одеваешься? Уже скоро!
  
   - Сейчас, - пожала плечами Поттер, отправляясь в спальню. Когда она наложила последнее заклинание, сооружая прическу и вышла в гостиную, в комнате воцарилась тишина. Дин и Симус смотрели восхищенно, стоя с отвисшими челюстями. В глазах Невилла плескалось узнавание и изумление. Рона переполняла жуткая зависть. Он заскрипел зубами и вылетел прочь, хлопнув дверью. На это никто даже не обратил внимания. Затем общественность потряс Невилл. Он подошел к Риэ и отвесил ей поклон Наследника Рода, приветствующего Наследницу. Риэ ответила галантным книксеном, и они вдвоем величаво выплыли из комнаты. Идя рядом с Невиллом, девушка искоса посмотрела на него, а затем насмешливо спросила:
  
   - Некоторые вещи не те, какими кажутся, не так ли, Наследник Лонгботтом?
  
   - Совершенно так, Наследница Поттер! - ехидно ухмыльнулся Невилл. - Классный образ.
  
   - У тебя тоже, - хихикнула Риэ, и они дружно зашагали в сторону места встречи со своими парами. На медальоне веселился дед.
  
   Подойдя к коридору, ведущему в Большой Зал, они остановились и стали ждать своих сопровождающих. Через минуту из-за угла вышли сестры Патил. Невилл смотрел во все глаза: сегодня девушки вспомнили, что они имеют индийские корни и решили уведомить об этом окружающих. Они надели традиционные сари индийских аристократок и выглядели изумительно. Украшения сверкали, на лицах - изысканный макияж, волосы уложены в роскошные прически. Невилл сглотнул и поклонился:
  
   - Леди, Вы выглядите изумительно!
  
   - Вы тоже, - слаженно ответили сестры и захихикали. Падма стрельнула глазками в Невилла, отчего тот запунцовел, а Парвати кокетливо поправила колечко в носу и протянула парню руку. Тем временем подошел приглашенный Риэ болгарин. Волчев выглядел великолепно. Парадная форма Дурмстранга определенно ему шла, придавая суровый и в чем-то романтичный вид. Поттер одобрительно кивнула и положила ладонь на руку горделиво напыжившегося парня. Когда они подошли к дверям Большого зала, в коридоре установилась тишина. МакГонагалл пораженно уставилась на Риэ с Александром и на Невилла с Падмой.
  
   - Мисс Поттер! Что это на Вас надето?
  
   - Традиционное платье Наследницы рода Поттер, - ровно ответила Риэ. - Или вы имеете что-то против? - она в упор посмотрела на профессора.
  
   - Нет. Просто Вы выглядите... непривычно.
  
   Чемпионы и ученики пораженно смотрели на Поттер. И было на что посмотреть! Сегодня Риэ блистала. Платье выглядело скромно, никаких вульгарных разрезов, неприличных вырезов или неподобающей длины. Облегающая верхняя часть, длинные рукава, юбка в пол, развевающаяся при движениях. Туфли на небольшом каблучке. Темно-бордовый цвет подчеркивал сияние глаз и минимум косметики. Сверкали серьги и одно-единственное кольцо на пальце, показывающее статус девушки. По сравнению с некоторыми нарядами маглорожденных - верх скромности, что тут же оценили чистокровные, одетые в большинстве своем практически так же. Наряд выглядел строго (никакой аляповатой роскоши) и невероятно элегантно. Стоящий рядом болгарин казался суровым воителем, сопровождающим прекрасную даму. Парвати и Падма рядом с Невиллом смотрелись прекрасными феями, решившими осчастливить сумевшего их заинтересовать мага.
  
  Флер сердито зыркнула на Риэ - ее платье было более... дешевым. Крам одобрительно кивнул. Седрику, который стал парой Флер, вообще все было фиолетово.
  
   Наконец Чемпионы построились, и ровным строем вошли в зал. Большой Зал потрясал. Тысячи свечей и волшебных огней, летающих в воздухе, золотая посуда, надраенная так, что ее блеск слепил глаза, ломящийся от угощений стол...
  
   Пары танцевали под музыку оркестра. Риэ пару раз удалось удачно пошутить (с некоторой помощью деда), и не отдавить Александру ноги. Сегодня она явно была в ударе! Настроение не смог испортить даже Малфой, который попытался проехаться по поводу того, откуда у Поттер взялась красивая одежда. Девушка только посмотрела на него, как на пустое место, демонстративно скривилась и закружилась с Александром в новом танце, оставив Драко хватать воздух от такого пренебрежения к его драгоценной персоне.
  
   Бал шел своим чередом, когда раздался вопль:
  
   - Чтооо?! Да как ты смеешь! Ты должна была танцевать со мной! - багровый Рон орал на Гермиону, которая была парой Крама.
  
   - Я тебе ничего не должна! - рявкнула девушка и попыталась отойти от неадекватного парня. Рон схватил ее за руку, и тут в дело вступила тяжелая артиллерия. Крам спокойно отцепил Рона от своей пары и затем с таким же невозмутимым видом дал ему в челюсть. Хук справа поверг агрессивного ученика на пол. Все тут же принялись обсуждать увиденное. Бал явно удался!
  
  
   *Вульгарис по латыни - обыкновенный.
  
  
  Глава 7. Второе испытание.
  
  
  Второе испытание неуклонно приближалось, а ученики все еще продолжали обсасывать пикантные подробности Бала Чемпионов. Кто во что был одет, и как в этом выглядел, кто кому ноги отдавил, и что в ответ сделали обиженные, ну и, разумеется, Событие Года - уроки бокса в исполнении Виктора Крама, данные им Рональду Уизли. Ловец Болгарской сборной блестяще продемонстрировал хук справа, вот только ученик Хогвартса не вполне оценил его мастерство. После того, как Рона отвели в Больничное крыло вправлять вывихнутую челюсть, на него наорала МакГонагалл, сняв пятьдесят баллов за "недопустимое поведение", а потом началось страшное. Девчонки презрительно фыркали, глядя на него, Малфой со товарищи комментировал его умственные способности, даже Снейп, хмыкнув, зааплодировал. Виктор Крам заслужил символические тридцать баллов за "рыцарское поведение" и благодарные взгляды от женской части Хогвартса. Гермионе завидовали.
  
   Так же обсуждали наряд Поттер и ее разговор с деканом. Некоторые парни даже стали что-то обдумывать, когда она появлялась в поле их зрения. А та в это время страдала - дед продолжил муштру с утроенной силой. Однако Карлус занимался не только этим. Он беседовал с девушкой, заставляя ее обдумывать свою жизнь.
  
   - Вот скажи мне, внучка, когда вы пришли в банк, почему ты не забрала ключ? Это ведь твой сейф. Твои деньги!
  
   - Ну, Хагрид сказал...
  
   - Хагрид сказал! Он твой отец? Родственник? Опекун? Какое право он имел забирать твое? - Риэ пристыженно молчала. Всегда неприятно осознавать собственную тупость. Тем более, если она действительно существует.
  
  - Да... - вздохнул Карлус, глядя на покаянно повесившую голову внучку со своего портрета в Тайной комнате, - Дамблдор соображал, что делал, когда отдавал тебя Дурслям. Они вырастили из тебя отличную марионетку.
  
   - Я не марионетка! - вскинулась Риэ.
  
   - Да ну? - гневно посмотрел на нее дед. - У тебя нет своего мнения, ты действуешь по указанию других, ты не знаешь законов, а также своих прав и обязанностей! И скажи, что я не прав! Тебе надо было учиться. Учиться, как только попала в школу! А что делала ты? Приключения искала на свою пятую точку!
  
   Дедушка бушевал еще долго. И время от времени продолжал прочищать внучке мозги. Результат не замедлил сказаться. Риэ набросилась на учебу как одержимая. Она писала эссе, зачитывала учебники до дыр, набирала в библиотеке горы дополнительной литературы. Учителя стали вызывать ее на уроках, не боясь получить в ответ неуверенное блеяние. Даже Снейп на уроках стал уважительнее относиться! Все было замечательно, вот только Риэ стали сниться странные сны. Примерно раз в неделю ей снилось, что она парит на крыльях. На огромных белых птичьих крыльях, оглашая окрестности радостным клекотом.
  
   Поделившись с дедом подробностями, Риэ получила в ответ нахмуренное выражение лица и обещание обдумать рассказанное. Девушка зарылась в очередную книгу, а Карлус принялся обдумывать полученную информацию. По всему выходило, что у Риэ просыпается наследие вейлы. Но в роду Поттеров вейл не было! Были совершенно другие существа, спасибо предкам - Певереллам и Гриффиндору! Значит, оно пришло со стороны Лили. Но почему тогда проявилось так рано? Девочке нет и пятнадцати! Карлус задумался, вспоминая все, связанное с вейлами. Единственное, что приходило на ум, так это то, что из-за постоянных стрессов активизация наследия произошла раньше положенного. Магия чувствует опасность для своего носителя, а так как Поттер последняя в роду, то она пытается дать ей защиту - семью. Оставалось только надеяться, что у девушки будет нормальный магический партнер. Тут Карлусу пришла в голову мысль, что пора озаботиться сексуальным воспитанием внучки.
  
  Скрипнув зубами, Поттер сбежал на свой портрет, остро жалея, что нет возможности пригласить для обсуждения этой щекотливой темы какую-нибудь Леди, хоть ту же Дорею. Но, увы, пока что это неосуществимо. Впрочем, в подробности он вдаваться не будет, но общие сведения дать обязан. И здесь стыдливости не место.
  
   Сказано - сделано! Начиная со следующего утра, Карлус принялся просвещать наследницу в вопросах брака и семьи. С огромным изумлением Риэ узнала, что маги могут иметь как обычные семьи, так и необычные - не возбраняются триумвираты и квартеты. И гаремы. Причем, даже с очень необычными на вид магическими созданиями. Услышав такое, девушка впала в ступор. Потом шепотом поинтересовалась, каким образом маги могут заиметь детей, к примеру, от дементоров. Или дриад, которые вообще деревья. Как их получить от женщины, ей понятно, а вот как от... этакого? Оказалось, что у таких пар есть несколько путей. Можно усыновить ребенка, и кровно ввести его в Род. Такой способ подходил тем, у кого был не слишком высокий уровень магии, или по каким-либо медицинским показателям. Можно дать выносить ребенка суррогатной матери-сквибу. Симпатические зелья пятого уровня, и женщина выносит ребенка, в котором не будет ни капли ее крови. После того, как сквиб родит ребенка от мага, у нее может разблокироваться магия, и она может стать настоящей волшебницей. Услышав такое, Риэ покраснела, и не знала как унять разыгравшееся воображение. А после того, как дед велел прочитать "Все, что необходимо знать Наследникам Рода, вступающемим в жизнь семейную", и Риэ увидела живые картинки... Это было что-то!
  
   Но, красней - не красней, а готовиться к испытанию надо, и девушка сама не заметила, как оказалась стоящей в одном купальнике и при палочке (а так же невидимом медальоне и еще кое-чем) на мостках над Черным озером. Слава создателю согревающих чар! Вечная слава и почет! Риэ засунула в рот жабросли, и с трудом разжевала комок, похожий по виду и вкусу на кусок старой мочалки. Проглотила, и чувствуя, как открываются жабры, прыгнула в воду. Замерев, чтобы привыкнуть и оглядеться, девушка стала разглядывать подводный мир. Вот промелькнул человек с акульей головой - явно Крам. Риэ захихикала, выпуская изо рта стайку пузырьков воздуха и, заработав ногами, отправилась искать поселение русалок, вспоминая, что было нарисовано на карте, которую она тщательно изучала намедни.
  
   Она преодолела уже половину пути, когда ей навстречу выскочил гриндилоу. Резкий взмах палочкой, наложенное Секо, и гриндилоу стал падать на дно, откуда уже поднимались его товарищи. Явно голодные. Риэ подтянула Акцио плавающие отрезанные пальцы и засунула их в специальный мешочек, с наложенными на него чарами непромокаемости, невидимости и расширения пространства. Кроме того, каждый ингредиент, который в него клали, помещался в отдельный резервуар и не смешивался с остальными, полностью сохраняя свои свойства. А наложенные чары нетления и консервации не давали им возможности протухнуть. Подвесив мешочек обратно на шею, Риэ продолжила свой путь. Подплывая к селению русалок, к центральной площади, она увидела столбы с привязанными к ним фигурами. Гермиона, Чжоу Чанг, Габриэль Делакур и Невилл. Риэ хрюкнула. Вот уж кого она не ожидала увидеть. Впрочем, у устроителей Турнира выхода не было. Парвати и Невилл были единственными гриффиндорцами, с которыми Риэ общалась. Мимо проплыл Крам, перегрыз веревки и, подхватив Гермиону, поплыл прочь. Русалки с интересом следили за развитием событий. Риэ разрезала Секо веревки и потянула за собой Невилла. Мимо проплыл Седрик и, освободив Чжоу, поплыл обратно. Поттер отплыла уже метров на сто, когда встретила Флер. Француженка с трудом гребла, распространяя за собой кровавый след из ран, нанесенных, судя по всему, гриндилоу. Было видно, что догрести до сестры и обратно, она не сможет. Риэ вдохнула и принялась палочкой писать послание. В воде повисли золотые буквы. Флер закивала и, взяв Невилла, осталась ждать Риэ, тихо дрейфуя. Поттер рванула обратно к поселку. Когда она подплыла к столбу, русалки окружили ее, недвусмысленно угрожая копьями. Риэ активировала кольцо-переводчик, и бульканье трансформировалось в слова.
  
   - Только одного! - гневно пробулькал русал, видимо старший. - Можно взять только одного! Ты своего уже взяла!
  
   - А что насчет выкупить еще одного? - невинным голосом произнесла Поттер, доставая из мешка кусок говядины и взмахом палочки возвращая ему первоначальные вес и размер. - Меняю свежее, парное мясо, отборные куски, на пленника и на... - Риэ огляделась. Русалки алчно смотрели на мясо. - Жемчуг, раковины Мульи и добровольно отданные чешую и кровь!
  
   Маги на берегу начали нервничать. Крам появился двадцать минут назад, следом за ним Седрик, и больше никого. Неожиданно вынырнула целая группа: Поттер и Флер, волокущие бессознательных Невилла и Габриэль. Когда они выбрались на берег, к ним тут же подбежали медики, и уволокли кашляющих заложников в Больничное крыло, а также занялись Флер. Та возбужденно рассказывала судьям, то и дело перескакивая на французский, историю спасения Габриэль и себя любимой. Выслушав ее, судьи посовещались и вынесли решение.
  
   - За проявленное умение частичной трансфигурации человека, Виктор Крам получает пятьдесят очков.
  
   - За прекрасное исполнение Головного пузыря, Седрик Диггори получает сорок очков.
  
   - Флер Делакур получает двадцать пять очков.
  
   - Гарриэт Поттер пришла к финишу последней. Однако она спасла еще одного Чемпиона и ее сестру. Поэтому мы присуждаем ей сорок пять очков!
  
   Риэ слушала одобрительные крики и довольно щурилась. Русалки не только приволокли ей гору всякой всячины, но и заключили договор на поставку ингредиентов. Теперь только оставалось их продать или обменять. И она знает того, кто ей с этим поможет. Поттер перевела взгляд на Снейпа и довольно улыбнулась.
  
  
  Глава 8. Маленький бизнес.
  
  
  Северус Снейп, профессор зельеварения, мрачно смотрел на завтракающих учеников. Щебетали ученицы Шармбатона, гудели дурмстранговцы, ученики Хогвартса жужжали как пчелы. Большой Зал обсуждал Второе испытание. Скривившись, профессор перевел взгляд на свою персональную головную боль. Черноволосую, зеленоглазую боль. Девушка завтракала, неторопливо обсуждая что-то с Невиллом Лонгботтомом. Что-то в этой сцене показалось профессору странным.
  
  Он еще раз внимательно прошелся взглядом по столу, анализируя привычную картину. Вот оно. Рон Уизли сидел ближе к концу скамьи и жрал. По-другому это назвать было нельзя. Рядом с ним сидела его сестра, также не блистая манерами. Грейнджер сидела рядом и периодически шипела на Уизли, на что тот не обращал внимания. А вот Поттер и Лонгботтом... Они демонстрировали прекрасные манеры, словно на приеме. Пользовались приборами, салфетками, переговаривались тихо. Северус стал вспоминать поведение Поттер в последнее время. Девчонка явно взялась за ум, проявляла успехи в учебе, стала демонстрировать манеры. Стала вежливой, научилась разговаривать, а не мямлить. Что еще? Приоделась. Если раньше выглядела, как бедная замарашка, то теперь - качественная, хорошая одежда. А еще, непонятно с чего, Поттер стала улыбаться, глядя на него. И что бы это значило?
  
   Риэ с Невиллом встали из-за стола и, подождав Парвати и Падму, пошли по направлению к подземельям. Поттер продумывала, с какой стороны подойти к Снейпу, чтобы начать сбыт добытых ингредиентов, Невилл рассказывал о каком-то очередном растительном монстре. Неожиданно Поттер заинтересовал один момент.
  
   - Постой, Невилл. А для чего оно?
  
   - Змеиновидный выползень используется в зельеварении. Из его листьев варят клей, а вот корни используются для изготовления отбеливающего мыла. А что?
  
   - Ты знаешь, Невилл, мне тут в голову пришла одна мысль, - медленно произнесла Поттер, задумчиво глядя на друга. - Я ее обдумаю, и мы с тобой обсудим кое-что. Хорошо?
  
   Невилл пожал плечами:
  
   - Почему бы и нет.
  
   - Вот и замечательно.
  
   Подойдя к классу зельеварения, друзья остановились и, продолжая переговариваться, стали ждать, когда Снейп соизволит их впустить. Рядом собрались группой слизеринцы. Малфой, поглядывая в их сторону, о чем-то переговаривался с Забини. Неожиданно он посмотрел на Риэ и, смерив ее взглядом, насмешливо протянул:
  
   - Потти, у тебя завелись деньги? Или тебе пожертвовали одежду?
  
   Слизеринцы захихикали. Рядом засопел Невилл. Девушка посмотрела на Драко в упор. Замечание мелкого гаденыша ее покоробило, но она не подала вида. Дедушка ее хорошо выучил. К тому же, когда знаешь, что на тебя смотрят, а затем будут разбирать по косточкам твои проступки, вести себя приходится достойно. Поэтому Риэ решила бить врага его же оружием. Она нарочито медленно осмотрела Драко с головы до пят, и медленно процедила:
  
   - Даа, сразу видно, что у тебя денег не хватает, Малфи. Все считаешь чужие. Впрочем, что еще ожидать от того, кто не смог оплатить учителя этикета.
  
   Малфой позеленел и стал хватать ртом воздух. Гриффиндорцы, стоящие за спиной Риэ и с интересом прислушивающиеся к разговору, захихикали. Даже некоторые слизеринцы засмеялись. Наконец, Драко очнулся и выпалил:
  
   - Да как ты смеешь! Мой отец...
  
   - Вот именно, - Поттер брезгливо посмотрела на Драко. - Твой отец. Ты без него ничего не можешь. У него есть ум и харизма. А ты всего лишь его жалкая копия, к тому же, только внешне.
  
   От стоящего в тени Снейпа не укрылось, что большинство слизеринцев внимательно посмотрели сначала на Поттер, затем на Драко, словно проверяя ее слова. К сожалению, Снейп внутренне согласился с девушкой. Младший Малфой был истеричным высокомерным паршивцем. И, увы, ум Люциуса в нем пока что не проявился.
  
   Драко стоял в ступоре. Его только что опустили ниже плинтуса. И кто? Та, кто должна была уже биться в истерике! Поттер! Он уже открыл рот, как его прервал голос декана:
  
   - Все в класс! Живо!
  
   Ученики вошли в класс и расселись по местам. Снейп влетел в своем излюбленном стиле и захлопнул за собой дверь.
  
   - Сегодня вы будете варить Бальзам Вейера. Кто знает, для чего он предназначен? - Снейп обвел класс требовательным взглядом. Гермиона подняла руку. Снейп скривился и посмотрел в сторону.
  
   - Поттер! Ответьте на вопрос! - рявкнул он.
  
   - Бальзам Вейера предназначен для лечения кожных заболеваний. Применяется наружно, небольшими порциями, не более трех раз в сутки. Противопоказан лицам, имеющим аллергию на календулу и чешую русалки. Хранить в темном, защищенном от прямых солнечных лучей, месте.
  
   - Наконец-то! Мисс Поттер, я вижу, Вы соизволили выучить урок. Пять баллов Гриффиндору.
  
   Класс замер в шоке. Снейп дал баллы Гриффиндору! ПОТТЕР! Небо рухнуло на землю.
  
   - Рецепт на доске. Приступайте! У вас полчаса!
  
   Ученики потянулись в подсобку за ингредиентами. Риэ стояла в паре с Невиллом, и поэтому решила себя обезопасить.
  
   - Невилл, я возьму, что надо, а ты поставь котел на огонь. Хорошо?
  
   Невилл кивнул. Девушка пошла в кладовую и набрала на поднос нужное. Встав за парту, она опустила поднос и проверила котел. Невилл уже залил необходимое количество воды, разжег огонь, и теперь в отчаянии смотрел на напарницу. Та успокаивающе улыбнулась.
  
   - Спокойно, Невилл. Варить буду я. Ты будешь резать ингредиенты. Хорошо?
  
   Лонгботтом облегченно выдохнул. Его такой расклад совершенно устраивал. Ну, не давалось ему зельеварение! Риэ поставила часы и внимательно перечитала рецепт. После чего расставила ингредиенты в нужном порядке и принялась командовать:
  
   - Так. Истолки вот это. Мелко!
  
   Снейп лавировал по классу, зорко следя за юными зельеварами-подрывниками. Малфой с Забини бодро толкли и резали, Кребб с Гойлом пытались вчитаться в текст, Уизли с Грейнджер чуть не дрались. Поттер... Снейп с интересом стал наблюдать. Риэ грамотно организовала процесс. Лонгботтом резал, толок и тер, а Поттер закладывала приготовленное в котел в нужной последовательности. Следовало признать, что такая тактика давала неплохие результаты.
  
   Девушка придирчиво осмотрела зелье. Цвет ярко-зеленый, запах моря. Все точно. Осталось только одно. Чешуя русалки. Неожиданно подал голос дед:
  
   - Риэ. Добавь три чешуйки русалоида из тех, что ты выменяла.
  
   - Угу.
  
   Поттер добавила чешую и, помешав пять раз по часовой, погасила огонь. Снейп как раз с отвращением разглядывал черное варево Гойла, когда по классу разнесся нежный запах моря. Брови профессора подскочили вверх. Неужели кто-то сподобился правильно сварить бальзам? Он повернулся и осмотрел класс. Поттер и Лонгботтом наполняли флаконы из котла. Запах шел с их стороны. Снейп подошел к котлу и недоверчиво посмотрел внутрь. Изумрудно-зеленый цвет, прозрачность присутствует, запах моря ярко выражен.
  
   - Поттер, Лонгботтом, я потрясен. В кои-то веки вами правильно сварено зелье. Пять баллов Гриффиндору. Каждому. А теперь, все сдали образцы! Домашнее задание на доске.
  
   Ученики относили флаконы. Поттер взяла оба флакона и отнесла их на преподавательский стол. Неожиданно Снейп обратился к ней:
  
   - Мисс Поттер, задержитесь.
  
   Ученики вышли из класса. Риэ замерла напротив усевшегося за стол Снейпа.
  
   - Мисс Поттер, откуда у Вас чешуя русалоида?
  
   - Выменяла. Во время испытания, - пожала плечами Поттер. - И не только чешую.
  
   - А что еще Вы выменяли? - вкрадчиво спросил Снейп.
  
   - Раковины Мульи, добровольно отданные кровь и чешую русалок и русалоидов, пальцы гриндиллоу, зубы озерного шелкопряда... Много чего. Сейчас вот обдумываю, кому бы все это продать? - девушка в упор посмотрела на Снейпа. Тот слушая список, уже вовсю прикидывал, в каких зельях все это можно использовать. Перспективы открывались прекрасные. Риэ видела, что профессор уже в ее руках. Оставался контрольный выстрел.
  
   - Постоянным клиентам будет предоставлено эксклюзивное право выбора ингредиентов, а также скидка.
  
   Профессор был готов. Алчно горящие глаза не оставляли в этом никаких сомнений.
  
   - Мисс Поттер, предоставьте мне вечером перечень ингредиентов с ценами.
  
   - Конечно, профессор Снейп, сэр, - Риэ кивнула и вышла из класса.
  
   За обедом она обратилась к Невиллу:
  
   - Нев, надо поговорить. Не здесь.
  
   Быстро поев, они вышли из зала и направились в один из пустующих классов. Риэ, под руководством деда, наложила заклинания против подслушивания, заперла дверь и окна.
  
   - Невилл, как насчет того, чтобы заработать деньги?
  
   - Всегда положительно. Только как?
  
   - Ты гений в гербологии, и не отпирайся. Ты умеешь выращивать разные растительные редкости. Они стоят денег. Больших денег. Зельевары за них очень хорошо платят. Я могу наладить доставку ингредиентов нерастительного происхождения. Кое-что у меня уже есть. Предлагаю создать компанию по поставке эксклюзива и не только. Что скажешь?
  
   - Да!
  
   Под чутким руководством деда, Поттер погрузилась в обсуждение условий договора и его составление. Идя на следующий урок, юные бизнесмены договорились, что Невилл отошлет экземпляр будущего договора бабушке на рассмотрение, а Риэ - своему управляющему в Гринготтсе. Сидя на уроке Истории Магии, они составляли прейскурант. Цены подсказывал Карлус. Наконец, уроки закончились, и, поужинав, Гарриэт отправилась к кабинету Снейпа. Читая список, профессор все больше удивлялся. Очень неплохой выбор. Наконец, он прочел последнюю строчку и не поверил своим глазам.
  
   - У вас есть Помея Сребролистая?
  
   - Да, профессор. Два куста. При покупке пяти цветков, Вам, как нашему первому клиенту, будут подарены еще два.
  
   Снейп понял, что попал.
  
   Возвращаясь назад в Башню, Риэ весело напевала вместе с дедом песенку. Первые шаги в создании своего дела удались! Жизнь становилась все прекраснее с каждым днем.
  
  
  Глава 9. Веселое рождество.
  
  
  Дождавшись ночи, Риэ накинула мантию-невидимку и, постоянно сверяясь с картой Мародеров, направилась в Запретный лес. Успешно ускользнув от Минервы, патрулирующей коридоры, она вышла из замка и направилась к деревьям, чернеющим в отдалении.
  
   Прежде всего Гарриэт заклинанием очистила полянку от снега, затем вынула из зачарованной сумки заранее припасенные дрова и сложила костер, потом достала подношения и, разложив их возле костра на расстеленной скатерти, зажгла огонь. Дрова затрещали, и пламя взметнулось вверх, пожирая хорошо высушенное дерево. Повеяло теплом. Риэ сняла мантию, оставшись в белой длинной тунике, покрытой ритуальной вышивкой. Холод совершенно не чувствовался. Встав возле костра, она поклонилась, благодаря Госпожу Магию за ее дары. Затем она по очереди брала и бросала их в костер, сопровождая действия словами благодарности предкам.
  
   Бросив последний дар (сноп высушенных полевых цветов и злаков), Риэ еще раз поклонилась, неожиданно почувствовав, что за ней наблюдают. Она изумленно вскинула голову и потрясенно уставилась на огонь. В костре танцевали смутно видимые в языках пламени силуэты. В ее сознание ворвался голос деда:
  
   - Смотри, внучка, это твои предки. Все, кто был перед тобой.
  
   Девушка потрясенно смотрела на силуэты, танцующие в огне, и чувствовала, как ее обволакивают ощущения защиты и поддержки, исходящие от костра. Она поклонилась еще раз:
  
   - Благодарю Вас, славные предки. Спасибо, что пришли.
  
   Костер взметнулся в небо и мгновенно погас. Риэ собрала вещи в мешок и, разровняв снежный покров на поляне, отправилась обратно в школу.
  
   Сидя в кровати за задернутым пологом и поедая Йольский хлеб, заботливо приготовленный Добби, Поттер улыбалась, вспоминая мелькающие в костре силуэты.
  
   ***
  
   Сидя в мягком и чрезвычайно удобном кресле возле камина в Малфой-меноре, Северус Снейп потягивал коньяк многолетней выдержки из запасов Люциуса и вел неспешную беседу с хозяином. Они только что провели все необходимые ритуалы Йоля и теперь наслаждались теплом камина. Беседа оказалась на традиционную тему - Хогвартс и успехи Драко.
  
   - Люциус, повлияй на Драко, - недовольно скривившись, произнес Снейп. - Своими воплями о тебе он подрывает свою репутацию. Его никто не воспринимает всерьез.
  
   - То есть? - сузил глаза Люциус. Снейп устало откинулся на спинку кресла.
  
   - То есть, он постоянно говорит "мой отец то, мой отец это...". Вместо того, чтобы зарабатывать СВОЮ репутацию, он пользуется ТВОИМ авторитетом. Это даже Поттер заметила! И, что самое ужасное, она высказала свое мнение вслух, при слизеринцах!
  
   - А они? - тон Люциуса не предвещал Драко ничего хорошего.
  
   - Они? Они молча согласились.
  
   Люциус прикрыл глаза, пытаясь унять растущее негодование. Что он сделал не так? Все Нарцисса! Сама капризная истеричка, и сына воспитывает так же! От мыслей его отвлек шорох. Снейп поставил коньячный бокал на столик и поднялся.
  
   - Спокойной ночи, Люциус.
  
   Люциус кивнул и задумчиво уставился на огонь. Надо было вправить Драко мозги, вот только как это сделать?
  
   ***
  
   Утром Риэ спала до восьми часов. Неслыханная роскошь! Никто не будил, не требовал от нее приготовить завтрак, не надо было нестись на уроки... Красотища! В уши ворвался ехидный голос деда:
  
   - С добрым утром, спящая красавица! Время открывать подарки! С праздником тебя!
  
   Девушка счастливо рассмеялась. Праздник! И ее поздравили! Кроме того, ей обещали подарки! Она вскочила и бодро ринулась в ванную, приводить себя в порядок. Войдя в гостиную, Поттер увидела под елкой несколько коробок, завернутых в бумагу и украшенных бантами. Она взвизгнула, и под смех деда приземлилась на ковер, принявшись потрошить коробки. Первой открыла большую коробку скромного вида. Внутри оказался свитер алого цвета (и довольно корявой вязки) с желтой буквой "Н" спереди. А так же корзинка с пирожками. Внутри лежала открытка.
  
   - Неужели эти Предатели Крови решили прислать тебе подарок? Ну-ка, ну-ка, давай посмотрим. Помнишь заклинание для обнаружения всего вредного? Продемонстрируй! - скомандовал дед.
  
   - Deprehendero nocivum! - Риэ сделала сложный пасс палочкой, и над свитером появился список.
  
   - Так, что это у нас? Зелье доверия и дружбы, направленное на тебя! Как интересно! А что в пирожках? - повторный пасс, и над пирожками разворачивается список. - Ух ты! Зелье доверия, зелье дружбы, приворотное. Какой богатый выбор! Как они тебя любят! Выкинь ЭТО. Немедленно!
  
   Риэ уничтожила подарочки заклинанием и приступила к следующей коробке. Она оказалась от Невилла и содержала довольно интересные полусапожки. Увидев их, дед заахал от удовольствия.
  
   - Дуэльные сапоги! Какая прелесть! И редкость к тому же. Вот это подарок!
  
   В коробке лежала открытка с поздравлениями и припиской, что идея создать компанию по добыче, производству и продаже ингредиентов встретила у бабушки Невилла самый горячий отклик, и договор обсуждается. Риэ улыбнулась. Она послала Невиллу в подарок семена Черного лотоса - невероятно редкого растения, стоившего бешеных денег. Семена хранились в сейфе Поттеров и были присланы управляющим.
  
   От сестер Патил ей прислали книгу, увидев которую, дедушка впал в ступор - сборник легенд, написанных на парселтанге. Достойный ответ на небольшую книгу заклинаний по наведению красоты. Времен Основателей.
  
   Развернув последнюю коробку, Риэ удивилась. Там лежало кольцо из какого-то темного металла.
  
   - Что это?
  
   - Это портключ. В Поттер-менор. В твой дом... Надень его.
  
   Риэ надела кольцо на мизинец, оно замерцало и исчезло.
  
   - Пароль - "дом". Сегодня вечером опробуешь? - ласково спросил дед. Девушка прижала руку с кольцом к груди.
  
   - Спасибо, дедушка. - тихо прошептала она.
  
   ***
  
   После завтрака в Малфой-меноре Снейп решил вернуться в Хогвартс, чтобы захватить свои записи. Войдя в покои через камин, он вошел в кабинет и удивленно замер. На столе стояла большая зеленая коробка, украшенная серебристой лентой, рядом лежала открытка. Он развернул открытку и с изумлением прочитал: "Уважаемый профессор Снейп! Поздравляем Вас с праздником, как нашего Первого Клиента! В знак признательности и уважения к Вашим талантам, дарим Вам ЭТО. Надеемся, Вам понравится! С уважением, Г.Л. Поттер и Н.Фр. Лонгботтом."
  
   Профессор раскрыл коробку и замер в восхищении. В коробке лежала банка, набитая листьями Каурастика Желтоглазого - незаменимого при варке зелий для снятия последствий темных проклятий и стоившего по пятьсот галлеонов за унцию. Рядом стоял флакон, размером с яблоко, рассмотрев который, Снейп потерял дар речи. Он был доверху заполнен ядом василиска.
  
  Глава 10. Подарки и их последствия.
  
  
  С трудом дождавшись вечера, Риэ повторила свой забег к Запретному лесу и, сжав порт-ключ, прошептала "Дом". Рывок, и она стоит у ворот величественного замка, окруженного парком. Девушка с восторгом огляделась - ворота впечатляли. Так же, как и забор. Высотой в три ярда, ограда представляла собой переплетение трав и цветов на фоне абстрактного узора. Лилии, колокольчики, розы, ромашки, травы и злаки выглядели как настоящие. Но чем больше Поттер смотрела на ограду, тем больше замечала, что что-то тут не так. Она подошла вплотную и присмотрелась. Дед гордо спросил:
  
   - Ну как?
  
   - Невероятно! - выдохнула Гарриэт. - Они настоящие?
  
   - Ну конечно! А ты что думала, забор для красоты? Хотя, и для этого тоже!
  
   - Нее... Не для красоты... А как она действует?
  
   - Любопытно? - рассмеялся дед. - Сейчас увидишь! Подойди к воротам и уколи палец о розовые кусты в середине.
  
   Девушка подошла к воротам и сделала, как сказал дед. И тут же отступила, потрясенная зрелищем.
  
   Все кусты и травы с цветами неожиданно пришли в движение. Они стали раскачиваться, как под порывами сильного ветра, и разойдясь в стороны, показали, что скрывали за собой. То, что казалось ажурной основой для флоры, оказалось оружием. Боевые цепи, моргенштерны и боевые кнуты, копья, дротики, глефы, мечи, кинжалы и стилеты, и многое другое. Все оружие было изготовлено из какого-то иссиня-черного металла и выглядело совершенно новым. И все оно было остро заточено. Неожиданно, оружие взметнулось вверх, словно в воинском салюте, и вновь спряталось среди растений. Ворота распахнулись с металлическим звоном.
  
   - Добро пожаловать в Поттер-менор, Наследница. Ты теперь дома! - торжественно провозгласил дед.
  
   - Спасибо, дедушка, - прошептала Риэ. В ее глазах стояли слезы. Она решительно смахнула их рукавом и зашагала по широкой мощеной дороге к замку.
  
   ***
  
   Северус Снейп вывалился из камина в Малфой-меноре в совершенно невменяемом состоянии от испытываемой им эйфории. Люциус только брови поднял, глядя на мага, витающего в облаках, и не обращающего на окружающий мир никакого внимания. Он безуспешно позвал его и, не выдержав, гаркнул:
  
   - СЕВЕРУС!!!
  
   - А?.. - наградой ему стал сфокусировавшийся взгляд вернувшегося из нирваны мага.
  
   - Что с тобой? - насмешливо спросил Малфой. - Галлюциногенного зелья подлили? Или вручили орден Мерлина Первой степени? - взглядом он указал на коробку в руках Снейпа.
  
   - Нет, Люц! Лучше! - счастливо выдохнул Снейп. - Мне подарили подарок. И он... - Снейп мечтательно закатил глаза. - Оооо... Это...
  
   - Да что же тебе такое подарили?! - не выдержал Люциус, изнывая от любопытства. Зная Северуса, это, должно быть, что-то совершенно потрясающее. Например, какой-то редкий ингредиент или древняя книга по зельеварению.
  
   - Идем в кабинет! - Люциус решительно поволок вцепившегося в коробку Снейпа за собой. В кабинете Люциус разлил коньяк в бокалы и, вручив один зельевару, устроился в кресле напротив своего друга.
  
   - Показывай!
  
   Снейп улыбнулся жуткой улыбкой счастливого маньяка, и открыл коробку. Люциус достал банку и поднял брови, разглядывая ее содержимое. Листья Каурастика Желтоглазого. Высочайшего качества. Судя по размерам банки и количеству аккуратно, но плотно утрамбованных листьев, ее содержимое тянуло на очень неплохую сумму. Очень. Достав флакон, он с подозрением оглядел его. Внутри была налита желтовато-зеленая жидкость, на свету отливающая золотом и изумрудом. Такого лорд еще никогда не видел. Судя по всему, содержимое флакона должно стоить немало. О сути содержимого никаких догадок у лорда Малфоя не было. Наконец Люциус сдался.
  
   - Что это?
  
   - Яд василиска.
  
   У Люциуса от изумления отвисла челюсть. В его руках сейчас находилось маленькое состояние - около пятидесяти тысяч галлеонов. В душе зашевелился червячок зависти. Деньги для Лорда Малфоя проблемой не были. Другое дело, что яд василиска был несусветной редкостью! Достать его было практически нереально. Тот, кто сделал такой подарок, должен был обладать, во-первых, огромным состоянием, а во-вторых, обширными связями. Люциус стал прикидывать, кто мог подарить зельевару редкости растительного и животного происхождения. В голове замелькали фамилии тех, кто мог такое себе позволить.
  
   Снейп с ехидной усмешкой наблюдал за напряженным мыслительным процессом в голове блондина. Наконец тот, перебрав все известные ему имена обладающих деньгами и связями, пришел к выводу, что ничего не понимает. Подходящих кандидатур было немного, очень немного: Гринграссы, Нотты, Флинты. Ну и естественно, Малфои. Вот только достать яд - нереально. ТАКОЙ - нереально. Потому что яд был свежим. А на черном рынке продавался замороженный. И не в таком диком количестве!
  
   - КТО? - выдохнул Люциус, глядя на Снейпа горящими от любопытства глазами.
  
   Снейп не выдержал и рассмеялся.
  
   - Ты даже не представляешь себе, кто! Лонгботтом и Поттер.
  
   После чего зельевар имел незабываемое удовольствие наблюдать невероятнейшее зрелище - совершенно обалдевшего лорда Малфоя.
  
   ***
  
   Риэ была совершенно счастлива. Она облазила замок, разбудила домовиков, поела, вернулась в Хогвартс, и теперь, лежа на кровати, строчила письмо Невиллу. Дед отпускал ехидные комментарии. Они оба представляли в красках реакцию профессора зельеварения на подарок и пытались выразить это в письме.
  
  Воспоминание
  
   Уединившись в заброшенном классе и поставив заглушающие чары, партнеры по бизнесу обсуждали животрепещущий вопрос любого предпринимателя - наработку клиентов.
  
   - Знаешь, Невилл, есть у меня задумка, кто станет нашим первым клиентом, - задумчиво произнесла девушка.
  
   - И кто же?
  
   - Снейп.
  
   Невилл подавился булочкой.
  
   - СНЕЙП?!
  
   - Ага! Ты подумай. Он Мастер Зелий. И кроме того, он наш преподаватель. Если мы его как следует прикормим, он станет наш с потрохами. И, что плюс, не будет к нам придираться - ведь мы можем прекратить продажу нужных ему ингредиентов. Все, что нам нужно, это сделать ему подарок на Йоль. Так что с тебя какая-нибудь растительная редкость.
  
   Невилл завис, пытаясь осмыслить открывающиеся перед ним перспективы: Снейп, который перестанет терроризировать его на уроках. Недостижимая мечта, которая начала обретать реальность. Он очнулся и спросил внимательно глядящую на него Поттер:
  
   - А что ты ему подаришь?
  
   Риэ улыбнулась ехидной улыбкой:
  
   - Яд василиска.
  
   ***
  
   Директор Хогвартса напряженно размышлял над неожиданно возникшей проблемой: Гарриэт Поттер постепенно отбивалась от рук. Когда, по его указанию, ее друзья подвергли Риэ остракизму, девочка должна была страдать и пытаться найти возможности примирения, а также искать утешения у директора. Вместо этого она разорвала отношения практически со всем факультетом и мириться не собиралась. Завела дружбу с Невиллом Лонгботтомом, стала лучше учиться... Это надо было обдумать. Дамблдор закинул в рот очередную конфету и погрузился в размышления.
  
  
  Глава 11. Газетные делишки.
  
  
  Наконец каникулы закончились, и ученики вернулись в школу. Риэ и Невилл при встрече обменялись церемонными приветствиями, глядя на которые Рон побагровел от злости. Друзья, а теперь и партнеры по бизнесу, не обращали на него никакого внимания. Договор они подписали, после чего дед похвалил внучку за проявленную сообразительность и деловую хватку. Риэ краснела, с удовольствием выслушивая заслуженную похвалу.
  
   Уединившись в классе и поставив все виды заглушающих и запирающих чар, которые знали, компаньоны стали делиться новостями. Невилл передал благодарственное письмо от бабушки, Риэ расписывала, как упаковывала и доставляла подарок Снейпу. Оба впервые в жизни с нетерпением ждали урока у зельевара...
  
   Влетев в класс в своей неповторимой манере, Снейп величественно замер посреди кабинета и обвел присутствующих тяжелым взглядом. Ученики трепетали в ожидании казни и морально готовились к худшему. Кроме... Точно. Поттер и Лонгботтома, которые замерли на своем месте, пожирая его глазами. Снейп слегка (на два миллиметра) склонил голову, показывая, что оценил их рвение, и рявкнул:
  
   - Класс! Учебники убрать! Сегодня они вам не понадобятся... Сегодня вы будете писать проверочную работу!
  
   По классу пронесся дружный горестный стон. Кто-то всхлипнул.
  
   Компаньоны только переглянулись с чувством глубокого удовлетворения. Они это предвидели.
  
   Драко Малфой смотрел на Поттер злобными глазами. На каникулах папа изволил прогрызть ему дырку в голове своими нотациями на тему "Как должен вести себя Наследник славного Рода Малфой будучи в школе". Каждый день двухчасовая лекция. И не сбежишь!
  
   А эта шрамоголовая дура строит из себя центр Вселенной! Ничего, теперь он спешить не будет... Поттер успокоится, потеряет бдительность, и тогда, только тогда, он, Драко Люциус Малфой, отомстит. И месть его будет ужасной...
  
   ***
  
   Барти Крауч-младший в очередной раз выпил из фляжки Оборотное зелье и поморщился. Вкус у этой гадости был специфический. Впрочем, мучиться ему осталось недолго. Уже скоро последнее испытание. Скоро. Он уже давно все подготовил. Поттер ничего не подозревает, Господин будет доволен...
  
   ***
  
   За завтраком Риэ получила почту, и, подав Букле куриную ножку, развернула газету. Глаза пробежали по страницам, и она с трудом подавила желание широко, удовлетворенно улыбнуться.
  
   Началось. Рита Скитер недаром ела свой хлеб. По договоренности с Поттер, она девушку в своих статьях упоминала очень ненавязчиво. Но всегда - положительно. Маленькое упоминание там, маленькая заметка здесь - и у Риэ постепенно стала формироваться репутация серьезной ведьмы, которой предстоит великое будущее.
  
   Время от времени посылая Рите "небольшое пожертвование на булавки", Риэ, по совету деда, обеспечила себе защиту от потоков грязи, выливаемых на нее в последнее время прессой.
  
   Также она оплатила сбор материала и независимое журналистское расследование (или зависимое, как посмотреть) дел, совершаемых одной крайне настырной личностью, возомнившей себя всемогущей. Но это - ненадолго.
  
   И, судя по всему, Рита материал накопала.
  
   Статья, привлекшая внимание Поттер была только первой ласточкой. А их будет много, Риэ об этом позаботилась. Название этот шедевр газетного жанра носил эпическое, и с первого взгляда казался не связанным с тем, кому девушка хотела сделать гадость. И все потому, что начинать надо было издалека.
  
   Поттер, краем глаза следившая за директором увидела, как тот неожиданно закашлялся, подавившись. Она мысленно потерла руки и еще раз перечитала название: "КАКИЕ ТАЙНЫ ХРАНИТ УЗНИК НУМЕНГАРДА, или Что было до того, как Гриндевальд стал Темным лордом. Юные годы".
  
   Судя по всему, Рита отнеслась к заданию творчески и с энтузиазмом. Статья освещала жизненный путь Гриндевальда с рождения и до того, как его выгнали из Дурмстранга. Подробно разбиралась родословная, учеба в школе и воспитание родителей. Изучалась школьная программа. Делались намеки на то, что в следующей статье начнут раскрываться кошмарные тайны, приведшие наследника славного рода на скользкую дорогу.
  
   Риэ отметила, как напряженно читал статью директор. Ничего, будет теперь ему над чем подумать. Меньше будет вспоминать о Поттер и портить ей жизнь. Девушка сложила газету и, кивнув Невиллу, отправилась на уроки.
  
   ***
  
   Снейп, сидя в своем кабинете, обмакнул остро отточенное перо в чернильницу, полную красных чернил, и приступил к действию, которое всегда вызывало в нем двоякие чувства. С одной стороны, он мог указать имбецилам, которые считают себя умными учениками, на их истинный уровень развития. И это приносило чувство глубочайшего морального удовлетворения. С другой стороны, тупость учеников его зверски раздражала.
  
   Он отложил очередную работу с гениальной оценкой "Тролль", и взял следующую. Гм... Написано грамотно. Разбор ингредиентов проведен правильно, хотя и больше с точки зрения герболога. Ясно. Лонгботтом. Снейп еще раз просмотрел работу и уже нацелился пером, но чувство профессионализма неожиданно победило. Он вздохнул и вывел большую букву "П".
  
   ***
  
   Риэ стонала и ворочалась на кровати. Ей снился очередной полет, но неожиданно сон изменился. Она бежала, летела, искала кого-то. Она не видела, кто это, но знала - этот человек ей жизненно необходим. Скоро... Уже скоро у нее прорежутся крылья, и она сможет отправиться в Поиск. Уже скоро...
  
   Поттер крепко спала, но чувствовала, как магия начинает понемногу менять ее тело.
  
   Мрачный Карлус Поттер слушал тяжелое дыхание Риэ и размышлял о том, что принесет ей просыпающееся наследие. Оставалось только надеяться на то, что партнер его внучки примет вейлу, и все будет хорошо. Что они не являются врагами, что девушка сможет быть счастливой. Он прислушался к стонам Риэ и вздохнул. Надо будет подсказать ей обратиться к гоблинам. Пусть закажут зелья для облегчения вхождения в наследие вейл. Они снимут мышечные спазмы и боли в костях, облегчат перестройку тела.
  
   Но этим он займется завтра. А пока - спать. За его гиперактивной внучкой глаз да глаз нужен. Он улыбнулся и закрыл глаза.
  
  
  Глава 12. Кому счастье привалило?
  
  
  Воскресенье. Ученики пошли в Хогсмит, а Риэ направилась портключом домой. Нужно было сделать кое-какие дела.
  
   Поттер проглотила очередное зелье (пятое по счету), и скривилась. Мерзкий вкус и запах залежавшейся половой тряпки не располагали к восторгам. Но что делать? Укус василиска на втором курсе очень сильно изменил биохимию ее организма. Зелья действовали на нее очень слабо. Чтобы добиться эффекта, дозу надо было увеличить раз в десять, да и тогда все действовало через пень-колоду.
  
   Гоблины пригласили из Италии старичка - божьего одуванчика. Веселый смешливый дедок с шапкой кудрявых седых волос и сморщенным лицом был легок на подъем, обладал приятным характером и ласковыми глазами серийного убийцы. Оказалось, что он происходит из рода Борджиа, и является непревзойденным специалистом по ядам. А так же по их применению и влиянию на организм.
  
   Риэ стребовала с него Непреложный обет, включающий в себя целую прорву пунктов, после чего Чезаре Борджиа (в честь славного предка, как объяснил хихикающий Мастер) провел обследование девушки в общем и ее крови в частности. Через пять утомительных часов (и это только первичное обследование), Риэ лежала на кушетке в Поттер-меноре и не могла пошевелиться от усталости.
  
   Мастер изображал из себя вечный двигатель: бегал вокруг кругами, вздымал руки, разражался страстными речами и смотрел на девушку вожделеющим взглядом. Такая клиентка попалась ему впервые. Пережить (пусть и с помощью феникса) укус василиска... На такое способен не каждый! А какие перспективы открывались при изучении этого феномена...
  
   В качестве оплаты Поттер пообещала пинту яда василиска. Глаза мастера загорелись маниакальным огнем, и он развил бурную деятельность, последствия которой теперь Риэ принимала натощак с утра, и вечером перед сном. Надо признать, что свое дело Мастер знал. Теперь перестройка тела не приносила мучительные тянущие боли в костях и мышцах, а спала она, как и раньше, крепко.
  
   Вейловские сны, как называла их Риэ, окончательно обрели четкость. Теперь она практически видела своего избранника. Поттер видела стройную подтянутую фигуру, изящные, манерные жесты, длинные, до плеч, волосы.
  
   Когда она впервые увидела во сне этого пока что неизвестного ей парня, с Риэ чуть не приключилась истерика. Дед ее еле успокоил. А потом... Поттер заметила, что с каждым сном в ней что-то меняется. Хотелось найти своего партнера, обнять, тискать, заботиться. Охранять, чтобы с ним ничего не случилось... Днем она стала инстинктивно искать ЕГО в толпе глазами. Очень помогали зелья Мастера Борджиа. Они убрали физические недомогания и помогли успокоить психику. Время летело, как сумасшедшее. Казалось, только что было Рождество, и вот уже приближается май, а вместе с ним и Третье испытание.
  
   На поле для квиддича посадили какие-то жуткого вида кусты. Устроители Турнира вертелись, как белки в колесе, возводя сооружения непонятного назначения и притаскивая каких-то монстров. Риэ, под руководством деда, пахала, как проклятая, усваивая все, что нужно знать Леди двух Родов. И это не считая учебной программы. В этом ей иногда помогал Невилл: как оказалось, бабуля драла с него семь шкур - ему тоже принимать титул.
  
   Директор девушку теперь не доставал - у него появились проблемы. После выхода первой статьи, имевшей невероятный успех у благодарных читателей, блистательная Рита выпустила вторую. Которая произвела эффект разорвавшейся бомбы - потрясение, шок и трепет. Статья рассказывала о том, как будущий Темный Лорд был изгнан из Дурмстранга за аморальное поведение, и переехал жить в Годрикову впадину, где встретил - нет, вы представляете! - Альбуса и т.д. Дамблдора, будущего светлейшего волшебника Англии, который аморальное поведение Геллерта очень даже одобрил (особенно по отношению к себе), и даже кое в чем ему поспособствовал. А что? Учеба - учебой, а молодость никто не отменял! Так же, как и души тайные порывы... Статья описывала первые пять лет знакомства Геллерта и Альбуса, и заканчивалась мыслью, что самое интересное еще впереди...
  
   Потом вышла статья номер три. Она описала следующие десять лет жизни героев нашего времени и их нежную дружбу. Общий тон произведения создавал впечатление, что что-то здесь не то... Только вот, что?
  
   Общество впечатлилось. Нет, многие знали, что Геллерт и Альбус когда-то, очень давно, были друзьями. Но они не знали, что они были друзьями настолько... Стали циркулировать разные слухи, директору стало не до Гарриэт и ее странного поведения. Что последнюю очень устраивало.
  
   С приходом весны ученики окончательно сошли с ума - всюду мелькали парочки. Даже учителя не отставали: Хагрид с мечтательным видом пялился на мадам Максим, Флитвик насвистывал веселые песенки, и даже Макгонагалл как-то по-кошачьи смотрела по сторонам. И только Северус Снейп был незыблем, как скала. За последнее время его отношение к Поттер и Логботтому изменилось в лучшую сторону. Можно было сказать, что профессионал в нем победил. Он перестал придираться и оценивал результаты учебы так, как они того заслуживали. Когда Невилл получил свою первую "П", он был в шоке, и это мягко сказано.
  
   Учебные дни бежали один за другим. Грюм терзал их на уроках, сверля Риэ странным взглядом, Рон и Ко* сделали еще несколько попыток возродить "былую дружбу". Поттер только удивлялась - о какой дружбе шла речь? За дружбу не платят звонкой монетой. Гермиона была непробиваема и настырна, как танк - она все так же пыталась читать нотации и давить авторитетом директора. Риэ только посоветовала ей оставить ее в покое и заняться эльфами, раз с людьми у нее общаться не получается. А потом развернулась в другую сторону и продолжила обсуждать дела фирмы с Невиллом - надо было готовиться к выходу на магический рынок. Дело это серьезное и требующее внимания. Не то, что какие-то эльфы, которые бегают от Гермионы-освободительницы, как от чумы! На этой почве она и с Виктором разругалась - чистокровный волшебник в *надцатом поколении пытался объяснить ей всю глубину ее заблуждений, но Гермиона не хотела ничего слушать. У нее было свое мнение, а все остальное ее не интересовало.
  
   В последних числах апреля с Риэ стало твориться что-то странное. Она ела, как не в себя, мало спала, тело требовало движения, так что девушка стала спускаться в Тайную комнату и тренироваться в заклинаниях и фехтовании. Мастер прислал новую порцию зелий - они смогли немного снять постоянное нервное возбуждение и дали возможность выспаться. Фигура партнера во снах становилась все отчетливей, и наконец, в начале мая, Риэ его увидела.
  
   К ее дикому ужасу, это оказался Малфой. Тот, который Драко.
  
   Поттер молча спустилась в свое убежище и там предалась полноценной истерике. Она крушила все, что попадалось под руку, восстанавливала, и затем снова крушила. Наконец выдохшись, она трансфигурировала себе из обломков стул и, убрав весь мусор, устало присела на него.
  
   Дед молча смотрел на внучку с портрета, висящего на стене. Сказать тут было нечего. Наконец Риэ подняла на него печальный взгляд.
  
   - Деееед...
  
   - Да, милая? - вздохнул тот.
  
   - Что делать?
  
   - Не знаю, Риэ, не знаю...
  
   Карлус был в шоке. Не такого партнера он видел рядом с девушкой. Маленький эгоистичный засранец не подходил его внучке ни по каким параметрам.
  
   - Может, ты ошиблась? - с надеждой спросил он. Поттер грустно покачала головой.
  
   - К сожалению, нет. А хотелось бы.
  
   - Ничего, Гарриэт. Что-нибудь придумаем, - постарался приободрить ее Карлус. - Тем более, в последнее время он себя ведет... спокойно. Вот увидишь! Все будет хорошо!
  
   - Я тоже на это надеюсь. Только предчувствие у меня какое-то нехорошее.
  
  *Ко - компания. Сокращение, используемое в торговых марках.
  
  
   Глава 13. Третье испытание.
  
  Поттер, вместе с остальными Чемпионами, стояла у входа в лабиринт и тоскливо вздыхала. Лезть в неизвестность не хотелось. Совсем. Наконец комментатор закончил распинаться и подал сигнал к старту. Риэ рванула вперед, как призовой скакун на скачках. В лабиринте царил полумрак, но девушку это не расстраивало. Кроме зелий для облегчения вступления в наследие, неутомимый Мастер Борджиа сварил для Риэ на основе ее крови зелье для коррекции зрения. За отдельную плату, естественно. Которой послужил кусочек шкуры василиска размером в ладонь.
  
   При виде шкуры Мастер застонал так, что Риэ решила, что его сейчас хватит инфаркт от переизбытка чувств. Потом он долго и многословно благодарил Судьбу и Магию за то, что она свела его с Поттер, которая оказалась обладателем эксклюзивных ингредиентов. В ответ Риэ не менее многословно поблагодарила судьбу за знакомство с многоуважаемым Мастером и, словно невзначай, подсунула прайс-листы. Мастер пробежал глазами списки, и с интересом спросил, кто еще является клиентом. Поттер состроила невинные глазки и сообщила, что фирма у них с партнером молодая, свежесозданная. Но клиент есть - Снейп, Северус Снейп, Мастер зелий, профессор.
  
   Услышав имя злобного слизеринского гада, Мастер расплылся в улыбке и сказал, что это прекрасная рекомендация. Просто прекрасная. Так что теперь Поттер на зрение не жаловалась, а очки носила с простыми стеклами, для конспирации.
  
   Проскочив несколько поворотов девушка огляделась и, достав палочку, положила ее на раскрытую ладонь и прошептала: "Указуй". Палочка несколько раз дернулась, и указала на середину лабиринта. Риэ поправила очки и побежала в нужную сторону.
  
   Бежать приходилось осторожно, глядя во все стороны сразу. Маньяки-устроители напихали ловушек везде, где смогли. Риэ уже перепрыгнула две ямы-ловушки, когда что-то мелькнуло слева. Поттер замерла и нервно закрутила головой. Видимой опасности в поле зрения не было, но это еще ничего не значило. Неожиданно кусты прорвало стремительно вырвавшееся из-за них тело. Уйдя прыжком с траектории движения (и мысленно поблагодарив деда, настоявшего на физической подготовке), Риэ разразилась серией Ступефаев, но тварь, в которой она опознала здоровенного соплохвоста, увернулась и бросилась на нее.
  
   Дед что-то кричал в ухо, но Поттер его не слышала. Она увернулась от хвоста и, подцепив соплохвоста Левиосой, перевернула его вверх брюхом, изо-всех сил шмякнув на землю. Оглушенный соплохвост замер, и Риэ услышала, что орет дед:
  
   - Глациус, Риэ, быстро!
  
   - Глациус!
  
   Поттер тяжело дышала, разглядывая свежемороженое страшилище. Потом развернулась и побежала дальше. Нужно было спешить, остальные Чемпионы тоже не ворон считают.
  
   Она пробиралась по лабиринту и материла устроителей. Настроение было ужасным. Неосторожно подойдя к стенке лабиринта, образованной кустами, она чуть не попалась в ловушку - из нее выстрелила ловчая лиана и вцепилась девушке в ногу. Режущее заклинание проблему решило, но теперь Поттер чесалась, раздирая ранки, оставленные шипами. Когда она завернула за очередной поворот и увидела сфинкса, настроение уже успело упасть в минус.
  
   Прослушав загадку, Поттер мрачно уставилась на сфинкса. Думать не хотелось.
  
   - Что скажешь, дед?
  
   Карлус напряженно свел брови.
  
   - В тенях таится... прячется... Паук!
  
   - Точно?
  
   - Точно тебе говорю. Паук!
  
   - Ладно. Паук!
  
   Сфинкс кивнула и открыла проход, отойдя в сторону. Риэ уже почти прошла мимо, когда что-то мелькнуло, и наученная горьким опытом, она разразилась серией заклинаний.
  
   - Ступефай! Инкарцеро! Петрификус тоталус! - девушка отпрыгнула в сторону, больно ударившись коленкой. Рядом шумно приземлился спеленутый, как мумия, молодой акромантул. Дед в ухе застонал.
  
   - Ри... Акромантул...
  
   - Вижу, - буркнула Поттер.
  
   - Ты знаешь, СКОЛЬКО ОН СТОИТ?!
  
   - Много.
  
   - Много?! Да у нас его с руками оторвут!!! Ты мешок взяла? Живо прикончи его, и в мешок! Только уменьшить не забудь!!! И шустрее, сюда кто-то ломится!
  
   Действительно, сзади доносился какой-то шум. Поттер вскочила, развивая бешеную деятельность. Сначала она добила паука, подойдя вплотную и направив Секо на точку соединения головы с телом. Повторив заклинание несколько раз, она отрубила голову и вырезала жвала, затем отрубила ядовитые когти. Собрав все в кучу, уменьшила и запихнула в мешок, после чего прицепила его к поясу, наложив чары незаметности и рванула вперед.
  
   Вовремя. Сзади уже выбегал Седрик. Но он отставал, и, рванувшись отчаянным прыжком, Риэ схватила стоящий на постаменте Кубок.
  
   После чего почувствовала рывок, и очутилась на каком-то кладбище. С трудом поднявшись, Поттер ошалело оглянулась. Кладбище. Старое. Кресты, надгробия, могилки. В ухе выматерился дед. Сзади раздался какой-то шорох, и на голову обрушился удар. Мир померк.
  
   Придя в себя, Риэ почувствовала, что волосы становятся дыбом. Она была привязана к каменной статуе, а прямо перед ней стоял здоровенный котел, булькающий каким-то подозрительным содержимым.
  
   - Дед?
  
   - Да, Ри? - подозрительно спокойным голосом отозвался Карлус.
  
   - Ты тоже ЭТО видишь?
  
   - Да. И мне это не нравится.
  
   - А уж мне-то КАК это не нравится!
  
   Риэ вертелась, пытаясь распутать веревки. Неожиданно раздался смешок и сбоку, из-за надгробий, вышел низенький толстенький человек в потертой мантии, с каким-то странным свертком на руках. Сверток шевелился. Поттер впилась в него глазами, и внезапно дико заболел шрам - голову пронзило болью.
  
   Из свертка донесся шипящий голос:
  
   - Хвоссст! Готово?
  
   - Сейчас, мой Лорд!
  
   Хвост положил сверток рядом с котлом и взмахом палочки развел огонь. Содержимое из бульканья перешло в кипение. В ухе ойкнул дед. Хвост подошел к Риэ и резанул по руке кинжалом. Поттер зашипела, как змея, которой наступили на хвост. Она почувствовала, что от боли и всего происходящего просто звереет. Маг поднес к ране колбу и, нацедив крови, отошел к котлу.
  
   - Кость отца, взятая без спроса! - в котел упала длинная кость.
  
   - Плоть слуги, отданная добровольно! - в котел упала отрубленная со стонами кисть руки.
  
   - Кровь врага, взятая насильно! - подвывающий маг вылил в котел кровь девушки. Зелье стало серебряным, над ним поднялся пар. Маг развернул сверток и, постанывая, поднял здоровой рукой жутко выглядящего младенца, сверкавшего на Поттер алыми глазами. После чего уронил его в котел. Тельце упало с глухим плюхом.
  
   - Чтоб ты утопился, скотина! - прошипела Риэ, которая от боли дошла до ручки.
  
  Из котла поднялась высокая худая фигура. Ледяной голос произнес:
  
   - Хвост! Мою мантию!
  
   Скулящий Хвост подал темную мантию, и вылезшее из котла страшилище завернулось в нее, взяв протянутую палочку. Риэ в шоке оглядывала представшую перед глазами картину. НЕЧТО, высокое, худое, с белоснежной, покрытой кое-где чешуйками кожей, лысой головой, змеевидными чертами морды лица и алыми глазами. Ах, да, еще и коготки на руках и ногах. В ухе деревянно заговорил дед:
  
   - Наг. Только какой-то недоделанный. Почему-то.
  
   Неожиданно Поттер ощутила, что одна рука освободилась. Она осторожно приподняла ладонь и прошептала: "Акцио, палочка" , пока монстр с интересом изучал свое тело методом ощупывания. В ладонь впечаталась волшебная палочка.
  
   - Ри, готовься, - прошептал дед. - По моей команде подзываешь Кубок. Сначала - веревки.
  
   Монстр отвернулся к Хвосту, скулящему у его ног, и тут дед рявкнул:
  
   - Да!
  
   Риэ ткнула палочкой в себя - "Фините!" - падают веревки, она прыгает вперед с криком "Акцио, Кубок!" и, падая на землю, ловит портал. Волдеморт взмахивает палочкой, но портал уже уносит девушку с собой. Последнее, что видела Поттер - удивленная рожа Волдеморта.
  
   Риэ вывалилась рядом с трибуной судей. В ухе орал дед:
  
   - Молчи! Говори, что хочешь, но не то, что было!
  
   К ней подбежали колдомедики, с края поля спешил Снейп.
  
   - Поттер! - рявкнул он. - Где Вы были?!
  
   - Не знаю! - заорала окончательно выведенная из себя гриффиндорка. - Мордредова штука закинула меня Мордред знает куда! Я свалилась и поранилась! Произвол!
  
   - Молчать!
  
   - Не буду!
  
   За руганью внимательно наблюдал директор. Риэ краем глаза заметила, что он хмурится, словно что-то идет не так.
  
   - У меня все болит! Сколько можно!
  
   - Тихо! - директор воспользовался Сонорусом. Все замолчали.
  
   - Гарриэт, девочка моя! (Поттер и Снейпа одинаково перекосило). Что произошло?
  
   - Я взяла Кубок, а он перенес меня в какой-то овраг! Я чуть не убилась, пока его доставала! Хороша шутка! - начала заводиться девушка.
  
   - Тихо, тихо! - успокоил ее директор. После чего повернулся и объявил замершим трибунам:
  
   - Победитель - Гарриэт Поттер, Хогвартс!
  
   Риэ оглушил гром аплодисментов и рев болельщиков. Колдомедики закрыли рану на руке, предварительно очистив. Поворачиваясь, чтобы направиться в Больничное крыло, Поттер не удержалась, чтобы не поддеть Снейпа:
  
   - А у меня есть яд акромантула. Свежайший!
  
   Гордо выпрямившийся Снейп замер на середине движения и заскрежетал зубами.
  
  
  Глава 14. Отказ.
  
  
  Учебный год близился к своему завершению - уже через час прощальный пир, и наконец наступят долгожданные каникулы. Риэ уже собрала свои вещи, забрала раму с портретом деда из Тайной комнаты, и теперь отдыхала, лежа на кровати за задернутым пологом и кучей защитных заклинаний. Наконец-то можно вздохнуть свободно!
  
   ***
  
   После триумфального появления Поттер перед судьями, она попала в Больничное крыло, где мадам Помфри осмотрела ее, выдала мазь от синяков и ссадин, и отпустила. После чего ее вызвал к себе директор, и в присутствии Макгонагалл и Снейпа устроил форменный допрос на тему - "а что произошло после того, как Гарриэт взялась за Кубок?"
  
   Девушка еще раз повторила официальную версию, и принялась громко возмущаться кривоглазостью и безмозглостью устроителей Турнира, которые явно сляпали порт-ключ спьяну на коленке. Минерва была с ней согласна, хотя и не одобряла выражений, в которых Золотая девочка высказала свои претензии. Директор выглядел раздосадованным и попытался влезть в голову к Риэ, но артефакт, предусмотрительно носимый уже практически год, прекрасно создавал фальшивые воспоминания, а вот Снейп... Снейп смотрел как-то очень внимательно.
  
   Вдоволь повозмущавшись, Гарриэт посоветовала найти виновного и оторвать ему все лишнее, на что зельевар только как-то саркастично хмыкнул и ностальгически вздохнул. Наконец директор отпустил Поттер и она, вместе с зельеваром, вышла из кабинета. Пройдя какое-то время молча, Снейп неожиданно спросил шелковым голосом:
  
   - Так, куда Вы упали, мисс Поттер?
  
   - В овраг, сэр. В овраг.
  
   - И больше никуда?
  
   - И больше никуда, сэр! - Гарриэт посмотрела на Снейпа очень честными глазами.
  
   - Кстати, сэр. Вам нужны какие-либо части тела акромантула? Вы наш ПЕРВЫЙ КЛИЕНТ, и у Вас есть привилегии.
  
   При этих словах в глазах Снейпа мелькнуло глубокое удовлетворение данным фактом, в особенности тем, что он применяется по отношению к его персоне. Он внимательно посмотрел на Риэ:
  
   - И откуда у Вас появились части акромантула?
  
   - Ну, вообще-то не части, а акромантул целиком. А откуда... В лабиринте прибила.
  
   Снейп внимательно посмотрел на Поттер, и поднял в удивлении бровь:
  
   - В лабиринте? Каким образом?
  
   - Ну, что я Вам могу сказать... - вздохнула Гарриэт. - Просто повезло!
  
   Договорившись о продаже пяти когтей и четверти пинты яда (на пробу, как выразился Снейп), девушка отправилась в спальню. Снейп задумчиво смотрел ей вслед и потирал левое предплечье.
  
   С трудом отбившись от восторженных фанатов, Поттер привела себя в порядок и заползла на кровать, отдыхать. День оказался насыщенным событиями. Как только голова коснулась подушки, девушка отрубилась.
  
   Проснулась она утром. В спальне было тихо: ее обитательницы любили поспать, поэтому заглушающие чары учили в первую очередь. Поттер встала и поплелась в ванную, приводить себя в порядок.
  
   До начала каникул два дня. За это время нужно попытаться наладить контакт с Драко - девушка собиралась серьезно поговорить с ним после пира. На вопрос деда: "Почему так?", она ответила, что в это время все заняты сборами, а Драко обычно свободен, и им никто не помешает. И если все пройдет благополучно, то уедут они вместе. Невысказанные опасения повисли в воздухе.
  
   Гарриэт встречалась с Драко два раза. И оба раза они общались вполне мирно. Драко поздравил Поттер с победой в Турнире и поинтересовался, что она сделает с выигранной суммой. Девушка ответила, что вложит в дело. На следующей встрече они обсуждали школьные сплетни. Прощаясь, Поттер договорилась о встрече после пира, Малфой согласился. И теперь она нервничала в ожидании.
  
   Перед пиром Поттер надела черную юбку, жилет, расшитый зелеными нитками, и рубашку изумрудного цвета. Завершили наряд лаковые туфли и шелковая мантия с гербом факультета, а так же галстук. Причесав волосы и собрав их в низкий хвост, девушка надела очки в прямоугольной серебряной оправе и оглядела себя в зеркале. Вид был достойный - не хотелось ударить в грязь лицом. Она вздохнула, еще раз поправила волосы, и отправилась на пир.
  
   На пиру ее поприветствовали оглушительным ревом и аплодисментами. Гарриэт поклонилась присутствующим и села рядом с Невиллом. На другом конце стола сидело рыжее семейство и Гермиона. Грейнджер выглядела надутой. Как узнала Риэ, Виктор окончательно порвал с девушкой, когда попытался в очередной раз объяснить ей, что освободить домовика - значит убить. Домовики не могли жить без магии и Хозяина - такова была их суть. Они подпитывались родовой магией и магией поместий, чем сильнее род - тем больше домовиков. Гермиона, даже не дослушав, обозвала Крама ретроградом и сказала, что все это заморочки чистокровных, которые давно надо искоренить. Крам, являющийся наследником достаточно древнего рода, только молча посмотрел на нее и отошел подальше. С тех пор он даже не поворачивался в ее сторону. Гермиона сделала попытку объясниться в свойственной ей манере, но успеха не добилась. Теперь она дулась на всех.
  
   Рыжие - все четверо - смотрели на Поттер завистливыми взглядами. Перед Гарриэт стоял мешок с тысячей галлеонов, от которого они не могли оторвать взгляды. Рон, весь багровый от злости, без конца что-то бурчал. Джинни пыталась посылать Риэ умоляющие взгляды, на которые она не реагировала. У нее голова была занята предстоящим разговором. На душе девушки скребли кошки, но Поттер надеялась на лучшее.
  
   Драко сидел в предвкушении. Он давно собрался и заставил собраться Крэбба и Гойла. Малфой чувствовал, что сегодня - его день. Сегодня он отомстит ненавистной девчонке за отказ дружить на первом курсе, за то, что ее допустили на Турнир, за то, что она выиграла, за... Да за все! Малфои ничего не прощают! Отец будет доволен. Он - отомстит.
  
   За Гарриэт задумчиво наблюдал Снейп. Профессор не сообщил директору, что незадолго до того, как на поле свалилась Поттер, у него ожила Темная метка. Почувствовав знакомую энергию, прошившую тело словно молния, Снейп и Каркаров только вцепились в подлокотники кресел и переглянулись. Молча. Говорить ничего не надо было - и так все стало ясно. Лорд вернулся.
  
   Когда девушка рухнула около судейской трибуны, Снейп успел рассмотреть ее рану на руке. Она была нанесена ритуальным кинжалом, вне всякого сомнения. Он уже ждал воплей о том, что Волдеморт вернулся, но девчонка промолчала! Вместо этого она стала орать, что свалилась в овраг и там поранилась! Почему? Да и директор выглядел странно... И Грюм исчез, не сказав ни слова на прощание... Что-то во всем этом было странное... И вот, сейчас...
  
   Наконец пиршество завершилось. Ученики Хогвартса отправились собираться, ученики-приезжие носились туда-сюда. Суматоха... Риэ уменьшила мешок с галлеонами и сунула его в карман. Потом отряхнула мантию и отправилась в условленное с Драко место встречи - на берег озера.
  
   Подойдя, она увидела, что Драко уже на месте, а его верных телохранителей видно не было. Гарриэт мысленно взяла себя в руки и начала:
  
   - Привет, Драко. Спасибо, что пришел.
  
   - Привет, Гарриэт. Что ты хотела? - растягивая гласные, протянул Драко.
  
   - Я хотела поговорить. Ты знаешь, что Наследники древних Родов принимают Наследие?
  
   - Конечно, Поттер! - фыркнул Драко. - Естественно, я об ЭТОМ знаю. Какое отношение это имеет к разговору?
  
   - Прямое, - вздохнула Поттер. - Я вступила в наследие. Вейл. И ты - мой партнер.
  
   Драко внутренне возликовал. Вот! Вот его шанс! Он дождался!
  
   - Скажи... - Риэ робко смотрела на Драко. - Я могу... Я могу просить тебя о возможности... Э... Познакомиться... Менее официально... Мне без тебя плохо... - она с замиранием ждала ответа. Драко вскинул голову. Его глаза блеснули сумасшедшей радостью.
  
   - Встречаться? Ну конечно же... - тут он сделал паузу, - НЕТ! Ты жалкая полукровка и никакое наследие тебе не светит! Неужели ты думаешь, что я дам ТЕБЕ разрешение просто подойти ко мне, НАСЛЕДНИКУ РОДА МАЛФОЙ?! Ты - ничтожество! От имени Рода Малфой, Я, Наследник Рода Малфой, отказываю тебе! Да будет так!
  
   Вышедшие из-за кустов за спиной Драко Крэбб и Гойл, подняли палочки вверх и синхронно произнесли:
  
   - Услышано и засвидетельствовано! Да будет так!
  
   Риэ слышала злорадный смех слизеринцев, как сквозь вату. Голова гудела, сердце стучало, как сумасшедшее. Она смотрела стеклянным взором, и до нее медленно доходило - отказ. Неожиданно в уши вонзился отчаянный крик деда:
  
   - Гарриэт! Ри, родная моя, скажи что-нибудь! Ри!
  
   Поттер встряхнулась и посмотрела на резко замолчавшего Драко презрительным взглядом.
  
   - Ты сам выбрал, Драко Малфой. Вот только, ты кое-чего не учел, и кое-кого не принял в расчет. Прощай, Малфой.
  
   Риэ резко развернулась и пошла прочь. Больше ей здесь делать было нечего. Направляясь по коридору в сторону Гриффиндорской башни, девушка неожиданно встретила Снейпа. Тот оглядел ее внимательным взглядом и нахмурился.
  
   - Поттер! Что произошло?
  
   Риэ вздрогнула и очнулась. Неожиданно ей в голову пришла дикая мысль.
  
   - Профессор Снейп, сэр. Я, Наследница рода Поттер, признаю долг жизни между Родом Поттер и Северусом Тобиасом Снейпом закрытым. Да будет так!
  
   В воздухе словно лопнула струна. Снейп посмотрел на Риэ квадратными глазами. Девушка кивнула и скрылась за поворотом. Зельевар медленно провел дрожащей рукой по лбу. Что это было? Сначала девчонка брела, как инфернал, а потом неожиданно прощает долг?! Почему? Что произошло?
  
   Риэ уменьшила сундук и запихнула его в карман. Потом встряхнулась и быстро пошла прочь. Дойдя до антиаппарационной границы, она сжала портал и произнесла:
  
   - Домой!
  
  
  Глава 15. Решение.
  
  
  Прибыв в Поттер-менор, Гарриэт молча зашла в свои покои и принялась разбираться с делами. Первым делом достала сундук, поставила его в кладовую и увеличила. Достала раму с портретом деда и повесила ее в своем кабинете. Потом переоделась, приняла душ, опять надела домашнюю мантию. Поела, абсолютно не чувствуя вкуса. И все это - молча. Дед пытался ее дозваться, но Риэ не реагировала. Только действовала, как зачарованный на определенные действия голем. После обеда Гарриэт прошла в свою комнату и, сев в кресло у камина, замерла.
  
   Дед грустно взирал на нее со стены. Такого финала разговора он не ожидал. Совсем не ожидал. Все-таки Малфои славились своим умом, страстью к интригам и тем, что своего не упустят. Да даже просто с точки зрения выгоды, предложение Риэ сулило золотые горы и бриллиантовые перспективы! И тут такое... Он смотрел на застывшую в кресле внучку, бледную до синевы, и ему хотелось плакать от бессилия и невозможности что-либо изменить. Он еще раз позвал, не надеясь на ответ:
  
   - Ри... внучка...
  
   Неожиданно девушка встрепенулась.
  
   - Дед?
  
   - Ри?! Ты очнулась! Ты...
  
   - Дед, - Гарриэт развернула кресло и твердо посмотрела на Карлуса. - Нам надо в Гринготтс. Сейчас.
  
   - Зачем? - настороженно спросил Карлус. От внучки в таком состоянии можно было ожидать чего угодно.
  
   - Я умираю. Не перебивай! - она вскинула руку, останавливая деда. - Ты сам это знаешь. Вейлы после отказа умирают. А уж после ТАКОГО отказа... Я чувствую, как моя магия бунтует. - Дед в ужасе уставился на девушку. - Поэтому нам надо в Гринготтс, пока процесс только начался. Я хочу пройти ритуал смены наследия.
  
   Карлус схватился за сердце. Ритуал смены наследия относился к темной магии. Очень темной, и входил в перечень запрещенных. Ритуал позволял выжечь одно наследие и заменить его другим. Но особенностью ритуала было то, что он "вытаскивал" обычно самое сильное наследие из всех возможных, пусть даже оно присутствовало на один процент. И при этом - самое темное. И отменить его результат было нельзя.
  
   Такое наследие становилось родовым.
  
   Карлус в шоке смотрел на Гарриэт.
  
   - Так именно поэтому ты хотела поговорить с Малфоем в последний день...
  
   - Да, дедушка. Я надеялась, что Драко согласится. Но предчувствие было нехорошее. Поэтому я хотела, чтобы все прошло в последний момент. Чтобы он не успел никому ничего сказать. Я заранее наложила на него и его дружков заклинание о неразглашении. Оно продержится до приезда Драко домой. И спадет только там. За обедом, - Гарриэт улыбнулась жуткой улыбкой. До Карлуса медленно доходил размер свиньи, подложенной Драко.
  
   - Он приедет в Менор, - медленно начал Карлус, - приведет себя в порядок и отправится на Семейный обед, где присутствует вся семья и близкие родственники, - Риэ радостно закивала. - И тогда он не удержится, чтобы не ПОХВАСТАТЬСЯ. А Люциус всегда чуял выгоду.
  
   - О, да! И еще... Ты ведь помнишь, что произошло на Турнире?
  
   - Такое забудешь!
  
   - Так вот, я прочитала, что во время Первой войны, ОН часто останавливался в Малфой-меноре. Так что...
  
   Карлус взирал на внучку с неприкрытым восхищением. Это же надо! Так просчитать и обратить себе на пользу даже такой отказ!
  
   - Я думаю, ОН будет недоволен. Очень, - продолжила Поттер.
  
   - Почему ты уверена в этом? - насторожился Карлус.
  
   - Потому что я помню, что при наших предыдущих встречах, ОН предлагал мне стать его союзницей. А в этот раз просто не успел.
  
   ***
  
   Драко Люциус Малфой был счастлив. Нет, не так. ОН БЫЛ СЧАСТЛИВ!!! Только мысли о достоинстве Малфоев удерживали его от того, чтобы начать плясать и вопить от радости на весь Хогвартс-экспресс. Он дождаться не мог, когда наконец мордредов поезд доедет до места назначения. Крэбб и Гойл спали, сопя носами. Он презрительно посмотрел на них. Тупые придурки. Ничего не понимают в прекрасном. И он снова заулыбался, вспомнив свою МЕСТЬ.
  
   Наконец, поезд остановился, и ученики стали покидать вагоны. Люциус и Нарцисса Малфой уже ждали своего сына на перроне. Драко чинно вышел из вагона и поклонился, приветствуя отца.
  
   - Здравствуй, отец.
  
   В глазах Люциуса мелькнуло одобрение манерам сына. Он кивнул в ответ и протянул руку:
  
   - Идем домой, Драко. Ты, наверное, голоден.
  
   После чего блондинистое семейство перенеслось порт-ключом в менор. Очутившись в холле, отец потрепал своего отпрыска по плечу.
  
   - Приведи себя в порядок, сын, и спускайся к обеду. У нас гости.
  
   Драко кивнул и направился в свою комнату.
  
   Спустившись через четверть часа в столовую, Драко удивился. Обычно отец сидел во главе стола, но в этот раз он сидел справа. Слева сидел крестный, смеривший Драко изучающим взглядом. Рядом с отцом сидела Нарцисса, а предназначенный ему прибор стоял рядом с крестным. Драко подошел к своему месту и присел. Неожиданно распахнулась дверь, и в столовую вошел высокий худой мужчина, одетый в черную шелковую мантию с капюшоном. Он подошел к месту во главе стола. Все встали и синхронно поклонились.
  
   - Приветствуем Вас, милорд.
  
   Драко с внутренним трепетом уставился на ожившую легенду. Или кошмар, кому как. Лицо великого мага скрывал капюшон, видно было только подбородок. Тонкие пальцы взяли приборы, и эльфы подали первую перемену. За столом велся легкий, непринужденный разговор. Драко аккуратно ел, блюдя манеры. Наконец, подали десерт. Драко лениво ковырял ложечкой пудинг, обильно политый сладким соусом, когда беседа привлекла его внимание.
  
   - Вы знаете, милорд, Поттер ничего не сказала о вашем возрождении.
  
   - Да? Интересссно...
  
   Драко фыркнул, чувствуя, что его распирает.
  
   - Драко? - Люциус посмотрел в его сторону.
  
   - Эта жалкая полукровка ничего Вам не сделает, милорд! - с апломбом заявил Драко, гордо глядя на Волдеморта. Тот напрягся.
  
   - Что ты имеешшшь в виду, юный Малфой?
  
   - Да она скоро умрет!
  
   В столовой воцарилось молчание. Присутствующие ошарашенно переваривали это заявление.
  
   - Объяссснисссь... - наконец прошипел Лорд.
  
   - Она сегодня подошла ко мне и заявила, что вступила в Наследие. Вейл. И я - ее партнер. Жалкая полукровка! Да кем она себя возомнила! Я отказал ей. От имени Рода Малфой! - гордо закончил Драко. Волдеморт сжал рукой хрустальный бокал так, что тот со звоном лопнул. Люциус уронил ложечку. Снейп побледнел. Волдеморт резко повернулся к Люциусу:
  
   - Думосброс, живо!
  
   Люциус аппарировал с места и через минуту вернулся. Поставив на стол большой, украшенный драгоценными камнями думосброс, он скомандовал Драко:
  
   - Воспоминание!
  
   Драко осторожно вытянул палочкой серебристую нить воспоминания и перенес ее в думосброс. Маги обступили чашу и нырнули в серебристую дымку.
  
   Вынырнув через двадцать минут (Волдеморт несколько раз просматривал разные моменты, а потом просмотрел все целиком снова), присутствующие замерли, глядя на Повелителя. Люциус рухнул на стул, закрыв лицо руками. Снейп смотрел бешеными глазами. Нарцисса отпила вина из бокала и поставила его на стол со стуком - руки дрожали. Магия стала сгущаться. Драко застыл. Что-то пошло не так.
  
   Волдеморт медленно покатал в пальцах палочку и повернулся к Люциусу.
  
   - Люциуссс... Мой ссскользсский друг... Ссскажи мне... Драко дейсствительно ТВОЙ сссын?
  
   Лорд Малфой выпрямился и положил руки на стол.
  
   - Увы, мой Лорд. К моему огромному сожалению. Это действительно мой сын.
  
   Драко в шоке уставился на отца. Тот смотрел на него с презрением.
  
   - Дааа? А я думал, может он не от тебя. Малфои ссславятссся ссвоим умом. А я его не наблюдаю...
  
   - Милорд! Но я все сделал правильно! Она Ваш враг! Она...
  
   - Могла быть прекрассссной союзссницей! - разъяренно зашипел Лорд. - Ты хоть понимаешшшь, мальчишшшка, ЧШШТО ТЫ НАДЕЛАЛ?! У тебя был шшшанс! Шшшанс ссделать ее чассстью сссемьи! И она никогда не пошла бы против! Она промолчшшала обо мне! И пришшшла к тебе! Зссная! Она была ссоглассна! А ты...
  
   Лорд резко успокоился, глядя на замершего, трясущегося от ужаса подростка.
  
   - Люциус, Северус, найдите ее! Может, еще не поздно. Такой шанс упускать нельзя. А что касается тебя, Драко... Я лично преподам тебе урок для развития ума. Лично. Ты плохо знаешь историю волшебных рас и пути крови. Я исправлю недочеты твоего воспитания. Вы можете идти. А ты, Драко... Ты - останешься.
  
  
  Глава 16. Ритуал.
  
  
  
   Поттер, с помощью домовика, переместилась к ступеням Гринготтса и проскользнула к двери. Быть узнанной она не боялась - мантия-невидимка очень помогает в жизни, да и вообще облегчает существование. Зайдя в холл, она быстрым шагом направилась к пустующей кассе - людей в банке было немного, на удивление. Подойдя к гоблину, Гарриэт тихо обратилась к нему:
  
   - Приветствую Вас, уважаемый хранитель золота. Могли бы Вы вызвать управляющего делами Рода Поттер?
  
   Гоблин повел носом и кивнул. Через пару минут к кассе подошел Грипхук. Он так же втянул носом воздух и прошептал:
  
   - Наследница Поттер, прошу за мной, - после чего развернулся и направился к своему кабинету. Гарриэт молча следовала за ним. Состояние у нее было ужасное. Сердце то колотилось, как бешеное, то неторопливо отсчитывало удары. Глаза резало, словно в них песка насыпало. Голова гудела. И, судя по тому, что девушка читала, это было только начало. И почему она так эмоционально все воспринимает? Одни проблемы! Наконец они зашли в кабинет, и Гарриэт, сбросив мантию-невидимку, со вздохом опустилась в кресло.
  
   Грипхук внимательно осмотрел свою клиентку и нахмурился. Внешний вид оставлял желать лучшего. Нет, одежда была безупречна, но сама девушка... Лицо бледное, под глазами круги, пальцы мелко подрагивают. Что же произошло?
  
   - Наследница Поттер, что с Вами? - гоблин слегка наклонил голову набок.
  
   - Об этом я и хотела поговорить, - вымученно улыбнулась Гарриэт. - Видите ли, я сегодня утром объяснилась со своим партнером.
  
   - И? - у Грипхука внезапно возникло жуткое подозрение о результате разговора.
  
   - Он мне отказал. От имени Рода.
  
   У гоблина от изумления банально отвисла челюсть. Риэ с дедом могли наблюдать невероятнейшее зрелище - потрясенный до глубины души гоблин. Наконец Грипхук пришел в себя и прокашлялся.
  
   - Дааа... Отказал? Вейле? И кто этот придурок? Какой-нибудь недоучка, не знающий элементарного?
  
   - О, нет. Вы его прекрасно знаете. Это Драко Малфой.
  
   Гоблин выпал в осадок во второй раз. Он смотрел на Поттер квадратными глазами. Во второй раз Грипхук вернулся к реальности куда быстрее.
  
   - Да Вы шутите... - зеленокожий недоверчиво посмотрел на Гарриэт. Та грустно покачала головой.
  
   - К сожалению, нет.
  
   - Что Вы намерены предпринять?
  
   - Я хочу пройти ритуал смены наследия, - твердо глядя гоблину в глаза, произнесла Гарриэт. Грипхук сломал от неожиданности перо, которое вертел в руках. Потом прикрыл глаза, медленно выдохнул и покрутил головой.
  
   - Сегодня день неожиданностей какой-то, - пожаловался он куда-то в пространство. Дед хихикнул. Гарриэт улыбнулась.
  
   - Вы... уверены? - Грипхук настороженно посмотрел на сидящую напротив девушку. Та медленно кивнула.
  
   - У меня нет другого выхода.
  
   - Когда? - гоблин настроился на деловой лад.
  
   - Сейчас.
  
   Гоблин сломал второе перо. Посмотрел на него и срастил обломки чарами. Потом взял в руки каменный шар, стоящий на столе, и отдал приказание на гобблидуке. Затем посмотрел на Поттер.
  
  - Вы уверены?
  
  - Абсолютно, - твердо ответила девушка. Гоблин философски пожал плечами.
  
  - Что ж... Это ваше право. Но срочность стоит дорого.
  
  - Не дороже моей жизни.
  
  Грипхук зубасто оскалился.
  
  - Это уж точно! В таком случае, пройдите за мной. Ритуальный зал сейчас приготовят. А Вам надо подготовиться.
  
   Гарриэт вышла из кабинета вслед за гоблином. Они шли по коридорам, украшенным резьбой исторической тематики, спускаясь все ниже и ниже. Наконец они достигли дверей в конце коридора. Грипхук подошел к ним и приложил ладонь. Дверь засветилась и бесшумно отворилась.
  
   Зайдя в ритуальный зал, Поттер оглянулась. Зал представлял собой просторное прямоугольное помещение, с гладким каменным полом, отполированным до блеска. На стенах висели факелы, зажёгшиеся по их приходу. Барельефы на стенах изображали руны. В дальнем конце зала виднелись две двери.
  
   Гоблин посмотрел на девушку и взмахнул рукой. Перед ними возникли два кресла.
  
   - Присядем. Наследница Поттер, Вы должны понять, что у данного ритуала есть несколько последствий. Я обязан их озвучить. Во-первых, то наследие, в которое вы вступили, будет выжжено. И больше никогда не сможет проявиться или прийти со стороны. НИКОГДА. Во-вторых, ритуал станет перебирать все имеющиеся варианты наследий, на которые есть хотя бы намек. Обычно выбирается самое сильное и самое темное. Иногда несколько наследий сливаются, порождая что-то новое. Но это редкость, такое было только три раза за все случаи. В-третьих, вся кровь, которую у вас могли взять (добровольно или нет), будет уничтожена.
  
   Гарриэт подняла руку, останавливая гоблина.
  
   - Уважаемый Грипхук, у меня есть вопрос. Несколько дней назад у меня взяли кровь, не добровольно, для того, что бы возродить мага. Дать ему тело.
  
   - Волдеморт? - хмыкнул гоблин. Гарри кивнула.
  
   - Какие для него будут последствия?
  
   - В каком виде он возродился? - с интересом спросил Грипхук.
  
   - Дед сказал что наг, только какой-то недоделанный.
  
   - Наг? Интересно. Так, дайте подумать, - гоблин погрузился в размышления. Поттер лениво наблюдала за группой гоблинов, развивших бурную деятельность в середине зала. Одни чертили сложные фигуры и руны, другие принесли столик и выставляли на него бутылочки с какими-то зельями. Третьи расставляли какие-то фигурки, курильницы, сыпали благовония, раскладывали травы. Наконец Грипхук очнулся.
  
   - Значит, так. Когда будет выжигаться наследие у Вас, у него оно тоже сгорит. И затем он примет собственное наследие Нага, причем полностью.
  
   Гарриэт совершенно беспардонно заржала. Ну надо же, благодаря ей Волдеморт обретет наследие. Повезло мужику! Отсмеявшись, она вытерла выступившие на глазах слезы.
  
   - Давайте начнем.
  
   - Хорошо. Первым делом надо совершить ритуал очищения. Пройдите в левую дверь. Потом наденете ритуальную одежду и вернетесь сюда.
  
   Риэ зашла в дверь, на которую ей указали, и попала в небольшое помещение с бассейном. Рядом на скамье была разложена "ритуальная одежда" - кусок белой ткани, покрытый вышивкой в виде рун, символизирующих внутреннюю и внешнюю чистоту.
  
   Посмотрев на этот образец высокой моды, Гарриэт вздохнула и разделась. После чего погрузилась в бассейн, наполненный специальной смесью воды и зелий и стала совершать ритуальные погружения. Окунувшись с головой девять раз, она вышла из бассейна по ступенькам и, взяв кувшин со странно пахнущей водой, вылила ее на себя. Жидкость моментально высохла. Поттер обернула вокруг себя "ритуальную одежду" и, надев легкие шлепанцы, вышла в зал. Там уже все было готово. Гоблины указали ей, куда нужно лечь, и отошли в сторону. Остался только древнего вида гоблин в ритуальной, особого кроя, мантии, украшенной драгоценными камнями.
  
   Гарриэт выпила поданное ей зелье, сняла обувь и легла в центре начерченной фигуры. Гоблин достал ритуальный кинжал из серебра и быстрыми движениями вырезал у нее на коже три странных символа. После чего положил кинжал в ногах девушки на руну огня и затянул речитативом заклинание.
  
   Риэ чувствовала, что впадает в какое-то странное оцепенение. Дыхание стало более редким, неожиданно ей стало жарко, и, с каждой новой строчкой, температура тела поднималась.
  
   Карлус следил за внучкой с любезно предоставленной гоблинами картины полными боли глазами. Та тяжело дышала и стонала. Кожа у нее покраснела, словно от близости огня. Гоблин проревел последнюю строчку заклинания, и Гарриэт закричала от боли. Тело сотрясалось от бесконечно-болезненных судорог, но магия не давала ей сдвинуться с места. На коже можно было увидеть каждую вену и сосуды. Кровь кипела, магия пылала, сжигая отвергаемую часть. Наконец девушка затихла. Первая часть ритуала завершилась.
  
   Гоблин подошел к Гарриэт и, взяв кинжал, вырезал на коже еще один символ. Предыдущие уже исчезли. После чего положил кинжал на руну "Выбор" и прочел следующее заклинание. Поттер захрипела и вытянувшись по стойке "Смирно!", застыла. Ее словно вздернули в воздух, подвесив над полом. Неожиданно она стала меняться. Кожа покрылась полупрозрачной чешуей, в свете факелов отбрасывающей радуги, как алмаз. Из пальцев рук полезли треугольные двухдюймовые когти, словно выточенные из чистейших бриллиантов. Волосы рывком выросли, извиваясь словно змеи. Цвет стал темнее, черный с синим отливом, как окалина на металле. На ногах так же выросли когти, только короткие. Девушка выгнулась и зашипела, открыв на миг глаза. И вдруг она плавно опустилась на пол.
  
   Все присутствующие в шоке смотрели на лежащую Поттер. Карлус сглотнул и закашлялся. Потом прочистил горло и обратился к стоящему рядом с портретом Грипхуку:
  
   - Это то, что я думаю?
  
   Грипхук задумчиво кивнул, не отрывая глаз от Гарриэт, вокруг которой засуетились гоблины. Они подняли ее, завернули сначала в льняную простынь, а затем в шерстяное одеяло. После чего перенесли в комнату, где была приготовлена кровать.
  
   - Но я думал, это миф!
  
   - Что сказать... - философски пожал плечами Грипхук. - Все мифы имеют под собой реальное основание.
  
  
  Глава 17. Уроки.
  
  
  Снейп и чета Малфоев вышли из столовой в молчании. Зайдя в кабинет, все попадали в кресла. Новость ошарашила, и это еще мягко сказано. Люциус поднялся, налил в бокалы коньяк и, раздав присутствующим, снова упал в кресло. Молчание все длилось и длилось. Наконец, лорда Малфоя прорвало:
  
   - Глупый мальчишка! Как... - тут сиятельный лорд захлебнулся воздухом и сник.
  
   - Тихо, Люц. Да, Драко - маленький избалованный засранец. Но в этом есть и наша вина, - Снейп увидел взгляд Люциуса и с нажимом продолжил, - Да, наша! Ты его отец, а я - крестный! И это наша вина! Как бы мне не хотелось этого признавать.
  
   Люциус допил коньяк и отставил бокал. Северус был прав. Они слишком потакали Драко, слишком баловали. Вот и дождались. Капризный ребенок поставил личные эгоистичные желания выше благополучия Рода и даже не посоветовался с родителями. Ну что ему стоило сказать, что нужно поговорить с родителями - ухаживание, ведущее к браку (а в случае с вейлой это даже не обсуждается), требует одобрения главы Рода. Да даже с точки зрения выгоды в политическом плане, это сулило необычайные возможности! И так все... гм... упустить...
  
   Северус крутил в тонких пальцах бокал и думал. Мысли были невеселые. В случившемся была и его вина. Он сам подавал пример крестнику, придираясь и унижая Поттер. Сам. Хотя и знал, в глубине души, что это мелочно и отвратительно - переносить детские обиды, связанные с давно покойным человеком, на ребенка, который его не помнил.
  
   За этот учебный год Поттер предстала перед ним с совершенно другой стороны. Умная, предприимчивая, с интересом изучающая все новое. Конечно, многое скрывалось, но внимательный взгляд шпиона со стажем видел, что Поттер стала меняться. Причем в лучшую сторону.
  
   Наконец Снейп встряхнул головой и жестко посмотрел на Люциуса.
  
   - Ну что ж, похандрили - и хватит! Надо исправлять то, что натворил Драко. Нужно найти Поттер.
  
   - Каким образом? - перешел на деловой тон Малфой.
  
   - Я знаю, где она живет. Туда и отправимся. Сейчас. Пока девушка не загнулась.
  
   ***
  
   Драко стоял на коленях перед Темным Лордом, восседающим на стуле напротив, и умирал от страха. Лорд крутил в белоснежных пальцах, заканчивающихся небольшими когтями, палочку, и молчал. От этого становилось еще страшнее. Наконец, Лорд заговорил:
  
   - Скажи мне, Наследник Малфой, кто такие Вейлы?
  
   ***
  
   Люциус и Северус стояли на подъездной дорожке. Перед ними расстилались лужайки и стояли дома. Совершенно одинаковые лужайки. Совершенно одинаковые дома. Малфой оглядел этот шедевр кубизма, и изумленно повернулся к Северусу:
  
   - Что это за ужас?
  
   - Литтл Уиннинг, Тисовая улица, - скривился Снейп. - Давно я здесь не был.
  
   - Послушай, друг, - медленно начал Люциус - откуда ты знаешь, где живет Поттер?
  
   - Альбус как-то при мне сказал, что Гарриэт живет у тети. А тетка у нее одна - Петуния, - тут он скривился, словно раскусил лимон. - Идем.
  
   Снейп огляделся по сторонам и, сориентировавшись, направился к нужному дому. Взойдя на крыльцо, постучал. За дверью раздался крик:
  
   - Мааам!
  
   Дверь распахнулась, и перед магами предстала высокая, невзрачно выглядящая женщина, прооравшая:
  
   - Мы ничего не покупаем!
  
   В ответ на это заявление Снейп только иронично поднял бровь и скривился:
  
   - Здравствуй, Петуния.
  
   Глаза женщины расширились от узнавания:
  
   - Ты! Убирайся!
  
   - Где твоя племянница, Петуния?
  
   - Откуда я знаю?! Эта уродка прислала письмо, что после школы не приедет сюда больше никогда! И я рада этому! А теперь - убирайтесь!
  
   Петуния с грохотом захлопнула дверь. Маги в шоке стояли на пороге. Наконец, Малфой отмер:
  
   - Что это было?
  
   - Это была Петуния, мой нежный друг. И, судя по всему, Поттер здесь нет. Идем.
  
   - Куда?
  
   - К тебе. А потом - в Хогвартс. Нужно сварить поисковое зелье.
  
   - Нужна кровь девушки.
  
   - В Больничном крыле должна быть.
  
   Маги аппарировали, даже не догадываясь, какой сюрприз их ждет.
  
   ***
  
   Драко стоял на коленях, понурив голову. Только что он пережил экзамен у Темного лорда на тему "Вейлы. Кто это такие, откуда они берутся и как общаться с теми, в ком проснулось наследие Вейл", а также "Пути крови. Чистокровные, полукровки, маглорожденные. Как они принимают Наследие". За каждый неполный или неправильный ответ, Лорд посылал в него жалящее проклятие. А так как силушкой Мерлин Лорда не обделил... Драко казалось, что на нем нет живого места. Но, судя по всему, это было далеко не все.
  
   - Итак, - начал профессорским тоном Волдеморт, буравя несчастного Драко взглядом. - Я вижу, что что-то в твоей пустой голове задержалось. Материал усваивать ты можешь. Но нужно его закрепить. Поэтому... - Темный Лорд эффектно взмахнул рукой, и перед потрясенным Драко появился пучок розог, - я тебе в этом помогу.
  
   Темный Лорд встал, и, взяв в руку розгу подлиннее, пару раз взмахнул ею в воздухе, пробуя на гибкость. Наконец, он решил, что этот экземпляр - то, что надо, и повернулся к скулящему Драко:
  
   - А сейчас я прочту тебе лекцию о том, КАК должен вести себя наследник Рода, и ЧТО он должен делать, если ему пришло предложение от Вейлы о праве на ухаживание.
  
   ***
  
   Аппарировав в Малфой-менор, мужчины сразу же прошли камином в покои Снейпа. Снейп тут же развил бешеную активность: достал ингредиенты, котел и принялся варить Поисковое зелье. Люциус с интересом наблюдал за работой друга - тот всегда работал очень красиво - точные, экономные движения, ничего лишнего. Наконец, через два часа работа завершилась, и Снейп разлил зелье в пять колб.
  
   - На всякий случай, - пояснил он удивленному Малфою. Тот кивнул, одобряя запасливость и предусмотрительность зельевара.
  
   ***
  
   Драко лежал в своей комнате, на кровати, задницей кверху, и горько рыдал в подушку. Шрамоголовая дура отомстила за отказ, пусть и чужими руками. Все из-за нее!!! Сволочь!!! Вспомнив Поттер и свою месть, а так же чем ему она аукнулась, Драко зарыдал еще громче от жалости к самому себе. Сидеть он еще долго не сможет.
  
   ***
  
   Волдеморт восседал в кресле в предоставленных ему покоях, и размышлял обо всем произошедшем. Еще на кладбище его удивило поведение Поттер. Та шипела от злости и умудрилась сбежать. Дальше - больше. Она должна была орать на всю школу, что Волдеморт вернулся, а вместо этого - ничего! Тишина! Словно ничего и не было! Почему? Снейп доложил, что директор выглядел недовольным поведением гриффиндорки. Он знал? Ждал криков о воскрешении ВРАГА?
  
   Один раз Риддл уже совершил ошибку, поддавшись чувствам и не обдумав план и последствия, как следует. Больше он так не поступит.
  
   Неожиданно Волдеморт почувствовал, что ему становится жарко. Удивившись этому (тело, созданное ритуалом, оказалось хладнокровным и очень мерзло), он посмотрел на камин - пламя было обычным, ровным. Но Лорд чувствовал, что температура стала нарастать. Кровь словно кипела. Он попытался встать - тело не слушалось, накатила дикая слабость, и Темный Лорд провалился в жаркую темноту.
  
   ***
  
   Оставив Люца в своих покоях, Снейп направился в Больничное крыло. Зайдя, он огляделся и позвал мадам Помфри.
  
   - Поппи, где вы?
  
   Послышались шаги, и медиведьма вошла в приемный покой.
  
   - Северус! Что-то случилось?
  
   - Нет, Поппи. Я пришел попрощаться - у меня отпуск. И еще - не нужно ничего приготовить к началу учебного года?
  
   - Сейчас посмотрю! - Поппи развернулась и умчалась в кладовку. Снейп молниеносно достал палочку, прошел в комнату с картотекой и образцами, подошел к шкафу и, сняв охранные чары, прошептал:
  
   - Акцио, кровь Гарриэт Поттер!
  
   Дверца распахнулась, и в ладонь Снейпа влетела колба с кровью. Снейп тщательно восстановил охранные чары и спрятал палочку и колбу. В приемную вернулась Поппи.
  
   - Костерост и Кроветворное, а также Заживляющую мазь, Северус.
  
   - Будет сделано, Поппи, - Снейп церемонно кивнул и удалился.
  
   Пройдя в свои покои и мысленно поблагодарив Мерлина за то, что директор отсутствует, он, вместе с Малфоем, вернулся через камин в Малфой-менор. Они прошли в лабораторию, и Снейп достал колбы. Откупорив колбу с кровью, он заглянул в нее и нахмурился. После чего достал серебряную тарелочку и перевернул над ней колбу. Оттуда посыпалась пыль.
  
   - Что это? - изумлению Люциуса не было предела.
  
   - Это то, что должно было быть кровью Поттер, - медленно произнес Снейп, не веря своим глазам. - Что происходит?
  
   ***
  
   Карлус умиленно наблюдал за спящей внучкой. Она проспит еще сутки - за это время тело окончательно перестроится, психика тоже претерпит изменения - пробужденное наследие изменит ВСЕ. Лежащая в теплой кровати девушка производила потрясающее впечатление - сразу было видно, что этому миру она не принадлежит. Истинная Медуза - предок всех змеелюдов: горгон, василисков, нагов. У всех них был один предок - раса, о которой остались только весьма скудные мифы, да и те, перевранные до невозможности. И откуда только в его роду это наследие? Карлус задумался. Поттеры были связаны с Гриффиндорами и Певереллами, являясь их наследниками, но не во всем. Гриффиндоры и Поттеры были светлыми родами. Они несли наследие сильфов и высших эльфов. Но последнее практически не проявлялось. А вот Певереллы...
  
   Певереллы были темным родом. Очень темным. Но какое наследие несли потомки Смерти - всегда скрывалось. Об этом никто и никогда не говорил. Но также, они были связаны со Слизеринами, а последние несли наследие Нагов. Надо будет сделать проверку у гоблинов. Хотя, теперь понятно, почему Гарриэт - змееуст.
  
   Карлус вздохнул. Дааа, будет сюрприз директору. О том, что он сможет использовать его внучку, речи больше не идет.
  
   Он еще раз вздохнул и устроился поудобнее. Теперь оставалось только ждать.
  
  
  
   Глава 18. Принять наследие.
  
  
  Она медленно шла, прислушиваясь к звукам, раздающимся со всех сторон. Вокруг нее царили джунгли. Огромные стволы деревьев, смыкающиеся над головой, шевелящиеся лианы, душный, влажный воздух. Темно. Но для нее это не помеха. Мысленное усилие, и глаза переходят на тепловое зрение. Мир расцветает яркими красками. Деревья и растения - голубые и фиолетовые. Вот промелькнуло оранжевое пятно - птица, не стоящая ее внимания - она предпочитает добычу покрупнее. И желательно - разумную.
  
   Шорох отдается в ушах барабанной дробью. Кто-то спешит убежать, спрятаться от нее... Глупое создание... От нее - не уйти. Кто это? Интересно... Человек. Молодой, глупый... Нельзя зайти на ее территорию и надеяться на то, что тебя не тронут... Глупо. И недальновидно...
  
   Впрочем... у ее охотничьей территории нет границ. Весь этот мир - ее территория.
  
   Вечный гомон джунглей разорвал жуткий рев - шипение вышедшей на охоту Высшей.
  
   ***
  
   Волдеморт с ума сходил от жары. Кровь кипела, заставляя его извиваться на полу от боли. Сознание то уходило, то возвращалось урывками. Придя в себя в очередной раз, Волдеморт заметил, что его пальцы стали чернеть. Тело не выдерживало напора магии, бушующей в нем. Он горько рассмеялся. С таким трудом получить тело - хоть такое неудачное, и потерять его по непонятной причине. Его скрутил приступ боли, и маг в очередной раз отрубился.
  
   Сознание вернулось резкой вспышкой. Волдеморт попытался позвать на помощь - но горло не слушалось. Он так и сдохнет на полу... Поттер... Скорее всего, ЭТО связано с ней... И что делать? Опять ждать, что ему помогут возродиться из крестража?
  
   КРЕСТРАЖ!!!
  
   Сознание зацепилось за воспоминание, и, то ли ему на генетическом уровне благодаря крови передалась удача Поттер, то ли просто сошлось, но Волдеморт мысленно увидел все свои крестражи и сделал то, чего он никогда бы не сделал в здравом уме. И в нездравом тоже.
  
   Он ПОЗВАЛ крестражи и ПОЖЕЛАЛ вернуть себя. Все, что угодно, только чтобы ЖИТЬ.
  
   Магия зафиксировала желание и исполнила его. В измученное тело хлынули потоки энергии и сознание вновь погасло.
  
   Волдеморт не видел и не чувствовал, как его магия и душа становятся цельными. Тело, подстраиваясь под них, стало меняться. Кожа покрылась чешуйками, исключая лицо. Змеиные черты обрели законченность. Выросли клыки и когти.
  
   На полу комнаты лежал наг.
  
   Неожиданно тело изогнулось, и пошла вторая волна изменений. Черты лица поплыли, обретая человеческий вид - высокие скулы, полные губы, твердый подбородок и ровный нос. Рывком выросли волосы - роскошные локоны черного цвета. Кожа из белоснежной стала просто очень бледной. Когти и клыки втянулись.
  
   Волдеморт принял тот облик, который у него должен был быть безо всех его экспериментов с разделением души.
  
   Магия взвихрилась в последний раз и затихла.
  
   Волдеморт вздохнул и открыл невозможно синие глаза.
  
   ***
  
   Она скользила сквозь джунгли, преследуя добычу. Она убивала своих врагов. Она создавала гнездо и защищала его. Она выбирала своего партнера и ухаживала за ним, чтобы привести в гнездо. Она нянчила на руках своих детенышей и смеялась вместе с ними.
  
   ...Избранный ею партнер нежно прижимал ее к себе, демонстрируя готовность не только защищать.
  
   Руки, способные дробить камень, нежно сжимали ладонь ее Ссээш. Ее сокровища. Вокруг царило умиротворение. Покой. Нежность. Правильность происходящего. Ее гнездо.
  
   Картины мелькали в сознании, наполняя ее знанием, как работают ее инстинкты, магия, тело.
  
   Медуза вновь готовилась прийти в этот мир.
  
   ***
  
   Снейп с Малфоем оторопело смотрели на кучку пыли на тарелочке.
  
   - И как это понимать?
  
   - Никак. У меня никаких идей.
  
   - У меня тоже. Хотя... - Снейп, прищурившись, посмотрел на своего друга. - Поисковое заклятие, для него кровь не нужна. В Ритуальный зал. Бегом!
  
   Маги покинули комнату и спустились вниз, в подвалы. В Ритуальные залы можно было попасть только так. Пешочком.
  
   Войдя в зал, маги развили бурную деятельность - начертили пентаграмму и расставили курильницы с благовониями. Потом Снейп встал в центр пентаграммы и произнес заклинание - поисковый ритуал требовал мысленно удерживать образ того, кого хотят найти.
  
   Фигура засияла ровным белым светом и... погасла.
  
   Снейп вышел из транса.
  
   - Люциус, - растерянно сообщил он, - такое впечатление, что девушки не существует.
  
   - Попробуй еще раз.
  
   Следующие две попытки также не дали результатов. Маги мрачно переглянулись.
  
   - Что будем делать? - осведомился Люциус, когда они вернулись в кабинет.
  
   - У меня есть идея.
  
   - Какая?
  
   - Давай вернемся в одно место. На Тисовую.
  
   Когда Петуния открыла дверь и опять увидела ЭТИХ, ее чуть инфаркт не хватил. Снейп молча обездвижил ее, и заволок в гостиную. Малфой закрыл двери. Маги стали прочесывать дом, в поисках вещей, принадлежащих Поттер. Увы и ах, но им не повезло. Получив радостное известие от "нежно любимой племянницы", Петуния молниеносно повыкидывала все, что имело к ней хоть малейшее отношение. И вылизала дом.
  
   Так что, никаких зацепок для магов не осталось.
  
   Взбешенный Снейп подошел к неподвижно сидящей женщине и вломился в ее сознание. Малфой с изумлением наблюдал, как его друг побледнел.
  
   Снейп молча смотрел на Петунию, а она просто умирала от страха. Наконец, маг взмахнул палочкой:
  
   - Обливиэйт! Сегодня к тебе никто не приходил. Тебя позвала соседка.
  
   После чего махнул рукой и, выйдя из дома, аппарировал вместе с Малфоем.
  
   Очутившись в гостиной менора, маги переглянулись.
  
   - Что будем делать?
  
   - Не знаю. Идем, проведаем Драко.
  
   Подойдя к комнате наследника, Люциус постучал и, получив в ответ "Войдите!", вошел вместе с Северусом в комнату. Драко стоял возле окна и шмыгал носом. Люциус оценил опухшие глаза и нос и рефлекторные поглаживания пятой точки. Ясно. Лорд провел внушение.
  
   - Драко, я вижу Лорд преподал тебе урок хороших манер.
  
   Драко заскрипел зубами. Северус хмыкнул.
  
   - Ты понял, что ты сделал не так?
  
   Драко кивнул.
  
   - Я должен был прийти к тебе, отец, и все рассказать. Я не должен был отказывать Поттер. Но...
  
   - Никаких "но"! - отрезал Люциус. - Получив такое предложение, ты должен был сказать, что ТЕБЕ НУЖНО ПОСОВЕТОВАТЬСЯ С РОДИТЕЛЯМИ. С ГЛАВОЙ РОДА! А ты? Отказав Именем Рода, ты, как наследник, отрезал для себя возможности вернуть Поттер, получить ее прощение. Я, как Глава Рода, мог бы отменить твое решение, но для этого необходимо присутствие Поттер, и сделать это можно в течение суток после отказа, а мы не можем ее найти!
  
   - Если бы ты пришел и сказал мне сразу! - Люциус сокрушенно покачал головой. - Вейла девушки проснулась преждевременно... А Малфои принимают наследие в шестнадцать. Не в семнадцать, как все. У нас был бы год. ГОД! Она просто была бы рядом с тобой, на твою невинность (Северус хрюкнул) она бы не покушалась! Просто узнавали друг друга... Вы могли бы познакомиться... Да если бы даже вы не смогли наладить общение, есть составы, которые помогают вейле выбрать другого партнера! И никакого смертельного исхода!
  
   - Неужели ты думаешь, что в нашем Роду не было таких проблем? Она бы стала твоим другом, помогла бы нам укрепить нашу репутацию... А ты... Я ведь рассказывал тебе о вейлах. Объяснял. Учил. Как ты мог ТАК поступить?! Как тебя наказал Лорд?
  
   - Выпорол, - буркнул, покраснев, Драко.
  
   - Правильно сделал! - одобрил решение Лорда Северус. - Нужно будет повторить! Твое поведение ужасно! Впрочем... - тут он махнул рукой, - мы и сами хороши.
  
   - Вот именно! - от двери раздался голос Лорда, и маги подпрыгнули от неожиданности, - Люциус, Северус, пройдемте в кабинет. Я думаю, нам есть, что обсудить!
  
  
  Глава 19. Пробуждение.
  
  
  Лорд задумчиво смотрел на стоящих перед ним навытяжку магов и лениво размышлял о каверзности жизни.
  
   Когда он очнулся, то первым делом дополз до кресла и рухнул в него. Тело все еще временами потряхивало, но с каждым мгновением Волдеморт чувствовал себя все лучше и лучше. Дрожь проходила, непроизвольные спазмы мышц происходили все реже. Магия свободно циркулировала в теле.
  
   Теперь, когда ее ничто не ограничивало и не рвало на куски, магия Волдеморта кружилась вокруг него, как утихающий смерч.
  
   Волдеморт уже давно не чувствовал себя так хорошо. Очень, очень давно. Он уже и забыл, что бывает ТАК.
  
   Наконец, он полностью пришел в себя и плавно, грациозно встав, подошел к зеркалу и скинул мантию, оставшись обнаженным. Зеркало сладострастно причмокнуло и застонало:
  
   - Ааахххх... Какой красавчик! Везде! А какой пресс! А КАКОЙ...
  
   Подпрыгнувший от неожиданности Волдеморт разразился потоком ругательств. Зеркало восхищенно внимало, изредка комментируя самые заковыристые пассажи. Наконец, Лорд отвел душу и, наложив на разговорчивый предмет интерьера Силенцио, принялся себя разглядывать.
  
   Посмотреть было на что: высокий рост, широкие плечи, мощные мускулы, перекатывающиеся под атласной белой кожей, буйная кудрявая грива почти до плеч, невероятно синие глаза, словно подсвеченные Люмосом, четкие черты красивого лица.
  
   Стоило признать, что результат неожиданного эксперимента удался на славу.
  
   Волдеморт самодовольно оглядел свое тело со всех сторон и неожиданно застыл, прислушиваясь к себе.
  
   Затем он позвал магию, и внезапно его облик поплыл.
  
   Волдеморт замер, жадно и потрясенно разглядывая результат.
  
   В зеркале отражался НАГ. Самый настоящий наг, а не та пародия на него, что получилась в результате усилий криворукого Хвоста. Телосложение немного утончилось, стало не таким внушительным, кожа покрылась белой чешуей, на руках и ногах отросли когти, тоже белоснежные. Черты лица стали змеиными, волосы исчезли. Глаза засияли рубиновым светом. Волдеморт улыбнулся, и во рту сверкнули клыки - на обеих челюстях. Раздвоенный язык мелькнул, облизывая тонкие губы.
  
   Лорд огладил себя руками, словно не веря своим глазам, и счастливо шипяще рассмеялся.
  
   НАГ! Он наг! Каким-то образом он вступил в Наследие! А ведь когда-то ему это не удалось...
  
   Лорд сменил облик на человеческий, и накинув мантию, уселся в кресло. Мысли текли потоком.
  
   Почему у него не получилось к совершеннолетию принять наследие полностью? Ведь должен был! Мраксы практически выродились, и брак с маглом дал крови древнего рода встряску, которая пошла ему на пользу, ведь Том родился, мало того, что красивым (чем Мраксы не блистали, мягко говоря), но и очень сильным магом.
  
   Волдеморт ненавидел своего отца не за то, что он магл, а за то, что он бросил его мать.
  
   Он должен был принять наследие! Были все признаки! Почему же не получилось тогда и получилось сейчас?
  
   Что послужило толчком?
  
   Волдеморт хмыкнул. Ответ был только один - Поттер. Судя по всему, она постаралась. Просто кошмар какой-то! Все главные события в жизни связаны с этой мелкой паршивкой!
  
   Нужно дождаться Северуса и Люциуса. Они должны найти девчонку... Должны...
  
   ***
  
   Снейп и Малфой стояли перед закутанным в мантию с капюшоном Лордом и мысленно готовились к наказанию. Поручение они не выполнили, а что за этим следует, известно им было прекрасно. Круцио, Круцио и еще раз Круцио. Чтоб неповадно было.
  
   Лорд молчал, и от этого становилось еще страшнее. Наконец маг заговорил:
  
   - Итак, что вы мне скажете? Северус?
  
   - Мы не смогли обнаружить девчонку. Поисковый ритуал не дал никаких результатов, а кровь...
  
   - Что, кровь?
  
   - Кровь Поттер превратилась в пыль.
  
   - В пыль? Интересно... - Лорд задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику кресла. - В пыль, значит... Продолжайте искать дальше. Люциус, мой скользкий друг... Скажи, пожалуйста, ты что, не просвещал своего Наследника о том, что ему предстоит принять наследие?
  
   - Просвещал, мой Лорд.
  
   - Может, ты упустил ту часть, в которой говорится о партнерах? И о том, что надо делать и говорить, когда кто-то говорит, что он или она является потенциальным партнером?
  
   - Не упустил, мой Лорд, - выдавил Люциус, внутренне сгорая от стыда, что его отчитывают, как маленького. Но что сделать, сам виноват.
  
   - Тогда, как получилось ТАКОЕ? - ехидно спросил Лорд, забавляясь видом Малфоя.
  
   - Мнявна...
  
   - Что-что? Членораздельнее, Люциус.
  
   - Моя вина... - простонал Люциус. - Я приложил недостаточно усилий.
  
   - Значит, теперь будешь исправлять свои ошибки. Ясно? Это касается обоих.
  
   Магам только и оставалось, что кивнуть.
  
   - Ну, а теперь... Люциус, неси думосброс. Северус, я хочу посмотреть твои воспоминания о встречах с Поттер. И особенно о последней. Кровь, ставшая пылью... Что-то в этом есть знакомое.
  
   ***
  
   Гарриэт медленно просыпалась. Ей снился такой чудесный сон... У нее было Гнездо, Семья... Ее любили... Чудесное ощущение.
  
   Она подняла руку, чтобы убрать прядь волос с лица, и замерла, потрясенно уставившись на нее. Рука была полностью покрыта прозрачной хрустальной чешуей, кроме ладони; пальцы венчали внушительные когти, словно выточенные из алмазов. Гарриэт пошевелила пальцами, и в свете ночника чешуя заиграла всеми цветами радуги. Неожиданно послышался восхищенный вздох.
  
   - Какая же ты все-таки красивая...
  
  Девушка повернула голову и увидела деда, глядящего на нее с портрета во все глаза. Гарриэт расплылась в улыбке:
  
   - Дедушшшшка...
  
   Карлус закашлялся, увидев нежную улыбку внучки: восемь длинных клыков (по четыре на каждой челюсти) и частокол маленьких, сверкнувших ослепительной белизной.
  
   - Кхм... Добрый день, Гарриэт. Как ты себя чувствуешь?
  
   - Превоссссходно...
  
   Гарриэт встала и, как была, совершенно обнаженной, направилась к висящему на стене огромному зеркалу. Нагота ее совсем не смущала, даже мысли прикрыться не возникло. Повертелась, оглядывая себя со всех сторон и оценивая произошедшие с ней изменения, откинула назад волосы, свисающие до поясницы. Неожиданно волосы скрутились в плотные жгуты, извивающиеся на спине, и Гарриэт отбросила особо шаловливую прядь, щекотавшую шею:
  
   - Тихххо, ишшшь, рассссшалилисссь...
  
   Волосы послушно замерли, только кончики подрагивали.
  
   Гарриэт посмотрела на деда и в полной мере насладилась его ошарашенным выражением лица. Затем прикрыла глаза и молниеносно сменила облик на человеческий. Мгновение, и перед Карлусом предстала его внучка, но немного изменившаяся. Она немного, на два дюйма выросла, так и оставшись невысокой, но плечи расправились, четче оформилась фигура, кожа стала нежной и гладкой, очистившись от шрамов. Внешние уголки глаз чуточку приподнялись, придавая лукавый вид, словно у восточной красавицы, губы налились, красиво изогнулись брови.
  
   Вроде мелочи - чуть-чуть здесь, немного там, - а общий результат вышел просто потрясающий.
  
   Гарриэт стала настоящей красавицей.
  
   Но больше всего изменилось внутреннее содержание - Поттер резко успокоилась, ушла порывистость и жажда каких-то непонятных действий. Теперь в ней ощущалось спокойствие змей, способных ждать в засаде подходящего момента очень, очень долгое время.
  
   Гарриэт подошла к вешалке с одеждой и оделась. Повесила на шею медальон, на который тут же перебрался дед. Надела туфли, оценила получившийся результат в зеркале, и вышла из комнаты в Ритуальный зал.
  
   К ней сразу же подошел гоблин и поклонившись, повел к кабинету Грипхука. Долгий пеший переход, и девушка вошла в кабинет своего управляющего. Гоблин поднялся из-за стола и поклонился:
  
   - Приветствую Вас, Пришедшая-из-за-Грани.
  
   - Приветствую Вас, Хранитель золота.
  
   Гарриэт села в кресло, оценивающе смотря на гоблина.
  
   - Уважаемый Грипхук, прежде всего, позвольте поблагодарить вас за то, что помогли пройти Ритуал, - гоблин польщенно кивнул. - Скажите, кем я стала? Я ЗНАЮ, кто я - само название моего вида, но мне интересно, что сохранилось в хрониках гоблинов и людей.
  
   - Вы стали Медузой. Не Медузой Горгоной, а именно Медузой. Считается, что от Медуз произошли Наги, Истинные Василиски, а не выведенные искусственно змеи, Горгоны. Еще они являются дальними родственниками Ламий. Медузы очень сильны, безжалостны при защите своих Семьи, Гнезда и Владений, обладают очень большим сроком жизни и повышенной живучестью, если это можно так назвать. Убить Медузу крайне сложно. Хорошая новость для Вас - Медузы САМИ выбирают себе партнеров, никакого четко определенного партнера, как у Вейл, на котором свет клином сошелся и без которого им не жить. У Медуз этого нет, но, я думаю, вы и сами это чувствуете, так? - гоблин, прищурившись, посмотрел на сидящую девушку. Та кивнула.
  
   - Хорошо. Сейчас Вам будет лучше всего вернуться домой - обустраивать Гнездо. Ваша магия и инстинкты будут требовать укрепления убежища, так что Вам будет, чем заняться. Постарайтесь не выходить из дома с недельку - пока все не успокоится.
  
   - Замечательно. А почему этот ритуал запретили? Я, конечно, понимаю, что в нашей стране Магия должна быть только белой, но все же... В "Большом гримуаре ритуалов" я нашла только его краткое описание, к чему он ведет, запрет на его проведение и все.
  
   - Все очень просто, ритуал запретили по нескольким причинам. Первое: ритуал меняет наследие - выжигает предыдущее, вытаскивает новое, самое сильное из возможных для проходящего ритуал. Второе: меняется предрасположенность к магии - после ритуала маг становится Темным. Всегда! И изменить это уже невозможно. Наследие становится Родовым, все потомки смогут его пробудить, а это показатель. Третье: есть опасность потеряться в инстинктах - может проснуться жажда крови, насилия. Были случаи, когда маги превращались в кровожадных монстров, которых интересовало только удовлетворение своих желаний и потребностей. Четвертое: ритуал подходит только для чистокровных, не менее чем в пятом поколении и полукровок из древних родов. Никакие магглорожденные никогда не смогут пройти ритуал! Пробуждать нечего, их ждет смерть. И последнее... Требуется высокий уровень магии - пройти ритуал может только маг с уровнем Силы выше среднего. Обычному обывателю здесь ловить нечего... А теперь представьте: есть способ увеличить силу, получить новые способности (опасный способ, но когда это хоть кого-то останавливало?), при этом меняющий предрасположенность к магии и подходящий только для элиты. А с руководством нашей страны... особенно некоторым... - гоблин пожал плечами, как бы показывая, что объяснять что-либо бессмысленно.
  
   Гарриэт глубокомысленно покивала - теперь многое становилось ясным. Она встряхнула головой (волосы раздраженно зашевелились) и обратилась к Грипхуку:
  
   - Я хочу пройти тест кольцом Леди. Для обоих моих Родов. Дедушка, что скажешь?
  
   - Всецело за! Ты будешь прекрасной Леди.
  
   - Замечательно. Сейчас принесут кольца.
  
   В Поттер-менор Гарриэт попала только через три часа, поздним вечером. Она стала Леди двух родов - Поттер и МакРоуз, что подтверждали перстни, сияющие на руке. Пришлось разобраться с делами - какие предприятия расконсервировать, что купить, что продать - рутинная деятельность.
  
   Гарриэт остановилась перед зданием и оглядела его. Ее Гнездо. Надо будет укрепить щиты, обновить защиту, поставить кое-какие новшества. Чужакам здесь рады не будут. Или будут - с какой стороны посмотреть... Поттер хихикнула и зашагала к замку. Надо все приготовить. Скоро она приведет сюда партнера, свою Семью.
  
  
  
  
  Глава 20. Начало изменений.
  
  
  
  Гарриэт удовлетворенно оглядела магическим зрением Поттер-менор и одобрительно кивнула. То, что получилось в результате ее недельных усилий, потрясало. Без ложной скромности.
  
  Здание было густо покрыто светящимися в магическом зрении канатами, оплетавшими всю поверхность здания, от верхушек шпилей и до самых глубоких подвалов, уходящими глубоко в землю, раскинувшимися сложной системой по всей территории Менора.
  
  Когда Гарриэт вернулась из банка домой, то смогла только плотно поужинать и завалиться спать.
  
  Проснулась она за час до рассвета. Ее переполняла энергия и жажда действия.
  
  Гарриэт привела себя в порядок и направилась в подвальную часть менора, туда, где глубоко под землей, в надежно укрепленном зале, находился Родовой камень, средоточие сил менора и Рода.
  
  Войдя в Зал, она огляделась. Помещение было небольшим, вырубленным в камне. Стены, пол и потолок из черного, матово поблескивающего камня покрывали вырезанные сложные узоры, блестевшие серебром.
  
  Четко посреди помещения находился Родовой Камень - источник магии менора. Это был большой черный валун округлой формы с поблескивающими прозрачными кристаллами, словно впаянными в его толщу.
  
  Гарриэт обошла его по кругу, разглядывая.
  
  Чувствовала она себя странно. Было такое ощущение, что она одновременно находится в двух местах - в Зале родового камня в Поттер-меноре, и в огромном, мрачном помещении Средоточия Силы, расположенном в глубине Ссаехашш-Шшшасе, Гнезде Владычицы Ххараешш.
  
  Гарриэт стояла и смотрела на Камень, не мигая. Факелы отражались в кристаллах, их блеск гипнотизировал. Плохо осознавая, что происходит, Поттер выпустила наружу свою магию. Она закружилась в комнате призрачными вихрями, стекающимися к камню и впитывающимися в него.
  
  Миг, и напротив камня стоит Медуза, во всем своем устрашающем великолепии. Хрустальная чешуя и когти сияли, как алмазы, просвечивающая сквозь чешую кожа казалась золотой, волосы извивались, подобно живым змеям. Радужка глаз растеклась, покрывая белок изумрудным цветом, зрачки стали вертикальными.
  
  Щелчок пальцев - и одежда сложена кучкой на полу.
  
  Гарриэт раскинула руки и двинулась по часовой стрелке вокруг Камня. По помещению разнеслось шипение парселтанга, диалекта Высших Ххараешш.
  
  Гарриэт-Медуза пела Песнь Принятия/Изменения Рода.
  
  Медленные, неторопливые, нечеловечески плавные движения.
  
  Словно ожившая хрустальная статуя, Гарриэт продолжала обходить Камень. С каждым обходом на стенах, потолке и полу появлялись странные символы, органично вписывающиеся в уже имеющиеся узоры.
  
  Наконец, когда все помещение покрылось Знаками Силы, Власти, Процветания, Плодородия, Долголетия и множеством других, Гарриэт остановилась и, прокусив себе запястье мощными клыками, брызнула на Родовой Камень своей кровью. Капли медленно впитались, кристаллы приобрели розоватый оттенок.
  
  Девушка лизнула ранки раздвоенным языком, и они тут же затянулись.
  
  Помещение наполнилось магией под завязку, Поттер двигалась словно в воде.
  
  Она прошипела последнюю фразу, завершая Песнь, и улеглась прямо на камень, свернувшись клубком.
  
  Через мгновение девушка уже спала, сливая воедино свою магию, магию Рода и магию менора.
  
  Камень приятно грел, и сон Медузы был сладок.
  
  Она не видела, как задрожали стены менора. Некоторые портреты попадали со стен, вслух выражая свое мнение о неожиданном землетрясении. Другие в панике забегали по картинам, вопя и ругаясь. Экстренно пробудившиеся предки Леди Поттер-МакРоуз не понимали, что происходит.
  
  Карлус протер глаза и встряхнул головой, приходя в себя. Мимо него с визгом пролетела какая-то дама. Стены еще раз тряхнуло, и менор успокоился, впитывая в себя магию своей Хозяйки.
  
  Проснувшиеся домовики быстро навели порядок, развесив упавших по местам.
  
  Портреты громко переговаривались, обсуждая произошедшее. Выдвигались самые разные версии, от нападения на менор до естественных катаклизмов.
  
  Карлус метнулся в спальню Гарриэт и замер, глядя на пустую кровать.
  
  Потом вернулся к остальным портретам и поразился напряженной тишине, разлившейся в воздухе.
  
  Все портреты внимательно наблюдали за застывшими, словно в трансе, домовиками.
  
  Эльфы замерли, вслушиваясь в меняющуюся магию поместья.
  
  Неожиданно наволочки с гербом Поттеров изменились. Они превратились в туники ослепительно-белого цвета, словно у римлян, а возле герба Поттеров появился герб Рода МакРоуз, и по краю туник извивались странные узоры, похожие на змей.
  
  Домовики попадали на колени, рыдая от счастья.
  
  - Хозяйка... Хозяйка вернулась... Хозяйка...
  
  Карлус не выдержал:
  
  - Лакки, что происходит?
  
  - Хозяйка обновила Магию, сэр! Хозяйка очень сильна!
  
  Карлус закатил глаза:
  
  - Гарриэт! Что ты опять натворила?
  
  Весь день Карлус провел, как на иголках. Он появлялся на картинах, высматривая внучку, но ее все не было.
  
  Наконец ближе к ужину, Гарриэт вошла в Зал Предков, где висели портреты всех Поттеров.
  
  В зале молниеносно установилась тишина. Предки выпученными, как у домовиков, глазами, смотрели на своего потомка. Некоторые слабонервные попадали в обморок. Кто-то придушенно пискнул. Карлус почувствовал, что у него банально отвисает челюсть. Наконец кто-то смог спросить дрожащим голосом:
  
  - Ккккто это?
  
  - Гарриэт? - выдавил из себя Карлус, глядя во все глаза.
  
  - Да, дедушшшка? - острозубо улыбнулась внучка.
  
  ***
  
  Проснувшаяся Риэ, неплохо выспавшаяся на горячем камне потянулась, с удовольствием разминая мышцы, и слезла со своей импровизированной кровати. Потом удовлетворенно оглядела зал. Символы пылали, наполненные магией.
  
  Она проделала огромную работу, заложив основу изменений в Родовом камне. Теперь все ее потомки будут нести в себе ее Наследие.
  
  В магии Рода произошли кардинальные изменения. Теперь на глубинном уровне в ней заложено, что все потомки Гарриэт к совершеннолетию пробудят наследие Медузы. Род стал Темным. Уровень магии повысился. Список Родовых умений и отличий расширился. Если раньше все Поттеры имели предрасположенность к артефакторике и боевой магии, то теперь эти способности усилились и дополнились. Появилась предрасположенность к ментальной магии, магии крови, беспалочковой и невербальной магии. Также все потомки Рода Поттер будут говорить на парселтанге.
  
  Гарриэт глянула на ошметки одежды, оставшиеся после буйства магии в Зале, и, порывшись, нашла целый носовой платок, затерявшийся в одном из карманов.
  
  Мановение руки, и платок превратился в длинное полотнище из белого шелка, густо расшитое серебром. Девушка обмотала ткань вокруг тела, сооружая импровизированную тогу и, достав из кучки одежды палочку, воткнула ее в волосы, скрутив несколько прядей в узел на затылке. После чего щелчком пальцев уничтожила лохмотья и величаво покинула Зал.
  
  Так что глазам портретов предстала Медуза, одетая в тогу, словно римлянка-патрицианка возле бассейна.
  
  Карлус прокашлялся, привлекая к себе внимание.
  
  - Уважаемые Лорды и Леди Поттер! Позвольте представить Вам еще раз: Леди Гарриэт Лилия Поттер-МакРоуз, Медуза. Наш невероятный потомок!
  
  Тишину нарушило чье-то проникновенное:
  
  - Мерлина за ногу...
  
  ***
  
  Лорд Волдеморт чувствовал себя круглым идиотом. Он, всегда считавший себя очень умным магом (причем небезосновательно), своими собственными руками вырыл для себя роскошную яму, в которую и свалился. И при этом считал, что все в полном порядке.
  
  Поиски Поттер продолжались уже неделю, не давая пока никаких результатов. А Лорд в это время занимался поисками ответа на вопрос, не дававший ему спокойно спать.
  
  Почему он принял наследие сейчас, а не в шестнадцать?
  
  Реквизировав у Люциуса думосброс, он стал просматривать свою жизнь до момента окончания учебы в Хогвартсе. И к концу недели получил ответ.
  
  Он не принял наследие, так как создал свой первый крестраж.
  
  Когда до Лорда наконец дошла эта простая истина, он замер в шоковом состоянии. А потом впал в неконтролируемое буйство. Обстановка комнаты превратилась в труху в считанные минуты, а посреди ошметков возвышался тяжело дышащий Лорд.
  
  Успокоившись, он принялся пересматривать свою жизнь дальше. Что-то ему казалось странным в принятии своего наследия.
  
  
  И Лорд твердо вознамерился узнать, что именно.
  
  
  
  Глава 21. Новые хлопоты.
  
  
  
  
  Жизнь в меноре стала напоминать какое-то развлекательное шоу. После феерического явления Медузы народу веселье пошло непрекращающимся потоком.
  
  После лицезрения своего счастливо обретенного потомка в облике легендарного существа, предки Леди Поттер-МакРоуз впали в ступор. Выводить их из этого состояния пришлось Карлусу, как более стрессоустойчивому и слегка попривыкшему к виду внучки.
  
  Попадавших в обморок привели в чувство, нервных успокоили, любопытных просветили.
  
  Карлус рассказал все, что узнал о жизни Гарриэт до того, как та объявилась в Гринготтсе и после того, как она познакомилась с дедом.
  
  Ну, что тут сказать...
  
  Реакция у предков была феерической.
  
  Благородные Лорды и Леди Поттер, не стесняясь в выражениях (а кого стесняться, все свои), высказали свое мнение о Дамблдоре и его приспешниках, изувечивших жизнь девочки, о Совете Лордов, с чьего молчаливого попустительства это произошло, а также о непутевых родителях, которые, вместо того, чтобы сидеть в Меноре и воспитывать ребенка, играли в прятки с заведомо превосходящим противником. Особенно досталось Джеймсу. Ему очень повезло, что его портрета не было в меноре. Предки всем скопом недоумевали, какого Мордреда Наследник Рода стал аврором, и самое главное, почему он с женой спрятался в каком-то летнем домике, вместо того, чтобы сидеть в защищенном меноре.
  
  Однако вскоре у проснувшихся после многолетней спячки портретов появилось занятие поинтересней. Засидевшиеся дома лорды и леди занялись тем, чего долгое время были лишены.
  
  Поттеры пошли в гости.
  
  Сначала они решили навестить менор МакРоузов. Выяснилось, что особняк стоит закрытым, а портреты в спячке. Тогда было решено осторожно навестить родственников. А так как все чистокровные семьи как-то между собой связаны... Поток новостей не иссякал.
  
  Каждый вечер лорды и леди собирались вместе для мозгового штурма, обсуждая все, что смогли увидеть, услышать или о чем просто догадались.
  
  Но самую взрывную новость принесла Леди Дорея, жена Карлуса Поттера, в девичестве носившая гордую фамилию Блэк.
  
  Леди Дорея смогла попасть в городской особняк Блэков, расположенный на площади Гриммо, 12.
  
  Увиденное ее не порадовало. Некогда роскошный, потрясающий изысканной обстановкой дом превратился в склеп, в котором обитал очень равнодушный к комфорту вампир из городской помойки, на которую окрестные жители стаскивают ненужное барахло.
  
  По дому еле передвигался один единственный эльф, растерявший последние мозги от одиночества и нехватки родовой магии. Портреты находились в унынии и не покидали особняк.
  
  А уж когда Дорея смогла попасть на портрет леди Вальбурги...
  
  Железная и несгибаемая Леди Вальбурга рыдала, жалуясь на судьбу родственнице. Род Блэк практически вымер. Словно эпидемия чумы скосила всех, носящих эту фамилию. А ведь еще недавно Блэки были самыми многочисленными в Англии! Для них несколько детей в семье были нормой. Блэки гордились своей плодовитостью. И где теперь они?
  
  Но самое ужасное было даже не это.
  
  Единственный живой Блэк был Блэком только по фамилии. Сириус был выжжен с Родового гобелена и не делал никаких попыток исправить положение. Более того, как рассказала Вальбурга, Сириус недавно был в доме. Все-таки вход для него никто не закрывал, надеясь, что когда-нибудь он вернется в семью. Исправится. Поднимет Род на приличествующее ему место (на самой вершине, разумеется). Но его поведение... Вернувшись после долгого отсутствия, из жуткой тюрьмы, он наорал на Вальбургу и остальных предков, пожелал им кошмарного посмертия и высказал желание снести дом с лица земли. Отпинал эльфа, вытащил деньги из домашнего сейфа и был таков. При этом, прощаясь, позлорадствовал, что Блэков не осталось. Род Блэк фактически вымер.
  
  Предки устроили Карлусу допрос с пристрастием. Поттеров интересовало все, что Сириус предпринимал для налаживания отношений с крестницей, ведь он должен был о ней заботиться!
  
  Как лицо, получившее сведения из первоисточника, а потом и бывшее свидетелем происходящего, Карлус смог рассказать многое. Выяснилось, что после своего фееричного побега из Азкабана, Сириус не сделал никаких попыток сблизиться с крестницей. Вместо того, чтобы схватить ребенка в охапку и вытащить ее от Дурслей, Сириус шатался по помойкам, а потом, на пару с дружком-оборотнем, носился за предателем Петтигрю, пытаясь поймать. Но даже этого сделать не смог! После чего только немного пообнимал ребенка и свалил верхом на гиппогрифе в светлое, или не очень, будущее.
  
  Никаких попыток улучшить положение Гарриэт он не предпринимал.
  
  А узнав, что ребенок будет участвовать в Тремудром Турнире наравне с выпускниками, только посмеялся и поздравил ее по камину. Одобряя. И не пытаясь хоть как-то помочь. Гарриэт только радостно сообщили, что она отмочила прекрасную шутку в стиле Мародеров и вообще, так держать! Джеймс бы ей гордился! Дальнейший воспитательный процесс ограничивался посылкой открыток, в которых Гарриэт часто путали с Джеймсом. И все.
  
  Некоторое время Поттер еще надеялась, что крестный заберет ее и даст то, чего она была долгое время лишена - родительскую заботу и опеку, но, увы, все мечты разбились после победы на Турнире. Крестный сообщил ей, что очень рад, что девушка выиграла, но забрать он ее не может. Поэтому надо слушаться Дамблдора и отправляться к Дурслям. Тем более, это ненадолго, всего лишь на лето. А потом они встретятся.
  
  Этим он окончательно перевелся из разряда родни в разряд знакомых.
  
  Переварив данные пикантные подробности жизни внучки Дорея поинтересовалась, а как же Нарцисса Малфой, урожденная Блэк? Она могла вполне законно получить опеку над Гарриэт, на правах родни.
  
  В ответ Карлус рассказал всем заинтересованным слушателям об отношении Драко Малфоя к Риэ, и во что это отношение вылилось.
  
  Предки опять зависли. После чего высказали общее мнение, что на младшем Малфое природа отдохнула. Причем, конкретно.
  
  Это же надо, отчебучить ТАКОЕ!
  
  Парню дали шанс встретить свою половинку, ту, кто будет обожать его всю жизнь и подарит много детей (вейлы достаточно плодовиты), а он одной фразой спустил все это в унитаз. И это - Малфой, чей род славился дипломатами и деловой хваткой!
  
  Рассказ о поведении Гарриэт в этой ситуации вызвал у предков восторг. Попасть в переплет и даже отказ обратить себе на пользу - уметь надо! Получить раннее наследие, выжечь его и обрести другое, гораздо более сильное... Предки были в восхищении. Такой Наследницей и Леди любой род мог бы гордиться.
  
  После отчета Карлус поймал на себе очень задумчивые взгляды Дореи и еще нескольких урожденных Блэков. От этого его стали терзать нехорошие предчувствия. А уж после того, как десант бывших леди Блэк, под предводительством Дореи, высадился на Гриммо...
  
  После этого начались непонятные шевеления. Портреты носились как угорелые на Гриммо, и обратно, благо Карлус, под нажимом общественности, выцыганил у внучки разрешение на посещение менора родственниками.
  
  Гарриэт на портреты не обращала внимания. Она была занята. Подготовка менора к обновлению системы щитов занимала все её время, с перерывами на сон и еду. Также, повинуясь желанию девушки, менор начал перестраиваться. Особенно это касалось приусадебной территории.
  
  Постепенно перед менором появились настоящие джунгли. Эльфы пахали, как проклятые, славя хозяйку, давшую им столько тяжелой работы. Кольцо деревьев и кустов, ставшее непролазными зарослями, опоясало менор, являя собой первоклассную защиту. Пруд превратился в широкое мелкое озеро, с россыпью валунов по краю, на которых так приятно греться на солнышке. Гарриэт опробовала его и осталась очень довольна. В ней появилась тяга к плесканию в теплой, прогретой под солнечными лучами воде и долгим прогреваниям на горячих камнях.
  
  Вид девушки в чешуе стал в меноре обыденностью. Теперь Лорды обсуждали боевые качества Медузы, а Леди - роскошный внешний вид. А по вечерам портреты собирались вокруг Амадея Лестера Поттера, непревзойденного знатока магических законов и права, обсуждая одну животрепещущую тему, от которой Карлус довольно щурился и потирал загребущие ручки.
  
  Остановив как-то деловито идущую по коридору Гарриэт, собравшиеся стройной толпой леди поинтересовались, а как она относится к семье и детям?
  
  Мечтательно заулыбавшаяся Поттер выдала десятиминутную речь, в которой горячо описывала желание иметь много детенышей и крепкую семью. И вообще, она как только, так сразу! А пока не отвлекайте! Ей необходимо крепкое Гнездо, а значит, надо поставить еще один, седьмой, ряд ловушек. А то шесть мало. Засмеют. И откланявшись, она поспешила по делам.
  
  Леди обменялись довольными взглядами и горячо поддержали девушку в её начинаниях. Если у неё и начала развиваться от всего пережитого паранойя, то с пользой.
  
  И, когда Гарриэт закончила ставить защиту, ее огорошили новостью. Предки сообща решили, что девушка должна получить третий титул. Титул Леди Блэк.
  
  Блэки были только за. Гарриэт спокойно могла подать заявку на титул, так как была крестницей Блэка и внучкой Блэков. Такая умная и изворотливая девушка сможет возродить Род. Ну, а то, что она Темная... Так и Блэки не ангелы небесные! Она вернет величие роду и передаст титул детям. Тем более, она все равно хотела иметь много детей, в чем все её горячо поддерживали.
  
  Что еще надо для счастья?
  
  Ну, не младшему же Малфою титул отдавать!
  
  При одной мысли, что Лордом станет истеричный, капризный отпрыск Малфоев, Блэков начинала бить нервная дрожь.
  
  Выслушав петицию от Блэков (Поттеры их поддержали, еще бы, их дитя - ТРИЖДЫ ЛЕДИ! БУДЕТ.), Гарриэт задумалась. Данное предложение несло как проблемы, так и огромные бонусы.
  
  Сменив форму на человеческую, Поттер оделась и, надев медальон с запрыгнувшим на него дедом, отправилась в Гринготтс. За консультацией.
  
  ***
  
  Темный Лорд Волдеморт был готов биться головой о стену. Как?! Как он мог быть таким... идиотом? Выросший в маггловском приюте, теперь он понял, почему приходящий читать нравоучительные проповеди священник особенно упирал на то, что самым страшным грехом человека является гордыня. В своей невероятной самоуверенности, юный Том попался в примитивнейшую ловушку.
  
  Почему он решил, что информация, которую он получил от Слагхорна, была верной? И почему он решил, что Дамблдор об этом не знает? Оставалось только поражаться своей слепоте. Теперь, за две недели просмотрев в думосбросе половину своей жизни, Волдеморт чувствовал себя куклой на веревочке. Дамблдор искусно направлял его в нужную старику сторону, а он и шел, считая, что САМ выбрал направление.
  
  Из умного, харизматичного лидера, за которым пошли ЛОРДЫ, он превратился в обыкновенного террориста, которых те же магглы отстреливают, как бешеных собак.
  
  За свою жизнь он успел наворотить столько, что разгребать он это будет, и разгребать. Очень, очень долгое время. Без продыха!
  
  Да он должен спасибо сказать Поттер, что та сумела каким-то образом его остановить! Так у него появился шанс на исправление ситуации. А иначе... Лорда прошиб холодный пот от таких мыслей. Иначе он давно был бы в могиле.
  
  И теперь Том догадывался, что примерно произошло в тот день, когда он принял наследие.
  
  А для подтверждения информации ему надо в Гринготтс. За консультацией.
  
  ***
  
  Северус и семейство Малфоев пили чай в Малой гостиной. За эти две недели случилось многое. Поттер они так и не нашли. Ритуалы не находили ее, показывая что-то странное. Драко общими усилиями смогли прочистить мозги. Теперь-то он и сам видел, что поступил, как последний капризный засранец, но исправить ситуацию уже было нельзя. Время прошло. И, хотя его отношение к лохматому недоразумению осталось прежним, теперь Драко сожалел об упущенной выгоде.
  
  Мысленно Северус был в лаборатории. Он проводил очередной эксперимент с ядом василиска и теперь перебирал в уме результаты. От мыслей о результатах он перешел к самому василиску. Хорошо Поттер! Целый василиск в загашнике! Сколько всего с него можно получить! Золотые горы! Да зельевары сбегутся, как мантикоры на добычу, стоит им только узнать!
  
  При мысли о том, что еще кому-то достанется частичка магической змеи, и этот криворукий имбецил испортит прекрасный ингредиент, Снейпа начинала душить невиданных размеров жаба. Неожиданно он дернулся и уставился на удивленного Люциуса квадратными глазами.
  
  - Люц! Мы с тобой два идиота! Мы перепробовали все, кроме самого простого! - возбужденно выпалил Снейп.
  
  - Что ты имеешь в виду? - поднял бровь Малфой.
  
  - Сова! Мы не послали сову!
  
  Люциус потрясенно уставился на своего друга и застонал. Мысленно. Действительно, два идиота. Самый простой способ. И самый надежный в большинстве случаев.
  
  - Нужно...
  
  - Я сам напишу, - отрезал Снейп. - Поттер торгует редкими ингредиентами. Я закажу у нее чешую русалоида, отданную добровольно. У нее есть. А сейчас... Прошу прощения, надо идти.
  
  Снейп стремительно вылетел из гостиной. Драко проводил его взглядом.
  
  - Потти торгует разной дрянью?.. - ехидно начал он. Люциус заморозил его взглядом.
  
  - Поттер. Я вижу, она была права. Ты действительно не знаешь этикет. А у нее есть СОБСТВЕННОЕ ДЕЛО. В четырнадцать лет. Которое работает и приносит доход, судя по всему. Таким не многие Наследники Родов могут похвастаться.
  
  Драко покраснел. Это был выпад в его сторону. Действительно, хотя он и получал образование, подходящее и нужное для Наследника древнего Рода, ему до таких вершин предпринимательства было далеко.
  
  Люциус вздохнул, глядя на своего сына. Упустить такой шанс! Впрочем... Теперь оставалось только ждать сову. А пока надо узнать, чем может аукнуться для Рода выходка Драко. Надо зайти в Гринготтс. За консультацией.
  
  
  
  Глава 22. Место встречи изменить нельзя. Или можно?
  
  
  
  Аппарировав к банку, Гарриэт огляделась и, не обнаружив никого из знакомых, степенно вошла в холл.
  
  Через пять минут она уже сидела в кабинете своего управляющего. Гоблин бойко и с удовольствием отчитался о делах, Гарриэт выслушала, покивала, одобрила все сделанное и приступила к тому, зачем пришла в банк.
  
  - Уважаемый Грипхук. Мне поступило предложение, которое я хотела бы обсудить с Вами.
  
  - Какое, Леди? - Грипхук с интересом уставился на свою любимую клиентку. От нее можно было ожидать чего угодно.
  
  - Мне предложили принять титул Леди Блэк.
  
  Гоблин распахнул глаза от удивления. Да, он в своих ожиданиях "чего угодно" не ошибся.
  
  - И кто Вам его сделал?
  
  - Мои предки и предки рода Блэк. Совместно, - хихикнула Гарриэт. - Они недовольны тем, как обстоят дела с Родом в настоящий момент. А так как во мне есть кровь Блэков, и я являюсь крестницей последнего Блэка (правда, он об этом не вспоминает, но это неважно), они сделали мне такое предложение. И я склонна его принять. Нельзя, чтобы Род погиб из-за того, что его последний представитель - полный придурок.
  
  - Это точно. Видел я как-то Вашего крестного. Печальное зрелище.
  
  Собеседники одновременно вздохнули, вспоминая предмет беседы. Действительно. Печальное зрелище.
  
  - Так, что скажете, мастер? Затея реальна?
  
  - Я думаю, да! Я приглашу управляющего делами Рода Блэк.
  
  ***
  
  Северус Снейп и Люциус Малфой вошли в банк строевым шагом. После того, как Северус отослал сову, он неожиданно вспомнил, что у него тоже есть дела в банке.
  
  Сидящий за столом гоблин внимательно рассматривал расположившегося напротив Лорда Малфоя. Сиятельный лорд нервничал. Посторонний бы этого не увидел, но Граукхар слишком долго и слишком хорошо знал своего клиента, чтобы от него можно было это скрыть. Лорд слишком сильно стискивал свою любимую трость, слишком непроницаемым делал лицо и слишком прямо сидел. Все в совокупности указывало на одно - произошло что-то, что выбило его из колеи.
  
  ***
  
  Раскватт неодобрительно посмотрел на сидящего напротив мага. Наглый мальчишка! Когда уже возьмется за ум! Ну, сколько можно! Сколько можно изображать из себя полукровку с отцом-магглом...
  
  Гоблин просверлил сидящего напротив мага злобным взглядом. Тот ответил ему таким же.
  
  Война между ними шла с переменным успехом вот уже много лет. Гоблин требовал принятия титула и наследников. Маг, в свою очередь, отбрыкивался, как мог, проявляя недюжинную фантазию в изобретении новых отговорок.
  
  Хорошо, хоть не мешал ведению дел Рода, паскудник!
  
  Гоблин еще раз располосовал взглядом сидящего напротив него Северуса Снейпа, вздохнул и продолжил отчет.
  
  ***
  
  Темный Лорд Волдеморт, Лорд Судеб, вошел в холл банка Гринготтс и ностальгически огляделся. Даа, давненько он тут не был. Давненько. Он вздохнул и подошел к стоящему возле кассы гоблину.
  
  Он коротко кивнул ему, приветствуя, и пожелал процветания и золотых рек. Глаза представителя волшебного народа удовлетворенно блеснули. Маг вежлив. Это хорошо.
  
  - Что Вы хотели, уважаемый? - проскрипел гоблин.
  
  - Я хочу пройти процедуру определения родословной и... - маг задумался, а затем решительно кивнул, - и тест на принятие наследства. Я хочу, чтобы проверку осуществил управляющий делами Рода Мракс.
  
  ***
  
  Гарриэт с интересом наблюдала за управляющим делами рода Блэк. Узнав, что у Рода наконец может появиться Глава, гоблин даже прослезился. Иметь забитые золотом сейфы и не иметь возможности пустить их в оборот... Нет ничего кошмарнее! И теперь управляющий развил бурную деятельность.
  
  Первым делом вызвали предыдущих Лордов Блэк. Банк предоставил специальную картину и открыл на время доступ, Карлус привел Ориона Блэка (отца Сириуса) и Кигнуса Блэка (деда Сириуса). Сиятельные Лорды подробно описали всю суть постигшей Род проблемы: наследника нет; те кандидаты, которые могли бы претендовать на титул, их не устраивают категорически, поэтому есть один-единственный маг, которого они все хотят видеть в качестве Главы. И плевать, что оный маг женского пола и уже не человек, а в роду - патриархат. Характер - что надо, мощь такая, что род ее примет и не поморщится, и вообще, это временно. Там пойдут дети, и титул перейдет, как положено, сыну. Кандидатура одобрена, предки (со всех сторон) - не против.
  
  Потом пригласили управляющего делами Рода МакРоуз - его это тоже касалось.
  
  Старенький седой гоблин, судя по его внешнему виду, видевший Мерлина лично, был в восторге. Еще бы! Столько лет считалось, что Род прерван, а тут Наследница объявилась! И какая! Когда Гарриэт приняла титул Леди МакРоуз, Кракхар был счастлив. Наконец! Он дождался! А теперь его клиентка получит еще один титул - а это показатель. Силы и всего остального.
  
  Собравшийся консилиум обсудил все нюансы предстоящего и пришел к выводу, что затея реальна. Еще бы! С такой-то поддержкой!
  
  Принесли перстень. Он представлял собой массивное тяжелое кольцо из черненого серебра в виде побегов кладбищенского плюща, обвивающего крупный сапфир. Казалось, листочки на кольце сейчас задрожат.
  
  Гарриэт внимательно его осмотрела и надела на указательный палец левой руки. По телу прокатилась волна магии, перстень нагрелся - магия Рода Блэк испытывала претендентку на гордое звание Главы Рода. Гарриэт выпустила немного своей магии - и перстень сжался, сел, как влитой. Было полное ощущение того, что магия Рода послушно улеглась возле ног, как верный пес.
  
  Девушка осмотрела свою коллекцию. На указательном пальце правой руки сверкал перстень Поттеров - золотой, в виде боевых цепей, сплетенных в узор. Рубин в центре был густо-красным, "кровавым". Оправа вокруг него - в виде кинжалов.
  
  Перстень МакРоузов на среднем пальце представлял собой золотые ветви розы с бутончиками, окружающими светлый рубин, ограненный "розой". Перстень Блэков отлично вписался в эту тесную компанию.
  
  Гарриэт еще раз полюбовалась перстнем и приступила к обсуждению дел: нужно было расконсервировать счета, взять порт-ключ к дому на Гриммо, заказать ремонт дома, находившегося в непотребном состоянии. Кроме того, она решила возродить загородное поместье, которое было разрушено (ведь дом на Гриммо менором не являлся - это была просто городская резиденция), поэтому наняла бригаду рабочих. Заодно решили отремонтировать и обитель МакРоузов - тот стоял пустым много лет и наверняка требовал ремонта.
  
  ***
  
  Лорд Малфой выслушал отчет, разобрался с текущими делами, дал ценные указания и теперь морально готовился к неприятному. Граукхар с интересом следил за душевными метаниями лорда, не подавая, впрочем, вида. Наконец, лорд решился.
  
  - Уважаемый Граукхар. Мне нужна консультация.
  
  - Конечно, Лорд. По какому вопросу? - гоблин откинулся в кресле, лениво глядя на клиента.
  
  - Мой сын... поступил... нехорошо. Ему поступило предложение.
  
  - Какого рода?
  
  - О праве на ухаживании. От вейлы, принимающей наследие.
  
  - И?
  
  - Он отказал. От имени Рода.
  
  Гоблин закашлялся, глядя на мага выпученными от изумления глазами. Наконец, он совладал с собой:
  
  - Вейла жива?
  
  - Вроде, да.
  
  - То есть?
  
  - Мы провели поиск, но он показывает что-то странное. Скажите, какие последствия будут для Рода?
  
  ***
  
  Лорд Волдеморт сидел в кабинете управляющего Родом Мракс и чувствовал себя школьником. Причем, круглым тупицей. После проведенного теста оказалось, что Томас Марволо Риддл имеет полное право стать Томасом Марволо Мраксом, как принявший наследие. И имеет полное право примерить перстень. Что он с успехом и сделал.
  
  После принятия перстня и разбора хозяйственных завалов, Волдеморт помялся, но вспомнил, что он все-таки Темный Лорд. И задал вопрос. О крестражах. После чего на него вывалили такое...
  
  Оказалось, что крестражи - это ловушка для магов, считающих себя слишком умными. Помимо общих сведений, существовала "техника безопасности", без соблюдения которой маг сам рыл себе могилу.
  
  Крестражи нельзя было делать более двух штук и дольше, чем на пять лет. Иначе маг сходил с ума. А еще нельзя было помещать их в неживые предметы. И вот тут выяснилась странность, обнаруженная Волдемортом при просмотре воспоминаний и не дававшая ему покоя. У него было ДВА ПРАВИЛЬНЫХ КРЕСТРАЖА, помещенных в живое существо. Нагайна и человек.
  
  После того, как гоблины провели какую-то хитрую проверку и выяснили, кто это был, Волдеморт готов был выть от осознания собственной непроходимой тупости.
  
  Это оказалась Поттер. Та самая Поттер.
  
  Как он мог не заметить, что ребенок стал его крестражем? КАК?!!! Хвала магии, что этот крестраж к нему вернулся! Ведь если бы он убил девчонку... Это была бы смерть. Окончательная...
  
  Только возвращение части, сидевшей в Поттер, помогло ему полностью вернуть себя.
  
  Единственное, что радовало - девушка была жива. Гоблины подтвердили, что счета Поттер активны, и с их хозяйкой все в порядке. Больше они ничего сообщать не стали.
  
  ***
  
  Накинув капюшон, Гарриэт вышла в коридор и направилась к холлу. Дела она сделала, титул получила, распоряжения отдала. Жизнь прекрасна.
  
  Погруженная в свои мысли, Гарриэт не заметила, как из кабинета вышел тот, кого она меньше всего ожидала тут увидеть: Снейп. Собственной зловещей персоной. Окрик деда привел ее в чувство и заставил собраться перед лицом надвигающейся неприятности.
  
  Гарриэт продолжила неторопливо идти, не обращая внимания на зельевара, сверлящего ее спину взглядом.
  
  Северус вылетел из кабинета, как всегда, в жутком настроении. Гоблин в очередной раз прогрыз дырку в мозгу, требуя от него наследников. А где их взять? Точнее, от кого?
  
  Наследие Снейпа требовало от него совершенно определенную кандидатку в партнеры: сильную магически и физически, с проявившимся наследием (причем, не со всяким - вейлы, например, не котировались!) и еще кучей всего. Ну, и внешние данные конечно, требования к характеру, уму...
  
  И где такое чудо природы взять?
  
  Нет, были, конечно, такие, но Снейпу на них заглядываться не хотелось. Две женщины были старше профессора раза в два и давно и глубоко замужем, еще одна одинока и в самом расцвете сил, но характер имеет такой, что проще сразу петлю на шее затянуть, чем думать об ухаживании и помолвке. Все равно что Лорд в юбке! Нет, это не его вариант, они друг друга поубивают. А жить ему хочется. Почему-то. Еще три возможные кандидатки - сопливые девчонки, с оставшимися двумя - кровная вражда. В общем на матримониальных планах можно ставить тяжелое надгробие.
  
  Он размашистым шагом рванул по коридору, когда все его чувства подверглись неожиданной атаке.
  
  Запах. Сладкий запах потенциальной партнерши, готовящейся вступить в брачный период.
  
  Ощущение огромной силы, спокойной, могучей, невероятной...
  
  Глаза сами уставились на идущую впереди невысокую изящную фигурку девушки, следующей по направлению к выходу.
  
  Хотелось схватить ее в охапку и бежать. Спрятать ото всех и немедленно сделать своей. Всеми доступными (законными и не очень) способами. Он даже прибавил шагу, когда его неожиданно схватили за руку.
  
  Взбешенный Снейп повернулся к самоубийце... и слова застряли у него в горле. За руку его держал Лорд, неотрывно глядящий на удаляющуюся девушку. Северус буквально кожей чувствовал интерес Лорда. Очень специфический интерес. От которого его скрутил приступ ревности.
  
  - Какой экземпляр, а, Северуссс? - иронично прошипел Лорд. - Такую так просто не взнуздаешшшшь... Придется попотеть. Возвращаемся. Есть новости.
  
  Покинув банк, маги аппарировали.
  
  В это время Гарриэт, стоя за углом, держалась за сердце. Нет, ну надо же! Мало того, что нарвалась на Снейпа, так и Волдеморт подвернулся! А в том, что это Волдеморт, Гарриэт была уверена. Запах выдавал. Родственников Медуза определяла на лету. Наги - товар штучный и толпами не бегают. А вот от Снейпа пахло странно. Кровью, опасностью, силой... Силен, гад. Явно принял наследие. Интересно, какое?
  
  ***
  
  Вернувшиеся в менор маги застали удрученного хозяина поместья. Люциус в ответ на расспросы только махнул рукой и вывалил проблему. Оказывается, неприятности Драко не за горами. Вполне вероятно, что его отказ ему вернется. И что тогда делать? Единственный шанс, что может дать возможность изменить все к лучшему - получить прощение у той, кому он отказал. Причем, искреннее. А учитывая характер Драко... Ситуация практически неразрешимая.
  
  ***
  
  Гарриэт вернулась в менор и вошла в Зал Предков. Лорды и Леди Поттер и Блэк чуть не вываливались от нетерпения из рам.
  
  - Ну, что? Что? Получилось? - взволнованно спрашивали со всех сторон. Вместо ответа Гарриэт подняла руку, показывая Перстень. Дружные вопли радости оглушили. Наконец, сквозь восторженный гул пробился голос деда:
  
  - Это надо отметить!!!
  
  
  
  Глава 23. Сделала гадость, на сердце - радость!
  
  
  
  Утро в Поттер-меноре. Одиннадцать часов. Тишина, изредка нарушаемая еле слышными шорохами. Эльфы носятся по дому, наводя порядок и занимаясь прочей хозяйственной деятельностью.
  
  Хозяйка менора, в отличие от эльфов, признаков жизни не подавала. Но вот наконец из хозяйской спальни донесся жалобный стон. Гарриэт со стоном пошевелилась, с огромным трудом разлепив один глаз. Левый. Правый открываться почему-то не захотел. Глаз с трудом сфокусировался и медленно обозрел окружающее пространство.
  
  Балдахин. Красного цвета, расшитый золотом. Столбики кровати в виде пучков копий, обвитых цветущими лианами (да, у боевых магов тоже есть свои тараканы. Любимые. А еще, у них есть чувство прекрасного! А кто в этом сомневается, получит в глаз!). Высокие окна, украшенные витражами, изображавшими боевых магов, берущих в плен прекрасных пленниц. И пленников. Разной степени раздетости. В зависимости от того, какого пола был этот самый боевой маг... да, ведьмы тоже бывают боевыми! А кто сомневается, опять-таки получит в глаз. Стены, украшенные абстрактными узорами.
  
  Ясно. Она в спальне Главы рода. В Поттер-меноре. Дома. Хотя, после вчерашнего, Гарриэт совершенно бы не удивилась, если бы обнаружила себя проснувшейся непонятно где. Так что радоваться надо, что проснулась дома, на собственной кровати, пусть она и напоминает размерами полигон.
  
  Гарриэт с трудом села и щелкнула пальцами, вызывая домовика. Хлопок, и перед ней появился эльф, склонившийся в поклоне. В руках эльф держал флакон с подозрительным содержимым.
  
  - Доброе утро, Хозяйка! Салки принес зелье!
  
  - Какое? - просипела Гарриэт. В голове стучала молотками целая артель гоблинов. Причем, обуреваемая невиданным по своей силе приступом трудового энтузиазма.
  
  - Антипохмельное, Хозяйка!
  
  Слова эльфа прозвучали райской музыкой. Гарриэт опрокинула в себя содержимое флакона и передернулась от гадостного вкуса. После чего облегченно застонала. Молотобойцы унялись. Мерзкий привкус во рту исчез. Жизнь заиграла яркими красками.
  
  Девушка размяла шею и бодро слезла с кровати.
  
  - Ванну! Горячую! Завтрак через полчаса! Бегом!
  
  Через час сытая и вымытая до скрипа Гарриэт сидела и с наслаждением пила чай в Зале Советов, читая послание от Снейпа, содержащее просьбу продать чешую русалоида и завуалированное желание встретиться. Девушка хмыкнула. Ишь, задергались. Так им и надо. Послание она получила, чешую отправит, а вот встреча - это лишнее. Она занята. Чай пьет. Удовольствие получает. Отдельное удовольствие доставлял вид помятых физиономий предков. Поттеров, Блэков, МакРоузов. Даа, хорошо вчера гульнули! Память услужливо подкинула воспоминания...
  
  ...После предложения Карлуса "отметить", кто-то из предков выдвинул встречное предложение. Разбудить МакРоуз-менор. Если уж отмечать такое СОБЫТИЕ, то отмечать всем составом! А то обидно будет.
  
  Предложение поддержали. И Гарриэт отправилась порт-ключом в менор. Будить.
  
  Менор МакРоузов был небольшим, но очень уютным. Розы были ВЕЗДЕ! Из розовых лоз были сплетены ограда и ворота, розы росли в саду, витражи в окнах тоже были с розами.
  
  Вообще, род МакРоузов насчитывал пятнадцать поколений. По меркам Магического Мира - молодой, но устоявшийся род. И, кроме того, он считался прерванным. Розалия и Гавейн МакРоузы погибли в годы первого противостояния с Волдемортом. Про детей известно не было. И теперь Гарриэт спешила обрадовать Лордов и Леди МакРоуз наличием Главы рода.
  
  Пробудив Менор, девушка почувствовала, как нагревается кольцо Леди МакРоуз. Магия ластилась к ней, словно кот. В воздухе пахло розами. Менор приветствовал свою Хозяйку.
  
  Выдержав атаку счастливых до ужаса домовиков, Гарриэт прошла в просторный зал с портретами. Предки уже начали пробуждаться. Со всех сторон неслись вопросы, радостные возгласы, родственники перебегали с одного портрета на другой. Наконец все проснулись и вспомнили о манерах.
  
  Высокий зеленоглазый мужчина с роскошной гривой медных волос, спадающих до лопаток, откашлялся, привлекая к себе внимание:
  
  - Здравствуйте, девушка. Кто вы? У вас зеленые глаза... - маг с надеждой смотрел на Гарриэт, ожидая ответа. Стоящая рядом красивая блондинка ободряюще сжала его руку.
  
  - Позвольте представиться, уважаемые Лорды и Леди МакРоуз. Гарриэт Лилия, Леди Поттер-МакРоуз-Блэк. К Вашим услугам, - Гарриэт изящно присела в церемонном реверансе. - Дочь Джеймса Карлуса Поттера и... - девушка улыбнулась, глядя на замершие в полуобморочном состоянии портреты, - Лиллианы Розалии МакРоуз.
  
  Блондинка покачнулась, глядя на Гарриэт круглыми от шока глазами.
  
  - Лилия! Она жива?
  
  - К сожалению, нет. Мои родители погибли, когда мне было полтора года. Но достаточно о грустном. Я приглашаю вас в Поттер-менор. У нас праздник. Там вам все объяснят.
  
  Гомонящие портреты с трудом успокоились и рванули в гости. Гарриэт только посмеивалась глядя, с какой скоростью пустеют рамы. В конце концов, остались только медноволосый маг и блондинка.
  
  - Гарриэт... Наша внучка! - блондинка улыбалась, вытирая слезы. Маг смотрел на девушку, как на обретенное наконец сокровище.
  
  - Да, бабушка. И дедушка, - Гарриэт улыбнулась. - Портреты моих родителей ищут гоблины. Так что, надеюсь, вы скоро увидите свою дочь. А сейчас... Прошу в менор. Праздновать.
  
  После того, как все перезнакомились, обсудили повод праздника (третий титул - не шутки!), наахались и наохались, началось празднество.
  
  Оказывается, портреты тоже могли употреблять пищу. Только нарисованную. Но с этим проблем не было: Поттеры были не дураки покутить и при жизни. А уж после смерти свои привычки они менять не собирались. Поэтому были заказаны специальные картины (очень нескромного размера) с изображениями фруктов, ягод, сыров, дичи, десертов, а также огромного количества бутылок с горячительным содержимым. Съеденное восстанавливалось через месяц или после произнесения хозяином менора специального заклинания.
  
  Так что веселье пошло полным ходом.
  
  Звучали здравицы, тосты, звенели кубки. Смех раздавался со всех сторон. Натюрморты стремительно пустели. Гарриэт от предков не отставала, дегустируя выдержанные вина под тонкую закуску.
  
  Приняв на грудь, предки начали вспоминать боевое прошлое и делиться навыками. Леди собрались толпой и обсуждали сплетни и Гарриэт. В картинах по углам зажимались парочки. Где-то били друг другу морды - магически и физически. В общем, было весело!
  
  ...И сейчас, глядя на деда, щеголяющего роскошным фингалом на левом глазу, и на остальных буйных предков, Гарриэт не могла удержаться от улыбки. Хорошо погуляли!
  
  Неожиданно раздался хлопок, и перед девушкой появился домовик страхолюдного вида, одетый в грязную наволочку с гербом Блэков.
  
  - Хозяйка! - проскрипел он. - В Ваш дом явились незваные гости!
  
  - Да? - удивилась Гарриэт. - Я догадываюсь, кто! Сириус, не так ли?
  
  - Да, хозяйка. Недостойный Сириус привел в дом грязнокровок! Они ходят по дому и воруют! Мерзкие предатели крови!
  
  Портреты загомонили. Особенно Блэки.
  
  - Тихо! - гаркнула Гарриэт. Воцарилась тишина. - Уважаемые господа Блэки. Прошу вас вернуться в дом и осмотреться. Мне нужны сведения о том, что происходит. Перед тем, как что-то предпринять, я хочу получить надежные данные. А на портреты никто внимания не обращает. А зря.
  
  На лица Блэков наползли мерзкие ухмылки. Портреты шустро вернулись в Блэк-хаус. Следить. А Гарриэт направилась в кабинет, а затем в совятню. Отправлять чешую.
  
  К вечеру Поттер получила первые разведданные. Оказывается, Сириус Блэк, сиделец со стажем, не придумал ничего лучше, чем привести в родовой дом Орден Феникса. А именно: семейство Уизли полным составом, записного вора и алкоголика Наземникуса Флетчера, параноика Хмури, аврора Кингсли Шеклболта, болтуна Элфиаса Дожа, и, конечно, директора. Куда же без него, родимого! Тот еще составчик... Сплетники и воры, но никак не боевые маги, за исключением Кингсли и Хмури. Да и те, не боевики, а непонятно кто, по мнению Поттеров. Уж они знали в этом толк.
  
  Род Поттер имел два родовых дара - склонность к боевой магии и артефакторике. Все Поттеры были через одного боевиками или артефакторами. Или и то, и другое сразу. Даже у Гарриэт, несмотря на полное отсутствие воспитания, была предрасположенность к боевой магии. А сейчас это только усилилось, дополнившись просыпающимся даром артефактора. Из общего ряда не выпадал даже Джеймс, демонстрировавший при жизни склонность к артефакторике, но совершенно не желавший развивать способности. Что поделать... Бывает.
  
  Новости шли нескончаемым потоком. Блэки отчитывались регулярно, как солдаты. И с каждым днем у Гарриэт все сильнее зрело желание сделать гадость. Даже не так. ГАДОСТЬ.
  
  Через две недели желание окрепло и сформировалось окончательно.
  
  Полученные сведения не вызывали ничего, кроме зубовного скрежета. Уизли под предводительством доброго дедушки вовсю планировали будущую, весьма короткую, жизнь Гарриэт. Ее об этих планах, естественно, никто информировать не спешил. Планировалось напоить Поттер особым зельем, дабы вызвать в ней привязанность к Рону. А там и до свадьбы недалеко, а потом несчастный станет "безутешным" вдовцом.
  
  Сириус, правда, об этих планах не знал. Но и принимать участие в жизни крестницы не спешил. Он вообще о ней не вспоминал, Сириус был занят. Он на пару с Люпином пытался найти Петтигрю и попутно измывался над Блэками. Последнее Гарриэт даже смогла наблюдать своими собственными глазами.
  
  В одну из ночей, когда орденцы отсутствовали, а Сириус с Люпином куда-то смылись, Поттер порт-ключом попала в дом и провела его настройку на себя. Пришлось повозиться с Родовым Камнем, привезенным когда-то из разрушенного менора, пробуждая и настраивая его, но это того стоило. Дом с радостью откликнулся, щедро делясь магией с Хозяйкой. Теперь Гарриэт могла стоять рядом с Сириусом, а тот и не заметил бы её.
  
  Так девушка поприсутствовала на некоторых собраниях Ордена, находясь в соседней комнате, а дом услужливо демонстрировал ей происходящее. А также Гарриэт стала свидетельницей разговора Сириуса со своей матерью...
  
  ...Полдень. Сириус изволили проснуться и приползти на кухню. Старый Кричер отсутствовал, отказываясь прислуживать отщепенцу. После того, как Гарриэт стала Леди Блэк и пробудила родовой камень, Кричер изрядно помолодел и приоделся. И теперь маскировался и старался пореже попадаться на глаза.
  
  Позавтракав едой, приготовленной накануне миссис Уизли, Сириус вышел в холл.
  
  Леди Вальбурга предприняла очередную попытку достучаться до своего сына.
  
  - Сириус! Когда же ты возьмешься за ум... - грустно вздохнула женщина.
  
  - Заткнись, старая карга! - заорал тот в ответ. - Мой ум, что хочу, то и делаю! А ты тут не командуй!
  
  Наблюдающая за этой сценой Гарриэт только неодобрительно сощурилась. Ей, выросшей как сорняк на поле, мечтавшей о добром слове, было непонятно и неприятно такое поведение. Иметь СЕМЬЮ и отказаться от нее... В голове не укладывалось.
  
  После этого очертания будущей Гадости приобрели законченную форму.
  
  Наконец, ЧАС ИКС настал. Время назначено, помощники подобраны. Пора.
  
  ***
  
  Северус с нетерпением развернул ответное послание от Поттер. Та прислала чешую и вежливо отказалась от встречи. Она занята. Делами. Сидящий рядом Лорд протянул руку, и Снейп отдал ему послание. Синие глаза пробежали по четким, ровным строчкам.
  
  Когда они вернулись из банка, и Лорд снял капюшон... Что вам сказать... Шок и трепет! Новая внешность Лорда, плюс родовой перстень... Теперь он мог свободно пойти куда угодно. Никто не узнает. И Лорд пользовался этим на полную катушку, улаживая дела рода, навещая соратников, и готовя первую полномасштабную акцию - вызволение узников из Азкабана. Ну, а пока он реанимировал старые связи и налаживал новые.
  
  - Жива, значит. Гоблины не соврали, - Лорд задумчиво крутил письмо в длинных пальцах. - Теперь понятно.
  
  - Что, мой Лорд?
  
  - Как она выжила.
  
  Снейп резко повернулся к Лорду. Сидящий рядом Малфой навострил уши.
  
  - Ты говорил, что ее кровь превратилась в пыль. Словно сгорела. Так вот, такой эффект наступает, если провести ритуал смены наследия. Единственный шанс на жизнь, после отказа, в её ситуации.
  
  - Она могла прийти ко мне... - начавший говорить Люциус стушевался под взглядом Волдеморта.
  
  - К тебе? После того, как твой сынок продемонстрировал свое воспитание?
  
  Люциус побледнел. Удар был не в бровь, а в глаз.
  
  - И кто она теперь?
  
  - Первого сентября узнаем. Может быть.
  
  ***
  
  Воскресенье. Шесть часов вечера. Площадь Гриммо. Возле дома под номером двенадцать собралась интересная компания. Гарриэт, Рита Скитер, оператор с большой и самой современной колдокамерой. Вся компания скрыта родовым артефактом Поттеров, позволяющим прятать до десяти человек одновременно. Перед Гарриэт возник Кричер.
  
  - Хозяйка! Все ГОСТИ внутри. Говорят.
  
  - Отлично. Господа, приготовьтесь.
  
  Оператор включил камеру и поставил на непрерывный режим съемки, чтобы не упустить ни единого кадра. Возле Риты запорхало перо. Девушка сосредоточилась на доме.
  
  - Я, Гарриэт Лилия Поттер-МакРоуз-Блэк, своей волей Леди Блэк, закрываю Блэк-хаус для всех, кроме себя. Не будет им более хода в дом. Кричер, выкинь мусор!
  
  С неописуемо счастливой рожей, Кричер с хлопком исчез. По дому прокатилась волна магии, и он стал видимым. Неожиданно парадные двери распахнулись, и из них кубарем вылетели представители Ордена, директор Дамблдор, Люпин и Сириус. Двери с грохотом захлопнулись, по дому вновь пробежала волна магии. Было полное ощущение, что дом отряхивается от налипшей на него грязи. Вспышка света. Дом исчез.
  
  В пыли валялись оглушенные произошедшим маги. Наконец Молли пришла в себя достаточно, чтобы завизжать, высказывая свое недовольство. Шатаясь и держась за поясницу, поднялся Дамблдор.
  
  - Сириус, мальчик мой! Что произошло?
  
  Сириус в шоке глядел на предполагаемое местоположение особняка.
  
  - Дом закрылся. Род Блэк обрел Главу.
  
  - Кто это может быть? - директор, морщась, пытался говорить, не обращая внимания на истерику Молли, поддержанную руганью детей.
  
  - Не знаю, Альбус.
  
  - Узнай.
  
  - Как?! - заорал Сириус. - Я в розыске!
  
  - Я думаю, тебе можно с этим помочь.
  
  Уизли угомонили, и маги аппарировали прочь. Рита тут же умчалась делать репортаж на оплаченную Гарриэт тему, а оператор получил у Поттер адрес, куда присылать колдографии.
  
  Карлус, непосредственно с медальона наблюдавший данное представление, тихо стонал от смеха и утирал выступившие на глазах слезы.
  
  Когда Гарриэт показала предкам полученные вечером колдографии, у них случилась массовая истерика. Лорды и Леди рыдали от смеха, просматривая колдографии снова и снова.
  
  Гадость удалась!
  
  
  
  Глава 24. Сюрпризы, информация и прочие приятные вещи.
  
  
  
  Казалось, что только вчера она приехала домой, а уже через неделю у нее День Рождения!
  
  Гарриэт даже не знала, что ей делать. Она впервые будет отмечать День Рождения в своем доме, а не ютясь в чулане и грустя в одиночестве в ожидании полуночи. В этот раз она скучать не будет. Тем более, в одиночестве. Предки не дадут. Они уже неделю шушукаются по самым отдаленным картинам и таинственно замолкают при ее появлении.
  
  Однако... Была одна проблема. Она вырисовывалась перед девушкой во всей своей красе. И выглядела она так: где и, самое главное, с КЕМ отметить свое пятнадцатилетие?
  
  Казалось бы, о чем вообще речь?
  
  Трижды Леди, юная, богатая, красивая... Есть все... Уйма поклонников... Вот только с друзьями напряженка. Не приглашать же Уизли! Гарриэт даже рассмеялась, представив себе такое. Особенно в свете обнаруженной ею информации. Однако стоит отметить, планы у них наполеоновские! На нее, ее титул и особенно на деньги. Вернее, на ДЕНЬГИ. Блеск золотых кругляшков отшибал рыжикам последнюю соображалку.
  
  Больше всего в этой ситуации Гарриэт бесило самомнение нищей семейки. Они хотели захапать все и сразу, при этом палец о палец не ударив. Если им так не хватает денег, что мешает найти работу? Да, чего-то сверхоплачиваемого им не предложат, но ведь главное - нужно с чего-то начать! А там, глядишь, подвернется шанс... Всякое в жизни случается.
  
  Вот только ласки работать не хотели. Они предпочитали клясть окружающих, виноватых во всех ИХ бедах, а не предпринимать какие-либо шаги. Те же близнецы, ведь и талант есть, и мозги! И они туда же, дайте денег на халяву!
  
  Ведь, как хорошо известно, на халяву и уксус сладкий. Вот только Гарриэт позаботится, чтобы рыжикам уксус в горло не полез. Ни сладкий, ни кислый... Никакой. И она уже предприняла кое-что.
  
  Узнав о мечтах Уизли, Гарриэт тут же полезла в библиотеку. Искать информацию. Когда дед осторожно расспросил внучку, что же конкретно та ищет и услышал ответ... Сначала Карлус удивился, но тут же одобрил идею девушки. Гарриэт искала информацию по семейным отношениям. А точнее, по семейным обрядам и церемониям. Помолвки, брачные ритуалы и все, что связано с этой сферой жизни. Как заключают и разрывают помолвки, какие условия при этом должны быть соблюдены, кто что говорит и в каких случаях... Что такое партнерство, и особенно магическое партнерство.
  
  Оказалось, что магическое законодательство крайне запутанное. И, вместе с тем, невероятно простое, в ряде случаев. Гарриэт обнаружила, что чем древнее обряд, тем он проще. И сильнее. Причем, что самое интересное, есть прорва обрядов, о которых никто не помнит, настолько давно они применялись. И они не были отменены. Причины, по которым эти обряды и ритуалы не применялись, были ужасающе просты.
  
  Маги измельчали. У подавляющего большинства современных магов Англии банально не хватило бы на них магии. О, они могли бы попытаться... Особенно аристократы... У представителей аристократических родов сила была. А вот у магглорожденных... Да, были среди них сильные, были знающие. Были со связями, благодаря директору. Вот только заявку подкреплять надо не деньгами, знаниями и связями, а личной магией. Всем ее запасом. И не только.
  
  Принималось в расчет все. Магия претендента, магия Рода, магия тех, кого выбирали кандидатами в партнеры... Целая куча условий.
  
  Особенно Гарриэт заинтересовал ритуал, который возник еще в седой древности. Задолго до Мерлина и Основателей. Как она узнала, последний раз ритуал Большой Охоты применяли для поиска и создания семьи более тысячи лет назад. НО! Он был законен и подходил Гарриэт идеально.
  
  Поттер за последнее время полностью приняла свое Наследие. В этом ей помогла проснувшаяся память крови и информация, предоставленная гоблинами. Не за спасибо, разумеется.
  
  Медузы были очень разборчивы при выборе партнеров для создания Гнезда и Семьи. Им подходил далеко не каждый. Во-первых, кандидат должен был быть силен. Очень силен. И магически, и физически. Во-вторых, он должен был нести в себе Наследие, и полностью принять его. Люди не подходили. Да и наследия не всех рас приветствовались. Так, Медузам не нравились русалки, горгульи, сильфы и вейлы. Причина неприятия была проста - эти расы были слишком ограничены своими инстинктами. Слишком много заморочек, слишком много условностей...
  
  А Медузы любили свободу. Они сами решали, с кем им связать свою судьбу, и если что, не стеснялись овдоветь и искать нового кандидата в супруги. Ну просто развод по-итальянски.
  
  А вейлы и некоторые другие без партнера жить не могли, буквально. Кроме того, Медузы были очень... ммм... выносливыми, и здоровье у их избранника или избранницы должно было соответствовать. И всякие красивые, но хилые представители магических видов тоже отпадали. Еще требовались хорошие боевые качества. Ведь нужно охранять гнездо. Семью. Да и детишек побольше хочется...
  
  Приветствовались наследия сидхе, эльфов (дроу и светлых), демонических рас (не всех), ну а родственные наследия - наги, василиски, горгоны, вообще были вне конкуренции. Так же, как и высшие вампиры. Медузы питали к кровососам особую слабость.
  
  Кандидаты в партнеры проходили долгую проверку на прочность и соответствие запросам. И в данном случае, Большая Охота подходила идеально: ритуал занимал год, потом магическая помолвка. Ну, а потом уже свадьба - Медузы на сторону не бегали и партнерам не позволяли. Хотя, честнее будет сказать, что у тех просто сил не было смотреть на кого-то еще, не говоря уже о чем-то большем. Но сначала будет строгий отбор.
  
  Поэтому претендентам придется попотеть... Просто так к "телу" их никто не допустит. Им нужно будет доказать, что они этого достойны.
  
  Гарриэт собирала сведения, делала записи, консультировалась с Амадеем Лестером Поттером, дедом и гоблинами, составляла список требований к кандидатам. У нее было предчувствие, подкрепленное узнанным в Блэк-хаусе, что все это ей скоро понадобится. Нужно было быть во всеоружии. За всем этим Гарриэт и не заметила, как наступил День Рождения. И теперь она пребывала в мучительных раздумьях.
  
  Наконец девушку осенило. Невилл! У Нева тоже День Рождения, так что они запросто отпразднуют его вместе. Тем более, осталась неделя. Гарриэт знала, что парень тоже празднует День Рождения скромно. И на предложение Поттер он скорее всего ответит положительно.
  
  Решив не откладывать дело в долгий ящик, Гарриэт написала письмо, заодно предложив Неву пригласить на празднование сестер Патил - друг питал к красавицам нежные чувства. Причем, к обеим сразу. Выяснилось это через пару месяцев после Бала Чемпионов. И под давлением Гарриэт, Нев признался сестрам, с внутренним трепетом ожидая кары. К его огромному удивлению ни Падма, ни Парвати против такого развития событий ничего не имели. Они все-таки были воспитаны в обычаях своей родины, а там против триад и гаремов ничего не имели. Были только "за".
  
  Теперь у славного потомка Лонгботтомов появилась другая проблема - как донести эту прекрасную мысль до Августы Лонгботтом.
  
  Как истинный гриффиндорец, Невилл рассчитывал справиться. В конце концов, он практически Глава Рода и ему будет пятнадцать - время заключать помолвки. Ну, а то, что вместо одной невесты будет две... Так это только плюс! Ему надо будет продолжить не только свой Род, но и Род Патил - сестры являются Наследницами.
  
  И сейчас Невилл усиленно окучивал бабушку. Та немного упиралась. Как выяснила из переписки Гарриэт, Августа просто испытывала Невилла на прочность - не пришла ли ему в голову блажь? Невилл убеждал, что нет, и настаивал на своем.
  
  Получив письмо с положительным ответом, Гарриэт принялась готовиться к приему гостей - праздновать решили в Поттер-меноре. По нескольким причинам: девушка показывала своему другу дом, проявляя доверие; в Меноре им никто не помешает, а то мало ли что взбредет в голову директору; предки были только за.
  
  И вот наступило тридцать первое июля. День Рождения Гарриэт.
  
  ***
  
  Сириус был в бешенстве. После того, как домовик выкинул его из дома под одобряющие возгласы портретов (еще и пинка отвесил, сволочь лупоглазая!), все пошло наперекосяк. В Гринготтс он пошел в тот же день. Натянул капюшон поглубже и пошел. В банке его огорошили новостями. Оказывается, у Благороднейшего и Древнейшего Рода Блэк появился Глава, вступивший в права наследования. И это совсем не Сириус (а то он не догадался!). Глава Рода проявил неслыханную милость - отщепенцу Рода оставили его школьный сейф и даже положили туда кругленькую сумму. Но в правах его так и не восстановили. И кто стал Главой, его тоже не просветили.
  
  Так что, на безбедную жизнь ему хватит, свое дело он, если захочет, может начать. А все остальное его не касается.
  
  Правда, директор сдержал свое обещание, и Сириуса оправдали - допросили с Веритасерумом и даже принесли извинения. Но Сириусу этого было мало. Только вот сделать он ничего не мог - с Блэками его отныне связывала только фамилия. Право вернуться в семью получат только его дети, если они, конечно, будут. Но не он сам.
  
  От этого Сириус готов был выть: он свою семью не любил, а стать главой хотел только ради одного - вытереть обо всех них ноги. И даже это у него теперь не получится.
  
  И теперь Сириус гадал, кто стал Лордом Блэком. Директор регулярно грыз ему по этому поводу мозги, но Сириус терялся в догадках. Это явно был не Драко - уж о том, что его сын стал Лордом, Люциус растрезвонил бы на всех углах. Значит, это кто-то из дальних родственников - только кто?
  
  О том, что его крестница тоже частично Блэк, Сириус даже не подумал. Так же, как и о том, что место Лорда может занять Леди... Ведь гоблины говорили очень обтекаемо, и пол Главы так и не озвучили.
  
  И вот теперь он, Ремус, Тонкс и Хмури стояли на Тисовой улице, дом четыре, чтобы забрать Гарриэт от магглов и отпраздновать ее День Рождения. В Норе. Молли, кудахтая, как наседка, с утра угнездилась на кухне, готовя угощение. Рон истерил, пытаясь представить себя во всей красе - будущую супругу надо было очаровать с первого взгляда. И не важно, что она сопротивляется. Особенно, если она сопротивляется!
  
  Так что готовилось праздничное угощение, варилась "особая начинка", украшался дом.
  
  Все готовились к приезду виновницы торжества.
  
  Сириус постучал в дверь, и через минуту она открылась. На пороге возникла худая высокая женщина с лошадиным лицом. При виде стоящей на пороге компании она скривилась в брезгливой гримасе.
  
  - Вашей уродицы здесь нет! - рявкнула Петуния.
  
  - Кого?! Уродицы?! Да как ты смеешь... - завелся с пол-оборота Сириус.
  
  - Смею! Вы подкинули ее на порог, как мусор, и не вспоминали о ней десять лет! Где вы были? А Поттер не появлялась с прошлого года. И не появится! Она сама это написала! - Петуния захлопнула дверь перед ошарашенными магами, послышался топот. Дверь распахнулась. Петуния бросила в лицо Сириусу скомканный пергамент, еще раз рявкнула "Убирайтесь!" и захлопнула дверь.
  
  Магам ничего не оставалось, кроме как аппарировать к Норе.
  
  ***
  
  Невилл был в диком восторге. Он, его бабушка и сестры Патил стояли в холле легендарного места - Поттер-менора. Жилище боевых магов поражало. Всюду были изображения батальных сцен, оружия и, как ни странно, цветов. Менор впечатлял величием и богатством отделки. А хозяйка всего этого великолепия с улыбкой водила гостей по дому.
  
  Гарриэт была очень довольна. Она даже и не подозревала, как приятно водить гостей по своему дому. И теперь она млела от выражений восторга, демонстрируемых гостями. С утра ее поздравили предки. Когда она вошла в малую столовую, чтобы позавтракать, со стен целый хор начал петь "С Днем Рожденья тебя, Гарриэт!". Это было просто невероятно. Ее поздравили хором, по очереди, опять хором. Портреты явно намеревались повторить последнюю пьянку, и Гарриэт их в этом решении полностью поддерживала.
  
  
  
  Глава 25. На старт!
  
  
  Снейп брезгливо, как тараканов на помойке, разглядывал семейку Уизли и подвывающих в унисон Люпина с Блеком. У Сириуса была истерика, теперь перешедшая в тихую (относительно) фазу. Джинни картинно рыдала, заламывая руки, Молли ее утешала. Рон сидел насупившись, как мышь на крупу, на незадачливого "жениха" никто не обращал внимания, совершенно. Остальные просто создавали бедлам вокруг.
  
  Директор хмуро взирал на все это, блестя стеклами очков. Вид у него был нерадостный. Марионетка обрезала нити, показала магу средний палец и сделала ноги. Где теперь искать беглянку - непонятно.
  
  Увидев Снейпа, Дамблдор просиял. Он вскочил со стула и начал:
  
  - Северус, мальчик мой! У нас беда...
  
  Снейп посмотрел на директора с таким отвращением, что у того слова застряли в горле. Зельевар еще раз обвел взглядом творящееся безобразие и процедил:
  
  - Господин директор, я надеюсь, Вы отозвали меня с Конференции зельеваров по достаточно уважительной причине?
  
  - Северус! - укоризненно посмотрел на него директор. - Гарриэт пропала!
  
  - При чем здесь я? - поднял бровь Снейп. - Я даже не ее декан! Эту почетную обязанность исполняет Минерва! Вот пусть она и ищет! Хотя я ее здесь что-то не вижу! Интересно, почему? А я занят, это раз! И у меня отпуск, это два! Единственное, чем могу помочь - поисковое зелье. Оно есть в Хогвартсе, в моем кабинете, в шкафу. Это три. А теперь простите, у меня выступление через два часа. Я намерен потратить их с пользой. Позвольте откланяться! - не давая вставить ошарашенным таким напором магам даже слова, зельевар изящно поклонился и, эффектно взмахнув мантией, вылетел из Норы.
  
  Директор обалдело смотрел перед собой. Такого от Снейпа он не ожидал. И самое главное, тот сумел удрать прежде, чем маг успел дать ему распоряжения. Хорошо хоть, зелье есть.
  
  Сириус взвыл.
  
  - Гарриэт, щеночек, я найду тебя!
  
  - Тихо! - наконец, не выдержал Альбус. Сириус заткнулся. Ремус смотрел, как побитая собака, комкая в руках пергамент. В письме Гарриэт своим родственникам было написано, что Поттер более никогда не вернется на Тисовую улицу, где живут моральные уроды и гады, и она теперь сама себе хозяйка.
  
  - Ремус, Сириус, попытайтесь найти Гарриэт. Скорее всего, девушка просто решила показать характер.
  
  - Аластор, проверь по своим каналам, может кто-то что-то видел.
  
  - Молли! Успокойся. Я принесу поисковое зелье.
  
  Директор вздохнул и аппарировал к Хогвартсу.
  
  ***
  
  - Так значит, директор обнаружил, что Поттер исчезла? - с интересом спросил Волдеморт.
  
  - Да, мой Лорд. Это произвело на него неизгладимое впечатление.
  
  - Прекрасно, - хищно улыбнулся маг. - Надо подпортить ему жизнь еще больше. Сегодня ночью мы атакуем Азкабан.
  
  ***
  
  Гарриэт медленно открыла глаза, просыпаясь. Она дома, судя по кровати. Голова побаливала, во рту - бяка: празднование Дня Рождения явно удалось. А вот насколько - она узнает у деда.
  
  Определив для себя программу действий, Поттер принялась воплощать ее в жизнь. А именно: встала и поплелась в ванную - приводить организм в порядок. Закончив с этим, оделась и уже гораздо более бодрым шагом пошла в столовую - пить чай и узнавать новости.
  
  Судя по довольным лицам предков и их сильной помятости, вчера было весело. Лорды и Леди поприветствовали Гарриэт веселыми возгласами, эльф подал чай и газету. Газету девушка отложила на потом, а пока решила выслушать впечатления портретов от празднования.
  
  Впечатления были прекрасными. Поттеры, Блэки и МакРоузы хорошо приняли на грудь, потом также хорошо закусили, а потом пошло веселье: демонстрация новых и старых заклинаний, достижений в рукопашной и успехов в обращении с холодным оружием. В конце концов, им ведь надо передавать опыт благодарному потомку!
  
  Гарриэт покивала, соглашаясь. Конечно, надо! И еще как! Наконец все восторги были высказаны, также девушке сообщили, что вчера Невилл набрался храбрости (вместе со старым Огденским, но это не важно!) и сделал сестрам предложение, причем в присутствии своей бабушки. Все трое ответили согласием.
  
  Гарриэт рассмеялась, представив эту сцену, и развернула газету.
  
  Первое, что она увидела - огромный заголовок: "Из Азкабана бежали все Пожиратели Смерти!"
  
  Как следовало из статьи, ночью Азкабан атаковала группа магов, одетых в плащи и маски Упивающихся. Они взорвали ворота, вырубили охрану и освободили заключенных. Общественность в ужасе.
  
  Гарриэт прочитала статью и, пожав плечами, бросила газету на стол. Это - не ее проблемы.
  
  Ее проблема - подготовка к школе.
  
  ***
  
  Получив сову со списком всего, что нужно приобрести (и с целой кучей следящих чар, которые осыпались с бедной совы еще на подлете к менору), Гарриэт скептически его прочитала, а затем всунула в руки эльфа, дала ему кошелек и отправила за покупками. Она что, дура, самой идти по магазинам? Когда директор спит и видит, как бы ее затащить под свое нежное крылышко? Уже, разбежалась! Эльф принесет все, что необходимо, мантии ей сошьет личный портной. Больше ей ничего покупать не нужно.
  
  До школы остался всего месяц, а Поттер и так есть, чем заняться.
  
  ***
  
  Первое сентября. Платформа девять и три четверти. Как всегда шум, гам и столпотворение. Неожиданно через барьер прошла невысокая девушка, одетая в дорогую мантию и лакированные туфельки. В руке она несла аккуратный саквояж. Стоящий на перроне Драко заинтересованно ее оглядел - девушка была ему незнакома, а лицо толком он разглядеть не успел. Подъехал Хогвартс-экспресс и открыл двери. Ученики стали постепенно грузиться в вагоны, толкаясь и смеясь. Девушка не обращала на них никакого внимания. Люциус подошел к сыну и с интересом проследил его взгляд. Незнакомка привлекала к себе внимание.
  
  Наконец самые нетерпеливые заняли места. Девушка повернулась и зашагала к выбранному вагону. Люциус следил за ней, сощурив глаза. Что-то в красавице было знакомое. Проходя мимо них, девушка вежливо наклонила голову:
  
  - Лорд Малфой.
  
  На Драко она посмотрела, как на пустое место.
  
  Люциус в шоке стиснул свою трость.
  
  - Мисс Поттер?
  
  - Леди Поттер, - поправила его Гарриэт ледяным голосом.
  
  - Леди Поттер, - исправился Люциус, - нам нужно поговорить...
  
  - Нам не о чем говорить, Лорд Малфой. За Вас уже все сказали.
  
  Гарриэт кивнула и направилась к вагону. Зайдя в него, она выбрала пустое купе и запечатала дверь. После чего вынула из саквояжа подушку и одеяло, и растянулась на сиденье.
  
  ***
  
  ...Войдя в Большой Зал, Гарриэт молча прошла к своему месту рядом с Невиллом. Лонгботтом кивнул в ответ на приветствие и гордо продемонстрировал Гарриэт два тонких золотых кольца на пальце - символ магической помолвки. Сидящие рядом сестры Патил зарделись, выслушивая поздравления и комплименты Поттер: на их руках также блестели кольца. Ученики шокировано рассматривали обновленную Гарриэт и шушукались, обсуждая изменения в ее внешности. Девушка не обращала на них никакого внимания.
  
  Пир завершился, новых преподавателей представили. Поттер оглядела розовое нечто, представлявшее Министерство, и вежливо наклонила голову: Министерство - это хорошо, союзники всегда полезны. Розовое нечто польщенно улыбнулось.
  
  К Гарриэт подошла МакГонагалл.
  
  - Мисс Поттер, Вас вызывает директор. Пройдите в его кабинет.
  
  - Нет.
  
  - Что? - профессор изумленно уставилась на нее. Ученики, уже собравшиеся расходиться, почуяв скандал, попадали на свои места, с интересом следя за развитием событий.
  
  - Я нарушила школьные правила? У меня проблемы с учебой?
  
  - Э... нет, мисс Поттер.
  
  - Директор имеет право вызывать ученика только для решения школьных проблем. Их нет. Значит, и оснований для бесед нет, - пожала плечами Гарриэт.
  
  - Гарриэт, девочка моя... - не выдержал директор.
  
  - Я не ваша девочка, - отрезала Поттер. - И после такого обращения, я тем более не пойду к Вам в кабинет. НА БЕСЕДУ.
  
  Снейп напряженно следил за Гарриэт. Запах сводил его с ума. Очень знакомый запах. Еще по банку. Так вот, кто его источник... Обновленная Поттер стала лакомой конфеткой. Сидящая рядом Долорес Амбридж напряженно подалась вперед, стараясь не упустить ни слова. Министр попросил ее быть вежливой с Гарриэт Поттер, оказавшей внимание к министру на закрытии Турнира. И, если что, помочь ей.
  
  Директор злобно сверкнул глазами.
  
  - Мисс Поттер, если Вы так настаиваете... Как Ваш опекун, я хотел бы объявить о вашей помолвке.
  
  - С кем это? - хмыкнула Гарриэт.
  
  - С Рональдом Биллиусом Уизли.
  
  Гарриэт совершенно некуртуазно заржала. Все окружающие с интересом следили, как скандал набирает обороты. Наконец Поттер вытерла слезы и встала в полной тишине.
  
  - Помолвка? С Предателем крови? Мой опекун? - она брезгливо посмотрела на директора. - С каких это пор? Я вижу, Вас совсем замучил склероз. Вы сами признали меня совершеннолетней в прошлом году, когда подтвердили контракт с Кубком Огня. У совершеннолетних магов нет опекунов. И Министерство уже давно в курсе, ведь так, мисс Амбридж? - она злорадно улыбнулась порозовевшей от удовольствия Долорес.
  
  - Конечно, мисс Поттер. Все давно зафиксировано. И я не понимаю, какое право ВЫ, господин Директор, имеете, чтобы заключать помолвку от имени СОВЕРШЕННОЛЕТНЕЙ ведьмы, которая Вам совершенно не родственница! - она впилась взглядом в застывшего Альбуса.
  
  Дамблдор яростно уставился на Гарриэт, судорожно сжимая пальцы в кулак. Поттер смотрела на него с презрением. Затем она повернулась к Амбридж.
  
  - Мисс Амбридж. Вы, как представитель Министерства, не могли бы помочь мне?
  
  - В чем? - слащаво улыбнулась Долорес.
  
  - Господин Директор очень любит совать свой длинный нос в чужие дела и вмешиваться в жизни посторонних людей. Сегодня он пытался выдать меня замуж против моей воли, нарушая законы. А что завтра? Объявит о возвращении Сами-знаете-кого и попытается сделать из меня убийцу? - Гарриэт в упор посмотрела на задыхающегося от гнева директора. Окружающие сидели тихо, как мышки, опасаясь упустить хоть слово.
  
  - Что Вы предлагаете? - Долорес сурово посмотрела на девушку.
  
  - Я хочу сделать объявление и хочу, чтобы Вы, как представитель Министерства, его засвидетельствовали.
  
  - Какого рода объявление?
  
  - О ритуале ухаживания и дальнейшей магической помолвке.
  
  - О, конечно!
  
  Гарриэт вышла на середину зала и начала:
  
  - Я, Гарриэт Лилия, Леди Поттер, Леди МакРоуз, Леди Блэк, как последняя представительница Родов, объявляю о начале Большой Охоты. Я приглашаю претендентов на мои Плоть, Кровь и Магию. Претендентом должен быть маг, мужчина, достигший совершеннолетия, вступивший в Наследие и имеющий титул Лорда или Наследника Благородного Рода, чистокровный или полукровка, признанный Родом, не старше сорока лет, не имеющий детей, не состоящий в браке. Так как должны быть исключения, то магам, которые не соответствуют требованиям по возрасту, я пошлю личное приглашение. Участвовать могут ВСЕ, кто проходит по критериям. Претенденты пройдут ряд испытаний, после которых я выберу из их числа победителя и заключу помолвку с ним, образуя семью. Прошу окружающих засвидетельствовать мое решение.
  
  Невилл поднялся и произнес:
  
  - Свидетельствую.
  
  Ученики хором его поддержали, так же, как и Амбридж. Снейп с трудом удержал себя от того, чтобы вскочить. Ему надо в Гринготтс. Обрадовать поверенного. Пора принимать титул.
  
  
  Глава 26. Внимание!
  
  
  Гарриэт весело оглядывала зал, оценивая эффект от произошедшего. Посмотреть было на что. Директор побледнел, глаза сверкали бешенством, вены на висках вздулись, общее впечатление было такое, словно его сейчас хватит инфаркт. Но, увы, об этом оставалось только мечтать.
  
  МакГонагалл выглядела шокированой. Ее лицо вытянулось, она судорожно шевелила пальцами. Не хватало только хвоста, чтобы хлестать им по бокам.
  
  Флитвик хихикал, утирая слезы. Трелони витала в астрале, навеянном хересом, а остальные учителя смотрели на нее выпученными глазами. За исключением Снейпа.
  
  Зельевар пожирал Гарриэт взглядом, крылья носа хищно раздувались, тонкие пальцы с силой вцепились в столешницу. От него исходил какой-то странный аромат, который заставил девушку взглянуть на Снейпа более внимательно. Она вдохнула воздух и прикрыла глаза, разглядывая зельевара и анализируя запах. Пахло кровью, подземельями, тьмой и сталью.
  
  Вампир.
  
  Снейп замер, глядя, как Поттер раздула ноздри, вдыхая воздух, потом подняла на него лукавый взгляд и слегка кивнула. Одобрительно. От этой картины тело прошила дрожь. Он чуть было не вскочил, как вдруг всеобщее шушуканье перебил дикий рев, постепенно переходящий в ультразвук.
  
  - Гаррриииии! Как ты мооооогла?! Скотииииинаааа!
  
  Рон Уизли самозабвенно орал, едва не топая ногами от ярости. Он уже почти надел обручальное кольцо и стал Лордом Поттер и тут такое!!!
  
  Ученики стали рассаживаться поудобнее, видя что Эль Скандаль все продолжается. Кто же откажется от ЗРЕЛИЩА, тем более, бесплатного? Да никто!
  
  Гарриэт лениво повернула голову в сторону источника звука. Зрелище было кошмарным. Рыжие волосы стояли дыбом, кожа стала цвета вареной свеклы, брызги слюны летели во все стороны, как шрапнель. Рон злобно прожигал свою несостоявшуюся жену взглядом, видимо, пытаясь испепелить на месте.
  
  Вот только Гарриэт испепеляться не пожелала. Щелчок пальцев, и Рон только и может, что разевать рот - беспалочковое невербальное Силенцио надежно отсекает все звуки. Снейп удивленно поднял бровь. Директор заскрипел зубами. Неожиданно вскочила Джинни. На младшую Уизли было страшно смотреть, она напоминала фурию, рвущуюся к своей жертве. Девушка бросилась вперед, наставив на опешившую от такого зрелища Поттер скрюченные пальцы, видимо намереваясь выцарапать ей глаза.
  
  - Стерва!!!
  
  Гарриэт отшатнулась, но тут же взяла себя в руки и остановила нападение, бросив в Джинни Ступефай. Заклинание не подвело: девушка опасно закачалась, но удержалась на месте, подпертая среагировавшим братом, пытающимся что-то мычать.
  
  Поттер посмотрела на них и скривилась.
  
  - Джиневра Мелинда Уизли! Во-первых, Вы не имеете никакого права обращаться ко мне столь фамильярно, - ледяным голосом произнесла Гарриэт. Дед на медальоне одобрительно крякнул. - Во-вторых, я не давала Вашему брату или вообще вашей семье никаких обещаний... И в-третьих... очень неразумно злить ведьму, перед которой у вас Долг Жизни.
  
  Джинни побелела. Зал затих. Зато ожил директор.
  
  - Мисс Поттер! - гневно начал он. - Вы не можете угрожать...
  
  - С чего это вдруг? - лениво прервала его Гарри. - Очень даже могу! А теперь еще и буду! Я, Гарриэт Лилия Поттер-МакРоуз-Блэк, требую от Джиневры Мелинды Уизли, во ознаменование отдачи Долга Жизни, следующее: не пытаться обратить на себя мое внимание каким-либо образом, не использовать в отношении кого-либо приворотные зелья и зелья, контролирующие сознание (зал потрясенно ахнул), не сплетничать в отношении меня, моей семьи и моих друзей, Невилла Лонгботтома и сестер Патил. Да будет так!
  
  Золотая вспышка на мгновение осветила зал, Поттер незаметно развеяла чары. Джинни разрыдалась и выбежала из зала, едва не снеся двери. Рон продолжал стоять с раскрытым ртом, находясь в полном ступоре. Директор затрясся от ярости.
  
  - Мисс Поттер! Что Вы себе позволяете?! То, что вы потребовали - отвратительно! А то, что Вы объявили о запрещенном ритуале - незаконно!
  
  - Незаконно? - Гарриэт с изумлением смотрела на Дамблдора. - Господин Дамблдор, я вижу, Вы зря занимаете место Главы Визенгамота. Вы не знаете законов той страны, в которой живете! Ритуал Большой Охоты не является запрещенным, это раз, участвовать в нем имеют право все подходящие по определенным мной параметрам маги, это два, их статус и законопослушность (ученики Слизерина массово навострили уши) с момента подачи заявки не будет иметь никакого значения, пусть даже они являются преступниками, главное, чтобы в тюрьме не сидели, это три. Ну, а про возвращение Долга Жизни я вообще молчу. Ситуация насквозь обыденна... - Гарриэт равнодушно пожала плечами. Дед на медальоне уже только сипел - сил на большее просто не было. Неожиданно раздался яростный рев Рона:
  
  - Ах ты, сволочь! Да ты всех Пожирателей скопом пригласила!
  
  - Да? - довольно натурально удивилась Гарриэт. - Не знала. Да и не интересовалась. Я приглашала чистокровных. И полукровок. Лордов и Наследников.
  
  - Да ты б еще Волдеморта пригласила!!! - от вопля рыжего затряслись стены.
  
  - Гм, - задумчиво подняла глаза к потолку Гарриэт. - Однако! Хорошая идея. Что-то в этом есть... Спасибо, Рон. Сама бы я до этого не додумалась.
  
  Слизеринцы в шоке смотрели на Поттер квадратными глазами - уж им-то, в большинстве своем, было известно, что Лорд вернулся. Судорожно хихикнул Невилл. Это прорвало плотину. Гриффиндорцы в истерике валялись на и под столом, повизгивая от смеха.
  
  Подождав пару минут, Снейп, у которого от всего происходящего дергались уголки губ, эффектно взмахнул палочкой, и ученики пришли в себя. Постепенно наступил относительный порядок. Поднялась с крайне недовольным видом Амбридж.
  
  - Мистер Дамблдор, - брезгливо глядя на директора, произнесла она крайне недовольным тоном. - Я вижу, что под вашим руководством ученики не развиваются, а деградируют. Будьте уверены, я упомяну это в своем отчете. Ну, а теперь, я думаю, ученикам давно пора расходиться. Время отдыхать.
  
  Ученики с шумом и гамом стали выходить из зала. Снейп незаметно улизнул от всевидящего ока директора, пользуясь всеобщей суматохой, и, отдав необходимые распоряжения старостам, ринулся в свои покои. К визиту в банк следовало подготовиться. Гарриэт подошла к Амбридж.
  
  - Мисс Амбридж. Благодарю Вас за вашу неоценимую помощь, - она церемонно сделала реверанс чрезвычайно довольной Долорес.
  
  - Вы сегодня выглядите весьма элегантно, - беседуя, Гарриэт с Амбридж вышли из зала. - Скажите, а где Вы шьете одежду? Я знаю прекрасное ателье, где изумительно шьют мантии из шелка акромантула...
  
  Глаза Долорес алчно блеснули.
  
  - Неужели, Леди Поттер?
  
  - Да. И если Вы обратитесь к ним, скажем, послезавтра, они с удовольствием продемонстрируют Вам мантии из розового шелка...
  
  Школа бурлила. Ученики спешно строчили послания родным, совятня опустела за десять минут. Больше всего шума создавали учащиеся седьмого курса - по вполне понятным причинам. Ведь они уже совершеннолетние, и являются Наследниками (практически все слизеринцы и равенкловцы) или Лордами (таких было человек пять). Так что теперь они прикидывали свои шансы на участие.
  
  Слизеринцы собрались в гостиной, обсуждая НОВОСТЬ. Влетел Снейп, и сразу установилась гробовая тишина. Злить своего декана и показывать к нему неуважение - тут самоубийц не было.
  
  Северус обвел выстроившихся в середине комнаты первоклашек своим фирменным взглядом и начал речь:
  
  - Господа. Меня зовут Северус Снейп, профессор зельеварения данного учебного заведения и я - Ваш декан. Вы стали частью факультета Слизерин. Это налагает на Вас ответственность, помните, кто вы и где учитесь. Я не потерплю неуважения к факультету. Вы должны помогать и поддерживать друг друга, на следующие семь лет Слизерин станет для вас семьей. Вы можете обратиться ко мне в любой момент. А теперь, новички, расходитесь по комнатам.
  
  Дети под предводительством старост разошлись. Ученики седьмого курса переглянулись, и один из них встал:
  
  - Профессор Снейп, сэр. У нас вопрос.
  
  - Какой, мистер Меллори? - слегка приподнял бровь Снейп.
  
  - Сегодня леди Поттер дала объявление. Оно законно?
  
  - Естественно! - хмыкнул Снейп. - Ритуал совершенно законен.
  
  - Тогда почему директор был против?
  
  Снейп обвел взглядом напряженно ожидающих ответа учеников. В глазах горело предвкушение. Только Драко сидел с мрачной миной, но, хвала Мерлину, молчал.
  
  - Дело в том, мистер Меллори, что данный ритуал имеет ДВЕ очень важные особенности. Первая: объявить о его начале может только Лорд (да, пару раз таким образом выбирали из огромного числа претенденток) или Леди, вступившие в права Главы и принявшие наследие. И второе: участвовать могут только те маги, что приняли наследие. Ну, а остальные критерии Вы слышали.
  
  - Аа... - Меллори замялся. - Наши... родственники... - он внимательно посмотрел в глаза декану, тот кивнул, показывая, что понял, о ком идет речь. - Они могут участвовать?
  
  - Конечно, - фыркнул Снейп. - Если они соответствуют озвученным требованиям, то спокойно могут подать заявку на участие. Заявку посылают Леди, объявившей Охоту, а затем, если пришло письмо с одобрением, подают ее в Министерство. После чего... участвуют.
  
  - Профессор, сэр, - глаза Меллори блеснули, - а Поттер хоть понимает, кому она собралась слать личное приглашение?
  
  - Конечно, понимает, - заморозил его взглядом декан. - Она - прекрасно знает. А теперь - отдых. Мне нужно уйти по делам. Спокойной ночи.
  
  Ученики хором попрощались и, когда Снейп вылетел за дверь, обменялись понимающими улыбками - похоже, декан решил принять участие.
  
  ***
  
  Поверенный Рода Принц несказанно удивился, когда ворвавшийся в кабинет Снейп заявил, что собирается принять титул. Гоблин годами действовал магу на нервы, а тот неожиданно сам решил стать Главой Рода! Что же стряслось?
  
  - И что это на Вас нашло? - проскрипел гоблин.
  
  - Я собираюсь принять участие в Большой Охоте.
  
  Гоблину только и оставалось после такого сногсшибательного известия, что принести перстень лорда и провести все необходимые ритуалы. Закончили они уже далеко за полночь. Снейп принял титул, перстень и прошел ритуал Очищения. Северус уже давно принял Наследие, но жизнь под постоянным надзором Альбуса заставила его носить сдерживающие артефакты, не дающие распознать его природу. Теперь в этом не было нужды.
  
  Закончив ритуал и придя в себя, маг подошел к зеркалу. Внешность осталась прежней, но теперь из него просто хлестали харизма и обаяние. Впечатление было сногсшибательное. Маг еще раз полюбовался собой и, раскланявшись с безмерно довольным гоблином, вышел из банка и аппарировал к Хогвартсу.
  
  Жизнь совершенно определенно - прекрасная штука.
  
  
  Глава 27. Марш!
  
  
  Утро. Раннее утро. Солнышко заглядывает в окна, природа зеленеет и цветет.
  
  Гарриэт с удовольствием вытянулась в кровати, постанывая и шевеля пальцами. Красотища!
  
  Увы, надо вставать. Будильник показывал шесть утра: рань несусветная. Гарриэт отодвинула полог кровати и высунулась наружу. В спальне царила тишина. Девушка тихо встала и направилась в ванную, после чего оделась и вышла в гостиную, где уже сидел сонный Невилл. Поттер приветливо улыбнулась другу, щелкнула пальцами, и домовики споро подали чай. Невилл поудобнее устроился в кресле и предвкушающе уставился на Гарриэт:
  
  - Рассказывай!
  
  Поттер кратко рассказала о том, как она провела остаток лета, после чего жестом фокусника извлекла из кармана ТЕ САМЫЕ КОЛДОГРАФИИ. И протянула их Невиллу.
  
  На колдографиях из дома на Гриммо, двенадцать, Орден Феникса вылетал из дверей, как пробка из бутылки. Когда Гарриэт показала колдо своим предкам, у тех случилась натуральная истерика. Особенно они понравились Блэкам. Теперь, когда им становилось скучно, портреты вызывали домовика и требовали ЗРЕЛИЩЕ. После чего в очередной раз наслаждались просмотром самых пикантных моментов.
  
  Невилл посмотрел первое колдо, и его губы неудержимо расползлись в улыбке. Над второй он смеялся, над третьей хохотал взахлеб со слезами на глазах.
  
  Гарриэт наслаждалась. Теперь ей есть, с кем поделиться своей радостью.
  
  ***
  
  Северус Снейп придирчиво оглядел себя в зеркале, щелчком сбил с плеча невидимую пылинку и расправил складки мантии.
  
  Теперь ему не надо прятать свою внешность и силу. Потенциальная невеста находится практически на расстоянии вытянутой руки. Можно подойти, вдохнуть зовущий запах, рассмотреть... Конечно, хочется не только рассмотреть, но и пощупать, но спешить нельзя. Нельзя отпугнуть ту, что должна стать его. Только его.
  
  Конечно, будут и другие охотники... Вот только ему они и в подметки не годятся. Северус самодовольно хмыкнул и оскалил в жуткой улыбке охотничьи клыки. Пусть попробуют... Он с удовольствием ими закусит.
  
  Снейп отвернулся от зеркала (которое облегченно выдохнуло) и, подхватив со стола свиток, завязанный шелковой лентой со свисающей с одного конца сургучной печатью с оттиснутым гербом Принцев, направился в Большой Зал.
  
  Он будет первым.
  
  Во всем.
  
  ***
  
  Драко Малфой, Слизеринский принц, мрачно глядел на свое отражение. Вид был не ахти. Лицо бледное, глаза припухли. Когда они вчера встретили на перроне Поттер, Драко обомлел. Он думал, что в лучшем случае перед ними будет полутруп, страдающий от отказа. Но то, что он увидел... Перед ним была настоящая Леди. И не только по титулу (откуда у нее ЕЩЕ ДВА ТИТУЛА?!), но и по внутреннему содержанию. Сила из Поттер так и хлестала. Она и раньше слабачкой не была, но теперь это была река против ручья. Огромная, спокойная мощь.
  
  А уж внешность... Драко даже не сообразил, кто перед ним, пока отец не окликнул девушку. Перед глазами до сих пор стояло красивое лицо с изумрудными глазами, холодно смотревшими сквозь него. Такой удар по своему нежно лелеемому самолюбию Драко давно не получал. А уж как на него посмотрел отец... Жуть.
  
  Драко потом облазил все вагоны, но Поттер так и не нашел.
  
  А теперь еще и это. Весь Слизерин гудел, как огромный улей. Все прикидывали, каковы шансы получить приглашение у них самих или их родственников. Также прикидывали шансы декана. Но только шепотом и наложив огромное количество заглушающих, ограждающих от подслушивания и чтения по губам, чар. Дураков не было.
  
  А ведь Поттер была его! Была! И это самое мерзкое. Теперь она его не будет. Драко не проходит по половине пунктов, да и его отец тоже. А как смотрел Снейп...
  
  Драко содрогнулся. Он буквально ел Поттер глазами. И та не имела ничего против!
  
  Драко вытер злые слезы, выступившие в уголках глаз, и умылся.
  
  Его сжигала зависть.
  
  ***
  
  Побеседовав с Невиллом и обсудив новости, а также планы фирмы, Гарриэт достала пергамент и перо. После чего принялась строчить письмо.
  
  Неожиданно в ухе зазвучал голос деда:
  
  - Доброе утро, Риэ. Что пишешь?
  
  - Приглашение, - не отрываясь от письма, ответила девушка.
  
  - Кому? - полюбопытствовал дед.
  
  - Волдеморту.
  
  В ухе раздались странные задушенные звуки. Дед от неожиданности поперхнулся воздухом. Прокашлявшись, он переспросил:
  
  - КОМУ?!
  
  - Волдеморту, - Гарриэт закончила писать, перечитала приглашение, свернула пергамент и, связав его лентой, которую достала из саквояжа, залила ее сургучом, на котором оттиснула все три герба. После чего поднялась и, подхватив сумку с учебниками, направилась в совятню. - Среди участников должен быть один, не проходящий по возрасту. Он подходит.
  
  - Да уж... - протянул дед.
  
  Букля встретила ее вопросительным взглядом. Поттер пощекотала птицу под подбородком и привязала к лапке письмо.
  
  - Отнеси Волдеморту, милая.
  
  Букля посмотрела на хозяйку круглыми глазами, явно подозревая, что девушка немного не в себе.
  
  - Надо, милая, - развела руками Гарриэт.
  
  Сова щелкнула клювом и вылетела в окно. У Поттер было стойкое ощущение, что сова философски пожала плечами перед тем, как улететь, как бы говоря - твое дело, не мое.
  
  Она хмыкнула и направилась в Большой Зал. Завтракать.
  
  В зале было тихо. Ученики только начали собираться. Директор отсутствовал. Гарриэт присела рядом с Невиллом и, положив на тарелку еды, принялась завтракать. Неожиданно наступила гробовая тишина, и какая-то пятикурсница из Хафлпаффа, пискнув, упала в обморок. К преподавательскому столу летящей походкой приближался Снейп.
  
  Ученики, да и преподаватели, дружно уставились на него. И было, отчего прийти в шоковое состояние. Да, зельевар, как обычно, был одет в черное. Но теперь вся одежда была превосходнейшего качества. Волосы спускались антрацитовой волной ниже лопаток. Чистые, блестящие, струящиеся, словно шелк. Кожа блистала белизной. И, самое главное, на указательном пальце правой руки сверкал родовой перстень, в котором все, имеющие хоть какое-то отношение к аристократии, узнали перстень Принцев.
  
  Снейп кивнул впавшим в ступор коллегам и плавной походкой направился к гриффиндорскому столу. Подойдя к Гарриэт, он церемонно поклонился. Поттер встала и присела в книксене.
  
  - Леди Поттер-МакРоуз-Блэк, прошу Вас рассмотреть мою заявку, - бархатным голосом, от которого у половины присутствующих перехватило дыхание, произнес зельевар. - Я счел, что невежливо посылать ее совой.
  
  Гарриэт приняла свиток и развернула его, развязав ленту. После чего внимательно прочитала просьбу рассмотреть кандидатуру Северуса Тобиаса Снейпа, лорда Принца для участия в Большой Охоте.
  
  Она посмотрела на зельевара. Снейп сохранял невозмутимое выражение лица, но глаза выдавали бушующее в нем желание.
  
  Гарриэт улыбнулась и поочередно коснулась пергамента перстнями, оставляя оттиск гербов. Глаза Снейпа вспыхнули. Он принят!
  
  Девушка свернула письмо и вновь завязала его лентой. После чего отдала обратно Снейпу.
  
  - Прошу, - буквально пропела она. - Можете отослать.
  
  - Благодарю... - промурлыкал Снейп, отчего опять кто-то упал в обморок. После чего вернулся на свое место, провожаемый зачарованными взглядами учеников.
  
  Гарриэт мысленно облизнулась. Достойный кандидат. Испытывать такого будет... интересно.
  
  Неожиданно двери распахнулись и в зал, цокая каблуками, влетела Рита Скитер. Ее глаза обежали зал, фиксируя каждую деталь, после чего остановились на Гарриэт. На лице вспыхнула улыбка.
  
  - Леди Поттер-МакРоуз-Блэк! - пропела она, стремительно приближаясь к столу. - Окажите любезность, осчастливьте читателей интервью!
  
  - Конечно, мисс Скитер. Мисс Амбридж, вы позволите?
  
  - Ну, конечно, леди Поттер! - глаза Долорес злорадно сверкнули. - Читатели должны знать ВСЕ!
  
  - Благодарю... - пропела Гарриэт, подхватывая Риту за локоток и стремительно уводя ее из зала. Долорес злорадно ухмылялась. Теперь у директора нет никаких шансов замять эту историю.
  
  ***
  
  Альбус метался по кабинету, провожаемый злорадными взглядами бывших директоров. Нимало не смущаясь, они хихикали, обсуждая происшествие. Перед Дамблдором сидели бледные Ремус и Сириус. А также Хмури, Уизли, Шеклболт. Орден Феникса.
  
  - Итак, Сириус... - вкрадчиво начал Альбус. - Кто теперь носит титул Главы рода Блэк?!
  
  ***
  
  Люциус, понурясь, сидел рядом с Лордом и пытался пить чай. Чай пролезать в горло отказывался категорически. Он только что отдал Лорду письмо Драко о происшествии в Хогвартсе, опять рассказал о встрече с Поттер и теперь пытался придумать, что делать. Лорд задумчиво поглядывал на потолок. Неожиданно на окно уселась белоснежная сова и стукнула в стекло клювом. Люциус недоуменно поднял брови - сова была поттеровская. Он распахнул окно и птица, вспорхнув, присела на кресло Лорда, после чего протянула ему лапу с письмом.
  
  Лорд отвязал письмо и, развернув, принялся читать. Глаза у него стали огромными. Он посмотрел на сову, и та ответила ему не менее удивленным взглядом.
  
  - Милорд? - осторожно позвал Люциус.
  
  - Это приглашение. Принять участие в Большой Охоте.
  
  Из рук Люциуса выпала чашка.
  
  - И... что Вы будете делать?
  
  - Как что?! УЧАСТВОВАТЬ!
  
  
  Глава 28. Дурдом "Солнышко".
  
  
  Англия забурлила. Рита Скитер выполнила возложенную на нее задачу с присущим ее стилю блеском. Уже через полчаса после интервью "Ежедневный пророк" разразился сенсационной статьей, размещенной на первой полосе. Кричащий заголовок, набранный огромным шрифтом, сообщал всем, кто еще не знал, о том, что Леди Поттер-МакРоуз-Блэк открыла Большую Охоту и приглашает всех соответствующих установленным критериям магов принять в ней участие.
  
  Дальше в статье рассказывалось, что такое эта самая Охота, каковы критерии отбора и высказывались мнения о количестве участников, а также делались предположения о том, кто будет делать заявки, ведь в этом ритуале могли принять участие даже беглые преступники!
  
  Что открывало невероятные просторы для гаданий.
  
  Министерство Магии на следующей странице сообщало, что прием просьб будет осуществляться с 9.00 до 18.00 с перерывом на обед каждый день отделом Семьи и Брака, где работник Отдела Тайн будет принимать корреспонденцию и фиксировать ее в специальном учетном журнале. И первые две заявки уже приняты! Правда о том, кто это такой шустрый, в статье не сообщалось.
  
  Магическое общество стало напоминать котел Лонгботтома - такое же бурлящее, взрывающееся и нестабильное. Кто-то визжал от радости, обнаружив, что проходит по критериям, кто-то рыдал, не соответствуя; многие разражались бурными гневными речами или наоборот, одобряющими следование традициям.
  
  Не было только равнодушных.
  
  ***
  
  Ранее.
  
  Как только Гарри и Рита вышли из Большого Зала, Амбридж опрометью бросилась в свои покои, выделенные ей в Хогвартсе. Она схватила порт-ключ и, вызвав домовика, приказала ему перенести ее к границе щитов Хогвартса, где, совершив небольшую пробежку, активировала портал. Долорес могла бы воспользоваться камином в кабинете директора, но сейчас это делать было ни в коем случае нельзя - нужно было выставить Министерство в хорошем свете и опередить Альбуса.
  
  Еще через пять минут она уже стучалась в кабинет Фаджа и объясняла ему прекрасные перспективы, возникшие благодаря юной леди и те неприятности, которые они могут, не напрягаясь, доставить директору.
  
  Услышав волшебные слова "Дамблдор", "неприятности", "безнаказанно" и все это в одном предложении, Фадж тут же развил бешеную активность. Уже через пять минут было готово заявление для газеты, а еще через десять - распоряжение для Отдела Брака и Семьи, а также послание в Отдел Тайн.
  
  Так что в "Пророк" тут же помчался сотрудник с бойким языком и макетом статьи.
  
  ***
  
  Поттер-менор.
  
  Заскочив в свой портрет, Карлус сначала решил, что началась Третья магическая война: крики, вопли, разноцветные лучи заклинаний и без конца кто-то куда-то бежит. Однако первое впечатление оказалось обманчивым - выяснилось, что Лорды и Леди празднуют начало Большой Охоты. Блэки, Поттеры и МакРоузы уже успели опустошить одну картину с шикарнейшим натюрмортом и теперь подбирались к следующей. Выяснилось, что веселую новость принес Финеас Найджелус Блэк. Услышав это, Карлус с досады заскрипел зубами - этот проныра успел впереди него! Ну, ничего, его новость не хуже!
  
  И созвав празднующих, Лорд Поттер торжественно объявил об участии в Охоте Волдеморта. Реакция была феерической: сначала потрясенная тишина, а затем - дружный хохот присутствующих и хлопанье бутылок с шампанским. Гулянка набирала обороты, Лорды и Леди стали кучковаться в кружки по интересам, когда в зале с хлопком появился домовик с письмом из банка. Относительно трезвый Карлус потребовал развернуть письмо и поднести к раме, что и было проделано. Прочитав письмо, Карлус молниеносно протрезвел и рванул к внучке - новость стоила покинутой гулянки.
  
  Гоблины нашли портреты родителей Гарри.
  
  ***
  
  В это время отсиживающиеся в тайном поместье Ноттов азкабанские беглецы в шоке читали сенсационную статью. Отреагировали на нее беглые зеки по-разному: холостые стали судорожно вспоминать о принятии ими наследия и как привести себя в порядок, женатики кисло вспоминали о своих половинках, Белла истерично хохотала.
  
  Неизвестно, к чему бы это привело, но появившийся с посланием от Лорда эльф ввел присутствующих в ступор - Лорд подал заявку. И, что самое страшное, её зафиксировали.
  
  Упавшую в обморок Беллу дружно решили в сознание не приводить - всем хотелось тишины и спокойствия.
  
  Неожиданно Долохов произнес куда-то в пространство:
  
  - А ведь я тоже могу подать заявку...
  
  После чего убежище превратилось в филиал отделения дурдома для особо буйных.
  
  ***
  
  Собравшиеся в Норе маги, входящие в очень тайную организацию под названием "Орден Феникса" (что поделаешь, у Альбуса всегда была тяга к прекрасному) производили невероятный шум. Сириус орал, Ремус подвывал, Молли создавала фоновые шумы. Остальные члены семьи Уизли спокойствия не добавляли. Директор следил за броуновским движением магов налитыми кровью глазами. Это собрание он решил провести не в Хогвартсе, под ехидными взглядами предыдущих директоров. Теперь он хвалил себя за прозорливость - если бы такое творилось в его кабинете, он бы уже успел наслушаться комментариев происходящего. Наконец его терпение лопнуло:
  
  - Тихо!!! - от рыка почтенного старца задрожали стекла. Кингсли презрительно смотрел на своих так называемых соратников. Теперь он, как никогда, понимал брезгливое отношение Снейпа к девяносто девяти процентам состава Ордена. Ему самому остро хотелось плюнуть на все и уйти. Мысль была настолько заманчивой, что маг, не выдержав, стал ее всерьез рассматривать. Директор тем временем о чем-то вещал, о чем, чернокожий мужчина не задумывался. Но аврорская закалка позволяла краем уха следить за тем, что говорилось, и поэтому Кингсли сумел вовремя отреагировать, когда директор устремил на него требовательный взгляд.
  
  Неожиданно раздался стук, и в открывшееся окно влетела сова с номером "Пророка" в лапках. Директор развернул газету и пробежал глазами статью. Его глаза потемнели от злости. Он отшвырнул газету и разразился гневной речью. Шеклболт ненавязчиво протянул руку и подтянул к себе источник такой бурной реакции. Взгляд автоматически вычленял главное: Лорды, Наследники, чистокровные или полукровки, принявшие наследие, до сорока лет, заявки, даже беглецы... Мозг стал молниеносно обрабатывать информацию. Кингсли принадлежал к древнему чистокровному роду, вынужденному переехать на Туманный Альбион из-за тяжелой политической обстановки на родине. Но традиций они не забывали, дети воспитывались соответственно, так что в семнадцать он, как и положено чистокровному Наследнику Рода, принял Наследие.
  
  В Орден он вступил частично по глупости, и дедушка его тогда здорово отодрал ремнем по мягкому месту, когда узнал. Потом, правда, сменил гнев на милость - информация лишней не бывает. Конечно, впоследствии Орден аврора разочаровал, он все чаще стал подумывать о выходе из него. А теперь, в свете всего происходящего... Если уж даже Пожиратели могут стать претендентами, то он чем хуже?
  
  Тем временем Альбус закончил распинаться о развращенности современной молодежи и принялся рассуждать на тему того, что, раз отбившаяся от рук Избранная начала ритуал, то их долг принять в нем участие и направить заблудшую душу в нужное русло. Молли пыталась протолкнуть своих деток. Услышав такое, Кингсли заржал:
  
  - Даа, Молли, самомнение у тебя выше крыши! Скажи, разве ты Леди Уизли? А твои дети носят гордое звание Наследников? Как ты себе представляешь подачу заявок? Вы не подходите практически по всем пунктам!
  
  - Чарли и Перси с Биллом совершеннолетние! - завизжала женщина. Кингсли поморщился:
  
  - И это все?
  
  В это время директор задумчиво рассматривал сидящего практически рядом здоровяка: чистокровный, совершеннолетний, Наследник. То, что колдомедик прописал! И он рявкнул тоном, не оставляющим выбора:
  
  - Кингсли! Завтра подашь заявку!
  
  - Вот еще! - пожал могучими плечами мужчина и прикрыл глаза, скрывая злобные огоньки. Этот хрен еще смеет ему указывать, за кем ему ухаживать! И неважно, что он сам уже решил подать заявку, дело в принципе! Кто ему директор? Уж явно не глава Рода!
  
  Следующие два часа прошли в уговорах Шеклболта и попытках успокоить Сириуса. Наконец после продолжительной борьбы Шеклболт сдался. Еще через час он смог вырваться из раздражающего его общества и аппарировал к дедушке. Перед тем, как посылать заявку, ее следовало обсудить с главой Рода.
  
  
  Глава 29. Знакомство с родителями
  
  
  Кингсли нервничал. И было, от чего. Дедушка Кафури разглядывал внука, как какой-то новый экземпляр магической фауны - что это такое, непонятно, но выглядит интересно.
  
  Наконец патриарх Рода Шеклболт завершил разглядывание потомка и указал ему на пуфик перед своим креслом. Кингсли тут же сел, преданно глядя на деда. Лорд Шеклболт производил сильное впечатление. Даже сейчас, когда ему давным-давно перевалило за сотню, он поражал полным отсутствием седины, еле заметными морщинами и могучей статью. При взгляде на него сразу становилось ясно, в кого пошел Кингсли. Насколько внук знал, дедуля у него был очень бодрым, здоровым и активным. Причем, во всех смыслах.
  
  - Итак, внук. Ты хочешь подать заявку и пришел просить мое разрешение на это. Я смотрю, ты стал задумываться о будущем своего Рода. Это не может не радовать, - Кафури одобрительно посмотрел на внука, отметив удовольствие от похвалы, мелькнувшее в темных глазах. - Прежде, чем я дам его, я хочу посоветоваться с духами. Так как это касается в первую очередь тебя, то ты будешь помогать мне в ритуале. Надо узнать, что думают духи-хранители по поводу этой затеи. Через час спустишься в ритуальную комнату.
  
  Кингсли стоял в рунном круге, начерченном на каменном полу ритуального зала. Дедушка в ритуальном облачении, состоявшем из шкуры черного леопарда, которого он когда-то задушил собственными руками, костяных украшений и золотого ожерелья, размеренно бил специальным билом в центр небольшого бубна. Бубен был гордостью Кафури. На его обод пошли кости дракона, а на обтяжку - шкура оборотня, когда-то давно посмевшего напасть на мать маленького Кафури. Воспитанный своим отцом в строгости и полном подчинении традициям, двенадцатилетний Кафури проявил себя истинным Наследником Рода, вышедшего с Черного континента. При виде опасности, угрожавшей его матери, он выхватил подаренные отцом серебряные кинжалы и бросил один во врага. Адреналин придал меткости глазу и твердости руке, так что, к своему собственному удивлению, мальчик попал оборотню в сердце, после чего ему оставалось только добить корчащегося в агонии нападавшего.
  
  Вечером был пир в его честь, а утром юный наследник создал свой первый инструмент для призыва духов.
  
  И сейчас он уверенно выводил ритмичную дробь, призывая духов-Лоа. Кингсли ему ассистировал, выбивая пальцами ритм на маленьком тамтаме. Неожиданно вокруг них, на границе защитного круга, закружились призрачные тени. Кафури застыл, он мысленно находился не здесь и не сейчас. Все это довольно долго продолжалось, но, наконец, тени исчезли, призраки растворились. Дед встряхнул головой, выходя из транса. На его лице сияла довольная улыбка.
  
  - Внук! Твоя просьба услышана и получила полное одобрение! Духи очень довольны! Подавай заявку!
  
  Кингсли поклонился деду и вылетел из зала. Кафури проводил его ехидным взглядом.
  
  - Ну-ну, внук! Что тебя ждет...
  
  Кафури хихикнул и направился в свои комнаты.
  
  ***
  
  Поздно вечером, после отбоя, Гарриэт удалось смыться из Хогвартса, и теперь она нетерпеливо смотрела, как гоблин аккуратно кладет на стол завернутые в материю портреты.
  
  - Леди Поттер-МакРоуз-Блэк, нам пришлось потрудиться, чтобы найти портреты Ваших родителей. Кто-то очень не хотел, чтобы их нашли. Портреты были повреждены, пришлось нанимать специалистов, дабы привести их в порядок. Когда Вы повесите их в Меноре, они проснутся. Вот счет.
  
  - Утройте его.
  
  - Благодарю, Леди! - глаза гоблина довольно блеснули. - С Вами очень приятно работать!
  
  - Взаимно, мастер, взаимно!
  
  Через некоторое время Гарриэт вешала портреты на стены Зала, а остальные предки, негромко переговариваясь, наблюдали за процессом. Девушка выровняла рамы и, постучав палочкой по портретам, сорвала с них ткань. Перед ней предстали молодые парень и девушка, сейчас спящие.
  
  Поттер с волнением их рассматривала. Джеймс Поттер выглядел старшей мужской версией самой Гарриэт до того, как она прошла ритуал смены наследия. Та же смуглая кожа, та же взъерошенная шевелюра цвета воронова крыла, только вот очки были новыми и дорогими даже на вид. Его изобразили в аврорской форме. Лили имела очень нежный вид: волна медных волос, с цветами в них, зеленая мантия с вышивкой подчеркивала светлый оттенок кожи.
  
  По портретам прокатилась волна магии - менор встраивал их в свою магическую систему, давая подпитку магии Рода. Веки портретов затрепетали, они стали шевелиться и наконец глаза спящих открылись.
  
  Лили изумленно оглянулась, осматривая непривычную обстановку и остановилась на Гарриэт. Поттер с волнением ждала реакции портрета. В глазах Лили появилось изумление, она внимательно всмотрелась в стоящую перед ней девушку, нахмурилась, потом снова внимательно всмотрелась. Неожиданно глаза распахнулись, и она с огромным изумлением выдохнула:
  
  - Гарриэт? Гарриэт, это ты?! Доченька!
  
  Лили разрыдалась, вытирая слезы платком и пытаясь успокоиться.
  
  - Да, мама, это я, - девушка с нежностью смотрела на свою мать.
  
  - Гарриэт?! - громкий возглас отвлек ее от матери. Джеймс Поттер едва не вываливался из рамы, пытаясь внимательнее рассмотреть свою дочь, которую видел в последний раз очень давно.
  
  - Отец, - улыбнулась девушка.
  
  - Ничего себе, дочь! Ты выглядишь настоящей леди! - Гарриэт осмотрела себя и пожала плечами. Да, на ней платье по щиколотку и туфли. И что? - А выросла как! Я смотрю, Сири все-таки воспитал тебя, как следует! - Гарриэт поморщилась. То, как к ней относился Сириус, до сих пор ранило.
  
  - Он меня не воспитывал, - холодно прервала она дифирамбы Джеймса.
  
  - То есть? - удивился тот.
  
  - Да, Гарриэт, как это, он тебя не воспитывал? - пришла в себя Лили. Портреты Блэков, МакРоузов и Поттеров тихо наблюдали за развернувшейся сценой.
  
  - Очень просто, - пожала плечами девушка. - Когда он пришел в наш дом после нападения, то отдал меня Хагриду с Дамблдором, а сам побежал ловить Петтигрю, вот только не преуспел в этом. В итоге Петтигрю удрал, а Сириус попал в Азкабан, где просидел двенадцать лет, пока не сбежал. Впрочем, - философски рассудила Гарриэт, не обращая внимания на впавших в ступор от таких вестей родителей, - после этого он не рвался брать на себя тяжкое бремя опеки над сиротой. И все это время, кроме последнего года, я жила у маминых родственников, к которым меня засунул добрый дедушка директор, спасибо ему огромное за мое СЧАСТЛИВОЕ ДЕТСТВО!
  
  Последние слова Гарриэт практически прошипела, но быстро успокоилась. Джеймс, глядящий на нее квадратными от шока глазами, прокашлялся.
  
  - Как... кхх... как в Азкабане? - просипел он.
  
  - А вот так.
  
  Гарриэт намеренно ничего не скрывала. Зачем? Сладкие сказочки ей давно надоели, тем более проку от них никакого, один вред. К тому же ей было интересно, о чем думали ее родители, когда выбирали в крестные Сириуса? О проделках в школе?
  
  - Гарриэт, так где ты жила?
  
  - Я уже сказала. У Дурслей.
  
  - Что?! Но они не могли тебя воспитывать, они ведь магглы! - взревел Джеймс. - Как ты могла к ним попасть?!
  
  - Дамблдор.
  
  - Дамблдор? Но... он не мог так поступить... - растерялся Джеймс. - Он светлый маг...
  
  - И что? Это автоматически делает его добрым? - фыркнула Гарриэт. Неожиданно в беседу вмешались.
  
  - Гарриэт, тебе пора в школу, - улыбнулся дед.
  
  - Папа?
  
  - Он самый, - глаза Карлуса холодно блеснули. - Иди, малышка. А мы пока побеседуем, - его слова поддержал одобрительный гул столпившихся родственников. Гарриэт попрощалась и активировала порт-ключ. Джеймс оглядел отца и собравшуюся толпу, и нервно сглотнул.
  
  ***
  
  Северус Снейп отложил "Вестник зельевара" и довольно потянулся, после чего направился в ванную. Водные процедуры помогли расслабиться, и в спальню Северус вошел в прекрасном настроении. Он залез под одеяло и, вытянувшись во весь свой рост на кровати, заложил руки за голову и устремил в полог мечтательный взгляд. Он до сих пор не мог поверить своему счастью. Его заявка принята! Он вспомнил Поттер и застонал. Ощущения девушка вызывала фантастические. Сейчас Северус и не вспоминал, что годами сравнивал Гарриэт с ее отцом, что издевался, выставляя девочку глупой неумехой. Поттер бесила его своей зашоренностью и непоколебимой верой в директора, а также тем, что не желала ничему учиться, но как только она взялась за ум...
  
  Теперь Северус видел, что у юной Леди невероятный потенциал, впрочем, так было всегда, но теперь к нему прибавились еще и прекрасно работающие мозги. И вот это радовало чрезвычайно.
  
  Он обнял подушку, представляя, что скоро он будет так же обнимать объект своих мечтаний, и улыбнулся, не замечая, что в этот момент черты лица заострились, а из-под губы блеснули острые клыки. Он закрыл глаза и погрузился в сон.
  
  ***
  
  Сириус Блэк, сидя возле камина, мрачно смотрел на своего друга. С тех пор, как его выкинули из дома Блэков, жизнь превратилась в кошмар. Правда, были и положительные моменты. Его оправдали и даже выплатили компенсацию, денег в сейфе было прилично, вот только, это не сильно радовало. На пару с Ремусом они сняли в Хогсмите домик и теперь жили там.
  
  - Как же так, Ремус? - тоскливо спросил Сириус. - Почему все так? Гарриэт выкинула меня из дома, хорошо хоть сейф оставила. А я ведь так люблю ее...
  
  - Так скажи это ей!
  
  - Как? Дамблдор...
  
  - Скоро будет выходной и дети пойдут в Хогсмит, развеяться. У нас появится шанс, - Ремус вздохнул. - Давай не будем его бездарно тратить.
  
  ***
  
  Гарриэт с ухмылкой читала очередную заявку. За последние дни оные прислали практически все чистокровные и полукровные Лорды и Наследники Англии. Особенно Гарриэт веселили заявки от Пожирателей. У нее отметился практически весь Внутренний круг (насколько ей было известно) и две трети внешнего. Особенно девушку поразили заявки от Долохова и Лестрейнджа, того, который холостой.
  
  Сейчас она читала заявку Макнейра. Гарриэт напрягла память: перед глазами встал рослый, широкоплечий мужчина с могучими мышцами, легко поигрывающий топором.
  
  Обалденный экземпляр.
  
  Гарриэт рассмеялась и, поставив оттиски перстней, отдала свиток сове.
  
  
  Глава 30. Ошибка Сириуса.
  
  
  Гарриэт неторопливо одевалась, напевая веселую мелодию. За прошедший месяц она получила и отправила уйму заявок, причем, фамилии-то какие известные! Долохов, Снейп, Макнейр, Лестрейндж, даже воин Света Шеклболт затесался в эти стройные ряды Темных рыцарей, а на закуску - Волдеморт, он же Томас Марволо Мракс, он же - Темный Лорд!
  
  Количество претендентов росло и множилось, совы летали стаями и косяками, заявки сыпались дождем, Гарриэт не успевала поставить оттиски гербов, у нее руки отваливались от напряженной работы.
  
  Дедушка пропадал в Меноре, воспитывал своего непутевого сына. Карлус видно, решил сделать то, что ему не удалось сделать при жизни - вбить в пустую голову Джеймса ответственность и понимание Долга перед Родом. Задача невыполнимая, по скромному мнению Гарриэт.
  
  Увы, но никакого пиетета перед своим отцом она не испытывала. За прошедший месяц Поттер неоднократно беседовала с ним и, к своему огорчению, поняла, что образ, который опрометчиво сложился в ее детском сознании: бравый аврор, героически сражавшийся и доблестно погибший, немного... не соответствует реальности, так сказать.
  
  Впрочем, это и так было ясно, достаточно вспомнить Сириуса и его воспоминания о шутках Мародеров. Дедушка был в шоке. Он-то считал, что женившись, глава семьи должен заиметь хоть немного мозгов, ответственности и понимания, и теперь наверстывал упущенное, как говорится - лучше поздно, чем никогда!
  
  Сегодня Гарриэт решила расслабиться и пойти в Хогсмит, сменить на некоторое время обстановку. Развеяться, прикупить что-нибудь, да и вообще, отдохнуть. В прошлые воскресенья она в Хогсмит не ходила и теперь решила наверстать упущенное, поэтому Гарриэт оделась, накинула легкую мантию и направилась к выходу из Хогвартса.
  
  ***
  
  Сириус с Ремусом уныло бродили по Хогсмиту, с тоской поглядывая на весело гомонящих учеников, заполонивших улочки деревни. Неожиданно Ремус остановился, принюхался и в шоке распахнул глаза. Волосы попытались встать дыбом, внутренний волк заскулил и поджал хвост. Приближался кто-то... страшный. Он в панике завертел головой, вцепившись в руку удивленного Сириуса, когда неожиданно резко остановился.
  
  - Ремус, да что с тобой?! - раздраженный Сириус попытался выдрать свою конечность из плена.
  
  - Гарриэт... - прошептал Ремус, не веря своим собственным глазам.
  
  - Где?! - Сириус стал бешено озираться.
  
  - Прямо перед Вами, мистер Блэк, - раздался насмешливый голос.
  
  Сириус обернулся и застыл с отвисшей челюстью.
  
  - Гарриэт? - пролепетал Сириус, сраженный видом крестницы наповал. Куда исчезла девочка-заморыш в очках-велосипедах, одежде на несколько размеров больше, чем нужно, и с вороньим гнездом на голове? Перед ним стояла истинная аристократка: идеально сидящая дорогая одежда, волна волос до пояса, блеск перстней и никакой уродливой оптики! Просто образец леди.
  
  - Гарриэт... - потрясенно выдохнул Сириус. - Что с тобой произошло? И ты так изменилась! И что на тебе надето? И...
  
  Сириус осекся. Гарриэт посмотрела на него, и мужчина явно увидел разочарование в ее глазах. От этого неприятно засосало под ложечкой.
  
  - Я вижу, мистер Блэк, что Вы в своем репертуаре. Я не собираюсь высказывать все, что я о Вас думаю, посреди улицы. До свидания, мистер Блэк.
  
  Она холодно кивнула и сделал шаг, чтобы обойти застывшего Сириуса. Ремус непроизвольно сжался. Сириус очнулся.
  
  - Риэ! Нам нужно поговорить! Пожалуйста... - последнее он просто прошептал. Гарриэт остановилась и внимательно осмотрела обоих. Ремус смотрел, как побитая собака, робко и неуверенно. Сириус выглядел не лучше, хотя и пытался хорохориться, по старой памяти. Поттер пожала плечами:
  
  - Хорошо. Где?
  
  Через десять минут они уже сидели в гостиной домика Сириуса.
  
  Сириус суетился, пытаясь изобразить из себя радушного хозяина, Гарриэт смотрела на это мельтешение с усмешкой. В конце концов, она не выдержала:
  
  - Мистер Блэк! Успокойтесь!
  
  Сириус упал в кресло и посмотрел на крестницу грустными глазами бродячей собаки:
  
  - Гарриэт! Ну, какой я тебе мистер Блэк! Я ведь твой крестный!
  
  - Да что Вы говорите! - изумилась Поттер. - Настоящий крестный?! Не может быть! И когда вы об этом вспомнили? Только что? Или чуть раньше?
  
  - Гарриэт! Я не мог! Я попал в Азкабан... - возмущенно начал Сириус. Ремус следил за Поттер круглыми от страха глазами. Его трясло, хотелось забиться куда-то и скулить, молясь, чтобы не тронули. Гарриэт мельком оглядела трясущегося Ремуса, презрительно хмыкнула и сосредоточилась на Сириусе.
  
  - По своей дурости! - невежливо перебила мужчину Поттер. - Вместо того, чтобы защитить младенца, круглую сироту, которой Вы должны были заменить отца, Вы бросили ее на произвол судьбы и побежали мстить, но даже это у Вас получилось через одно место! Дальше - больше! Выйдя из Азкабана, Вы должны были позаботиться обо мне, а что делаете Вы? Слушайся Дамблдора и привет! Всё, на что Вас хватило! Когда меня подставили на Турнире, что Вы сказали? Ах, классная шутка! Ты вылитый Джеймс! Продолжать?
  
  На Сириуса было жалко смотреть: он ссутулился в кресле и только умоляюще смотрел на девушку, но Гарриэт понесло. Столько лет мечтать о семье и получить жалкую пародию вместо оригинала... Сейчас она высказывала все, что наболело. И тут Сириус совершил невероятный финт ушами. Он упал на колени и простонал:
  
  - Гарриэт! Прости меня, я сделаю все, что угодно, чтобы ты меня простила...
  
  - Все, что угодно? - подняла бровь резко успокоившаяся девушка.
  
  - Да! - горячо подтвердил Сириус, с надеждой смотря на Гарриэт.
  
  - Принято! - магическая вспышка засвидетельствовала неосмотрительно данное слово. Поттер хищно улыбнулась, рассматривая своего недокрестного, как интересный экспонат в кунсткамере. Ремус от этой улыбки покрылся холодным потом.
  
  - Прекрасно, мистер Блэк, - довольно проурчала девушка. - Я думаю, я найду Вам применение. А теперь, подойдите, у меня на Вас планы, и я не собираюсь тратить свое драгоценное время зря!
  
  - Но, Гарриэт... - растерялся Сириус от такого напора.
  
  - Но? Никаких но! Вы поклялись делать все, что угодно мне! Так что, вперед и с песней! Ах, да... - Гарриэт повернулась к Ремусу, отчего тот попытался просочиться сквозь кресло, но, к его сожалению, затея успехом не увенчалась. - Мистер Люпин... Я ОЧЕНЬ надеюсь, что Вы сохраните все увиденное и услышанное в тайне. Ведь так? - она в упор уставилась на оборотня, и тот закивал, как китайский болванчик, в ужасе глядя в изумрудные глаза с вертикальными зрачками. Миг, и зрачки вновь стали круглыми. - Прекрасно. До свидания.
  
  Гарриэт схватила Сириуса за руку и сжала порт-ключ. Мгновение - и мужчина повалился на роскошный ковер в портретном зале. Он поднял голову и обомлел: на него смотрели его предки, а также множество неизвестных ему магов и ведьм.
  
  - Господа! Позвольте представить: Сириус Орион Блэк!
  
  А уж когда они узнали, что в Меноре будут гости... Восторгу не было пределов.
  
  И теперь предки старались не ударить в грязь лицом и произвести хорошее впечатление.
  
  Празднование совместного Дня Рождения началось.
  
  
  
  
  
  Глава 31. Бобик, к ноге!
  
  
   Прием писем кандидатов подходил к концу - еще немного, и Гарриэт объявит начало Большой охоты. Открытие ритуала она решила назначить на первое ноября: к этому времени как раз успеют подать заявки даже самые тяжелые на подъём, она их рассмотрит, все зарегистрируют в Министерстве. Все, как положено: два месяца на сбор и рассмотрение заявок, потом начинаются отборочные испытания - три тура по два месяца, с перерывами в месяц между ними для того, чтобы вынести оценку и дать отдохнуть участникам. И в июле определятся победители. Потом начинается подготовка к помолвке, и в августе она станет практически семейной дамой. Красота!
  
   Несмотря на то, что много времени уходило на рассмотрение заявок, остальными делами Гарриэт также не пренебрегала. Невилл, находясь в самом романтичном состоянии души, вырастил очередного растительного монстра, которого нежно называл "Лапочка". "Лапочка" имела хватательные лианы, оснащенные жуткими ядовитыми шипами, зубастыми пастями в количестве трех штук, и нежно-розовые цветы, напоминающие орхидеи, которые испускали смертельный для мелких грызунов яд.
  
   Увидев это чудо растительного мира и наслушавшись дифирамбов, которые расточал восторженный Невилл, Поттер почесала в затылке и поинтересовалась, что это такое и для чего применяется, а также сколько оно стоит. Как оказалось, Лилейная кустовидная мухоловка стоила бешеных денег, причем по одной банальной причине: цветы содержали яд, добавление которого в зелья, предназначенные для лечения травм и ран, усиливало заживляющий эффект в десять раз.
  
   Услышав это, Гарриэт (в голове которой бились вопросы: и ЭТО - МУХОЛОВКА?! Каких же МУХ она ест?!) поняла, что их фирма точно станет лидером и монополистом: для этого достаточно, чтобы Невилл был влюблен, все остальное приложится. Обсудив с партнером стратегию привлечения клиентов, девушка решила воспользоваться маггловскими способами, а именно: РЕКЛАМА, РЕКЛАМА И ЕЩЕ РАЗ РЕКЛАМА. Для этой цели Гарриэт наняла Колина, умиравшего от восторга при мысли, что будет работать со своим кумиром, и Денниса, ведущего себя не лучше. Составили контракт, и работа пошла: Колин фотографировал, Деннис оформлял, Невилл растекался мыслию по древу, а Гарриэт контролировала.
  
   Через неделю восхищенной публике в лице предков и бабушки Невилла представили рекламный каталог, пока что только растительных ингредиентов. На колдографиях растительные страшилки Нева бойко шевелили листьями, ползали, жрали и охотились. Написанные каллиграфическим почерком комментарии поясняли, что, где, как и главное - сколько это безобразие стоит. Все сие великолепие собрали в довольно толстый альбом, переплели в кожу и отдали для тиражирования. Первый экземпляр партнеры, как и положено, торжественно преподнесли Первому Клиенту - Северусу Тобиасу Снейпу, лично в руки.
  
   Профессор Снейп осмотрел альбом, на котором четко и ясно было написано, что здесь содержатся колдографии растений, могущих заинтересовать даже очень привередливого зельевара и их можно заказать в фирме "Рай зельевара", принадлежащей Г.Л.Поттер и Н.Фр.Лонгботтому (дедушка Карлус назвал ее просто - "Обдираловка").
  
   Хмыкнув над названием, Снейп принялся листать страницы; с каждой колдографией его движения замедлялись все больше, а глаза загорались все ярче. Мысленно профессор уже стоял в лаборатории, среди кипящих котлов, шинкуя, перетирая, помешивая и вообще радуясь жизни, а самое главное, рядом стояла ОНА...
  
   Партнеры, ожидавшие вердикта профессионала, довольно переглянулись. Через некоторое время Снейп очнулся от видений прекрасного будущего, обласкал Гарриэт взглядом (Невилл покраснел, как вареный рак, увидев этот ВЗГЛЯД) и сделал заказы.
  
   Прошедший полевые испытания каталог был разослан зельеварам, некоторым с дарственной надписью (например, Чезаре Борджиа).
  
   Однако бизнес бизнесом, а нужно и в жизни иметь какое-то увлечение, хобби, так сказать, средство борьбы с рутиной. Гарриэт повезло - такое хобби она себе нашла, причем там, где не ожидала.
  
   Леди Поттер-МакРоуз-Блэк дрессировала Сириуса и Ремуса.
  
   Люпин был труслив. Очень многие подтвердили бы эти слова, даже зная, что он оборотень. Ремус всегда шел на поводу любого, кто был хоть чуточку наглее него самого, оправдываясь тем, что у него есть тайна, и ее могут раскрыть. Хорошая отговорка, в которую он сам поверил, но, увы, реальности она соответствовала мало.
  
   Люпин был труслив, это факт, непонятно только было: в этот раз трусости не хватило, или ее стало слишком много? Не дождавшись Сириуса, Ремус первое время дергался от каждого шороха, прячась в домике, но затем, то ли храбрость в голову ударила, то ли съел он что-то не то, только решил оборотень сообщить всеобщему благодетелю Альбусу о том, что малышка Гарриэт изменилась, клятв-то с него не брали!
  
   Вот только волку было невдомек, что Поттер давно излечилась от излишней доверчивости, взрастив вместо нее здоровую паранойю. По ее указанию домовик наложил на домик одно коварное заклинание, которое фиксировало и отслеживало действия обитателя. Кроме того, несколько эльфов следили за Ремусом, к которому Гарриэт не испытывала ничего, кроме брезгливости.
  
   Так что, как только Ремус сделал попытку послать письмо Альбусу, оно было перехвачено на стадии отправки, а сам горе-писатель скручен, обездвижен и доставлен в Поттер-мэнор, из которого невольным обитателям выхода не было.
  
   Первое, что увидел Люпин, открыв глазки - это мрачное лицо своего друга, сидевшего в кресле, подперев голову рукой.
  
   - Сириус! - воскликнул оборотень, безуспешно пытаясь встать с дивана, на который его бросили, как подушку. - С тобой все в порядке? Что произошло? Я пытался...
  
   - Не ори, Ремус... - поморщился Блэк. - И без тебя голова болит.
  
   Люпин внимательно осмотрел Сириуса, принюхался и нахмурился:
  
   - Сири, ты что, напился?
  
   - Вчера. А сегодня у меня похмелье! - простонал Сириус, поддерживая раскалывающуюся голову уже обеими руками.
  
   - А... - неуверенно начал Ремус.
  
   - А зелья некоторым не положены! - злорадный голос Вальбурги, появившейся на картине, висящей на стене, вонзился в измученный мозг страдальца, как раскаленный бур. Даже Ремус подпрыгнул на диване.
  
   Леди Блэк брезгливо оглядела подневольных постояльцев:
  
   - Ничего, вернется миледи, она вам покажет, что такое гостеприимство!
  
   - Миледи?! - Ремус в шоке выкатил глаза. - Это еще кто?! Беллатрикс?!
  
   Сириус посмотрел на него, как на невероятного идиота, и жалостливо пояснил убогому:
  
   - Нет, Лунатик, не она. Если бы здесь была Белла, я бы не переживал. Все гораздо хуже. Это Поттер-мэнор...
  
   - И живу здесь Я, - голос, полный ледяной насмешки, прервал их интеллектуальный разговор. Ремус с Сириусом повернулись и увидели хозяйку дома. Гарриэт медленно осмотрела опухшее лицо бывшего крестного и скривилась:
  
   - Я вижу, мистер Блэк, времени зря вы не теряете... - ядовито произнесла она. - И что же мне с вами делать?
  
   - Женить!
  
   Гарри с интересом посмотрела на Вальбургу, на Сириуса, побагровевшего от гнева, снова на Вальбургу и опять на Сириуса.
  
   - Хорошая идея... - задумчиво проговорила она. - Очень хорошая. Да, определенно в ней что-то есть!
  
   - ЧТООООО?!!! ДА Я НИКОГДА...
  
   - Молчать! - лениво произнесла Гарриэт, шевельнув пальцами, и Сириус захрипел, держась за горло. Через минуту его освободили от невидимой удавки, и он шумно задышал. Ремус вжался в диван, мечтая очутиться где-нибудь подальше от этой маньячки, в которую превратилась их милая Гарриэт. Девушка тем временем с наслаждением сменила форму, и Мародеры, издав дикий визг, попытались совершить попытку побега, но магические путы надежно приковали их к дивану и к креслу. Движение руки - и мужчины попадали на ковер. Медуза с наслаждением вдохнула пьянящий запах страха, волнами исходящий от дергающихся друзей детства.
  
   Вальбурга смотрела на леди Блэк в полном благоговении: мощь, сила, могущество... Красота! И при этом прекрасные мозги! Все, что только можно пожелать! Как им повезло, что Гарриэт внучка Дореи! Воистину, Благословение Магии!
  
   Медуза села в кресло и лениво осмотрела добычу: жалкие неудачники, впрочем, кто мешает ей попробовать? Она сложила когтистые руки домиком и начала:
  
   - Итак, я говорила тебе, Ремус, молчать? Говорила. Но ты решил сделать по-своему! А ты, Сириус? Ты обещал сделать ВСЕ. И при этом - ничего не делаешь. Доверия к вам нет, значит, будем вас дрессировать.
  
   Лежащие на ковре мужчины одновременно заскулили от ужаса, и Гарриэт развеселилась.
  
   - Вы похожи на дворняг, невоспитанных собак, которых выгнали из дома за плохое поведение. По-хорошему вы не понимаете, значит... будем по-плохому! - Гарриэт улыбнулась во все клыки, и Мародеры запищали. - Теперь, если я говорю - "К ноге!", вы будете бежать дробной рысью! Если требую прыгать - прыгаете, в полете спрашивая, насколько высоко надо подпрыгивать! Ясно? Сидеть!
  
   ***
  
   На следующий день Снейп ревниво отметил мечтательный взгляд Поттер и потом весь день терзался смутными сомнениями по поводу того, чем вызвана эта улыбка, которая стала появляться на лице Избранной с периодичностью раз в три-четыре дня.
  
   А Ремус с Сириусом мрачно отмывали руками обширные подземелья Поттер-мэнора, таская ведра с водой и бегая с вениками за пауками: домовикам было запрещено им помогать, так как, по словам Хозяйки, трудотерапия еще никому не вредила.
  
   ***
  
   Гарриэт наслаждалась процессом. С Мародерами надо было поступать, как с закоренелыми хулиганами, не желающими перевоспитываться: вбивать ум через задние ворота и постоянно закручивать гайки, не давая слабину. Судьбу своего бывшего крестного, ведущего себя как инфантильный ребенок, она уже решила. Просматривая заявки, Гарриэт обнаружила пару крайне интересных имен и навела справки. Полученная информация ей понравилась, навела на определенные мысли. И теперь Поттер дала гоблинам задание: рассчитать магическую совместимость Сириуса с определенными ведьмами. Очень определенными ведьмами.
  
  
  Глава 32. Торжественное открытие Олимпиады.
  
  
   Первого ноября стояла прекрасная солнечная погода. Гарриэт сощурилась, глядя на ласковое солнышко и предвкушающе улыбнулась. Сегодня ей предстояло открыть Большую охоту.
  
   Поттер приготовилась: она заранее навела справки и заказала все нужное. Как оказалось, банк Гринготтс - это не только место хранения денег. Для любимых клиентов гоблины могли сделать практически все, что угодно (за хорошую плату, естественно), таким образом, в банке находился защищенный Зал для проведения торжественных мероприятий, который запросто можно было арендовать.
  
   Конфиденциальность гарантировалась: попасть туда можно было только при наличии особого порт-ключа, настроенного на определенного человека. Подделать его было невозможно, при входе в Зал проводилось еще несколько проверок, во избежание, так сказать.
  
   По просьбе Гарриэт зал оснастили мягкими стульями, стоящими ярусами, как в амфитеатре, все-таки, соберется аристократическая публика, а не необразованное быдло! Кроме того, Поттер сразу показывала, что она богата и имеет влияние, а также, что относится к потенциальным партнерам с уважением.
  
   Письма с порт-ключами разослали заранее, все получатели были на месте и подтвердили свое участие. Гарриэт заранее сообщила декану, что в воскресенье ее не будет по делам Рода. Директор тут же активизировался, предлагая для проведения церемонии Хогвартс. Поттер посмотрела на Альбуса, как на человека, страдающего слабоумием в невероятно сильной форме, и вежливо отказалась.
  
   - Господин директор, - голос девушки был холоден и сочился презрением, - я понимаю: находясь в постоянном контакте с детьми, вы и сами впали в детство. Только поэтому я не смеюсь Вам в лицо. Данная церемония будет носить несколько... неприличный характер, а Вы, своим предложением, создаете ситуацию, при которой ученики будут иметь возможность наблюдать сцены, для детских глаз не предназначенные. Судя по всему, вы решили потешить свои извращенные склонности, например, вуайеризм. Простите, это - не ко мне. Я извращениями не страдаю.
  
   Сидящая рядом МакГонагалл взорвалась:
  
   - Мисс Поттер! Как вы смеете так разговаривать с директором! Двадцать баллов с Гриффиндора!
  
   - Да хоть двести! - пожала плечами Поттер. - И я сейчас же объясню ученикам, за что эти баллы были сняты. Директор школы поощряет разврат, а декан его всячески поддерживает. Извините, это подсудно. До свидания.
  
   Гарриэт встала и, поклонившись шокированной МакГонагалл и подавившемуся лимонной долькой директору, вышла из кабинета. Горгулья молниеносно отпрыгнула с ее пути, едва заслышав шаги. Гарриэт вышла в коридор и расхохоталась, утирая выступившие в уголках глаз слезы. Немного успокоившись, она прошла в гостиную Гриффиндора и подробно рассказала ученикам о предложении директора и поступке декана.
  
   Некоторое время в комнате, битком набитой учениками, царила потрясенная тишина. Через пару минут робко прозвучал первый смешок. А затем словно плотину прорвало - у учеников началась истерика. Неожиданно раздался визгливый голос:
  
   - Да как вы можете! Это же директор!
  
   Ученики с интересом уставились на неожиданную правозащитницу. Как и ожидалось, ею оказалась Грейнджер. Невилл посмотрел на Гермиону с явно выраженным скепсисом в глазах:
  
   - Мисс Грейнджер, Вы хотите сказать, что директор был прав, предложив участникам Большой охоты собраться в Хогвартсе для церемонии открытия?
  
   - Он лучше знает! - с непоколебимой уверенностью в светлом маге заявила девушка. Невилл пожевал губами и продолжил:
  
   - Мисс Грейнджер... А Вам известно, КАК будет проходить данная церемония?
  
   Гермиона фыркнула и достала из сумки здоровенный талмуд.
  
   - Естественно! Я прочитала в книге!
  
   - Вы позволите взглянуть на запись? - Невилл протянул руку. Гермиона снова фыркнула и, смерив Невилла презрительным взглядом, быстро пролистала книгу. Найдя нужную страницу, она протянула талмуд парню с видом раздатчицы в богадельне.
  
   Невилл прочитал статью, улыбнулся и начал читать вслух:
  
   - "При открытии Большой Охоты, маги или ведьмы, что заявки на оную подали и к испытаниям допущены, право полное имеют видеть, каковы Магия, Плоть и Кровь того, кто данный Ритуал начал. Оный маг либо оная ведьма не могут отказать тем, кого пригласили, в праве этом. Должны они продемонстрировать, какой приз ожидает тех, кто победу добудет". Мисс Грейнджер, как вы поясните данные строки?
  
   - А что тут пояснять? - хмыкнула девушка. - Маг, открывающий Охоту, должен встретиться с претендентами лицом к лицу.
  
   - И все? - иронично посмотрел на нее Невилл. Ученики задумались. Гарриэт осмотрелась и заметила, что чистокровные, а также многие полукровки, начали прятать улыбки. Впрочем, даже некоторые маглорожденные отвернулись, чтобы не рассмеяться! Гермиона пожала плечами.
  
   - А что еще?
  
   - А то, мисс Грейнджер, - неожиданно заговорила Гарриэт, - что фраза "продемонстрировать они должны, какой приз ожидает" имеет совершенно определенное значение, а именно: я должна продемонстрировать свой магический потенциал, затем доказать свой статус крови, и наконец я разденусь полностью и продемонстрирую свою ПЛОТЬ. Вам понятно или рассказать со всеми подробностями?
  
   Гермиона побледнела, потом покраснела и, выхватив книгу, убежала в спальню. Лаванда с интересом осмотрела Гарриэт и, невинно уставившись в потолок, пробормотала, что ей крайне необходимо взять помаду у одной из сестер Патил. Поттер была твердо уверена, что не позже, чем через полчаса, по школе разнесутся слухи о выходке директора и провале Гермионы на поприще знатока ритуалов. Впрочем... а что мешает ей самой сделать гадость?
  
   Через четверть часа школьная сова летела на поиски адресата, унося с собой пузырек с воспоминаниями и записку.
  
   ***
  
   Первого ноября, ровно в два часа дня, Гарриэт активировала порт-ключ и переместилась в Зал. Рывок - и она стоит в огромном помещении, с высоким потолком, покрытым росписью. Поттер огляделась - зал был полукруглой формы, стулья располагались ярусами, напротив возвышение, словно небольшая сцена. Она рассмотрела обстановку и удовлетворенно кивнула: ковровые дорожки, стулья красного дерева, невероятно мягкие и удобные даже на вид, освещение яркое. Превосходно.
  
   Через пять минут начали прибывать претенденты. Маги появлялись прямо перед своими местами - каждый порт-ключ был привязан к определенному месту в зале. Гарриэт уважительно покивала: гоблины изящно решили проблему с толкучкой и угрозой столкновения. Места были пронумерованы в соответствии с номером поданной заявки: первый ряд - первые двадцать претендентов, второй - следующие тридцать, и так далее. Всего - сто сорок претендентов.
  
   Девушка рассматривала прибывающих, давя улыбку. Первые два ряда состояли целиком из Пожирателей, и только в третьем стали попадаться "посторонние". Перед Поттер были практически весь Внутренний круг, Нейтралы и немного Светлых. Вот эбеновой статуей застыл Кингсли, вот надменно осматривается Долохов, вот поправляет мантию Лестрейндж. Ее глаза остановились на Снейпе, гордо стоявшем возле стула с номером один, и Волдеморте возле стула с номером два. Маги ревниво поглядывали друг на друга, разве что не скаля клыки и не шипя.
  
   Наконец последнее место было занято, и Гарриэт вышла на сцену. В зале настала тишина, на девушке скрестились жаждущие, любопытные, потрясенные взгляды.
  
   Сегодня Поттер оделась так, чтобы максимально привлечь внимание, с одной стороны, и соблюсти самые строгие традиции с другой: черная церемониальная мантия на почти голое тело, длиной по щиколотку, туфли на высоком каблуке и драгоценности - ожерелье, перстни Леди, браслеты. Больше ничего.
  
   Маги с интересом разглядывали Поттер, про которую ходило столько слухов. Девушка выглядела потрясающе, настоящая леди - гордая, красивая, невозмутимая. Гарриэт слегка улыбнулась и начала:
  
   - Уважаемые Лорды и Наследники! Сегодня я открываю Большую Охоту! Пусть каждый из вас использует свой шанс и достойно покажет себя на испытаниях! С Победителем я заключу помолвку, а затем и брак, разделяя с ним мои Магию, Плоть и Кровь. Да будут все присутствующие мне свидетелями!
  
   Гарриэт раскинула руки, и над ней вспыхнула радуга, осыпавшаяся разноцветными огоньками. Маги хором воскликнули:
  
   - Свидетельствуем!
  
   Над присутствующими закружились золотые огоньки, которые мягко кружась, стали падать на них, как снежинки. На правой руке у каждого мага появился изящный серебряный браслет в виде плюща. Магия заключила контракт. Теперь этот браслет послужит доказательством, что носящий его участвует в ритуале, и исчезнет он только после того, как маг не пройдет какое-либо испытание. У Победителя этот браслет трансформируется в Брачный.
  
   - По Правилам, я должна продемонстрировать, за что вы боретесь. Магия.
  
   От стоящей на возвышении фигуры хлынула волна магии: Гарриэт полностью раскрыла магическое ядро, демонстрируя всю свою силу. Маги зашатались, некоторые едва устояли на ногах. Снейп с трудом удерживался от того, чтобы ворваться на сцену и схватить девушку в охапку. Судя по всему, остальные думали аналогично, Лорд даже что-то прошипел, облизнувшись.
  
   Через минуту магия схлынула, возвращаясь к своей хозяйке. Гарриэт постояла, прикрыв глаза и вновь обретая над собой контроль. Она помолчала, затем продолжила:
  
   - Следующее... Плоть...
  
   Одним движением она сбросила мантию, и в зале послышались потрясенные вздохи: судя по всему, некоторые вовсю стали представлять, что они с девушкой сделают и в каких позах. Поттер невозмутимо стояла, совершенно не стесняясь: выбранное в лучшем магазине Британии белье только подчеркивало ее красоту, которую дополняли мягко сияющие драгоценности. Пришлось убить полдня, но результат похода в бутик того стоил, хотя отвалить за эти кружевные лоскутки на веревочках пришлось столько, что Поттер просто обалдела. Дизайнерские модели: золотого цвета бюстгальтер, подчеркивающий небольшую, но зато упругую и красивой формы грудь, и стринги, прикрывшие стратегически важное место. Дав магам время, чтобы рассмотреть все подробности, Гарриэт хмыкнула и невозмутимо продолжила:
  
   - И последнее... Кровь...
  
   Девушка приняла свой второй облик, и зал накрыла тишина. Присутствующие в шоке рассматривали невероятное существо, сверкающее чешуей в свете свечей. Волосы извивались, как змеи, когти и чешуя отбрасывали радужные блики, сверкая алмазными гранями, кожа сияла золотом, прекрасно гармонируя с бельем. По залу разнесся шепот:
  
   - Медуза... Мордред, настоящая Медуза...
  
   Гарриэт прикрыла глаза, ощущая эмоции и чувства магов: судя по всему, теперь они будут драться изо всех сил, надеясь вырвать победу любой ценой. Лорд находился в предоргазменном состоянии от восхищения, Снейп выпустил клыки, его глаза засияли черным светом, пальцы судорожно вцепились в затрещавшие подлокотники. Поттер прикрыла глаза, щелкнула пальцами, и мантия скрыла ее тело. Она сосредоточилась и сменила облик на человеческий.
  
   - С завтрашнего дня начинаются испытания - три тура по два месяца, с перерывами в месяц между ними. Итак, первое испытание. Сила. Претендент должен быть достаточно силен и умел, чтобы защитить семью в бою. В последнюю неделю ноября пройдет первый тур дуэлей для того, чтобы выявить сильных и умелых. У вас есть три недели на подготовку. Время и место испытания будет указано в письме. Удачи.
  
   Гарриэт поклонилась и исчезла. Маги загомонили, ревниво поглядывая друг на друга. Охота началась.
  
  
  Глава 33. Мне нужны добровольцы - ты, ты и ты!
  
  
   Северус Снейп, декан факультета Слизерин, сидел за столом преподавателей и нервировал всех присутствующих своей мечтательной улыбкой. Минерва подняла брови и, покосившись на коллегу, зафыркала. Директор и Драко Малфой сверлили его одинаково недовольными взглядами, правда, причины недовольства были разными. Понаблюдав некоторое время за зельеваром, Альбус не выдержал и пригласил Снейпа в кабинет. Северус еще раз обласкал взглядом сидящую на своем месте невозмутимую Гарриэт, усмехнулся в ответ на злобное выражение лица Драко и, элегантно взмахнув мантией, отправился вслед за директором.
  
   Невилл наклонился к Поттер:
  
   - Как все прошло, Ри?
  
   - Превосходно, - презрительно хмыкнув в сторону сверлящей ее завидующим взглядом Джинни, повернулась к другу девушка. - Гоблины предоставили первоклассное помещение, да и все остальное тоже.
  
   - Сколько?
  
   - Сто сорок.
  
   - Однако! - Невилл уважительно посмотрел на подругу. - Поздравляю!
  
   Сидящий неподалеку Рон презрительно пробормотал что-то про шлюх и очередь клиентов. Гарриэт лишь приподняла бровь и сжала руку в кулак. Рон захрипел и в судорогах свалился прямо в тарелки и соусники, царапая грудь и пытаясь хоть немного вздохнуть. Поднялся шум, Джинни с визгом тормошила брата, Невилл спрятал улыбку в салфетку, одобряюще покосившись на виновницу переполоха. Гарриэт разжала кулак, и Рон с хрипом втянул в себя воздух, корчась и дергаясь на столе.
  
   Поттер и Невилл синхронно встали и невозмутимо направились прочь из зала, спины им сверлил взгляд Драко.
  
   ***
  
   Альбус ласково сверкал голубыми глазами, которые тут же прикипели к серебряному браслету на руке зельевара. Снейп сидел с самым пофигистическим выражением лица. У него перед глазами стояла Поттер, одетая только в свою магию и пару кружевных лоскутков, и никакой директор не мог даже мимолетно отвлечь вампира от этого невероятно привлекательного зрелища.
  
   Альбус сложил руки домиком и откашлялся:
  
   - Северус, мальчик мой! (Северуса ощутимо перекосило) Как твои дела? Я вижу, тебе повезло получить браслет? Как все прошло?
  
   Снейп иронично усмехнулся и сложил руки на груди, демонстративно сверкая предметом разговора.
  
   - Прекрасно прошло, господин директор! ЭТИ моменты я не забуду до самой своей смерти.
  
   - Превосходно! - директор улыбнулся еще приторней, хотя казалось, это просто невозможно. Северус внутренне поморщился, созерцая это кошмарное зрелище. Альбус, тем временем, продолжил попытки разузнать о произошедшем ритуале все подробности, причем, его совершенно не смущало то, что прошлая попытка провалилась с оглушительным треском, а сам он превратился в посмешище. Директор привык за долгие годы, что люди рассказывают ему все, что он хочет, и делают все, что он хочет, если не сразу, то после промывки мозгов.
  
   - Северус, так как прошел ритуал? Расскажи, пожалуйста... - одновременно он подвинул вазочку с конфетами и налил в чашку чай. - Чаю?
  
   Снейп втянул носом аромат, исходящий от чашки, и скривился: судя по всему, туда явно что-то добавили, и это что-то было очень похоже на Веритасерум - уж слишком слабый запах исходил от чашки.
  
   - Благодарю, но нет, - с постным лицом отказался Снейп. - Я только что из-за стола.
  
   - Ах, ну да... так все-таки? Кто присутствовал?
  
   - Увы, Альбус, - ханжески возвел очи к потолку зельевар, - но я не могу об этом рассказать. Браслет не позволит. А теперь, прошу прощения, но у меня уроки.
  
   - Но, - осекся директор и скривился. - Хорошо, иди...
  
   Как только зельевар вышел, Альбус подошел к камину и рявкнул в зеленое пламя:
  
   - Кингсли!
  
   ***
  
   Кингсли Шеклбот пребывал в самом что ни есть радужном настроении: увиденное вчера просто потрясало и приводило в экстаз. Послушав восторженное мычание внука, дедушка, вслух сожалея, что не может узнать подробностей, только спросил:
  
   - Она того стоит?
  
   От дикого вопля: "ДА!" задрожали стены. Кафури почесал в затылке, разглядывая мечтательно пускающего слюни внука и, вздохнув, отпустил его. Всю ночь Кингсли снилась Поттер, в обоих своих обликах, принимающая такие позы, что едва проснувшись, мужчина схватился за ноющий от неудовлетворенности член, наскоро решая утреннюю проблему перед тем, как пойти на работу.
  
   Жизнь казалась прекрасной, и ее ничто не могло испортить, до тех пор, пока от вопля Дамблдора, раздавшегося из камина, Кингсли не упал со стула, на котором качался, как на кресле-качалке. Ругаясь как портовый грузчик, которому тюк упал на обе ноги сразу, Кингсли поднялся, яростно отряхиваясь, и рявкнул в ответ:
  
   - ЧЕГО НАДО?!
  
   Круглые глаза и общее изумление, вызванное неласковым приемом на лице Альбуса, послужили небольшим утешением для разъяренного аврора.
  
   - Ээээ... - опешил старец, но тут же взял себя в руки. - Кингсли, мальчик мой! Я тебя не отвлекаю? Просто у меня есть несколько вопросов, и я хотел бы...
  
   Кингсли натренированно отключил слух и сделал морду кирпичом. Через пять минут он очнулся:
  
   - ... узнать, как прошла встреча?
  
   - Превосходно! Остальное сообщить не могу, я под Обетом! Еще вопросы? Нет? Тогда до свидания, я занят! Дела! - Кингсли сурово посмотрел на директора, развернулся и вышел. Альбус вытащил голову из камина и задумчиво уставился на Фоукса. Сегодня явно не его день.
  
   ***
  
   Рита Скитер, повизгивая от восторга, промчалась в кабинет редактора, размахивая флаконом с воспоминаниями. Она просмотрела их несколько раз, утирая выступившие на глазах слезы. Это будет просто бомба! А уж в сочетании с законченной только что статьей...
  
   ***
  
   Гарриэт поправила кольцо на пальце и перенеслась в мэнор. Предки встретили ее восторженными воплями и поздравлениями. Выслушав их и обсудив самые животрепещущие темы, девушка направилась в кабинет и приказала подать себе чай. У нее есть пара часов, а затем придется вернуться в школу.
  
   Дед с интересом уставился на внучку с висящего на стене портрета:
  
   - Как прошел день, Риэ?
  
   - Неплохо, - со вздохом облегчения вытянула ноги девушка. - Все идет, как надо. Первый тур начался, участники определены, ритуал прошел просто идеально.
  
   - И кто там был? - в глазах деда разгорелся нешуточный интерес.
  
   - О, тебе понравится! - оживилась Гарриэт. - Снейп, Волдеморт, практически все Пожиратели, Кингсли (представляешь?) и...
  
   ***
  
   Волдеморт, мурлыкая песенку, кружился по кабинету под кислым и завидующим взглядом Люциуса. Это было приятно... Малфой сразу понял по поведению Лорда, что встреча с Поттер превзошла все его ожидания, а браслет лишь подтвердил подозрения. Люциус только укорил себя в очередной раз, что плохо воспитывал своего сына. Паршивец так до сих пор ничего не предпринимает, чтобы исправить свое положение. Впрочем, он исправит это досадное упущение... в ближайшие выходные.
  
   Лорд закончил возбужденно бегать по ковру и уставился на Малфоя жестким взглядом. Люциус поежился.
  
   - Люциус... мой скользкий друг... - по-акульи улыбнулся Лорд. - Ты знаешь, что-то я давно не проверял твои боевые навыки... а мне как раз позарез нужен спарринг-партнер...
  
   Роскошные волосы Люциуса встали дыбом.
  
   ***
  
   Наговорившись с дедом и остальными, Гарриэт проверила своих недобровольных постояльцев. Мрачно смотрящие на нее Сириус с Ремусом только следили, как девушка обходит выскобленные до блеска подземелья. Поттер полюбовалась отполированным камнем стен и пола, сверкающими яркими красками росписями на потолке, обнаружившимися под толстенным слоем пыли, и милостиво кивнула, принимая выполненную работу.
  
   - Прекрасно, - улыбнулась девушка. - Но, это только начало. Перейдем к следующей стадии. Облагораживание приусадебных участков и ландшафтный дизайн.
  
   Мародеры дружно застонали.
  
   ***
  
   Неторопливо завтракающие ученики открывали "Ежедневный пророк" и, по мере чтения, на их лицах все шире расползались улыбки. Кричащий заголовок сообщал всем желающим, что директор Хогвартса насаждает в школе разврат, портя моральный облик учеников, и привлекает к этому преподавателей. Директор побагровел и быстро вышел из зала. Снейп довольно усмехнулся и неторопливо отпил кофе, наслаждаясь вкусом. День начался превосходно.
  
   ***
  
   Участники Большой охоты усиленно готовились к первому отборочному туру. Банк трещал по швам от обилия посетителей, мэноры приводились в порядок, маги сновали, как тараканы по кухне, друг к другу в гости. Нанимались учителя, чистилось фамильное оружие, перетряхивались закрома родины, шились боевые мантии и дуэльные сапожки, к мастерам-артефакторам выстраивались настоящие очереди.
  
   Англию лихорадило.
  
   Хотя участники и не могли ничего рассказать, но их восторженное мычание и закатывание глаз только подогревали интерес ко всему происходящему. Ученики шушукались, обсуждая, кто же станет избранником Гарриэт в конце года, версии при этом выдвигались самые дикие.
  
   Снейп тренировался, как бешеный. Гоблины очень неплохо заработали, предоставив защищенный дуэльный зал с манекенами и всем необходимым, и сдавая его почасово в аренду всем желающим. Три раза в неделю Северус после занятий приходил в зал и тренировался с Мастером боя до полного изнеможения, причем, не только магически, но и физически.
  
   Мастер гонял способного ученика нещадно: магическая дуэль, холодное оружие, и то, и другое вместе. После тренировок Северус с трудом доползал до своих покоев, и, напившись зелий, падал на кровать, молниеносно отрубаясь.
  
   На уроках Зелий ученики теперь вели себя просто образцово: зрелище вызверившегося на Симуса Снейпа еще долго являлось многим в кошмарных снах.
  
   Кстати, за время подготовки Снейп заработал весьма кругленькую сумму: заказы на восстанавливающие тело и магию зелья шли косяком, так что на уроках зельевар обязательно что-то варил.
  
   ***
  
   Лорд закопался в библиотеку, отыскивая фамильные рецепты зелий и родовые заклинания. Нагайна пряталась от своего не в меру активного хозяина, вздрагивая при каждом шорохе и нервно оглядываясь.
  
   ***
  
   Люциус устроил на нервной почве очередную головомойку Драко. Поводом для нервного срыва послужил визит Попечительского совета в Хогвартс для прояснения ситуации с развратом. Возвращаясь от директора, Малфой решил прогуляться для успокоения нервов и пошел вдоль Черного озера, став свидетелем необычного зрелища.
  
   Погода была теплой и многие ученики удрали в Хогсмит, но не все. Гарриэт и Невилл с невестами решили устроить пикник на берегу, эльфы снабдили их всем необходимым, и скатерть, расстеленная на травке, радовала глаз содержимым тарелок. Девушки весело щебетали, лакомясь фруктами, а партнеры по бизнесу устроили импровизированную дуэль. В последнее время Невилла одолела мысль потрясти сестер своей физической формой, и он усиленно продвигался к намеченной цели с помощью специально нанятого тренера.
  
   Люциус, услышав веселые возгласы и смех, подошел ближе, прячась за деревьями и кустами, и оцепенел. На полянке разворачивалось весьма впечатляющее зрелище. Невилл и Гарриэт вели шуточную дуэль, пытаясь поразить друг друга заклинаниями, имеющими комический эффект. Неторопливо, но весьма умело уворачивающаяся от лучей заклинаний Поттер выглядела очень эффектно. Лонгботтом тоже был неплох, это Малфой отметил сразу, а еще он изменился, работая над собой: лишний жирок давно сошел, парень явно усиленно качал мышцы.
  
   Девушки строили глазки своему жениху и хорошо слышимым шепотом обсуждали его руки, ноги, пресс, задницу и все остальное. Невилл краснел, бледнел, смущался, но продолжал пытаться поразить юркую противницу.
  
   Обозрев ту, кто должна была стать супругой его сына, но так и не стала, Люциус молча развернулся и уверенно направился назад в школу, где нашел сына и два часа выедал ему мозг. Драко попробовал возмутиться, огреб пару ударов тяжелой отцовской рукой по заднице и потом только молча внимал наставлениям Главы Рода.
  
   ***
  
   Братья Лестрейнджи с Долоховым в качестве поддержки, уже третью неделю спали вполглаза и держали круговую оборону. Мэнор превратился в сплошное поле боя - Белла вышла на тропу войны.
  
   Услышав, что Рабастан и Антонин стали участниками Большой Охоты, Белла слетела с катушек, решив помочь несчастным в приведении себя в хорошую боевую форму. Неосторожно вякнувший протест Рудольфус тут же пополнил стройные ряды новобранцев, а инструктор Беллатрикс приступила к обучению.
  
   Весело визжащая ведьма гоняла магов по всему мэнору, подстерегая их в самых неожиданных местах, успевая при этом поставить ловушки и командовать домовиками. Более-менее спокойно проходили только обеды, а также ночной сон - Белла терпеть не могла, когда кто-то мешал ей спать.
  
   Все остальное время мужчины передвигались только плотной толпой, даже в ванную комнату, после того, как Антонина едва не засосало в канализацию, благо его истерический визг услышали товарищи и вовремя вытащили друга из взбесившейся ванны.
  
   С тех пор Долохов перешел на душ, осматривая его перед помывкой со всех сторон.
  
   ...Долохов осторожно выглянул из-за угла и тщательно просканировал пространство коридора. Было пусто, но это еще ничего не значило.
  
   - Вроде, чисто... - с сомнением проговорил он. Рудольфус осторожно повторил маневр и быстро спрятался обратно.
  
   - Вроде, да. Идем?
  
   - Идем, - кивнул Рабастан.
  
   Маги, выставив палочки, как взбесившийся ёжик - иголки, прошли до середины коридора, когда взметнувшаяся вверх сеть надежно упаковала их в один гигантский кокон и прилепила со всей дури к потолку. Последнее, что они услышали, был дьявольский хохот чрезвычайно довольной собой Беллы.
  
   ***
  
   Гарриэт отложила написанное эссе и довольно потянулась, глядя на календарь. До Дня Икс оставалась неделя.
  
  
  Глава 34. Первое испытание.
  
   Сириус со стоном разогнул ноющую спину, слыша, как хрустят позвонки и воют от облегчения кости, становясь на место. Ремус не подавал признаков жизни, тупо глядя на проплывающие по безмятежно голубому небу пушистые белые облака. Оборотень лежал на травке, раскинув все конечности в стороны и изображал из себя труп - хладный и недвижимый.
  
   Сириус со стоном присел и вытянул ноги, хрустя коленями, с тоской оглядывая выкопанную собственными руками яму и ужасаясь тому, сколько еще предстоит сделать.
  
   Маг и не подозревал, что работать можно физически. Наивный! Ремус, тот с самого начала был в ужасе, Блэк же почему-то решил, что хуже, чем уборка, не будет. Как же он ошибался!
  
   Бесплатной рабочей силе домовики выдали грубые перчатки из брезента, лопаты, мотыги, грабли, тяпки, тачки. После чего скептически их оглядевшая Гарриэт расстелила огромный лист бумаги, зачарованной от повреждений, где отобразила все, что она хочет изменить вокруг менора. Увидев этот шедевр изобразительного искусства, Ремус заскулил и упал в обморок, Сириус просто впал в ступор.
  
   Поттер презрительно хмыкнула: "Слабаки!" и прицельными пинками придала лодырям ускорение, на прощание наставительно сообщив:
  
   - Кто не работает, тот не ест! - после чего отбыла в Хогвартс... а несчастные Мародеры потащились воевать с ландшафтом.
  
   ***
  
   Гарриэт еще раз проверила свои записи и удовлетворенно улыбнулась: шедевр, определенно шедевр. План Первого испытания был готов. Участников ждут незабываемые впечатления и ощущения!
  
   Потер злобно хихикнула - чтобы получить вожделенный приз, им придется попотеть!
  
   После чего девушка придвинула к себе лист пергамента и взялась за перо - нужно написать приглашения. Сто сорок штук.
  
   ***
  
   Лорд Волдеморт сделал глоток чая и довольно погладил серебряный браслет под кислым взглядом Люциуса. Шло очередное обсуждение бизнеса, которое неожиданно прервал стук в окно. Глаза Лорда вспыхнули: на подоконнике сидела белая полярная сова.
  
   Глаза мага полыхнули рубинами, попавшими под луч солнца - чистым алым светом. Взмах руки и сова, влетев в открывшееся окно, чинно приземлилась на стол, насмешливо глядя янтарными глазами и протягивая лапу с письмом.
  
   Волдеморт торопливо отвязал пергамент и сломал печать. Развернув письмо, Лорд принялся внимательно читать послание. Закончив чтение, Лорд задумался, затем встав, вышел из гостиной, на ходу прощаясь. В умных глазах совы плескалось ехидство.
  
   ***
  
   Утро было неласковым: небо посерело, прохладный ветерок развевал мантии, норовя пробраться поближе к телу. Маги, собирающиеся на границе Запретного леса, ежились, их одолевали нехорошие предчувствия. Прибывающие тихо переговаривались, раскланиваясь друг с другом и обмениваясь догадками о том, что им предстоит.
  
   К десяти утра все собрались. Ровно в десять перед стройными шеренгами магов возникла виновница торжества. Гарриэт, одетая в теплую мантию с меховым воротником, подошла к мужчинам, еле слышно ступая по земле сапогами из драконьей кожи.
  
   Девушка сделала книксен, и маги склонились в ответ, жадно разглядывая ее. Лорд, стоящий в первом ряду, естественно рядом со Снейпом, втянул ноздрями аромат, исходящий от Поттер. Девушка на мгновение улыбнулась, ее волосы зашевелились, скользя по плечам. В воздухе разнесся чистый мягкий голос:
  
   - Приветствую Вас, господа! Сегодня состоится первое испытание. Так как здесь собрались сильные маги, то и задание будет соответствующим. Всем нам нужна сила... быстрота... ловкость, ведь от этого часто зависит наша жизнь и жизни наших близких. Но еще важнее - умение проявить себя в экстремальной ситуации.
  
   Поттер задумчиво оглядела магов и слегка улыбнулась.
  
   - Я сильна. Очень сильна. Естественно, рядом с собой я хочу видеть такого же сильного спутника. Того, кто не дрогнет и сумеет защитить себя, меня, наш дом. Поэтому, в этом испытании я хочу посмотреть, как вы можете справиться с сильным, быстрым врагом. Итак, перед вами Запретный лес. Место, которое вам всем знакомо... - по толпе прошло движение, раздались смешки. - В последнее время, лес... неспокоен. Акромантулы. Они расплодились чрезвычайно и сейчас представляют немалую угрозу для обитателей леса, а также для детей, которые учатся в Хогвартсе.
  
   - Наш директор и Попечительский совет ничего не предпринимают. Родители учащихся беспечно оставили свое потомство на милость судьбы, - лицо Гарриэт слегка скривилось, зрачки глаз на мгновение стали щелевидными. Лорд и Снейп только хмыкнули на этот выпад в сторону Малфоя. Некоторые нахмурились. Девушка продолжила:
  
   - Поэтому, совместим приятное с полезным. Если идти за этим указателем, - Гарриэт взмахнула рукой, и перед каждым участником завис маленький, с вишню, огонек синего цвета, - вы придете как раз к логову Акромантулов. Задача - убить тварей, как можно больше. И не думайте, что сможете... обмануть. Браслеты будут вести счет побед, за трофеи - отдельные очки и благодарность Гильдии Зельеваров, - маги захихикали, глядя на невозмутимого Снейпа. - В случае опасности, браслет перенесет вас в безопасное место, но... сами понимаете. Время - до полудня. Способы - на ваше усмотрение. Вперед!
  
   Маги взяли палочки наизготовку и двинулись вслед за огоньками к своей цели.
  
   ***
  
   Старый Арагог медленно подергивал во сне лапами. Внезапно акромантул проснулся. Его одолевала тревога, лес словно гудел, надвигалось что-то нехорошее. Или... кто-то. Неожиданно раздался человеческий голос, и темноту пещеры прорезал первый луч заклинания.
  
   ***
  
   Гарриэт наслаждалась свежим воздухом и ломтями полусырого мяса, обсыпанными ореховой крошкой. Месть старому пауку, едва не сожравшему ее несколько лет назад, наконец свершилась. Как и все змеи, она терпеть не могла членистоногих, воспринимая их только как ингредиенты для зелий. А сегодня этих ингредиентов будет много. Очень много.
  
   Гарриэт подвесила перед собой в воздухе специальное зеркало, показывающее, что происходит в пещере, и забросила в рот очередной ломтик мяса.
  
   ***
  
   Драко захлопнул книгу и злобно уставился в пространство. В гостиной было тихо, только несколько учеников тихо переговаривались в углу. Малфой не мог читать. Сегодня был день первого испытания. Декан с утра умчался, игнорируя взгляды директора и учеников. Поттер тоже было не видно, но никто ничего не говорил: теперь Гарриэт могла спокойно прогуливать уроки, так как ритуал требовал от нее выполнения определенных действий.
  
   Парень вздохнул. Он давно уже понимал, что поступил как распоследняя сволочь и сам во всем виноват, но понимать - это одно, а принимать - совершенно другое. Сегодня, глядя на совершенно счастливого крестного, он впервые задумался о том, что прощения попросить все-таки придется.
  
   ***
  
   В логове гигантских пауков развернулась настоящая бойня. Осторожно приблизившись к логову, маги набросили щиты, которые должны были препятствовать паукам сбежать, и ринулись в бой, воспользовавшись элементом неожиданности. Акромантулы, тихо дремавшие в темноте и уюте пещеры, всполошились и попытались дать отпор. Ругань и заклятия метались под высокими сводами, маги гонялись за пауками, ведя отсчет и ревниво отслеживая успехи конкурентов, пауки скрежетали жвалами и бросались в стороны, пытаясь избежать смерти.
  
   Маги выбивали пауков, организовавших круговую оборону, по одному. Часть акромантулов попыталась прорваться через живой заслон, покалечив нескольких магов, но штурмовую волну удалось отбросить назад в логово. Арагог скрежетал жвалами, глядя, как погибают его потомки.
  
   Неожиданно раздался вопль, и старый паук увидел, что одну из маток убили. Издав дикий скрежещущий звук, акромантул бросился на врага.
  
   Лорд резко обернулся, краем глаза заметив быстро перемещающуюся тень. Вскинув палочку, он невербально бросил заклятие, и рядом с ним упала объятая огнем туша, сучащая ногами. Авада разом прекратила ее мучения. Браслет на мгновение вспыхнул, фиксируя очередную победу. Неожиданно удар когтистой лапы отбросил его к стене, едва не разорвав специально зачарованную кожу, укрепленную металлическими нитями.
  
   - Секо!
  
   Заклинание полоснуло по глазам, ослепляя акромантула, Лорд вскочил и Гладиусом отрубил ему голову. Волдеморт отдышался и, уменьшив акромантула, спрятал его в специальную сумку. Тени сгустились, и из угла вышел крайне довольный собой Снейп, скаля клыки. Болтающаяся на его поясе сумка раздулась от трофеев.
  
   Неожиданно мимо них промчался небольшой, с собаку, паук, за которым с радостным хохотом пронесся Кингсли. Вид у него был совершенно первобытный. Со всех сторон доносились радостные возгласы, некоторые стонали от боли, пара магов уже исчезли, эвакуированные браслетами.
  
   Время близилось к полудню.
  
   ***
  
   Гарриэт аккуратно влила в пострадавших противоядия и зелья, излечивая раны. Выбывших по причине травм оказалось семь человек: сломанные руки и ноги, отравленные раны, одна контузия. Попрощавшись с каждым магом, Поттер вручила им прощальные дары и сломанные браслеты, слетевшие с рук (доказательство принадлежности к Большой охоте дорогого стоило. Это очень поднимало престиж мага, повышая авторитет и давая шансы на удачный брачный союз).
  
   Раскланявшись с девушкой, маги аппарировали - лечиться и следить за ходом испытаний уже как зрители. Что поделать, естественный отбор в действии.
  
   Гарриэт сверилась со временем. Пора. Она прикоснулась к своему браслету и закрыла глаза, отдавая команду. В это время маги, находившиеся в пещере, почувствовали, что их браслеты нагрелись, сигнализируя об окончании испытания. Пещера была пуста, только ошметки пауков и брызги на стенах и потолке свидетельствовали о том, что тут, еще каких-то пару часов назад, существовало паучье логово. Все туши были упрятаны в мешки, как свидетельство побед, кроме того, это послужит неплохим заработком.
  
   Участники аппарировали на полянку, где их уже ждала Гарриэт.
  
   Маги появлялись один за другим, горделиво, невзирая на усталость, истощение и раны, поглядывая на соперников и любовно оглаживая мешки с трофеями. Можно не сомневаться, сегодня все летописи Родов пополнятся увлекательными воспоминаниями.
  
   Поттер произнесла заклинание, браслеты засветились, показывая результаты. Сильнее всего отличились Пожиратели и Кингсли. Гарриэт улыбнулась:
  
   - Господа. Сегодняшнее испытание отсеяло семь человек. Каждый из вас был просто великолепен, ваши действия произвели на меня немалое впечатление. Сегодня вы показали, что сможете справится с сильным и быстрым врагом, причем, многочисленным. Это хорошо. Следующее задание будет сложнее.
  
   Маги переглянулись, но покивали головами. Логично. Сложность будет возрастать от испытания к испытанию. Гарриэт продолжила:
  
   - Итак. Через месяц вы должны будете продемонстрировать не нападение, но защиту. Могу намекнуть. Это задание будет связано с охранными чарами. У вас есть время на подготовку, а пока я хочу выразить восторг магам, чьи действия произвели на меня наибольшее впечатление: Лорд Мракс... - Волдеморт довольно кивнул, - Лорд Принц... - в глазах Снейпа мелькнуло удовлетворение от признания его талантов, - Наследник Лестрейндж...
  
   Гарриэт хвалила магов, восторгаясь их умениями, и чувствовала их жадные, разгоряченные схваткой взгляды на себе. Можно не сомневаться, что если бы не браслеты, некоторые явно попытались бы ее тут же сделать своей. Увы, им придется подождать.
  
   За приз придется побороться.
  
   ***
  
   Насупленный Рон и остальные Уизли сидели в кабинете директора и жаловались на свою жизнь. Близнецы мрачно слушали излияния брата и сестры. Увы, но рыжиков к себе Гарриэт не подпускала. Она не ругалась, не бросалась заклинаниями... нет, она просто не обращала на них внимания. Что самое интересное, постепенно и остальные ученики стали вести себя так же. Половина факультета не обращала на Уизли никакого внимания, оставшиеся изредка переговаривались с ними. Дежурные разговоры и игра в квиддич - только команда с ними нормально общалась. Близнецам аукнулись все их дурные шутки, теперь ученики зорко следили за тем, что они едят.
  
   Рон жаловался на то, что он не стал мистером Поттер, а еще лучше - Лордом Поттер. Джинни насупленно смотрела на брата, переживая личную трагедию. Подругой ей теперь не быть... Какая жалость. И сплошное разорение. Директор слушал, кивал и медленно цедил чай.
  
   - Тише, Рон. Выход есть. Нам нужно сделать следующее...
  
  
  
  Глава 35. Новые неприятности.
  
  
  
  Гарриэт довольно потирала руки: план нового испытания был просто гениален! Она довольно сощурилась и погладила себя по голове:
  
  - Молодец, Ри! Ты просто умничка и вообще гениальна!
  
  В ухе фыркнул дед, как всегда не собирающийся пропускать самое интересное.
  
  - Когда собираешься претворять его в жизнь?
  
  - Через две недели. Надо с гоблинами все обговорить, магов нанять, ну, и остальное, по мелочи...
  
  - Прекрасно! А сейчас куда?
  
  - Домой... - с хрустом потянулась девушка. - Надо проверить, что эти лодыри сделали, все-таки, две недели уже прошло...
  
  ***
  
  Сириус и Ремус мрачно осматривали проделанную работу: пересаженные деревья, кусты, выкопанную ямищу, в которой будет маленький пруд. По сравнению с тем, что еще предстоит сделать, все это выглядело жалкими потугами и копошением младенцев в песочнице. А ведь еще немного и декабрь!
  
  Медитацию гастарбайтеров прервал мягкий голос с шипящими нотками:
  
  - Лодырничаем?
  
  ***
  
  Джинни нетерпеливо пристукивала каблучком, пожирая директора преданным взглядом. Девушка ерзала на стуле, сжимая кулачки, сердце билось, как сумасшедшее, предвкушая. Дамблдор достал шкатулку и передал Джинни. Его глаза сияли, а улыбка просто сочилась липким сиропом.
  
  - Джинни, деточка! Вот то, что вам поможет!
  
  Девушка нетерпеливо открыла шкатулку и алчно уставилась на лежащий на бархатной подушечке серебряный медальон: потемневший от времени металл, еле видный рисунок в виде цепей по краю, и изображение сердца, пронзенного стрелой, посредине.
  
  Директор довольно щурился, пряча довольные глаза за очками. Джинни захлопнула шкатулку и теперь пожирала директора глазами.
  
  - Как его применять?
  
  - Когда объект подойдет, надо бросить медальон. При этом надо проговорить: "Рonte vincula amoris in aeternum"*. Запомнила?
  
  Девушка закивала, вцепившись в шкатулку, как в самое родное.
  
  - Молодец. А теперь, иди.
  
  Джинни вылетела из кабинета, а директор довольно улыбнулся. Рона он уже обработал, так что парень будет стоять, где надо, и отвлекать внимание, пока Джинни готовит ловушку. Жаль, конечно, что нельзя связать Поттер со старшими Уизли, но тут ничего не поделаешь. Билл уже почти занят, Чарли далеко, Перси почти помолвлен, близнецы... Этим вообще кроме друг друга никто не нужен, а в голове, которая у них явно одна на двоих, только проказы. Остается Рон, но на нем природа конкретно отдохнула. И почему у него нет такой хватки, как у Джинни? Эх, если бы только девочка родилась парнем, тогда бы и выбора не стояло, а так... Придется использовать, что есть.
  
  ***
  
  Гарриэт довольно шипела, неторопливо шагая вдоль кромки Запретного леса. Осень уже полностью вступила в свои права, расцветив деревья яркими красками. Желтые, алые, бордовые листья тихо шелестели на ветру, медленно опадая. Поттер наслаждалась тихим вечером, запахами леса, даже дед проникся и начал читать стихи.
  
  Девушка неторопливо дошла до школы и замерла, разглядывая садящееся солнце. Уже ужин. Пора.
  
  Поттер шла по коридору, когда почувствовала, что за ней кто-то следит. Исходящая от неизвестного волна эмоций была переполнена предвкушением, обидой, яростью и злобным удовлетворением - тот еще коктейль.
  
  Гарриэт резко втянула побелевшими ноздрями воздух, пытаясь запомнить запах преследователя, но его не было, и переключаясь в боевой режим. Сердце забилось мощно и ровно, качая кровь, напитанную адреналином. Уши уловили шорох - неизвестный осторожно продвигался вдоль стены. Видно его не было: скорее всего, артефакт. Еще шорох. С другой стороны. Их двое?
  
  Медуза сощурилась: для нее это не проблема, совершенно. Большая часть артефактов, дарующих невидимость, рассчитаны на человеческие органы чувств, вот только змеи видят в другом спектре. Она плавно моргнула, и темный коридор, ведущий к Большому залу, расцветился яркими цветами.
  
  Первого преследователя она увидела сразу: яркая красно-оранжево-желтая фигура, полыхающая теплом, словно элементаль огня, стояла возле двери в Большой Зал. Интересссно. Фигура сжимала в руке что-то, сияющее холодным фиолетовым светом. Второй стоял неподалеку, прячась за доспехами, но то и дело выглядывая, чтобы осмотреться.
  
  Гарриэт неторопливо подходила к двери, следя за неизвестным, стоящим возле входа в Зал, и, когда до него осталось несколько шагов, фигура бросила в девушку этот странный фиолетовый предмет, шепча что-то неразборчиво.
  
  Время замедлилось. Медуза словно расплылась в пространстве, с такой скоростью она двигалась. Предмет пролетел мимо, а Гарриэт схватила неизвестного за грудки и швырнула прямо в приоткрытые двери, после чего развернулась и, шагнув к дернувшемуся второму, с громким стуком впечатала его в стену, оглушая, после чего отправила вслед за первым, одновременно переключая зрение.
  
  Двери с грохотом стукнулись о стены, едва не пришибив стоящего там Филча, а нападавшие прокатились по полу, вытирая собой пол. Все с изумлением уставились на замершую, как разгневанное божество, в дверях, Гарриэт.
  
  ***
  
  Беллатрикс неторопливо прошлась перед застывшими, как строй солдат, магами, звонко цокая каблучками изящных алых туфелек. Рабастан, Рудольфус и Антонин преданно ели грозное начальство глазами, только поворачивая головы вслед за леди.
  
  Белла сделала еще несколько шагов и, гордо выпрямившись, застыла, изучая стоящих перед ней навытяжку мужчин.
  
  - Итак. Первое испытание пройдено. И вас даже похвалили... Антонин... Рабастан... Я вами довольна. Рудольфус! То, что ты не являешься участником, еще не значит, что ты можешь отлынивать от тренировок! Ясно?
  
  Леди обвела возвышающихся над ней минимум на голову магов грозным взглядом, под которым они поежились. Белла удовлетворенно кивнула и продолжила:
  
  - Однако пройдено только первое испытание, а их много! И второе не за горами! Так как на этот раз будут проверяться способности к защите, я решила продолжить вас тренировать! Род Лестрейндж не может быть опозорен! И тебя, Антонин, это тоже касается!
  
  - Но я - Долохов! - изумился маг. Белла посмотрела на него, как на идиота.
  
  - А какая мне разница?! Главное, что Лестрейндж - Я!
  
  ***
  
  Снейп неторопливо ужинал, чувствуя, как сосет под ложечкой. Что-то ему не нравилось, беспокоило. Маг незаметно осмотрелся. Вроде, все, как обычно... Только вот, директор слишком напряженно смотрит на двери. Странно... Северус продолжил осматриваться. Близнецы нервничали, так же поглядывая на вход, Рон и Джинни... Где они, кстати?
  
  Неожиданно двери, слегка приоткрытые, с грохотом распахнулись, и в Зал влетело что-то непонятное.
  
  А затем вошла разгневанная Гарриэт Поттер, и Снейп почувствовал, как у него на голове волосы встали дыбом, а в паху резко потяжелело.
  
  На взгляд вампира, Медуза была просто... прекрасна.
  
  ***
  
  Волдеморт еще раз внимательно прочитал главу и аккуратно закрыл тяжелый фолиант. Нагайна тут же заползла на хозяина, обвивая его длинным тяжелым телом.
  
  - Хозззяин... О ччшшем ты думаешшшь?
  
  - О той, кого я хочшшу видеть сссвоей партнершей... - тихо прошипел Лорд, поглаживая ладонью голову змеи.
  
  - Гнеззсссдо... это хорошшшо... детенышшшиии... - змея мечтательно уставилась вдаль застывшим взглядом. Перед ее глазами стояло видение гнезда, полного яиц, и партнера, приносящего добычу. Семейная идиллия.
  
  Что бы там ни думали враги и завистники, Нагайна была на редкость романтичной.
  
  ***
  
  Гарриэт скользнула вперед и двумя ударами когтистой руки разорвала на лежащих на полу нападавших одежду, зацепив и висящие на шеях артефакты. Эффект невидимости исчез, и перед потрясенными учениками предстали Джинни и Рон Уизли. Минерва вскочила:
  
  - Мисс Поттер!
  
  Гарриэт развернулась и, не обращая внимания на вопли, протянула руку:
  
  - Акцио, лежащий в коридоре артефакт!
  
  Над ладонью завис медальон, и Гарриэт, разглядев его, скривилась.
  
  - Цепи Гименея. Ну, надо же! Как... предсказуемо!
  
  - Мисс Поттер! - вскочил директор. - Что вы себе позволяете?
  
  - Я? Я позволяю себе защититься! От Предателей крови, которые решили, что они самые умные!
  
  Снейп неторопливо выпрямился и вышел из-за стола.
  
  - Леди Поттер. Вы позволите?
  
  Губы Снейпа побелели, ноздри хищно раздувались. Только неимоверное усилие воли не давало ему сорваться в яростное безумие, после которого от этих идиотов останутся только кровавые ошметки. На его партнершу (будущую, но это не важно!) совершено нападение! И кто?! Предатели крови! Отбросы общества! Мерзость!
  
  Разглядев медальон, Снейп зарычал, на кончиках пальцев на мгновение появились черные когти и тут же спрятались. "Цепи Гименея". Темный артефакт, позволяющий связать брачными узами, более похожими на рабские, любого, независимо от пола, возраста и социального положения.
  
  Оглушенные падением, заворочались Уизли. Снейп окинул их зверским взглядом и, парализовав, прошипел:
  
  - Я вызываю авроров.
  
  Директор тут же воскликнул:
  
  - Северус! Зачем? Мы сами разберемся! Авроры...
  
  - Найдут все происходящее крайне интересным, - продолжил за ним Снейп, ядовито улыбаясь, после чего материализовал патронуса. Зал ахнул, директор выпучил глаза. Появившаяся сияющая серебром большая змея, покрытая перьями, кивнула головой и просочилась сквозь стену.
  
  Слизеринцы восхищенно переглянулись:
  
  - Кетцалькоатль...**
  
  Альбус ошарашено уставился на стену, в которой исчезло экзотическое пресмыкающееся. В голове крутился вопрос: "А где же лань?"
  
  Рон и Джинни застонали, и директор встряхнулся.
  
  - Северус! Немедленно прекрати! Они могут пострадать!
  
  - Это точно! - хмыкнула Гарриэт. - Если их освободят, они точно пострадают! Гарантирую!
  
  - Мисс Поттер! Немедленно прекратите! Пятьдесят баллов с Гриффиндора! - Макгонагалл яростно смотрела на ученицу, от которой одни неприятности. Гриффиндорцы злобно заворчали, сверля декана неласковыми взглядами. Это что ж такое, защищаешься, а с тебя еще и баллы снимают?
  
  Неожиданно раздался топот ног, в зал вошли авроры с чернокожим здоровяком во главе. Директор расплылся в приторной улыбке:
  
  - Кингсли! Мальчик мой! Я так рад, что...
  
  - А я - нет! - отрезал Шеклболт, окидывая взглядом скульптурную композицию посреди зала. - Что происходит?
  
  - О, ничего! Просто...
  
  - Просто два идиота решили испробовать на леди Поттер "Цепи Гименея", - ядовито процедил Снейп. Кингсли окинул голодным взглядом невозмутимую Гарриэт и подошел к Северусу, держащему в руке медальон. Просканировав его, он скривился, злобно оглядывая лежащих бревнами Уизли. Один из авроров подошел к Гарри и принялся что-то строчить в пергаменте, расспрашивая.
  
  - Так-так... черной магией, значит, балуемся... и на чужое пасть разеваем... как нехорошо... - оскалился в улыбке аврор. - Парни! Хватайте их! У нас сегодня будет крайне веселый вечер!
  
  Авроры ухватили рыжиков и потащили к дверям. Кингсли раскланялся с Гарриэт и Снейпом по всем традициям чистокровных. Директор заскрипел зубами - на него никто не обращал внимания. Он прокашлялся:
  
  - Кингсли! Мальчик мой!
  
  Кингсли, с безмерным удивлением на лице, повернулся к директору:
  
  - Простите? Мальчик? Я давно вышел из детского возраста! До свидания!
  
  Дверь захлопнулась, оставляя директора хватать ртом воздух от такой неимоверной наглости.
  
  ***
  
  Следующие две недели превратились в какой-то цирк. Директор попытался замять произошедшее, но Кингсли, не будь дурак, довел сведения до всех, кого нужно, и до участников Охоты. А так как участниками являлись лорды... скандал разразился знатный. После допроса выяснились крайне интересные вещи: оказывается, "Цепи" нашла Джинни. А вот откуда она их взяла... этого Джинни сказать не смогла, клятва не пускала. После того, как это вскрылось, на девушку обрушился откат: она стала терять магию. Нарушенный Долг Жизни - это не шутка! Так как сквибам (а к этому все и шло) в школе не место, ее, естественно, исключили, так же, как и ее брата. Директор метался из Министерства в Аврорат, но озверевшие от покушения на ИХ ПРИЗ аристократы сплотились, и у него ничего не вышло. Трон под белым магом шатался все сильнее.
  
  ***
  
  Гарриэт смотрела на застывших в предвкушении аристократов и улыбалась.
  
  - Господа! Второе испытание начинается!
  
  
  * - Соединить навеки цепями любви.
  
  
  ** - Пернатый змей (Мексика).
  
  
  
  
  Глава 36. Нападение - лучшая защита.
  
  Поттер осмотрела аппарировавших магов неопределенным взглядом и ухмыльнулась. Магов ждет сюрприз. Большой сюрприз... всем сюрпризам сюрприз!
  
  Девушка откашлялась, начиная знакомить участников с предстоящим им испытанием.
  
  - Уважаемые господа! Как вы уже знаете, это испытание будет посвящено защите. У каждого из нас есть, что защищать: дом, ценности... но самое главное, это семья. Именно семья - это самая нужная, самая главная ценность в нашей жизни... - Поттер неторопливо прошлась взглядом по внимательно слушающим магам, продолжив, - поэтому сейчас каждый из вас продемонстрирует свои навыки и умения в этой области. Прошу!
  
  Гарриэт махнула рукой, снимая иллюзорный щит, и перед заинтересованно глядящими мужчинами предстало огромное поле, покрытое настоящим лабиринтом из кустов.
  
  - Итак, ваша задача. Перед вами лабиринт, в котором прячутся нанятые мной профессиональные воры и взломщики проклятий. Также в его недрах прячутся самые различные хищные создания, разумные и не очень... От вас требуется пронести с собой выданный мною предмет к центру лабиринта и положить его на специальный стол. Этот предмет у вас будут пытаться отобрать самыми различными способами, чего вы должны, естественно, не допустить...
  
  Маги зашушукались, с интересом рассматривая высокие зеленые стены. Образовывающие их растения подозрительно шевелились, хотя погода была совершенно безветренная.
  
  - Каждый из вас войдет в свой собственный вход и в дальнейшем ваши пути пересекаться не будут... от того, как быстро и насколько успешно вы пройдете лабиринт, будет зависеть количество набранных очков... разрешается применять все, кроме Непростительных. Итак... прошу!
  
  Перед каждым магом появилась небольшая деревянная шкатулка с его именем, чтобы не ошибиться.
  
  - Каждая шкатулка зачарована на конкретного человека, она, а также браслет, будут фиксировать все, вокруг вас происходящее. Удачи, господа. Пора.
  
  В сплошной стене лабиринта стали появляться проходы со светящимися над ними именами участников. Маги похватали шкатулки и дружно направились в зеленую неизвестность, крепко сжимая палочки и активно вертя головами по сторонам.
  
  ***
  
  Северус буквально растворился в тенях, крадучись по лабиринту, словно призрак. Высоченные, ярда четыре, толстые зеленые стены медленно шевелили веточками, прижиматься к ним совершенно не хотелось, уж очень подозрительно трепетали листочки, тем более, что ветра не было.
  
  Наследие вампиров пришлось как нельзя кстати: бесшумный шаг, улучшенные обоняние и зрение... Прошло уже минут двадцать, но пока что Снейпу никто не встретился, хотя это совершенно не означало, что за следующим поворотом его не может ждать сюрприз.
  
  Маг продвинулся еще на десяток ярдов, как неожиданно почувствовал чье-то ненавязчивое внимание. Следящий был крайне аккуратен, старался не смотреть прямо, но отточенная годами преподавательской деятельности интуиция тут же встрепенулась.
  
  За ним кто-то следил.
  
  Снейп принялся внимательно осматривать окружающее пространство, стараясь обнаружить присутствие наблюдателя.
  
  Вроде все чисто... и это было подозрительным.
  
  Маг аккуратно сделал два шага и буквально кожей почувствовал нетерпение неизвестного.
  
  Судя по всему, он должен вляпаться в ловушку.
  
  Ещё чего! Это в его планы не входит! А вот обломать неизвестного... очень даже да!
  
  Ноздри чувствительного носа затрепетали, пытаясь уловить запах, раз уж глаза не могут его увидеть. Шажок... еще... еще один...
  
  Нетерпение разлилось волной, щекоча нервы. Неожиданно краем глаза Снейп уловил странность. Беспрестанно шевелящиеся кусты в одном месте словно на мгновение замирали, а потом опять начинали двигаться. Словно к ним то прижимался, то отходил кто-то, у кого есть защитный амулет.
  
  Маг с трудом сдержался, чтобы не оскалиться, выпуская клыки. Нельзя... можно спугнуть... добычу...
  
  Следующий ярд Снейп прополз со скоростью беременной улитки.
  
  Наблюдатель из штанов готов был выпрыгнуть, ожидая, когда маг пересечет заветную черту.
  
  Северус сделал еще шаг и молнией метнулся к подозрительному месту, ударом руки отбрасывая невидимку прямо на спружинившие кусты. Кустику такое нахальство явно не понравилось: ветви облепили неизвестного, спеленав его шевелящимся живым коконом.
  
  Раздался вскрик, приглушенные матерные ругательства и хрипы. Невидимка неожиданно странно задергался и взвизгнул: на глазах изумленной публики в лице Снейпа, кусты развернули розетки листьев на концах веток, которые скрывали самые настоящие челюсти, хоть и крохотные, и принялись этими самыми челюстями щелкать, пытаясь если не съесть, то хотя бы понадкусывать попавшееся им лакомство.
  
  Снейп хмыкнул и, пожав плечами, пошел дальше, провожаемый взвизгиваниями и хихиканьем: судя по всему, одежду прокусить было невозможно, поэтому неизвестного ожидала пытка... щекоткой.
  
  Северус передернулся и ускорил шаг. Щекотки он с детства боялся.
  
  ***
  
  Волдеморт взмахом палочки отрубил ползущую к нему лиану и прищурился.
  
  - Указуй!
  
  Палочка послушно провернулась на ладони, указывая в нужную сторону. Лорд поудобнее перехватил шкатулку и ускорил шаг, внимательно сканируя пространство.
  
  Что-то было не так....
  
  Плюнув на все, маг расслабился, остановившись и прикрыв глаза.
  
  Пришла пора проявиться Наследию...
  
  Стоящий неподвижно маг резко открыл глаза: полностью алые, с вертикальными зрачками, внимательно осматривая окружающее пространство. Мир заполыхал яркими цветными пятнами: красными, синими, желтыми, зелеными... Змеи видят в совершенно другом диапазоне.
  
  Наблюдатель, спрятавшийся за поворотом, терпеливо ожидающий свою жертву, только придушенно вякнул, когда его вбило в землю. Кто на него напал, бедняга даже не увидел...
  
  Волдеморт довольно зашипел и потопал дальше, не обращая на неудачника внимания...
  
  ***
  Кингсли резко оттолкнулся задними лапами, перемахнув ловчую яму, внезапно разверзшуюся практически прямо под ногами. Прыжок вышел удачным, яму он перемахнул и понесся вперед. Шкатулка крепко держалась на спине, мягкие подушечки лап неслышно касались земли.
  
  Неожиданно в нос что-то попало и он чихнул. Фыркнув, Кингсли мотнул головой и резко отпрыгнул с пути красного луча, ударившего в землю.
  
  - Сволочь!
  
  Крепкий мужчина в защитной одежде напряженно смотрел на Шеклбота, разъяренно бившего себя хвостом по бокам.
  
  - Иди ко мне, киса... - прошептал маг, резко взмахивая палочкой и накидывая сеть на огромную пантеру цвета полуночи. Кингсли взревел и увернулся, оставив в сетях пару клочков шерсти, после чего пошел напролом.
  
  Пантера и маг столкнулись.
  
  Сбитый тяжеленным телом, маг шмякнулся лопатками об землю, крякнув от неожиданности, но тут же пришел в себя и коротко ударил кулаком в нос зверя. Пантера взвизгнула и щелкнула челюстями. Теперь уже заорал маг, когда кости руки превратились в игрушку "собери сам".
  
  Взбесившийся Кингсли подпрыгнул и принялся исполнять на валяющемся маге зажигательную качучу, активно меся того лапами и, время от времени, кусая все, что подвернется. Через пять минут маг напоминал кусок мяса, который пожевали, отбили, вываляли в грязи и потоптали ногами.
  
  С чувством глубокого удовлетворения загребя пару раз задними лапами и закидав незадачливого покусителя комками земли, Кингсли фыркнул и унесся вперед.
  
  Он хорошо развлекся.
  
  Лабиринт огласил довольный рев хищника.
  
  ***
  Гарриэт с огромным интересом следила за магами по зеркалу. Мягкий и пушистый Кингсли заставил ее рассмеяться: забавно, теперь она знает, где нужно чесать чернокожего мага, чтобы насладиться мурррррчанием....
  
  Дела претендентов шли с переменным успехом. Снейп, Волдеморт, Кингсли, Макнейр, Долохов и еще с десяток Пожирателей пока что лидировали. Несколько магов уже выбыли: один барахтался в стене, двое проморгали ловких воришек, избавивших их от груза, еще один изображал из себя окуклившуюся гусеницу-переростка. Не повезло. Остальные уверенно продвигались к цели, задействовав все свои возможности.
  
  ***
  Закаленный тренировками прекрасной Беллатрикс, Долохов пер к своей цели, как носорог: вижу цель - не вижу препятствий. Вора, вознамерившегося спереть драгоценную шкатулку, маг просто снес направленной волной магии, после чего мстительно протоптался по тушке тяжелыми подкованными сапогами из драконьей кожи, злобно скалясь в ответ на сипение и стоны.
  
  Мантикора заставила его немного напрячься, но не слишком: кошку-мутанта сбили с ног, отсекли хвост и расчленили, а получившееся заботливо упаковали в специальный мешок - чего добру пропадать? Тем более, запас карман не тянет...
  
  ***
  
  Мариус Превет, чистокровный лорд в энном поколении, уверенно шел по лабиринту, направляясь к пункту назначения. Он прошел уже несколько ловушек, частично взломав, частично обойдя их и теперь был полон самых радужных надежд. Непрошеные мысли толпой лезли в голову, баламутя и без того воспаленный мозг, перед глазами мелькали завлекательные картинки с участием прекрасной девушки по имени Гарриэт.
  
  Лорд настолько увлекся, что раздавшийся буквально за стенкой дикий нечленораздельный вопль заставил его подпрыгнуть и потерять бдительность, что и привело к вполне ожидаемому финалу. Крайне довольный вор ловким движением палочки заменил шкатулку на ее копию, после чего скрылся, с наслаждением представляя свой звенящий золотым звоном гонорар.
  
  Этот трофей стал уже пятым.
  
  ***
  
  Джинни истерила, швыряясь посудой о стену.
  
  Все попытки (довольно вялые) Артура успокоить свою дочь вели только к новому витку обвинений и воплей. Мрачно нахохлившийся Рон, сидящий в углу гостиной, со стоном обхватил голову руками, зажав уши ладонями.
  
  Вопли сестры вонзались буром в измученные многочасовыми криками мозги.
  
  - Заткнись!!!
  
  Рев парня заставил задрожать окна.
  
  Джинни замерла посреди движения, после чего медленно повернулась к брату, нехорошо скалясь.
  
  - Что ты сказал? - обманчиво мягко спросила девушка, поправляя выбившуюся прядь волос.
  
  - То, что слышала, СКВИБКА, - презрительно выплюнул Рон. - Заткнись. Или у тебя вместе с магией и мозги пропали?!
  
  - ДА ТЫ... - взвизгнула Джинни.
  
  - Я! - отрубил Рон. - Я! Думать надо было, прежде чем делать! Нарушение Долга Жизни просто так с рук не сходит! Впрочем, я тоже хорош! Купился на сладкие речи лживого старикашки!
  
  - Рон! Как ты смеешь! - завизжала Молли, прижимая к себе Джинни. - Директор...
  
  - Директор тот еще козел, загребающий каштаны чужими руками, - мрачно произнес Рон. - Достаточно на Джин посмотреть. Да и на меня тоже! Мы исключены, денег нет, репутации тоже! И все благодаря ему!
  
  - Сынок... - промямлил Артур не вовремя, пытаясь сказать веское слово Главы семьи.
  
  - Артур! - дикий крик жены послужил достойным ответом на его потуги.
  
  ***
  
  Волдеморт целеустремленно продвигался к цели. Судя по всему, осталось уже немного. Вид у Лорда был слегка потрепанный: встреча с выводком мантикор не прошла легко. Пока лорд отгонял одних, другие пытались попробовать Его Темнейшество на зуб, кроме того, на шум откуда-то выползла парочка сфинксов, что тоже не добавляло радости и веселья.
  
  Маг с ними, конечно справился, но победа далась нелегко: лорда вываляли в пыли и попытались укусить, но, что самое страшное, у него едва не сперли шкатулку!
  
  Какой-то мерзавец, явно дождавшийся удобного момента, попытался призвать сокровище, но Лорд был начеку и жестоко отомстил: бросив в сторону укрытого чарами хамелеона воришки парочку взбешенных мантикор.
  
  Раздавшиеся вопли и матюки бальзамом пролились на воспрянувшее в полный рост эго Волдеморта, слегка потоптанное зловредными сфинксами. Оглушив композицию массовым Ступефаем, лорд с чувством глубокого удовлетворения направился в нужную сторону.
  
  ***
  
  Макнейр, рыча от бешенства, гнался за истерически визжащим пацаном, шустро удирающим во все лопатки. Неудачливый воришка, который почти удачно спер артефакт, мчался, словно призовой скакун, что и вылезло ему боком: взметнувшаяся ловчая сеть окутала его плотным коконом, давая возможность только дышать.
  
  Макнейр, отдуваясь, подошел к пойманному, следящему за ним умоляющими глазами, от души врезал ему под дых пудовым кулачищем и, печатая шаг, направился к центру лабиринта, цепко прижимая шкатулку к груди.
  
  ***
  Северус внимательно осмотрел ловушку, в которую едва не вляпался: тонкие нити слизи, образовывавшие абстрактный узор, перекрывавший проход полностью. Слизь была ядовитой и липкой вдобавок, Снейп едва не прилип насмерть. Хозяина этой гадости видно не было.
  
  Неожиданно раздался странный звук и Снейп метнулся в сторону.
  
  Вовремя.
  
  На то место, где он стоял, брызнула струйка слизи. Следующие попали на выставленный щит, ПРОЕДАЯ его. Из кустов высунулся усик с глазком на конце, потом второй.
  
  Такого здоровенного слизня профессор, каждодневно имеющий дело с разнообразной фауной, отродясь не видывал.
  
  ***
  Гарриэт раскланивалась с неудачливыми претендентами, расточая дежурные комплименты и приправляя все это соболезнованиями. Испытание близилось к завершению: уже практически все дошли, вписываясь в отведенное время.
  
  Отсеялось двенадцать магов, еще двадцать "проверяющих" пришлось срочно эвакуировать, некоторых сразу в Мунго. Наконец прозвучал удар гонга и все претенденты, прошедшие испытание, появились перед Гарриэт, также как и стол со шкатулками.
  
  - Уважаемые господа! Поздравляю вас с успешно пройденным испытанием! Как вы видите, ваше количество несколько сократилось... Таким образом, конкуренция ужесточается. Следующее испытание будет проведено через месяц, поэтому, у вас будет время, чтобы подумать над тем, насколько важны в нашей жизни ум и смекалка... А пока я хочу особенно отметить тех, кто поразил меня своими способностями и нетрадиционным подходом к решению задачи! Лорд Мракс... лорд Принц... Наследник Шеклбот.... ваше... воплощение... выше всяких похвал!
  
  Кингсли довольно потупился, впитывая в себя завистливые и ревнивые взгляды. Макнейр остро взглянул в его сторону и о чем-то задумался.
  
  - Лорд Макнейр...
  
  ***
  Великий белый маг раздраженно шагал по кабинету. Мысли обуревали не очень веселые. Предыдущий план не удался, нанеся скорее вред, чем пользу. Общество стало задавать неудобные вопросы, ученики поглядывают косо... а сегодня уже второе испытание! И что теперь делать?
  
  Старец сел за стол и задумался.
  
  Ему нужен новый план.
  
  
  Глава 37. Отдышались? Вперед!
  
  Гарриэт с интересом рассматривала план первого испытания второго тура.
  
  Он был... интересным.
  
  Испытания силы закончились, теперь будет проверяться интеллект и магия.
  
  Дед засопел в ухо:
  
  - Ну, что там?
  
  - Бяка... - с невыразимо счастливым видом протянула девушка.
  
  - Большая? - деловито осведомился Карлус, подозрительно глядя на пергамент.
  
  - Нет! Огромная! И при этом - весьма, весьма качественно сделанная!
  
  Комнату огласил жизнерадостный смех Поттеров.
  
  ***
  
  Драко мрачно уставился в зеркало... серебристая поверхность была беспощадна: в ней отражался худой, бледнокожий парень, с роскошными волосами цвета платины, одетый в дорогую одежду... он казался бы красивым, но все портило выражение презрения и высокомерия на лице, а также пылающая в глазах зависть.
  
  Малфой вздохнул и отвернулся.
  
  Люциусу удалось сделать невозможное: после долгих бесплодных попыток он сумел-таки донести до своего отпрыска весь ужас его положения, надавив на эгоизм и шкурные интересы.
  
  Драко уже и сам давно понимал, что вляпался по самое не могу, но понимать - это одно, а признать - совершенно другое. Но, этот не самый приятный момент настал, Малфой с этим уже смирился, так что, остается только одно.
  
  Теперь ему необходимо получить прощение.
  
  И он его получит!
  
  В конце концов, он ведь Малфой!
  
  ***
  
  Невилл смущенно покраснел, когда Парвати прижалась к его правому боку... правда, через секунду он покраснел еще больше: шедшая слева Падма сделала вид, что оступилась, и прижалась к его спине впечатляющими выпуклостями, нежно пропев на ухо "АХ!". Парвати хихикнула, слегка выгнувшись и поправляя школьную мантию аккурат в районе декольте, ловко разглаживая пальцами складки.
  
  Невилл мученически застонал, ощущая себя в ловушке: как говорится, и хочется, и колется, и мама не велит!
  
  То, что до свадьбы оставалось еще очень много времени, только добавляло ужаса всей этой ситуации...
  
  Опять его ждут жаркие, бессонные, одинокие ночи...
  
  ***
  
  Гарриэт весело следила за мучениями идущего впереди Невилла и тихо радовалась тому факту, что ей не приходится так страдать. Поклонники далеко, до помолвки, и тем более брака, как до луны на карачках, так что, есть время радоваться жизни.
  
  Прекрасное настроение не портили даже злобные рожи Уизли номер пять и четыре, ненавидящими взглядами провожающие компанию, идущую на урок трансфигурации. По пути девушка здоровалась с некоторыми учениками, других она игнорировала, остальным просто кивала. Практически все слизеринцы следили за Поттер голодными глазами, в которых плескалась тоска по несбыточному.
  
  Это только приводило девушку в состояние души, близкое к философскому... хотелось сесть в мягкое кресло, взять в руки тарелку с тонко нарезанным сырым мясом, обваленным в ореховой крошке, поставить рядом бокал с вином, с добавленной в него кровью, и тихо, мечтательно поглядывать на плывущие по небу облака, лениво размышляя о высоком...
  
  Увы и ах, насквозь пока неосуществимые мечты!
  
  Рассевшись на свои места, ученики терпеливо ожидали звонка и учителя. Вошедшая в класс МакГонагалл обвела всех строгим взглядом и принялась объяснять очередную заумь.
  
  Гарриэт ее не слушала практически, обдумывая свой план и его исполнение. В этот раз претендентам придется несладко, это последнее испытание такого рода. Дальше будет проще... и сложнее, одновременно...
  
  - Мисс Поттер!
  
  Недовольный голос госпожи декана ворвался в мечты девушки, заставляя ее лениво повернуть голову в сторону источника звука.
  
  - Да, профессор?
  
  - Продемонстрируйте свою работу, будьте так любезны!
  
  МакГонагалл прожигала ее недовольным взглядом, поджав губы. Гарриэт пожала плечами, после чего, едва шевельнув пальцем, трансфигурировала стоящую перед ней каменную вазу сначала в стеклянный кубок, а затем в ворону, захлопавшую крыльями.
  
  Ученики только рты разинули, так как палочкой Поттер совершенно не воспользовалась. Минерва замерла.
  
  - Браво, мисс Поттер! Двадцать баллов Гриффиндору! Но... мисс Поттер!
  
  - Что еще не так? - утомленно прикрыла глаза Гарриэт. Минерва возмущенно выпрямилась.
  
  - Все! Вы не пользовались палочкой!
  
  - И что? - иронично посмотрела на нее Поттер. - Это запрещено?
  
  - Нет! Но вы должны...
  
  - Я ничего не должна. И тем более, лично вам, - холодно сверкнув глазами, ответила Поттер. - Я достаточно сильна, чтобы выполнять задание так, как мне удобно... и так, как позволяет мой уровень магии. Я справилась с заданием?
  
  - Да, - недовольно поджала губы декан.
  
  - Тогда какие ко мне претензии?
  
  - Это не претензии! - Минерва не знала, как донести до отбившейся от рук ученицы всю глубину своего возмущения. - Я рада, что вы демонстрируете такое великолепное владение моим предметом, но остальные ученики не достигли вашего уровня! И это...
  
  - Только показывает, что они должны равняться на сильнейшего.
  
  Гарриэт невозмутимо встала, глядя прямо в лицо профессора.
  
  - Только равняясь на сильнейшего, можно вырасти. И только равняясь на сильнейшего, можно чего-то добиться в жизни... а если оглядываться на других, можно только плестись в конце, оправдываясь тем, что ты - как все. А я не все, и не собираюсь быть как все. И пользоваться магией я буду так, как мне привычно, а не так, как мне навязывают.
  
  Ученики следили за перепалкой крайне внимательно. Чистокровным было непонятно, из-за чего взъелась профессор, ведь она сама постоянно твердит о том, что необходимо расти над собой, а такой уровень магии, да еще и применяется невербально и без палочки... тут можно только завидовать!
  
  Маглорожденные смотрели с завистью, пытаясь повторить проделку Поттер, постепенно понимая, что в этой небрежности что-то этакое было... Гермиона смотрела с ненавистью. Как девушка ни старалась, как она ни гордилась своими знаниями... но вот повторить то, что только что проделала Поттер, у нее не получалось. Никак. И это было жутко обидно.
  
  Малфой впитывал глазами каждое движение Гарриэт, мысли скакали бешеными мантикорами, грозя выпрыгнуть из ушей. Этот маленький эпизод только подтвердил решимость Драко исправить ситуацию, одновременно заставляя его терзаться от упущенных возможностей.
  
  Теперь осталось только получить прощение, легче сказать, чем сделать... если раньше все было просто, то с такой Поттер просто так не поговоришь. И вот что теперь делать?
  
  Поругавшись с профессором, Гарриэт пришла в прекрасное расположение духа. У нее есть целый месяц отдыха перед тем, как начнется второй тур, так что надо провести его с пользой: заняться делами родов, попинать Блэка и Люпина, а то они наверняка расслабились без ее присмотра, составить планы, да и просто наслаждаться жизнью.
  
  ***
  
  Волдеморт внимательно читал тяжеленный фолиант, лежащий перед ним на столе. Чтение оказалось крайне занимательным - это были мемуары мага, когда-то участвовавшего в Большой охоте и практически добравшегося до финала.
  
  Темный лорд терпеливо продирался сквозь постоянные восхищения автора собственной крутостью, утопленные в море пафоса.
  
  - Словно Локхард писал, - пожаловался он Нагайне, греющейся возле камина. - Хотя нет, тот врал, а этот просто самовлюбленный павлин...
  
  - Локххххарт? Кто это? - прошипела змея, подняв голову.
  
  - Да есть один врунишка, - хмыкнул Лорд, - теперь хвастается своими подвигами в Мунго.
  
  Мемуары оказались ценнейшим источником сведений о проведении данного ритуала. Как оказалось, первый тур - самый легкий. Испытываются, в основном, физические качества претендентов: сила, выносливость, скорость реакции, боевые умения и прочее... Дальше будет гораздо тяжелей. Следующий тур - испытания магии и интеллекта, а последний - вообще самый непредсказуемый! Надо будет произвести на мага-устроителя впечатление своими личными качествами, проще говоря - свидания...
  
  Именно на этом срезался сильный и неглупый, в общем-то, маг, описавший ритуал.
  
  Волдеморт захлопнул книгу и задумался. На свидания он не ходил уже Мерлин знает сколько, да и в юности не слишком этим увлекался, а уж позже, когда потенциальные партнерши сами в кровать прыгали, так вообще...
  
  И что теперь делать?
  
  ***
  
  Месяц прошел плодотворно: Гарриэт разгребла завалы, начала составлять каталоги ингредиентов животного происхождения, а также с огромным удовольствием готовилась ко второму туру. Учеба ее не напрягала, особенно практическая часть, директор притих, только укоризненно сверкал очками при встречах в Большом зале, Минерва не вызывала, опасаясь вновь попасть впросак. Жизнь была прекрасна.
  
  Однако все течет, так что спустя месяц отдыха, Гарриэт вновь стояла перед толпой претендентов, объявляя правила второго тура.
  
  - Итак, господа. Начинается второй этап, в котором будут испытываться ваш интеллект и магические способности. Через три недели мы встретимся для проведения первого испытания... от себя дам подсказку...
  
  Гарриэт обвела толпу магов ироничным взглядом и усмехнулась.
  
  - Очень часто мы что-то теряем... что-то забываем... иногда мы радуемся этим потерям, иногда наоборот - сожалеем... Потерять - просто, а вот найти... через три недели вы продемонстрируете свои способности в поисках потерянного. Сразу могу сказать, что чары призыва вам не помогут, а поможет отточенный ум и логическое мышление... Готовьтесь!
  
  ***
  
  Северус с удовольствием размял мышцы, одновременно выслушивая наставления тренера. Тот отмечал прогресс в освоении холодного оружия и давал советы. Вытираясь мягким полотенцем, пропитанным целым комплексом зелий, Принц внимательно запоминал сказанное.
  
  - У вас хорошая реакция, лорд Принц, кроме того, вы владеете двумя руками, это дает вам преимущество. Не забывайте об этом! Дальше...
  
  ***
  
  Лестрейнджи с Долоховым, собравшиеся в гостиной, молча переглядывались. Мыслей ни у кого не было.
  
  - Зовем Беллу? - с грустным вздохом констатировал поражение Антонин. Рабастан развел руками.
  
  - Зовем.
  
  ***
  
  Дни летели один за другим. Претенденты из кожи вон лезли, обновляя знания о поисковых заклинаниях, зельях и так далее, Белла с огромным воодушевлением издевалась над своими подопытными кроликами, а директор решил вновь вернуть в лоно Ордена заблудшую черную овцу.
  
  Кингсли, весело насвистывая, полировал четки, составленные из кусочков костей своего первого убитого врага, дело неторопливое, но по-своему увлекательное.
  
  Требовалось не только смазать бусины, но и прочитать над каждой заклятие, препятствующее порче и разрушению материала. Работа уже давно была сделана, отчеты аккуратными стопками высились по краю стола, масло ши источало едва-едва уловимый аромат, ничто не отвлекало от медитативного занятия... неожиданно вспыхнувший камин и появившаяся в огне бородатая голова, которой так и хотелось дать смачного пенделя, вернули Шеклбота на грешную землю.
  
  - Кингсли, мальчик мой! - слащаво пропел директор, от чего чернокожего красавца просто перекосило, а четки заизвивались в руках, как живые.
  
  - Мистер Дамблдор, - кисло протянул мужчина, с отвращением глядя в сторону камина.
  
  - Кингсли, - укоризненно покачал головой старик. - Что ж ты не заглядываешь к старику? Не приходишь в гости?
  
  - Работы много! - ханжески возвел очи к потолку мужчина. - Разгребаюсь-разгребаюсь, а ей все конца-края нет! Так что, на глупые разговоры у меня времени нет! Даже сейчас работаю в поте лица! И отчетов вон целая куча!
  
  - Кингсли! Разве я когда-то тебя отвлекал? - негодование в голосе Альбуса казалось неподдельным. - Я всегда...
  
  Кингсли натренировано пропускал проповедь мимо ушей, продолжая полировать и заговаривать четки, а также время от времени угукая и агакая. Через десять минут Альбус утомился и строго посмотрел на Шеклбота. Тот невозмутимо произнес:
  
  - Да, мистер Дамблдор, вы совершенно правы!
  
  После чего невозмутимо придвинул к себе очередную стопку отчетов и принялся читать с крайне занятым видом.
  
  - Вы что-то хотели? Нет? Простите, я занят!
  
  Альбус недовольно сощурился и огонь погас. Маг был раздражен. Создавалось полное впечатление, что эпидемия наглости набирает обороты. Орден разваливается на глазах, да и не было там приличных бойцов, он создавался для совершенно других целей, Северус кривит морду и ни на что не реагирует, Кингсли тоже не идет на контакт, Блэк с Люпином исчезли, Уизли только орут и обвиняют во всех грехах, Гарриэт... Гарриэт - это вообще отдельная история!
  
  Хотя... выход есть.
  
  ***
  
  - Господа! Сегодня у нас знаменательный день! Начинается новое испытание. Как вы видите, перед вами находится лес. Это Черный лес, владения одного прекрасного мага, любезно и не безвозмездно предоставившего его в мое пользование на сутки. Чтобы вам было понятнее, расскажу, что именно вам предстоит...
  
  Гарриэт, запахнувшись в теплую мантию, прошла пару шагов из стороны в сторону под взглядами ожидающих ее указаний магов.
  
  - Итак. У каждого из вас в руках находится брелок с ключом. Для чего он? В лесу спрятаны небольшие шкатулки. Их надо найти, открыть этим самым ключом, прочитать спрятанное внутри задание и выполнить его. Каждое задание индивидуально. Для выполнения вам понадобятся все ваши знания и силы, время - сутки, начиная с настоящего момента. Еда бегает, ползает и летает в лесу, также там полно хищников... это чтобы вы не расслаблялись.
  
  Поттер помолчала, жутко улыбаясь, после чего добавила.
  
  - И помните, время ограничено. Удачи!
  
  ***
  
  Претенденты медленно входили в лес, настороженно оглядываясь. После краткой характеристики Поттер все были на взводе. Еще и шкатулку найти...
  
  Волдеморт медленно, но целеустремленно скользил между деревьями, сканируя все вокруг. Уже пару часов прошло, а ничего подозрительного не попадалось... неожиданно он замер. Тепловое зрение ясно показывало, что с одним из неприметных кустиков слева что-то не то.
  
  Маг подошел ближе и принялся внимательно рассматривать подозрительное место. Под кустом лежал обломок ветви, структура которого отличалась от обычной. Волдеморт нахмурился и наложил специальные чары. Есть! Ветка трансфигурирована!
  
  Он уже собрался произнести отмену трансформации, как снова замер. Структура отличалась, это да. Но было что-то еще... Лорд присмотрелся, после чего стал накладывать заклинания. Четыре не показали ничего, на пятом улыбнулась удача.
  
  Ветка была трансфигурирована из птицы, а та в свою очередь из какого-то предмета. Теперь ясно! Маг рассмеялся. Если бы он отменил трансфигурацию, то бывшая ветка смылась бы от него на крыльях, и лови ее потом непонятно где! Весело!
  
  Волдеморт сделал клетку, засунул в нее ветку и отменил трансфигурацию. Ворона захлопала крыльями и запрыгала, пытаясь вырваться на свободу, но тут же изменилась снова. Теперь перед магом лежала шкатулка, которую он открыл ключом.
  
  Внутри лежал листок с заданием, прочитав которое, маг принялся скрести затылок.
  
  Однако...
  
  ***
  
  Северус квадратными глазами читал свое задание.
  
  - Что? Не верю!
  
  Задание оказалось забавным. На первый взгляд. Набрать побегов пластуна бордового и сплести из них венок. Детский лепет... если не знать тот факт, что пластун - хищное растение, плотоядное, активно охотящееся за потенциальной добычей, очень ядовитое и крайне редко встречающееся. Правда, есть и плюс: водится оно именно здесь и стоит очень дорого.
  
  - Ну хоть с прибылью буду... - вздохнул зельевар, плотнее запахивая мантию и перетягивая ее ремнем. - Вперед!
  
  ***
  
  Кингсли крался за своим заданием буквально по доле дюйма, медленно ползя на брюхе. Сидящая на ветке пичужка настороженно вертела головой, осматриваясь в поисках потенциальной угрозы. Хохолок качался, хвостик то распускался веером, то вновь собирался, лапки переступали по веточке, цепляясь острыми коготками.
  
  Децилия изумрудная была крайне редкой добычей.
  
  ***
  
  Болото было небольшим, и выглядело крайне мирно... вот только если не знать, что глубина его неизвестна, а трясина засасывает быстрее, чем зыбучие пески. На расположенной на краю болотца кочке свернулось пушистым клубком небольшое, с двухмесячного котенка размером, существо нежно-серого цвета, похожее на зайца, сейчас умильно моргающее огромными желтыми глазами.
  
  - Цып-цып-цып... - пошевелил пальцами Лорд, привлекая внимание неведомой зверушки. Зайчонок встал на задние лапки, подняв острые длинные уши вверх. Он совершенно не боялся.
  
  Лорд аккуратно развернул сеть, осторожно, чтобы не спугнуть, приближаясь, после чего резко бросил.
  
  Зверек мяукнул, моргнул... и резко прыгнул вперед, разевая пасть, украшенную целым частоколом клыков, с которых тянулись ниточки слизи. Из лапок вылезли когти, непропорционально огромные для такого мелкого тела, а от визга уши Лорда едва не отвалились, так что только превосходная реакция позволила ему отдернуть руку, на которую нацелилась химера, правда, это не спасло рукав.
  
  Зверек, ворча, приземлился на растущее рядом деревце, пробив твердую кору когтями, словно бумагу. Лорд призвал сеть и снова ее развернул.
  
  Поймать эту тварь можно было только без магии, к которой она была совершенно невосприимчива.
  
  ***
  
  Северус уже третий час продирался сквозь бурелом, отыскивая пластуна. Эти лианы мало того, что росли в крайне труднодоступных местах, так еще и переползали с места на место. Остановившись, профессор развернул карту с указаниями, оглядываясь в поисках ориентиров.
  
  - Ага! Туда!
  
  ***
  
  Антонин резко взмахивал палочкой, снимая комплекс заклятий с пещеры самого подозрительного вида. Росшие вокруг входа мхи спокойствия не прибавляли, уж больно странно они себя вели. Порядочный мох не переползает с места на место!
  
  ***
  
  Пичужка перепорхнула на ветку повыше, заставляя Кингсли скрипнуть зубами. Охота тянулась уже пятый час, скоро стемнеет, и что тогда делать? Маг осторожно принял человеческую форму, достал палочку и стал вспоминать все заклинания, которые могли помочь подкрасться к добыче.
  
  ***
  
  Джерар Фаульер самодовольно смотрел на стоящую на валуне статуэтку, изображающую оленя. Ловушек вокруг не было, вообще все было чисто. Даже слишком чисто, но мага это не смутило. Он схватил оленя и это было последнее, что он увидел, перед тем, как из земли выметнулись сети и, спеленав его как куколку шелкопряда, шваркнули об валун.
  
  ***
  
  Антонин хрипло дышал, валяясь на земле и сжимая в руке сокровище - банку, внутри которой находился светящийся призрачным голубым светом гриб-трупоед. Добыть эту поганку стоило неимоверных усилий, головной боли и сломанной левой руки... но это того стоило. Кряхтя, маг встал на ноги и, неловко прижимая к себе руку, поковылял к виднеющемуся впереди выходу.
  
  ***
  
  Лорд утер честный трудовой пот и злобно покосился на зашипевшего на него помятого зайца, опутанного веревками. Мерзкая тварь гоняла его несколько часов, превратила мантию в лохмотья, едва не укусила, разорвала икру на левой ноге и вывела из себя.
  
  От злости Лорд едва не свалился в болото, чем воспользовалась тварь, правда, маг быстро нашел выход: когда недозаяц в очередной раз прыгнул, завязший по колено Волдеморт трансфигурировал сеть в гигантскую мухобойку, которой со всей дури шваркнул по пролетавшей мимо химере, сбивая ее на землю. Пока оглушенное создание приходило в себя, Лорд выбрался из болота, трансфигурировал мухобойку обратно в сеть и споро замотал едва шевелящегося зверька, особое внимание уделяя когтям и челюстям.
  
  Яркий свет луны освещал землю, превращая грязного и оборванного Лорда в свежевыкопавшегося вурдалака.
  
  Размяв шею, маг подхватил злобно глядящую на своего пленителя добычу и потащился к месту сбора.
  
  ***
  
  Ругающийся на чем свет стоит Северус резал плохо поддающиеся Секо побеги, отмахиваясь от бушующих вокруг него лиан, щелкающих челюстями. Для венка не хватало еще десятка побегов.
  
  ***
  
  - Сожрал бы, так нельзя! - злобно прорычал Кингсли, неся клетку с пищащей птичкой. Есть хотелось все сильнее.
  
  ***
  
  Гарриэт и хозяин Леса лорд Ноэль Бьернсон, провели время с удобствами. Они хорошо поели, попили, причем несколько раз, следя в зеркале за приключениями магов. Первые проигравшие появились уже через пару часов. Кто-то попал в ловушку, кто-то пострадал от потенциальной добычи... причины были разные. К рассвету из соревнований выбыло уже тридцать человек - внушительное количество.
  
  Победители появлялись один за другим, последним явился МакНейр, волокущий аквариум с плещущимся внутри гибридом осьминога и очень зубастой акулы.
  
  Им оказывали помощь, кормили-поили, давали переодеться, если надо.
  
  Когда солнце встало, Гарриэт посмотрела на часы. На медальоне зевнул просыпающийся дед.
  
  - Итак, господа! Ваши ряды стали еще малочисленнее, но тем сильнее повод гордиться своей выдержкой, знаниями и смекалкой. Хочу особо отметить тех, кто справился наиболее остроумно со своим заданием: Лорд Мракс, господин Долохов, Лорд Принц...
  
  Гарриэт чествовала героев, попутно принюхиваясь: настало время определяться с тем, кто станет ее супругом.
  
  Уже немного осталось...
  
  
  Глава 38. Империя наносит ответный удар.
  
  
  Первый звоночек, что что-то не так, прозвенел через неделю после испытания. Гарриэт в очередной раз зашла в Гринготс чтобы получить отчет и совершенно неожиданно для себя узнала, что прибыль от одного из предприятий уменьшилась.
  
  Как оказалось, на фабрике, производящей фарфор - семейное занятие Поттеров, приносящее очень, очень неплохую прибыль, случилось то, что воспринимается всеми нормальными людьми, как потоп, конец света и нашествие саранчи, собранные воедино: проверка.
  
  Совершенно неожиданно, буквально как-то вдруг, на фабрику приперся проверяющий от Министерства, и стал проверять соответствие производимого существующим стандартам, утвержденным в одном из отделов. Ничего не нашел (гоблины прекрасно потрудились, поднимая с нуля данное предприятие), но шуму наделал изрядно.
  
  Попортив нервы руководству и работникам, министерский клещ улетел, но обещал вернуться.
  
  Прочитав отчет гоблинов, Гарриэт нахмурилась: ей все это очень не понравилось. Как выяснилось в последующем разговоре, гоблинам это тоже не понравилось, по крайне прозаической причине: время - деньги. Потерянное по вине ревизора время, которое можно было потратить на производство фарфора, обернулось потерями прибыли, и довольно существенными.
  
  Фабрика была небольшой, это да. Вот только производила она, что называется, элитную продукцию: тончайший костяной фарфор, просвечивающий на солнце, расписанный вручную, украшенный золотом. Каждое изделие было высочайшего класса, с клеймами, с сертификатами, и производилась вся эта красота в ограниченном количестве. Для только-только поднимающегося на ноги предприятия, реанимированного из состояния разложившегося трупа, каждая проволочка и каждая потерянная минута были смерти подобны. Естественно простой больно ударил по кошельку владельца.
  
  Однако это было не все.
  
  Как сообщил управляющий, в министерстве начались крайне подозрительные шевеления. Не везде, но в некоторых отделах, где кучковались преданные делу Света и полного кошелька личности. Но проверки предприятий (а Гарриэт не одна попала под раздачу), это еще полбеды. Как нехотя обмолвился Грипхук, проверки неожиданно зачастили практически ко всем магам, имеющим какое-либо производство. Практически ко всем, но... не ко всем.
  
  Из названных имен Поттер быстро сделала очень простой вывод: не трогали тех, кто встал под знамена Света, и тех, кто не принимал участие в Охоте.
  
  
  Куда хуже оказалось другое.
  
  Аврорат начал проверки магов, прошедших испытания и продолжающих участвовать в ритуале.
  
  ***
  
  Рабастан Лестрейндж, независимо сложив руки на груди, презрительно смотрел на хорохорящихся под его взглядом молоденьких авроров. Стоящий рядом Рудольфус пренебрежительно фыркнул, ставя их потугам казаться большими и грозными незавидную оценку.
  
  Стоящий напротив с видом грозного петуха, защищающего свой курятник от нападок всяких подозрительных личностей аврор, услышав тихий смешок, грозно раздул ноздри и вскинул голову.
  
  Белла не выдержала и хихикнула, прикрывшись веером. Ярко-алая туфелька на мгновение высунулась из-под пышного черного платья, и снова спряталась в складках кружев. Долохов демонстративно скривился, отвернувшись, создавая вид утомленного общением светского лодыря, но на деле обозревая происходящее в отражении большого серебряного зеркала в вычурной раме.
  
  - Вы уже закончили, господа? - процедил Рудольфус, щелчком сбрасывая с манжета видимую только ему пылинку.
  
  - Мерзкий Пожиратель! - прошипел светловолосый стажер, с ненавистью уставившись на лощеного аристократа. За последнее время глава Рода Лестрейндж отъелся, приобрел потускневший в Азкабане лоск, и вернул свою наглость, которая, как хорошо всем известно, второе счастье.
  
  - Чего именно? - насмешливо осведомился маг, эффектно откидывая рукой волну алых волос за спину.
  
  - Мрррр... - раздалось сбоку из-за выставленного щитом веера. Алые туфельки отбили эффектное стаккато, жаркий взгляд блеснувших глаз обжег лицо. Рудольфус выпрямился еще больше, выпячивая грудь. Рабастан не выдержал, и отвернулся от этой пародии на павлина, боясь заржать, как жеребец над овсяным полем.
  
  У лорда и леди Лестрейндж явно начался второй, или какой он там по счету, медовый месяц.
  
  Недовольно скривившиеся авроры строем промаршировали мимо сидящих с видом хозяев жизни Лестрейнджей и Долохова. Ни найти что-нибудь порочащее и опасное, ни подбросить не удалось. Эльфы следили за каждым их шагом, при каждой попытке что-то предпринять, буквально дыша в затылок. Глаза у них сверкали маниакальным огнем, сразу видно, кто дрессировал.
  
  Приходилось уйти ни с чем.
  
  - Я еще спляшу на твоей могиле, гад... - тихо прошипел глава группы, выходя за двери. Рудольфус только пожал плечами: сделать ему они сейчас ничего не могли, так как все участники Ритуала находятся на особом положении. Тронуть одного - значит оскорбить действием всех, принимающих участие, а это - вся верхушка общества. Такого не простят. Никому.
  
  Но оставлять угрозы просто так... Лестрейнджи и Долохов не зря были во Внутреннем круге. Не зря.
  
  ***
  
  Сидящий в глубоком кресле маг расслабленно дегустировал прекрасный белый чай, закусывая его засахаренными фруктами. И, время от времени, прищуривая глаза от удовольствия. Сейчас, когда никто не видел, и не надо было играть роль, надевая въевшуюся в кожу маску доброго чудаковатого старца, было прекрасно видно, какая на самом деле пряталась в глазах жажда власти, и какой сильный характер скрывается под густой белой бородой и водопадом седых волос.
  
  Альбус в очередной раз запустил руку в коробку со сладостями, выбирая понравившееся. На губах играла ироничная, полная глубокого удовлетворения улыбка. Глупое дитя, решившее поиграть в самостоятельность, скоро прочувствует на своей шкуре, что значит вызвать его неудовольствие.
  
  Да, он и сам несколько заигрался, все-таки маска доброго старца имеет как плюсы, так и минусы... что ж, он учел свои ошибки, и исправил их.
  
  Не нужно было использовать эту жалкую семейку Предателей, разве мало у него сторонников: умных, преданных, и неважно, по каким причинам? Так нет, решил пойти коротким путем... вот и поплатился за свою лень. Впрочем, даже из своего поражения он извлек выгоду: Уизли ничего не могут ему предъявить, да и на контакт идти отказываются, разбираясь между собой, и это хорошо. Он и так планировал от них избавиться, а теперь даже мараться не придется, кроме того, близнецы все равно преданы лично ему, зря что ли он их программировал?
  
  Пусть чистокровные считают себя лучше всех, все равно они пляшут под его дудку, а Ритуал... он не длится вечно. Скоро он закончится, а пока... мелкие пакости, чтобы им жизнь медом не казалась.
  
  ***
  
  Сириус медленно шел по дорожке, которую выложил своими собственными руками. Руками! Вот этими самыми! Если бы кто-то лет пятнадцать назад только заикнулся о том, что он, Сириус Орион Блэк, будет вручную, как какой-то презренный магл выкладывать дорожку в саду, при этом тщательно сверяясь с планом, чтобы выдержать рисунок... он бы этого урода показательно подверг пыткам, а после закопал то, что останется, в маленькой, очень маленькой коробочке, чтоб не воняло и не оскорбляло взгляд.
  
  А вот на ж тебе, как повернулась судьба!
  
  Рядом раздалось натужное кряхтение и хруст: Ремус медленно разгибался, словно древний старец.
  
  - Знаешь, Сири, - недоуменно глядя на сереющее на глазах небо, произнес Люпин, - я и не думал, что наша жизнь так повернется. Дааа... не думал.
  
  - Ты вообще ни о чем не думал, - буркнул мужчина, сдирая с себя рабочие перчатки. - Как и я... и вот результат. За нас подумали.
  
  - Это точно...
  
  Бывшие Мародеры тоскливо смотрели на первые звезды, зажигающиеся на небосводе, размышляя о своей судьбе. Завтра опять с утра и до вечера копаться в земле, таскать плитку, насыпать гравий, устанавливать скульптуры и камни. И никакого просвета. Бежать невозможно, они уже пробовали, а связаться с кем-то... портреты и домовики следят, а совы на контакт не идут.
  
  И никакого просвета! И Гарриэт (тут Сириуса передернуло) не появляется...
  
  ***
  
  Та, кого они поминали незлым тихим словом, в это самое время обдумывала последнее испытание второго тура. После него останется самая важная часть: свидания. Уже сейчас она начала обдумывать кандидатуру своего супруга, подсчитывая все плюсы и минусы каждого выбора.
  
  Фаворитов было несколько: Волдеморт, Снейп, Долохов, Рабастан Лестрейндж, Кингсли, Макнейр, Руквуд и еще пара магов, не входящих в число Пожирателей. Был еще с десяток возможных фаворитов, но они явно похуже качеством, чем первая дюжина любимцев. Не было у них такого характера, стойкости и упорства, так что, эти маги скорее всего, так и не пройдут в финал. А остальные... Гарриэт покачала головой, вспоминая. Нет, они - только балласт, от которого она избавится при первой же возможности.
  
  А вот первая дюжина... мммм... Девушка прищурилась, вспоминая своих любимцев: сильные, смекалистые, быстрые, умные... один из них станет украшением ее Гнезда.
  
  Макнейр... мощная фигура, широкие плечи, яростный блеск глаз... смертоносный, как и его любимое оружие.
  
  Волдеморт... рот сам собой наполнился слюной... гибкое, как у змеи тело, взрывной характер, невероятная сила воли, мощь и натиск... под такого и лечь можно! Сильный... умелый... как и Снейп...
  
  Северус... полностью соответствует своему имени - суровый. Но это только внешне! А внутри... его так и хотелось прижать к себе, бросить на ложе и навалиться сверху, целуя и царапая.
  
  Долохов... спокойный, надежный, умный... и очень, очень хитрый... с таким будет не скучно!
  
  Еще немного... и она сделает выбор.
  
  ***
  
  Гарриэт стояла перед поредевшими рядами магов, задумчиво осматривая каждого. Это испытание позволит сильно сократить их количество, а также поможет определиться.
  
  - Итак, господа. Мы начинаем последнее перед финалом испытание. Будет испытываться ваш ум, и то, насколько магами вы являетесь.
  
  Присутствующие напряглись.
  
  - Поясню. Каждый из вас - представитель древнего, сильного рода. У каждого из вас есть Дары. Дары, перешедшие от предков, ваши личные способности и таланты, ваши приобретенные умения. Настало время продемонстрировать их во всей красе.
  
  Поттер прошлась перед магами, собираясь с мыслями.
  
  - Через неделю каждый из вас должен представить мне НЕЧТО. Шедевр. Это нечто должно быть сделано вами и только вами. Это может быть все, что угодно, в фантазии я вас не ограничиваю... Но, это нечто должно продемонстрировать каким-либо образом ваш родовой Дар. Прямо или косвенно, значения не имеет, ведь Дары Магии крайне разнообразны. Ваше изделие будет оценено мной. И оценено крайне придирчиво: на совместимость наших магий.
  
  Строй магов заволновался, Гарриэт хмыкнула.
  
  - Да, господа. Начинается Выбор. У вас есть шанс поразить меня, так что... вперед! И запомните: у вас есть неделя. И ни секундой больше.
  
  ***
  
  Северус метался по своим личным покоям, размышляя. У него не было сомнений в том, какой он преподнесет подарок, конечно же, это будет зелье! Вот только какое?!
  
  Выбор был так велик, что зельевар просто растерялся.
  
  Боевые, лечебные, шуточные... тысячи и тысячи наименований, сотни возможностей... но как выбрать среди них то самое, которое поразит Гарриэт до глубины души и заставит выбрать его создателя?
  
  Как?
  
  ***
  Рабастан яростно нарезал круги по комнате, пытаясь выразить обуревающие его чувства.
  
  - Нет, ты представляешь?
  
  - Да.
  
  - И что мне теперь делать?
  
  - Угу.
  
  - И сроку - неделя!
  
  - Ага.
  
  - Что можно сделать за неделю?!
  
  - Многое.
  
  Рудольфус с насмешкой смотрел на нервничающего брата, прижимая к себе сидящую у него на коленях жену. Белла довольно жмурилась и практически урчала, положив голову на плечо мужа и перебирая тонкими пальцами длинные алые пряди.
  
  - Многое! - согласился маг, падая в кресло. - Вот только, что именно?
  
  ***
  
  Волдеморт задумчиво постукивал пальцами по колену, собираясь с мыслями. Задача, которую предстояло решить, была сложной, но выполнимой. Некоторые черты будущего шедевра он уже наметил, теперь предстояло их осмыслить и воплотить в жизнь.
  
  ***
  
  Драко внимательно наблюдал за Поттер, сидя на своем месте в Большом зале. Наблюдал и оценивал. Заново.
  
  С тех пор, как началась вся эта кутерьма с Ритуалом, Поттер сильно изменилась. И мало того, что изменилась она сама, изменились и окружающие ее ученики Гриффиндора. Медленно, но верно, факультет превращался во что-то соответствующее своему гордому названию, а не ту отстойную яму, каким он был до сих пор.
  
  Чистокровные, которых было немало, вспомнили, кем они являются, попутно подтягивая до своего уровня маглорожденных. Если раньше Гриффиндор был похож на обезьянник: такой же шумный, неуемный и некультурный, то теперь, глядя на признанных лидеров факультета - Поттер и Лонгботтома, и остальные вспомнили о манерах.
  
  Принятие пищи проходило чинно, изящно, со светскими разговорами, неторопливо. Только Уизли еще оставались позорным рыжим пятном, но тут уж, как говорится, в семье не без урода.
  
  Вот и сегодня за завтраком ученики, получив свежий "Пророк", первым делом просматривали новости политической и светской жизни, обсуждая животрепещущее. Конечно, были и фанаты спортивной колонки, но и они не выражали свой восторг или разочарование дикими возгласами вышедших на тропу войны папуасов, как раньше.
  
  МакГонагалл только горделиво поглядывала на стол львят, приписывая заслугу себе, вот только никто не торопился ее разубеждать.
  
  За пределами башни никто не знал, чего стоило Поттер и Лонгботтому добиться таких результатов. Это было тяжело, трудно, с некоторыми несознательными приходилось просто воевать, других взяли на "слабо", третьи вдохновились примером.
  
  И огромное подспорье оказали эльфы, помогающие добавлять в еду различные антидоты к тем зельям, что часто там появлялись: директор совершенно не хотел оставлять своих будущих последователей без присмотра.
  
  ***
  
  - Поттер! - резкий голос Драко вклинился в разговор Невилла и Гарриэт.
  
  - Чего тебе, Малфой? - лениво отвлеклась девушка.
  
  - Я хочу с тобой поговорить! - поджал губы блондин. Гарриэт индифферентно пожала плечами.
  
  - Говори.
  
  - Это личный разговор!
  
  - Ладно... Прости, Невилл. Я ненадолго. Идем, Малфой.
  
  Отойдя дальше по коридору, Поттер остановилась.
  
  - Говори, Малфой.
  
  - Поттер! - вспыхнул Драко, вскидывая голову, но через секунду взял себя в руки. Гарриэт спокойно ждала, смотря на то, как блондин пытается собраться, чтобы попросить прощения. То, что это именно так, ей стало ясно уже, когда парень окликнул ее. Уж слишком решительное у Малфоя было выражение лица, и слишком сильно от него фонило целой смесью эмоций.
  
  - Леди Поттер-МакРоуз-Блек! Я, Драко Люциус Малфой, наследник Малфой, приношу свои извинения за причиненные мною вам страдания и надеюсь на вашу милость.
  
  - Я, Гарриэт Лилия, леди Поттер-МакРоуз-Блек, принимаю извинения. Вы прощены.
  
  Гарриэт слегка наклонила голову и, неторопливо обойдя застывшего Драко, пошла к Невиллу, терпеливо ожидавшему ее в начале коридора. В спину ударил недоуменный возглас блондина:
  
  - Поттер!
  
  - Малфой.
  
  - И это все?
  
  - А что ты хотел, Драко? - равнодушно посмотрела на него Гарриэт. - Как попросил, такое и прощение. Пока.
  
  Друзья отвернулись от застывшего в ступоре слизеринца, разговаривая о гораздо более интересных вещах: пополнение ассортимента предлагаемых ингредиентов, а также цены, которые они за них назначат.
  
  ***
  
  Долохов внимательно наблюдал за тем, как медленно вытягивается стрелка торчащего в небольшом керамическом горшочке ростка. Уже прошло три дня из отпущенного срока, а его шедевр готов только наполовину. Впрочем, время еще есть. Маг положил руки на горшок и сосредоточился. Под волной хлынувшей из него магии росток окреп, на глазах вытягиваясь и начиная выпускать листья.
  
  ***
  
  Северус сосредоточенно помешал булькающее в маленьком золотом котелке зелье, после чего, отставив длинную стеклянную палочку, сосредоточенно накапал три капли добровольно отданной крови единорога. Зелье забурлило, на глазах приобретая прозрачность, и легкий, едва уловимый запах парного молока.
  
  ***
  
  Волдеморт внимательно перечитал написанный абзац, тщательно просушил чернила, после чего вывел пером название следующего раздела. Так тщательно он даже к экзаменам не готовился.
  
  ***
  
  МакНейр в последний раз ударил молотом по заготовке и поднес ее к глазам, придирчиво изучая будущий шедевр. Идеально. Теперь осталось только выправить, наточить, отполировать, и сделать рукоять.
  
  ***
  
  Кингсли потер подбородок, рассматривая то, что получилось в результате его долгих усилий. Прекрасно, просто замечательно. Еще вот тут поправить, и будет просто великолепно!
  
  Маги трудились, перерывали библиотеки, опустошали магазины и ставили на уши гоблинов, проводили раскопки в сейфах и сводили вопросами предков с ума.
  
  ***
  
  - Итак, господа. Прошла неделя. Пришло время показать свои таланты. Вы готовы?
  
  
  Глава 39. Тяжкие муки выбора.
  
  
  Гарриэт с интересом осмотрела стройные ряды претендентов на ее руку, сердце, и прочий суповой набор в комплекте с сейфом и влиянием. Толпа магов напомнила ей как-то виденные очереди у супермаркета во время распродажи: те же счастливо-напряженные лица и какая-то ерунда в руках. Каждый претендент гордо сжимал нечто, завернутое в ткань/уложенное в шкатулку/запакованное в ящик.
  
  Оставалось только морально приготовиться к последующему аттракциону и запастись Бодроперцовым в комплекте с Успокоительным.
  
  - Начнем, господа?
  
  ***
  
  Первым свое произведение представил Волдеморт. Гарриэт внимательно осмотрела небольшую рукописную книгу, в толстой обложке из тисненой кожи, с золотыми уголками, и застежкой из "небольшого", с ноготь мизинца, рубина. Открыв, она осторожно перевернула титульный лист с весьма красноречивой надписью, слегка дернув уголками губ, после чего принялась скользить взглядом по страницам из гладкого белоснежного пергамента, ощущая исходящее от фолианта приятное тепло магии изготовителя.
  
  Почерк был каллиграфическим, каждый символ был выписан с неимоверным тщанием, картинки двигались, поражая яркими красками и невероятной реалистичностью. Каждый лист плотного, отбеленного пергамента был украшен по краю затейливым орнаментом и заботливо промаркирован, каждый рисунок был обрамлен оригинальной рамкой, каждое название представляло собой настоящее произведение искусства. Чеканка на металлических частях обложки была просто великолепной, и даже "скромные" размеры застежки были, что называется, "в масть". Десять разделов, десять отдельных произведений, десять маленьких шедевров.
  
  Невероятная работа... и от кого?! Уж от Лорда Гарриэт такого не ожидала! Совершенно офигевший дед, которого внучка просветила насчет содержимого, смотрел на книгу остановившимся взглядом, переживая жесточайший когнитивный диссонанс.
  
  Это было попадание в десятку!
  
  Гарриэт закрыла фолиант, любовно огладив обложку, застегнула застежку и улыбнулась.
  
  - Невероятная работа, лорд Мракс. Она превзошла мои самые смелые ожидания! Поздравляю!
  
  Волдеморт удовлетворенно сверкнул полыхнувшими на мгновение рубиновыми глазами, кивнул и отошел в сторону, где были приготовлены кресла и столики с напитками и едой для прошедших отбор. Гарриэт еще раз погладила обложку, улыбнулась, и отложила ее на специальный столик.
  
  Подарок Лорда ее потряс. Сразу видно задел на будущее... и кто мог ожидать, что Темный лорд подарит томик детских сказок?
  
  Домовой эльф осторожно завернул книгу в ткань, и с хлопком исчез.
  
  А внимание Поттер устремилось к следующему претенденту. Северус Снейп, лорд Принц, собственной черноглазой персоной.
  
  Взяв маленький, с райское яблоко размером, хрустальный пузырек с затейливой пробкой, Гарриэт испытующе посмотрела на бесстрастного Северуса, откупорила его и осторожно понюхала. Нежные запахи парного молока, домашней выпечки, корицы и ванили с легкой ноткой лайма защекотали ноздри, и Поттер непроизвольно облизнулась, мазнув кончиками раздвоенного языка по губам.
  
  Снейп зачарованно уставился на Гарриэт, находясь в легкой прострации. Поттер развернула свиток с описанием зелья, прочитала и довольно кивнула.
  
  - Поздравляю, лорд Принц. Вы прошли отбор.
  
  Зелье, воскрешающее самые лучшие, самые приятные чувства, связанные с детством, того стоило.
  
  Дальше процесс пошел весело: Поттер любовалась подарками, вчувствываясь в магию, исходящую от них, дед комментировал, прошедшие отбор ревниво и с угрозой посматривали на тех, до кого очередь не дошла, и с усмешками превосходства на тех, кому не повезло. А таких было немало.
  
  Магия тех, в ком текла кровь русалок, эльфов, вейл и сильфид вызывала у Гарриэт неприятное чувство, вроде изжоги. Горки подарков росли, так же, как и ряды отбракованных, а девушка только бровь поднимала, разглядывая плоды чужой фантазии...
  
  ... Цыплята, словно созданные из одуванчиков... милый и забавный подарок, от которого резко шибануло гарью и металлической окалиной - род Фортелл имел в своих предках ифрита, что наложило на них определенный отпечаток: яростные, вспыльчивые, энергичные... их магия совершенно не понравилась Гарриэт - слишком резкая, пахнущая дымом.
  
  ... Разноцветные розы... когда Поттер увидела это великолепие, она не поверила собственным глазам: бутоны были самых разных цветов - сине-желтые, розово-зеленые, фиолетово-красные... краски плавно переходили друг в друга, создавая необычайный эффект. И кто мог догадаться, что автором этого растительного шедевра станет Августус Руквуд? Сама Гарриэт бы скорее поставила на какой-то артефакт, или что-то наподобие, но розы!..
  
  Августус довольно улыбался, гордо оглядывая выпучивших глаза магов, а Поттер вдыхала тонкий аромат, похожий на запах лайма, и нежно гладила шипастые стебли, чувствуя, как ее обволакивает такая же свежая магия, исходящая от цветов.
  
  Шедевр! Определенно шедевр! Вызвав домовиков из МакРоуз-мэнора, Гарриэт отдала им распоряжения, и довольно улыбнулась.
  
  - Лорд Руквуд... у меня нет слов... это просто потрясающе... поздравляю, вы прошли!
  
  Руквуд прикрыл глаза, наслаждаясь всеобщим вниманием.
  
  - Благодарю...
  
  Коротко поклонившись, маг отошел в сторону и уселся за столик, налив себе легкого вина. На него недовольно покосились, но ничего не сказали. Тем временем на площадке развернулась настоящая драма.
  
  - Наследник Гейр... - Гарриэт со странным выражением лица смотрела на стоящего перед ней высокого, мощно сложенного парня, нагло ощупывающего ее взглядом собственника. В руках Поттер вертела небольшую, искусно вылепленную вазу, представленную на рассмотрение.
  
  - Я сожалею, но вы не попали в число прошедших отбор, поэтому...
  
  - С чего вдруг? - заносчиво вскинул подбородок Гейр. - Моя магия отлично должна тебе подойти! И...
  
  Глаза Поттер засияли, а зрачки вытянулись в вертикальные щели. Ногти плавно трансформировались в треугольные когти, сверкнувшие на солнце алмазными бликами. Пальцы покрылись прозрачными чешуйками.
  
  - Вы не прошшшшли отбор... или мне всем рассссказать, почему именно?
  
  Пальцы слегка сжались, ваза разлетелась бесчисленными осколками, превратившимися в пыль даже не успев долететь до земли.
  
  - Итак, Наследник Гейр?
  
  Парень было дернулся, но замер под тяжелым взглядом. Потупившись, он закрыл рот, и слегка покраснел.
  
  - Прошу прощения, Леди Поттер-МакРоуз-Блек. Мое поведение недопустимо. Примите мое раскаяние...
  
  - Извинения приняты. Прощайте, Наследник Гейр.
  
  Парень быстро отошел в сторону, а Гарриэт фыркнула, пытаясь сбросить раздражение. На что рассчитывал этот юнец? Что она не поймет, кто автор этой вазы? Уж отличить магию Наследника и Главы Рода она в состоянии! Выдохнув, Поттер замерла на несколько секунд, после чего встряхнула головой.
  
  - Продолжим...
  
  Роан Гейр досадливо сжал кулак, сжимая слетевший с руки браслет. Ну что можно поделать, ну не дается ему до конца семейный Дар! Вроде и получается, но через раз, а тут еще и сроки поджимали! Он пытался, пытался, но получившиеся в результате кривобокие уродцы можно было выставлять в витрине с надписью: "так делать нельзя!"
  
  Вот отец и решил помочь непутевому сыну... хотя и смотрел при этом... бррр... дементоры отдыхают! И нет бы ему смолчать, так словно укусил кто-то, заставляя нести непотребное! Хорошо хоть не ославили на всю страну...
  
  Парень покосился на своих соседей, но те не обращали на наглого юнца, получившего по заслугам, никакого внимания: все пялились на довольного Кингсли, демонстрирующего свой шедевр. Вид у чернокожего здоровяка был словно у кота, залезшего в кладовку, и сожравшего всю сметану в одну харю, а потом еще и закусившего прекрасным, сочным куском мяса, и не получившего при этом люлей от хозяев.
  
  Гарриэт провела по резным бусинам четок пальцами, чувствуя жаркую, пахнущую горячими песками и знойным ветром, магию Шеклбота. Наследник древнего Рода не оплошал, вырезая их из черного дерева, заботливо полируя, нанизывая на толстую, заговоренную шелковую нить, украшая тончайшей резьбой.
  
  Такие четки всегда помогут своему владельцу сохранять спокойствие в трудную минуту, очистят от лишних мыслей разум, уберут метания и тревоги. Прекрасный подарок... и вкусная магия...
  
  - Поздравляю...
  
  Макнейр Гарриэт не разочаровал: фанат холодного оружия и настоящий Мастер-Оружейник поступил предсказуемо: он преподнес в качестве Дара парные боевые ножи в затейливых ножнах. Змеиные головки скалились острыми зубками, сверкали драгоценными камнями глазки, прихотливо вился сложный узор булата. Гравировка поражала своей изысканной простотой, а балансировка была просто идеальной.
  
  Поттер взвесила ножи в руках, покачала, привыкая к балансу, а затем оружие превратилось в туманные диски, вращаемые сильными пальцами. Непроизвольно вырвавшийся свист от удовольствия, и шипящий смех... Мужчина явно знал, как угодить наследнице боевых магов.
  
  - Лорд МакНейр... ваш Дар выше всяческих похвал! Изумительно! У них есть имена?
  
  - Пока нет, Леди Поттер... может Вы их назовете?
  
  - Действительно... - согласилась Гарриэт, не в силах выпустить из рук свои новые игрушки: магия МакНейра походила на эти клинки - такая же звонкая, острая, прохладная...
  
  - Поющий... - правая рука описала полукруг, - и Молчащий... - левая выписала сложную кривую. - Изумительные... как и их Творец...
  
  ... Долохов обвел всех надменным взглядом, поставил на стол нечто, покрытое тканью, после чего картинным жестом ее сдернул. Взглядам потрясенной общественности предстало невероятное растение: короткий, упитанный зеленый ствол и пара толстых, мясистых листьев, большой красный бутон, неожиданно раскрывшийся на две части, демонстрируя неплохой набор зубов.
  
  - Позвольте представить - Мося, лимонная долькожорка!
  
  - Как?! - офигев от увиденного, переспросила Гарриэт. Бутон стеснительно прикрылся листьями, стыдливо выглядывая в щель. Долохов хмыкнул.
  
  - Мося! Лимонная долькожорка! Обожает лимонный мармелад, и готова потреблять его в неимоверных количествах! Поливать следует свежезаваренным чаем, причем, обязательно с молоком! От этого она цветет и пахнет... красава...
  
  Долохов нежно погладил бутон широкой ладонью, после чего извлек из кармана пакетик с лимонными дольками и зашуршал бумагой. Мося заволновалась, едва не выпрыгивая из горшка, трепеща листьями, и поводя бутоном из стороны в сторону. Достав мармеладку, Долохов бросил ее растению. С лязгом захлопнувшаяся пасть принялась, чавкая, ее пережевывать, едва не пуская слюни от удовольствия. Облизнувшись, Мося затрепетала листьями, показывая, что не против добавки.
  
  - Охренеть... - прошептала совершенно покоренная и потрясенная Гарриэт. Дед только что-то сдавленно мычал, не в силах найти подходящие слова. Магия у Долохова была ему под стать: искристая, яркая, веселая, как брызги шампанского.
  
  - Господин Долохов, вы приняты... - прошептала девушка, нежно гладя довольную Мосю, чавкающую очередной долькой. - Это просто нечто!
  
  Вызванный эльф осторожно принял горшок с обожравшейся Мосей, хлопая ушами от осознания важности своей миссии: обустроить и обиходить нового жильца Поттер-мэнора.
  
  - Доставь ее в Зал Предков. Пусть познакомятся... - хихикнула Гарриэт, в ухе довольно хрюкнул дед, утирающий слезы. Долохов с видом победителя уселся за столик, принимаясь за пироги с мясом: все происходящее вызвало нешуточное волнение, перешедшее в желудок.
  
  Рабастан преподнес небольшую коробочку, в которой сияло полированным серебром кольцо, состоящее из маленьких черепов. Тяжелая магия автора украшения отлично дополняла драгоценность.
  
  - Прекрасно...
  
  Лестрейндж довольно тряхнул гривой алых волос, присоединяясь к своим товарищам. Тесная кучка Пожирателей во главе с Лордом напряженно следила за отбором. То, что ряды отсеявшихся росли, внушало определенный оптимизм: чем их больше, тем лучше победителям!
  
  Гарриэт внимательно анализировала оставшиеся дары, делая выбор. Повезло еще десятку магов, чья магия была сочтена достаточно приятной.
  
  На Поттер произвели впечатление темная, пахнущая свежескошенной травой магия потомка дроу; звенящая, как натянутая струна, магия дальнего родича демонов; тяжелая, похожая на тропический ливень магия потомка Горгон. Было еще несколько потомков демонов, Ламий и Горгулий, также попался еще один дроу и пара вампиров. Таким образом, в финал прошло тридцать два мага. Мизерное количество, учитывая, сколько их было в начале.
  
  Выйдя перед отсеявшимися, Гарриэт сделала книксен, и принялась благодарить за участие. Не прошедшие отбор маги конечно выглядели раздосадованными неудачей, но не слишком: даже теперь в их положении есть много плюсов. Начнем с того, что даже просто стать участником Охоты неимоверно почетно: это знак, что маг силен магически и физически, умен, обладает многими достоинствами. Пройти отбор для такого ритуала непросто, а уж дотянуть до финала и вовсе неимоверно тяжело. Здесь нужен трезвый расчет, прекрасная фантазия, выдержка и умение быстро соображать в напряженной ситуации, умение применять свои знания... Таких магов с радостью начнут рассматривать в качестве потенциальных супругов!
  
  И пусть они не прошли до конца, но серебряный браслет Участника будут с гордостью демонстрировать детям, внукам и правнукам, живописуя перипетии Ритуала и рассказывая веселые и трагичные моменты, а семейные думосбросы пополнятся неплохими коллекциями воспоминаний, которые так приятно пересматривать, одному или в компании...
  
  Это память, которой можно гордиться.
  
  Закончив общаться с магами, Гарриэт раскланялась с ними, после чего повернулась к победителям.
  
  - Господа! Сегодня у вас знаменательный день! Вы прошли в Финал, и через неделю начинается последнее испытание. Я начинаю выбирать своего будущего супруга. Да, господа! Время пришло. Думайте... через неделю начнутся свидания... у вас будет возможность произвести на меня впечатление... так что, не упустите свой шанс!
  
  Гарриэт белозубо улыбнулась и кивнула:
  
  - Удачи, господа!
  
  
  Глава 40. Великий Нехочуха
  
  
  - Смелее, господа, смелее!
  
  Насмешливый голос Гарриэт, подбадривающей мнущихся перед странным сооружением претендентов, ввинчивался в уши. Маги с подозрением смотрели на небольшой прозрачный барабан на тонких ножках, вращающийся и перемешивающий с грохотом маленькие шарики. Наконец адская машинка замерла, и в барабане открылось небольшое, только чтоб просунуть руку, окошечко.
  
  - Итак, в чем суть происходящего... Перед вами барабан. В этом самом барабане - шарики. В каждом шарике содержится определенная информация. Сейчас вы все по очереди подойдете к барабану и возьмете один шарик, после чего сможете его вскрыть и узнать две вещи. Первое... - Гарриэт весело хмыкнула, глядя на изумленные морды магов, - вы узнаете свое число - от одного до тридцати двух. И второе... - по губам девушки пробежала веселая улыбка, - там указана дата. В этот день у вас будет возможность произвести на меня впечатление... так что, господа, вперед и с песней! Прошу!
  
  Первым к барабану подошел, естественно, Волдеморт. Как-никак Лорд, причем Темный, а не хрен с горы, к тому же колосящийся. Просунув руку он выловил шарик и с неприступным видом отошел в сторону, крепко сжимая свою добычу. Следом потянулись остальные, зыркая друг на друга. Через пару минут всех осчастливили, и Гарриэт решила обрадовать магов еще больше.
  
  - Каждый из вас теперь знает, когда именно состоится свидание. Предупреждаю: у вас есть только одна попытка... не больше, но и не меньше. Следующий месяц я буду крайне внимательно оценивать вас как своих потенциальных супругов... поэтому, отнеситесь ко всему происходящему серьезно. Это первый этап свиданий. Скажу сразу, я личность противоречивая. Затем... - Гарриэт поджала задумчиво губы, оценивающе оглядывая претендентов. - После первого этапа начнется второй. К его началу вы должны будете многое сделать. Поэтому, думайте. И еще раз думайте. Брак будет заключен магический, а разводы я не признаю. Так что... думайте, впрочем, я это уже говорила. Итак, господа, до свидания. Очень и очень скорого. И еще... выбор все равно остается за мной.
  
  Девушка поклонилась и исчезла, оставив магов переваривать услышанное. Да уж... Время пролетело молниеносно. Вот был первый этап, а вот уже практически завершение ритуала. Финал. И каждый из магов мечтал, что именно он станет победителем.
  
  Мужчины переглянулись, с подозрением оглядывая остальных претендентов, и аппарировали.
  
  ***
  
  Проинструктировав претендентов, Гарриэт воспользовалась порт-ключом и перенеслась в Поттер-мэнор. Хотелось отвлечься, расслабиться, побеседовать с предками, дать направляющих пинков Блэку и Люпину, покормить Мосю... Дел невпроворот.
  
  Мося вообще произвела на нарисованных обитателей мэнора незабываемое впечатление. Сначала маги впали в ступор от жесточайшего когнитивного диссонанса, но затем... Эльфы не успевали закупать дольки и заваривать чай, а бедное растение икало только при одном виде мармелада, так его закормили.
  
  Так что теперь развлечение проводилось строго по графику, а Гарриэт уже даже обдумывала покупку горшка большего диаметра.
  
  ***
  
  - Мммм... может, Долохов? Нет, все-таки он иностранец, воспитание у него другое... не подходит. Нет. МакНейр? Слишком повернут на своем оружии... зазеваешься и умрешь от передозировки холодного железа в организме. Точно, нет. Дальше... кто у нас дальше? - Поттер перетасовала маленькие квадратики пергамента с написанными на них именами и наугад вытащила очередной. Портреты, в чьей компании Гарриэт проводила обдумывание кандидатуры супруга, слушали во все уши, изредка добавляя свои комментарии.
  
  - Кингсли. Кингсли, Кингсли... хм! С одной стороны - выгодное приобретение: большой, богатый род, поддержка, связи и деньги... С другой - не очень: любит приударить за ведьмами, иногда такая дурь в голове свищет, что просто кошмар, очень ревнив, да и вообще! Ночью глаза раскроешь, а перед тобой зубы и чьи-то буркалы в темноте белеют, а где все остальное - Мордред его знает! Так и нервы попортить можно... Нет! Однозначно, нет!
  
  Девушка отодвинула в сторону бумажку с именем Шеклбота, и нервно отпила чаю. Потреты загомонили. Процесс выбора супруга затягивался. Как ни крути, но выбор был сложен, Медуза привыкла к послушанию и исполнительности, ей трудно будет отнестись к супругу как к равному, она инстинктивно начнет давить.
  
  Генетическая память - это не шутки, а у Поттер в связи с изменением Наследиия, все это отпечаталось просто на инстинктивном уровне. А ведь и ей хочется иметь рядом не очередного подчиненного, а члена семьи... вот такая дилемма, однако.
  
  Про "За супругом, как за каменной спиной" и не мечталось.
  
  Пока что все варианты отвергались по двум причинам: первая - это будет не супруг, а подчиненный; вторая - это будет не супруг, а враг. Куда ни кинь, всюду клин.
  
  - Ладно... кто там у нас на очереди? - девушка вздохнула и вытащила очередную бумажку. - Кренстон... нейтрал, работает в министерстве... маловато. Нет, ты мне не нравишься! - заявила бумажке Поттер, отбрасывая ее в сторону. Портеты одобрительно загудели.
  
  - Руквуд. Хммм... хороший кандидат, очень хороший... связи, знания, сила... даже слишком хороший. Уж очень ты независимый, Августус, даже слишком. Цели непонятные, вроде ты подчиненный, но все делаешь по своему... нет. Отдел Тайн... Уж слишком вы "вещи в себе", невыразимцы. Лестрейндж? Нет, он меня недостаточно привлекает. Мдаааа... и кто тут у нас остается? Начнем по порядку.
  
  Гарриэт грустно осмотрела пятерку квадратиков. Количество кандидатов в супруги все уменьшалось и уменьшалось, и просвета не было видно. Вот и эти... пошевелив пальцем квадратики, Поттер закрыла глаза и, наугад ткнув в бумажку, прочитала послание судьбы.
  
  - Снейп. Кхм! Снейп, это... Снейп, пусть он и Принц... Снейп... мммм... а почему бы и нет?!
  
  Откинувшись на спинку, девушка задумчиво уставилась в пространство, начиная перебирать все плюсы и минусы данного варианта, не обращая внимания на портреты, дружно изобразившие рвотный позыв.
  
  - Итак... Снейп. Молод, силен, действительно силен, а не щеки надувает. Старается развиваться разносторонне. Гений в зельях. Характер... мдя, характер мерзкий, и это еще мягко сказано. Дальше... темное создание во всех смыслах, имеет массу комплексов, часто дурь в голове играет, хотя в последнее время вроде взялся за ум. Своеволен, себе на уме, очень мелочен и нелогичен. Язва первостатейная, иногда заносит, и даже очень. Что еще... Как ни странно, но пока что в фаворе. Плюсов много, и минусы я искореню. Значит, выбор первого фаворита очевиден - Снейп. Вернее, не первого, второго. Хорошо... ну, Снейп, готовься. Тебя ждет сюрприз!
  
  ***
  
  Объект размышлений Гарриэт в это самое время напряженно обдумывал, как будут проходить свидания. Гарриэт... душа пела, вспоминая о той, кто стала объектом страсти в тот самый момент, когда зельевар учуял пленительный аромат, взмывая в небо на черных кожистых крылышках и скалясь во все свои клыки. А тело... ооооо... тело тоже желало девушку, реагируя самым непосредственным образом, так что ходить становилось несколько затруднительно. Эта прекрасная чешуя, эти извивающиеся локоны, эта изящная фигура...
  
  Грезы свернули куда-то не туда, заставив застонать. Хорошо хоть вечер, он в покоях один, совсем один, совсем-совсем... одинокий, не обогретый, недотра... кхм! До этого светлого момента еще дожить надо, и конкурентов устранить! Поморщившись, зельевар развалился в кресле, распуская завязки мягких домашних брюк. Обмякнув, Северус отдышался, наложил на себя очищающее и вновь попытался определиться, как же себя вести. В голову ничего путного не лезло. Что поделать, со свиданиями у него с юности проблемы были. И это еще мягко сказано!
  
  Озадаченно почесав нос, зельевар принялся прикидывать, что он вообще должен на этом самом свидании делать.
  
  - Кто не рискует - тот не пьет шампанского!
  
  Провозгласив эту истину, сообщенную им как-то Долоховым перед очередным рейдом, зельевар пожал плечами и рухнул в кровать. Перед тем как взойти на эшафот, следовало выспаться.
  
  ***
  
  Маги думали, метались, прикидывали варианты... посматривая на листок с датой свидания. Большинство уже и забыло, что это вообще такое. Впрочем, находились люди, которые горели энтузиазмом и с радостью готовы были напомнить, как себя нужно, а самое главное - не нужно, вести в этот интересный момент.
  
  - Руди? - отточенным движением Белла подняла бровь и ее муж пылко прикоснулся губами к кончикам пальцев супруги.
  
  - Белла, любовь моя!
  
  Рабастан внимательно смотрел, как его брат ухаживает за женой. Он говорил комплименты, преподносил сласти и подарки, тонко флиртовал, восхищенно смотрел или, вернее, пожирал глазами тонкую фигурку женщины. Белла млела, шутливо махала на мужа веером, посылала ему воздушные поцелуи и так ласкала языком ложку, которой ела десерт, что бедные братья просто взмокли.
  
  Не выдержав этой пытки, Рабастан спрятался в своих покоях. Лежа в кровати, он представлял смуглое тело Поттер, как она изгибается перед ним... постепенно картинка почему-то изменилась. Смуглая кожа побледнела, грудь сильно увеличилась в размере, антрацитовые волосы завились блондинистыми кудрями... Ему призывно улыбалась мадам Розмерта, с намеком облизывая языком пухлые губы.
  
  Маг, вздрогнув, выпучил глаза, смотря на одобрительно голосующий за данный выбор член.
  
  - А?..
  
  ***
  
  Гарриэт внимательно слушала разглагольствующего перед ней мага. Кренстон, работник Министерства, вроде на неплохой должности... претендент привел ее в дорогое и пафосное кафе на Лазурном берегу, и теперь плел словесные кружева, пытаясь склонить чашу весов в свою пользу. Получалось у него... плохо. Гарриэт, конечно, не являлась спецом в свиданиях, да у нее их была парочка, и та в корне неудачная, так что, вроде как и сравнивать-то не с чем.
  
  Однако... чем дальше, тем меньше все происходящее ей нравилось. Слишком пафосная и претенциозная обстановка, слишком болтливый собеседник, слишком неприятные и неудачные темы для разговора...
  
  Великовозрастный наследник Кренстон с каждой секундой терял очки. Он слишком суетился, пожирая девушку глазами, слишком нервничал и был не уверен в себе, и слишком зациклился на своем "я". Поттер вытерпела три часа, вяло протолкнула в себя непонятные извращения французской кухни (порции размером с наперсток, а цена как за Философский камень, при этом непонятно, что именно лежит в тарелке), так как аппетит пропал напрочь, и решительно прекратила эту пытку.
  
  - Наследник Кренстон... с прискорбием вынуждена вам сообщить, что вы не прошли отбор. Прощайте.
  
  Высыпав на стол горку галлеонов, Гарриэт аппарировала с места, заставив мага потрясенно пялиться в пространство, не обращая внимания на окружающее. Браслет звонко щелкнул застежкой, сваливаясь с руки на стол. Озадаченно почесав затылок, маг гаркнул в пространство:
  
  - Официант! Огневиски!
  
  ***
  
  Долохов решил потрясти Гарриэт кухней своей далекой родины. Ресторан, правда магловский, действительно потряс Поттер. Яркий интерьер, имитирующий терема, обслуживающий персонал в национальных (почти) костюмах, необычная кухня, и даже небольшой живой оркестр. С интересом выхлебав тройную уху и закусив блинами с икрой, Гарриэт распотрошила печеную дичь и сыто отдувалась, внимая объяснениям претендента.
  
  Было весело. Даже слишком. Поддавший на радостях Антонин стал шумным, говорливым и хвастливым. Байки о буднях Пожирателей, смешные и не очень случаи, компромат на орденцев... С каждой минутой девушка все больше убеждалась, что маг ей нравится, но только как друг. Да, маг хорош, и даже очень. Он будет неплохим супругом, неплохо относится к детям, умеет вести себя, но... это непонятное "но"... Видеть его рядом с собой постоянно... Нет. Фейерверки хороши в меру, от частого их использования болит голова и уши отваливаются. Гарриэт хотелось спокойствия. Впрочем... и от Долохова иногда доносилось что-то этакое, хоть и крайне слабо. Убедилась она в этом окончательно, когда Антонин машинально проводил глазами какую-то рыжеволосую красотку.
  
  - Антонин... мой вам совет - обратите свое внимание на другую.
  
  Покатав по столу свалившийся браслет, Долохов с непонятной улыбкой что-то обдумал, махнул рукой официанту и принялся что-то ему объяснять. Настроение у него было... превосходное.
  
  ***
  Следующие три свидания прошли неудачно.
  
  Нет, все было мило, но это было не то. То ли маги вообще не ходят на свидания, что вряд ли, то ли это ей такие неудачные экземпляры попались, но все проходило по одному шаблону: приветствие, однотипные комплименты, поход в кафе или ресторан разной степени крутости и пафосности, словоизвержение и оды в свою честь... никакой фантазии. Совершенно.
  
  С трудом скрывая скуку, Гарриэт отсиживала из вежливости пару часов, что-то угукая и агакая, а также кивая в особо патетичных местах, вяло ела изыски поваров, выкидыши бурной фантазии и идей высокой кухни.
  
  Почему-то ее считали нужным поразить в первую очередь именно этим, словно она только из пещеры вылезла, ну или из чулана. И если бы маги готовили сами, но нет. Только рестораны. А Поттер эти изыски не нравились. Чем дальше, тем больше ее вкусы трансформировались. Уходила тяга к сладкому, теперь весьма своеобразные, что уж греха таить, сласти волшебного мира ее совершенно не прельщали. Когда Поттер только попала в так называемую сказку, волшебные конфеты и шоколад казались ей невероятными, да и что могла сказать по этому поводу сирота, которую разносолами не баловали?
  
  Однако с течением времени, распробовав ассортимент, Поттер все больше склонялась к мысли, что обыкновенные, не волшебные сласти гораздо вкуснее и разнообразнее. Ну кому может понравиться кекс, или печенье с тыквой, как будто ничего другого в природе нет, или конфеты с такими дикими сочетаниями, как ушная сера, грязь или капуста, в лучшем случае?
  
  Да и выпрыгивающий изо рта шоколад как-то тоже не внушает... совсем... а теперь шоколадные лягушки вызывают только хватательный рефлекс.
  
  Теперь Гарриэт отдавала предпочтение сырому или слегка обжаренному мясу, обваляному в ореховой крошке, сухофруктам и орехам, меду и свежим фруктам. Чем дальше, тем меньше ей хотелось съесть кашу или выпить сливочного пива.
  
  Так что потуги поваров производили на нее совершенно противоположное задуманному действие. А восхищенные комментарии незадачливых претендентов только усугубляли ситуацию.
  
  ***
  Волдеморт подошел к проблеме очень внимательно и ответственно. Нанятые за огромные деньги шпионы исправно докладывали о проходящих свиданиях Гарриэт и их результатах. Лорд собирал информацию, систематизировал и делал выводы.
  
  Так, не стоило тащить Медузу в какое-нибудь заведение общепита, изливать на нее волны жадного предвкушения и вести пространные разглагольствования ни о чем, пытаясь казаться умным.
  
  Результат будет предсказуемым - пинок под зад и скука в глазах объекта вожделения.
  
  В поисках информации маг перерыл библиотеку, устроил допрос с пристрастием найденным специалистам по магическим расам, а также до предела напряг фантазию.
  
  Результат не замедлил проявиться: через полторы недели, когда пришла его очередь, Волдеморт явился на свидание во всеоружии.
  
  ***
  Гарриэт с интересом рассматривала доставленную ей с утра пораньше посылку: маленькая корзиночка, наполненная скромными полевыми цветами.
  
  Изумленно осмотрев васильки, дикие гвоздики и лютики, девушка вдохнула тонкий, еле ощутимый аромат цветов, и довольно улыбнулась. Небольшой подарок ей понравился. Он явно отличался от гигантской корзины с белыми лилиями, валящими с ног своим ароматом все живое в радиусе десяти ярдов, которую имел глупость подарить один из незадачливых ухажеров.
  
  Мило, скромно, ненавязчиво... Посмотрим, что дальше будет.
  
  Дальше тоже было интересно.
  
  Прибывший Лорд раскланялся с Гарриэт, и с ходу предложил позавтракать. Поттер уже приготовилась к очередному пафосному заведению, но Волдеморт приятно ее удивил, аппарировав свою спутницу в какой-то парк, находящийся совершенно точно не в Англии, уж слишком было тепло.
  
  Их уже ждали небольшой столик, удобные кресла и легкий завтрак, состоящий из карпаччо из телятины*, салата по-гречески, пресных лепешек и фруктового салата. Из напитков было три вида чая - зеленый, ройбуш и черный.
  
  Одобрительно покивав, Поттер с энтузиазмом принялась за предложенное, Лорд тоже с удовольствием подкрепился. Наевшись, Гарриэт расслабилась в кресле, развлекающий ее беседой Волдеморт тут же предложил понежиться на солнышке, ведь переваривание пищи - это очень ответственное дело. К тому же, как Наг он прекрасно понимает, как приятно находиться под теплыми лучами солнца...
  
  Разомлевшую Гарриэт заботливо развлекали беседой, после чего предложили развлекательную программу, от которой Поттер пришла в восторг. А кому не захочется полетать на драконе? Особенно, если это безопасно?
  
  Сидя на могучей спине зверя, лениво взмахивающего мощными крыльями, Поттер с восторгом смотрела по сторонам. Полеты были ее страстью, недаром она залезла тогда на гиппогрифа... почувствовав исходящие от всадницы желания, огромная зверюга оскалилась и сложив крылья, свалилась в крутое пике, после чего показала класс.
  
  Радостные вопли девушки звучали с неба, дракон выписывал петли, бочки и полубочки, срывался в пике, круто возносился в небо, изображая из себя истребитель с вертикальным взлетом, и вообще радовался жизни.
  
  Поттер слезла только через час: счастливая, растрепанная, возбужденная... Довольный Волдеморт закрепил результат, накормив проголодавшуюся героиню бифштексом по-татарски, после чего культурная программа продолжилась в Италии, где проходила выставка известного художника.
  
  Вдоволь наобсуждавшись, что же именно изображено на полотнах талантливого абстракциониста, маг и ведьма вернулись в Хогсмит.
  
  - Браво, лорд Мракс... - с уважением посмотрела на горделиво выпрямившегося Лорда Поттер. - Я просто в восторге. Вы произвели на меня огромное впечатление, и проходите в заключительный этап испытаний. Браво. Увидимся...
  
  Волдеморт оскалился во все клыки и, счастливо насвистывая, аппарировал домой.
  
  Нужно еще кое-что сделать, чтобы жизнь кое-кому бородатому медом не казалась. Это его будущая супруга оценит. И еще как!
  
  
  
  
  
  *-Carpaccio - блюдо из тонко нарезанного сырого мяса с добавлением оливкового масла и лимонного сока. Этот рецепт в 1950 году разработал Джузеппе Чиприани специально для графини Мочениго, которой врачи запретили есть мясо, приготовленное при тепловой обработке.
  
  
  
  
  Глава 41. И видит око, да зуб неймет...
  
  
  Северус Снейп был гением. Это никто не мог отрицать.
  
  Как у всех гениев, характер у него был отвратительнейшим. Он был саркастичен, зачастую груб, нетерпим к чужим ошибкам. Также, он часто потворствовал своим слабостям.
  
  Вместе с тем, у него было неоспоримое достоинство: ум. Логичный, холодный, могущий просчитать множество вариантов... Если бы еще не импульсивный характер!
  
  Цены б ему не было!
  
  А так... впрочем, когда надо, Северус прекрасно брал себя в руки и твердо шел по намеченному пути. И горе тем, кто пробовал его остановить!
  
  Каждое свидание стало источником информации. Ведь это так важно... недаром говорят, что информация правит миром. После свидания с Волдемортом Гарриэт встретилась еще с пятью претендентами. Из них отсеялись три, прошли Руквуд и МакНейр.
  
  Сильные конкуренты. Таких стоит опасаться. Так что надо думать.
  
  Думанье вылилось в целый план, которым Северус очень гордился. Осталось только его выполнить.
  
  ***
  
  Гарриэт лениво валялась в разворошенной кровати, наслаждаясь теплом и мягкостью одеяла и подушек. Было хорошо... тело наполняла сладкая нега, вылезать из кровати совершенно не хотелось, хотелось лежать, греясь, и досматривать сны. Особенно тот, последний...
  
  Видимо в ожидании и предвкушении грядущего свидания с Ужасом подземелий подсознание подсуетилось и выдало на-гора такие картинки, что проснулась Гарриэт ошарашенной и размышляющей на крайне интересные темы.
  
  Там, во сне, Северус, с завязанными черным шарфом глазами, стоял перед ней на коленях, имея из одежды на себе только узкий ошейник из мягчайшей кожи, украшенный большим ромбовидным изумрудом. Гарриэт стегала его тонким стеком, Снейп не сопротивлялся, только стонал, и пытался целовать ей ноги в изящных туфельках на тонких высоченных каблуках, украшенных изящными шпорами почему-то. Это было чувственно, жарко, хорошо... до стона и шипения хорошо! Хоть и странно.
  
  Неужели это запоздалая реакция на издевательства прошлых лет обучения в Хогвартсе? И теперь Гарри раздумывала, что будет очень неплохо воплотить эту прекрасную картинку в жизнь. Просто чудесно.
  
  - Ну, держись, Северусссс...
  
  Облизнувшись раздвоенным языком, Гарриэт отбросила одеяло и решительно встала. Пора готовиться.
  
  - Что ж, миссстер Ссссснейп... посссмотрим, каковы вы в деле!
  
  ***
  
  В гостиной ее уже дожидался крылатый почтальон. Хмыкнув (хорошо, что сегодня воскресенье, и можно отдохнуть от школьной суеты в тишине дома), Гарриэт отцепила от лапки небольшую коробочку, которая тут же начала увеличиваться в размере. Сюрприз становился все более интересным. Просканировав ее и не обнаружив ничего постороннего, девушка развязала бант и открыла сюрприз.
  
  Сидящий рядом на столе филин с любопытством следил за ее действиями, наклонив голову и моргая круглыми глазами.
  
  В коробке оказался набор из четырех красивых деревянных коробочек, покрытых великолепными рисунками, к каждой была ленточкой привязана небольшая открытка, а также лежал порт-ключ: брелок в виде маленькой "Молнии".
  
  Достав одну коробочку, Гарриэт ее внимательно рассмотрела. На боках были изображены снежинки, складывающиеся в затейливые узоры. Открытка сообщала, что содержимое коробки "поможет согреться холодными зимними вечерами". Откинув крышку, Гарриэт пораженно подняла брови: коробочка оказалась музыкальной. Зазвучала тихая мелодия, ласкающая слух.
  
  Внутри находился травяной чай. Понюхав, Гарриэт определила аромат сушеных апельсинов, лимонов, тонкую нотку корицы, душицу и лимонник. Пахло просто великолепно. Закрыв коробку, она рассмотрела остальные. "Осень", "Лето", "Весна". У каждой своя мелодия, свой фруктово-травяной сбор.
  
  Открыв еще раз коробку со снежинками, Гарриэт вслушалась в мелодию. Она была знакомой, что-то из детства... какие-то смутные воспоминания крутились в голове. Она тогда тайком слушала волшебную мелодию, лившуюся из телевизора, и мечтала... Точно! Щелкунчик! Как она могла забыть!
  
  Одно из немногих приятных детских воспоминаний...
  
  Улыбнувшись, Поттер прикрыла глаза, слушая нежный перезвон. Аромат маггловского праздника плыл по комнате, заставляя глупо улыбаться.
  
  - Просто великолепно... - поделилась впечатлением девушка с филином. Тот согласно ухнул, и самодовольно напыжился, словно это был его личный подарок. Потоптавшись, птица расправила крылья и вылетела в окно, а Гарриэт отдала эльфам коробки, приказав заварить чай. Надо же опробовать подарок! После чего, насвистывая, отправилась приводить себя в порядок.
  
  ***
  
  Северус вскочил в несусветную рань. Спал он хорошо, благодаря снотворному, а то от волнения не смог бы закрыть глаза. А это плохо: от бессоницы у него портится внешний вид и ухудшается характер! Отправив посылку, зельевар направился в салон красоты, где его, несмотря на раннее время, уже ждали во всеоружии.
  
  Мужчину вымыли, отмассажировали, привели шевелюру в порядок, аккуратно стянув волосы в элегантный хвост, подобрали одежду. Северус волновался. Он так не волновался, даже когда стоял перед экзаменационной комиссией, подтверждая право называться Мастером!
  
  Сегодня очень важный день, оплошать нельзя. Волдеморт прошел, значит, и он сможет! Он ничем не хуже!
  
  ***
  
  С удовольствием выпив чай, Гарриэт собралась и прикоснулась к брелоку. Судя по всему, Снейп на ключ не поскупился: никаких тошнотворных эффектов, все прошло быстро, мягко и без эксцессов. Пара мгновений - и она стоит на площадке, расположенной на склоне горы. Было тихо, легкий ветерок шевелил волосы (судя по всему, площадку огородили специальным барьером, чтобы гостью не сдуло), тепло... снег на вершинах гор искрился, сверкая хрустальной крошкой. Северус Снейп, одетый в элегантный брючный костюм цвета стали, такую же мантию, и белоснежную рубашку, просто потрясал воображение.
  
  Сейчас он настолько отличался от себя-учителя - в широченной мантии, делающей его похожим на вампира из маггловских ужастиков, весь в черном, с белой рубашкой, что Гарриэт удивленно моргнула. Конечно, в последнее время Снейп стал за собой следить, но сейчас... в общем, впечатляюще. Гарриэт осмотрела сухопарую фигуру возможного супруга, и мысленно облизнулась. Очень и очень.
  
  - Доброе утро, Гарриэт... - от звуков бархатного голоса у Поттер побежали мурашки по телу. Она мысленно восхитилась: ведь как владеет голосом! Вампир, породу не скрыть! Умеют кровососы обольщать, умеют, ничего не скажешь!
  
  - Так как сейчас утро, я решил предложить Вам скромный завтрак... - Снейп подхватил девушку под руку и направился к небольшому столику. - Насколько я понимаю, ваши вкусы отличаются от обычных... так что, попробуйте. Лелею надежду, что вам понравится.
  
  Завтрак действительно был легким. На тарелочках лежали небольшие шашлычки из сочного, парного мяса, нанизанного на тонкие бамбуковые шпажки вперемешку с кусочками зеленых яблок и плодами кумквата*, рядом стояли маленькие пиалы с различными соусами: ореховым, цитрусовым, из острого перца.
  
  Пахло очень завлекательно.
  
  Гарриэт принюхалась, цапнула шашлык и, окунув в острый соус, с довольным шипением стянула мясо со шпажки.
  
  - Превосссходно...
  
  Снейп удовлетворенно блеснул глазами. Пришлось потрудиться, чтобы узнать, что именно может понравиться Медузе. Что поделать, вкусы у волшебных созданий и их потомков зачастую были экзотическими. Иногда, ну очень экзотическими.
  
  - Передайте мое восхищение повару...
  
  - Благодарю, - слегка наклонил голову Снейп. - Ваша похвала греет мне сердце.
  
  - Вы сами все приготовили... - Гарриэт внимательно посмотрела на зельевара. Он еще и готовит! С ума сойти... какое ценное приобретение! Снейп тем временем продолжил зарабатывать очки в свою пользу.
  
  - Попробуйте это миндальное печенье. К чаю - просто превосходно.
  
  - Его вы тоже сами делали?
  
  Снейп скромно кивнул.
  
  - Профессор... да вы просто кладезь талантов! - одобрительно улыбнулась Поттер. - И Мастер не только в Зельеварении.
  
  - Стараюсь.
  
  Снейп постарался быть скромным, но самодовольство перло изо всех щелей. Зельевар был очень горд собой. Когда он обдумывал, как именно произвести на Поттер впечатление, достаточное для того, чтобы та одобрила его кандидатуру, мужчина уткнулся в тупик. Сразить наповал экстримом и развлечениями? Волдеморт успел первым. Повторяться не хотелось.
  
  Обдумывая сведения, за которые было уплачено звонкими монетками, маг пришел к выводу, что нужно идти другим путем. Волдеморт развлекал. Зельевар мог поразить дав то, чего у Поттер отродясь не было.
  
  Семейный уют. Гонки на драконах, развлечения и прочее это, конечно, хорошо, но возвращаться Гарриэт все равно будет домой. И тут у Снейпа есть шанс. Надо показать, что девушке могут предложить уют, теплую домашнюю обстановку, плечо, на которое можно опереться, отдых... ведь это так важно!
  
  Тем более, белоручкой мужчина не был, он с раннего детства научился обслуживать себя сам, а уж при его образе жизни... комфорт он тоже ценил, а домовые эльфы есть не везде и не всегда. Хочешь, чтобы было хорошо? Изволь потрудиться. Кроме того, готовка связана с зельеварением, сильно его напоминая, и никаких трудностей не представляла. Съедобные ингредиенты и кастрюля вместо котла - вот и вся разница.
  
  Гарриэт грызла печенье, прихлебывала чай и думала о том, что Снейп в личном хозяйстве - весьма и зело** полезное приобретение. Из него получится замечательный супруг. Просто превосходный. Отличный выбор. Он сделает дом настоящим Гнездом. Теплым. Уютным. Спокойным. А Гарриэт обеспечит защиту своему избраннику.
  
  ***
  
  После завтрака наступила культурная часть программы.
  
  - Гарриэт... насколько я знаю, вы практически нигде не были?
  
  - Увы, - пожала плечами девушка. - Не довелось.
  
  - Позвольте это исправить.
  
  За следующие пять часов маги побывали во Франции, неторопливо прогулявшись по Лувру, затем они попали в Италию, где Снейп провел обстоятельную экскурсию по Риму. Было хорошо. Неторопливая прогулка, интересный разговор... пару раз они заходили в маленькие кафе, выпить по чашечке кофе. Гарриэт понравилось. Она с детства мечтала хоть куда-то поехать, но, увы, мечты так и оставались мечтами. Сначала Дурсли, затем Хогвартс и Дамблдор со своим всеобщим благом... все это не способствовало расширению кругозора.
  
  А тут, пожалуйста! Увидеть вживую различные достопримечательности, потрогать своими руками, узнать их историю... Снейп обладал крайне обширными знаниями.
  
  Затем Снейп поразил Гарриэт еще раз.
  
  Он с таинственным видом протянул очередной порт-ключ и маги очутились в незнакомом месте. Жаркий климат, буйство тропической флоры, незнакомая архитектура...
  
  - Это Тайланд, или, как его раньше называли, Сиам. Мало кто знает, - ведя Поттер по вымощенной плотно подогнанными каменными плитами дорожке рассказывал Снейп, - что здесь находятся изумительные курорты. Сейчас вы сами все увидите.
  
  В их распоряжении оказался целый комплекс - Снейп не мелочился. Он отвел Гарриэт в ее комнату, где уже ждали халат и тапочки, после чего с энтузиазмом принялся обхаживать девушку. Прислуги не было, маг все делал сам.
  
  Вначале Поттер ждал душ, после чего пришла очередь горячих источников. Минеральная вода, имеющая комфортную температуру, привела Медузу в восторг. Гарриэт и так нравилось плавать и греться на солнышке, а тут еще и вода горячая!
  
  Разомлевшую Поттер можно было брать голыми руками, что Снейп и сделал. С огромным удовольствием.
  
  Возблагодарив мысленно магию за свой гений и то, что есть такая вещь как Absentio Libido, состав, помогающий магам не светить некоторое время своей крайней заинтересованностью в объекте, который находится прямо перед глазами, одетый в халат Снейп занялся попавшей ему в руки добычей. Гарриэт сняла с себя халат, оставшись в микро-купальнике, и под жадным взглядом мага улеглась на специальную кушетку, предназначенную для массажа, совершенно не стесняясь своего практически полностью обнаженного тела.
  
  Снейп целомудренно прикрыл пятую точку девушки маленьким полотенцем, потер ладони друг о друга, разогревая руки, после чего тонкой струйкой налил на спину довольно щурящейся девушки масло и принялся неторопливо делать массаж. Он уверенно размял мышцы, промассировав каждый дюйм, стараясь особо не пялиться на круглую задницу, которую так и тянуло сжать в ладонях, проверяя на упругость.
  
  Словно издеваясь, Поттер поерзала, постанывая и покряхтывая от удовольствия, после чего слегка раздвинула ноги, укладываясь поудобнее. Снейп со свистом втянул в себя ставший раскаленным воздух, чувствуя, что волшебное средство в общем-то не слишком помогает. Слегка погладив объект своего вожделения, на что отреагировали благосклонно, Северус занялся ногами Гарриэт, разминая мышцы и суставы.
  
  Пот тек по спине, приходилось сцеплять зубы, чтобы руки не дрожали, контроль трещал по швам, зелье действовать отказывалось. А паршивка стонала, что-то одобрительно мычала, подставляя себя под разминающие тело руки, а потом...
  
  Потом она, словно мало было этих издевательств, перевернулась на спину и томным голосом попросила размять ей все остальное!
  
  Снейп слегка пошатнулся, но нечеловеческим усилием воли взял себя в руки. Тщательно разогрев гладкую кожу, он принялся нежно разминать плечи, руки, бока, бедра... Хорошо хоть самое главное полотенце прикрыло! Иначе было бы совсем плохо...
  
  Гарриэт наслаждалась каждым прикосновением. Снейп и так был ее фаворитом, а уж после сегодняшнего вовсе вне конкуренции.
  
  Закончив массаж, Снейп с Гарриэт перебрались в источник, где лениво сидели, наблюдая за плывущими по небу облаками. О чем-то перекрикивались птицы, на столике появился ужин, которому проголодавшаяся Поттер отдала должное. В медленно темнеющем небе зажигались звезды, жара постепенно сменялась прохладой.
  
  ***
  
  Благовоспитанно дождавшись, когда весьма и весьма довольная Гарриэт отбыла домой, предварительно сообщив о том, что Снейп по праву проходит в финал, Северус ринулся домой. С такой скоростью он еще не аппарировал!
  
  Добежав до своих покоев и отмахнувшись от попытавшейся что-то сказать Минервы, профессор залетел в спальню, сдирая с себя костюм.. Снейп рухнул на постель, схватившись за ноющее достоинство. Закусив губу, переждал короткую вспышку боли - ждать этого момента пришлось долго, после чего принялся решать так некстати навалившуюся после прекращения действия зелья проблему.
  
  ***
  
  Министерство Магии. Отдел Тайн.
  
  Руквуд закончил отчет и залпом выпил стакан воды: в горле от долгой болтовни стало сухо, как в пустыне. Слушающие его маги переглянулись.
  
  - Бесподобно. Просто бесподобно. Чувствую себя... идиотом.
  
  - Сами виноваты. Видели же, что происходит, но ничего не делали. А теперь в полном... полном...
  
  - Скажи проще - дерьме!
  
  - Полном дерьме, а тот, кто нас им облил, стоит с ведром в руках и ржет.
  
  - Посредники?
  
  - Вот список.
  
  - Кроты в Министерстве?
  
  - Вот список.
  
  - Что с Поттер?
  
  - Она сделала выбор.
  
  - Кто?
  
  - Пока что два фаворита. Волдеморт и Снейп.
  
  - Кхм! Умеет девушка выбирать, ничего не скажешь.
  
  - Итак! Руквуд. Отдашь это Мраксу. Он будет доволен. А вот это - Поттер. Она тоже будет... довольна.
  
  - Даже слишком.
  
  - Ты уж постарайся ее обрадовать в пустынном месте. Хорошо?
  
  ***
  
  Поттер сидела в кресле, обдумывая тех, кто остался. Еще пять магов, но они однозначно не пройдут. Свой выбор она уже сделала. Волдеморт и Снейп. Два варианта, два претендента, требующие тщательного обдумывания.
  
  Волдеморт станет Ссээши, а Снейп - Ссээш.
  
  Каждый вариант хорош, каждый по-своему прекрасен.
  
  Волдеморт. Маг станет Ссээши, равным партнером. Умный, сильный, с твердым характером, он подчиняться не будет. С таким и жить нелегко, и поругаться интересно.
  
  Снейп. Он хорош как Ссээш, подчиненный. Что поделать, этот маг с радостью будет подчиняться, он устроит быт и уют... Но только если его пинать. А ей такого не хочется, она предпочитает более независимых характером. Так что...
  
  Вздохнув, девушка поморщилась. Завтра снова в Хогвартс. И снова перед глазами будет эта бородатая сволочь. Конечно, она предприняла меры, чтобы достойно ответить на выпад директора, но этого мало. Неожиданно возник домовик, почтительно протягивающий на подносике письмо. Посмотрев на печать, Гарриэт подняла бровь.
  
  - И что нужно невыразимцам?
  
  
  
  
  
  
  
  *Кумкват (от кит. золотой апельсин) - желто-оранжевый тропический фрукт семейства цитрусовых вечнозеленого растения. Этот плод имеет и другие названия - кинкан и фортунелла. Внешне кумкват похож на очень маленький овальный апельсин. По длине он достигает максимум 5 см, а в ширину - 4 см. В употребление фрукт идет полностью вместе с кожурой. Вкус плода очень близок к кисловатому мандарину, но при этом кожура имеет сладко-терпкий привкус. Родиной кумквата является южная часть Китая.
  
  ** Зело - старинная форма слова "очень".
  
  
  Глава 42. Теория и практика Большого взрыва.
  
  
  Тихое, жуткое шипение наполняло гудящий от выплеснутой магии зал. Алтарь еле слышно потрескивал, остывая. Впитав выплеснутую разъяренной Медузой магию, камень рода просто раскалился, источая жуткий жар, маленькие кристаллы, впаянные в его толщу, сияли, словно раскаленные угли.
  
  Гарриэт дернула головой, хрустнув шеей и сложила руки на груди.
  
  - Вот значит, как. Не могли пустить такое на самотек, да, директор?
  
  Волосы метались по плечам, извиваясь, словно на голове у девушки был клубок змей. Поттер раздраженно шикнула, усмиряя их, пряди послушно свились в плотные жгуты, которые она свернула в узел на макушке и заколола стилетом. Бросив взгляд на бумаги, которые она отшвырнула в угол, Гарриэт нервно дернула головой, скаля частокол зубов.
  
  - Спокойствие... только спокойствие... - выдохнула Медуза, шагая из стороны в сторону. - Не хватало только еще сорваться... Ладно. Это я так не оставлю... но время отомстить наступит чуточку позже. Сейчас надо сосредоточиться на выборе. Дело это крайне серьезное и ответственное, так что... готовьтесь!
  
  Тихий шипящий смех разлетелся по залу, заставляя трепетать огни факелов.
  
  ***
  
  Волдеморт неторопливо постукивал пальцами по лакированной поверхности стола, обдумывая принятое накануне решение.
  
  Сейчас Поттер ходит на свидания с оставшимися магами, нанятые шпионы исправно докладывают, что пока больше никто не прошел в финал, но это ничего не значит. Ведь есть Макнейр, и Кингсли, и остальные... Вывод: пора навестить своих должников. Вернее, должника. У него есть раритетные книги... В них обязательно должна быть необходимая информация!
  
  ***
  Драко мрачно следил за вальяжно развалившейся на стуле Поттер. Девушка, совершенно не обращая ни на что внимания, увлеченно что-то писала, время от времени советуясь с сидящим рядом Лонгботтомом. Следовало признать, что на гриффиндорского тюфяка дружба с Избранной в последнее время действовала крайне положительно. Его поведение сильно изменилось, Невилл перестал мямлить и заикаться, неуклюжесть ушла, парень привел себя в порядок, демонстрируя своим невестам похудевшее тело с окрепшими мышцами. Гриффиндорец явно чем-то занялся, раз развил такую мускулатуру, и останавливаться на достигнутом совершенно не собирался, да и близняшки не собирались его останавливать.
  
  Сейчас гриффиндорцы о чем-то яростно шептались, тыча перьями в записи. Драко жутко хотелось узнать, о чем именно они спорят, но, увы, это было невозможно: вокруг спорщиков был барьер против подслушивания, а по губам прочитать тоже не получалось - еще одно заклинание искажало видимые движения губ.
  
  Малфой нахохлился, не слушая скрипящего что-то занудного Биннса. В последнее время он начал наконец понимать, в какую яму загнал самого себя своим глупым поступком. И ведь винить в этом некого, увы... Сам, своими собственными руками, так сказать. Чем он вообще думал тогда? Уж явно не мозгом. Повел себя как глупый, истеричный, капризный мальчишка, ставящий собственные "хочу" выше всего остального.
  
  Вот и докатился...
  
  Парень потер лицо руками и решился. Он сделает это сегодня. Прямо сейчас, на перемене.
  
  ***
  - Леди Поттер-МакРоуз-Блек. Могу ли я с вами поговорить?
  
  Гарриэт изумленно посмотрела на стоящего перед ней навытяжку Драко, смотрящего умоляющими глазами. Выглядел слизеринец плохо. Он был бледным, под глазами появились круги, парень явно нервничал, Поттер отметила, что Малфой украдкой вытер вспотевшую ладонь о мантию, от него разило тоской и отчаянием.
  
  - Конечно, Наследник Малфой.
  
  Они прошли в пустой кабинет дальше по коридору, Гарриэт захлопнула дверь и наложила на класс прорву заклинаний от всего. И от подслушивания, и от подглядывания... Причем наложила их на стены, пол и потолок. А то мало ли...
  
  - Поттер... - выдохнул Малфой, прикрыл глаза и постарался собраться. - Поттер... Гарриэт... Прости меня. Я был таким идиотом! Прости... я вел себя, как глупый ребенок. Я прошу прощения...
  
  Драко с трудом вытолкнул из себя последнее слово и замер, опустив голову и нервно комкая полу мантии. Гарриэт молча подняла бровь, рассматривая стоящего перед ней все-таки повзрослевшего слизеринца. Невероятно... Драко действительно раскаивался. От него разило тоской, он грыз себя за собственный идиотизм, но почти не надеялся на то, что его простят.
  
  - Я прощаю тебя, Драко. Я прощаю тебя...
  
  Поттер внимательно посмотрела в осветившееся лицо Малфоя, не верящего собственным ушам, и повторила.
  
  - Я, Гарриэт Лилия, Леди Поттер, Леди МакРоуз, Леди Блэк, прощаю тебя, Драко Люциус, наследник Малфой. Иди с миром.
  
  Магия сгустилась, что-то лопнуло, обдав магов теплым ветром, несущим запахи луговых трав. Слизеринец неверяще распахнул глаза, уставясь на Поттер, приоткрыв рот от изумления. Его простили... действительно... простили! Гарриэт хмыкнула.
  
  - Это не я простила, это ты попросил прощения и понял, как ты мерзко поступил. Запомни это. На всю свою жизнь. И не делай больше таких ошибок. В следующий раз...
  
  - Следующего раза не будет, - твердо отрезал Драко. - Не будет.
  
  Он помолчал и неожиданно протянул руку.
  
  - Мир?
  
  Гарриэт рассмеялась и пожала плечами.
  
  - Друзьями мы не являемся, но и гадить...
  
  - Не буду, - пообещал слизеринец, и девушка протянула руку, пожимая ладонь парня.
  
  - Все зависит только от тебя.
  
  ***
  Поттер уже сделала выбор, это было четко понятно по ее взглядам и некоторым специфическим реакциям. Августус недаром работал в Отделе Тайн, маги перепотрошили все свои библиотеки, развалы и заначки, добравшись до таких мест и запасов, о которых не вспоминали последние лет шестьсот.
  
  Сведения о Медузах, краткие и не очень, были тщательно изучены, проанализированы и буквально препарированы. Маги подвергли рассмотрению все, все привычки, возможности, известные потребности. Поэтому, для Руквуда поведение Поттер было более-менее ясно и понятно, в отличие от остальных магов.
  
  Он прекрасно видел, что Мракс явно стал ее фаворитом, что он - вне конкуренции. С одной стороны, это огорчало - ему и самому хотелось получить этот приз. С другой... не с его характером кому-то подчиняться, пусть она хоть трижды Медуза и вообще... Выбор девушки мага повеселил и озадачил, но ревности, как таковой, не было, хотя он с удовольствием участвовал в ритуале. А почему бы и нет?
  
  Можно на других посмотреть, да и себя показать...
  
  Наблюдать за участниками было крайне интересно и познавательно, демонстрировать свои таланты - очень приятно, пользуясь случаем маг наладил несколько полезных знакомств, восстановил утерянные связи, так что этот ритуал был просто подарком судьбы.
  
  Рабастан разливался соловьем, живописуя ожидающие их перспективы, Августус кивал, четко понимая, что ничего не выйдет, но это все равно не повод халтурить.
  
  - Согласен. Потом поговорим. Уведоми Рудольфуса, все-таки он - глава, и капитал в его руках. Информацией помогу, за процент в доле.
  
  Рабастан облегченно вздохнул, Руквуд улыбнулся. Пусть порадуется, пока может. Маги раскланялись, выходя из кафе, и направились каждый в свою сторону. Окрыленный Рабастан не заметил, что за ним внимательно следят карие глаза.
  
  ***
  
  Гарриэт равнодушно смотрела на привязанного к алтарю Сириуса, строящего щенячьи глазки и поскуливающего от страха.
  
  - Гарри! Гарриэт, что ты хочешь сделать?! Ри! Умоляю!
  
  - Цыц... - поморщилась девушка, проверяя надежность веревок. - Не скули, сколько можно! Мозги тебе прочищу, чтоб наверняка, простой ритуал очищения...
  
  - "Солнечный свет"? - напряженно осведомился Сириус, выворачивая шею, чтобы увидеть девушку. Поттер рассмеялась.
  
  - Эта лабуда? Ну, что ты! Тебя ждет Сссезехешш-ассиш. "Водопад благодати"... - жуткая ухмылка Гарриэт четко показывала, что не все так чудесно, как следует из названия. Мужчина съежился, предчувствуя грядущие неприятности.
  
  - Может, не надо? - робко осведомился он, ерзая на холодном камне. Гарриэт хмыкнула, окинула своего бывшего крестного оценивающим взглядом, сменила форму и покачала головой.
  
  - Надо, Сириус, - она еще раз посмотрела на мужчину магическим зрением и наставительно произнесла. - Надо.
  
  Медуза подошла к алтарю и встав перед ним, зашипела. Полурычание-полушипение заполняло ритуальный зал в доме Блэков, Сириус сначала скулил, потом затих, видя, что это не оказывает никакого эффекта, совершенно. Гарриэт вытянула когтистый палец и принялась делать аккуратные разрезы на коже Блэка - тонкие и неглубокие, в одном ей понятном порядке, не обращая внимания на вскрикивающего мужчину. По коже потекли тонкие струйки крови, вот на алтарь упала первая капля, вот вторая, третья...
  
  Камень нагрелся, успокаивая дергающегося пленника, Сириус затих, чувствуя, что его начинает клонить в сон. Постепенно мужчина заснул, перестав реагировать на все продолжающуюся экзекуцию.
  
  Гарриэт нанесла последний разрез и хлопнула в ладоши. Кровь продолжала стекать на алтарь, впитываясь в каменную поверхность. Мужчина спал, изредка дергаясь, он то морщился от боли, то снова затихал, то начинал дышать тяжело, с хрипами, то лежал совершенно неподвижно, словно покойник.
  
  Постепенно ранки начали зарастать, сначала одна, затем вторая, третья... пока не исчезли все, до единой.
  
  Лежащий на алтаре Сириус спал беспробудным сном, неожиданно он застонал, затрясся, заскулил. Гарриэт осмотрела спящего и хмыкнула. Сейчас начнется... Теперь Сириусу будут сниться сны о его жизни, показывающие неправильные с точки зрения Магии поступки. Они будут сниться, показывая, что произошло из-за неправильного поступка, заставляя делать выбор. Снова. И снова. И снова... пока мужчина не выберет правильный вариант и не примет верное решение. Только тогда эти сны уйдут. Следующие сутки будут для него веселыми.
  
  Поттер зажгла магический светильник и вышла из зала, захлопывая за собой дверь.
  
  ***
  
  ... - Эта... Сириус... тут Дамблдор меня прислал, за Гарри...
  
  - Позаботься о ней, я сейчас!
  
  Бежать, бежать за предателем, не обращая внимания на малышку, плачущую, потирающую рану на лобике, не думая о том, что это крайне подозрительно - откуда Дамблдор узнал о смерти Поттеров, и когда успел отдать распоряжения леснику... вообще ни о чем не думая. Совершенно.
  
  Она плакала в холоде ноября, возясь в корзинке, оставленная на улице, словно бутылка с молоком, принесенная молочником, подброшенная, как ненужный щенок или котенок. И никому не было дела до того, что ей больно, страшно и одиноко...
  
  Сириус закричал, сердце заколотилось, в ушах бился его собственный плач. Что же он наделал? Что?
  
  ... - Эта... Сириус... тут Дамблдор меня прислал, за Гарри...
  
  Рот открылся, чтобы произнести роковые слова... и захлопнулся. Он прижал крестницу к себе, зарычав на наглого чужака, смеющего что-то требовать.
  
  - С чего вдруг? Ты кто, вообще? Ты мне никто! Пошел прочь!
  
  - Мама... прости меня, идиота... прости... Знакомься, это Гарриэт Лилия Поттер. Моя крестная дочь...
  
  ***
  
  Эпизоды следовали один за другим. Куски менялись в произвольном порядке, то он защищает свою крестницу, то наблюдает со стороны, как на самом деле выглядит то, что он считал шутками, то видит свою семью - умершую от горя мать, истребленный род...
  
  Каждый раз боль, каждый раз тяжелое осознавание. Снова. И снова. И снова... пока он не примет правильное решение. И только тогда награда - облегчение, словно с души упал еще кусочек тяжкого груза.
  
  ***
  - Знаешь, шавка, ты мне надоел... - равнодушный взгляд пронзает насквозь, заставляя поджимать хвост, пусть и отсутствующий в человеческой форме. - Ты ничему не учишься, бесполезный слизняк, и пользы от тебя нет. Заниматься мне тобой неохота, так что, я решила переложить это поистине неблагодарное занятие на чужие плечи, за некоторое вознаграждение, естественно. Знакомься... Это шаман Звездный туман. Теперь он твой хозяин... он или сделает из тебя человека... или вырвет твое сердце на жертвенном алтаре. Майя, они такие... - между губ сверкнул частокол клыков. - Прощай, Люпин. Мы или увидимся, или нет. Это зависит только от тебя.
  
  Медуза исчезла, а скулящий от страха Ремус смотрел на предвкушающе поигрывающего обсидиановым ножом невысокого бронзовокожего мужчину с морщинистым лицом, скалящего в довольной ухмылке подпиленные зубы.
  
  ***
  
  Альбус налил в чашку душистый чай, сделал глоток, поднося к глазам газету и выплюнул жидкость обратно при виде кричащего заголовка статьи на первой странице.
  
  - Что?! Да как они посмели! - мужчина взревел, отшвыривая газету и вскакивая из-за стола. - Ну, твари! Вы у меня попляшете...
  
  Маг принялся спешно собираться, скрежеща зубами и матерясь не хуже портового грузчика. Неожиданно над столом вспыхнуло и Альбус с холодком в груди увидел материализовавшийся официального вида свиток, украшенный целой связкой свисающих на шелковых шнурах печатей с оттисками гербов.
  
  Схватив его, Дамблдор вскрикнул, выронив свиток и тряся рукой - на ладони наливался красным легкий ожог. Зарычав, он развернул пергамент, раздирая шнуры и ломая печати, вчитался в прыгающие перед глазами сухие официальные строчки... и тяжело осел на стул, не веря увиденному.
  
  - Нет... не может быть...
  
  
  Глава 43. Мы посовещались, и я решила...
  
  
  Гарриэт задумчиво рассматривала стоящих перед ней мужчин. Судя по их лицам, предупреждения о том, что финал наступил, маги восприняли крайне серьезно.
  
  Волдеморт стоял рядом со Снейпом: два надменных высоких господина, одетых в черное, поглядывающих на остальных, как небожители на червей. Сразу видно хозяев жизни... Медуза втянула воздух затрепетавшими ноздрями и довольно прикрыла глаза. Какой запах... какой запах! Наг и высший Вампир... ух, горячо!
  
  Зрачки изумрудных глаз на мгновение вытянулись в щели и снова стянулись в точки, а Гарриэт с трудом подавила желание зашипеть, пробуя воздух раздвоенным языком. Даже волосы слегка зашевелились, словно сытые змеи, но вновь замерли после мысленного окрика. Два таких красавца... И как определиться? Впрочем, она уже определилась.
  
  Остальные маги были не менее колоритными.
  
  Кингсли и Макнейр. Чернокожий здоровяк и кряжистый, как горный дуб, шотландец. Широкие пестрые одежды потомка знойной Африки, и шерстяной плед и килт уроженца гористой земли Скоттов. Гарриэт внимательно их осмотрела, шмыгнула носом, и впала в глубокие раздумья. Потомок Истинных оборотней, и дитя свартальфар. Сильный и ласковый зверь... и искусный кузнец. Пахли они тоже хорошо...
  
  От Кингсли тянуло запахами жаркой земли, зноя и слегка мускуса. Пантера, однако... А вот от Макнейра пахло снегом, горным туманом, а также раскаленным металлом. Свартальфары недаром считались одними из самых искусных мастеров по работе с металлами. Макнейр это прекрасно подтвердил.
  
  Оставшимися были Руквуд и Лестрейндж. Потомок сидов и потомок демонов.
  
  Запахи от них исходили соответствующие. Свежескошенная трава и цветущий солнечный луг, звонкая капель горных ручейков и аромат леса. А вот Лестрейндж пах лавой, подземным огнем с легкой ноткой серы и тяжелым, душным ароматом джунглей.
  
  Шесть магов. Больше никто не прошел последнее испытание. Впрочем... этот тур последний. Конечно, она уже решила, но это не значит, что Гарриэт откажет себе в удовольствии всласть поиздеваться над всеми ними. Пусть докажут, что достойны. Пусть продемонстрируют, что умеют не только палочками махать.
  
  А она посмотрит и решит окончательно.
  
  ***
  Альбус, тяжело дыша, смотрел на сидящих за огромным овальным столом магов, разглядывающих его, словно непонятный экспонат в музее: вежливо и с недоумением.
  
  - И как это понимать? - свиток, брошенный сильной, невзирая на возраст, рукой, покатился по столу. Взгляды магов тут же изменились, став из недоуменных - негодующими.
  
  - Мистер Дамблдор, - надменно начал маг, сидящий во главе стола. - Тут понимать нечего. Все четко и ясно прописано. Вызов в Суд.
  
  - Не имеете права... - надменно процедил Альбус, презрительно складывая на груди руки. Маги переглянулись.
  
  - Не имеем? С чего вы взяли? - председатель недоуменно поднял бровь. - Хартия МКМ, уложение "О правах и обязанностях магов, занимающих должность в Совете". Или вы, как обычно, прочитали только пункты, относящиеся к "Правам", а "Обязанности" благополучно пролистали?
  
  Маг обвел замершего Дамблдора взглядом и продолжил, все также демонстрируя недоумение.
  
  - Так я вас просвещу... Пусть вы и являлись почетным Председателем, это не значит, что Уложение к вам не относится. Вы ведь подписали Согласие? Подписали... Герр Штульц?
  
  Сидящий по правую руку маг достал из лежащей перед ним толстенной папки, разбухшей от бумаг, лист пергамента, украшенный переливающимися всеми цветами радуги печатями. После чего показал его председателю. Тот внимательно осмотрел документ и удовлетворенно ткнул пальцем в длинную надпись - перечень всех имен Альбуса.
  
  - Вот, прошу. Ваша подпись? Ваша... - удовлетворенно кивнул маг. - Пол-листа заняла! Длинная какая...
  
  Маги сдержанно заухмылялись и Дамблдор заскрежетал зубами.
  
  - Так что, - председатель аккуратно спрятал документ в папку и развел руками, - сами видите... Вы с Уложением согласились, значит, на вас распространяются все внутренние правила Совета МКМ. Все, мистер Дамблдор, а не только те, что устраивают лично вас...
  
  Голос мага похолодел, в глазах мелькнуло злобное удовлетворение. Что ни говори, но репутация у Альбуса за пределами Англии, где практически все заглядывали ему в рот, была неоднозначной. Его не любили, и это мягко сказано. Ушлый Дамблдор сумел на волне известности после победы пролезть в Председатели, пусть и почетные, это прибавило ему влияния, но не уважения.
  
  Наглого мага, сующего свой длинный нос везде, где можно и нельзя, в большинстве стран терпеть не могли, во многие ему был запрещен въезд: одна из причин, почему Альбус практически безвылазно сидел на острове и не шлялся, где попало.
  
  Очень многим он отдавил любимые мозоли, многим попортил жизнь... все эти люди ждали момента, когда смогут нанести хоть какой-то удар или укол... и дождались. Скандал, разразившийся в Англии, послужил прекрасным основанием для применения санкций, о которых маги МКМ мечтали уже долгие, долгие годы... И вот, момент настал!
  
  ***
  - Итак, господа... - Медуза изящно примостилась на стуле, напротив сидели претенденты в супруги. - Как вы понимаете, наступает самый ответственный момент. Выбор. Я буду оценивать вашу готовность не просто вступить в брак, а создать семью. Настоящую семью, а не фиктивную, существующую только на страницах брачного контракта. Я буду оценивать ваше взаимодействие с возможной супругой, готовность делиться, готовность слушать и слышать. Процесс этот будет не очень долгим, но достаточно сложным. Еще раз напоминаю, что решение буду принимать я.
  
  - Как будет проходить отбор? - Руквуд подался вперед, внимательно сканируя лицо Гарриэт глазами. Остальные маги зашевелились, демонстрируя неподдельный интерес к обсуждаемой теме. Медуза улыбнулась.
  
  - С каждым магом я проведу три дня. Просто жизнь вместе. Не свидание... жизнь. Как все пройдет - зависит от вас. Место проживания - на ваш выбор. Развлекательная программа, так сказать - тоже на ваш выбор. Так что... - Поттер улыбнулась и довольно облизнулась раздвоенным языком, за чем зачарованно проследили маги, - готовьтесь. Итак... первым будет... - Гарриэт обвела взглядом напряженных магов, - лорд Руквуд. Затем наследник Лестрейндж. За ними - лорд Макнейр и наследник Кингсли. Ну и последними - лорды Принц и Мракс. Свидания будут проходить в течение трех дней - пятница, суббота и воскресенье. Место и прочее, напоминаю еще раз, за вами. Начало - в следующую пятницу. Господа... - Гарриэт кивнула и аппарировала с места.
  
  Оставшиеся маги ревниво переглянулись.
  
  - Н-да... - протянул Руквуд, задумчиво почесав нос. - Задачка, однако...
  
  Подумать было над чем. Имитация семейной жизни... это как? Что именно Медуза имела в виду? Все расы понимают это по-разному, у каждого волшебного существа свои критерии, зачастую кажущиеся дикими и неприемлемыми всем остальным. Попасть впросак очень легко и просто, особенно в этом случае. Про Медуз известно очень мало, а уж то, что они считают нормальным семейным поведением - и подавно тайна, покрытая мраком.
  
  Чешуйчатые не спешили распространяться на эту тему, их избранники - молчали, как на допросе, никаких сплетен и обсуждений не сохранилось. Так что, следовало подумать, как следует. Руквуд повернулся к сидящему рядом Лестрейнджу и недовольно поджал губы: Рабастан витал в облаках, наполненных эротическими грезами, судя по всему. Он мечтательно пялился куда-то в потолок, расплывшись в идиотской улыбке, на которую все остальные маги отреагировали крайне хмуро и недовольно, особенно Мракс со Снейпом.
  
  Маги переглянулись и уставились на возбужденно засопевшего аловолосого красавца мрачными взглядами, не сулившими ему ничего хорошего. Августус тяжко вздохнул, поднял за шиворот не обращающего ни на что внимания Рабастана и аппарировал от греха подальше. Через минуту исчезли и остальные маги.
  
  ***
  - Итак, что же делать?
  
  Снейп нервно бегал по гостиной, мантия развевалась гигантскими крыльями, шелестя на крутых поворотах. За процессом мрачно следили портреты предыдущих Принцев.
  
  - Я ведь не знаю, что она имеет в виду! - едва не взвыл Снейп, давая свободу нервам и инстинктам.
  
  - Знаешь, - вздохнул прапрадед Снейпа. - Она хочет семью. И ты ей эту семью дашь.
  
  - Каким образом? - Снейп рухнул в кресло, ожидающе глядя на предка.
  
  - А вот таким...
  
  ***
  - Идеи есть? - Кингсли свернулся в кресле компактным клубком, как никогда напоминая собой огромную пантеру. Приземлившийся на стоящий напротив диванчик дедушка Кафури сложил на могучей груди руки.
  
  - Честно? Нет. Судя по всему, у тебя то же самое?
  
  - Именно...
  
  Мужчины угрюмо переглянулись и вздохнули. Что поделать, хоть у них и было полно родни, как холостой, так и женатой, в настоящий момент это не слишком помогало. От слова "совсем".
  
  Но ведь делать-то что-то надо!
  
  ***
  Рабастан погрузился в свои грезы, сопел, пускал слюни, пялился куда-то в сторону, и отмахивался от попытавшегося его растормошить Августуса. Руквуд прекрасно понимал, что ничего у него не получится, поэтому просто напросто решил не париться, однако халтурить он не привык. Пусть это безнадежное предприятие заранее обречено на поражение, это не значит, что надо опускать руки и фигней страдать.
  
  Однако, Лестрейндж совершенно не желал приходить в себя. Гордый потомок демонов уже видел себя в спальне с объектом мечтаний и устремлений, отметая даже тень сомнения, что может быть иначе. Невыразимец скептически на него посмотрел, вздохнул, махнул обреченно рукой, оставляя на попечение родни, и аппарировал домой. Он прошел в кабинет, неожиданно раздался хлопок и перед магом возник эльф.
  
  - Хозяин! - поклонилось лопоухое создание. - Господин Долохов просит о встрече.
  
  - Проси... - кивнул Августус.
  
  Вошедший широким шагом Антонин впился взглядом в слегка недовольное лицо друга и, приветливо кивнув, упал в кресло.
  
  - Ну, как?
  
  - А ты как думаешь? - вздохнул Августус, падая в кресло и отдавая распоряжение домовику об обеде.
  
  - Судя по твоему взгляду, не очень...
  
  - Можно и так сказать, - пожал плечами маг, поводя носом над тарелкой. Следующие полчаса мужчины неторопливо насыщались, молча. Портить аппетит не хотелось.
  
  Эльф убрал со стола, маги взяли кофе и уставились друг на друга.
  
  - Рассказывай! - нетерпеливо заерзал в кресле Антонин. Руквуд тоскливо покосился на товарища.
  
  - А что тут рассказывать? Последнее испытание. Выбор претендентов! У каждого мага есть три дня, чтобы произвести впечатление...
  
  - Звучит обнадеживающе, - поощрительно кивнул Антонин. Руквуд скривился.
  
  - Это только кажется, Антонин.
  
  - А что так печально? - удивился Долохов. - Ты прошел в финал, остальные тебе не соперники, так что...
  
  Речь мага прервало насмешливое фырканье.
  
  - Не соперники! Как же! Один идиот, после объявления условий испытания, получил полное разжижение мозга и реагировать на окружающее отказывается. Он уже где-то там, в своих грезах... не понимает, идиот, что с Медузой не шутят. Я не удивлюсь, если этот недалекий потомок демонов полезет к девушке с нехорошими намерениями, оправдываясь тем, что это часть семейной жизни, и огребет так, что хоронить будет нечего! - раздраженный маг дернул рукой и потянулся к кофейнику. - Другой впал в депрессию. Третий и четвертый вообще не понимают, чего от них хотят. И только Лорд незыблем, как скала! Все это просто фарс...
  
  В глазах Антонина мелькнуло что-то злорадно-удовлетворенное.
  
  - Ты уверен?
  
  - Абсолютно, - буркнул Руквуд. - Более того, могу тебе по секрету сообщить, что Медуза уже выбрала.
  
  - Кого?
  
  - А ты как думаешь? - глаза невыразимца насмешливо сверкнули. - Кто равен ей по мощи? А?
  
  Антонин откинулся на стуле, маг понимающе закивал.
  
  - Аааа... понятно. А с чего ты это взял?
  
  - Забыл, где я работаю?
  
  - Нет. А ты не боишься намекать на это вслух?
  
  - Нет, - покачал головой маг. - Через шесть недель и так все это узнают. Тем более, тебе-то уже все равно.
  
  - Ну, не скажи, - протянул Антонин и Руквуд заинтересованно поднял бровь. - Интерес у меня все равно есть.
  
  - Какой?
  
  Долохов с заговорщическим видом подался вперед и продемонстрировал плотный лист пергамента с какими-то столбцами цифр и индексами соотношений. Августус некоторое время непонимающе пялился на листок, пока до мага не дошло. Это был бланк с тотализатора. По его лицу расползлось понимание и какая-то нехорошая ухмылка.
  
  - Вот даже как... А остальные знают?
  
  - Нет еще, - осклабился Антонин. - Но сразу после испытания - без проблем!
  
  Августус с интересом осмотрел довольного мага и хихикнул:
  
  - А с чего такой интерес к Раби? Раньше ты на него особо внимание не обращал...
  
  - То было раньше, - наставительно произнес Долохов. - А это - сейчас. Соотношение на его победу - минимальное. А вот на вылет...
  
  - Ааа... Понятно. Впрочем, я не против, только "за". Поставишь за меня?
  
  - Разумеется. Но тогда ты расскажешь мне о шансах остальных.
  
  - Разумеется. Сколько ставят на Макнейра?
  
  - Сейчас посмотрю.
  
  Маги зашуршали бумагами, рассматривая котировки и подсчитывая суммы, пока не пришли к соглашению.
  
  - Вот и ладушки, - довольно осклабился Антонин. - Я пошел.
  
  Маг звякнул мешочком с галеонами и испарился.
  
  ***
  - Итак, мистер Дамблдор, раз мы определили, что вы согласны с внутренними правилами Совета, что не может не радовать, - елейно улыбнулся председатель, - для начала я с прискорбием сообщаю, что вы лишены поста почетного Председателя Совета МКМ.
  
  - На основании чего? - скрипнул зубами Дамблдор, мысленно обещая расправиться со всеми, кто участвует в этом фарсе. - Мистер Гейр?
  
  - Лорд Гейр, - ехидно поправили его. - А снятие с поста совершено на основании Уложения, параграф Два "О качествах мага, избранного Председателем", пункт Один "Моральные качества". Если вы этого по каким-либо причинам не помните, я вас просвещу: председатель должен иметь безупречную репутацию. Не должно быть никаких скандалов, связанных с его именем, никаких порочащих его происшествий, особенно, ничего этого не должно быть отражено в прессе.
  
  Взгляд Гейра стал жестким, он смотрел на Дамблдора со злобным удовлетворением.
  
  - В последний год не проходит недели, чтобы в прессе не полоскали ваше грязное белье, мистер Дамблдор. А вы только усугубляете свое положение. Поэтому... мы, в отличие от вас не собираемся игнорировать свои обязанности. Так что... Еще раз сообщаю, мистер Дамблдор, что вы сняты с поста почетного Председателя МКМ.
  
  - Я этого так не оставлю, - прошипел Альбус и сделал попытку гордо развернуться и выйти, но... ноги словно примерзли к полу. Он дернулся, раз, другой... ничего не вышло. А аппарировать... здание было защищено по высшему разряду, здесь все ходили ножками, невзирая на статус.
  
  Маги с интересом следили за его шевелениями, заставляя терять голову от ярости и бешенства.
  
  Альбус злобно зыркнул и попытался позвать феникса. Птица могла проникнуть практически куда угодно, а эти сволочи об этом наверняка забыли! Что ж... Дамблдор предвкушающе улыбнулся, воздел руки...
  
  Маги переглянулись, Гейр поднял бровь.
  
  - Простите, что интересуюсь, - ехидно начал маг, - у вас спина заболела? Радикулит? Это такая зарядка?
  
  Альбус замер, уставившись на паскудно ухмыляющегося председателя неверящим взглядом, в котором все сильнее проступал ужас понимания ситуации, в которой он оказался. Руки опустились, старик тихо прошептал:
  
  - Нет...
  
  - Да, мистер Дамблдор, - торжествующе улыбнулся Гейр. - Да. Да будет вам известно, данное здание построено так, и защищено так, чтобы дать отпор любому. Понимаете, мистер Дамблдор? Любому... существу. Неважно, на двух ногах, с крыльями, с хвостом... хоть с щупальцами. Любому. И мы не забыли о вашем фениксе, не надейтесь.
  
  Гейр посмотрел на стоящий перед ним странный прибор, прикоснулся к нему пальцами и замер на минуту. Взгляд мага прояснился и он посмотрел на ожидающего Дамблдора тяжелым взглядом.
  
  - Феникс нейтрализован при попытке прожечь щиты. В результате атаки птица переродилась и в настоящий момент содержится в клетке с чарами Хаусхольда.
  
  - Что? - вякнул обалдевший Альбус. - Да как вы смеете! Это практически стазис! Бедная птица...
  
  - Бедная птица огребла за дело, - невозмутимо оборвал его председатель. - А вам добавляется обвинение в попытке побега с дисциплинарного слушания, поэтому...
  
  Маг резко положил руки на стол и Альбуса больно ткнуло под коленки. Цепи взметнулись в воздух, опутывая тело, через пару секунд маг сидел на массивном металлическом стуле, украшенном странными символами, прикованный рунными цепями, на руках и шее защелкнулись блокираторы магии.
  
  Старец захрипел, но было поздно. Самоуверенность его подвела, приведя к давно ожидаемому результату. Арест.
  
  - Итак... Раз провинившийся нарушает нормы Уложения, переходим к Уставу МКМ. Дисциплинарное слушанье по делу бывшего Почетного Председателя Совета МКМ Альбуса Дамблдора объявляю открытым. Герр Штульц, зачитайте подсудимому его права и обязанности.
  
  ***
  
  - Прошу...
  
  Августус радушно повел рукой, приглашая долгожданную гостью пройти внутрь. Для свидания он решил использовать летний домик - небольшой, но очень уютный и, самое главное, не населенный еще кем-то. Эльфы подхватили багаж и развили бурную деятельность, хотя все уже давно было готово.
  
  Эльфы разложили багаж, накрыли на стол... Руквуд и Гарриэт разговаривали на самые разные темы, Августус заливался соловьем, встретив заинтересованную слушательницу. Приемы пищи проходили чинно и неторопливо, сон был безмятежным, развлечения - легкими и не напрягающими. Викторианский стиль жизни во всей красе. К исходу третьего дня Гарриэт вздохнула, посмотрев на наслаждающегося беседой о высоком невыразимца. Мужчина пожал плечами.
  
  - Друзья? - маг совершенно не выглядел раздосадованным тем фактом, что возможность вступить в брак пролетела мимо него.
  
  Поттер кивнула.
  
  - С удовольствием.
  
  Они пожали друг другу руки и продолжили размышлять над философскими вопросами.
  
  ***
  Следующие выходные Гарриэт встретила в замке Лестрейнджев. Рабастан чинно поклонился, пожирая тонкую фигурку девушки глазами, стоящий рядом Рудольфус величаво повел рукой.
  
  - Я понимаю, вы устали, так что ванна вас ждет, приведите себя в порядок, отдохните, через два часа ужин.
  
  Гарриэт кивнула и направилась за почтительно вылупившимся домовиком. Отведенные для высокой гостьи покои ей понравились: роскошно, но не слишком, без той помпезности, что превращает жилое место в какой-то музей. Девушка осмотрела комнаты, довольно покивала и принялась раздеваться. Ванну принять, это всегда неплохо... она воду любит.
  
  Оставшись в чем мать родила, Гарриэт прошла в огромную ванную комнату, одобрительно хмыкнула при виде небольшого бассейна, наполненного теплой водой, и величаво спустилась по ступенькам. На губах Медузы играла странная улыбка.
  
  ***
  Рудольфус как раз приготовился отдать распоряжение об определенном наборе блюд, которые должны присутствовать на столе ждущим его указаний домовикам, как здание сотряслось. Маг застыл на минуту, после чего обреченно-облегченно прикрыл глаза, радуясь, что его супруга в настоящий момент отсутствует и не может дать волю острому языку.
  
  Рабастан нарвался.
  
  Взглянув на часы, маг отметил, что Антонин выиграл спор и сорвал куш, после чего отправился выслушивать вердикт. В том что он будет, и будет отрицательным, Рудольфус совершенно не сомневался.
  
  ***
  Как следует врезав под дых Лестрейнджу, думающему, что если он спрячется под чарами и залезет в воду, Медуза его не увидит и не почует и распустившему похотливые ручонки, Гарриэт довольно оскалилась и выкинула согнувшегося в три погибели хрипящего мага из бассейна на пол. Рабастан приземлился с глухим стуком, скрюченный, стонущий, еле дышащий.
  
  Окунувшись пару раз, девушка неторопливо поднялась по ступенькам, высушилась и осмотрела лежащего на полу покусителя на самое святое. С огромным удовольствием пнув его в голый зад и прослушав серию стонов, Гарриэт направилась в комнату, где оделась и приготовилась ждать.
  
  Через пару минут раздался стук в дверь. Рудольфус пожаловал.
  
  - Войдите.
  
  Вошедший маг окинул невозмутимую Поттер нечитаемым взглядом, после чего вопросительно поднял бровь. Девушка отлично поняла незаданный вопрос.
  
  - Там, - когтистая рука указала в направлении ванной комнаты.
  
  Рудольфус отсутствовал пару минут. Вернувшись, он задумчиво пожевал губами и покосился на лежащий на ладони раскрывшийся браслет брата.
  
  - Поужинаете?
  
  - Почему бы и нет, - пожала плечами Поттер. - Хорошо, что эльфы не успели разложить вещи.
  
  Маги переглянулись и весело рассмеялись.
  
  - Да уж... - резюмировал мужчина, утирая слезы. - Это самая короткая семейная жизнь в истории!
  
  - Это точно! - согласилась Гарри.
  
  ****
  - Да ладно тебе, чего стонешь, - добродушно пробасил Антонин, подливая безутешному Лестрейнджу в бокал. - Сам виноват, что уж теперь... Впрочем, может, это и к лучшему.
  
  - К лучшему? - с надрывом простонал Рабастан. - Какое, к Мордреду, к лучшему?! Я...
  
  - Вот именно, - наставительно посмотрел на него Антонин.
  
  - У меня депрессия!
  
  - Это лечится!
  
  - Как? - неосторожно подвинулся ближе маг. Долохов довольно хмыкнул.
  
  - А вот так!
  
  Долохов схватил депрессивного товарища за руку и аппарировал. Приземлились маги как раз в отдельном кабинете в заведении мадам Розмерты, оперативно поставившей на стол выпивку и закуску.
  
  - Увидишь, ты мне еще спасибо скажешь! - пробасил Антонин, наполняя стаканы.
  
  
  Глава 44. Мы посовещались, и я решила... часть вторая.
  
  
  После такого многообещающего начала последнего испытания, над рассказом о котором ржали все ее нарисованные предки, Гарриэт морально была готова к чему угодно. В том числе, и к повторению данной ситуации.
  
  Однако Уолден ее приятно удивил. Маг встретил долгожданную гостью радушно, но с достоинством, он явно не собирался пресмыкаться и стелиться перед девушкой, и это обнадеживало. Гарриэт пригласили осмотреть поместье, расположенное в суровых шотландских горах, наслаждаясь прекрасным видом заснеженных склонов, свежим воздухом, и тишиной, царящей в этом месте.
  
  Поттер, как ни странно, понравилось. Дом был достаточно уютным, природа вокруг - суровой, но по своему прекрасной, хотя и холодной, на ее взгляд. Однако она ведь не видами сюда пришла любоваться?
  
  Ее встретили радушно, но несколько чопорно. Взаимная вежливость, неторопливая беседа, немудреные развлечения... Гарриэт не столько оценивала хозяина на предмет соответствования ее требованиям к супругу, сколько наблюдала.
  
  Суровый наследник длинной череды шотландских лэрдов Макнейр был прекрасным хозяином и... холостяком. Не чувствовалось в мужчине желания стать семейным человеком, пока что Уолдену и в одиночестве было неплохо. Гарриэт наслаждалась спокойной атмосферой, но видела, что она здесь лишняя. Пусть мужчина этого сам пока не понял, но заключенный именно сейчас и именно с ней брак счастья ему не принесет.
  
  День прошел неторопливо, Поттер отдала надлежащее ужину, с удовольствием умяв баранью ногу, пока Уолден дегустировал хаггис, приготовленные им лично, под неспешный разговор. Они чопорно пожелали друг другу спокойной ночи, и девушка всласть выспалась на хрустящих простынях, пахнущих вереском, а за завтраком ошарашила неудавшегося кандидата неожиданными словами.
  
  - Когда встретите свою избранницу и назначите дату свадьбы - пригласите меня.
  
  Макнейр застыл каменной глыбой. Гарри встала.
  
  - Желаю вам найти свою любовь.
  
  Поттер вышла из дома, провожаемая изумленным молчанием, и аппарировала.
  
  ***
  
  Дамблдор недовольно смотрел в стену, время от времени машинально перебирая пальцами звенья цепи. Тонкая, но очень прочная цепь соединяла наручники, покрытые рунами. Ограничители магии. Теперь, когда у него совершенно неожиданно образовалась прорва свободного времени, маг смог вволю поразмышлять, как же он докатился до жизни такой. Выводы были неутешительными.
  
  Во всем виновата была мордредова Поттер. Это она, наглая девчонка, возомнившая себя непонятно кем, сломала тщательно обдуманные, выверенные до последней детали планы. Это она разрушила все, что так кропотливо создал маг. Это она получила в свои руки силу, которая должна принадлежать гораздо более достойному магу, тому, кто знает, куда и как именно применить даруемые ею возможности.
  
  Чертова Поттер, чертова тварь. Сам директор не мог воспользоваться таким же способом, как и эта паразитка, он принадлежал пусть и к чистокровной семье, но все его предки были людьми, за исключением прапрабабки, в которой текла четверть крови сирены. Слабая частичка, которую пришлось пробуждать не самыми светлыми методами и то, получилось только развить речь и немного овладеть Магией Голоса. Ни о каком принятии Наследия и речи не шло, к его огромному сожалению, пробуждать нечего было. Слишком много маглорожденных в его родословной, о которых умело замалчивали, что и привело к проблемам у его сестры и слабому магическому потенциалу у его брата.
  
  Альбус был умнее. Он пошел другим путем. Воровал чужую силу и знания, использовал зелья, ритуалы, и артефакты, сумел подчинить себе феникса, ставшего его батарейкой. И тут - такой облом. И сделать сейчас ничего нельзя. Его враги не забыли ни о птице, способной проникнуть практически куда угодно, ни о его связях... Они надели на него блокираторы магии и ввергли в узилище, ожидать суда. А несчастный Фоукс в виде птенчика, застывшего в вечном стазисе, лежит в коробке, запертой в хранилище для особо опасных существ и артефактов.
  
  И нет никакой возможности удрать - перед помещением в камеру у него не только отняли всю одежду и выдали жуткую арестантскую робу, но и обследовали, отобрав артефакты, вживленные в тело - на всякий случай. Впрочем, один они все-таки пропустили. Старец самодовольно усмехнулся в густую бороду, и умостился поудобнее. Он подождет. А потом... не обессудьте, вас ожидает сюрприз.
  
  ***
  У Кингсли Поттер не понравилось сразу. Слишком шумно... Слишком авторитарный дедушка. Слишком специфичные порядки. Она пожала плечами и ушла, не дождавшись ужина. Кингсли обязательно встретит свое счастье, Поттер даже слышала, что на него положила глаз какая-то семикурсница-слизеринка. Вот пусть и ловит этого кошака на валерьянку.
  
  Тем более, что еще две недели и все будет решено.
  
  ***
  
  - Что будем делать, Сири? - тоскливо спросил Люпин, мрачно глядя в окно. Погода была великолепная, но оборотня это совершенно не радовало. Стоящий рядом Блэк только вздохнул. Бывшая крестница уже обрадовала магов, сообщив, что решила наконец их судьбу. Что могла придумать Медуза, недовольная тем, что ее подопечные до сих пор не встали как следует на путь исправления, предугадать было невозможно. Но вот в том, что это будет сущий кошмар, оба мужчины были уверены даже не на сто процентов. В последние пару дней оба не находили себе места, мучимые страшными предчувствиями.
  
  Когда их вызвали в гостиную, маги уже дошли до кондиции, как следует накрутив себя, представляя разные ужасы, но реальность превзошла все их самые страшные мысли. На диване сидел непривычного вида маг, с явно видимым удовольствием дегустирующий ароматный чай из тонкостенной чашки, манерно оттопырив мизинчик в сторону. Вошедших Сириуса и Ремуса просканировали темными глазами с ног до головы и, судя по всему, признали пригодными к чему-то, судя по довольному кивку.
  
  - Берётесь? - с ясно слышимой надеждой спросила Гарри, выбирая печенье, выглядящее поаппетитнее. Мужчина еще раз осмотрел мнущихся магов, принюхался, подумал, и решительно кивнул.
  
  - В крайнем случае, на опыты пойдут.
  
  Блэк с Люпином попятились, вцепившись друг в друга, выпучившись на жуткого гостя. Посмотреть было на что. Незнакомец явно не был европейцем. Во-первых, одежда. Кожаные штаны с двумя полотнищами на манер передников, спереди и сзади, украшенные бахромой по боковым швам и мягкие туфли-мокасины, больше на нем ничего не было. Во-вторых, внешность. Кожа темная, красивого бронзового оттенка. Резкие черты узкого лица, горбоносый профиль, черные глаза, и длинные, ниже пояса антрацитовые волосы, схваченные на затылке замысловатой костяной заколкой. Он был высок, жилист, силен и явно очень опасен.
  
  Гарриэт облегченно вздохнула, захрустев печеньем.
  
  - Благодарю Вас, Призрачный волк. Гарантирую, вы не пожалеете. Позвольте сделать вам подарок. Липпи!
  
  Появившаяся домовушка с поклоном протянула на серебряном подносе небольшую шкатулку. Маг откинул крышку, заглянул внутрь и удивленно вскинул брови.
  
  - Неплохо...
  
  - Это маленькое выражение моей благодарности, - пояснила Гарриэт. - Я так рада, что этих оболтусов хоть кто-то согласился взять под присмотр. Я очень надеюсь, что вы не потратите время впустую.
  
  - Если получится? - заинтересованно спросил маг, делая пасс рукой. Шкатулка тут же исчезла. Поттер зубасто улыбнулась.
  
  - Если они вам подойдут по всем параметрам, то мы сможем обговорить и дальнейшие перспективы.
  
  - Ммм... хорошо, - сверкнул глазами маг, вставая, и подходя ближе к попятившимся мужчинам. Гарриэт встала.
  
  - Итак, господа, позвольте представить вам шамана племени ирокезов Призрачного волка. Он - Мастер Зверей. И он любезно согласился вправить вам мозги, не стесняясь в средствах.
  
  Индеец широко улыбнулся, и маги попятились: все зубы мужчины были треугольными.
  
  - Забирайте. На следующие три года они полностью ваши...
  
  Сириус с хрипом открыл глаза. Сердце колотилось, как бешеное, волосы стояли дыбом от ужаса. И приснится же такая хрень! Не было такого! Не было жуткого вида мага непонятно откуда, Гарриэт не продавала их с Ремусом, как скотину на базаре, она не... Маг проморгался, с недоумением оглядываясь. Помещение было ему прекрасно знакомо. Ритуальный зал. Но... В голове замелькали воспоминания, мужчина задергался в держащих его веревках. Раздался хлопок, появился Кричер. Окинул внимательным взглядом извивающегося на камне мага, и исчез. Через десять минут, когда Сириус совсем выбился из сил и успокоился, появилась Гарриэт.
  
  - Здравствуй, Сириус. Как ты себя чувствуешь?
  
  - Воды... - прохрипел маг. Девушка хмыкнула, и подошла к тяжело дышащему Блэку. Оглядела, достала палочку и принялась выписывать узоры, что-то шипя. Судя по всему, проверка Поттер удовлетворила, так как она спрятала палочку и уставилась на внимательно наблюдающего за ее действиями мужчину.
  
  - Жив и здоров, с чем и поздравляю.
  
  - Спасибо, - буркнул Сириус. - Может, развяжешь?
  
  - Может, и развяжу, - согласилась Гарриэт, - но, сперва... Сперва я хочу кое-что спросить.
  
  Поттер слегка подвинула ноги Сириуса и оперлась на теплый алтарный камень, который словно заурчал, отвечая на ласковые прикосновения ладони девушки, маг буквально всем телом ощущал легкую дрожь.
  
  - Скажи, Сириус, что ты думаешь о своем поступке? О том, как оставил меня тогда, в Годриковой впадине?
  
  Лицо мага дрогнуло, в глазах появился стыд.
  
  - Это было ужасно, Ри. Ужасно неправильно. Я поступил как бесчестный человек, отброс, недостойный хоть какого-то уважения. Даже самой маленькой капли. Мне надо было забрать тебя, воспитать, как положено крестному отцу, дать тебе семью. Вместо этого, я бросился мстить, но даже этого сделать не смог, и провел в Азкабане годы, которые должен был посвятить тебе. Мне... стыдно, Ри. Очень и очень стыдно, и я надеюсь, что смогу хоть как-то исправить это. Крестную связь не восстановить, но я бы очень хотел наладить хотя бы доброжелательные отношения. О дружбе я даже не мечтаю.
  
  Внимательно слушающая его Поттер прищурила глаза, и кивнула.
  
  - Хорошо.
  
  Взмах когтистой руки заставил исчезнуть веревки, появившийся Кричер переместил Сириуса в ванну, после чего перенес в постель и поставил столик-поднос с легкой пищей и стаканом воды. Сириус напился, удовлетворенно отдуваясь, после чего поклевал воздушный омлет, пару раз укусил тост с маслом, и отрубился, с головой закутавшись в одеяло. Магия дома Блэк тихо струилась по комнате, осторожно касаясь блудного сына древнего рода, наконец-то обретшего хоть какую-то ясность мыслей.
  
  На следующее утро Сириус проснулся бодрым, и полным энергии. Он привел себя в порядок, оделся и спустился в столовую, где уже был накрыт завтрак. Гарриэт обнаружилась за столом, читающей "Ежедневный пророк", комментирующей особенно удачные пассажи писак хмыканьем и фырканьем.
  
  - Доброе утро, Сириус.
  
  - Доброе утро, Гарриэт.
  
  Маг сел за стол, и принялся намазывать тост маслом и мармеладом, поглядывая на чашку ароматного кофе. Атмосфера в доме царила умиротворяющая, но мага кое-что беспокоило.
  
  - Ммм... Гарри, у меня есть вопрос.
  
  - Какой? - осведомилась Поттер, наслаждаясь кофе.
  
  - А где Ремус? Я понимаю, - заторопился Блэк, - но меня волнует его состояние. И вообще... - стушевался маг.
  
  - Ремус сейчас в Теночтитлане. В гостях у шамана Звездного ветра, - ласково улыбнулась Поттер. Блэк побледнел, вспоминая сон. Неужели вещий?
  
  - Как? - просипел мужчина. Девушка пожала плечами.
  
  - Молча. Мне надоели его скулеж и вечные причитания. Мне надоело, что он постоянно давит на жалость. Друг родителей... как же! И впервые увидел меня в поезде, спустя годы. Если такой весь из себя друг, что же не искал ребенка? Ведь мне нужна была помощь. Но ее не было. Да и потом... только жалобы и идиотизм, едва не приведший к трагедии. А если бы он нас сожрал? Искалечил? Заразил? Только и мог, что скулить. А делать хоть что-то не спешил. Профессиональный страдалец...
  
  - Но... Ри...
  
  - Что, но? Если не можешь принять решение сам, его могут принять за тебя. Что я и сделала. Шаман рассусоливать не будет. Ремус или станет человеком, или сдохнет на алтаре, как слабак, годный только на то, чтобы его зарезали, как овцу. Ясно?
  
  - Ясно, Гарриэт, - опустил голову Сириус. - Мне это ясно. Но все равно больно.
  
  - Сами виноваты. Пушистая проблема, пушистая проблема... Вот и допроблемились. Вместо того, чтобы ее решать, вы прятались или натравливали ручную шавку на своих врагов. Браво. Прекрасная шутка. Вот теперь над ним тоже пошутят.
  
  Сириус только вздохнул. Добавить ему было нечего. Только в голове крутились мысли о друге и приснившемся сне.
  
  ***
  - Шевелись, слабак! - удар длинной тяжелой палкой заставил вскочить и на подламывающихся ногах продолжить забег. Ремус хрипел, утирая льющийся по лицу пот. Он, конечно, оборотень, его физические кондиции повыше, чем у обычного человека, но всему есть предел. А сволочной шаман явно хотел, чтобы он этот предел перешел. Ремус был занят двадцать четыре часа в сутки, даже во сне его не оставляли в покое. Старался Люпин изо всех сил, так как перспектива закончить свою и так не блещущую радостями жизнь на алтаре его не устраивала, хотя и были поначалу крамольные мысли о том, чтобы плюнуть на все, и покончить со всеми проблемами радикально. Но даже на это духу не хватило, особенно с тех пор, как шаман, разозлившись на недостаточное, по его мнению усердие, схватил мужчину за волосы, бросил на каменную плиту и занес над грудью обсидиановый нож. После чего алчно уставился на его ляжку, прошептав, что англичанин наверняка вкусный, вон, какой весь нежный. И розовый. Как поросенок.
  
  Так Люпин еще не бегал, визжа при этом на всю округу не хуже того самого поросенка. Майя тогда едва не помер на месте от смеха, скаля треугольные зубы. А у Ремуса появилась новая фобия.
  
  ***
  Снейпу казалось, что этого момента он ждал всю свою жизнь. Пока что свидание проходило просто великолепно, на взгляд мага. Поттер была всем довольна, мужчина то и дело вздыхал про себя, мечтая о том моменте, когда прозвучат заветные слова, и литрами пил успокаивающее зелье, чтобы хоть немного прийти в себя.
  
  Поттер задавала вопросы, размышляла, без конца что-то уточняла... Пару раз она даже переходила на достаточно откровенные темы... Снейп, а теперь Принц, трясся, не зная, чего он хочет больше: стать победителем или проигравшим?
  
  Его трясло все сильнее, время шло, пока к концу третьего дня Поттер, рассматривающая мужчину каким-то странным взглядом, не огласила вердикт.
  
  - Лорд Принц. Давайте не будем портить друг другу жизнь?
  
  - Вы о чем? - нахмурился зельевар.
  
  - Вы ведь меня просто хотите. И то, только потому, что я сильна магически. Давайте будем откровенны... Вы ввязались в это только потому, что появился случай захомутать сильную партнершу. Подспудно вы наслаждаетесь тем, что таким образом отомстите ненавистному Джеймсу Поттеру. Кроме того, в вас сидит ностальгия по Лили Эванс. А я... Я просто то, что можно назвать словом "сошлось". Рано или поздно, но вы посмотрите на меня так, как привыкли: с презрением. Вы что-то выскажете о моих умственных способностях, сравните с давно покойным отцом, которого я не помню. И тогда я просто вырву вам язык и оторву голову. Я не люблю зелья, которые вы обожаете, пока что, у нас есть общие темы для разговоров, вы стараетесь, но это только сейчас. Кроме того, вы убежденный холостяк. Поколебать вашу уверенность и жажду одиночества способна будет только та, что никоим боком не связана с Поттерами и Англией. Вам нужна супруга, которая любит зелья и не постесняется доказывать свое мнение с помощью тяжелого черпака. Вам надо в Италию... Борджиа. Сфорца. Медичи. Никаких Поттеров в вашей жизни. А теперь опровергните мои слова.
  
  Профессор застыл, наливаясь желчью.
  
  - Да... Наглая девчонка! - рявкнул мужчина, срываясь.
  
  - Тридцать баллов с Гриффиндора! - скучающе продолжила девушка, и зельевар осекся. - Теперь поняли? Слава стихиям, мне хватило мозгов это понять. После консультаций со специалистами. До свидания, профессор. Увидимся в Хогвартсе. М-да... Вот же повезет кому-то... - философски пожала плечами девушка, аппарируя. Эльф унес давно собранные вещи.
  
  Снейп некоторое время тупо смотрел в пространство, пока не расхохотался. Действительно. Поттер права! Надо ехать в Италию. Ему всегда нравилась Франческа Забини...
  
  ****
  Время тянулось невыносимо медленно. Волдеморт, после долгих обсуждений с самим собой и анализа свиданий, а также разбора обломов предыдущих финалистов, смог вычленить главное. Всесторонне рассмотрев проблему, он смог составить план.
  
  Все блестело, сверкало, стояло на строго определенных местах, маг тоже сверкал и благоухал, морально готовясь к самому важному событию в своей жизни. Ровно в десять утра сработали сигнальные чары и перед парадным входом возникла Гарриэт Поттер. Двери распахнулись, Волдеморт, одетый в простую домашнюю мантию, шагнул вперед.
  
  - Здравствуй, Гарриэт, - нежно прошипел Темный лорд, целуя девушку в щеку. - Добро пожаловать домой. Идем, чай стынет.
  
  Гарриэт кивнула, заходя в дом, и двери плавно закрылись за ее спиной.
  
  Мужчина вел себя просто и естественно. Никакой чопорности, никакого официоза, простая и непринужденная атмосфера. После долгих обдумываний, маг решил не повторять ошибок своих предшественников, и сделать ставку на естественность. Для чего вообще Гарриэт затеяла всю эту тягомотину? Для того, чтобы обрести семью. Настоящую семью, а не ее суррогат, когда супруги спят в разных концах дома, видят друг друга только за завтраком, а сексом занимаются в строго определенные дни, по предварительной договоренности. Его такой вариант не устраивал.
  
  Волдеморт хотел заполучить к себе Поттер до дрожи. Девушка уже давно стала навязчивой идеей, манией и целью. И он готов был сделать все, что в его силах и даже больше, чтобы стать частью ее жизни. Самой большой частью. А лучше - всей.
  
  Гарриэт с удовольствием окунулась в мирную и приятную атмосферу дома. Ее проводили в небольшую, уютную столовую, где уже сервировали завтрак, усадили, заботливо подвинули к ней блюда с выпечкой. Завязалась непринужденная беседа. Маг степенно обсудил статьи "Пророка", не стесняясь высказывать свою точку зрения, что Гарриэт очень даже понравилось. После завтрака Волдеморт непринужденно осведомился насчет планов Поттер, и предложил помощь в решении некоторых проблем. Это Гарриэт понравилось еще больше, и маги погрузились в анализ последствий ареста Дамблдора, о котором широкой общественности пока что известно не было. А значит, из этого можно было извлечь пользу.
  
  Два дня пронеслись с невероятной быстротой. Поттер оценивала партнера, маг оценивал Поттер, пересматривая свое мнение и корректируя его по мере надобности. Волдеморт к девушке не приставал, хотя Гарриэт отлично видела, что дается ему такое воздержание нелегко. Что поделать, Медуза отлично улавливала запахи желания, распространяющиеся от мага и направленные в ее сторону. Сны ей снились... ну очень горячие. К вечеру второго дня Поттер окончательно уверилась в том, что сделала правильный выбор. За время их общения маг успешно смог показать, что видит в ней не только статусное приобретение и объект страсти, но равноправного партнера. Так, Волдеморт дал несколько ценных советов по ведению дел, что очень помогло девушке в понимании некоторых ситуаций, а потом прояснил один момент, который Поттер давно смущал.
  
  Так что, утром, после завтрака, Гарриэт сделала то, о чем уже давно подумывала: встала и четко произнесла ритуальную фразу о согласии на вступление в брак. Магия дрогнула, и серебряный браслет на руке мага рассыпался миллионами сияющих искр, закружившихся вокруг мужчины. Сияющий вихрь распался на два равных сгустка, сформировавшихся в простые гладкие кольца, помолвочные, прямо на пальцах присутствующих.
  
  - Лорд Мракс, - улыбнулась Гарри, любуясь тонким металлическим ободком, матово отблескивающем на покрытом чешуей пальце. Сейчас Медуза предстала перед своим партнером во всей свой красе, заставляя мага застыть в восхищении.
  
  - Я рада, что мой выбор пал именно на вас.
  
  - А уж я как рад, - прошипел Волдеморт, хищно осматривая свою почти супругу, алчно пожирая девушку взглядом.
  
  - Я тоже, - мягко улыбнулась Поттер. - Итак, выбор сделан, помолвка заключена. Заключение брака состоится через два с половиной месяца, сразу же после моего Дня рождения. Эта дата назначена не просто так...
  
  - Дамблдор, - сверкнул глазами Волдеморт. Девушка кивнула.
  
  - Да, надо разобраться с нашей основной проблемой.
  
  - Хорошо, - недовольно вздохнул маг. - Тогда... надо решить эту проблему. Раз, и навсегда.
  
  
  
  Эпилог. Ужасы первой брачной ночи и прочие радости жизни.
  
  
  Семь лет спустя.
  
  Дикий топот разорвал утреннюю тишину. Волдеморт застонал, пытаясь разлепить хоть один глаз. Гарриэт уставилась в потолок, с философским спокойствием размышляя о том, что надо обновить чары на детской, а то старые явно слетели. Топот утих, дверь в спальню тихо отворилась.
  
  - Они еще спят? - прошептал детский голосок с характерным присвистом змееустов.
  
  - Тише! Разбудишь! - зашикали на него.
  
  - Да, ладно вам! - хихикнули на два голоса. - Вон, папа в подушку рычит!
  
  - Значит, не спят! - обрадовался первый.
  
  - Тишина! - зарычал маг, и на него тут же взвалились.
  
  - Папа проснулся! - радостно завизжали хором на три голоса.
  
  - Я на это не подписывался, - пробубнил Волдеморт, пытаясь выдрать подушку из цепких детских пальчиков. Рядом шипяще рассмеялась Гарриэт.
  
  - Так, дети, - строго взглянула на расшалившуюся малышню женщина, и вся возня тут же прекратилась. - Умылись, оделись, бегом в столовую. Ясно?
  
  - Да, мама!
  
  Топот стих, и супруги облегченно выдохнули.
  
  - Встаем?
  
  - А куда мы денемся... - обреченно выдохнул Волдеморт.
  
  - С добрым утром вас, дорогой супруг, - иронично хмыкнула Поттер, вставая и потягиваясь, за чем жадно проследила пара рубиновых глаз. - Сладкое - после завтрака.
  
  Женщина вышла, мужчина вздохнул.
  
  - О чем я думал, когда вляпался в Охоту? - почесал затылок маг, вспоминая, с чего все началось.
  
  ***
  Гарриэт в последний раз бросила на себя внимательный взгляд в зеркало, расправила крошечную складочку на рукаве и довольно кивнула. Выглядела она идеально. Портреты дружно всхлипывали, утирая глаза платочками, шмыгали носами, и умиленно ворковали что-то под нос, любуясь потомком. Красавица! Истинное сокровище рода! И не одного!
  
  В дверь постучали, и Поттер резко втянула ноздрями чудесный аромат, просачивающийся в щель. Зрачки на мгновение вытянулись в щелочки, раздвоенный язык выстрелил между губ, пробуя кончиками воздух. Девушка несколько секунд наслаждалась, закрыв глаза, но сумела взять себя в руки.
  
  - Иду.
  
  Она еще раз придирчиво осмотрела себя со всех сторон, одобрительно кивнула и вышла, провожаемая здравицами, выкрикиваемыми нестройным хором наклюкавшихся с утра пораньше портретов. Мать-Магия... Только полдень, а половина предков уже в состоянии нестояния. И это еще не вечер! Что же будет дальше?
  
  ***
  Волдеморт мрачно смотрел перед собой, чувствуя себя не в своей тарелке. Гости произносили тосты, виновники торжества распинались в ответ, поднимая бокалы, от шума началась мигрень и проснулась жажда крови. Дико хотелось кого-то убить. Рядом хмыкнула Поттер, осторожно проведя рукой по бедру уже мужа.
  
  - Спокойствие... - еле слышно прошептала девушка. - Еще час, и все будет закончено. Терпение вознаграждается...
  
  - Чем именно? - буркнул маг. В легкой улыбке Поттер сверкнули острые кончики целого частокола клыков.
  
  - Увидишь... скажу сразу - тебе понравится. Лично делала.
  
  - Даже так... - протянул Волдеморт.
  
  - Именно так, - самодовольно сверкнула глазами девушка.
  
  ****
  Новобрачные ввалились в гостиную, со стонами скидывая с себя одежду. Волдеморт рухнул в кресло, морщась и потирая виски пальцами. Рядом тут же возник домовик с подносиком, на котором стояли стаканчики с приятно пахнущей жидкостью.
  
  - Что это? - подозрительно уставился мужчина, принюхиваясь. Поттер одним движением скинула фату, и улыбнулась.
  
  - Выпей. Семейный рецепт.
  
  Мужчина принюхался, осторожно попробовал, анализируя ощущения...
  
  - Пей-пей...
  
  Головная боль утихла практически сразу, тело взбодрилось. Гарриэт лихо опрокинула содержимое своего стакана, тихо зашипев от удовольствия. Утомление и нервное напряжение исчезли, словно их и не было, Поттер поставила стакан на поднос и щелкнула пальцами. Появившийся эльф с поклоном подал две небольшие шкатулки и исчез.
  
  - Это нам. Подарки по случаю свадьбы... - на лице Поттер появилась невероятно счастливая улыбка. Волдеморт открыл шкатулочки и теперь внимательно рассматривали необычные подвески: нечто белое, покрытое затейливой резьбой и оправленное в золото, на тонких золотых же цепочках.
  
  - Что это? - недоуменно произнес мужчина. Слизерин повертел подвеску в пальцах и неожиданно прикипел к резной кости глазами.
  
  - Альбус? - полуутвердительно произнес темный маг. Поттер счастливо оскалилась во все свои клыки.
  
  - Ага.
  
  - Как? - потрясенно выдохнул Волдеморт, вцепившись в украшение, как в самое дорогое в жизни. Поттер приняла скромный вид, вызвавший скептическую ухмылку у мужчины.
  
  - Как ты знаешь, - начала Гарри, развалившись в кресле, - суд над Альбусом должен был состояться в здании МКМ, там же, где его держали под стражей. Естественно, узника обыскали весьма тщательно, однако, наш очень Светлый маг оказался достаточно хитрым, чтобы заиметь себе "Последний шанс".
  
  Маг моргнул.
  
  - Ну надо же... И?
  
  - И, - усмехнулась девушка. - Спрятал он его очень остроумно - под ногтем мизинца. Достаточно удобно, не сразу заметишь. Легко можно активировать, даже если руки скованы. И, самое главное - его не обнаружили, так как замаскировано было пятью другими артефактами.
  
  - Многоступенчатая защита? - хмыкнул Волдеморт, явно что-то вспоминая. Гарриэт кивнула.
  
  - Она. Так вот, наш дорогой Альбус решил, что охрана лопухнулась, пропустив данный артефакт, чем и вздумал воспользоваться, но не просто так, а с пользой. Артефактик у него был крайне интересный, судя по всему - полученный от представителя семьи Лотгаузер. Что это значит, по-моему, пояснять не надо...
  
  Мужчина шокировано уставился на девушку.
  
  - Где он его откопал? Артефакты этой семьи можно получить только в дар... - потрясенно пробормотал маг, ошалело моргнув. - Значит, они еще живы?
  
  - Все может быть, - пожала плечами Поттер. - Но главное не это, а то, что Дамблдор решил его активировать в зале суда. Каково?
  
  - Погоди, - нахмурился Волдеморт. - Но ведь это глупо. Там такая защита поднимается во время заседаний...
  
  - Во время - да. Но протокол защиты автоматически включается после произнесения фразы о начале суда. А до того момента, как ее произнесут, и пока все займут места...
  
  - Три минуты, - покачал головой мужчина.
  
  - Да. Альбус хорошо все рассчитал. Артефакт должен был вытащить его из здания, одновременно выжигая все в радиусе тридцати ярдов, вот только ему не повезло. Артефакт ему оставили осознанно.
  
  - Щиты были подняты до того момента, как его ввели в помещение, - удовлетворенно оскалился Слизерин.
  
  - Именно. И когда Альбус, пафосно вскинув голову, активировал его... В общем, судьи полюбовались на самосожжение идиота, решившего, что он умнее всех. Потом им осталось только объявить о том, что подсудимый признал свою вину и был казнен на месте.
  
  - А это? - покачал подвеску Слизерин.
  
  - О, в благодарность за предоставленную судьям информацию, мне разрешили взять две косточки. На память. Очень понятливый Председатель теперь. Очень.
  
  Волдеморт шипяще рассмеялся, вставая.
  
  - По-моему, - медленно произнес Темный лорд, жадно рассматривая сидящую в кресле девушку, - мы отвлеклись.
  
  - Действительно, - согласилась Поттер, втягивая затрепетавшими ноздрями аромат партнера. Гарриэт неторопливо встала, плавно потянулась... в следующую секунду перед мужчиной уже стояла Медуза во всей своей красе. Волосы разметались по плечам, свиваясь в толстые жгуты и слегка извиваясь. Под прозрачной чешуей, бросающей радужные отблески в свете ламп золотилась кожа, когти сверкали осколками хрусталя. Одно плавное движение рук - и одежда рассыпалась на лоскуты, открывая совершенное тело, одетое только в пару кружевных лоскутков.
  
  Волдеморт восхищенно вздохнул, глядя, как воплощается в жизнь его мечта и зашипел, принимая форму нага.
  
  Гарриэт плавно вошла сквозь распахнутые двери в спальню, поманив за собой супруга. Когда она ее обставляла, то дала волю инстинктам, и помещение напоминало теперь очень комфортабельное логово. Окон не было, свет давали магические светильники, усыпавшие потолок и частично стены, напоминая сидящих в пещере светлячков. Пол устилал огромный, во всю площадь комнаты, ковер с густым и длинным ворсом, на нем валялись шкуры различных зверей. В центре располагалась кровать, больше похожая на помост отсутствием ножек, а в углах стояли чаши на прочных ножках, в которых багрово светились специально зачарованные камни: Гарриэт пришлось потрудиться, вспоминая, как это делали ее предки. Они давали тепло, но обжечься ими было невозможно.
  
  Поттер встала возле кровати, глядя на своего избранника сквозь массу волос, шевелящихся, словно змеи. Сейчас ею владели инстинкты, а разум человека исполнял роль наблюдателя. Она-Медуза отлично знала, что вскоре произойдет. Спаривание. Самое первое, которое покажет, насколько хорошо она выбрала себе партнера. Она заявит на него свои права, поставит личные метки, чтобы никто и думать не смел сманить его к себе, свяжет избранника с собой прочными и неразрывными узами. Она-человек нервничала, не зная, чего ожидать, ведь это первый раз, когда она ляжет с кем-то.
  
  Медуза тихо, на грани слышимости, зашипела: брачный призыв, особая песнь, предназначенная ее партнеру. Маг замер, очарованный... и непроизвольно сделал шаг вперед. Еще шаг. Еще. Мгновение... Наг бросился.
  
  Волдеморт прижал к себе Поттер, жадно проводя ладонями по хрупкому телу. Когти поскрипывали о чешую, волосы девушки словно живые заметались вокруг них, хлеща тугими прядями по плечам.
  
  Волдеморт задыхался. Ему не хватает воздуха, ладони накрывают слишком мало площади извивающегося от наслаждения тела, а легкие горят, наполненные сводящим с ума запахом. Он странный, ни на что не похожий, наг автоматически раскладывает его на составляющие, вычленяя отдельные элементы. Основа - джунгли. Сырая земля, вода, листья, высыхающие под жарким солнцем. Следом шли слои других ароматов: легкие нотки цитрусовых, намек на цветущие орхидеи... а между ними прятался мускус, вернее, похожий на него аромат, присущий змеям, от которого у людей волосы встают дыбом, а тело каменеет, ощущая щекочущую кожу ласку опасности.
  
  Этот аромат сводит с ума, заставляет исступленно целовать тело, покрытое гладкой, словно шелк, прозрачной чешуей. Волдеморт задыхается от нежности, не в силах оторвать ладони от плеч девушки. Это невыносимое наслаждение, вот так ее касаться, скользить, сжимать пальцами, целовать, и чешуя ощущается словно кожа, если закрыть глаза - то не отличить, настолько она гладкая и нежная, а слух ловит тихий скрип когтей, когда наг, теряя терпение, сжимает хватку слишком сильно.
  
  Поттер изгибается, она сейчас - словно огромная змея, танцующая брачный танец, завораживающий и по своему смертоносный. Он не может глаз оторвать от извивающейся под его ласками Гарриэт, маг взрыкивает, глаза вспыхивают багровыми огнями, когда он пытается вонзить клыки в основание шеи, и с острым восторгом понимает, что это получилось - ему позволили. Он слизывает две капли крови, выступившие на месте проколов, зачарованно наблюдая, как ранки затягиваются, и чешуя вновь смыкается, защищая. А потом наг опрокидывает их обоих на кровать, тело наполняет дикий, невозможный жар, бегущий по венам, пылающий в сердце, проникающий в каждую клеточку. Это практически невыносимо, он хрипит, царапая пальцами простыню, и благодарно стонет, когда перекатывается, а на него сверху садится прекрасная наездница. И восторгу нет ни конца, ни края, но этого определенно мало. Хочется еще.
  
  Спальню наполняет рычание и шипение, когда партнеры сплетаются в объятиях, а их магия сходит с ума, окутывая мужчину и женщину плотным радужным коконом. Гарриэт шипит, чувствуя, что медленно, но верно приближается к грани. Удовольствие слишком сильное, но сейчас инстинкты на ее стороне: какая-то часть ее продолжает контролировать процесс. Она стонет, ощущая, как двигается в ее теле Волдеморт, и скалит клыки, готовясь. Вот наг вскрикивает, впиваясь пальцами в ее бедра, и Поттер, наклонясь, кусает его в плечо, выпрыскивая особый яд. Нага скручивает от дикого, непереносимого наслаждения... а потом он едва не теряет сознание, распластавшись без движения, а на него падает обессиленная Гарриэт.
  
  Она лежит на распростершемся маге, прижимающем ее к себе, потираясь о супруга, вдыхая запах, трогая, не в силах остановиться, и понимает, что это только начало, и вот теперь, после того, как первая привязка осуществлена, она займется своим мужчиной по-настоящему.
  
  Волдеморт с трудом открыл глаза. Тело было заполнено сладкой негой, но его неутомимо ласкали чьи-то проворные пальцы и нежные губы. Маг довольно улыбнулся.
  
  - Ночь только начинается... - прошептала Поттер на ухо отзывающегося на ее инициативу партнера. Мужчина тихо зашипел, совершенно одурев от бушующего в крови яда и взбесившихся инстинктов.
  
  - Мы еще посмотрим, кто кого! - взрыкнул Волдеморт, одним движением подминая супругу под себя.
  
  Что поделать, первая брачная ночь. Самый настоящий гон, который им обоим придется пережить. Потом будет немного проще, но сейчас они оба во власти первобытных устремлений.
  
  ***
  Невилл сурово смотрел на сидящих напротив него магов. Лестрейнджи. Еще пару лет назад даже мысль о том, чтобы спокойно находиться с ними в одном помещении, показалась бы Лонгботтому кощунственной, но за последнее время он избавился от розовых очков и резкости суждений, приобретя подобающую главе рода рассудительность.
  
  Разговор с магами был тяжелым и муторным, однако многое прояснилось. Оказалось, что нападение имело очень интересную подоплеку. Беллу банально опоили зельем, вызывающим безумие. Кто это сделал, Лестрейнджи не сказали, только сообщили, что виновные наказаны. Женщина и так была очень вспыльчивой и часто страдала навязчивыми идеями, а зелье окончательно сорвало у нее все тормоза. Она попыталась сопротивляться, но вышло плохо: Белла начала пытать Лонгботтомов, пока не спугнули. И вот тут крылся интересный нюанс: Круцио не сводит с ума. Это сделал уже кто-то другой, кому выгодно было, чтобы Невилл стал сиротой.
  
  Парень только покивал, ведь именно это ему сказал мастер-менталист с огромным стажем. Мужчина только отрицательно покачал головой в ответ на заданный вопрос: можно ли вылечить магов. Слишком много времени прошло, слишком старательно их "залечивали", слишком грубым было вмешательство в разум. Невилл тогда только вздохнул: уж очень интересная картина вырисовывалась, если поразмышлять, кому такое было выгодно. Радовало одно - главный подозреваемый мертв и надежно похоронен.
  
  Поэтому парень согласился на виру, которую тут же и выплатили, в результате чего долги были аннулированы. Невилл проводил магов, после чего задумался о том, что пора бы и свадьбу сыграть, по примеру Поттер. А что? Невесты согласны, бабушка тоже не против, бизнес, затеянный с Гарриэт, крепнет, принося постепенно увеличивающийся доход. Так что, все отлично. А теперь еще и это... Он погладил корешок древнего талмуда, скрывающего в себе секреты друидов, вздохнул и направился в дом. Пора обрадовать бабушку, пусть готовит свадьбу. Жизнь продолжается.
  
  ***
  Утро, вернее, день после первой брачной ночи супруги встретили стонами и жуткой чесоткой на местах укусов. Да уж... такого они не ожидали. Гарриэт всю ночь не давала мужчине продыху, и никакой возможности сопротивляться не было. Совершенно. Да он и не хотел. Медуза была бодра и неутомима, заездив своего супруга до невменяемого состояния, чему Волдеморт был очень рад. Радовало одно - как потом пояснила довольная Гарриэт, дальше таких эксцессов не будет. Вроде бы. Время летело, Поттер не оставляла супруга своим вниманием, а он - ее, и последствия не заставили себя долго ждать. Одно не слишком прекрасное утро через пол года после окончания Хогвартса она встретила с диким приступом тошноты.
  
  Весело было всем, особенно радовались портреты и Волдеморт, а также Сириус, выклянчивший возможность заботиться о внезапно беременной бывшей крестнице. Через полгода компанию еле волочащим ноги мужчинам составил Люпин, который приехал в Англию в компании супруги, весело скалящей треугольные подпиленные зубы. Все планы Волдеморта о захвате власти и прочих глупостях вылетели из головы в мгновение ока, когда его семья резко увеличилась в количестве: Гарриэт разродилась близнецами. Два сорванца начали шипеть на парселтанге раньше, чем научились говорить, а уж как они радовали отца и мать вспышками магии! Домовики не успевали ремонтировать сломанное и убирать то, что ремонту не поддавалось. Еще через два года родилась девочка, и Волдеморт с ума сходил, няньча кудрявое сокровище под понимающее хихиканье Ближнего круга.
  
  Однако, все препятствия преодолимы, и теперь маги с оптимизмом смотрели в будущее, ведь именно от их усилий зависела судьба не только их семьи, но и благополучие магической Англии, что несказанно радовало Волдеморта, ставшего-таки серым кардиналом, направляющим политику Министерства.
  
  ***
  - Ну, что? С добрым утром? - вздохнула Гарриэт, одеваясь. Волдеморт усмехнулся.
  
  - Конечно. Разве может быть иначе?
  
  
   КОНЕЦ.
  
Оценка: 3.53*63  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"