Захарова Наталья Анатольевна: другие произведения.

Флаг над замком

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.24*52  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Оби-Ван Кеноби прошел долиной теней и не убоялся зла. Вот только вышел из нее совсем не он.

  
  Пэйринг и персонажи: ОМП!Оби-Ван Кеноби, Джанго Фетт, Йода, Квай-Гон Джинн, Бреха Органа, Генерал Гривус
  
  Размер:планируется Миди
  
  Жанры: AU, Fix-it, Драма, Повседневность, Попаданчество, Пропущенная сцена, Психология, Трагикомедия, Фантастика, Экшн, Юмор
  
  Предупреждения: Жестокость, Канонная смерть персонажа, Насилие, Насилие над детьми, ОМП, Обоснованный ООС, Отклонения от канона, Пытки, Самопожертвование, Смерть второстепенных персонажей, Смерть основных персонажей, Черный юмор
  
  Описание:
  Оби-Ван Кеноби прошел долиной теней и не убоялся зла. Вот только вышел из нее совсем не он.
  
  Посвящение: Вам
  
  Примечания автора: Мне давно хотелось попаданца в Оби-Вана. И я его написала!
  
  Публикация на других ресурсах: Разрешено только в виде ссылки
  
  
  
  Глава 1. Как легко решить...
  
  
  Оби-Ван поморщился, растирая бок. Срастающиеся ребра не давали нормально ни сесть, ни лечь, напоминая о себе каждую секунду. Боль перестала быть острой, превратившись в ноющую, но легче от этого не становилось.
  
  Импровизированная тугая повязка из неимоверно грязных бинтов, нарванных из тряпья, не давала свободно вздохнуть, но снять её Оби-Ван не решался: уж слишком злобно глядел на него Хикс, импровизированный медик их увечной армии, чтобы решиться снова выслушивать лекцию об идиотизме.
  
  Сила, конечно, немного помогала, но именно немного: как все юнлинги, Оби получил общее образование, знал об оказании первой неотложной помощи себе и окружающим, но этим его знания и ограничивались. Он умел наложить шину, распознав перелом, помочь при легком отравлении, знал, как обработать и перевязать рану. Умел направить Силу, обеспечивая исцеление самому себе и другим, подтолкнув организм в сторону выздоровления.
  
  Всё.
  
  Этого было достаточно для мирной жизни, но оказалось откровенно недостаточно для того, кто участвует в боевых действиях, и Оби пришлось делать то, что могло помочь выжить окружающим и ему самому, раздвигая пределы своих знаний и умений, получая опыт на ходу.
  
  В животе тоскливо булькнуло: жиденький супчик, сваренный из запасов, найденных в откопанном подвале, не мог полноценно насытить растущего пользователя Силы. Оби знал, что ему необходимо питаться в два раза больше, чем обычному человеку его возраста и телосложения, но привычно отодвинул голод в сторону. Всем не хватает, он не исключение. И вообще он может потерпеть, у него есть Сила.
  
  Мысли привычно скользнули в сторону воспоминаний, но Оби-Ван так же привычно, хоть и с усилием, отодвинул их в сторону. Он справится. Он... справится... Нильд пихнул его в здоровый бок, подсунув кусок чёрствого хлеба, злобно зыркнув и ощерив зубы на попытку отказаться.
  
  Оби жевал, слизывая с пальцев каждую драгоценную крошку, а на глазах вскипали слезы. Снова накатило отчаяние, снова нестерпимо захотелось добраться-таки до башни, где был единственный на половину планеты передатчик, и послать сообщение в Храм, умоляя о помощи. Послышался голос Сераси, Оби сглотнул, проверяя, не осталось ли ещё хоть кусочка, и попытался уснуть. Бока грели ругающиеся шепотом Нильд с Сераси, пахло потом и кровью, а также супом, Оби-Ван провалился в тягучую дрёму, не приносящую облегчения.
  
  Утро, хмурое и холодное заставляло ёжиться и мрачно размышлять о надвигающейся зиме. Доживут ли они до нее... Снова отбросив мысли сдаться, с позором приползти в ноги мастеру, умоляя о помощи, Оби развернул примитивную карту, начиная разработку операции. Им предстоял штурм склада с продовольствием, жизненно необходимым загибающимся от голода детям.
  
  Спустя пару часов, выслушав разведчиков и обговорив начерно порядок действий, Оби решительно затянул пояс, подхватывая тяжёлый кукри. Бластерам он до сих пор доверял через раз, да и боезапасы таяли на глазах, а кукри был непривычной длины и формы, но привыкшая к сейберу рука цепко сжала рукоять, засовывая клинок за пояс. Рядом мрачный Нильд проверял обоймы.
  
  Отряд под предводительством юного генерала готовился идти в бой.
  ***
  
  
  - Дыши! Ну дыши же! Ну! - Сераси захлебывалась рыданиями, упорно ударяя кулаками по тощей груди валяющегося в луже Оби. Налёт на склад прошел настолько удачно, что Молодые даже не поняли, что это ловушка. Им удалось тихо подойти, тихо снять часового, тихо вычистить склад до основания. Там были и продукты, и пара рулонов тканей, и одежда, пусть и взрослая, и полезные хозяйственные мелочи. Они радовались, утаскивая добычу к себе, Нильд с Сераси и Оби, как самые старшие, бдительно следили за малышней, прикрывая, и только когда основная масса фуражиров ушла, они направились домой.
  
  А потом Маав, идущий рядом, махнул рукой, и на них посыпался град выстрелов.
  
  Старейшины не мелочились: предатель Маав упал первым, за ним Нильд, Оби, и так нервный, закричал, и Старейшин сбила пыльная волна вперемешку с сухой травой. Кругом грохотало, кричали, Сераси, удачно прыгнувшая за валун, отстреливалась, то и дело оборачиваясь на всё реже скребущего пальцами мертвую землю Нильда, Оби, услышав ее крик, когда шальной выстрел чиркнул по плечу Сераси, совсем обезумел и что-то сделал. Старейшины закричали, выстрелы резко смолкли, и Сераси только успела увидеть, как падает граната. Оби, у которого из ноздрей потоками лилась кровь, страшно оскалился, и гранату привалило валуном, но взрыв разметал его, а затем Оби упал.
  
  Было тихо, только постанывали и скулили раненые дети, Сераси бросила взгляд на Нильда, во лбу которого появилась оплавленная дырка... И метнулась к Оби.
  
  Он не мог умереть просто так. Он же джедай!
  
  Девочка кричала и била, давила, требовала... Пока не случилось чудо: Оби закашлялся, переворачиваясь на бок, и Сераси поволокла его из лужи, опасаясь, что их единственная надежда на выживание захлебнётся грязной водой.
  ***
  
  
  Было холодно, голодно, грязно и до усрачки страшно.
  
  А еще жутко хотелось жрать.
  
  Алексей никогда и не думал о таких вещах, как реинкарнация и прочие перерождения, считая все это ерундой и выкачкой денег у доверчивого стада. Он рассуждал просто: если реинкарнация есть - значит, для всех. Если нет - то тоже для всех, и переживать в обоих случаях не стоило. Тем более доказательная база хромает по всем фронтам.
  
  А в данном случае вообще не имело смысла мучиться, пытаясь понять, кто он: реинкарнация Оби-Вана Кеноби или Кеноби является реинкарнацией Алексея, потому как были актуальны гораздо более приземлённые и животрепещущие вопросы, к примеру - сможет ли он сегодня поесть, хоть раз в сутки, и доживет ли вообще до конца этих суток здоровым и целым.
  
  Потому как Алексей неведомым для себя образом оказался в теле тринадцатилетнего Кеноби, будущей грозы ситхов и вообще со всех сторон идеального джедая, и это явно не та вселенная Звездных Войн, о которой он имел информацию, потому как тут Оби-Ван умер, а значит, все прочитанное и просмотренное нужно рассматривать очень критически, ведь взмах крыла бабочки порождает ураган, а раздавленное чешуекрылое меняет мир полностью, а тут не просто бабочка, тут целый птеродактиль загнулся. И причина смерти пацана была в высшей степени банальна: война.
  
  Как рассказала, индифферентно пялясь полными слез глазами девочка лет тринадцати с малиновыми волосами, Оби совершил подвиг, уничтожив отряд Старейшин, решивших убрать мешающую со смаком воюющим взрослым помеху с лица планеты. Мальчишка неведомым образом убил двадцать три взрослых человека, устроивших засаду с ловушкой, в которую Молодые влетели, пуская слюни, но точку в победном марше поставила брошенная напоследок граната. Кеноби попытался ее накрыть валуном, но то ли граната оказалась экстра-класса, то ли каменюка с браком, но валун треснул, и один из осколков, размером с блюдце, плашмя на огромной скорости впечатался прямо в грудь мальчишки. Четко в солнечное сплетение.
  
  И сердце Кеноби остановилось.
  
  Сераси - так звали собеседницу Алексея - сумела реанимировать друга и теперь переживала откат, не в силах шевелиться, вяло, индифферентно бормоча о случившемся, о своих переживаниях... Обо всем.
  
  Алексей крайне внимательно слушал, даже не стараясь понять, каким образом он знает язык, рассматривал окружающее и чувствовал, как волосы становятся дыбом, а по телу текут струйки пота.
  
  Алексей, пусть и знакомый с вселенной Звездных Войн, знал, что эта самая вселенная - очень даже не подарок. Намеки в фильмах были жирные, которые не разглядеть попросту невозможно: тут тебе и рабство, и криминогенная обстановка, и религиозная резня, и политический геноцид. Но такого кромешного ужаса он просто не ожидал.
  
  Планета Мелида-Даан была натуральным адом, война шла веками и прекращаться не собиралась, потому как МЕСТЬ. Именно так, большими буквами. Кто, когда и по каким причинам начал войну, никто не знал, да и знать не хотел: каждая сторона считала себя правой. Ну а потом... У кого-то убили родню, он отомстил, потом отомстили ему, потом отомстили его родственники, потом отомстили его друзьям... В общем, за века вражды население планеты уменьшилось на восемьдесят процентов, жрать банально было нечего, так как поля и прочие сельскохозяйственные угодья уничтожали только так, и кончилось все тем, что восстали доведенные до отчаяния дети, не желающие становиться пушечным мясом, тупо гибнущим, сражаясь непонятно за что.
  
  Зато гробницы шикарные, египетские пирамиды отдыхают.
  
  Взрослое население попытки отпрысков прекратить войну - потому как иначе никак - не оценило. И начало на юных партизан охоту. Отстреливая, устраивая минные ловушки и хвастаясь трофеями.
  
  Трофеями.
  
  Дальнейшее Алексей то ли увидел в бреду от боли - Сераси отрубилась, свернувшись в тяжело, с хрипами сопящий клубок, - то ли вспомнил, получив воспоминания от прошлого владельца покалеченного тела.
  
  Неведомым образом вопль о помощи дошел до Сената, и там решили выделить миротворца. Настоящего джедая. Целую одну штуку. Этим самым джедаем оказалась мастер Тала: высоченная, за метр девяносто женщина экзотического вида. Она даже добралась до планеты и даже попыталась вникнуть в ситуацию, вот только попыток миротворчества жители не оценили. И Тала попала в плен, раненая.
  
  Потом на планету попали юный падаван Кеноби и его мастер - Джинн. Джинна мелкие и незначительные детали конфликта не интересовали. Его волновала Тала, в которую джедай явно был влюблен, и совсем не платонически - уж это Алексей сразу понял, в отличие от Кеноби. Талу нашли, спасли, теперь ее надо было дотащить до Храма или хотя бы приличного госпиталя, чтобы предотвратить угрозу слепоты, вот только Кеноби лететь отказался. Пронырливый мальчишка, одержимый справедливостью, помощью и прочими положительными вещами, узнал о Молодых - армии, состоящей из детей, там даже подростков не было, - и решил положить конец конфликту.
  
  Джинн, у которого на руках болталась мешком раненая Тала, поставил вопрос ребром.
  
  Или Кеноби возвращается... Или остается.
  
  Мужчину не смущали такие незначительные нюансы, как то, что он, вообще-то, опекун своего падавана. Что этому самому падавану только исполнилось тринадцать лет и два месяца. Что вокруг, на минуточку, война. Его интересовала только Тала.
  
  Опытный дипломат, он моментом поставил строптивого ребенка в такое положение, что тот сам высказал желание остаться, а Джинн лично лишил его статуса падавана, изгнав из стройных рядов джедаев, и свалил. А Оби-Ван остался, потому что не мог смотреть на то, как взрослые убивают собственных детей, словно вредителей.
  
  Он помогал Молодым полгода, пока вся эта история не пришла к закономерному финалу.
  
  Вываленное на него откровение Алексей воспринял ужасно: пусть сознание взрослое, зато тело детское, начинающее расти, сплошная гормональная буря. Не выдержав, он осторожно выбрался из пещеры, в которой Молодые устроили лагерь, добрался до парочки чахлых деревьев, спрятался... И отпустил себя.
  
  Слезы лились потоком. Он трясся, как в лихорадке, хлюпая носом, оплакивая погибшего ребенка, вся вина которого состояла только в том, что он остро чувствовал творящуюся вокруг несправедливость и пытался помочь, Молодых, которых их же родители-живодеры отстреливали, как бешеных собак и бросали на мины, и свои разбитые наивные мечты.
  
  Он родился и жил в благополучном мире, да, там тоже творилось кошмарное, но оно было где-то там, а не рядом, вот прямо тут, стоит только руку протянуть.
  
  С трудом успокоившись, Алексей поднялся и, шаркая, как старый дед, побрел назад, в относительное тепло и очень условную безопасность. Осознание того, что назад не вернёшься, что предстоит жить - как долго, интересно? - здесь, навалилось многотонной плитой, погрузив в мрачное отупение. А ведь ещё предстояло разузнать подробности происходящего...
  
  Плюнув на все, Алексей залез на подстилку, прижал к себе кашляющую Сераси и погрузился в сон, наполненный образами.
  
  Следующие несколько дней прошли крайне однообразно, за что он был благодарен Силе, богам... Кому угодно. Молодые сортировали запасы, перешивали одежду, прятали вытащенных с поля боя покойников.
  
  Погибших не хоронили, так как взрослое население гоняло детей, как тараканов. Постоянно приходилось менять место жительства, кроме того, Молодые не собирались оставлять следы в виде могил: они не хотели, чтобы Старейшины знали точно, какой именно нанесли урон. Поэтому своих погибших дети стаскивали в одну из дальних пещер и оставляли там - как узнал Алексей, это была идея Оби-Вана*. Он стоял, смотрел на маленькие тела, лица которых закрывали куски ткани, и чувствовал, что сейчас выблюет свои кишки. Даже беглого взгляда было достаточно, чтобы понять, что у многих не хватает частей тел... Минные поля.
  
  Ещё он побывал там, где погиб Кеноби. Тела взрослых так и остались лежать, ободранные до последней нитки, Молодые утащили все, абсолютно. Алексей смотрел на сломанные шеи, раздавленные черепа, торчащие под странными углами руки и ноги покойников и искренне не понимал, как покойный Кеноби не сошел с ума и не упал, превратившись в особо сумасшедшего ситха.
  
  Все взрослые были сытыми, хорошо одетыми и вооруженными - он видел трофеи, - и убивать попробовавших остановить кровопролитие детей им ничего не мешало. Совершенно. Точно так же, как ничто не помешало Джинну выкинуть своего падавана пинком под зад, исключив из Ордена, - хотя он на это прав никаких не имел. Не магистр Ордена, не член Совета... И ничто не мешало Совету провести хоть какое-то расследование. Или выбрасывание молодняка для них в порядке вещей? Полгода прошло, но никто не чесался.
  
  Алексею было искренне жаль этого идеалиста, помогающего другим ценой своей жизни, не ожесточившегося, не оскотинившегося, не упавшего в болото мести и злобы. Оби-Ван был таким, каким многие хотели бы быть, тем идеалом, за которым идут в трудную минуту, но который оплевывают в жизни, чувствуя свою ущербность. Да, идеалист... Но он был ребенком, воспитывающимся в строго контролируемой среде, монастыре, которому прививали идеалы и стремление к лучшему. Теперь Алексей понимал, как Оби-Ван смог пережить Чистку, почему пошел на верную смерть от рук собственного ученика, каким образом смог заложить основу для Нового Ордена Джедаев.
  
  Вот только теперь этого не будет. К сожалению, этот маяк Света погас, а Алексей, потихоньку впитывающий приходящие откуда-то из подсознания воспоминания, знания и умения Кеноби, не собирался повторять его судьбу. Он ничего не знал о том, как жил Оби-Ван до показанного в фильмах момента, а то, что помнил об этом персонаже космической саги, Алексея совершенно не вдохновляло. Получать шишки и пинки от Джинна и Совета? Превозмогать на поле боя? Бороться за Скайуокера, а потом против Скайуокера? И сдохнуть, не дожив до пятидесяти пяти? Ради чего? Вернее, ради кого? Ради равнодушной Республики и пристрастных джедаев?
  
  Понятно, что не все такие, как Джинн. Понятно, что есть и сострадательные, и добрые, и порядочные рыцари и мастера, падаваны и магистры. Это он все понимал, как и то, что Оби банально не повезло. Вот только воспоминания ребенка, анализируемые взрослым, давали крайне специфичную пищу для размышлений, и пусть Алексей все понимал, принимать это как само собой разумеющееся он не собирался. Так же как не собирался скатываться на дно и идти вразнос. Никакого ситхизма. Никаких падений и оправданий собственного эгоизма. Алексей считал себя пусть не идеалом, но порядочным человеком, и его философия, оправдывающая геноцид и порядок через боль, не вдохновляла. Да и внутри аж крючило от омерзения - явно остатки личности Кеноби.
  
  Алексей видел, что может натворить сильный пользователь Силы, поддавшись страху и отчаянию - тела Старейшин намекали. А ведь это ребенок. Пусть прекрасно обученный для своего возраста, но ребенок. В крови бурлила так нежданно-негаданно доставшаяся Сила, ему потребуется, ему уже нужен нормальный учитель, и над решением этой проблемы тоже придется вдумчиво поработать.
  
  А пока занимали более важные вещи: Сераси кашляла, все чаще сплевывая кровь, малышню - самому мелкому бойцу было пять лет! - требовалось кормить, поить, одевать, беречь. Им позарез нужен мир, и вот тут Алексей был готов пойти на сделку со своей совестью. Чхать он хотел на всеобщее благо, его волновало благо строго определенных людей. Они без него просто не выживут: сейчас Сераси и он самые старшие в этой армии, но Сераси занималась бытом, а он, он был их победоносным генералом, тем, кто ведёт их к светлому будущему и мирной жизни.
  
  Предать их доверие было немыслимо: именно поэтому остался и не собирался уходить Кеноби, именно поэтому Алексей сейчас неожиданно для себя, насквозь не военного человека, собирался сражаться насмерть. Именно поэтому он не позовет никого из Храма: этот путь для него закрыт, и без них справится.
  
  Проведя в таком полубредовом состоянии две недели, Алексей смирился с происходящим и принялся прикидывать варианты. Чёртову войну требовалось прекращать, пока ещё есть те, кто этого хочет. Пока живы эти дети, смотрящие на него с благоговением в глазах, считающие его легендарным джедаем, готовым горы свернуть и небеса вспахать. И Алексей собирался оправдать их ожидания.
  ***
  
  
  Сказать легко, а вот сделать... Понадобилось еще два месяца, наполненных мучительным выживанием, и еще несколько смертей, чтобы Алексей решился окончательно. Покинуть безопасность пещер было страшно... и легко. Старейшины не спешили их искать и нападать, Алексей, впитавший и осмысливший доставшуюся от Кеноби память, знал, что это подозрительно, и спешил воспользоваться моментом. Пришлось потренироваться, и вот тут он горячо возблагодарил Силу, только начиная понимать, насколько совершенное вместилище ему досталось. Выстрелы летели четко в цель, не смущали ни слепящее солнце, ни беспросветная темнота, ни огромное расстояние.
  
  Алексей знал, что и сам Кеноби подумывал о таком варианте, но боялся претворить его в жизнь, а вот Алексей отказывался позволять эфемерным нормам поведения давить на него. Теперь. Да, сделка с совестью, двойные стандарты, но... Иначе никак.
  
  Пробраться в лагерь Старейшин оказалось легко, так же как и взять пленного, гораздо труднее оказалось сбежать с живым грузом.
  
  Пленника Алексей бросил в крошечной пещерке, раздев до трусов, связав и не оставив ни воды, ничего. Жалость было попыталась что-то вякнуть, как и совесть цивилизованного человека, но Алексей вспомнил тела детей, лежащие рядами на ледяной земле, и все рефлексии как рукой сняло.
  
  Это отродье сострадание и вежливость не оценит. Не тот вариант.
  
  Допрос он провел на следующую ночь, позволив пленнику осознать свое мрачное будущее. Здоровый сытый мужик не впечатлился видом похитителя, он ржал, плевался, оскорблял и отказывался говорить. К сожалению для него, утром умер ещё один раненый в последней вылазке ребенок, и жалости в Алексее просто не осталось. Сдохла вся и разложилась.
  
  Ему понадобилось несколько часов, чтобы выпытать и записать на датападе все подробности, после чего Алексей просто и незатейливо перерезал пленнику глотку. Естественно, его тут же вывернуло наизнанку: лишить жизни человека осознанно оказалось не так-то легко для психики. Ещё тяжелее было собирать отрезанные пальцы и уши, закидывать труп камнями... Но отступать Алексей был не намерен. Теперь пути назад не было, иначе не стоило вообще этим заниматься.
  
  Сераси только прищурилась, но ничего утром не сказала. Как не сказала ничего, прижимаясь к нему следующим утром: ее лихорадило, Сераси сильно ослабла, но продолжала руководить юным воинством. Как понял Алексей, раньше девочка бы возмутилась, попыталась узнать, почему от него пахнет кровью и озоном и куда он уходит по ночам. Но сейчас Сераси молчала: смерть Нильда ее подкосила.
  
  Поэтому Сераси отвлекала детей, а Алексей каждую ночь уходил тренироваться и на разведку, пока не дождался нужного момента: в лагерь, о котором сообщил пленник, приехали все Старейшины Мелиды.
  
  Готовился Алексей, пытаясь предусмотреть все, любую мелочь. Он нагрузился обоймами, взял две винтовки, спидербайк** был заправлен топливом под завязку, и даже запас топливных элементов наличествовал. Кукри в самодельных ножнах висел на поясе, Алексей медленно, смакуя каждый похожий на мокрый картон кусочек, съел один за другим четыре пайка, найденных у часового, и нажал на кнопку, уносясь к пункту назначения.
  
  Воздух был тяжёлым и душным, Алексей летел к лагерю, вцепившись в руль, и тело само управляло байком, а в голове отсутствовали мысли.
  
  К лагерю он попал затемно. Часовые были повсюду, но Алексей чувствовал себя бессмертным и неостановимым: Сила ревела вокруг него, и он прошел незамеченным, разложив повсюду те самые мины, которыми Старейшины калечили и убивали детей, взрывчатку, гранаты... Все, что смог найти, половина запасов. После чего отошёл и нажал на кнопку, равнодушно наблюдая, как горит и взрывается лагерь с руководством одной из двух партий планеты.
  
  Счастливчиков, избежавших огненного ада, он отстреливал, расположившись на холме со всеми удобствами.
  ***
  
  
  Проделать то же самое с даанцами оказалось труднее, но не невозможно. Их Алексей выбивал по одному поначалу, а когда главари забаррикадировались в убежище, просто засел в засаде. Ждать пришлось месяц, наступили холода, а у пытающихся избегнуть гибели даанцев банально кончились еда и терпение.
  
  Алексей, уже привыкший звать себя Оби-Ваном, отстреливал их с безопасного расстояния и не чувствовал ничего, кроме усталости. Ни удовлетворения, ни радости... Ничего.
  
  Через неделю он принимал капитуляцию обеих сторон. Алексей смотрел на перекошенные от страха и ненависти лица и размышлял, куда этих уродов отправить: сразу в расстрельный карьер или на каторгу. Карьер был проще, каторга - предпочтительней. Планете катастрофически не хватало рабочих рук, и он бестрепетной рукой отправил бесплатную рабочую силу чистить поля, ухаживать за жалкими остатками садов, на животноводческие фермы - словом, туда, где требовалась физическая сила.
  
  Людей было мало. Откровенно мало. Когда-то полная жизни планета практически обезлюдела, из миллионов выжило около пяти тысяч. Всего. Расслоение было чудовищным: стариков - пара десятков, детей до пятнадцати - около тысячи, остальные - или совсем юнцы, или под сороковник. А как иначе, если древняя лучевая винтовка дарилась ребенку на пятилетие?
  
  И это была только малая часть проблем, с которыми пришлось столкнуться Алексею, ставшему одним из двух правителей планеты. Остро не хватало Нильда, невзирая на его непростой характер, но воскрешать покойников Алексей не умел, да и поздно уже, поэтому приходилось пахать за двоих.
  
  А потом их с Сераси одним днем огорошили новостью, и Алексею пришлось принимать второе в этой новой жизни непростое решение.
  
  Девочка смотрела молча, понимающими глазами. Алексей... тоже молчал, переваривая предложенное решение свалившейся на них проблемы. Следовало признать, что сидящий рядом ребенок - а по другому он Сераси, которой исполнилось четырнадцать, просто не мог, - гораздо умнее его, вроде как внутри взрослого и даже пожившего человека.
  
  - А...
  
  - По другому никак, - пожала плечами Сераси, кутаясь в плед. - Мы с Нильдом думали об этом, даже мечтали о том, как все произойдет... О празднике... Мы даже произнесли клятвы. Ну, как клятвы... Я согласилась, Нильд что-то буркнул...
  
  - Документы? - вздохнул, соглашаясь, Алексей. Все. Это будет тот Рубикон, перейдя который он окончательно станет Оби-Ваном. Кеноби.
  
  - Оформим задним числом. И те... И эти.
  
  - Нет уж, - отрезал Алексей. - Пусть будет праздник. Маленький, но он будет. Ты этого достойна. Мы все этого достойны.
  
  Сераси порозовела, отвернувшись.
  
  Алексей закрыл глаза, встряхнулся... Хватит рефлексий и соплежуйства. Надо идти вперед.
  
  - Знаешь, есть хорошая песня...
  
  - Какая?
  
  - Хм... "Флаг над замком".
  
  - Споешь?
  
  - Ну... Хорошо. Как легко решить, что ты слаб, чтобы мир изменить...
  
  Алексей пел, прощаясь со старой жизнью окончательно. Впереди ждала новая.
  
  Совершенно.
  
  
  *Да, господа, это канон, описанный в книге.
  **Спидербайк, он же гравицикл - открытое репульсорное транспортное средство, отличавшееся высокой скоростью и маневренностью. Тот летающий мотоцикл, на котором гоняли Люк и Лея в лесу:)
  
  
  Глава 2. Через тернии к звездам, часть 1
  
  
  
  
  Праздник прошел скромно: не потому, что жених с невестой чего-то стеснялись, а просто банально не на что было шиковать. Впрочем, главным было не отсутствие положенных по обычаям девяти блюд, семи подарков и пяти драгоценностей, а то, под каким соусом все это действие подавалось.
  
  Начавшие потихоньку мутить воду офицеры из фракции Даана угрюмо молчали, но высказываться опасались - за год жизни на этой планете Кеноби сумел доказать, что его необходимо воспринимать серьезно: сначала как Оби-Ван, потом как... Ну, тоже Оби-Ван. Теперь. К тому же жители данной планеты никаких скидок на возраст не делали, у них вообще понятие детства было крайне размытым: детьми считались особи до пяти лет, а полностью взрослыми становились в четырнадцать или убив первого врага, так что смеяться над женихом с невестой, а также их охраной, никто не собирался. Для окружающих все эти дети с большими для них винтовками, увешанные ножами и гранатами, являлись матерыми ветеранами, недооценивать которых опасно.
  
  Перед началом церемонии Сераси, выглядящая просто изумительно в самом простом черном платье в пол, с чудом найденными сухими полевыми цветами в волосах, произнесла речь, в которой пояснила, что клятвы были принесены еще полгода назад, о чем есть соответствующий документ, заверенный десятью свидетелями. А сейчас, когда война прекращена, они просто проводят скромный праздник, и жаль, что Нильд не может на нем присутствовать. Так как погиб. Но это не отменяет того факта, что брак представителей Мелиды и Даана символизирует примирение сторон, а Оби-Ван, благодаря усилиям которого этот самый мир и наступил, является символом новой эпохи, новой объединенной планеты Мелидаан.
  
  Так что всем праздновать и не думать о странном... Потому как чревато.
  
  Алексей, окончательно и бесповоротно ставший Оби-Ваном Кеноби, слушал хрипловатый голос теперь уже супруги и размышлял о том, что Сераси - прирожденный политик, все-таки воспитание и прочая генетика решали. Сераси была дочерью лидера планетарного масштаба, как и Нильд, и это значило многое. Оби-Вану еще предстояло научиться мыслить глобально, стратегически, а не только тактически, как до этого, но какие его годы? Научится. Вырастет. А еще думал о том, что им позарез нужен грамотный юрист, или как они тут называются, эти представители крючкотворной братии.
  
  Зато радовал факт, что теперь он находится на планете на совершенно законных основаниях, получив гражданство, титул генерала, закрепленный юридически, - их ближний круг, узнавший о шевелениях взрослых, у которых подчинение непонятно кому провоцировало позывы к бунту, - с радостью подписали все что нужно, стоило Сераси с грустью пожаловаться, что не осталось тех, кто был свидетелями принесенных брачных клятв.
  
  Кто именно произнес эти самые клятвы и когда, Сераси мудро умолчала.
  
  А теперь так и вовсе не подкопаешься.
  
  Уже одной проблемой меньше.
  
  Теперь на очереди стояло следующее: экономика собственно планеты, обеспечение населения лекарствами, едой, одеждой, жильем и прочим, а также, исходя из того, что со всем этим добром напряженка, выход на международную арену. И это была не шутка, совершенно.
  
  Праздник закончился на удивление тихо и мирно, и Оби-Ван с Сераси, начавшей, вроде, выздоравливать, впряглись в работу. Первым делом пришлось определять, чем они могут торговать, чтобы получить хоть какой-то стартовый капитал, и Оби мог сходу назвать две вещи: прочный черный камень, из которого жители строили Залы Памяти, эти пафосные кенотафы, провоцирующие кровопролитие, благодаря бесконечно звучащим изнутри призывам отомстить, а также рухлядь, которой являлось подавляющее большинство оружия.
  
  Слава Силе, удалось наладить хоть какую-то связь, через пень-колоду заработал голонет, и Оби, как человек, привыкший сначала копить запасы, а потом продавать их на барахольных сайтах, залез в соответствующие разделы галактического интернета. И тут выяснилось, что не так уж плохи их дела, как кажется.
  
  Камень, похожий на базальт, при полировке сверкающий натертым черным зеркалом, пронизанным тонкими серебристыми узорами, оказался дорогим удовольствием. Не жутко дорогим, как коросский мрамор, но большинству населения галактики не по карману. После бурных полемик было решено оставить по одному Залу с каждой стороны, при этом как следует почистив находящиеся внутри проигрыватели на предмет призывов к резне, а остальное продать к чертям собачьим. Естественно, взрослых никто не собирался ставить в известность об этих планах, опасаясь бунта и революции и закономерно следующих за ними массовых казней, - Оби-Ван считал себя миротворцем, а не пацифистом и всепрощением теперь не страдал. Поэтому дали объявление, где отдельно прописали условие самовывоза, и стали ждать результат.
  
  Вторым источником дохода должно было стать оружие. Это вообще оказалось отдельной и богатой темой.
  
  Больше половины вооружения было просто старьем: устаревшие, но надежные модели, которые при нормальном обслуживании прослужат еще пару десятков лет, не меньше. Еще процентов двадцать было достаточно нового, приобретенного у контрабандистов, пиратов и прочей шелупони. Это они собирались оставить себе. И, наконец, еще десять процентов, как обнаружил изумленный Оби-Ван, были настоящими раритетами, которые коллекционеры оторвут с руками.
  
  Тут же провели ревизию, и сайты соответствующей тематики пополнились объявлениями с радующей глаза ценой. А учитывая количество и то, что это были аукционы... В общем, надежда грела душу.
  
  Буквально на следующий день после выставления объявлений пришел запрос от покупателя. Некий Кимаен джай Шилал с руками отрывал гору устаревших винтовок и запрещенных в Ядре по причине крайней негуманности осколочных мин по оптовой цене, готовясь лететь и грузить. Оби-Ван почесал затылок, чувствуя, что чем-то имя этого гуманоида ему знакомо, ничего не вспомнил, пожал плечами и дал добро. Им нужны деньги, и прямо сейчас.
  
  Кимаен примчался почти сразу. Древний грузовоз забили под завязку, краснокожие гуманоиды в масках шустро перетаскали горы оружия, Оби-Ван на радостях, что удалось выгодно и сразу пристроить устаревшее вооружение хоть за какие-то деньги - на сайтах древностей коллекционеры пока что или сидели тихо, или ругались друг с другом, - в качестве подарка и бонуса за оптовую покупку выдал еще и двадцать ящиков с арбалетами - это откуда такое взялось? - и ящик пулеметов. Именно пулеметов - так называли чохом все оружие, стреляющее не плазмой, а пулями. Откуда такое взялось, непонятно, еще непонятнее было, почему не использовали против Молодых. И лично против Кеноби.
  
  Оби-Ван промониторил немного голонет, с ужасом выяснив, что огнестрельное оружие - в том самом, земном понятии, - охотники за головами очень даже используют. Особенно те, кто охотится на пользователей Силы.
  
  Потому что отбить плазменным мечом плазменный выстрел легко и просто, а вот с пулями такой номер не проходил. При столкновении с сейбером металл плавился, и в незадачливого и слишком самодовольного джедая или ситха летели капли раскаленного металла. Учитывая, что мандалорцы, к примеру, не жалели на благое дело убиения своих врагов бескар, картина вырисовывалась удручающая. Если не сказать хуже.
  
  Поэтому обнаруженные винтовки Оби-Ван вообще хотел поначалу уничтожить, как и обоймы с патронами, но рука банально не поднялась. Было ощущение, что это вот чей-то единственный шанс на... Победу? Выживание? Исправление чудовищной ошибки? Где-то так. И сейчас, передавая ящик лично в руки Шилалу, тихо поясняя, что там и для кого, Оби-Ван знал, что поступает правильно и как нужно для счастья этого конкретного гуманоида и его подчиненных. Шилал только сжал Оби-Вана в костедробильных объятиях, явно уже что-то прикидывая, объявил другом и отчалил восвояси, обменявшись номерами комлинков.
  
  И теперь Оби-Ван с Сераси пытались понять, как именно растянуть полученную небольшую сумму - а дороже продать этот хлам ну никак было нельзя, - на прорву всего нужного прямо здесь и совершенно сейчас.
  
  Естественно, первым делом нужны были еда, вода, лекарства, жилье и одежда.
  
  Особенно остро вопрос стоял с медициной. Медик Молодых, Хикс, был мальчишкой двенадцати лет, росшим в семье полевых хирургов. Он знал основы, мог зашить раны, сделать несложную операцию, даже определить хоть примерно, какие проблемы мучают его пациентов, но квалифицированным медиком, естественно, не являлся. Весь его арсенал состоял из пары скальпелей, катушки чудом доставшихся стерильных ниток, иголок, примитивных зажимов и канистры с обеззараживающим порошком.
  
  Все.
  
  Про настоящие лекарства Хикс и не мечтал, так же как и о стерильных бинтах, бакте в любом виде и прочем. Меддроид и операционная ему даже в самых сладких снах не снились, поэтому обходились народными методами: кипячение, травы, настойки... Сплошной каменный век, потому как даже в Древнем Риме, как помнил Алексей, было гораздо больше инструментов и прочего. Но пациенты Хикса в большинстве своем выживали, а это было самым главным.
  
  Учитывая, что последние несколько лет большинство Молодых жили в пещерах или в канализации, питались тем, что могли украсть, о том, чтобы что-то вырастить, и речи не шло, мясо видели раз в год, а то и реже, необходимость доступной медицинской помощи ощущалась чудовищно остро. Кроме того, были не только Молодые, а еще и то взрослое население, которое не хотело воевать. Причины пацифизма были разными, но в большинстве своем одинаковыми: люди устали от бесконечной войны, устали терять и не получать ничего взамен, устали от пустых лозунгов, служащих прикрытием чужим амбициям и жажде власти.
  
  Это были потерявшие всех старики, матери и отцы, оплакивающие детей, овдовевшие жены и мужья, оставшиеся круглыми сиротами дети.
  
  Им Оби-Ван тоже готов был помочь, потому что его подопечные претерпели чудовищную деформацию: для них все - все! - взрослые были потенциальными врагами. И такое положение дел следовало исправлять срочно, прямо сейчас, потому как спрогнозировать, чем аукнется такой выверт психики в будущем, он даже не пытался. Отметив, что необходима помощь психологов, которых здесь называли целителями разума, Оби-Ван произвел мозговой штурм и родил идею создания детских садов. С нюансами, но все же.
  
  Самых мелких бойцов детской армии собрали в группы, под присмотр более старших, и уже им в помощь приставили взрослых: тех, кто действительно хотел заниматься с маленькими зверенышами и доказал это лично Оби-Вану. Как выяснилось, где-то внутри у него прятался гибрид полиграфа с компасом и навигатором, и нынешний обитатель этого чудесного, тюнингованного самой Силой тела был данному обстоятельству неимоверно рад. Он побеседовал с воспитателями, представил прошедших строжайший отбор кандидатов подопечным и с радостью смахнул пот со лба: пусть временно, но хоть какую-то проблему удалось решить. Детей, в зависимости от возраста, учили самым нужным и полезным вещам: как вскопать огород и правильно посадить семена; как ухаживать за посадками, как высчитывать правильные дни в зависимости от сезона, положения луны и прочего; как собирать урожай; как кроить и шить одежду, как строить дом: от шалаша и до настоящего каменного здания; как охотиться на почти вымершую фауну; как готовить из того скудного пока набора продуктов, что могла произвести истощенная войной планета. Ну и естественно, преподавали чтение, письмо, математику, языки - те, кто знал больше одного, - да и вообще пытались социализировать маленьких солдат, как могли.
  
  Дети, питавшиеся хрен знает чем годами, со слезами на глазах ели собственноручно приготовленные аналоги тыквы и морковки, а мелкие яблочки, кислые, лежалые, и вовсе казались им лакомством.
  
  И все, как один, мечтали об объятиях и заботе, превентивно опасаясь взрослых.
  
  А еще всем мирным жителям, невзирая на возраст, преподавали самооборону.
  
  Оби-Ван только шептал молитвы, благодаря неизвестно кого за так и не прорвавшееся у Сераси зародившееся было стремление к агрессивному пацифизму. Сон-видение, неожиданно обрушившийся на него одной из ночей, показал, чем могло закончиться для ныне покойного Кеноби выживание Нильда взамен на гибель Сераси.
  
  Его бы просто выперли с планеты после наступления мира. Не из черствости или ненависти. Нет. Просто он напоминал бы им о войне и потерях.
  
  Оби-Ван долго лежал, сглатывая, слыша не произнесенные пожелания-проклятия никогда не возвращаться на эту планету, и трясся как припадочный. Он и представить не мог, что получать видения - это так выматывает физически.
  
  Очухавшись немного, Оби решительно стряхнул с себя остатки сна, решив подумать о более важных вещах. Где взять даром обещанных Хиксу меддроида и лекарства и как узнать побольше о собственном теле. Первая эйфория прошла, начали вылезать нюансы, насчет которых жутко хотелось подробных разъяснений. Он имел в прошлой жизни проблемы со здоровьем и в этой хотел всячески избежать болячек, а значит, ему необходим специалист. А учитывая многообразие этой вселенной...
  
  Но об этом Оби-Ван собирался подумать потом. Когда появится хоть какой-то просвет во мраке реальности.
  
  ***
  
  
  Тала судорожно вздохнула, медленно выплывая из беспамятства. Сознание растекалось во все стороны, плескалось и затихало. Рядом сияли знакомые огни, полные света, чьи-то руки осторожно подхватили ее голову, в рот просунулась трубочка, в горло потекла божественно вкусная струйка воды.
  
  Хорошо знакомая большая рука обхватила ее запястье мозолистыми пальцами, и Тала с улыбкой вернулась в беспамятство.
  
  Квай-Гон облегченно выдохнул, все так же сжимая руку женщины. Тала вышла из комы, и прогнозы целители давали самые оптимистичные. Даже, судя по обследованиям, удалось сохранить зрение. Частично - правый глаз ослеп полностью, но левый зато сохранил свои функции и будет видеть. Это обнадеживало.
  
  Джинн осторожно размял шею, сел около койки и погрузился в медитацию, продолжая свое бдение.
  
  ***
  
  
  Кашляла Сераси долго и с хрипами. Что поделать, жизнь в сырых пещерах и питание подножным кормом с просроченными пайками здоровья никому не прибавляет, а учитывая полное отсутствие медицинской помощи - болячки становились закономерным явлением. Вроде как поутихшее воспаление вернулось, и вновь бледная и еще более истощенная, чем раньше, девочка слегла, хоть и пыталась хорохориться.
  
  Оби-Ван, опасаясь самого нехорошего развития событий, утрамбовал дорогую супругу в кровать, обложил грелками, раскочегарил печку и то и дело заваривал травы и драгоценный чай, пакет с которым получил в подарок от Шилала. Чай с Кали оказался острым и сладким, с ясно ощутимым привкусом перца и специй, он моментально согревал и насыщал, поэтому себе Оби позволял маленькую чашечку, не больше, а остальное спаивалось Сераси и остальным болящим.
  
  Хикс только поджимал губы, но сделать ничего не мог. Потому как своих лекарств не было, а сдавшиеся взрослые Старейшины с обеих сторон из принципа уничтожили свои заначки, чтоб не достались врагу. Да и покупали они обычно у контрабандистов, спускающихся на планету передохнуть, оружие и пайки, не особо заморачиваясь проблемами со здоровьем.
  
  Невозможность помочь просто убивала, Оби пытался лечить Сераси Силой, но этого оказалось откровенно мало, хотя самые острые воспаления он снял. Следовало срочно решать проблему с помощью, потому что Оби-Вану откровенно не нравились полные фатализма и странной расчетливости взгляды девочки.
  
  Долгие разговоры и выворачивание памяти наизнанку - своей и доставшейся от покойного Кеноби - помогли сделать выбор. Им требовались те, кто воспринимает детей как равных, кто не станет требовать присутствия взрослых при заключении сделок, а таких в галактике, если честно, было маловато.
  
  Сразу вспомнилось Набу, с юными правителями, потом выцарапались воспоминания о Мандалоре - там взрослыми признавались в тринадцать лет, траление голонета помогло отыскать еще одного возможного союзника - Альдераан. Последние вообще славились меценатством, программами помощи нуждающимся и благотворительностью.
  
  Альдераан располагался далеко, Мандалорский сектор хоть и ближе, но лезть туда и контактировать с аборигенами, откровенно ненавидящими джедаев, Оби-Ван не собирался. Сначала разведка, а потом он подумает и посмотрит. Поэтому начать решили с Набу - оно было ближайшим, однако тут же вылезла проблема: на чем лететь. И кто будет пилотировать.
  
  Как следует сосредоточившись - каждое утро теперь начиналось с медитации и разминки, и чем дальше, тем больше он входил во вкус, - Оби-Ван обнаружил навыки пилотирования. Уже проще! Юнлингов учили летать на всем, что шевелится, а что не шевелится - пинать Силой и снова летать. Отмахнувшись от подспудного опасения, Оби-Ван сосредоточился на второй части проблемы: транспорт.
  
  У Мелидаана не было кораблей с гипердвигателями. Совсем. Летать в атмосфере? Да. Есть такая рухлядь. Выйти в космос? Уже нет. Многовековые боевые действия уничтожили малейшую возможность сбежать с этого пропитанного кровью шарика. Значит, требовалось приобрести. У кого? Разве что у контрабандистов. Или калишцев - вдруг у Шилала есть нечто на продажу?
  
  Однако, даже если и есть, то не факт, что продадут, а если решат продать, то как скоро прилетят? Кали находилась в Диком космосе, на противоположном конце галактики, если можно так выразиться, в прошлый раз Кимаен прибыл так быстро только потому, что оказался неподалеку, пытаясь договориться о поставках вооружения и продовольствия. Им тогда банально повезло, всем сразу.
  
  Значит, надо ждать контрабандистов. Тут проще, криминальный контингент наведывался сюда регулярно, продавая за бешеные деньги всякую лабуду дикому населению. Сколько они затребуют за летающее корыто, Оби-Ван не представлял, но надеялся на чудо.
  
  Измучившись переживаниями и чувствуя, что такими темпами у него сорвет тормоза, Оби-Ван решил поступить как настоящий джедай - положиться на Силу. Медитация - с каждым разом погружение в глубины Силы и подсознания проходили все легче и легче и начали приносить настоящее удовольствие, - успокоила ум, и Оби-Ван решил подойти к процессу с другой стороны. Все-таки он получил другое воспитание, вырос в другом мире и, как каждый землянин, знал простую истину: "На бога надейся, а сам не плошай". Поэтому помолился для начала, а потом просто и незатейливо выразил вслух желание, пытаясь продавить реальность, как советовали разные умные психологи, коучи и прочий жадный контингент, гребущий с простодушных лопухов деньги эскаватором.
  
  Желание было простое: корабль с гипердвигателем, просторный, вооруженный, чтоб легко управлять, а самое главное - даром.
  
  Как потом выяснилось, он учел почти все, кроме нюансов.
  ***
  
  
  В то очень раннее холодное утро Оби-Ван решил попробовать освоить еще что-нибудь из доставшихся в наследство знаний, а не только уже становящуюся привычной медитацию и комплекс физических упражнений, называемый для удобства разминкой. Рукам и подсознанию остро не хватало меча. Он буквально чувствовал фантомную тяжесть металлической рукояти в ладони, слышал характерное гудение плазмы, вырывающейся из эмиттера, проникающее в кости, чувствовал запах озона и плавящегося металла.
  
  Это было как потеря самого дорогого, части себя: кристаллы для сейбера покойный Кеноби добыл на Илуме, в памяти сохранились воспоминания о жутком холоде, накатывающем страхе и хрустальном зове кристалла, ведущего путеводной звездой.
  
  Сейбер, собранный мальчишкой, забрал Джинн, даже не подумав, что оставить кого-то без оружия на воюющей планете - не лучшая идея. Оби-Ван стал для него паршивой бантой, изгнанной из стада, отрезанным ломтем. Отступник больше не являлся джедаем, а значит, сейбер ему не полагался. Впрочем, в современном Ордене он многим не полагался, став из привычного оружия и инструмента настоящей привилегией.
  
  Потеря личного сейбера - желанного, долгожданного, подходящего лично ему, - стала для мальчика самой страшной потерей. Это его резало по живому. Оби-Ван чувствовал это: ноющая рана в сознании. Впрочем, было еще что-то, связанное с сейбером, Джинном и этой общей некрасивой ситуацией, просто Оби-Ван никак не мог найти время, чтобы сесть и разобраться в ворохе воспоминаний и прочего, хоть и знал, что это важно.
  
  Решив начать с малого, он собрался как следует размяться с мечом. Кукри, похожий на земной аналог, был тяжелым клинком изогнутой формы, общей длиной, если провести четко вдоль обуха и рукояти, около шестидесяти сантиметров. Мутировавший явно из серпа, он мог рубить и резать. Кукри носили все без исключения, потому как очень удобно было нарубить дров, выкопать ямку в твердой как камень земле, что-то настругать или нарезать. Крайне удобный многофункциональный хозяйственный инструмент. А уж как им удобно было потрошить врагов...
  
  Прирожденный мечник, Кеноби освоил изогнутый тяжелый клинок влет. Оби-Ван тренировался, стараясь повторить его успехи: когда он действовал осознанно, случались огрехи и ошибки, но если сознание отключалось и вылезали наработанные с раннего детства рефлексы... Понятно, почему канонный Кеноби считался грозным врагом и настоящим мастером.
  
  Килограммовый кукри оттягивал руку, но Оби-Ван не сдавался, не желая осложнять себе жизнь и орудовать палкой. Появится ли еще сейбер в его жизни - неизвестно, а кукри - вот он, здесь и сейчас, поэтому и тренироваться требовалось с ним.
  
  Он как раз находился в процессе тренировки, когда влетел один из мальчишек-разведчиков, взахлеб вывалив новость, от которой Оби-Ван аж взвился. Он подхватил пацана, и спидербайк унес их обоих в сторону разрушенного космопорта. Причем не того, который решено было восстанавливать и использовать для контактов с галактикой, а второго, давно заброшенного и превратившегося в руины.
  
  Представшая картина заставила зарычать. Оби-Ван резко выдохнул, насильно успокаивая пошедший вразнос ум, соскочил с седла спидербайка и, как был, в тонкой одежде, с кукри наперевес, бросился вперед.
  
  ***
  
  
  Матеуш восхищенно выматерился, радуясь, что никто не слышит - за ненормативную лексику и Оби-Ван и Сераси драли за уши и полосовали задницы розгами, - судорожно настраивая комлинк на запись.
  
  Оби-Ван, от которого волнами разносилась ледяная ярость, чудовищно быстро преодолел разделяющее его и пиратов расстояние, врубаясь в толпу. Без предупреждений, без угроз или попыток увещевать... Кукри сверкал тусклой молнией, пираты падали, оглашая окрестности руганью и воплями. Выстрелы летели мимо, пару раз Матеушу показалось, что Оби-Ван отбил плазму лезвием кукри. Схватка закончилась быстро: разбитое дюракритовое покрытие летного поля усеяли неподвижные и шевелящиеся тела, впрочем, шевелились они недолго: покрытый брызгами разноцветной крови Оби-Ван прошелся, всматриваясь в лица и добивая еще живых.
  
  Ничего против добивания Матеуш не имел, лучший враг - это мертвый враг, а тут даже не враги, а твари, которых требуется истреблять.
  
  Раздался хрип: Оби-Ван присел рядом с упитанным трандошанином, засунув руку в рану на его груди. Трандошанин плевался и орал, жутко матерясь, Оби-Ван спокойно спрашивал, явно требуя какую-то информацию. Наконец трандошанин взвыл, выпалил что-то скороговоркой, и Оби-Ван одним уверенным движением отрубил ему голову. После чего подошел к кораблю, и трап сам опустился перед ним.
  
  Послышались тихие крики и выстрелы. Матеуш было дернулся, сжимая винтовку, но лезть не спешил, не желая нарушать приказ. Минут через десять из корабля вывалилась толпа малышни и подростков, сопровождаемая хромающей воспитательницей, придерживающей сломанную руку. Вышедший Оби-Ван подал сигнал, и Матеуш тронулся с места, слыша гул двигателей прибывающей подмоги.
  
  ***
  
  
  Как они смотрели... Оби-Ван успокаивал детей и воспитательницу, отдавал приказы прибывшей группе поддержки, бдительно отслеживал окрестности на предмет недобитых гадов. К счастью, удрать никто не успел, пираты, вернее, работорговцы, решившие пополнить клетки с живым товаром, не ожидали, что им дадут такой отпор.
  
  Как выяснилось во время коротких допросов, такое происходило не в первый раз. А что поделать... Никакой планетарной защиты, никаких кораблей, население воюет и за своей численностью не следит, а иногда и вовсе помогает избавиться с гарантией от тех, кто не нравится... Когда Оби-Ван узнал, что некоторые Старейшины приторговывали соплеменниками, то с трудом подавил желание уничтожить мерзавцев на месте. Ничего, до этих деятелей он еще доберется, прямо сегодня.
  
  А пока следовало разобраться с буквально свалившимися на них проблемами.
  
  Первая. Корабль. Его следует осмотреть, обыскать, отмыть от прежних владельцев.
  
  Второе. Работорговцы. Теперь можно связаться с Корпусом Юстиции, предъявить трупы и головы и получить вполне вероятную награду. И плюс в карму, соответственно.
  
  Третье. У капитана, которого удалось разговорить, была заначка. И физическая - база с оружием и прочими благами, и виртуальная - счет с кредитами. Надо наведаться и экспроприировать.
  
  Ну и четвертое... Предстоит проверить, насколько хорошо он умеет пилотировать.
  
  И, конечно, пятое. В этот раз удалось успокоиться, но такие вспышки ярости - это не дело. Набу отменяется, первым делом Альдераан.
  
  Выдохнув, буквально купающийся в благодарности и искреннем восхищении Оби-Ван обнял очередного насупившегося малыша и продолжил командовать своей маленькой армией. Их ждет галактика. Но перед этим...
  
  - Спасибо. И за корабль, и за бонус.
  
  А над выражением пожеланий он еще поработает.
  
  
  
  
  Глава 3. Через тернии к звездам, часть 2
  
  
  
  
  
  
  Оби смотрел на сверлящих его ненавидящими взглядами Старейшин, и ему хотелось сплюнуть от омерзения. Допрос пиратов перед казнью, а также дальнейший разговор с тремя представителями Мелиды и четырьмя даанцами выявил отвратительную реальность этой планеты: некоторые Старейшины не хотели мараться убийством несовершеннолетних врагов, они поступали проще - продавали их пиратам. В рабство.
  
  Этакое извращённое милосердие, чтоб их.
  
  Освобождённые дети с воспитательницей как раз стали жертвами вот такого вот инициатора, не попавшего на каторгу: им дали наводку, что возле руин можно собрать орехи и корнеплоды, а также поохотиться на мелкую дичь, и естественно, что дети, что их воспитательница, ломанулись в ловушку. Женщина пыталась отстоять своих подопечных, но что она могла сделать? Хорошо, только руку сломали, а не шею.
  
  Оби не гнушался жёсткого допроса, моментально выявив всех пособников работорговцев, - а он ещё думал, откуда деньги на еду, оружие и даже хорошую одежду с лекарствами. Вот и ответ.
  
  Что самое кошмарное, они даже не считали, что поступают неправильно, продавая детей и взрослых в рабство. Это ж враги... С врагами не церемонятся.
  
  Сераси смотрела взглядом голодного крайт-дракона.
  
  Отдать приказ о расстреле после долгого и интенсивного повторного допроса оказалось легко.
  
  - У вас есть единственный шанс исправить то зло, которое вы принесли жителям этой планеты и самой планете, - Сила накатила приливной волной, затапливая стоящих на огромном поле каторжников, а также оставшееся условно мирное население: все, кто выжил в многовековой бойне. - Искупить вину трудом. Принести процветание истощенной земле, мир людям. Не потратьте свои жизни зря, плюнув в протянутую милосердную руку.
  
  Сила ревела, вздымаясь гребнями штормовых волн к серо-голубому небу, придавая вес словам. Трупы заставляли задуматься над тем, стоит ли попытка бунта и вредительства такого закономерного финала.
  
  Сераси закашлялась, Оби с лёгкостью подхватил на руки невесомое костлявое тело, унося домой, в тепло и безопасность.
  
  ***
  
  
  Казалось бы, элементарное: полететь на Альдераан, договориться о гуманитарной помощи. Ничего особо сложного. Ага.
  
  Сплошные проблемы.
  
  Начать стоило с главного: как только Оби представил себя, просящего о почти бесплатной помощи, его тут же скрутило в приступе отвращения. Не мог он представить себя в роли просителя. Не мог. Причем в этом вопросе были солидарны обе его части: и он сам, и оставшееся от Кеноби.
  
  Жизнь у обоих была не праздник с конфетами, только и того, что у Кеноби - очень короткая. Оба привыкли справляться своими силами, особенно Кеноби, потому как бедный ребёнок часто получал из-за этого по шапке. Да, он-взрослый, побитый жизнью человек, понимал, что это в корне неправильно, что нужно уметь и просить, и получать, не в вакууме живёт, но его просто крючило от одной мысли о том, что придется стоять с метафорической протянутой рукой.
  
  А ведь это просто благотворительные программы, рассчитанные на очень небогатое население и бывших рабов.
  
  Отметив про себя, что мозгоправ нужен ой как срочно, Оби-Ван вздохнул и в очередной раз поменял планы, тем более что повод был весомый - Сераси опять слегла. А на Набу очень развита медицина... Но она дорогая, а значит, он пойдет другим путем.
  
  Как он выяснил, почитав набуанские новости, там затеяли очередное строительство, он только не совсем понял, чего именно. То ли кенотаф, то ли мемориал, то ли и вовсе жилое помещение... Но объявили конкурс, и рисунки очень даже напомнили пирамиды майя. Такая же ступенчатая основа, только украшенная башенками и архитектурными излишествами. В голове тут же заворочались воспоминания о том, что вообще-то будущий Император - вполне себе респектабельный член этого общества. А ещё, как помнил Кеноби, этот кусок космоса когда-то был владениями ситхов...
  
  Дети-правители, обязательный строго определенный грим, одежда, принятие нового имени, во всем этом было нечто ритуальное, напоминающее ацтеков и их милые обычаи сначала выбирать живого бога, а потом резать его на алтаре.
  
  Мысли оказались слишком мрачными, чтобы считаться глупыми предположениями, но Оби-Ван только поджал губы: ситхов бояться - на Набу не лететь. Хрен с ними всеми, его сейчас донимает другой вопрос. Приземлённый. А именно: банальная одежда.
  
  Да, именно она, ведь как хорошо всем известно, по одежке встречают.
  
  Если Набу для него ассоциировалась с древними Монголией и Китаем, а также немного Мексикой, майя и ацтеками, с их перьями, обилием украшений и золота, пышностью и цветовой гаммой, то Мелидаан был сплавом Индии, Пакистана и Непала. Многослойность: длинные рубахи по колено, сверху жилет и куртка или кафтан; штаны, похожие на галифе или ровные узкие, а то и натуральное дхоти - юбка, которую можно превратить в шаровары; туфли и сапоги. Сверху обязательно широченный, не меньше метра, длинный палантин. Летом из шелка, зимой из шерсти. У женщин длинные многослойные платья или широкие юбки с короткими куртками и блузами.
  
  Все вышитое невероятными узорами, яркое, красивое. Увы, все эти красивости из шелка и шерсти давно обтрепались, протерлись, были многократно залатаны и перешиты, превратившись в тряпки, но и так давали понять о прошлом великолепии. И вот тут Оби-Ван собирался схитрить.
  
  У них не было средств и возможностей выглядеть богато и роскошно, на уровне Набу, да этого и не требовалось. Главное, чтоб одежда была без дыр и следов переделки. Образовавшаяся спонтанно швейная артель буквально за несколько дней обеспечила его и ещё трёх сопровождающих обновками в национальном стиле: рубахи по колено, сверху кафтаны самого простого и строгого силуэта той же длины, штаны-галифе, пояса-кушаки, высокие шнурованные сапоги. Ещё обязательные палантины, которые использовались как шарфы, плащи, одеяла и вообще как угодно. Вышивка только на воротничках-стойках и по краю манжет. Женщины и мужчины кроили и шили, и Оби видел слезы радости на их глазах: мирная работа, несущая красоту. То, о чем мечтали годами и веками.
  
  Конечно, не чистый шелк, но повезло найти несколько рулонов смесовых тканей, шелк с шерстью, остатки былого богатства, чудом не сожранные молью и не рассыпающиеся в руках от старости, и это уже было настоящим богатством. Плюс их бедность неожиданно сыграла им на руку: сшитая руками, а не машинами одежда считалась на благополучных планетах, не раздираемых войной, признаком богатства и принадлежности к высшему обществу. Учитывая строгий покрой, отсутствие украшений и наличие холодного оружия - все без исключения носили кукри на поясе, - вид будущей делегации получился внушительным.
  
  С оружием вообще было весело: тяжёлые кованые клинки из прекрасной стали, украшенные гравировками и резьбой на рукоятях, большие и малые кукри только добавляли градус суровости. Сам Оби, как и все остальные мужчины, носил большой кукри - шестьдесят сантиметров высококачественной стали. Малышня лет до тринадцати, а также почти все женщины обычно имели при себе малый кукри - более короткий, от двадцати пяти до сорока пяти сантиметров длиной, широкий и сильнее изогнутый клинок, хотя были и исключения. Плюс ещё в комплект входили засапожные ножи: катрал и катал, один - обоюдоострый, другой - с заточкой с одной стороны. Их использовали для самых разных нужд. Плюс почти все имели бластеры, винтовки, некоторые даже копья с полуметровыми лезвиями таскали.
  
  В общем, своеобразное и удручающее зрелище.
  
  На доставшийся от пиратов корабль погрузили образцы камня, предлагаемого для продажи или обмена: прилетевшие юстициары зафиксировали факт уничтожения криминального элемента и выплатили небольшое вознаграждение, заодно зарегистрировав очищенный от криминального следа корабль на Оби-Вана.
  
  Как выяснилось опытным путем, от Кеноби остались действительно превосходные навыки пилотирования и знания навигации.
  
  Пятичасовой перелет завершился возле невероятно голубой и зелёной планеты, от вида которой сопровождающие Оби подростки ахали и вздыхали.
  
  Как представителя правящей династии, планетарного лидера, его приняла лично королева Эритаэ, похожая в гриме и роскошном платье на дорогущую фарфоровую куклу. Вот только ум в темных глазах девушки светился недюжинный, в Силе не ощущалось ни намека на пренебрежение, да и советники поглядывали на них расчётливо и внимательно.
  
  Это льстило: их приняли как равных. Пусть не по богатству, но по статусу, а это уже немало.
  
  ***
  
  
  Эритаэ качнула веером, кивнув.
  
  - Ваше высочество.
  
  - Ваше величество, - ответный кивок был безукоризненным. Молодой радж вообще отличался безукоризненными манерами, словно его с младенчества натаскивали в придворном этикете и церемониях: загадка, которую Эритаэ хотела разгадать, ведь его сопровождающие с неопределенным статусом, советники-телохранители-пажи в одном лице, такой выучкой похвастаться не могли. Эти подростки не старше тринадцати вообще выглядели не придворными, а солдатами, пережившими затяжную войну и вышедшими из испытаний с честью. Они были худыми, голодными и резкими, и Эритаэ не собиралась допускать в отношении этих воинов никаких двусмысленностей: голодные хищники опасны и шуток не понимают. Впрочем, она была уверена, что эти юные воины многие шутки действительно бы не поняли... А вот в отношении раджа - князя и высшего генерала объединенного Мелидаана - такой уверенности не было.
  
  Юный радж выделялся. Гордым и полным достоинства поведением. Манерами и культурной речью с ясно слышимым произношением корусантской элиты почему-то. Привычкой командовать. И каким-то налетом странности: то, как он оценивал свое окружение, свое положение в пространстве, как двигался... совершенно отличалось от поведения его товарищей.
  
  - Рада, что вы принесли благие вести, - Эритаэ улыбнулась, слегка прикрыв раскрытым веером подбородок. - Мир - всегда благо, зачастую недооцененное. Жаль, что многие не хотят этого понимать.
  
  - Увы, ваше величество, - пожал костлявыми плечами ее собеседник, - когда умолкают дипломаты, начинают говорить пушки.
  
  Эритаэ слегка прищурилась, обдумывая очень красноречивое утверждение.
  
  - Но теперь на вашей планете мир. После веков междоусобной войны... Сколько времени вам понадобилось, чтобы прекратить конфликт?
  
  - Год.
  
  - Это... подвиг, - черные глаза смотрели прямо и твердо. Медноволосый радж дёрнул уголком губ в пародии на улыбку.
  
  - Добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем одним добрым словом.
  
  - Хм... Сильные слова, - Эритаэ покосилась на безмятежного собеседника, - мне надо их обдумать. Впрочем, я сделаю это позже, а пока перейдем к более важным делам. Что привело вас к нам?
  
  - Налаживание дипломатических отношений, ваше величество. Торговля к нашей общей пользе. Планета Набу известна медициной и рекреационными проектами. Нас интересуют меддроиды, лекарства, сельскохозяйственные дроиды. Взамен мы предлагаем то, что набуанцы очень ценят. Красоту.
  
  - То есть? - заинтересовалась Эритаэ, мысленно прикидывая, к кому из советников лучше всего направить потенциальных покупателей. Радж протянул руку, в которую тут же вложили плоскую шкатулку из полированного красного дерева, совершенно простую, даже ничем не украшенную. Подросток поднял крышку, и Эритаэ восхищённо распахнула глаза.
  
  - Это образец того, чем богата наша планета. Данный камень очень прочен и необычайно красив. Его можно использовать как для изготовления украшений и предметов роскоши, так и в строительстве. Думаю, ваши мастера, известные своим вкусом и талантами, сумеют найти ему применение. В данный момент ведь у вас объявлен конкурс, не так ли?
  
  - Именно, - Эритаэ повесила веер на руку и залезла пальцами в шкатулку. Полная парюра: набор из пяти каменных браслетов разной толщины и формы, такая же простая, но элегантная подвеска на нитке бус, подходящая по стилю. Четыре кольца. Длинные серьги. Все выполнено из черного с серебряными прожилками камня в нарочито простой, грубовато-примитивной манере невероятно искусным мастером. - Выглядит великолепно.
  
  - Я передам ваши слова мастеру, - радж улыбнулся, на щеках появились очаровательные ямочки. От подростка буквально хлынуло тепло. - Он будет рад: это его первая работа по специальности впервые за долгие годы. Прошу вас, примите в дар. Думаю, вам не составит труда подобрать к нему соответствующий наряд.
  
  Эритаэ польщенно наклонила голову, прикрывая лицо веером. Очень умно и дальновидно. Пусть её второй срок правления скоро закончится, она сможет вписать в свое резюме ещё одну впечатляющую строчку. Радж Кеноби умён и умеет рисковать и идти до конца. Закончить многовековую войну за год? Очень внушительно. И отменный старт. Учитывая его годы, далеко пойдет. К тому же пришел не просить, а торговать... Надо узнать побольше. И наладить дружеские отношения. Такие союзники никогда не помешают.
  
  ***
  
  
  Набу производила впечатление. Много воды, мало суши, все утопает в зелени. Сытые здоровые жители, умопомрачительные наряды. Лёгкий привкус Тьмы на языке... Оби-Ван сбежал оттуда сразу, как заключил договор на первую поставку камня, закупившись заодно вожделенными лекарствами и меддроидом. Пусть одним, зато самым лучшим. А ещё партией агродроидов.
  
  Хотелось произвести закупку семян и саженцев, но, обговорив эту проблему, было решено отказаться. Пусть экосистема почти убита, мало ли как на нее подействуют завезенные извне пришельцы? Им надо восстановить оригинальные флору и фауну, и Оби уже наметил пару интересных направлений. Придется раскошелиться, зато у них вновь будут расти присущие Мелидаану растения.
  
  Первым пациентом стала Сераси. Дроид, которого Оби личным произволом назвал Айболитом, осуждающе проскрипел и прописал целый список витаминов, лекарств и прочего, хорошо хоть, удалось купить малый производственный комплекс для производства и синтеза самого необходимого. После чего дроида заволокли в свежепостроенное здание больницы, и умная железяка принялась за остальных больных, увечных и калечных. А таких было достаточно, и Оби-Ван уже начал мониторить голонет насчёт протезирования.
  
  Землю обследовали на предмет посевов. Опасные участки огораживали маячками, на более-менее чистых велись работы: агродроиды брали пробы, определяли комплексы удобрений и сроки, а люди расчищали землю, распахивали и готовили грядки. В воздухе чувствовалась близящаяся весна.
  
  Меддроид оказался настоящим сокровищем и волшебным артефактом: Сераси перестала кашлять. Хрупкий, подорванный внешними условиями и дичайшим стрессом организм начал потихоньку выздоравливать. Оби смотрел, как округляются понемногу впалые щеки Сераси, которая начала медленно расцветать в красавицу-девушку, и чувствовал, как в груди расправляют крылья невидимые бабочки, доставшиеся от Кеноби. Падаван Кеноби ее любил: на расстоянии, нежно и трепетно, жутко пугаясь так нечаянно всплывших на поверхность новых и неизведанных чувств.
  
  Он-взрослый чувствовал к Сераси нежность и заботу, медленно дополняющиеся первыми ростками влюбленности. Как будут развиваться события, станут ли они действительно настоящими супругами - фактически, а не юридически, - кто знает. Они оба слишком юны, пусть и побиты войной, у них ещё долго дальше целомудренных поцелуев и объятий дело не зайдет. Но вновь переживать первую любовь оказалось восхитительно.
  
  Решение первым делом налаживать отношения с Набу оказалось правильным. Заказчик проекта пирамиды одним махом выкупил три первые поставки камня и нацелился ещё на три. Оби только понимающе ухмылялся: были у него подозрения о личности заказчика, были, уж очень проект своеобразный. Но если можно затребовать хорошую цену, а ее платят, не торгуясь, то чхать он хотел, что из разваленных кенотафов построят, хоть гробницу на Коррибане, и кто будет строить - хоть все ситхские лорды одной артелью.
  
  Тем более его имя в данных сделках не мелькало, этим занимались соответствующие люди.
  
  Конечно, многие пытались поднять вой о разграблении национальных ценностей, покушении на святое и прочий псевдопатриотический бред. Оби это пресек сразу: собрал возмутителей спокойствия, собрал искалеченных детей и потребовал, чтобы все те, кто радеет за сохранение могильников, объяснили их пользу для будущих поколений вот прямо сейчас. Этим самым поколениям.
  
  Аргументы, что так всегда было и предки смотрят, он отмел сразу, зачитав страшную статистику. Сколько было жителей раньше и сколько осталось. Сила ревела штормовым океаном, буквально прибивая источники раздражения к земле. Если честно, то на какую-то секунду Оби-Ван даже немного испугался, но потом просто плюнул на все, продолжая высказывать свое недовольство.
  
  Он не член Ордена, чтобы благостно одобрять любую дичь, оправдываясь обычаями и утираться, опасаясь почувствовать хоть какую-то эмоцию.
  
  У него есть чувства. Он не будет от них отмахиваться и бояться до истерики и угрозы падения. Просто он не будет идти у них на поводу. Он взрослый, умный человек, джедай, и отступать с намеченного пути не намерен. Но и потакать идиотам и вредителям не будет.
  
  Всыпав всем профилактических люлей и удушив возможность бунта в зародыше - репутация у него начала складываться очень даже хорошая, на его взгляд, Оби впрягся в решение проблем дальше.
  
  Остро не хватало всего и сразу, начиная с людей. Прироста населения не было никакого, только сплошные потери: пусть у них появились зачатки медицины, этого не хватало. Люди умирали, причем по самым банальным причинам. Умирали каторжники - пытаясь бежать или бунтовать. Умирали искалеченные ветераны всех возрастов - запущенные болячки и травмы не способствуют долгой жизни. Умирали просто потому, что война закончилась и выжимавший из себя все соки организм неожиданно понимал, что все, не надо так экстремально выживать, можно сбавить обороты и передохнуть. И словно терялся повод жить.
  
  Им страшно требовалось население, взрослое, дееспособное, самое главное - лояльное, не пытающееся ударить в спину. Сейчас их любые зайцы шишками закидают, происшествие с пиратами это отлично показало. И где таких взять? Благодарных?
  
  И вот тут снова всплыл Альдераан.
  
  Мирная планета была известна своими благотворительными программами, грантами и прочими хорошими вещами. А ещё они, такие богатые и вроде как снобы на первый взгляд, занимались реабилитацией рабов. Об этом не говорили вслух, но Оби через десятые руки удалось узнать, что через Альдераан проходила Дорога Свободы: один из путей, используемых бежавшими рабами. Что-то там связанное с глубокой древностью и историей... И альдераанцы очень мощно поддерживали эти реабилитационные программы и так далее, потому как тараканов в головах рабов водилось неимоверное количество, их требовалось выводить, обучать пострадавших жить нормально, не трясясь в постоянном страхе.
  
  Сераси посмотрела весьма уважительно, когда в разговоре Оби выдал идею дать гражданство бывшим рабам. Для нее вопросы личной свободы и права выбора были принципиальными.
  
  К тому же альдераанцы, хоть и были достаточно традиционным обществом, не считали детей и подростков безгласыми подчинёнными.
  
  Однако путешествие в миры Ядра требовалось очень хорошо обдумать. Это Набу более-менее рядом, Альдераан - далеко. Случиться может всякое. Он, конечно, крут, как вареные яйца, но жизнь - штука непредсказуемая. Ему нужна защита. Телохранители. И так окружение уже начало шушукаться, что их правителей надо охранять получше, ведь если что - что с ними станется?
  
  А где можно нанять телохранителей, причем таких, чтоб действительно могли защитить, а не только щеки надувать? И чтоб не перепродались?
  
  И, главное, чтобы воспринимали работодателей серьёзно?
  
  Только в Мандалорском секторе.
  
  Если честно, с этими отморозками Оби связываться не хотел. История изобиловала примерами столкновений мандалорцев и джедаев, их взаимодействий, а также опытом общения с ситхами.
  
  Да, Мандалорская империя распалась, но считать жителей сектора душками и милашками Оби не спешил. Но при всех их недостатках мандалорцы исполняли заключённые контракты от и до, не кидая заказчика, а значит, имелся шанс, что всё будет хорошо.
  
  Ему надо лететь на Альдераан, а оставить Сераси надолго - значит подвергнуть риску и ее, и все, за что они боролись и продолжают бороться. Поэтому ему необходимы лучшие. Оби вздохнул, но вновь полез в голонет за информацией. Хорошо хоть, за камень заплатили вперёд, есть отменная сумма на счету.
  
  ***
  
  
  Тала сжала кулаки, неловко опускаясь в кресло. Ослабленное ранениями, голодовкой, а потом и комой тело выздоравливало с трудом, невзирая на подпитку Силой и лечение. Да и слепота на один глаз тоже радости не добавляла.
  
  В квартирке было тихо, только журчал маленький настольный фонтанчик - подарок Квай-Гона.
  
  Брошенный на стол взгляд стронул мысли, и Тала зарыдала, не в силах остановиться, выплескивая все свои горечь, разочарование и боль. Она долго плакала, уткнувшись в подушку, полностью обессилев от переживаний. Затихнув, женщина с трудом встала, прошла в освежитель, умылась, причесала гриву длинных волос и вновь прошаркала к дивану, зарываясь в подушки и одеяло.
  
  Выплакаться оказалось хорошим решением. Тала словно скинула с себя груз и теперь могла спокойно думать, не срываясь. А поразмышлять было над чем.
  
  Миссия на Мелиду-Даан с самого начала пошла отвратительно. Корабль неожиданно потерпел аварию, а потом пошли сплошные испытания: ее попытки разобраться в происходящем и найти хоть какие-то точки соприкосновения между противоборствующими сторонами натолкнулись на ожесточенное сопротивление, а потом ее кто-то отравил, и, пытаясь уйти, она попала в засаду. А дальше травмы, пытки, пока вдруг не появился Квай в компании падавана.
  
  Тала хорошо запомнила его солнечную улыбку, согревающую всё вокруг, потухшую от неожиданно враждебного поведения Квай-Гона. А потом она провалилась в беспамятство, вынырнув через год с лишним.
  
  Квай был первым, кого она увидела, горбоносое худое лицо, заросшее до невозможности. В следующий раз он выглядел лучше: побрился, причесался... Тала, выпавшая из жизни на продолжительный срок, с трудом просыпающаяся несколько раз в день, пыталась его подбодрить поначалу, потом стала требовать новостей. Ей все казалось, что в происходящем есть какая-то странность, но она никак не могла сообразить, какая именно - мозги от лекарств соображал плохо. Но постепенно обезболивающие отменили, мозги заработали, как и память, и наконец настал момент, когда она задала вопрос:
  
  - Где твой падаван, Квай?
  
  Вот только ответа почему-то не получила. Дальнейшие попытки прояснить ситуацию натолкнулись на молчание, отшучивание и игнорирование. А потом Квай умчался на очередную миссию, а Тала, пойдя по знакомым, получила-таки ответ, который ее не порадовал.
  
  Чем дальше, тем больше её все это бесило. Создавалось впечатление, что все, связанное с Кеноби, - табу. Никто не знал или не хотел говорить, что стряслось с мальчишкой, только один раз в архиве ей сухо сообщили, что падаван Кеноби больше не является частью Ордена. Она пошла к его друзьям - первым делом навестив Ээрин Бент, которую хотела взять в падаваны, но визит на Мелиду-Даан разрушил эти планы. Девочка стала падаваном Кита Фисто, училась на целительницу и смотрела на Талу с хорошо чувствующейся враждебностью. Как и остальные. Особенно Квинлан Вос. Киффар едва не плевался при попытках что-то узнать.
  
  Не выдержав, Тала пошла в архив, взяла отчёт Квая и получила шок. Это не отчёт, это краткий пересказ: прилетел, увидел, попытался примирить, не получилось, улетел. Описание ее спасения занимало две трети документа! Про Кеноби имелось несколько скупых строчек: влюбился, ушел из Ордена к девушке. В тринадцать?! На раздираемой войной планете?! Что вообще творится?
  
  Она припёрла к стенке примчавшегося с миссии Квая, не реагируя на попытки замять и отмахнуться. И узнала правду. Если очистить от шелухи сказанное, Квай просто бросил своего падавана. Одного. Даже забрав сейбер.
  
  Громкий стук в дверь вырвал ее из мрачных и ожесточенных размышлений. Шевельнув пальцами, Тала открыла дверь Силой, и плевать ей было на легкомысленное использование и прочий бред. Джинн стоял с букетом одуряюще пахнущих цветов, в корзинке виднелась бутылка: явно мириться пришел. Как в пошлом анекдоте - женщина едва сдержала горький смешок.
  
   - Тала! - протянул букет Квай. - Возьми. Ты сердишься почему-то... Не надо.
  
  Тала встала, подошла ближе, вглядываясь в серые глаза. Абсолютное непонимание и не менее абсолютная убеждённость в своей правоте. Великая Сила... Почему она этого не замечала? Или отмахивалась, проявляя снисходительность?
  
  - Квай, - Тала забрала букет, корзинку, бросила всё на столик и сделала последнюю попытку понять. - Скажи мне. Узы... Ты его чувствуешь?
  
  - Я разорвал их, - небрежно пожал могучими плечами мужчина, возясь с вазой, и это стало последней каплей.
  
  Настолько четко, точно и расчётливо Тала никогда не действовала. Она отодвинула вазу с букетом, забрала открытую бутылку из рук бывшего лучшего друга... И врезала ему правой, усилив удар Силой.
  
  ***
  
  
  Комлинк звякнул, выдав перезвон пересылаемых монет. Джастер поднял бровь: кто-то только что заплатил неплохую сумму, купив услуги его и его отряда в качестве телохранителей.
  
  Мужчина загерметизировал шлем, комлинк снова звякнул. Мандалорец прочел сообщение... И поджал губы, раздумывая.
  
  К первому контракту упала доплата за срочность. Значит, решено.
  
  - Майлз! Ты летишь на Корду VI!
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 4. Через тернии к звездам, часть 3
  
  
  
  
  Только сейчас, спустя почти год с момента осознания, что он находится в абсолютно другой вселенной, Оби-Ван нашел время выдохнуть и немного подумать. До прилета взявших контракт мандалорцев оставалась неделя, и Оби выделил целых два дня из семи на самого себя.
  
  Ему хотелось подумать в тишине и относительном спокойствии обо всей этой дикой ситуации, а также разобраться в себе - буквально. Ведь он мало того, что в абсолютно другом, чужом для него мире, так ещё и в совершенно другом теле.
  
  Начал он с того, что впервые за все эти дни и месяцы выживания рассмотрел себя со всех сторон, ведь даже готовясь к визиту на Набу особенно не гляделся в зеркало: чистый? Прилично выглядит? Этого достаточно.
  
  А теперь, после подобия горячей ванны - что-то вроде маленького бассейна из пластика, в который лично натаскал горячей воды, - и отскребания с себя пота и грязи после очередной тренировки, он подошёл к длинному узкому зеркалу, и принялся рассматривать так загадочно доставшееся ему новое вместилище души.
  
  Если честно, зрелище оказалось душераздирающим: Кеноби был подростком, вырванным из сытой и безопасной жизни в Храме, перешедшим на попечение равнодушного, постоянно придирающегося мастера. Память покойного он усвоил полностью, не отделяя от собственной, и отлично знал, что злоключения Кеноби начались не на Мелида-Даане, а гораздо раньше. Если уж быть совсем откровенным и честным, то задолго до становления падаваном Джинна.
  
  Кеноби по меркам джедаев обладал огромными недостатками, нивелирующими его многочисленные достоинства. Что с того, что пацан был невероятно умен, умел логично и четко мыслить и высказывать свои мысли, обладал огромным запасом знаний, пусть пока часть из них была сплошной теорией, летал как настоящий ас и отменно фехтовал? Он был лучшим в своей возрастной группе во всем Храме, на минуточку, но это никого не интересовало.
  
  Все перекрывали импульсивность и привязчивость.
  
  Как в любой группе разумных, в джедайских яслях тоже имелись свои хулиганы, Кеноби был постоянной и любимой мишенью одного такого - Брука Чана. Тот дразнился, делал пакости в меру своих сил... Увы, любая попытка дать отпор наталкивалась на осуждение взрослых. Взрослые почему-то считали, что дети должны быть спокойными, уравновешенными и невозмутимыми как Будда, с пелёнок. Хотя сами зачастую таким поведением похвастать не могли, особенно забавно было слышать обвинения в жестокости, злобности, резкости и неумении вести себя от Джинна. Который вдобавок в лицо повторял, что Кеноби падёт, свалится во тьму, это лишь вопрос времени - когда. Каково ребенку, пусть и выросшему в Храме, воспитываемому в достаточно твердой дисциплине и определенном мировоззрении, такое слышать? Особенно, когда время идёт, и все ближе настает тот момент, когда его отправят в Корпус Поддержки? И хорошо, если б к пилотам, учителям, хоть в архив! Но парня - отличного мечника, будущего ученого - имелись все признаки и задатки, обладающего выраженными склонностями к Объединяющей Силе, пнули в Агрокорпус. Это того, у кого руки не стояли на огород и сады. Абсолютно.
  
  Оби-Ван ещё раз прокрутил воспоминания о храмовом периоде жизни Кеноби, и нахмурился: незамыленный взгляд стороннего наблюдателя видел очень настораживающие вещи.
  
  Естественно, Кеноби от переживаний был сам не свой, один сплошной стресс, кроме того, он относился к тем людям, которые от переживаний теряют аппетит. И весь последний год перед отправкой на картошку бедолага питался недостаточно для начавшего расти организма.
  
  Дальше - больше.
  
  Поездка на Бендомир, воспринимаемая как конец жизни - как же, фермер, не рыцарь-дипломат! - обернулась катастрофой. Сначала конфликт с хаттом, который едва не задушил настырного мальчишку, пытающегося что-то доказывать и вообще поступать по-джедайски. Потом пленение Ксанатосом, законопатившим мальца в глубоководные шахты. А этого боялись даже самые отмороженные и строптивые бунтари... Побои, каторжный труд, ошейник с бомбой на шее и кандалы - следы остались до сих пор! - жалкая пародия на еду. Стресс. Освобождение и принятие в падаваны только добавили переживаний: теперь Кеноби был перманентно виноват.
  
  В принципе, совершивший акт невиданной щедрости Джинн имел к своему третьему ученику всего две претензии.
  
  Ксанатос, его второй падаван, бросивший Орден после катастрофической миссии на Телосе и смерти своего отца, Криона, губернатора планеты, от рук Джинна, падший и ставший минимум Темным джедаем, считался гением, а лично Джинном ещё и Избранным. Очень уж любил эту тему Квай-Гон, прям обожал и зациклился. Ксанатосу все давалось легко, просто... Самомнение, подогреваемое Джинном, переросло шпили Храма. Результат... Ну, был закономерен. И впавший в депрессию Джинн опасался, что и следующий ученик падёт.
  
  Поэтому первая претензия была проста, как кредит. 'Ты похож на Ксанатоса'.
  
  Кеноби пахал как проклятый, рвал жилы и трудился до изнеможения. Он брал свое не только талантами, но и невероятным упорством, желая показать, что лучший, что идеальный... Для Джинна, сравнивающего всех с так нехорошо кинувшим его Избранным, Кеноби был таким же: потенциальным Падшим.
  
  Кеноби проявлял чудеса послушания, кротости и прочих положительных джедайских качеств, и тут Джинн выкатывал вторую претензию: 'Ты не похож на Ксанатоса'.
  
  Не самоуверенный, не резкий, не Избранный, не...
  
  В общем, с какой стороны ни посмотри, Кеноби Джинна не устраивал. И поделать тут пацан ничего не мог. Какая разница, в шапке он или без шапки, как заяц в анекдоте? Волку-Джинну это не нравилось в любом случае.
  
  После Бендомира Кеноби нормально в Залах Исцеления так и не побывал: Джинн Залы терпеть не мог. Все болячки и травмы переносил на ногах: Сила обеспечит, как любил говаривать мужчина. Ел от случая к случаю. Плохо спал и нервничал постоянно. А потом была Медида-Даан. И война.
  
  Кеноби почти не спал, сам не ел, отдавал другим, был несколько раз тяжело ранен, лёгкие травмы исчислялись десятками. Оби-Ван смотрел на тощее, с торчащими ребрами и мослами тело, и ужасался. Шрамы. От ошейника с кандалами. От ран. Истощенное - какой, к черту, набор массы, когда они только-только начали питаться чем-то дополнительно к привычным пайкам? А ведь ему четырнадцать стукнуло, сейчас организм должен начать делать рывок. Расти.
  
  Мальчишки жрут больше саранчи, он это по себе и своим ушедшим в небытие сыновьям помнил, однако тут и начинали вылезать уже замеченные странности.
  
  Дети постоянно хотят есть, особенно растущие. Кеноби с лёгкостью голодал, живя на жиденьком чае и подножном корме. Оби-Ван не мог понять, это Сила так влияет, какая-то техника, или присущие лично Кеноби особенности? Потому как перетряхнув память, с изумлением обнаружил почти полное отсутствие информации о происхождении мальчишки.
  
  Обычно дети знали, откуда они. В Храме это не скрывали, даже немного поощряли поиск знаний о своих корнях. Мириаланцы, к примеру, носили национальную одежду и татуировки. Тогруты летали на Шили для прохождения обрядов инициации. Вуки тоже летали на Кашиик и что-то там проходили... Кеноби от корней был оторван. В глубоком детстве мальчик попытался спросить, получил крайне равнодушный и сухой ответ-отмазку: 'Тебя нашел на Стьюджоне рыцарь такой-то, он тебя привез и все. Родителей нет, ты сирота, рыцарь помер. До свидания'. Напоминало дешёвую мыльную оперу и теории заговора с душком. Следующие две попытки найти хотя бы планету в рамках учебного проекта натолкнулись на невероятную скудость информации, а потом как-то все само собой заглохло.
  
  Понять такую секретность Оби-Ван не мог. С чего вдруг? Да и вообще Кеноби считал, что касаться этого... Стыдно. И не подобает настоящему джедай. Он вообще чувствовал себя постоянно виноватым: за то, что смеет чувствовать, что не идеален, не соответствует.
  
  А вот Оби-Ван видел в этом нечто другое. Более настораживающее.
  
  Шрамы были... Но они очень хорошо зажили: регенерация этого тела явно превосходила человеческую на пару порядков. Это Сила? Никаких кожных болезней, раздражений, прыщей и прочих признаков жизни впроголодь в канавах и начала пубертата. Никаких следов от неизбежных язв и нагноений - жизнь в канализации способствует. А ещё имеющие явный металлический отблеск волосы.
  
  Он заметил это только сейчас - медные волосы действительно были медными, словно тонкая, только вытянутая проволока. С первого взгляда от человеческой рыжины соответствующего оттенка не отличить, но вот на свету... Было. Хотя легко можно принять за блеск здоровых, отменно ухоженных волос.
  
  В остальном - все человеческое. Светлая, с редкими веснушками чистая кожа, серо-голубые штормовые глаза. И подозрительная выносливость, сила, рефлексы... Джедаи обладали всем вышеперечисленным, вот только Оби-Ван хотел четко знать, на что способно его тело, а что даёт Сила. Очень не хотелось неприятно удивиться в самый интересный момент, как на Бендомире. А ведь Кеноби и в ошейнике выдавал норму сильного взрослого мужика. И вставал после тяжелейших побоев.
  
  Айболит стоял наготове, но Оби немного дергало от напряжения. Предчувствия были... Не плохими, но странными. И вообще поднималось некое недоверие, боязнь лечения. Оби-Ван даже не знал, как правильно назвать это: опасение врачей? Лечения? Недоверие к медицине? Все сразу.
  
  И основывалось это отношение на банальном недоверии к взрослым, которые не спешили заниматься нуждами покойного мальчишки. Понятно, попадать в больничку никто не любит, но тут прослеживалось ещё и основанное на чем-то нехорошем личное.
  
  - Айболит. Вперёд.
  
  - Конечно, - прогудел дроид, начиная брать пробы и проводя первое сканирование. Закончив процедуры, дроид погрузился в себя, перерывая каталоги и ища соответствия в базах: пусть люди расселились по всей галактике, на каждой планете имелись особенности. Было валом экзотов - мутировавших под воздействием внешней среды бывших Хомо Сапиенс, как те же чиссы, посиневшие в своих снегах. Имелись гуманоидные виды. Негуманоидные. Прорва смесков всех мастей. В общем, галактика поражала разнообразием жизни.
  
  Конечно, нельзя ожидать, что меддроид имеет шаблоны для совершенно всех видов и рас, но Оби надеялся на совпадение.
  
  И пока Айболит искал, Оби оделся, съел пару пайков и одно лежалое яблоко, заварил остаток калишского чая, и теперь наслаждался в ожидании вердикта.
  
  А потом получил его и просто обалдел.
  *****
  Кимаен гневно рычал, сжимая кулаки. Он просто не знал, что делать. Ям'рии, эти мерзкие хаки, которых практически удалось выдавить с планеты, решили пойти вабанк, и направили петицию в Сенат. Сопроводив ее взяткой, естественно. И теперь к ним летел какой-то урод, имеющий полномочия и ещё Сновидец знает что. И что теперь?
  
  Калишец отлично сознавал, что все попытки что-то пояснить, показать правду, потерпят провал. Их народ и так понес неисчислимые потери, на планете нет запасов полезных ископаемых или ещё чего дорогостоящего, а на то, что калишцев угоняют в рабство... Так Республике всегда было плевать на такое. Выхода, кроме ожесточенного сопротивления, он не видел. Но пытался найти.
  
  Сжавшая плечо рука вырвала из мрачных и полных отчаяния размышлений. Рондеру, едва не погибшая на ступенях храма, вся в бинтах, обеспокоенно заглянула ему в лицо, сейчас не скрытое маской.
  
  - Что?
  
  Кимаен неопределенно взмахнул рукой, не в силах выдавить ни слова. Душу рвали на части долг и привитые понятия чести. Он хотел броситься на врага в честной схватке, но ям'рии неведомы понятия чести, они угоняли менее технически подкованных калишцев в рабство, они... Они были бесчестны. И не ценили ни милосердия, ни благородства. А значит... Пора отнестись к ним так, как они заслуживают: не как к равному или превосходящему противнику, не как к сильному хищнику, а как к вредителям и паразитам. Надо сделать так, чтобы Республика в лице летящих люда наблюдателей на собственной шкуре ощутила их мерзость и осознала, что иметь дел с ям'рии нельзя.
  
  И он это сделает. Это его долг... И честь, как вождя.
  ****
  - М-дя... Вот просто М-дя! - Оби-Ван взъерошил волосы, машинально дёргая так и висящую на виске прядку. Напоминание о коротком падаванстве Кеноби берег, так и не найдя в себе сил избавиться. Сейчас длинная прядка немного выделялась в отросших за год с мелочью волосах, но не слишком сильно, если не присматриваться - вообще не видно.
  
  По правилам, эту косу Кеноби должен был вырвать с корнем. Сам. Не отрезать - отрезали косу только при окончании ученичества, - а именно вырвать, как и положено отвернувшейся от Ордена паршивой банте. Кеноби на это не то, чтобы духу не хватило... Бедный ребенок не мог никак забыть свой дом и друзей, коса, которую он так и продолжал заплетать до самой своей гибели, служила напоминанием о хорошем, давала силы, сцепив зубы, ползти вперед. Иногда бедолага даже порывался позвать джедаев на помощь... И потом со слезами отбрасывал эту идею, пришедшую в минуту слабости.
  
  А вот Оби-Вана эта прядка, которую он с самого своего попадания так ни разу не заплел в косу, немного... Нельзя сказать, что раздражала. Просто... беспокоила.
  
  Тишина и спокойствие, отсутствие активности - пошедшая на поправку Сераси бросилась в пучину дел, позволив ему краткий отдых, - подействовали разлагающе. В голову тут же полезли философские мысли и прочая чепуха, особенно актуальные в свете обнаруженного.
  
  Посидев некоторое время в ступоре над вердиктом Айболита, Оби-Ван погрузился в медитацию, переваривая свалившееся на него откровение, которая перешла постепенно в гораздо более глубокую, называвшуюся кратко и емко: Познание.
  
  Кеноби никогда в такие дебри не лез, но ему и не надо было, а вот для Оби-Вана эта теория, изученная обладавшим поистине энциклопедическими знаниями предшественником, оказалась жизненно необходимой вещью. Пусть со своим физическим состоянием он немного разобрался, для сильного и обученного пользователя Силы гораздо важнее бренной плоти психика. А вот тут все оказалось гораздо запущенней.
  
  Начать стоило с самого элементарного: первое, что почувствовал он после осознания себя в новом теле - головная боль. Голова болела постоянно. Не сильно, не мигрень, от которой сознание теряют и блюют на пол, не в силах доползти до унитаза, но постоянная, непрекращающаяся боль. Ныло и дергало в правом виске, пульсировало во лбу, за глазами, стискивало затылок. Постепенно, за несколько месяцев, боль поутихла, но до конца так и не пропала, ощущаясь где-то там, на периферии сознания.
  
  Кроме того, наблюдались сильные вспышки раздражения и ярости, сменявшиеся апатией, впрочем и эти качели перестали его мотать туда-сюда после того, как Оби плотно занялся медитацией, очищая сознание. По капле, по крошке ему становилось легче, постепенно раскрылись знания, он переходил от простого успокоения к более сложным методам, и сейчас то, что он наблюдал, окончательно определило его дальнейшие планы.
  
  Медитация Познания помогала увидеть проблемы с психикой, как отражение физического тела, и Оби-Ван с болью в сердце за погибшего Кеноби смотрел на подсыхающую, начавшую заживать рану на правом виске, от которой расползались тонкие нити шрамов. Это походило на вырванный с корнями пучок волос, когда выдирают с куском кожи и мясом, а потом начинается сепсис.
  
  Оборванная насильно Силовая связь, пресловутые ученические Узы, физическим отражением которой и являлась падаванская коса.
  
  Узы разорвали в одностороннем порядке, нанося психическую травму, кроме того, естественно, ее не лечили. Когда, если война кругом. Понятно, почему Кеноби был постоянно в депрессии и упадке! Откуда тут веселью взяться?
  
  Слава Силе, больше ничего настолько страшного не имелось, у этого тела оказалась на удивление сильная энергетика, даже рана от Уз пусть и выглядела отвратительно, тоже начала заживать. Естественно, заживление началось только после смены владельца тела и только после того, как Оби-Ван, вначале крайне скептично настроенный, начал делать первые шаги по эзотерической дороге.
  
  Еще раз внимательно рассмотрев зажившие и заживающие следы метафизической раны, Оби-Ван начал медленный и неторопливый подьем из глубин подсознания. Поразмышлять было над чем. Его решение оставаться джедаем не изменилось абсолютно. Не тот это мир, чтобы нейтралитет соблюдать. Да и не любил он таких вот... серых. Раздающих авансы всем и сразу, стригущим купоны с любого идиота, превращающихся постепенно в отпетых мразей. Он будет идти путем Света. Будет стараться творить добро, и не творить зла. Он будет джедаем. Просто с Орденом ему... Не по пути. Да, против остальных джедаев он ничего не имел, но только как отдельных личностей, и только тогда, когда это не касалось политики организации.
  
  Вообще-то с точки зрения постороннего человека, его вся эта каша не устраивала категорически. На его взгляд, взгляд человека, отменно знающего земную историю, борьба джедаев с ситхами выглядела просто: религиозные войны. И войны тем более отвратительные, что религиозные фанатики и с той, и с другой стороны втягивали в свои разборки посторонних. Ладно, хрен с вами, воюйте друг с другом, раз не в силах достичь консенсуса, но остальная галактика тут при чем?
  
  Ведь даже вспоминая пресловутые фильмы, что - там просто о борьбе за власть? Нет. Там о том, какую религию будут исповедовать герои. И под флагом какой религии будут идти в бой, насаждая ее окружающим. О вере, к сожалению, речь не шла. Только о религиозности. Тот же Люк Скайуокер, не к ночи будь помянут, он какого хрена полетел с Кеноби? Отомстить за родню? Спасти принцессу? Просто на поиски приключений? Изначально, вроде как да, а потом его забрили в джедаи, и понеслась.
  
  Оби-Ван помнил фильмы не очень хорошо. Давно было... Да и вообще информации у него имелось мало, но зато он четко знал, что не собирается повторять судьбу того Оби-Вана, ставшего Беном. Но и набиваться в друзья к Палпатину он тоже не хотел. Что Йода, что Сидиус - одинаковы, его прожуют и выплюнут, заставляя идти к их целям, исполнять их волю. Ему это не нужно. Он не может позволить себе влезать в противостояние осла с бобром.
  
  У него почти мертвая планета, крошечное, вымирающее население и прорва проблем, в которых цвет плаща стоит даже не на сотом и не на тысячном месте.
  
  Вздохнув, Оби-Ван задумчиво поскреб щеку, вчитываясь в строки отчета, выданного Айболитом. Состояние тела... Прогнозы... Диета... Перечень травм. Жив, здоров, начал расти. Травмы заживают, болячек нет, врожденных дефектов нет... В общем, все хорошо и просто отлично, особенно в свете заключения.
  
  Представителем вида Хомо Сапиенс Оби-Ван Кеноби не являлся.
  
  Кеноби был... таунгом.
  
  Самым натуральным таунгом-полукровкой.
  
  Айболит показал голограмму с изображением представителя считавшегося давно вымершим вида, и Оби-Ван мог только хмыкнуть при виде двухметрового серокожего громилы с рожей, похожей на лицевой щиток мандалорского шлема.
  
  Оби-Ван, даже имея знания биологии этой галактики, сведения об основных самых распространенных расах, а также мутные сведения об Алхимии Живого, не мог представить себе, каким именно образом данный гуманоид, похожий на Хищника из фильмов, пусть с чуточку более симпатичной рожей, породил на свет потомка, выглядящего стопроцентным человеком. Нет, процесс он представлял, а вот кого... Гхм. Половина ДНК, доставшаяся от второго родителя, ясно давала понять: не Хомо Сапиенс. Экзот? Планета Стьюджон была земного типа, находилась у черта на куличках, на границе Внешнего кольца, почти в Диком космосе. Считалась населенной людьми и не представляла никакого интереса для остальной галактики: даже в Голонете, переполненном сведениями, про родину Кеноби удалось найти самую малость.
  
  Значит, не люди? Не совсем люди, экзоты?
  
  В голову лезли мысли о конвергентной эволюции, когда виды, не имеющие общих предков, развиваясь в похожих условиях приобретают сходные черты. И пресловутый пример с ежами, ехиднами и дикобразами - три разных вида и все колючие. Впрочем, даже если он ошибается и второй родитель экзот - мутировавший под воздействием внешней среды планеты человек, все равно оставалась масса вопросов. Самый простой: таунги не вымерли? Эти воинственные предки мандалорцев.
  
  Впрочем, этот же вопрос давал ответ на другой. Кеноби обожал драться. Он любил оружие, часами оттачивал мастерство и постигал новое, учебные поединки казались ему пресными, недостаточно суровыми. Он процветал в битве... Просто вдолбленное в Храме воспитание и прогрызенная Джинном дырка в мозгу заставляли стыдиться своих наклонностей и порывов. Хотя сам Джинн совсем не брезговал мечемахательством.
  
  Впрочем...
  
  - Это что-то меняет? - Оби ещё раз прочёл отчёт Айболита и удалил его из всех баз. - Нет. Оно мне мешает? Нет. Я могу что-то изменить? Тоже нет. Смысл тогда дёргаться... Айболит.
  
  - Хозяин?
  
  - У меня с Сераси могут быть общие дети?
  
  - Да.
  
  - Вот и замечательно. Значит, подумаю об этом лет через десять.
  
  Все равно информации мало, и пока что добыть дополнительную никак. Но он над этим подумает. Заодно пора подумать ещё над одним крайне важным вопросом.
  
  - Великая Сила! Мне нужен учитель. Никаких Падших, никаких ситхов и им сочувствующих. Мне нужен джедай, мастер, умный, порядочный, не марионетка Ордена и Сената. Очень тебя прошу, добудь такого! Аминь.
  ****
  Шив сидел, неопределенно улыбаясь, на толстой каменной плите. Камень был восхитителен: черный, пронизанный замысловатым узором тонких серебряных нитей. Закупленная для строительства личного дворца партия привела ситха в восторг: камень мало того, что оказался красив и соответствовал самым строгим критериям отбора, так ещё от него фонило ненавистью и жаждой мести, настолько впечатавшимися в структуру минерала, что теперь ничем не вывести. Впрочем, он и не собирался, зато не удержался от покупки отполированного блока для личных нужд. Медитировалось на нем очень продуктивно.
  
  Наведя справки, откуда такое чудо, ситх только хмыкнул: Мелида-Даан, воюющие уже Сила знает сколько веков. Все просто и ясно. А сейчас у них мир, наконец, по причине полного вымирания населения.
  
  Впрочем, его это не касается, этот клоповник не стоит внимания: ни стратегического расположения, ни природных богатств, ни населения. Разве что... Подумав, Шив, не скупясь, оплатил ещё десять партий, выкупая почти все запасы камня.
  
  Камень чудный, надо брать, пока есть у кого. Запас карман не тянет. А то он не один такой эстет.
  ****
  Джастер моргнул, уставясь на встречающих: несколько взрослых людей в отдалении, и стайка детей, ощетинившихся оружием, окруживших рыжеволосого юнца. Мандалорец переглянулся со своим вторым - Сайласом, исполняющим роль заместителя, советника, секретаря и просто друга и брата по оружию, слыша недоуменный бубнеж остального отряда.
  
  Рыжик утихомирил заволновавшееся окружение одним строгим взглядом, выходя вперёд. Выражения лиц остальных детей - Ка'ра, да им хотя бы тринадцать есть, хоть кому-то? - обещали пытающимся оспорить авторитет мальчишки мучительную смерть. Кто-то из Хаат'аде даже хохотнул при виде такой сплочённости. Впрочем, двигаться никто не спешил, как и смеяться: уж слишком опытно держали детские руки пистолеты и винтовки.
  
  - Приветствую вас на земле Мелидаана, - заговорил подросток, цепко оглядывая доспехи Джастера. Глаза скользнули по вышедшим из корабля воинам, сощурились, изумлённо моргнули. - Манд'алор. Меня зовут радж Кеноби. Добро пожаловать.
  
  Не выдержав, Джастер снял шлем, уставясь на тощего подростка в потрёпанной одёжке в окружении детской армии.
  
  - Радж? Это с вами я подписал контракт?
  
  - Именно, - невозмутимо кивнул Кеноби, поправляя слегка сползший с плеча то ли узкий плащ, то ли широченный шарф. Мелькнула рукоять меча. - Прошу за мной, будем знакомиться друг с другом и фронтом работ.
  
  - Где твой бу'ир, ребенок? - прорвало Сайласа. Глаза Кеноби заледенели, окружающая детвора нахмурились, крепче сжимая большое для них оружие.
  
  - У меня нет такого. Я сирота.
  
  На этой жизнеутверждающей ноте Кеноби развернулся и направился прочь, мандалорцам, все больше охреневающим от происходящего, только и оставалось последовать его примеру.
  *****
  Джастер Мерил считал себя опытным воином и человеком. Его карьера, начавшаяся с Защитника и завершившаяся титулом Манд'алора, позволила повидать всякое, но обнаруженное на заштатной планете было даже для него немного слишком. Радж Кеноби - помилуй, Ка'ра, пацану едва исполнилось четырнадцать, а он уже год как генерал! - четко и без прикрас описал, каким именно образом стал соправителем рани Сераси: четырнадцатилетней вдовы, с которой сочетался политическим браком. От подробностей ехала крыша и срывало тормоза, деморализованные воины отряда готовы были бежать, рубить, и брать под крыло глядящих лот-волками детишек.
  
  - Таким вот образом, - завершил рассказ Кеноби, заваривая в чайнике какую-то траву. Опытный политик, пусть и поневоле, Джастер отметил не нестыковки, нет, умалчивание прошлого, которого мальчишка касаться явно не хотел. Красноволосая девушка-подросток приняла тонкими пальчиками чашку, вдыхая аромат с тем наслаждением и аккуратностью, которые присущи голодающим и недоедающим людям. Рядом скрипнуло: Сайлас сжал кулак, но промолчал.
  
  - Хорошо, - кивнул Джастер, бросая подозрительный взгляд в чашечку. - Контракт мы приняли, согласны. Что-то ещё дополнительно?
  
  - М-м... Нет, - покачал головой Кеноби. - Только то, о чем договаривались. Защита рани Сераси на Мелидаане. Сопровождение меня на Альдераан и обратно. Лететь далеко, случается всякое. Я не могу полагаться только на счастливые случайности и на то, что Сила вывезет.
  
  Джастер отметил интересный оборот, демонстрируя, что слушает.
  
  - В принципе, все. Вылет через два дня.
  
  Возвращение на корабли было напряжённым: мандалорцы едва не взрывались от негодования, дав себе волю, только когда поднялись бронированные створки. Джастер пропускал ругань и возмущения мимо ушей, усиленно обдумывая информацию. В принципе, по Мандалорском законам большинство этих детей считались взрослыми: тринадцать лет - это рубеж, можно идти в свободное плавание. На практике же большинство вменяемых кланов продолжали опекать своих детей минимум ещё несколько лет. Естественно, Дозора это не касалось, эти отморозки, вопящие о старых временах, завоеваниях и прочем дерьме чхать хотели на возраст и остальное. Сколько крови Джастер себе попортил, пытаясь совладать с главами кланов и окоротить Крайза! Тоже мне, герцог...
  
  Размышления о пути истинного мандо'аде пришлось прервать. Время позднее, спать надо, а завтра разберутся во всех непонятках. Да и сердце ныло... как там Джанго? Решив с утра пообщаться с сыном, сейчас уже явно находящегося на Корде IV вместе с Майлзом и Монтроссом, Джастер уместился на койке и засопел. Заблокировав корабли, дети Мандалора погрузились в сон, прерванный посреди ночи.
  ****
  Джастер Оби-Вану понравился: суровый дядька за сорок, кряжистый, широкоплечий, с явно давно сломанным носом, смуглый и черноволосый. Настоящий мандалорец. Сераси давно сопела, закутанная в одеяла, а он все никак не мог успокоиться: Сила пришла в движение, сигнализируя, что что-то случится. Планетарной защиты у них не было никакой, поэтому наблюдатели только отслеживали садящиеся на планету корабли, и вызов по коммуникатору не стал неожиданностью. Вот только здоровенные бронированные махины не приземлились в порту, а понеслись четко в сторону Атроса, который теперь являлся столицей, да и вообще единственным более менее населенным пунктом планеты.
  ****
  Чудовищный удар скинул Джастера с полки на очень твердый пол. Взвыла сирена, кругом деловито надевали доспехи его верде, корабельные щиты трещали от попаданий. Обстрел прекратился, воины, окутавшиеся персональными щитами, готовились выйти наружу. Трап неожиданно резко грохнулся об землю, разъяренные мандо'аде вылетели мимбарскими пчелами, сходу схлестнувшись с такими же бронированными атакующими, десантирующимися с помощью ранцев с борта зависшего в воздухе десантного корабля. Блеснула эмблема - Дозор Смерти. Неожиданно корабль Дозора перекосило, трап сам собой резко захлопнулся, заблокировав не успевших выйти бойцов. Корабль вновь резко мотнуло, Джастер даже поморщился: наверняка воинов, застрявших внутри, мотало как зерно в банке. Двигатели вспыхнули: пилот явно добавил мощность, решив вылететь из опасной зоны, но нос неожиданно толкнуло вниз, и корабль буквально вонзился в землю с диким грохотом.
  
  Раздался крик: здоровенный воин в черно-алой броне, приземлившийся благодаря ранцу, взмахнул светящимся черным лезвием, и Джастер бросился на него: на этот раз Тору не уйти. Тор, увидев того, ради кого принесся с Корды, плюнув на возможность убить Джанго, патетично вскинул Темный Меч, выкрикивая пафосные глупости, по своему обыкновению, и размахивая символом Манд'алора, как палкой. Джастер едва не сплюнул: он мечом, правда бескаровым, владел виртуозно.
  
  Кругом свистели выстрелы, вспыхивало и дрожало, грохотали доспехи, Джастер приготовился, решив, что просто так не даст себя убить. Тор неожиданно провалился вперед, словно его толкнули в спину, Джастер увернулся, ловко подставил подножку странно неуклюжему врагу и, перехватив меч за рукоять, одним махом снес Тору голову. После чего поднял его над головой и заорал что есть мочи:
  
  - Прекратить!
  
  Головы в шлемах одна за другой поворачивались в его сторону, и битва затихла. Джастер выдохнул, позволив себе на миг прикрыть глаза.
  
  - А ведь еще даже не утро.
  
  - И не говорите, - поддакнули слева, Джастер подпрыгнул, изумленно обнаружив рядом с собой всклокоченного раджа с изогнутым клинком в руке. Подросток был весел и совершенно не нервничал, находясь в простой одежке посреди поля боя. - - Вы ему нравитесь, - сообщил он, оглядывая затихающих мандалорцев.
  
  - Кому? - тупо переспросил Джастер. Подросток ткнул пальцем в Темный меч.
  
  - Ему. Вы ему нравитесь. Он доволен. И ради Силы, почистите его! Вековые наслоения грязи!
  
  В голове сама собой сложилась головоломка из странностей: трапы, сами собой закрывающиеся и открывающиеся, дикие мотыляния корабля в небе, бесстрашие подростка, идущего в бой с одним мечом - кукри, неожиданно вспомнил Джастер. Радж удивительно быстро добрался до косо воткнувшегося в землю десантного корабля Дозора, и перекошенный, явно заблокированный трап резко открылся сам собой.
  
  - Ты... дже'ти? - напрягся Джастер. Раздался выстрел, подросток одним плавным движением шагнул в сторону, отбивая плазму лезвием кукри. Раздался вскрик и хруст, а затем внутри корабля наступило гробовое молчание.
  
  - Джедай, - кивнул Кеноби, убеждаясь, что с агрессией покончено. - Проблемы?
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 5.Через тернии к звездам 4
  
  
  
  
  
  
  Джастер, конечно, знал, что джедаи могут... всякое. Хроники изобиловали схватками мандалорцев с джедаями и ситхами, описаниями их возможностей, умений и прочим, но более понятными космические колдуны не становились.
  
  А сейчас, глядя на результат ночного налета, Джастер прекрасно понимал, что вся эта информация - чушь и не дает никакого понятия о том, как выглядит реальность.
  
  Тощий, явно долго голодавший мальчишка оказался страшнее целого отряда суперкоммандос. Слабые рассветные лучи рассеяли тьму, позволяя видеть истинный масштаб налета Дозора. Джастер видел один корабль, а их оказалось два, просто первой бронированной машине с экипажем не повезло с самого начала. Не ожидавший хоть какого-то сопротивления пилот явно удивился, когда корабль потерял управление и воткнулся в землю, а затем покатился, замерев брюхом кверху. Кеноби каким-то непонятным образом заклинил обе аппарели, и барахтавшиеся воины встали перед проблемой: или курочить замки аппарелей в надежде, что можно будет их вытолкнуть, - учитывая, что они кверху брюхом, та еще задача, - или пытаться прорубаться сквозь стенки. Бронированные.
  
  Мысли, рассуждения и предложения членов Дозора по этому поводу до Джастера донесли, перемежая изобретательными ругательствами, сами незадачливые вояки, когда Кеноби, пугающе сосредоточенный, поднял корабль, а затем поставил на выпущенные опоры.
  
  Хаат'аде не знали, как ко всему этому относиться, Сайлас, мрачный и нервный, настороженно прикрывал спину Джастеру, тихо ругаясь. Кеноби пригладил - безуспешно - всклокоченные волосы, деловито обошел вокруг кораблей Дозора, а потом подошел к Джастеру, снявшему шлем и утирающему пот с лица.
  
  - Радж Кеноби, - немного неуверенно начал Джастер, лихорадочно соображая, как разруливать всю эту ситуацию. И дико радуясь тому факту, что никого из воинственных детишек не зацепило. - Я приношу свои извинения за нападение...
  
  - Я не в обиде, Манд'алор, - неожиданно церемонно поклонился отчетливо утомленный мальчишка. - Да, вы принесли беду на нашу планету. С другой стороны... - Кеноби расплылся в широкой улыбке. - Мы все вышли из этой схватки с честью и с прибылью. В качестве виры и извинений я забираю свои трофеи. Корабли. Оба.
  
  Сайлас, высунувшийся из-за спины Джастера, издал странный неидентифицируемый звук. Мандалорец сорвал шлем и прежде, чем Джастер успел сказать хоть слово, заорал:
  
  - Да ты совсем обнаглел, дже'ти!
  
  - Наглость - второе счастье! - еще шире улыбнулся мальчишка, весело блестя глазами. - Все честно: вам воины, доспехи и Меч, а нам корабли и их содержимое. Всем по потребностям.
  
  Сайлас ошалело взмахнул рукой. Джастер подавил ухмылку: впервые на его памяти Сайлас не нашелся с ответом.
  
  - Кстати, - невозмутимо продолжил Кеноби. - Насчет чистки я не шутил. Ему не нравится быть грязным. Да и вообще техобслуживание сейбера крайне важно.
  
  Джастер опустил глаза, рассматривая древнее оружие - символ истинного Манд'алора, лежащее на ладони. Недовольно пыхтящий Сайлас подался вперед. Слоняющиеся вокруг верде заинтересованно вытягивали шеи. Серебристый металл и черные вставки похожего на застывшую смолу материала, по форме сейбер сильно напоминал эфес бескар'када - традиционного мандалорского меча: хват на одну руку, овальное сечение. Взяв его поудобнее, Джастер с внутренним трепетом нажал на кнопку. Из эмиттера с гудением вырвался луч: черный, почему-то плоский, а не круглый. Кеноби, наблюдавший со ставшим совершенно непроницаемым лицом, кивнул:
  
  - Архаичная форма. Крайне редкая. И кристалл с характером. Думаю, вы справитесь. В отличие от прошлого... гхм... претендента.
  
  Джастер машинально бросил взгляд в сторону, туда, где на земле лежали уже лишенные доспехов тела. Тор Визсла, потерявший голову буквально и фигурально, его сын Пре - совсем молодой парень, сломавший шею при падении корабля. Еще с десяток членов клана и просто Дозора.
  
  - Прикрепите на пояс магнитный держатель. Два, если носить будете на поясе или животе. Держите при себе - всегда. Кристаллы не любят находиться вдали от хозяев. Ухаживайте. Вы ему нравитесь, уже полдела сделано.
  
  - Ты говоришь так, словно он разумен, - фыркнул Сайлас, завороженно пялясь на гудящее лезвие с еле видимыми белоснежными всполохами. Кеноби поджал губы.
  
  - Так и есть. Нельзя сказать, что камни Силы разумны... Но и утверждать, что это неверно, тоже нельзя. Они... резонируют. Я слышу, как бьется его сердце. Вы тоже должны это почувствовать со временем.
  
  Кеноби замолчал, наблюдая за тем, как Джастер, полюбовавшись реликвией еще пару минут, отключает сейбер.
  
  - Ладно. Раз вопрос решен, то я пойду. Надо заняться своими трофеями.
  
  - Да ты!.. - тут же взвился Сайлас. Уходящий Кеноби пожал плечами:
  
  - Молчание - знак согласия.
  
  - Алор! - рявкнул Сайлас, разворачиваясь к Джастеру. Мерил хмыкнул:
  
  - Он прав. Ладно, пошли. Пора разобраться со всем этим беспорядком.
  
  ***
  
  
  - Вы полностью здоровы, мастер Джинн, - сладким голосом протянула молодая синекожая тви'ечка. - Заходите еще!
  
  Джинн скрипнул зубами, но промолчал: как он успел выяснить, Вокара Че, только что принявшая пост Главы Залов Исцеления, имела крайне острый язык и не испытывала никакого пиетета к тем, кто имел хоть какой-то вес в Храме.
  
  - Мастер Джинн? - в палату заскочил мелкий падаван с куцей косичкой. - Вас вызывают в Зал Совета.
  
  Джинн нахмурился, бросив взгляд на комлинк: алая точка давала ясно понять, что он опять его забыл зарядить, а опытные советники решили не пускать ситуацию на самотек. Машинально скользнув пальцами по гладко выбритой щеке, Джинн скривился. Стоило признать, что удар у Талы - что надо. Сломанную челюсть, выбитые зубы и сотрясение мозга лечили долго.
  
  Тала так и не пришла извиниться.
  
  Как узнал Джинн из сплетен целителей, Тала приперла его бессознательную тушу в Залы, протащив волоком через половину Храма - на советы окружающих подхватить больного Силой нурианка с достоинством отвечала, что не одобряет легкомысленное использование Великой. Отдала на нежное попечение почему-то неприязненно косящейся на него Вокары и ушла. Квай искренне не понимал, почему подруга взбесилась. Из-за Кеноби? Так наглый мальчишка сам ушел! А он ведь успел довезти ее до Храма. И вдруг такое...
  
  За размышлениями Джинн сам не заметил, как дошел до Зала, двери в который подпирали двое стражей. Двери распахнулись, и он попал под тяжелое внимание магистров.
  
  ***
  
  
  Они все-таки вылетели. Через два дня, как и говорил радж.
  
  Погибших членов Дозора - Джастер мог только благодарить Ка'ра, что уберегли от гибели его верде, - сожгли на погребальных кострах. Бескар погибших отдали родственникам, Джастеру и его воинам досталось восемь комплектов тех, кто был полными сиротами. Его потом перекуют, и металл вновь будет служить детям Мандалора. Кроме того, после ожесточенного торга удалось выкупить один из кораблей Дозора: джедай или нет, торговался Кеноби отменно. Мальчишка отлично мыслил стратегически и тактически: хорошо понимая, что содержать бронированный истребитель-транспорт типа Ком'рк первой модификации для него сейчас накладно, он с легкостью обменял детище МандалМоторс на платиновые слитки и услуги. И не продешевил, поганец.
  
  Брызжущий слюной Сайлас торговался остервенело, чуть ли не разрывая голыми руками доспехи на груди, но рыжему мерзавцу все было нипочем. На эпичную ругань сбежались посмотреть все, даже отказавшиеся принести присягу новому Мандалору пара отморозков навострили уши. Пытающийся оставаться невозмутимым Джастер только давил улыбку, судя по веселым взглядам Кеноби - безуспешно. Рани Сераси постояла, послушала, похлопала супруга по плечу и ушла заниматься более важными делами.
  
  - Ну зачем тебе истребитель? - простонал Сайлас, выдохшись. - Что ты с ним делать будешь?
  
  - За грибами в лес летать, - невозмутимо ответил Кеноби, любуясь вытянувшимся лицом мандалорца. - И рыбачить, не замочив ног.
  
  Точку в споре поставило прибытие Джанго с отрядом. Джастер сжал сияющего радостью и изумлением сына под ошарашенным взглядом Кеноби. Тот смотрел почему-то странно, словно пытаясь то ли вспомнить нечто забытое, то ли что-то сравнивал... Джанго благоговейно подержал на руках дха'кадау, еще раз обнял отца и резко повернулся к Кеноби, намереваясь что-то сказать, но того и след простыл.
  
  А дальше развернулась суета. Майлз забрал пленных, погрузился на корабли и улетел на Конкорд-Даун. Джастер с Сайласом и Кеноби с тремя сопровождающими и десятком Хаат'аде погрузились на Ком'рк - Мерил не смог отказаться от этого удовольствия, просто не смог, - и направились к Альдераану. А Джанго с прочими воинами остался на Мелидаане - охранять рани Сераси и остальных.
  
  Джанго только скрипел зубами, слушая рассказ отца. Его явно выводила из себя судьба детей: сам оставшийся в результате налета Дозора сиротой, пусть и усыновленный потом Джастером, он отлично понимал боль потери и отчаяние оставшихся на самообеспечении малышей.
  
  Кеноби только покивал и не сказал ни слова, наблюдая за попытками Джанго подружиться с юными бойцами.
  
  ***
  
  
  Лорана чувствовала себя отвратительно. С самого начала ее одолевали дурные предчувствия, но кого интересует мнение ребенка, только ставшего падаваном? Не окружающих, это уж точно. И тем более не ее мастера.
  
  Еще полгода назад она считала себя счастливицей: как же, ее выбрал сам мастер К'баот! Все, теперь она будет учиться, стараться и под мудрым руководством мастера станет настоящим джедаем.
  
  Что сказать... Дура. Самая настоящая дура.
  
  Лорана вообще не понимала, зачем Джорус взял ее в падаваны. Унижать? Относиться как к низшей? Нет, он учил, и учил хорошо - за полгода Лорана освоила огромный массив знаний, переводя их в умения и драгоценный опыт. Вот только выслушивать, что она - никчемная, неумеха и вообще жалкое подобие настоящего падавана, никому не понравится. Впрочем, Лорана даже не могла обвинить своего мастера в пристрастности: К'баот ко всем ниже себя по положению относился одинаково отвратительно. Не хамил он только равным и вышестоящим. Поэтому наученная горьким опытом девочка даже не пыталась хоть что-то сказать по поводу предстоящей миссии. Зачем? Чтобы опять выслушивать и обтекать под презрительным взглядом мастера?
  
  Кали оказалась мрачной планетой, а уж встречающие их огромные насекомоподобные ям'ри так и вовсе вызвали желание с визгом бежать подальше. Они щелкали и посвистывали, переговариваясь, протокольный дроид переводил, мастер, надменно вскинув подбородок, слушал и делал свои выводы, Лорана с похоронным настроением плелась позади. Несколько дней прошли мучительно медленно, в конце концов их пригласили на банкет-обсуждение, где Джорус должен был озвучить свое мнение. Лорана с отчаянием пялилась на стол: еда оказалась специфичной. Наконец ям`ри оживились, перед каждым присутствующим поставили по подобию большого металлического бокала, в котором лежало огромное кожистое яйцо.
  
  Живое.
  
  - Что это? - не выдержав, пискнула девочка, обращаясь к сидящему рядом секретарю посольства, молодому и достаточно вменяемому мужчине, немного понимающему язык хитиновых хозяев. Тот прислушался, изменившись в лице.
  
  - Всеблагая богиня... Я плохо понимаю, но они говорят что-то о калишцах... Что они неразумны...
  
  Они оба уставились на кошмарное угощение, делая простой и, в общем-то, логичный вывод: как говорилось в справке по конфликту, калишцы являлись потомками рептилий.
  
  - Великая Сила... - Лорана замерла, скованная ужасом, чувствуя, что у нее темнеет в глазах. Рядом гулко сглотнул сосед. Джорус что-то гневно сказал - что именно, девочка не расслышала, потом вскрикнул, загудели сейберы, вокруг закричали, а затем она просто потеряла сознание. Очнулась Лорана от того, что кто-то осторожно протирал ее лицо влажной тканью. Склонившееся над ней лицо в белой костяной маске спокойствия не прибавило.
  
  ***
  
  
  - Приветствую вас, принц Антиллес, - Оби-Ван поднял руки к груди, демонстрируя голубоглазому шатену пустые ладони: знак мира и чистых намерений. Бейл Антиллес просиял улыбкой, повторяя жест. Оби-Ван чувствовал его удовольствие: а что, ему посмотреть справку насчет обычаев Альдераана не трудно, а вот собеседнику приятно.
  
  - Приветствую вас, радж Кеноби, - вежливо наклонил голову Антиллес. - Рад, что вы добрались благополучно.
  
  - Я под надежной защитой, - Оби-Ван улыбнулся, подразумевая стоящих в паре шагов от них мандалорцев, среди которых затесался и Мерил. - Истинные дети Мандалора, Хаат'аде, известны своими честью и благородством.
  
  Бейл кивнул, решив не концентрироваться на опасной теме. Это тут, в Ядре, мир и благодать, и то случаются эксцессы, а вот у Внешнего кольца, откуда прибыл мальчишка, совсем не так безопасно. Поэтому желание обезопасить себя, наняв квалифицированную охрану, вполне понятно.
  
  - Я просмотрел присланные вами списки, - покончив с формальностями, Бейл перешел на деловой тон, - и решил дополнить их...
  
  Оби-Ван слушал, кивал... Обсуждение, начавшееся еще недели назад, благодаря голонету, продолжилось с новыми силами. Разжившись неплохой суммой: счет, доставшийся от пиратов, грел душу ноликами, - можно было и приобщаться к цивилизации. Не миллионы, увы, но в их положении и четыреста тысяч кредитов - огромнейшее богатство. Поэтому было решено закупить больше сельхозтехники, бытовой техники - Альдераан славился разнообразием приспособлений, обеспечивающих комфорт в быту и очень гуманными ценами, - а остальное оставить для нужд переселенцев. Им срочно требовались рабочие руки. Им требовались те, кто умеет пахать и сеять, растить животных и ухаживать за ними, строить дома, восстанавливать и налаживать связь, обслуживать генераторы и прочую технику, ткать и шить, ремонтировать и учить.
  
  Им нужны люди. Специалисты.
  
  Лояльные люди, которые не решат выкосить и так с трудом выживающих аборигенов. Им нужны те, кто ценит мир и возможность жить свободно. Проще говоря, им нужны бывшие рабы. Но не просто беглецы, а те, с кем поработали психологи - целители разума, те, кто прошел реабилитационные программы и не взбрыкнет в самый неподходящий момент. И вот это богатство у Альдераана имелось.
  
  Пусть Альдераан помогал всем беглецам, но основные усилия они сосредотачивали на мастерах своего дела: рабов ведь держали в основном не для красоты - для работы. И Оби-Вана это полностью устраивало, потому как пахать, поднимая экономику и благосостояние Мелидаана, надо будет всем долго и упорно.
  
  Да, поначалу они думали пригласить к себе просто переселенцев... Увы, почитав статистику и прочее, Оби-Ван вынужден был признать - не их вариант. Кто даст гарантию, что к ним не просочатся таким образом бандиты, пираты и прочая криминальная шваль? И тогда придут проблемы.
  
  А решать эти проблемы насилием... Нет, Оби-Ван мог. Но зачем? Ему и так хватает нервотрепки с бывшими вояками, теперь пашущими на каторге: ломающих камень в каменоломнях и разбирающих оставшиеся кенотафы, так удачно выкупленные неизвестным - смотря для кого - покупателем; расчищающих выжженные и напичканные минами поля и леса; восстанавливающих фермы и животноводческие хозяйства. Половина всего населения - больше двух тысяч людей. И это количество постоянно уменьшалось: одна расчистка минных полей, пусть и с помощью жалких остатков дроидов, чего стоила. Плюс попытки побега и бунта: они не хотели мира. Они хотели только уничтожить врага, невзирая на сопутствующий ущерб.
  
  Впрочем, от одного пункта в своем списке Оби-Ван отказался еще на стадии составления.
  
  Сообщение о том, что мелидаанцы готовы принять у себя прошедших реабилитацию рабов, Бейл встретил с энтузиазмом. Понятно, что через Альдераан проходило не так уж много счастливчиков, но их тоже требовалось где-то селить: бывшие рабы очень болезненно относились к благотворительности, предпочитая зарабатывать собственным трудом. Обговорив все детали, Оби-Ван и Бейл расстались довольные друг другом.
  
  Особенно был доволен Оби-Ван: Альдераан, в рамках программ поддержки бывших рабов, выделял им помощь: одежду, бытовые мелочи, даже небольшую сумму денег. Не слишком много, по меркам миров Ядра - так и вовсе откровенно мало, но для тех, у кого никогда не было никакой собственности - настоящее богатство. Так что с голыми задницами переселенцы на Мелидаан не свалятся. Кроме того, благодаря Бейлу Антиллесу - который вообще-то настоящий принц и не менее настоящий сенатор, - удалось разжиться контактами одной маленькой и скромной юридической конторы. Такой маленькой и скромной, что ее члены обслуживали только сенаторов, причем далеко не всех. Однако благодаря личному поручительству Антиллеса у Оби-Вана получилось пообщаться, пусть не лицом к лицу, а по очень защищенному каналу, с представителем этой частной конторы глубокого бурения.
  
  Дело в том, что было решено изменить название планеты в галактическом реестре, официально став Мелидааном. А для этого надо переться на Корусант - лично. Такие заявки делали только главы правительств. Естественно, полетит Оби-Ван, как самый подкованный в этих делах. Кроме того, Оби-Ван очень хотел узнать статус самого Мелидаана. Учитывая знание о грядущей войне, совсем не хотелось попасть в мясорубку.
  
  И вот тут сразу же выползали две проблемы: Сенат и Орден.
  
  С первой частью - с Сенатом - было проще. Оби-Ван объяснил юристу, чего он, все они, хотят, и благообразный смуглый мужчина неопределенного возраста и происхождения покивал, пообещав подготовить нужные документы и прочее в срок. Это даже обошлось не слишком дорого, к огромному облегчению Оби-Вана: он опасался, что придется ополовинить выручку за истребитель.
  
  А вот вторая часть... Тут сложнее, и карманы придется вывернуть наизнанку. Оби-Ван хотел четко знать, какие права и обязанности несет Орден в Республике, что происходит с теми, кто вышел из Ордена по каким-либо причинам, что могут сделать джедаи со своими заблудшими бантами и прочие животрепещущие вопросы.
  
  Иметь исчерпывающую информацию по этому вопросу было жизненно необходимо: он полетит на Корусант и неминуемо нарвется на джедаев, тут и провидцем быть не надо. И нарвется на того, кто его знает и может доставить неприятности. Свою удачу он знает.
  
  А учитывая то, что он вспомнил...
  
  Кеноби, в попытках доказать, что идеален, учил каноничные тексты наизусть. В частности, он насмерть вбил себе в подкорку 'Путь джедая' - даже Оби-Ван, разбуди его кто-нибудь среди ночи, мог запросто отбарабанить текст с любого места. До поры до времени он об этом не думал, а посидел в тишине, расслабляясь - и вспомнилось. Да так, что волосы с осознанно подстриженной косичкой встали дыбом.
  
  Поэтому срочно разбираться со статусом и прочими вещами: предчувствия в последнее время его одолевали... своеобразные.
  
  Впрочем, до джедаев с Сенатом дело дойдет нескоро, а сейчас назрело более животрепещущее: разговор. С Джастером Мерилом, который теперь очень даже легитимный Манд'алор, благодаря крайне интересному мечу, играющему у этой воинственной культуры роль короны, скипетра и всех остальных регалий разом.
  
  Хотел ли Оби-Ван его заполучить?
  
  Как сейбер, личное оружие - может быть. Очень уж своеобразный фон был у древнего оружия и его кристалла, создатель был явно непрост: смутно виднелась здоровенная фигура в черных доспехах и длинном то ли плаще, то ли мантии, напоминающая цветом глаз и вообще мордой лица приснопамятных таунгов. Да и рукоять рассчитана на ту еще лапищу.
  
  А учитывая, что уже с тысячу лет этот сейбер переходил из рук в лапы многократно и все владельцы реликвии неминуемо или оставляли свой след, или перековывались создателем сейбера под своеобразный стандарт качества... Ну его. Личное оружие должно быть лично твоим, а не хрен знает чьим.
  
  Кроме того, стоило учитывать, что этот сейбер с собой несет. Это символ Манд'алора. Того, кого можно приравнять к императору - который изначально военный титул, совсем не светский. Что, мандалорцы вот прямо сразу и присягнут радостно чужому малолетке, да еще и джедаю? Или просто и незатейливо прикончат? И хорошо, если в поединке, а если издали? Благодаря шантажу?
  
  Ну его. Он свое оружие сам делать будет.
  
  Зато заполучить в личные друзья главу целого сектора - это гораздо перспективнее и полезнее обладания древним мечом, который еще неизвестно как в руку ляжет.
  
  Джастер желал знать подробности. Как, почему, зачем. Оби-Ван пожал плечами и рассказал, каким образом малолетний джедай-недоучка стал вторым лицом планеты. И почему продолжает считать себя джедаем.
  
  - Все очень просто, Мандалор Мерил, - Оби-Ван привычно сел в позу лотоса под ошарашенными взглядами мандалорцев. Хиеш, Матиуш и Кирли - подростки-мелидаанцы, исполняющие роль телохранителей и порученцев, в общем, свиты, внимательно слушали, сев рядом. - Джедай - это не тот, кто член Ордена. А тот, кто живет по определенному кодексу. Верит в Свет. Все. Остальное - наносное. Это как быть мандалорцем. Мало иметь доспехи. Нужно следовать кодексу. Не так ли?
  
  Мерил, задумчиво закусивший губу, кивнул. Мандалорцы явно переговаривались по внутренней связи. Хиешу и остальным было не до высоких материй, хотя они тоже что-то обдумывали.
  
  - Хорошо, - Джастер медленно кивнул. - Оставим это пока. Что ты будешь делать дальше?
  
  - Дальше? Я договорился с Альдерааном о переселенцах. Все они с рабочими специальностями, то, что надо. Но, - Оби-Ван вздохнул, тяжело глядя на мандалорца. - Нас очень мало. Две трети нормального населения - дети. Им нужна защита. Поэтому... Я предлагаю тем вашим, - он выделил это слово голосом, - людям, которые хотят жить своим трудом, место для жизни. Взамен я прошу у вас целителей. Тела и разума. Видите ли, дети Мелидаана, особенно Молодые, не доверяют взрослым. Им всем, да и мне тоже, требуется помощь. А у вас отличные специалисты, как я смог узнать.
  
  - Это так, - кивнул напряженно размышляющий Мерил.
  
  - Ну и, кроме того, - неожиданно бледно улыбнулся Кеноби, - я не буду возражать, если здесь останется кто-то из Хаат'аде. Нам нужно восстанавливать защиту с нуля. У нас даже планетарного щита нет.
  
  - Ты отлично справился и без него, радж! - ухмыльнулся Сайлас. Кеноби хмыкнул.
  
  - Для первого раза было неплохо, правда?
  
  ***
  
  
  - Падаван Джинзлер. Входи.
  
  Двери Зала распахнулись, впуская девочку в святая святых Храма. Лорана сглотнула, пытаясь незаметно вытереть потные ладони о мантию. Сидящие полукругом магистры смотрели благожелательно и почти сочувственно, но девочка не обманывалась. Мастер К'баот тоже когда-то казался вежливым и понимающим.
  
  - Наслышаны мы. Трагедия, - как всегда, задом наперед начал Йода, печально разведя уши в стороны. - Сочувствуем горю твоему.
  
  - Благодарю, мастер Йода, - пробормотала Лорана, нервно стискивая кулачки. Что теперь будет? Что будет с ней?
  
  - Что произошло, падаван Джинзлер? - Недавно занявший место Главы Ордена Мейс Винду поморщился, растирая висок. Очевидно, видение. - Мы получили ваш отчет, но хотелось бы услышать очевидца.
  
  Лорана вздохнула и, все так же потупя глаза, принялась рассказывать. Как прилетели на планету в составе сенатской делегации, так как мастер получил запрос на урегулирование конфликта, ведь ям'ри заявили, что калишцы - захватчики и устраивают ям'ри геноцид. Как мастер смотрел, слушал и думал. Как их пригласили на обед. Как подали живые яйца... Заявляя, что калишцы - неразумны. Как мастер, понимая, что доклад и просьбы ям'ри были фальшивкой, попытался пресечь творящееся безобразие. Как и рыцарь Муури. А потом... потом они попытались убить мастера. И рыцаря Муури. И ее. И делегатов от Сената. И если бы не пришедший на помощь послам Республики Кимаен джай Шилал... Девочка всхлипнула, не в силах сдержаться. Что с того, что все это она знает со слов калишцев? Ям'ри взбесились и принялись нападать на людей, пробивая их тела хитиновыми конечностями. Из делегации выжило два человека: она и еще один секретарь. Остальные все мертвы. Некому опровергнуть ее слова.
  
  - Господин Шилал сказал, что они посылали просьбы о помощи в Сенат, только ям'ри их перехватывали. Или не давали ход делу. Вот так. А господин Шилал меня спас.
  
  - Обдумать слова твои мы должны, - проскрипел Йода, нехорошо щурясь. - Отдыхай.
  
  ***
  
  
  Кимаен довольно погладил приклад винтовки. Все получилось лучше, чем он даже планировал. Им удалось подобраться поближе к зданию, где происходила встреча хаков с республиканцами и занять место с нормальным обзором. Твари как раз собрались жрать яйца вирров - огромных быстрых ящеров, живших в пустошах, главный джедай встал... Они смогли сделать каждый по три выстрела, прежде чем началась бойня. А дальше Кимаен с его воинами штурмовали здание и врубились в этот кошмар, с огромным наслаждением уничтожая впавших в безумие хаков. Ну и главного джедая пришлось добить, чтоб не мучился.
  
  А потом он просто рассказал выжившим свою версию случившегося и отправил восвояси. Вместе с замороженными кусками тел. Им чужого не надо. Зато теперь никто не будет вопить, что ям'ри - жертвы и вообще добродетельные существа.
  
  ***
  
  
  Маленький потрепанный кораблик вынырнул из подпространства почти на орбите Мелида-Даан. Тала прищурилась, уцепилась за штурвал и направила корабль к самому крупному скоплению людей. Она спешила на помощь. Где-то там был ребенок, брошенный черствым мастером, она не могла оставить его на произвол судьбы. И так полтора года прошло. Жив ли он вообще?
  
  Конфликт с Квай-Гоном не прошел даром. Тала с удовольствием проволокла его по коридорам, совершенно не нежно, за что была вызвана в Совет. Где и оказалась облита помоями: дескать, это не дело, чтобы рыцарь так себя вел, и вообще надо со смирением принимать испытания судьбы. Все попытки прояснить ситуацию нарвались на сопротивление Йоды и остальных. Особенно Йоды. Такое впечатление, что Кеноби никогда не существовало или он был постыдной тайной, о которой в приличном обществе не говорят.
  
  Ей назначили испытательный срок. Как облажавшейся малолетке.
  
  Тала знала, что Квай-Гон - любимчик Йоды, потому как крайне силен в Живой Силе, как и гранд-магистр, но это уже перешло все границы. Впрочем, ее эскапада имела и положительные последствия. Когда она зашла в Залы поболтать с Вокарой, подошла и девочка-каламари, Ээрин Бент. Которая учится на целителя. Разговор был тяжелым и полным недопонимания поначалу, но потом Тала узнала причину враждебности Ээрин и ее друзей: когда малышня подняла тревогу, пытаясь разузнать причины исчезновения Кеноби, им назначили порицание. И серию медитаций Раскаяния. Обвиняя в привязанности и непонимании долга джедая.
  
  Вот так.
  
  А Джинн... А что - Джинн? Пожурили, пальчиком погрозили - и все.
  
  Тале было плевать на наказание и прочий бред. Поэтому она теперь здесь.
  
  Мелидаанцы встретили ее неласково. Сераси, которую Тала помнила как полную отчаянных надежд целеустремленную девочку, превратилась в сосредоточенного воина и правительницу. Она кратко проинформировала Талу, что Кеноби жив и здоров, в настоящее время на планете отсутствует, и недвусмысленно дала понять, что джедаям, членам Ордена, отныне путь на планету заказан. Не хотят их здесь видеть, лицемеров.
  
  Попытки оправдаться были выслушаны, приняты во внимание... и все. А еще очень нервировали непонятно почему присутствующие на планете мандалорцы. Тала предложила помощь, предположив оккупацию, но ее жестко высмеяли и выставили вон. Хорошо хоть, Сераси смилостивилась и взяла номер коммуникатора Талы, пообещав, что Кеноби свяжется с ней.
  
  И теперь Тала возвращалась в храм.
  
  Как оказалось, на ее отсутствие никто внимания не обратил, кроме, естественно, Квай-Гона. Настырный бывший друг и не менее бывший любовник приперся почти сразу, как женщина вернулась в свою квартирку. Отметив, что надо сменить код замка, Тала уставилась ему в лицо наполовину слепым взглядом, ожидая драму.
  
  Квай не подкачал.
  
  В лучших традициях низкосортных актеров он начал с претензий и упреков, перемежая их жалобами и попытками обвинять, продолжив предложением забыть все неприятности и вернуться к старым добрым отношениям. Это когда он страдал херней, а она утешала и сочувствовала. И все это вперемешку с сексом и отрицанием привязанностей. Квай закончил драматизировать и полез с объятиями. Незамутненная простота - восхитилась про себя Тала, - все попытки нормально поговорить не прошли. Квай не слушал и не слышал. Его волновал только он сам. Что ж... Талу теперь тоже будет волновать только она сама.
  
  Руки аж зазудели, и Тала не стала отказывать себе в удовольствии отыграться за все те случаи, когда Квай своими толстокожестью и эгоизмом причинял ей боль. Скула мужчины вновь хрустнула под точным ударом кулака, а потом Тала начала работать ногами, охаживая ребра согнувшегося в три погибели Джинна. Они ведь всегда ему нравились? Пусть ощутит на себе в последний раз.
  
  Выплеснув окончательно эмоции, Тала равнодушно уставилась на бессознательное тело. Этот джедай перестал быть для нее другом и вообще хоть кем-то близким окончательно. После чего подхватила его за шкирку и вновь поволокла в Залы.
  
  И плевать ей на испытательный срок и прочее.
  
  ***
  
  
  Перед тем как лететь на Мелидаан, они сделали остановку на Маластаре, сходя с Хайдианского пути. Мандалорцы собирались что-то докупить, а Оби-Ван решил размять ноги. Он стоял в компании Мерила, поджидая остальных бойцов, когда за спиной раздался хорошо знакомый голос.
  
  - Здравствуй... Младший брат.
  
  
  
  
  Глава 6 Через тернии к звездам часть 5
  
  
  
  
  
  
  
  Джастер моргнул, уставясь на совершенно незаметно подошедшего к ним высокого молодого мужчину. Стройный, явно очень дорого одетый, весь такой... не то чтоб красавец - хотя и это есть, скорее холеный, ухоженный. Сразу видно птицу высокого полета. Сенатор? Корпоративная шишка? На широком кожаном ремне тускло блеснул черный цилиндр, и Джастер напрягся, отметая все предыдущие предположения. Еще один джети.
  
  Вот только джедаями тут явно не пахло.
  
  Очень уж Джастеру не понравилось выражение лица этого красавчика: он смотрел так, словно он - король, а остальные не более, чем грязь под его ногами.
  
  Кеноби, при первых звуках голоса незваного гостя словно одеревеневший, неожиданно плавно развернулся - с таким достоинством и гордостью в каждом движении, что Джастер едва не сорвал шлем, чтоб протереть глаза. Веселый и хитрый мальчишка разом превратился в высшее существо, снизошедшее до плебса.
  
  Почему-то вдруг поверилось, что вот эти двое - медноволосый рыжик и жгучий брюнет - братья. А потом Джастер мог только стоять и смотреть на это столкновение двух мифозавров с безопасного расстояния.
  
  
***
  Оби-Ван повернулся, гордо держа голову. Плечи расправились сами собой, стылый страх и бессильное отчаяние - явно доставшееся по наследству от Кеноби воспоминание - были безжалостно задавлены одним могучим усилием. Не время. Рефлексировать он потом будет, в тишине и безопасности.
  
  - Приветствую, старший брат, - губы тронула тщательно отмеренная благожелательная улыбка. - Давно не виделись.
  
  Ксанатос прищурился. Он был именно таким, как запомнил Кеноби: подавляющим. Кеноби он казался страшным, уродливым... Бедный пацан не мог поверить, что его предшественник способен на такие зверства. Оби-Ван смотрел на крайне стремного мужика перед собой... и отлично понимал, что ничего Ксанатос ему не сделает. Вот совершенно ничего.
  
  Не то место. Не то время. Не то окружение.
  
  Ксанатос был явно озадачен. Нежная орденская фиалка, пышущая наивностью и верой в непонятно как соотносящиеся с реальностью идеалы, вела себя совершенно не так, как он рассчитывал. Ни страха, ни готовности бросаться грудью на амбразуру. Ровное отношение без негатива. Он демонстративно повертел головой, осматривая пространство густо-синими, с явными золотыми искрами, глазами, и преувеличенно недоуменно поднял бровь.
  
  - А где же... мастер Джинн? Неужели оставил тебя без своего пригляда... младший брат?
  
  Подошедшие остатки отряда молча влились в наблюдающие бесплатное представление ряды товарищей. Оби-Ван спокойно уставился Падшему - а это виделось четко и ясно - предшественнику в лицо.
  
  - Увы. Я теперь как и вы, старший брат. Сирота.
  
  Ксанатос напрягся. Такого ответа он явно не ожидал. Впрочем, соображал он крайне быстро.
  
  - Тогда... я могу предложить тебе покровительство? По-родственному?
  
  Скорее всего, предложение было сделано не всерьез, на пробу. Так сказать, почву прощупать. Скорее всего, Ксанатос ожидал гневного отказа, высокомерного отвергания помощи. Возможно, что и согласия. Чего он не ожидал, так это смеха.
  
  Оби-Ван рассмеялся. Просто не смог удержаться, да и не захотел. Нервное напряжение, постоянный стресс от всего подряд... В общем, его прорвало, как ржавую трубу. Ксанатос окаменел, злые искры в глазах засияли ярче. Прежде, чем он смог что-то сказать, Оби-Ван резко оборвал хохот.
  
  - Старший брат... - голос сам собой наполнился высокомерным снисхождением. - Я свои цепи оборвал. И Сила меня освободила.
  
  Ксанатос так и закаменел, впиваясь в лицо Кеноби потрясенным взглядом.
  
  - Как ты можешь предлагать мне покровительство, когда мало того, что тащишь свои цепи, как каторжник, из прошлого, так еще и новые нацепил?
  
  Один из мандолорцев что-то хрюкнул в шлем, и Оби резко наклонил голову.
  
  - Прошу прощения, старший брат. Дела. Как губернатор, вы знаете: правитель себе не принадлежит. До встречи. Увы, не надеюсь на то, что ее не будет.
  
  Еще раз резко кивнув, Оби плавно развернулся и зашагал к взлетному полю, сопровождаемый построившимися почему-то плотным каре мандалорцами. Джастер шагал плечом к плечу. Ксанатос прожигал спины взглядом, но не двигался. Попытка поиздеваться и прощупать, что происходит, неожиданно вылилась в нечто странное.
  
  
***
  - Что это было? - Джастер требовательно посмотрел на севшего напротив мальчишку, удобно пристроив шлем на столик. Сейчас стало отменно видно, насколько рыжик вымотанный и вообще замученный. Мальчишка с трудом разлепил глаза, вяло посмотрев на мандалорца. - И кто это?
  
  - Мой старший брат. Брат-падаван, если быть более точным, - вздохнул Оби-Ван. - Ксанатос ДюКрион. Губернатор Телоса в настоящий момент.
  
  - Что значит - брат-падаван? - переварив сведения, возжаждал подробностей Джастер: ему всегда нравилось учиться. Кеноби хмыкнул:
  
  - Скажите, Манд`алор... За что вы не любите джедаев? Мандалорцы, я имею в виду?
  
  Расположившиеся вокруг воины загомонили, высказывая наболевшее. В принципе, стандарт: воруют детей, владеют магией, бомбили Мандалор и прочие претензии. Кеноби послушал, покивал на особо патетичных моментах.
  
  - А хотите, я выскажу свое мнение?
  
  - Пожалуйста, - кивнул Мерил, предчувствуя нечто не очень приятное, судя по ухмылке Кеноби. Тот не подкачал.
  
  - Вы ненавидите джедаев потому, что никто не любит получать по мозгам за дело. - Он отмахнулся от начавшегося гомона, продолжая. - Да. За дело. Я даже не буду касаться времен Ревана. Одно слово: Интеграция.
  
  Мандалорцы озадаченно переглянулись, Джастер, с отвращением поджав губы, кивнул.
  
  - Тут вы правы. К сожалению.
  
  - Я хорошо делал домашнюю работу, - пожал плечами Оби-Ван. - Но я рад, что вам хватило смелости и упорства делать свое окружение лучше. Чем Сила не шутит, глядишь, и остальным мозги вправите. Теперь у вас есть для этого все права.
  
  - Надеюсь, - вздохнул Джастер, вспоминая свои попытки облагородить тех, кому веками внушали, что жить разбоем - почетно. - Так что там с Ксанатосом? - решил он съехать с опасной темы. - И почему вы сироты? Ваш буир умер?
  
  - С чего бы это? - скривился Оби-Ван. - Мастер Джинн и сейчас живее всех живых. Просто... М... Я постараюсь пояснить. Мандалорцы ведь принимают... подкидышей, не так ли?
  
  - Это Путь, - торжественно кивнул Джастер.
  
  - Это Путь! - поддержали его бойцы. Кеноби покивал.
  
  - Итак. Семья мандалорца состоит не только из урожденных, но и из принятых членов. Так? Так. У обладающих Силой почти так же. Династий всегда было мало, таких, где Сила переходит в Семье, где родители выступают учителями детей. И вот тут и мандалорцы, и джедаи похожи. Понимаете, у джедаев... да и у ситхов тоже, есть понятие Родословной. Или Линии. Родословная включает в себя Основателя, то есть того, кто достиг мастерства, стал мастером. И его учеников. Учеников называют падаванами. И друг для друга они становятся как братья и сестры, дяди и тети, бабушки и дедушки.
  
  - А твоя Родословная? - с любопытством подался вперед Джастер.
  
  - Моя Родословная... Ой... Основатель моей Родословной - мастер Йода. Если сравнить с вами, то он... Джети`алор. Гранд магистр Ордена Джедаев. Уже... шесть сотен лет.
  
  Кто-то присвистнул, Джастер начал переосмысливать общение Оби-Вана и Ксанатоса.
  
  - Так вот, - продолжил Оби, разворачивая сладкий батончик из пайка. - У Йоды было много учеников, последним падаваном является мастер Ян Дуку. Я никогда с ним не встречался, к сожалению, но он считается одним из десяти лучших мечников Ордена. Мастер Макаши, Второй формы. Он выучил двух падаванов. Раэль Аверрос. Квай-Гон Джинн. И сейчас обучает третьего: Комари Восу. Я не знаю падаванов мастера Аверроса, но у мастера Джинна было три падавана.
  
  - Было? - уточнил Джастер, нутром чуя невидимые нюансы. Оби-Ван кивнул.
  
  - Было. Первым был Фимор. Он потерял своего учителя, кажется, в стычке с пиратами, я плохо помню храмовые сплетни, и Джинн его доучивал. Пару лет всего. Потом был Ксанатос. Ксанатос ДюКрион, сын губернатора Телоса Криона. Вы его видели. Он не доучился до рыцарских испытаний, ушел. Очень некрасивая история, что-то на Телосе произошло. Считается Падшим. Подробностей не знаю. И третий. Я. Я проучился... Полгода? Да. Может, чуть больше.
  
  - Так почему сироты? - неожиданно вклинился Сайлас. Оби-Ван откусил батончик, прожевал.
  
  - Когда Ксанатос покинул Орден, мастер Джинн отказался от Фимора. Как от своего падавана, пусть и бывшего. Я... Ну, я принял решение остаться и помочь Молодым. Я джедай. Долг джедая - помогать всем, не только тем, на кого укажет Сенат. Мастер Джинн своей волей исключил меня из членов Ордена. Отказался. Поэтому... мы все братья, и мы все сироты.
  
  - Видно, хреновый из твоего Джинна джедай получился, - подытожил рассказанное Сайлас. Оби пожал плечами.
  
  - Почему сразу хреновый? Как джедай, он вовсе не плох. Вот только как личность - не очень. Что поделать. Случается.
  
  - Случается, - кивнул Джастер. - А почему цепи?
  
  - Потому, Манд`алор Мерил, - неожиданно остро взглянул Кеноби, - что Ксанатос зациклился на мести Джинну. Мечтает его угробить. А под горячую руку попадают и окружающие. А так как в Храме Ксанатоса считали гением... сами понимаете уровень неприятностей, которые он может доставить.
  
  - Ну... Он же твой брат? - прищурился Сайлас.
  
  - И что? - пожал плечами Оби-Ван, открывая второй батончик. - Продать меня в рабство это ему совершенно не помешало.
  
  
***
  Тала вздохнула, почти не обращая внимания на окружающие ее красоты. Комната тысячи фонтанов: рукотворное чудо для своих. Фонтаны и водопады, ручейки и прудики: всех видов и форм, на любой вкус. Ей всегда здесь хорошо думалось.
  
  Коммуникатор все также молчал. Не то чтобы Тала ожидала звонка от Кеноби прямо сразу, но женщина надеялась, что брошенный, чудом выживший в войне ребенок найдет в душе каплю любопытства, или сентиментальности, или еще хоть чего - хоть ненависти. И позвонит. Пусть даже только для того, чтобы закричать в лицо. Уже хоть какая-то зацепка будет.
  
  Но коммуникатор молчал, и Тала не знала, что делать.
  
  Связаться самой? После неласковой встречи ей могут и вовсе не ответить. Оставалось только ждать и надеяться. И верить в Силу. Вздохнув, нурийка решила помедитировать, чтобы отбросить грустные мысли, но едва она расслабилась, закрыв глаза, как услышала чей-то тихий плач. Женщина тут же поднялась, направившись к источнику звуков. Протиснувшись сквозь кусты, Тала обнаружила скукожившуюся девочку в падаванской одежке, вот только косички в черных волосах почему-то не было. Всхлипывающая девочка подпрыгнула, со страхом уставившись на Талу, когда та многозначительно прокашлялась.
  
  - Простите, мастер, - пролепетала девочка, судорожно вскакивая и утираясь рукавом. - Простите, пожалуйста.
  
  - Спокойно, падаван...
  
  - Джинзлер, Лорана Джинзлер, - выпалила девочка, и Тала вздохнула. Храмовые сплетни во всей красе расписали последние часы жизни Джоруса К`баота и вдоволь посмаковали предположения относительно судьбы его падавана. Прогнозы были неутешительными: рыцари с мастерами и так носами крутили, выбирая среди молодняка, а взять на себя заботу о травмированном морально ребенке, тем более бывшем падаване приснопамятного Джоруса? Нет.
  
  Лорана выглядела потухшей и угнетенной. Оно и понятно: всегда найдется тот, кто ткнет пальцем в рану, причиняя мучения. Даже здесь. В Храме. Как бы ни было печально такое признавать. Тала попыталась было утешить девочку, но слова застряли в горле. Пустые утешения казались лицемерством. Решив подумать над этим как следует, Тала вытащила Лорану из кустов, привела в любимое место, усадила на скамеечку и принялась расспрашивать о самых разных вещах. Постепенно Лорана оттаяла, перестала глядеть печальными глазами, даже чуточку порозовела. А Тала отметила, что девочка свободно говорила о своих умениях, полученных знаниях... Но не касалась личности своего покойного мастера.
  
  Это можно было принять за тоску... но это ею не являлось. Когда тоскуют, говорят о том, кого потеряли. Идеализируют. А тут... Красноречивое молчание. Сама Тала с К`баотом не встречалась, но была наслышана о его личностных качествах. В голове невольно мелькнули сравнения Джоруса с Кваем... И Тала, неожиданно для самой себя, решилась. Пусть она полуслепа и еще долго не выйдет в поле, она не даст размолоть жерновами равнодушия еще одну хрупкую жизнь. Она не смогла помочь Оби-Вану. Но она может помочь кому-то другому.
  
  - Лорана Джинзлер, - торжественно начала Тала, опускаясь на колени перед хрупкой малявкой. - Окажешь ли ты мне честь, став моим падаваном? Я понимаю, что не самый лучший мастер, но обещаю, что буду стараться. И ты для меня всегда будешь на первом месте.
  
  Лорана замерла с открытым ртом, уставясь в желто-зеленые полосатые глаза, один из которых был закрыт молочно-белым бельмом. Сглотнув, девочка протянула трясущуюся руку, словно пытаясь убедиться, что стоящая перед ней на коленях высоченная нурийка ей не мерещится. Не дотянувшись, она резко выпрямилась и, сияя улыбкой, заорала:
  
  - Да!
  
  
***
  - Мастер Д`ун, - Йода был собран и непривычно серьезен. - Задание есть для тебя.
  
  Т`чука Д`ун, седоволосый пухлый мужчина-человек, вежливо поклонился.
  
  - Печальную весть принесла падаван Джинзлер. Погибли джедаи. Люди погибли. Выжило двое только. Ям`ри вероломные чистые сердца к каннибализму склоняли... - непроницаемые глаза Д`уна блеснули, Йода печально покачал головой. - Пытался пресечь немыслимое мастер К`баот, погиб. Жители Кали, страдавшие от каннибалов, спасли немногих. Знаем поэтому. Помочь им надо. Ям`ри решили, что Орден ввести в заблуждение могут. Ошибаются они, сильно.
  
  - Ошибаются, мастер Йода, - сложил руки на обширной груди Д`ун.
  
  - Показать надо, - Йода жестко глянул из-под тяжелых век, - покушений на Свет терпеть Орден не будет.
  
  - Разумеется, мастер, - поклонился Д`ун. - Разумеется.
  
  
***
  Только прилетев в родной апокалипсис, Оби-Ван вздохнул свободно. Напряжение последних дней отпустило, и стало банально легче думать. Даже встреча с Ксанатосом, выбившая из колеи, теперь казалась не такой страшной.
  
  Оби пришлось долго говорить самому с собой, пережевывая эту встречу до тех пор, пока Ксанатос из исчадия ада не превратился в просто опасного типа с большими возможностями. Да, опасен, но не настолько, как казалось Кеноби. Сейчас, пересматривая воспоминания об обмене любезностями, Оби-Ван только и мог себя хвалить за выдержку и хладнокровие. Не такой встречи Ксанатос ожидал, это уж точно. Рожа стала на миг весьма красноречивой, а уж про эмоции, отлично ощущающиеся в Силе, и говорить не стоило.
  
  Впрочем, не так уж Ксанатос и расслабился, находясь в окружении простых смертных. Оби-Ван видел энергии, окружающие ДюКриона мрачной пеленой, и то, что он видел, ему крайне не понравилось. Кеноби помнил хаотичное темное облако, Оби-Ван видел, что это облако стало еще плотнее и более... упорядоченное, что ли?
  
  Интересно, это к чему? Ксанатос взялся за мозги и больше не бросается на окружающих? Или наоборот, шизофрения с паранойей теперь посещают его по четкому распорядку? Кто знает... Интересно, и чего Ксанатоса так перекосило от упоминания о цепях?
  
  Впрочем, Ксанатос волновал Оби-Вана в последнюю очередь. Встретившие его как родного Сераси с остальными тут же вывалили ворох новостей. Первой и самой важной было то, что мандалорцы не выдержали творящегося беспредела и начали налаживать мосты с детьми и немногими взрослыми. Джастер Мерил очень хорошо прочистил мозги своему окружению, внедрив обновленный Кодекс поведения настоящего мандалорца, и теперь все присутствующие на планете Хаат`аде с энтузиазмом взялись помогать сиротам хоть немного прийти в себя. Вот это Оби одобрял полностью.
  
  И именно по этой причине решил не брать целителей разума на Альдераане.
  
  Альдераан - мирная планета. Они отменно справлялись с покореженной психикой рабов, показывая, как вливаться в общество и завязывать здоровые отношения с окружающими, а Оби хотелось получить помощь от тех, кто знает, что такое боевая усталость.
  
  Мандалорцы не только отменно воевали, они еще и прекрасно знали, как лечить психические травмы, связанные с военными действиями. Все то, что на Земле ёмко называли посттравматическим стрессовым расстройством.
  
  А так как мандалорцы очень часто начинали сражаться еще в детстве... То их медики были самым логичным выбором.
  
  Оби-Ван и сам планировал как следует поговорить со специалистом, как только представится возможность. Иногда доставшаяся от Кеноби память давила просто чудовищно. Да и своих кошмаров хватало. Да, частично он с некоторыми вещами разобрался, но далеко не со всеми, и не хотелось бы однажды обнаружить, что военные действия на Мелидаане повлияли на него больше, чем ему хотелось бы.
  
  Кроме того, кровь из носу требовалось лечить население. Всех, от мала до велика. Оби смотрел, как обвешанные оружием дети и подростки, нервно тянущиеся к ножам при любом шорохе, осторожно знакомятся с мандалорцами, воркующими при виде воинственной мелочи, и незатейливо радовался. Даже если дети согласятся быть принятыми в новые семьи и улетят с планеты, это все равно хорошо. Еще лучше будет, если хоть часть бойцов останется здесь: тогда никакие пираты и прочие твари им не страшны. А там и планетарную защиту наладят.
  
  Второй важной новостью было то, что начался сезон посадок. Зима почти закончилась, землю расчистили и распахали, и теперь все дружно готовились сажать и сеять. Привезенных агродроидов и прочую технику размели молниеносно, направив на поля и в сады. Постоянно присутствующая угроза голода потихоньку отступала.
  
  Еще из важного был подавленный бунт. Каким образом каторжники узнали, что его нет на планете, Оби не представлял, хотя и подозревал крота или какого-нибудь сочувствующего. Матерые вояки, задубевшие мозги которых даже Сила не проняла, решили попытать счастья. И нарвались на очень злого Джанго, как раз охранявшего Сераси. Покушение не удалось, озверевшие от угрозы детям мандалорцы вкатали идиотов в мерзлую землю.
  
  Оби-Ван только цинично прикинул, что число бесплатной рабочей силы вновь уменьшилось и переселенцы нужны позарез. Впрочем, его убыль так и продолжающих жить резней уродов волновала не слишком. Чем меньше их будет, тем свободнее вздохнут те, кто хочет мира.
  
  Он горячо поблагодарил воинов, отмечая восхищенные взгляды Молодых. Увы, пацифистами никому из них не быть. На его глазах развивалась новая культура, исповедующая принцип: 'Хочешь мира, готовься к войне'. И это даже хорошо. Слишком жестока галактика вокруг. Главное, не перейти черту.
  
  Ну и последнюю новость Сераси сообщила ему, когда они, сытые и довольные, залезли под толстое одеяло, наслаждаясь тишиной и покоем. Сераси прижалась к боку, вцепившись в его руку: так, как они ютились когда-то в канализации, делясь живительным теплом друг с другом.
  
  - Прилетала та джедайка... как ее... Тала, - сообщила Сераси, поправляя рукав толстой пижамы. - Живая... Хоть и ослепла на один глаз.
  
  В груди кольнуло сожалением: Оби помнил высоченную, под два метра, бронзовокожую нурийку. И необычные полосатые глаза. Значит, Джинн успел довезти.
  
  - Чего хотела?
  
  - Вначале забрать тебя, - тонкие пальцы Сераси сжались, в голосе послышалась тревога.
  
  - Никуда отсюда уходить не собираюсь, - решительно отрезал Оби-Ван. - Я женатый человек, у меня семья. И целая планета в нагрузку в качестве приданого.
  
  Сераси облегченно выдохнула, плотнее прижимаясь к боку пусть и выбранного по политическим причинам, но мужа. Хотя какие из них супруги... Название одно.
  
  - Нормальные из нас муж и жена, - проворчал Оби, словно прочитав ее мысли. - Подрастем, все будет. Может даже еще раз свадьбу устроим, как положено. С драгоценностями... Ритуальными блюдами... И обязательно самое красивое платье. Для тебя.
  
  Сераси смущенно хихикнула, прижимаясь еще сильнее: после гибели Нильда она физически не могла заснуть в одиночестве. Оби-Ван поцеловал ее в макушку, закрывая глаза. Еще один день новой жизни.
  
  
***
  - Что смотришь, буир? - Джанго с любопытством подошел к отцу, крутящему в руках голопроектор. Джастер хмыкнул.
  
  - Матеуш поделился. Он очень гордится своим раджем.
  
  - То есть?
  
  Вместо ответа Джастер включил проигрывание записи. Невзирая на не идеальное качество, мандалорцы прекрасно рассмотрели в деталях, как действует защищающий своих джети. Пусть и недоучка-ребенок.
  
  - Он что? - подался вперед Джанго. - Отбил выстрел? Как?
  
  Джастер пожал бронированными плечами.
  
  - Магия.
  
***
  Ксанатос сидел в темноте, размышляя о произошедшей несколько дней назад встрече. Третий падаван его бывшего мастера. Так же, как и Фимор, выкинутый на помойку истории. В принципе такое развитие событий Ксанатоса не удивляло. Спешно собранная информация поведала, что бросили Кеноби на воюющей планете, давно, больше года, и теперь там мир. Что сказать, внушает. Явно малец не только добрым словом воюющих фанатиков успокаивал.
  
  Но почему он сказал, что его Сила освободила? И откуда он знает про разорванные цепи? Джинн ведь жив... Или он говорил о ком-то другом?
  
  
***
  Т`чука Д`ун вытер запачканную подошву сапога о дорогой ковер, равнодушно взирая на раскинувшиеся вокруг последствия рук своих. Хитиновые панцири, пастообразная кровь, части тел и оружия. Перевел взгляд на угрожающе поднимающего верхние конечности с острыми зазубренными шипами представителя оккупационного правительства. Последнего.
  
  - Следовало быть более внимательным к тому, кого и чем вы кормите, наместник. И не считать себя умнее всех.
  
  Плавный взмах сейбера разрезал застрекотавшего гуманоида на несколько частей. Голову Т`чука раздавил отдельно, брезгливо буркнув:
  
  - Терпеть не могу жуков.
  
  
***
  Вокара кокетливо изогнула лекку, вот только глаза были полны равнодушия.
  
  - До скорой встречи, мастер Джинн.
  
  - Не дай Сила, - прошептал Квай-Гон. Красавица в белой мантии тут же повернулась.
  
  - Вы что-то сказали, мастер Джинн?
  
  - Нет-нет, вам послышалось, - спешно отступил мужчина.
  
  Возвращение в квартиру было невеселым. Встреченные джедаи или молчали, не обращая внимания, или хмыкали, а то и хихикали. Отысканная в Комнате тысячи фонтанов Тала сияла ослепительной улыбкой, вот только не ему: рядом носилась мелкая девчонка с падаванской косичкой, и от ее вида в груди шевельнулось нечто непонятное. Тала его заметила, конечно же... Но даже не повернулась в его сторону. Он долго стоял, наблюдая, за взаимодействием Талы и ее падавана, но ни разу женщина не показала, что знает, что он неподалеку. Лишь раз скользнула по кустам слепым взглядом, уходя, и все.
  
  Вернувшись к себе, Джинн достал спрятанную именно на такой случай бутылку и напился.
  
  
***
  Прибытие первых переселенцев встретили с энтузиазмом и настороженностью. Оби лично встречал корабль с Альдераана, приветствуя новых жителей Мелидаана. Они выглядели скромно и потрепанно, но все равно Оби-Ван отмечал тщательно вырезанные из семян и косточек бусы и браслеты, плетеные вручную ремни, домотканную ткань. Приметы тех, зависит от скупых милостей окружающих, но все равно старается чувствовать себя личностью, а не вещью. На нормальное заселение и обеспечение местом работы ушла неделя, потом прибыл еще корабль, а через месяц третий. Не так уж много... Но все эти люди и экзоты были счастливы и полны надежд. Это он считывал на раз.
  
  Они бросились заселять немногое уцелевшее жилье, возделывать землю, сажать и ухаживать... Несколько человек даже привезли с собой нун - толстых домашних птиц, похожих на небольших индюков, и тут же устроили подобие птицефермы. Еще несколько оказались ткачами, а один старый дед, непонятно как и откуда удравший, оказался художником.
  
  Оби-Ван смотрел, как тонкие старческие руки, покрытые пятнами, уверенно выводят тончайшие линии, и едва не плакал от восхищения. Дед решил расписать потолки и стены домов, и Оби-Ван, рассматривая распускающиеся на потолках цветы, окончательно уверился, что все у них получится.
  
  Сама собой зародившаяся артель ткачей обследовала окрестности, с восторгом обнаружив тутовые деревья, а на них - несколько старых коконов шелкопряда. Было решено воскрешать производство шелка. А еще нашли несколько чудом уцелевших отар местных мериносов: похожих на овец созданий, только гораздо крупнее и разноцветных, а еще шерсть оказалась неимоверной длины.
  
  Мелидаанцы как-то разом взбодрились, наполнились уверенностью в завтрашнем дне.
  
  Это было чудесно. Но еще больше Оби-Вану с Сераси нравилось возникшее поселение мандалорцев. И, да. Некоторых детей уже усыновили и удочерили. И пока весна вступала в свои права, покрывая поля тонкими ростками, а деревья - листвой, Оби-Ван, общаясь с юристами, готовился к полету на Корусант. Уже назначили дату, лететь он должен был в компании Джанго и его отряда: Мерил отправился на Конкорд-Даун, наводить порядок и вообще вступать в права Мандалора и принимать обязанности.
  
  Оби повертел в руках комлинк, решаясь. Ему требовалась информация.
  
  - Мастер Тала? Здравствуйте. Давно не виделись. Уделите мне минутку?
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 7. Круги на воде 1
  
  
  
  
  
  
  Улетал на Корусант Оби-Ван без напряжения. Решившиеся на переезд мандалорцы не дадут никого в обиду, кроме того, он еще и продлил контракт, теперь уже с Джанго. Береженого сама Сила бережет, а экономить на безопасности своих людей Оби не собирался. Мало ли, опять каторжники возомнят себя самыми умными, или занесет какого-нибудь пирата нелегкая. Пока он в отъезде, за хозяйством должен быть присмотр.
  
  К полету Оби готовился так, как не готовился к визиту на Набу к тамошним эстетам подозрительной направленности. Подстригся, упаковал комплекты одежды: все пошитое руками мелидаанских мастеров. Наточил кукри и вычистил любимый бластер - Вестар, купленный у Джанго. Очень удобная штука оказалась, недаром мандалорец так его расхваливал. Провел тщательный инструктаж своих помощников.
  
  Весь перелет сначала к Маластару, а потом по Хайдианскому пути через Брентаал к Корусанту Оби тщательнейшим образом изучал присланный по защищенному каналу пакет документов. Что сказать, маленькая, но гордая конторка не подвела. От объема нарытого гудела голова, Оби читал и бормотал все молитвы, которые хоть как-то помнил, всем и сразу, включая Силу.
  
  Первым делом он полез в папку со всем, что касается Мелидаана, и прочел материалы несколько раз, переваривая неожиданности. Как выяснилось, то, что Сенат вообще кого-то послал, было то ли чудом, то ли бюрократической накладкой. Потому как Мелида-Даан состояла в членах Республики в хрен знает каком лохматом году. А потом по неизвестным теперь причинам покинула эти стройные ряды, просто заключив торговые договоры. И все. У них даже сенатора или представителя от сектора не было.
  
  Так что понятно, почему никто и не чесался в ответ на вопли аборигенов: Сенат с грехом пополам защищал только свое имущество, а Мелида-Даан таковым не являлась. Вот и все, конец истории.
  
  Если честно, то, облегчив душу витиеватыми конструкциями, Оби утер пот, подумал и пришел к выводу, что так даже лучше. Договоры есть: о торговле, денежной системе и свободном посещении? Да. Все, этого достаточно. Они не обязаны подчиняться законам Республики, приоритет имеет планетарное право, а там прописать можно все что угодно, главное, под правильным соусом подать. Вон, Рилот - отменный показатель. Так что нейтралитет их устроит полностью. Единственное - поменяют название в реестре.
  
  Второй пакет был крошечным: пара страниц печатного текста. Стьюджон. Оби-Ван с интересом почитал достаточно скудные сведения о родной планете, половина из которых уже были ему известны, мысленно представил карту пространства и задумался. Если учесть, что одним из его родителей являлся таунг, которые считаются вымершими как вид, то картина получалась интересная. Что он знал о таунгах, кроме того, что они были? То, что успел изучить Кеноби на уроках истории. Серокожие гуманоиды, выдавленные с Корусанта, отступая, завоевали планету, которую и назвали Мандалор в честь своего вождя. Жили, извели мифозавров - здоровенных ящеров, похожих, по скудным описаниям, на каньонных крайт-драконов, вновь лезли в драку. Экспансия шла к Ядру: последним форпостом таунгов были Ондерон, а потом его луна Дксун.
  
  Он еще раз для верности открыл на датападе карту галактики, присвистнув: Стьюджон находился четко в противоположной стороне, почти в Диком пространстве, неподалеку от Мальты-Обекс. То есть, скорее всего, таунги шли от Мандалора через Ботаджеф, Орд-Цестус, Акзилу, Вендин, Эдузу и Тангрен. И уже от Тангрена прыжок к Мальта-Обекс и Стьюджону*. Или прыжок от Дксуна напрямую. Не густо. Но хоть что-то.
  
  Впрочем, зацикливаться на своем происхождении Оби не собирался, ну не считал он, что за этим лежат какие-то страшные тайны и прочая муть. В жизни все обычно гораздо прозаичнее. Неизвестно даже, есть ли на Стьюджоне постоянное поселение таунгов или это был какой пролетавший мимо Карлсон, который не обещал вернуться.
  
  Следующий пакет был гораздо толще. Юристы, способные за деньги даже Ревана откопать и воскресить, подняли документы времен начала образования Республики, расследуя права и обязанности членов Ордена Джедаев, а также тех, кто по каким-либо причинам вышел из оного.
  
  Что сказать... Если когда-то Орден и был самостоятельной организацией на самообеспечении, исполняющей обязанности третейского судьи, то эти славные времена давно минули. Руусанская реформа Орден не то что на колени поставила, она на него ярмо надела и кандалы с колодками. Насчитывающий миллионы членов и десятки храмов, Орден усох до полного непотребства. Действующие Храмы остались на Корусанте, Кореллии, Алмасе и еще паре планет: Оброа-Скай и Кампарасе. Еще летают пара кораблей-академий. Еще действуют академии на Аларис-Прайме и Дрее-Два. Вроде, до сих пор существует Орден Даи Бенду - монахов, стоящих у основания Ордена Дже`дайи, о которых их потомки-джедаи не слишком-то и хотят помнить, хорошо хоть, язык учат.
  
  Все. То, о чем наставники рассказывали с гордостью, было жалкими остатками былой роскоши. Причем джедаи на эти кандалы согласились сами... Чем они руководствовались тогда, Оби-Ван представлял с трудом.
  
  Руусанская реформа, с которой Оби-Ван наконец смог ознакомиться в полном объеме, заставила его скривиться. Создавалось полное впечатление, что ее писали особо ушлые ситхи, погрузившиеся на самое дно очень мрачных глубин крючкотворства и канцеляризма. Реформа сделала из Республики, как государства, невнятное нечто. Сама по себе она имела две задачи: реформа госстроя и реформа Ордена, и поставленные перед ней задачи выполнила с блеском и погребальным салютом.
  
  Во-первых, канцлер потерял половину своих прав, уступив власть Сенату. Теперь канцлер избирался из числа сенаторов и являл собой просто компромиссную фигуру. Зато сенаторы разгулялись, некому стало лупить их по башке, если заигрывались.
  
  Во-вторых, произошло реформирование Ордена. Напуганные угрозой ситхов и опасавшиеся, что и джедаи покатятся по темной дорожке, сенаторы и магистры приняли ряд мер для недопущения такого развития ситуации. Для начала, чтобы убедить Республику, что джедаи не станут армией захватчиков, Орден отказался от боевых атрибутов. Произошла отмена военных званий, вроде 'лорд-джедай', подал в отставку главнокомандующий, были распущены армия и космический флот, а Верховный канцлер и Судебный департамент получили контроль над Орденом. То есть Республика осталась полностью без военной мощи. Чтобы снизить шанс возрождения ситхов, Орден стал опекать чувствительных к силе детей с рождения - до этого принимали всех, невзирая на морду лица и возраст. Тренировки падаванов стали проводиться централизованно на Корусанте, чтобы исключить вероятность знакомства оставшихся без присмотра учеников с запретным знанием ситхов, или только под контролем Корусантского Храма.
  
  Джедаи не могли занимать руководящие должности, было лишь несколько исключений. Не могли иметь флот и армию. Не могли идти против решений Сената и канцлера. Не могли... до черта не могли. Даже их третейское судейство, посредничество в урегулировании конфликтов, и то превратилось в пародию. Может, раньше джедаи действительно несли Свет по всей галактике, теперь их с трудом хватало только на Ядро и Внутренние регионы.
  
  Оби-Ван долго продирался сквозь текст, вчитываясь в пояснения юристов. В принципе все оказалось не так страшно, как он думал. Джедаи могли заниматься любой деятельностью при условии... выхода из Ордена. Тогда из госслужащих на обеспечении государства они превращались в обычных граждан и подчинялись общему законодательству.
  
  Вот только то, что хорошо выглядело на бумаге, имело прорву нюансов. Начать стоило с главного: джедаи, постоянно живущие в Храме, не привыкли жить по реалиям Республики. У них имелся налаженный быт, и отказаться от него... Как ни крути, но для джедаев Орден был семьей, а Храм - домом. Они росли в этой среде с малолетства, и общаться с обычными смертными джедаям было банально тяжело. И не потому, что воспитанники Ордена такие вот оторванные от жизни...
  
  Банальная физиология, тянущая за собой психологию.
  
  Это Оби-Ван знал по себе: весь тот груз, что достался от Кеноби.
  
  Джедаи являлись эмпатами, а некоторые и телепатами. Джедаи ориентировались не столько на речь и прочие формы общения, сколько на эмоции окружающих. Они не столько смотрели глазами - хотя Оби уже отмечал, что видит в гораздо более широком спектре, чем к примеру, Сераси, - сколько прощупывали свое окружение Силой. И так во всех сферах жизнедеятельности. Конечно, каждый вид имел особенности, но вот та общность, что ты ощущаешь, когда вокруг такие же, как ты...
  
  Оби с легкостью считывал эмоции своего окружения, мог уловить поверхностные мысли, заканчивая фразы за собеседником, он предчувствовал грядущие неприятности, был банально сильнее, быстрее и выносливее окружающих, он мог не спать сутками, только медитировать каждые несколько часов, жить впроголодь и многое другое. Конечно, были виды разумных, по сравнению с которыми он просто слабак, но у него было то, что заменяло все, даже конечности с органами чувств: Сила.
  
  У него была Сила... И окружающие иногда просто не понимали то, что для него было простым, понятным и логичным.
  
  И это он еще практически ребенок, пусть и проучившийся почти всю свою жизнь в Храме. А если разумный так прожил долгие годы?
  
  Ушедших из Ордена было мало. Просто юнлингов или бывших падаванов, по каким-то причинам вернувшихся в семью, - если было к кому возвращаться. Рыцарей - еще меньше. А уж мастеров... Оби отлично помнил Архив и девятнадцать бронзовых бюстов Потерянных. Именно воспоминание о них и спровоцировало переосмысление одной из насмерть вбитых в подкорку глав 'Пути джедая'.
  
  Так что... Над обычными людьми довлеет сила привычки и прочее, что уж говорить о необычных. Ведь покинуть Орден - это не поменять место жительства с работой, это зачастую означает разорвать те невидимые глазу Узы, которыми Сила соединяет своих детей.
  
  Оби-Ван сам помнил ту дикую тоску, накатывающую на Кеноби в моменты слабости. По Храму, по пусть равнодушному, но мастеру, по друзьям. Последних мальчику особенно не хватало.
  
  От одной мысли, что скоро он увидит Храм, возможно, что и встретит кого-то знакомого, в животе завязывался узел. Впрочем, с нервами Оби-Ван разобрался быстро, вновь погрузившись в канцелярщину. И сам не заметил, как оказался у места назначения.
  
  
***
  Джанго с интересом наклонил голову, разглядывая подошедшего к открытому трапу Кеноби. Рыжик прихорошился и теперь из обычного подростка в потрепанной повседневной одежке превратился в исполненного достоинства главу пусть маленького, но государства. Строгие линии немного украшенных вышивкой длинного кафтана и рубахи, штаны, шнурованные ботинки по щиколотку. Широченный длинный вышитый палантин, не только согревающий тощую фигуру, но и успешно скрывающий бластер и здоровенный кукри. Сам Джанго тоже начистил доспехи, оружие и представлял собой образцового Мандо.
  
  Аппарель опустилась, Джанго, в компании Кеноби и еще десятка верде, ступил на дюраклитовое покрытие летной площадки, с удовольствием ловя опасливые взгляды обслуги. Естественно, для безопасности летели на комр`ке, получившем название 'Последний довод'. На резонный вопрос, что ж это за довод такой, мандалорцы и мелидаанцы получили исчерпывающий ответ: последним доводом королей являются пушки, а они на этом истребителе-переростке имеются в достаточном количестве для вразумления всех несогласных и сопротивляющихся.
  
  Джанго название одобрил, а теперь просто предвкушал будущее представление, и не одно. Фетт оказался падким на зрелища и не смог остаться на планете, перегрузив обязанности по контракту на Майлза. Тот побурчал, но остался с удовольствием: Джанго видел, какими глазами его товарищ поглядывает на двух сирот шести лет: чумазые, а сами ножами увешаны и одна древняя винтовка на двоих, в полтора их роста. Так что, скорее всего, быть мальчишкам принятыми в семью и клан, возможно, Майлз и на Мелидаане останется. Может, и нет, кто знает.
  
  А Джанго пока побудет телохранителем: надо развлекаться, пока возможность есть. Закончится контракт, и надо будет лететь к отцу на помощь, ведь быть ад бе`Манд`алор - это не только права, но и обязанности.
  
  
***
  Корусант потрясал. Еще когда они подлетали, Оби не отказал себе в удовольствии полюбоваться планетой из космоса и атмосферы, и увиденное было даже удивительней воспоминаний Кеноби. Планета, закованная в стальной панцирь, с редкими островками зелени. Прямо планета Шелезяка, вот только населяли ее далеко не одни роботы. А потом он вышел из нутра корабля и едва не не свалился на пол.
  
  Вот этого Кеноби не помнил. Для него Корусант был неразрывно связан с теплым Светом Храма, его друзьями и товарищами, той общностью, что дарует Сила.
  
  Для Оби-Вана Корусант смердел Тьмой.
  
  Он вообще не мог понять, почему Кеноби этого не чуял. Привык? Как привыкают к тяжелым запахам, повышенной силе притяжения, духоте или холоду... Если это пресловутая Тьма, что все скрывает, то что-то объяснять кому-то бессмысленно. Джедаи ж не сидят сиднем в Храме, они снуют туда-сюда... И не обращают внимания?
  
  Что ж. Идиотам, натянувшим шоры на глаза, он сочувствовать не собирается.
  
  Впрочем, ну их. Его ждал Сенат. Огромное грибовидное строение, возвышающееся неподалеку от зиккурата Храма, нависающее над Сенатской площадью. Арендованный спидер домчал его и четырех мандалорцев к зданию очень быстро, остальные на корабле умчались навестить родню и знакомых в Маленький Мандалор, как называли район, где проживала мандалорская диаспора. В Сенате Оби уже ждал сопровождающий из юридической конторы с готовым пакетом документов. Дальнейшее напоминало привычное еще по той жизни 'хождение по мукам' с поправкой на антураж и пафос. Чиновник, напыщенный как неизвестно кто, принял заявление, мзду - ловко всученную юристом, - и тут же, не отходя от кассы, заполнил все нужные формы и отправил их куда-то. Ничего сложного, всех дел на полчаса.
  
  Но это если очень по знакомству и со взяткой.
  
  Еще полчаса пришлось ждать одобрения 'сверху', но это уже были мелочи жизни. Слава Силе, что вопрос был не слишком важный, только обновление названия планеты в реестре, и то пришлось порыться в карманах. А что говорить о более животрепещущих вопросах? Сплошные прения и созыв сессий. Мрак.
  
  Надменно кивнул довольному чиновнику, мысленно предвкушающему трату взятки в очень дорогом борделе, Оби-Ван гораздо более тепло поблагодарил юриста, чьего имени так и не запомнил, вручил крайне щедрую плату за посредничество и поспешил свалить из этого воняющего алчностью и высокомерием муравейника.
  
  Он уже думал, что все, они сейчас спокойно вернутся к спидеру, потом спокойно долетят до посадочной площадки, а потом не менее спокойно вернутся на Мелидаан, но внезапно заколотившееся, как бешеное, сердце отмело все эти мечты. Сила накатила приливной волной. Нервы словно наждаком резануло, Оби поспешно укрепил щиты, заодно успокаиваясь. Прямо посреди громадного холла застыла живописная группа.
  
  Здоровенный чернокожий мужчина сурового вида в мантии цвета молочного шоколада, зеленокожее ушастое существо в похожем на летающую суповую тарелку ховер-кресле и высоченный широкоплечий брюнет, вперившийся в Оби-Вана ледяными черными глазами. Все трое могли похвастать свисающими с поясов-разгрузок рукоятями сейберов: у чернокожего здоровяка - золотой. Электрум, вспомнил Оби-Ван, пытаясь справиться с мешаниной из воспоминаний: чужих и своих. Кеноби отлично знал двух джедаев, Оби-Ван пытался соотнести их с образами в фильмах.
  
  Получалось так себе. Никакие фильмы и куски воспоминаний не могли сравниться с живой реальностью. Это было словно стоять у подножия гор, протыкающих острыми вершинами далекое небо, и видеть застывшие валы лавин, готовящиеся обрушиться вниз.
  
  На миг он замер, чувствуя себя маленьким детенышем, застывшим перед неоспоримо более мощным главой прайда, но тут в груди резануло горечью, рядом скрипнул доспехами Джанго, и Оби-Ван Кеноби, радж планеты Мелидаан, очнулся.
  
  Он сделал еще пару шагов вперед, резко кивнул... и пошел мимо. Дальше. Туда, где виднелись огромные двери, одни из нескольких десятков. Туда, где была свобода.
  
  Увы, ему следовало вспомнить, что у Силы очень своеобразное чувство юмора. Джедаи тоже очнулись от ступора, вызванного видением блудного падавана в компании бронированных мандалорцев, - охрана Сената аж пищала и пеной исходила, так им не хотелось их пропускать, - и принялись действовать.
  
  - Оби-Ван, - прокряхтел зеленокожий старец, похожий на благовоспитанного гремлина. - Здравствуй.
  
  Увы, когда к тебе обращаются такие персоны, приходится отвечать. Вздохнув, - а ведь он почти прошел мимо! - Оби развернулся с равнодушным выражением лица.
  
  - Гранд-магистр Йода. Приветствую вас.
  
  - Кеноби, - резко начал Винду, хмурясь. - Что ты здесь делаешь?
  
  - Радж Кеноби, мастер Винду, - тихо оборвал начинающуюся головомойку Оби-Ван. - Вы можете называть меня радж Кеноби. Или князь. Или ваше высочество.
  
  Винду застыл. С ним очень давно никто вот так не говорил, и корун явно был крайне изумлен. Йода только дернул ушами. Третий джедай прищурился, рассматривая Оби-Вана с явно прорезавшимся интересом.
  
  - Поговорить хочу с тобой, Оби-Ван, - тон Йоды был мягким, увещевающим, но Оби не обманывался: глаза гранд-магистра были очень, очень внимательными и цепкими. - Сейчас.
  
  Мысленно Оби закатил глаза. Ну разумеется, я хочу и прямо сейчас. Впрочем, он ведь тоже этого хотел? Разговора? Чтобы разобраться раз и навсегда, чтобы не было мучительных размышлений и предположений. Чтобы определиться, в конце концов. Чтобы знать. Ту самую правду, которую все требуют, вот только слышать и принимать не хотят.
  
  - Почему бы и нет, - пожал плечами Оби. - Почему бы и нет.
  
  Действительно. Почему бы и нет.
  
  
***
  Храм оказался огромным, у Оби даже сравнения не было. Пирамиды Гизы меркли перед этим колоссальным сооружением, как и самые здоровенные зиккураты майя. Архитектура, кстати, очень сильно напоминала творения ацтеков, майя и прочих тольтеков. Квадратное основание. Несколько ярусов-ступеней. Острые шпили башен по углам и в центре. Он был пропитан Светом до самой последней молекулы... И все же чувствовалась в этой благости приторная нотка яда. Впрочем... опять-таки, не его проблемы.
  
  Естественно, мандалорцы остались стоять на ступенях Храма, хотя Оби посоветовал им пойти перекусить, по опыту Кеноби зная - разбирательства в Совете - дело длительное. Зал тоже был таким, как помнилось Кеноби: огромным, полным солнечного света, круглым, с дюжиной кресел, мозаикой на полу, изображающей символ Силы, и огромными прозрачными окнами.
  
  И всеми двенадцатью магистрами. Явно Винду отдал приказ, остальные козырнули. Что интересно, высоченный - под два метра - брюнет неопределенного возраста прошел к креслу Йоды и встал там, слева, с таким видом, что выгнать его явно не рискнули. Йода завис в своей тарелке, Винду с суровым видом приземлился в кресле по центру. Оби, естественно, сесть не предложили. Банально не на что, ни стула для посетителей, ни подушки. Словно нашкодивший подчиненный.
  
  Мысленно Оби усмехнулся: если что, то он и на пол сесть не постесняется.
  
  Магистры смотрели на него, как на еретика или безнадежно заблудшую банту, но Оби совершенно не собирался тут стоять и обтекать под потоками жалостливого презрения. Прежде чем Винду успел открыть рот, он поднял руку, останавливая намечающееся словоизвержение.
  
  - Мастер Винду. Уважаемый Совет. Прежде чем мы начнем... что-то, позвольте представиться. Оби-Ван Кеноби. Радж планеты Мелидаан. Вы можете обращаться ко мне: радж Кеноби, князь Кеноби, ваше высочество. Это первое.
  
  - Радж Кеноби... - начал Йараэль Пуф, и Оби-Ван снова поднял руку.
  
  - Второе. Я прошу пригласить сюда мастера Квай-Гона Джинна. Прежде чем вы начнете меня в чем-то обвинять по своему обыкновению, я хочу услышать ту версию причин моего выхода из Ордена, которую он вам озвучил. И которую вы приняли как официальную. Я жду.
  
  Магистры загомонили, стоящий у кресла брюнет слегка усмехнулся. Оби отменно чувствовал его веселье. В принципе он догадался, кто это может быть: Дуку. Вроде как похож... Но этот Дуку выглядел гораздо моложе: седины почти нет, морщин тоже, весь такой... как хищник в расцвете сил. Высоченный, широкоплечий, с крепким костяком и явно сильными мышцами. И очень сильный в Силе. Его присутствие было как монолит. Огромный граненый алмаз. И если это действительно Дуку, и сейчас он явно джедай... Страшно представить, каким он может стать ситхом.
  
  Магистры успокоились, перебрасываясь репликами, но Оби не слушал. Психику берег. А еще посматривал по сторонам, беззастенчиво разглядывая окружающих. Если честно, то при виде гуманоидов его иногда просто оторопь брала. Один Пуф чего стоил. Или цереллианец Ки-Ади-Мунди. Или вуки Тивокка... Когда-то он приходил в ясли, Кеноби его помнил: ласковые огромные лапы, тихий вой-рычание, теплая пушистая шерсть. Тивокка славился пониманием Силы и состраданием. И если с первым Оби-Ван был согласен, то вот во второе он теперь не верил. Наконец двери распахнулись, в Зал влетел почти такой же высоченный, как и Дуку, мужчина в джедайских одеждах. Вот только если Дуку смотрелся лощеным аристократом даже в мантии, то Джинн... Не было в нем этого лоска. Самоуверенность - да. А вот лоск, элегантность отсутствовали. И вообще он был какой-то... Немного обуржуазевший хиппи, так до конца и не избавившийся от легкой придури.
  
  - Оби-Ван, - выпалил Джинн. Оби коротко поклонился.
  
  - Мастер Джинн.
  
  - Теперь вы удовлетворены, радж Кеноби? - сарказм в голосе Винду не заметил бы только полный идиот. Оби кивнул.
  
  - Да, мастер Винду. Начнем? Тогда я задам вопрос: мастер Джинн. Скажите пожалуйста, что вы сказали о моем уходе? Что написали в отчете?
  
  - Я написал то, что есть, - взгляд Джинна стал холодным и неприятным. - Что ты ушел к девушке.
  
  Оби хмыкнул, пару раз хлопнув в ладони.
  
  - Все правда, с определенной точки зрения. Так вы мне говорили? Что ж. Вашу версию я выслушал, а теперь перейдем к фактам. Итак. Когда мастер Джинн получил сообщение от рыцаря Талы, он тут же понесся ей на помощь. На планету Мелида-Даан. Планета относилась к пятому классу опасности: непрекращающиеся боевые действия и агрессивные жители. Я поясню, что это означало. Последние пять веков на планете постоянно велись боевые действия между двумя крупными группировками: Мелида и Даан. Обе стороны отказывались сесть за стол переговоров, ведя войну на уничтожение. Проще говоря, геноцид. Естественно, это не могло не отразиться на экономике и прочем, планета почти разрушена. Рыцаря Талу послали, чтобы она попыталась разобраться в ситуации, однако она попала в плен и была травмирована. К тому моменту, как мастер Джинн и я прибыли на планету, там образовалась еще одна партия. Армия. Которая называла себя Молодыми. Мастер Джинн... - Оби повернулся к сложившему на груди руки мужчине, мрачно сверкающему глазами. - Скажите, пожалуйста, кто состоял в данной партии.
  
  - Там состояли представители Мелиды и Даана, - нехотя отозвался Джинн. Оби кивнул.
  
  - Так. Кто именно?
  
  - Юноши и девушки...
  
  - Дети, - отрезал Оби. - Дети. Я поясню, если вам тяжело представить и понять. Дети, то есть люди в возрасте от пяти лет и до четырнадцати.
  
  В Зале установилось гробовое молчание. Оби презрительно скривил губы.
  
  - Да, мастер Джинн. Как бы вам ни хотелось от этого отвернуться, это были именно дети. Они решили остановить войну, потому как не желали воевать и умирать. Они хотели мира. И умоляли о помощи. Именно благодаря этим детям вы, мастер Джинн, смогли найти рыцаря Талу живой.
  
  Винду попытался что-то сказать, но Оби покачал головой.
  
  - Нет. Моя очередь говорить. И вы меня выслушаете... Впервые за все эти годы.
  
  - Мастер Джинн отказался помогать в установлении мира, переговоров... Его волновало здоровье рыцаря Талы. Когда я попросил его оказать детям помощь, то в ответ получил такую фразу: не имеет смысла помогать Молодым, так как все их попытки бессмысленны, а если им даже удастся добиться своей цели, они все равно не смогут удержать власть, и конфликт разгорится с новой силой. Я правильно цитирую?
  
  Джинн промолчал, Оби надавил голосом:
  
  - Я правильно цитирую?
  
  - Да, - выдавил из себя Джинн.
  
  - Я, воспитанный в убеждении, что долг джедая - помогать всем нуждающимся и просящим о помощи, решил помочь Молодым. Я не мог спокойно смотреть, как взрослые убивают детей. Я попросил мастера Джинна остаться. Мастер Джинн отказался оставаться, аргументируя бедственным положением рыцаря Талы и ее ухудшающимся состоянием, и когда я сказал, что остаюсь, мастер Джинн сказал... - Оби повернулся к мужчине, разглядывая его, как отвратительного жука. - Он сказал: как падаван, я обязан подчиняться приказам мастера. Если я не подчиняюсь приказам, мне не место в Ордене. И если я собираюсь остаться, то должен сдать сейбер.
  
  Оби развернулся, в упор глядя на Йоду.
  
  - Я отдал свой сейбер и пошел выполнять свой долг джедая. Оказывать помощь нуждающимся. Мастер Джинн забрал мой сейбер, сказав, что я больше не джедай. Не член Ордена. Я правильно цитирую, мастер Джинн?
  
  - Да.
  
  - Хорошо. Я остался на планете. Один. Мне исполнилось тринадцать лет и семь месяцев. У меня не было оружия. Вокруг меня были дети, и я не мог отказать им в помощи. Через год война на Мелидаане закончилась. Теперь на планете мир. Агрессивные фракции перестали существовать. Мы начали возрождать планету. Первый шаг: изменили название. Никакого разделения, мы едины.
  
  - Мы? - наклонил голову корун.
  
  - Мы. Я получил гражданство планеты Мелидаан, титул раджа, звание генерала и состою в правительстве, поднимая планету с колен. И я все еще джедай... Невзирая на все попытки мастера Джинна запретить мне быть таковым.
  
  - Много горя вынес ты... - глаза Йоды смотрели с печалью, но не ощущал Оби в этом искренности. - Гневаешься ты...
  
  Оби рассмеялся. Прямо в лицо застывшего гранд-магистра.
  
  - Гневаюсь? Мастер Йода... Скажите. Вы ощущаете во мне гнев? Нет. Не ощущаете. Потому что его нет. Как нет ярости, злобы или еще чего, что вы мне всегда приписывали. 'Подвержен злобе юнлинг Кеноби, резок он'. Ваши слова, мой бывший гроссмейстер? Ваши.
  
  - Не говорил так я никогда, - нахмурился Йода.
  
  - Вы - не говорили, - отрезал Оби. - Но вы никогда не пресекали такие разговоры. Значит, вы были согласны с такой моей оценкой. Значит, это было и ваше мнение тоже.
  
  Он вздохнул, успокаиваясь. В душе все больше нарастала блаженная пустота. Выговариваясь, он словно снимал с себя тот груз печали и горечи, что все равно оставался, невзирая на все его усилия.
  
  - Впрочем, теперь меня ваша оценка, бывший гроссмейстер, бывший мастер, не волнует. Орден Джедаев не имеет на меня никаких прав.
  
  - И ты называешь себя при этом джедаем? - неожиданно хмыкнул Винду.
  
  - Кто такой джедай? - задал вопрос Оби.
  
  - Это член Ордена...
  
  - Нет. Джедай - это тот, кто следует путем Света, живет по кодексу джедаев. Я перестал быть членом Ордена джедаев не в тот момент, когда вы, мастер Джинн, забрали мой сейбер и сказали, что я больше не являюсь таковым, а в тот момент, когда умер.
  
  - Что значит - умер? - густой музыкальный бас прорезал озадаченную тишину. Так и не представившийся предположительно Дуку задал вопрос. Оби пожал плечами.
  
  - Как обычно на войне. Удар тяжелым тупым предметом прямо сюда, - он указал рукой. - Остановка сердца. Клиническая смерть. Сераси меня откачала. Проводила реанимацию прямо в той луже, в которую я свалился, пока сердце вновь не начало биться. Успела до того, как наступило кислородное голодание. Если б не она, не ее настойчивость... Мы бы с вами сегодня не разговаривали. Впрочем, мне повезло. Остальным трем тысячам пятистам двадцати детям - нет. Они похоронены под отдельным монументом. - Он помолчал, разглядывая магистров. Интересно, они хоть что-то чувствовали? Поняли? - Поэтому все возможные права и обязанности Оби-Вана Кеноби перед Орденом джедаев умерли в тот день вместе с ним. Так же как и умерло то будущее, что у него должно было быть в Ордене.
  
  - Будущее, юноша? - пробасил Дуку.
  
  - Я должен был стать рыцарем. Мастером. Вон там, - он мотнул головой, - должно было быть мое место. Советник Высшего Совета до... тридцати трех? Тридцати пяти лет? Где-то так. Теперь этого не будет.
  
  - Джедаем должен был быть ты... - пробормотал Йода, печально опустив уши. - Мастер Джинн мастером твоим должен быть.
  
  - Скажите, мой бывший гроссмейстер... - прищурился Оби-Ван. - Скольким мастерам и рыцарям вы отказали в праве взять меня в падаваны?
  
  Йода промолчал. Оби моргнул, неожиданно поймав обрывок воспоминания. Он вдруг неожиданно понял, какого хрена вообще Йода столь настойчиво пихал его в падаваны Джинну. Великая Сила... Так просто...
  
  - Я так и думал. А теперь прошу прощения. Долг правителя - забота о подданных. Я не могу терять драгоценное время на пустую болтовню. Прощайте. Искренне надеюсь, что больше вас не увижу.
  
  - Я вас провожу, юноша, - пробасил Дуку. Оби кивнул, резко развернулся и вышел, толчком Силы распахивая двери. Не оборачиваясь.
  
  
***
  Джон утомленно расплылся на ложементе, шипя от боли в полузаживших ранах. Еле удалось удрать. Слава Силе, корабль удалось отжать, заодно сделал доброе дело: теперь пираты не смогут улететь с планеты, которую регулярно грабили, ну а то, что от разъяренных жителей им не уйти... На все воля Силы.
  
  Но в этот раз было близко.
  
  Он начал вводить координаты в навигатор, готовясь к прыжку, когда залп в корму впечатал его в приборную панель. Пальцы сами собой ткнули непонятно куда, и кораблик, треща вспыхивающими щитами, рванул в неизвестном направлении, пока Джон громко и с чувством молился Силе, надеясь что вывалится из гипера живым, здоровым и бодрым.
  
  Когда звезды из полос снова стали точками, Джон уже обрел спокойствие, как следует погрузившись в медитацию. Он положил ладони на рукояти, прислушиваясь к Силе. Создавалось впечатление, что его ждет нечто... потрясающее? Корабль завис над планетой, Джон, потыкав в навигатор, озадаченно уставился на координаты.
  
  - Так. И куда это меня занесло?
  
  Корабль вздрогнул, завыла сирена: двигатель чихнул и заискрился.
  
  - Что ж. Намек ясен.
  
  А когда ему наперехват понесся явно здоровенный бронированный корабль, недвусмысленно требуя сесть, намек стал еще яснее. Естественно, дергаться Джон не стал: зачем? Сядет, поговорит... Космопорт был руинами, которые начали облагораживать. Джон посадил корабль, поправил рукоять сейбера, прилепив его на поясницу, и невозмутимо вышел наружу.
  
  Аловолосая девчонка в затрапезной одежке, увешанная оружием, с сомнением оглядела его с ног до головы. Целый отряд мандалорских коммандос - их Джон ни с кем бы не перепутал - навел на него оружие. Джон поднял руки.
  
  - Добро пожаловать на Мелидаан.
  
  *Хоть Система Стьюджон и планета с аналогичным названием и числятся в реестре, на карте их нет. Пока что разработчики не придумали, куда воткнуть родину Кеноби. Единственное, что известно - это Внешнее кольцо. Все. Пихай куда хочешь. Так что это только мое допущение - где этот самый Стьюджон находится. Желающие полюбоваться, ориентируйтесь на Мальта-Обекс. Ее координаты есть в сетке.
  
  
  мандалорское:
  верде - братья по оружию;
  ад бе`Манд`алор - ребенок, наследник Мандалора, правителя;
  Манд`алор - вождь мандалорцев, военный правитель, аналог императора;
  дха`кадау - Темный меч, сейбер с черным лезвием, регалия правителя Мандалорского сектора;
  Джорад`алор - Глас Народа, светский правитель Мандалора, почти заместитель, обладающий усеченными правами правителя.
  
  
  
  
  
  
  Глава 8 Круги на воде 2
  
  
  
  
  
  - Прежде всего, позвольте представиться, юноша. Ян Дуку. Мастер Квай-Гона Джинна.
  
  - Мастер Дуку, - ответный поклон был идеальным. - Приятно с вами наконец познакомиться.
  
  - Да. Наконец. - Темные глаза высоченного джедая казались непроницаемыми, но Оби ощущал нотку сожаления. И гораздо больше любопытства: он определенно заинтересовал сурового мастера. - К огромному моему сожалению, - неспешная прогулка по Храму продолжилась, - Квай-Гон не хотел знакомить меня с вами. О том, что он вообще принял нового падавана, я узнал уже после того, как он вернулся с Талой. Мне искренне жаль, что так произошло.
  
  - История не терпит сослагательного наклонения. Это произошло. Мы можем изменить прошлое? Нет. Но мы можем сделать выводы и выбрать будущее.
  
  - Вы мудры не по годам, - одобрительно прищурился Дуку. - Вы действительно видели свое будущее?
  
  - То, которое теперь не наступит? - улыбнулся Оби. - Да. Это было бы... Очень насыщенное будущее. Полное величия. Побед и поражений. Было бы оно счастливым? Определенно нет. Было бы оно долгим? Тоже нет. Я расстался с этим вариантом без сожалений.
  
  - Хотел бы я знать свое будущее, - вздохнул Дуку. Оби пожал плечами.
  
  - Нет ничего проще. Рассказать?
  
  Дуку вздрогнул, изумленно покосившись на стоящего рядом мальчишку с дюрастиловой уверенностью в глазах. Тут же вспомнился его единственный друг, Сайфо. Сильный и бесконечно одинокий советник Высшего Совета.
  
  - Вы... можете? - недоверчиво поднял бровь мужчина. Оби кивнул. - Я... Я хотел бы пригласить на этот разговор своего друга. Он силен в Объединяющей Силе и тоже имеет видения.
  
  Оби нахмурился, быстро вспоминая информацию на советников. Кто там с видениями?
  
  - Мастер Сайфо-Диас?
  
  - Именно он.
  
  - Хорошо, - пожал плечами Оби-Ван, поправляя палантин. - Думаю, как советник с советником, мы найдем общие темы для разговора.
  
  Комлинк Дуку звякнул, он прочел сообщение и нахмурился.
  
  - Прошу прощения. Меня вызывают.
  
  - Разумеется. Предлагаю встретиться в 'Чайной Габро'. Знаете, где это?
  
  - Да.
  
  - Тогда жду вас в семнадцать часов по стандартному времени.
  
  Дуку элегантно поклонился и унесся прочь. Оби-Ван отвернулся и замер. На него с шоком смотрел смуглый подросток с золотой полосой татуировки на лице, сопровождаемый невысоким пухлым мужчиной.
  
  - Оби? - прошептал он. - Оби! Оби!!!
  
  Оби-Ван покачал головой, сделав условный знак рукой. К чести Воса, тот все понял и только указал пальцем на запястье. Оби кивнул, тут же отсылая ему сообщение: номера коммуникаторов своих друзей он помнил отменно. К сожалению, публичную встречу он себе позволить не мог. Не потому, что опасался чьего-то осуждения, а потому, что не хотел портить жизнь Восу и остальным. В следующий раз Совет может не ограничиться лекциями и прочим, устроив показательную порку.
  
  Впрочем, без скандала он уйти все равно не смог. Послышались торопливые шаги, Силу пронизало волной негодования и хорошо знакомым присутствием: видимо, Квай-Гона выгнали, и он поспешил догнать виновника всех его бед.
  
  - Оби-Ван Кеноби! - прогрохотал Джинн, стремительно приближаясь к с интересом пялящемуся на него парню. Снующие по холлу размером со стадион джедаи начали приостанавливать и так неспешное движение: Оби просто чувствовал, как начали вращаться лопасти мельницы слухов.
  
  - Я вижу, ваша слава дипломата сильно преувеличена, - вздохнул Оби-Ван. - Что за фамильярность? Я два раза повторял, как именно ко мне обращаться. Не делайте вид, что не слышали или не помните: разжижением мозга вы не страдаете. Хотя память... да, она у вас избирательная.
  
  - Радж Кеноби, - процедил Джинн, останавливаясь и пряча руки в широкие рукава. Оби зрелище оценил: да, тревожно, когда этакая башня над тобой нависает и того и гляди погребет под своими обломками. Да, Квай-Гон определенно знал, как пользоваться своими физическими достоинствами и авторитетом джедая. На покойного Кеноби определенно бы подействовало, на этого перманентно виноватого мальчишку. Но не на раджа Кеноби: прошедшего войну, смерть и жизнь в локальном апокалипсисе.
  
  - Мастер Джинн, - вежливо наклонил голову Оби, безмятежно улыбаясь. Как там говорят? Улыбайтесь, это всех бесит? Золотые слова и чудесное руководство к действию. - Вы что-то хотели?
  
  - Ты должен вернуться в Орден, падаван, - процедил Джинн, слегка наклоняясь вперед.
  
  - С чего бы это? - изумился Оби-Ван. - Во-первых, Ордену я ничего не должен. Вы об этом позаботились, исключив меня из рядов данной организации. Во-вторых, я не ваш падаван. Вы разорвали Узы, связывающие нас, в одностороннем порядке. Спасибо вам большое: такие действия здоровья не прибавляют, как и хорошего настроения. И третье... Если б я и вернулся, то определенно не к вам, как к мастеру. Вы - отвратительный наставник, которого нельзя подпускать к разумным на километр. И то, что у вас нет падаванов, говорит само за себя. Ваши действия гораздо красноречивее ваших слов!
  
  Джинн побледнел: та нехорошая бледность, говорящая о близящемся срыве. Оби на душевное состояние стоящего перед ним человека было плевать, тем более он не мог и не хотел упустить возможность хоть как-то долбануть дубиной этого самодовольного ханжу, пока есть возможность действовать совершенно безнаказанно. Жестоко? Да. Но он не джедай-дипломат, чтобы терпеть плевки в лицо и считать их божьей росой.
  
  - Скажите, мастер Джинн, - Оби изо всех сил держал себя в руках, чтобы не ощущалось от него ничего подобного злорадству, превосходству или злобности. - Что вас больше всего злит? То, что ваши действия вышли на свет, или то, что я не сломался и не приполз просить вас о помощи, как вы, видимо, рассчитывали? Что я мало того что выжил, а не сдох в канаве, так еще и обрел положение в обществе и место, где могу жить? Свободно, без ограничений Ордена и Сената?
  
  - Республика...
  
  - Законы Республики действуют на планете Мелидаан лишь в рамках подписанных договоров о сотрудничестве, - отрезал Оби-Ван. - Мы не входим в ее состав. И я, как глава данной планеты, как признанный законодательно радж, отныне сам буду решать, кому предоставить доступ, а кому нет. Вы, мастер Джинн, являетесь персоной нон грата. Это решение было принято всеми выжившими свидетелями из фракции Молодых и поддержано остальным дееспособным населением. Да, мастер Джинн, у нашего разговора о том, в чьих интересах и как должен действовать настоящий джедай, были свидетели. Они не хотят общаться с членами Ордена, действующего только в интересах и во имя Сената, равнодушно проходящими мимо умоляющих о помощи нуждающихся.
  
  Оби слегка усмехнулся, глядя в лицо явно пораженного отпором Джинна. Да уж, такого этот самоуверенный эгоист не ожидал.
  
  - Да и в любом случае делать вам у нас нечего. Нам нужны те, кто готов работать: лечить землю и воды, помогать людям, просвещать и обучать... Мы с радостью примем беженцев и просто желающих найти спокойное место для жизни. Всех, желающих принести пользу не только себе, но и другим. Прощайте, мастер Джинн. Повторюсь: искренне надеюсь, что мы с вами больше никогда не встретимся.
  
  - Ты все такой же! - прорвало Джинна, который шагнул вперед, сжимая кулаки. - Я знал, не следует тебя брать в падаваны! Мало ли что там Йода советовал! Рано или поздно, но ты свалишься во Тьму!
  
  Оби захлопал в ладоши, внутренне умирая от радости. Коронное обвинение Джинна. Его любимый пунктик. Вот только не на того попал.
  
  - Мастер Джинн, - нехорошо улыбнулся Оби-Ван, просто не в силах сдержаться. - Не стоит приписывать окружающим свои недостатки. Я понимаю, каждый судит по себе. Я вот предпочитаю видеть в разумных хорошее. Впрочем, это опять-таки ваши проблемы, хотя вы и обожаете вовлекать в них других. Еще раз прощайте, мастер Джинн.
  
  Оби резко наклонил голову - вот еще, будет этому говнюку кланяться в пояс, как положено почтительному падавану, хоть и бывшему, - развернулся и пошел к выходу, стараясь удержать шаг. Руки мелко подрагивали: пусть он старался быть спокойным, насильно заставляя себя испытывать только положительные чувства, пусть он выговорился... Этого было мало. Контроль медленно трещал, словно трескающаяся под напором реки плотина. Уже выпали первые песчинки из монолита щитов. Джанго, стоящий на верхней ступени, рядом со Стражами, только указал рукой на ожидающий спидер, и, как только Оби сел, машина тронулась с места.
  
  - Куда? - рявкнул Фетт, явно видевший и слышавший все, что происходило в холле: Стражи тоже люди, им тоже любопытно, а тут еще и снуют туда-сюда всякие, вот дверки и открыты...
  
  - Туда, где никого нет, - сцепив зубы, прошипел Оби, которого уже трясло. Откат наваливался горной лавиной. Спидер нырнул в один переулок, второй, вниз, вниз, вниз... И резко затормозил. Оби выскочил, как пробка из бутылки с шампанским, отбежал... И заорал во все горло, выплескивая нервное напряжение.
  
  Воздух пошел рябью. Звуковая волна накатила на дырявую стену явно пустого дома, полетели пеноблоки, стеклопакеты, арматуру покорежило, прибивая, словно траву. Мандалорцы резво прыгнули за спидер, пригибаясь, как под обстрелом. Оби орал, не в силах остановиться, чувствуя, как выступают злые слезы. Выплеснув из себя все запрещенные кодексом эмоции, Оби, ощущая себя сдувшимся воздушным шариком, с трудом пошаркал обратно к спидеру. Фетт ловко подхватил его под руку - молча, за что Оби сейчас был просто безумно благодарен. Остальные мандалорцы ошарашенно вертели головами, явно переговариваясь: в этом отнорке словно бомба взорвалась, оставляя одни руины.
  
  - Жрать хочу, - грустно сообщил Оби-Ван, плюнув на этикет и вежливость. Хватит. На сегодня он этого добра наелся от души. А еще встреча с Дуку...
  
  - Я знаю, что тебе поможет! - едва не вбил его в сиденье дружеским ударом по плечу Фетт. - Жаркое, тушеные овощи, пирог удж и черный эль.
  
  - Звучит воодушевляюще, - вяло буркнул Оби. - Делай заказ. Оно острое?
  
  - Просто огонь! - явно облизнулся под защитой шлема Фетт.
  
  - Тогда мне двойную порцию.
  
***
  Блюда были не просто огонь... Напалм, а то и вулканическая лава. Хорошо, что он знал, зачем официант поставил на стол стаканы с молоком, а то ожог гортани и внутренностей был бы обеспечен. Мандалорцы жрали как не в себя. Оби торопливо глотал пропитанную смесью жгучих специй еду, запивал молоком и утирал рефлекторно льющиеся слезы и сопли: еда была безумно вкусная и не менее безумно острая. Самое то, что надо именно сейчас.
  
  Наевшись, он отвалился от стола, с интересом рассматривая интерьер комнаты: не все мандалорцы позволяли себе снять шлем при посторонних, поэтому, кроме общего зала, были и комнаты-кабинеты разной вместимости для тех, кто хотел перекусить сам или с друзьями. Стены покрывали чеканные панно, изображающие мандалорцев, зверей, стилизованные цветы и абстрактные узоры. Красивая кропотливая работа, сделанная с любовью. Это ощущалось. А вот огни жизней ощущались приглушенно. Очень приглушенно. Кроме того, Оби отметил, что вот сейчас он чувствует гудение мыслей сидящих рядом мандалорцев, а раньше - нет. Доспехи? Скорее всего.
  
  На встречу с Дуку не хотелось идти категорически, да вообще не хотелось шевелиться. Но есть такое слово 'надо', и Оби все-таки отодрал себя от койки в 'Последнем доводе', куда они все вернулись передохнуть, умылся, причесался, переоделся - после визита в Храм одежку можно было выжимать, - и направился к 'Чайной Габро', единственному заведению, которое он знал на Корусанте. Джинн как-то ляпнул, что там приличный выбор чая, когда они, тогда еще мастер и падаван, перлись пешком через Сенатскую площадь.
  
  Дуку пришел через несколько минут: строгий, элегантный, даже в стандартной джедайской одежде выглядящий аристократом. Его спутник ему соответствовал: тоже образец стиля, вот только чувствовалась в высоком стройном длинноволосом мужчине какая-то надломленность. Словно длительная болезнь оставила свой ничем не выкорчевываемый след.
  
  Отдельный кабинет уже сервировали десертами и закусками, официант разложил переплетенные в настоящую кожу папки, готовясь принять заказ. Дуку похмыкал, подергал бровью и после красноречивого призыва не стесняться выбрал какой-то редкий чай с тонким вкусом. Сайфо-Диас предпочел сапир, сам Оби-Ван решил побаловать себя белым калонгом.
  
  Некоторое время они ждали заказ, потом официант притащил чайные подносы со всем необходимым, зажег жаровню... Пришлось попотеть, чтобы не ударить в грязь лицом: калонг пили из маленьких чашечек, заваривая особым образом, и Оби мысленно утирал пот с лица, радуясь, что помнит необходимые действия. В глазах Дуку тлело одобрение. Сайфо выглядел опустошенным и готовящимся непонятно к чему.
  
  Когда все предварительные ритуалы были закончены, Дуку отставил чашку, придавливая Оби тяжелым взглядом.
  
  - Юноша, вы сказали, что можете поведать мне о моей судьбе.
  
  - Я помню, гроссмейстер, - глаза Дуку вспыхнули удовольствием. Еще бы, Оби-Ван заметил, что мужчина называет его очень обезличенно, словно пытаясь намекнуть на что-то. - Я помню и не собираюсь ничего скрывать. Пусть я помню не очень много, но иногда и кроха информации крайне важна. Я видел куски возможного будущего... - Сайфо слегка кивнул, явно понимая, о чем идет разговор. - Ближайшие события - лет через... десять? Да, не раньше. Будет конфликт. Вроде как местечковый, - Оби пытался сообразить, как описать то, что он помнит из когда-то давно, в прошлой жизни, увиденных шести фильмов. - Попросят о помощи... и Сенат пошлет джедаев. Это должны были быть мастер Джинн и я.
  
  - Какое отношение этот конфликт имеет ко мне? - подался вперед Дуку.
  
  - Джинна убьют, - решив плюнуть на красивости, ответил Оби. - Ситх.
  
  - Ситх... Оби-Ван? - напрягся Дуку. Сайфо вздрогнул, его глаза затуманились.
  
  - Ситх, гроссмейстер. Настоящий. Совет в это не поверит. Замнет, как обычно. А вы покинете Орден. Я не знаю, как вас соблазнят... но результат будет ужасающим. Вы не просто Падете, вы станете ситхом. Самым настоящим ситхом. Ваш мастер использует вас для своего продвижения к власти, а потом предаст, дав возможность измазаться в вашей крови своему новому ученику. Гораздо более молодому. И гораздо более послушному его воле. Вы умрете... м... лет через двадцать. Двадцать пять. Не больше.
  
  - Ситх... А куда смотрел Орден? - лицо Дуку стало жуткой пустой маской. Оби пожал плечами:
  
  - Я не знаю. Скорее всего, туда же, куда и сейчас.
  
  - То есть? - неожиданно подал голос Сайфо, пялясь совершенно мутными глазами.
  
  - На Корусанте воняет Тьмой. Когда мы сюда прилетели... я едва не упал. Разительный контраст с Внешними границами. Я не понимаю, как раньше этого не замечал. Привык, что ли? - недоуменно пожал плечами Оби.
  
  - А дальше?
  
  - Дальше? Дальше все умерли. И я имею в виду, действительно все.
  
  Сайфо судорожно всхлипнул, дернувшись, словно падая вперед, и Оби рефлекторно протянул руки, останавливая заваливающегося на столик магистра. Сайфо дернулся так, что посуда едва не слетела, замер. Из глаз уходила мутная поволока, открывая ясный и твердый разум.
  
  - Великая Сила! - прошептал мужчина, сжимая плечи Оби-Вана. - Я это видел! Я...
  
  Он сглотнул, выпрямился, отстраняясь, и слегка наклонил голову, как любопытная птица.
  
  - Знаете, юноша, - голос советника был мягким, - вы должны были занять мое кресло.
  
  - Сплошной пафос и головная боль. И меня никто не воспринимал бы равным.
  
  Сайфо еле уловимо кивнул:
  
  - Как и меня.
  
  - Может, это кресло такое? - пошутил Оби-Ван, и Сайфо улыбнулся, на фарфорово-бледную кожу начал возвращаться румянец.
  
  - Все может быть.
  
  - Вот видите, гроссмейстер, - Оби повернулся к Дуку, - я же говорил. Мы найдем общий язык. Как советник с советником.
  
  Дуку скупо улыбнулся, явно делая какие-то свои выводы.
  
  - Я должен был быть одним из очень немногих, кто выжил. Я бы помогал возродить Орден. Сейчас у меня нет такого желания. Абсолютно. Я не хочу быть тем, кто поднимет из руин секту радикального толка.
  
  - Орден - не секта.
  
  - 'Послевоенное реформирование изменило Орден джедаев. Мы многому научились из предыдущей тысячи лет - от падения Фания и войны, которую он зажег, до нашей окончательной победы при Руусане. Потеря стольких джедаев из-за соблазнов ситхов побудила принять новые правила, регулирующие учения джедаев. Совет больше не проявляет терпимости по отношению к еретикам, которые считают, что нашли лучший путь, который противоречит 24000-летней мудрости Ордена джедаев.
  
  Ситхи и падшие джедаи здесь не обсуждаются, потому что их зло очевидно всем. Но альтернативные философии могут быть столь же трагически ошибочными. В авангарде этих философий стоят релятивисты, те, кто утверждает, что темная сторона не существует. Многие падаваны проходят подобную фазу, и вы, как их Мастера, должны исправить их, иначе они могут перенести свои неправильные представления во взрослую жизнь. Эти радикалы не отрицают существование сил темной стороны, но утверждают, что тьма проявляется только в разуме отдельного обладателя Силы. Опасности этой философии очевидны. Те, кто считает, что любое действие может быть предпринято, пока чье-то намерение чистое, - вскоре верят, что их намерение всегда верно.
  
  Так называемые серые джедаи были с нами с самого начала. Хотя они не порывают с ортодоксальными взглядами джедаев в отношении темной стороны, они раздражаются, когда их просят выполнять приказы Совета. Серые джедаи идут на компромиссы, срезают углы и скрывают свои действия от проверки, и все это в предположении, что их опыт делает их авторитетами в политике. Это индивидуалисты, которых трудно контролировать, но они могут стать ценными членами Ордена после того, как их убедят следовать установленной иерархии'*.
  
  Оби помолчал, глядя прямо в лицо Дуку.
  
  - 'Путь джедая'. Впрочем, вы и без моего цитирования его помните. Но вот понимаете ли вы, что там написано? Я понял только после смерти.
  
  - Мне многое надо обдумать, - бас Дуку был удивительно тихим. Сайфо кивнул:
  
  - Нам.
  
  - Но... Вы уверены, Оби-Ван?
  
  - Скажите, мастер Дуку... Какой самый простой способ сделать так, чтобы тебя никто не искал? Ответ прост. Сделать вид, что ты умер.
  
  Сайфо и Дуку переглянулись с очень понимающим видом.
  
  - Гроссмейстер...
  
  - Да?
  
  - Скажите, мастер Йода силен в Живой Силе?
  
  - Именно так, - кивнул Дуку.
  
  - А еще, - в памяти мелькнуло то самое воспоминание, - он обладает интересным даром. Видеть Узы Силы. Как существующие... Так и те, которым еще предстоит сформироваться.
  
  - Да, - скупо уронил Дуку. Оби покивал, получив подтверждение совершенно случайно услышанной информации.
  
  - Это многое объясняет. Берегите себя, гроссмейстер. Или я останусь совсем один.
  
***
  Разговор оставил странное послевкусие. Впрочем, как ни повернется история, в любом случае Оби-Ван в накладе не останется. Сегодня он заложил основу хороших отношений с очень сильным, могущественным Одаренным. Судя по радости, с которой Дуку отреагировал на признание себя гроссмейстером, он этого не забудет. И это хорошо. А номер личного комлинка - еще лучше.
  
  Остаток дня прошел в раздумьях, а когда стемнело, Оби направился вниз, туда, где находились тайные входы в Храм, расположенные на нижних уровнях. Его ждали друзья.
  
***
  - Кви... - только и успел произнести Оби-Ван, как его стиснули в поистине костедробильных объятиях. Вос держал его так, словно нашел смысл жизни, а потом вдруг дернулся, и Оби с болью увидел, как на лицо его друга выползает потрясение и дикий, просто первобытный ужас. Квинлан с трудом отстранился, подхваченный встревоженным Гареном.
  
  - Квинлан?.. - ему было достаточно одного взгляда на валяющуюся на полу перчатку, чтобы простонать: - Квинлан...
  
  Оби молча поднял перчатку, вкладывая ее в трясущуюся руку друга.
  
  - Зачем, Кви? - с грустью спросил он. - Зачем? Я бы сам рассказал...
  
  - Ты бы опять промолчал! - прохрипел очухавшийся Вос, вставая прямо и натягивая перчатку. - А так... Как он посмел?! - с полоборота завелся киффар. - Он просто бросил тебя!
  
  - Квинлан! - шикнул Гарен, пытаясь одернуть своенравного друга. Тот, естественно, и не почесался.
  
  - Оби-Ван! Ты умер!
  
  - Хватит, Кви, - примирительно сжал плечо парня Оби-Ван. - Не надо. Все равно впустую воздух сотрясать, а для твоей карьеры и вообще жизни еще и вредно.
  
  - Карьеры?! - взвился киффар. - Карьеры?!
  
  - Да, Кви, карьеры, - твердо произнес Оби, одновременно протягивая руки к моргающей Ээрин, со всхлипом бросившейся к нему в объятия. Сири Тачи прижалась с другой стороны, их всех попытался обнять Рифт. По лицу Оби текли слезы: все его друзья, получившие взыскания, не сломавшиеся под давлением, отказавшиеся его забывать, как нечто позорное... Все они были тут. С ним.
  
  Следующий час прошел бурно: Оби рассказывал о себе, Мелидаане, Сераси и остальных, мандалорцах и Мериле... Обо всем. Его друзья, в свою очередь, рассказывали о своих мастерах, Храме, пересказывали орденские сплетни. К сожалению, долго они общаться не могли: жизнь падаванов подчинена расписанию. Обняв всех по очереди, Оби вздохнул, вытирая выступившие слезы радости и грусти.
  
  - Что бы там ни говорили Джинн с Йодой, быть джедаем - не означает быть в Ордене. Если вы когда-нибудь... Вы. Ваши друзья, которые еще появятся, я уверен. Друзья ваших друзей. Просто знакомые и незнакомые. Если хоть кому-нибудь понадобится помощь... Вы знаете, где я. Мелидаан с места не сдвинется. А я всегда буду рад помочь. Мое предложение не имеет срока давности.
  
  - Ты слишком серьезен, Оби, - попытался перевести все в шутку Вос.
  
  - Разумеется, Кви. Разумеется.
  
  Друзья ушли, проскальзывая в переходы, ведущие к верхним ярусам, Оби дождался, когда все звуки стихнут, а присутствие Силы рассеется, и повернул голову к дальнему углу зала, в котором что-то шевельнулось.
  
  - Здравствуйте, мастер Толм.
  
  Толм ему нравился: спокойный, основательный, чуткий и внимательный к нуждам своего падавана. Не стоило и думать, что он оставит Воса без присмотра.
  
  - Здравствуй, Оби-Ван, - благожелательно улыбнулся Толм. - Ты действительно умер?
  
  - Война, мастер Толм. Там такое случается.
  
  - К сожалению. Я... не знал.
  
  - К сожалению, меня это не удивляет, мастер Толм, - поджал губы Оби. - Мастер Джинн - любимчик Йоды. Ему многое сошло с рук. И сойдет еще больше. Уверен. Кстати, мое предложение... оно и к вам относится.
  
  - Я учту.
  
  - А сейчас извините... Не могу больше. Здесь смердит Тьмой.
  
  - То есть? - напрягся Толм, становясь собранным и очень опасным, словно затаившаяся в траве змея.
  
  - Разве вы не чувствуете? - изумился Оби. - Как отрава... Снизу. Никакой Свет не спасает.
  
  - Даже так, - протянул Толм, напряженно что-то обдумывая. Оби поклонился - как положено - и пошел прочь: нижние ярусы Храма были огромными, и идти было далеко. Даже странно... Два года назад он бегал тут с друзьями, считая, что так будет всегда, а теперь... Теперь это не его дом.
  
  - Ну что? - Фетт наклонил голову, блеснув визором шлема.
  
  - Домой, - выдохнул Оби-Ван. - Мы возвращаемся домой.
  
  
  *Прямая цитата из 'Пути джедая'.
  
  
  
  
  
  Глава 9 Круги на воде
  
  
  
  
  
  
  
  Жизнь шла своим чередом. Обычная, повседневная, наполненная не глупыми превозмоганиями и подвигами в честь тех, кто этого уже через час не оценит, а каждодневным трудом, несущим пользу не только здесь и сейчас, а еще и в будущем.
  
  Наступила весна, покрылись зеленью сады и поля. В воздухе пахло первыми полевыми цветами и зацветшими плодовыми деревьями, а не кровью, разложением, плазмой и взрывчаткой. Начали нестись нуны, и малышня посменно приглядывала за инкубатором. В стаде мериносов появился первый приплод. Ткачи устроили наблюдательный пост, опасаясь пропустить появление бабочек шелкопряда, а несколько древних дедков, каким-то чудом доживших до мирных дней, вытачивали детали будущих станков.
  
  Люди прекрасно понимали, что на массовое производство они выйдут в лучшем случае лет через пятьдесят, и то если все будет идеально, а такого не бывает. До масштабов фабрики еще очень далеко, да и не нужно такое: шелк, тем более натуральный, - вещь штучная, дорогая, позволить его себе простой люд может в крайне ограниченном количестве. Зато в галактике полно тех, кто жить без пафоса не может и готов отвалить огромные деньги прямо сейчас за ручную работу и не такое, как у всех.
  
  Поэтому после долгих и бурных совещаний было решено ориентироваться именно на богатую прослойку. Нет у мелидаанцев другого выхода, нет массового производства, которое точно найдет своего, не менее массового покупателя. В результате приняли решение ткать так называемые 'штуки' - то есть полотно ткани со строго определенным узором и расцветкой, который не повторяется. Богачи с руками оторвут отрез, который гарантированно будет один на всю галактику.
  
  Но для исполнения этих поистине императорских планов требовалось собрать первый урожай коконов, распустить их на нити, спрясть, соткать. А потом уже очередь дойдет и до продажи.
  
  Поэтому часть разбирающихся хоть как-то людей чистила и подрезала деревья, вторая искала саженцы, третья разрабатывала узорные схемы и работала над станками.
  
  Еще часть занималась мериносами - их шерсть тоже пойдет в ход, чистая и в смеси с тем же шелком. Тут требовались инструменты для стрижки, чесания и прядения, еще подумывали о валяной шерсти: ткани и игрушках. Еще одну статью доходов подсказала, как ни странно, Сераси: она с детства мечтала о мирном занятии, пыталась найти любые сведения, которые могла, и вспомнила, что вымытый из шерсти специфический жир тоже стоит прилично, так как используется в косметике. Этой темой озадачили всех, в надежде, что найдется более-менее знающий специалист. И такой нашелся: две средних лет женщины, занимавшиеся производством косметики у своего хозяина. Оби-Ван только достал датапад и сделал отметку в списке: еще одна статья расходов.
  
  Хорошо хоть, доходы радовали: на аукционах наметилось оживление, коллекционеры, наоравшись, начали выкупать образцы оружия. Закапала денежка: пусть не очень уж много, но достаточно часто. Кроме того, подчистую вывезли разобранные кенотафы: их выкупил все тот же оптовый покупатель. Оби было любопытно, где ж Палпатин ведет свою стройку века, но лезть в это он не собирался. Как и планировалось, оставили только два кенотафа-музея, по одному для Мелиды и для Даана, тщательно выправив звучащие в них призывы. Никаких побуждений отомстить и начать войну, только просьбы помнить, что кровопролитие ведет к бедам. И бесконечные списки погибших это только подтверждали. Теперь покойные предостерегали: не стоит идти по их стопам. Не надо. Стремитесь к миру.
  
  Впрочем, строить новые могильники было некому и не из чего: каменоломни оказались изрядно истощены, и все добытое теперь шло на экспорт. Старенький мастер обучал целую артель будущих камнерезов, мальчишки и девчонки учились создавать произведения искусства, а не вытесывать плиты для склепов.
  
  Дед-художник тоже оказался нарасхват: его тоже осчастливили стадом будущих Микеланджело и Донателло с Рафаэлями и Леонардо. И теперь все они рисовали эскизы ваз и посуды, украшений и панно, попутно расписывая дома: люди зверски устали жить в серости и грязи, им хотелось красоты. И Оби-Ван с Сераси эти стремления только поддерживали.
  
  Вообще, выдохнув от постоянного дикого напряжения, люди начали проявлять смекалку и креативность во всех сферах деятельности. А отсутствие возможности разгуляться финансово только подстегивало эти порывы. Люди разбирали руины и тут же прикидывали, где и как будут использовать камень, металл и прочее. Перерывали практически уничтоженные архивы в поисках полезной информации. Составляли новые рецепты, организовывали экспедиции в поисках сырья для красок, вспоминали про давно забытые праздники.
  
  Радовались жизни.
  
  Оби-Ван скрипел мозгами, прикидывая, как осуществить эти хотелки, а также работал, как пресловутый папа Карло, в том числе и над собой: Сила не подвела, прислав учителя.
  
  Джон Антиллес - 'не родня тем Антиллесам' - оказался очень своеобразным мужиком. И не менее своеобразным джедаем. Что поделать, если его учителем была пресловутая Ан`я Куро, отказавшаяся от своего имени и принявшая псевдоним Темная женщина.
  
  Конечно, поначалу Джон и не предполагал, что на него свалилось счастье в виде ученика. С чего бы это? В очередной раз считающийся мертвым джедай просто удрал от очередных агрессивных личностей, ну а то, что свалился в процессе на Мелидаан - так это случайность. Ну или воля Силы. Услышав это набившее оскомину выражение, Оби поначалу едва не взвыл, опасаясь, что в гости принесло аналог Квай-Гона, но боги и Сила оказались милостивы: Джон отменно отделял котлеты от мух, а личную волю от Силы. Уже за этот признак адекватности Оби был готов простить многое, впрочем, в бочке меда плавала не ложка дегтя, а целый черпак.
  
  Джон был бродягой. Как и его мастер. Он не сидел подолгу на одном месте, шел куда глаза глядели, попутно очищая галактику от разного отребья и нанося добро со справедливостью почти в промышленных масштабах. Гильдия Убийц, до которой Джон добрался, назначила за его голову круглую сумму. Джон и не чесался по этому поводу, но ему хватало ума быть осторожным. Уже хлеб.
  
  Вот и свалившись на Мелидаан, Джон не начал с ходу качать права, упирая на джедайство и прочие льготы, а решил осмотреться и разведать обстановку. Завязал знакомства с мандалорцами, мелидаанцами, даже сумел обаять недоверчивую Сераси. Может, ему бы и удалось свалить восвояси без последствий, но тут вернулся Оби-Ван и все испортил окончательно.
  
  Как потом признался Джон - трагическая случайность: обычно он маскировался, используя техники сокрытия, позволяющие казаться обычным человеком без капли Силы. Тем более что везде шастали мандалорцы...
  
  - Нет такого понятия, как случайность, - отрезал Оби, с непроницаемым лицом слушая историю злоключений мужчины, которого ловко разыграли Майлз с подручными. Слово за слово, знакомство, выпивка и закуска... Что эти приколисты намешали в кувшине - Майлз так и не признался, невинно пялясь карими глазками. Зато результат был - закачаешься. Джон хорошо принял на грудь, закусил тоже хорошо, потом еще раз принял на грудь, уповая на пропитанный Силой организм, способный переварить алкогольный напиток любой крепости. Почти все присутствующие уже валялись на и под столами, Джон еще держался, демонстративно облизываясь на ползущий в его карман выигрыш... Майлз, чувствуя, что вот прямо сейчас отрубится, пошел ва-банк, исполнив коронный номер: прямо за столом издав рев большого крайт-дракона.
  
  Кто его обучил данному искусству, Майлз скромно умолчал... Результат превзошел все его ожидания. На Мелидаане крайт-драконов отродясь не было, и завестись на планете они не могли даже гипотетически. Однако про них слышали. Впрочем, даже если бы и нет!
  
  Чудовищный рев, несущий угрозу всему живому, произвел бешеный эффект. Простые мелидаанцы, расслабляющиеся в свежеотремонтированной кантине после трудового дня, с воплями повылетали из окон и дверей, снося препятствия. Мандалорцы последовали их примеру, несколько особей проделали дыры в стенах бластерами и собой, торопясь покинуть опасную территорию. Джон, пребывавший до этого в весьма благодушном состоянии, поступил привычно для любого джедая-тени, годами шляющегося по враждебным территориям: резко протрезвел, окутался Сферой неприкосновенности и раскочегарил Силу на полную катушку.
  
  Майлз, которому прилетело добротным табуретом по незащищенной шлемом голове, только икнул и вырубился.
  
  Естественно, за порчу кантины огребли все причастные, но Джон отмахаться от обвинений в джедайстве уже не смог: прилетевший как раз накануне Оби-Ван сразу почуял сильного одаренного, примчался, и вся маскировка окончательно накрылась медным тазом.
  
  Сам Оби находился в очень сложном состоянии. С одной стороны, потенциальный учитель, как по заказу. Не марионетка Сената и Совета, умный, знающий и так далее. С другой... Кеноби не в вакууме рос, и храмовые сплетни его не минули. Как и все юнлинги, грезящие о падаванстве, он собирал информацию о потенциальных мастерах, надеясь на чудо. Вот только в список абсолютно не привередливого мальчишки Ан`я Куро никогда не входила. Потому что репутация у нее была настолько своеобразной, что Кеноби даже предположить не мог, на какой хромой банте к ней подъехать.
  
  Начать стоило с того, что женщина отказалась от имени - ибо настоящему джедаю оно без надобности, как и имущество, и прочие блага. Такой крайний аскетизм вводил в ступор даже неприхотливых обитателей Храма. Обучала она своих падаванов - а их пока было три с половиной - крайне жестко и сурово. И ей, что странно, ничего за это не было, хотя других мастеров за такое подвергали очень суровым взысканиям. Орра Синг, А`Шарад Хетт и Джон не вспоминали об учебе с ностальгией, пусть и благодарили за вбитые знания, позволяющие выживать там, где гибли все остальные, единственный, кто остался с Куро в нормальных отношениях, - Ки-Ади-Мунди, которого Куро нашла, приволокла в Храм и убедила Совет принять на обучение, невзирая на возраст. Правда, учила его Ан`я недолго, Совет, почему-то опасаясь эмоциональной привязанности, отдал немного обтесавшегося Мунди в падаваны Йоде, тому только и осталось допилить напильником добротно обработанную заготовку.
  
  Другие три ученика были проблемными, все трое стали рыцарями и мастерами. Все являлись яркими индивидуалистами... И все имели проблемы с психикой. Уж это Оби, вспоминая обмолвки и разговаривая с Джоном, видел четко и ясно.
  
  Джон не мог работать в группе. Он был настолько индивидуалистом, что это уже явно попахивало социопатией. Впрочем, переданные Джону его мастером умения с лихвой искупали все недостатки джедая как личности: а умела Темная женщина многое. И девяносто процентов из этих умений были такими, что магистры завидовали.
  
  Ан`я умела делать себя невидимой, управляя потоками света вокруг тела. Могла проходить сквозь твердые предметы. Телепортироваться. И это только то, о чем Кеноби знал четко. Что еще умела обладательница фиолетового меча, знали только ее ученики, и Оби был решительно настроен вытрясти из Джона все подробности - к собственной пользе.
  
  Взамен он своему учителю был готов предоставить гражданство планеты, законные документы, дом и даже небольшую зарплату. Потому как учиться требовалось срочно: разбуженный Дар - это не то, чем можно пренебрегать. Сильный одаренный мог запросто, даже не осознавая этого, продавливать своей волей окружающих, навязывая свое мнение и желания, и это не говоря о сломе психики и выжигании мозгов в тяжелых случаях. Мало кто может позволить себе доспех из бескара - металла, глушащего, пусть и не до конца, Силу.
  
  Впрочем, стремление к учебе Оби-Ван объяснял даже не моральными принципами и этикой: в мире, где живы и здоровы Ксанатос, Палпатин, Дуку и прочие ситхи с джедаями, надо было не только иметь силу, но и знать, как ее применять. А знание о грядущих конфликтах и так на корню давило лень и расчет на везение.
  
  Тем более что нет такого понятия, как удача, - это Оби-Ван знал четко.
  
  Поначалу Джон отказывался, но Оби, в упор не понимающий толстых намеков на тонкие обстоятельства, взял его измором. И банальным шантажом. Выслушав душераздирающие рассказы Оби о явно питающем к нему нездоровый интерес Ксанатосе, а также о конфронтации с Йодой и Квай-Гоном, Джон покряхтел, подумал, получил еще один рассказ о грядущих ужасах, прикинул, какие плюшки дает наличие дома и гражданства... И согласился учить.
  
  Тут же вылезла проблема, откуда не ждали. Как выяснилось, Джон имел крайне смутное понимание ученических Уз. Оби это насторожило: повторения поступка Квай-Гона не хотелось. У него и так только выправилось ментальное здоровье и наполовину зажила рана в энергетическом теле. После долгих и весьма тщательных расспросов выяснилось, что Джон с Оби немного не поняли друг друга. А Оби-Ван сообразил, откуда ноги растут у социопатии Джона.
  
  Индивидуалистка Куро завязывала Узы с огромным трудом, не заморачиваясь правильным созданием полноценной связи. Естественно, ни о каком банальном доверии к учителю и речи не шло...
  
  Оби-Ван тут же вспомнил храмовые слухи.
  
  Про Орру Синг, которую похитили, практически убедив девчонку в том, что в рабство ее продала Куро. И только организованная последней чуть ли не наперекор Совету спасательная экспедиция, увенчавшаяся успехом, спасла Орру от ужасов рабства и падения во тьму.
  
  Про то, что с так неожиданно оборвавшимся ученичеством Мунди тоже не все так просто.
  
  Про Хетта, который панически боялся Падения и имел проблемы с гневом.
  
  Про того же Антиллеса, сбежавшего от дорогой наставницы сразу после посвящения в рыцари и делавшего все, чтобы их пути больше не пересекались.
  
  Это было непонятно и подозрительно. А Джон просто удивился вопросу... Вот только это была не та проблема, от которой можно отмахнуться.
  
  Кеноби был крайне умным и жутко любопытным юнлингом. Бредя своим будущим падаванством и рыцарством, он просто не мог обойти стороной эту тему, тем более в Храме читали весьма подробные лекции, особенно важные для него, потому как Кеноби был весьма привязчивым, Силовые Связи образовывал легко и быстро, а еще был очень громким Вещателем: то есть мог передавать мыслеречь на большие расстояния и всем, кто попадет в радиус передачи.
  
  Данный талант он почти не контролировал: способность проклюнулась после травматичной встречи с Ксанатосом, продажи в рабство и попыток работорговцев стереть ему память каким-то пыточным приспособлением. Именно тогда он впервые неосознанно атаковал окружающих, так как орал в ментальных диапазонах как резаный. Несколько работорговцев едва не двинулись мозгами от бешеной головной боли, еще кто-то умер.
  
  И все это пацан творил в блокирующем Силу ошейнике.
  
  Когда Квай-Гон согласился взять Кеноби в падаваны, Узы завязались едва ли не сразу: крепкие, словно существующие не один год. Йода был счастлив. А Джинн то и дело приглушал связь со своей стороны. И долбал требованиями успокоиться, находиться здесь и сейчас, контролировать ум.
  
  На Джона Оби смотрел в ступоре, не понимая, как тот учился. И это была не шутка: Узы завязывались именно для того, чтобы иметь возможность показать ученику, как правильно работать с Силой. Мало прочитать описание техники, надо еще и увидеть, прочувствовать показ мастера, как именно это работает. Почувствовать тот вкус, без которого все потуги бессмысленны. Именно поэтому нельзя взять обычному разумному голокрон и сразу стать мастером. Ничего не выйдет. Надо иметь опыт... и только тогда можно будет что-то понять.
  
  Узы между Куро и ее падаванами были очень слабыми. Их ведь подпитывают верой друг в друга, пониманием, что Мастер придет на помощь всегда, четко зная, где находится ученик. И только после церемонии посвящения в рыцари связи истончались и исчезали естественным путем.
  
  А тут...
  
  - И как вы меня телепортации учить будете? - скепсис Оби-Вана можно было черпать половниками. Антиллес поскреб небритый подбородок. Сам он так и не научился этому, освоив менее проблемные умения, вроде Шага.
  
  - Разделенная медитация? - предложил Джон, искренне не понимая, что делать с так нежданно приобретенным учеником. М-да. А Оби еще на Квай-Гона жаловался. У того все-таки опыт был.
  
  - Ладно. Что-нибудь придумаем.
  
  
***
  - Что скажешь, Сай? - Ян был, как всегда, суров и неприступен, вот только улыбающийся Сайфо любовался редкостным зрелищем: расслабившийся в домашней обстановке мастер Дуку. Да, таким его видели единицы: Сайфо, мастер Лене, Раэль и Джинн с Комари. Даже Йода давно уже не воспринимался Дуку как некто близкий. Выражалась расслабленность своеобразно. Дуку чуточку свободнее осел в кресле. Щурился, отпивая свежезаваренный чай, до которого был большой охотник. Перебирал пальцами сладости, выискивая самую вкусную. И даже - о, ужас! - иногда улыбался, хотя весь Орден был уверен, что такого в природе быть не может.
  
  - Скажу, что Сила нас определенно любит, - Сайфо откинул с лица тяжелые пряди волос, задумчиво разглядывая маленькую чашечку: очередной сувенир из очередной миссии Яна.
  
  - И в чем отражается эта любовь? - изогнул густую бровь Ян.
  
  - А то ты не знаешь, - фыркнул Сайфо. Дуку вздохнул, допивая чай и ставя пустую чашечку на поднос.
  
  - Знаю, Сай, знаю...
  
  Дуку действительно знал. Сайфо с детства имел видения, как обладатель крайне сильной связи с Космической силой. И если поначалу он с ними справлялся, да и мастер Лене держала своего падавана в тонусе, помогая всеми способами, то после того, как он стал рыцарем, дела у Сайфо покатились под откос. Если лет до двадцати он получал видения редко, но метко, то чем старше он становился, тем сильнее проваливался в неопределенное будущее и ненаступившее прошлое.
  
  Пока Йода, Квай-Гон и другие мастера Живой Силы находились здесь и сейчас, Сайфо наблюдал бесчисленные варианты прошлого и будущего, иногда не понимая, где вообще находится. Постепенно дошло до того, что Сайфо мог провалиться в видение, просто посмотрев на кого-то, услышав информацию, задумавшись. Крепкое, как у всех одаренных, здоровье, не выдержало таких запредельных нагрузок, участились головные боли, иногда Сайфо просто лежал сутками, не в силах пошевелиться.
  
  И помочь ему было практически некому. Магистры почти все поголовно были мастерами Живой Силы и банально его не понимали - разное восприятие реальности. Обитатели Храма относились настороженно к тому, кто не в силах укротить собственный дар. Мастер Лене, по старой памяти приглядывавшая за проблемным воспитанником, носилась по всей галактике и зачастую даже не отвечала на звонки. Вот и остался постепенно Сайфо совсем один, лишь Ян, неуступчивый, жесткий и откровенно одинокий - Джокаста совсем зарылась в свои Архивы, хоть и сохранила с ними неплохие отношения, - составлял ему компанию, потому что Сай даже падавана взять не мог, опасаясь подвергать ребенка таким испытаниям.
  
  - Как ты себя чувствуешь? - взгляд Дуку был полон тревоги: уж он за свою жизнь - а дружить они начали еще в яслях - успел насмотреться на загибающегося от подарков Силы друга.
  
  - Прекрасно, - с чувством выдохнул Сайфо, и Дуку видел, что это не просто громкое заявление. Сайфо действительно чувствовал себя прекрасно - впервые за долгие-долгие годы.
  
  Прикосновение к Оби-Вану словно закрепило Сайфо на одном месте, он перестал выпадать из реальности, не зная, сможет ли вернуться. Дар перестал медленно убивать, количество видений сократилось, и они стали более близкими по времени. Если раньше он мог видеть возможное будущее через тысячу лет, то теперь охватывал максимум двести. Уже огромный прогресс. Да и сами видения не мучили так организм. Уже за это Сайфо был благодарен неимоверно и готов прислушаться к просьбам и предложениям. Дуку, получивший надежду на то, что, возвращаясь из очередной миссии, не найдет труп единственного друга, разлагающийся в комнатах, тоже был неимоверно благодарен. И составлял списки того, чем может помочь.
  
  - Впрочем, мы отвлеклись, - Сайфо отставил чашечку и прямо посмотрел на друга. - Что делать будем?
  
  - То есть?
  
  - Знаешь, Ян, я впервые за... за много лет перечитал 'Путь джедая', - начал Сайфо, Дуку рефлекторно скривился. Еще бы, любимая книга Йоды, которую тот вбивал в учеников с постоянством и энтузиазмом. - И понял, насколько... насколько же мы привыкли к своей исключительности.
  
  - 'Орден джедаев - не единственная организация, которая изучает Силу и следит за ней. Бесчисленные школы возникли в культурах, способных слышать призыв Силы, - от Последователей Палавы до Ордена Дай Бенду и Академии Чатос. Хотя эти усилия достойны восхищения, мы убеждены, что Орден джедаев является идеальной интерпретацией воли Силы. Во что бы то ни стало поддерживайте другие взгляды на Силу, но помните, что необходимо приложить все усилия, чтобы привести эти убеждения под руководство джедаев'*, - процитировал Ян с непроницаемым выражением лица. - Ты не это имеешь в виду?
  
  - Мы изучаем Даи Бенду, но с каких пор, изучая язык, мы забываем, что именно они - та основа, из которой родился Орден джедаев? Почему мнение других не принимается в расчет? Почему считается, что вот они - второй сорт, а мы - идеальны? Ян... С каких пор мы стали из искателей истины сектой радикального толка? - на лице Сайфо была написана настоящая боль. Уж он точно знал, каким было прошлое и будущее Ордена. - С каких пор мы из Ордена для всех стали тоталитарной сектой?
  
  - Если б я знал, Сай... Если б я знал... - вздохнул Дуку. - Я хочу поговорить со своим грандпадаваном. Оби-Ван тогда сказал очень мало.
  
  - Я бы тоже не отказался.
  
  - Как магистр с магистром? - скупо улыбнулся Дуку. Он отлично понял контекст этой фразы - ему магистром стать не удалось. В том будущем. В этом? Кто знает.
  
  - И это тоже.
  
  В комнатке снова воцарилась тишина. Дуку заварил новый чай, Сайфо задумчиво пил, опустошая вазочку с конфетами. Тогда, после той встречи в чайной, Дуку доволок невменяемого друга до Храма. Пробираться в свою квартиру пришлось тайно и очень осторожно: не хотелось давать почву новым слухам и привлекать внимание Йоды, который и так постоянно косился на них с подозрением, а уж нарываться на новую лекцию о привязанностях и опасностях, которые она ведет... Несолидно в их-то возрасте.
  
  Сайфо захлебывался видениями - ставшими четкими, понятными, не несущими боли и упорядоченными - и восторгом. Пришлось потрудиться, чтобы привести его в чувство.
  
  - Просвет виден, ты представляешь, Ян, просвет! - Сайфо тряс друга, как дерево гу, что тот стоически терпел. - Есть надежда, есть! - бормотал Сайфо, наворачивая круги по комнате.
  
  Перед его глазами маршировали солдаты в почему-то белой броне, падали джедаи, ведущие вперед легионы, катилась волна тьмы, стирающая все живое, наполненная безумным смехом закутанного в плащ разлагающегося заживо чудовища, отравляющего галактику своим ядом...
  
  Но там, где раньше были только тоска и безнадежность, в редких прорехах темного покрова светились первые звезды.
  
  Сайфо идиотом не был, он на символизме не то что акк-собаку съел, а целого ранкора без соли и перца употребил, и аналогию он считал влет. Может, и будет уничтожение Храма, Ордена, остальных... Но будут и выжившие.
  
  Они будут. И они будут нести свет в галактику, потому что на небосклоне взошла путеводная звезда.
  
  Она была колючей и свирепой, беспощадно выжигающей сетчатку глаз и указывающей верное направление для тех, кто удосужится поднять голову и встать на путь, ведущий к дому. Никакого сравнения с милосердным маяком света, еще недавно пылавшим на обрушенной пирамиде Храма, светящим лишь избранным.
  
  Сайфо сам не мог понять, откуда он знал эту разницу, но она была... А потом маяк погас. Он тогда совсем потерял надежду, а в голову лезли крамольные мысли, навеянные тьмой, наполненной гудением алых мечей. А потом его зрачок укололи первые лучи, прорвавшиеся сквозь непроницаемую пелену, и Сайфо впервые за долгие годы ощутил хоть что-то положительное, а не обреченность и безнадежность. Он выплыл из апатии и впервые без страха открыл глаза в новый день.
  
  - Как там Комари? - Сайфо потыкал пальцем пустое дно вазочки и укоризненно уставился на тяжело вздохнувшего Яна, вставшего и полезшего в шкаф за новой коробкой конфет.
  
  - Хорошо. Она уже почти готова к испытаниям, - довольно улыбнулся Ян. - Ей бы еще собственничество убрать... Хотя... Знаешь, Сай, готовься к поездке. Во Внешнее Кольцо.
  
  
***
  Джастер со стоном малодушно зарылся под одеяло, накрывая голову подушкой. Хотелось забиться в уголок и завыть. За ногу подергали.
  
  - Ой, а кто это у нас? - с насквозь фальшивым сочувствием произнес ненавистный голос. - Гусеничка? Нет! Это он! Наш Манд`алор! Куда это ты залез, Алор? Думал, не найду? Так вот, ты так больше не думай!
  
  - Сайлас, сволочь, отстань от своего Манд`алора! Ты что, не видишь? Он не спит! Он думает о нуждах народа!
  
  Руки скрипящего зубами от бешенства Джастера сами потянулись к 'Вестару'.
  
  - Действительно! Ай-яй-яй мне! Нехорошему! - поцокал языком Сайлас, и Джастер, дошедший до кондиции, вынырнул из-под подушки с явным намерением убивать. 'Вестар' выдрали из руки, взамен подсунув чашку кафа с пряностями. Джастер вцепился в нее, как в родную, сделал пару глотков и ощутимо подобрел. Сайлас с Кордо - оба отвратительно бодрые в эту дикую рань, в доспехах, с чашками и заварником в руках, - с умилением уставились на своего вождя, друга и брата по оружию.
  
  - Тебя Адонай ждет, - Сайлас долил еще кафа в чашку Джастера.
  
  - Чего хочет? - прокашлялся Джастер. Адонай Крайз хочет встречи? С чего это?
  
  - Странного, - пожал плечами Сайлас. - Как и последние десять лет.
  
  Джастер скрипнул зубами. Мало ему вождей и старейшин, мало проблем с перешедшим под его руку кланом Визсла и его союзниками и сочувствующими, мало трений с вдруг зашевелившимися соседями по сектору, так еще и этот пацифист вдруг оживился. Впрочем, теперь Джастеру есть что противопоставить герцогу. Герцогу! И ему не стыдно?! С каких это пор в секторе Мандалор появились титулы: светские, не военные? С этим он еще разберется. Пусть попробует что-то вякнуть против Кодекса суперкоммандо.
  
  Джастер натягивал одежду, навешивал броню, а сам думал. О том разговоре. Про Интеграцию. Который состоялся на Мелидаане в один из вечеров. Мальчишка его не щадил, высказывая все, что думает об этой чудовищной программе, которой до сих пор следуют многие кланы. Особенно те, кто входит в Дозор Смерти. Или ты становишься мандалорцем... или становишься рабом. В лучшем случае. А так, идешь на корм червям. И это было. И есть. И...
  
  - Знаете, вы, мандалорцы, такие лицемеры в большинстве своем, - Кеноби смотрел испытующе, словно проводил эксперимент: бросится Джастер? Нет? Начнет оправдывать эту порочную реальность? Будет отрицать? - Вы только и орете о том, что джедаи промывают мозги, воруют детей, не принимают чужие обычаи... А что делали вы? Ваши предшественники? Исполняй Шесть деяний или сдохни? И плевать, хочешь ты этого или нет? Пусть это и жестоко, но бомбежка тогда была оправданна.
  
  - Оправданна?! - скрипнул зубами мгновенно остервеневший Джастер.
  
  - Оправданна, - припечатал Кеноби. - Вы... не останавливались. На тот момент времени. В той реальности. С теми разумными. Это был единственный вариант. Он заставил вас задуматься. И сейчас я вижу, что даже старую собаку можно научить новым фокусам. Вы задумались. Не о кровавой славе. А о тех разумных, что хотят жить. Что смотрят на вас, как на образец. Или скажете, я не прав? Ваш Тор Визсла был прекрасным примером следования заветам предков.
  
  - Он не мой, - буркнул успокоившийся Джастер. - Ваши не лучше были.
  
  - Именно, - в темноте глаза Кеноби слабо отсвечивали. Отблеск костра? - Они были. И это - ключевое слово.
  
  - Чертов джети, - буркнул Джанго в шлем, но его явно услышали.
  
  - Точно, - сверкнул острой усмешкой Кеноби. - Радуйтесь этому факту и моим высоким моральным принципам.
  
  Кто-то из верде хрюкнул. Джастер задумчиво почесал нос.
  
  - Почему все-таки джети? На этих пацифистов - в устах Джанго это слово звучало ругательством - ты не похож. Скорее на дар`джети.
  
  - 'Не джедай'. Емкое определение. Пацифисты? Джедаи никогда не были пацифистами. Это к Дай Бенду. Джедаи всегда были и являются только миротворцами. А чтобы привести противоположные стороны к мирным переговорам, особенно сопротивляющиеся... Есть хорошее высказывание. Оно звучит так: 'Si vis pacem, para bellum'.
  
  - Что оно означает? - в Джастере встрепенулся ученый, обнаруживший нечто новое.
  
  - Хочешь мира - готовься к войне.
  
  - Хорошее выражение, - одобрительно кивнул Джастер, Джанго покивал. Остальные мандалорцы зашептались.
  
  - Да. Обязательно напишу его на эфесе своего меча.
  
  Джастер очнулся от воспоминаний, беря шлем.
  
  Хорошее выражение. Правильное. Адонаю и его последователям придется его усвоить.
  
  
  *Прямая цитата из 'Пути джедая'.
  
  
  
  Глава 10 Круги на воде 4
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Первый блин не всегда комом, что бы там ни говорили, все зависит от криворукости повара, и Оби этот тезис готов был поддержать полностью.
  
  Джон оказался реально очень умным мужиком. Со своими тараканами в голове, конечно, но кто ж без них, родимых? Обдумав всесторонне проблему и даже проконсультировавшись с какой-то жутковато выглядящей девицей по комлинку, Джон разобрался в матчасти и сделал выводы.
  
  Никаких Уз, пока рана не заживет. Если сейчас начать их образование, свежая связь ляжет на рану пластырем. С одной стороны, вроде как хорошо, заживление пойдет быстро... С другой - если, не дай Сила, что-то эту связь нарушит, - болью и плохими мыслями Оби не отделается. В лучшем случае начнутся заскоки, вылезут мании и психозы, а то и капитально съедет крыша, в самом худшем - впадет в кому и станет овощем.
  
  Такая перспектива никого не устраивала, поэтому решили начать с медитаций, а там - как процесс пойдет. Медитации пошли на 'ура'. Кеноби медитации любил, хоть и давались они ему поначалу с трудом. Оби-Ван тоже полюбил медитации - когда буквально на себе ощущаешь благотворное влияние какой-либо деятельности, естественно, начинаешь ее любить.
  
  Продвинутые, глубокие медитации, особенно разделенные с кем-то, стали новым этапом познания себя и окружающего мира. Чувствовать разум другого человека... Это было так, словно воды с разной плотностью потекли рядом. Вроде и вместе, немного смешиваясь, но вроде и отдельно. Поднявшись из этих глубин в первый раз, Оби потрясенно уставился на Джона, личность которого неожиданно заиграла новыми гранями. Привыкший к постоянной опасности джедай казался свернутым клубком шипастых лент, прячущих в себе ослепительный свет души. Красиво... И опасно.
  
  А потом Джон выкатил список того, что Оби предстояло изучить, прежде чем перейти к продвинутым практикам, и Оби-Ван только крякнул. Внушительный список оказался... Зато там было все, о чем мечталось. И даже больше.
  
  Перед тем как перейти к вожделенной телепортации, надо было изучить Шаг. Перед Шагом - Скольжение. Перед Скольжением - Слияние с миром. От Слияния вообще зависело многое, крайне полезная и необходимая практика оказалась, без изучения которой о продвинутых вещах и мечтать не стоило.
  
  Если Джон рассчитывал запугать ученика, то ничего не вышло. Оби только потер с азартом ладошки и стал спать еще на два часа меньше: работу на благо людей и планеты - и себя самого - никто не отменял. Сераси только качала головой, но ничего не говорила: она все-таки отлично понимала, что ее супруг в принципе их основная ударная сила. И защита тоже.
  
  Мандалорцы, поселившиеся на Мелидаане, как-то очень быстро и органично вписавшиеся в окружающую среду, сперва слетались, как пчелы на мед, в надежде увидеть великое колдунство в действии, но быстро разочаровались. Джедаи, от которых ждали чудес, часами сидели неподвижно, бормотали какие-то лозунги, кипятили окружающим мозги ядреной философией. Ничего интересного и страшного. Но время шло, и, когда к невнятным посиделкам добавилась боевка, стало гораздо веселее.
  
  Естественно, тут же вылезла вторая проблема: отсутствие сейбера. Хоть какого, даже тренировочного, которым только тараканов гонять, и то не всех. У Джона имелся сейбер: свой личный, сделанный под себя, Оби его даже в руки брать не хотел - моветон и мракобесие для правильно воспитанного джедая. И это была не шутка.
  
  Каждый сейбер был сделан под конкретного разумного. Все эти выступы, кнопки и прочие украшательства были удобны только создателю, и это лишь дизайн рукояти, ведь основная причина крылась в кристалле. Абсолютно все юнлинги летали на Илум, отыскивая свой собственный, личный кристалл, почти все возвращались: Илум - крайне специфичная планета, время поиска ограничено, и один-два из тысячи до сих пор пропадали навечно в пещерах. Трупы некоторых порой даже находили - пусть и через века. И это в очень мирное время: раньше в лабиринтах гибло гораздо больше претендентов.
  
  Причина была проста, как кредит: Сила. По сути, весь Илум был пронизан пещерами, заполненными кристаллами Силы, все вместе они, сырые, необработанные, резонирующие в одном им ведомом ритме, действовали на Одаренных как удар молотка по голове. Даже самые тупые, ограниченные и почти не имеющие Дара получали видения возможного грядущего, альтернативных вариантов своей судьбы, бывшего и условного прошлого. Плюс наружу вылезали все мании, фобии, опасения и прочие подводные камни. Психику камешки вскрывали на раз, как нож консервную банку. Естественно, не все выдерживали.
  
  Оби помнил впечатления Кеноби: лютый холод, промораживающий насквозь, хрустальная тишина, бесконечное одиночество и жуткая боль потерь. И кошмарная, накрывшая лавиной тоска и печаль. И тотальная вина. Во всем.
  
  Что самое интересное, памяти о том, что же именно увидел Кеноби, его преемнику не досталось.
  
  Естественно, имелись и недостатки. Так, подавляющее большинство кристаллов Илума были всех оттенков синего и зеленого, крайне редко попадались желтые. Соответственно, подавляющее большинство джедаев щеголяли сейберами именно этих оттенков, и лишь редкие счастливчики хвастались фиолетовым, оранжевым, желтым мечом.
  
  Впрочем, основным поставщиком камней Илум стал в последние тысячу лет, до этого ведущими экспортерами данного богатства были Адега, с ее знаменитыми понтитами, и Дантуин. Естественно, были и другие планеты, но... Оби с Джоном исходили из возможности добраться и времени, необходимого для поисков.
  
  Илум отпал сразу: к нему вел единственный гипермаршрут от Метеллоса, находящегося рядом с Корусантом. Кроме того, туда постоянно летали корабли с джедаями, и рисковать нарваться на ревнителя традиций и заветов, не являясь частью Ордена... Нет. Дантуин? Ни Оби, ни Джон понятия не имели, где там искать кристаллы. Кроме того, слишком далеко. Оставалась Адега: почти копия Илума, такая же промороженная и неприветливая. Но у нее имелись преимущества: ближе лететь, почти рядом, возле Бакуры - в Диком космосе, плюс очень редко посещается. А еще именно на Адеге добывались понтиты: самые лучшие кристаллы, те, что становились настоящими симбионтами владельца. Тем самым сердцем Силы, что можно было держать в руках.
  
  Свой сейбер хотелось до потемнения в глазах.
  
  Определившись, Оби не рассусоливал. Собрали припасы, одежду - и вперед и с песней. Ага. Уже. Почти перед вылетом на них с ясного неба свалились гости, причем такие, каких ну никак не оставишь на заместителей. Целый штурмовой отряд: Дуку с его падаваном Комари Восой, а также Сайфо-Диас. Впечатлились все: даже Джон, уж на что индивидуалист, поплевывающий на пытающихся его прогнуть, и то вел себя тише воды, ниже травы.
  
  Если с Дуку и Сайфо-Диасом Оби уже встречался и мог с ними общаться, не робея, то Комари просто ввела его в ступор. Высокая фигуристая девушка с белыми волосами казалась едва прирученным хищником. Таким, который любит только хозяина, позволяет себя гладить и кормить с рук, а остальных рвет на запчасти просто от нечего делать. Под настроение. Джон молча отошел в сторонку, стараясь не отсвечивать, Оби хватило десяти минут наблюдения, чтобы поставить диагноз. К сожалению, он такое уже видел, результат ему и окружающим не понравился, поэтому проблему было решено вскрывать, не дожидаясь прорыва этого гнойника. После полуофициального обеда, скромного и тихого, Комари умчалась кошмарить Джона на предмет спарринга, а Оби с Дуку и Сайфо-Диасом заперлись в кабинете, чтобы никто не мешал. Неизвестно, что хотели узнать джедаи, которых аж распирало, судя по всему, Оби успел первым.
  
  - Вы женаты?
  
  Ян, к которому он обратился, замер сусликом, как и Сайфо-Диас. Дуку с трудом проглотил чай, отмер и уставился на Оби-Вана: словно орудийные дула наставил.
  
  - Что вы имеете в виду, юноша?
  
  Голос джедая был ледяным, но Оби было фиолетово. Не та проблема, чтобы замалчивать.
  
  - Комари смотрит на вас, как на мужчину, - любезно пояснил он. - Уточню: как на своего мужчину. Принадлежащего ей с потрохами. Она вас откровенно ревнует ко всему, что шевелится. Это видно. Очень.
  
  - Комари... - Ян прокашлялся, явно пытаясь собраться с мыслями. - Э... Многие падаваны влюбляются в своих мастеров. Распространенная проблема. Перерастет.
  
  - Нет, - решительно покачал головой Оби. - Не тот случай. Это не любовь. Это уже ближе к одержимости.
  
  - Я... - Дуку выглядел практически беспомощным, да и Сайфо-Диас не лучше. Наглядная иллюстрация политики, проводимой Йодой. У Оби волосы дыбом вставали от одних мыслей о том, на что способна ревнивая одержимая женщина. Одаренная ревнивая одержимая женщина. - Медитации?
  
  Видимо, вид у Оби был весьма красноречивым, раз Дуку замолчал. Оно и понятно: у Йоды был пунктик насчет привязанностей, чувств и прочего, а выедать мозг магистр умел. И вроде бы ничего против радости и счастья не имел, дружбу одобрял, вот только иногда его явно клинило. Даже два последних падавана Йоды - Цин Драллиг и Ян Дуку - отличались друг от друга очень сильно, хотя имелись и общие для всех его воспитанников черты: авторитарность, стремление к совершенству и гордость, которая у Квай-Гона, которого тоже практически полностью воспитал Йода, перешла в гордыню.
  
  Сайфо-Диас тоже казался погруженным в глубокие размышления. Учитывая, что Яну и посоветоваться было не с кем, ситуация складывалась аховая. Вздохнув - чувствовал он себя отцом, просвещающим сыновей-малолеток о том, что на свете бывают женщины, да, - Оби решил брать все в свои руки.
  
  - Падаван Воса! - рявкнул Оби-Ван в коридор, приоткрыв дверь, и Комари влетела буквально через полминуты. И первый, на кого она посмотрела, - Ян. Дуку это заметил, увидел наконец, и его явно пробрало: побледневшее лицо просто закаменело. Сайфо-Диас прикинулся мебелью, отодвинувшись в уголок, но руку держал на сейбере.
  
  - Падаван Воса... - мягко произнес Оби, Комари очнулась, учтиво поклонившись.
  
  - Радж Кеноби.
  
  - Падаван Воса, нам требуется ваша помощь. Вернее, она требуется вам и вашему мастеру.
  
  Прозрачно-голубые глаза девушки впились в Оби-Вана.
  
  - То есть?
  
  - Прошу вас, падаван Воса. Расскажите вашему мастеру о своих чувствах к нему.
  
  Комари просто одеревенела, от нее волнами пошли паника и ужас.
  
  - Мастер Дуку. Выслушайте падавана Восу и расскажите, что вы чувствуете. И, вашу дивизию, - неожиданно заорал Оби-Ван, с яростью уставившись на опешивших джедаев, - словами! Ртом! Без телепатии! Она все равно нахрен не так работает! Обсуждайте! Матеуш! - вбежавший подросток вопросительно глянул на своего раджа, бдительно оглядывая джедаев и держа руку на кукри. - Проводи мастера Дуку и падавана Восу в пустой кабинет. Закрой на замок. Подопри дверь. И не выпускай, пока не проорутся и не придут к консенсусу!
  
  Совершенно не испытывающий пиетета ни к кому, кроме своего непосредственного начальства, Матеуш ловко вытолкал джедаев прочь и закрыл дверь. Оби утомленно потер глаза, полез в шкафчик и достал жаровню и прочую посуду.
  
  - Чай? - светским голосом, словно не он тут только что надрывал связки, поинтересовался он. Сайфо поправил тяжелый узел волос на затылке, и Оби неожиданно заметил, что в побитых сединой волосах виднеются похожие на четырехгранный клинок без рукояти заколки. Выполненные из черненого металла, они практически сливались с волосами. Однако... А магистр явно не прост, уж очень эти штучки неприятно напомнили испанские стилеты. Из тех, что протыкают все на своем пути.
  
  - А покрепче что-то есть? - с явной надеждой спросил мужчина. Оби хмыкнул. Уж этого добра было... ну, не валом, но в достаточном количестве. Пузатая бутылка, внушающая уважение одним своим видом, со стуком приземлилась на стол, как и два низких широких стакана.
  
  - Майлз проставился, он братьев Вейгу усыновил, - лаконично пояснил наличие элитного алкоголя Оби. Пол мелко задрожал, как при пятибалльном землетрясении. Сайфо молча выпил и вновь подставил стакан. - Что вы хотели узнать?
  
  - Подробности, - покосился на дверь Сайфо-Диас. - Подробности...
  
  Оби кивнул. Подробности... Легко сказать. Он-то и не помнил ничего такого. Да, смотрел шесть фильмов. Да, прочел как-то статью, из которой понял, что ничего не понял насчет истоков всего этого бесконечного конфликта. Но и все! Это было давно. Память у него не идеальная... Была. Более-менее он мог ориентироваться в том, что наступит минимум через десять лет. А теперь к тому же, многое изменилось. Глупо считать иначе.
  
  - Подробности... Будущее не высечено в камне, - заунывно протянул Оби, и Сайфо-Диас неожиданно рассмеялся.
  
  - Великая Сила, как мне эта фраза... гм... надоела, - отсмеявшись, хмыкнул он. - Всю жизнь... Всю мою жизнь!
  
  - Да, я тоже наслушался, - кивнул Оби. - Значит, подробности. Что ж. Их есть у меня.
  
  Пол еще раз вздрогнул, посуда зазвенела... и все закончилось.
  
  - Подождем Яна, - вздохнул Сайфо-Диас, вновь потянувшись к стакану. - Великая Сила, я хочу выпить. Я могу выпить. И не сойти с ума. Не... - он оборвал бормотание, делая глоток. Оби молча цедил чай, искренне сочувствуя. Действительно, какой алкоголь, когда и в трезвом состоянии от видений крыша едет?
  
  Дуку пришел через два часа, когда Оби уже начал подумывать об ужине. Вид у мужчины был суровым, но чувствовалось, что он о чем-то крепко задумался. От Комари то шибало облегчением выговорившегося человека, то уверенностью в чем-то... То все эмоции отсекали щиты. Она глубоко, по всем правилам, поклонилась Оби-Вану и вымелась прочь, явно нацелившись на не успевшего удрать в другую систему Джона.
  
  - Подробности?
  
  Дуку кивнул. Сайфо-Диас отставил чашку с чаем.
  
  - Хорошо. Итак, что я помню...
  
  Засиделись они допоздна. Оби выворачивал память в попытке наскрести факты, Дуку слушал, морщась, Сайфо-Диас крайне умело вытягивал подробности: чувствовался громадный опыт. Оби ничего не скрывал. Ни идиотизма и самомнения Квай-Гона, ни собственных заходов, ни истерик и разжижения мозгов Скайуокера. Про ситхов и джедаев тоже не забыл: у Дуку аж зубы свело от возможного будущего, закончившегося на коленях.
  
  На следующий день Оби ждало потрясение. Дуку осторожно раскрыл небольшую шкатулку, и Оби с замиранием сердца увидел лежащие в персональных гнездах из пенки камни.
  
  - Они попали к нам случайно, - бас Дуку растекался по помещению. - Миссия на одной из планет Внешних регионов. Мы были молоды, первые миссии... Мы четко знали, что эти камни не для нас, - Сайфо кивнул. - Я медитировал на них годами, и смог лишь немного укротить. Они ваши.
  
  Оби-Ван подрагивающими от волнения пальцами взял шкатулочку, всем собой ощущая биение жизни внутри. Кристаллы, на первый взгляд мутноватые и невзрачные, каждый размером с вишню, пели в унисон тонкими хрустальными голосами. И они были его. Ряд медитаций Слияния - и они станут продолжением его разума и тела.
  
  - Что за камни? - прокашлявшись, просипел Оби-Ван. Дуку понимающе хмыкнул.
  
  - Барабская руда. И адеганские понтиты. И я привез компоненты для сборки.
  
  Оби-Ван четко понимал, почему ему подарили это сокровище: знание ошибок, которых можно избежать, стоит дорого. Но это... Везения не существует, значит, придется платить. Не сейчас, потом... И он даже догадывался как. Первые шаги уже сделаны.
  
  - Благодарю, - церемонный поклон исполнился сам собой. - Если это не будет наглостью, гроссмейстер, вы могли бы преподать мне пару уроков Макаши?
  
  - Долг мастера - наставлять следующее поколение, - в глазах Дуку плясали смешинки, обещавшие адские нагрузки. - Грандпадаван.
  
  ***
  
  
  Джон сипел, даже не пытаясь шевелиться. Болело все: такого жесткого спарринга у него не было последние лет десять. Возвышающееся над ним беловолосое чудовище невозмутимо поправило прядь волос и оскалилось.
  
  - Подъем, слабак.
  
  Джон малодушно закрыл глаза и задержал дыхание, безуспешно пытаясь прикинуться мертвым.
  
  - И ты еще смеешь претендовать на обучение моего любимого племянника? Тряпка. Вставай, позорище...
  
  Мысль о том, что Сила явно очень злобно пошутила, когда он попал на эту планету, была удивительно своевременной и органичной.
  
  ***
  
  
  Толм стоял посреди древнего коридора, сложив руки на груди. Нижние уровни. Первая треть нижних уровней... Не тех, по которым шастают любопытные падаваны, а тех, куда никто не рискует спускаться. Что поделать, эти уровни были заброшены очень давно, больше тысячи лет назад. Здесь никто не ходил, кроме дроидов-уборщиков, следящих, чтобы не рухнули потолок и стены, и осуществляющих раз в десять лет ремонт.
  
  Джедаи здесь не появлялись.
  
  А зря.
  
  Толм прищурился, разглядывая виднеющуюся вдали дверь. За ней - лестница, ведущая вниз. Еще один уровень давно забытых учебных помещений, келий и квартир, складов и столовых, подсобок и кабинетов. Снова лестница, снова уровень... И так, пока не дойдешь до основания Храма.
  
  Толм пошевелился, кивнул стоящим справа и слева дроидам, оснащенным мощными фонарями и оружием. Мастер давно перевел паранойю на профессиональные рельсы и отлично знал, что жизнь непредсказуема. Поэтому сейчас он не один: два дроида-охранника по бокам. За спиной ждут приказа строительные дроиды - ремонт проводится, но мало ли. Тысяча лет - не шутка. Вдруг где придется копать, или растаскивать, или еще что.
  
  Он - Тень и должен быть готов ко всему, поэтому его страхуют еще несколько собратьев: переться в одиночку в потенциально зараженную Тьмой зону... Он не Квай-Гон, который однажды свалился в яму с гундарками, хотя его предупреждали об опасности. Покусали его отменно, жаль, не откусили дурную голову, скольких проблем можно было бы избежать!
  
  Как всегда, вспомнив печально известного возмутителя спокойствия, Толм скривился. Бунтарь, бродяга... Страдающий фигней на ровном месте - по авторитетному мнению Толма. Да, местами умный и даже мудрый. А местами - спаси Сила от такого счастья! Одни выброшенные на задворки истории ученики чего стоят. Некоторые джедаи даже начали называть задирающего нос джедая рыцарем, игнорируя звание мастера...
  
  А сейчас Джинн что-то притих, не к добру.
  
  Отбросив праздные мысли, мастер Теней неторопливо шагал по коридору, не обращая внимания на тусклое аварийное освещение и шаги за спиной: фонари дроидов светили мощно, то, что надо. Пол был чистым, на скопившемся слое пыли не виднелось отпечатков какого-либо рода, но Толм держал себя наготове. Он не собирался отмахиваться от сказанного Оби-Ваном... Такая потеря! Махинации Йоды на этот раз зашли слишком далеко, и так магистром были недовольны не все, но многие, а тут такое подтверждение! Позор на весь Орден! О чем думал старый хрыч, буквально заставив этого депрессивного зазнайку Квай-Гона взять в падаваны того, кого он не хотел? Чем он думал, когда гонял желающих обучить этот сгусток Света: Толм не поленился, проверил брошенные Совету в лицо обвинения и получил подтверждение. Трое, по меньшей мере. И это только те, кто был в Храме, согласился поговорить... Злорадствуя.
  
  Подозрительный уход Кеноби подействовал на Квинлана и его друзей удручающе. Как эта мелочь старалась что-то узнать, добиться пусть не справедливости, но чего-то... Совет показал себя во всей красе: порицание, наказание... Умные, даже мудрые дети не восприняли советников врагами... Но и друзьями, соратниками им теперь не быть. И это удручает. Что еще больше удручает, недоверие к вышестоящим теперь распространяется на всех: на тех, кто порицал, на тех, кто промолчал. И никакие попытки Толма смягчить ситуацию не сработали. Квинлан уважает и слушает его - и только. Остальные под вопросом.
  
  Да и сам Толм. Неприятно было выслушивать свалившиеся на него откровения. Не верилось, что они все настолько погрязли во Тьме, что просто не видят, не чувствуют ее. Данные слова, донесенные до вышестоящих Теней, восприняли с недоверием, но решили проверить. И как посыпалось... Толм, вытрясший из падавана все и даже больше, резво принялся собирать информацию, с каждой прочитанной строкой все больше хватаясь за голову.
  
  За спиной выматерились, Толм молча показал кулак. Долгий и нудный поход вниз закончился массивными дверями, скрывающими за собой огромный зал, покрытый еле различимыми мозаиками и росписями... От миазмов Тьмы сердце работало с перебоями.
  
  Но страшнее было не это: нексус они очистят. Если понадобится, Толм лично пнет Йоду под толстую зеленую задницу и заставит медитировать до полного просветления.
  
  Возле стены притулился полуразрушенный алтарь, на котором валялись давно высохшие и истлевшие останки разумных... И проржавевший нож с красным камнем в навершии.
  
  ***
  
  
  Принявший решение Дуку оказался подобен паровому катку: не остановить. Первым делом многоопытный мастер провел инвентаризацию умений Антиллеса, потом провел жесткий допрос на предмет плана обучения. Забраковал все, включая Джона. После чего отправился размышлять, итогом стал диктаторский произвол, ознакомившись с которым, Оби сделал вывод: правильно Дуку Тиранусом назвали, очень правильно.
  
  Ян составил план на следующие минимум лет десять и приступил к его исполнению.
  
  - Я сделаю из вас мастера, юноша, - пообещал пока еще не граф, и Оби как-то сразу и резко ему поверил. Сайфо-Диас благосклонно кивал, готовясь помогать, а Оби-Ван ощутил себя падаваном Совета, не меньше. То ни одного учителя, то целый табун: Дуку обещал поднапрячь даже Раэля Аверроса,- а он, на минуточку, Часовой и регент при малолетней правительнице, - бурча, что оному Раэлю не помешает вправить мозги. Комари была в восторге: у нее шли рыцарские испытания, и фанатка Джем-Со, джар-кай и терас каси готовилась натаскать своего самого любимого племянника в физической подготовке. Дуку готовился передавать юному поколению искусство Макаши, а также еще несколько десятков дисциплин, Сайфо-Диас его поддержал, тоже собираясь делиться знаниями. Кроме того, действующий магистр Высшего Совета дал Оби доступ к потерянному сокровищу: библиотеке Храма. Джону милостиво разрешили преподавать науку, полученную от его мастера: Ян тоже захотел научиться телепортироваться.
  
  Любимому племяннику и грандпадавану от таких перспектив резко поплохело.
  
  Впрочем, против он не был, только за: Оби отлично понимал, что это его единственный нормальный шанс на выживание. Нельзя в этой вселенной Одаренному быть слабаком. Сожрут. Возможно, даже не фигурально.
  
  - Спасибо, Великая, - серьезно посмотрел в небо, полное звезд, Оби. - Вот и учителя есть... Теперь бы еще получить возможность защитить своих людей... По полной программе.
  
  ***
  
  
  Шив ласково погладил каменную плиту кончиками пальцев, любуясь голографиями. Строительство дворца и гробницы шло полным ходом, без перерывов и проволочек. Чувствовал себя ситх превосходно: медитации на плите явно подняли его уровень, да и выполнение задания мастера шло без сучка и задоринки. Галактика насыщалась Тьмой, Шив рос в мастерстве, подбираясь к таким вершинам, на которые раньше только завистливо поглядывал. Даже удалось раздобыть секретные записи Плэгаса...
  
  Они Палпатину очень не понравились. Он знал, что Плэгас - крайне опасный противник, записи дали понять, насколько он опасный противник. Впрочем, на любого можно найти управу.
  
  Он закрыл глаза и вновь погрузился в Силу.
  
  ***
  
  
  Джедайский десант пробыл на Мелидаане месяц, после чего визитеры улетели, пообещав вернуться. Оби спал беспробудно сутки, отходя от стресса. Сочувствующая Сераси погладила опухшего от сна супруга по голове, напоила чаем и потащила разбирать накопившиеся дела: трудотерапия в действии. Дел было невпроворот. Весна уже готовилась плавно перейти к лету, все, что смогло выжить за века войны, цвело и пахло, и люди то и дело организовывали маленькие спонтанные праздники, радуясь миру и жизни. Сам Оби готовился к визитам: на Набу и на Альдераан.
  
  Избежать никак не получалось: королева Эритаэ лично пригласила раджа Кеноби на прием по случаю ухода в отставку. Состоявшиеся выборы вознесли на небосвод Набу новое светило: короля Веруну, уже прозванного жителями Справедливым. Оби отказываться в принципе и не собирался: знакомства в высших кругах - это не то, чем можно пренебречь. В подарок везли две здоровенные, в рост человека, изумительной красы скульптуры, выполненные в виде каскадных лилий в вазах. В их сторону и дышать было страшно, настолько тонкая и искусная работа.
  
  Эритаэ была в восторге: судя по всему, королева пробила цены в голонете и знала, сколько стоят подарки, потому как камень остался только в карьерах, его осталось не очень много, и Оби прозорливо взвинтил цены на природное богатство Мелидаана. Впрочем, некоторых это не остановило.
  
  Веруна оказался рослым подростком лет четырнадцати с очень тяжелым взглядом. Оби он сразу понравился: с таким правителем не забалуешь. Эритаэ расстаралась, представляя его своему сменщику, и Веруна явно прислушался к ее словам. Это радовало. Прием был великолепен, все шло спокойно, Оби с облегчением отметил, что некий рыжий человек отсутствует. Огромное облегчение. Сила толкала в спину.
  
  Они гуляли по саду, Эритаэ делилась новостями.
  
  - А это что, ваше величество? - Оби с любопытством подошел к стоящему среди карликовых деревьев маленькому строению. - Очень красиво.
  
  - О. Вам понравилось? - черные украшения почти сливались с черным же платьем, являя собой контраст грубости и невесомости. - Состоялся еще один архитектурный конкурс. Вот, полюбуйтесь макетом.
  
  Оби-Ван обошел клумбу, разглядывая метровую пирамиду, украшенную барельефами, скульптурами, башенками и прочими излишествами.
  
  - Великолепно, - медленно произнес он. - Прекрасный образчик ситхской архитектуры.
  
  Эритаэ замерла, сложенный веер сухо щелкнул. Она сделала шаг: словно сгусток Тьмы под ласковым солнцем Набу. Украшенное ритуальным гримом лицо стало похоже на маску.
  
  - Вы уверены? - Сила дрогнула, приходя в движение, и Оби кивнул, складывая на груди руки. Глаза девушки сощурились на миг. - Благодарю. Я над этим подумаю.
  
  - Конечно, ваше величество, - Оби-Ван наклонил голову. - Я в вас не сомневался.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 11 Круги на воде 5
  
  
  
  
  
  
  - Здравствуй, младший брат.
  
  - Здравствуй, старший брат.
  
  На сей раз Ксанатос явился во всеоружии: красавец-мужчина, от которого на парсек шибает Властью, Силой и Богатством. И все с большой буквы: одежда - натуральные ткани и ручная работа, украшения - вроде как скромные, но явно обошедшиеся в годовой доход планеты, обувь и прочие перчатки с ремнями - кожа а-ля натюрель. Всем хорош, стервец... Если б только не видимые невооружённым взглядом следы того, что просто и ёмко называется Порчей...
  
  Не спасали ни ухоженная кожа, ни роскошный наряд: белки глаз пронизали тонкие алые нити капилляров, берущие в осаду синие радужки, веки стали опухшими, темными, лунки наманикюренных ногтей почернели. Первые физические признаки влезания обеими ногами в болото под названием 'Темная сторона Силы'. Если до этого была надежда, что Ксанатос баловался, вися на заборе, то сейчас он явно с него свалился. Неудачно. Прямо в гуано.
  
  Это только идиот решит, что можно искупаться в нефти и выйти чистеньким: дескать, натуральный продукт и для кожи полезно. Глупо так думать - отравления не избежать.
  
  Дуку, да и Сайфо поделились своими знаниями на этот счёт: а уж информация у них была. Дуку натаскивал Тейм Церулиан, а Сайфо - Лене Костана, которая, будучи увлечённым археологом, моталась по таким местам, в сторону которых правоверные джедаи и глядеть опасаются. Про личный доступ в Золотое и Чёрное хранилища и упоминать не стоит.
  
  Темная Сторона - не мать, как Светлая, и не верная жена. Она - как ревнивая любовница-куртизанка, выжимающая из своей жертвы все соки и еще чуточку сверху, требующая еще, еще и еще, жадная, никогда не довольствующаяся тем, что есть. У нее не встретишь понимания и сочувствия, она может притвориться доброй и нежной, но это иллюзия: шипованный бич и стальные перчатки уже наготове. А там и до ошейника с кандалами дело дойдет. Да, можно некоторое время находить и в таком обществе удовольствие, но рано или поздно Тьма найдет новую жертву, а старую вытурит пинком под зад, а то и просто убьет.
  
  Дурашка Ксанатос уже встал на коленки, целуя чужие отполированные сапоги, это видно четко и ясно: слишком плотная и упорядоченная энергия, слишком быстро прогрессирует Порча. Психика, вроде как, еще держится, но если Оби-Ван прав в своих предположениях, то очень скоро она полетит к черту: ни один ситх-бейнит, воспитывающий своего будущего убийцу, не захочет, чтобы этот самый убийца был умным, контролирующим себя, знающим и самостоятельным. Кто бы там что ни говорил, а деградация в таких условиях неминуема. Вообще непонятно, как эта линия столько протянула.
  
  Оби-Ван под сканирующим взглядом своего почти родственника даже не поморщился: стесняться нечего, выглядит он неплохо. Пусть до сих пор костлявый, но это худоба растущего мальчишки, а не загибающегося от голода борца за правое дело. Одежда строгая, но тоже пошита руками настоящих мастеров своего дела. Не сверкает драгоценностями, как елка - гирляндами? Самое главное присутствует: сейбер. То, ради чего Дуку и Сайфо-Диас торчали на Мелидаане месяц, отбрехиваясь от Совета.
  
  Полученные в дар камни действительно подошли идеально после недельных бдений. Два понтита и барабская руда составили идеальное трио, вставшее в крепления рукояти, как родное. Еще один камешек барабской руды, самый маленький и невзрачный, стал частью шото: Оби банально жаба душила расстаться с таким сокровищем, раз уж больше в сейбер не лезло. Клинки получились на загляденье: густо-оранжевые, почти красные кристаллы понтита благодаря руде выдавали прозрачную оранжево-желтую, как лава, плазму. А шото был почти бесцветно-прозрачным, слегка отдающим желтизной.
  
  Благотворное влияние настроенных лично на него камней Оби ощутил сразу: известные своим 'охлаждающим' воздействием на нрав и кожу понтиты сняли приступы агрессии, подарив блаженное спокойствие. А шото... А шото едет себе в кобуре на поясе, скрытое палантином. Нечего на него глазеть, пусть будет сюрпризом. Тем более что расставаться со ставшим почти родным кукри он не собирался: он этим клинком, окутанным на рефлексах Силой, даже выстрелы отбивал и не сильно попортил. Так что кукри слева, сейбер на животе благодаря специальному зажиму и магнитному креплению, шото за спиной. И удобно, и благодаря палантину не видно, если что. И пустить его в ход тайком и даже подло он не погнушается.
  
  Глаза Ксанатоса к сейберу аж прилипли, было видно, что в голове завелась мысль. Возможно, не одна. Еще бы! Оби-Ван, которого Дуку просветил насчет подоплеки его разговора с Ксанатосом, очень смеялся. Он-то имел в виду все те обиды и заморочки, что тянулись за Ксанатосом из Храма, его ненависть к Квай-Гону, не дающую думать... А оно вон как. Почти по Кодексу, только не джедаев.
  
  Ксанатосу явно хотелось общаться, и Оби его понимал. Мало того, что загадку подкинули, такую, что мозги скрипели, так еще и банально не с кем поговорить на злободневные темы, просто всласть пожаловаться. Что б там ни орал Ксанатос, а от недостатка общения он страдал: привычку находиться среди таких же, как ты, Одаренных пафосными словами не изжить, особенно такому высокомерному зазнайке. Ситх, который взялся учить Ксанатоса - а Оби был почти уверен, что это Палпатин, ну не мог этот интриган пройти мимо такого многообещающего материала, - явно по душам не болтал, скорее всего, выписывал живительных молний для усвоения учебного материала и все. Да и чему он будет учить одноразового ученика? Тому, кто стремится стать абсолютным монархом, конкуренты, даже самые плохонькие, не нужны. Фильмы ясно на это намекали: две штуки ситхов на галактику, и Ксанатос в этот перечень не входил. Кроме того, Оби обоснованно сомневался в том, что Палпатин будет утруждаться созданием замены Ордена джедаев, только темной направленности.
  
  Это риск. Причем абсолютно неоправданный. И слова имперцев это косвенно подтверждали. Проще быть могучим и сверхъестественным среди обычного населения, для укрощения которого достаточно флота и армии. Растить свою возможную, пусть на пару процентов, погибель?
  
  Нет. На это Палпатин не пойдет.
  
  Сейчас он подбирает разных дурачков, пудря им мозги, потому как выгодно и полезно и отвлекает от него. Но потом, когда сядет на трон... Место рядом будет только для одного, такого, как Вейдер: сломанного морально и искалеченного физически, не способного ни исцелиться, ни обучить ученика. Ни перечить вечному учителю.
  
  Ксанатосу этот расклад неизвестен, зато он ясен для Оби-Вана. И подгадить Палпатину он не откажется. Им... не по пути. Никогда.
  
  Кроме того, нельзя скидывать с весов банальную родственную общность. Оби отлично помнил ревность Ксанатоса, волнами изливающуюся на ничего не понимающего Кеноби. Ксанатос ревновал, что его, вот такого всего гениального и избранного, вдруг заменили не пойми кем. А теперь они вообще оба остались в одиночестве, пусть и по разным причинам.
  
  Ресторан был пафосным и дорогим. Если Ксанатос думал подколоть таким образом еще недавно загибающегося от голода мальчишку, ударить по больному, то зря. В свое время Оби навидался всякого: и лично, и банально по телевизору, по каналам, повествующим о сладкой жизни зажравшихся буржуев. Он равнодушно проглядел меню в кожаной папке по диагонали и заказал бульон, печеное мясо и салат. У него диета: не хотелось пустить под откос все усилия по набору здоровой мышечной массы. Да и набрасываться, как идиот, на непонятные и явно переоцененные деликатесы? Зачем?
  
  Что забавно, Ксанатос тоже не выпендривался, правда, решил побаловать себя бокалом вина. Такая неожиданная, но явно тщательно организованная Ксанатосом случайная встреча на Маластаре шла совсем не по плану ДюКриона.
  
  - Ты определенно выглядишь лучше без пригляда мастера, - в голосе Ксанатоса плескалось одобрение, щедро приправленное ядом. - Интересно, что бы он сказал, увидев тебя сейчас достигшим столького без него.
  
  - Меня не волнует эго Квай-Гона, - равнодушно пожал плечами Оби, точным движением разрезая кусок мяса. - Он стал моим мастером благодаря интригам Йоды и моему отчаянию. Это был урок, из которого я извлек опыт.
  
  Ксанатос еле заметно кивнул.
  
  - Надеюсь, Йода также выучит этот урок и больше никого не растопчут в угоду его желаниям осчастливить окружающих. Не хотелось бы, чтобы в нашем полку сирот было прибавление.
  
  - Я рад, что в этом наши мысли сходятся, - одобрительно улыбнулся ДюКрион. - Жаль, конечно, что ты прекратил свое обучение. Или... - глаза, усыпанные золотыми искрами, впились в сейбер. Оби-Ван крайне неопределенно улыбнулся.
  
  - Знаешь, старший брат... Я впервые за... за годы, да, - задумчиво кивнул Оби, - счастлив.
  
  - Счастлив? - странно посмотрел на него Ксанатос.
  
  - Счастлив. Мне не нужно соответствовать завышенным требованиям и непонятным ожиданиям равнодушного и жестокого ко мне человека.
  
  - Да, в Храме с этим было... - ядовито хмыкнул Ксанатос. - Джедаи...
  
  - При чем здесь они? - Оби отложил приборы и пододвинул к себе десерт.
  
  - Силу можно обрести только на другой стороне, а не в этом благостном болоте. Они никогда не обретут истинную свободу и...
  
  Оби-Ван заржал. Надо же, какой пафос. Причем ожидаемый.
  
  - Великая Сила, и ты! Ксанатос, я тебя умоляю... Не надо. Не надо этих глупостей и заманухи для идиотов.
  
  - То есть? - процедил Ксанатос, сжимая вилку с ножом как оружие.
  
  - Старший брат... Только не говори, что ты купился. Тебя ведь считали умным и вообще гением... Великая Сила... - сострадание так и лилось из Оби-Вана. - Ты купился. Как банально и предсказуемо.
  
  Ксанатос явно взбесился: глаза пожелтели, рука рефлекторно дернулась к сейберу.
  
  - Я тебя прошу, не демонстрируй тут дурные манеры, ты ж, вроде, считаешься аристократом, а не жалким нуворишем. Или это тлетворное влияние Квай-Гона? Желание слышать только то, что хочется, а не трезвую оценку ситуации?
  
  Имя Джинна подействовало как оплеуха. Ксанатос дернулся, с явным усилием расправил плечи и сел свободнее, положив кисти рук на скатерть.
  
  - Я слушаю, - голосом ДюКриона можно было резать металл.
  
  - Ты можешь думать о джедаях что хочешь, старший брат, но не нужно переносить свои детские обиды на всех. Ты явно хотел меня агитировать м... перейти черту. Потому как сам перешел. Не спорь, старший брат, это видно без микроскопа. Твоя Порча. Еще немного, и ты начнешь вонять разложением... Молчи! - слово упало плитой, задавив попытку что-то сказать. - Можно считать джедаев замшелыми, отсталыми и ретроградными. Но у них есть то, чего нет у их идеологических противников. Организация. Да, Ксанатос. Я очень люблю историю. Может, когда-то у ситхов и была Империя, Орден... Вот только - где они? Тысячу лет назад Дарт Бейн реорганизовал Орден ситхов. Он их просто убил, всех, оставшись единственным носителем знаний. И потом сам погиб от рук ученицы. Потому как возвел предательство в обязанность и способ жизни.
  
  Ксанатос явно удивился, но так, словно получил доказательство своих предположений. Он даже сел чуть свободнее, показывая, что слушает.
  
  - А теперь подумай своими хвалеными мозгами, Ксанатос. Как думаешь, многому ли можно обучить своего будущего убийцу? Без базы, библиотеки и материалов, без помощников... Скажи... Захочет ли кто в таких условиях, чтобы его наследник стал... лучше? Умнее. Сильнее. Хитрее. Даст ли кто в чужие руки оружие? Или спрячет? Схитрит, подсунув обманку? А?
  
  Ксанатос прищурился, красивое холеное лицо стало почти уродливым: он явно вспомнил что-то.
  
  - А ты, младший брат? - протянул ДюКрион.
  
  - Я? У меня есть все необходимое.
  
  - Не боишься? - прищурился Ксанатос.
  
  - Кого? Джедаев? С чего бы это? - изумился Оби. - Им придираться не к чему.
  
  Ксанатос явно задумался. Официант понятливо наполнил бокал, ДюКрион выпил, задумчиво сжевал нечто желейное в качестве десерта. Оби молча доел фруктовый салат и развернулся к подскочившему официанту:
  
  - Жаровню, глиняный чайник, чашки ацуко. Цветы кавары. Рисовые колобки.
  
  - Какой сорт чая желаете?
  
  - Белый амуи.
  
  Ксанатос очнулся от раздумий, недоверчиво уставясь на Оби-Вана. Стол оперативно очистили от лишнего и принесли заказанное. Оби-Ван неторопливо провел чайную церемонию: такую, как в Храме, привычную и знакомую всем его воспитанникам. Ксанатос смотрел, и, пусть щиты Падшего были непроницаемы, в глазах плескалась тоска по утраченному. Оби ополоснул чайник, слил первую воду с заварки, вновь залил чай кипятком. Туда же отправились пара цветков кавары, ностальгически пахнущие жасмином, в чашки полилась струйка бледно-желтого настоя.
  
  Братья по несчастью одновременно подхватили хрупкие чашечки кончиками пальцев, салютуя друг другу и склоняя головы.
  
  Оби разлил чай еще дважды, после чего разломил рисовый колобок и подал половину Ксанатосу, как положено младшему в родословной. У ДюКриона еле заметно дрогнули пальцы.
  
  - Наше знакомство состоялось при крайне отвратительных обстоятельствах, - Оби смотрел в бледное лицо, застывшее траурной маской. На стол лег кусочек флимпси с номером комлинка. - Но мы все еще часть одной родословной... Кто бы там что ни думал. И пока ты помнишь об этом, старший брат, я не откажу в общении.
  
  
***
  На Мелидаан Оби вернулся довольным. Мало того, что полеты на Набу и Альдераан прошли успешно, Антиллесы даже решили отправить еще одну партию переселенцев, да и подкинули от щедрот дроидов и разные полезные мелочи, так еще удалось метафорически повозить Ксанатоса его длинным носом по той куче гуано, в которую тот радостно прыгнул.
  
  Естественно, Оби не рассчитывал, что ДюКрион вот так сразу после одной беседы проникнется и вприпрыжку помчится в Храм каяться, размахивая белым флагом. Но он подкинул Ксанатосу пищу для размышлений, плюс потоптался по больным мозолям и надавил на нужные кнопки. Уже начало. И если Падший созреет для 'поговорить'... Полдела сделано, считай.
  
  Впрочем, самым выгодным во всем этом оказалось то, что Оби-Ван, пообщавшись со своим предшественником на ниве падаванства, вспомнил обстоятельства их встречи, а заодно и причины, по которой вообще оказался в этой части космоса.
  
  Пресловутый Агрокорпус.
  
  Для подавляющего большинства юнлингов Храма не было ничего страшнее 'поездки на картошку', особенно на постоянной основе. Как говорится, все что угодно, только не это. Сам Кеноби тоже считал, что нет судьбы хуже, чем стать фермером.
  
  Для Оби-Вана такое казалось крамолой и идиотизмом. Потому как земля всегда в цене, жрать хотят все абсолютно, а уметь заставить цвести и плодоносить пустыню и считать себя неудачником... Это в головке ва-ва, дырка и воспаление мозга.
  
  Объяснение Сераси и окружающим, с чего это он бегает кругами, едва не выдирая волосы на голове, вызвало бурные обсуждения, особенно среди мандалорцев. Последние вообще никак не могли поверить, что джедаи занимаются фермерством, хотя многие дети Мандалора, особенно последователи Джастера, не считали ковыряние в земле чем-то постыдным. Тот же Фетт родился на ферме, его родные родители выращивали плоды и ягоды на продажу.
  
  Оби в своих мечтах видел колосящиеся нивы, рощи и сады, тучные стада и кипящие от резвящейся в них рыбы водоемы. Сам он был в аграрных науках ни в зуб ногой, Кеноби своей заботой растения только морил, как концентрированный гербицид, но ему и не требуется лично поднимать целину. Для этого есть специалисты, которых жители Мелидаана будут холить и лелеять. Да, полностью восстанавливать планету долго, но сейчас для них важнее решить проблему с продовольствием. Невзирая на все усилия, рацион обитателей планеты был крайне скуден, хорошо хоть, не голодали. А техники Силы позволяли ускорить рост растений и увеличить урожай в разы. Значит, срочно требуется наладить общение с членами Агрокорпуса: у него есть что предложить тем, кого считают представителями второго сорта.
  
  Сераси план действий одобрила, отвесив своему дорогому супругу мотивирующего пинка в дорогу. Оби-Ван тут же погрузился в корабль, в который просочились и Майлз с несколькими товарищами: поселившимся на Мелидаане мандалорцам страсть как хотелось увидеть джедаев-фермеров в естественной среде. Сам Оби-Ван радовался предоставленному Сайфо-Диасом доступу в Храмовые архивы и библиотеку. Благодаря запросам он выяснил, что на Бендомире располагаются не только пресловутые глубоководные шахты, но и основная штаб-квартира Корпуса.
  
  Прошерстив информацию, Оби только посетовал на свою слепоту и ограниченность: отрыжки храмового воспитания Кеноби до сих пор иногда здорово отравляли жизнь. Члены Агрокорпуса творили чудеса на почти безвозмездной основе, они спасали ежедневно гораздо больше разумных, чем все хваленые дипломаты Ордена вместе взятые, причем делая это обыденно и привычно. А их ни в грош не ставили, что самое печальное.
  
  И Оби собирался это исправить.
  
  Если честно, он вообще не понимал, какого хрена аграрии поселились именно на Бендомире. Планета была крайне своеобразной, разделенной на две части: Великое море и один огромный материк. И если раньше Бендомир был чисто сельскохозяйственной планетой, то с нахождением богатых залежей ионита и азурита все полетело к черту. 'Дальние миры', горнодобывающая компания, которую сейчас заграбастал себе Ксанатос, чхать хотела на желания аборигенов и представителей Корпуса. Уже началась конфронтация. Ну и если его дорогой старший брат настолько туп, что не понимает ценности членов Агрокорпуса, то с чего бы это Оби-Вану его просвещать? Да и оставлять безнаказанным пленение и продажу в рабство он тоже не собирался.
  
  Рано или поздно, но Ксанатосу это аукнется.
  
  Бендомир встретил ясной теплой погодой. Штаб-квартира Корпуса представляла собой целый комплекс зданий, теплиц и оранжерей, полей и опытных делянок, лабораторий и жилых домов. Оби-Ван огляделся, поправил палантин и решительно зашагал в сторону ожидающего их пожилого мужчины в потрепанной мантии.
  
  
***
  Королева - теперь уже бывшая - Эритаэ, в миру - Абха Абаллоне, по праву считала себя умной, а не только красивой. На Набу красота значит многое, но мозги здесь ценятся больше. Проку с точеной фигурки и красивой мордашки, если не можешь просчитать простейшую многоходовку.
  
  Кроме того, Абха обоснованно гордилась полученным образованием и начитанностью: два срока на троне - это не просто так, она с пяти лет мечтала о короне, с семи шла к ней осознанно. Она жила в библиотеке, раскапывала нюансы обычаев, законов и постановлений, погружалась в давно похороненные в архивах свидетельства очевидцев и считающиеся уничтоженными хроники без цензуры. Особенно Абха любила историю своей семьи, просматривая через нее, как сквозь призму, историю Набу, гораздо более мрачную и кровавую, чем можно было счесть, глядя на мирную планету и высококультурных жителей.
  
  Когда-то давно, еще до колонизации людьми, Набу являлась частью Империи Ситхов, и война с гунганами только закрепила влияние темных одаренных. В отличие от многих, Абха знала, откуда ноги растут у ритуального грима королей и королев, почему правителями избирают малолеток и почему срок правления монарха составляет лишь четыре года.
  
  Белое лицо и алый мазок на губе - это маска Смерти, а вовсе не дань уважения одной самоотверженной королеве, как верещат некоторые нувориши, а на второй срок никого не переизбирали, так как покойники не могут управлять планетой по чисто техническим причинам. Если это не Лорды ситхов, конечно... Но и тех стараются законопатить в могилу благодарные ученики с последователями.
  
  Абха знала все это, потому как в ее семье было семь зарезанных на алтаре монархов. Семь. Только Палпатины могли похвастать большим печальным счетом... И, учитывая сказанное раджем Кеноби, Абха понимала почему.
  
  Сама Абха не могла похвастать высоким содержанием в крови мидихлориан, достаточным для прилета джедайских вербовщиков, впрочем, она от этого не страдала: кровью предков были оплачены не только трон и вхождение в список Королевских домов, но и некоторые очень интересные записи, практики и даже артефакты. Пришла пора всему этому богатству вновь выйти на свет из хранилищ и сундуков.
  
  Не верить Кеноби Абха не собиралась: первым делом после знакомства с раджем она навела справки, хорошенько заплатив информаторам, и каждый потраченный кредит окупил себя сторицей. Ей предоставили все, что только смогли найти, начиная с планеты рождения и заканчивая конфликтом с Квай-Гоном Джинном, а также недавним скандалом в Храме. Кто поглупее, мог бы решить, что как Одаренного Кеноби можно списать. Дескать, что взять с ученика-недоучки. Но Абху уже проинформировали о визите мастера Дуку и магистра Сайфо-Диаса: просто так летать на заштатную планетку такие монстры не будут. Учитывая, что Дуку до сих пор зовет Кеноби гранд-падаваном, можно сделать вывод, что учеба продолжается. И - без присмотра Ордена.
  
  И менять привычки Кеноби явно не собирался: Абха с легкостью считала невербальное послание раджа, сложившего руки на груди. Привычная стойка джедаев, говорящая о мирных намерениях.
  
  Теперь предстояло подумать над тем, как отвести угрозу от Набу и от себя лично. Абха смутно помнила рыжеволосого, мило улыбающегося мужчину, но строить Храм и гробницу подмастерье или фанат запретных учений не будет. Это прерогатива Лордов. Владык. Значит, исходить она будет из этого. Пора доставать особые драгоценности... и поговорить с Веруной. Пять веков назад у его семьи был конфликт с Палпатинами, закончившийся массовыми смертями для последних.
  
  Не срок для известных своей мстительностью и долгой памятью ситхов.
  
  
***
  Что сказать, на 'поговорить' Ксанатос созрел быстро. И месяца не прошло. Вид у начинающего ситха был удручающий, на взгляд Оби: вроде, упаковка шикарная, да начинка подкачала. Разговор шел на безопасные темы: Ксанатос никак не мог выдавить из себя цель звонка. Оби помогать ему не собирался: взрослый уже, мозги, вроде, стухнуть не успели, пусть шевелит извилинами. Оби-Ван сидел на лавке в маленьком палисаднике, щурясь на зажигающиеся звезды, и откровенно наслаждался жизнью, попивая калишский чай: благодарный Шилал прислал с оказией пакет. А вот Ксанатос на голограмме выглядел замученным.
  
  - Почему ты сказал, что я поступил банально и предсказуемо? - неожиданно прорвало Ксанатоса. Оби хмыкнул, делая неторопливый глоток.
  
  - Великая Сила, Ксанатос, ты как маленький, - жалеть эго Падшего Оби-Ван не собирался. - Ушел из Ордена, и... Что? Вот скажи, ну что ты такого не сделал, чего не делают подавляющее большинство покинувших Орден джедаев? А? Поливаешь Храм грязью, орешь, что свободу можно обрести только на противоположной стороне, занимаешься работорговлей и хищничеством, пытаешься убить своего бывшего мастера, заодно нанося ущерб окружающим. Посмотри на себя: у тебя уже Порча физически проявилась... Стандартный Падший, как по учебнику. Самый обычный пошедший вразнос Падший. Банальный и предсказуемый.
  
  - Я не... - скрипнул зубами Ксанатос, Оби его оборвал без малейшего пиетета.
  
  - Ты - да. Очень 'да'. Не думаю, что долго протянешь такими темпами... Или Тени зачистят, или кто-то заплатит наемнику, и тебя похоронят где-то в канаве. Или... что более вероятно... Тебя используют как пешку для размена на крупную фигуру.
  
  - Откуда... - дернулся Ксанатос. Оби-Ван закатил глаза с душераздирающим вздохом.
  
  - Мой глупый старший брат. Ты силен в Живой Силе, за это Джинн тебе дифирамбы пел. А я принадлежу Объединяющей. Вот и думай.
  
  - Ты что-то видел? - выдавил из себя после длительного молчания Ксанатос.
  
  - Хм... Проще сказать, чего и кого я не видел, - в упор уставился на голограмму Оби-Ван. - У тебя есть лет десять. Не больше. Мой слишком самоуверенный брат. И отсчет уже идет.
  
  Логика у Оби была проста: в фильмах не было, значит, не дожил. Все.
  
  Передача прервалась, Оби вздохнул, допивая чай. Было тихо: та тишина, что наполнена стрекотом насекомых, посвистами птиц и прочими природными звуками. Что поделать, населения почти нет, город теперь похож на средневековый: домики, окруженные садами и огородами, кругом поля и просто расчищенные земли. Сераси подошла, села, прислонившись к плечу.
  
  - Все хорошо, - девушка улыбнулась в ответ на вопросительный взгляд. - Всех разместили: места хватает.
  
  Оби кивнул. Полет на Бендомир увенчался успехом. Прилететь для восстановления планеты согласились двадцать джедаев. Мастера, подмастерья, даже несколько отчаянных падаванов. Оби решил начинать с малого. Этот аграрный десант прилетел надолго: контракт составили на пять лет с возможностью пролонгации. И с возможностью расширить состав экспедиции.
  
  Оби был уверен, что после его отлета мастера найдут, о чем поговорить: он особенно упирал в то, что планета не входит в состав Республики, что остро нуждается в жителях, особенно таких, и что специалистам будут не только платить зарплату за работу, но и дают карт-бланш на исследования, а всем, кто прилетит, передадут в собственность дома, снабдят некоторыми вещами... Обеспечат, как и жителей, обучающими программами, соответствующими самым строгим стандартам учебных, в том числе и высших, заведений Республики. Будут обучать самообороне, как и остальных. А после дадут гражданство, со всеми правами и обязанностями.
  
  У некоторых мастеров и подмастерьев от таких намеков аж глаза загорелись, тем более что сейбер на поясе Оби-Ван не скрывал.
  
  Но самой своей большой удачей за последнее время он считал встречу с Фимором.
  
  Здоровенный - за два метра - дядька самого добродушного вида и с заметной хитрецой в глазах ему сразу понравился. Встреча была краткой, но очень полезной: Фимор обменялся номерами комлинков и с готовностью воспринял идею прилететь в гости. А Оби думал, что его очередной старший брат очень непрост: тонкий веревочный браслет с парой бусинок на могучем запястье сильно напоминал гарроту. Да и двигался он... Как обычный, самый обычный человек. Джедаи двигаются по-другому.
  
  Впрочем, лезть в его дела Оби не собирался, но некоторые выводы сделал.
  
  - Идем спать. Поздно.
  
  
***
  Ксанатос, сгорбившись, сидел в погруженном во тьму кабинете. Левую руку дергало и тянуло: такой вежливый и вроде как приятный в общении учитель не принял его оправданий о провале поручения и едва не сжег дотла молниями. Ксанатос орал, катаясь по полу от боли, а человек, лица которого он даже не видел, смеялся и презрительно выплевывал слова о никчемности и раздутом самомнении Ксанатоса. После чего действительно плюнул на него и ушел: фигура в бесформенной мантии с капюшоном.
  
  Это было больнее всего: удар по самолюбию.
  
  Он с трудом отскреб себя от грязного бетонного пола, буквально поковыляв к спидеру. На ожоги, расчертившие тело, пришлось извести весь запас бакты, что был на его личном корабле. А руки тряслись до сих пор.
  
  Пока летел домой, Ксанатос все вспоминал разговоры с Кеноби. Про предсказуемость. Про банальность... А сейчас, после очередного общения, вновь прогонял внутри разговор.
  
  - Чего ты хочешь, Ксанатос? - рыжий мальчишка смотрел на него, как на неизвестное науке насекомое: и непонятно, чего ждать, и любопытно.
  
  - А ты?
  
  - Я? Я хочу быть счастливым. Не на словах, а на деле. Жить своей жизнью, а не подчиняясь сиюминутным хотелкам и алчности непонятно кого. Наслаждаться этой жизнью, жить, а не выживать. Зависеть от себя, а не чьей-то милости. Я хочу, чтобы Йода, Квай-Гон, другие видели, что я не заблудшая и паршивая банта, не какой-то раздувающий щеки Падший, а тот, кто сделал себя сам. Поднявшийся на вершину не благодаря их подачкам. Я хочу, чтобы они видели: без них мне лучше, чем с ними. И это не слова. Это факт. Вот чего я хочу. А чего хочешь ты? Ты вообще хоть знаешь, чего хочешь именно ты? Не твои обиды и страхи, а ты?
  
  - Чего я хочу... - пробормотал ДюКрион. - Чего я хочу...
  
  Он думал, что хочет быть свободным и сильным, облеченным властью. А потом оказалось, что хочет убить Квай-Гона, истребить джедаев, разрушить Храм... Примитивные желания банального Падшего. Теперь он хочет того же, чего и его так и не показавший лицо мастер. А чего хочет лично он?
  
  
***
  Палпатин раздраженно сел на любимую плиту, отработанно успокаивая дыхание и тело. Ксанатос, которому было поручено элементарное - диверсия в Храме, - даже это выполнить не смог. Видите ли, Брук Чун, на которого возлагали такие надежды, стал падаваном Т`чуки Д`уна и находится под круглосуточным присмотром Мясника, а тайные ходы неожиданно законопатили и поставили ловушки, в которые Ксанатос едва не попался. Да кого волнуют трудности ученика? Дали задание, сдохни, но выполни! А эта тля даже этого сделать не смогла.
  
  Неважно... Найдется этой бабочке-однодневке применение. Последнее в его жизни.
  
  Палпатин закрыл глаза, погружаясь в медитацию: насыщение галактики Тьмой подходило к логическому концу, он чуял это всем своим естеством.
  
  
***
  - Прошу прощения! - пискнул кто-то, и Сайфо открыл глаза. Рядом в траве барахтался мелкий мальчишка, едва не снесший во время бега медитирующего магистра.
  
  - Ничего, малыш, - улыбнулся мужчина, рассматривая юнлинга.
  
  - А что вы делаете? А... - вопросы посыпались, как клубни из дырявого мешка, и Сайфо рассмеялся. Любопытный юнлинг сиял Светом, и магистр, которого больше не одолевали страшные и выматывающие видения при взгляде на любой предмет, с удовольствием погрузился в просвещение мальца.
  
  
***
  Толм отметил стилом на плане очередной заделанный проход и отдал команду дроидам. Присматривающие за процессом Тени негромко переговаривались, рассматривая план нижних уровней. У мастера было отвратительное настроение: расследование уже вскрыло уйму неприглядных вещей, и Толм чуял, что это только вершина айсберга.
  
  
  
  
  
  Глава 12 Камешек в жерновах 1
  
  
  
  
  
  
  
  Дуку оказался чудовищно эффективным учителем. За полгода - и это с перерывами, он просто не мог находиться на Мелидаане постоянно, - мастер-джедай как-то естественно и не напрягаясь впихнул в своего нового почти падавана столько знаний, что Оби-Ван удивлялся самому себе.
  
  Никаких послаблений, снисхождения и прочего слюнявого потакания: Ян был жестким почти до жестокости и требовал максимального, если не невозможного. Оби-Ван вспоминал недолгое падаванство Кеноби у Джинна и изумлялся. Джинн был тоже и умным, и жестким, если что, и требовательным. Но. Это пресловутое 'но'!
  
  Чертовы нюансы...
  
  Ян говорил: 'Я знаю, ты можешь больше'. И говорил это так, что было понятно: он знает пределы сил своего ученика, он верит в то, что ученик раздвинет эти пределы, выйдет за них. Ян тянул своих подопечных вверх, подтягивая к нереально высокой планке. Одобрение высказывал дозированно, но каждая редкая похвала, каждая скупая улыбка и одобрительный прищур глаз, каждый кивок были бальзамом на душу и топливом, разжигающим желание карабкаться вверх, невзирая на ободранные руки и стесанные до костей подошвы.
  
  Дуку был мастером, на которого хотелось равняться: естественно, не всем, а сильным. Так что ж? Перед лицом такого учителя слабость не являлась оправданием.
  
  Джинн же говорил по-другому. Он говорил: 'Я думал, ты можешь лучше'. Вроде бы смысл одинаков, но это высказывание, полное разочарования, заставляло чувствовать себя провалившимся неудачником. Джинн придирался, выискивая недостатки, акцентируя внимание на них.
  
  Ян указывал на недоработки, чтобы их исправить.
  
  В один из дней, когда вымотанный до состояния амебы Оби-Ван, превозмогая слабость, проводил чайную церемонию, Ян расщедрился на пояснение, почему у него с Джинном такие напряженные отношения. Причина была простой: Йода.
  
  Джинн только первые четыре года был действительно падаваном Дуку: жил с ним в одной квартире, учился, летал на миссии... Но чем дальше, тем шире становилась между ними бездна непонимания. Ян был перфекционистом, дотошным и въедливым учеником и учителем. Очень упорным и трудолюбивым. Именно благодаря этим качествам он смог возродить искусство дуэлей и стал мастером Макаши - первым за Сила знает сколько веков. Именно благодаря упорству он вошел в десятку лучших мечников Ордена - даже не Храма. Ян с легкостью давал прикурить и Йоде, и еще трем мастерам-долгожителям, невзирая на их многовековой опыт. Цин Драллиг, Мастер Боя, знаток шести форм, в настоящее время грызущий гранит Седьмой, тоже падаван Йоды, уважительно признавал его равным, как и обуреваемый гордыней Винду.
  
  Он был воплощением дисциплины... А Джинн, поначалу ползущий вверх, постепенно начал взбрыкивать все чаще, поступая просто наперекор авторитарному учителю. Ян не сюсюкал, озвучивая претензии, а Джинн считал себя исключительным, тем, кого надо упрашивать. Ян шел к намеченной цели через 'не могу', Квай на пути то и дело отвлекался на понюхать цветочки и спасти очередную жалкую форму жизни: он жил здесь и сейчас, Живая Сила бушевала в нем, позволяя оправдывать ее Волей любой идиотизм. Внешне мягкий и добрый Йода с легкостью им манипулировал, нахваливая и уговаривая, в отличие от требовательного Яна, и очень перспективный и имеющий потрясающие задатки и таланты, но так же потрясающе равнодушный к тому, что ему не нравится, Квай однажды просто переехал к своему гранд-магистру, фактически став его падаваном. Именно Йода доучивал и выпихивал Джинна на рыцарские испытания и прочее. Да и заветное звание мастера Квай получил очень быстро, через два года после того, как стал рыцарем: доучив Фимора, взрослого, готового к испытаниям, неожиданно оставшегося сиротой. Два года падаванства всего лишь, и Фимор вылетел из гнезда, а Джинн заявил, что вот теперь он возьмет в ученики того, кого хочет, а хотел он Ксанатоса: считающегося гением сына губернатора Телоса, сохранившего тесные связи с отцом, взятого в возрасте семи лет, показывающего отменные успехи в яслях.
  
  Да, Ян признавал, что он не идеал джедая, что вообще не идеал: тяжелый характер, завышенные требования ко многому, но... Они действительно не подходили друг другу.
  
  Впрочем, Ян был бы рад, если б Джинн в своем вечном бунте достиг высот, просто чтобы насолить ему, но, увы, настоящим мастером выбранного из противоречия Атару Квай так и не стал, и это для фаната боя было главным.
  
  Как говорится, непримиримые разногласия.
  
  Сам Оби-Ван решил идти проторенным путем и изучать Макаши и Соресу. Он помнил, как в фильме почти столетний граф ловко разделывал на филе своих гораздо более молодых и юрких противников. Как отпинал Йоду. И если б не предательство Палпатина... Кто знает, что тот сделал со своим учеником в нужный момент, чтобы победа Скайуокера была гарантирована? Особенно когда свидетели валяются дохлыми или без сознания? Точечное воздействие Силой, рывок за ученические Узы... Предположить можно многое. Пусть молодой и сильный, но почти необученный Скайуокер против имеющего вековой опыт дуэлянта, не вылезающего с поля боя... Это даже не смешно.
  
  Поэтому никакого Атару: он не Йода, который нивелировал безумной скоростью, финтами и прыжками размер и массу, не идиот Джинн, который действовал из духа противоречия. Атару хорош в резкой, нахрапом, атаке, в прорыве, там, где много места. В узком коридоре и низкой комнатке не напрыгаешься, а большинство схваток происходят именно в помещениях, а не в чистом поле. Макаши элегантно и экономно, а еще невероятно эффективно, а не эффектно.
  
  Соресу же, которому его будет обучать Сайфо-Диас - это выносливость и абсолютная защита. Это истощение противника при минимальных усилиях, а потом - резкое добивание.
  
  Оби-Ван крайне уважал загонную охоту и сидение в засадах: Старейшины подтвердят.
  
  На радостях, что его больше не клинит каждые две минуты, Диас, обретший вкус к жизни, начал передавать накопленный опыт, обмолвившись, что тренируется: его в Совет не за красивые глазки взяли все-таки, и, как понял Оби-Ван, скоро у магистра появится ученик, кого-то он уже присмотрел. Это радовало. Каждое положительное изменение было бальзамом на душу, особенно радовали те, что происходили при его непосредственном участии.
  
  Дуку с Диасом прилет адептов Агрокорпуса на планету удивил: они тоже о банальных каждодневных чудесах не задумывались. Инерция мышления, от которой оба помрачнели, явно делая про себя выводы. Аграрии при виде 'настоящих джедаев' потрепетали, но потом включились в работу и перестали обращать на что-то внимание. А Оби-Ван, наблюдая за их действиями, только убедился, что поступил крайне мудро и прозорливо.
  
  То, на что у обычных, даже очень знающих и опытных специалистов ушли бы месяцы, а то и годы, джедаи делали за недели и дни. Под их руками саженцы на глазах укоренялись и начинали бурно расти, омолаживались старые деревья, покрывались цветами, а затем плодами ветви, очищались почва и вода. Уже через месяц они собрали первый урожай, а джедаи обещали еще два.
  
  Два.
  
  Для годами голодающих мелидаанцев это звучало как нечто запредельное, и джедаев - всех, от мала до велика, - окружили таким вниманием, что последние не знали, что и делать.
  
  Оби-Ван только потирал ладони: ему это подчеркнутое самоуничижение и переплавившаяся в аскетичность скромность, переходящая все пределы, жутко не нравились. Впрочем, с этими заскоками они справятся.
  
  Уже справляются: целители разума недаром ели свой хлеб - что мандалорцы, что прилетевший альдераанец.
  
  Видя, как исполняются его мечты, Оби-Ван принялся исполнять чужие. Все джедаи получили гражданство, построенные или отремонтированные лично для каждого дома, личные счета, зарплату - пусть и маленькую, но это только начало, - а также то, что стоит гораздо дороже денег и прочих материальных благ: искреннее уважение окружающих. Естественно, это не могло не воодушевлять, и отчеты потекли на Бендомир полноводной рекой, так что вскоре количество проживающих на Мелидаане джедаев увеличилось втрое.
  
  Сераси плакала от радости. Оби-Ван как-то застал девушку в палисаднике, сидящую на скамеечке в обнимку с пошитой им для нее лично мягкой игрушкой. Примитивная кукла-заяц из лоскутов: ушастая, похожая на игрушечного монстра Франкенштейна, сшитая им по выковырянным из памяти лекалам. Пропитанная любовью и Силой, несущая отпечаток его личности, кукла помогала Сераси переживать периоды разлуки, когда ее блудный супруг мотался по галактике.
  
  В этом мелидаанцы были непреклонны, да и сами Оби-Ван с Сераси их поддерживали: правящая семья не может покидать планету одновременно. Ни при каких обстоятельствах.
  
  Для кучки выживших они были олицетворением мира, достатка и прочих благ, и мелидаанцы не собирались терять самое лучшее для них правительство, вытаскивающее их из того бездонного провала, в который они падали несколько веков подряд.
  
  Что Оби-Вана, что Сераси всегда сопровождала целая толпа: телохранители, секретари, личные помощники. Хорошо хоть, в постель не лезли, но вокруг дома обязательно находились охранники. Мандалорцы, поглядев на такой энтузиазм, включились в процесс, попутно подтягивая самоназначенных охранников до высоких мандалорских стандартов, потом неожиданно присоединились Джон с Комари... Когда Оби-Вану положили на стол смету для закупки весьма специфического оборудования, он окончательно убедился, что Мелидаан вышел на свою собственную дорогу.
  
  На его глазах рождалась новая культура: использующая старые традиции и обычаи, дополненная новшествами. Уставшие от бесконечных войн и смертей, они сделали мир своим идеалом, вот только в крайности пацифизма не свалились. Абсолютно все жители, включая джедаев, изучали самооборону, учились стрелять, выживать, быть готовыми дать отпор тем, кто решит применить к ним агрессию. Абсолютно все имели оружие, даже джедаям вручили именные клинки каждому: мастера и подмастерья растерянно сжимали кукри, у падаванов горели глаза.
  
  А ведь это только начало: Оби планировал сделать финт ушами и поволочь всю эту толпу на Адегу или Илум, заручившись поддержкой Сайфо-Диаса. И пусть попробует кто-то что-то вякнуть.
  
  А в новой партии бывших рабов неожиданно оказался оружейник, спец по доспехам, здоровенный детина, которого с распростертыми объятиями приняли мастера Мелидаана, уже давно кующие только оружие.
  
  И, судя по заговорщическим взглядам, скоро Оби-Вана ждал подарок.
  
  ***
  
  
  Палпатин задумчиво смотрел в окно, любуясь пейзажем.
  
  Со стороны могло показаться, что он просто рассматривает сад, но на самом деле он тщательно обдумывал накопившиеся проблемы, прикидывая самые лучшие, самые правильные решения.
  
  Годовой цикл медитаций завершился, и насколько Шив мог понять, ощутить, его усилия увенчались успехом. Тьма стала капельку сильнее, словно наполнив собой галактику, да и он сам стал сильнее. Внутри вывалились первые песчинки из монолитных дамб ограничений и начали просачиваться первые капли понимания процессов мироздания. Сейчас Шив действительно начал понимать некоторые очень сложные, высокоуровневые техники и медитации, понимать, как они действуют, к чему приводят, как их надо делать правильно, так, чтобы были польза и развитие, а не ступор и откат назад.
  
  Карьера тоже пошла в гору: помощник сенатора от сектора - это вам не гунганы начихали. Разумеется, должность - это только прикрытие, Шив уже давным-давно знал всю подноготную нужных ему сенаторов, их помощников, то, как действует система... Пришла пора эти знания применить к своей пользе.
  
  Именно к своей, что бы там Дарт Плэгас ни думал.
  
  Может, когда-то, когда Шив был молод, идеалистичен и полон ошеломления и страха перед Плэгасом, практически идеализируя учителя, может, в те славные времена он и считал, что все усилия должны быть направлены на исполнение тысячелетнего плана уничтожения конкурентов и возведения на вершину ситхов, вот только эти идеалистические устремления давно рассыпались осколками, не выдержав столкновения с реальностью, а прагматизм растоптал остатки.
  
  Сейчас, стоя у подножия очередной горы, Шив мог смело признаться самому себе, что сделает все, чтобы задуманное когда-то Владыкой Бейном исполнилось, чтобы план увенчался успехом, вот только с одним важным нюансом: этот успех подарит власть и возможности только ему.
  
  И больше никому.
  
  Узы, выкованные Плэгасом, давно уже мешали, да и вообще, пусть старый муун научил его многому, но еще больше знаний Шив добыл самостоятельно: подслушал, подглядел, украл... Сколько раз он стоял на грани смерти, протянув жадные руки к запретному... Плэгаса больше всего интересовала чистая наука и его эксперименты, благодаря которым муун превратился практически в неостановимое чудовище, но и Шив в последнее время чувствовал, что готов выйти из-под его опеки и стать полностью самостоятельным.
  
  Даже этот эксперимент по насыщению галактики Тьмой, который непонятно зачем понадобился Плэгасу, и то дал больше пользы, чем учитель за последние несколько лет.
  
  А уж назначение помощником сенатора и вовсе откроет перед ним такие перспективы и такие двери, что Плэгас будет только мешать. Пора бы уже решить проблему эмансипации... Тем более что гробница в Долине Лордов достроена. Как и дворец на Мустафаре.
  
  Шив очнулся от размышлений, прошел в особую комнату и сел на любимую плиту, бросив на нее коврик для медитаций. Пропитанный страданиями и ненавистью камень теперь постоянно путешествовал вместе с ним: погружаться в Темную сторону Силы, сидя на плите, было одно удовольствие. Следовало подготовиться: Плэгас изъявил желание прилететь лично, узнать о проведении эксперимента все подробности, так что...
  
  Сила намекала, что готова сделать ему подарок - подарить шанс.
  
  ***
  
  
  Оби-Ван давно уснул, а Сераси, лежащая рядом в обнимку с мягким тряпичным страшилищем, улыбалась и слушала в темноте тихое сопение супруга.
  
  Думала ли она, что все будет вот так, когда встала плечом к плечу рядом с Нильдом в попытке остановить бесконечное кровопролитие?
  
  Честно говоря, нет.
  
  Они тогда тряслись, как полевые шусли, боялись и пытались не показывать страха, строили планы на будущее, которое было невозможным. Нильд был не самым компанейским и дружелюбным мальчишкой, но он обладал стратегическим мышлением и понимал, что такое долг. Они как-то даже поговорили насчет свадьбы, ведь это самый быстрый, простой и законный метод объединения во всей галактике. Была ли у них любовь? Нет. Совершенно. Но у них был долг, некоторая симпатия и понимание необходимости данного шага, а также согласие сделать этот шаг - для начала вполне достаточно.
  
  А потом появился Оби-Ван, и события понесли их всех, как щепки в реке, неведомо куда.
  
  Сераси видела смущение в глазах рыжего мальчишки, видела, что она ему нравится, что он, возможно, в нее даже влюблен. Меняло ли это знание что-то? Нет. В Сераси не было любви, совсем. Она выживала, помогала выжить другим и шла вперед. На сантименты не было ни времени, ни сил. Ни желания, если честно.
  
  А потом Нильд погиб, и едва не погиб Оби-Ван.
  
  Тот ужас Сераси помнила до сих пор и до сих пор не могла спать в одиночестве: ей все казалось, что это она осталась одна, и Старейшины выбивают Молодых одного за другим, и некому помочь, потому что они - дети, а взрослые... Нет среди них тех, кто готов помочь, вон, прославленный джедай-дипломат и тот свалил с планеты, даже не собираясь делать вид, что что-то предпримет по поводу их проблем.
  
  Она просыпалась в холодном поту, прижималась к горячему Оби-Вану, сжимала его руку и засыпала, успокоенная. Он рядом. Он защитит.
  
  Появилась ли в ней любовь? Нет. Вот так вот сразу - нет. Ее брак с Оби-Ваном был продиктован необходимостью. Сераси знала правду: войну остановили не Молодые, не дипломатия, а Оби-Ван. Лично. Она не была дурой и могла связать между собой отлучки Оби-Вана и резкую убыль среди Старейшин. Она чуяла запахи крови, выстрелов и земли.
  
  Раньше она бы возмутилась, устроила допрос...
  
  Сейчас она поумнела, поэтому промолчала.
  
  Она промолчала, потому что все призывы к дипломатии в данный момент выглядели бы откровенной насмешкой и лицемерием. Да и не осталось в ней желания решить конфликт мирно: смерть Нильда, с которым уже была распланирована жизнь на ближайшие лет десять, принесены брачные клятвы, что-то в ней сломала. И Оби-Ван, не гнушающийся запачкать руки по локоть, невзирая на все свое воспитание, неожиданно стал той опорой и примером, которого ей, да и всем остальным, не хватало.
  
  Впрочем, и Оби-Ван тоже изменился, стал в одночасье взрослее, решительнее. Он тоже многое решил для себя, побывав на пороге смерти, и Сераси только радовалась, что все принятые им решения были к ее и Мелидаана пользе. Поэтому она со своей стороны сделала все, чтобы привязать его к себе и планете: дала звание генерала, давно заслуженное и оправданное, титул раджа, заключила с ним брак.
  
  Появилась ли в ней любовь?
  
  Опять-таки нет. Понимание, что вот этот разумный закроет ее от опасности собой, подставит плечо в трудный момент, утешит. Крепкая дружба и очень твердый и обоснованный расчет. Но в ней проклюнулась симпатия, а это уже начало. И кто знает, что будет дальше.
  
  Оби-Ван принес им мир и дал шанс на возрождение и процветание, и Сераси иногда шутливо называла его их единственной надеждой. Он только хмыкал и улыбался, и своими собственными руками сшил ей страшноватую куклу непонятного вида с пуговицами вместо глаз, которую Сераси прижимала к себе одинокими ночами, и все-таки спала, а не дремала, полная тревоги.
  
  Конечно, когда появились джедаи, Сераси банально испугалась. Что Оби улетит, что вернется в далекий и непонятный большинству Храм, что... Но Оби-Ван отказался возвращаться, вместо этого притащив джедаев на Мелидаан, и Сераси видела пользу этого шага. И сейчас... и в будущем.
  
  А любовь... Любовь - дело наживное.
  
  ***
  
  
  Мастер Тьюн постучал стилом по подлокотнику, и рассаживающиеся и бурчащие члены Совета Первого знания угомонились. Тьюн еще раз обвел их суровым взглядом и кивнул Толму, сжимающему в руке датапад. Доклад потек рекой: бурной, грязной и разбрасывающей пену и брызги.
  
  Члены Совета слушали и скрипели зубами, впрочем, в этот раз заседание происходило не в пример тише и продуктивнее: основного возмутителя спокойствия Ивена Пиелла выкинули пинком под зад под предлогом истечения пятилетнего срока, взамен посадив на его место Пло Куна. Кроме того, в состав добавили и Толма, и Тьюн, ставший из Куратора записей Смотрителем первого знания, вздохнул с облегчением: засилье агрессивных дурней и старых пердунов, помнящих первые ситхские войны, удалось сломить.
  
  И причиной таких радикальных изменений стало небрежное замечание так несправедливо выброшенного на улицу ребенка.
  
  Может, Тьюн и отнесся бы к Кеноби так, как ко всем остальным, покинувшим Орден, особенно в свете отчета Квай-Гона, вот только Сила недвусмысленно показала, что все не так просто и однозначно, как им казалось. Йода сам пригласил мальчишку в Храм, видимо, думая пожурить и надавить в своем стиле, добившись своих целей, вот только в его бывшем - это было подчеркнуто особо - гранд-падаване не осталось ни капли почтения к сединам древнего мастера. И Йода огреб впервые за Сила знает сколько лет: взвешенно, аргументированно, прямо в лицо.
  
  Кеноби не побоялся и не постеснялся вывалить неприглядные подробности, а потом добил их всех окончательно, равнодушно поведав о своих впечатлениях от Храма и Корусанта после долгого пребывания на Внешнем Кольце.
  
  Может, Тьюн бы и не поверил, как и остальные, вот только взорвавшийся негодованием падаван Толма подтвердил горький рассказ мальчишки. Тьюн и еще пять Теней не постеснялись провести с Восом разделенную медитацию и увидеть подробности, от которых выворачивало наизнанку. Это стало первым камушком, покатившимся со склона горы, лавина понеслась потом, когда был обнаружен настоящий темный жертвенник на нижнем уровне храма: рабочий, неоднократно используемый в относительно недавнем прошлом: самому свежему трупу было сорок лет.
  
  Тьюн тут же провел параллель между трупами и первыми заявлениями провидцев, что предвидение закрывает Тьма. Вот только теперь стало ясно: если Тьма что и скрывает, то это Корусант, а чем дальше от него, тем свободнее дышится.
  
  Тьюн хватался за голову: он в своих архивах совсем потерял связь с реальностью, как и остальные. А ведь и раньше были признаки, на которые они все самоуверенно не обращали внимания. Мастер Фэй не возвращалась в Храм веками, продолжая путешествовать по Внешнему кольцу и Дикому космосу. Из решивших стать отшельниками джедаев, уставших от постоянного закручивания гаек, можно было составить роту и не одну. Ряды джедаев таяли на глазах, закрывались храмы и академии, а юнлингов не хотели брать в падаваны, выпинывая кого куда. Их репутация падала, из миротворцев и третейских судей они превращались в исполнителей воли Сената. И продолжать этот список можно было бесконечно.
  
  Первые попытки переломить ситуацию ничего не дали: все усилия Тьюна ушли в никуда, встретив ожесточенное сопротивление Пиелла и еще половины Совета, особенно Беджима и Тиама Муна - сефи и нети, разменявшего десятый век. Тогда Тьюн впервые задумался о том, что традиция назначать в Совет представителей долгоживущих рас не всегда благо. Тут же вспомнился Йода, и Тьюн отбросил на время крамольные мысли, пообещав себе вернуться к ним позже.
  
  Внутриорганизационная война закончилась в его пользу, удалось наполовину обновить состав, и Тьюн принялся раздавать пинки и стимулирующие подзатыльники. Долгое и муторное копание в архивах помогло найти схемы построек Храма, и специальные отряды принялись прочесывать территории и законопачивать щели. Тьюн готов был рвать на голове остатки волос, слушая доклады о найденных тайных ходах, пробитых непонятно когда неизвестно кем, неприятных сюрпризах, начиная с примитивных, но действующих ловушек и кончая следами проведения темных ритуалов. Последнее вообще било по гордости, как кувалда.
  
  Они, значит, сидели и носы задирали в своей слепоте и гордыне, а вредоносные элементы тихо гадили и травили их всех долгоиграющим ядом.
  
  Когда в следующий раз Йода опять начал что-то невнятно бормотать, спуская на тормозах очередную полезную инициативу, Тьюн, у которого лопнуло терпение, высказал свое мнение о Йоде прямо гранд-магистру в лицо, не слишком стесняясь в выражениях.
  
  После чего заявил, что все это крайне подозрительно: регресс, застой и загнивание. И все в последние шесть веков.
  
  Крайне подозрительно.
  
  Йода от такого наезда аж проснулся, резко собравшись. Тьюну впервые в жизни стало плевать на неодобрение гранд-магистра. Винду попытался что-то вякнуть, но тоже был молниеносно окорочен: Тьюн не поленился напомнить магистру о гневе, трудностях падаванства и прочих столкновениях с Темными одаренными, и Мейс, побурев, тем не менее понятливо заткнулся. Впрочем, Тьюна, накрученного беседами с Толмом и Восом, а затем и Мулном с Бент, уже было не остановить.
  
  Подчиненные Хранителя провели огромную работу, собирая факты, и Тьюн с огромным удовольствием кидал эти факты в лицо Йоде: он даже Д`уна с Чуном не поленился пригласить для дачи показаний. Чун, на старых записях такой дерзкий и гонористый, вел себя тише воды, ниже травы и вообще крайне почтительно под ласковым взглядом мастера, сложившего руки на широкой груди. Мясник, как его прозвали обозленные, но опасающиеся возникать ям`ри, в которых мастер джедай вбил уважение к Ордену, держал своего падавана в шипованных рукавицах круглосуточно. Тьюн поднял все, начиная с попадания Кеноби в ясли, и вот тут заметил нечто странное: Йода еле уловимо напрягся. Так, как напрягался тогда, когда кто-то вплотную подбирался к давно похороненным, опасным секретам Ордена, напрямую связанным с этим зеленым коротышкой.
  
  Тьюн не стал развивать момент, промолчал, делая вид, что не заметил, но зарубочку в памяти сделал. После чего продолжил песочить всех вокруг. Огребли все, Тьюн даже проиграл записи дроида, наблюдающего за юнлингами на тренировках. С особенным энтузиазмом Тьюн вздрючил Тивокку, занимающего должность Мастера Ясель, и Яраеля Пуфа, главу Совета назначения. А после - снова Йоду, ибо нечего интриговать. Тьюн не пропустил слова Кеноби о становлении советником: это тоже стало еще одними вилами, которые он воткнул в бок гранд-магистра.
  
  - Что-то вы слишком часто, мастер Йода, - в прищуренных глазах Тьюна бушевало праведное пламя, - для того, кто проповедует об изменчивости будущего, слишком часто в это самое будущее вмешиваетесь.
  
  По губам Сайфо-Диаса, неожиданно резко ставшего адекватным и здоровым, скользнула странная ухмылка, и Тьюн сделал еще одну зарубочку в памяти: поговорить с провидцем. После чего продолжил речь, сверяясь с датападом: вскрывать тайны Родословной Йоды оказалось неожиданно увлекательно и тревожно.
  
  ***
  
  
  Чего Оби-Ван не ожидал, так это того, что в один из вечеров, когда он сидел и медитировал, его неожиданно долбанет по голове пронесшейся волной Силы, имеющей крайне насыщенный вкус Тьмы.
  
  Вернее, дело обстояло не так. Он сидел, пытаясь погрузиться в то состояние, когда можно предвидеть ближайшее будущее, получая подсказки от мироздания, когда Сила запела. Оби-Ван проморгался, пытаясь понять, что произошло, но перед глазами только плавали световые мушки, как от близкого взрыва. Да и ощущение было именно таким. Взрыв.
  
  Попытавшись разгадать символизм, которому его тщательно обучал Сайфо-Диас, Оби-Ван так ничего и не добился, пожал плечами и вновь принялся за медитацию, но не успел нормально расслабиться, как его приложило вновь.
  
  Волна Тьмы была такой чудовищной силы, что Оби рухнул на коврик, чувствуя себя так, словно его смыло горным потоком. Ощущение было мерзким: Тьма была не просто Тьмой, она воняла злом, самым натуральным, и вообще всем отрицательным, что есть.
  
  - Господи боже... - прокашлялся Оби-Ван, сплевывая тягучую розовую слюну. - Что это было?
  
  Он валялся на коврике, чувствуя, как уносится и рассеивается в пространстве волна Силы, как истаивает, а следом несется еще одна: наполненная жестоким удовлетворением. Он даже и предположить не мог, что это все означает. Требовалось посоветоваться: Дуку и Диас вернулись на Корусант, Воса понеслась на очередную миссию, Джон тоже куда-то умотал на неделю. Оби-Ван почувствовал смятение и тревогу джедаев, доносящуюся до него, встал и решительно поковылял к передатчику.
  
  Дуку, которого он озадачил на ночь глядя, только сурово свел брови. Ему тоже в голову ничего не приходило. А еще настораживало то, что на Корусанте почти ничего не почувствовали. Так. Словно легкая рябь от мелкой гальки, упавшей в пруд.
  
  - Еще раз, гранд-падаван, - пробасил Дуку. - Опишите, что именно вы ощутили. Самые мелкие подробности.
  
  - Что... - Оби замялся, пытаясь облечь в слова то, что ощутил. - Тьма. Чистое зло. По-другому невозможно описать. Эхо смерти. И злорадное удовлетворение... Триумф. Словно...
  
  Он осекся, уставившись на Дуку остекленевшим взглядом.
  
  - Смерть. Триумф, - пробормотал Оби. - Я думал... Господи. Великая Сила!
  
  - Оби-Ван?
  
  - Ситхи. Один из них убил другого, - выпалил Оби-Ван, ощущая правдивость своей догадки. - Ученик стал мастером.
  
  ***
  
  
  Палпатин хохотал, раскинув руки. Он хохотал, и стены тряслись, разбивались хрупкие предметы, а по пальцам змеились крошечные молнии, истаивающие искрами в наэлектризованном воздухе.
  
  - Свобода! - проорал он, падая на колени. - Свобода! Свобода...
  
  Он стоял прямо посреди натекшей лужи темно-бордовой крови, было тяжело дышать - несколько ребер явно проткнули легкие, скула хрустела, но все это не имело значения: Плэгас был мертв.
  
  Сила действительно дала ему шанс.
  
  Невменяемый от радости муун заявился в убежище, фонтанируя восторгом. Как понял из очень скупых пояснений учителя Шив - эксперимент закончился успешно. Какой? Непонятно, да и вообще Плэгас не спешил делиться наработками и прочим, главное, что успешно.
  
  Он даже решил отметить как следует это дело... И Палпатин понял: вот он, его звездный час. Следующего придется ждать лет десять, не меньше.
  
  Подлить давно готовый состав в бокал было секундным делом. Муун хлебал крепчайшее фарельское как воду и казался совершенно трезвым. Конечно, напиться тренированному Одаренному крайне тяжко, а Плэгас еще и подстегнул свой организм разными способами, но Палпатин не волновался и ждал.
  
  От этого древнеситхского яда, забытого тысячи лет назад, спасения не было.
  
  Наконец муун размяк, развалился в кресле, разглагольствуя о том славном будущем, которое наступит, когда тысячелетний план завершится, Шив поддакивал и подливал вино, подсовывая закуски...
  
  Это было страшно. Вот муун почти лежит, расплывшись медузой, а вот он поворачивается и смотрит на Шива в упор, раздавив бокал из горного хрусталя. И хмеля ни в одном глазу.
  
  Плэгас недаром носил свое имя. Благодаря экспериментам он стал почти неуязвимым: раны срастались на глазах, его не брали яды и разная химия. Вот только этот яд был рассчитан не на разумных, пусть и Одаренных, а на терентатеков - созданий Силы.
  
  Муун сделал шаг и упал. Ноги подломились. Палпатин, уже торжествуя, подался вперед и поплатился за свою поспешность. Плэгас, пусть и умирающий, едва его не убил. Он поднялся, крепко держа идущую вразнос Силу, и Шив через секунду обнаружил, что остервенело сражается за свою жизнь с превращающимся на глазах в умертвие учителем.
  
  Схватка заняла не больше нескольких минут, но Шиву они казались вечностью.
  
  Он использовал все, что знал и мог, отбивался сейбером и Молниями, рубил и душил, пока не превратил разваливающегося на куски учителя в груду расползающихся в слизь ошметков.
  
  А потом ударила волна Тьмы, и Шив едва не сдох в попытке отстоять себя, свою личность и тело от духа-захватчика.
  
  Это был триумф...
  
  И Палпатин в этот миг чувствовал себя Императором.
  
  
  Автору на вкусную печеньку 410012741315515 Яндекс-деньги
  
  
  
  
  
  
  Глава 13 Камешек в жерновах 2
  
  
  
  
  
Оценка: 8.24*52  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"