Захарова Наталья Анатольевна: другие произведения.

Кровью. Плотью. Магией.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.77*57  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сцена на кладбище неожиданно пошла не так, как хотелось бы некоторым: Гарри, с помощью Седрика убивает возродившегося Лорда, и сущность Волдеморта переходит в его победителя. Решив убить одной Авадой две мишени, Дамблдор с помощью Фаджа организовывает фальшивую смерть Героя, которого запихнули в Азкабан, а затем и его казнь с помощью дементоров. Вот только старик забыл, что путь в ад устлан благими намерениями, а за ошибку глав государства платят люди. Чем придется заплатить магам Англии? Альбом для данной работы любезно предоставлен Лунный мечтатель полтергейста, а также неоценимую помощи оказала автор заявки brunis. https://vk.com/album162792369_201534346. Джен, миди, закончен. Комменты и оценки сюда!

  Фэндом: Гарри Поттер
  Основные персонажи: Гарри Поттер, Альбус Дамблдор, Сириус Блэк (Бродяга), Северус Снейп, Том Марволо Реддл (Лорд Волан-де-Морт)
  
  Пэйринг или персонажи: ТМР, ГП, СС, СБ, АД, Пожиратели и все остальные.
  
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Джен, Драма, Ужасы, Мифические существа
  Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Насилие, дичайшее AU
  Размер: Миди.
  Статус: Закончен.
  
  
  
   Пролог.
  
   Рагнарёк. Сумерки богов.
  
  
   Гарри судорожно кашлял и все не мог остановиться. Внутренности просто разрывались от боли, горло саднило, легкие горели, а кашель все не унимался. Судорожно сипя, он попытался втянуть в слабеющий, задыхающийся организм немного живительного воздуха и, наконец, ему это удалось.
  
   Облегченно растянувшись на тощем и дырявом одеяле, наброшенном на кучу прелой соломы, мальчик утер выступившие из глаз слезы, провел по губам и удивленно посмотрел на свою ладонь. Она была окрашена красным.
  
   Завершение испытания Тремудрого турнира было кошмарным. Схватившись за Кубок, Седрик и Гарри неожиданно перенеслись на какое-то полузаброшенное кладбище, где их ждал крайне неприятный сюрприз: Питер Петигрю. Поттер сразу узнал крысу-предателя и только этим можно объяснить то, что ему удалось оттолкнуть Диггори с пути луча изумрудного цвета.
  
  
   Седрик мудро сиганул в кусты, поливая небрежно отмахивающегося мага Ступефаями и Инкарцеро, но это его не спасло. Силы взрослого мага и ученика сравнивать бессмысленно, а уж опыт... Петигрю оглушил настырного хаффлпафца, и занялся Гарри вплотную. Молниеносно оглушив ребенка, он примотал его веревками к надгробью и развил бурную деятельность: словно из ниоткуда появился здоровенный котел, в котором запросто можно было помыться, какие-то неаппетитные кости и нечто маленькое, уродливое и живое, замотанное в пеленки.
  
   Гарри с содроганием смотрел мутным взглядом на шевелящееся и отдающее приказы чудовище, ожидая самого худшего. И ожидания его не обманули...
  
   Когда высоченное, тощее, лысое страшилище стало толкать пафосную речь, доведенный до ручки болью в шраме парень понял, что настал его звездный час. В кустах замер Седрик, про которого участники этого театра абсурда просто забыли, и это давало крохотную надежду на то, что еще есть шанс исправить ситуацию в свою пользу.
  
   Гарри понимал, что попытка будет только одна: сейчас Волдеморт еще слаб, но это только сейчас! И когда началась издевательская дуэль, Седрик стал той соломинкой, что переломила спину верблюда. От удара в спину Волдеморт сумел увернуться, как-то жутко неестественно, бескостно увернувшись, но теперь в игру вступил Гарри. Со всей своей яростью, ненавистью, болью и отчаянием, он напал на многократно превосходящего его опытом противника и... победил. Банальная Авада - и только что воплотившийся Лорд снова потерял свое тело.
  
   Последнее, что запомнил Гарри, было невероятное изумление и какое-то глубинное удовлетворение в гаснущих алых глазах.
  
   ***
   Дамблдор задумчиво смотрел на лежащего на больничной койке подростка. Думы Великого Светлого мага одолевали невеселые, и это еще слабо сказано. Когда на поле для квиддича свалился Седрик, судорожно сжимающий одной рукой кубок, а другой прижимающий к себе неподвижное тело Поттера, у Дамблдора на мгновение екнуло сердце.
  
   Неужели мертв?!
  
   Этого нельзя было допустить, никоим образом!
  
   Снейп уже успел подать недвусмысленные знаки, что Метка оживает, теперь осталось только подождать, чтобы парень сбежал. Дамблдор отлично знал, что кубка чемпионы Хогвартса коснулись одновременно, и это его полностью устраивало. Седрик с вероятностью в восемьдесят процентов шел в расход, что директора устраивало на все сто.
  
   Это давало отличного безутешного мстителя, поддерживающего его начинания во всем, также, гибель наследника Диггори должна была склонить на сторону Света тех, кто застрял на перепутье, наивно думая, что если они будут соблюдать нейтралитет, то их никто не тронет.
  
   Наивные!
  
   С вероятностью в шестьдесят пять процентов к Дамблдору должны были присоединиться две трети нейтралов. И это хорошо... а там и оставшиеся подтянутся!
  
   Однако паршивец почему-то остался жив. И это стало первой помехой на пути исполнения планов Альбуса. Второй промашкой, нет, даже ямищей, стала победа Поттера. Этот маленький урод мало того, что выжил, так он еще и развоплотил Тома!
  
   Как?! Как это получилось?! Пересматривая в думосбросе воспоминания Седрика, Альбус только и мог, что скрипеть зубами. Победа парня была настолько не к месту, не вовремя и еще целую кучу "не", что просто невозможно!
  
   Она означала, что планы, расписанные на три ближайших года, пошли к книзлу под хвост!
  
   Поттер должен был сбежать, не больше, а потом его ждали тяжелые, но крайне важные для дела Света испытания, которые должны были окончиться триумфом не ранее его семнадцатилетия! И что теперь?!
  
   Как его натравливать на Тома, если натравливать не на кого! Альбус прекрасно знал все ухоронки глупого мальчишки, и применил эти знания с пользой. Зря Томми надеялся на кресстражи, идею создать которые ему заботливо подсунул через Слагхорна директор. Ой, зря!
  
   Как только Волдеморт рассыпался прахом на полу детской, Альбус привел в действие вторую фазу своего плана и принялся методично уничтожать якоря Волдеморта, кроме тех, что были необходимы для выполнения его собственных целей. И теперь последний кресстраж влился в тело Поттера, и извлечь его нельзя! Вернее, можно, но тогда Герой умрет, что автоматически означает провал всей игры.
  
   Зачем ему Темный Лорд без Героя?
  
   И зачем ему Герой без Темного Лорда?
  
   Вынырнув из воспоминаний, старик тяжело посмотрел на утирающего пот платком Фаджа.
  
   - Что скажете, Корнелиус?
  
   - Что за хрень здесь творится? - злобно прошипел министр. - Альбус, мы о чем договаривались? А? И что же я вижу? Может, соизволите объяснить? Или, как всегда, будете мило улыбаться?! Может хватит?!
  
   Директор вздохнул, обдумывая принимаемое решение.
  
   - Хорошо, Корнелиус. Но, помните, вы сами настояли.
  
   - Не пугайте, пуганый уже! - поторопил его министр.
  
   - Вы знаете о Пророчестве?
  
   - Естественно! - пожал плечами маг. - Сами же трындели о нем.
  
   - Так вот, это была только часть. Причем, крайне незначительная.
  
   - Тааак... - подобрался министр. - А вот с этого момента поподробнее, пожалуйста.
  
   - На самом деле там говорится о двух Лордах Магии. Темном Лорде и Светлом Лорде. Они должны прийти к власти и управлять страной... - внимательно наблюдающий за магом Альбус с удовлетворением отметил промелькнувшие в глазах министра недовольство и бешенство, а также ревнивую ярость, впрочем, хорошо скрытые. - Темного вы знаете, а вот Светлый... вот он, валяется на койке.
  
   Корнелиус недоверчиво фыркнул, глядя на тощего, непрезентабельного подростка, погруженного в кому.
  
   - Это вот и есть Лорд Света?! Альбус, это даже не смешно!
  
   - Ну, смешно или нет, но факт остается фактом. И сейчас у нас проблема. Волдеморт захватил его тело, а значит... значит, все мои усилия по воспитанию канули в Лету. Поэтому...
  
   Маги переглянулись, безмолвно решая судьбу лежащего на койке ребенка. Альбус приподнял бровь, Корнелиус молча прикрыл глаза. Решение было принято.
  
   Уже через час вышел специальный выпуск "Пророка", сообщающий сенсационную новость о том, что Лорд Волдеморт повержен, а Герой, одержавший победу, заплатил за нее своей жизнью.
  
   Но на этом перемены не исчерпывались. Северус, примчавшийся в больничную палату вместе с Блеком, как только Поттера туда отнесли, были скручены прибывшим отрядом авроров и отправлены в Азкабан, подумать о бренности всего сущего. Теперь в их услугах не было никакой нужды. Кому нужен шпион в стане несуществующего теперь врага? Да и удобный рычаг в виде какого ни есть, но крестного, также теперь не понадобится.
  
   На следующее утро ученики сидели подавленные, а Седрик смотрел на лежащий перед ним мешок с золотом с плохо скрываемым отвращением. На душе парня было гадко. Он сумел приволочь Поттера в школу, но порадоваться победе было уже не с кем.
  
   ****
   Гарри стоял на ватных ногах, слушая речь директора, того, кого он считал свои учителем, почти родственником. Альбус смотрел на парня со слезами на глазах, но теперь Поттер не обманывался. Крокодилы тоже плачут, особенно, когда жертва очень вкусная.
  
   Фадж стоял с постной миной, не понимая, почему Дамблдор тянет волынку, дементоры уже жрать хотят и в очередь выстраиваются!
  
   - Пойми, Гарри, это для всеобщего блага! Дело Света...
  
   - Света?! - заорал выведенный из себя подросток. - Какой, к черту, Свет?! Нет его! Нет и не будет! Для вас Света не будет!
  
   Корнелиус сморщился и дал отмашку специалисту. Дементор подплыл к Гарри и одним движением скользнул к нему, высасывая душу. Потрясенные свидетели увидели, как из тела подростка вырвались два сверкающих сгустка радужного сияния и были поглощены адской тварью. На мгновение помещение затопило мягкое сияние, а когда оно схлынуло, тело Поттера рассыпалось яркими искрами.
  
   - Неожиданно... - прочистил горло Альбус, изумленно глядя на чистый пол. Дементор исчез, напоследок обернувшись, магу показалось, что он ехидно, с явно видимым злорадством улыбается. Корнелиус откашлялся:
  
   - Ну, и надолго вы застряли? Идемте, Альбус!
  
   Маги шли по коридорам, а в камерах выли и бесновались заключенные.
  
   ***
   Хогвартс, кабинет директора.
  
   Сидящий на жердочке феникс встрепенулся и дико заорал, хлопая крыльями. Вспыхнувшее вокруг него ало-оранжевое пламя окружило птицу плотным коконом, быстро став фиолетово-синим. Феникс попытался его стряхнуть, но изменившее цвет пламя взревело, в одно мгновение испепеляя тело и оставляя после только мелкий, седой пепел.
  
   ***
   - Что за?!
  
   Уже пятая попытка аппарации закончилась неудачей. Фадж сопел, кляня остров, Альбуса, Поттера и Волдеморта до кучи, Дамблдор сосредоточенно пытался превратить ракушку в портключ. Палочка не слушалась, было полное впечатление, что она специально отказывается работать, невербальная магия также не поддавалась его усилиям. С двадцатой попытки у него получилось, и маги исчезли с негостеприимного берега.
  
   Тяжело рухнув на землю, маги сипели, приходя в себя. Портключ сработал, но выкинул их на дальней окраине Запретного леса. Магия не слушалась, и мужчины потащились в Хогвартс пешком. Стоящее в зените солнце жарило немилосердно, ходоки обливались потом, стертые ноги гудели, одолевала жажда. Идти пришлось долго, и этот поход стал настоящим испытанием. Что ж вы хотите, магия здорово облегчает жизнь, и совершенно не дает физических нагрузок. Когда можешь аппарировать, долгие прогулки пешком как-то не прельщают...
  
   Дотащились они к середине ужина. Сердобольная Поппи наложила на них очищающие заклинания, и маги устало попадали на свои места за столом. Ученики угрюмо жевали, учителя поглядывали враждебно, и только Сибилла прикладывалась к кубку с явно не тыквенным соком внутри.
  
   Альбус уже было решил, что мучения его закончились, но судьба считала иначе. Неожиданно женщина встала, застыв, как истукан, и только закатившиеся под лоб глаза и текущая из уголка рта слюна говорили, что она жива. Постояв так минуту, чем привлекла внимание всех без исключения, Трелони изрекла замогильным голосом:
  
   - Вина одного да падет на всех! Прокляты вы за сделанное, и прокляты вы за не сделанное! Тьма повержена, но и Свет погиб. Отвергли вы Свет истинный, втоптали вы в грязь Тьму первородную! Не будет покоя вам, проклятые, за убийство того, кто магию вам нес. Проклятие пало на земли Туманного Альбиона. Отвергли вы Лорда Света, отвергли вы Лорда Тьмы! Заплатите вы за это Кровью, Плотью и Магией!
  
   Пророчица вскрикнула, прижав руки к высохшей груди, и тяжело осела на сиденье, рухнув лицом на стол. Поппи было бросилась к ней, но только и смогла что растерянно констатировать:
  
   - Мертва.
  
   Белый, как мел Фадж повернулся к директору:
  
   - Ну что, Альбус, вы все еще считаете это хорошей идеей?
  
   Вопрос повис в воздухе.
  
   ***
  
   Нарцисса и Люциус Малфои с ужасом смотрели на кошмарную делегацию, вломившуюся к ним в поместье. Не помогли ни щиты, ни Патронус.
  
   От группы отделился дементор и плавно подплыл к магам.
  
   - Мы несем волю Магии. Ты единственная кандидатура на роль воспитательницы Гарри Поттера, хоть и не лучший вариант. Однако, другого нет. Воля Вечной такова: в течение года вы обязаны родить или создать двух детей. В эти сосуды будут перенесены души Лордов Темного и Светлого, и на вас ляжет забота по их воспитанию. И горе вам, если не справитесь! Ваши рода будут стерты с лица земли. Воспоминания к ним вернутся в течение пяти лет. Время пошло.
  
   Дементор дернул головой и медленно выплыл из помещения, забрав с собой остальных. Люциус рухнул на пол, рядом свалилась Нарцисса.
  
   - Лордов? - слабо произнесла женщина. Люциус сглотнул.
  
   - Волдеморт и...
  
   - И?..
  
   - Поттер.
  
   - И что нам теперь делать?
  
   - Искать. Или рожать.
  
  - Обоим?
  
  
  Часть первая. Армагеддон.
  
  
   То, что жизнь изменилась безвозвратно маги сразу не поняли. Они были заняты.
  
   Переполненные бары и кафе, праздничные салюты и всеобщее братание, эйфория и кураж. Вновь повторялась ситуация восьмидесятых годов, когда лорд был повержен в первый раз. Да, они погоревали о безвременно почившем Поттере, подняли за него бокалы, самые сентиментальные даже всплакнули. И все.
  
   Кто он был им? Какой-то сирота с громкой славой. Пока он не пошел в Хогвартс о нем вспоминали, как о сказочном персонаже, когда они увидели его вживую - ожидания заслонили реальную картинку. Мальчишка был символом, Героем из преданий, выдуманным персонажем. Сам по себе он никого не интересовал. Совершенно.
  
   Маги еще не знали, что за бездействие также надо платить, а Магия отговорок не принимает.
  
   ***
  
   Отдел тайн.
  
   По длинному коридору пронесся среднего роста маг, облаченный в форменную мантию и плащ. Капюшон слетел от быстрого бега, волосы растрепались. Едва не впечатавшись в массивную, темного дерева дверь в конце коридора, маг уперся в нее рукой, останавливаясь и пытаясь перевести дыхание.
  
   Пара секунд - и маг рывком открыл дверь, даже не утруждая себя стуком.
  
   - Альберт? - недоуменно поднял бровь сидящий за столом хозяин кабинета.
  
   - Сэр! У нас армагеддон!
  
   - Да ну?! - хмыкнул маг, иронично посмотрев на подчиненного. Вот только уже следующие слова заставили его побелеть от ужаса и, вскочив, умчаться за Альбертом. На столе сиротливо остался лежать "Пророк" с колдографией в траурной рамке.
  
   - Все Светлые источники мертвы.
  
   - ЧТО?!
  
   ***
  
   Невыразимцы были похожи на муравьев в разворошенном муравейнике: метались, бегали, что-то без конца проверяли на странного вида приборах, орали от ужаса, получив результат, пытались колдовать...
  
   С каждой минутой их состояние все ближе приближалось к истерике. Объявленный всеобщий сбор вымел людей из отделов, собрав в огромном зале.
  
   Глава Отдела тайн сумел пресечь панику и теперь слушал отчеты, чувствуя себя все хуже с каждым словом.
  
   - Сэр! Все Светлые источники мертвы! Весь полный аркан!*
  
   - Сэр! Все Темные источники увеличивают свою мощность! Она нарастает лавинообразно!
  
   - Сэр! Стоунхендж наполовину разрушен! Менгиры попадали, Алтарный камень расколот!
  
   - Сэр! Каминная связь не работает! Можно только говорить!
  
   - Сэр! Заклятия светлой направленности перестали работать!
  
   - Сэр! Часть дементоров покинула Азкабан!
  
   - Сэр! Аппарация невозможна!
  
   С каждым докладом Ангус чувствовал, как в крышку гроба, в который запихнули Англию, заботливо вколачивается очередной гвоздь, видимо для того, чтоб не дай Мордред, не вылезла. И понять причину этого он не мог. Было только тянущее чувство, что они все что-то пропустили, кинули на самотек, и теперь расплачиваются за свою небрежность и наплевательское отношение. Вот только вспомнить, что же это такое, Глава никак не мог.
  
   Минуты складывались в часы, картина вырисовывалась все кошмарнее и кошмарнее, а после полуночи начался новый виток. Пошли сообщения о нападениях.
  
   Неизвестные обходили мэноры чистокровных стороной, но вот на жилищах обычных обывателей отрывались вовсю. Маги, забывшие что такое нормальная защита, оказались в роли кур, когда в курятник к ним пожаловала свора голодных лис. Странные, непонятные животные вламывались в окна, раздирая хозяев на части. Однако, если взрослых они просто убивали, то детей похищали, особенно тех, кто не достиг возраста пяти лет.
  
   Маги, ратовавшие за дело Света и напоказ отвергающие Темную магию, оказались практически беззащитны. Все, чему учили в Хогвартсе, совершенно не могло помочь против явно магических зверей. Светлые чары не действовали, а Темные... Те, что изучались в школе были бытовой направленности в общей своей массе, а боевые... Вы о чем вообще говорите?
  
   ***
  
   Улица была похожа на скотобойню. Ричард жадно втянул ноздрями воздух, тяжелый от жуткого запаха сырого мяса и пролитой крови. С истерическим визгом из-за угла вылетел мальчишка, оскальзываясь на влажной брусчатке, следом за ним выметнулась огромная, похожая на гибрид волка и пантеры тварь. Увидев, что намеченная жертва спряталась за спинами перекрывшего улицу отряда, она остановилась, порыкивая и тяжело втягивая запахи влажными ноздрями.
  
   - Утер.
  
   - Слушаюсь, командир.
  
   Из-под темных плащей блеснули серебристой поверхностью клинки с черными рунами. Тварь взвилась в прыжке, растопыривая лапы и оскаливая пасть, но метнувшиеся вперед бойцы синхронно взмахнули мечами, и на мостовую свалились уже отдельные куски. Ричард довольно усмехнулся, блеснув длинными, слегка загнутыми клыками...
  
   ***
  
   Спрятавшиеся на дереве пара малышей молча, стискивая ветви руками и беззвучно рыдая, смотрели, как прямо под ними катается огромный клубок из сплетенных в схватке тел, рвущих друг друга клыками, и полосующих когтями. Жуткий рев неожиданно сменился коротким взвизгом, и клубок распался, оставив стоять победителя: огромного черного волка, мощного, тяжелого, немного неестественных пропорций для обычного хищника.
  
   Вскинув голову, волк принюхался, и дети сильнее прижались к дереву. Неожиданно животное вскинулось, вставая на задние лапы, очертания тела поплыли, и перед изумленными малышами предстал рослый, мускулистый мужчина, поражающий избыточной волосатостью, одетый в семейные трусы в веселенький цветочек.
  
   - Ну, что, детишки, вы там как?
  
   ***
  
   С первыми лучами солнца нападения прекратились, звери исчезли, оставляя за собой разрушения и кровавое мессиво, а также ужас, душным облаком накрывший страну. При подведении итогов выяснилась крайне неприглядная картина, дающая возможность наглядно увидеть, до какой степени деградировала страна.
  
   Меноры были не тронуты, нападавшие их просто обходили, также оставили в покое Мунго, Хогвартс, Азкабан и... Лютный переулок, а также Гринготс.
  
   Аврорат подвергся нападению одним из первых, сразу же показав, на каком печально низком уровне находится подготовка стражей закона. Дежурный состав, остающийся на ночь на всякий случай, был основательно прорежен. Треть авроров была мертва, еще примерно столько же оказались искалеченными. Ступефаями и Инкарцеро оказалось крайне сложно поразить невероятно юркие мишени, а Петрификусы просто не подействовали.
  
   Жители Лютного постарались помочь своим соседям, которые обычно смотрели на них, как на флоббер-червей. Несколько раз вспыхивали драки, когда спасаемые кидались с кулаками на спасителей, многие банально отвергли помощь презренных Темных, за что и поплатились. Таких звери уничтожали в первую очередь. Всюду раздавались крики и плач, виднелись лужи крови, на стенах, дверях и окнах домов виднелись следы могучих когтей.
  
   Вылезшие из подвалов невыразимцы только и могли, что сдерживая тошноту, фиксировать последствия ночного нападения.
  
   Так как аппарация не работала, приходилось или пользоваться порт-ключами, или седлать пегасов и тестралов. В Министерстве нарастала паника. Привыкшие только фигней страдать служащие неожиданно обнаружили, что некоторые совершенно не питают к ним нежных чувств и не испытывают никакого пиетета перед должностями.
  
   Они требовали к себе внимания, закатывали истерики, грозились карами... толпа бурлила, пока доведенный поступающими новостями и бессонной ночью Ангус не сорвался и не принял жесткие меры. Горлопанов сначала оглушили, а затем всех дармоедов послали на расчистку разрушений и ликвидацию последствий нападений в Косую аллею.
  
   ***
  
   Франция. Совещание в кабинете Министра магии.
  
   - Жиль, какие прогнозы?
  
   - Если в течении суток лаймы** не возьмутся за ум, начнется лавинообразное обрушение периметра. Темные источники просто гудят, приборы зашкаливают. Светлые расы, точнее их остатки, попытались сбежать, но не успели. Нам докладывают о массовых смертях самых слабых.
  
   - А сильные?
  
   - Началось перерождение.
  
   - Великая магия... Беженцы?
  
   - Пока еще нет, но скоро начнется. Сутки-двое, не больше. Принимать... даже не знаю...
  
   - Основание?
  
   Тихое шуршание перелистываемых страниц и ужас в глазах читающих доклад аналитиков. Министр потер слезящиеся от недосыпа глаза и протянул руку к чашке с кофе.
  
   - Всех наших срочно вывезти из страны. Мы прекращаем любые контакты с доменом Англия на неопределенный срок. Беженцев принять, политическое убежище не предоставлять. В гражданстве отказывать. Попытки качать права пресекать. Жестко. Помощь домену не оказывать. Ни в коем случае. Они привыкли считать себя лучше всех и таскать каштаны из огня чужими руками... пусть расплачиваются сами за свою самонадеянность.
  
   - Слушаюсь.
  
   Глава Отдела Загадок давно ушел, а Министр все стоял у окна, смотря в сторону Ла-Манша. На горизонте медленно сгущались тучи.
  
   ***
  
   Германия.
  
   - Заявление уже готово?
  
   - Да.
  
   - Замечательно. На этот раз этот кусок дерьма переплюнул самого себя. Интересно, на что он надеялся?!
  
   - Даже представить не могу.
  
   - Впрочем, не наши проблемы... Что сказала пифия?
  
   - Для него все кончено. Для остальных... есть маааленький шанс, но... время ограничено.
  
   - Срок?
  
   - Год.
  
   ***
  
   Такие или похожие разговоры велись в высоких кабинетах по всему миру. Для окружающих, в отличие от самих англичан, причина наступившего хаоса не была тайной. Впрочем... к полудню она стала ясной и для пострадавших.
  
   ***
  
   Ангус тяжелым взглядом смотрел на хранилище пророчеств. Было полное ощущение, что внутри бушевала целая армия бешеных пикси, считающих своим долгом уничтожить все хрупкое и бьющееся.
  
   Все стеклянные шарики были разбиты, мелким крошевом лежа на полках и осыпавшись на пол. Не было ни одного уцелевшего, совершенно, и это пугало до дрожи. Такое впечатление, что страна потеряла свою судьбу, пусть и высказанную неопределенно и мутно. Вбежавший сотрудник откашлялся, и отдал наспех набросанный доклад. С каждой прочитанной строчкой Глава чувствовал, что просто леденеет. Повернувшись к замершему невыразимцу, Ангус отдал приказ.
  
   ***
  
   Ученики сидели мрачные. Вчерашнее появление директора на пару с министром, смерть Трелони, смерть Поттера, общая атмосфера... Каркаров и Максим о чем-то шушукались, окружив себя демонстративно щитом, ученики-гости спешно собирались, снуя в разных направлениях.
  
   Неожиданно распахнувшиеся двери привлекли всеобщее внимание. Входящие маги в мантиях невыразимцев осмотрели помещение и замерших учеников с учителями, после чего глава делегации обратился к вставшей МакГонагалл.
  
   - Где Дамблдор?
  
   - В кабинете с министром, - недоуменно ответила женщина. - Простите, кто вы и что вам надо?
  
   - Можете звать меня мистер Грей, я невыразимец. Проводите, пожалуйста, к директору. Сейчас!
  
   Вздрогнув от командирского рыка, женщина попыталась было возмутиться, но ее быстро поставили на место, после чего весь маленький отряд исчез в коридоре. Шушуканье учеников и директоров-гостей возобновилось со страшной силой, ученики забегали еще активнее, не обращая внимания ни на кого.
  
   Через десять минут невыразимцы проследовали обратно к выходу, таща за собой скованных Дамблдора и Фаджа. Две трети магов ушли, волоча свою добычу, оставшиеся четыре стали командовать.
  
   - Господа ученики. Прошу срочно собрать свои вещи и приготовиться к возможной эвакуации. Господа гости... я вижу, у вас уже все готово?
  
   Каркаров кивнул, Максим согласно махнула рукой.
  
   - Тогда прошу поспешить. Благодарю за участие в турнире, желаю приятного путешествия. Прощайте.
  
   Большой зал стал стремительно пустеть. Гости вымелись из замка в рекордные сроки, даже не возмутившись на странную сцену прощания. Не до того было. Невыразимцы проводили взглядами взлетающую карету и погружающийся в воды озера корабль, облегченно вздохнули (одной проблемой меньше) и вернулись в Хогвартс. Руководить сборами и пресекать брожение умов.
  
   ***
  
   Азкабан.
  
   Долохов задумчиво почесывал обгрызенным ногтем место, на котором еще сутки назад красовалась метка. Чисто. Словно ничего и не было, и вообще, это просто все вам мерещилось. Теперь никто, даже Грюм, не сможет доказать, что он - Рыцарь Вальбурги.
  
   - Энтони?
  
   - Чего тебе, Мальсибер?
  
   - У тебя... тоже?
  
   - Да. А еще у кого?
  
   - Да у всех, судя по всему...
  
   - Забавно...
  
   - Что именно, Руквуд?
  
   - То, что метка исчезла после того, как...
  
   - Как что ?
  
   - А, это ты, Белла?
  
   - Я!!! А теперь давай, говори! После чего?!
  
   - После того, как поцеловали Поттера.
  
   - Поттера поцеловали?! Хха-ха-ха! Так его!
  
   - Белла, ты - идиотка и истеричка.
  
   - Что?! Да как ты смеешь?!
  
   - Да вот именно так и смею. Ты плохо слышала, что я говорил?
  
   - Ты сказал, что Поттера поцеловали!
  
   - И это все, что ты услышала? Мда...
  
   - Тварь! А ну, не молчи!
  
   - А я и не молчу. Если ты дрыхла, или головкой в тот момент ударилась, или мечтала...
  
   - РРРРРРР!
  
   - Боюсь-боюсь! Так вот. Метка посветлела позавчера. Так?
  
   - Так.
  
   - Резкий обрыв связи, как в ту ночь... Но! Потом Метка снова ожила! Буквально пара минут... и она вновь стабильна. Так?
  
   - Так, Руквуд. Давай, не тяни кота за... лапку.
  
   - А я и не тяну! Так вот. На следующий день привезли Поттера. И уже через пару часов его поцеловали. Присутствовали лично Дамблдор и Фадж.
  
   - Опппаньки...
  
   - Ага... наводит на размышления, так? И еще... Метка исчезла именно после смерти Поттера.
  
   - Откуда ты знаешь?
  
   - Я же в угловой, мне отсюда много чего видно. И слышно...
  
   - Ну-ну, глазастый ты наш...
  
   - Подождите... - жалобный голос Беллы разбил наступившую тишину. - То есть, Лорд... возродился? В Поттере?! А... его... поцеловали? Твари!!! Всех уничтожу!!!
  
   - Великий Мерлин, заткните ее кто-нибудь...
  
   ***
  
   В то время, как детей спешно доставляли порт-ключами по домам, в Министерстве спешно проходило дознание. Сопротивляться Дамблдор и Фадж не могли. По крайне прозаической причине: магия их не слушалась.
  
   Создание портключа от Азкабана до Хогвартса стоило Дамблдору дорого. Оно словно отобрало последние крохи... иначе почему им пришлось ковылять на своих двоих? Маги надеялись, что это просто сильное истощение, но утреннее пробуждение разбило эти наивные мечты.
  
   Магия не слушалась. Она утекала, словно вода из разбитого кувшина, медленно, по капле просачиваясь в щели, оставляя после себя жуткое, тянущее чувство потери.
  
   Ничего не помогало. Ни Восстанавливающие зелья, ни артефакты, ни слезы феникса, заботливо накопленные и припрятанные на черный день. Ничего. От самого Фоукса осталась только кучка пепла, и возрождаться он почему-то не спешил, хотя, обычно, это происходило сразу же.
  
   Впавших в полное отчаяние магов скрутили невыразимцы и потащили куда-то, заткнув им рты.
  
   Пытающихся что-то объяснять мужчин доставили в Министерство, в зал суда, после чего приковали к креслам и накачали по уши Веритасерумом. А затем Ад разверзся на земле.
  
   ***
  
   Допрос продолжался уже третий час. Обвиняемые пели, как соловьи. Как только заканчивалось действие одной дозы, им тут же спаивали другую. С каждой подробностью, с каждым узнанным фактом состояние магов становилось все хуже.
  
   Спешно собранный Совет Лордов, жалкие остатки Визенгамота, представители Темных рас слушали излияния магов с каменными лицами.
  
   Как оказалось, незабвенное пророчество, валяющееся еще недавно на полочке, было фальшивкой. Империо, заботливо расставленные декорации, тщательно подобранные актеры... и вуаля! К Темному лорду бежит герой, сумевший подслушать заботливо впаренную дезу, а режиссер сидит в кабинете, потирая руки.
  
   - О чем было истинное пророчество?
  
   - Когда те, кто мнят себя Тьмой и Светом, схлестнутся в схватке, и кровь омоет землю, Он придет, торя дорогу идущему следом, накладывая свое тавро и налагая власть. Горе тем, кто заступит его путь, ибо тогда кровь ее зальет, ведь он - предвозвестник Тьмы. Следом же ступает тот, кто несет Свет, и окутает Мрак его своим милосердным крылом, ведь они суть одно, хотя и разные. Но если нарушат пути Лордам, станут они одним, а суть станет разной. И не будет им покоя, пока один жив, а другой - нет, а путь к Рассвету обернется падением в бездну.
  
   - Ну надо же... и кто его произнес? Не поверю, что Трелони! Не с ее даром и родословной!***
  
   - Пифия. Элена Дельфа.
  
   - Елена Дельфийская... ясно. Когда?
  
   - В 1925 году.
  
   - Тоже ясно. Волдеморт родился в 1926. Надо же... А кто Светлый?
  
   - Поттер.
  
   - Ясно... как он погиб?
  
   - Поцелуй дементора.
  
   - Что?!
  
   Постепенно выяснилась крайне неприглядная истина: в своих бедах маги виноваты сами. Пока они орали о традициях, но ничего не делали для того, чтобы эти традиции изучались, или глазели на маглов, пытаясь сблизиться, власть быстро прибрали к рукам, оставив тем, кто ее уронил, декоративные функции. И больше ничего.
  
   Дамблдор шел к вершине по трупам, не обращая внимания ни на кого, а Фадж прекрасно ему помогал, урывая свой кусок.
  
   Начавшиеся дебаты по перекладыванию вины друг на друга, прервал вошедший невыразимец, принесший ответы на призыв о помощи.
  
   - Франция, Германия, Италия ответили отказом. Беженцев они примут. Это все.
  
   - Почему? Они...
  
   - Зачитываю. "Убив лордов Магии, вы отказались от ее покровительства. Мы не хотим получить откат за преступления, совершенные вами. Расплачивайтесь сами за свою глупость, трусость и слепоту." Еще вопросы есть?
  
   - Когда начнется эвакуация?
  
   - Уже.
  
   ***
  
   Маги в спешке покидали страну, словно крысы - тонущий корабль. Как ни странно (или закономерно?) первыми сбежали те, кто на словах строил из себя патриотов и оплот дела Света. Маги, ратующие за искоренение тьмы и выпячивающие грудь в отсутствие угрозы, оказались беззащитны перед настоящей опасностью. Важно надувающие щеки в Визенгамоте, сидя на местах, отобранных у представителей древних родов, они тут же бросили все и сбежали, как только стало ясно, в какую глубокую задницу свалилась страна. Забрав детей из Хогвартса, они сразу же рванули в более приятные для жизни климатические условия, совершенно не желая хоть как-то помогать оставшимся и тем, кому вообще деваться было некуда.
  
   Зачем? Деньги есть, банки есть, проживут и в другом месте.
  
   Вот только никто из них не думал, что бездействие оплачивается по двойному тарифу.
  
   ***
  
   Гибель Светлых источников магии привела не просто к тому, что заклинания светлой направленности лишились магической поддержки, это можно было бы как-то пережить. С трудом, но можно. Гораздо хуже оказалось другое.
  
   Светлые магические расы и животные начали массово гибнуть, а те, что каким-то чудом выжили, переродились, получив в качестве магической поддержки Темную энергию. И проходил данный процесс отнюдь не безболезненно...
  
   ***
  
   Дикое ржание пополам с вполне человеческими криками боли заполнило огромную поляну, вот уже много лет являющуюся летним стойбищем кентавров. Слышались рыдания, стоны и истерические хрипы... кентавры валялись на изрытой копытами земле как загнанные лошади, все в мыле и пене, с текущей из глаз и ушей кровью.
  
   Виднелись неподвижно лежащие туши, в основном детские и подростковые, а также старческие. Они погибли быстро, не сумев справиться с потерей магии, составляющей их сущность. Остальные, которым не повезло выжить, медленно, мучительно менялись, переходя на подпитку от Источников с абсолютно противоположным знаком.
  
   Это было больно. Менялась не только энергетика, но и физическая оболочка. Ранее поражающие гармоничностью обоих своих половин кентавры медленно, но уверенно принимали черты темных созданий. Ногти стали когтями, не длинными, но крепкими; выросли клыки, как у хищников, питающихся сырым мясом; увеличилась мышечная масса; копыта стали больше и прочнее; черты лиц становились резче, более хищными; изменились глаза - зрачки вытянулись, радужки повально стали желтыми, оранжевыми, бордовыми. Изменялось сознание и пищевые предпочтения.
  
   Скоро новые хищники выйдут на охоту.
  
   ***
  
   Вейлам не повезло больше всего. Их и так было мало, благодаря замечательной, дружелюбной и толерантной политике Министерства Магии, а теперь стало еще хуже. Прекрасная человеческая форма, дающая хоть какой-то шанс сойти за обычную ведьму, изменилась на боевой облик, но и тот претерпел изменения: вейлы стали похожи на пернатых гарпий. Крылья, жуткие лица, птичьи лапы вместо ног, аура ужаса вместо очарования. Многие, не выдержав, кончали жизнь самоубийством, невзирая ни на что. Для этого достаточно было взлететь повыше, сложить крылья и закрыть глаза.
  
   ***
  
   Хагриду дико повезло, что когда он напоролся на небольшой табун единорогов, рядом стоял громадный вяз, с мощным, корявым стволом, способным выдержать даже лезущего на него полувеликана. Решив по своей привычке посюсюкать над "милыми зверушками" лесник едва успел увернуться от рога вожака, налетевшего на непонятного конкурента. А дальше подключился молодняк, нанося острыми копытами и рогами болезненные, кровавые раны. Щелкающие длинными волчьими клыками пасти стали последней каплей, так как вошедшие в раж единороги не желали обходить неизвестную угрозу, а прибить их полувеликан не мог, уж слишком шустро они двигались.
  
   Просидев до рассвета на дереве, Хагрид практически с него свалился, когда табун ушел, после чего попал под атаку обезумевших от боли и ярости кентавров. От этих пришлось спасаться бегством.
  
   С трудом доковыляв до Хогвартса, великан поплелся в Больничное крыло, зажимая полуоторванную руку, где получил новое потрясение. Вместо привычного лупоглазого домовика перед ним предстало похожее на гремлина нечто в аккуратной ливрее, скалящее усеянную острыми зубами пасть. Уставившись на это чудо, лесник вздохнул, после чего медленно пошкандыбал к медсестре, вспоминая, остались ли у него в хижине запасы спиртного.
  
   ***
  
   Светлые маги... Большая часть даже не понимали, особенно маглорожденные, что это означает. Магия напомнила, и крайне жестоко. Как оказалось, большая часть этих "Светлых" были нейтральными по сути. Обычные люди, пусть и с палочками. А вот остальные... Светлыми являлись те, в чьих жилах текла кровь представителей Светлых магических рас: вейлы, эльфы, джинны. Все те, кто подпитывался от Светлых источников. Но теперь...
  
   Началось все с полного упадка сил и диких болей в солнечном сплетении, там, где находится магическое ядро. Маги на стену лезли от чудовищных, раздирающих на части болей, сводящих с ума. Некоторым повезло, они смогли оклематься и выжить, но таких было крайне мало, в основном - представители древних родов, которые сохранили хоть какие-то остатки родовой чести. Остальные практически стали сквибами.
  
   ***
  
   Прибывшие в Нору Уизли только и могли, что чесать языками. Изменений в своем состоянии они не заметили, уж слишком мало у них было сил, это раз, а второе - клеймо Предателей блокировало и так дышащее на ладан наследие предков - огненных джиннов. Близнецов ничего не интересовало, кроме их "шалостей", Рон мрачно жевал, раздумывая, что надо извлечь хоть какую-то пользу из того, что он был другом Золотого Мальчика, Перси обдумывал, как правильно организовать свою карьеру, Чарли сидел около своих драконов, и знать ничего не знал о том, что творится в родной стране, а Билл пребывал в командировке. Первенец Уизли уже давно не ассоциировал себя со своей семьей, которая с каждым годом внушала ему все большую брезгливость своей шумностью и неухоженностью в быту. А ему хотелось иметь свое жилье и тихую, спокойную жену, которая не будет капать ему на мозги, разгуливая в грязном переднике. Именно для этого он пахал, как проклятый, не вылезая из поездок по делам банка. И именно поэтому он только брезгливо скривил губы, читая выпуск новостей, сидя в кафе в Каире. Немного болело в груди, но мало ли что... Сложив газету, он бросил ее на стол и отправился на работу, еще не зная, что от Уизли в нем осталось только имя.
  
   ***
  
   Гермиона внимательно читала "Пророк", сидя в своей комнате у себя дома. Родители, как всегда, пребывали на работе, и девочка осталась одна, обдумывая прочитанное.
  
   - Ну надо же! Темные спасли магов, заблокировав проходы к маглам! Тоже мне, спасители! - презрительно фыркнув, девочка отбросила газету, достала полироль и тряпку и принялась приводить свою палочку в порядок, бурча себе под нос. - Да что они могут! Вот Дамблдор, вот это да! Настоящий светлый маг! Сильный, не то, что эти слабаки!
  
   Придирчиво осмотрев поверхность палочки, Гермиона еще раз намазала ее полиролью, и принялась елозить тряпочкой.
  
   - А этот идиот дал себя убить... глупец. Говорила я ему, а он меня не слушал! Тоже мне, светлый! Я - светлая! Я!
  
   Неожиданно палочка выстрелила целым снопом искр, а девочка свалилась на кровать от сильнейшего приступа боли в груди.
  
   ***
  
   Выслушав исповедь Дамблдора и Фаджа, маги принялись решать, кто станет главой государства. Кресло Министра было настолько испачкано теми, кто в нем сидел, что было решено возродить древнюю систему правления: Совет лордов. Огня в обсуждение подлил Люциус, сообщив о поставленной перед ним задаче.
  
   Это меняло весь расклад. Возрождение истинных правителей, пусть и через годы... это был шанс. Один на миллион, и упускать его было нельзя.
  
   Всех, кто желал немедленно сесть в мягкое кресло, успокоили радикально: Силенцио и путы, после чего Ангус внес предложение, от которого маги не смогли отказаться. Первым Клятву верности Лордам Тьмы и Света принес сам Ангус, встав на колени прямо там, где стоял.
  
   - Я, Ангус Аллан Олаффсон, клянусь в верности Лорду Тьмы Томасу Марволо Риддлу, какое бы имя он не носил, в каком теле бы он не пребывал, и Лорду Света Гарри Джеймсу Поттеру, какое бы имя он не носил, в каком теле бы он не пребывал. Клянусь кровью, плотью и магией! Я сказал!
  
   Один за другим маги опускались на колени, принося присягу тем, кто придет только через год, а в силу войдут еще через несколько лет. Им остается только продержаться это время и постараться исправить вред, который наносился годами.
  
   ***
  
   Азкабан. Дальняя камера. Через неделю после смерти Гарри.
  
   Промаршировав по коридору, аврор сверился со списком и кивнул сопровождающим. Побренчав ключами, он нашел нужный и, открыв дверь, пригласил войти. Засветив факел, невыразимец прошел в камеру, после чего потрясенно уставился на две опухшие, заросшие щетиной, покрытые переливающимися всеми цветами радуги синяками, мрачные рожи сидельцев.
  
   - Снейп?! Блек?!
  
  
  
   * - Полный Аркан - двадцать одна штука.
  
   ** - Лаймы - презрительное прозвище англичан. Связано с тем, что в парусном флоте англы брали с собой лаймы для спасения от цинги.
  
  
   *** - Трелони - Троянская, считается потомком Кассандры. Кассандра была проклята Аполлоном, и ее истинным пророчествам никто не верил, пока они не исполнялись. А те, в которые верили, были ложными/
  
  
  
  Часть Вторая. Апокалипсис.
  
  
  
   5 лет спустя. Малфой-мэнор.
  
   Люциус внимательно следил за тем, как Нарцисса одевает стоящего перед ней темноволосого ребенка с невероятно синими глазами. Крепенький мальчик, кудрявый, светлокожий, настоящий ангелочек... если не знать, что внутри скрывается настоящее исчадие тьмы. Истинный Темный Лорд...
  
   Марволо...
  
   Уже сейчас в синих, как самые лучшие, самые дорогие, самые чистые сапфиры глазах, проскальзывали алые искры, придающие им на мгновение пурпурный оттенок. Хотя оба Лорда и были детьми четырех лет от роду, легче от этого их воспитателям не становилось. Магия бурлила в хрупких детских телах, повинуясь даже не четко высказанным намерениям, а легчайшим желаниям, смутными призраками, возникающими в воображении хозяев. Она трансфигурировала ненавистную кашу в солдатиков, марширующих по скатерти прямо в сторону кухни и мусорного ведра, левитировала игрушки, берегла любимые костюмчики от порчи, подгоняя их под нужды растущих тел, завивала волосы крутыми кудрями и ставила их дыбом так, что не справлялись даже самые навороченные расчески-артефакты, залечивала ушибы и ссадины, появляющиеся во время беготни по саду, ловила и давила настырных комаров и мух, и делала еще уйму всего.
  
   Люциус только головой качал, находясь в перманентном шоке от того, какой потенциал спрятан в этих маленьких детях. Вот и сейчас свежевымытый Марволо не захотел сушиться полотенцем, обсохнув за пару секунд благодаря ласковой волне магии, прошедшейся по нему. Влажные волосы скрутились, словно их завил самый лучший куафёр*, мастер своего дела, кружева костюмчика расправились, серебряное шитье засияло, так же ярко, как и массивный перстень из магического серебра, украшенный крупным плоским изумрудом, с изображенным на нем гербом: вставший в стойку василиск в короне.
  
   Галопом влетевший в комнату еще один мальчик счастливо улыбнулся, показывая молочные зубы. Лорд Малфой бросил взгляд на торчащие во все стороны, как иглы у ежа, черные, как смоль волосы и отвел глаза в сторону. Все четыре года он боролся с этим вороньим гнездом, и все четыре года терпел поражение. В конце концов, пришлось смириться с тем, что некоторые вещи не под силу даже истинным Малфоям.
  
   Глаза цвета авады засверкали, маленькие ножки затопотали, принеся мальчишку в объятия Нарциссы.
  
   - Здравствуй, Годрик. Как ты сегодня?
  
   - Хорошо! Мама Нарцисса, мы идем? Марволо?
  
   - Конечно, идем! Салазар уже готов.
  
   - Сал! Бежим!
  
   Схватив своего брата за руку, Лорд Света унесся за дверь, сверкнув напоследок золотым перстнем с рубином, на котором был изображен вставший на дыбы коронованный лев.
  
   Нарцисса встала, поправляя рукав мантии.
  
   - Быстро они растут...
  
   - Это да. У нас есть еще год, пока не начнутся боевые действия.
  
   - Ты уверен?
  
   - Что нам сказали пять лет назад? Воспоминания вернутся, когда им исполнится пять лет. Ты уверена, что вспомнившие себя Волдеморт и Поттер будут вести себя спокойно?
  
   - Надеюсь, мэнор устоит.
  
   - Сплавим их крестным. Пусть они с ними мучаются! Паразиты!
  
   - Ну-ну, дорогой... - Нарцисса шутливо ударила мужа веером по руке, - не дай Мерлин паразиты услышат... Особенно один...
  
   Люциус закатил глаза, показывая, что именно он думает по этому поводу, и встал, беря жену под руку. В гостиной уже открылся филиал дурдома: визг, беготня, громкий лай... Крестные Лордов изволили притащить свои задницы, и заняться воспитанием своих подопечных. Поглядев, как Годрик скачет верхом на огромном черном псе, визжа от незамутненного счастья, а Салазар пытается пристроиться рядом, Малфой решил пожалеть свои нервы и слух окружающих и открыл двери:
  
   - Господа! Сад вас ждет!
  
   Собака с детьми вылетела в коридор, весело гавкая, а Малфои облегченно уселись, приказав подать чай себе и своему гостю.
  
   - Здравствуй, Северус. Рады, что вы вспомнили, наконец о нас, недостойных смертных... - саркастично высказался Люциус, делая глоток ароматного чая. Сидящий в мягком кресле, как на троне, Принц приподнял бровь.
  
   - Люциус? Сарказм вам не идет, не старайтесь. Это только моя прерогатива...
  
   Выпустив эту парфянскую стрелу, Северус с удовлетворением, ясно видимым на лице, устроился поудобнее. Люциус вновь закатил глаза. Не может Сев удержаться от шпилек, ну совсем не может. Бросив взгляд на дорого, хоть и просто одетого друга и практически родственника, Малфой хмыкнул. Хоть маг и получил титул лорда Принц, возродив род своей матери, но вот по характеру он как был, так и остался Снейпом.
  
   - Что стряслось?
  
   - Завтра заседание Совета. Что ты скажешь по поводу вот этого...
  
   Маги погрузились в обсуждение политики, пока будущие главы государства бегали наперегонки с лордом Блеком, принявшим свою анимагическую форму - гримма.
  
   ***
  
   Пять лет прошло с тех пор, как жизнь домена изменилась безвозвратно. Пять лет, наполненных болью, кровью, потерями и приобретениями, а также тяжелым трудом и попытками хоть как-то восстановить разрушенное.
  
   Тогда, в день принесения Клятвы Верности, маги и не подозревали, через что им придется пройти.
  
   В тот день эмигрировали две трети населения. Кто куда: Франция, Германия, Италия, Новая Зеландия, Австралия... Удравшие наивно думали, что раз они приехали в другую страну, все беды позади, и все будет, как раньше.
  
   Глупо и самонадеянно... От переезда ничего не изменилось. Светлая магия не возвращалась, Темная... подавляющее большинство ничего, кроме бытовых чар, не знало. Домовики покидать Англию отказались наотрез, так что, приходилось или самому корячиться по хозяйству, или нанимать кого-то, а этим самым нанятым надо было платить, люди за просто так работать почему-то не спешат. А домовики напрочь отказывались прислуживать беженцам, брезгливо морща носы, словно от тех невыносимо воняло.
  
   Впрочем, люди тоже не торопились помочь тем, кто пытался выставить себя невинной жертвой. Чистокровные брезгливо отворачивались, отказываясь хоть как-то общаться или иметь какие-либо дела, полукровки и маглорожденные иногда снисходили, но это продолжалось недолго, до первого стенания о свалившихся по чужой вине на них, настоящих светлых магов, напасти.
  
   Но это еще полбеды, как говорится, стыд не дым, глаза не выест. Да они и не чувствовали себя хоть в чем-то виноватыми, стыдиться было нечего. Хуже было другое. Дикая тоска, почти физическая боль, непреодолимое желание вернуться туда, откуда они сбежали...
  
   В стране остались самые стойкие и те, кому деваться было некуда. Остатки магического населения, оборотни и вампиры... и жалкий огрызок, оставшийся от настоящей аристократии, независимо от направленности. Им, в отличие от маглорожденных, деваться было некуда. Бросить мэнор, и уехать неизвестно куда... Это значит, отказаться от своих предков, своей истории, бросить дома, впитавшие в себя кровь и магию многих поколений магов, лишить себя чести.
  
   Как ни странно, но оставшиеся десять светлых родов совершенно не потеряли свою силу. Да, источники были мертвы, вот только им это не мешало. Темная магия с легкостью повиновалась, мэноры все также стояли... Наоборот. Через пару дней оставшиеся все, как один, ощутили прилив сил. Все. И Светлые. И Темные.
  
   Маги восприняли это как дарованный Магией аванс, который требуется отработать. В кои-то веки вынужденные прислушиваться к голосу разума, оставшиеся принялись кооперироваться с теми, кого гнобили годами и веками. Оборотни, вампиры...
  
   Именно они приняли на себя основной удар в ту самую, самую первую и самую страшную ночь. Именно они не дали тварям возможности выплеснуться через проходы, соединяющие измерение домена и измерение обычного мира на ничего не подозревающих людей. Именно людей. После того, как при помощи оружия тех, кого и за разумных животных не считали, начали очищать подконтрольные магам территории, слово "магл" стало запретным.
  
   Срочно проведенная реформа Аврората полностью изменила эту структуру. Теперь все команды состояли из магов, оборотней и вампиров. Вампиры стали ищейками и стратегами, оборотни - грубой силой, маги - тактиками, поддержкой и целителями. Были и недовольные, например, Грюм, но им пришлось умолкнуть. А что можно вякать, если магия резко испарилась, а физическая сила далека от возможностей даже среднего кровососа? Да и цветущая махровым цветом паранойя не прибавляла очков к популярности?
  
   Хочешь остаться в Аврорате? Будь добр, веди себя вежливо. Не можешь участвовать в рейдах? Займись обучением или поработай в архиве, крайне важное в данный период занятие.
  
   Как выяснилось, маги деградировали со страшной силой. Даже те, что кичились своими знаниями, часто допускали элементарные ошибки и не подозревали об основах, которые преподавались еще сто лет назад. Дамблдор проделал капитальную работу, превращая магическое общество в стадо, ведь неграмотным населением управлять куда легче. Они не будут вопить о правах и обязанностях, если не подозревают об их существовании.
  
   Больше половины запрещенных ритуалов были Светлыми. Маги забыли, что светлый - совершенно не означает - добрый. Свет не зря называют Разящим...
  
   Светлые маги тоже приносили жертвы, подчиняли своей воле, превращали в рабов, убивали и пытали. Вся разница между магами была только в том, какое волшебное существо стояло у истоков рода и к магии какой направленности тяготело ядро. И никакой высокопарной чуши.
  
   Магам пришлось несладко. Всех, кто не жил в Лютном, разместили по выстоявшим при нападении мэнорам. А такими были не все. Как выяснилось, чистокровность и титул не гарантировали, что ночью к вам с визитом не нагрянут неприятные гости. А ведь множество поместий стояло пустыми...
  
   Азкабан вычистили до самых подвалов. Спешно собранная комиссия была в ужасе от количества и, так сказать, качества постояльцев тюрьмы. Кроме пресловутых Пожирателей там было найдены те, кто числился пропавшими без вести и мертвыми, осужденными за какие-то преступления. Их вытаскивали из камер, спешно приводили в порядок, проводили проверки у гоблинов, определяя, кто это, заставляли дать присягу лордам магии, после чего в сопровождении подобранной команды отправляли в мэноры. Некоторым уже было невозможно помочь. С такими поступали крайне просто: проводили обряд бракосочетания, накачивали возбуждающим, оставляя наедине с супругами, и ждали положительного результата, после чего такой гибрид овоща с кроликом просто приносили в жертву на Родовом алтаре, давая возможность нерожденному ребенку стать полным магическим и кровным наследником, а их матерям - получить регентство, правда, с некоторыми ограничениями. Никто не хотел злоупотреблений, поэтому приносилась магическая клятва о непричинении вреда в каком -либо виде.
  
   Население Англии массово приносило присягу Лордам, ведь только это давало защиту от порождений Магии. Маги пахали на износ, и не только они. Гоблины предоставляли различные ритуалы, маги - артефакты и зелья, вампиры и оборотни - обеспечивали силовую поддержку.
  
   Вернулись беженцы. Все.
  
   Вначале на покинутую родину приползли маглорожденные и сквибы, затем начали подтягиваться полукровки. Последними вернулись чистокровные, они смогли продержаться месяц. К беженцам отношение было неоднозначное. С одной стороны - магов мало, уничтожать их нельзя. С другой... крысы сбежали, а потом вернулись... да еще и права качать пытаются! Вот только таких обламывали крайне быстро не самыми гуманными методами.
  
   Всех, кто хотел стать частью магической Англии заставляли приносить присягу. Тех, кто отказывался и горлопанил о Тьме и прочей бредятине... таких идиотов просто вышвырнули на улицу. Без уговоров, без пафосных речей... Пережившие ночь (а таких можно было пересчитать по пальцам одной руки) просто приползли на коленях к Аврорату, умоляя их принять на любых условиях. Даже на рабских.
  
   Каждое здание несло на себе символ Лордов, который защищал от проникновения извне. Магические улицы спешно перестроили, запечатав и укрепив первые этажи, закрыв окна, превращенные в бойницы, магическими ловушками и стальными ставнями, входные двери теперь напоминали сейфовые. На улицах установили блок-посты, с постоянно находящимися бойцами.
  
   Маги учились жить и выживать в условиях войны на уничтожение.
  
   Через три месяца была открыта первая гостиница для тех, кто не смог попасть в безопасный дом вовремя. Через полгода остров опутывала целая система таких убежищ.
  
   Мэноры стали укрепленными крепостями. Теперь ценилось не изящество архитектуры, а качество защиты.
  
   Маги поголовно пересели на крылатые виды транспорта: темные гиппогрифы, пегасы и фестралы. Самые отмороженные обзавелись драконами, которых теперь выращивали Гойлы и Креббы, имеющие соответствующий родовой дар.
  
   Никого не удивляли мантикоры в качестве любимой охотничьей собаки, и церберы, охраняющие вход. Связь теперь обеспечивали через сквозные зеркала, разных размеров, а камины использовались только для отопления. Никто не мог быть уверен, что решив путешествовать камином, ты доберешься домой, причем живым и целым.
  
   Через два года все население поголовно умело владеть мечом и огнестрельным оружием, а умение создавать порт-ключи стало обязательным.
  
   ***
  
   Магам пришлось научиться жить по законам Магии. Никому не хотелось получить откат, заплатив за свои проступки жизнями своих детей. Как выяснилось, все похищенные дети вернулись через год. Но вернулись они чудовищами. Именно из похищенных получались те страшные твари, терроризирующие Англию. И никто не хотел думать о том, что убитое животное могло быть твоим кровным родственником.
  
   Но самые радикальные перемены произошли с домовиками и Хогвартсом.
  
   Робкие, послушные, немного неадекватные домовики превратились в наглых, характерных, умных эльфире. Когти и сотня мелких острых зубов, разноцветная кожа, покрытая роговыми наростами и чешуей в некоторых местах, оранжевые глаза с вертикальными зрачками. Саркастичные, сообразительные, преданные Роду, защищающие детей до последнего, приторно вежливые и не лезущие за словом в карман, монстры в аккуратных ливреях.
  
   Они стали истинной опорой тем, кто следовал зову Магии.
  
   Тридцать первого августа домовики с гербом Хогвартса аппарировали в дома, где были дети, перенеся будущих учеников к месту учебы. Теперь никто не возил их на лодках ночью, переродившийся в Кракена Кальмар стал живым щитом школы, уничтожающим чужаков без всякой жалости. Учебники были доставлены из скрытых предыдущими директорами библиотек, преподаватели также были выбраны Хогвартсом, обретшим разум, и доставлены все теми же эльфире.
  
   Хогвартс стал единственным в Англии учебным заведением, принимающим детей с трех лет. Все малыши попадали в ясли, где о них заботились, учили, помогали развивать различные навыки, разрешали играть и рассказывали, как находить друзей. Семилетние поступали в подготовительную школу, где их учили самым различным наукам, гуманитарным и точным, а также наставляли в боевых искусствах. Одинадцатилетние становились учениками Хогвартса-школы, где им шлифовали магические способности до 16 лет, а потом уже маги могли поступить в Хогвартс-академию, где они сдавали экзамены на выбранное Мастерство и могли изучать науки сколько угодно.
  
   Малышей каждый день доставляли домой родителям, детей с одиннадцати отпускали на выходные (субботу и воскресенье) и каникулы.
  
   Когда маги прочитали подробные планы, принесенные эльфари Хогвартса, у них случился ступор. О таком раньше и речи быть не могло. А уж список предметов и имена учителей... Гоблины распечатали хранилища школы, до которых не смог добраться Дамблдор, и пустили их в оборот, так что жалованье у наставников было очень щедрое.
  
   Когда Снейп увидел сумму, которая ежемесячно будет оседать в его сейфе в течение учебного года, его едва инфаркт не хватил. Раньше учителя корячились за гораздо меньшие деньги, а пахать им приходилось куда как больше.
  
   Ему самому предложили контакт на год обучения в Академии. В школе из старого состава остались считанные единицы. Вектор, Флитвик, Снейп. Хагрида не пустили даже на порог, оставив лесником, Хуч отказали из-за пьянства и ненадлежащего исполнения обязанностей, МакГонагалл предложили контракт на год в Академиии, но с кучей условий. Ни о каком деканстве теперь и речи не шло,также, как и о многом другом.Помона Спраут также осталась, но преподавала теперь старшим классам. Деканство у нее забрали, впрочем, также, как и у Флитвика.
  
  Вообще, никто из бывших деканов не вернулся в Хогвартс в этом качестве. Эти должности заняли совершенно другие маги, впрочем, критерии распределения на факультеты капитально изменились.
  
  Теперь распределяли по склонности к определенным видам магии, а не по абстрактным качествам характера.
  
   Снейп был счастлив. Особенно когда узнал от Люциуса, чем ему предстоит заняться в свободное время...
  
   ***
  
   Дверь камеры закрылась с лязгом, а вброшенные в нее заключенные стукнулись о стены и повалились друг на друга. Снейп захрипел, когда ему прямо в горло воткнулся острый локоть Сириуса.
  
   - Блек! Сволочь! Слезь с меня, скотина блохастая! - прохрипел зельевар, отпихивая от себя костлявое тело. Оглушенный Сириус медленно приходил в себя.
  
   - Снейп? Ты что тут делаешь, сволочь?
  
   - Я?! Хммм... Дай подумать... - начал Северус, злобно пихаясь. - Я лежу тут, весь такой готовый, жду-не-могу, а ты нагло отвернулся к стенке и храпишь, алкоголик хренов!
  
   С каждым словом снейпа у Сириуса все сильнее вставали волосы дыбом. Взвившись вверх, он в ужасе отпрыгнул в угол, отплевываясь и отряхиваясь:
  
   - Тьфу... тьфу... тьфу... тьфу... тьфу... тьфу... Тьфу на тебя! Извращенец!
  
   - Я?! Кто меня лапал только что?!
  
   - Было бы что лапать, суповой набор! Одни кости!
  
   - А ты у нас собака, так что, сам понимаешь...
  
   - Что?! Уйди от меня!!! Убью!!!
  
   - Вот больной... впрочем, с тебя, кроме блох, и взять-то нечего!
  
   - Блохи?! - взревел доведенный до ручки Блек. - У меня нет блох!
  
   - А что больной - согласен... - промурлыкал зельевар, скалясь своему соседу прямо в лицо. До Сириуса дошло, что слова его оппонент не воспринимает, и маг тут же перешел на жесты. Резкий удар в скулу отбросил Снейпа на холодные камни стены. Мгновение потери в пространстве, и пришедший в себя зельевар с диким криком бросился на врага. Мужчины катались по полу, пытались пробить друг другом стены, пинались, кусались, вырывали клочья волос и старались отбить кулаками все, что попадется.
  
   Ослепленные бешенством и многолетней ненавистью, они напоминали кота с собакой, сцепившихся в схватке.
  
   Драку прервали дементоры, обступившие дверь камеры. Результат наступил незамедлительно: рычащий клубок распался, оставив дико завывшего от ужаса пса и скрутившегося в комочек человека, дергающегося в конвульсиях. Через полчаса обожравшиеся стражи исчезли, оставив полностью опустошенных заключенных. Прошли почти сутки, пока маги отошли от слабости.
  
   С трудом пошевелившись, Блек подполз к стене, обводя пространство мутным взглядом.
  
   - Снейп... ты еще не сдох, скотина сальноволосая?
  
   - Не дождешься, блохастый... - с трудом просипел Снейп, щупая опухший нос.
  
   - Интересно, как там Гарри? - тоскливо прошептал Блек, пялясь на стену. - Он такой слабенький...
  
   - Меня больше волнует, с чего это нас бросили сюда... - проворчал зельевар, пряча тревогу под грубостью. - Что-то здесь нечисто...
  
   Неожиданно Блек вскочил, трясясь.
  
   - Гарри? Гарри!!! Нет!!!
  
   Снейп в ужасе смотрел на беснующегося, воющего и орущего Сириуса, пытающегося процарапать дверь. Неожиданно маг рухнул на пол, зарыдав.
  
   - Что... случилось, Блек? - прошептал забившийся в угол зельевар.
  
   - Гарри... умер...
  
   Огромная черная собака выла, уставившись в потолок, а по лицу Снейпа катились тихие слезы...
  
   Отбуйствовав, Сириус замкнулся в себе. Разорванная связь с крестником, поддерживающая его долгие годы в Азкабане, причиняла просто физическую боль. Он отказывался есть, только лежал в углу и тихо скулил. Снейп, который на глазах постарел, пытался его растормошить, поил из ржавой миски... все было бессмысленно. Блек умирал, потеряв опору в жизни.
  
   Не выдержав, Снейп сорвался. Он высказал все, что думал о Блеке, его воспитании, его характере и поступках... Сириусу все было до одного места, пока зельевар не тронул Гарри. Взвившись, он набросился на мага, и в камере вновь началась драка, которая продолжалась, пока мужчины не попадали от слабости.
  
   Расползясь по разным углам, маги забылись тяжелым сном, а на следующее утро Снейп с изумлением увидел, что Блек вновь улыбается.
  
   - Ты знаешь, - сбивчиво начал Сириус, глядя сквозь Снейпа, - я сегодня такой сон видел... да... мне сказали, что Гарри снова будет жить. Да, да, снова... - маг покивал, а его собеседник все больше убеждался, что сокамерник сошел с ума, - и я снова буду его крестным... да, только мне столько всего надо сделать! Ужас... перед папой стыдно... как я ему в глаза смотреть буду... и маме...
  
   Дни тянулись, Блек что-то счастливо бормотал, Снейп молчаливо переживал потерю... открывшаяся дверь, ставшая пропуском в совершенно другой мир, расставила все по своим местам.
  
   ***
  
   Первое, что сделал Сириус после того, как его выпустили - бросился в Блек-хаус. Встретивший его Кричер, ставший еще страшнее, хотя казалось, что дальше уже некуда, только молча посторонился.
  
   Маг быстро шагал по ступенькам, спускаясь вниз, в подвалы. Практически никто не знал, но Блек-хаус прятал в себе Камень Рода, перевезенный Орионом незадолго до окончательного разрыва Сириуса с семьей. Блек-мэнор по неизвестным причинам стал разрушаться, и Глава Рода принял решение его оставить. Мудрое решение, как оказалось.
  
   И теперь его сын стоял перед камнем, с ритуальным ножом в руках, и наносил себе раны на строго определенных местах. Прошептав последнее слово Воззвания к роду, претендент на статус Главы лег на алтарь, позволяя крови течь на поверхность камня. С каждой каплей глаза все больше закрывались, а тело укутывала слабость...
  
   Блека взвесили, оценили и назначили плату.
  
   Глаза открыл уже истинный лорд Блек.
  
   ***
  
   Сириус принял в поисках необходимого для возрождения его крестника самое живое участие. Он распотрошил библиотеки Блеков, включая тайную, разыскивал необходимые ритуалы и тратил огромные суммы на ингредиенты, изучал то, от чего воротил в детстве и юности нос, и даже помирился со Снейпом.
  
   Год постоянного напряжения, поисков и борьбы с отчаянием закончился, когда он поднял на руках кричащего младенца с изумрудными глазами перед огромной толпой, стоящей на коленях, и торжественно провозгласил:
  
   - Внемлите, маги! И не говорите, что не слышали! Перед вами Лорд Ваш, Габриэль Годрик Гриффиндор! Слава!
  
   - Слава!!! - прогремело под сводами огромного зала, а малыш рассмеялся, сверкая появившимся на тонком пальчике перстнем.
  
  
  
  Часть третья. Вальгалла.
  
  
  Время неслось вскачь. Казалось, еще недавно малыши пускали слюни, возясь в пеленках, а вот уже наступает страшная дата, которую Люциус ожидал с ужасом.
  
   Лагнасад.*
  
   Лордам Магии исполнилось пять лет.
  
   Невзирая на праздник, настроение лорда Малфой было унылым. В ожидании неминуемых непрятностей хотелось зарыться поглубже куда-то далеко-далеко... только куда же он денется с праздника в собственном доме? Как ни странно, те, кто был хоть немного в курсе отношений между Поттером и Волдемортом в течение многих лет, тоже предавались мрачным думам. Пожиратели и некоторые невыразимцы поголовно пришли в рунных доспехах, благо теперь этикет позволял и не такое.
  
   Сам хозяин мэнора облачился в полный боевой костюм за исключением шлема, хотя и косился на него уж очень тоскливо, обрядил соответствующим образом жену и сына. Принц приволок огромный запас зелий на все случаи жизни, и даже Блек, лучащийся незамутненным счастьем и радостью от предстоящей встречи с обретшим воспоминания крестником, внял доводам своей кузины и надел под праздничную мантию костюм боевого мага.
  
   Малыши сидели на удобных стульях посреди огромного холла, встречая гостей, идущих непрерывным потоком, сзади их подпирали Люциус с Нарциссой, по бокам стояли крестные: Блек и Принц. Охрана, укрытая мощными чарами, окружала стоящих плотной стеной, внимательно следя за подносящими подарки магами.
  
   Чего здесь только не было! Редкие ингредиенты, на которые тут же положил глаз Северус, прекрасные украшения, оригиналы и копии редких книг, артефакты и амулеты, игрушки и боевое оружие, отрезы тканей, слитки металлов и необработанные камни, кандидаты в домашние любимцы: от костяных гончих до драконьих яиц... Фантазия дарителей не знала границ.
  
   Малыши пытались вести себя, как подобает: важно и степенно. Драко, встречающий гостей у порога только давил улыбку, изредка бросая на них взгляды.
  
   Марволо Салазар Слизерин, Лорд Тьмы и Габриэль Годрик Гриффиндор, Лорд Света, проходили Представление.
  
   Одели детей соответственно: нижние рубахи с длинными рукавами из тончайшего льна, длиной по щиколотки, сверху туники с рукавами по локоть и немного короче, по середину голени. Ножки в башмачках из тонкой кожи лежат на маленьких подушках. У Марволо - черный комплект, у Габриэля - белый. Ничего лишнего, только ритуальные украшения, показывающие, какими Дарами обладает ребенок, изготовленные гоблинами после соответствующих проверок.
  
   Марволо щеголял длинным, трехярусным ожерельем из черных бриллиантов, обсидиана и морионов, оправленных в "холодное железо" - магический аналог обычного. На левой руке сиял браслет из переплетенных полос серебра и того же "холодного железа". На среднем пальце правой руки сверкал изумрудом перстень с гербом Слизеринов.
  
   По подолу и рукавам вилась еле видимая вышивка из отвращающих и оберегающих рун, украшенная крошечными бусинками из змеевика.
  
   Каждый маг, кланяющийся малышу прекрасно понимал данное послание: перед ними Наследник рода Слизерин (у Лорда кольцо на указательном пальце), будущий Глава (алмаз - камень царей), маг темной направленности, некромант (обсидиан), змееуст (змеевик), ритуалист (морион). Три тоненьких серебряных кольца, одетых на средний палец левой руки показывали, что есть еще несколько личных способностей. "Холодное" железо и магическое серебро наглядно показывали, что носящий их малыш может развиться в демонолога и имеет способности боевого мага.
  
   Габриэль был его полной противоположностью. Белоснежная одежда - маг Светлой направленности, Наследник рода Гриффиндор, ожерелье из прозрачных, как слеза, бриллиантов (будущий Глава), рубинов (настоящий боевой маг), и изумрудов (магия жизни). Золото оправы также намекало на склонность к огненной стихии, браслет из мелких самородков - к артефакторике, а два тоненьких колечка - на личные способности. Бисер из змеевика рассказывал о вновь открывшемся в роду даре змееуста, а украшающее мизинчик колечко с аммонитом** - указывало на способности к пространственной магии.
  
   Герб Блеков и Малфоев на левом рукаве свидетельствовал об опеке данных родов над малышом.
  
   Все эти красивости были зашифрованным посланием, которое можно было прочитать при наличии определенных знаний. И если еще пять лет назад это могли бы сделать даже не все аристократы, то теперь данным умением мог похвастаться практически каждый, проживающий на территории домена Англия маг.
  
   Все украшения, кроме гербового перстня, после праздника отправятся в родовое хранилище и займут свое место в специальном отделении. Снова их наденут на совершеннолетие и помолвку, когда надо будет продемонстрировать "товар лицом", а после они вновь переселятся в сейф, и будут служить предметом гордости и зависти для последующих поколений.
  
   Сириус с Северусом отвечали за своих крестников, принимая подарки и передавая их эльфари для проверки на разные неприятные сюрпризы, и складирования в отдельном помещении. Что вы хотите, издержки положения, а здоровая паранойя успешно способствует продлению жизни. Малфои, как приемные родители, высказывали официальное одобрям-с, следили за удобством детей, и размещением гостей.
  
   Драко не имел ни минуты отдыха. Когда поток гостей иссяк, пришлось следить за пришедшими, давать указания эльфари, отгонять самых настырных и любопытных от закрытых помещений, следить за размещением за праздничным столом, подачей блюд и напитков... в общем, мороки было много.
  
   Чинно ведущие себя малыши отсидели положенное время на стульях, после чего им дали отдохнуть немного, переодели в праздничную одежду и усадили во главе стола. Наевшихся и сонно хлопающих глазами деток забрали крестные, отнеся в комнаты для сна и отдыха, а взрослые продолжили пировать.
  
   - Ну вот, милый, все хорошо, а ты боялся... - Нарцисса тихо прошептала в сторону супруга, одновременно улыбаясь гостям. Малфой украдкой вздохнул.
  
   - Еще не вечер, дорогая...
  
   Праздник продолжался недолго, всего пять часов. Никто не хотел возвращаться домой в темноте, рискуя нарваться на какое-нибудь чудовище, или бежать до ближайшего убежища, поэтому, уже в четыре часа дня гости отбыли, оставив в мэноре только хозяев, нескольких невыразимцев, охрану и постоянно проживающих вассалов.
  
   Изменилось и понятие "мэнор", приблизившись к тому значению, которое использовали когда-то. Теперь это было не просто поместье с садами и парками, а огромная территория, включавшая в себя центральный замок, где проживала семья лорда и его дружина, леса и луга с реками и озерами, дома вассалов, деревни и поселения, системы дорог, рудники, полигоны, сельскохозяйственные угодья, источники полезных ископаемых...
  
   Маноратом теперь называли область, находящуюся во владении лорда, чье право подтверждено магией, а получить это самое право было ой как непросто. Мало знать назубок законы магии и основанное на них магическое право, надо иметь силу воли, желание и умение править и защищать принесших присягу. Властолюбивые гордецы быстро вымерли еще в первый же год, а их места заняли те, кто мог удержать в своих руках огромную власть и не бежал от ответственности.
  
   Домен теперь состоял из мэноров под управлением магов, неотчуждаемых заповедников, занятых магическими животными, и территорий, на которых проживали магические расы. Свободных поселений не осталось, исключение составлял Хогсмит, но он считался территорией Хогвартса и также как и все арендаторы, платил за защиту.
  
   Реформы сделали свое дело: аристократия наконец стала такой по сути, а не по названию. Теперь лорд водил в бой дружину, а не отсиживал задницу в теплом кабинете, а при нужде его спокойно могла заменить супруга, если таковая была.
  
   Аврорат действительно стал реальной военной силой, а не посмешищем в алых мантиях. Постоянные бои на выживание, жестокие тренировки и утомительная учеба принесли свои плоды. Теперь отряды боевых магов патрулировали дороги, помогая и спасая жизни, а не отворачивались при виде опасности.
  
   Невыразимцам пришлось выйти из подполья. Магам пришлось перетряхнуть свои закрома в поисках средств, способных хоть немного облегчить жизнь, оторвавшись от абстрактных исследований. Время теорий прошло, требовались действия.
  
   ***
  
   Ужин проходил мирно. Люциус так и сидел в доспехе, отказываясь его снимать, над чем подтрунивали Принц и Блек. Впрочем, они сами настолько замотались с гостями, подарками и прочим, что так и не переоделись, и теперь щеголяли наплечниками, наручами с рунами и драконьей кожей. Ангус тихо переговаривался с Драко, несколько его подчиненных о чем-то шушукались с вассалами Малфоев, дети лениво ковыряли сладкий пудинг. Все было просто чудесно до того момента, когда Марволо совершенно взрослым движением не промокнул изящно салфеткой губы, блеснув пурпурными глазами, и недружелюбно процедив сквозь губу:
  
   - Поттер...
  
   Маленький Габриэль фыркнул, брезгливо скривившись, словно рядом с ним сидел слизень, причем очень противный на вид:
  
   - Риддл...
  
   Два малыша злобно смотрели друг на друга, изредка что-то шипя сквозь зубы, а сидящим за столом магам казалось, что потолок рухнул прямо им на головы.
  
   ***
  
   Гарри смотрел на своего врага, вспоминая мерзкую рептилию на двух ногах, едва не прикончившую его на старом кладбище, и не мог найти в себе ненависти. Её не было. Так же, как и злости, страха, отчаяния или отвращения. Было только желание начистить этому мелкому поганцу рожу за все хорошее, что Гарри и сделал. С огромным удовольствием.
  
   ***
  
   Волдеморт злобно засопел, пытаясь изобразить лицом всю степень презрения, которое он питал к этому живучему недомерку. Страшно не хватало палочки. Впрочем, как ни странно, откровенного негатива не ощущалось, даже злость была какая-то... напускная. Он уже открыл рот, чтобы громко и с выражением опустить своего противника в выгребную яму, когда ему прямо в лоб впечаталась тяжелая суповая ложка, серебряная, с гербом Малфоев на черенке.
  
   ***
  
   Маги застыли, выпученными глазами наблюдая эпическое сражение титанов. Ложки звенели, ударяясь друг об друга, как мечи, мальчишки визжали от ярости, тузя друг друга столовой утварью, пинаясь и толкаясь. Магию оба не использовали, к огромному счастью окружающих. Драко, с отвисшей челюстью, смотрел на борьбу Света и Тьмы, Люциус бормотал благодарственные молитвы, Нарцисса кашляла в платочек, невыразимцы понемногу устраивали тотализатор, Снейп, прикрыв глаза рукой, подглядывал в щелку, и только Блек получал от всего этого удовольствие, подбадривая драчунов одобрительными возгласами.
  
   Все-таки детское тело - это детское тело. Малыши продержались не больше десяти минут, попадав на пол от усталости. Переглянувшись, Северус с Сириусом подняли воителей, привели их в порядок и усадили на стулья.
  
   Гарри тяжело вздохнул, глядя на побитого, но не сломленного Волдеморта.
  
   - Мир (поза покоя, расслабленности), брат (выросший из яйца, отложенного нашим общим родителем)?
  
   - Мир (поза покоя, расслабленности), брат (выросший из яйца, отложенного нашим общим родителем).
  
   Прошипев что-то на парселтанге, маленькие лорды помедлили с минуту, после чего осторожно обнялись, тихо постанывая от боли в полученных боевых ранениях.
  
   - И что это было? - весело блестя глазами, Блек наклонился к крестнику. Тот расплылся в улыбке.
  
   - Сири!
  
   Подхватив мальчика на руки, Сириус прижал его к себе, моргая повлажневшими глазами. Дождался... он дождался! Вот его лучик счастья... Марволо ревниво засопел, после чего его тоже подхватили на руки. Лорд недоверчиво посмотрел в черные глаза с пляшущими в них чертятами и... прижался к груди мужчины.
  
   - Крестный...
  
   Мысль, что едкий, вредный и злобный зельевар стал его феей-крестной, действовала, как кувалда по мозгам. Даже для Темного лорда это было слишком.
  
   ***
  
   Хорошо быть малышом! Можно тискаться вволю, не боясь, что тебя неправильно поймут, требовать внимания, прыгать на чьих-то руках, шалить и вовсю радоваться жизни!
  
   А быть Лордом еще лучше! Все то же самое, только в двойном размере.
  
   Натискавшись и нажмакавшись с крестными, с Нарциссой, попрыгав на Люциусе, что тот стоически перетерпел и даже обслюнявив Драко, грозные Лорды угомонились и принялись выслушивать своих подданных. Невыразимцы вывалили все и без купюр. И что послужило причиной наступившего в отдельно взятой местности Конца Света, и что произошло потом, и как все это исправляли.
  
   Выслушав краткую сводку мальчишки переглянулись и... пошли спать. поздно уже, а тела у них детские, невзирая на сознание. На следующий день отчеты продолжились. Лорды кивали, слушали, снова кивали, высказывали свое мнение... Через пару часов у правителей уже сложилась определенная картина всего творящегося, и теперь они лениво уточняли детали.
  
   - Что с Дамблдором? - куснув печенье, поинтересовался Марволо. Волдеморту его имя нравилось. Марволо... Салазар... Звучит! А уж то, что он теперь Слизерин и вовсе приводило в восторг. Хотя была и маленькая ложка дегтя, отравившая медовые реки.
  
   Заигрывания с вечностью, попытки удрать от смерти, нарушения законов не прошли даром. Род Мрак угас навсегда, отойдя в раздел хроник. Именно поэтому был воскрешен род Слизерин, уже четыреста лет как угасший, и именно поэтому у его Наследника и будущего Лорда появилась обязанность в виде обеспечения рода несколькими потомками. Чем больше, тем лучше.
  
   У Габриэля все тоже было не так радужно. род Поттер также подвергся эвтаназии. За неисполнение Джеймсом своих обязанностей, за многочисленные нарушения Кодекса, его род угас навеки, и уже никогда не сможет возродиться. Поэтому бывший Поттер стал Гриффиндором. Как и у Марволо, у него полностью изменилась магия, кровь и даже некоторые способности и дары.
  
   На лицах магов появились непонятные усмешки. Малыши переглянулись.
  
   - С Альбусом... Альбус преподает в Хогвартсе.
  
   - Это как?!
  
   - Хогвартс сам избирает учителей. Это огромная честь, а для него - жуткое наказание. Теперь бывший директор ведет Историю Магии, рассказывая ученикам почему сейчас они не могут выйти ночью погулять, почему вымерли светлые расы, и почему он сам облысел и лишился бороды.
  
   Дети восхищенно переглянулись.
  
   - Я бы не отказался на это посмотреть... - восхищенно протянул Марволо. Габриэль согласно закивал. Принц хмыкнул и продолжил:
  
   - Кроме того, он теперь сквиб, причем, очень слабый. Старческие болячки, немощи... полный набор. Кроме маразма.
  
   - Фоукс?
  
   - Сгорел. Навсегда.
  
   - Так ему и надо, - злобно буркнул Габриэль, - нечего было покрывать делишки хозяина.
  
   Невыразимцы украдкой переглянулись. Свет у них явно не тепленький и не добренький, как считали некоторые идиоты.
  
   - Что с... - Габриэль помялся, но продолжил, - с моими бывшими кхм... "друзьями"?
  
   - Уизли? С Уизли все просто. Сквибы. Причем, с Печатью. Ими даже твари побрезговали.
  
   - Неудивительно! - оскалился Гриффиндор. - Чтоб ее снять, надо попотеть, а не пытаться на чужом горбу в рай въехать. Даже близнецы, у которых был шанс... что они делали? Испытывали свои изобретения на первокурсниках? А они думали, какой вред может быть? А вдруг заблокируются какие-то дары или способности, бесплодие, слабое здоровье... да мало ли что! Все?
  
   - Все. Даже старшие. Включая Билла. С ним вообще весело. Представляете, он настолько презирал свою семью, что его исторгли из рода. Он теперь изверг**. Только имя осталось. Даже фамилии нет. Гоблины его сразу же пинком под зад выперли. Чарли таки остался в питомнике, пашет на самой простой работе.
  
   - Сурово...
  
   - О да!
  
   - Идиоты, - пожал плечами Годрик. - Им теперь только рабство поможет, если, конечно, кто-то захочет взвалить на себя такое ярмо. Клеймо просто так не снять. Они все надеялись на то, что избавятся от него, родив семь сыновей. Пахать-то не хотелось! Вот только Джинни им все планы поломала... а Печать - не прыщ, сам собой не рассосется.
  
   - Люпин?
  
   Блек скривился.
  
   - Мертв. Он настолько задавил своего волка, что когда все началось, у него попросту сорвало тормоза. Насколько мы смогли понять, он потерял разум, и его задрали. То ли сородичи, то ли твари... В ту ночь стаи очень хорошо проредили. Теперь оборотни не подчиняются луне, не теряют разум. Можно сказать, они стали Истинными.
  
   - Грейнжер?
  
   Присутствующие заржали. Все. Габриэль изумленно заерзал.
  
   - Она стала очень и очень слабой. Колдует помаленьку... так, бытовые чары. В Хоге отучилась, на отделении для сквибов, работает в библиотеке, помощницей. На большее ее не хватает, она и раньше только заучивать умела, вот и теперь. Ходячий архив, не более. Но гонор!
  
   - Тогда всем пришлось вернуться. Кто пытался противится - умерли. Инфаркты, язвы, разные обострения... Все. И сквибы, и маглорожденные, и чистокровные. Старые и молодые... У маглов сейчас никто жить не может. И маглорожденные больше в обычном мире не рождаются. Многие теории пришлось пересмотреть...
  
   Мальчики понимающе переглянулись. Для них год развоплощения даром не прошел. Уж слишком многое перекроила в них Магия...
  
   - Что с Рыцарями?
  
   - По разному. Азкабан даром ни для кого не прошел. Тогда почти прервалось больше сорока родов, двадцать - остались лордами магии, еще почти двадцати пришлось попотеть, восстанавливая статус. Полтора десятка лишились его окончательно.
  
   - Белла?
  
   - Вся в заботах. Братья ей скучать не дают, заключили триумвират. Она в камере тронулась, не могла вспомнить, за кого же ее замуж выдали, после того, как едва не убила в приступе ревности Рабастана, они решили от греха подальше взять ситуацию под контроль.
  
   - И как? - скептически поднял бровку Марволо.
  
   - Успешно. Трое общих детей. Больше и добавить нечего.
  
   - Мда...
  
   - Селвин?
  
   - Мертв.
  
   - Джагсон?
  
   - То же самое.
  
   - Долохов?
  
   - Его захомутала Боунс, и теперь бедняга из своего мэнора и носа не кажет, а по сторонам даже не смотрит. Некогда.
  
   - Ого!
  
   Малыши потрясенно покачали головами. Да, работы им предстоит... Вон как невыразимцы радостно смотрят щенячьими глазами. А там и Совет подтянется, и авроры, и целители...
  
   Дети смотрели куда-то вдаль совершенно взрослым взглядом. Магия их сильно изменила. От тех Волдеморта и Поттера, каких знали раньше, практически ничего не осталось. Только воспоминания и огромные пласты знаний и умений которые еще предстоит осмыслить, раскрыть и развить.
  
   Им придется взвалить на себя огромную ношу, но это не значит, что остальные теперь смогут сесть на попы ровно и задрать лапки в надежде, что за них все сделают. Еще чего! Пахать их подданным придется побольше, чем сейчас! Они не собираются работать за кого-то. Своих обязанностей хватает.
  
   Еще предстоит восстанавливать Завесу, порванную и истонченную, защищавшую не только от маглов, но и от других измерений, заселенных очень недружелюбным населением; восстанавливать связи с другими странами; очищать землю от разных тварей...
  
   ***
  
   Ангус смотрел на тех, кто вот-вот наденет Малые Венцы, а через шесть лет - Короны, и тихо улыбался. Теперь у них есть не надежда, а уверенность в завтрашнем дне. Неожиданно в кармане завибрировало сквозное зеркальце, и маг, извинившись, отошел в сторону. В зеркале появилось взволнованное лицо заместителя:
  
   - Сэр! Светлые источники ожили!
  
  
  
   * Лагнасад - отмечается 1 августа. Известен как августовский канун, Ламмас, Праздник хлеба. Праздник в честь Солнца, первого сбора урожая, сил природы и земли, вина, кельтский Праздник зерна. Иногда он называется праздником свадеб. Часто присутствует элемент почитания каких-либо богов Солнца и света (Аполлон, Гелиос...). Солнце - главный символ Ламмаса и всего месяца в целом. Он отмечает первую жатву, когда земные плоды уже собраны и упрятаны в закрома для тёмных зимних месяцев. День идеально подходит для магических действий, направленных на богатство и процветание.
  
   ** - аммонит - окаменевшие древние раковины. Имеют ювелирную ценность в зависимости от минералов, пропитавших раковины.
  
   *** изверг - древнее значение этого слова - извергнутый, отвергнутый. Так называли тех, кого изгоняли из рода.
  
  
  
  
  Часть четвертая. Рассвет.
  
  
  Еще шесть лет спустя.
  
   Сириус Орион Блек, лорд Блек, последний раз бросил в зеркало придирчивый взгляд, оценивая свою внешность. Сегодня ответственный день, облажаться нельзя ни в коем случае! Мало того, что будут все лорды, их вассалы, магики* и их вассалы, так еще и заграничные гости припрутся, гады такие, а уж эти твари не упустят возможность обгадить с ног до головы за какую-нибудь смехотворную промашку.
  
   Блек скрипнул зубами, и тщательно разгладил крошечную складочку на рукаве, расправляя её специальным заклинанием. Вроде ничего... парадное одеяние блистало и сияло, сообщая всем желающим и не желающим о статусе своего владельца. Родовые цвета - черный пополам с синим. Рубашка, камзол, брюки, сапоги. Положенные по статусу регалии: корона достоинства**, гербовая цепь, перстень. Ничего лишнего или служащего только для красоты, впрочем, в Англии уже давно не носили таких побрякушек.
  
   Все артефакты и амулеты (а выйти без них из дома было просто психически невозможно) были спрятаны с глаз долой. Вся одежда специально зачарована, не уступая в качестве защиты доспеху. Вздохнув, Сириус прикрепил заботливо отглаженный эльфари длинный плащ к плечам специальными фибулами, еще раз поправил висящий на поясе меч, проверил наличие палочки, спрятанной в рукаве и скривился, услышав ненавистный (хоть и по привычке) голос.
  
   - Блек! Ты долго вылизываться будешь? Или блох недостаточно отполировал? Не блестят?
  
   - Снейп! Что такое, яд сцедить забыл? Или линька замучила? Так ты только скажи, я тебе с удовольствием помогу лишнюю кожу снять, раз так на мозги давит!
  
   Одиннадцать лет иметь в качестве почти родственника Снейпа, пусть он и обзывается Принцем... это для психики даром не проходит! Блек мог ответственно это заявить и аргументировать, причем очень убедительно.
  
   Презрительный фырк был единственным ответом. Сириус самодовольно усмехнулся: что, съел? Он за одиннадцать лет многому научился... в том числе и язвительному сарказму.
  
   Маги осмотрели друг друга с кислыми лицами, и активировали порт-ключ, перемещаясь прямо в Стоунхендж.
  
   Сегодня был великий день. Воистину великий. Лорды Магии наденут венцы.
  
   Этого момента ждал весь домен. Все, от мала до велика, маги и магики, сквибы и эльфари. Даже Магия ждала. И вот теперь надежды населения будут исполнены.
  
   ***
  
   Действие происходило в Стоунхендже, самом старом, самом мощном, и самом загадочном Источнике Магии острова. Только здесь Источник выдавал одновременно два типа магии, только здесь можно было провести некоторые ритуалы, и только здесь короновали магических правителей.
  
   Сейчас древнее сооружение, постройку которого ошибочно приписывали Мерлину было в полном порядке. На первый взгляд, не способный пробиться сквозь иллюзию. Но уже одиннадцать лет оно находилось в полуразрушенном состоянии. Когда исчезла светлая магия, древний источник потерял половину своей мощи, что сразу отразилось на его состоянии. Половина мегалитов просто рухнула, хотя они спокойно стояли не одну тысячу лет, Алтарный камень лопнул, развалившись на две части, а темная половина источника просто взбесилась.
  
   Концентрация энергии была столь велика, что пришлось ставить специальные щиты, хоть немного спасающие от буйства магии, а иначе вся местность давно бы вымерла, а также артефакты, укрыващие разрушения и создающие видимость порядка. И только когда к Лордам вернулась память, Светлая магия стала по капле сочиться из оживающих источников. Спустя год стало возможным провести частичное восстановление Стоунхенджа, и еще спустя год - начали понемногу ослаблять щиты.
  
   Отвергнутая магия возвращалась в домен неохотно. Но и тем крохам, что выдавали ранее не подававшие признаков жизни источники, маги радовались, как истинному чуду. Снова появилась возможность использовать ритуалы, заклинания, руны и артефакты, однако, многое восстановить было уже невозможно. Слишком сильно перекорежило в ту страшную ночь магов, да и не только их. Магические животные, относящиеся к Светлым, например, так и не смогли прижиться, невзирая на попытки некоторых энтузиастов.
  
   Магики также не спешили возвращаться туда, где их сначала столько лет гнобили, а потом и вовсе лишили смысла и источника существования. Конечно и в других странах хватало всяких неприятных моментов, но только здесь многое довели до абсурда. Переродившиеся же так и не вернулись к прежнему состоянию, хотя им магия дала некоторые поблажки.
  
   Так вейлы, например, смогли снова принимать человеческий облик, но, увы, крылья так и не исчезали, превращая их в подобие ангелов. Кентавры так и остались жестокими хищниками, просто ушла дикая, звериная ярость. Великаны совсем не изменились. Огры и до исчезновения магии не отличались интеллектом, да и после остались на том же уровне. Как были людоедами (о чем стыдливо умалчивали в учебниках), так и остались. На них все произошедшее никак не отразилось, впрочем, как и на Хагриде.
  
   Полувеликану с одной стороны не повезло. Хогвартс не допускал его к детям, да и те, впрочем, не слишком стремились к общению с потомком огров. Не сознающий своей силы, с легкостью поддающийся чужому влиянию, обладающий крайне своеобразными вкусами и очень своеобразным интеллектом лесничий был определен замком как представляющий угрозу для малышей. С ним разрешалось общаться только старшеклассникам, которые при нужде могли за себя постоять.
  
   Впрочем, Хагрид не слишком отчаивался. Зверушек был полный лес, от отсутствия общения он не страдал, так как служил проводником для групп, ищущих ингредиенты или изучающих различных зверей. Другое дело, что теперь при этом всегда присутствовал взрослый и опытный маг, и не один. Кроме того, за ним пристально наблюдали, время от времени устраивая инспекции жилища.
  
   Никому не хотелось найти под боком очередного цербера, или свежевылупившегося дракона. Или еще что похуже.
  
   Кому действительно все пошло на пользу, так это оборотням и вампирам. В первую ночь погибло больше трети всего количества мохнатиков. Слабаки, такие как Люпин, полные отморозки, вроде Фенрира... Твари прочесали стаи частым гребнем, оставив самых адекватных и сообразительных. Все, оказавшие помощь, стали Высшими, получив способность превращаться без боли и трудностей в любое время суток, чем очень походили на анимагов, правда, с отличиями.
  
   Даже в человеческой форме сохраняющиеся реакция, острый слух и нюх, повышенная регенерация... Теперь волков было сразу видно по желтым глазам и заостренным ушам. Да и сделать оборотнем через укус они уже не могли. Только родить себе подобного, как и все разумные расы.
  
   Вампирам также перепали плюшки. Именно они предложили идею и перекрыли в первые, самые тяжелые месяцы выходы из домена, не давая тварям прорваться в обычный мир. Именно они помогали очищать территорию от чудовищ, и помогали магам. Да, это было сделано по шкурным интересам, так как клыкастые совершенно не хотели нового разгула Инквизиции и чего-то еще в этом роде. Жить всем хочется... и что? Никто не заставлял их помогать.
  
   Зато теперь у всех вампиров, оставшихся на территории Англии пропала жажда крови, сводящая с ума, и исчез страх перед Солнцем. Оно им не вредило больше, чему все клыкастые всех окрестных стран жутко завидовали.
  
   ***
  
   Сириус гордо стоял сбоку Алтарного камня, поглядывая искоса на невозмутимого Принца, стоящего с другой стороны. Маги держали в руках бархатные подушки с лежащими на них коронами, ожидая, когда к ним подойдут их крестники. За прошедшие годы и тот и другой изменились крайне сильно, особенно Блек. Не было больше того вечного ребенка, скорого на суждения, нетерпимого к другим и потакающего своим порокам. Он просто умер в день принятия обязанностей Главы Рода на алтаре. Ему пришлось "умереть", ведь такой он не прожил бы в изменившемся мире и недели.
  
   Встав с алтаря, Блек первым делом отправился в Зал Предков, куда перевесил портрет своей матери, и попросил прощения, остро жалея, что не может сделать этого перед живыми магами. А после этой тяжелой процедуры принялся за восстановление рода.
  
   Это было тяжело. Первым делом Сириус разыскал свою кузину, которой повезло не погибнуть в первые дни. Как ни крути, Андромеда была Блек по крови, она знала многое, что крайне помогло в выживании. Такая же упрямая, как и Сириус, женщина многое высказала в запале, о чем пожалела: Глава просто отхлестал ее хворостиной по мягкому месту, схватил за шкирку вместе с мужем и дочерью, и переселил в Блек-хаус. После этого Сириус разыскал и оставшихся в живых немногочисленных тетушек, дядюшек и других родственников, перетащив их в дом, который стал принимать черты мэнора, что привело к необходимости переноса здания на место разрушенного замка.
  
   С помощью родни Сириус справился, после чего изменение Блек-хауса пошло с невероятной быстротой: дом слился с фундаментом, оставшимся от замка, воссоздавая мэнор из небытия. Конечно, для этого пришлось потрудиться. Ритуалы, заклинания, обряды... лорд Блек ничем не брезговал, исполняя свои обязанности. С течением времени хлопот прибавилось: надо было брать под защиту более слабых магов, просящих убежища, восстанавливать различные предприятия, питомники, фермы и все остальное.
  
   А еще он помогал создать ритуал для воскрешения своего крестника, а это было непросто. От его тела, как и от Волдеморта ничего не осталось, время было ограничено, консультироваться практически не с кем... То время Сириус вспоминал как бесконечную гонку от чего-то и за чем-то.
  
   Только через полгода упорных поисков, команда, состоящая из Малфоев, Снейпа и Блека наконец определились с ритуалом и всем для этого необходимым. Да, казалось можно было поступить проще: заплатить суррогатной матери за вынашивание ребенка, но! Он будет кем угодно, но не тем, кем надо. И, кроме того, душа. Дети будут живыми и разумными. И что с ними делать потом? Вырвать души? Этот вариант не подошел совершенно. Воспользоваться чем-то вроде ритуала "Кость.Плоть.Кровь"? Увы, и Волдеморт и Поттер не оставили после себя совершенно ничего, так что, это тоже был не вариант. Пришлось прибегнуть к помощи некромантии, химерологии, магии жизни и магии крови.
  
   Первым делом провели эксгумацию, беря образцы костей четы Поттеров, а также Меропы Гонт и Тома Риддла. При проверке последнего магов ждало потрясение: Риддл оказался сквибом. Это объяснило, почему ему удалось избавиться от последствий аммортенции, подлитой Меропой, ведь у обычных людей нет шансов противостоять магии, а действие зелий или необратимо, или вызывает смерть. И именно поэтому он возненавидел и ее и своего отпрыска: Меропа поступила, как настоящая ведьма - пошла к своей цели, невзирая на желания другого, и воспользовавшись для этого магией.
  
   Воссоздав с помощью химеролога - старенького дедушки, каким-то чудом избегшего чисток Министерства, основу для тел, их стали растить, готовя к вселению душ, ведь нужен пустой сосуд, а не квартира с жильцом. Еще пять месяцев на выращивание из големов настоящих младенцев. И месяц на ритуалы, призванные укрепить связи между телами и душами.
  
   На Лагнасад провели ритуал вселения душ. Дементоры возникли словно ниоткуда, перепугав ждущих их магов. Один из них приблизился к лежащим на алтаре младенцам, выдохнув сначала один сияющий нестерпимым светом шарик, впитавшийся в солнечное сплетение голема, а потом другой. Сразу после этого дементоры исчезли, просто растворившись в пространстве, но магам было не до загадок. Они проводили реанимационные процедуры, читали заклинания, вливали в крошечные тельца зелья, активировали уйму артефактов...
  
   Когда раздался первый недовольный крик, присутствующие просто зарыдали от облегчения.
  
   ***
  
   За последующие годы Блек изменился до неузнаваемости. Ему пришлось узнать, что такое ответственность за других, пахать, как проклятому, ведь статус лорда легко можно потерять из-за лени и гонора, учиться самому и учить других. А еще радоваться своему вновь обретенному крестнику и с затаенным ужасом ждать возврата воспоминаний. Что он скажет? Что сделает? А вдруг отвернется?
  
   Блек прекрасно осознавал, что был просто знакомым, причем недолго, а не тем, кто должен был заменить и отца и мать ставшему сиротой малышу. Он был недалеким хулиганом и безответственным раздолбаем, не могущим позаботиться даже о себе, а не то, что о младенце.
  
   И тот миг, когда малыш бросился ему на шею, стал самым счастливым во всей его жизни.
  
   ***
  
   Марволо Салазар Слизерин гордо шел вдоль стоящих магов к Алтарному камню, раздумывая о превратностях судьбы. Разве мог он, будучи нищим полукровкой, сиротой без средств и связей когда-то мечтать о том, что наденет корону?
  
   Нет.
  
   Он мечтал наесться вволю, хорошо одеться и не зависеть от произвола окружающих. Вся его жизнь была посвящена именно этому, пусть он и прикрывал свои стремления яркими и громкими лозунгами.
  
   И теперь, когда у него есть власть, он понимает, какая это огромная ответственность. Вся страна склонилась перед ним, все ждут его приказов. И ошибиться нельзя. Кончилось то время деспотизма, когда он пытал просто по причине плохого настроения. Нет этого и не будет.
  
   ***
  
   Габриэль Годрик Гриффиндор стоял перед алтарным камнем, улыбаясь крестному. Ярко сверкали камни в коронах, сиял полированный металл... мог ли сирота, выросший в чулане думать о таком?
  
   Он усмехнулся, вспомнив свои слова... Гарри, просто Гарри... Идиот. Он никогда не был "просто Гарри", но с упорством осла строил из себя серость и посредственность. Впрочем, чего еще можно было ожидать? Но теперь серой мышью не прикинешься - предки сожрут при одной мысли об этом. Ему столько всего предстоит!
  
   И возрождение рода это только самая малая часть из огромного перечня, где указано все, что ему предстоит сделать. А ведь на нем не только род, но и целое государство. А у любого государства есть враги, которые так и жаждут наложить лапу на то, что им не принадлежит, и его обязанность состоит в том, чтобы оборвать загребущие конечности, и вырвать завидущие глаза вместе с болтливыми языками.
  
   И если кто-то думает, что он, как Лорд света добр и всепрощающ... что ж... пусть умоются кровью те, кто будет сомневаться в моем милосердии! А если кто-то вздумает вредить... у него теперь есть брат, который с огромным удовольствием вспомнит некоторые навыки из своей прошлой жизни.
  
   ***
  
   Северус Принц, бывший Снейп неверяще смотрел на стоящего перед ним высокого кудрявого мальчишку. Если бы еще одиннадцать лет назад кто-то хоть заикнулся о том, что он будет крестным отцом Лорда Тьмы, он бы такому шутнику-предсказателю устроил крайне насыщенную и очень болезненную жизнь. И очень недолгую.
  
   А сейчас он смотрит с гордостью на своего сына-по-магии, не видя в нем жуткое чудовище, убивающее просто для развлечения. И может с полной ответственностью заявить, что крестника он воспитал как подобает.
  
   А ведь последние годы были очень непростыми... Ему пришлось с нуля восстанавливать род матери, считавшийся прерванным, пахать, возводя мэнор и вникая в проблемы живущих на его землях магов, помогать Мунго, учить учеников, развиваться самому... да он даже с Блеком нашел общий язык! Ему и самому пришлось кардинально измениться: ушла злоба и желание унизить и оскорбить окружающих, презрение ко все подряд и пресмыкание перед сильными. Больше нет ненависти к умершим и отвращения к их потомкам.
  
   Эти отвратительные черты характера пришлось вырвать с корнем и нельзя сказать, что все было легко и просто. На это ушли годы.
  
   Но теперь у него есть уважение окружающих, заработанное им самим, настоящее, а не эфимерное и полученное с должностью. все оплачено его потом и кровью, теперь ему стыдиться нечего.
  
   Разве мог он о таком мечтать?
  
   ***
  
   Воздух стонал, а земля пела, отвечая на слова клятвы, произносимой двумя мальчишками одиннадцати лет. Древние камни дрожали, впитывая изливающуюся из тел силу, и отдавая ее в виде фонтанов чистой магии. Древние менгиры медленно поднимались в воздух, возвращаясь на свои места, Алтарный камень заскрежетал, восстанавливаясь и заращивая разлом.
  
   Буйство магии сдерживал заслон из невыразимцев и авроров, поставивших ограждающие щиты. Сегодня домен Англия изменится в очередной раз.
  
   Мальчики взяли короны и повернулись к зрителям, заполнившим Стоунхендж. Руки поднялись вверх и опустились, осторожно, но уверенно возлагая венцы на головы.
  
   - Слава!
  
   Слитный рев сотен глоток разорвал стоящую тишину, а земля отчетливо вздрогнула под ногами.
  
   Лорды Магии смотрели на своих подданных, медленно опускающихся на колени и победно улыбались. Их ждет крайне насыщенная жизнь.
  
   ***
  
   Стоящая обособленно группа дипломатов, присланных соседними странами, хранила гробовое молчание. Сегодня они пересмотрят многие свои планы и скорректируют действия. Тогда, много лет назад, когда Англия рухнулав ад, многие радовались произошедшему. На бесхозные земли всегда найдутся желающие, и маги в этом смысле исключениями из правил не являются.
  
   Невзирая на творящиеся ужасы, можно было найти способ очистить домен от всего опасного, и некоторые уже даже начали об этом подумывать, но... сначала было слишком все нестабильно, а потом грянул гром среди ясного неба: маги Англии смогли возродить своих правителей.
  
   После этого рыпаться стало слишком опасно. Невиданный всплеск патриотизма захлестнул страну, жители просто молились на спрятанных и находящихся под неусыпной охраной младенцев, с энтузиазмом ожидая, когда они подрастут. Это напоминало массовое помешательство и истерию. За один намек на мысль о том, что им можно причинить вред, могли разорвать на части, и такое даже пару раз было с некосколькими идиотами.
  
   Время шло, англичане смогли наладить проживание в совершенно новых для них условиях, а сегодня они вообще с ума сходят от радости: коронация, наконец, состоялась. Уже сейчас среди аристократов разворачиваются самые настоящие бои за возможность представить своих малолетних дочерей, сестер и племянниц пред очи правителей. Все знают, что им необходимо будет жениться, а это открывает такие просторы для интриг...
  
   Было пару глупцов-иностранцев, решивших и самим под шумок затесаться в эти ряды, воспользовавшись дальним родством или хорошим знакомством... Им быстро объяснили, что мысли о родстве с Короной крайне вредны для здоровья и экономического благосостояния. Тут и самим тесно...
  
   И никого не останавливает тот факт, что один из правителей - бывший Волдеморт, а другой - презираемый ранее многими почти грязнокровка. И печалит всех претенденток и их родню только одно - что мальчишек только две штуки. И все.
  
   Хотя были слухи, что некоторые согласны на фаворитизм или вообще на многоженство.
  
   ***
  
   Старик, одетый в строгую темную магию закутался в плед, подбрасывая в камин новую порцию дров. Пляшущее пламя напомнило ему о том, кто когда-то счел его своим другом, а был всего-лишь символом и подчиненным. Фоукс так и не возродился, сгорев дотла и оставив после себя только пепел. Да и сам он... сгорел. Нет больше цели в жизни, да и если бы была, нет силы, чтобы к ней идти. С тех пор как его оставила магия, он медленно угасал. Все эти годы были агонией, растянутой во времени.
  
   О многом пришлось пожалеть, во многом раскаяться. Во многом, но не во всем. Сейчас в древнем замке тихо, но скоро стены опять наводнят дети, и вновь придется стоять под презрительными, ненавидящими взглядами и говорить, говорить, говорить о том, почему многие из них потеряли родных, близких и знакомых...
  
   А сердце не железное. А скоро сюда придут те, кто неоднократно был жертвами его жажды власти и мании величия. Он этого не выдержит... Смотреть на них, видеть их довольные, счастливые улыбки, всеобщее обожание... Нет... он этого не переживет...
  
   Рука схватила мантию на груди, комкая ткань. Сухие, старческие пальцы разжались, дернувшись в последний раз, рука безвольно упала...
  
   Прибывший через пару минут колдомедик зафиксировал смерть старика, равнодушно заполнил бумаги и отправил отчет в Министерство. Тем же вечером на общем кладбище появилась одинокая могила с лаконичной надписью на могильном камне: "А.П.В.Б.Дамблдор".
  
   Ночь закончилась. Наступил рассвет.
  
  
  
  
  
   *Коронами достоинства называют изображения корон на гербах, нарисованные с целью продемонстрировать ранг владельца герба, его принадлежность к той или иной группе дворянства. Большинство корон достоинства чисто условные. Они существуют только на изображениях тех или иных гербов. Исключением являются английские короны, которые помимо изображения в гербах используются английской аристократией в различных церемониях.
  
  
  
  
  
   КОНЕЦ.
  
  
  Вот и закончена эта история. Однако, есть у меня чувство, что она будет продолжена.
Оценка: 5.77*57  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Н.Самсонова "Жена князя луны"(Любовное фэнтези) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"