Захарова Наталья Анатольевна: другие произведения.

Оборотная сторона жизни.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 6.38*297  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хорошо быть попаданкой! Раз - и ты красавица, принцесса, богатая и с трудом отбивающаяся от поклонников магичка! И жизнь становится похожей на сказку... Действительно, ты принцесса, и когда-то у неё (принцессы) это все было. Когда-то. Очень, и очень давно. При её жизни... И что теперь делать, если ты - труп, и совсем даже не политический? Как что?! Наслаждаться жизнью! Ориджинал, попаданство в высшую нежить.

  Так как самоплагиат меня не устраивает, ловите то, что родилось в моем воспаленном мозгу после ударной дозы сладкого. Попаданство, смерть персонажа, юмор, драма, фентези. Гет и Джен. Хардкор, это обязательно!
  Комменты - сюда! Оценки - тоже!
  
  
  Горы Обреченных тянулись одной сплошной неприступной стеной: крутые стены, острые пики, глубокие провалы... Словно в насмешку созданный неведомым богом-садистом непреодолимый природный барьер. Растительность у подножия гор также не внушала доверия: густой непролазный лес, славящийся неприметными, но невероятно глубокими болотцами, обладающими повышенной засасывающей способностью; кишащий мириадами ядовитых и просто кровососущих насекомых; но славился Лес Обреченных не этим.
  
   А своим, так сказать, населением.
  
   Издавна, еще при жизни прадедушки нынешнего Повелителя маги, обучающиеся химерологии, выпускали в него свои творения. По разным причинам: избавиться от результата эксперимента, который и показать-то стыдно; избавиться от результата эксперимента ставшего наоборот, слишком удачным; да и просто так, для веселья. Своего.
  
   Неизвестно, было весело тем уродцам, которые теперь были коренными обитателями лесного массива, но вот то, что различным захватчикам, разбойникам, преступникам и прочим неблагонадежным элементам было весело, это факт. Причем, зачастую, смертельно.
  
   Впрочем, Повелителям тоже было весело, особенно им нравилось устраивать в Лесу охоты, используя в качестве приманки тех, кто по своему скудомыслию решил, что может что-то требовать от представителей власти, а также просто неугодных и опальных придворных.
  
   Но в этот раз нарушители сунулись в опасное место по собственной воле.
  
   ***
  
   Трухлявый сучок переломился с едва слышным хрустом, но для измученных долгим бегством от егерей несчастных он прозвучал раскатом грома. Не оборачиваясь, старший треснул поравнявшегося с ним младшего рукой по затылку, придавая ускорение и напоминая о том, что тишину нужно соблюдать, после чего дал сигнал сворачивать.
  
   Круто развернувшись, истощенные бегуны резко сменили курс.
  
   ***
  Разведчик осторожно коснулся пальцем слегка примятой травинки и улыбнулся, показав на мгновение белоснежные зубы. След совершенно определенно вел в Лес, четко и уверенно показывая, куда ломанулись в поисках спасения мерзкие зеленокожие. Брезгливая гримаса на секунду исказила красивое лицо, скрытое под маской, а глаза зажглись мрачным огнем.
  
   Капитан определенно порадуется, осталось только доложить.
  
   Теперь и напрягаться не нужно будет - лес сам всё сделает.
  
   ***
  
   - Что будем делать? - прошептал молодой урр-укхай, уныло поглядывая на сидящего под огромнейшим, в десяток локтей в диаметре, деревом и облизывающегося на неожиданно крупные мясные плоды, которые все никак не хотели слезть прямиком к нему в пасть, острохвоста.
  
   Здоровенная зверюга весело оскалилась, умащиваясь поудобнее: рано или поздно сидящая на дереве обнаглевшая добыча устанет и свалится, или сделает попытку побега... а пока, почему бы и не полежать со всеми удобствами? Подстилка из листьев толстая и мягкая, конкурентов не наблюдается, всякая мелочь не раздражает и под горячую лапу не лезет...
  
   Красота!
  
   Как и многие в этом лесу острохвост был полуразумным.
  
   Сидящие на дереве страдальцы переглянулись. Здоровенная, черная с ясно видимым зеленым отливом тварь, похожая на бронированную собаку гигантских размеров, прищурила слишком умные для зверя глаза, втягивая воздух влажными ноздрями. Потянувшись, осторохвост продемонстрировал острые шипы, усеивающие хребет и длинные, крючковатые когти, на мгновение вылезшие из кончиков пальцев.
  
   - Не знаю... - задумчиво почесал подбородок старший. - Есть один вариант, но он мне ну совсем не нравится! Хотя, - скептический взгляд вниз, - чувствую, скоро я заговорю совсем по-другому.
  
   Предчувствие Кер-диера не обмануло. Просидев на ветках три дня он был готов на все, даже на осуществление совершенно безумного плана, зародившегося в его явно воспаленном воображении. Поход за надежно спрятанным в условленном месте грузом, который должен был принести им прекрасную прибыль и быть совершенно безопасным, неожиданно превратился в гонки на выживание. Почему отряд рейнджеров очутился именно там именно тогда, когда два предприимчивых урр-укхая полезли в ухоронку, было непонятно, но факт оставался фактом: их засекли и погнали, как зайцев. Путь к спасению оказался еще хуже, чем возможная альтернатива, а уж про нынешние перспективы и говорить нечего. Впрочем, говорят, что удача покровительствует храбрым? Раз так, надо рискнуть.
  
   - Значит, так, - раскрыв довольно подробную карту, Кер-диер объяснял Маэл-кору свою задумку. - Мы находимся примерно вот здесь, - крепкий палец ткнул в точку на карте. - Единственное наше спасение, это добраться воооот сюда, - палец провел короткую прямую, указывая на нарисованный череп.
  
   - И что это? - подозрительно посмотрел на весело скалящийся черепок Маэл. Рисунок явно не прибавлял оптимизма, а ситуация с каждым мгновением становилась все хуже и хуже: острохвост уже пару раз скреб лапами ствол, задумчиво оглядывая гладкую поверхность. Какое счастье, что эти твари лазать по деревьям не умеют! Правда, умеют другие, но им повезло на таких не нарваться.
  
  Пока повезло.
  
   - Это? - грустно взглянул на значок Кер, - это или наше спасение, или... не совсем.
  
   - Так что это?
  
   - Могильник.
  
   - Кхе!
  
   Маэл изумленно посмотрел на напарника, с которым явно не соскучишься.
  
   - Могильник?!
  
   - Он самый.
  
   - Откуда в лесу могильник? И... кстати... - взгляд Маэла преисполнился подозрительности вселенского масштаба, - откуда ты про него знаешь?
  
   Недовольное сопение вновь заскребшего когтями твердое, как камень, дерево, острохвоста, прервало начинающийся допрос.
  
   - Да уймись, ты, тварюка!
  
   Огромная, колючая как неизвестно что, шишка полетела прямо в лоб наглеца, но юркое порождение сумрачной мысли какого-то сбрендившего гения химерологии с легкостью увернулось и весело оскалилось, показывая несколько рядов острых зубов. Насмешливо фыркнув, острохвост покрутился, умащивая свою тушу на нагретое место, после чего смачно зевнул, и прикрыл глаза, положив тяжелую морду на лапы.
  
   Сидящие на дереве неудачники синхронно, с оттенком зависти, вздохнули: им о спокойном сне и мечтать не приходилось.
  
   - Ну, так что? - нетерпеливо прошипел Маэл. Кер неопределенно пожал плечами:
  
   - Видишь эту карту?
  
   - Ну?
  
   - Я приобрел ее у одного пропойцы, который напившись, хвастался, что совершил несколько ходок в этот могильник. Откуда он разузнал о его местоположении, я не знаю, но... было у него кое-что, наводящее на размышления... да...
  
   - И?
  
   - И, - вернулся к разговору задумавшийся Кер, - как ты думаешь, что делают с бастардами различные благородные сидхе?
  
   - Судя по твоему вопросу - ничего хорошего, - прищурился начинающий понимать Маэл. Кер довольно кивнул.
  
   - Именно! А что делают с бастардами, у которых, тем не менее, есть некоторые права на трон?
  
   - Ты хочешь сказать... - облизнул внезапно пересохшие губы Маэл, жадно уставившись на карту.
  
   - Да. В этом могильнике хоронят тех, кто мешает королевской крови осуществлять права на трон. И говорю сразу: их хоронят со всеми почестями и обрядами.
  
   - Зачем?! - поразился Маэл, перед глазами которого встали гробницы, доверху набитые невероятными сокровищами.
  
   - А чтоб перед смертью порадовались, несчастные, - неприятно усмехнулся его напарник.
  
   Маэл замер. Наличие такой карты у напарника наводило на размышления, причем, крайне интересные. Одно дело - идти в сторону схрона, в котором ты знаешь, что найдешь, и совсем другое - переться в неизвестность с неопределенным шансом на обогащение. Маэл еще раз подозрительно посмотрел на карту, прикинул шансы на успех...
  
   - Половина награбленного - моя, - твердо глядя в глаза напарника, заявил юноша. Тот кивнул.
  
   - По рукам!
  
   - Итак, как выбираться будем?
  
   Вместо ответа Кер порылся в заплечной сумке и вытащил небольшой флакон с мутной жидкостью.
  
   - Две капли на каждую ладонь, растереть, каплю на волосы, по капле на подошвы. Это отобьет наш запах, и твари нас не увидят.
  
   - А сиделец под деревом?
  
   - С ним тоже разберемся.
  
   Достав еще один флакон, Кер осторожно пополз по ветке, оказавшись как раз над спящим острохвостом. Сорвавшаяся с горлышка капля упала ему на голову, после чего произошло неимоверное: тварь зевнула, скрутилась поудобнее, и засопела.
  
   - Он будет спать сутки. За это время мы должны добежать до могильника - туда твари не суются.
  
   ***
  
   Они мчались сквозь странно пустой лес быстрым, экономным бегом. Лиги улетали одна за другой, солнце было в зените, когда перед ними возник странный, явно рукотворный холм, стоящий на четко очерченной огромной поляне. Полное отсутствие растительности, гладкая, утоптанная поверхность, камни с выбитыми на них знаками по периметру, и тяжелая, металлическая дверь в холме.
  
   - Дошли! - неверяще выдохнул Маэл, зачарованно уставившись на дверь. Кер довольно хмыкнул. До места они добрались, зелья работают, как надо, осталось только отобрать все ценное. Живые здесь появляются крайне редко, а мертвые... мертвые спокойно спят, и не мешают их грабить. Просто рай для предприимчивого разумного!
  
   Единственное, что смущало - большой валун, отполированный до блеска, похожий на большое, мягкое, уютное кресло, он видел такие в очень богатых домах, а пару раз даже посидел в них, пока никто не видел, а также стоящий рядом каменный столик. Словно хозяин устроил себе уголок для отдыха... Впрочем, это - нереально.
  
   В последний раз сюда кого-то привезли тысячу лет тому назад, какую-то принцессу, если верить слухам и бормотанию его в зюзю пьяного невольного осведомителя. может, это поставили еще тогда? Следов живых все равно нет, впрочем, как и следов ауры: один маленький неприметный амулетик исправно сигнализировал об этом.
  
   Меж тем, его напарник возился с дверью, аккуратно вскрывая замок. Этот могильник был не разграбленным, им вполне может повезти, а уж какие сокровища положены принцессе, пусть и незаконнорожденной...
  
   Кер мечтательно прищурился, предвкушая мародерство, и наблюдая за успешными попытками вскрыть дверь. Недаром он взял его в напарники, у Маэла поистине золотые руки! Пусть у них не получилось выполнить работу, за выполнение которой им дали прекрасный задаток, ведь контрабанда очень щедро оплачивается, зато есть шанс разбогатель на халяву. И что с того, что придется разворошить чью-то могилу? Трупу уже все равно, а им золотишко не помешает.
  
   Урр-укхай вздохнул, и посмотрел на ковыряющего дверь напарника. Тот явно знал, что делал. Что самое интересное, магической защиты на двери не было, и замок можно было спокойно вскрыть. Провозившись час, юноша устало вытер лоб рукавом, и эффектно толкнул дверь, которая бесшумно распахнулась, показывая богато разукрашенный коридор с магическими светильниками, вспыхнувшими приятным золотистым светом.
  
  Кер зачарованно сделал шаг к своим сокровищам, успев краем взгляда зацепить полный дикого, первобытного ужаса Маэла, после чего внезапно очутился лежащим мордой в землю, распластанным, неподвижным, с прижимающей его явно чьей-то ногой, а тихий голос заставил волосы на теле встать дыбом.
  
  - И куда это вы лезете, гости незваные?
  
  
  Глава 1.
  
  
  И вновь в конкурсе на самого лучшего массовика-затейника побеждает Смерть!
  
   (философское наблюдение)
  
   Мумий жил, мумий жив, мумий будет жить! В.И. Мумий. ("Куклы")
  
  
  
   За десять лет до этого.
  
   Лес, как всегда, был наполнен звуками. Шелестела листва, поскрипывали стволы деревьев, кто-то кого-то ел, кто-то был против этого, кто-то удирал, и кто-то догонял... всё, как обычно. Выскочивший на полянку герхав резко остановился, переступая острыми копытцами, понюхал воздух... и рванул в другую сторону. Даже для химеры это место пахло очень плохо: смертью, муками и отчаянием.
  
   Листья зашумели еще сильнее, в воздухе запахло грозой. Тяжелый, душный воздух, до предела насыщенный лесными ароматами, казался тягучим, как сироп. Воздушные вихри на глазах нагоняли темные, плотные тучи, редкие капли понеслись к жаждущей влаги земле.
  
   Закутанный в плащ неизвестный осторожно огляделся, сверился с картой и, натянув поглубже капюшон, поспешил пересечь полянку, направляясь к потемневшей от времени двери. Раскрыв мешок путник вынул странный светящийся призрачным голубым светом шар, установил его на маленькую подставку, после чего коснулся его поверхности пальцем, и поляну вместе с холмом накрыло полупрозрачным куполом, по которому стали скатываться капли набирающего силу дождя.
  
   Довольно кивнув, мужчина потер руки, внимательно осмотрел дверь сквозь небольшое, с ладонь зеленое зеркало, поцокал языком, и принялся потрошить мешок. На всё у него есть только сутки, пока стоит купол.
  
   Опытный взгляд взломщика прошелся по темной поверхности двери, выискивая точки прикрепления заклинаний, руки вытаскивали необходимые инструменты, мозг перебирал возможности быстрого решения возникшей перед ним проблемы. Зеленоватые пальцы аккуратно принялись прикреплять с помощью специальной смолы темно-синие кристаллы, разбавляя их бронзовыми дисками с вычеканенными символами.
  
   Когда дверь стала похожа на жабу - такая же пупырчатая, вор разогнулся, потирая затекшую поясницу, и удовлетворенно окинул ее взглядом. Его Наставник был бы доволен... впрочем, ничего особо сложного ему не встретилось, защита была довольно средней, как ни странно. Единственное, что смущало - чары были настроены таким образом, чтобы никто не смог отпереть дверь изнутри.
  
   Хмыкнув, вор пожал плечами: на его взгляд это было глупостью... хотя, если бы на такой могильник набрел некромант, что помешало бы ему снести дверь снаружи? Ничего. Впрочем, проверка не повредит. Выудив из мешка еще один амулет в виде бронзового диска с укрепленной в центре стрелкой, вор принялся водить им из стороны в сторону. Амулет остался безучастным к его волнениям. Облегченно вздохнув, он спрятал амулет, и продолжил работу. Мужчина подбросил на ладони крупную жемчужину, прошептал слова активации и прикрепил ее ровно в центре получившейся конструкции, после чего опрометью бросился за холм, подхватив мешок. Как только он забежал за склон, раздался хлопок, и земля странно вздрогнула.
  
   Выждав еще минут пять для верности, вор осторожно вернулся к двери. Та была раскрыта настежь, целая, без повреждений. Мужчина довольно хмыкнул: старый Ллорзо опять не подвел! Руки у него поистине золотые, да и голова не хуже...
  
   Закинув мешок за спину, вор сжал в ладони маленький стеклянный шарик, после чего подбросил его в воздух. Шарик засветился сильным золотистым светом, зависнув прямо над головой мужчины. Вор поправил мешок, и сделал шаг в темный провал хода.
  
   Чем дальше шел неизвестный, тем меньше ему нравилось то, что он видит. Стены были гладкими, отполированными, словно зеркало. Никаких картин, росписей, факелов и украшений, как в других склепах, в которые ему довелось попасть. Базальт и обсидиан, больше ничего. Длинный, совершенно пустой коридор вывел его в большую, круглую погребальную залу, где в центре, на возвышении, стоял массивный каменный гроб, совершенно лишенный украшений и каких-либо надписей.
  
   Никаких сундуков с сокровищами, ничего!
  
   Что за невезение?
  
   - Неужели пустышка? - разочарованно пробормотал вор, оскорбленный царящим вокруг запустением до глубины алчной души. - Может, кенотаф? Или того хуже, нелюбимая теща Повелителя? Да нет, не верю! Ллорзо клялся, что сокровища есть! Значит...
  
   Глаза устремились на гроб. Вот оно... просто и изящно! Сокровища внутри!
  
   Тяжеленная крышка сдвинулась с пронзительным скрежетом, сначала на палец, потом на ладонь... рисуя в воображении груды золота и камней, вор напрягся, сдвигая преграду к вожделенному богатству, упираясь ногами в гладкую плиту пола. Еще немного, еще чуть-чуть... подошва заскользила, и настырный грабитель ударился подбородком об острый угол гроба. Рассеченная плоть тут же засочилась кровью, капли которой упали прямо на возвышение, на котором стоял каменный ящик. Выругавшись, вор прижал к ране тряпку, которую держал как раз для таких случаев.
  
   Остановив кровь, он бросил взгляд на постамент, и замер. Крови не было. Она словно впиталась. Волосы под капюшоном зашевелились от начинающегося мандража. Постамент неожиданно начал крошиться, показывая, что внутри него есть полость. Тихое поскребывание отдавалось в ушах набатом, показавшаяся иссушенная, костлявая рука стала последней каплей для измученных нервов.
  
   Не помня себя от накатившего ужаса, грабитель вылетел за дверь, позабыв мешок.
  
   ***
  
   Костлявые пальцы ощупали края дыры, после чего сжались, начиная ударами расширять путь на свободу. Камень поддавался с трудом, но затем дело пошло на лад. Руки расшатывали камни, выбивали их, царапали длинными когтями, оставлявшими глубокие борозды. Солнце не успело сесть, как края дыры расширились настолько, что сквозь нее пролезло сухое тело.
  
   Вывалившаяся наружу фигура поражала своей несуразностью: длинный, обтянутый высушенными до деревянного состояния остатками мышц и кожи скелет, одетый в роскошнейший гарнитур из странного черного металла и такого же цвета камней, а также невероятно дорогое церемониальное облачение из паутинного шелка, покрытое изысканнейшей вышивкой. Вело себя непонятное нечто не менее странно: оно село на пол, повертело головой, после чего принялось осторожно ощупывать себя костлявыми руками.
  
   Закончив исследования, мумия поднялась и немного неуверенной походкой направилась к отполированной до зеркального блеска обсидиановой стене. Постояв некоторое время возле нее, она схватилась за голову, беззвучно воя от ужаса, после чего с глухим, деревянным стуком рухнула на пол.
  
   Оставшийся от вора светлячок еще некоторое время светил, пока не кончился заряд энергии, после чего мигнул и погас.
  
   В склепе вновь воцарились мрак и тишина.
  
   ***
  
   Первые несколько дней (недель?) помнились плохо. Какие-то мутные куски, вспышки прояснения сознания, странные, чужие воспоминания, вновь тьма... положение усугублялось тем, что органы чувств работали крайне слабо и непонятно, а также очень избирательно.
  
   Однако, все меняется, постепенно душа все сильнее сливалась с ущербным телом, в которое попала неведомым пока образом, и положение начало проясняться, и тогда обнаружилось, что в каждой ситуации есть не только минусы.
  
   Зрение, например, было даже не стопроцентным... невозможно было описать эту четкость и ясность... говорят, так видят орлы? Сравнить было невозможно, но вот то, что человеческое зрение отстает по всем параметрам, было совершенно ясно.
  
   В склепе было темно. Совершенно. Ни малейшего лучика, отблеска или самого слабого мерцания... только тьма и мрак. И, тем не менее, глаза четко различали мельчайшие детали: лежащий на полу мешок, об который она часто спотыкалась, бегая из стороны в сторону и отворачиваясь от отражения в гладких стенах; маленький скол на крышке гроба; валяющийся в одном из углов стеклянный шарик... изысканные переплетения украшений, болтающихся на шее, кистях рук, и свисающих с высохших остатков ушей.
  
   Однако напрягало даже не это... обзор. Угол обзора был просто неимоверным: для того, чтобы видеть, что происходит сбоку, не нужно было напрягать периферийное зрение или поворачивать голову. Ткань глазам также не мешала. Выяснилось это случайно, когда во время очередного забега на голову упал глубокий капюшон, закрывший, практически, все лицо.
  
   А еще напрягала чистота...
  
   Внутри склепа было чисто. Ни пылинки на стенах, никаких свисающих полотнищ паутины, с сидящими на них откормленными или голодающими (как повезет) хозяевами, ни соринки на гладком полу. Ничего, словно только-что прошла армия уборщиц с тряпками и вениками. Даже от пыли, принесенной подошвами вора ничего не осталось.
  
   Слух так же радовал. Каждый шорох казался неимоверно громким: ткань скользила по полу, постукивали босые ступни, звенели украшения, иногда поскрипывали суставы, как у артритчика со стажем.
  
   Есть, пить, спать не хотелось. Мысли редкими искрами вспыхивали в перегруженном мозгу, вспыхивали и... гасли. Но постепенно их количество росло, они стали множиться, разгораться, заставляя измученный всем произошедшим погасший разум вновь сначала затлеть, а затем и разгореться.
  
   Через часы, дни, недели она пришла в себя достаточно для того, чтобы застыть неподвижной статуей посреди помещения, задумчиво уставившись внутрь приоткрытого гроба.
  
   Первой мыслью было: "Что происходит?". Ответа на нее не было, но следом потянулась другая.
  
   Кто я?
  
   Яркие краски вспыхнули перед глазами, и нечто вновь беззвучно закричало: сухие легкие не могли набрать воздух, и сквозь мертвую глотку не проникло ни звука...
  
   Подошедший в это время к краю полянки острохвост вздрогнул, завертел головой и умчался в чащу, здраво рассудив, что ни к чему связываться с непонятным.
  
   Нечто вздрогнуло, метнувшись в сторону вслепую, запнулось о край постамента и рухнуло прямо на гроб, полуприкрытый крышкой, которая от удара съехала окончательно, с грохотом свалившись на пол, и полностью открывая доступ к содержимому каменного ящика.
  
   Начавшаяся истерика тут же сгинула без следа, вспугнутая открывшимся зрелищем.
  
   Каменный гроб был совершенно пуст, на первый взгляд. Если бы незадачливый вор успел снять крышку, то, скорее всего, помер бы потом от разрыва сердца: выложить кругленькую сумму за информацию о местонахождении могильника, закупить дорогостоящие амулеты, дрожать в пути, переться через наполненный опасностями Лес, надрываться, пытаясь добраться до сокровищ, и... ничего!
  
   Но это на первый взгляд. А вот на второй...
  
   В углу гроба сиротливо притулилось что-то. Что-то маленькое, металлическое, странной формы.
  
   Мумия плавно наклонилась, протягивая руку и доставая непонятный предмет, влекущий к себе, как сладкоежку - кондитерская.
  
   Залитые тьмой глаза внимательно рассмотрели предмет, зажатый тонкими пальцами. Кольцо. Из того же странного черного металла, что и украшения, болтающиеся на теле, она даже поднесла цепь-ожерелье к лицу, чтобы сравнить.
  
   Тот же странный маслянистый блеск, как у нефти на солнце, тот же цвет. Непонятный черный металл... железо? Вроде, в Индии что-то такое есть... колонна в Дели. Или в другом месте?
  
   В голове тут же завертелись ассоциации, вспыхивающие в мозгу яркими картинками слайдов. Метеорит? Самородное железо другого цвета... С трудом сосредоточившись, мумия помассировала сухими пальцами переносицу, слыша, как скрипит кожа, после чего вновь уставилась на кольцо.
  
   Оно поражало. Невероятная, филигранная работа: драконоподобная химера, полураскрывшая крылья, с хвостом, согнутым в кольцо. Странный гребень, веер щупалец, россыпь мелких черных камней по краям крыльев, острые зубы в оскаленной пасти.
  
   Странная неведомая зверушка.
  
   Кольцо было странно теплым, от чего его хотелось гладить, ласкать, одеть... почти просунув в кольцо палец, мумия резко остановилась, вновь зависнув. С чего вдруг такое странное желание? И почему оно вообще возникло?
  
   Осторожно подняв крышку, мумия с легкостью положила ее на гроб, удивившись такому подвигу, аккуратно положила кольцо на импровизированный стол, собралась с духом, и совершила то, на что не хватало решимости все это время - подошла к стене и внимательно рассмотрела свое отражение.
  
   Полюбоваться было на что.
  
   Среднего роста, о фигуре сказать ничего нельзя, кроме одного - она была. Давно. Лет, этак, тысячу назад. Теперь это был скелет с высушенными остатками мяса. Мумия неожиданно мысленно фыркнула: самая замученная диетами и анорексией модель - жирная корова по сравнению с этим. Какой размер? Суперминус ХS? Веса немного, килограмм, может, двадцать пять - тридцать, если сильно повезет - тридцать пять.
  
   Она со все разгорающимся интересом повертелась, рассматривая выпирающие сквозь тонкую ткань непривычного одеяния мослы, отодвинула пальцем горловину, наклонив голову и уставившись себе за пазуху. Из горла не вырвалось ничего, но внутри она заливалась хохотом.
  
   Грудь! У нее была грудь! Где-то... интересно, где? Поправив ткань, она еще раз себя ощупала и удовлетворенно кивнула - определенно девочка! Хоть что-то хорошее... Глаза продолжали фиксировать детали: темная, как у сухофрукта, сухая кожа, обтянувшая кости; совершенно лысая голова; длинные прямые когти, довольно острые - царапины на камне оставляли только так. Похожие на отбракованный чернослив уши.
  
   Судя по всему, богатая особь неизвестной расы, но явно не человеческой, так как кончики ушей были заостренными. Да и длина органов слуха навевала интересные ассоциации... Эльф?
  
   Залитые тьмой глаза - никакого разделения на белок, радужку и зрачок, все одинаково черное.
  
   Тонкие губы с трудом растянулись, продемонстрировав спрятанный за ними частокол треугольных зубов, словно у акулы. Акула?
  
   Перед глазами промелькнула огромная хищная рыба, рвущая на части тюленя. Хммм... акула, определенно не эльф. Хотя...
  
   Руки приподняли тяжелую цепь невероятно искусной работы, украшенную крупными круглыми бусинами из темного, практически черного камня, с вспыхивающими в глубине яркими вкраплениями всех цветов. Словно кусочек радуги в безлунном небе. Пальцы осторожно погладили тяжелую бусину. Опал-арлекин, вспыхнуло в сознании название.
  
   Цепь походила на четки, металл чередовался с камнями, все венчал крупный камень-подвеска. Покачав украшение, и рассмотрев такого же плана браслеты на тонких кистях рук, а также болтающиеся в ушах длинные серьги, мумия огляделась, прилегла на крышку гроба, предварительно бросив внутрь кольцо, вызывающее нестерпимый зуд в кончиках пальцев, заложила руки за голову, и принялась обдумывать глубину той задницы, в которую угодила.
  
   Ведь недаром говорят: бойся своих желаний...
  
   ***
  
   Все мы чего-то хотим. Причем безвозмездно, то есть, даром. Совсем даром, особенно на халяву, вот только реальность часто корректирует наши хотелки по-своему. Вот и она когда-то хотела стать принцессой, естественно, красавицей, умницей, богатой и счастливой. Результат?
  
   Поворошив блеклые вспышки воспоминаний, терзающих ее в первое время после вселения в это непотребство, оставалось только хмыкнуть, и порадоваться за себя, любимую.
  
   Да, она попала в принцессу. Незаконнорожденную, но кого волнуют такие мелочи?! Ведь главное, что принцесса! И не важно, что несчастная прожила только семьдесят лет - с учетом того, что Высшие Эльфы, или как их еще называли - Сидхе, становились совершеннолетними в сто, это даже не смешно. Подросток!
  
   Причем, мозги явно отстали, хекая и отдуваясь в попытке догнать стремительно развивающееся тело. Судя по всему, так и не догнали... И что с того, что на несчастную смотрели с большим презрением, чем на простолюдина? Да, отец у нее принц, причем, наследник трона, а вот мать... одна из целого легиона служанок, вечно вертящихся у него на пути, развлечение на одну ночь.
  
   Ребенка, родившегося вне брака, отец так и не признал официально, хотя все знали правду о ее происхождении. Впрочем, этого стоило ожидать, однако, принц также не поступил так, как того требовали приличия: не выдал замуж свою мимолетную страсть за обеспеченного мужчину, не обеспечил своего потомка.
  
   Придворные этого не одобрили, а так как проявлять неуважение и высказывать свое "Фе!" тому, кто одной ногой уже стоит на ступеньке, ведущей к трону, чревато осложнениями, все свое недовольство они выливали на девчонку, зависшую в непонятном статусе.
  
   С одной стороны, имеет, хотя и крайне мизерные, права на трон. С другой... она - никто, и звать ее никак. Так и росла принцесса-бастард Аиллия*, оправдывая свое имя. Может, с течением времени что-то бы изменилось в лучшую сторону, вот только девушка до этого не дожила.
  
   Ее дяде, принцу Эссертиалу, надоело дышать в затылок своего старшего брата, глазея на ласково манящее золотым блеском креслице с гербом на спинке. Брат портил обзор и мешал эстетическим устремлениям, а это не есть хорошо.
  
   Ему потребовалось пятьдесят лет, чтобы сплести надежную, крепкую паутину заговора, вырыть яму, и заботливо наточить колья, предусмотрительно вкопанные в дно ловушки. Король совершенно неожиданно подпал под действие проклятого артефакта, подаренного недругами, зачахнув и потеряв свои силы и права на трон, после чего новоиспеченного владельца трона, радостно смахивающего тряпочкой пыль с твердого сиденья так же постигло несчастье в виде ревнивой любовницы, как следует продемонстрировавшей зарвавшемуся ловеласу, что отнюдь не все могут короли.
  
   Оперативно похоронивший своих предшественников принц тут же примерил шикарную золотую шапочку, настоящий эксклюзив, после чего вплотную занялся подчищением различных хвостов. Эссертиалу не нужен был конкурент, пусть и с такими шаткими шансами занять его место, ведь при желании можно их укрепить, особенно если найдется небезразличный к этому разумный. Он просто обеспечивал себе прекрасное, не омраченное подозрительными тучками, безоблачное будущее.
  
   Глупую девчушку, не успевшую и не захотевшую удрать, просто одной не слишком погожей ночью выволокли из спальни королевские стражи, после чего скрутили в бараний рог, засунули в мешок, и куда-то поволокли, предварительно дав по голове, чтобы не брыкалась.
  
   Аиллия пришла в себя в подвале, стоящая на коленях в одной ночной рубашке, под презрительным взглядом дяди. Рыдания и уверения "что она никогда!" на него совершенно не подействовали. Может, он бы и оставил ее в живых, хоть это и было под большим сомнением, но дуреха стала орать, что дядя должен ее пощадить, ведь в ней тоже есть королевская кровь, пусть и непризнанная...
  
   ... - Значит, должен? - скептически скривился Эссертиал, брезгливо рассматривая зареванную идиотку, валяющуюся кучкой смятого тряпья у его ног. - Должен... какое ёмкое слово! И ты взываешь к родству... отвергнутая... что ж, я уважу твое стремление! Тебя похоронят, как положено Наследнице... - жуткая улыбка перекосила прекрасное, вечно юное лицо Высшего. Несколько приказов, после чего Стражи разделились: одни остались с королем и его жертвой, другие куда-то исчезли. Через четверть часа они вернулись, неся несколько свертков.
  
   Эльф открыл шкатулку, хмыкнув при виде ее содержимого, а тем временем девушку вздернули на ноги, стянули с нее рубаху, и буквально втиснули в дорогое, из нескольких слоев паутинного шелка церемониальное одеяние - ашутту**.
  
   Слегка придушив опять разревевшуюся от страха девушку, чтобы стояла спокойно и не мешала, стражи поставили ее на колени.
  
   - Цени, отверженная... я дарую тебе титул Признания.
  
   Король достал из шкатулки длинное читт-тари, и Аиллия выпучила глаза. Даже она знала, что из черного железа делают погребальные украшения, тем более, это прекрасно подтверждали опалы. Их никогда не носили живые. Только мертвые.
  
   - Этот набор сделали для одной особы, но он ей еще долго не понадобится, а вот тебе будет в самый раз. Ну-ка, примерь...
  
   Страж ловко надел на девушку набор, положенный признанной принцессе Правящей династии, после чего одним движением вогнал ей под нижнюю челюсть длинную толстую иглу, смазанную какой-то странно светящейся жидкостью.
  
   Потерявшая сознание, медленно умирающая принцесса уже не слышала, как король отдал распоряжения, и произнес краткую напутственную речь:
  
   - А чтобы ты знала свое место, тебя похоронят под гробом. Нечего просто так грунт продавливать.
  
   Умирающую кинули в полость основания, положив сверху плиту и залив ее специальным раствором, а потом привалив сверху тяжеленным каменным ящиком для верности. Кольцо, являющееся подтверждением статуса, бросили в пустой гроб, а в архиве сделали отметку о месте захоронения Наследной принцессы Аиллии, увядшего ростка Правящей династии.
  
   ***
  
   Она снова хмыкнула, возвращаясь к реальности. Сказать, что ей было жалко принцессу... ничего подобного! Если эта идиотка, растя во дворце, под постоянным прессингом придворных не поняла, что двор - это самый натуральный гадюшник, то тут уж ничем не поможешь, это уже клиника, а такое не лечится!
  
   Живя века, придворные проворачивали такие интриги, перед которыми меркли все достижения Талейрана. И если поначалу Аиллия еще могла на что-то надеяться, то где были ее глаза потом? Впрочем, это теперь не ее проблемы.
  
   Мумия соскользнула с крышки, слегка отодвинула ее, в очередной раз поразившись своей физической силе, которую трудно было ожидать от такого хрупкого тела, и достав перстень, вернула ее на место.
  
   Украшение влекло к себе, как огонь мотылька. Повертев его в руках, она решительно надела его на указательный палец правой руки и прислушалась к себе. Ничего. Не сверкнула молния, она не ожила, никто трубным гласом не оглашал пророчества. Тишина и благолепие. Пожав плечами, она вновь легла на крышку, и принялась обдумывать самое важное на настоящий момент.
  
   Свое имя.
  
   Вариантов была масса: от своего прежнего имени, до какой-нибудь пафосной фигни, которую надо обязательно произносить с постной миной. Плюсы и минусы были в любом случае. С одной стороны, не хотелось терять хоть такое слабое напоминание о своей прошлой жизни, с другой - новое тело - новая жизнь. Хотя... может совместить?
  
   Чем больше она над этим думала, тем больше ей нравился именно этот вариант. Требовалось подобрать такое имя, которое содержало бы, хоть частично, ее прежнее, а с другой, отражало ее нынешнюю суть. Она перебирала варианты, отбрасывая получившееся, меняя комбинации, пока, совершенно неожиданно, не получила устроивший ее результат.
  
   Он был прост и изящен, содержал часть ее прежнего имени, указывал на ее текущее состояние и вызывал приятные ассоциации, кроме того, никто из этого мира не понял бы иронии, вложенной в это слово.
  
   Она покатала его на языке, остро жалея, что не может произнести вслух.
  
   Мортиша... Мортиция***... Мор-ти-шшия...
  
   А что?
  
   Длинное черное платье у нее есть, изящность и элегантность присутствуют, украшения украшают, с чувством юмора полный порядок; ну, с волосами, правда, напряженка, так что? Парик купит, если что!
  
   Мумия жутко скалилась в темноте, все больше приходя к убеждению, что это - ОНО.
  
   Решено.
  
   Мор-тиш-шия. Ну, или Мортиша, для своих.
  
   ***
  
   Приняв судьбоносное решение, Мортиша решила отметить это тотальным осмотром своих владений. Склеп, конечно, дело хорошее, особенно такой как у нее, но нужно же знать, что в нем есть, и главное, есть ли здесь выход? Ведь кто-то же приходил сюда, кто-то, кто ее разбудил! Она это прекрасно чувствовала, когда пыталась пролезть сквозь препятствия к столь манящему ее ощущению жизни и тепла.
  
   Надо будет сказать этому неизвестному огромное нечеловеческое спасибо... Сделав отметку в памяти, Мортиша принялась внимательно рассматривать свое новое место обитания. Хоромы впечатляли. Круглый зал примерно десяти метров в диаметре, высокие, метра четыре потолки; все гладкое, отполированное. Чувствуется, что тут долго и упорно трудились настоящие мастера... Интересно, для кого его готовили? Так же, как и ритуальный набор украшений? В то, что дядя расщедрился до такой степени, Мортиша не верила. Совершенно... к тому же, обрывки памяти сохранили фразу, что набор предназначался для кого-то, чье время придет ой как не скоро.
  
   Немного напрягала скудная обстановка: в качестве мебели только ящик, стоящий на высоком основании, в котором зияла дыра, сквозь который она выползла на свет... кхм! нет, это из другой оперы, в тьму божию, вот так будет правильно. Осколки камней, пыль и мусор исчезли, явно работа магии, и это хорошо, веника нет, так же, как и ведра с половой тряпкой.
  
   Хихикая от мысли, как бы она смотрелась со шваброй в руках, Мортиша подняла небольшой стеклянный шарик, валяющийся в углу. Потерев стекляшку, подбросив ее в руках, потыкав пальцем ничего не добилась, после чего пожала плечами, отложила его в сторону, и перешла с самому интересному - мешку, валяющемуся возле гроба.
  
   Мешок явно побывал не в одной переделке и верно служил своему хозяину долгие годы: крепкая, явно чем-то пропитанная ткань, несколько раз простроченные плотные швы, потертости и даже несколько дырок, тщательно "залеченных" с помощью латок. Лямки, судя по всему меняли - уж слишком новыми по сравнению с остальным они выглядели.
  
   Осмотрев мешок снаружи, Мортиша перешла к содержимому, доставая предметы, лежащие внутри и аккуратно раскладывая их рядом с собой. Пред ее ясные очи явились: фляга с водой, сделанная, судя по всему из тыквы****, с пробкой из странной упругой массы, напоминающей каучук, с выжженными по окружности непонятными символами; моток тонкой веревки; коробочка с кремнем, кресалом и каким-то мхом; странное приспособление, напоминающее зажигалку; карта; запас еды, на которую она совершенно равнодушно покосилась; небольшая, но достаточно пухлая книга с записями; стаканчик с костями; десять странных предметов непонятного назначения, судя по всему - артефакты или амулеты; три разного вида ножа; три мешочка с непонятным порошком; маленькая шкатулка с привязанным к ней ключом; коробочка с разноцветными мелками; перчатки из плотной и грубой кожи, которые оказались ей велики размера минимум на три; еще одна книга, тщательно завернутая в ткань и великолепный, тонкий кинжал в богато изукрашенных ножнах, а также небольшой сверток, который оказался тонким одеялом, судя по всему.
  
   Если у ее неведомого гостя что-то еще и было, то он унес это с собой.
  
   - Хммм... не густо...
  
   Мортиша неопределенно пошевелила пальцами, задумавшись. Чем дальше, тем яснее было видно, что ее психика очень серьезно пострадала. То ли влияние переноса сознания, то ли влияние нового вместилища разума, непонятно, но факт оставался фактом: проблемы были, и ими надо заниматься.
  
   Пока что она смогла выделить несколько обеспокоивших ее вещей.
  
   Первое: скачки настроения. Было такое впечатление, что чувства то полностью атрофированы, то зашкаливают, как у матерой истерички. Они налетали, как ураган в ясную погоду, снося все мысли, словно хлипкий заборчик. Молниеносное переключение от истерики к полному спокойствию так же не прибавляли уверенности в своей адекватности.
  
   Второе. Когда что-то привлекало ее внимание, она полностью в это погружалась, не реагируя на внешнее окружение. Тут ей ничего не грозит, а что будет, когда она выйдет наружу? С этим тоже следует поработать.
  
   И самое главное. Отсутствие отдыха. Спать она не могла, а ведь все известно, что мозгам тоже нужен отдых! Иначе произойдет перегрузка данными, сенсорный шок и прочие кошмарные вещи... у нее и так с головой, судя по всему не в порядке, что же будет дальше? Не хотелось бы сойти с ума... и что теперь делать?
  
   Раздраженно наворачивающая круги по склепу фигура напряженно думала, полностью погрузившись в свои мысли. Мозг работал, словно компьютер, выдавая варианты и перечисляя их достоинства и недостатки. Неожиданно Мортишу осенило.
  
   - Эврика! Как говорил просветленный мастер дзен Карлсон: спокойствие, только спокойствие! Меня спасет йога! И медитация!
  
   Энтузиазм накатил девятым валом, сметая все появившиеся в сознании мысли. Приняв решение, Мортиша уже не могла остановиться. Она поправила крышку гроба, застелила ее одеялом, хотя оно ей и не было нужно, но ведь ей требуется коврик для медитаций!
  
   Поправив появившуюся в процессе складочку, она одним движением вскочила на гроб, села, снова поправила появившиеся складки, выводящие ее из себя, завернула ноги в позу лотоса, благо гибкость у этого тела была просто фантастической, сложила руки перед собой и мысленно затянула:
  
   - Оммммм!
  
   ***
  
   Медитация действительно помогла! Вместо того, чтобы думать о целой прорве вещей, она думала только об одном. Конечно, это немного не то, чего она хотела достигнуть, но ведь главное - начать! А там посмотрим...
  
   Облазив склеп полностью, и выяснив, что ничего интересного в нем нет, Мортиша решила разведывать дальше. Длинный коридор с полностью гладкими стенами и отполированным полом стал логичным продолжением такого же зала. Такой аскетизм в оформлении немного смущал.
  
   Где фрески, где светильники, где прочая ерунда, которую, по идее, должны были принести в склеп? Такое ощущение, что это - заготовка, которую не успели закончить.
  
   Судя по всему, дядя решил сэкономить, засунув разозлившую его племянницу в чье-то недоделанное место упокоения. Да... вот так, строишь-строишь, тратишь деньги и время, подготавливая для себя или кого-то другого симпатичную могилку, а потом - Бац! Пришел наглый король и все испортил, отобрав последнее.
  
   Прошагав по коридору к виднеющейся двери, стоящей приоткрытой, Мортиша замерла. Глаза видели сквозь щель колышущиеся в отдалении кусты и деревья, уши дернулись, ловя звуки ночного леса, руки осторожно прикоснулись к двери, распахивая ее окончательно, ноги сделали несколько шагов, а мозг завис, пытаясь переварить хлынувшую в него информацию.
  
   Пустое пространство перед склепом, утоптанная земля без единой травинки. Темная масса кустов, колышущихся в тяжелом, душном, густом воздухе джунглей, наполненном звуками ночной жизни. Высоченные, неохватные деревья, сплошной стеной заслоняющие небосвод с огромной луной и крупными звездами, мерцающими в темном бархате космоса... и ощущение бурлящей жизни вокруг.
  
   Это было неописуемо... сотни, тысячи живых существ: насекомые, птицы, пресмыкающиеся, крупные хищники, маячившие в отдалении... ей казалось, что она слышит звуки биения их сердец.
  
   Покачнувшись, Мортиша ухватилась за косяк, спасая себя от падения, после чего встряхнула головой. Сенсорный шок, кажется это так называется... Было полное ощущение того, что она просто потерялась в этом вечном хороводе... Прикрыв глаза и закрыв уши ладонями, Мортиша осторожно отступила в коридор, и быстро прикрыла дверь.
  
   Сразу стало легче. Облегченно привалившись к стене, она помассировала переносицу, обдумывая случившееся. Произошедшее стало натуральным шоком. Невероятно развитые органы чувств захлебнулись в нахлынувшей на них информации, так что, мозги, или что там у нее в черепушке, натурально зависли, не справляясь с этим потоком.
  
   Плохо. Очень плохо... и что делать?
  
   С сомнением покосившись на прикрытую дверь, Мортиша пожала костлявыми плечами. Ответ на это был только один: надо тренироваться! Собравшись с духом, она осторожно приоткрыла дверь и уставилась в щель.
  
   Начинать требуется с малого...
  
   ***
  
   Определив для себя последующие действия, Мортиша решила не отступать от намеченного. Поглядев немного в приоткрытую дверь, она затем уходила в склеп и пыталась медитировать. Передохнув, она вновь шла к двери и так по кругу. Наблюдение - медитация, наблюдение - медитация...
  
   Через некоторое время наметился прогресс: теперь она могла стоять в дверях гораздо дольше, не боясь выпасть из реальности. Живые организмы, ощущающиеся горячими сгустками на ее внутреннем радаре перестали так раздражать и привлекать, а медитации помогли хорошо разгрузить разум.
  
   Дни тянулись за днями, солнце вставало и садилось, уступая свое место огромной, ярко-желтой луне и маленькой, светящейся холодным белым светом... Не имея возможности отвлечься на потребности тела и другие факторы, Мортиша все упорнее и упорнее училась контролировать свой организм.
  
   На косяке двери появилась сороковая царапина, когда она смогла спокойно выйти под яркие лучи местного светила и, совершенно не отвлекаясь на постороннее, обойти поляну по периметру.
  
   Мортиша стояла перед входом в склеп и довольно скалилась, остро сожалея, что не может завопить от радости во все горло. Впрочем, кто мешает ей завопить мысленно?
  
   Если бы кто-то сумел подобраться к полянке назамеченным, он смог бы увидеть крайне занимательное зрелище: стоящая посреди утоптанной площадки мумия неожиданно принялась бешено скакать по ней, дергая руками и ногами так, словно сквозь мертвую плоть пронеслась молния, причем не одна, звеня украшениями и размахивая дырявыми остатками роскошнейшего ашутту.
  
   Наскакавшись и отведя душу, Мортиша резко остановилась, воздела вверх руки в чемпионском жесте, словно Рокки на вершине лестницы, и испустила дикий, переливчатый ментальный вопль торжества.
  
   Итог этой эскапады был закономерен: все живое, что могло ползать, бегать, прыгать или летать ломанулось со всех лап и крыльев подальше от неведомой опасности, неожиданно возникшей в совершенно спокойном до этого месте.
  
   Парочка костяных пантер, выслеживающих лорсов в нескольких лигах от эпицентра вздрогнули и переглянулись. Огромный, с ветвистыми мощными рогами лорс, грызущий ветви химмного дерева подавился и закашлялся, припав на передние ноги. Мощные удары когтистых лап и вцепившиеся в глотку и загривок челюсти наглядно продемонстрировали ему, что потеря бдительности может стоить жизни. Дождавшись, когда лорс затихнет, одна из пантер ухватила его за голову и поволокла подальше от неприятностей, которые она просто нюхом чуяла.
  
   В логово, и пошустрей! А то без обеда можно остаться... Пантеры волокли добычу, зорко посматривая по сторонам, решив переждать непонятное за крепкими стенами пещеры. Осторожность в этом Лесу еще никому не вредила...
  
   ***
  
   Постояв некоторое время в позе победителя, Мортиша развернулась, и легким шагом вернулась в уютную темноту склепа.
  
   С этого дня у неё начинается совершенно новая жизнь.
  
   Пусть и после смерти.
  
   ***
  
   Торквит тяжело осел на грубой деревянной лавке, прислонившись к потемневшей от времени стене. Перед глазами все расплывалось, руки слегка тряслись, сжимая стакан с крепким дешевым вином, плещущимся, словно море в шторм.
  
   После того, как он так неудачно попытался обеспечить себе достойную старость и не менее достойную зрелость за счет неведомого покойника, все в его жизни пошло наперекосяк. Мужчина пьяно икнул, прикрыв глаза и вспоминая, как он тогда ломился через лес, словно лорс во время гона - ничего не видя и не слыша от накатившего на него ужаса.
  
   Кто же мог ожидать, что обитатель склепа оживет в самый неподходящий момент? Зрелище сухих, мертвых рук, дробящих камень, всколыхнуло в нем самые ужасные воспоминания его жизни: нападение на его Наставника целого отряда умертвий, натравленных на него некромантом, которого он сдуру решил ограбить, не поставив своего учителя в известность.
  
   Глупый был, молодой... поверил заказчику, сказавшему, что в скромном домике на отшибе живет студент-самоучка. Он только-только приступил к взлому, как возле домика нарисовался его хозяин, алчно оглядывая окрестности в поисках халявного объекта для опытов.
  
   Как он тогда бежал! Ему казалось, что умертвия дышал в затылок, протягивая к нему когтистые руки... впрочем, именно так и обстояло дело в действительности. Наставник с трудом смог спасти его и себя, активировав амулет Переноса, за который отвалил огромную сумму.
  
   Преследователи тогда едва их не загрызли, успев разорвать Наставнику руку, хорошо хоть не оторвав ее с корнями, и этот ужас Торквит запомнил на всю свою жизнь.
  
   Он попытался сделать еще пару ходок в отмеченные Ллорзо места, но... нет, пару раз ему даже улыбнулась удача, принеся хорошую прибыль, покрывающую его мучения, однако... с тех пор, ему все казалось, что вот-вот из очередного гроба вылезет живой мертвец и откусит ему голову.
  
   Ни о каком мародерстве с тех пор и речь не шла.
  
   Да и вообще...
  
   Торвит прислонился к стене, закрыв глаза, и сам не заметил, как уснул. Тот день явно стал роковым для крайне удачливого вора, слишком долго дергающего судьбу за усы.
  
   ***
  
   Дворец Повелителя, спальня.
  
   Эссертиал, Повелитель Сидхе вот уже тысячу лет (надо будет как следует отметить, все-таки, круглая дата, тем более, такой повод приятный!), лежал посреди развороченной кровати, глазея в потолок. Сна не было ни в одном глазу, а ведь дело идет к рассвету.
  
   Покосившись на отброшенное к ногам одеяло, мужчина скривился и отбросил его окончательно. Настроение медленно скатывалось вниз, причем, непонятно по какой причине. Раздражало все. И подушки, слишком мягкие и высокие... и одеяло, слишком душное... и перина, засасывающая в свои глубины, словно зыбучие пески... и... даже вызвериться было не на кого!
  
   Очередную любовницу он выгнал сразу после того, как слез с нее, невзирая на все попытки остаться. Не хотелось повторять печальную судьбу своего братца... хи-хи... Да и этих дур, думающих, что раз она попала в его постель, все можно, требуется отрезвить.
  
   Нечего на него губы раскатывать!
  
   Поворочавшись с боку на бок, Эссертиал потер лицо и вновь впал в раздумья. Что-то его беспокоило. Где-то на краю сознания тоненькой струной еле слышно звенело ощущение, что произошло что-то странное, что-то, что может как помешать и создать проблемы, так и помочь или вообще не затронет его никаким образом.
  
   Перебирая в уме варианты, сидхе все больше приходил в недоумение. Придворные без его разрешения и чихнуть бояться, он их хорошо выдрессировал, родни, которая могла бы попробовать подвинуть его с насиженного места не было, он об этом давно позаботился. Может, внешние враги?
  
   Эту мысль следовало обдумать...
  
   Повертевшись еще немного, Повелитель прикрыл глаза, и сам не заметил, как засопел.
  
   Он подумает об этом завтра...
  
  
  *Аиллия - чужая.
  
  **Ашутта - церемониальный погребальный наряд, наподобие роскошного савана. Представляет собой балахон длиной до пят из нескольких (обычно трех) слоев паутинного шелка(у высшей аристократии, из обычного шелка или тонкого хлопка - у населения попроще), каждый слой длиннее предыдущего. Края рукавов и подол, а также горловина покрываются вышивкой из шелка в тон ткани (используется только черный цвет). Имеется глубокий капюшон.
  
  
   *** Мортиция - смертоносная. Думаю, не нужно напоминать, какой именно комический персонаж носит это пафосное имя?
  
  
   **** - бутылочная тыква - один из лучших естественных материалов для хранения жидкостей и сыпучих веществ.
  
  
  
  
  Глава 2.
  
  
  - Ня ня ня ня ня -ХА! Ня ня ня ня ня - Ха!
  
   Мортиша уже третий час нарезала круги вокруг входа в склеп, изображая из себя танцовщицу самбы. Или румбы. Или еще какого латиноамериканского танца. Виляя тазобедренными костями, выпирающими из под шелка при каждом движении, слегка поскрипывая коленным суставом левой ноги и загребая когтями, украшающими пальцы ступней, спекшуюся землю поляны, она весело водила хоровод сама с собой, взбрыкивая в стороны конечностями на каждом третьем шаге.
  
   Солнце жарило немилосердно.
  
   Вся вода, которая вылилась в кратковременном ливне, прошедшем ночью, теперь активно испарялась, поднимаясь вверх тяжелыми, душными испарениями, постепенно рассеивающимися и уносящимися к пронзительно-голубому, свежевыстиранному небу. Его первозданную голубизну не портили ни тяжелые, набухшие дождем тучи, ни кудрявые веселые облачка, белыми барашками перебегающими с места на место.
  
   Чистая, невозможная глубина бездонного пятого океана.
  
   Впрочем, Мортишу небесные красоты именно в этот момент как-то не очень волновали. Да, она отметила, что погода стоит жаркая, душная и солнечная, это она смогла определить... увы, но для нежити, которой она теперь являлась, погода была совершенно несущественным фактором. Жара, холод, дождь... теперь это были просто погодные условия, не больше.
  
   Радовало новоявленного лича другое: у нее начал налаживаться быт.
  
   Как оказалось, невзирая на мёртвое состояние, ничто человеческое ей чуждо не было. Взяв, наконец, свой организм под контроль, Мортиша как следует обдумала свое положение и сделала крайне интересный вывод.
  
   Ей захотелось комфорта.
  
   Аскетичная обстановка склепа, которой могли восхищаться только какие-нибудь спартанцы, у которых из имущества только щит, меч, и кожаные труселя, ее совершенно не устраивала. Душа требовала несбыточного, она хотела красивый интерьер, удобную мебель, яркое освещение и уют. Всё то, чего здесь отродясь не было.
  
   Казалось бы, мечтать о подобном глупо. Ну откуда в глухомани, да еще такой непролазной и недружелюбной, найдется магазин или что-то подобное? Хочешь, топай ножками к цивилизации, и будет тебе счастье! Однако, именно в этом и заключался весь ужас ситуации: появиться в том виде, в каком она сейчас пребывает в любом населенном пункте для нее смерти подобно! А что?
  
   Куда идти - не знает. Реалий этого мира - тем более не знает, кроме опять-таки воспоминаний принцессы. А с ними было не густо: немного сведений о Дворе и Повелителе, какие-то базовые знания, что сумели вбить в эту идиотку на уровень подкорки. Читать-писать-считать она умела, этикет знала прилично, по крайней мере, помнила как кланяться Повелителю и как не нужно себя вести, уж это придворные ей многократно, с огромным удовольствием для себя растолковывали.
  
   Сведения об окружающем мире и прочем ее не интересовали, магией она не занималась, так, бесцельно слонялась по дворцу, огребая от всех подряд. Мортиша прекрасно понимала Эссертиала, решившего избавиться от этого ничтожества. Аиллия совершенно не была личностью, а значит, не была не только равной, но и даже не-равной. Просто отброс и ошибка природы.
  
   Поэтому, цивилизация подождет, с нее не убудет, с Мортиши - тем более. Пока что ей и Леса хватит.
  
   Последние двадцать дней она занималась разведкой окрестностей, здраво рассудив, что не одна такая невезучая, а сидхе не имеют привычки разбрасываться покойниками, складируя их для собственного удобства в одном месте. Так и оказалось. На расстоянии примерно километра, судя по количеству шагов, Мортиша обнаружила еще один склеп.
  
   Жильца в нем не было, зато в открытом гробу обнаружились сгоревшие остатки костей. Неведомые воры распотрошили могильник, вынеся из него все, что можно легко оторвать и продать за хорошие деньги, оставив в покое достаточно дорогую обстановку...
  
   ...Мортиша потрясенно рассматривала стены, украшенные невероятно красивыми узорами. Расписанный яркими, сочными красками обсидиан смотрелся просто великолепно, плавно переходя в не менее изумительный потолок.
  
   Неведомый художник создал просто шедевр, изобразив в склепе лес. Могучие стволы деревьев, мощные ветви, переплетенные между собой, гроздья неведомых плодов и изумительные по красоте цветы, яркое небо и теплые лучи солнца. Мортиша словно стояла в прекрасном, ухоженном лесу в солнечную погоду.
  
   Обитателя этого склепа любили, раз выстроили ему такие хоромы.
  
   Мортиша повздыхала мысленно, восхищаясь красотой, поскребла стены, задумчиво покивала головой и... принялась мародерствовать. А что? Покойнику все уже глубоко фиолетово, а ей нужно...
  
   Опыт разграбления могил дал неожиданно много плюсов. В свой, ставший уже родным склеп Мортиша первым делом переволокла изумительный каменный столик, представлявший собой выточенную из одного куска полупрозрачного камня, похожего на хрусталь, круглую столешницу, опирающуюся на металлическую основу, выполненную в виде переплетенных ветвей, украшенных полураспустившимися цветами.
  
   Весила эта красота немало, однако для Мортиши тяжесть не имела значения, нервы попортили опасения разбить неудобную для переноски вещь. Оглядев одиноко стоящий предмет мебели в пустом помещении, принцесса поняла, чего не хватает. А именно, всего остального, поэтому, уже через пять минут она бодро маршировала по лесу, продираясь сквозь кусты.
  
   За вторым походом последовал третий, за ним четвертый... Мортиша определенно вошла во вкус.
  
   Мародерство оказалось веселым, прибыльным и интересным занятием. Ободрав склеп подчистую, Мортиша обзавелась несколькими полезными вещами, сразу переведшими ее обиталищ из раздела" голый новострой" в раздел "элитное жилье".
  
   К столику отлично подошло прекрасное троноподобное кресло, тяжелое, массивное, с вычурной резьбой, инкрустацией перламутром и янтарем, из темного, с еле видными узорами природного рисунка, дерева. Возле стены появился высокий светильник в виде стеклянного шара на трехногой подставке. Правда, он не работал, но это было не важно.
  
   Кроме того, перед тем, как затащить столик с креслом, Мортиша решилась на капитальную перестановку: она разбила на части каменный гроб и вынесла куски наружу.
  
   Из расколотой пополам плиты, служащей крышкой, вышла прекрасная основа для будущего стола, который принцесса решила поставить на полянке, ведь бывать на свежем воздухе полезно для здоровья. Пока что будущая столешница стояла, прислоненная к холму, в котором находился вход в склеп и ждала своего звездного часа и того момента, когда Мортиша решит проявить свой дар дизайнера, так же, как и остальные куски гроба.
  
   Освободив пространство, она капитально занялась интерьером. Столик с креслом несколько раз меняли свое положение, пока не заняли свои идеальные, на ее взгляд места, потом к ним присоединился светильник и Мортиша почувствовала, что аппетит растет во время еды.
  
   Следующий визит в чужое место упокоения принес ей коллекцию оружия, притащенного в небольшом сундуке. Кинжалы самых разных форм и размеров в количестве десяти штук радовали глаз своим отличным состоянием, только повесить или положить их было некуда, но это было неважно. Хомяк, такой же иссушенный, как его хозяйка, неожиданно поднял свою костяную голову и принялся что-то жалобно скулить в душе каждый раз, когда она наносила визит в бесплатный магазин.
  
   Из склепа удалось вынести еще только пару красивых ваз высотой в рост человека, а также изумительную стеклянную статуэтку в виде пантеры, которая тут же примостилась на столике.
  
   Однако, этого на взгляд Мортиши было мало. Теперь ей хотелось кровать.
   Казалось бы, ну зачем покойнику кровать? Спать она все равно не спит, отдохнуть при желании можно и в кресле, но зачем такие муки?
  
   Она совершенно не хотела терять те жалкие остатки человечности, что еще в ней оставались, а то так можно дойти до размышлений, что и в уголке можно постоять, вместо мебели. К тому же, принцесса она или где?!
  
   А принцессы живут с комфортом.
  
   Пусть даже они полные тупицы.
  
   Поняла это Мортиша, когда совершала уже то-ли десятый, то-ли двенадцатый рейс в чужой склеп. Почему она не поняла этого раньше, было неизвестно, но факт оставался фактом.
  
   Она совершенно спокойно ходила по Лесу, про который даже предыдущая хозяйка тела знала, что он полон опасностей, и ее никто не тронул. Более того, было полное ощущение, что все живое целенаправленно разбегается с ее пути и не приближается к тропинке, намеченной босыми ногами.
  
   Это было странно, это было интригующе, это было интересно настолько, что Мортиша остановилась посреди движения, осмысливая ситуацию. Вокруг царила подозрительная тишина, никто не ползал, не ходил, не бегал, не перепархивал с места на место. Даже насекомые практически не жужжали.
  
   Мортиша склонила голову к плечу, рассеянно уставившись в пространство, после чего встряхнулась, уже более внимательно осматриваясь.
  
   Тихо. Подозрительно тихо.
  
   Жизнь в джунглях била ключом, в этом не было никаких сомнений, сгустки энергии метались вокруг нее, но не переходя, тем не менее, воображаемую границу - примерно метров десять.
  
   Чем дольше Мортиша наблюдала, тем сильнее в этом убеждалась.
  
   Неожиданно ее внимание привлек басовитый гул. Крупный, блестящий полированным панцирем цвета позеленевшей от времени бронзы жук медленно приближался к ней, тяжело перемещаясь в воздухе. Тонкие крылья сливались в сплошное полупрозрачное пятно, с такой скоростью мелькали, прочные надкрылья разошлись в стороны, давая им простор, жук пер вперед с невозмутимостью летающего танка.
  
   Мортиша вытянула тонкую руку и одним плавным движением перехватила нарушителя воздушного пространства за панцирь.
  
   Жук бешено задрыгал лапками, пытаясь зацепиться и удрать, но у него не было такой возможности, пальцы держали цепко. Мортиша внимательно рассмотрела насекомое, ощущая бьющийся в руке теплый огонек. Непроизвольно захотелось сжать его сильнее, чтобы согреться и... произошло странное.
  
   Тепло перетекло в ладонь, впитавшись в тело, а жук замер.
  
   Мортиша поднесла его к глазам, хотя и так прекрасно знала ответ. Жук был мертв. И все произошедшее вызвало совершенно определенные ассоциации.
  
   - Имхотеп*, значит? Ну-ну...
  
   Все также сжимая жука Мортиша развернулась, и быстрым шагом пошла к своему дому. Это все следовало обдумать.
  
   ***
  
   Задумчиво подперев голову рукой, опершись на широкие подлокотники, принцесса сидела в кресле и размышляла, уставившись на трупик насекомого, лежащий на столике. Теперь ей было понятно, почему она так упорно скреблась в поисках источника тепла, когда только-только проснулась.
  
   Мозги тогда не работали, в теле царили инстинкты, она просто хотела пополнить энергию. Вору дико повезло, что он успел удрать до того, как она пробилась сквозь преграду. Теперь понятно и почему все живое разбегается при ее приближении: жить всем хочется.
  
   - Интересно, крайне интересно...
  
   Значит ли это, что ей нужно жрать живых, чтобы поддерживать свое существование, или возможно использование альтернативных источников? Подойдут животные или люди тоже годятся? Сколько она протянет без подпитки или она ей не нужна?
  
   Уйма вопросов без ответов.
  
   ***
  
   Мортиша медленно перебирала чит-таури в руках, задумчиво глядя на странное сооружение, стоящее посреди выложенной камнями небольшой площадки. На стандартный склеп, как у нее, оно совершенно не походило.
  
   Квадратное, сложенное из обтесанных каменных глыб, небольшое, максимум семь на семь метров, и высотой в три. Маленькие окна, с плитами прозрачного камня вместо стекла. Толстенная дверь с массивной металлической ручкой в виде кольца.
  
   Скорее это сооружение походило на склад чего-то нужного, или убежище, но не склеп, однозначно. Однако, самое интересное заключалось не в этом. Дверь была приоткрыта, и в щели торчала чья-то высохшая рука, сжимающая проржавевший кинжал.
  
   Невзирая на массивность, сооружение выглядело заброшенным, причем давно: одно окно лопнуло, в стенах были щели, некоторые камни повываливались из кладки, так что теперь там были немаленькие дыры. Печальное и странное зрелище.
  
   Мортиша потерла одной рукой подбородок, второй продолжая меланхолично перебирать своеобразные четки, продолжая размышлять на тему того, что Лес, кишащий опасностями и ужасами на каждом шагу как-то странно обитаем. Пусть и дохлыми обитателями. Хотя... и живые попадаются, судя по красноречивым следам.
  
   Покосившись на катящееся к закату солнце принцесса пожала плечами, вернула чит-таури на шею и решительно шагнув вперед, открыла дверь, потянув за кольцо, и осторожно заглянула внутрь.
  
   После чего ее нижняя челюсть с ясно слышимым стуком упала на землю, едва не отдавив ноги, а внутренний хомяк вновь откинул лапки от инфаркта и непередаваемого стресса.
  
   Дом, а это оказался именно дом, был роскошен. Насколько он был мрачен снаружи, настолько же великолепен внутри. Какому богачу взбрело в голову построить себе дачу в этом негостеприимном месте было совершенно непонятно, но вот то, что ему это удалось... этот факт не вызывал сомнений.
  
   Стены внутри покрывали остатки роскошных некогда ковров, пол представлял собой узорный наборной паркет, рассохшиеся шкафы потрясали резьбой, мебель выглядела вычурной и дорогой.
  
   Обитателя, потерявшего руку, внутри не было. Однако, судя по распиравшим шкафы бутылям, причем пустым, было ясно, что скорее всего бедняга помер от белой горячки. Потому что больше в доме ничего не было.
  
   Однако, больше чем пустой склад алкогольной продукции, выпитой явно в одно рыло, Мортишу потрясло не это.
  
   Посреди комнаты стояла ванна.
  
   Самая натуральная ванна, не какая-нибудь лоханка или жестяной таз, а настоящая керамическая ванна, круглая, вмещающая, наверное, прорву воды, правда без сливного отверстия и без крана.
  
   Обалдев от увиденного, Мортиша подошла поближе, и потрогала невероятный предмет обстановки, совершенно в нее не вписывающийся. Ванна оказалась настоящей, и даже целой. Принцесса подошла поближе, еще раз потрогала бортик и... пропала.
  
   А внезапно восставший из мертвых хомяк яростно вопил:
  
   - Хочууууу!!!
  
   ***
   Казалось бы, обзавестись ванной, что проще?
  
   Идешь в магазин, выбираешь, оплачиваешь покупку и доставку, и ждешь, когда тебя осчастливят. Да здравствуют блага цивилизации!
  
   С выбором дело обстояло неплохо, как говорится, на безрыбье и сам раком станешь. А вот с доставкой дело обстояло туго. Не было в Лесу грузчиков, не было!
  
   Да, Мортиша крайне сильна физически, да, она может утащить пару центнеров... и что? Как кантовать огромную круглую ванну, чтобы не разбить в процессе, при условии, что широкой магистрали нет, над головой ее не поднять, а до склепа - десять километров, а может, и больше?
  
   Задача не для средних умов...
  
   Пришлось прибегнуть к чужому опыту...
  
   ***
  
   Вы когда-нибудь видели, как скарабей, он же жук-навозник катит по песку свое сокровище в виде шара, скатанного из отходов жизнедеятельности крупного рогатого скота? Видели? По телевизору?
  
   А теперь представьте, что вместо барханов - Лес, густой, непролазный... вместо шара - поставленная на ребро керамическая ванна, а вместо жука - мумия принцессы. Эпичная картинка, достойная занесения в Анналы Истории.
  
   Как Мортиша намучилась, пока выперла свое сокровище из дома, это непередаваемо! Сразу вспомнился Великий и Могучий Матерный, а также еще пара конструкций из других языков. Пришлось выломать порог и расширить дверной проем, чтобы все прошло гладко.
  
   После этого дело пошло чуточку веселее. Аккуратно поставив ванну на ребро и вознеся хвалу всем и сразу за то, что она не конической формы, Мортиша принялась осторожно катить ее в направлении дома, который она чуяла с любого места и расстояния.
  
   ***
   - Я маленькая лошадка... и мне... уффф... живется несладко... ффух... стой, сволочь, не смей падать!
  
   Процесс транспортировки шел медленно, но верно. Ванна катилась достаточно легко, время от времени пытаясь свернуть непонятно куда, но попытки бегства Мортишей жестко пресекались. Физически тяжело не было, а вот морально...
  
   Первый километр прошел на ура, второй - с некоторым напрягом, к пятому девушка озверела окончательно, не замечая, как все живое покидает опасную трассу, а в глазах клубится тьма. Сволочная ванна все время пыталась удрать в неизвестном направлении, завалиться в сторону, погребая под собой грузчика, кроме того, тропинка была крайне узкой и едва намеченной, кусты тормозили продвижение, попадались острые обломки скал и ямки, выбитые чьими-то копытами.
  
   Мортиша ругалась, Мортиша бурчала, Мортиша материлась, злясь, что не может высказать свое негодование вслух, однако упрямо продвигалась к дому. Времени на транспортировку она убила прилично, но это того стоило.
  
   Прислонив вожделенную добычу к холму, принцесса оглядела свой роскошный замызганный наряд, вздохнула, махнув рукой и пошла в склеп, отдыхать. Надо было расслабиться и решить, куда именно приткнуть свою добычу и что еще она заберет из разрушенного дома.
  
   ***
   Мало иметь ванну, ее нужно установить.
  
   Задумчиво почесав нос, Мортиша внимательно осматривала небольшой ручеек, пробившийся наружу недалеко от полянки. Место было прекрасное: роскошная зеленая травка, небольшая чаша истока ручейка, густые кроны деревьев, шатром нависающие над руслом.
  
   Красота... Тихо журчащая вода действовала просто умиротворяюще. Вздохнув, Мортиша покосилась на ашутту, которая давно уже тосковала по стиральному корыту. Да и ей самой не мешало бы того... освежиться...
  
   Она, конечно, мумия, не потеет и все такое, однако...
  
   - Дааа, мать, совсем ты освинячилась в этом лесу... ни зубы не чистишь, ни себя... Позор на твою лысую голову! - удрученно скребя когтем недовольно дергающееся ухо, констатировала Мортиша. Правда была неприглядной, впрочем, как ей и полагается. Вздохнув еще раз и недовольно покачав головой, принцесса стала прикидывать, где ей взять самую обыкновенную лопату.
  
   Ведь выкопать котлован под ванну руками... такое она не потянет. Никак!
  
   ***
   Лопату пришлось сделать. На нее ушла одна из стенок шкафа, найденного в загадочном домике, черенок великолепно получился из крепкой ровной ветви. Инструмент получился так себе, но он копал, и даже лучше, чем Мортиша в начале могла надеяться.
  
   Процесс копки был небыстрым, но время ее не волновало. Это единственное, чего у Мортиши было полно. За неделю ненапряжных землеройных работ принцесса не только выкопала яму чуть ниже истока ручейка, но и расчистила немного русло.
  
   Пришлось повозиться, устанавливая ванну, но полученный результат был просто великолепен, и теперь, глядя как в огромном фарфоровом сосуде плещется чистая родниковая вода, Мортиша была невероятно довольна.
  
   Пусть ей не требуется помывка по физическим причинам, но вот морально... она радостно сняла с себя ашутту, драгоценности и плюхнулась в ванну с громким плеском. Солнце светило с ясного неба, деревья шелестели густыми кронами, журчала вода, переливаясь через бортик... Мортиша плескалась, остро жалея об отсутствии желтой резиновой уточки, и обдумывала план косметических мероприятий.
  
   Пусть она и мумия, но она не она будет, если не станет самой красивой мумией в этом Лесу!
  
   ***
   План планом, а вот его исполнение... вот это вызвало реальные трудности. Ни мыла, ни шампуня, ни пилочки с маникюрными ножничками. Ничего.
  
   - Ммммм... дааааа... лепота**... нет, лепотищщщща!
  
   Из воды высунулась тощая черная конечность с длинными когтистыми пальцами и активно ими зашевелила от восторга. Следом высунулась вторая. Мортиша плескалась, наслаждаясь не столько физически, сколько морально, одновременно обдумывая, чем можно заменить самые обычные банные принадлежности. Память выдавала варианты, однако большинство из них были совершенно невыполнимы, впрочем, принцессу это не останавливало.
  
   Она продолжала вспоминать, бездумно оглядывая окружающий пейзаж, отмечая колышущиеся ветви, крупные цветы... Хммм! Цветы!
  
   Насколько Мортиша помнила, на Земле были цветы, похожие на гибискус, которые использовали как мыло. Был еще мыльный корень, натуральные мочалки из губки и люфы. Пемза, пористый камень, которым можно тереть пятки. Или когти подтачивать. Варианты множились, обрастая деталями, вызывая исследовательский зуд. Неожиданно в памяти забрезжили крайне смутные воспоминания предыдущей хозяйки тела...
  
   Однажды, когда ей было лет десять, ей позволили участвовать в каком-то домашнем празднестве, имеющем ритуальное значение. В тот день девочку вымыли не обычным жидким мылом, а цветами. Она прекрасно запомнила, как из смятых лепестков выделялась белая пена, имеющая изумительный аромат...
  
   Мортиша привстала, хищно рассматривая окружающие ее красоты. Пальцы зазудели от азарта. Теперь главное - найти эти самые цветочки, а там дело пойдет веселее!
  
   ***
   Сказано - сделано. Как следует наплескавшись и кинув в воду грязную ашутту, Мортиша как была - голяком, потопала на поиски мыльных цветов, ослепляя окружающую среду своими непревзойденными достоинствами. Стесняться ей было некого, а солнечные ванны полезны для кожи, от этого витамин D выделяется, что очень полезно против рахита.
  
   К вечеру она перенюхала и перелапала уйму флоры, пытаясь найти те самые чудесные бутончики. Как и следовало ожидать, ничего подобного она не нашла, но сказать, что день прошел зря было тоже нельзя. Из своих поисков принцесса вернулась с прибытком: на одной из лиан она нашла подобие люфы, и теперь несла связку зрелых плодов, которые после высушивания превратятся в отличнейшие мочалки. Кроме того, в другой руке она аккуратно сжимала букетик из мелких ярко-желтых подобий орхидей.
  
   Как оказалось, сок этих цветочков был очень стойким, напоминая после высыхания своим действием лак. Мортиша определила это достаточно просто - растерла палкой пару лепестков на камушке и полюбовалась на результат. На себе она экспериментировать побоялась. Нет, яда она не опасалась, но стать подобием экзотической зебры? Увольте! Такого счастья ей не надо!
  
   А цветочки ей пригодятся, Мортиша уже предвкушала, как она будет красить свои когти импровизированным лаком. Красить?
  
   - Блин, теперь еще и ловить кого-то волосатого на кисточку! Да и посуда нужна...
  
   Дойдя до дома, она разложила плоды в теньке для просушки, положила цветы в лужицу возле ручья и решительно помчалась в сторону убежища. Там, помнится, было полно разнообразной тары. Именно то, что ей надо!
  
   ***
   Человеческая память - это невероятный феномен. Человек может помнить событие, произошедшее годы назад, и забыть слова, сказанные за завтраком.
  
   Мортиша свою память теперь ворошила, словно содержимое шкафов, уверенно находя нужное и отбрасывая в сторону то, что пока еще не пригодилось.
  
   Как оказалось, при желании и смекалке все, что необходимо, или практически все, можно изготовить своими руками, в крайнем случае, приспособить для намеченной цели что-то другое.
  
   Мортиша нанесла очередной визит в дом-убежище, и внимательно его осмотрела. Как оказалось, целыми остались только два шкафа, остальная мебель рассохлась, или была повреждена животными, пролезшими в дырки от выпавших из кладки камней.
  
   Однако, около сотни различных бутылок и сосудов были крепкими, целыми, и вполне поддавались транспортировке. Но как их все перенести?
  
   Вначале Мортиша попробовала воспользоваться мешком, оставшимся от неведомого вора, вот только вместимость была небольшая, не больше трех больших бутылей за раз, или шести небольших.
  
   - Это сколько же челночных рейсов мне придется сделать?
  
   Бутыли многозначительно промолчали.
  
   Принцесса почесала ухо и принялась размышлять. Хрупкую тару проще всего переносить в ящике (нет такого), коробке (тем более нет), корзине... Перед глазами появились сборщики чая, несущие за спинами огромные плетеные короба.
  
   - Хммм.... а это идея...
  
   Она живет в лесу. Чего в лесу много? Деревья, кусты... неужели не найдется ничего подходящего? Да быть того не может!
  
   Совершив несколько экспедиций, принцесса нашла то, что подходило для исполнения намеченной цели: не слишком высокий кустарник с длинными, гибкими тонкими веточками. Они прекрасно гнулись и замечательно переплетались между собой.
  
   Вспомнив далекое детство и уроки труда, а также свои хобби, удалось сплести первую корзину, плоскую, больше похожую на тарелку. Однако, это уже был результат.
  
   Прутья в ходе эксперимента и высыхания не ломались, принимали нужное положение, кора прекрасно закрепляла нужные места. Через пару дней упорного труда было получено первое изделие, прошедшее строгий контроль: высокая узкая корзина, с хорошей, крепкой ручкой.
  
   После этого процесс пошел шустро. Заготовив нужное количество материала, Мортиша поднатужилась, и сплела большую, почти в свой рост корзину, в которую запросто могла бы поместиться целиком при желании. Обвязав ее веревкой, принцесса получила удобный для переноски короб, после чего помчалась в убежище выгребать тару.
  
   Пара пробежек - и вдоль стены встали целые шкафы, заполненные вымытыми с мелкой каменной крошкой и листьями бутылями.
  
   Мортиша вообще думала, что незадачливый обитатель странного домика не просто выпил все их содержимое, он вылил его в ванну, а потом попросту утопился. Иначе, зачем она ему была нужна? Тем более, водопровода не было, а до ближайшего ручья пилить и пилить...
  
   Ну, а теперь в ценной посуде плескались самые удачные последствия самых неожиданных экспериментов.
  
   ***
  
   Эксперименты теперь занимали каждую свободную минуту, кроме времени, выделенного на отдых и медитации. Мортиша перетащила к себе самые целые шкафы, и теперь увлеченно занималась непонятно чем. Она несла из лесу все, что попадалось на глаза, резала, пилила, рубила в мелкую крошку.
  
   Постепенно склеп стал напоминать какую-то лабораторию, столько всего разного в нем появилось.
  
   Как говорится, голь на выдумки хитра, а нужда - двигатель прогресса. С помощью когтей и кинжалов Мортиша медленно, но уверенно обеспечивала себя необходимым оборудованием.
  
   Ступки и пестики всех размеров, пусть не идеальной формы, но свои функции они выполняли. Рабочий стол, на который пошла половина расколотой плиты с гроба и пара пеньков. Вешалка, вырезанная из причудливо изогнутого деревца. Уйма различных лопаточек, ложек, вилок, палочек. Шикарный набор кисточек, на которые горящая энтузиазмом исследовательница ободрала нескольких подвернувшихся под руку зверушек.
  
  
   А в углу стояла гордость будущего светила полевой алхимии: небольшой шкаф с лежащими на нем стопками высушенных листьев, на которых Мортиша записывала свои успехи.
  
   Как выяснилось, для большинства привычных предметов можно с легкостью подобрать аналоги, просто надо не лениться и думать. Нужна бумага? Сделай! Что, нет папируса? И телята с кожей, пригодной для выделки пергамента не бегают стадами? Не проблема!
  
   Тропический лес это неиссякаемый кладезь полезных ископаемых и не только. Огромное разнообразие флоры давало возможность выбора. Нашлось и похожее на пальму дерево с широкими, длинными, плотными кожистыми листьями. После высыхания они не ломались и не рассыпались в труху, как обычно, поэтому они прекрасно заменили собой листы бумаги.
  
   После того, как нашлось то, на чём можно писать, понадобилось то, чем можно писать. Каракатиц с чернилами в данной местности не водилось ввиду отсутствия моря, так что, этот вариант отпадал. Однако, можно было попробовать сделать что-то наподобие китайской туши.
  
   Насколько Мортиша помнила, ее делали из сажи или золы, в некоторых рецептах. Деревьев полно, вот только какая древесина даст нужный продукт? И вопрос на засыпку: а где взять огонь?
  
   На ее счастье, с решением данной проблемы помогло наследство вора. В коробочке лежала пара кремней и мох. После нескольких безуспешных попыток и пары попаданий камнями по пальцам, Мортиша сумела добыть вожделенные искры.
  
   - Такс... проблема с огнём решена. Теперь осталась самая малость - что именноо мне нужно сжечь?
  
   Спрятав сокровище в склеп, Мортиша принялась обследовать деревья. Здесь ее ждала неудача: здоровая растительность горела плохо, а разбитые остатки мебели наоборот, слишком хорошо, рассыпаясь пеплом.
  
   Обойдя приличную площадь, принцесса нашла-таки то, что было нужно: желтые круглые плоды, похожие на абрикос, из косточек которых на Земле делали тушь. В процессе сожжения выяснилось, что здешние абрикосы земным ничем не уступают. От горки очищенных косточек осталась приличная кучка жирной золы, которую Мортиша осторожно собрала лопаточкой в бутылку.
  
   Теперь требовался гуммиарабик, насколько она помнила рецепт, вот только что это такое? И где его взять? Ответа не было, так что, пришлось обойтись тем, что есть. А была у нее смола дерева, похожего на сосну своими мягкими иголками. Смешав сажу, смолу и немного воды, Мортиша получила густую жидкость черного цвета.
  
   Она вполне прилично ложилась на поверхность листьев, не сворачивалась в процессе высыхания, не обсыпалась и не вытиралась, хорошо впитывалась в кисточку. То, что надо.
  
   Тщательно записав состав рецепта, Мортиша старательно заткнула деревянной пробкой бутылку, и продолжила экспериментировать дальше.
  
   Теперь, когда у нее есть все для письма (трогать блокнот и книгу, оставшиеся от вора не хотелось), дело пошло веселей, а исполнение данного себе обещания о приведении своей внешности в порядок шло семимильными шагами.
  
   ***
  
   Начать Мортиша решила с лака для ногтей. Желтых цветочков было много, энтузиазма тоже хватало, времени тем более. Лес исправно поставлял цветы, листья, кору, смолу и прочее. Теперь главное было понять, что с чем смешивать, а там, глядишь, и приемлемый результат появится.
  
  
   Потерев руки, мастер неведомой науки придвинула к себе лист, поправила кисточку в чернильнице из черепа мелкого грызуна, установленный на каменную подставку, покосилась на охапку цветов и разномастный инвентарь, и мысленно откашлялась.
  
   - Итак! Эксперимент номер двадцать три! Лак для ногтей, цвет "Солнечный взрыв". Если взять десять бутонов цветка орхидеи ярко-желтого цвета, растереть в кашу в ступке, после чего добавить пять капель смолы голубой сосны...
  
   ***
  
   Мортиша задумчиво поскребла лысый череп, прядая засушенными ушами. Перед ней на столе стояла бутылка, в которой на дне тягуче переливалась ярко-желтая, густая, как сироп, жидкость. Ее гордость и счастье - настоящий лак для ногтей. Рядом лежал маникюрный набор: самый маленький кинжальчик из всех ею найденных, несколько острых пластинок, ободранных с бока успевшего удрать броненосца, прекрасная плоская кисточка и то, что радовало просто неимоверно - несколько полосок из шкуры странной змеи, пойманной неделю назад. Грубой, шероховатой... она отлично заменит пилочки.
  
   Все это радовало глаз... и смущало душу. Оглядев фронт работ и печально поцокав языком, Мортиша взялась за кинжальчик и принялась аккуратно срезать заусенцы и наросты кожи. Работы предстояло много... а ведь надо еще и педикюр сделать!
  
   Полируя когти наждачной кожей, Мортиша поглядывала на приклеенный смолой к стене лист со списком, в котором она написала все свои цели на ближайший год. Возле пункта первого "Сделать маникюр" стояла твердая и уверенная галочка.
  
   ***
  
   Процесс наведения красоты шел медленно. Увы, тысяча лет, проведенная в гробу, никому не добавляет привлекательности.
  
   Мортиша отскребла кинжальчиком когти и отполировала наждачной кожей. Результат ей понравился: белесые коготки приобрели матовый блеск и ухоженный вид. После рук пришел черед ног, и вот здесь пришлось попотеть.
  
   Скрутившись в непонятную позу, вызвавшую бы зависть у любого гимнаста, Мортиша с кряхтеньем чистила когти на пальцах ног, подтачивая и обрезая кинжалом затупившиеся кончики. Отполировав их, принцесса с облегчением растянулась в ванной.
  
   Теперь следовало привести кожу в порядок. Откиснув и вдоволь наплескавшись, Мортиша взяла мочалку, которая все-таки получилась из высушенных плодов неизвестной пальмы, и принялась отскабливать с себя въевшуюся в кожу грязь и пыль.
  
   Мутная вода постепенно уносилась течением, Мортиша терла и терла твердое, как дерево, тело, пока кожа не стала поскрипывать. Мыло, конечно, здорово бы облегчило жизнь, вот только чудных пенных цветочков она так и не нашла.
  
   Свежевыстиранная ашутта висела на дереве, теперь принцесса не ленилась, устраивая каждые несколько дней постирушку. Накупавшись, Мортиша вылезла из ванны, угнездившись на валуне, притащенном с превеликими трудностями с края поляны. Очевидно, когда неведомые строители вырубали склеп, они вытащили каменюку и отодвинули в сторону. Может, этот камень им нужен был для чего-то, может нет... Мортишу это не интересовало. Главное было, что камень формой напоминал кресло. Не в точности, конечно, но что-то общее было.
  
   Погода на эту мебель не влияла, так что, теперь девушка вечерами сидела в нём, и созерцала закат. Сейчас она просто обсыхала и покрывала лаком когти. Ярко-желтый цвет в сочетании с черной кожей смотрелся очень авангардно, поднимая настроение. Долго он не держался, дня три - максимум, и что с того?
  
   Еще раз намажет!
  
   Окружающие поляну джунгли жили своей жизнью. Стрекотали насекомые, перекликались птицы, изредка слышался довольный рев крупных хищников, заваливших свой ужин, один раз кто-то пронесся мимо поляны, стуча копытами.
  
   Мортиша привычно не обращала на это внимания: странные и необычные звуки отвлекали ее только в первые несколько дней, с течением времени превратившись в привычный фон. Девушка помахивала руками, высушивая лак, и жаловалась сама себе:
  
   - С лаком я хорошо придумала, это да. Мочалки... тоже зачет. Теперь бы крем для увлажнения кожи... вот только где его взять? Да ещё в таких количествах? Эээээхххх... проблемка, однако...
  
   Взгляд упал на гладкую, словно отполированную и покрытую лаком кожу.
  
   - Дааа... увлажнять и увлажнять... и сама я... сухофрукт. Гм!
  
   Мортиша замерла, внимательно рассматривая собственную сухую руку, и чувствовала себя просто клинической идиоткой, не поддающейся никакому лечению.
  
   - Сухофрукт... нет, скорее вакуумная обработка. Как она там называется? Неважно... Что такое мумия? - Мортиша вскочила, принявшись мерить шагами полянку. - Мумия, это высушенное тело. Без воды. Только сухой остаток. Я тоже мумия... как восстанавливают сухофрукты? Напитывают водой. Значит... - взгляд девушки прикипел к ванне, - если я восстановлю необходимое количество воды в своем организме, то, теоретически, смогу выглядеть как человек, вернее, сидхе. Что для этого необходимо? Долго лежать в воде. Интересно, а пить получится? Горло такое, словно все слиплось. Значит... значит...
  
   Мортиша остановилась, задумчиво глядя на бегущую воду. Появился шанс стать нормальным существом, пусть и дохлым, но приятным на вид, а не этим сушеным безобразием. Времени, скорее всего, потребуется много, не месяц и не год... впрочем, кто ей может помешать?
  
   - Итак. Расписание такое: днем я учусь, пора вспоминать письменность, а ночью - отмокаю в ванной. Надо только подушку сделать... это несложно, сплету, как корзинку...
  
   Восходящая луна освещала своими лучами стоящий возле деревьев тощий силуэт, показывая его во всей неприглядной красе. Мортиша смотрела на огромный желтый диск, сияющий с темного, практически беззвездного сейчас неба, и медленно проговаривала про себя:
  
   - У меня всё получится. У меня всё получится. У меня всё получится...
  
   ***
   Валяясь в ванне и поглядывая сквозь воду на звездное небо, Мортиша размышляла о том, что психика пострадала куда сильнее, чем она думала. Прошло уже почти полгода, как она родилась (если можно это так назвать) в этом мире. Полгода. Достаточно большой срок.
  
   Что она делала все это время?
  
   Переживала стресс.
  
   Попадание в оживший неведомым образом труп привело к необратимым последствиям, теперь это было ясно видно. Разум отказывался признавать такое ужасающее положение, отвлекаясь на все, что угодно, только не на страшную реальность.
  
   Но теперь у неё появилась цель.
  
   - Итак, первое. Приведение своего тела в порядок, то есть, придание ему такого вида, чтобы нельзя было отличить от живого. Второе. Надо вспомнить язык сидхе и их письменность. Для начала и этого хватит, а там посмотрим... Третье. Раз я существую вопреки всем законам здравого смысла, надо извлечь из этого пользу. Судя по всему, здесь есть магия. Вывод? Я тоже продукт магического воздействия. Следствие? Я тоже могу пользоваться магией. Значит что?
  
   Мортиша неопределенно поболтала пальцами, следя, как поверхность воды идет волнами.
  
   - Значит, нужно попробовать найти свое магическое ядро, источник чакры или как оно там называется, тем более, от вора достались какие-то непонятные штучки, будет на чем тренироваться... ага... дальше. Следует решить вопрос с питанием. Оно необходимо или нет? Если необходимо, то как часто, что именно надо съесть, как это на меня повлияет? Возможности тела. Скорость, сила, чувства и так далее... надо делать опыты. Что еще?
  
   Принцесса смотрела на небо, пытаясь понять, что ей необходимо.
  
   - Психика. Надо заняться своей психикой. Судя по всему, выглядеть нормально я смогу не скоро, в одиночестве можно и крышей поехать, хотя она у меня и так протекает со страшной силой... значит? Значит, мне нужен кто-то, с кем можно общаться. Да. Вывод?
  
   Мортиша неопределенно хмыкнула, развеселившись.
  
   - Вывод. Мне нужен питомец.
  
  
  
  
   * - Имхотеп - персонаж фильма "Мумия".
  
   ** - устаревшая форма слова "красота".
  
  
  
  
  Глава 3.
  
  
   Определившись с глобальной целью, Мортиша как-то резко пришла в себя.
  
   Если раньше она иногда "зависала", металась, изобретала все, что угодно, чтобы отвлечься, то теперь она разом приняла всю эту странную реальность и свое местоположение в ней.
  
   Сразу стало легче. Ушли непонятные скачки настроения, приступы депрессии и бешеной активности, разум увидел свет в конце тоннеля. Теперь оставалось только проверить, есть ли у этого тоннеля выход, или это оптический обман?
  
   После долгих и плодотворных размышлений, Мортиша решила упорядочить свои занятия и составила план действий. Он был необременительным и с большими допусками, но именно так решался вопрос бесцельно потраченного времени.
  
   ***
  
   Ночь в тропиках наступает быстро. Нет длинного и плавного перехода, практически отсутствуют сумерки, просто заходит солнце, исчезают лучи света, и на мир обрушивается плотным покрывалом ночь. Бархатный мрак, расцвеченный бриллиантами звезд, огромным опалом большой луны и маленькой жемчужиной её спутника.
  
   Желтые и серебряные лучи ночных светил превращали лес в фантастический пейзаж, порожденный бурной фантазией гениального безумца. Причудливая игра светотени, ломаные линии, все оттенки черного...
  
   Мортиша лежала в ванне, разглядывая сквозь тонкий слой воды холодно сияющие звезды и предавалась размышлениям, все равно больше делать было нечего, обязательную медитацию она уже провела, а повторять ее настроения почему-то не было.
  
   - Дааа... какая всё-таки живучая тварь человек! Как говорится, ко всему привыкает, даже к виселице: подёргается, подёргается, и успокоится! Вот и я... успокоилась. Впрочем... - Мортиша слегка повернула голову, глядя в другую сторону, - впрочем, если здраво подумать, то в моём состоянии можно найти столько положительных моментов! Каких? Ну, например, самый главный. Бессмертие. Условное... почему условное? Ну, наверное, потому, что я не знаю, можно ли меня убить. Убить мертвого... нет, так некрасиво, условно живого... тоже не то. Существо с неопределенным статусом существования... хе! Звучит!
  
   Над полянкой промелькнула чья-то тень, и Мортиша бросила в сторону качнувшихся ветвей острый взгляд. Нечто шебуршилось, хлопая крыльями и умащиваясь на ночлег. Убедившись, что птица не собирается срываться с удачно обнаруженной ветки, принцесса продолжила рассуждения.
  
   - Дальше... бессмертие. Потом... отсутствие голода. Вот, кстати, непонятка. Судя по всем прочитанным мной книгам, пусть и фантастическим, мне требуется источник энергии. Я просто обязана ломиться в сторону ближайшего жилья и с ревом радости ловить и пожирать его обитателей. Можно в муках, для них, для разнообразия... вот только этих симптомов нет. Пока нет или совсем нет? Тоже неизвестно... Ещё... не болею. Ранить нельзя, все зарастает. Хм...
  
   Мортиша вновь перевернулась, взбаламутив воду и умащиваясь поудобнее. Почесав машинально нос, уставилась на маленькую луну, карабкающуюся по темному бархату неба. Как она, наконец, вспомнила, их называли Царственными Супругами.
  
   Азур - ярко-желтая луна, и его супруга - Изуми.
  
   Маленький кусочек информации, неожиданно всплывший на поверхность из зыбучих песков воспоминаний, оставшихся от предыдущей владелицы тела. А солнце называлось Миэрь.
  
   Мортиша некоторое время глазела на лес, пытаясь угадать, на что похоже то или иное переплетение веток, но вскоре очнулась.
  
   - Ладно... на чем я остановилась... Ах, да, плюшки. Скорость. Ну, что сказать, я посто Супер-вумен! Шустрая, как электровеник! И сильная, это да! Теперь осталось одеть бронелифчик и красные труселя, и - дело в шляпе! Хе! Ах, да, и губы намазать! Чмок! Что еще?.. Усталости не чувствую, здоровье - отменное... Мда. Ладно, теперь можно и помедитировать...
  
   Звезды равнодушно светили с неба, глядя на сюрреалистическую картинку: джунгли, поляна, ручеек у корней деревьев, с вкопанной в землю ванной, в которой валялась высшая нежить, в попытках приобрести не столь пугающий облик.
  
   ***
   Дни полетели один за другим. Ночами Мортиша валялась в ванне, изображая огурец в маринаде, а днем исследовала свое тело и его возможности, занималась прикладной алхимией, пыталась, и небезуспешно, вспоминать речь и письменность сидхе.
  
   Возможности тела действительно потрясали. Сравнить было не с чем, все олимпийские рекорды меркли перед невероятной реальностью, разве что герои комиксов могли составить конкуренцию. Невероятная скорость - Мортиша запросто обгоняла различных зверей и ловила насекомых на лету. Ловкость - о такой координации движений можно было только мечтать. Зрение - орлиное отдыхает. Слух - любой звук на выбор на расстоянии примерно полукилометра при желании. Грузоподъемность: пара центнеров - без проблем, если больше, то с напрягом.
  
   Невероятные качества. Однако, изменения касались не только тела, разум тоже изменился. Память стала практически идеальной, Мортиша постепенно вспоминала всю свою жизнь в невероятных подробностях, еще немного, и она вспомнит свой первый крик.
  
   Также, постепенно она стала вспоминать жизнь Аиллии: пока что смутно, маленькими кусочками, но процесс пошел, и прерывать его Мортиша не собиралась.
  
   ***
   Попытки смешать разное и получить нужное также постепенно становились все удачнее. Теперь, когда перед Мортишей замаячил свет в конце тоннеля (правда тоннель все не заканчивался и не заканчивался), применение очумелых ручек к разной бурде приобрело стройность и систему. Получение лака для ногтей стало первой ласточкой на поприще алхимии.
  
   Будучи девушкой креативной, и в чем-то даже прогрессивной, Мортиша совершенно не собиралась ограничиваться одним-единственным цветом. Ведь есть страстный алый, загадочный фиолетовый, умиротворяющий зеленый... В мире столько ярких красок!
  
   Кроме того, после недельного приема ванн, до принцессы дошло, что этого будет маловато. Да, насколько можно понять, ее затея имеет все шансы на успех. Но! Ее совершенно не устраивало, что в результате напитывания влагой могут появиться следующие проблемы: растяжки, морщины, мелкие разрывы кожи, вздутия, и прочая, прочая, прочая...
  
   Перед Мортишей встала во весь рост проблема.
  
   Как и из чего сделать крем для увлажнения кожи?
  
   ****
  
   Проблема была нешуточной. И состояла она совершенно не в том, что девушка не помнила рецепт. Отнюдь! Память выдала прорву вариантов, но у них всех был один огромнейший недостаток: ингредиенты. Масла: оливковое, из виноградных косточек, арахисовое и кунжутное, тыквенное и из зародышей пшеницы... Эфирные масла: лимонное, апельсиновое, чайное, пихтовое... продолжать можно очень долго. Белая амбра или спермацет. Воск. Лекарственные травы.
  
   Все это можно было купить не напрягаясь в обычном супермаркете, аптеке, заказать по интернету... Все блага цивилизации, которые отсутствовали в этой глухомани. И в ближайшее тысячелетие появляться не вздумают, это как пить дать!
  
   Здраво рассуждая, можно сделать попытку заменить необходимое аналогами, но тут опять-таки проблема. Где взять масло? Самое обычное масло, которое есть в любом доме? Сделать! Легко сказать, но для этого необходим пресс, это первое, а второе, необходимо то, что будут давить. То есть, семена с высоким содержанием жиров.
  
   Подсолнечник и кунжут, ау! Где вы, родимые, отзовитесь! Нету?! Как же так?! Да вот как-то так!
  
   Валяясь в очередной раз в воде, Мортиша уныло пялилась в ночную темноту, ломая себе мозг в попытках придумать хоть что-то, но, увы, ничего подходящего в голову не лезло. Может здесь и есть такие растения, вот только она их не знает. Искать целенаправленно... а вдруг не сезон?
  
   Промаявшись пару часов, было принято единственно верное решение: найти целебные травы, и пойти на охоту. Из трав она будет делать отвары, купаться в них, обтираться. Охота принесет ей жир, в смеси с травами будет мазь. Наполеоновские планы по промышленному изготовлению косметики прервала здравая мысль, вклинившаяся в этот дурдом:
  
   - Так это что, мне еще и посуду лепить и обжигать придеться?! А глину где взять?!
  
   Распластавшись на дне, Мортиша очумело смотрела на насмешливо сияющие звезды. Опять проблема! В обшаренных ею склепах и домике не было ничего такого, что можно использовать вместо котелка. Совершенно! Прибить кого-то крупного и использовать вместо посуды череп? Это идея, но кости обычно огнеупорными не являются, хотя, тут такие мутанты, что все может быть. Выдолбить каменный казан? Можно, но вот будет ли он греть? Вернее, греть то он будет, но сколько на это уйдет дров? Кроме того, не все камни подойдут, они от нагрева трескаются...
  
   Вконец измучившись, Мортиша философски пожала плечами.
  
   - Надо идти на охоту. Авось повезёт!
  
   ***
   - Даа... что-то авось не срабатывает!
  
   Уцепившись за одну ветку и стоя на другой, девушка осматривала джунгли, насколько это было возможно. Ну что поделать, это ее первая охота, то, что было раньше, не в счет. Сейчас она охотится на... на то, что попадется. Вот только это что-то попадаться не спешило.
  
   - Что ж я делаю не так?
  
   Задумчиво поскребя когтем ухо, Мортиша глубокомысленно уставилась на проходящую как раз под этим деревом тропу, ведущую к водопою. В теории это означало, что рано или поздно (лучше рано) какие-нибудь животные попрутся стойными рядами утолить жажду. И тогда наступит её звездный час!
  
   В реальности же девушка сидела уже где-то с пару часов, судя по внутреннему ощущению, хоть оно у неё и хромало, и никто так и протопал к приятно журчащему ручейку.
  
   - Может, сейчас у них сиеста? А что! Солнце, тьфу, Миэрь, жарит, все порядочные животные попрятались и отдыхают... и что делать?
  
   Миэрь медленно катилась по небосводу, тени становились все длиннее и гуще, а по тропе так никто и не шел. Мортиша сидела на ветке, рассматривала пейзажи и предавалась меланхолии, все больше раздражаясь с каждым часом, проведенным в засаде.
  
   Нарастающая ярость все больше окутывала угловатую фигуру, надежно отвращая от тропы всех желающих напиться. Злобно махнув рукой, и едва не навернувшись при этом с высоты, принцесса соскочила с ветки и направилась домой, бурча себе под нос. Остановившись, Мортиша прикрыла глаза, и попыталась мысленно выдохнуть окутывающее ее бешенство.
  
   - Чтоб тебя! - резкое движение руки,- и оказавшийся на пути куст стремительно увял, теряя почерневшие и скрючившиеся листочки. Девушка потрясенно потыкала облетающие на глазах ветви.
  
   - Однако... это как?
  
   Застыв, как изваяние, Мортиша время от времени трогала словно обугленные ветви, размышляя о том, что произошло. Она, конечно, и раньше понимала, что находится в мире, где есть магия. В поддержку этого факта выступало множество доказательств, включая собственное существование, однако, знать это одно, а быть уверенной - это другое.
  
   Вот такой странный выверт человеческой психики.
  
   Мортиша пыталась как-то протестировать себя на магические способности, вот только ничего не выходило. Амулеты не работали, светильники не зажигались, молнии не гремели... Ничего, в общем, не происходило. А тут...
  
   Принцесса внимательно, по миллиметру осмотрела умерший скоропостижной смертью кустик, отмечая совершенно сухие ветви, скрученные, стремительно опадающие листья... было полное впечатление, что растение просто стремительно состарилось и засохло.
  
   Направляясь к дому (а склеп уже давно стал ассоциироваться именно с домом), Мортиша усиленно шевелила извилинами. Значит, магия в ней все-таки присутствует! Только с отрицательным знаком, но это понятно, все-таки она теперь лич, врядли сможет цветочки выращивать. Кроме того, вспомнился съеденный жук, все также стоящий на столике памятником самому себе. Это тоже было... того, в общем. Ну вот это самое.
  
   ***
   Случайно обнаруженные магические способности тут же направили энтузиазм Мортиши в нужное русло. Она готова была исследовать их часами... знать бы еще как. Ни воспоминаний о данном процессе, ни учебника, ни даже завалящей методички.
  
   Пришлось напрячь серое вещество и исследовать проклюнувшуюся магию методом тыка.
  
   Выглядело это следующим образом...
  
   - Испытание номер один! Смертельное дыхание. В качестве подопытного - куст. Хха!
  
   Мысленно выдохнув заботливо накопленный негатив, Мортиша полюбовалась эпической гибелью части куста.
  
   - Мда... маловато будет. А если так? Испытание номер два, то же и то же. Ххха!
  
   На этот раз было лучше. Куст не только засох, но и слегка осыпался пеплом. Или прахом... Принцесса задумчиво покивала.
  
   - Однако... Вывод: размер области поражения зависит от количества накопленной негативной энергии. Оп-па! Какая я умная! Хе! Продолжим!
  
   Тропинка, ведущая к домику-убежищу постепенно расширялась, Мортиша истребляла кусты со все возрастающим энтузиазмом, зверье мудро откочевало подальше от передвижной аномалии... Все было прекрасно, пока на пятый день испытаний приобретенной способности принцесса не высушила небольшое деревце, рухнувшее под тяжестью кроны.
  
   Мортиша остановилась, уважительно погладив себя по лысой голове и восторгаясь своим гением, после чего уже нацелилась на стоящее рядом еще одно дерево, побольше размером, как пришлось замереть от дикого изумления.
  
   У мумии голодно заурчало в желудке.
  
   Изумленно выпучив глаза, Мортиша застыла на месте, глядя на буквально прилипший к позвоночнику живот. Точнее место, где он когда-то был.
  
   - Ээээ?
  
   Осмотрев и даже ощупав неожиданно подавшее признаки жизни место, девушка развернулась и потопала домой. Такое жуткое нервное потрясение следовало обдумать.
  
   Выглядела ситуация странно. Даже очень. В высохшем до деревянного состояния теле бурчать было попросту нечему, однако ощущение было именно такое. Голодный, пустой желудок, истекающий соками и требовательно заявляющий о своих нуждах...
  
   Мортиша даже потерла беспокоящее место.
  
   - Может, это как фантомные боли? - неуверенно пробормотала она про себя. Надежды на то, что желудок ожил, не было. За два месяца валяния в ванне немного напиталась кожа, и всё. То, что высушивалось годами и веками, не привести в порядок просто так. Процесс восстановления предполагался долгим и нудным.
  
   Промаявшись некоторое время, Мортиша так и не пришла ни к какому выводу, и просто решила смотреть, что будет дальше.
  
   Дни тянулись, как жевательная резинка, прилипшая к подошве. Каждый день принцесса тренировалась уничтожать кусты, рыскала в поисках полезных травок, пыталась охотиться, отмокала в воде. С каждым днем ощущение бурчащего желудка все сильнее усиливалось, от чего у Мортиши начал резко портится характер.
  
   Ничего не радовало. И луны не такие, и солнце отвратное, и трава не попадается, и вообще! Ярость и злоба просто распирали, так что животные убегали, почуяв ее за километр, кусты рассыпались в пепел от одного взгляда, трава просто выгорала в руках, щебет птиц бесил до невозможности.
  
   Хотелось жрать.
  
   Чавкать, хрустеть костями, слизывать выступающий мясной сок, раздирать тушки на части, вгрызаться в сочащиеся кровью куски... и дико хотелось сладкого. Конфетки, пирожные, варенье и мармелад, рахат-лукум, шоколад и зефир... Они плавали перед глазами, кружась разноцветным хороводом, маня яркими красками и завлекательными запахами, сводя девушку с ума. Когда перед вылетевшей из ванны Мортишей появился мираж в виде огромного, заваленного едой стола, увенчанного многоэтажным тортом... джунгли сотряслись от дикого ментального рева.
  
   Очнулась принцесса стоя перед высушенными до состояния скелетов остатками небольшого стада лорсов, с вырванными с корнем рогами в руках. Судя по всему, лесному красавцу с его гаремом не повезло. Бык и три самочки закончили свое существование, не успев удрать от голодного лича.
  
   Мортиша повертела роскошные, раскидистые рога перед глазами, после чего тяжело села на поваленный в результате борьбы за жизнь ствол какого-то дерева.
  
   Настроение было прекрасным. Мелодично чирикали птички, голубое небо радовало глаз, деревья шуршали листвой как-то особенно убаюкивающе... клонило в сон. Поймав себя на том, что практически зевает, Мортиша развернулась, и слегка пошатываясь, бодро поковыляла в сторону дома, волоча трофей.
  
   Тропа извивалась под ногами, склеп манил к себе все сильней, завлекая устроенной в глубине постелью из нескольких охапок душистого сена, покрытого одеялом, оставшимся от воришки.
  
   Последний километр Мортиша шла практически на автопилоте, ничего не соображая от навалившейся сонной одури. Бросив возле входа рога, принцесса заползла в склеп, закрыла дверь, и из последних сил потащилась по коридору.
  
   Свалив по пути вешалку, и едва не опрокинув стол, она доковыляла до импровизированной кровати, и рухнула, как подрубленное бревно. Сон накрыл измученное сознание тёмным покрывалом, и Мортиша провалилась в беспамятство.
  
   ***
   -Ммммм... ооооо... ыыыыы...
  
   Мортиша сонно потягивалась, нежась на импровизированном тюфяке. Сознание впало в кому, отказываясь подавать хоть какие-то признаки жизни, а тело... телу было хорошо. Ничего не болело и не ныло, было тепло и не слишком мягко, как раз так, как она любила, комары не кусали и не зудели над ухом, мешая вкушать сны... будильник не трезвонил, намекая, что пора бы поднять свою ленивую задницу и топать на работу.
  
   - Выходной... хорошо-то как!!!
  
   Мортиша натянула на себя одеяло, умащиваясь поудобнее.
  
   - Мда... какая фигня мне приснилась...
  
   Девушка с трудом разлепила один глаз и вылупилась на когтистую черную конечность.
  
   - Значит, не сон... - убито констатировала Мортиша, задумчиво уставившись в потолок.
  
   Состояние было странным. Воистину странным. С одной стороны - она все также находится в теле мумии. С другой - такое впечатление, что это самое тело начало подавать признаки жизни. Было полное ощущение сытости, того самого ленивого состояния, наступающего после плотного, вкусного обеда. Истома и лень...
  
   Но не только они. Еще было странное ощущение, словно в ней открылось... нечто. Как будто в неработающей отопительной системе, с забитыми, высохшими трубами и давно потухшим котлом навели порядок, вычистив наслоения ржавчины и убрав мусор, и теперь рачительные хозяева потихоньку заливают воду, готовясь к сезону.
  
   Казалось, что по венам и артериям начинает по капле просачиваться то ли кровь, то ли энергия... вот только было ее очень мало.
  
   - Ясно... вот и получен ответ на вопрос: жрать или не жрать? Однозначно, жрать! И растительная пища мне совершенно не подходит... Что ж! Не будем предаваться унынию, лучше устроить праздник! Итак, план таков: пристроить трофей, заняться, наконец, изготовлением мебели, а на закуску посещение салона красоты. Сегодня у меня в программе алый!
  
   Вскочив, Мортиша принялась претворять планы в жизнь. Первым делом она убрала соломенное ложе и вытряхнула одеяло. Потом навела порядок в месте, отведенном под лабораторию: расставила все по полочкам, ненужное выкинула, готовое подписала и убрала в отдельный шкаф.
  
   После этого наступил черед мебели. Мортиша возмечтала о кровати. Большом, мягком, широком ложе, на котором можно вкушать сладкие сны, валяться в свое удовольствие, нежиться...
  
   Единственное, что смущало - отсутствие инструментов для изготовления ее мечты. Пилы, топоры, гвозди и молоток... все это отсутствовало. Оставался только один способ заиметь данный предмет мебели - найти.
  
   Естественно, Мортиша вовсе не считала, что она найдет последи леса мебельный магазин, или что у кого-то в склепе заведется данная роскошь. Совсем нет. Но имелся шанс найти что-то подходящее для разборки и последующей переделки в нужную конструкцию. Спать на сене было неплохо, но немного не комильфо. Все-таки, она благородного происхождения, надо соответствовать...
  
   Мортиша вышла на полянку, прикрыла глаза и сосредоточилась. Свой склеп она могла найти на любом расстоянии, чуя его за километры. Из этого можно было сделать вывод, что если сосредоточится не на нём, а на других источниках энергии смерти, то можно получить результат.
  
   Частично эта теория получила подтверждение, к найденным ранее захоронениям её вело странное и смутное ощущение типа слабого зова. Пришло время раскрыть свой дар на полную катушку.
  
   Мортиша сосредоточилась, представляя, как исходящая из нее энергия распространяется вокруг, накрывая джунгли своеобразной сеткой. Деревья, сгустки живой энергии, бегающие, летающие и плавающие по своим делам, ручьи, небольшое озерцо (надо взять назаметку), и... что это?
  
   Одно, два, три странных места, "пахнущих" похоже на её дом. И еще один, только очень слабенький источник "запаха". Ограбили, что ли? Мортиша постаралась запомнить, где расположены вероятные захоронения и почесала в склеп за большой корзиной. Если там найдется что-то нужное, она не потеряет время бегая туда и обратно.
  
   ***
   Первым делом Мортиша посетила самый слабый источник, так как он находился ближе всего. Как она и подозревала, это оказался выпотрошенный и выскобленный до блеска очень старый склеп. Видимо воры взламывали охранные чары не обращая ни на что внимания, и результат был закономерен: голые стены и пол, покрытые глубокими трещинами, от гроба осталось только три стенки, в которых были остатки логова каких-то лесных жителей, все остальное было разбито на части. Везде пыль, толстенным слоем покрывающая все поверхности, грязь, остатки чьих-то завтраков и обедов, а также кучи того, во что превратились эти самые завтраки и обеды, разруха и запустение.
  
   Бегло осмотрев эту помойку, Мортиша с огромным удовольствием ее покинула, брезгливо отряхнув босые ноги от налипшей пыли, и направилась в сторону других захоронений.
  
   ***
   - Ваааа...
  
   Мортиша потрясенно смотрела на раскуроченную дверь, валяющуюся на расстоянии примерно трех метров от входа в погребальную камеру. Судя по повреждениям, ее выбили, причем выбили изнутри. Толстое, сантиметров в тридцать тяжелое, монолитное деревянное полотно, окованное металлическими полосами, с засовом, способным остановить слона (причем с наружной стороны), массивными петлями и огромным амбарным замком.
  
   Кто-то явно не хотел, чтобы обитатель склепа вылез наружу. Этот некто предпринял большие усилия для воплощения этого желания, вложил средства, время, магию (Мортиша чувствовала странный фон, исходящий от двери) и... обломался.
  
   Некто всё-таки вылез.
  
   И здесь возникал один вопрос: он сам вылез... или кто-то помог?
  
   Нервно вздрогнув, Мортиша завертела головой, рассматривая окружающее пространство в попытке понять, когда был взлом, и кто это проделал. Подойдя ближе, она наклонилась над дверью, осторожно касаясь поверхности кончиками когтей.
  
   Было полное впечатление, что ее выбили тараном. Огромная вмятина, от которой во все стороны расползались трещины, выглядевшая как отпечаток чьей-то лапы. Мортиша приложила в центр вмятины ладонь и недовольно поморщилась: отпечаток был больше раза в два, не меньше. Пальцы, след от когтей... Осмотр проема тоже добавил вопросов. На верхней части были борозды, словно от костлявого хребта. Это нервировало.
  
   Единственное, что утешало: повреждения были достаточно старыми.
  
   - Блин... что ж оттуда вылезло? Дракон, что ли? - осекшись, Мортиша в ужасе зажала себе рот. - Чур меня... чур... тьфу-тьфу, чтоб не сглазить!
  
   Постучав о дверь и росшее рядом деревцо, Мортиша нервно заозиралась. Следов никаких не было, может чудище как удрало, так и не возвращалось? Она осторожно сделала шаг к входу, пытаясь уловить, есть ли там хоть что-то живое. Или не-живое, хотя лучше, чтоб оно было вовсе даже дохлым!
  
   ***
   Разведка также принесла одни разочарования. Неведомая зверушка разнесла все что могла и не могла, после чего выбила дверь и удрала навстречу свободе. И так скудная обстановка превратилась в мелкое крошево, ни на что не годное. Вздохнув, Мортиша осторожно выскользнула из проема, подхватила корзинку и спешно направилась к следующему объекту.
  
   Добежав в рекордные сроки, принцесса потрясенно вылупилась на доселе невиданное зрелище: целый, не взломанный склеп. Это было настолько непривычно и дико, что Мортиша даже машинально протерла глаза.
  
   Ей не мерещилось. Дверь была целой, стояла на одном месте, полянка чистая...
  
   Судя по всему, от разграбления склеп спасла банальность - неудобное для поисков местоположение. Несколько скал, наполовину утонувшие в твердой, каменистой земле, с проросшими в щелях растениями и деревьями, делали вход незаметным. Мортише пришлось потрудиться, чтобы разобраться где именно находится дверь и очистить ее от растений.
  
   - Неужели такое бывает? - скептически почесав ухо, Мортиша озадаченно рассматривала препятствие в виде странной печати, торчащей, как прыщ на лбу посреди дверного полотна. Жаба в душе боролась с осторожностью. Хомяк кайфовал от того предполагаемого количества трофеев, которые она уволочет с собой, осторожность робко намекала на опасность магических средств защиты, упирая на наносимый ими организму вред.
  
   - Какой, на фиг, вред! Я и так давно ласты склеила! - буркнула принцесса, вооружаясь длинной толстой палкой. Корзину она отставила от греха подальше, и теперь примеривалась, как открыть дверь, и не нарваться на что-то нехорошее.
  
   Потыкав печать и не добившись в ответ ничего, Мортиша постояла в раздумьях, потом плюнула на это дело и, решительно откинув палку, пнула дверь изо-всех сил.
  
   Вырвавшиеся из небольших металлических кружков, равномерно расположенных по косяку молнии с треском впились в засушенное тело, отбрасывая его к росшим в отдалении могучим деревьям и впечатывая в первый попавшийся на пути летуньи ствол.
  
   Последнее, что увидела Мортиша перед тем, как шмякнуться об препятствие и потерять сознание - целые стаи разноцветных звездочек.
  
   ***
  
   - Ээээээхххх... ы... ыыыыы... кхе!
  
   Даааа, давненько она не испытывала таких ощущений! С трудом разлепив пальцами левый глаз, Мортиша предприняла попытку рассмотреть где она, и вообще...
  
   Соображалось с трудом. Голова гудела как набатный колокол, глаз смотрел куда угодно, только не прямо, второй вообще не подавал признаки жизни. Приподняв первую попавшуюся конечность, Мортиша увидела, как пальцы сводит судорогой, заставляющей дергаться, как лягушка в гальванических опытах.
  
   Тело до сих пор трясло, а ведь уже ночь! Интересно, сколько она провалялась в отрубе? Несколько часов, ведь под удар она попала днем? Или больше? Сутки... может, двое... ответов на этот вопрос не было, да и не в том была Мортиша состоянии, чтобы о чем-то волноваться.
  
   В голове было пусто, должно быть мысли передохли, как тараканы, от этого электрического удара. Девушка слегка завозилась, пытаясь подняться, но только сделала хуже: сознание помутилось, оставив ее валяться под деревом. Сил на то, чтобы куда-то залезть не было. С трудом шевелясь, Мортиша заползла в своеобразное логово, образованное несколькими плотно растущими деревьями, нагребла на себя листву и отрубилась.
  
  
  
  Глава 4.
  
  
  
   Ветер тихо перебирал длинные листья, свисающие с лиан, время от времени кружа падающим красавцем. Толстая подстилка из травы и слежавшейся листвы мягко пружинила под лапами броненосца, осторожно крадущегося к странно пахнущей куче между несколькими деревьями. Запах был... непонятен.
  
   Пахло странно. Старыми, высушенными и выбеленными лучами Миэрь костями, с которых уже давно сгрызли все мясо и, одновременно, тянуло сладковатым душком подпаленной плоти. И еще ощутимо тянуло дымком.
  
   В носу животного засвербело и броненосец, не удержавшись, чихнул, потирая пострадавшее место. Покружив еще какое-то время вокруг, он не выдержал, и осторожно направился к манящему источнику запахов.
  
   Ароматы манили, притягивая и будоража желудок, навевая весьма приятные ассоциации... впрочем, не только ему. Огромные, басовито гудящие хрешша, трепеща прозрачными крылышками мерно кружили над источником пикантных запахов, высматривая место для посадки. Здоровенные насекомые, похожие на летающие волосатые шарики с фасетчатыми глазами были первым признаком того, что нечто, укрытое горкой листьев может быть съедобно, и даже очень: на залежалую падаль они внимания не обращали, также, как и на обглоданные скелеты и цветы дурмана, воняющие на весь лес тухлым мясом в период цветения.
  
   Уж на что звери, живущие в данной местности были неприхотливы, и то при появлении бордовых, мясистых бутонов, щедро украшающих колючие лианы, они тут же мигрировали куда подальше, опасаясь возвращаться до того чудесного момента, когда засохнет и отвалится последний цветок.
  
   Куча была совершенно неподвижна, попыток сбежать не делала... Броненосец подкрался к пикантно пахнущим листьям и, осторожно протянув лапу с невероятно длинными прямыми когтями, на пробу поскреб их, и отскочил. Потревоженные хрешша загудели, снявшись с посадочной площадки и взлетая в воздух. Снова кружение и наблюдение... убедившись, что опасности нет, зверь подошел к куче и уткнулся в нее носом, вынюхивая все подробно.
  
   Поворошив листья, броненосец осмелел, уткнулся носом еще глубже... тощее непонятное нечто одним молниеносным движением схватило его за морду, пробив когтями чешую, и впиваясь глубоко в плоть.
  
   Издав полузадушенный визг броненосец дернулся и странно застыл. Тело медленно стало усыхать... посыпалась с боков крупная чешуя, кожа стала обвисать складками, истончаясь на глазах; длинный розовый нос, влажный и подвижный, высох, растрескавшись, как земля в засуху.
  
   Через минуту все было кончено: от мощного, упитанного зверя остался только скелет, болтающийся в огромной обвисшей шкуре. Отброшенный одним сильным толчком броненосец, точнее то, что от него осталось, приземлился на другом краю поляны, а рука, поболтав в воздухе пальцами вытянулась вертикально и застыла, как флагшток. Через минуту к ней присоединилась вторая, также застыв. Хрешша все также жужжали, недовольно наворачивая круги. Через минуту, успокоившись, они вновь приземлились на листья. Парочка самых наглых уселась на воздетые вверх руки.
  
   Поторчав некоторое время абсолютно без движения, руки неожиданно хищно согнули пальцы и словно потянулись вперед, вытаскивая на свет божий все остальное.
  
   Медленно, величаво, словно вампир во второсортном ужастике начала эры кинематографа, Мортиша поднялась из кучи листвы, принимая сидячее положение. Вид у лича был... потрепанный. Одно ухо гордо торчало вверх, целясь острым кончиком в небо, а второе почему-то приняло горизонтальное положение, четко параллельное плечу. Темная кожа украсилась ожоговыми волдырями, а также парочкой ран, в настоящий момент неторопливо зарастающих прямо под взглядом внимательных глаз. Украшения, с которыми Мортиша была не в силах расстаться, покрылись слоем сажи, от кожи вкусно тянуло дымком, как от подкопченного куска свинины.
  
   - Если после сорока у вас ничего не болит - поздравляем, вы - умерли! А если после тысячи у вас болит всё - соболезнуем! Вы - ожили!
  
   Внутренний монолог прервало странное, еле слышное сипение, услышав которое Мортиша неверяще выпучила глаза. У неё голос прорезался?!
  
   Лич попыталась сделать вдох, представляя, как вот сейчас, вот сию же минуту расправятся высохшие легкие, наберут вдоволь сладкого, пахнущего перепрелой травой и листьями воздуха, а после, выдохнув, она сможет произнести... произнести... неважно что, хоть какое-то мычание!
  
   Жизнь вновь сурово показала, как прекрасна и неожиданна птица обломинго: как Мортиша ни старалась, ни вдох, ни выдох абсолютно не получались. Если высохшее и слипшееся горло и расправилось, то диаметр трахеи был настолько микроскопическим, что его смело можно было игнорировать.
  
   Сипение же получилось... непонятно почему оно вообще получилось. Однако, оно было и этот факт радовал неимоверно. Даже если она сможет протолкнуть в горло одну-единственную каплю воды в сутки, это уже прогресс и небывалое достижение. Ведь самое главное - начать...
  
   Почесав смотрящее в зенит ухо и попытавшись выправить торчащее в сторону, в чем потерпела сокрушительное поражение, Мортиша ленивыми движениями принялась разгребать листья, хмыкнув при взгляде на стайку устрашающего размера волосатых мух, кружащихся над головой.
  
   - Кыш, пернатые, всю грудь истоптали...
  
   Выкопавшись, лич с ясно слышимым скрипом суставов поднялась на ноги и разогнулась, схватившись обеими руками за поясницу:
  
   - Оооооххх... годы мои тяжкие...
  
   Суставы протестовали, ясно намекая, что им не по нраву попадать под каскад молний. Это вредно для здоровья, вообще-то...
  
   Мортиша была полностью согласна со своим организмом, только вот что она могла поделать? Знаний никаких, учебников тоже нет, да и никто не спешит вылазить из-под куста с предложением дружбы и учебы. Пичалька, однако...
  
   Дверь склепа все также стояла гостеприимно приоткрытой, маня неизведанным. У Мортиши даже зачесалась пятая точка от желания немедленно туда ринуться и всласть пограбить нетронутое содержимое. Останавливало души прекрасные порывы только воспоминание о том, как в тело впивалась очередная самонаводящаяся молния, летящая прямо в цель со сверхзвуковой скоростью.
  
   - Мда... как говорится: и хочется, и колется, и мама не велит! И что делать? Снова поработать громоотводом? Нетушки! Шоковая электротерапия хороша в меру, я ведь не шизик из викторианского дурдома, чтоб опыты на мне ставить!
  
   Задумчиво почесавшись, Мортиша вздохнула и принялась приседать, нещадно скрипя коленями.
  
   - Раз-два... раз-два...
  
   С каждым разом скрип становился все менее слышным и это обнадеживало. С такими звуковыми эффектами и думать было невозможно о бесшумности, скрытности и удачной охоте. Мысли, свернувшие на добычу, неожиданно подсказали решение проблемы.
  
   - Хм! А если запустить живца?
  
   Застыв, лич уставилась на вход в местное Эльдорадо.
  
   - Поймать кого-то, запихнуть в коридор, напугать так, чтобы побежал туда, а не обратно, и при этом ласты не склеил от ужаса... Как вам идея, Ватсон? Гениально, Холмс! Тааак...
  
   Мортиша отмерла и принялась внимательно сканировать окружающее ее пространство на предмет подходящего экземпляра.
  
   - Цыпа-цыпа-цыпа... иди к мамочке...
  
   Мелкого зверья было полно. Они ползали, бегали, скакали и прятались, играя в самую увлекательную игру под названием "выживание". Теперь надо было только поймать парочку экземпляров, запихнуть в коридор и посмотреть, что из этой идеи выйдет.
  
   - Итак! Мне нужны добровольцы: ты, ты, и ты!
  
   ***
  
   Застыв, Мортиша стояла под деревом, напряженно следя, как к ней медленно подкрадывается небольшой пушистый зверек, чем-то смахивающий на морскую свинку. Грызун осторожно нюхал воздух, делал крохотные шаги, и постоянно дергался, как припадочный, вздрагивая от каждого звука.
  
   - Ну, же... еще шажок... еще... иииии...
  
   Аккуратный удар палкой, просвистевшей в воздухе так быстро, что ее практически не было видно, погрузил зверька в беспамятство. Мортиша подобрала тушку, захватила его товарищей, павших в неравном бою ранее, и направилась к склепу. Одного зверька она обмотала тонкими побегами лианы, как мумию, остальных пятерых забросила в коридор и прикрыла немного дверь. Теперь только требовалось подождать, когда подопытные очнутся.
  
   Вскоре зверюшки зашевелились, дергая лапами и глядя разъезжающимися в разные стороны глазами. Головы у них должны были болеть немилосердно...
  
   Хмыкнув, Мортиша затопала ногами и захлопала в ладоши, испуская слабенькую жажду крови. Эффект был потрясающий. Грызуны, завизжав от ужаса, ломанулись вглубь склепа, пытаясь спастись от неведомой напасти.
  
   Некоторое время все было тихо, Мортиша даже решила, что её просто обуяла паранойя, все ж таки молнией долбануло, и не одной... Неожиданно раздался еле слышный хлопок, потом другой... Еще через минуту что-то упало с грохотом, и вновь воцарилась тишина.
  
   - Ну, что, красавчик, наш выход?
  
   Мортиша обвязала яростно извивающегося в руках грызуна гибким побегом лианы на манер шлейки, которую надевают на щенков, только на все четыре лапы, после чего привязала другой конец к заранее выломанной длинной ровной ветке. Получилась импровизированная удочка с леской и живцом. Или, скорее, миноискатель.
  
   Длина ветки была приличной, что-то около двух метров, этого должно было хватить, чтобы самой не попасть под удар. Не хотелось вновь испытать на своей шкуре те дивные ощущения, очень не хотелось. У нее и так одно ухо никак не примет нужное положение, хорошо хоть раны заросли... Пусть она и не чувствует боли, а если чувствует, то как-то странно, но попадать в ловушки не хочется.
  
   Мортиша взяла удочку наизготовку, сконцентрировалась, и сделала шаг вперед.
  
   - Рубикон пройден...
  
   ***
   Шажок... еще шажок... и еще... Мортиша двигалась медленно, внимательнейшим образом осматривая окружающее ее пространство перед тем, как продвинуться еще на длину ступни. Спешить было некуда, она ведь не живое существо, чтобы страдать от голода, холода или усталости. Грызун недовольно пищал, извиваясь в своих путах, изо-всех сил высказывая свое мнение насчет происходящего.
  
   Этот склеп отличался от виденных ранее. Грубые, не выглаженные как обычно стены. Причем, гранитные, а не обсидиановые или базальтовые. Пол также был шероховатым, разительно отличаясь от того гладкого, как зеркало покрытия, что было у неё в доме, например.
  
   Никаких росписей, украшений, надписей... совершенно ничего. Только грубо обработанный камень, и все. Судя по всему, на эту усыпальницу раскошеливаться не спешили.
  
   Однако больше всего Мортишу поразило не это. Ну подумаешь, родня решила плюнуть на приличия и сэкономила! Так что?! Это ж не дом, а склеп, сюда гости не ходят, и экскурсии никто не устраивает, так что, стыдиться не перед кем.
  
   Потрясло девушку то, что она практически в склепах не встречала, только в полностью разрушенных.
  
   Пыль.
  
   Обыкновенная пыль, скопившаяся на полу толстым слоем, осевшая на неровностях стен и потолка, пушистым ковром расстилающаяся под ногами. В ней прекрасно были видны следы грызунов, мчавшихся навстречу своей гибели.
  
   Следы смазывались, путались, один из грызунов даже явно влетел в стену с перепугу, судя по всему, после чего помчался дальше, прямо в зал, но ему вскоре не повезло. Примерно в десяти шагах от входа валялась подпаленная тушка, от которой шел ясно видимый дымок, а на стене оплывала раскаленная бронзовая заклепка.
  
   Мортиша тут-же протянула "миноискатель" запищавший не хуже настоящего и принялась водить им из стороны в сторону. Недовольный грызун задергался, пытаясь освободиться, но у него ничего не выходило: спеленала его девушка на совесть.
  
   Была надежда на то, что ловушка была одноразовой, или ей требуется время на перезарядку. Осторожно приблизившись, Мортиша принялась водить палкой из стороны в сторону, качающийся на лиане грызун запищал еще громче, дергаясь, как припадочный.
  
   Злобно хмыкнув, лич не отказала себе в удовольствии и шмякнула тушкой об стену, от чего зверек заорал с ясно слышимым возмущением.
  
   Время шло... Грызун изображал из себя воздушного акробата, Мортиша сосредоточенно водила палкой, как рыбак, вываживающий крупную рыбу, стены все также оставались безучастными, ничем не плюясь и не преподнося сюрпризы.
  
   Выждав некоторое время, лич убедилась в безопасности прохода и осторожно прошла дальше, внимательно смотря во все стороны сразу.
  
   Тишина. Тишина и спокойствие... могильное.
  
   Коридор закончился достаточно быстро. Тридцать шагов - и Мортиша стоит прямо возле входа в зал, благоразумно не приближаясь. Прямо под декоративной аркой лежали две обугленные тушки, намекая, что переть внаглую - глупо. И вредно для здоровья, которого и так нет. Или есть? Хммм... интересный философский вопрос...
  
   Описывающий круги грызун запищал, когда из еле видимого металлического кругляшка, вмурованного в камень примерно на уровне пояса, вырвалась молния, вспоровшая воздух прямо возле его тушки. Зверек резво задрыгался, извиваясь, словно гусеница, пока Мортиша с нарастающим азартом резко дергала палку, не давая тушке поджариться.
  
   Молнии летели одна за другой, лич бешено размахивала палкой, грызун уже даже не пищал, так, только тяжело, с присвистом, дышал, закатывая глаза и хекая, когда увлекшаяся Мортиша, не рассчитав, лупила его тушкой о стены.
  
   Слегка зашипело,- и последняя, слабенькая молния попала грызуну прямо в зад, опалив короткий пушистый хвостик и заставив возмущенно вякнуть, взбрыкнув лапами.
  
   Мортиша замерла, внимательно осматриваясь.
  
   Зверек закатил глаза и вывернул наружу свой завтрак, после чего с чувством выполненного долга потерял сознание, обвиснув в своем коконе.
  
   - Лепестричество кончилось... - философски констатировала Мортиша, осторожно обходя лужу.
  
   Зал не впечатлял. Маленький, низкий, метров пять в диаметре, не больше, такой же грубо вырубленный, как и коридор, посреди стоял покрытый пылью саркофаг, тоже какой-то подозрительно небольшой, явно не рассчитанный на взрослого человека. Детский?
  
   Никаких предметов интерьера, как иногда бывало, никаких росписей, светильников, надписей и прочего. Только большая, толстая каменная плита, рухнувшая с потолка, судя по всему, причем, прямо на саркофаг, из-под которой медленно капало.
  
   Теперь было понятно, что это был за грохот. Из-за гроба осторожно выглядывал последний грызун, настороженно сверкая бусинками глаз. Вид у него был замученный, шерсть слиплась от пыли и грязи.
  
   - Что ж... заслужил!
  
   Отойдя в сторону, Мортиша топнула ногой, и грызун, заверещав, вылетел в коридор, помчавшись навстречу свободе.
  
   ***
   - Моя прелесссть...
  
   Мортише было хорошо... даже очень. Сейчас она сидела на углу саркофага, нежно поглядывая на свою добычу и лаская ее ладонью, словно кошку. Оторваться от этого занятия не было никаких сил, впрочем, лич и не пыталась.
  
   Раз у неё такой приступ восторга, надо им пользоваться, жизнь в последние пару дней приятностями ее не радовала. Ей было так хорошо, что даже скукоженное ухо вернулось в прежнее положение, и теперь Мортиша лениво шевелила своими органами слуха, чем-то напоминая кошку породы Сфинкс: такая же лысая и страшная на вид.
  
   Вернее, такая страшная, что даже красивая...
  
   Слегка повернув голову, лич мысленно обратилась к перекрученным останкам внутри саркофага, заботливо скованных цепью из того же черного металла, что и её украшения:
  
   - Спасибо, милый. Твой дар просто невероятен. Теперь у меня есть шанс, за что тебе огромное спасибо. Со своей стороны готова выполнить свою часть сделки. Надеюсь, что тебе удасться переродиться в более лучших условиях.
  
   Скрученная в странной позе небольшая мумия внимательно слушала обращенные к ней мысленно слова. От лежащего тела пошла волна горячей радости, теплой волной затопившая лича.
  
   - Подожди пару минут, я все приготовлю.
  
   Отложив на пол свой трофей, Мортиша выбежала из склепа и резко остановилась, внимательно осматривая растущие вокруг деревья. Большинство для задуманного не подходили: огромные, многометровой высоты, с широкими раскидистыми кронами, сильные, живые, полные древесного сока... Свалить такого красавца будет тяжело.
  
   Однако, было два кандидата для исполнения задуманного: одно из деревьев было сломано много лет назад, крона по настоящему так и не восстановилась, остался только толстый короткий ствол и пара могучих ветвей... и молодой стволик, растущий рядом, тянущийся ввысь.
  
   Подумав, Мортиша решила удовольствоваться покалеченным деревом, оставив саженец в покое. Подойдя к дереву, она положила на ствол ладони и сосредоточилась, вытягивая из него энергию. Дерево на глазах побурело, потом стало сереть, листья посыпались водопадом, облетая с умирающих ветвей... а Мортиша почувствовала, как в нее тонкой струйкой просачивается энергия с привкусом травяного сока и запахом опавшей листвы.
  
   Через минуту все было кончено: дерево полностью высохло и только заскрипело, когда Мортиша пнула ствол. От удара он лопнул с оглушительным треском, лича обдало фонтаном из мелких и крупных щепок, а дерево рухнуло на полянку, ломая ветви.
  
   Следующие десять минут Мортиша прыгала на ветках, ломая их на части, а также изображала из себя Брюса Ли, лупя руками по стволу.
  
   - Кия!
  
   Отвалившаяся ветка свалилась прямо на ногу, заставив заскрипеть всеми сорока двумя зубами.
  
   - Рррррр!
  
   Постепенно поляна приняла вид лесопилки: обломки веточек, щепки и труха с кусками коры.
  
   Сложив из ветвей и разбитого на части ствола огромный продолговатый костер, Мортиша внимательно его осмотрела, одобрительно кивнула сама себе, и вернулась в зал с саркофагом.
  
   Забрав толстенную, исписанную мелким почерком книгу, и вынув опутанное цепью тело, она осторожно понесла его на полянку, положив рядом со сложенными ветвями.
  
   Мумия была похожа на экспонат кунсткамеры: горб, одна нога короче другой, непропорционально длинные руки... и все это старательно, словно гусеница шелкопряда, замотано тонкой, с мизинец толщиной, черной цепью с выгравированными на некоторых звеньях странными знаками, соединенной концами с помощью изящного навесного замочка, похожего на тот, что вешают на чемодан.
  
   Погладив несчастного покойника по высохшей голове, Мортиша вернулась в зал и подняла сброшенную крышку саркофага. Прямо в центре крышки было выдолблено небольшое углубление, в котором поблескивал золотой насечкой небольшой ключ.
  
   Мортиша покачала головой и хмыкнула: с каждой такой находкой она все больше убеждалась, что мораль у Сидхе очень своеобразная... впрочем, если вспомнить, что творили под настроение люди, то еще вопрос, кто из них бесчеловечнее в общей массе.
  
   Выковыряв ключ, Мортиша вернулась на полянку, после чего открыла ключом замок, соединяющий края цепи, и принялась освобождать мумию.
  
   Цепь ложилась виток за витком на землю, оказавшвшись довольно-таки длинной, метров десять, не меньше. Аккуратно скрутив цепь в бухту и защелкнув замок, Мортиша продела сквозь ключ тонкий побег лианы и повесила его себе на шею, после чего подняла мумию и положила на костер. Внимательно оглядев полученную конструкцию, Мортиша досадливо покачала головой, сетуя на свою забывчивость, взяла большую щепку и направилась по коридору к месту с клепкой.
  
   Осторожно вытянув руку Мортиша направила щепку так, чтобы она замерла прямо напротив бронзового кругляшка, из последних сил выплюнувшего крошечную молнию.
  
   Щепка задымилась и затлела, заставив лича острозубо улыбнуться. Осторожно прикрывая ладонью тлеющее место, Мортиша подсунула ее в основание костра, поместив в кучку мелких щепочек, и с удовлетворением услышала слабое потескивание начавшего разгораться костра.
  
   - Хорошего тебе посмертия, брат по несчастью, надеюсь теперь тебе повезет родиться в более нормальной семье, а не в таком гадюшнике, как твоя прежняя. Говорят, огонь очищает, недаром викинги хоронили своих конунгов именно так. Ладьи нет, увы, впрочем, и ты не викинг, но будем считать, что ты косплеишь Дарта Вейдера. Прощай и еще раз спасибо за подарок! И да пребудет с тобой Сила!
  
   Проказливо хихикнув про себя, Мортиша подскочила к мумии, и запечатлела на высохшей щеке звонкий поцелуй.
  
   - Родись и нагни всех!
  
   Мортиша смотрела на ярко полыхающий костер и мысленно кивала: да, это был правильный поступок. Нельзя обрекать ребенка, пострадавшего в результате проклятия, предназначенного его отцу, на жизнь отверженного калеки; плохо завидовать такому, потому что у него открылся дар к созданию артефактов, и не просто артефактов, а разумных артефактов; и уж тем более жестоко хоронить его заживо, опутав зачарованной цепью, предназначенной для удержания души в мертвом теле, не дающей уйти на перерождение, в качестве изощренной издевки поместив над головой ключ от пут, а в качестве особой благожелательности бросив в гроб его рабочий журнал.
  
   Костер вздохнул, выстрелив в небо фонтаном искр, на мгновение Мортиша увидела прозрачный силуэт молодого, красивого юноши, хорошо, пропорционально сложенного, счастливо смеющегося от обретения свободы, о которой он так долго мечтал.
  
   - Спасибо... - шелест ветра донес еле слышимые слова покидающей этот недружелюбно отнесшийся к ней мир души.
  
   - Пожалуйста, парень, и тебе спасибо. Твои труды мне пригодятся, это как пить дать. Комфорт я люблю... даааа...
  
   Довольно покосившись на здоровенный талмуд, Мортиша проследила за тем, как прогорел костер, осторожно сгребла получившуюся горку пепла и закопала его под деревом, после чего захлопнула дверь в склеп, подобрала корзину, в которую небрежно бросила цепь, и неторопливо пошла домой, цепко прижимая к себе фолиант.
  
   ***
   Настроение было... созерцательным. Мортише не хотелось валяться в воде, поэтому она решила наконец-то сделать то, о чем мечтала: развела маленький костер.
  
   Вытащив наружу неработающий светильник, лич его осмотрела и осталась довольна: для задуманного самое оно. Высокая трехногая подставка, которую венчала большая чаша из серебристого металла, в которой лежал тяжелый стеклянный шар.
  
   Как ей припоминалось, такие светильники использовали в качестве источника энергии магию, вот только как его включить, было пока непонятно, поэтому шар Мортиша убрала в шкаф, а в чашу засыпала вперемешку сухие и полусырые куски толстых веток.
  
   Достав из мешочка трут и огниво, Мортиша после нескольких попыток смогла высечь искры, которые заставили затлеть сухие тонкие веточки. Постепенно огонь разгорался все сильнее и сильнее, ярко полыхая во все быстрее наваливающейся на джунгли тьме.
  
   Тихо потрескивали поленья, которые Мортиша время от времени подбрасывала в чашу, языки пламени выстреливали вверх, танцуя огненный танец... девушка развалилась в своем каменном кресле, закутавшись в одеяло. Холодно ей, естественно не было, но само ощущение ткани, окутывающей тело, огонь, тихое журчание ручейка... все это настраивало на философский лад, тем более, требовалось осмыслить события прошедших дней.
  
   Намеченный план действий она до конца так и не выполнила: осталось еще одно непроверенное место, кровать она так и не сделала, красоту не навела, люлей отхватила по самое не могу, впрочем, были и приятные бонусы...
  
   Судя по всему, ее способности, находящиеся практически в противозачаточном состоянии, очнулись от спячки, и начали потихоньку развиваться. То ли молния так подействовала... ведь еще в прошлой жизни она читала о случаях пробуждения сверхспособностей после того, как люди попадали под удар молнии, или их тупо долбало электричество из неисправной розетки...
  
   Да, или просто она, скажем так, подросла, и это плановый процесс, как рост зубов, например. Ведь она практически младенец, если сказать честно и откровенно, ничего не знает, практически ничего не умеет, так, слаборазвитые инстинкты и все.
  
   Да, есть некоторые, так сказать, способности... вот только чувствовалось, что это все просто младенческий лепет, и до настоящего, матерого лича ей как до луны на карачках. Ей бы учиться... вот только чему? И как?
  
   Хорошо что удача ее не оставила, и подарила такой щедрый подарок! Рабочий журнал мастера-артефактора... настоящего, с невероятно мощным даром, истинного самородка, не оцененного своей семьей... или оцененного по достоинству, уж это с какой стороны посмотреть...
  
   ***
   Сдвинув крышку саркофага, Мортиша уставилась внутрь, чувствуя, что несуществующие волосы пытаются встать дыбом от открывшегося зрелища.
  
   Девушка помнила, что в Лесу хоронили тех, кто был недостоин, по мнению их семей, лежать в фамильных усыпальницах: роскошных, богатых, потрясающих своими скульптурными изображениями, украшениями и прочим.
  
   Сидхе вообще были жуткими эстетами, причем от слова "жуткие". Им ничего не стоило наслаждаться составлением букетов, наблюдая за пытками врагов, или показательно казнить, растягивая это действие на неимоверно долгое время, или рыдать, глядя как труп недруга раздавил любимый одуванчик... Мораль у Высших была крайне своеобразной.
  
   Однако Семья обычно была на первом месте, впрочем, отношения внутри данной ячейки общества также послужили бы материалом для многочисленных докторских, диссертаций и исследований различных мозголомов, если бы таковые водились в данной реальности.
  
   Интриги, подсиживание, травля слабаков, подлизывание к сильным и желание скинуть их с пьедестала... семьи обычно были натуральнейшей паучьей банкой. Судьба самой принцессы была крайне... обыденной, впрочем, Мортиша искренне считала что ей невероятно повезло.
  
   Во-первых, король милостиво признал ее, пусть и перед смертью. Теперь у нее есть статус, а это крайне важно, ведь в будущем она вернется в лоно цивилизации.
  
   Во-вторых, ее не закопали живьем, а быстро и безболезненно убили, что также не могло не радовать.
  
   Особенно на фоне увиденного...
  
   Когда Мортиша сдвинула тяжеленную каменную крышку, и заглянула внутрь, лича скрутил настоящий приступ. Словно головная боль, обрушившаяся со страшной силой... она даже сравнения подобрать не могла!
  
   Рухнув на колени, лич только скрипела зубами, выстраивая в голове многоэтажные матерные конструкции. Напоминание о том, каково это быть живой, ей совершенно не понравилось: дикая боль накатывала волнами, но, что самое страшное, Мортиша решила что окончательно съехала с катушек, так как где-то на перефирии сознания все отчетливее слышался тонкий, отчаянный крик о помощи, а также накатывала невыразимая надежда на то, что эту помощь окажут.
  
   Рухнув на пол и бессмысленно пялясь в потолок, Мортиша лежала, а перед глазами проплывали образы, перемешанные с символами, звуками и ощущениями.
  
   ***
   Маленькому Риэльх ап-Коррте было двадцать, когда на его отца, высокородного сидхе было совершено очередное нападение. Врагов было много, покушения были обыденной реальностью, а лорд ап-Коррте исповедовал принцип пионеров: "Всегда готов!".
  
   Бой был коротким, но жарким: выпущенные нападавшими заклинания снесли беседку, в которой любил предаваться послеобеденному созерцанию облаков мужчина, выкосили часть охраны и почти попали в самого лорда, успешно выставившего Щит Хаоса для защиты, после чего последовал Каскад Молний, Кровавая Цепь и Каменный Пресс, и в живых остался только один нападавший, от остальных только кровавые ошметки разлетелись.
  
   Целый и практически невредимый сидхе (мелкие царапины не в счет) довольно оскалился, отдавая приказы выжившей охране, уволакивающей стонущего пленника в казематы, после чего обернулся к сыну, который в этот роковой для него день напросился на прогулку с отцом, и его улыбка увяла.
  
   Мальчик валялся на земле, слабо царапая пальцами пожухлую траву, его тело дергалось в судорогах, глаза бессмысленно смотрели куда-то в пространство, из приоткрытого рта тянулась ниточка слюны. Вздохнув, лорд поднял ребенка на руки и поспешил в дом.
  
   Осмотр целого консилиума врачей принес неутешительные вести: на ребенка воздействовало странное проклятие, судя по всему выпущенное под прикрытием атакующих. Мальчик только корчился в забытьи, руки и ноги странно подергивались, живя своей жизнью, пот стекал струйками по вискам.
  
   Особой любви к третьему сыну от пятой жены мужчина не питал, для него ребенок представлял собой всего лишь одного из многих отпрысков, законных и не очень, что поделать, уж очень любвеобильным был Хрессе ап-Коррте.
  
   Наследник, и не один, у него был, сыновья радовали его своими успехами и скоростью обучения, а эта малявка... впрочем, это все-таки его кровь, так что надо лечить.
  
   Время шло, врачи измывались над пациентом по мере сил и возможностей, у мальчика резко стал портиться от постоянного лечения характер, а вскоре стала портиться и внешность. Как оказалось, проклятье глубоко воздействовало на кости, а так как ребенок рос... он охромел, плечи перекосило... прекрасное лицо урожденного высокородного сидхе, чистая белая "лунная" кожа и великолепные длинные волосы, положенные по статусу только подчеркивали несовершенство всего остального.
  
   Не имея возможности сравниться с остальными родственниками в магии, или боевых искусствах, или хотя бы в искусстве интриг, Риэльх пропадал в библиотеке, где и нашел свое призвание.
  
   Полуразумные Артефакты.
  
   За них иногда платили алмазами по весу, рабами и поместьями, дарили ночи и дни любви, убивали и грабили. Все зависело от конкретной цели, для которой изготовлялся очередной шедевр. Дар изготовления артефактов не был у сидхе редок, и ценился он только тогда, когда создавались шедевры. Простенькие и не очень амулеты различного назначения могли наклепать многие, но вот создать Вещь...
  
   Риэльх не просто создал Нечто, он наделил это нечто разумом.
  
   Первой его работой стал разумный стул. Хромец не мог быстро передвигаться, ковыляющая походка смотрелась ужасно на фоне плавного перемещения в пространстве остальных сидхе, а постоянно таскать за собой что-то, на чем можно сидеть... насмешек не оберешься, хотя ему и так было не весело.
  
   Очередной приступ боли, спровоцировавший бессонницу, направил мысли будущего Мастера во вполне определенное русло, что и помогло создать первый маленький шедевр. Три недели напряженной работы - и вот результат: одним прекрасным днем обитатели поместья ап-Коррте были потрясены увиденной картиной. Сначала раздался мягкий, приглушенный топот (Риэльх не хотел оглохнуть, поэтому ножки стула были оснащены толстыми войлочными нашлепками), а затем из-за угла вывернул горделиво восседающий на удобном стуле с подлокотниками и упругой спинкой тот, кого иначе, как уродцем, не называли.
  
   С комфортом прокатившись по коридору, Риэльх вернулся в лабораторию и принялся вгрызаться в гранит науки с утроенным энтузиазмом.
  
   Навестивший по такому поводу своего сына Хрессе осмотрел стул, похмыкал, выслушал горячую речь энтузиаста своего дела и... выделил ему неплохое содержание в добавок к уже имеющемуся, которое парень получал, как законный ребенок правящего лорда.
  
   В принципе, отец относился к парню неплохо. Любви он к калеке не испытывал, но и гнобить не позволял.
  
   После такого финта ушами парня просто окрылило. Он уже возмечтал, как покроет славой свое имя и имя своей семьи, как к нему начнут относиться с уважением, как прекрасные леди, возможно, даже станут принимать от него знаки внимания, и чем боги не шутят, даже начнут относиться к нему благожелательно...
  
   Несколько лет все было просто изумительно, парень рос, как профессионал, все больше овладевая навыками и раскрывая секреты мастерства, и кто знает, может его мечты и претворились бы в реальность, но жизнь преподносит сюрпризы.
  
   Хрессе погиб во время очередного покушения, и главой Дома стал его первый сын и наследник - Локрус. И первое, что он сделал, приняв полномочия лорда, это избавился от бесполезного, по его мнению, балласта.
  
   Все бастарды были принесены в жертву на алтарях, а калеку похоронили живьем.
  
   Причина подобной жестокости была банальна - зависть.
  
   Это страшное чувство, что кто-то лучше чем ты, иссушающее душу, заставляющее не спать ночами, усиливающее паранойю и плавно сворачивающее мозги набекрень.
  
   Как первенец, Локрус старался быть лучшим. Во всем. В бою на мечах, интригах и магии, любовном искусстве и палаческом ремесле. Он с гордостью держал планку, выкладываясь на занятиях по полной программе, и все было бы просто прекрасно, если бы не один маленький недостаток.
  
   Локрусу не давалась артефакторика.
  
   От слова "совсем".
  
   Казалось бы мелочи, бывает, и ничего зазорного в этом нет... вот только жалкое отродье, по непонятной милости отца обитающее в покоях во дворце,а не где-то в канаве, где ему самое место, демонстрировал просто невероятные успехи.
  
   Уже в качестве обычного ученика-недоучки он смог создать вещь, потрясающую простотой исполнения и великолепнейшей задумкой, в то время как Наследник не мог склепать простейший светильник. Пока был жив Хрессе, о мести нельзя было и мечтать, но после того как Локрус принял титул... остановить его было невозможно.
  
   Новоявленному лорду было плевать на родство, и на то что талант может послужить к благу и процветанию семьи. Все это меркло перед сжигающей сидхе черным пламенем завистью. Судьба парня была решена, а решение приведено в исполнение.
  
   Все работы начинающего мастера были уничтожены, а рабочий журнал, труд всей его короткой жизни, лорд самолично бросил в саркофаг.
  
   Место для погребения выбрали глухое, на случай, если кто-то решит пролезть в гробницу установили ловушки, не сильно, впрочем, заморачиваясь, все записи стерли. И про гения с несчастливой судьбой просто... забыли.
  
   ***
   С трудом встав, Мортиша потрясла головой, пытаясь прийти в себя. Перед глазами все плыло, в голове стучала отбойными молотками целая артель асфальтоукладчиков, мозги утюжил паровой каток, а в ушах настойчиво звучал отчаянный плач живого мертвеца.
  
   Мортиша встала на подкашивающиеся ноги и вцепилась в стенку саркофага, царапая камень когтями. Сейчас она чувствовала себя таким... человеком!
  
   И это было просто кошмарно.
  
   - А ну, заткнулся! - мысленно гаркнула она, и произошло чудо! Вопли и причитания стихли, оставив только звенящую тишину наполненную отчаянием. Лич встряхнулась, как большая собака, и собралась. Тело незамедлительно откликнулось на приказы мозга, вновь став послушным.
  
   - Итак, разберем ситуацию. Ты заперт в этом... мммм... теле, и просишь освободить. Ты надеешься, что у меня получится, так?
  
   От лежащей в гробу мумии пришла волна горячей надежды.
  
   - Уверен?
  
   Нахлынувшие образы вкупе с ощущениями можно было понять как уверенность, надежду на благополучный исход, готовность на все и... предложение сделки.
  
   Видимо мертвец счел, что меркантильный интерес сподвигнет его посетительницу на более активные действия, к тому же его недолгая жизнь только подтверждала эту простую истину не раз. Мортиша вытащила толстенный фолиант и с интересом его рассмотрела. Толстая, очень толстая (не меньше десяти сантиметров толщиной) книга, сшитая из плотных, ослепительно белых тонких бумажных листов, большая, почти в два раза превышающая стандартный формат, в плотной обложке из твердой кожи украшенной золотыми надписями на ситхене, с застежкой, удерживающей все это богатство.
  
   Раскрыв книгу, Мортиша почувствовала, что у нее просто отваливается челюсть от дикого изумления, сменяющегося уважением: четыре пятых фолианта были заполнены мелким красивым почерком. Чего там только не было!
  
   Записи, рисунки, диаграммы, какие-то таблицы... Лич чувствовала себя как ребенок, открывший учебник по квантовой физике: ничего не понятно, но выглядит просто потрясающе! А уж звучит то как... Смысл записей понимался крайне смутно, Мортиша разбирала буквы с грехом пополам, она до сих пор плохо вспоминала язык и письменность, как ни странно.
  
   Мумия вновь активизировалась, девушка разобрала предложение обучить ее письму и разговорной речи, а также передать понимание процессов, происходящих при создании артефактов, в свою очередь требуя прекратить его мучения.
  
   Мортиша взвесила на руке книгу, задумчиво кивнула и довольно оскалилась.
  
   - Сделка.
  
   В тот же момент от мумии пошла волна ликования, а Мортиша вновь свалилась на пол, царапая в кратковременной агонии каменный пол: на радостях незадачливый покойник принялся впихивать в ее измученную голову свои знания, не заботясь об удобстве нежданной ученицы...
  
   ... Мотришу окружал мрак, в котором вспыхивали расплавленным огнем символы ситхена: Высокое наречие, Простая речь, Язык Высших. Звучание каждой буквы и символа, их значение, правильное написание и произношение, составление слов, их прочтение. Риэльх получил прекрасное образование, читать и писать его учили великолепные учителя, профессионалы своего дела... в отличие от Аиллии, которой практически не занимались.
  
   Знания выжигались прямо в подкорке, с такой силой и настойчивостью парень их передавал. Впихнув в память лича знания письменности и устной речи, он туж же, не откладывая дело в долгий ящик, принялся передавать то, что и делает Мастера Мастером, а не ремесленником - понимание происходящих при создании чего-либо процессов.
  
   Смутные образы, ощущения и чувства, правильно-неправильно, не совсем то и не очень это, счастье создания и уверенность в том, что получиться лучше при неудачах... все те переживания, которые он годами носил в себе и выражал только в стенах своей лаборатории.
  
   Поток информации иссяк, и Мортиша застонала, с трудом оторвав гудящую голову от холодного грязного пола.
  
   - Оооххх...
  
   Лич, шатаясь, вновь встала на нетвердые ноги и присела на угол саркофага, приходя в себя. Скосив глаз, она цапнула одной рукой книгу и поднесла к глазам, моргая. Золотая надпись неожиданно сложилась во вполне понятное послание: "Рабочий журнал Риэльха ап-Коррте, ученика. Том первый".
  
   - Хм! До написания тома номер два ты так и не дожил, а?
  
   Волна согласия подтвердила это предположение. Раскрыв книгу, Мортиша бегло просмотрела страницу, все сильнее расплываясь в улыбке: то, что при первом ознакомлении казалось настоящей абракадаброй, теперь складывалось во вполне понятное описание.
  
   - Моя прелесть...
  
   ***
  
   Дрова давно прогорели, а Мортиша все вспоминала прошедшие сутки и радовалась своей удаче.
  
   - Великие боги, те, кто даровал мне этот шанс! Благодарю вас за то, что обратили на меня свой благосклонный взгляд! Теперь у меня есть прекрасный шанс выжить, а не сдохнуть в начале моего жизненного пути! Благодарю!
  
   Небеса молчали, но это было не важно.
  
   Свой шанс она не упустила!
  
  
  
  Глава 5.
  
  
   Обучение по методу "прямой передачи знаний" не прошло бесследно.
  
   Для начала Мортиша двое суток мучилась головной болью. Казалось бы - нонсенс! Она мертва, какая головная боль? Чему там болеть, если высохшие мозги разве что не гремят в такой-же засушенной черепушке?
  
   Ан нет, голова болела, и болела так, что Мортиша скрежетала всеми своими сорока двумя треугольными зубами, мысленно матерясь и подвывая. Все это заставляло вспомнить рассказы о фантомных болях в потерянных конечностях, спазмы в отмерших мышцах и прочем в том же духе.
  
   Мортиша стонала, Мортиша вздыхала, Мортиша выла на Азур или на Изуми, или на обоих сразу, Мортиша слонялась по полянке, шастала по лесу, пугая обитателей...
  
   Мортиша училась.
  
   Все то, что в нее успел впихнуть Риэльх, ворочалось в голове, словно армия нежити, поднятая криворуким некромантом, пытаясь втиснуться в нестройные ряды знаний, нажитых в прошлой жизни.
  
   Мороки было много. Как оказалось, с языком у сидхе были свои заморочки. Начать следовало с того, что существовало три диалекта. Три! А не один общий язык.
  
   Первым был Язык Высших. Данный вариант использовался в повседневной жизни крайне редко, он считался мертвым языком, как латынь на Земле, и исполнял практически ту же функцию. Его использовали в храмах, для проведения обрядов и ритуалов, исследований и прочего. Знать данный вид Ситхена было необходимо, в первую очередь, священнослужителям и жрецам, магам и высшей знати. Алфавит представлял собой стройную систему то ли рун, то ли иероглифов: особые символы-знаки, каждый из которых имел свое название, значение, начертание и прочее. Масса вариантов прочтения, в зависимости от положения, начертания и так далее. Тот еще геморрой, без знания которого ни один уважающий себя аристократ таковым не являлся.
  
   Мортиша только возблагодарила еще раз свою судьбу, что свела ее с Риэльхом: парень получил прекраснейшее образование, он Язык Высших знал назубок, в отличие от Аиллии. Принцессу ничему подобному не учили, даже не намекали, что такое в природе существует.
  
   В повседневной жизни он не использовался.
  
   Вторым по счету шло Высокое наречие: язык знати. На нем общались аристократы, вели переписку, на нем разговаривали дипломаты и послы. Аиллия его знала, но коряво: не умела правильно составлять речевые обороты, да и общались с ней в основном слуги. Да и так называемая родня при ее жизни разговаривала с ней в основном на Простой речи, лишний раз подчеркивая ее никчемность и статус таракана, живущего за плинтусом, и свое высокое положение.
  
   И последним шла Простая речь: язык простолюдинов.
  
   В принципе, последние два были схожи, один алфавит, одно произношение звуков... отличались словесные обороты и прочее. Их можно было сравнить с классическим литературным языком и уличным жаргоном.
  
   Переварив и усвоив впихнутое в голову, Мортиша с облегчением восприняла исчезновение головной боли. Она ей совсем не нравилась, напоминая о бренности всего сущего. Как ни крути, но в ее состоянии было много плюсов, среди которых отсутствие болезней, голода, боли и прочих издержек жизни были на первом месте, что не могло не радовать.
  
   Первое, что сделала Мортиша - полезла читать дневник. Риэльх писал его на Высоком наречии, изредка вставляя куски на Языке Высших, когда требовалось записать какое-либо преобразование или магическое действие.
  
   Читать работу артефактора оказалось крайне интересно и увлекательно: Мортиша только головой качала, уважительно хмыкая на особо заковыристых пассажах. У парня был талант, и не просто талант, а талантище, настоящий Дар, подкрепленный работоспособностью и, главное, желанием этот дар развивать.
  
   Читая классификацию артефактов, Мортиша довольно потирала сухие ладони, представляя, как начнет экспериментировать и творить. Ведь артефакт это такое дело, что его можно создать для чего угодно, было бы желание, знания и... материалы.
  
   А вот с этим была напряженка.
  
   Прочитав первый раздел дневника, посвященный подробному описанию того, какие бывают артефакты и что для их производства нужно, Мортиша сморщилась, кисло скривившись.
  
   - Мда... вот так всегда. Опять облом! Впрочем... - возбужденно вскочив, лич забегала по полянке, прижимая к себе свое сокровище, - впрочем, я и в моем состоянии могу много чего сделать! Да!
  
   Патетично вскинув руку вверх, а другой прижимая к себе книгу, девушка встала в позу Статуи Свободы.
  
   - Я смогу создать шедевр! Я потрясу общество своими изобретениями! Все окружающие проникнутся моим величием и склонят передо мной головы и колени! Они все признают мой гений! Да! Меня ждет невероятное богатство и вечная слава, приносящая прекрасный доход! Но вначале... - Мортиша ласково погладила обложку, - вначале я обеспечу свой быт. А именно: освещение! Хватит сидеть в потемках! Даешь электрификацию отдельно взятого склепа! А потом... А потом я хочу горячую воду!!!
  
   ***
  
   - Хммм... а может так? Нет? Не работает, однако... а если вот так?
  
   Мортиша сидела в своем любимом кресле у себя в склепе и занималась тем, что пыталась почувствовать свою магию, силу, чакру... неважно, как оно называется, главное, что оно у нее было. Действительно было. Риэльх это подтвердил, во время их краткого общения, а врать ему нужды не было.
  
   Способов прочувствовать свою магию было несколько, Риэльх их старательно записал еще на первой странице так, как прочел в умных книгах и учили учителя.
  
   Первый - медитация. Желающий приобщиться к магии неофит усаживался поудобнее и погружался в глубины своего "Я", пытаясь откопать под отвалами своих комплексов, маний и прочего тлеющие искры магического дара.
  
   Процесс этот был самым простым, самым долгим, самым распространенным среди простого населения во всем мире и самым нудным.
  
   Второй способ был, с одной стороны, проще, а с другой - сложнее. Пройти инициацию у действующего мага. Профессионал проводил своего рода сканирование, определяя, есть ли дар и если есть, то какой предрасположенности, после чего насильно пробуждал его, воздействуя стихийными или специализированными заклинаниями или призывами.
  
   Третий был еще проще, и еще сложнее, особенно для нее. Посвящение в каком-либо храме. Будущий маг решал, кому именно он отдаст свою веру, после чего приносил клятвы и вуаля! Маг готов!
  
   Четвертый... неоднозначно. Будущая звезда магических искусств просто садилась, обдумывала к чему есть склонность и что больше всего привлекает внимание, после чего начинала тупо пытаться что-то намагичить с помощью своей воли и желания выпендриться. Обычно сразу проверяли те стихии и направления, к которым была склонность в семье. Наследственность играла огромную роль, хотя, были и исключения.
  
   Это было долго, утомительно, и чревато казусами и членовредительством, своим и, в особенности, окружающих.
  
   И, наконец, пятый. Тот, который решила испытать Мортиша.
  
   Чертился специальный круг, в него вписывались особые символы Языка высших, после чего подопытный становился в центр, и пытался выпустить свою магию, раздуть ауру, растопырить чакру... а символы реагировали, показывая склонности.
  
   Простой, безопасный и легкий способ, на первый взгляд. Однако, все было не так гладко, как кажется.
  
   Первое - символы. Мало знать, что и как надо начертить, а от любой, даже крошечной ошибки, может полностью поменяться результат, их еще надо правильно прочитать! Сотни вариантов и значений...
  
   Второе. Этот способ был практически неизвестен широкой публике, хотя и являлся самым древним. Ведь Язык был распространен только в определенных кругах, и просвещать простолюдинов никто не спешил. Да, можно подсмотреть и сделать все по памяти, но... Неправильно начерченные символы могли сработать самым непредсказуемым способом, от пробуждения какого-либо неожиданного дара, до смерти любопытного.
  
   К счастью, Риэльх записал все, что необходимо, с пояснениями, причем, подробными.
  
   Мортиша решила остановиться именно на нем, после того, как отпала медитация и перебор, а также все остальное: магов здесь нет, также, как и храмов, лич даже имен богов практически не знала, а то, что помнилось, не внушало доверия.
  
   "За" выступал еще один фактор: у нее были специальные мелки. Вор таскал их с собой в сумке, причем, активно пользовался, судя по всему, что не могло не радовать. Распотрошив мешок и найдя искомое, Мортиша внимательно осмотрела пол в склепе на предмет посторонних вещей и существ, после чего принялась за работу, постоянно сверяясь с записями.
  
   Для начала она начертила ровную окружность. Гигантского циркуля у нее не было, но был мел, веревка, и камень, отмечающий центр. Обвязав кончиком веревки мелок, и привязав противоположный конец к камню, Мортиша натянула канатик и принялась тщательно, не отрываясь от пола, чертить линию.
  
   Круг получился просто на загляденье: ровный, без разрывов и прочих помарок. Полюбовавшись делом рук своих, Мортиша принялась чертить символы, означающие виды стихий.
  
   Сначала она начертила основные: Огонь, Вода, Земля, Воздух, Жизнь, Смерть, Хаос, Порядок, Разрушение, Созидание, Тьма, Свет, Время.
  
   Затем, внутри круга из старших символов был вычерчен овал из более мелких, представляющих дополнительные параметры: пространство, дерево, металл, молния, кровь, искусство, удача, разум.
  
   Внутри овала были разбросаны специальные знаки, представляющие собой нечто вроде математических символов "меньше", "больше" и "равно", вот только добавились еще значения "неравно", "неопределенно".
  
   Они служат для того, чтобы уточнить взаимодействие всего остального.
  
   В самом центре был нарисован символ познания себя.
  
   Проверив свое произведение искусства, Мортиша покивала довольно головой, встряхнулась, сняла с себя украшения, составляющие ее единственную одежду (ашутту она уже давно не носила, так как других одеяний не было, а превращать единственное платье, которое у нее есть, в непотребные лохмотья не хотелось), и встала на символ в центре.
  
   После чего сосредоточилась, мысленно произнося слово-ключ:
  
   - Познание!
  
   ***
  
   Чем был хорош этот метод - его мог провести любой. Действительно, представитель любой разумной расы мог запросто определить, есть ли у него способности, даже если они находятся в совершенно противозачаточном состоянии.
  
   Все, что требовалось: мелок, ровная поверхность и хорошая память вкупе с подробной инструкцией.
  
   Мортиша стояла в круге, чувствуя себя пауком в центре паутины. Невидимые нити вытягивались из солнечного сплетения, другим концом закрепляясь на каком-либо символе. Знаки начали неторопливо насыщаться энергией, это начиналась первая фаза проверки.
  
   После того, как круг насытится вытянутой из ее тела энергией, она вернется обратно, оставшись только в тех символах, которые покажут ее склонности. Не двигаясь, только следя глазами, Мортиша с интересом и предвкушением наблюдала, как сияющие мягким разноцветным светом знаки начинают медленно гаснуть.
  
   Выглядело это невероятно красиво: сначала мрак склепа рассеялся, превратившись в сумрак, круг и знаки мягко осветили мрачное обиталище лича, а затем тьма стала постепенно возвращать свои позиции, когда начала гаснуть разноцветная иллюминация.
  
   Вначале потухли основные стихии, неторопливо, одна за другой, затем к ним присоединились второстепенные... Символы переползали с места на место, кучкуясь по одному им понятному принципу, пока не начали выстраиваться в своеобразную надпись. Теперь ее надо будет только запомнить, зарисовать, и прочитать, что же она означает...
  
   Через пять минут Мортиша обозревала результат, недоуменно почесывая многострадальное ухо, раздраженно дергающееся.
  
   - Мда... что ж, этого следовало ожидать... мда...
  
   Лич тщательно записала результат, и теперь сидела за столом, подперев голову, и предаваясь тяжким раздумьям.
  
   - Гложут меня смутные сомнения... даааа... гложут...
  
   Результат был, в принципе, предсказуемым. Ну какая еще стихия будет доминировать, если вы являетесь нежитью, причем, не самого мелкого пошиба?
  
   Естественно, Смерть! Это и ежику было понятно... также, вполне прогнозируемым стало наличие скооперировавшихся с ней Хаоса и Созидания. Ничего необычного, все-таки Риэльх произвел инициацию ее как артефактора, так что все просто и логично.
  
   Три главные стихии расположились треугольником, со Смертью на вершине. Это была общая часть, так сказать, самые основные параметры, задающие тон, а вот дальше начались частности. К Смерти точно под символом притянулся Разум, к Созиданию прилепилось Искусство, а к Хаосу - Удача, что с одной стороны радовало, а с другой - напрягало.
  
   Внимательно перечитав записи Риэльха, проверив соответствие цветов, положение символов, очередность затухания и прочего, Мортиша полностью расшифровала получившееся послание магии.
  
   - Итак! Что можно сказать по этому поводу... Главенствующая стихия - Смерть. Смерть, соединенная с Разумом - логично, ведь нежить общается с помощью ментала, а не речи. Это также означает, что у меня не будет проблем в понимании кого-либо и чего-либо, ведь прямое общение разумов это не то же самое, что речевое словоблудие. Ну, это и так ясно, ничего необычного, лич, все-таки, это не хухры-мухры... Кроме того, символ "равно" указывает, что обе стихии развиты одинаково, хоть "Разум" и является второстепенным, так как он находится ниже Смерти, а значит, я могу с помощью телепатии творить чудеса! Обращать в бегство армии, привлекать сторонников, и... обчищать кошельки, хи-хи!
  
   Мортиша вновь внимательно перечитала записи Риэльха и продолжила радовать себя результатами.
  
   - Дальше. Созидание и Искусство. Дар Артефактора, разбуженный, сильный... Я смогу создавать Шедевры... Если не буду ленивой задницей, конечно. Здесь также стоит символ "равно", что не может не радовать... Затем... наличие Хаоса. Хаос скомпонован с Удачей, что это означает? Это означает, что у меня будут озарения, это раз, а еще, что могут вмешаться внешние факторы, но тут можно половить рыбку в мутной воде, так как Удача, однако! Кроме того, Хаос - это вывернутая наизнанку логика, так как на это прямо указывает символ неравенства, кроме того, есть еще и Разум, который влияет с помощью символа "неопределенно", обычно такой у провидцев, но у меня это примерно означает возможность выдавать различные варианты, а не упираться в сухие догмы. Это хорошо, но могут быть неожиданности. Разные. То есть, я могу такое соорудить, что просто ОЙ! Хорошо хоть Разум с Хаосом не состыковался, быть безумным гением... не, это не по мне.
  
   Мортиша откинулась на спинку кресла, задумчиво поглаживая кончиками пальцев тонкие страницы. Не сказать, что результат проведенного ритуала ее потряс, но задуматься было над чем.
  
   Хорошо, что теперь она знает свой потенциал... однако, как его развить? У нее есть возможность сейчас потихоньку раскрывать дар в артефакторике, а вот все остальное, увы...
  
   - Ладно, - попыталась взбодриться Мортиша. - Могло быть гораздо хуже! А так, есть у меня шансы, есть, и это не может не радовать. А значит, нечего задницу отсиживать, будем работать потихоньку... ведь еще остался необследованным последний склеп, кроме того, меня напрягает та неведомая тварюшка, что вылезла из разрушенного последнего пристанища, не хотелось бы, чтобы ко мне заявился незваный гость, да. И еще надо потихоньку приводить себя в порядок... пусть для этого понадобятся годы, но иначе никак. Не думаю, что сушеную мумию с радостью примут в гости... и дом надо довести до ума: кровать поставить, да и вообще обстановку переделать, разведать, что дальше есть в лесу, а еще есть горы, а это шанс найти что-то полезное, вроде драгоценных камней или золота. А еще есть пустыня, а в пустынях что можно найти? Те же самые камни, гнезда иногда выходят прямо на поверхность.
  
   Мортиша вздохнула и почесала нос, продолжая размышлять.
  
   - Если я планирую когда-то выйти в свет, то мне нужны средства, деньги или то, что можно в них перевести. Значит, надо внимательнее смотреть по сторонам... кроме того, надо позаботиться о своей безопасности, а это значит - необходимо оружие, плюс, необходимо средство передвижения... Кошмар! Сколько всего необходимо... и где все это взять?
  
   Пожав плечами, Мортиша захлопнула книгу и встала.
  
   - Значит, будем работать!
  
   ***
   - Мда...
  
   Мортиша скептически поджала губы, недовольно рассматривая разграбленный склеп.
  
   - Не лес - а проходной двор! Это просто безобразие какое-то! Сволочи! Опять все растащили, а мне что делать?! Что б вас, гады! Это был мой склеп!!! Моя собственность!
  
   Надежды на то, что она сможет найти что-то полезное, не оправдались. Опять вскрытая опытным взломщиком дверь, опять голые ободранные стены и гроб с сожжеными остатками его хозяина... правда, судя по всему, ворам не слишком повезло, о чем красноречиво свидетельствовали остатки костей и ошметки чего-то похожего на броню, валяющиеся по всему коридору и даже перед входом.
  
   Но легче от этого не становилось.
  
   Мортише просто плакать и рвать чужаков на запчасти хотелось от мысли, что ее опять опередили, и неважно, что случилось это годы назад! Сам факт! И это было не от жадности, увы... уж таких грешков за ней не водилось. Виноваты были инстинкты.
  
   Инстинкты лича в последнее время все больше прогрессировали, что начало доставлять определенные проблемы.
  
   Как оказалось, нежить имеет не только специфические умения и потребности, у нее также имеются и специфические принципы и установки, противиться которым просто невозможно. Мортиша и до этого замечала за собой странности, но как-то не придавала им особого значения: на фоне всего происходящего это было несущественно, да и она постоянно отвлекалась на что-то постороннее, так что, было не до раскопок в глубинах души и разума, или где там эти самые инстинкты живут.
  
   Однако, неожиданно сложились несколько факторов и правда о самой себе начала всплывать на поверхность.
  
   Встреча с Риэльхом и неожиданно появившаяся возможность получать знания, начавший раскрываться магический дар, и... сезон дождей, только две недели как закончившийся, загнавший Мортишу в склеп практически на три месяца.
  
   Все это послужило хорошим таким толчком или, скорее, волшебным пенделем, после которого все понеслось в тартарары.
  
   Мортиша и раньше смутно ощущала какие-то непонятные позывы и желания, но или не обращала на них внимания, или неосознанно следовала этим смутным души порывам. Два месяца, проведенные взаперти внесли ясность в данный вопрос...
  
   - Итак, что мы имеем с гусь? С гусь мы имеем клопы! А именно... - Мортиша неторопливо, словно учитель перед аудиторией, расхаживала по склепу, рассуждая о странностях своей психики, - первое, что я могу отметить - я считаю Лес своей территорией. Личной собственностью, принадлежащими мне владениями, которые подпадают под мой протекторат.
  
   Почесав ухо когтем, Мортиша задумчиво уставилась на светильник, вновь перекочевавший на место у стены, сияющий ровным золотистым светом. Самый первый опыт лича в артефакторике, хоть и не до конца принадлежащий именно ей.
  
   Мортише понадобилась неделя, чтобы пробудить магическое зрение, а затем разобраться в том, что именно она вообще видит. Еще неделя понадобилась, чтобы начать пользоваться этим умением уверенно, а не через раз. И еще неделя понадобилась для того, чтобы "включить" светильник: определить, как необходимо насыщать требующую магическую подпитку вещь, напитать ее, починить "перегоревший" контур.
  
   Когда положенный в металлическую чашу стеклянный шар вспыхнул, словно сверхновая, разогнав постоянный мрак, царящий в склепе, Мортиша только тихо счастливо вздохнула, любуясь светящимся голубоватым светом шариком, чем-то напомнившем ей родную, оставшуюся в другом времени и пространстве Луну. Правда, уже через пару часов холодное освещение начало раздражать и так не слишком здоровую психику, и Мортиша решила, что надо как-то исправить это непотребство. Сделать его, например, желтым или зеленым... что она и проделала, как только разобралась в записях Риэльха.
  
   Одна-единственная подправленная руна - и в склепе поселилось солнышко, мягко освещающее пространство ровным золотистым светом.
  
   Очнувшись от воспоминаний, так неожиданно накативших, лич продолжила размышлять.
  
   - Дальше. Кроме того, что я считаю данную территорию своей, я также против появления на этой самой территории конкурентов. Не обычных разумных, нет, их я воспринимаю по другому, а разумную нежить. Мысли о появлении еще одного лича приводят меня в бешенство, вызывая агрессию... даже воспоминания о той неизвестной твари, вылупившейся и вырвавшейся на свободу из запертого склепа не вызывают такого резкого неприятия...
  
   - Хм! Возможно, дело в том, что чувствую, что данная тварь если и разумна, то как животное, а не бывший человек? Хотя... вот интересно, Риэльх таких чувств не вызывал. Скорее, покровительство и... да что уж греха таить, хотелось его на место поставить, хотелось... радует, что наша встреча прошла быстро и без ненужных эксцессов, да... А вот мысли о личах... только война!
  
   Присев, Мортиша бросила рассеянный взгляд на свои когти и досадливо сморщилась: маникюр явно требовалось обновить. Причем, давно. Да уж... получив в свое распоряжение книгу, лич с радостью окунулась в мир неизвестной ей ранее науки, впитывая написанные мелким убористым почерком откровения.
  
   Все-таки современный человек привык к огромным объемам информации, поступающим со всех сторон. Да, мы злимся на откровенную лабуду и мусор, впитываем крохи полезного, хотим от всего этого отдохнуть... Вот только когда "отдыхаем", жалуемся на скуку!
  
   Мортиша сначала этого не замечала, не до того было: смена мира, физического тела, различные проблемы, которые приходилось решать, причем, в срочном порядке... Но чем дальше, тем острее стала чувствоваться странная неудовлетворенность, которая здорово отравляла жизнь.
  
   Было неимоверно скучно. Мортиша готова была согласиться на чтение даже самого нуднейшего справочника, или чего-то в этом роде, поэтому записи Риэльха были просто подарком судьбы. Итог был закономерен: увлекшаяся чтением, а затем и робкими попытками применить новые знания в жизнь, Мортиша забыла обо всем.
  
   Пить, есть, спать и отвлекаться на еще какие-то телесные нужды ей было не надо, так что, на два этих месяца она даже не думала о том, что себя нужно как-то приводить в порядок, хоть иногда.
  
   - Эх, мать, опять ты превратилась в поросюшку! Что ж... сегодня у тебя банный день! Или... нет! Вода холодная... не полезу, и плевать, что мне пофиг на температуру! ПрЫнцесса я или нет? Прынцесса! Однозначно, да! А значит... - лич расплылась в зубастой улыбке, - пора благоустраиваться!
  
   Первым делом начинающий гений артефакторики осмотрела свою ванну. Большая. Керамическая. Закопанная в землю. Прочная... раз выдержала путешествие по лесным тропинкам и криворукого перевозчика.
  
   - Хммм... и что ж теперь делать? - Мортиша пялилась на ванну, полную воды, осторожно ковыряя когтем большого пальца правой ноги землю. - Я хочу горячую воду. Вода есть, но только холодная! Если нанести символы на ванну, она будет нагревать холодную воду, но тогда выливающаяся горячая хлынет в ручей... рыбу сварит... или нет?
  
   - Что я вообще хочу? - присев на камень, принялась размышлять Мортиша. - Я хочу, чтобы в ванне была горячая вода. Значит, из этого и будем исходить! Итак, первым делом, надо нанести руны огня на стенки, тогда вода начнет нагреваться, но бесконтрольно. Значит, нужна регулировка температуры - больше и меньше, чтоб не свариться. Затем - вода должна очищаться, я ж не свинья, гадить там, где живу! Значит, руны самоочищения... что еще? Вода должна нагреваться только в самой ванне, а в ручей должна попадать прохладная... над этим стоит подумать. Блин! Может, мне еще и водопровод изобрести?!
  
   ***
  
   - Не санитары мы не плотники, ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ЛЯ! А мы монтажники-сантехники, да, причем, долбанутые на всю голову! Да!
  
   Злая, как неделю не кормленная собака, Мортиша, ругаясь под нос и бурча, уже вторую неделю мучилась с исполнением своей мечты. Водопроводом в полном смысле это не являлось, но результат был, причем, налицо!
  
   Так как с трубами была напряженка, Мортиша поступила проще. Она принялась экспериментировать на макете, изображающем ванну. Для этого она аккуратно разбила пополам одну из бутылок, после чего принялась наносить на нее руны в строгой последовательности. Разрисовав посудину, Мортиша пристроила ее в ручеек и произвела испытание модели.
  
   Результат был потрясающим... Располовиненная бутылка взорвалась, не выдержав бурления закипевшей воды, осколки разлетелись по всей поляне, едва не превратив успевшую упасть ничком лича в ежика, ручей на какой-то миг превратился в гейзер, выплюнувший метровую струю кипятка в безмятежно голубое небо.
  
   Осторожно разлепив глаз и слегка приподняв голову, Мортиша осмотрелась и со вздохом встала.
  
   - Испытание модели номер "раз" закончилось отрицательно. Приступим к испытанию модели номер "два"!
  
   Второй эксперимент закончился также, как и первый. За ним последовал третий, четвертый, пятый... Сегодня было испытание двадцать третьей модели.
  
   - Ну, что? Приступаем? Боги, пошлите мне удачу! Зря, что ли, она у меня в гороскопе прописана?! Иииии... да!!!
  
   Восхищенная возможностями артефакторики Мортиша осторожно опустила в импровизированную ванночку палец и расплылась в блаженной улыбке: тепло. Приятная горячая вода согрела сухую плоть, выливаясь из ванночки уже холодной. И чистой: брошенная в воду пыль закружилась водоворотом, растворяясь на глазах.
  
   - Красотааа...
  
   Подхватив образец, лич помчалась в склеп за специально зачарованным кинжалом, который мог проплавить борозду в практически любом материале - сделать этот необходимейший инструмент получилось не сразу, но записи Риэльха были очень подробными, так что, в конце концов нужный результат был достигнут.
  
   - Огонь... очищение... переход...
  
   Мортиша осторожно, тщательно выводя каждую черточку, рисовала символы, сверяясь с образцом. Вода ей совершенно не мешала, места было много, в ванной она помещалась целиком, кинжал послушно резал твердую керамику...
  
   Закончив, лич тщательно сверила нарисованное, одобрительно кивнула и нажала пальцем на руну-активатор, заряжая ее коротким импульсом магии. Артефакт заработал. Засияли руны, вода стала стремительно нагреваться, исходя легким парком.
  
   Мортиша даже застонала от предвкушения...
  
   - Оййй... ща как залезу... как откисну... как разбухну... ууууу...
  
   С громким плеском принцесса свалилась в ванну, счастливо бултыхая в воде конечностями и впитывая каждой порой высохшего тела тепло.
  
   - Вот оно... счастье...
  
  
  Глава 6.
  
  
  - Впуклости... впуклости... впуклости... и снова они, впуклости... и когда же впуклости сменятся выпуклостями?
  
   Тяжкий вздох Мортиши, в реальности проявившийся как натужное сипение, разбил тишину склепа, отразившись от стены, в которой лич рассматривала свое отражение, едва не уткнувшись в нее носом. За прошедшие два года она изменилась, что ясно показывала гладкая, отполированная поверхность, но, увы, изменений было меньше, чем принцесса хотела, хотя и больше, чем она рассчитывала.
  
   Ванны... горячие, теплые, с различными травами, с кровью, с соками разных плодов... Мортиша проявила недюжинную фантазию, применяя все, что можно, и все, что нельзя для того, чтобы вернуть себе более-менее живой вид.
  
   Наблюдение за животными выявило с десяток лечебных трав, которые Мортиша настаивала, делала отвары, мазалась их соком, жевала, пытаясь пропихнуть в горло хоть каплю жидкости... извращалась по полной программе, короче говоря.
  
   Походы по Лесу принесли несколько полезных открытий: принцесса нашла "лизунец" - место, где соль выходит на поверхность. Обычно к "лизунцам" вели проторенные тропы, ведь травоядные обожают облизывать кристаллы хлорида натрия. Мортиша соль не ела, но набрала крупные кристаллы и принимала солевые ванны...
  
   Для этого пришлось доработать свой сосуд для омовения, добавив еще с десяток рун, так что ванна превратилась в многофункциональный девайс, напоминающий современные джакузи: теперь можно было как очищать воду, так и сохранять растворенные в ней вещества, нагревать и охлаждать, устраивать бурление, словно в горной реке, полной камней и порогов, а также крупные и мелкие волны, принимая импровизированные массажи.
  
   Результат не замедлил сказаться: через полгода Мортиша заметила,что кожа перестала иметь отполированный и залакированный вид. Она стала более... естественной на ощупь, что не могло не радовать: это значило, что начинают открываться поры, теперь процесс насыщения плоти влагой пойдет шустрее.
  
   Еще через год она смогла пропихнуть вглубь организма целую ложечку воды - ссохшееся и слипшееся горло начало принимать более естественную форму.
   Восстановление себя до человеческого (или сидхейского) вида уже не казалось невыполнимой задачей.
  
   Появилась не просто надежда, а уверенность в том, что это возможно.
  
   И теперь Мортиша стояла у себя в склепе, придирчиво рассматривая собственное отражение в гладко отполированном камне, радуясь ясно видимому прогрессу, и стеная, что он не такой шустрый, как ей мечталось.
  
   В деле восстановления формы очень помогла артефакторика, а также прогрессирующие специфические умения и способности лича. Как оказалось, "высушивание" животных крайне положительно влияет на самочувствие и состояние тела. Вытянутая из жертв энергия прекрасно впитывалась, даря небольшое ощущение сытости, хорошо усваивалась, напоминая диетические продукты, вроде отварной индюшатины, и крайне положительно влияла на самочувствие.
  
   Мортиша понимала, что это только вершина айсберга.
  
   Вытянутой из растительности энергии хватало на час, не больше, из животных - от нескольких часов до суток, в зависимости от количества жертв. Очень радовало то, что судя по всему, она являлась сама себе источником энергии, хоть и не слишком сильным.
  
   Проведенные с помощью рунных кругов исследования дали странные ответы на животрепещущие вопросы: не сойдет ли она с ума, если проголодается? Один раз срыв уже был, кто сказал, что он не сможет повториться?
  
   Насколько хватит ее энергии? Она вырабатывается или является полностью заемной? Или Мортиша живет за счет солнечной энергии или той, что окутывает планету? Что вообще дает ей возможность жить, пусть и таким странным способом?
  
   Незнание реалий угнетало и вызывало вполне резонные опасения, так что, Мортиша проштудировала внимательно первые три главы дневника Риэльха, разбираясь в значении символов и составляя примерные цепочки рун.
  
   На то, чтобы досконально разобраться в происходящем понадобился месяц непрерывных экспериментов.
  
   Первое, что Мортиша выяснила - она полностью магическое создание. Стопроцентный лич с дефектной матрицей, если так можно выразиться. Разобрав значение светящихся багровым светом рун, принцесса долго сидела потом в кресле, бездумно глядя в черное ночное небо, пытаясь переварить свалившееся на нее откровение.
  
   Риэльх вскользь упоминал о нежити, так как некоторые артефакты делались именно на основе различных оживленных трупов... по его словам, личи - это мертвецы, всегда маги, получившиеся в результате стихийного "поднятия".
  
   Их никогда не "делали" другие некроманты, они всегда получались в результате воздействия на труп какого-либо природного магического возмущения... именно это делало их такой редкостью и ценностью: за личами охотились, так как из них после соответствующей дрессировки и программирования получались прекрасные слуги.
  
   Просто отличные слуги: сильные, неутомимые, надежные, обладающие зачатками интеллекта... почему зачатками?
  
   Ответ на этот пикантный вопрос был крайне прост. Личи отличались от зомби тем, что у них сохранялась не душа, как можно было представить из бытующих на Земле мнений, а остатки памяти, личности (в очень редких случаях), что и облегчало работу мага по прививанию нужных ему навыков.
  
   Почему дрессировка?
  
   На это тоже был простой ответ: личи напоминали по своему уровню развития маленьких детей: все или почти все понимали (после неоднократного повторения) и даже могли понятое выполнить.
  
   Это было кошмарно...
  
   Узнать, что изначально ты только скопище инстинктов, тупое умертвие, только и годное на выполнение простейших команд типа "Фас!", "Фу!" и "Рядом"! Мрак, причем полный...
  
   После прочитанного Мортиша надолго впала в депрессию... на целых два дня, во время которых она сначала валялась в ванне, мысленно стеная о своей горькой судьбе, а затем затеяла уборку, вычистив свой склеп от накопившегося там барахла. Трудотерапия прекрасно прочистила мозги, зарядив бодростью и желанием узнать все подробнее.
  
   Переварив прочитанное, Мортиша начертила рунный круг, который должен был прояснить ситуацию. Символы распознания сущности, определения и сканирования помещенного внутрь существа... такое построение применяли медики и артефакторы для того, чтобы определить: что перед ними такое?
  
   Ответ поднял свалившееся в овраг настроение, прицепив ему крылышки и пинком отправив в горные выси.
  
   Круг четко показал несколько крайне занимательных вещей. Оказалось, что она изначально мертвое, поднятое стихийным всплеском магии тело, то есть лич; у нее есть душа, присутствует развитый разум; она магическое создание, которое может развиваться, что радует просто до невозможности... И, возможно, такой бы она и осталась, но всю эту картину маслом меняли несколько пикантных подробностей.
  
   Аиллия, в чье тело так "удачно" она попала, была уже готовым личем. Тем самым: стихийным, примитивным, одержимым инстинктами мертвецом с зачатками личности. Просто принцесса еще не успела вылупиться из своего "кокона", находясь в своего рода сне или анабиозе.
  
   Поэтому, когда ее душа попала в эту мумию, она прекрасно прижилась, проросла в энергетические и физические структуры, перехватила управление на себя и... полностью сломала поведенческую программу. Именно поэтому она не ломилась сквозь лес в сторону ближайшего источника пищи, не вылавливала животных в приступе напавшего жора, не высушивала растительность подспудным желанием пожрать. Именно поэтому у нее сохранились остатки памяти безвременно почившей принцессы.
  
   И именно поэтому она переродилась из примитивного лича в более развитое и гораздо более могущественное (в перспективе) существо.
  
   Мортиша медленно, но верно развивалась в дамм-морэ.
  
  
   Душа дала толчок развития ее телу, раскочегарила магический источник, ядро, чакру... неважно, как это называется, главное, оно есть, и даже работает, что привело к относительной автономности, как у атомного ледокола.
  
   Именно благодаря симбиозу души и магического источника она сейчас живет и даже чувствует, испытывает эмоции, развивается. Конечно, источник пока слаб, и выдает немного энергии, но если его развить как следует... она станет поистине смертоносным существом!
  
   Дамм-морэ были страшной сказкой для основной массы сидхе, и несбыточной мечтой для тех, кто встал на путь некромага. Эти существа появлялись не просто редко, а невероятно редко, Риэльх упомянул о них кратко, как о том, что вроде и существовало, вот только фактов, подтверждающих такое, было удручающе мало, и те косвенные.
  
   Мортиша сравнивала дамм-морэ и высшую нежить из человеческих сказок и легенд, наподобие того же Кощея Бессмертного, или высших личей из гораздо более позднего творчества. А что? Определенное сходство было.
  
   Мертвое тело, получившее магическую подпитку, душу в нагрузку, разум, огромное разнообразие возможностей и умений, практически бессмертное, трудно убиваемое, могущее развиваться как умственно, так и физически... НО, самое главное, дамм-морэ отличались от тех же личей в самую первую очередь тем, что по виду их практически невозможно было отличить от живых существ! Что не могло не радовать, и давало определенную надежду. Хотя, если честно, сведений было маловато, но и то, что Мортиша прочитала в книге, скажем так... внушало.
  
   Она даже встала и снова повертелась, любуясь своим отражением.
  
   - А что? Первоначальные данные у меня чудо как хороши, теперь главное - воспользоваться ими в полной мере! Но пока не стану выглядеть нормально - из Лесу не ногой! Не хватало еще какого-нибудь энтузиаста-дрессировщика на мою голову... некоторые сидхе достаточно отмороженные для того, чтоб попытаться захомутать такую интересную неведомую зверушку, их даже перстень принцессы не остановит, только добавит стоимости. А вот потом... - глаза Мортиши мечтательно затуманились, она машинально погладила перстень, который носила не снимая. - Потом эта цацка мне очень пригодится и облегчит жизнь.
  
   - Статус признанной принцессы действует при жизни, но и смерть его не снимает, и это огромный плюс... да, недаром Эдмон Дантес купил себе титул графа, знал, собака, что делал! Как там Дюма писал? Герб на дверце кареты сильно облегчает жизнь? Что-то в этом роде... жаль, не помню... Спасибо Вам, дядюшка, за признание! Нижайший поклон и огромная нечеловеческая благодарность от меня лично! Целую! Чмок!
  
   По склепу разнеслось еле слышимое сипение: мысленно Мортиша заливалась хохотом, но вот озвучить его... с этим еще были проблемы.
  
   ***
   Эссертиал резко икнул и недоуменно поднял бровь. Кто это его так интенсивно вспоминает?
  
   ***
  
   Еще раз проверив все рунные цепочки, Мортиша вздохнула и активировала второй распознающий круг. Символы медленно наливались светом, по телу прошла волна энергии, просканировавшая каждую клеточку, руны медленно перестраивались, повисая в воздухе сияющими конструкциями, дающими исчерпывающую информацию о стоящем в круге существе.
  
   Стоять пришлось довольно долго, хорошо хоть Мортиша не чувствовала усталости, но это того стоило. Сканирование не терпело спешки, но и результат выдавало потрясающий: мало того, что она узнает практически все о своем организме и его возможностях, так еще будут и рекомендации!
  
   Главное - правильно расшифровать руны...
  
   - Таак... что тут у нас...
  
   Мортиша наворачивала круги, рассматривая застывшее в воздухе изображение, пытаясь рассмотреть все до мельчайших подробностей.
  
   Цепочки рун закручивались по спирали, обвивая собой колонну разноцветного света... в темноте склепа это выглядело просто фантастически. Никакие лазерные шоу не могли сравниться с этим по красоте...
  
   Рассмотрев основание, Мортиша перенесла все увиденное на листья (бумагу она решила не портить), после чего принялась тщательно перерисовывать все остальное. Работы предстояло много, но это только радовало: значит, у нее есть что исследовать и изменять. И это просто прекрасно!
  
   Через пару часов каторжного труда принцесса рухнула в кресло, чувствуя, что вымоталась. Физически то она была в полном порядке, но вот морально... а сна как не было, так и не предвидится. Те пару случаев, когда она теряла сознание и один раз выспалась, Мортиша вспоминала практически со слезами на глазах. Медитации, конечно, немного помогали, но именно немного. Они снимали усталость и напряжение, но о полноценном отдыхе можно было только мечтать.
  
   - Нужно что-то делать... - пробормотала про себя Мортиша, - иначе я просто свихнусь. У меня и так крыша протекает, а если ее сорвет окончательно, это будет ой... просто огромный "ОЙ"! Может, артефакт какой есть для этого? Надо поискать в книге... если нет, надо изобрести. Ладно! - принцесса встряхнулась, машинально потерев переносицу пальцами. - Что там у меня?
  
   Следующие несколько дней она полностью посвятила расшифровке записанного. Работа шла медленно, но все-таки шла. Приходилось постоянно сверяться с записями Риэльха, ведь комбинаций было много, а ошибка в расшифровке одного символа приведет к искажению смысла всего "предложения". Да и опыта у Мортиши не было, откуда ему было взяться в этой глухомани?
  
   К концу работы склеп превратился в настоящую помойку. Куча сушеных листьев, исписанных корявым почерком, раскрошенных, валяющихся везде, где можно, и где нельзя. Правильные варианты расшифрованных записей Мортиша складывала аккуратной стопочкой на столе, остальное безжалостно сваливала на пол, пока он не покрылся шелестящим ковром.
  
   Поставив последнюю и окончательную точку, Мортиша потянулась, слыша как протестующе скрипят кости, и с удивлением обозревая царящий в ее обители бардак.
  
   - Вау... ну и помойка! Поросюшка ты, Морти, ой, поросюшка! Надо бы прибраться, чары очищения такой крупный мусор не воспринимают. Только пыль и разные мелочи...
  
   Встав, принцесса приволокла корзину, после чего принялась сгребать "черновики" записей. Листья хрустели, шелестели, с трудом впихиваясь в заполнившуюся почти до отказа тару, остатки Мортиша, недовольно фыркнув, оставила на полу: это магия уничтожит.
  
   В такие моменты Мортиша вспоминала Эссертиала с благодарностью: как ни крути, а место упокоения он ей подобрал очень даже комфортное. Шутка ли, за столько столетий руны и заклинания совершенно не потеряли силы, обеспечивая ее комфортом и, в чем-то даже, уютом.
  
   Никаких тебе домомучений с уборкой, это ли не мечта каждого владельца жилплощади, независимо от материального достатка?
  
   ***
  
   Рунный круг выполнил свою задачу, выдав полностью все о состоянии разума, энергии, магии и тела, а также дав рекомендации по их улучшению. Наскоро проглядев все свои записи, Мортиша почувствовала, что ее брови упорно карабкаются вверх, видимо, желая поселиться на макушке.
  
   Оторопело почесав заскрипевший под когтями затылок, принцесса только и смогла, что выдать в пространство длинное, продолжительное сипение, долженствующее изображать что-то вроде "Ни фига себе баян!" или просто "Обалдеть"...
  
   То, что она изначально была личем, Мортиша уже знала и даже переварила эту пикантную новость. То, что она понемногу перерождается в гораздо более совершенное существо - дамм-морэ - она тоже знала.
  
   Круг показал, как именно будут идти эти изменения.
  
   Выяснилось, что все потуги Мортиши на поприще запитывания влагой выеденного яйца не стоят. Да, кожа немного напиталась, но и только. Она может мариноваться в ванне до морковкиного заговенья - толку от этого все равно не будет.
  
   Никакая вода или эликсиры не исправят данного состояния!
  
   Если бы она была личем, то эффект, какой-никакой был бы... она бы стала самую малость менее страшной. И все.
  
   А так как она стремительно мутирует в гораздо более высокое по классу существо, то и способы должны быть другими.
  
   Дамм-морэ были магическими созданиями, они питались магией... и именно этого ей так не хватало. Жизненная энергия, вытянутая у животных усваивалась, но была не особо питательной и полезной. Если сравнить с человеческой пищей, то в этом блюде не хватало нужных организму микроэлементов, витаминов и прочих полезностей.
  
   Жить можно, но быть абсолютно здоровым - нет.
  
   Ей требовалась не только энергия, но и магия. В первую очередь - именно магия.
  
   Мортиша вспомнила, как вырубилась после того, как съела маленькое стадо лорсов. Она тогда спала, видела сны, как живое существо, и как же это было прекрасно...
  
   А вот после броненосца такого не было. Да, она почувствовала приток энергии, но и только. Никаких спецэффектов не наблюдалось, совершенно.
  
   А разгадка пряталась на поверхности: лорсы, в отличие от броненосца, были магически измененными животными. Уж это даже Аиллия знала!
  
   ****
  
   - Мда... вот еще одна проблемка образовалась... - тоскливо протянула мысленно Мортиша, с грустью поглядывая на журчащую в ванне воду. - Вопрос: и на хрена я так корячилась, если все равно все это до одного места?
  
   Вода тихонько переливалась через край, завиваясь крошечными бурунчиками, листва шумела, солнышко припекало, а настроение было самым что ни есть упадочным. Болтая в воздухе ногой, принцесса сидела на краю своего супер-артефакта и тоскливо вздыхала. Тяжко осознавать, что все твои усилия были напрасными. Впрочем...
  
   Мортиша скептически хмыкнула, поболтав в воде рукой, и неожиданно расплылась в довольной улыбке, превратившей и так не блещущее красотой лицо в кошмарную маску.
  
   - Ответ: как это на хрена?! Кто же в здравом уме откажется от джакузи?! Уж точно не я!
  
   ***
   - Итак, вопрос с питанием надо решать, причем, срочно.
  
   Обдумывая животрепещущее, принцесса неторопливо прогуливалась по лесу, внимательно поглядывая по сторонам: а вдруг встретится что-то интересное?
  
   Прогулка была приятной, не омраченной никакими неожиданностями - Мортиша прекрасно ощущала, как зверье разбегается с ее пути, прячась по всем щелям и убежищам. Сейчас, медленно шагая между кустарниками и деревьями принцесса, наконец, смогла нормально рассмотреть окружающие ее красоты.
  
   Забавно... она здесь уже почти три года, а такую пешую прогулку организовала в первый раз...
  
   ***
  
   Лес поражал. Действительно, поражал. Буйство флоры, причем, сразу видно, что она неестественная... Невероятное соседство растений характерных для самых разных, зачастую противоположных по климату, зон. Высоченные хвощи и папоротники, увитые лианами, невероятно яркие цвета и сочная зелень, характерная для тропиков, для влажных тропических лесов... и при этом кряжистые, толстенные баобабы, пару раз попались секвойи - уж этих гигантов растительного мира она хорошо знала, неоднократно по телевизору видела.
  
   Вблизи они производили невероятнейшее зрелище - высоченные, достающие верхушками до неба, казалось, что облака путаются в ветвях... Мортиша, не выдержав, даже залезла на одно такое дерево, потрясенно уставившись на раскинувшийся зеленый шумящий ковер, расстилающийся у ее ног.
  
   Ветвь, на которой она стояла, плавно покачивалась под порывами ветра, Мортиша крепко вцепилась в другую когтями, вертя головой и только потрясенно вздыхая. Красота... неимоверная красота...
  
   И, что самое прекрасное, это была ЕЕ красота.
  
   Чувство принадлежности было невероятно сильным, устойчивым и неимоверно четким. Инстинкты походили на заверенную нотариусом бумагу, сухо и по-деловому расписывающую, что именно, на каких условиях и кому принадлежит.
  
   Мортиша чувствовала себя настоящей самодержицей, гордо окидывая благосклонным взглядом свои владения. С высоты было прекрасно видно, что Лес рос достаточно узкой, но довольно длинной полосой, огибающей крутые, скалистые горы.
  
   Каменные клыки вздымались высоко ввысь, вспарывая остриями мягкие брюшки кудрявых белых облаков, и вид имели самый неприветливый. Мортиша видела небольшой участок, но ей и этого хватило, чтобы сделать вывод о том, что туда без проводника лучше не соваться.
  
   Чревато.
  
   С другой же стороны Лес граничил с пустыней, это Аиллия прекрасно помнила, так как в детстве девочку неоднократно обещали туда выкинуть. Принцесса видела, что дальше пространство резко переходит из зеленого цвета в белый... даже слишком резко.
  
   Явно вся эта растительность не просто так выросла. Даже если изначально лес и был естественного происхождения, то за последующие века непрерывной селекции местные Мичурины превратили его в черт-знает-что.
  
   Нормальные деревья и кустарники соседствовали с растительными химерами, обладающими самыми разными свойствами. Мортише уже посчастливилось встретить парочку таких непоняток, и они произвели на нее самое неблагоприятное впечатление.
  
   В первый раз она успела отскочить, с изумлением наблюдая, как опутанное лианами сухое кряжистое дерево резво взмахнуло ветвями, от чего лианы просвистели в воздухе, закручиваясь замысловатыми петлями.
  
   Не успей она, и быть Мортише замотанной живыми удавками до состояния кокона шелкопряда... переварить ее не переварят, но приятного было бы мало, уж в этом она была твердо уверена. Обойдя дерево-ловушку по широкой дуге, Мортиша только хмыкнула, поражаясь фантазии того, кто придумал и воплотил в жизнь такую странную причуду.
  
   Во второй раз все было гораздо менее эффектно: просто ядовитый кустарник, возле корней которого разлагалась чья-то тушка. Кустик медленно подтягивал веточками к себе еду, настороженно шевеля листьями.
  
   Этот экземпляр принцессе понравился.
  
   - Может высадить тебя в качестве заборчика, а? - лениво наблюдая за растением, размышляла Мортиша. У этой идеи были как плюсы, так и минусы. С одной стороны, очень эффективно... с другой - это ж копать надо, пересаживать, следить, чтобы укоренилось...
  
   - Ну его нафиг такую мороку!
  
   ***
   - Интересно, что там?
  
   Задумчиво посматривая вдаль, туда, где лес переходил в пустыню, принцесса раскачивалась на ветке, наслаждаясь обдувающим тело ветерком. Солнце жарило вовсю, полуденный зной навалился на лес, заставляя прятаться в норы и убежища,в ожидании, когда на смену дневному светилу придут сумерки, несущие с собой хоть какую-то прохладу.
  
   Завораживающее зрелище...
  
   Раз попробовав посмотреть на окружающий мир с высоты птичьего полета, Мортиша не смогла отказать себе в удовольствии делать это снова и снова.
  
   Распорядок дня снова поменялся.
  
   Теперь Мортиша ночами не валялась в воде, а медитировала, лежа в импровизированном гнезде из охапок длинной, очень приятно пахнущей лимоном травы со странно волокнистыми листьями, которую она собирала раз в несколько дней, и многострадального одеяла.
  
   Используемое самыми различными способами, одеяло постепенно приходило в негодность, чем огорчало Мортишу до крайности. Качественная шерсть, судя по всему, переплетенная с шелковыми нитями, сопротивлялась износу как могла, но принцесса прекрасно видела, что еще немного - и начнут появляться дыры. А замену взять неоткуда.
  
   Пришлось проявлять смекалку.
  
   В углах появились руны, нанесенные сваренными Мортишей чернилами, помогающие укреплять то, на что они нанесены, символы очищения препятствовали загрязнению, а обновления - обеспечивали износостойкость. Однако, это были временные меры.
  
   Мортиша прекрасно видела, что вещь проживет еще лет семь-десять, не больше, впрочем, это ее устраивало. Ведь рано или поздно, но ей придется возвращаться в лоно цивилизации, одиночество - не ее удел. Сейчас она держится, но никто не знает, как долго это продлится...
  
   Поэтому, она старалась, как могла.
  
   Ночные медитации позволяли держать психику в тонусе, не давая ей пойти вразнос, а также помогали развиваться источнику магии - странному энергетическому образованию, расположенному в солнечном сплетении.
  
   Днем Мортиша училась. Она читала монументальный труд Риэльха, разучивая законы магии, принципы построения заклинаний, основы создания артефактов и многое другое.
  
   Книга была не только учебником, а в первую очередь - дневником. Риэльх описывал свои какие-то наблюдения, выводы по различным интересующим его темам, вопросы и ответы.
  
   Такие вставки давали небольшое понятие о нравах сидхе, царящих у них порядках, общественной жизни...
  
   Мортиша часто размышляла над тем, как она будет вливаться в общество, каким способом это можно сделать... ведь только идиот может думать, что чужака никто не раскусит.
  
   Он мыслит другими категориями, у него иные интересы и запросы, он говорит иначе, действует, ведет себя в различных ситуациях, начиная от быта, и заканчивая взаимодействием с другими существами.
  
   Чужака сразу вычислят, нутром почуют, ведь он - другой. Не такой, как остальные.
  
   А значит, его надо или убить, или использовать в своих целях. И никакие моральные принципы здесь не работают.
  
   Так что, эту проблему тоже надо было решать, а еще надо было подготовиться к тому моменту, когда она все-таки выйдет в люди, причем основательно! Проблем, проблемок и проблемищ будет уйма.
  
   А еще Мортиша решала самую важную и животрепещущую на настоящий момент тему - где взять питательную и полезную еду в количестве, достаточном для приведения себя в надлежащий вид.
  
   Каждые несколько дней она прочесывала лес, ознакамливаясь с ним самим и его обитателями, попутно делая выводы. Неутомимость давала огромные преимущества: Мортиша за день могла покрыть значительное расстояние и не почувствовать усталости, особенно, если удавалось "перекусить" на ходу, не важно, кем или чем.
  
   Как выяснилось, магически измененные деревья были вкусными, и даже где-то полезными. "Съев" попавшегося ей на пути растительного монстра, пытавшегося отбиться от неожиданного агрессора ударами длинных ветвей, покрытых острыми иглами, как у акации, Мортиша почувствовала, что ее магический источник словно вспыхнул на некоторое время, как костер, в который бросили несколько хорошо просушенных поленьев.
  
   Также в плюс пошло ощущение сытости, правда, не настолько долгое, как хотелось, а также, повысившийся общий тонус.
  
   Мортиша чувствовала себя бодрее, словно выпила чашку кофе, сладкого и ароматного.
  
   Однако, был и огромный минус.
  
   Вегетарианской диеты ей однозначно не хватало. После нескольких недель, проведенных на растительной пайке, Мортиша со вздохом констатировала, что ей нужна гораздо более плотная и питательная пища, более высокоэнергетическая подпитка, поступающая при употреблении животных, причем, магических.
  
   Проще говоря, ей требовалось "мясо".
  
   ***
   -Мясссо... мясцо... мяско! Ням-ням... - мечтательно сипела Мортиша, мысленно рассуждая о несбыточном, и пуская слюни. Опять-таки, мысленно. Что поделать, в бытии дамм-морэ есть много плюсов, но и о минусах забывать не следует. Да и не получится, если честно.
  
   Теперь она никогда не сможет съесть обычную пищу, получив взамен способность усваивать энергию напрямую, минуя желудок и не утруждая себя жеванием и перевариванием. Так что, мечты о сочном куске мяса, истекающем соком, мягкой, пышной булочке, ароматном пирожном или завлекательном куске торта... да даже о простецкой "Взлетной" карамели, накрылись медным тазом, так и оставаясь только воспоминаниями, будоражащими воображение.
  
   Впрочем, совсем уж ее природа не обделила. Поглощаемая энергия также имела различный вкус. Например, один из кустарников подарил вкус земляники, ощущающийся как стойкое послевкусие где-то у основания языка, дерево воспринялось как груша, а вот простые животные чаще всего воспринимались как овсянка, сваренная на воде, без масла и крупицы соли.
  
   Грустный и удручающий вкус, живо напоминающий о тяжкой доле всех, следящих за фигурой, диетах, ограничениях, и могущий запросто повергнуть в депрессию.
  
   А вот воспоминания о лорсах...
  
   Мортиша облизнулась, тараща глаза на тропу, по которой к ней неторопливо приближался ее будущий обед. Острохвост совсем потерял страх, рыская в поисках добычи. Огромная зверюга перла, как танк, поводя носом в поисках запаха потенциальной пищи. Вид у здоровенного самца был настолько наглый и самоуверенный, что Мортиша тут же вспомнила не меньше десятка личностей, копирующих такое поведение.
  
   Принцесса оскалилась, тонкие черные губы разошлись, показывая частокол зубов, которым позавидовала бы и белая акула, впиваясь в кору дерева острыми когтями, и устраиваясь поудобнее.
  
   Такое поведение в ЕЕ лесу Мортишей не воспринималось органически. Здесь она - царь, бог и высшая инстанция. А не какое-то четвероногое... передвинувшись еще на пару сантиметров, она замерла, готовясь к атаке.
  
   ... Лорсы были вкусными. Сочный шашлык, с пылу, с жару, истекающий паром и ароматнейшим соком...
  
   ... Интересно, а какой будет вкус у этой животины?
  
   ***
   Вкус оказался неплохим. Картошка, жаренная на сале. Вкусно, немного жирновато... пошло на "ура!". Немного не хватало перчика и салата из помидор с луком, но это можно было пережить.
  
   Сыто щуря глазки, Мортиша слегка пнула ногой высушенный до состояния облезлого чучела труп острохвоста, и задумалась. Поразмыслить было о чем. Было, как говорится, вкусно, но мало. Хотелось еще. И не один раз. И в этом крылась проблема. Не настолько уж было плотным волшебное население леса, чтобы откормить ее до нужных габаритов.
  
   Рано или поздно, но, скорее, рано, она съест последнего обитателя, и что тогда делать? На экологию, рухнувшую в отдельно взятом ареале, ей было плевать. Но все ее хозяйское нутро резко возражало против исчерпания полезных ресурсов. Ресурсы должны восполняться. Ведь ей нужно будет кушать еще очень долго, а не только несколько лет!
  
   И что тогда делать? Вот то-то и оно...
  
   Так ничего и не придумав, Мортиша вздохнула, схватила труп за хвост и, хорошенько размахнувшись, отправила его в полет в ближайшие кусты. Оттуда тут же кто-то ломанулся в противоположную сторону, видимо, прилетевший на голову подарочек не понравился.
  
   Хмыкнув, принцесса пожала костлявыми плечами и неторопливо отправилась домой. Пора вновь посетить салон красоты. Вдруг в голову что-то путное придет?
  
   ***
   Путное так и не пришло. Совершенно. Дни шли за днями, неторопливые, однообразные. Мортиша осваивала трудное искусство артефакторики, изучала язык, вспоминала различные эпизоды своей жизни, строила утопические планы,потихоньку подъедала обитателей леса.
  
   Жаркое, душное лето потихоньку сменилось более прохладным периодом, наверное, осенью... или зимой. Понять что-то в этом климате было невозможно.
  
  
   Сумасшедшая жара, от которой горела трава и скукоживались листья, сменялась немного более прохладным периодом. Затем следовал сезон дождей...
  
   Три месяца ливней. Утром дождь - вечером моросит. Ночью моросит - утром ливень. Вечером ливень - все остальное время суток капает.
  
   Влажный, душный, обволакивающий удушливым, тяжелым облаком воздух... капли влаги, стекающие с тела... размокшая до состояния жижи земля троп, поляны, превратившиеся в болота, ручьи, разлившиеся реками...
  
   - Дааа... редкая птица долетит до середины Днепра!
  
   Как следует пнув ногой сухую тушку попугая, Мортиша с интересом следила глазами за ее полетом через бурный ручей. Мутная вода, несущая веточки, всяческий лесной мусор, насекомых... тушка почти долетела до противоположного берега, но, видимо, бензин кончился, и она рухнула в ручей, подняв фонтан брызг.
  
   Сухое тельце закружило, и медленно повлекло куда-то вдаль. Так и представлялось, как несчастное пернатое доплывет до более крупной реки, потом до еще одной, а там, глядишь, и море... или океан. То-то акулы удивятся! Этот сухофрукт они долго из зубов выковыривать будут.
  
   Год пролетел... незаметно. Мортиша все больше и больше превращалась в артефактора-энтузиаста, осваивая науку. Она штудировала талмуд, училась писать на всех трех языках, часами занимаясь прописями, ведь принцесса не может карябать бумагу, как курица лапой!
  
   Почерк сразу выдаст, что знания у нее отрывочные, а на учителя чистописания родители или опекуны пожмотились. Вроде мелочь, но пятно на репутации есть... маленькое, но ведь с этого все и начинается, ведь так?
  
   Так что принцесса вооружилась выточенным из веточки стилом, сухими листьями, чернилами, и принялась упражняться. Как выяснилось, чистописание у нее было как у Винни-Пуха. То есть, хромающее. Оно хорошее, да, но хромает. Причем, на обе ноги. И постоянно.
  
   Мортишу это не устраивало категорически. Так что, весь этот год она терпеливо просиживала вечера в склепе, изводя "бумагу" и чернила в не поддающихся учету количествах. Хорошо, что заранее запаслась!
  
   Постепенно ее писанина перешла из категории "корявости" в категорию "можно понять, что здесь накалякано", ну а там уже и до каллиграфии было рукой подать. Все-таки, моторика и способность запоминать движения у нежити обстоят гораздо лучше, чем у живых.
  
   Там, где человеку надо сделать десять тысяч движений, чтобы наработать мышечную память, Мортиша обходилась десятком, не больше. Но ей все равно хотелось идеала... и постепенно она его добилась. Теперь вышедшие из под ее руки буквы были одинаковыми, словно оттиснутыми с великолепного лекала. Каждый символ был выполнен в самых строгих традициях и канонах.
  
   Вообще-то, все стало просто великолепно получаться уже через пару месяцев, но Мортиша все равно писала, писала и писала. Набивала руку, тренировала мелкую моторику, развивала внимательность, копируя тексты, писала экспромты, стихи, рисовала.
  
   Неожиданно в ней проснулась тяга к прекрасному. Вспоминая с ностальгией виденные когда-то картины, она не могла смириться с тем, что в склепе голые стены. А ведь так хотелось чего-то красивого! Да и примеры росписей были перед глазами...
  
   Тормозило только отсутствие красок. Допустим, желтая у нее есть. Правда, мало, но ради благого дела она сможет пожертвовать толику лака... а где взять остальное?
  
   Другие цветы такого результата не давали, к сожалению, как она ни старалась. Поэтому, оставалось только вздыхать... и мечтать. А также пытаться претворить мечты в жизнь.
  
   Мортиша мучила мозги, смешивая самые странные ингредиенты, и получая на выходе все, что угодно, но только не то, что нужно. Краски не желали получаться... но выход нашелся. Как и всегда - случайно.
  
   ***
  
   Сытая и довольная принцесса топала по лесу, все сильнее поворачивая в сторону гор. Близость горного кряжа была отлично видна: среди деревьев то и дело встречались скалы, самого разного размера и высоты, груды огромных валунов, пару раз она наткнулась на поросшие густыми зарослями холмы.
  
   Выглядело это очень красиво: острые черные пики, глянцево отблескивающие на солнце, совершенно не затронутые растениями, на них даже вездесущий мох не рос, круглые, словно окатанная морем галька, большие, маленькие, высокие и низкие, одиночные и стоящие плотными группами.
  
   Камень был похож на базальт: плотный, тяжелый, радикально черного цвета. Понятно было, откуда его таскали для постройки склепов. Однако, базальт имеет вулканическое происхождение, если она правильно помнила...
  
   Мортиша погладила округлый бок здоровенного, с сарай размером валуна, и задумчиво прищурилась. А ведь если есть базальт, то есть и обсидиан, уж это она по своему склепу отлично знает. Значит, здесь есть вулкан. Может, действующий, может, потухший.
  
   А близость вулкана... горы. В горах находят полезные ископаемые: руды, камни, минеральные краски. Вот оно!
  
   Мортиша вздрогнула, и почесала нос. Краски. Мел. Белый, как снег. Киноварь, яркого красного цвета. Охра. Все оттенки желтого - от светлого до коричневого. Брауншвейгская зеленая... если ей повезет найти малахит... Горная синь. Сажа... ну, этого добра у нее навалом...
  
   Руки зудели, так хотелось рисовать. Мортиша потерла ладони друг об друга, и недоуменно на них посмотрела. Судя по всему, стало активизироваться искусство, а так как в прошлой жизни у нее были способности к рисованию...
  
   - Гм! Чувствую себя Пикассо! Хочу творить!
  
   Приняв решение, Мортиша тут-же претворила его в жизнь. Первым делом она вернулась домой, после чего приготовила несколько корзинок самого разного размера, вложив их друг в друга, как матрешки, веревку, кинжал, еще один кинжал - короткий и широкий - вдруг придется копать?
  
   Как только начался рассвет, из склепа выметнулся тонкий черный силуэт и понесся по направлению к горам.
  
  
   Хорошо быть дамм-морэ!
  
   Мортиша неслась со скоростью, недоступной самым лучшим человеческим бегунам. Скорее, ее можно было сравнить с гепардом, имеющим славу самого быстрого животного на Земле, хотя принцесса могла двигаться гораздо быстрее.
  
   В лесу, однако, сильно не разгонишься: впечататься в какое-то внезапно перебежавшее дорогу дерево не очень хочеться, так же, как и расшибать головой камни. В конце концов, сейчас не день "Войск дяди Васи", а она не десантник в подпитии, которого тянет на подвиги.
  
   Тропинки были не везде, приходилось и продираться сквозь заросли, но, постепенно, Мортиша приближалась к своей цели.
  
   Деревья стали расти реже, чаще встречались поляны, а то и проплешины, покрытые обломками камней. Впереди вздымались громады гор.
  
   Вообще, когда Мортиша их рассматривала издали, горы показались ей достаточно молодыми: уж очень острые пики были, да и высота внушала... это тебе не дряхлые, старые кряжи, просевшие под собственной тяжестью, испещренные пещерами.
  
   Конечно, она не геолог, но были некоторые опасения. Вроде, в молодых горах труднее найти что-то полезное, меньше выходов руд и прочих полезностей на поверхность... или нет? Может, здесь по другому?
  
   Определить можно только опытным путем, так что, ее ждут веселые деньки! И ночи... терять время Мортиша не собиралась, а в темноте она видела не хуже, чем при свете. Кроме того, перед выходом в геологическую экспедицию она как следует поела, изловив парочку острохвостов.
  
   Жирная, питательная пища, которая даст ей необходимую энергию. Вообще, Мортиша не привередничала, лопая все, что попадалось на глаза. Обитатели леса, особенно магические, тоже были не дураки, а наличие под боком такого хищника очень стимулирует инстинкт самосохранения.
  
   Да, она шустрая, как электровеник, сильная, смертоносная. А они - опытные, умеющие прятаться, сражаться за жизнь и выживать. Охота шла с переменным успехом, во всяком случае, ела она не каждый день.
  
   А виной всему была ее аура.
  
   Недаром все живое чуяло ее за пару десятков шагов... и это в спокойном состоянии! А что говорить, когда ей кушать хочется? И все мысли только о том, что пора кого-то поймать на обед?
  
   Стоило ей сделать шаг с поляны, и лес просто вымирал. Все живое пряталось в такие щели и норы, что попробуй выковырять! Замучаешься... немного спасало ситуацию то, что Мортиша научилась глушить исходящую от нее жажду крови минут на пятнадцать. С огромным напряжением - на полчаса. Это давало возможность подстеречь добычу, или налететь на нее в молниеносной атаке, но не больше.
  
   Конечно, она училась прятать свои смертоносные эманации, но процесс шел медленно. Это было похоже на то, как если бы Мортиша подбирала полы длинного, широкого одеяния, пытаясь закутаться плотнее, а ткань при этом очень скользкая, и пояса или булавок нет.
  
  
   Конечно, тренировки потихоньку делали свое дело: Мортиша постепенно училась подбирать"полы", закутываясь в собственную силу, но это было тяжело и муторно. Можно было бы сделать артефакт, помогающий скрывать ауру, и не один.
  
   Вот только этот способ был из разряда фантастики.
  
   Мортиша могла сделать только что-то крайне слабое, и недолговечное. Упиралось все в элементарное - отсутствие инструментов и материалов. Из доступного были только глиняные и стеклянные черепки от посуды, кинжалы, камни - гранит и базальт, а также обсидиан, дерево.
  
   Небогатый выбор, скажем откровенно.
  
   Создание амулетов и артефактов требовало многого: специального инструмента, самых разных материалов, начиная от обычного песка и заканчивая драгоценными камнями, времени, долгого и нудного обучения у компетентных наставников.
  
   Всего того, чего у нет и не предвидится.
  
   Поэтому оставалось только упражнятся в создании разных поделок, одноразовых, но способных облегчить жизнь, а также пытаться тренировать волю и способности.
  
   ***
   Горы потрясали. Высоченные, крутые, поросшие редким лесом и кустарниками на тех склонах, которые были более-менее пологими.
  
   - Мда... хорошо, что у меня когти... и хорошо, что мне не надо спать.
  
   В первый раз прогулка по горам продлилась три дня. Мортиша добросовестно лазила по отвесным склонам, ковыряла кинжалом разные подозрительные места, обследовала разноцветную почву в неглубоком обрыве.
  
   Естественно, ничего не нашла.
  
   Впрочем, если бы нашла - очень удивилась. Следующий визит продлился дольше. Склоны, обрывы, провалы... ничего страшного или интересного. Пару раз попались выходы чего-то странного на поверхность, но вот что это было - охра или просто глина, Мортиша не знала. Ну не геолог она! Не геолог! И не инженер Смит из произведений Жуля Верна, который на ровном месте мог построить завод.
  
   А так... желтое, в воде растворяется, следы оставляет. Вот и все.
  
   Как всегда, мечты, наткнувшись на реальность, позорно сдулись. Конечно, вполне вероятно, что под слоем почвы находятся залежи всяческого добра, но вопрос в другом? Где именно? И как глубоко копать? Экскаватора нет, лопата деревянная... руками рыть? Она не крот или землеройка!
  
   Мортиша продолжала исследовать горы, но не сказать, что так уж рьяно. Конечно, были полезные находки: один раз она нашла каменный шар круглой формы, который при попытке поднять оказался легче, чем должен. Это насторожило.
  
   Как Мортиша помнила, на Земле такими бывали гнезда каких-то полудрагоценных камней. Попадались эти шары то-ли в пустыне, то-ли в горах, здесь все было смутно, но вот то, что там могли быть камни - факт!
  
   Расколоть шар размером с баскетбольный мяч оказалось просто. Для этого всего-навсего понадобилось влезть повыше и бросить его на гладкую скальную площадку. Результат принцессе понравился.
  
   Со странным треском камень разломился на две почти равные половины, словно сочный арбуз. Начинка превзошла все ожидания. Толщина "корки" была не больше пяти сантиметров, а все остальное пространство было заполнено друзами кроваво-красных камней.
  
   Полюбовавшись на неожиданно обретенное богатство, Мортиша шустро затащила его в склеп, после чего принялась внимательнее вертеть головой по сторонам. Во второй раз она нашла несколько самородков странного синеватого металла, очень легкие, но прочные - под ударами камней они не плющились, кинжалами не царапались.
  
   Эта находка так же отправилась в загашник. Мортиша регулярно прогуливалась в горы, уже не нагружаясь так, как в первый раз, ничего интересного не попадалось, навыки в охоте прогрессировали.
  Все было просто прекрасно, пока в очередной раз поднявшись на неисследованный ранее склон, Мортиша не нашла пещеру, и не нарвалась на ее обитателя.
  
  
  
  
  Глава 7.
  
  
   Сытно отобедав крупным и упитанным лорсом - огромным самцом с великолепнейшими рогами, Мортиша шла по лесу, задумчиво мусоля в зубах веточку железного дерева.
  
   Скорее всего, у данного представителя флоры было другое название, но принцесса его не знала и назвала дерево по аналогии. Невероятно твердая древесина, с огромным трудом поддающаяся кинжалу, плотная, тяжелая, и очень красивая: разломив ветку с палец толщиной, Мортиша долго любовалась красивым золотистым цветом, с волнистыми линиями оттенка капучино.
  
   С недавних пор у нее периодически ныли челюсти, было полное ощущение того, что растут зубы. Тщательно ощупав пальцами свои кусалки и пересчитав их (как было сорок четыре, так и осталось), Мортиша пришла в недоумение. Десны ныли так, словно ей лет десять и вовсю идет смена молочных зубов на постоянные.
  
   Осторожно попробовав расшатать один зуб, принцесса убедилась, что сидит тот крепко, и выпрыгивать наружу не собирается. Пока, во всяком случае.
  
   - Второй ряд растет, что ли?
  
   Представив себе, как это будет выглядеть и мысленно ужаснувшись полученному результату, Мортиша попыталась припомнить, сколько вообще у сидхе зубов. Вроде, как у людей - тридцать два. Или больше? Нееее... вроде, тридцать два.
  
   Может, наследие пращуров сказывается? От кого сидхе происходят? Уж точно не от обезьян!
  
   Наморщив лоб, Мортиша попыталась напрячь мозг в попытках прояснить ситуацию. Ничего такого не вспоминалось... все, как обычно: боги слепили, из того, что было, вот и получилась всякая фигня! Ха! Прям песня! А действительно... что такое у них было под рукой?
  
   Что было - того уж нету. К тому же, она теперь не сидхе, а непонятно что - полностью магическое создание, полученное путем преобразования все того же сидхе в непонятно кого. Поэтому и с зубами веселуха, и вообще... веселуха.
  
   Особенно в последнее время.
  
   Странная ноющая боль, не сильная, но неприятная, и это у нее! Она же боли не чувствует! По крайней мере обычной, от повреждений или еще чего... а от магии?
  
   Помнится, когда ей прилетело в тыкву магическим разрядом, приятного было мало. Она тогда все очень хорошо прочувствовала, даже слишком. Значит... значит, это магические боли. Почему? Что изменилось в последнее время?
  
   Как что?! Питание!
  
   Она расширила свой рацион, добавив в него питательные, легкоусвояемые, высокоэнергетические блюда из магических животных и растений. Пусть не каждый божий день, но раз в три дня - регулярно. Порции хорошие, сидеть на диете она не собирается, от этого портится характер и в голову лезут нехорошие мысли о массовых смертоубийствах, да и вообще! С чего это ей себя ограничивать?
  
   Значит, постоянный приток магии в организм вызвал... вызвал... что? Изменения?
  
   Судя по всему, да.
  
   Критически осмотрев себя в полированной поверхности стены, Мортиша пришла к выводу, что выглядит несколько... здоровее, если, конечно, данное слово можно применить к живому мертвецу.
  
   Она уже не выглядела как пересушенный сухофрукт, скорее, как сухофрукт не дошедший до последней стадии потери влаги. И это внушало надежду... что через энное количество времени она сможет смотреться в зеркало без содрогания и привычного черного юмора.
  
   Зубные боли продолжались, утихая на некоторое время только после удачной охоты... и вспыхивая вновь через некоторое время. Первую неделю было еще ничего. Вторую, третью и четвертую - сносно. Пятую и шестую - не очень. К концу третьего месяца Мортиша просто озверела. Ничего не радовало, все бесило до невозможности.
  
   Прогулки в горы немного отвлекали, так что, Мортиша практически постоянно лазила по склонам, отвлекаясь от раздражающего фактора. Еще через неделю случилось чудо: боль прекратилась.
  
   Осознав данный факт, Мортиша долго скакала от радости, натужно сипя сухим горлом. Жизнь вновь заиграла яркими красками, маня неизведанным.
  
   Увы, через пару дней Мортиша вновь убедилась в непреложной истине: никакое счастье не продолжается долго.
  
   Зубы стали чесаться.
  
   От новой напасти стало хуже, чем было. Чесотка одолевала. Десны зудели, зубы чесались, а почесать невозможно!
  
   Мортиша полоскала рот, массировала десны, пыталась медитировать... ничего не помогало.
  
   Решение проблемы нашлось неожиданно, как, впрочем, и всегда.
  
   Оторвав на очередной прогулке веточку от какого-то дерева, Мортиша яростно принялась ее кусать и... случилось чудо!
  
   Зуд уменьшился.
  
   Тут же возникла новая проблема: веточки надолго не хватило, так, пара укусов и все. Та камнедробилка, что находилась у нее во рту, перемалывала древесину словно желе. Кости и рога постигла та же участь - они с легкостью рассыпались опилками.
  
   В поисках хоть чего-то, могущего продержаться какое-то время, Мортиша облазила окрестности, натолкнувшись на странное дерево. Огромный исполин с серо-голубой корой напоминал эвкалипт, даже пах похоже. Мортише пришлось потрудиться, чтобы оторвать себе веточку на пробу, но результат превзошел все ее ожидания.
  
   Острейшие треугольные зубы медленно, очень медленно размочаливали невероятно твердую древесину, приносящую облегчение измученному постоянной чесоткой организму. Заготовив себе прорву палочек для жевания, принцесса теперь повсюду таскала за собой привязанный к поясу мешочек, в котором раньше хранились огниво и кресало.
  
   При постоянном жевании одной палочки хватало на час, после чего она превращалась в пучок волокон, но и это радовало до невозможности. Все-таки, есть на свете материалы, о которые можно почесать зубы.
  
   Зубогрызками использование ценного природного ресурса не ограничивалось. Как оказалось, о данное дерево крайне приятно точить когти. Царапнув как-то толстенный ствол, Мортиша поймала себя на мысли, что это... приятно. За первым разом последовал второй, за вторым - третий...
  
   Медленное и неторопливое шкрябание обломка толстой ветви успокаивало и настраивало на крайне позитивный лад. Как-то Мортиша поймала себя на мысли, что сидит, лениво царапая ветку, уже довольно продолжительное время. В голове было пусто, хоть свети в уши фонариком, настроение самое приятное, лень просто зашкаливала за все мыслимые пределы.
  
   Вообще, рядом с деревом было тихо, спокойно, удобно.
  
   - Странно...
  
   Такое воздействие наводило на размышления. Никакой магии Мортиша не ощущала, совершенно, даже самой крошечной искры. Однако, дерево действовало как природный релаксатор. Что это? Аромат? Какие-то феромоны, или как они там называются? Аура? Природный магнетизм?
  
   Загадки множились и ширились, а ответа не было. Впрочем, Мортиша его не сильно и искала: результат ее устраивал полностью, нужно же хоть когда-нибудь расслабляться, у нее и так не жизнь, а сплошной стресс.
  
   Особенно в последнее время.
  
   В одну из прогулок в горы Мортиша нашла пещеру, в которую вела узенькая тропинка. Как любой городской человек, читать следы она не умела, совершенно, и теперь мучилась вопросом: обитаема она, или нет?
  
   С одной стороны, тропинку кто-то протоптал, но когда? Видна она была еле-еле, значит, давно? Кустарника рядом не было, терять пух-перья-чешую неведомый обитатель не собирался, оставлять следы на острых сучьях - тоже, пещера выглядела чистой, никаких костей, черепков, углей и прочего не было. Обычный мусор в виде листьев, веточек и прочего, занесенного ветром.
  
   Однако, Мортиша занервничала.
  
   ***
  
   Вид темного входа будил самые неприятные мысли, за ними тут же подтягивались инстинкты, начиная раздраженно что-то бубнить, настроение портилось, паранойя поднимала голову. А тут еще и зубы...
  
   Исследовав источник раздражения пару раз, Мортиша успокоилась.
  
   - А что делать? - философски размышляла принцесса, карабкаясь по крутому склону. - Надо быть проще, и тролли к тебе потянутся! Дзиннь-буддизьм! Все по-фигу!
  
   Мортише бы вспомнить, что принцип "авось повезет" срабатывает через раз... и нужно шевелить своими засохшими извилинами, а если это не очень получается - прислушиваться к своей чуйке. А еще неплохо было бы вспомнить, что Удача у нее идет в комплекте с Хаосом...
  
   Вот и получилось то, что получилось.
  
   ***
   Тот день запомнился Мортише навсегда. С самого утра все пошло наперекосяк. Ночная медитация не принесла ни отдыха, ни результатов, поэтому утренние лучи светила Мортиша встретила угрюмой.
  
   Попытка поохотиться также не принесла результата - попалось только пару обычных грызунов, а все магические животные резко мигрировали в более спокойные места. Промаявшись некоторое время, Мортиша плюнула на все и решила пойти проветриться в горы, раз уж на нее навалилась такая апатия, что и сделала... а зря! Как выяснилось уже под склоном горы закончились жевательные палочки: ощупав мешочек, принцесса с нарастающим раздражением поняла, что там пусто.
  
   Начали зудеть зубы.
  
   Постепенно все сильнее раздражающаяся Мортиша наворачивала круги по горе, и не думая слезать. Уже из принципа.
  
   - Дура! Ну что стоило проверить запас?! Вот и наслаждайся теперь прогулкой!
  
   Когда через пару часов взвинченная до предела принцесса оказалась перед входом в пещеру, ей уже было все равно, живет там кто-то или нет.
  
   Как оказалось - живет.
  
   ***
   Она успела только обернуться, краем глаза заметив вылетающее из пещеры крупное тело. Потом резко стало не до удивлений и размышлений: на нее налетел шагающий танк из "Звездных войн", двигающийся со скоростью болида "Формулы 1".
  
   Огромная зверюга клацнула пастью, которой позавидует белая акула - и левая рука Мортиши, которую она чудом успела подставить вместо своей шеи с хрустом переломилась. Боли не было, пальцы шевелились, вот только пользы от этого не было - зажата длинными узкими челюстями, усеянными тонкими, острыми, загнутыми немного назад, как клыки у гадюки, зубами рука была намертво.
  
   Мортише на какую-то долю секунды показалось, что от ужаса, сковавшего тело и разум у нее забилось сердце... а затем зверюга, похожая на громадного варана, правда лапы были длинными и ровными, как у млекопитающего, мотнула головой, словно собака, треплющая добычу.
  
   Плоть затрещала, но выдержала, а Мортиша вцепилась когтями правой руки прямо в глаза, пылающие рубиновыми огнями.
  
   Тварь снова мотнула головой, расцепив пасть, и Мортиша впечаталась в скалу, едва не выбив в ней силуэт, как в мультике. Тварь налетела со скоростью гоночной машины... но было поздно.
  
   Разум Мортиши отключился, а в дело вступили инстинкты.
  
   ***
  
   Тоска... беспросветная тоска, ярость и одиночество. Дикое желание отомстить... кому? Рвать на части, найти и рвать, топтать, чтобы ни кусочка не осталось... кого? И тоска... беспредельная, сжигающая последние крохи разума.
  
   Когда-то он был не таким... другим. Зыбкое ощущение неправильности того облика, в котором он находился...
  
   Враг... уже какое-то время ходит вокруг. Ищет? Если ищет - найдет.
  
   Тоска...
  
   ***
  
   Тощая, угловатая, костистая фигура, похожая на отброшенную в сторону марионетку, зашевелилась. Поднялась голова на тонкой шее, в которой виден каждый позвонок, задралась верхняя губа, обнажая острые треугольные зубы... Тихое, но несущее явственную угрозу шипение наполнило воздух.
  
   Глаза заполненные тьмой внимательно следили за противником. Тело оперлось целой рукой в камень, когти слегка царапнули скальное основание, ноги резко распрямились. Рывок - и странное существо врезалось в многократно превосходящую ее массой тушу, когти глубоко вонзились в глаза, ослепляя, зубы вгрызлись в бронированную шкуру, распарывая ее, словно бумагу, ноги обхватили спину, не давая возможности сорвать с себя.
  
   Тварь взвизгнула, упав на бок и начиная кататься по камням в попытке сбросить жертву, превратившуюся в агрессора, но было поздно. Чешуя вокруг намертво сомкнувшихся челюстей побелела, приобретая странный седой оттенок, плоть стала стремительно усыхать... Тварь жалобно заскулила, дергая лапами... но энергия, наполняющая тело стремительно утекала, высасываемая без остатка, мышцы перестали слушаться, накатил холод, глаза потухли.
  
   Существо дернулось еще пару раз и затихло. Навсегда.
  
   Мортиша с трудом разжала челюсти, отпихнув ставшую невероятно легкой еще пару минут назад бывшую неподъемной тушу, и сыто икнула, бессмысленно уставившись в ярко-голубое небо.
  
   Веки дрогнули, закрываясь, и дамм-морэ провалилась в сон.
  
   ***
  
   Потом Мортиша долго и нудно пыталась вспомнить подробности скоротечного боя и последующие свои действия. Потом. Но ничего не получалось... бой она вспомнила: пусть отрывками, но вспомнила. А вот то, что было потом...
  
   ... Валяющаяся отброшенной марионеткой фигура пошевелилась, резкими, дергаными движениями пытаясь собрать конечности в кучу. С трудом подняв себя вертикально, и все так же, не открывая глаз, Мортиша медленно направилась вниз, к подножию горы. Каким образом она это сделала - было непонятно, потом она решила, что это был приступ лунатизма, как у людей: когда лунатик запросто ходит по карнизу, с которого воробьи падают.
  
   Она шла через лес, и все живое буквально исчезало с ее пути. Прохождение дамм-морэ легко можно было проследить по вымершей просеке по дороге к склепу.
  
   Тощее черное существо неторопливо, но крайне целеустремленно шагало по тропинке, даже не открывая глаз. Руки болтались, как плети, ее шатало, голова моталась на тонкой шее... даже нижняя челюсть отвисла, не хватало только слюней, стекающих из уголка рта.
  
   Тонкое сипение вместо громогласного храпа, дерганые движения... один раз Мортиша впечаталась в дерево, не успевшее отскочить с дороги... и едва не упала, когда оно рассыпалось пеплом: пусть и лунатичка, но отнюдь не беспомощная и незащищенная.
  
   Доковыляв до родного склепа, Мортиша рухнула в груду насушенной травы, накрытой одеялом, закуклилась в него... и замерла.
  
   ***
  
   Это было чудесно. Прекрасно. Неописуемо!
  
   Она сидела на ветке высоченного дерева, держась одной рукой за сучок, и рассматривала бушующее вокруг нее зеленое море. Небо над головой было прозрачно-голубым, как вода в бассейне... и глубоким, как океан. Деревья шелестели листьями, солнышко пригревало, окутывая мягким теплом, запахи леса щекотали ноздри.
  
   Мортиша легко потянулась, и полезла еще выше, забираясь на самую верхушку. Тонкие веточки пружинили под ногами, Мортиша слегка покачивалась вместе с ними, жадно разглядывая, как на границе Леса зелень резко переходит в белый, словно костяной, песок.
  
   Оттуда тянуло сухим жаром, но никаких неудобств она не чувствовала... все перебивало ощущение Жизни, пульсирующей в песках. Тихое шуршание... дюны, словно волны, перекатывались под зачарованным взглядом девушки. Мортиша втянула затрепетавшими ноздрями воздух, несущий запахи живых, магии, жизни... и радостно зашипела, скаля частокол зубов. Острые когти перебирали воздух, ветер трепал волосы, мягко лаская кожу, уши шевелились, ловя тихие звуки.
  
   Она наклонила голову, рассматривая себя: кожа белоснежная, словно слегка светящаяся, длинные черные волосы, закручивающиеся в мелкие локоны... целая копна. Она потрогала их и счастливо рассмеялась, встряхивая головой... после чего резко оттолкнулась ногами и рыбкой прыгнула вниз, расставляя в полете руки. Быстрый перехват ветки, прыжок, другой... и вот она мчится среди слившихся в сплошную стену зарослей, ловя аромат самой лучшей добычи.
  
   Той, что имеет разум.
  
   ****
  
   Лежащий возле стены кокон пошевелился, начиная вытягиваться в длину. Показалась одна тощая конечность... вторая... Пальцы зашевелились, из-под одеяла вынырнули руки, вытягиваясь и распрямляясь.
  
   - Хххххсссооо.... ххххсссооо о хак! Хыыыыыы....
  
   Мортиша потягивалась медленно, не торопясь, получая от процесса громадное наслаждение.
  
   - Хорошо-то как! Потягуси-потягуси, на Мортишеньку растуси... ыыыыы...
  
   Обмякнув, принцесса счастливо скалилась в потолок. Было хорошо... даже не так. Просто офигенно хорошо! Резко икнув, Мортиша не торопясь, перевернулась на бок, закрывая глаза и снова проваливаясь в зыбкую полуявь. Сытое, даже обожравшееся состояние, мягкая сонная нега... она сытая, выспавшаяся, и даже может что-то сипеть! Разве это не счастье?!
  
   Так и хотелось осчастливить весь мир, душа его в объятиях!
  
   Мортиша одним плавным движением поднялась, отбросив одеяло и, лениво почесываясь, подошла к стене, исполняющей роль зеркала... после чего застыла, в шоке раскрыв глаза.
  
   Руки сами собой поднялись к лицу, ощупывая то, что вначале показалось обманом зрения. Пальцы затряслись, в голове беспорядочной толпой заметались мысли.
  
   Так вот, значит, как это действует? Действительно действует! Надо повторить! Надо съесть что-то полезное! Где взять? Где?!
  
   Мортиша тупо пялилась в отражение, ласково оглаживая руками появившийся за время сна на слегка округлившемся лице нос.
  
   ***
   Как все-таки действует на женщину осознание собственной красоты и неотразимости! Мортиша еще долго не могла отлипнуть от стены, разглядывая свое резко изменившееся к лучшему лицо.
  
   Она восхищенно и с каким-то умилением гладила кончиками пальцев скулы, тонкие губы, острый, обтянутый кожей нос... а ведь еще пару дней назад на его месте был провал... а что вы хотели от скелета, обтянутого кожей?
  
   Но теперь... теперь Мортиша чувствовала, что у нее за спиной раскрылись крылья. И не важно, что скорее всего, они кожистые и с когтями на сгибах! Это пустяк! Главное, что они есть!
  
   И, самое главное, она теперь знала, что приведет ее к успеху.
  
   - Ну, что, Морти, пора начинать искать полезные связи?
  
   ***
   Когда Мортиша смогла оторваться от стены, первое, что она сделала - вернулась на гору к пещере, осмотреть свой трофей.
  
   Трофей потрясал, даже в "съеденном" состоянии: огромная зверюга, помесь варана с острова Комодо и тигра, если судить по строению лап. Приподняв одну, она внимательно осмотрела конечность, после чего задумчиво плюхнулась на задницу, обдумывая увиденное - полная копия отпечатка лапы из склепа. Интересно, кем был при жизни бедняга, которого так изуродовало, что вылез хвост и чешуя наросла? Тварь была живой, не оживший мертвец, а вполне себе живое существо.
  
   И это наводило на размышления. Что стало причиной такой метаморфозы? То, что это был не естественный процесс - и ежу ясно, уж очень красноречивыми были запоры и все остальное. Побочный эффект при каком-то опыте? Враги постарались? Несчастный случай?
  
   Вариантов масса, но причины Мортишу не сильно интересовали, тем более, монстра она съела, что не могло не радовать. Принцесса ободрала шкуру, оставив скелет с остатками плоти, после чего отволокла тушку вниз и бросила на огромный муравейник. А что? Трофей? Трофей! Надо и на память что-то оставить... к тому же, было у нее чувство, что скелет ей еще пригодится.
  
   Топая обратно домой, Мортиша продолжала размышлять о произошедшем. Резкий прогресс в приобретении нормального облика после того, как она его употребила... да и сон... все это заставляло шевелить извилинами.
  
   Аппетит приходит во время еды, это всем известно. Мортише и так повезло: не было какой-то дикой жажды или стремления мчаться в ближайший населенный пункт за едой, животных она так же ловила по возможности, а не изнемогая от голода... с другой стороны, срывы были, и очень показательные.
  
   Вывод был один: ей требовалась особая диета, и вот в этом крылась опасность. Никакому правителю не понравится, что его подданных жрут, даже если он сам таким грешит. Ведь это - его подданные, а не чужие. Можно есть преступников и тех, кто не имеет постоянного места жительства - но тут кроется еще одна опасность. Если преступность организована - а так, в принципе, везде - боссы заинтересуются, кто это такой шустрый борзеет? С нищими - еще интереснее. Неизвестно, кто это на самом деле: простой бомж, или изгнанный "любящими родственниками" и обществом бывший аристократ (история леди Гамильтон - показательный пример), или шпион из соседнего государства, или шпион своего собственного родного государства, или наемный убийца... короче, тоже игра в рулетку.
  
   Вывод? Надо есть тех, кого не хватятся с гарантией!
  
   И вот тут ей понадобится помощь со стороны. В Лес частенько лазят воры, здесь проводят испытания ученики магов, сюда выпинывают заключенных, чтобы привести в исполнение смертный приговор. А еще есть различные засланцы, пытающиеся пролезть через границу, а еще есть рейнджеры, которые за этой самой границей смотрят.
  
   И вот с ними и надо налаживать отношения.
  
   Прежде, чем начать выполнение этого воистину благого начинания, Мортиша пересмотрела свои умения и знания: переть на встречу с сидхе неподготовленной и без ядерного тактического заряда в кармане, спрятанного на всякий случай, глупо. Сожрут и не поморщатся.
  
   Сидхе были помешаны на силе... но не на грубой, хотя умение как следует врезать противнику различными предметами, приспособленными для этого, а также тем, что под руку попалось, ценилось весьма и очень... Уважалось умение сделать все красиво.
  
   Вообще, сидхе были эстетами. Порывшись в памяти, Мортиша смогла сравнить их с культурой древних Японии и Китая: любование цветами и природой, "рожание" стихов над трупами врагов, уложенных в приятные глазу композиции, неимоверно сложный и формализированный этикет, пронизывающий каждую сферу их деятельности...
  
   Сходство было, и очень сильное. Никаких панибратских отношений, как в Европе, каждое действие вызывало ответное, одобренное тысячелетней историей... это даже Аиллия, несмотря на всю свою тупость, знала... слабо, но знала, а еще на своей шкуре прочувствовала. Ведь ее отца за глаза осуждали! Прямо не высказывали, конечно, но вот косвенно... а уж как ей все это аукалось! Если б прЫнцесска хоть немного думать умела, если б ей попался кто-то неравнодушный и вправил мозги, если б... что уж теперь говорить...
  
   Но факт оставался фактом: когда Мортиша выйдет из Леса (хорошо хоть морозов здесь не бывает, а то было бы как у классика), первое, что она сделает - наймет учителя хороших манер. Необходимость, которая спасет ей жизнь, и уж точно, побережет нервы.
  
   Это только в сказке Золушка, которая являлась привилегированной прислугой, по сути, веселилась на балу и ее не спалили. Глупость неимоверная, которая бывает только в сказках для самых маленьких, или в головах романтично настроенных дур, мечтающих о ПрЫнце на белом осле.
  
   Ее тормознули бы уже на подходе к бальной зале, а то и к дворцу! Что с того, что она приехала на карете и в платье? Желающих прорва, и не все из них имеют на это право. А навыки поведения откуда возьмутся? Или фея-крестная вместе с антуражем подарила своей крестнице, про которую забыла сразу после крестин, новую личность? Или произвела форматирование и прошивку мозгов?
  
   Можно держать рожу кирпичом, можно одеться в самое дорогое, но моторику тела не изменить! Золушка была прислугой! Что и демонстрировала своим поведением: почтительная поза, глаза опущены, голова наклонена, руки придерживают платье, голос покорный... и вот это блистало на балу? Пусть даже и в новом платье, которое тоже нужно уметь носить, особенно бальное, весящее, как хороший доспех, и все это на каблуках! Пусть невысоких, сантиметров пять-семь, но она-то наверняка бегала по дому на плоской подошве, и вот результат: походка как у коровы на льду, ноги распухли, она мнется, страдает... какие уж тут вальсы, а каждый тур танцев - полчаса, а еще и легкие перекусы, и надо иметь бальную карточку с расписанием танцев и кавалеров, а еще надо уметь вести светскую беседу, а еще надо знать общие темы (не поговоришь же о том, как пыль веником гонять, или чай подавать?), а еще дебютантка всегда имеет того, кто ее представит на балу! Обязательно!
  
   Так что, вылетела бы самозванка непонятного роду-племени прямо из дворцовых ворот пинком под зад, с тыквой на голове и мышами в качестве компании, и хорошо, если не сразу в допросные подвалы. Фее ее подопечная явно нафиг не была нужна... или она имела на родителей девочки огромнейший зуб, раз решила избавиться от нее таким способом... зато интрига - зашибись! Все сделано чужими руками, а к фее не подкопаешься: на бал - отправила, антураж - обеспечила, ну а воспитание... тут уж извините, этого в заказе не было.
  
   Каждое общество имеет свои невербальные навыки общения, которые легко считываются окружающими. Почему мы сразу видим военного, или девицу очень легкого поведения, или большого босса, или подчиненного-подхалима?
  
   Именно поэтому.
  
   Нет у Мортиши нужных навыков, и взяться им неоткуда, единственное, что оставалось - мучить память, вспоминая, как это делало окружение Аиллии, ведь она жила во дворце, и пусть девочка не участвовала полноценно в дворцовой жизни, но глаза у нее были, и видела она многое.
  
   И это давало хоть какой-то шанс на то, что она сумеет произвести необходимое первое впечатление, ведь от этого будет зависеть ее дальнейшее существование.
  
   ***
   В отличие от походов в горы, к экспедиции к границе Леса и пустыни Мортиша готовилась. Насколько она знала, в пустыне были отряды рейнджеров, выполняющие сразу несколько задач.
  
   Первое - они следили за границами государства, отлавливая разные нежелательные элементы вроде контрабандистов, шпионов, преступников и так далее, следующих и туда и оттуда.
  
   Второе - они следили за тем, чтобы коренные обитатели Леса сидели на попах ровно, а не шлялись где-то помимо своей естественной среды обитания.
  
   Третье - в случае военной угрозы они служили самым первым рубежом обороны.
  
   И четвертое - в рейнджеры частенько засылали разных "трудных подростков", что бы "нюхнули пороху", как говорится... а также вторых-третьих-седьмых сыновей, что б наоборот, набрались полезных связей (контрабанда, наемные убийцы и прочие полезные знакомства).
  
   Так что, тут надо быть очень, очень осторожной, а то мало-ли какие отморозки ей могут попасться, еще решат со скуки какие-нибудь опыты поставить, или просто от нечего делать поохотиться... или просто тупо прибьют, исполняя служебные обязанности.
  
   Значит - что?
  
   Значит - разведка и сбор данных! Информация правит миром и значительно облегчает жизнь, поэтому, придется ей последить за происходящим вокруг не покидая безопасного леса, туда рейнджеры не суются.
  
   ***
  
   - Одеяло? Есть! Кинжалы в количестве трех штук? Есть! Веревка? Есть! Цепь? Тоже есть!
  
   Мортиша поставила очередную галочку напротив соответствующего пункта в достаточно коротком списке и посмотрела на жалкую кучку барахла, сложенного возле мешка, оставшегося от вора. Самым тяжелым предметом была цепь, впрочем, для Мортиши это была не тяжесть. Хорошо, что не надо брать еду, жечь костер и так далее, есть все-таки в ее положении плюсы! Определенно есть!
  
   Проверив еще раз список принцесса сложила все отобранное в мешок, нацепила его на себя и попрыгала. Ничего не гремело, но рюкзак определенно свисал ниже, чем нужно. Непорядок. Мортиша укоротила лямки, завязав их узлами, попрыгала еще раз, кивнула одобрительно и вышла из склепа. Закрыв дверь, она огляделась, определяя направление, и помчалась в неизвестность.
  
   ***
   Мортиша зачарованно смотрела на границу между Лесом и пустыней. Не было никакого плавного перехода, никаких островков растений среди песков цвета выбеленной солнцем кости. Вот Лес - сочный, зеленый, шумящий... и вот пустыня - жаркая, иссушающая, смертоносная.
  
   Сразу видна неестественность такого странного соседства: различие климата(!), почвы, всего. Она бы не удивилась, узнав, что пустыня была сотворена специально для защиты границ государства сидхе. А что? Сидхе - самая магически одаренная раса этого мира, все остальные проигрывают по всем статьям. У каждого сидхе есть дар. Сильный или не очень, но он есть! У всех. Таким могут похвастаться только они, поэтому надо быть крайне осторожной.
  
   Так что, Мортиша тихо скользила между мощных стволов деревьев и переплетенных ветвей густого подлеска, прячась в тени и не издавая ни малейшего шороха.
  
   Хорошо быть нежитью, особенно, высокого класса. То, чего живые достигают долгими упорными тренировками у нежити проявляется естественными инстинктами и врожденными умениями, вбитыми в подкорку: плавность движения, бесшумность, быстрота реакции.
  
   Раньше она бы топала, как слон, продирающийся сквозь заросли, не заботящийся о том, чтобы скрыть свое передвижение и оставляющий после себя целую просеку. А сейчас... ни одна веточка не шевельнулась, ни один листик не сдвинулся со своего места. Никаких шорохов, никакого шума от дыхания... Она скользила по лесу, как привидение, даже не прилагая никаких осознанных усилий для достижения такого эффекта.
  
   Все-таки, хорошо быть нежитью...
  
   ***
   База " Малое гнездо" Пятого отряда "Скользящих-по-пескам".
  
   Беллет лениво повернул голову, следя, как нудно жужжащий масскит наворачивает круги, нацеливаясь на его лицо - все остальное было скрыто доспехами и одеждой. Кровососущее насекомое то взлетало повыше, то опускалось, то принималось метаться под потолком... в общем, никак не могло выбрать место посадки.
  
   За летающей мелочью следили пять пар глаз: вечер, скука... а так, хоть какое-то развлечение. За тот час, что масскит выбирал себе жертву, сидхе даже успели поспорить, кем именно он решит пообедать. Так что теперь ожидание сглаживало часы, оставшиеся до начала патрулирования подконтрольной их отряду части границы.
  
   - Шлеп!
  
   Масскит, не выдержав, приземлился прямо на щеку Беллета, за что и поплатился: легкое касание пальцев, - и от насекомого осталось только влажное пятно, которое тут же было брезгливо вытерто льняным платком - пустыня - пустыней, но опрятность никто не отменял.
  
   Остальные сидхе вежливо похлопали и стали передавать друг другу монеты - пусть и мелкого достоинства, но спор есть спор, а выигрыш - дело святое. Беллет встал, лениво повел бронированными плечами, разминаясь, и скомандовал:
  
   - На выход.
  
   Стоящая буквально в десяти шагах от Леса невзрачная скала покрылась рябью, выпуская из своего нутра отряд тренированных воинов.
  
   ***
  
   Патрулирование шло, как обычно. Сидхе прочесали частым гребнем свой участок, прибили наглого острохвоста, сдуру вылезшего погреться в лучах заходящего светила на бархан, нашли куст мирины, обобрав его дочиста (штатный алхимик с удовольствием перегонит добычу в шикарнейшую настоечку!), осмотрели несколько подозрительных троп на предмет следов.
  
   Ничего не нашли, но расслабиться не получалось: сидхе чувствовали чужой взгляд, рассматривающий их со странным интересом (хорошо, если не гастрономическим!). Этот взгляд скользил по телам, оценивая моторику, перебирал оружие, трепал заплетенные в боевые косы волосы, нагло взвешивал их на весах полезности.
  
   Мужчины несколько раз меняли маршрут, надолго останавливались, пытаясь понять, где прячется неизвестный... бестолку.
  
   Неизвестный следовал за ними, как приклееный, на поисковые заклинания и артефакты не реагировал, хорошо хоть, враждебность не проявлял. Беллет понемногу начал раздражаться: неуловимый преследователь потихоньку стал бесить, вызывая чисто спортивный интерес - поймать, тащить и не пущщать!
  
   Один раз ему показалось, что на самом краю зрения он уловил движение тонкого черного силуэта среди огромных деревьев, но уверенности не было. Время шло, патрулирование близилось к концу, отряд стал напоминать стайку всклокоченных и раздраженных близким присутствием крупного хищника животных.
  
   Идя по направлению к Гнезду Беллет мрачно размышлял, что пора бы уже провериться у дежурного мага-мозголома на предмет душевного здоровья... вот только заходя внутрь он снова заметил движение среди ветвей и удовлетворенно выдохнул, повеселев: не показалось.
  
   Жизнь сразу стала гораздо веселее.
  
   ***
   Восхищенно вздохнув, Мортиша покачала головой, следя, как отряд заходит в дом, накрытый иллюзией скалы. То, что это именно иллюзия, она видела четко и совершенно определенно: дом словно просвечивал сквозь очертания уныло торчащего скального обломка.
  
   День прошел просто великолепно: таких шикарнейших эстетических переживаний Мортиша уже давненько не получала! Сидхе произвели на нее огромное впечатление: все, как на подбор, рослые, широкоплечие, длинные волосы заплетены в толстые косы необычного плетения с торчащими из них иглами и лезвиями; передвигающиеся плавной, скользящей походкой.
  
   Они были просто неимоверно прекрасны!
  
   Да, Мортиша понимала, что отвыкла за эти годы от других разумных существ и сейчас в ней говорит радость от того, что есть еще кто-то помимо нее на двух ногах... но все равно!
  
   - Да... я и не знала, что такие клевые мужики могут на свободе табунами бегать! Особенно вожак...
  
   Мортиша облизнулась, вспомнив командира отряда: золотые волосы, загорелая (самую малость) кожа, шикарные доспехи (и как он в них не сжарился под солнцем?), надменное лицо, вспыхивающие хищным интересом... Да и остальные были очень даже ничего!
  
   Так и хотелось подойти поближе и... жмакать. Жмакать-жмакать-жмакать! Общупать с головы до ног, потискать задницу, проверяя упругость...
  
   - Ээээээххххх... Мячты-мячты... Но как хорош, стервец!
  
   Пальцы несколько раз судорожно сжались, словно Мортиша уже заполучила в свои цепкие шаловливые ручонки объект такого небывалого для нежити интереса.
  
   - Да... вот поймала я его, и что делать? Как что?! Жмакать... ммммм...
  
   Вздохнув, Мортиша мечтательно прижмурилась... и полезла на дерево, где успела оборудовать гамак. Пора баиньки... или помедитировать.
  
   ***
   Следующая неделя основательно расшатала нервы маленького, но крайне сплоченного отряда. Неведомый наблюдатель не отставал, следуя за ними от рассвета и до заката. Масляные взгляды прилипали с момента выхода из убежища, покидая их только с наступлением темноты, когда заканчивалось патрулирование.
  
   Мужчины перепробовали все: амулеты, артефакты, заклятия, банальные ловчие ловушки по краям Леса на своем участке... все было тщетно. Неизвестный из лесу и носа не казал, в ловушки попадалось только зверье, амулеты молчали, артефакты, впрочем, тоже.
  
   - Я уже не могу, командир, - пожаловался Бреннан, тоскливо глядя на свое начальство. - Такое ощущение, что меня всего с ног до головы облизали! Без моего на то согласия!!!
  
   - Так может это леди Сильвер? - поинтересовался невозмутимо Корган, от чего бойцы вздрогнули, принявшись судорожно сплевывать через левое плечо, бормоча: "Чур! Чур меня!".
  
   - Не может этого быть! - решительно отверг страшное предположение Беллет, вздрогнув от ужаса. - Леди Сильвер не покидает Двор... да и сейчас она там... - добавил он неуверенно, - вроде бы...
  
   - Да она и не пряталась бы! - добавил Корган уверенно, - она бы еще в первый день сама пришла и...
  
   - Не надо... - пискнул в ужасе Бреннан, бледнея. Остальные дернулись. Леди Сильвер была кошмаром Двора уже без малого пятьсот лет: прекрасная среброволосая сидхе, с изумительной фигурой, нежным лицом, чарующим голоском... и неимоверно стервозным характером, страдающая (или, скорее, наслаждающаяся) чрезмерной похотливостью.
  
   Ей ничего не стоило подойти к выбранному на ночь объекту, облапать его прямо на балу, на виду у всех, громко заявить о своем намерении провести весело и продуктивно ночь или пару часов днем, общупать все, находящееся в пределах досягаемости, а то и в штаны заглянуть с огромным интересом.
  
   А затем уволочь несчастную жертву в свои покои, после чего весь дворец опять не сможет заснуть, слушая дикие крики, раздающиеся из-за закрытых дверей.
  
   Но это было бы еще ничего... мало ли любителей хорошенько поскрипеть кроватью с не требующим верности партнером? Самое ужасное наступало потом.
  
   Зловредная леди Сильвер, прямодушная, как палка, громко и пространно комментировала все произошедшее ночью прямо за завтраком. Или обедом. Или ужином... выставляя оценки, словно строгая учительница, придирчиво проверяющая умения своих любовников.
  
   - Ах, мой милый! Не надо так сопеть мне в ухо и пускать слюни на подушку! Это не эстетично!
  
   - Лапушка! Пожуйте корешки лавора, они помогают продержаться дольше!
  
   - Пусик! Я, конечно, люблю ласки, но не в ущерб остальному!
  
   После такого оставалось только вешаться! А сколько пострадало морально... не сосчитать! Владыку же все это развлекало. Он никогда не пенял Леди на злостное нарушение этикета, всегда с интересом выслушивал комментарии, а в награду за особенно удачные пассажи мог натравить красавицу на особо неудачливое посольство, вызвавшее в чем-то его неудовольствие. Часто после этого состав оных менялся радикально.
  
   - Не дай Тьма там прячется кто-то похожий! - с чувством выдохнул Беллет, передергиваясь. Остальные поддержали его согласным мычанием, с опаской поглядывая на стены, за которыми их подкарауливал неизвестный монстр.
  
   - Будем молиться, чтоб нам повезло!
  
   ***
  
   Месяц непрерывного наблюдения здорово поднял Мортише настроение. Насмотревшись на мужественных красавчиков, она с удовольствием убегала на ночную охоту, чтобы не терять ни одного мгновения. За это время она успела выучить маршруты и стоянки, подметить некоторые привычки, составить свое мнение о бойцах видимого фронта.
  
   Дни летели, наполненные событиями, Мортиша начала раздумывать, как бы половчее приступить к налаживанию контакта, когда сработало в очередной раз Везение. Вместе с Хаосом... о нем тоже не следовало забывать!
  
  
  Глава 8.
  
  
  Погоня продолжалась уже третий час. Небольшой отряд спешил как мог, огрызаясь магией и оружием в ответ на преследование рейнджеров.
  
  Урр-уккхаям не повезло, просто банально не повезло. Взбеленившиеся от все продолжающегося "облизывания" Беллет и его отряд вымещали все свое негодование в рейдах, буквально просеивая свою территорию сквозь частое сито.
  
  Результаты не замедлили сказаться: проявляя невиданное доселе рвение, рейнджеры обнаружили, что на их участке находится Тропа. Тропа, которая была проложена достаточно давно, и которой пользовались, по меньшей мере, три раза за последний год.
  
  Неслыханная наглость!
  
  Когда Беллет обнаружил это непотребство, он готов был сквозь землю провалиться от сжигающего его стыда: ведь, по сути, он выполнял свои обязанности спустя рукава.
  
  Позор! Просто позор!
  
  Его бойцы чувствовали себя не лучше - они тоже ничего не заметили. Какое пятно на их репутации будет, если кто-то об этом пронюхает! Обозленные всем происходящим, сидхе тщательно, ничего не упуская, обсмотрели Тропу, едва не пробуя ее на зуб, после чего развили бурную деятельность.
  
  Тропу просканировали артефактами, установили маячки и ловушки, тщательно описали следы, натыкали амулетов... после чего было принято решение организовать засаду.
  
  Как установил Корган, Тропа готова была принять на свою зыбкую поверхность очередных ходоков, об этом свидетельствовало напряжение магического фона, прекрасно защищенное специально установленными и спрятанными под песком рунными камнями.
  
  И произойти это знаменательное событие должно было буквально в течение нескольких суток.
  
  ***
  
  Лерр-гаре нервничал. С того момента как он и его сопровождающие вступили на Тропу, его одолевали странные предчувствия. Смутное видение грядущих неприятностей, весьма опасных для жизни.
  
  Контрабандистом он был опытным, носившим различные грузы и водящим караваны и отряды в самые разные места, но в этот раз... Что-то было не то. Чувствам своим Лерр доверял, они не раз спасали ему жизнь и здоровье, но отменить этот поход не было никакой возможности: слишком большая прибыль светила в случае успеха. Слишком.
  
  Жадность задавила вопли разума, рассчитывая на везение... вот только богиня Удачи была весьма ветреной особой, судя по слухам.
  
  И в том, что они не врут, Лерр-гаре убедился уже через полчаса.
  
  ***
  
  Прилипшая к верхушке огромного дерева Мортиша изумленно наблюдала невероятное зрелище: настоящие боевые действия. Самые натуральные, без шуток.
  
  Потрепанная кучка неизвестных, похожих на странных зеленокожих людей, только с более острыми ушами, клыками и небольшими когтями, татуированных, как матерые заключенные, увешанных оружием и прорвой странных вещиц, похожих на поделки малышни, резво уходила от сплоченного отряда сидхе, за которыми она наблюдала в последнее время.
  
  ***
  
  Вывалившись из портала Тропы, Лерр-гаре сделал пару шагов на негостеприимные пески пустыни, внимательно оглядываясь по сторонам, и щупая амулеты, купленные у шамана за бешеные деньги. Все было хорошо. Вот только почему он уверен, что все плохо? И, даже, очень?
  
  Его спутники вышли из марева портала и довольно заухмылялись, оглядываясь.
  
  - Ну вот, старик, а ты боялся!
  
  - Я не боялся! - огрызнулся Лерр, все напряженнее всматриваясь в окружающие их барханы. - Я опасался! Это совершенно другое дело!
  
  - Ну да, ну да! - подначил его наниматель, коренастый и широкоплечий Улль-ворг. - Я именно так и подумал!
  
  Достойно ответить на провокацию взбешенный Лерр не успел: барханы взорвались песчаными смерчами, унесшими за несколько ударов сердца сразу половину отряда - песчинки, разогнанные до немыслимой скорости, просто содрали с тел не только легкую, по случаю жары, броню и одежду, но и мясо, оставив только отполированные, глянцево заблестевшие в лучах светила кости.
  
  Скелеты не успели упасть, как Лерр одним невероятным прыжком отлетел от портального камня Тропы, с ужасом ощущая, как нарастает магическое поле, истошно вопя во все горло:
  
  - БЕГОООООММММ!
  
  Контрабандисты понеслись во весь опор, не чуя ног. Сейчас их не догнали бы и самые быстрые скакуны из Императорских конюшен, приносящие своему владельцу почет и славу. Вынырнувшие из песчаного облака сидхе увидели только быстро исчезающие вдали фигурки, перебирающие ногами с невероятной скоростью. Песок просто висел в воздухе от такой прыти.
  
  Злобно рыкнув, Беллет взмахнул рукой, набирая темп.
  
  ***
  Сидхе неслись за ними, словно вестники смерти. Контрабандисты в полном отчаянии запутывали следы, активировали амулеты, взывали к богам, суля за помощь невероятные жертвы.
  
  Все было бесполезно.
  
  Закованные в латы прекраснолицые убийцы гнали их, как зайцев, выводя на какую-то видимую лишь им финишную прямую. Ситуация ухудшалась с каждым шагом, с каждым ударом сердца: сзади их догоняли рейнджеры, впереди вырастал Лес, соваться в который теперь, после потери почти всех защитных амулетов, смерти подобно.
  
  ***
  
  Мортиша повисла вниз головой, переползая по стволу, словно паук, вонзая в твердокаменную кору острые иглы когтей. Оскаленные клыки обдувал легкий ветерок, глаза щурились в азарте, из горла лилось тихое, на грани слышимости, шипение.
  
  Предвкушающее...
  
  Алчущее...
  
  Ноздри затрепетали, ловя ароматы раскаленного добела песка, пота, крови, страха и отчаяния. Гремучий коктейль сводил с ума, но Мортиша только поудобнее прижалась к дереву.
  
  Тихо лязгнула обмотанная несколько раз вокруг тела тяжелая черная цепь.
  
  ***
  
  Лерру казалось, что проклятущие сидхе дышат в затылок, заставляя волосы вставать дыбом. Резко оглянувшись, он увидел, как упал, жутко крича, один из отстающих. Песок забурлил, всасывая в свое нутро жертву, перетирая ее, словно в гигантских жерновах.
  
  Еще шаг, еще один...
  
  Тень от высоченной стены деревьев коснулась его руки, и Лерр в полном отчаянии и ужасе от уже представших перед внутренним взором пыток, которые наверняка к нему применят, рванул из-за ворота жилетки тонкий кожаный шнурок.
  
  Последний шанс на то, что они смогут уйти невредимыми.
  
  Ашш-балашш.
  
  Амулет выглядел откровенно уродливо: шарик величиной с куриное яйцо, слепленный, судя по его виду и исходящей от этого ужаса вони, из куриного дерьма, кошачьей волосяной отрыжки и содержимого желудка могильных червей.
  
  Тот еще аромат.
  
  Да и видок был не лучше, даже на непритязательный вкус Лерр-гаре.
  
  Вишенкой на торте было одиноко торчащее из шарика, словно из ощипанной гузки, наполовину облысевшее черное перо длиной в палец. Лерр вздохнул, поперхнулся, когда непередаваемое амбре, исходящее от нагревшегося на этой дикой жаре амулета, вонзилось ему прямо в мозг, минуя носовые рецепторы, и схватил пальцами перо, намереваясь выдернуть.
  
  В следующий миг перед глазами вспыхнул миллион звезд, вонзаясь в зрачки острыми шипами, а тело скрючило от непередаваемой боли, исторгшей из глотки дикий, животный крик.
  
  ***
  
  - Он что, гранату решил рвануть?! - мелькнувшая в голове мысль спровоцировала сразу несколько действий: Мортиша с места прыгнула на самое ближнее к зеленокожему дерево, одновременно рванув одной рукой цепь, используя ее, словно боевой бич, вцепляясь когтями другой в ветку, обвивая ее ногами, и дернув назад рукой, вытягивая на себя добычу, словно удачливый рыбак - рыбу.
  
  
  Когда бегущий первым здоровенный урр-укхай взлетел над барханами, вопя так, что лопались барабанные перепонки, и судорожно дергая ногами, контрабандисты и сидхе замерли, застыв на местах.
  
  Лес мрачной стеной застыл перед ними, скрыв среди густой зелени резко притянутое кем-то или чем-то массивное тело. Только пару ударов сердца еще слышался дикий, жуткий вой невыносимой боли, и... все стихло.
  
  В наступившей тишине было слышно только шорох песчинок, и шумное дыхание контрабандистов. Неожиданно из переплетения ветвей вылетело нечто скелетообразное, упавшее прямо перед попятившимися беглецами.
  
  ***
  
  Резкий рывок, - и огромное, дико вопящее тело впечатывается в ствол дерева. Одним плавным движением Мортиша переместилась, подтягивая к себе добычу. Секунда, в течение которой мужчина осознал, кому он попался в лапы, а затем лязганье смыкающихся на горле челюстей.
  
  И тишина.
  
  Было во всем этом что-то... будоражащее. Вытягивать жизнь через укус, хотя достаточно прикосновения. Энергия потекла, наполняя ее силой, заставляя мир играть яркими красками.
  
  - Хмммм! Вкусно!
  
  Мортиша осмотрела усохшее тело, болтающееся в ставшей невероятно огромной одежде, как карандаш в стакане, оборвала шнурок с вонючим безобразием, прилепив его к коре, коротко размахнулась и бросила огрызок сквозь ветви, стекая с дерева плавным движением.
  
  Контрабандисты замерли, застыв от ужаса, сидхе молча наблюдали.
  
  - Все-таки, не леди Сильвер... - пробормотал Беллет.
  
  - Совсем даже, - согласился Корган, напряженно всматриваясь в зеленое переплетение.
  
  Все ждали. Чего? Они и сами не могли сказать.
  
  ***
  - Морти! Твой выход!
  
  Принцесса одним движением напялила на себя ашутту (тщательно выстиранную с недавно обнаруженной содой, расправленную так, что высохнув, она приобрела вид отглаженной), украшения, скрутила кольцами цепь, поправила кольцо на пальце, и... походкой от бедра выплыла из буквально расступающихся перед ней ветвей.
  
  ***
  Когда из Леса выскользнула тонкая фигура, одетая в богатейшие ашутту и погребальные регалии, звеня кольцами сжимаемой правой рукой цепи, невозможно черная под безжалостными лучами Мирель, нервы урр-укхаев не выдержали.
  
  С истерическим криком кучка смертников бросилась в самоубийственную атаку против нежити, которая все равно была предпочтительнее окучивающих барханы головорезов. Нежить одна, их - шестеро. Прорвутся!
  
  - Хе! Через меня - хрен проскочишь!* - процитировав старый анекдот, Мортиша одним неестественно быстрым движение подскочила к мчащемуся прямо на нее с жутким ревом и огромным тесаком наперевес зеленокожему коротышке.
  
  Легкое касание пальцев - и труп делает еще шаг по инерции на подламывающихся ногах, сломанной марионеткой падая на песок.
  
  
  - Минус один!
  
  Резкий удар сложенной пополам цепью прямо в переносицу бегущего следом бугая с огромным пивным животом, кокетливо свисающим над поясом. Коснуться пальцами, вытягивая жизнь, и отбросить в сторону скелет, чтобы не мешал.
  
  Выпустить один конец цепи в свободный полет, так, чтобы она захлестнула пояс крепкого и гибкого воина, с одним обгрызенным ухом. Интересно, в этом мире тоже водятся свои Тайсоны? Судя по состоянию ушей притянутого в нежные объятия несчастного - ДА!
  
  Зеленокожий не успел даже среагировать, как его обняли, отклонили назад, как в страстном танго, после чего поцеловали взасос.
  
  - Мама! - пискнул Бреннан, бледнея, хотя это казалось просто физически невозможным, с ужасом глядя на эту сцену. Остальных передернуло, когда они увидели, как судорожно дергающийся урр-укхай изо-всех сил отпихивается от лезущей к нему с поцелуями нежити-извращенки.
  
  Безрезультатно.
  
  - Точно не Леди Сильвер? - подозрительно сощурил глаза Корган, наблюдая, как из несчастного буквально высасывают жизнь. - Со спины - ну очень похожа!
  
  - Цвет не тот, - буркнул Беллет, судорожно соображая, что делать, когда нежить доест контрабандистов. Сбежать? Догонит... а потом каааак поцелует! Попытаться прибить?
  
  Смущало поведение умертвия. Слишком уж разумное.
  
  Она их выслеживала крайне долго, и невероятно успешно. Засечь ее они не смогли, значит, уровень данного подарка богов крайне высок, обычных зомби или личей они обнаруживали и упокаивали на раз. Попыток напасть она не делала, агрессии не проявляла... Одно это показывало, что у нежити имеется разум. Остается только понять, в каких пределах она разумна.
  
  Кроме того, был еще один нюанс, который тот же Корган уже напряженно осмысливает, судя по его задумчивому виду.
  
  Одеяния.
  
  Ашутта из лорийского паутинного шелка - крайне дорогой и редкой ткани, стоящей бешеные деньги. Трехслойная, судя по мелькающим подолам, расшитая шелковыми нитями, и тончайшей золотой проволокой. Изысканная работа, сделанная крайне тщательно. Даже сейчас она выглядит неимоверно красиво и жутко дорого. Траты на такой погребальный наряд может себе позволить не каждый благородный дом.
  
  Украшения. Гарнитур из черного самородного железа, очень редкого металла, славящегося своими качествами: стойкость к коррозии, такая же, как и у благородных металлов типа золота; прочность, износостойкость, тугоплавкость. Из него делали украшения для правящей семьи, ритуальное оружие. Этот металл никогда не попадал в руки тех, кто не являлся кровным родственником Повелителя. Уже это заставляло преисполниться самыми мрачными подозрениями.
  
  Но, больше всего Беллета нервировало кольцо, которое он углядел на пальце странного существа. Явно так называемое "Кольцо принадлежности". У него самого было такое, сделанное в виде обвивавшего палец левара: здоровенного хищника, похожего на кошку, только с коротким хвостом. Он его носил в торжественных случаях, демонстрируя свой статус Наследника Дома Лаурве.
  
  То, что у нежити было такое, удивляло не сильно, особенно в свете всплывающих подробностей: мало ли кого хоронили в Лесу, влезать в дела Повелителя чревато потерей здоровья и положения, а то и жизни.
  
  Он напрягся, пытаясь разглядеть кольцо, пока нежить цепко держала предпоследнего урр-укхая, вытягивая из него жизнь. Последний оставшийся в живых контрабандист заметался, не в силах решить, какой способ уйти из жизни предпочтительнее. Удар, погрузивший его в беспамятство, нанесенный маленьким кулачком, поставил точку в его размышлениях.
  
  Нежить подняла голову, покрытую глубоко опущенным на лицо капюшоном, неторопливо сматывая цепь и перекидывая ее через плечо. Валяющийся на песке в полном отрубе контрабандист не подавал признаков жизни, и только еле видимое движение грудной клетки не давало причислить его к мертвецам.
  
  Сидхе напряглись, не зная, чего ожидать.
  
  Нежить закончила прихорашиваться, поправив ашутту и украшения, задумчиво приложила пальцы к губам, невидимым в тени капюшона. Постояла, что-то обдумывая.
  
  Беллет вспотел, невзирая на охлаждающие артефакты.
  
  О чем она думает?
  
  Быть им или не быть?
  
  Очень животрепещущий вопрос, особенно в данной ситуации.
  
  Рука воина потянулась к оружию, была надежда на то, что если нежить проявит агрессию, они смогут ее упокоить. Будут потери, это факт, но и шансы у них есть, и немалые.
  
  Нежить плавной походкой, покачивая мосластыми бедрами, направилась к ним, Беллет подобрался, обшаривая ее глазами в поисках зацепок. Шаг, еще шаг, еще...
  
  Взгляд сидхе зацепился за кольцо, и сердце воина рухнуло в пятки.
  
  На тощем черном пальце, увенчанном длинным прямым когтем, сверкал крыльями и ловчими щупальцами дракк-кверт.
  
  Символ Правящей семьи.
  
  ***
  
  - Что же за день сегодня такой? - тоскливо думал Беллет, наблюдая, как к ним приближается принцесса Правящего дома. То, что принцесса - это совершенно ясно, кольцо не оставляет никаких шансов на ошибку: получить дракона Хаоса на палец можно только из рук Повелителя, только по его прямому и недвусмысленному желанию.
  
  Самозванцы у сидхе не водятся, они ведь не люди, довольно часто развлекающиеся таким способом, прямое покровительство богов своим верным почитателям давало много преимуществ. В том числе и способы доказать свое происхождение.
  
  Даже дети Повелителя, рожденные в законном браке, не считались законными принцами и принцессами до тех пор, пока отец не решал дать им Кольцо признания. Только после этого действия, осуществленного хотя бы при одном свидетеле, ребенок обретал статус законного потомка по прямой или боковой линии, если это были племянники или племянницы, или родные дети, которых по каким-то причинам убрали из очереди к трону.
  
  И плевать, что эта вот самая принцесса давным-давно мертва! Неуважения она не потерпит, а никаких указов на тот счет, что мертвым нельзя оказывать почести и игнорировать их статус, он не знал.
  
  Беллет не помнил, чтобы придворные упоминали наличие у Эссертиала хоть каких-то детей, неважно, законных или нет. На эту тему никто не говорил, хотя придворные дамы из кожи вон лезли, чтобы заиметь от своего неуловимого в брачные сети Повелителя потомство, чему тот активно сопротивлялся, предпринимая меры для предупреждения подобного сюрприза.
  
  А правит нынешний Повелитель уже тысячу лет, круглая дата, отмеченная грандиозным празднеством. Следовательно, вывод можно сделать только один: это ребенок его старшего брата, правящего крайне недолго, и слетевшего со своего места очень резко и болезненно.
  
  Конечно, он о данной принцессе не слышал, и даже упоминаний о ней не встречал, но это ничего не значит. Это неважно. Так же, как неважен тот факт, по какой именно причине признанного потомка правящего рода законопатили в Лес, где хоронили очень определенный контингент. Не их ума это дело, совсем не их. Им еще жить охота, долго, хорошо, подальше от этих песков, Леса, наглых контрабандистов, шастающих по округе, как тараканы, и прочих малоприятных вещей.
  
  У них и так жизнь не мед со сливками, им еще разъяренной нежити под боком не хватало!
  
  А то, что характер у данной особы будет жуткий, и так понятно, даже самому тупому слизняку. Посиди в склепе Боги знают сколько времени, выкопайся оттуда, в зеркало посмотри... а если ее еще и разбудили!
  
  Беллет и сам не любил, когда ему прерывали сон, так что, представить негодование мертвяка, вырванного из состояния покоя каким-то жадным полудурком, копающимся в не принадлежащей ему могиле, как у себя дома, он мог. Запросто.
  
  У него самого после некоторых рейдов видок был не лучше, да и самочувствие соответствовало... Рядом засопел Корган, и Беллет, вместе со всеми с грустью осознающими перспективы на дальнейшую жизнь членами отряда, опустился на одно колено, склоняя голову в поклоне.
  
  - Долгие лета высокорожденной госпоже!
  
  ***
  
  Опущенные долу глаза отметили, как рядом с ним заколыхался многослойный подол ашутты, скользя по босым ступням, повинуясь порывам ветра. На затылок легла узкая, с длинными тонкими пальцами, ладонь, слегка уколов кончиками острых когтей.
  
  - Благодарю тебя, верный страж границ. Сердце мое наполняется радостью. Хорошие подарки вы мне принесли, порадовав меня. Приятно мне такое рвение...
  
   Ментальная речь резонировала в черепе, как в пустом походном котелке, вспугнув мысли. Глаза Беллета полезли на лоб, пытаясь продраться сквозь волосы на макушку. Подарки?! Какие еще подарки?! Контрабандисты? Боги-стихии-небожители!!! Славьтесь во веки веков! С меня жертва!
  
  - И тем более приятно, что среди этих диких земель не исчезло понятие вежества...
  
  Славьтесь! Все кто есть, скопом! Нежить их не съест!
  
  - Ибо вы не только храните покой моих земель...
  
   Что?! Ее земли?! Лес?! Караул! Помогите!
  
  - Но и до конца исполняете долг верности...
  
  Все-таки не съест!!!
  
  - Не так ли?! - пальцы сжали стальным капканом подбородок, резко поднимая лицо Беллета вверх. Глаза тут же утонули в тьме, заполнившей капюшон.
  
  - Истинно так! Высокорожденная госпожа!
  
  Мягкий смешок прокатился ледяным крошевом по телу.
  
  - В таком случае, я тоже сделаю вам дар. Ничтожного отдам в ваши руки, для допроса. Сумеете выявить его связи - бытие ваше станет... капельку лучше. Так же, еще один дар вам от меня... шаманское творение на дереве спрятано. Дозволяю вам взять его, войдя под тенистые своды.
  
  - Благодарю вас, высокорожденная госпожа!
  
  Ладонь ласково прошлась по скуле, от чего коса Беллета попыталась встать дыбом, невзирая на вплетенные спицы и кинжал.
  
  Нежить одним плавным движением переместилась на пару шагов в сторону, отвернулась, и на секунду замерла.
  
  - Должно ли мне напомнить, что молчание - благодать?
  
  - Нет, высокородная госпожа!
  
  Позеленевшие от тона нежити сидхе с ужасом сжались. Темная фигура молча проплыла по песку и исчезла среди ветвей, на секунду показав рукой на нужное дерево. Разведчики постояли на коленях еще некоторое время, после чего рухнули на песок со стонами облегчения.
  
  - Напьюсь! - решительно заявил Корган, пялясь в безоблачное небо. - До полной потери сознания!
  
  - Поддерживаю!
  
  - И я!
  
  - Меня не забудьте!
  
  - И меня!
  
  - Хорошо! Как командир - объявляю: сегодня у нас отдых! Сразу же, как притащим этого урода в допросную!!!
  
  ****
  
  Величественно войдя в лес, Мортиша тут же быстро спряталась за толстое дерево, содрала с себя ашутту, аккуратно свернув ее компактным рулончиком, запрятала одеяние в рюкзак, вместе с цепью, и шустро полезла на верхушку зеленого великана.
  
  Вовремя.
  
  Настороженно оглядев пространство, между ветвей мелькнул один из сидхе. Заметив черное вонючее безобразие, он тут же с облегченным возгласом достал небольшой мешочек, куда и переложил благоухающий комок, после чего молниеносно вымелся назад, на пески.
  
  Беспамятного контрабандиста опутали веревками, подхватили, и потащили к убежищу, судя по всему. Выражение лиц у мужчин было непередаваемым. Смесь ужаса и облегчения, что этот самый ужас прошел стороной.
  
  А жажда снять стресс самым простым способом шибала на километр.
  
  Мортиша захихикала.
  
  Шикарно. Теперь они ничего докладывать не будут... то, что надо. Вообще, надо признать, первое общение прошло, как надо. Чинно, спокойно... Как говорится, встреча прошла в теплой и дружественной обстановке. Она продемонстрировала, что с ее стороны будет хорошее отношение. Они проявили вежливость, оказывая знаки внимания, принятые к высокопоставленным особам.
  
  Так что, первый шаг сделан, и теперь можно потихоньку налаживать взаимовыгодное сотрудничество. Планы на это самое сотрудничество у Мортиши были гигантские. Ведь ей надо развиваться, а что может помочь в этом лучше, чем живое общение? А еще нужны учебники, инструменты, материалы... быт надо продолжать обустраивать.
  
  В общем, рейнджеры никуда от нее не денутся!
  
  ***
  
  Снимали стресс сидхе долго и со всем тщанием. Для начала они растормошили урр-укхая, от души отпинав его ногами в тяжелых сапогах, окованных на носках и пятках металлом, после чего засунули в "холодную", чтобы пленник как следует проникся осознанием своего положения.
  
  Следующим действием стало написание отчета. Все произошедшее было тщательно зафиксировано в очередной официальной писанине: нахождение "Тропы", изничтожение контрабандистов, захват пленного. О самом своем большом потрясении естественно, умолчали.
  
   Не хватало еще дознавателей им для полного счастья... тем более, свое мнение по этому поводу им высказали прямо и недвусмысленно, а перечить представителю Правящей семьи... дураков среди них не было. Особенно таким. Особенно, если этот самый представитель вот прямо тут, под боком.
  
  Бдит.
  
  Во все глаза и уши...
  
  Оправдываясь таким образом, сидхе отослали отчет, получили скупую похвалу за искоренение очередной лазейки, и пространный втык за то, что допустили ее, лазейки, появление, выдохнули, переглядываясь... и, не сговариваясь, направились в подвал, где располагался запас помогающих снять стресс средств.
  
  Естественно, погребок с алкогольным богатством был самой охраняемой и защищенной частью убежища, его заботливо пополняли и не менее тщательно опустошали под настроение. Вот и сейчас бравый отряд стоял с умным видом перед стеллажами, заполненными разномастными бутылями, бутылками, пузырьками, бочонками, кувшинами. Было даже три бочки, но в их сторону воины даже не посмотрели: хранящееся внутри слабое вино их сейчас совершенно не привлекало.
  
  - Мушмулиновая настойка? - Корган задумчиво разглядывал залитую воском бутыль, вместимостью не менее ведра.
  
  Беллет отрицательно дернул носом, остальные согласно скривились.
  
  - Слабовато будет... да и запах... Фе!
  
  - Хм! - главный эксперт по пьянкам погрузился в глубокие раздумья. Остальные морщили лбы, чесали затылки, вздыхали... в общем, всячески мешали процессу. Недовольно покосившись на сослуживцев, Корган со вздохом полез на дальнюю полку, раздвигая стоящие плотной шеренгой разномастные кувшинчики, после чего с истинным стоном души (от сердца отрываю, изверги!) извлек замаскированный бутыль. Небольшой, литры** на три, из толстого матового стекла, пузатый, с узким горлом, и пробкой, залитой смолой.
  
  Увидев кувшин, сидхе недоуменно подняли брови, переглядываясь.
  
  - Это что? - брезгливо сковырнув пальцем налипшую на поверхность пыль, недовольно спросил Беллет. - Да еще и так мало?
  
  Корган обвел всех высокомерным взглядом.
  
  - Пеньки вы. Неотесанные. Это... - торжественно подняв бутыль, мужчина пафосно провозгласил в пространство, - "Огненный Дракон"!
  
  Воины тут же шагнули вперед, разглядывая самое чудесное видение в своей наполненной лишениями жизни.
  
  - Не может быть... - выдохнул Морав. - Это ж редкость несусветная! И цена ей золотом по весу!
  
  - Где взял?! - как и положено командиру, Беллет зрел в корень. Корган сожалеюще вздохнул, качая на руках заветное средство, словно маленького ребенка.
  
  - Где взял, где взял... Где взял, там уже нету! И не будет. Должник один вернул одолженное, с возмещением. Я думал, выпью, когда со службы уйду... но, сегодня нам нужнее.
  
  - Это да! - передернулся Беллет. - Не каждый день встречаешь такое... такое... - он бдительно огляделся, словно опасная соседка спряталась между полками, и вот-вот выскочит с торжествующим криком: "Ага! Попались!". - В общем, такое.
  
  - Так что ж мы стоим?! Сейчас закуску организуем...
  
  - Вперед, храбрые воины! Нам предстоит победить дракона!
  
  - В атаку!
  
  От дружного рева в пять глоток задрожали стены.
  
  ****
  
  - Удачный день, определенно это был очень удачный день.
  
  Мортиша внимательно разглядывала свое отражение, отыскивая и фиксируя мельчайшие изменения. Обед из контрабандистов, сдобренных соусом из амулетов, определенно пошел ей на пользу. Нос, ее прекрасный носик, стал еще капельку лучше, расправились уши, кожа стала выглядеть малость естественнее.
  
  - Определенно надо повторить, - задумчиво констатировала принцесса, вертясь перед стеной. - Да, совершенно определенно надо повторить.
  
  Аккуратно погладив пальцем пока еще острый нос, Мортиша задумчиво вышла из склепа, уставясь в сторону пустыни. Мысли медленно, лениво крутились в голове.
  
  Интересно, как там сидхе? Перепились поди, как свиньи, валяются и хрюкают. Или не хрюкают... но валяются.
  
  Может, навестить болезных? Устроить им дружеский визит, матерные частушки напеть, чтобы спалось крепче, рассольчику принести, а то вдруг головки бо-бо... Так и жаждалось насадить добро, чтобы никто обиженным удрать не успел!
  
  ***
  
  Резко выдохнув, сидхе дружно стукнули серебряными мерными стаканчиками, заначенными их штатным алхимиком для собственных рабочих нужд, и найденными с невероятной проницательностью жаждущими расслабления воинами.
  
  - Хорошо пошло... - выдохнул Беллет, утирая выступившие на глазах слезы. Корган шмыгнул носом, подцепил ломтик куанкава, прожевал, переживая пожар во рту. Морав тупо смотрел в потолок, блаженно улыбаясь, остальные расплылись на стульях. После распития первой, пробной дозы, от которой вышибало слезы, а по горлу прямо в желудок потекла лава, жизнь стала казаться гораздо... проще. Повторив это благое начинание, воины повеселели. Теперь и нежить стала не такой кошмарной, да и вообще... После третьего тоста все вокруг стало лучиться добром и излучать флюиды счастья, по стенам подвального зала, аскетичного и скупо обставленного, побежали радуги, даже солнышко заглянуло.
  
  Волшебная жидкость благоухала вовсю, настраивая на благодушный лад, закуска не залеживалась, бодро передислоцируясь в желудки, настроение неуклонно поднималось...
  
  Откинувшись на затрещавшую под весом тела спинку стула, Беллет благодушно посматривал на стол, где стоял еще до половины полный кувшин. "Огненный дракон" оказался именно так хорош, как рассказывали, даже лучше. Жидкая лава сжигала пищевод, но взамен дарила невероятную гармонию со всей вселенной, теперь даже их жуткая соседка не казалась такой страшной.
  
  - Командир...
  
  - Мммм? - Беллет лениво скосил один глаз на подчиненного. Корган подпер голову руками, уставившись на начальство.
  
  - Это ведь не лич, да? Они, личи, совсем другие... не такие шустрые, не такие сильные... и уж совсем не такие умные и говорливые. Ведь так, командир? Мы ведь встречали пару раз личей. Ничего сильно особенного в них не было, так, усовершенствованные зомби.
  
  - Ага, - подключился к разговору Морав. - Это даже на демоноподобного лича не похоже. Странное умертвие...
  
  - Ничего странного, - закрыл глаза Беллет. - Совсем ничего странного для этого существа...
  
  - То есть? - подобрался Морав. - Ты знаешь, что это такое бегает?
  
  - Знаю... - вздохнул Беллет, подавая знак налить еще. Корган с удовольствием выполнил приказ.
  
  - И что это было? - осведомился сидхе, с интересом покосившись на начальство, которое резко потянуло на философские размышления.
  
  - Дамм-морэ.
  
  Бреннан выпучил глаза и закашлялся, подавившись.
  
  - Командир... - просипел воин, откашлявшись. - Ты шутишь? Это ж легенды из разряда "давно и неправда"! Ты уверен?
  
  - Уверен, - твердо заявил Беллет, опрокидывая в себя очередной стаканчик. - Еще как уверен.
  
  - И откуда такая уверенность? - Корган подозрительно прищурился. Беллет хмыкнул.
  
  - У нас в роду пять тысяч лет назад был такой.
  
  
  Воцарившая тишина поражала своей глубиной и наполненностью смыслом. Воины уставились на свое начальство, как на небожителя, сошедшего на бренную землю выпить на посошок: с шоком, перемешанным с восхищением.
  
  Корган молча разлил, все дружно выпили, активно зажевывая огненную жидкость копченым мясом и ломтиками куанкава, переваривая свалившееся на них откровение.
  
  - Ну, или есть. Вроде бы...
  
  - И... как оно? - осторожно поинтересовался Бреннан, косясь на бутыль. Беллет задумчиво уставился на потолок, покрытый по периметру сложным узором из рун и отвращающих знаков.
  
  - А никак! - честно выпалил сидхе. - Там вообще все было очень странно. Дед моего деда был жрецом Предвечной... характер имел соответствующий - его жена в спальню заходила в кольчуге и с серебряным клевцом... разгонять результаты его опытов на поприще химерологии. Врагов у него не было - вымерли, болезные... поэтому, все свободное время прадед посвящал науке и храму. В равных пропорциях. Вот...
  
  Выпив еще порцию, Беллет углубился в воспоминания.
  
  - Умер он... странно. Просто лег спать ночью, и не проснулся. Похороны, ритуалы... перенесли тело в семейный склеп, бабушка погоревала... говорили, что она его любила - во всяком случае, она долго кричала над гробом, что зря он от нее сбежал, с кем еще она так поругается? А потом, через год, выходят все на завтрак - а дедуля сидит себе за столом, на своем любимом месте, и химер своих гладит. А они у него в ногах ползают, и трясутся от ужаса, как в лихорадке - это создания, у которых эмоций по определению нет!
  
  Сидхе переглянулись, после чего опять разлили по стаканчикам.
  
  - Бабуля его свои клевцом любимым от шока чуть не приголубила... говорят, столовую перестраивать пришлось, уж очень бурно они отношения выясняли...
  
  - А какой он был? - жадно подался вперед Корган. - Такой же, как эээ...
  
  - Нет. Выглядел, как при жизни, вот только глаза и зубы выдавали... но он их под чарами прятал, если надо. Пробыл он дома недолго - пара лет, а потом просто ушел. И бабушка с ним.
  
  - И что?
  
  - Ничего... раз в пару веков, говорят, наведывается, но никто подтвердить не может. Впрочем, опровергнуть тоже... не может. Бывают дома... эээ... не важно.
  
  - Командир... ты уверен, насчет...
  
  - Уверен. Прадед нас благословил перед уходом, я род имею в виду. Мы таких, как он, просто... чуем, что ли? В общем, я знаю, что это дамм-морэ. Просто знаю.
  
  ***
  Сидхе медленно, но верно расслаблялись, потихоньку приговаривая бутыль... начали рассказывать разные интересные случаи...
  
  Кому в голову пришла эта идея, никто не помнил. Потом, гораздо позже, они устроили настоящий мозговой штурм, даже специальными заклинаниями воспользовались, чтобы прояснить ситуацию, но все было бесполезно. Момент принятия решения покрывала глубокая алкогольная тьма, окутанная густым туманом перегара...
  
  ***
  
  Решив уж было навестить соседей, Мортиша неуверенно потопталась на полянке. И хотелось... и не хотелось... Походная жизнь ее здорово вымотала, как ни странно. Не физически, хотя комфорта откровенно не хватало, а морально. Ну что поделать, она еще в прошлой жизни домоседкой была, это тут она носится везде, как электровеник!
  
  Пожав плечами, Мортиша вернулась в склеп, решив просто отдохнуть после такого бурного общения. Скрутившись в своем гнездышке, она потихоньку расслаблялась, наслаждаясь валянием и ничегонеделанием, лениво перебирая мысли и воспоминания.
  
  Ей даже начало казаться, что вот-вот она задремает - накатило такое приятное состояние: расслабленное, спокойное... сон уже начал осторожно порхать вокруг на мягких крыльях, когда его словно кувалдой расплющили.
  
  Кто-то вошел в Лес.
  
  ***
  
  Мортиша вылетела из склепа со скоростью звука. Она мчалась сквозь деревья, тонкая, гибкая, бесшумная, ощущая несколько целей впереди. Биение жизни грохотало в ушах, ноздри затрепетали, пытаясь уловить запах... Она сделала еще несколько шагов, и резко остановилась в полном изумлении от увиденного.
  
  - Не поняла? Это еще что такое?
  
  
  
  Представшая перед ней картина была достойна запечатления кистью мастера. Составившие боевое построение "клин" (в просторечии "свинья") сидхе, целеустремленно пробирающиеся сквозь заросли... с подарком!
  
  А как иначе назвать корзину, из которой торчат горлышки бутылок, какой-то сверток, еще что-то явно мягкое, похожее на ткань... добил Мортишу небольшой букетик цветов, перевязанный ленточкой веселого розового цвета.
  
  Вид у воинов был... растрепанный, но очень решительный. Было полное впечатление, что герои идут совершать эпический подвиг, по меньшей мере. Что-то вроде убиения дракона зубочисткой, или излечения казначея от жадности... Лица горели энтузиазмом, нетерпение ощущалось физически, а амбре, распространяющееся широкой волной, отшибало все связные мысли.
  
  Мортиша принюхалась и задумчиво хмыкнула.
  
  - Мдя... ну и запашок... опьянеть можно, просто стоя рядом! Интересно, чем это они так наклюкались, что приперлись... - она присмотрелась, и подняла бровь в изумлении, - знакомиться?!
  
  Потрясенно похлопав вылезшими ресницами, принцесса почесала лысую голову... и, вдруг, до нее дошло.
  
  - Так это они знакомиться пришли?! Ко мне?! Ой! Они пришли знакомиться, а я вся такая... такая... - она судорожно осмотрела себя - скелет, обтянутый кожей, из одежды - только украшения, - такая ненакрашенная!!!
  
  Топчущиеся на границе леса сидхе даже не увидели смазанную тень, помчавшуюся в обратную сторону. Влетев в склеп, Мортиша заметалась. Срочно! Срочно привести себя в порядок!
  
  Руки сами подцепили ашутту, поправили украшения, стряхнули прилипшую соринку с головы... подобрав полы, она полетела обратно.
  
  ***
  
  - И что теперь, командир? - мрачный голос Коргана вполне соответствовал окружению. Так занимательно начавшийся вечер плавно превращался в какой-то кошмар. Сейчас Беллет и сам не смог бы сказать, зачем они поперлись в лес, да еще и ночью. Скучно им стало, что ли?
  
  Каша в голове не спешила распадаться на связные и осмысленные мысли. Смутно помнилось, что разговор о предках плавно перешел в обсуждеие животрепещущей темы - наличие пугающего соседства с кошмарным созданием.
  
  Бойцы увлеченно вспоминали все, что когда-либо слышали или читали на эту тему, Беллет морщил лоб, пытаясь вспомнить подробности из семейных хроник, Корган философствовал, пространно размышляя об особенностях психики представительныц ужас... эээээ... прекрасного пола... А потом был провал в памяти, наполненный смутным движением, а потом сидхе вдруг обнаружили себя стоящими между деревьями, шагах в ста от границы с пустыней.
  
  Беллет судорожно сжал затрещавшую ручку корзины, мучительно пытаясь сообразить, что делать дальше. Алкоголь стремительно выветривался, оставляя вместо бесшабашности и нахлынувшей жажды подвигов тянущее ощущение грядущих неприятностей. Осторожно оглядевшись, сидхе попытался напрячь вдруг впавший в кому мозг, отказывающийся реагировать на судорожные призывы разума и вопли пятой точки о надвигающихся на них ужасах.
  
  Воины инстинктивно сомкнули ряды, становясь плотнее.
  
  Беллет уже было открыл рот, чтобы отдать команду разворачиваться и топать домой, и делать это как пошустрее, но отделившаяся от дерева густая тень заставила его застыть статуей.
  
  - Приветствую, благородные стражи границ.
  
  Холодный голос, царапающий мозг, молниеносно вытравил остатки алкогольного дурмана.
  
  - Что привело вас под сень деревьев, в мои владения?
  
  Скрип переплетенных лоз напомнил о цели путешествия. Беллет опустился на колени, протягивая корзину.
  
  - Высокорожденная госпожа! Недостойные молят о снисхождении, принося в дар скромное подношение.
  
  Плавно подошедшая дамм-морэ наклонила голову к плечу, что-то обдумывая. Сидхе замерли, мысленно вознося молитвы и кляня себя за идиотизм.
  
  - Дары...
  
  Темная фигура кружила вокруг стоящих на коленях воинов, заставляя потеть от неопределенности ситуации.
  
  - Давно никто не приносил даров... очень давно.
  
  Тонкая рука цапнула корзинку и принялась ее рассматривать.
  
  - И, даже, цветы...
  
  - Высокорожденная госпожа... - просипел внезапно охрипший Беллет. - Мы не хотели оскорбить...
  
  - Оскорбить? - в ледяном голосе прорезалось изумление. - Разве дар от чистого сердца... хм! может оскорбить? Приятно мне это... даже очень...
  
  Дамм-морэ подошла вплотную к Беллету, потрепав его по плечу.
  
  - Благодарю. Возможно... я... устрою ответный визит... - Беллет с трудом удержался от дикого крика: "не надо!".
  
  - Единственное... оставляйте послание, и не приходите ночью. Вежливость - вежливостью, а некоторые инстинкты... и потребности... тяжело удержать под контролем. Хорошо?
  
  Фигура, закутанная в ашутту просверлила его взглядом, и Беллет судорожно закивал.
  
  - Вот и прекрасно, - подытожила принцесса, и направилась прочь, прижимая корзину к себе. Сидхе опустились на землю со стонами облегчения.
  
  - Надо меньше пить! - философски высказался Корган. Остальные поддержали его согласным мычанием.
  
  ***
  
  Мортиша была совершенно счастлива. Она медленно разбирала содержимое корзинки, осторожно выкладывая бутылки, свертки и прочее, умиленно смахивая несуществующие слезы.
  
  В небольшом кувшинчике на столе стоял букетик цветов, перевязанный розовой лентой.
  
  
  
  
  
  
  
  *Анекдот. Разбирательство в суде по поводу ДТП.
  Судья спрашивает пострадавшего, водителя "жигулей".
  - О чем вы думали, выезжая на желтый свет?
  - Эх, проскочу!
  - А вы о чем думали? - вопрос к водителю грузовика.
  - Хрен ты у меня проскочишь!
  
  ** - литра - мера веса, примерно 1,5 литра.
  
  
  
  
  Глава 9.
  
  
  
  
  
  Мортиша чувствовала себя героем фильма, а именно - Попандопулой. Она нежно перебирала в который раз содержимое подарочной корзинки, счастливо скалясь в пространство.
  
  - Это мне. Это опять мне. Это снова мне. Мой фасончик... И это тоже мне!
  
  Счастью принцессы не было границ. Неизвестно, кто именно собирал корзинку, и кому вообще пришла в голову эта идея, но Мортиша была от собранного в подарок в полном восторге.
  
  В корзинке она обнаружила уйму полезных вещей. Две бутылки вина: стеклянные, с печатями, вручную расписанные золотом - настоящее произведение искусства.
  
  - Выпью! - твердо решила принцесса, вертя в руках шедевр сидхейского ликероводочного завода. - Вот как стану хоть чуть-чуть красивее кикиморы - точно выпью!
  
  Затем было обнаружено серебряное зеркало в чеканной оправе, украшенное лунными камнями и горным хрусталем. Мортиша посмотрелась в него... молча прикрыла глаза, посидела так, приходя в себя, снова посмотрелась... и, завернув в расшитую серебром плотную белую салфетку, отложила в сторону.
  
  Следующим, потрясшим Мортишу подарком, оказалось... платье, модели "балахон". Палливер. Домашняя одежда для благородной госпожи, в которой не стыдно встретить хорошего знакомого. Двухслойное, верхнее - фиолетовое, с золотой искрой, нижнее - солнечного, сочного желтого цвета, расшитое фиолетовыми узорами. Большой капюшон, ложащийся складками на плечи, широкие рукава, напоминающий японский, для кимоно, пояс, держащийся на толстых шелковых и золотых шнурах с кисточками.
  
  Для принцессы это стало ударом в сердце. Она осторожно развернула обновку, повертела, прикладывая к себе, всхлипывая, и автоматически потирая сухие глаза.
  
  Подарок сидхе вызывал неоднозначные чувства. Чем думали воины, собирая корзину, непонятно, но об этикете они явно думали в последнюю очередь. Посылать такое в подарок - оскорбление, причем, смертельное. Они ж не к любовнице перлись, а к своему сюзерену! Они б еще нижнее белье положили, идиоты!
  
  С другой стороны, сама Мортиша была безумно рада, что зеркалу, что палливеру, откопанному непонятно где. Живя вне цивилизации с ее благами, как-то очень начинаешь ценить эти самые блага и их доступность.
  
  - Парни, вы попали... - тонкая ручка осторожно погладила неимоверно мягкую ткань. - Вы у меня теперь магазином работать будете, причем, супермаркетом! Причем, круглосуточным!
  
  ***
  
  - И чья это была идея? - белый, как мел, Беллет смотрел на своих подчиненных, не уступающих ему цветом. Трезвые сидхе с ужасом вспоминали, что умудрились натворить в пьяном угаре, и теперь представляли себе свое дальнейшее будущее: крайне короткое, и жутко болезненное.
  
  - Кто из вас умудрился в корзинку палливер положить?! Почему не нижнюю юбку? Или бюстье?! А?! Где вы вообще его взяли, гады?!
  
  - Я для невесты купил... - пролепетал Морав, виновато глядя на разъяренное начальство щенячьими глазами. - Давно купил, при случае... все отправить не получалось...
  
  Беллет с трудом удержался от желания постучаться головой об стол. Благое начинание - наладить добрососедские отношения, обернулось жуткими перспективами на крайне туманное будущее.
  
  - К Хаосу! Зачем, ну зачем ты его в корзину засунул?! О чем ты думал?!
  
  - О том, что бедняжка в ашутте ходит, а одежды у нее нету... - прошептал убитый собственным поступком наповал воин. Беллет молча прикрыл глаза ладонями, не в силах что-то сказать.
  
  - И что теперь?
  
  - Пишите завещание... может, еще успеете.
  
  - До чего?
  
  - До ответного визита.
  
  ***
  
  - Да что ж ты страшная такая... и ненакрашенная страшная... и накрашенная тоже... страшная...
  
  Мортиша скептически смотрелась в стену, поражаясь тому, что видела в отполированной поверхности. Скелет, обтянутый черной кожей, на котором, как на швабре, болтается роскошное одеяние. Не спасал ситуацию ни пояс, которым она обернулась раза три, обмотавшись шнурами, как колбаса, ни надвинутый на глаза капюшон, ни окрашенные желтым лаком когти...
  
  Пугало огородное, иначе не скажешь.
  
  - Мда... все еще печальнее, чем я думала.
  
  Мортиша осторожно сняла палливер, и повесила его на сделанную специально для этих целей вешалку - нечего ценному одеянию валятся где-то в углу. Еще помнется... Она расправила ашутту и надела на себя. Все-таки, в погребальном наряде она выглядела более... естественно. Общий стиль, так сказать.
  
  Готика, все дела...
  
  - Вывод - над внешностью еще работать и работать!
  
  Вторым по значимости вопросом, над которым девушка усиленно размышляла, был ответный дар. И вот тут начинались проблемы, целая прорва проблем.
  
  Во-первых, она как более высокостоящее на социальной лестнице существо не должна идти с дарами. Вроде как. НО! Если приравнять поход к сидхе к инспекции, то это так. Инспектора с подарочками не ходят, разве что, считать приятной неожиданностью их самих.
  
  С другой стороны, если это визит вежливости, то сюзерен обязан принести маленькие памятные подарки, отдельно командиру, отдельно бойцам. Что-то не очень дорогое, но не по принципу "на тебе, Боже, что мне не гоже".
  
  И где взять кучку памятных сувениров?
  
  А ведь надо учитывать тот факт, что пьяные воины наворотили своим поступком такое, что просто кошмар! Да, они принесли дары вежливости, но! Снова это самое коварное "но"!
  
  Положив туда предметы, подходящие в дар любовнице или, хотя бы, невесте, они нанесли огромное оскорбление. За такое обычно отрывали шаловливые ручонки и пустые головенки с помощью четверки коней и нескольких веревок. А делать этого не только не хочется, но и нельзя! Где гарантия, что следующая партия пограничников будет такой-же вменяемой? Да и расследование, набегут всякие уроды с сачками и ошейниками, только успевай бегать и отмахиваться... хотя... Мортиша задумалась: ведь примчатся маги, вкусные, сочные, питательные маги... в животе что-то квакнуло.
  
  - Есть что-то хочется...
  
  Мысли о еде натолкнули на прекрасную идею, как можно повернуть ситуацию в свою пользу. Но ее надо хорошо обдумать, а значит...
  
  - Прогуляюсь-ка я в горы!
  
  ***
  
  Все-таки, кто ищет - тот всегда найдет! Это совершенно точно!
  
  В истинности этого высказывания Мортиша убедилась уже через час после того, как забралась на острый скальный уступ, до которого все не могла добраться раньше по причине всепоглощающей лени. Острый каменный зуб черного цвета, расцвеченный яркими алыми вставками, был гладким только с одной стороны, а вот с другой... обнаруженное сразу же натолкнуло на мысль о том, что она все-таки подарит. Полезный будет подарок, это точно!
  
  Воинам пригодится: работа у них нервная, расслабляться надо уметь, а то эти алкаши совсем сопьются и страх потеряют. Еще принесут в следующий раз панталоны с узором из скелетиков, нюхающих ромашки... А ей, как сюзерену этих оболтусов, надо следить за здоровьем подданных, это ее долг и прямая обязанность... тем более, никто не помешает ей привнести в подарок каплю юмора, и что с того, что шутка будет понятна только ей?
  
  Небольшая пещера у основания уступа была полна мелких полупрозрачных осколков черного и алого цветов, а также мелкого, словно стеклянного песка. Мортиша пошевелила его когтями, проводя кончиками четкие борозды, и ехидно ухмылялась.
  
  Подарочек войдет в легенды!
  
  Уж такого у сидхе не водится, это она совершенно четко помнила. Значит, пора внести в этот мир нотку творческого безумия.
  
  ***
   Сказано - сделано. Первым делом принцесса приволокла в склеп кувшин с песочком. Промыла его под проточной водой, нежно и аккуратно. Высушила, рассыпав на толстых кожистых листьях какой-то лианы, похожей на банан. Полюбовалась результатом: кристаллы серого цвета, поблескивающие на солнце. Ссыпала песок в новый кувшин.
  
  Затем наступил второй этап: изготовление коробки-поддона.
  
  Тут уж пришлось побегать: влажный, жаркий климат джунглей не располагал к появлению сухостоя, мертвые деревья молниеносно гнили, удобряя растущий вверх подлесок. Однако, потратив пару дней на поиски, Мортиша нашла-таки то, что ей было нужно - великолепный, толстый ствол давным-давно павшего лесного гиганта.
  
  Судя по всему, это оказался родственник того "эвкалипта", о веточки которого Мортиша чесала зубы. Здоровенное дерево провалялось в низине неподалеку от горы достаточно давно, однако, это только пошло ему на пользу.
  
  Древесина стала еще плотнее, потемнела, став практически черной, с еле видимым на свету муаровым узором зеленоватого оттенка. Ее не поточили жучки, не погрызли червячки, опутав сетью извилистых ходов. Дерево так и осталось чистым и источающим едва уловимый ментоловый аромат.
  
  Артефактный кинжал резал ствол с трудом, но ровно и гладко. Дощечки и днище будущей коробки выходили ровными, словно выпиленными алмазными пилами, или лазером. В который раз Мортиша восхитилась возможностям своего организма: человек о такой координации движений только мечтать может.
  
  Пришлось потрудиться, но результат был великолепен: ровный, гладкий прямоугольник и тонкие, в палец, дощечки, которым предстоит стать бортиками. Мортиша вырезала с одной стороны узор из рун, которые помогут ей как следует воплотить в жизнь свою задумку.
  
  Гвоздей не было, но это неважно, для артефактора это не проблема. Начертить на стыках специальные символы, подать в них магию - и вот результат: спаянные воедино детали. Простучав коробку и не обнаружив дефектов, Мортиша нарисовала на днище своим любимым желтым лаком рунное заклинание, составленное уже достаточно давно. Исходной моделью послужило стандартное заклинание оживления голема, творчески ею переработанное.
  
  Насыпанный поверх рисунка песок засиял, когда принцесса подала в коробку магию, насыщая руны. Днище слегка нагрелось, песок пошел волнами, но быстро успокоился.
  
  Мортиша разровняла его миниатюрными грабельками, вырисовывая извилистые узоры, полюбовалась полученным результатом, и приступила к самому главному: выбору камней.
  
  Выбор был велик: осколки черного и алого цвета, подобранные у скалы, окатыши, случайно найденные в ручье, однако, принцесса выбрала третий вариант.
  
  Кристаллы, найденные в каменном шаре.
  
  Она смутно чувствовала, что это достаточно ценная находка, однако, доказательств не было. Да и откуда им взяться? Она не ювелир, отличить изумруд от рубина может только при помощи цвета и бирки магазина, а последние в Лесу почему-то не водятся.
  
  Печально, но факт.
  
  Отобрав семь кристаллов примерно одинакового размера, Мортиша их тщательно осмотрела. У всех были отличия в размере (примерно с небольшое куриное яйцо), цвете - слегка отличающиеся оттенки густо-красного, словно артериальная кровь. У всех на основаниях были остатки породы: налипшая черная масса, похожая на смолу.
  
  То, что надо.
  
  Каждый кристалл украсился своей рунной цепочкой, осторожно выжженной кинжалом. Это потребовало времени, но результат того стоил: установленные на песок камни засияли, как раскаленные угли, после чего погасли, вновь погружая склеп в привычный нежити мрак.
  
  Принцесса повозилась, устанавливая их в одном ей понятном порядке, вновь разровняла песок граблями, и мерзко захихикала, повизгивая от восторга.
  
  Сидхе ждут незабываемые впечатления!
  
  Потянувшись, Мортиша рухнула на охапки свежего душистого сена, раздумывая, что будет проще: сделать кровать самой или заказать у сидхе. Оба варианта имели свои преимущества и недостатки.
  
  Потянувшись, Мортиша закуталась в одеяло, смеживая веки. Может сегодня ей посчастливится уснуть? Было бы неплохо...
  
  На столе ждала своего часа миниатюрный японский сад камней, творчески доработанный восходящей звездой артефакторики с ясно выраженным аспектом Хаоса.
  
  ***
  
   Утро принцесса встретила в полной боевой готовности: злая, голодная и всклокоченная, даром, что волос на голове не было! Зато уши дыбом стояли... нервно подрагивая, как у породистой кошки.
  
  Хотелось есть. Даже не так... Хотелось ЖРАТЬ! Жадно, много и, желательно, вкусно! Было полное ощущение, что кишки в животе ожили и устроили бунт и забастовку, требуя насыщения. От чего вдруг на нее напал жор, Мортиша не знала: может, стресс, может, нервы по поводу подарка, может еще какая фигня... Это было неважно.
  
  Важно было то, что она вылетела из склепа на первой космической, сканируя окрестности в поисках передвигающегося на своих четырех хавчика. Или на двоих, ей без разницы, особенно сейчас, когда кишки прогрызают себе путь на волю.
  
  Оглядевшись, Мортиша злобно сощурила глаза и раздраженно зашипела, скаля острые треугольные зубы - Лес словно вымер. Все, кто мог, спешно ломанулись в разные стороны, кто не мог удрать - закапывался как поглубже со страшной силой и неимоверной скоростью.
  
  - Пищщщщщааа... - тихое натужное сипение прозвучало смертным приговором всему живому. - Цып-цып-цып...
  
  ***
  
  Жизнь превратилась в сплошной стресс. Неделя ожидания стоила закаленным ветеранам битв множества нервных клеток. Высокая гостья все не появлялась на горизонте, и бравые воины стали подспудно надеяться на старческий склероз, свивший гнездо в усохших от времени и климата извилинах.
  
  - Может, забыла? - с тайной надеждой, сквозящей в голосе, поинтересовался Морав. Беллет мрачно вздохнул, подергав кончик косы.
  
  - Ага, причем, два раза! - с сарказмом отозвался сидхе. - У дамм-морэ идеальная память. Они ничего не забывают.
  
  - Совсем-совсем ничего? - грустно шмыгнул носом Корган.
  
  - Совсем, - отрезал Беллет.
  
  - Грустно...
  
  - И не говори...
  
  ***
  
  Здоровенная ящерица ощерилась и зашипела, напружинившись. Мортиша зашипела в ответ, алчно разглядывая завтрак. Рептилия размером с откормленного теленка нервно подрагивала, пятясь, но бежать было уже поздно. Резкий рывок, движение, размазанное в пространстве - и Мортиша впивается когтями в шею ящерицы, выкачивая энергию, которой та буквально полыхала.
  
  Усохший труп рухнул на землю, а принцесса перевела взгляд затопленных тьмой глазах на ее товарку, забившуюся в щель между двумя огромными валунами. В животе довольно побуркивало.
  
  ***
  
  Сытая и довольная, Мортиша недовольно пялилась на сад камней. Он был великолепен и просто просился, чтоб его подарили... и вот тут-то и пряталась коварная проблема. А как его подарить? Не тащить же в руках, это неприлично и неудобно!
  
  Требовалась упаковка, о которой Мортиша просто забыла, а ведь она неимоверно важна! И что теперь делать?
  
  Заворачивать в листья? Это не кусок мяса для запекания. Ткани тоже не было, подходящей, во всяком случае, а то, что было, резать она не собиралась. Сделать коробку из дерева, что-то типа сундучка? Можно, но тут опять возникает проблема - замок.
  
  Почесав нос, принцесса придвинула к себе книгу и принялась листать страницы в надежде, что ее осенит.
  
  ***
  
  Голь на выдумку хитра! Эту истину Мортиша в полной мере осознала, когда в голову неведомыми путями пробралась идея, которую дамм-морэ тут же принялась рассматривать со всех сторон. Чем дальше, тем больше она ей нравилась, кроме того, данный вариант не требовал чего-то запредельного, только артефактный кинжал, древесина, терпение и следование простой инструкции.
  
  Традиции сидхе будут соблюдены, и она не попадет впросак... что ей и надо.
  
  Следующие три дня Мортиша терпеливо нарезала толстый и длинный брусок "эвкалипта" на тонкие ленты - шпон.* Лезвие кинжала позволяло делать их очень тонкими, а пропитка из разведенной в воде застывшей смолы, ободранной с похожего на кедр дерева, и укрепление рунами, превратили их в подобие тонких пластиковых лент: гибких, прочных, красивого серебристого цвета.
  
  Сплести ленты в шахматном порядке было просто, получив своеобразную коробку с крышкой. Еще несколько длинных узких полос перевязали полученную упаковку, даже бантик получился. Полюбовавшись результатом, Мортиша еще раз вышла на охоту, после чего принялась наводить лоск: сделала маникюр и педикюр, отполировала когти и покрыла их жизнерадостным желтым лаком, чудесно гармонирующим с вышивкой на ашутте, которую она выстирала в прачечной: случайно найденном под горным склоном ручейке со странно мыльной и скользкой на ощупь водой.
  
  Каменистые берега были покрыты белесым налетом, вода отличалась от обычной, напоминая раствор соды. Принцесса не была уверена, сода это в действительности или нет, но результат постирушки ее очень устроил - после полоскания в обычной воде ашутта стала переливаться на солнце.
  
  Естественно, утюга не было, даже самого примитивного, но ведь можно долго-долго полоскать ритуальное одеяние, а после тщательно расправить на специально сделанной вешалке.
  
  Повертевшись перед стеной, Мортиша расправила складки, поправила украшения, проверила, не облупился ли случайно лак на когтях, и в очередной раз затосковала по отсутствующей помаде. Идти ненакрашенной... какой моветон!
  
  Впрочем, если она накрасит губы, а потом нежно улыбнется, сняв капюшон, всех сидхе скопом родимчик хватит, и что она тогда делать будет? С кого требовать моральную компенсацию и возмещение нервного ущерба?
  
  Вот то-то и оно. Но все равно было грустно.
  
  Встряхнувшись, принцесса подхватила подарок за бантик и бодро зашагала по направлению к убежищу сидхе. Время было самое правильное - вечер, близился закат, сидхе уже вернулись на базу и даже поели.
  
  Самое оно, чтобы идти в гости с визитом.
  
  ***
  
  - Куда идем мы с Пятачком - большой, большой секрет!
  
  Мортиша неторопливо, но очень целеустремленно шагала по песку. Песчинки даже не шуршали, настолько плавной и легкой была походка. Вообще, она продолжала восхищаться своими возможностями, напоминающими суперспособности мастеров школы "Уку-шу" из китайских боевиков. Пройтись по песку, не потревожив даже малейшей песчинки; скользить по ветвям, стоя на веточках, прогибающихся под весом мухи; прыгать так, словно она перепархивает на невидимых крыльях...
  
  Красота!
  
  Конечно, вся эта красота требовала вдумчивого исследования и освоения, но инстинкты работали безупречно. Вот и сейчас она скользила, словно тень, направляясь к прекрасно видимому для нее дому, скрытому иллюзией скалы. Точнее, не дому, а маленькой, но очень грозной крепости. Толстые стены, бойницы, переплетение защитных и атакующих чар и заклинаний, охраняющих, бдящих, готовых к атаке.
  
  Обитатели домика явно не знали, что она к ним приближается, а без звонка входить невежливо, поэтому, метров за пятьсот Мортиша выпустила импульс магии, тронув своеобразную сигнализацию, оповещая о своем приближении.
  
  В доме тихо зазвенело... и результат проявился незамедлительно. В бойнице на мгновение мелькнула аловолосая голова, замерла, и исчезла. А по чувствам Мортиши ударила волна паники и обреченности, сменяющиеся отчаянной решимостью.
  
  Наверное, именно так реагирует отряд смертников, запертых в ловушку форта, глядя на окружающую их одинокое убежище вражескую армию.
  
  ***
  
  - Командир!!!
  
  Ллевер ссыпался по лестнице, едва не переломав себе конечности, и помчался по коридору, спеша найти Беллета. Только-только устроившийся в любимом кресле воин зарычал, стискивая руками затрещавшие подлокотники. Ну, если его побеспокоили по пустякам...
  
  - Командир!!! - наплевав на вежливость и субординацию, Ллевер ввалился в зал, звеня доспехом.
  
  - Там... это...
  
  - Что - ЭТО? - рявкнул Беллет. Ответ словно окатил его ледяным крошевом.
  
  - Это! Дамм-морэ!
  
  Сидхе забегали, как муравьи в разворошенном муравейнике.
  
  ***
  
  Мортиша неторопливо приближалась к цели, манерно неся подарок на одном пальце. Лучи заходящего светила расцвечивали небосвод ало-оранжевыми сполохами, разгоняющими пока что наступающую тьму.
  
  Закат...
  
  Наступление ночи чувствовалось: воздух стал прохладнее, раскаленные пески постанывали, остывая и отдавая накопленное тепло, в Лесу начали перекликиваться ночные птицы, просыпающиеся и отправляющиеся на поиски пропитания, появился тонкий аромат распускающихся цветов.
  
  Красота...
  
  Настроение было самым что ни есть созерцательным. Мортиша мурлыкала под нос песню, шевеля пальцами правой руки в такт мелодии, уши под капюшоном шевелились, улавливая звуки паники, накрывшей Убежище.
  
  Неожиданно, когда до дверей осталось не больше двадцати метров, створки распахнулись и из них вышли пять сидхе в парадных доспехах, с малым вымпелом, затрепетавшим на ветру в руках командира. Беллет четким движением вонзил древко в песок и преклонил колено, остальные встали попарно с обеих сторон входа и тоже встали на одно колено.
  
  Мортиша довольно хмыкнула. Малый церемониал, приветствие сюзерена, прибывшего с неофициальным визитом, кратким, без свиты и протокола. Хороший выбор. Правильный.
  
  Она подплыла к замершему сидхе, положив ладонь на затылок шлема. Плюмаж из изумительно красивых перьев алого цвета слегка покачивался, в отличие от застывшего камнем воина.
  
  - Приветствую высокорожденную госпожу! Да осенит ее Хаос своим крылом, и да укутает ее Тьма Милосердная!
  
  - Да пребудет ее благословение на вас, достойные стражи границ!
  
  Мортиша убрала ладонь.
  
  - Дозволяю встать.
  
  
  Беллет встал, не зная чего ожидать. Пока что, их всех спасал этикет, и какое счастье, что дома его нещадно гоняли, заставляя заучивать все до мелочей! Сейчас он мог рассчитывать только на эту хлипкую соломинку.
  
  Стоящая перед ним принцесса едва достигала его плеча, была несуразно-хрупкой, тощей... жуткой. Несмотря на хлипкую внешность, от закутанной в неизменную ашутту фигуры исходила аура власти и опасности. Беллет разом вспомнил малоаппетитные подробности семейных хроник и горячо понадеялся, что их не используют в качестве пищи. Или развлечения...
  
  - Высокородная госпожа! Позвольте проводить Вас в прохладу, дабы могли Вы отдохнуть после дороги.
  
  Принцесса кивнула и Беллет пошел впереди, неся вымпел, развевающийся на ветру. Воины открыли тяжелые створки, и неторопливо проплывшая мимо них фигура бесшумно ступила босыми ступнями на каменные плиты пола.
  
  ***
  Мортиша с интересом рассматривала внутренние помещения убежища. Посмотреть было на что. Толстые стены, пронизанные множеством разнообразных плетений - для взгляда принцессы это выглядело как густо армированный бетон. Надежные перекрытия, небольшие окна-бойницы, затянутые специальными решетками - судя по всему, их можно было снять, если что. Ниши с оружием, множество различных артефактов... и великолепные узоры с вписанными в них разнообразными рунами и символами, резьба по камню, мебель крепкая и добротная, но все-таки красивая.
  
  Невзирая на скудность быта, сидхе как могли украшали свое жилище.
  
  Одобрительно хмыкнув, Мортиша прошла в небольшую залу, видимо, парадную. Пол был покрыт великолепным ковром, стены скрыты прекрасными деревянными резными панелями, потолок расписан абстрактными узорами.
  
  Невзирая на отсутствие окон, в помещении было светло - между панелями на стенах были прикреплены светильники в виде стеклянных шаров, светящиеся белым светом. Мортиша прошла к большому, похожему на трон креслу, сделанному из дерева красного цвета, с мягкой подушкой, густо расшитой золотом, поставив на стоящий рядом столик подарок.
  
  Присела.
  
  Оценила своей костлявой задницей удобство и упругость и ностальгически вздохнула про себя. В голову полезли интересные мысли... может стребовать с воинов кресло в качестве компенсации за моральный ущерб?
  
  Покосилась на застывших статуями воинов, от которых явственно тянуло обреченностью, тоской и робкой надеждой на то, что все обойдется и решила не доводить несчастных до нервного срыва.
  
  ***
  Беллет мрачно смотрел, как нежить умащивается в кресле поудобнее, сверля их задумчивым вглядом. Мелькнули в широких рукавах ашутты тощие кисти рук с костлявыми пальцами, оканчивающиеся почему-то ярко-желтыми когтями.
  
  Сидхе озадаченно моргнул, приглядываясь. Нет, действительно желтые, не померещилось.
  
  Из-под глубокого капюшона было видно только губы и острый подбородок, но воин совершенно не жалел, что не может узреть "неземную" красоту сидящего перед ним существа. Ему нервы дороги, хотя бы как память, так что, он переживет... главное, чтобы настроение высокой гостьи было хорошим. Не злобным, не веселым, или, упаси Боги, скучающим, а... хорошим. Из семейных хроник Беллет знал, что у дамм-морэ крайне специфическое чувство юмора, так что, если госпожа начнет шутки шутить... неизвестно, что страшнее: гнев или веселье.
  
  И узнавать как-то не хочется.
  
   Хочеться чтобы все прошло тихо, мирно, спокойно...
  
   А еще нервировал подарок, принесенный высокорожденной.
  
  Плетеная коробка, от которой фонило магией, обвязанная странными серебристыми лентами, завязанными кокетливым бантиком. Что внутри, было неизвестно, и от этого воины нервничали все сильнее... когда не знаешь, чего ждать... Нет, они, конечно, понимали, что сами нарвались на неприятности, но надежда такое глупое и неистребимое чувство, которое вечно вылезает в самый неподходящий момент.
  
  Хотя, вроде их сразу убивать не собираются, может, беда обойдет стороной?
  
  Беллет тоскливо вздохнул про себя, помимо воли постоянно возвращаясь взглядом к коробке. Нежить неожиданно хмыкнула и постучала когтями по подлокотнику кресла, от чего по спинам воинов пробежались целые стада невероятно огромных мурашек.
  
  - Я долго думала над сложившейся ситуацией... - тихий холодный голос зазвучал в голове, заставив напрячься. - Долго думала... плодотворно... Ситуация сложилась неоднозначная.
  
  Воины дружно сглотнули, мысленно начиная готовиться к самому худшему. Принцесса сложила тонкие пальцы домиком, выставив напоказ частокол желтых когтей, помолчала, едва не доведя бедняг до истерики, и продолжила.
  
  - С одной стороны - вы поступили так, как должно. Принесли дары, выразили уважение... Это хорошо. Даже очень.
  
  Сидхе замерли, практически не дыша.
  
  - С другой стороны... вы нанесли мне оскорбление. Которое я не могу проигнорировать.
  
  Беллет почувствовал, как у него леденеет в груди. Оскорбление. Им конец. За такое разрывают лошадьми на части, впрочем, пара растущих рядом гибких деревьев тоже подойдет... им хватит. Зачем, ну зачем они поперлись тогда в лес!
  
  - Дилемма, - изрекла принцесса, сверля мужчин взглядом. - На первый взгляд - неразрешимая. Однако... я считаю, что выход есть всегда. Просто, надо его найти. И я решение нашла.
  
  Принцесса встала, и воины попадали на колени, покрываясь холодным потом. Настроение было... да никакого не было! Когда рядом с тобой стоит смерть, думать не о чем.
  
  - Вы повели себя, как неразумные дети. Хотели как лучше, а получилось... в общем, то, что получилось. Поэтому, накажу я вас, как детей. Маленьких, несмышленых детей. А так, как вручал подарок командир, то и отдуваться будет он.
  
  Она скользнула к Беллету и легонько шлепнула ладонью по затылку воина. Сидхе застыл, понимая, что ничего не понимает. Логика происходящего от него ускользала.
  
  - Однако, это только первая часть решения.
  
  Нежить вновь уселась в кресло, с удобством откинувшись на спинку и положив руки на подлокотники.
  
  - Так, как вы поступили в полном соответствии с требованиями этикета и церемониала, то я решила поступить так же. Я принесла вам ответный дар.
  
  Тонкий палец коснулся коробки, подцепив ленту, и завязки со странным звуком распустились, опав на стол серебряным кружевом. Принцесса откинула крышку и осторожно вынула что-то непонятное.
  
  Глазам медленно сходящих с ума воинов предстала прямоугольная низкая коробка, полная странного черного песка, со стоящими кучкой алыми неограненными камнями. Рядом на стол лег плетеный футляр, в котором явно что-то лежало.
  
  - Это - Сад Камней. Крайне полезная для тех, кто хочет достичь гармонии с миром вещь.
  
  Коготь осторожно коснулся самого крупного камня, провел по бортику из темного, почти черного дерева.
  
  - Суть данной вещи состоит в том, чтобы расположить камни правильным образом: всегда должно быть видно только шесть из них, а седьмой скрыт своими собратьями. Неважно, с какой стороны вы смотрите, седьмой камень не должен выглядывать.
  
  - Здесь, - палец ткнул в футляр, - инструменты для приведения поверхности в порядок: она может быть гладкой, или покрытой узорами, это уж как вы решите. Ровнять песок можно только ими, никакой магии.
  
  Тонкие черные губы неожиданно раздвинулись в широкой улыбке, обнажившей частокол острых треугольных зубов, при взгляде на которые Беллет захотел удрать, как подальше. И как побыстрее.
  
  - Я изготовила это для вас, - насмешка в голосе прошлась по нервам акульей кожей, - ведь долг правителя - заботиться о здоровье своих подданных, в том числе, и душевном. Сад весьма способствует расслаблению, а так же приближению к гармонии. Созерцание поможет вам обрести душевное равновесие.
  
  Нежить встала, и воины вновь брякнулись на колени.
  
  - Да осенят вас боги своими милостями, стражи границ.
  
  - Благодарим Вас, высокородная госпожа! - хрипло произнес Беллет, не до конца верящий, что немилость обошла их стороной.
  
  - Проводите меня.
  
  ***
  
  Воины молча смотрели, как в наступившей темноте растворяется тонкий силуэт, не в силах двигаться. На небе загорались звезды, показался край ночного светила, а сидхе все не могли заставить себя сдвинуться с места. Наконец, издав долгий прерывистый вздох, отмер Беллет, и воины со счастливыми вздохами попадали прямо на каменные плиты пола.
  
  - Неужели живы?
  
  ****
  
  Отлежавшиеся и пришедшие в себя после визита сидхе недоуменно смотрели на оставленный госпожой подарок. Низкая прямоугольная коробка, сделанная из дерева. Песок, серо-черного цвета. Семь алых камней, стоящих плотной кучкой.
  
  - Сад камней... интересно.
  
  Морав почесал затылок, понимая, что ничего не понимает. Вот ничегошеньки! При чем здесь сад, а также камни? Это специфический юмор дамм-морэ, непонятный простым сидхе или что? Осторожно открыв футляр, воин вытряхнул из него миниатюрные грабли (он такие у садовника видел, в доме матушки) и еще что-то, похожее на грабли, только без зубцов.
  
  Остальные тоже таращились на все это богатство, не понимая, что с этим делать.
  
  Беллет посмотрел на одухотворенные лица подчиненных, вздохнул, и решительно присел к столу, рассматривая подарок со всех сторон. Чем больше он рассматривал этот так называемый сад, тем больше глаза лезли на лоб.
  
  Начать стоило с коробки. Она вся была пронизана магией, сплетающейся в странные узоры. Беллет видел благодаря амулету ее нити, опутывающие дерево и прошившие песок частой сеткой. Некоторые элементы ему были знакомы, например, был кусок, отвечающий за анимирование неодушевленных предметов, еще несколько элементов удерживали песок в нужном положении, не давая ему просыпаться или загрязняться.
  
  Силы было влито в творение немеряно.
  
  Стоящие плотной кучкой камни светились от переполняющей их магии, так, что резало глаза при взгляде магическим зрением. Беллет поморщился и отключил артефакт, потирая глаза. Сад оказался полностью безопасным, как ни странно, особенно, учитывая личность дарителя.
  
  Сидхе еще раз бросил взгляд на камни, покачав головой.
  
  Кровавые лалы.
  
  Сказать кому - не поверят! Камни, которые ценятся наравне с алмазами, стоят на песочке, играя роль гальки.
  
  - Командир... - недоверчиво прищурился Ллевер, осторожно трогая самый крупный лал пальцем, видимо, чтобы убедиться, что ему не мерещится.
  
  - Это ведь... лалы?
  
  Воины разом подались вперед, едва не стукнувшись головами. Беллет раздраженно отпихнул самых настырных.
  
  - Они.
  
  - Погоди, командир... - потряс головой Корган, изумленно вытаращившись. - Да ведь это... это!
  
  Слов у сидхе не было. Огромное богатство стояло на столе, мягко сияя алым светом... и, строя злорадные рожи, показывало весьма неприличные жесты.
  
  - Как же так, - прошептал Корган, с отчаянием пялясь на каменный хоровод. Шутка принцессы оказалась изысканной и жестокой, впрочем, чего еще ждать от представительницы Правящей семьи. Небрежно подарить целое состояние, причем так, что воспользоваться им будет невозможно!
  
  Продать?
  
  Не смешно! Камни под завязку накачаны магией, любой маг, только учуяв исходящие от них эманации, тут же начнет расследование, откуда такое счастье свалилось прямо в руки рейнджеров.
  
  Заменить на что-то похожее?
  
  Беллет не рискнет. Он уже видел, что на камнях что-то начерчено, кто знает, какую защиту поставила на свое творение высшая нежить! Он проверять не будет, ему жить хочется. Желательно долго и, если получится, счастливо.
  
  Впрочем, даже если им удастся сделать подмену... такие камни редки. Значит, будут вопросы, а там и дознаватели подтянутся... нет. Не вариант.
  
  Значит, остается только одно - использовать Сад по прямому назначению.
  
  - Как там госпожа сказала? - наморщил лоб Бреннан. - Гармония с миром? Ну-ну...
  
  Беллет со вздохом взял в руки грабельки и "причесал" неровную поверхность, поражаясь идиотизму происходящего. Песок покрылся ровными бороздками, испуская еле видимое свечение. Подумав, он подал знак присаживаться, после чего уставился на камни, пытаясь понять, как их надо расположить.
  
  - Может, вот так? - Морав неуверенно передвинул крайний справа камень, открывая вид на прячущийся за ним меньший лал.
  
  - Нет. Так их ровно семь.
  
  - Гхм!
  
  - Раз, два, три... восемь.
  
  - Какие восемь?
  
  - Сам посчитай!
  
  - Ну-ка... раз, два... шесть. А где седьмой?
  
  - Пять, шесть, семь... восемь, - убито констатировал Бреннан. Беллет дернул себя за косу, чувствуя, что начинает сходить с ума. Сидхе, отпихивая друг друга, принялись пересчитывать камни, все время получая разное количество. Было полное ощущение грандиозного издевательства.
  
  - Тихо все! Считаю! Раз! Два! Три! Четыре... пять. Шесть? А где еще? Только что были! Сам видел!
  
  Прямо под взглядами одуревших стражей шесть камней раздвинулись в стороны, и между ними из песка "проклюнулся" седьмой, робко спрятавшийся за самым крупным собратом. Беллет ткнул в него пальцем, получив разряд крошечной молнии прямо в подушечку.
  
  - Ай!
  
  Алый скромник отъехал в сторону и его тут же заслонили собой остальные камни, принявшиеся водить хоровод на глазах изумленной общественности. Накружившись, каменное кольцо распалось, и лалы принялись изображать "змейку", разъезжая по песку странными траекториями.
  
  Набегавшись, камни сползлись к середине коробки, выстроившись по росту - от самого маленького, до самого крупного, и застыли.
  
  - Расслабление, значит. Созерцание, значит. И гармония с миром, однако.
  
  Отодвинув подарок, Беллет встал, и пошел к выходу.
  
  - Мои нервы не казенные. Я - спать.
  
  Переглянувшись, сидхе поднялись и молча направились по своим комнатам. Как только они вышли, в коробке началось шевеление. Камни сдвинулись, становясь в углу в одном им понятном порядке, а песок застыл волнами, как барханы в пустыне.
  
  Все замерло, только в противоположном углу осторожно выглянул восьмой лал, и вновь спрятался в песок.
  
  ***
  
  Мортиша удобно устроилась на тонкой ветке, раскачиваясь под порывами ветра. Тьма окутала мир, из пустыни несло жаром остывающих песков, ветер ласкал дубленую кожу, трепля ашутту.
  
  Дамм-морэ мечтательно улыбалась, вспоминая свою шутку...
  
  ... Поставив последний, седьмой камень на его место, Мортиша критически осмотрела получившуюся композицию и недовольно нахмурилась. Казалось, все было просто идеально, но ее не отпускало чувство, что в получившемся шедевре, как в супе, чего-то не хватает.
  
  - Чего в супе не хватает? Хлебушка... - процитировала принцесса, почесывая ухо. Камни молчали, так как говорить не умеют, естественно, а Мортиша недовольно барабанила когтями по столу, раздумывая.
  
  Получившийся Сад Камней был прекрасен. Настоящий шедевр! Почти... и вот это самое "почти" просто убивало. Принцесса еще раз прогнала мысленно всю свою задумку, разбирая по частям. Коробка... Песок... Камни...
  
  Она еще раз посмотрела на алые кристаллы, чуствуя, что находится на правильном пути. Семь камней. Шесть плюс один.
  
  Мысль завертелась, привлекая к себе внимание.
  
  Шесть. И один. Итого - семь.
  
  - Вот оно... - протянула Мортиша, подаваясь вперед и еще раз повертела Сад перед глазами. - Зачем себя ограничивать? Почему должно быть именно семь камней? А не... восемь?
  
  Тонкие губы разъехались в жуткой ухмылке. Задумка, наконец, приобрела законченный вид, словно она поставила на готовый шикарный торт последнюю вишенку.
  
  - Ведь так будет гораздо интереснее! И веселее...
  
  Радостно потерев руки, Мортиша придвинула к сбе кристаллы и принялась отбирать еще один камень, подходящий по нужным параметрам, после чего сняла те, что стояли на песке и принялась вносить необходимые изменения.
  
  Через час все было готово. Мортиша даже удивилась, как легко и просто все получилось.
  
  Расставив камни на песке, она поставила последний, восьмой кристалл и активировала руны. Песок засиял, камни стали двигаться хаотичными траекториями, как неожиданно восьмой камень резко нарнул в песок.
  
  Оставшиеся семь собрались кучкой, после чего началась чехарда: восьмой то выныривал из песка, то снова прятался, остальные менялись местами, прячась друг за друга. Наигравшись, Сад Камней замер.
  
  Мортиша похлопала в ладоши и довольно погладила себя по голове.
  
  - Вот теперь - готово!
  
  Осталось только подарить...
  
  
  
  
  
  
  *Шпон - древесный материал, представляющий собой тонкие листы древесины толщиной от 0.5 до 3 мм, который обычно клеится на панели из ДСП.
  
  
  
  Глава 10.
  
  
  
  
  Пять лет спустя.
  
  - Все-таки, этот Сад невероятно расслабляет!
  
  Уставший после тяжелого рейда Беллет развалился в любимом кресле, потягивая вино из тонкостенного бокала и любуясь сияющими в свете магических шаров лалами.
  
  Камни жили своей жизнью.
  
  Как их не расставляли, как ни пытались найти лишний камень, ничего не получалось. Принцесса постаралась на славу, создавая свой шедевр. Камни двигались незаметно для глаза. Вроде - смотришь, смотришь, отвлекся на мгновение - и, раз - они уже стоят немного по-другому.
  
  Вначале это бесило, но потом сидхе с удивлением отметили, что посиделки у столика с Садом вошли в привычку, а наблюдение за своевольным подарком стало доставлять удовольствие и здорово успокаивать нервы, расшатанные шляющимися через границу преступными элементами.
  
  Отношения с дамм-морэ тоже потихоньку налаживались. Сидхе постепенно привыкли к мысли о том, что у них под боком живет не самое доброе и всепрощающее существо с весьма специфическими желаниями и потребностями.
  
  Этому способствовало и то, что в их жизнь принцесса не вмешивалась, никаких поползновений командовать не делала, и вообще, вела себя на удивление спокойно и ненавязчиво.
  
  К тому же, оказалось, что такое соседство может быть весьма полезным, причем, для всех сторон, а не только для кого-то одного, а наладить контакт помог прекрасный принцип взаимообмена.
  
  Сидхе обеспечивали принцессе комфорт и еду, время от времени, а дамм-морэ, со своей стороны, помогала воинам с артефактами и, что уж греха таить, некоторыми не совсем законными моментами...
  
  ***
  - Господа, у меня пренеприятнейшее известие! - кисло глядя на погасший шар дальней связи скривился Беллет.
  
  - Командир?
  
  - К нам едет проверка.
  
  - Мне это уже не нравится, - вздохнул Корган. - Кто?
  
  - Дознаватель пятого ранга Мериус.
  
  - Мериус? Это еще кто такой?
  
  - Как мне сообщили, засидевшийся в нижних чинах один очень амбициозный тип. Раньше его начальство придерживало, но недавно была небольшая перестановка, его куратор ушел на повышение, вот эта дрянь и вылезла, - вздохнул Беллет. Внимательно слушающие воины переглянулись.
  
  - Так что, надо готовиться, этот скот обожает самоутверждаться, а еще очень любит подставлять проверяемых и требовать мзду.
  
  - И он еще жив? - недоверчиво протянул Корган.
  
  - К сожалению. Дальняя родня Саерава...
  
  - Уууууу...
  
  Дружный стон отвращения пронесся по комнате. Саерава, а вернее, Род Саерава, знали все. Уж на что сидхе были не самыми мирными и добрыми существами, но представители этого рода переплюнули всех. Род Саерава пророс в обществе, как трава-ползучка, от которой можно избавиться, только если выжечь магическим огнем, благодаря удачным связям и таланту к подхалимству. Положение они занимали не самое высокое, но навредить могли крайне существенно, так что, приезд проверяющего превратился в настоящую проблему.
  
  - Может, его... того? - невинно предложил Морав, глядя в потолок. Сидхе переглянулись и задумались. Беллет подергал себя за косу, стимулируя мыслительный процесс и прикидывая все "за" и "против". Проблемы были в любом случае.
  
  - Мммм... если не будет иного выхода, - твердо произнес глава отряда, задумчиво поджав губы. Подчиненные украдкой переглянулись. Мысль была очень хорошая и требовала глубокого обдумывания.
  
  - А пока - займемся делом! - решительно встал Беллет. - Все неуставное - убрать, доспехи начистить, порядок и все такое... Сами знаете, не маленькие!
  
  - Великий Хаос... - уныло пробормотал Морав, глядя на сияющий Сад Камней, а потом обводя взглядом комнату. - Если убрать все неуставное... это ж две трети всего!!!
  
  - М-да, проблема. Но выхода у нас нет! Приступать!
  
  Сидхе понуро разбрелись по убежищу, а сам командир со слезами на глазах взял Сад и понес в тайник. Не дай Боги эта алчная тварь его увидит!
  
  ***
  
  Мортиша стремительным шагом вошла в склеп, на ходу сбрасывая с плеч плащ и вешая его на вешалку. За прошедшие годы обстановка в ее доме разительно изменилась. Исчезла мебель, вытащенная из чужих склепов, от былой обстановки остались только кресло и столик.
  
  Стены и потолок покрылись великолепными росписями, которые Мортиша сделала сама, с помощью красок, полученных у сидхе в обмен на пять туш лорсов. На полу появился небольшой ковер, мягкий и очень пушистый, черного цвета с желтыми узорами, на котором стояла великолепная кровать из розового дерева.
  
  Как Мортиша намучилась, пока дотащила! И дело было не в весе, а в том, что она была дико неудобной для переноски, но ничего, справилась... и теперь может лежать со всеми удобствами, на льняных простынях, под тонким одеялом... прям, как белый человек!
  
  С другой стороны выстроились рядком несколько небольших стеллажей, заполненных тем, что сама принцесса считала самым необходимым: книгами и инструментами артефактора. За них она отдала три лала, выковырянные из каменного гнезда, и считала эту сделку крайне удачной. Рядом со стеллажами примостились небольшой рабочий столик и стул с высокой спинкой.
  
  Теперь в склепе стало светло - через каждый метр на стенах были прикреплены специальные светильники, кованые, с шарами из изумительно прозрачного стекла.
  
  Рядом с входом в коридор появилась вешалка, на которой висело несколько нарядов - гардероб принцессы расширился, теперь не было нужды носить только ашутту, впрочем, любимой цветовой гамме - черное с золотом, она не изменяла, единственным ярким пятном оставался незабвенный палливер, полученный некогда в подарок. Его Мортише одеть было до сих пор стыдно - мяса на кости наросло самую малость.
  
  Под вешалкой расположилась полочка с несколькими парами туфель, похожих на мокасины: негоже принцессе босиком расхаживать.
  
  Впрочем, сама принцесса, в отличие от склепа, изменилась не сильно. Причина была банальной - нехватка магической еды. Увы, маги здесь табунами не бегали, бесхозные армии не шлялись, а магически измененных животных было не так уж много.
  
  Мортиша, конечно, поправилась немного за эти годы на диете из контрабандистов, но именно что немного. До обретения форм хотя бы истощенной французской манекенщицы* оставалось еще далеко, хоть на кости и наросло немножко мяса. Единственное, что радовало - лицо.
  
  Теперь Мортиша уже не пугала зеркало обтянутым кожей черепом, лицо немного округлилось, глазницы не были такими впавшими, кожа слегка посветлела. Из жгучей африканки принцесса постепенно превращалась в мулатку.
  
  Подойдя к столу, Мортиша села и углубилась в расчеты. Набив руку на разных полезных мелочах, она приступила к осуществлению более крупного проекта.
  
  Мортиша разрабатывала средство передвижения.
  
  ***
  
  Пески тихо шуршали, напевая свою вечную песню. Взошедшее светило начало ощутимо припекать, медленно поднимаясь в зенит, ветра не было, постепенно пустыня наполнялась удушающей жарой, привычной для здешних обитателей.
  
  Все живое замерло, прячась в укрытия, пережидая дневной жар и дожидаясь ночи, которая принесет прохладу раскаленным пескам и облегчение живущим в этом не самом приятном месте.
  
  Неожиданно песок засиял, пространство странно замерцало, словно мираж, а затем на негостеприимную поверхность шагнула нога в расшитом шелком кожаном сапоге, тут же к ней присоединилась вторая, а их владелец окинул расстилающееся перед ним песчаное море острым взглядом. Вслед за ним из портала вышли еще двое.
  
  Вышедший первым мужчина был высок, худ, одет в строгие черные одежды дознавателей, красив, как и все сидхе, вот только впечатление портили брезгливые складки возле губ и взгляд, полный уверенности в собственной исключительности и алчности.
  
  Мужчина постоял, похмыкал, небрежно дернул рукой, подзывая слуг, после чего направился в сторону объекта проверки.
  
  ***
  
  Дознаватель пятого ранга Мериус Саерава предвкушающе смотрел на толстые стены маленькой крепости. Этот кусок границы уже давно вызывал в мужчине желание как следует перетряхнуть все, в поисках различных нарушений.
  
  В том, что они были, дознаватель не сомневался. В последний раз этот малый форт проверяли лет тридцать назад: недавно, по меркам долгоживущих сидхе, однако, на взгляд Мериуса - преступно давно. Все разумные, независимо от расы, хотят жить с комфортом, а уж когда попадают в стесненные обстоятельства - это желание вспыхивает со страшной силой!
  
  А ведь дело на границе происходит... контрабанда, нелегальные поставки всего, что в голову взбредет, преступные элементы во всей красе, сговор, взяточничество, нарушения Устава и прочие, милые сердцу каждого дознавателя вещи.
  
  Особенно, того дознавателя, который и сам хочет жить с комфортом.
  
  Хоть Мериус и был представителем имеющего одиозную славу рода Саерава, богатство не падало на него небесным дождем. Клан был зажиточным, но не богатым так, как были богаты рода высшей аристократии. Да, у Саерава были связи и, даже, очень много, но!
  
  Этого было недостаточно.
  
  Уж очень неоднозначное мнение сформировалось в обществе насчет тех, кто носил имя Саерава.
  
  Мериус давно считал, что достоин большего, это раз, и что каждый сам кузнец своего счастья, это два.
  
  Свое счастье он ковать начал давно, еще когда только смог пролезть в дознаватели.
  
  Потихоньку, полегоньку, жизнь отдельно взятого представителя властных структур становилась комфортнее, но хотелось большего. И сейчас мужчина нюхом чуял, что настал его звездный час. Предпосылки для такой уверенности были.
  
  Конечно, все было сделано аккуратно, по бумагам все было идеально, но его не проведешь!
  
  Слишком уж зачастили в форт гостинцы от родни служащих здесь сидхе, слишком гладкими были отчеты и слишком высокими показатели успехов. Все было слишком хорошо для того, чтобы быть правдой.
  
  Так что, Мериус предвкушал, как он будет действовать на нервы обитателям форта, капать им на мозги, перетряхивать закрома... а итог у всего этого будет один: состояние одного дознавателя еще немного увеличится, а также у него появятся еще несколько должников.
  
  Ведь не за просто так он будет закрывать глаза на многочисленные нарушения?
  
  Толстая дверь открылась, и дознаватель пятого ранга Мериус с двумя слугами, тащившими багаж, ступил на каменные плиты форта.
  
  ****
  
  Полные самых мрачных предчувствий обитатели форта смотрели на того, кто в их глазах олицетворял глад, мор, войну и прочие неприятности. Самое ужасное в этой ситуации было то, что так просто от этого клеща-кровососа, а по-другому гостя назвать было нельзя, избавиться было невозможно.
  
  Беллет тряхнул знакомствами, которые у него, как у Наследника дома, принадлежащего к высшей аристократии, водились в изобилии, наведя справки о своем госте. Новости были крайне неутешительными. Пронырливый Саерава давно уже стал костью в горле многих, но поймать его за руку никак не получалось, уж очень качественно алчный мздоимец обтяпывал свои делишки.
  
  - Вы знаете, ессера** Беллет, - скучающим голосом томно пропела одна из его дальних, очень дальних родственниц, леди Терресара, взмахивая ресницами так, что воину показалось, что его обдало порывом ветра, невесть как пронесшегося через магический кристалл дальней связи, - этот... - взмах тонкой ручкой, демонстрирующий ухоженные кисти и дорогие браслеты, их украшающие, - этот... недостойный, он крайне нагло повел себя, когда наведался к моему обожаемому брату. Он повел себя так, словно имеет право на это...
  
  Глаза леди сверкнули злобой, на мгновение превратив фиалковые омуты в топкие болота, заросшие смертельно ядовитой чиккутари, от запаха которой засыпают и не возвращаются в реальность, умирая в кошмарных снах.
  
  - Ессера Тиаррат был... недоволен. Очень недоволен. Одного из его воинов пришлось выкупать. Немыслимо! Этот сидхе был его подчиненным, только в его власти карать и миловать, но этот мерзкий Мериус!
  
  Леди брезгливо дернула пальцами, прикрывая тяжелые веки. Длинные рубиновые серьги качнулись, слегка зазвенев.
  
  - Так что, если бы нашелся кто-то, кто смог бы решить эту проблему... - ласковая улыбка на мгновение обнажила острые белые зубы, - то такому были бы благодарны многие. Очень многие...
  
   Беллет еще немного поболтал с пятиюродной племянницей двоюродного дяди, после чего многословно рассыпался в извинениях, прекращая разговор.
  
  Неожиданные сведения требовали обдумывания, и очень серьезного. Если бы этого самого Мериуса можно было убить, то его хладный труп уже давно валялся бы где-то в закромах небрезгливых некромантов. Однако, дознаватель жив, здравствует и портит жизнь окружающим, невзирая на врагов.
  
  Значит, просто так его не прирежешь, увы...
  
  Беллет машинально принялся трепать кончик косы, прикидывая варианты.
  
  Нанять кого-то со стороны? Вычислят, рано или поздно.
  
  Самим избавить мир от этого мерзавца? Еще хуже, ведь его начальство в курсе, где шляется подчиненный.
  
  Несчастный случай? Вот это уже ближе к реальности. Однако, есть сложности. Случай должен быть действительно несчастным, чтобы у его родни не было ни единого шанса докопаться до правды. И как такое устроить?
  
  Тяжко вздохнув, Беллет встал и потащился вниз, принимать нежеланного гостя. Оставалась надежда на то, что все пройдет неплохо, но предчувствия...
  
  Дознаватель вошел в распахнутые двери и воин сразу понял, что ждет их огромное сидхейское счастье. Уже скоро.
  
  Прямо сейчас.
  
  ***
  
  Поиски уличающих в преступных действиях фактов дознаватель Мериус начал не сразу. Для начала он осмотрел предоставленные ему покои: несколько больших комнат, спальня, кабинет и гостиная, роскошная ванна, две маленькие комнатки для слуг, брезгливо подергал уголком губ, после чего милостиво кивнул.
  
  - Благодарю, ессера Беллет, а сейчас я хочу передохнуть. Путь был таким утомительным...
  
  Снисходительный тон неприятно поразил, но Беллет сдержался. Не следует сразу вот так начинать знакомство с конфронтации. Не следует, а следует навести лоск за предоставленное время. Подбросить пару незначительных компроментирующих вещичек, приготовить... подарок. Противно, конечно, но что еще остается делать?
  
  Только надеятся, что наглый чиновник не зарвется и не полезет в бутылку.
  
  ***
  
  Мериус осмотрелся, подмечая каждую мелочь. Большие, просторные покои, очень неплохо для такого маленького форта. Окон нет, но это и понятно, никто не будет их прорубать, чтобы впустить теплые солнечные лучи, ведь это поставит под угрозу жизни обитателей. На каменном полу, приятно освежающим прохладой ступни сквозь тонкую подошву кожаных сапог лежит ковер. Небольшой, всего треть комнаты, но он мягкий, пушистый, молочного цвета с зеленым растительным узором, гармонирующим со светлыми стенами и драпировками цвета весенней травы, свисающими мягкими складками по углам. Мебель простая, крепкая, но из хорошего дерева, отполированная, с резными узорами. Шкафы, кровать, кресла и стол, в спальне даже трюмо есть с зеркалом!
  
  Губы мужчины растянулись в довольной усмешке. Пока неплохо. Его встретили, как подобает, покои очень даже неплохи, слуги сейчас распакуют багаж и можно будет принять ванну. Полежать в воде, подумать, наметить дальнейшие шаги. Он спешить не будет.
  
  Нюх опытного чиновника чувствовал витающее в воздухе напряжение и вообще нечто странное. Он не мог сходу сказать, что именно вызвало его смутное предвкушение, но это неопределенное нечто заставляло дрожать в ожидании начала проверок, подняло холку дыбом у его охотничьих инстинктов, и слегка обдавало холодком смутной опасности.
  
  Судя по всему, эта проверка будет для него на редкость продуктивной.
  
  - Эссера Мериус? - почтительный голос слуги вырвал из размышлений. Саерава слегка шевельнул пальцами, показывая, что слушает.
  
  - Эссера Мериус, вещи распакованы, разложены. Ванна набрана. Какой аромат добавить?
  
  - Лаванду. Пять капель... и три капли жасмина.
  
  - Есть пожелания насчет ужина?
  
  - Через час. Утиную грудку, апельсиновый соус, маракеловый сок. На гарнир - отварное сорбро.
  
  - Слушаюсь, господин.
  
  Слуга исчез, а Мериус вздохнув, размял шею. Теперь можно и отдохнуть... после того, как он добился назначения проверять именно здесь. Беллет очень хороший командир, исправно исполняющий свой долг Стража, а еще он Наследник Дома Лаурве, славного своими воинскими талантами , а также богатством, пришедшим в дом самыми различными путями: из завоевательных или карательных походов, благодаря удачным бракам, полученным в награду за верную службу.
  
  Дом Лаурве был богат. Просто неприлично богат, по мнению Саерава, а значит, частичку этого богатства он вполне мог отдать одному нуждающемуся дознавателю. И Наследник это сделает, уж об этом Мериус позаботится...
  
  Мужчина стянул сапоги, разделся, бросив рубашку, штаны и майтах*** на пол (слуги подберут), после чего проследовал в ванную комнату. Переливался в свете магических светильников каросский мрамор, огромная керамическая ванна манила легкими ароматами, поднимающимися от воды, пушистые полотенца ждали своего часа.
  
  Мериус опустился в воду, вздыхая от наслаждения. Эта удушающая жара... этот мерзкий песок... и как они здесь живут?
  
  ***
  
  Мортиша задумчиво чесала отполированным когтем несуществующую правую бровь. Как это ни печально, волосы не спешили осваивать нетронутую целину ее скальпа, совершенно игнорируя неизведанную территорию. Впрочем, в данный момент проблема отсутствующего волосяного покрова принцессу волновала не слишком, вернее, она ее совсем не волновала.
  
  Мортиша нервничала по совершенно другому поводу.
  
  Создание средства передвижения застопорилось в самом начале.
  
  Непонятно почему, принцесса никак не могла сформулировать, что же именно она хочет. От возможностей рябило в глазах, но и проблемы просто выскакивали изо-всех щелей. Не выдержав, Мортиша решила пойти от обратного и заново сформулировать свои мысли и пожелания, а там, глядишь, и вдохновение подтянется, временно отлынивающее от своих обязанностей.
  
  - Итак, - разложив перед собой тонкий лист превосходной прочной бумаги и приготовив перо и чернильницу, принцесса приготовилась к мозговому штурму. - Что я вообще хочу?
  
  Перо вывело цифру "Один" и вновь замерло. Дамм-морэ сморщила нос, раздумывая.
  
  - Ну, в идеале я хочу автомобиль. Скрещенный с катером и самолетом. Чтобы, если надо, перелететь через препятствия, переплыть лужу и переехать, куда хочется. Но, увы, это неосуществимо: тяжелой и автомобильной промышленности здесь нет и не будет. Не в ближайшие двадцать тысяч лет, это точно. Да и вообще хоть чего-то похожего. Значит, изначальный вариант отпадает.
  
  Перо описало дугу, пощекотало нос, и вновь застыло над бумагой.
  
  - Чем можно заменить автомобиль? Глупый вопрос! Своими двумя, это первое. Модель "Пешкарус", так сказать. Отбрасываем этот вариант, как совершенно не подходящий для такого чуда природы, как я. Принцесса и пешком? Нонсенс. Только по дворцу и то, с оговорками.
  
  Вздохнув, Мортиша вновь поиграла пером, вертя его в тонких пальцах.
  
  - Дальше. Что-то живое с энным количеством ног. Лошадь, верблюд, лось, козел, страус... на чем еще можно ездить или впрячь в повозку? Ах, да. Паланкин. Возлежу это я на мягких подушках, а меня с матерком таскают на плечах рослые мускулистые мужики, дружно шагающие в ногу, чтобы не качало. Мило, но медленно. Отпадает. Живые животные тоже... отпадают. Их надо кормить, поить, чистить, защищать от хищников и воров... Геморрой, однако. Не вариант...
  
  Задумчиво рассматривая одинокую цифру, чернеющую на белоснежном листе, Мортиша скучающе подперла рукой голову, навалившись на стол. Мозги отказывались работать напрочь.
  
  - Может, нежить? Типа той, что я съела? Кормится сама, бегает, прыгает, все грызет, действует на нервы, если тупая, требует дрессировки и постоянного контроля, если умная, поднимает ажиотаж в любом населенном пункте, заставляя и к владельцу подозрительно присматриваться.
  
  Тяжелый вздох пошевелил кончик пера. Спустя годы принцесса все-таки иногда могла говорить, но еще с трудом. Опять-таки, недостаток нужных веществ в том, чем она питается.
  
  - Этот вариант... хммм! - Мортиша выпрямилась, чувствуя постепенно зарождающийся азарт. Перо замелькало, выписывая на бумагу необходимое: автомобиль, нежить, артефакт...
  
  - А если скрестить все, вышеперечисленное в нужной пропорции? Риэльх, помниться, на стуле разъезжал, с комфортом. Чем я хуже?
  
  В голове забрезжили идеи, честно стыренные из сказок, фильмов и фантастических книг. Ковры-самолеты, стул Риэльха, драколичи и роботы, волшебные статуи и прочее.
  
  - Итак. Нежить типа лошади отпадает. Да, проходимость хорошая, но! Ограниченное в размере посадочное место, ограничения по количеству перевозимого груза, сверху льет, жарит и обдувает, снизу трясет и грязь ляпает. Но идея неплоха.
  
  - Стул. Идея восхитительна, но недостатков для меня - море. Однако, берем на заметку. Дальше. Автомобиль. Можно нагрузить многое, но не все, требует дорог, топлива и прочего. Берем на заметку.
  
  - Что я хочу? Прежде всего - комфорт. Удобно сидеть, если хочу - лежать, да хоть стоять! Большой и крайне вместительный багажник, куда можно запихать все. Легкое управление. Автопилот, это не обсуждается, вместе с навигатором. Не хочу пучиться все время на дорогу, пусть само бежит в нужную сторону.
  
  - Что-то летающее? Дракон, грифон, пегас и прочее. Постоянно сидишь, сдувает, капает, холодно и не слишком высокая грузоподъемность. Очень прожорливое. Комфорт исключен. Занимает много места... но, берем на заметку.
  
  - Летающий дом? Избушка на курьих ножках? Медленно, это раз, излишнее внимание, это два, повышенный комфорт и удобство, плюс опять-таки проблема источника энергии. Левитация очень энергоемка. Да и быть улиткой, типа "все свое ношу с собой"... подумаю.
  
  - Что мне необходимо еще? Высокая проходимость, пролезаемость, проплываемость. Полет... ладно, пусть хотя бы левитирует, в случае чего можно будет перетянуть на веревочке, как воздушный шарик. Защита пассажира от окружающей среды. Не обязательно крыша, есть щиты специальные. Автономный. Сам себя должен обеспечивать энергией. Разумный артефакт, это точно. И какой из всего этого можно сделать вывод?
  
  Мортиша смотрела на исчерканный лист, на ее губах постепенно расползалась безумная улыбка.
  
  - Мне нужен гибрид лошади и сундука с големом, плюс переносной дом. Задача трудная, но решаемая.
  
  Перед глазами возник шикарный кадр из одного фентезийного романа. Сундук, бегающий за хозяином.**** Стоящая идея, требующая творческой переработки.
  
  - Итак. Нечто, куда я могу загрузить нужное, сесть сверху или лечь, по желанию, и поехать, куда хочу. Чтоб не капало сверху. Чтоб само находило дорогу, умное, епрст! И чтоб ехало плавно, не люблю тряску. Внутрь - палатку. Нет, переносной дом, принцесса я или как? Обеспечивающее себя энергией, и чтоб от меня в этом не зависело.
  
  Мортиша откинулась на спинку, уставившись на стену. Костяк идеи начал обрастать деталями.
  
  - Где там скелет моего первого трофея?
  
  ***
  
  Сидхе смотрели мрачно, как мышь на крупу. Дознаватель чувствовал себя королем положения. Он вымылся, отдохнул, поел, выспался, привел себя в надлежащее сидхе хорошего происхождения состояние и, полный энергии и энтузиазма, приступил к осмотру.
  
  Осмотр начался с обхода Убежища.
  
  Мериус степенным шагом, не торопясь, обходил коридоры, помещения, выбрался на крышу, спустился в подвал, хмыкнув при виде коллекции алкогольной продукции. Ничего не сказал, но взял на заметку.
  
  Опытный взгляд подмечал детали, мозги работали на полную мощность, запоминая. Проанализирует он позже, когда соберет необходимое количество впечатлений.
  
  Поэтому, Мериус ходил, ходил, ходил кругами, совал свой нос во все щели, все подмечал и ничего не говорил. Только многозначительно сверкал глазами, изредка что-то мычал про себя, шевелил пальцами и задумчиво скреб подбородок.
  
  Естественно, все, что ему хотели показать на глаза, Мериус нашел. В конце концов, глаза у него есть, зрение превосходное, а те самые мелочи, долженствующие показать,что у стражей рыльце хоть и в пушку, но так, в меру, не очень то и прятали.
  
  На это и был расчет. Все так делали! Воины делали совершенно честный вид, дознаватель громогласно порицал и призывал на головы уличенных в непотребстве кары небесные, провинившиеся каялись, размазывая сопли по доспехам... осторожно опуская в заранее оттопыренный карман проверяющего загодя приготовленное извинение. Все довольны, все счастливы.
  
  Саерава отлично знал правила этой игры и часто и с удовольствием в нее играл, но не в этот раз. В этот раз он не будет играть...
  
  Мериус всем своим естеством чуял, что здесь, в этом маленьком островке цивилизации в болоте дикости творятся очень странные вещи, несущие тому, кто о них узнает, огромную прибыль. Он знал это, он был уверен и собирался выжать из этой проверки по максимуму.
  
  Так что, не в этот раз.
  
  Он играть не будет... а если и будет, то только по-крупному.
  
  ***
  
  Медленно, но верно будущий шедевр обретал законченность. Конечно, пока что он существовал только на бумаге, но и это уже было немало, если учесть, сколько времени понадобилось только на то, чтобы хоть как-то сформулировать свои требования!
  
  Мортиша исчеркала прорву бумаги, извела бутылку чернил и переломала уйму перьев. Сведение концов с концами заняло неделю, и то, время от времени попадались огрехи и откровенные тупики, впрочем, принцесса не отчаивалась. Спешить ей все равно некуда, время - этого у нее было в избытке, а вот с материалами дело обстояло строго наоборот - их или не было, или было, но откровенно мало, на задуманное не хватит, совершенно.
  
  Хорошо хоть скелет она не выкинула!
  
  Мортиша долго изучала строение мутанта, вылезшего из могилы с крайне печальными для себя последствиями, поражаясь, что творит магия и извращенная фантазия разумных существ с теми, кто этим самым разумным переходит дорогу.
  
  А заодно и радовалась. Сидхе-мутант штука редкая, нечасто встречающаяся в природе да еще и на воле, штучный товар, который стоит очень дорого, а тут он сам примчался! Да еще и с подарками, образно говоря!
  
  Конечно, в таком виде, в каком он пребывал сейчас, толку от него было крайне мало, но перспективы его использования просто потрясали. Огромный монстр, напоминающий по своему строению гибрид тигра и ящера, так и просился в ее шаловливые руки, он просто умолял использовать его кости для создания ездового шедевра.
  
  Мортиша посекундно вспомнила свое краткое общение с бедняжкой при его жизни и осталась довольна. Двигался он, невзирая на свои размеры, очень плавно, самое оно для ее требований, принцесса не собиралась отбивать себе задницу при скачке по пересеченной местности или перетряхивать внутренности. А уж когда она его усовершенствует... мммм! Это будет просто мечта!
  
  - Я назову тебя Слейпнир! - черная рука нежно погладила разобранный на части скелет.
  
  ***
  
  Перечень всего необходимого для создания шедевра потрясал. Даже если обойтись сугубо необходимым, сделать его здесь и прямо сейчас она не может. У нее ничего нет, за исключением скелета, да и тот требует тюнингования, так, кажется, называют переделку автомобиля во что-то более совершенное?
  
  Ей необходимы кости магических животных, особые зелья и составы для пропитки древесины и эта самая древесина, ей нужны металлы, разные, ей нужны драгоценные камни... Великий Хаос! Да проще перечислить, что ей не нужно!
  
  Мортиша смотрела на длиннющий список практически с отчаянием, подперев голову рукой и с грустью предаваясь размышлениям на тему: "Деньги - зло. Пошел в магазин - зла не хватило!".
  
  И что ж теперь делать?
  
  - Ладно, это, так сказать, бюджетный вариант, - глаза дамм-морэ остановились на рисунке, изображающем ее воплощенную пока только на бумаге мечту. - Что тогда говорить о премиум классе, или классе Люкс? Хотя... Гулять, так гулять!
  
  Перо запорхало по бумаге и список стал шириться и множиться. Тщательно сверяясь с записями Лиэрха, Мортиша выписывала все необходимое. Самые лучшие материалы, самые высокие требования к качеству, все самое-самое.
  
  Оставалось надеяться, что оставшихся в шаре лалов хватит, и она не останется после получения счета без трусов. Впрочем...
  
  - Хм! В свете того, что трусов у меня нет - все мои волнения и размышления... это уже не актуально!
  
  ****
  
  Собрав стопку листов с перечнем материалов, работ и прочего, Мортиша перевязала их лентой и направилась к стеллажу, трясти кубышку. Осторожно отобрав с десяток камней самого разного размера - от горошины до перепелиного яйца, она сложила их в небольшую коробочку, выточенную на досуге с помощью собственных когтей, сложила все в небольшую льняную сумку, и принялась одеваться.
  
  Деловой визит, это дело такое...
  
  Нанести его Мортиша решила ближе к заходу солнца. Во-первых, все сидхе в это время гарантированно сидят дома. Во-вторых, они уже успели привести себя в порядок, поесть, немного расслабиться... так что, обсуждения заказа будут идти ровно, не отвлекаясь на что-то другое. И в-третьих... несмотря на то, что она - нежить, тащиться по пескам в такую дикую жару было откровенно лениво.
  
  Так зачем напрягаться?
  
  Поэтому, Мортиша шла не торопясь, помахивая сумкой и любуясь начавшим темнеть небом по привычному маршруту. Убежище стояло, как и всегда, укрытое иллюзией, принцесса, мурлыкая под нос песенку, медленно, но верно приближалась к цели.
  
  Она уже практически подошла к воротам, как неожиданно нахмурившись, остановилась. Что происходит? Почему ее никто не встречает? Конечно, полноценного церемониала они не разводили, но и до панибратства не опускались. Вокруг крепости почва просто пронизана специальными плетениями, помогающими засечь практически любого!
  
  Поэтому, как только она приближалась метров на сто, сидхе получали сигнал и бегом мчались организовывать встречу. А тут... никого.
  
  Так почему же ее никто не встречает?
  
  Недоуменно почесав левое ухо, Мортиша внимательно осмотрела маленькую крепость. Все цело, ворота не висят, окна не прорублены, плетения целы... На первый взгляд, все в порядке. Она нахмурилась еще больше, неторопливо обойдя форт по периметру.
  
  Ничего подозрительного она не увидела, и вот это и было... подозрительно. Все в порядке, но никого нет.
  
  Мортиша подошла к воротам и прислушалась. Конечно, защита от звуков активирована, но мало ли... Неожиданно на стене замелькал кто-то, и принцесса нажала на висящий на поясе маленький кругляшок, активируя отвод глаз.
  
  Это еще кто такой?
  
  ***
  
  Мериус, подозрительно зыркая глазами, осматривал окрестности на предмет нарушителей. Вышедший на крышу вслед за ним Беллет только облегченно вздохнул про себя, увидев пустое пространство. Вот же!
  
  И принесла же нелегкая Мериуса в наблюдательную, когда сработал сигнал!
  
  Каким взглядом он одарил воинов, едва его заслышав! А какую скорость развил, взбегая на крышу...
  
  Слава Хаосу, госпожа успела спрятаться!
  
  В том, что это именно дамм-морэ решила нанести им визит, Беллет не сомневался, они специально подстроили систему опознания так, чтобы сигнал, оповещающий о приходе нежити, немного отличался от стандартного.
  
  Так и для нервов проще, да и вообще, проще.
  
  Не спутаешь, не ошибешься... Хотя у них прекрасные отношения, насколько они, конечно, могут быть прекрасными у Стражей и представительницы Правящего дома, пусть и немного мертвой, испытывать пределы терпения дамм-морэ никому не хотелось.
  
  Так что, Корган чуть-чуть подправил сигнал, долженствующий свидетельствовать о приходе принцессы, и всем стало хорошо. Теперь Стражи не боялись навлечь на свои головы кары небесные и земные, выскочив на крышу с луками и заряженными боевыми артефактами, а принцесса была довольна оказываемым ей вниманием и положенными почестями.
  
  И тут такой конфуз...
  
  Едва услышав сигнал, Мериус, непонятно за каким надом забредший в наблюдательную, взвился, как ошпаренный. Окинув Беллета торжествующим взглядом, он буквально влетел на крышу, явно готовясь поймать воинов "на горячем": контрабанда, или еще что...
  
  К огромной досаде дознавателя, которую командир отряда ясно видел, никого и ничего вокруг, кроме песка, не наблюдалось.
  
  - Опять перекати-поле промчалось... - лицемерно вздохнул Наследник Лаурве, окидывая окрестности печальным взором. - Как это утомительно...
  
  Саерава скрипнул зубами, но опровергнуть слова Стража ему было нечем. Так же, как и подтвердить: округа была совершенно пуста, только песок шуршал, переползая под воздействием ветра с места на место, даже ящерицы не бегали, хотя Мирэль уже практически село.
  
  - Перекати-поле... - процедил Мериус, скептически сверля Беллета глазами.
  
  - Оно, - вздохнул сидхе, мысленно благодаря дамм-морэ за своевременное исчезновение.
  
  - И часто здесь перекати-поле пробегают?
  
  - Бывает, - неопределенно протянул Беллет, скучающе уставившись в пространство. - Иногда раз по пять на день, а иногда неделю не появляются.
  
  - Какие они непредсказуемые, - саркастично высказался дознаватель, спускаясь вниз. Беллет слегка улыбнулся.
  
  - И не говорите!
  
  ***
  
  Мортиша задумчиво поскребла ухо и принялась ждать. В форте происходило что-то непонятное и завлекательное, она чувствовала, как нарастает азартное предвкушение. Что ни говори, а жизнь здесь не бурлила и не фонтанировала событиями.
  
  Попытки протащить контрабанду были не слишком частыми, звери сидели в лесу и выползали за его границы очень редко, посещения магов для испытания очередной пакости случались и того реже, не говоря уже об охоте на смертников.
  
  Поэтому, скука была настоящим бичом.
  
  А борьба с ней превращалась в настоящий образ жизни и крайне увлекательный спорт.
  
  ***
  
  Прошло еще три часа, пока дознаватель угомонился. Беллет уже готов был придушить его собственными руками и плевать на последствия! От мысли, что там, на песке, их ждет дамм-морэ, у воина скукоживался желудок и волосы вставали дыбом. Везде. И даже там.
  
  Заставлять ждать представителя Правящего дома... были и более гуманные способы самоубийства. Оставалось только надеяться на то, что принцесса не будет слишком жестока... хотя, рассчитывать на это Беллет не мог.
  
  Воины с трудом дождались, когда настырный дознаватель угомонится и ляжет почивать, запершись в покоях. Выждав еще немного для верности, сидхе переглянулись, сглотнули, и Беллет, как глава отряда, пошел принимать огонь на себя.
  
  ***
  
  Пески тихо шуршали, таинственно мерцая в свете ночного светила... пейзаж навевал мысли... о вечном... действуя на нервы и так взвинченного Беллета. Оглядевшись, капитан осторожно вышел за ворота, настороженно кося глазами по сторонам.
  
  Пусто.
  
  Неужели дамм-морэ ушла?
  
  Как бы это было замеча...
  
  - И кто же это, такой важный, даже важнее меня? - длинный белесый коготь, тщательно отполированный с помощью специального порошка, пощекотал кадык сглотнувшего воина, тут же упавшего на колено.
  
  - Высокорожденная госпожа! - выдохнул Беллет. - Нижайше прошу прощения...
  
  - Тише.
  
  Команда, прозвучавшая прямо в голове, заставила сжать губы и склонить голову, которую тут же подняли за подбородок. Стоящая перед ним принцесса была одета в длинное роббе черного цвета, расшитое по подолу золотом, и держала в руке простую сумку из ткани, в которой явно что-то лежало. Против обыкновения, сегодня она капюшон не накинула и Беллет имел сомнительное счастье лицезреть обтянутый кожей череп, залитые тьмой глаза и недовольно дергающиеся острые уши.
  
  - Рассказывай. Подробно.
  
  Выслушав крайне подробное (как и заказывала) описание посетившего форт несчастья, Мортиша задумалась. Проверка - это всегда плохо. Особенно такая наглая...
  
  - Он маг?
  
  - Да, высокорожденная госпожа! Не очень сильный, но маг. В дознаватели берут, если уровень не ниже пятого.
  
  - Замечательно! - принцесса растянула тонкие губы в улыбке, показав частокол треугольных зубов. - Это не может не радовать! Итак, мое повеление таково: ничего не предпринимать. Мериус отныне принадлежит мне. Значит, если с ним случится... нечто печальное, многие будут благодарны? - уточнила Мортиша. Беллет горячо кивнул.
  
  Принцесса хмыкнула.
  
  - Превосходно... я буду иметь это в виду. Мой заказ подождет... Хорошо. Итак, - полностью черные глаза впились в лицо капитана. - Ничего не предпринимайте. Я обдумаю, как решить эту проблему с пользой для нас всех. Пусть ищет... пока. Понятно?
  
  - Да, госпожа!
  
  - Замечательно! Какой, однако, удачный день! А теперь иди. Отдыхай.
  
  Нежить скользнула прочь, растворяясь в наступившей ночной темноте. Беллет встал, облегченно вздыхая. С плеч словно свалилась невидимая тяжесть. Теперь даже Мериус не раздражал при одной мысли о нем. О дознавателе есть кому побеспокоиться...
  
  Беллет широко улыбнулся и поспешил в форт. Следовало обрадовать подчиненных.
  
  ***
  
  Мортиша кружила по склепу, радостно потирая руки и пританцовывая. Какая удача! Маг! Маг, которого никто не хватится! Который сам упал ей в руки, словно спелый плод с ветки и так и просится, чтобы его укусили!
  
  В животе практически заурчало, намекая мягко и ненавязчиво, что маги весьма питательны и полезны для здоровья дамм-морэ.
  
  - Интересно... а каков он на вкус? Тот контрабандист, что попался мне как-то, был похож на заварной крем. С ванилью... - тоскливо выдохнула Мортиша, вспоминая о том, как она растягивала удовольствие, борясь с желанием выжрать слабенького шамана за один укус.
  
  Она ела его пять минут... целую вечность по своим меркам. И какие это были пять минут! Неземное наслаждение, она смаковала каждую каплю перепавшей ей магической энергии, поглощая ее медленно, неторопливо, не обращая никакого внимания на дикие крики бешено сопротивлявшегося орка.
  
  Дурашка... она его обняла, как родного!
  
  Эх, жалко, что такое счастье так редко перепадает...
  
  - Ммммм... Мериус... жду не дождусь нашей встречи, вкусняшка!
  
  ***
  
  На следующий день Саерава отметил, что отношение воинов изменилось. Они были все также безукоризненно вежливы, исполняли все положенные при проведении проверок предписания, никаких препятствий не создавали.
  
  Вот только смотрели они теперь с каким-то тайным злорадством, дознавателю даже начало казаться, что он иногда слышит, как они тихо посмеиваются за его спиной.
  
  Слуги ничего подозрительного не замечали, но теперь Саерава начал вешать на двери специальный амулет. Мало ли что... работа дознавателей опасна и трудна. Не стоит подвергать себя опасности только из-за того, что недооценил ее уровень.
  
  Записи пополнялись фактами и размышлениями, отчеты росли в толщине, дни летели один за другим. Мериус чувствовал, что небо его безоблачного будущего покрывается подозрительными грозовыми тучами, что не могло не сказаться на и так нелегком характере Саерава.
  
  Слуги вели себя тише воды, ниже травы, воины совершенно ни на что не реагировали, а мужчина остервенело копал в поисках подозрительного, а главное, доходного нарушения.
  
  ***
  
  - Есть ли у меня план? Конечно, у меня есть план! Очень, очень забористый, отборный план!
  
  Мортиша пафосно ткнула пальцем в потолок, приняв горделивую позу. Что ни говори, но шкурные интересы самые... двигающие вперед, так сказать. От одной мысли, что скоро ей перепадет вкусное и питательное блюдо, дамм-морэ преисполнялась бешеного энтузиазма, генерируя невероятные идеи с производительностью среднего размера атомной станции.
  
  Пришлось перебрать уйму вариантов, от самых простых, до потрясающих своей сложностью. Ведь проблема состояла не в том, чтобы убить дознавателя, лезущего не в свое дело, это Мортиша могла сделать в любой момент. Нет, проблема состояла в том, чтобы замаскировать убийство под несчастный случай, причем так, чтобы были свидетели и факты, подтверждающие данное трагическое стечение обстоятельств.
  
  Поэтому, от варианта выскочить откуда-то с вилкой и ножом наперевес, капая слюнями на повязанную вокруг шеи салфетку с воплем : "Мясо!!!" пришлось отказаться. Да, инфаркт будет обеспечен... но и только. Требовалось сделать все красиво и изящно... принцесса она или кто?
  
  Да, опыта интриг у нее практически нет, так что? Научится! И врагов со свету сживать с пользой для себя тоже научится... было бы на ком! Так что, как там говорил дедушка Ленин?
  
  Учиться, учиться, и еще раз учиться! Золотые слова!
  
  А учебным пособием и наградой за выполненное на "отлично" задание послужит Мериус Саерава, дознаватель пятого ранга.
  
  ****
  
  План был прост и, одновременно, изящен. Мортиша учла и развившуюся профессиональную паранойю дознавателя, и пронырливых слуг, и репутацию воинов в общем и Беллета в частности. Нашлось место и Лесу с его обитателями, и тому факту, что Мериус оттоптал мозоли уйме не самых последних сидхе.
  
  Все это свелось к простому решению данной проблемы.
  
  ***
  
  Через неделю Беллет снова услышал характерный звук сигнализации, после чего неторопливо прогулялся сначала на крышу, под подозрительным взглядом неприятного гостя, а затем и за ворота форта, где и прослушал инструкции от стоящей под самой стеной принцессы, активировавшей амулет.
  
  Еще через неделю, когда паранойя Саерава немного утихла, воины приступили к исполнению плана.
  
  ***
  
  - Ловись, дознаватель, большой и маленький... - Мортиша облизнулась, сверкая глазами и довольно потирая сухие руки. Инстинкты жутко действовали на нервы, срывая и так дырявую и почти отсутствующую "крышу" с силой урагана "Катрин".
  
  Факт наличия в пределах досягаемости добычи кружил голову, опьяняя не хуже забористой бормотухи, благоухающей сивушными маслами, придающими жидкости пикантные ароматы "большой химии". Саерава Мортише очень понравился. Наблюдения за начавшим рыскать по крыше и делающем короткие вылазки за пределы стен Мериусом подействовали на нее очень благотворно.
  
  Принцесса впала в какое-то благодушное, созерцательное настроение, предвкушая, как именно она будет его есть, и насколько сможет растянуть это удовольствие. От Саерава исходил тонкий аромат дымка, легкий, едва уловимый, очевидно, дознаватель был огненным магом, слабеньким, но все же.
  
  Запах копченостей заставлял урчать давно ссохшийся желудок и погружал в гастрономические расмышления.
  
  Однако, было и еще несколько приятных моментов.
  
  Амулеты и артефакты.
  
  Нервничающий Мериус увешался ими, словно рождественская елка - игрушками, ослепительно сияя в магическом зрении яркими аурами предметов. Чего там только не было! И охранные, и боевые, и следящие... Паранойя в Саераве бушевала с небывалой силой.
  
  - Сначала я съем тебя, а потом - амулеты... Или... нет, сначала амулеты, а потом тебя. Или... и то, и другое сразу? Хм! Тяжкие муки выбора!
  
  Неожиданно в форте началось шевеление, и Мортиша, размышляющая в кустах, с интересом увидела, как дознаватель осторожно выглянул за ворота, сжимая в руке какой-то короткий жезл. За его спиной стояли слуги, поглядывающие на нервного хозяина усталыми глазами. Судя по всему, Мериус их загонял.
  
  - Ага! Началось!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  * Во Франции самые тощие манекенщицы. Самые отъевшиеся - в Америке.
  
  ** - ессера - вежливое обращение к высшему аристократу.
  
  ***майтах - мужское одеяние, напоминает камзол длиной до пола, строгого покроя. Часто используется как форма для чиновников.
  
  **** - Сундук Туриста из романа Терри Пратчета.
  
  
  Глава 11.
  
  
   dd>  - Ну, что? Как там наш вредитель поживает?
  
  Холеная рука осторожно подхватила высокий, тончайший бокал и осторожно подставила его под лучи дневного светила, пробивающиеся сквозь ажурную решетку окна.
  
  Вино сияло, нежным, мягким золотистым светом, покачиваясь и плескаясь между тонкими стенками. Тонкий аромат достиг ноздрей искушенного ценителя, заставляя улыбнуться.
  
  - Хм... неплохо. Фернское. Золотая лоза. Подвяленное?
  
  - Да.
  
  - Необычно...
  
  Желтые, яркие глаза удовлетворенно прищурились, гость покатал на языке маленький глоток вина и, одобрительно прикрыв веки, проглотил.
  
  - Весьма... я бы даже сказал, очень хорошо!
  
  - Благодарю!
  
  Радушный хозяин приложил руку к груди, признательно склоняя голову.
  
  - Так что?
  
  - Ищет. Пока ничего особенного нет.
  
  - Никаких новостей?
  
  - Увы... найдены мелочи, как у всех. Алкогольные запасы, правда, хорошие, несколько условно-разрешенных амулетов... мелочи.
  
  - Мелочи... - гость отпил еще глоток, размышляя. - Мелочи у всех есть, а нам надо что-то более существенное... Кстати, - встрепенулся мужчина, - этот жадный грырх ни о чем не догадался?
  
  - Нет, - усмехнулся хозяин. - вы сами сказали, грырх... нам просто надо было всунуть отчеты в стопку с перечнем требующих проверки, а дальше он сам. Побежал впереди собственной тени...
  
  - Что ж... ждем.
  
  ***
  
  Мериус чувствовал себя гончей, вставшей на след. Долгие, упорные поиски привели его к цели: он нашел, наконец, грешки обитателей форта. Пришлось потратить время и силы, но это того стоило. Теперь-то он на правильном направлении!
  
  Все началось с того, что все воины принялись вести себя крайне вежливо. Они не окидывали его презрительно-снисходительными взглядами, не фыркали, пусть и еле слышно за спиной... Это было подозрительно.
  
  Затем Мериус отметил, что Беллет уж очень активно рвался на рейды. Слишком активно, на взгляд дознавателя. Это тоже было подозрительно.
  
  Затем... мелочи множились, складываясь в совершенно ясную для дознавателя картину: Беллет то-ли занялся контрабандой, то-ли собирал какие-то сведения или торговал информацией и услугами. С этим дознаватель еще не разобрался, но это ничего. Он все найдет!
  
  Глаза мужчины довольно сверкнули, слуги, дежурящие около двери уже неизвестно который час, еле сдержали обреченный стон. Великие боги, когда же он угомонится?
  
  Для Орлава и Нарита последняя неделя превратилась в сущий кошмар. Паранойя хозяина усилилась, добавляя слугам проблем. Мало того, что он изводил их своими капризами, так теперь еще хотел, чтобы они выполняли роли чуть ли не телохранителей! Словно им забот мало было.
  
  Неугомонный Саерава просыпался среди ночи по нескольку раз, проверяя, стоит ли кто-то у двери, охраняя его сон? Увешался амулетами, проверял все, и не только еду, на проклятия и прочее, носился по округе, как угорелый (хорошо хоть в Лес не ворвался!), и все время что-то искал.
  
  Эта бешеная активность вымотала бедняг до невозможности, они научились спать стоя, как лошади и с открытыми глазами, машинально вякая что-то в ответ на вопросы хозяина. Форт опротивел до невозможности, хотелось куда-то залезть, хоть в тот же подвал, запереться и спать, спать, спать... и чтобы никакая сволочь не мешала!
  
  Вот и сейчас... Опять этот придурок поперся на ночь глядя за шмыгнувшим куда-то Корганом, в надежде поймать того на горячем.
  
  ***
  
  Корган демонстративно заозирался, окидывая окрестности подозрительным взглядом. Обзор с крыши был хорошим, ночь еще не стала непроглядной, все шло по плану.
  
  Камни Тропы, обнаруженные когда-то отрядом, тихонько гудели, намекая о готовящемся визите особо наглых гостей. На этот раз - долгожданных.
  
  ****
  
  Арун-нирр задумчиво смотрел на стоящую перед ним небольшую коробку. Деревянный ящик, небольшой, плоский, с пол-ладони толщиной и с локоть длиной, не больше. Сверкающий неимоверным количеством гвоздей, приколачивающих крышку. Перемотанный специальными бечевками, которые используются для упаковки ценных грузов. Облепленный десятком печатей с абстрактным рисунком. Просто гудящий от наложенных на него заклинаний, препятствующих порче ящика и содержимого в каком-либо виде.
  
  Вся эта красота была аккуратно замотана в чистую тряпицу.
  
  Урр-укхай почесал тупым когтем затылок, стимулируя мысленный процесс. Сидящий напротив самого затрапезного вида человек в заляпанном разнообразными пятнами плаще, по которым можно было проследить историю всех завтраков, обедов, ужинов и просто перекусов данного обжоры (об этом четко свидетельствовало круглое брюшко, покоящееся на коленях и щеки, свисающие по обе стороны, как у мастифа, разве что слюней не хватало) закинул в поистине бездонную пасть очередной пирожок с ягодами (Арун уже потерял счет съеденному) и нетерпеливо осведомился, прожевав:
  
  - Беретесь?
  
  - Нууу... - протянул Арун, не в силах решить что-то определенное. И хотелось, и кололось, так сказать. С одной стороны - деньги ну очень впечатляющие. За доставку одного-единственного ящичка, легкого и удобного для переноски. С другой... ну слишком впечатляющие деньги за доставку какого-то ящичка!
  
  Человек доел последний пирожок, окинул недовольным взглядом пустой стол, уставленный совершенно чистыми тарелками, покосился в сторону внимательно наблюдающего за клиентом, обеспечившим в одно рыло дневную выручку, хозяина, подумал, снова покосился в его сторону... и решился. Ткнув пальцем в тарелку, где еще десять минут назад лежала гора пирожков, обжора дождался довольного кивка хозяина, отдавшего распоряжения служанке, тут же помчавшейся на кухню, довольно погладил себя по животу, видимо стимулируя пищеварительный процесс, и остро взглянул на ломающегося орка.
  
  - Решайте. У вас есть время, пока я не съем вот эти прекрасные пирожки...
  
  Голос человека приобрел томные нотки, глазки масляно заблестели. Он втянул носом одуряющий аромат, исходящий от свежей выпечки, бросил довольной девице серебряную монетку и принялся за уничтожение снеди. Машинально протянувший было лапу к пирожку Арун тут же получил тяжелой деревянной ложкой по загребущей конечности, а тарелку подтянули поближе. Очнувшись от раздумий, урр-укхай вздохнул, почесал седые космы, свисающие до плеч, и решился.
  
  - Берусь.
  
  Человек довольно кивнул, цапнул предпоследний пирожок (у Аруна глаза на лоб полезли от таких аппетитов) и, вынув из кармана мешочек, подтолкнул его к контрабандисту.
  
  - Полная оплата. Вперед.
  
  - Хм!
  
  Арун повеселел, взвесив на ладони небольшой, но явно тяжеленький мешочек.
  
  - Хорошо. Три дня на подготовку.
  
  - Замечательно! - сыто отвалился от стола человек. - Если качество работы нас устроит, следующий заказ тоже пойдет вам.
  
  ****
  
  Беллет порхал. Натурально порхал, как бабочка. Вернее, мотылек. А если еще точнее, то как мотылек "Мертвая голова" - огромный, толстый, мохнатый, достигающий величины ладони взрослого сидхе, с мощными черными крыльями и четким белым рисунком на спинке, изображающим череп.
  
  А еще хотелось петь... так же красиво и с таким же эффектом, как и этот самый пресловутый мотылек*. Эх, и почему бы ему не выдать под дверью в покои дознавателя что-то этакое? Воодушевляющее! Глядишь, мерзавец впечатлится и откинет копыта, избавив Беллета от расходов...
  
  Помечтав о несбыточном, капитан проверил амулет. Тропа была в полном порядке и спокойствии. Еще не время... еще три дня! Впрочем, лучше сказать по-другому: всего лишь три дня!
  
  ***
  
  Мортиша трудилась в поте лица, доделывая артефакт. Эта маленькая штучка поможет решить множество проблем, обеспечит ее вкусным и питательным обедом, и вообще, подарит ей и окружающим массу незабываемых минут!
  
  Осторожно проведя острым когтем длинную тонкую линию вдоль заготовки, принцесса смахнула метелочкой тончайшую стружку и приложила линейку для верности. Идеально! Глаз-алмаз! И просто рентген...
  
  ***
  
  Мериус, завывая и позевывая, завалился в кровать, блаженно потягиваясь и воспаряя в горние выси. Дознавателю было хорошо... Он почти поймал проверяемых на "горячем", еще немного и...
  
  Слуги, услышав первую переливчатую руладу, облегченно выдохнули и поползли в свои каморки. Хозяин угомонился и теперь можно и самим поспать, пока он сопит в две дырки и давит ушами подушку. А как довольно улыбается, сволочь! И пальцами так характерно пошевеливает... явно денежки во сне считает.
  
  Гад.
  
  ***
  
  Время пролетело незаметно, испытания артефакта прошли успешно, по крайней мере специальный амулет-тестер исправно показывал, что все в полном ажуре. Мортиша потирала сухие ладони, готовясь к предстоящей встречей с мужчиной ее мечты.
  
  Дознаватель Мериус ну очень понравился впечатлительной дамм-морэ, и та теперь просто жаждала заключить его в объятия. Беллет подал сигнал, что Тропа уже активирована, и ждать гостей можно в течении часа-двух, не больше.
  
  Принцесса проверила, все ли она приготовила и полетела на крыльях любви встречать объект страсти.
  
  ***
  
  Все началось с того, что Беллет занервничал. Конечно, это практически никак не выразилось, но Мериус был опытным дознавателем и с легкостью уловил это крайне важный момент. Немного более сухой голос, чуть-чуть дрогнули пальцы рук, брошенный искоса взгляд.
  
  Саерава тут же сделал стойку, почуяв аромат жареного. Вот! Вот он, тот момент, который он так долго и терпеливо ждал!
  
  Сделав вид, что ничего не заметил и вообще занят совершенно другим, дознаватель пронаблюдал, как уходят воины из форта, направляясь якобы по маршруту: сборы были демонстративно-рутинными, но его не обманешь! Некоторые прихваченные воинами штучки явно не вписывались в положенный по уставу комплект.
  
  Слуги, глядя на едва не капающего слюной хозяина только тяжело вздохнули. Опять куда-то тащиться, опять бдеть... скука смертная. И что ему не сидится?
  
  Вяло собравшись, несчастные уныло потопали за брызжущим энтузиазмом предводителем.
  
  ***
  
  Беллет скосил глаза на амулет. Тот еле ощутимо задрожал, подавая сигнал: Тропа готовилась принять на свои прихотливые извивы очередных ищущих острых ощущений и выгоды гостей. Очень званных гостей.
  
  Корган осторожно пошевелил пальцами, передавая сообщение: дознаватель уверенно угнездился в рассчитанном заранее месте, довольно неплохо замаскировавшись. Так же, практически рядом с ним в засаде сидели его слуги, но от них пользы не было: разморенные жарой и измученные постоянным напряжением, Орлав и Нарит были вялыми, сонными и совершенно не желали как-то привлекать к себе внимание.
  
  Морав кивнул и у Беллета вырвался облегченный вздох: принцесса появилась на месте. Бреннан всмотрелся в пульс кристалла, сияющего на тонком бронзовом диске и подал знак, что Лес к встрече готов.
  
  Беллет прикрыл глаза и сосредоточился. Тропа замерцала, проявляясь в реальности, и из светящегося марева на песок шагнул первый гость.
  
  ***
  
  Арун-нирр осторожно сделал шаг, осматриваясь. Песок. Везде песок. Шуршащий, еле слышно поскрипывающий под ногами, раскаленный лучами Мирэль. Жара. Неподалеку виднеется темный массив - Лес. Не хотелось бы туда сунуться...
  
  Мужчина вздрогнул, и сплюнул через левое плечо, отводя беду. За его плечом встал помощник, Норр, полукровка-урр-укхай, чье не совсем чистопородное происхождение выдавали круглые уши и низкий рост, озадаченно оглядываясь.
  
  - И где?
  
  - Понятия не имею! Самому любопытно.
  
  - А?
  
  - Нет, все в порядке.
  
  - А?
  
  - Зови остальных.
  
  Норр достал из кармана бронзовую монету, специально надпиленную, и легко разломил ее на две части. Тропа вновь замерцала, доставляя новых ходоков. Прибыли еще трое урр-укхаев, один из которых держал в руках ценный груз, а двое страховали его по бокам.
  
  - Порядок, - облегченно констатировал Арун. - Выдвигаемся.
  
  Зеленокожие сделали не больше дюжины шагов, когда барханы рассыпались и тесную компанию окружила боевая Звезда Рейнджеров.
  
  ***
  
  Орлав тихо похрапывал, навевая на разморенного Нарита сон. Сидхе крепился, пытался бороться с жаркой одурью, навалившейся на него, но ничего не помогало. Ни щипки себя за запястья, ни попытки заняться чем-то отвлеченным, вроде полирования рукавом недостаточно блестящей пряжки на поясе, ни мысленное пересчитывание оставшихся в покоях грязных рубашек хозяина, требовавших стирки.
  
  Нарит смотрел стекленеющими глазами в сторону горизонта, начиная клевать носом, но ничего не происходило, Саерава в своем окопе сидел тихо и не высовывался... Вскоре к храпу Орлава присоединилось сопение его коллеги.
  
  ***
  
  Когда из марева телепортационной техники показались первые нарушители, Мериус едва усидел в своей ухоронке, скрипя зубами от желания выскочить. Терпение было вознаграждено: постоявшие и осмотревшиеся контрабандисты дождались основную часть группы, явно несущую ценный груз, после чего вынули поисковый артефакт и, определившись с направлением и своей целью, двинулись куда-то в сторону Леса.
  
  Они успели сделать не больше дюжины шагов, как из барханов выскочили рейнджеры. Мериус только изумленно вякнул, когда на него понеслись контрабандисты, разом активировавшие свои защитные и атакующие амулеты. Кусочек пустыни диаметром в десять шагов превратился в филиал Инферно: засверкали молнии, бьющие сразу по всем направлениям, полыхнуло жаром, песок оплавился, прорастая стеклянными кольями.
  
  Сидхе молча поставили щиты и погнались за пытающимися удрать преступниками, гоня их прямо на окоп дознавателя, естественно, совершенно случайно. Бегали зеленокожие шустро, артефакты у них были мощные, Саерава резко захотел жить, причем, целым и невредимым, только слуги храпели на всю пустыню, не слыша ничего и не видя. Прицельно посланная заботливым Моравом молния разбудила засонь и сподвигла их на попытки спасти хозяина от ужасной судьбы быть растоптанным беглецами.
  
  Подвиг не получился.
  
  Обалдевший от совершенно не так развивающихся, как он решил заранее, событий, Мериус обогнал выползающих из ухоронки слуг, помчавшись в направлении Леса, так как все попытки удрать в сторону пресекались жестко контролирующим ситуацию Беллетом с помощью специального артефакта. Стоило Мериусу сделать шаг не туда, как рядом тут же впивалась в песок молния, сплавляя его в стекло.
  
  До Леса было недалеко, не более полумили, дознаватель одолел это пространство за считанные секунды, радуясь тому факту, что находится в хорошей физической форме и не разожрался, сидя в кабинете над бумажками, сзади азартно сопели наступающие на пятки урр-укхаи, их подгоняли рейнджеры, прицельно лупящие заклинаниями по отстающим, позади ковыляли слуги, изумленные прытью хозяина, деревья манили прохладой и возможностью спрятаться.
  
  Когда счастливый дознаватель добежал почти до кромки Леса, произошло то, чего ждали воины все это время: из переплетения ветвей выскочила здоровенная костяная пантера, одним ударом тяжелой лапы сломала мужчине шею, схватила пастью за горло и утащила в разом ставшую опасной темноту.
  
  Опешившие на секунду контрабандисты были тут же оглушены рейнджерами, а слуги в шоке замерли, пытаясь осознать увиденное: безвольное тело хозяина, болтающееся между могучими челюстями огромной, черной, как смола пантеры размером с рослого скакуна, покрытой белоснежными костяными щитками и шипами.
  
  ***
  
  Сидящая на пеньке Мортиша с азартом наблюдала, как профессионально сидхе гонят добычу прямо на нее. Дамм-морэ была совершенно обнаженной, если не считать привязанных на запястья, щиколотки, пояс и шею артефактов в виде небольших деревянных кружков на веревочках. Эта опорная сеть должна была удержать и правильно распределить иллюзию, сформированную основным артефактом - массивным браслетом, сделанным из нанизанных на специальный шнур кусочков обсидиана.
  
  Жаль, что изделие - одноразовое, но зато - качественное. Иллюзия костяной пантеры вокруг тела Мортиши продержится полчаса - этого с лихвой хватит на все, включая неожиданный форс-мажор. Принцесса выбрала пантеру за основу по нескольким причинам: подходящая пластика и возможность имитировать поведение животного достоточно достоверно.
  
  Например, острохвост не подходил, он был больше похож на собаку, более резкие, угловатые движения, а вот пантера - самое оно: плавно, изящно, как и подобает кошке. Мортиша внимательно изучила, как именно ведет себя пантера на охоте, устроив натурные наблюдения, и осталась довольна, после чего нужно было только сделать артефакт, благо в работах Риэльха он был описан.
  
  Потренировавшись, принцесса пришла к выводу, что все будет пучком, после чего все и завертелось. Были осторожно через десятые руки наняты контрабандисты, ну а дальше - дело техники: ловкость рук и никакого мошенничества.
  
  Несущийся во весь опор прямо на нее дознаватель оказался легкой добычей: один удар рукой по голове, от которого Саерава отрубился, после чего осталось только схватить его зубами за плотный воротничок, создавая иллюзию сомкнувшихся вокруг шеи мощных челюстей и потоков крови, и отскочить в кусты. Что было действительно тяжело, так это не дать воли инстинктам, поэтому Мортиша практически сразу выплюнула схваченное, перекинула трофей через плечо и помчалась в склеп, сопровождаемая бурчанием в желудке.
  
  ***
  
  Пробуждение было кошмарным: голова разрывалась от боли, даже веки было тяжело открывать. Саерава с трудом разлепил глаза, понимая, что что-то вокруг происходит очень непонятное. Темнота, только неподалеку мягко сияет небольшой походный светильник, странная обстановка и... волосы на теле дознавателя встали дыбом.
  
  Напротив него в богатом, изысканном кресле, явно очень дорогом, сидел кто-то странный. Погребальная ашутта, причем богатейшая, хотя и покрытая кое-где прорехами, украшения из черного железа и такие-же черные, тощие, скелетоподобные конечности, выглядывающие из рукавов. С длинными острыми когтями.
  
  - Здравствуй, обед! - просипело непонятное существо, вставая и откидывая капюшон.
  
  Волосы уже не просто стояли дыбом, они зашевелились и явно попытались удрать куда-нибудь подальше. Скелет, обтянутый почти черной кожей, лысый, с торчащими в зенит острыми ушами, омутами тьмы на месте глаз и частоколом треугольных зубов, оскаленных в кошмарной улыбке.
  
  Существо подошло к заскулившему от ужаса магу, легко подняло связанного мужчину, после чего обнюхало, мечтательно прикрывая глаза.
  
  - Ммммм... какой аромат! Копченая говядина с вишневым соусом... и пражский торт.
  
  Живой мертвец извлек откуда-то белоснежную льняную салфетку, повязал его вокруг шеи и сам себе пожелал:
  
  - Приятного аппетита, Мортиша!
  
  После чего дознавателя обняли, как родного, и впились в губы страстным поцелуем, высасывая жизнь и ману.
  
  ***
  Мериусу не повезло, причем, очень сильно не повезло. Мортиша растягивала удовольствие, выпивая силы мага буквально по капле. Кошмарное ощущение, что тебя жрут живьем, причем, кусочками. Сопротивление было бесполезно, силы сидхе и дамм-морэ были несопоставимы, дознаватель предпринимал просто колоссальные усилия для того, чтобы освободиться, но все было тщетно.
  
  Дамм-морэ чувствовала себя пьяницей, долгое время находящейся в завязке, а затем плюнувшей на все и нализавшейся по случаю спиртовой настойки валерьянки и заполировавшей это дело стопочкой ароматной самопальной бормотухи с повышенным содержанием сивушных масел.
  
  В душе буйным махровым цветом расцвели поля из асфоделей, хотелось догнать и осчастливить весь мир, чтобы никто обиженным не ушел, до хруста костей сжимая в страстных объятиях. Дознаватель был даже лучше, чем ей мечталось. Подкопченная говядина, нежная, тающая на губах, и ароматный вишневый соус, густой, кисло-сладкий, с легкой перчинкой.
  
  И пражский торт... сгущеное молоко и какао...
  
  - Ммммм... - Мортиша провела носом по резко утончившейся шее уже не имеющего силы дергаться мужчины и довольно прошептала:
  
  - Вкусняшка...
  
  Маг что-то просипел и отключился. Принцесса с сожалением оценила оставшийся у несчастного уровень маны, тяжко вздохнула и вонзила в жертву когти, высасывая из него последние капли жизни. Эти сутки были просто восхитительными! Она сурово посмотрела на валяющийся на полу иссушенный скелет в богатой одежде, уважительно констатируя:
  
  - Мериус Саерава! Должна отметить, что ты - настоящий мужик! Удовлетворил девушку по полной программе! Казанова! Натуральный Джакомо! Ты был крут, и оставил в моей неокрепшей психике незабываемые воспоминания! Уважаю! Жаль, что тебя была только одна штука! Впрочем... что это тут у нас?
  
  Длинный тонкий коготь поворошил одежду, поддевая многочисленные артефакты и амулеты.
  
  - Хмм! Конфеты! О! Карамельки и даже парочка шоколадных!
  
  Острые зубы легко разгрызли небольшой бронзовый диск, Мортиша облизнулась, втягивая в себя пахнущую малиной магию огня, заключенную в невзрачной на первый взгляд безделушке.
  
  - Леденцы "Тренировочные"! Для девушек, собирающихся выйти замуж!
  
  Стены древнего склепа отразили шелестящий смех мертвого обитателя.
  
  ***
  
  Саерава оказал на Мортишу самое положительное влияние, которое только укрепили магические безделушки. Лицо принцессы стало еще менее скелетоподобным, теперь издали ее можно было даже принять за живую... если не обращать внимания на все остальное.
  
  Однако, у всего хорошего есть недостатки. Сожравшая настоящего мага, пусть и не слишком сильного, принцесса возмечтала о лучшем. Как прекрасно известно, аппетит приходит во время еды, и теперь мысли Мортиши при воспоминаниях о своих соседях тут же сворачивали на гастрономические темы, что не могло не напрягать.
  
  Спустя неделю она была вынуждена констатировать, что дальше сидеть сиднем в Лесу невыгодно, так как еды здесь банально мало и она не того качества, которое ей необходимо. Выход был только один: сделать транспорт и свалить из этой глухомани навстречу благам цивилизации, поэтому принцесса собралась и отправилась в форт - дать заказ на поставку материалов и разузнать, чем окончилась история с неожиданно нагрянувшим ревизором.
  
  ***
  
  Трагическая смерть борца с коррупцией при исполнении своих служебных обязанностей вызвала очень много интересных последствий. Началось все с того, что Беллет, утирая скупую мужскую слезу, выбитую из черствого воина незавидной судьбой Саерава, отправил отчет вышестоящему начальству. Этот опус представлял собой настоящее произведение искусства: объемный, написанный сухим канцелярским языком повышенной корявости, содержащий в себе поминутное описание всех тех полных незабываемыми впечатлениями дней, что дознаватель провел в форте, подкрепленный воспоминаниями слуг и, даже, контрабандистов.
  
  Беллет отправил его во вторник днем, а уже на следующий день последовала закономерная реакция.
  
  Первыми из портала вышли сидхе в доспехах и масках, закутанные в широкие тяжелые плащи. Следом за Стражами вышли дознаватели в форменных одеяниях - сразу четыре. Потом - несколько слуг, несущих небольшие сумки. Последним пески осчастливил свои появлением сам Глава Взыскующих и Карающих - Джеврет ад Меллерави, Черный Змей, как его прозвали в народе. Сам Глава про свое прозвище отлично знал и совершенно не возражал - гербом его Дома был змей ангусси, черная ядовитая тварь, ловко прячущаяся на деревьях и обожающая пикировать на свою жертву с высоты, застав ее врасплох.
  
  Глава холодно окинул окрестности взглядом рубиновых глаз, небрежно откинул на спину прядь длинных, по колено, черных волос - предмет зависти как женщин, так и мужчин, после чего вся процессия неторопливо направилась к форту, возле которого уже выстроился почетный караул из его обитателей.
  
  ***
  Беллет невозмутимо исполнял положенные протоколом действия, но внутри его просто трясло. Конечно, операция по устранению обнаглевшего Саерава прошла просто идеально, благодаря помощи не будем говорить кого, да и смерть этого червя никого не огорчит, но это не значит, что проверять не будут.
  
  Вот только Беллет не ожидал, что в качестве проверяющего будет Черный Змей - та еще бестия, полностью соответствующий своему прозвищу. И прикрыться тем, что все было совершено по воле представителя Правящего дома - тоже нельзя, хотя и очень хочется.
  
  ***
  
  Джеврет лениво обвел глазами стоящих перед ним навытяжку рейнджеров. Бравые вояки ели высокое начальство глазами, всем своим видом излучая честность, неподкупность и верноподданническое рвение. Одобрительно хмыкнув, лорд слегка откинулся на спинку кресла, и шевельнул рукой.
  
  Подскочивший дознаватель подал ему папку, битком набитую бумагами, в которую глава даже не соизволил заглянуть, небрежно бросив ее на стол. А зачем? Содержимое он и так знал, а просвещать кого-то постороннего - увольте.
  
  - Итак... - глубокий, бархатный голос заставил волосы стражей встать дыбом. - Страж Беллет...
  
  Беллет склонил голову, ожидая всего.
  
  - Я прочитал ваш отчет... - холеные тонкие пальцы отложили на столешницу поданную папку, положив ее рядом с первой. - Какая трагическая случайность произошла на вверенной вашим заботам территории. Случайность, приведшая к гибели отправленного для проверки дознавателя пятого ранга Мериуса Саерава...
  
  Беллет почувствовал, что по спине потекла первая капля пота, но лицо он удерживал, скромно опустив очи долу.
  
  - Что вы можете добавить к... - палец брезгливо толкнул папку, - написанному?
  
  - Увы, господин, это целиком и полностью моя вина, - повесил голову сидхе. - Я не уследил за находящимся на вверенной моим попечениям территории дознавателем, оставив его без присмотра, что и привело к трагедии.
  
  Трагический вздох разорвал тишину, едва не заставив Джеврета похлопать актерским талантам командира рейнджеров. Губы сидхе дрогнули в легкой улыбке, он одобрительно прикрыл веки, рассматривая наследника славного дома Лаурве.
  
  Прекрасный юноша... Молод - всего триста пятьдесят два года, однако, настоящий талант! Великолепные способности и желание идти по военной стезе, как и его предки, развитый ум, имеющаяся в наличии удачливость, что так же очень важно для хорошего командира.
  
  Рейнджер явно навел справки о Мериусе и осуществил-таки мечту довольно большого количества личностей, занимающих не самое последнее место в обществе, которым покойный отдавил ноги. За что и поплатился... Однако, Лаурве все сделал очень аккуратно и с фантазией, так, что и не подкопаешься, это не могло не радовать. В то, что смерть Мериуса была естественной, лорд ни на секунду не поверил.
  
  Сын его друга явно пошел в своего отца, надо будет порадовать Арвинта своими выводами о произошедшем...
  
  Подошедший дознаватель тихо что-то зашептал в ухо Главы, тот выслушал и благосклонно кивнул.
  
  - Капитан Беллет... постарайтесь впредь следить внимательнее за находящимися на вашей территории.
  
  - Слушаюсь, господин!
  
  Стражи упали на колени, Джеврет встал, шурша одеждами и вышел вон, сопровождаемый свитой. Дознаватели шустро свернули свою деятельность, собрав амулеты, с которыми они бегали все это время, проверяя окрестности, Стражи окружили высокого гостя, и вся компания исчезла в портале - так же быстро, как и появилась.
  
  Рейнджеры переглянулись, Морав тут же сбегал в подвал и принес средство релаксации, а Корган тут же настрогал закуску.
  
  - Ффуххх... - выдохнул Беллет, содрав с себя парадные доспехи и рухнув на стул, жалобно заскрипевший под его весом. - Я уж думал все. Конец.
  
  - Это да... - с чувством поддержали своего командира подчиненные.
  
  - И что это было, командир? - накатив первую стопочку, лениво скосил глаз Морав. Беллет вздохнул, гипнотизируя кувшин с грибной настойкой.
  
  - Это был Черный Змей, - выдохнул сидхе. - И значит это следующее - высокое начальство одобрило то, что случилось с Мериусом.
  
  - С чего это? - удивился Корган. Беллет закатил глаза, поражаясь непонятливости некоторых индивидуумов.
  
  - С того, - терпеливо объяснил он, - что Глава, вы только вдумайтесь! Глава Взыскующих и Карающих появился здесь, в этой дыре, лично, мягко нас... даже не знаю, как сказать... пожурил, и отбыл восвояси. Неужели ты думаешь, что он не был в курсе делишек подчиненного? И не знал, что этого гада мечтает вбить в землю по ноздри куча народа?
  
  Беллет обвел внимающих подчиненных взглядом и покачав головой, набулькал себе еще один стаканчик настойки.
  
  - Естественно, знал! А значит, он ни за что не поверил в несчастный случай и трагическое совпадение. Ясно? И то, что мы сейчас сидим здесь живые, целые и невредимые, а не валяемся в допросных с вывернутыми наизнанку мозгами, означает только одно - наш... эээ... поступок... одобрили. Высочайше. Видно этот полудурок слишком много ног оттоптал.
  
  - То есть, если бы прибыл кто-то рангом попроще...
  
  - То это значило бы только одно: нам надо собирать манатки и топать в Лес, под крылышко высокорожденной госпожи.
  
  Все вздрогнули и тут же налили себе еще по стаканчику.
  
  ***
  
  Принцесса пришла через неделю, когда воины успели успокоиться и переварить осадок, оставшийся после краткого визита Джеврета. В один прекрасный вечер сигнализация подала весточку о том, что к ним приближается гостья, и воины привычно собрались у входа.
  
  Дамм-морэ царственно вплыла в холл, подцепив когтем небольшую сумку, набитую какими-то бумагами.
  
  - Высокая госпожа! Приветствую Вас!
  
  - Приветствую и я тебя, Страж Беллет, - легкое касание ледяных пальцев, и Мортиша направилась в гостиную, к своему любимому креслу.
  
  - Вижу я, что визит проверяющих прошел хорошо. Это не может не радовать... значит, теперь мы можем уделить внимание и моему заказу.
  
  Тонкая черная рука выудила несколько листов и, положив их на стол, подтолкнула к Беллету, дав знак, что можно прочитать. Сидхе взял бумаги и принялся ознакамливаться с перечнем того, что ему предстояло заказать через свои каналы. Чем дальше воин читал, тем сильнее глаза его лезли на лоб.
  
  - Высокая госпожа... - осторожно осведомился Беллет, нервно поглядывая то на списки, то на принцессу, неподвижно застывшую в кресле. - Это будет нелегко...
  
  Равнодушное пожатие костлявых плечей послужило прекрасным ответом.
  
  - Труды твои будут оплачены щедро, Страж.
  
  Принцесса достала из сумки коробочку из дерева и подтолкнула ее к сидхе. Беллет аккуратно снял крышечку и задохнулся от восторга - внутри лежало целое состояние. С десяток лалов размером с вишню. Крупные, красивые камни, недостаточно большие, чтобы вызвать подозрение, и недостаточно мелкие, чтобы стоить не слишком дорого.
  
  В самый раз.
  
  - Столько же получите вы за труды свои, когда я получу нужное мне.
  
  - Высокая госпожа, я пошлю вам весть, - низко поклонился Беллет.
  
  Из-под капюшона послышался сухой смешок и нежить встала, подцепив когтем пустую сумку.
  
  - Буду ждать.
  
  
***
  
  Ждать пришлось долго, почти пять месяцев, но это того стоило. Все заказанное было высочайшего качества и стоило соответствующе, но Мортиша совершенно не жалела, что основательно распотрошила свою кубышку. Экономить на себе - это последнее дело, ведь от этих материалов будет зависеть ее жизнь и почти здоровье. Так что...
  
  Принцесса с восторгом ворошила ящики, бутыли и свертки, проверяя, все ли удалось получить. На радостях она даже отсыпала Беллету и остальным сидхе еще с десяток лалов - все они честно заработали свое вознаграждение. Доставить такую прорву всего, тем более, в отдаленный форт, да еще и так, чтобы никто не подкопался... Определенно, Наследник у дома Лаурве был очень даже способный и умный, просто чудо, особенно в ее положении.
  
  Теперь дело осталось за малым - воплотить свою мечту.
  
  Мортиша работала, как одержимая. Сволочной Мериус, хоть и был очень вкусным и, даже полезным, оказался натуральной сволочью. Съев его, принцесса просто разожгла себе аппетит и теперь периодически мучилась от видений и образов, табунами посещающих ее воспаленное сознание. От набега на форт ее удерживали только мысли о том, что полезных союзников жрать нельзя, а так же периодические "перекусы" в виде закупаемых у сидхе амулетов, и то, организм время от времени напоминал, что совсем не прочь принять в себя что-то более питательное, чем артефакты, не тянущие на что-то большее, чем бутерброд.
  
  Настроение плавно ухудшалось с каждым днем, но принцесса не обращала на это никакого внимания, только иногда распугивала своим бурчанием все живое в окрестностях, отдавая всю себя созданию артефакта.
  
  Слейпнир постепенно воплощался в реальность.
  
  Основой ездового артефакта стал большой сундук, длинный, немного больше, чем полтора метра, сделанный из специально обработанного так называемого "железного дерева", чья древесина не была подвержена порче и воздействию различных жучков и червячков-древоточцев, и окованный "холодным железом" - сплавом, не подверженным коррозии.
  
  Мортиша долго любовалась искусной работой, лаская пальцами металлические полосы и гладко отполированную древесину алого цвета, поражаясь, как удалось такое вообще допереть в этакую даль целой, невзирая на специальные артефакты свернутого пространства.
  
  Сундук, чистые, не обработанные магией кости молодого дракона, несколько шкур, специально сделанный гибрид кресла и седла, бухты металлических струн... список был очень длинным и подробным, ведь сделать все это с нуля она не могла, но зато она могла собрать все это воедино. Значит... пришло время сдать экзамен на звание Мастера.
  
  Это будет шедевр.
  
  
***
  
  Первым делом принцесса достала костяк мутировавшего в неизвестное чудо-юдо сидхе, и принялась за его обработку. Кости были смазаны специальным составом, который поможет нанести на гладкую поверхность рунные цепочки, после чего она начнет пропитывать их зельями для укрепления. В специальное корыто Мортиша закинула кости дракона, залив их размягчающим эликсиром. Через неделю она начнет формировать из них копии конечностей мутанта, так как четырех лап ей мало.
  
  Трясет, знаете ли.
  
  Пока драконьи запчасти размягчались, принцесса выжигала на поверхности костей мутанта рунные заклинания, над которыми она корпела практически полгода. Длинные цепочки символов должны были придать костям неимоверную прочность, а так же устойчивость к различным видам воздействий, включая и магические. Долгая и кропотливая работа, требующая предельной внимательности, которая была закончена как раз за неделю.
  
  Затем пришел черед драконьих костей. Они были почти того размера, какой нужен, но не все, некоторые пришлось укорачивать, и всем понадобилось слегка изменить форму. Еще через месяц перед Мортишей лежал костяк странного существа, похожего на гибрид крупной кошки и ящера, только лап было больше, чем обычно.
  
  Принцесса разложила их по порядку, промаркировав для верности, проверила правильность "сборки" и устроила себе отдых и постирушку, а в освободившееся корыто легла шкура каменного варана, которую залили специальным составом, туда же отправилась и шкура переродившегося сидхе. Она еще пригодится, особенно после обработки "Сутью Хамелеона", дорогостоящим варевом имеющим великолепные и подходящие для ее задумки свойства.
  
  А пока пришел черед сундука. Сам сундук был уже с наложенными настоящим мастером чарами расширения пространства, приблизившись по вместимости к небольшой комнате. Стоило это удовольствие столько, что в душе Мортиши ожила давно почившая жаба, и принялась зверски душить свою дохлую хозяйку, как и понятно - полностью безуспешно. Но, зато, когда теперь принцесса смотрела на сундук, она отчетливо слышала скрип ее зубов.
  
  Осмотрев основу Слейпнира, дамм-морэ осталась невероятно довольна, особенно, когда откинула крышку и зашла внутрь пешком. Чудесно... Если вначале, когда она обдумывала концепцию ездового артефакта, принцесса рассчитывала на то, что максимум, что ей светит - это спрятать внутри палатку, то после ознакомления с учебником, купленным с помощью Беллета, ее аппетиты резко возросли. Какая палатка, о чем вы?
  
  Она - Принцесса, и ютиться под куском ткани, натянутым на палки, это не комильфо! Совсем другое - передвижной дом. Внутрь она поместит кровать, шкафы, и вообще все, что необходимо для комфортного путешествия, а значит, экономить на себе - самое последнее дело.
  
  И пока вымачиваются шкуры, пришла пора потихоньку собирать ее шедевр.
  
  ***
  Время летело незаметно, Мортиша пахала, как папа Карло, на свое собственное благо. Сундук украсился россыпью рун, складывающихся в затейливые цепочки, шкуры были вывешены на просушку, скелет полностью опутали тонкие металлические струны. Коробки, ящики и бутыли пустели, а шедевр постепенно обретал очертания.
  
  - С ума сойти, - бурчала Мортиша, прикрепляя специальными гвоздями позвоночник и ребра к крышке и бокам сундука. - Неужели я это почти сделала? Слава мне! И вообще, АВЕ! Я не Цезарь, я гораздо круче! Только, есть хочется! Когда я закончу, нажрусь. Не знаю, кто попадет мне на зуб, но нажрусь. Дайте только свалить отсюда...
  
  Прибив последнее ребро, дамм-морэ скептически осмотрела получившийся кошмар - сундук, заключенный в клетку из ребер и позвоночника, сверкавшую шляпками гвоздей.
  
  - Мрак. Бедная моя попа... была бы. Итак, первая фаза закончена. Приступаем к фазе номер два.
  
  Сундук начал приобретать сюрреалистический вид. Мортиша аккуратно собирала скелет, опутывая кости струнами. Сначала одна лапа, за ней - вторая, третья... через месяц добавилась восьмая. С хвостом пришлось повозиться, но получился он на славу - длинный, с торчащим на кончике костяным лезвием, которым принцесса особенно гордилась - пришлось помучиться, формируя его из драконьих костей.
  
  Процесс сборки был долгим и кропотливым, ошибиться было нельзя - чуть где-то ошибешься и все, результат может быть совершенно неожиданным, все настройки изменятся, и скорее всего, в худшую сторону. А это нежелательно!
  
  В животе с каждым днем бурчало все громче и отчетливее. Спасали только перекусы из амулетов, пару раз Мортиша вырвалась на охоту, наловив себе зверья, но облегчения не было. Тело требовало не этой пресной овсянки на воде, а полноценного обеда из пяти перемен. И обязательно стейк. И тортик.
  
  При мыслях о магах, бродящих тучными стадами где-то там, принцесса начинала истекать слюной, иногда ловя себя на том, что смотрит в сторону пустыни с каким-то нехорошим прищуром. Это напрягало... и чем дальше, тем больше. Наконец, скелет был собран полностью, осталось только прикрепить голову, после чего начнется первичная настройка. Надо отрегулировать все процессы, активировав рунные цепочки, после первого "включения" начнется самое главное. Она начнет формировать "псевдоличность", тот самый искусственный интеллект, благодаря которому получит разумный артефакт, а не марионетку.
  
  ***
  - Итак, тестовый запуск. Поехали!
  
  Искра магии ударила руну-активатор и Мортиша восхищенно разинула рот, матерясь на всю поляну от охватившего ее восторга, ибо зрелище того стоило.
  
  Скелет засиял потусторонним синим светом, руны вспыхнули алым, вся конструкция для зрения Мортиши выглядела перевитой множеством тонких прочных канатов, сплетающихся в причудливый абстрактный узор. Принцесса подошла ближе и принялась крайне скрупулезно изучать каждый сантиметр поверхности, выискивая неточности, ошибки или наслоения заклинаний. Процесс шел медленно, но уверенно, Мортиша потихоньку обследовала конечность за конечностью, потом перешла к туловищу, затем к голове и закончила хвостом.
  
  "Блох" найдено не было, только на второй левой задней лапе слегка перекрутились потоки, не давая возможности шевелиться пальцам. Исправить ошибку оказалось достаточно просто, Мортиша сильнее выжгла руны, четче прорисовав линии, после чего все вошло в норму. Голем поднял лапу и пошевелил пальцами, после чего сложил их в "фигу", а затем изобразил интернациональный знак "виктория".
  
  Дамм-морэ удовлетворенно покивала и принялась за проверку физического состояния и нервной системы.
  
  - Челюсти - норма. Глаза - норма. Уши - норма. Нос - норма. Голова - норма. Дальше... Шея - норма. Грудина - норма. Левый бок - норма. Правый бок - норма. Позвоночник - норма. Хвост - норма. Отлично... - Принцесса критически осмотрела стоящий на всех восьми лапах сундук и продолжила тесты.
  
  - Первая пара лап. Левая передняя - норма. Правая передняя - норма. Вторая пара. Левая - норма. Правая - тоже норма... замечательно! - Мортиша поставила галочку напротив очередного пункта и нахмурилась. Повинуясь команде, скелет поднял переднюю левую и переднюю правую из второй пары, после чего поменял лапы местами, напоминая пустынную ящерицу, охлаждающую лапы, стоя на раскаленном песке. Голова защелкала челюстями, повертелась в разные стороны, опустилась вверх и вниз.
  
  - Продолжаем. Задние лапы. Первая пара. Левая - норма, правая - норма. Вторая пара... левая - норма, правая - норма. Отличненько... Хвост. Таак...
  
  Хвост изогнулся, как у скорпиона, изобразил волну, скрутился колечками, выпрямился, похлестал по бокам. Сундук горделиво вскинул голову, пару раз переступил лапами, помялся... и принялся бить чечетку, лихо помахивая хвостом. Мортиша щелкала пальцами и притопывала ногой, отбивая ритм, одновременно отслеживая синхронность и асинхронность движений.
  
  Скелет двигался с точностью робота, исполняющего программу. Мортиша покивала и отдала команду. Сундук пошел галопом, перешел на рысь и закончил иноходью.
  
  - Великолепно, - констатировала принцесса. - Переходим к более тонкой настройке.
  
  Обложившись загодя составленными и тщательно вычерченными схемами, а также специальными артефактами-тестерами, тоже заказанными через Беллета, Мортиша тщательно проверяла каждый миллиметр конструкции, переплетение нитей заклинаний, опорные знаки и прочее.
  
  Тщательная, нудная и крайне важная часть процесса.
  
  В принципе, ничего сложного. Схема создания голема была очень подробно изложена в трудах Риэльха, он именно так создавал свой стул, просто там конструкция была немного попроще. Мортиша использовала именно ее в качестве основы для своего ездового сундука, постепенно модернизировав в более сложную модель.
  
  То ли у нее талант включился, то ли аспект хаоса заработал вместе с удачей, крепко приложив ее по мозгм, но принцесса чувствовала, что ее несет. Она банально оседлала волну и неслась на парусах вдохновения в неведомые дали, улучшая и исправляя свое творение.
  
  Постепенно вычищались неизбежные ляпы и накладки, исправлялись ошибки, переделывались связки, подновлялись и перечерчивались руны. Сундук все больше и больше приближался к тому виду, какой планировала дамм-морэ. Через месяц кропотливой настройки Мортиша провела еще одну проверку и осталась довольна результатом.
  
  Все было просто идеально.
  
  Вид у артефакта, конечно, был устрашающе-нелепый. Длинный сундук в оболочке из костей, странное зрелище. Теперь оставались две вещи: внешняя оболочка и искусственный разум, так сказать. Самое смешное, что проще всего было именно с последним, и по крайне прозаической причине.
  
  Мортиша была созданием смерти, ее магия позволяла ей управлять нежитью более низкого класса, чем она сама, а это - девяносто девять процентов всех видов. Съев тогда так неудачно для себя попавшегося ей на пути мутанта, она с легкостью могла его "анимировать", а не просто поднять тупым костяком.
  
  Но, прежде чем это делать, требовалось подкрепиться.
  
  
  
  
  
   *Мотылек "Мертвая голова" действительно "поет". Он издает достаточно громкий писк, что считается известием о чьей-то смерти.
  
  
  
  
  
  Глава 12.
  
  
  
  - Жрать хочу... Жрать хочу... Жрать хочу... Жрать хочу... Жрать хочу...
  
  Монотонное бубнение целеустремленно топающей сквозь заросли Леса Мортиши распугивало все живое в радиусе километра. С ее пути убирались даже насекомые, облетая источник опасности, передвигающийся своим ходом, по широкой дуге.
  
  Дамм-морэ это обстоятельство не смущало. Она перла вперед с целеустремленностью танка, идущего в лобовую атаку, ориентируясь на смутное ощущение скопившейся где-то там, впереди, прямо по курсу, пищи.
  
  Есть хотелось неимоверно.
  
  Даже не так. Кушать она хотела два месяца назад. Месяц назад она мечтала поесть. А сейчас просто тупо и незатейливо хотела жрать. Чавкать, хавать, поглощать пищу... Жрать.
  
  Увы, осуществить это естественное желание всех живых и некоторых не совсем живых существ было достаточно сложно. Пища мало того, что разбегалась в стороны, так еще и была достаточно скудной и не слишком питательной. Конечно, можно было бы навестить некий маленький укрепленный пункт возле Леса, но, увы, рейнджеров есть было нельзя. И не потому, что они невкусные, совсем даже наоборот, просто союзники автоматически исключались из меню.
  
  Поэтому сейчас Мортиша шла куда-то через Лес, доверившись сильно обострившимся за последнее время инстинктам, ясно говорящим, что скоро, очень скоро, она сможет устроить праздник чревоугодия.
  
  ***
  
  Гудир Маррт, по прозвищу "Сопляк", студент Академии Магических наук, тоскливо вглядывался в недобро шелестящую и шевелящую ветками зеленую стену перед собой. Нервно сглотнув, парень поправил воротник слегка дрожащей рукой, удостоившись пренебрежительного взгляда от своего персонального мучителя - преподавателя основ химерологии, к которому он сдуру пошел в ассистенты.
  
  Казавшийся веселым старичком-одуванчиком морщинистый невысокий человек, кругленький, вальяжный, ласково улыбающийся, Торд Аввакир оказался редкостной скотиной и жутким садистом, получающим дикое удовольствие от издевательств над бессловесными рабами, которыми искренне считал всех своих учеников и помощников.
  
  Невероятно талантливый маг использовал свою власть и права учителя на полную катушку, помыкая всеми попавшими к нему в цепкие лапы. Он принципиально не держал слуг, ведь им надо было платить (какой ужас и разорение!), да и орать на наемных работников как-то не очень хорошо. Еще в кашу плюнут или вообще свалят к другому, сволочи.
  
  Поэтому, ученики делали всю домашнюю работу, включая уборку, готовку и стирку, помогали магу в проведении опытов, служили писарями и секретарями, а иногда и подопытным материалом. Хотя, и учил он своих рабов на совесть. Все, прошедшие через личное ученичество становились настоящими мастерами в области химерологии, и люто ненавидели своего наставника, признавая его несомненные таланты.
  
  Вот и сегодня несчастный Гудир готовился испытать новый вид Кровавой ищейки - химеры, способной найти свою цель по одной маленькой капле крови. Долгая и кропотливая работа бессонными ночами и загруженными до невозможности днями, поиск подходящего для переделки трупа, высчитывание самой оптимальной формы, нудное преображение и трансформация материала, упорное вбивание в скудные мозги твари хоть каких-то поведенческих императивов.
  
  И вот он, день его триумфа... или жесточайшего поражения.
  
  Гудир вздохнул, нервно одернул завернувшийся манжет, сжал кулаки и пискнул команду.
  
  - Встать!
  
  Аввакир отчетливо хрюкнул, глядя на это поистине жалкое зрелище. Хлипкий ассистент, смесок эльфа лесного и человека, совершенно не тянул на специалиста в области химерологии. Даже внешний вид это подтверждал, не говоря уж о характере. Мелкий, тощий, худосочный, настоящий сопляк, как метко обозвал его маг, с золотыми кудряшками на голове, слезливыми голубыми глазками и острыми ушами, стригущими воздух в моменты волнения, то есть, практически постоянно, как у породистого рысака.
  
  Жалкое зрелище... как говорится, обнять и плакать.
  
  И характер... ноющее, сопливое, трусливое, тварь дрожащая, не имеющая никаких прав. Торд в очередной раз задался вопросом, с чего вдруг этот несчастный решил, что станет химерологом? Он ведь даже команду отдать не может как следует! Пищит что-то, а здесь нужна воля! Голос! Наглость и самоуверенность! Все то, чего у него отродясь не было. Вон, даже химера это подтверждает, ух как удивленно и скептически пялится на своего Создателя...
  
  Химера, выглядящая как здоровенная собака странных пропорций, худая, с торчащими ребрами, костистой головой и целым частоколом острых мелких зубов, торчащих во все стороны, недоуменно села на задницу, поджав короткий, с ладонь, хвостик, с пушистой кисточкой на конце - источник непрекращающегося веселья и потока насмешек со стороны Торда.
  
  Наклонив голову, тупое создание что-то проскулило, царапнув землю лапой. Гудир отчаянно обернулся, ломая руки и пытаясь добиться от наставника хоть какой-то помощи. Бесполезно. Маг только скалился, с хрустом уничтожая печенье в небольшой коробочке и запивая его отличным легким вином.
  
  Маррт откашлялся, встал в патетическую позу, решив придать себе солидности и уверенности хоть таким способом, и вновь отдал команду.
  
  - Встать!
  
  Химера неторопливо оторвала зад от земли, обреченно глядя на горе-хозяина. Хвостик пару раз вильнул, вызвав новый водопад насмешек Аввакира. Гудир понуро развел уши в стороны, но вновь попытался приободриться, после чего откупорил маленький пузырек, в котором лежал клочок ткани с крошечным кровавым пятнышком. Дав обнюхать и лизнуть ткань гончей, Маррт сконцентрировался и отдал приказ.
  
  - Ищи!
  
  Химера тяжко вздохнула и неторопливо потрусила в лес.
  
  ***
  
  Джирро мчался через чащу, запаленно хрипя горящими огнем легкими, словно загнанный скакун. Ноги болели неимоверно, в боку кололо, но эльф не обращал на это никакого внимания. Если он успеет пробежать сквозь лес, который в этом месте был достаточно узок по слухам, если его не сожрут твари, если он не упадет от потери сил, если его не поймают ловчие деревья, если Гончая не сумеет взять его след...
  
  Если все эти "если" сойдутся и планеты выстроятся в нужном порядке, то он обретет свободу.
  
  Попавший в плен при очередной стычке на границе, обыкновенный лучник, не блещущий особыми талантами и не могущий похвастаться богатством, связями или, хотя бы, хорошим происхождением, Джирро был законопачен в места не столь отдаленные, оказавшиеся "хранилищами Академии Магических наук для различного рода ингредиентов, для учебы надобных".
  
  Каково, а?
  
  Был эльф, стал ингредиент. Для учебы надобный.
  
  И если бы только ингредиент... пленников использовали на полную: бесплатная рабсила, пашущая за миску скудной жратвы, это же мечта любого рабовладельца! А если еще эта самая сила достается даром... Кроме того, администрацию Академии не волновал естественный падеж поголовья крупного нерогатого скота, ведь трупы с удовольствием оприходуют некроманты, так что они были в выигрыше в любом случае.
  
  Джирро провел в этом кошмаре полгода, за которые оброс, отощал, приобрел кучу фобий и дикое желание сдохнуть на свободе. О жизни на свободе он уже не мечтал... поэтому, когда день назад в их казематы вошел упитанный дедуля в роскошной хламиде химеролога, сверкая кольцом Мастера на пальце, эльф предпринял попытку притвориться дохлым, но это не помогло. Его вытащили, нацепили управляющий ошейник, погрузили на лошадь и с ветерком домчали до лесного массива, простирающегося в обе стороны, насколько видел глаз.
  
  После чего сняли ошейник и дали пинка под зад с напутствием быстрее шевелить ногами. Стражи Академии со смехом определялись со ставками, насколько быстро он протянет ноги и есть ли у него шанс пересечь Лес живьем, а не в желудке крупного хищника, ведь тогда по милости Повелителя он обретет свободу.
  
  Джирро слушал их перепалку, отходя от отупения, вызванного пленом, после чего неуверенно поковылял на подгибающихся ногах в чащу. Постепенно его шаги становились все легче и быстрее, он уже не полз, а скользил среди огромных, просто неохватных стволов зеленых великанов, заросших странными лианами.
  
  А потом он побежал.
  
  ***
  Мортиша замерла, прислушиваясь. Раскинутая на километры ментальная сеть затрепетала, сигнализируя о прохождении сквозь нее разумной двуногой пищи. Дамм-морэ задумчиво пошевелила ушами, анализируя состояние своей будущей жертвы. Разумный. Достаточно сильный физически. Магических способностей мало... движется наперерез...
  
  Ветки даже не всколыхнулись, когда Мортиша понеслась ловить свой первый за долгое время перекус.
  
  ***
  
  Джирро сипел, развалясь на толстой ветке, на которую с трудом влез по гладкому, словно намазанному маслом стволу. Великие боги, хорошо-то как! Отдохнуть, немного, но все-же, иначе он попросту не добежит. Слишком измучено его тело, так что краткая остановка необходима. Вокруг гомонили джунгли... шелестели на легком ветерке листья, перекликивались птицы, жужжали насекомые... Теплые лучи Мирэль с трудом проникали между плотно переплетенными кронами деревьев, но и этой малости хватало, чтобы улыбаться и радоваться жизни.
  
  Джирро вздохнул, мысленно собираясь с силами, готовясь слезть и продолжить свой забег. Конечно, у него есть фора в полдня, иначе магам-испытателям будет неинтересно, но... неожиданно мужчина нахмурился и зашарил глазами по видимому пространству, не понимая, что же его насторожило.
  
  Лес все так же жил своей жизнью... Звуки. Вот оно. Эльф сел, настороженно приникая к стволу. Нет звуков... раздающихся вблизи. Словно он неожиданно оказался в слепом пятне... Ни насекомых, ни птиц...
  
  Какой-то хищник?
  
  Неожиданно на периферии что-то мелькнуло, Джирро дернулся, едва не упав, с неудовольствием и холодком в груди отмечая, что нервы совершенно пошли вразнос. Он осторожно обхватил руками толстый ствол, готовясь слезть... и заорал от ужаса, когда кто-то схватил его за кисти, намертво фиксируя их в каменном захвате. Тихий голос еле слышно прошептал, с какими-то жуткими нотками:
  
  - Здравствуй... мой милый пирожок... с капустой!
  
  Джирро замер, чувствуя, что по спине начинают маршировать стройные колонны здоровенных мурашек, а особо крупные экземпляры сбились в кучу, изобразили гномий хирд и сплоченным отрядом совершают тактическое отступление, при этом остатки некогда роскошной шевелюры решили мигрировать с дурной головы эльфа, попавшегося неизвестному чудищу, в более дружелюбные края.
  
  Неопознанное чудовище крепко держало затрясшегося крупной дрожью парня за руки, пресекая любые попытки вырваться с неимоверной легкостью. Эльф тоненько заскулил, беспомощно дергая руками. Бесполезно.
  
  - И чего дергаешься? - прошипел некто, сжимая хватку.
  
  - Жить очень хочется... - пролепетал Джирро, мысленно готовясь к смерти. Неизвестный хихикнул.
  
  - М-дя? А вот мне есть хочется. Очень...
  
  - Может, не надо? - робко прошептал эльф, умоляюще сверля глазами ствол дерева, в который впечатался лицом. Неизвестный сухо рассмеялся, от чего мурашки не просто побежали, а помчались куда подальше с дикой скоростью.
  
  - Надо, милый, надо. Я очень хочу кушать... меня сейчас даже такой огрызок как ты, обрадует...
  
  Мортиша улыбнулась во все сорок четыре клыка и выглянула из-за ствола. Эльф замер, в ужасе смотря на воплощение смерти, пришедшее лично по его душу. Черная кожа, лысая голова с торчащими ушами, частокол кошмарных клыков, погребальная ашутта и богатейшие украшения. Оценив свисающие из сухих мочек длинные серьги, Джирро сглотнул и, неожиданно даже для самого себя, выдал:
  
  - Зачем вам есть такого, как я, высокородная госпожа? Я и так еле на ногах держусь. Совсем квелый. Вы меня съедите - и не почувствуете! А ведь рядом есть сразу два мага. Сочных, сильных... вкусных. Один, правда, так, подмастерье, но зато второй - настоящий Мастер!
  
  - Да ну? - развеселилась принцесса, оценивающе смотря на пытающийся не попасть в желудок перекус. - Маги, говоришь?
  
  Эльф закивал так, что казалось, голова сейчас оторвется и улетит, умоляюще смотря на кошмарную нежить влажными глазами загнанной лани.
  
  - Маги, высокородная госпожа! Целых две штуки! Они сейчас Кровавую гончую испытывают.
  
  - Маги... - Мортиша мечтательно облизнулась, от чего пленник затрясся еще сильнее. - Маги это хорошо... Хммм...
  
  Мортиша оценивающе взглянула на доходягу, попавшегося ей в лапы. Тощий, замызганный, пахнущий отнюдь не розами, весь какой-то замученный. Уши торчат из обкромсанной кое-как гривы рыжих волос, голубые глаза слезятся, веки опухшие, шелушащиеся, губы в трещинах, словно у умирающего в пустыне. В чем только жизнь держится... да и магия еле-еле ощущается, словно ее долго и успешно выкачивали, как нефть из свежепробуренной скважины.
  
  Он что, в тюряге сидел?
  
  Съесть такого - все равно, что печеньку. Ничего не почувствуешь, только аппетит раззадоришь. Это она всегда успеет... с другой стороны... раз уж она решила делать ноги из этого захолустья, ей понадобится слуга. Желательно, конечно, несколько, но и один - тоже неплохо. Все-таки, она о том мире, что за пределами Леса, практически ничего не знает, ей нужен проводник, тот, кто возьмет на себя общение с окружающими, ведь это подозрительно - знатная дама, и без слуг. Так не бывает. Значит...
  
  - Повезло тебе, пирожок. Мне нужен слуга. Что скажешь? Готовить-убирать-прочее - практически не нужно. Ты будешь создавать антураж... Я тебе даже платить буду, с надбавкой за вредность. И не буду есть. Что скажешь? - Мортиша мило улыбнулась, от чего несчастный эльф едва не упал в обморок. С трудом сглотнув, он сумел просипеть:
  
  - С превеликим удовольствием согласен, высокородная госпожа!
  
  - Замечательно! - довольно прошипела принцесса, после чего подалась вперед. - А теперь показывай, в какой стороне бегает мой обед?
  
  ***
   - Вот это меню! - восхищенно прошептала Мортиша, окидывая алчным взором радующую желудок картину. Неподалеку от границы леса, буквально в десятке метров от нее, находились неимоверные вкусности. Сидящий на здоровенном, мягком и удобном даже на вид кресле невысокий, пухленький мужчина лет шестидесяти на вид, весь такой веселый и добродушный на первый взгляд, с торчащими вокруг шикарной лысины короткими седыми волосками, словно наполовину облетевший одуванчик, круглыми щеками и таким же брюшком, одетый в какую-то роскошную хламиду, расшитую по подолу золотыми узорами. Это явно маг.
  
   Перед дедком стоял столик с вином, закуской, а вернее - очень плотным обедом, судя по количеству блюд, ноги он с удобством расположил на пуфике, демонстрируя острые, загнутые вверх носки расшитых золотом мягких туфель. Мужчина отдавал должное обеду, одновременно словесно издеваясь над стоящим в паре метров от него парнем чрезвычайно унылого вида, одетого в очень бюджетный вариант хламиды, фасон которой демонстрировал маг.
  
   Несчастное создание, судя по всему, подмастерье, заламывало руки и пыталось командовать чем-то вроде здоровенной собаки весьма странного вида. Тощая, лысая, шкура серого цвета висит неопрятными складками на выступающих ребрах, длинная узкая пасть потрясала диким количеством торчащих во все стороны мелких острых зубов, натыканных как попало, глаза создания смотрели куда угодно, но только не прямо, костлявые лапы гордо демонстрировали длинные загнутые когти, как у тигра. Довершал чудную картинку короткий хвостик с длинной пушистой кисточкой на конце, увидев которую принцесса едва не заржала на весь Лес - так несуразно это смотрелось.
  
   Чахоточное подмастерье, создавшее этот шедевр химеростроения, соответствовало своему творению: худой до костлявости, сутулящийся, нервно дергающий пальцами полукровка, о чем прекрасно свидетельствовали немного большие, чем у человека уши с острыми концами, сейчас торчащие практически параллельно плечам.
  
   Под взглядом заинтересованно наблюдающей этот цирк Мортиши, замученный парень что-то тихо пискнул, от чего маг, попивающий вино, судя по аромату, доносящемуся с ветром, в очередной раз прыснул и утер слезы, выступившие на глазах от смеха, после чего повелительно (так ему, наверное, казалось) махнув рукой в сторону зеленого массива.
  
   Гончая почти по-человечески вздохнула и очень не торопясь затрусила в сторону принцессы, которая тут же подпрыгнула, повисая на ветке. У мечтательно сглатывающей Мортиши забурчало в желудке.
  
   ***
   Химера проскользнула между могучими стволами и порослью подлеска, медленно продвигаясь по следу беглеца. Она прошла не больше пары десятков метров, как кто-то цапнул ее за хвостик, рявкнув:
  
   - Бу!
  
   Тупое создание недоуменно повернуло голову, пытаясь понять, кому это хватило наглости на такой поступок, силясь разглядеть агрессора безнадежно косыми глазами. Химера и Мортиша смотрели друг на друга две неимоверно долгие секунды, после чего принцесса растянула губы в довольной улыбке, облизнувшись, а гончая - распахнула глаза.
  
  Лес огласил дикий, почти человеческий визг, химера рванулась, оставляя в руке дамм-морэ хвост с кисточкой, после чего Мортиша с изумлением увидела, как эта... собака... карабкается на дерево, вереща дурным голосом от ужаса. Складки кожи на холке и голове химеры встали дыбом, когти впивались в гладкую древесину, она карабкалась вверх, не переставая орать.
  
  - Опппаньки... - хмыкнула принцесса, наблюдая, как химера лезет все дальше и дальше, переползая на становящиеся все более тонкими веточки. Естественно, все это не могло не закончиться плохо. Для химеры. Тупое животное, обделенное мозгами, повинующееся так внезапно и не вовремя проснувшемуся инстинкту самосохранения, добралось до верхушки и закономерно повисло на ней. Пути вперед не было. Пути назад тоже не было. А было только небо над головой, ненадежная опора под лапами, и ужас, поджидавший ее внизу.
  
  Невзирая на всю свою ущербность, каким-то спинно-мозговым чувством химера прекрасно понимала, что спасения нет, но все равно упорно пыталась его найти. Ветка затрещала, раздираемая мощными когтями, вниз полетели мелкие кусочки коры, листья... затем верхушка веточки... и, наконец, под аккомпанемент громкого воя и треска ломающихся сучков, само животное.
  
  - Если б мишки были пчелами... - задумчиво продекламировала Мортиша, глядя на стремительно падающую вниз на бренную землю уродливую собаку, пересчитывающую своим телом все попадающиеся на пути ветки и сучья. Сопровождалось все это треском ломающихся веточек, воем химеры и тяжелыми ударами тела об препятствия.
  
  Принцесса сделала ровно один шаг назад и прямо перед ней с шумом свалилась превратившаяся в огромную отбивную неудавшаяся гончая, хекнувшая в момент соприкосновения с землей. Она успела только посмотреть одним глазом на вызвавший такой ужас темный силуэт, как Мортиша шагнула вперед, впиваясь когтями в морду животного. Гончая взвизгнула и застыла, трясясь и медленно усыхая на глазах.
  
  Дамм-морэ удовлетворенно облизнулась.
  
  - Кровяная колбаса... с чесночком! Самое оно для поднятия аппетита...
  
  Отбросив расползающуюся на глазах серую шкуру с загремевшими внутри костями - все, что осталось от долгих и мучительных попыток некоего полуэльфа создать шедевр на поприще химерологии, принцесса отряхнула ладони и задумчиво прищурилась. Сейчас ей предстоял сложный выбор. Кого съесть первым и, самое главное, насколько растянуть это удовольствие?
  
  Чахоточный ученик тянул только на фруктовый салат. Легкое, вкусное, но совершенно не питательное блюдо... хотя, может в нем повышенная концентрация витаминов? А вот его наставник... Мммм!!! Мортиша мечтательно засопела, вспомнив запах, донесшийся до нее со стороны мага. Милый пухлый толстячок тянул на целый обед, причем, сплошняком состоящий из деликатесов. Тут тебе и утка по-пекински, а это и суп, и зажаренная до хруста корочка, и мясо со специями, и целая батарея плошек с соусами... она прямо-таки видела их, стоящие перед ней стройным рядком. А еще была утиная печень с инжиром и грудка с апельсиновым соусом...
  
  Утерев воображаемые слюни, принцесса алчно уставилась туда, откуда тянуло аппетитными запахами.
  
  - Иди ко мне, пухлик! - страстно прошептала Мортиша, осторожно выглядывая из-за ствола дерева, разведывая обстановку.
  
  ****
  
  Аввакир Торд наслаждался. Сегодняшний день, по мнению мага, удался на все "сто". Да даже больше! Все началось еще с вечера. Маг отлично выспался, согреваемый не только мягким пуховым одеялом, но и горячим телом новой наложницы. Очаровательная Мимми очень старалась произвести на мужчину хорошее впечатление, так что, скучать ему вечером не пришлось.
  
  Утомленный постельными игрищами Торд спал, как убитый, а проснувшись, обнаружил, что его готовы ублажать и дальше, что он милостиво и позволил. Так что, утро определенно было прекрасным. Первая половина дня также не подкачала. Аввакир отлично покушал, после чего довольно быстро сговорился с ректором Академии о выделении ему подопытного для испытаний, одной штуки.
  
  Виргус подмахнул распоряжение, стражники доставили подопытного (одну штуку) к Лесу, а также сопроводили как самого мага, так и горе-испытателя с его... ммм... как бы это сказать покультурнее... изделием. Вот. И теперь Аввакир опять-таки наслаждался, но уже унижением своего ученика, которое просто великолепно пошло под изысканный обед.
  
  Настроение у мага было самое, что ни есть, благодушное (в его понимании), Мирэль грело, ветерок приятно обвевал, скулеж и нытье ученика создавали уютный звуковой фон. Может поспать пару часиков? Торд даже обдумал данную мысль, но пришел к выводу, что это - лишнее. Вдруг он пропустит что-то? Нехорошо получится...
  
  Маг поймал тоскливый взгляд Гудира, устремленный на накрытый стол и ласково улыбнулся, салютуя бокалом с вином.
  
  ***
  
  Выбор был сделан, осталось его только воплотить в жизнь. Мортиша замерла, собирая свою ауру в плотный кокон, не дающий учуять ее присутствие раньше времени. Нежить застыла, напружинившись перед рывком. Принцесса не обольщалась, маг, конечно, будет шикарным трофеем, но следовало быть осторожной. Все-таки, она еще очень маленькая, не успевшая "вырасти" и "заматереть", так что... действовать надо быстро.
  
  Она пригнулась и выскочила из кустов.
  
  Гудир только моргнул, когда его обдало порывом ветра. Полуэльф пряднул ушами, отворачиваясь от деревьев и застыл с отвисшей челюстью. Учителя не было. Совсем. Гудир протер глаза и недоуменно повертел головой в поисках пропажи. Странно... вот только же тут сидел! Вино пил...
  
  Подозрительно уставившись на стол, парень отметил, что бокал, из которого пил маг, присутствует. А вот сам маг - нет.
  
  Воровито оглянувшись, ученик на цыпочках подошел к столу и понюхал вино, руки сами отщипнули крылышко голубя в соусе. Отскочив, парень прожевал торопливо запихнутый в рот трофей, принимая невинный вид, одновременно окидывая настороженным взглядом окрестности. Чудесно. Учитель все еще не появился... может, в кустики пошел?
  
  Решив воспользоваться моментом, Гудир сделал шаг к столику и застыл, когда из Леса раздался тонкий, отчаянный визг, резко оборвавшийся. Похолодев, полуэльф заторможено обернулся в сторону источника звука и замер при виде тощей фигуры в потертом погребальном наряде.
  
  ***
  
  Мортиша сыто икнула, раз, другой, потирая живот рукой. Маг оказался именно настолько хорош, насколько она унюхала. Схватить его не составило проблемы. Разогнавшись до невероятной скорости, принцесса выскочила из кустов, схватила не успевшего ничего понять мага и бросилась обратно, прямо за спиной что-то уныло обдумывающего полуэльфа.
  
  Все-таки, хорошо быть дамм-морэ! Тут тебе и скорость, и сила, и другие плюшки... Ну а то, что ты немножечко неживая, это можно пережить.
  
  Маг умер в тот миг, когда она ступила под защиту деревьев. Взбесившаяся от навалившегося голода Мортиша не церемонясь вонзила в пухлого дедулю когти, раздирая ему горло и тут же высасывая из него жизнь. Поток хлынувшей в нее энергии показался принцессе не просто манной небесной, а настоящей амброзией, пищей богов!
  
  Она рухнула на колени, слепо уставившись куда-то в небо, сжимая в руках усыхающее и распадающееся песком тело. Энергия стремительно наполняла ее организм, напитывая клетки, вливаясь в ее магическое ядро, заставляя разгораться источник еще сильнее. Рухнув на подстилку из перепрелой листвы, Мортиша моргала, безумно улыбаясь и понимая, что хочет еще.
  
  Так кто не дает?
  
  Встав, принцесса, покачиваясь, подошла к просвету между кустами, оглядывая мечущийся перед ней десерт.
  
  ***
  Когда из кустов неторопливо вышла страшная, тощая фигура в богатом, невзирая на обтрепанность, погребальном наряде, Гудир смог только заскулить от ужаса, пятясь назад и рефлекторно отмахиваясь руками, словно от мухи. В мозгу промелькнула мысль, что теперь ясно, куда запропастился учитель. Скорее всего, уже переваривается в желудке нежити, забредшей к ним на огонек.
  
  - Чур, меня! Чур! - пролепетал полуэльф, дергая ушами, как припадочный. Нежить с ясно ощутимым скепсисом посмотрела на эти жалкие потуги, хихикнула, почесала живот, и неторопливой походкой направилась прямо к нему.
  
  Гудир попятился, едва не снеся по дороге стол, но сумел устоять. Бешено заозиравшись, полуэльф едва не взвыл - с одной стороны Лес, с другой - степь. Укрыться негде, и приедут за ними только вечером - очередное проявление скупости скорее всего уже покойного Торда.
  
  Нежить вытянула тощую конечность и поманила парня когтистым пальчиком, украшенным здоровенным перстнем.
  
  - Иди сссюда, десссерт!
  
  Гудир взвизгнул и бросился наутек, правда, попытка удрать успехом не увенчалась - не успел он пробежать с десяток шагов, как его схватили за глотку и мир померк навсегда. Мортиша отбросила высохший труп, недовольно фыркнув: мало того, что не слишком питательно, так еще и побегать пришлось! На полный желудок, между прочим! А ведь все врачи в один голос твердят, что это вредно! Хорошо хоть вкусно было - легкий салат из цитрусовых... Приятно пахнет и освежает.
  
  Вздохнув, принцесса огляделась, пожала плечами и пошла в Лес. Пора было снимать с дерева ее слугу, дорабатывать Слейпнира и убираться отсюда. Как подальше.
  
  ***
  
  Житье рядом с Высшей нежитью оказалось не настолько кошмарным, как представлялось на первый взгляд. Уж во всяком случае, гораздо лучше, чем в застенках Академии. Нежить, оказавшаяся самой настоящей признанной принцессой сидхе, причем из правящего рода, предоставила Джирро место для сна в очень комфортабельном склепе, у него была возможность в любое время выйти и погулять, можно было вымыться, причем, горячей водой, с мылом, мочалкой и бальзамами. Ему даже дали одежду! Практически новую и очень богатую... о том, как она оказалась здесь, посреди Леса, эльф даже думать не хотел.
  
  Конечно, пришлось охотиться, так что? Дело насквозь привычное, так же, как и готовка. В первое время было страшно, не без этого, однако его нанимательница оказалась поадекватнее многих живых, жрать его не кидалась, и даже надкусывать не спешила. У Мортиши было великолепное чувство юмора, правда, очень специфичное, да и внешний вид соответствовал, но это уже просто мелочи жизни.
  
  ***
  Время снова понеслось с бешеной скоростью. Сытая и довольная Мортиша бешеными темпами доводила до ума Слейпнира, носясь от склепа к форту и наоборот, командовала так неожиданно заведшимся слугой и готовилась к переезду.
  
  Создание псевдоличности прошло на "ура". Риэльх прекрасно расписал основные постулаты и критерии, а так же последовательность действий, Мортиша, подумав, добавила немного от себя и вуаля! Вот он, стоит перед ней, заискивающе переступая лапами, ожидая команду, сделанный на основе матрицы личности незабвенного Мериуса.
  
  Мортиша потрепала Слейпнира по голове, от чего сундук в восторге запрыгал, помахивая хвостом.
  
  - Эх... и что ж ты при жизни таким послушным не был? А? Что скажешь, красавчик?
  
  Слейпнир промолчал, продолжая вилять хвостом. Псевдоличность соответствовала уровню развития ребенка лет шести - десяти, то есть, все понимал, все выполнял, и мог даже иногда проявлять инициативу. Мортиша тщательно выпотрошила личность дознавателя, скопированную на специальный кристалл-носитель, оставив только самое нужное и вбив туда безусловное подчинение ей, как хозяйке. Ей еще восстания роботов не хватало, для полного счастья.
  
  Вздохнув, принцесса вновь погладила по голове Слейпнира, размышляя о том, что осталось доделать сущие мелочи: обтянуть скелет кожей, сделать нормально открывающийся вход в сундук, навести лоск... Все это требовало энергии. И где ее взять? У нее есть пара накопителей, залитых маной под завязку, но это на самый крайний случай, не хотелось тратить НЗ просто так.
  
  Джирро удрал на охоту, когда вернется - непонятно, бедняге требовался моральный отдых после всего пережитого, так что, посоветоваться было не с кем. Неожиданно внимание Мортиши привлекло ощущение приближающихся к склепу живых - двое разумных бодро неслись прямо в ее сторону. Дамм-морэ изумленно уставилась в пространство, пытаясь понять - не мерещится ли ей... как оказалось - нет.
  
  - Слипппи... по-моему, тебе повезло. Батарейки сами сюда бегут, - недоуменно констатировала Мортиша. - Так, место. И замри.
  
  Скелет подпрыгнул, и бодро потрусил в склеп - прятаться. Мортиша закрыла дверь, постояла, сосредотачиваясь и готовясь к визиту, после чего полезла на дерево. Ждать.
  
  ***
  
  Сказать, что Мортиша просто обалдела от наглости залетных урр-укхаев - значит, ничего не сказать. Потрепанные зеленокожие совсем страх божий потеряли: выпершись на полянку, они тут же принялись чуть ли не обнюхивать ее, а затем... затем полезли вскрывать дверь.
  
  От вида молодого наглеца, вскрывающего ЕЁ склеп, у принцессы потемнело в глазах. Если до этого у нее мелькали мысли о том, чтобы просто съесть наглецов, то теперь ее вердикт был однозначен - пора завершить работу, напитав Слейпнира маной.
  
  Сидя на дереве, она еле сдерживалась, выбирая наиболее удобный момент... вот взломщик распахнул дверь, зачарованно уставившись в коридор, его напарник сделал пару шагов вперед... Мортиша слетела с ветки, и одним ударом отбросила обернувшегося молодого зеленокожего, втоптав его спутника в землю.
  
  - И куда это вы лезете, гости незваные?
  
  ****
  Урр-укхаям не повезло, а вот Мортише - очень даже наоборот. Перебив им позвоночники, чтобы не дрыгались, дамм-море свистнула Слейпниру и артефакт бодрой рысью вылетел из склепа, пританцовывая и перебирая всеми восемью лапами. Потрепав своего будущего верного скакуна по костлявой голове, Мортиша подготовила рунный круг, расставила специальные артефакты и приволокла шкуры, давно ждущие своего часа.
  
  Скулящие и бессильно ругающиеся полутрупы смотрели на все происходящее тоскливыми глазами, сообразив, что ничего хорошего их не ждет. Разумная нежить, так некстати вернувшаяся домой развила просто бешеную активность, совершенно им непонятную, но от этого не менее жуткую.
  
  Она бодро натягивала на стоящий смирно в магическом круге чудовищный скелет с почему-то засунутым внутрь длинным сундуком мокрые шкуры, отдавая команды поднимать лапы, вытягивать хвост, наклонять голову и прочее, что он и делал.
  
  Работа шла медленно, но верно, Мортиша тщательно расправляла каждую складочку, добиваясь идеальной посадки шкур на костяк, закрепляя их специальными гвоздями. К утру полуживые от ужаса и боли пленники узрели стоящего перед бодрой нежитью монстра, от одного вида которого хотелось тихо помереть и не отсвечивать.
  
  Мортиша удовлетворенно осмотрела свою работу, мысленно поставила себе зачет, и повернулась к несчастным воришкам, хищно растягивая в жуткой ухмылке тонкие губы.
  
  - Что, заждались, болезные? - хихикнуло кошмарное создание, вытирая когтистые руки небольшим чистым полотенцем веселого розового цвета. - Ничего! Сейчас все будет!
  
  Парализованные пленники заорали, но их истерика Мортишу совершенно не волновала. Она уложила обоих в круг, после чего просто и незатейливо вырвала каждому кадык. Кровь потекла на землю, руны засияли... начался процесс перекачки энергии. Принцесса устало почесала левое ухо и задумчиво уставилась на каменное "кресло", после чего пожала плечами. Почему бы и нет?
  
  Процесс перекачки прост и надежен, можно отдохнуть.
  
  Вернувшийся с охоты Джирро, волочащий в корзине за спиной разделанную добычу вздрогнул, и едва не пустился наутек, увидев на обычно пустой поляне стоящего в рунном круге Слейпнира и тихо хрипящих урр-укхаев. Нервно покосившись на замершую в каменной мебели принцессу он поставил корзину на землю, на цыпочках прошел в склеп за посудой, после чего тихонько отошел к краю поляны, где стоял очаг, и принялся готовить завтрак. Умоляющие взгляды практически мертвецов его не впечатлили. Судя по всему, на нежить нарвались профессиональные контрабандисты и воры, а таких ему жалко не было.
  
  Джирро пожарил себе пару кусков мяса, накрошил салат из трав, собранных по пути, после чего подумал и добавил в него пару плодов тамарила. Вот теперь - самое оно. Усевшись на пенёк эльф разложил миски с едой на сделанном собственными руками столике и принялся насыщаться, задумчиво разглядывая замершего статуей Слейпнира.
  
  Судя по всему, принцесса закончила-таки создание голема. Значит... скоро они отправятся в путь. Следовательно, пора начать приготовления: собирать вещи, сделать запасы... это дело небыстрое и крайне ответственное.
  
  Рунный круг вспыхнул и погас, оставив от послуживших батарейками ворюг только пепел. Стоящий Слейпнир засветился синим светом, после чего все швы медленно принялись срастаться, гвозди растворились в костях, шкура натянулась, словно на живом животном.
  
  Круг вспыхнул еще раз и угас окончательно. Слейпнир переступил ногами и взревел, задрав голову к небу и полыхая желтыми глазами, хвост захлестал по бокам. Мортиша спрыгнула с камня, обошла свое творение по кругу и одним махом взлетела ему на спину.
  
  - Рысью!
  
  Сундук резво обежал поляну и остановился, довольно скалясь. Мортиша слезла и встала сбоку скелета.
  
  - Умница, Слиппи! А теперь... Сезам, откройся!
  
   Скелет опустился на колени, спина скакуна раскрылась как сундук, которым он и являлся. Опустилась маленькая лесенка с удобными, широкими ступенями, Мортиша неторопливо взошла по ступенькам и шагнула внутрь, на такую же лесенку. Спустившись, принцесса восхищенно огляделась. Все-таки, магия пространства, это вещь! Она стояла в прямоугольной комнате, примерно три метра на четыре, сейчас совершенно пустой. Гладкий деревянный пол, такие же стены. Магический щит создавал иллюзию потолка, одновременно защищая содержимое комнаты от попадания внутрь чего не надо. Сюда не зальет дождь, не попадет пыль, да и никто лишний не проберется. И ничего опасного не подкинут, само собой.
  
  Изумительная работа настоящего мастера.
  
  - Лепота... - умильно выдохнула Мортиша, складывая на груди руки. Теперь можно приступить к заполнению комнаты мебелью и всем необходимым.
  
  Выбравшись из сундука, принцесса отдала команду и крышка захлопнулась, придавая Слейпниру вид пусть и монструозного, но скакуна.
  
  - Джирро! - голос дамм-море разнесся над поляной. Подбежавший эльф вытянулся, поедая начальство преданным взглядом. - Мы начинаем паковаться!
  
  ***
  Послеобеденный отдых рейнджеров был нарушен самым наглым образом. Взревела сигнализация, свидетельствующая, что к форту стремительно приближается нежить. Развалившийся в кресле Беллет, решивший покемарить после принятия пищи, переждав дневную жару в прохладе внутренних помещений, с грохотом рухнул вместе с мебелью, неудачно дернувшись спросонья.
  
  - Командииииир!!!
  
  Корган влетел в комнату галопом, чудом не вписавшись в косяк и уцепившись за ручку двери в последний момент. Сидхе был бледен и нервно смотрел на своего начальника, с проклятиями поднимающегося с пола.
  
  - Командир... - растерянно прошептал рейнджер, тыкая рукой куда-то туда... где пребывал источник опасности. - Вы должны это видеть.
  
  Вылетевшие на крышу воины, судорожно натягивающие шлемы и нервно щупающие амулеты потеряли дар речи, смотря на приближающееся к ним нечто. Нечто имело вид жуткого восьминогого скакуна, похожего на гибрид кошки и дракона, только без крыльев... и несло на спине удобное седло, в котором гордо восседала прекрасно знакомая всем присутствующим принцесса, изящно держащая кончиками пальцев левой руки тонкие, практически символические поводья.
  
  Кошмарная зверюга проскакала перед воротами, эффектно развернулась, явно красуясь перед выпучившими глаза зрителями, после чего остановилась и грациозно опустилась на колени. Принцесса вальяжно слезла со своего непонятно откуда взявшегося рысака, поправила рукав своей любимой ашутты и неторопливо направилась к воротам.
  
  Рейнджеры тут же слетели с крыши, спеша поприветствовать дамм-море. Не успела Мортиша дойти до ворот, как они распахнулись и вышедший Беллет учтиво поклонился покровительнице.
  
  - Приветствую вас, высокородная госпожа! - сидхе встал на колени, склоняя голову. Мортиша милостиво положила ладонь ему на затылок.
  
  - Приветствую и я тебя, славный страж... Новость есть у меня... - дамм-море хихикнула и направилась по хорошо знакомому ей маршруту.
  
  - Итак, - Мортиша с удобством расположилась в кресле, закинув ногу на ногу, - наше сотрудничество подходит к концу. Пора наконец, покинуть это прекрасное место и перебраться в другое... не менее прекрасное. Я жажду путешествовать, поэтому, через неделю я уеду.
  
  Мортиша помолчала, покачивая ногой, рейнджеры переглянулись, не зная, как на это реагировать.
  
  - Все эти годы вы прекрасно исполняли долг верных вассалов, так что, я решила сделать вам перед отъездом подарок. А именно... я оставляю в ваше распоряжение мой дом.
  
  У Беллета отвисла челюсть. Из семейных хроник он прекрасно помнил, как трепетно дамм-море относятся к своей собственности, неважно, движимой или недвижимой. Для них понятие "мое" не было абстракцией, поэтому поступок принцессы просто выбил его из колеи.
  
  - Гггоспожа! - от волнения сидхе даже стал заикаться. - Это слишком щедрый дар! Мы не можем принять...
  
  - Можете, - отрезала Мортиша. - И примете. Через неделю. Я как раз закончу сборы и настрою на вас защиту. Это - убежище. В жизни случается всякое, так что, лучше чтобы оно было, чем чтобы его не было.
  
  Сидхе молча склонились в поклонах.
  
  - Ну а до этого момента, я хотела бы, чтобы вы выполнили еще один заказ... - принцесса мило оскалилась, подавая Беллету длинный список необходимого, и рассыпая по столу лалы, засиявшие раскаленными углями в лучах дневного светила.
  
  ***
  
  Казалось бы, ну сколько вещей может накопиться у нежити, живущей в лесу? Да и вообще, возможно ли такое?
  
  Оказалось что очень даже возможно, а вещей... вагон и маленькая тележка. Теперь, разбирая эти горы хлама, Мортиша только поражалась тому, сколько всего у нее есть.
  
  Первым делом в сундуке разместили мебель. Кровать. Шкафы. На стене укрепили серебряное зеркало. Столик и пару стульев. Дорогой гарнитур из красного дерева, обошедшийся ей в копеечку.
  
  Затем шкафы принялись заполнять. Одежда. Обувь. Книги. Ее записи. Письменный прибор. Инструменты. Материалы для создания артефактов. Памятные предметы. Артефакты - самые удачные образцы.
  
  Мортиша с помощью Джирро потрошила закрома родины, иногда поражаясь самой себе. Вот зачем она это тащила к себе в склеп? Зачем? Горы хлама только росли и росли, несчастный слуга замаялся их сжигать или закапывать.
  
  Только через три дня этот кошмар закончился и принцесса принялась за благоустройство быта Джирро во время путешествия. В сундук она его не пустит, а оставлять несчастного ночевать и дневать так... на свежем воздухе... это жестоко и в первую очередь ударит по ее репутации.
  
  Поэтому для слуги была заказана вместительная палатка для длительных путешествий, с расширенным пространством внутри, особо прочная, легкая и хорошо защищенная, которую затем принялись обставлять.
  
  Специальная мебель, походная печь, посуда - в отличие от нее эльф ест нормальную пищу, запасы продовольствия в специальном сундуке, одежда (не может слуга принцессы выглядеть оборванцем)... список получился внушительным.
  
  К концу недели и Мортиша и Джирро упарились вусмерть, им уже ничего не хотелось, только лечь, и чтоб никто не трогал. Так что, закончив сборы и проверив окончательно, все ли взяли и не забыли ли чего нужного, принцесса устроила отдых.
  
  Джирро спал, вяло что-то жевал, плескался в ванне, снова спал... Мортиша просто залезла в сундук, закрыла вход и впала в подобие транса, восстанавливая пострадавшую во время сборов психику. На следующий день дамм-морэ переоделась в загодя заказанную походную одежду, представлявшую собой широкие брюки, мягкие мокасины из тонкой кожи, свободную рубаху с широкими рукавами длиной до колена. Сверху на этот костюм одевалось что-то вроде банного халата с капюшоном, который можно было запахивать и завязывать поясом, а можно было ходить так.
  
  Наряд ей понравился, мягкая ткань приятного фиолетового цвета, у халата оказалась лимонная подкладка. То, что надо. Если закутаться и завязать широкий пояс, не видна ее экстремальная худоба. А если еще и капюшон натянуть - то морду не видно. Замечательный комплект...
  
  А для Джирро доставили подобающую слуге знатной дамы одежку: штаны, сапоги из тонкой кожи, две туники - одна по колено, с широкими рукавами, другая без рукавов, той же длины и с разрезами по бокам, пояс... а также кинжал в ножнах, который на этот пояс цепляли. Раз есть оружие - значит, свободный, не раб.
  
  Мортиша и эльф привели себя в порядок, посидели "на дорожку", принцесса села впереди, Джирро пристроился за ее спиной в седле.
  
  - Поехали!
  
  Слейпнир взревел и пошел рысью.
  
  Деревья мелькали с огромной скоростью, качки не было, ход у модифицированного сундука оказался на редкость плавным. Слейпнир вылетел на простор и понесся по пескам вперед. Помахав рукой стоящим на крыше сидхе Мортиша цокнула языком и слегка дернула рукой.
  
  - Прибавь ходу, Слиппи!
  
  И химера стала перебирать лапами еще шустрее.
  
  ***
  Обдумывая, в какую сторону податься, Мортиша долго пялилась на весьма подробную карту, купленную у рейнджеров, на которой были с подробностями нарисованы окрестные страны, пустыня и Лес, в котором она прожила немало лет. Можно было пойти в ту сторону, откуда прибежал Джирро. Там земли сидхе, там Повелитель... и Академия, полная маньяков от науки.
  
  Подумав, Мортиша решила, что нервы надо беречь, и вообще, сейчас общаться с родней опасно. Сначала надо привести себя окончательно в нормальный вид, а в том, что это возможно, ее уверил Беллет, поделившийся рассказами из семейных хроник, а для этого надо много и хорошо кушать. А еще надо набраться сил, опыта, информации, глупо думать, что Эссертиал так просто расчувствуется и оставит ее в покое. Закопал раз, закопает и два. Но на этот раз - с гарантией, что не вылезет.
  
  Надо ей такие проблемы? Нет. Она должна стать настолько сильной, чтобы у Повелителя и мысли о таком варианте окончания их встречи и разговора "за жизнь" не возникло. Он должен понимать, что она ему не по зубам, это раз, и в качестве союзницы гораздо предпочтительнее, чем труп, это два.
  
  Значит, сначала погулять, мир посмотреть, себя показать... и учиться. Учиться, учиться и учиться.
  
  При желании, всегда можно найти того, кто за соответствующую плату обучит кого угодно, хоть дамм-морэ. А значит, остро встает финансовый вопрос. Конечно, в настоящий момент нищей ее не назовешь, у нее есть остатки лалов, а также золотые и серебряные монеты, полученные в обмен на камни от рейнджеров, но этого мало. Она хочет быть неприлично богатой... сидение в склепе очень стимулировало воображение, так что, список хотелок, подлежавших исполнению, рос и рос.
  
  А еще нужно содержать не только себя, но и Джирро, а скупость никого не красит. А она хочет комфорта. Значит... денежки. Много, очень много денежков! Ведь когда есть денежки, есть и все остальное. А еще надо подумать, кого навестить с целью подкормиться. Ведь останутся следы, в любом случае, а жрать второпях, да удирать на полный желудок... это не комильфо. Совсем.
  
  Поэтому, после долгого обдумывания и совещания с Джирро Мортиша решила отправиться не в земли сидхе, лежащие по правую сторону от Леса, служащего своеобразной границей, а к эльфам, которые обитали слева, отделенные от агрессивных соседей пустыней. Судя по рассказам рейнджеров песчаное море в этом месте было не слишком широким, во всяком случае, при желании его запросто можно было пересечь даже пешком, что часто практиковали особо жадные контрабандисты и разведчики-эльфы, причем для тренированных воинов три дня похода по барханам под палящим светилом чем-то из ряда вон выходящим не считались, а ведь у нее есть Слейпнир. С его бешеной скоростью она потратит пару часов, не больше, и поездка будет шикарной.
  
  Ездовой сундук получился невероятно удобным: на нем не укачивало, ход у восьминогого скакуна был очень плавным, ни о какой тряске и речи не шло, даже автомобиль был гораздо менее комфортабельным.
  
  Пески проносились мимо, однообразный пейзаж навевал скуку, но Мортиша с удовольствием глазела по сторонам, не обращая внимания на тихий храп Джирро за спиной. Наглый эльф откинулся на высокую, с мягким подголовником спинку гибрида седла и стула, на котором восседал, и теперь спал, причмокивая губами и похрапывая в свое удовольствие. А что?
  
  Сейчас в его услугах не нуждаются, поэтому Джирро с наслаждением расслабился, тем более его за это никто убивать не спешил: посторонних нет, при которых надо соответствовать, а его хозяйка на такое внимания не обращала, подъезжать будут к населенному пункту - растолкает.
  
  Так что, можно и соснуть. Не служба, а сплошное удовольствие!
  
  Принцесса первый час еще следила за дорогой, но песок навевал какое-то сонное состояние, так что, она прикрепила поводья к специальному крючку, достала загодя приготовленный трактат о богах и стихиях мира и принялась штудировать основы. Не хотелось проколоться на незнании каких-то мелочей, естественных для любого жителя данной планеты.
  
  ***
  
  Скука...
  
  Эллиас тоскливо вздохнул, обводя все, попадающееся в поле зрения тоскливым взглядом. Пейзаж не изменился. Пески. Пески. И опять и снова... пески. Золотистое песчаное море тихо шуршало дюнами и барханами, слепя глаза отражающимися от шевелящихся под порывами ветра кристалликов лучами Мирэль.
  
  Эллиас снова вздохнул, поправляя накидку, защищающую от дневной жары и света. Длинный баррраси белого цвета окутывал голову и плечи, закрывая шлем и торс эльфа, спускаясь до колен. Специально зачарованная вещь, выглядящая как половина простыни, единственное, что не дает ему поджариться, словно яичница на сковородке. Парень поправил складки барраси, и снова уставился куда-то вдаль.
  
  Сторожевой пост государства светлых эльфари, неимоверная дыра, в которую ссылают тех, кто разочаровал свое руководство окончательно и бесповоротно. Сам Эллиас мариновался в этом отстойнике уже тридцать лет, неимоверно долгое время, тянущееся, как неизвестно что, и продолжит здесь отсиживать мягкое место еще два раза по столько же. Увы, но не стоило шутить над главой Пажеского корпуса, а потом еще и нагло ржать ему прямо в лицо. И блевать тоже не стоило, да еще и на новенькие туфли от лучшего столичного мастера по изготовлению обуви.
  
  Да уж... та самогонка была неимоверно ядрёной... Эллиас вспомнил, как хорошо ему было и мечтательно подпер голову рукой. Да... хорошо... Так же хорошо, как потом стало плохо. И от похмелья... и от воспоминаний... и от перспектив на будущее.
  
  Глава не подкачал. Он сначала дождался, пока виновник всего этого безобразия проспится, после чего Эллиаса подняли, не дав не то, что похмелиться, но даже просто попить воды, а сушняк мучил его просто зверский! И только потом, налюбовавшись на опухшую рожу несостоявшегося пажа, наслушавшись его мучительных стонов, огласил приговор.
  
  Служба на самой дальней, самой отвратительной заставе, и сроку этой службе - девяносто лет. Чтобы жизнь медом не казалась.
  
  В принципе, Эллиас был не против... это лучше, чем рудники или каменоломни... вот только отсутствие горячительных напитков... Здесь не то, что запасов не было, не было даже сырья, из которого можно было бы гнать самогон. Даже вездесущие финиковые пальмы не росли!
  
  Страдальцы, служившие в этой дыре спасались, как могли. Выменивали алкоголь у изредка появляющихся здесь караванов, облагали данью контрабандистов, получали редкие посылки от родных, если таковые были и с ними сохранялись нормальные отношения. Самые ушлые и умные проявляли исконные таланты светлых эльфари - Магию жизни. Они пытались что-то сажать, воздействуя на полученные контрабандой саженцы и семена фруктовых кустарников и вообще всего, что плодоносит чем-то крупнее гороха... хотя с последним тоже раз случилась хохма: над одним особо умным новичком подшутили, впарив ему вместо семян дынной ягоды содержимое стручков кормового гороха, который выращивают на прокорм скота, очень схожее при прорастании на данную ягоду.
  
  Сколько Джарвин мучился над ними, сколько сил и магии угробил! И как ругался, когда увидел, что же выросло после всех его неимоверных усилий!
  
  Впрочем, процесс он довел до конца, урожай был обильным и тучным, а в бутылях вскоре заплескалась мутная зеленоватая жидкость, действующая на мозги, как удар боевым молотом. Да уж... гороховая бормотуха оказалась кошмарных вкусовых качеств, жуткой крепости и странного цвета. О запахе и вовсе промолчим...
  
  Но они все равно ее употребили, а что еще оставалось делать? Не пропадать же добру? И плевать, что после полугода приема данной жидкости внутрь печень у стражей стала пошаливать, это не страшно... Страшно было то, что она закончилась.
  
  Сев поудобнее, Эллиас натянул на лицо барраси, оперся спиной о шаткий стул и приготовился кемарить. Всё равно до следующего каравана еще неделя, контрабандистов в течении месяца не предвидится, а заняться больше нечем. Остальные три его товарища по несчастью уже давно дрыхли, храпя на всю округу, так что нечего отрываться от коллектива.
  
  Эльфари активировал амулет, отгоняющий насекомых, поправил барраси... и отрубился.
  
  ***
  
  Мортиша сначала даже не поняла, что это такое впереди показалось. Какая-то жалкая хибара посреди чахлого оазиса, удручающего одним своим видом. Она чуть не проехала мимо, решив, что это просто остатки перевалочного пункта для караванов, но тут ее чуткий слух привлекли странные звуки... она даже оглянулась, но Джирро был на месте, дрых, как младенец. Великовозрастный.
  
  А потом по ноздрям ударило это. Направленная газовая атака, от которой ноздри нежити едва не отвалились, в горле запершило, а на глазах даже выступили слезы, чему дамм-морэ изумилась просто безумно.
  
  Жуткий перегар, словно целая артель бомжей налакалась от души одеколона "Тройной", заполировав его "Фиалкой" валил с ног, даже Слейпнир всхрапнул, помотав головой. Выпучившая глаза Мортиша прикрыла нос рукавом, слезла со своего верного скакуна и отправилась на разведку.
  
  Открывшаяся картина потрясала своим идиотизмом: деревянный домик, открытая мансарда, и четверо эльфов в потрепанных кожаных доспехах, закутанные в грязные простыни, нагло храпящие и пускающие слюни. Причина такого состояния была ясна: целая шеренга внушающих уважение своим объемом бутылей, а также пустые стаканы, при подлете к которым мухи падали замертво.
  
  Задумчиво обозрев этот приют алкоголиков, Мортиша почесала зудящий нос, покосилась на Джирро, осторожно принюхалась, после чего поперхнулась. Стражи, а судя по всему, это были именно они, даже не среагировали на кашляющие звуки.
  
  - Мда... Премия Дарвина по ним просто плачет, - констатировала принцесса, бесшумно подходя ближе. - Что ж... значит, надо ее выдать. Как и положено. Посмертно.
  
  Крепкая хватка на горле, и первый эльфари превращается в иссохшую мумию. За ним второй... третий... К четвертому дамм-морэ подходила пошатываясь, словно выпила на жаре пива, и её развезло маленько. Икнув, она высушила последнего стража и подала знак Слейпниру - ноги что-то не держали.
  
  Руки просто зачесались сделать какую-то гадость... Принцесса осмотрелась, наткнувшись взглядом на уголек в давно потухшем костерке.
  
  - Мрак... Ик! Пьянству - бой! Ик!
  
  Слейпнир понесся вперед, а Мортиша оглашала пространство звонким иканием.
  
  ***
  
  Через месяц к заставе вышел караван, в ужасе обнаруживший обтянутые задубевшей кожей скелеты стражей... а еще через три года у костров в оазисах рассказывали леденящие кровь истории о жутком духе по имени Бодун, приходящим к тем, кто пьет всякую дрянь в неимоверных количествах, обходя его подношениями, и обязательно выплескивали в огонь по небольшой стопочке спиртного.
  
  Его, конечно, жаль, но себя еще жальче.
  
  Впрочем, примета была верной и жуткий дух обходил жертвующих стороной.
  
  
  Глава 13.
  
  
  
  
  Столь близкое знакомство с эльфами привело принцессу в самое благодушное настроение. Икота утихла, Мортиша поудобнее устроилась в седле, откинувшись на спинку, Мирэль приятно грело сухое тело, сзади похрапывал и сопел Джирро, навевая дремоту, Слейпнир перебирал лапами, неся свою повелительницу навстречу новому и неизведанному.
  
  Дамм-морэ вздохнула, повозилась пару минут, чувствуя, что её развезло, глаза слипались, разлепить веки можно было только пальцами и то, приложив значительные усилия. Мортиша натянула капюшон поглубже... и провалилась в сладую дремоту. Полноценным сном ее состояние назвать было нельзя, но и бодрствованием это не являлось. Она кемарила, словно курица на насесте, слегка покачиваясь в такт движению Слейпнира, слыша все, что происходит вокруг, но не обращая на окружающее ее ни малейшего внимания.
  
  Ей было так хорошо!
  
  Эльфы-алкоголики подействовали на организм очень расслабляюще. В высшей степени пользительная для здоровья встреча! И выпила... гхм! И закусила. Просто шикарно...
  
  Через несколько часов проснулся Джирро. Эльф завозился, выпрямляясь и осматриваясь, пытаясь понять, куда же они заехали, Слейпнир все также бежал вперед, пустыня постепенно начала подавать признаки жизни. Все чаще попадались деревья, чахлые и засушенные, но все же деревья, поросшие странной травой пятачки, низкорослые кустарники. Судя по всему, вскоре пустыня уступит свое место степи, а там и лесу.
  
  Вздохнув, Джирро достал флягу и напился подкисленной воды, прогоняя остатки сна. Уши эльфа зашевелились, он завертел головой, поглядывая на садящееся светило. Пора подумать об отдыхе. Конечно, его госпоже все равно, Слейпниру тоже, но он, в отличие от них, хочет размять ноги и поесть. А затем выспаться в нормальных условиях, благо приобретенная загодя палатка позволяет осуществить его планы с легкостью.
  
  Впереди показался оазис, и Джирро постучал по боку голема. Слейпнир повернул к нему жутковатую морду.
  
  - Поворачивай к оазису. Госпоже надо выспаться. Ночлег.
  
  Слейпнир согласно фыркнул и направился к скоплению деревьев, манящему одним своим видом. Несколько высоких, покрытых здоровенными колючками акаций. Три финиковые пальмы без плодов. Родник, заботливо огороженный, расчищенный. Сложенный из привезенных издалека камней очаг. Сразу видно, данное место часто посещают и смотрят за ним. То, что надо.
  
  Слейпнир сбавил скорость, подходя к оазису и останавливаясь на его границе. Джирро слез, посмотрел на спящую принцессу и полез в чересседельные сумки за палаткой и всем остальным. Своей палатке и ее обстановке эльф радовался до чрезвычайности. Что поделать, жизнь его не баловала: очень небогатая семья, как только он подрос, то тут же записался в армию. А там об уединении и речи нет! Казармы это вам не отдельные хоромы со всеми удобствами. Про камеру в Магической академии и вовсе вспоминать не хотелось, совершенно. Пусть он в этой клетке и был в гордом одиночестве, зато стены из прутьев совершенно ничего не скрывали. Сплошной кошмар для заключенных и удобство для надзирателей.
  
  А тут... нежить ему попалась крайне своеобразная. Принцесса терпеть не могла, когда кто-то лезет на ее территорию, кроме того, она очень серьезно отнеслась к своим обязанностям хозяйки. Так нежданно-негаданно попавшегося ей на пути эльфа приодели и обеспечили личным закутком, ведь она отлично понимала, что такое жажда одиночества.
  
  Палатка была дорогой, но она того стоила. Плотная ткань, специально зачарованная. Ей не страшен дождь, снег и ветер, летом в ней прохладно, зимой - тепло. Воздух внутри всегда свеж и чист, палатка никогда не пропитается неприятными запахами, внутри можно готовить хоть на открытом костре и не бояться пожара, осевшей сажи и копоти, въевшегося дыма. Она легкая, но необычайно прочная, легко собирается и разбирается, установить просто, нет необходимости в чьей-то помощи. В общем - его материализовавшаяся мечта.
  
  Джирро шустро поставил свое сокровище, полюбовался, и принялся доставать все остальное. Раскатал специальный коврик, тонкий, но очень теплый. Сверху лег матрас, на него - подушка и одеяло. У стенки воздвигся складной столик, рядом с ним притулился такой же стул. На свет божий появились припасы: жареное мясо, пучок сочных стеблей лакура - пойдет в качестве салата, стопка лепешек. Все завернуто в специальную ткань, позволяющую хранить съестное в течении достаточно долгого времени и не бояться пищевого отравления. Последней эльф достал металлическую флягу с отваром лесных ягод.
  
  Полюбовавшись набором походной посуды, Джирро сервировал стол, потер в предвкушении ладони и выглянул наружу. К его изумлению принцессы видно не было: судя по всему нежить заползла в сундук, решив как следует расслабиться. Голем лежал неподвижно, освещая пространство перед собой бьющими вперед из глаз лучами света. Задумчиво почесав нос, эльф достал из сумки магический светильник в виде маленького шара на подставочке, активировал его и пошел в палатку, ужинать.
  
  Мортиша выспалась, вылежалась, напотягивалась... в общем, утро встретила в превосходнейшем настроении. В комнате было темно, но это принцессу совершенно не смущало, ей свет в общем-то для того, чтобы что-то увидеть и не нужен. Просто с ним веселее. Дамм-море потянулась, зевая и завывая от удовольствия, после чего бодро вскочила и принялась одеваться.
  
  Потолок раскрылся, принцесса шустро поднялась по лесенке, с интересом осматриваясь. Оазис. Палатка. В очаге горит огонь и кипит подвешенный на треноге небольшой котелок. Ясно. Джирро решил себя горячим отваром побаловать. А именно - чаем.
  
  К своему огромному изумлению, Мортиша выяснила, что в этом мире тоже был чай, только называли его Че*, что сразу напомнило ей о прошлой жизни. Стоило это удовольствие дорого, так как кусты Че-ва выращивали эльфы, но не Лесные и не Светлые эльфари, во владениях которых они сейчас находились, а Солнечные. Гонор у этих самых Солнечных был огромным, также, как и таланты в Магии жизни, поэтому плантации, за которыми неусыпно следили настоящие мастера и Магистры, приносили баснословный доход, а охранялись почище королевского гарема. Гарем, если что, и поменять можно, а вот плантации... Собирали урожай руками. Никакой магии, разве что для переноски огромных корзин. Обрабатывали также вручную... естественно, результат всех этих усилий стоил очень дорого и служил просто-таки символом статуса, богатства и прочего.
  
  Обо всем этом Мортиша узнала совершенно случайно. Просто в один из деловых визитов к рейнжерам она унюхала довольно приятный тонкий аромат, разбудивший в памяти нечто смутное, давно забытое. Слово за слово, Беллет разговорился и принцесса у удивлением открыла для себя еще один нюанс мира роскоши и власти.
  
  И, естественно, не смогла отказать себе в удовольствии прикупить немного элитного продукта. Конечно, сама она его не пила и даже не нюхала. Но заветная баночка с притертой пробкой из какого-то камня, напоминающего яшму, имеющего великолепные свойства сохранять помещенное внутрь свежим очень долгое время, у нее появилась. Мало ли... гости нагрянут. Или еще что...
  
  Или "еще что" наступило через год, когда у принцессы завелся слуга. Джирро свои обязанности исполнял превосходно. Провел инвентаризацию всего, что было в склепе, подсказал, что надо прикупить, а от чего можно избавиться... Банка с че попалась ему на глаза случайно, Мортиша засунула ее на дальнюю полку, завалив каким-то хламом. Эльф с сомнением покосился на дорогую тару и отставил в сторону, продолжая чистить закрома родины, вернувшись к ней через неделю. Осмотрев банку, Джирро решил, что даже если она пустая, то все равно выкидывать нельзя: в хозяйстве сгодится. Поэтому осторожно откупорил и... не поверил своим глазам и носу, когда до него донесся тонкий аромат благородного напитка для знати. И тех, кто к этой самой знати примазывается.
  
  Наличие в склепе нежити, пусть и Высшей, запаса че поразило мужчину до глубины души. Все равно, что найти золотую монету, завернутую в тряпье в пещере животного. Доложив своей госпоже о найденном, эльф даже не подозревал о том, какая на это будет реакция.
  
  - Аааа... чаек, - мечтательно улыбнулась Мортиша, задумчиво нюхая содержимое открытой банки. - Напоминает улун... ээээххх...
  
  Нежить оперлась на ладонь, осторожно закупорив банку.
  
  - Дааа... когда-то я его любила. Очень. Всякий... и черный, и зеленый... и белый. Да и красный с желтым тоже очень даже ничего. Были времена... Жаль, что пока мне никого со вкусом пуэра не попадается, я не прочь освежить свою память и вкусовые ощущения!
  
  Джирро поежился и незаметно сглотнул. Принцесса повертела тонкими пальцами банку, подтолкнув ее к эльфу.
  
  - Бери. Радуйся жизни.
  
  - Что? - выпучил глаза обалдевший Джирро. Мортиша хмыкнула.
  
  - Бери и пей, говорю. Мне он ни к чему, а тебе полезно будет. Этот сорт очень хорош и обладает изумительными лечебными свойствами. Да и вообще, зеленый чай крайне полезен для здоровья.
  
  - Госпожа... - потрясенный слуга обалдело уставился на задумавшуюся нежить. - Но... ведь... огромные деньги стоит!
  
  - И что? - пожала тощими костлявыми плечами принцесса. - Мне все равно. А разбрасываться продуктами... бери, пока я добрая.
  
  Джирро тут же цапнул банку и, бормоча благодарности, понесся к очагу. Ставить серебряный котелок для получения кипятка.
  
  ***
  
  Эльф пребывал в эмпиреях. Сейчас, потихоньку отпивая крошечными глотками напиток, чья стоимость колебалась в переделах от половины золотого до двух золотых за чашку, он чувствовал себя... ммм... чувствовал, в общем. Для полного счастья не хватало только соответствующей посуды. Джирро был эльфом образованным, а в клетках Академии сидели лица самого разного происхождения. Один из недолгих товарищей по заключению был аристократом, причем, из самых-самых. В клетке он особенно страдал по отсутствующему че. В беседах, до которых опальный пятый сын лорда снизошел уже через неделю, он рассказал соседу все, что знал о сортах вожделенного напитка, способах заваривания, соответствующей посуде, подобающих сладостях и закусках, подаваемых к нему... В общем, рассказал всё, что знал.
  
  Джирро провалами в памяти не страдал, так что запомнил эти рассказы, жалея про себя, что не сможет попробовать описанное, а тут вон как жизнь повернулась! И теперь он сидел за столиком, накрытом вышитой льняной салфеткой, на специальной подставочке стоит котелок из чистого серебра, покрытый снаружи для удобства медью, используемый только для того, чтобы подогреть очищенную специальным артефактом воду, в фарфоровой чашке источает умопомрачительный аромат че... что еще надо? Да и хозяйка, выползшая из своего сундука только посмотрела на него и махнула рукой, чтоб не дергался. Красота...
  
  Мортиша тем временем огляделась, отметив довольную рожу своего слуги, походила немного, после чего вновь залезла в сундук и переоделась, а также достала плотное мягкое покрывало. Когда она показалась вновь, Джирро сначала застыл с разинутым ртом, забыв, что умеет дышать, а потом закашлялся, так как че явно попал ему не в то горло.
  
  Тем временем принцесса расстелила на облюбованном кусочке оазиса покрывало, поправила завязанный на голове тюрбан из шикарного шелкового платка, умостилась поудобнее, прикрыла лицо свисающим углом ткани, и принялась загорать. И вообще принимать солнечные ванны. Очень пользительно для здоровья!
  
  Кашляющий Джирро поставил трясущейся рукой чашку, вытирая льющиеся по лицу слезы, и прикрыл глаза ладонью, опасаясь нервного срыва. Так страшно ему еще не было. Даже в подвалах Академии. Эльф долго размеренно дышал, считая вдохи и выдохи, успокаивая взвинченные нервы, пока не пришел хоть в какое-то подобие нормы. Джирро вытер окончательно слезы, не открывая зажмуренные веки, выдохнул-вдохнул несколько раз... Потом крайне осторожно развел пальцы и посмотрел одним глазом в щель. Вновь зажмурился, пытаясь изгнать из памяти стоящий перед глазами жуткий образ... Подышал, считая вдохи и выдохи, успокаивая нервы и уговаривая себя потерпеть. А также напоминая, что это его хозяйка, она такая, как есть, и вообще, главное не внешность, а содержимое. Может душа у нее прекрасная! Да! Именно так!
  
  Мортиша сладко потянулась, поправила сшитое по спецзаказу бикини из шелка ярко-желтого цвета и перевернулась на живот. Загоралось просто отлично.
  
  ***
  Из оазиса они отчалили на следующее утро, еще до того, как встало Мирэль. Слейпнир несся к быстро приближающейся темной полосе, лесным массивам, расположенным вдоль границ государства Светлых эльфари, Джирро снова дрых, а Мортиша задумчиво перечитывала книгу, пополняя свою память необходимыми для выживания мелочами.
  
  Этикет, самое страшное, что есть в жизни. Только глупец подумает, что он ограничивается умением управляться со столовыми приборами или знанием, какой длины перчатки надевают под какой рукав. На самом деле все гораздо, гораздо хуже. И дело не в большом и малом церемониале, какой ввел, к примеру, пресловутый Людовик номер четырнадцать, Король-Солнце, как его льстиво называли придворные после блистательно исполненной роли в балетной постановке. Когда было расписано все, вплоть до того, какой придворный подает чулок, а какой - убирает ночную вазу. И выдерживал, кстати, весь этот ужас только его создатель, его потомки слабоваты оказались. У них на это ни нервов, ни сил не хватало.
  
  А китайский этикет? Японский? Вообще азиатский? Как поклониться в той или иной ситуации, сколько раз, что сказать, как сказать, что означает то или иное положение тела при разговоре, куда глаза смотрят... тысячи мелочей и не дай тебе Высшие силы ошибиться в мелочи!
  
  А у сидхе все было именно в таком, самом запущенном китайском варианте. Пока что Мортишу спасало то, что дура Аиллия жила все-таки не в хлеву, а при дворе, и пусть она не получила полноценного, нормального воспитания, приличествующего принцессе, глаза у нее были, и в памяти что-то отложилось. Она наблюдала, как ведут себя придворные в той или иной ситуации, что говорят, как одеваются... Знаний было не слишком много, но они были. Кроме того, добавились знания и Риэльха. Он-то был воспитан по всем правилам, хоть и не являлся Наследником, за этим его отец следил строго. Лорд не хотел иметь в доме неграмотного неуча, причем, сына, и плевать, что калека. Так что, парень знал этикет назубок.
  
  При передаче знаний Мортише достался и этот пласт информации, за что она была ему отдельно благодарна. Принцесса часто вспоминала умершего такой страшной смертью несчастного и желала ему самого лучшего посмертия. Чтобы парень стал сильным, мог с легкостью дать отпор всем своим обидчикам, можно и превентивно, чтобы он встретил ту, которая его полюбит, чтобы у него была нормальная семья... Вот и сейчас нежить вздохнула, прочитав в книге очередное неписаное правило поведения благородных сидхе.
  
  - М-да, парень... думаю, тебя это тоже напрягало. Надеюсь, в следующей жизни тебе повезет больше и у тебя будет нормальный наставник, которому ты будешь нужен, друзья...
  
  Мортиша спрятала книгу в сумку и откинулась на спинку кресла-седла, собираясь покемарить, обдумывая прочитанное и вспомненное... Почему-то перед глазами упорно стояла пустыня, странные, похожие на вросшие в песок купола, прячущие в себе вход в нору домики, и высокая девушка с волосами цвета гречишного меда баюкала на руках сладко посапывающего крепенького младенца.
  
  - Ты будешь сильным, Энакин, вырастешь, у тебя будет всё. Я знаю... Эни...
  
  Девушка поцеловала младенца в лобик, пригладив светлые волосики пальцами, и мальчик открыл мутные пока-что глазки, наливающиеся небесной голубизной.
  
  Мортиша в шоке распахнула глаза, выпучившись в пространство.
  
  - Эни?! Не поняла?! Это вот так мое пожелание прижать всех к ногтю сработало?!
  
  ***
  Брилмадский лес. Лагерь банды Рваного уха.
  
  Светлый эльфари Лоргариэль, в просторечии - Рваное ухо или просто Рвач, задумчиво чесал ажурный, как у матерого бойцового кота орган слуха, наблюдая достаточно шустро приближающееся к ним черное непонятное нечто. Зрение у лесного обитателя было превосходнейшим, как в принципе и у всех эльфов, поэтому он мог понять, что это какое-то средство передвижения, несущее на себе двух всадников.
  
  Рвач снова почесал недовольно дернувшееся ухо и покосился вбок. Лагерь только просыпался. Вчера лесные братья хорошо отметили очередной удачный набег, как следует приняв на грудь пару бочонков великолепного даргатского белого крепленого, имеющего изумительный вкус и повышенную градусность. Эльфы хорошо погудели, как следует расслабились с нанесшими им визит девицами не слишком тяжелого поведения, выспались... жизнь была прекрасной и вообще изумительной.
  
  Стоны, кряхтение и мычание раздавались негармоничной музыкой, терзавшей утонченный слух Лоргариэля, заставляя морщиться. Он вновь перевел взгляд на странное нечто и задумчиво покивал. Пора и ему обзавестись чем-то статусным и пафосным. Определенно, пора!
  
  То, что у непонятного животного количество ног явно превышает норму, эльфа не смутило. Знать обожала рассекать на чем-то, отличном от имеющегося у большинства. Для того, чтобы как следует поразить общественность, использовалось все, что угодно. Дикая окраска средства передвижения, изменение кожного покрова на нечто другое, сделанные на заказ попоны и самые настоящие доспехи, услуги химерологов, гребущих на этом поприще деньги лопатой... Восемь ног - это еще так, мелочи. Совершенно. Рвач как-то ограбил богатенького недоросля, разъезжающего на огромнейшей многоножке. Зачем ему это надо было, эльф так и не понял, разве что ее можно нагрузить огромным количеством багажа... Лоргариэль тогда даже подумывал отобрать в добавок к деньгам и драгоценностям, а также вещам статусную игрушку, но после некоторого обдумывания решил от этой идеи отказаться.
  
  Что поделать, насекомых он с детства не любил. Жизнь в лесу также не изменила его отношение к мелкой живности... а эта мерзость мало того, что была неимоверно огромной, так еще и совершенно дикой расцветки: лапки были оранжевыми, а все остальное фиолетовым в крапинку. Розовую. Совершенно небрезгливого Рвача едва не стошнило при взгляде на этот дикий ужас, также, как и половину его банды. Оставшиеся просто впали в шок от жуткого зрелища.
  
  Тем временем непонятного вида существо с наездниками медленно, но верно приближалось. Рвач опытно оценил примерное время прибытия и пошел мотивировать подчиненных на подвиги. К визитам всегда следует готовиться как следует.
  
  ***
  Мортиша с интересом смотрела на вырастающую прямо на пути их следования зеленую стену. Еще один лес. Сколько можно... Она скривилась на мгновение, поправила капюшон, а также платок, закрывающий нижнюю половину лица. Такие носили благородные дамы в путешествиях, чтобы не страдала нежная кожа. У нее страдать, конечно, ничего не будет, но это пока. Она над этим вопросом работает... Ну а в данный момент платок служит отличной маскировкой. Слейпнир поднажал и принцесса удовлетворенно кивнула. Еще с час, не больше и они въедут под тенистые своды, а то жара, песок и прочее уже надоели. К тому же, лес - это близость к цивилизации, значит, пора принять меры.
  
  Ее сущность спрятать очень непросто, да и внешний вид оставляет желать лучшего. Это рейнджеры попривыкли, и уже практически не дергались, когда видели ее сияющую улыбку, а вот остальные могут начать нервничать... начнутся проблемы... Ей такой геморрой не нужен. Она просто знатная эксцентричная дама, вздумавшая путешествовать. Поэтому, пора приготовиться.
  
  Мортиша вытащила из-за пазухи висящий на прочной цепочке простой золотой диск, размером с пять копеек, украшенный по центру одним-единственным лалом размером с горошину. Вершина ее мастерства. Артефакт, создающий вокруг нее иллюзию внешности обычной знатной сидхе. За образец был взят образ из ее самого первого сна: белая кожа, буйная грива кудрявых волос... никаких залитых тьмой очей, когтей и частокола клыков. Все мило и пристойно.
  
  Иллюзия была четко привязана к ее телу, так что, пришлось нацепить парик, а то будет странно: шапка волос, а капюшон облегает лысую голову. На таких мелочах и прокалываются. Когти превратились в обалденный маникюр, глаза обрели белки... сидхе, как есть. Однако, это был только первый уровень маскировки. Вторым было кольцо на мизинце. Оно скрывало ее суть дамм-море, наделяя мертвое тело ощущением жизни. Ведь маги легко могут почуять, что рядом неживое создание, так же, как и животные... да и остальные могут что-то заподозрить. Поэтому через Беллета было заказано это скромное колечко, придавшее ей ауру живого существа.
  
  Тонкий палец нажал на лал и диск потеплел, заработав. Мортиша вытянула руку, залюбовавшись белоснежной кожей и длинными ногтями, крайне ухоженными и совершенно натуральными на вид. Достала зеркальце и оценила огромные влажные очи цвета безлунной ночи, с мерцающими в глубине искрами. Похлопала ресницами... Ух, какие длинные и роскошные! И брови... у нее брови есть! А уж губы... принцесса стянула платок, не в силах оторваться от созерцания этой красоты. Губы. Розовые, красивой формы...
  
  - Так бы и поцеловала... - умильно проворковала Мортиша, изображая стрельбу глазами. - Да я красава...
  
  Джирро за ее спиной закивал, полностью согласный с такой оценкой. Слуга выступил экспертом при создании скрывающего артефакта, выискивая огрехи и несоответствия, так что, эльф в данный момент собой очень гордился. Он тоже принимал в этом участие... будет, что рассказать потомкам при условии, что они у него появятся.
  
  Наконец принцесса закончила сеанс самолюбования и вновь натянула платок. Из образа выходить нельзя, надо привыкать, что теперь у нее есть копна волос, да и лицо очень приятно на вид. И не только лицо. Специальный корсет создавал под широкими многослойными одеждами иллюзию груди. Небольшой, конечно, но что-то там под складками ткани оттопыривалось. Что не могло не радовать плоскую, как доска, нежить. Приятно ощутить себя женщиной, пусть это только иллюзия.
  
  ***
  Лоргариэль напряженно смотрел, как приближающийся скакун плавно сбавил ход, подходя к лесной стене шагом. Ездовая зверушка внушала. Огромная драконоподобная тварь, с восемью лапами, явно выращенная на заказ. Эльф облизнулся, предвкушая, как сам сядет в роскошное седло и с ветерком проедет мимо кое-каких окошек... От мыслей, завертевшихся в голове, настроение резко скакнуло вверх и Рвач решил действовать не столь нахраписто, как обычно, а чуть-чуть помягче. Желание изобразить из себя благородного разбойника, такого, о каких поют ужравшиеся в хлам менестрели за миску похлебки в тавернах стимулировал и внешний вид наезников. Первой сидела явно знатная дама, уж это опытный Лоргариэль понял сразу же. Прямая, как палка, плоская, как доска, разве что копна волос, выбивающихся из-под капюшона внушает уважение своим объемом. А еще простые, но очень дорогие дорожные одежды.
  
  Сидхе.
  
  Каким образом к ним занесло такую редкую птицу, эльфа интересовало мало. Скорее всего, или дурость (если это молоденькая красотка, возжаждавшая на мир посмотреть) или эксцентричность (если это дама постарше), или и то, и другое разом. Рвача причины, подвигнувшие сидхе на подвиги, не интересовали, его интересовало другое. И скакун, и одежда - все это стоило денег. Огромных денег. Следовательно, с путешественницы есть, что взять, не считая натуры, главное, как следует ее потрясти, и не только фигурально. Тем более, защитить ее от превосходящих сил некому, за спиной леди сидел один-единственный слуга, и он не выглядел мрачным головорезом, способным зубочисткой убить дракона. Так, мелкую шушеру гонять, вроде воришек, ну еще подай-принеси. И всё.
  
  Восьминогий скакун степенно въехал под кроны деревьев, и Лоргариэль алчно улыбнулся, подавая знак подчиненным. Пора.
  
  ***
  Мортиша не верила своим чувствам. Лес просто кишел жизнью. Причем, разумной! Эта самая разумная жизнь медленно окружала неторопливо продвигающегося по тропинке Слейпнира, все сильнее смыкая ряды, а впереди, прямо по ходу следования, принцесса чуяла целую делегацию, готовящуюся к бурной и плодотворной встрече.
  
  Неужели это... оно? То самое везение попаданцев? Как только пойдешь куда-то, тут же из кустов выпрыгивает караван, с неба падают разбойники, а под лопухами запросто можно откопать принца или принцессу, в зависимости от пола и ориентации попаданца. И мешок золота. И гнома, этот самый мешок охраняющего, но готового совершенно безвозмездно, то есть даром, отдать его в алчные лапы спасителя, заливаясь скупой слезой умиления.
  
  Дамм-морэ украдкой облизнулась, радуясь, что платок не дает рассмотреть ее реакцию и нетерпеливо поерзала в седле. В животе почти урчало, в солнечном сплетении потеплело. Кушать хотелось неимоверно... Прямо-таки очень! За спиной сглотнул Джиро, предупрежденный о нежелательности лишних телодвижений. Спугнуть обед... что может быть хуже! И непростительнее! Эльф намекам внял и рыпаться совершенно не собирался, отнесшись к тому, что их сейчас попытаются ограбить, философски.
  
  Грабитель - очень опасная профессия. Ни тебе отпусков, ни премий с поощрениями... Сырость, жара, холод и голод, облавы и попытки догнать не желающих ограбляться. Нервы, опять же портятся... В общем, беда-огорчение. Наметанный глаз эльфа различил слабое движение и Джирро приготовился наблюдать умопомрачительное зрелище. Попытка ограбить Высшую нежить. Давно некормленную.
  
  ***
  Мортиша с восхищением смотрела, как картинно выплывает из-за толстенного ствола ее будущий завтрак. Обед. И ужин. Здоровенный, не меньше двух метров роста эльф героических пропорций плавно вышагнул из-за укрытия, улыбаясь и сверкая давно нечищеными зубами. Зеленая, немного потрепанная рубаха едва не трескалась на могучей груди, штаны с кокетливой латкой на коленке прятались в растоптанные сапоги, нечесаная копна золотых волос плавно спускалась на широкую спину.
  
  Принцесса умильно вздохнула.
  
  - Вот это меню!
  
  Не расслышавший ее грабитель довольно поиграл бровями, пряднув острыми ушами, одно из которых выглядело так, словно его долго и упорно грызли.
  
  - Приветствую прекрасную леди, - зеленые наглые глаза с точностью до медяка определили стоимость одежды дамм-морэ, после чего особо внимательно осмотрели Слейпнира, равнодушно пялящегося на неожиданное препятствие. Принцесса стянула платок с лица и смущенно улыбнулась, играя наивную юную дурочку, возжелавшую приключений, и огребшую их на свою пятую точку.
  
  - Приветствую и я вас, прекрасный незнакомец, - хлопнула ресницами Мортиша, и эльф горделиво выпятил грудь. Тем временем их окружили окончательно, образовав плотное кольцо. От такого концентрированного ощущения жизненной энергии, щедро приправленной магией, эльфы все-таки, у принцессы начали течь воображаемые слюни.
  
  - Что привело прекрасную леди под эти тенистые своды?
  
  - Желание увидеть мир, что простирается за пределами моего замка, - высокопарно ответила дамм-морэ и Джирро за спиной едва слышно хрюкнул, вспомнив склеп, в котором проживала нежить. - Он так меня манил...
  
  - Как я вас понимаю, - проникновенно выдохнул эльф, не отрывая глаз от Слейпнира. - Я тоже люблю путешествовать и встречать рассветы в новых местах.
  
  - Ах, - всхлипнула Мортиша, - это так романтично!
  
  Эльфа слегка перекосило, но он справился с мимикой.
  
  - О, да! - саркастично высказался Лоргариэль, вспоминая последнюю облаву, когда они едва унесли ноги от Ловчих. - Впрочем, что мы все о столь высоком? Давайте перейдем к более приземленным материям.
  
  - Что вы имеете в виду? - наивно распахнула глаза принцесса, напружиниваясь. Члены банды начали выходить из-за деревьев, довольно поглядывая на дуру, попавшуюся им в лапы, и вполголоса начиная делить и ее, и ее скакуна, и вообще все, что на ней есть.
  
  - Стремление увидеть мир похвально, - издевательски ухмыльнулся главарь банды, демонстративно поигрывая коротким клинком, извлеченным из заспинных ножен. - Вот только за проезд платить надо.
  
  - Чем? - прижала руки к груди Мортиша. Джирро прикрыл глаза рукой, не в силах смотреть на это издевательство.
  
  - Например... имуществом! - эльф жадно уставился на Слейпнира, явно уже считая его своим. - А то и жизнью!
  
  - Жизнью? - переспросила дамм-морэ, - Тогда я согласна.
  
  - На что? - не понял эльф.
  
  - Как на что? Вы сказали, что проезд оплачивается. Но не уточнили, кем именно. Я согласна взять плату вашими жизнями.
  
  Лоргариэль не успел ничего даже ответить на это возмутительное предложение, как красотка жутко улыбнулась и буквально расплылась в пространстве. Следующее, что он почувствовал - острые когти, пробившие ему грудину и ощущение высасываемой из него жизни.
  
  Буквально два удара сердца - и тело эльфа рассыпалось прахом, а Мортиша, довольно взревев, метнулась к застывшим в шоке грабителям. Джирро нажал на кольцо на большом пальце, и его окутала полупрозрачная пленка барьера, защищающего от физических атак. Эльфы заорали, видя, как их друзья рассыпаются сухим пеплом от легких касаний кошмарного существа, и попытались удрать.
  
  - Куда побежали?! - рявкнула принцесса, разворачивая свою ауру на полную. Трава молниеносно пожухла и почернела, деревья затрещали, высыхая, грабители, пойманные невидимыми щупальцами, стали падать, рассыпаясь на лету. Мортиша металась от одного к другому, рыча от удовольствия, отмечая, как вливаются в нее все новые и новые порции энергии и магии. Не прошло и минуты, как от банды никого не осталось, а на месте побоища появилась огромная поляна, пораженная некротическими эманациями. Принцесса отбросила последнего неудачника, попавшегося ей в руки, и встряхнула головой, пытаясь прийти в себя.
  
  - Ик!
  
  Мортиша выдохнула, и неожиданно схватилась руками за солнечное сплетение. Резко накатившая на миг дурнота схлынула, заставляя пошатнуться.
  
  - По-моему, меня сейчас стошнит... - деревянным голосом произнесла дамм-морэ, неверяще смотря перед собой. Поглощенная энергия бурлила, никак не желая усваиваться, принцесса прислушалась к своим ощущениям, с ужасом понимая, что и в каком объеме она съела за один присест.
  
  - Великий Хаос! - проскулила нежить, икая, кривясь и отплевываясь. - Вот зачем?! Зачем я сожрала этот фаст-фуд?! За что?! Гамбургер, шаурма и картошка фри! И сырный соус... Бее! И салат! Фу! Канцерогенные пирожки с картошкой и стружкой из копыт крупного рогатого скота! Селедка. Кетчуп! И крабовые палочки в тесте, - убито закончила перечислять блюда Мортиша. - Блин! Таким даже зомби подавится! Ыыыыыы...
  
  Расстроенная до потери пульса дамм-морэ огляделась, принюхалась, и уверенно потопала в направлении лагеря неудачливых последователей Робин Гуда, оглашая лес звонким иканием. Слейпнир фыркнул и неторопливо потрусил вслед за хозяйкой, не обращая внимания на пассажира. Джирро убрал щит, вытер пот со лба и развалился в седле, размышляя на вечные темы: жизнь, смерть, и их промежуточные состояния.
  
  - Хреновы энергетики... - бурчала принцесса, безрезультатно пытаясь унять икоту. - У тебя растут крыыыыыылья! Из какого места?! Ясно, что не из спины! А гораздо, гораздо ниже! Ик! Будет мне урок... нечего жрать всякую гадость! Но, всё-таки... это ж эльфы, вроде... Должны были быть вкусными, полезными, и вообще питательными! Хммм... - икота унялась, и принцесса настроилась на философские размышления. - Так отчего ж такой эффект? Пища, немного вкусная и совершенно не полезная! Хммм... Джирро!
  
  - Да, госпожа? - тут же отозвался слуга, отвлекаясь от философствований.
  
  - Кто у вас в разбойники идет?
  
  - В разбойники... - задумался эльф. - Всякие отбросы. Изгнанные из семей и родов, преступники, просто ущербные...
  
  - А всякие жаждущие романтики благородные? - повернулась к нему принцесса. Джирро фыркнул.
  
  - Я о таком и не слышал. Нет, в тавернах поют подобную чущь, но реальных фактов я не знаю.
  
  - Понятно... - протянула Мортиша, возобновляя движение. Пара минут неспешной прогулки привели ее к лагерю неудачлывых грабителей. К искреннему удивлению дамм-морэ временное жилище было обустроено достаточно толково. Можно было сняться с места за пару минут и дать дёру, спасаясь от облавы. Аккуратные шалашики, сливающиеся с кустами по краям небольшой прогалины, чистота, нигде ничего не валялось, очаг устроен в укромном уголке. Чувствовался большой опыт разбойников в устройстве ухоронок. Принцесса походила, осматриваясь, пока Джирро с энтузиазмом рылся в шалашах, пытаясь найти что-то полезное, пожала плечами... неожиданно ноздри сами собой затрепетали, ловя тонкий, еле уловимый аромат. Даже смесь ароматов, словно от парфюмерии, причем очень высокого качества.
  
  Мортиша тут же напряглась, принимаясь искать спрятанное всеми доступными ей способами. Она заметалась, взяв след, пара минут беготни и принюхивания... В шалаше, принадлежавшем главарю, судя по запаху, обнаружился тайник: закопанный в землю и прикрытый ветками и травой небольшой деревянный ящичек.
  
  Принцесса подцепила когтем крышку и ахнула, застыв от восторга. Внутри, в гнездах специально сделанных лотков, поставленных один на другой, лежали амулеты и артефакты. Полностью заряженные, аккуратно завернутые в плотную ткань.
  
  У дамм-морэ затряслись руки. Перед ней лежало настоящее сокровище, и дело было даже не в стоимости амулетов, и не в их свойствах: и так было понятно, что ей две трети или не подходят или не нужны. В ящичке лежала магия, которая поможет ей стать еще чуточку... живее, более похожей на сидхе, а не на мумию, теперь осталось только правильно распорядиться этим богатством. Ведь иллюзии - иллюзиями, а ее внешность никаким гримом не скроешь.
  
  Не удержавшись, она тщательно обнюхала один амулет и осторожно потянула из него магию. Горячая капля словно прокатилась по венам, в солнечном сплетении на миг вспыхнуло, а побуркивающий желудок резко успокоился.
  
  - Эх... хорошо-то как! - выдохнула принцесса, прижимая к фальшивой груди свое сокровище. Руки аж тряслись, так хотелось запустить их в ящичек, и сожрать все скопом за один присест. Мортиша зашипела, пытаясь уговорить саму себя так не делать.
  
  - Много жрать... вредно? - с ясно различимым скепсисом пробормотала она, ковыряя когтем стенку ящика. - Но вкусно...
  
  Принцесса нежно погладила ящик и вздохнула.
  
  - Ээээххх... обожруся, и помру молодой! - решившись, Мортиша только подцепила когтем один из амулетов за колечко для цепочки, как ее словно дернуло. Она бросила амулет, захлопнула крышку и нахмурилась. Было такое ощущение, словно надо делать ноги. Принцесса плотнее прижала к себе свою добычу и метнулась к Слейпниру.
  
  - Джирро! Живо сюда!
  
  Рывшийся в куче барахла эльф тут же бросил свое занятие и бросился к хозяйке, бодро вскочив в седло.
  
  - Драпаем, - лаконично пояснила дамм-морэ, посылая скакуна в галоп. Слейпнир рванул, деревья замелькали, пока голем несся через лес, используя едва заметные тропы или прокладывая новые. Мортиша перевела дух, украдкой щупая ящик, засунутый в сумку. В глубине души крепло убеждение, что правильно они сорвались с места, судя по всему, на место бойни мчатся стражи, а встречаться с представителями закона не хотелось, пусть у нее и есть кольцо Наследной принцессы.
  
  ***
  Эльтиара Морр-винн легко скользила среди огромных стволов зеленых гигантов, сжимая в руке амулет, все сильнее наливающийся алым светом. Где-то там произошел выброс некротической энергии, кто-то явно баловался темной магией, причем, с размахом: следящие амулеты взвыли, оповещая о проводимом ритуале.
  
  Отряд егерей, неторопливо прочесывающий северную оконечность леса, тут же сорвался с места, подгоняемый нетерпеливыми возгласами отрядного мага. Они скользили сквозь деревья и кустарники, неслышными тенями перемахивая через поваленные стволы и подлесок, стремительно приближаясь к эпицентру чудовищного ритуала. Егеря морщились, дергая ушами, чувствуя, как все сильнее веет остатками магии смерти, привкус праха на языке был просто нестерпимым.
  
  Они ворвались на поляну, тут же рассыпавшись по периметру, спешно начиная искать следы, снимать отпечатки творящейся здесь магии в попытках прояснить ситуацию. Ардиэль Кайт-ринн, приписанный к отряду маг, бодро бегал по поляне, с энтузиазмом поводя длинным носом и что-то постоянно бормоча в высокий воротник. Он бешено размахивал руками, осеняя почву пассами, доставал из безразмерной сумки артефакты, меняя их один за другим, то довольно скалясь, то отбрасывая их под аккомпанимент зубовного скрежета. Егеря отскакивали с пути вошедшего в раж энтузиаста своего дела, опасаясь быть затоптанными в припадке трудового рвения.
  
  Наконец маг угомонился, поправил волосы, завязанные в хвост, вытер вспотевший лоб платком и довольно кивнул. После чего выудил из сумки папку с листами бумаги, достал один, щелкнул по нему пальцем, полюбовался, как лист стал твердым и совершенно ровным, словно приклеенным к невидимой поверхности, вытряхнул из футлярчика перо-самописку, придирчиво проверил уровень чернил, и принялся вдохновенно строчить отчет, что-то мыча и взрыкивая в процессе.
  
  Утомленные беготней и исполнением его распоряжений егеря разбрелись по поляне, присаживаясь на пеньки и груды хлама, философски поглядывая на кучки праха - все, что осталось от погибших жуткой смертью разбойников. Развели костерок, тут же все потянулись за походными кружками: капитан с довольным видом водрузил на огонь котелок с водой и достал сбор трав.
  
  - Ммм... - протянула Эльтиара, с нескрываемым наслаждением потянув воздух затрепетавшими от восторга ноздрями. - Какой аромат! Ах, капитан, вы просто мой идеал! Жениться, что ли? - аместистовые глаза прищурились, пуская в невозмутимого мужчину, колдующего над котелком, огненные взгляды. Ферлиал хмыкнул, егеря, расслабляющиеся после интенсивного поиска и прочих лишних телодвижений тихо захихикали.
  
  - Соглашайтесь, капитан, - посоветовал Красил, с удовольствием вытягивая длинные ноги, - не пожалеете. За ней вы будете, как за каменной стеной! Клянусь Стихиями!
  
  - Точно! Но, главное - приданое обеспечить! Как у вас с этим? Шить-вязать умеете?
  
  - Конечно, умею! - сняв котелок с отваром, неторопливо ответил мужчина. - И не только! Я вообще сгусток достоинств!
  
  Все потянулись за отваром, и наступила блаженная тишина. Тем временем маг дописал отчет, достал амулет, приложил его к поверхности листа и пробормотал заклинание. Лист вздрогнул и написанное исчезло с его поверхности. Теперь текст откопируется на заранее приготовленной бумаге, отчет прочитают, и начальство решит, что делать дальше.
  
  - Что скажете, милорд маг?
  
  - А что тут сказать... - полуседой эльф с хрустом размял пальцы и с удовольствием принял из рук капитана кружку с отваром. - Ритуала не было.
  
  - А что же было? - с недоумением обвел поляну взглядом капитан. Ответ мага был лаконичен и повергал в шок.
  
  - Нежить. Высшая. И очень, очень голодная.
  
  Егеря замерли, Эльтиара закашлялась.
  
  - Нежить?! Тогда что ж мы сидим?! Надо...
  
  - Сидеть, - лениво приказал маг. - Или в желудок к монстру захотелось? Нежить уже давно удрала, это раз. Я сообщил все, что смог понять, это два. Ловить ее будут настоящие профессионалы своего дела, это три, а не егеря, призванные патрулировать границы и бороться с живыми нарушителями и врагами, а не с порождениями Смерти. Ясно? Сиди уж... гроза не-мертвых.
  
  ***
  Слейпнир затормозил, неспешно выбегая на широкий тракт. Дорога была хорошо утоптанной, ровной, а еще за ней явно смотрели: Мортиша чуяла исходящие от мерных столбов магические эманации. Она прищурилась, косясь на мелькающие столбики, пытаясь понять назначение рунных цепочек. Судя по всему, они должны были сохранять дорогу сухой в любую погоду, ровной и твердой. Очень неплохо, что тут еще сказать. Вздохнув, она нервно потрогала сумку, в недрах которой лежал вожделенный ящичек, и приняла волевое решение дотерпеть до гостиницы. Хочешь не хочешь, а имидж наше все. Она может осчастливить своим посещением какой-нибудь постоялый двор, мимо уже несколько таких промелькнуло, но это будет выглядеть странно. Она знатная дама, и ей не к лицу общение с плебсом.
  
  Спокойствия не добавляли и встречающиеся время от времени путники, один раз они обогнали маленький караван из огромных бочек, водруженных на колеса, благоухающих на километр дешевым крепким вином. Джирро время от времени вздыхал, ностальгически косясь по сторонам, и комментировал увиденное, это хоть как-то помогало отвлечься. Эльфы на благородную сидхе косились, но без неприязни, скорее с настороженностью, как и при виде любой другой высокородной особы, от которой никогда не знаешь, чего ожидать.
  
  Чем дольше они ехали, тем оживленнее становился тракт, тем чаще мелькали по сторонам строения различного назначения, появились патрули... чувствовалась близость населенного пункта впереди. Еще через два часа, когда уже практически стемнело, они въехали в приграничный городок - первый увиденный принцессой город в этой новой жизни. Она оплатила въездную пошлину, надменно задрав нос под откровенно оценивающим взглядом скучающего на посту стражника, и втянула полный запахов воздух. В животе требовательно заурчало.
  
  Мортиша вздохнула и, пользуясь подсказками Джирро, шепчущего на ухо, направила Слейпнира в центр, где виднелись крыши гостиниц, расчитанных на благородных посетителей. Найти самую лучшую и самую дорогую гостиницу труда не составило. Высокое строение, сразу же напомнившее Мортише китайскую архитектуру: плавные изгибы крыш, покрытых черепицей, выкрашенные киноварью ворота, полукруглые "лунные" проемы, скульптуры... Да и если честно, то было в одежде эльфов что-то восточное. Боковые разрезы и застежки из шнуров, загибающиеся носки сапог, вышивки... В общем, достаточно сильно напоминало, но при этом было видно, что это не подражание, а присущий данной расе стиль. А вот мода сидхе напоминала японскую: все эти широкие пояса, длинные рукава, многослойность...
  
  Дивясь необычным параллелям, принцесса пришпорила скакуна, подъезжая к коновязи. Высокий класс заведения был продемонстрирован сразу: не успели они подъехать, как подбежали служки, совсем молодые эльфы, почти дети. Один приволок маленькую стремянку, с парой удобных, широких ступенек, чтобы благородная леди могла слезть, не умаляя своего достоинства, другой приготовился принять поводья скакуна, на внешний вид которого даже глазом не повели. Подумаешь, ездовая химера! Их таким не пронять.
  
  Джирро соскочил одним движением, подавая неторопливо сходящей по лесенке хозяйке руку, после чего бросил мальчишкам пару монеток, отдал распоряжения, касающиеся скакуна, подхватил сумки и поспешил за поднимающейся по широким ступеням, покрытым алой ковровой дорожкой, принцессой. Зайдя в холл, Мортиша неторопливо направилась к стойке, где замер представительного вида эльф, буквально просветивший их насквозь внимательным взглядом и тут же расплывшийся в радушной улыбке.
  
  - Добро пожаловать, благородная госпожа.
  
  Сидхе надменно кивнула, подплывая ближе и неторопливо снимая платок с лица. Эльф проводил взглядом неимоверно длинные ногти, покрытые затейливой росписью, и чему-то многозначительно хмыкнул.
  
  - Позвольте предложить вам лучшие апартаменты, прекрасная леди. Всё, что необходимо для отдыха и уединения, есть ванна для омовений, наш повар подаст исключительно те блюда, что вы закажете.
  
  Мортиша благосклонно кивнула, и эльф, всей своей фигурой выражая почтительность, повел ее в номер. Джирро остался у стойки, утрясать мелочи с тут же возникшим заместителем. Расплатился, получил маленький ключ, от которого явственно фонило магией, и помчался догонять хозяйку.
  
  ***
  - Оооо...
  
  Принцесса довольно пошевелила пальцами ног, вытягиваясь во весь рост и блаженно улыбнулась. Она морально разлагалась уже третий час, и останавливаться совершенно не собиралась. Наполненная практически крутым кипятком огромная ванна, в которой в данный момент возлежала Мортиша, парила, наполняя воздух ароматами фиалок - подборка ароматических масел, солей, шампуней, различных видов мыла была просто изумительной. Дамм-море решила насладиться отдыхом по полной программе, совмещая приятное с полезным. Она плескалась, время от времени доставая из стоящего на специальной полочке ящичка амулеты, и поглощая их один за другим.
  
  - Хорошо...
  
  Ящичек постепенно пустел, тело наполняло чувство сытости. Не до отвала, но почти. С грустью осмотрев внушительную горку, принцесса заглянула внутрь ящика в тщетной надежде, что там завалялось еще хоть что-то, небрежно сгребла превратившиеся в украшения амулеты и бросила их обратно в ящик. Раздался стук, в купальню вошла служанка, несущая стопку полотенец.
  
  - Высокородная госпожа чего-то желает? - молоденькая девушка-эльфийка с любопытством стрельнула глазами в открытый ящик, полный драгоценностей, после чего уставилась на невозмутимую Мортишу, деловито накручивающую на голову полотенце, заправляя пряди парика.
  
  - Приготовь спальню, - небрежно бросила принцесса, вставая, служанка тут же развернула что-то вроде махрового халата, помогая просунуть руки в широченные рукава. - И... Че у вас есть?
  
  - Конечно, высокородная госпожа! - с достоинством ответила эльфийка. - Сорок восемь сортов, на выбор.
  
  - Хмм... принесите образцы. Попробую...
  
  Глаза девушки довольно сверкнули - хороший заказ, сразу видно птицу высокого полета.
  
  - Отбери лучшие. И... - длинный расписной ноготь подцепил за цепочку золотой диск с сапфиром в центре, бросая украшение в руки ловко поймавшей его служанки. - Сладости. И до утра не беспокоить.
  
  - Конечно, высокородная госпожа! - девушка присела в реверансе и тут же вылетела за дверь, спеша принести заказ. Денежная клиентка, да еще и вменяемая! Это ж просто подарок богов! Мортиша довольно хмыкнула. Отлично. Теперь, если вдруг в город наведаются охотники или кто-то им подобный, а исключать такое нельзя: в лесу она сильно наследила, служанка скажет, что постоялица - обычная сидхе, богатая, сделала заказ, и на нежить ну совсем непохожа.
  
  Уже через пять минут принцесса капризничала, нюхая принесенные в маленьких баночках сорта че, комментируя и перебирая. Отобрав после долгих раздумий несколько сортов, дождалась, пока их заварят прямо при ней в расписных чайничках, брезгливо ковырнула вилочкой какое-то сложное сооружение на тарелке, оказавшееся чем-то вроде пирожного, и услала служанку восвояси, не замечая устремленного на нее тоскливого взгляда Джирро.
  
  - Слюни подбери, - хмыкнула наглая нежить. - Это тебе компенсация. Лопай.
  
  - Я?! - изумился эльф. Мортиша пожала плечами.
  
  - А кто? Я, что ли? Жуй.
  
  Парень, не чинясь, деловито подвинул к себе тарелку и завис над заварниками. Попробовать хотелось все, без исключения.
  
  - Вперед.
  
  Эльф втянул носом аромат и довольно хмыкнул. В работе на нежить появились новые, невидимые ранее достоинства.
  
  ***
  - Братья, будьте внимательны.
  
  - Конечно, брат-приор.
  
  Несколько хмурых эльфов неторопливо шли по улице, время от времени бросая напряженные взгляды на кулоны, которые имелись у каждого. Крупные кристаллы вели себя образцово: не светились ярким алым светом, показывая, что нежить близко; не мигали сиреневыми вспышками, сигнализируя об удирающей твари, наевшейся честных граждан до отвала, оставаясь прозрачными, как слеза.
  
  Звезда Братства Ищущих прочесывала улицу за улицей, неутомимо, тщательно, вместе с еще пятью Звездами, спешно высланными на поиски не-мертвого врага всего живого. Постепенно окраины городка сменились чистыми кварталами для благородных и тех, кто себя таковыми считает, показались высокие крыши самой дорогой гостиницы этого захолустья. Эльфы переглянулись, обмениваясь вопросительными взглядами.
  
  Идти или не идти? Вот в чем вопрос!
  
  С одной стороны, ответ однозначен - идти! Надо проверить всё, значит, они и проверят всё. Без исключения. С другой стороны... Нежить не настолько умная, чтобы прятаться в гостинице для проезжающих мимо шишек. Тем более никто не поверит, что у лича хватит терпежа и смекалки не жрать постояльцев сразу же, как он их увидит, и уж естественно никто не поверит, что лич сможет замаскироваться под живое существо. Это уже из области ненаучной фантастики, которой пробавляются студенты-недоучки и малограмотные поселяне, обитающие в самых глухих местах человеческих государств, только люди могут сочинять подобные байки из склепа.
  
  Развеселившись от пришедших на ум мыслей брат-приор покосился на свисающий с запястья кулон, вздохнул и махнул рукой. Проверке все-таки быть. Братья поднялись по ступеньками, входя в прохладный холл, наполненный изысканными ароматами, услаждающими капризные благородные носы, и подошел к предупредительно вышедшему из-за стойки управляющему.
  
  - Братья Ищущие? - в голосе эльфа отчетливо звучало недоумение. - Что привело вас в эти края?
  
  - Поиски врага всего живого, - невозмутимо пояснил цель визита приор. Управляющий распахнул глаза.
  
  - Нежить?! Здесь?! - сдавленно прошипел эльф, осторожно обводя глазами пустой холл. В гостинице царила тишина, так как утром благородные особы изволят спать, а не вскакивать ни свет, ни заря. Только возле дверей кемарили двое служек, готовясь помочь, если что.
  
  - Ну, не прямо здесь, - приор покосился на не подающий признаков паники кристалл, - но где-то рядом. В лесу неподалеку выжрали целый отряд разбойников, так что, тварюка должна фонить на весь город, однако... Пока что поводов для объявления Охоты нет.
  
  - Хвала Стихиям! - обрадованно выдохнул управляющий, нервно пряднув ушами. - А то все посетители разбегутся!
  
  - Кто сейчас пребывает в этих стенах? - деловито осведомился приор, пряча кристалл в кармашек на тыльной стороне перчатки. Эльф неопределенно дернул плечами.
  
  - Да, как обычно. Три благородных воина, путешествуют по делам службы. Одна благородная девица с дуэньями и служанками. Домой направляется после учебы. Одна высокородная сидхе со слугой. Просто путешествует.
  
  - Сидхе? - заинтересовался приор, остальные братья тут же подошли ближе. - Здесь?
  
  - Представьте себе! - обрадовался возможности посплетничать управляющий. - Молодая, высокородная. Денежная - сразу же че заказала, и выбрала несколько сортов.
  
  Братья уважительно переглянулись.
  
  - Она... как? - с интересом дернул бровью приор. Управляющий мечтательно причмокнул губами.
  
  - Что сказать... Вроде и тощая, но вся такая... изящная... А когти какие! Во! Сразу видно - огонь-девица! Как царапнет, всю шкуру лентами нарежет!
  
  Приор мечтательно засопел, уставившись куда-то в стену. Тем временем посетители медленно просыпались. Зашмыгали слуги, готовясь помочь хозяевам встретить новый день во всеоружии, засуетились поварята и разносчики... Приор, вздохнув, постарался сбросить с себя романтические грезы, навалившиеся в самый неподходящий момент. Романтика - романтикой, а от дела отвлекаться не стоит, хотя и очень хочется. Еще раз горестно вздохнув, мужчина поправил манжет, и повернулся к управляющему.
  
  - Давайте сделаем обход.
  
  - Разумеется, кивнул эльф, и поманил Братьев за собой. Маленькая процессия обошла гостиницу, и направилась к конюшням. Животных размещали тоже с удобствами, не хуже, чем их хозяев. Владельцы заведения не скупились на комфорт, обеспечивая средства передвижения подходящей едой, подстилками, конюхами-смотрителями, целителями, магами и вообще всем, на что хватало фантазии и денег их хозяев.
  
  Братья зашли в просторное помещение, полюбовались тремя огромными боевыми единорогами: рослыми гнедыми жеребцами, цокающими шипастыми подковами, с одинаковыми попонами и колечками с клеймами в ушах. Рассмотрев клеймо, приор уважительно покивал, и пошел дальше, неопределенно морща нос. Следующие животные явно принадлежали благородной девице, возвращающейся домой на каникулы. Тонконогая, изящная кобыла с лиловыми глазами и радужными гривой и хвостом, а также кони попроще ее сопровождения.
  
  Покосившись на разноцветное животное, мужчина страдальчески сморщился, но удержался от неуместных высказываний. За спиной зашушукались подчиненные, послышались тихие смешки. Окоротив их одним взглядом, приор прошел дальше и в полном восхищении уставился на ездовую химеру. Рядом завздыхали Братья.
  
  Скакун повернул голову, внимательно осмотрел подошедших и горделиво переступил лапами, демонстрируя себя во всей красе: отполированная чешуя, частокол клыков, длинный хвост и горящие гастрономическим интересом глаза. Приор мудро отступил на шаг назад, уважительно кивая. Неведомый мастер, создавший это восьминогое чудо, явно был в ударе, когда творил.
  
  - Красавец, правда? - почесал нос управляющий, окидывая стойло хозяйским взглядом. Приор кивнул, доставая из карманчика камень. Тот вспыхивал желтыми искрами, свидетельствуя, что данное создание - дело рук талантливого артефактора-некроманта.
  
  - Не то слово, - покачал головой эльф. - Сразу видно, сделан под заказ. Обошелся в круглую сумму, точно вам говорю.
  
  - Ну, так хозяйка не бедствует, - пожал плечами управляющий. Постояв и пообсуждав скакуна еще несколько минут, эльфы вернулись в гостиницу. Войдя в холл, приор замер в восхищении, за спиной засопели подчиненные. По лестнице неторопливо спускалась сидхе. Шуршали длинные дорожные одежды, сверкали драгоценности в густых волосах, собранных в затейливую прическу... Девушка взмахнула ресницами, обдав мужчин лукавым взглядом, протянула управляющему номерок, покачивающийся на расписном ногте (приор задушено застонал), и неторопливо пропела.
  
  - Приготовьте на обед рыбу. И салат. Здесь есть оружейные лавки?
  
  - Конечно, госпожа, - с достоинством кивнул эльф, беря ключи. - Служка вас проводит.
  
  - Прекрасно, - благосклонно кивнула красавица, проплывая к двери. Приор тяжко вздохнул. И что ж он такой нерешительный?
  
  
  
  
  * Названия чая произошло от китайского 'че' (чай) и 'те' (tea), первое название свойственно северным диалектам, второе - южным.
  
  
  
  Глава 14.
  
  
  
  - Ах! Как меня радует возвращение в лоно цивилизации! - восхищенно вздохнула Мортиша, неторопливо шагая вслед за служкой по мостовой. Сам факт того, что она прогуливается по улицам самого настоящего города приводил ее в восторг. Идти, разглядывать дома, витрины, прохожих... Она и в прошлой жизни это любила, а теперь, так вообще. Смотреть, если честно, особо было не на что - маленький приграничный городок, этим все сказано. На улицах эльфы, иногда попадаются люди. Чисто, но это неудивительно - магия рулит, а бытовая магия - в особенности. Никаких тебе помоев и содержимого ночных горшков, выливаемых прохожим на головы из окон, невзирая на этаж, как было в просвещенной Европе почти до девятнадцатого века. Сейчас, читая о блистательных мушкетерах и прекрасных дамах, люди и не задумываются о том, почему у шляп были такие широкие поля, и почему этими самыми шляпами так активно махали при встречах. А вот потому! Потому, что надо было отряхнуть их от налипших при прогулках по улочкам подарочков. И высоченные платформы на туфлях дам отлично помогали штурмовать лужи, и хорошо, если дождевые.
  
  Тут такого экстрима сидхе не наблюдала. Все-таки, эльфы живут долго, и обитать в помойке энное количество веков никто не захочет. И уж конечно, в данном случае на выручку долгоживущим лентяям пришла бытовая магия. Дамм-море прекрасно видела рунные цепочки, повторяющиеся на стенах и мостовых через каждые пару метров. Видно было, что за их состоянием смотрят, подновляют, заряжают маной, в общем, облегчают себе жизнь.
  
  Поэтому камни были подогнаны друг к другу тщательно, чтобы не было щелей. Интересно, а тут тоже есть налог в виде камней для мостовых, как было в ее родном мире в некоторых городах? Если честно, то она бы не удивилась. Очень хороший выход из положения: магия - магией, а ремонт, как всем прекрасно известно, в особенности капитальный, это не действие, а состояние души, и данное состояние от мира не зависит.
  
  Эльфенок почтительно проводил принцессу прямо к дверям оружейной лавки, и Мортиша небрежно бросила ему золотую побрякушку из своих запасов. Служка просиял, засунул заработок куда-то за пазуху и радостно принялся ожидать у дверей. Еще бы! За этот медальончик можно было хоть неделю обтирать порог. Принцесса довольно хмыкнула про себя: имидж - наше всё. Особенно среди обслуживающего персонала.
  
  Мало кто задумывается, что слуги всегда при хозяине. Они все видят, все слышат, знают всю подноготную, а самое главное - сплетничают. И тех, кто презрительно плюет на них через губу, обливают такими потоками гуано, стоит только звякнуть мешочку с монетками, что никакие шпионы столько не нароют.
  
  Облагодетельствования работников гостиницы имели вполне определенную цель, даже цели: теперь ее пожелания будут исполняться гораздо быстрее и охотнее, а говорить о ней станут только хорошее. Дескать, какая щедрая госпожа! Все бы такими были! И никто не подумает, что она - наглая нежить, жрущая под шумок всех, кто попадается на зуб. Вы что?! Она самая настоящая сидхе! Живая. Служанка может подтвердить - она видела, как госпожа из ванны лезет после помывки. И вообще она очень добрая.
  
  Звякнули колокольчики, Мортиша вплыла в просторное светлое помещение, огляделась - и восторженно вздохнула. За спиной засопел Джирро, сглатывая слюну. Стены были плотно уставлены витринами, в которых находилось самое разнообразное оружие. У принцессы просто разбежались глаза: такого она никогда не видела.
  
  Чего здесь только не было! Мортиша, как зачарованная, пошла вдоль витрин, разглядывая экспонаты. Даже на ее совершенно неискушенный обывательский взгляд каждое изделие можно и нужно было успешно применять против врага. Каждое! Владелец лавки заботливо рассортировал ассортимент по видам, до отказа набив витрины, и предусмотрительно снабдил их подписями для совсем тупых и откровенно малограмотных.
  
  Подойдя к первой витрине, дамм-море принялась восхищенно рассматривать мечи. Всех форм и размеров, начиная от короткого палаша, до того, что в ее родном мире назвали бы эспадоном - длиной с ее рост, шириной сантиметров десять, сверкающий бритвенно-острой заточкой. В голову тут же полезли картинки из аниме, в которых герои самоотверженно махают жуткими экземплярами, превосходящими их по весу и размеру, причем пытаются этим фехтовать. Интересно, на кого это рассчитано?
  
  На Земле эспадон был по плечу немногим: длинное и тяжелое оружие, требующее недюжинной физической силы. Применялся он тоже в строго определенных ситуациях - попробуй подберись к рыцарю, вокруг которого кружит эта рельса с заточкой. Им рубили, а не фехтовали. А как обстоит дело в этом мире? Еще раз покосившись на внушающий уважение экземпляр, принцесса вздохнула и отправилась просвещаться дальше. Судя по всему, как и на Земле, оружейники в фантазии себя не ограничивали. Были и ровные гладкие края, были и волнистые. Здесь не было церкви, осуждающей такое, здесь никто не вешал обладателей фламбергов, неважно какого размера, на ближайшем суку как пособников дьявола - ведь раны, нанесенные таким оружием были просто кошмарны, а с уровнем земной медицины вплоть до девятнадцатого века - наверняка смертельны.
  
  Принцесса с удовольствием полюбовалась тем, что в Малайзии назвали бы крис-ножом, оценила рукоять в виде змеи, раскрывшей пасть и весело сверкающей желтыми глазками, после чего пошла дальше. Серпы. Древнегреческая махайра, хопеш, просто серпы с длинными рукоятями, соединенные тонкой цепочкой, потом пошли прямые мечи, от узких до широких, самого разного размера, потом сабли... Она медленно, чуть ли не по миллиметру продвигалась вдоль витрин, рядом сопел и пускал слюни Джирро, что-то восторженно взвизгивая, поскуливая и бормоча, пока не прилипла к полу от открывшегося ей в очередной витрине зрелища.
  
  Там, на алом бархате была выставлена коса. Мортиша не считала себя знатоком оружия, но понять, что этот экземпляр отличается от того, которым косят траву (а такое она пару раз проделывала в своей прошлой жизни, когда на нее нападала охота подстричь два квадратных метра газона у себя дома, благо орудие производства досталось в наследство), она могла. И рукоять какая-то ухватистая даже на ее любительский взгляд, и лезвие, как у сабли, сверкающее заточкой и поражающее красотой гравировки, и древко оковано металлическими кольцами, оттеняющими золотистым блеском черноту дерева, и даже золотая кисточка имелась на конце длинного плотного витого шнура, прикрепленного к обуху!
  
  Принцесса заплямкала губами, чувствуя, что у нее почти начинают течь слюни, она восторженно засопела, рядом едва не упал находящий в предынфарктном состоянии от увиденного Джирро.
  
  - Благородной госпоже понравилась моя маленькая шалость? - вкрадчивый, бархатный баритон сломал экстатическую тишину, заставив Джирро подпрыгнуть, схватившись за сердце с каким-то придушенным визгом, а Мортишу - развернуться, выставив ногти в качестве оружия. Рослый, могучего телосложения эльф внимательно, по миллиметру осмотрел десять длиннющих расписных царапалок, уважительно покивал, и сложил руки на широкой груди.
  
  Дамм-море неторопливо опустила руки и окинула стоящего перед ней здоровяка недоуменным взглядом. Вот. Опять. Еще один разъевшийся до внушающих изумление габаритов эльф. В голове тут же завертелись вопросы. Это где же таких штампуют? И чем кормят? Супер-экстра-Растишкой? С гормональными добавками?
  
  Для чистокровного эльфа оружейник был ну слишком уж здоровым. Да, все ушастые были достаточно высокими в общей массе, примерно до ста восьмидесяти пяти сантиметров, но плотным телосложением не отличались, какие-то тонкокостные, что ли, все встреченные без исключения были стройными и подтянутыми, но не худыми. Тот же Джирро был жилистым, как держащая себя в форме гончая.
  
  Сидхе, к примеру, гораздо массивнее, однако сравнить их с тем, что сейчас перед ней стояло, тоже было нельзя. Рейнджеры все выросли под метр девяносто, и насколько Мортиша смогла понять из ошметков воспоминаний Аиллии, это был не предел, даже пресловутый Мариус им не уступал, просто дознаватель был худым, приближаясь к той грани, когда становятся тощими.
  
  Однако вот это... Да и разбойник, которым Мортиша так неудачно позавтракала, был не меньше. Странно. Полукровки? Но с кем?
  
  Принцесса еще раз окинула взглядом стоящий перед ней впечатляющий экземпляр Эльфуса Гигантуса и тихонько вздохнула: легкий аромат дымка заставлял вспомнить о таких милых каждому обитателю постсоветского пространства вещах, как шашлыки, аджика и молодой чесночок.
  
  - Приветствую, Мастер-Оружейник, - благосклонно кивнула сидхе, взяв себя в руки. Сейчас она голодной не была, так что сильно напрягаться не пришлось. - Ваша шутка просто великолепна. Вы позволите?
  
  - Разумеется, госпожа, - эльф достал атрибут смерти из витрины и с легким поклоном протянул девушке. Мортиша на пробу взмахнула орудием производства жнеца, отметив, что эльфы очень мудро отступили подальше. И не зря. Коса закружилась вокруг девушки, описывая странные кривые, пока лезвие со свистом не пронеслось рядом с ухом, едва не отхряпав орган слуха ко всем чертям. Кисточка описала полукруг, сверкая в лучах светила, проникающих в окна. Дамм-море замерла, покосилась на усмехающегося оружейника, и осторожно протянула косу ее создателю.
  
  - Превосходная шутка. Даже слишком.
  
  Эльф спрятал косу в витрину и вновь повернулся к Мортише, окидывая ее цепким взглядом настоящего профессионала.
  
  - Итак, что заинтересовало благородную госпожу?
  
  - Мне необходимо оружие, подходящее для леди. Что-то удобное, простое в использовании, что-то, что можно легко спрятать. Что-то... красивое. Во всех смыслах.
  
  - Хм!
  
  Эльф задумчиво поскреб гладкий подбородок, внимательно осмотрел явно не испытывающую денежных затруднений потенциальную покупательницу, похмыкал...
  
  - Прошу за мной, прекрасная госпожа.
  
  Мужчина подвел принцессу к столам-витринам и Мортиша, увидев предложенное, окончательно выпала в осадок. Предложенный ассортимент заставил захлебнуться восторгом. Чего там только не было! Изделия на любой вкус. И скромные, не привлекающие внимания, и блистающие камнями, гравировкой, эмалью, резьбой и прочими украшательствами.
  
  Каждый предмет представлял собой настоящее произведение искусства, Мортиша даже отмахнулась от нехорошей мыслишки попробовать оружейника на зуб, ворочавшейся где-то в подсознании. Такого мастера трогать грех. Самый натуральный. Ведь это не просто талантливый ремесленник... А настоящий мастер.
  
  Содержимое витрин было способно удовлетворить самый придирчивый вкус. Поражали взгляд красотой узоров боевые веера самых разных видов.Привычные, состоящие из собранных вместе остро заточенных пластин. Жесткие, напоминающие дно от скрипки, насаженное на ручку. Смутно припомнилось, что такими пользовались в азиатских странах, к примеру в Японии и Китае военачальники, чтобы отдавать приказы, ну и мух отгонять, не без этого. Еще почему-то в голову упорно лезло воспоминание о персонаже какого-то аниме, размахивающего такой штукенцией чуть ли не с себя ростом. Ему бы струны приделать к любимому оружию - и можно бренчать под настроение, сводя с ума врагов.
  
  Ровными рядками лежали шпильки. Самой разной длины и вида. Просто как большие и толстые иглы, в виде портновских булавок-переростков, и практически настоящие стилеты.
  
  Кольца. Утолщенные, с небольшими тупыми шипами и гладкие, которые запросто можно использовать в качестве кастетов. Украшенные острыми лезвиями в виде когтей - смазать ядом, и проблема с врагами решена. С потайными шипами, выскакивающими, если плотно сжать руку в кулак.
  
  Несколько видов цепей. Короткие, которые можно носить на шее в качестве ожерелья, сплетенные жгутами. Более длинные и тяжелые - на пояс. Ажурные украшения на концах явно повышенной прочности, такими приваришь супостата - и порядок. Тонкие, оканчивающиеся лезвиями, грузиками и иглами - вплетать в волосы.
  
  Пояса-мечи. И просто очень гибкие мечи, и собранные из пластин, нанизанных на тросики. Потянешь за веревочку - и вот они вошли в пазы друг друга, а у тебя в руках оружие.
  
  И целая прорва метательных ножей и стилетов, которые запросто можно спрятать в рукав.
  
  У Мортиши разбежались глаза. Она озадаченно застыла, что-то неопределенно мыча... и чувствуя наполненный добродушной насмешкой взгляд создателя всей этой красоты, наблюдающего ее мучения. М-да. И что выбрать? Учитывая, что она ничего не умеет, но обладает хорошим глазомером и твердой рукой?
  
  С другой стороны, а оно ей надо, эти мучения? Как почитаешь про попадунов, так они все сразу охрененные, если не сказать грубее, мастера всех видов единоборств, владеют любым оружием, и вообще круты безмерно. Особенно те, которые простые студенты, посвящающие свободное от попыток напрячь отсутствующий мозг в учебном заведении время бухлу и разврату.
  
  Что ж она не такая? Вон, даже косой чуть не убилась.
  
  Мортиша еще раз вздохнула, почесала нос... и скорбно посмотрела на оружейника. Ей явно требуется помощь зала.
  
  - Что вы посоветуете, Мастер?
  
  Эльф явно удивился. Видимо ожидал, что молоденькая красотка с визгом начнет сметать с витрин все блестящее и с камушками, невзирая на то, сможет она этим воспользоваться, или нет. А она - ты гляди, думать умеет! И, может даже, не временами.
  
  - Учтите. Я умею только метать ножи. Еще обладаю хорошим глазомером и достаточно твердой рукой. Реакция присутствует. Как и лень. Что скажете?
  
  Мастер поджал губы, впрочем, достаточно одобрительно, и посмотрел на витрины.
  
  - Мечи, как и древковое оружие, явно отпадают... - утвердительно произнес эльф. Мортиша кивнула.
  
  - Ну... Меч, только что-то легкое и не очень длинное... Хотя, надо найти того, кто покажет, как им размахивать... Ммм... Ладно, об этом я еще подумаю.
  
  - Потом, - согласился оружейник. - Дальнобойное? Луки, арбалеты?
  
  - Джирро? Стрелять умеешь?
  
  - Конечно, госпожа! - оскорбленно вскинулся эльф. Принцесса ткнула в его сторону пальцем.
  
  - Вот ему подберете.
  
  - Цепи?
  
  Дамм-море задумалась. Вспомнилась руническая цепь, лежащая в укромном уголке. Длинная, тяжелая, проверенная в бою.
  
  - Нет. Есть такая.
  
  - Метательное оружие?
  
  - Можно подобрать парочку, - согласилась принцесса. - И, знаете... Давайте, все-таки, подберем меч, лишним не будет, и что-то такое, ну, вот знаете, серпы, что-ли... - неуверенно промямлила дамм-море, наморщив нос. Взгляд оружейника скользнул по витринам, выбирая.
  
  - Хотя... Знаете, мастер, - неожиданно воодушевилась принцесса, - покажите ваши веера. Очень удобная вещь.
  
  - Сплошной или складывающийся? - уточнил оружейник, подходя к витрине. Мортиша впала в глубокие раздумья. Оба варианта были хороши. Сплошным, выглядящим как лопатка, диск или дно от скрипки можно было рубить - длинная рукоять и остро заточенные края позволяли это сделать с легкостью. Однако минус был в том, что спрятать такое очень сложно. Да и таскать с собой не всегда удобно и уместно.
  
  Складной, выглядящий как обычный, веер, в котором пластины заходили одна на другую, был гораздо удобнее. Можно держать в руках. Можно мух гонять. Можно от приставучих кавалеров отмахиваться. Можно на пояс повесить. Не каждый догадается, что изящная игрушка в хрупких пальцах сделана из металла и весит изрядно - у нее руки не устанут, она гораздо сильнее живых. К тому же такой предмет не воспринимается оружием, что очень удобно.
  
  Достань кинжал - противник насторожится. Сделай вид, что отбиваться будешь веером - тебя поднимут на смех. То, что нужно. С кинжалами она более-менее управляться умеет. В памяти Риэльха были такие знания. Меч был для калеки очень неудобен, а вот кинжал - в самый раз. Так что, надо потренироваться, порывшись в воспоминаниях, тем более, с ее скоростью и силой... А меч... Нет. Меч не подходит. Это только в мечтах некоторых индивидуумов хрупкая девчушка может рельсой фехтовать, причем сразу же, как возьмется за рукоять.
  
  В реальности, во всяком случае, в этой, женщины-воины встречались, но, как бы это помягче сказать... В общем, фигура при такой жизни страдает. Психика - тем более. Жить в диких условиях, постоянно кочуя, без элементарных удобств неделями и месяцами... Ни маникюра, ни прически, о косметике и отсутствии кружевного белья и вовсе умолчим.
  
  Нет, были такие экстремалки, но Мортиша не из их числа. Совершенно. Она любит комфорт. А после того, как стала нежитью - так и вовсе обожает. Так что, лучше нанять кого-то для защиты, если что - охрану можно использовать в качестве НЗ на черный день. Очень удобно. И достаточно выгодно.
  
  Над ухом кашлянули, и принцесса отвлеклась от дум.
  
  - Вот этот.
  
  - Прекрасный выбор, - одобрил эльф, доставая привлекший внимание покупательницы товар. Мортиша взяла в руки веер, и развернула. Металлические пластины. Тонкие, но прочные. Все с острыми краями. Верх пластин не треугольный, как у кинжала, а округлый. Золотой цвет, расписан тонкими черными и коричневыми узорами. Легко складывается и раскладывается. Снизу пластины скреплены кольцом, к которому привязан витой шнур, украшенный кистью на конце.
  
  Пару раз раскрыв веер, принцесса повернулась к оружейнику. Мастер оказался понятливым, тут же показав на большое серебряное зеркало. Принцесса подошла, пару раз обмахнулась, слушая, как гудит воздух при взмахах... Поправила прическу. Еще раз приложила к груди веер...
  
  - Беру.
  
  - Упаковать? - мастер щелкнул пальцами, и из подсобки выскочил эльфенок, чьи стати не давали усомниться в том, что он явная родня оружейника.
  
  - О, не стоит... - небрежно отказалась дамм-море, одобрительно глядя на эльфа. Да тут еще и сервис имеется! Ну надо же! - Ну, раз я определилась, давайте выбирать дальше. Итак. Лук, стрелы, колчан. Для моего слуги. Стрелы: охотничьи и боевые. Много. Запас карман не тянет. Перчатки имеются?
  
  - Конечно.
  
  - Тогда еще перчатку, Джирро - примерь! Затем... - принцесса прошлась, пытаясь сообразить, что ей еще необходимо. Бросила взгляд в зеркало... - Так. Вот эти булавки для волос. И вот эти. Да, и вот эти я все заберу.
  
  Она снова поправила прическу, покосившись на свое отражение. Что с того, что сейчас она лысая, как коленка? Отрастут. А пока и в парик воткнет, надо будет только клей купить, чтоб скальп с головы ветром не сдуло, или сам не отвалился под тяжестью аксессуаров. А то не дай Тьма кто-то за фальшивые локоны дернет! Вот будет позор, если она сверкнет черепом на глазах изумленных свидетелей! Так что, надо не забыть...
  
  - Джирро!
  
  - Да, госпожа? - тут же отвлекся от выбора лука слуга.
  
  - Напомни мне: надо клей купить.
  
  - Конечно, госпожа, - кивнул эльф. - Напомню.
  
  Тем временем вошедшая во вкус принцесса продолжила облегчать свой кошелек.
  
  - Так. Продолжим. Меч для Джирро. Сам выберет. И... Вот эти кинжалы. У вас есть чистые заготовки?
  
  - Конечно, госпожа, сейчас вынесут.
  
  - Чудесно. Тогда еще перевязь для них... Ну и все. Джирро, расплатись!
  
  - Сейчас, госпожа.
  
  Нагруженный по самое "не могу" служка поволок покупки в гостиницу, а принцесса отправилась бороздить просторы городка дальше. Она неторопливо гуляла, рассматривая витрины лавок, окружающих, слушала разъяснения Джирро... Поменяла часть украшений на золотые и серебряные монеты. Через пару часов дамм-морэ окончательно пресытилась впечатлениями и потопала назад.
  
  В конце концов, ей спешить некуда.
  
  В гостинице ее встретили, как родную. Ванна уже была готова, так же, как и обед, служанки крутились поблизости, предлагая помощь, Мортиша с удовольствием вымылась, переоделась, отдав одежду в стирку, после чего выгнала всех и приступила к обеду. Вернее, ел Джирро, а принцесса валялась на диванчике, размышляя. Надо пополнить гардероб. Если не здесь, то в другом населенном пункте. Надо пополнить кошелек. Ей повезло грабануть разбойников, но этого явно мало. Она хочет жить, не экономя, значит, надо принять меры. Кроме того, требуется прояснить вопрос с маячившими поутру в гостинице эльфами.
  
  Джирро успел ее просветить о том, кто это такие и чем занимаются. Обнадеживало, что охотники на нежить не спешили на нее кидаться, амулет сработал безупречно, еще бы, за такие-то деньжищи! Она за него столько лалов отвалила... не поскупилась. На себе вообще экономить не стоит, это самое последнее дело. Скупость всегда боком вылезает, причем, в самый неподходящий момент.
  
  Так что, вопрос с Ищущими тоже стоит провентилировать, тем более, самый главный вроде мелькнул где-то на периферии, когда Мортиша возвращалась в гостиницу. Следил... скорее всего. Да и смотрел он при встрече странновато...
  
  Джирро сыто икнул и принцесса недовольно на него покосилась. Эльф рассыпался в извинениях, вызвал служанок, убравших тарелки и прочее, и отправился на кухню, есть уже за себя. А то будет подозрительно: госпожа ест, а слуга слюни роняет. Но при этом голодным не выглядит.
  
  Вздохнув, Мортиша с трудом сковырнула себя с диванчика и принялась рассматривать покупки. Булавки. Четыре комплекта по шесть штук. Стальные, золотые и серебряные. Просто металл и работа мастера. Чистые. Она сама нанесет на них руны... И тогда можно будет метать булавки, зачаровав их на остроту, прочность, и еще кое-что...
  
  Веер. Очень красивый, украшенный узорами. Им она тоже займется. Надо зачаровать, как следует. Мастер работал с металлом, в этом он явно спец, магия применялась при обработке руды, готового сплава, при работе с заготовкой. Значит, надо его улучшить. Острота, прочность, легкость, потом надо подумать над защитой от заклинаний... Или наоборот? Сделать что-то вроде щита?
  
  Воодушевившись, принцесса принялась прикидывать, что можно сделать с веером. Если превратить его в щит, защищающий от атак, или пойти другим путем? Агрессивная защита? Разрушать заклинания, направленные на нее. Это следует обдумать. И надо заняться стрелами, мечом, луком и перчаткой. Это и для нее полезно, постоянно набивать руку, да фантазию тренировать необходимо.
  
  А еще надо как-то решать проблему с внешностью. Понятно, что сожрать целую армию ей никто не даст, но может же девушка помечтать? Принцесса стянула парик и поскребла лысую голову.
  
  А клей она купить забыла.
  
  ***
  
  Мортиша повернулась к вернувшемуся с кухни Джирро, нехорошо прищурившись, но не успела она открыть рот, как эльф со стуком поставил на стол маленькую деревянную баночку.
  
  - Это что? - с подозрением протянула принцесса.
  
  - Клей, - невозмутимо ответил Джирро.
  
  - Гхм! - подняла лысую бровь дамм-морэ. - Где ты его взял?
  
  - У оружейника, - с достоинством отозвался эльф. - Он таким накладки декоративные приклеивает на рукояти. Говорит, что зверски липкий и вообще жутко прочный. Что хочешь приклеит, оторвать невозможно.
  
  - Мдааа... - протянула принцесса, поглядывая на баночку, и в красках представляя, как снимает насмерть приклеенный парик вместе со скальпом. Хотя... если подумать, то применение такой нужной в хозяйстве вещи она всегда найдет.
  
  - Сурово...
  
  Джирро невозмутимо пожал плечами. Мол, что заказывали, то и получили. Хотели клей? Нате!
  
  Чем дальше, тем больше Джирро проникался духом цинизма и скепсиса. Постепенно уходил страх перед хозяйкой, а его место занимал зарождающийся пофигизм.
  
  - Ладно, - почесала когтем нос Мортиша. - Это хорошо, но ты имей в виду: нужен клей, парик приклеить. Интересно, у лицедеев, уличных актеров... Проклятье! У вас есть какие-то актеры, пусть и уличные, которые разыгрывают сценки и так далее? Представления дают? Может, циркачи?
  
  - Есть, конечно, - кивнул эльф, - но не думаю, что у уличных что-то подобное есть. Они - нищета подзаборная. Если и есть у кого такое, так это у столичных. Там есть театры, и актеры хорошие, не то, что это отребье... Ну и Тайные службы.
  
  - Это понятно, - вздохнула принцесса, - что у них точно такое водится. Магия - магией, а банальный грим никто не отменял. Только лезть к ним - себе дороже выйдет. Надо подумать... Может руны на парике изобразить? На подкладке? А что, идея! Чтоб не елозил, хорошо держался...
  
  Увидев, что хозяйка отвлеклась, Джирро облегченно вздохнул и удрал. Одна из поварих строила ему глазки, так что, надо проверить. Это просто так, или у нее был интерес?
  
  Мортиша на уход эльфа не обратила никакого внимания. Она вся ушла в процесс. Принцесса взяла парик и принялась размышлять, как вообще можно сделать то, о чем она думала. Руны нанести не проблема: есть несмываемая специальная краска, которая не сотрется, не размажется, можно вышить, тоже вариант. А вот как правильно составить цепочку символов?
  
  Если она ошибется, то вместо прилипания парик насмерть приклеится, так, что оторвать будет нельзя, а то и срастется с кожей головы. Этот вариант ее не устраивает! И вообще, как потом отдирать этот девайс?
  
  - Ммм... Итак. Руна "скольжение". С обратным знаком, потом закрепление, потом...
  
  Дамм-морэ достала блокнот, и принялась черкать, прикидывая, как добиться поставленной цели. Ведь парик должен держаться, как родной, даже если за него дернут. Кроме того, он должен выдержать вес булавок и прочих украшений, и легко сниматься.
  
  Кодовое слово? Типа: "Отлипни"?
  
  Надо думать.
  
  Вернувшийся почти под утро чрезвычайно довольный и веселый Джирро только покосился на бормочущую и расхаживающую хозяйку, пожал плечами, и пошел досыпать. Все равно его услуги не требуются.
  
  Утро Мортиша встретила с невероятно хорошим настроением. Она добилась исполнения поставленной перед собой цели, и теперь радовалась жизни. Служанки наполнили ванну, принцесса выскоблила себя до скрипа, постирала парик, напялила его на болванку и высушила. После чего натянула на голову, прикоснулась к волосам пальцами и пустила крохотную искру магии.
  
   Подергала за волосы.
  
  Парик ощущался как свой собственный скальп. Держался насмерть. Принцесса удовлетворенно кивнула своему отражению, еще раз проверила наложенную на себя иллюзию, и позвала служанку, заказав себе куафера. Гостиница предоставляла и такие услуги.
  
  Вызванный мастер поохал и поахал над копной, которую ему надо было укротить, создав прическу, подходящую для прогулок в городе, перебрал булавки, предоставленные Мортишей, цепочки и гребни, и принялся творить, а тем временем мастерицы занимались одеждой, разглаживая складки, и обувью.
  
  Через полтора часа дамм-морэ восхищенно пялилась на свое отражение. В зеркале отражалась молоденькая красавица-сидхе, причесанная, одетая, обутая, как подобает знатной леди при выходе на прогулку. Сверкали украшения и ногти, на которые была заботливо нанесена иллюзия с новыми росписями, накрашенные губы потрясали полнотой и формой, самую малость оттопыривалась грудь, затянутая в специальный корсет.
  
  Ах, если б можно было сделать размерчик побольше!
  
  Принцесса тоскливо вздохнула: увы, пока что ей такое не светит. Мало того, что все сидхе не отличаются пышными формами, так она еще и слишком тощая для того, чтобы что-то "отрастить". Можно, конечно, но это будет выглядеть странно и неестественно. Так что, пока не отъестся, о бюстье и его содержимом и думать нечего.
  
  Благосклонно одарив всех потрудившихся над ее красотой золотыми монетами, кивнула эльфу, приготовившемуся сопровождать госпожу на прогулке, подхватила сумочку и веер, и направила свои стопы к выходу.
  
  В холле принцессу ожидал сюрприз. Давешний эльф, приор, смотревший на нее странным взглядом.
  
  Одичавшая за годы, проведенные вне цивилизации, принцесса сначала даже не поняла, какого черта на нее пялятся влажными очами раненой лани. Уж очень тоскливо глядел мужчина, с каким-то робким предвкушением.
  
  Ситуацию неожиданно прояснил Джирро, топающий за спиной.
  
  - Ишь, воздыхатель выискался! - процедил еле слышно слуга, и нежить изумленно распахнула глаза.
  
  Боже мой! Воздыхатель! Самый натуральный!
  
  И он воздыхает по ней!
  
  Мортиша едва не заржала в голос. Знал бы мужик, на кого пялится и слюни пускает!
  
  Неторопливо сойдя по лестнице, принцесса плавной походкой направилась к стойке, лениво обмахиваясь веером. Приор молча сопел, пожирая ее глазами. Дамм-морэ положила брелок с ключом, бросив на эльфа заинтересованный взгляд. Тот тут же выпятил грудь и расправил плечи.
  
  Мортиша понюхала воздух трепещущими ноздрями и что-то благосклонно промычала, заставив приора горделиво выпрямиться. Пахло от него и впрямь хорошо: кулебякой с осетром, яйцом и рисом с зеленью. Мечтательно прищурившись, принцесса бросила еще один благосклонный взгляд на так неожиданно нарисовавшегося поклонника, и приор решил перейти от воздыханий к действиям.
  
  - Благородная госпожа желает прогуляться?
  
  Мортиша покосилась на эльфа, демонстративно перевела взгляд куда-то вбок и вверх, демонстрируя напряженные раздумья... Приор сглотнул.
  
  - Госпожа желает, - лениво качнула веером принцесса. Эльф явственно воспрял духом.
  
  - Позвольте назвать Вам свое имя, прекрасная госпожа, - эльф слегка отступил назад и куртуазно поклонился, со всем изяществом, присущим расе. Великолепные одежды, напомнившие Мортише виденные когда-то давно в китайских исторических сериалах наряды династии Тан, зашуршали. - Мираил Алиати, из дома Алиати, приор Братьев Ищущих.
  
  - Мор-Тиш-Шия, - взмахнула длиннющими ресницами дамм-морэ, касаясь кончиками пальцев горла, демонстрируя перстень признания. Глаза эльфа восхищенно блеснули.
  
  - Дозволено ли будет ничтожному, не смеющему поднять взгляд на небесную красоту, сопровождать великолепную?
  
  - Дозволено, - пропела принцесса, смотря на заговорившего Высоким слогом приора голодным взглядом.
  
  - Тогда пусть госпожа позволит показать ей водопад. Это истинное чудо этого скромного города.
  
  - Благодарю Вас, господин. Мой разум трепещет в ожидании.
  
  Джирро, только услышав первые витиеватости Высокого слога, тут же вошел в роль хорошо вышколенного слуги. Он отступил на пять шагов, сделал рожу кирпичом, и стал изображать из себя совершенно индифферентное ко всему происходящему существо.
  
  Ведь слуга всегда рядом, всегда готов выполнить поручение хозяина, не лезет на глаза, не отсвечивает... В общем, превращается из личности в функцию, активирующуюся щелчком пальцев.
  
  Мортиша степенно шагала рядом с приором, обмахиваясь веером, принюхиваясь и мечтательно вздыхая. Запах выпечки бередил сознание, заставляя бросать на довольного эльфа голодные взгляды. Приор раздувался от удовольствия на глазах. Он величаво шагал, неторопливо рассказывая об истории возникновения данного приграничного городка, сыпя сравнениями, удачно вставляемыми цитатами поэтов и легкими шутками.
  
  Мортиша благосклонно кивала, отвечала в том же духе, и мечтательно нюхала воздух. Кушать хотелось чем дальше, тем больше. К тому моменту, как они пришли к водопаду на тихой небольшой площади, в конце тенистой улицы, у дамм-море практически урчало в желудке. Близость вкусняшки, которую нельзя съесть, будоражила сознание и организм.
  
  Принцесса томно вздыхала, заставляя заливающегося соловьем эльфа мечтать о продолжении встречи. Конечно, такое развитие событий было очень сильно под вопросом, но можно же и помечтать хоть иногда?!
  
  Водопад действительно был красив. Когда-то эту небольшую скалу с вытекающим практически с вершины ручьем заприметил маг, хорошо владеющий стихией земли. Маг, как и все эльфы, оказался эстетом. Он расчистил место выхода ручейка на поверхность, придал склону красивые изгибы, сформировав изумительный по красоте каскад, углубил озерцо в основании скалы, зачаровал все на прочность, после чего счел долг выполненным, содрав с администрации закладывающегося городка приличную сумму за свои услуги.
  
  Отцы города поскрипели зубами, но раскошелились: все-таки не дикие люди, а вовсе даже цивилизованные эльфари. Да и эстетические устремления надо удовлетворять. Так, благодаря щедрости градоначальника появилось прекрасное романтическое место, излюбленное влюбленными и поэтами, а также теми, кто себя таковыми считает.
  
  Мортиша выслушала историю с подобающим ситуации одухотворенным лицом, томно поиграла веером и душераздирающе вздохнула, бросив на приора голодный взгляд, который мужчина понял совершенно по своему.
  
  Порозовев кончиками ушей, приор робко поднял руку принцессы, целуя кончики расписных ногтей, заставляющих его одним своим видом сглатывать слюну. Принцесса кокетливо повела глазками... После чего, не выдержав, рванула эльфа за воротник, прильнув к нему в жарком поцелуе, с трудом удерживая себя от того, чтобы не сожрать красавца.
  
  - МММ!
  
  Дамм-морэ оторвалась от впавшего в прострацию приора, нежно лизнула его в шею, простонав "вкусняшка"... После чего снова поцеловала его взасос, сжимая в объятиях.
  
  - Ах, господин Мираил... - промурлыкала, отлепившись, Мортиша, довольно разглядывая красного, как вареный рак, эльфа, трепещущего в ее объятиях. - Вы прекрасны! Какая жалость, что жестокая судьба нас разлучает, обрубая возможности слить наши судьбы воедино, хоть на мгновенье!
  
  Принцесса пафосно шмыгнула носом, пощекотав ногтем кадык мужчины. Приор сглотнул, опасаясь шевельнуться и прервать это чудное мгновенье.
  
  - Однако я сохраню в памяти нашу встречу, и буду вспоминать. Длинными одинокими ночами!
  
  Мортиша тоскливо вздохнула, ласково укусила эльфа за багровое ухо, оставляя следы зубов, после чего аккуратно поставила находящегося в полной прострации мужчину на ноги и скромно прикрылась веером.
  
  - А... Ну, да... Ага, - промямлил приор, растеряв все свое красноречие.
  
  - Проводите меня, господин Мираил... - кокетливо взмахнула ресницами принцесса. - И прошу вас, прочтите еще раз тот чудный сонет о цветущих лотосах.
  
  - Гхм! Да! - прокашлялся эльф, одергивая слегка помятую одежду. - Конечно же, луноликая!
  
  Дамм-морэ цепко ухватилась за руку сопровождающего, и направилась к гостинице, бросая на мужчину жаркие взгляды, от которых тот краснел и мямлил.
  
  - Ах, благодарю вас за чудную прогулку, - вздохнула принцесса, не отказывая себе в удовольствии вновь пощекотать ногтями под подбородком у приора, замершего с совершенно невменяемым видом. Бросив на него озабоченный взгляд, Мортиша решила что хватит с бедолаги на сегодня, а то она за себя не отвечает.
  
  - Как горьки эти минуты расставанья! Впрочем... - жадно поцеловав еще раз эльфа, принцесса слизнула капельку его магии и удрученно вздохнула. Словно залезла в коробку из-под печенья, слизнув пару крошек. Издевательство какое-то!
  
  - Благодарю вас, мой прекрасный рыцарь!
  
  Дверь закрылась, оставляя приора, пошатываясь, пялиться куда-то в пространство и мечтательно вздыхать. Мортиша злобно хлопнула дверью в номер и недовольно уставилась на нервничающего Джирро.
  
  - Жрать хочу!
  
  Джирро, взвизгнув, тут же отскочил к стене, выставляя перед собой в качестве защиты массивный стул.
  
  - Не надо! - пролепетал трясущийся слуга, в красках представляя, как вот прямо сейчас его будут есть. Целиком или кусочками - это уже неважно, результат-то один! И он ему хорошо известен!
  
  - Да успокойся, ты, - раздраженно отмахнулась принцесса. - Где же он, где.... Где? Куда я его засунула?
  
  Мортиша закопалась в шкатулки, перерывая содержимое в поисках заначки. Наконец ее усилия увенчались успехом. Небольшой невзрачный камень, доверху накачанный магической энергией. Заказанный через рейнжеров неприкосновенный запас на всякий случай.
  
  Камень-накопитель был штукой дорогой, но зато многоразовой. Самое оно для ее целей. Осторожно втянув в себя ману, Мортиша облегченно вздохнула: голод отступил и теперь можно было съехать из гостиницы. Пора двигаться дальше.
  
  Вернув камень в шкатулку, дамм-морэ повернулась к успокоившемуся Джирро.
  
  - Собираемся. Заказывай продукты, все, что хочешь, ну и вообще необходимое. Пора делать ноги.
  
  Эльф поклонился и выскользнул за дверь.
  
  ***
  - Брат Приор, вы в порядке? - участливо поинтересовался подчиненный мужчины, заглядывая ему в лицо. Мираил счастливо вздохнул и подпер ладонью лицо, мечтательно глядя куда-то в стену. Братья Ищущие переглянулись. Их начальник уже два часа потрясал невменяемым поведением. Хорошо что они прогуливались возле гостиницы, где остановилась прекрасная сидхе! Так, мимо проходили. Да. И они вовсе не следили за своим командиром, что вы, совсем нет. Они бдили. Исполняли свой долг Ищущих.
  
  А вдруг коварная нежить подкараулит так неожиданно отправившегося на прогулку брата приора, и откусит ему самое сокровенное? Если судить по красному распухшему уху, которое выглядело так, словно его пытался попробовать на вкус крокодил или мелкий дракон, то нападение явно состоялось.
  
  Кроме того, несчастного эльфа явно стукнули чем-то тяжелым по голове. Хорошо хоть слюни не пускает. Жаль, что они не смогли совершить подвиг и героически, не щадя живота своего, закрыть телами храброго приора, презревшего опасности и направившего свои стопы к водопаду...
  
  - Тише... - поморщился Мираил и его подчиненные тут же перестали трепаться вполголоса, и приняли невозмутимый вид. - Хватит мне портить настроение!
  
  - Брат приор, - тут же засверкал глазами один из братьев. - Мы можем чем-то помочь?
  
  - Можете, - лениво кивнул Мираил. - Исчезните с глаз моих хоть ненадолго!
  
  ***
  Слейпнир несся по дороге, все больше удаляясь от городка. Мортиша довольно подставляла лучам светила лицо, щуря глаза, предвкушая, как будет наслаждаться цивилизацией. Первое знакомство прошло просто отлично, никто ничего не заподозрил, выбранная линия поведения воспринималась окружающими естественно. Никто не орал о самозванстве, не бросал косые взгляды... Конечно, это не значит, что Мортиша прямо вся из себя такая умелая актриса и прочее, ей многое предстоит изучить и узнать.
  
  Но первый блин комом не был и это обнадеживало.
  
  Скакун быстро перебирал лапами, никакой тебе тряски, никакого укачивания. Химера получилась на загляденье: бегает быстро, перебирается через любые препятствия, самое главное - путешествие происходит с комфортом.
  
  Принцесса развалилась в седле, отпустив поводья и обдумывая, что надо будет повысить уровень роскоши. Можно немного доработать сундук, в частности вход, кроме того, как только они доберутся до большого города, где будут Гильдии и нужные ей специалисты, она вплотную займется внутренней отделкой.
  
  Конечно, все и так очень неплохо, но можно сделать и лучше. И вообще, нет предела совершенству! Кроме того, можно еще чуточку облагородить скакуна. Попонку, что-ли сделать... Бантик на хвост повязать... Когти отманикюрить и лаком покрыть.
  
  - Слиппи, ты как насчет маникюра? - Мортиша с интересом наклонилась вперед, ожидая реакции своего средства передвижения. Химера всхрапнула, на мгновение выпучив глаза.
  
  - Ты подумай, - продолжила вновь откинувшаяся на спинку принцесса. - Когти отполируем, будут на загляденье. Ты ж у меня боевой, ну, почти конь... Хм... Кстати, а вот к какому виду тебя отнести? - задумалась нежить, не обращая внимания на тихий храп Джирро, вновь решившего поспать. - Дракон? Кот? Дракот?
  
  Слейпнир возмущенно фыркнул.
  
  - Ну-ну, не дракот, прости. Драколич!
  
  Скакун на бегу подпрыгнул, дрыгнув в воздухе всеми лапами одновременно.
  
  - Так что насчет маникюра? Покроем твои коготки золотом, а сверху - черные узоры. Или наоборот. Черное с золотом. Что скажешь? И еще их надо дополнительно обработать укрепляющими плетениями. И хвост.
  
  Химера одобрительно фыркнула, скосив на хозяйку глаз на мгновение.
  
  - Прекрасно, - удовлетворенно вздохнула дамм-морэ. - Я, конечно, гениальна и все такое, но я хочу, чтоб было еще лучше. Тебя еще долго можно будет дорабатывать.
  
  Принцесса и Слейпнир одновременно фыркнули, Мортиша вновь погрузилась в размышления. Если признаться честно, то ситуация с поклонником, так неожиданно объявившимся, ее напрягла. Сейчас, вспоминая краткое свидание, эти пару часов общения с назойливым эльфом, девушка понимала, что банально не знала, что делать. Увы, бытие нежитью сильно перекроило ее психику, теперь это было видно четко и ясно. Да и не только ее.
  
  Начать стоило с того, что тело-то у нее... того. Мертвое. Хотя, не так. В отличие от совершенно мертвых личей и прочих зомби, дамм-морэ считаются условно живыми. И условно мертвыми. Вот такая странная характеристика этого редчайшего явления. И пояснение этому самое простое.
  
  Тело, может, и мертвое, вот только сознание очень даже живо, а всем прекрасно известно, именно оно определяет бытие. Дамм-море живы, как личности, они могут развиваться, и не по команде, как дрессированные собаки, а сами, нарабатывая драгоценный опыт. Они учатся на своих ошибках, имеют свои цели, сами определяют средства для их достижения.
  
  Именно поэтому дамм-морэ являются такой редкостью, сказкой даже для магического мира: мертвые, являющиеся таковыми только условно. И это самое "условно" радовало Мортишу до чрезвычайности. Но тут была и загвоздка. Для того, чтобы это так и было, ей надо хорошо, плотно кушать. А с едой у принцессы пока что была проблема.
  
  Банда местных Робингудов, так неудачно съеденная, не в счет. Поклонник-Приор только разжег аппетит, немного усмиренный поглощенными амулетами. Как пах, стервец! Как он пах! Принцесса горестно вздохнула, вспоминая чарующие ароматы горячего теста и сочной начинки. За спиной неожиданно замер Джирро, как-то странно скукожившийся на своем месте.
  
  - Госпожа? - робко проблеял эльф, опасливо поджимая ноги. Мортиша лениво отмахнулась.
  
  - Не дергайся, болезный. Тебя я есть не буду. Ты у меня проходишь по категории "свое", а свое не жрут. Имущество, я имею в виду.
  
  - Ааа... - успокоенно отмер эльф, в приступе нахлынувшего облегчения не обратив внимания на озвученный статус.
  
  Тем временем Мортиша вновь вспомнила приора и загрустила еще больше. И вот что ей делать? Тело у нее от гормональной нестабильности не страдает, так что, чисто физический аспект "хотения" отпадает сразу же, и навсегда. И это не изменится.
  
  Да, если сильно припечет, то можно что-то изобразить, как там в романах пишут? Бурно вздымающаяся грудь, порозовевшие перси, томный взгляд с поволокой... Ну, поволока, это нетрудно: достаточно подумать о полноценном обеде из маленькой армии, и все готово. Розовение и румянец? Магия иллюзий нам в помощь! Бурно вздымающаяся грудь? Вот с этим проблемы. Нечему там вздыматься! Совсем нечему!
  
  Даже корсет не помогает... С начинкой, долженствующей что-то там изобразить. И накинутая личина не спасет, ей надо на что-то опираться, а что, если размер даже не нулевой? А минус хs? Или как там идут обозначения?
  
  А ведь это только физика. А есть и психика. Сейчас принцесса готова была признать, что одичала в своем склепе до крайности. Отношения с редкими гостями были сугубо деловыми, ни о каком флирте речи и быть не могло, рейнджеры бы этого не поняли, такой откровенной некрофилии, причем, не с той стороны.
  
  Да и воспринимались теперь эльфы, сидхе и прочие люди с орками исключительно с гастрономической точки зрения. Какой, к Хаосу, флирт, когда при виде красивого мужика слюни текут и в желудке бурчит? Он к тебе с поцелуями, а ты думаешь, как его грызануть? Или просто так выпить... И вообще, куском его жрать, или растянуть удовольствие?
  
  Неожиданно вспомнился давно покойный Саерава и Мортиша едва не зарыдала в голос. О, этот божественный вкус! Говядинка! И тортик! Нежить всхлипнула, заставив дернуться только расслабившегося слугу. Бедняга некоторое время наблюдал, как его хозяйка страдает, о чем-то напряженно размышляя, но беспокоить ее не решался.
  
  Время и расстояние летели незаметно, наконец эльф решился, после особенно душераздирающего вздоха и демонстративного смаргивания несуществующей слезинки.
  
  - Госпожа? Вас что-то беспокоит? - участливо поинтересовался эльф, нервно дергая ушами. Принцесса, на которую неожиданно накатил приступ депрессии, взвыла.
  
  - Кушаааать хочууу!
  
  - Есть накопитель, - с состраданием посмотрел в тощую спину слуга. - Дать?
  
  В ответ молча протянулась черная конечность с устрашающими когтями. Джирро достал заблаговременно приготовленный футлярчик с камнем, наполненным маной и протянул хозяйке.
  
  Мортиша съела предложенное за мгновение.
  
  - Семечки, честное слово! - недовольно всхлипнула нежить. Эльф развел руками.
  
  - Увы, больше ничего нет. Спешка, сами понимаете.
  
  - Я-то понимаю, - сварливо буркнула Мортиша, - а мой мозг - нет! И тело его поддерживает! Где тут разбойники бегают? Контрабандисты? Маги, желательно с охраной? Армия, на худой конец! Где мои косяки боевых роялей? Кустов валом, а они, твари, прячутся! - последнее прозвучало истинным воплем души.
  
  Джирро промолчал, вопрос был явно риторическим.
  
  - Слиппи, рули вон к той скале, что слева, - буркнула принцесса, и голем замедлил ход. Джирро осмотрел место стоянки, недовольно морщась. Выглядело место странновато. Кругом степь, редкие лески, даже просто рощицы, а тут несколько скал, пещерка, ручеек, да и несколько деревьев... Благостная картина, вызвавшая смутное недоверие. Впрочем, чего ему опасаться? Если что, хозяйка всех съест!
  
  Эльф расставил походную мебель, подхватил котелок, чтобы зачерпнуть воды... Он успел только отметить, что отражение странно колыхнулось, а потом что-то обрушилось на затылок, и наступила тьма.
  
  
  
  
  
  
  Глава 15.
  
  
  
  Мортиша тихо офигевала от всего происходящего. Она на что-то жаловалась? Слезу пускала, соплями трясла? Вот тебе! Ешь, только не обляпайся!
  
  Странность она почуяла, как только Слейпнир подбежал к высящейся памятником самой себе скальной гряде. Что-то взбудоражило чувства, но определить сходу, что же тут такого подозрительного Мортиша не смогла. Она огляделась, понюхала воздух, напрягла все свои способности... И пожала плечами: скала как скала, степь как степь. Шестое, или какое оно там у нее по счету чувство, настойчиво зудело на краю сознания, однако страшной угрозы принцесса не чувствовала. Впрочем, вновь накинуть на себя личину, активировав амулет, это ей не помешало.
  
  Джирро захлопотал по хозяйству, Слейпнир застыл статуей, зорко оглядывая окрестности на предмет перекусить, Мортиша слезла, банально желая размять ноги. Никаких физических неудобств она не испытывала, просто смена положения.
  
  Первым делом эльф обустроил хозяйку: поставил походную мебель, постелил коврик и бросил на него подушку. Принцесса царственно опустила костлявую задницу на подушечку, тщательно расправив подол дорожного платья, и принялась лениво наблюдать за суетой. Светило мягко пригревало, щебетали какие-то мелкие пташки, порхающие в небе, Мортиша пересчитала облачка (пять штук), осмотрела маникюр (можно поменять рисунок), и вздохнула.
  
  Тишина убаюкивала. Дамм-морэ задумчиво почесала ногтем кончик левого уха, размышляя, чем бы себя занять. Неизвестно, до чего бы она додумалась, но тут проблема досуга решилась сама собой. На них напали.
  
  Первым нейтрализовали Джирро. С особой жестокостью его стукнули по голове, заставив уронить котелок с водой. Саму принцессу упаковали гораздо более гуманно: неожиданно воздух сгустился, пеленуя, словно кокон, навалилась дикая сонливость, заставившая принцессу, выпучившую глаза от такой беспросветной наглости, срочно притвориться бревном. Она плавно осела на коврик, успев сдавленно пропеть "Ах", после чего ей осталось только наблюдать из-под ресниц за появлением нападавших.
  
  Люди. Они шустро занялись Джирро, опутав его веревками, саму дамм-морэ уволокли гораздо более вежливо: уложили на носилки, причем под голову подушечку положили. Принцесса нахмурилась, наблюдая за похитителями - вели они себя немного неестественно. Случайно увидев взгляд одного, Мортиша все поняла: раб. Или опоили чем-то, или закляли, превратив в марионетку, уж слишком стеклянными были глаза.
  
  Скала словно потекла, обнажая вход в прячущееся внутри логово, их подхватили и быстро потащили внутрь. Принцесса уважительно хмыкнула, про себя. Иллюзии и щиты ставил мастер своего дела, настоящий гений. Она видела сквозь маскировку рейнджеров, а тут только нервничала, не понимая, что ее волнует, Джирро вообще ничего не почувствовал.
  
  Неведомый похититель обосновался с комфортом, судя по тому, сколько времени ее несли по коридорам. Они уходили вглубь, под скалу, и все естество высшей нежити завистливо пускало слюни, прикидывая, можно ли отжать чужое владение в свою пользу. Вот зачем им или ему такая роскошь? Правильно, незачем! Ей, в принципе, тоже незачем, но почему бы и нет? Запас карман не тянет, будет у нее дача, грядки, на которых можно закапывать всяческих идиотов, которые попрутся в гости после заботливо распущенных слухов. К примеру, о кладе. Или о чудище. Или о чудище, стерегущем клад.
  
  Красота неимоверная! Завтрак сам в рот полезет, за ним даже бегать не надо будет!
  
  А если намекнуть, что в неволе томится прекрасная принцесса, невинная дева, то желающие обогатиться и вовсе попрут косяком.
  
  Пока Мортиша предавалась сладостным мечтам, обстановка изменилась. Их доволокли до пункта назначения, и похитители развели бурную деятельность. Принцесса крайне осторожно осмотрелась, благо накладные ресницы позволяли это сделать незаметно.
  
  Огромный зал. Высокий потолок, покрытый росписями, представляющими собой сценки из жизни каких-то явно мифологических созданий. Прекрасные девы с крыльями, одетые только в драгоценности, порхали среди облаков и ветвей фруктовых деревьев, собирая в корзинки здоровенные персики. По крайней мере, Мортиша понадеялась, что правильно опознала гигантские плоды. Стены украсили ажурные деревянные панели, пол - паркет. Самый настоящий паркет!
  
  Принцесса завистливо вздохнула. Про себя. У нее, конечно, был очень комфортабельный склеп, в обустройство которого было вложено немало времени и средств, но окружающее наглядно показывало - нет предела совершенству. Кто бы тут не жил, он был истинным почитателем комфорта.
  
  А еще он предавался, и очень успешно, греху пафоса.
  
  Неожиданно люди попадали ниц, хором простонав в религиозном экстазе:
  
  - О, Величайший!
  
  Мортиша скосила глаза, пытаясь рассмотреть в свете вспыхнувших магических светильников объявившегося хозяина данных катакомб, и замерла, с трудом удержавшись от потрясенного возгласа. Да уж... Такого она не ожидала!
  
  На вычурном троне, при взгляде на который принцессу одолевали приступы тошноты, гордо вперив в пространство взгляд с видом орла, тужащегося на краю гнезда, сидел Он.
  
  ****
  Улигамий Дапшикк Пупиариус-младший, в далеком, крайне далеком детстве просто Пупик, горящими глазами смотрел на принесенных его верными слугами пленников. Эльф валялся бревном, до сих пор не отойдя от удара по его ушастой голове, хороший пленник, полезный. В другое время Улигамий сразу же начал прикидывать, куда можно применить этот достаточно ценный ресурс, но сейчас он мельком взглянул и тут же выкинул эльфа из головы.
  
  Все внимание мага привлекала лежащая на носилках юная красотка. Сидхе. Самая настоящая сидхе, причем высокородная, уж это можно было понять. Кудри цвета полуночи рассыпались вокруг головы, кожа поражала нежностью, а ресницы и ногти - длиной. Девушка была ухоженной, сразу видно птицу высокого полета.
  
  Улигамий с трудом оторвал от нее взгляд, сглотнул, вытер вспотевшие ладошки о мантию, и решительно отдал приказ. Прелестница скоро очнется, и к этому моменту требуется все подготовить как следует, он должен произвести на нее впечатление!
  
  Маг вскочил, пнул нерасторопного слугу в коленку и помчался контролировать процесс выполнения своих распоряжений. Нельзя пускать его на самотек, а то эти идиоты тут же все испортят.
  
  Мортиша наслаждалась. Ее с превеликим предосторожностями несли на носилках четверо здоровенных амбалов с абсолютно тупыми лицами, по сравнению с которыми даже имбецил казался гением мысли. Девушку заботливо накрыли мягким пледом, шагали носильщики плавно, носилки совершенно не качало.
  
  Принцесса уже поняла, что ее ждет, и теперь готовилась как следует повеселиться.
  
  Улигамий хищно следил за слугами, спешно исполняющими его поручения. Сейчас маг как никогда жалел о том, что все его рабы прошли ритуал "Вечной верности". Хорошая вещь, даже очень, особенно для тех, кто с законом не в ладах или просто не хочет, чтобы слуги сплетничали и воровали за спиной, а они будут воровать, твари наглые и неблагодарные, это всем известно!
  
  "Вечная верность" решала все эти проблемы одним махом. Она избавляла прошедших ритуал от искуса легко и просто. Слуги не воровали, не чесали своими длинными языками, не наглели, не лезли, куда не стоит, подчинялись беспрекословно и исполняли все распоряжения четко и в срок. Вот только все это благолепие было отягощено одним маленьким нюансом. У Верных полностью отсутствовала инициатива, и они исполняли все приказы буквально.
  
  Приходилось отдавать четкие и недвусмысленные указания, особенно поначалу, в первые два-три года. Потому что эти идиоты в своем слепом рвении такое делали, что нарочно не придумаешь! Потом ситуация улучшалась, но не слишком.
  
  - Ты! Ты, болван! Вот это кресло сюда! Ты! Тащи фрукты! Стоять! - завопил маг, сообразив, что отдал неверное указание. - Неси виноград, белый! В хрустальной вазе! Идиот... Так. Чего стоим, кого ждем? Живо за работу. Ложе сюда передвинуть. Столик. Фрукты поставили? Где виноград? А где мушли? Я спрашиваю, мушли где?
  
  - Вот, господин.
  
  - Хорошо. На столик.
  
  Маг гонял слуг, ругаясь на чем свет стоит, нервно поглядывая на дверь. Еще с пару минут, и принесут ее... Улигамий сглотнул, расплываясь в масляной улыбке. Это чудо! Истинное чудо! Прекрасная сидхе, нежная красотка, только-только вышедшая из детского возраста. Чистая и невинная, судя по ауре, уж в этом маг был уверен, магическое зрение у него было отличным, это даже наставник когда-то подтвердил.
  
  Откуда в этих диких краях, практически у границы, взялась юная сидхе, путешествующая в компании слуги, Пупиариуса не интересовало. Вид красавицы, лежащей без движения у его ног просто парализовал мозговую деятельность Улигамия, уже несколько десятилетий страдающего от отсутствия женской ласки. Конечно, изредка он себя баловал походами в заведения, украшенные алыми с золотой бахромой фонарями, но это случалось слишком редко, да и желание их посетить почему-то в последнее столетие вспыхивало все реже... Он уже начал подумывать о наведенной кем-то порче, но появление сидхе раскрыло Пупиариусу глаза. Проблема не в его организме, нет! Он еще совсем даже бодр и свеж, пять веков для мага - не возраст, дело в том, что он банально пресытился! Да-да!
  
  Именно так! Пресытился. А иначе с чего бы это при последнем походе в дом страсти у него только губа брезгливо оттопыривалась при взгляде на жриц любви? А ведь там были такие экземпляры... Ммм! И люди, и эльфы, даже урр-укхайка одна была! Ну а про модифицированных магами красоток на все вкусы и вовсе говорить не стоило. И никто, никто из них не прельстил его разборчивый вкус.
  
  А тут... Стоило ему бросить взгляд на томно возлежащую девицу, как Улигамий с восторгом, граничащим с экстазом, ощутил, как ожило то, о чем он в последние годы начал забывать. И как ожило! Взбодрилось. Стало подавать недвусмысленные сигналы. Требовать.
  
  Двери распахнулись, в комнату вошла процессия, несущая носилки. Маг встрепенулся, тут же начав руководить процессом перемещения сидхе на ложе, после чего выгнал слуг, окинул все вокруг хищным взглядом, выискивая огрехи и недостатки, таковых не нашел и, плавно взмахнув рукой, снял заклятие наведенного сна.
  
  Мортиша томно потянулась, с сонным видом осматривая помещение. Жуть. Словно в дешевый бордель попала. Алые драпировки, розовые стены и бордовый пол отлично сочетались с мебелью из золотистого дерева, обтянутой красным бархатом. Все вокруг было вычурным, пафосным и пошлым, невзирая на богатство обстановки. Та самая "дешевая роскошь", свойственная тем, кто выйдя из низов кичится богатством, а вкуса не имеет.
  
  Хозяин этого ужаса соответствовал обстановке. Маленький толстенький мужчина человеческой расы, с круглыми щечками, обширной лысиной, обрамленной седым пушком, пивным животиком, туго обтянутым покрытым густой золотой вышивкой бордовым длиннополым кафтаном, из-под которого торчали несуразно тощие ножки в туфлях с загнутыми носками, заставившие Мортишу вспомнить восточные сказки. Во рту стоял привкус пахлавы.
  
  Это чудо пялилось на принцессу масляным взглядом, нервно вытирая ладошки об плащ, волочащийся по полу. Принцесса покосилась на пышные желтые банты, украшающие панталоны мага под коленками и захлопала ресницами.
  
  - Где я? - проблеяла дамм-морэ, картинно приложив руку к груди. Маг выпрямился во весь свой невеликий рост, заставив принцессу остро пожалеть об отсутствии высоких каблуков (чтобы непременно стилетто, не меньше двенадцати сантиметров!), а также короткого топика, обнажавшего пупок, чтобы этому красавчику было куда неровно дышать.
  
  - Вы в безопасности, несравненная! - продребезжал маг, патетично вскинув руку. - Я вас спас! Дикие разбойники напали на вас, прекрасная, и едва не убили! Но я мужественно бросился на призывы о помощи, презрев опасность!
  
  Мортиша потрясенно внимала, пока так и не представившийся маг повествовал о своих мнимых героических деяниях. Следовало признать, фантазия у него работала отлично, да и язык был подвешен как следует.
  
  Бодрый старикашка, бегая по ковру, эмоционально и в красках расписывал свой несостоявшийся подвиг. В его рассказе он бился как лев, одной левой повергая толпы мерзавцев, вздумавших покуситься на юную сидхе, взмолившуюся о помощи. Ее одолевали эти алчные твари, но маг бросился на вопли о спасении, превозмог и вообще победил.
  
  Дамм-морэ с удовольствием ему подыгрывала. Она охала, ахала, прижимала руки к груди, вскрикивала, закрывала ладонями глаза, делала патетические жесты, и смотрела потрясенным взглядом. Рассказ, затянувшийся на час, не меньше, ей очень понравился.
  
  Актер из ее "спасителя" вышел великолепный, и Мортиша с радостью просмотрела этот спектакль до конца, с трудом удержавшись от бурных и продолжительных аплодисментов. Что сказать... Заслужил! Она бы и "Оскар" ему дала, но что поделать, если его нет в прямой досягаемости.
  
  Особого упоминания заслуживали спецэффекты, их принцесса обязательно бы отметила отдельной премией. Маг живописанием подвига не ограничился, одновременно шло магическое воздействие, которое явно должно было повернуть мысли принцессы в нужную этому сластолюбцу-некрофилу сторону. И неважно, что старичок и сам не подозревает о своих пороках, Мортиша-то в курсе... Принцесса мерзко хихикнула, тут же принимая глуповато-восхищенный вид.
  
  - О, благодетель! Позвольте же узнать ваше имя, блистательный!
  
  - Улигамий Дапшикк Пупиариус, - гордо выпятил брюшко маг, кокетливо отставив ногу в сторону. - Младший.
  
  - Пупик... - томно протянула Мортиша, вставая и направляясь к нему, плавно покачивая бедрами. Маг даже не успел возмутиться на такую фамильярность, как его прижали к груди, уткнув лицом аккурат между холмиками, после чего нежно чмокнули в лысинку.
  
  Дернувшийся было Пупиариус что-то счастливо пробормотал, но попытки вырваться даже не сделал. Мортиша лизнула лысину мага, задумчиво пожевав губами, как заправский дегустатор, после чего тщательно обнюхала объект. Действительно, она не ошиблась. Пахлава. Медовая. С орехами. Возможно, еще и с изюмом. Принцесса представила, как выковыривает изюминки, как тянется тонкими полупрозрачными нитями медовая заливка, как крошится хрупкое тесто, посыпанное дроблеными орешками... Пять видов, не меньше! И предвкушающе вздохнула, еще раз чмокнув замершего в ее объятиях Пупика в макушку.
  
  - Пуся моя...
  
  Прижатый к груди маг что-то просипел, плавно опуская загребущие ручки Мортише на пятую точку. Дамм-морэ мысленно подивилась такой торопливости, потом еще раз критически посмотрела на лысину мага, сопевшего от удовольствия словно сопливый подросток... Принюхалась. О!
  
  Диагноз был ясен. От одежды пахло чайными розами и пылью: запахи, которые у нее ассоциировались со старостью. Если отбросить красивости, то организм Пупика банально вспомнил, что он иногда что-то хочет, а очень редко еще и что-то может, и как раз сейчас наступил именно этот самый момент.
  
  Грех было таковым не воспользоваться!
  
  Меж тем шустрый старичок уверенно лапал принцессу за филей, потираясь щекой о ее грудь, благовоспитанно прикрытую одеждой, чем напомнил Мортише кота, который у нее был в прошлой жизни. Она сжала сильнее объятия, вызвав придушенный хрип, и ностальгически вздохнула. Кошку завести, что ли? Будет лазить где попало, жрать всякую дрянь, орать, линять, нагло требовать ласки, лезть на колени, когда ей хочется, действовать на нервы, требовать внимания и жратвы... Короче, делать все то, за что женщины их любят. Странно, если честно! А вот мужчин за такое скалкой гоняют...
  
  Так что, нет. Нафиг! Сопящий Пупик натискался, и теперь уверенно тянул подол одеяния вверх. Ух, какой нетерпеливый!
  
  - Пупик! - томно произнесла принцесса, звонко чмокнув мага в макушку, любуясь заалевшими ушами. - Шалун!
  
  Девушка наклонилась, позволяя магу заглянуть в декольте (небольшое, но ему хватило), потрепав самодовольно запыхтевшего мужчину за пухлую щечку. Глазки сластолюбца тут же стали масляными. Впрочем, это не помешало ему словно невзначай подтолкнуть принцессу к огромной кровати, заваленной подушками в форме сердец. От одного взгляда на это ложе страсти Мортишу едва не стошнило.
  
  - Позвольте мне отблагодарить вас, мой спаситель... - промурлыкала принцесса, пощекотав длинным ногтем магу под подбородком. Пупик сглотнул, едва не дыша от восторга. Неужели его мечты сейчас осуществятся?!
  
  Одуревший маг сделал шаг назад, судорожно вздохнув, и неожиданно нахмурился, скользнув взглядом по руке принцессы.
  
  - Что это, несравненная? - тут же напрягся Пупиариус. Мортиша кокетливо отвела глаза в сторону.
  
  - Ах, вы заметили? Это кольцо помогает мне скрывать свою красоту.
  
  - Скрывать?! - изумился старичок, обводя фигуру девушки горящим взглядом. - Как скрывать?! Вы же и так...
  
  - Красива? - самодовольно поправила локоны принцесса. - С этим кольцом - да. А без него я... Прекрасна! Мой облик настолько изумителен, что узревшие меня без защиты этого артефакта просто теряют рассудок. Мужчины мычат, сопят, падают на колени... - глаза мага по мере рассказа все больше и больше округлялись. Вошедшая в раж Мортиша увлеченно повествовала о себе благодарному слушателю, - Поэтому я решила скрывать свой облик. Но вам... вам я его открою!
  
  Пупик с энтузиазмом закивал, судорожно пытаясь расстегнуть внезапно ставший тугим воротничок.
  
  - Вы спасли меня, благородный! И я вас... отблагодарю! По полной программе...
  
  Принцесса потянула за пояс, повела плечами: похожая на халат верхняя хафуша упала на пол. Следом за ней последовала туника и широкие штаны. Пупик содрал с себя плащ и кафтан, и теперь стоял, багровея и хватаясь за сердце. Мортиша покосилась на его панталоны, хмыкнув. Ну, держись, герой-любовник!
  
  - Вы готовы, Пупик?
  
  Маг закивал, теребя завязки панталон. Мортиша присела на кровать, слегка изогнувшись, после чего демонстративно сняла кольцо. Пупик резко выпучил глаза, застыв на середине движения. Панталоны упали на пол.
  
  - Иди же ко мне, сладенький! - сексуально изогнулась дамм-морэ, хлопнув накладными ресницами. - Я вся твоя!
  
  Маг раскрыл рот, но не смог издать ни звука, только лицо стремительно бледнело. Он медленно опустил взгляд вниз, чувствуя, что так неожиданно ожившая важнейшая часть тела любого мужчины померла, и из мертвых уже никогда не восстанет. Проверил ладошкой - точно померло. Вновь поднял глаза на самое жуткое зрелище, виденное им в этой жизни.
  
  На застеленной бордовым покрывалом кровати, среди красных и розовых подушек вальяжно раскинулась та, что еще недавно казалась магу самой желанной женщиной во вселенной.
  
  Обтянутый черной лоснящейся кожей скелет в пышном парике хлопнул накладными ресницами и растянул тонкие губы в улыбке, обнажая частокол зубов. Белый корсет, имитирующий наличие груди стянул ребра, но окончательно мага добил вид модных в этом сезоне нижних штанишек по середину бедра из тончайших кружев, украшенных романтичными розовыми бантиками и цветочками из лент.
  
  - Что же ты, шалунишка? - призывно посмотрела нежить, облизнувшись. - Я вся горю!
  
  Тощий палец со здоровенным когтем поманил его в сторону кровати. Маг судорожно вздохнул, схватившись руками за грудь, что-то прохрипел... и упал навзничь, резко побагровев.
  
  Мортиша выпучила глаза.
  
  - Пупик?! Ах ты, сволочь! Ласты решил склеить, подлец?!
  
  Подскочившая принцесса успела только зафиксировать смерть, и вытянуть остатки энергии, стремительно покидающие тело. От злости хотелось выть. Что она и сделала...
  
  **
  Джирро выпучил глаза, чувствуя, как его до костей пробрало от доносящихся издали звуков чудовищного воя. Эльф обвел глазами огромное помещение, топчущихся на месте людей, ни на что не реагирующих и вообще ведущих себя очень странно... Снова где-то завыли.
  
  - Хозяйка? - неуверенно пробормотал слуга, на четвереньках отползая подальше. Мощные двери распахнулись, ударившись о стены, на пороге возникла разъяренная нежить, злобно затягивающая пояс хафуши. Вид у нее был просто кошмарным. Артефакт, скрывающий внешность, принцесса не надела, представ во всей своей красе. Джирро галопом доскакал до стенки, нырнув за какую-то уродливую статую непонятно кого.
  
  - Джирро!
  
  - Да, госпожа? - проблеял эльф, не решаясь высунуться.
  
  - Ко мне!
  
  - Может, не надо? - истерично всхлипнул несчастный эльф, вцепившись в основание статуи.
  
  Нежить инфернально расхохоталась. Бродящие, как неприкаянные, слуги мага вздрогнули.
  
  - Надо, Джирро! Надо!
  
  Мортиша степенно зашла в зал, с отвращением подходя к тому, что вызывало у нее просто рвотные позывы. Трон.
  
  Золотое кресло монструозного вида ассоциировалось с огромнейшей бутылью сивухи. Низкосортной. Мутной, словно разбавленное молоко. Воняющей сивушными маслами. Такой, какую гонят самые горькие пьяницы из всякой дряни для собственного употребления.
  
  Принцесса подошла ближе, ковырнула подлокотник когтем, скривившись от омерзения... Вздохнула, после чего прищурилась, бросая расчетливый взгляд на медленно переползающих с места на место потерявших всяческое соображение слуг почившего Пупика.
  
  Принюхалась.
  
  Пахло бочковыми огурцами.
  
  - Хммм... - Мортиша снова вздохнула, уже другим взглядом оглядывая блестящий полировкой ужас. Энергии трон содержал много. Даже не так... Очень много! Если она сумеет это употребить, то существенно напитается маной. Но сивуха...
  
  Мортиша алкоголь не любила, и это еще мягко сказано. После того, как она как-то конкретно отравилась коньяком, хорошо отметив свой День рождения, алкоголь стал ассоциироваться с морилкой от тараканов, а от запаха спирта выворачивало наизнанку.
  
  Как ни странно, сейчас Мортиша чувствовала те же симптомы. Принимать это как лекарство было решительно невозможно! Однако, если она сумеет себя пересилить...
  
  Где-то возле стены зашебуршился Джирро, осторожно выглядывающий из-за импровизированной преграды. Ушастого явно интересовало, что же собирается сделать его хозяйка.
  
  - Джирро!
  
  - Да, госпожа?
  
  - Осмотри все, что сможешь, найди Слейпнира, ну и вообще... А меня не беспокоить, - принцесса еще раз критическим взглядом осмотрела трон, покосилась на толпу слуг, бесцельно слоняющихся по залу... - Я ухожу в запой.
  
  - Надолго? - уточнил ответственный эльф. Мортиша ткнула когтем в трон, слизнув каплю наполняющей его маны... Блин, градусов семьдесят, не меньше!
  
  - На неделю, - мрачно изрекла принцесса, сделав жест рукой. - Брысь. И дверь прикрой.
  
  - Конечно, госпожа! - воспрял духом эльф, бочком проскальзывая мимо хозяйки к спасительному выходу. - Не извольте беспокоиться! Отдыхайте!
  
  Двери захлопнулись, судя по звукам, Джирро еще и подпер их чем-то тяжелым с той стороны.
  
  - Ну что ж... - потерла ладони Мортиша. - Приступим? Эх, прощай, здоровье!
  
  Первая порция маны перетекла в организм нежити, вызвав икание и отрыжку.
  
  - Соленых огурчиков! - взревела Мортиша, вспоминая незабвенного Кису Воробьянинова, подтаскивая к себе первого попавшегося под руку слугу мага.
  ***
  Джирро аппетитно хрустел маленьким, с палец, пупырчатым зеленым огурчиком, с интересом прислушиваясь к воплям хозяйки, буянящей за заложенной шкафами дверью. Пьянка шла вторую неделю, в сроках нежить явно ошиблась, но эльф ничего против не имел. За это время Джирро облазил подземное убежище так неосмотрительно попавшегося на зуб нежити мага, отыскал несколько заначек и всласть в них пошарил, набив сумки.
  
  Покойник жил с размахом, очень уважая роскошь и излишества, что эльф полностью одобрил. Он подыскал себе одежду, обновив гардероб, нашел прорву очень дорогого и очень красивого оружия, совершенно непригодного для использования по назначению, прихватил мешочек с драгоценными камнями (хороший такой мешочек, с упитанного поросенка размером), собрал украшения и сложил их в специальный сундук, с трудом захлопнув крышку. Еще Джирро выгреб все золотые и серебряные монеты, какие нашел, после чего исполнил детскую мечту, навеянную одной легендой: засыпал мелодично звенящие кругляшки в огромную ванную, и принялся валяться, наслаждаясь каждым мгновением.
  
  Жизнь ему казалась невыразимо прекрасной, ее не портила даже бухтящая за дверью хозяйка, которая как раз доела последнего слугу и теперь страдала от отсутствия закуси.
  
  - Говорила мне мама, не играй с едой!
  
  От дикого вопля, донесшегося через преграду, Джирро едва не подавился. Нежить продолжала изливать свое негодование благодарному за развлечение слушателю.
  
  - Пупик, скотина! Что ж ты от инфаркта помер, тварь неблагодарная! Даже не реанимируешь!! Ыыыыыы...
  
  Джирро подвинул к себе тончайшую расписную тарелку с огромным куском жареного мяса и приступил к дегустации, прислушиваясь и дергая ушами на самых патетичных моментах.
  
  - Эх, дубинушка, ухнем! Эх, зеленая хорошо пошла! Ик!
  
  Послышался грохот, что-то уронили, судя по всему, пьяная хозяйка решила побуянить. Некоторое время Джирро морщился, дергая ушами при особо громких воплях, но неожиданно наступила блаженная тишина и эльф, облегченно вздохнув, направился отдыхать, отвлеченно размышляя на тему: может ли нежить спать после грандиозного запоя? Вопрос был глубоко философского толка и требовал недюжинных познаний в Магии Смерти, которыми Джирро, естественно, не владел, так что оставалось только гадать.
  
  Принцесса вылезла из своей берлоги только через три недели, стыдливо закутавшись в одежду и натянув на лицо капюшон, что эльф в глубине души только одобрил: она и так страшная, как смерть, а уж после длительного запоя так вообще, во всяком случае у Джирро фантазия отказывала, не в силах представить этот воплощенный в плоть кошмар.
  
  Чувствовала себя принцесса просто отвратительно. Ее мутило, голова кружилась, перед глазами летали светящиеся мушки и прыгали цветные пятна, в ушах тонко звенела целая эскадрилья неуловимых комаров, доводящая несчастную своим писком до белого каления.
  
  Дамм-морэ долго плескалась в наполненном горячей ароматной водой бассейне, выстирала парик, оставив его сушиться, потом бродила, как неприкаянная, по коридорам, вяло реагируя на дающего отчет слугу. Собралась с духом принцесса лишь на следующий день. Она осторожно подошла к зеркалу, сбросила с себя одежду, и медленно разлепила один глаз.
  
  После чего потрясенно выпучилась на свое отражение.
  
  Мортиша осторожно провела руками по ребрам, потыкала пальцем бедра... Повернулась боком.
  
  - Мать моя женщина... - восхищенно прошептала дамм-морэ, щупая себя за задницу. - Я поправилась. Я поправилась! - восторженно взвизгнула принцесса, вертясь перед зеркалом. - Килограмм десять, не меньше!
  
  С таким трудом "выпитый" и переваренный трон, превратившийся в просто невероятно уродливое место посадки к концу трапезы, разваливающееся на глазах, аукнулся героически вступившей в борьбу с зеленым змием Мортише самым благоприятным образом. Она с восторгом ощупывала себя, убеждаясь, что ей не мерещится, и на кости наросло немножко мяса. Это было похоже на то, как расправляется и наливается жизнью страдающее от засухи растение, попав под обильный дождь.
  
  Принцесса долго стояла перед зеркалом, рассматривая себя со всех сторон, и наслаждаясь этим процессом чем дальше, тем больше. Ее подвиг не прошел даром, принеся заслуженную награду. Весело оскалив клыки, девушка накинула одежду и пошла в огромную гостиную, где расторопный слуга уже сервировал ей обед: здоровенный серебряный тазик, использовавшийся для умывания, доверху наполненный амулетами и артефактами.
  
  Присев, Мортиша благовоспитанно повязала салфетку на шею, и принялась кушать, попутно раздумывая над тем, что надо пошарить как следует, поискав библиотеку мага. Принцессу восхитило умение Пупика создавать иллюзии. Хорошо, что все так благоприятно закончилось, пусть и не без накладок, а если бы на месте старичка-бодрячка, у которого отказал инстинкт самосохранения оказался злой и полный энергии боевой маг? Или того хуже - некромант?
  
  Такая встреча могла закончиться для нее фатально. Любителями халявы полны все миры, независимо от направленности, и захомутать высшую нежить, используя ее потом как слугу, охотников наберется на целый батальон, а то и на полк наскребется. Поэтому надо стряхнуть с себя эйфорию, и браться за ум.
  
  И вообще, как завещал дедушка Ленин: учиться, учиться, и еще раз учиться! Знания за плечами не носить, и никогда не знаешь, что тебе может понадобиться. Так что, после обеда она начнет поиск заначек с книгами и полезными для нее артефактами, кроме того, пора бы уже начать делать зарядку. Надо потихоньку осваивать оружие, тот же боевой веер в умелых руках - страшная вещь.
  
  Хватит отлынивать.
  
  Мортиша со вздохом доела последний амулет, поблагодарила Джирро и направилась воплощать свои наполеоновские планы в жизнь. Пятая точка настойчиво сообщала, что надо брать себя в руки, хотя такую пакость и палкой тыкать противно.
  
  Долгий и тщательный обыск позволил принцессе найти все необходимое для выполнения поставленной перед самой собой задачи. Пусть Пупик и жил в самом настоящем бункере, окружив себя абсолютно преданными лично ему слугами, паранойя не давала ему спокойно спать. Свой кабинет и лаборатории маг замаскировал как следует, пришлось повозиться, но Мортиша их все-таки нашла.
  
  Еще дольше она вскрывала двери, опасаясь повредить содержимое помещений: мало ли какой привет от всей широты души Пупик оставил тем, кто решит покуситься на его собственность. Процесс был долгим и нудным, однако принцесса не роптала, ведь это тоже практика, которая ей необходима, как приличный вид.
  
  Вскрыв кабинет, Мортиша поразилась количеству книг, свитков и табличек, заполняющих полки здоровенных шкафов, стоящих вдоль стен. От обилия носителей информации глаза разбегались, принцесса даже захлопала в ладоши, пища от восторга словно японская школьница при виде своего кумира.
  
  Вот, чего ей откровенно не хватало. Дитя техногенного мира, попаданка привыкла к поглощению больших объемов информации, ведь она атакует людей со всех сторон, круглосуточно.
  
  Как же ей не хватало книг! Что угодно, хоть справочник, хоть какое-нибудь тошнотворное сопливое чтиво! Про высокохудожественную литературу и вовсе умолчим.
  
  Поэтому вид забитых книгами и свитками шкафов поверг принцессу в экстаз. Пройдясь вдоль стен, Мортиша поразилась широте интересов покойного мага. Чего только не было на полках! Специфичная литература, вроде справочников, учебников, таблиц и карт. Отдельный шкаф был отведен под личные труды мага: дамм-морэ с изумлением насчитала сорок толстых рукописных книг, украшенных вытисненным на толстой коже именем автора. Однако, большая часть томов являлась развлекательной литературой.
  
  Стихи, романы, сборники рассказов... Исторические хроники. Мемуары... Как разных облеченных властью шишек, так и магов. Поучительные истории. Курьезы и страшилки. Любовная литература... Вот этого добра было валом. Но больше всего было откровенной порнухи.
  
  У принцессы глаза на лоб полезли, когда она наугад открыла переплетенный в сафьян том, отпечатанный (!) на плотной, белоснежной бумаге затейливым шрифтом и украшенный великолепнейшими иллюстрациями. Цветными.
  
  - Однако... - присвистнула нежить, поворачивая книгу и так и этак, пытаясь понять, сколько же участников изображено на картинке? Вроде трое, но смущал чей-то хвост. Заинтересовавшись, принцесса пригляделась и в сомнении сморщила нос. Откуда-то вылезла еще одна конечность. И тем троим, что сливались в экстазе на полянке среди розовых кустов, она не принадлежала.
  
  - Странно... - присев за стол, Мортиша положила книгу и принялась считать руки и ноги. - Пять... Шесть. Семь! Хмм... Девять? Ног. Почему девять? Кто-то одноногий? И хвост. А хвост чей? Блин, все равно, что овец считать!
  
  Плюнув и решив, что на иллюстрации изображен квартет, принцесса принялась инспектировать библиотеку дальше. Она просматривала корешки и листала книги, убеждаясь, что гибель Пупика была закономерной. Маг совсем одичал в своем убежище... Проституток домой он не водил, куда-то ходить позволял себе редко... Вот и доигрался. А еще преклонный возраст и самомнение. Сошлось. Бедолага совсем погряз в мире фантазий... раз с реальностью было не очень.
  
  - И что с этим богатством делать? - Мортиша оглядела высоченные шкафы, доверху набитые очень специфичной литературой. - Не на барахолку же тащить... Мне оно без надобности, мне и не хочется, и не можется. Вот съесть кого-то, это да! Хотя... Надо отобрать пару томиков с рекомендациями по тонкому искусству флирта. Вот это - полезная вещь. Надо освежить навыки, уточнить нюансы, а то будет опять как с Пупиком... Да. Куртуазность и изящество! А то меня все на гастрономию тянет...
  
  Следующие несколько дней Мортиша с Джирро грузили награбленное в сундук. Золото, драгоценности, разные полезности, которые можно продать, подарить и преподнести как взятку. Книги. Принцесса забрала всю учебную литературу, отдельно упаковала труды мага, которые просмотрела мельком. Что сказать, Пупик был гением. В одной отдельно взятой области магического искусства, в остальном он был бездарностью, но все равно похвастать Дапшикку было чем.
  
  Убежище принцесса запечатала, не желая его разграбления. Статуи, картины, мебель... Внутри оставалась прорва ценного, и терять их не хотелось.
  
  Особенно радовала Мортишу найденная среди бумаг крайне подробная карта. От купленной ранее эта выгодно отличалась тем, что маг нанес на нее места, где можно попасть в неприятности. Магические аномалии, границы чьи-то частных владений, тропы миграций животных, оставшиеся после войн могильники и ловушки, охотничьи угодья аристократов и охотников на рабов... В общем, крайне полезная вещь. Он даже указал маршруты, по которым ходили эльфийские рейнжеры! За что Мортиша была безмерно благодарна.
  
  Сталкиваться с охотниками на нежить не хотелось, а возможность встречи с отрядом исключать нельзя. У нее конечно, отличная маскировка, но мало ли! Врожденный дар, семейный артефакт, просто случайность... Надо срочно приобрести нормальную внешность! Замаскировать глаза и зубы - не то, что маскироваться целиком.
  
  Может пойти по проторенной дороге всех попаданцев? Спасти принца и поступить в Академию Магических Искусств.
  
  Представив, как прознавшие о ее статусе преподаватели алчно потирают руки, готовясь ловить, тащить и не пущщать неосторожно полезший в ловушку экземпляр редчайшего вида нежити, принцесса взгрустнула. Не жить ей в общежитии... Не петь серенады под окнами мужчины ее сердца. Не потрясать преподавателей своей силой и альтернативным мышлением.
  
  Но учиться-то надо! Значит, остается только один вариант - нанять учителей. Дорого, конечно, но безопасно.
  
  И начинать надо со студентов, нынешних или вчерашних. Во-первых, это обойдется дешевле. Услуги выпускников стоят совсем не так, как у состоявшихся и сделавших себе имя мастеров. Гении и самородки не в счет, их вербуют еще в стенах альма матер и на волю не отпускают. Во-вторых... Они имеют знания, но не имеют опыта и чутья. Желание юной аристократки чему-то научиться не вызовет подозрений, разве что желание обогатиться. Третье... Приходящий преподаватель - это не круглосуточный присмотр, как в Академии. К его приходу подготовиться легче. Четвертое... Разорвать контракт можно в любой момент, даже односторонне. Оставила плату и сообщение через слуг - и порядок. Мало ли что могло случиться, родня вызвала, к примеру.
  
  Так что, с этим она определилась.
  
  Что еще? В столицу ехать опасно, но и на периферии делать нечего, туда для отработки займов и прочего отсылают неудачников. Нужен городок среднего размера, достаточно богатый, но не излишне, где есть не только спрос на такие услуги, но и те, кто этот спрос могут удовлетворить. Значит: торговый перекресток, где присутствуют желающие пробиться и дышат в затылок конкуренты.
  
  - Джирро!
  
  - Да, госпожа?
  
  - Ближайший город-центр торговли. Порт, что-то аналогичное...
  
  - Вестерсс, госпожа. Неделя хода.
  
  - Тыкай пальцем в карту!
  
  - Вот. В ту сторону.
  
  - Слейпнир! Слышал? В ту сторону. Вперед!
  
  ***
  В этот раз путешествие ничем не омрачилось. Слейпнир, бодро перебирая ногами домчал свою хозяйку до городка за пять дней. Можно было и быстрее, но принцесса решила перестраховаться, положившись на карту Пупика, о чем совершенно не пожалела. Два раза пришлось обходить странные аномалии, похожие на полянки, над которыми колыхался горячий воздух. Если смотреть не очень пристально, то легко влететь на полном ходу, и это днем. Про ночь и говорить нечего.
  
  Поэтому принцесса предпочла не спешить и не мчаться сломя голову, зорко смотрела по сторонам, делала привалы...
  
  Вестерсс вырос на горизонте неожиданно, но вполне закономерно. Последние сутки путешественница ехала по широкой, плотно утрамбованной дороге, настоящему тракту. Начали встречаться эльфы и редкие люди, Мортиша даже увидела постоялый двор, мимо которого проехала, не останавливаясь.
  
  Город встретил шумом и огромной очередью из телег, кибиток, фургонов и прочего гужевого транспорта. Дамм-морэ повертела головой, завидев это столпотворение, после чего направила скакуна к отдельным воротам. Для благородных.
  
  Здесь все было не в пример тише. Вежливые стражники, кубышка для монет, чиновник, зорко приглядывающий за звонкой денежкой...
  
  Он подобострастно поклонился, получив в ответ две золотые монеты: одну в казну, вторую лично в руки. К Джирро тут же перекочевал плотный буклетик: карта города с отмеченными на ней подходящими для изысканной публики гостиницами, увеселительными заведениями и харчевнями, пара листов с ненавязчивой рекламой лавок (Мортиша только изумленно подняла брови, рассматривая эти шедевры), а также толстая пачка рукописных текстов, оказавшихся самовосхвалениями студентов, проходящих практику в городе.
  
  К прибыли отцы города явно относились крайне трепетно и нежно: с каждой сделки взималась пошлина, пусть всего медная монетка, но если таких операций в день совершается сотни и тысячи... Казна явно не оскудеет.
  
  Заселившись в гостиницу, принцесса обустроилась и принялась листать эти шедевры под названием "резюме". Что сказать... Практику в городе проходили сплошь состоявшиеся Повелители Стихий, не получившие еще титул Архимаги и Архимагистры, тайные Владыки и явные Величайшие.
  
  Им армии на один зуб, драконы на один чих, нежить - просто мелочь, не стоящая внимания, а быт - вообще что-то несущественное.
  
  Вчерашние и сегодняшние студенты готовы были исполнить любое пожелание решившегося их нанять, и всего-то за пару серебряных, в особо тяжелых случаях - золотых монет.
  
  Читая эти высокопарные шедевры неизящной словесности Мортиша даже ностальгически вздохнула. Сразу же в памяти всплыли газеты с объявлениями толп шаманов, бокоров и прочих экстрасенсов, в которых обещали горы золотые, реки серебряные. Единственное, чего не хватало местным аналогам - фотографий, на которых Мерлины и Морганы стоят в позе растопырившей лапы кошки, леча запор взглядом.
  
  Похихикав, принцесса расположилась поудобнее и принялась перебирать объявления, пытаясь отделить зерна от плевел.
  
  - Великий Хаос, - качала головой Мортиша, фыркая и посмеиваясь над очередным выкидышем чьего-то эго. - Ну прямо "даю установку" и "щас будем заряжать всё!". Кроме мозгов. Скромнее надо быть, господа, скромнее...
  
  Листы летели на столик, пачка уменьшалась и уменьшалась.
  
  - Мрак и ужас... - вздохнула принцесса, откладывая последнюю бумажку, место которой было только в "домике отдохновения", выражаясь высокопарно. - Это просто невыносимо. Все такие умные... аж жуть. И хотят странного. А мне нужен тот, кто сможет меня потихоньку учить. Нормально учить, не задавая вопросов, не проявляя излишнего любопытства. За вознаграждение, естественно. Так, а если поступить проще? Дать объявление. Джирро!
  
  - Слушаю, госпожа! - сдавленно просипел эльф, проглатывая кусок какого-то деликатеса и спешно запивая проглоченное элитным че. Мортиша покосилась на слугу, фыркнув. Джирро явно вошел во вкус, ведь все заказанное для принцессы съедалось лично им. И теперь эльф медленно, но верно превращался в обжору.
  
  - Джирро. Я хочу дать объявление.
  
  - Конечно, госпожа! - закивал эльф, косясь на недоеденный салат.
  
  - Тогда пиши. "Требуется репетитор магических наук для благородной госпожи. Условия: три серебряные монеты в час, оплата почасово. Требования к репетитору: умение и желание учить. Расчет - каждый день. Обращаться..." Дашь адрес гостиницы. Повесь на обзорном столбе возле студенческого общежития, посмотрим, кто клюнет.
  
  Джирро с сомнением покосился на бумажку.
  
  - Госпожа... А не слишком ли размыто?
  
  - В самый раз! - хихикнула развеселившаяся нежить. - Посмотрим, кто припрется. Это будет весело...
  
  ***
  Маленький филиал Магической Академии, расположенный в славном городе Вестерссе забурлил. Началось все с того, что к обзорному столбу, стоящему прямо возле общежития для студентов, подошел дорого одетый эльф, явно слуга кого-то богатого и могущественного, судя по одежке.
  
  Окинув надменным взглядом тут же сделавших стойку шатающихся по округе студентов, бывших и нынешних, мужчина раскатал свернутый в трубочку кусок плотной белой бумаги, после чего демонстративно прикрепил его к поверхности столба, развернулся и ушел.
  
  Возле объявления тут же образовалась толпа. Студенты читали, пересказывали содержание стоящим слишком далеко, чтобы что-то разглядеть, потирали руки, мечтательно закатывали глазки... Самые хитрые осторожно, чтобы не насторожить окружающих, протискивались прочь, спеша успеть проявить свои таланты.
  
  Через час общежитие уже напоминало развороченный палкой пчелиный улей: студенты гудели, носились туда-сюда, прикидывали стратегию поведения, строили планы, что-то кому-то доказывали... В общем, готовились стать уважаемыми членами общества, а не бестолочами в форменных тряпках.
  ***
  К визитам соискателей, которые должны были состояться с полудня до трех часов дня, и продолжаться каждый день до тех пор, пока она не выберет хоть кого-то, принцесса отнеслась крайне ответственно. Выбрала наряд. Сделала маникюр. Прическу. Еще раз просмотрела "шедевры" студентов. Навела справки через секретариат Академии с помощью Джирро.
  
  В общем, продуктивно провела время.
  
  Толпа начала собираться с утра. Студенты-соискатели подтягивались к гостинице по одному, парами, иногда - сплоченными группами. Загодя предупрежденная администрация гостиницы с удовольствием включилась в процесс, оплаченный звонкими золотыми кругляшками: слуги, стоящие на входе, имели настолько надменный и неприступный вид, что мухи падали замертво, сбитые на лету ледяными взглядами.
  
  Студенты в общей массе тушевались и мялись, некоторые наоборот, пытались проявлять гонор.
  
  Мортиша, хихикая, осторожно наблюдала в окно за этим шебуршением. Все студенты приоделись в самую лучшую одежку, пытаясь не ударить в грязь лицом, многие уныло вздыхали и косились на ливреи слуг. Пара вообще развернулась и утопала восвояси, вызвав презрительный фырк дамм-морэ: если эти неудачники решили, что она будет обращать внимание на наличие или отсутствие дырок на штанах... Хотя, многие с этого и начинают. Да и заканчивают этим же.
  
  Саму Мортишу внешность не сильно волновала, ее интересовали знания. И умение эти самые знания подать. А уж как там выглядит ее репетитор - дело десятое, Риэльх вон, вообще мумией был, и ничего! Научил же, причем отменно! Что значит - гений...
  
  - Госпожа, - Джирро вытянулся, словно на плацу. - Время.
  
  - Проси, - величественно кивнула Мортиша, усаживаясь в кресло и расправляя складки одеяния.
  
  Собеседования проводились на территории гостиницы, но не в номере, снятом принцессой, а в большой беседке, расположенной в парке, окружающим это явно пятизвездочное заведение. Пели и щебетали птицы, светило заливало своими лучами все окружающее, ветерок пах свежескошенной травой и полевыми цветами.
  
  Вошедший в беседку первый соискатель выпучил глаза, восторженно пряднув ушами: светлые эльфы, конечно, числились очень культурной и красивой расой, но до сидхе они не дотягивали.
  
  Сейчас перед студентом, о чьем статусе свидетельствовала широкая хламида с эмблемой Академии на левой стороне груди, сидела воплощенная греза - высокородная сидхе. Утонченная. Ухоженная. Богатая...
  
  Тощий ушастый эльф восхищенно дернул левым ухом и неловко отвесил галантный поклон, не сводя с девушки горящего взгляда.
  
  Мортиша взмахнула веером, подавляя желание закатить глаза: ужас. Прыщавое лопоухое нечто (и пусть прыщей нет, но впечатление именно такое), пялящееся влажными глазами и стискивающее потными ладошками рекомендации.
  
  - Благородная госпожа... - проблеял эльф, заставив принцессу принюхаться и вздохнуть. Да что ж такое! Овсянка. На воде. Как все печально... Это тебе не Пупик-пахлава!
  
  - Представьтесь, - щелкнула веером принцесса.
  
  - Меня зовут...
  
  Мортиша слушала блеющий голос эльфа, с грустью размышляя, что это будет труднее, чем она думала.
  
  Первый день не принес ничего положительного. Мортиша сидела, принюхивалась, ловила краем уха самовосхваления юнцов, пучащих на нее глазки... От запахов свербело в носу и крутило в желудке. Хорошо, что Джирро был запасливым и прозорливым слугой! Настоящее сокровище.
  
  Он стоял за ее спиной, изредка высказывал свое веское "Фе", когда поток жаждущих получить непыльную работенку иссяк, приволок тазик с амулетами на перекус.
  
  Мортише сразу полегчало, она, находясь в хорошем расположении духа, даже заказала какие-то умопомрачительные вкусности, которые эльф схомячил в один момент. Переволновался, бедолага.
  
  Следующий день повторил первый. Студенты топали стройными колоннами, но выбрать, если честно, было не из кого: сплошь гонор и надувание щек. Конечно, в данный городок не посылали детишек высшей аристократии, они все оседали в столице, на крайний случай - в крупных городах,но и тут хватало мелкотравчатых нахалов, мнящих себя хозяевами жизни.
  
  Мортиша понимала, что все они хотят произвести на нее впечатление, ведь заработок предполагался очень приличный, но нужно было проявить хоть немного смекалки!
  
  Однако... Треть блеяла и мекала, потея от восторга при виде ее несравненной красоты. Еще треть раздувалась и пыталась показать, какие они все из себя мачо. Выглядело очень смешно: грудь колесом, уши торчком, рожа кирпича просит. Вот и сейчас очередной герой-любовник поиграл бровями, отвешивая изысканный поклон.
  
  - Благородная госпожа... - выдохнул нагло прожигающий дамм-морэ взглядом слегка потрепанный черноволосый эльф. Мортиша хмынула, прикрываясь веером и бросая заинтересованный взгляд. Чем-то этот нахал напоминал Д`артаньяна, принцесса даже почувствовала себя Констанцией... а то и вовсе леди Винтер.
  
  - Позвольте представиться: адепт пятого ранга...
  
  Ну и самомнение! Адепт пятого ранга. По-простому - пятикурсник, а всего в Академии десять курсов. И каждый курс занимает от года до трех лет - в зависимости от способностей студента. Многое можно сдать экстерном, если являешься чьим-то учеником, многое - просто вызубрив учебник. Но это теория, с практикой сложнее. Свои нюансы. Тем временем брутальный красавец продолжал распускать хвост, но эти потуги нежить не трогали: пах он посредственно, пресными лепешками, причем зачерствевшими. С трудом дождавшись окончания пламенной речи и стойко выдержав стрельбу глазами, Мортиша зевнула, с лязгом клацнув зубами под прикрытием веера.
  
  - Кошмар. Джирро, много там еще?
  
  - Толпа, - бросив взгляд в сторону, сообщил эльф.
  
  - Ладно, зови следующего.
  
  Вошел очередной соискатель, на которого нежить уставилась с вялым интересом. Невысокий паренек, светлый эльф, одетый чистенько, но бедненько. Стандартный балахон был аккуратно подштопан в паре мест, сапоги не новые, но начищенные, свисающая с плеча сумка неоднократно латалась.
  
  - Добрый день, благородная госпожа, - вежливо, но не подобострастно поклонился посетитель, Мортиша слегка кивнула. - Что именно вы желаете изучать?
  
  - Хм! - принцесса моргнула, взмахнув накладными ресницами. Ну надо же! Первый за четыре дня, кто спросил, что именно она хочет изучать, а не начал сходу рекламировать свои умения.
  
  - История магии. Искусство создания артефактов. Стихийная магия. Некромантия и некромагия. Эликсиры и отвары. Это для начала. Основа... - принялась перечислять Мортиша, принюхиваясь. Хм! А пах парнишка неплохо: костром, печеной картошечкой и шашлыком. Помимо воли принцесса сглотнула.
  
  Эльф выслушал, кивнул...
  
  - Я могу обучать вас истории и стихийной магии, госпожа. А также артефакторике. А вот эликсиры - не моя сильная сторона, но я знаю того, кто с удовольствием раскроет вам тайны сего благородного искусства. Также, как и общий курс магических искусств.
  
  Принцесса хмыкнула. Да тут целая артель! Вот это да.
  
  - Представьтесь, - благосклонно кивнула она, и воодушевившийся эльф полез в сумку за рекомендациями.
  
  Просмотрев бумаги, принцесса покивала и бросила невозмутимому Джирро:
  
  - Сообщи остальным, что в их услугах не нуждаются. Итак, уважаемый адепт седьмого ранга, давайте составим контракт.
  
  ***
  - Ну, что? - влетевшего в комнатку Аримия встретили горящими глазами. Парень обвел всех нечитаемым взглядом, помолчал, нагнетая обстановку...
  
  - Приняли! - эльф заскакал на месте, гордо сжимая в руке контракт.
  
  - Тааак... Ну-ка, хвастайся! - рыжеволосый пухлый эльф-полукровка потянулся к бумаге. - Репетитор... четыре раза в неделю, ого! Оплата... - раздался восхищенный свист, - история, артефакторика, магия стихий... Неплохо!
  
  - Не просто "неплохо", - хмыкнул Аримий, - а "великолепно"! Кстати, для вас, друзья, - эльф с гордой улыбкой осмотрел таких же неброско одетых как и он товарищей, - есть возможность подработать. Госпожа Мортишшия не против изучить основы создания эликсиров, узнать последние разработки в области рунных заклинаний, а также... Научиться махать боевым веером. Да, Рутик, у тебя тоже есть шанс.
  
  - За это стоит выпить! - прогудел упомянутый Рутик, воздвигая себя на ноги и практически царапнув ушами низкий потолок.
  
  На стол со стуком приземлилась здоровенная глиняная бутыль, источающая завлекательный запах. Рядом приземлилась тарелочка с сухариками. В стаканы плеснула мутноватая жидкость, они столкнулись со стеклянным звоном.
  
  - Вздрогнем!
  
Оценка: 6.38*297  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"