Зайцев Алексей Станиславович: другие произведения.

Переход

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Так случилось, что бывшему спортсмену, а ныне беспробудному пьянице, благодаря толике отвратного пойла, изготовленного по случаю, местным алхимиком, краешком глаза довелось заглянуть в соседнее измерение. Всего лишь краешком, но и этого оказалось вполне достаточно, для того, что бы парочка коварных пришельцев, путём откровенного шантажа и угроз убедила его посетить симультанный мир. С единственной целью, - во что бы то ни стало, вернуть таинственный артефакт, якобы похищенный пять лет назад ушлыми скруубами. Делать нечего. И вот Бурхат, изрядно угостившись авторским "эксклюзивом", от народного умельца, уже сунул нос в самое пекло, вызвав форменный переполох и нешуточную агрессию в стане тамошних обывателей........... Вниманию читателей! Звёздные войны, ЛитРПГ, Гаремник и матерные частушки, к сожалению отсутствуют. Может, и появятся, но когда-нибудь опосля. Например, - в следующей серии........

ПЕРЕХОД. 16.03.16.г. Все упомянутые и действующие лица повести вымышлены, любое сходство их с реально-существующими людьми - не более чем, случайное совпадение. Ч А С Т Ь П Е Р В А Я. Засланный казачок. Опять от меня сбежала. Последняя электричка. И я по шпалам, опять по шпалам, Иду домой по привычке. Последняя электричка. М. Ножкин Г Л А В А 1. Последняя электричка. - Уууууу, - 'чугунная' голова трещала так, что казалось, закипающий мозг буквально плющили механическим прессом. - Сейчас помру! - Обречённо подумал Бурхат. В следующую секунду, совсем поплохело. Ощутив мятежные позывы, Вован Бурхатов импульсивно согнулся дугой, приготовившись к резкому снижению массы тела, посредством непроизвольного выброса избытков трапезы. Но тревожные симптомы, по теме извержения оприходованных салатов, оказались напрасны. Однако Вовка, по характеру, являлся упёртым малым, и так просто, сдаваться не торопился. Даже головой потряс, выражая явное несогласие забуксовавшему в горле продукту. Но винегрет мыслил иначе, дерзко манкируя мнением хозяина. Двумя минутами позже, убедившись в бесплодности своих потуг, Бурхат издав жалобный стон, нехотя сменил позицию, уподобившись позе рассеянного мыслителя. - И какого лешего я так набрался? - Тоскливо размышлял он, - ведь не планировал же. Если чуть-чуть, только. Ну, пригласила меня Дашка на собственный день рождения, хорошо. Ну, чмокнула в щёку, ещё лучше! Ну, облапила в танце Андрюху, пишем минус. Ну, уединилась в уборной с Серым, а вот это уже крайность! - Бурхатов натужно потряс головой, пытаясь изгнать неприятные мысли. - Нет, ну, в самом деле, свет на одной имениннице не сошёлся. Там вон ещё девчонки были,- Катька, Маринка. Да хоть, Ленка та же!..... - Ооооооо! Ну как всё же трещит 'чердак', батюшки святы. - Вынужденно сменив ракурс, Вовка несильно двинул воспалённым лбом в замызганное окошко. Не помогло. Оставалось одна надежда, - прижаться пульсирующим виском к прохладному стеклу. - Во-о-о-от! - Наступило некоторое облегчение. И тогда слившись с окном воедино, он стал от нечего делать разглядывать проплывавший мимо ночной пейзаж............... 'Аменины' Шестью часами ранее, Владимир был приглашён на день рождение, к бывшей сокурснице Дашке. Своё тридцатилетие, она решилась отметить в компании бывших сокурсников, с которыми пятью годами раньше грызла гранит науки в институте Городского Хозяйства. Приглашённый люд пёр бойко, и судя по наплыву страждущих, складывалась надежда, что на цифре десять он не иссякнет. И верно, к шести часам вечера, счёт гостей перевалил за дюжину. Чёртову, если быть точнее. Гулеванили шумно, с размахом. Шампанское, коньяк и батареи не слишком дешёвой водки лились рекой, успешно заполняя бездонные глотки приглашённых. Бесконечное множество разнообразных салатов в купе с горячими блюдами, острыми приправами и вином, шло бесплатным приложением. Танцы, громогласный вой под гитару, включая, отчаянный треск соседей в стену, также не обошли этот удавшийся во всех отношениях вечер стороной. Иногда, в нашей поганой жизни наступает момент, когда всё получается. И вот, кажется, этот миг настал.......... Но, как известно, всему хорошему, как и плохому, когда-то приходит конец. Не исключением являлся и прошедший день. Это неприглядное обстоятельство случилось ровно в тот миг, когда некто Бурхатов, в состоянии 'клинической смерти', собрав в кучу остатки сил, забурился-таки в пригородную электричку. Оченно домой хотелось, потому и справился. Хотя сперва, как человек глубоко законопослушный в железнодорожную кассу полез, за билетиком. Билетёрша вот только против была, потому как почти спала уже. А тут хрен какой-то, с проблемами.... - Ближайшая 'електричка' прибудеть, э-э-э-э-э, через четыре с половиной часа! - И моментально обнаружив лёгкое смятение, мелькнувшее в глазах посетителя, с чувством затаённого торжества, важно пояснила, - ровно в пять часов, восемь минут, по Московскому времени. Приятного путешествия! - Мутное окошко с треском затворилось, и тут же послышалось мерное сопение, временами переходящее в назойливый храп. - Вот те раз! - Почесал в смятенье небритый подбородок Бурхат, - чё же мне теперь тут, всю ночь чалиться? - Расплывшись по деревянной скамье, он с бесконечной надеждой обозрел видимое пространство. Ни-че-го! А что? В первом часу ночи так бывает. Вокруг только лужи, грязь и мусор, извечный спутник всех Российских городов и весей. Прикрыв усталые глаза, Вован незаметно погрузился в дрёму, навеваемую шумевшей листвой, благостное умиротворение и покой. Но уснуть не случилось. Не прошло, кажется, и пяти минут, как волшебную тишину ночи разорвал протяжный гудок долгожданной электрички, отчаянно спешащей на помощь припозднившимся путникам. Миг и вот уже шумный электровоз, натужно громыхнув вереницей пустых вагонов, величественно распахнул двери, приглашая войти первого за этот час пассажира. - Четыре с половиной часа! - Фыркнул на билетёршу Вовка. - Сволочь! - Поднатужившись, он таки заполз в тамбур. А чуть позже собрав силы и его одолел. А там уж и до личного кресла недалеко. Где он и развалился в полной тоске и одиночестве. Как выяснилось позже, состав был левый. И остановка произошла по вине путевого проходчика. Чего там на самом деле произошло, было неясно, но забираясь внутрь, Владимир обратил внимание на машиниста электропоезда, который выбравшись из рубки, долго колотил молотком железнодорожную рельсу, прежде чем, отважиться продолжить движение. - Пускай себе. - Решил Бурхат, бросив уставшие ноги на соседнюю лавку. - Мне спешить некуда, пусть упражняется, коль приспичило. ********** Предки Владимира были родом с далёкого уральского захолустья. Так бы наверное там и жили, если бы не случилось в середине сороковых наново отстраивать разрушенный немцами город. Что, в низинах Волги прятался. Вовкин прадед по образованию числился строителем и легко влился в восстановительный процесс городских развалин. Потом и вовсе в прорабы выбился, фрицами пленными командовал. Вон, даже городской планетарий выстроили, под его началом. А как со всеми делами управился, так и остались тут всей семьёй проживать навечно. Благо, что и дом от государства получили. Потом правда, в 'изоляцию' перебрались. Родился Вовка уже по второй половине восьмидесятых. Аккурат в то благодатное время, когда на высокий престол, корча безумные рожи, вползала незабвенная истеричка Рая. Хотя не о ней речь и уж, тем более, не об её благоверном, ответственно слившим Великую державу в общественный отстойник. Непосредственно, под траурные накидки, кучки Сионских мудрецов, с печально известной Уолл-Стрит. Не позабыв, ту же шутку провернуть и с собственным народом. Речь, здесь, о Воване пойдёт. Вовке Бурхатове, потомке геройского прадеда, ударным трудом и похвальным рвением, успешно ликвидировавшим послевоенную разруху своей малой Родины. Вовка же, с раннего детства был мальчишкой, стремящимся и любознательным, и по настоятельному совету папани, с младых лет посещал аж две спортивные секции. Первая, - это конечно же, восточные единоборства, где юное дарование, не щадя живота и носа, закаляло неокрепшее тело, а заодно, оттачивало навыки древне - китайской борьбы. И вторая, - естественно футбол, именно на него и возлагал будущие надежды Бурхатов младший. Пройдёт время, и Вовка поймёт, как не ошибся в своих предположениях мудрый отец, настоятельно советуя совмещать секции двух этих, без преувеличения великих видов спорта. Впоследствии, выступая за юношескую, а затем и за взрослую команды уровня города, Вовец не в пример многим игрокам, мог отменно лупить по мячу с обеих ног. Легко попадая в створ ворот даже в 'тёмную'. Этому достижению в большей степени способствовала, конечно же, многолетняя практика занятиями кун-фу. Где въедливый сенсей поучал нерадивых учеников питаться рисовой лапшой, подхваченной большим и средним пальцами нижних конечностей. А затем, что прилипло конечно, благополучно транспортировать в собственный рот. И так полную миску! После таких научных экспериментов битьё по десятиметровым воротам казалось Бурхату детской шалостью. И предприимчивые футбольные агенты, с настойчивостью локомотива потянули, упёршегося было Вовку, в ведущий клуб столицы, открывая перед восходящей звездой радужные перспективы. Правда, пока что, довелось нырнуть лишь в дублирующий состав, не основной. Но это, как известно, дело времени. Вовану бесспорно фартило, чуть позже, он не только вырвался из 'дубля', так ещё умудрился надёжно застолбить основное место центрального полузащитника клуба. Дальше, - больше. Мало того что, заслуженно отхватил звание Мастера Спорта, так ещё вместе с родным клубом дважды, умудрился занять второе место в командном чемпионате страны. А так же приобрёл некоторый опыт, в играх международного уровня. На этом, к великой печали, его грандиозные успехи, закономерно перетекли в свою завершающую стадию. Три с половиной года стремительно набирающей темп карьеры перечеркнула страшная авария, унёсшая жизни двух человек и основательно покалечившая судьбу самого Владимира. Но что самое ужасное, вместе с водителем погибла супруга восходящей звезды. А это для любящего мужа уже потеря! Невосполнимая. Правую ногу, в течение долгих семи месяцев, заморские эскулапы собирали практически по крупицам, скрупулёзно скрепляя кости и наращивая новые клетки. В конечном итоге победила молодость в купе с мировыми светилами от медицины, и Вова твёрдо встал на ноги. Но именно, что встал, гонять в футбол он теперь мог исключительно на уровне подвыпившего любителя. Не более. И Владимир, толком не оправившись от потери любимой супруги, что называется, загрустил по 'чёрному', вливая в растерзанную душу мегалитры горячительных напитков. А что? Человека, понять можно. Толпы образовавшихся поклонников, а главное поклонниц, скопившихся за последние годы списывать со счетов, ох как сложно! Тем более, когда легкомысленные фанаты списывают уже непосредственно тебя. Но в дело опять вмешался многомудрый родитель, и мало того, что помог завязать с хмелем, так ещё посоветовал перевестись из института Физкультуры и Спорта в институт Городского Хозяйства. В общем, на какое-то время Вовец успокоился, крепко увлёкшись однокурсницами, но спустя энное время, а именно, сразу по окончанию ВУЗа, всё вернулось обратно. Только в более грандиозных масштабах. К тому времени, родители благополучно перебрались в мир иной, и беднягу Бурхата, просто некому было поучить уму-разуму. За четыре последующих года, он посредством новоявленных собутыльников растранжирил все накопленные с таким трудом сбережения. Продал родительскую квартиру и наконец, обрёл достойное пристанище в северной оконечности города. В убогом, всеми забытом подселении. Что примечательно, аж на трёх хозяев, исключительное большинство из которых представляло беспробудных забулдыг. Это почётное звание, в полной мере подходило как к немногочисленным родственникам, прописанным там же, так и многим проходимцам, частенько навещавшим злополучные 'нумера'. Что до Вована, так в его введении находилась отдельная комната, в целую дюжину квадратных метров. Впрочем, отдельным, помещение можно было назвать весьма условно. Так как господин Бурхатов, обычно возвращаясь из очередного 'заплыва', частенько натыкался там, на пару-тройку сомнительных организмов, невзирая на пол и возраст, самозабвенно постигавших узы чистой любви. Ну, или на крайний случай, обильно удобрявших облезлые полы и стены собственным незатейливым завтраком. Впрочем, ужином тоже бывало. Так что, Вовке в какой-то мере несказанно повезло, получив приглашение на 'аменины' к бывшей однокурснице Дашке Коломейцевой. Дарья была человеком простым и отзывчивым, и просто не могла не позвать на своё тридцатилетие, пусть опустившегося, но такого романтичного в прошлом приятеля. Да и накопившееся за пять прошедших лет девичье любопытство, сыграло немаловажную роль в их последней, такой радостной, такой печальной встрече. - Такой печальной встрече! - Отрешённо повторил бывший футболист, пришедшие на ум мысли, рассеяно скользя по бетонным ступенькам вниз. ************** Вынырнув уже глубоко за полночь из Дашкиного подъезда, он направил свою шаткую тушку в направлении станции пригородной электрички. Большинство бывших сокурсников и сокурсниц, принявших горячее участие в юбилее, к глубокому сожалению, проживали в непосредственной близости от Дашкиной обители и расползались по домам своим ходом. А вот Вовке, пропившему три года назад собственную квартиру в центре города, в полном одиночестве приходилось добираться до нового места жительства, железнодорожным путём. - И всё-таки я зря пил с Андрюхой эту гадость! - Размышлял Бурхат, с трудом отвоёвывая пройденные метры. - И где он её выкопал? Божественный эликсир! Какой на хрен эликсир, отвратительное пойло, заправленное для поддержки вкуса ослиной мочой! Это у меня с него тыква болит, точно. - В подтверждении своих слов Вовка схватился за голову, и наконец, разглядел в трёх десятках шагов от себя, такую нужную остановку. - Фууууух, приплыли стало быть........... ********** Едем, значится. Дышим. И всё-таки, прохладное стекло, мало чем помогало 'трещащему по швам' лбу. Тихонько поскуливая, Вовка бездумно продолжал ещё считать проплывавшие мимо столбы, когда его окликнул негромкий, но настойчивый голос: - Ваш билет молодой человек. Нервно обернувшись, Бурхат мутным взором всё же умудрился рассмотреть перед собственным носом статного мужчину, довольно преклонных лет. Но в разгорячённое алкоголем лицо, прежде всего, бросилась бронзовая бляха, на овальном основании которой, читалась лаконичная надпись 'КОНТРОЛЁР' - Ого! - Только и подумал Вовка, старательно собирая разбежавшиеся по углам мысли. - Даже по ночам шастают. Сервис однако.... Бездумно шаря в кармане ветровки, он с некоторым любопытством разглядывал представителя транспортного контроля. Это был высокий старик, лет семидесяти с гаком, облачённый в тёмно синий мундир послевоенного кроя. На нём, двумя рядами, от стоячего воротничка и до самого пояса отливая золотом, тянулись массивные пуговицы с выбитыми крест-накрест молоточками. Через правое плечо болталась потёртая кожаная сумка, несколько напомнившая собой военный планшет. Живописный портрет дополняли антикварное серебряное пенсне на хрящеватой переносице и пышные вислые усы. - Ну, так что, гражданин хороший, билет имеем? - Повторил свой вопрос старик. - Был где-то, - проворчал Вован, судорожно шаря по карманам брюк, - если не пропил! Наконец, мятая бумажка вперемежку с семечной шелухой, была благополучно извлечена из заднего кармана джинсов, и торжественно предъявлена под грозные очи строгого дедушки. - Что это? - Напрягая зрение, пробормотал контролёр, сунув нос в протянутую бумагу, - берёшь килограмм гороху, сыпешь в прокисшее варенье, добавляешь полпачки дрожжей......... - Погодь мужик, - резко прервал Вован бормотание служащего, ловко выхватив у него бумажку, - это не то, под ней смотри. Там всё прописано. - Вот это совсем другое дело! - Несколько помягчел ликом старик, делая просечку на проездном удостоверении. - Только билеты в последнее время, какие-то хлипкие попадаться стали, на манер школьных промокашек. - А какие надо-то? - Удивился Вовка. - Из картонки должны быть по правилам. Плотного! Вот посмотри лучше, - и контролёр живо выудил из чрева сумки прямоугольный кусочек твёрдого картона, серовато-коричневого оттенка, где виделись тиснутые циферки-буковки. - Видал? - Видал. - Эхом отозвался Бурхат, усиленно вспоминая, где и когда он мог видеть такой билет. - Ну, точно! В старой книжке закладкой лежал, мать потом говорила, что в Советское время такими пользовались.... - Молодой человек, - вдруг озаботился старичок, - а что это вы всё время виски трёте, никак голова болит? - Есть такое дело. - Буркнул Вовец - Понятно. Вот вам порошок затейный, - проговорил дедушка, - под язык положите, подержите малость, а потом глотайте смело. Всё как рукой снимет, обещаю. - Спасибо. - Поблагодарил Бурхатов, принимая подарок. А странный дед, тем временем, вежливо махнув напоследок головой, величаво двинулся в направлении тамбура. Вовка, непроизвольно вытянув шею в проход, с некоторым любопытством взирал в спину пожилого контролёра. Старик же сдвинув громоздкую панель в сторону, скользнул внутрь, затем тщательно прикрыв её за собой, сунулся дальше, к следующей панели, перекрывшей проход в соседний вагон. Верхнюю половину деревянной двери украшало стекло, и Вовка без труда мог наблюдать за манипуляциями загадочного кондуктора. А после случилось неожиданное. Таинственный дедушка, не догадываясь, о слежке, просто просочился дальше, не забивая мозги такими пустяками, как открытие дверей. - Ничего себе! - Ахнул невольный наблюдатель, - даже Сим-Сим откройся, не сказал! Снявшись с насиженного места, Вован осторожно прокрался следом. Нырнув в тамбур, он приник носом к дверному стеклу, на удивление оказавшемуся неприлично чистым. То, что довелось разглядеть, повергло сыщика в лёгкий ступор. Соседнее помещение, не пустовало. Скажем больше, под завязку набито. И ладно бы людьми, так нет, имбецилами. В полном смысле этого слова. Психами конченными. По-другому и не сказать. Хотя попадались представители и иной формации, казалось, поднятые по тревоге 'в ружьё' с ближайшего погоста. Гоблины тоже имелись. Один во всяком случае. - Приплыли! - Вован судорожно сморгнул, и, сморщившись словно печёная репа, и башкой о стекло для надёжности. Раз, да другой. Чтоб в мозгах прояснилось. Однако, напрасно всё. Ничего, в сущности, не менялось, лишь тролль (или гоблин, кто его разберёт?) сидевший поблизости, корчил Бурхату мерзкие рожи, и вдобавок метко швырялся соплями собственного производства. Отчего толстое на вид стекло, глухо вибрировало в унисон очередному приземлившемуся снаряду. Как Володя выбрался из тамбура, и как вернулся назад, осталось за пределами его воспалённого сознания. Поглощая в огромном количестве декалитры кислорода, сейчас он мог лишь судорожно разевать рот, впитывая полученную информацию. И вот, в который уже раз за эту ночь, Бурхатов крепко сдавив виски ладонями, давал себе нерушимую клятву, - раз и навсегда, покончить с хмельным. Раскачиваясь, подобно часовому маятнику, Вован одного боялся, как бы эти хари, сюда не просочились. А то будет веселье, впору в ЛТП бежать! Господь внял его отчаянной просьбе, и не дозволил Скандинавскому эпосу влиться в Христианский мир. Но всё же послал иное испытание, желая проверить на прочность Православную душу......... ********** Прошло некоторое время, прежде чем, непонятная электричка, плавно сбросив ход, медленно встала, готовая принять свежую партию припозднившегося элемента. Что ж, Вовка даже с лавочки сполз, с суеверным ужасом ожидая появление новых, будоражащих душу персоналий. Но повезло однако, соседний вагон почти всех на себя выбрал. И злых и не очень. За исключением странной парочки, волочащей неподъёмную кладь. Внешне оба индивида напоминали сказочных лепреконов, нежели обычных людей. Грубые, можно сказать, карикатурные черты лиц в купе с ярко зелёным нарядом, в жёлтых разводах, составляли общий портрет вновь прибывших героев. Ещё, что их роднило с персонажами Скандинавских новел, были лохматые бороды, торчавшие параллельно пола, да остроконечные колпаки, напяленные на заросшие рыжими космами головы. Да полутораметровый рост. Хотя кто знает этих гоблинов, до каких размеров они могут вымахать? Акселерация, вашу Машу. Рассеяно зыркнув злыми блуждающими глазками по чреву вагона, сказочные особи, не тратили времени зря. Яростно плюясь и чертыхаясь, они двигали каждый свою версию честного раздела уворованного ими имущества. Для пущей ясности собственных доводов, в ход временами шли массивные кулаки и колотушки спорщиков. Бились долго, хотя и без видимых успехов. В итоге, пришлось приостановить затянувшиеся прения. В виду полного истощения сил и соплей, с избытком заготовленных для соперника. И как бы не хотелось спорильщикам продолжить кулачно-словесные баталии, абсолютное большинство присутствующих провозгласило-таки хрупкое перемирие, оставив сладкую делёжку до лучших времён. - Когда там выходить-то? - Наконец поинтересовалась писклявым голоском одна из противоборствующих сторон, прикладывая к распухшему глазу медный пятак. - На следующей, кажись, - проскрипела вторая сторона, выуживая из разверзнутой пасти с корнем выбитый клык. И действительно, выбрав ближайшую остановку, местом дальнейшей дислокации, парочка до крайности странных личностей, кряхтя и перхая, потянули неподъёмный сундук к выходу. Там бережно спустив ношу по крутым ступеням, они, спотыкаясь на каждом шагу, поволокли её вдоль железного полотна. Вован, решивший явить гоблинам услуги грузчика, в обмен на стакан 'снотворного' деловито устремился следом. Проявив должное благоразумие, он выскочил чуть позже, столкнувшись нос к носу с живым лепреконом, шустро удиравшим от разъяренного контролёра. Спрыгнув вниз, ушлый безбилетник, проскочил парочку вагонов, умудрившись-таки вскочить в набиравший движение поезд. Господин Бурхатов тоже не дремал, припустив в погоню за успевшими удалиться на приличное расстояние бородачами. Впрочем, погоней это можно было назвать с натягом, злоумышленники пёрли злополучный сундук, выбиваясь из последних сил. Даже пару раз остановку делали, вытирая трудовой пот клочковатыми бородами. И пока один закуривал длинную, старомодную трубку, второй зорко обозревал окрестности, на предмет выявления нежелательных элементов. Вован же вовремя смекнув, что стакана 'росы' будет, пожалуй, недостаточно за такой адский труд, своевременно уклонился от надзирающего ока, скрывшись в кустах. К этому времени, на улице, уже заметно просветлело, что тоже вносило свои коррективы в ранее созданный план. Парочка 'гоблинов' это прекрасно понимала и в очередной раз, подхватив драгоценную ношу, с кряхтеньем снялась с места. Вскоре они выбрались на едва заметную тропку, убегавшую вглубь леса. Что ж, это только добавило прыти. Утробно хрюкнув, приятели, собрав оставшиеся силы, натужно сопя, тронулись дальше. Шли с полчаса, не больше, а если учитывать тяжесть поклажи, то вся дорога, по прикидкам Вована, заняла никак не более километра. Ну, может, с четвертью. Зато забурились треклятые гоблины в самую чащу, Вовка даже немного разволновался, - найдёт ли дорогу обратно? - Ничего! - Утешал он себя, - по тропке как-нибудь выберусь. - Правда, этой тропки и след простыл, минут восемь назад. Наконец, выбравшись на некое подобие поляны, странные личности, бросив поклажу на землю, тяжело отдуваясь, прислонились к громадному вертикальному валуну, явно природного происхождения. Высота каменюки составляла рост среднего человека, да и диаметр приличный, никак не меньше метра. Отдышавшись, один из персонажей сняв островерхую шляпу, грязным платком вытер крупные капли пота, градом катившие по лицу. - Давай решать Курсель, частями добро вниз сносить либо ящиком сразу? - Хммм. Опасно тут оставлять! - Подозрительно заворчал оппонент, - жулья больно много, того и гляди утянут. Слышишь? Чего только вокруг не шуршит. Звуки, шорохи..... Выдвинув такой убойный аргумент, он зорко обозрел окрестности, на предмет нахождения нежелательных элементов, жадных до чужого добра и возможно, притаившихся где-нибудь рядом. Пришлось Вовану за дубом прятаться, благо лицом в грязь не пасть. Лишь бы не засекли только. А то знаем мы таких Курселей. Ишь как зенками водит! Иной хорёк обзавидуется. Мало того, носом вертит, на манер заправского хомяка. Видать, воздух нюхает. Жук-вонючка, пробиравшийся в траве по своим, ведомым только ему делам, был мгновенно опознан как 'аглицкий шпиён' и безапелляционно приговорён к смерти безжалостным башмаком Курселя. Птурсель, троюродный братец Курселя, по коварству и подозрительности не уступал кузену и, не тратя времени на политесы, яростно топтал вереницу рыжих муравьёв, спешащих в собственный муравейник. - Ну, чё, всех извёл? - Беспокоился Курсель, не отрывая пристального взора от густых зарослей, в которых изволил притаиться господин Бурхатов. -Погодь, сейчас! - Хищно отозвался Птурсель, принимая в запале кучу подсохшего помёта за древесную лягушку. Хрясь! И клочья лепёшки залепили обонятельный аппарат Курселя, моментально сбив последнего, с охотничьего следа. - Ты чё, придурок творишь!? - Взвыл гоблин, яростно выбивая из ноздрей волчье гуано. - Теперь точно полдня с нюхом проблемы будут. - Так это ж просто лягушка. - Оправдывался Птурсель, нехотя стряхивая с ботинка налипший компост. - Лягушка?! Может, опробуешь тогда братец, коль я и взаправду ошибся?- Едва ни взвизгнул Курсель, но заметив в бегающих глазках родственничка явную нерешительность, сменил гнев на милость и предложил заняться насущными делами. - Ладно, давай двигай этот булыжник, уходить пора. Засиделись мы тут что-то, не к добру это. Уяснив, что угроза миновала, младший братец, несколько оживившись, приблизился к странной глыбе и что-то негромко шепнув, стукнул по ней четыре раза, костяшками загрубевших пальцев. Каменная громадина, натужно вздрогнув, нехотя полезла в сторону, открывая внушительную дыру в земле. Не медля ни секунды, Курсель предварительно, сунув свой длинный нос в образовавшийся проход, негромко скомандовал: - Берёмся! - Хотя тут же передумал, встав столбом. - Ты чего? - Подожди-ка. - И временно оставив громоздкую ношу, он, измазал волчьим помётом узорную крышку сундука. - Ты чё, делаешь?! - Возмутился Птурсель, - совсем сдурел? - Это для стражников, ну или патруля какого. Пусть думают, мы в этом ящике компост для огорода тащим. - И то верно! - Поразился прозорливости брата Птурсель. - Только кто ж, в сундуках удобрение переносит? - Тебе виднее, братец. Ты же у нас 'вумный' страшно! - Усмехнулся кузен, - бери, давай, время пошло! Когда воришки пыхтя и сквернословя, наконец, скрылись в 'кроличьей норе' Вовка шибко призадумался, пытаясь осмыслить увиденное. Даже следом подался, мечтая заглянуть внутрь. Но не срослось, пришлось обратно прятаться, потому, как оттуда пыхтенье послышалось. Видать, забылось чего-то всуе. Так и есть, спустя миг наружу высунулась мерзкая харя Курселя. Потом и сам вылез. Веток нарвал, сложил в пучок и старательно вымел следы своего недавнего пребывания. Потом в ладоши хлопнул. Громко. Натужно вздохнув камень сдвинувшись, начал медленно скользить на место. Не медля более ни секунды, гоблин резво метнулся внутрь. Г Л А В А 2 Кукловоды. - Ну, это дело поправимое! - Самодовольно ухмыльнулся Вован. Выждав пару минут, он, выбравшись из укрытия, приблизился к валуну и стукнул костяшками пальцев, ровно четыре раза к ряду по каменному основанию. Стараясь в точности повторить временной интервал, который использовал старина Птурсель. Но, к сожалению, чуда не случилось. То есть абсолютно! Ленивый булыжник, что-то не горел желанием, хоть самую малость, двинуться с места. Пять долгих минут Владимир с настойчивостью упрямца пытался вскрыть проклятую 'дверь', размозжив себе в кровь костяшки пальцев. Но всё было тщетно, несносный валун, словно насмехаясь над 'стукачом' просто не желал проявлять даже малейшую подвижность. - Да пропади ты пропадом! - Недовольно проворчал Бурхат, приняв решение, двигаться в обратный путь. Спустя небольшое время, он уже покупал билет, на ближайший рейс. А ещё через четверть часа, мирно колыхался в компании обычных пассажиров, в самой обыкновенной электричке, направляясь, домой. В свою убогую, битую жизнью коммуналку. Знакомый до боли подъезд, встретил Вована устоявшимся запахом застарелой мочи и грудами мятых окурков, основательно обсосанных рачительными соседями до самого фильтра. Лестница, по которой пришлось забираться Бурхату на собственный этаж, находилась в состоянии вечного капитального ремонта. На ней фактически отсутствовали деревянные накладки на перила. А те, которые всё же имели место быть, сыпались от лёгкого прикосновения пальцев, что отнюдь не вселяло положительных эмоций. Закончив томительную процедуру восхождения, Владимир тупо уставился на родную дверь. Что ж, дверь была знатная, ещё Советских времён. Отсвечивая тремя слоями облупленной краски, она выделялась пусть и наполовину сгнившем, но всё-таки деревом, в пику новомодным 'консервным банкам', которые при желании можно было сковырнуть пальцем, либо на худой конец, ржавым гвоздём. Исключительно все обитатели, беспокойной квартиры номера 22, ей безмерно гордились, тонко намекая на почтенный возраст, а, следовательно, антикварное происхождение. Наверное, именно по этому случаю сюда не зарастала народная тропа. Завистливые соседи, правда, судачили, что имелась иная, более веская причина, - зловонный самогон. Который в несчётном количестве гнала 'ключница' Зинка, поставляя 'природный продукт' всем жаждущим и страждущим, исключительно по бросовым ценам. Не всегда, правда. Иной раз, на Зинаиду накатывало, и цены ползли вверх пропорционально спросу. Что не добавляло положительных эмоций здешнему потребителю. Так вот о двери. Имелся один мелкий нюанс, заметно снижающий античную значимость входного устройства. В правой, нижней части значилось рваное отверстие, габаритами дважды превосходящее футбольный мяч. Это было что-то типа своеобразного Портала в сопредельное государство, которым успешно пользовались страждущие собратья по вере, в поисках зловонно-креплёной 'истины'. Надо отдать должное искуснице Зинке, она не раз и не два пыталась, по мере своих скромных сил, увещевать нечестивых паломников о несомненной пользе строго вертикального заплыва в 'Богоугодное заведение'. Но, к сожалению иноки, придерживались сугубо обратной концепции, материализуясь в мире Сказочных Грёз, исключительно в позе рака-отшельника. Ну, или если угодно, жука-вонючки. Неоднократные попытки поставить фанерную заплату объединёнными усилиями всех членов коммунального хозяйства не приводили к каким-либо значимым результатам. Головы 'инопланетных' граждан, уподобившись тарану, неизменно проникали внутрь, сквозь 'Портал Пространственно - Временного континуума', всякий раз становясь полным и безоговорочным победителем. Тяжко вздохнув, Вован приоткрыл многострадальную дверь и, просочившись внутрь, моментально учуял тяжёлый запах сивухи, растекающийся подобно волновой радиации по всем углам коммуналки. Очаг 'термоядерного поражения' в виде знаменитой 'слезы' от мадам Едрищевой находился непосредственно в границах общественной кухни. Бурля и булькая зловонным варевом. - Кажется Зинка в своём репертуаре! - Горестно посетовал сам себе Бурхат, спешно пробираясь в собственную комнатушку. В занимаемых Вовкой апартаментах тоже оказалось всё, не слава богу. На его законной, продавленной временем и невзгодами раскладушке, имел честь опочивать незнакомый субъект, не удосужившись даже скинуть лакированные штиблеты. - Надо же, опять Зинуля своих клиентов подсуропила! - Ухмыльнулся Вован и перевёл рассеянный взгляд на пол, где прикорнул уже иной репрезентант общественной прослойки, несомненно, представляющий собой, яркий образчик городских отбросов. Оба делегированных гражданкой Едрищевой субъекта изволили принимать сонные ванны, уткнувшись мордами в пол. Казалось, в безуспешной попытке рассмотреть, какие страсти бушуют этажом ниже. Нестерпимое желание ополоснуть пересохшее горло толкнуло Бархата сунуться в холодильник, в слабой надежде обнаружить там вожделенную бутылку минералки. Но желания, и мечты, как известно, свойства иллюзорного характера, и сбываются редко. Вот и сейчас, вместо минеральной воды, в холодильнике имел место быть, в нуль обглоданный кус рыбьего хребта, старательно прибранный чьей-то бережливой дланью. В сердцах плюнув, Вовка потянулся на кухню, испытывая зверскую потребность в живительной влаге для собственного отравленного алкоголем организма. Вожделенную дорогу к источнику жизни, неожиданно перекрыла запертая дверь, на которой кривым, размашистым текстом была накарябана лаконичная надпись ' НЕ ВЛЕЗАЙ, УБЬЁПТЬ!'. Что это за 'Убьёпть' такой, оставалось только догадываться. Ещё вон, череп, с костями намалевала. Острастки ради. - Понятно, Зинка страхуется, чтоб значит, недруги, в лице несознательных соседей, секреты самогоноварения не распознали! Вовка уже хотел вежливо постучаться, искренне надеясь, что сердобольная хозяйка не откажет страждущему в стакане воды, как услышал негромкое завывание, доносившееся из нутра кухни. Прислушавшись, он с немалым удивлением распознал мелодию некогда народной колыбельной, которую, изливая сопли умиления, напевали юному афронегритянину, сердобольные граждане, в старой Советской комедии. Правда, известная композиция, претерпев нешуточную трансформацию в Зинкином кантабиле, звучала приблизительно так: Пьють слонихи и слоны. Дяди пьють и тёти. Усе со всеми, пить должны....... Но не на работе! Подивившись вновь открывшимся талантам, Вовка бесшумно развернувшись, на цыпочках поспешил в ванную комнату, не желая мешать не совсем 'юному дарованию', но опять вынужден был совершить незапланированную паузу. Теперь уже возле туалета. Что удивительно, там звучала та же мелодия, но уже в исполнении Зинкиного воздыхателя: Класть медведям на слонов. Дяденькам на тётев. Не беда, уж, коль, и вы......... Трохи покладёт-е-е-е! Исторгал из пропитой глотки утробные звуки, дядя Петя виртуозно аккомпанируя себе собственной задницей. Тут же, несмотря на значимость основной миссии, в одурманенной алкоголем голове сожителя, созрел следующий вариант рабочей версии: Псруть ведмеди як слоны. Много псруть и сразу. Усе вокруг, класть должны, Мимо унитазу-у-у-у! Вот же сволочь какая! - Безрадостно вздохнул Владимир, не без оснований вспоминая недавние лужи на полах уборной. - Теперь понятно, кто мимо горшка дует........ И валит тоже. - В сердцах плюнув, он поплёлся в свою комнату, потеряв всякий интерес к похмельной жажде. Вернувшись на свои законные метры, Вован решился разбудить спавшего на раскладушке мужика и послать на хрен, ссылаясь на общую усталость измученного хмелем организма. Подойдя поближе, он с удивлением отметил, что брючный костюм, так же как и щегольские штиблеты, на незнакомце, были отнюдь не из секонд-хенда. Зная из прошлой жизни некоторый толк в вещах, Бурхат оценил мужицкий прикид, мало в две, а то и три тысячи американских фантиков. - Ничего себе! - Вовец в растерянности почесал репу, - кого это изволило пришвартовать к нашим берегам? Сейчас посмотрим. - И Бархат рывком перевернул 'спящую красавицу' на бок. Сказать, чтобы увиденное его поразило, не сказать ничего! Оно его повергло в панику. Грудь 'красотки', похожая на дырявое ведро, так же как и скомканная простыня, были залиты кровью, сочащуюся как минимум, из трёх пулевых отверстий. Тут же лежало и орудие преступления, в виде пистолета отечественной марки 'ТТ'. Крепко 'спящий' дядечка, как оказалось на поверку, уже приобрёл льготный билет до конечной станции, с волнующим душу названием - 'Чистилище'. Но что больше всего напрягало отравленное алкоголем сознание, так это личность усопшего. Им оказался бессменный заместитель главы местной администрации Васька Кнедлик, успешно лизавший власть предержащие курдюки более двух десятков лет. Но самое удивительное, что очередной народно-избранный 'небожитель' дав вволю поизголяться над собственным задом, обычно вышвыривал Кнедлика вон. Где его благополучно подбирал ситти-менеджер, благосклонно дозволявший проводить столь увлекательную процедуру вновь, но уже, исключительно над своим тылом. И все эти бесконечные двадцать лет, Васисуалий безвозмездно, а стало быть даром, ставил шершавым языком факсимиле на седалище очередного 'народного' избранника, подтверждая тем самым, собственную значимость и законность волеизъявления народа. И вот теперь, этот одарённый, во всех отношениях господин, имея пару дырок в брюхе, изволил возлежать в заплёванной спальне, пребывая в состоянии хладного трупа, тем самым, вводя хозяина коммуналки в глубокий транс и скорбное уныние. Резко отшатнувшись, Вовка невольно посеменил задом, и неловко зацепив ногой вторую фигуру, с грохотом рухнул навзничь....... *********** Тремя часами ранее. Крыша одного из вагонов, призрачной электрички. - Невероятно! Ты это видел? - Прошелестел размытый, едва видимый силуэт собеседнику, - этот ничтожный человечек, не только 'срисовал' наш состав, так ещё и умудрился забраться внутрь! К тому же он ещё и пьян. Тебе не кажется? - Есть такое мнение Сморгул, только не спеши делать скороспешные выводы, может статься это и не человек вовсе. Нелюдь 'перекрашенная'. Тебе ли не знать их тягу к перевоплощению? - Не путай меня Шергалл, это закрытый мир, и магия во всей красе, демонстрирует свои способности, исключительно в рамках данного 'тарантаса' Ну или, непосредственно на перроне, и то, только после часа ночи, на время полной остановки состава. Я не прав? - Прав. Только нижайше прошу обратить ваше драгоценное внимание, что формально, все предпосылки для проявления 'чуда' сейчас, имеют место быть! - Криво усмехнулся собеседник, - я не прав?....... - Не нравиться мне это! - Подозрительно проворчал Сморгул, игнорируя неуместную иронию Шергалла. - Ладно, давай посмотрим, чего он в пустом вагоне позабыл, может и нам чего, сгодиться? С нескрываемым интересом просмотрев всю сцену Вовкиного общения с местным служащим, а затем и негласной слежки непонятного пассажира за Контролирующими Органами, странные сущности определённо зашли тупик. - Не разберу кто это? - Встревожился Сморгул, - мало того удосужился проникнуть в электричку, минуя первую степень сокрытия, так ещё легко вошёл в контакт с контролёром! - Да и местный 'зоопарк' рассмотрел, в соседнем вагоне. А это уже вторая степень! - Поддержал диалог Шергалл. - Видимо непростая птичка, к нам залетела. - Непростая. - Глухо подтвердил догадку Шергалла оппонент. Следующая остановка прервала тревожные размышления непонятных существ, с завидной лёгкостью наблюдавших непосредственно, сквозь крышу вагона, за развивающимися событиями нижнего яруса. - Смотри-ка, наши 'крестнички' пожаловали! Опять где-то сундук с добром умыкнули, мошенники. Придётся их всё-таки выучить хорошим манерам поведения! Ну что, мастер Сморгул, как всегда, на счёт три?........ - Постой-ка Шергалл, они в вагон к нашему алкашу намылились! Может, прояснится что? Сидим, слушаем, ждём. Тем временем, события покатились своим чередом. И спустя остановку, парочка низкорослых взломщиков, кряхтя и чертыхаясь, подхватив законную добычу, благополучно выбралась из вагона. Не медля ни секунды, мошенники, волоча неподъёмный сундук, тащились вдоль дорожного полотна. Ну и алкаш следом поплёлся. Толи по нужде, а толи так, поддержки ради? - Невероятно! Этот пассажир, явно в теме! - Ахнул Сморгул, нахватавшись у местных аборигенов, некоторых особенностей фразеологических оборотов. - Берём субчиков? - Не спеши. Нужно проводить до Портала, там посмотрим по обстоятельствам. Но в любом случае, всех троих отпускать нельзя! - Зашипел Сморгул, - эх в голове бы этого 'разведчика' покопаться! - И в чём проблема? - Сам не догадываешься? Мои способности в этом пришибленном мире, фактически на нуле. Твои тем более! - Не прибедняйся, что-то ты можешь. - Прищурился Шергалл. - Могу. Заглянуть в его прошлое. На один день. Заметь, в прошлое, но не в голову!....... Перед мысленным взором странного существа, словно в видео калейдоскопе, потекла вереница людей, восторженных тостов, пьяного разгула, буйного, безудержного танца, сменяющегося разухабистым завыванием. Несколько раз, в кадре мелькнул и 'пассажир' слагающий восторженные дифирамбы имениннице. Поморщившись, Сморгул ускорил картинку, пытаясь вычленить из потока информации главное. В какой-то момент, интересующий субъект выплыл на лестничную клетку. Сунув в рот уже кем-то услужливо зажженную папиросу, он, прислонившись к двери, устало прикрыл веки. В то же самое время, дверь соседней квартиры со скрежетом распахнулась, и оттуда выглянуло небритое мурло хозяина. - Чё, у Дашки, что ли 'днюха'? - Поинтересовалась оплывшая от запоя харя. 'Пассажир' в ответ только досадливо кивнул головой. - Соседушку значит, не пригласила, выдра! - Обиженно засопела морда. -Ууууууу! Но я не гордый, у меня своё питие имеется. Почище ваших заморских текилл будет. От! - И типчик выставил в дверной проём бутыль с каким-то подозрительным месивом, здорово напоминающим размазанный по стенкам клейстер. - Эликсир от Бога! Чистый как слеза. - Не забыл он прорекламировать свой напиток. - Будешь? Махнув рукой, объект неожиданно согласился, - давай! -О, то дело! - Обрадовался сосед, протягивая бесценную жидкость, - меня между прочим, Андрюхой кличут. - Вла-ха-лаху - димир! - Закашлялась принимающая сторона, судорожно тряся конечностями, вдоволь испробовав ' родниковой слезы'. - Ну, чё Володенька, хорош нектар-то? - Даже не сомневайся! - Продолжая перхать, едва вымолвил Вован, - рецептом не поделишься? - Бери уж, можно сказать от сердца отрываю! - Осклабился Андрей, засовывая в нагрудный карман новому знакомцу, клочок мятой бумаги. - А ты как же? - Участливо поинтересовался Вовка, не смея выкинуть при непосредственном созидателе, столь драгоценный подарок. - Не обеднеешь? - Ничего, ещё выдумаю, я ведь в прошлой жизни химик. А енто, скажу тебе приятель, не кашу лаптем хлебать! Енто, думать надо.......... Г Л А В А 3 Полномочные представители 'соседней помойки'. - Засёк. Кажется это то, что нам нужно! - Возбуждённо прошелестел призрак, настойчиво копошившийся в Вовкином прошлом. - Давай, не томи уже! - Взвился Шергалл, следуя за собеседником прямо сквозь стволы буйно растущих деревьев. - Чего у него там наверчено? - Искра у него в башке завелась. И что примечательно сразу после того когда наш клиент отведал соседского пойла. Изумрудная, между прочим. -И чё? -Чё - чё. Третий глаз открылся! Даже не глаз, прожектор. С таким, не только паровоз, клопов на Марсе отследить можно. - И Сморгул вкратце пересказал напарнику, всё что, только что вытянул из недавнего прошлого Бурхата. Шергалл, только недоверчиво пожал плечами, озабоченно косясь на собеседника: - Ты не перетрудился случаем? Хочешь сказать, что испив толику 'ослиной мочи', пусть даже и пополам с брусничным вареньем, этот человеческий редуцент моментально обрёл сакральные знания? Проникся, так сказать. - Вот именно Шергалл! Вот именно. Самому вериться с трудом, но, по-моему, этот свихнувшийся алхимик, Андрюша, кажется, из гнилого ореха и плесневелых дрожжей, действительно сваял нечто запредельное. Воистину, не перевелись ещё народные умельцы! Ненавистный мир. Ненавистный город. Мы уже пятый год, закупорены в нём, как килька в банке, а до сих пор не можем понять душу местных аборигенов. Ну, скажи мне, мой благородный друг Шер, в каком из известных тебе пространств, на душу населения приходиться этакая прорва шаманов, колдунов, экстрасенсов, магов, телепатов, психоаналитиков, и прочей навозной шушеры? - Мммм-ээээээ....... - Мычишь? То-то. Ни в каком. И ведь что удручает, из всей перечисленной братии, ни одного настоящего. НИ ОДНОГО! Где это видано? Да в любом порядочном мире за такое подлючее гадство, сразу на кол сажают, а уж опосляяяяя...... - Тут, уважаемый Сморгул вынужден был прикрыть рот, некстати припомнив подобную фразу, брошенную Иваном Грозным, в какой-то Советской кинокомедии. Тем более, что должно быть опосля, он решительно не представлял и поэтому перевёл разговор в иное, более понятное русло. - Впрочем, одного стоящего оракула, я всё же выявил. - Нехотя буркнул Сморгул. - Да ты шутишь, братец?! - Недоверчиво улыбнулся Шергалл. - Вынужден, тебя разочаровать. Есть тут такой, чернявенький, с бородёнкой. Глазки на выкате. Этот, - Сморгул выразительно пощелкал пальцем, - как его? Углобок кажется. Или Глыба? Не помню, может, и вообще Глобус? Не суть. - И чего, стоящим оказался? - Ты не поверишь! Предсказал себе скоротечную реанимацию, после того, как я его мурлом о 'магический кристалл' шваркнул, на поверку оказавшийся обычной стекляшкой. И представляешь, всё сбылось! Аз есьм тому неопровержимый свидетель. - Призрак помолчал. - Впрочем, ладно, мы, отвлеклись, кажется. Лучше давай глянем, чего там наши жулики делают? А жулики тем временем, выбивали на огромном валуне, 'азбуку Морзе', отчаянно призывая каменного истукана милостиво растворить недра, и впустить своих 'заблудших сыновей'. - Приготовься Шергалл, пусть скруубы валят, а этого парнишку придётся задержать. Для выяснения личности,...... - Да ты что, Сморгул сдурел?! Мы этих уродов три месяца пасли. Злодеев надо принять! Пластины Рустурха исчезли не без их участия. Факт. - Да понимаю, я всё. - Досадливо поморщился оппонент, - да только нельзя их одной кучей брать, мне собственный прознатчик в соседнем мире надобен! И чтоб о нём никто не ведал. Особенно эти мошенники. А их мы, буде на то наша воля, в следующий раз прихватим. - Ты хочешь сказа............ - Хочу! Пусть проваливают, за нашим 'пассажиром' лучше бди........ ********* Город. Северная окраина. Квартира ? 22. Семь часов, девять минут Московского времени. Сказать, что увиденное его ошеломило, лучше промолчать только. Вован был раздавлен. Трупы в доме? Это катастрофа. И чего теперь? Звонить в полицию? Глупо. Это всё же не пьянь с подворотни, а целый заместитель Главы, пусть даже и дохлый! Так что, сушить сухари нужно, на хозяина раскладушки, всё повесят, к бабушке не ходи. - Мечтаем юноша? - Внезапно услышал пространный голос Вовка, исходящий, будто из трубы. Нервно оглянувшись, он разглядел возле балкона две размытые тени, слабо пульсирующие в унисон оконным занавескам. - О чём, разрешите полюбопытствовать? - Ни хрена себе! - Волосы на макушке медленно, но упорно поползли вверх, угрожая проткнуть бетонный подоконник. - На-надеюсь, вы за ним го-господа? - Едва не захлебнулся Бурхатов, указывая дрожащим пальцем на труп господина Кнедлика. - Почто, он нам? Красивый такой. - Последовал мгновенный ответ, - мы за тобой дружище. - По-постойте, тут какая-то ошибка! Это не я вовсе, - взвился Вовка, - это он область разворовывал, Васька! Его и тащите в подземные казематы! Т-тем более, он уже коченеть начал...... - А в Аду, его значится, обогреют? До нужной кондиции. - Закончил застывшую на губах фразу страшный незнакомец.- Так? - Так! - Ухватился за 'соломинку' Бурхат. - Сладко поёшь, токмо мы не из этого ведомства. Пусть им черти занимаются. У них на то полномочия имеются. И хвосты тоже.... - А-а-а вы........ - А мы не черти, мы представители иной цивилизации. Скажем, параллельной 'помойки'. За помощью вот к тебе пожаловали, и за мудрым советом. - О-о-о-о-о, неожиданный поворот! Чего изволите, братья по разуму? - Несколько успокоился Вовка. Но всё одно, подальше отполз. - А хотим мы всего, ничего. Что бы ты поведал, друг любезный, откуда про электричку нашу, хитрую знаешь, зачем забрался внутрь, и на хрена за скруубами приглядывал? - Скруубами? - Ну, да. Это проходимцы бородатые, что сундук уворовали. - Всё-то вам известно! - Недовольно буркнул Вован. - Давай значит, по порядку. Про паровоз ваш треклятый, мне ничего не ведомо, я свой дожидался, вот и билет купил. - Засветил Бурхат мятой бумажкой, с просечкой с краю, - вон и время указано, - пять часов восемь минут. Я сам удивился, когда электричку увидел, думал кассирша, что-то спьяну напутала. - Внятно излагаешь! - Одобрил Сморгул, внимательно изучая билет, - дальше давай, зачем за этими гоблинами увязался? - Так интересно стало, куда сундук тащат! Думал подмогнуть, ежели что. Вона как бедолаги корячились! Глядишь, на бутылку бы наскребли. А то и на четверть, сундучок-то, поди, краденный был? - Ну, это ты зря так приятель! - Хищно усмехнулся призрак, - людям надобно верить, особливо, если они скруубы. - Верить! - Ощетинился Вовка, приняв ответ за чистую монету, - да вы хари их видели? Жульё сплошное. Прощелыги! - У всех у нас хари хороши! - Загоготал Шергалл, искусно подражая сиплому хрипу Хмыря. - Ладно, давай по делу! - Перешёл на серьёзный лад главный. Мы поможем тебе, а ты как благородный джентльмен, поможешь нам. Идёт? - Нужно вам, что? - Не спешил давать своё согласие осторожный Вовка, продолжая подозревать в скользких собеседниках приспешников Сатаны. - Немногого, - неприятно осклабился Сморгул, - эти гибриды, - махнул он головой в сторону воображаемых воришек, - кое-что умыкнули. А именно, некие магические пластины Рустурха. А стало быть, надобно их возвернуть! - Мне? - Закашлялся Вова. - А вы что, без моей помощи, с ними не совладаете? - Не совладаем. У нас, к сожалению, нет доступа в их мир, а вот у тебя кажется, он имеется. - Вряд ли. Камень не двигается, а крана у меня нет. - Это не есть беда. Ты просто не знал сопутствующего словечка. - Пусть так. - Горестно вздохнул Бурхат, - Но всё одно стрёмно. Да и своих бед по горло. Так что и мне помочь не помешает. Чем вот только? - Ну, хочешь, мы избавим тебя от присутствия этого борова? - Смогрул медленно протянул призрачную длань в сторону бедняги Кнедлика. -Это возможно?! - Оживился Вовик, - не врёте? - Как можно братец? Лучше, посмотри сюда. - Призрак плавно повёл пальцем и оборванный бомж, что спал на полу, неуверенно поднялся и, выписывая замысловатые кренделя, поплёлся к выходу. - Но ведь, этот, - Вовка, на секунду запнулся, - Кнедлик. Не может так просто взять, и уйти через дверь. Не так ли господа? - Отчего же? - Дух щёлкнул пальцем. И бродяга, будто подслушав команду, повернулся к балкону. Выбравшись наружу, он на глазах потрясённого Бурхата, деловито перекинул ноги через чугунные перила, бодро шагнув вниз. - Стооооой!! - Словно оглашенный заорал Вовка, метнувшись следом. Что ж, катастрофы не вышло. Просто бомж раскинув конечности, аки горный орёл, безмолвно парил над землёй. Затем, нехотя, словно преодолевая сопротивление воздуха, плавно опустился на грешную твердь. - Чего орёшь-то? - Поинтересовался Шергалл, - что-то не так? - Вы чё, сдурели? Он мог расшибиться! - Отнюдь. Принимая во внимание, то состояние, в котором вышеназванный господин находился последние три часа, ему бы это нисколько не повредило. Уж поверь мне. - Какое состояние? Бродяга был просто пьян! - Ну, изначально бродяга был просто мёртв, а уж потом, если угодно, пьян. - Мёртв?!!! - Уж поверьте мне. В его желудке стакан крысиного яда, а это даже для бегемота проблема. - О Господи! - Простонал Вовка, схватившись за голову, - ну хоть отодвиньте его подальше от моих окон, чтоб у ментов, вопросов не было. - Уже сделано! - А этого когда? - Сквозь зубы процедил Бурхат, ткнув пальцем в тушу высокого гостя. - Пусть погодит чуть. Отлежится. А как нырнёшь под камень, так почитай, и он следом намылиться. - А давай по-другому! - Оживился Вован, - давай Ваську, к нашему губернатору под бок пристроим, в 'барские хоромы'? Вдвоём крали, пусть вдвоём и живут. - Ну, прям как дети малые! - Осклабился призрак, - ладно, коль велишь, сделаем! Давай теперь о нашем общем деле. Пластины Рустурха, из-за которых весь этот сыр-бор начался, около пяти лет назад, у нас из-под самого носа, скруубы спёрли. Предположительно конечно, но других версий всё одно нет. Ворьё сплошное, других там и нет. Красть для скруубов, что дышать. - И что они делают с украденными вещами? - Часть продают, часть прячут в своих норах вонючих, до лучших времён. В общем, как я упоминал раньше, эти злодеи около пяти лет назад тайно проникли в нашу плоскость и сперли ценные пластины. Числом три. Одну, серебряную, нам удалось вернуть. Вот она. - В воздухе медленно проявилась узорная безделушка, формой напоминающая дольку лимона. - Запоминай, две другие, идентичны. Только вторая, бронзовая, а третья может изменять свой состав, но узор на всех останется неизменным. В сборе, они составляют окружность. Твоя задача, - вернуть их нам, или на худой конец, узнать точное место нахождения, а заодно, и имена новых хозяев артефакта. Мы, повторюсь, не можем самостоятельно проникнуть в тот мир. И не имеем оснований вернуться в свой. Ну, если только, исключительно в разобранном виде, или с полным пакетом пластин. Тебе всё ясно? - Ясно. - Вздохнул Вован. - Сделаешь дело, проси чего пожелаешь. Не обидим. - Когда менять в путь собираться? - А завтра! - Ухмыльнулся Сморгул, - когда спадёт первый снег. Сегодня отдыхай, сил набирайся. Можешь даже принять с устатку. - Ага! С Кнедликом на пару. - За Ваську не переживай. Мы его на эту ночь к Зинке в кладовку определим. - Да ты, чё рехнулся? С раскладушкой, что ль на пару? - Что ты, браток, раскладушка, думаю, не поместиться. Один пусть идёт. - Нет уж, благодарю покорно, я тут больше не останусь. Давай сегодня. Раньше, как говориться, сядешь, раньше выйдешь! - Упёрся рогом Вовка. - Вот это по-нашему! Чего время терять.- Обрадовался призрак, - давай-ка тогда, дуй в темпе за продуктами, - жратва, водка там, разберёшься, - выложил на тумбочку тонкую пачку тысячных бумажек Сморгул, - а нам пока с соседкой твоей, Зинкой, потолковать надобно. Кстати, у тебя рецепт остался? - Это какой рецепт? - Пойла твоего, пользительного. Который ты контролёру, вместо билета пропихнуть пытался. Забыл? - На что оно тебе? - Удивился Вовка, протягивая мятую бумажку, - там же муть сплошная. Наверное, сдохнуть можно. - Разберёмся! - Ухмыльнулся Сморгул, забирая Андрюхино новшество, - а, то я смотрю, твоя путеводная 'звезда' угасла совсем. - Какая звезда-то? - Что во лбу полыхала! Иди, давай уже....... *********** Спустя энное время, Бархат, возвратившись из магазина к знакомому подъезду, внезапно засёк, своих новых знакомцев, вольготно развалившихся на лавочке, что в двух шагах от детской площадке. - Вы что, дяденьки, ополоумели?! - Всполошился Вовка. - А если вас заметит кто? А? Ведь вопросы последуют. - Не боись! - Успокоил Вована Шергалл, - всё предусмотрено. Нас только ты наблюдаешь, да ещё пара кошек. Жратву купил? Молодца! Потом отчитаешься. Денежки, они брат такие, счёт любят! - Вернёмся к нашим баранам! - Влез в диалог Сморгул, - сейчас дуй на электричку и кати до нужной остановки. Не ошибёшься. Дальше знаешь куда, думаю, не потеряешься. - А я думал чт...... - Что мы тебя перенесём туда, на крыльях ночи? Перебьешься, ножками сподручнее будет. Потом поймёшь. - Мне вернуться надобно, за паспортом, он там, на полочке остался. - Да ты никак сбрендил, 'вьюнош'. На кой шут тебе 'пачпорт' в чужом мире, демонов пужать? - А вы?....... - А что мы? Мы тебя там ждать будем. У камушка заветного. Веришь? - Я ещё хотел спросить..... - Эээээ! Ну, давай уже, быстрее только. Водка гре.... - Почему, я? - Сложный вопрос. Но думаю, потому что, именно у тебя открылись экстрасенсорные наклонности, способные разглядеть скрууба, или например призрачную электричку. Заметь, одного, на десять миллиардов особей! По крайней мере, я других не встречал. А значит Вова, у вашей светлости имеется ничтожный шанс благополучно разворошить эту 'крысиную нору' ********** На обратную дорогу, включающую в себя томительное ожидание пригородной электрички, унеслось в безвозвратное прошлое добрых полтора часа Вовкиной беспутной жизни. И вот он, томимый смутными чувствами, топтался на месте, в непосредственной близости от железнодорожных путей, абсолютно не понимая, куда следует дальше идти. Неприметная, заросшая сорной травой тропинка, которая по примерным прикидкам была где-то здесь ещё ночью, исчезла, растворилась в свете грядущего дня. Как будто и не существовала вовсе! - Заплутал дяденька? - Внезапно, почудился в Вовкиной голове безмолвный шёпот. Рассеянный взор, до этого, шарящий по земле, в бесплодных попытках отыскать заветную тропку, сместив угол поиска, моментально вычленил размытую фигуру, мелькнувшую на фоне шумевших изумрудной листвой деревьев. Тихонько ругнувшись, Бурхат, осторожно раздвигая руками плывшие в глаза ветви, направился вслед за тенью. Спустя четверть часа, они уже стояли возле вертикальной глыбы. Все трое. Он и незнакомцы, объявившиеся в здешних краях более пяти лет назад. - Ну что, Вовик, тропинку ты прозевал, это факт, так хотя бы валун видешь? - Поинтересовался Сморгул. - Эээээ, - замялся Вован, - как вам сказать, не то чтоб валун, или там, столб каменный, а так, булыжник дорожный, типа небольшого надгробья, различить могу. Ошиблись вы братцы, камешек этот, аккурат, вдесятеро больше был! Не то это местечко, не то! Хотя и, похоже, очень. - Ты погодь с экспертизой-то парень, не спеши пока. - Прошелестел призрачный силуэт Сморгула, - давай сперва, о деле. В общем, когда спустишься внутрь и благополучно минуешь туннель, по нашим прикидкам должен вынырнуть в хвойном лесу. Ёлки там, сосны, пальмы.... Ну, сам знаешь. Тебе, строго на север. Не долго, где-то полдня пути. Ночевать посреди бора не придётся. Да и не нужно этого. Мало ли на кого можно наткнуться, там всякие личности обретают. - Это, какие? - Точно не знаю, но проверять не советую! - А по тоннелю долго брести? - Да нет, метров двадцать, думаю. Справишься. Не перебивай пока. В общем, часов через семь-восемь, в город войдёшь. Ирги-Буссар, кажется. Он там один-одинёшенек, не промахнёшься. Так вот, тебе туда. По вашим меркам, городишко небольшой, думаю, на десять - пятнадцать тысяч жителей, не более. - Почему ты уверен, что мне именно туда? - Я не уверен, но надо с чего-то начинать. Этот мирок, не в пример, вашему, редко заселён, и ближайшее селение, по нашим скромным прикидкам, находится на расстоянии, двух-трёх тысяч километров. А между поселениями, - предвосхитил Сморгул следующий вопрос Вована, - бесплодные пустыни, дремучие леса, гиблые болота, непроходимые джунгли и масса воды. Кроме того, все эти сказочные территории, являются вотчиной для разного рода нечисти, нежити и нелюди, перекличка которых, займёт уйму драгоценного времени. В общем люди в такие места не суются, поэтому сообщения между очагами человеческой цивилизации, практически отсутствуют. - И всё же они, как я догадываюсь, имеются? - Верно, догадываешься, имеются. Но об этом позже. Теперь о мире. Это, прежде всего мир магии. Этой бесценной субстанцией, без исключения заполнены все поры, все нервные окончания сопредельного измерения. И все существа, как живые, так и мёртвые беззастенчиво пользуют этот Дар Небес. Естественно, прежде всего, я имею в виду тех, кто хоть в малейшей степени предрасположен к чародейству. - И много там таких наберётся? - Достаточно. По просочившимся ко мне агентурным данным, каждый трёхсотый, это если считать от заплесневелых знахарей, а вот магистры высшего звена появляются заметно реже, думаю один на две тысячи душ. Например, в Ирги Буссаре их всего два. Ну, или три. С половиной.... - Где? - Ирги Буссар, город, в который ты направляешься. Так вот, если простой обыватель и слабые чародеи, как правило, не осмеливаются высовывать нос из-за стен города, то середняки, частенько рыщут по окрестностям, в надежде поживиться чем-нибудь этаким. Но дальше десяти-пятнадцати километров обычно, свой любопытный нос не суют, чего не скажешь о 'птицах' высокого полёта. Вот эти бороздят просторы ойкумены с завидной регулярностью. Даже небольшие караваны снаряжают. Так, что в принципе, есть определённая вероятность, что нужных вещей уже нет в городе, но, по словам нашего последнего агента, добывшего полгода назад серебряную пластину, они пока, что оставались там. - У вас и агент имеется? Это хорошо. Вдвоём-то полегче будет. - Увы, пару месяцев назад, он пал смертью храбрых. - Печально. Что-то мне неожиданно расхотелось совать свой организм в эту кроличью нору. - Слушай, не будь ребёнком! Не можем же мы послать туда твоего 'квартиранта'. Как его? Ваську Кнедлика. Он ведь всех колдунов распугает, да и губернатор там свой имеется, доморощенный. Потом Вова, чего ты на последней вечеринке бухтел? - Мол, желаю новую жизнь начать, чтоб обязательно с романтикой, вашу Машу! С приключениями. Считай, что всё. Накаркал. Будут тебе и приключения, и коржик с маслом. Гарантирую. Да и про материальную базу не забывай, вернёшься с пластинами, в новую квартиру вселишься. Обещаю. - А как же Зинка? - Очумело, спросил Вован. - На хрена тебе Зинка? - Теперь уже пришла очередь удивляться Сморгулу, - скучать будешь? Ну, хочешь с собой забирай. Я поспособствую! - Ни-ни-ни! - Замахал руками Бурхат, - пусть остаётся. Это я так, к слову...... - А я уж, было подумал....... Впрочем, ладно, ближе к делу. Картина вырисовывается следующая, - как я уже упоминал, эти два ничтожных хлыща, Курсель и Птурсель, умыкнули 'побрякушки' нашего уважаемого патрона, прихватив до кучи и пластины Рустурха. Числом три. И вот, пылая праведным гневом, сиятельный господин Азхурт - Халл, повелел ворогов изловить, и по рукам нашлёпать. Пластинки вернуть. Так как сия кража произошла, в какой-то степени, по нашей оплошности, высокая честь найти похищенное, тяжёлым грузом легла на наши же неокрепшие организмы. Пока всё явственно излагаю? - Угу. Токмо, почему, эти достойные, во всех отношениях скруубы, до сих пор на воле? - Не всё так просто! Я, кажется, уже упоминал тебе, что у нас нет доступа в этот мир. Визы не продлили! Поверь мне, если бы дела обстояли иначе, я бы уже давно по кирпичикам там всё почикал. Вот и терплю, опыта набираюсь. Иной раз и агентов засылаю, из числа 'чайников' потому как других не имею. Вот и гибнут болезные аки, мухи. - Стесняюсь спросить, и много загинуло? - Насторожился Бурхат. - Та нии! Этот третий всего. Но заявляю это исключительно, ради поддержания боевого духа. - Значит, минимум дюжина полегла! - Сделал неутешительные выводы свежеиспеченный агент. - Да ладно тебе, неучтённые потери бывают всегда. Будем считать, что они уже произошли. Теперь 'Бондов' время настало. Джеймсов Бондов. Пожалуй, продолжим. Надо сказать, что эти два имбецила обладают весьма условными навыками магии, можно сказать на зачаточном уровне. В местных табели о рангах, едва первый класс закончили. Один на двоих. И поэтому до их забитых компостом мозгов, просто не доехало, каким сокровищем они обладают. И спустя всего лишь неделю, одна из трёх пластин, а именно серебряная, перекочевала в недостойные руки такого же фофана. Хвала Богам, им оказался некий коллекционер, точнее собиратель всякого хлама, мсье Рорхо. Прикупив за дюжину серебряных монет, воистину бесценное сокровище, он, недолго думая, запихал его в шкатулку с наградами, наивно полагая, что стал счастливым обладателем ордена 'Королевских подвязок' второй степени. - Почему подвязок? - Не имею понятия. Но когда пришла пора расстаться с 'жемчужиной' своей коллекции, господин Рорхо охотно пояснил причину своей продажи. Мол 'подвязок' третьей степени ему всё равно не сыскать. Не говоря уже о первой. А без них, и праздник, ни праздник. Вот и продал подороже. В данном случае нам исключительно повезло, пластина мёртвым грузом более четырёх лет, просто спала в ящике остолопа, пока наша ищейка, случайно не вышла на след. С двумя другими реликвиями дела обстоят хуже. Мы понятия не имеем, кому эти злодеи толкнули наши пластины. Твоя первоочередная задача, это выяснить. - А вы на что? Минувшей ночью эти гоблины, можно сказать, были у вас в руках. Я ничего не путаю? - Тут есть два нюанса, первый, - мы не сможем проверить их слова, находясь здесь. И второй, - внезапно появляешься ты, и путаешь все карты. В общем, я решил остановить выбор на вашей персоне. - Понятно. Что дальше? - Дальше, ассимилируешься в городе, купишь себе жильё. Деньги я дам. В гостиницу не суйся, ты должен быть своим для горожан. Обзаведись соседями, знакомыми, друзьями. Понимаю, процесс не быстрый, но тебя никто не торопит. Когда крепко встанешь на ноги, начинаешь действовать, - ходи по базарам, лабазам, прочим злачным заведениям, ищи, спрашивай, узнавай. Будь нашими ушами и глазами. Только не переусердствуй, в любом деле нужна осторожность, особенно в этом. Город не велик, ты обязательно должен нащупать ниточку. Пока ниточку. Уразумел? -Угу. - С чего думаешь начать? - Наверное, со скруубов. Кстати, где их искать? - Сие, нам неведомо. Последний резидент, к сожалению, унёс свою тайну в могилу. Но повторюсь, город маленький, неделя, максимум две, и ты будешь знать о них немного больше. Предупреждаю, с ними осторожнее, эти уроды промышляют не только кражами, Имеется серьёзное подозрение, что именно они убрали нашего последнего агента. Ну, вот кажется и всё. Осталось только выдать денежное пособие. - Извольте! Чего у них там, в ходу бренчит, надеюсь не доллары? - Этот мусор, к величайшему сожалению, пользуют только в вашем бумажном мире. В других, дураков не наблюдается. То есть абсолютно! Золото, серебро, платина, вот, что является мерилом любого мало-мальски цивилизованного сообщества. Две дюжины золотых монет и полсотни серебряных, скрасят твой досуг на первое время. Ну и меди жменю, для затравки. Обязан предупредить, трать разумно. Учёт и контроль! Так кажется, говорили в вашей стране Советов? - Понятно! - Горестно вздохнул Вован, - с выпивкой, значит, придётся повременить? - Ну, зачем так радикально, мы же не звери! Я тебе, товарищ Бурхатов, эликсира от Зинаиды свет Константиновны в дорогу приберёг, аж цельную четверть. Пейте на здоровье, не уляпайтесь. - Трёхлитровая банка, до краёв заполненная термоядерной смесью, с виду напоминающая слипшийся клейстер, возникла в прозрачном, наполненным лесным ароматом воздухе, кажется, прямо из неоткуда. - Владей! - Что это? - Ахнул Вовка, воротя нос, - если это то, что я думаю, пейте сами. Господа, вы именно что звери. Я не хочу подохнуть во цвете лет и неудовлетворённых возможностей. - Бери говорю! Без гениального изобретения доморощенного алхимика Андрюши, вам, уважаемый 'товарищч', в 'Изумрудный город' не попасть. Ну, никак! Вы Вовочка, впрочем, как и все жители жалкого измерения, поголовно страдаете куриной слепотой, абсолютно не замечая извечных красот призрачного мира. Пей, давай, и ты увидишь, как жалкое ничто, мгновенно превращается в великое нечто. Обещаю! Шумно выдохнув, Бурхат мысленно перекрестился и прямо из горла ёмкости, принял на широкую грудь изрядную толику 'Божественного' нектара. А буквально, через секунду Вован понял, что Сморгул не соврал, лес скинув унылый наряд, внезапно зашумел изумрудной листвой, обретая яркие краски жизни. Лесные птахи, казалось слетевшие со всей округи, затеяли музыкальный пересвист. С трудом оторвавшись от банки, Вовка с немалым удивлением углядел и давешний камень, величаво торчавший на своём законном месте. - Так вот же он, валун-то! - А я чего тебе говорил? Вот отведал из источника жизни, сразу и прозрел. Иди, барабань в него как накануне, да слово заветное скажи, - 'вар-сомоо'. Впрочем, постой-ка! - Остановил Вовку, призрачный собеседник, срывая с земли пустотелый стебель, - ходи сюда, да зёв свой открой поширше. - Дождавшись, когда Вован нехотя продемонстрирует свою лужёную глотку, Сморгул с видом заправского стоматолога, сунув зелёную соломинку Бурхату в рот, мягко дунул в неё, исторгая из стебля мелодичные звуки. - Ну вот, таперича, ты грамотный. По ихнему шпрехать сможешь. Такие вот дела брат........ - Ну а когда вернусь, - Вовка многозначительно окинул взглядом пришельцев, - если конечно посчастливиться, где вас искать-то? - Сухое дерево видишь? - Угу, вижу. Что, на нём дожидаться будете? Аки птахи перелётные..... - Такой жертвы не требуется. Просто бей по нему палкой, любой какая больше на глаз ляжет, мы и объявимся в скорости, полюбопытствовать, - чем тебе так природа-мать не глянулась?............... Г Л А В А 4 Засланный казачок. 'Кроличья нора', любезно явившая своё нутро, для телепортации в соседний мирок, была тесновата, немногим более метра в диаметре, и сложившемуся в три погибели Владимиру дабы протиснуться внутрь, пришлось принять позу охотничий таксы. Но к счастью, двадцать метров это не двести, жить можно. И вот уже натужно пыхтящий Вован опасливо выглядывает из дыры, невольно уподобившись своему доисторическому предку. Выбравшись наружу, он первым делом потянул из кармана школьный компас, дальновидно всученный чутким к подобным мелочам Сморгулом. Сбив с робы налипшую грязь, Бурхат придирчиво огляделся вокруг, стараясь по возможности удержать в памяти место перехода, и лишь убедившись, что важная информация тут же не выплеснется из непутёвой головы, позволил себе совершить первый шаг в неизвестность. - От оно как а?! - Нежданно-негаданно донеслось из ближайших кустов ехидное сопение. - Опять кого-то принесла нелёгкая. Всё лезут и лезут бездельники, будто других дел нет, и чего дома не сидится токмо? А? Будь ласков, поведай старине Скруху. Может бесы, какие народ баламутят, али другие катаклизмы назревают в просторах чуждого мира? Нервно вздрогнув, Вовка бросил настороженный взгляд в сторону говорящих зарослей можжевельника. Но разглядеть что-либо было практически невозможно. Густо разросшийся кустарник надёжно хранил очертания непонятного собеседника. - Кто здесь? - Ну, я же толкую бестолочь, Скрух. Если тебе легче будет, можешь называть меня просто, - Скрухусуромараух! - Неприязненный шепоток перешёл в утробное ворчание, и грубо ломая кусты, на свет Божий, явился яркий образчик городской помойки. Если не сказать большего. Невзирая на полутораметровый рост, чудище грозно щерилось, поигрывая сучковатой дубинкой, сплошь утыканной кривыми гвоздями. Клочковатая бородища, заросшая по самые веки, выгодно оттенялась на фоне смуглой рожи. - И сюда волна эмиграции докатилась! - Растерянно прошептал Вовка. - И что им в Африке не сидится? У-у-у, бедуиново семя! - Чего, чего ты там бормочешь? - Прищурившись, поинтересовался лесной гость. - До города спрашиваю, далеко будет? - Далече. Путь неблизкий. А с какой целью интересуешься? - На принцессе местной жениться желаю! Вот свататься иду. Дорогу кажи. - На принце-ее-е-е-е-с-с-е? - Задумчиво почесал заросшую морду местный 'басмач', - так ей ужо за девяносто перевалило. Да и околела она давненько, почитай уж, с тех пор, годков двенадцать стукнуло. - Это брат ничего, оживим как-нибудь. - Пробормотал Вовка, вовремя смекнув, что ткнул пальцем в небо, - не впервой! И молодость вернём. И здоровье. Не совсем конечно, но думаю, лет десять-двенадцать отвоевать удастся. - Ух, ты! - Оживился Скрух, - восемьдесят это всё ж не девяносто! Есть на что глаз положить! - И в подтверждении своих слов, выудил из заплечной сумки разбитый монокль. - Вот! Не возьмёшь? Не дорого отдам, сгодиться. - Да нет, мне без надобности пока. Я невооружённым глазом желаю все прелести изучить. - Так ты чё, маг? Как его, некрофил,... то есть это, некромансер? - Типа того! Дорогу показывай, а то и тебя сейчас умертвлю, а потом оживлять буду. По частям. Если получиться. - Туды! - Махнул граблей Скрух, в направлении юго-восток, с немой надеждой взирая на подозрительного колдуна. - Принято. - Усмехнулся Вовка, упрямо разворачиваясь в нужном, северном направлении. - От оно значится как! На то они и волшебники. - С потаённой грустью констатировал 'гамадрил'......... *********** До внушительных стен стольного града Ирги Буссар, Вовка добрался уже ближе к вечеру. Что радовало, без особых приключений. Отсчитав стражникам положенную мзду в размере пяти медяков, он, минуя бронзовые врата, устремился внутрь, желая лишь одного, поскорее забуриться в кабак, и не вылезать оттуда покуда не уймётся бурлящий с самого утра желудок. Всем известно, долгая дорожка, да свежий воздух, хорошо кишки прочищают. А потом и свежих новостей послушать желательно. Да выводы сделать, надлежащие. - 'Шпиён' - Как въедливо наставлял мудрый Сморгул, - должен уметь сходу влиться в местный кибуц и без остатка раствориться в нем. Чтоб в оговоренный час, явив на поверхность всего лишь, кончик собственного языка, отбарабанить собранную информацию, и подобно жуку плавунцу погрузиться за новой порцией. - Всё это конечно понятно, только жук-то новую порцию не языком, а задницей собирает, и не на дне, а как раз на поверхности! - Приблизительно так рассуждал Вовка, с любопытством озираясь по сторонам. - Выходит я, антижук какой-то. Или этот, как его? Антибитлз, во! 'Бороздю' на 'жёлтой подводной лодке', просторы славного града Ирги Буссара, в безумной попытке отыскать на своё тёртое жизнью седалище энное количество пикантных приключений. Осматривая местные достопримечательности, Бурхат пришёл к однозначному выводу, что соизволил вынырнуть в типичном средневековье. С его мощеными серым булыжником улочками, стрельчатыми окошками, каменными домами, а так же разного рода дилижансами, колымагами и повозками на конно-гужевой тяге. - Мм-да, видимо кубка УЕФА мне тут не покажут. - Задумчиво пробормотал он, выбираясь на небольшое, одетое невысокой каменной оградой пространство, за которым красовалось приземистое, двухэтажное строение, с кастрюлей на фасаде. - То, что надо! - Ухмыльнулся Бурхат, с интересом рассматривая треснувшую от времени, деревянную вывеску, где рукой самобытного мастера было намалёвано корявое блюдо в лучах. Символизирующее надо полагать, небесное светило. Спутниками ему служили, - бутыль вина, початый стакан, надгрызенный огурец и внушительных размеров вилка, о двух зубцах. - О-о-о-о! Мне, несомненно, сюда.- Вован, отважно тронул массивную дверь. Но не срослось. - Эй, дядя, ты заветное слово молвить забыл! - Тут же послышался за спиной, до крайности неприятный голосок. Пришлось оборачиваться. Угу, три фигуры нарисовались, типа 'благородных пиратов' Первый, которого Бурхат без особого труда возвёл в 'шпрехшталмейстеры', лениво выскребал ржавым лезвием, собственный подбородок. Двое других, обретаясь за плечами грозного предводителя, снисходительно лыбились, горстями сгружая в донельзя щербатые пасти жмени кедровых орешков. - Ого! Видимо борьба с лесными дарами протекает с переменным успехом. - Подумал Вовка, всматриваясь в жалкие остатки передних зубов местных гопников. Но вслух другое спросил: - Так, какое слово-то говоришь озвучить? Бранное, поди? Так это мы сейчас исполним со всем усердием.... - Шутник! - Гоготнул главарь, перенеся лезвие на левую сторону морды, - денег нам отщипни чуток, аще пожрать, чё в сумке припрятал, да ступай себе с Богом. Питайся на здоровье. Мы тебя трогать не будем. Ну,..... пока назад значит, из кабака не потянешься. Гы-гы-гы..... - И неизвестно чем закончилось бы это представление, если б не случай. - Эй, Бухрюн, ты опять тут барражируешь? Я же тебя предупреждал мурло, чтоб сюда не совался, но видимо, ваша честь нормальных слов не понимает? - Эта речь прозвучала из уст крупного парня, незаметно подобравшегося с правого бока. - Да чё я-то, Стокссушка?! - С ходу напрягся вымогатель, тряся недобритой мордой, - это он у нас монеты потырил, вчера ещё......... Сегодня, вот опять явился, за новой порцией. - Наверно, вернуть хотел, да передумал? - Усмехнулся Стоксс, - Бывает. Ладно, дёргайте отсюда, покуда в памяти. - Троица вступать в дебаты не стала, а лишь сконфужено взмахнув крыльями дырявых плащей, благополучно растворилась в ближайшей подворотне. - Стоксс меня кличут. - Протянул широкую, мозолистую ладонь крепкий мужик, - а ты кто будешь парень, что-то я тебя тут не встречал раньше? Да и одет ты как-то непонятно, по-заморски что ль? Хотя тут кого только не встретишь. - Владимир, - представился незнакомец, - можно Вова, так оно короче будет. А это кто были, местный рэкет? - Рэк....., кто? Жульё, в общем, шалопаи тутошние. Пьяных, да убогих обирают, под шумок. Ладно, раз уж пришли, давай нырнём внутрь, нечего тут губами шлёпать. В питейном заведении было светло и уютно. Свет поддерживали стеариновые свечи и масляные лампы-светильники, подвешенные к деревянным столбам медными, ажурными крюками. Стены харчевни щеголяли расписными гирляндами и живописными полотнами местных живописцев, повсеместно отображавших уклад жизни средневекового города. - По всей видимости, 'електричества' тут ещё не изобрели, - подумалось Вовке, с некоторой долей любопытства рыскавшего взглядом по сторонам. Посетителей в этот поздний час было предостаточно. Одни пили, придаваясь буйному веселью, другие степенно принимали пищу, вытирая бумажными салфетками пышные усы, третьи вели неспешную беседу, прихлёбывая густое, игристое вино. А вокруг, вокруг сновали вёрткие официантки, ловко уклоняясь от шлепков подвыпивших завсегдатаев, не забывая при этом, грациозно сгружать выбранный заказ. - Ты чего предпочитаешь, Вова, рыбу или мясо, али может экзотику, какую? - Поинтересовался Стоксс, бесхитростно тронув за локоть, пробегавшую официантку. - Слышь, давай на твой вкус, что попроще и повкуснее. Экзотики, пожалуй, не требуется. - Поосторожничал Вовка. И как тут не осторожничать, коли за соседним столом незнакомый толстяк, блаженно спускает в разверзнутую 'топку', пригоршню жареных жуков. Заправленных, видимо, для большего 'скусу' рублеными червями. Спустя четверть часа новые приятели уже шумно поглощали тушёную картошку с мясом барашка, обильно сдобренную местной приправой. Десерт составили пироги со стерлядью, да бутыль светлого вина, источавшая ароматы полевых трав. - А что, - мимоходом подумал Вовка, - жить можно! У нас такими деликатесами и не во всякий год потчуют. Всё помои норовят подсунуть, поганцы. Чего сами там, не дожрали. - Так ты откуда взялся-то у нас, мил человек? - Проявил любознательность собеседник, - с приисков никак? - Чё за прииски? - Удивился Вован, умышленно игнорируя вопрос Стоксса. - Имеются тут одни, вёрстах в двадцати отседова. На так сказать, нелегальном положении. Там старатели местные, да пришлые тоже, золотишко моют. Ну и от серебра, естественно не отказываются. - А почему, на нелегальном-то? - Понятно дело, чтоб городскую казну стороной обходить! Налог-то нешуточный, аж, сорок семь процентов. Половина почти! - Ну, это как раз понятно. А почему власти бездействуют? Этакий убыток государству! - Да замешаны они там круто. По самые уши. - Досадливо поморщился Стоксс, - вся верхушка, почитай от этих дел кормиться. Брат-сват. Вот поэтому, прииск вроде есть, а вроде бы и нет вовсе! - Ну а сами старатели, чего молчат? Они же ведь, собственный город разоряют. Своих близких, знакомых, друзей, наконец. - Ну, я же тебе толкую, там или пришлые горбатятся, за долю малую, или местная шпана, которым пожизненное светит. Или чего ещё похуже! Им резон есть. А тут пробатрачил пять - шесть лет и свобода! - Вас примет радостно у входа........ - Задумчиво продекларировал Вовка, - и что потом? - Да какое, там примет?! - Отмахнулся Стоксс. - Мне знакомец по секрету сказывал, они там и трёх лет не тянут. Лихоманка их надёжно прибирает. Или нечисть, какая. Её там по окрестностям много насыпано, аж за края вываливается! - Что за знакомец? - Охранником, он там одно время подвязался. Деньги за риск, да за скрытность платили немалые. Правда, спустя пару годков возвернулся. Злыдень его немного погрыз какой-то. А кому калеки нужны? Вот и отпустили на заслуженный отдых, а он мне, по пьяному делу и проболтался. На следующий день, правда, раскаивался шибко, умолял, что б, ни-ни!...... - А что ж ты мне-то, первому встречному?....... - Теперь можно, убили его через неделю после дембеля. Было следствие, убивцев, так и не нашли до сих пор. - Ну, а что же родственники приговоренных, они же ведь ждут своих-то? Пусть через пять лет, но всё же.... - Не ждут! Уверенны, что приговор вынесен и железно приведён в исполнение. - А как они вообще на прииск, за двадцать верст добираются? Нечисть же кругом. Тут за городские ворота выйти боязно, того и гляди сожрут. - На это колдуны прикормленные имеются, им нежить разная, по барабану. Эти и караваны с 'новобранцами' водят. Опять же тайно! - Стоксс в задумчивости почесал подбородок. - Однако не пристало мне жаловаться. По моим скромным прикидкам, добрую половину уворованного, эти лиходеи, всё одно городу жалуют. Ну, там, на пожертвования разные, бедным да неимущим, на благотворительные фонды ещё дают. Праздники, да народные гулянья устраивают, опять же за свой счёт! - Ничего себе! - Поперхнулся вином Бурхат, - бывает же такое. - А что, - хитро прищурился собеседник, - у вас, разве не так?...... Владимир медленно, подобно сомнамбуле, перевел на оппонента непонимающий взгляд и лишь тупо покачал головой. - Позвольте уточнить, молодой человек, - не унимался Стоксс, - а, где же это, всё-таки у вас? - Там,...... - неопределённо ответил Вовка, махнув рукой в южном направлении. - И что же в этом 'там', за подобные 'шалости', разве на кол не сажают? - Наоборот, - печально вздохнул, Вован, выходя из полуобморочного состояния, - Почётными грамотами, да орденами заваливают, по самые уши. За верность Родному Отечеству, так сказать. Ну и кресло помягче, поширше, да повыше, естественно. Заслужил стало быть! Достоин... После такой, сногсшибательной исповеди, настал уже черёд Стоксса, тупо таращить на Бурхата осоловелые буркала. - Теперь можно понять, почему свалил оттуда с одной котомкой в руках! А я уж подумал, что ты лазутчик, какой, с дальних берегов засланный, с целью выявления стратегических запасов природного камня. Ну, и золота разумеется. - Есть и такие? - Встречаются. Только у нас их шибко не любят. Тайная стража, этого брата, враз подмечает, и сразу на кол. А чего время терять-то попусту? - Послушай Стоксс, - Вовка закашлялся, - мне ваши стратегические изыскания, до одного места. Помоги лучше в городе ассимилироваться. Жить хочу спокойно, размерено. Чтоб душе было, где разговеться. - Чем заниматься-то думаешь? Городишко у нас, по местным прикидкам небольшой, не то что, в соседней империи. Все друг друга знают, ты тут, словно белая ворона на заборе. И в городской управе, всё одно отмечаться придётся. А там, обязательно спросят, - откуда пожаловал и зачем? Что ответишь? - Ээээээ....... - Будешь врать, проверят, на то у них служба специальная имеется! - И что же мне делать? - Я бы посоветовал в экспедицию податься. На год. А лучше на два! Дело это сугубо добровольное и опасное, так что там документы не требуют, и характеристиками с последнего места работы не интересуются. А вот вернёшься, если конечно вернёшься, тут на тебя и почести, и всевозможные льготы как манна небесная посыплются. Складировать устанешь. Вот тогда и ассимилируйся на здоровье! - А, что это за экспедиции? - Осторожно поинтересовался Вовка. - Да типа прииска давешнего. Только, по большей части легальные. Собирают группу горожан, человек двадцать-тридцать, дают какую-никакую охрану, пару волшебников, и вперёд, камешки собирать, или какие артефакты полезные. Ну, может ещё руду там, травы опять же. Ходят в основном, недалече, вёрст за двадцать - тридцать, дальше опасно, там уже усиленную команду собирать надо. - А что за камешки? - Так знамо дело, драгоценные! Тут их по округе мно-о-о-ого разбросано, собирай, не хочу! Только вот нечисть тоже не дремлет, понимает, что людишки на изумруды, как пчёлы на мёд слетаются. Так что, тоже приспосабливается, ушами не хлопает! Или чё там, у неё взамен наверчено. Г Л А В А 5 Первый блин ворхам. Увлекательную беседу прервал невероятного вида образина, внезапно пихнувший своё мурло в Стокссову лоханку, остро интересуясь свиным ухом. Второе, подобное мурло, только в медной кирасе, типа дырявой кастрюли, грубовато сдвинув Вовку в сторону, вежливо поздоровкалось, прикоснувшись грязной пятернёй к каске: - Ну, здравствуй Стокссушка, как поживаешь? Не приболел ли часом? - Пока Вовкин собеседник разевал рот, подбирая удачный ответ, Бурхат с некоторым удивлением отметил, что ладони незнакомца, скорее подходили к 'четверне', так как имели всего по четыре пальца. Хотя и дюже волосатых. - Фражж, ты? Откуда? - Да вот, пришёл навестить старого друга-приятеля. А то что-то он запропал совсем, носу не кажет. - Товарищ Фражжа, тем временем, не терял времени даром, сожравши стерляжий хребет. Не забыл и тарелку вылизать, шершавым, словно наждачная бумага языком, пропахав по ней немалых размеров борозды. Но и тут, видимо не насытившись, он, утробно хрюкнув, двинул к себе Вовкину порцию, вежливо испросив разрешения: - Можно, дядя? - А кто такому откажет? Разве что прокурор местный. Так да него хрен дотянешься. Он, видишь ли, в присутствии всеми днями обитает. Заметив полное понимание, промелькнувшее во взгляде Бурхата, морда, принюхавшись к остаткам былого пиршества, шибко не парилась. Просто сыпанула в разверзнутые уста, всё, что там ещё оставалось, плотоядно щёлкая жвалами. Горестно вздохнув, Владимиру лишь оставалось проводить печальным взглядом остатки вина, ухнувшие в бездонную глотку незнакомца. - Ахххрррр! - Только и смогло взрыкнуть мурло, блаженно вытирая лохматой лапой перепачканную сопатку. - Так, где же ты был, всю последнюю неделю, а, друг сердешный? - Между делом продолжил допрос Фражж, - ответь, наконец, своему доброму товарищу. Где контрактники, лишенец?! - Я же прислал, на прошлой неделе,...... одного. - Одного?! Это не того ли славного малого, который, дотянув до времени выхода, аккуратно 'склеил копыта', недалече от городских воротам? Надо полагать, от чрезмерной радости бытия? - Эээээ, кто ж знал, что он слаб здоровьем...... - Слаб!? Да он уже был дохлым, когда давал согласие на экспедицию! Ах ты, мошенник! - Фражж резво схватив в охапку ответчика, потянул из-за пояса внушительных размеров тесак. - Стой, стой дружище! - Заволновался Стоксс, - будет, всё будет, дай время. - Это когда же? Мне нужны минимум трое, уже через два дня. - Детина выразительно посмотрел на Стоксса, - ну или один, но прямо сейчас! Выбирай. - Трое, трое! - Моментально выбрал собеседник, - прямо, потом...... - Что это было? - Осторожно поинтересовался Вован, когда неприятные личности, наконец, изволили величественно удалиться на безопасное расстояние. - Ворхи, экспедиторы, - хмуро проворчал Стоксс, - у меня контракт с ними, на поставку добровольцев. Восемь - десять человек в месяц. Если условия договора нарушаются два раза к ряду, то я сам автоматически становлюсь участником экспедиции. Так сказать, в добровольно-принудительном порядке. - А какова причина недобора. Что, мало платят? - Достаточно. С этим проблем нет. Удручает другое, - слишком высокий падёж человеческого фактора. - Ну, ты сказанул, прямо как о зверье, каком! - Там разных сущностей хватает, и люди, и ворхи, и скруубы. Уголовники ещё имеются, которые с лёгкой степенью судимости. Да всех не перечислишь. - Что ж ты клюнул на такую сделку? - Жизненные обстоятельства вынудили. Да раньше и проблем с набором, особых не возникало. Это с полгода назад всё началось, когда нечисть, да нежить всякая, лютовать стала по-чёрному. Вот людишки и призадумались. А с чего думаешь, почести, да льготы всякие вернувшимся? Нагрудные знаки даже учредили, - 'За дальний поход', да планки ещё наборные, с количеством экспедиций. - Ух, ты! - Усмехнулся Вовка, - прям как у нас. Слушай, а каков процент смертности? - За год, половина личного состава усопшим компанию составляет. Ну, может, чуть меньше. Как повезёт. - Не кисло! - Присвистнул Вовка. - А как ты хотел? Зато те, кто вернулся, сразу дом могут прикупить, плюс медицинское обслуживание бесплатное, в течение трёх ближайших лет. Это не считая ещё почестей, всяко - разных. Слушай, а может, попробуешь нырнуть в 'командировочку', хотя бы на полгода? - С затаённой надеждой поинтересовался Стоксс, - на дом, конечно, не заработаешь, но вид на жительство получишь! Я лично похлопочу. - Да, неееее, - потянул Вовка, - не моё это. В городе, я думаю, спокойнее будет. - Ну, тогда в гостиницу не ломись, жильё сними на окраине, у старухи какой. Глядишь, какое-то время и протянешь. Да только, всё равно тебя власти со временем срисуют, к бабке не ходи! Так, что легенду заранее, по убедительней сочини, может и прокатит на шару. Хотя вряд ли. Как ни крути, а на покой в эту ночь пришлось укладываться здесь, в этой же харчевне, благо, что спальные апартаменты имелись. Если вдуматься, - куда ещё было деваться, усталому путнику? Новый приятель с заметно подпорченным настроением убрался восвояси, намекнув Вовану, что пока не утрясёт все вопросы с ворхами, лучше к нему не соваться. А уже на следующее утро, расплатившись за ночлег и ранний завтрак, Вовка помня наставления Стокса и Сморгула, отправился на восточные окраины города, в смутной надежде отыскать себе подходящее жилище на ближайшее время. Правда, первым делом, он решил зайти на базар, прикупить себе, по случаю какой-либо одежонки, более соответствующей месту и времени. Хотя, положа руку на сердце, надо отдельно отметить, что одевались тут, как говориться, кто во что, горазд. Покрою и фасону одежд, в котором щеголяли тутошние модники, обзавидовались бы, не только всякие 'Версаче с Хьюго Боссами', но даже вездесущие инопланетяне, по случаю вздумавшие посетить этот забытый Богом уголок! Но конспирация есть конспирация, и Вован недовольно сопя и морщась, вынужден был напялить на себя эксклюзивное тряпьё от местных кулинаров. Пардон, модельеров. - Теперь, хоть в Изумрудный город ходи, - усмехнулся Бурхат, критически рассматривая купленные обновки, - на примерку к Страшиле Мудрому! - Хорош! - Внезапно услышал Вован, чей-то одобрительный шёпот, - никак, под венец собрался, али пока в раздумьях? Ты говори, не стесняйся, я, если что, пособлю! Нехотя обернувшись, Вовка увидел плюгавого мужичонку, уныло ковырявшегося пальцем в собственном ухе. Несмотря на летнюю погоду, на нём был напялен болотного цвета зипун, с подвязанным поверх ремешком. А на заросшей макушке торчала высокая островерхая шапка, на манер гуцульской. - Тебе чё мужик, баб девать некуда? - Грубовато спросил Бурхат, аккуратно запихивая свою прежнюю одежонку в сумку. - Да это я так, - несколько смутился мужичонка, - для поддержания разговора. Ну, а вообще- то есть одна, справная. Интересуешься? - Ты мне лучше скажи, хату кто поблизости сдаёт? - Хату? - Тфу ты. Ну, или избу, хаверу, дом, чего тут у вас имеется? - К бабке Агулье можно попробовать, - почесал в раздумье небритый подбородок незнакомец, - она третьего дня выгнала своего племянничка, может и примет. Если платить справно будешь. - Ну и чё, стоим? Веди к своей Акуле, пока не передумал. - Ты погодь пока, не гоноши. Угостить бы надобно, за хлопоты. Меня кстати Просом кличут. - Да хоть пшеном назовись, мне без разницы. Показывай, давай, где тут у вас разливают. Спустя четверть часа Вовка уже торчал у высокого круглого столика, в ожидании нового приятеля, нырнувшего в разверзнутое жерло лабаза. Сколоченного, видимо, пару дней назад пьяным мастером, из кусков необструганного горбыля. На улице была благодать! Ясно светило солнышко, по прозрачному, незамутнённому гарью небу неторопливо плыли перистые облака. Птахи, как бы красуясь, друг перед дружкой, ублажали прохожий люд звонкой трелью. А какой был чудесный воздух, такого Вовка не помнил с раннего детства, когда всей семьей отъезжали к дальним родственникам, в забытую Богом деревню. Да и улицы здесь были чистыми, не в пример нашим, вечно заваленным мусором, вперемежку с собачьим навозом. - Видимо тут следят за порядком-то местные службы. - Предположил Бурхат, с интересом наблюдая как из дверей питейного заведения, пятясь спиной, выползает недавний знакомец со злачным, вернее злаковым погонялом. - Фууух, еле выбрался! - Выдохнул Прос, аккуратно водружая на пыльную столешницу пару глиняных кружек, с каким-то мутновато-грязноватым зельем. Яркие краски летнего утра тут же отступили по всем фронтам, уступая место зловонной кислятине, исходившей из давненько немытых кружек. - Лепота!! - Вожделенно засопел мужик, сунув мясистый нос по очереди в каждый чван. - На вот, отведай, даров природы, пока здоровьице позволяет. Владимиру пришлось невольно отшатнуться от 'царского' угощения, шибанувшего в нос гнилыми сливами. Впрочем, это было лишь первое впечатление, опытный нюхач мгновенно в благоухавшем аромате плодов мгновенно вычленил чуть притушенный аромат ношенных тапок, тонко дополнивший богатый букет. - А этого чё с собой припёр? - С некоторым удивлением поинтересовался Вовка, махнув подбородком в сторону скрууба, деловито пристроившего кружку на овальную столешницу. - Так это ж Дорсель, тутошний завсегдатай, он всё про всех знает. Может, мы из него чего дельного выудим. Правда, ведь? - Ткнул Прос своего приятеля кулаком в пузо. - Угу! - Легко подтвердил тот, ополовинив собственную порцию, - ежели порадуете, конечно. - Порадуем? Нет уж, пусть лучше ваша милость меня радует, - ухмыльнулся Вовка, шумно двигая свою кружку в сторону опешившего от этакой щедрости Дорселя, - ну-ка, кажи класс! - И скрууб, что называется, не подвёл. Запрокинув назад голову, и раззявив аршинное хлебало, он ни медля, ни секунды, бесстрашно залил внутрь мутное зелье. Наступившая пауза, красноречиво свидетельствовала о бурных процессах, происходящих в лужёных внутренностях Дорселя. - Слушай Прос, а чего он застыл-то? - Заволновался Вовка, ткнув пальцем в скрууба, продолжавшего особовело бороздить просторы соседней вселенной. - А хрен его знает? Ишь, как пасть раззявил! Может долить требуется? Если что, в его кружке ещё добрая треть осталась...... - Лей всё! А то сдохнет ещё, чего доброго. - Принял стратегически важное решение Вован. Сказано-сделано. И следующая, несколько урезанная порция, с лёгким всплеском провалилась вослед первой. - И чё теперь? - Уже всерьёз заволновался Бурхат, видя что ситуация не меняется. - Кажется, действует, гляди вон вроде, зенки сощурил? - Зенки! И на хрена ты его сюда приволок только, спрашивается? Чё теперь делать? - Валить отсюда надо! - Озираясь, перешёл на шопот Прос, - чародеям местным это может не понравиться. Скажут, - околдовали без их ведома, тогда точно в каталажку упекут! - А с ним чё? - Его с собой, без вариантов. Нет скрууба, нет проблем! - Где-то я это уже слышал, - заворчал Вовка, хватая бедолагу за плечи, - куда рванём? - К нему в берлогу. Тут недалече, - крепко облапив задние конечности Дорселя, шумно засопел мужичонка, - тяжёлый сволочь, как бы в штаны не наклал, чего доброго! - Это уж, как повезёт. - Философски заметил Вован, - ну, веди, давай, Сусанин........ До места обитания временно сомлевшего Дорселя добрались минут за двадцать. Вернее это было не обитание даже. Так, сплошная дыра. Полуподвальное помещение в покосившемся домишке, служило скруубу и местом отдохновения, и местом философских изысканий, и местом приёма дорогих гостей. Типа тех, что, извергая нешуточные проклятья, волокли проблемного коротышку в направлении битого жизнью топчана. - Давай, бросай его живее, руки занемели, мочи нет! - Пыхтел Вовка, с трудом заволакивая недавнего собутыльника на диван. Но, как оказалось вскоре, и тут обстояло не всё благоприятно. Треклятый скрууб никак не желал расправлять затёкшие конечности. Стоило спине принять горизонтальное положение, колени моментально дёргались вверх. - Коченеть начал! - Ахнул Прос. - Не-е-е-е, вроде дышит пока. - Успокоил приятеля Бурхат. - Да чёрт бы с ним! Сажай этого оглоеда, пусть уж немного побудет в шкуре 'Мыслителя'. Невольно оглядываясь по сторонам, Вовка пришёл к логическому умозаключению, что обитель Дорселя больше смахивает на помойку, нежели на место отдохновения. Кучи разнообразного мусора, начиная от рыбьей чешуи, вплоть до дамских панталон, встречающиеся повсеместно, невольно наводили на тот факт, что почтенный хозяин не забивал себе голову пустяками, вроде уборки собственного жилья. Да и запашок надобно отметить, здесь был, под стать. Будто слон сдох. Но тут, вниманием Вована завладел обеденный стол, на котором, помимо яичной скорлупы, сгнившей репы и груды пустых бутылок, покоились игральные кости. Точнее, лишь одна кость, представлявшая собой небольшой кубик с выбитыми на гранях чёрными крапинами. Так вот, та плоскость, на которой, должны красоваться шесть точек, успешно подменяла собой, позолоченная шестиконечная звёздочка. Вроде бы, ничего особенного, пустячок, но гость не торопился так просто сбрасывать со счетов этакую безделицу. На первый взгляд, все было очевидно, - ну кубик, - ну, какая-то непонятная звезда вместо шести насечек, не есть какая диковина! Но суть заключается в том, что идентичный кубик Вовка видел у Сморгула, непосредственно, перед самым 'скачком'. '- Это, пожалуй, всё, что осталось от последнего осведомителя. - Охотно пояснил маг, - золотая, шестиконечная звезда, что-то типа его визитной карточки. У него обычно на ножах такая гравировка проскакивала. Может, повстречаешь у кого?'...... - Вот и повстречал! - Безрадостно вздохнул Бурхат, поворачиваясь к 'Мыслителю'. - Ты где это взял, Чучело? - Зернь, сунутая под самый нос скруубу, возымела определённое действо. Секунду подумав, глотка Дорселя извергла странный звук, более всего напомнивший горловое пение Тибетских монахов. - О Господи! - Досадливо проворчал Вован, - начал хорошо, не разменивайся на мелочах. - Скрууб расценив одобрение 'куратора' как сигнал к действию, усилил собственные потуги низкочастотного жужжания до немыслимых пределов. Физиономия автора - исполнителя, даже несколько увеличилась в размерах, придав коже лица благородный, свекольно-бурый оттенок. - Да ё-моё! - Крякнул Бурхатов, - ну когда же это закончится? Совершенно невозможно работать! Послушай дядя, это конечно лучше чем ничего, но всё же давай, закругляйся со своим 'борбаннадыром'! Выразительно квакнув напоследок, Дорсель наконец-то изволил заткнуться, приняв в своё многострадальное пузо всю тяжесть Вовкиного кулака. - Гляди-ка, вроде оклемался! - Ощерился Прос, с немалым удовольствием наблюдая за профилактическими воздействиями Вована. - Сейчас разберёмся. Ну что, 'Робертино Лоретти', солировать ещё желание не отпало? Бедняга Дорсель, не разобрав и половины сказанного, всё же догадался отрицательно потрясти головой. Опасливо косясь на Вовкину 'граблю', серьёзно 'заточенную' на следующую атаку. - Ну, тогда, осмелюсь повторить свой вопрос, - откуда ты взял это? - И перед самым носом слегка очумевшего скрууба, тот час возник неприметный кубик из серой кости. - Ясно откуда, у Птурселя попёр! - Ухмыльнулся, успокоившийся было хозяин личной 'помойки'. - А что ещё мы попёрли с такой вот звёздочкой на 'фюзеляже', скажи мил-человек, яви милость? - Кастет. - Нехотя буркнул воришка, - там, на столе, за репой лежит. Я им орехи вчерась колол. - Вовка быстро огляделся, и подвернувшимся под руку грязным черпаком, брезгливо смахнул изрядно подгнивший овощ на пол. И что удивительно, за ним действительно обнаружился медный кастет, сверкнувший острой гранью из кучи ореховых скорлупок. Присмотрелся. На правой стороне, ближе к рукоятке, виднелась порядком затёртая, шестиконечная звёздочка. - Эй, на хрена ты репу кинул? - Вырвал Вована из раздумий заполошный вопль, - жрать теперь, чё прикажешь, скорлупу? - Ты же у нас не брезгливый, - усмехнулся Бурхат, - подберёшь, если надо будет. Лучше скажи, что ещё, стянул у старины Птурселя? Если конечно желаешь испить рюмочку 'Божоле'. - Блокнот был. Там, кажется, у двери валяется. Только он того, попорчен малость. Листочков не хватает. - И где же они, листочки? - Вкрадчиво уточнил Вовка, кончиками двух пальцев выуживая коричневую книжицу из пыльного ведра, укрытого грязными портками. - Так это, того я их, на самокрутки пустил, ну и вообще..... -Что вообще? - Начал заводиться Вован, - где листы дел, пустобрёх?! - В ход пошли,...... - наконец, отважился Дорсель, открыть страшную тайну - не тряпки же применять, в самом деле! - Ну, тряпки, положим, ты всё-таки применил. И не раз! - Буркнул Бурхатов, подозрительно косясь на тёмные пятна, сплошь покрывающие штаны. - То особый случай! - Упёрся скрууб, - с каждым могло случиться........ - Допустим, только подскажи мне милый друг, чего ты их не выбросишь? - Поинтересовался Вовка, брезгливо поглядывая на ведро. - Сдаётся мне, ты их ещё носить собрался. Или я ошибаюсь? - Не твоё дело! - Зло огрызнулся Дорсель, - репу лучше на стол поклади! - Ладно! - Выразительно выдохнул Вовка, - посмотрим Дорсюля, чего ты нам тут приберёг на сладкое. - Открыв блокнот, он вынужден был констатировать, что там осталось фактически одно название, плюс три исписанных листочка в самом начале. В конце, правда, тоже имелся какой-то огрызок. Но это, надо думать, Дорсель, на сладкое приберёг. Углубившись в чтение, Бурхатов тут же окунулся в дебри любовных страстей, достойных пера Мопассана. - Надо же! - Буркнул Вован, - ты батенька умудрился поставить жирный крест, на литературных изысканиях молодого дарования. - Чегооооо? - Я говорю, вы варвар господин Дорсель. Ухитрились на корню зарубить писательский талант восходящей звезды гривуазного жанра. Даже толком не выбравшись, простите, из уборной. Впрочем, ладно, не будем о грустном. Чего это у нас тут ещё имеется? - Бурхат прищурившись, начал разбирать каракули на оставшемся огрызке бумаги. - '......не видится это дело рук поганцев ......уубов,...................... ет сомнени.. ..... ластин... ..... обритен ... этим ...арнокопыт... чёртом' - Тааааак кажется, приплыли! - В раздумье прошептал Владимир. - Как всегда, на самом интересном месте! И чего теперь? Рассеянно обернувшись Вовка подметил, что Дорсель с товарищем не тратили время даром. Раздобыв где-то солёных огурцов, и полбуханки чёрствого хлеба уже, не мудрствуя лукаво, разливали остатки рыночного пойла. Того самого, что дальновидно перелил в порожнюю ёмкость ушлый Прос, во время поспешной дигрессии отважной 'группы диверсантов' в компании сомлевшего 'языка'. - Скорее всего, - напряжённо размышлял Вовка, - изначальная фраза выглядела приблизительно так, - 'Мне видится это дело рук скруубов. Нет сомнения, что пластина, (или же пластины?) приобретены этим парнокопытным чёртом? (Непонятка) - Эй, послушай! - Обратился Вован к Дорселю, - а где этого Птурселя искать, знаешь? - Но заметив, что тот уже вновь разорвал контакт с окружающим миром, только досадливо махнул рукой. - Ладно, завтра спрошу, с меня не убудет. Уточнив у Проса местожительство предполагаемой арендаторши, Бурхат, громко хлопнув дверью, покинул хлебосольные хоромы, настроившись исключительно на поиски адреса доброй бабушки Агульи. К глубокому удовлетворению Владимира поиски в незнакомом городе длились недолго, и завершились, можно сказать, ударными темпами. Буквально спустя полчаса тайный засланец выбрался на нужную улицу, а ещё через пять минут ткнулся носом в искомую калитку.... - Кого там несёть ещё? - Донёсся до Вовкиных ушей визгливый голос, - племяш, ты чёль? Тады беги лучше, пымаю, прибью поганца! - Да какой же я племяш бабушка? - Откликнулся Вовка, - вовсе даже и наоборот. Вот комнату желаю у вас снять, если конечно, лишняя имеется. - Отворив калитку, старуха внимательным, цепким взглядом вперилась в незнакомую физиономию 'добра молодца' - А ты откель такой выискалси, а? - Подозрительно проворчала бабка, - морда у тебя тревожная, не насильник ли?! - Да не, я мирный, да и насиловать-то кого? - А ты глаза разуй милок, аль очки одень, какие потолще. Всё ж таки я женского роду-племени. Хотя и в летах. - Заметив искру недоумения, промелькнувшую в Вовкиных глазах, бабушка Агулья печально вздохнув, только беспомощно махнула рукой. - Ладно уж, проходи в дом, неча во двору глаза соседям мозолить. Так Вовка получил в своё безвременное пользование отдельный угол, откуда и собрался продолжить свои детективные изыскания авантюрно-криминальной направленности. Г Л А В А 6 Бизнес ланч. Утро следующего дня, что называется, удалось. Погода была просто чудо, на небе ни облачка, лёгкий, освежающий голову ветерок, забавляясь ветками деревьев, лениво ворошил листву. - Лепота! - Зевая во весь рот, выдавил из себя Вова, сладко потягиваясь всем телом. - Ты чё тут бормочешь олух? - Проворчала старуха, завидев, как новый квартирант полощется из умывальника, - ходи в хату, сейчас завтракать будем, чего там Высшие Силы подкинули. - Слушай, бабка Агулья, а правду говорят, что ты своего племянника нагнала? - Это кто ж говорить-то? - Так Прос, знакомец твой. Ну, мужичонка такой незатейливый, что к тебе на постой определил. - Да какой с Проса спрос?! - Проворчала старуха, - так, пустобрёх! Мелет, что ни попадя. Хотя конечно с пониманием. А племянничек мойный паршивец, действительно с червоточиной. Что верно, то верно. На руку нечист, негодник. Третьего дня, у сваво деда валенки умыкнул поганец, ведь знал же, что у того радикулит застарелый. Всё одно стащил! - А на что они ему летом-то сдались? -Дак знамо дело на что! Пропил ужо, поди. Совсем совесть потерял, чует, что старик до него никак не дотянется. - Что, совсем худо дедушке? - Участливо поинтересовался Вовка. - Да уж, куда хуже, в могиле почитай третий год отлёживается. - Безнадёжно махнула рукой старуха. Но обратив внимание, на поперхнувшегося от таких пространных речей постояльца, собралась с силами и саданула тому кулаком по хребту, - да чё же это ты милостивец, хворый, что ли? А ведь молодой аще совсем. - Так он что, умер, оказывается? - Откашлявшись, всё же решился уточнить Вовка, - а валенки тогда на кой? - Как это на кой? - Всплеснула руками Агулья, - за них деньги, между прочим, плачены, и немалые! Я вот бывало, когда суставы крутить, семян нажарю и тудысь, а следом, стало быть, и гачи пихаю. Посижу чуток. Недолго так, часика два не более, лихоманка-то и отпущает. Ну, вот где я теперь пятки свои греть буду? Молчишь? То-то. Ты кстати семечек-то не желаешь? Аще, с прошлого разу осталось. Немного правда. Не все 'релизовала'. Ну, чё глазищами лупаешь, не обедняю, поди. Принесть? - Э-э-э-э-э-э. Не стоит. Лучше поведай мне бабушка Агулья, чего тебе известно о семействе парнокопытных. - Это о кобылах что ли? -Почему о кобылах? Пожалуй, нет, они вроде как, относятся совсем даже наоборот, к непарнокопытным. Хотя-я-я, - Вовка призадумался. - скажи-ка, кентавры, какие, или минотавры там, в вашей деревне имеются? - Да ты что батюшка, никак рехнулся? Коровы есть, свиньи тоже, ну кобылы, разумеется, разные, хотя я ихние копыты не считала, парные оне там или нет. А вот о кенотаврах твоих в наших пенатах, я отродясь не слыхивала. - Ну, тогда скажи мне другое, вот эти свиньи или коровы местные, - Вовка поморщился, - ..... как бы тебе растолковать-то подоходчивее, - среди них разумные имеются? - Вумные? Дак, скокма хочешь, как помои в бадью накладёшь, так враз бегуть! Орут ищо шибко. - Да нет же! - Досадливо скривился Вован, - поумнее надо малость. - Тады, тебе в балаган надобно, там свиньи, да попугаи разные, по заказу хрюкают. - Тьфу ты! - В сердцах сплюнул Бурхат, - ну а черти у вас водятся? - Чё-е-е-ерти? - Потянула бабка, задумчиво почесав нос, - это тебе милок в лес ходить надоть, там этого добра навалом. А ище хлопчик, есть мужик один пришлый. Через три дома живёть отседава, так он с виду чистый аспид! - Какой аспид? Я тебя про чертей спрашиваю. - Ну, ты прямо какой-то малохольный, аспид он и есть, чёрт! Токмо позлее малость будет. - Ладно, бабка, запарила ты меня совсем. Пойду я, развеюсь немного. Вчерашнего скрууба, Вованя приметил в собственном огороде. Тот в полном одиночестве равнодушно уплетал побеги молодой капусты. - Здорово страдалец, чем это ты занимаешься? - Любезно поинтересовался гость. - Не видишь разве? Мы кушаем. - Вяло ответствовал Дорсель, не на секунду, не прекращая излюбленного занятия. - Чего-то имеешь предложить? - Имею. Имею предложить следующее, а именно, - бутыль взрывоопасной жидкости внутривенного сгорания, в обмен на стратегически-важную информацию, не подлежащую общественному разглашению. - Ух, ты! - Оживился 'капустный вредитель', - за каплю этакой жидкости, я готов извергнуть из себя, хоть поток информаций! Валяй, спрашивай. - Остатки капусты были решительно брошены наземь. - Тут поблизости, какие либо свиньи или коровы разумные имеются, что б говорить умели? - Не встречал пока. - Ну, может, лошади, минотавры или кентавры на худой конец? - Завидев, что скрууб, только непонимающе лупает глазами, Вовка решился спросить и про чёрта. - Нету тут никаких чертей. Там за периметром, сколько угодно. - Решительно заявил Дорсель. - Хрен с ним! - Вздохнул Вован, - тогда припомни, когда в последний раз видел Птурселя? - Давненько это было. - Как-то сразу сник скрууб, - уже почитай, больше месяца минуло. Как этот мошенник связался со своим троюродным братцем, так ему липший кореш, до одного места стал. - Это случайно не с Курселем? - А то с кем же? С ним, ворюгой. Бывалоча, как раньше хорошо складывалось всё. Мы вдвоём везде шарились, что стащим, всё значит, пополам делим. Ну, мне понятно, чуть больше перепадало, как предводителю концессии. А теперь, что? Скачет, наш олух на побегушках у кузена, да в рот дует. И за что? За гроши ломаные. А я ему, хуже таракана стал. И замечать перестал даже! - Это ты значит, поэтому вещички его завернул? - Именно. Вот, думаю, как они опять на 'гастроль' умотают, опять у него в берлоге пошариться. Со мной пойдёшь? Я тебе три процента выделю, всё по-честному! Ну, может, четыре...... - Да ты, я смотрю, просто рубаха-парень. Бессребреник! Ладно, будь, по-твоему. Ведь для милого дружка, я и жупел из ушка........ - Вот и договорились. Открывай бутылку. - Успеется. Ты сначала мне адресок нужный чиркни. Желаю заблаговременно произвести рекогносцировку местности вероятного противника. Заняв на какое-то время неугомонного скрууба общественно-полезным делом. А именно, дегустацией живительной влаги, изготовленной мастерицей Агульей. И не на чём-нибудь, а непосредственно на семечной шелухе, Вован скрипнув на прощание убогой калиткой, убыл восвояси. - И что теперь делать дальше? - Размышлял Бурхат, - брать за ноздри этого Птурселя и трясти как спелую грушу. Буром выбивать информацию, - куда он скинул хабар? Не вопрос конечно, но что это даст? А если он плюнет мне в морду, заявив, что про эти чёртовы пластины слышит в первый раз? Да так, скорее всего и будет. Не пытать же, в самом деле, его, тем более Сморгул предупреждал, что эти жулики скруубы, вроде как владеют магией. Завалящей, правда. Неееет, тут надо тоньше сработать, деликатнее. Хотя конечно, противоядие от ихней ворожбы имеется, - Вовка задумчиво тронул невзрачный бронзовый кулончик, подвешенный на цепочке. Его перед самым 'рывком' вручил Бурхату Шергалл. -'Это, - ткнул он пальцем в амулет, - поглотитель враждебной тебе энергии. Носи всё время, но имей в виду, эта вещица с другого мира, а значит, относительно слаба, против сильного чародейства не потянет. Так что аккуратнее там. Береги. Учти только, я тебя не на всю жизнь облагодетельствовал. Вернёшься, в зад заберу'..... - Кто бы сомневался! - Усмехнулся тогда Вовка........ Выскочив на улицу, он устремился прямиком к базару, где при некотором желании, можно было поживиться ворохом полезной информации. Успешно добравшись до торговых рядов, он стал с интересом приглядываться к разномастному товару, бойко предлагаемому ушлыми коробейниками. И чего тут только не было,- и ковры, и керамика, и скобяные изделия, и слесарный инструмент, крючки, гвозди, кастрюли, домашняя птица, и даже диковинный ящер, прикованный медной цепью к столбу. Ювелирных изделий тоже хватало, но всё это не возбуждало. А вот небольшая антикварная лавка, расположенная чуть в стороне от вереницы разномастных прилавков, была что называется, в самый раз. Проскользнув внутрь, исследователь тот час углядел мелкого, щуплого старикашку, кидавшего рассеянные взгляды на нового посетителя. - Чем могу способствовать? - Вежливо поинтересовался тот, деловито потирая пенсне в золочёной оправе. - Да нет, это я так зашёл, - негромко прошептал Вовка, озираясь по сторонам, - осмотреться. Вдруг, что растревожит душу? -Ну, тогда милости просим, молодой человек, проходите. За погляд денег не берём, только имейте в виду, - вложение наличных средств в старину, является вернейшим средством накопления и приумножения собственного капитала. По моим скромным подсчётам, каждая вещица, имеющая честь присутствовать в этой почтенной лавке, за следующий десяток лет подорожает в разы. А уж если быть точнее, то минимум в пять раз. И это касается только рядовых, пустяшных безделиц. Действительно редкие экземпляры вырастут в цене уже на десять, а то и двадцать порядков. Уж, поверьте скромному антикварию. - Ничего себе! И сколько же стоит такая безделица? - Поинтересовался Вован, ткнув пальцем в небольшую бронзовую фигурку, внешним видом напоминавшую, толи слона, толи носорога. - Ровно два золотых менария, и две серебряные пластинки в придачу. Но помните о чуде, уважаемый, всего лишь через десять лет эта вещь будет стоить все девять, а то и десять золотых! Вам нужно будет только немножко обождать. - Ну, а какими-нибудь скрытыми способностями этот бегемот обладает? - Продолжал наседать Бурхат. - Увы, вынужден вас разочаровать, только мастерством исполнения. - Грустно вздохнул торговец, - если вам нужна лавка предметной магии, это несколько дальше, через три торговые точки, между будками скобяных изделий и углом приёма стеклотары. Только предупреждаю, все они жулики, и там нет ни единой по настоящему ценной вещи. - Это где, среди бутылок, что ли? - И там тоже! - Безнадёжно махнул рукой старикашка. - НУ, хорошо, - решился посетитель, а вы можете уважаемый господин..... - Хардирус. - Подсказал старик, - господин Хардирус, к вашим услугам. - Ну, да. Так вы можете, достать некий предмет. Вернее, даже два, за соответствующее вознаграждение естественно. - Всё может быть, молодой человек, простите, не знаю вашего почтенного имени. Но мне нужно название, и на худой конец описание или рисунок искомого предмета. - Это всегда, пожалуйста! - Обрадовался Вовка, проигнорировав вопрос об имени. - Вот смотрите. И перед слегка озадаченным антикварием легла на стол бумажка с искусно изображенными пластинами, слитыми в единый круг. Второй лист, явил свету всё те же пластины, но строго по отдельности. - Ну, что скажете уважаемый Хардирус, знакомы ли вам эти предметы. Глаза торговца при виде рисунка остались неподвижны, не признавая изображенных вещей, но вот тонкое губы, едва ощутимо дрогнули, выдавая слегка заметное беспокойство. - Нет, не думаю, - после длительной паузы вынужден был ответить старик, - сие мне неведомо! Но если вы оставите эти бумаги, или хотя бы дадите их скопировать, то я попытаюсь отыскать нечто подобное. Да, ещё понадобиться ваше имя и адрес, на случай экстренного контакта. - Мне не нужно нечто подобное, мне надобны именно эти пластины. Или хотя бы две из них, вот те, вторая и третья. Менарии, не проблема, сколько пожелаете. В разумных пределах естественно. - Но, вы хотя бы знаете название вещи? Это важно. - Знаю! - Необдуманно выпалил Вован, - но это, забыл, кажись. У меня в блокноте записано, вечером принесу. - И с этими словами, он, прихватив наброски, решительно направился к двери. - Постойте, а рисунок, молодой человек! - Но посетитель уже не слышал, прикрыв входную дверцу, он шустро юркнул в наплывавшую толпу зевак. - И чего я свалил? - Внезапно подумалось Вовке, - ну сморщил этот продавец харю, будто гнилья объелся, и что с того? Мнительный я стал какой-то. Наверное, всё же стоило остаться, старик ведь дело предлагал. Хотя-я-я, было в атмосфере раритетного хлама, нечто особенное. Скребущее душу, что ли? Будто кто-то всё время незримо подсматривает за тобой. А может, это уже шизофрения подкрадывается незаметно? Бог разберёшь. Ладно, сунусь ещё куда-нибудь, а там посмотрим, что к чему....... Грубый толчок в спину, прервав размышления Владимира, едва не сбив с ног. Оглянувшись, он узрел перед собой здоровущего верзилу, пихавшего праздных зевак, словно биллиардные шары. - Сторонися, я иду, Жорах! - Сопел он, пиная возмущённый люд будто пустую, консервную банку. Дотянув пока этот невоспитанный организм, походя, пнув облезлую псину, величественно проплывёт мимо, Вован, припомнив своё геройское прошлое, отвесил тому крепкого пинка. Мгновенно вообразив его, вызывающий всякого уважения зад, за футбольный мяч. В следующее мгновение громоздкая туша, нехотя оторвавшись от земли, ракетой взметнулась ввысь, что б подобно неудачному образцу, натужно крякнув в полёте, тяжко опасть в придорожную грязь. Серая хмарь, родив богатое облако мути, жирным слоем укутала грубияна, надёжно маскируя от коварного обидчика. - Хто обидел Жорах? - Взрыкнуло павшее существо, приподнимая с земли донельзя испачканную харю. Праздный обыватель, в массе своей, не без основания полагая назревающую бучу, приняв стратегически - важное решение, - 'сваливать на хрен', бодро прыснул в разные стороны. Даже торговцы благоразумно попрятали носы под прилавки, выставив наружу лишь гляделки, будто зонды подводных лодок. - Что ж ты падаешь-то Жо.... Как там тебя, Жираф, что ли? Аккуратней надо быть. Под ноги смотреть. Не маленький уж. - Посочувствовал верзиле Вован. - Это ты мине пнуль? - Наконец, прочно утвердившись на цырлах, изволил поинтересоваться Жорах. - Извини братан, меня 'обчество' делегировало. Тут уж ничего не попишешь! Хошь, не хошь, а уважить надо. Верзила не поняв и половины сказанного, мудро рассудив, что злодея уже всё одно не сыскать, решил отыграться на сочувствующем гражданине. Раскорячив немалые'грабли', будто вознамерился облапить медведя, или на худой конец, винную бочку, Жорах издав трубный глас, бодро пошёл на незнакомца. И пришлось Вовке выбрасывать из головы навыки лихого форварда, спешно освежая в памяти искусство рукопашного боя. Спустя пару минут, невинная жертва, уподобившись заправскому пластуну, стремительно подалась прочь, оставляя в кильватере обширных размеров борозду. - А здорово ты его! - Подлетел к Вовке один из зевак, - этот Жорах, тут уже всех достал. Третий месяц рынок терроризирует, его местные обыватели, во избежание неприятностей, тремя дорогами стараются обходить. - А чё, менты-то бездействуют? - Кто, кто? -Ну, в смысле, стражи правопорядка, - досадливо поморщился Вовка. - Пытались спровадить в кутузку, и не раз, да только он им сам 'кренделей' навесил. Больше не лезут, во избежание нештатной ситуации. А тут ещё слух прошёл, что у этого борова влиятельный родственник образовался, так что, вообще всё запуталось. - А откуда он взялся-то? - Не ясно. Вроде раньше на приисках, золотишко добывал. А там как водится, свихнулся малость, от страхов, да от нечисти всякой. А что на самом деле случилось, никто не знает. Толи погрызли его, толи он кого погрыз? Пойди сейчас разбери. - Что-то не верится, что он золото мыл. - Согласен. Может, охранником подряжался, кто сейчас скажет? Ладно, пойдем я тебя лучше хорошим обедом угощу. - Что так? - А ты, почитай, мне пару прилавков спас от погрома. Меня кстати, Акасором кличут. Пошли дружище, тут недалече будет. Место, куда новый знакомец привёл Владимира, своим внешнем видом, фактически ничем не отличалось от соседствующих зданий. Ну, может, самую млость. Это было одноэтажное, несколько вытянутое строение, на одну треть выложенное из природного камня. Выше, видимо по замыслу хозяина, вплоть до покатой крыши, следовал глиняный кирпич неопределённого, серо-бурого цвета. Спецы, которые имели честь, вложить частичку собственной души в возведение оного питейного пансиона, с большей долей вероятности трудились 'под жёсткими парами', 'благотворно' сказавшемся на процессе созидания. В итоге трактир вышел из рук камнерезов несколько снулым и слегка перекошенным, что только пуще подчёркивало профессиональный статус увеселительного заведения. Само название, крупными буквами начертанное на вычурной вывеске, читалось не иначе как, - 'ВЕЛИКИЙ КОЗЛОПАС' Время клонилось к обеду, и харчевня, 'затаив дыхание', замерла в ожидании наплыва желанных посетителей. Конечно, это был не вечер трудного дня, когда измученному 'непосильным трудом' обывателю, иной раз приходилось брать штурмом неказистый кабак, в отчаянной попытке приобщится к волшебному миру Бахуса. Но всё-таки, дело неумолимо шло к полудню, и многие тяготились неодолимым желанием, выпорхнув на краткий миг из нутра трудового процесса, жадно глотнуть 'живительной влаги', тот час погрузиться обратно. Свободных мест было предостаточно и приятели, выбрав место у крайнего окна, вольготно расположились за уютным столиком, чисто убранным в ожидании желанных гостей. Вовка огляделся. В центре зала, имелся невысокий подиум, на котором местные менестрели, в количестве двух единиц, наяривали на музыкальных инструментах, чем-то напоминающих старинные скрипки, ненавязчивый мотивчик. Промежутки, меж оконных проёмов, сплошь покрыли бордовые гобелены, на которых значилось искусно вытканное человекообразное тело с головой горного мархура. Этакий козлотавр, сжимая в левой руке массивный, витой посох, величественно взирал вдаль, казалось, прожигая своим проникновенным взором самую бесконечность. - Нам, пожалуйста, всего самого вкусного. - Заявил Акасор материализовавшемуся официанту, - чего там у тебя припрятано, мясо, рыбу, дичь. И вина, вина побольше, да позабористее, что б играло! - Выложив на одном дыхании всю эту тираду, он панибратски похлопал фицика по плечу, многозначительно моргнув напоследок. - Ну, всё, иди давай. Пока Вовка с некоторым любопытством рассматривал внутреннее убранство харчевни, расторопные халдеи ужа подносили первые блюда. Вначале прибыли исключительно лёгкие салаты из свежих овощей. Так, для общей затравки. А спустя время в ход вступила 'тяжёлая артиллерия', включившая в себя, дымные куски жаренного мяса, грибные гарниры и жаренную на углях рыбину. - Вина давай ещё тащи! - Не унимался новый знакомец, - и грибочков, грибочков солёных побольше. Мне тебя что, блюдонос, учить надо? Под вкусную закусь, ароматное вино и неторопливую беседу, время текло незаметно. Обеденное время давно миновало, вот-вот готовясь уступить место полднику, а спустя пару-тройку часов и Его Величеству Ужину, со всеми вытекающими. Посетители уже большей частью разбрелись по своим делам, экономя силы и подсчитывая финансовые возможности для вечернего променада. И только пара усталых путников, продолжали вести непринуждённый разговор. - А вот скажи мне друг Вовер, - поинтересовался в который раз Акасор, перекроив имя Бурхата на местный лад, - чем же всё-таки ты занимаешься? Ну, кто по профессии, - художник, плотник, воин, или может, что в древних вещицах смыслишь? - Да не, - рассеяно почесал макушку, слегка разомлевший Вован, - безработный я, вот хожу, ищу, чем заняться. - Так может, тогда ко мне, в охранники, а? Вон как ентого борова отделал! Я тебе и плату приличную положу, скажем, восемь серебряных пластинок в месяц. Не пропадёшь. Или ты всё больше по антикварной части промышляешь? - Не угадал, - вяло просипел Вовка, усиленно зевая, - футболист я в прошлом, - но заметив непонимающий взгляд Акасора, пояснил, - ну, спортсмен. Спортом занимался раньше за деньги. Например, у вас тут турниры проходят? На мечах, топорах, не знаю ещё на чем, оглоблях, проходят? Ну вот, и это примерно, тоже самое, только иной вид развлекательной деятельности. - Значит, ты воином был, или стражником. А я всё-таки думал, что собирателем древностей. - Да что ты привязался, как банный лист! - Хотел, уже было рявкнуть Владимир, как внезапно сомлел, лягнув напоследок ни в чем неповинный 'тейбл' враз потяжелевшим 'фейсом'.......... - Эй, очнись, давай. Да очнись же ты, наконец! - Донеслось откуда-то из глубин сознания. Кое-как Вовка раскупорил тяжкие веки. Видимость, скажем прямо, была неважная, картинка просто плыла, создавая неясные образы. - О, вроде зенки открылись. Ну, давай же парень, давай, приходи в себя, наконец! - Суетился незнакомый мужик, тряся Вована за плечи. - Т-т-ты кто? - Вяло прошептал Бурхат, тупо моргая глазами, - и, чёрт побери, это, куда же меня занесло? - Знамо куда, - немного расслабился незнакомец, заметив, что сомлевший приходит в норму, - в застенки к Кибулу ты угодил паря! Впрочем, как и я. Меня, кстати, Бродягой кличут. Ну, да так и зовут, уж почитай три десятка лет. Вот как прибыл в ентот город Ирги Буссар, будь он неладен, так с тех пор прозвище и прилепилось. Хотя и женат был, да и дом имеется. То есть это, имелся уже. - И куда же ты его зачехвостил Бродяга, пропил, поди? - Равнодушно поинтересовался Вовка, приподнимая голову с вороха грязного тряпья. - Та не, то Кибул паршивец отнял, за долги. - Безнадёжно махнул рукой Бродяга. - Долги надобно отдавать! - Поучительно проворчал Бурхатов, осматриваясь вокруг. - Это азбука. - Так и я о том же. Уже почитай два месяца, как все сроки вышли, а он всё тянет и тянет. Ну, я ему и напомнил........ - Добрый дядечка! - Невесело усмехнулся Вован, - А он значит, вместо денег решил тебя сюда определить, на полный пансион, так сказать? - Твоя правда, - опустил глаза мужик, - определил, ну и хату прибрал до кучи. Говорит, - на что, она тебе теперь? Пустые хлопоты. В полутьме, что-либо рассмотреть тут было весьма проблематично. По ощущениям это было небольшое помещение, размером не более три на четыре метра, да к тому же, заваленное всевозможным хламом. - Где мы хоть находимся, под землёй что ли? - С некоторой тревогой в голосе поинтересовался Вовец. - Точно. Почитай, на втором уровне. Сперва нас в подвал сунули, а из подвала уже сюда, на ярус ниже определили. Что б, не убёгли, думаю. - Это уж как получится! - Проворчал Вован, - я тут месяц сидеть не собираюсь, и год впрочем, тоже. И как же я сюда угодил-то? Не иначе этот паршивец подсуропил! Подпоил вначале зараза. - Это какой, такой паршивец? - Да, Акасор, вроде. Слушай, а где у вас тут сортир - то? - А! - Махнул башкой Бродяга, - раз в день ведро спускают на полчаса, вот туда и дуй. А ежели приспичит шибко, я горшок приспособил, вон там, в углу стоит, хламом накрытый. Туда ходи, потом в ведро выпростаем. А что тебя подпоили, так это, скорее всего. Знать ты зачем-то этому вражине понадобился. Но ты не сумлевайся, скоро всё узнаешь, как на допрос поведуть. А допросы у этих злыдней знатные, особливо, когда с пристрастием! Всё выложишь, начистоту, так что ты заранее морально, так сказать, готовься. -Эге! - Слегка струхнул Вовка, - кажись, влетел по крупному. Знать бы за что? Слушай, а чем он занимается, этот Кибул, какова его сфера интересов? - Ишь как вывернул, - сфера антиресов! - Усмехнулся Бродяга, - а сфера у него одна, - закрома побольше драгоценностями набить, да диковинами разными. Этот хапуга ничем не чурается, особливо любит камешки самоцветные, да магические вещицы, ажнак трясется бедный, когда след учует! Вот и про мою тайну прознал как-то, что я четверть века назад камешек чудный из чужих земель сюда приволок. Поначалу всё гонцов присылал, по-хорошему просил, что б я продал, значит. А потом ждать надоело, сам, собственной персоной явился, сунул дюжину золотых менариев, вроде как в залог, да выпросил камень на недельку, под расписку. Вроде как для исследовательств разных. Ну и понятно, с концами. Позже я уж догадался, что назад свою вещь не получу, денег требовать стал, так он, этот Козопас драный, меня сюда и законопатил. И как он только узнал об этом самоцвете, ума не приложу! Я ведь никому не рассказывал, даже жене покойной, хотя по слухам, он вроде колдун, магией владеет. Вот оно как бывает. - А чего ты Кибула этого Козопасом кличешь? Он что, бывший пастух? - Тут дело тёмное, этот злодей тоже ведь пришлый. Лет тому пятнадцать назад, здесь объявился. Что? Откуда? Никто не ведает, да токмо слухи ходют разные, что он раньше знатным козловодом числился. Новые сорта коз да баранов выводил, на этом и поднялся. У него, у Кибула ентого, во всех тавернах, да игорных шалманах мерзкие козлища намалёваны, это что-то типа визитной карточки. Да ты сам, поди, наблюдал? - Ага, один из них, в 'Великом Козлопасе', на гобеленах изображён. Во весь рост, в тёмной бурке красуется, золотой тесьмой, по краям шитой. -Во-во. Только мне чудится, враньё всё это, про козью селекцию. Люди брешут, почём зря, дело тут в чём-то ином, тайном. Ну, не будет нормальный мужик, пусть даже и знатный животновод, человека с козлом скрещивать, хотя бы и на рисунке, или там на гобеленах. Никак не будет! А этот прямо помешался! Люди слышали, что ирод ентот, на какой-то тайной вечерне даже хвост козий себе на задницу цеплял. О, как!...... В это время откуда-то сверху перекрыв скрип открываемого люка, насмешливый голос произнёс: - Ну, чё вы там попусту брешите смертнички? Чё брешите? Смотрю, спелись уже. У-у-у-у, лиходеи. Видать нам кости моете? Успеется, ещё, наговоритесь всласть. А покуда давай Вовер, вылазь поскорей, хозяин уже заждамши. - И вниз нехотя скользнула деревянная лестница. Г Л А В А 7 В пытках рождается истина. Вычитано 21.03.17. - Значится Вовером, назвали. Ага! Занятно. Знать всё-таки меня Акасор, сволочь под монастырь мордой пихнул! - Пронеслось в Вовкиной голове. - И чего я с ним попёрся спрашивается? Мне ведь его рожа румяна, сразу не глянулась.
  На этом, к сожалению всё. Если вдруг, кому-то из читателей окажется небезынтересна дальнейшая судьба героев, то книгу можно найти непосредственно на сайте "Целлюлоза": https://zelluloza.ru/register/25078/ Авторская страничка: https://zelluloza.ru/search/details/25078/
  Советую продолжить чтение сразу с седьмой главы.
  С уважением, автор.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"