Зайцев Алескандр: другие произведения.

Кровавые листья на чужом ветру

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.66*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Спокойная, размеренная жизнь обрывается, неизмеримый Долг ложится на плечи. Впереди изгнание. Путь по тропам мира, сама суть которого враждебна человеческой природе. Да пребудет моя дорога под сенью Листьев. Да не покинет меня благословение Древ. Да исполнится мой Долг.


   Кровавые листья на чужом ветру.
  
   Глава 1
  
   -- Ненавижу болота. - Провалившись десятый раз по колено в мутную жижу, произнес Блайд, поправляя мешок за спиной.
    Я не видел его лица, но отчетливо представлял, какое на нем сейчас выражение. Вторые сутки, наш небольшой отряд, избегая даже звериных троп, спешит куда-то на восток. И так нелегко... столько идти, почти без отдыха, без привалов. А тут еще и Бурый Источник вопреки всем прогнозам и времени года почти на пике своей мощи. От чего болото за каких-то пару часов, затопило местность на многие километры, превратив заливные луга, в вязкую, пахнущую гнилью трясину.
     Тем не менее Блайду не так тяжело как мне и другим новичкам. Он привычен к многодневным переходам, к изнуряющим маршам. Наемник с многолетним стажем, ему не впервой месить своими сапогами, даже самую противную и густую грязь. Не то что я, горожанин, почти всю жизнь проведший за защитой крепостных стен и могущественных артефактов. Еще неделю назад, даже простой выход за городские ворота, был для меня приключением.
   -- Может к реке выйдем? - Подал голос за моей спиной Скур, такой же новобранец как и я. - Мы же тут утонем на радость болотникам!
   -- Не стоять! - Характерный звук пинка и затем всплеск, сопровождающийся усталым матом Скура. - Таката, Мориус, поднимите болвана. - Сержант как всегда, суров, но в чем-то справедлив. - Если этот тупендень не поймет и завтра, что приказы не обсуждают, а выполняют, разрешаю его утопить.
   -- Хыр! - Радостно скорее не сказал, а хрюкнул Таката, боец первого взвода второй роты, похожий больше на полуорка, чем на обычного человека. У меня от одного звука его голоса, волосы встают дыбом и хочется убежать, спрятавшись под кроватью.
     Сжать зубы и идти. Это все, что я могу. Спорить, что-то говорить, нет, на это у меня давно не осталось сил. Скорее бы привал, небольшой, на час хотя бы, разогнать кровь, сцедить усталость, тогда станет полегче. Нет, не намного, но все же. Привал, не могу думать ни о чем больше. Привал.
   -- Шевели ногами, чернильная душа! - Толчок в спину от сержанта придает мне ускорение. Точно теперь же, когда Скур упал, за моей спиной именно этот изверг. - Шевели!
    Еще неделю назад я бы огрызнулся, на подобное к себе обращение. Сейчас молчу. Научили. Не открывать рот без приказа.
    Надо ускориться, но все на что меня хватает, это не потерять того темпа который был. Но и это ненадолго. Как же я устал. Нет, правильнее сказать, что раньше я вообще не понимал, что такое устать по-настоящему, теперь знаю. Чувствую, как не поднимаются ноги, как шест в руках, которым прощупываю путь перед собой, с каждой минутой становится все тяжелее и тяжелее. Скоро он станет вообще неподъемным и никакие пинки сержанта, не исправят ситуацию. Я просто лягу и буду лежать. Даже когда трясина начнет затягивать меня в свои объятья, не шевельнусь. Тухляки будут рвать моё тело, но у меня не будет сил даже отмахнуться от них.
    Еще сто шагов.
    Уже на тысячу больше, чем я думал, могу пройти. И упаду. Совсем. Мордой в грязь. Рука тянется к небольшому мешочку на шее, будто он может помочь, защитить. Но, увы, это я должен оберегать его, а не он меня.
    Девяносто девять шагов.
    Нет, никто не сказал, что потом будет привал. Это та цифра, на которой моя воля сломается.
    Девяносто восемь.
   -- Сойр! - Обогнав меня уже больше чем на десять метров, Блайд останавливается и окликает сержанта.
    Девяносто семь.
   -- Впереди не легче. - Эти слова должны еще больше ослабить меня, лишить хотя бы призрачной надежды на скорый отдых. Должны, наверное, но мне все равно.
     Девяносто шесть.
   -- Серж! Берите вправо, тут разлив мути и мне не нравятся вон те пузыри на поверхности. - Поднять голову и посмотреть о чем он? Нет, это сложно.
     Девяносто пять.
     Болезненный тычок в бок, и я бы упал, если бы не рука сержанта, схватившая меня за воротник.
   -- Дегенерат! Ты не слышал? Вправо!
     А, ну да.
     Девяносто четыре.
     Ненавижу Бурый Источник и этот его вечный туман. До костей пробирает, а ведь сейчас середина лета и солнце еще не зашло.
     Девяносто три.
    Если я подниму взгляд вверх, то не увижу не то что дневного светила, а даже намека на него. Кругом влажная, противная, мутная взвесь. Бурый туман.
     Девяносто два.
     Этот туман вверху, слева и справа, он впереди и сзади. Дальше двадцати шагов не видно ни зги.
    Девяносто один.
   -- Мориус, обгони эту черепаху и прикрой Блайда!
    Как у него остаются силы, открывать рот, командовать, следить за всем? Это выше моего понимания.
     Девяносто. Ровно.
     Шлеп, шлеп, шлеп. Легкий толчок в плечо и я чувствую как заваливаюсь на бок. Не поднять головы. Кто меня толкнул?
   -- Не падать! - Чья-то сильная рука подхватывает меня за шиворот и ставит на ноги.
     Восемьдесят девять.
     Спасибо, сержант, я бы не встал уже. Это просто мысль, не слова. На них не осталось сил.
     Восемьдесят восемь.
     Впереди меня кто-то идет. И это не Блайд, у этого сапоги чище и из более светлой кожи. Поднять голову, посмотреть? К Истокам любопытство, кому надо тот и идет.
     Восемьдесят семь.
     Перед глазами круги. Пока белесые, как станут алыми, значит дело совсем плохо.
     Восемьдесят шесть.
     Тянусь к Древу, с мольбой, но в ответ пустота.
     Восемьдесят пять.
     Дух Защитника рода не придет на помощь. Ко мне не придет. Больше не придет.
     Восемьдесят четыре.
     Не укроет духовными листьями. Не сбережет. Не утешит. Не придаст сил.
     Восемьдесят три.
     Я теперь вечный странник. Пока не найду дом. Дом не для себя.
     Восемьдесят два.
     За спиной новый всплеск от падения.
   -- Оставьте меня. - Я помню, это голос Кейрора, сына сапожника с Рифовой улицы.
     Вот он то чего подался в Отряд?
     Восемьдесят один.
     У него же свадьба должна была быть на этой неделе. Вот дурак.
     Восемь десятков.
   -- Хыр? - Напоминающее звериное хмыканье Такаты придает немного сил. Мне совершенно не стыдно от того, что он нагоняет на меня ужас.
     Семьдесят девять.
   -- Не сейчас боец! - Окрик сержанта, на кого он кричит? - Отставить, топить новобранца!
     Семьдесят восемь.
   -- Хыыр?
   -- А ты что, подохнуть, как безродная шваль, хочешь? Встать! Пошел!
    Семьдесят семь шагов до отключки.
    Кого-то бьют за спиной. Плевать. Просто идти. Передвигать ногами, от кочки к кочке. Куда-то вперед. Все остальное не имеет смысла.
     Семьдесят шесть.
    Да и идти вперед. Разве это смысл?
    Семьдесят пять.
    Смысл. Что это слово значит?
   -- Не стоять! - Тычок пониже спины.
    Семьдесят четыре.
    Не стоять. Тот кто сзади прав. Стоит замереть на один вдох и болото сразу вцепляется в твои ноги как орчий капкан.
     Семьдесят три.
     Я видел такой в кладовке, у себя дома. Дома? У меня нет дома. Больше нет.
    Семьдесят два.
     И не будет, если остановлюсь.
    Семьдесят один.
     Впереди неизвестность. Позади погоня. Но сержанту виднее. Наверное.
     Семьдесят!
     Погоня. За нами гонится стража моего же родного города. Нелепо.
     Шестьдесят девять.
     Нелепо. Что могут эти стражники, против рядового бойца Отряда? Даже личный десяток городского трибуна способен только подохнуть, без шанса хотя бы задеть в бою того же Блайда. А ведь когда-то я считал этот десяток лучшими воинами. Мальчишка, наивный мальчишка.
     Шестьдесят восемь.
     Ах, да... Отряд не воюет с людьми.
     Шестьдесят семь.
     Поправка - старается, не воевать. Потому как это не война будет, а бойня. Картинка-воспоминание: как заваливается на бок пробитое древком Знамени тело, на чистую мостовую.
     Шестьдесят шесть.
     Вначале бойня, а потом придут маги. И кровавые капли разорвут на части доспехи. Смерть возьмет свою жатву, наполнит Темный Источник. Не станет сержанта, Блайда, Такеды... Меня... Никого из принявшись присягу.
     Шестьдесят пять.
     Вторая рота Отряда Великого Древа Пейтер, канет в лету. И у людей на одного защитника станет меньше.
    Шестьдесят четыре.
    Почему я выбрал эту дорогу? Мог же, просто уплыть через месяц с ближайшим торговым конвоем.
    Шестьдесят три.
    Мог. И только сам виноват, что пошел этим путем.
    Шестьдесят два.
    Начитался сказок, наслушался баллад. Что же моя наивность, достойная плата за этот урок.
    Шестьдесят один.
    Но так хорошо все начиналось. Покинуть один дом, лишиться Защитника и тут же найти его замену в виде Знамени. Которое пока не приняло меня, но со временем, возможно. Но мысль же была верной!
    Шесть десятков.
    Верной? Я же был прав. В чем-то. Возможно.
    Пятьдесят девять.
    Ненавижу болота. Всем сердцем.
    Пятьдесят восемь.
    Это вроде кто-то мне говорил, совсем недавно? Не важно. Прощупать путь впереди, вытащить ногу из трясины, переставить её.
    Пятьдесят семь.
    Ни один Отряд за всю историю Корграда, не маршировал по его улицам. Никогда ранее, за почти двух вековую историю моего города.
    Пятьдесят шесть.
    И вот десять дней назад, разбитый корабль, со знаменем Древа Пейтер, вошел в городской порт.
    Пятьдесят пять.
    Народу на набережной собралось - тьма. И я в первых рядах.
    Пятьдесят четыре.
    Конечно в первых, я не мог иначе. Это же Отряд! Легенда из сказок. Сказок, которые когда-то, вечность назад, читал запоем. Сколько себя помнил. Даже мое первое воспоминание и то связано с книгой.
    Пятьдесят три.
    Чернильная душа, это точно про меня.
    Пятьдесят два.
   -- Никогда не видел, настолько бесполезного мага! - Рык сержанта за спиной.
    Пятьдесят один.
    Я не маг, я начертатель. Это иное. Совсем иное. Да и без Защитника, мои силы... их почти нет.
    Пятьдесят.
    Был начертателем - артефактором, неделю вечности тому когда-то.
    Сорок девять.
    Это точное число. Кровь не обманывает. Я знаю.
    Сорок восемь.
    Нет ни сил, ни воли, ни желаний, есть только этот мысленный счет. Монотонный, пустой счет.
    Сорок семь.
   -- Понабрали кого ни попадя! - Сквозь зубы ругается где-то за спиной кто-то.
    Не важно.
    Сорок шесть.
    Боль в ногах, я её давно не чувствую. Да и самих ног тоже. Есть только движение.
    Сорок пять.
    Шест едва не выскальзывает из рук. Рюкзак за спиной, тащит назад будто набит не едой, а камнями. Чья-то ладонь толкает сзади, сильно.
    Сорок четыре.
    Сорок три.
    Удержался, не упал. Повезло. Спиной чувствую, как предвкушающе улыбается Таката, в ожидании, что я оступлюсь.
    Сорок два.
    Туман. Кажется слово ненависть, приобрело для меня новые оттенки. Я ненавижу его всем сердцем, всей душой. Даже больше чем эту трясину, тянущую меня вниз.
    Сорок один.
    Круги перед глазами, они стали больше, разнообразнее, в них появились характерные, кровавые прожилки.
    Сорок.
    У всего есть предел. У меня тем более. Два дня марша. Я бы выдержал, если бы мы шли по тракту. Если бы.
    Тридцать девять.
    Как все сложилось. Глупо. Неожиданно. Кроваво.
    Тридцать восемь.
    Давно забытая всеми история: наследник, бывшего королевского рода, что властвовал над городом век назад. Заговор темных адептов. Корабль Отряда, что привез изгнанника - наследника. Сейчас я знаю, что Отряд не причем.
    Тридцать семь.
    Гильдии, что увидели возможность передела власти в городском сенате. Толпа, которой часто плевать на все, если её завели.
    Тридцать шесть.
    Кровь на улицах, на стенах домов, будто каждый решил вдруг вспомнить все свои обиды. Вспомнить и решить их самым радикальным способом.
    Тридцать пять.
    "Покончим со властью денежных мешков! Вернем королей! Заживем лучше!" - Кричали они. Глупцы.
    Тридцать четыре.
    Я читал о времени, когда городом правила корона. Тогда было хуже, намного хуже. Толпа не помнит. Толпа не читает.
    Тридцать три.
    Темные адепты, что когда-то вынуждены были отдать свою власть под контроль городского сената. Гильдии, которые хотят большую долю в торговой прибыли. Купцы не из первого десятка, что увидели шанс. Простой люд, озверевший от выплеска Темного Источника.
    Тридцать два.
    Резня. Короткая, но от этого не менее кровавая. Первый десяток второй роты Отряда, что остался в городе для набора пополнений и выполнения старого Долга, когда корабль Древа Пейтер отбыл по своим делам. Взвод с двумя дюжинами новобранцев, что случайно оказался в центре, чуждого ему конфликта.
    Тридцать один.
    Случайная кровь. Нелепая жертва, еще не принявшего присягу, но записавшегося под Знамя.
    Тридцать.
    Отряд не прощает. Не умеет и не желает. Безумный марш сквозь толпу.
    Двадцать девять.
    И уже пролитая до этого кровь, показалась маленькой каплей.
    Двадцать восемь.
    Девять деревянных мечей взлетели и упали. А затем еще раз и еще, пока зачинщик, не лишился головы, вместе с теми кто его защищал.
    Двадцать семь.
    "Хватит! Уходим!" - Крик сержанта останавливает бойню. - "Мы взяли виру!"
     Двадцать шесть.
    От нас бежали. Даже те кого я считал друзьями, в испуге убегали, проклиная в том числе и меня.
    Двадцать пять.
    Вжавшиеся в стены стражники, что сжимали свои мечи в трясущихся от страха руках. Сказка стала былью и она ужасала.
    Двадцать четыре.
    Мы почти добрались до ворот. Но стена щитов элитной манипулы сената, преградила путь.
    Двадцать три.
   Сотня против десятка. Смертники. Я даже сейчас, через эту непомерную усталость, помню их сжатые, бледные от ужаса губы и стеклянный взгляд обреченности, тех кто стоял в первых рядах.
   Двадцать два.
   Семеро в красных плащах, выходят из строя. Мы должны были умереть тогда, все.
   Двадцать один.
   "Мы просто уйдем." - Голос сержанта спокоен, равнодушен, казалось ему все равно, умрет он или нет.
    Двадцать.
    "Пропустить!" - Неожиданная команда, и люди в красных плащах дают нам дорогу.
    Девятнадцать.
    "Гильдия магов Корграда, не имеет претензий к Отряду Древа Пейтер! Если Отряд, прямо сейчас покинет пределы города." - Официальные, сухие слова, они как помилование, прозвучавшее, когда уже занесен топор палача.
    Восемнадцать.
    "Отряд не имеет претензий к городу. Наша кровь не требует возмещения. Вира взята и принята Знаменем." - Древко в руках Знаменосца, бьет по мостовой, подтверждая сказанное.
    Семнадцать.
    "Сенат и трибунал, будут против нашего решения." - Пока мы проходим мимо, произносит глава гильдии. - "Мы не гарантируем вашу безопасность за пределами стен".
    Шестнадцать.
    "Нам все равно". - Ответ сержанта безэмоционален.
    Пятнадцать.
    "Если Отряд прольет еще кровь горожан, мы закроем порт для всех кораблей Древ."
    Четырнадцать.
    "Им просто нужно, нас не догнать." - Пожимает плечами Сойр, считая тех кто проходит мимо него, к уже открытым воротам.
    Тринадцать.
    "Вам просто нужно, быстрее идти!" - Горечь в голосе старшего мага, я как никто другой чувствовал тогда её.
     Двенадцать.
    "Мы ходим быстро." - Теперь я знаю, это не было хвастовством.
    Одинадцать.
    "Да будет ваша дорога легка." - Под эти слова, мы пересекаем городскую черту..
    Десять.
    "Взвод, в колонну по двое, становись!"
    Девять.
    "Живи..." - Это был шепот, но я слышал его хорошо.
    Восемь.
    "Марш!"
    Семь.
    Я даже сейчас помню этот взгляд со стены, что долго смотрел нам вслед.
    Шесть.
    Спасибо, что отпустил нас отец, я знаю, чего тебе будет стоить этот выбор и это решение.
    Пять.
    Мне кажется или и правда стало немного суше?
    Четыре.
    Нет, не кажется, под ногами твердая земля, а не хлипкая трясина.
    Три.
    Еще шаг, еще, ноги. Идите!
    Два.
   -- Холм! Тут сухо! - Крик впереди, это был Блайд? От этих простых слов, я чувствую невероятный прилив сил и могу пройти еще. Немного.
   Двенадцать.
   Просто передвигать ноги, ничего более. Просто.
   Одинадцать.
   Трава?! Не жижа? Не мох? Я готов тебя расцеловать, но не наклонюсь, ибо не встану.
   Десять.
   Шагать легче. Но сил не осталось даже капли.
   Девять.
   Знал бы, что будет так, никогда бы не... Мысль ускользает.
    Восемь.
    Шест падает из рук. Плевать, под ногами твердая земля.
    Семь.
    Вижу только обувь идущего впереди. Весь мир сжался до этих грязных, истоптавших не одну дорогу, кожаных сапог.
    Шесть.
    Сапоги, они идут. Иду за ними и я.
    Пять.
    В глазах темнеет.
    Четыре.
   -- Привал! - Команда сержанта? Что она значит?
     Три.
    Что такое привал?
     Два.
    Можно отдохнуть?
    Я падаю на колени, упираясь ладонями в землю, а затем заваливаюсь на спину.
    Так вот ты какое - счастье...
  
    Глава 2
  
    Это необыкновенно приятно, просто лежать на спине. Лежать и никуда не идти. Но нельзя поддаваться этому чувству, потому как пройдет минута и все тело задеревенеет, вернется боль. Боль, которая подобно кипятку, разольется по всему телу, проникнет в каждую клеточку, сжигая все и так сейчас малые как никогда силы.
    Поэтому я переворачиваюсь, снимаю рюкзак и скинув сапоги, сажусь в позу лотоса.
    Оборот.
    Кровь! Взываю к тебе.
    Закипи! Потеки по венам, будто полноводные реки.
    Сердце ускоряет свой ритм.
    Кровь слышит, кровь отвечает.
    Я чувствую её бег, её течение.
    Я един со своей кровью. Она не часть меня, она и есть Я.
    Оборот... Еще оборот.
    Кровь разгоняется. Шумит. Клокочет.
    Сила, что во мне, порожденная сердцем, избавь меня от истощения!
    Оборот.
    Чувствую как усталость собирается в одной точке, загнанная кровью, будто дичь опытным охотником.
    Гоню её в руку.
    Оборот.
    Затем в ладонь.
    Пора!
    Достаю толстую иглу с пояса и прокалываю левую ладонь.
    Тяжелая, мутная, почти черная капля крови, медленно собирается на месте прокола.
    Оборот.
    Достигнув размеров с перепелиное яйцо, капля наконец срывается вниз и падает на мокрую траву.
    Облегчение. Неимоверное облегчение. С меня будто только что кто-то снял центнер груза, который давил на плечи. Невероятная легкость наполняет мышцы, будто и небыло этого изнуряющего, многочасового марша.
    Кровь продолжает клокотать и рана от иглы затягивается без следа, как пропадают и кровавые мозоли на ступнях.
   -- Да будет мой дар принят, Филай. - По привычке произношу я, прикасаясь к левой щеке.
    И тут же моя рука отдергивается, как ужаленная. Нет больше знака родового бонсая на щеке, кожа чиста. Мне не к кому обращаться. И это причиняет такую дикую боль, что в глазах на секунду темнеет.
    Сжимаю мешочек на шее. Будто он способен, унять эту раздирающую на части, душевную боль.
   -- Я справлюсь, верь мне.
    Знаю, что Семя не способно ответить, но мне намного легче, когда говорю с ним.
   -- Эй, ты, недомагус, помоги остальным! - Это ко мне обращается сержант.
    Зря он так, он же знает моё имя, тогда почему?
   -- Я же вижу, ты уже в норме. Встал! Помог!
   -- Да, сержант!
     Надев сапоги, встаю на ноги и оглядываюсь.
    Бойцам Отряда моя помощь явно не нужна. Рассредоточились по холму и прикрывают Знаменосца. С новобранцами же все намного хуже. Многие пытаются сделать тоже, что и я, но получается у них это не в пример хуже. Это не потому, что я талантливее или одареннее, нет, причина в ином. Меня всю жизнь учили, всерьез учили, а у них только обычная городская школа Крови за плечами и ничего более.
    Сперва пересчитать, все на месте. Честно, удивлен, все двадцать три новичка, включая меня, дошли. Была бы шляпа, я снял бы её перед тобой сержант. Шестерым моя помощь не нужна, справляются сами. Еще десяток, хоть и лежит без движения, но на их лицах, уже появилась отметка Отряда, они Принятые и ими позже займется Знаменосец.
     А вот с шестью оставшимися... Да, сержант прав, им надо помочь. Ведь теперь все эти люди, еще десять дней назад совершенно чужие, моя новая семья. Как минимум на пять лет, первичного контракта. А семье надо помогать, это во мне сидит так глубоко.
   Новая семья.
   Это, что слезы? Меня засмеют, если увидят их. Прячу лицо, наклонив голову к земле и подхожу к Кейрору, он ближе всех, сажусь рядом.
   -- Не лежи. - Подаю ему руку. - Сядь. Выпрями спину, я помогу. Не делай ничего. - Сжав пальцами его запястье, нащупываю его пульс. - Сделай оборот. Не спеши. Еще один. Да, уже лучше. - Легкими надавливаниями задаю ритм. - Хорошо. Теперь сцеди усталость, собери в одну точку и вытолкни из себя. Оборот. Вот так! Еще!
   -- Не идет. - Шипит Кейрор. - Дальше никак.
   -- Где?
   -- Предплечье.
    Почувствовать его ток крови. Так... Где затор? Вижу!
    Взлетает игла.
   -- Акш-ш-ш. - Шипит совсем молодой парень, младше меня на два года.
    Да, неудачно попал, согласен. Но, я ощущаю как расслабляется его тело, как снимаются мышечные зажимы, как успокаивается его дыхание.
   -- Зарастишь сам или помочь?
   -- Сам.
   -- Отлично. - Встаю на ноги и иду к следующему.
   -- Спасибо, фе Лайт.
    Оборачиваюсь на это обращение, моя рука тянется к щеке.
    Как больно...
   -- Я уже не фейри, Кейрор.
   -- Извини, я...
   -- Отставить сюсюкаться! - За моей спиной как тень вырастает Сойр. - Силы еще есть?
   -- Да, сержант.
   -- Помоги этому, сыну булочника, как его там? - Ты же помнишь имена всех, я знаю.
   -- Бонки, его зовут Бонки.
   -- Да мне насрать! Как его зовут. Пошел и помог, а то копыта двинет прямо сейчас.
   -- Да, сэр.
    Иду, он бы не подошел, не будь на то настоящей нужды, я же вижу как кривится его лицо, когда он смотрит на меня. Нет, это не ненависть, это презрение. Он думает, я сам ушел из семьи, отказался от Защитника. Я мерзость в его глазах, хуже болотника тварь, не человек. Но Знамя не отказало мне и он вынужден меня принимать.
  
    У Бонки дела и правда идут совсем плохо. Он скорее всего устал даже больше меня и после объявления привала, решил полежать отдохнуть. Грубейшая ошибка, видимо его голова совсем уже не работала. Теперь его мышцы сводит, дыхание затруднено, Ток крови не свободен.
     Хорошо, что этот парень, все же намного развитее меня физически, я бы после такой ошибки несколько часов не смог бы на ноги встать. Но у него еще есть шанс. Только мне придется, потрудиться куда как серьезнее, чем в случае с Кейрором.
     У него даже нет сил чтобы сесть, лежит плашмя, на рюкзаке.
   -- Повернись на бок. - Присаживаюсь рядом с ним.
    Мы никогда не дружили, хотя семья Бонки и проживала буквально в соседнем квартале. Виделись часто, но едва ли за всю жизнь обменялись чем-то большим нежели формальные приветствия. Чуть старше меня, недавно отмечали его двадцатилетие, помню тот праздник с мордобоем, после него мой младший брат лечил некоторых участников того застолья.
    Эх, Трой, мне так тебя не хватает, тем более с твоим талантом, ты бы поставил тут всех на ноги в разы быстрее, чем доступно мне.
    Сняв мешок с Бонки, уложил парня на спину. Затем поправил ему голову и положение рук. Так будет лучше.
   -- Не двигайся. Расслабься. Закрой глаза. Чувствуешь Ток?
    У него нет сил говорить, но по движению губ ясно, чувствует.
   -- Не отвечай вслух.
    Одна моя ладонь на его груди, вторая на шее. Тоже прикрываю глаза, мне подобные костыли помогают сосредоточится. Когда глаза закрыты, легче почувствовать биение чужого сердца, ощутить Ток Крови по венам.
   -- Оборот?
    Его кровь ускоряет течение, но недостаточно, будто есть где-то запруды или плотины, которые замедляют движение. Надо почувствовать их, найти. Моей чувствительности, особенно после изнуряющего марша, сейчас не достаточно для подобного. Но Бонки с каждой секундой становится все хуже и хуже. Значит придется действовать системно.
    Поднатужившись, переворачиваю его на живот, это не просто сделать, так как весит он на пару десятков килограмм больше меня. В начале размять ему ноги, они пострадали больше всего. Снять мышечные зажимы, устранить спазмы. Нелегкая это работа, делать массаж через плотные, походные штаны. Но лучше хоть так, чем никак. Тем более массаж это то немногое, что у меня получается действительно хорошо. Полностью последствия марша я так не уберу, но и это поможет.
     После ног, перехожу на спину, запустив ладони под его кожаную куртку. Тут нужна не столько сила, сколько разогрев и правильная подача своей крови в пальцы. О, как он дернулся, всем телом, чуть меня не скинул. Хорошо, основной спазм убрал. Дальше. Вот тут что-то есть. Чувствую блок.
    Оборот.
    Жар Крови!
    Загнать этот тепло в кончики пальцев.
    Выброс.
    И я слетаю с тела Бонки, так его выгнуло. Истоки, он даже сильнее чем я думал. Встаю, отряхиваюсь и принимаюсь за его руки, от плеч до запястий и обратно.
    Так, готово вроде, чтобы достигнуть большего надо его раздеть, но когда рядом Бурый туман - вестник болезней, лучше от подобного воздержаться.
   -- Лучше? Перевернуться сам на спину, можешь?
   -- Да. - Уже говорит, это прогресс, и ему и правда хватает сил на переворот.
   -- Начинай. Я помогу.
   -- Спасибо.
   -- Потом поблагодаришь. - Мои ладони вновь на его груди и шее.
    Ритм его пульса. Надо задать ему нужный такт. Вновь закрываю глаза. Поймать единение, сердце слушай, подстраивайся.
    Оборот.
    Нет, этого мало.
    Еще оборот.
    Есть, наши сердца бьются в унисон. Теперь аккуратно, плавно, тащим его за собой, задавая свой темп.
    Оборот.
    Молодец Бонки, расслабился, не мешает. Доверился.
    Разгонись кровь.
    Наполни вены.
    Сердце дай силу.
    Отлично, в такт мне, отзывается и тело Бонки.
   -- Собирай усталость. Начни с ног. Верно. Не торопись. Хорошо. Все хорошо. Теперь подними её выше, эту тягучую, вязкую каплю. Выше.
    Через еще пять Оборотов мы справились и моя игла нанесла свой укол.
  
    Похлопав Бонки по плечу, встаю на ноги. Меня немного шатает, как это ни печально, но даже подобные, простейшие для настоящего мага трюки, даются мне тяжело. Нет у меня таланта отца и тем более брата. Даже сестренки, которые намного младше и то по силе превосходят меня в разы. Я бесталантен, но горечь по этому поводу давно осталась в прошлом, задолго до Отряда.
    Мне не забыть того облегчения, на лице отца, когда Филай выбрал именно меня, как Носителя, а не Троя. Нет, я не виню папу за то проявление чувств. Понимаю. Не пацан мелкий, уже девятнадцать, мужчина и осознаю, что для семьи, выбор меня был самым лучшим вариантом.
     Стряхнув с себя наваждение воспоминаний, оглядываюсь. Круг охранения сжался, потому как Блайд и Мориус, принялись помогать тем, до кого у меня не дошли руки. Да и Знаменосец, уже завершил все приготовления и собирается, установить Древко в центре холма.
     Никогда не видел начала установки Знамени, должно быть очень интересный процесс. Так, сержант занят, Таката стоит спиной и наблюдает за туманом, остальным вообще на меня плевать. Усаживаюсь на свой мешок, снимаю сапоги и делая вид, что перематываю портянки, принимаюсь за наблюдение.
    Знаменосец, загадочная для меня фигура. Не знаю даже имени, этого высокого, на голову выше меня, худощавого, но жилистого, уже седого, очень молчаливого мужчины. А ведь я далеко не малыш, да тощий, но по росту не уступлю даже Бонки.
    По рангу званий Отряда, Знаменосец приравнен к лейтенанту, но с него сняты все обязанности, так как его основная цель, безопасность Защитника роты. Поэтому нами руководит не он, а сержант.
     Об этом нам не говорили, но носитель Знамени, явно маг. Не из сильных, но тем не менее, раза в три могущественнее меня это точно. Другие новобранцы этого не замечают, но я то знаю, как надо смотреть и подобная "деталь", для меня давно не сюрприз.
     Губы Знаменосца беззвучно шевелятся, в незнакомой мне мантре. Вот он подкидывает Защитника высоко вверх, росчерк стали между его ладонями, настолько быстрый, что мне не уследить за ритуальным ножом. И когда Древко падает вниз, то его крепко сжимают окровавленные ладони мага. Я вижу, как жадно тянется Знамя к его рукам. В долю секунды кровь обильно до этого истекающая, без следа исчезает, впитанная без остатка.
   -- Сила Древа, мощь Пейтра, взойди! - Отрядный заклинатель не кричит, шепчет.
    И с последним словом, его руки размашистым жестом, вгоняют Древко в податливую почву болотного холма.
     Едва это происходит, как мягкий, будто бросок пуховой подушки, брошенный рукой младшей сестры, ментальный удар, бьет по голове. Прочищая мозги, разгоняя уныние и развеивая тяжелые мысли.
    На моих глазах происходит маленькое чудо. Не магия, не чародейство - чудо.
    Выглядящее как простой, деревянный шест Древко, за секунды пускает корни. Его гладкая, отполированная сотнями рук поверхность, трескается, выпуская ветви, на которых тотчас набухают почки.
  
    Взмах руки Знаменосца обращен ко мне. От него не укрылось то, как заинтересовано, я наблюдаю за происходящим. Наплевав на портянки и сапоги, подбегаю. Без слов маг протягивает мне ритуальный нож, рукояткой вперед.
   -- А мне можно? Я же еще не... - Моя ладонь касается пустой щеки. - Непринятый.
   -- Тп-ф. - Я дурак, раз он предложил, значит можно.
    Мои руки немного подрагивают, когда беру нож. Мне почему-то никак не поверить. Привычная связка взмахов, легкая боль, улыбка на лице. Я почти счастлив сейчас.
    Оборот.
    Кровь моя, воздай почести Древу.
    Кровь моя, ты дар.
    Кровь моя, ты это я.
    Древо малое, разделенное - прими моё подношение.
    Ладонь ложится на Знамя.
    "Кхорит", проносится шепот в моей голове.
    Имя.
   -- Кхорит, Пейтера росток. - Безмолвно произношу. - Я Лайт Оверкан, прими мою верность, согласно заключенному контракту.
    "Носитель не служит. Я Кхорит, временно приму тебя под свои ветви, Лайт Оверкан, носитель Семени малого Древа Филай".
    Кровь с моей ладони, впитывается в кору Знамени.
    Мои ноги подкашиваются, и я падаю на мокрую траву. Перед глазами круги, в голове шум, в теле необычное ощущение, будто у него нет веса, совсем нет. Сила клокочет во мне, кровь кипит, биение сердца слилось до полной неразличимости.
   -- Нож верни. - Моё благостное состояние развеивает удар по ноге.
    Открываю глаза. Ну, да, кто же это еще может быть то.
    Поднимаюсь и передаю ритуальный клинок в руки сержанта.
   -- Отстань от него Сойр. - Голос Знаменосца приятен и мелодичен, никогда бы не подумал, что подобного сложения мужчина может обладать таким глубоким баритоном. - Он Говорил.
    По лицу сержанта пробегает гримаса непонимания.
   -- Он.. Этот.. А, ладно. Можешь отдыхать. Пять минут.
    Не в отдыхе дело. Мне нужно прийти в себя. Со мной Говорило Знамя! За всю  свою жизнь, я только раз слышал голос Древ, когда Филай отдал мне свое Семя. Отец в детстве мне рассказывал, то что Древа говорят это просто сказки, так как сам никогда не разговаривал с ними. Молился, отдавал почести, но ему не отвечали.
   И судя по реакции сержанта, Знамя тоже отвечает далеко не каждому.
    Как же мне сейчас... легко, свободно, защищенно. Ментальная аура Защитника, так называется этот феномен в учебниках магии. С детства я привык постоянно её ощущать, не осознавал насколько моя жизнь проще и спокойнее, чем у большинства. Только став Носителем, и будучи изгнан семейным Бонсаем, я понял каково это, жить не под сенью духовных листьев. Какая пустота от этого образуется в душе, какие страхи наполняют разум, как любой всплеск ближайшего Источника, вносит раздрай в чувства. И вот это непередаваемое никакими словами ощущение, вернулось ко мне. Спасибо, что принял меня, Кхорит.
  
    Левую щеку немного дергает от слабой боли. Я знаю, что происходит. Из сетки небольших, нерукотворных шрамов, формируется Знак. Приятная боль. И она скоро пройдет.
    Знамя, оно отлично от Филая, одно по природе, но разное в своей сути. Семейное Древо, самостоятельно и не может принять под свои листья никого, кроме представителей рода, основателем которого было выращено. Кхорит же нечто иное. Он Росток, а не полноценное Древо, но при этом он часть чего-то гораздо большего, и он сильнее Филая, намного, очень намного. И часть его силы, сейчас клокочет во мне, перестраивая мою кровь, насыщая её, пропитывая.
     Древа и люди, древний, как само человечество в этом мире, симбиоз. Они погибли бы без нас, мы были бы уничтожены без них. Содружество, немного неравноправное, но от этого не менее честное.
    Им нужна наша кровь, наша сила сердец и мы с легкостью делимся этим. Как сейчас кровавые ладони новобранцев ложаться на Древко, отдавая частичку себя. Взамен мы получаем Защиту: от влияния Источников, от неприкаянных духов, от ядовитой магии, что пропитала этот мир и является его сутью. Ни один город, ни одно поселение людское не проживет и недели, если разрядятся защитные контуры и артефакты. Те самые которые создают фейри. Фейри - связанные с родовым Древом, такие каким был когда-то я, такие как мой отец, брат и сестры.
    Говорят, что в Первозданных долинах Великих Древ, люди могут ходить свободно, не опасаясь за свой разум, душу и жизнь. Возможно эти сказки не врут, но где те волшебные страны и сколько способны они вместить людей? Четыре Предвечных Древа, четыре Долины, мизер на фоне огромного мира. Надо спросить у Сойра, он точно был в одной из них, как и Знаменосец, но к нему подходить бесполезно - промолчит. Впрочем и сержант, скорее пошлет в наряд, а не ответит. Не любит он меня.
    Впрочем теперь я скиталец, может и повезет, если проживу достаточно долго, увидеть одну из Долин. Может туда и лежит мой путь, который пока мне совершенно не ясен.
    Путь, о чем я думаю? У меня пять лет контракта с Отрядом, куда пошлют туда и пойду, вот и весь сказ. Как пошел в эти болота, даже не зная зачем. От погони можно было бы уйти гораздо легче, а не лезть в Бурый разлив, но сержант повел нас именно этим путем. Спрашивать бесполезно, приказы не обсуждают, приказы исполняют.
   Отведенные на отдых пять минут, пролетели будто пара мгновений. Только расслабился, привыкая к изменениям, что происходили во мне из-за установленной связи со Знаменем, как уже ко мне подходит Блайд.
   -- Встать. - Хорошо, сапогами не пинает, как тот же Сойр. - Ты и Бонки, на раздаче пайков.
   -- Есть!
   Поднявшись на ноги, нахожу свои портянки и быстро наматываю их на ноги. Под недовольным взглядом сержанта, спешно натягиваю сапоги и спешу к Бонки. Тот уже стащил нужные мешки в одну кучу.
   -- Давай разделим. - Говорю ему. - Ты на разливе, я на съестном.
   Сын булочника кивает на мешки лежащие справа, при этом косясь на мою левую щеку, в его взгляде прослеживается легкая толика зависти. Да, не заметить формирующийся Знак трудно. У него же щека девственно чиста, если не считать двухдневную щетину. Кхорит к нему был не настолько расположен, как ко мне.
   В любой другой ситуации, я бы придумал, что сказать, как поддержать его, но тут не приходит в голову ничего подходящего. Для подобной поддержки просто нет нужных слов.
   Развязываю крайний мешок и достаю первый брикет с дюжиной питательных плиток. Размером с ладонь, почти ничего не весящие, тем не менее, в каждой такой запас энергии и питательных веществ, что пары подобных хватит для восполнения сил, даже самому уставшему и измотанному человеку. В них есть: перемолотое мясо, жир, рубленые орехи, зерно, сухая кровь, больше количество специй, мёд, и немного, дорогих как золотой песок, какао бобов. Все это избавлено от лишней влаги и сжато в плотный брикет.
   Стелю на траве чистый кусок тонкой, отлично выделанной кожи, который нам заменяет скатерть, и начинаю вскрывать бумажные упаковки, раскладывая пайки в ряд. Пока этим занимаюсь, в голове мелькает мысль, что сержант задолго до беспорядков в городе, готовился к походу в болота. Почему я так думаю? Потому как все пайки у нас собраны из подобных брикетов. Еда, которой не нужен огонь для разогрева, которая почти не занимает объем и мало весит. Один недостаток у подобных походных порций - цена. Каждая стоит, как двухдневный заработок лавочника средней руки. И это если не считать, того напитка, который разливает по дежурным кружкам Бонки.
   Так же далеко не простая штука. Мед с красным вином, черным перцем, изрядно обогащенный мякотью фруктов. Тягучее, даже немного вязкое, излишне приторное, и острое питьё. Но если хочешь, вернуться из болот здоровым, лучше этого холодного сбитня не придумать. Кроме этого же напитка, но в горячем варианте разумеется. Только вот развести костер в Буром тумане, за это и маг не возьмется, слишком много затрат, слишком мал выхлоп. Даже если принести с собой сухие дрова и зажечь их, сырость тут такая, что огонь будет едва тлеть, а не гореть и нагревать, да и погаснет быстрее чем образуются настоящие, крупные угли.
   -- Новобранцы, первые на раздачу. - Как только я раскладываю первую дюжину брикетов, рядом появляется сержант. - Жрать быстро! Но не забывать жевать, от этого дерьма в раз живот скрутит, если будете, кусками глотать.
   Ну, не такое эти пайки и дерьмо, тут он преувеличивает, хотя, если есть их долго и постоянно. Меня передернуло от одной мысли о подобном.
   Передаю первый брикет в протянутые руки и тут волна теплого, свежего воздуха прокатывается по холму, согревая и защищая от сырости. Поднимаю глаза и замираю на секунду.
   Знамя раскрылось, напиталось кровью и выросло в небольшое деревцо. Невысокое, худенькое, с широко раскинутыми ветками, листья растут через одного. Неказистое, даже некрасивое, незаконченное. Нас слишком мало, чтобы напоить Древко полностью. Для полноценного завершения Кхориту нужна сила целой роты. Но и так, раскрывшись, пусть и частично, Знамя развернуло защитный купол. Теперь различным тварям будет сложнее нас достать, а любая магия кроме Силы Крови, будет ослаблена во много раз, внутри защитного кольца.
   -- Сколько? - Обращается к Знаменосцу Сойр.
   Тот в ответ прикладывает ладонь к стволу и поднимает два пальца.
   -- Хаккы!* /слабый аналог "падшая женщина" на японском/ - С губ сержанта срывается мат.
   Могу его понять, даже у меня зубы заныли, как дошло, что на отдых всего два часа. Стоянка без купола, при такой насыщенности Бурого Источника, это верный способ, стать быстросожранным, какой-нибудь болотной тварью или стаей. Точнее полноправные бойцы отряда, думаю, выживут, но вот все новенькие тут и останутся.
   -- Кто пожрал, на боковую, у вас полтора часа. Не тратьте их попусту. - Подстегивает Сойр. - Рекруты, подходим.
   Рекруты это те новички кого приняло Знамя, теоретически я в их числе, но так как на раздаче, то буду, есть последним. Желудок протестующее воет от этой мысли, но что я могу, кроме как терпеть?
   -- Таката, Мойр, Вайри, Кольт! - Обращается Сойр к своим бойцам. - Ваша смена первая. Пожрите и заступайте.
   -- Хыр... - За всех перечисленных, ответил ему Таката.
   Бедный он мужик, такое лицо, от одного взгляда на него, кровь в жилах стынет. Клыки гипертрофированы и не дают губам сжаться, от чего его рот постоянно приоткрыт. Глаза навыкате, красные, с небольшим восточным разрезом. Волосы на его голове растут пучками и он по какой-то причине их не бреет. Подбородок узкий, от чего челюсть с выступающими зубами, кажется приклеенной от другого человека, или скорее орка. Острые, выступающие скулы, низкий, покатый лоб, только довершают, и без того очень отталкивающую картину. А если к этому прибавить, массивное, бугрящееся от мышц, приземистое, с длинными почти до колен руками тело... Увидишь такого в подворотне, или на лесной тропе, даже среди белого дня, придется штаны стирать.
   Таката забрал сразу два пайка. Не стал ему мешать, и даже возражать. Раз сержант не вмешался, то и пусть. Я жить хочу.
   Последними еду получали Сойр и Знаменосец, последний, кстати, взял целых три брикета и выпил четыре кружки. Он маг, ему силы нужнее.
   Как только они отошли, Бонки толкнул меня в бок и протянул сбитень.
   -- Давай, сперва все уберем, а то после еды, тяжко будет. - Предложил ему.
   -- Тебе виднее. - Пожав плечами, произнес мой напарник по раздаче.
   Упаковав и убрав все по местам, мы сели спина к спине, так было удобнее и я наконец-то впился зубам в хрустящую плитку. По мне так вкусно, а с учетом усталости, и того времени которое прошло с последнего обеда, так вообще шикарно. Прожевывать и правда нужно тщательнее, хотя и хочется, откусить побольше и проглотить, а затем опять отгрызть еще больший кусок. Но нельзя. Прожевать, запить, подождать пару вдохов и только потом повторить. Когда плитка закончилась, облизал все пальцы, собирая малейшие остатки меда.
   Бонки явно справился с едой гораздо быстрее. Не успел я, допить сбитень, как почувствовал, как он оседлает и наваливается на меня всем весом. Чуть сдвигаюсь, чтобы поймать новый баланс и закрываю глаза. Мы так и уснули, сидя спина к спине.
  
  
   Авторское примечание:

Экспериментальный проект. Пишется, когда хочу переключиться со "Слова и Чистоты". Черновик без каких либо обещаний, будет дописан и когда - не знаю, будет выкладка полностью бесплатной или перейдет в платный сегмент - не знаю, эксперемент, как пойдет...
Текст будет публиковаться далее только на автортудей, на моей странице:
https://author.today/work/21959
   На СИ останется только первые две главы. Приглашаю в мой новый дом на автортудей. Буду рад вашему визиту.
   Выкладка планируется микропродами в будние дни (иногда и в выходные, но редко), сколько за день написал, столько выложил.
   Выкладки будут пронумерованы КЛ-1, КЛ-2 и т.д. Ранее текст размещался в "Дневниках разработчика 2", примерно до первой трети третьей главы (до КЛ-3 включительно). Приветствуются замечания и обсуждения.

Оценка: 8.66*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"