Зайцев Алескандр: другие произведения.

Стукай! Лутай!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


  • Аннотация:
    [Обновление 29.12] Если вам ничего не говорят слова: чопа, слага, шута, дакка! То возможно вам не стоит открывать этот текст. Аннотация? Вот она: "Имматериум последнее время был на удивление скучен - стукать было некого... "


Авторское предисловие.

  
   Данное произведение является фанфиком по вселенной Wh40K. Если данный цифробуквенный код вам ничего не говорит, то возможно вам будет трудно читать этот текст. Автор, конечно, постарается написать интересно и для тех, кто с Вахой не знаком, но получится или нет, точно сказать пока нельзя. Так, что читать на свой страх и риск.
   Wh40K пожалуй самая безумная из всех популярных игровых вселенных, прошедших испытание временем. Девиз Вархамера: "No logic - only War", полностью соответствует происходящему в его мирах. Безумие и нелогичность этой вселенной настолько всеобъемлющи, что, как не удивительно, укладываются в единую и вполне цельную систему, что меня к примеру поражает, больше всех безумств возможных в ней. Правда, что бы понять эту систему надо отринуть привычную логику, абстрагироваться от правил и того, что может быть в нашем, реальном мире. В общем, это трешь, угар, но без содомии, ибо она есть Ересь! И пафос, нет - ПАФОС, нет - ПАФОС!!! Он всеобъемлющ, пафос это синоним Вахи.
   Если вы незнакомы с сорокотысячником, но желаете читать "Стукай! Лутай!" и понимать с первых строк, что описывает автор, то возможно вам лучше ознакомиться с данной интернет статьёй: http://lurkmore.to/Вархаммер-словарь . (Осторожно, как часто бывает на лурке, в статье присутствует ненормативная лексика).
   Повторюсь, "Стукай! Лутай!" фанфик по вселенной, а не по какому-то каноническому времени, месту или персонажу Вахи. Степень каноничности текста буду стараться держать максимальной, но все, что в кодексах описано поверхностно, оставляю за собой право трактовать как выгодно мне, а не как принято трактовать в среде вахофилов. Поправки знатоков, с обязательной ссылкой на канон, автором не только не осуждаются, но и приветствуются.
   Вас не отпугнуло только что прочитанное? Тогда я буду рад видеть Вас читателем этого текста.
  
  
  
  
  
  
  

"Стукай! Лутай!"

  
  

"No logic - only War"

  
  

Пролог.

  
   Разделенный, в четыре руки, привычно перемешивал Зеленое море душ, только иногда прерываясь, что бы прихлопнуть излишне назойливого демона. Имматериум последнее время был на удивление скучен - стукать было некого.
   Точнее, кого стукать Большое Зеленое и Зеленое Большое найдут всегда, но вот что бы было интересно стукать, что бы по эфиру разливался океан "Ва-а-а-а-а-гх!", это нужно найти достойного противника. А с тех пор как они в очередной раз отстукали Кхорна и тот теперь прячется от Двуединого где-то в варпе, интересных врагов что-то не найти. От безграничного желания постукать, Разделенный даже начал косо поглядывать на мелькающую то тут то там, в пределах его видимости Слаанеш. Сам факт такого желания: стукать божество удовольствия и разврата, многое говорил о всеобъемлющей скуки того, кого в материуме называли Горком и Морком.
   Размышления Двуединого о том, кого же пойти постукать, были прерваны неожиданно прилипшей к его Мешалке искоркой. Искрой чужой, неЗеленой души. Обычно, Разделенный не обращал внимание на единичные души блуждающие по имматериуму. Но эта была, во-первых, невероятно наглой, материализовалась прямо в Зеленом море! Во-вторых, эта была душа того, кто умер почти сорок тысяч лет назад, но умер так для себя неожиданно, что его дух так и не смог поверить в то, что он уже мертв. И это неверие, удерживало душу целой, во всех штормах и буйствах варпа, защищало от демонов прочнее адамантия и надежнее божественного благословения, бессчетные годы. С таким даже Разделенный, за многие миллионы лет своего существования, еще ни разу не сталкивался, так, что эта душа и правда заслужила внимание самого главного стукальщика всея вселенной.
   Как бы не сильны были барьеры неверия у наглой искры, выдержать внимание такой сущности как Двуединый они не могли. Что впрочем, наглеца и спасло, потому как сопротивляйся душа сильнее, её могли бы и стукнуть!
   Взглянув на память о последних секундах жизни искры, Большой Зеленый и Зеленый Большой замерли в недоумении. Искра была людской и, тем не менее, от неё пахло Зеленым! Душа была без сомнения человеческой, но в момент смерти считала себя орком. Разделенный всегда уважал настойчивость и силу, так что упорство потерянной души, пусть и выраженное в безумии неверия, заставило его проникнуться к ней симпатией. Правда теперь, когда Они сняли защиту неверия, эта душа обречена. Её сожрут, развратят или сотворят еще чего похуже. Демоны и боги варпа настолько изощрены в своих фантазиях, что судьба искры была незавидной.
   Правда запах искры... Зеленый Большой предложил этой странной душе присоединиться к Зеленому морю душ. А Большой Зеленый раскрыл перед искрой имматериум, со всеми его обитателями и тем, что происходит в варпе и тем, что делают с обычными душами обитатели эфира. После подобной демонстрации, даже стирание личности в Море, не показалось искре такой уж страшной платой, за свою защиту и она тут же согласилась с предложением Двуединого.
   Отпустив теперь уже Свою Частичку в Море, Разделенный вернулся к своему вечному занятию, перемешиванию. Иногда он поглядывал на эту странную искру, та упорно сопротивлялась смешиванию, но это не смущало божество эмпирея. Все личное, в конце концов, сотрется под Мешалкой, останутся только, знания, чувства и конечно Ва-а-а-а-а-гх! А потом варповорот заберет чистые души на перерождение в материум. И вновь рожденный, малый Зеленый взглянет на миры незамутненным, чистым взором, но при этом полный знаний и умений. Таков смысл Размешивания, такова природа одной из самых древних, выжившей еще со времен Войны в Небесах силы имматериума.
   Разделенный недолго наблюдал за странной искрой, вновь замечтавшись о стукании! Он знал, что когда-нибудь Кхорн вернется, как возвращался всегда. И содрогнется вселенная от самого могучего стукания! Пикантности этому ожиданию придавало то, что старшему из Четверки иногда удавалось настукать и самого Двуединого! Из-за чего его Частичкам приходилось учинять вселенский Ва-а-а-а-агх!! И собирать своё божество по частям. Как это удавалось обычным материальным оркам, простым обитателям материума, сие неведомо, но собирали ибо для Зеленого нет ничего невозможного как бы мал этот Зеленый не был.
   Впрочем, если бы Большой Зеленый и Зеленый Большой умели надолго фокусировать внимание на чем-то отличном от стуканья, то вселенная давно была бы однообразно Зеленой. Так что в этом разгильдяйстве, не было ничего необычного для Двуединого. А вот то, что нестертая искра попала по недосмотру в ближайший варповорот и ушла в перерождение нестертой, все же больше от случайности. Хотя, кто знает, ведь искорка, не смотря на то, что пахла зеленым, цвета то изначально была синего...
  
   Уважаемый читатель, Вы прочли пролог. Вы его даже поняли? Тогда думаю и остальной текст не вызовет у Вас трудностей в восприятии.
  
  
  

Часть первая.

  
  
   Я вновь жив. Это странно, потому как Тот кто меня спас от безумной жестокости посмертия, обещал, что моя личность сотрется, а значит я не должен помнить, что я есть я. Но почему то помню, осознаю себя.
   Поверить в то, что на самом деле мертв, уже многие десятки тысяч лет, было нелегко. Мне казалось, еще вчера я сидел за компом и рубился за орков, прокачивая своего персонажа и даже иногда крича в монитор "Ва-а-а-а-гх!". А в следующее мгновение мне показывают, что игрушка в которую я играл ММОРПГ "Warhammer 40000: Eternal Crusade"*, оказывается пророческой. И через сорок тысячелетий после моей смерти, мир будет именно таким, какой он описан в этом безумном сеттинге! Я и не верил в это, пока Двуединый не распахнул передо мной имматериум. Тот инфернальный ужас, который я испытал тогда, мне не забыть наверное даже после тысячи лет проведенных в Море душ под постоянным Перемешиванием. Нет слов в человеческом языке, что бы описать насколько противен, гадок и страшен эфир. А ведь зло имматериума - порождение чувств и желаний, живущих, это насколько люди и иные разумные безумны и гадки, что бы породить такое?! Даже некроны и те в сравнении с нами, обычными, живыми разумными, просто санитары при сумасшедшем доме!
   */Герой книги из параллельной вселенной, где данный проект не был заморожен и дожил до издания, в остальном его вселенная ничем от нашей не отличается/.
   Да, теперь мне уже не быть человеком никогда. Я проведу вечность, будучи помесью гриба, водоросли и животного. Да-да, именно такие орки в этой вселенной! И, тем не менее, сказать, что сильно огорчен, не могу. В сравнении с тем, что я мог бы провести эту вечность в качестве подопытного у Нургла* или как игрушка Слаанеш, это честное Зеленое - такая мелочь!
   */Один из большой Четверки. О большой четверке богов хаоса, вам уважаемые читатели, лучше прочесть в википедии или на лурке, а то у меня не фанфик получится, а энциклопедия. Спасибо за понимание/
   В сознание я пришел буквально за пару секунд до того, как спора рождения лопнула, выкинув меня на белый свет. Пытаясь проморгаться от снопа разлетающихся кругом зеленых спор, старался вглядеться вдаль, что бы разобраться, куда меня закинуло.
   В принципе плевать куда, только бы не:
   -- Только не Армагеддон или Кадия*! Только не Армагеддон или Кадия! - Шептал я, протирая глаза.
   */две планеты на которых идет постоянная и непрерывная война/
   Сейчас то уже понял, что открывать глаза сразу после рождения было ошибкой, в них набилось множество спор и теперь я видел все размыто. Впрочем, есть места и похуже Армагеддона с Кадией, для только родившегося орка, например:
   -- И не Око Хаоса! *
   */Часть вселенной, где произошел разрыв пространства и варп соединяется с материальной вселенной. Постоянные врата в ад по сути, которые занимают множество звездных систем. Находятся под контролем демонов варпа. Обычный человек там не проживет и дня, или его съедят или поработят или он мутирует. А орки... Орки иногда собирают большие армии и летят в это Око Хаоса, что бы постукать, потому, что стукать демонов это весело!/
   Едва я это произнес, как кто-то пнул меня пониже спины и заржал в голос.
   -- Шта за очко хааса? На тебе по сральнику! По очку!!! Ха-ха-ха!
   Плохо было то, что своего обидчика я видел мутным зеленым пятном из-за засорившихся глаз. Самое обидное, что забей мне все глаза песком или залей бензином, да даже прометием, то через пару секунд все бы пришло в норму. Но вот грибковые споры, такое ощущение, что они желали прорости прямо в моих глазницах!
   Обычно из спор рождения появляются сразу многоженство орков. Но, насколько я успел узнать, плавая по Зеленому морю душ, сразу на всех подряд новорожденные не кидаются, если их конечно не угораздило, родиться прямо в гуще боя. Только судя по относительной тишине вокруг, сражение рядом нет, а меня уже кто-то прессует!
   -- Атвали! - Отмахиваюсь рукой от мутного агрессора.
   Дело в том, что орки в этой вселенной рождаются практически сразу взрослыми. Эдакими бугаями, которые если выпрямятся, то будут на полголовы выше среднего человека и раза в полтора массивнее. Добавьте к этому такие запрограммированные в геноме умения как: говорить, читать, драться и собрать из пары палок пулемет, а так же от рождения мечту стукать все вокруг! то стает понятно, даже минуту назад рожденный зеленый не такой простой противник.
   Только вот, кажется, я серьезно влип, едва успев возродиться. Тень, которая надо мной нависла, была значительно крупнее меня. А значит этот орк не из моего роя спор, а старше! Только, что ему надо? Пинать новорожденных у орков не в чести, потому как считается, что в полную силу зеленый входит через год после рождения. К тому же стукать слабака удовольствие не великое. Нет, если бы в этом выгода, тогда никакая эфемерная "честь" не помешает взрослому отпинать хоть младенцев. Все же у орков весьма своеобразная и я бы сказал правдиво-незамутненная мораль, сводящая все к одному принципу: "кто больше тот и прав!", без каких либо нагромождений излишних правил.
   -- Ты на каво, лапу поднял?! - Взревел агрессор, не смотря на то, что отмахиваясь, я по нему не попал.
   -- Кышь отседа, мутное, зеленое пятно! - Показать слабость в обществе орков прямой путь к скатыванию вниз по социальной лестнице.
   Нет, прогнуться перед нобом, меком или доком, и тем более перед шаманом, в этом ничего зазорного нет. Но когда бойз*, отступает перед таким же бойзом, это из памяти окружающих выветривается не быстро, не раньше чем через два дня!! А два дня в стойбище орков это вечность, за которую может произойти столько всего, сколько в обычном имперском мире и за столетие не случается!
   /* бойз, он же парень, обычный ничем не выделяющийся орк/
   Тем более я совершенно не боялся. Ну не убьет же он меня, а если случится драка, то ничего страшного, потому как у орков даже оторванная рука вырастает за пару дней! Да и боль у зеленых не такая как у людей. К примеру, болевые ощущения от удара в челюсть и от дырки в животе размером с кулак, будут одинаково слабыми. Не то, что бы я был храбрецом, отнюдь, но в таких условиях можно и повыделываться!
   -- Ты чаво, zog*?! - Внезапно посерьезнел, отвесивший мне пинок. - Дурной, da**? Анука, стукнись о мою чопу*** зубами сам! И так уж и быть, я типя атпущу живым, da!
   */zog - неопределнный артикль, матерный, вставляется орками куда не попадя в речи./
   **/da - просто мусор в речи, пока звучит da орк придумывает, что ему сказать дальше, без этого da у многих орков сбивается речь, ближайший аналог русское "э-э-э-э-э" в речи/
   ***/чопа, оно же рубило - любое рубящее, режущее, стукающее оружие, бывают множества видов, от простых чоп, до в-ж-ж-ж-чоп (они же пилочопы или мехачопы) или до мегачоп или вообще до гигачоп, но о них попозже/
   Картинка называется: "что такое не везет и как с ним бороться"! Угораздило же меня, сразу при перерождении, натолкнуться на орка-гения!
   Дело в том, что в качестве денег орки признают только одну универсальную валюту - зубы. В принципе подойдут любые зубы, особо бедные индивиды даже охотятся на сквигов и выдирают зубы у них. Но чем крупнее зуб тем он дороже. По этой причине зуб орка стоит в разы больше зубов гретчинов, сквигов и даже людей. Есть только одна проблема, у тех кто хочет разбогатеть, свои зубы орки просто так не отдадут, и тот кто решит заработать, разбивая челюсти зеленым, рискует сам без зубов остаться.
   И вот передо мной, мутным пятном высится, чрезмерно умный зеленый. Который догадался, что если придти на поляну спор к моменту рождения новых орков, то можно, практически безнаказанно, разжиться целой кучей, вполне качественных зубов.
   -- Атвали! Ща, протру глазюки и настукаю тибе по бошке! - Рычу в ответ на его предложение.
   Дело в том, что, не смотря на то, что вижу я плохо, думать то не разучился. То, что на месте рождения сразу появился взрослый орк, говорит о том, что эта территория близко к стойбищу какого-либо племени. А ни один вменяемый босс, не даст слишком хитрому орку калечить новобранцев. Потому что если война, то рядовые бойзы нужны боссу. А если учесть что орки воюют всегда, то уверен, рождение заметили и сюда сейчас придет какой-нибудь ноб* или хотя бы шрам** и, прогонят этого доморощенного гения! Так, что я чувствовал себя относительно безопасно.
   */ноб -крупный орк, в среднем на голову крупнее и на несколько центров тяжелее обычного, опытный, бывалый боец. Нобы это сержанты в армии орков. Иногда из них формируют ударные, элитные части. Часто нобы являются помощниками боса. Так как ноб намного больше, обычные бойзы его слушаются беспрекословно/.
   **/шрам или шрамобойз - просто опытный бойз, прошедший множество битв, но так и не выросший в ноба, так как орки считают, что шрамы это круто, то шрамы от ранений у них остаются. Руки отрастают, дыра в грудине сквозная залечится, а вот шрам красивый и мужественный останется на века. Орки, такие орки.../
   -- Не будешь стукаться, da? - Неожиданно взревел зубной грабитель. - Палучи тагида, zog!!!
   Так как споры в моих глазах, все же видимо решились прорости, то видел я все хуже и хуже, так что удар агрессора не заметил. Зато когда его кулак опустился на мой лоб, ощутил это в полной мере, аж пятки стали выше головы!
   -- Не слушать Гоба Табора?! Da?! - Удар окованного железом ботинка, что-то поломал мне в боку. - Тупой орк, zog!!! Аттай сваи зубы!
   Будь я по-прежнему тем человеком, который жил на земле тысячи лет назад, то сейчас бы скулил и просил пощады. Но, меня признал сам Двуединый, признал орком и, это изменило меня сильнее, чем десятки перерождений. Так что вместо того, что бы скулить, я сплюнув зеленую кровь, вцепился зубами в ногу обидчика. Правда, укусил неудачно, прямо за сапог, причем за железную набойку. Но, самое удивительное, я её прокусил! Зубами, примерно полсантиметра стали, прокусил новорожденный орк! В другое время я бы замер в шоке, от крутизны только что мной сделанного, но сейчас просто не успел. Грабитель ошалел от моего сопротивления и саданул со всей дури своим рубилом мне прямо в затылок.
   Его злость была столь полна, что он даже не смотрел как бьет. Его коряво заточенный топор, острием своего лезвия, с легкостью пробил черепную кость новорожденного и еще не столь крепкого орка, глубоко погрузившись в зеленые мозги.
   Так я умер второй раз...
  
  
  
   Моё облегчение, когда я осознал себя искрой парящей в Зеленом море душ, было невероятно велико. Всем своим естестеством, осознаю, что каждый взмах божественной Мешалки, растворяет часть меня. Правда, в замен на утраченное, тут же набивается Зеленое. Не смотря на то, что меня признал орком сам бог этой расы, я продолжал себя чувствовать в первую очередь человеком. И в первую очередь мне не хотелось потерять свою личность. Конечно, я знал, что бесконечно сопротивляться Мешалке невозможно, да и долго это делать то же не получится. Тем не менее, у меня была идея, как сохранить свою самость. Каждую секунду в галактике рождаются тысячи орков, а значит микро завихрения эфира, в Море возникали постоянно, забирая души на перерождение. И если я смогу такое завихрение почувствовать и успеть в него попасть до того, как оно схлопнется, то вновь перерожусь в материальном мире.
   Что бы сохранить себя, страстно мечтал о двух вещах:
   -- Хочу сохранить цвет своей искры синим!
   Это была моя первая молитва.
   -- Хочу возродиться!!! - А это вторая.
   Почему возрождение, стояло на втором месте, так только потому, что не будь я синим, вряд ли мне повезёт в деле перерождения.*
   /* орки верят, что синий цвет повышает удачу. И это реально работает! Правда у орков и только у них. Увидите синего орка в казино, гоните его в шею, обнесет всё и все джекпоты выиграет!/
   То ли моё упорство виной, то ли везение, а может дело в том, что и правда если орк верит во что-то то это обязательно заработает. Но, так или иначе, до того как Зеленое меня стерло, заплатив только памятью о своем раннем детстве, вновь почувствовал, как меня затягивает в реальность. Разумеется, сопротивляться этому не стал.
   Едва осознал себя живым, как сразу, каким-то непонятным образом, почувствовал, что рождаюсь там же, где родился первый раз. Только вот, сколько времени с момента смерти прошло, мне не понять, так как в эфире само понятие время несколько отлично от понимаемого в реальности. Так, к примеру, космический корабль, нырнув в варп, может прилететь к месту назначения раньше, чем стартовал, ну или на пару тысяч лет позже, тут не угадаешь. Хотя, в основном, путешествия через имматериум все же более менее предсказуемы, но иногда случаются такие казусы.
   К тому же, теперь, когда во мне больше Зеленого чем было ранее, я знаю как ошибся в прошлый раз. Надо было не драться с крупным орком, а бежать! Да-да, проигрыш для орка позорен, а вот побег нет, именно так. Не логично, так не бывает? Да Зеленое с вами, это же орки, у них даже есть песня такая:
   "Орки никада не терпят паражения. 
   Если мы выигрываим, мы выигрываим. 
   Если мы умираим, то мы умираим, и эта 
не считается паражением.
   Если же мы бижим с поля боя, то... ну 
мы же вернемся, так что эта тоже не считаится паражением".*
   /*данный текст "песни" автором честно слутан в сети, с джойреактора/
   Ну-у-у-у, орки считают это песней, так будет точнее, и орут её под тяжелый металл. Пока ни разу в живую не слышал, но думаю еще то шоу!
   Так, что как только лопнула спора рождения, я тут же сделал несколько прыжков в сторону, сильно дунул разгоняя мелкие споры и быстро огляделся. Меня занесло куда-то в степь, светло-зеленая трава по пояс до самого горизонта и невысокие холмы кругом.
   Вместе со мной родилось примерно десяток гретчинов и около сотни различных сквигов и снотов*. Орков же больше не было и к моему немалому облегчению, гениев сторожащих респ не наблюдалось.
   /Орки высшая ступень в расе оркоидов. Ниже орков стоят гретчины, которые в разы меньше размером, но зачастую умнее многих бойзов. Трусливые, жалкие, но работают так, что серивторы Империума от зависити бухают прометиум в темных углах миров-кузниц. Скивги и сноты, о них позже./
   Подождав, пока уляжется споровая пыль, не теряя больше времени, взбежал на вершину ближайшего холма. Огляделся.
   Слева от меня раскинулся орчий лагерь. Или поселение, не знаю как сказать, какими словами описать, то что я вижу... Такое ощущение, что кто-то взял городскую свалку, кинул в неё пару сотен гретчинов, те понастроили из отходов каких-то шалашей, а потом завезли орков и те все загадили еще больше. Да, примерно так и было, за одним исключением. Никаких городов, судя по пустынной степи до горизонта, рядом вообще никогда не было. А вот мусор, шалаши, гретчины и орки - были.
   Жаль я не великий знаток игровой вселенной сорокатысячника, все, что знаю о ней, это то, что было в игровом ролике, да то что вычитал в онлайн энциклопедии когда выбирал какой расой играть. Тяжело мне оценить то, что вижу. Помню только, что средний орчий Ваа-а-а-а-агх! насчитывает чуть более кучи миллионов бойцов. В этот момент поймал себя на том, что думать начинаю как истинный орк, надо же что мозг выдает! "Чуть более кучи миллионов!". Н-да!
   Поселение рядом с которым я родился, в нем проживает не более полутора тысяч орков. То есть меня закинуло в какое-то почти забытое Разделенным захолустье. Если честно, то спускаться вниз и идти к оркам, желание не было никакого. Но скитаться одному в степи, это было еще хуже. Минут десять стоял смотрел на лагерь, не решаюсь сделать и шага.
   -- Эу! Бальшак! - Кто-то дернул меня за ногу.
   Смотрю под ноги, рядом со мной стоит пара гретчинов, которые, судя по всему, родились вместе со мной. В руках одного из них связанная из травы набедренная повязка и он мне её протягивает!
   -- Большак взять? - Вот Морк! Они же бояться, стоят двое и дрожат от страха. - Йа сделать! - Ткнул себя в грудь хилой ладошкой грот*, у которого нос был подобен рыболовному крючку.
   */ то же что и гретчин./
   -- Ни-е-е-ет! Йа стелать бальшаку, не ты! - Тут же реагирует на это утверждение второй гретчин, у которого очень короткие ноги, зато длиннющие руки. Кричит и как саданет по голове кулаком первого.
   Вот кому не везет в этом мире так это гротам. Они делают всю черновую работу, а на них орут, пинают, первыми кидают на вражеские пулеметы, а бывает, обмотав взрывчаткой и под танки бросят. А они ведь, в отличии от бойзов, трусливы как кролики! И тем не менее, окружающий мир им кажется настолько страшен, что они готовы делать все что угодно лишь бы быть рядом с большим орком. Видимо они думают, что большаки их защитят, увы, как показывает практика, такая защита на деле, оказывается тем же самым, что вера в Деда Мороза. Но они все равно верят и стараются услужить.
   Из-за драки между гротами, набедренная повязка упала на землю. Поднял её и подпоясался, сразу почувствовав себя чуть ли не в разы увереннее. Это было странно, потому, как орки размножаются как грибы или лишайники, то есть, первичных половых органов у них нет и, повязка по сути ничего такого особенного не прикрывает. Но, тем не менее, орки стараются закрыть паховую область хоть чем-то, видимо этот инстинкт им достался "в нагрузку" от Создателей, которые забыли почистить из генокода ненужную бесполому существу стыдливость.
   -- Стопа! Стопа, zog!!! - Гаркнул я.
   Но, так как окрик не помог, пришлось наклониться и схватив гретчинов за шкварники, хорошенько их встряхнуть.
   -- Как звать? - Спросил курносого.
   -- Бака Мака! - Гордо пискнул мне в ответ он.
   -- А типя как?
   -- Мака Бака! - Не менее гордо ответил второй и попытался, оставаясь на весу, пнуть своего собрата ногой.
   -- Та-а-а-ак! Мака! - Обратился я к длиннорукому.
   -- У?! - Вопросительно уставились на меня оба гретична сразу, даже не дослушав, что я собираюсь им сказать.
   Пнятна! А если я скажу "Бака", то они опять оба отреагируют.
   -- Стопа, da! Ты. - Поднимаю правую руку и встряхиваю коротконого. - Да ты! Ты теперя - Мабак! Уеп*?!
   /Уеп - близкое по звучанию к обезяньему угуканью, приблизительный смысловой перевод "тебе понятно, zog?!"/
   -- Э-э-э?? - Тут я его встряхнул посильнее, так что зубы у того лязгнули. - Ага! Пнятна! da! Я есть Мабак!
   Кажется слухи о том, что гроты поумнее будут, чем бойзы, не на пустом месте родились. Почему так думаю? Потому как бойз так быстро бы меня не понял!
   -- Теперя ты! - Стараясь придать совей морде солидное выражение, обращаюсь к курносому. - Тебя теперя звать Бакам! Уеп?!
   -- Пнятна, бос!
   Только этого не хватало! Какой я бос? Услышат в селении, что гроты меня босом кличут, я проживу ровно столько, сколько займет времени побег первого же орка до трона реального боса. А потом, потом меня расплющат на виду у всех, причем максимально унизительно.
   -- Эта! Атставить боса! Я ни бос! Я... - Хм-м-м. Гретчины во мне что-то почувствовали? Или, просто, не видя рядом других орков, босом нарекли? Если второе то это быстро пройдет, если же первое, то они не откажутся от своих мыслей: что я необычный бойз. И следовательно, меня прибьют, стоит им рот открыть! - Я мек! Da! Я вумный и я мек*!
   /* орк который верит в то, что он крутой механик. Ну... а мы уже знаем, что если Зеленый верит во что-то, то.../
   А что? Почему бы собственно и нет? И пусть как делать оружие или байк я понятия не имею, но ведь знаю, что в меня на генетическом уровне вложены эти знания. Тем более меки в племени обычно уважаемы и к ним не пристают просто так.
   -- Пнятна? Не бос, а мек! Уеп?!
   -- Агась, бальшак!
   -- Оки-доки, бальшак!
   Согласились, это хорошо. Потому, что меня не покидает ощущение, что они от меня не отвяжутся. Кем они меня считают, не ведаю. Возможно кем-то вроде старшего и большого брата, ведь мы из одной споры, вполне может быть и так. Легче оставить их при себе, к тому же гретчины реально полезные создания. Бойзы к мелким собратьям относятся хуже чем к бродячим собакам, вообще не понимая, что вся орчья цивилизация держится на хрупких плечах гротов.
   -- Пошли!
   Тяжело вздохнув, опустил гретчинов на землю и зашагал к поселению. Мабак и Бакам, засеменили следом, стараясь идти так, что бы спрятаться за моей спиной и не отсвечивать лишний раз.
   Потому, что на ворота были открыты, а на охранной башне дрыхло два бойза, поочереди пускавшие слюни на бигшуту*, я родился в мирное время. Бигшута кстати, смотрела стволом куда-то вглубь лагеря, то есть если этих двух придурков сеяйчас разубдить, криком "Тревога", то они стрелять начнут по своим. И ведь реально начнут, им и в голову спросони не придет, проверить, куда они стреляют! Нет, через пару минут до них конечно дойдет, что они творят. Но сколько своих, эта пара "сторожей" за такое время отправят на тот свет? Такое даже Двуединому не известно.
   /*шута она же стреляло она же пуляло - винтовка, или автомат грубо говоря, по поражающей способности примерно равен болтерам космодесанта. Бигшута она же свинцемет, соответственно что-то вроде пулемета/
   Интересно, в лагере я в безопасности от таких как Гоб Табор? Или тут полная анархия и опасаться надо вообще всего?
   -- Стоямбр!! Быр-быр-быр! - Проревело нечто большое над моим ухом.
   Честно, я испугался этого рева и даже присел на корточки, порываясь сбежать куда подальше!
   -- Стоямбр, моя сказать, zog! Маладай, ты тупай, da?
   Кто-то схватил меня за шею и поднял над землей. Почему "кто-то"? А потому, что я от страха закрыл глаза и открывать их было, реально страшно! Ибо так орать что-то живое не может, так иерихонские трубы наверное должны звучать.
   -- Моя любить тупых! Тупые, они смелая!
   Наконец-то, открыв глаза, обнаруживаю, что меня держит, совершенно не напрягаясь, в метре над землей, одной рукой, просто громадный орк! Нижняя половина его морды закрыта массивной, защитной, металлической челюстью. На груди тяжеленная броня, а плечи закрыты чем-то похожим на канализационные люки. Левого глаза у него нет, вместо него у орка оптический сенсор.
   -- Моя Бурга Топа! Йа командир штурмавикаф! Моя собирать тупых и смелых и командовать ими!
   Сказав это, он ударил себя кулаком в грудь, забыв видимо, что в этом кулаке зажата чья-то шея. Мой череп со звонким: "Бадам!!!" соприкоснулся с нагрудником ноба. В глазах заискрило от полученного сотрясения.
   -- Ты тупой! Значится, ты смелай! Ты мене подходить! Йа тибя забирать!
   В подтверждение этих слов, ноб запихнул меня себе подмышку и широкими шагами пошел куда-то вглубь селения.
   Раскачиваясь в такт шагов гиганта, я искреннее восхищался людьми в этой вселенной. Ведь обычные люди воюют с такими монстрами, причем зачастую сходясь в рукопашной! Насколько надо быть смелым, что бы воевать, а не обделаться от страха, только от одного его вида и рева, не представляю. Лично я бы, менее чем через прицел танкового орудия на такое чудовище, на месте людей, смотреть бы испугался - это факт.
   "Стоп!"
   Он сказал "командир штурмовиков"?!!
   Это те, которые вешают себе на спину пороховые ракеты, берут в руки рубило, орут "Ва-а-а-а-гх!!!" и поджигая фитиль, влетают в небеса, что бы упав на землю, начать стукать всех кто под руку попадется? Да это же камикадзе, даже по меркам орков! Почему? Да, потому, что никаких парашютов им не выдают! И ракеты взрываются прямо в полете, не сказать, чтобы редко...
   Не хочу к ним!!! Я жить хочу!
   -- Я не штурмовик, я ме...
   Договорить я не успел, наклонившись, Бурга поднял с земли грязь и запихнул её мне в рот.
   -- Твоя слишкам громкай! А моя плохо, после вчера! Молчать ты, иначе голова твая бум-бум па камням.
   Это что, он такое пил вчера, что у него голова до сих пор болит? Прометиум? Нет, это слишком слабо, ракетное топливо не иначе! Попробовал сплюнуть, но тут мне под нос сунули могучий кулак ноба и я предпочел прикинуться ветошью и не отсвечивать.
   Через три минуты моего молчания, и тяжелого топания закованных в сталь башмаков ноба, мы наконец-то остановились. Меня поставили на землю, при этом не отпуская шею.
   -- Готаба! - Взревел командир ракетной пехоты. - Йа привел добравольца!
   Что? Что он только что сказал? Я доброволец?
   -- Я ни на что не подписывался!.. - Срочно сплюнув землю, ору в ответ на столь наглую ложь.
   -- Готаба! - Тут же заорал вновь ноб. - Йа привел НЕдобровольца! - Судя по его тону, ему было все равно, есть перед словом "доброволец" приставка "не" или нет её там... - Но йа иво держу крепка, так, что можешь щитать иво дабравольцем!
   -- Иду! Zog!! - Донеслось в ответ из большого сарая.
   Кажется дело плохо. Меня и правда держат за шею, причем так, что рыпаться смысла нет никакого. Да у дэу матиза шанс вытолкать из кювета Белаз и то выше, чем мне избавиться от этой хватки. К тому же мы стоим в центре большой и круглой площадки, чем-то напоминающей вертолетную.
   -- Вот она!
   Из сарая, громко крича и размахивая какой-то дымящейся трубой, вывалился могучий орк. Не смотря на то, что он был на полголовы ниже ноба, зато веса в нем было на центнер больше. К тому же, вместо левой руки у него был вживлен настолько устрашающий манипулятор, что если бы можно было делать ставки. То в случае столкновения этих гигантов, я бы не задумываясь, поставил на Готаба.
   -- Диржи иво!! - Крикнул нобу мек, увидев, что я плюнув на страх, пытаюсь перегрызть боевую перчатку, что держит меня за шею. - Диржи, я ща!!
   Ну да, Готаб мек, причем Бигмек, никем иным он быть не может. Причем именно такими орковских механиков я и представлял. Подбежав к нам, массивный мек, тут же перевернул меня, и приложил к моей спине тяжелую металлическую трубу, что вытащил из своей мастерской.
   -- А Горк и Морк!! - Взревел мек. - Ремни забыл! - Орк раздосадовано хлопнул себя по лбу манипулятором.
   Над площадкой раздался характерный звон удара металла по пустому и полому предмету. Видимо от этого звона, в мозгах бигмека что-то прояснилось и он сунув руку себе в сумку, достал оттуда что-то мне смутно знакомое.
   -- Во! Страительная слага*! И ремни ни нада!
   */ Слага любое огнестрельное, духовое, в общем стреляющее одноручное оружие, в данном случае аналог строительного пистолета/.
   Не-е-е-е! Не может быть! Не будут же они...
   "Пдыщщ!!!"
   Оказывается будут! Этот садист решил закрепить свою ракету, мне на спине с помощью гвоздей!!
   - А-а-а!! Zog! Вашу спору! Что вы творите, животные!!! - Ору в шоке от происходящего.
   "Пдыщщ!!" - Было мне в ответ. Это еще один гвоздь двухостка вошел мне меж лопаток!
   -- Вам, что гротов мало?!!
   "Пдыщщ!!"
   -- Гроты ни патходят! - Как ни в чем не бывало, совершенно спокойно отвечает мне мек, перезаряжая стройслагу. - Вес ни тот и баланс сбиваится. Нужен бойз. А ты бойз. Гардись, ты часть искпиримента*!!
   /* меки и доки безумно любят эксперименты. Так как бойзы любят стукать, этим же дай что-нибудь придумать и испытать. Так как свои придумки часто испытывают на живых орках, то многие стоит им заметить блеск очередной идеи в глазах мека или дока, то все прячутся кто куда! Потому как "икспиримент!!!" это страшнее гнева босса!/
   -- Но я не доброволец!!
   "Пдыщщ!!!"
   -- Рас тибя паймал Топа, то ни важна!
   "Пдыщщ!!"
   -- Ща! - Судя по звуку мек щелкает зажигалкой!!!
   -- Вы что? Кретины?! - Пытаюсь достучаться до старших орков, но видимо безуспешно.
   -- Брасай иво вверх! - Отмахивается от моих плевков Готаб.
   За моей спиной характерно потрескивает зажженный фитиль.
   Услышав приказ, ноб схватил меня двумя руками и метнул в небо. Силы ему не занимать, меня швырнуло метра на три вверх. Но, прежде чем я начал падать, за моей спиной бешено взревела ракета, напрочь прожигая мне зад!
   -- А-а-а-а-а!!! - От боли и страха только и могу орать я.
   Взлетев на десять метров, ракета прибитая гвоздями у меня за спиной, чихнула, тяга упала и я как камень рухнул прямо на каменную площадку. Сломав при этом правую ногу.
   -- Нада было лучши пачистить правую трубку! - Тут же прореагировал на падение бигмек и побежал ко мне.
   Только добежать он не успел. Ракета чихнула вновь, затем взвыла как гигантская вувузела и взорвалась к Двуединому! Раскидав мои споры на многие метры вокруг...
   Что-то в Зеленом море душ, я времени провожу в разы больше, чем в реальности. И вообще умирать мне не нравится... Что же так не везет то? Если перерожусь, то первое, что сделаю, найду синюю краску и прокрашусь ею с головы до ног! Да, в бочку с этой краской нырну не думая! Главное переродится!
  
  
   Моя молитва оставалась неизменной. Хотя, если честно, мне уже не так и было страшно, раствориться в Море. Не такая эта и плохая участь, слиться своей искрой с миллиардами иных душ. Да и все равно это не окончательная смерть. Вот, к примеру, человек в реальности попал в катастрофу, выжил, но потерял память, мы же его мертвым не считаем. Так и тут, душа моя останется моей, просто помнить ничего о прошлых воплощениях не буду. Не сказал бы, что это какая-то сверхстрашная участь.*
   /* если, уважаемый читатель, вам покажется, что мысли ГГ сумбурны, скачут и одно предложение противоречит следующему... То, так и задумано, если такое увидите и далее, то повторюсь: так и задумано! Смешение с Зеленым оно не только дает, но и плату требует./
   И, тем не менее, желание сохранить свою самость, оставалось довольно сильным. Так, что молился я искренне. Каждый взмах Мешалки, все так же отрывал кусочек от моих воспоминаний и замещал утраченное Зеленым. С каждой частицей Моря, которая становилась мной, я все больше и больше понимал орков.
   К примеру, их жестокость и постоянная война, со стороны все это кажется какой-то тупостью, дешевой злобой и вообще гадостью, мол разумные таким быть не должны. На самом деле орки нормальны, как это не парадоксально, даже сверхнормальным. Потому как любые иные разумные помещенные в такие же условия, творили бы такое что Нургл и Слаанеш в восторге хлопали в ладоши. Представьте себе, что люди теперь бессмертны душой. Что нет никакого ада, рая и прочего. А все что ты сотворил в жизни, сотрется и ты возродишься чистым и новым. При этом ты не веришь, что твоя душа бессмертна, а ЗНАЕШЬ это, а разница между верить и знать, она колоссальна. К тому же, ты лишен такой разгрузки как секс и вообще у людей теперь один пол и нет женщин или мужчин... Я, когда такую ситуацию представил, то вынужден был признать, люди бы скатились куда ниже, чем зеленые. А тот образ жизни, который ведут орки, показался бы на людском фоне недостижимым благородством и высоким стилем!
   Едва я почувствовал гордость, за то, что теперь являюсь орком, как меня тут же подхватил имматериальный вихрь и выкинул в реальность. За свое возрождение я заплатил воспоминаниями о детском саде и первом школьном годе. Не страшно, потому, что и так это время почти не помнил!
  
   Возродился я там же, где умер. Опять моё гребанное невезение! Это же надо! Моя спора пробила камень взлетной площадки для летал* и разорвалась с глухим хлопком, прямо во время трерировки штурмовиков!
   /*летало - все что летает, от вертолетов собранных из мусора, до самолетов и шатлов, вырубленных из цельного куска дерева, но которые могут, тем не менее, выходить в космос/
   -- Ва!! Шо за, zog!!! - Этот рев я узнаю из тысячи! - Лави иво! Он сламал моя плац!
   Услышав окрик Топы, я рванул с места так, что мои голые пятки высекали искру из каменного покрытия плаца. Так как бежать пришлось с закрытыми глазами, вновь нахвататься спор, желания не было никакого, то очень скоро, я со всей дури впечатался в какую-то жестяную стену. А так как стенку строили гретчины из подножного мусора, то моего импульса хватило для того, что бы её проломить и ввалиться всем телом в какое-то помещение.
   Зацепившись ногой за какую-то железяку, с грохотом покатился по полу, сшибая все на своем пути. На голову, мне тут же что-то упало, выбив искры из глаз. В попытке остановится, растопырил руки, правая схватила воздух, а левая за что-то зацепилась. Это "что-то" треснуло и разорвалось, накрыв меня чем-то вроде грубого ковра. Последнее, что увидел, это то, что я нахожусь в каком-то помещении полностью заставленном станками, какими-то приборами и различным инструментом. К тому же, едва я успел забиться в угол и с головой накрыться каким-то куском ткани, как в мастерскую ввалился очень недовольный мек.
   -- Хто буянить?! Кому манипулятары вырвать и сказать, шо так и была?!!
   Готаб был явно недоволен, случайно учиненным мной погромом. Вообще-то он был в бешенстве.
   -- Хто сламать мою кастомдаку* для боса?!! - Рев бигмека, заставил меня сжаться в комочек и закрыть глаза.
   /* кастомдака - кастом сделанное что-то под индивидуальный заказ, т.е. крутое. А дака это скорострельная пушка, или любое многоствольное оружие калибром не менее пулеметного./
   И тут случилось то, что должно было. В поисках того, чья спора рождения проломала плац, в пробитую мной дыру, вломился Топа с толпой своих подчиненных. Надо сказать ноб то же был в ярости и изрядно расширил пролом в стене.
   -- Эта тваи!!! - Тут же взревел Готаб. - Тваи твари мне тут все паламали! - Манипулятор механика зловеще щелкнул.
   -- Ищи иво тут! - Одновременно выкрикнул командир штурмгруппы, давая команду своим.
   Судя по доносящемся до меня звукам, бойзы Топы тут же ринулись выполнять приказ. Выполнять, как привыкли, то есть напролом, ломая все на своем пути.
   Обычно орки боятся бигмека, и надо сказать, страх этот, мягко говоря - оправдан. К тому же орки, не смотря на все сказки о них, ничуть не храбрее людей. Просто когда их много, они начинают считать себя непобедимыми и страх пропадает. Эффект толпы, обычный для большинства разумных, просто выраженный чуть более явно. Проблемой является то, что большинство зеленых считают толпой количество большее чем могут сосчитать. Почему это проблема? Да потому, что львиная доля зеленых больше чем до двух считать не умеет! Поэтому и ломанулись храбрые, но тупые штурмовики, выполнять приказ ноба.
   -- Агр-х-х-х!!! - Аж подавился от такой наглости бигмек, секунды три неверяще наблюдая, как десяток бойзов разносят его мастерскую. - Паубиваю!!!
   Дальше, судя по звукам, началось глобальное побоище. Я же притворился гротом, только бы меня не заметили, ибо грохот стоял такой, будто два камаза оказались трансформерами и устроили разборки на консервном заводе. Не смотря на то, что мек был один, а бойзов отряд плюс ноб, через десять минут, все штурмовики, получив в качестве украшений трубы в задницы, были выкинуты наружу.
   -- Zog!!! - Выматерился мек, выкинув последнего штурмовика. - Хде я столько гретчинов найту, все это чинить!
   Я забыл, как дышать, ибо Готаб стоял всего в шаге от меня. Если заметит, то это будет полный звиздец.
   -- Топа!! - Проорал механик в пролом. - Ты мене должон теперя! Много-много! И йа типя застафлю, отработать!
   Мек отступил на шаг и его окованный сталью ботинок, опустился мне прямо на ногу! Только потому, что огромный орк в это время громко матерился, он не услышал моего сдавленного стона. Секунд пять, которые мне показались вечностью, он стоял на месте, но потом все же, продолжая матерится, сделал шаг в сторону. Больно было до одури, все же когда тебе наступает на ногу кто-то весом в центнера четыре, это реально больно! И вообще, почему он меня не замечает? Я что, стал чудилой* и моё самовнушение: "я гретчин, я гретчин, на меня никто не обращает внимания!" и правда работает?
   /* чудилы - псайкеры или если хотите, маги орков, отличаются невероятным могуществом, но сами не знают какое заклинание скастуют, что иногда приводит к тому, что вместо того, что бы заколдовать врага в лягушку, в эту лягушку превращаются сами./
   Побушевав пару минут, бигмек смачно сплюнул на пол и побрел ловить гротов, что бы те починили его мастерскую. С огромным облегчением я тут же скинул с себя кусок ткани которым был накрыт. И сразу понял, почему меня никто не заметил. И дело тут было не в том, что я стал чудилой, все оказалось проще. Сорванный со стены ковер, который накрыл меня с головой, оказался фиолетовым*.
   /фиолетовый - орки верят, что этот цвет повышает незаметность. Нет, невидимость он им не дает, орк окрашенный в фиолетовый не может, спокойно пройти сквозь строй космодесанта, зайти в каюту капеллана и выпить весь кагор. Не получится это. Но! Но!! Если орк будет верить, что он крадется, "и вааще крута маскируется" и при этом он одет или покрашен в фиолетовый, то капеллан даже в самой защищенной крепости своего кагора не досчитается. И да, никакие системы слежения и наблюдения не помогут, если орк верит, что он "крутай разветчик"!/
   Вообще у меня складывается, ощущение, что орки не завоевали всю вселенную, только по одной причине - если всех убить, то стукать будет некого и станет скучно. Хотя, вспоминая насколько круты космодесантники, а так же живущие тысячи лет эльдары или вообще вечные некроны, может я и не прав. Тем более орки и правда поражают своей феноменальной глупостью. Что стоит тот факт, что их разведчики, вместо того, что бы просто покрасить своё обмундирование в фиолетовый, зачем-то пытаются подражать людским снайперам. Обвешиваются маскировочными халатами, веточками и прочим, практически как полевая разведка на земле двадцатого века. Зачем им такие сложности? Не-е-е, это мне не понять.
   А вообще, это хороший лут! Надо будет забрать себе этот коврик, с моим везением, такая вещь мне пригодится! Но не успел я скатать слутаное в трубочку, как меня кто-то окликнул сзади.
   -- Ты кта? - Оборачиваюсь, уже внутренне холодея, но на моё счастье в проходе стоит бойз.
   Хотя, нет не бойз, а скорее шрам. На его поясе тяжелая сумка забитая гаечными ключами, а оба глаза заменены техноакулярами. Мек, только в отличии от Готаба, без приставки "биг".
   -- Шта ты тут делать малой? - Не смотря на относительно дружелюбный тон, в его лапах недвусмысленно раскачивается тяжеленный разводной ключ.
   -- Я мек! - Отступать уже некуда.
   Под пристальным взглядом механика, откладываю "почтислутаный" /да! Есть такое слово у орков/ коврик в сторону, не сумев сдержать выдоха сожаления.
   -- Ты же толка шта радился!
   Удивление мека понятно. Орки рождаются обычными бойзами. Примерно год взрослеют, за этот год выбирают, кем они станут когда вырастут. Но бывают случаи, когда орк почти сразу после рождения проявляет склонность к чему-то. По этому, я не стушевался от такого вопроса и, сделав наглую морду, ответил:
   -- И шта? Я умнай! Я знать техника!
   Шрамобойз в сомнении хмыкнул и указав на верстак рядом со мной, произнес.
   -- Дакажи! Сабери бигшуту!
   Если обычную шуту, чопу или слагу может сделать из куска мусора любой орк, то вот что сложнее... Нет, то же сделают скорее всего, но времени потратят уйму и это что-то скорее взорвется в их руках, чем будет работать нормально. Потому как даже сильная вера, не всегда способна победить фундаментальные законы вселенной. И, если в пушке есть только запал и взрывчатка, без ствола, то, как бы сильно не верил орк, что он "сейчаса стерльнет!", скорее всего он просто взорвется к Двуединому!
   Смотрю на верстак. И вот честно... Я совершенно не понимаю, что мне делать?! Это же реально мусор! Как можно собрать автомат из консервных банок, десятка пуговиц, трех пустых канистр, полусотни гвоздей разной кривизны и размера и прочей фигни? Все же я еще не до конца видимо орк. Потому как мои мозги отказываются даже просто поверить, что из этого хлама что-то можно собрать. Тем более, я не вижу ничего, что можно использовать в качестве ствола.
   -- Бальшак! - Радостный возглас у меня под коленом, выводит из ступора.
   Смотрю вниз и вижу двух гретчинов. Один протягивает мне какую-то кривую трубку, а второй тянет ящик с разнокалиберными патронами.
   -- Бальшак, мы так радоваться!!! - Оба грота, обняли мои ноги и заплакали слезами счастья. - Бальшая брата вернулася!!
   Это, что? А точно! У одного нос крючок, а у второго руки длиннее ног в два раза!
   -- Бакам? Мабак? - Они то, что тут делают?
   -- Мы служить Готабу! Но теперя служить тебе! - Одновременно проскулили гроты, не отпуская моих коленей.
   -- Эта! Таво! Хватит! Атставить, da! Или делать бигшуту или вон атседа, zog! - Прервал радостную встречу шрамобойз, стукнув своим ключом по верстаку так, что гроты испуганно спрятались за меня.
   Что же делать то? Мне из мастерской сейчас выходить, ну нельзя от слова "совсем", там снаружи сидят злые штурмовики. И мой образ из их памяти еще не стерся. Вот вечером они нажрутся пыыыва* и на завтра мало что вспомнят, так что с утра буду в относительной безопасности. Но пока, пока мне отсюда на улицу нельзя!
   /пыыво - алкогольный напиток, действующий на орков как пиво на людей. Готовят его снотлинги, которые, похоже, вообще ничем кроме этого и не заняты./
   Что же мне делать? Ответ прост: "делать бигшуту"! Но как? То что я сохранил своё человеческое "я", сейчас сыграло со мной злую шутку. Но как же так, я же орк, а орки умеют собирать технику из мусора, значит должен уметь и я! Должен! Но как посмотрю на верстак, так сразу вся вера в это "должен" пропадает на корню.
   Опа! Тут меня посетила гениальная идея! И повторяя про себя "я орк, я грбанный орк!", закрыл глаза и потянулся руками к верстаку. "Я умею собирать бигшуты! Умею!". И это работало, мои руки что-то брали со стола, сгибали, соединяли, колотили... Главное не думать, что они там творят, а думать правильно: "я орк, я уметь, я крутая механика, я супирмек!". Через полчаса такого аутотренинга, мои ладони сделали знакомее мне движение, а именно - передернули затвор. Приоткрываю один глаз... О как! На столе лежит корявая винтовка, ствол кривой как нос Мабака, магазин длиннее рук Бакама, но собрано! И то, что в магазин набиты разнокалиберные патроны, некоторые из них по калибру кстати больше, чем диаметр ствола, кажется шрамобойза совсем не волнует. Выглядит мек, как мне кажется, довольным!
   -- Атлична! Харошая шута! Теперь праверим! Пастреляй из неё вон туда!
   Рука механика показывает в сторону пролома в стене.
   Пострелять?
   Мне?
   Из ЭТОГО?!
   Да он же взорвется к Двуединому, а не стрелять будет, если кто отважится курок нажать! Я же вижу что первым в магазин я затолкал снаряд от тридцатимиллиметровой даки, а ствол у меня едва двенадцать миллиметров в диаметре!
   Точно взорвется!
   -- Стриляй! - Окрик шрамбойза, прямо над ухом, так неожиданен, что мой палец сгибается инстинктивно...
   Первой моей мыслью, когда я осознал себя, плывущем в Зеленом море, было: "Ну и зачем я вообще подумал, что шута обязательно взорвется!". Я же орк, а если орк во что-то верит... Вот я дурной то!..
  
  
   Моя искра спокойно плывет по Морю, а я размышляю о том, что быть стертым не такая и плохая идея. Потому как выживать в реальности у меня получилось от силы час. К чему эти мучения, я уже не человек, но еще и не орк и пока в таком подвешенном положении буду находится, то думаю мне ничего не светит. Может сама вселенная ополчилась против такого противоестественного симбионта, каким на данный момент являюсь я? Очень легко в это поверить. Стоп! Нет! Ни в коем случаев в это нельзя верить! Ни-за-что!!! Я же синий, я везучий! Вот! Вот это правильный набор мыслей.
   Очередной виток Перемешивания и я забываю своего лучшего школьного друга. Помню только, что он был, но, ни имени, ни лица, ни общих приключений. А я ведь были эти приключения, были, вроде как...
   Зато в замен, Зеленое принесло мне знания. Теперь я мог бы, не только собрать бигшуту, не закрывая глаз, но и стрелять из неё спокойно. Почему? Да потому, что теперь знаю, орки раса живущая в двух мирах, в материуме как привычные всем зеленкожие и в имматериуме. Ибо Горк и Морк, никто иные как души мозгобойзов сплавленные в почти единое.
   Когда-то давно, во времена Войны в Небесах, могущественная раса Древних нашла слаборазвитую цивилизацию оркоидов. Так как Древним нужны были союзники, они ускорили прогресс у первобытных племен и вывели их к звездам. В то время обычные бойзы не были высшей ступенью в иерархии оркоидов. Были еще мозгобойзы, очень умные создания. Без смеха, очень умные. Но когда Древние уже проигрывали свою войну некронам и исход многотысячелетнего сражения уже не вызывал сомнений, тогда мозгобойзы, совершили ритуал, убив себя и слив все свои разумы в эфире в единую сущность. Целью было создать эфирного защитника для всей остальной расы и запустить маховик мести, одно из крайних проявлений Ва-а-а-а-агх! которое мне пока не понять.
   Кстати, поступок мозгобойзов, почти в точности через миллионы лет повторили люди, чьи шаманы узрев ужас будущего, совершили похожий ритуал, создав Императора. С одним только отличием, Императора воплотили в реальности, а Двуединый изначально создавался как страж имматериума. Беда в том, что у мозгобойзов было две касты, военные и ученые. Так получилось, что эти два разных по типу мышления разумные не смогли, полностью слиться в единое целое. Результат этой ошибки - Разделенный, или как называют своего бога орки Горк и Морк.
   Это знание сильно изменило моё отношение к реальности и к оркам. Теперь я знаю, если предмет внешне похож на рабочий, в нем есть все детали, то не важно как эти детали скреплены. Не важно, что они не подходят в принципе друг к другу, все это мелочи, потому как заставит все работать твой эфирный покровитель. В этом есть логика, которую я могу принять. И мне даже кажется, что ничего непонятного в этой логике нет, вполне себе рабочая модель мира. Создай то, от чего реальность не взбунтуется и это будет работать, вот и все технологии орков! А с учетом того, что в мире есть псайкрство, сиречь магия, то для орков во вселенной вообще мало преград! Если бы еще продолжали рождаться мозгобойзы... А так, все потенциальное величие расы зеленых, тратится на мордобой.
   Тут Мешалка сделала еще оборот и я подумал, что драка это совсем не плохо! Да, что не плохо?! Драка это вообще классное времяпрепровождение!
   От окончательного растворения в тот момент меня спас варповорот, затянувший мою искру в реальность.
   За те две секунды, что я находился в темноте закрытой сопоры, понял две истины. Первая: я возрождаюсь только в тех спорах, которые сам раскидал при смерти в прошлом воплощении. Нигде в другом месте мне не возродится. Если кто-то уничтожит все споры моей гибели, то я умру. Сотрусь не только как личность, но и как душа, это плата за то, что все еще чувствую себя человеком. Вторая: я могу себе позволить еще одну смерть. Одну, не больше, за второй последует полное растворение в Море.
   В этот раз, для разнообразия, мне повезло. Спора рождения выкинула меня хотя и внутри поселения, но у самого забора, а не на плацу или в мастерской.
   Но, моё везение продолжалось секунд тридцать, не больше.
   Едва я определил своё местонахождение, как на меня выскочил зубастый сквиг*, а за ним, размахивая рубилом вылетело из-за угла пара закованных в броню штурмовиков.
   /"животные" оркоидов, рождаются из спор, бывают разных размеров и назначений, впрочем как и животные на Земле, разные они.../
   -- Мая сквига!! - Орал правый, пытаясь подставить подножку, бежавшему рядом бойзу.
   -- Нет мая! - Отвечал ему оппонент, тыча обухом рубила сопернику в нос.
   Как при этом оба орка продолжали бежать на вполне приличной скорости, это что-то видимо из разряда магии. А что самое обидное, я родился в тупике из которого выхода не было. Справа и слева железные стены орчьих построек, а за спиной частокол в два моих роста.
   И, тем не менее, я решил, что лучшим выходом будет свалить отсюда! Прыгнув как можно выше, зацепился пальцами за верхушку частокола, но тут случилось то, что если взглянуть на мир сквозь призму моего "везения", просто должно было произойти.
   Убегающий сквиг, подпрыгнул, вцепился когтями мне в ногу, закрепился, а затем не сбавляя скорости пробежал сперва мне по спине, а потом еще и по голове. Затем запрыгнул на частокол, высунул свой язык и, плюнув в набегающих бойзов, спрыгнул с другой стороны крепости.
   -- Диржи иво! Это он дал сбижать нашиму сквигу!
   -- Хватай иво!
   Кажется, оба бойза быстро определили для себя виновника своей неудачной охоты. На мою беду, оба орка были и правда штурмовиками, а не обычными рубаками, их подготовки и физических сил хватило меня поймать, когда я уже прыгал вниз. Схватили таки за ногу, когда я уже был в воздухе и затащили обратно, супермены мелкого разлива, что бы им пыыыва не пить никогда!
   -- Пашли к камандиру!
   -- Да, пусть он ришаит, кто из нас пабедил!
   Схватив меня за руки и за ноги, эта парочка потащила меня на плац. Так как я прекрасно понимал, кого там увижу, то сопротивлялся отчаянно! Только без толку. Эти орки верили, что раз они больше, то сильнее меня, а так как их было двое, то...
   Пока меня тащили на плац, четко осознал, орк без оружия, это просто мясо, которое будут пинать все кому не лень. Но все мои возрождения кроме предпоследнего, не дали мне возможности, добраться до хотя бы самой примитивной чопы!
   От беспрерывно болтающих бойзов узнал, что тот из них кто проиграет в "охоте на сквига", будет испытывать новую ракету Готаба. Поэтому, штурмовиков, побег сквига в степь, не иллюзорно так напугал. Так как мне было знакомо безумие местного бигмека, то их страх был мне понятен в полной мере. Но тем не менее, вновь становиться НЕдобровольцем, я не желал всем естеством.
   Со стороны, я наверное выглядел как буйно помешанный, которого несут два санитара к доктору. Плевался, кусался, дергал ногами и руками. Только вот ничего не помогало.
   Но, когда меня вынесли на плац и я увидел морду Топы, то четко осознал, ему в руки попадать нельзя. Но как выбраться? Бойзы, что держат меня, они сильнее, опытнее, подготовленнее. У них есть оружие, у меня его нет. И вообще, я новоржденный бойз, что за деревня такая безумная мне попалась то?! Да, на той же Кадии для меня родиться было бы в сотни раз безопаснее! Там хотя бы месяц или два дают на взросление, прежде чем в бой кинут, а тут...
   Как же мне вновь не попасть в лапы Топы и Готаба? Оружия нет, силы нет, все, что не ору, никого не волнует, то есть ораторское мастерство, то же отпадает. Мне умирать нельзя, эта жизнь предпоследняя, тратить её так быстро, это совсем не то, что мне бы хотелось. Да и страшно, реально страшно, стать участником нового Икспиримента!
   Почти как в замедленном кино, смотрю, как в мою сторону двигается громадный ноб, с очень недовольным выражением на своей зеленой морде. Гляжу и чувствую, выхода то у меня нет! Моя учесть предрешена...
   Хотя! Стоп! Магия... Э-э-э-э! То есть псайкерство! Если я поверю, что я маг, то... Горк и Морк, магические силы орков завязаны на Ва-а-а-а-гх и веру племени в своего шамана. А я еще слишком маленький и ничего такого не совершил, что бы другие орки в меня поверили!
   Отставить! Я же верю в себя! Верю! А я орк? Орк! Может одной моей веры, хотя бы на что-то хватит?
   Едва мне эта мысль пришла в голову, как в мой череп изнутри кто-то потерлось. Острыми такими коготками потерлось. Не то что бы больно, но щекотно до невозможности. Очень захотелось раскроить себе черепушку и почесать её изнутри. Чесотка с каждой секундой становилась все сильнее и сильнее.
   -- Вота, йа привел таво, кто украл сквига! - Доложил левый бойз, подошедшему командиру.
   -- Это йа иво привел!
   Прежде чем ноб ответил своим подчиненным. Моя злость, страх и невозможное почесуние* /да, в этот момент герой смог придумать "новое" слово/ вылились в крик.
   -- Доста-а-а-али!!! Как вы меня задра-а-а-а-а-али!!! Ва-а-а....
   Кличь орчьей орды, завершить не смог, вместо классического окончания: "а-а-агх!!", из моего распахнутого рта на свободу вырвался поток высокотемпературной плазмы. Этот псайкерский удар, пришелся ровно в голову держащего меня за ноги бойза. Не прошло и секунды, как на каменный плац, упало безголовое тело в доспехе штурмовика.
   Над посадочной площадкой, тут же воцарилась тишина. А тот, орк, что держал мои руки, очень аккуратно и вежливо, поставил меня на ноги и даже отряхнул воображаемую пыль с моих плеч. После чего он икнул от страха и спрятался за спину командира.
   Когда из моего рта перестала литься плазма, то я стоял на плацу, раскачиваясь от сильнейшего переутомления. Одно хорошо, почесуние* /надеюсь, мы еще помним, что теперь это реальное и правильное слово, ведь орк в это верит!/ прекратилось. А вот плохо то, что ноб моей магии совершенно не испугался.
  
  
  
   -- Тыдым... - Удивленно произнес Топа. - Чудила, zog! Спора меня забери, da! Чудила!
   Сказав это, командир местных камикадзе, схватил меня за шею, поднес к своим глазам и стал рассматривать как редкую зверушку.
   -- Маладой такой, zog! И уже крутой, da! - Тут у меня в голове опять зачесалось.
   -- А как же Мукага Парака? - Пискнул кто-то за спиной ноба, имея ввиду убитого мной бойза.
   -- Нивизучий штурмавик, мертвая штурмавик. - Меланхолично пожав плечами, ответил на этот возглас Бурга. - А бос сказал: "Чудил ни абижать", ани ему нужны зачем-та! - Повернувшись к своему отряду, ноб взревел в полный голос. - Есть кто-та, кто хочет сказать босу, что тот ни прав?
   Гробовая тишина на плацу была вполне красноречивым ответом, на его вопрос.
   -- Пашли са мной. - Поставив меня на ноги, Топа отвернулся и зашагал к ближайшему выходу из деревни.
   Так как убивать и испытывать на мне новые придумки мека, вроде как никто не собирался, то я посмешил за нобом. Потому, что оставаться в толпе орков, на глазах которых, я недавно обезглавил их товарища, показалось мне несколько более безрассудным, чем идти за Топой.
   Выведя меня за частокол, Бурга остановился, почесал затылок и сказал.
   -- Ты, этава, жди тута. Ща пришлю гротов, ани типе построят башню.
   Ноб выглядел недовольным, тем, что ему пришлось мной заниматься, но приказа боса ослушаться не посмел. Потоптавшись на месте еще полминуты, он еще раз приказал:
   -- Ждать сдеся! - И ушел в деревню.
   Меня подобное поведение не смутило. Все правильно. Вирдбои* /то же, что чудила/ не живут в поселках орков, им строят жилье на окраине, за забором как правило. Потому как даже орки не настолько безумны, что бы держать под боком у себя псайкера их же расы. В этой вселенной все маги несколько сумасшедшие, даже люди, даже эльдары. А если вспомнить, что орки и так далеко не пример трезвого мышления, то чудила получается натуральная ходячая катастрофа, от которой надо держать подальше. Тем не менее, в бою вирдбой может заменить дивизию тяжелых орудий, так что скрепя зубами их терпят. Правда, в бою использовать чудил, может быть опасно для тех на стороне кого выступает вирдбой, потому как он легко может скастовать варпшторм на своих же. Но, когда риск подобного останавливал хоть одного орьчего боса? Правильный ответ - никогда.
   Можно сказать, что в это перерождение мне все же повезло! Жизнь чудилы полна опасностей, но "свои" меня будут обходить стороной. Конечно сущетсвует риск, во время самого простейшего ритуала призвать демон-принца, который порвет всех и вся на мелкие кусочки, но я знаю, как этого избежать! Точнее минимизировать такую возможность. Да-да, как только мне построят башню, прикажу гротам, притащить мне бочку синей краски!
   Два часа я наслаждался одиночеством и полной безопасностью. Просто валялся на траве и даже покушал, поймав неосторожного, съедобного сквига. Если бы еще не это почесуние, то можно было бы сказать, что жизнь начинает налаживаться. Но это постоянное чувство, что кто-то скребется изнутри черепа, реально выводило из себя.
   -- Бальшак!!! - Радостный выкрик из двух глоток, отвлекает меня от желание проткнуть пальцем глазницу и почесать себе черепушку изнутри.
   В мою сторону со всех ног несется уже знакомая парочка гретчинов. Бегут, семенят, не смотря на то, что тащат в своих руках тяжеленную, явно металлическую палку, обмотанную множеством проводов.
   -- Бальшак йа так рад!
   -- Нет, эта йа рад!
   -- Йа верил, что ты крут! Дажи када тебя притащили на плац.
   -- Нета, это йа верил, что ты крут. Дажи када тебя пачти схватил Топа, я верил, что Бальшак крут!
   Кажется... Кажется я начинаю догадываться, кто виной тому, что мне удалось стать чудилой. Ведь Мабак и Бакам, не смотря на то, что являются гротами, все равно принадлежат расе оркоидов.
   Меня удивляет, почему все орки пинают гротов, матерятся на них, унижают всячески. Полезные и даже в чем-то добрые создания. Правда по памяти Зеленого моря я знаю, что на подлости, подставы и прочие гадости гретчины еще те мастера. Хотя, скорее всего подобная их привязанность ко мне, несколько необычна для гротов. Возможно потому, что родившихся в одной споре почти всегда жизнь сразу же раскидывает друг от друга? Нет у меня ответа, как точно объяснить то, что эти два мелких зеленых так ко мне привязались, что узнают меня даже после перерождений. Впрочем, с точки зрения привычной логики, нельзя рассматривать даже самых мелких оркоидов. Может в том, что я возрождаюсь до сих пор, вообще виновата эта парочка, которая страстно желает, что бы их Большак был с ними. Не удивлюсь, если именно это удерживает Зеленое море душ столь долго от моего поглощения!
   -- Бальшак, а как тибя завут? - Усевшись рядом, спрашивает Бакам.
   И тут я понимаю, что не помню своего имени. Нужно срочно придумать что-то. Что-то такое звучащее и что бы понравилось оркам. Что там зеленые любят: стрельбу, драки, громкую музыку. Рок вроде обожают.
   -- Шоун Драйве! - Вот своего имени не помню, хоть тресни, а вот как звать барабанщика Megadeth, так моя память тут как тут.
   -- Звучна, Мабаку нраится! Пряма скорасть чуется!
   -- И Бакаму нраится! Крутое имя, звучнае!
   -- А то! - Соглашаюсь с гротами я. - Конечно крутое.
   Тут мне гретчины все же впихнули в руки то, что принесли. Медный посох длиной мне по плечо, верхняя треть которого плотно обмотана множественными витками проволоки. Веса в нем кило пятнадцать. Таким стукнуть кого, и никакое рубило не надо. Но это не столько оружие, сколько громоотвод. Именно громоотвод, потому как иногда, чудила ни с того ни с сего, может начать, испускать молнии, которые летят куда угодно. Впрочем, в руках опытного и старого вирдбоя, такой посох может так стукнуть, что терминаторская броня не выдержит. Только вот, доживших до старости орковских шаманов, во всей галактике по пальцам одной руки пересчитать можно. Что как бы не очень обнадеживает, при мыслях о моем будущем.
   Башню мне построили на утро следующего дня. Всю ночь смотрел на небо и расспрашивал гротов.
   Ночное небо в этом мире невероятно завораживающее. Звезда этой планетной системы, находится выше плоскости эклиптики галактики и вид на Млечный путь открывается отсюда просто до невозможности красивый. Судя по всему, меня закинуло в невообразимое захолустье, думаю, что даже свет Астрономикона*, до этой звезды не дотягивается.
   /* маяк псиэнергий, светит в варпе, указывает путь кораблям, путешествующим через эфир, своим светом озаряет весь Империум. Находится на Терре/
   От двух односпоровых гретчинов узнал, что это поселение, примерно полгода назад, захватила орда боса Тыгдым Убората, у своего извечного врага боса Дорсака Дудудака. Деревня эта находится в таких никому ненужных далях, что Дорсак даже не почесался, ни разу не попробовав отбить её обратно. Ценность лагеря была в уже оборудованной вертолетной площадке и в закопанных под землей больших баках, в которые можно было залить прометиум. То есть в любое время, теоретически, при грамотном планировании этот лагерь, может аэродромом подскока для летунов. Тут мало войск, в основном сюда ссылают неугодных Тыгдыму орков, так сказать с глаз долой. Тех кого он видеть не желает, а пристукнуть жалко. Единственные кто тут добровольно, это отряд Топа, потому как штурмовики предпочитают селиться отдельно от основной орды, да Готаб которого привлекли сюда какие-то механизмы найденные при захвате. Остальные же орки тут, по сути, в изгнании.
   Утром пришел Топа и отвел меня в башню, построенную специально для меня.
   Надо сказать, башней эту постройку назвать можно было разве что с огромной натяжкой. Вкопанный в землю аналог телеграфного столба и на высоте семи метров, конура прибита на манер скворечника. Впрочем, возмущаться не стал, только что рожденным оркам вообще отдельное жилье не положено, ни в каком виде. И все равно, это лучше, чем на улице спать.
   С трудом забрался по прибитым к столбу костылям наверх. Открыл люк вырезанный в полу и залез в свой новый дом. Тот, кто это строил, явно работал по принципу: сколочу всякий мусор как придется и пусть тот кому это достанется в качестве жилья - радуется. Я едва поместился внутри этой конуры, а когда сюда залезли еще и Мабак и Бакам, стало вообще тесно.
   -- Zog! - Высказал общее мнение коротконогий гретчин. - Нада будет расширить!
   -- Агась! - Не стал с ним спорить односпоровый близнец.
   Судя по всему, оба грота решили сбежать от бигмека и служить мне. Все ждал, когда кто-то придет и попытается от меня отобрать гретчинов, но никто не явился.
   В течении дня разобрали конуру к демонам, я решил перестроить все капитально и для себя. Затем собрал каких-то грибов, поймал пару сквигов и прибил все это к столбу, повесил, сушиться так сказать. Пока два мелких братца собирали мусор в округе и даже отвинтили голыми руками железный лист от частокола, так что их никто не заметил, я пошел в деревню и отобрал большой медный чан. Ну как отобрал, подошел к снотлингам, что варили пыыво и пнув самых наглых, забрал нужную вещь себе. Из-за того, что в моей черепушке все нарастало почесуние, я сделал эту поистине глупость, потому как заметь мою кражу хоть один орк... За то, что лагерь не получит вечернее пыыво меня бы распяли каким бы крутым псайкером я не был. Ибо замахнулся на святое.
   Придя к своей башне, точнее к пока просто столбу, вкопанному в землю, развел костер и начал варить зелье из собранного ранее. Точнее варил я не зелье, а краску делал. Благодаря вложенным в геном знаниям и разбуженному дару псайкера, мне достаточно было держать перед глазами образ того, что я хочу получить и когда взгляд находил нужный ингредиент, он тут подсвечивался особой аурой.
   Пока готовилось варево, прибежал десяток гретчинов из лагеря, они притащили мне кучу одежды и еще один котел. Видимо чудилам положен свой, так что зря я лутал первый. Но, так как я уже чувствовал себя истинным орком, то отдавать честно слутаное или то, что принесли добровольно, разумеется, не стал. Зачем мне два котла, не знаю, но вдруг пригодятся?
  
  
  
   Когда синяя краска была готова, выбрал из кучи одежд самый длинный халат и окунул его в еще бурлящий котел. Сам нырять в краску передумал, ибо орк должен быть зеленым, если не будет то это может привести к большим проблемам, особенное если этот орк вирдбой. Пока халат пропитывался, разжег второй костер и поставил на него новый котелок.
   Необходимые для варки другого цвета растения, грибы или сквиги попадались редко. Но как только я, вытащил покрашенный халат, встряхнул его и одел на себя, как дело тут же пошло в разы быстрее. До вечера сумел даже приготовить новую краску.
   -- Мелкаи! Бегом ка мне! - Позвал своих гротов, те туже бросили, что-то гнуть и соединять и, прибежали ко мне. - Мы хатим построить крутое жилище, да?
   -- Да! Что бы от зависти фсе лопнуть!
   -- Очинь крутое! Что бы фсе завидавали, da!
   -- Из того мусора, что у нас есть, можно такое построить?
   -- Нет. - Одновременно отрицательно замотали головами односпоровые братцы.
   -- Тогда нам, нужно залуать побольше материалов! - Выдвинул неоспоримую истину я.
   -- Нуно... - Согласился для вида Мабак, но тут отодвинулся от меня подальше, его движение синхронно повторил Бакам.
   Гроты видимо решили, что я пошлю их сейчас воровать без подготовки, а тогда их поймают и минимум хорошенько постукают.
   -- Я шаман! Я сделать вас сафсем низаметными! - Сомнения на лицах гретчинов читались очень явно. - Вы не верить, что я крутой? - Решил ударить их же оружием, по их сомнению.
   -- Бальшак крутой! - Тут же вскинулся крючконосый.
   -- Очинь крутой! - Вторит за ним длиннорукий.
   -- Тогда, провидем Искпиримент!
   Услышав столь ужасное слово, оба гретчина попытались сбежать, но не успели.
   -- Так! Сейчас вы играть! - Зажатый в моей левой руке Мабак, окунулся в остывший чан с фиолетовой краской. - Ты! - Поднеся к своему лицу Бакама, взглянул ему в глаза. - Ты сторожить вон ту палку! Ни сводить с неё глаз! Пнятна?
   -- Да-а-а-а. - Немного, даже радостно, пискнул коротконогий, поняв, что страшный Икспиримент для него выходит не таким и ужасным.
   Отпустив длиннорукого, достал из котла фиолетовое, размытое пятно. Не знай я, что держу крючконоса, ни за что бы не догадался, что у меня в руке зажат гретчин.
   -- Так! Хватит ветошью прикидываться, вреда не сделаю! - Рявкнул я.
   Это возымело действие, грот перестал сжиматься и, следовательно желать спрятаться от меня. Это привело к тому, что фиолетовый прекратил действовать и я стал четко видеть гретчина.
   -- Бакам сторожит! Ты лутаешь! Слутаешь незаметно, разрешу повисеть минутку на моей шее!
   Не знаю с чего, но не было для этих двух гретчинов счастья большего, чем повиснуть на моей шее, обняв её обеими руками.
   -- Моя слутать! - Тут же оживился Мабак. - Низаметна, низаметна!
   Через полчаса, Мабак приносил мне все, что сторожил его брат. Но со мной у него выходил облом. Обокрасть меня у гретчина не получалось. Может дело в том, что я не искал взглядом фиолетовго грота, а смотрел за окружающей обстановкой? Примятая трава, следы на земле, и некое, едва заметное, искажение пространства все же выдавали "нивидимага гретчина". Но, я знал, куда и как смотреть, так что в принципе, Искпиримент можно было считать полностью удавшимся.
   До ночи, облитые фиолетовым, два гретчина, совершенно незаметно для стражи!, разобрали около четырех метров частокола и притащили все, что слутали к нашему столбу.
   Поспав часов шесть, мы принялись строить настоящую башню мага! Точнее вирдбоя, то есть башню из мусора, но меня этот нюанс волновал мало.
   Ради такого дела пришлось послать гротов в мастерскую, залутать инструменты. Там их чуть не поймали, видимо Готаб был более наблюдательным, чем остальные зеленые. Впрочем, это неудивительно, меки разгильдяи живут яркой, насыщенной, но не очень долгой жизнью. Хотя, гроты все же слутали то, что нужно и сбежали, а остальное не важно, так как опознать их не смогли. Ну, я так думаю, что не смогли, ведь никто не пришел ко мне на разборки.
   Так на нашей стройке появились молотки и пилы и, работа пошла в разы быстрее.
   Когда мы вкопали еще три столба и сделали прочную платформу на семиметровой высоте, я поймал себя на мысли, что мне начинает нравиться такая жизнь. Точнее нравилась бы, если бы не огромное "НО". Этим "но" было непрекращающееся ни на секунду почесуние в голове. Это было, как подхватить внутричерепную чесотку. Работа хотя бы немного отвлекала меня от этого чувства, но стоило разозлиться, как чесотка становилась сильнее. Самое плохое, что чесалось в разы хуже, если злился кто-то рядом. То есть, мне мало было держать свои чувства в руках, надо еще к тому же сторонится злости других, если конечно я не захочу кого-нибудь убить.
   К тому же я знал, если не смогу её сдерживать, то есть только два варианта. Первый: из меня вырвется какое-то совершенно случайное заклинание. Чаще всего вылетают молнии, это не проблема, на этот случай у меня посох есть. Но может замагичется что-то иное, совершенно непредсказуемое, например огненный дождь или пирог с яблоками, тут как повезет и, даже с моих синим халатом, шанс на дождь из огня раза так в два выше. Второй: моя голова просто взорвется, причем взрыв будет как у килотонной в тротиловом эквиваленте бомбы.
   По этой причине и селят чудил вдали от остальных зеленых. Потому как, в орчьем лагере постоянные драки, ругань и прочие проявления агрессии и злости. Это соответственно переполняет почесуние, что часто приводит к очень плачевным последствиям.
   Находясь в Зеленом море, я узнал, что для того, что бы расти и крутеть вирдбоям не обязательно драться. Они растут в силах просто потому, что живут. И чем дольше живут, тем сильнее становятся. Причина как я теперь понимаю, этого феномена в том, что внутри каждого чудилы идет постоянная война с почесунием. Драка которая не прекращается ни на секунду, война со своим талантом, точнее с сырым варпом воротами в который, по сути, и является голова вирдбоя!
   Самое плохое в том, что стоит чудиле привыкнуть к напору эфира, который грызет череп ему изнутри, как вирдбой тут же становится сильнее. Это приводит к тому, что он может пропускать через себя еще больше варпэнергии, что в свою очередь увеличивает почесуние. Замкнутый цикл, из которого нет выхода.
   Что бы прожить чудилой больше года в таких условиях и не тронутся мозгами окончательно, надо быть гением самоконтроля или везучим настолько, что сама Фортуна проиграет такому орку в кости. Впрочем, насколько я помню из игры, НЕ безумных чудил у орков вообще не бывает. Такая перспектива, стать в обозримом будущем совершено сумасшедшим, меня мягко говоря, не вдохновляла.
   Первое, что надо сделать, это ограничить контакты с иными орками. Потому, что даже когда сорятся гретчины, меня аж разрывает от желания выплеснуть то, что стучит в мой череп наружу. А так как, проверять свое везение, даже будучи закутанным в синий халат, мне не хотелось совершено, то ну его, это общение с другими зелеными! Оно мне и не надо. Вот когда научусь контролю, тогда и развернусь на полную катушку. То, что ни у одного орка не получилось до сих пор полностью подчинить свой дар, меня мало волновало, все же я на какую-то часть человек, а значит, могу обойти это проклятие зеленых шаманов.
   Через неделю, в шесть рук, мы все же построили башню! То, что не стыдно было назвать жилищем мага! То есть шамана конечно же.
   Четыре массивных столба вкопанные на два метра в грунт, держали на себе деревянную платформу обитую металлом. На самой платформе возвышался вигвам, скроенный из разноцветных обрывков ткани. В этой высотной юрте не только свободно разместились я и гроты, но и хватило места на два очага и три сундука под травы и грибы. Лестницу мы сделали убирающейся. Что бы никто в моё отсутствие ничего не слутал из моего!
   При этом, надо сказать, так как гретчины от природы мягко говоря вороваты, а моим мелким понравилось бегать фиолетовыми, то очень быстро в нашем доме стали появляться разные полезные в хозяйстве вещи.
   У Мабака был явный талант к лутанью всего, что не прибито! Впрочем, в последнее время крючконосый не выходит из башни без гвоздодера, то есть и прибитое, теперь для него не всегда преграда.
   Бакам же тоже оказался не бесталанным. У него открылся художественный талант! Грот идеально чувствовал цвет и композицию. Его матерные граффити, за эту неделю покрыли каждое здание в деревне. И не смотря на то, что почти во всех его художествах были оскорбления боса, даже у черствых орков не поднималась рука, закрашивать эти творения мелкого гения. Помимо этого, он разукрасил мой халат различными символами и портретами Горка и Морка.
   Если бы не почесуние, я был бы, наверное, счастлив. Никто меня не трогал, все кроме Готаба и Топы явно меня побаивались, что приятно грело душу. Одно плохо, от этого давления внутри черепа, я чувствовал, как потихонечку схожу с ума. Идея сходить к доку, и попросить его вскрыть мою голову и, засунуть туда металлический ершик, да так, что бы ручка торчала снаружи, не казалась мне уже из ряда вон безумной. Зачем ручка снаружи? Что бы в любой момент можно было почесать черепок изнутри. И ведь знаю, что даже орк не переживет постоянное помешивание своих мозгов. Знаю! Но, как же хочется такую чесалку!!!
   С утра прибежал незнакомый грот, с просьбой от бигмека сварить ему особую смазку, которая должна была выдерживать сверхнизкие температуры. В оплату мек обещался приделать к моему посоху энергогенератор, что превратило бы его в гигачопу! Или в силавую чопу*, как говорят меки. Обмен просто мегавыгодный для меня. Имея в руках гигачопу, я могу и Топу постукать. Правда, не сейчас, а когда подрасту! Но, все равно, эта мысль приятно согревала и вызывала улыбку.
   Целый день искал по окрестностям ингредиенты. Но никак не удавалось отловить нужного сквига. Вот все собрал, а эту фиолетовую гадину не найти. Стоп... Точно! Нужный мне сквиг от природы фиолетовый, а не как обычно зеленый, вот в чем дело. Жаль, что это знание пришло ко мне только сейчас, столько времени зря потратил!
   -- Мабак! Иди сюда! - Когда грот подбежал, дал ему указание. - Беги к Готабу и скажи ему, что Драйве нужны черно-белые очки. Что бы надел такие и видишь все в сером, и никакие цвета не различаешь. Передай меку, что иначе мне не сварить ему нужную смазку.
   Надеюсь, такой вариант поможет мне словить неуловимого сквига, потому как, ну о-о-о-о-очень хочется гигачопу! Вот тут, кстати, сложилась моя человеческая натура игромана с внутренней потребностью орка быть все круче и круче. Меня буквально трясло от мысли о более крутом рубиле, или посохе. Да у меня даже простая слага, на поясе у рядового бойза, вызывает зависть и желание заполучить себе не хуже.
   Надеюсь, что после того как у меня получится выполнить заказ Готаба, остальные орки то же пойдут ко мне за зельями или еще чем. Появится спрос на мои услуги, что принесет мне зубы, а зубы это крутые чопы, слаги, шуты и чем Разделенный не шутит, может и даки!
   А мне нужно все это! Во-первых, самому хочется все это прямо сейчас, не смотря на то, что я чудила и вроде как не положено по статусу. А во-вторых, если погибну, то у меня будет в следующем возрождении стартовый капитал! Я собирался закапывать самое дорогое оружие, сделав что-то вроде клада на будущее.
   Второй вариант все больше казался мне тем, на который нужно сделать ставку. Потому как с каждым днем, терпеть почесуние становилось все труднее и труднее. То есть скорее всего в этом воплощении я протяну не очень долго.
   -- Готаба сказал, шта сделаит очки и пришлет кого-нить с ними, через пару часоф. - Прибежал с положительным ответом Мабак.
   Но, не успел я обрадоваться, как со стороны степи раздался громкий вой клаксона.
  
  
  
   Быстро забравшись на вершину своей башни, заметил караван из пяти баивых грузавихов.* Как и вся орчья техника они жутко дымили, скрежетали, а из всех щелей орал тяжелый рок.
   */ мясовоз обыкновенный. Состоит из кучи металлолома, форсированного до отказа движка, и большой пушки, чтоб ребята в кузове не скучали./
   На дозорной вышке лагеря тут же гулко и раскатисто застучал барабан. Судя по ритму это не боевая тревога, а сигнал к общему сбору. Что же, долго, так как сейчас продолжаться все равно не могло. Мир и орки, понятия трудно совместимые в принципе.
   Большие, красные тачилы* /любое что едет и стреляет/ подъехали к главным воротам, на встречу им вышел Топа, как старший в лагере. Ноб, что-то выслушал от прибывших и как заорет во все горло, не скрывая своей радости:
   -- Ва-а-а-а-а-гх!!!
   Так как, я уже, более менее, разбирался в этих звучащих одинаково для НЕорков кличах, то сразу понял - война!
   Мои надежды на то, что из лагеря заберут только роту штурмовиков, не оправдались. В пять грузавихов затолкались почти все бойзы, а кто не поместился, выкатил из местных ангаров все, что может ехать. Впрочем, все верно, это какой орк останется в стороне от войны? Разве, что такой неправильный как я. Но откосить от службы в этой армии, мне не удалось. Прибежала толпа бойзов, не меньше полусотни, они тут же выкопали из земли мою башню. Затем громко матерясь, от чего моя голова зачесалась просто нестерпимо, эта толпа парней, выкатила из деревни что-то похожее на грузовую платформу. А потом, случилось то, что даже у меня челюсть отвисла, хотя мне казалось, я привык уже к орковским вывертам.
   Растолкав бойзов, вперед вышел Готаб со своими помощниками и они затолкали мою башню, всю целиком, на эту платформу. Установили её там не разбирая и прибили, чтобы держалась костылями. Затем, между платформой и моим вигвамом было смонтировано три платформы, на которые тут же затолкали два десятка тяжелых свинцеметов. Превратив мою башню в очень мощную боевую точку. Так подо мной поселилось не меньше тридцати бойзов, что постоянно орали, дрались и от нечего делать, стреляли из дак куда не попадя.
   Когда бигмек остался доволен получившейся конструкцией, он выкатил свою личную тачилу из гаража. А тачкой мека оказался обшитый толстыми слоями брони трактор типа Кировца, у которого из каждой щели торчала бигшуты, мегабласты, ракитамёты и иное вооружение. Взревев мощнейшим движком, мегатрактор выплюнул в воздух огромное море копоти и объехал платформу с моей башней. Тут же несколько гретчинов притащив цепи, скрепили трактор с платформой и наша сцепка рванула, догонять остальных орков, что давно уехали вперед. Не понимаю я их страха - опоздать на войну!
   Всем оркам было весело, даже мои гроты, спустились вниз и орали песни с бойзами. Скоро будет, кого постукать! И это чувство несло нашу маленькую орду вперед, как на крыльях мечты. Только мне было не до этого веселья. Я же забился в угол вигвама и заткнув уши пальцами, старался, отгородиться от внешнего мира. Мне было очень плохо. Хотелось выскочить наружу и дать волю тому морю варпа, что сейчас билось могучими волнами в мою голову.
   Думаю, обычный орковский чудила так и поступил, а не стал бы, как я, подавлять в себе магию. Просто я, в отличие от усредненного вирдбоя отдаю себе отчет, что, не смотря на синий халат, примерно в пяти процентах вероятности, спуск с поводка эфира, прихлопнет меня самого. А эта вероятность мне кажется чрезмерно большой, вот и сижу, забившись в угол.
   Впрочем, я не просто сижу и жалею себя. К тому же в форсированном режиме, пытаюсь построить, устраивающую меня теорию, как пропускать варп через себя с помощью посоха. На эту тему размышляю уже давно, но сейчас думал особенно усердно. Потому как, если нас прямо сейчас кинут в бой, то я вынужден буду открыть себя эфиру, иначе моя голова разлетится на части.
   Через пять часов наш караван прибыл к месту назначения.
   Выглянув наружу, с высоты своего жилища, увидел огромное, до самого горизонта, синее море. Наши баивые грузавихи, стояли рядом с причалом. На берегу творилась несусветная суета, впрочем, по меркам орков, вполне обычная погрузка на баржи. Да-да, у причала стояли три ржавых посудины, каждая из которой по своим размерам была чуть меньше морского сухогруза. Наш караван был последним, помимо орков из моей деревни, тут собралось еще тысяч пять незнакомых зеленых, объединенных знаменем боса Тыгдыма.
   Как только мегатрактор Готаба остановился, мою башню отодрали от колесной платформы и потащили на одну из барж. Так как никто не предложил мне спуститься и переждать погрузочные работы на твердой земле, то один раз я все же не смог сдержать злости. Потому как раскачиваться на высоте семи метров, когда твой дом, больше похожий на палатку в которую воткнули бревно, тащит толпа отнюдь не трезвых бойзов, это не то удовольствие, которое хочется повторять. После того как пьяные парни, чуть не уронили всю конструкцию в море, я все же морально сорвался, не в силах стерпеть безумное почесуние.
   Мои глаза блеснули неземным светом и оранжевый луч, выстреливший из зрачков, ударил в ближайшего орка, тут же превратив его, в мелкого, съедобного сквига. В ту же секунду моя башня выпрямилась, а все бойзы стали просто образцом дисциплины и порядка. Впрочем, это не помешало одному из них, тут же сожрать превращенного. Да и порядок в рядах этого отряда соблюдался от силы минуты три, которых, слава Двуединому, хватило, что бы занести мою башню на ближайшую самоходную баржу.
   Едва это произошло, раздался трубный рев, палуба качнулась и мы отшвартовались от причала. Кажется, ждали только наш отряд, по этому, как мы загрузились, маленькая орда тут же отплыла в свой путь.
   Пока прибирался в своем жилище, прибежали односпоровые, притащив с собой кучу вестей.
   Я был прав, Тыгыдым решил начать войну. Целью его Ва-а-а-агх!, была одна долина, богатая ресурсами. Для разнообразия, местный бос, решил проявить тактический гений, а не кинуть всю орду в лобовую атаку. По его, надо сказать, показавшемуся мне вполне разумному, плану, он собирался ударить с двух сторон. Обычные бойзы вместе с техникой идут в лобовую, а в это время, оплыв по морю, с тыла нападают штурмовики при поддержке чудил и элитной варбанды нобов. Причем, судя по комментариям Мабака, Тыгыдым рассчитал так, что удар морского десанта, придется примерно через три часа, после набигания* основной орды, когда противник все силы кинет на оборону главного фронта. Эти же выводы подтвердил и Бакам.
   */сленг, что подразумевает, думаю и так понятно/.
   Беда была в том, что любой план в исполнении толпы орков, отличный от: "все бижим фпирет, стеляим и стукаем всех!", почти всегда обречен на полный провал.
   Для того, что бы был хоть малейший шанс, что у орков все пошло как запланировано, нужно, что бы вперед орду вел истинный ВарБос. Тот, кто познал Ва-а-а-а-ах! Тот МегаБос, который собирает всех орков планеты и летит стукать кого-нибудь отличного от зеленых. Вот тогда, вся орда, находясь в мощнейшем психополе, объединенная одной целью, способна действовать хотя бы относительно слажено. А Тыгыдым не смотря на то, что видимо был, по орчьим меркам, умным босом, все же не тянул на такую роль.
   Когда я выглянул из своего вигвама и увидел, что рядом с моей башней стоит еще десяток шестов с домами вирдбоев на них, то сразу понял - поход обречен.
   -- Так! Хватаем все, что можем унести! - Кричу односпоровым. - Валим отсюда, хоть вплавь, хоть как! Если лодку слутаем, то еще лучше.
   -- Что такое Бальшак?! - Удивился Бакам.
   -- На этой барже десяток молодых чудил! - Кричу непонятливым гротам, запихивая в сумку особо ценное из слутаного Мабаком.
   -- И чито? - Похоже, гроты меня не понимают.
   -- А то, что любая драка на этом корыте и тут все взорвется к Горку или Морку!
   -- А пачиму? - Тут же вклинился крючконосый, мешая сборам.
   -- Патаму! - Рявкнул я на гретчинов. - Собирайте все и быстро!
   Объяснить им, что я понял, вышло бы слишком долгим. Просто едва выглянув из вигвама и увидев кучу башен чудил, на палубе того же судна, как уже знал о грядущем катаклизме. Среди всех этих чудил я самый опытный в контроле над почесанием! Самый молодой и, тем не менее, единственный кто из шаманов вообще догадался сдерживать себя.
   Закинув за спину плотно набитый мешок, поднял односпоровых и строго посмотрев им в глаза, приказал.
   -- Искать лодку! Быстро! - Тут же кинув их вниз, на палубу.
   Огляделся, пока вроде все тихо. Толпа бойзов пьет пыыво, кто-то стреляет в воздух, из под палубы бешено ревет форсированный движок самоходной баржи, с капитанского мостика доносится рваный ритм чего-то похожего на техно-индастриал Идиллия! Только я своей пятой точкой чувствовал, катаклизм просто эпических масштабов случится вот-вот!
   Не зря же, в больших ордах, никогда, ни один бос не поставит рядом двух молодых чудил. Ни-ко-гда! И это не какое-то предубеждение, это элементарная, укуси их демон за филей, техника варповой безопасности! Потому как...
   -- Бадыщ-щ-щ!!
   Бухающие на палубе орки, что-то не поделили. Завязалась драка и один из бойзов, случайно ударился головой о столб жилища одного из чудил. В отличии от моего вигвама, та башня держалась на единственном столбе, поэтому не выдержала и с громким скрежетом рухнула в толпу парней. Я смотрел на это, замерев на месте, бежать уже было поздно...
   Выскочивший, из упавшего на палубу дома, чудила был невероятно зол. Беда была в том, что все шаманы, находясь близко, чувствуют почесание, которое скребется в черепа других вирдбоев. И стоит одному сорваться, как наступает цепная реакция. Хуже всего, что драка между своими, плохо влияет на чудил. В обычном сражении есть враг и Ва-а-а-агх! племени направляет вектор атак чудил на противника, то в мордобое внутриплеменных разборок, касты летят в совершенно рандомных направляениях. Это одна из причин того, что в мирное время вирдбои живут отдельно от орков, предпочитая общество гротов и скивгов.
   Как только разозленный чудила открыл рот и спалил к Двуединому сразу отделение парней, я упал на колени и схватился за голову. Чесотка стала невыносимой. А потом, потом и случилось совсем непоправимое. Кто-то из шрамобойзов крикнул:
   -- Этат чудила вааще берига потерял!
   Воодушевленные тем, что их на палубе очень много, бойзы кинулись стукать неудачливого шамана. Злость, источаемая орками, волной ударила в голову. И тем не менее, я не сорвался, выдержал, правда заслуга в этом не моей силы воли, а в банальном желании жить. Даже когда последовал ответный удар шамана, я устоял. Сдержался, потому как сорваться было страшно. Превратить самого себя в сквига, я боялся больше, чем помереть от чесотки. Но мой псевдо-самоконтроль не имел никакого значения, потому как другие вирдбои противится своей чесотке, не стали. Орки, в отличии от меня, не так уж и сильно бояться умереть, что бы ограничивать себя в желании стукнуть кого-тнибудь своей псионикой.
   В начале, с безумным криком на палубу выпрыгнул горбатый чудила, размахивающий каким-то кадилом как боевым цепом. Только вот удар этого кадила снес в море припаркованный у борта баивой вахон*! От кружащегося вокруг безумства эфира, меня скрючило в невероятной ломке.
   /* большой, (относительно) добротно бронированный мясовоз, утыканый пушками и амбразурами, и ваще мегастрелючий и крутой/.
   Следом, из своего дома на шесте, выпал растрепанный шаман, утыканный разноцветными перьями с головы до пят. Еще в воздухе, пока падал, он засветился оранжевым и его костюм взорвался. Сотни перьев, блеснув адамантиевым отблеском, со скоростью выпущенной из шуты пули, пробили десятки тел бойзов и оставили сквозные дыры в боевой технике!
   Но и это не было финалом. Финал наступил, когда один за другим, мозги чудил начали взрываться, не в силах сдержать напор эфирных энергий, что рвется через них в реальность.
   -- А-а-а-а-а!! - Заорал я, выплескивая изо рта водопад жидкой плазмы, заливая ею всю палубу под собой.
   И тут, когда уже подумал, что повезло и в этом безумие, я не превращу сам себя в сквига, рванула верхушка соседней с моей башни. Грохнула взрывом эквивалентным десяти килотоннам. По барже прошел огненный вал, сметая все живое за борт. Последнее, что помню в том воплощении, еще один взрыв и волна огня, которая как цунами накрывает меня с головой...
  
  
  
   Кружась беспомощной искрой в бескрайнем Зеленом море душ, ругался на все и вся. Так хорошо началось это воплощение, так все складывалось изумительно и такой эпик фейл в завершении. Конечно, раздражало постоянное почесуние, зато прожил больше недели, и было море перспектив!
   Да и погибнуть, не по своей вине, а по глупости вождя, это бесило невероятно. Самым же плохим было то, что видимо я теперь не смогу возродиться. Насколько помню, взрывы черепов вирдбоев подняли настоящий огненный смерч, который, скорее всего выжег баржу дотла. Технически конечно сущестовала вероятность того, что одна из сумок, которые я кинул своим гретчинам, сохранилась, удачно выпав за борт и доплывя до какого-нибудь берега. Просто я помню, как в раздражении плевал в них, а плевок орка это те же грибные споры. Но не с моим везением на такой мизерный шанс рассчитывать. Впрочем, может я преувеличиваю и огонь не спалил все? Но, такие мысли-отрицания все реже и реже посещали меня.
   Моя искра все сильнее окрашивалась в Зеленый, а куски памяти, откалывающиеся от неё, становились все больше и больше. Я бросил попытки защитить свои воспоминания, сосредоточившись на сохранении целостности своей самости. Того самого, внутреннего "Я", которое и делает нас личностью.
   Если моё понимание времени не дает сбоев, то я нахожусь в Море уже в разы больше времени, чем все прошлые перерождения. Видимо это правда, моя спора уничтожена...
   Стоп! Нет! Спора жива. Потому как если бы её не осталось, моя душа просто стерлась бы из реальности, минуя Зеленое море. А значит, есть шанс. Есть! Надо только продержаться, сохранить себя, пока вновь не затянет в очередной вихрь эфира.
   Этот отголосок надежды, придал мне сил. Воспрянув духом, возвел дополнительные щиты вокруг самого центра Искры, вокруг той мизерной частички, что до сих пор оставалась синей.
   Но я не только терял. Зеленое в ответ одаривало более чем щедро. Например, пониманием Ва-а-а-а-гх!, во всех его проявлениях.
   Большинство орков правильно чувствуют, что Ва-а-а-агх! это утрирование желание Двуединого всех постукать. И все, что облегчит это постукивание, это то же Ва-а-а-агх! Более точно и понятно для НЕорка описать это многогранное понятие нельзя. Что стоит хотя бы то, что сами орки это то же Ва-а-а-агх!
   Крайним же проявлением этого почти всеобъемлющего крика/псиполя/желания было перестукивание вообще всех, как в мире реальном, так и в имматериуме. В смысле, полное выстукивание, геноцид вообще всего. Но так как в таком случае Горк и Морк померли бы от скуки, то в глубине Зеленого моря легко читалось, что подобное выпиливание всего разумного в обоих мирах, Разделенного не прельщает.
   Кстати, так как я все больше и больше становился орком, но при этом сохранял индивидуальность, то иногда у меня получалось чувствовать эмоции Двуединого.
   И то, что я чувствовал, мне не нравилось. Разделенный был недоволен и даже взбешен. Нечто, что не имело своего проявления в имматериуме, то есть то, что он не мог лично постукать. Тем не менее это нечто, очень успешно выпиливало все в реальной галактике, грозя со временем слопать вообще всех. Наличие такого конкурента, до которого Двуединый не мог добраться лично, Зеленое божество раздражало безмерно. К тому же недосягаемый враг осмелился как-то менять малых зеленых, что вообще приводило Двуединого в неистовство.
   На это накладывалось еще и то, что в галактику вновь вернулся Старый враг.
   В общем, настроение Зеленого божества было мягко говоря не радужным.
   По этим отголоскам, мне удалось понять, в какое время меня занесло. В самый конец сорок первого тысячелетия или в начало сорок второго. Ведь новым врагом, на сто процентов являлись тираниды. А старым, пробуждающиеся некроны, во главе со своим, вернувшимся в галактику, после миллионов лет добровольного изгнания, Безмолвным царем.
   Впрочем, я прекрасно понимал Разделенного. Тираниды -- желают пожрать всё, оставив после себя безжизненную пустыню. Некроны -- вернуть власть над галактикой, поработить всех и уничтожить любое наследие Древних, в том числе и орков.
   Даже слабым отголоскам человечности, что остались в моей искре, были безмерно противны оба врага и победа любого из них вызывала отвращение. А вот зеленый в искре, бесился куда как серьезнее. Меня переполняло неистовое желание перестукать тех, кого не может стукнуть Двуединый.
   Желание человека -- не допустить гибель или порабощение всего живого в галактике, смешалось с инстинктивной потребностью орка -- стукать, особенно стукать тех, кто будет сопротивляться этому сильна-сильна!
   Моя искра вспыхнула в варпе, смешение синего и зеленого, достигло единства. Следующий оборот Мешалки, должен был окончательно стереть меня. Но, эта вспышка в Зеленом море, привлекла внимание Разделенного.
   Взгляд Двуединого, сфокусированный на мне, продавил границу между варпом и реальностью. И мою искру выкинуло из имматериума, будто пылинку попавшую в настоящий ураган...
   Еще до того, как спора рождения взорвалась, я дал себе слово, что буду грызть, кусать, рвать на части, но выживу! Я перестукаю всех!
   Не смотря на то, что я еще мал, что у меня нет ни сил, ни опыта, ни армии, потенциально я могу уничтожить галактику! Не говоря уже о тиранидах и некронах.
   А если на моем пути кто-то встанет: Империум, эльдары, тау или еще кто, то они сами виноваты, что не спрятались!
   -- Я устрою этой галактике такой Ва-а-а-агх!!! Какой не знала вечность!
   Именно такими словами я встретил свое новое воплощение, как только спора выбросила новорожденное, зеленое тело наружу.
   Моя решимость не знала границ.
   Мысль о том, что можно отстукать тех, кто собирается отстукать всю галактику, полностью овладела мной.
   Дело оставалось за малым: выжить, собрать орду, захватить планету, построить флот и устроить супер-мега-гига-Ва-а-а-агх! Главное во всем этом - выжить, ибо больше попыток у меня не будет. С этим, кстати, у меня последнее время явно что-то не заладилось...
  
  
   Наученный горьким опытом предыдущих возрождений, едва спора выкинула меня на белый свет, как тут же откатился в сторону, а затем высоко подпрыгнув, огляделся. За столь короткое время почти ничего не рассмотрел, зато увидел большое дерево всего в десятке шагов от меня.
   Орки не лазают по деревьям. Не потому, что не умеют, а потому как просто не любят это занятие. Только вот мне было на эту нелюбовь наплевать. Быстро забравшись по толстому стволу метра на четыре вверх, замер и позволил себе оглядеться уже повнимательнее.
   Первое, что бросается в глаза, это не то место где рождался ранее. Степи нет, кругом лес и средних размеров поляна. Причем лес этот больше похож на тропический, пальмы, лианы и густые папоротники.
   На первый взгляд опасности нет, потому как не видно никого ничего, кроме деревьев и пустой поляны. Внезапный шум, будто кто-то несется сломя голову через заросли, заставил меня прижаться вплотную к стволу. Тут же вспомнил рецепт фиолетовой краски, надо будет сварить её и чем быстрее тем лучше.
   Шум оказался безобидным, на поляну выскочил толстый, упитанный, почти шарообразный сквиг, оглядевшись он тут же поскакал дальше. Едва пищевой сквиг скрылся в лесу, как по его следам пронесся подобно метеору стремительный и зубастый сквиг-хищник.
   Так как хищник был ростом едва мне по колено, то облегченно вздохнул и полез выше по стволу. Поляна рождения была не велика, не более сотни шагов в диаметре и располагалась в низине, зажатая меж невысоких холмов, покрытых густой растительностью. Так что мне пришлось залезть почти на вершину дерева, чтобы иметь возможность оценить, куда же меня закинуло в этот раз.
   А занесло меня на побережье. Буквально сразу за южным холмом, примерно в полкилометра от него, начинался широкий песчаный пляж, за которым плескалось темное, сине-черное море. А еще, чуть дальше от береговой линии, как гигантская, наколотая на иголки гусеница, замерла, пробитая во многих местах рифами, обгоревшая почти до острова, металлическая баржа. Расстояние до неё слишком велико, что бы рассмотреть детали, но уверен, это то самое плавсредство, на котором случился магический катаклизм, вызванный совмещением в одном месте множества чудил.
   Значит каким-то чудом одна из моих спор выжила и её занесло сюда. Хотя, что бы так сжечь баржу, надо чтобы огонь полыхал несколько часов, и очень странно, что хоть одна орчья спора смогла перенести такой ад. Но я возродился, а значит орчьи семена намного более живучи, чем предполагал ранее.
   На западе так же за холмами песочный пляж и за ним море. А вот север и восток не просматриваются, все закрыто кронами более высоких деревьев. А вот, то что меня радует, так это то, что никаких орков не видно поблизости, никто не хватает меня и не тащит никуда на различные Икспирименты.
   Проведя около получаса на верхушке дереве и увидев за это время только различных сквигов, решил, что прямо вот сейчас, мне ничего не угрожает. Нарвав веток, спустился на землю, где соорудил себе что-то вроде масхалата из веточек, листьев, травы и папоротника. Как говорится: за неимением гербовой, то есть без фиолетовой краски, пишем на простой, обходимся обычной маскировкой.
   Завершив свою экипировку аля "первобытный охотник", двинулся в строну южного берега, стараясь прижиматься как можно ниже к земле и не шуметь. Но не успел, пройти и трех десятков шагов, как внезапно на моём пути разошлись плотные листья папоротника, пропуская вперед нечто невидимое. А затем, что-то размытое кинулось мне на шею, с воплем полным радости:
  -- Бальшак! Ты вернулся!!!
   Неужели?! Так и есть, судя по длиннющим рукам, на мне повис никто иной как Бакам. Теперь когда гретчин не прятался, фиолетовое не работало, делая его хорошо видимым.
  -- Мабак!!! Беги сюда! Мы дождались! - Радостно размахивая тоненькими ручками, односпоровый грот не спускал с меня восторженного взгляда.
   Это, что получается, они оба выжили? От баржи же прогоревшая почти насквозь, железная головешка осталась! Как они умудрились?! Да любой коммандос, от зависти удавится, если узнает, где выжили эти два мелких и тщедушных создания.
  -- Я тоже рад тебя видеть! - Не стал скрывать своих эмоций и я. Мне и правда было приятно узнать, что эти два брата живы. - Тут опасно?
  -- А?! - Бакам -- На острове только я, Мабак, да десяток мелких гротов. Много снотлингов и сквигов. Старших орков нету! Если не походить к берегу, то совершенно безопасно. - Почесав затылок, внятно и четко ответил на мой вопрос коротконогий.
   Внятно? Как-то не похожа речь гретчина на уже привычный мне полный ошибок сленг. Но едва задумался об этом, как понял, что грот говорит так же как говорил ранее, просто я уже настолько орк, что примитивный слэнг кажется мне обычным, нормальным языком общения. А если прислушаться, то услышу привычное:
  -- Мабак! Сматри! Йа, ни саврал! Эта наша Бальшак вирнулси! - Подумал недолго и решил не вслушиваться. Понятно, что для людей говор орков это грубый сленг, но для самих оркоидов это вполне обычный язык общения.
   На крик братца прибежал второй односпоровый, который так же был окрашен в фиолетовый и обняв меня за колено, зарыдал навзрыд.
  -- Бальшак! Я так рад! Бальшак, я так скучал! Я верил, что ты меня не бросишь!
  -- Нет! Это я знал, что Бальшак вернется! - Гневно закричал Бакам и огрел, тут же подобранной палкой, по голове своего брата. - Это я верил, что Бальшак вернется! Это я ждал! Это я рад!
  -- Хватит! - Схватив обоих гротов за ноги, поднял их вниз головами и встряхнул так, что у них зубы лязгнули. - Значит мы на острове?
  -- Да!
  -- И я тут самый большой?
  -- Да! - Тут же кивнул крючконосый, чем сильно меня обрадовал.
  -- Только если на берег не выходить! - Поправил его с ноткой торжества в голосе Бакам.
  -- Что на там берегу?
  -- Большие крабы, больше Бальшака, с огромными клешнями! Злые, кусают, рвут на части, если зазеваешься! Далеко от пляжа не заходят. - Пояснил длиннорукий.
  -- А что вы тогда в фиолетовый покрасились?
  -- Так за съедобными сквигами-пироженными охотиться проще! - Облизнулся Мабак.
   Только подумал о том, что бы спросить, а как эти два обалдуя сварили краску, как понял, что в прошлом воплощении был идиотом. Можно было не варить, а просто поймать сквига-тюбика, с нужной краской внутри. Да-да среди сквигов и такие бывают! Впрочем есть сквиги гранаты и мины, так что удивляться сквигам-тюбикам, которые вырабатывают в своем нутре различные красители.
  -- Бальшак! Пойдем! Мы тебе дом построили!
   То есть, эти двое настолько верили в моё возрождение, что построили мне дом? Как оказалось, построили, и даже больше. За северным холмом, в метрах двухстах от поляны рождения, в центре небольшой низины, которую разрубал надвое неглубокий ручей, руками мелких был построен целый лагерь.
   Когда орчья спора попадает в незнакомое место, она сперва прорастает вглубь, прячась от любого внимания. Постепенно, она разрастается, во что-то отдаленно напоминающее грибницу. Затем эта грибница порождает споровые растения и мелких сквигов. Если все проходит нормально и растения и сквиги выживают, то грибница, подготовив кормовую базу, порождает снотлингов и гретчинов. А эти создания, уже готовят место, строят шалаши и первичные стоянки, запасают продукты, что бы родившиеся следом орки, пришли не на пустое место.
   Так и в моем случае, не смотря на то, что я был первым из родившихся орков, мелкие, гроты и снотлинги уже построили приличное такое лесное поселение. В качестве строительных материалов как обычно использовали все, что под руку попадется, но тем не менее, даже забор был!
   Почему лагерь построили не на площадке с основной грибницей, стало ясно, как только увидел родник, бьющий прямо по центру лагеря. Орки могут пить соленую воду, впрочем и не только воду, но чистая родниковая, даже Зеленым кажется вкуснее и лучше.
   Грибница оркоидов наделена чем-то вроде псевдоразума или очень продвинутых инстинктов. Так, что первое, что я сделал попав в лагерь, это пересчитал шалаши и примерное количество орков, которые могут в них поместится. Дело в том, что грибница не родит орков больше, чем может прокормить территория. И соответственно гроты, без прямого приказа, на инстинктах постоят столько домов, вигвамов или шалашей, сколько потребуется, что бы вместить то количество старших, которое предполагает породить мать-спора. В итоге я насчитал примерно полсотни "посадочных мест". А это подразумевает, что грибница рассчитывает родить примерно столько орков, и что большее количество остров банально не прокормит.
   Правда в этом была странность, на каждого старшего, обычно приходится чуть ли не десяток гретчинов, не говоря уже о ничуть не меньшей толпе снотлингов. А сейчас в лагере, я насчитал двенадцать гротов, кроме уже знакомой мне парочки и восемь снотлингов, уже варивших пыыво в свернутом листке папортника. То, что листок должен был сгореть на открытом пламени их костра мелких пыывоваров не волновало. И законы химии пожав плечами отвернулись, никак не прореагировав на то, что в органическом, свернутым в трубочку листе, уже три часа кипит какое-то варево.
   Беглый осмотр показал мне, что лагерь еще не готов к приему орков, так как не рождено еще достаточно "обслуги". Видимо я родился не по времени, что вспоминая взгляд Двуединого, вполне может быть правдой, ведь Разделенный буквально вытолкнул мою душу на перерождение. От такого, вполне могла сбиться программа грибницы.
   То есть в этот раз мне действительно повезло! Я тут самый большой, крутой и ваааще! Никто меня не потащит никуда и не прибьют за зубы. Если я прав, то у меня даже есть прилично временной форы, до того момента, как родится следующий орк, а значит я успею приготовится...
  -- Мелкие! Слезли с меня! - Пока я думал, неразлучная парочка залезла мне на плечи и плевала с такой высоты, в пробегающих мимо более мелких гротов. Те косились злобно, но ругаться явно опасались. - Собрать всех гретчинов в центре поселения! Быстро!
   Так как свой приказ, я подкрепил легким поджопником, гроты умчались как реактивные. Не то, что бы я так хотел их бить, нет, просто орчьий язык, это не только слова или жесты. В этот язык так же входят постукивания, пинки, подзатыльники, причем входят как неотъемлемая часть речи, без которой многое сказанное будет просто не понято.
   Снотлингов собирать смысла нет, их разумными назвать сложно, речь понимают, пыыво варить умеют, команды типа: принеси-подай выполняют, вот и все. А вот гроты, это иное дело, многие из них умнее своих больших собратьев -- орков.
  -- Та-а-а-к! - Не прошло и пяти минут, как около родника собралась дрожащая кучка гретчинов, которые в испуге жались друг к другу. И только односпоровые, ходили по кругу, гордо вздернув носы и смотря на остальных своих собратьев как на сквигов-дерьмоедов. - Я Бальшак Шоун Драйве! - Проорал, глядя на эту небольшую толпу, чем поверг братьев в восторг, а остальных гротов в ужас. - Я босс! Пнятна?! - Кивнул после этого вопроса Мабаку и тот поняв меня без слов, тут же начал раздавать пинки и тумаки. - Это моя лагерь! Пнятна?! - Не дожидаясь моей команды, в раздачу люлей активно включился Бакам. - Молчать!!! И так вижу, что всем пнятна! Я босс справедливый, бить буду только когда накосячите или пыыво закончится! А не когда моя левая пятка зачешется. - Испуганные гроты, тут же радостно закивали, полностью подтвердив, что я и правда очень справедлив. - Скажу сразу! Лутать моё нельзя! Кто слутает, голову отверну! Лутать что-то чужое и тащить сюда -- поощряется, тем, что треть слутаного останется у того, кто притащил! Если слутаное кто-то отберет из своих, то сами виноваты. Если отберут чужие, мы устроим им такой Ва-а-а-агх!, что все вернут!- Это вызвало небывалый ажиотаж в среде гротов, даже братья замерли от такой невиданной щедрости. - Та-а-а-к! Принесли мне пыыво и занялись делами! - Оглядел притихших гротов, которые еще не отошли о того, что у них может быть своя собственность, пусть и хорошо спрятанная, и рявкнул во все горло. - Выполнять!!!
   Едва успел поймать за шею Мабака, в начавшейся суете.
  -- А для тебя особое задание. Выбери пару самых смышленых гротов, пусть сторожат место рождения. Когда родится орк, я должен об этом узнать сразу! Сразу, ты понял?! - В подтверждение серьезности приказа, сдавил горло гретчину так, что у него глаза кровью налились, а что поделать, иначе не поймет. - Накосячишь поставлю Бакама старшим над тобой! - От такой угрозы, зеленый гретчин, стал ярко желтым.
  -- Хозяин! Босс! Бальшак! Я не... Я ни... Я все сделаю! - Залепетал крючконосый в глубоком ужасе от представшей перед его взором перспективы.
   Тут прибежал Бакам и протянул мне пыыво, налитое в выдолбленную деревянную кружку. Я тут же отпустил Мабака и в несколько жадных глотков опустошил емкость. А ничего так, не хуже чешского на вкус, хотя и сварено из таких ингредиентов, о которых лучше не спрашивать, а то стошнит.
  -- Еще!
  -- Сей момент босс! - Кажется эти односпоровые многого нахватались из моей памяти. Ишь ты "сей момент"!
   Вторую кружку пил уже растягивая удовольствие, попутно расспрашивая длиннорукого. Спаслись они героически...
  -- Первым взрывом, нас выкинуло за борт! - Рассказывал гретчин. - Кругом волны, вода, горит баржа! Страшно!! Но мы не боялись! Мы вцепились друг в дружку, надеясь утопить другого, но выбраться самому. Но тут рядом упал канат, с другой стороны привязанный к барже. Мы в него так вцепились, так вцепились! А потом еще больший Бум!!! И рядом с нами, упала твоя голова! Да-да! Твоя Бальшак! Мы её узнать! ! Мы её хвать и в мешок! Я её хвать! - Сделав грудь колесом, поправился коротконогий. - Баржа горела долго-долго, уже солнце зашло, а огонь все не унимался. Потом пошел дождь и погасил огонь. Мы забрались на судно, но не успели перевести дух, как начался шторм! Штормищ-щ-ще!! - Бакам даже встал на ноги и размахивая руками, показал, как накатывали волны и как мотало по ним обгоревший каркас баржи. - Кроме нас не выжил никто! Совсем-совсем никто! Большой шторм длился семь дней и семь ночей! И когда он почти закончился, баржу выкинуло на этот остров. Мы быстро спрыгнули на землю, отбежали вглубь от берега и закопали твою голову! А когда вернулись, то увидели, что очередная большая волна, подняла судно с берега и отнесла баржу обратно в море, на рифы. Где она и находится до сих пор! Мы долго пугались и прятались, но на острове не было крупных хищников и мы выжили! А потом начали появляться сквиги и мы начали ждать тебя! Мы знали, что ты придти! Ба-а-альшак!! - Тут Бакам сделал попытку обнять и обслюнявить меня. Пришлось его пнуть, ибо стоит расслабиться, как эти деятели тут же на шею сядут!
   Н-да, с оркоидами, даже столь мелкими не соскучишся. Баржа прогорела так, что металл оплавился и днище в дырках, а они держались за канат, который все это умудрился выдержать! Впрочем не верить гроту, у меня не было повода, каким бы мелким он не был, он остается Зеленым, со всеми вытекающими в этой безумной вселенной последствиями. Тем более, теперь точно знаю, своему возрождению я обязан именно этой парочке. Надо же, мою голову поймали! Запихнули в мешок и сохранили, пока не нашли подходящего места под грибницу! Герои! Главное только не показать, что я чувствую себя им обязанным, а то воспримут как слабость и попробуют мной помыкать.
  
  
  
  
   Дослушав рассказ Бакама, решил осмотреть остров, для этого прихватил коротконогого грота в качестве экскурсовода. В начале еще раз обошел лагерь. Искал любые признаки металла или иного техногенного мусора. Но ничего кроме палок, коры, корней, листьев и шкур не нашел. Это могло означать только одно, раз гроты в постройке поселения использовали только эти материалы, значит на острове ничего иного нет. Это меня расстроило. Все же, как настоящий орк, без нормальной чопы в руках, я чувствовал себя не в своей тарелке.
   Не найдя подходящего материала для "настоящей чопы", выбрал деревце по прочнее и выгрыз из него дубину. Тяжесть массивной деревянной палки, придала мне уверенности и пнув грота, я отправился на дальнейший осмотр.
   Взобравшись на самую высокую точку острова, смог оценить размеры своего королевства. Надо сказать, оно оказалось не слишком велико. Овальный формы остров, слегка вытянутый с севера на юг, с ровной, без явно выраженных бухт, береговой линией. Общую площадь земли я оценил примерно в двадцать квадратных километров. Большая часть острова была покрыта густыми джунглями, лес отступал только непосредственно у побережья.
   Не густо конечно, но все это мелочи в сравнении с тем, что я здесь единственный орк на данный момент и вся инициатива в моих руках.
  -- Пашли! Покажишь крабаф. - Пинок указал Бакаму направление движения.
   Не смотря на то, что до берега было не больше километра, пробираться через заросли пришлось чуть ли не час. В очередной раз захотелось острую чопу в руки и порубить местную растительность в труху!
   Когда в лесной чаще мы увидели впереди просвет, Бакам припал к земле и растворился в растительности. Вот Морк!, он же в краске, а я нет! Но его поведение, недвусмысленно подсказало, что впереди возможно есть опасность.
   Хорошо, что орки сами по себе зеленые, так что не прилагая больших усилий, я слился с джунглями не намного хуже, чем покрашенный в фиолетовый гретчин.
   Лес закончился резко, будто кто-то прочертил линию на земле, которая проложила границу между джунглями и широкой, почти в сто шагов, песчаной, лишенной какой-либо растительности, береговой линией. Прижавшись к массивному стволу, выглянул из-за него так, что бы в любой момент успеть спрятаться обратно.
   Когда односпоровые рассказывали о крабах, они забыли упомянуть одну немаловажную деталь. Этих созданий на берегу оказалось не просто много, а очень много! Да и знакомых мне крабов они напоминали разве, что клешнями.
   На песочке, под солнечными лучами грелось множество даже на вид страшных созданий. Представьте себе огромную черепаху, размером с микроавтобус, закованную в мощный костяной панцирь, с четырьмя массивными лапами, заканчивающимися чем-то похожим на копыта. Морды этих "черепах" напоминали головы страуса переростка, на которого надели рыцарский шлем. Челюсти-клювы даже с расстояния пятидесяти метров, мне показались настолько опасными, что легко перекусят на пополам бедро взрослого орка одним движением. Но и это не все! В верхней трети туловища, недалеко от головы, панцирь раскалывался в двух местах и из этих расколов вырастали длинные, трехсегментные лапы, заканчивающиеся такими клешнями, что им позавидовали бы многие демоны Хаоса. Видимо из-за этих клешней гроты и называли их крабами.
   С сожалением посмотрел на дубинку в моей руке. Таким оружием я этих монстров даже почесаться не заставлю. Впрочем, против таких тварей может и крупнокалиберный свинцемет не поможет! Да такая махина, пожалуй на равных сможет сражаться со смертодредом!* А на берегу такой краб не один, только с моего место могу разглядеть как минимум дюжину!
   /*Орочий аналог дредноута космодесанта. Что-то вроде большого боевого робота, внутрь которого, как управляющий контур, вживлен покалеченный или просто слишком медленный, что бы убежать от создавшего сей девайс мека, орк/
   До конца дня, обошел остров по периметру. И везде где заканчивались джунгли и начинался песок, везде были эти твари! Несколько раз был свидетелем, как неосторожно выскочивший на открытое пространство сквиг, буквально разрывался на части и пожирался этими псевдочерепахами. То, что эти создания мало того что огромны, бронированы, отлично вооружены, так еще и быстры и плотоядны стало для меня неприятным открытием.
   Данная ситуация меня нервировала, так как рушила тот план, что успел сложится у меня в голове. Первым пунктом в нем было добраться до остатков баржи и слутать себе металла. Что бы, когда родятся новые орки, предстать перед ними в броне и с железной чопой в руках. А если повезет и не все сгорело, то может даже найти слагу или шуту, все же это судно перевозило армию, так что оружия на ней было полным полно.
   Но пока на берегу хозяйничают крабы, мой план не осуществим.
   Хотя...
   Они явно грелись на солнце, а что если ночью они уползут в море? Так как закат был близко, то решил подождать рядом с берегом и проверить свою догадку.
   Моя теория оказалась верной, едва солнце скрылось за горизонтом, как тут же, крабы поползли в море. В это время как раз вернулся Бакам, которого я послал пару часов назад, поймать мне сквига-тюбика с фиолетовыми чернилами.
   Сделав из травы пару кисточек, при помощи верного грота покрасил себя в нужный цвет. И только после этого, тихо-тихо, крадучись, решился, покинуть защиту лесной чащи и выйти на песок. В любой момент я был готов, сбежать и спрятаться за спасительной стеной деревьев, куда видимо эти гиганты не могли забраться при всем желании.
   С наступлением темноты берег вымер, так что мне никто не мешал красться до самой водной кромки. Но стоило мне взглянуть на море, как любое желание заходить в воду пропало тут же. Примерно в десяти шагах от границы прибоя, там где уже была приличная глубина, в темной воде, что-то светилось ядовито желтым. Пригляделся внимательнее. Ночное море у берега, буквально кишело флюоресцирующими медузами разных размеров и форм. Какое-то нехорошее предчувствие подсказывало мне, что эти медузы как минимум ядовиты. Не смотря на то, что на большинство ядов оркам плевать, они могут съесть пару килограмм хинина и у них даже поноса не случится, тем не менее, лезть в воду желание пропало.
   Вернувшись в лес, поймал хищного сквига, довольно большого для этого острова, килограмм на шесть весом. Обмотал его морду лианой, что бы он меня не покусал и отнеся на берег, кинул бедолагу в море. Не смотря на то, что хищные сквиги прекрасно умеют плавать, этот не выплыл. Едва его тушка упала в воду, как к ней тут же, из глубины, потянулись десятки тонких, светящихся нитей, спеленали зубастого и утащили в пучину.
   Что-то мне резко перестало нравиться, моё нынешнее положение. Я заперт на острове. Днем мне мешают с него выбраться крабы, ночью медузы. Даже до баржи, которая болтается на рифах, не далее полукилометра от берега и то не добраться. А судя по тому, что на планете населенной орками, чьи споры распространяются почти везде и всюду, этот остров был не инфицирован грибницей ранее, то скорее всего эта земля затерялась в центре огромного океана и до ближайшей большой земли многие тысячи километров морской глади. К тому же, скорее всего, в этом океане водятся такие создания, что на деревянном плоту или судне, пересечь его не получится, без высокого риска быть кем-то сожранным.
   Это значит мне нужен металл, а следовательно баржа. Что приводит меня в начало этого замкнутого круга.
   Вернувшись в лагерь, заставил гротов притащить мне бочонок пыыва и неторопливо его потягивая, принялся обдумывать сложившуюся ситуацию.
   Ночью добраться до баржи вплавь - не вариант, с таким количеством медуз мне не справиться. Днем, этих желеподобных созданий в море не видно, так мне сказали односпоровые. Но, при свете солнца, на берег выползают такие монстры, что даже пять десятков орков с дубинами наперевес, вряд ли справятся даже с одним из них. Сотня орков конечно бы затоптала этих бронированных переростков, но такое количество не породит грибница.
   Все что придумал, это построить каноэ. После заката вынести его на берег и быстро доплыть до баржи. Где попробовать найти даку или пушку, а если их там нет, то просто набрать столько металла сколько уместится в этом каноэ.
   Был еще вариант попробовать вновь разбудить в себе силу вирдбоя. Но как вспомню о почесунии, так сразу не хочется на себя вновь это взваливать. К тому же, становится чудилой в мои планы на это воплощение не входит.
   Дело в том, что специализированный орк, будь то: шаман, мек или док, они не годятся для того что бы создать гига-Ва-а-а-агх!!! Если книги прочитанные мной в двадцать первом веке верны, то есть на окраине галактики планета под названием ГоркаМорка. На ней власть в окровском сообществе принадлежит мекам. Мекам которые мечтают устроить Ва-а-а-агх!, выйти в космос и стукать всех. Они строят мегаракету в надежде взлететь и покорить небеса. Но их Ва-а-а-агх!, только мечта...
   Потому как любой орк-спец, уже счастлив от того, что делает то, что ему действительно, по настоящему нравится, они нашли свое предназначение. Меки безраздельно влюблены в технику, доки на седьмом небе от того что режут или зашивают кого-то, чудилы варят свои грибные настойки и более чем довольны своим бытием, даже не смотря на почесуние. Это приводит к тому, что большая часть их души уже занята любимым делом. Они с радостью присоединятся к чужому Ва-а-а-а-гх! Некоторые, особо одаренные из спецов, даже могут замутить свой Ва-а-а-агх, но он получится небольшим. Так как не будет в их кличе всей полноты. Крик/псиполе планетарного уровня может создать только обычный орк, выросший в босса, покорившего планету и проникнувшийся тем, что кругом свои, а стукать то кого-то надо, а раз надо, надо куда-то лететь и искать этого "кого-то".
   По этой причине, пробовать пробудить в себе вирдбоя, не решился. Так как это могло помочь устранить одну проблему, но ставило крест на том, что я хотел достигнуть.
   Весь следующий день строил коноэ. Точнее, как строил... Собрал гретчинов и раздавая пинки, подзатыльники и оплеухи, орал на них, в общем активно командовал процессом.
   Так как у нас в распоряжении имелся всего один инструмент, свои зубы, то тем удивительнее то, что лодку мы построили! Вернее, не построили, а выгрызли из цельного бревна. Хотя, видимо, этому не стоит так удивляться. Для своих пиломечей, орки часто используют зубы сородичей как поражающий элемент цепи. А если вспомнить, что орчий пиломеч, по убойной способности, не сильно отстает от аналогичного орудия космодесанта, в котором лезвия выкованы из адамантия, то это как бы намекает, на что способны зубки оркоидов.
   Когда наступила ночь, все наше невеликое племя, высыпало на песчаный берег, вытащив заодно и каноэ. Выбрав двух самых мелких и показавших себя наиболее бесполезными гретчинов, поймал их за шкирки и посадил в лодку.
  -- Вы добравольсы! - Под моим тяжелым взглядом эта пара гротов не посмела возразить. - Нате! - С этими словами, сунул каждому из них в лапы по грубо обгрызенному веслу. - Грепсти до баржи! Потом на неё забраться и искать все полезное. Затем вернуться сюда! Пнятна?!! - Пара затрещин подтвердила, что последнее слово вопрос, на который надо ответить.
  -- Да, босса!
  -- Ага, босса!
   Кивнув остальным гретчинам и мы поднатужившись, столкнули лодку на воду.
  -- Ну?!! Что стоим?!! - Рыкнул, на двух замерших неподвижно гребцов. - Кого ждем?! Zog! Грепсти! Zog! Быстро! Zog!! - И пнул пяткой по борту.
   Как не страшно было двум мелким гротам перед темным морем, меня они боялись все же намного больше. Так что не успело эхо моего крика утихнуть, как два добровольца уже во всю махали своими веслами.
   Все же хорошо, что я догадался до того, что бы в пробный заплыв пустить гротов, а не полезть в каноэ самому. Потому как, едва мелкие отгребли примерно на полсотни метров от нас, как из под воды взметнулись светящиеся нити, канаты и веревки. Обвили лодку и утащили вниз. Гроты пытались спастись вплавь, но их ждала та же участь.
   Смотрю себе под ноги. Толпа гретчинов с огромными от ужаса глазами, уставилась на происходящее. Даже Мабак и Бакам и те были шокированы увиденным.
  -- Так!!! Фсе видели?! - Мой резкий окрик, выдернул гротов из объятий страха. - Так будит с каждым, кто будет плохо работать и лениться! Как ленились эти два обалдуя! Пнятна?!
   Так как добиться своего не получилось, то из ситуации следует извлечь хоть какую-то выгоду.
  -- Кто будет отлынивать от работы, скормлю этим тварям! Пнятна?!
   Для пущего эффекта, схватил одного из гретчинов за голову, поднял вверх и сделал вид, что собираюсь кинуть его в море.
  -- Пнятна! Босса! - Тут же заорал схваченный. - Пнятна!!!
   Его выкрик подхватили остальные мелкие оркоиды.
  -- Да, босса! Пнятна!!
   Так как орали даже односпоровые, то значит напугал я всех знатно.
  -- Кто хорошо работает и любит своего босса... - Что бы исключить кривотолки, при этих словах я ткнул себя пальцев в грудь. - Тому нечего бояться! Я справедливый босс!
   Все же Зеленые, даже мелкие, очень импульсивные существа, подверженные резким перепадам настроения. Вот еще десять секунд назад они тряслись от ужаса, а сейчас я уже едва отбиваюсь, от орущей в экстазе толпы гретчинов, в которой каждый хочет меня обнять и обслюнявить. И даже то, что я отбиваясь, многим отвесил весьма увесистых тумаков, не погасило их внезапно вспыхнувшую любовь ко мне.
   Когда вернулись в лагерь, долго не могу уснуть. Потому как десяток гротов лакали пыыво и орали песни, о том, как они счастливы служить такому справедливому боссу. Хотел даже их разогнать, но потом передумал, пусть проникаются моим величием, в будущем это может пригодиться.
  
   На утро, изрядно позавтракав пыывом вприкуску с соленым сквигом, подумал, что дела не так уж и плохи. Будь я человеком, то ситуация была бы почти безвыходной, но я орк и это открывает огромный простор, для самых различных перспектив.
   Можно построить катапульту и швыряться гретчинами в сторону баржи. Не смотря на то, что меткость у орков отвратительная, гретчины рождаются очень быстро, что как бы компенсирует проблемы с попаданием в цель. К тому же, можно красить эти своеобразные живые снаряды в синий цвет, что значительно увеличит вероятность попадания. Впрочем катапульта не поможет, расстояние слишком велико, а вот требушет будет в самый раз.
   Так же можно попробовать соорудить ракету. Первые ракеты на земле то же были деревянными, а заменой пороху выступит какой-нибудь газовый сквиг. На такой тяге орка на баржу не закинешь конечно, но гретчина подобная конструкция должна потянуть. Правда вероятность взрыва или полета вообще в ином направлении, чрезмерна велика, но: "гротов жалеть, орком не быть".
   Вариант поточнее, воздушный шар. Пока не знаю из чего его сделать, но уверен, выход найдется. К тому же если приделать к нему тех же газовых сквигов, можно получить дирижабль.
   А если найду бамбук, или какую-то иную легкую и прочную древесину, то вертолет соорудить можно на педальной тяге. Хотя... Тут я погорячился. С таким не справлюсь, для реализации такого плана нужен полноценный мек. Впрочем, если грибница породит бойза со склонностью к механике, то этот вариант непременно следует поднять вновь.
   Кстати о сквигах! Некоторые племена орков умеют выращивать из них настоящих монстров. Настолько больших и чудовищных, что по размерам и броне они не уступят даже имперским титанам. Правда на этом острове, такого гиганта не прокормить. Зато если как-то обойти эту проблему, например растить сквига питающегося древесиной, а леса тут точно хватит, то можно откормить и создать свой личный танк, которому крабы на берегу, будут на один укус. Только для выполнения такой задумки мне потребуется пара лет и орк-погонщик, орк специалист выбравший своим призванием присмотр и дрессировку низших созданий. Без него я не выберу подходящего сквига, не смогу его правильно выкормить и выдрессировать. Хотя идея заманчивая, сразу решающая множество проблем. К ней вернусь, если все остальное по какой-то причине завершится провалом.
   Допив пыыво, сыто рыгнул.
   Хорошо быть орком! Человеку, что бы поддерживать себя в хорошей форме, нужно зарядку делать, занимать, в тренажерный зал ходить. А орк, он всегда в отличной форме! Правда у этого есть недостаток, накачать мышцы, просто таская тяжести или работая со штангой у зеленого не получится. Орк становится сильнее только в реальной драке. Точнее орк увеличивается в размерах побеждая или продвигаясь по социальной лестнице вверх. И чем труднее, значимее победа, и чем больше оркоидов считают тебя "крутым орка" тем быстрее рост. А рост зеленого это не только увеличение размеров. Чем больше орк тем он сильнее, быстрее, умнее! Видимо тут играет роль то, что зеленые наполовину грибы, и чем их внутренняя грибница больше, тем она развитие, что и усиливает орка по всем параметрам.
   Может показаться, что в таких условиях все боссы орков самые умные в племени, но это увы не так. Это из-за того, что орки как и люди рождаются не одинаковыми, кто-то умнее, кто-то сильнее уже изначально, едва появившись на свет. И как часто бывает, чем тупее зеленый, тем он наглее и сильнее, то есть чаще побеждает и быстрее растет. А умный так и остается обычным бойзом. Вот и получается, что в большинстве племен босы у орков, не смотря на свои размеры зачастую тупее гретчинов, а все из-за того, что изначально были тупицами. Увы, но орчья социологическая модель, толкает вверх самых наглых, безбашенных, злобных, сильных и хитрых, а не умных. Впрочем, ничем от людской модели не отличается, разве что более честная и не прикрытая различными рюшечками, призванными скрыть свою суть.
   Надо будет кстати последить за своим ростом.
   Найдя подходящее дерево, сделал из него огромный кол и вкопал его в центре лагеря. После чего, встал спиной к нему и выпрямившись, измерил свой рост. Нанеся метку, нацарапал рядом с ней цифру один, то есть первый день измерений. Буду раз в неделю смотреть за своим прогрессом. За первый год, обычный орк вырастает сантиметров на десять и набирает около пятидесяти килограмм веса. Вот и посмотрим, то, что я заявил себя боссом, как-то изменит данную динамику или нет? По идее я должен расти быстрее, но насколько, вот в чем вопрос.
   И это вопрос не праздный. Я собирался устроить мега-гига-Ва-а-а-а-гх!, и на этом пути у меня будет множество проблем. Но прежде чем решать, основные из них, мне надо вырасти. Потому как, мелкого орка никто не будет слушать, даже если он очень умен, даже если у него очень крутой крик, без роста все это пройдет мимо основной массы зеленых.
   К тому же если у меня все получится и я нагну эту планету, объединению всех орков, то в галактике меня ждут очень серьезные противники. Средний, обычный планетарный Ва-а-а-агх!, у только что вышедшего в космос вождя заканчивается быстро, при первой встрече с космодесантом, эльдарами или крутым полком имперской гвардии. А все потому, что планетарный босс редко вырастает выше трех, трех с половиной метров. Главы могущественных кланов и космических орчих империй уже четырехметровые и способны потягаться с капитанами орденов второй волны и с демонами средней руки. Самый же могучий из орков в сорок первом тысячелетии Газкуул Мак Урук Тракка достиг четырех с половиной метров роста, и способен надрать задницы даже капитанам орденов основателей! А в древности, десять тысяч лет назад, жил могучий орчий вождь Ург*, он правил своим королевством раскинувшимся на множество систем. Его рост был шесть метров! Шесть! И с ним, один на один не смог справится даже сам Император Человечества в расцвете своих сил! И только помощь его любимого сына Хоруса, даровала тогда Императору победу. Это ясно показывает, что рост для орка это основное к чему он должен стремится если хочет стать сильнее.
   */Урга убил Хорус соло, автор это знает. ГГ путает Урга с безымянным варбосом-киборгом который почти убил Императора, но тому на помощь пришел Хорус. Данный эпизод описан в книге: "Волк пепла и пламени"/
   К тому же, если я смогу стать таким как Ург, то, в отсутствии сейчас на галактической арене такого игрока как живой Император, никто и ничто, не будет способно меня остановить! Ни пробуждающиеся некроны, ни самый могучий флот улья!
   Что-то меня в моих фантазиях занесло в такие дали... Замечтался одним словом. Едва сутки исполнились от роду, а уже мню себя самым величайшим из боссов. Вероятность того, что я не выберусь даже с этого острова, не говоря уже о объединении хотя бы планеты под своим началом, в сотни миллионов раз выше, чем то, что я смогу когда либо стать таким как Ург. Но, как там говорят...
   "Плох тот орк, кто не мечтает стать самым крутым варбоссом!"
   Впрочем, мечтать конечно не вредно, но надо бы и делом заняться. Например, для начала выкопать ловушку для краба. Если получится извести этих созданий с помощью примитивных ям и кольев, то более сложные варианты решения проблемы с доступом к барже, уже и не понадобятся.
   Конечно копать яму днем не получится ибо перекусят на пополам своими клешнями, так что копать придется ночью. Но подготовить инструменты и выбрать место под ловушку, этим можно заняться уже сейчас.
   Но не успел я выйти из лагеря, как в меня буквально врезался Макаб.
  -- Бальша-а-а-ак!!! - Закричал он. - Тама! Тама!
   Пришлось встряхнуть гретчина, что бы тот обрел связность речи.
  -- Босса! Тама радился! Радился, да!
   Так как крючконосый тыкал свой рукой в сторону поляны рождения, я догадался, о чем он лопочет.
  -- Орк родился?
  -- Да, босса! Орк!
   Вот козни Тзинча! Почему так рано? По моим подсчетам следующий после меня большой оркоид, должен был родится после того как численность гротов достигнет хотя бы двух десятков. А спора выплюнула его раньше времени! Впрочем додумывал я все это уже на бегу.
  
  
   До поляны не добежал. Так как, я не дал никаких дополнительных инструкций гретчинам, то они и не стали задерживать новорожденного на поляне. По этому наша встреча произошла в джунглях по дороге к лагерю.
   Я заметил нового зеленого первым. Во-первых я знал что ищу, а во-вторых он явно чувствовал себя не в своей тарелке. Данным преимуществом нужно было пользоваться и сразу поставить себя на ступень выше, показать новенькому кто здесь босс!
   По этому перехватив дубину в левую руку, выскочил из кустов, с криком.
  -- Я тут главнай! - И одновременно нанося мощный хук с правой.
   Мой расчет был на то, что орка сметет моим ударом, повалит на землю и я придавив ему горло, сразу объясню "политику партии"! Для чего это надо? Для того, что бы сразу исключить вечную игру орков равного размера, игру под названием "я тута главнай!".
   Только вот орк не упал после моего удара. Его голова ощутимо дернулась, а тело качнулось в бок, но он устоял! И тут я понял, какую гигантскую ошибку только, что совершил!
  -- Шта-а-а-а?!! - Заорал тут же новорожденный. - Йа тута главнай!
   В подтверждение своих слов он влепил мне прямой с левой в нос. В глазах тут же потемнело. Вот я дурак! Надо было сразу дубиной бить!
  -- Йа главнай!
   От второго удара закрываюсь дубинкой. И орк тут же хватает его обоими руками.
   В чем была моя ошибка? Да в том, что этот "младенец" был чуть ли не на пару сантиметров выше меня! И соответственно, он никак не мог признать моё главенство. А не заметил я это потому, что когда его увидел, он шел по низине. И тут вариантов только два остается. Или я признаю его боссом и все заканчивается мордобоем, или мне придется его убить. Другого не дано.
   В зеленых изначально заложено умение драться. Нет, никакого карате, дзюдо или там бокса. Это куда как более жестокое и убойное, инстинктивное умение убивать, как у многих крупных хищников. И побеждает обычно тот, кто больше или злее. И что плохо для меня, в обоих этих пунктах мой противник был лучше. Он был выше, а значит сильнее и он в нем не было ограничителя для злости, в виде искры человеческого сознания.
   Если бы я прошел множество схваток, приобрел большой опыт драк и сражений, то мой холодный разум стал бы неоспоримым преимуществом в таком бою. Но в данном случае, звериная злость и инстинктивный напор новорожденного, были куда как более существенным аргументом.
   У меня отобрали дубину, а я только два раза, хорошенько приложился кулаком в ухо противнику. Не равный обмен. Поняв, что сейчас меня начнут убивать, плюнул на сантименты и со всей силы ударил коленом в пах. В ответ получил увесистый удар дубиной по плечу. У орков нет гениталий! Как я мог это забыть? Бить зеленых между ног, совершенно бесполезное занятие.
   Избегая следующего удара, падаю в траву, делаю кувырок и кусаю врага за лодыжку. Как не крепка орчья шкура, но зубы у зеленых не в пример крепче. Темная кровь обильно льется по моим зубам, стекая по шее на землю.
  -- Подлый грот*! Кусаться!!! - Взревев как бешеный бык, новорожденный перехватил дубинку поудобнее и саданул мне по затылку.
  -- /гротами иногда называют не только гретчинов, а вообще любого кто мельче. Одно из самых страшных оскорблений для орков. Но, так как, таким образом обзываются в основном те кто реально крупнее, то им это почти всегда сходит с рук. Гретчины, снотлинги на подобное наименование реагируют спокойно/
   Из-за того, что мы дрались в лесу, мой враг не мог нормально размахнуться, мешали ветки деревьев. По этому я выдержал первые два удара, продолжая вгрызаться ему в ногу. Но в третий раз он попал очень удачно, мои челюсти разжались, в глазах потемнело.
  -- Йа главнай!!! Йа!!! - Победный крик "младенца" огласил джунгли.
   Откинув в сторону уже ненужную ему дубину, орк прыгнул на меня, придавил своим весом и вцепился руками в горло. Он собирался насладиться своей победой и вместо того, что бы убить сразу, с наслаждением сдавливал мне шею.
  -- Йа сильнай! Йа крутай! - Скалился он.
   Самое противное, что все его крики были правдой, он сильнее и круче меня. Угораздило же меня родиться недомерком, на целый сантиметр ниже! И даже если я сейчас сдамся и запрошу пощады, это его не остановит, он уже вошел в раж и не остановится пока не убьет.
   Я боролся, что было сил. Бил коленями, локтями, пытался укусить. Знал, что если умру, то уже не будет больше нового воплощения с сохранением личности. А значит конец всем моим планам, как впрочем и конец мне как личности. Но как отчаянно я не сражался, враг был сильнее, занимал выгодную позицию и уже выиграл.
   Точнее почти выиграл...
   Вцепившись в большие пальцы его рук, я пытался разжать смертельную хватку. Но с каждой секундой слабел все больше и больше.
   Когда уже в глазах стало совсем темно, а мои руки едва не падали, внезапно новорожденный захрипел.
  -- Афх-х-х!! Пф-ф-ф-ф...
   И мне на лицо ударила тугая струя крови. Чужой крови! Руки противника тут же слабеют и мне удается скинуть их с себя.
  -- На-а-а-а!!! - Резкий и визгливый крик, доносится из-за спины врага. - Палучи! - Кричит никто иной как Мабак, и тут же меня обдает новой струей вражеской крови.
   Когда в глазах проясняется, я вижу, как верный гретчин, запрыгнув на спину новорожденному, наносит заостренной палкой ему удар за ударом в горло. А так как к концу этой палки был прикручен гротовский зуб, то его удары пробивали толстую орчью шкуру, нанося очень существенные повреждения.
   Только вот, орка даже рожденного менее часа назад, убить не так просто. Забыв обо мне, новый зеленый, одной рукой закрыл кровоточащие раны, а второй умудрился схватить Мабака за ногу.
   Осознание того, что у меня появился шанс и того, что если не вмешаюсь то односпоровый умрет прямо сейчас, придало мне сил. Я не стал искать дубину или камень, не ринулся в бой с кулаками. Я нанес удар наверняка. Приподнявшись, вцепился зубами в горло орка, сжал челюсти и как можно сильнее рванул головой, что есть мощи в сторону, вырывая огромный кусок чужой плоти. А затем сплюнул мясо, и повторил еще раз, а потом еще, пока не перегрыз позвоночник.
   Меня мутило и шатало. Нет, не потому, что я загрыз сородича, а от усталости и ноющих синяков и ран. Встав на четвереньки, коленом пнул безмолвное тело, проверяя, а точно ли оно мертво. Судя по тому, как мотнулась голова бывшего врага, она держалась на тонкой полоске кожи. И тут меня накрыло! Не знаю как описать охватившее меня чувство, это просто не передать словами. Такое ощущение, что сквозь меня проходят сотни тысяч вольт напряжения, но они не убивают, а дарят ни с чем не сравнимое ощущение восторга, полноценного счастья!
  -- Ва-а-а-а-агх!!! - Крик Кинг-Конга ничто в сравнении с тем чувством, которое я выплеснул сейчас из себя в этом вопле.
   Эта была первая моя победа в этом мире. Первая! И плевать, что нас было двое! Гретчин как бы не считается!
   Говорят на победителях все заживает быстро, это в тройне верно если победитель орк! Мои синяки, ушибы и порезы, полученные в этой схватке, заживали с поразительной скоростью.
   Так! А где Мабак? Неужели я не успел? Отойдя от накатившей эйфории, по сравнению с которой самый дикий сексуальный оргазм, который я испытывал ранее, просто чих, первым делом подумал о односпоровом.
   Верный гретчин нашелся, придавленный телом мертвого врага. Он был сильно помят и без сознания, но дышал и был вроде как цел. Только одного нижнего клыка недоставало, тот был выбит. Но тут я увидел ту палку, которой Мабак колол противника. На конце этой корявой палки и был примотан недостающий клык!
   Это что получается? Он сам себе выбил зуб, что бы сделать оружие, способное нанести вред орку? Где это видано, что бы грот пошел на такое? Это же нереальное что-то! Или все же моя догадка верна и они родившись из одной споры со мной, прихватили к зеленому немного человечности? Ничем иным, я не могу объяснить этот достойный скорее ультрамарина, чем какого-то грота, поступок.
   Аккуратно положив мелкого героя на траву, взял дубину и наклонился над поверженным врагом...
  -- Ба-а-аль-ь-ш-ш-ш-шак... - Через пару минут Мабак очнулся. - Мы пабидили?
  -- Да! - Наклонившись над гретчином, дал ему попить из свернутого в трубочку листа.
   Вкус крови побежденного, сразу вернул живость казалось умирающему гроту.
  -- На! Диржи! Эта тибе!
  -- Мне??!
   Мабак неверяще уставился на большой орчий клык, который я ему протянул. Все верно, пока мелкий валялся в отключке, я выбил все зубы у проигравшего. Мародерство, не мародерство, мне начхать, не пропадать же добру!
  -- Тебе. - И тут же пришлось отстранять от себя, ринувшегося, слюнявить любимого босса гретчина. - Атвали! Атвали, я сказал!
   Что бы отвязаться от него пришлось придумать задание.
  -- Собирай остальных, пусть приходят на поляну рождения. С лопатами!
   Легкий пинок пришедшийся чуть ниже спины, сразу отмел все нелепые вопросы, которые хотел задать крючконосый и заставил того метнуться к лагерю.
   Зачем мне толпа гротов и лопаты, ведь орки не хоронят своих? Поправка, раньше не хоронили, я же не собирался расширять площадку рождения, оставляя мертвое тело здесь и тем самым создавая новый узел грибницы. Чем меньше площадь места рождения, тем лучше мои гретчины смогут отслеживать появление новых спор.
   Перетащив мертвеца на знакомую поляну, дождался гретчинов, которые и правда пришли с лопатами. Точнее с деревянными палками кое-как обгрызенными так, что отдаленно эти лопаты напоминали.
   Впереди всех гротов важно шагал Мабак. Этот односпоровый настолько возгордился, полученным клыком настоящего, большого орка, что проколол себе нос и теперь щеголял наградой, смотря на остальных свысока. Впрочем, судя по тому с какой завистью смотрели на него остальные гретчины и даже его братец, Мабак знал, что делает. На данный момент с орчьим клыком в носу, он стал непререкаемым лидером в среде гротов, или как сказал сам крючконосый "Йа, втарой посля босса!".
   Примерно полчаса гроты потратили на закапывание тела, если бы работал и я то получилось бы значительно быстрее, но мне как говорится: не по чину.
   Оставив дежурную стражу у поляны рождения, разогнал всех остальных на повседневные работы, а сам занялся модернизацией дубины. Яма для крабов может и подождать, а вот нормальное оружие, судя по всему мне может потребоваться в любой момент.
   К тому же жутко хотелось есть, точнее жрать! По этому сперва набил желудок, съев как мне показалось раза в четыре больше, чем влезло в прошлый раз.
   Прокачка стука-чопы заключалась в том, что я "украсил" боевую часть выбитыми зубами поверженного орка. Теперь, если удачно стукнуть, то можно и среднюю броню пробить этим своеобразным орчьим аналогом моргенштерна. Оценив полученный результат, остался доволен обновленным оружием.
   До заката тренировался размахивать стук-чопой и постоянно ел, аппетит был настолько зверским, что сколько бы я не сожрал, через час хотелось снова набить желудок.
   Когда зашло солнце, вывел своё мелкое племя копать яму-ловушку. Полночи мы старались, потому как копать вечно ссыпающийся песок, просто обгрызенными палками это довольно трудно. А если вспомнить, что орки не знают слова аккуратно, то копание ямы в песке десятком гретчинов выглядело эпичиески идиотично. Но пинки, подзатыльники и мат, все же действовали, и постепенно глубина выкопанного все же увеличивалась.
   Мы углубились примерно на два метра, как уперлись в скальную породу. В Кхорнов гранит! И сколько не старались мелкие, дальше прокопать твердый камень не получалось никак. Ну, не брало дерево гранит, даже подкрепленное упорством зеленых, не брало. А глубина два метра для местных крабов, это такая мелочь, что они такую яму просто перешагнут.
   Под утро в лагерь возвращались все усталые и недовольные. Точнее недовольным был я, а гретчины в поселение летели как на крыльях, ведь добрый босс, разрешил им двойную порцию пыыва. Не избаловывать бы их, а то сам себе своей добротой могилу выкопаю.
   Перед тем как уснуть, поймал еще одного съедобного сквига и пока не сожрал его целиком, глаз не сомкнул. Проснувшись примерно к полудню, наорал на гротов и мне тут же притащили бочонок пыыва. Чем изрядно подняли настроение.
   Вскочив на ноги, потянулся и с огромным удовольствием громко отрыгнул. Вчерашние ссадины, царапины и синяки уже полностью зажили, и не тревожили. И вообще, чувствовал я себя просто замечательно.
   Размяв шею, бросил взгляд на вкопанный вчера столб измерений. И хотя думал проводить замеры раз в неделю, все же не удержался и встав к столбу померил свой рост. Вот зачем? Насколько я мог вырасти за день то? Но когда оглянулся и посмотрел на новую метку, то моя челюсть упала чуть ли не на землю.
   За день я вырос на два сантиметра.
   На два!
   За день!
   Разделенный! Как я мог забыть?! Ведь вчерашняя победа над новорожденным орком, это именно победа, а значит в качестве поощрения моя внутренняя грибница укорила свой рост. Но, все равно, такой прирост это очень много. В обычной драке орки растут в десятки раз медленнее. Антологичный бурный прирост наблюдается только во времена кровавых сражений, где идет постоянный бой не на жизнь, а на смерть.
   Чем сложнее противник, тем больше награда. Чем труднее тебе пришлось в бою, тем быстрее рост. А если победа досталась превозмоганием, то это еще бонус. Как же увеличение роста орков, похоже на так знакомые мне компьютерные ролевые игры! Как раньше этого факта не заметил? Но ведь и правда похоже, очень похоже.
   И тут, в моей голове истинного игромана, что-то щелкнуло...
   Несколько минут я стоял около столба, обдумывая свои дальнейшие действия и напевал песенку. Песенку, которой в будущем предстоит стать гимном моего клана и новым ужасом галактики:

"Ломай! Круши! И рви на части!
Вот это жизнь! Вот это счастье!"

  
  
  
   Первым делом покопался в памяти, вспоминая все что знал о грибницах, их развитии и росте. В принципе орчья грибница может вырасти из спор оставленных даже сквигами, причем со временем она будет вполне полноценна. Но любой грибнице нужно время на рост, по моим прикидкам, что бы появились иные места рождения орков, должен пройти еще примерно месяц. И надо это время использовать с максимальной для меня пользой. Крабы, баржа, все это подождет, не к спеху.
   Собрав всех гретчинов, погнал их на поляну рождения. Где мы два дня строили высокий забор, огораживая её от остального острова. Мне нужен был полный контроль над появлением новых орков. Если раньше я хотел в первую очередь собрать свое племя из тех орков, что родятся на острове, то теперь передумал. Это то же подождет.
   Конечно с точки зрения человека я собирался устроить массовые убийства и даже возможно геноцид, но к оркам эти термины не совсем приемлемы. Как никак, а орки не умирают на всегда, их души бессмертны пока существует Двуединый. К тому же, чем больше умирает орков, тем больше спор, чем больше спор, тем сильнее грибница, чем развитие грибница, тем быстрее рождаются новые оркоиды. В этом и есть сила орков, чем больше их убиваешь, тем больше их становится.
   Пока строили плотный забор, появилось две больших споры я уже было напрягся, но когда они лопнули на свет высыпала целая толпа гретчинов и снотлингов, орков же не родилось ни одного. Поставив старшим над новенькими Бакама, отправил его на работы по лагерю. Так как поселение было построено из хлама, то если его постройки не чинить в режиме нон-стоп, то весь лагерь через три, от силы четыре дня превратится в груду мусора.
   Едва мы достроили ограду, как вспухла новая спора и когда она лопнула из неё выпали три снотлинга и один орк. Не теряя времени даром, перехватив стука-чопу поудобнее, без разговоров подбежал к новенькому и даже до того, как он успел проморгаться, нанес ему несколько мощных ударов, убивая того на месте.
   Смотря, как подгоняемые Мабаком гретчины закапывают новый труп, прислушивался к своим ощущениям. Во-первых удовольствие от этой победы было с десятки раз менее бурным. Во-вторых я не ощущал того прилива сил, как после первого боя. В-третьих мой аппетит усилился незначительно.
   Этот опыт показал, что реальность все же не компьютерная игра, с фиксированным количеством опыта за одного и того же моба. В принципе я это и так знал, но решил проверить, а вдруг моя внутренняя грибница воспримет эту победу так же как первую. Мимо такой возможности, вырасти практически задарма и не напрягаясь, я пройти не мог. Впрочем то, что эта теория оказалась ошибочной, тем не менее я не огорчался.
  -- Босса крут!
  -- Босса самый сильнай!
  -- Стукай! Стукай! Стукай!
   Эти крики гретчинов, в то время когда я убивал беззащитного орка, были не только очень приятны, но и чувствовалось, как от их кличей буквально распрямляются плечи.
   Из этого опыта вынес две мысли. Первая, легкие убийства мало влияют на рост. Вторая, чем больше оркоидов видят как ты крут и что ты сильный, тем ты быстрее растешь. В принципе, то что о твоей крутизне думают другие оркоиды, с определенного момента и становится основным стимулом роста боссов.
   На следующий день померил свой рост у столба, но не нашел различий с прошлой меткой. Уверен, я вырос, об этом говорил возросший аппетит, но этот прирост оказался столь мал, что скрывался за погрешностью измерений.
   Если я хочу расти быстрее, то мне нужно эффективнее использовать имеющиеся ресурсы. Конечно просто убивать новорожденных орков это безопасно и по своему даже умно. Допустим за каждого убитого таким образом я получу по одному миллиметру прироста, это все равно в три раза больше чем естественный рост орка до года. То есть через год я уже буду не как простой бойз, а минимум как шрам. А если учесть, что популяция гретчинов растет, сегодня их уже насчитывается сорок голов, то вскоре грибница перейдет на воспроизводство только орков, то есть возможно за день будет рождаться от трех и более больших особей. Этот вариант и правда безопасен, и возможно за год я стану ростом с ноба. Хотя, гложут меня в этом сомнения. Чем легче мне будут доставаться победы, тем меньше будет награда за эти победы. Именно поэтому орки так любят "крутыии драки!", ченм сильнее и больше враг, тем больше орк хочет его отстукать. Раньше я считал хохмой байки о том, что два орка могут подраться по из-за разногласия в вопросе "кто будет первый стукать во-о-н таво, бальшога демана!", но теперь понимаю, корни такого поведения не только в психологии, а гораздо глубже, в самой физиологии орков. Чем круче победа тем больше награда ждет зеленого от его же организма. Тут вырисовываются забавные аналогии с сексом у других видов, но мне они сейчас, когда я сам теперь орк, уже не кажутся смешными. Зато я по-настоящему понял поступок варбосса Газкуула Мак Урук Тракка, который однажды пленил своего самого непримиримого врага комиссара Ярика, но затем отпустил его. Отпустил, что бы было веселее воевать, так как другие командиры имперской гвардии, были более слабыми противниками.
   Итак, совершенно точно ясно, что бы расти, надо побеждать в сложных боях. Но сложные бои это риск погибнуть. Это обычных орков такое не волнует, их миллиарды, одному на тысячу повезет выиграть много боев тот и в дамках. Я же один и в рулетку играть не хочу. Мне нужен компромисс, чтобы с одной стороны победы не давались легко, а с другой, что бы не было ни малейшей опасности для моей жизни.
   К тому же мне нужен бой насмерть, а не обычные орчьи драки на тему "я тута главнай!". Следовательно мои противники должны быть максимально мотивированы именно убить меня. Но тут опять сложность, чем больше я становлюсь, тем с меньшей охотой другие орки будет лезть со мной в драку, что бы я им не говорил и как бы над ними не издевался, ибо основной закон орчьего социума прост "кто больше тот и прав". А заставить орка убить соплеменника, гарантировано может только одно, это когда меньший пытается занять место большего. То есть если меньший заявит право на власть большего и не склонится после тумаков, то его убьют гарантировано, так сказать как генетически ущербного.
   К вечеру, когда новая спора вновь породила одного орка, я уже полностью подготовился. Во-первых, перенес место своей личной стоянки из лагеря, поближе к забору. Во-вторых десяти гретчинам, что должны были следить за спорами, были пойманы и выданы сквиги-волынки. Они должны были в них дуть, когда родится орк, и на этот сигнал приказано сбегаться всем гротам острова, а кто не прибежит тот будет скормлен крабам. В-третьих, для всех гретчинов были изготовлены зрительские места. В-четвертых, пока длится представление, гретчины могли пить пыыво и были освобождены от всех видов работ, поэтому услышав завывание волынок, все гроты тут же бросали свои дела и бежали к поляне рождения.
   Не успел новорожденный проморгаться, как к нему тут же подбежали односпоровые и начали вешать ему лапшу на уши. О том, что он находится на острове, а остров может прокормить только одного орка. О том, что этот орк будет тут жить как в раю: ибо гротов много, кого стукать есть, пыыво море, лагерь отстроен. Но вот беда, на острове уже есть один орк. И новенькому нужно убить его, что бы занять его место. К тому же они, видели его и уверяют новорожденного, что тот орк по сравнению с ним мелкий и слабый и уж он то точно: "его пабьет и станет боссой!". Плюс ко всему этому, у мелкого босса, что правит островом сейчас: "очинь многа зубофф и пыыыва и всьё эта станит тваим!".
  -- Это Буб Тапам! - Выкрикнул Мабак поворачиваясь к трибунам. - Он большай?!
  -- Да!!! - Хором орут гроты со зрительских, уже начав пить пыыво.
  -- Буб крутай?! - Кричит Бакам, шепча орку при этом, чтобы тот показал свои мускулы.
  -- Ага!!! - Орет толпа мелочи.
  -- Мы хатим пасмотреть как орки стукают друг дружку? - Как заправский конферансье разогревает толпу Мабак.
  -- Да! Да! Да! - Энтузиазму гротов нет предела.
  -- Буб крутай?!
  -- Да
  -- Буб отстукает всех?!
  -- Да!
  -- Буб пабидит?!
  -- Да!!!
  -- Старая босса выходи!!!
   А это уже команда на мой выход. Иду сгорбившись как можно сильнее, к тому же место входа специально немного углублено, что еще сильнее скрывает мой рост. К тому же, я натер себя снотлингами, что бы сбить мой запах, который сразу бы сказал новенькому, что я гораздо сильнее. Плюс к этому, мои плечи накрашены фиолетовым, что скрывает их истинную ширину. Все это показывает Тапаму, что он крупнее, круче и сильнее.
  -- Кта больша? Буб или Шоун?! - Вопрошает трибуны крючконосый конферансье.
  -- Буб!!! - Без тени сомнений ревет уже хорошо принявшая на грудь толпа гротов.
  -- Кта пабидит? Буб или Шоун?
  -- Буб! Буб! Буб! - Волынки надрываются, гретчины стучат по дереву и по головам друг друга всем, что под руку попадется.
   Новорожденный орк, расправил плечи и смотрит на меня как на дерьмо. Подобная поддержка полностью уверила его в собственном превосходстве, к тому же мой внешний вид его обманул и он не видит во мне достойного противника. Кажется единственное что он сейчас видит, это воображаемый трон босса, на котором уже восседает его зеленая задница.
   У такого подхода есть существенный минус. Уверив орка и гротов зрителей в том, что мой противник круче чем я, тем самым сражаться мне предстоит не только с новеньким, но и против веры зеленых, в то что он выиграет. Впрочем, надеюсь моя многократная подстраховка, если что, сработает как надо и на самом деле мне ничего не грозит.
  -- Стукай! Стукай! - Кричат трибуны, заводимые неразлучной парочкой односпоровых.
  -- Майа босса!!! - С неистовым криком кидается вперед новорожденный.
   Не в орьих привычках растягивать излишние политессы. Зеленый полностью поверил той лапше, что обильно развесили на его уши братья гретчины и теперь собирался сместить меня на троне, полностью уверенный в том, что он больше, а значит сильнее и круче.
   Что бы получить максимальный профит с этого поединка, мне нужно что бы он развивался по сценарию голливудских блокбастеров. Поэтому первые два удара я пропускаю специально, а мои взмахи излишне медлительны и слабы. Вот тут едва бой и не завершился, потому как если я собирался устроить шоу, то мой противник бил, что бы убить.
   От третьего пропущенного удара, в моей голове зазвенело. Да так зазвенело, что от четвертого как не старался, увернуться полностью не получилось. Закрыв голову, ушел в глухую оборону, приходя в себя. Тут же пропустил пару мощных ударов в корпус. Но с этим было легче, под непрезентабельной накидкой, на мне было что-то вроде брони скрытого ношения, сшитой из кусков кожи сквигов. Со стороны её не видно, от серьезного оружия она не спасет, но кулачные удары держит неплохо. Это был мой первый козырь, не думал, что он вообще понадобится, но моя недооценка противника, заставила его ввести почти сразу.
   Поняв, что его удары не причиняют мне того вреда на который он рассчитывал, зеленый взревел и бросился всем своим весом на меня, сбивая с ног. Но прежде чем его тело опрокинуло мня, он получил приличный джеб с правой. С учетом того, что у меня в кулаке был зажат не малого веса камешек, этот удар его сильно ошеломил.
   Так что когда мы покатились по траве, то оказались в примерно равном положении. Тем не менее Бубе удалось сесть сверху, прижав меня лопатками к земле. Впрочем я не сильно сопротивлялся такому раскладу.
  -- Буба! Буба! - Радостно взревели пьяными голосами, подзуживаемые односпорыми зрители.
   Специально пропустив несколько сильных ударов, довел себя до всплеска паники. И только тогда, вытащил левой рукой, привязанный к лодыжке, тонкий и острый, покрашенный в фиолетовый шип. Этот шип рос на одном из кустарников и был достаточно прочен, что бы пробить орчью шкуру, к тому же его длина составляла почти тридцать сантиметров.
   Пока Тапам, уже уверенный в своей победе, что-то орал и иногда стукал меня по голове кулаком, я извернулся и нанес три резких колющих удара шипом в область условной печени. У орков там располагается другой, не столь важный орган, но тем не менее Бубу тут же скривило. Он заорал благим матом и попробовал перегрызть мне горло. По разработанному мной плану боя, я должен был быть почти растоптан, когда наконец-то смогу превозмочь своего противника. Но напор раненого зеленого был так силен, что для того, что бы не остаться умным орком с перегрызенной шеей, мне пришлось убить его, плюнув на этот план к Двуединому. Выкинув камень зажатый в правом кулаке, сунул руку под броню и достал нож-шило сделанный мной из орчьего клыка. Я едва успел, на секунду раньше, чем клыки Бубы сомкнулись на моем горле, в его глаз, со всего размаха, воткнулось моё оружие.
   Орки живучие создания, бывает даже попадание из болтера в голову, не всегда убивает зеленого. Так и тут, лишившись глаза, с ножом застрявшим в черепе, Тапам не умер. Но тем не менее, я получил такое преимущество, при котором добить врага, не составило никакого труда. Повалив его на спину, в несколько ударов, лишил орка сознания. После чего, встал на ноги и поставив левую ступню на грудь лежащего в беспамятстве зеленого, оглядел притихшую толпу гротов, которые явно не ожидали такого финала поединка.
  -- Ва-а-а-а-агх!!! - Накатившая волна радости была не столь велика как при первой победе, но тем не менее мой крик взорвал зрителей!
  -- Ва-а-а-агх!! - Орут трибуны.
  -- Пощидить или заСтукать?! - Ору я гротам. - Выбор за вами! Пощидить или заСтукать?!
   На секунду на поляну опускается тишина. Гретчины первое время не могут понять, что я спрашиваю их мнение, но когда до них доходит, смысл вопроса...
  -- ЗаСтукать!!! - Слитный хор из пяти десятков, пусть мелких но зеленых глоток, разносится далеко по джунглям. - Стукай! Стукай! Стукай!
   В принципе, в таком ответе я и не сомневался. Что бы гроты пощадили проигравшего, такого даже в орчих сказках не бывает! Если бы у меня было хоть малейшее сомнение в ответе толпы, то никогда бы такой вопрос не задал.
  -- Стукай! Стукай! Стукай!
   Под крики полные эйфории, поймал свою дубинку, которую мне тут же кинул Бакам и занеся её над проигравшим закричал вновь.
  -- Ва-а-а-а-а-гх!!
   Можно было убить этого Бубу проще, но дубинкой красочнее, и к тому же более стукательно, что явно пришлось по вкусу всем зрителям. Выбив последние зубы у проигравшего, поднял уже мертвое тело над головой и заорал:
  -- Кто ваш босс?!!
  -- Бальшак!!! - Подзуживаемые односпоровыми, остальные гретчины орут правильно.
  -- Кто самый сильнай?!
  -- Бальшак!!!
  -- Кто самай крутай?!
  -- Бальшак!!!
  -- Кто лучший вождь на свете?!
  -- Бальшак!!!
   Это было приятно! Очень приятно, стоять победителем на арене, и впитывать в себя зрительский восторг. Меня буквально распирало от чувств: своей значимости, силы и превосходства!
  -- Пыыва мне!
   Как же хорошо быть боссом!
  -- Пыыва и бальшого съедобнага сквига!
   Очень хорошо быть боссом, особенно орчьим вождем!
  
  
   Если бы не шило в моей зеленой филейной части, то такая жизнь мне даже очень нравится. Но желание устроить мега-гига-Ва-а-а-а-гх!, все же было в разы сильнее лени и желания праздной жизни. После победы над Бубой, я вырос примерно на сантиметр, что несомненно вдохновляло на продолжение!
   К тому же, оценив представление и тот аспект, что гретчинов с каждым часом рождалось все больше и больше, решил начать новую стройку. Оставив забор вокруг поляны рождения, вырубили большую площадку рядом, очистив от леса.
   Что могу сказать, бобры по сравнению с гретчинами просто не умеют грызть деревья. Тому же Бакаму, что бы перегрызть пальму с толщиной ствола в мой обхват, потребовалось не больше часа. Дополнительная обработка древесины, типа креплений аля ласточкино гнездо, тем более почти не отнимало времени. К тому же гротов становилось все больше и больше, так что работа шла на удивление бойко. Что же мы строили? Амфитеатр или арену гладиаторских боев! С нормальными зрительскими местами и хорошей, песчаной площадкой под поединки. За те два дня, что грибница взяла перерыв и не порождала орков, мы почти закончили строительство.
   Но вот на третий день, когда гретчинов насчитывалось уже более полутора сотен, грибницу как прорвало. Действуя по уже проверенному сценарию, за тот день я убил шестерых новорожденных орков. Причем последнего из этих шести, удалось победить не пользуясь страховочными вариантами. И дело тут не только в увеличении моей силы и роста, но и в том, что с каждым боем я все больше и больше понимал, как надо драться. Как совмещать дарованное зеленым звериное чутье и умение убивать, с холодным рассудком и возможностью планировать поединок.
   Прошло около недели, грибница порождала от пяти до десяти орков в день, и я их всех убивал на арене. Побеждал уже без особого труда, впрочем это никак не сказывалось на энтузиазме гретчинов. Казалось, что мелкие зеленые, могут вечно смотреть на то, как орки лупят друг дружку. Даже пыыво и ничегонеделание их так не привлекало, как подобное зрелище. За это время я вырос примерно на десяток сантиметров и стал даже немного крупнее обычного бойза, но на этом мой рост прекратился. Это я определил потому, что после очередных побед, мои аппетит совершенно не менялся. Видимо внутренняя грибница посчитала, что рост достаточен для безопасного существования и не желала тратить энергию на рост.
   Это было плохо, я рассчитывал таким образом прокачаться куда как серьезнее в своих размерах. Два дня экспериментировал, по разному заводя толпу гротов, но ничего не изменилось. Ничего не оставалось как пойти на риск, конечно в разумных пределах...
   На свой следующий бой, вышел с левой рукой привязанной к корпусу и вообще без страховок. Это немного сдвинуло прогресс с мертвой точки. Так, постоянно ослабляя себя тем или иным образом, удалось вырасти еще на три сантиметра за пять дней, а затем рост замедлился вновь. За это время амфитеатр разросся до вполне приличных размеров и перестаивался уже три раза, что бы вместить в себя почти четыре сотни гретчинов.
   С этими мелкими зелеными, с каждым днем становилось все труднее и труднее справиться, и держать их в повиновении. Каждый день в назидание другим, приходилось скармливать крабам или медузам как минимум десяток самых наглых гротов. Боюсь, если бы не односпоровые, остров превратился бы в анархическое поселение, где заправляют всем гретчины, потому как без них я бы не за то не совладал с этой толпой. Правда меня гроты любили искренне, что впрочем не мешало некоторым забываться и игнорировать мои приказы. По этой причине крабы на побережье, часто получали дополнительную прибавку к своему привычному рациону.
   Когда мой рост остановился вновь, пришлось принимать меры. Нет, я не забросил идею Ва-а-а-агха и создания своего племени, просто хотел вырасти еще больше, до того момента как перейти к этому этапу. Видимо после моих неудач в первых перерождениях, я стал изрядным параноиком, и собирался свести риск гибели по нелепости к минимуму.
   Так как гретчинов в моем распоряжении было уже несколько сотен, то очередная мегастройка заняла не много времени, всего неделю. Надо признать, с того времени как меня занесло на этот остров, природа в той его часть, что соседствует с поляной рождений сильно изменилась. Джунгли были вырублены и выгрызены на площади в десяти гектар. Тут же была выкопана водная скважина и основной лагерь перенесен сюда же. И теперь он мало напоминал поселение дикарей сельвы, а скорее был похоже на походный лагерь римского легиона. Частокол, башни, рвы. Не то, что бы мне это было нужно, но я вовремя понял, что если оставить гретчинов без работы, то настанет полный апокалипсис. Как говорили сержанты "мне надо не что бы дело было сделано, а что бы солдат замучился!". По этой причине, гроты постоянно трудились, но так как перерывов в связи с моими боями у них было много, как и пыыва, на которое никто кроме гротов не претендовал, а следовательно его было хоть залейся, даже тяжелый труд не понизил градус всеобщей любви к их вождю.
   В результате новой перестройки, поляна рождений была совмещена с ареной и стала одним большим комплексом, названым мной Колизеем. Теперь новорожденный орк не отправлялся сразу в бой, а запирался до поры до времени в клетке.
   Новую методику прокачки испробовал в тот же день, как гроты достроили комплекс. Привычно нанеся полосатую зелено-фиолетовую раскраску, которая скрывала мой истинный рост и силу, а так же натёршись сквиговым потом, я вышел на арену, сильно ссутулившись.
   К этому времени Мабак уже завел топу зрителей, а Бакам объяснил трем новорожденным, что им предстоит пройти. Объяснение было все тем же: на острове есть мелкий и ущербный босс, его надо убить. Вы нападаете всей толпой, а для орков все, что больше двух уже толпа, и убиваете его, после чего выясняете между собой, кто будет новым боссом, а кто его бойзами.
   Благодаря моим нехитрым маскировочным приготовлениям, я не казался парням серьезным противником. К тому же их было уже "много!", то есть у новорожденных включился инстинкт толпы и они меня совершенно не испугались. А если к этому еще прибавить забитые зрителями трибуны, громогласно орущие и требующие стукать!, то у новеньких вообще снесло крышу.
   Схватив выданные им стуки* /разновидность чопы, только без режуще-рубящей кромки, то чем можно стукать, дубинки, молоты и прочее/ тройка орков, подбадривая себя матерными криками, кинулась в атаку. В моих руках так же был привычный посох.
   Сходится в бою на кулаках, когтях и зубах с тройкой орков, я не хотел изначально. Один удачный укус со стороны моих противников, и бой может пойти совсем не по заготовленному мной сценарию. Хотя надо признать, даже с палками выходить одному против трех орков это не лучшая затея. Потому как десяток обычных бойзов, могут навалять даже нобу. А мне до ноба еще далеко, правда и эти мелкие еще не полноценные парни.
   Первого противника встретил очень удачно, прямой выпад дубинкой бьет его прямо в нос, от чего тот на несколько мгновений теряет ориентацию в пространстве. И прежде чем до меня добегают сразу второй и третий, успеваю пнуть ботинком прямо в челюсть излишне прыткого храбреца, выбивая его из боя на какое-то время.
   Два следующих противника, добегают до меня одновременно. По уму, надо отступить, сместится так что бы одновременно на меня мог нападать только один из них. Но так же я понимаю, что если проведу бой не отступая ни на шаг, а встречая угрозу грудью, то моя награда будет выше. По этому один удар отбиваю своей дубинкой, и одновременно кидаюсь на третьего, подставляя под его стуку свой лоб. Еще две недели назад, такой удар выбил бы из меня дух секунды на три, но сейчас кроме звона в ушах и небольшой шишки в будущем, урона мне не проходит. Вообще лоб у орков довольно крепкий, некоторые очень крутые нобы и боссы, даже выстрел из слаги могут принимать на него без особого риска для здоровья. По этому, проигнорировав удар, своим локтем сворачиваю челюсть неудачнику. Самое время его добить! Но, не успеваю я перехватить свою дубинку и занести её для убийственного стука, как второй орк каким то образом успевает меня садануть сзади прямо под колено. Не сказать, что удар у него вышел сильный, но очень для меня неудачный. Что бы сохранить равновесие пришлось сделать лишний шаг в сторону и мой добивающий третьего орка удар не успел к своей цели. Тот, как скачущий сквиг, отпрыгнул в сторону и моя стука, завывающая от разрубаемого воздуха как фанатская вувузела, только разорвала ему ухо, вместо того, чтобы проломить височную кость.
   Сказалось то, что я не имел реального опыта боя с несколькими противниками. К тому же с такими как орки! Будь это драка против людей, то бой давно был бы закончен, один в отключке, второй со сломанной челюстью, а третий увидев такой расклад, давно бы сбежал. Но, орки захваченные боем, тем более когда их больше чем врагов, не отступают. От этого мое положение на арене стремительно ухудшилось.
   К тому же очнулся первый напавший. Подчиняясь древним инстинктам, не успев до конца придти в себя, он заметив рядом своего врага, не стал искать оружие, а кинулся ко мне прямо на четвереньках. Вовремя оценив степень угрозы, успел убрать свою ногу, из под его щелкнувших как волчий капкан челюстей. Если бы у него получилось вцепиться в мою лодыжку своими зубами, то бой был бы мной практически проигран. Но и так, потратив время на уклонение от неожиданной атаки, пропустил удар третьего орка прямо по правой лопатке, от чего едва не выронил своё оружие.
   Не смотря на сложившееся тяжелое положение в этом бою, я не испытывал страха привычного людям, скорее наоборот меня охватило то, что в романах о викингах и берсерках называют жаждой битвы. Только у орков это выражено во много раз сильнее нежели у хуманов.
  -- Ва-а-а-агх!!! - Не знаю чего в моем крике было больше, злости или страсти!
  -- Стукай! Стукай!! Стукай!!! - Гретчины на трибунах прекрасно понимают моё состояние.
   Если бы мои противники были опытными бойцами, то я без сомнения им проиграл. Но все же они были новорожденными и лезли вперед напролом, опьяненные боем. В принципе взрослые орки поступают так же, только вот они все же видят все вокруг, а этих зеленых видимо окончательно замкнуло на моём убийстве. Прежде чем первый нападавший, успел кинуться мне в ноги в очередной раз, второй орк с громким криком, решил проломить мне череп, и со всей решимостью зеленого, кинулся ко мне по прямой, закономерно наступив тем самым на спину первому.
   Не воспользоваться такой ошибкой врага было бы вопиющей тупостью. Отмахнувшись от третьего, не надеясь попасть по нему, а просто отгоняя, тут же прыгнул на потерявшего равновесие второго, сшибая его с ног. Падая вместе с ним, разворачиваюсь боком и опускаю свой локоть прямо на основание шеи первого. Едва слышный за криками тибун, рычанием орков и моим кличем, хруст, возвестил о том, что у меня осталось только два врага.
   Откинув дубинку в сторону, обхватываю второго руками и качусь с ним по арене в сторону, разрывая тем самым дистанцию, с размахивающим своей стукой третьему. Специально останавливаю эти кувыркания так, что мой противник оказывается сверху, тем самым прикрываясь от ударов его союзника. Так как я все же значительно сильнее врага, то мне не трудно, когда он осознав, что находится в более выгодном положении, заорет во все горло что-то радостное и не попытается меня задушить, обхватить свои ладони у него на затылке и резко рванув его тело на себя, вцепиться своим клыками ему в горло.
   От первого удара третьего орка, просто закрываюсь предплечьем, будь у врага стальное рубило или любое оружие посерьезнее чем простая палка, такой блок запросто мог бы меня лишить руки. Но, в данном случае, я отделался легким онемением. Второй удар врага принимает уже мертвое тело его союзника, которым удачно закрываюсь. А третьего он не успевает нанести, пинок под колено достигает цели, как раз тогда когда молодой орк замахивается. Конечно это мало для того, что бы он упал, только я не собираюсь останавливаться. Скинув с себя мертвяка, перекатываюсь и схватив третьего за щиколотки, подсекаю его ноги вверх. Дальнейшее уже легко и просто: оседлать упавшего и двумя мощными ударами вырубить, что бы затем, выпрямившись, поднять на вытянутых руках бесчувственное тело и замереть на пару секунд в эффектной позе.
  -- Ломай! - Кричат с трибун, разогревая зрителей, подготовленные заранее односпоровые.
  -- Круши!!! - Отвечает им хор из сотен гротов, орущих в кровожадном экстазе.
   Подчиняясь воле толпы, опускаю хребет поверженного себе на колено.
  -- И рви!! - Заводят Мабак и Бакам дальше песнь.
  -- На! Части-и-и-и-и!!! - С трибун летит пена, которую срывает, с клыков и уголков губ бьющихся в эйфории гретчинов, налетевший порыв ветра.
   Через пару минут я стою покрытый с головы до пят, густой, чужой, орчьей кровью и буквально купаюсь во всеобщем обожании. Затем же, с трудом взяв себя в руки, отдаю взмахом руки приказ односпоровым и над колизеем разносятся резкие и противные визги сквиговых волынок, призывая гротов на работы.
  
  
  
   На следующее утро, глядя на новую отметку на столбе роста, подумал о том, что мои усилия и риск в бою один против трех, все это того стоило! Весь вечер и полночи жрал как не в себя и вот результат, плюс два сантиметра за раз!!
   Прежде чем повторить удачный опыт, провел небольшие изменения. Утяжелил дубинки, себе и противникам. Себе что бы удары были существеннее, противникам же для того, что бы их сильнее заносило при промахах. Так же заставил гротов сделать площадку арены не ровной, а скорее изрытой, что бы все чаще спотыкались и падали. Сам же после этой перекопки часов шесть провел на площадке, запоминая все кочки и ямы.
   Пока занимался этим, основная масса гретчинов под руководством односпоровых, сооружала огромную ловушку у границы сельвы, рядом с крабьим берегом. На самом деле, я уже давно придумал, как этих крабов начать изводить. Когда у тебя под рукой несколько сотен гротов, а так же несколько квадратных километров отборного леса, то ты можешь построить почти что угодно. В том числе и такую ловушку, которая без труда раздавит даже таких гигантов, как те, кто облюбовали местные берега. Только вот эта мегаловушка, которую возводят гретчины, она была запасным вариантом, потому как просто так убивать крабов, уже давно передумал. Самому изводить мобов, с которых можно получить кучу условной экспы и вполне зримой прибавки к росту, на такое я пойти пока не мог! Да, пока не придумал как их убивать так, что бы прокачаться и выжить, но это, как я надеялся, все же временная заминка и решение непременно придет. Так что пусть гроты строят ловушку, вдруг пригодится, все делом заняты!
   Мысли о гретчинах, меня в очередной раз навели о размышлениях об односпоровых. Как не пытался я вспомнить, а растут или как-то меняются ли гретчины продвигаясь по социальной лестнице, так ничего и не вспомнил. Ладно молчала моя память о игре и игровой вселенной, хуже было то, что видимо этот пласт знаний все же обошел меня стороной при перемешивании. Одно могу сказать точно, гроты крутея не сильно вырастают, сантиметров на десять выше среднего это максимум, то есть их развитие не напрямую связано с увеличением физических размеров. Так же не сказал бы, что мелкие умнеют, точнее они конечно умнеют, но это просто потому, что дольше живут и набираются опыта. И тем не менее, я точно знал, социальный статус и самокрутизна гретчина все же изменяют мелких зеленых. Но вот как? Это я и пытался выяснить по возможности как можно чаще наблюдая за односпоровыми, не стесняясь к тому же задавать им прямые вопросы. В отличии от остальных боссов, которые смотрели на гротов как на говно и в лучшем случае как на расходный материал, я собирался найти этим мелким мастерам куда лучшее применение, так что знания о их раскачке, были бы совсем не лишними. Но пока развитие малых зеленых для меня было тайной, в которой еще предстояло разобраться...
   Три дня я по два раза в день сражался на арене против трех противников, пока не понял, что остановился в своем росте. Но, к тому времени, мой навык боя против толпы возрос многократно, что позволило мне без особого труда победить уже четверых. К этому времени грибница как с катушек слетела, и начала порождать оков чуть ли не по два десятка особей в сутки. Это запустило самый настоящий конвейер стуканья на арене Колизея. Как только мой рост останавливался, я тут же добавлял число противников, на следующие бои.
   Гроты-зрители были счастливы от зрелища стукающих друг друга орков. Я был доволен поставленной на поток прокачкой. Новорожденные орки так же более чем довольны, не успели родиться и сразу в драку! С точки зрения Зеленых, в это время наш остров представлял собой самый настоящий рай. Идиллия...
   Но все когда-нибудь заканчивается. Так, по прошествии месяца я уже выходил один против девяти! И это не только потому, что я приобрел колоссальный опыт боя против групп врагов, но и потому, что теперь я мог назвать себя самым настоящим нобом! Да, до таких монстров как Топа, мне надо было еще набрать около сотни килограмм, но тем не менее, по размерам я уже явно перешел в тяжелую весовую категорию!
   То, что я добился такого прогресса за столь короткий срок, наполняло меня самой настоящей гордостью. Я бы и дальше продолжал заниматься тем же, потому как мой рост хотя и сильно замедлился, но все же не останавливался, к тому же я мог еще увеличить количество противников за раз. Чувствовал, что вполне потяну и бой один против одиннадцати, то есть пусть небольшой, но задел в развитии все же был, так что останавливаться я не собирался...
   Пока не произошел один случай. Во время очередного сражения на арене, когда я уже убил пятерых из девяти и собирался не спеша, под крики зрителей, добить выживших в первые минуты. Как один из новеньких, после того, как я ему переломал ноги, внезапно плюнул в меня сгустком огня, сильно опалив мне левую руку, а затем поджарил остальных орков, вырвавшимися из его головы молниями. А затем еще без малого минут пять я носился по арене, уворачиваясь от различных пси-сил, которых в меня кидал пробудившийся в сражении вирдбой! Причем он имел все шансы меня убить. Мне повезло, в том, что в конце концов черепушка шамана не выдержала и взорвалась, разметав его перегретые мозги даже по трибунам, что вызвало просто невероятный прилив энтузиазма и ликования у зрителей. А я после этого случая понял, то, что я считал безопасной прокачкой, на самом деле было хождением по минному полю! Сколько раз в таких боях я на время оставлял врагов за своей спиной? Часто, очень часто, а ведь любой из них мог стать пробудившимся чудилой! Да и плюнь этот не огнем, а как я, при том первом своем прорыве варпа -- плазмой, то руки у меня сейчас бы не было. К тому же, сожженную плазменным зарядом конечность так просто не отрастить даже орку, я остался бы безруким как минимум на месяц если не дольше.
   К тому времени грибница уже сильно разрослась и появились новые развитые узлы в других частях острова, так что орки теперь рождались не только на огороженной площадке. Пришлось создавать из гротов службу наблюдения и оповещения. Заметив новенького вне колизея, они подавали сигнал и я загонял новорожденного в клетку арены. Это добавило мне хлопот, но все же не помешало моим планам, в отличии от инициации чудилы в середине боя. В общем, с прокачкой таким образом пора было завязывать, слишком опасно это становилось, думаю спецы будут появляться все чаще и чаще, так грибница будет реагировать на гибель обычных бойзов.
   Впрочем надо признать, вырасти до ноба, это уже невероятно! Так что можно запускать вторую часть плана, в которой основное внимание уделяется уже не моей личной прокачке, а усилению и развитию племени. Все же мне нужен был элитный костяк, на который я смог бы опереться в своих первых шагах к планетарному господству.
   По моим наблюдениям, полсотни бойзов вооруженных дубинками, утыканными орчьими зубами, должно быть достаточно, что бы убить краба. Да, треть, а может и все две трети орков погибнут, но выжившие, завалив такого монстра!, получат огромный толчок к росту. Затем, дополнив отряд вновь родившимися, повторить процедуру! И так до тех пор, пока в таком сражении не выживут все зеленые или не закончатся крабы на побережье.
   Прошло всего два дня, как все клетки колизея были заполнены, а грибница перестала порождать новых бойзов. К тому времени я едва закончил делать дубинки. Увы приходилось этим заниматься самому, так как гроты, поручи я им это задание, не смотря на весь свой страх передо мной, все равно бы не удержались от воровства зубов. А отвлекать на это дело односпоровых, которые были заняты приглядом за толпой мелочи, посчитал не слишком разумным.
   Когда все приготовления были закончены, клетки открылись и пятьдесят три орков вывалились на арену колизея.
  -- Бойзы! - Не дав им времени даже оглядеться, едва эта толпа появилась на площадке, заорал я. - Йа, ваш босс! Бальшак Шоун Дайве!
   Стоило мне представиться и замолчать, как тут же загудели сотни волынок и гулко загремели несколько десятков барабанов. Надо сказать по ушам эта какофония, в которой даже знаток вряд ли смог разобрать начальные проигрыши "имперского марша", ударила знатно, а уж на новеньких подобное музыкальное приветствие оказало неизгладимое впечатление. К тому же я предстал перед своей армией во всей красе, сидя на троне из черепов, закованный в кожаную броню, а в руках огромная стука из железного дерева, утыканная как ежик орьими клыками. Все это то же добавило к общему офигеванию толпы не мало баллов.
   С троном этим, кстати придумал Бакам, я же долго сомневался стоит ли его делать и как на такое посмотрит Кхорн, чьё внимание на данном этапе моей начинающийся карьеры все же было нежелательным. Но в итоге посмотрев на грубый эскиз, все же согласился, что для вождя дикарей, это очень солидно, сидеть на таком!
  -- Парни! На наш райскай остраф, напали!
   Не смотря на то, что новорожденные вообще не понимали о чем речь, тем не менее крики возмущения, поднявшиеся на трибунах, не оставили их равнодушными. Как никак, а чувство толпы у зеленых развито не в пример сильнее чем у людей.
  -- Каждый день мы тут стукаем всех! - Не уточняя кто это "мы" и кого "всех", проорал я. - Вы любите стукать?!!
  -- Стукай! Стукай! Стукай! - Многоголосый хор гретчинов с трибун, тут же прокричал недвусмысленную подсказку.
  -- Вы любите стукать?! - Поднявшись с трона, зарычал я, прожигая взглядом толпу новеньких.
  -- Да...
  -- Да...
  -- Да.
  -- Не слышу?! - В притворной ярости легонько пинаю ближайшего орка. Ну как легонько, ему хватает, что бы отлететь на тройку шагов и сбить парочку зеленых. - Вы любите стукать?!!
   Минут пять я издевался над новорожденными в стиле типичного сержанта из низкобюджетного кинофильма о американской армии. В итоге легко добился того, что орки отвечали мне не думая.
  -- Нас многа?!
  -- Да-а-а-а!!
  -- Хто хочет пайти отстукать бальшога монстра?
  -- Мы!!
  -- Шта лучши всиго на свете?
  -- Стукать!
  -- Хто любит стукать?
  -- Мы!
  -- Хто пайдет за боссам, стукать монстра?
  -- Мы!
   В заведении толпы не малую роль сыграло и музыкальное сопровождение. Бакам оказался на высоте, сумев организовать хоть какое-то подобие оркестра из гретчинов. Да, в ноты мелкие попадали через раз, и ритм соблюдали не всегда, но орки любят громкие звуки. Чем громче тем лучше, если выбирать между громче или мелодичнее, то Зеленый без сомнения выберет первый вариант. Возможно по-этому орки так любят тяжелый металл, причем желательно помесь металла с индастриалом.
   Вот что в орках мне нравится, так это то, что их не надо уговаривать подраться! Правда у этой монеты есть и оборотная сторона, которая мне еще не раз аукнется, а именно: попробуй отговори орка от драки. Но в данном случае, это расовая особенность была мне на руку.
   Заведенные моими речами, трибунами и музыкой, зеленые громко крича и потрясая выданными им дубинками, без малейших сомнений побежали за мной, стоило мне кинуть клич:
  -- Впирет! Отстукаим всех!!
   Место для предстоящей битвы, разумеется было выбрано заранее. Долго искал, где можно подловить одиночного краба ибо против двух нам было точно пока не справится, но все же такое место нашел. Правда если сражение затянется, то на шум притопают и другие гиганты, но надеюсь что мы управимся все же быстрее. Ведя за собой более пяти десятков, бешено орущих и размахивающих дубинками орков, я чувствовал себя непобедимым!
  
  
  
   Место предстоящего боя было не только заранее выбрано, но и надлежащим образом подготовлено. Надлежащим приготовлением я называю, постройку зрительских мест для гретчинов. К тому же если что-то пойдет не так, Мабак и Бакам сейчас бежали к монструозной баллисте, сделанной из бревен, с натяжением за счет скрученных волосяных сквигов, которая была моей страховкой в предстоящем сражении. На этом вся подготовка по сути и заканчивалась.
   Если бы под моим командованием оказался отряд людей, то я бы все спланировал совершенно иначе, стараясь не ввязываться в ближний бой и по максимуму избежать возможных потерь. Построил бы не одну, а десяток баллист, к ним пару требушетов и все это отгородил бы от берега рвом и частоколом, и только после столь глобальных подготовительных работ, принялся бы за расчистку побережья.
   Но так как меня не волновали потери, а так же сколько орков выживет после сражения, то артиллерийский парк бронзового века так и остался не воплощенным, за исключением одинокой баллисты.
   Основная цель предстоящего сражения была вовсе не в расчистке побережья от монстров и соответственно не в доступе к барже. Главной причиной боя, как и для любого манчкина, была прокачка, только в этот раз не моя лично, а партии, то есть племени. От этого и строился весь план боя, который заключался в творчески переработанном мной, гениальном плане сражения одного из самых успешных орчих стратегов всех времен - варбосса Ротгоба:

"Взять их, пацаны!!!

Дакка, дакка, дакка

Вааааагх! Орки!

ВААААААГХ!!!!"

   То есть, как только вся наша толпа выбежала на побережье, я указал своей дубинкой на одиноко стоящего крабомонстра и заорал:
  -- Вали иво, бойзы! Стукай, стукай, стукай! Впирет! Ва-а-а-а-агх! Стукай!
   Любой представитель иного разумного вида в галактике, кроме конечно нидов* /сленг, сокращеное от тираниды/, увидев перед собой чудовище больше напоминающее бронированный танк, и в руках имея только деревянную дубинку утыканную зубами, скорее всего отстукал бы командующего, отдавшего приказ о нападении. Но то иные виды, у орков же сомнений не было.
  -- Орки!!! - Оголтело завопило полсотни зеленых, срываясь на бег, с легкостью своим криком забивая гротские волынки и даже барабаны. - Орки, орки, орки!
   Не смотря на то, что я гораздо менее восприимчив к жажде сражений и желанию стукать, все равно, примерно на минуту, меня, что называется, накрыло. Увлеченный всеобщим порывом, я так разогнался, что добежал до краба первым! Что совсем не входило в мои планы! Я же собирался стоять и не вмешиваться, до того как придет время нанести финальный удар. Но моя зеленая "большая половина", решила иначе, что привело к тому, что первый удар по монстру нанесла моя стука*./стука - любое дробящее оружие/
   Потом, анализируя сражение, приду к выводу, что то, что я подбежал к чудовищу первым, меня и спасло. Краб просто не смог поверить, что такая мелочь будет на него нападать, и свой удар клешней нанес с изрядным запозданием. И одновременно с тем, как за моей спиной жутковато, глухо щелкнули клешни, моя стука, описав широкую дугу, звонко ударила прямо в плоский и массивный череп монстра. Ладони изрядно тряхнуло и дубинка едва не вырвалась из рук.
   Натренированный сотнями боев, сразу после нанесения удара, качнулся в сторону и разорвал дистанцию, сохраняя инерцию первоначального движения, проходя по касательной около панциря краба. Не учел только то, что в отличии от орков, у этого монстра четыре ноги, и как раз правая задняя, как на зло оказалась на моем пути. А так как массу я себе отъел уже за два с половиной центнера, то остановиться вовремя у меня не вышло, что привело к закономерному столкновению с подобной железобетонному столбу задней лапой краба. Вот вроде ничего страшно, небольшое столкновение и краткая потеря равновесия. Но в бою подобные мелочи зачастую фатальны. Меня спасло только то, что когда монстр наносил удар своей левой клешней, целясь в мою шею, с другой стороны на него почти одновременно напрыгнуло пара десятков зеленокожих, от чего его ноги немного подкосились, и его клешня прошла чуть выше намеченной траектории. От чего мне просто прилетело по затылку краем клешни, которая весит килограмм тридцать, а не отчекрыжило голову напрочь. Но и этого хватило, что бы на несколько секунд моё тело было предоставлено само себе, а сознание заволокло туманом.
   Но, правильно говорят людишки: "нет худа без добра"! Этот пропущенный удар, отрезвил меня и позволил, вырваться из под психического безумия орчей толпы. Первый же трезвый взгляд на сражение, ясно дал понять, что все мои предварительные наблюдения за крабами, были не совсем верны. Со стороны казалось, что эти монстры медлительны, а на быстрые выпады способны только их клешни. На нашу беду, это оказалось не так. Не смотря на большую схожесть с земными черепахами, эти чудища, отнюдь не были столь же заторможены, а передвигались на удивление быстро, особенно если учесть их размеры, массу и костяную броню. К тому же наше оружие оказалось не столь эффективным как мне представлялось.
   Нет, орчьи зубы показали себя прекрасно, они без особых проблем пробивали даже панцирь на спине монстра. Точнее не пробивали, а вонзались в него, а вот как раз с "пробитием" и выходила заковырка. Длины клыков, которыми были усеяны орчьи дубинки не хватало, что бы добраться до жизненно важных органов и нанести чудовищу серьезную рану. Точнее одно серьезное повреждение у него было, от моего первого удара монстр лишился одного глаза. Но, так как в отличии от земных крабов у него было не два, а четыре зрительных органа, это повреждение вряд ли можно было назвать критическим.
   В остальном же сражение складывалось явно не в пользу моего племени. Да, чудовище получило множество ран, но все они были поверхностны. Нет, если бы сейчас отступить, бросить монстра на пляже, то через несколько часов оно возможно само истечет кровью и победа была бы наша. Но, вот тут то и сработала "оборотная сторона медали", оттащить орков из рукопашной драки, пока их много, было практически невозможно.
   Если точнее, то орки отступать умеют, не бежать панически, а именно отступать. Не настолько уж зеленые тупы, что бы не понимать, что иногда выгоднее сбежать, что бы ударить вновь когда подвергнется более удобный момент. Только вот, сопротивляться горячке боя могут только опытные нобы, спецы или шрамы, которые могут заставить, щедро раздавая пинки, более мелких орков слушать их. Но, в моем подчинении сейчас были новорожденные, и к тому же это был их первый бой, то есть контролировать эту толпу было совершенно невозможно.
   Пока я приходил в себя, монстр времени даром не терял, за первую минуту боя, им было затоптана дюжина орков, перекушен пополам еще десяток, и покалечены почти все остальные зеленые. За минуту! Это не краб, это какая-то биологическая машина для убийств, не карнифлекс* конечно, но и не намного его слабее!
   /Карнифекс (Carnifex) -- ОГРОМНЫЙ бронированный жучара тиранидов, в рукопашной или биопушками разрывающий в клочья тяжелые танки и взводы пехоты. Фактически выполняет роль танка (с) Лурк/.
   В надежде переломить ход сражения, я пробовал атаковать глаза монстра, что бы ослепить его. Но, чудище спрятало голову под панцирь, вытягивая её только для молниеносной атаки зазевавшегося зеленого. Пришлось перенести свои усилия на правую переднюю лапу, так как она была повреждена больше всех и если её вывести из строя, то краб, при его не малом весе, станет неповоротливым, что откроет возможность для безнаказанной атаки со спины.
   Четыре лапы, две псевдоруки с огромными клешнями, а также голова с массивным клювом, который с легкостью лишал любого зазевавшегося орка конечности, все это делало даже простой удар по монстру, довольно не тривиальной задачей. К тому же остальные зеленые, пользы приносили мало, разве что отвлекали на себя внимание чудовища, не более. Нет, будь у нас что-то по-существеннее деревянных палок, наше племя, пусть и с потерями, но уже давно завалило бы эту бронированную тушу и порубило её на мясо. Но, нет у меня ничего более существенного, чем можно вооружить орков, от этого, это сражение напоминает бойню.
   По прошествии еще минуты, смог нанести только три точных удара, но лапа краба их выдержала, сам я при этом получил один приличный тычок в область поясницы. А вот у монстра дела шли в разы лучшее. Когда, пропустив мощный взмах клешни над головой, я разорвал дистанцию и огляделся, то увидел, что бой продолжает всего семеро, изрядно израненных орков, а остальные уже мертвы или настолько покалечены, что не могут принимать участие в сражении. От особенно могучих взмахов клешней, некоторые зеленые улетали так далеко, что их бездыханные тела падали чуть ли не у зрительских мест.
   Эх! Если бы все орки в племени были как я размерами и с моим опытом боев! Да мы бы такой толпой, голыми руками разорвали этого переростка на части. Но, новорожденные зеленые были в разы слабее меня и совершенно неумелыми, соответственно гибли почти от каждого удара краба.
   И тем не менее, не смотря на все трудности, мы почти справились. Как не слабы были удары молодых бойзов, все же многие из них достигали цели и наносили вред монстру. Но как говорят "почти -- не считается", так вышло и в этот раз, потому как орки у меня закончились быстрее, чем умер краб. Когда напротив истекающей кровью из множества ран туши краба, осталось помимо меня всего три орка, понял, пора бежать. Едва эта вполне здравая мысль пришла в мою голову, как я тут же принялся за её реализацию.
   Пока краб добивал оставшихся зеленых, я успел добежать до сельвы. И только там остановился и оглянулся. Монстр, растоптав последнего орка, вытянул шею, раскрыл свою пасть-клюв и зашипел на все побережье. После чего, сделал шаг в мою сторону, но покачнулся на изрядно израненных лапах, затем еще раз громогласно зашипел и попятился в воду. В этот момент односпоровые сделали выстрел из баллисты, но но копье улетело метров на двадцать в сторону, утонув в море без всякой пользы.
   Что же, как не грустно, но надо признать, это сражение я безнадежно проиграл. К тому же на место завершившейся битвы спешило два здоровых краба, которые явно желали полакомиться орчатиной. Ситуацию усугубляло еще и то, что это поражение происходило на глазах всех гретчинов острова. Что бы решить эту проблему, я развернулся к притихшим зрителям и заорал:
  -- Орки никада не терпят паражения!
   В ответ мне была лишь тишина, убедить гротов столь простым утверждением не получилось, ведь учиненный крабом разгром они видели своими глазами.
  -- Если орки умираит, то орки умираит, и эта не считается паражением! - Мой жест указал на трупы, раскиданные по берегу.
   Это немного расшатало толпу, мелкие зеленые уже не сидели как загипнотизированные удавом кролики, а начали оглядываться.
  -- Если же мы бижим с поля боя, то... ну.. мы же вернемся, так что эта тоже не считаится паражение!!!
  -- Не считаится! - Очень вовремя поддержал меня дуэт односпоровых.
  -- Орки никада не терпят паражения! - В этот раз я взревел намного увереннее. - Мы вирнемся! Мы пабидим! Пабеда будит за нами!
  -- Да!!!
  -- Орки нипабидяемы!
  -- Да!!!
   Тут уже во всю подключились Мабак с Бакамом и продолжили заводить толпу. Я же огляделся и заметил трех изрядно покалеченных крабом окров, которых закинуло прямо к трибунам.
   У ближнего ко мне был на половину снесен череп, но тем не менее зеленый был жив.
  -- Быстрого тебе перерождения, брат...
   С этими словами я наклонился к умирающему и свернул ему шею.
   У второго калеки были перекушены обе ноги выше колен и переломаны ребра. Так как я не лекарь, то и он обречен, оставлять его в живых, только продлевать мучения. Подойдя ему со спины, шепчу на ухо, завывающему от боли зеленому:
  -- Быстрого тебе перерождения, брат... - И характерный звук ломающихся позвонков, говорит мне, что его душа уже на пути в Зеленой Море.
   У третьего раненого дела были не лучше,чем у первых двух. Ему разрезало живот и его кишки валялись на песке, а он прислонившись к дереву пытался их собрать и затолкать в себя обратно. К тому же этот орк прекрасно видел, как я добиваю остальных и стоило мне двинуться в его сторону, он подобрал свои внутренности и на карачках пополз в джунгли. Я бы оставил его в живых, но судя по тому кровавому следу, который он оставлял за собой, без медицинской помощи он не жилец. А его стенания и всхлипы пагубно влияют на мораль гретчинов.
   Без труда догнав этот полутруп, сел рядом с ним и придавив его ладонью к земле, произнес.
  -- Будет не больно.
  -- Ни нада босса! - Подняв на меня полный боли взгляд, произнес этот странный зеленый. - Я... - И он тянет ко мне свои ладони, в одной руке у него пойман игольчатый сквиг,а в другой зажат волосяной. - Я это... - Его язык заплетается от кровопотери. - Я спафлюся.
   Стоило мне ослабить свою хватку, как зеленый быстро оторвал иглу из первого животного, и надергал волос из второго сквига, после чего затолкал в себя кишки и принялся быстрыми и четкими стежками зашивать свой живот. Честно, я от увиденного был в таком шоке, что наблюдал за этой операцией на живую, в некой прострации, даже не пытаясь ему мешать или помогать. Тем более не прошло и десяти минут, как этот живучий орк заштопал себя, произнес:
  -- Босса я пригожуся...
   И вырубился, видимо от болевого шока или от кровопотери.
   Наклонившись над беспамятным орком, и почувствовав его дыхание, я вздохнул с облегчением. Не смотря на поражение в бою, сегодня я приобрел нечто гораздо большее, а именно первого пробудившегося орка-спеца -- дока.
   Быстро наломав жердей, сделал носилки и призвав десяток гротов, погрузил на них бесчувственное тело. После чего дал приказ нести его в лагерь.
  -- Мабак!!! - Зорал я на все джунгли.
  -- Да, босса? - Тут же откликнулся верный гретчин.
  -- Этат зиленай, должан жить! Дажи ысли остров под воду пайдет или очко хаоса откроится прямо тут, но он должан выжить! Ты меня понять?
  -- Да, босса!
   Отправив односпорового вместе с носилками, я вернулся к побережью, надо было проанализировать произошедшее поражение, пока воспоминания не затуманились. Ну и заодно загнать гротов на работы, что бы они не смотрели как другие крабы пожирают тела орков.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   /З.Ы. Данный текст пишется по остаточному принципу. Для автора первично дописать "Крылья", так что проды скорее всего будут редки./
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | В.Мельникова "Жених для васконки" (Любовное фэнтези) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | А.Эванс "Право обреченной. Сохрани жизнь" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"