Зайцев Евгений Денисович: другие произведения.

Лицедеи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
   ЛИЦЕДЕИ
  
  
   СИДОРОВ И СКОКОВ
  
   В понедельник 25 июня пенсионер Сидоров, проживающий в полуторной квартире с собакой по кличке "Пес", прохаживался по городскому рынку в поисках дешевых овощей для приготовления салата. Его взгляд блуждал по многочисленным прилавкам пока не наткнулся на корявую на листе картона надпись- " Сказочный овощ из солнечной Одессы".
   - Первый раз вижу одесскую капусту!
   - Капуста она везде капуста! - весело откликнулся продавец, крепко сбитый загорелый малый на замечание незнакомого человека - Какая разница, где ей расти!
   - Э, не скажите! Одесса - это все-таки море, пляж. Привоз, наконец! Ну, да ладно. Мне вот эти два!
   Сидоров показал на два маленьких сморщенных кочана.
   - Сколько с меня?
   - А, берите бесплатно!
  Внезапно перед Сидоровым, как черт из табакерки, возник худощавый незнакомец в светлом костюме! Сидоров попытался отодвинуть наглеца в сторону. Но тот стоял твердо, не собираясь уступить ни сантиметра занимаемого под ногами асфальта.
   - Что вы себе позволяете?! - культурно возмутился Сидоров.
   - Прошу простить меня великодушно, что помешал вашей беседе! Вот моя визитка. Обязательно позвоните! Уверяю вас, не пожалеете! - блеснув на прощание золотой фиксой, человек так же быстро растворился среди базарного люда.
   Придя к себе домой, Сидоров вытащил из кармана брюк визитку. По всему выходило, что незнакомец состоял в мэрии в должности заведующего организационно - методическим отделом. Сидоров уселся на стул у старого телефонного аппарата. Накрутил на диске указанный в визитке номер. Было весьма любопытным узнать причину его столь живого к нему интереса?
   - Мне бы со Скоковым поговорить!
   - Как вас представить? - услышал приятный женский голос.
   - Скажите, что я человек с базара! Он все поймет!
   - Вас ждут! - через минуту появился в трубке тот же приятный женский голос.
  
  
  Константин Амвросьевич Скоков, 177-68-34, после окончания журфака работал в заводских многотиражках, сочиняя заказные статьи о рабочих династиях, производственных процессах и прочую подобную писанину. Так продолжалось бы бесконечно, если бы не пришло время больших перемен, и его занятие оказалась никому не нужным. Год сидел без дела. И однажды ему повезло, когда узнал о вакантной должности курьера в мэрии. Полгода исполнял рутинную работу. И в один прекрасный момент ему была предложена самим мэром новая должность с учетом его прошлого журналистского опыта.
   Через час Сидоров стоял у двери с табличкой, указывающей на фамилию обитающего за ней хозяина.
   - Очень, очень хорошо, что вы пришли! Присаживайтесь! В ногах правды нет! - радостно произнес Скоков, увидев входящего к нему гостя.
   Сидоров уселся в мягкое кресло.
   - Признайтесь, заинтриговал я вас своим появлением на базаре!? - с улыбкой спросил Скоков.
   - Поэтому и пришел. - просто ответил Сидоров
   - А вот с какой целью я сделал это, вы сами скоро поймете! Пока же, хочу вас спросить, правда ли, что наши начальники любят подолгу засиживаться в кабинетах?
   - Не было особой нужды думать об этом!
   - Вот-вот! И вы не имеете об этом собственного мнения. На самом же деле, они часто выезжают на места, чтобы встретиться с простым народом. Согласитесь, только так можно ясно представлять себе суть народных забот и чаяний! По горячим следам исправлять имеющие еще место отдельные недостатки! Вы понимаете, о чем я говорю?
   - Что тут не понять! - убежденно сказал Сидоров - Прохудилась скажем, у кого крыша, особенно, если осенью или зимой. Обращаться в ЖЭС, себе дороже будет. Не дождешься. А вот если приедет сам начальник, да даст по шеям кому и как следует! Это, как говориться, совсем другой коленкор!
  Скоков с интересом смотрел на собеседника.
   - Вы своеобразно понимаете роль лидера в жизни простых людей. Но, вот в чем вопрос! Всегда ли такие встречи протекают в позитивном ключе?
   - Понятия не имею! - ответил Сидоров.
   - И тем не менее, есть еще среди населения личности, огульно охаивающие наши успехи и достижения! Желающие поставить руководству города палки в колеса! Причем, без всяких на то веских оснований!
   - Не без этого! В этом плане я знал одного такого субъекта. Так он совсем оборзел ... - попытался развить мысль Сидоров, но Скоков его остановил.
   - Истину, истину говорите! Как вы думаете, что это за люди? - он поднял руку по направлению большой картины над его столом. Такую же картину Скоков видел в кабинете мэра.
   Сидоров встал и подошел поближе.
   -Самые обыкновенные труженики. Собрались с хорошим настроением на пикник.
   - Вы не узнаете нашего губернатора? Так вот же он, в центре, а вокруг, особенные люди, профессионалы в своем деле! Они постоянно рядом. Он на рыбалку, и они в оранжевых робах рядом щуку тащить помогают! Он на Пасху или Рождество в Храм, и они тут же позади молятся!
   - И, для чего это все?
   - Для того, чтобы губернатор был уверен, что никто из посторонних не нарушит его душевное равновесие! А что происходит у нас? Днями один левый радикал кричал перед мэрией, что Степан Ильич взял к себе на работу родного брата заведующим гаражом, мужа сестры заведующим складом, а шурина - заведующим жилищно-коммунальным отделом! Да, устроил! Но это только часть правды! Вся же правда заключается в том, что на эти вакансии во всем городе не нашлось ни одного желающего! Кому-то очень хочется вбить клин между ним и народом! Простите, совсем забыл спросить, как вас величать-то?
  - Василием Петровичем, а фамилия моя -Сидоров!
   Скоков энергично прошелся по кабинету.
  - Так вот, Василий Петрович, наш мэр так же решил обезопасить себя от всяких экстремистских выпадов в его адрес. Враг, как говорится, не спит, а особенно преддверии очередных его перевыборов. Поэтому он поручил мне набрать с этой целью людей из местного, так сказать, электората! Как только я вас увидел на базаре, уважаемый Василий Петрович, так сразу же себе сказал - вот кто достоин быть в ее первых рядах! Статный, с интеллигентным лицом, внушающий сразу же к себе доверие!
   - Вы уж скажете...- смутился Сидоров.
   - Истинно говорю. Прямо и без экивоков. К тому же вам будут полагаться материальные и иные бонусы. Думаю, при вашей пенсии это будет совершенно не лишним! Ну, так, как?
   Сидоров еще никогда не оказывался в таком двусмысленном положении. Но, разве он виноват, что остался с таким пенсионным обеспечением. И Сидоров решил согласиться, оставив за собой право покинуть эту работу в любой момент, когда почувствует в этом внутреннюю необходимость!
   - И много уже вы нашли таких подходящих?
   - Вы будете последним. И скоро со всеми познакомитесь лично!
   - Пожалуй, я соглашусь!
   - Ну, и отлично! А теперь не мешало бы по рюмочке хорошего напитка?
   Скоков достал из под-стола бутылку "Белого аиста".
   - Очень приличный, скажу я вам, коньячок!
   - По знакомству достали?- Сидоров давно уже не видел такую бутылку.
   - Василий Петрович! В каком веке -то живем!
   - Отстал, ох, отстал я от бурных жизненных перемен в своей одинокой обители, - со вздохом произнес Сидоров.
  Скоков налил янтарного цвета жидкость в две рюмки. Одну подал Сидорову.
   - С лимончиком, или как?
   - Можно и с лимончиком.
  Закусили белым батоном с красной икрой. В конце Сидоров не поленился спросить.
   - Город наш небольшой. Трудно будет не заметить, что вокруг мэра одни и те же лица вертятся. Как-бы разговоры разные не пошли?
   - Вам совершенно не стоит беспокоиться! Специалист по гриму и завхоз так вас преобразят, что себя в зеркале не узнаете!
   - Ну, что ж! Это воодушевляет и вдохновляет!
  
  
  
   СУХОЙ И ВТЮРИН
  
  
   Во вторник, за неделю до встречи на базаре Сидорова со Скоковым, мэр Степан Ильич Сухой, 166-98-55, сидел в удобном, охватывающим его рыхлую фигуру кресле, с удовольствием перечитывал прижившие в русской речи греческие слова, аккуратно выписанные им в отдельную тетрадку. И как только удалось им сочинить такие привычные для русского глаза и уха, слова - "агрессия, аристократия, тиран"? Или - "демагог". Для древнего грека это был - "народный руководитель". А теперь? Представив себе, как на каком-нибудь собрании объявляют "слово для выступления предоставляется демагогу Сухому!" - мэру стало не по себе от одной этой мысли.
   За 13 лет работы на своем посту Сухой добился впечатляющих успехов. Узорчатой плиткой выложил площадь, прилегающую к мэрии. Снес два исторических здания, охраняемых государством. На их месте поставил 3-х этажную коробку, открыв в ней гостиницу! Однако, желающих воспользоваться ее оказалось существенно меньше ожиданий мэра. Капитально отремонтировал два километра дороги, что вела от его дома к самой мэрии. Не забыл Сухой и о малых архитектурных формах, которые подсмотрел у своего коллеги в ста километрах от него. И, вскоре, исполненные из бетона местными умельцами фигуры античных греческих героев, (а каких же еще!) установленные все на той же площади, стали объектом удивленного внимание горожан и немногочисленных туристов. Однажды задался целью изменить названий зданий. И, протерев спросонья глаза, горожане увидели, что их баня ?1 стала называться " Первой национальной городской баней". А банк, принадлежащий его близкому другу - "Национальным городским банком"!
  Сухого огорчило одно. Губернатор области, узнав о своевольном использовании слов федерального значения, потребовал незамедлительно удалить эти прилагательные с указанных зданий. Пришлось подчиниться.
   Степан Ильич перевел взгляд на зеркало, висевшее сбоку на стене. Собственное отражение ему не понравилось. Он увидел одутловатое лицо с коротковатым приподнятым над перекошенной линией пухлых губ носом. Под глазами отчетливо выделялись синеватые мешки. Сухой огорченно вздохнул. Осенью ему предстояли очередные выборы. И хотя он шел на них в четвертый раз, в преддверии предстоящей избирательной компании чувствовал себя не в своей тарелке. И с чего бы это? Дело свое знал. Хозяйство города надежно держал в руках. Везде расставлены преданные люди. И вот, почувствовал неуверенность, что все пойдет не так, как ранее! Более всего раздражали встречи с населением, когда на них заявлялись его оппоненты. Он терялся. Не знал, как себя вести. И оказывался порой в неловком положении.
   Мэр поднялся, чтобы посмотреть в окно. Внизу стояли четыре человека с трепещущими на ветру транспарантами - "Долой узурпацию городской власти!". "Народ за честные выборы мэра"! Неподалеку от мускулистого Геракла виднелся темно-зеленый бок автозака и несколько полицейских.
   -Ну, вот, - подумал Сухой, - уже начинается!
  Обратил взор к живописной картине, на которой был изображен губернатор в окружении одинаково одетых людей, пьющих что-то рядом с ним. Степан Ильич вернулся в свое любимое кресло. Всего - то 55 от роду, а от болячек уже деваться некуда! И сердце ноет, и давление скачет. Поясницу по утрам ломит, не подняться сразу. И над унитазом долго упираться надо, пока нужду малую справишь! Ему стало себя жаль. Взял в телефонную трубку.
   - Хотел бы пообщаться, Борис Прокопьевич. Жду!
  
  
   Родная мать Бориса Прокопьевича Втюрина, длительное время ничего не рассказывала ему про его отца. Лишь по истечении многих лет ему была раскрыта эта тайна, которую он скрывал от посторонних ушей. Такова была воля его родителя...
  
  Учился средне. После школы год проработал подсобным рабочим в разных местах. Ждал призыва в армию. По окончании службы поступил в среднюю школу милиции. Когда предложили учебу в спецорганах, сразу согласился. Видел себя героем наподобие агента 007. Но, действительность оказалась совсем прозаичной. Вместо спасения мира стал заниматься рутинным сбором оперативной информации по месту назначения. Этим местом оказался город под управлением Степана Ильича Сухого. Ничем себя не проявил. Однако, спустя всего лишь год, на нескрываемое удивление и зависть сослуживцев, был назначен начальником городской спецслужбы.
   Войдя в приемную Сухого, Втюрин, 187-69-45, блондин с худым лицом и редкими белесыми волосами, привычно улыбнулся секретарше Клаве, родной племяннице мэра. Энергично потянул ручку дубовой двери на себя.
   - Можно, Степан Ильич?
  - Садись Борис Прокопьевич! В ногах правды нет!
   - Что-нибудь срочное? - спросил Втюрин, прежде чем усесться в кресло.
  - Бог миловал! Давно, вот, не интересовался, как дела у наших рыцарей плаща и кинжала? Много ли шпионов поймали? Каково настроение народных масс в свете неблагоприятных международных событий?
  - Шутите, Степан Ильич! Шпионам в наших местах делать нечего. А настроение обычное. Ничем, кроме своих проблем, народ по моим данным не интересуется.
  - Значит у нас все в полном порядке?
  - Можно сказать и так!
  - А как насчет разных там левых и правых либералов, экстремистов и прочих чуждых элементов?
  -Все на учете! Не думаю, что они могут создать проблемы.
  - Создают, Борис Прокопьевич! Перед твоим приходом устроили целое представление с требованием честных выборов! И это без всякого согласования с мэрией?
   - Разберемся, Степан Ильич!
   Сухой внимательно смотрел на Втюрина, все не решаясь, раскрыть настоящую цель его приглашения.
  - Тебе знакомы люди, что окружают нашего губернатора?
   Сухой показал на недавно рассматриваемую им картину.
   Втюрин приподнялся, чтобы получше разглядеть.
  - Не думаю, что могу их лично знать. А для чего они рядом, вы, я полагаю, и сами догадываетесь!
  - И то верно! А спросил я потому, что хочу на период предвыборной компании обзавестись похожими людьми. Помоги подыскать! Возможностей у тебя для этого побольше будет! В помощники дам своего Скокова. Парень шустрый. Все на лету схватывает.
  - А, если что пойдет не так? Дело-то нестандартное.
  - Ты за меня не беспокойся! А тебя, если что, не выдам! Ну, так как?
  Втюрин почесал затылок. Это помогало принимать ему решение. Впрочем, не только ему!
  - Попробовать можно.
  Сухой достал из сейфа бутылку "Xennesy".
  - Значит по рукам и по рюмашке с черной икоркой на французской булке! Ты с лимончиком, или как?
  
  
   СУХОЙ И СКОКОВ
  
  В среду заведующий организационно - методическим отделом городской мэрии Константин Амвросьевич Скоков был вызван секретаршей Клавой к своему шефу. Клава, брюнетка,160-60-24, неравнодушная к Скокову, строила ему глазки. Скоков был холост и менять свое семейное положение в ближайшие годы не планировал. А потому лишь притворно, как всегда, улыбнулся в ответ.
  Осторожно постучал в массивную дверь и спросил.
  - Вызывали, Степан Ильич!
  - Докладывай, как дела с моим проектом!
   - В целях осуществления вашего проекта по привлечению лиц для выполнения особых поручений мною при содействии майора Втюрина, отобрано восемь человек. Огласить список?
   - Только без лишних подробностей!
  Скоков раскрыл папку.
  - Приходько...
   -Хохол! У них все фамилии одинаково на "ко" заканчиваются! - оживленно прокомментировал первую названную фамилию Сухой.
   - Тарасевич!
   - Это точно белорус, раз "ич" в конце. Надежный народ и к своему президенту положительно относится.
  Помимо любви к греческим словам, Сухой увлекался так же отгадыванием по окончаниям фамилий национальность их владельцев. И иногда ему это удавалось.
  - Следующим стоит Петросян.
  - Раз "ян", значит армянин. А вот если бы было окончание " дзе", тут уж точно грузин будет!
  
  - Гуревич...
   - Еврей, что ли?
   - Утверждает, что взял фамилию жены.
   - Уточни, с какой целью от своей отказался?
   - Слушаюсь! Следующим будет Шляхтич...
   - Шляхтич, шляхта! Поляк, значит!
   - Сидоров...
   - Это наш, русский! Да у тебя просто интернациональный состав получается! Всем ли доверять можно?
   - Каждый проверен, образно говоря, до третьего колена!
  - Как проходит учеба?
  - Привлеченные кадры проводят со слушателями регулярную учебу в соответствии утвержденным вами планом.
  - Хорошо! Думаю, что проекту стоит название дать! Что, если так - "Мэрия и народ -едины"!
   - В нашей Конституции прописано, что народ является основным носителем власти. - вкрадчиво заметил Скоков. - Значит, на первом место должно стоять слово - "народ".
   - Вот как!? Тогда, почему этот носитель все время просит? Почему не требует? Не стучит кулаком по столу!?
  - Не могу знать, Степан Ильич!
  - Ладно, поставь народ куда следует. Работай!
   Скоков неслышно закрыл за собой дверь.
  
  
   КУРИЦЫНА И СИДОРОВ
  
   В пятницу в половине 11-го Сидоров прибыл в мэрию, чтобы обратиться к Курицыной, как ему было велено Скоковым.
   В отделе кадров увидел даму в простой темной кофте. Эта была двоюродная сестра мэра Эльвира Петровна Курицына. 155-58-61.
   Окончив педучилище, преподавала марксистско-ленинские знания в средних учебных заведениях. В 29-ти летнем возрасте вышла замуж за водителя автобуса. С первых же дней совместной жизни начались споры о роли Ф. Энгельса в истории развития революционных идей в Европе. Через год, устав от постоянного разногласия и по другим известным личностям, им оставалось одно - развестись. И вскоре произошла с ней почти трагическая история. Знаменитая директива Ульянова-Ленина - "Власть- народам! Фабрики- рабочим! Земля- крестьянам!" перевернулась в ее голове в "Власть- буржуазии! Фабрики- олигархам! Земля- помещикам!". Не выдержав такого над собой необъяснимой природы насилия, решила сотворить что-либо над собой. Однако, судьба сжалилась над ее душевными муками. И после невыносимой недели слова вождя так же внезапным образом приобрели свое прежнее историческое значение!
   - Из "скоковских"? - спросила строго Курицына, подняв голову на вошедшего Сидорова.
   - Сидоров я, Василий Петрович!
   Повернулась к рядом стоящему шкафу. Достала красную папку и углубилась в чтение. Затем папку положила на место и с любопытством посмотрела на сидящего перед ней вполне моложавого мужчину
   - Как вам удается это все делать?
   - Вы это о чем? - не понял Сидоров, очнувшись от рассеянного состояния.
   - Перемешивать салат сверху вниз.
   - Откуда вы это знаете?!
   - Я все должна знать! - строго произнесла Курицына.
   - Для этого нужна сноровка, - Сидоров начал было объяснять, но дама бальзаковского возраста его резко одернула.
   - Я так и думала! Рябиновую настойку сами делаете?
   - А вот это уже сугубо личное! - не выдержал Сидоров.
  - Пусть будет по - вашему. И еще, никотин вреден, даже если курить два раза в год! А теперь главное - все, о чем с вами будут говорить, категорически не подлежит ни с кем обсуждению! Я понятно изъясняюсь?
   - Конечно, если этого требует конспирация...
   - Довольно пустых слов! В комнате напротив выдадут пропуск в нашу столовую. Там же получите направление для оформления на работу. И еще, спросите про план занятий!
  - А для чего это все? - удивился Сидоров.
  - Узнаете в свое время! Свободны!
  - Вот же, мымра какая! - подумал Сидоров, когда покончив со всеми формальностями, вышел на улицу и поехал на велосипеде домой. - Даже на простой вопрос ответить не захотела. И откуда она про меня так много знает?
   Дома прилег на старый диван и немного вздремнул. Поднявшись, потянулся к бутылке пива. По всему выходило, что неспроста встретился с ним Скоков раз с ним такие доверительные беседы, ведут! Закрепиться бы в его команде. Вдруг еще и поступок какой смелый учинить придется!? Сидоров понял, что его начало заносить!
  
  
   ИВАНОВ И СИДОРОВ
  
   Выпив пива, Сидоров вспомнил про соседа, с которым решил тут же разобраться! Только он один мог знать про настойку, сигареты и салат, не раз засиживаясь у Сидорова на кухне! А теперь и Курицыной все это известно! Иванов, участковый милиционер, жил дверью напротив с неженатой дочкой Нюрой, продавщицей в магазине "Бытовая химия" и женой Настей, работающей уборщицей в мэрии. Сидоров настойчиво постучал в дверь напротив, поскольку звонок давно не работал.
   -Отворяй!
  За дверью послышался лязг ключа в замочной скважине. Показалась помятая физиономия соседа. 175-76-44.
   - Что случилось?! Отдохнуть не даешь...
   - А вот что! Ты своей женушке рассказал, как я салат перемешиваю? Что выпиваю и сколько раз у тебя сигареты прошу!?
   - Ну, Нюрке про салат говорил. А про остальное ни слова! А что такое?!
   - Кому про сигареты разболтал?
   - Такое было! С неделю назад иду я с магазина по Колхозной и вдруг останавливает меня один тип и закурить просит. Достаю из пачки сигарету и, словно черт меня дернул тебя вспомнить, говорю - а ведь ты не первый кто у меня закурить просит. А он сразу, а как его зовут? "А зачем спрашиваешь?" -спрашиваю. И тут он корочку с гербом из кармана тащит. Видишь? Вижу! Так вот, об этом не каждому знать полагается. Ну, я и сказал, как ты два раза в год сигаретами у меня разживаешься.
   - В чем еще хочешь добровольно сознаться!?
   - Если ты про рябиновую настойку, то дело было так! Возвращаюсь как-то из магазина уже по Кузнечной через сквер. И вдруг со скамейки незнакомец ко мне навстречу встает. Опять же удостоверение с гербом в нос тычет. Ловко так, что и не разберешь, кто таков будет! Не бойся, говорит, ночевать домой придешь. Добрались до одной квартиры. Я сразу определил по расставленным вместо стульев табуреткам, что к особистам попал! Эге! - думаю, - с чего бы это?! Усадил он меня на одну и стал расспрашивать про разное. В том числе, как я к мэру отношусь. Зубы мне заговаривает. И вдруг такой интересный вопрос задает - а вот скажи- ка, братец, как своего соседа по фамилии Сидоров, можешь охарактеризовать? Я только подумал, а зачем это спрашивает, а он уже отвечает- я все должен знать! Ну, что делать? Я и отвечаю, мол, увлекается он рябиновой настойкой 35 градусной крепости поскольку не раз ее под закусь с ним употреблял! А так, говорю, человек культурный, порядочный. Поддерживает линию, проводимую президентом и правительством! Это я от себя добавил, потому что так полагается!
   Сидоров взялся за голову.
  - И тут он спрашивает: а поучаствовать в предвыборной компании нашего мэра в свободное от службы время не хочешь? Нет, - отвечаю, - я человек служивый и лезть в политику мне не положено!
  -И правильно делаешь, недотепа! - сказал Сидоров, прежде чем выйти вон.
  
   КАЛЮЖНЫЙ
  
  Согласно плану занятий, в среду Сидоров вошел в комнату номер ?23. У раскрытого окна стоял долговязый худой малый в красной футболке с белыми рукавами. Увидел восемь лиц мужского пола, сидевших в одном ряду на стульях. Человеком в футболке был Калюжный Егор Демьянович, 181-72-26, сын родного брата жены мэра. В армии не служил. Дядя помог с помещением в психдиспансер. Провалявшись в нем с неделю, был выписан с липовой статьей, избавившей его от армейской дедовщины. Благополучно окончил в областном университете факультет по городскому водоснабжению и канализации. Впрочем, он мог окончить любой факультет, зная, что при таком родственнике теплое местечко в городе ему всегда найдется. В мэрии занимался связью с общественностью.
   - Я правильно попал?
   - Раз попали, значит правильно!
   -Логично! - сказал Сидоров, рассматривая аудиторию.
   - Было бы так же логичным узнать кто вы?- не отставал малый в красной футболке с белыми рукавами.
   - Сидоров я.
  Сидоров пристроился на свободное место.
   -Кажется, собрались все! -сказал Калюжный. - С этого дня вы будете называться слушателями краткосрочных курсов. После окончания их вам предстоит сопровождать нашего мэра Степана Ильича Сухого в его рабочих встречах с городской общественностью. Поэтому вы должны хорошо представлять себе его, как личность. Знать о любимых животных, привычной еде, увлечениях в свободное время? Знать о том, где он отдыхает? Где проводит отпуск?
  - Для чего вы все это говорите? - спросил один из слушателей.
   - Что же здесь непонятного, Чижиков?- изумился Калюжный.- Для успешного выполнения стоящей перед вами задачи, вы должны видеть перед собой не живой манекен, а разносторонне развитого человека!
   Два дня Калюжный вкладывал в головы курсантов мегабиты ненужной, как они все решили, информации о самом мэре, о сложной обстановке в мире, о текущих проблемах в стране. О будущих прорывах в экономике, науке, образовании. И в конце своих образовательных лекций Калюжный произнес:
   - А теперь предлагаю определиться, какие социальные слои населения каждый из вас хотел бы представлять - тружеников общепита, медработников, рабочий класс или народную интеллигенцию?
  Сидоров, вспомнив, кем от был, сразу же заявил о своем желании стать интеллигентом.
   - Кто еще желает присоединиться к Сидорову?
  Откликнулись Чижиков и Петросян.
   - Ну, что же, - сказал Калюжный. - Троица смотрится вполне убедительно!
  Оставшиеся слушатели предпочли стать трудящимися общественного сектора с правом переквалифицироваться во все, что потребует ситуация.
   - А что если первое лицо с парашюта прыгнуть потянет? Мы тоже должны рядом с ним в воздухе кувыркаться? - спросил курсант Гуревич.
   - В таких случаях мы будем привлекать профессионалов! Однако, в случае с нашим мэром, уверяю вас, дело до этого не дойдет.
   - Слышать это большое облегчение! - обрадовались слушатели.
   - И еще! К среде прошу предоставить мне вопросы, с которым хотели бы обратиться мэру во время первой с ним выездки на встречу с народом!
  На улице Приходько спросил Сидорова.
   -А где тебя Скоков нашел?
  - На базаре, когда капусту покупал. Появился неизвестно откуда и сразу за дело! Бойкий такой!
  - Говорил ли, что ты такой статный, чуть ли не благородных кровей?
  - Говорил!
  - А коньячок в самом конце за сотрудничество предлагал?
  - Сто грамм налил!
  - Он и в Чижикове стать приметил. А у него рост-то сто пятьдесят с копейками!
  Все засмеялись. И Чижиков тоже. Это была правда, к которой он давно привык и ни капельки по этому поводу не комплексовал. Слушатели дружно двинули в рядом стоящий ресторан отметить первый день совместных занятий.
  
  
  
  
   БЕНЕДИКТОВ
  
  
  В пятницу слушателей повели к завхозу мэрии Бенедиктову - 169-76-57. Отдав армии 30 лет, и дослужив до майора интендантской службы, Анатолий Севастьянович оказался на жизненном перепутье. Мирная жизнь оказалась куда более сложной, чем многолетнее пребывание в армии. Все жизненные вопросы приходилось решать самому. Взрослые дети жили своей жизнью. Жена из-за разных болячек больше сидела дома. И он, никогда не знавший другой работы, кроме служения Родине, было зачах. Узнал однажды, что близкий родственник жены выбран мэром в одном городе. Решил тут же его навестить с целью в нем и остаться, если повезет. Бенедиктову повезло.
   - Своих не бросаем! - сказал мэр Сухой, как только услышал о желании мужа сестры. И тут же назначил на место заведующего складом. Благо оно только что освободилось по причине судимости предыдущего за растрату казенного имущества. Об этом узнал Бенедиктов, когда выпивал с мэром за встречу в его кабинете.
   Слушателям предстояла подгонка служебного обмундирования, а также средств защиты от погодных катаклизмов. В подвальном ярко освещенном помещении вдоль стен стояли высоченные стеллажи, набитые всевозможным товаром. Выяснилось, что "рабочему классу" надлежало иметь верхней одежду и обувь. Интеллигенции же было предложено только два халата- белый для изображающих медиков и синий для инженерно-технического персонала. Ни о какой обуви речи не шло. Это вызвало у курсанта-интеллигента Петросяна законный вопрос, чем обусловлена такая дискриминация по социальному признаку? Завхоз Бенедиктов, употребляя стандартный набор слов¸ доходчиво пояснил, что наша интеллигенция проводит свое рабочее время исключительно в тепличных под крышей условиях. И она же материально обеспечена. Может сама побеспокоится при случае обо всем необходимом!
  - А, если у меня нет галстука? - спросил Сидоров.- А он может пригодиться при посещении мэром филармонии или музея народного творчества?
  - Это странно слышать от курсанта, захотевшего стать интеллигентом! - остроумно отреагировал завхоз Бенедиктов.
  - Так получилось,- ответил Сидоров.- Ведь я пенсионер. А зачем нашему пенсионеру галстук?
  - Тогда это другое дело! Если мэру приспичит посетить указанные вами культурные заведения, я одолжу вам свой! А теперь будем выбирать из того, что имеется.
   А имелось многое. Более часа слушатели подбирали служебное обмундирование, награждая друг друга шутками. Наконец, сложив все в пакеты, расписались в инвентарной книге за полученное.
  - Смотрите, ничего не терять, не рвать, и не пускать на сторону! А то и меня ждет судьба моего предшественника.
  А что с ним? - спросил курсант Глушаков.
  - Проворовался на два "лимона" и получил год вольного поселения с правом через три месяца на УДО!
  - Тогда вам абсолютно нечего бояться!- оптимистично заверил завхоза слушатель Гуревич.
  
  
  
  
   ЧЕРТЫХАНСКИЙ
  
   Во вторник Сидоров и остальные познакомился с обществоведом местного технологического техникума имени К. Цеткин Чертыханским Игорем Ивановичем, 174-78-54. В льняном помятом пиджаке и таких же помятых брюках, он более всего походил на человека, которому на роду написано заниматься именно этим делом. По-хозяйски расположился за столом. Вытащил из портфеля толстую тетрадь. Долго смотрел на неё, словно не зная с чего начать. Наконец, поднял голову.
   - Что есть власть?! - неожиданно громко произнес он - Раз вы подрядились ее обслуживать!
   Чертыханский сделал театральную паузу, рассматривая притихших взрослых мужчин.
   - Власть, как говорит наша прогрессивная политология, есть принудительное навязывание чужой воли другим! Отсюда следует вывод, - это политический инструмент, формирующий гражданское общество в нужном ей, власти, направлении!
  - А понятливее можно?
  - Кто спросил?
  - Слушатель Глушаков!
  - Так вот, Глушаков! Это следует понимать, как стремление власти через написанные под ее диктовку законы подчинить подвластное ей население! Ибо только в таком случае власть может быть уверена в своем продолжительном и комфортном существовании!
  - Интересно бы услышать, как такую власть заиметь? - просто так спросил Сидоров.
   - Ваша фамилия?
   - Слушатель Сидоров.
   - Так вот, Сидоров и другие! Это происходит разными путями. Например, путем захвата власти у существующей власти в результате народных революций!
  - Простите, пожалуйста! - послышался чей-то голос.
  - Ваша фамилия?
  - Слушатель Чижиков! Я насчет Спартака! Можно ли им поднятое восстание отнести к названной вами категории?
  Чертыханский с удивлением посмотрел на невысокого мужчину.
   - Далеко же вы забрались, молодой человек! И оказались правы! Именно так трактует ее наша прогрессивная обществоведческая наука! Гладиаторы восстали против эксплуататорского класса. Как же иначе можно оценивать это знаменательное событие!
   Чертыханский сделал паузу, чтобы сосредоточится и продолжить изложение темы власти.
   - Длительный период в истории человечества власть передавалась наследникам правящих династий. При этом часто возникала путаница, которая разрешалась физическим устранением лишнего претендента на трон. И это приводило к неразберихе и гражданской смуте! И, наконец, политологами был придуман самый прогрессивный способ получения власти. Кто может сказать, как он называется и в чем его суть?
   - Это все знают!- раздалось в комнате.
   - Кто сказал?
   - Слушатель Шляхтич!
   - Ну, что же, Шляхтич, с удовольствием послушаю вашу точку зрения!
  - Этот способ состоит в том, что послушное население приходит куда следует, голосует за кого следует, а затем идет в буфет выпить и закусить! И называется это народными выборами.
   - Вы, случайно, не либеральный демократ? - поинтересовался обществовед.
   - Я простой рабочий на нашей обувной фабрике.
   - Тогда позвольте внести ясность. Как учит наша политология, именно всенародные выборы полностью удовлетворяют чаяниям простого человека, доверившего своим лучшим сынам и дочерям страны властвовать над собой. Почему доверил? Потому что ему надо хлеб растить, сталь плавить, учить, лечить и так далее. Иными словами, заниматься общественно полезным трудом! И становится очевидным, что при такой интенсивной ежедневной работе на власть у него просто не остается времени!
  - Откуда тогда берутся критики власти?
  - Кто спросил?
  - Слушатель Гуревич!
   Чертыханский прокашлялся. Достал из портфеля бутылку с водой. Налил в принесенный с собой пластмассовый стаканчик. Задумчиво выпил. Видимо вновь припоминал, что говорит об этом политология?
  - Так вот, Гуревич! К сожалению, имеются среди нас еще социально чуждые элементы, распространяющие лживые слухи о злоупотреблении властями данной им народом властью! Я понятно говорю?
  - Понятно, понятно! - раздались дружные голоса. Слушателям совсем не хотелось слушать дополнительных разъяснений Чертыханского.
  - И они на деньги американского обкома внушают народу недоверие к нашим властным структурам. Зомбируют неокрепшие души школьников и студентов. Пытаются разложить рабочий класс! И вот наглядные этому примеры. Вам уже рассказывали, как один радикал, утверждал, что в мэрии процветает кумовство! Я расскажу вам о других абсурдных в адрес мэра обвинениях. Неоднократно судимый за торговлю огородной продукцией в неустановленном месте, левый экстремист днями публично заявил, что наш мэр переводит бюджетные деньги на свой счет в один из кипрских офшоров! Давайте рассуждать логически! Где Степан Ильич, а где этот Кипр?! Или, вот еще! Правый радикал, состоящий, между прочим, на учете у нарколога, написал в "Фейсбуке", что мэр Сухой во время поездки на работу блокирует своим кортежем главную улицу города! Другой бы на его месте прижучил бы по всей строгости за такой провокационный пасквиль! Однако, наш мэр, как истинный демократ, изменил маршрут своего следования и стал вследствие этого с опозданием появляться в своем рабочем кабинете.
   - Я видел вчера его лимузин с охраной на этой самой улице! - вылез некстати с вопросом курсант Чижиков.
   - Как ваша фамилия?
   - Чижиков я!
   - Так вот, Чижиков! Вы хотите сказать, что я владею недостоверной информацией?
   - И мысли такой не было!
   - Вот видите, вы сами только что признались в своей ошибке! В заключении хочу заверить всех вас, что несмотря ни на что Степан Ильич Сухой вновь будет переизбран на свой высокий пост! И, вы, господа слушатели, должны помочь ему в этом!
   Не отвыкший с далеких времен от обычных в таких случаях аплодисментов, Чертыханский театрально вскинул голову кверху. Но слушатели, не обратив на это внимания, быстро удалились из помещения, оставив одного лектора в некотором недоумении.
  
  
   НИКОНОРОВ
  
   В среду слушатели занимались построением группы в зависимости от места встречи начальства с простым народом. Вариантов было не много, учитывая количество объектов социально- бытового и производственного назначения. Проводивший занятие инструктор по физической культуре и спорту молодой и энергичный Никодим Витальевич Никоноров, 179-75-29, муж дочери Сухого.
   Окончив спортивный факультет по специальности тренер по стрельбе из лука, долгое время не мог найти работу вследствие отсутствия в городе для этого спортивного инвентаря. Устроился в школу простым учителем физкультуры. Став зятем мэра, тут же был пристроен в мэрии ответственным за спортивно-массовую работу. Никоноров отошел в сторону, проверяя, как участники держат строй.
   - Вот вы, Сидоров, как стоите?
   - Как вы мне сказали, так и стою.
   - А как вы будете стоять, если мэр будет с правой стороны?
   - Я буду стоять на том же самом месте, между Приходько и Глушаковым, но смотреть уже буду в другую сторону.
   - Правильно! Запомните все! Ваши глаза должны быть всегда направлены в сторону начальства. Начальство идет влево, и вы поворачиваете головы влево.
   - Начальство идет вправо, и мы поворачивает вправо! - сказал Приходько.
   - Правильно! А вот если начальство идет прямо на вас! Что вы будете в таком случае делать, курсант Шляхтич?
   - Нам нужно будет или расступаться, чтобы дать ему пройти, или отступить назад, если оно остановится прямо перед нами!
   - А особенно, если Шляхтич с похмелья! - сострил курсант Чижиков.
  Все прыснули со смеха.
   - Серьезнее, господа!- одернул Никаноров.
   - А что, если отступать некуда?- спросил скромно Тарасевич.
   - Отступать всегда есть куда!- поправил инструктор Никаноров.- Но для этого нужно заранее сделать на месте рекогносцировку. Итак, еще одна установка! Посмотрим, как вы самостоятельно с ним справитесь. Вы собрались в актовом зале для встречи высокого гостя. Зал заполнен работниками учреждения. Где вы должны в таком случае находиться?
   - Полагал бы, как можно ближе к высокому гостю, дабы проще было задавать вопросы. - высказал свое мнение отставной подводник Глушаков.
   - У кого еще есть варианты?
   - Думаю, что быть нам всем вместе не совсем правильно.- сказал Сидоров.- Тут могут сразу возникнуть вопросы, почему спрашивает только первый ряд?
  - Запомните!- строго сказал Никаноров,- Шеф должен быть уверен, что он не услышит несогласованный заранее с ним вопрос! И это самое главное в вашей работе!
  
   Придя домой, Сидоров поел вчерашнюю вареную картошку с кислой капустой. Лег на дедовский диван и задумался над происходящим. С одной стороны, как-то нехорошо подыгрывать мэру. А другой стороны, что в этом такого, от чего лично ему, Сидорову, должно быть стыдно? Существуют же для этого такие люди у губернатора! А, может быть они есть и у самого президента!? Почему это не может быть у Сухого?
   Успокоив себя нехитрыми рассуждениями, Сидоров повернулся на правый бок и вскоре уже видел первый сон. Он и его друзья-слушатели идут с разноцветными знаменами под громкие звуки праздничной музыки по центральной улице города. Звучат здравницы в честь мэрии и ее руководства! На сколоченной из бревен и досок трибуне Сухой, Скоков, Калюжный и стерва Курицына! Они приветливо машут демонстрантам. А вот Никанорова с Чертыханским видно не было. Скоков показывает мэру на Сидорова и тот рукой приглашает его подняться к ним на трибуну. Сидоров поднимается. Сухой вручает ему тугой конверт, говоря, что за отличную работу! Сидоров думает- делиться с партнерами по группе или нет? И просыпается.
  
  
  
   ДЕТСКИЙ САД
  
   В пятницу слушатели курсов собрались в кабинете Скокова. Был и Калюжный.
   - Скоро вы будете представлять обслуживающий персонал детского сада. Егор Демьянович, соберите подготовленные слушателями вопросы для мэра. - попросил Скоков.
  Прочитал их. Некоторое время молчал, а затем произнес:
   - С сожалением должен признать, что вы до сих пор не поняли на чьей стороне баррикад должны находиться в наше непростое время.
   Скоков потряс перед собой листки.
   - Тарасевич спрашивает, когда в городе будет, наконец, пущен трамвай, обещанный жителям города еще 10 лет назад?
   - Чижикова заинтересовался проблемой сдачи стеклотары, как это было в старые советские времена!
   - Приходько интересует мусор возле городской бани. И, когда перестанут его там сваливать!
   - Глушаков спрашивает, почему нельзя собираться в общественных местах более трех человек без на то разрешительной от мэрии бумаги?
   - Петросян! Скажите, почему в городе нет ни одного класса с армянским языком обучения?
   - Шляхтич обеспокоен наличием в городе большого количества бродячих собак и кошек и какие меры будут приниматься по их устранению!
  Как все это мелко, банально, местечково! Оставим же эти проблемы нашим политическим оппонентам! Вы должны более основательно подумать, с какими свежими, новыми мыслями хотите обратиться к нашему Степану Ильичу от имени жителей города. А вас, Сидоров, поздравляю c хорошо продуманным вопросом! Все свободны. Егор Демьянович, а ты останься!
   - Егор! Какого черта! Ты, вообще, чем с ними все это время занимался! Они до сих пор понятия не имеют, для чего их собрали! Под монастырь подвести меня хочешь! - раздраженно произнес Скоков, оставшись наедине с провинившимся идеологом.
   - Недоработал, Константин Амвросьевич! Все исправлю!
   - Значит так! Всем лично напишешь вопросы. И чтоб от зубов отскакивали! Головой отвечаешь!
  
  
  Наступил вторник 19 июля! В 9 часов утра слушатели уселись в поданный для них микроавтобус и отправились в детский сад номер 5. Прибыли на место за полчаса до начала мероприятия. Фасад здания был украшен разноцветными шарами и транспарантом - "Народ и мэрия - едины!" Под ним квадратное панно с изображением человека в поварском колпаке. Широко улыбаясь, он в правой руке держал толстую сардельку. Внизу красным было написано -"Я сделал свой выбор! А ты!?"
   Незнакомые люди в количестве не менее 40, уже сидели на разных рядах просторного помещения. Слушатели расположились вразнобой впереди.
   Сухой в сопровождении Скокова, Никанорова и Калюжного, войдя в помещение, по-хозяйски расположился за столом с букетом розовых пионов, испускавших приятный запахом. В зале наступила тишина.
   - Дорогие друзья! - громко произнес Скоков - Поприветствуем нашего дорогого Степана Ильича!
   Подождав пока стихнут редкие хлопки, Сухой поднялся. Уперся двумя руками о край стола, как о трибуну, покрытого синей скатертью.
   - Дорогие горожане! Вот уже 14 лет я тружусь на благо всех вас не покладая рук, как раб на галерах! Забыл, когда в последний раз летал на Мальдивы. Когда в последний пил минеральную воду в Баден-Бадене! Ездил на коне во французских Альпах! Обедал у губернатора области! И только потому, что впереди выборы! А значит, есть время только на борьбу с разными радикалами и подпевающими им либералами, жаждущими занять мое место! Я хочу спросить вас - разве эти люди способны выдвинуть какую-либо конструктивную программу! Они способны только на одно - на огульную критику всего, что было мною уже сделано! Что создано за все мои годы у руля города нашим совместным нелегким трудом! Так скажем вместе - нет места им в руководстве города!
   - Нет! - дружно крикнули "скоковские" бойцы.
   - Нет им места на наших улицах и в парках! - продолжал Сухой, повышая силу своего голоса, оказавшегося на удивление сильным с хорошо поставленными модуляциями.
   - Нет! - подхватили задние ряды.
   - Нет на наших автостоянках и в наших магазинах! Нет им места вообще в нашем городе! - напирал Сухой, поднимая эмоциональный настрой сидящих в зале.
   - Нет! Нет! - раздалось мощное из всех присутствующих в зале глоток.
  Сухой, удовлетворенный своим выступлением, уселся на место.
  Поднялся торжествующий Скоков.
   - А теперь, после столь яркого выступления нашего мэра, прошу задавать вопросы! Я вижу, как сидящему на первом ряду сотруднику не терпится о чем-то спросить у уважаемого Степана Ильича!
  Поднялся слушатель Тарасевич.
   - Пользуясь возможностью, хотелось был вас спросить о вашем отношении к событиям в Бангладеш, где совсем недавно сменилась верховная власть?
  Степан Ильич довольно улыбался.
   - Вы кем здесь работаете? - поинтересовался мэр.
   - Здесь я сторожем числюсь.
   - Почему это случилось? Это случилось, потому что власть перестала интересоваться проблемами народа! И вот такой результат! И только в нашей стране народ постоянно ощущает на себе всю многогранную заботу власти о его дальнейшем благополучии!
   Поднялся слушатель Гуревич, представившийся воспитателем.
   - В советское время в газете "Правда" регулярно печатались статистические сведения о выплавке в стране стали, чугуна, производства цемента на душу населения. Читая эти цифры, я всегда испытывал гордость за свою страну и его руководство. Почему сейчас эти данные нигде не публикуются?
   - Замечательный вопрос! В связи с происками натовской военщины прежнее руководство экономический потенциал страны использовало в первую очередь на укрепление ее вооруженных сил! Поэтому необходимые для жизни товары доставали, как тогда говорили, по блату. Купить в свободной продаже даже туалетную бумагу, было невозможно! А теперь у каждого, невзирая на должность и положение, какой ее только нет! Здесь и мягкая, и нежная, и белая и желтая! А с какими названиями! Пожалуйста -"студенческая", "школьная"! А однажды мне встретилась даже "академическая"!
  Лицо мэра озарила светлая проникновенная улыбка. Эта тема ему была по душе и в ней он хорошо ориентировался.
   - Народ шутил, что коммунисты использовали в то время для удовлетворения известной нужды "Литературную газету", а либералы в отместку - "Правду"! И это резко подняло их тиражи! Запомните! В стране, где туалетная бумага перестает быть дефицитом, необходимости публиковать сколько тонн чугуна и стали произведено на душу населения уже нет!
  Раздались аплодисменты.
   - А какой бумагой пользуетесь вы? - не унимался назойливый Гуревич.
  Сухой шутливо помахал пальцем.
   - Не хочу делать ей рекламу.
   Пришло время заявить о себе и Сидорову.
   - Моя фамилия Сидоров! Прежде всего разрешите поблагодарить вас за внимание и заботу, которые вы ежедневно проявляете к нам, простым гражданам! Уже скоро вы вновь будете, избраны на пост мэра нашего города! И в этом уверены все в этом зале! Поэтому не могли бы вы уже сейчас озвучить свои планы по дальнейшему улучшению жизни наших горожан! Мы уверены, что все они будут, как и все предыдущие, будут осуществлены! И за это вам уже заранее мы говорим- огромное спасибо!
  Скоков, Калюжный и Никаноров широко улыбались, видя, как улыбался Сухой.
   - Хороший вопрос! Для меня всегда главным была достойная жизнь наших избирателей! Ибо они- есть самое главное богатство города! И именно ради них я тружусь и буду трудиться на посту мэра! Я уверен, что во время моего нового срока мы все вместе обязательно сделаем наш любимый город еще краше и уютней! И тогда жители из других городов и даже стран возжелают в нем поселиться! И это обязательно сбудется!
   Раздались аплодисменты.
   - Моя фамилия Глушаков. Я числюсь здесь завхозом. Вот мы тут с товарищем поспорили, где дороже товары в магазинах Германии или в Албании?
   - А как вы думаете?
   - Я думаю так, - чем беднее страна, тем беднее и народ в ней. Стало быть, чем беднее народ, тем дороже в магазинах!
   - Вы правильно подметили тенденцию, которая, к счастью, наших граждан не касается. У нас товары доступны всем, невзирая на социальное положение! И этот факт убедительно доказывает, что руководство наше развивает страну в правильном направлении!
   Сухой поднялся.
  - На этом наша встреча подошла к концу. Еще раз всем спасибо за то, что пришли! - сказал Скоков.
  Возвратившись в мэрию, слушатели поднялись на второй этаж, прошли в комнату и расселись, в ожидании Скокова. Было интересным услышать его мнение о проведенной ими встрече.
   - Друзья! - сказал появившийся Скоков. - Вы успешно прошли испытание во встрече мэра с народом! Были, правда, отдельные шероховатости, простительные для первого раза! Глушаков! Как звучал вопрос, полученный вами от Калюжного?
   - Что думает мэр насчет взаимосвязи между состоянием экономики и ценовой политикой государства?
   - И причем здесь Германия с Албанией? Ни о каких странах в вопросе речь не шла! Вы сознательно назвали именно эти две страны, находящиеся на разных полюсах своего экономического развития! Вы на что намекали?
   - Ни на что я не намекал!
   - Вы намекали, ой как намекали! И это сразу же понял Степан Ильич, который вот только что мне об этом сказал! Есть ли еще среди вас желающие всунуть некстати свои пять копеек? Нет! Тогда все в столовую! А вас, Глушаков, я попрошу остаться!
   В исполкомовской столовой было свежо и тихо. Сидоров и остальные, взяв подносы, быстро выстроились друг за другом, с шумом втягивая носом аппетитные запахи, исходящие от расположенных на витрине блюд. Сидоров взял тарелку красного наваристого борща, второе в виде жареной картошки с свиной отбивной и салатик из помидор с огурцами. Взял кружку чая с печеньем и бутылку минеральной воды. Расплачиваясь, был удивлен суммой чека. Расположился за столом с видом на городскую площадь с Гераклом и его товарищами. Вскоре к нему с Тарасевичем и Петросяном подсел вернувшийся Глушаков.
   - Ну, что он тебе говорил?
   - Что больше не потерпит моего своеволия и отчислит, если такое повториться.
   - Недурно кормят, однако, здесь!- произнес белорус Тарасевич, наворачивая на картофельный суп с плавающими в нем кусками мяса.
   - И так дешево! - сказал Петросян, глядя на тарелку с жареным на постном масле картофелем и двумя толстыми сардельками- В городе заплатил бы в три раза дороже!
   - Чему удивляться! - отозвался с другого стола Чижиков.- На то она и власть, чтобы позаботиться о себе любимой!
   - Не знаю, как вы, а я себя чувствую проституткой,- сказал бывший подводник Глушаков и обратился к Сидорову.
  - А ты молодец! Ловко мэра подцепил - "Заранее спасибо за все что будет еще впереди"! Я вот, ребята, надумал уходить из этого балагана! Не хочу быть больше марионеткой в "скоковских! руках! Спасибо за компанию! Надеюсь, что когда-нибудь еще встретимся!
   Ночью Сидоров спал беспокойно. Снилось, как Скоков таскает его за ухо и злобно говорит, - Никакой самодеятельности, никакой махновщины! Ты понял, Сидоров? Понял-то понял, но ведь и в самом деле делать то что-то конкретное надо, а не только обещать! Ах, вон ты как заговорил, предатель? Не было такого и никогда и не будет!
  Проснулся с тяжелой головой. Кофе сварил. Вроде полегчало. А тут и звонок телефонный подоспел.
   - Сидоров?
  - Ну, я!
  - Это база-2. Просим зайти за причитающимися вам деньгами.
   Сидоров вспомнил, что был раз на этой базе и подписал какую-то бумагу.
  С полученным в этот же день на плодово - овощной базе вознаграждением Сидоров отправился на базар к знакомому уже продавцу. Тот был на старом месте.
   - Привет! Почем капуста из Одессы?
  - Добрый день! Подороже будет!
  - Сегодня за ценой не постою! - бодро ответил Сидоров
  - Никак в "Спорт-лото" выиграли? - то ли в шутку, то ли всерьез спросил парень.
   - Уже не играю. - И Сидоров коротко поведал, как ему приснился вещий сон с выигрышными номерами, а он по своей глупости в него не поверил. Поставил свои числа и потерял из-за этого кучу денег!
  - Так, что если приснится невзначай комбинация цифр, немедля просыпайся, записывай и играй! Такое бывает только раз в жизни!
  - Последую вашему совету. Заходите почаще!
  - Спасибо! Удачи тебе!
  Нагруженный овощами и фруктами пошел дальше, пока не набрел на грузина, торговавшего всякой всячиной. Купил у него новый ошейник кожаный для своего "Пса". Себе выбрал галстук красного цвета. Наступали хлебные времена!
  
   СУХОЙ И СКОКОВ
  
  С утра следующего дня Степан Ильич Сухой был в благоприятном расположении духа. Этому способствовали вчерашнее посещение детского сада и крепкий, на удивление, сон. Без привычных по нескольку раз за ночь хождений в туалет по малой нужде. Сделав несколько кругов по кабинету в качестве утренней зарядки, вызвал секретаршу Клаву.
   - Позови-ка мне, пупсик, Скокова.
   - Вызывали, Степан Ильич?
   - Садись! В ногах правды нет! Молодец! И как тебе удалось собрать столько человек! Кто они?
   - Все у нас в очереди на социальное жилье стоят. Так что мою просьбу собраться они откликнулись сразу!
   - А вот Никаноров с сосиской на плакате переборщил! Надо будет для следующего раза другой предмет подыскать, более подходящий к выборам!
   - Исправим, Степан Ильич!
   - Как мое выступление оцениваешь?
   - Вы были на высоте! Очень ярко и эмоционально насыщенно прозвучало ваше вступительное слово! Ваши ответы - просто эталон знаний и логики! А спич насчет коммунистов и либералов с их газетами хоть в юмористическую передачу вставляй!
  Сухой с удовольствием выслушивал подчиненного, понимая вместе с тем, что тот перебарщивает в своих комплиментах в его адрес. Ну, что поделать, ведь ему нравилось быть начальником. И хотелось быть им всегда!
   - А, что, твои орлы в самом деле клюнули на вчерашнюю постановочную встречу, как на настоящую?
   - Ни у кого не возникло ни малейших сомнений!
   - Засиделся, Костя, ты в своей должности! Надо подумать, куда дальше двинуть!
   - Спасибо, дорогой Степан Ильич!
  На лице мэра появилась улыбка.
   - Давай-ка по рюмашке! Заслужили, небось!
  Сухой разлил по рюмкам начатый им с Втюриным коньяк. Выпили. Повторили. Закусили черной икрой на белом французском багете.
  - Читал во вчерашнем номере "Провинциальных вестей" статейку про меня журналюги Петрова? Явно кто-то заказал ему этот пасквиль!
  - Читал и удивлялся откуда у него столько наглости, чтобы извращать очевидные факты? А когда-то демократом себя позиционировал! - откликнулся Скоков.
   - Вот, вот! Все они, когда деньги почуют продажными становятся! Ты вот что, напиши на имя главного такой текст, чтобы от этого дерзкого писаки мокрого места не осталось! А я подпишусь. Перо не затупилось, поди еще?
   - Степан Ильич, обижаете!
   - Считай, что пошутил! И еще, мэр соседний, придумал в городскую Думу бывших спортсменов штангистов, биатлонистов, футболистов там разных двинуть! Даже двух экс- боксеров тяжелого веса! Видно, захотел Думу совсем ручной послушной сделать! Надо- бы и нам что-нибудь такое оригинальное сотворить! Как думаешь?
   - Я бы предложил подобрать с десяток дворников, санитарок, простых работяг. Оформить самовыдвиженцами и к Аркадию Кузьмичу двинуть. Он в своем избиркоме их быстренько зарегистрирует! А остальное дело техники!
   - Быстро соображаешь! И соседу самый раз в пику будет!
  Сухой откинулся в кресле, скрестив руки на пухлом животе.
  - Припоминаться стала в минуты посещающих меня раздумий ушедшая Русь наша матушка. Был бы я в ней градоначальником, а не этим, дурацким словом из трех букв! Всякая челядь как-бы обращалась- "Ваше благородие", что ли?
   - Ну, что вы! Только "Ваше превосходительство" !
   - А, если бы в губернаторы вышел?
   - "Ваше Высокопревосходительство"! И не иначе!
   - Звучит красиво, Константин! Как думаешь, не начать ли мне пресс-конференции ежегодные проводить в нашем городском клубе? Собирать там общественность, активистов разных, прессу, гостей. И в непринужденной такой дружеской обстановке поговорить о текущих делах! О будущих задачах! Вообще, за жизнь! И чтоб население могло через прямую линию мне вопросы подбрасывать!
   - Идея очень даже своевременная! Надо подумать.
   - Вот и подумай! Забыл спросить - Сидорову Калюжный вопрос сочинил?
   - Сам придумал, Степан Ильич!
   - Уж больно соловьем заливался! Не заслан ли кем?
   - Мимо нашего майора и мышь не проскочит! Вмиг выяснит куда и зачем бежит!
   - И все-таки, еще раз поговори с Втюриным! На всякий случай.
   - Будет исполнено, Ваше превосходительство!
   - Ну, ты мне это брось! - улыбнулся Сухой - Чай, в каком веке-то живем! Иди, работай!
  
  
   СУХОЙ И ЧИСТЫЙ
  
  
   Скоков неслышно закрыл за собой дверь. Сухой откинулся на спинку кресла. Представил себе, как отворяется дверь к нему входит начальник городской службы по уборке мусора Пискарев с докладом. Низко кланяется и произносит- Ваше превосходительство, разрешите-с слово молвить.
   - Не в то время я родился. Ой, не в то! - с тоской вздохнул Сухой и налил в третий раз полную рюмку "Hennessy".
  Внезапно, среди тихого подвывания вентилятора, раздался телефонный звонок. Сухой вздрогнул. Так мог звонить только губернатор! За несколько секунд в его голове промелькнуло не менее десяти причин, по которым шеф мог ему позвонить. И ни одна из них не несла какой-либо ему неприятности или угрозы. Сухой приподнял трубку и приложил к уху.
  - Прокопий Борисович! Чем обязан вашему звонку?
   - Ты что это себе позволяешь? - раскатисто загремел в трубке столь хорошо знакомый суховскому уху голос Чистого. - Балаган устраиваешь?! Не по должности жить хочешь!
   - О чем это вы? - с трудом выдавил из себя побледневший Сухой, хорошо знавший крутой нрав областного начальника.
  - Смотри- ка, не понимает! Команду свою липовую разогнать и немедленно! А не то я из тебя "мокрого" сделаю! Или ты захотел пойти на выборы, как все!
   - Сию минуту будет исполнено- с, Ваше сиятельство! - со страху невпопад выскочило из Сухого.
  - Я вижу ты совсем рехнулся!? - Чистый положил трубку. Его взгляд сам по себе уставился на картину, изображающую самого главного начальника, пьющего что-то вместе с лицами мужского пола в оранжевых комбинезонах на берегу полноводной реки.
   - Эх, была бы сейчас монархия! - неожиданно пришла ему в голову шальная мысль. - Как бы тогда вели себя передо мной всякие "сухие" и прочие? Впрочем, грех на жизнь жаловаться и при нынешней власти! Выпью-ка я за того в чьих руках мое настоящее и, дай бог, будущее!
  Чистый достал из сейфа бутылку виски "Macallan, 15-ти летней выдержки. Налил в бокал и поднял по направлению к картине.
  - За ваше здоровье, Ваше Величество!
  С удовольствием выпил. Закусил севрюжьей икрой на французской булке. Вызвал автомобиль. Пора было возвращаться домой.
  
  
   ... Из всего, что услышал Степан Ильич, самыми страшными были слова о том, что он пойдет на выборы, как все! Это означало лишиться губернаторского административного ресурса и, значит, не водрузит он больше на пригретое за многие годы хлебное место свое толстое и неуклюжее тело!
   - Да это просто облом какой-то! - вырвалось из его рта.
  Так хорошо начавшееся дело рушилось прямо на его глазах! Сухой почувствовал, как покрывается холодным липким потом.
   - Какая сволочь оповестить успела? Узнаю, живьем в землю зарою!
   Степан Ильич не догадывался, что донес на него внебрачный сын губернатора Чистого майор особист, скрывающийся под фамилией своей матери Втюриной Изольды Викторовны!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"