Зайцев Михаил Яковлевич: другие произведения.

Яша

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.90*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Память - странная штука. Вот, вы, например, помните свое детство, своих маму и папу? Я не помню. А не снятся ли вам по ночам жуткие, закованные в броню всадники с копьями наперевес? А летающих ящеров вы не припоминаете? Вот, я - кажется, да. Казалось бы, чем может быть интересен в Израиле пожилой русскоязычный ортодокс с непривлекательной внешностью, к тому же умственноотсталый? Однако окружающие обнаруживают за этим человеком все больше необычного. Что это - неизвестная болезнь, теологический феномен или нечто иное? Да и человек ли он? И кого, вообще, можно считать человеком? Этого не знает и сам герой. Попытки в чем-либо разобраться приводят к ответам, которые таят в себе еще больше вопросов. Курьезные ситуации и захватывающие приключения ждут героя и его друзей.


Яша

Оглавление

  
   Часть I стр. 2
  
   Часть II стр. 35
  
   Часть III стр. 69
  
   Часть IV стр. 163
  
  
  
  
  
  
  

Часть I. Хасид.

  
   Память - странная штука. Вот, вы, например, помните свое детство, своих маму и папу? Я не помню. А не снятся ли вам по ночам жуткие, закованные в броню всадники с копьями наперевес? А летающих ящеров вы не припоминаете? Вот, я - кажется, да.
  

Яша - 18 мая 1944 г.

Гомель. Детский приют.

  
   Это первое мое отчетливое воспоминание. Что, впрочем, не удивительно, если учесть, сколько раз мне это потом пересказывали.
  
   В комнате было около сорока детей - мальчиков и девочек в возрасте лет до шести. Видимо, это была младшая группа, поэтому детей еще не разделяли по полу. Все мы были одеты в одинаковые безразмерные рубахи и острижены наголо. Единственной мебелью были расставленные рядами кровати, что придавало помещению сходство с больничной палатой, каковой она, вероятно, и являлась на самом деле. Кроме нас, в комнате были две нянечки, занимавшиеся с новенькой девочкой, которая беспрерывно плакала в голос.
   Четверо вошли в комнату и остановились возле двери. Одного - немолодого человека в белом халате и с добрым лицом - я, видимо, неплохо знал. Как я теперь понимаю, это был наш доктор. Двое других - один в пиджаке и с очками, а второй в полувоенном френче и шароварах - вероятно, были соответственно директором приюта и секретарем партячейки. Четвертым был пожилой бородатый дядька с ермолкой на голове. Вошедшие негромко переговаривались между собой. Я сидел в дальнем от входа углу, безучастно уставившись в побеленную стену и лишь изредка бросая взгляд на визитеров. Однако, не смотря на расстояние между нами, их разговор был мне хорошо слышен.
   - Не найдете вы тут никого, - говорил парторг весьма равнодушным тоном. - Фрицы всех ваших почикали.
   - Таки всех! - отвечал бородатый. - До войны тут жили более тридцати семи тысяч евреев. Таки ни один не выжил? Кто-нибудь прятался у добрых соседей, кто-то эвакуировался и возвращается теперь, а иные партизанили в лесах...
   При упоминании о возвращающихся беженцах парторг слегка поморщился:
   - Ну да! Как раз эта малышня и партизанила.
   - А как Вы собираетесь отличить своих? - вступил в разговор директор. - Большинство наших детей слишком малы, многие из них осиротели уже несколько лет назад и не помнят родителей.
   - У мальчиков можно проверить обрезание, - усмехнулся парторг.
   - Этого не понадобится, - бородатый шагнул вперед и громко продекламировал на древнееврейском: - Слушай, Израиль!*
  
   0x08 graphic
   * Слушай Израиль - начальные слова одной из основных еврейских молитв. Эти слова часто используются евреями в различных ситуациях. В частности и для еврейской идентификации. Существует несколько реальных историй о том, как в конце Второй мировой войны еврейские организации опознавали детей в сиротских домах при помощи этих слов. Маленькие дети, даже сами не зная, что они евреи, услышав эти слова начинали звать маму, от которой они эти слова слыхали прежде.
   Эта же молитва может произноситься евреем, готовящимся к смерти, либо призывающим помощь во время смертельной опасности.
  
   Все, кроме меня, находившиеся в комнате, немного опешили от этого возгласа и повернулись к вошедшим.
   - Слушай, Израиль! Господь - Бог наш!
   - Мама! - закричала одна из девочек и побежала к бородачу.
   Еще две девочки и один мальчик закричали и под недоуменными взглядами остальных бросились обнимать чужака.
   - Вот это да! - удивился директор.
   - Что за мать твою? - по-своему отреагировал парторг.
   - Что Вы им сказали? - поинтересовался врач.
   И тут начал говорить я:
   - Слушай. Израиль. Господь. Бог. Наш. Господь. Один. Возлюби. Господа. Бога. Твоего. Всем. Сердцем. Твоим. И всею. Душою. Твоей. И всем. Существом. Твоим. И будут. Слова. Эти. Которые. Я заповедую. Тебе. Сегодня. В сердце. Твоем. И Научи. Им. Сыновей. Своих. И произноси. Их. Сидя. В доме. Твоем. И идя. Дорогою. И ложась. И вставая.
   Не знаю, откуда возникли у меня эти слова. Я иногда могу слышать даже то, что еще не сказано. Слова я произносил по одному, раздельно, продолжая при этом равнодушно рассматривать стенку. Хотя, на самом деле, мне было немного любопытно, какое впечатление это произведет на окружающих. Может, меня покормят, если я все правильно скажу?
  
   Меня часто "забывали" кормить. Ведь я, в отличие от других детей, никогда не просил есть. Иногда я не ел и не пил по нескольку дней. Мне это не очень мешало. Но поесть я любил. Особенно мясо. Конечно, я ел и хлеб, и овощи, и другую растительную пищу, но они мне не очень нравились.
  
   - Вэй из мир!* Кто этот ребенок? - спросил бородатый.
   - Этот мальчик - слабоумный, - директор поправил очки. - У нас никто не знает, откуда он взялся. Он как-то сам пришел к нам. Я запамятовал, Петр Максимович, как его зовут?
   - Он откликается на имя Яша, - доктор обернулся к бородатому. - Но он не похож на еврея. К тому же, про него я могу точно сказать, что он не обрезан.
   - О, Ребейне шел эйлом!** При комму... - бородатый метнул короткий взгляд на партийца, - ... в последние годы многие еврейские семьи перестали следовать традициям отцов. Яков - вполне еврейское имя.
   - Брось дурку валять, Максимыч! - шептал тем временем пламенный ленинец на ухо доктору, не догадываясь, что моих ушей его слова достигают не хуже. - Мне самому эти жиды поперек горла. Если бы не звонок от товарища Гинзбурга, хрен бы я пустил сюда этого мракобеса. Но, с другой стороны, если они заберут у нас пару лишних ртов, а тем более, этого дебила ...
  
   Так вот и получилось, что я попал к хабадникам***.
  
  
   0x08 graphic
   * Вэй из мир! - дословно "О, горе мне!" (идиш), эмоциональное восклицание, используемое в качестве междометия.
   ** Ребейне шел эйлом! - дословно "Властелин мира!" (идиш), аналогично русскому "Боже мой!".
   *** Хабад - направление в Хасидизме - одном из религиозных течений в иудаизме.
  

Яша - 21 октября 1969 г.

Новозыбков Брянской обл. Цирк Шапито.

  
   В цирк я попал впервые. Просто, кто-то донес до сведения компетентных органов о полученном письме от Любавичского Ребе, и реба Йосефа неожиданно арестовали. Но цирк приехал только на неделю, билеты для детей были уже на руках, и портить им праздник не хотелось. А для сопровождения формально требовалось двое взрослых. Вот меня и отправили на пару с Борисом Соломоновичем. Я всего этого тогда не понимал и просто радовался, что меня вместе с детьми повели в цирк.
  
   Громкая музыка, множество красок, мороженое и иные яркие впечатления не оставили меня равнодушным. Представление длилось почти два часа, наполненных клоунами, фокусами, дрессированными собачками и акробатами. Однако, главное для меня началось в конце второго акта, когда на арене появились слоны.
   Огромные животные с невероятной легкостью поднимали тяжеленные бревна и делали стойку на двух ногах. Я не мог оторвать взгляда от их мощных серых тел и больших глаз, а мои собственные глаза помимо воли наполнялись слезами.
  
   Как мне удалось сбежать от Бориса Соломоновича и пробраться к слоновнику - не помню. Но хорошо помню, как я ревел и пускал слюни у входа в загон, наблюдая, как слону на ногу надевают огромную цепь, второй конец которой был закреплен на вбитом в землю ржавом железном клине. Все это было настолько неправильно, что я кинулся освобождать несчастного великана.
  
   - Куда прешь, придурок! - кто-то крепко схватил меня за рукав.
   Я рванулся так, что пиджак на плече затрещал, и сильный удар поверг меня на землю. Я тут же вскочил, сбрасывая с себя чьи-то руки. Но на меня навалились уже втроем.
   - Постойте! Не трогайте его! - Борис Соломонович сильно запыхался и нервничал. - Он не в себе и не понимает вас.
   - А ты кто такой? С ним что ли?
   - Да, это мой подопечный.
   - Так что ж ты, мать твою! В психушке таких держать надо, а не на представления водить!

Яша - 7 июля 1997 г.

Иерусалим. Ешива* "Шатры Авраама".

  
   Я лежал, развалившись на только что почищенном мною газоне. Было довольно рано, и солнце пока припекало не сильно. Занятия еще не начались, а студенты-ешиботники только заканчивали "шахарит"**. Это было мое время, когда можно спокойно дремать на травке, слушать щебет птиц и думать о своем.
  
  
   0x08 graphic
   * Ешива - еврейское религиозное училище.
   ** Шахарит - утренняя молитва.
   А подумать было о чем. Почти два года прошло с тех пор, как умер реб Йосеф - мой прежний опекун, привезший меня на Святую Землю и устроивший уборщиком в одну из иерусалимских ешив. У меня не было особых проблем ни с акклиматизацией, ни с новым обществом. Даже язык я освоил очень быстро. Но в последний год смутная тревога поселилась в моем сердце. У меня стали появляться необычные желания. Я начал проявлять интерес к окружающим и задавать странные вопросы. А с неделю назад я впервые почувствовал головную боль. За всю свою жизнь с хабадниками я никогда ничем не болел. Было непривычно ощущать себя не только недоумком, но еще и старой развалиной.
  
   Легкие шаги и шелест книжных страниц прервали мои думы. Резко приподнявшись на локте, я встретился взглядом с парой больших карих глаз.
   - Ой! Я Вам, кажется, помешала?
   Я видел эту девочку в ешиве уже пару дней. Ее звали Яэль. Она приходилась племянницей нашему раву Ицхаку. Жила она с родителями где-то в Гуш-Эционе, а к дяде приезжала иногда в гости. Как все религиозные женщины, достигшие зрелости, она носила строгую одежду: закрытую блузку с длинными рукавами и длинную юбку. Хоть, ешиботники и поговаривали, что ее семья недостаточно строго соблюдает традиции. Будто бы, между ее отцом и дядей давняя размолвка на почве твердости в вере.
   - Мне пора.
   - Нет, нет! Не уходите, - мне очень неприятно, лучше я пойду в другое место.
   - Не надо.
   - Глупая привычка заниматься лежа на траве, - она раскрыла одну из принесенных книг.
  
   - Женщины не учат Тору, - заметил я через пару минут.
   Она смущенно улыбнулась и, оторвавшись от книги, вновь взглянула на меня. Ну чего я к ней пристал? Какой ей интерес болтать со старым идиотом? Она еще школьница, но уже на целую голову выше меня - низенького, толстенького, полоумного старикашки.
   - Женщины не обязаны учить Святое Писание. Но им и не возбраняется этого делать. Со мной дядя занимается.
   - Это не из библиотеки, - мне удалось разглядеть обложку. - Странное название: "Геометрия".
   - Это мои книги, - она снова смутилась. - И это не из Талмуда. Дядя сейчас занят, а мне надо готовиться к школе. А Вы что же, знаете все книги из здешней библиотеки?
   - Я их помню.
   - Ой, Вы, наверное, очень умный!
   - Не очень, - мне не хотелось уточнять, что помню я лишь внешний вид книг, а отнюдь не их содержание, которого я вообще не в силах разобрать.
   - А можно мне твои книги почитать?
   Немного замявшись, она протянула мне небольшую брошюру с цветной обложкой, непонятная надпись на которой гласила: "Основы вычислительной техники".
   - Только мне надо будет по ней заниматься на той неделе.
   - Я тебе завтра верну. Ты и завтра придешь сюда заниматься?
   Она, чуть помедлив, кивнула.
   - Я пойду. Мне правда пора.
  
  

Яша - 10 июля 1997 г.

Иерусалим. Ешива " Шатры Авраама ".

  
   - Почему ты сам никогда не посещаешь занятия в ешиве? - после нескольких дней и наших ежеутренних бесед во дворе Яэль держалась со мной свободнее.
   - Я слишком глупый. Ничего не понимаю и только мешаю остальным.
   - А что ты не понимаешь? - спросила девочка после краткого размышления.
   - Ничего. Самых простых вещей.
   - Ну, например?
   - Ну ... Вот, Господь, - он ведь всемогущий?
   - Да.
   - А что это значит?
   - Это значит, что он может все.
   - Все-все?
   - Конечно.
   - Все, что угодно? Любую вещь, которая взбредет мне на ум?
   - Да.
   Теперь задумался я, а Яэль отхлебнула из бутылочки с минералкой.
   - Господь может сотворить воду?
   - Разумеется, - Яэль улыбнулась.
   - А он может сотворить много воды?
   - Ну, конечно. Он же сотворил моря.
   - А может он сотворить очень-очень много воды?
   - Ах, Коби*, - засмеялась Яэль, - ты и вправду глупый!
   - Скажи, - продолжил я, чуть придвинувшись к ней и понизив голос, - а может ли Господь сотворить так много воды ... так много, чтобы он и сам не смог всю ее выпить?
   На секунду мне показалось, что она сразу ответит. Но ее улыбка вдруг потускнела, и она опустила взгляд.
   - Я не знаю, - Яэль выглядела крайне растерянно. - Надо будет спросить у дяди.
  
  

Яша - 1 августа 1997 г.

Иерусалим. Ешива " Шатры Авраама".

  
   - Я хочу знать, что произошло, - требовательно заявил рав Ицхак. - Во всяком случае, от тебя, Иаков, я такого не ожидал. С каких пор ты стал нападать на учащихся?
   - Он плохой, - я был еще слишком зол. Это мешало собраться с мыслями. Злость для меня была новым чувством.
   - Почему ты решил, что Нисим плохой?
   - Он плохой. Я знаю.
   - Он ученик ешивы и наш собрат по вере.
   - Он все врет. Нет у него веры. Он просто не хочет идти в армию**.
   - Откуда тебе это известно? - удивился рав.
  
   0x08 graphic
   * Коби - в иврите уменьшительное от имени Иаков, подобно русскому Яша.
   ** ...не хочет идти в армию - по израильскому законодательству, учащиеся ортодоксальных ешив освобождены от обязательной воинской службы.
   - Я знаю, - мне трудно было объяснять. Да и не хотелось. - А еще, он плохо думал про Яэль.
   Рав Ицхак снял очки, встал из-за стола и прошелся по кабинету. Несколько секунд рав постоял у окна, затем устало потер пальцами глаза и, вернувшись к столу, вновь сел напротив меня.
   - Я давно должен был поговорить с тобой насчет Яэль. Она рассказывает о тебе интересные вещи. Говорит, ты задаешь вопросы по Учению и наукам. Твой вопрос о божественном всемогуществе и воде - где ты его услышал?
   - Нигде. Я сам подумал.
   -Сам? Это известный парадокс. Могущество Творца динамично. Оно всегда приходит в соответствие с Его замыслом. Ты понимаешь меня?
   Я неуверенно кивнул:
   - Это значит, что Господь может создать воду, которую не сможет выпить ... пока ему это не понадобится.
   - М-м-да, это верно, - рав чем-то заинтересовался. - Но господь иногда намеренно накладывает ограничения на собственное безграничное всемогущество.
   - Как со свободой воли? - спросил я.
   - Как со свободой человеческой воли, - медленно и задумчиво проговорил рав Ицхак.
   - Странно, - рав снова нацепил очки и записал что-то у себя в бумагах. - Может, у тебя есть еще такие вопросы?
   - Про большое?
   - Можно и про большое.
   Я начал немного отходить после драки. Может, действительно спросить что-нибудь?
   - Я видел слона в цирке. А потом его привязали цепью к колышку. Слон был большой. И цепь большая. А колышек - маленький. Почему слон не вырвал колышек и не убежал?
   - А может, слон просто не хотел убегать? - ответил рав Ицхак. - За ним хорошо ухаживают, кормят, поят. А на воле он пропадет. С чего ему убегать?
   - Тогда зачем сажать слона на цепь?
   Резко усилившаяся головная боль заставила меня опустить голову и обхватить ее руками.
   - Что с тобой? Тебе нехорошо? - рав приблизился и коснулся ладонью моего лба. - Господи! Да у тебя сильнейший жар.
  
  

Яша - 3 августа 1997 г.

Иерусалим. Ешива " Шатры Авраама".

  
   Столовая была заполнена наполовину, и мне достался отдельный столик у внутренней стены.
   После разговора с равом меня немедленно госпитализировали и хотели было сразу везти в больницу. Но все же решили подождать до утра. Врач дал мне жаропонижающее, и к утру мое состояние резко улучшилось. Тем не менее, меня продержали под надзором в поликлинике еще целые сутки - всю суботу.
   Сейчас я чувствовал себя вполне сносно и очень хотел есть. Основным блюдом на обед сегодня подали кебабы из баранины. И, если всяческие салаты и приправы можно было брать самому в любом количестве, то мясное блюдо выдавал помощник повара Меир - ровно по два кебаба на человека.
   Проглотив свою порцию кебабов и автоматически прожевав салаты, я поднялся и медленно направился к Меиру.
   - Добавки, - я неуверенно протянул свой поднос с опустевшей тарелкой.
   - Конечно, Коби, - Меир улыбнулся. - Хорошо, что у тебя здоровый аппетит. Выздоравливай!
   Неторопливо добрел я до своего стола, опустился на стул и сразу же расправился с новой порцией кебабов. Через минуту я снова встал с подносом и пошел к Меиру.
   - Добавки.
   - Ты что, Коби? Никак, собачку подкармливаешь? - Меир подозрительно посмотрел на меня, затем окинул взглядом подножие моего столика.
   - Добавки.
   Получив желаемое, я молча повернулся спиной и зашагал обратно. Я прекрасно осознавал, что на меня смотрят, но мне это было безразлично. Запах горячего жирного кебаба сводил меня с ума. Неутерпев, я, игнорируя вилку, схватил кебабы руками и запихал себе в рот.
   Когда я вновь отправился к Меиру, на меня смотрело не менее половины присутствующих. Во взгляде Меира появился суеверный страх, когда он узрел мой поднос и услышал знакомое:
   - Добавки.
  
  
  
  
  
  

Яша - 24 августа 1997 г.

Цфат. Дом ребе Шимона.

  
   - Ни с чем подобным никому из нас ранее сталкиваться не приходилось, - рав Ицхак немного нервничал. - Мы все любим Иакова, он добрый человек и хороший еврей. Но перемены в его поведении смущают учеников. Некоторые его поступки просто пугают. Кроме того, самочувствие Иакова постепенно ухудшается. В то же время его разум светлеет с каждым днем. Учитывая необычность этого феномена, я счел за лучшее обратиться за советом к почтенному ребе, славящемуся своей праведностью, мудростью и талантом.
   Дряхлый старик, до сих пор лишь покачивающий головой, сидя с полуприкрытыми глазами в глубоком кресле, приподнял руку.
   - Не надо лести, рав Ицхак. Все мы дети Господа, все равно любимы им и каждый служит ему по мере своих скромных сил. Подойди ко мне, сын мой.
   Адмор* даже не взглянул в мою сторону, но я понял, что зовет он именно меня. Приблизившись к цадику**, я почтительно склонил голову для благословления. Однако вместо обычной церемонии ребе сперва долго водил у меня над головой своими руками, а затем просто погладил меня ладонью по голове, как гладят ребенка,
  
   0x08 graphic
   * АДМО?Р - аббревиатура ивритских слов адонену морену ве-раббену: "господин, учитель и наставник наш", обычно титул хасидских цадиков.
   ** Цадик - праведник у религиозных евреев.
  
   угостив конфетой. Подняв голову, я встретил внимательный взгляд старца.
   - Любишь ли ты Господа, дитя? - спросил меня адмор.
   - Всею душой, ребе, - ответил я, несколько удивившись такому, никак не соответствующему моему возрасту, обращению.
   - Любишь ли ты ближних своих?
   - Люблю, ребе.
   - Чего ты страшишься?
   - Мне нечего бояться.
  
   Реб Шимон убрал руку с моей головы и пару минут сидел молча, вновь прикрыв глаза.
   - Твоя душа не спокойна, дитя. В ней живет страх, - цадик заговорил, не поднимая век. - Что страшит тебя?
   - Мне нечего бояться, ребе. Разве ... Нечего, кроме себя самого.
   - С чего бы тебе бояться себя?
   - Я себя не понимаю, ребе. Не всегда.
   - А других ты всегда понимаешь?
   - Да, ребе!
   - Ты понимаешь всех? Меня или рава Ицхака, например?
   - Я хорошо понимаю ребе.
   Реб Шимон повернулся к раву:
   - Вы пробовали познать судьбу этого человека при помощи гематрии*?
  
   0x08 graphic
   * Гематрия - широко применяемый в каббалистических текстах метод исследования тайного, основанный на цифровом значении букв и соответствующей кодированной связи имен и чисел.
   - У нас не хватает исходных данных, ребе. Нам не известны даже точная дата рождения Иакова и имя его родной матери.
   - У тебя возникают необычные желания, сын мой? - вновь обратился ко мне адмор.
   - Да, ребе.
   - А сейчас они есть?
   - Есть, ребе, - я снова опустил голову.
   - И чего бы ты желал сейчас.
   - Кусать.
   - О, Бог мой! - вздрогнул рав Ицхак.
   - И кого бы ты хотел сейчас укусить, - адмор оставался совершенно спокойным.
   - Хвост.
   - Какой еще хвост?
   - Свой хвост, ребе.
   - Свой хвост? Боже милосердный! Но, сын мой, у тебя же нет хвоста.
   - Знаю, ребе, - тяжко вздохнул я. - Но мне все равно хочется его кусать.
  

Реб Шимон - 3 сентября 1997 г.

Цфат. Дом ребе Шимона.

  
   Сегодня первый день месяца элул в лето от сотворения мира 5757 -ое по еврейскому летоисчислению. Начало месяца - наилучшее время для каббалистических* действий. Мы
   0x08 graphic
   * Каббала - эзотерическое мистическое течение в иудаизме.
   подготовились заранее. Оттягивать далее не стоит, ибо здоровье этого необычного человека ухудшается постоянно. Да и мое тоже.
   - Все в порядке, ребе. Вы можете встать, - доктор, наконец, закончил свой, ставший уже привычным, утренний осмотр.
   Хороший врач в его душе берет верх над хорошим евреем. Он единственный из окружающих меня, кто обращается ко мне не в третьем лице. Иной бы счел это дерзостью. Воистину, добрый лекарь относится к нашим бренным оболочкам так же беспристрастно, как Господь к нашим душам. В последнее время доктор постоянно сопровождает меня. Он полагает, что это для сохранности моего тела, не догадываясь, что одновременно хранит мою душу, которой надоело всегда чувствовать себя адмором и мудрецом Торы.
  
   Опираясь на заботливые руки своих учеников, я вышел в приемную, где уже собрался миньян* из уважаемых раввинов и усердных учеников. Им не терпелось, и они постоянно бросали любопытные взгляды в сторону одержимого.
   Да, все признаки одержимости были налицо. Я много говорил с этим человеком. И хотел бы говорить еще больше. К сожалению, не удастся. Душа его - душа ребенка. Наивного, доверчивого, неразумного. Что и неудивительно, раз эта душа лишь недавно пробудилась от спячки. Жаль. После изгнания демона человеческая душа вернется к прежнему состоянию и вновь погрузится во мрак. Но делать нечего. Изгнать паразита необходимо, ибо такой симбиоз противоестественен и богопротивен.
   0x08 graphic
   * Миньян - минимальное число взрослых евреев мужского пола, необходимое для общественного богослужения и для ряда религиозных церемоний.
   Все, что делается в нашем мире, происходит по воле Всевышнего. Но и человек обладает свободой воли, позволяющей ему выбрать правильный путь. Надо лишь понять, какой путь правильный. Понять разумом, постигшим Учение, и сердцем, внемлющим Господу. Господь предал это тело во власть чуждого духа. Но не он ли привел несчастного ко мне, указав выход? Я один из немногих ныне живущих каббалистов, способных изгонять демона. Все правильно. С точки зрения разума. Почему же сердце мое неспокойно сегодня?
  
   Я подал знак начинать. Когда помыслы присутствующих были очищены молитвой и настроены на благой лад, я встал, закрыл молитвенник и простер длани над главой одержимого, с похвальным самообладанием восседавшего предо мною.
   - Именем четырех миров, от имени четырех праотцов, призываю и повелеваю тебе, - провозгласил я, и все присутствующие повторили мои слова.
   Я внимательно следил за реакцией одержимого. Злой дух должен запаниковать и заметаться, застигнутый во грехе. Одержимый, однако, оставался спокоен. Еще дважды повторил я свой призыв, по-прежнему не вызвав заметной реакции у одержимого.
   - Не властен над телом сим ни дьявол, ни дьяволица! - этот призыв я так же повторил трижды, и ученики вторили мне.
   И снова мне не удалось вывести демона из себя. Сильный дух. Или слишком самоуверенный. Или ... Нет, этого не может быть. Но, если бы он думал, что он в своем праве ... Глупости! Он преступил законы Божии и должен сознавать это.
   Что ж, я предупредил. Раз по-доброму не выходит, применим силу. И Господь да поможет нам!
   Я подал знак тем из учеников, кто по моей просьбе принес шофары*, и пронзительный трубный рев заполнил помещение. На этот раз одержимый, конечно, не усидел на месте и резко дернулся, как от неожиданной сильной боли. Ученики затрубили вновь. Тело одержимого вдруг обмякло, и он, не издав ни звука, свалился на устланный ковром пол. Не так! Слишком резкая перемена.
   - Немедленно перестаньте! - мой голос слишком слаб теперь. Хорошо, что ученики прислушиваются даже к шевелению моих губ. - Доктор! Где доктор? Ради Бога, проверьте, что с ним!
   Как удачно, что доктор рядом. Вот он уже склонился над несчастным. Зовет его по имени. Щупает пульс, проверяет дыхание и зрачки.
   - Вызовите скорую! - судя по голосу доктора, это не обычный обморок. - Кто умеет оказывать первую помощь, помогите мне!
   Врач уже задирает одежды на груди одержимого и начинает непрямой массаж сердца.
   - Что с ним, доктор?
   - Клиническая смерть.
   Я мало смыслю в медицине. Зато я знаю своего доктора и хорошо разбираюсь в людских душах. Этот человек упал замертво в тот момент, когда я вынудил чуждый нашему миру дух покинуть его тело. Странный дух, который считал, что должен находиться в данной оболочке.
  
   0x08 graphic
   * Шофар - церемониальный духовой инструмент из бараньего рога.
  
   Я вновь простер руки над уже безвольным телом:
   - Вернись! Именем Господа Бога нашего, единого над всем сущим во всех мирах, заклинаю тебя: вернись и владей тем, что даровано тебе Творцом!
   Тишина. Полная тишина и недоуменные взгляды учеников. Пусть думают, что их адмор выжил из ума. Теперь-то я понимаю, почему Господь привел этого несчастного именно ко мне, а не к другим, не менее искусным каббалистам. Изгонять демона сегодня умеют лишь единицы. Но и из них, видимо, только я один достаточно безумен, чтоб позвать его обратно.
  
  

Мири - 4 сентября 1997 г.

Тель-Авив. Дом без названия.

  
   Это здание с улицы не увидать - оно находится в глубине двора, заслоненное от взоров деревьями и кустарником. На этом здании нет никаких вывесок с названием. Нет даже таблички с адресом. Я и сама не знаю, как оно прозывается, хотя работаю тут уж поболе двух лет.
   Честно скажу - повезло мне. Где бы я еще такую работу нашла? Дружок мово сынка, на войне погибшего, способил. Связал меня с какой-то частной компанией по найму. Потом меня долго проверяли, гоняли по разным конторам. Даже к психологам. Вот уж глупости! Не в моем характере на жизть жаловаться - на что мне психологи? И все они там какие-то ненормальные были. Им, например, очень понравилось, что я ни на иврите, ни на английском читать не умею, хотя всем остальным это не нравится. Еще дали мне кучу бумаг на подпись. Дружок сына объяснил, что это разрешение для них проверять мои данные в больнице, в банке и пр. Ну кого, скажите на милость, мой банковский счет заинтересовать может? Да еще на ентом дерехтуре лжи проверяють постоянно. Всякие глупые вопросы задают.
   Зато работа не шибко тяжкая и платят очень прилично. Где еще столько за простую уборку платят? И грязи-то у них особой не бывает, как в любом офисе. И от дому недалече - на своих двоих добираюсь. Правда, убирать надо поздненько вечером.
   Окон в этом доме нет совсем, а дверь одна и та со двора. Я нажала на кнопку звонка и, как обычно, долго ждала, пока откроють. Вот, наконец, дверь чуть-чуть приотворилась, и в проходе появилась массивная фигура Гая.
   - Здрасть, бабка Мирьям!
   - Здравствуй, балагур! Пройти-то дашь?
   - Погодь, бабка, я еще пропуск твой не рассмотрел.
   - Да чаво ж ты его рассматривашь-то всякий раз, аль не видал никогда?
   - Положено. Кошка твоя как? Все буянит?
   - Тебе бы все зубы скалить! Знаешь, ведь, что я кошачьего духа не переношу. Отродясь кошек не держала.
   - А дочка как?
   - Дохтур был у ей вчера. Говорит, будут операцию делать.
   - Ну, пошли ей Бог здоровья. Ладно, проходи бабка. А то не пущу тебя, а ты потом меня к своей дочке сватать не захочешь.
   - Да ну тебя! Она же тебя в два раз старше.
   Вобче, он парень добрый. Тока дурной. Вона, каких глупостев наболтал. А что пропуск проверяет дотошно, так я и сама знаю, что тута повсюду камеры понатырканы и что его тоже проверяють.
   А вот и моя кладовочка. Надеваю халат, беру ведро, швабру и пылесос. Начинаю я обычно с тех кабинетов, что в конце коридора, - чтоб потом не ходить по чистому. Токмо машиной для измельчения бумаги, что в коридоре стоить, я апосля займусь. Уж больно в ней мусору много, замучаюсь за собой таскать. Кабинет номер 39. Тута завсегда куча бумажек по столу разбросана. Но их я не трогаю. Если на столе бумажки, значить, стол вытирать не надо. Протираю токмо пол и пыль с полок. Меняю пакет в мусорной корзине. Следащий кабинет номер 38. Дверь заперта. Кады хочут, шоб я убралась, то дверей не запирають. Раз заперто, значить, сегодни тута не нужно убирать.
   Следащий кабинет номер 37. Открыто. Слыхала я, как ентот кабинет называли красивым имечком - "Амалия", или как-то похоже. Тут мне нравится. На столе завсегда порядок. А вот на стираемой доске на стене бывают различные смешные картинки нарисованы: всякие гномики, зверьки, тарелки летящие. С доски я тож не стираю. Но на картинки поглазеть люблю.
   Сегодни новые есть. Часть доски полоской отделена, и на ей фломастером черным два человечка намалеваны: один в шляпе и пиджаке, а второй сидящий и с бородой длинной. От того, что в шляпе, к бородатому стрелочка идет. Кто-то дурной забавлялся.
  

Яша - 7 сентября 1997 г.

Хайфа. Больница Рамбам.

  
   Наконец-то врачи разрешили мне вставать. Честное слово, надоело валяться в паутине капельниц, под мерцание и писк мониторов. Да и нет у меня никаких осложнений. Я лучше их знаю. Только голова снова болит. И еще хвост иногда чешется. Это, как тут говорят, фантомные ощущения.
   День выдался теплый, но не жаркий, и мы с адмором удобно расположились в выставленных на лоджии креслах. Цадик, с трудом передвигавший ноги у себя дома, считал себя обязанным навещать меня ежедневно. И не переставал переживать:
   - Невольно, я подверг тебя жестокому испытанию, дитя! Не знаю, сможешь ли ты простить меня. Видит Бог, я не желал такого исхода.
   - Бог с Вами, ребе! Ничего же не произошло. Я прекрасно себя чувствую. Разве я могу сердиться на Вас за такую заботу? К тому же, я безмерно рад, что Ваши подозрения о вселившемся в меня демоне не подтвердились.
   - Это не совсем так, сын мой, - реб Шимон немного замялся, затем ласково взял меня за руку и продолжил. - Я ошибся, полагая, что демонический дух, как это водится, вселился в твое тело. Но в самом факте присутствия демона я по-прежнему убежден. Его дух не вселялся в тебя, он был в тебе изначально.
   - Ребе, я не понимаю ...
   - Ты, сын мой, ты и есть демон.
   - Да что ж Вы такое говорите, ребе! - Я вырвал свою руку из ладоней адмора и вскочил с кресла.
   Один из сопровождавших адмора учеников и кто-то из медперсонала, наблюдавшие за нами сквозь балконную дверь, обеспокоенные моей реакцией, хотели выйти к нам. Но ребе остановил их жестом.
   - Я вовсе не хотел обидеть тебя, дитя.
   - Но ребе! Ну, какой же я демон? Я - Яша, очень глупый, но хороший еврей. Можете у любого спросить. Я не демон, я Яша!
   Реб Шимон молча сидел, прикрыв глаза. Только через минуту он заговорил вновь:
   - Я думал над твоим вопросом про прикованного слона, дитя мое. И мне кажется, что я нашел ответ. Все дело в том, что слона приковывали всегда к одному и тому же колышку. Всегда, с самого раннего слоновьего детства. Сперва он, очевидно, сопротивлялся. Пытался вырвать ненавистный колышек, рвался с цепи, трубил. Потом падал обессиленный, чтоб встав, начать борьбу с удвоенной энергией. Но колышек не поддавался. И вот, наконец, настал день, когда слоненок отчаялся. Он опустил хобот и сдался на милость неумолимого колышка. С тех пор прошло может быть уже лет сто. Слоненок вырос в огромного и мощного великана, способного валить вековые деревья. Но он никогда больше не пытался справиться с маленьким колышком.
  
   Реб Шимон умолк. И я медленно опустился в кресло.
   - Дух, наделенный божией благодатью, не должен уподобляться неразумному животному, - вновь заговорил цадик. - Дабы найти свое предназначение и служить Господу, должно сперва познать самое себя. В наших мудрых книгах описываются миры, отличные от этого. Миры эти населены диковинными существами. Многие из них злы и свирепы. Иные могут обладать мудростью и добродетелью. И хотя лишь человек создан по образу и подобию божьему, все мы твари Его и все угодны Ему. И каждый служит Ему по-своему.
  
   Кто я такой, чтоб усомниться в словах обычного раввина? Что уж говорить о таком адморе, как реб Шимон! Но я не верил, не мог поверить в это.
   - Что же мне делать, ребе?
   Адмор ждал этого вопроса.
   - Я знаю одного человека, - заговорил он. - Он не раввин, и вообще, к моему нескончаемому сожалению, далек от веры отцов. Однако, он обладает необычайным божественным даром. Думаю, тебе стоит встретиться с ним.
  
  

Профессор Зульцман - 14 сентября 1997 г.

Цфат. Дом ребе Шимона.

  
   - Ну что Вам сказать, почтенный рав Шимон? - я намеренно медлил, взвешивая каждое слово. - Аура, действительно, необычная. Я бы даже сказал, очень необычная. Мне лично никогда такой видеть не приходилось. Но что-либо более конкретное я так сразу сказать не могу.
   - Сын мой, я ведь не тороплю тебя, - ребе прекрасно чувствовал недомолвки.
   М-да. Вот он и опять поставил меня в непростое положение. С одной стороны, мне совсем не хочется лезть в это дело. С другой, это все таки не обычный клиент. И потом, я кое-чем обязан раву. А долг, как известно, красен платежем.
   - Проблема не во времени. Я, в самом деле, не знаю, чем могу быть полезен в этом вопросе. Можно, конечно, попробовать поэкспериментировать...
   - Хм, - нахмурился рав. - Я тут уже сам провел небольшой
   э-э-э ... в некотором роде, эксперимент. И впредь хотел бы быть осторожнее.
   Еще бы! Разумеется, я поразузнавал кое-что, прежде чем явиться по приглашению в дом рава. Чуть не угробили мужика. А теперь, значит, осторожничают. Задним числом. А ну как он у меня загнется? Человек уже в возрасте. И здоровье не очень - только что после инфаркта. Ну, на кой мне все эти проблемы!
   - Если очень хочешь, то можешь закурить, сын мой.
   Черт! Я и не заметил, что непроизвольно нащупываю в кармане пачку сигарет.
   - Спасибо, почтенный рав. Я пока воздержусь.
  
   А ведь мужик и вправду интереснейший. В былые времена я бы не сомневался. Да только где эти былые времена? Научными статьями в малотиражных журналах семью не прокормишь. Иное дело - научно-популярные лекции и сеансы гипноза. Еще лучше, услуги важным клиентам. А для этого необходима серьезная репутация. И если какой-нибудь писака настрочит, что ты занимаешься псевдонаучной чертовщиной, то серьезная клиентура тут же отвернется. Так что, биополями, парапсихологией, психофизикой и экстрасенсорикой остается лишь дома по мелочи играться. А тут ТАКОЕ ...
  
   - Есть одна мысль, - все же решился я. - Поле этого человека постоянно поглощает энергию извне. Любую энергию. Возможно, Вы замечали, что в его присутствии люди быстрее устают? Или происходят нарушения в работе электромагнитных приборов?
   Рав Шимон легонько кивнул.
   - Можно попробовать ненадолго изолировать его от внешних источников энергии. Возможно, это даст нам факты для понимания сути феномена. Но создать все необходимые условия я смогу только у себя дома.
   - Хорошо, - рав Шимон снова кивнул. - Чем это может грозить моему воспитаннику? И какие меры предосторожности нам следует принять.
   - Полагаю, нам надо будет быть готовыми к любым неожиданностям. Я позабочусь о том, чтоб можно было вернуть потоки энергии в любой момент. Понадобится врач и медицинская аппаратура. С юридической точки зрения, необходимо получить письменное согласие пациента и его опекуна. Сам эксперимент будем снимать на камеру - это пригодится и для дальнейшего анализа. И еще, мне бы не хотелось, чтоб о наших делах проведала пресса.
  

Яэль - 18 сентября 1997 г.

Иерусалим. Ешива " Шатры Авраама ".

  
   - Не соглашайся!
   - Почему?
   - Твоя наивность иногда просто достает! - не выдержала я. - Две недели назад тебя едва вытащили. Во второй раз могут и не суметь.
   Коби отставил швабру в сторону и присел на скамье возле меня:
   - Рав Шимон считает это необходимым.
   - Ты же свободный человек и ... - я чуть осеклась. - Во всяком случае, твой опекун не рав Шимон, а мой дядя. Хочешь, я с ним поговорю?
   - Но я и сам хочу.
   - Коби, раньше, когда все считали тебя умалишенным, я одна была уверена, что твои мозги в порядке. Но теперь, когда все вокруг восхищаются твоим просветлением, мне начинает казаться, что ты, все же, спятил.
   - Послушай, девочка, - впервые за все время разговора он поднял голову и посмотрел мне в глаза. - У меня башка раскалывается постоянно. Температура уже давно не опускается ниже тридцати восьми. Я загнусь вот-вот, а врачи только руками разводят и жаропонижающее выписывают. Кроме того, во мне еще черти что происходит, а я не могу с этим разобраться. Все это уже порядком меня ... как ты говоришь? "Достало", да? В конце концов, я более других заинтересован узнать, кто я таков.
   С минуту я молча ковыряла дорожную плитку носком туфли.
   - Тогда я пойду с тобой.
   - Это еще зачем? - опешил Коби.
   - Для моральной поддержки. И для собственного спокойствия.
   - Нечего тебе там делать. Да и ... вдруг это небезопасно?
   - Вот именно!
   - Не для меня. Я хотел сказать ... Ну, опасность ведь и от меня может исходить.
   Я чуть не рассмеялась. "Ужасный Коби!" Да он и мухи не обидит! В прямом смысле. Вон ждал, пока муравей дорожку переползет, прежде чем мести. Про драку с Нисимом я слышала, конечно. Но сам Нисим - тот еще тип. По совести, ему давно уже врезать надо было.
   Однако, сделав над собой усилие, я придала своему лицу как можно более суровое выражение:
   - В таком случае, быть там - мой прямой долг. Кто, кроме меня, сможет тебя образумить?
   - Тебя все равно не пустят.
   - Посмотрим!
  

Томер - 8 октября 1997 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   Мне это не нравилось. Я имею в виду весь этот наплыв черношляпых** и всю суету вокруг. Ну, как мне выполнять свои обязанности, когда тут не дом, а какой-то балаган? Тут место уединенное, тихое. И на тебе - понаехали! Сперва какой-то раввин на "Вольво" с еще одним пейсатым** и, как ни странно, с девкой, тоже зашоренной. Потом какой-то ихний шишка прикатил с целым микроавтобусом шестерок. А за ним, вообще, какая-то частная карета скорой помощи с полным персоналом - тоже все в черном. Я их сперва за ЗАКА* принял, даже испугался, не случилось ли чего.
   И вот все эти "аисты"** уже битый час расхаживают по двору и суют носы во все дыры. А босс еще хочет, чтоб я ему аппаратуру устанавливать помогал. Ну, и конечно, они все думают, раз охранник, значит, мальчик для побегушек - там водички им
  
   0x08 graphic
   * ЗАКА - аббревиатура ивритских слов зиуй курбанот асон: "опознание жертв катастроф", добровольная религиозная организация, специализирующаяся на сборе, очищении и погребении человеческих останков после терактов, стихийных бедствий и крупных аварий.
   ** Пейсатые, черношляпые, "аисты" - в данном случае имеются в виду прозвища религиозных ортодоксальных евреев, отпускающих у висков длинные пряди волос - "пейсы", носящих черные шляпы и черные пиджаки с белыми рубашками, напоминающими расцветку оперения аистов. Кроме того, само слово "аист" на иврите имеет один корень со словом "хасид".
   поднести, стульев, в сортир сопроводить. Ага, щас, разбежался! Мне
   не за то деньгу плотют. А плотют за то, что я службу свою знаю. Даже тогда, когда босс про нее и забыть могет. Я им там буду водичку носить, а они тут без надзору останутся!? Нет, я ничего плохого заранее сказать не хочу. И, хоть и не понимаю, чего там под этими черными шляпами в их черепушках творится, но вижу, что народ не злобный. Однако, тут дело принципа. Я, чай, не на стройке сторожем работаю. И дело свое, и цену ему знаю. У босса разные клиенты бывают. Я поначалу тоже не врубался, зачем ему такой крутой охранник понадобился.
   О да, я действительно крутой чувак, за что и ценят. Двадцать пять годков, 197 см и 118 кг без единого грамма жира. Серебряная медаль на всеизраильском соревновании по кикбоксингу, восьмое место по спортивной стрельбе из пистолета. За плечами разведрота Голани* и оконченная с отличием школа телохранителей. Плюс кое-что в технике секу и языками владею. Хотя, при моих габаритах, обычно, все без слов понимают.
   Вот прикручиваю я под крышей нашего ангара всякую проводку, как босс объяснил, а сам все по сторонам поглядываю. И босс тут рядом ихнему шишке все поясняет. Как он всяческие импульсы экранировать станет и прочую муть. Ихний старикан, видно, не дурак, кумекает чего-то, вопросы задает. Зачем, мол, понадобилась камера с тепловизором, почему обычной недостаточно? А босс ему и про возможности спектра, и про то, что освещение, мол, придется выключить, так как это тоже энергия. Старшему черношляпому это не понравилось (как и мне, кстати), но босс его успокоил, что оставит немного затененного красного света.
   0x08 graphic
   * Голани - элитное пехотное подразделение в Армии обороны Израиля.
   Тут подваливает ко мне раввин, что первым приехал и просит позвать госпожу Зульцман. Я ему: "Это еще зачем?" А он мне: "Темнеет уже." Оказывается, нельзя им, чтоб их девка одна была в темное время суток в одном помещении с мужиками. Я ему отвечаю, мол, сам и зови. А он: "Нельзя мне в дом заходить, а то я с госпожой Зульцман в одном помещении окажусь." Вот ведь, не хватает людям реальных проблем, так навыдумывали. Хорошо, что босс рядом был. Говорит: "Сейчас сам жену позову".
   Вот и ладненько. Пока босс в дом заходил, я тоже в свою каморку наведался и "мышку" прихватил. Нет, не от компа. Это новенький такой приборчик ночного видения. Я как его на сборах увидел, так и запал. Ну и, того ... А что? В армии - это не кража. Армию сколько ни грабь, она все равно тебя нагреет больше. Так что выходит, что ты лишь частично возмещаешь свой ущерб. Я, между прочим, ни на кого собак не вешал - сам честно под суд пошел, сказал, что сам честно потерял, и штраф выплатил приличный. Но моя "мышка" того стоила. Уж сколько раз выручала! Вот и теперь сгодится. Да и босс, небось, половину своей аппаратуры на кафедре одолжил.
   Я успел вовремя. Босс с супругой из дому вышел и попросил всех в ангар заходить. Там мы с ним с утра металлическую конструкцию собрали - вроде клетки, только проход не закрывается. Вот в нее и завели того пейсатого мужичка, что с раввином и с девкой приехал. Кстати, мужичок немного странноватый - пожилой и необычайно низкорослый с огромным пузом. И рожа у него какая-то дебильная. К тому же, он заметно нервничал. Впрочем, если это вокруг него такая суета, то оно и понятно.
   Все затихли. Босс свет вырубил и давай над своими приборами колдовать. Но мне-то, между прочим, все и так неплохо видно. На одном глазу у меня "мышка". А другой я заранее прикрыл, чтоб он к темноте привык, и теперь он мне и при тусклом свете хорошо служит.
   Вот босс от приборов отодвинулся, прикрыл веки, потер виски и вдруг пристально уставился в клетку. Я-то уже привык, и на меня его дешевые фокусы впечатления не производят. А остальные все зашептались, закивали друг дружке в его сторону. Ну-ну.
   И тут началось. Мужичок в клетке охнул, коротко застонал, вдруг как-то весь осел на землю и ... трансформировался. Да, да! Именно трансформировался, как робот из детского фантастического боевика. В следующую секунду босс уже выключил один из приборов и свет врубил. Вот тогда и остальные увидели то, что и я.
   В клетке, запутавшись в одежде, крутилась и шипела светло-коричневая ящерица. Здоровая - с крупную собаку. Все разом затараторили. Старик залепетал, что, мол, ему теперь все понятно, мол, это не чуждый дух в теле, а духу дано было чуждое тело, и прочую муть. А я выступил вперед и чуть вбок, рефлекторно положив руку на рукоять родной "Беретты" - вдруг эта тварь кинется.
   Этот варан-переросток, наконец, выбрался из одежды и попытался выйти из клетки. Однако ноги его заплелись, и он свалился. Снова встал, сделал один шаг и вновь споткнулся. Обкуренный, что ль?
   Я профессионально контролировал ситуацию, не позволяя собственным мыслям загнать себя в ступор. Но мысли путались сами собой. Ни фига ж себе! Это же только что, на моих глазах, босс живого человека в ящерицу превратил. Вот садюга! А когда он пару месяцев назад, разозлившись, обещал превратить меня в жабу, я думал, что он шутит. Кстати, надо и черношляпых контролировать - вдруг они осерчают на босса за то, что он с их приятелем сотворил.
   Тут ихняя девка-дуреха вперед выскочила и давай ящерицу звать: "Коби! Яша! Яшенька!" Блин, если зверюга сейчас к ней рванется, то я могу и не успеть. Ящерка, и вправду, еще больше забеспокоилась и зашипела. А потом изогнулась и хвать себя зубами за хвост.

Конец первой части

  
  
  
  
  
  
  
  
  

Часть II. Ящер.

  

Профессор Зульцман - 8 октября 1997 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

   - Ты зачем аллигатора в дом притащил? - сурово начала Орли.
   - Яша - не аллигатор.
   - А кто же он?
   - Ну, дорогая, ты же сама все видела.
   - За годы жизни с тобой, мой милый волшебник, я уже многое видела.
   - Но ведь я объяснял уже, - начал я в десятый раз. - Его прежний, человеческий облик был искусственно создан. Поддержание того облика требовало постоянных затрат энергии. Я, обнаружив потоки энергии, попытался в ходе эксперимента эти потоки заблокировать, изолировав Яшу от всех внешних источников энергии. В результате он и приобрел свой нынешний, видимо, оригинальный, облик. Причем, перемены оказались необратимыми. Очевидно, поддержание искусственного облика происходило автоматически, но его воссоздание требует вмешательства.
   - Чьего вмешательства?
   - Того, кто создал его человеческий облик.
   - А, может, это он сам.
   - Может. Но вряд ли.
   - Выходит, он вроде как зачарованный принц?
   - Тогда уж наоборот: зачарованный аллигатор.
   - Так значит, все-таки аллигатор!
   - Да, нет же!
   - А кто же он?
   - Не знаю. Но для крокодила он маловат.
   - Крокодилы разные бывают. Да и какая разница. Крокодил, варан, ящерица ... Зачем надо было его в дом тащить? Ты на зубы его посмотри! Что, если он детей покусает?
   - Яша - разумное существо. Он не станет никого кусать.
   - Ха, разумное! Даже если бы я поверила в весь этот бред, так ведь, говорят, он и человеком-то был ненормальным. Так что, считай, что ты меня успокоил - это не крокодил, а просто сумасшедший мутант с зубами, когтями и в чешуе. Уж лучше бы он был ящером.
   - Вид у него действительно странный. Даже для ящера. Но я уже связался с одним человеком, который может дать профессиональную консультацию.
   - Я, конечно, не профессионал, зато могу дать консультацию бесплатно: "Если нечто ползает, как ящерица, и шипит, как ящерица, то это ящерица".*
   Как спорить с женщиной? Недаром все истинные ученые были холостяками.
   И тут дверь в кабинет распахнулась, и ко мне подоспела нежданная подмога в лице моего запыхавшегося одиннадцатилетнего сынишки Орена.
   - Папа, можно Яша будет спать в моей комнате?
   - Ни за что! - Орли заняла круговую оборону.
   - Ну, мам! Я обещал ему почитать про Гекльберри Финна.
  
   0x08 graphic
   * Если нечто ползает... - переиначенная еврейская пословица, гласящая: "Если нечто ходит, как утка, и крякает, как утка, то это утка".
   - Значит, так, - я перешел в решительное контрнаступление с заходом во фланг. - Спать Яша будет в комнате наверху. А почитаешь ты ему завтра, после школы.
   - Но наверху еще не достроено и нет мебели.
   - Стены и окна есть. Мебель ему не нужна. И на кровать ему забираться тяжело с его короткими лапками. Попросишь у Томера, чтоб принес наверх старый большой матрац. А мама выдаст постельное белье, - и, игнорируя возмущенную мимику жены, я поспешил завершить разгром. - А когда ночи станут прохладнее, включим камин. Его труба как раз проходит через комнату наверху.

Доктор Оренбурски - 13 октября 1997 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

   Вообще-то, я не люблю частные визиты. Мне часто приходится слышать о каких-то "особенных" рептилиях или их останках, найденных всякими любителями фауны. Как правило, все это совершенно банальные ошибки или чьи-то фальсификации. Да еще тащиться в такую даль!
   На счет "дали" - это я уже избаловался в Израиле. В Союзе мне не казалось странным регулярно мотаться в пассажирских поездах, на грузовиках и даже телегах от Якутии до Казахстана. А нынче, уютно устроившись в своей лаборатории при террариуме в рамат-ганском "Сафари", я уже ленюсь проехаться часок-другой в личной "Мазде" по хорошему шоссе. К тому же, мне обещали заплатить и за проезд, и за консультацию.
  
   Профессор Зульцман оказался человеком примерно моих лет и, как зачастую водится у израильтян, вел разговор в таком стиле, как будто мы с ним были давними приятелями.
   - Смотри, Алекс, случай у нас довольно необычный. Мне бы не хотелось огласки и официальных исследований. Можешь считать это частным заказом. Разумеется, с соответствующей оплатой. Хотя, если ты действительно такой спец по рептилиям, как мне тебя рекомендовали, то, думаю, что деньги для тебя не главное.
   - Я полагаю, мы вполне сможем договориться, э-э-э ... Ави*. Однако хотелось бы все же посмотреть на твое "чудище".
   Вслед за профессором я вышел из его кабинета и был препровожден в какое-то необустроенное помещение получердачного типа. Единственным предметом мебели в этой комнате оказалась вполне приличная и даже застеленная лежанка, на которой действительно разлеглось некое пресмыкающееся. Мало того, что животное лежало на застеленной кровати, оно еще и было закутано в простыню на манер древнеримской тоги - так, что наружу выступали лишь голова и лапы. К тому же, перед его мордой лежал раскрытый журнал, что создавало нелепое впечатление, будто рептилия была оторвана нашим вторжением от чтения.
   - Как его зовут? - поинтересовался я.
   - Мы называем его Яшей.
   Что ж, подходящее имя для ящера. С животными, как и с детьми, очень важно сперва наладить контакт. Поэтому, приблизившись, я позвал его по имени. Большинство пресмыкающихся имеет ужасный слух. Однако этот экземпляр, похоже, прекрасно слышал. Я легонько погладил его по спине,
   0x08 graphic
   * Ави - уменьшительное от имени Авраам (Абрам).
   стянул покрывало (к явному неудовольствию Яши) и осторожно приступил к первичному осмотру.
   То, что экземпляр действительно уникален, мне стало ясно, как только я вошел в комнату. Достаточно сказать, что я не смог определить его вид! Но даже самый поверхностный осмотр привел меня в такое нервное возбуждение, что хозяин дома не мог этого не заметить.
   - Что-то не так, Алекс?
   - Все не так! Все! Черт возьми, откуда у тебя это животное?
   - Это долгая история. А в чем дело?
   - Оно не рептилия. Оно вообще не относится ни к одному из известных современной науке классов!
   - Так уж сразу?
   - Да уж, можешь не сомневаться. Начнем с того, что оно теплокровное. Кстати, странно, что оно так медленно двигается. Есть теория о том, что теплокровное пресмыкающееся могло бы обладать совершенной нервной системой.
   - Яша болен. И это одна из причин, по которой мне понадобилась твоя помощь.
   - Болен? Поэтому ты закутал его в тряпки?
   - И поэтому тоже. А что еще в нем необычного?
   - Его зубы совершенно не похожи на примитивные зубы пресмыкающихся. Они, скорее, характерны для высокоразвитого млекопитающего хищника.
   - Ну и что? Ведь существуют же такие переходные от пресмыкающихся к млекопитающим виды, как австралийский утконос.
   - Да. Но тут слишком много всего. Вот его голова, например. Видишь, какое строение черепа?
   - А что в нем такого?
   - Ну, как же! У него лобная и затылочная части по общему объему превосходят лицевую часть. Не понимаешь? У него слишком много мозгов! Такие пропорции бывают только у приматов.
   К моему разочарованию, на Ави эта новость особого впечатления не произвела. И тогда я указал ему на спину "ящера".
   - Видишь вот эти два нароста по бокам? Знаешь, что это? Думаешь, роговые выступы? Черта с два! Я и без рентгена могу поспорить, что это рудиментарные конечности. Врубаешься, нет? Ты лапы его пересчитай. Четыре. А тут еще две! Предки твоего Яши имели шесть конечностей. Понимаешь? Таких позвоночных в природе не существует!
   Вот теперь и его, кажется, проняло. Ави вынул из кармана пачку дорогих сигарет. Предложил мне. Я благодарно кивнул, и мы оба закурили. Яша недовольно зашипел и отполз подальше. Видно, у него и обоняние острое.
   - Надо поскорее доставить его в нашу лабораторию, предложил я после пары затяжек. - Там мы сможем провести детальное обследование.
   - Это исключено, - нахмурился Ави. - Я же предупреждал, все должно остаться между нами.
   - Да как же Вы не понимаете, профессор! - от волнения я вновь перешел на официальное обращение. - Это же переворот в науке. Такое просто нельзя скрывать. Это преступно. Да и Вашему Яше там смогут помочь. В любом случае ему там будет лучше, чем в домашних условиях.
   - Не уверен, - пробормотал профессор себе под нос. И вдруг как-то слишком пристально посмотрел мне в глаза. - Алекс, внимание! Ты слышишь меня?
   - Да, конечно, - я почувствовал странную скованность.
   - Очень важно, чтобы ты меня хорошо слышал и понимал. Ты никому и никогда не станешь рассказывать об этом существе. Понимаешь? Это очень важно. Обсуждать это можно только в этом доме. Повтори.
   - Никому и никогда, - повторил я, не в силах отвести глаз. - Только в этом доме.
   - Хорошо, - профессор отвел взгляд и заговорил прежним тоном. - Что ты можешь посоветовать для исследований на месте и для лечения предполагаемого заболевания?
   - Для лечения? - начал я выходить из оцепенения. - Я выпишу кое-какие лекарства. И еще хотелось бы взять анализ крови.
   - Отлично. Только исследовать кровь тебе придется самому.
   - Конечно, - согласился я, не привлекать же к этому посторонних, в самом деле.
  
  

Яша - 14 октября 1997 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

   Я сосредоточенно шипел на книгу. Зачем? Не зачем, а потому что! Затем, чтоб страницу перевернуть дуновением. Потому, что лапы у меня слишком короткие и когтистые. Такими страницу не перевернешь, а только изорвешь. А книги надо беречь - этому меня в ешиве хорошо научили. Ох уж мне эти лапы! Я едва на них ходить научился.
   Орен говорит: "Не бойся - папа тебя расколдует". Мальчишка! Чего тут расколдовывать? Самое неприятное в том, что я сам знаю, что должен быть именно таким, как сейчас. Таким, чтоб от меня люди шарахались. Чтоб обращались, как со скотиной. Спасибо, что хоть в зоопарк пока не отправляют.
   Проклятая страница залипла и не желает переворачиваться. Бог с ней. Спасибо Орену - моему единственному нынешнему товарищу. Вот дал мне портативный аудиоплеер. И кнопки довольно большие, как-нибудь нажму. Наушники мне, правда, на голову не надеть. Ну, ничего. Слух у меня хороший - положу голову рядом с наушниками и буду слушать музыку.
  
   У меня есть своя комната,
   А в комнате свет.
   Это как бы и не я,
   Или я в черный цвет.
  
   Это длится уж с неделю,
   Или только дня три.
   А причина в самом деле
   Глубоко внутри.
  
   - Соберись! Поборись! -
   Голос мне говорит. -
   Каждый может упасть,
   Когда все болит.
   Всем нам можно быть слабыми,
   Но никогда
   Уши не затыкать,
   Глаза не закрывать,
   Руки не опускать.
   Даже в трудные времена.*
  
   Комната у меня тут действительно есть. И это здорово. Со светом. И вылезать никуда не хочется. А хочется свет выключить,
  
   0x08 graphic
   * "Своя комната" - авторский перевод популярной в девяностые годы песни израильского рок-музыканта Аркадия Духина.
   свернуться клубком и сдохнуть. Особенно, когда приступы головных болей или тошноты.
   Но вот, после приема лекарств, несколько полегчало. И я не стану забиваться в логово, словно зверь. Я - человек! И я буду вести себя по-человечески. Буду носить одежду, спать на кровати, есть из тарелки. Ой, я ведь даже не молился сегодня! Прости, Господи!
   Рук у меня теперь нет, чтоб их не опускать. Но зато есть зоркие глаза и чуткие уши. И их вправду не стоит закрывать и затыкать. А еще хвост, который всегда можно почесать зубами. Буду общаться с людьми. Вот сейчас почешу хвост и загляну к Орену или к профессору. Их нет дома? Ну, тогда пойду хоть к этому громиле, как там его ...

Томер - 14 октября 1997 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

   - А они говорили: "Загниешь!" Видал? Мы еще посмотрим, кто загниет!
   Тренажеры были установлены на заднем дворе. Что может быть лучше хорошей тренировки на свежем воздухе? Обычно меня нервирует, когда кто-то смотрит, как я занимаюсь. Но присутствие ящерицы мне совсем не мешало. Может, оттого, что она не лезла со своими советами? Даже как-то веселее стало. Самого на разговор потянуло.
   - Ребята говорили: "Учиться надо." Да пошли они со своей учебой! У меня знаешь какая зарплата? Как в хай-теке. Плюс бесплатное проживание и питание. Плюс условия для тренировок.
   Ящерка понимающе зашипела. Я чуть увеличил нагрузку.
   - Вот я весной в Италию поеду на соревнования. Тогда и поглядим. Эх, жалко, Феликса тут нету! Классный был тренер. Ну, так он все равно в Штаты перебрался. А то бы я, может, и не уезжал бы из Тель-Авива.
   Я встал и начал надевать перчатки.
   - Глушь? Что б они понимали, дурачье! Спокойствие-то какое. Никакой беготни, суеты. Разве только шакалы или бедуины* припрутся.
   Стойка. Короткий пробный удар по груше.
   - Поначалу тут от бедуинов житья не было. Думаешь, почему прежние владельцы продали ферму боссу? Или отчего сам босс никакой живности не держит? Ты как-нибудь спроси у него, где его прежняя тачка! "Кузены"** прут все, что плохо лежит. И то, что хорошо лежит, тоже.
   Комбинации ударов и отскоков менялись в различной последовательности.
   - Когда босс меня нанял, то это была одна из моих первых задач. Навроде экзамена, значит. Все почему-то считают, что охранник должен быть тупым мордоворотом, а думать ему незачем. Ха! Я сразу боссу сказал, что за мелким ворьем гоняться - пустое дело. Надо с местным шейхом договариваться. А он мне, мол, дело твое - иди и договорись, коли надо. Вот умнейший мужик, а и то не понял, что не станет со мной шейх говорить. Я для него шестерка. Иное дело, сам босс. Он - колдун, его могут бояться и уважать. Надо
  
   0x08 graphic
   * Бедуины - кочевые арабские племена, жители пустыни.
   ** "Кузены" - имеются в виду арабы как этнически близкие евреям семиты. Вроде и братья, но не родные.
  
   было видеть рожи этих бандюг, когда босс им свои фокусы демонстрировал: огонь в жаровне сам собой потух, стекло в кальяне треснуло и кофе из чашки прям в руке у шейха через край побежал. И еще я у босса за спиной для солидности помаячил. Вот после такого разговора толк был. Теперь токмо пацаны либо залетные
   отморозки изредка беспокоят.
  
   Я сменил стойку.
   - Вика. А что Вика? Ушла к этому очкарику, дура. Я б его одним пальцем.
   Серия интенсивных ударов.
   - Но зачем? На кой мне такая идиотка, которая меня на какого-то хлюпика променяла? Ты сам-то скажи!
   Шипение и покачивание мордой.
   - Ну вот. И я о том же. Пошли они все! Нам и тут неплохо. Такая природа!
   Резкий удар.
   - Такая красота!
   Блок. Увертка и новый удар сбоку.
   - Такая компания неболтливая!
   Неожиданный разворот и мощный удар ногой.
   - А бабу я себе, между нами, и тут могу найти. Еще и пофигуристей.
  

Профессор Зульцман - 20 октября 1997 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

   - Я гляжу, вы тут неплохо устроились, - я окинул взглядом сукУ*.
   Вроде, все в порядке, если не считать выдвинутого наружу стола, который уступил место Яшиному матрацу. Ящер упрямо соблюдал традиции и наотрез отказался спать в доме во время праздников. Может, это и к лучшему. И сыну есть с кем возиться. Вот и сейчас они напару велосипедное колесо препарируют.
   - Орен, сделай музыку потише.
   - Но, пап, это же для Яши!
   - Мне тоже нравится Шломо Арци**, но не до такой степени, чтоб я сам себя слышать не мог, - я протянул сыну тюбик с клеем. - Этот для камеры подойдет.
   На столе лежал раскрытый учебник.
   - История? Похвально, что ты и на каникулах занимаешься.
   - Это не я, это Яша читает. Он все подряд читает, что ни попадется.
   - Вот как? А я как раз об этом поговорить с ним хотел. Можно тебя, Яша, на пару минут? - я поставил на стол и раскрыл свой портфель. - Скажи мне, ты японский язык знаешь?
   Приблизившийся ящер отрицательно помотал головой.
  
   0x08 graphic
   * Сука (ударение на последний слог) - шалаш, традиционно устанавливаемый в дни осенних праздников Сукот.
   ** Шломо Арци - популярный израильский певец и музыкант.
  
   - Тогда взгляни-ка на это, - я вытащил и протянул Яше листок с текстом на японском языке, чтобы уже через секунду сложить его и убрать в карман.
   - Ты что-нибудь разобрал?
   Снова отрицательный жест. Тогда я достал из портфеля небольшую стопку листов с японским текстом и разложил их на земле, чтоб ящеру было удобней.
   - А посмотри, нет ли здесь того же текста?
   Яша потоптался перед бумагами с полминуты, а затем решительно зашипел и ткнул носом по очереди в два несоседних листа. Верно ткнул - искомый текст начинался в середине первого листа и продолжался на втором.
   Так я и думал. У нашего чешуйчатого приятеля феноменальная зрительная память. Теперь становится понятным его отношение к книгам: он просто запоминает тексты, а обдумывает их уже после. Таким образом, он может, не вдаваясь в суть, хранить в мозгу любую информацию, обрабатывая ее по мере необходимости, или после приобретения соответствующих возможностей. Например, умственных.
   Но что это с ним? Куда он вдруг заторопился? Я вышел из шалаша вслед за ящером и увидел, что он семенит навстречу приближавшейся от дороги к воротам девушке.
   - Здравствуйте! С праздником Вас! К Вам можно?
   Да это же Яшина подружка!
   - Конечно, заходи. Яэль, верно? Какими судьбами?
   - Яшу проведать.
   Казалось, Яша готов прыгать и лизаться, как добрая шавка. Или сядет на хвост и подаст лапу, как умный барбос. Но не тут-то было. Ящер степенно приветствовал знакомую шипением и кивком головы, а затем отступил от калитки, давая даме пройти. Лапы не подал, естественно, - у религиозных евреев мужчины с женщинами за руку не здороваются.
   - Как же ты добралась?
   - На автобусе. Я теперь часто буду заглядывать, если позволите?
   - Но автобус тут останавливается далеко, да и ходит редко.
   - Я могу и на такси от Беер-Шевы.
   - А деньги? Да и таксисты тут в основном арабы.
   - Да Бог с Вами! Я ведь на территориях* живу. Если бы я арабов боялась, то и носу бы из дома высунуть не могла.
   - А родители отпускают?
   - Их ребе Шимон попросил. Он просил, чтоб друзья бывали у Яши. Самому ребе тяжело добираться, но он хочет знать, как тут дела.
   Вот оно, значит, как. Инспекция пожаловала!
  
  

Мири - 29 октября 1997 г.

Тель-Авив. Дом без названия.

  
   Любопытно мне стало дверь 37 -ого открывать. Сразу на доску глазею. Вона, как чуяла. В новой отделенной части доски еще две фигурки начириканы. Человечек в мантии и старинной
  
   0x08 graphic
   * Территории - имеются в виду территории Иудеи, Самарии и сектора Газы, фактически контролируемые Израилем, но не имеющие четкого юридического статуса и с преимущественно арабским населением. Территории считаются "горячими точками".
   университетской шапочке, со стрелочкой от него к бородатому. И еще женщина рядом с первым человечком в шляпе, но со стрелочкой ведущей к ученому.
  
  

Яша - 8 ноября 1997 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

   Наверно, я крепко заснул. Поэтому доктора почувствовал только, когда тот уже подходил к дому. Несмотря на то, что доктор был возбужден, двигался и говорил шумно. К тому же, от него пахло коньяком.
   - Я, можно сказать, проездом. Был в Беер-Шеве, на юбилее старого знакомого, и не смог удержаться, чтоб не заскочить - проверить самочувствие моего тероморфного* пациента.
   Доктор буквально ввалился в дверь моей комнаты и сразу кинулся ко мне. Похлопал по спине, нахально заглянул в пасть. Потом вдруг поцеловал прямо в морду.
   - Скажите, а тошноты у него не бывает?
   - Бывает, и еще как! - явно недовольный нежданным визитом профессор вошел сразу за доктором, а Томер последовал за ними.
   - А аппетит как?
   - Не жалуемся.
   - Значит, хороший аппетит? Несмотря на тошноту, жар и боли?
  
   0x08 graphic
   * Тероморфы - подкласс вымерших зверообразных ящеров.
  
   - Ну, когда ему сильно нездоровится, то он не ест. Иногда - целые сутки. Но обычно уплетает за четверых.
   - А что он ест и сколько?
   - Индейку каждый день съедает целиком. И часто просит добавки. Кроме того, ест картофель и мучное. Творог тоже. Супы
   любит. А фрукты - не очень.
   - Вот как! - доктор, похоже, был доволен услышанным. - А сколько же он сам весит?
   - Не знаю, - кажется, наш умный профессор сам удивился тому, что заранее не потрудился выяснить мой вес. - Томер, у тебя же были напольные весы? Будь добр, принеси их сюда.
   Томер отчего-то медлил, смеряя гостя подозрительным взглядом. И, кажется, я его хорошо понимал в данном случае.
   - Ну что же ты, Томер? Ступай скорее, мы ведь ждем.
   - И все-таки в нем многое от рептилий, - блаженно рассуждал доктор, ни к кому конкретно не обращаясь. - На лапах по четыре пальца. И в деснах канавки, как у змей для подвода яда, а зубов ядовитых нет. И глаза необычные: зрачки расширяются и сужаются, как у ночных хищников. Но при этом есть третье полупрозрачное веко, будто для защиты от яркого света. А, может, от пыли или от воды?
   То, что Томер вернулся менее чем за минуту, меня не удивило - я слышал его топот по лестнице. Немного удивляло лишь его ровное дыхание.
   - Яша, - обратился ко мне профессор, указывая рукой, - встань на весы, пожалуйста.
   Я безропотно подчинился. Встать мне, правда, не удалось - весы были слишком узки и рассчитаны на пару близко расположенных ног. Мне пришлось лечь на них брюхом.
   - Я же говорил, что он умница! - доктор просто сиял.
   - Восемьдесят семь с половиной килограмм, - констатировал профессор.
   - Не может быть, - неожиданно вмешался молчаливый Томер.
   - Очень даже может! - потирая руки, воскликнул доктор.
   - В этом у меня глаз наметанный, - не сдавался Томер. - Он весит не более пятидесяти ке-ге. Видно, весы испортились.
   - А ты попробуй, подними его, - засмеялся доктор.
   Томер встал надо мной, расставив ноги, и взялся за мои бока.
   - Позволь, приятель, - шепнул он мне на ухо, отрывая меня от пола к некоторому удивлению доктора. - Ух ты! И правда, не меньше восьмидесяти пяти. Он что, камнями набит?
   - В русских сказках бывают такие вещи, которые изнутри больше, чем снаружи.
   - Ты что-то выяснил? - спросил хозяин дома.
   - Не то чтобы совсем выяснил, но мысли кое-какие есть. Его надо завтра же в нашу лабораторию отвезти.
   Профессор аж поперхнулся.
   - Алекс, ну мы же договорились, помнишь? Нам нужно Яшу в тайне сохранить.
   - Ах, да-да-да-да ... конечно, - доктор потер лоб. - А, собственно, почему в тайне? Это же уйма тем для диссертаций!
   - Алекс, внимание! - строго начал профессор, заглядывая гостю в глаза.
   - Ави, дорогой мой! - доктор крепко обнял хозяина и попытался его поцеловать. - Ты ведь даже сам не понимаешь, какое сокровище скрываешь от народа! Какую жар-птицу в клетке запер!
   Слово "жар-птица" было произнесено по-русски. Доктор все больше путался в словах.
   - Я сейчас же поеду и закажу транспорт.
   - Куда ты поедешь? Сегодня суббота - все закрыто*.
   - Уже вечер - исход субботы. И потом, у нас в сафари по субботам работают. А еще мне надо проверить ... А у тебя это, как его? У тебя интернет есть?
   - Есть. Компьютер в кабинете, внизу.
   - Отлично! Заодно и рецепт вам обновлю. Хотя, уже не надо будет ... - доктор уже спускался, и его слова доносились снаружи.
   - Проблемы, босс? - вполголоса спросил Томер.
   - Он пьян и не поддается внушению. Его нельзя выпускать.
   - Так, может, я его вырублю аккуратненько. А утром, когда протрезвеет, Вы ему внушите, как следует.
   - Погоди.
   Профессор поспешил вслед за незваным гостем. Охранник следом. Я тяжко вздохнул и последовал за ними.
   - Алекс, тебе нельзя сейчас никуда ехать. Ты не в состоянии вести машину. Оставайся у нас.
   - Кто не в состоянии? Я не в состоянии?! Да я сейчас все в состоянии. В самом хорошем состоянии, какое только может быть.
   - Постой, ты пьян и ... - профессору Зульцману явно недоставало опыта общения с носителями русского менталитета.
   - Да разве ж это пьян! Мы и выпили-то с Мишкой всего ничего, - доктор сел за компьютер и заговорил на русском. - Мишка - это такой мужик! Мы с ним с института неразлейвода, - снова на иврите. - Я тебя с ним познакомлю.
  
   0x08 graphic
   * "...суббота - все закрыто" - суббота выходной день в Израиле. Более того, иудаизм запрещает выполнять многие действия в течение этого дня.
   - Но, ты не можешь ехать ...
   - Да я прям щас поеду! Меня ждут, - доктор встал, забыв, что ему нужен был компьютер, и двинулся к выходу, пытаясь отстранить застывшего в проходе Томера.
   Дело принимало серьезный оборот. И я собирался не допустить насилия. К тому же, суббота и впрямь уже вышла, а значит, еврею можно писать.
   Надо отдать должное профессору - он быстро уловил мой ход:
   - Алекс, ты ведь что-то выписать нам собирался.
   - Ах, да-да-да-да ... - доктор повернулся к компьютеру и обнаружил, что я, кое-как взгромоздившись на кресло, топчусь по клавиатуре. - Эй, дружок! Это не для тебя!
   Доктор так резко потянул катящееся кресло, что я чуть не свалился. Затем доктор взглянул на монитор и обомлел. На экране перед ним появилась надпись:
   "Uvajaemyi doktor Orenburski, ne mogli by Vy vesti sebia so mnoi ne stol' besceremonno?
   S po"
   Доктор огляделся, пытаясь сообразить, как его разыгрывают. А я тем временем слез с кресла, пододвинул его обратно к столу и, забравшись в него вновь, стал тыкать когтем в клавиши, выводя перед носом у доктора:
   "chteniem, Iasha."
   А что делать? Ну не знал я английского и шрифт поменять в компьютере не умел. Закончив писать, я спокойно слез с кресла и с достоинством отошел в сторону.
  
  
   Ведущий израильский герпетолог*, заведующий серпентарием рамат-ганского зоопарка "Сафари" доктор Александр Оренбурски с убитым видом опустился в кресло и, обхватив голову руками, забормотал:
   - Все. Больше ни капли. Клянусь. Ни-ни-ни ...
  

Яша - 25 ноября 1997 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

   - А я ведь говорила! Я предупреждала, что твой аллигатор их когда-нибудь покусает! Что мы теперь Коганам скажем?
   - Мама, Шмулик сам упал!
   - Ну-ка, давай по порядку, - вмешался профессор.
   - Мы на заднем дворе играли!
  
   Да. Мы действительно играли. И, должен признаться, это было здорово! Мне ведь никогда прежде не доводилось вот так играть с ребятами. Оказывается, это очень увлекательно.
  
   - Во что вы играли?
   - В рыцарей. Йоси на прошлый Пурим** рыцарские латы подарили. Такие блестящие. И мы стали строить замок.
   - Значит, Йоси с братом были рыцарями?
  
   0x08 graphic
   * Герпетология - раздел зоологии, изучающий земноводных и пресмыкающихся.
   ** Пурим - еврейский праздник с карнавалом, в наше время считается детским праздником.
  
   - Нет, рыцарем был только Йоси. Шмулик был его верным оруженосцем, а я бродячим певцом.
   - Так. А что там делал Яша?
   - Он был драконом.
   - Драконом? Орен, разве я не говорил тебе, что про Яшу нельзя никому рассказывать?
   - А я и не рассказывал ничего, пап. Я просто показал его, будто он у нас рядом с домом живет. Как дикий дракон.
   - Это очень плохо! Нельзя было этого делать, Орен.
   - Короче, - Орли схватила сына за руку. - Ящер набросился на детей.
   - Он не набросился, мам! Дракон стал штурмовать замок. Йоси испугался и закричал. Шмулик ударил, и Яша у него откусил.
   - Что откусил?
   - Меч.
   - Уф ... Это карнавальный меч из картона и фольги?
   - Нет, пап. Из фольги был у Йоси. Шмулик взял другой. На заднем дворе нашел прут, что остался после стройки сарая.
   - Железный прут? От строительной арматуры?
   - Да.
  
   Я просто увлекся. Сам не ожидал. Когда песчаная стена замка посыпалась, и ворота из досок упали, я пополз внутрь, намереваясь сорвать флаг с башни. А мальчишка спрыгнул с насыпи мне на спину и ударил железякой по голове. Очень больно ударил, а у меня и так голова все время трещит. Я очень рассердился. И как-то сразу перестал себя контролировать. Какой-то приступ ярости. Похожий на тот, что был во время драки с Нисимом в ешиве.
  
   - И что дальше?
   - Шмулик хотел еще раз ударить. Но Яша страшно зашипел, перехватил меч зубами и откусил половину. А потом резко дернулся, и Шмулик свалился. Прямо на обломки ворот. А там гвозди были в досках, ржавые. Шмулик ногу поранил.
   Из соседней комнаты донесся пронзительный визг и плач.
   - Инбар проснулась, Орли. Надо покормить ее.
   - Да что ты понимаешь? Тебе бы только, как этим мальчишкам, в игрушки играть! Инбар плачет потому, что я вся на нервах, - Орли громко хлопнула дверью.
   - Не переживай, сынок. Нога у твоего друга заживет. Но Яшу больше никому никогда не показывай, - профессор двинулся следом за женой, но в дверях обернулся. - Я бы, на вашем месте, посвятил Шмулика в рыцари.
   Взрослые удалились. Орен обнял меня за шею и, хлюпая носом, зашептал мне на ухо:
   - Знаешь что, Яша. Давай мы с тобой больше не будем никогда сражаться. Даже в играх.
  
  

Старший инспектор Хитуэли - 14 декабря 1997 г.

Беер Шева. Центральное отделение полиции.

   С фотографии на меня смотрело ничем не примечательное лицо человека неопределенного возраста. Подпись к портрету гласила: "специальный агент Левин". Вот и все, что было изображено на неброской пластиковой карточке с магнитной
  
   полоской. Если не считать печати с коротенькой аббревиатурой: "ШАБАК"*.
   Я кивнул головой, и остановивший меня в коридоре человек привычным движением убрал удостоверение в карман. Вот так, спецагент Левин. Чушь какая-то. Насмотрелись дурацких боевиков с
   непременным "агентом Джонсоном". И прикид такой же
   стандартный. То есть, конечно, без костюма с галстуком - в наших палестинах такой агент выглядел бы шутом. Стоявший напротив меня был одет в джинсы и просторную трикотажную рубашку. Все чистое и приглаженное, но в то же время удобное и чуть поношенное. Он мог бы одинаково легко сойти и за мелкого менеджера, и за почтового служащего, и за техника по ремонту кондиционеров. В общем, за кого угодно. Сам он был чуть выше среднего роста, мускулист, брюнет с короткой стрижкой и обычными семитскими чертами лица. Держался спецагент непринужденно.
   - Я Вас задержу ненадолго, детектив. Всего несколько вопросов, - ни голос, ни мимика агента не выражали никаких эмоций. Официальная вежливая улыбка могла скрывать как искреннюю симпатию, так и равнодушие либо враждебность.
   - Что ж, прошу в мой кабинет, - я сделал приглашающий жест рукой, и мы прошли в дверь с табличкой "заместитель начальника уголовного розыска".
   Закрывая за собой дверь, я буквально спиной почувствовал взгляды сотрудников. Что поделать, здесь работают сыщики. Они
  
   0x08 graphic
   * ШАБАК - аббревиатура ивритских слов шерут битахон клали Генеральная Служба Безопасности, аналог американского ФБР или российского ФСБ.
   люди наблюдательные и приметливые - работа такая. Мне следует ожидать каверзных вопросов, как только выйду попить кофе. Тем
   временем, мой необычный гость уверенно устроился у меня за столом. Правда, все-таки в кресле посетителя.
   - Мне хотелось бы проконсультироваться у Вас по поводу одного Вашего знакомого - Авраама Зульцмана. Вы ведь знакомы с ним, не так ли?
   - Знаком немного, - подтвердил я. - Я работал с ним пару раз. Но с нашего последнего свидания уже около года прошло.
   - Лишь немногим белее десяти месяцев. Но не в этом дело. Что Вы можете рассказать о нем?
   - Что мне сказать? Он оказал нам существенную помощь в деле о пропавшем ребенке. И еще несколько раз добровольно вызывался помочь. Знаете, он эксперт по психологии и ...
   - Простите, старший инспектор. Я приехал к Вам не за тем, чтобы выслушивать официальную белиберду. Поверьте, я знаю это все сам. Но, Вы же, черт возьми, ДЕТЕКТИВ! Расскажите свое впечатление о личности г-на Зульцмана. Что он за человек?
   - Профессор Зульцман человек уважаемый, хоть и слегка чудаковатый. Человек умный, даже хитрый, наверное. Но не злой.
   - Это правда, что он экстрасенс?
   - Думаю, да. Я в этом не разбираюсь. Во всяком случае, гипнозом он владеет. Он даже выступает иногда в клубах и домах культуры. И в университете читает лекции по парапсихологии.
   - Раньше читал. Он там уже давно не появляется, - спецагент сложил руки на столе. - Как по-Вашему, Зульцман - честный человек?
   - По-моему, у него собственное понятие о чести. И он его придерживается.
   - Хорошо. Я сформулирую вопрос иначе: способен ли профессор Зульцман на преступление.
   - Хм. Смотря какое. Если от налогов уклониться или, скажем, правила дорожного дви...
   - Я говорю о тяжком уголовном преступлении. Таком, как похищение, или убийство?
   - Не думаю.
   - А если, например, с научными целями. Скажем, поставить какой-нибудь запрещенный эксперимент над человеком?
   - Не знаю. Может быть, если сам профессор при этом будет убежден, что действует во благо этого человека. Например, пытается избавить его от какой-нибудь неизлечимой и опасной болезни.
   - Выходит, Ваш профессор - гуманист?
   - Выходит, так.
   Несколько секунд агент размышлял и, казалось, сомневался, спрашивать ли меня еще о чем-то.
   - Приходилось ли Вам слышать когда-либо имя Яков Гифуннер*?
   - Не припоминаю. А кто это?
   - Один полоумный ортодокс. Возможно, знакомый Зульцмана.
   - Нет, не знаю такого.
   - Хорошо, - Левин поднялся. - Не стану более злоупотреблять Вашим вниманием. Спасибо за помощь, детектив.
  
  
  
   0x08 graphic
   * Гифуннер - найденыш (идиш).
  

Орли - 5 января 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   - Орен, ты в школу опаздываешь!
   - Уже иду!
   Неорганизованный ребенок. Вчера сидел допоздна, а теперь еле поднялся. Это все отец ему потакает. Придется сделать ему бутерброды, - позавтракать нормально он уже не успеет, так пусть хоть в машине перекусит.
   - Не забудь, что после обеда у меня лекция в Кирьят-Гате. Мне машина понадобится, - послышался голос Ави из-за газетного листа с противоположной стороны стола.
   - Я тебя уже давно уговариваю вторую машину купить.
   - Два автомобиля нам не по карману, - Ави отхлебнул кофе.
   - Не обязательно такой шикарный джип покупать. Можно что-либо попроще, даже со вторых рук.
   - Милая, - газета соизволила опуститься и приоткрыть верхнюю часть лица моего благоверного, - мы ведь с тобой оба хорошо понимаем, что из нас двоих машиной "попроще" придется довольствоваться именно мне. А мне, как раз, необходим самый шикарный авто, чтоб клиентам пыль в глаза пускать.
   - Ну, тогда, не обессудь, если не успеешь в свой Кирьят-Гат. Мне после детской поликлиники еще и в "Супер" надо. Твой аллигатор нас совсем обожрал.
   Газета снова поднялась, прерывая наш визуальный контакт.
   - Яша, закругляйся! Мне компьютер нужен, - вновь послышался голос из-за газеты.
   - Мне или сыну ты бы свой компьютер не уступил.
   - Дорогая, для Яши это единственная возможность общения. Впрочем, ты права. Надо будет купить для него какой-нибудь простой подержанный PC.
   - Ну, вот! А я-то радовалась, что ты хоть к столу стал выходить. И без этого динозавра.
   - Родная моя, Яша не может с нами завтракать. У нас кухня недостаточно кашерная*.
   - Что ты, милый. Я и не рассчитываю на такую честь. Чтоб его чешуйчатая светлость самолично с нами грешными трапезничать непобрезговали!
   Так. Бутерброды в пакет. Еще пакет с медицинскими документами прошлых медосмотров Инбар. Дамскую сумочку на плечо. Большую сумку с подгузниками, детским питанием и множеством мелких принадлежностей для младенца - на другое плечо. Коляска уже в багажнике. Инбар хорошо покушала и не проснулась, когда я перекладывала ее в люльку. Но сумки с люлькой - это уже многовато. Пожалуй, придется два рейса сделать до машины. Боже, где те времена, когда мужчины ухаживали за своими дамами!? Ах, нужно еще теплое одеяло в люльку - на улице прохладно. Я обернулась к выскочившему из своей комнаты растрепанному Орену:
   - Давай сюда свою школьную сумку. Вернись, причешись, захвати в салоне одеяло для Инбар и быстро в машину вместе с ней!
   Сумки в машине я свалила на сидение рядом с водителем. Из своей достала помаду и, глядя в зеркальце заднего вида, поправила то, что съела с завтраком.
  
   0x08 graphic
   * Кашрут - особый свод правил питания религиозных евреев.
   Хорошо устроились мужики, нечего сказать! Нашли себе бесплатную прислугу. Вот погодите у меня. Как только Инбар в садик пойдет, я тут же на работу устроюсь. У меня, между прочим, тоже высшее образование. Посмотрим, что вы тогда без меня дома делать станете.
   В зеркале показался выходящий из дома Орен, двумя руками тащивший тяжелую люльку. Я заглянула в пакет с документами, чтоб проверить, что ничего не забыла. Сквозь открытое окно машины до меня донесся из дома телефонный звонок. Краем глаза я уловила движение во дворе - изгнанный из кабинета Яша выполз наружу. Телефон не прекращал звенеть. Разумеется, Ави не поднимет задницы от компьютера. Орен крикнул что-то и снова скрылся в дверях дома. Это может быть надолго. Ладно, я пока хоть машину разверну. Сколько раз просила мужа парковаться лицом к воротам!
   Я завела двигатель. Что-то несильно стукнуло в дверцу. Черт, Яша. Напугал, проклятый аллигатор!
   - Убирайся прочь! - я махнула рукой на ящера.
   Но чертов монстр не только не убрался, а напротив - громко зашипел, поднялся на задние лапы и, царапая когтями передних лап краску, попытался просунуть голову в открытое окно. Вот тут я действительно испугалась.
   - Пошел вон! - закричала я, снимая стояночный тормоз и передвигая рычаг передач в положение заднего хода.
   Яшина голова пропала из поля моего зрения. Похоже, он все же опустился на землю. А я отпустила сцепление и нажала на педаль газа. В тот же миг джип слегка накренился назад и вбок. И больше никакого движения. Я выжала газ сильнее. Двигатель взвыл, но машина с места не сдвинулась. Что за черт!
   Вновь поставив машину на стояночный тормоз, я выскочила наружу и обнаружила, что сумасшедший ящер забрался под машину и приподнимает своими плечами ее переднюю часть так, что передние колеса не соприкасаются с землей.
   - Ты что ж это творишь, змеюга проклятая! - заорала я, разрываясь между порывом огреть его сумочкой по торчащей наружу заднице и стремлением убежать домой к мужу.
   Победило желание номер два. Однако, отдалившись от машины на несколько шагов, я обернулась и ... обмерла. В метре позади джипа, прямо за левым колесом стояла люлька с мирно спящей Инбар.
  

Мири - 5 января 1998 г.

Тель-Авив. Дом без названия.

  
   На доске в 37 -ом кабинете обновления. Половина доски стерта и объединена с той частью, что с новыми фигурками. Фигурки те же, что и прежде. Только у ученого исчезла мантия и шляпа сменилась на высокий колпак, а в руке что-то вроде палочки дирижерской. И стрелка теперь идет не от него к бородатому, а наоборот. И еще рядом с ним появился большой знак вопроса.
  
  
  
  
  
  
  

Орли - вечер 6 января 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   - Так и лежит с тех пор. Да. Совсем не выходит и даже не поднимается, - Ави говорил по телефону, отчаянно жестикулируя, как будто собеседник мог его видеть.
   - Скажи, что не ест ничего, - подсказала я.
   - Он ничего не ест уже два дня. И лекарства не принимает. Воду? Один раз попил, кажется, - муж вопросительно взглянул на меня, и я утвердительно кивнула. - Живот? Я не знаю, какой у него живот. Да. Хорошо, мы сейчас проверим, и я перезвоню.
   Ави повесил трубку.
   - С этими докторами всегда так. Пользы на грош, только допрашивают и изматывают. Небось, сам ничего не понимает.
   - А чего тут понимать? Надорвался, бедняга. Из-за меня. Но зачем же он под машину-то полез. Ну, не смог объяснить. Ну, дура я непонятливая. Но ведь мог бы просто люльку убрать с дороги?
   - Видимо, не мог. Не успевал он к люльке. Или боялся ее трогать. Знаешь, как холостые мужчины боятся трогать младенцев?
   Ави вышел в коридор и позвал:
   - Томер! Пойдем, поможешь мне Яшу приподнять.
   - Да ладно Вам себя-то винить! - Яэль тронула меня за плечо. - Все хороши! В доме полно мужчин, а помочь люльку в машину отнести, кроме малого пацана, некому. А он не соображает еще, что за машиной находиться опасно. Но вот почему Яша просто не придержал машину спереди. Мог бы, наверное, зубами ухватиться. У него, знаете, какие зубы крепкие!
   - Удержать машину за бампер, борясь с мощным двигателем, во много раз тяжелее, чем приподнять ее. Яша, похоже, достаточно разбирается в технике, чтобы понимать, что ведущие колеса - передние. Поэтому он поднял только половину веса.
   - А сколько весит Ваша машина?
   - Я вчера специально в техпаспорте посмотрела. Две тонны она весит.
   - Ой-ей-ей!
   - Яша поднял только переднюю часть. К тому же, он опирался на четыре ноги, а не на две. Но все равно это очень много.
   Ави спустился вниз вместе с Томером, и сразу к телефону, номер набирать.
   - Алло, Алекс? Слушай, живот твердый. Кожа на нем сухая, жесткая и шершавая. И, вроде, потрескавшаяся какая-то. Что? Когда приедешь? Но уже поздно будет! Конечно, можешь у нас переночевать. Будем только рады. А что, так серьезно все? Ладно, мы ждем.
   Трубка снова легла на место. Муж обернулся к нам и пожал плечами.
   - Ты тоже оставайся, Яэль, - обратилась я к девушке. - Поздно уже. Да и дождь зарядил.
   - Спасибо, - Яэль поднялась. - А дождь - это благодать Божья. О нем молиться надо. И за выздоровление Коби я бы помолиться хотела.
   - Разумеется. У нас и молитвенник где-то тут был, - Ави стал осматривать книжные полки.
  
  
  
  
  
   И тут с лестницы послышался голос Орена:
  
   "Наши очи высохли от слез,
   И онемели наши языки.
   Что нам попросить, о Бог небес?
   Мы попросили все, о чем могли:
  
   Только дождь пошли нам вовремя,
   И по весне раздолье дай цветам,
   И дай узреть его по-новому,
   А больше ничего не нужно нам".*
  
   Совсем неплохо спел. А я и не знала, что мальчишка еще не спит.
   - А, вот он, - Ави вытащил книгу, раскрыл и перелистнул несколько страниц. - Да будет на то воля Твоя, Бог наш и Бог отцов наших, чтобы преисполнился Ты к нам милосердия ...
   Голос мужа звучал одиноко и непривычно. И мне подумалось, что я еще никогда не слышала, чтоб он молился.
   - ... силой величия милосердия Своего даруй ему жизнь, изгони напасть и излечи его полностью - на долгие дни и годы жизни. И да будет на то воля Твоя! - Ави закрыл молитвенник, продолжая уже от себя. - Чтоб дано было нам увидеть его вскорости более прежнего полным сил и здоровья.
   - Амен! - сказала Яэль.
   - Амен! - повторили Томер, Орен и я.
  
  
   0x08 graphic
   * "Только дождь пошли нам" - авторский перевод первого куплета из песни на слова Ави Корена. Здесь Орен позволил себе заменить предпоследнюю строку, на соответствующую строку из последнего куплета - в оригинале первого куплета должно быть: "И дай домой вернуться воинам".

Яша - ночь на 7 января 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   Слушай, Израиль: Господь - Бог наш! Господь - один! Вот он я - стою перед Тобой, готовый подчиниться воле Твоей.
   Хотя я уже вовсе не стою, а лежу. И даже глаз открыть не в состоянии. Господи, ну почему же мне так плохо! Забери же меня и избавь от мук. Голова, кажется, уже совсем выгорела изнутри. Да что голова - все тело наизнанку выворачивает. Очень больно и очень жарко. Боже, ну позволь же мне, наконец, покинуть эту бренную оболочку!
   О-о! Какая резкая боль. Она заставляет меня корчиться в конвульсиях. А я уже думал, что не смогу и хвостом пошевелить. Буквально все мышцы сокращаются и освобождаются одновременно. Я теряю разум от боли и задыхаюсь собственным шипением. Какой-то слабый треск. Кажется, это моя плоть разрывается на части. Еще конвульсии. Еще и еще. Треск усиливается.
   Господи! Как больно! Как душно! Как тесно!
   Прочь! Прочь из этого слабого тела. Наружу. Туда, где можно дышать. Я разрываю собственную плоть. И мое шипение переходит в жуткий рев.
   Я свободен! Я вижу свое тело со стороны. Какое оно маленькое и нелепое! Теперь все маленькое. И боль почти совсем утихла. Но еще очень душно. И все еще тесно. Куда теперь, Господи?
   Вижу! Я вижу свет. Вот он - прекрасный свет звезд и свободный небосвод в огромном мире. Мне - туда. Туда, откуда спускаются эти шелестящие серебряные струи. Господи, я иду к тебе! К твоему свету. К твоему небу. Сквозь незримую хрупкую преграду. Я шагаю прямо в сияющие небеса ...
   ... и низверженно падаю на грязную землю.
  
  

Конец второй части

  
  
  
  
  
  

Часть III. Дракон.

Доктор Оренбурски - ночь на 7 января 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

   Дорога была кошмарная - кромешная тьма и слякоть. И, хоть я очень спешил, приходилось быть осторожным.
   Накопившаяся после напряженного трудового дня усталость словно улетучилась после звонка Ави. Вот оно! Наконец-то. Только бы успеть, увидеть своими глазами. А если что-то пойдет не так? Если понадобится врачебная помощь? Ну, зачем я дал им уговорить себя оставить такое уникальное существо в такой критический для него период в примитивных домашних условиях? Черт бы побрал этот дождь! Ну почему в этом Израиле каждая капля влаги превращается в стихийное бедствие? Почему в Питере дожди никому не мешали? Скорей! Я нужен там. Вот, значит, каково приходится моим коллегам в "Скорой помощи". Биологам проще.
   К дому Зульцманов я подъехал уже после полуночи. Дверь мне открыл этот здоровяк - их сторож. Впрочем, остальные домочадцы тоже не спали. Все сидели в столовой и весьма дружно стали подниматься мне навстречу. Я только хотел поздороваться, как вдруг раздалось это ...
   Этот звук походил на рев трактора или вой раненого быка, только на пару децибелов мощнее. И я понял, что опоздал. Как был, весь мокрый, в грязных ботинках, я, не здороваясь с хозяевами, бросился к лестнице наверх. Позади слышался топот и чье-то тяжелое дыхание. Перед самой дверью я остановился и подал сигнал остальным, чтоб не суетились. В такие минуты рептилии впадают в безумие и необычайно агрессивно реагируют на любой раздражитель. Из-за двери тем временем раздавались странные звуки: что-то похожее на цоканье копыт, волочение чего-то тяжелого по полу и затем звон бьющегося стекла.
   Осторожно приоткрыв дверь, я нажал на выключатель света и огляделся. Ничего опасного я не заметил и, уже более спокойно открыв дверь полностью, вошел внутрь. Остальные вошли следом за мной и недоуменно оглядывались.
   Первым к Яшиной лежанке приблизился хозяйский сын. Яша неподвижно лежал в неестественной для ящера позе - на боку, спиной к вошедшим. Мальчик осторожно протянул руку и дотронулся до плеча рептилии. Плечо поддалось неожиданно легко, все тело сдвинулось и перевернулось на живот.
   - Он! Он ... - мальчик едва сдерживался, чтоб не зареветь.
   - Не бойся. С ним все в порядке. - Я взял мальчика за руку, а другой рукой перевернул "Яшу" на спину. - Вот посмотри. Видишь, на животе порвано и внутри пусто. Это просто старая кожа. Яша вырос, ему стало тесно внутри, и он сбросил свою старую кожу, как ты снимаешь куртку.
   - А где же сам Яша? - подал голос Ави.
   - Кажется, я догадываюсь. - Заговорил детина-сторож, разглядывая оконную раму. - Окно разбито, грабителей внутри нет, их мокрых следов тоже, и осколки стекла в основном снаружи. Значит, кто-то вышел отсюда через окно.
   Не сговариваясь, мы быстро спустились обратно в салон и все стали натягивать куртки и плащи. Я был еще одет, поэтому выскочил во двор первым. Однако преимуществ это мне не дало. Вокруг было темно, дождь продолжал лить, и я остался беспомощно топтаться на крыльце, под навесом с фонарем. Через минуту ко мне присоединилась вся семья хозяев фермы.
   - Коби! Коби, ты здесь? - позвала в темноту незнакомая мне девчушка.
   Темнота не ответила. И мы еще с минуту продолжали напряженно всматриваться в ночь и прислушиваться.
   - Скажите, доктор, - заговорил вдруг сторож, стоявший, в отличие от нас, не под навесом с фонарем, а в стороне и с откинутым, несмотря на дождь, капюшоном плаща. - Вы ведь не на лошади к нам сюда прискакали?
   Я проследил за его взглядом, и мне показалось, что я заметил движение крупной тени возле стены какой-то хозяйственной постройки.
   - А ну ка, приятель! - одна рука сторожа демонстративно двинулась под плащ к бедру, а в другой зажегся неизвестно откуда появившийся фонарик, направив луч на обнаруженный силуэт. - Мы тебя видим. Если ты друг - покажись! А если враг - то проваливай!
   Тень снова качнулась и, хлюпая по грязи, двинулась к нам. Несколько шагов, и существо вышло на освещенное пространство. Это явление сопровождалось несколькими одновременными вздохами и удивленно-восхищенными возгласами.
   - Какой красивый! - незнакомая девушка, единственная из нас, произнесла членораздельную фразу.
   И девочка, несомненно, была права.
   Он был в холке лишь немногим поменьше лошади. Поступь еще неуверенная, но в движениях уже чувствовалась почти кошачья грация хищника. Мокрое тело блестело в свете фонаря. Хвост, конец которого оставался еще не виден, тащился по земле. Большая с костяными гребнями голова, посаженная на значительно удлинившуюся гибкую, но мощную шею, по-лошадиному фыркнула и попыталась отряхнуться от воды.
   Дракон остановился. Его шея выгнулась назад, а крупный хвост одновременно приподнялся и загнулся в сторону. Клацая зубами, драконья морда нелепо ткнулась в свой хвост. Снова выпрямившись, дракон внимательно оглядел нас, его голова медленно склонилась вниз, и огромные, сложенные до этого на спине, крылья слегка раздвинулись в приветствии.
   Я почувствовал, что плачу. Потому что понял, что детские мечты иногда сбываются.
  
   Первым пришел в себя Ави:
   - Так! Ну-ка, давайте-ка все в ангар. Орен, принеси ключи. Томер, мой компьютер ... Нет, лучше я сам.
   В ангаре был свет, и мне удалось подробнее разглядеть перемены в своем необычном пациенте.
   Прежде всего, изменилась его окраска. Из светло-коричневого Яша стал ярко-зеленым.
   Более всего выросли его, прежде короткие, лапки, что и создавало половину эффекта от общего увеличения роста. Задние лапы были значительно мощнее передних. Зато на передних были лучше развиты пальцы и устрашающего вида когти. На левую переднюю Яша немного прихрамывал - похоже, зашиб, когда из окна выпал.
   Голова ящера выросла почти так же, как лапы. Отчасти, лишь за счет нескольких костяных наростов, защищающих глаза и продолжающихся гребнем через лоб к затылку. Выглядит, как корона, хотя может, наверное, выполнять функцию рогов. Конечно, рога бывают только у травоядных, но, в сравнении с остальными особенностями этого чудесного существа, это мелочь. Гораздо важнее, что вместе со значительно увеличившейся мордой, с рогами и здоровенной зубастой пастью, также увеличилась и затылочная часть головы. Так что, характерные для высокоинтеллектуального существа пропорции черепа проявились еще больше.
   Конечно, особенного внимания заслуживали крылья. По общему размаху каждое крыло в два с половиной раза превышало размер самого тела дракона. Сами крылья были кожаными и мягкими, натянутыми на жесткий костяной скелет. В сложенном виде крылья, как и все тело дракона, прикрывались прочным чешуйчатым панцирем. При расправлении крыла прикрывающие его панцирные пластины распадались на отдельные сегменты, прикрывая лишь отдельные части близ суставов крыла с внешней стороны.
   Хвост, как ему и положено, был осмотрен мной последним. Его размеры пропорционально остальных частей тела мало изменились. Но на конце появился новый, не замеченный мной прежде орган. Он начинался приблизительно в трети длины хвоста от конца и постепенно расширялся к окончанию. С первого взгляда, это было лишь тяжелое и нелепое роговое утолщение. Но вскоре я заметил, что покрывающие его пластины панциря могут раскрываться так же, как и на крыльях, высвобождая растягивающееся плоское хвостовое крыло - несомненно, руль высоты.
   Тем временем, Ави принес и подключил к электрической сети компьютер. Яша немного неуклюже улегся напротив монитора.
   - Как Вы себя чувствуете? - поспешил я обратиться к пациенту, прежде чем другие полезут к нему с расспросами.
   Дракон осторожно потянулся когтем правой передней лапы к клавиатуре: "Я очень голоден".
   - Скажите, доктор, - зашептал мне на ухо сторож. - А он, того. Он нас не сожрет, часом?
   Яша снова заклацал по клавишам: "Могу сожрать Томера, если он продолжит болтать глупости".
  
  

Яша - 8 января 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

   До чего же все-таки замечательно чувствовать себя здоровым! Какое это чудо, какая божественная благодать - здоровое тело! И как легко мы все забываем об этой благодати. Как не ценим то, что имеем. Одна только мысль о том, чтоб проснуться утром, потянуться, почесать хвост и почувствовать, что у тебя ничего не болит. То есть, совсем ничего. Мало того, все тело буквально налито силой и здоровьем. Каждая мышца чуть ли не требует нагрузки. Кажется, готов горы своротить.
   Впрочем, пару неприятностей новое тело еще доставляет.
   Во-первых, как-то непривычно и неловко управлять всей этой горой мяса. Приходится постоянно сдерживать себя, приспосабливая силу и скорость движений к новым габаритам и инерции. Однако, я недавно уже проходил через нечто подобное. Тогда у меня вообще лапы заплетались поначалу. Теперь хоть не придется учиться ходить на четырех, не думая, какую лапу двигать сначала. Но ведь привык же, и весьма быстро. Вот и теперь надо только привыкнуть.
   А во-вторых, банально хочется жрать. Очень хочется. Аппетит просто звериный. И это при том, что ночью меня уже кормили. Ну, тут вся надежда на Орли. И, насколько я чувствую, она уже позаботилась, чтоб я с голоду не помер.
   Однако, сперва следует вознести хвалу Господу. За чудесное мое превращение, за избавление от мук, за сильное тело, за добрых друзей, за пробуждение к новому дню, за хлеб насущный. Слава небесам, мне есть за что благодарить Бога. Видно, уготовил Он мне еще немало дел на этом свете, раз не поспешил прибрать к себе, как призывал я Его. Что ж, на все Его воля. Мне же следует быть готовым к выполнению того, что Он пожелает возложить на меня. И раз уж даровал он мне для этого столь немалую плоть, то мне должно позаботиться о ней, а не морить ее голодом. Так что, спасибо тебе Господи, и позволь рабу твоему Иакову поспешить к скромной (надеюсь не чрезмерно) трапезе.
   С этими мыслями я и собрался уже покинуть ангар, в котором провел вторую половину прошедшей беспокойной ночи. Причем, провел я эту ночь не на мягкой кровати, а всего лишь на тонкой подстилке, постеленной на жесткий бетонный пол. И, надо сказать, ничуть не жалуюсь - так даже гораздо приятней. Однако на выходе из ангара я приостановился, решая пару практических проблем.
   Как быть с одеждой? Нет, я вовсе не испытываю (пока, во всяком случае) физической потребности укрыться от холода. Однако человеку же положено быть скромным и прикрывать телеса свои от взглядов ближних. Прежде у меня хоть пара простыней для этого были. А теперь, чем я прикрою эту тушу? Но с другой стороны, я уже не совсем человек. Вряд ли мое неприкрытое тело станет смущать людей, даже представительниц противоположного пола. И потом, я все-таки дома. Ну, почти.
   Вторая проблема так же касалась моих новых размеров. Дело в том, что завтракают тут обычно на кухне. Кухня же, естесственно, расположена в доме. А двери в дом значительно меньше, чем ворота в моем ангаре. Ведь, неспроста же я остался ночевать здесь вместо того, чтоб вернуться в свою комнату.
   Но не успел я толком обдумать эту проблему, как понял, что Орли уже выходит из дому с подносом, источающим прямо-таки божественный аромат. Здорово, когда есть заботливые друзья. У которых, к тому же, такие большие подносы и тазики вместо мисок. Плохо только, когда сам ты настолько неуклюж, что не только расыпаешь и разливаешь часть завтрака, но еще и тазик можешь раздавить. Правда, Орли сказала, что это был уже старый тазик, и она давно хотела его заменить.
   В ангаре мне было больше нечего делать, а в дом не зайти. Поэтому после завтрака я решил пройтись по двору. Тем более, что Томер уже заканчивал утреннюю тренировку позади дома, а мое молчаливое присутствие при этом у нас уже почти вошло в привычку. Наблюдая за движениями этого, казавшегося мне прежде очень крупным человека, я неожиданно почувствовал новый интерес. А что, если и мне попробовать. Я никогда не интересовался спортом. Но это раньше. И потом, это, должно быть, неплохой способ "обкатать" новое тело, чтобы не давить тазики и не врезаться лбом в дверной косяк.
   Когда Томер стал стягивать перчатки, я подошел к груше и неуверенно толкнул ее лапой. Толкнул не сильно, так как знал уже, что мне следует сдерживаться, но груша оказалась намного тяжелее, чем я полагал. Я видел, как эта груша отскакивала от ударов Томера. А у меня она едва качнулась. Неужели Томер такой сильный?
   - Хочешь попробовать? - Томер подошел поближе и встал от меня сбоку. - Ну-ка, давай еще раз!
   Я ударил снова, на этот раз сильнее.
   - Хорошо. Это был джеб*. Только вот лапы твои для этого удара мало пригодны. Попробуй-ка лучше хук**. Вот так.
   Рука Томера совершила плавное боковое движение и вернулась в исходное положение. А потом снова ударила так же, но гораздо быстрее. Я попытался повторить.
   - Эй! Когтищи-то зачем? Порвешь инвентарь, чудик. Погодь тут.
   Томер скрылся в своей жилой пристройке и вскоре вернулся с парой боксерских перчаток.
   - Вот, примерь. Немного потрепаны, зато у парня, который их мне оставил, кулачищи были почти с мою голову. Тебе впору будет.
   С этими словами Томер помог мне натянуть и зашнуровать перчатки.
   - А ну, давай снова! Не так. Руку, тьфу ... лапу выше. Вес тела вперед. Да встань ты ровно! Вторую руку наготове держи. Ну, на хвост что-ли обопрись, я уж не знаю. Вот, так уже лучше. Только резче надо и точнее...
   - ... А для прямых ударов тебе можно башку использовать. Не все же тебе в нее хавчик пихать. Носом можно. Или носом больно? Нет, только не зубами! Не то я их тебе сам повыбиваю. И вообще, это не по правилам. Ну, лбом попробуй. Бодаться умеешь, или у тебя рога только, чтоб баб приманивать? Во! Так не больно? А если сильнее? Или вон в стенку? Блин! Легче ты, дурак! Дом развалишь, босс тебя еще и не в такое страшилище превратит.
  
   0x08 graphic
   * Джеб - короткий прямой удар ближней к противнику рукой.
   ** Хук - боковой удар одной из рук в голову.
  

Профессор Зульцман - 10 января 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

   - Значит, говоришь, он просто вырос? - спросил я, откупоривая бутылку пива.
   - Не просто, - Алекс взял со стола щепотку соленых "бисли". - Когда головастик превращается в лягушку, это не простой рост. Это сложная и болезненная метаморфоза. Отсюда и жар, и тошнота, и все прочее. Думаю, Яше необычайно повезло, что он встретился с тобой. Даже и не представляю, что могло бы с ним случиться, если бы он достиг метаморфозы в человеческом обличье. Скорее всего, исход был бы летальным.
   - И вот еще что, - продолжил Алекс отхлебнув. - Рост и изменения коснулись не только физических органов, но также психики и интеллекта. С этим и связано стремительное интеллектуальное развитие Яши. Прежде его мозг был слишком мал. Я уверен, что и в его поведении произошли перемены. Изменения в психике должны были повлиять на остроту ощущений и на богатство духовного мира. Это должно быть заметно по степени любопытства, юмора, агрессивности, самооценки и многому иному.
   - Вопрос в том, будет ли он еще менять шкуру, или это уже окончательный размер?
   - Кто знает, какой величины бывают взрослые драконы? Это ведь сказочные существа! Ты представляешь? Я в детстве буквально бредил драконами. Собственно, и профессию я выбирал все из той же тоски по драконьей романтике. Потому и не хотел вам преждевременно рассказывать о своих догадках. Вы бы меня на смех подняли. Я и сам-то поверить боялся.
   Алекс вновь отхлебнул из своей бутылки и захрустел "бисли".
   - Ты говоришь: "взрослые драконы". Так ведь и Яше уже за полста.
   - Да. И это лишь то, что нам известно. Но это ни о чем не говорит. Не следует путать абсолютный возраст с биологическим. Например, собака в четыре года уже матерый зверь, а слоненок и в двадцать лет остается малым детенышем. Я полагаю, что биологически Яша еще подросток, лишь немногим старше твоего сына. Он едва достиг половой зрелости. По человеческим меркам ему где-то лет четырнадцать-пятнадцать.
   Не скажу, что док меня обрадовал. Чего можно ожидать от хищного существа с силой быка и с мозгами тинейджера?
   - Что же касается дальнейших перевоплощений, - рассуждал меж тем Алекс, - то, с учетом прежнего периода, можно предположить, что в ближайшие лет пятьдесят этого не произойдет. Однако он все еще не завершил скачок роста. Думаю, в течение нескольких месяцев он будет очень быстро расти - пока новая шкура не затвердеет. И аппетит у него при этом будет такой, что дай бог нашим деткам хоть десятую часть.
   - Я вот что понять не могу. Раз существует один дракон, значит должны быть и другие. А где они? Почему их никто не видел?
   - Думаешь, они все под человечьими личинами попрятались? - Алекс откупорил вторую бутылку.
   - Вряд ли, - я с сомнением покачал головой. - Закон сохранения массы еще никто не отменял. Яша, например, изначально был маленьким, почти лилипутом. А когда дракон в нем стал расти, то человек неприлично растолстел. Представляешь, какого размера должны быть люди, под которыми скрываются большие драконы? Слушай, а может и нет никаких драконов? Может, Яшу искусственно создали?
   - Сомневаюсь в наличии таких технологий, - Алекс откупорил еще одну бутылку и протянул мне. - Но вот еще что. Яша разумен. Более того, он легко воспринимает сложную техногенную и социальную информацию. Он склонен к общению. Значит, и другие драконы таковы. Но тогда у них должна быть своя цивилизация.
   - Ну, так я же и говорю, - никто их не видел.
   - Нет, я о другом. Ты же знаешь теорию Дарвина и все такое. Когда человек стал разумным? Когда начал использовать и создавать орудия труда. А у драконов какие орудия? Ты его лапы видел? Ими можно схватить добычу, но держать в них инструмент ... - доктор скептически покачал головой.
   - А если у них и инструменты особые, специально под их конечности приспособленные?
   - Не представляю таких. Ну ладно инструменты. А что насчет общения? Высокий интеллект подразумевает необходимость постоянного обмена информацией. У Яши превосходный слух. Но его гортань настолько примитивна по сравнению со сложнейшим человеческим речевым аппаратом!
   - Может, какие-нибудь ультра либо инфразвуки?
   - Исключено. Только самые простые, хоть и мощные колебания.
   - Мимика, азбука немых? - предположил я.
   - Какая мимика! У человека на лице столько мышц, а у этого одни кости. Только глаза живые и выразительные. Для азбуки немых нужны пальцы. А они у него тоже развиты недостаточно. И потом, все это требует постоянного визуального контакта между собеседниками - непрактично.
  
   В дверь постучали. Я ответил, и в кабинет вошел Томер.
   - Простите, босс. Я хочу доложить, что договорился с Ибрагимом. Он будет поставлять баранину. Хорошую и недорого.
   - С чего это бедуины так подобрели?
   - Они разные. У рэкетиров свой бизнес, у Ибрагима свой. Для Ибрагима - честь, что Вы станете покупать мясо именно у него. У арабов это как реклама, даже еще важнее. Я мог бы и совсем за бесценок договориться, но тоже надо честь блюсти. Но и переплачивать нельзя по той же причине. Есть только одна проблема - кашрут.
   - Ладно. Об этом я договорюсь с равом Шимоном. В конце концов, он тоже должен заботиться о своем протеже. Пусть свяжет с каким-нибудь еврейским мясником. Ибрагим будет поставлять скот ему, а он нам мясо для Яши.
  
   - Скажи-ка, Томер, - обратился к охраннику Алекс, - что ты думаешь о физических возможностях Яши? Насколько он подвижен, какая у него реакция, координация и прочее?
   - Что есть, то есть! - Томер широко улыбнулся. - Мы с ним позанимались немного. Парень - прирожденный боец. Хороший тренер сделал бы из него чемпиона.
   - Ну, так в чем проблема? - мне это показалось хорошей идеей. - Займись им, если хочешь. Пусть не чемпиона, но и ему полезно будет, и тебе веселее. А заодно, присмотрись к нему. Как он развивается? Как общается? Не психует ли понапрасну? И вообще... Ты пива хочешь?
   - Коль босс угощает, грех отказываться.
   Я подошел к бару, у окна кабинета.
   - Черт, кажется, кончилось. И, похоже, опять будет дождь.
   Алекс приподнял свой портфель и, заговорщицки ухмыляясь, потряс им. В портфеле что-то подозрительно звякнуло.
  
   "За окнами шумит метель
   Роями белых пчел.
   Друзья, отставим добрый эль.
   Поставим грог на стол".*
  
   Мурлыча приятным тенорком, доктор извлек из портфеля бутылку водки и водрузил ее на мой письменный стол.
   Я едва сдержался, чтобы не застонать.
  

Яша - 10 января 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

   Самец беспечно крутился на виду у лисицы. Прыжок - мимо! Лиса недоуменно обнюхивает норку. А песчанка** уже выглядывает из другой норки за спиной у лисы, чуть ли не касаясь ее хвоста. Мгновенный разворот - и снова пусто. Только мышиный свист из соседней норки. Вот нахал! Да он же просто издевается над молодой лисицей.
   Я лежал у края обрыва, и вся противоположная сторона карьера была передо мной, как на ладони.
   0x08 graphic
   * "За окнами шумит метель ..." - ирландская застольная Бетховена. Правда, обычно, вместо "отставим добрый эль" переводят "запеним добрый эль".
   ** Песчанка (Gerbil) - мелкий грызун, распространенный в степях и пустынях.
   - Яша! Куда ты пропал? - Орен подошел ближе.
   Лисица, услыхав человеческую речь, сперва затаилась. Но потом, решив, что она достаточно удалена от опасности, вновь принялась обнюхивать норки. Все-таки она еще слишком молода. С возрастом наберется ума, если доживет.
   А самец песчанки, вроде бы, опять вздумал хохмить. Да вот он показался, пискнул и тут же перебежал к соседней норке. Я чуть не подавился от смеха, когда лиса совершила почти кувырок через голову в тщетной попытке схватить наглеца.
   - Что с тобой? Тебе плохо?
   Конечно, в издаваемых мной звуках трудно распознать смех. Но разве Орен сам не видит? Ах, да. Тут же метров двести, а животные в защитной окраске. И вообще, уже стемнело. Как это я не заметил? Засмотрелся, должно быть.
   - Пойдем домой, Яша! Тебя там доктор спрашивал.
   Я с неохотой поднялся и поплелся к дому. А глупая лиса продолжала свою бессмысленную охоту. Она слишком злилась и не желала признавать поражения. Я по-прежнему мысленно следил за этими животными и чувствовал, как лисица пыталась расковырять пару норок. И только тогда, наконец, сдалась. Но при этом решила отомстить. О, да! Запах лисьей мочи очень не понравился песчанке. Ну и поделом - не будет в другой раз понапрасну злить опасных соседей.
   Однако надо поторопиться, так как доктор, похоже, собрался уезжать. Я застал его уже во дворе возле машины в сопровождении Томера. Оба были "навеселе".
   - Здравствуйте, Яков Израилевич! Как самочувствие? Я Вам у хозяев мазь оставил. А то, я заметил, Вас грибок на хвосте беспокоит.
   Вот ведь тоже лис! Сам меня, как и реб Шимон, ребенком считает. Но после моего давнего розыгрыша называет по имени-отчеству, желая подольститься.
  
  

Реб Шимон - 17 февраля 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   Скоро уже призовет меня Господь. Что скажу я Ему, когда стану держать ответ за деяния свои? Должно мне знать, кого привел я в мир сей. А в таких вопросах не могу я положиться на посредников, как бы ни отягощал меня дальний путь.
   Я не вмешивался, когда мои ученики тщетно спорили с охранником. Суета. Зачем? Это его дело - пусть сам разбирается. Если мне надлежит увидеть Иакова, то кто станет на пути Провидения? Охранник заглянул в машину. Я не стал разнимать век - даже это для меня уже не просто. Но сквозь свою постоянную полудрему, я знал, что охранник узнал меня, и это решило дело. Хозяина дома не было, но с ним быстро связались по мобильному телефону.
   Иаков был здесь, и он ждал меня. Я жестом велел сопровождающим оставаться в машине. Только один мой самый верный ученик покатил мое кресло вслед за охранником. Ученик был надежный, но и он дрогнул, узрев того, кто встретил нас, едва мы проникли в помещение. Слоненок вырос.
   Вот теперь мне следовало смотреть внимательно и ничего не упустить. Иаков медленно двинулся ко мне, и в поступи его было столь же величия, сколь и покорности. Плавно расправились могучие кылья и склонилась огромная голова. Нога же демона хоть и подогнулась, но не коснулась земли коленом. Не преклоняют евреи колен своих пред смертными. Взгляд Иакова был чист. Душа его не таила зла.
  
   И тогда я сделал то, от чего воздержался полгода назад. Возложив обе ладони на главу чудовища, я произнес:
   - Да благословит тебя Господь и охранит тебя! Да озарит Господь тебя лицом Своим и помилует тебя! Да обратит Господь лицо Свое к тебе и пошлет тебе мир!"*
  

Томер - 4 апреля 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

   Кросс мы совершали регулярно, утром и вечером. Бег - основа основ любого спортивного занятия. Работают все группы мышц. Иной раз тренировку приходится пропускать, но кросс вынь да положь. Я так считаю.
   Яша бегает хорошо. И его хвост больше не тащится по земле, а аккуратно подгибается. Но при этом ящер смешно размахивает крыльями. Прям, как курица. Уж сколько я ругал его, чтоб прижимал крылья к бокам!
   - Почему ты не пробуешь летать? - спросил я, пока мы переводили дыхание.
   - Я пытался, - написал он мне в ответ на компе, который у него теперь постоянно в ангаре стоит. - Крылья мешают.
   0x08 graphic
   * Да благословит тебя Господь ... - благословение коганов из рода служителей Иерусалимского Храма.
   - То есть, как это? - не понял я. - Без крыльев, что ль, проще летать?
   - Они слишком большие. За землю задевают - не взмахнуть, как следует.
   - Так ты бы спрыгнул откуда-нибудь. Хоть с крыши.
   - Я высоты боюсь - признался Яша.
   - Вот те раз! Летучий дракон, а высоты боится. А кто из окна сиганул со второго этажа?
   - Я тогда не в себе был.
  
   Для спаринга мы вышли во двор. Как же мне раньше не хватало партнера! А Яша хороший партнер. Моя школа! Семь потов с меня согнал, пока мы снова не вернулись в ангар передохнуть.
   - В последнее время ты стал странно двигаться, - заметил я ему. - Будто тебя что-то сковывает.
   - Я стараюсь двигаться, как ты.
   - Это как же?
   - Медленно. Чтобы нам интереснее было.
   - Что?!! - заревел я не хуже этой зверюги. - Ты хочешь сказать, что поддаешься мне? Мне?!!
   Каков наглец! Терпеть не могу, когда меня разводят.
   - А ну, надевай перчатки! Давай-давай, гад ползучий. Сейчас мы посмотрим, кто кому поддается.
   У парня явно звездная болезнь. Бывает. Лечится хорошей взбучкой. Да, он действительно очень резв, ловок и силен. Но ловкость и сила это еще не все. Есть еще техника и опыт. А в этом я ему сто очков вперед дам. Ишь, чего выдумал! Как с тренером разговаривать стал! Это залет, боец.
  
   Мы даже не стали выходить из ангара. Пробные удары нам не понадобились - мы и так знаем стиль друг друга. Первым же натиском я почти загнал его в угол, но он-таки извернулся, подлец. Я бы его все равно достал. Но тут мне пришлось защищаться от его удара крылом. Использует численный перевес в конечностях, скотина.
   Ладно. И не таких бивали. Есть вещи, до которых ты еще не дорос, сынок. Существуют определенные последовательности комбинаций с вариантами и личными предпочтениями. Есть и особые тайные варианты, которыми не делятся даже с друзьями. То, что называется "коронный номер". Вот я тебя сейчас с одним таким и познакомлю. И будь ты сколь угодно скор, все равно не уйдешь.
   Я начал с быстрого лоу-кика* с немедленным апперкотом** левой и внезапным кресент-киком***. Сложная техника, рискованная для новичка, но необычайно эффективная для мастера. У Яши не было ни времени, ни места для защиты. Он был обречен. Блокируя и уходя от первых двух ударов, он неизбежно подставлялся под нокаутирующий кресент-кик. Но еще прежде, чем я начал финальный разворот, Яша асимметричным взмахом крыльев придал себе вращательное ускорение и, провернувшись в вертикальной плоскости, штопором проскользнул у меня под ногой. Для его туши это было подобно прохождению сквозь игольное ушко.
  
  
   0x08 graphic
   * Лоу-кик - быстрый и устойчивый круговой удар ноги.
   ** Апперкот - удар рукой снизу.
   *** Кресент-кик - очень сильный обратный боковой удар ногой.
   Уже вновь принимая стойку, Яша хвостом зацепил ножку стола, на котором стоял его компьютер. Дракон проводил взглядом разлетевшийся о бетонный пол монитор, а я, чисто автоматически, выполнил свинг* в голову. И взвыл от боли.
   Удар у меня хорошо поставлен. Я голой рукой в бетонную стенку могу лупить со всей дури. Если, конечно, на этой стенке нет костяных выступов, как на драконьей морде. Во время тренировок мы с ним сильно в голову не били. А тут ... Хорошо, что я в перчатке был.
  
   Я накладывал пластырь, а Яша легонько ткнулся мне башкой в плечо.
   - Да ладно, - отмахнулся я. - Заживет до свадьбы.
   Вообще-то, я сильно поранился. Но не жаловаться же. Шкура у Яши стала, как твердое дерево. Он вообще сильно изменился за пару месяцев. Ростом вымахал раза в полтора против того, каким он предстал перед нами, сбросив прежнюю шкуру. А под затвердевшей кожей тугими буграми перекатываются стальные мускулы.
   Но каков гусь! Он ведь меня даже не атаковал ни разу. Удар крылом не в счет - он был слабым, отвлекающим. И как он ушел от кресент-кика! Стоп. А как он ушел?
   - Ты знал, - я резко обернулся к дракону. - Как ты знал?
   Яша внимательно смотрел на меня.
   - Я не учил тебя этому приему. Его вообще мало кто знает. Но ты начал уходить заранее, - я схватил драконью голову обеими руками и притянул к себе, глаза в глаза. - Говори, змей! Признавайся! Ты знал!
   0x08 graphic
   *Свинг - боковой удар слабой рукой с дальнего расстояния.
  
   Я понимал, что монитор разбит. Нам еще придется за это отвечать перед боссом. Но мне сейчас было плевать на техническую сторону вопроса. Дело в принципе. Пусть он скажет!
   - Говори! Как ты знал?
   "Ты думать".
   Я было начал оборачиваться, чтобы разглядеть, кто это сказал. Как вдруг понял, что звука не было. Слова сами возникли прямо у меня в башке.
   Я вновь взглянул на Яшу. Дракон буквально бурил меня глазами и, казалось, был при этом напряжен более, чем при нашем поединке.
   "Ты думать громко".
  

Профессор Зульцман - 26 мая 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

   В папке " Research_Yasha" я создал новый файл, озаглавив его просто "Telepathy".
   Итак, телепатия. Подумать только! Сколько я прежде бился над этим феноменом. Как разыскивал свидетельства по всему миру. Как сам пытался развить способности. А я ведь действительно кое-что умею. Но с телепатией у меня никогда не получалось. И вот, пожалуйста. Нате Вам дракона, который читает мысли. В цирке выступать можно.
   Однако лирику прочь. За дело!

"Резюме исследования телепатических способностей дракона

  
   Цель: исследование возможностей телепатической связи в пассивной и в активной форме, а также их тенденций к развитию.
   Метод: пассивные наблюдения, опросы участников и ряд искусственных экспериментов, описанных в прилагаемых файлах.
   Объект исследования: молодой дракон (в дальнейшем - Яша).
   Продолжительность наблюдений: 50 дней.
  
   В пассивной форме восприимчивость Яши к телепатии, позволяющая ему "читать" чужие мысли, частично проявлялась в течение нескольких десятилетий (точнее установить не удалось). Однако лишь по окончании последней метаморфозы (см. Приложение 1), телепатические способности приобрели устойчивый характер и ярко выраженую прогрессивную тенденцию.
   Степень восприимчивости имеет экспоненциальную зависимость к эмоциональной близости субъекта по отношению к Яше и обратную зависимость к квадрату расстояния между Яшей и субъектом. На уровень восприятия влияет также психологическая готовность субъекта изложить свои мысли. В частности, наилучшему восприятию способствует обыкновенная речь субъекта, даже в отсутствие акустической связи между субъектом и Яшей (см. Приложение 3).
   При этом основная часть информации воспринимается Яшей в лингвистическом виде, что предположительно связано со словесным образом мышления большинства людей. В тех случаях, когда речь и/или мышление субъекта происходит на неизвестном Яше языке, телепатически воспринимаются лишь зрительные образы и эмоциональная окраска. Почти то же самое происходит, когда в роли субъектов выступают животные.
   Восприимчивость Яши к мыслям посторонних (не связанных с ним эмоционально) субъектов многократно повышается, когда мысли субъекта направлены на Яшу либо на эмоционально близкого ему субъекта. А также при визуальном (и в меньшей степени при акустическом), контакте субъекта с самим Яшей, либо с эмоционально близким ему субъектом".
  
   Я загасил окурок сигареты, вытряхнул пепельницу в урну и продолжил:
  
   "Активная форма телепатической связи, при которой субъект воспринимает мысли, передаваемые ему Яшей, впервые проявилась менее двух месяцев назад. Здесь наблюдаются все те же зависимости, что и при пассивной форме. Однако восприятие субъектом происходит исключительно в сжатой словесной форме и сопровождается значительными лингвистическими дефектами.
   Данный вид связи носит малоустойчивый характер, требует значительной эмоциональной нагрузки со стороны Яши и проявляется в отношении лишь нескольких, наиболее близких Яше эмоционально, людей".
  
   Во всяком случае, мне бы хотелось верить, что причина именно в эмоциональной близости. Иначе, придется признать, что я, авторитетный экстрасенс, обладаю меньшими телепатическими способностями, чем Томер и Яэль. С другой стороны, Орен необычайно привязан к Яше, но ничего не воспринимает. Может, дело в возрасте? Или в близости духа и общности интересов, будь то религия или спорт? Исследуемая группа слишком мала, чтобы делать серьезные выводы. Ладно, я буду честен, как исследователь, и перепишу последнюю фразу:
  
   "... проявляется в отношении лишь нескольких отдельных людей (см. Приложения 6 и 7).
  
   Способности Яши в обеих формах телепатической связи (как пассивной, так и активной) непрерывно совершенствуются. Предположительно, этому способствуют постоянные тренировки Яши в телепатическом виде общения.
   Использование драконом телепатии, несомненно, является признаком наличия в его нервной системе рефлекторных связей третьей сигнальной системы*. Что заставляет задуматься об иных вероятных проявлениях необычной психической деятельности этого существа".
  

Яша - 8 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   "Как мы уже сообщали, вчера вечером в своем доме в Цфате скончался видный религиозный деятель, мудрец Торы, рав Шимон Лифштейн, известный также своими трудами по философии и
  
   0x08 graphic
   * Сигнальная система - система рефлекторных связей (термин введен академиком И.П. Павловым). Различают первую СС (реакция на внешние раздражители), развитую у всех животных, и вторую СС (создание отвлеченного от обстоятельств образа), присутствующую лишь у человека и, возможно, у некоторых китообразных. Наличие третьей СС научно не обосновано и является уделом фантастов, связывающих с ней паранормальные способности.
   каббале. К его ученикам принадлежат известные раввины по всему миру.
   Будучи тяжело больным, рав Шимон отказывался от госпитализации и умер у себя дома в возрасте девяноста двух лет. Похороны прошли сегодня утром на городском кладбище Цфата. На похоронах праведника присутствовали такие известные религиозные и политические деятели, как ..."
  
   - В отличие от всех этих политиканов, ребе Шимон действительно был мудрецом, - проворчал профессор. - Теперь таких уже нет.
   - Что ж, земля ему пухом, - доктор опрокинул рюмку в рот.
   Остальные тоже выпили, и я постарался поддержать компанию. Не подумайте, будто я такой уж трезвенник. Все же, я вырос в России. Но пробовали ли вы когда-нибудь лакать бренди языком из миски, находясь во дворе в то время, как миска стоит на подоконнике у открытого окна? Попробуйте - ощущения особые.
   Мне было немного странно, что я не испытываю глубокую скорбь по ребе. Но после того, как он приезжал попрощаться, я уже знал, что он вот-вот отойдет в лучший из миров. Да и известие о смерти ребе дошло до меня еще вчера прямо от Яэль. Произошло то, что и должно происходить: Бог дал, Бог и взял. А все, что я могу сделать для ребе, я и так делаю в ежедневных молитвах своих к Всевышнему.
   Но несмотря на это, некоторая доля печали закралась ко мне в сердце. Хотя и относилась эта печаль не столько к самому ребе, сколько ко всей нашей жизни и ко всем ближним. Надо быть внимательней друг к другу, пока не поздно. Я хотел было передать это остальным через Томера, но мысли слегка путались, и я передумал говорить.
  
   А, меж тем, на экране телевизора изображение похоронной церемонии сменилось кадрами полицейских машин и людей в форме на склоне каменистого холма.
   "Разрешено к публикации сообщение о том, что полиция обнаружила тело военнослужащей, похищенной два дня назад на шоссе неподалеку от самарийского поселения Алон Швут. Напомним, что, по имеющимся сведениям, неизвестные напали на ожидавших попутки военнослужащих срочной службы - девушку и парня. В ходе инцидента солдат получил несколько пулевых ранений и до настоящего времени находится без сознания в реанимационном отделении больничного комплекса "Адаса", а девушку нападавшие, по всей видимости, затащили в машину.
   Следствие связывает это нападение с другим происшествием, имевшим место более месяца назад, когда была похищена и убита другая девушка-военнослужащая, севшая в попутную машину.
   Пресс-служба Армии обороны Израиля напоминает, что приказом командования всем военнослужащим категорически запрещается пользоваться попутным транспортом".
  
   - Да как же им не пользоваться, - возмутился Томер, - если иначе до дому и не доберешься! От отпуска, что ль, отказываться?
   - А что, разве так сложно поймать этих бандитов? - удивился доктор.
   - Это территории, - пояснил профессор. - Там свобода действий правоохранительных органов ограничена.
   - Да, - подтвердил Томер. - Там проехал пару километров, свернул в любую арабскую деревню и, считай, что ты уже за границей. При том, что власти Палестинской автономии сотрудничают с нашими только на словах. А знаете, в чем главная подлость? Когда этих ублюдков поймают, то они во весь голос станут кричать, что это они так с "сионистской оккупацией" борятся. Тут им сразу и лучших адвокатов, и все условия. Посадят лет на десять, а через пару лет выпустят при какой-нибудь политической сделке. И станут они у себя там народными героями. Тьфу!
   - Так пусть наша армия зайдет в автономию и задержит, кого надо, - предложил доктор. - Чего с чучмеками церемониться?
   - Это политика, - снова стал пояснять профессор Зульцман. - Мы не можем нарушать договоренностей. Иначе нас обвинят в срыве мирного процесса.
   - Да какого еще "мирного процесса"! - встрепенулся доктор. - Это, что ли, мирный процесс? Да тут крови больше, чем в иных войнах. Пару лет тому назад в Тель-Авиве люди боялись в кафе зайти, и автобусы взрывались чуть не каждый день. Нет уж, нафиг! Нечего с чурками в поддавки играть. Они только силу понимают.
   - Алекс, мы не можем постоянно воевать, - возразил профессор. - Вы, "русские", такие задиристые просто потому, что не пережили наших прошлых войн. Или еще и от того, что у вас сознание такое имперское. Тут не Россия, которая может одна против всех. У нас маленькая страна. Нам нужен мир с соседями. И если уж выдался шанс на переговоры, надо его использовать.
   - Какие переговоры? О чем?! - вскричал доктор. - О том, чтобы самим же отдать то, за что вы так тяжело воевали? Сам же говоришь, мол, страна маленькая. Думаешь, Россия стала бы большой, если бы раздавала земли всем своим врагам? Земля, на которой построен город, в котором я родился, триста лет назад была отвоевана русскими у шведов. А сегодня это второй по значимости мегаполис в России. И никакие шведы к ним больше не пристают, и земли назад не требуют. Это нормальное историческое развитие. Да, ни одна страна ...
   Доктор резко взмахнул рукой и сбил стоявший на столе, только что вновь наполненый бокал. Я метнул взгляд на взлетевший бокал в инстинктивном порыве удержать его, и все замерли. И сам бокал, и наполовину уже выплеснувшийся из него бренди повисли в воздухе.
   - Ой! - только и выдохнул доктор, опуская руку.
   Бокал, как и выплеснувшаяся жидкость, свободно упали на пол, разлетаясь мелкими брызгами и осколками. Прямо упали, а не по дуге, как следовало бы, продолжая начатую траекторию.
  
   Профессор быстро взглянул на меня и поднялся из-за стола.
   - На сегодня хватит. Томер, тебе завтра надо будет свозить машину на техосмотр. Я занят буду, оформлю доверенность на тебя.
   - А можно мне будет в городе задержаться?
   - Пожалуйста. Только возвращайся не слишком поздно. Дом на ночь без охраны не оставляй. Да и отдохнуть тебе надо будет, как следует. Возможно, следующий день у всех нас будет напряженным.
   Профессор больше не смотрел на меня. Но думал он именно обо мне. И еще о какой-то моей или его "сигнальной системе", хотя я, ей-Богу, никаких систем у него не брал.

Яша - 9 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   Я весь день размышлял над посетившими меня накануне мыслями и решил кое-что предпринять. Пусть мелочи, но это важные мелочи. Надо быть внимательнее к ближним своим. Есть вещи, которые человек сам для себя не сделает. Это должны сделать друзья.
   Но в нынешнем моем состоянии мне понадобится чья-то помощь. Телепатически было трудно объяснять, а к компьютеру Яэль добралась лишь к вечеру. Да будет благословенна электронная почта!
   "Привет, Яэль! В ешиве мне начисляли зарплату, которая поступала на банковский счет. Номер у меня в памяти, но я никогда не интересовался, сколько там денег. Может ли рав Ицхак пользоваться этим счетом, как мой опекун?"
  
   Электронное письмо я отправил одновременно с телепатической просьбой просмотреть почту. Ответ пришел через минуту:
   "Хай, Коби! Тебе деньги нужны? Сколько?"
   "Мне нужно, чтобы ты купила кое-что для меня. Я не знаю, сколько это может стоить. И еще, мне хотелось бы найти одного человека..."
  
   Томер появился совсем поздно, в необычайно приподнятом настроении и первым же делом зашел ко мне в ангар.
   - Яша, слушай, будь другом! Покарауль за меня сегодня.
   Что-то было явно не так. К тому же, я чувствовал, что в машине с Томером приехал кто-то еще. Но я чувствовал и то, что Томеру не хотелось об этом говорить, поэтому я не стал сканировать гостя.
   "Караулить. Как?"
   - Да ничего особенного. Раз в два-три часа обойди забор. Проверь, что ничего не повреждено, что никто не залез. Сделал обход, и на боковую. Ты ведь и так по ночам гуляешь? А если увидишь кого-нибудь, позови меня. И если босс станет меня искать, тоже позови незаметно. Лады?
   "Порядок."
   - Спасибо, братан! А то мне хорошенько отдохнуть надо. Слыхал, что босс говорил: завтра большое дело предстоит. Ну, спокойной ночи тебе. Давай, береги Родину, боец!
  
   Томер поспешно удалился, оставив меня в недоумении. В его странном поведении я разбираться не собирался - ведь он этого не хочет, мало ли какие у человека дела. Я сосредоточился на другом: это мое первое ответственное поручение. Я никогда ничего не охранял. Никогда не служил в армии, как Томер. А это, ведь, большая ответственность, когда все спокойно спят и надеются на тебя. Надо быть очень бдительным. Справлюсь ли я? Томер мне доверяет. Надо справиться.
   Значит, так. Спать я, конечно, не стану совсем. Тем более, что я действительно брожу больше по ночам, чтоб случайно не попасться на глаза кому-нибудь. А вот забор обходить мне не обязательно. Чего я там не видал?
  
   Я вышел во двор, хорошенько потянулся и лег на открытом месте. Зачем мне куда-то идти, если я отсюда вижу комара, летящего в темноте в пятидесяти метрах по ту сторону забора? Если я слышу топот паука на потолке в моей бывшей комнате на втором этаже? Если я чую запах черного кофе, доносимый ветерком из бедуинского стойбища в километре отсюда? Если я чувствую мысли песчанки в ее норке у обрыва?
  
   В доме скрипнула входная дверь.
   "Томер!"
   - В чем дело? - мой тренер вышел из своей жилой пристройки и быстро подошел ко мне.
   "Орли. Там."
   Я кивнул в сторону заднего двора.
   - Она меня спрашивала?
   "Нет. Искать ведро."
   Орли тут же показалась с ведром в руках и немедленно зашла назад в дом.
   - Приятель, не напрягайся понапрасну! Свои могут ходить по двору как им вздумается. Это нормально, ты же понимаешь. Тревогу надо поднимать, только если кто-то посторонний снаружи припрется.
  
   Томер вновь скрылся у себя, оставив меня одного.
   Еще с полчаса я тщательно старался обнаружить какого-нибудь лазутчика, чтобы оправдать доверие Томера. Потом мне это
  
  
   наскучило, и я принялся перечитывать по памяти комментарии Абарбанеля* к Священному писанию. Многое было непонятно, а кое-что я осмысливал заново, и выходило не совсем так, как объясняла мне Яэль со слов своего дяди.
  
   И тут я почувствовал чужаков.
   "Томер!"
   Чужаки приближались. Я уже чуял их неприятный запах и ощущал их агрессивность.
   "Томер!"
   "Что стряслось?"
   Томер спрашивал мысленно, не выходя наружу. Мне
   показалось, что он несколько раздражен.
   "Чужие. Сюда. Восемь".
   Томер выскочил ко мне в одних трусах, с курткой, с кобурой и с электрическим фонариком в руках.
   - Где они?
   "Там. Ты слушать? Они выть".
   - Тьфу ты, черт. Да это же шакалы!
   "Да".
   - Дубина ты чешуйчатая! Шакалы постоянно лазят на нашу свалку. Можешь их сам оттуда шугануть, если хочешь. Меня зови, только если сюда чужих ЛЮДЕЙ какая-нибудь нелегкая принесет.
  
   Долгое время больше ничего не происходило. Какие-то звуки исходили из жилища Томера, но этот участок я мысленно экранировал. Я наблюдал за медленным движением звезд, крутил в
   0x08 graphic
   * Дон Ицхак Абарбанель - еврейский ученый, богослов и государственный деятель XV в.
   памяти старые советские и хасидские песенки и решал задачки на арифметическую прогрессию из учебника Орена. Потом я почувствовал, что мой мозг отказывается работать и что я вот-вот засну. Оказывается, дежурить по долгу службы это совсем не то, что бродить по ночам, когда не спится.
   Я встал, несколько раз обежал вокруг фермы, потом поработал с грушей. Сон немного отступил. Я зашел к себе в ангар и стал лакать из бака с водой.
  
   И тут я услышал людей. Их было двое, и они быстро приближались на квадроциклах, издавая прениприятнейший шум.
   "Томер! Томер! Быстро!"
   Мой друг не отвечал, а времени не было. И я рискнул просканировать его мысли активнее. Мысли были очень странные и путанные. И то, что творилось в его комнате, судя по восприятию Томера, тоже было очень необычно. Наверное, он крепко спит и видит сон.
   "Томер!"
   Делать нечего. Прийдется идти к нему.
   Быстро подскочив к окну в спальню Томера, я распахнул жалюзи и с вежливым ревом всунул голову внутрь. В следующее мгновение и мое ворчание, и шум двигателей квадроциклов, и дребезжание распахнувшихся жалюзей - все потонуло в паническом женском визге.

Яша - 10 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   - Томер, что за шум был тут сегодня под утро?
   - Да ничего особенного, босс. Просто Яша спугнул парочку квадроциклистов, - Томер сжал за спиной кулак, так, чтобы мне в окно это было хорошо видно.
   - Хм. А мне показалось, что кричала женщина.
   - Да. С ними девчонки были.
   - Это скверно, - нахмурился профессор. - Яша, зачем ты к ним полез?
   - Босс, Яша не виноват. Квадроциклы быстрые, он спрятаться не успел. И потом, они все обдолбаные были. Небось, сами себе не верят теперь.
   - Хм, ну ладно. Однако, впредь будьте осторожнее. Оба. А теперь вот что нам предстоит. Ты, Томер, немедленно отправляйся в Беер-Шеву, вот по этому адресу. Возьмешь там на прокат грузовик - закрытый фургон для перевозки мебели. Без водителя, сам поведешь. Вернешься сюда и погрузишь Яшу. Не позднее половины второго вам обоим надо быть в Тель-Авиве...

Томер - 10 июня 1998 г.

Тель-Авив. Гостиница Исротель.

  
   "Двое. Старый и рыжий. Старый много говорить".
   - Что он говорит? - спросил я из кабины.
   "Плохо понимать. Деньги. Много цифр". - Яша заворочался, поудобнее устраиваясь в кузове грузовика. - "Он говорить правильно. Он так думать".
  
   Босс сейчас сидит на деловой встрече в гостиничном зале VIP-конференций возле какой-то суперкрутой шишки, и Яша через него прислушивается к деловым партнерам. А мое дело маленькое - отправить боссу SMS сообщение: "Все О.К."
   Любопытно, что Яша не сразу согласился на эту работу. Говорил, мол, обманывать никого не хочет. Но босс его уломал, объявив это предотвращением крупного мошенничества.
  
   "Неправильно!" - я воспринял не только слова, но и Яшино беспокойство. - "Старый обманывать. Надо много денег. Очень много. А старый говорить: надо мало".
   - Хорошо, Яша. Скажи, если еще что не так, - я передал боссу: "Партнеры занижают реальную стоимость проекта".
  
   Кто-то нетерпеливо загудел сзади в клаксон. Перебьется. Не могу я машину переставить. Нам надо поближе быть, чтоб Яша все хорошо слышать мог. Что с того, что стоянки нет? Я же включил аварийный сигнал. Типа, жду тягач из техпомощи.
  
   "Рыжий давать бумаги. Вторая и пятая бумаги - неправильно. Ой, уже не второй, там перекладывать".
   Я написал: "Вам передали два поддельных документа."
   "Главный человек говорить сейчас. Старый бояться. Я не понимать, он бояться по-английски. Мы делать хорошо, что слушать. Это плохой люди, Томер".
  
   - А ну, вылазь! - кто-то сильно застучал в водительскую дверь.
   Скинув в кабине легкую курточку и прикрытую ей кобуру с оружием, я наигранно лениво, поигрывая мускулами, выбрался наружу.
   - Чаго надо?
   Стоявший передо мной коротко остриженый, крепко сбитый парень в футболке и джинсах неожиданно растерялся.
   - Я это ... Я инструмент хотел спросить. Ключа на семнадцать не найдется?
   - На семнадцать? Не-а. На семнадцать у меня нету. Я до тридцати двух пальцами закручиваю.
   - А. Ну, ладно. Я пошел тогда, - парень неуверенно развернулся и торопливо направился прочь.
   С довольной ухмылкой я залез обратно в кабину, вновь облачаясь в куртку и кобуру.
  
   "Этот человек обманывать".
   - Конечно. Не мог же он сказать, что так сразу спасовал! - вообще, Яша не дурак. Но иногда ему приходится объяснять простейшие вещи.
   "Нет! Это неправильно. Этот человек не бояться. Совсем ничего не бояться".
   Я торопливо взглянул в зеркало и успел вновь разглядеть удаляющуюся фигуру коротко остриженного шоферюги. Походка! Дьявол, меня развели, как мальчишку! Это не раскоряченная ходьба нервного водилы, а упругая поступь тренированого бойца. Я осел, самодовольный индюк! Ведь видел же сразу, что парень не из слабаков.
   - Хреново, - сказал я вслух. - Может, он нам жучка поставил?
   "Зачем нам жук?"
   - Так электронная фигня для слежки называется, - пояснил я.
   "Томер, почему ты знать?"
   - Что я знать?
   "Ты хорошо драться, говорить английский, арабский, водить большой машина, понимать жуки."
   - Просто мне это интересно. Когда-то... - я невольно вздохнул. - Когда-то мне нравилось играть в шпионов. После армии я документы подавал в Мосад*. Меня даже на собеседование вызвали, но тут же и забраковали.
   "Почему?"
   - Сказали, мол, горяч больно. Ладно. Ты давай не отвлекайся. Чего там у боса слыхать?
   "Все хорошо. Профессор говорить. Рыжий злиться. Старый еще больше бояться".
   - Злится, говоришь? Ну-ка, повнимательнее за этим рыжим.
   "Хорошо. Главный говорить: "спасибо". Профессор прощаться уходить. Рыжий очень сильно злиться. Томер, плохо! Рыжий вставать. Старый не пускать. Но рыжий идти за профессор. Томер!"
   - Оставайся на месте!
   Я выскочил из кабины и бросился к входу в гостиницу. Лишь увидев охранника в дверях, я сбавил темп. Но опоздал - охранник
  
   0x08 graphic
   * Мосад - израильское агентство внешней разведки.
   уже обратил на меня внимание. Хваленая израильская секьюрити, черт бы ее побрал!
   - Добый день, адони*. Вы наш постоялец?
   Врать бессмысленно - он тут же проверит, только время потеряю и настрою охрану против себя.
   - Нет. Мне нужно встретить друга.
   - Будьте добры, назовите имя Вашего друга и номер, в котором он остановился.
   Проклятие! Это надолго. Может, прорваться силой, пока он один?
   В вестибюле за спиной охранника приоткрылась неприметная боковая дверца, и я понял, что опять опоздал. Охранник просто заговаривал мне зубы, а тем временем уже вызвал подмогу. Видно, я ему сильно не понравился. В дверях показался немолодой уже человек, но в хорошей форме и с жесткими чертами лица матерого профи.
   - Ищешь проблемы, парень? - матерый не собирался играть в кошки-мышки.
   - Наоборот. Я пытаюсь предотвратить проблемы. И ваши, в том числе.
   Матерый пристально посмотрел на меня, но я не отвел взгляд.
   - Пушку оставь тут.
   Во как! Он не спросил, есть ли у меня оружие. Он не поинтересовался лицензией. Ему и так все про меня ясно. С такими не спорят. Я немедленно (но и не слишком резко) вытащил свою "Беретту" и протянул ее молодому охраннику рукоядкой вперед.
   0x08 graphic
   * Адони - (ударение на последний слог) ивр. "господин (мой)", уважительное формальное обращение, вроде английского "сэр".
   Матерый кивнул, одобряя мою реакцию.
   - Я с тобой пойду, - решил матерый.
   - Только быстро, - я не оборачиваясь и уже совсем не сдерживаясь, кинулся внутрь.
   "Яша, направляй!"
   "Шестой этаж. Мужской туалет возле лифта. Быстрее!"
  
   Хорошо, что я предварительно изучил план пожарной эвакуации гостиницы. Это очень помогало ориентироваться. Лифтом я, разумеется, пользоваться не стал. Взлетев по лестнице на шестой этаж, я сходу вломился в сортир, одним точным ударом вырубил рыжеволосого здоровяка и помог боссу вытащить башку из унитаза.
   Матерый отстал от меня лишь на пару секунд, хладнокровно огляделся и поднес микрофон рации к губам.
   - Ицик и Лева, главный вестибюль, шестой этаж, мужская уборная. Немедленно!
   - Вам требуется помошь, адони? - обратился матерый к уже почти очухавшемуся боссу.
   - Спасибо. Мне бы только умыться.
   Матерый молча указал на ряд раковин, а сам наклонился к рыжеволосому, одной рукой проверяя пульс на горле, а другой безошибочно извлекая документы из его кармана. Один взгляд в паспорт, две кнопки на мобильнике:
   - Привет, старый черт! Пробей мне одного типа, по старой дружбе. Жду.
   В туалет вошли двое крепких ребят в форме охранников. Один из них слегка присвистнул. Матерый, не отрываясь от мобилы, молча кивнул им на рыжеволосого, который уже начал было подниматься. Ребята аккуратно подхватили клиента под руки.
   - О'кэй. За мной не заржавеет. Пока, - матерый прервал телефонный разговор и обернулся к своим подчиненным. - Этому господину стало дурно. Проводите его на свежий воздух вне пределов нашей гостиницы и проследите, чтоб он не задерживался по пути.
   С этими словами, матерый вернул документы в карман рыжеволосого. Охранники резво вывели рыжего, и матерый вновь обернулся к нам:
   - Господа, от имени администрации я приношу вам извинения за этот неприятный инцидент. Чтобы частично сгладить его, я приглашаю вас на коктейль в нашем буфете за счет заведения.
   - Спасибо. Мы спешим, - я помнил про странного шоферюгу и про то, что Яша в машине один.
   - Хорошо, - матерый вновь пристально посмотрел мне в глаза. - И вот что, парень. Если ты станешь искать работу, всегда можешь спросить меня внизу.
  
  

Мири - 14 июня 1998 г.

Тель-Авив. Дом без названия.

  
   Фигурка бородатого старика теперь в рамке. А фигурка человечка со шляпой вроде в какой-то коробке и на колесах.
  

Томер - поздний вечер 14 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   "Разминка?"
   Яша почесался спиной и хвостом об угол дома.
   - А разве ты уже поужинал? Раньше у тебя это занимало больше времени.
   "Больше не хотеть".
   - Жуй, не стесняйся! - ухмыльнулся я, собирая только что почищенное и смазанное оружие. - На те бабки, что босс получил с нашей помощью, он может тебе скупить всех баранов в округе.
   "Мой хватит. Доктор говорить, я не расти больше".
   - Во как!
   "Он еще говорить, мой надо много двигаться".
   - Это мы могем.
   "Двигаться с крылья".
   - Хм. Это сложнее. Хотя, если ты уже поел, то давай начнем сегодня разминку с крыльев.
  
   "Томер, зачем приходить обманывать тот человек в машина?"
   - Да я и сам думал. Он ведь не с рыжим был, тот вообще не знал о нас с тобой. И жучка ставить на тачку глупо - она же прокатная. Может, нам показалось?
   "Не казаться. Он думать о нас сейчас".
   - Он думает о нас? Ты читаешь его мысли?
   "Иногда. Сейчас читать. Он много думать про я, ты, профессор".
   - Что он о нас думает?
   "Я не понимать. И он не понимать. Он искать то, что неправильно. Все, я уже не читать его больше".
  
   Яша весь напрягся, как бы прислушиваясь к чему-то.
   - Ладно. Разминку закончили, теперь кросс. Тебе же надо двигаться? Тогда двинули!
   И он двинул. Еще как двинул! Только не в ту сторону.
   - Ты куда? Погоди, ненормальный! - я кинулся вдогонку.
   "Яэль!"
   Разве такого догонишь? У него же четыре ноги, да еще крыльями подмахивает. Ну, а догоню, и что дальше? За хвост хватать этакого зверя? Но я все равно бежал изо всех сил. Какой там кросс, это же спринт.
   - Стой! Придурок, там же обрыв!
   "Там плохо!"
   Куда уж хуже! Я и ахнуть не успел, а это чудо в чешуе со всего разбегу сигануло с кручи. Крыльями забил беспорядочно. И бесполезно. Вниз камнем, переворачиваясь через голову.
   И вдруг у самого дна, когда я уже думал, что ему кранты, он сумел сделать пару синхронных махов обоими крылами и завис. Ну, садись на дно, дурень! Нет, не угомонился. Еще один сильный синхронный взмах. Еще один. Яша пошел по кругу, набирая высоту. Ух ты, поднялся на прежний уровень!
   - Яша! Садись!
   Не слушает! Еще высоту набрал, развернулся и лег на прежний курс, стремительно удаляясь от меня. Сумасшедший ящер! Но, молодец парень. Парит наш орел!
  

Яша - поздний вечер 14 июня 1998 г.

Ночное небо между центральным Негевом и Иудеей.

  
   Если вы когда-нибудь мечтали летать, словно птица, то бросьте эти глупости. Полет - это совсем не так приятно, как кажется в кино или в книгах. Может, оно и красиво со стороны, если не тебе приходится загребать упругий воздух, изнемогая от усталости и боязни высоты, напряженно поджимая лапы, извиваясь всем телом и задыхаясь ветром. Крылья должны двигаться абсолютно синхронно и под нужными углами. Взмахи должны быть максимально мощными и длинными. А дыхание уже сбилось и мышцы отказываются повиноваться.
   После того, как я спрыгнул с обрыва и чуть не разбился, я старался лететь не слишком высоко. Пока чуть не врезался в опору линии электропередач. Лишь чудом поднырнув под высоковольтные провода, я понял прочитанное мной когда-то в детской книжке: "Летать высоко легче, чем летать низко. Летать быстро легче, чем летать медленно".* Так учила старая мудрая гусыня-вожак белого домашнего гуся. И я стал различать теплые воздушные потоки, с которыми было проще набрать высоту. Томер бы назвал это вторым дыханием. "Кто не может летать, как мы, пусть сидит дома!"*
   А мне нужно лететь. Очень нужно. Лететь к Яэль и как можно быстрее. В первые минуты полета я ни о чем ином и думать не мог.
   Потому и не заметил вовремя той опоры. Яэль нужна помощь! Скорее! Я же чувствую.
  
   0x08 graphic
   * Летать высоко ...", "... пусть сидит дома" - из сказки шведской писательницы Сельмы Лагерлеф "Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями". Наставления старой гусыни - вожака стаи - молодому домашнему гусю, впервые поднявшемуся в воздух.
   О, как много и как легко я чувствую! Полет изменил что-то в моем восприятии, и я без напряжения чувствую то, что обычно мне удается с трудом. Целая вереница чужих мыслей проносится в моей голове:
  
   "Босс, он со скалы прыгнул и туда, прям как ракета, понесся."
  
   "Пап, эта летучая мышь очень большая!"
  
   "Наблюдение за домом Лифштейна, известного связями с аномальными явлениями, выявило феномен Гифуннера. Следы Гифуннера исчезают после посещения им Зульцмана, также занимающегося аномалией. Вскоре появились косвенные свидетельства наличия в доме Зульцмана крупного хищника. Последнее подтверждается жалобой соседей, у которых пострадал ребенок, а также значительными закупками Зульцманом мясного провианта через третьи руки. Дом Зульцмана начинает регулярно посещать известный ученый-зоолог, а также хорошая знакомая Гифуннера. После смерти раввина Зульцман налаживает контакт с крупным финансовым воротилой, встречается с ним в гостинице и привозит туда нечто габаритное, для чего специально снимается грузовик. Тут же Зульцман получает крупную сумму денег".
  
   "Параметры цели не соответствуют летательным аппаратам вероятного противника".
  
  
  
   "Эйва, арахира! Ахд лия даеха!"*
  
   Яэль нужна помощь! Скорее! Боже, ну сделай же что-нибудь! Помогите, хоть кто-то! На помощь! ПО-МО-ГИ-ТЕ-Е-Е-Е!!!
   "Ярко-желтая ящерица с длинным хвостом".
   Я мотнул головой, отгоняя странное видение. Но образ желтой хвостатой ящерицы тут же появился снова. Необычайно четкий и устойчивый образ. Это было, как вспышка молнии. Я вдруг понял, как знаком, как близок мне этот образ. Я почти все понял и ...
   В этот момент я увидел врагов, и все остальное перестало существовать для меня. Я был зол.

Капитан Йонатан Голан - поздний вечер 14 июня 1998 г.

Центр контроля воздушного пространства.

  
   - Это что за фигня? - я пометил объект на экране.
   - Какой-то частный летательный аппарат, - Борис пожал плечами. - Надо запросить гражданское управление полетов.
   - Я их план полетов наизусть знаю, там ничего такого нет. И траектория нехарактерная, скорее, на птицу похоже.
   - Так, может, птица?
   Борис - классный инженер-электронщик. Но он ни черта не смыслит в аэронавтике.
   - Какая птица!? Ты на размеры посмотри. Да и скорость ... Полную характеристику мне, живо! - потребовал я, одновременно включая сигнал общей тревоги.
   0x08 graphic
   * Эйва, арахира! Ахд лия даеха! - (араб.) Ах ты, дрянь! Да держи же ее!
   - Цель: скоростная, маневренная, низколетящая. Курс: северо-восток. Координаты ...
  
   Командир центра контроля вошел сразу вслед за операторами аварийной смены.
   - В чем дело, Йони?
   - НЛО, господин полковник.
   - Какой еще, к чертям, НЛО!? Вы с ума сошли?
   - Никак нет! Извольте сами посмотреть.
   Ага, сейчас! Сам же знает, что ему и за полчаса не разобраться с приборами. Так, нефиг орать на подчиненных. Доверять надо своим людям, если сам не сечешь.
   - Почему не сбиваете?
   - Господин полковник, параметры цели не соответствуют летательным аппаратам вероятного противника. Цель удаляется от наших центральных областей и не представляет для нас явной угрозы.
   - Это не Вам решать! У Вас есть инструкции.
   - Я действую в соответствии с инструкциями, командир. Но если Вы прикажете под свою ответственность ...
   - Отставить! Действуйте по инструкциям!
   Разумеется, под свою ответственность он ничего не сделает. Интересно, а что бы я делал, если бы он приказал сбивать?
   - Вызовите перехватчики, пусть наладят визуальный контакт, - вот теперь полковник занялся своим делом - организацией и согласованием.
   - Истребители уже на пути к цели, командир. Но они не успеют.
   - Что значит, не успеют!? А как же вы, мать вашу, страну защищать собираетесь?
   - Господин полковник, - вздохнул я, - мы защищаем страну от ВНЕШНЕЙ воздушной угрозы. А эта цель взлетела в глубине нашей территории и, при сохранении нынешней скорости, через несколько минут достигнет восточных пределов нашей "необъятной" Родины, чье название не умещается на карте мира.
   Пару секунд полковник переваривал эту информацию.
   - Свяжите меня с иорданскими коллегами.
   Это было разумно. Не хватало еще, чтоб арабы вновь завизжали на весь свет об очередной "провокации сионистских агрессоров", когда этот НЛО перелетит от нас к ним.
   - Командир, - подал голос сменный оператор, - цель снижается. Похоже, идет на посадку.

Яша - поздний вечер 14 июня 1998 г.

Иудея, Гуш-Эцион. Шоссе возле арабской деревни.

  
   У меня хватает хладнокровия не падать на машину прямо сверху. А может, это работает какой-то инстинкт. Я спускаюсь и, едва не касаясь спутниковых тарелок и солнечных бойлеров на крышах деревенских домов, начинаю выравнивать скорость с автомобилем. В крайнем дворе какая-то пожилая женщина, заметив меня, в панике бросается в дом. Это не имеет никакого значения. Для меня существует только машина, замедляющая ход перед крутым поворотом, и те, кто в ней. И моя страшная, нечеловеческая злость.
   Вот! Когти передней лапы хватают за крышу легковушки и ... потеряв равновесие, я, влекомый собственной инерцией, переворачиваюсь на лету, выпуская добычу из лап. Отчаянным взмахом крыльев и разворотом хвоста мне удается удержаться в воздухе, при этом больно ударившись крылом о придорожный камень. Машину дернуло, и ее пассажиры забеспокоились.
   Я зол. Страшно зол, и даже не пытаюсь сдерживать эмоции. Враги уходят, Яэль у них в руках, и все из-за моей неловкости! Взревев от досады, я делаю петлю и вновь выравниваю скорости.
   Теперь вам не уйти. Передние лапы удерживают крышу автомобиля. Крылья осторожно меняют угол наклона, гася инерцию. Опираюсь на хвост и заднюю левую. Задняя правая наносит удар, разрывая когтями легкую жесть. Мне незачем смотреть внутрь. Я и так знаю, что там происходит. Я четко осознаю расположение каждого пассажира. Правая передняя загребает изнутри с заднего сидения. Крылья распахиваются, подобно парашюту, срывая меня и мой груз. Я обдираю кожу об острые края разорваного кузова. Машину заносит, а я приземляюсь на обочине и выпускаю груз, чтобы освободить лапы. Посадка жесткая - я заваливаюсь на бок.
  
   Все тело болит. Я качаюсь от усталости и все еще пытаюсь балансировать с помощью крыльев. Но это все вторично. Главное сейчас - моя неутоленная ярость.
   На обочине лежит мой недавний груз - два человеческих тела. Одно - женское, неподвижное, в разорванной окровавленной одежде. Другое - мужское, тоже в растрепанной одежде, но шевелится. Мужчина пытается подняться. Я делаю шаг вперед и наступаю ему на грудь. Я зол.
   Человек видит меня и начинает в ужасе кричать. Теперь ты боишься, убийца! Почему только теперь? Почему ты не боялся тогда, когда губил чужие жизни и свою бессмертную душу?! Я знаю, что ты сотворил. Я вижу тебя насквозь. И ты напрасно кричишь - я слишком зол сейчас, и твои вопли лишь усиливают мой гнев, возбуждая дикие инстинкты.
   Мои когти впиваются в человеческую плоть. Резкое движение головы, и клыки вонзаются врагу в горло, разрывая артерии, ломая позвоночник и почти полностью отделяя его голову от тела. Горячая, соленая, с резким запахом кровь струей бьет мне в рот и в глаза. Я реву от ярости, взбешенный и этой кровью, и человеческим криком, и тем, что он перестал кричать...
  
   Где-то справа, еще не видимая мной, возникает смерть. Я чувствую ее боль и страх. Чувствую врагов, которых надо разорвать на куски.
   - Аллах акба-а-ар!
   Длинная серия резких хлопков и обжигающая боль в правом крыле и в боку. Я разворачиваюсь медленно, как при замедленной съемке в кино. Или это только мое восприятие?
   В сорока шагах от меня перевернутая на бок машина. Один человек еще вылезает через разбитое окно. Второй уже снаружи, лихорадочно дергает оружие. Презренные твари, они смеют убивать меня! И это после всего, что они уже наделали!
   Я больше не чувствую ни боли, ни усталости. Я весь дрожу от неудержимой ярости. Ярость кипит в моей крови. Ярость сжигает мое тело изнутри. Ярость душит меня, сдавливая горло. И я с жутким ревом изрыгаю эту ярость на своих врагов...
   Резкая боль в глазах, жар у самой морды, и весь мир покрывает оранжевая пелена. Снова кто-то кричит. Пахнет гарью. Все в густой зыбке. Да ведь я же смотрю сквозь третье веко! Открываю глаза полностью.
   Шоссе и обочина объяты пламенем. Особенно сильно огонь полыхает вокруг остова автомобиля и человеческих тел возле него. Глаза слезятся. Все тихо и горько.
   Ярость спадает. И вместе с ней исчезает невиданный прилив сил, поддерживавший меня в последние минуты.
   Надо забрать Яэль. Не могу, я сам еле стою на ногах. Моих сил хватает только на то, чтобы оттащить ее подальше от огня. Правое крыло не слушается совсем. Не может быть и речи о том, чтобы подняться в воздух. Тем более, с грузом.
  
   Вдали на шоссе свет фар и шум мотора. Агрессия, возбуждение, страх, Яэль... Это опять враги! Новый прилив ярости позволяет мне "прислушаться" внимательней:
   "Быстрее!"
   "Нельзя быстрее, командир. Суфа* перевернется".
   "Там пожар! Авария?"
   "Это они. Приготовиться к высадке! Помните, они вооружены и у них заложник".
   Не враги. Для Яэль это друзья. Но со мной им лучше не встречаться. Я сползаю с обочины, а затем почти слетаю по скалистому склону в ущелье. Ущелье длинное и извилистое. Это хорошо - мне надо уйти подальше.
   0x08 graphic
   * Суфа - (ивр.) "шторм", название патрульного джипа. В бронированном варианте имеет чрезмерно высокий центр тяжести, что повышает опасность переворота.

Профессор Зульцман - вечер 15 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   "По сообщению врачей, состояние Яэль Блих, пострадавшей во вчерашнем теракте, остается стабильным, и ее жизнь вне опасности. Погибшая в том же теракте Шушана Блих (мать Яэль) была похоронена сегодня днем на кладбище в поселении Текоа.
   Напомним, что женщины подверглись нападению накануне вечером на автобусной остановке возле поселения Эфрата, где они находились в ожидании автобуса или попутной машины, направляясь к себе домой в Текоа. По сообщению пресс-секретаря Армии обороны Израиля, Шушана Блих была застрелена нападавшими на месте, а Яэль захвачена, но вскоре освобождена в ходе успешной операции сил правопорядка. Автомобиль с пытавшимися скрыться преступниками был атакован боевым вертолетом, и трое находившихся в нем террористов уничтожены".
  
   - Ну и правильно! - Алекс аккуратно стряхнул с рукава сигаретный пепел и собрал его в пепельницу.
   - Я был сегодня у Яэль в больнице, - сообщил я. - Она в сознании. Спрашивала о матери и о Яше. О смерти матери ей пока не сообщили, и я не стал.
   - Тоже правильно, наверно.
   - А про Яшу ты мне все же подробней расскажи.
   - Да что ему сделается, этакому быку?! - отмахнулся доктор. - Ему автоматная очередь что слону дробина. Представляешь, из "Калашникова" на боку даже шкуру не пробило. По касательной попали, видно. Ну, крыло, конечно, на вылет. Кости целы. Я зашил, хм, если можно так выразиться. Ну, повязку наложил, антибиотики выписал. Поболит еще пару недель и заживет, как на кошке. Но крыло пусть пока побережет. Скажи, а как вы его эвакуировали?
   - Он отсиживался в какой-то пещере. Потом с Томером связался, - я затянулся и приглушил звук телевизора. - Раньше ему не удавалось так далеко передавать, но нужда, как говорится, заставила. А дальше все просто. Сняли грузовик на прокат, мы уже делали так прежде. Подъехали до Эфраты, а там Яша снова связался и направил. Потом только темноты дождались и подобрали. Всего пару часов назад. Собственно, я оттуда тебе звонил. Спасибо, что быстро приехал.
  
   Алекс загасил сигарету.
   - А знаешь, что еще интересного в Яше? - лукаво посмотрел на меня доктор. - Кажется, теперь я знаю, зачем у него канавки в деснах. Я мазок снял, там белый фосфор. Под небом и на зубах какой-то налет. Я взял на экспертизу, но думаю, что это магний. Ты понял?
   - Напалм?
   - Да! Загущенная, самовоспламеняющаяся огнесмесь. Поразительная (во всех смыслах) защитная реакция организма! Он ее отрыгивает. А фосфор через канавки поступает и воспламеняет все это дело при контакте с воздухом. Если дракон при этом сильно дует или, скажем, ревет от боли, то огненная струя выбрасывается далеко вперед. Эх, его бы на рентген! Слушай, может, я как-нибудь ультразвуковой сканер притащу?
  

Яша - 16 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   Кровь. Всюду кровь. Кто-то кричит. Кто-то ревет. Ржание коней. Кольчуги сверкают на солнце. Лошади спотыкаются о невидимую преграду. Ломая кости, передние ряды всадников валятся в пыль. Но задние напирают. Их копья устремлены прямо на меня.
   - Deus vult!*
   - Кровь Христова!
   "Маленькая желтая ящерица с длинным хвостом".
   Кровь хлещет прямо мне в морду.
   - Аллах акба-а-ар!
   Резкие хлопки и боль в правом крыле.
  
   Я проснулся от боли и аккуратно перевернулся с опорой на здоровый бок.
   "Аллах акбар!" - это значит: "Господь велик!" Убийца и насильник, как он мог призывать Господа себе в помощь? Неужели все свои злодеяния он совершал во имя Господа? Как такое может быть!?
   А как это сделал я? Мне стало совсем не по себе. Да ведь я же был готов сожрать человека! Господи, что со мной происходит?
   "Пришедший убить тебя - убей его первым". Так учит Святое Писание. Но ведь мне не было необходимости убивать. Я мог просто забрать Яэль и скрыться. Именно так я и собирался поступить в
  
   0x08 graphic
   * Deus vult - (лат.) "Так хочет Бог", боевой клич крестоносцев.
   самом начале. Но потом что-то изменилось. Я желал убивать. И начав, уже не мог остановиться.
  
   Я встал и начал молиться. Но легче на душе не становилось. Мне нужен совет раввина. Но обычный рав не сможет понять. Ребе Шимон бы понял. А без него ... Тут нужен кто-то, кто смотрел смерти в лицо и сам нес смерть.
  
   "Томер, ты убивать?"
   - Что?
   "Раньше. Ты убивать враги?"
   - Ах, это! - Томер присел на стул. - Да я, признаться, и сам не знаю.
   "Как?"
   - Я бывал в бою. Стрелял сам, и в меня стреляли. А уж порешил ли я там кого, или как? Не знаю, скальпов не снимал.
   "Но ты хотеть убить там?"
   - Там? Тогда? - Томер поскреб голову. - Да, конечно, хотел. Я боялся и злился. Моего кореша ранили, и я поквитаться думал.
   "А сейчас?"
   - Что сейчас? - не понял Томер.
   "Ты хотеть, чтоб тогда ты убить?"
   - Сейчас? Нет, наверное. Сейчас бы я хотел, чтоб тогда я их там покалечил так, чтоб они жили, но воевать уже не могли. И чтоб у других, на них глядя, пропала охота воевать с нами.
   С минуту мы сидели молча, и каждый думал о своем.
  
   "Там я убивать. Я так хотеть. Не потому, что они хотеть убивать меня. Просто, я хотеть их всех убивать. Это плохо".
   - Что ж плохого? Ты все верно сделал. Я бы тоже таких порвал, если бы довелось.
   "Потому, что они арабы?"
   - Потому, что они враги. Но даже не в этом дело. Арабы всякие бывают, и враги могут быть разными. Как бы тебе объяснить? Вот смотри. Люди могут быть совершенно разные. Сильные и слабые, трусливые и смелые, умные и глупые. Евреи, арабы или японцы какие-нибудь. Но они все люди, понимаешь? Просто, люди. Не герои сказочные, не боги, не супермены. Такие же, как я или ты, как босс или Ибрагим. Каждый со своими недостатками. Люди могут враждовать и даже сражаться друг с другом насмерть. Но они все равно должны оставаться людьми. А бывают такие нелюди, монстры в человеческом обличье. Оборотни. У них только тело человеческое, а душа ... А, может, ее и нет у них вовсе, души-то. Вот таких надо убивать всегда, при первой же возможности. И честные солдаты таких в плен не берут. А то и свои мочат. Как бешеных шакалов, пока они других не покусали.
  
  

Старший сержант Юсеф Фарес - 16 июня 1998 г.

Иудея. Военная база недалеко от поселка Эфрата.

  
   На стук в дверь ответили немедленно, и я вошел внутрь. Не так уж часто бывал я в этом кабинете. Тем более, не было еще случая, чтоб сюда срочно вызывали лично меня по какому-то неотложному делу. Командир базы сидел за своим столом на обычном месте. Напротив него расположился человек средних лет в гражданской одежде.
   - Проходи, Юсеф. Садись, - командир указал на стул по другую сторону стола от гражданского так, что я оказался лицом напротив них обоих. - У нас с этим господином есть пара вопросов к тебе по поводу того случая позавчера.
   - Так ведь все в отчете записано, - пожал я плечами.
   - Мы читали отчет, - подал голос гражданский. - Но нам необходимо выяснить кое-какие подробности.
   - Так спросите у командира патруля.
   - Может, и у него спросим. А пока мы спрашиваем у тебя.
   - В чем дело-то?
   - Ну, а ты сам ничего необычного не заметил, о чем хотел бы нам рассказать? - спросил командир базы.
   - Нет, - легко ответил я на вторую часть вопроса.
  
   - Как твое полное имя, воин? - гражданский заговорил по-арабски.
   Я присмотрелся к нему внимательнее. Вполне заурядный темноволосый человек, крепкого телосложения. Вообще-то, среди израильских евреев немало выходцев из восточных стран, прекрасно знающих арабский язык. Но этот на них не похож. Наверно, его родители из разных стран: от одного он унаследовал почти европейскую внешность, а от другого выучил арабский язык.
   - Юсеф Тариф ибн Муафак Фарес, - назвался я.
   - Откуда ты родом?
   Какой необычный у него диалект. Не сирийско-ливанский, как у меня. И не палестино-иорданский, как у местных арабов. Он говорит так чисто, как, наверное, разговаривают на Аравийском полуострове.
   - Я из Маджаль Шамс.
   - Ты ездил домой на празники пророка Шуэйва?
   Так, это уже интересно. Большинство евреев вообще не понимают, чем друзы* отличаются от арабов. А этот даже знает наши праздники. Хоть это и не тайная часть, в отличие от многого другого, что открыто лишь избранным мудрецам-уккаль.
   - Да. Командование предоставило мне отпуск по моей просьбе. Я побывал дома и посетил гробницу пророка.
   - Маджаль Шамс, говоришь? Имад Фарес тебе не родственник?
   - Он мой дядя.
   - Я знаю его. Достойный человек и храбрый воин. Не думал я, что в его доме родятся лжецы и трусы.
  
   СПОКОЙНО!!! Главное, спокойно. Я - воин. Я умею держать себя в руках. Пусть белеют костяшки пальцев, судорожно сдавивших под столом рукоять автомата. Я не стану сразу вскакивать из-за стола и бросаться на обидчика. Если понадобится, я убью его позже.
   Будь предо мной другой человек, я бы не придал такого значения его словам. Евреи - они бросаются такими словами, совершенно не задумываясь. Но этот! Он знает, что для друза не существует греха более тяжкого, чем ложь**, и человека презреннее,
  
   0x08 graphic
   * Друзы - арабоязычная этноконфессиональная группа смешанного арабо-курдо-арамейского этногенеза, исповедающая собственное вероисповедание.
   ** ... греха более тяжкого, чем ложь - первая из семи друзских заповедей обязывает человека к искренности. Однако допускается ложь иноверцу, если это во благо общины. Более того, под принуждением друзы могут легко отступать от своей веры и клясться в преданности другим, сохраняя при этом в душе верность своим убеждениям.
  
   чем трусливый воин. Он специально показал мне свои познания, чтобы придать вес оскорблению. Он действительно знает мою семью, а, значит, может сообщить ей о моем унижении.
   Я не могу этого допустить. Или я немедленно опровергну все его обвинения, или придется доказывать свою невиновность кровью.
  
   - Что хочет знать человек, не называющий своего имени? - я, не мигая, смотрел в глаза обидчика.
   - По чьему следу ты шел два дня назад? И почему прекратил преследование?
   - Я отвечу тебе, чужак. Отвечу правду, хотя и знаю, что ты в нее не поверишь. Но знай же и ты, прежде чем услышишь мои слова, что если ты усомнишься вновь, одному из нас не суждено будет выйти за эту дверь.
   Не снимая своей левой руки со стола, я двинул правую руку с с укороченой М16 под столом чуть вперед, цепляя рукоятью затвора за ременную петельку форменных брюк.
   - Что происходит? - услышав щелчок затвора, не понимавший нашего разговора командир базы вскочил с места.
   - Все в порядке, - гражданский, не меняя ни позы, ни выражения лица, остановил командира успокаивающим жестом.
   - Говори, воин! - вновь обратился он ко мне по-арабски. - Я слушаю тебя.
   - Это был Шайтан.
   - Почему ты так решил? - гражданский совершенно не удивился услышанному.
   - Об этом кричала солдатам деревенская старуха. Она видела, как Шайтан гнался за бандитами. Она умоляла солдат остановиться, но они не знали арабского и не поняли ее.
   - А почему ты не сказал об этом командиру патруля?
   - Он не спрашивал. Да и с его упрямством он бы специально напролом пошел.
   - Значит, ты отказался от преследования из-за воплей выжившей из ума женщины?
   - Нет. Я следопыт. Я видел следы Князя Тьмы. Я шел по ним более километра. Но у человеческих сил есть предел. В семье Фаресов нет и никогда не было ни трусов, ни лжецов. И я не дрогну, выйдя один против тысячи. Смерть в бою - честь для воина и прямой путь к возрождению во чреве матери*. Но Шайтан - это другое. Шайтан может сожрать души воинов и увлечь их прямиком в ад. Я видел, что он сделал с бандитами.
   - Что ты сказал командиру патруля?
   - Он спросил, чей это след. И я ответил, что след пренадлежит четвероногому**. Тогда он доложил по рации и велел прекратить погоню.
   - Я верю тебе, воин, - гражданский уселся в более расслабленной позе. - Но мне нужно, чтобы ты подробно описал этого Шайтана.
  
   0x08 graphic
   * Во чреве матери - боевой клич друзской конницы, наводившей ужас на всех врагов со времен крестоносцев до такой степени, что британские военные хотели воссоздать друзскую кавалерию даже в годы Второй мировой войны. Друзы верят в переселение душ, что является ключом к их презрению смерти и фантастическому бесстрашию друзских воинов в бою.
   ** Четвероногий - как и многие иные условные коды, изначально предназначенные в Армии обороны Израиля для переговоров по рации, это слово перешло в армейский жаргон и означает любое животное. Юсеф схитрил: он вполне правдиво сообщил командиру, что преследуемый передвигался на четырех ногах, при этом намеренно вводя его в заблуждение намеком на то, что речь идет об обычном животном.
  
  
   - Я его не видел, - напомнил я, опуская оружие.
   - Ты же следопыт. Ты видел его следы.
   Подняв над столом обе руки, я слегка потер лоб.
   - Он весит около двухсот пятидесяти килограмм. Ростом в холке около двух метров и метра три в длину, не считая хвоста. Хвост длиннющий и довольно тяжелый. И еще крылья, размера которых я не знаю, - он держал их сложенными. Тело покрыто чешуей. На лапах по четыре пальца и когти более пяти дюймов длиной. Силы у него просто неимоверные. Он по скалам скакал легче горного козла. Хотя и был ранен.
   - Он был ранен? - заинтересовался гражданский.
   - Да. Он оставлял кровавые пятна на камнях.
   - А, может быть, кровь не его.
   - Его. У человеческой совсем другие вкус и запах.
  
   Гражданский кивнул и заговорил на иврите:
   - Спасибо тебе за помощь, Юсеф. Я передам при случае твоему дяде, что ваша семья может гордиться таким воином, как ты.
   - Хорошо, Юсеф. Ступай, - отпустил меня командир базы.
   Я поднялся и направился к выходу. Но в дверях снова обернулся.
   - Не ходи за ним, незнакомец. Не к добру это.
  

Томер - 19 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   - Осторожнее. Побереги крыло, - я заметил, что дракон перегружает на тренировке раненую конечность.
   "Мне надо лететь".
   - Успеешь еще налетаться. Помнишь, что доктор говорил. У тебя, правда, очень быстро заживает. Говорят, у ящериц оторваный хвост заново вырастает. Ты тоже мог бы крыло отрастить?
   "Я не хотеть пробовать".
   - Вот то-то и оно. А если не хочешь, тогда побереги крыло. Тебе еще повезло, могли бы и серьезней покалечить.
   "Они вдруг перестать стрелять. Почему?"
   - Кто их знает? Может, осечка какая. Ты можешь рассказать, как это было?
  
   "Где-то справа, еще не видимая мной, возникает смерть. Я чувствую ее боль и страх. Чувствую врагов, которых надо разорвать на куски.
   - Аллах акба-а-ар!
   Длинная серия резких хлопков и обжигающая боль в правой руке и в боку".
  
   Застонав от боли, я выронил успевший вскочить ко мне в ладонь пистолет и откатился в сторону, ища глазами противника и подходящее укрытие.
  
   "В сорока шагах от меня перевернутая на бок машина. Один человек еще вылезает через разбитое окно. Второй уже снаружи, лихорадочно дергает оружие. Презренные твари, они смеют убивать меня!"
  
   Боль и наваждение исчезли так же неожиданно, как появились. В недоумении я рассмотрел свою здоровую руку, сжал и разжал пальцы и повернулся к дракону.
   - Придурок гребаный! - я подобрал и проверил оброненное оружие. - Ну, ты даешь! Я же мог подстрелить кого-нибудь. А у иного на моем месте уже был бы инфаркт. Как ты это сделал?
   Яша как-то странно фыркнул. Кажется, этот гад так смеется.
   "Я передавать. Раньше только мысль-звук, слово. Но мне показать. Я понять передавать все, что может быть в голова. А голова мой большой".
   - То есть, все было в точности, как ты мне сейчас показал? - я уселся напротив этого ходячего (и летучего) синематогрофа со спецэффектами. - Ну, тогда твои бандиты еще большие придурки, чем ты. Стрелять ни фига не умеют. Полмагазина с полусотни метров по такой крупной мишени одной очередью выпустил, а попал всего дважды. А еще до этого он, наверно так же, стрелял в Шушану и, конечно, не сменил магазина. У этого козла просто патроны кончились.
   Но и ты, приятель, не намного лучше, - добавил я, чуть подумав. - Разве можно было выпускать из поля зрения двух вооруженных врагов? Я учил тебя спортивным поединкам. А надо было учить психологии боя и тактике скоротечных огневых контактов. Во как.

Яша - поздний вечер 21 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   Крыло ныло чувствительно, но терпимо. Поймав восходящий поток теплого воздуха, я плавно планировал, описывая круги над фермой.
  
   "Маленькая желтая ящерица с длинным хвостом".
   Я повторял это снова и снова, но ничего не происходило.
   "Желтая хвостатая ящерица. Слышать?"
  
   Все, больше не могу. Еще один круг, и на посадку.
   "Желтая хвостатая ящерица".
   Ответ пришел, когда я уже почти отчаялся:
   "Желтохвостый. Думать активно!"
   "Кто это? Кто со мной говорит?!" - обрадовался я.
   "Желтохвостый. Не ясно. Думать активно!"
   "Я. Это я желтохвостый! Кто тут?"
   "Желтохвостый. Страх нет. Хорошо. Место?"
   "Я не понимать. Кто Вы?"
   "Страх нет. Передавать. Добрый. Место?"
  
   Вот же бред! Разговор двух глухих на разных языках. Я попытался думать как можно четче:
   "Какое место? Кто Вы?"
   "Думать активно. Страх нет. Место? Точка? Координата?"
   "Вы желать знать, где я? Я на одной ферме в Негеве".
   "Не ясно. Место?"
   "Я в Израиле".
   "В Израиле", - повторил я по-русски. - "In Israel."
   "Желтохвостый. Думать активно! Место?"
  

Томер - 22 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   - Эй, мальчики! Я на почту заскочила, - Орли прямо от машины направилась к Яшиному ангару. - Почтовый ящик просто переполнен был. И еще посылка, хм, для Яши.
   Мы с дракошей недоуменно переглянулись.
   - Посылка большая, я ее в багажнике оставила. Но вот это тоже Яше.
   С этими словами Орли протянула Яше конверт.
   "Томер, открывать".
   Я принял конверт от Орли и взглянул на адрес. Письмо пришло из Текоа, и адресатом действительно значился Яков Гифуннер. Вскрыв конверт, я обнаружил внутри другой конверт, сложенный вдвое. Что за приколы, типа русских "бабушек"*? Я собирался прочесть имена отправителя и получателя на внутреннем конверте, но вдруг остановился. Этот почерк был мне слишком хорошо знаком. Пару раз моргнув, я поднял взгляд на змея.
   "Тебе", - Яша все понял.
  
  
  
   0x08 graphic
   * "Бабушки" - так иногда израильтяне называют матрешек.
  
  
   "Томеру Бакобза от Виктории Чернышевски.
   Милый Томми!
   Признаться честно, мне немного неловко писать тебе, и я бы никогда не решилась на это, если бы не эта славная девочка, которая разыскала меня по телефонному справочнику и убедила, что человеческие отношения надо стараться сохранять вне зависимости от перемен судеб. Так вышло, что расстались мы с тобой скверно, хотя ни я, ни ты, как мне кажется, вовсе не желали этого.
   Нет, я не предлагаю возобновить наши отношения. Я счастлива с Ювалем и ни о чем не жалею. В общем, мы уже и день свадьбы назначили. Ты уж извини, тебя я приглашать не стану.
   Но в то же время, мне не безразлично твое мнение обо мне. Я ценю тебя, как старого и надежного друга, и дорожу памятью о нашем прошлом... "
  
   - Ты понимаешь, Яша, с одной стороны, вроде бы и приятно. Но в то же время, как-то грустно все это. Вишь ты, на свадьбу она меня звать не хочет. Боится, небось, что скандал закачу. Ну, в общем, правильно делает. А я вот решить не могу, отвечать ей или не стоит? И что отвечать-то? Проблем бы ей еще не наделать, если письмо к ее очкарику в руки попадет. И потом, если даже и люба она
   мне была ... пусть и сейчас даже ... Но это не ее печаль, понимаешь. Пусть она там с этим свадьбу играет.
   "Я любить тебя. Возможно, мой любовь еще не до конца гаснуть в глубине душа. Но это не надо более беспокоить тебя. Я не желать ничем омрачать твой покой".
   Я обалдело уставился на дракона. Во как выдает чешуйчатый!
   - Класс! Чувак, тебе надо романы сочинять, а не груши околачивать. Ну-ка, повтори еще раз, я запишу.
   "Пушкин - большой русский поэт. Я давать тебе адрес сайта. Ты печатать и посылать Вика. Она ценить такое, приятель".

Яша - поздний вечер 22 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   Я взлетел с земли. Теперь я понял, как это делается. Надо просто подпрыгнуть повыше и одновременно изо всех сил взмахнуть крыльями. Если все сделать сильно и синхронно, то при завершении первого маха вы окажетесь уже достаточно высоко, чтоб не цеплять землю крыльями. И тогда, продолжая не слишком частые, но мощные взмахи, сохраняя ровное дыхание, вы подниметесь все выше и выше. Перед вашим взором (не мысленным, а самым что ни на есть визуальным), откроются бескрайние просторы каменистой пустыни. Маленькие, как игрушечные, человеческие домики медленно проплывут внизу. А в безоблачном небе над вами замерцают далекие звезды. Далекие, но и такие близкие. Кажется, можно махнуть хвостом и зацепить звездочку. И кто знает, быть может вон на той маленькой звездочке какой-нибудь одинокий дракон увидит, как машет ему собрат.
  
   "Маленькая желтая ящерица с длинным хвостом".
   На этот раз, ответили сразу:
   "Желтохвостый. Место?"
   "Я не знать, как называть это место", - признался я.
   "Желтохвостый. Нет страха. Я искать. Желтохвостый думать активно. Много-много думать. Так надо. Желтохвостый думать. Я искать. Не переставать".
   Это я понял. Что ж, будем поддерживать связь.
   "Я ничего не бояться. Я очень долго искать вас. Нет, я искать себя, а находить вас. Нет, тоже еще пока не находить. Я не знать, где я. Не знать, кто я. Я запутаться. Мне нужна чья-то помощь".
   Что со мной? Слезы. Это от ветра.
   "Желтохвостый. Хорошо. Еще. Думать активно".
   "Тут мне никто не помочь. Они все хорошие, но они не мочь. Они не понимать. Я и сам не понимать. Только Господь. Он один понимать все. Я говорить с Ним. Он посылать вас.
   Если вы не находить, я пропадать совсем. Вы искать. Хорошо искать, я очень просить. Я хорошо думать. Активно. Я теперь много-много летать. Я сильный. Я летать, пока Вы не находить. Я не знать, кто вы. Не знать, что мне ждать. Но вы помогать мне понимать, кто я. Ведь, правда? А потом, будь что будет. Даже если враги. Пусть. Лучше самые страшные враги, чем одному в беспросветной тьме. Лучше ..."
   "Есть! Я знать место".
   "Что?" - я не понял, почему меня перебили.
   "Находить. Нет страха. Большой и добрый идти к желтохвостик".
   "Ко мне, сюда? Но когда?"
   "Не ясно. Желтохвостик, думать активно!"
   "Когда ко мне приходить? Как долго мне ждать? Сколько времени?"
   "Желтохвостик повернуть два раза".
  
  

Профессор Зульцман - 23 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

   - Как я? - Орли повернулась кругом, чтобы я мог лучше ее рассмотреть.
   - Нормально, - подтвердил я. - Только обувь смени.
   - Я вообще-то накрасилась, а тебе хоть бы что! И чем тебе мои туфли не понравились?
   - Туфли красивые. Но в кегельбане нужна закрытая обувь с носками.
   - В такую жару?
   - Это была твоя идея: устроить на день рождения Орена вечеринку для его друзей в кегельбане. Впрочем, там все равно выдадут спортивную обувь. Так что можешь остаться в туфлях. Только носки возьми с собой.
   - Кстати, - вспомнила Орли, - нам еще в "Супер". В конце недели к нам родственники соберутся, а у меня готовить не из чего.
   - Но когда же мы успеем?
   - Почем я знаю? Ты бы хоть батарейку в настенных часах сменил, а то они черти-что показывают.
   Я взглянул на часы.
   - Действительно, черти-что. Если бы батарейка села, то часы бы стояли. А эти спешат ровно на два часа. Кто-то перевел.
   - Больше мне делать нечего, часы вперед переводить.
   - Я разве говорю, что это ты? Может, Орен баловался.
   - Он в школе с утра. А утром часы еще правильно работали. И вообще, в салон сегодня, кроме меня, никто не заходил. Так что, ты лучше у Яши своего спроси.
   - А он тут при чем?
   - Это тебе виднее. Только я в последнее время замечаю, что в тазике с его едой лучшие куски мяса оказываются сверху еще до того, как он сам подойдет.

Орен - поздний вечер 23 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   Разбудил меня какой-то шум снаружи и легкое постукивание в окно. Но я упрямо решил глаз не открывать и спать дальше. В конце концов, надо же человеку отдохнуть после напряженного дня. И потом, я сегодня именинник. Как ни крути, а двенадцать лет - это уже почти взрослый. Через год бар-мицва*, а был бы я девчонкой, то уже сейчас бы праздновал.
   И тут что-то мокрое брызнуло мне в лицо. Я вскочил, отирая лицо от капель. Это же кола! Наверно, из недопитого мной стакана. Но стакан не опрокинут, а хорошо стоит на тумбочке, где я его и поставил перед сном.
   В окно снова постучали. Тут я немного оробел. Не включая свет, я осторожно приоткрыл жалюзи и облегченно вздохнул - Яша. Дракон стоял за окном. Он тихонько шипел и жестикулировал головой и лапами, явно подзывая меня к себе.
   0x08 graphic
   * Бар-мицва - традиционный еврейский обряд совершеннолетия. У мальчиков проводится в возрасте тринадцати лет, а у девочек (бат-мицва) - в двенадцать лет.
  
   Быстро натянув штаны и сандали, я выскользнул в окно.
   - Что случилось, Яша?
   В ответ дракон фыркнул, лег на землю, наклонил голову и протянул мне крыло.
   - Тебе не спится? Ты плохо себя чувствуешь?
   Яша фыркнул резче и отчаянно замотал головой. Затем он выгнулся, ткнул в меня лапой, похлопал ею себя по спине и вновь выставил ко мне крыло, как бы образуя наклонную поверхность, по которой удобно было бы вскарабкаться наверх.
   - Хочешь, чтоб я залез на тебя? Ладно. Но учти, что ты сам это предложил.
   Я легко забрался к дракону на спину. Я бы и без крыла забрался. Когда он лежит, не такой уж он и громадный. Однако Яша все еще оставался чем-то недоволен. Опять зашипел и похлопал себя лапой по шее. Я перебрался выше.
  
   Яша чуть раздвинул крылья, как бы проверяя что-то. И вдруг резко подпрыгнул. Я думал, он сначала встанет на ноги, и лишь потом до меня дошло, что ему с четырьмя лапами из положения лежа прыгать еще проще. Обеими руками я ухватился за шею дракона, когда он замахал крыльями и полетел. До последнего момента я не верил, что он это сделает. Думал, может просто по двору покатать меня хочет. Почти сразу я почувствовал, что начал сползать на сторону. Но тут что-то невидимое уперлось мне в бок и легко пододвинуло меня на прежнее место.
  
   "Не бояться. В полете я держать маленький человек".
   - Яша! Ты разговариваешь со мной, как с Томером?
   "В полете это легче. Особенно, с близким собеседником. Поэтому, я звать тебя. Надо говорить".
   - Ух, ты! Мы теперь каждую ночь будем летать и разговаривать.
   "Вряд ли".
   - Почему? Яша, это же ты так здорово придумал!
   "Возможно, я скоро уходить".
  
   Вся былая радость, весь восторг от полета верхом на настоящем драконе, исчези за один миг.
   - Как? Куда? Зачем тебе уходить?
   "Мне надо домой".
   - А где твой дом?
   "Я не знать. Меня забирать туда".
   - Кто?
   "Не знать. Может быть, мои мама и папа".
   - У тебя есть родители?
   "У всех есть".
  
   - Ты очень хорошо летаешь, - сказал я, чтобы прервать затянувшееся молчание. - Очень плавно. А выше можешь?
   "Плавно, низко и медленно. На всякий случай - чтобы маленький человек не сильно разбиться, если падать".
   - Значит, ты можешь летать быстрее и выше?
   "Акка Кебнекайсе учила, что высоко и быстро летать легче, чем медленно и низко".
   - А кто эта ... Ака Кнебе ... Это тоже дракон?
   "Разве ты никогда не читать о приключениях Нильса Хольгерсона? Читать, тебе нравиться!"
  
   Мы опять немного помолчали. Я пытался разглядеть наш дом и двор сверху. Но было темно, и я видел только фонарь у входа.
   - Значит, ты позвал меня, только чтобы сказать, что уходишь?
   "Не только. Я говорить еще несколько вещь. Мы быть хороший друзья Орен. Это важно. Ты когда-то спрашивать меня, и я хотеть сейчас обещать, что мы никогда не сражаться с тобой".
  
   "А еще я говорить", - продолжал дракон, сделав большой круг над фермой, - "Надо искать себя. И я, и ты. Понимать, если не знать себя, то не мочь делать хороший, правильный вещи.
   И еще, я давать твой подарок на день рождений. Сейчас мы садиться на земля и больше не мочь говорить. Мы заходить в ангар, и ты брать большой картонный коробка. Это подарок от Яша и от Яэль.
   Прощать, Орен!"
   - Прощай, Яша! Найди себя и своих родителей, и будь счастлив!
  
   При посадке сильно тряхнуло, и я набил шишку на лбу, ударившись о жесткую чешую на Яшиной шее. В ангаре я включил свет, чего Яша обычно не делал. Коробка, и правда, лежала на виду у самого входа. Я распечатал ее не торопясь. Лишь мельком взглянув внутрь и заметив форму предмета, я почти догадался, что это. Но не смел поверить, пока не раскрыл и саму коробку, и чехол, в котором хранилась настоящяя семиструнная гитара и диск самоучителя к ней.

Томер - 24 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   "Томер!"
   - Чего тебе?
   "Томер, ты можешь выходить во двор?"
  
   Честно говоря, не хотелось мне никуда выходить. Ну, да ладно. Я вышел из своей жилой единицы и осмотрелся вокруг. Яши нигде не было видно. Должно быть, сам он валяется у себя в ангаре, а меня зачем-то во двор вытащил.
   "Томер, смотреть вверх. Видеть?"
   Я взглянул наверх, но ничего, кроме жестоко палящего солнца, не увидел.
   "Над домом кто-то летать. Кругами. Давно".
   - Птица, что ли?
   "Нет. Он не живой".
   - Если не живой, то не "кто-то", а "что-то". Самолет?
   "Да, но ... Он очень маленький. И он думать, искать меня".
   - Дрон?! - я быстро пересек двор и зашел в ангар к дракону. - Он тебя видел?
   "Если он уметь смотреть, как я, то видеть".
   - Он умеет. Можешь не сомневаться, смотреть он умеет очень хорошо.

Мири - вечер 24 июня 1998 г.

Тель-Авив. Дом без названия.

  
   Дверь в 37 -ой кабинет незапертая была, и я вошла. И тут же поняла свою оплошку. Несмотря на поздний час, хозяин кабинета на месте был. Он за своим столом сидел и по телефону с кем-то балаболил. Услыхав, как я дверь отворила, он хмурый взгляд бросил и этак неодобрительно головкой покачал. Тут бы мне, дурехе, уйти тихонько, а я на доску уставилась.
   Фигурка женщины была поражена какой-то, то ли стрелкой, то ли молнией. Фигурка человечка в шляпе была вовсе перечеркнута, а над ней появилась фигурка зубастого и мохнатого чудища.
  
   - Да. Да, я абсолютно уверен, - говорил меж тем хозяин в трубку. - Улик более, чем достаточно. И результаты наших наблюдений, и косвенные признаки, и свидетельства очевидцев. Если всего этого еще было не достаточно, то теперь у нас кадры аэрофотосъемки имеются. Тут уж никуда не деться - это факт. Силы большие? Ну, что же делать, каков противник, таковы и силы. Рисковать нельзя. Да. Да. Очень хорошо. Спасибо. Да, я сразу сообщу. Спокойной ночи.
  
   Хозяин трубку положил и вновь на меня глянул.
   - Мири, сегодня здесь не надо убирать. Спасибо, - не дожидаясь ответа, хозяин кабинета поднялся и повернулся лицом к доске.
   Он, оказывается, и имечко мое знает. А я его вижу впервой. Довольно высокий, крепкий такой, чернявый мужичок. Привычным движением он фломастер взял в руку и несколькими четкими движениями вокруг чудища прутья решетки начиркал.
   Далее я глазеть не стала. Но уже с той стороны, еще неплотно дверь притворив, услыхала, как хозяин вновь за телефон взялся и громко произнес:
   - Соедините меня с отделом спецопераций.

Профессор Зульцман - утро 25 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

   - Босс, у нас проблемы, - Томер выглядел взволнованым.
   - Какого рода? - поинтересовался я.
   - Скверного. Гости к нам, незваные. И что-то мне подсказывает, что скоро они не уйдут.
  
   Я поднялся из-за рабочего стола и вслед за Томером быстро вышел из дому. Еще не дойдя до ворот, я увидел стоявший напротив автобус и с десяток солдат пограничной стражи, околачивающихся возле него. Еще ближе остановилась полицейская машина, из которой как раз вылезали два человека. В одном из них я узнал своего знакомого инспектора Ронена Хитуэли из беер-шевской полиции. Второй, одетый в штатское человек, был мне незнаком.
   Томер легонько тронул меня за локоть и кивком головы указал куда-то в сторону. Я проследил за его взглядом и разглядел двух солдат, стоявших на пригорке, метрах в двустах слева от въезда на ферму. Повернув голову в противоположную сторону, я успел заметить еще трех солдат, обходивших забор справа. Похоже, дела завариваются очень серьезные.
   Тем временем, парочка из полицейской машины приблизилась к нам.
   - Профессор Зульцман? - обратился ко мне человек в штатском.
   - Да. С кем имею честь?
   - Специальный агент Левин, - агент продемонстрировал удостоверение сотрудника ШАБАКа. - Нам необходимо осмотреть Ваш дом.
   - Простите, но Вам придется подождать прибытия моего адвоката. Надеюсь, у Вас есть подписаный судьей ордер и прочие необходимые ...
  
   В этот момент к воротам приблизилась группа магавников* во главе с офицером в звании лейтенанта. Один из пограничников без слов резко толкнул калитку и отстранил меня в сторону. Лейтенант приблизился к Томеру и требовательно протянул руку.
   - Сдайте оружие!
   Томер не шелохнулся. Лишь вопросительно взглянул на меня. Двое солдат, держа оружие наизготовку, обошли его и встали по сторонам. Да что здесь, черт возьми, происходит?!
  
   - Господин спецагент! Мне кажется, что Вы несколько превышаете свои полномочия. Мой телохранитель имеет лицензию на ношение личного оружия. Он находится при исполнении своих обязанностей на территории моей частной собственности. Я не вижу причин ...
   0x08 graphic
   * МАГАВ - сокращение от ивр. мишмар а-гвуль. В дословном переводе "пограничная стража", но по своей специфике соответствует, скорее, внутренним войскам.
   - Территория Вашей частной собственности, профессор, с этой минуты объявляется закрытой военной зоной. Вот приказ министра обороны, - агент протянул мне документ. - Здесь больше не действуют никакие гражданские законы: ни суды, ни адвокаты, ни лицензии. Можете спросить у своего друга, старшего инспектора.
   - Это правда, Ронен? - обернулся я к полицейскому.
   - Правда. Он имеет право делать здесь все, что ему вздумается. Но, - сыщик прищурился, - если набедокурит, то отвечать станет перед министерской комиссией.
   - Отдай им оружие, Томер.
   Томер молча отстегнул кобуру и протянул оружие лейтенанту.
   - Что, братан! Опять инструмент понадобился? - криво ухмыльнулся охранник проходившему мимо него агенту ШАБАКа.
   - Не дерзи, парень, - бросил на ходу агент.
  
   Теперь мне оставалось лишь наблюдать, как оперативно пограничники занимают позиции по периметру моего двора. А что еще можно сделать? Разве что ...
   - Агент Левин! Позвольте Вас на пару слов? - я сделал несколько шагов в сторону.
   - Почему бы и нет? - спецагент подошел ко мне и нацепил темные очки.
   - Э ... Видите ли, я хотел бы Вам кое-что показать. Вы не могли бы на минутку снять свои очки?
   - Вы хотите показать мне свои фокусы, господин гипнотизер? - лицо агента оставалось невидимым. - А Вы знаете, что такое сопротивление властям? Не усугубляйте своего положения, профессор.
   - Позвольте мне хотя бы зайти в дом. Предупредить жену, чтоб привела себя в порядок.
   - Не беспокойтесь. Ваши жилые помещения нас пока не интересуют.
  
   К дому подъехал микроавтобус, из которого вышли несколько человек с длинными пневматическими ружьями.
   - Это коллеги вашего приятеля Оренбурски из иерусалимского библейского зоопарка, - пояснил агент. - Правда, обычно они работают не с ящерицами, а с крупными хищниками. А скоро еще подъедет крытый грузовик, вроде того, что использовали Вы. Только в кузове у него прочная стальная клетка. Как видите, мы все про Вас знаем и подготовились соответственно.
   - Мне все же хотелось бы понять, чем вызвано такое странное отношение.
   - К Вам лично? Подозрением в незаконных экспериментах над людьми и в пособничестве убийству.
   - Какому еще убийству? - удивился я. - Террористов, что ли? Так, за это награждать надо.
   - Может, и наградят. Но для начала нам придется во всем этом хорошенько разобраться.
  
   В ангар мы вошли все вместе: агент, ветеринары, пятеро пограничников и мы с Томером. Яша ждал нас. Он полулежал на полу, приподняв голову в сторону выхода. Любопытной была первая реакция вошедших, когда, еще не привыкнув после солнечного света к полумраку в ангаре, они вдруг замечали дракона. Реакция варьировалась от ступора у одних до неожиданной паники у других. Хорошо, что хоть не стали сразу стрелять. Впрочем, большинство этих людей, к их чести, реагировало адекватно - подстегивая свою нервную систему резким словом или бессмысленным междометием, они прижимались к стенам, держали свое оружие наготове и сами были готовы к любым действиям. Вот где пища для психологических исследований!
   Один лишь агент при виде дракона не проявил абсолютно никакой реакции. Он вошел совершенно спокойно, продвинулся вглубь помещения, чтобы не загораживать вход, молча остановился посередине и внимательно разглядывал Яшу. Точно так же, как Яша рассматривал агента. На остальных присутствующих дракон, казалось, не обращал никакого внимания.
  
   - Яша говорит, что у тебя синдром Сикорски*, - неожиданно заявил Томер.
   - Яша? Значит, все-таки, Гифуннер, - агент казался весьма довольным. - Ну, раз ты можешь говорить с ним, то передай ему, чтоб не делал глупостей.
   - Яша телепат, - послышался голос Орена. - Ему не надо ничего передавать, он сам понимает.
   А я и не заметил, когда появился мальчишка. Ох, не стоило этого всего говорить, хоть агент и заявляет, будто все знает сам.
   - Уберите ребенка! - обернулся агент.
   - Орен, быстро в дом! - скомандовал я.
  
   0x08 graphic
   * Рудольф 'Экселенц' Сикорски - персонаж романов братьев Стругацких. Чрезмерная бдительность Сикорски в романе "Жук в муровейнике" толкнули его на убийство подозреваемого. Сам Сикорски описывал свои мотивы следующими словами: "... если в нашем доме вдруг завоняло серой, мы просто не имеем права пускаться в рассуждения о молекулярных флуктуациях - мы обязаны предположить, что где-то рядом объявился чёрт с рогами, и принять соответствующие меры, вплоть до организации производства святой воды в промышленных масштабах".
   - И не подумаю.
   - В дом, я сказал! Немедленно!
   - Телепат, стало быть, - агент вновь уставился на дракона.
   - Да, - с удовольствием подтвердил Томер. - Поэтому, если он говорит, что у тебя не в порядке с башкой, то он знает, что говорит.
   - Что ж, тогда все проще, - агент ткнул в дракона пальцем. - У тебя есть выбор, парень. Либо ты сейчас сам спокойно зайдешь в машину, либо нам придется тебя усыпить. И учти, вокруг полно вооруженных солдат. Все дороги перекрыты. Если ветеринары не смогут тебя успокоить, то солдаты откроют огонь на поражение. И вот еще что. Не знаю, может ты и способен справиться с парой взводов автоматчиков. Но я сомневаюсь, что тебе это удастся со звеном боевых вертолетов, которые контролируют воздушное пространство над фермой.
   - Зря вы так, - Томер скорчил кислую морду. - Яша - еврей и израильтянин. Он не будет наших ребят мочить.
  
  

Крылья Грома - утро 25 июня 1998 г.

Пустыня Негев.

  
   Я вылетела из перехода первой, как и положено вожаку. Все было так, как мы и ожидали. Сила тяжести почти в полтора раза выше нормы, и кислорода маловато на необходимой высоте. В остальном условия обычные. Разве что несколько повышенный радиоактивный фон и множество различных электромагнитных аномалий.
   В следующий миг за мной появились еще два воина. Они держались "крыльями": в одной плоскости справа и слева от меня, но чуть позади. Правофланговый - это Большой Вал, самый сильный воин в стае спасителей. Точнее, это он так думает, поскольку не знает, на что способна я. Слева - Цветок Предгорий. Она недавно летает со спасителями, зато является превосходным стражем здоровья.
   Последней из перехода вылетела Надежда Гнездовья. Она держалась в отдалении от нас и немного выше. Опытнейший спаситель, надежный товарищ и универсальный воин. При необходимости она сможет заменить любого из нас. Пока она сзади, я могу быть спокойна за свой хвост.
  
   Давненько не вылетала я в дальний поиск. Но сигнал от желтохвостого птенца, принятый из удаленного мира, - это событие столь неординарное, что уместно было послать и самого вожака стаи. Тем более, что именно мне удалось наладить контакт с птенцом и запеленговать его. И вообще, не мешает иногда размять крылья. А заодно показать пример молодежи. Не многие из нынешних спасителей имеют опыт работы в дальнем поиске.
   Все четверо воинов нашей стайки активно мыслили в общем пространстве, что позволяло нам не только мгновенно обмениваться бесконечным потоком информации, но и попросту ощущать все мысли (кроме закрытых, разумеется), эмоции и пользоваться органами чувств друг друга. Я тут же сделала замечание Цветку за то, что та слишком много внимания уделяет видневшемуся поодаль нагромождению скалистых пещер с прямоходящими животными. Когда стая в поиске, то все воины должны, прежде всего, искать битвы, а лишь потом - мудрости. Иначе до мудрости можно и не дожить. А осмыслить собранную информацию мы сможем после возвращения.
   Окинув мыслью свою стайку и убедившись, что все в порядке, я передала в стаю сигнал об успешном переходе. Затем, еще один сигнал птенцу:
   "Желтохвостик! Помощь близка. Где ты?"

Яша - утро 25 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   - Не знаю, может ты и способен справиться с парой взводов автоматчиков. Но я сомневаюсь, что тебе это удастся со звеном боевых вертолетов, которые контролируют воздушное пространство над фермой.
   "Я не сражаться слуги закона".
   - Зря вы так. Яша - еврей и израильтянин. Он не будет наших ребят мочить.
   "Желтая хвостатая ящерка! Большой, добрый тут. Место?"
  
   Медленно, чтобы не пугать людей, я поднялся на ноги.

Томер - 25 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   Яша начал вставать. Окружающие инстинктивно плотнее прижались к стенам.
   "Все-таки, она вертеться!"
   "Кто вертится?" - мысленно переспросил я дракона.
   "Земля. Два раза обернуться". - Яша обвел присутствующих взглядом. - "Томер, говорить им! Сохранять покой. Если все быть спокойны, то никто не страдать. Сюда идти друг".
  
   Лично мне от такой информации спокойнее не стало.
   - Ребята, только без нервов, я умоляю! - некоторые перевели взгляды на меня, но большинство по-прежнему смотрели на дракона. - Сейчас сюда кое-кто придет. Это друг. Не надо стрелять.
  
   Агент ухмыльнулся, но тут же к чему-то напряженно прислушался. Ах, да! У него же в ухе мини-наушник и проводок с микрофоном на шее.
   -Где? - тихо спросил агент в микрофон и, резко повысив голос, обратился к окружающим. - Всем оставаться на местах! Наружу не выходить!
  
  

Крылья Грома - 25 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   "Надежда, оставаться в воздухе! Держать связь со стаей, наблюдать, фиксировать! Остальным садиться, сохраняя дистанции. Вал, общая защита с тыла и с флангов. Цветок со мной".
   Мы приземлились на достаточно свободном участке, неподалеку от нескольких пещер и небольшого стада встревоженных двуногих. Птенец был в малой пещере передо мной. Связь он держал, но вылезти к нам почему-то не мог и все время просил не бояться и не убивать. Глупенький птенчик!
   Пещера была слишком мала для меня. Придется вскрыть ее аккуратно, чтобы не причинить вред птенцу внутри.
  

Томер - 25 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   Неожиданно поднявшийся снаружи ветер и шум напомнили мне посадку вертолета. Я и был уверен, что это вертолет, пока земля не дрогнула. Трижды. И ветер тут же стих.
   Снаружи послышались неясные возгласы. Солдаты и гражданские в ангаре тоже заволновались, но агенту и лейтенанту удалось призвать их к порядку. Ненадолго.
   Крыша ангара и верхняя часть стен вдруг беззвучно отделились от опор и медленно поплыли вверх и в сторону. Солнечный свет залил помещение.
   - Всем наружу! - распорядился агент.
   Уговаривать никого не пришлось.

Крылья Грома - 25 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   Группа двуногих в панике разбежалась из приоткрытой мной пещеры. Вслед за животными показался птенец. Зеленокрылый! Духи ветра! Их что, здесь целая колония?
   "Как твое имя, парень? Из какого ты гнезда?" - спросила я.
   "Маленький желтохвостый", - бессвязно передал птенец.
   "Где желтохвостик? Тут есть еще драконы?"
   "Желтохвостик - я".
  
   "Это он!" - сообщила я стайке, тем самым разрешая высказать свои соображения. - "Я узнаю его речь".
   "Дебил. Шкуру сменил, а ума не нажил", - отметил Вал.
   "Он здоров", - не согласилась Цветок. - "Просто он вырос среди животных. Никто не учил его активному мышлению".
   "Дикарь". - подтвердила Надежда.
  
   "Цветок, проверь готовность птенца к транспортировке!"
   Страж здоровья двинулась вперед. И тут же я почувствовала всплеск агрессивности со стороны и так уже раздраженных, постоянно вопящих зверей.
  

Томер - 25 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   Я называл Яшу драконом. Раньше. Потому что не видел этих. Возвышающиеся над двухэтажным особняком серые ревущие горы, усеянные шипами и когтями - вот, что такое драконы.
  
   - Стоять! - заорал лейтенант своему разбегающемуся воинству. - Занять позиции! Без приказа не стрелять! Снайперы, целиться по глазам! Остальные, заградительный огонь! По моему приказу!
   Блин! Хорошо, что они гранатометов с собой не прихватили.
   - Братаны! Не стреляйте! - закричал я. - Они ничего нам не сделают! Только не стреляйте!
  
   И тут один из монстров ринулся к нам.
   - Огонь!
  
   Находящийся рядом со мной магавник плотней прижал винтовку с оптическим прицелом. Я среагировал автоматически. Удар, и винтовка лежит с одной стороны, а солдат с другой. Раздалось несколько беспорядочных выстрелов. Краем глаза успев заметить движение, я уклонился от удара прикладом сзади. Прямой удар ногой, и второй солдат отлетел в сторону. Разворот. Вовремя, еще один подскочил ко мне. Каратист. Осторожничает, понимает, что слабо ему. Щелчок затвора, и дуло автомата упирается мне в спину. Все, наши не пляшут.

Крылья Грома - 25 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   Раздалось несколько резких хлопков. Очень странное явление, учитывая, что облачности не было. Какие-то мелкие и твердые, похоже, металлические элементы с силой врезались в щит.
   Вот что значит техника безопасности. Если бы мы не позаботились выставить и постоянно поддерживать силовой щит, то это необычное явление могло бы привести к ранению кого-либо из воинов. Надо будет скопировать у Надежды фиксированные события и использовать эти материалы для обучения молодых сотрудников. Никогда не знаешь, с чем можешь столкнуться в дальнем поиске.
  
   Животные тоже были напуганы этим, несомненно, опасным для них феноменом. И решили сорвать злость на нас. С их стороны шла явная и немедленная угроза. Их было много возле пещер. А я чувствовала, что со стороны к нам спешат и другие.
   "Уничтожаю источник опасности", - Вал изготовился к атаке.
   "Нет!"
   Глупый зеленокрылый дикарь, распахнув крылья, бросился между нами и двуногими. Безумный! Он же думает заслонить их от нас. Неужели он не понимает, что нам вовсе не нужно их видеть, чтобы атаковать. Большой Вал просто прикажет их сердцам остановиться, и все будет сразу кончено.

Профессор Зульцман - 25 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   - Не стрелять! - закричал спецагент Левин. - Никому не стрелять! Прекратить огонь!
   Яша вдруг отчаянно заревел и, распахнув крылья, кинулся к серым драконам.
   - Это контакт, - Левин говорил как бы сам с собой. - Да это же, черт побери, контакт.

Крылья Грома - 25 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   "Прекратить атаку!" - я еще не понимала, почему решила именно так. Но я привыкла полагаться на свое чутье.
   "Я разорву их за одно мгновение!" - уперся воин.
  
   Вал - очень хороший спаситель. Только чересчур агрессивный. Впрочем, для молодых мужчин это нормально. Когда-то меня это в них даже привлекало.
   "Повиновение вожаку!" - я с силой хлопнула крылом (надо же соответствовать своему имени). - "Прекратить атаку! Все силы на пассивную защиту. Атаковать буду только я сама", - я посмотрела на зеленокрылого. - "Эти животные дороги тебе?"
   "Не надо!" - просил зеленокрылый.
   "Ты любишь животных?"
   "Я ... любить. Да".
   "Не бойся", - успокоила я птенца. - "Мы не причиним им вреда".
  
   "В воздухе два неорганических объекта", - передала Надежда. - "Но в них, похоже, такие же двуногие. Один приближается".
   Глазами Надежды я увидела шумный кусок мертвой скалы, как ни странно, ведомый живой волей.
   "Отгони его!" - велела я.
  

Томер - 25 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   Я лежал на земле, прижатый чьим-то коленом, пока мне скручивали руки сзади. Зато стрелять перестали.
   А вот агент этот долбаный, кажись, совсем сбрендил. Встал чудак во весь рост, поднял одну руку вверх и прет прямо на драконов.
   - Я полномочный представитель местных властей! Мы пришли с миром! Мы хотим говорить!
   Опа! Чего-то с ним не то. Дошел до некого места и вроде уперся во что-то. Все, дальше никак. Вроде как по стеклу распластался и орет.
   - Мы пришли с миром! Мы хотим говорить!

Крылья Грома - 25 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   Я проверила, что птенец прикрыт щитом так же надежно, как и остальные драконы.
   "Надежда, передай в стаю: мы возвращаемся. Пусть готовят переход на четверых серых и одного зеленокрылого. Последнее повторить дважды".
  
   "Ты можешь лететь?" - обратилась я к зеленокрылому.
   Птенец неловко подпрыгнул, забил крыльями и поднялся в воздух. Остальные этого не оценили. Но я-то помню, что было в дальних гнездовьях до того, как там ввели повсеместный контроль над развитием молодежи. Без посторонней помощи птенец может взлететь только в экстремальной ситуации. Поэтому из шестнадцати предоставленных самим себе птенцов девять никогда не поднимались в воздух. А для пятерых из тех семи, что взлетали, первый полет становился последним.
   Что же пришлось пережить этому малышу? Но теперь, во всяком случае, понятно, как он смог выйти на связь со спасителями.
  
   "Уходим! Вал - все силы на пассивную защиту. Цветок - отвечаешь за птенца. Надежда - наблюдение и связь. Я управляю переходом".
   Я взлетела последней, для порядка сделав дополнительный виток над пещерами и предупредительно рыкнув на двуногих. После этого я, легко нагнав стайку, заняла свое место в голове. Нагнать было не трудно, так как скорость стайки определяется скоростью самого медлительного дракона, а у нас это зеленокрылый.
  
   "Крылья, что-то не ладно с этим пульсирующим электромагнитным излучением", - передала Надежда. - "За ним кроется чья-то воля, и она направлена на нас".
  
   Надежда была права. Теперь я и сама это почувствовала. Рисковать нельзя. Отход - самый уязвимый этап любого поиска. Если бы знать заранее, я бы подготовила возможность поглощать это излучение и даже использовать его в своих целях. Но без подготовки проще действовать против управляющей воли.
   Послать смерть? Но я ведь решила никого не убивать. Есть еще один вариант. Правда, непростой. Когда я еще летала в стае исследователей, однажды нам надо было принести образцы местной фауны. Там были злобные твари. И тогда наш вожак усыпил их, сгенерировав в их крови наркотик. Но он действовал в пределах прямой видимости. А тут задача посложнее. Двуногие (а мне кажется, что за излучением стоят именно они), раза в три мельче тех зверюг. На всякий случай, я могу уменьшить дозу в шесть раз. В конце концов, мне достаточно лишь затуманить их мозг.
  
   "Надежда, мне нужна твоя помощь! Цветок и Вал, передайте мне по семь долей от вашей силы".
   Ну, вот. Кажется, получилось. Излучение пульсирует по-прежнему, но чуждой воли за ним уже нет.
  
  

Капитан Йонатан Голан - 25 июня 1998 г.

Центр контроля воздушного пространства.

  
   - Господин полковник, - позвал дежурный оператор, - место посадки тяжелых целей фигурирует в журнале как закрытая военная зона.
   - С каких пор там закрытая зона?
   - Объявлена двадцать минут назад.
   - Дьявол! Наверняка, испытания какого-нибудь секретного оружия. И после этого меня еще уверяют, что все эти НЛО не разведка противника!
   - Господин полковник, там вертолеты.
   - Полицейские?
   - Нет. Наши, армейские.
   - Немедленно свяжитесь с ними. Пусть подойдут поближе и дадут четкую картину происходящего.
  
   Черт! Ну, как же все это не вовремя! Я ведь специально сменился. Сегодня я лишь запасной оператор. Уже давно договорился с начальством, что мне может понадобиться срочно уйти. И вот у Авигайль схватки (на этот раз настоящие), она в больницу на такси поехала, а я тут с этим проклятым ЧП застрял. Ну, ведь все равно же толку от меня нет. Не могу я сейчас на работе сосредоточиться. После выкидыша в прошлом году, если опять что-то не так ...
  
   - Господин полковник, вертолет-наблюдатель выведен из строя!
   - Что? Кем?
   - Его ведомый сообщает, что ведущий попал в торнадо и его сносит к западу, в сторону моря.
   - Во что он попал?
   - Во внезапно возникший мощный смерч, господин полковник.
   - Вы что, белены объелись? Я знаю, что такое торнадо, лейтенант. Я спрашиваю, какие тут у нас могут быть смерчи, да еще в ясную погоду?
   - Не могу знать, господин полковник! Из гидрометеоцентра сообщений нет. Я лишь передаю слова пилотов. А! Вот ведущий только что передал, что успешно совершил вынужденную посадку в двенадцати километрах к западу от места происшествия.
   - Господин полковник, НЛО снова поднялись в воздух и легли на обратный курс. Поправка, к четырем первоначальным объектам наблюдения присоеденился еще один помельче. Предполагаю, что это тот самый, что мы наблюдали в последние дни в темное время суток.
   - Так! Объект АХ-12 лежит на их курсе?
   - Так точно, господин полковник. Только он дальше по курсу от точки их появления. Полагаю, они до него не долетят.
   - А вот это уже не важно. Выводите перехватчики на цель с дальних дистанций вне прямой видимости.
  
   Ах, как не вовремя! Ну ведь нагородят же сейчас делов. И Авигайль одна. С доктором надо было мне разговаривать. Она не умеет настаивать. Вот возьму и уйду сейчас. Просто встану и выйду за дверь. Никто небось и внимания не обратит в этом сумасшедшем доме.
   Чего это они все притихли? Вроде, все на своих местах сидят. Блин! У всех на мордах дебильные улыбки и слюни во все стороны.
  
   Во второй раз за последние две недели я нажал кнопку общего сигнала тревоги. И врубил канал экстренной связи.
   - ЧП в главном центре контроля! Всем постам ПВО немедленно приготовиться к переходу в автономный режим слежения. Передаю вручную сигнал работоспособности каждые 90 секунд. При отсутствии очередного сигнала всем постам приступить к автономному дежурству. Командованию ПВО приготовить к работе запасной центр. Медперсонал и эвакуаторов в основной центр. Немедленно!

Крылья Грома - 25 июня 1998 г.

Пустыня Негев.

  
   "Цветок, состояние птенца?" - запросила я.
   "Удовлетворительно. Сил у него достаточно, но он расходует их неоптимально".
   "Передай зеленокрылому, что лететь в правильном темпе на заданной высоте значительно легче, чем трепыхаться почем зря".
   "Я могла бы взять на себя управление его телом", - предложила Цветок.
   "По-моему, он и сам неплохо справляется", - заметила я. - "Впрочем, поступай, как считаешь нужным. Хоть в когтях его неси, но доставь в стаю. И так, чтоб ни одна чешуйка с него не упала".
  
   Вот и переход. Все, осталось только выскочить.
   "Внимание, приготовиться к переходу! Перестроение: Вал - ведущий, Цветок и Надежда - поддерживают зеленокрылого, я - замыкаю".
  
   Подошел к концу еще один дальний поиск. Быть может, последний для меня.
   Прощай, странный, непонятный, полный опасностей, далекий, чужой Мир!

Конец третьей части

Часть IV. Идущий по Следу.

Томер - 25 июня 1998 г.

Пустыня Негев. Ферма профессора Зульцмана.

  
   Одноразовые пластиковые наручники с меня срезали ножом, и теперь я не торопясь растирал запястья.
  
   - А стены-то совершенно неповрежденные. Даже шва нет, - босс внимательно осматривал ангар. - Если бы не упавший с крыши мусор, я бы сказал, что это была галлюцинация.
  
   Неожиданно ко мне приблизился агент.
   - Правда, что ты в Мосаде служить хотел?
   - Ну?
   - Если тебя интересует ШАБАК, позвони по этому телефону, - агент протянул мне визитную карточку какой-то частной фирмы по найму рабочей силы. - Скажешь, что от меня. Оперативной работы сразу не обещаю. Но нам нужен хороший инструктор по рукопашному бою.

Капитан Йонатан Голан - 26 июня 1998 г.

Штаб военно-воздушных сил.

  
   Обстановка в кабинете была напряженная. Офицеры молчали и внимательно слушали докладчика.
   - В настоящий момент все госпитализированные накануне служащие с центрального поста ПВО выписаны из больницы, - докладывал немолодой полноватый человек в форме подполковника медицинской службы. - Тем не менее, врачи рекомендуют временно отстранить этих военнослужащих от боевого дежурства. Пока что с уверенностью можно утверждать лишь об обнаружении в их крови сильнодействующего наркотического вещества неизвестного ранее вида.
   - Да уж какое тут боевое дежурство! - командующий ВВС* горько усмехнулся. - Тут одно из двух: либо на центральном посту был создан притон наркоманов, либо произошла умышленная диверсия. Я тебя очень прошу, Уди, лично займись и тщательнейшим образом расследуй мне все обстоятельства.
   Сидевший рядом со мной полковник военной жандармерии утвердительно кивнул, не поднимаясь.
   - А Вы что можете сказать, господин капитан? У Вас есть какие-либо предположения, почему Вы один оказались в состоянии нести боевое дежурство, в то время, как Ваши сослуживцы были выведены из строя?
   - Четких предположений, господин командующий, - встал я с места, - у меня нет. А ерундой никого путать не хочу. Тем более, что меня вообще не должно было быть вчера на дежурстве.
   - Так, так. А вот это интересно, - приподнял голову полковник жандармерии.
   - Да ничего интересного, господин полковник. Жена у меня рожала, я и подменился.
   - А что же не ушел домой, раз подменился? - спросил командующий.
   0x08 graphic
   * ВВС - в израильской армии противовоздушная оборона не является отдельным родом войск, а входит в состав военно-воздушных сил.
   - Так ведь НЛО объявились. Того самого типа, что я первым обнаружил десятью сутками ранее. Вот командир и попросил меня задержаться.
   - Верно. Нынешнее происшествие по времени совпадает с активизацией НЛО. Это я тоже хотел обсудить, - командующий уселся поудобнее. - Ну, раз Вы считаетесь среди своих коллег экспертом по этим явлениям, то расскажите нам о них.
   - Ну, что сказать? НЛО и ранее изредка фиксировались службами ПВО. Как правило, вскоре выяснялось, что это некий искусственный объект, вроде той истории с улетевшим аэростатом.
   Кое-кто из присутствующих, помнивших упомянутый мной случай, усмехнулся. Командующий тоже кивнул.
   - В иных случаях объяснений необычным явлениям найдено не было. Однако все прошлые случаи были совершенно не похожи на то, что мы наблюдали в последние дни.
   - Поясните.
   - Прежде всего, частая повторяемость явления в одном и том же месте и, преимущественно, в те же часы. Но главное, что привлекло мое внимание, это аэродинамические возможности отслеживаемых объектов. Они не походят ни на какие летательные аппараты. Даже на фантастические.
   - Вы столь хорошо в этом разбираетесь?
   - Господин командующий, до недавнего времени я был боевым летчиком.
   - А почему в ПВО?
   - Травма позвоночника, господин командующий.
   - Продолжайте!
   - Я считаю, что мы столкнулись не с летательными аппаратами, а с живыми существами.
   - Бред! - не выдержал кто-то из присутствующих.
   - Бред, говорите? Ну, ну, - командующий выдвинул ящик своего стола и достал оттуда небольшую папку. - Вот это - краткий отчет о ходе одного расследования, проводимого службой безопасности. Отчет пришел только сегодня утром и не без связи с происшедшим. Там многое весьма туманно. Однако они с самого начала были уверены, что имеют дело с неизвестными живыми существами, - командующий бросил папку обратно в стол и захлопнул ящик. - Бред? А то, что офицер, пожертвовав личными делами, в критический момент остался на посту, это не бред? А то, что если бы не его грамотные действия, вся страна более чем на полчаса могла бы остаться без централизованого управления ПВО?
  
   - Как прошли роды у Вашей жены? - неожиданно сменил тему командующий.
   - Все в порядке. Мальчик. Три двести.
   - Ваш первенец?
   - Так точно.
   - Передайте жене мои поздравления. И в качестве подарка примите листок смоковницы*. Не спешите благодарить, второй мой подарок вряд ли понравится вашей семье. Я назначаю Вас временно исполняющим обязанности командира центра контроля воздушного пространства и боюсь, что Вашей жене придется многие связанные с младенцем трудности преодолевать в Ваше отсутствие.
  
   0x08 graphic
   * Листок смоковницы - используется для обозначения офицерских званий на погонах в израильской армии вместо принятых в других странах звездочек. В данном случае, речь идет о звании майора.

Яша - 81 -ый разворот 763 -ий оборот конфедерации гнездовий.

Гнездовье Западных гор, близ взморья.

  
   Здесь было очень легко. И дышалось гораздо свободнее. Издалека доносился запах соленой воды. Иногда мне казалось, что, несмотря на бушующий ветер, я различаю шум волн. С высоты одинокого пика, в ярком свете двух лун, со всех сторон хорошо просматривались покрытые снегом горы.
   Однако вокруг нас не было холодно. Да и ветер обдувал лишь настолько, насколько ему позволяли это делать. Неимоверно огромный белый дракон лежал на ровной площадке, казалось, лишь с трудом приподнимая свою беззубую морду. Напротив стояла забравшая меня с фермы профессора серая драконица, а чуть позади нее и я сам.
   Драконы говорили. Ясно было, что говорили они обо мне. Но смысла их речей разобрать мне не удавалось. Наконец, белый старик повернул голову в мою сторону:
   "Названье зеленокрылому?"
   "Яша", - ответил я.
   "Не ясно. Думать активно! Имя?"
   "ЯША", - я постарался передать это как можно громче и четче.
  
   Белый повернул голову к драконице и передал что-то о дрожании ветра. Драконица повернулась ко мне и стала передавать медленно и терпеливо, как она хорошо умела:
   "Это Дерево на Скале", - драконица указала лапой на белого великана. - "Меня называют Громовым Крылом", - она дотронулась лапой до своей груди. - "Мы хотим знать, как называть юного дракона с зелеными крыльями, который прилетел из далекого Мира?" - лапа указала в мою сторону.
  
   И тут я понял, в чем причина моего взаимонепонимания с другими драконами. Они передают друг другу непосредственно мысли, чувства и образы. А я пытаюсь облекать все это в словесную оболочку и передавать им звуки, которые не имеют для драконов никакого смысла. Что такое "Яша"? Пустой звук. Сотрясение воздуха. Иное дело "Дерево" - это можно представить. Если я хочу быть понятым, надо передавать смысловое значение имени, а не его произношение. Я попытался объяснить:
   "Идущий по Следу."*
  

Конец четвертой части

  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
   * Идущий по Следу - древнееврейское имя Иаков происходит от корня "след". По библейскому преданию, Иаков получил свое имя за то, что появился на свет вслед за своим братом-близнецом, причем, держась за его стопу.
  

123

  

Оценка: 6.90*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"