Зайцев Сергей Александрович: другие произведения.

Дело одного инквизитора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:


Дело одного инквизитора

Несколько слов я хотел бы сказать следующим людям:

Татьяне - спасибо за то что поддерживала жизнь в этом полудохлом теле.

Александре - прости за геноцид запятых.

Анастасии - спасибо за моральную поддержку.

Артему - ха-ха, я издался.

Анне - благодарю за ряд идей.

Максиму - за советы по созданию нужной атмосферы.

Карине, Геннадию, Юлии, Любови - за помощь в редактировании.

Глава первая.

Почему?

   Какого черта сегодня наш отряд был увеличен на одну единицу? Какого черта отряд был увеличен в день, когда мы начали работать по новому направлению? Какого черта из старого состава оставили только меня и моего друга мистера Влада, заменив остальных на абсолютно новых бойцов? Ну или почти новых бойцов. Эти мысли не давали мне уснуть, хотя в нашем Рэндж Ровере я старательно изображал из себя спящего, пока мы ехали по предрассветной Москве, на Страстной бульвар, в чертов ведьминский дом.
   После того, как автомобиль остановился у одного из подъездов и мы вышли из салона, я решил провести быстрый разбор задачи, а заодно еще раз осмотреть прикомандированных ко мне людей.
   Сестра ордена Огня - очередная рыжая бестия, но на этот раз правда, весьма симпатичная - с острыми чертами лица, хитрыми глазами, миниатюрным носом, острым подбородком и традиционно совершенно не умеющая стоять на месте.
   - Рагнейд! Твои задачи? - я решил опросить бойцов, потому что мне казалось, они только закончили академии и я не совсем был уверен, что они понимают, что надо делать.
   Кончики волос бестии вспыхнули веселым огоньком, на лице появилась усмешка.
   - Основная задача - прикрытие группы, второстепенная - в случае наличия в квартире демона - заманиваю его в ловушку уставившись на него, ведь у меня....
   - Нет души, да-да, в курсе. - не дал закончить ей я. Но это крайне забавно, что это знают и простые люди, что у рыжих нет души. Как эта информация просочилась, совершенно не ясно. - А дверь кто вышибать будет? Или может я постучусь, "Здравствуйте ведьма, это вас младший Инквизитор Хэнк беспокоит, откройте пожалуйста"?
   - Дверь вышибаю я.
   Еще один из новых членов в команде - крепкосложенный мускулистый здоровяк, лет двадцати, с русыми волосами, перебитым носом и мощными скулами. Основной проблемой было то, что я не подозреваю, кто он и что он делает, как можно было несработанную команду отправлять на задание, я не представлял... Хотя ещё как представлял, поэтому всё необходимое я решил у него это узнать сейчас.
   - А ты собственно кто, какая специализация и почему тебя вообще приписали пятым к моей группе? Что скажешь м... - как же тяжело вспомнить имя того, кого никогда до этого не видел. - Спайк?
   - Я подрывник босс. - Веселая ухмылка, отразилась на лице Спайка. - четвертый класс четвертый разряд, перспективы роста до пятого. Так же на мне прикрытия от иного рода проблем, с которыми кто-то из вас, без обид, не справится.
   - Подрывник!? - до сего момента не участвующий в беседе Влад явно оживился. - четвертый разряд? Это... если я не ошибаюсь - метров на пятьдесят бьешь, и четвертый класс, можешь мосты сносить... Но это же все гражданские специальности, неужели Совет решил пойти на эксперименты? - Спайк не стал отвечать, лишь неопределенно пожал плечами.
   Все и правда странно. Да, в последнее время случались происшествия, но работа такая. Зачем нужно вносить изменения в работающую схему, мне, если честно не понятно. И хотя у меня были свои соображения, я оставил их при себе, сначала дело. На последнем члене команды я решил не задерживаться, я не раз я с ней работал, да и вообще, нам есть что с ней вспомнить. Но прежде всего она хороший дознаватель по имени Агнесс. Так же красива, как и в момент нашей первой встречи.
   - Все ещё дознаватель?
   - Да. - Все тот же голос с хрипотцой, отметил я про себя.
   - Инструкции получены?
   - Да.
   Больше спрашивать было нечего.
   - Внимание, заходим, всем быть готовым ко всему! - и наша пятерка вошла в подъезд.
   ***
   Подъезд встретил нас спертым воздухом, тусклым светом и сильной концентрацией энергии различных школ магии. Рагнейд и Спайк отправились первыми на проверку всех этажей, следом поднималась Агнесс, я же с Владом слегка отстали, во первых, чтоб мы могли обсудить приватную информацию и во вторых чтоб я смог снова насладиться прекрасными формами Агнесс.
   - Влад, что ваши говорят про все что творится? Почему группу увеличили?
   - Знаешь, Хэнк, конкретики похоже, никто не знает. Слухи, домыслы да колдовские сплетни. Но одно я знаю точно, - Влад как-то подозрительно оглянулся по сторонам и стал говорить едва слышно. - произошел некий... раскол в Совете. Больше не знаю ничего, даже нам, медикам, ничего не говорят, что уж остальные... О! Ты слыхал, мы новый тип магии обнаружили и классифицировали!
   - Уж не за ней ли сейчас идем?
   - В точку мой друг. Сейчас все увидишь.
   Мы дошли до третьего этажа и повернули на право, подрывник и бестия спускались сверху, Спайк лишь коротко бросил "чисто". Судя по информации ведьма жила в последней, квартире под номером двадцать пять. Что же, вот и мой выход - у инквизиторов всего три задачи, обнаружение магов-преступников, отход группы путем наложения на людей морока и координация действий. Или хотя бы её попытка. Сейчас "просвечу" квартиры и пойму, чего же нам ждать. В момент "просветки" я перестаю находиться в своем теле и взгляд проходит сквозь стены, предметы, показывая панораму. Все живые существа я вижу лишь как ауру и по ее цвету определяю кто нас ждет. Вот в противоположном коридоре только тусклые серые ауры - люди. Магов там нет вообще. Наверху и внизу есть разные - оранжевые, синие, пара белых, черные, даже одна коричневая - демон. Но раз не скрывается, значит с лицензией на пребывание. По сообщению, которое я получил перед выездом, я сразу пойму что ищем. Так и оказалась. Какая странная аура, за пять лет службы вижу ее первый раз - смесь желтого и зеленого, ярко светится, как... как... токсичные отходы в мультиках.
   Указываю на дверь. Спайк заклятием подрыва разносит дверь, Рагнейд пылая входит внутрь, готовая сжечь любую угрозу. Следом заходим мы, в коридоре стоят две перепуганные женщины - одна наш клиент, другая всего лишь человек. Агнесс предъявляет свиток обвинения, заталкивает ведьму в одну из комнат. Сейчас будет допрос и я вовсе не хотел бы на нем присутствовать, насмотрелся уже. Раненых нет, значит у Влада к счастью тоже нет работы.
   Вернувшись в подъездный коридор, я увидел девочку, лет шести, с потешным плюшевым цербером в руках. Я почувствовал что она тоже ведьма и "просвет" показал, что она дочь той ведьмы, что сейчас допрашивают. Девочка сначала испугалась меня, ведь ведьмы и колдуны безошибочно распознают инквизиторов, вместо лица они видят только оскал черепа. Хоть она и не знала что сейчас творится с её матерью, но чувствовала что ничего хорошего от нас жать не придется, тем не менее, не осознавая полностью угрозу, она ушла в другой конец коридора и села разрисовывать стену мелками.
   Я следовал за ней, медленно, аккуратно, я же не хочу ее напугать. Я медленно расстегнул свой пиджак, рука привычно легла на нож, с кривым бритвенно острым лезвием. Одно движение, девочка ничего не поймет... Но тут сморщенная рука легла мне на плечо и попыталась оттянуть назад.
   - Оставь ребёнка в покое, ирод! - сморщенная старушка цеплялась за меня немного приоткрыв дверь и пытаясь меня остановить.
   Ударом локтя я отправил её обратно в комнату и закрыл дверь. Черт! Ребенок обернулся. Теперь она пристально смотрела мне в глаза. Я не увидел на лице ни страха ни злости. Но подозрение и зарождающуюся тревогу.
   - Девочка в задание не входила. - Влад стоял на лестнице и курил. Он знал что сейчас будет. А вот Спайк, который как раз вышел из квартиры ведьмы нет.
   Моя рука резким движением метнулась к горлу девочки, а затем я аккуратно вернул нож в ножны на жилете. На лице у девочки промелькнуло удивление, после чего из тонкого пореза на горле хлынула кровь. Девочка пыталась закрыть рану руками, хрипела и размазывала кровь по полу и пачкая игрушку. Через 20 секунд её агония закончилась.
   - Месть. Они всегда мстят. Рано или поздно. - я ответил на немой вопрос Спайка.
   - Ладно, давайте собираться, зачищайте все. - только я собрался закурить, как увидел то, что не видел за все время службы.
   - Что за черт? Агнесс! Ты в курсе что ты должна сделать?
   Агнесс вывозила на вертикальной каталке, ведьму. Та была зафиксирована, голова была забинтована, а на месте глаз через бинты проступала кровь, во рту был ремень, и ведьма тихо стонала.
   - В условиях доставить ее живой. Вы их читали, инквизитор? - Агнесс отвечала моим любимым пренебрежительным тоном.
   - Да, читал. И в моих условиях - ликвидация ведьмы.
   - Может вам не доверяют всей информации?
   - Разберемся в конторе. - полнейший бред, почему я, как руководитель группы не был предупрежден о необходимости брать ведьму живой. Черт... - Выходим под мороком. Рагнейд, подпали девку, вопросы потом. Влад, готов?
   С привязанной ведьмой мы начали спускаться. На встречу нам начал подниматься мужчина, но уставившись на нас его взгляд стал рассеянный и он решил посмотреть в окно. На втором этаже уже была полиция, они так же решили нас не замечать, и старались не смотреть в нашу сторону. Интересно, что они увидели... И тут я понял одну вещь.
   - Эй, Влад! Ты посмотри все в точности как в наш первый раз!
   - Точно-точно! Сам только хотел тебе сказать. Господин Хэнк! Что же мы скажем консьержу?
   - Дай подумать, доктор Влад... Мы скажем что несем утку!
   Под не понимающие взгляды остальной команды мы продолжили спуск с нашим грузом в более веселом настроении. Правда говорят, первый раз не забывается...
   ***
   По пути в штаб, для того, что бы устранить легкое непонимание я решил рассказать ребятам историю первой операции.
   - Короче, слушайте, наше с Владом боевое крещение было около пяти лет назад, в этом же доме...
   Агнесс тут же перебила:
   - Хэнк, ты обещал мне полную историю, а не только ту часть, где вы проваливаете экзамен, её я уже слышала.
   - Да, Хэнк давай полную, все равно в пробке часа полтора стоять. - Влад указал на недвигающийся автопоток на Садовом кольце.
   - Ну ладно, слушайте. Это был выпускной экзамен - ликвидация либо захват преступника, задачей было, наверно как и у всех, остаться живым и не быть пойманным. Колдун жил на пятом этаже, занимался приворотными зельями. Все бы ничего, только от зелий люди с ума сходили и убивали себя. Иногда прихватывая и заказчика. Три предупреждения, один срок - колдун никак не успокаивался, все варил и варил. Последней каплей для Организации стало убийство популярной певички её богатым кавалером. И их семьи решили начать копать. Хорошо, что попали на экстрасенса-оперативника, он то Организацию и предупредил. Решили колдуна тогда ликвидировать, а то и так слишком много утечек в людской мир.
   - Какие утечки? - Спайк обернулся с переднего сиденья. - Я думал, все утечки официальные и проходят чёткий контроль.
   - Так, конечно, говорят, - встрял Влад, - только вот самые громкие и резонансные, это чисто утечка, безконтрольная. Например, знаменитая книжка про мальчика волшебника. Думаешь, кто-то разрешил бы такому попасть к людям? Или те же предсказатели крутые, самородки, что ли? Да та же Вилионора, у людей как Ванга известная. Сколько она была главой Организации? Не помнишь, Агнесс?
   - Ну... лет двести точно была. Да забейте на утечки, Хэнк, историю давай говори. - Она пихнул меня в бок.
   - Да, вот. Ну, колдун-то, не опасный особо, вот меня с Владом и отправляют. Мол, оружие, тактика, отход, все дела, они на вас. А экзаменаторами поставили Фриду и этого... как его, старого дурака-то звали...
   - Плассманн. - Подсказал Влад.
   - Во, он самый. А они же поехавшие. Одна против насилия, другой вообще непредсказуемый старикан... Я в то время-то не знал, что огнестрел на задание брать можно. Ну беру меч, надеваю наш стандартный бронежилет и пару бомбочек взял разных.
   - Ой, Хэнк, не звезди, а? У тебя бомбами весь рюкзак был забит, - Влад засмеялся. - Хотя я тоже хорош, взял, по-моему, все зелья, которые только можно было. Да я даже полевой набор для сложнейшего целительства взял, хотя толком пользоваться не умел.
   - Ну вот, мы поднимаемся, значит, на пятый, - продолжал я. - Нервничаем, жуть! Подхожу я к квартире нужной, а там дверь хорошая такая, стальная, решил я ее драконовским пламенем подорвать...
   - Чем подорвать?! - Рагнейд и Спайк одновременно уставились на меня, а Агнесс принялась хохотать.
   - Да отстаньте, - ни я ни Влад не прятали улыбки. - Первый же опыт. Ну вы представляете, как она рванула. У меня левая рука в итоге с ожогами и переломана, на голове - ни одного волоска, из ушей кровь, все что слышу -звон. Влад мне что-то говорит, он то на пролет ниже стоял, его не так задело. Пузырьки перебирает, на меня брызгает, заклятия какие-то говорит...
   - Это я материл всё, что видел, а видел я, в основном, тебя. - Вставил Влад, и смех зазвучал громче.
   - Ну вот, Влад начал над рукой моей колдовать, и тут этот колдун выбегает, тоже опаленный, в одних штанах, весь в пыли. А мы-то забыли про него уже, он нас видит и обратно в квартиру. Я меч здоровой рукой хватаю и за ним. Только я с ним закончил, слышу, сирены воют! Ну думаю, пиши пропало.
   - И тут я ему ору, - Влад машет на меня двумя руками. - Морок, тупица! Наложи на нас морок!
   - Да, я совсем забыл, что я так умею, - ухмыльнулся я. - Стали мы для простых людей, как пара санитаров выглядеть, Влад мне руку поврежденную зафиксировал, да бальзамами полил, и стали мы труп на носилки укладывать. Прибежали МЧСники, что горит, где пожар, ну мы на квартиру показываем, они заходят, что-то тушили даже, и тут старший из пожарных у меня спрашивает: "А вы, ребят, на чем приехали?"
   - И тут до него доходит, что он не наложил морок на машину, - засмеялся Влад, который с каким-то нездоровым упорством не давал мерседесу с номером "АМР", вклиниться перед собой.
   - Именно! Я показываю пальцем на окно, мол, машина там, а сам быстро пытаюсь наколдовать так, что бы наш автомобиль хоть чуть-чуть на скорую стал похож. Хорошо, что пожарный не особо всматривался, так, глянул, и все. Мы начинаем с Владом спуск, и на тебе! Навстречу мужик поднимается, посмотреть, что случилось, а мне тогда было тяжело столько морока держать, я мужика ментально приложил, ну он как-то потерялся, в стену уперся и стоит.
   - Зато мимо ментов прошли чисто, на нас посмотрели, отвернулись и дальше соседей опрашивать. - Влад стоически игнорировал "крякалку" мерса.
   - И вот спускаемся мы к вахтеру, - я не смог удержать улыбки. - А я и крови потерял прилично, и рука болит, и вообще перенервничал тогда, злой как пёс был - думал, экзамен завалили. Ну я как выпалил "утку несем"! И случайно на носилки наложил морок гигантской утки без головы. - Все взорвались хохотом. - Вахтер, бедняга, весь побелел, позеленел и креститься начал.
   - Что экзаменаторы сказали? - Спайк уже с интересом наблюдал за сражением Влада и водителя мерседеса, который теперь включил еще и мигалки.
   - Да ничего. Мол, сработали неаккуратно, но почти все замяли, живые остались и вышли нормально, Влада так вообще похвалили за... - Влад ударил по тормозам. - Блядь! - Я приложился головой о спинку водительского сиденья, Рагнейд успела подставить руки, но все равно ударилась о пассажирское сиденье, Агнесс, будучи пристегнутой, только подалась вперед на ремне. Спайк и Влад материли водителя мерседеса, который влез-таки перед нами самым наглым образом.
   - Вот он сука, - Влад определенно был разочарован тем, что из-за колдуньи в багажнике нельзя протаранить наглеца. - Хэнк, может, ты, это...
   - Ага. - Я улыбнулся, мы как раз заезжали на Крымский мост. Быстро сфокусировавшись на водителе-злодее я одними только губами прошептал "утопись". В следующую секунду мерседес слегка дернулся и, выехав на встречку, пробил ограждение и полетел с моста в Москва-реку.
   - Ого, прикольно. - Спайк одобрительно закивал. Я-то подумывал ему бензобак подорвать.
   - А я салон поджечь, - добавила улыбающаяся Рагнейд. - Хэнк, а как ты это сделал без зрительного контакта? Инквизиторские штучки?
   - Угу. - Я кивнул. Раз они так впечатлены, значит, с инквизицией не работали еще. Интересно. - Внушение только на людей действует и, согласно всем трактатам, на один вид животного, у каждого инквизитора на свой. Только вот я пока не знаю, на какой у меня. Да я весь зоопарк обошел - ничего. Найду еще. - Я ей подмигнул.
   - Попробуй хомячков или морских свинок. - Развеселилась Агнесс. - Будешь королем хомяков!
   - А что в этом такого-то? - Влад рассмеялся. - Вспомните, что сделал инквизитор Ибн Баттута с Европой в четырнадцатом веке. Какая чума была! А ведь всего-то - повелитель крыс.
   - Слушай... - Спайк замялся и выглядел смущенным. - Я из простой семьи магов, я только общее образование получил, потом работать пошел, потом, как набор объявили, сразу на службу поступил к вам, в инквизицию, я вот... историю не знаю особо. Но разве инквизиция была не только в Европе, да и то в ряде стран? А тут араб, да еще и инквизитор... который чуму наслал. Только не смейтесь, но я этого не знаю ничего. Но никто и так не смеялся.
   - Рагнейд, ты тоже не в курсе, так ведь?
   - Да, не в курсе. Мне сказали все непонятное спрашивать у моего инквизитора, а на обучении мы только боям учились. Теории не было. - Она улыбнулась, и в её глазах сверкнули озорные огоньки. - Расскажете нам?
   - Не сейчас, после разбора операции в баре. Может быть. - Ответил Влад. - Уже почти приехали, сегодня решили нас в Чертаново собрать.
   - Чертаново? - Агнесс разочарованно выдохнула. - Ненавижу, блядь, Чертаново.
  

Глава вторая.

Тучи на горизонте

   Старое здание на Тарном проезде встречало нас выцветающей вывеской "Сдается", грязными окнами и полным отсутствием людей. Почти доехав до Чертаново, мы получили сообщение двигаться на Тарный. Обычные меры предосторожности. Ведьму мы вытащили из багажника, передали встречающим и впятером отправились на третий этаж, на подведение итогов.
   - Как прошло, Хэнк? - мужчина стоял около небольшого столика, спиной к вошедшим, и наполнял свой стакан из графина. Он был под два метра ростом, с бритой наголо головой, широкими плечами, в своем неизменном плаще из дубленой кожи, плотных штанах и высоких берцах.
   - Утра доброго, инквизитор Филипп. Плохо, - каждый из членов команды расположился там, где ему было удобно. - Чертовы дети! Не думаю, что пройдет гладко.
   - Слышал, слышал. Что думаешь по поводу всего этого?
   - По поводу чего - всего? Что нас в Москве за месяц третий раз дергают? Или что меня бесит тот дом, где всякое отребье живет?
   - По поводу всего. И ты, Влад, и ты, Агнесс, что думаете? - Филипп повернулся к Спайку и Рагнейд, - Вас, извините, не спрашиваю, молодые люди, - он добродушно усмехнулся. - Но если у кого какие мысли, то говорите, это тоже может быть важно.
   - Да рано делать выводы, пока что, - я отмахнулся. - Сезонное обострение, магнитные бури, случайности, великий заговор, скорый переворот, полная луна... Поди разбери, что там творится.
   - Соглашусь с Хэнком, но... - Влад смотрел в окно, словно высматривая что-то. - Знаки-то есть, но для чего-то глобального их мало слишком. Те же вороны - умнее стали, а злее нет. А по ним сколько веков определять грядущие проблемы учились?
   - Ну, слухи ходят разные... - Агнесс перемешивала чай в стакане. - Просто так они тоже образоваться не могли.
   Спайк и Рагнейд молчали. Мне кажется, что они не особо понимали, о чем вообще речь.
   - Ну хорошо. - Филипп одним глотком осушил стакан и слегка поморщился. - Пока скажу только одно, кто-то опять начал ворошить секты у обычных. А это ни к чему хорошему не приводило. Чем заняться собираетесь?
   - Думаю, что все за то, чтобы принять душ и поспать, - я обвел всех взглядом. - А потом не знаю, может, посидим где, может ребята своими делами займутся. Я ничего такого на ближайшие сутки не планировал. Потом думал в оружейку заехать и в НИИ, не знаю, поедут они со мной или нет.
   - Ну и славно. Пока для вас все равно ничего нет, - Филипп открыл портал, за которым виднелось озеро и горы. - Я кое-что разведать пойду. Удачи.
   Как только полы его плаща скрылись в портале, он тут же закрылся. Я растянулся на диване и прикрыл глаза.
   - Ну что, отметим первую совместную операцию? По бутылочке пива?
   - А, может, по две? - Спайк направился к холодильнику.
   - По две и вискаря! - с кончиков пальцев Рагнейд упала пара искр.
   Агнесс отставила стакан с чаем в сторону.
   - Берите все, что можете.
   Она посмотрела на Влада, который все еще что-то высматривал в окне.
   - Что ты там высматриваешь-то? - крикнула она ему. Он не отреагировал.
   - Влад, блядь! - я кинул в него скомканной бумажкой. - Хорош! Давай посидим. Странный ты стал, как будто замышляешь чего.
   - А? Что? Да-да, иду, - он как-то рассеянно посмотрел на нас. - За первое совместное? Ну... начнем.
   И каждый потянулся к напиткам и еде. Всё же было что отпраздновать.
   ***
   - Пап! Папа!
   Светловолосый мальчишка лет шести бегал по пристройке старого деревенского дома с небольшим пластиковым ведерком. - Пап, мам, ну пойдемте уже за грибами!
   - Димочка, сейчас идем, - женщина тридцати лет с любовью посмотрела на своего сынишку.
   - Ну что, Димка! Готов?
   Из дома вышел представительный мужчина лет тридцати пяти. Круглое серьезное лицо, очки; его было бы ожидаемо увидеть в костюме, но сейчас на нем был старый свитер, потрепанная ветровка, поношенные джинсы и высокие черные резиновые сапоги. На голову с залысинами он надел видавшую лучшие дни коричневую шляпу с бортами.
   - Да! Да! Пойдемте скорее, а Корсар с нами пойдет?
   Мальчик заглянул в комнату.
   - Корсар, Корсар! Пойдем гулять, мы будем грибы собирать! Пойдем!
   Из комнаты вылез терьер Джека Рассела с поджатым хвостом и легонько повиливая хвостом, подошел к Диме и лизнул его руку.
   - Паш, может Корсара дома оставим? Похоже, он приболел.
   Женщина повязала себе косынку и взяла ведро и ножик.
   - Ну что, идем?
   - Да, Наташ, наверное, пусть дома сидит. Дверь не будем закрывать, в дом никто не залезет, а он сможет погулять.
   Павел повернулся к сыну:
   - Ну что, следопыт, готов?
   - Да! А куда мы сейчас пойдем?
   - Мы пойдем в старый лес!
   Он подмигнул сыну, повернулся к Наталье и сказал:
   - Сосед говорит, мол, там делать нечего, болота, грибов нет, люди теряются. А я считаю, что не хочет он, чтоб его места кто-то узнал. Да там болот и в помине не было никогда, овражки только, а грибов - море! Хоть косой коси! Ну, пойдем.
   - Пап, а можно я компас возьму? - Дима уставился на папу.
   - Ха, ну бери, если хочешь, но я эти места знаю.
   С этими словами счастливая семья отправилась за грибами, а пёс остался трусливо скулить в комнате.
   Деревня Тешилово располагалась на холме, и чтобы дойти до старого леса, надо было спуститься к реке, перейти на другую сторону, и почти сразу по правую сторону начинался лес, с толстыми и высокими деревьями и пышными кронами.
   ***
   За спускающейся по холму семьей наблюдал человек. Вот впереди бежит ребенок. Взявшись за руки идут мать и отец. Значит, все-таки пошли. А человек их предупреждал. Он посмотрел на небо - на горизонте показались тучи. Пока рано. Человек ушел на задний двор, надо кур покормить, собаку, скотину и заняться по хозяйству. Может, отведет, подумал человек. Спустя пятнадцать минут человек снова нашел взглядом семью, они уже подходили к лесу. Он посмотрел на небо, бросил миску с зерном, схватил топор и побежал к лесу. Тучи подвинулись гораздо, ближе. Они неслись по небу, словно погоняемые чертями. Будет сильная гроза.
   ***
   - Идем?
   Павел уже перешагнул через ручей у кромки леса и подавал руку жене. Димка весело перепрыгивал через ручей туда и обратно.
   - Да, ой, тут так темно! - Наталья посмотрела вверх: свет почти не пробивался через листву деревьев. - Давай тогда пару часиков и домой, а то стемнеет. Завтра еще придем.
   - Конечно, мы вглубь-то не пойдем. Метров на сто-двести зайдем и пойдем вдоль, чтоб не заблудиться. - Павел оглядывал толстые стволы деревьев. - Ну, Димка, Наташа - вперед! Кто соберет меньше, тот и чистит! - И молодая семья пошла в глубь леса.
   ***
   Еще чуть-чуть, метров двести еще. И кричать нельзя, пропади оно пропадом. Может, они обернутся, может, заметят! Нет, нет, не заходите, только не заходите в лес! Но человек не успел. Не успел на каких-то тридцать секунд. Лес уже поглотил их, и теперь помочь им может только удача. Человек поправил рясу, прикоснулся по привычке к кресту на шее и только сейчас заметил, что он зажал в правой руке топор с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Старая привычка. Человек медленно побрел обратно к деревне.
   ***
   - Ух ты! Папа, смотри, белый! И вон еще! И еще!
   Димка с азартом срезал один гриб за другим и аккуратненько складывал их в ведерко, чтоб шляпка не отвалилась.
   - Давай, собирай, молодец! Наташ, я же говорил, что старый хрыч места зажал просто свои, а ещё священник! Все они такие! Смотри, вон там за тобой подосиновик, что ли?
   - Ой, и правда! Надо в овраг заглянуть. Мы так за час полные ведра наберем, - лицо Натальи светилось детской радостью.
   - Спокуха! Я захватил пару пакетов, наберем и засветло дома будем!
   Счастливая семья собирала грибы, фотографировалась с уловом, уходя всё глубже в лес и совершенно не замечая, что лес за их спинами сомкнулся и деревья словно поменялись местами, лишая людей возможности найти дорогу обратно. По кронам деревьев пробежал не сильный, но весьма настойчивый ветер.
   ***
   Небо уже почти полностью было затянуто черными тучами, ветер гнал пыль по двору. Священник раньше обычного загнал скотину в сарай и плотно закрыл дверь. Недобрая будет ночь. Он стоял на краю своего участка, вглядываясь в очертания леса. Рядом с ним сидел огромный беспородный пес.
   Может, успеют, Фенрир. Может, успеют.
   Пес предостерегающе зарычал.
   - Ничего, Фенрир, - священик погладил пса по холке. - Если сейчас выйдут, мы побежим, встретим их, доведем. Им бы только до первого...
   Он не успел договорить. Ветвистая молния пронзила небо точно над лесом, и в ту же секунду грохот сотни бомб разорвал небо оглушительным ударом грома. Из дома соседей, гавкая и повизгивая, вылетела маленькая белая точка. Корсар бежал в сторону леса, в который ушли его хозяева.
   - Не успели, - выдохнул старик. На землю упали первые капли дождя.
   ***
   - Папа, мы заблудились? - Димка всхлипнул. Он устал, и поэтому Павел нес его на шее.
   - Да нет, Димуль, папа знает, куда идти. Ведь правда, Паша, ты же знаешь? - спросила Наталья нервно.
   - Знаю, знаю. Сейчас, давайте остановимся, отдышимся и осмотримся.
   Павел снял Диму с плеч.
   - Я уверен был, что мы недалеко отошли от края леса-то. Бродим тут уже битый час.
   Павел задумался. Он, конечно, уже лет десять не приезжал сюда, но точно знал, что в одной стороне река, в другой - дорога, откуда они заходили, а с третей должна быть вырубка метров двадцать шириной, её строители под высоковольтные линии прокладывали. Значит, они шли в одну единственную неверную строну. Он прислушался, было тихо. Слишком тихо. Лес не издавал никаких звуков, кроме зловещего шепота листвы высоко наверху, и стало темнее. Или это только так кажется. Павел встал в полный рост. И как-то странно потемнело, или так кажется только? Выходили же после обеда, ну в часов шестнадцать точно, никак не позже...
   - Идем в ту сторону.
   Сразу же после этих слов удар грома содрогнул землю. Маленький Дима заплакал.
   ***
   По комнате пронесся грохот, сравнимый разве что со взрывом гранаты. Я открыл глаза. Зря. Потолок начал вращаться с дикой скоростью, к горлу подступила тошнота. Глаза снова закрылись. Стало чуть легче. Где-то в комнате я услышал чей-то такой же тяжелый вздох.
   - Вла... - из горла вырвался не то хрип, не то свист. Я прокашлялся. - Влад. Живой?
   - Живой, но не Влад. - голос Спайка. - А на остальных тебе наплевать, да?
   Голос его звучал без эмоций, тихо, но отдавался ужасным эхом в голове.
   - Сейчас - да. И ты поймешь почему.
   Я, не открывая глаз, руками начал изучать пространство вокруг себя.
   - Заткнитесь, - скорее прошипела, чем сказала, Рагнейд.
   Левая рука нащупала осколки стекла. Наверное, именно оно упало и разбилось. Что это, я не знал и не хотел знать. Сейчас я хотел только Влада.
   - Влаааад! - простонал я чуть громче. - Помоги, Влад!
   - Вот что ты орешь? - кажется Влад был внутри моей головы. - Ты же знаешь, что нужно сказать для получения помощи.
   - Ты лучший медик на всём свете, во все времена, за исключением Ибн Сины и Хуа То, а также лучший напарник и друг, боже мой, дай мне его. - На одном дыхании прошипел я, понимая, что уже почти не могу сдержать рвотный позыв. Влад зажал мой нос, моих губ коснулся край фляги, и я сделал один полный глоток. Ощущение описать иначе как передергиванием затвора назвать нельзя. Словно все похмелье схватили щипцами и вырвали из тебя. Крайне неприятно, но зато теперь... Я резко вскочил на ноги и покрутил головой. Ни тошноты, ни головокружения, ни головной боли, ни сонливости. Ни одного признака похмелья. Эликсир Влада творил чудеса. И каждый раз все лучше и лучше. Я стоял посреди комнаты для подведения итогов, в трусах и одном носке. Не люблю я играть на раздевание. Часы над выходом показывали девять двадцать две, за окном темнело. Хорошо посидели, поспали только мало. Влад тем временем подошел к Агнесс и дал ей отхлебнуть своего эликсира. Через секунду она уже встала на ноги и осматривала последствия наших посиделок, и пожав плечами отправилась наливать себе чай.
   - Я зажимаю тебе нос, ты делаешь один полный глоток. Один! Понял? Издай звук согласия. - Влад стоял над Спайком, который сидел на полу, прислонившись к дивану. Спайк пробурчал что-то вроде "понял" и сделал глоток. Его очень смешно передернуло, глаза широко открылись, и он так и остался сидеть на полу, непонимающе вращая головой.
   С Рагнейд всё вышло крайне забавно тем, что, когда она вскочила, во все стороны полетели искры.
   Каждый из нас подумал, что неплохо было бы принять душ, и мы разошлись. Мальчики налево, девочки направо. Перед тем, как зайти в душевую, я вызвал уборщиков в комнату и попросил какой-нибудь завтрак на пятерых. За те пять минут, что мы были в душевых, гномы успели и убраться, и подать завтрак. Люблю я, когда убираются гномы. Чисто, быстро, без вопросов. Дорого, правда. Мы расселись перед телевизором, я взял пульт, нажал клавишу включения и... прямо перед телевизором вспыхнул портал, из которого выскочил инквизитор Филипп и какой-то мужик в рясе православного священника.
   - Так, все здесь, хорошо, - сказал Филипп без церемоний. - Хэнк, через пять минут жду вас всех в оружейке, портал вам оставлю. Одевайтесь и бегом туда, срочная поисковая операция, опасность высокая.
   Открыв еще один портал, они со священником шагнули в него.
   - Вы слышали его! Через четыре минуты быть здесь, одетым и готовым к выходу, снаряжение не брать, все в оружейке получим.
   Все без лишних вопросов побежали одеваться.
   Из портала я вышел последним, и он тут же закрылся. Нас ожидал Филипп, тот священник, оружейник и два его помощника.
   - Хэнк, на брифинг. Остальные пока надевайте основу.
   Я подошел к ним.
   - Знакомься, - он указал на священника. - Всеслав. Всеслав, это Хэнк, младший инквизитор, там его команда.
   Мы пожали руки.
   - Ситуация нехорошая, вам предстоит поисково-спасательная операция, в случае если спасать будет некого, собрать как можно больше данных, понять, в чем там дело, и вернуться. Погибать категорически запрещаю. Все, я оставляю тебя с Всеславом, он тебе подробнее все расскажет. Он отставной инквизитор, служил в Шотландии, не у дел уже лет десять, так что с ним в открытую можешь говорить. Удачи.
   Филипп снова скрылся в секунду назад открывшемся портале.
   - Хэнк, еще раз здравствуйте. - Всеслав говорил быстро, но спокойно. Уставшие глаза, сломанный нос, мощная челюсть, скрытая под ровно подстриженной бородой - старый боец, наверняка видел много. - У меня часовенка в деревушке Тешилово, там в последний год чертовщина твориться стала. Люди в лесу теряются, пропадут на пару дней, а как вернутся, не понимают ничего. Говорят, что только пару часов ходили. Или наоборот, заходят на час, а выходят измождённые, драные все, будто неделю в лесу были.
   - Может времянники шалят? О, как же это... Хроносы. Такие мелкие твари, с временем играть умеют на небольших территориях... - я тут же пожалел, что перебил его.
   - То есть, ты думаешь, что я бы потревожил своего старого друга из-за стайки времянников?! - его глаза вспыхнули злостью, но через секунду он стал спокойным. - Я тоже так подумал сначала. Но не они это. Месяц назад народ возвращаться перестал. И трупы стали находить. Кто за пару дней сгнил весь, кто в дырках, словно расстреляли его, кто сожженный, а некоторые с маской ужаса и разрывом сердца. И знаешь, что заметил? Всегда, когда кто-то в этот лес идет, дождь собирается. И коль до грома не вышли - все, считай, хоронить можно.
   - Лес, гниль, огонь, механика, псионика... - проговорил я, размышляя. - Да уж отец, ну и задачку ты подкинул. А торопиться-то чего на ночь глядя?
   - Семья ушла одна, не вернулась до грома, - он покачал головой. - Ребятёночек был с ними. Может, найдете, может, хоть дитятко жив ещё? Попробуете?
   Хоть это и была просьба, звучала она одновременно как вызов и как приказ.
   - Ну, отец, - я старался аккуратно подбирать слова, он решил меня авторитетом взять. - Мне на людей плевать. И на ребёнка их тоже плевать. И на тебя, если честно, тоже плевать. Чего говорить, ты сам пока служил, так же мне бы ответил. Я из-за всех вас своими людьми рисковать не стал бы, да и свою шкуру тем более под удар не поставил бы. Но Филипп приказал помочь, поэтому выдвигаемся через пятнадцать минут, жди у портала. Как прибываем, показываешь место и не мешаешь, ты в отставке. Устраивает такой расклад?
   Он внимательно смотрел на меня. Пытался понять, вру я или нет.
   - Хорошо, жду вас.
   Он отправился к порталу, а я ушел в оружейную комнату помочь выбрать снаряжение.
   Все уже успели переодеться в первый основной слой защиты - обтягивающий комбинезон, который не горел, не пропускал яды, усиливал течение внутренних энергий и при этом при всем служил фундаментом для всех остальных элементов доспеха. Наверное, всех в магическом мире смешило представление простых людей о магах, что это такие бородатые старики с посохами и в мантиях. Хотя Организация и Инквизиция, да и все отделения вполне успешно используют экзоскелетную броню последние десять лет. Я начал переодеваться, по ходу объясняя задачи и давая указания оружейнику о том, что именно нам надо. Я вкратце передал слова Всеслава.
   - Будем использовать дублирующую схему, каждый из нас должен частично дублировать другого. Влад - изолирующий костюм, огнемет с освященным маслом, дублируешь Рагнейд. Рагнейд - средняя броня, берешь "тупицу", оружие на выбор, дублируешь Агнесс.
   - Хэнк, а что такое "тупица"? - Она была смущена и заинтересована одновременно. Вот чем плоха несработанная команда.
   - Это генератор подавления воли. В радиусе от метра до пяти подавляет способность к принятию решения и умению врать. Подробнее объяснит Леонард, - я указал на оружейника с помощниками, которые уже почти полностью снарядили Влада. - Агнесс, средняя броня, оружие на свой выбор, с учетом дублирования Спайка, поэтому бери то, что будет взрываться. Спайк, тяжелая броня, дублируешь меня, самое главное - выбери из арсенала что-то из серебряного для ближнего боя. Посмотришь. Меч, секира. Лео покажет все, только не долго.
   Спайк хоть и вопросительно поднял правую бровь, ничего не сказал.
   - Я же дублирую Влада. Лео, мне среднюю и стандартную сумку доктора. Все быстрее, у нас осталось семь минут.
   ***
   Мы вышли из портала где-то в двухстах метрах от леса, дождь лил как из ведра, ветер был необычайно сильный, а небо периодически озарялось вспышками молний. Спустя пару секунд по сочленению доспехов лились ручьи воды и если бы не непроницаемая основы, мы были бы абсолютно мокрыми. Всеслав махнул рукой и побежал в сторону леса. Фонари, закрепленные на броне, и оружии освещали нам путь, бежали мы молча. Оказавшись у самой кромки леса, я приказал осмотреться.
   - Обращаем внимание на всё, напоминаю, мы не знаем, что нас ждет. Всеслав, - я повернулся к нему. - Ты ждешь нас здесь, как договаривались. Ждешь два часа, потом уходишь, ясно?
   Он кивнул.
   - Хэнк, что-то есть! - прокричала Рагнейд в рацию.
   - Всем двигаться к ней! Рагнейд, подсвети себя.
   Справа метрах в двадцати в небо вылетела тонкая струйка пламени, которая, впрочем, сразу потухла.
   Когда мы подошли к ней, то увидели, на что светит луч ее фонаря. Это когда-то было собакой, вроде бы терьер. Сейчас же грудная клетка пса была разорвана, внутренности лежали на траве рядом, и в них, и в псе копошились мерзкие жирные опарыши, поблескивая в свете фонарей.
   - Это их пес, - видно было, что Всеслав удивлен. - Ну тех, кто ушел сегодня. Я видел, как он к лесу побежал, и сразу после этого связался с Инквизицией.
   - Всеслав, вы точно видели этого пса сегодня? Потому что он уже гнить начал и опарыши вылупились. Это не могло случиться за пару часов. - прогудел Влад из-под своей маски чумного доктора.
   Эта маска по внешнему виду полностью копирует маски докторов из средневековья. Красные линзы, длинный клюв. А вот начинка у маски состоит из современного оборудования, включающего в себя голографический интерфейс, газоанализаторы и ментальные барьеры. В комплекте с костюмом дает замкнутый цикл дыхания на шесть часов.
   - Молодежь, - лицо Всеслава озарила вспышка молнии. Снова этот взгляд опытного бойца, а в голосе стальные нотки - Если вы думаете, что я и Филипп старые дураки и не знаем очевидных вещей, то можете проваливать и гонять ведьм по подъездам, - он махнул рукой в сторону портала. - Я вас не держу, а вы мне не подчиняетесь. Филиппу скажете, что я старый безумец и поднял панику из-за гнилой собаки и потерявшихся грибников. Ведь, - он повернулся ко мне, - просветка ничего не показывает, правда? Попробуй, если не сделал еще.
   А ведь я и правда забыл просветить место. Я закрыл глаза, сконцентрировался и... И ничего. То есть совсем ничего. Я видел перед собой темноту. Сплошную тьму. При этом сзади себя я чувствовал энергетические отпечатки команды и Всеслава, такой же, как и мой, отпечаток инквизитора. А вот лес я не видел совершенно, и это показалось мне немного странным.
   - Увидел?
   Я знал, что он улыбается.
   - В том то и дело, что нет.
   - Вот и я ничего не увидел. А должен был.
   - Думаю, надо взять образцы на анализ, как думаешь, Влад?
   - Да, - Влад передал мне несколько контейнеров. - Только хотел попросить, а то мне неудобно немного, - он покачал стволом ранцевого огнемета. Да, вещь старая, давно не модернизировалась, но не реактивный же в лес тащить. - Нужны опарыши и плоть, по паре.
   Когда образцы были собраны, я сказал только одно слово - "сжечь". Из чрева огнемета вырвалось золотое пламя, с жадностью поглотившее тушу пса. Против гнили во все времена использовали освещенное пламя, менялось только устройство, его извергающее.
   - Всё, выдвигаемся, переговариваемся постоянно, обращаем внимание на все, от неправильной тени до странного звука. Радиообмен постоянный, двое спереди, трое сзади, шахматный порядок, расстояние пять-шесть метров, зрительный контакт постоянный. Я и Рагнейд идем спереди.
   Мы зашли в лес, который совершенно не сопротивлялся нашему вторжению, хотя неприятное ощущение меня не покидало.
   - Если что-то не понравится, уничтожайте сразу, - добавил я, когда мы зашли вглубь метров на пятьдесят. - Мне насрать на этих незадачливых грибников, мы выясняем, что тут, и уходим. Как приняли?
   Все, кроме Агнесс, ответили положительно. Я поднял кулак, все остановились, и каждый присматривал одновременно и за Агнесс, которая шла по центру, и за своим углом обзора. Она приложила палец к губам и стояла так около минуты.
   - Оно знает, что мы тут. Не знаю, что это, слишком много образов. Вы, кстати, заметили, что дождя здесь нет?
   И правда, дождя не было. Воздух был сырой и тяжелый, по земле хотел стелиться туман, но дождя не было. Просвет снова ничего не дал, и мы двинулись дальше. Шли мы только вперед, не отклоняясь и не поворачивая. Спустя полчаса я снова остановил группу.
   - Ничего необычного не наблюдаете?
   Ответы отрицательные.
   - А я наблюдаю. Какие-то тени вижу периферическим зрением, но просветка так же ничего не дала. Неуловимые, на самой границе зрения. Рагнейд, Агнесс, если начну странно себя вести отключайте меня, Спайк, меня в охапку и выходим. Влад, если вырубаем Спайка, тащим его вдвоем.
   - Принято, - сухо ответил Влад.
   Мы двинулись дальше, и с интервалом в минуту каждый сообщил о таких же тенях на границе зрения. Значит, мы подходим ближе к эпицентру.
   - У меня появилось ощущение, что за нами следят.
   Договорив это, я услышал то, от чего всё мое тело покрылось мурашками, волосы встали дымом, и выступил холодный пот. То, что разнеслось эхом в неестественной тишине леса. Я услышал тихий детский плач.
  

Глава 3

Забытые

  
   - Вы слышите? - Я пытался определить источник звука и перехватил пистолет-пулемет "Вереск" поудобнее. - Всем внимание, при обнаружении ребенка - не приближаться, будем надеяться, что это пересмешник или пропавший мальчик. - Мы двинулись дальше.
   - Кто такой этот пересмешник? - Шепотом спросил Спайк. Голос не выдавал ни малейшего волнения, сразу стало видно отсутствие опыта и незнание того, с чем мы можем встретиться.
   - Спайк, ты же среди магов рос, должен знать его. - Голос Влада был напряженный. - Существо такое, на лемура похоже. Заманивает людей на болота, в леса женским или детским плачем.
   - А, у нас их пропажками звали. Пойдешь за таким, и все, пропадешь. - Спайк хмыкнул и замолчал.
   Мы обошли бурелом, Рагнейд справа, я слева, около вырванных корней. Она обогнула поваленные деревья на секунду раньше, чем я.
   - Блядь, - тихо процедила Рагнейд. На ее ладонях уже собрались шары пламени, а взгляд был устремлен вперед. Точнее, чем сказала она, выразиться было нельзя.
   Перед нами раскинулась поляна, c огромным сухим дубом посередине. Под ним сидел мальчик лет шести-семи и, закрыв лицо руками, плакал. Не знаю, могло ли быть что-то хуже встречи в этом месте и в это время с ребенком. Дети - это радость и гордость родителей, будущее мира, однако для нас сейчас это могло стать огромными проблемами. Все дело в том, что, во-первых, дети крайне подвержены влиянию духов, призраков, полтергейстов и различных мелких тварей, которые способны оказывать воздействие на человеческое сознание. Во-вторых, демоны. Демоны обожают использовать детей как вместилище для себя, а происходит это из-за того, что родители лишают ребёнка критического мышления, заставляя принимать все на веру, позволяя демонам обманом завладеть душой ребёнка. Хоть сейчас вероятность того, что ребенок был заселен демоном, низкая, рисковать было нельзя.
   - Рагнейд, проверь. - Я не спускал глаз с мальчика, остальные осматривались по сторонам, контролируя свои участки. Как же все это плохо выглядит, словно из учебника по засадам, только, где мы - это условный противник.
   - Эй, малыш, ты что тут делаешь? - Рагнейд постаралась придать голосу мягкость, но она слишком нервничала. На её руках так же горело пламя, готовое в любой миг испепелить угрозу. - Ты потерялся?
   Мальчик перестал плакать, но не убрал руки от лица. - А где мама и папа? Вы их видели? - Он всхлипывал.
   - А ты меня не узнаешь? Посмотри на меня, это же я! - Рагнейд не стала ничего придумывать и говорила по учебнику. Одержимого можно определить, только смотря ему в глаза. Мальчик и сам может не знать, что является носителем.
   - А вы не будете меня обижать, как они? - Он снова начал плакать.
   - Не будем. - Твердо заверила его Рагнейд. - А кто они? Они здесь? Расскажешь нам про них? Я тут с друзьями, мы ищем тебя и твоих родителей. Посмотри на меня, ты должен меня узнать.
   Рагнейд вскрикнула, я уже почти нажал на спусковой крючок, но она показала сигнал не стрелять. - Хэнк, посмотри...
   - Прикройте нас, готовьтесь отходить. Мы тут уже пятьдесят минут. Надо успеть вернуться за час. - Я двинулся к ребенку, но уже издалека увидел, что он ранен, а подойдя ближе, я понял на сколько серьезно. Лицо все было в запекшейся крови, нос сломан, бровей, ресниц и волос до макушки не было, как не было и глаз. Его, видимо, обдало пламенем, а от ударной волны он лишился их. Но что могло взорваться в лесу? - Кто это сделал с тобой? - Я понимал, что с детьми надо общаться как-то по-другому. Но как, я не знал и не собирался узнавать.
   - Приведения это сделали, они на тени похожи! Сначала они просто бегали по бокам, а потом начали бахать! - Он заплакал и уже, видимо, не думал останавливаться. Надо вытащить его и расспросить уже в нормальном месте.
   - Так, ладно. Я по-прежнему никого не чувствую, будем выходить. Уходим цепочкой, первым идет Влад, потом Агнесс, Спайк, берешь мальчугана и идешь центральным, за вами Рагнейд, я замыкаю. - Я повернулся к мальчишке и сказал: "Усни". Его тело обмякло.
   - Хэнк, ты заметил? - Влад разглядывал мертвое дерево. - Это дерево единственное нормальное. В смысле, выглядящее естественно. Остальные какие-то слишком ровные.
   Я не отвечал. Мы с Агнесс стояли, взявшись за руки, и смотрели в сторону леса. Это была наша небольшая хитрость, применяемая мной, когда мы работали в месте ранее. Она резонировала энергию, используемую мной, чтобы просвечивать цели, и усиливала их десятикратно. Я чувствовал всех живых существ в радиусе нескольких километров, чувствовал их ауры, видел их своим сознанием. Проблема была в быстрой потери силы. Но того, что я успел увидеть, мне хватило. Живых существ на огромном участке леса не было. Было другое, что не вписывается в нашу реальность... - Бегом отсюда, быстро. Не оборачиваться, все понятно? Пошли! - Какой же я дурак. Как же не понял сразу? Я и Всеслав видели черноту, и думали, что не видим ничего. Но мы видели. Мы видели смерть.
   Мы бежали уже двадцать минут. Скоро должны были выйти к краю леса. Самое главное было не менять направление движения, как бы лес ни пытался обмануть. Странный лес. Хоть над лесом, я уверен, хлещет дождь и слышен гром, в лесу было тихо, сыро и сумрачно. Внезапно тени, маячившие на границе зрения, начали материализовываться в человеческие силуэты. Я знал, что они смотрят на нас, хоть и не видел их лиц. Теперь в голове начали звучать голоса, словно из обезумевшей рации. "Стоять! Вы нас бросаете? Предатели! Трусы!" - Я подавлял желание оглянуться. - "Посмотрите в лицо тем, кого вы обрекаете на смерть! Посмотрите на нас и запомните!" - Бежать, бежать, только бежать.
   Слева раздался взрыв, из-за которого я потерял равновесие и упал лицом в грязь.
   Я поднял голову. Леса не было, только поле, вокруг громыхали взрывы, были слышны многочисленные выстрелы, черное небо озарялось взрывами. Осмотревшись, я понял, что лежу в воронке от снаряда. Аккуратно приблизившись к краю воронки, я увидел, как темные силуэты бегут через поле, а по ним с холма ведется шквальный огонь из пулеметов и артиллерии. Рядом ухнул взрыв, и я почувствовал, как острая боль пронзила правую ногу. Осколок пробил голень, и из рваной раны хлынула кровь. Следующий взрыв случился ближе, и я почувствовал, как осколки впились в тело. Один - в грудь справа, а другой порвал плечо. Странно, что броня не помогла. Плохо дело. Неожиданно кто-то схватил меня за плечо и развернул.
   - Вот черт, Хэнк! - Агнесс трясла меня за плечи. - Хэнк, ты меня слышишь? Идти... - Она увидела мои раны. - Блядь, Влад, Спайк, прикройте нас, Рагнейд, прижги рану, иначе он кровью истечет.
   Я понял, что сам встать не смогу и, хотя болевой шок с адреналином не давали мне чувствовать боль, я понимал, что это ненадолго. В сумке я нашел пузырек с сильным боевым зельем и влил себе в рот. Рагнейд опалила раны, чтобы остановить кровь, и запустила несколько огненных шаров куда-то в лес. Влад полил деревья из огнемета, образовав огненный полукруг, Спайк, держа на руках мальчишку, взорвал заклятиями несколько деревьев. Мое сознание захлопывалось.
   - Хэнк, держись, не вздумай умирать! Сейчас из леса выйдем, Влад тебя подлатает. - Я попытался улыбнуться, но вместо этого закашлял кровью и едва не отключился. - Спайк! Давай ребенка мне, вытаскивай Хэнка! Влад, замыкаешь!
   - Что это его ранило? - Влада было плохо слышно из-за шума пламени. - Хотя бы откуда напали?
   - Не знаю. Он споткнулся и уже не встал! Уходим, быстро! - Агнесс побежала первой.
   Не знаю сколько прошло времени, но, когда моего лица коснулись ветер и холодные капли дождя, я потерял сознание.
   ***
   Влад вышел из комнаты в доме Всеслава, снял маску, шумно вдохнул, закурил, сел на скамейку.
   - Как он? - Тихо спросила Агнесс, присев рядом.
   - Мальчик жить будет, зрение, конечно, не вернуть, да и память неплохо было бы подтереть, но в целом...
   - Что с Хэнком? - Агнесс посмотрела Владу в глаза. - Неужели все так плохо?
   Влад отвел взгляд, выдохнул дым. - Плохо. Ранения, они... не совсем магические. Они как бы... - он затянулся. - Броню прожгло, словно бумагу. Правое легкое сильно пострадало, и на ноге большой кусок мышц вырвало. Я, что мог, сделал, но магия, которой он был поражен, сильная и яростная, сопротивляется. Я его в кому ввел, регенерацию запустил и синтетическую плоть поставил, и все стимулирующие заклятия навел, только... - Он вздохнул, - только вот гарантий никаких. Утром или бегать будет, или нас припишут к новому инквизитору.
   Команда вернулась два часа назад, и Влад сразу же принялся за раны Хэнка. Как и от чего он их получил, никто сказать не мог, никто ничего не видел.
   - Влад... - Агнесс не была уверена, стоит ли спрашивать, - я знаю, что единого мнения до сих пор нет даже у нас, но, как ты думаешь, человек в коме слышит тех, кто с ним говорит?
   - Нет, не слышит. Бред это. Только вот Хэнк не совсем человек, да и ты тоже. Если будешь использовать свои чары и сможешь подключиться к его энергетике, тем более ну вы в более близких отношениях были... - Влад задумался, - то по идее, он тебя слышать будет, только ответить не сможет. Поэтому, если будешь пробовать, то объясни ему, что с ним и что ответить он не может, иначе он потратит силы на тщетные попытки быть услышанным. И поговори с ним о приятных моментах, я знаю, они у вас с ним были. Так, ладно, - Влад собрался уходить. - Я пойду, посплю пару часов, от меня толку нет сейчас. Я у Всеслава в доме буду, если что.
   И с этими словами он удалился.
   Агнесс с минуту сидела одна, не решаясь уйти или пойти к Хэнку, затем она зашла в "операционную", прочла короткое заклинание и насколько могла, мягко подключилась к сознанию Хэнка.
   - Привет, Хэнк...
   ***
   - А я считаю, пацана надо в Организацию сейчас же отправить, чтоб спецы из него все по максимуму вытащили! - Спайк орал на Рагнейд и Всеслава. - Это из-за него Хэнк одной ногой в могиле! Мальчик может быть опасен!
   - Да что ты несешь! - Глаза Рагнейд пылали яростью, на кончиках рыжих волос горело синее пламя. - Хэнк выкарабкается, его таким не возьмешь! Он же инквизитор! И Влад первоклассный доктор! Или ты испугался мальчишки? Может ты, Спайк, боишься? - Последнее слово она выплюнула.
   - Да, да, боюсь! У меня семья есть, мать, отец и братья с сестрами! Я не для того пошел на службу, чтобы из-за глупости умереть! Хотя кому я объясняю, у тебя-то семьи никогда не было! - Спайк ударил Рагнейд по больному. Сестры ордена огня росли без родителей, проводя всю жизнь в служении в храме. Рагнейд вскочила, ее кулаки были объяты пламенем, и она была готова броситься на Спайка, который, в свою очередь, не собирался просто подставляться под удар.
   - Заткнитесь!!! - Проревел Всеслав. - Оба! Ты, Спайк, подчиняешься инквизитору, а инквизитор у тебя - Хэнк. И он будет твоим инквизитором, пока не погибнет или пока Организация не назначит тебя в команду к другому. Твою мать, ты сраный гражданский маг и решил указывать в отсутствии командира, что делать с человеком? Да ты последний, кто имеет право голоса, щенок! - Рагнейд хмыкнула. - А ты, бестия? Совсем охерела? С вашим орденом постоянные проблемы, вы слишком вспыльчивые и агрессивные! Но нападать на члена команды? И за что, за то, что он сказал правду? Или может у тебя есть семья? - Всеслав посмотрел Рагнейд в глаза, она опустила взгляд. - Понаберут, сука, дилетантов. Инквизитор в коме, док его с того света вытягивает, Агнесс пытается не дать душе инквизитора покинуть сей мир, а вы решаете, что делать с пострадавшим человеком? Да кто вы, блядь, такие, чтобы это решать!? Никто! Сели и заткнулись, иначе Владу придется вытаскивать с того света ещё двоих! - В комнате наступила тишина, нарушаемая лишь стуком капель до сих пор не прекратившегося дождя.
   ***
   - А помнишь, как мы гуляли тогда, у МГУ? Тогда дождь пошел, а ты так неловко мне куртку свою предложил. - Агнесс мысленно общалась с Хэнком, держа его за руку. - Смешной такой был, забыл, что можно магией воспользоваться. Очень мило было. Мы тогда всю ночь проходили с тобой, болтали... Я потом только от Влада узнала, что ты ненавидишь ночные прогулки, и прогулки в принципе. Мне всегда нравилось, что ты мачо из себя не строил, а был такой, обычный. Как будто тебя двое было - один инквизитор, смелый, циничный, решительный, не боящийся ответственности и второй - скромный, застенчивый, милый и неловкий молодой человек, который хочет понравиться красивой и неприступной девушке... А потом я узнала, что все это - херня, Хэнк. Да, представь себе, я это узнала. Узнала, что есть третий Хэнк, настоящий! Хэнк, которому на все насрать. Насрать на работу, насрать на людей, насрать на мир, насрать на меня. Да и вообще на все. Единственный, с кем ты считаешься, - Влад, да и то, только потому, что ты ему должен жизней десять, сколько раз он тебя спас. Это он, кстати, рассказал мне, что тебе на самом деле нет до меня дела, что тебе просто захотелось побыть таким вот неуверенным в себе. А когда я от тебя ушла, опять же, Влад мне рассказал, как ты отреагировал? А никак. Ты не обрадовался, не опечалился. Ты просто отметил у себя в голове данный факт. Я даже думаю, ты и на Влада не злился, что он это мне рассказал. Я тебя не понимаю, Хэнк. Но я не злюсь на тебя, хоть ты и конченный мудак. Я надеюсь, что ты скоро очнешься.
   Агнесс погладила Хэнка по щеке и вышла из комнаты.
   ***
   Было тихо. За окном было уже светло. Я попытался вздохнуть полной грудью - правую сторону груди обожгло болью. Эх, тогда в другой раз, сейчас лучше поспать еще... Хэнк моментально провалился в сон.
   ***
   - Агнесс, доброе утро. - Со второго этажа спускался заспанный Влад. - Ты что, не ложилась ещё? А где эти двое? И Всеслав с мальчиком?
   - Ну я подремала тут немного... - Агнесс зевнула, потянулась, встала с лавки и подошла к столу. - Кофе будешь?
   - Да, пожалуй. Так где все?
   - Ну, не знаю, что тут произошло, но, кажется, Всеслав молодежь за что-то нагнул. Спайк в наказание сейчас кротовьи норы взрывает, а Рагнейд траву сухую жжет на участке... Не знаю, что они натворили, и Всеслав только улыбается, но молчит. - Она протянуло кружку с кофе Владу. - Молоко там, ток из-под коровы.
   - Буэ! - Влада передернуло. - Ненавижу парное молоко. Надеюсь, в холодильнике есть вчерашнее. А мальчик? Под зельем еще?
   - Ага. - Агнесс передала молоко, - под зельем. Вроде затягиваются раны. А почему ты про Хэнка не спрашиваешь?
   - А что про него спрашивать? Раз тут нет, значит, в сознание не пришел. Еще пара часов у него есть. Я все, что мог, сделал, ты, думаю тоже, хотя я бы тебя не осудил, если бы ты его задушила. С Организацией и Инквизицией связались?
   - Угу. - Агнесс отпила кофе. - Сказали, мальчика доставить, и, если Хэнк выживет, - разобраться с лесом.
   - Все просто как всегда... у этих бюрократов всегда все просто, самое главное соблюсти все формальности, защитить мирное население, защитить людей. - Влад не притронулся к кофе. - А о нас они не думают, им плевать. Идите, разберитесь. Люди важнее всего, мы обязаны их защитить! С чего бы это?
   Входная дверь отварилась.
   ***
   - Верно, Влад, - Я стоял в дверях, облокотившись о косяк левым плечом. - Люди всегда считали, что нас надо уничтожить, а если не уничтожить, то использовать.
   - Но мы не позволим этому случиться! - Агнесс театрально подняла кружку кофе и словно обратилась к толпе, - мы поработим людей! Власть колдунам! Выведем магию из подполья!
   Мы весело рассмеялись. Нас всегда веселили агитки правых радикалов, которые все хотят заковать людей в кандалы. Так смешно. Ко мне быстро подошла Агнесс, аккуратно обняла и поцеловала в щеку. - Я рада, что ты жив. - Раздалось у меня в голове. - А я рад, что ты была со мной. - Ответил я. Наши взгляды пересеклись, и я на секунду заглянул в эти большие карие глаза, глубина которых всегда меня поражала. Я любил эти глаза, я любил этого человека. Могло бы выйти все и по-другому. Подошел Влад, который все это время делал вид, что не замечает меня и Агнесс.
   - Что ж, мой друг, я рад, что мы продолжим работать вместе. Ты мне снова должен. А теперь присядь, дай мне тебя осмотреть.
   Размотав повязку, Влад начал изучать затянувшуюся розовой кожей рану на груди, вытащил из-за пояса пару колб, сделал соскобы, прошептав непонятное мне заклятие, применил какую-то свою магию, из-за чего все три раны начали ужасно чесаться.
   - Ну, все лучше, чем я ожидал. - Влад закончил осмотр. - Сейчас схожу наверх, надо образцы убрать, отдам их в наш НИИ, удивительно, каких результатов они добились! Они просили протестировать новую синтеплоть, если будет возможность, а тут столько разных тканей еще было.
   - Э, Влад, ты что, опять использовал непроверенные средства? - Я вопросительно поднял правую бровь.
   - Они проверены! Влад тряс колбочками с образцами. - Только что проверены! И они отлично работают! Это же прорыв! Такая магия, и всего-то... - Он, продолжая восхищаться результатами, ушёл в выделенную ему комнату. Это его займет минут на двадцать.
   Я подошел к столу, на котором стояла кружка с кофе. Интересно, чье это. Я отпил, сахара нет. Значит, или Влада, или Всеслава, в любом случае, никого из них тут нет. - Слушай, Аги, - насколько я знаю, я единственный, кто может её так назвать. Но только наедине. - А где все?
   - Вроде бы как молодежь что-то натворила ночью, что очень разозлило Всеслава, и он их гоняет на участке.
   Я задумался, представив, как Спайк хватает Рагнейд за её попку, усаживает вот на этот самый стол, про себя усмехнулся и... и видимо образ Рагнейд вышел слишком уж натуральный.
   - Фу, блядь, Хэнк! - Агнесс кинула в меня какой-то тряпкой. - Нет! Не в этом смысле! Что ж ты все еще так ярко представляешь-то, а? Ты же знаешь, что я тебя очень сильно слышу!
   - Ночью я тебя тоже слышал. - Я перестал дурачиться. - Вернее, чувствовал. Я знал, что ты была со мной в комнате. Ты пробовала общаться?
   - Да, Влад сказал, что может помочь. - Она пожала плечами и улыбнулась. - Видимо, помогло.
   Дверь распахнулась.
   - О-о-о! Жив-здоров! А то тебя как из леса вынесли, я уж думал, все, хана, так плохо ты выглядел, как я в пятьдесят восьмом, когда меня под грузовик толкнули!
   Всеслав занес в дом ведро молока.
   - Я, если честно, думал, что ты вообще не выкарабкаешься. От ран прям несло черной магией, хотя и без неё они выглядели очень плохо. Друг твой, Владислав, отличный доктор. Ты ему жизнью обязан.
   Я усмехнулся. Да, и правда обязан. Раз десять уже обязан одному только Владу. Раза три меня Агнесс на себе выносила. Что же поделать, обязан. Но настроения говорить с Всеславом у меня не было никакого.
   - Ты мне, Всеслав, вот что скажи, была ли какая-то стройка недалеко от леса или раскопки какие-нибудь, и есть ли у тебя ноутбук с интернетом.
   - Высоковольтку года два назад поставили, и чтобы завод в соседней деревне запитать, а что?
   - Да есть мысль, что тут творится. Хочу только одно уточнить. А где Спайк и Рагнейд, кстати? Мне сказали, ты их разнес за что-то? - Я повернулся к Агнесс. - Сейчас проверю свою теорию и с вами обсужу, хорошо? Давай у Влада в комнате встретимся.
   Агнесс посмотрела на меня, затем на Всеслава, непроизвольно на секунду сжала кулаки и, развернувшись, пошла наверх.
   - Пойдем, ноутбук дам тебе, связь, правда, только в одной комнате ловит. - Я пошел в комнату за Всеславом, где, выходит у него было подобие кабинета - стол, кресло, пара стульев, телевизор и совершенно неуместный здесь кулер. - Хэнк, ты давно с командой работаешь со своей?
   - Со Спайком и Рагнейд я работаю второй день. А что они натворили?
   - Один решил уже тебя слить и свалить, а вторая его чуть за это не подожгла. Но ты не ответил на вопрос. Давно ли ты работаешь со своей командой?
   - А ты кто такой, чтобы я отвечал на твои вопросы?
   Мы смотрели друг другу в глаза и чувствовали нарастающее напряжение. Я слегка развернул левую ногу, для лучшего упора, Всеслав расправил плечи.
   - Ты прав, Хэнк, ты не обязан передо мной отчитываться, - он выдохнул и опустил плечи. - Вот, держи.
   Он протянул мне потертую сумку с ноутбуком, облокотился на стол, вздохнул, достал пачку сигарет, задумался, будто не решаясь, после чего вытянул сигарету и закурил.
   - Пятнадцать лет не курил. - он посмотрел на сигарету, усмехнулся. - Может, хоть расскажешь, какая у тебя теория, по поводу леса? - Всеслав выпустил клубы сизого дыма.
   - Угостишь? - Он кинул мне пачку и зажигалку, - а то я свои забыл, быстро собирались.
   Всеслав молча смотрел на меня. Взгляд был тяжелый, но не злой. Уставший, словно вспомнил что-то. Он снова затянулся. Я тоже прикурил, закашлял, ну и гавно же он решил закурить, спустя столько лет. Поискал пепельницу, Всеслав показал глазами на пол и сам стряхнул на него пепел. Хозяин - барин. В интернете я искал лишь только одно - карты боев времен Великой Отечественной войны. Спустя пятнадцать минут я нашел нужный участок. Да, как я и предположил, доверившись своим не точным познаниям в истории. Приблизительно по руслу реки располагалась линия фронта в начале 1942 года. Я повернул ноутбук к Всеславу. Он десять секунд смотрел на открытые карты, затем на меня.
   - Хэнк, ты меня, конечно, извини, но ты решил историю этого места, что ли, посмотреть? Так я бы тебе и так рассказал. Ты на это время тратил?
   - Нет. Я хотел убедиться, в том, что это вполне мог быть ритуал resurrectionem bellatorum.
   ***
   - Нет, Хэнк, этот ритуал встречался за историю всего пару десятков раз, да и кому это нужно? - Всеслав с хмурым лицом ходил перед командой инквизитора, которая собралась в комнате на втором этаже, которую Влад успел оборудовать в мини-лабораторию.
   - Хэнк, ты представляешь, какой силы должны быть чародеи, чтобы этот ритуал провести? - Агнесс сидела, откинувшись назад и скрестив руки на груди.
   - В том-то и дело, что представляю. И я знаю, что он редкий и сложный. Но все совпадает! Смотрите, когда я упал, я увидел что-то вроде воронки и трассеров от пулеметов. А потом рядом был взрыв, и осколками меня ранило!
   - Но слушай, - Спайк сидел на каких-то тюках, весь в пыли, при этом из экзоскелета на нем были только штаны, а на тело была надета рубаха, видимо, её выдал Всеслав, - если, как ты говоришь, это были осколки, почему твоя броня их не задержала?
   - Потому что этих осколков не существует в нашем времени. - Влад, сидящий за столом, заставленным различными колбами, склянками, горелками и даже микроскопом, поднял на лоб совою маску. - Сейчас как раз я завершил исследование образцов, которые взял, как только мы принесли Хэнка. Ни на тканях, ни на броне, нет каких-либо инородных частиц, а также совершенно не повреждена магическая защита, чего, в принципе, не может быть.
   Влад снял маску, потер красные глаза.
   - Я предположу, что, даже если бы на пути между осколком и Хэнком был метровый бетонный блок и лист танковой брони, ранения имели бы точно такой же характер, ибо эти осколки просто должны раз за разом оказываться в одном и том же месте, как и когда-то оказались после самого первого взрыва, вне зависимости от того, есть препятствие или нет. Точно так же, я считаю, мальчик получил ожег, так как внешний вид травмы указывает на близость взрыва, ни земли, ни частиц метала в ране нет, словно она оставлена в хирургическом кабинете.
   - А нам, молодым послушницам, старшие сестры рассказывали об этом заклинании. -От Рагнейд пахло дымом, на рыжих волосах был пепел, но милое лицо было радостным. - Они говорили, что так пару раз, в средние века, разрушенные храмы превращали в ловушки для захватчиков, воскрешая защитников храма. И что для этого требовались чуть ли не все послушницы ордена. И чтобы снять это заклятие, всегда обращались в Инквизицию. Но это было типа сказки, - она по-детски пожала узкими плечиками. - Не знаю, насколько можно им верить.
   Я обвел всех взглядом.
   - Думаю, надо вызвать Филиппа и группу зачистки. Заодно и мальчика передадим. Надеюсь, никто не против?
   Возражений ни у кого не имелось.

Глава 4.

Бумажки, бумажки, бумажки.

  
   - Они охерели у себя в Совете?!
   Агнесс была в ярости, хотя злиться и кричать, по идее, должен был я. Как только мы связались с Филиппом и высказали ему теорию произошедшего здесь, на удивление он не только не высмеял меня, но и сказал, что так и думал. Сейчас, когда группа зачистки во главе со свитой Филиппа прибыли через порталы, к лесу, нам сообщили, что похожие ситуации произошли по всей стране и мало где инквизиторским группам повезло так, как нашей, и почти никто не вышел без потерь. Но Агнесс орет по другому поводу. Также Филипп вручил мне измятую повестку. Повестку на дисциплинарное разбирательство по факту инцидента в ведьминском доме, устроенное советом глав Организации и инициированное, что самое возмутительное, чиновниками людей.
   - Да с каких пор, кто бы он там не был, хоть король, хоть президент, хоть олигарх, указывает самой Организации! Организации!!! Что инквизитор, видите ли, превысил полномочия?! Филипп, что это за чушь!? Хэнк, ты что молчишь?
   Я перестал изучать траву под ногами и посмотрел сначала на Агнесс, затем на Филиппа и вздохнул.
   - Во сколько слушанье? - А что я еще мог сказать? Начать спорить с Филиппом? Так он просто передал решение совета. Начать ругаться с Агнесс? А она права была. - И что еще будет рассматриваться?
   - Не знаю, Хэнк. Ты знаешь, мне они не сообщают. Но заслушиваться будут... - Он покрутил головой из стороны в сторону, - А где все?
   - Ну Влад-то понятно, с другими докторами носится, показывая результаты моего лечения. - Я машинально почесал свою броню в том месте, где была пробоина, наскоро заклеенная ремонтным набором. Лео опять будет ругаться, что я порчу экипировку. - А где эти двое... Пёс их знает, я их вообще почти не видел сегодня.
   Надо поговорить со Всеславом, по поводу того, что же случилось, пока я был без сознания. Солнце пекло беспощадно, и ужасная жара перемешивалась с высокой влажностью, причиной которой был прошедший ночью дождь, еще и система охлаждения из-за пробоин работает из рук вон плохо. Одном словом - отвратительно. На поле вблизи от леса кипела работа. Выходящие из порталов маги наводили временный морок, пока техники заканчивали разворачивать экраны преломления, дабы скрыть работу от обычных людей. Медики брали анализы почвы и коры, все изучали показания своих приборов, которыми сканировали лес, маги-защитники накладывали спасающие заклятия на участников группы и сдерживающие заклятия по периметру леса. Если в этот момент просветить их инквизиторским зрением, то можно увидеть, как стального цвета полупрозрачные шестиугольники выстраиваются перед лесом, словно соты у пчел, защищая всех от возможного всплеска магии. Очень захватывающее зрелище, особенно если смотреть до конца, когда две другие группы будут соединять свои соты в купол над лесом. Но надо было найти Спайка и Рагнейд. Услышав неподалеку взрывы, я направился к ним. Как я и надеялся, там оказался Спайк. Он помогал в установке оборудования, ровняя почву направленными взрывами.
   - Спайк! Давай к порталам, поговорить надо. Нас вызывают в Организацию. - Он хотел что-то спросить, но я жестом прервал его. - Как все соберетесь, расскажу всё. Рагнейд и Всеслава не видел?
   - Рагнейд вроде с сестрами была, а попа не видел.
   Что же, это упрощало поиски. Сконцентрировавшись, я стал осматривать местность "просветкой". Обычные люди называли бы это выходом в астрал, трансом или медитацией. Только вот просветка на порядок сильнее и намного более затратная по личным энергорезервам, и долго в таком состоянии все-таки находиться не получалось. Но это единственный способ увидеть ауру живых или мертвых существ и по ее цвету определить, кто или что меня ждет.
   Вот разноцветные скопления множества аур - развернутый полевой штаб и множество специалистов разных школ магии. Вот воронки порталов, разрывающие саму ткань мироздания. По технике безопасности, на них нельзя надолго фокусироваться, якобы это может разорвать душу и сознание. Проверять это на себе никто не хотел, однако даже при коротком взгляде на порталы начинала болеть голова. Вот стальные ауры магов защитников, а это... Хм, а это скопление аур находящихся в отдалении... они потихоньку пьют мою энергию и энергию всех находящихся тут. Демоны?!
   Нет, конечно, у Инквизиции и тем более у Организации множество реликтовых существ на службе, такие, как тролли и демоны, которые выступили за союз, однако их использовали только в крайних случаях. Демоны, вообще, существа, по природе стремящиеся к обману и заключению сделок. Чаще всего от этого, конечно, страдали люди. Демоны просто выполняли какое-то желание и поглощали душу жертвы. Да и жертвы ли? Нет, скорее, душу дураков. Однако особо старые особи знают, что просто пожрать душу - это не выгодно, поэтому они поселяются в ослабленных людях, либо в тех, которые добровольно их в себя впускают. Особенно с большим удовольствием они поселяются в детей, ведь тогда демон питается душами как самого ребенка, так и его родителей и ближайших родственников. Обычные люди считают, что демона можно изгнать из тела человека, что породило множественные, просто-таки шарлатанские ритуалы экзорцизма. Все в магическом мире прекрасно знают, что все, что можно сделать с телом, пораженным демоном, - уничтожить. И это ужасно. Ужасно лишать и людей, и магов надежды и просто фактически приговаривая их близкого человека. Поэтому я никогда не специализировался на демонах - духу смотреть в глаза и говорить, что надежды нет, у меня не хватит. Вот с ведьмами мне работать нравится. С ними никому не надо ничего объяснять. Кроме чертова Совета.
   Видимо, демонов прислали сюда для подстраховки и попросили пока заниматься своими делами подальше от основной группы. Вообще, существа они прикольные, я имею в виду лояльных и не пытающихся тебя убить, но рядом с ними весьма некомфортно находиться из-за сильной утечки энергии.
   Так, а вот наконец-то я нашел, что искал - на поляне, в трехстах метрах от леса, я увидел пылающие огнем ауры, это безусловно были сестры Ордена Огня. Вернувшись к обычному зрению, я увидел языки весьма обычного пламени, только высотой метров в пять, которое полыхало в поле, а вокруг выстроились сестры Огня. Сумасшедшие бабы опять проводят какой-то безумный ритуал. Я ухмыльнулся и легким бегом направился к ним.
   Пока я добирался до Рагнейд, меня успел поймать Влад с другими докторами, которые были похожи на злобных воронов в своих одеяниях. Влад показал заделанные пробоины на моем доспехе, начал описывать раны и решил тут же меня раздеть и показать, как все зажило, благо, мне удалось отделаться обещанием заехать сразу после совета в корпус Чумных Докторов и отдать себя науке на двенадцать часов. Также я напомнил Владу о необходимости как можно скорее прибыть к порталу, но вот не был уверен, услышал он или нет.
   Я уже видел всех сестер Огня, которые в очередной раз проводили ритуал, значение которого могли понять только они. Как по мне, так это просто был большой костер и верещащие бабы вокруг него.
   - Алекса, доброго тебе утра! Доброго утра, Сестры! - Я усилил голос встроенными динамиками доспеха, иначе рев пламени было просто не переорать.
   Огонь тут же потух, и из круга вышла Старшая наставница - Алекса. Достаточно крепко сложенная женщина, где-то метр семьдесят пять ростом, на вид лет сорока, с очень мужским, квадратным лицом, тонкими сухими губами, носом картошкой - лучшим свидетельством долгой службы, коротко стриженными, как и у всех в Ордене Огня, рыжими волосами. А глаза... А в глазах сейчас пылало пламя! Вот же черт!
   - Sphaera defensiva!
   - Аrdens animam!
  
   Фух! Успел на какую-то секунду раньше! Пламя, вырвавшееся с кончиков пальцев Алексы, облизнуло возникшую вокруг меня прозрачную магическую сферу защиты, благо, броня усиливает мои способности в несколько раз.
   - Хэнк, падлюка, я что тебе говорила!?
   - То, что ты любишь меня?
   - Я говорила, чтобы ты не бросал моих сестер в самое пекло без должной подготовки! А что мне сообщила сестра Рагнейд?
   - Алекс, слушай, я инквизитор, а не телепат, я не умею читать мысли, и не знаю, что, тебе сообщила Рагнейд.
   - Она доложила по двум вашим заданиям! А если бы здесь, в лесу, с ней что-нибудь случилось? А?
   - Но случилось со мной. Я же тебе девушек твоих всегда целых возвращал. - Я ухмыльнулся. - Ну или почти полностью целых.
   - Ты же знаешь, как я за них переживаю, не обижайся. - Она раскинула руки в стороны.
   - Вот ты сумасшедшая старуха, сначала едва меня не спалила, а теперь обниматься? - Я улыбнулся так тепло, как только мог. Я знаком с Алексой еще с момента учебы в академии, и несмотря на разницу в возрасте, ведь ей... а сколько же ей сейчас... года сто четыре, наверное, мы как-то хорошо общались, и она не пыталась задавить меня банальным, "я уже столько-то лет на службе, значит, я лучше", в отличие от большинства других преподавателей, с которыми у меня были конфликты, в том числе, и заканчивающиеся в больничном крыле. Я конечно же ответил на ее объятия. - Сколько мы не виделись-то? Года полтора?
   - Да-да, около того. А тебе Рагнейд нужна?
   - Да, она. Но я просто хотел сказать, что собираемся у портала, минут через двадцать. По мне дисциплинарное слушание проводить будут.
   - Так это по тебе!? - Алекса неподдельно удивилась. - Нам сказали, что инквизитор впал в безумство и всех подряд убивать начал. А что ты наделал-то? Рагнейд ничего не рассказывала.
   - Эта старая сука в Организации все так же меня любит, значит? Хорошее она мне описание дала, мне нравится. Не буду ваш ритуал прерывать, пусть только Рагнейд побыстрее подходит.
   - Хорошо, Хэнк. И ты это... Осторожнее с Советом.
   Я улыбнулся Алексе и отправился к порталам. Через несколько часов, она уже будет судить меня и, вероятно, решать мою судьбу. Времени искать Всеслава не оставалось, но я на секунду остановился и обернулся к Алексе.
   - Слушай, а если бы я щит не успел выставить, я же сгорел бы!
   - Не сгорел! Просто это пламя жгло бы тебя изнутри, пока ты не начал бы молить о смерти, но ты бы не сгорел!
   ***
   Через пятнадцать минут все были в сборе.
   - Сообщаю всем вам, что через два часа состоится дисциплинарное слушанье. Это, в первую очередь, касается тебя, Хэнк. - Филипп говорил серьезно, без намека на шутку. - Мадам Сохви, председатель Совета, крайне отрицательно тебя характеризовала. А учитывая, что между Инквизицией и остальной Организацией уже пару сотен лет идут серьезные разногласия, они будут рады лишить тебя должности. И тогда нам придется...
   - Филипп. Слушай, я хоть и работаю жалкие семь лет, я уже считаюсь ветераном. Сколько с моего выпуска осталось живых Инквизиторов? Восемь? Да мы...
   - Семь. Дмитрий вчера погиб. Нарвался на демона во Владивостоке. И вся группа N76 была тоже уничтожена. Но там уже разобрались.
   - Семь... - Дмитрий был хорошим человеком. Никакущим инквизитором, но имел доброе сердце. Удивительно, что он вообще так долго продержался. Говорят, мирно любил решать все. Мда... Жаль парня. - Семь... Да не важно! Нас не распустят, с нами ничего не сделают. Как работали, так и будем работать.
   - Хэнк, да заткнись ты. Ну не лезь в политику, прошу тебя. Ты прекрасно знаешь, что они могут сделать. И это будет в разы хуже, если бы нас расформировали.
   - Ааа... да ну тебя. Я бы лучше отчеты им отправлял, да на запросы отвечал, чем вот тут по полям бегать. А ребята как проходят? Свидетелями?
   - Да. - Филипп кивнул. - Только вот не знаю, они будут по отдельности заслушиваться или все вместе.
   Дальше пошла гонка по порталам - оружейка, медицинский пункт, лаборатория, где Влад сварил всем энергетик, который не даст нам свалиться еще двенадцать часов, потом был душ и столовая, и вот наконец-то, когда мы наконец-то переоделись в обычную служебную одежду, за нами явился сопровождающий.
   - Добрый день, младший инквизитор Хэнк. - Лицо сопровождающего скрывалось в тени капюшона, а голос был лишен эмоций. В организации давно уже делаются ставки, это человек, какое-то существо, призрак или же просто робот. Даже у нас с Владом совершенно разные точки зрения на это, я более, чем уверен, что там просто человек, который играет роль загадочного существа. А Влад уверен, что это кибернетическое отродие, оживленное магией. Тем временем сопровождающий продолжил. - Агнесс, Рагнейд, Спайк, Владислав. Организация рада, что все вы на месте и готовы отправиться на слушанье. Прошу за мной.
   Он или, вернее, оно, открыло портал и зашло в него, мы отправились следом.
   ***
   Мы вышли из портала в небольшую комнату со стульями, расставленными вдоль стены, и кулером в углу.
   - Заседание начнется через пять минут. Вас пригласят. Провожающий открыл портал, на секунду задержался около него, - Удачи вам, Хэнк, и вашим людям.
   После этих слов он скрылся в портале, и установилась не приятная тишина.
   - Как думаете, по поводу чего нас расспрашивать будут? - Спайк подошел к кулеру, набрал воды, но пить не стал. Было видно, что он нервничает.
   - Вероятнее всего, как и сказал Филипп, за то, что Хэнк устранил девку-ведьму. - Агнесс сидела на стуле и разглядывала потолок. Она всегда так делала, когда пыталась унять злость.
   - Ха, но если бы босс не сделал этого, то рано или поздно эта мелкая убила бы нас всех. - Спайк нервно усмехнулся.
   - Совет этого не понимает, Спайк. - Я похлопал по карманам, опять забыл сигареты. - Они же считают, что мы вообще не нужны и что все можно решать мирной магией. Хотел бы я посмотреть, во что бы за год превратился мир без Инквизиции.
   - А я бы не хотела. - Рагнейд вздохнула. - Я вообще хочу, чтобы все жили мирно. Ради этого я готова сжечь всех несогласных со мной. - Она улыбнулась так мило, что стало не по себе, после чего продолжила играть с маленьким огоньком на ее пальцах.
   Дверь открылась, в нее заглянул Филипп.
   - Пойдемте. И не вздумайте врать Совету.
   Мы вошли в огромный зал, с высокими потолками и мощными несущими колоннами. В зале было очень светло и комфортно. Мы шли по проходу в центре зала, а слева и справа были ряды лавок, куда любой желающий из Организации мог прийти и последить за процессом. Про себя я отметил, что случайных волшебников в зале не так много. Но традиционно были представители от существ, в этот раз были гномы. Они документируют все, для какой-то своей истории. Никто в это не вникает из-за их малого количества. Глобализация и технический прогресс уничтожили волшебных существ лучше любых инквизиторов. Мы подошли к барьеру перед кафедрой, за которой сидело пять членов Совета. По центру та самая Сохви, тощая, сухая, высокомерная женщина из отдела протоколов. Бюрократ до мозга костей. С левого края сидел старик Плассманн, я не уверен, что он понимает, где находится, уж больно он плох был раньше, а сейчас-то и подавно. Я вообще думал, что он умер. Троих других я не узнавал, а значит, что это просто очередные бюрократы из Организации. Слева и справа от кафедры располагались скамьи с судьями, которые голосованием и решат мою судьбу. А в случае возникновения разногласий этим займется уже сам Совет. Каждый из судей имеет право задавать вопросы, однако, как правило, к дисциплинарным заседаниям все подходят формально. Я был весьма рад тому, что узнавал почти всех, сидящих на скамьях, по крайней мере, в лицо. Так, а это кто? Я приметил мужчину лет сорока пяти с толстым, круглым лицом, по которому градом тек пот, вторым подбородком и большой залысиной, который сидел за председателями, на небольшом возвышении.
   Зал состоял из какого-то материала, который блокировал магию, однако базовые способности хоть и были притуплены и ослаблены до минимума, но почему я не почувствовал этого мужчину? От догадки глаза у меня расширились, а кулаки сжались с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Человек! Человек здесь!?
   - Я думаю, можно начать. Отвечать будете по одному, начинаем с вас, младший инквизитор Хэнк. - Холодный голос выражал только презрение. Как же я не любил Сохви. Все не любили Сохви. Может это у нее из-за недолюбленности? - Я не буду перечислять всех участников слушания, если вам будет интересно, Хэнк, (ха-ха, какой сарказм) прочитаете потом в протоколе, кто присутствовал. Вопросы?
   - Это кто?
   Я кивнул на потеющего мужика.
   - Это наблюдатель от людей. - По залу тут же прошла волна возмущения, и эта волна нарастала. - Тихо! Мы усиливаем взаимодействие с правительством людей, и на инциденты с людьми будут приглашаться наблюдатели. Это не обсуждается! - Голос Сохви пронесся по залу, и недовольный рокот стих. - Для начала представьтесь. Не забывайте, у нас наблюдатель, он вас не знает и не знает, как у нас все устроено. Чем подробнее вы ему это объясните, тем лучше.
   - Младший инквизитор Священной Инквизиции Хэнк. Специализация: несанкционированное использование магии, предотвращение утечки в мир людей и нейтрализация аномалий.
   - Ваше настоящее имя, Хэнк.
   Интересно.
   - Я отказываюсь его называть.
   - Простите, - Толстяк подал голос? Вот это наглость. Голос такой же мерзкий, как и его внешний вид. - А почему вы сменили имя?
   - Потому что это нормально, для волшебного мира. Каждый, не рожденный в магическом сообществе, может, по вхождению в него, выбрать любое имя. Для того чтобы, к примеру, подчеркнуть отделение от старой жизни, либо для безопасности семьи и друзей.
   - Расскажите, что случилось в ведьминском доме. - Сохви продолжила. - Особенно нас интересует, что случилось с дочкой подозреваемой ведьмы.
   - А что вы хотите услышать? Я перерезал ей горло, после чего приказал своей поджигательнице поджечь тело.
   - Но зачем!? - Толстяк явно не ожидал такого поворота. - Вы так хладнокровно убили ребенка и с таким спокойствием об этом говорите! Это же ребенок.
   - Я не знаю вашего имени, а неважно. - Я махнул рукой. - Что вы знаете о ведьмах?
   Мужичок немного растерялся, было видно, что он чувствует себя не в своей тарелке. Возможно, ему было бы комфортнее говорить об инвестициях или образовании, а не о каком-то волшебстве. Я же не стал дожидаться его ответа.
   - Я вам скажу, кто такие ведьмы. Когда я жил в мире обычных людей, я так же наивно полагал, что ведьмы - это женщины, умеющие колдовать. То есть, колдуньи или чародейки. - Я мельком глянул на Совет. Они откровенно скучали, однако останавливать меня не стали, следовательно, надо рассказывать дальше. - Но на самом деле, все несколько не так. Колдуньи и чародейки, считайте, обычные люди, обладающие магией, не будем углубляться в отличия. А вот ведьмы... Ведьмы - это совершенно другое. Это существа низшего порядка, которые приспособились жить в человеческом обществе. Они выглядят как люди, говорят как люди, даже ведут себя чаще всего как люди, но это вовсе не люди. Их магические способности носят врожденный, а не приобретенный характер. Все, что вы можете вспомнить о ведьмах из детских книжек, в той или иной степени правильно. Они проклинают, наводят порчи, сглаз, едят детей, питаются душами и обожают золото. А еще они достаточно нелюдимы, посему селятся подальше от людей.
   - Младший инквизитор. Это все очень здорово, но так было раньше. Вы же знаете о заключенных пактах, договорах, лицензиях и прочем. Однако вы вламываетесь в квартиры, пытаете ведьму, убиваете её дочь. Вы забываете о рекомендациях в работе, которые мы вам направляли. Вы их видели?
   Сохви, боже мой, что за бред ты несешь? Договоры? Инструкции?
   - Возможно, я положил пряники на ваши инструкции. А, может, и еще что-то. Мадам Сохви, члены президиума, судьи. Неужели вы всерьез считаете, что ведьмы интересуются нашими договорами? Они просто начали скрывать свои преступления в десятки раз лучше. И теперь выйти на них гораздо сложнее.
   Судьи одобрительно зашептались.
   - Хэнк, а вот вы убили девочку. Согласно отчету группы зачистки, ей было десять лет. Это вы как объясните? Тоже опасность или, может, совершенные преступления? - Чиновник людей явно не очень понимал, о чем говорит, но выступать умел и в стезю вошел успешно, выступал он хорошо.
   Внезапно, словно его тут не было ранее, очнулся Плассманн.
   - А?! Что?! Ты убил детеныша ведьмы, сынок? Как?
   - Я перерезал ей горло.
   - Очень хорошо, сынок, очень славно. Все как в старые добрые времена. - Замолк он точно так же, как и очнулся.
   - Да, я уничтожил ребенка ведьмы. Для тех, кто не сталкивался с ними лично. - Все в президиуме, кроме Плассманна, посмотрели на меня с неодобрением. - А также для тех, кто не в курсе, - я кивнул на чиновника. - При убийстве либо захвате ведьмы, её ребенок получает энергетический слепок охотника на ведьм. И данный ребенок на уровне инстинктов начинает готовиться к охоте на того, кто убил его мать. Это может занять день, может занять года. Но суть в том, что охотник на ведьм будет убит, а также пострадает его окружение. Посему, согласно книге наставлений инквизитору, все дети ведьмы подлежат немедленному уничтожению любым доступным способом.
   Чиновник, во всяком случае я надеюсь, что это чиновник, заерзал на кресле. Ему явно не понравилась моя история. Но так или иначе, он спросил:
   - А в чем та ведьма обвинялась?
   Тут встала Агнесс. Я, если честно, и сам был без понятия, а вот она откуда-то знала. И кто дает ей информацию, непонятно.
   - Новый тип магии. Ведьма освоила, назовем это радиационной магией. Она вызывала у людей лучевую болезнь, а потом весьма успешно её же лечила. Во время беглого ментального допроса, я узнала, что круг ведьм обучает всех желающих этой магии. Поэтому нам и пришлось брать ее живой.
   - Младший инквизитор, вы же знаете, что все это поверье и случайности, когда инквизиторы гибли от рук ведьм, мать которых они когда-то ликвидировали.
   - А, может, вам, мадам Сохви, самой сходить и посмотреть, ерунда это или нет? Сходите, погоняйте ведьм.
   Зря я это сказал.
   - Вы опять за старое, Хэнк!? Сходите сами разберитесь!? А может вы займете место кого-нибудь из чужого класса магии, а, Хэнк? Вы, инквизиторы, постоянно жалуетесь и ноете, что работать приходится в полевых условиях, что у вас высокая смертность, и что мы, другие службы Организации, связываем вам руки. - Она презрительно фыркнула. - Да у нас волшебники есть, которые по двести лет на улицу не выходят. Думаете, они выбрали такую участь? Или, может, я выбрала своё место работы? Нет, младший инквизитор Хэнк, никто из нас не выбирает свое место работы. Его определяет судьба. От наших с вами желаний ничего не зависит, все зависит от того, предрасположены вы к магии или нет! И если вы предрасположены, это значит, что всю свою жизнь вы должны посвятить службе на благо нашего и человеческого мира. - Она откинулась на спинку кресла, успокоилась. - Хэнк, отвечайте на поставленные вопросы и не разводите демагогию.
   - Прошу прощения. - Толстяк чиновник не ожидал такой бурной реакции со стороны Сохви, однако, он быстро понимал, что сейчас самое время пытаться продавить меня. - Я в общих чертах понял ситуацию с ведьмами, мне, конечно, надо изучить этот вопрос подробнее, чтобы доложить моему руководству, но, думаю, это мы замнем. Все-таки безопасность общества - это прерогатива номер один! - Он поднял палец вверх, словно выступая перед народом. - Я, с вашего позволения, хотел бы поднять вопрос об инциденте с автомобилем.
   Мадам Сохви никак не отреагировала, и чиновник посчитал это согласием.
   - Насколько мне известно, эм, младший инквизитор Хэнк, задачей инквизиции является защита жизни и здоровья человечества во всех его проявлениях, как магического, так и нет. Защита от магического произвола, опасных тварей и попыток рассекретить ваше, магическое сообщество, верно?
   Я медленно кивнул и пожал плечами.
   - Так поясните мне, Хэнк, каким образом затопление правительственного автомобиля помогает защищать людей? Благо, водитель и пассажир выбрались. Это, между прочим, не последний человек в государстве! - Снова поднятый жирный палец. - Неужели это было обязательно?
   - А что вас не устроило? - Я ухмыльнулся. - Двое из пятерых в моей команде могли взорвать машину. Одна могла вскипятить ему мозг. А я мог, вместо того, чтобы мягко воздействовать на мозг водителя, выйти из машины и расстрелять её вместе с пассажиром. И спокойно уйти под мороком. Да-да, если вы хотели завуалировано узнать потенциальную опасность, то у инквизиции она очень большая.
   Мой ответ не удивил чиновника, похоже, он прекрасно знал возможности магов и сейчас просто проверяет мою лояльность к людям.
   - Вот сейчас водитель, между прочим, уволен, по вашей вине, кстати. А ему надо кормить семью. Вы меня понимаете, Хэнк? У вас, вот, есть семья?
   - Хэнк, можете не отвечать на вопрос! - Сохви буквально выдохнула эту фразу. Конечно, о таком лучше молчать.
   - Мадам Сохви, что вы, я отвечу. - Кажется я услышал шипение Филлипа "Хэнк, заткнись". - У меня есть семья, уважаемый. Мать, отец и младшая сестра. - Я не дал перебить себя. - Только вот все они - овощи.
  

Глава 5.

Что это было

  
   - Прошу прощения? - Прямо в цель. Чиновник выбит из колеи. - В каком смысле, ваша семья - овощи?
   - А, так вас не ввели в курс дела, как обстоят дела с инквизиторами? О, я вас просвещу. Моим родителям и сестре была проведена, чтоб вам было понятно, магическая лоботомия, и подчищена память. Теперь они эдакие улыбающиеся существа, не узнающие меня и вообще не понимающие, что происходит, которые сидят в квартире, под присмотром Организации.
   - Но что слу...
   - Это сделано самой Организацией. Понимаете ли, уважаемый, когда случайно было установлено, что я проявил магические способности, присущие инквизиторам, ко мне домой тут же прибыли сотрудники Организации, которые дали мне выбор. Они предложили или убить всю мою семью, или сохранить им жизнь, в таком виде. Можете осудить меня, что я не разрешил их убить. Знаете ли, очень тяжело дать добро на убийство людей с которыми прожил всю жизнь и которых любил. И да, я пробовал договориться, пробовал подкупить, да что там, даже напал на сотрудника. Но все без толку, как вы понимаете.
   - Зачем это все? - Он только судорожно сглотнул, и с него опять градом повалил пот.
   - А я не знаю. Мне что-то объясняли про раскрытие секретов, возможное воздействие на меня через семью... - И хотя я внешне казался спокойным, внутри снова затягивался узел и душу наполняла тупая злость и не понимание. - Лучше у них спросите. - Я кивнул на президиум. - Может они вам толковое сказать смогу что-то.
   - Хэнк, вы же знаете правила... - Сохви была недовольна. Мы никогда не поднимали эту тему в своем сообществе. Если у кого-то были живые родители, это означало, что они чистокровные маги, как Спайк. У остальных же семьи не было.
   - Знаю. И ваши правила давно пора менять. Я понять не могу, мадам Сохви, почему вы или члены совета, так удивляетесь жёстким методам работы у инквизиторов? Почему вы удивляетесь нулевому уровню лояльности инквизиторов? Вы сами создаете сотрудников со сломанной душой и порушенными моральными качествами. Почему я убил ту девочку ведьму, а не доставил в Организацию? Да потому что мне плевать. Плевать на нее, на ведьму, мне плевать на водителя с его пассажиром. Но мне не наплевать на живых людей и магов, которые ведут честный и порядочный образ жизни. И я не смог бы, как ваши сотрудники, вламываться в дома к молодым магам и предлагать выбор из убийства или превращения в куклу их родных. Наверно потому, что у меня есть душа. Черная, злая и грязная. Но есть.
   Я прекрасно знал, что говорю ровно то, что хочет услышать Сохви. О том, что я не поддерживаю методы Организации, что в общем не одобряю ее существование в том виде, в котором она есть. Все эти заслушивания, которые проводятся из-за каждого инквизиторского чиха, это всего лишь способ убедиться в нелояльности и некой опасности всей инквизиции. Сохви последние сто лет говорит о необходимости прекращения существования инквизиции. Мол, угрозы нет, и своими силами все справятся. Я прекрасно знал, что Филипп меня сейчас ненавидит. Но мне очень захотелось все высказать.
   - Младший инквизитор Хэнк. Прошу вас покинуть зал заседаний и проследовать в комнату ожиданий. Вам запрещается покидать её до окончания слушания и голосования, которое пройдет без вас. - На сухом лице Сохви появилась слабая улыбка. А вот чиновник людей побелел от страха. Я слегка поклонился совету, судьям, подмигнул своим ребятам и направился к выходу из зала.
   Вернувшись в комнату, я набрал воды из кулера, развалился на одном из стульев насколько можно было и предался праведному гневу, матеря про себя весь этот цирк. Но не прошло и минуты, как дверь распахнулась и в нее вошел Влад. Широкая улыбка озаряла его покрывшееся трехдневной щетиной лицо.
   - Меня выгнали! - Он сел в один из стульев и устало откинулся. - Я всего-то сказал, что полностью тебя поддерживаю и добавить по тем же вопросам мне больше нечего.
   - Да? И только за это тебя выгнали?
   - Ну... Я еще зачитал наш школярский стих из медицинской учебки, про Совет.
   - Ха! Это тот, в котором хер...
   Дверь буквально вышибли, и она очень жалобно заскрипела петлям.
   - Хэнк, вот какой ты мудила! - Агнесс приближалась очень угрожающе, а я как на зло не мог подняться со стула. - Ты вот зачем это все начал говорить, а? Ну все же так хорошо начиналось! Сейчас бы формально ответили и все. Но нет! Ты решил правду сказать, правдолюб ты наш!
   - А ты то что тут делаешь?
   Я опасался, что сейчас получу по голове. Благо в залах, где проходил совет, магия, электроника и сложные механические устройства не работали. А то в меня уже прилетело бы какое-нибудь заклятие.
   - А что я должна была сделать, после стихотворения Влада? А? - Агнесс повернулась к нему. - А ты-то чем думаешь, ты же культурный человек, врач, интеллигенция! Конечно я тоже нахамила Сохви. Обвинила её в попытке расколоть группу и понизить статус инквизиции.
   - Агнесс, я тебя люблю. - Я послал ей воздушный поцелуй. - Тебя, Влад, конечно сильнее.
   В течение получаса мы обсуждали итоги прошедшей операции. Что там совет скажет, нас не интересовало. А вот то, что ни Спайка ни Рагнейд нет до сих пор, несколько настораживало. О чем столько можно их расспрашивать? То, что они не сделали как мы, нас не удивило, все-таки они знают нас всего трое суток. Зачем портить отношения с советом.
   Дверь в очередной раз открылась, в неё вошел мрачный Филипп, а за ним молча шли Рагнейд и Спайк. Лица у них были весьма грустные.
   - Хэнк, хоть слово скажешь - задушу.
   Что же, я не стал проверять, шутил Филипп или нет. Мы дождались сопровождающего, Филипп буркнул "мой кабинет", открылся портал, и мы вошли в него.
   ***
   В кабинете горела лишь настольная лампа. На столе были разложены документы, стояла начатая бутылка бренди, стакан, в котором на дне лежал не успевший растаять кубик льда. Женщина стояла у окна и смотрела на вечернюю Москву. Из небоскреба "Федерация" открывался отличный вид на никогда не спящий город. Однако Татьяну мало беспокоил вид, дорогой офис в центре Москвы, это всего лишь обозначение статуса на переговорах, которые вот-вот начнутся. Ей поступило крайне неприятное предложение от одного проверенного человека из Организации. Он предложил поучаствовать в грядущем переделе сфер влияния в магическом мире. На переговорах Татьяна в любом случае не теряла, а если что-то покажется подозрительным можно будет ответить отказом. Тем более, что на всякий случай наготове была группа телохранителей. Если же сотрудничество сулило выгоду, то почему нет. Её знакомый сказал, что эти маги, которые прибудут на переговоры, - из списка разыскиваемых инквизицией и всю грязную работу будут делать они, а Татьяне необходимо было лишь предоставить необходимые ресурсы. А ресурсы у Татьяны были. Она являлась одним из немногих посредников между сильными мира человеческого и мира волшебного, но так или иначе, подмять под себя целую нишу бизнеса всегда приятно.
   На селекторном аппарате зажглась лампочка.
   - Они поднимаются. - Коротко сообщил встречающий на первом этаже.
   Татьяна вдохнула и выдохнула. Посмотрела на свое отражение: длинные прямые черные волосы, миндалевидные глаза, прямой тонкий нос, чувственные губы, дорогой строгий приталенный костюм, пошитый лично известным дизайнером, при этом имеющий весьма откровенный вырез, подчеркивающий аппетитную грудь. Юбка чуть выше колен и стильные туфли. На переговорах нужно всегда выглядеть неотразимо и использовать все преимущества. Двери в офис распахнулись, и в них вошли двое мужчин. Одеты они были крайне просто, на одном - кроссовки, потертые джинсы и белая футболка с каким-то нелепым рисунком, на невыразительном лице татуировки каких-то рун, второй был одет в темные ботинки, брюки и короткую рубаху синего цвета. На вид им было лет тридцать. Это еще что такое, подумала про себя Татьяна. Эти оборванцы - переговорщики?
   - Но-но красавица. Какие же мы оборванцы? Я Ганс. Это Виктор. - Он указал на своего спутника. - Не удивляйся, я не телепат. Просто логично, что такие, как ты думают про таких, как мы. Начнем.
   - Для начала, я бы хотела убедиться в том, что вы те, кого я ожидала. - Татьяну весьма раздражало такое неформальное поведение, однако своим видом она этого никак не выказывала: сказывался опыт ведения переговоров.
   - Ох, прошу простить мою бестактность.
   Ганс улыбнулся, и руны на лице пришли в движение. Они в прямом смысле пришли в движение. Татуировки начали складываться в замысловатый узор, притягивая взгляд. Неплохая сила, отметила про себя Татьяна. Виктор же вытянул руку, и в его ладонь по воздуху проплыл стакан, а в другую руку - бутылка бренди. Он налил себе полный стакан и так же по воздуху вернул бутылку на стол.
   - Что же... - Весьма редкие направления магии. А уж в преступном мире встречающиеся еще реже. Татьяна была заинтригована. - Благодарю. Теперь давайте перейдем к делу.
   - О, конечно, моя дорогая. - Ганс расплылся в слащавой улыбке. - Подробности я опущу, но мы с моими друзьями хотим чуть-чуть изменить расстановку сил на рынке. Некоторые его покинут навсегда. Со стороны будет выглядеть все, как обычные рейдерские захваты, благо, время в стране неспокойное, внимания не привлечет. А от вас никакого участия не требуется. Нашим ребяткам только потребуются средства - оружие, машины, взрывчатка и иная мелочевка. Конкретно вы получаете семьдесят процентов точек и заведений. Не спрашивайте про процент, мне дано указание его только озвучить.
   - Очень интересно. - Татьяна примерила дежурную улыбку. Слишком подозрительно это было. Слишком выгодно. - А какие именно сферы пойдут под раздел? Если это не секрет, конечно.
   - Фактически все. - В беседу включился молчавший до этого Виктор. - Все относительно крупное магическое по стране - лавки травников, алхимические бары, транспортники, частные техники, ну и... - Он недовольно поморщился, но даже не пытался скрыть недовольство. - А также специальные квартиры и бордели.
   Тут Татьяна уже не смогла скрыть эмоций, её глаза расширились, и в них начало разгораться пламя страха и злости. Грудь ее часто поднималась и опускалась, но воздуха все равно не хватало.
   - Вон!!! Пошли вон! - Она заорала и указала на дверь. - И не смейте здесь больше появляться!
   В её левой руке уже начал собираться сгусток черной энергии. Ганс примирительно поднял руки и вместе с Виктором начал пятиться к выходу.
   - Татьяна, так или иначе обдумайте наше предложение, на вас даже указывать ничего не будет, а о помехах не волнуйтесь, мы ими займемся. - Ганс снял с пальца правой руки большой перстень и положи на стойку у самой двери. - Если все же примите его, дайте вашему ворону перстень, он найдет меня. Если же откажете, я вас естественно пойму, то киньте перстень в огонь. Но ответ дайте не позже, чем через сутки.
   Они вышли из офиса и зашли в лифт, а Татьяна не могла успокоиться. Вот откуда взялись семьдесят процентов. Кто, интересно, додумался организовать нападение на объекты Инквизиции? Ни в каких разборках, в том числе, которые устраивали департаменты Организации, ни бордели, ни специальные или конспиративные квартиры не попадали под прицел, никто не хотел идти на конфликт с Инквизицией, это было бы слишком опасно, тем более, для обычных незаконных магических группировок. Это просто означало бы фактическое её уничтожение. А тут речь зашла еще и о "устранении помех". Да, такого Татьяна не предвидела. Она налила стакан бренди и осушила его одним глотком. Руки слегка подрагивали. За один такой разговорможно попасть к Инквизиции и, вероятно, не выйти никогда. И ни высокое положение, ни друзья в правительствах мира или Организации тут не помогут.
   Перстень по-прежнему лежал на стойке у двери. Просто кусок серого металла. Татьяна взглянула на него. С одной стороны, на нее и правда выйти будет нереально и семьдесят процентов точек по стране - это огромнейшие суммы. С другой стороны, малейшая ошибка, и её голова окажется на пике, в буквальном смысле. Впереди была неспокойная ночь.
   Перстень по-прежнему лежал на стойке у двери.
   ***
   - Ну и что, что нас отстранили? - Я завалился на диван. - Тем более-то на неделю. Наконец-то выспимся
   Филипп схватился за голову.
   - Хэнк, почему ты такой тупой? - Агнесс села за стойку и налила себе воды. Мы снова очутились в комнате, из которой отправились на помощь к Всеславу.- Тут вопрос репутации.
   - Так, всё, хватит. Неделю отдохнем хотя бы. Тем более, что оклад только у меня удержат.
   Я отвернулся к спинке дивана, всем своим видом показывая, что не хочу разговаривать. Я услышал лишь уставший, полный разочарования вздох Агнесс и смешки Спайка с Рагнейд.
   - Ну, раз мы тебе, Хэнк, не нужны сейчас, мы, наверное, пойдем. - Влад улыбнулся. - Мы пошли?
   Я, не поворачиваясь, поднял вверх большой палец.
   - Вот и славно! - Влад тут же схватил свою "гражданскую" барсетку и направился к выходу.
   - Спайк, Рагнейд, на десять минут со мной сходите, остальных не задерживаю. Да узнать мне надо, куда планируете отправиться. - Филипп открыл портал и пропустил вперед молодых людей, после чего зашел в портал сам.
   В комнате остался только я, пытающийся уснуть, и Агнесс, которая, судя по звуку падающей на пол одежды, разделась и направилась в душ. Отличная идея, если бы так не хотелось спать. Сейчас нет просто никаких сил, даже с учетом того, что зелье Влада все еще стимулирует меня. Я был слишком вымотан и разозлен. Однако сон упорно не шёл, поэтому я решил встать и налить чего-нибудь выпить, а заодно прикинуть, чем бы заняться в эту неделю.
   Из душа вышла Агнесс, замотанная в полотенце.
   - Опять проваляешься здесь все отстранение? - Она достала из холодильника банку пива и села за стойкой напротив меня.
   - Вероятнее всего. Ну в зоопарк схожу. - Я улыбнулся. - Может, в этот раз я узнаю, какое животное мое.
   - Да, дело нужное. Кстати, ты не знаешь, куда Влад так сорвался?
   - Без понятия, никогда не спрашивал. - Я на секунду задумался. - А ведь он уже полгода куда-то срывается в любое свободное время. И не всегда к своим. Я как-то попытался его найти, но он словно растворился, ни в докторском центре, ни в штабе инквизиции, ни в оружейке его не было. Я даже попытался его найти своим зрением - ничего. А потом он появился как ни в чем не бывало.
   - И тебя это не насторожило?
   - Да может человек девушку нашел. - Я снова улыбнулся, однако лицо Агнесс было серьезным. - Да не буду я приставать к нему с расспросами. Уж кому, а Владу я доверяю.
   - Да я не спорю, просто... - Она замялась, чего я за ней не замечал. - Сейчас разговоров много идет, мол, не нужна Инквизиция больше, не с кем ей сражаться. Даже у нас в ордене есть те, кто это поддерживают.
   - Аги, а ты думаешь, откуда эти разговоры идут-то? Нет, из Организации понятно. А еще откуда?
   Агнесс пожала плечами.
   - А от нас, инквизиторов, самих и идет. Мы с тобой говорили на эту тему уже. А вот то, чего я тебе не говорил, - я подался вперед. - Мы уже как полтора года как стараемся не набирать новых инквизиторов.
   Агнесс была удивлена, но не сказать, чтобы шокирована.
   - Такие слухи были. - Она задумалась. - Но тогда, в чем причина такого давления со стороны Организации?
   - Они просто не хотят ждать сотню лет, чтобы официально прикрыть Инквизицию. Хотят управиться за несколько лет.
   - Ну, с этим непонятным ритуалом их планы весьма сильно проваливаются. Учитывая, что по всей стране было. Тут организованно действовали... Ладно, если что, вызывай, я у своих буду. Встретимся через неделю.
   Она направилась к шкафчикам с одеждой, оделась в свой второй комплект, махнула мне на прощание и ушла. Я допил свой джин и лег, в надежде уснуть. В этот раз сон не заставил себя долго ждать.
   ***
   - Что же, Спайк, куда планируешь отправиться? - Филипп налил воды в стакан.
   - Я хотел семью навестить, это ведь можно сделать?
   - Да, конечно можно. Очень непривычно, что у кого-то из свиты инквизиторов есть семья, что за времена настали. - Филипп усмехнулся. - А ты, Рагнейд?
   - Никуда. Сейчас хотела отправиться в оружейку, посмотреть, что есть, а затем к Хэнку вернуться.
   - Ой, на что тебе этот недовольный ворчун сдался? - Филипп махнул рукой. - Отдохнула бы лучше, или в Орден отправилась. Всё толку больше, чем с ним сидеть. Наверняка он половину недели проспит, а половину пропьет. Или еще чего хуже придумает.
   Он сделал пару пометок на бумагах, после чего встал, и направился к окну. Кабинет был сам по себе интересен, хотя бы потому, что не имел входной двери, из чего напрашивался вывод, что попасть в него можно только с помощью телепорта. А из мебели, было лишь три стула и стол, с потертой настольной лампой.
   - Запомните только одну вещь. Не ответить на вызов, даже отстраненного инквизитора, вы не можете. Но можете не отправляться на придуманное им задание. А если отправились, помощи не ждите и знайте, что будете обычными нелицензированными магами. - Он повернулся. - Это все, что я хотел сказать. Удачи. Из приемной вам откроют порталы, куда скажете.
   Филипп щелкнул пальцами и за молодыми людьми открылся портал.
   ***
   Обычный торговый цент Москвы был заполнен людьми, пришедшими на обед или просто спасающимися от жары. Старичок в рубашке с коротким рукавом, выглаженными брюками и старым дипломатом в руках проходил через множество павильонов, повернул на пожарную лестницу, которой особо никто не пользуется, ввиду наличия лифтов и эскалаторов, там зашел в межэтажную секцию, в которую из-за специфического ассортимента люди заходили в основном случайно. Тут был павильон, продающий готовскую атрибутику, был магазинчик околобуддистских товаров, продающий всякие статуэтки и ароматные палочки, был небольшой павильон с названием "экзотические товары всех стран мира", в него-то старик и направился. За прилавком скучал молодой парень с дредами, смотрящий кино на ноутбуке.
   - Сынок, позови управляющего, будь добр, - сказал старичок скрипучим голосом, и оглядел прилавок.
   Парень, не задавая вопросов, закрыл ноутбук, и отправился в подсобное помещение. Оттуда через несколько секунд вышел худощавый мужчина с большими залысинами, и в квадратных очках. На его лбу блестели капли пота.
   - Добрый день. Что бы вы хотели приобрести? Пришли новые списанные амулеты Организации. Ингредиенты для зелий, эликсиров. Еще у нас есть...
   - Уважаемый, я бы хотел сообщить вам, что теперь у вас сменилась "крыша". И платить вы теперь будете мне.
   Мужчина за прилавком усмехнулся.
   - Не думаю, что Сергей будет рад, вашему удивительному предложению.
   - Сергей не будет против.
   Старичок улыбнулся, расстегнул кейс и достал оттуда кисть руки, судя по следам, её просто оторвали. На безымянном пальце была большая печатка с гербом. Менеджер узнал в ней руку уже бывшего начальника магической безопасности, Сергея.
   ***
   Просыпался я достаточно неприятно. Головная боль, заложенный нос, дезориентация во времени. Я сел на диване, взял со стола телефон. Прошло два дня с момента моего отстранения, поспал я, конечно, хорошо. Было семь утра, хотелось сходить в душ, поесть, попить и снова поспать. Но я запланировал посетить одного старого знакомого.
   У меня из головы никак не шла последняя операция: это чистой воды спланированная акция, только вот какая цель преследовалась, мне было совершенно не понятно. Я заказал плотный завтрак, две кружки кофе с молоком, а также сводный отчет по происшествию в лесу от всех задействованных инквизиторов. И пока мне всё это несли, я ушел в душ, по возвращению из которого я с радостью отметил, что меня дожидается яичница, поджаренная докторская колбаса, хлебушек и две большие кружки кофе. Агнесс и Филипп всегда удивлялись моими пристрастиями в еде. Заказать я мог хоть фазанов, нашпигованных омарами, и мне бы принесли. Однако я не люблю извращаться и не ел без повода различного рода деликатесы, предпочитая им простые блюда. Я взял в руки отчет и углубился в чтение. Как обычно, имена, даты и места были удалены.

Сводный отчет старших инквизиторов о происшествиях с временными ловушками.

   На момент составления отчета, доподлинно известно о существовании семи временных разрывов на территории России, двух разрывов на территории СНГ, одного разрыва в восточной Европе и одного в центральной Европе. Все разрывы имели схожий характер и были обнаружены с разницей в три месяца.
   Жертвами стали не менее ста двадцати людей и восьми магов, из которых: один младший инквизитор, два чумных доктора, три сестры ордена огня, два дознавателя. Ранения получили тридцать восемь магов.
   По предварительным данным, для проведения такого рода ритуала необходимо одновременное присутствие хотя бы тринадцати магов четвертого класса. Также установлено, что при создании такого рода разрывов необходимо использование "неприкасаемых" людей, для безопасности проведения ритуала, однако, это является дополнительным условием. Ранее проведение такого ритуала было замечено и задокументировано в 1735 году во Франции, подробнее о данном ритуале вы можете прочитать в трактате...
   Я отложил листы с отчетом, дальше его читать было совершенно бессмысленно, так как состоял он в основном из предположений и теорий, с рассуждениями и статистикой. Пять листов бумаги, можно сказать, просто испорчены. Во всей этой писанине важное было только одно слово - неприкасаемые. Неприкасаемыми мы называем людей, которые сводят на нет всю существующую магию, вне зависимости от её происхождения, силы магов, да и вообще ни от чего. Однако такая особенность встречается очень и очень редко. Все-таки отчет дал мне идею, кое-что проверить и кое-кого навестить. Но это будет потом, сейчас я, пожалуй, повторю завтрак и еще посплю.
   Дверь неожиданно отворилась, и в неё вошла Рагнейд. Рыжие волосы собраны в хвост, спортивный топик, на пупке пирсинг, о котором я не знал, коротенькие шорты. Весьма сексуально, надо сказать.
   - Привет Хэнк! Чем занимался?
   - Ну... Вообще я только встал, вот поел... ещё планировал поесть, будешь?
   - Спал!? Так двое суток же прошло! Ну ты лентяй! А кушать буду.
   Она сняла трубку, заказала себе зеленый чай и пару тостов с ветчиной и сыром и мне полпорции предыдущего. Все же есть хорошие стороны инквизиторского быта - бесплатная еда и славные члены команды, да еще и красивые.
   - Рагнейд, пока ешь, ознакомься. - Я протянул ей отчет. - А как прочитаешь, у меня к тебе будет одно интересное предложение.
   Я таинственно улыбнулся и подмигнул. К моему удовольствию, лицо Рагнейд залила краска. Я быстро закинул в себя еду и пошел выбирать одежду для небольшой прогулки.
   - Зачем я это прочитала? - Рагнейд была недовольна. Еще бы, прочитать весь отчет. - И какое предложение?
   - Я тоже хотел тебя спросить, зачем ты прочитала это всё? Тут только пол первой страницы значение имеют. Ну да ладно. - Я махнул рукой. - Не хотела бы ты съездить со мной к одному моему знакомому, по нашему делу в лесу. У него может быть кое-какая информация, и он может помочь. Только вот помни, что мы отстранены и ты не то, чтобы должна со мной ехать.
   - Если ты обещаешь никого не калечить, поехали.
   - Обещать не обещаю, но хочу, чтоб все прошло мирно.
   Мы вышли из здания и направились на парковку, где был припаркован служебный Range Rover. Я подошел к левой задней двери, Рагнейд к правой.
   - Я думал, ты поведешь. - Я залез в салон.
   - А я водить не умею, нас этому не учат. - На лице Рагнейд застыла крайне довольная улыбка.
   - Да я тоже не то, чтобы умею, почти всегда Влад за рулем. - Рагнейд продолжала улыбаться. Я вздохнул. - Ладно, но ты тогда поедешь спереди.
   Десяток мелких ДТП, внимание сотрудников ГИБДД. Мне уже надоело разбираться с водителями "внушением". Зато Рагнейд хохотала, когда я всех отправлял заниматься своими делами и коряво выруливал из ряда. Я старался делать все как можно мягче, да бы у людей не было никаких последствий, кроме одного крайне возмущенного блатного. А было-то: очередная небольшая авария, подумаешь, притерся бампером в его мерседес. Но он решил устроить разборки с битой. Пришлось воздействовать на его сознание несколько более грубо, и я отправил его домой. С садового кольца в Химки. Босиком. И мне показалось, что его автомобиль проехал минут через десять мимо нас. Что же, значит, у кого-то новый автомобиль.
   Наконец-то добравшись до одной церкви на западе Москвы, мы с Рагнейд вышли из машины.
   - Рагнейд, вот как в таком виде, - я демонстрантивно окинул её взглядом, - ты пойдешь в церковь?
   Вопрос её смутил, что меня позабавило.
   - Так я не знала, что...
   - Из багажника накидку возьми и капюшон накинь. - Я достал сигарету, закурил. - План, значит, такой. Мы заходим поговорить с одним человечком. Ты капюшон не снимаешь, смотришь в пол, пока я не скажу. Если пойдет все нормально, то мы просто с ним поговорим и все. Ну, а дальше по ситуации.
   Мы поднялись по лестнице и вошли в церковь, где шла какая-то служба.
   - Хэнк, я кое-что чувствую. - Рагнейд говорила шепотом.
   - Я знаю. Действуем по плану. Иди за мной.
   Я встал за прихожанами, сконцентрировался, сказал, используя массовое внушение:
   - Уважаемые прихожане! Служба закончилась! Вы сделали здесь все, что хотели! Теперь идите домой!
   Священник недовольно посмотрел на меня и вздохнул. Никогда у нас с ним не ладилось. Люди начали разворачиваться ко мне. На лицах было недоумение. Групповое внушение не так эффективно, однако на некоторые категории людей действует хорошо, особенно объединенных одной идеей. Недоумение на лицах сменилось улыбками, и все направились к выходу, помещение быстро опустело, остались только я с Рагнейд и священник.
   - Что ты хочешь, Хэнк? Ты знаешь, у меня законные дела, я ничего не нарушал, зачем вы приехали?
   - Я хочу поговорить, только и всего.
   - Ага. Инквизиция так часто приезжает, для того, чтобы поговорить. А сзади кто? Одержимая? Ты знаешь, что я тут не помощник.
   - Она? - Я обернулся к Рагнейд. - Не, это из моей команды.
   - Может, милая барышня покажет лицо? - Священник усмехнулся.
   - Заметь, не я это предложил. Рагнейд.
   Она откинула капюшон и уставилась на священника. Его лицо исказили страх и злость.
   - Священник - демон? Иронично. - Рагнейд не отводила взгляда, не давая демону уйти.
   - А то. Знакомьтесь. Аластор - Рагнейд. Рагнейд - Аластор. Давайте, что ли, присядем. Прямо тут, на полу. Ал, я серьезно поговорить просто хочу. К тому же, у тебя предо мной должок.
   Мы сели на пол, посреди церкви.
   - Поговорить просто, да? И поэтому ты привел сюда это бездушное существо, Хэнк? А про долги я помню, не надо напоминать, сама наша сущность не позволит его не отдать.
   Аластор сплюнул на пол.
   - Хэнк, а откуда у тебя знакомый демон?
   - Познакомился я с ним года четыре назад, на одной из операций, совместно с другими инквизиторами. Была большая заваруха в Одинцово, со стрельбой, заклятиями, словно в кино, только маги гибли по-настоящему. Ал в итоге решил, что я с другими инквизиторами так или иначе захватим объект и убьем или, что еще хуже, заберем на допрос в штаб всех в здании завода. И Аластор решил, что ему может повезти, если он, так сказать, окажет содействие инквизиции. Он парализовал или подчинил своей воле всех людей и заставил напасть на магов, чтоб взять магов живыми. И хоть на суде почти все были за быструю казнь демона, я смог убедить совет оставить его как агента и пристроил сюда. Помогаем друг другу время от времени. Только вот ты что-то трубку не брал, когда я тебе звонил. Не скажешь, почему?
   - Ты поздно звонил, я не успел взять.
   - Твою преисподнюю, Ал, еще скажи, что ты спал. Ну не заливай мне-то.
   - Я тебе ничего не скажу. Я бы тебе в морду дал, Хэнк, но не здесь, тут камеры. А ответы ты тут ни за что не получишь!
   Значит, следят... Я повернулся к Рагнейд и сделал едва заметный кивок, после чего повернулся к Аластору и подмигнул. Моя рыжеволосая напарница схватилась за лицо, будто ей что-то попало в глаз, благодаря чему разорвался зрительный контакт с Алом и он побежал в ризницу. Я и Рагнейд пустились следом, забежав в небольшое помещение, мы закрыли дверь.
   - Хэнк, я нажал тревожную кнопку, через две минуты тут будет наряд полиции, либо выходи с боем, либо сдавайся. И давай свои вопросы быстрее.
   - Так вот ты где изоляционную комнату поставил. Хитро. Но с боем не выйду, ты сколько из меня сил выпил. - Я повернулся к Рагнейд. - Полиция приедет, я пошумлю чуть-чуть, выходим и сдаемся. На допросе можешь что угодно говорить, все равно подчистим память.
   - Хэнк, мать твою, быстрее. - Аластор выглядывал в окно, ожидая полицию.
   - Кто тебя пасёт, слышал ли ты о недавних ритуалах resurrectionem bellatorum и вербовали ли тебя?
   Эх, не получится быстро пообщаться, придется встречаться в другом месте.
   - Либо организация, либо кто-то из людских. Грубо работают, но старательно, проверяют каждый чих, о ритуалах слышал, и вербовщики приходили, набирали демонов на подстраховку. Я его допросить когда решил, у него защита включилась, инсульт, не успел. Но я тебе точно скажу, демонов там были единицы, да и на подстраховке. Вообще без понятия, кто мог все это организовать, таких ресурсов у людей нет, это я тебе точно говорю, да ты и сам знаешь. А вот... - За окном стала слышна сирена. - А вот у кого, кроме Организации, возможность есть все устроить, я даже не знаю. Вообще никаких идей. Но я к вам заеду тогда, ты мне сообщи, где вы.
   - Скажу, Ал, спасибо.
   Рагнейд с интересом наблюдала за нашим разговором. Инквизитор и демон-священник, мирно беседующие, думаю, это в учебниках не описывается. Я присел на пол, достал самый обычный пистолет Макарова.
   - Готов, Хэнк?
   - Подожди, чуть не забыл. - Я прижал указательный палец к своему носу и произнес - torpor!
   В следующую секунду Аластор со всей силы ударил мне каблуком ботинка в нос. Я слышал, как в очередной раз сломались кости, кровь хлынула ручьем, но боли я не чувствовал. Рагнейд, правда, этого не ожидала и вновь "поймала" демона взглядом.
   - Отпусти Ала. Все в норме, мы сейчас сдадимся.
   Она отвела взгляд.
   - А ты готов? - Я, заливая кровью пол, я тут же понял тупость своего вопроса, и махнул рукой. - Все время забываю, что демоны не чувствуют боли.
   Я пару раз ударил Аластора по голове рукояткой пистолета.
   - А вы, я смотрю, веселые ребята. Нельзя было просто морок навести?
   - Ну, это из тебя демоны энергию высосать не могут, а я сейчас даже ребенка мороком не обману.
   Полицейский автомобиль остановился около церкви.
   - Мы просто выходим и сдаемся? - Рагнейд вопросительно подняла бровь.
   - Нет, мы шумим и сдаемся. - Я улыбнулся, но из-за разбитого лица вышло весьма мерзко, и несколько раз выстрелил в потолок. - Ал, еще свяжемся, спасибо.
   Я и Рагнейд отправились из комнатки в главное помещение церкви, а Аластор разлегся на полу, возмущенно ворча. Один из полицейских осторожно заглянул в церковь, и я выстрелил еще дважды выше его головы, для того, чтоб напугать, убивать или калечить я никого не собирался.
   - Бросайте оружие!!!
   С улицы раздалась испуганная команда патрульного. Ну ничего, завтра уже благодарность получишь.
   - Мы сдаемся, не стреляйте! - На всякий случай я поставил пистолет на предохранитель, мало ли. - Рагнейд, подними ручки, будь добра.
   - Что на допросе говорить?
   - Что угодно. Я или буду кричать про демонов, или буду молчать. Наверное, помолчу просто, а то болевые ощущения быстрее проявляться начнут.
   В этот раз полицейский был осторожнее и работал с напарником. И всё повторилось для меня в очередной раз. Лицом в пол, наручники за спиной. А вот Рагнейд была очень недовольна. Обожгла аккуратненько беднягу патрульного и, когда я ей подмигнул, мне показалось, что я прочитал в ее глазах очень и очень много злости.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 6

  

Не по плану

   - Вторая группа на позиции.
   - Отлично, наблюдаем и ждем сумерек.
   Инквизитор Вернер убрал рацию в карман и присел за поваленным деревом. На небольшом пяточке в лесу расположилась его группа: дознаватель, защитник и специалист по невидимости и мороку, маг из гильдии Сокрытых. Благодаря магу-невидимке, Сэму, охранение можно было не выставлять, но следить за территорией завода все равно необходимо. По полученной информации на Верхнебаканском цементном заводе, расположенном на выезде из Новороссийска, находится несколько магов, причастных к временным разрывам, прокатившимся по стране. С противоположной стороны завода в засаде был инквизитор Дамиен, со своей группой. Дамиена многие недолюбливали и считали, что его было бы неплохо уже давно устранить. Дамиен использовал спорные или просто запрещенные заклятия, зелья, снаряжение и технологии. Ходили слухи, что он использует плененного демона, которого запер в теле не то старшего брата, не то отца. Так или иначе, доказать ничего не смогли, поэтому Дамиен уже более трех сотен лет служит и служит хорошо. Вернер хорошо помнил, когда почти половина инквизиторов в открытую требовала разбирательств, однако его больше удивило другое, а именно то, что фактически все, требовавшие разбирательств, были старыми инквизиторами, отработавшими как минимум полвека. Молодым же не было почти никакого дела до внутренних разборок, они носились по злачным местам, брались за все подряд дела и гибли очень быстро и совершенно бесславно. А потом в Организации вообще начались разговоры о прикрытии Инквизиции и переводе всех в другие подразделения. Две школы инквизиторов в России уже перестали набирать учеников, хотя и количество потенциальных инквизиторов тоже за последние двадцать лет сократилось едва ли не в пять раз.
   От раздумий Вернера отвлекла рация.
   - Дамиен Вернену.
   - На связи. Что у тебя?
   - Со стороны города подошла "газель" с кунгом. Выгружаются. Прибыло два мага и человек-водитель, как понял?
   - Понял. Точно маги? Какие, не видел?
   - Точнее не бывает. Один точно с телекинезом, ящики выгрузил без рук. Хотя, может, фокусник, а? - Рация захрипела, то ли от помех, то ли от смеха инквизитора.
   - Понял. Выступаем где-то через четверть часа, в любом случае.
   - Дамиен отбой.
   Старый дурак. Это же надо было отправиться на задание с Дамиеном. С ним в команде работают только отморозки, и что самое плохое, этот идиот не сказал, кто именно. Он ведь мог и просто людей, посвященных в магию взять, как уже не раз было. Достал не пойми где контуженого офицера армейского, накачал его зельями и в штурмовую группу. Идиот, ничего не скажешь. И не сделаешь.
   Вернер собрал команду, для корректировки плана.
   - Заходим одновременно с двух точек. Работаем быстро, берем языка и уходим. К ним прибыли еще двое, один точно телекинезник.
   В небе появилась красная вспышка. Сигнал. Дальше все слилось в один сплошной рывок. Бетонная стена вокруг завода взорвалась от заклинания Вернера, где-то с противоположной стороны ухнуло сразу несколько взрывов: входил Дамиен со своими ребятами. Вот кто-то выбежал из ворот прилегающего к заводу ангара, заклятье дознавателя взорвало голову бедняге. Еще один взрыв, на месте ворот - дыра, в которую быстро и слаженно вошла группа Вернера. Послышалась стрельба и гул ранцевого огнемета. Противоположная стена брызнула битым кирпичом, и в здание вбежала свита Дамиена: подрывник и два бойца, и как отметил про себя Вернер, вполне возможно и люди, увешанные с ног до головы оружием.
   - У меня один. - Дамиен слегка запыхался.
   - Так же. Непонятно, кто был.
   - А есть разница? Теперь-то они уже трупы. Идем дальше.
   Взрыв стен в трех местах и резкий рывок через проломы были встречены ответными встречными заклятиями, которые разбились о невидимые магические щиты. Обе группы спрятались за импровизированными укрытиями, кто за стальной опорой, кто за бетонным блоком, кто за стоящим в ангаре автомобилем.
   - Я настоятельно рекомендую сдаться, господа. Нас банально больше. - выкрикнул Вернер из-за укрытия. - Мы можем гарантировать вам жизни, в случае сообщения нам интересующих сведений.
   В бетонный блок, за которым спрятался Вернер, ударило заклятье, отколовшее значительный кусок.
   - Молодые люди, это было последнее предупреждение. Я уже стар и характер у меня скверный. - Прокряхтел Дамиен, выглядывая из-за стальной балки, показывая Вернеру, что наверху находится трое и минимум один противник внизу.
   В балку ударила пара пуль.
   - Внимание всем, атакуем одновременно. Постарайтесь не убить того, что внизу и хотя бы одного бойца сверху. Работаем через три, две, одну...
   Вернер прыжком перескочил блок, на ходу метнув заклятие в стоящих наверху магов, помчался вперед, Дамиен же бежал вперед и стрелял из пистолета, он всегда старался поразить цель заклятием, как можно с более близкого расстояния. Из своих укрытий выбежали и бойцы обоих инквизиторов, навстречу им летели пули и заклятья, которые разбивались о магические щиты. Вот чуть вперед выбежал один из бойцов Дамиена, и не успел Вернер его рассмотреть, как он внезапно, словно марионетка, в неестественной позе рухнул на пол. Не может такого быть, только и успел подумать Вернер, не могли они так быстро сбить щит, вдруг слева позади раздался оглушительный взрыв, едва не сбивший инквизитора с ног, - взорвался боец-огнеметчик Дамиена.
   Вернер за несколько десятых секунд посчитал, какая мощность энергии должна быть, чтоб так быстро разбить магическую защиту, которую, ко всему прочему, поддерживает маг-защитник. Хотя бы шесть магов должны сосредоточить заклятия или нуль-пули, созданные Организацией для разбития магических щитов и пробития зачарованных доспехов, и это с учетом ликвидации маг-защитника. Шесть магов. А противников четверо и один, похоже, человек. Шесть магов. Три противника и...
   Вернер остановился и прекратил метать заклятия. Через полсекунды остановился и Дамиен, видимо, тоже посчитавший силу заклятий. По ним перестали стрелять, и они обернулись. За ними стояли дознаватель, подрывник, и маг-невидимка. Защитник лежал на полу ангара с ошметками вместо головы в метре от них. Стволы оружия были направлены на инквизиторов, а заклятия готовы сорваться с губ.
   - Что это всё значит?!
   - Списывают нас, коллега. - Из левого рукава Дамиена возник короткий ствол, и он выстрелил в своего подрывника-предателя. В груди последнего образовалась значительных размеров дыра, и он рухнул на землю. Нуль-заряд пробил остатки магического щита, зачарованный доспех и плоть.
   В следующую секунду в сторону инквизиторов с двух сторон полетели пули, заклятия и магические бомбы. Несколько секунд защита и усиленные чары на доспехах держались, но затем снаряды нашли свои цели. Вернер получил две пули в живот, одну в спину, касательную рану от заклятья в голову, и ему почти полностью отрезало ногу метким заклятием дознавателя. Если он и не был мертв, когда упал на пол ангара, то осталось ему не более десятка секунд. Дамиен же пытался отстреливаться, на заклятия сил уже не было. Вот заклятие дознавателя пробило старого инквизитора в правое легкое и живот. Две пули вошли по центру груди. Дамиен упал на колени, замутненным взглядом посмотрел на бывших магов-союзников, попытался обернуться, но не удержал равновесия и упал набок, на поясную сумку, рядом с умирающим Вернером.
   Маги-предатели опустили оружие и слегка расслабились.
   - Мы выполнили свою часть уговора, - дознаватель вышел чуть вперед, - и требуем оплаты. И даже не думай нас кинуть!
   Он кричал сразу всем стоящим впереди людям, тем, кто был наверху и тому, кто был снизу; кто из них главный, ни дознаватель, ни невидимка не знали.
   - Конечно! Мы не нарушаем обещаний! - Человек, стоящий внизу, махнул рукой.
   Двое бойцов сверху покинули свои посты и отправились к лестнице. Спускались они уже с ящиком, держа его с двух боков, и, судя по напряженным лицам, ящик был достаточно тяжелым. Они поставили его около дознавателя и невидимки, щелкнули замками и ушли, перешагнув мертвых инквизиторов и направившись к человеку внизу.
   Дознаватель кивнул невидимке, и тот по удобнее перехватил свой автомат, на всякий случай. Дознаватель открыл крышку, и на его лице застыло удивление, страх и осознание того, что сейчас произойдет. А в следующую секунду его голова разлетелась кровавыми осколками.
   Невидимка отреагировал моментально, спрятавшись за ящиком, около которого только что погиб его напарник. Подбегая к ящику, он увидел, что так удивило его уже мертвого друга. В ящике лежал их связной, с аккуратной дыркой в голове. Стреляли сверху. Невидимка судорожно соображал, трое внизу, стрелок сверху, шансов почти нет. Но если пустить иллюзию в одну сторону, блеклую иллюзию в другую, а самому выйти под мороком через пролом в стене и бежать, может получиться. Но внезапно ящик, за которым прятался невидимка, взмыл вверх. "Телекинетик", - запоздало мелькнула мысль у предателя. Он даже не успел вскинуть автомат, как на спине расцвел кровавый цветок.
   Маг-телекинетик опустил руку, и ящик, удерживаемый им в воздухе, упал.
   - Отличный выстрел. Но я все равно проверю.
   - Как будет угодно, Виктор. - Стрелок, оставшийся на втором этаже, положил винтовку, а сам сел, прислонившись к стене.
   Виктор неторопливо пошел к телам. Перебежчики его не заботили, они были мертвы, это Виктор знал точно. Но вот инквизиторов надо проверить. Один признаков жизни не подавал, а вот второй... Кажется, это был Дамиен. Да, он определенно еще дышал.
   - Что такое, инквизитор? Хотите что-то сказать? А я вот вам скажу, что команду подбирать надо лучше, но не волнуйтесь, предатели умерли.
   Виктор наклонился, пусть старик скажет последнее слово, а потом его надо будет добить.
   - П-п-п-п... - Дамиен захрипел, с трудом вздохнул. - Пошел ты на хер.
   Рот старого инквизитора расплылся в кровавой улыбке, разжался и из него выпал взведенный детонатор. В ту же секунду взрывчатка, лежавшая в сумке, сдетонировала, разрушая здание завода.
   ***
   В лесу около взорвавшегося завода на землю из ниоткуда упал Виктор. Левая рука была сожжена до кости, на лице и шее пузырились волдыри ожогов. Целой рукой он нащупал на поясе аптечку и, достав несколько экстренных шприцов, вколол себе в живот. Виктор надеялся, что ему повезет и там будет обезболивающее, анти-шоковое и регенеративное, иначе спасший его столь древний артефакт сработал впустую. Он потёр перстень на среднем пальце правой руки, артефакт, стоящий огромных денег и безумно редкий. Именно благодаря перстню, Виктора телепортировало из эпицентра взрыва, в лес. Перстень должен охранять своего хозяина и в случае смертельной опасности перемещать его в случайном направлении на случайное расстояние, но при этом в безопасное место. Из-за нахождения в эпицентре взрыва, артефакт не сумел вытащить хозяина без потерь. Виктор потер ставшее черным кольцо и потерял сознание.
   ***
  
   Я сидел в кабинете дежурного следователя c застегнутыми за спиной наручниками. Напротив меня сидел оперативник, а около двери стоял какой-то сержант с автоматом. Сама следователь ушла, видимо, к начальству, чтобы согласовать все действия до моего ареста. Рагнейд я не видел с момента доставления в отдел, но был уверен, что с ней все хорошо. Ну, может, она немножко на меня обиделась.
   В кабинет вернулась следователь и села за свой стол.
   - Ну что? Мы будем говорить? Или так и будешь отмалчиваться? Подруга-то твоя уже начала рассказывать все.
   - Хочу позвонить адвокату. - В очередной раз сказал я монотонным голосом.
   - Да ты задрал уже со своим адвокатом! Ты думаешь, он тебе хоть как-то поможет?
   - Я хочу позвонить адвокату.
   - Тяжелый случай. Давай так: я позвоню адвокату, а ты начнешь давать показания, пока он едет. Как тебе такое предложение?
   Я сделал вид, что задумался.
   - Нормально.
   - Диктуй номер.
   Я продиктовал, весьма необычный набор цифр, который крайне развеселил оперативника, он, похоже, догадался, что я дурак. А вот следователь, кажется, подумала, что я над ней издеваюсь.
   - Не беспокойтесь, товарищ следователь. Если мы вдруг не дозвонимся, я вам так все расскажу.
   Я улыбнулся самой дебилистической улыбкой. Следователь нажала на зеленую трубку вызова и включила громкую связь. Секунд десять не происходило ничего, как вдруг раздались гудки, которые очень удивили следователя, а через несколько секунд на вызов ответили.
   - Отдел эвакуации, представьтесь и опишите ситуацию.
   - Младший инквизитор Хэнк. В полиции. Двое.
   Несколько секунд телефон не издавал никаких звуков.
   - Личность подтверждена, местоположение определено, ожидайте сотрудника.
   Вызов завершился, а на лице всех присутствующих в кабинете застыла смесь негодования, удивления и недоверия. Я решил нарушить повисшее молчание.
   - Ну, я готов ответить почти на все вопросы.
   - Это что, прикол какой-то? Что за бред ты сейчас нес? - Следователь явно считала телефонный разговор разводом.
   - Ой, не обращайте на это внимания. Ну, спрашивайте, что вам было интересно, а то у нас только минут пять есть.
   - Тогда рассказывайте, всё как было.
   - Лучше я расскажу, как все будет. Сейчас вам позвонит начальник отдела и скажет бегом вести меня и мою подругу к нему в кабинет.
   Я прислонился к спинке стула, закрыл глаза и стал ждать, пока следователь набивала на компьютере один из нужных ей документов.
   ***
   К отделу внутренних дел подъехала старенькая бежевая волга, нездорово пыхтя мотором и остановилась в паре метров от КПП. С пассажирского места вышел молодой человек, среднего телосложения, среднего роста, лет двадцати пяти, в серых брюках, белой рубашке и с совершенно непримечательной внешностью, в руках у него была тоненькая папочка для документов. Он надел очки с прямоугольным стеклом и стал еще более невыразительным офисным сотрудником, чем был. Если попросить описать его внешность кого либо, то ничего более вразумительного чем "молодой, очки носит", добиться не получится. Неспешной походкой он направился к двери КПП.
   - Доброго времени суток вам, сержант. Я к вашему начальнику.
   - Паспорт, на какое время записаны? - Монотонно и привычно пробубнил сержант, открывая журнал записи посетителей.
   - Будьте уверены, меня уже ждут, вот удостоверение.
   Молодой человек достал из нагрудного кармана рубашки удостоверение и показал сержанту в окно. Глаза сержанта округлились, он вскочил со своего стула и вытянулся.
   - Здравия желаю! Извините! Проходите, конечно.
   - Премного благодарен. Вы бы, кстати, набрали в дежурку или начальнику сразу, я не очень хочу стоять и ждать под дверью.
   - Т-так точно!
   Молодой человек, такой же неторопливой походкой направился в здание отдела полиции. Он поднялся на второй этаж, вошел в приемную, проигнорировал секретаршу и без стука вошел в кабинет. Внутри был сам хозяин кабинета, начальник отдела и кто-то из его заместителей, последний быстро собрал бумаги и ушел. Молодой человек в очередной раз достал удостоверение и показал начальнику. Глаза у того округлились, и он немного осел в своем кресле.
   - Не надо, чтоб каждый сержант, знал, кто идет к начальнику. - лицо молодого человека тут же стало серьезным. - Вы задержали двух наших людей, якобы, за нападение на церковь. Так вот, там проводилась спецоперация, детали которой я не собираюсь перед вами раскрывать, полковник. Мне нужно, чтобы вы привели сюда наших людей, с которыми я уеду, а также всех, кто проводил с ними следственные действия, и кто их задерживал.
   - Я всё понимаю, и я понимаю откуда вы, но как мы можем вот так просто отдать вам задержанных, без запросов, сопроводительной документации...
   Полковник был самым невежливым образом перебит.
   - Нет, вы не всё понимаете. Скажите мне, кто вам должен отдать такую команду? Ваш министр? Министр из чуть более высоких структур? Президент? - Он поднес руку к уху и прислушался. - Только учтите, что после моего звонка наверх, туда так же уйдет материал и по вашим встречам с теми людьми, с которыми вам совсем не следовало бы встречаться. Как, например, на той неделе в одном ресторане в центре. Ну что, будем проводить все официально?
   Лицо полковника побелело, позеленело, налилось краской, и он схватил телефон, стоящий на столе.
   ***
   - Ты понимаешь, что себе только хуже делаешь? Мне-то даже лучше, что ты не говоришь ничего, печатать меньше.
   Я старался не слушать следователя и ждал. Вдруг у неё на столе зазвонил телефон. Следователь вскочила с места.
   - Н-нас вызывают. - Она обвела взглядом всех в кабинете. - всех нас.
   Я мысленно улыбнулся и молча встал.
   - Вы забыли про мою подругу.
   - Д-да, и её тоже. Пойдемте скорее, все к начальнику. - Она обратилась к сержанту. - Бегом за ней и быстрее к начальнику.
   Мы быстрым шагом направились к кабинету начальника, я по-прежнему был в наручниках. Подойдя к кабинету, мы дождались когда приведут Рагнейд. Она бросила на меня взгляд, злости у нее поубавилось, очень хорошо. Мы всей толпой зашли в приемную, следователь постучала в дверь. Из-за двери раздалось злое "Быстрее!", и мы вошли.
   - Вашу мать, да снимите вы с них наручники! - Начальник с трудом сдерживал злость. - Вот задержанные, забирайте их, под вашу ответственность.
   Следователь подала голос.
   - Но товарищ полковник...
   - Так, замолчи! Все потом. - Полковник повернулся к молодому человеку. - Я надеюсь, это все?
   С нас сняли наручники, чему я был весьма рад. Я потер немного затекшие запястья. Я узнал того, кто пришел за нами, но виду подавать не стал, надо придерживаться легенды, которую он придумал.
   - Нет, не все. - Молодой человек достал из папки семь листов. - Всем необходимо подписать обязательство о неразглашении данного м... инцидента. Так же нужно, чтоб вы лично провели обстоятельную беседу с теми, кто задерживал наших сотрудников и сержантом с КПП. Всей операции присваивается гриф "особая важность". Если хоть где-то, хоть как-то, в разговоре в курилке или в горячечном бреду сегодняшние события всплывут, будьте уверены, мы об этом узнаем, правда ведь, товарищ полковник?
   Полковник выдержал взгляд и промолчал.
   - Вот и славно. Подписанные обязательства скиньте на этот факс, - человек протянул визитку с номером. - Набирайте в точности, как тут написано, занято не будет. И да, бумага самовоспламенится через час. Визитка тоже. Так что быстрее. Всего доброго, господа.
   Мы под гробовую тишину вышли из кабинета и направились к лестнице, где нас нагнал оперативник.
   - А как же пистолет? - спросил он слишком громким шепотом. - Забирать-то будите?
   Я улыбнулся.
   - Оставь на память.
   Оставив полицейского размышлять над нашими словами, мы спустились и вышли на улицу. Прошли через КПП и направились к старенькой волге, я и Рагнейд сели назад, молодой человек на переднее пассажирское сидение, и водитель молча тронулся с места.
   - Юрка! Здарова, дружище! Спасибо, что быстро так! - Я протянул ему руку, Юра ответил на приветствие и улыбнулся. - Кстати, познакомься, Рагнейд.
   - Очень приятно познакомиться, Юрий. А вы, судя по цвету волос и по тому что такая красивая девушка ходит с таким оболтусом, как Хэнк, из поджигателей?
   Чтобы осмотреть Рагнейд, Юрию пришлось полностью развернуться на кресле.
   - Вообще-то, из Ордена Огня. Спасибо, что вытащили нас, каким образом кстати?
   - Покажи, покажи! Юра, достань же его! - У меня было очень хорошее настроение. - Давай, давай, давай!
   - Эх, Рагнейд, как такая девушка, как вы, может работать с таким дегенератом как он, не представляю. - Юрий театрально закатил глаза. - Он имеет в виду вот эту чудесную штучку.
   Он извлек из кармана прямоугольник удостоверения.
   - Корочка какой-то крутой спецслужбы? - Рагнейд вопросительно подняла бровь. - Что же в ней чудесного?
   - Да черт, Рагнейд, зачем ты спросила, он теперь всю дорогу не заткнется. - Я махнул рукой. - Юр, покажи мне сначала, а потом трещи, сколько влезет.
   Он раскрыл удостоверение. Мда, снова то же самое. Даже не знаю, хорошо это или плохо.
   - Спасибо. - На вопросительный взгляд Юрия я только махнул рукой.
   - Что же, отвечая на твой вопрос, Рагнейд, - нет, это не корочка крутой спецслужбы. Это очень сложный в изготовлении артефакт, который по праву считается уникальным среди служителей моего ордена, Ордена Убеждения. Хотя нас чаще называют эвакуаторщиками, мы не обижаемся. Так вот, с развитием бюрократии, подручных магов, распространения оберегов разной силы, стало понятно, что старыми добрыми методами работать долго не получится. До пятидесятых годов прошлого века мы использовали просто десятки различных удостоверений, словно шпионы, и это иногда играло с нами злую шутку.
   - Я спать, разбудите, как доедем до конторы.
   Уснуть у меня, конечно, не получится, но это лучше, чем вступать с Юрой в диалог. Он не замолчит, пока не расскажет историю полностью. И, будто не заметив мою фразу, он продолжил.
   - В итоге было принято решение разработать универсальное удостоверение. Вернее, артефакт. На самом деле, удостоверение совершенно пустое. Там не написано ничего, нет ни фотографий, ни печатей. Просто пустая корочка. Но когда в нее смотрит человек или маг, он видит там самую страшную, именно для него, структуру. То есть, грубо говоря, артефакт показывает принадлежность именно к той структуре, которую человек больше всего не хочет видеть рядом. Но это ещё не все!
   Наверняка сейчас Юрий поднял указательный палец вверх, дабы показать важность момента, и вновь заговорил.
   - Это улучшенный артефакт, и он также обладает свойством "неразглашения", то есть человек или маг не сможет сказать, что он там увидел, даже под пытками. Не спрашивай, как мы это узнали.
   - Юрий, а что, все вот так видят это удостоверение и писаются от страха?
   - Нет, не все. Только большинство. Но тогда мы используем старое проверенное средство - блеф.
   - А конкретнее?
   - Ну, у нас так или иначе данные собираются на всех, кто может пригодиться. Вот, например, тот начальник отдела был замечен в коррупционных делах и крышевании бизнеса какого-то. Мне все передает центр по рации, самому-то мне откуда знать это. Ну вот я ему и пригрозил звонком его министру и отправке материала о коррупции в соответствующие органы.
   Рагнейд хихикнула.
   - То есть, передавать сведения или звонить министрам ты не собирался?
   - Дорогая моя Рагнейд, думаешь, я знаю, кто там у полковника этого министр? А передавать материал о коррупции, зачем? Это же не наши проблемы, это проблемы людского мира. Нам в него можно вмешиваться только в самых крайних случаях. Да и если честно, кому какое дело до этих людей, да, Хэнк?
   Теперь уже усмехнулся я.
   - Юр, ты же сам человек.
   От удивления брови Рагнейд поползли наверх.
   - Ох, Рагнейд, это только часть правды. Да, я человек, но я полностью вовлечен в мир магии из-за... Из-за неких обстоятельств. И пользуясь случаем, я бы хотел пригласить тебя на ужин. Может, даже на романтический.
   - Не, ну нормально, да? Я эвакуацию просил, а не похищение моего человека на свидания.
   Рагнейд снова выглядела рассеянной, Юрин вопрос поставил её в тупик и был крайне неожиданным, для неё уж точно.
   - Хэнк, пусть девушка сама решает. Как твое лицо, кстати? Еще не болит?
   Вот чёрт, я совсем забыл. Я посмотрел на часы на приборной панели автомобиля, если они идут правильно, то через час боль вернется.
   - Да пока не болит. Сейчас вернемся... Юра. Ты куда нас привез?
   Я выглянул в окно, совсем не похоже на Тарный проезд. Мы были... Вот гавно. Мы были у одного из тайных входов в Организацию.
   - Эм... Ну в Организацию, куда же еще. - Юра выглядел немного растерянным. - Все по стандартной схеме, а что такое?
   - Да я же, блядь, отстранен...
   ***
   -Хэнк! Да ты же, блядь, отстранен!!! Какого хера ты туда полез!? - Филипп решил пропустить приветствие и убил надежду на мирное разрешение ситуации. - А ты, Рагнейд? Ладно, он дибил, а ты-то?
   Я мог конечно сейчас начать спорить, мог начать выгораживать Рагнейд, но толку? Филипп отлично все понимал, и орал не от того, что я, будучи отстраненным, начал заниматься работой, а от того, что ему вынесут мозг надзиратели из Организации.
   - Сохви снова совет решила собрать и заочное слушание провести по тебе. Даже ничего сказать нельзя будет.
   Я махнул рукой. Какое мне дело до решений совета? Очередное отстранение и пару лет жизни заберут? Ну, терпимо.
   - Ничего, Филипп. Я, думаю, это как-нибудь смогу пережить. - Я огляделся. - Скоро уже?
   Мы стояли в глухом дворе где-то в районе Тверской. Здесь располагался один из тайных порталов, и мы ожидали его открытия.
   - Ты-то переживешь. А вот Рагнейд? А? Не подумал? Да её из группы выкинут и отправят на переобучение. Вы хоть узнали что-то?
   Я кивнул. Это для обсуждения за закрытыми дверьми. До открытия портала была ещё где-то минута, и мне пришла в голову идея. Я достал телефон, напечатал небольшую смс-ку, нажал отправить и стал ждать вместе со всеми.
   ***
   Я и Рагнейд снова сидели в нашем рабочем офисе на Тарном проезде. Войдя в портал, нас встретил сопровождающий, Филипп и Юрий отправились на слушанье, а я и Рагнейд - в офис. Мы уже успели помыться, поесть и выпить пару бутылок пива. Я начал всерьез задумываться о том, чтобы лечь поспать, как вдруг посреди комнаты открылся портал, но вместо Филиппа оттуда вылетела Алекса.
   - Хэнк, твою мать! Я что тебе говорила?!
   Я одним прыжком оказался за стойкой. Не думаю, конечно, что Алекса решит устроить сильный пожар, но подпалить мою жопу она вполне может.
   - Между прочим, Алекса, я рад тебя видеть. А ты на меня сразу ругаться!
   - О, сейчас мы с тобой как следует поговорим! Рагнейд! А ну в портал! С тобой в Ордене поговорю!
   Алекса открыла портал и указала на него рукой.
   - Хэнк, чао!
   - Пока, Рагнейд.
   На стойке, из-за которой я все еще не вылез, взорвалась бутылка с чем-то. Рагнейд уже скрылась в портале.
   - Они еще и шутят! Так, Хэнк, вылезай давай.
   Лучшей чертой характера Алексы была очень быстрая отходчивость. Если она не спалила тебя в первую минуту - значит все в порядке.
   - Хэнк, я надеюсь оно того стоило и... как она себя проявила?
   - Сработала на отлично. Скажу только, что демона она захватила сразу же. Большего сказать не могу.
   - У вас была стычка с демоном?! И она справилась? - Было видно, что Алекса гордится своей ученицей, но пытается это скрыть. - Надеюсь, хоть что-то удастся из неё вытащить.
   Я рассмеялся.
   - Если удастся, то это уже моя недоработка.
   Алекса направилась к порталу, и я вспомнил об одной важной вещи.
   - Алекса, подожди! - Я выбежал в общий холл, взял с пустой стойки секретаря небольшую коробочку и побежал обратно. - Вот, передай пожалуйста, Рагнейд.
   - Хэнк, не вздумай портить моих девочек! Конечно, передам, не переживай.
   Она вошла в портал, который, как и всегда, сразу же закрылся.
   - Ты закончил? - Филипп был расстроен, не зол, а именно расстроен. - Месяц отстранения.
   - Могло быть и хуже...
   Он меня прервал.
   - Месяц отстранения и двадцать лет. Двадцать лет, Хэнк.
   Двадцать лет. Двадцать чертовых лет. В связи с отсутствием возможности заводить семьи и отсутствием необходимости покупать имущество, как движимое так и недвижимое, всем магам, кроме чистых выплачивается универсальная валюта - эликсир бессмертия. Количество данного эликсира давало так называемый отпуск. Десятилетия беззаботной жизни, в любой стране мира на любых условиях. За месяц, если считать только ставку, младший инквизитор зарабатывал от недели до двух. Но накопить сколько-нибудь значимую сумму было фактически невозможно, ведь всё снаряжение и другие расходы оплачивались из собственного кармана, а потом перетекали в бесконечный кредит. Никто не спорит, теневой доход тоже был, но двадцать лет...
   - Апелляция возможна? А то я, знаешь ли, охерел немножко. У меня такой суммы еще долго не будет.
   - Да ни у кого не будет. Все охерели на заседании, кроме Сохви, естественно. Зуб она на тебя держит, Хэнк, ей богу.
   - А может...
   Я провел большим пальцем по горлу.
   - Ага, давай. Если получится, я лично твою двадцатку заплачу. Посмертно. А апелляция будет, к концу месяца отстранения.
   - Да я шучу. И чем мне теперь заниматься?
   - Во-первых, ни во что новое не влезть. Во-вторых, предупреди своих людей и найди им занятие. В-третьих, расскажи, что же такое случилось, что ты эвакуацию запросил. В-четвертых... Не знаю, напейся, проспись, еще раз напейся, в зоопарк сходи, найди свое тупое животное...
   Не самые плохие занятия, отметил я про себя. А вот лицо начинало болеть, надеюсь Влад скоро объявится.
   - Ну, тогда слушай, что мне удалось выяснить.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 7.

Штиль.

   - Ох, спасибо, Влад, - он только что поставил мой сломанный нос на место и произнес несколько дополнительных восстановительных заклятий. - А то болел ужасно.
   - Оно и должно было болеть, - Влад подошел к холодильнику и взял сок. - Расскажешь?
   - Расскажу. Только все соберутся.
   Я тем временем залез под стол, где стоял небольшой обшарпанный сейф, ввел код и произнес короткое заклинание. Замочный механизм издал щелчок, и дверца сейфа открылась. Я достал оттуда четыре пузырька с золотистой жидкостью и три из них сунул в карман.
   - О, ты и сюда этот сейф заказал?
   Я кивнул.
   Сейф был и правда очень интересный. Во-первых, положенная в него вещь была доступна только хозяину сейфа, а посторонний при открытии видел перед собой пустые полки, а во-вторых, сейф был еще и внепространственным хранилищем. Таких сейфов лично у меня было уже шесть штук, в разных местах. И вещь, положенная в один из сейфов, была доступна в любом из других. Во время учебы в инквизиторской школе нам бегло объясняли, что содержимое данных сейфов как-то там независимо от наших четырех измерений... Но мне, к примеру, до этого дела нет, я знал, как им пользоваться, я знал, что нельзя туда залезать самому. Да, случаи были.
   - Держи, это за простой неоплачиваемый.
   Я кинул пузырек Владу, он его поймал и осмотрел.
   - Хм, тут на два месяца хватит. Не многовато ли?
   - Да нормально, ты же знаешь, что мы бы больше заработали. Слушай, пока остальные не появились, может, в карты?
   - А не будет ли продуктивнее просто начать нажираться?
   Я сделал вид, что задумался, потер подбородок.
   - Твоя правда, друг. Твоя правда.
   ***
   - У нас живой! Мистер Ганс! - мужчина жестами подзывал всех к себе. - Только ему бы врача!
   Пока экстренные службы занимались поисками непосредственно в руинах здания завода, небольшая группа людей прочесывала лес в поисках его, Виктора. И хотя он был еще жив, Ганс дал указание быстро подогнать транспорт и выйти на связь с кем-то из подпольных магов-целителей.
   - Ты держись, старый друг. Мы тебя подлатаем.
   - Г-г-ганс... - Виктору было тяжело говорить, - инквизиторы... убиты.
   - Хорошо, ты не говори, сейчас разберемся с тобой, потом все обсудим. Завтра к вечеру будешь как новенький.
   Виктора увезли. Ганс улыбнулся, так или иначе, задачи выполнены: инквизиторы устранены, все объекты заняты. Да, теперь придется сделать поправку во времени на лекаря, но это не критично. Сейчас надо будет вывести из игры пару человек в Москве и взять под контроль сложные объекты. Учитывая эту заварушку, вряд ли кто-то будет усиленно заниматься временными разрывами, а значит, реальные цели так и останутся тайной.
   Обдумывая дальнейший план, Ганс направился к припаркованному на краю леса автомобилю.
   ***
   - Вот так всё и произошло.
   Я закончил рассказ о своей вылазке с Рагнейд, несколько раз пожаловался на слишком серьезное наказание, столько же раз проклял Организацию с её бюрократами.
   - Босс, и что нам теперь делать? И кстати, нам заплатят?
   Спайк развалился на диване, а лицо не выражало никаких эмоций. В этом главный недостаток "гражданских" магов. Они относятся к нашей службе как к работе, не понимаю, зачем из раза в раз пробуют брать на службу новые типы магов.
   - Лови, Спайк, Агнесс, - я по очереди кинул им склянки с оплатой. - Считайте, что месяц безделья за мой счет, тут даже немного больше.
   - Хэнк, дорогой мой, а нам-то что делать? - Агнесс издевалась, не скрывая этого, разве что не шипела. - Мне без дела торчать надоело, однако. Может, хоть совместные тренировки отработаем?
   - И ты, кстати, обещал показаться у нас в гильдии, продемонстрировать результаты заживления синтетической кожи. - Влад присоединился к нападению Агнесс. - А то надо результаты зафиксировать и передать в центр, пусть улучшают.
   - Можно еще ребенка, которого мы из леса вытащили, навестить, - ухмыльнулся Спайк, - узнать, как его здоровье.
   Вот суки.
   - Так, все, хорош! - я попытался изобразить серьезность. - Агнесс, хорошая идея, да. Влад, обещал, да. Спайк, иди в жопу, нет.
   - Ну-у-у.
   Мы все рассмеялись.
   - Влад, завтра я к вам приду, тренировку запланируем, - я задумался. - Через три дня проведем, этого как раз хватит, чтобы уговорить Алексу отпускать Рагнейд на тренировки.
   - Тогда после уговоров сразу к нам давай, - Влад снова расплылся в улыбке. - Ожоги лучше свежие залечить.
   И снова все рассмеялись.
   - Ладно, шутники, жду вас через три дня, но будьте на связи. Все, идите.
   Я остался в комнате за размышлениями о том, чем заняться и где найти необходимые двадцать лет, а ребята ушли на первый этаж, где им откроют необходимые порталы.
   Спайк уже собирался зайти в портал, как вдруг его окликнули.
   - Спайк, приветствую. Будь добр, на минуту, ко мне.
   Пройдя за Филиппом, они снова оказались в кабинете инквизитора.
   - Спайк, не замечал ли ты чего-то необычного у родственников или у соседей? Не получал ли какие-нибудь письма или записки подозрительные? Может, старые знакомые внезапно объявлялись?
   Спайк несколько смутился.
   - Да нет, ничего такого не замечал. Мы с отцом рыбачить ездили, я немного по хозяйству помог, но в основном спал. - Спайк смутился еще сильнее. - Я если честно не ожидал, что так насыщенно работать будем. На вербовочном пункте нам сказали, что в основном будут тренировки и пустые поездки. А тут в течение четырех дней две операции, не ожидал просто. Но вы не подумайте, я не жалуюсь.
   Филипп несколько секунд вглядывался в лицо Спайка.
   - Понимаю, Хэнк - тяжелый человек. Если хочешь, поищем другого инквизитора, думаю, быстро найдем.
   - Нет. Я сказал, что я не жалуюсь.
   - Всё, всё, не сердись. Если увидишь что-то подозрительное - дай знать. Тебе портал куда открыть?
   Выйдя из портала недалеко от своего дома, Спайк осмотрелся и увидел мать, которая окликнула его.
   - Сынок, ты уже вернулся? А почему так быстро?
   - Мам, ты же знаешь, я не могу сказать.
   Спайк обнял мать.
   - Я на пару деньков, потом обратно. Есть что покушать?
   - Да, сейчас накрою на стол. Сынок, тебе там письмо какое-то странное пришло, без адреса обратного. У тебя в комнате лежит.
   Нехорошее предчувствие овладело Спайком, а по спине пробежали мурашки.
   ***
   - Да вашу мать, нет! - я со злостью пнул ни в чем не повинный стул. - Давайте на исходную! - Второй час тренировки не приносил особых результатов. - Ладно, дамы и господа, хватит на сегодня, отправляйтесь по своим делам и, как всегда, будьте на связи.
   Мы уже собирались уйти из тренировочного зала, имитирующего офис, но неожиданно вошел Филипп.
   - Всем здравствуйте. Уже закончили? Так, тогда Хэнк со мной, а вы подождите в вашей комнате отдыха.
   Мы непонимающе переглянулись, но ничего не сказали. Я кивнул ребятам и пошел за Филиппом.
   - Что за срочность и конфиденциальность?
   - Сейчас все узнаешь, Хэнк.
   Мы с Филиппом прошли в портал и оказались у него в кабинете. Все та же обстановка, что и много лет назад, когда я оказался у него в первый раз. В кабинете кроме нас был мужчина, лет пятидесяти и, судя по темно-синей форме, кто-то из высших чинов в Организации, да и учитывая то, что в кабинет к Филиппу можно было попасть только через портал, этот маг явно занимал далеко не последнюю должность. Так или иначе, но форму я не узнавал, хотя, как мне кажется, где-то её я уже встречал. А вот он, похоже, меня уже ждал.
   - Инквизитор Хэнк, добрый день, я двадцать второй из отдела ликвидации.
   Я встал на месте как вкопанный.
   - Младший инквизитор Хэнк. И раз мы с вами встретились, то день не может быть добрым.
   О да. Форму я уже встречал. Отдел Ликвидации. Его специалисты занимались устранением сотрудников-магов, перешедших на другую сторону. Никто не знал, где они располагались, никто не знал их численность, даже вместо имен у них были лишь цифры. Засекреченный отдел в засекреченной структуре. Но если они пришли в Инквизицию, значит...
   - Соглашусь, не добрый. Знаете ли вы младшего инквизитора Милоша? - я кивнул. Милош учился со мной на в Академии на курс старше, но года полтора назад он, по неизвестным причинам, убил несколько сотрудников Организации и исчез. Двадцать второй продолжил, - неделю назад мы его обнаружили. При попытке захвата, но убил троих и ранил одного нашего бойца. Вчера мы снова его нашли, но и вторая группа потерпела неудачу, а это значит...
   - А это значит, что теперь обязанность по устранению ложится на нас.
   Филипп сел за свой стол, я же сел на единственный свободный стул.
   - Абсолютно верно. Теперь мы помогаем вам лишь разведкой и поиском. И мы снова его нашли.
   Я прекрасно понимал, к чему Двадцать второй клонил. Я слышал, что такие случаи были, но не думал и не хотел, чтобы меня это хоть когда-то коснулось.
   - Вы хотите, что бы я ликвидировал Милоша.
   - Да, Хэнк. Только не хотим. Мы вынуждены. И не обязательно его ликвидировать, если он сдастся, будет куда лучше.
   Ликвидировать, взять и убить своего. Так просто он об этом говорит.
   - Может, вы своих людей будете лучше обучать? Две группы потеряли как-никак.
   - Поверьте, мы уже внесли изменения в подготовку ликвидаторов. Просто инквизиторы почти никогда не оказываются в нашем поле зрения, последний такой случай был около полувека назад, да и подготовка у вас, как бы так сказать, на порядок выше, чем у любых других магических школ.
   - Я всё понял, - смысла упираться не было. Уговаривать, угрожать, отказываться тоже. Каждый знал, что такое может случиться, каждый надеялся, что такого не будет. - Мне нужна вся информация о Милоше.
   - Конечно, я все передал Филиппу. И Хэнк... - Двадцать второй немного замялся, было видно, что ему и самому эта ситуация не по душе. - Мы платим за это десять лет. Слышали, что тебя на двадцать оштрафовали, это не...
   Я не выдержал и вскочил со стула.
   - Покупаете меня, да?! Думаете, что за такую сумму убить своего станет легче?! Да это ваш недочет, что вы свою работу не можете выполнить! Разгребать нам, а вы просто откупились и все. - Я махнул рукой, сел и обхватил голову руками. Неправильно это всё. - Оставьте всё, что есть, на Милоша и канал связи. Мне надо обсудить все со своим начальником, Филиппом, а не с вами. Уходите.
   К счастью, он не стал кричать в ответ, а попрощался с Филиппом и скрылся в своем портале.
   - Хэнк, успокойся для начала и уясни: Милош уже не наш. Он все предал, убил действительно наших и сбежал. А знаешь почему? - Филипп бросил мне папку с делом Милоша. - А потому что он решил обзавестись семьей. Из-за бабы, Хэнк!
   Зная наши методы работы, было тяжело поверить, что кто-то решится на предательство по этой причине.
   - Ты уверен? Вроде Милош адекватным был и сентиментальностью не страдал.
   - Был. А потом взял и трех магов убил. Определяйся, кого будешь брать с собой. Выезжать надо как можно быстрее.
   - А он где сейчас?
   - Деревушка Чернохово. В Тверской области находится. Там он, баба его и ребёнок. Хэнк, постарайся без трупов.
   - Да я сам не хочу. Надеюсь, что все пройдет мирно. Хотя две группы-то он уничтожил.
   - Они тоже наверняка сходу работать начали, даже не предложили сдачу... мда... - Филипп тяжело вздохнул, на несколько секунд о чем-то своем задумался и продолжил. - Кого брать с собой будешь?
   - Рагнейд и Агнесс тут бесполезны. От Влада, наверное, толку тоже много не будет, поеду со Спайком, если что, то прикроешь.
   - Уверен, что вдвоем справитесь?
   - Я бы и один справился, да вот водить все еще не умею.
   Филипп грустно улыбнулся, открыл портал, и мы вышли в наш временный офис, где остальные нас уже ждали.
   - Все могут отправляться по своим делам, - я решил ничего не рассказывать, расскажу если вернусь, - кроме Спайка.
   Спайк этого не ожидал и немного напрягся, остальные же, оглядываясь на нас с Филиппом, попрощались и вышли.
   ***
   Машину сильно тряхнуло на выбоине, и я проснулся.
   - Боже, Спайк, ты водишь отвратительно, - я попытался потянуться, насколько мне это позволила легкая броня и переднее пассажирское место. - Долго нам еще ехать?
   - По трассе минут пятнадцать, ну и там до самой деревни.
   Стрелка часов уже перевалила за отметку в семь, и летний вечер вступал в свои права. Чистое небо и безмятежные виды из окна совершенно не вязались с нашим заданием, хотя я и надеялся, что все может закончиться миром.
   - Надеюсь, ты не забыл, что надо делать?
   - Сижу в машине и прикрываю тебя. Хэнк, слушай, я задам тебе один весьма некорректный вопрос, ты не злись только, хорошо? - Я пожал плечами, что я тут отвечу, он же уже собрался его задать. - Как ты, блядь, умудрился спать? Я еду, меня от напряжения аж трясет всего. Мы же за инквизитором едем! За твоим коллегой, можно сказать! И мы не знаем, как оно повернется все, а ты спишь! Неужели у тебя вообще нет сердца?
   А вот сейчас было обидно.
   - Ты когда-нибудь убивал людей?
   - Да, но какое...
   Я его перебил.
   - Так тебе случалось убивать людей, Спайк?
   - Да, троих. Мы на подготовке были, нас отправили на обычную вылазку ночную, через лес, через кладбище, чтобы призраков обходить научиться, ну которая по программе, а там эти были, - его лицо с каждым словом становилось одновременно и мрачнее и серьезнее, - ну люди обычные, которые выслеживают ведьм, колдунов, чародеек.
   - Сектанты?
   - Ну, вроде того. Их человек двадцать было, нас, пятерых окружили, у некоторых из уродов огнестрел был.
   - И вы впятером?
   - Да нет, наши кураторы даже разговаривать не стали. Начали людей резать. Ну и понеслось. Трое убитых на мне.
   - Не знал. Я так и не успел твое дело почитать, - я уважительно кивнул, и он это увидел. Приятно работать с людьми с опытом. - А что ты почувствовал? До, во время и после?
   Спайк снова замялся. Он явно не хотел об этом говорить, но, словно пересилив себя, выдал то, чего я от него не ожидал.
   - Ничего. Я ничего не почувствовал. Не знаю, должно быть так или нет, но во время боя, там адреналин, там никого не жалко. Но потом я задумался один раз об убитых и решил, что раз они на меня напали, значит, заслужили. И так и должно быть. Нам говорили, что может возникнуть чувство вины, что мы можем варианты перебирать в голове, чтобы не лишать тех людей жизни, а у меня такого не было ничего. Я даже дома об этом не говорил, думал, что спишут меня, что ненормальный я. Но вот один из моей группы, у него крышу сорвало. Говорят, до сих пор пытаются вылечить его, даже магия тут бессильна. - Спайк выговорившись, успокоился и, по-моему, даже немного расслабился. - Так что, это нормально?
   Я засмеялся во весь голос и смеялся полминуты, пока просто не стал задыхаться.
   - Нормально? Да какой ты на хер нормальный? Ты на всю голову отморозок! Но! - я поднял руку, чтобы он не перебил меня, - лучшего сотрудника я и получить не мог. Я тоже ничего не почувствовал, Спайк. Но знаешь, в чем проблема? С каждым разом ты не будешь ничего чувствовать все сильнее. И это будет сжирать тебя изнутри. Тебе будет наплевать на музыку, ты перестанешь чувствовать вкус пищи, голубое небо не вызовет радости, а горный пейзаж восторга. Тебя не заденут слова ненависти, но и слова любви ты не почувствуешь. Да... - я откинулся на сиденье и задумался об Агнесс, и мне вспомнились наши отношения, я думал о том, а что было бы, если... и, видимо, задумался так надолго, что Спайк деликатно кашлянул. - А, да. Собственно, отвечая на твой первоначальный вопрос, - я не спал. Я дремал. И это совсем не здорово, потому что мысли лезут в голову так же, а отвлечься нет возможности. Запомни, Милош - предатель. Я и сам себя убеждаю, что он просто предатель, и мне самому противно то, зачем мы едем. Но выбора нет, Спайк, выбора нет.
   Он помолчал, переварил всё сказанное, обдумал.
   - Но, если когда ты дремлешь, тебе только хуже, то зачем ты это делаешь? Чтобы не разговаривать со мной?
   На его лице начала появляться улыбка.
   - Нет, потому что ты водишь, как старая бабка, дергаешь, как незнамо кто, я чуть машину не заблевал от такого мастерского вождения.
   Мы засмеялись, но внезапно ожила автомобильная рация.
   - Двадцать второй Хэнку.
   - На связи.
   - Милош уезжает из деревни, придется перехватить на трассе, как понял?
   - Понял хорошо. Уходит один и на чем?
   - Нет, с семьей, на чем-то, вроде УАЗика зеленого.
   - Принял, конец связи.
   Я выдохнул. Все начнется с минуты на минуту. Я попросил Спайка прибавить ходу. То, что Милош выходит на трассу, не очень хорошо. Могут пострадать посторонние люди, хотя машин было не так много и чаще всего это проносившиеся в сторону Москвы дальнобойщики, нельзя исключать, что наш предатель не захочет прикрыться обычными людьми. Дальше ехали молча.
   - Вижу его. - Спайк указал на машину, следующую в том же направлении. - Что делаем?
   А вариантов было два. Или просто сбить машину с обочины и добить заклятиями и пулями тех, кто пытается выбраться, или остановить автомобиль и попытаться решить все мирно. Я машинально прикоснулся к своему АПС на поясе, с предохранителя снят, огонь автоматический, патрон в патроннике. Каждая пуля в магазине способна пробить магический щит. В набедренной кобуре был запасной пистолет, ПМ.
   - Взорвать левое переднее колесо сможешь?
   - Смогу. Надо только чуть поближе подойти.
   - Хорошо. Как он остановится, вставай перед ним, в метрах десяти, и прикрывай меня. Если все пойдет нормально, к тебе его баба с ребенком сядет, а я к нему. Так до точки эвакуации и поедем.
   - А если все пойдет не нормально?
   - Тогда постарайся, что бы ни меня, ни тебя не убили. Все, Спайк, работаем.
   Мы сокращали расстояние, я на всякий случай просветил машину, да, аура инквизитора видна четко, он внутри. Когда между машинами было около ста метров, Спайк прошептал одними губами заклятье, и УАЗик мотнуло из стороны в сторону, но Милош удержал машину и сейчас съезжал на обочину. Адреналин поступил в кровь, началось. Мы, как и было решено, остановились перед машиной экс-инквизитора, я вышел и обошел наш автомобиль спереди, чтобы Спайку было удобнее за нами следить. Сам Милош осматривал порванное колесо.
   - Лопнуло? Давай помогу тебе, - я медленно сокращал расстояние, держа руку на кобуре с АПСом.
   - Они тебя решили прислать за нами, да, Хэнк? - Милош тяжело вздохнул. Выглядел он плохо, он словно на несколько десятков лет постарел с нашей последней встречи. Темные круги под глазами, впалые щеки, потухшие уставшие глаза. Неужели год в бегах его так потрепал. - А я все-таки надеялся, что все может закончиться миром.
   - Милош, оно и может закончиться. Сдайся. Я же не палач.
   - Все мы палачи, Хэнк, все. Только не по своей воле и без выбора. Что я сделал, Хэнк? Захотел завести семью и жить обычной жизнью! И это преступление?
   - Да, Милош. Преступление. И ты это знал. Мне это самому не нравится, но таков порядок вещей в этом мире.
   Он усмехнулся. Он и не надеялся, что я его пойму.
   - Хорошо, будет по-твоему.
   - Только не дергайся, прошу тебя, я не хочу стрелять.
   Милош подошел к своей машине и жестом попросил сидящих там открыть окно.
   - За нами, Света. Надо с ним поехать. Не переживай, все будет хорошо. - Из машины вышла женщина лет двадцати пяти и маленький мальчик лет трех, оба были напуганы. Они втроем сделали несколько шагов в мою сторону. - Все хорошо, не бойтесь. Идите в его машину, правильно, Хэнк?
   - Да, садитесь назад, со стороны...
   СУКА! Милош резко сместился вправо, частично заслоняя собой девушку, и уже почти поднял руку в мою сторону, для нанесения удара заклятием ужасной силы, я же опаздывал на десятые секунд, выхватывая пистолет.
   - Nervorum mortem!
  
   С его пальцев сорвалась молния, которая моментально попала в меня, сбив с ног. Мышцы скрутило невыносимой болью, а указательный палец сжался на спусковом крючке и почти нацеленный на Милоша АПС выплюнул весь магазин в его сторону, но чуть левее. И я понял, что левее была его семья. Они словно в замедленной съемке падали, ребенок с простреленной спиной, там, где находилось сердце, а девушка с кровавым цветком на правой лопатке и прострелянной шеей. Милош обернулся и, увидев свою убитую семью, зарычал как дикий зверь и бросился на меня, а я же, корчась от боли, ничего не мог сделать, как вдруг в десяти сантиметрах от лица Милоша вспыхнул взрыв, и серебряный магический щит мигнул в последний раз и погас. Милош ошарашено посмотрел куда-то за меня. Спайк! Я совсем забыл, что приехал не один. В следующую секунду грудь Милоша взорвалась кровавыми брызгами и мучающее меня заклятье исчезло. Я шумно вдохнул и начал кашлять, кашлять кровью. Видимо мне порвало легкое.
   - Хэнк, живой?! - Спайк подбежал ко мне и, надо отдать ему должное, тут же сорвал у себя с пояса аптечку. - Прости, я не заметил, как все произошло! Все пошло совсем не по плану.
   Мимо пронесся дальнобойщик, просигналив нам и, судя по звуку, он начал тормозить, видимо, увидел трупы. Херово. Спайк вколол мне несколько препаратов, которые сделал Влад, и я почувствовал себя несколько лучше. Спайк помог мне подняться, и мы подошли к телам. Милош и мальчик были мертвы, а женщина умирала, из раны на шее толчками выливалась кровь.
   - Все пошло нихера не по плану, всё пошло по пизде, - я снова закашлял и сел на землю. - Спайк, оттащи меня к машине, вызови группу зачистки и доложи обо всем, что тут случилось. Я могу сейчас отрубиться, так что если кто-то подойдет, скажешь...
   - Что террорист убил заложников и был ликвидирован, Хэнк, я в курсе. Ты это... - Спайк посмотрел на меня так, словно это я только что взорвался. - Не умирай, короче. А то я не знаю, как отчет писать.
   Он выдавил подобие улыбки. Вдалеке от остановившейся фуры бежал водитель. А в руках у него было... палка или ружье, зрение поплыло, но, надеюсь, что Спайк не будет убивать всех, кто приходит. Я открыл собственную аптечку, выбрал самое вкусненькое обезболивающее, которое подарит мне тихий сон, смешал его с регенератором, вколол себе в ногу и моментально отключился.
   Спайк, отвлекшись на водителя фуры, манипуляций Хэнка не видел, все, что он увидел, - это что младший инквизитор Хэнк медленно, с закрытыми глазами, заваливается на землю.
   - Твою же мать...
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 8.

Большая редкость.

  
   - Очнулся, старинный друг, - Ганс склонился над перебинтованным Виктором. - Не шевелись, все нормально. Тебе надо еще прийти в себя. Думаю, что часов через двенадцать должен встать на ноги. Ты трое суток был без сознания, думали, не вытащим, сильно тебя поджарило. Но и у нас хорошие маги есть, правда же?
   Виктор попытался что-то сказать, но изо рта вышел только свист.
   - Я говорю, не болтай. У нас все идет по плану, скоро будет последняя фаза. От инквизиторов ты избавился, большая часть объектов наша, а никто даже не шелохнулся. А когда зашевелятся, будет поздно. Отдыхай, дружище.
   Ганс похлопал Виктора по целому плечу и вышел из импровизированной палаты.
   ***
   -Слышишь, обморок, очнись!
   Пощечина, ай!
   - Просыпайся, дебил!
   Опять пощечина. Сейчас открою глаза и сверну этому уроду шею. Только вот веки что-то очень тяжелые.
   - Хэнк, сейчас опять по морде получишь.
   Влад? Я все-таки с трудом открыл глаза. И правда, Влад.
   - Что происходит, где мы и зачем ты меня бьешь? - я попытался подняться, но чья-то рука аккуратно и настойчиво легла мне на лоб и вернула в горизонтальное положение. - Чувствую я себя что-то отвратительно.
   - Бью я тебя, потому что это весело, мы едем в штаб, и я пытаюсь привести тебя в чувства после твоего трипа. Ибо я совершенно не догоняю, что непонятного было в моих словах "не колоть более одного набора лекарств"? А теперь проверим, что ты помнишь, рассказывай давай.
   Мысли в голове были похожи на тараканов, которые никак не давали себя поймать. Я с трудом вспоминал, что произошло и рассказывал всё частям. Сознание и зрение прояснялись тоже постепенно, и я понял, что Влад сидит где-то не совсем рядом со мной, но тогда...
   - Кто держит мою голову и что со Спайком?
   - Тут я, Хэнк. Сволочь ты, хоть бы сказал, что в таких ситуациях делать надо.
   Наверное, надо будет выяснить, что и по какому поводу я должен был сказать.
   - А голова вообще-то у меня на коленках.
   Агнесс, моя дорогая Агнесс. Она провела прохладной ладонью мне по щеке, по волосам, нежно дотронулась до виска... Сука!
   - Какого хера ты творишь?! - короткий магический импульс дикой боли пронзил голову насквозь, я выгнулся и часто задышал. - Какая же ты сука, Агнесс.
   - Вот, прояснилось сознание наконец-то. Ты не забывай, что я твои мысли читать могу, Хэнк. Назовешь меня дорогой, милой или подобным образом, я тебе такой же импульс в яйца запущу.
   Я в бессильной злобе заскрипел зубами и засопел. Да, таков был наш уговор после неприятного расставания. А ещё ко мне полностью вернулось воспоминание о Милоше.
   - Спайк, как ты?
   - Херово, - голос у него был тихий, и безэмоциональный. - Ничего, Хэнк, переживу.
   - Ты скажи, если что, мы поможем, все-таки в одной команде.
   - Говорю, нормально. Но спасибо.
   Влад рассказал, что после того, как я потерял сознание, Спайк забил тревогу так, что подняли на ноги всех, связавшись с Инквизицией по экстренному каналу. Поэтому приехала группа, почти в полном составе, подразделение по урегулированию вопросов с людьми, двое магов из отдела эвакуации и даже штурмовая группа из Организации. Влад, осмотрев меня, сообщил в Инквизицию, что меня нужно срочно перевезти для медицинского вмешательства, все-таки компетенция Чумных докторов проверена веками, так что никто не усомнился в его словах. Этим самым мой добрый друг избавил меня от необходимости объясняться на месте, и можно будет отделаться от Организации одним коротким рапортом. От чего мне не отделаться уже никогда, так это от тех мерзких чувств и воспоминаний, которые остались после этого задания. Я убил двух людей, виновных только в том, что они любили инквизитора. А еще я заставил молодого парня из гражданских волшебников убить себе подобного. Без каких-либо видимых причин из-за глупых правил и законов Инквизиции, к которым Спайк не имеет фактически никакого отношения.
   - Хэнк... - голос Агнесс смягчился, и она вновь погладила меня по волосам. Сейчас уже как когда-то раньше. - Ты знаешь, что я могу все стереть, только скажи.
   Снова я думал слишком громко.
   - Нет, Агнесс. Я должен это помнить. Ты знаешь.
   - Знаю, ты когда-то давно мне это рассказывал.
   - Влад, свяжешься с центром, мне нужны последние новости, по временным провалам. И запроси на моё имя, если не трудно, доступ в Куб. А конкретно - в тридцать восьмую камеру, хочу кое что узнать, мысль пришла. - Влад вопросительно поднял бровь, но ничего не сказал. - И это, Влад, усыпи меня пожалуйста, а то мне не очень хорошо.
   Он дотронулся пальцем до моего лба и прошептал "somnum" и все погрузилось в темноту.
   ***
   - Хэнк, приехали.
   Я с неохотой открыл глаза, опять Влад меня разбудил. На улице уже была августовская ночь. Я поднялся с коленей Агнесс и сел. Голова была немного тяжелой, тело ломило, но в общем всё терпимо.
   - Мы с Владом пойдем, не знаю сколько пробудем там, не думаю, что долго. А вы свободны, Спайку и мне надо в себя прийти, так что отдыхайте. А ты, Спайк, попробуй забыть все это дерьмо. Обратись к лекарям или просто напейся, но не прокручивай это в голове. - Я вылез из машины и перед тем, как захлопнуть дверь, сказал. - Спасибо, что спас мне жизнь.
   Спайк ничего не ответил, а лишь легко кивнул в зеркало заднего вида, подождал, пока Влад тоже выйдет, и начал сдавать назад.
   - Присмотри за парнем, пожалуйста. Я-то себя паршиво чувствую, а что творится у него в голове - даже представить не могу.
   - А я знаю, что у него творится. И хорошего ничего там нет, сильно его зацепило ваше задание. Присмотрю, Хэнк.
   - Спасибо, Аги. И выдай ему премию, знаешь, где взять.
   - Знаю. Сколько?
   - Столько, сколько стоит моя жизнь.
   - Там нет таких мелких склянок, Хэнк.
   - Сука.
   Чистый звонкий смех Агнесс ещё пару секунд звучал в моей голове, всегда любил общаться с ней посредством телепатии.
   - Ну что, наболтались? - Влад, как и всегда, спокойно ждал меня. - Тогда пойдем. Как закончим, я сам отведу Спайка, куда надо, если он такой же будет.
   Мы зашагали по тропинке, через деревья, глаза уже успели привыкнуть к темноте, поэтому подсвечивать дорогу не пришлось.
   - Какой такой же? Ладно Агнесс, мысли его прочитать может, ты-то не телепат.
   - А ты думаешь, мне маска моя, - он постучал по маске чумных докторов, с клювом и красными глазами, которая покоилась на его груди, - для красоты нужна или чтоб девок цеплять?
   - А ты думаешь, я знаю, нахрена она тебе? Это, как бы, ваши технологии и...
   - В общем. У него повышенная мозговая активность, и она весьма хаотичная, что говорит о крайне сильном нервном стрессе, к тому же...
   Не только ты умеешь перебивать!
   - Я понял. Я тоже весьма плох, но я стараюсь подавить всё. Не очень выходит. Мы кстати, где? Это парк или лес, или что?
   - Или что. Хэнк, что за тупые вопросы. Такое чувство, что я эти порталы прячу. В Измайловском парке мы. А относительно блокировки - тебя я тоже изучил, пока ты в отключке был. У тебя тоже всё не очень хорошо, но это твое едва ли не обычное состояние.
   - Но со мной лучший доктор! - я попытался улыбнуться. - Ты же отремонтируешь меня, Влад?
   Он лишь тяжело вздохнул.
   - Что смогу, я сделаю. Но будет хуже.
   Мы подошли к двухэтажному зданию советской постройки. Окна у него были разбиты, стены были в трещинах, здание было непонятного назначения, но точно уже давно не использовалось. Найдя дыру в заборе, мы подошли к входной двери, которая скрипуче открылась. В открывшейся двери зиял черный провал портала. Пройдя через него, мы с Владом оказались посреди поля. Где-то в километре от нас было видно трассу, по которой время от времени проезжали автомобили, прорезая темноту светом фар. Недалеко от трассы виднелся холм, со стоящей на нем будкой. Какое обычное назначение у этой будки я даже представить не мог, хотя неоднократно их видел, проезжая по разным дорогам. Там в очередной раз встретился портал, который перенёс нас в середину длинного коридора c дверями по каждой стороне. Из ближайшей к нам двери вышел пожилой лысый человек в очках.
   - Инквизитор, доктор, приветствую вас, - он слегка поклонился. - Что привело вас в Куб?
   - Нужно поговорить с одной ведьмой. Я надеюсь, вы получили запрос?
   - Конечно, инквизитор, конечно, - словно извиняясь, заговорил встречающий. - Тридцать восьмая готова. Но, если не секрет, расскажите, зачем вам туда?
   Какой настырный. Он меня уже утомил.
   - В запросе всё более чем чётко указано. Если не понятно - перечитай. А теперь не трать наше время и веди нас.
   Пожилой человек откланялся и, извиняясь за то, что задерживает нас, повел нас по коридору. Мы заходили в двери, поднимались и спускались по лестницам, а провожающий все бубнил и бубнил свои сожаления. Заискивающий никчемный урод, надо будет запросить на него досье, и заодно сообщить, что он уж больно любопытный. Я шел и размышлял над тем, как можно будет испортить жизнь нашему провожающему и, не заметив, как он остановился, едва в него не влетел.
   - Господа, мы прибыли, тридцать восьмая камера, - он указал на дверь, точно такую же, как и все остальные. - Все необходимое вы найдете в комнате.
   - Ага. А теперь оставь нас. И подготовь досье на всех, кто там содержится.
   Сопровождающий снова отвесил несколько коротких поклонов и быстро ушел. Мы открыли дверь и вошли.
   Посреди комнаты стоял антрацитово-черный куб с метровыми гранями. Этот куб накрывало мерцающее силовое поле магического щита, и все это было закрыто прозрачными стеклянными стенами и потолком. Влад снял моток золотой проволоки, отмотал несколько метров и конец проволоки передал мне. Я же завязал его на бронежилете, который так и не снял со встречи с Милошом.
   - Удачи, и помни: лучше потянуть за шнур раньше, мне всё-таки потребуется несколько секунд, чтобы тебя вытащить.
   - Да, Влад, я помню.
   Я прошел через стеклянную дверь, и золотая проволока "втекла" в стекло. На несколько секунд я остановился перед магическим щитом, который просканировав, открыл проход, ровно под меня. И вот я стоял перед кубом, который словно впитывал свет. Я еще раз проверил, крепко ли завязана моя золотая страховка, посмотрел на Влада, который показал, что намотал проволоку на руку, я показал большой палец своему другу и прикоснулся двумя ладонями к кубу, после чего весь мир завертелся и уменьшился до размеров булавочной головки.
   ***
   Я оказался посреди проселочной дороги, слева и справа от дороги были бескрайние поля золотой ржи, теплое летнее закатное солнце предавало полям багрово кровавый оттенок, при этом легкий ветер качал колосья, словно волны, что при иных обстоятельствах суеверные люди могли бы трактовать как плохое предзнаменование. Я осмотрелся: за мной поля уходили в горизонт, а вот впереди, на самом горизонте, виднелись какие-то строения, значит, мне туда. Я сделал пару шагов и остановился. Что-то не сильно, но весьма противно скрипело, и я решил наконец-то осмотреть себя. И даже меня увиденное весьма удивило. На месте потрепанного бронежилета появился странного вида деревянный доспех, оббитый железными пластинами, на огромных клепках, на том месте, где я завязал проволоку, оказался стальной бант цвета золото, а вместо аккуратного ножа на поясе оказалась уродливая изогнутая сабля. Я усмехнулся и направился в сторону строений на горизонте, а по пути решил вспомнить всё, что знаю о магических тюрьмах.
   Для начала это компрессия времени. А именно, если в реальном мире проходит час, то в тюрьме проходит от дня до года. Благо сейчас эту технологию чуть улучшили, и, когда инквизитор или представитель организации посещает тюрьму, компрессия становится гораздо меньше, на время его нахождения в тюрьме.
   Во-вторых, тюрьма - это не совсем тюрьма. А именно, это отдельный мир, со своими погодными условиями, масштабами и технологиями.
   В-третьих, это адаптация мира под заключенных. Судя по теплой приятной погоде, заключенные ведут себя крайне мирно. Иначе тут шатались бы стражи, погода была бы ни к черту и вообще находиться было бы крайне неприятно.
   Припоминалось еще что-то о том, что действия всех находившихся в тюрьме могут спровоцировать стражей, а поэтому насилие крайне нежелательно, а также совет, который звучал наподобии: "спасательную нить дергайте заранее". И более ничего конкретного мозг мне не сообщал. То ли переутомление наложилось на ранение, то ли все занятия я проспал, так или иначе дальше разбираться буду по ходу.
   Я шел уже около получаса, если верить внутренним часам, и по пути мне попалась старая фуникулерная дорога, которая уходила куда-то за горизонт и заканчивалась обрывом линии, прямо посреди поля. На сохранившейся линии висела обшарпанная кабинка, с разбитыми окнами, слегка поскрипывавшими на ветру. Когда до города оставалось не более километра, я увидел странные механизмы в поле. Они выглядели, как раздутые тряпичные мешки с торчащими стальными трубами из которых валили клубы пара. Перемещались они, вроде бы, на каких-то ходулях, но что меня удивило и несколько встревожило, - в передней части у них была небольшая стальная коробка непонятной формы, и, когда я поравнялся с ними, они все, синхронно, повернули ко мне эти самые коробки, на которых проступали очертания лиц. Но какой-либо иной заинтересованности они не проявляли и продолжили свое неспешное путешествие по полю.
   Впереди отчетливо был виден небольшой постоялый двор, с четырехэтажным деревянным зданием в центре и расходящимися от него полукольцами постройками. Я перешел достаточно широкий ручей по деревянному мосту и отметил, что камыш вдоль ручья был сочно-зеленый, что определенно радовало глаза, ибо от большого количества оранжевого цвета глаза начинали уставать. На улице никого не было, и самым очевидным было зайти в центральное здание, что собственно я и сделал. Толкнув дверь, я вошел внутрь.
   О-о-о! Давно я не производил такого впечатления! Около десяти лиц повернулось ко мне, и как минимум на половине застыла маска ужаса, как же приятно. Вот и встречаются знакомые лица. Несколько ведьм, которых я лично сюда отправил, или сестры тех ведьм, которых я уничтожил у них на глазах. Хорошо, страх, это очень хорошо. Я, не торопясь, в гробовой тишине, прошелся к барной стойке, туда тут же подбежала незнакомая мне ведьма и налила мне стакан воды. Конечно воды, а чего же еще, даже проверять нет смысла на наличие отравляющих веществ. Я сделал небольшой глоток - прохладная. Я взял стакан, графин и направился к одному из столов, за которым, правда, уже сидели двое.
   - Свалили, - я даже договорить не успел, ведьм уже не было. Я присел, окинул всех взглядом. - Мне нужна Марта.
   Тишина.
   - Возможно, вы меня не услышали,. - я улыбнулся как можно более приторной улыбкой и повторил. - Мне. Нужна. Марта.
   Ведьма, которая выглядела старше остальных, тихонько кашлянула.
   - Она наверху, инквизитор.
   - А я разве спрашивал, где она? Может, мне побегать, поискать её? Или мне повторить чуть громче?
   - Смиренно просим прощения. Сейчас она спустится.
   Ведьма кивнула одной из других заключенных, и та моментально взлетела по лестнице, словно сам черт гнался за ней. Хотя это было бы не так опасно, как присутствие инквизитора в тюрьме. Я сидел и разглядывал ведьм, и с удивлением заметил, что они все или вышивают, или вяжут. Делать, видимо, тут совершенно нечего, только вот откуда они берут шерсть. Скрип ступенек вывел меня из раздумий.
   - Вы хотели меня видеть?
   - О, поверь, твоя морда меня интересует меньше всего. Я хочу с тобой поговорить. Подходи, присаживайся.
   Я буквально кожей чувствовал страх, ненависть и презрение, пропитавшие эту комнату. Хорошо. Марта была одной из ведьм помощниц крупного преступного картеля, который похищал людей, занимался распространением наркотиков и у людей и у магов, проводил запрещенные магические ритуалы. Собственно, она единственная, кто из картеля остался в живых. Она всех сдала. Но мне есть, что у нее спросить. Сверху послышались шаги, и на лестнице появилась Марта. Острое лицо, хитрые глаза, пышные черные, словно смоль, волосы, собранные в хвост и мой подарок - уродливый шрам через всё лицо.
   - Здравствуйте, инквизитор.
   - И тебе не болеть, Марта. Присаживайся, выпей водички.
   - Спасибо, - она села на стул, но воды не взяла. Смотрела она мне в глаза, хотя я и знал, что это ей дается непросто. - Вы хотели со мной поговорить?
   - Очень. Прямо горю желанием. Насколько хорошо ты помнишь то, над чем работал твой картель?
   - Слишком хорошо. Но ваши дознаватели уже работали со мной. Мне больше нечего сказать.
   Я коротко описал ей ситуацию с временными аномалиями, и её это заинтересовало.
   - Вы ведь тоже пытались что-то подобное сделать. Непонятно только для чего. Но за двадцать лет у вас не было почти никакого результата.
   - Не было. Для проведения такого ритуала, нужна не только сильная магия, но и сложные условия. Там нужно большое количество добровольных жертв. При этом ни наркотики, ни зелья не работают, а магия...
   - А по таким всплескам магии мы и вычислили картель, я в курсе, - она говорила всё то, что я и так знал. - Какие ещё возможны варианты?
   - Не знаю, а точно не было какой-либо секты или...
   Я швырнул стакан в стену, от чего взвизгнуло несколько ведьм.
   - Ты что, считаешь меня тупым? А что, по-твоему, проверяется в первую очередь? Я повторю вопрос, какие ещё возможны варианты?
   Марта судорожно пыталась что-то придумать. Она знала, что будет, если она не скажет, что мне нужно, она знала, что я могу возвращаться хоть каждые пять минут, а для них будут проходить года.
   - Я... я... не знаю, нужно подумать, проанализировать, разобрать места, так сразу никто...
   Я опрокинул стол, графин с водой полетел на пол, где и разбился. Что же, я и не рассчитывал на успех в первый заход. Вернусь через пару дней. Стул полетел в окно, и оно разлетелось десятком осколков.
   - Инквизитор, просим вас! - Ведьмы завыли. - Сейчас придут стражи! Пожалуйста, не надо!
   - О, стражи, это прекрасно, - я выхватил саблю, другой рукой схватил Марту за горло. - Может быть стражи помогут вам дать верный ответ. Ну что, ведьма, ничего не приходит в голову?
   Марта хваталась за мою руку, и её взгляд был направлен куда-то за меня. Я огляделся, там стояло несколько ведьм. Неужели эта дура, думает, что ей хоть кто-то поможет.
   Я отпустил ведьму, дернул золотой бант, который тут же растворился в воздухе, и нанес первый удар саблей по ближайшей книжной полке. Я разгромил стойку с графинами, некоторую утварь. Ведьмы просто выли и плакали, но никто из них не пытался меня остановить. Внезапно на улице ударил колокол. Через разбитое витражное окно в зал ворвался холодный ветер, который пах дождем. На улице начало стремительно темнеть, ветер трепал пшеничные поля. Как вдруг из полей начали вставать они, стражи. Уродливые механизмы, оживленные магией, они отдаленно были похожи на людей, только выше ростом и с несколькими руками, в которых были ужасающего вида крюки, пилы, топоры и мечи, а глаза у них горели красными углями. Так или иначе, Влад должен скоро меня вытащить, а пока что буду тянуть время и ввяжусь в бой. Я вылез через витраж с направился навстречу стражам, отойдя метров на десять, я обернулся к ведьмам.
   - Я ещё вернусь, твари! Советую вам убедить Марту помочь мне. А пока что, наслаждайтесь!
   Первый из механизмов, вооруженный длинным мечом, бросился на меня, я ушел с линии атаки и молниеносным движением ударил по тому, что было у него ступней, следующий удар сабли пришелся под колено, я надеялся, что он упадет и я снесу его голову, как вдруг я заметил, что сразу два стража решили меня атаковать. Эти сволочи не собираются стоять, пока я разбираю их товарища, очень жаль.
   Отскок, отскок, парирование, уклонение - рука с булавой отсечена. Пропустил удар мечом по касательной, доспех жалобно завыл, ребра заболели. Резкое сближение с целым стражем, уклонился от удара мечом сверху - повезло. Ударил саблей по сочленению доспехов. Не знаю, дало ли это какой-то результат, но страж весьма жалобно завыл. Да где же Влад? Не успел отскочить от удара щитом однорукого, броня лопнула, ребра вспыхнули огнем, во рту появился привкус железа. Я кое-как поднялся и увидел, что тоже самое пытается сделать мой одноногий друг. Ну нет. Я подскочил к нему настолько быстро, насколько позволили сломанные ребра, и ударом, в который вложил всю силу, снес его стальную голову.
   Всё замерло. Стражи одновременно остановились и повернули головы на своего павшего товарища. Затем на меня. Они одновременно завыли и глаза вспыхнули, пожалуй, настоящим адским пламенем. Теперь все стражи разом решили остановить меня главную угрозу. От двух ударов я увернулся, получил болезненный порез на плече и, решив, что терять уже нечего, воткнул саблю в тело ближайшего стража, в следующую секунду, один из них схватил меня и поднял в воздух. Второй рукой, которая заканчивалась ужасными не очень-то острыми по виду клинками, он замахнулся, решив вспороть мне грудь, я уже приготовился к той адской боли, которую испытаю, как внезапно меня начало утягивать куда-то вверх...
   ***
   - И сколько можно терять сознание? - Я открыл глаза и увидел стоящего над собой, вероятно, Влада. Сказать точнее было нельзя, ибо клюв маски чумных докторов и два кроваво-красных окуляра на месте глаз, это все, что я видел. Я хотел сказать, что можно было бы помочь мне подняться, но, как только я сделал вдох, меня скрутило от боли, и я просто чудом не отключился вновь. - Да не дергайся ты! Что же ты за человек, Хэнк. За один день ты успел дважды потерять сознание и получить достаточно серьезные травмы.
   Влад закончил исцелять меня, и боль ушла. Ура! Я снова могу дышать!
   - Спасибо, друг. Сколько меня не было?
   - Не знаю. Минут десять или пятнадцать. Узнал, что хотел?
   - Ну я же просил точно засечь, чёрт... Нет, не узнал, зато я подрался со стражами, - я улыбнулся наиболее тупой улыбкой.
   - Да я догадался. Хотя, зная тебя, готов поспорить, ты мог и просто со скалы упасть. Пойдем?
   - Сейчас мне нужны личные дела на всех, кто... - я посмотрел в угол комнаты, где сейчас лежала толстенная папка. - А, уже здесь. Тогда да, пойдем.
   Влад открыл дверь, и мы вышли все в тот же коридор, однако, к моему удивлению, нас не встречали.
   - Выходим сами, сейчас по коридору до конца, а там дверь около туалета.
   Я фыркнул, не удержался.
   - Вот он пидор, этот наш провожающий. Около туалета. А почему, собственно, не в туалете? Или в подсобке? В нормальном месте портал зажечь ведь тяжело! Нет, гости дорогие, топайте в хрен знает куда, там у сортира ждет вас свобода!
   - Ну, если честно, то как раз в подсобке, - Влад засмеялся, нет, заржал. - И он очень извинился и сказал, цитирую: "Пусть наш дорогой инквизитор ноги не поломает там. А то темно, мало ли, что случится."
   - Уёбок.
   Конечно около именно этого туалета воняло. Конечно, когда я открыл дверь, на меня упало несколько швабр, какие-то тряпки, ведро, в котором была вода и которое, конечно же, опрокинулось. Раскидав швабры по коридору и расплющив ведро простеньким заклятием, я хоть и не избавился от желания найти провожающего и переломать ему ноги, но немного поднял свое отвратное настроение, и мы с Владом вошли в портал.
   ***
   Черный внедорожник с грязными номерами стоял в вечерней московской пробке, метрах в десяти не доезжая до пешеходного перехода. Пешеходы, периодически не доходя до "зебры", пробегали между рядами. Мадам Сохви сидела за водителем и изучала рабочую документацию. Внезапно передняя и задняя дверь открылись, и в машину сели двое мужчин. Водитель покосился на них и сделал радио громче.
   - Виктор, Ганс. Я думала, вы решили не приходить. - Сохви отложила документы.
   - Что вы, мадам. Как мы могли.
   - Ганс, если бы я хотела посмотреть на то, как взрослые мужчины паясничают, я бы провела пару слушаний у инквизиторов. Говорите по существу.
   - Значит так. Рынок почти полностью под нами, осталась буквально пара моментов, они незначительны. У инквизиции потери, почти такие, как вы и планировали. Убито несколько очень старых инквизиторов. - Ганс перевел взгляд на Виктора, сидящего на заднем сиденье.
   - Так же мы внедрили несколько шпионов в команды. В основном это удалось там, где команда либо расширена до пяти человек или на службе бывшие гражданские школы магии. Они охотнее продаются.
   - Хорошо. Что с представителем у людей? Удалось её подкупить или запугать?
   Ганс ухмыльнулся, и некоторые из рун на его лице поменяли местоположение.
   - Подкупить. Обещали долю.
   - Как обычно. Что люди, что маги, когда речь идет о деньгах, особенно о больших, всем тут же становится плевать на принципы. Обещайте что угодно, вы в курсе. Как будете устранять, решили?
   - Ну, если честно... - Виктор потер щетину, - мы решили остановиться на имитации теракта. За пару дней заложим взрывчатку, все соединим проводами, дабы не оставить даже намека на след магии, и подгадаем, чтобы к ней ещё и инквизиторов вызвали парочку. Ну, так, чтоб наверняка.
   - Да, отказ от магии - это хорошо. Только привести в действие нужно как можно всё скорее. А то скоро инквизиторы опять сюда понаедут. Сейчас их наши временные ловушки занимают.
   - Мы все поняли, сделаем как можно быстрее.
   Двери внедорожника открылись, двое магов вышли из машины и почти сразу же, растворились среди пешеходов. Как только Сохви потеряла их из виду, затор, казавшийся мертвым, начал весьма бодро двигаться, и через десять минут ничто уже не напоминало о недавней пробке.
   ***
   - Да давай посидим, всё равно делать нечего. Мне досье лень читать, а так хоть нажремся!
   Мы стояли около стойки администрации в штабе, на Тарном проезде.
   - Это вот тебе заняться нечем, а у нас сейчас исследования идут интересные. И вообще, Хэнк, может, ты лучше поспишь? Сколько ты уже на ногах?
   Я щелкну пальцами.
   - Точно! Дай мне стимулятор, часов на двенадцать, а то и правда вырублюсь.
   Влад вздохнул, но ничего не сказал, просто протянул мне небольшой пузырек.
   - И не вздумай дергать Спайка на попойку. Ему надо в себя прийти.
   - Да, да, да, отстань. Так, тогда если что, я вызову. Все равно мы ещё отстранены.
   Мы пожали друг другу руки, и разошлись. Влад отправился к порталу в оружейную комнату, а я с папкой в руках направился наверх, в комнату отдыха. Сейчас я подумывал немного выпить, почитать досье и отключиться часов на двадцать. Слишком длинный день. Однако судя по урчанию желудка, уснуть я не смогу, как собственно и работать, пить на абсолютно пустой желудок я не рискну, так что надо заказать себе поздний ужин. Или сколько там времени вообще. Спускаться вниз с середины лестницы было лень, так что я, обдумав всё, решил, что позвоню вниз и попрошу какую-нибудь еду. Довольный такими гениальными рассуждениями я поднялся в комнату, открыл дверь и...
   Бах! Выстрел. Я бросил папку, а сам прыжком ушел за барную стойку, хорошо приложившись животом и коленями. Бах! Вот же сука! Я схватился за пистолет... Блядь! Я же оставил его на трассе. Хотел схватиться за нож... Точно, он в тюрьме, вместе с тем, что осталось от брони.
   Что мы имеем? Огнестрела у меня нет, оружия ближнего боя тоже, брони нет. Прекрасно! Я слишком давно не спал, не ел и очень устал. Значит, щит крепким не выйдет, повезет, если на пару пуль или на одно заклятие, хотя есть вариант... раз меня не изрешетили пулями еще на входе и не уродуют стойку сейчас, значит, экономят патроны, значит, стрелявший, скорее всего, один. Я прошептал заклятие и создал энергетический щит, который прикрывал меня только спереди, больше мощности, но меньше площади защиты. И с трудом, но все-таки смог наколдовать заклятие ближнего боя, которое покрыло мой правый кулак искрящимися молниями, одного удара было бы достаточно, чтобы уничтожить почти любого нападающего.
   Стреляли с одного места, около телевизора. Я приготовился, три, два, один - рывком выбегаю из-за стойки, готовый нанести единственный удар и...
   И останавливаюсь, едва ли не падая. Перед мной на диване в коротких шортах, спортивном топике, с распущенными рыжими волосами и с геймпадом в руках сидит и смотрит на меня, совершенно не понимающим взглядом, Рагнейд. На экране телевизора на паузе стоит какая-то игра, из колонок, оказывается, доносится не очень громкая музыка.

Глава 9.

Сколько стоят двери

  
   Я разбавил джин тоником, посмотрел на Рагнейд, и мы опять начали ржать.
   - Я поверить не могу, - она вытерла слезы, выступившие в уголках глаз, - что ты перепутал выстрел в игре с настоящим.
   - Влад правильно говорит, мне просто надо больше спать.
   Мы сидели на диване и разговаривали. На столе лежала папка, которую пришлось собрать с пола, расширенный отчет по временным провалам, который мне принесли вместе с коробочкой китайской лапши, рассольником и большой порцией греческого салата. Поднимаясь по лестнице, я думал перекусить, изучить быстренько десяток досье, влить в себя пару порций алкоголя и уснуть. Однако "покушение" Рагнейд на меня сняло сон и подняло настроение.
   - Ага. Только ты в душ сходи для начала. От тебя кровью, пылью и потом неслабо несёт. Кстати, откуда кровь?
   Вот блядь. Я совсем забыл, что сейчас должен вонять как варвар.
   - И правда, - я старался не выдать смущение, которое ей удалось вызвать, начал вставать с дивана, - надо бы в душ сначала.
   - Да не переживай, - она махнула рукой. - Я же понимаю, что тебе сейчас охота всего и сразу. И поесть, и поспать...
   - ...И помыться, и за жопу бабу похватать, - я закончил за нее поговорку, которая, видимо, у всех магов одинаковая. - А что самое главное, что все это я могу сделать, не выходя из этой комнаты!
   Несколько секунд не было никакой реакции, но потом Рагнейд резко повернула голову в мою сторону.
   - Что ты сейчас сказал?! - волосы у неё начали вставать дыбом, а во взгляде... а во взгляде была не злость, а скорее, игривость? Или мне показалось? Но проверять, что мне показалось, а что нет, я не стал и быстро отступил в душевую.
   Душ сил не придал, а в тесноте душевой кабинки в голову опять поползли неприятные мысли о порядках в Инквизиции. О Милоше, о Спайке, да и вообще о целесообразности всей этой работы. Мне было совершенно непонятно, зачем маги продолжают защищать людей. В этом нет никакого смысла, ведь большинство людей, стоит им узнать о существовании волшебства, тут же впадают в маниакально-агрессивное состояние, стремятся уничтожить, все что им кажется подозрительным. Уже далеко не первое столетие самыми страшными существами являются самые обычные люди, а не монстры, маги и колдуны. Благо меланхолия исчезает так же внезапно, как и появляется, и можно наконец-то выйти из душа и спокойно поесть.
   - Ты не сказал, чья кровь, - Рагнейд сидела, повернувшись ко мне спиной, и продолжила прерванную игру. Я же, переодевшись в чистую "домашнюю" одежду, вытирал голову. - Если под грифом, так и скажи.
   - Считай, что под грифом. Ты чего тут делаешь, я думал, что Алекса тебя исключит из команды в обход меня.
   - Не, что ты. Когда подтверждено было, что я демона захватила, меня мои подруги расспросами замучили, а наставницы по занятиям расписали на пару недель вперед. - Рагнейд повернулась ко мне, поправила волосы. - А потом сигнал поступил, что с тобой что-то случилось, но меня тогда не отпустили, сказали максимум тут ждать, что и без меня народу много...
   Я кивнул. Не очень хотелось говорить на эту тему. Я присел на диван и наконец-то поел. С одной стороны, мне было приятно общество Рагнейд, с другой, - я планировал хоть и не особо продуктивно, но поработать, поэтому я решил воспользоваться своим положением.
   - Слушай, нужна твоя помощь, - я протянул ей папку с досье на всех ведьм, содержащихся в камере тридцать восемь, которых, к моему удивлению, оказалось более двухсот, хотя я видел не более двух десятков, - разложи их по алфавиту, а то все рассыпалось.
   Сам же я углубился в полный отчет по временным провалам. Чуть подкорректировано количество пострадавших, добавлено еще пару мест, но это все мелочи, меня не интересовавшие. Распечатка карты, на которой точками отмечены все места, короткие выводы, что локальной закономерности они не имеют. Никаких очевидных закономерностей я также не увидел, места, такое чувство, что были выбраны случайно.
   Следующий раздел - более подробное описание самого ритуала. Да, простым мелким группировкам его не провести, не говоря уже о любителях или сектантах. Здесь действовала некая организованная группа достаточно сильных и опытных магов. Ибо для заклятия нужно некоторое количество людей, добровольно принесших себя в жертву, при этом ни гипноз, ни наркотики, ни угрозы тут не подойдут. Нужен добровольный позыв, при этом лучше чтобы ради чего-то большого, светлого, доброго, ага. Так, заметка, проверить секты.
   Локальное описание местности - без толку, места обычные, лишь бы кто-то умирал.
   Вот, то что интересно больше всего. Версии. Демонстрация силы - бред, никто не рискнет выступать в открытую против Инквизиции и тем более против Организации. Убийство высокопоставленных лиц. Интереснее, но тоже весьма бредово. Никого значимого, действительного значимого у обычных не погибло, а пара крупных менеджеров, мэр города, да чиновники среднего пошиба - проще было бы устранить их обычным способом, а потом устранить исполнителей. Удар по Инквизиции. А это интереснее, погибших у нас действительно много, в том числе в ходе расследования, в том числе гражданских магов и магов из дружественных орденов, это надо изучить внимательнее. Вот! Такая же идея пришла и мне в голову. Отвлечение внимания от чего-то более важного...
   - Всё!
   Я не сразу понял, чей это был голос, почему меня отвлекают и вообще, где я. Через секунду я вспомнил, что тут ещё и Рагнейд.
   - Всё, что?
   - Хэнк! Всё разложено!
   Я честно пытался собрать мысли в кучу, и понять о чем она. А она начинала злиться. И тут я вышел из полусонного ступора.
   -А! Точно! Спасибо, Рагнейд. Я что-то...
   - Я заметила. Может, коктейль сделать? А то ты грустный такой.
   - Не откажусь, делай на свое усмотрение.
   Если это просто отвлечение внимания, то я не представляю, какая цель даже может быть, учитывая масштабы. Такое под силу нам, Инквизиции, что бессмысленно, Организации, что тоже весьма сомнительно, ну и еще буквально паре-тройке десятков аналогичных структур в других странах... Мда...
   О, ещё одна версия, размером в одну строку. Диверсия. И приписка - иностранные маги. Ей-богу, что за идиотина выдала эту версию. Ну мы же не люди в конце-то концов, на кой черт нам устраивать диверсии в соседних странах. Нам ни ресурсы, ни территории не нужны, это обычные так свои амбиции удовлетворяют.
   К дивану возвращалась Рагнейд, и я, оторвав взгляд от отчета, заметил у нее свой небольшой подарок, - Я рад, что он тебе приглянулся, - я улыбнулся.
   - Да, спасибо, - она поставила два больших стакана на стол и дотронулась до пирсинга на пупке, в виде скорпиона с рубиновым жалом. - Как ты узнал?
   - Ну, в первую нашу встречу я обратил внимание, что у тебя кольцо было, - я ухмыльнулся, - ну и после нашего задержания своим инквизиторским взором, я заметил, что кольца нет. Я, правда, не помнил, было ли оно до задержания или нет, но так или иначе, решил вот, подарок сделать, все же если ты его и лишилась, то из за меня.
   Рагнейд улыбнулась и поправила волосы, - Да, оно видимо с твоим пистолетом так и останется в камере хранения.
   - В ломбарде оно окажется в ближайшее время, если уже не оказалось.
   Мы снова рассмеялись. Я взял коктейль, сделал глоток и мое горло обожгло алкоголем, я закашлял.
   -Что ты сюда намешала?
   - Дай вспомнить, - она сделала вид, что задумалась. - Три вида какого-то алкоголя, содовая и какой-то сироп. И лимон.
   - Да у тебя талант! Такой ужас надо уметь сделать.
   - О, спасибо, я старалась. - сарказмом в ответ на сарказм. Она мне нравится все больше. - Если ты такой искушенный, то, может, сам сделаешь? И мне заодно?
   - Ха! Учись пока я жив! - я отбросил отчет. - Начнем с азов. Это ром с колой.
   Три последующие часа прошли в дегустации, взаимных оскорблениях в криворукости, рассказе историй и в общем веселье. Если бы не антидот, то наверняка я был бы уже пьян в хлам, но маленькая таблетка имени Влада отлично нейтрализует яды. В том числе и алкоголь. А вот у Рагнейд такой таблетки не было, поэтому она была уже пьяна и, черт возьми, от этого она выглядела ещё сексуальнее.
   - Хэнк, скажи, - она облокотилась на барную стойку и подалась вперёд, так что мне стало видно ее грудь куда лучше, чему я был несказанно рад. - А почему у нас в Ордене говорят, что ты только и делаешь, что наших сестер портишь?
   Я также подался вперед.
   - Это говорят про всех инквизиторов, в том числе и про меня. Но в большинстве своем, это выдумки.
   - Значит про тебя мне нагло соврали? - брови Рагнейд медленно поползли вверх.
   Мой рот расплылся в улыбке.
   - Я этого не сказал.
  
   ***
   - Ты всё понял?
   - Да чего непонятного. За громилами проследить, чтоб гладко прошло, делов-то!
   Ганс схватил собирающегося уйти паренька.
   - Не только проследить за ними, но и за тем, кто приедет на вызов. Не думаю, что дернут инквизиторов, но следи в оба!
   - Да я говорю, понял, - парень отдернул руку. - Если что не так, то сразу сваливаю.
   - Учти, от этого задания зависит, будешь ты с этой шпаной возиться или уже можно доверять что-то посерьезнее.
   Парень кивнул и вышел из кабинета. Ганс повернулся к Виктору, который изучал содержимое одной из коробок на столе.
   -Ну что, старуха Сохви прислала нам что-нибудь полезное?
   -Можно сказать и так, - Виктор усмехнулся. - Вот взрыватели, согласно записке, украдены из инквизиции.
   - И чем они отличаются от обычных?
   - А тут самое интересное - я без понятия.
   ***
   Я прижал её к барной стойке, и мы целовались. Целовались горячо, страстно, как старые любовники. Я начал целовать ей шею, гладил изгибы её талии, она же запустила руку в мои волосы и ненавязчиво опускала мою голову к своей груди. Ладони опустились на её упругую задницу, как вдруг она меня слегка оттолкнула, улыбнулась, и мы снова поцеловались. Она направилась к дивану и, повернувшись ко мне спиной и на ходу сняла с себя топик. Я направился за ней, также скидывая свою майку. Она легла на диван, из одежды на ней остались только короткие шорты и пирсинг. Я лег на неё сверху, она обхватила меня ногами, и мы продолжили целоваться. Я губами проскользил по её шее, по груди и начал ласкать её твердые соски. Она задышала более глубоко и более громко. Я стянул с нее шорты, снял свои штаны, снова хотел оказаться сверху, но неожиданно Рагнейд выскочила из-под меня, я же по инерции оказался на диване, и, хищно улыбаясь села на меня сверху. Я положил свои руки на ее ягодицы, но она переложила их на свою грудь, сжав её. Мы двигались синхронно, словно делали это не в первый раз. Рагнейд слезла с меня, повернулась ко мне спиной и наклонилась, крайне возбуждающе прогнув спину. Я вошел в неё резко и до конца, она издала стон наслаждения и заскребла ногтями по дивану. Я схватил её за задницу твердо и нежно одновременно, и полностью овладел ей. Постепенно ускоряя темп, приближая нас к финалу, я взял её за волосы и намотал их на кулак, с губ Рагнейд сорвался одобряющий полустон. Черт, а правда же говорят, что сестры огня чертовски сексуальны и ненасытны и сравниться с ними могут только...
   Я замер. Блядь! Сука, блядь! Я отскочил от ничего не понимающей Рагнейд, помчался к папкам с личными делами арестантов, на ходу натягивая на себя штаны.
   - Рагнейд, оделась и бегом к дежурному! Всю команду созвать, Леонарду - подготовить оружие и экипировку, запросить срочную встречу с Филиппом! Ну чего уставилась, быстрее!
   Я судорожно перебирал папки личных дел, всматриваясь в фото и откидывал ненужные. Я слышал, как хлопнула дверь за Рагнейд, я знал, что сейчас она в смятении, потом будет злость и грусть. Но меня это не волновало, сейчас меня волновало только... Ага! Есть! Личное дело ничем не выделяющееся из кучи остальных, кроме, пожалуй, одного: двумя вместо одной фотографии. С одной на меня смотрела красивая девушка, с темными волосами, большими глубокими глазами, а с другой на меня смотрела не менее, а даже более красивое существо, с пепельно-белыми волосами, толстыми закрученными рогами, бледной кожей, виднеющимися за спиной кожаными крыльями и светящимися оранжевым огнем глазами, которые даже через фотографию передавали ненавидящий, но при этом похотливый взгляд. Напротив графы "раса" в личном деле была одна надпись, которая все проясняла. Суккуб.
   ***
   - Влюбив в себя людей, ты вполне можешь уговорить их принести себя в жертву на ритуале! - Я снова был в кабинете без дверей, и рассказывал Филиппу свои доводы. - Плюс именно на суккуба, как я понял буквально только что, указывала мне Марта, когда я устроил небольшой допрос. Сказать она это не сказала, но смотрела точно на эту Нику. А в версии их никто не поместил, потому что версию о внутренней утечке толком никто не рассматривал. Да и кому пришло бы в голову проверять их? У них с нами шикарный договор. Защита в обмен на информацию.
   - Вот именно, Хэнк, - Филипп встал из-за стола. - Какой смысл им выступать против нас?
   - А они не выступали против нас, - я достал сигарету, закурил. - Они поработали на стороне. Ну что там, пара сотен пропавших без вести, для ритуала. Ну не цифра, - выдохнув густой дым, я понял, как я устал. - А тот факт, что наших погибло много, так это случайность.
   - Допустим. От меня ты что хочешь? - Я уставился на Филиппа тупым взглядом. Мне так захотелось сказать, что отпуск хочу и пить неделю, не просыхая, и пусть этим дерьмом занимается кто угодно. И, видимо, это насторожило старого инквизитора. - А ты когда спал последний раз?
   Точно, спать! Я достал стимулятор, который всегда при мне в рабочей одежде или броне и вколол себе в ногу. Ощущение не то, чтобы приятное, но сон сняло рукой, часов на четырнадцать.
   - Вот, только что поспал, - я усмехнулся. Вышло как-то грустно. - Хочу, чтобы ты выезд санкционировал и выдачу снаряжения разрешил.
   - Выезд куда?! Что ты уже задумал?
   - Навещу наш бордель. Поговорить хочу, с пристрастием, что, как и почему. Агнесс некоторые из тварей там обитающих, знают.
   - А к чему такая спешка? Надо все спланировать, разобрать, продумать. А завтра бы сводным отрядом двинули туда, я бы еще пару инквизиторов подтянул.
   - Точно. И давай еще сообщим в Организацию. И людям. И вообще, чего это мы поедем, давай суккубы сами пусть приезжают? Мне же просто поговорить с ними надо. Я хочу без махания ножами обойтись, не хочу их лица портить, уж слишком, чертовки, красивы и... - я дернул рукой, выронил бычок сигареты, который истлел и обжег мне пальцы, - и вообще, у меня с ними личные счеты. Они мне очень сильно испортили выходной.
   ***
   В итоге Филипп попытался ещё пару раз убедить меня перенести всё на другой день, но в итоге махнул рукой, дав тем самым добро и открыл портал напрямую в оружейку, где меня уже ждала вся команда.
   - Вот что тебе ровно на жопе не сидится, а? - Агнесс сидела, развалившись на лавке. - Ну завтра бы на службу вышли, поехали куда тебе надо, что дергаешь нас, а?
   В таком тоне со мной могли говорить только Агнесс и Влад. Но Влад слишком вежлив, чтобы так общаться, а Агнесс имеет слишком скверный характер, чтобы общаться нормально. Я коротко изложил свои доводы и поставил задачу - съездить в бордель и поговорить с главой суккубов.
   - Ничего серьезного не планируем, так что считаю, легкого, ну максимум среднего, доспеха всем будет достаточно.
   - Ничего серьезного. Точно. А давай голыми поедем? - Ну Агнесс... - А почему нет? Нам же всегда безопасная работа достается, правда?
   А ведь в чем-то она права.
   - Ладно, средняя и тяжелая броня, на свое усмотрение. По оружию, ориентируйтесь на бой в помещении, тяжелого вооружения тащить не надо. Все-таки поговорить едем.
   Спайк и Рагнейд молча отправились к Лео, Влад посмотрел на меня, но лишь вздохнул, а вот Агнесс.
   - Что с Рагнейд? От нее странный эмоциональный поток исходит.
   - Ну... В общем вот, - я отправил ей отрезок воспоминания, с Рагнейд.
   - Хэнк, я тебе говорила, что ты мудак?
   - И не раз.
   - Тогда я просто напомню тебе - ты мудак.
   Спорить было абсолютно бесполезно.
   ***
   Мы выехали на Тверскую улицу, где в одном из переулков находился конечный пункт нашей поездки.
   - Итак, основная задача у нас, это мило побеседовать с "мамкой". Поэтому без моей команды ничего не взрывать, не жечь и не ломать, никого из девушек не калечить. - в салоне стояла неприятная тишина, даже радио почему-то молчало. - Агнесс, тут в основном на тебя нагрузка.
   - Насколько сильно мне их можно допрашивать?
   - Чтобы остались живыми, остальное меня мало волнует.
   Мы заехали в один из дворов, остановились около одной из невзрачных черных дверей. Я наложил заклятие морока, чтобы наш внедорожник выглядел как автомобиль скорой. Солнце уже начинало садиться, и в наступающих сумерках, мы направились ко входу. Я позвонил звонок, на двери открылось небольшое смотровое окошко.
   - Кто? - голос был заспанный и недовольный.
   - Кто надо, и всё, что надо, чтобы пройти у нас с собой, открывай.
   Естественно, я использовал внушение, ибо я понятия не имел, как попасть в бордель иначе. Дверь нам открыл молодой парень, лет двадцати, с пустым взглядом - последствия внушения, который пробубнил что-то вроде приветствия, закрыл дверь и уселся за ноутбук.
   Мы поднялись по лестнице на второй этаж и, ещё не войдя в двери, можно было ощутить сладковатый запах ароматизированных свеч и каких-то трав. А в проеме двери на этаже, с почти полной темнотой на лестнице, контрастирует красный, интимный полумрак. В большом зале на диванах, пуфиках, барных стульях сидели полуобнаженные девушки, также я заметил несколько суккубов в их естественном, природном облике. По привычке, я на секунду "просветил" помещения и, к моему удивлению, около половины девушек, были людьми. Взгляды и улыбки девушек моментально обратились к нашей разношерстной команде, в особенности на закованного в тяжелую броню здоровяка Спайка, который откровенно смущался, стараясь одновременно отвести взгляд и осмотреть всех. Одна из девушек-колдуний подошла к нам:
   - Здравствуйте, Инквизитор, друзья инквизитора. Желаете отдых для всех? Или только для себя? А может, вам помочь определиться?
   - Желаю увидеться с госпожой Екатериной. И пусть нас сопроводят те две, - я кивнул сторону, - очаровательные суккубы, думаю, что мы еще отдохнем.
   - Конечно, - улыбка растянулась на лице колдуньи. - Желаете ли ознакомиться с ценами?
   Я достал пузырек с эликсиром, и глаза куртизанки на миг жадно расширились.
   - Думаю, тут будет более чем достаточно, - я небрежно швырнул его ей в руки. - Веди.
   Мы направились через главный зал в коридор, который перетек в новую интимную зону: лесная полянка, с лужайкой, тонкими березками и даже ручьем. Магия прекрасно создала эту иллюзию, и вот уже не зная, как выбраться из этой, по факту, магической ловушки, бродить тут можно очень долго. Впереди шла наша провожатая, а суккубы, приминая траву своими копытами, шли, взяв бедного Спайка под руки, при этом вытворяя совершенно неприличные действия со своим хвостом и сосками. Бедняга Спайк. Вот, после буквально пары тонких берез, перед нами возник очередной коридор, который привел нас в новую ловушку-релакс зону: это был живописный грот, с кристально чистой водой и выходом на белоснежный пляж, с нереально голубым морем. На лежаке, в гроте, лежала очень сексуальная женщина, лет сорока пяти, коротком фиолетовом шелковом халатике, кудрявыми каштановыми волосами, а рядом стоял неизменный коктейль "маргарита". Госпожа Катрин.
   - Хэнк, милый, ты давно у нас не появлялся, я уже думала, не случилось ли чего. - Она приподнялась на лежаке.
   Я направился к ней, спрыгнув на мелкую воду, воды было чуть выше голени.
   - Не сучилось ничего, кроме работы, вы же знаете, весь в делах, - она встала и фиолетовый халат стёк, обнажив её прекрасное тело полностью и мы поцеловали друг друга в щеку - Госпожа Катрин, разве мог я умереть, не навестив вас. Но я по делу.
   Катрин комично надула губки.
   - Тю, какой ты скучный, Хэнк. Я думала ты соскучился по мне.
   Не знаю по какой причине, то ли из-за недосыпа, то ли из-за просто плохого настроения, но именно сейчас у меня не было желания играть в её любимую игру и убеждать Катрин, что я соскучился. Сейчас мне хотелось срезать с нее лицо, если она продолжит паясничать, но Агнесс услышала мои мысли и решила не проверять, была то настоящая эмоция или нет, и вмешалась.
   - Катрин, меня зовут Агнесс, и мы хотели бы поговорить с вами о ней, - она протянула Катрин папку Ники, - мы хотели бы узнать, а могла ли она...
   Но Агнесс перебили.
   - А ты кто такая, девочка? - высокомерие так и сочилось из голоса Катрин.
   - Я? - голос Агнесс приобрел стальные нотки, и в тот же миг два суккуба схватившись за головы и упав на камни, издали душераздирающий крик боли. - Я дознаватель, тварь!
   - Оставь их в покое! - глаза Катрин наполнились яростью и страхом. - Что вы себе позволяете!?
   - Моя коллега хотела узнать, - я взял папку из рук Агнесс и передал Катрин, - могла ли Ника, либо ещё кто-то, вступить в какие - либо магические банды или группировки, для проведения запрещенных ритуалов?
   - Нет! Нет! Вы знаете условия договора между нами! Прошу, отпустите их! - на камне извивались суккубы, которые должны были испытывать сейчас адскую боль. - Мы сейчас всё с вами обсудим!
   Я подал знак Агнесс остановиться, и суккубы начали затихать и лишь тихо всхлипывали.
   - Хэнк, вон та, - Агнесс указала на одну из девушек, - она что-то знает.
   Я посмотрел на Катрин, перевел взгляд на девушку, которую показала мне Агнесс. В глазах суккуба ясно читалась ненависть.
   - Рагнейд, подожги её подругу.
   Теперь глаза всех суккубов расширились от страха. По факту, каждая из них чувствовала боль и переживания другой, ибо все они были родственниками и их души были так или иначе соединены друг с другом. Рагнейд выставила руку вперед, направив её на лежащую на камне плачущую девушку, которая пыталась инстинктивно закрыть лицо крыльями. На кончиках пальцев вспыхнуло пламя, как вдруг второй суккуб заговорила.
   - Я всё расскажу, всё! Прошу вас, не трогайте её!
   - Рагнейд. - Я жестом показал, чтобы она опустила руку, но пламя становилось сильнее, и пропорционально силе пламени на её руке усиливался вой суккубов, молящих о сохранении им жизни. - Рагнейд. Рагнейд!
   Она сверкнула глазами в мою сторону и опустила руку. В разговор вмешалась Катрин.
   - Раз мы все успокоились, то давайте послушаем, о чём нам хотят рассказать, никто же не хочет усугублять ситуацию.
   - Абсолютно верно. Влад, осмотри их, окажи помощь, Спайк не стой столбом, поухаживай за девушками. И давай уже послушаем, что же такого интересного нам расскажут.
   ***
   В дверь снова постучали, и молодой охранник открыл смотровое окно.
   - Мы отдохнуть.
   - Пропуск.
   В смотровую щелку протянули небольшой позолоченный лист бумаги, с какими-то символами, которые двигались по листу. Пропуск был настоящий, охранник давно уже перестал удивляться, платят ему хорошо и лишних вопросов он не задает. Он даже не знает, что именно он тут охраняет. Инструкция простая, постучали, попросил пропуск. Пропуск есть, открываешь дверь, не задаешь вопросы. Если что-то не так идет, то жмешь тревожную кнопку под столом. Вот и все хитрости работы. Но, открыв дверь в этот раз, он успел увидеть бейсбольную биту и почувствовать сильный удар в голову, после чего мир погрузился в темноту.
   - Значит так, входите, громите всего по больше, можете кому в морду дать. Это бордель, не думаю, что шлюхи буйные будут. Найдете у них старшую, отдадите письмецо от наших старших, уяснили? - молодой человек хрустнул костяшками пальцев. - Ну, а я на шухере постою.
   Он направился в полуспортивный автомобиль, на ходу закурив.
   ***
   Все оказалось до глупого просто. Один клиент оставил у суккуба конверт, в котором предлагалось хорошо заработать за скромные услуги. И этими услугами оказалось именно то, о чем я и подумал, - влюбить в себя людей и убедить принести себя в жертву. Просто и со вкусом.
   - Агнесс, сможешь образ клиента изъять?
   - Уже. Образ четкий, по базе прогнать надо.
   - Отлично. Что же, думаю тут мы...
   В гроте из неоткуда появилась одна из куртизанок, с начинающим наливаться крупным синяком.
   - Госпожа, госпожа, на нас напали, они мебель крушат и девочек...
   - Сколько их? - я снял плеча пистолет пулемет, кивнул команде. - Ну, вот и поговорили.
   - Их, их... - девушка на секунду растерялась. - Ну, человек двадцать, может, больше.
   - Разберемся, - я просветил здание и...и где все? - Не понял. Кто на вас напал-то? Алкоголизм? - я обратился к Катрин. - Отключай иллюзии к херам.
   - Погоди, Хэнк, а если так, - Агнесс взяла меня за руку, и мы увидели... образы людей?
   Что за херня. Я сконцентрировался на всех аурах, отделил магов и приказал им прийти к нам. В зал, который только что был гротом вошло почти двадцать крепки парней, с битами и арматурами. С ними вошло несколько работниц дальнего заведения, которых я отправил обратно, видимо зацепило, внушением.
   - Ну что, Катрин. Давай их допросим с пристрастием?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 10

Начинает холодать

  
   Все нападавшие стояли на коленях, иногда то один, то другой парень порывался встать, но усилием воли они снова теряли способность сопротивляться.
   - Агнесс, у меня нет желания тратить время на них, - я махнул рукой на ребят. - Вскипяти им мозги по очереди, достань информацию о том, кто, где и зачем, и будем думать дальше.
   Первый парень задергался в конвульсиях, глаза закатились, из носа полилась кровь, и через пару секунд он упал и уже не двигался. Так повторилось еще с двумя людьми, после чего Агнесс, с присущим ей выражением лица, которое словно было обращено к умственно - отсталому, а следовательно, обращено ко мне.
   - Ну Хэнк, убирай ты подавление воли с тех, с кем я работаю, ты же помнишь, что я ничего не могу считать полезного, пока воля их у тебя.
   Точно.
   - Конечно, я почти помню.
   Я снял свое воздействие со следующего в ряду парня, он оглянулся, попытался убежать, но замер, и с ним произошло то же, что и с предыдущими. Мы повторили всё то же и со следующим.
   - Блядь. Так не пойдет, - Агнесс задумчиво потерла подбородок, - человеческий мозг разрушается слишком быстро. И пока все, что узнала, это то, что их наняли устроить погром и им надо кому-то доложить о ходе погрома. Придется действовать по старинке и допрашивать медленнее.
   - Раз выбора нет, что же, придется. Так, я освобождаю четверых, каждый берет себе одного и, пожалуйста, развяжите им языки быстрее. А я пока что...
   Катрин, которая все ещё находилась в помещении, перебила мой монолог.
   - Варвары! Хэнк, дай мне одного, и он сам расскажет что угодно. Я очень заинтересована, что бы все как можно быстрее кончилось.
   Я усмехнулся. А ведь и правда, можно обойтись без пыток. Я освободил ближайшего к Катрин парня, он ошарашенно тряс головой, пытаясь прийти в себя.
   - Милый... - Воу. Вот это мощь! Это словно моментальный удар алкоголем в голову, на миг, мне показалось, что нет никаких дел важнее, чем ответить на её зов. И судя по тупому выражению лиц других, ментальный удар пришелся и на них, вне зависимости от пола. Сука Катрин демонстрирует силу, даже в своем не самом приятном положении, она как бы показала, что пока мы будем никакие, она успеет сбежать. От Агнесс ко мне в сознание пришел образ, как она за рога отрывает Катрин голову. Мило. - Милый, зачем вы сюда пришли, и кто вас послал, расскажешь мне? И я тебя награжу.
   - Э-э-э... Ну... Хы! - Только слюну этому дебилу пустить не хватало. - Ну мы типо тут все разгромить были должны, да девок разукрасить с легка.
   - Ух, какие вы грозные, - она провела рукой по своей груди. - А кто вас отправил?
   - Э-э-э... Не знаю, мутный тип какой-то, но сразу заплатил. Мы с ним по рации связаться должны, что все нормально, он около входа в тачке сидит.
   Я моментально "просветил" все стены и понесся сознанием к дороге. Вот пара людей, гуляющих по ночному городу, вот затухающая аура охранника... Есть! Совсем недалеко от нашей машины! Маг-торгаш. Противная блестящая коричневая аура! Давно я их не встречал. Кажется, он собирается сваливать. Невежливо.
   - Наш клиент пытается свалить, - я огляделся в помещении и нашел забитый фанерой оконный проем. - Спайк! Взрывай окно, выходить будем быстро, сразу бежим в машину!
   Спайк задавать вопросов не стал, а очень аккуратно, дабы не вызвать обрушения, направленным взрывом выбил фанеру и окно. Осколки стекла, дерева и пыли вылетели в ночную Москву и загромыхали по асфальту. Этаж был второй, так что все спрыгивали, предварительно произнеся простое заклятие мягкой поступи. Маг-торговец, увидев взрыв и выпрыгивающих из зияющего проема людей на несколько секунд замер и пулей запрыгнул в машину.
   -Не атаковать! - Я спрыгнул последним. Наш маг сорвался с места и направился к выезду из переулка. - Влад, заводи! Там торгаш, он не опасен, проследим, куда он нас приведет!
   Мы быстро заняли свои места, и Влад резко рванул с места, впечатав нас в кресла. Я взял Агнесс за руку, и вот снова можно было охватить огромную территорию. Преследуемый нами маг вылетел из переулка и свернул налево, по направлению к центру.
   - Влад, в центр! Сейчас я нам маячки включу, погоди! - На морок скорой помощи в дополнение я наложил иллюзию включенных маячков. Теперь мы были просто скорой, которая крайне быстро летела по вечерней, почти ночной Москве. - Машин не так много, кстати.
   - Суббота, все на дачах ещё, - Влад внимательно смотрел на дорогу. - Вон он!
   - Отлично! Не теряй его из виду. Посмотрим, куда он нас приведет.
   Но приводить он, похоже, никуда не собирался, поэтому он всеми силами пытался скинуть нас с хвоста, меняя маршрут, провоцируя аварии. Несколько раз я менял внешний вид нашего автомобиля, но это не помогало. И мне, если выразиться как можно мягче, надоело.
   - Влад, подойди поближе, надо кончать с этими гонками, Спайк, Рагнейд, поможете повредить только авто, маг нужен мне живым.
   Я вылез из люка, приготовил к стрельбе свой "Бизон". Можно было, конечно, обойтись и магией, но я по какой-то причине предпочитал, когда можно было использовать огнестрел, нежели заклятья. Было что-то неуклюжее, варварское в использовании этих машин смерти. Я обладал знанием и возможностью использовать элегантную, красивую, словно симфония, магию, я мог одним движением губ убивать, взмахом руки оставлять ужасные раны десяткам врагов, сейчас, например, я мог бы попробовать заклятием изрезать колеса беглецу, но вот только тут сразу возникает столько нюансов. А что, если у него отражающее заклятие? А что, если у него руны-обереги? А что, если... К черту! Предохранитель, затвор, целимся, стреляем. Конечно, патроны обычные тоже не имеет смысла использовать против магов, либо тварей, с которыми можно в работе столкнуться, вот и чередуются обычные и заговоренные, на преодоление защиты. Влад подбирался к машине все ближе, расстояние уже было не более сотни метров, я приготовился к стрельбе.
   ***
   - Ганс! Недоумок, который должен был разобраться с борделем, звонил.
   - И что, хвастается успехом? Расписывает блестяще проведенную операцию?
   - Напротив, - Виктор усмехнулся. - Орал, что всех его бойцов перебили и сейчас кто-то преследует его на черном джипе.
   - О, Инквизиция сработала так быстро? Я впечатлен. Наверняка он просто помешал чьему-то отдыху.
   - Наверняка. Но я все же надеюсь, что у этого долбоёба хватит мозгов, что бы не привести их сюда?
   - Не угадал. Он едет именно сюда. Просил прикрыть его. В противном случае обещал сдаться, а после всё рассказать папе.
   - А папаня передаст все этой твари Сохви, - Виктор со злостью швырнул кружку с чаем в стену. - Мелкий пидор, я его лично выпотрошу, и свалю все на инквизиторов! Да этот щенок совсем охуел, условия ставить?!
   - Тише, тише, - теперь уже смеялся Ганс. - Конечно ты его выпотрошишь. Но позже. А пока подготовим встречу. Благо мы уже все переправили, и тут можно спокойно дать бой.
   - Это да. Не будет же инквизитор отдыхать в борделе всей свитой. Иначе бы нас предупредили. Так что оставим бойцов и подготовим портал.
   - Именно, - Ганс достал рацию. - Старшего охраны ко мне.
   ***
   Видимо поняв, что оторваться не выйдет, маг-беглец, выскочив на Волоколамское шоссе, помчался вперед, и мы же не отставали. Хотя, возможно, после пары полученных очередей и пущенных заклинаний, которые, честно говоря, в отличие от пуль, эффекта не принесли, маг-торговец связался со своим начальством, и они решили заманить нас в ловушку. Прекрасно! Обожаю ловушки! Для того чтобы избежать случайного столкновения, мне пришлось наложить иллюзию не только на нашу, но и на машину преследуемого, которая из-за защиты то и дело спадала. Но сейчас для большинства глаз по шоссе неслась полицейская машина, а за ней летела скорая, ситуация, которая вполне могла случиться. Я было решил, что мы направляемся куда-то в область, как вдруг погоня переместилась на улицу Свободы. Внезапно в машине ожила рация.
   - Хэнк, что у вас происходит?!
   Филипп опять был недоволен.
   - Преследуем мага, который координировал нападение на бордель! - Я сверился с навигатором, - идем по свободе, в сторону Куркино!
   - Почему сразу не сообщил?
   - А зачем, тебе Катрин должна была сообщить. А у нас пока не о чем сообщать. - Неожиданно маг свернул к торговому центру "Калейдоскоп". - Как что-то будет известно, сообщу, отбой!
   Автомобиль долетел до центрального входа и остановился прямо около него, из машины тут же выбежал наш клиент и забежал внутрь ТРЦ. Учитывая выключенную подсветку и почти полную темноту внутри, сегодня почему-то ТРЦ не работал. Мы остановились метрах в сорока от центрального входа. Я, не без помощи Агнесс, "просветил" здание, наш маг, человек десять людей или магов низших каст, которые располагались на первом и втором этажах и, судя по всему, ждали, когда мы войдем внутрь, но все это было не так значимо как...
   - Портал... - Агнесс первая выдохнула. - Они запустили портал.
   И это было очень херово. Чтобы запустить портал, даже через техническое устройство, нужны такие средства, которые просто невозможно достать без помощи Инквизиции или Организации. Логично было предположить, что преследуемый нами маг был не самым простым, если ради него запустили портал, если только... А ведь и правда, куда логичнее звучит то, что портал был здесь для каких-то других целей.
   - Хэнк Филиппу, прием.
   Он отозвался почти сразу.
   - Что у вас?
   - У нас, эм... портал.
   Рация молчала секунд пять, вдруг раздался громкий хлопок и перед машиной возникла фигура Филиппа, со своим любимым боевым посохом на перевес.
   - Приветствую всех. Где он?
   Я указал на вход в ТРЦ.
   - Сам посмотри.
   Филипп, будучи старшим инквизитором владеет магией куда более большего порядка, чем я, поэтому для дальней "просветки" ничья помощь ему не нужна. Он на несколько секунд задумался.
   - Хэнк, ты понимаешь, что мы должны проверить, куда он ведет?
   - Естественно. И у меня есть идея...
   ***
   Портал за спиной подрагивал, молодой маг, которого было приказано ждать, нервно перебегал от одного бойца к другому. Босс приказал дождаться его, атаковать того, кто гнался за ним и уйти в портал. В течение всего дня тут велась погрузка хер пойми чего, хер пойми куда. И в течение всего дня всё шло нормально, пока не приехал этот взъерошенный мажор. Командир отделения охраны грустно вздохнул. Мало того, что они занимаются не совсем законными вещами, так теперь ещё и вынуждены торчать тут дольше положенного. А по его прикидке, с ним уже должны были рассчитаться, и он бы ехал за путевкой в теплые места. Но теперь все грозило накрыться таким тазом, какой ещё не был отлит, ведь, судя по тому, что кричит этот молодой маг, дело сейчас они имели с инквизитором. И почему нельзя было просто уйти в портал и отключить его? Хотя вроде там должны быть какие-то ограничения, по частоте выключения. Командир вздохнул ещё раз. Сейчас в стеклянные двери-вертушки бил дальний свет фар автомобиля преследователя, что не добавляло комфорта ситуации.
   Вроде бы двигатель снаружи стал работать громче, хотя точно сказать командир не мог. Ожила рация.
   - Командир! Джип двигаться начал!
   - Уезжают?
   - Никак нет! Несутся прямо на вас!
   Это стало понятно и без дополнения наблюдателя на втором этаже. Фары начали бить по глазам сильнее, и звук мощного двигателя становился все громче.
   Тяжелый джип снес одну из вертушек, во все стороны брызнули осколки стекла, пластика и куски конструкции, не сбавляя хода, автомобиль продолжил двигаться вперед, командир успел лишь отпрыгнуть в сторону, дабы спасти свою жизнь, несколько его людей ударили по машине короткими очередями. Джип не сбавлял скорости и направлялся точно в портал. Молодой маг, который метался между двумя укрытиями так и не успел сделать свой выбор, и его буквально впечатало в кенгурятник, и джип с телом скрылся портале, который спустя секунд десять мигнул и погас.
   ***
   Влад впечатал парня в капот, и мы влетели в портал, и оказались... Блядь! - Влад!!!
   Мы на полном ходу врезались в какую-то колонну, которая была в десяти метрах от выхода из портала. Сработали подушки безопасности, но мы все, учитывая, что с нами был и Филипп, были не пристегнуты и хорошо приложились. Мы вышли из машины, Филипп заклинанием уничтожил генератор портала, и мы заняли круговую оборону, пока что никого видно не было.
   - Этажом выше дюжина магов, внизу столько же.
   - Мы вообще где?
   В помещении был полумрак и через него угадывались очертания столов, офисной техники, были видны окна, кое где завешенные жалюзи.
   - Господа, не хочу вас сильно шокировать, но мы... - Влад достал навигатор из машины и повернул экраном к нам. - В Москва-сити. А точнее, в башне "Федерация".
   Я подбежал к окну. Мы были этаже на тридцатом, судя по высоте. Внизу ночной летний город жил своей жизнью. Куда-то ехали машины, какие-то суда проходили по Москве-реке, в небе летели самолеты. И посреди немного разгромленного офиса, в темноте, стояли мы, вокруг непонятно откуда взявшегося на тридцатом этаже джипа, с трупом на капоте. Очень хотелось задуматься о своем месте во вселенной и смысле всего происходящего, но это потом. Сейчас работа.
   - Всем осмотреться! - я обратился к Филиппу. - Наши друзья заметили наше прибытие?
   - Тяжело было его не заметить, но они не торопятся, видимо, докладывают начальству.
   От куда-то из-за перегородок раздался обеспокоенный голос Спайка.
   - Вы должны это увидеть!
   Выйдя в некое подобие холла, в коридоре мы увидели десятки, если не сотни, ящиков, открыты, соединенные между собой проводами. Спайк озвучил наши мысли.
   - Да тут тротила хватит, чтобы к чертям собачьим разнести опоры несущие! - Он, как и мы, был напуган. - Если это рванет, нам всем пиздец!
   - Спайк, ты же подрывник, - я поднял правую бровь выше, - так скажи нам то, чего мы не знаем. Это дерьмо может взорваться сейчас?
   - Нет, нет, тут механический детонатор, - он указал рукой на два провода и небольшой ручной детонатор, который приводился в действие поворотом рукоятки. - Сейчас ничего не соединено, но, сами понимаете, стоит подключить провода к любому взрывателю и, собственно, всё.
   В разговор вмешался Филипп.
   - Значит, магии тут нет?
   - Никакой. Остаточная есть, но не более.
   Все складывалось очень плохо, но у меня появился план.
   - Спайк, Влад, Агнесс, со мной. Рагнейд, ты с Филиппом перекрой лестницы, главное, задержите их ненадолго, если пойдут, мы управиться должны за пять минут.
   - Хэнк? Что ты задумал? - Филипп понимал, что формально главный в группе я, но фактически открыть портал и спасти наши шкуры мог он.
   - В багажнике щитов переносных штук сорок-пятьдесят валяется. Их суммарной мощности должно хватить для удержания взрыва, а мы их еще и слегка усилим.
   Филипп подсчитал сумму, которую выдержит такое количество щитов, и, видимо, его все удовлетворило.
   - Согласен. Рагнейд, сначала расплавим лифтовые двери, что бы не было сюрпризов.
   Они направились к большому лифтовому залу, надеюсь единственному. Мы же побежали к багажнику. Там лежала куча палок, и треногих опор. Я быстро объяснил принцип.
   - Ставите треногу, в нее втыкаете палку, дальше они сами активируются. Тренога должна смотреть в центр здания, понятно? Ставим их сначала на опоры - по одной с каждой стороны. Потом расставляем по периметру, расстояние между опорами не более десяти метров, все ясно? Погнали, я с Агнесс, Влад, ты со Спайком. И быстрее!
   Теперь все слилось в монотонную работу, словно на огороде: подбежал, установил опору, воткнул генератор защитного поля, проделал то же самое с другой стороны опоры здания, если увидел золотое свечение, то все заработало, если нет, переделай. Просто и монотонно. Мы судорожно бегали от опоры к опоре, от опоры к машине. Я успевал проверять активность противника на этажах, от чего видел всё меньше шансов уйти из заварухи живым. Рагнейд коротко доложила, что двери каждого из лифтов расплавлены, теперь гостей ожидать только с двух лестниц.
   - Успеваем?
   - Не очень. Они грузиться в лифты начали, так что у нас осталось пара минут. - Я эту же информацию продублировал по рации. - Думаю, каждый они проверять не станут.
   Влад отчитался о проделанной работе, сказал, что начинают устанавливать защиту по периметру. Я также установил защиту на последнюю колонну. Количество генераторов щита, оставшихся в багажнике, таяло на глазах, но, по крайней мере, теперь здание не рухнет и не похоронит под собой тысячи людей, ибо пол, потолок и опоры под очень и очень сильной защитой, которая небыстро, но точно рассеет силу такого взрыва.
   - Контакт!
   Короткий крик Рагнейд в рацию, рёв пламени, приглушенные крики, выстрелы. Первые штурмующие получили отпор. Звук рассекаемого электрическим разрядом воздуха, даже здесь чувствующийся запах озона, встающие дыбом волосы на загривке, - штурмующие вторую лестницу наткнулись на Филиппа. Я снова схватился за рацию.
   - Спайк, бегом к Филиппу! Рагнейд, сейчас я к тебе присоединюсь! Влад, Агнесс, заканчивайте укреплять периметр!
   Я добежал до Рагейд, лицо её поблескивало от пота, кулаки были объяты огнем, в глазах горело пламя ярости.
   - Трое снизу, пятеро сверху. Я первый, мои нижние.
   Толкнул дверь плечом, десятки пуль тут же ударили в мое защитное поле, я расстрелял весь магазин "бизона", не обращая внимания на пули, летящие в мою сторону. Через секунду следом за мной вылетела Рагнейд, которая сожгла тех, кто был сверху. Лестничный проем был почти завален обгоревшими трупами, пока что в атаку идти никто не планировал.
   - Мы закончили.
   Прошипела рация голосом Агнесс.
   - Отлично. Филипп, как у тебя?
   - Куча трупов, но это была разведка. Пока тихо.
   - Есть предположения, с кем мы сражаемся?
   - К сожалению, да. - Филипп вздохнул как-то особенно грустно, что было слышно даже через помехи рации. - И предположение, скорее всего, верное, потому что портал я открыть не могу. Нас заглушили.
   - То есть, мы без путей отступления и без подмоги?
   - А ты умный.
   Прекрасно, блядь, прекрасно!
   - Да кто это, блядь, такие!? Откуда у них такие ресурсы? И что будем делать?
   - Сведения есть, что это группировка при поддержке Организации. Прямых доказательств нет, но все косвенные на это указывают, более того, может быть замешана сама Сохви! И, судя во всему, верхушка группировки сейчас здесь, вижу их ауры, десятком этажей выше. А делать... - рация секунд на пять замолчала. - Контратаковать!
   - А не лучше ли будет генератор поля помех вырубить?
   - Лучше. Но если добраться лидеров, то им, чтобы сбежать придется снять защиту. Не думаю, что у них единственный портал. А пока, слушайте план...
   ***
   Слушать план было, конечно, интересно, если бы нас трижды не атаковали. Агнесс и Спайк получили небольшие ранения, у меня истощился один из артефактов, который создавал защитное поле. и следующая пуля, пущенная в меня, оцарапала мне щеку, то есть, я фактически был в сантиметре от смерти. А план был относительно прост. Мы делимся на отряды: первый, во главе со мной, пробивается на нижний этаж и не дает закрепиться и перегруппироваться подкреплениям, которые теперь, ввиду сильной деформации дверей лифтов, вынуждены подниматься до этажа под нами, а затем атаковать. Остальные поднимаются наверх и закрепляются на этаже, а Филипп и Спайк отправляются на единственном лифте к тем, кого Филипп считает главами банды. Они, судя по его заверению, с двумя телохранителями, ибо уверены, что им ничего не грозит, я так высоко "просветить" не мог даже с помощью Агнесс, поэтому надеялся, что Филипп ничего не пропустил. Плана лучше у нас не было, по этому решили разделиться: я и Агнесс вниз, Рагнейд и Влад помогают пробиться Филиппу со Спайком до лифта и держат оборону, пока Филипп не вернется. Мне показалось, но Влад, по-моему, очень обрадовался такому решению, потому что сможет испытать десятки бомбочек, отравляющих веществ и чего-нибудь ещё в бою. Ждать больше было нечего, нужно было действовать.
   ***
   Дверь лестничного пролета слегка отворилась, и в глубину офиса полетел пузырек с жидкостью зеленого цвета. По двери тут же был открыт огонь, прилетело несколько взрывных заклятий, но цель достигнута не была. Пузырек упал в корзину с бумагой и не разбился, но так как он был "взведен" магией, внутри пошла химическая реакция, и зеленая жидкость, взорвав пузырек, вылилась наружу, моментально испаряясь и становясь таким же зеленым дымом, который медленно стелился по полу. Сначала защитники этажа не заметили его, но после того, как один из них истошно завопил, а потом начал издавать булькающие звуки, харкаясь кровью, и со страшными кровоточащими ранами на лице упал и больше не шевелился. Такая же участь постигла еще нескольких бойцов, и остальные в панике начали бежать от медленно ползущих клубов дыма. Влад наложил на всю группу простое заклятие очищения, которое работало и на воздух, и на воду, и они выбежали из двери. Тут же по щиту, который держал Филипп, ударил недружный залп защитников, которые также приняли меры защиты, - кто-то нацепив противогаз, кто-то применив то же заклятие, что и Влад.
   - Влад, ты что, возишь это всегда с нами в машине? - Голос Рагнейд выражал искренний испуг и недоверие. - Пожалуйста, скажи, что нет!
   Влад достал очередной пузырек и швырнул его в коридор, откуда по ним стреляли, коридор заполнился густым дымом, который странно поблескивал. Из дыма по инерции выбежало, правильнее сказать, тело, у которого вся передняя часть была стерта до костей, и бывший боец с противным чавкающим звуком рухнул на пол.
   - Дымная стекловата! - пояснил Влад. - Круто, правда? Над названием еще думаю.
   Рагнейд только вздохнула.
   - Почему мы это не использовали при обороне лестниц?
   - Состав не стабильный. Через минуту уже можно проходить, походит для завесы, что бы быстро преодолеть простреливаемую местность.
   Филипп вклинился в разговор.
   - Влад, потом хвастаться будешь и лекции читать, давайте пробьемся к лифтам. - Несколько электрических дуг из посоха Филиппа уничтожили кучки обороняющихся, а раненых добили Спайк и Рагнейд. Вся команда подобралась к лифтовому холлу. - Спайк, пошли. На этаже осталось девять бойцов, сверху готовы выдвинуться еще около двадцати. Надеюсь, еще увидимся.
   Филипп и Спайк зашли в лифт, инквизитор нажал кнопку нужного этажа, и двери плавно закрылись.
   ***
   Уже третий щит лопнул, истощившись. Патроны к "Бизону" почти закончились, гранат осталось несколько штук, кровь из рассеченной головы благодаря чьему-то удачному заклятию доставляла массу неудобств, куча мертвецов впереди никак не приблизила меня с Агнесс к лифтам. У нас заканчивались патроны, у противника заканчивались люди. Только вот люди на помощь прийти могли, а патроны взять мне было неоткуда. Слишком плотный огонь, чтобы пробраться к оружию убитых обороняющихся. А еще...
   - Господи, да прекрати ты ныть! Я же всё слышу! Смотри, что мы сейчас сделаем...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 11.

А что остается делать...

  
   Все было просто и чертовски опасно. Не даем противнику поднять головы плотным огнем и целым потоком заклятий и сближаемся для рукопашного боя. Рукопашного для противника, так как боевых магов, способных атаковать чем-то, кроме ножа или приклада, тут я не увидел. А вот я, например, придавал своим любимым клинкам некоторое магическое улучшение, которое позволяло резать бронежилеты словно бумагу. И тела врагов так же. А вот Агнесс каким-то древним заклятием создавала крайне интересные энерго-хлысты, которые не только наносили достаточно серьезные раны, а так же очень красиво светились в темноте.
   - Хэнк, я пойду в отпуск, после того, как мы вернемся из этого задания.
   - Я подумаю.
   - Нет-нет. Ты не понял. Я или пойду в отпуск, который мне положен, или я убью тебя и пойду в отпуск для психологической реабилитации в связи с гибелью командира.
   - Готова?
   - Да.
   Агнесс пустила в коридор свое мерзкое заклятие тысячи порезов. Я же швырнул оставшиеся гранаты как можно дальше, усилил до максимума оба оставшихся артефакта щита, выхватил клинки, и мы рванули вперед.
   ***
   - Ай! - Влад затянул бинт на плече Рагнейд, и через него тут же проступила кров. - Ты говорил, что будет не больно.
   - Так я соврал, неужели не поняла? - Он улыбнулся, своей спокойной и доброй улыбкой, которая внушала надежду. Надежду не внушала страшная рваная рана через всю щеку Влада и болтающаяся плетью левая рука. - Сейчас чуть-чуть зелий и магии...
   - Влад! Надо сначала заняться тобой! - Рагнейд выглядела растерянной и испуганной. - У тебя раны серьезнее!
   - Я, как хороший док, сначала займусь пациентом, - он достал несколько ампул, и, по очереди вставляя их в пистолет-инъектор, сделал уколы Рагнейд. - Тем более, что у тебя не только пару небольших, но не неприятных ранений, у тебя еще сильнейший ушиб почки и перелом трех рёбер. Если нам дадут передохнуть пару минут, то начнутся экстренные регенерационные процессы и все будет хорошо. А у меня всего лишь порвана щека и немножко покрошился плечевой сустав. Да не выпучивай ты так глаза, я себе уже всё, что нужно, вколол, осталось только прочитать заклятие.
   Влад ощупал пояс, где должна была висеть рация, и устало вздохнул.
   - Не беспокойся, Филипп и Спайк справятся, - Рагнейд положила Руку на целое плечо Влада. - Должны справиться.
   - А я и не за них переживаю, не за них...
   ***
   Удар локтем в голову, рывок в бок, удар - кинжал вошел глубоко под ребра. Какая-то тварь сбила меня с ног, и мы упали на пол, усеянный осколками, гильзами и обильно залитый кровью. Я успел вытащить короткий нож и ударил несколько раз противника в бочину и в шею. Но только я встал, в меня влетел очередной противник, но вместо того, чтобы нанести удар, он орал и выцарапывал себе глаза. Клиент Агнесс. Я побежал на шум и увидел, как Агнесс кнутом душит бойца, стоящего на коленях, одновременно читая заклятие какой-то пытки на бойца, который корчится на полу от боли. В этот момент сзади подбирался ещё один противник, которого она не видела. Благо у него или закончились патроны, или он просто был немного контужен, но автомат он держал, словно дубину, собираясь нанести удар моему дознавателю. Плохое решение. Я метнул в него нож, попавший в правую сторону груди, взрывное заклятие, не очень сильное, но достаточное для того, чтобы он потерял равновесие и упал на спину. Я повалился на него сверху, схватил его голову и начал бить ею об пол. Я бил и бил, бил до чавкающего звука, меня словно заклинило, я не мог остановиться. Только тихий и уставший шепот Агнесс, который привычно прозвучал в моей голове.
   - Хэнк, всё. Хватит. Остались только мы.
   Я на секунду "просветил" этаж. Да. Остались только мы. Я упал рядом с поверженным противником и нервно засмеялся.
   ***
   Лифт поднялся на нужный этаж и открыл двери. В магический щит тут же ударили десятки пуль. Филипп электродугой из посоха сжег двух телохранителей, расположившихся за наспех сооруженной баррикадой. Филипп крикнул куда-то в глубь офиса.
   - Всё кончено! Выходите!
   Виктор и Ганс медленно вышли в коридор.
   - Инквизитор, мы все можем объяснить! - Ганс примирительно поднял руки. - Мы готовы к содействию, готовы выдать имена всех своих подельников!
   - А также имена заказчиков! - Виктор робко улыбнулся. - Думаю, что вам будет интересна полученная информация!
   Филипп усмехнулся.
   - Я даже не сомневаюсь, что...
   Мощные заряды магии ударили в щит, Спайк отправлял в ответ свои заклятия, из-за чего несколько офисных столов были разнесены в щепки. Филипп несколько раз выпустил молнию из посоха, внезапно державшийся до этого магический щит лопнул.
   - Спайк, берегись!
   Подрывник не успел отреагировать, и заклятие ударило в грудь, он сделал пару нетвердых шагов и без чувств упал на пол.
   ***
   Мы с Агнесс сидели, прислонившись спинами друг к другу и восстанавливали силы.
   - Надеюсь, что у ребят всё в порядке.
   - Конечно. Они же профессионалы. Вот увидишь, ты будешь самым побитым из всех нас.
   Я устало усмехнулся.
   - Как в тот раз?
   - Именно, - Агнесс тихо захихикала. - А помнишь тогда еще...
   Где-то на этаже раздался хруст раздавленного пластика. Я резко вскочил, от чего закружилась голова, "просветил" весь офис и прислушался. Тишина.
   - Тсс.
   Дым уже начал рассеиваться. Пробитые пулями окна не осыпались, но через отверстия давали приток свежего воздуха. На этаже царила разруха, лежали мёртвые тела, стреляные гильзы, пустые магазины, сквозняк шевелил документы на столах. Только один звук, звук, словно кто-то наступил тяжелым ботинком на магнит для скрепок или на лоток для маленьких листочков. Наступил и раскрошил. Хоть и глаза, и просветка говорили: "Тут никого, просто у кого-то уже слишком расшатанные нервы, и вообще надо скорее заканчивать и ложиться спать", я точно знал, на этаже кроме меня и Агнесс есть ещё кто-то.
   - Может, показалось?
   Мы с Агнесс переходили от трупа к трупу, Агнесс обыскивала подсумки, я пытался смотреть во все стороны сразу, переминая в руках неудобный для себя АК-12, увешанного всем, чем только можно, включая лазерный прицел и фонарь. Так как большую часть времени мы потратили на отдых, патроны в магазине были черт пойми какие, разбираться, что из них обычные, а что хоть как-то заговоренные, не было ни желания, ни сил.
   - Конечно, Аги. Мне же так часто кажется.
   - Если бы тут кто-то был, я бы слышала его мысли.
   - Но тут определенно кто-то есть.
   Раздался хруст стекла на полу, и послышался один короткий щелчок. Предохранитель. Я набросился на Агнесс, и в эту же секунду загрохотали выстрелы, и этаж снова наполнился шумом. Мы падали на пол, а вокруг нас разлетался офис. Одна пуля вошла мне в поясницу справа и прошла на вылет, что же, теперь мне не страшно воспаление аппендикса, он сейчас где-то на полу. Вторая пуля пробила правое легкое и там осталась. Если бы не весь набор обезболивающих и прочих лекарств, которые я вколол в себя пятью минутами ранее, я бы уже лежал без сознания. Мы рухнули на пол, Агнесс тут же пустила около пять разных заклятий туда, откуда по нам стреляли. Одно из них, видимо, достигло цели, потому что я услышал, как кто-то вскрикнул. Сконцентрировавшись на сколько хватило сил, я увидел, что это был ёбаный невидимка, которого зацепило заклятием, в связи с чем покров невидимости был разбит, который подобрался к нам почти в плотную и едва не расстрелял нас обоих. Я больше наугад, чем прицельно выпустил весь магазин, и, судя по довольному рыку Агнесс и тому, что она рванула вперед, с энергокнутом на перевес, это указывало на то, что я попал. Я попытался встать, но руки подогнулись, резкая боль прорвалась через обезболивающее средство и, не спросив моего разрешения, сознание покинуло меня, оставив тело лежать в увеличивающейся луже собственной крови.
   ***
   Влад закинул еще один пузырек на лестницу и захлопнул дверь. За ней раздался хлопок. Пять минут можно было не обращать на эту лестницу никакого внимания, Влад жалел, что такая граната у него была только одна. Он побежал к противоположной лестнице, которую охраняла Рагнейд. Повернув за угол, он увидел сестру огня, сидящую напротив двери, прислонившись к стене, правой рукой она управляла пламенем на лестнице, а левой закрывала серьезную рану на животе.
   - Сейчас всё исправим, Рагнейд, держись!
   Влад сделал ей несколько уколов, достал из почти опустевшей набедренной сумки порошок, который насыпал прямо на рану, и начал сразу же читать заклятие.
   - Влад, просто вколи мне стимулятор, главное продержаться, пока Филипп со Спайком...
   - Закрой рот, дорогая, не указывай мне, как делать мою работу.
   Рана на животе Рагнейд начала затягиваться, Влад надел свою маску с клювом, и несколько секунда осматривал свою напарницу.
   - Что, не налюбуешься?
   Влад полностью проигнорировал её подкол.
   - Когда вернемся, надо будет нормальную операцию сделать, и шрам, может, останется. Но пока что сойдет, - он снял маску и нащупал уже самую обыкновенную гранату в кармане разгрузки. - Вставай, чего расселась!
   - Какой ты джентльмен, - она всё еще держалась за живот, но скорее по привычке. - Сейчас, я дам нам тут передышку в пару минут.
   Рагнейд принялась колдовать, Влад же следил за лестницей и иногда стрелял наверх из ПМа, который он позаимствовал у одного из трупов. Внезапно дверной проем оказался весь в огне, так что пройти через него, не получив страшнейших ожогов, было невозможно.
   - Хм, гранату я, кажется, сберег.
   - Да. На две минуты. Дольше я пока завесу ставить не умею.
   - Еще научишься, не парься.
   ***
   - Хэнк!!!
   Все время забываю, какой у Агнесс громкий голос. В голове она звучит куда тише. Я с трудом открыл глаза.
   -П-привет.
   Я все ещё лежал на полу, но чувствовал себя лучше. А это значит, или ранения оказались не такими серьезными, либо у меня началась агония.
   - Не угадал. Я в тебя вколола свой комплект обезболивающего и регенеративного.
   У Агнесс была разбита голова, кровь залила ей лицо, она тяжело дышала. Но раз она на ногах, нападающего в живых уже нет. Мысли в голове были вялые, но я все равно смог спросить.
   - А стимулятор?
   - Хэнк, это будет уже четвертый стимулятор, сердце может не выдержать ты же сам знаешь, что...
   - Я знаю, что если я просто буду лежать где-нибудь в углу, то, как только тебя сметут, в лучшем случае, меня убьют, а в худшем меня отдадут дознавателям-предателям, я даже объяснять не хочу, что они со мной сделают, сама прекрасно знаешь.
   - Твоё сердце...
   - Коли это гавно, Агнесс!
   Укол в шею, и грубый, надо сказать укол. Сердце начало биться как сумасшедшее, мысли то ползли как улитки, то летели со скоростью света. Я кое как поднялся с пола, мои руки била такая дрожь, что держать оружие, какое бы то ни было, не имело совершенно никакого смысла, однако магией я ещё пользоваться мог. Хоть и не стабильно. Да, так от меня определенно больше пользы.
   - Доволен?
   - Вполне. Что сказал невидимка?
   - Всё. Но самое интересное начала говорить, после того, как обделалась.
   - Это ещё и она была...
   - Потом погрустишь, что тебя девчонка подстрелила. Она не сказала ничего такого, чего бы мы не знали. Готовится штурм.
   - А я думал, готовится празднование нового года.
   На пол закапала кровь: сосуды в носу не выдержали. Сердце начало опасно колоть, и я упал на колени. Мозг то ускорялся, и казалось, что время не идет, то работал так медленно, словно при работе стробоскопа. Случайно я "просветил" здание, и получилось, что я увидел гораздо дальше, чем должен был.
   - Агнесс! Они наступают! Нужно помочь Владу с Рагнейд!
   - Как ты планируешь это сделать, ты же на ногах не стоишь!
   - Отведи меня к взрывчатке, они точно не будут стрелять в тротил, а сама бегом к Владу!
   - Я тебя не оставлю! Хэнк...
   - Я справлюсь, Агнесс, снизу их идет немного, я отобьюсь, не переживай. Помоги ребятам.
   Агнесс поджала губы, но быстро взяла себя в руки. Она помогла мне подняться, взвалила меня на плечо и мы поковыляли к лестнице. Я попросил её остановиться и на всякий случай всё же взял валяющийся автомат, два рожка были у меня в разгрузке и ещё целая россыпь патронов, которые я не успел снарядить. Лестницу преодолели быстрее, чем я планировал, хотя я едва не потерял сознание. Рана на животе открылась и снова начала кровоточить. Главное, не отключиться. Главное, дотянуть. Мы оказались около коридора со взрывчаткой, и я показал Агнесс место, куда меня опустить.
   - Всё, Аги, иди к ребятам, я тут справлюсь.
   - Мне кажется, это плохая идея. Ты еле-еле в сознании остаешься!
   - Основная масса нападающих пойдет сверху, снизу пойдут, только что бы отвлечь внимание.
   Агнесс снова поджала губы. Исключая сегодняшний день, я видел её такой однажды. Я почувствовал её прикосновение к моему сознанию, нежное, но настойчивое.
   - Хорошо. Но даже не вздумай оставить меня ещё раз, Хэнк. Только попробуй.
   Она поцеловала меня, как целовала когда-то, словно в прошлой жизни. И побежала к Рагнейд и Владу. Надеюсь, они не убьют друг друга по случайности. Дождавшись, когда Агнесс скроется за поворотом, и досчитав до десяти, я выдохнул и снял защиту со своего сознания. Если бы Агнесс прочитала мои настоящие мысли и увидела бы то, что увидел я, она бы не отправилась на помощь к Владу, а осталась бы со мной, и тогда погибли бы мы оба. А сейчас у неё появился хоть какой-то шанс. С другой стороны, если по какой-то нелепой случайности я выживу, то Аги задушит меня самолично.
   ***
   Влад подкидывал в руке последний из пузырьков со взрывным зельем, и прислушивался к звукам с лестницы. Рядом лежала Рагнейд и тяжело дышала, последнее из лечебных зелий, усиленных магией, залечивало тяжелые раны, но ей нужны были хотя бы пара минут. На лестнице стало слышно какое-то движение, Влад приготовился к броску, как вдруг в голове возник яркий образ Агнесс. Затем ещё один. Дверь приоткрылась.
   - Влад, Рагнейд, это я!
   Из дверного проема вышла испачканная, вся в мелких ранах, Агнесс.
   - Фух, - Влад расслабил и опустил руку, в которой покоился пузырек. - Хорошо, что прислала свой образ. Хотя я сначала подумал, что я просто соскучился.
   - Что с ней? - Агнесс подбежала к Рагнейд. - Она жива?
   - Отдыхает. Я её в восстановительный сон отправил, накачав предварительно живчиком.
   - Откуда у тебя живчик? Он же дорогущий.
   - Ну, я в свое время достал немного, вот этот последний, - Влад посмотрел на дверной проем. - А где Хэнк?
   - Этажом ниже, тяжело ранен, но жив и в сознании, - она остановила Влада, который уже успел дернуться в направлении двери. - Сказал сейчас тут будет серьезная атака и что бы я помогла вам. А почему только у этой лестницы стоите?
   Влад усмехнулся, только очень грустно и устало.
   - Вторая лестница немного обвалилась. Не пройдут, - его лицо снова стало хмурым. - А как Хэнк увидел, что на нас сейчас нападут?
   - Ну после того, как я ему вколола свой стимулятор...
   Глаза Влада расширились.
   - Ещё один!? Это какой по счету?! Третий!?
   - Четвертый...
   Влад определенно не мог поверить своим ушам.
   - Если он останется живым, я его лично задушу, предварительно прочитав лекцию о стимуляторах, - он вздохнул. - Ладно. Я буду пробуждать Рагнейд, прикрой.
   Влад опустился на колени, выставил руки над неподвижным телом и начал читать заклятие.
   ***
   Этаж был разгромлен, все заполонил дым, чей-то властный и твердый голос вытаскивал из липкого забытья.
   - Спайк! Спайк, мать твою, очнись!
   Спайк открыл глаза, тут же всё тело пронзила сильная боль. Над ним склонился Филипп. Все лицо его было в крови, на лбу была большая рана, один глаз заплыл и не видел, второй требовательно смотрел на Спайка.
   - Я... - подрывник с трудом ворочал языком. - Жив?
   - Жив, не сомневайся. Вставай, надо уходить, - Филипп оглянулся. - Сейчас дойдем до ребят, я маячок активирую, помощь придёт. А то своих сил, чтобы открыть портал, у меня уже нет.
   - А где... Где те двое? - Спайк с трудом поднимался. - Хорошо же меня приложило.
   - Я вообще удивлен, что ты жив, - Филипп помогал Спайку идти. - А те, когда поняли, что меня убить не получается, сняли блокировку и куда-то телепортировались.
   - Упустили...
   - Не болтай, планы им сорвали, уже хорошо. Главное, чтобы все были живы, идём.
   Они заковыляли к единственной рабочей лифтовой кабине.
   ***
   Агнесс и Рагнейд по очереди работали по дверям, прикрывая друг друга, Влад же заклятиями восстанавливал силы и залечивал мелкие раны, всё, что он мог делать на таком расстоянии. И хоть попытка прорваться на этаж была, ни напора, ни многочисленности, о которой заявил Хэнк, не было.
   - Влад! - Агнесс перекрикивала звук ревущего пламени и взрыва боекомплектов на павших телах. - Влад! Я не понимаю, почему Хэнк отправил меня к вам! Вы бы и вдвоем прекрасно справились.
   - Да, справились бы, - Влад был сосредоточен на заклятии восстановления, для Агнесс. - Было бы тяжелее, но справились бы. И Хэнк, видя наши ауры, этого не мог не понять.
   - Тогда я не могу понять, почему он остался там один, полуживой?
   - Может... Может, он хотел увести тебя от чего-то более опасного?
   Агнесс в бессильной злобе закрыла глаза и поджала губы. Сейчас, пока на лестнице идет бой, она не может вернуться к Хэнку, который умышленно отправил её в относительно безопасное место, она одними губами прошептала: "Какая же ты сволочь, Хэнк".
   ***
   В глазах периодически темнело, и я едва не терял сознание. На меня наступали с двух сторон. В меня не стреляли, боялись попасть во взрывчатку. Но они знали, что патроны у меня не бесконечные. Я смог насчитать около тридцати аур нападающих, но, вероятно, их было ещё больше. Я дал короткую очередь, просто наугад, все что у меня осталось, это полтора магазина патронов и сознание, которое стремилось покинуть меня. Раны вновь открылись, кровопотеря была ужасная. И тут мне в голову пришла идея.
   - Давайте, подходите уроды! - Очередь. - Чего вы ждете! - Очередь в другую сторону. - Ну же! - Очередь, затвор выплюнул последнюю гильзу и замолк!
   Отсоединить старый магазин, присоединить новый, затвор, очередь! Кто-то, срезанный ею, упал и закричал.
   - У меня остался ещё один! Ха!
   Правда, смешного было мало.
   - Сдавайся, инквизитор! Обещаем не убивать тебя!
   - Лучше бы вы обещали обратное.
   - Хе! Ладно, обещаем убить тебя и не передавать тебя в нашу пыточную. Ну что?
   - Дайте мне минуту подумать!
   - У тебя тридцать секунд.
   Конечно, никто не собирался ждать это время. Конечно, они не собирались меня убивать на месте. Но это дало мне время.
   Я взял лежащий рядом детонатор, закрепил провода, тянущиеся от взрывчатки. Я слышал, как ко мне крадутся бойцы. Я слышал, как мое сердце перекачивает оскудевшие остатки крови. Теперь один поворот ручки, и эта комната погрузится во всепожирающее пламя взрыва. Щиты выдержат, обрушения здания не произойдет. Вся моя команда выживет, хорошо, что я смог убедить Агнесс уйти наверх. Время почти остановилось. Мозг начал работать яснее и быстрее. За несколько секунд до смерти он словно даёт подумать о самом важном. Если бы у меня была семья, возможно, я бы подумал о ней. Но сейчас я подумал о своей команде. Воспоминания нахлынули с огромной силой.
   Вот я с Агнесс гуляю по майской ночной Москве. Мы смеёмся, целуемся, бродим по Воробьевым горам, потом едем на ВДНХ погулять по тихим ночным тропинкам не популярных маршрутов, и, применив капельку магии, встречаем рассвет на лодке в водохранилище...
   Вот я с Владом во времена учёбы. Мы решили прогулять неинтересные пары и уехали на рыбалку. Вот я случайно переворачиваю лодку, и мы с середины озера добираемся вплавь. А на берегу выясняется, что еноты утащили наши сумки и растащили вещи по лесу. И до кучи начался дождь...
   Вот я со Спайком еду в машине за Милошом, мы общаемся о какой-то ерунде, пытаясь скинуть напряжение перед заданием, он рассказывает мне о своей семье, настоящей семье. Мне, пусть больно и неловко, но интересно слушать, да и это дает лучше узнать этого нового для меня чистокровного мага, ставшего частью команды...
   Вот я пьяно фильтрую с Рагнейд, мы разговариваем про какие-то совершенно неважные вещи, она рассказывает, как училась в Ордене, как подруги начали шептаться, когда её назначили ко мне, смеёмся, смотрим друг на друга с новой стороны...
   Как же неудачно всё вышло. Я перехватил рукоять детонатора покрепче и обратился ко вселенной, в надежде, что может быть им дойдут мои последние мысли и прошептал одними только губами.
   - Простите меня, ребята. Я. Умер.
   *Щелк*

Глава 12.

Общее дело..?

  
   Щелк. Щелк. Щелк. Я открыл глаза. Всё тот же этаж, всё те же ящики со взрывчаткой, всё тот же детонатор у меня в руках. Для верности я ещё раз повернул рукоять. Взрыва по-прежнему не было, лишь сухие щелчки сливались в сиплый смех. Показался первый из штурмовиков, пришедших за мной.
   - Вот блядь! - глаза паренька округлились, но он не растерялся и, подбежав ко мне, выбил детонатор из рук. - Не двигаться!!!
   Увы, парень, выполнить твой приказ я не могу. Я потерял равновесие, а сил удержаться в сидячем положении у меня уже не было. Завалился на бок и был опрокинут на спину небрежным пинком.
   - Что, урод, на тот свет нас отправить хотел? Нет уж! - второй из бойцов веселился. Хотя, может, это был и первый. Я слишком плохо соображал. Слишком много крови потеряно, слишком много боевой химии в моем организме. Я терял сознание. - Э, так не пойдет, инквизитор, не вздумай умирать. За живого тебя некоторые готовы заплатить в десять раз больше, чем за мертвого.
   Он ткнул мне в рану на животе стволом автомата. Боли я не почувствовал, я уже ничего не чувствовал. Сознание захлопывалось и, видимо, захлопывалось в последний раз, я уже ничего не видел, с трудом понимал, где нахожусь, слышал лишь отдельные фразы, но я чувствовал какой-то сильный всплеск магической энергии, и именно он не давал мне погрузиться в мягкие объятия смерти, но захватившие меня бойцы видимо посчитали, что я уже мертв.
   ***
   - Командир, он, кажись, всё, готов.
   - Так иди и проверь! - Старший штурмового отряда выругался. - А вы что встали!? Бегом к лестницам! Или думаете, он один всех распотрошил? Боже мой, почему вы такие долбоёбы!?
   Он подобрал детонатор, вырвал, на всякий случай, из него провода. Мда... Если бы этот шизанутый инквизитор бахнул, тут бы никого в живых не было, это точно. Интересно, не успел или не смог? Хотя какая разница-то уже.
   - А не, живой! - боец убрал пальцы от шеи. - Пульс ещё прощупывается.
   - Ещё? - Хотелось курить. Но около такого количества взрывчатки станет курить только конченный дебил. - Подыхает он?
   - Ну... - Молодой боец потер подбородок. - У него дырок гораздо больше, чем должно быть, да и когда вы в него автоматом тыкали, он даже не отреагировал на это.
   Старший решил лично осмотреть инквизитора. Черная форма пропитана кровью, на правом боку ужасная рана, бронежилет со множеством следов попаданий, на стене кровавый след, значит, в спине минимум одна дыра. В уголках рта скопилась кровавая пена. Точно пробито легкое. Взгляд устремлен в потолок, зрачки на движение не реагируют.
   - Слышь, малой, ты уверен, что он живой? Выглядит не очень живым.
   - Не очень, но живой, пульс слабый очень, точно говорю.
   - Хер с ним. Сейчас посмотрим, что ребята найдут, и решим, что делать с этим.
   Прошло около десяти минут, со стороны лестницы послышался окрик "свои", и в коридор вышло пять бойцов.
   - Командир, обследовали этаж выше, там бойня была. Живых нет, магов нет. Проверили этаж хозяев, там тоже все раскурочено.
   - И что, никого из этих ублюдков?
   - Никого.
   Повисла тишина. Командир потирал уставшие глаза и думал. Перед ним стоял неприятный выбор: либо отправить людей прочесывать этаж за этажом, либо отступить, сообщив руководству, что в здании пусто, а обследовать его своими силами накладно. Решение он принял.
   - Значит так, все отходим и возвращаемся на базу.
   Молодой парень, стоявший около инквизитора, подал голос.
   - А с этим что?
   - Бошку отрежь ему.
   Парень округлил еще детские глаза и рефлекторно отошёл на шаг назад.
   - В смысле, бошку отрезать? Он же живой ещё.
   - Ну сейчас живой, понесем, сдохнет. А я, знаешь ли, не вижу смысла тащить труп целиком, если можно принести голову и получить хоть какую-то награду.
   Паренек судорожно сглотнул.
   - Но я это...
   - Смотри и учись, салага. - Командир достал нож из ножен, закрепленных на бедре и покрутил им в руках. - А так бы все сделал, ещё и дополнительную премию бы получил.
   ***
   Вот, собственно, и всё. Уж после того, как мою голову отделят от тела, я точно не буду в сознании. Как же отвратительно все заканчивается. Но есть и хорошая новость: Филипп смог увести всю мою команду, значит, не зря, всё это не зря. Сил не было, чтобы пошевелиться, мне кажется, я даже не моргал. Я видел, как ко мне подошел старший штурмовик, с ножом в руке. И тут зрение поплыло окончательно, мозг отключался, картинка в глазах потеряла четкость, пошла черными пятнами, и я отключился, уже навсегда.
   ***
   За спиной у трёх членов штурмового отряда бесшумно открылись чёрные пятна порталов. Из них синхронно и бесшумно вышли бойцы в темно-синей форме Организации. Короткоствольные пистолеты-пулеметы ПП-2000 с глушителем выплюнули несколько пуль в стоящих спиной штурмовиков. Ни молодой парень, ни боец из группы зачистки, ни командир штурмового отряда - никто из них не успел даже понять, от чего они погибли. На пол упало три тела, рядом с лежащим неподвижно инквизитором. Из коридора, ведущего к лестницам был слышен звук падающих тел, крошащейся плитки, в которую попали пули, и попыток избежать смерти у некоторых штурмовиков. Успело прозвучать несколько выстрелов, кто-то смог дотянуться до автомата. Один из бойцов в темно-синей форме приложил палец к уху.
   - Докладывайте.
   - Группа Гамма, чисто.
   - Дельта, чисто.
   - Омега, чисто, у нас один трехсотый, легкий.
   Все группы отчитались, все напавшие на группу инквизитора ликвидированы. В следующую секунду через порталы вошли четверо медиков, с надетыми масками, и поспешили к телу инквизитора.
   - Пульс нитевидный, сильнейшая кровопотеря, шоковое состояние, передозировка боевой химией, передозировка обезболивающим, две серьезные, пять средних и множество мелких ран. - Голос из-под маски был ровный, уверенный, спокойный, и могло показаться, что безразличный.
   - Шесть средних. - Молодой женский голос из-под маски звучал напугано. - Сильные повреждения легкого, интоксикация почек, сильное сотрясение головного мозга.
   - Верно, но это сейчас не играет серьезной роли. Лечение?
   - Срочное помещение в стазис-поле, доставление в операционную, переливание крови... - девушка доктор на секунду запнулась, - нужно провести ритуал, узнать группу.
   - Сейчас на это нет времени, у него первая, - он кивнул двум другим докторам, и они начали синхронно читать заклятие. - Не забывай пользоваться функционалом маски на все сто процентов. То, что ты можешь узнать группу крови заклятием, я не сомневаюсь. Но не забывай, что по этому нашему пациенту нам дали информацию заранее. Вот если приходится оказывать помощь неизвестным тебе магам, то тогда... - Клюв маски повернулся к двум докторам, читающим заклятие. - Вы, блядь, что делаете? Это что такое? Потеря поля стазиза сорок процентов! Вы просто сделали так, что он или умирать станет дольше, или работы будет в разы больше! Одно дело - спасти кого-то в минуте от смерти, и абсолютно другое - спасти того, кто от смерти в десяти секундах! Отойдите!
   Два доктора отошли от тела инквизитора, вокруг которого мерцало слабое зеленоватое облако.
   - Смотрите внимательно, а еще лучше, переключите маски в расширенный спектр наблюдения. - Чумной доктор выдохнул, сделал глубокий вдох и, прикоснувшись к телу инквизитора, громко произнес заклятие.
   - Рetere et exspectare, ut mortem! - Облако вокруг тела инквизитора стало мерцать более насыщенным зеленым цветом. - Вот теперь его можно оперировать в течении трех часов, без какого либо ущерба для того, что осталось от здоровья инквизитора.
   - Я удивлена, как он вообще жив, - робко заметила девушка доктор.
   - Поболтай мне тут. Инквизитора убить - это постараться надо, а вы, - старший доктор указал на двух молчащих, - не сможете выучить, как правильно накладывать заклятия стазиса, отправлю обратно на третий курс доучиваться!
   Из-под масок горе-докторов посыпались оправдания и обвинения в адрес друг друга, которые сыпались не прекращаясь, даже когда они несли инквизитора на носилках. Так все доктора скрылись в одном портале, а из другого вышел старший инквизитор Филипп и приблизился к старшему бойцу организации.
   - Докладывайте, капитан.
   - Все нападающие уничтожены. Младшего инквизитора Хэнка забрали чумные доктора.
   - Значит, он жив. Прекрасно. Капитан, а вы уверены, что все из штурмовиков уничтожены?
   - Да.
   - Каждый из двадцати одного штурмовика?
   - Так точно.
   - И вы каждое тело проверили лично?
   - Никак нет, но...
   - И вы точно пересчитали все тела и проверили, чтобы каждый из ваших людей оказался и правда из ваших людей?
   - Нет, но...
   - Значит, каждому трупу, лично, выстрелите в голову, если надо, то два раза, я повторю, лично. В том числе и тем, что были до вас, ясно? Также проверьте каждого из своих бойцов, чтобы перевёртыш не занял его место. После этого подготовите отчёт и направите мне и только после моего утверждения в организацию, ясно?
   - Более чем. Разрешите исполнять?
   Филипп махнул рукой, огляделся, усмехнулся и ушел в тот же портал, из которого появился.
   ***
   Я медленно открыл глаза. Яркий, непривычный свет доставлял сильную боль. Больно дышать, больно смотреть, больно думать. Да, я определенно был жив. Пару минут я фокусировал зрение и привыкал к яркому свету. Белый потолок, светлые стены, мирно работающие приборы, фиксирующие мои жизненные показатели, не очень хорошие жизненные показатели, насколько я мог судить, точно больничная палата. Я предпринял одну-единственную попытку приподняться на локтях, но она потерпела полнейшее фиаско. В палату зашла молодая девушка с маской-клювом, сдвинутой на лоб. Я попытался поздороваться, но изо рта вырвался лишь свист.
   - Инквизитор, вы очнулись? Очень рано, вы ещё очень слабы, - доктор подошла, сверилась с приборами, надела маску на лицо, несколько секунд смотрела на меня. - Я погружу вас в сон, ещё хотя бы на сутки.
   Я попытался отрицательно покачать головой и взять её за руку. Попытался.
   - Мне... ну... нужно... - но кто бы мне дал договорить.
   - Доктор Влад предупредил, что вы крайне проблемный пациент. И разрешил отправить вас в царство Морфея на двое суток, в случае вашего сопротивления, - она поднесла свою руку к моему лбу. - Somnum.
   ***
   Прохладный душ радовал уставшее от больничной койки тело. Агнесс подставляла лицо под струи воды, которые стекали по шее вниз, смывая лень и расслабленность. Из всей группы её раны оказались самыми серьезными, после Хэнка, который до сих пор находится в госпитале. Агнесс, проведя в больнице сутки, много раз порадовалась тому, что она не человек, ведь они проводят в своих больницах недели. Остальная команда была в их комнате отдыха на Тарном проезде. Выйдя из душа, замотанная в одно полотенце, Агнесс увидела крайне странную картину: перед диваном стояла Рагнейд, а, Спайк и Влад, придвинувшись почти в плотную к её животу, сидели и что-то внимательно рассматривали.
   - Что, Рагнейд, зачаровала парней танцем живота? - Агнесс усмехнулась и пошла одеваться, однако по возвращению застала их в точно таком же положении, только у Влада была одета его маска. - Это уже не смешно.
   - Агнесс, посмотри, ничего странного не ощущаешь? - Влад жестом подозвал её и снял маску.
   Агнесс увидела, что же так заинтересовало ребят. Это было небольшое украшение в виде скорпиона, с рубином на конце хвоста.
   - Будь вы более внимательны, вы бы увидели, что оно было на ней ещё когда мы отправились в бордель. - Агнесс закатила глаза. - Все мужики абсолютно одинаковы в своем неумении выделять детали.
   - Да..? Да нет! Не то. - Влад махнул рукой, словно отгонял назойливую муху. - Ты его магией прощупай! Ничего не видишь необычного?
   - На кой черт мне магия, Влад? Я же и так вижу, что это подарок от Хэнка. - Все удивленно уставились на Агнесс. - Ну знаю я его работу, что вы. Камень он лично вытачивал и зачаровывал, чувствую я его отпечаток. На что зачаровал, без понятия, это его хобби, если так можно сказать. - Она удивленно посмотрела на Влада. - А ты, что ли, не знал? Вы же столько лет закадычные друзья.
   - Ну... - Влад потер подбородок. - Не то чтобы не знал, я не думал, что он научился что-то толковое делать, но это всё ерунда! Прощупай рубин!
   - Да зачем мне... - Глаза Агнесс расширились, и она тоже уставилась на пирсинг Рагнейд. - Интересная комбинация какая! А какой эффект?
   - Я прогнал по всем спектрам, которые у меня были, и могу точно сказать, что это искривитель пространства! Правда, маленький. Работающий через жопу. И почти полностью выдохнувшийся. Но всё равно! Я считаю, что как минимум три процента всего, что в тебя летело, он смог отразить, а это значит...
   Рагнейд прокашлялась, и все трое магов оторвали взгляд от пупка и подняли его на сестру огня.
   - Ребят, я все понимаю, что вам нравится смотреть на меня и все такое, но может я уже сяду? Я же не подопытная, в конце концов. - Все растерянно закивали головами, казалось, они забыли, что смотрят на Рагнейд. - Влад, если хочешь, я его тебе сниму.
   - Нет, тогда он не будет работать, спасибо. Буду мучить Хэнка, когда он вернется.
   - Кстати, - Спайк включился в разговор, - как он?
   - Стабильно. Больше нам всё равно не скажут.
   Все замолчали, каждый задумался о чём-то своем.
   ***
   Я лежал на койке, рядом со мной сидел Филипп. Выглядел он лучше меня, но досталось ему тоже хорошо. Первое, что я узнал, когда окончательно пришел в себя, что с моими людьми. Второе, когда я смогу поговорить с Филиппом. А третье, попросил не сообщать команде, что я очнулся.
   - Удалось узнать что-нибудь?
   - Да, удалось. - Филипп грустно улыбнулся. - Меньше, чем хотелось, больше, чем ожидалось.
   Филипп говорил около получаса. Выяснилось, что все это устроили два мага, которые уже давно в розыске. После этой операции произошла волна арестов, работали совместно с Организацией. Целью были, предположительно, члены правительства и группа взаимодействия с магическим миром, а именно некая Татьяна. Её офис располагался на несколько этажей выше, чем была расположена взрывчатка. Планировалось выдать все за обычный теракт. Также, с Сохви Филипп частично снял подозрения, сказав, что маги преступники, Ганс и Виктор, очень удивились, когда про неё услышали. А ещё, как я и предположил, они выступили организаторами временных провалов, в которых погибло полно народу. Правда, зачем, выяснить не удалось. Действовали, действительно, через суккубов, как я и предположил. Отметил действия всей команды и, что если бы не Спайк, его бы смели.
   - Слушай, а выжившие были? В смысле из тех, кто меня штурмовал?
   Филипп скривился, словно его пырнули ножом в живот.
   - Никого. Каждый добит выстрелом в голову, словно был приказ живых не оставлять, чтобы нам некого было допрашивать.
   Теперь уже скривился я.
   - Я думаю, именно такой приказ и поступил. Думаю, сведений о том, кто возглавлял группу спасения, тоже нет?
   - Ага. Только бригада медиков вписана.
   - Кто-то очень хорошо заметает за собой следы.
   Филипп грустно усмехнулся, встал, положил папку с отчетом на столик, около моей койки, потом почитаю.
   - Если станет известно что-то новое, я тебе скажу.
   - Филипп, два вопроса. Первый: почему я не взорвался? Я же не дурак, всё было подключено правильно. И что это тротил, Спайк подтвердил.
   - Взрыватели.
   - Взрыватели?
   - Взрыватели. Это наши взрыватели. Инквизиторские.
   Это все объясняло, это специальные взрыватели, которые не срабатывают, если любой из инквизиторов, любого ранга находится в зоне поражения. Эдакий персональный предохранитель. Объясняет всё, кроме того, как они туда попали. Это я и озвучил Филиппу.
   - Согласен, Хэнк. У нас крот. Будем рыть.
   - Допроси сначала моих.
   - Кого именно?
   - Всех.
   Филипп понимающе кивнул.
   - А какой второй вопрос?
   - Когда я смогу приступить к работе?
   Уголки его рта поползли вверх, и он громко, всей грудью рассмеялся. Рассмеялся и просто вышел из палаты, плотно закрыв за собой дверь.
   ***
   Из доклада Филиппа следовало, что лидеры преступной группы, Виктор и Ганс, готовили покушение. Непонятно было, зачем так сложно действовать, включать так много звеньев и так всё усложнять. Также выяснено, что почти весь магический бизнес теперь курируется одной, возглавляемой Виктором и Гансом, группировкой. Как по мне, так это хорошо, хорошо, когда одни преступники убивают других. Да и теперь есть, с кого спросить. Но всё, ими задуманное, как-то сумбурно реализовано. Хотя это тоже можно объяснить, допустим, временные провалы были для отвлечения внимания. Отвлечения внимания от чего? Переделки бизнеса? Да кому какое дело до него, любой инквизитор всё равно получит то, что ему нужно, вне зависимости от "крыши", кадров и формы организации. Такими мелочами занимается Организация. Покушение? Да тоже внутренние разборки, опять же, Организация всё уладит. Ну да, правители людей будут недовольны, но это мелочи, что для них, что для Организации. Физическое устранение инквизиторов? Может. Но можно было сработать менее затратно.
   Я откинулся на спинку дивана и закрыл глаза. Меня наконец-то выписали из стационара, от которого я, признаться, устал. Однако, лечение моё не законченно, к работе мне приступать нельзя. Настолько нельзя, что у меня отобрали всё оружие и запретили уходить без уведомления в ночное время суток. А потом Филипп лично обещал отправить меня в отпуск, на месяц. Месяц! Да я с ума сойду, работа - это всё, что у меня есть. Пёс с ним. Да и со всем вообще! Пусть сам думает над этим делом! А я уйду в отпуск! Не на месяц, на три, за свой счёт! Улечу в какую-нибудь теплую страну. Возьму с собой Агнесс. Или Рагнейд. Или обеих! Будем лежать на пляже, пить коктейли, есть свежеприготовленные морепродукты, танцевать до утра... Блядь, меня аж передернуло, да я как представлю, что придется ничего не делать, меня ломать начинает. До встречи команды было ещё минут десять, и я включил телевизор.
   "... Продолжается расследование пожара, случившегося в Москва-сити, во время которого погибло восемь человек. Напоминаем, что пожар произошел несколько дней назад поздно ночью. И, хотя пламенем был объят лишь один этаж, на данный момент закрыто три этажа, пострадавших от огня и последствий тушения пожара. На этаже, где бушевало пламя, жар был такой силы, что деформировал двери лифтов. Этажом выше обнаружено восемь тел погибших рабочих, которые, по предварительным данным отравились угарным газом. Оставайтесь с нами, и мы будем держать вас в курсе собы..."
   Ага, очень интересно. Но служба зачистки отлично поработала, что сказать...
   Дверь распахнулась, и в неё вошли самые близкие маги... которые ругались между собой. Как мило. Я со всеми по очереди обнялся. Я действительно рад был их видеть.
   Мы проговорили несколько часов. Говорили обо всем: у меня, а соответственно, и у них ещё много времени поговорить о предыдущих событиях.
   ***
   Сохви сидела в пустом ресторане, перед ней был говяжий стейк, несколько видов салатов и бутылка вина, стоимостью в средний автомобиль. Играла тихая, спокойная музыка, персонала не было видно, время почти замерло. Она наслаждалась вкусом хорошо прожаренного мяса, дорогого вина. Дверь в ресторан открылась, в неё вошел мужчина в строгом по талии костюме стального цвета, рубашке голубого цвета и галстуком в полоску. Он прошел через весь зал, отодвинул стул напротив Сохви и сел.
   - Здравствуй, Филипп. Закажи себе чего-нибудь, не стесняйся.
   Словно из ниоткуда появился официант.
   - Виски, три, нет, четыре порции. Картошку жареную и котлету по-киевски, - Сохви удивленно подняла бровь. - Не люблю я всю это роскошь. Еду предпочитаю по-проще.
   - Твоё право, Филипп.
   Сидели молча, ели, повар-маг готовит быстро.
   - Что же ты хотела со мной обсудить, Сохви?
   За спиной Филиппа появились две фигуры, которые медленно приближались. Руны на лице одного из них перемещались очень быстро. Кулаки другого нервно сжимались.
   - Ганс, Виктор! Хватит там стоять, садитесь. - Они послушно сели друг напротив друга, между Филиппом и Сохви. - Я хотела обсудить их.
   - Ха! А что этих долбаёбов обсуждать! Если бы не я, ваш план накрылся бы такой пиздой! Вы думаете, Хэнк бы стал оборону проводить? Он бы одним ударом прорывался к вам и с той командой, что у него была, он бы прорвался. - Филипп плюнул на чистый пол. - Да если бы я не вырубил этого подрывника, Спайка, вы бы тут не сидели!!!
   - Филипп, вы хоть и выражаетесь весьма грубо, но я вас поддержу. Господа, - её голос приобрел стальные ноты, - вы потеряли оборудования на огромные суммы. Вы потеряли хорошо обученных бойцов. Вы потеряли фактор внезапности. Вы сами едва не попались, поверьте, если бы вы попали инквизиторам живыми, вы бы выдали всё, что они хотели.
   - Мадам Сохви, мы... - начал Ганс, но его перебили.
   - Вы не подмяли бизнес, вы не нанесли инквизиции достаточный людской ущерб, вы не устранили Татьяну, да ни одна из второстепенных задач не была выполнена!
   Виктор попытался открыть рот, но Филипп не дал сказать и слова.
   - А ваше внедрение в ряды инквизиции? Боже мой! Привлечение гражданских магов! Расширение и уменьшение групп! Что за чушь! - Филипп уперся в стол и приподнялся над ним. - Да если бы не я, это дерьмо никогда бы не приняли! Ни обоснования, ни оформления! Идея! Да кому усралась ваша идея! У нас отдел целыми днями сидит и генерирует бредовые идеи!!! Блядь, Сохви, нахуй они нужны, давай их грохнем и дело с концом!
   - Уважаемые господа и дамы! - Ганс вскочил со своего места. - Это всё не совсем так! Вернее, то, что вы сказали, так. Но! Мы много куда внедрились! Тюрьма! Оружейные отделы! И много ещё чего! Просто ослабление инквизиции чуть затянется. Но всё под контролем!
   - Значит так, - Филипп обратился больше к Сохви, чем к двум преступникам. - У вас время - до нового года. В ноябре посчитают потери, и примут решение набрать такое количество инквизиторов разово, что вы охуеете! А у нас не школа, сентября ждать не будут, за месяц найдут всех, кого можно обучить, а потом начнут собирать свою жатву.
   Филипп встал из-за стола и собрался уходить, когда к нему обратился Виктор.
   - Зачем это вам? Вы же тоже инквизитор, старший инквизитор! Почему вы хотите уничтожения инквизиции?
   Филипп усмехнулся.
   - А потому что ведьмы живут в резервациях и каждая учтена. Вервольфы стали веганами. Вампиры устроились на станции переливания крови. Знахарки продают БАДы. Неудачники во всяких шоу на телевидении. С кем бороться инквизиторам? С монстрами в лесах? Да люди их раскатают бульдозерами, закатают в бетон и построят торговый центр! Очищать проклятые места? А нахрена?! Посмотри на Москву, восемь проклятых зон! Восемь!!! Почти полмиллиона людей под воздействием, и что? И что!? Самые спокойные элитные районы! Почти никакой преступности! Ну, десять странных смертей в год, и что? Да люди друг друга в барах режут сотнями за год! Им не нужно проклятие, чтобы умирать. Люди прокляты изнутри. А забирать детей из дома, заставляя сделать страшный выбор... Нет, хватит. Хватит. Люди этого не заслужили, - Филипп поднял глаза на сидящих. Он словно постарел на сотню лет. - Но вам, мразям, этого не понять. Когда инквизиции не станет, от мразей избавит всех Организация. - Он развернулся и пошел к выходу, у двери, не оборачиваясь, уже веселым голосом сказал. - И даже не думайте убрать меня.
   К кому именно обратился Филипп, было не ясно, но каждый понял послание.
   ***
   Я попрощался с командой, теперь у них месяц официального безделья, при этом полностью оплачиваемого. Они обещали ко мне заходить, я обещал посетить Орден каждого из них. Уже сидя в полном одиночестве, я подумал, может правда съездить куда-нибудь, на пару дней. Хотя бы к Всеславу, другу Филиппа, места там красивые, лес очищен, можно грибы по собирать или порыбачить. Но стоило только вспомнить Филиппа, как дверь открылась и на пороге стоял он. Выглядел он, надо сказать, уставшим.
   - Что, Хэнк, отдых начался?
   - Типо того, слушай... - я достал из тумбочки прозрачный кристалл, положил на стол и активировал его коротким заклятием. Он помутнел, сообщая о том, что теперь ни прослушать, ни даже подслушать нас будет нельзя. Звук распространяется на пять метров от кристалла. - Я в общем прикинул. Нас предали. Не знаю, кто, не знаю, на каком уровне. Но точно предали.
   - Улики?
   - Оборудование, обученность, информированность я в расчет не беру. Взрыватели.
   Правая бровь Филиппа поползла вверх.
   - То есть, остальное тебя не смущает?
   Я махнул рукой.
   - Остальное может поставить и Организация, и, вероятно, она и поставила. А вот взрыватели, они только у нас.
   - Кого подозреваешь?
   - Всех. От уборщика до Влада. Нужно проверять всех и очень тщательно. Я пока не у дел, ты сможешь начать? Подключи других инквизиторов, кто не занят, дело же общее.
   Филипп молчал, обдумывал.
   - Ты прав. Я организую, а ты отдыхай, тебе всё равно добро не дадут на это. Съезди куда-нибудь, развейся.
   - Да, может, навещу Всеслава. Надо и, правда, отдохнуть, чувствую, что после возвращения будет много забот.
   "Ты даже не представляешь, сколько" подумал Филипп, встал, попрощался с Хэнком, открыл портал и ушел в неизвестном направлении.
  
  

Эпилог.

  
   Мой вынужденный отпуск подходил к концу. Проанализировав события последних месяцев, я решил, что мне и правда нужно отдохнуть, поэтому я настрого запретил себе изучать какие-либо дела, посещать тренировки чаще, чем два раза в неделю, и обязательно тупить в телевизор хотя бы пару часов в день. А сейчас мне пришла в голову мысль, что надо сходить в зоопарк. В каком-то из выпусков новостей сказали, что туда завезли новых животных из Австралии. Должен же я узнать, какое животное подчиняется моей воле. Сначала я подумал, что можно взять кого-то из команды, но всё-таки решил не отвлекать друзей от их дел. Уже была середина сентября и, хоть дни были всё ещё теплые, вечером становилось весьма прохладно. Краски в городе начинали блекнуть, всё становилось одинаково грязным: машины, дороги, дома, люди. Конечно, кто-то мог сказать, что осень - это яркие краски листвы на деревьях, но мне кажется, что она больше похожа на ржавчину. И пока мой мозг потихоньку начинал погружать себя в депрессию, я уже надел джинсы, рубаху и накинул легкую куртку с капюшоном, на случай если пойдет дождь. Теперь я вспомнил, почему не хожу в отпуск. Потому что я скатываюсь в депрессию. Я спустился на первый этаж и подошел к дежурному за стойкой.
   - Здарова. Я прогуляться решил, мне нужны деньги и пистолет.
   - Деньги выдам, пистолет не положен. - Дежурный достал из стойки пачку купюр разного номинала и выдал мне. Тысяч сорок должно быть.
   - Да как я без ствола-то в город пойду!? Я и так без магии своим ходом добираться буду. И там её использовать не планирую. На всякий случай.
   Дежурный устало смотрел на меня, словно на пятилетнего ребенка, который убеждал родителей, что ему просто катастрофически необходим мармелад.
   - Сейчас схожу за ПМом.
   - Ты серьезно? Выдай глок!
   - Нет.
   - Беретту!
   - Нет! Но могу выдать грача.
   - Давай его, но только не ПМ.
   Получив всё необходимое и вызвав такси, я вышел на улицу. Да, дождь точно будет. Я только успел закурить, как машина уже подъехала. Я показал на сигарету, как бы говоря "докурю и едем", и вот спустя пару минут я уже сидел на заднем сиденье и разглядывал плывущий за окном город. Всё-таки, работая в тени, забываешь, как же много людей. Бесконечное движение на улице, в зданиях, под землей, напоминает муравейник, который разворошили лопатой. Думаю, не одному мне приходили в голову такие мысли.
   - У природы нет плохой погоды.
   Я повернул голову к таксисту.
   - Плохая погода есть у людей. И у меня она не очень хорошая.
   - Да бросьте. Едете в зоопарк, в середине рабочей недели, на такси! А люди работают, трудятся! А вы отдыхаете, по крайней мере, сегодня.
   - Я бы тоже с удовольствием потрудился на их работах и переживал бы о том, что забыл лоток с едой дома.
   - Вы так говорите, как будто вы тайный агент, - таксист рассмеялся собственной шутке. - Но, если вы агент, вы, конечно, не скажете.
   - Будьте так добры, включите музыку.
   Остаток пути мы не разговаривали, и я снова окунулся в свои мысли, правда, теперь, под музыку. Я немного выпал из реальности, и для меня было откровением, что мы уже доехали. Я расплатился с таксистом и направился к кассам. Толпы детей с родителями, школьные экскурсии, бабушки и дедушки со своими внуками, молодые парочки. Я понимал, насколько я выделялся и очень пожалел, что всё-таки никого не взял с собой. Я встал в очередь в кассу и стал ждать.
   Неожиданно я услышал голос, которого тут просто не должно было быть. Но смутил меня не он, а то, какие слова он говорил.
   - Конечно, дорогая, сейчас пойдем. А вы, ребята, будете хот-дог?
   Правая рука резким привычным движением метнулась к кобуре, выхватила всегда заряженный пистолет и направила ствол на этого человека.
   - Твою мать, Влад, - я попытался произнести это, как можно более жестко, но мой голос дрогнул. - Только не ты.
   Влад стоял ко мне спиной. Его плечи поднялись и опустились. Он тяжело вздохнул и повернулся ко мне. У него за спиной, ничего не понимая, стояла женщина с двумя мальчиками-близнецами лет четырех. Мы с Владом смотрели друг другу в глаза, а пистолет смотрел ему в живот.
   - Здравствуй, Хэнк, - Он посмотрел на небо. - Мне жалко что всё так неудачно вышло.
   Ударил гром, по асфальту застучал противный осенний дождь.
  
  
  
  
   воскрешение воинов
   Защитная сфера (лат) - автор.
   Горящая душа (лат) - автор.
   онемение (лат.)
   Автоматический пистолет Стечкина - авт.
   Пистолет Макарова - авт.
   сон, спи - лат. примеч. авт.
   Пистолет-пулемет - ПП-19"Бизон"
   Автомат Калашникова 12 - прим. авт.
   Пистолет Макарова - прим. авт.
   дословно: попросить сметь подождать (лат.) прим авт.
   спи, сон. (лат) - прим. авт.
   пистолет Макарова - прим. авт.
   пистолет серии Glock - прим. авт.
   пистолет серии Beretta - прим. авт.
   пистолет Ярыгина ПЯ (МР-443 "Грач") - прим. авт.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Светлова "Следователь Угро для дракона. Отбор" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Манило "Назад дороги нет" (Короткий любовный роман) | | С.Суббота "Я - Стрела. Академия Стражей" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Лирей. Сердце зверя" (Любовное фэнтези) | | Т.Озолс "Тайна драконьего сердца" (Любовное фэнтези) | | М.Генер "Солнце для речного демона" (Любовное фэнтези) | | К.Кострова "Невеста из проклятого рода 2: обуздать пламя" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Босс-обманщик, или Кто кого?" (Короткий любовный роман) | | С.Доронина "Любовь не продаётся" (Романтическая проза) | | А.Квин "Путь ангела. Возвращение" (Космическая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"