Фиаль Елизавета: другие произведения.

Из дневников, написанных кровью. Часть 18

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:

  18. Излом. Затишье.
  
  Полагаю, этот сон снился мне как результат пережитого. Осмысление своих ошибок, если удариться в психологию. Необычно яркий, даже кошмары о трагедии в Хасеан не казались такими живыми. Мне снилось, что я снова в той крипте, рядом с нишей, в которой покоилась фреска. Сидела в своей старой домашней одежде: в рваных джинсах и растянутой футболке... как же забавно они на мне смотрелись. Но теперь я сидела по-турецки, на скрещенных коленях лежал небольшой мольберт, рядом сбоку валялась куча карандашей. Всё вокруг было освещено свечами, наполовину выгоревшими или только начатыми. Они находились везде: и на крупных камнях, и на саркофагах, рядами вдоль стен и полукругом вокруг меня. Я периодически поглядывала на фреску, старательно выводя её копию на бумаге и как только сетовала, что этого листа не хватит, кто-то заботливо протягивал мне новый.
  'Но это же бессмысленно!' - причитала я, когда карандаш в руках снова закончился, став крошечным огрызком.
  'Не отвлекайся, кицю, рисуй', - мягко, но настойчиво просил знакомый голос за моей спиной.
  Я вздыхала и тянулась за новым карандашом.
  Дальше сюжет стал повторяться по кругу. Пока части фрески вдруг не начали осыпаться, с громким нехарактерным звуком, а главное - ритмичным, будто стучали в дверь... нет, колотили. В тот момент наконец-то стало понятно, что мне всё это сниться.
  Я распахнула глаза и стремительно вылетела из кресла с целью открыть дверь. И так же стремительно с грохотом рухнула на пол, едва успев выставить перед собой руки, но больно упала колени. Тело оказалось против таких поспешных действий. Казалось, что мышцы затекли и, когда оказалась на ногах, конечности пронзило болью, кислорода в крови не хватило, отчего перед глазами поплыло и потемнело. Я к тому, что разум в обратном направлении прослеживал проблему, объяснял детали, расставлял акценты, пока не упёрся в закономерный вопрос: какого чёрта я вообще спала в кресле?! Откровенно говоря, для меня это было не характерно...
  Тем временем нежданный гость с другой стороны двери тоже услышал грохот и сделал свои выводы. Дверь отведённой мне небольшой комнатушки распахнулась от удара ноги, хлопнула о стену, но с петель не слетела. Это я отметила с каким-то разочарованием, словно хотела разрушений. Гостем оказался Вейд. Он на пару мгновений растеряно застыл на пороге, наверняка ожидая увидеть другую картину, а не мрачную меня, тихо стонущую на полу.
  - Что с тобой?! - сердцеед мгновение ока оказался рядом, властным движением развернув моё лицо к себе, будто искал в его выражении что-то.
  - Я просто упала. Не раздувай проблему, - попыталась отмахнуться я, но, к сожалению, он мне не поверил.
  - Просто... упала? - разделяя слова, недоверчиво переспросил мужчина.
  Он явно мне не верил. А самое неприятное, что я сама немного сомневалась в собственных словах.
  - Заснула в кресле, резко встала, теперь лежу, - коротко описала ситуацию я. - Вот и всё. Помоги мне встать, кажется, я ушибла колено.
  - Как скажешь, - не стал спорить Вейд, рывком поставил меня на ноги и помог сесть в кресло. - Тогда удовлетвори моё любопытство: что же ты ночью делала?
  Вопрос, конечно, пусть и прозвучал двузначно, но голос сердцееда звучал мягко и чуть насмешливо. Тем не менее, его слова заставили задуматься о странностях и погрузиться в воспоминания, в которых почему-то было тёмное пятно. Где-то на грани памяти был слышен стук в дверь, но у меня не было полной уверенности, потому что этот звук слишком часто снился мне в последнее время.
  - Тоже спала, - потирая ноющее колено, ответила я, но сочла нужным выразить собственную неуверенность. - Наверное...
  - Уже полдень, Таива, - сообщил Вейд, насмешка в его голосе сменилась серьёзными нотками.
  Новость прозвучала странно, даже более того, невероятно. Потому что кое-что не сходилось: проспать так долго непозволительная роскошь, от которой меня отучили ещё на склонах Хисо, к тому же мышцы пусть и болели, но отчего-то казалось, что недостаточно сильно для пролетевшего времени. С другой стороны, мои познания в анатомии недостаточно широки, чтобы делать такие выводы. Мне оставалось лишь пожать плечами и постараться стереть с лица удивлённо-хмурое выражение. Последнее, кстати, получалось плохо. Странности и загадки порой хуже паразитов и окончательно выкинуть их из головы практически невозможно.
  - Не хмурься, - мужчина бесцеремонно взъерошил мне волосы, - ты становишься похожей на Ясеня, когда он не может найти решение.
  - Советуешь пустить всё на самотёк? - идея оказалась мне не по вкусу.
  - Как собиратель - да, не имеет смысла биться о стену, когда не за что зацепиться. - Вейд прикрыл раскрытую дверь, прислонившись к ней спиной, сложив руки на груди, будто не хотел, что бы нас подслушали. - Но как следователь говорю - нет, исключительно потому, что с некоторых пор тайны стали меня раздражать.
  - И что же мне тогда делать? - я не удержалась от едкой иронии.
  - Живи, как жила, - другими словами вернул мне мои же слова Кваер'кур. - Нередко ответы сами нас находят, - и тише добавил. - Разве что не в самый удачный момент...
  - Всё тайное обязательно становиться явным, - усмехнулась я, увидев аналог знаменитой в родной мире фразы. Вот только пришлось пояснить изумлённому сердцееду. - Да-да, это поговорка такая, - и просто перевела тему разговора. - Ты вернулся потому, что вопрос с артефактами разрешился?
  - Именно так, решил лично доставить документы Алеро, - сообщил мужчина и почему-то улыбнулся. - Заодно договорился с ним, что заберу вас с хасеанцем. Остальные останутся здесь ещё на сутки, чтобы закончить сортировку.
  - А мы-то тебе зачем? - удивилась я, но по азартному блеску в глазах собеседника поняла, он ждёт момента добить меня окончательно.
  - Вито передал мне письмо для им'Катель от одной из его сестёр, - улыбка Вейда стала ещё шире. - Судя по скупым комментариям твоего хасеанца, у парня тоже скоро свадьба.
  - Серьёзно? - только и смогла сказать я.
  - Сама у него спросишь, такую новость он от тебя скрывать не станет, - весело отмахнулся Кваер'кур. - Потому из Белстата он направится в Хасеан, а ты... - мужчина выдержал эффектную паузу, - отправишься к Каэдану. Он будет рад тебя видеть.
  - Нажаловался ему, что не смогла уберечь Путеводную Звезду? - высказала свою догадку я, скривившись. Мне было стыдно за амулет.
  - И это тоже, - кивнул он, соглашаясь. - К тому же, Валиминель тоже считает хорошей идеей, чтобы ты отдохнула в замке нашего общего друга. Подальше от неприятностей, которые так легко находишь.
   - Вы удивительно быстро спелись, - заметила я, чувствуя малообъяснимое раздражение. Затем покинула кресло с целью быстро собрать свои вещи. Не было нужды задерживаться дольше.
  - Быстро? - с некоторым сомнением протянул Вейд и пожал плечами. - Может и так. Общие цели сближают. А парню просто повезло, что ты его тень.
  - Давно хотела спросить: почему ты так к нему обращаешься? 'Парень', почти пренебрежительно, а он словно и не замечает... - я как раз запихнула в бездонную сумку журнал и сменную тунику.
  - Вовсе нет. Просто он младше меня.
  - И насколько? - легкомысленно уточнила я.
  - Лет на двести... - после короткой заминки задумчиво выдал Кваер'кур, в то время, как сумка выскользнула из в миг ослабевших пальцев. Мужчину явно позабавила моя реакция. - Напомню, я второй собиратель и своими глазами видел рождение Белстата.
  На этом наш разговор окончился. Он молча отлип от двери, ленивым движение подобрал мою сумку и жестом поманил за собой. Я же, покорно шагая за ним, пыталась осмыслить сказанное. Раньше у меня не было повода задуматься, насколько Вейд старше, чем кажется на первый взгляд. В приютившем меня мире вообще сложно что-либо говорить о внешнем возрасте людей. Оттого слишком молодой для сердцееда я себя не считала.
  Вопреки мнению Кваер'кура, в тот день Валий хмурился, и новостями делиться не спешил. Отвечал на вопросы односложно, часто погружаясь в собственные мысли. Я старалась на него не давить, но его внезапная необщительность пагубно сказывалась на моих нервах, раздражая и заставляя все сильнее переживать за напарника, а порой и злясь на него. Только по прибытию в Белстат он немного разговорился, пока мы втроём шли от транспортной площадки к 'Баронскому приюту'. Не особо ёмкими фразами Валий поделился, что пару недель он проведёт на склонах Хисо, а потому не сможет встретить меня, когда я вернусь в Кордвил, заскучав в гостях у Каэдана. Он лишь вскользь упомянул, что в Хасеан его ждут несколько проблем, требующих решения, одной из которых была дата проведения его свадьбы. То есть, напарник сам не знал, вернётся ли он со склонов холостым или останется на них женатым. Таковы хасеанские законы, новоиспечённые супруги ещё полгода не имели права покинуть город-государство. Но страннее всего, что Валий настойчиво просил не ехать за ним без прямого приглашения. Больше он не стал ничего пояснять, лишь пообещал рассказать всё в своё время и буквально сбежал от нас. Я к тому, что с нами в 'Приют' он даже не зашёл, оставив с ворохом подозрений и плохих предчувствий. Словно в письме ему прямым текстом сообщили, что видеть меня на склонах Хисо не желают.
  Признаюсь, недолгий разговор с рыжим лучником выбил почву из-под моих ног, отчего я не сразу поняла, почему так педантично рыщу по Серой комнате и собираю в сумку все те немногочисленные сувениры, которыми успела обзавестись за время проживания в столице. Их я благоразумно оставила в 'Приюте', когда отправилась на задание, и даже в середине сборов успела подумать, что неплохо было бы оставить эти безделушки в замке Библиотеки, немного разбавив его средневековый стиль. Мысль плавно перетекла к Каэдану и к тому, что стоит попытаться выпросить у него апартаменты в постоянное личное пользование, потому что такими темпами возвращаться мне будет уже некуда. Только затем я вспомнила, что обещала дать Вейду ответ, но решилась заговорить с ним на данную тему только после того, как мы покинули постоялый двор и направлялись в обратный путь к транспортной площадке.
  - Твоё предложение ещё в силе? - как бы просто так поинтересовалась я.
  Погода в тот день в столице стояла изумительная - солнечная и тёплая, после мрачного сезона дождей. Самое то, чтобы поднять кому-то настроение. Вот только мужчина, шедший в шаге впереди меня, мгновенно застыл на месте, заставляя недовольных прохожих обходить нас, и осторожно уточнил, обернувшись в пол оборота:
  - А ты готова дать мне ответ?
  - Понимаешь, я отдала Вито свой ключ со словами, что тот мне больше не понадобится... - и улыбнулась, лелея надежду, что он поймёт намёк, потому что я действительно так сказала, осознано поставив себя в безвыходное положение.
  Сердцеед удивлённо моргнул, затем его губы медленно растянулись в улыбке и мгновение спустя он меня порывисто обнял. Такой откровенной радости я не ожидала у него увидеть, будто вдруг престал быть мужчиной и превратился в юношу, честное слово. Некоторое время мы так и стояли, не произнося ни слова, каждый со своими мыслями в голове. Хотелось глупо улыбаться и смеяться без причины, а в груди тем временем разливалось приятное тепло. Признаю, это невероятное чувство - стать центром чьей-то вселенной, пусть даже на короткий миг. А главное, этим чувством хотелось делиться, потому что оно нарастало, не сталкиваясь с преградами неудачных слов, и грозило разорвать на части. Но как именно это сделать - я не имела ни малейшего понятия, а потому просто обнимала мужчину в ответ, уткнувшись лбом в его плечо.
  - Я сделаю тебе новый, - негромко пообещал Вейд, подразумевая ключ.
  И я наконец-то рассмеялась ему форменный мундир. А вот люди вокруг нас начали возмущаться, доказывая, что, наверное, в любом из миров чужое проявление любви вызывает раздражение, на что Кваер'кур только фыркнул, и, взяв меня за руку, повёл за собой. Кажется, мне начинал нравиться этот жест. Он же помог мне легче преодолеть свой страх перед порталами.
  Библиотека встретила нас морозным порывом ветра. Разительная перемена, ставшая мне не по душе, потому что даже в заговорённой хасеанской форме по телу пробежал неприятный холодок. Откровенно говоря, отсутствуя столько времени, из головы как-то вылетело, что температура во владениях названного брата мягко говоря неприветливая. Одно радовало - здесь всегда было солнечно. Сам же хозяин замка встречал нас в нескольких шагах от площадки, спрятав руки в широкие рукава своего балахона, и счастливо улыбался. Настало время смутиться мне.
  - Что-то вокруг меня одни довольные мужчины, - произнесла я, лишь бы не молчать, не находя нужных слов.
  - Глупая, - не согласился Каэдан, делая первый шаг в нашу сторону. - Мы с тобой год не виделись. Я так рад тебя видеть, что готов на время забыть все твои прегрешения.
  В итоге он тоже меня обнял, медленно, почти вальяжно, будто подчёркивая всю важность момента. От его проявления радости в глазах почему-то защипало, а губы сами растянулись в улыбке. Да, мы с ним не были кровными братом и сестрой, но в то же время, меня не покидало ощущение, что ими являемся на самом деле. Пускай лишь по воле случая или кого-то из богов, понимание, что где-то в чужом мире у тебя есть близкий человек, добавляло уверенности в завтрашнем дне. А у меня их в конкретный момент было уже два. Даже жутко становилось. Только Вейд просто рассмеялся и, обогнув нас, направился к Памятному Саду.
  - Это он так ревнует, что ли? - осторожно уточнила я у мага, провожая сердцееда взглядом, заметив, как в последний момент у него изменилось лицо.
  - В Библиотеке у него свои ритуалы, - пояснил Каэдан и хитро прищурился. - Какие вас отношения связывают, раз ты о ревности спросила?
  - Непрофессиональные, - неохотно призналась я.
  - Вот как... - протянул маг. Это прозвучало так двусмысленно, что мою голову закралась мысль, он всё прекрасно знает, только спрашивает из своего представления о вежливости. И следующие его слова только подтвердили догадку. - Не знаю, за кого из вас больше переживать. Вы оба мне дороги.
  - Тогда просто порадуйся за нас, - посоветовала я, осторожно выскользнув из его рук. - В моём родном мире считают, что для радостей всегда меньше повода, а переживания поджидают на каждом шагу, - и добавила в чисто русской манере. - А если мы с ним в пух и прах разругаемся и разбежимся, то лучше пей с ним.
  - Зачем пить? - не понял маг. - Да и что?
  Настало время удивиться и мне. Я честно пыталась понять, шутит ли он так или говорит серьёзно. Только по-детски растерянное выражение на лице старшего брата заставило меня заглянуть в его память. Оказалось, что практикующие магию не пьют ничего креплёного, потому что, как и любой человек, в итоге теряли над собой контроль и становились бедствием. Отец Каэдана не отказал себе в ярких образах для поучения сына, забывая о житейской стороне вопроса. А значит, маг действительно не понимал, о чем я говорю. Впору пожалеть и посочувствовать.
  - Забудь о том, что я только что сказала, - пришлось пойти на попятную мне. - У нас с Вейдом отношения, остальное - забудь.
  А затем поспешила за сердцеедом, в трусливой попытке избежать других расспросов, оставив названного брата у транспортной площадки. Тихий стон, прозвучавший у меня за спиной, только в очередной раз доказал: любопытство - порок, и Каэдан решил не ждать чуда и самостоятельно найти ответ в моей памяти. Как результат, маг столкнулся со всей многогранностью русского менталитета и с парой 'познавательных' лекций в исполнении моих родителей времён старшей школы. Оттого мысли мои стали злораднее, а шаг быстрее - с некоторыми открытиями нужно сталкиваться в одиночку.
  Кваер'кура я отыскала у двух стоящих в стороне могильных камней. Откровенно говоря, за то непродолжительное время, что мне посчастливилось прожить в замке, я не была частым гостем в Памятном Саде. Отчасти потому, что морозный воздух оказался мне не по душе, отчасти оттого, что вид могил навевал слишком неприятные мысли. Но я и подумать не могла, что среди деревьев похоронен кто-то близкий для сердцееда. Об этом вообще мало задумываешься, пока имена на камне остаются чужими.
  - В первую нашу встречу он представился Харитоном. Этот двустранник был девятнадцатым собирателем, - начал Кваер'кур, хотя я не просила его ничего рассказывать, просто молча встала рядом с ним. - С отличным чувством юмора и широким взглядом на мир. Удивительно, как один человек может ворваться в твою жизнь, поставив всё с ног на голову и показав её под другим углом.
  - Звучит так, будто он сделал для тебя нечто грандиозное, - по сути, я всего лишь высказала свою догадку.
  - Для начала он всегда говорил странными поговорками, как ты порой, - усмехнулся Вейд, явно воскресив в памяти самые яркие воспоминания.
  - Например? - как-никак его слова прозвучали почти как вызов.
  - Что один в поле не воин, - ответил он. - Я долго время пытался понять смысл, пока решал свои и чужие проблемы в одиночку. А когда возникла нужда в обоих департаментах, мне стало понятно, что его слова стали для меня буквально навязчивой идеей.
  - С тем учётом, что ты не понимал их значения? - снова догадка вслух.
  - Да, и это до сих пор мне кажется очень забавным, - согласился сердцеед. - Потому моя благодарность ему не меркнет с годами, а ведь он умер больше века назад.
  - Прости, но теперь я тебя не понимаю, - призналась я, разведя в стороны руки.
  - Потому что не знаешь моей роли в королевстве Белстат, - усмехнулся Вейд, только вышло это у него совсем не радостно. Он протянул мне руку, я с некоторой опаской вложила в неё свою ладонь, и вот мы снова обнимаемся. - Полторы сотни лет назад я был молодым и глупым, жил характерной для сердцеедов жаждой разрушения и убийств. Позволил втравить себя в чужую войну и погряз в ней буквально по уши.
  - Ты случайно не о войне за склоны Хисо говоришь? - по временным рамкам вполне подходило.
  - О ней самой, но моё в ней участие проходило на стороне королевств, что после стали единым Белстатом. Я неосторожно пообещал покойному королю, что всеми силами буду защищать его детище, - мужчина на пару мгновений замолк, будто решал, какую часть своего прошлого можно мне рассказать, не испугав окончательно. - Именно детище, а не детей. Коронованный безумец оказался одержим идеями, на исполнение которых его соперники не решались. В итоге, по его приказу я помог правящим династиям соседних королевств лишиться статуса и жизней...
  - Боги, - со стоном перебила его я, слушать этот дипломатический бред становилось невыносимо. - Говори уже прямо - убил. Можешь даже оправдаться, что на войне все средства хороши.
  Некоторое время я с удовольствие слушала, как он смеётся, борясь с желанием присоединиться.
  - Ну да, убил, - отсмеявшись, согласился он. - Кого-то до окончания войны, что, признаюсь, было гораздо проще, остальных - уже после, в относительно мирное время, подстраивая несчастные случаи и почти естественные смерти, что ужасно утомительно. Но именно благодаря мне и моим действиям Белстат является единым королевством, а не кучкой маленьких.
  - Хвастаешься? - я потёрлась носом о его плечо, после чего посмотрела в лицо сердцееда, недоверчиво прищурив глаза.
  - Напротив, пытаюсь со всей скромностью показать тебе, какой властью меня наделил Вермин Первый, прозванный так же Единоправцем, положившему конец войне за божественную гору, - наиграно официальным тоном сообщил Вейд, но всё же затем улыбнулся. - Я разделял его взгляды и монарх решил, что долгожитель, а к тому же ещё и сердцеед, сможет защитить королевство и год спустя, и столетие. Поэтому он наделил меня особой властью, которая теперь начала казаться мне оковами, но перед которой дети его внуков вздрагивают от бессилия и страха.
  - Это какой? - откровенно говоря, я немного запуталась в несколько туманных речах, но любопытство оказалось сильнее.
  - Я могу безнаказанно убить любого, если сочту, что его неосторожный жест или слово идут в разрез с идеалами короны.
  - Какая... широкая трактовка, - не смогла не признать я.
  - Куда шире, чем может показаться, - продолжил Вейд и чмокнул меня в макушку, словно хотел успокоить. - Вермин Первый видел, что я не стремлюсь к власти, а значит не дам вседозволенности опьянить ни будущих королей, ни оба совета, Малый и Большой.
  - То есть, он сделал из тебя...- начала я, но закончил за меня вступивший в разговор Каэдан.
  - ... вечного палача, - от его неожиданного ответа моё тело вздрогнуло, - от рук которого погиб старший сын Вермина Первого, не просидевшего и года на троне Белстата после кончины отца.
  - Мальчишка сам виноват: заигрался и растерял остатки здравого смысла, - фыркнул Кваер'кур, выпуская меня из объятий, показывая, что помнил о моей привычке смотреть на собеседника. - Его смерть послужила остальным хорошим уроком - столетие пролетело без единого серьёзного заговора, плелись лишь хрупкие интриги.
  - Отсылка к истории королевства - это, конечно, хорошо, - подала голос я, потому что наш разговор плавно уплыл в другое русло, - но девятнадцатый из собирателей здесь при чём?
  - В ту войну, да и после, они с Вейдом часто пересекались, - ответил Каэдан. - Харитон нередко, а порой в спорах, пытался доказать нашему упрямцу, что на большой территории в одиночку он ничего не сможет...
  - И всё-таки доказал, - негромко признался Кваер'кур, - смог.
  - ... что суды должны быть справедливыми, - продолжал маг, - что это требует разностороннего подхода и широты взглядов.
  - А кем он был в своём мире? - не смогла унять своё любопытство я.
  - Законником, - вздохнул Каэдан. - Я не особо углублялся в значение слова, но его фанатичная вера в прописанные правила иногда выводила из себя.
  - Мягко сказано, - не удержался от смешка сердцеед. - Но именно благодаря его знаниям и существуют королевские департаменты: расследований, доказывающий вину или невиновность, и исполнительный, что реализует вынесенный приговор. Впрочем, и у тех, и у других обязанностей несколько больше, чем я перечислил, что тоже заслуга Харитона.
  - Получается, в твоём непосредственном участии отпала нужда, так?
  - Правильно, но вдруг оказалось, что я не так свободен, как думал, став заложником своего обещания.
  - Что же с ним в итоге стало? - я кивнула на могильную плиту собирателя.
  - За его смерть заплатили Братству Изгнанных, - буквально выплюнул маг, он слишком близко принимал смерть собирателей.
  - Братству? - недоуменно переспросила я, переводя озадаченный взгляд с сердцееда на брата и обратно. Как ни крути оно и в убийстве Атвы поучаствовало.
  - В Библиотеке почитаешь, - посоветовал Вейд. - Для Каэдана это болезненная тема.
  - Почему? - я откровенно сглупила, продолжая докапываться, и просто не пожелала вспомнить некоторые вскользь оброненные фразы. Можно сказать, что мои слова спровоцировали мага на сочащийся ядом ответ.
  - Там служит Хаск.
  - Я тоже служил в Братстве, - словно напомнил Каэдану сердцеед.
  - Но убивать собирателей ради выгоды ты не стал, - холодно подвёл черту хозяин замка и стремительно скрылся за дверью, ведущей непосредственно на кухню.
  Я, было, дёрнулась вслед за ним, но Кваер'кур удержал меня.
  - Дай ему успокоиться, сейчас он может ранить и душу, и тело. Луше проводи меня.
  - Ты не останешься? - новость несколько огорчила, я надеялась провести с Вейдом больше времени.
  - К сожалению, не могу, но постараюсь заглядывать. Просто так ты от меня не избавишься, - и рассмеялся, обняв за плечи напоследок.
  До следующего утра мы с магом не пересекались. Я заняла лазурные апартаменты и до вечера провела в библиотеке, подбирая себе книги для долгого изучения. В том числе и о Братстве, как посоветовал сердцеед. Что примечательно, что все немногочисленные записи о нём можно было смело разделить на два почерка, из чего я сделала простой вывод - больше никто из собирателей убийцами не служил. Это радовало, но подтвердить свои наблюдения не имелось возможности, а к следующему утру моё стремление потеряло свою актуальность.
  На самом деле, неделя пролетела в мгновение ока. Казалось, что вот только-только я оставила отобранные книги на столике у кровати, как за мной прибыл Вейд. К означенному сроку из них была полностью прочитана только одна и ещё две просмотрены 'по диагонали'. Дело в том, что когда мы с магом утром наконец-то встретились, он начал извиняться, поясняя свою эмоциональную реакцию. Многие из его слов находили свой отклик внутри меня, и, слово за слово, на жизнь жаловалась уже я. Выговаривалась, как говорится, от души, словно на приёме у психиатра, о том, чему так или иначе не нашлось места на страницах дневника, о чём не хватало духа признаться или просто подумать. Например, насколько тяжело мне дались поражение в Хасеан и смерть Талливаша. Лишь со временем я поняла, как мне не хватает его не пробивного спокойствия. Что стала скучать по работе в школе Стрелы и Кинжала, и как часто ловила себя на желании туда вернуться, несмотря на то, что там уже не будет Палача. Не обошли стороной и последние события, со всеми вытекающими странностями и вопросами, ответов на которые, к сожалению, у мага не нашлось. Разве что он вскользь заметил, что ритуал сердцеедов уже есть в библиотеке и потеря фрески его не печалит. Всю неделю я только и делала, что много говорила, рыдала и, как следствие, долго спала, а после усердно заедала 'стресс', прибавив в весе. Тем не менее, изливая названному брату душу, невидимые камни на сердце становились легче.
  На этом фоне мне пришлось пережить предательство. Культурный шок, если быть точнее. Книги о Братстве, те самые, что были просмотрены мельком, не оправдали моих надежд, потому что оказались отчётами о деятельности, между строчек которых упоминались лишь отдельные правила организации и некоторые туманные процедуры, но ни слова об истории, мотивах или философии. Не верилось, что Братство возникло на пустом месте и ничем не руководствовалось, не бывает таких чудес. Обоих авторов это вполне устраивало, меня же разочаровало, ведь они не давали ответов на интересующие вопросы. А потому книги мне быстро наскучили.
  К исходу недели объявился Вейд, поздно вечером, как раз к ужину и с ночёвкой. Он улыбался, шутил и всячески старался вести себя естественно, но все равно от меня не укрылось, что его что-то беспокоило. Сердцеед отмахивался, что в его поведении виновата работа, отказываясь рассказывать о проблемах при друге. Утром с западной транспортной площадки мы отправились в Кордвил. Каэдан перед отбытием подарил мне новую Путеводную Звезду, приказав беречь и её, и себя, а затем крепко обнял на прощание.
  - Так что же случилось? - не стала тянуть я, как только мы оказались на транспортной площадке столицы Белстата.
  - Три трупа, - нехотя признался сердцеед, потирая лоб. - Ни зацепок, ни мотивов. Одни лишь догадки, да и те не подтверждаются.
  - Ты мог не отвлекаться на меня, раз всё так серьёзно, - пожала плечами я, ощущая укол неловкости.
  - Мне было тоскливо без тебя, - невесело усмехнулся он, задумчиво взял меня за руку и повёл за собой.
  Но ровно до того момента, как нам на встречу не вышел Ясень.
  - Следователь Кваер'кур, уважаемая Таивель, - официально поприветствовал нас маг, застыв на месте.
  - Ещё один? - почти обречённо осведомился Вейд.
  - Да, уважаемый, - кивнул вестник плохих новостей. - Обнаружили два часа назад. Я прибыл за вами.
  - Что происходит? - негромко спросила я.
  - Убийство и ещё раз убийство, - вздохнул сердцеед. - Прости, не смогу проводить тебя к 'Приюту', но я оставил у Вито для тебя ключ.
  - Тогда перестань тратить время и делай свою работу, - резковато, но с улыбкой посоветовала я. - Путь мне известен, не заблужусь.
  Он улыбнулся в ответ и подарил лёгкий поцелуй в губы, после чего стремительно зашагал за Ясенем к ожидающему их экипажу. Но на полпути замер и обернулся.
  - Уважаемая ти'бат'Ойовол, - подозрительно официально начал он, - не желаете поработать на королевских департамент расследований, пока ваш ведущий отсутствует в Белстате?
  - Только в случае, если требуется свежий взгляд, и только по личному запросу, - фактически согласилась я, едва в силах сдержать смех. Наш 'обмен любезностями' забавлял.
  Так мы и расстались. А по дороге к 'Баронскому приюту' я забрела на утренний рынок, где умудрилась встретить Люми с двумя тяжёлыми корзинами фруктов и не смогла пройти мимо, оставив девушку без помощи.
  
  
  Он заметил её среди толпы и замер на месте. Демону нравилось гулять по улицам больших городов, среди людей, ощущая пьянящее чувство превосходства над каждым из них. Именно поэтому он решил 'погостить' в столичном убежище Белстатской ветви Братства. Чтобы позлить сиан'вал Таллизари, 'принца' ветви. И вдруг...
  Её лицо пробудило в нём раздражение. Умом Хаск понимал, что злиться уже не имеет никакого смысла, но вот так внезапно встретив виновницу проваленного контракта в толпе на утреннем рынке, он вспомнил, как она говорила, что сделала, своё поражение и разговор с сердцеедом. В то же время его злило, что девушка собирательница, а потому неприкосновенна. Пока. Десять лет для демона не срок, он может подождать. После - её уже ничего не спасёт. Стоит вернуть Вейду неосторожные слова.
  Таивель мало чем изменилась с момента их последней встречи: та же хасеанская форма, на плече сумка, за спиной крепление с луком, а затянутых в перчатки руках корзина с фруктами, явно тяжёлая. Он зачем-то особенно внимательно присмотрелся к перчаткам: из тонкой и крепкой кожи в тон форме, но потёртые и заношенные, словно она носила их, не снимая. Как он сам.
  Девушка не спеша двигается то вместе с толпой, то против, не успевая лавировать. Кто-то задевает её плечом, кто-то пинает коленом корзину, у которой от грубого отношения в какой-то момент оторвалась ручка, отчего она упала на камни дном. Удачно упала, из всей массы только несколько фруктов выпало. Большую часть девушка быстро собрала, но один каким-то чудом невредимым проскочил между ног идущих людей, прямо к сапогам демона.
  Чудо или просто удачный шанс? Плевать, но он не станет его упускать. Хаск лениво подобрал одовойский плод и протянул его собирательнице, ожидая, что она сама к нему подойдёт, и он обязательно её напугает. Может даже до смерти, и не придётся ждать десять лет ради глупой мести. Глупой, он отлично это понимал. Но она не подошла, замерла, обнимая обеими руками сломанную корзину. Смотрела в ответ оценивающе, но не спешила с действиями. Как вдруг кто-то позвал её по имени и их зрительный контакт разорвался. Таивель посмотрела куда-то в сторону, затем на него, только уже с виноватым выражением на лице. И улыбнулась... Планы о месте мгновенно вылетели из его головы, уступив место удивлению. Демон будто солнце увидел среди серых туч.
  - Оставьте себе, - громко сказала ему девушка и шутливо добавила. - Вы же ему жизнь спасли!
  От такого заявления он сам едва не рассмеялся. Жизнь? Он?! Но руку всё же опустил, с сожалением наблюдая, как собирательница убегает. Хаск невольно посмотрел на сжатый в пальцах фрукт и пообещал сама себе:
  - Если наши дороги снова пересекутся, то я её поцелую.
  И вгрызся во фрукт зубами, не подозревая, что дал зарок судьбе.
  
  
  Переносить тяжести - не женское дело. К такому выводу я пришла, когда мы с Люми, запыхавшиеся и смеющиеся, ввалились в 'Приют' со стороны кухни, в дверь для прислуги. Те же самые слова произнёс Вито, когда отчитывал нас: дочь за нежелание ходить на рынок несколько раз, меня же просто за компанию. Сломанную корзину он обещал простить, но по глазам было видно - потом непременно припомнит, без свидетелей.
  Почти до вечера я занималась тем, что изучала комнату Вейда, внимательно, скрупулёзно, без отвлекающего чужого внимания. То есть, сунула свой любопытный нос, куда только хватило фантазии: в щели между мебелью и стенами, даже под кроватью пошарила; порылась в сундуке, обнаружив его двусмысленно полупустым, и в его потайных ящиках; заглянула под край ковра, ничего не найдя; внимательно оценила содержимое книжного шкафа, попутно отмечая, какие книги сердцеед читает чаще, а к каким ни разу не прикоснулся; отыскала некоторые - полагаю, что не все - тайники с оружием на случай не званных гостей; а ещё долго умилялась сувенирам - или трофеям? - на каминной полке. В конце концов, я села в кресло, с удовольствием вытянув ноги, и пришла к выводу: это очень сложно, причём сложно для обоих, одному взять себя в руки и потесниться, а второму подстроится, отринув некоторые привычки. В какой-то миг моих размышлений, меня посетил мимолётный страх - что если мы с Вейдом не сможем ужиться? Самое забавное, что я даже над ответом не задумалась, вылетела из комнаты со скоростью выпущенной стрелы и поспешила к Вито, как раз успев на поздний обед, с целью заесть тяжёлые мысли. Это становилось плохой привычкой.
  Кваер'кур явился уже ближе к ночи, я лишь услышала, как щёлкнул замок и хлопнула дверь, потому что дремала в горячей ванне. Самое странное, что тот момент из моей головы вылетели абсолютно все мысли. Стоит подать голос и поздороваться? Как вообще реагировать? А вдруг это и не сердцеед даже? Поток таких вот глупых вопросов мог продолжаться и дальше, только в образовавшейся тишине раздался звук приближающихся шагов, от которого я вздрогнула, подтянув колени к груди.
  - Знаешь, я впервые спешил домой, потому что боялся не увидеть тебя здесь, - прозвучал голос Вейда из-за перегородки, на которой небрежно висела моя одежда. К слову, моя любимая туника кирпичного цвета была вытянута из общей массы, пока он говорил, а в следующей за признанием тишине можно было различить, как он тяжело сел прямо у ширмы.
  Откровенно говоря, его вдруг заставили меня призадуматься. Ни он, ни я открыто никогда не заговаривали о своих чувствах, даже об их наличии. Из нас двоих только сердцеед жестами показывал свою симпатию, что для меня оказалось в новинку, благодаря стереотипу моей родины о том, что женщины любят ушами. Тем не менее, раз за разом его жесты становились мне всё больше по душе. Никаких откровенностей о покорённом сердце и уверений в любви до гроба. Таких банальностей мне в родном мире хватало и к чему они в итоге привели? На пару мгновений вода в ванной перестала казаться мне горячей. Что если я так же обожгусь и в этих отношениях?
  'Дура ты, Элька, - фыркнуло подсознание голосом старшей сестры, словно она, в самом деле, сидела на бортике ванны и отчитывала за ерунду. - Даром что в честь стали назвали, а так дура дурой...'
  Примерещиться же такое, но откровенная насмешка не позволила мне потеряться в сомнения и отступить. Напротив, я как можно тише выбралась из воды и осторожно заглянула за ширму. Как и ожидалось, он сидел на полу у стены, уткнувшись лицом в мою одежду. Его действия выглядели поведением одержимого, наглядно показывая, как, в сущности, мало я о нём знаю, но в то же время было так мило, что я не сдержала смешка. Вейд вскинул голову с виноватым выражением, будто тоже считал, что его застукали на чём-то постыдном.
  - Не удержался... - оправдываясь как мальчишка, тихо признался он.
  - Верни её мне, будь добр, - попросила я, и он мгновенно оказался на ногах и так близко, что признаки усталости на лице сразу же бросились в глаза. - Тебе нужно отдохнуть, - после чего забрала из его рук свою тунику.
  - Сперва мне нужно раскрыть эти убийства, лишь затем мне дадут отдохнуть, - поправил меня Кваер'кур, немного помедлил и добавил. - Я прихватил с собой переписанные отчёты... не взглянешь?
  - При условии, что ляжешь спать, - выставила ультиматум я и принялась одеваться, не испытывая никакого стыда от того, проделываю это на глазах мужчины. Просто его просьбы стала моей целью: помочь.
  - Хорошо, - растягивая слога, согласился он, словно надеялся на другое предложение. - А что будешь делать ты?
  - В тишине всегда работается лучше, - ответила я, натягивая рывками штаны, в то время как они этому сопротивлялись.
  - Хочешь сказать, что уже утром дашь мне результат? - недоверчиво прищурился Вейд, в сочетании с азиатскими чертами это выглядело комично.
  - О результате сейчас не идёт речи. Ты просил свежий взгляд на дело, для чего мне потребуется пара спокойных часов, так от меня больше пользы будет.
  - Как пожелает моя принцесса, - улыбнулся он, затем расстегнул мундир и вытащил из внутреннего кармана стопку сложенных вдвое листов, исписанных очень мелким почерком. - Что-то ещё?
  - Лист бумаги, а лучше два и перо...
  Я приступила к изучению бумаг только после того, как под моим наигранно строгим взглядом Кваер'кур разделся, наспех умылся и дисциплинированно лёг спать. Сама же устроилась на краю ковра у камина, погрузившись в поистине занимательное чтение.
  Как уже говорилось, жертв было четверо. Все мужчины в годах, жили в разных частях центрально района столицы, каждый имел титул и репутацию во влиятельных кругах, потому на Вейда и его департамент расследований давили, поторапливая с поиском убийц. Во множественном лице предположение показалось мне спорным. Это основное, что связывало покойных. Я сделала на чистом листе пометку 'Аристократы' и продолжила чтение.
  Троих отравили ядом, причём разным, но неизменно отсроченного действия. Только составов яда на страницах указано не было. Жаль, когда твои родители химики волей-неволей узнаёшь о веществах больше, чем требуется в повседневной жизни. На листе с пометками появилось ещё несколько фраз: 'Состав ядов', 'Для чего отсроченный?'. Последнее особенно меня зацепило, потому что из вопроса вытекали три очевидные гипотезы. Первая: всем троим мстили изощрённым способом, отравив специально подобранным ядом, чтобы жертва мучилась перед смертью. В отчётах как раз говорилось - найдены с признаками агонии. Вторая: аристократы знали или владели чем-то, что собственно и поставило их под удар. С этой гипотезой не особо вязался яд, ведь убить быстро, как это сделали с последней жертвой, выглядело куда проще. Четвёртого аристократа просто прирезали вместе с любовницей у неё в постели. С другой стороны, выходило, что убийца не стеснён в средствах, раз воспользовался ядом. Или же... Третье предположение выглядело куда более логичным для моего мира: кто-то попросту обеспечил себе алиби. Свои мысли я поспешила записать и двинулась дольше.
  Четверо убитых знали друг друга. Двое участвовали в принятии решения о распределении вывезенных нами артефактов, третий категорично отказался от участия, посчитав сам процесс едва ли не изменой короне. Только четвёртый явно выбивался из общей картины, он был просто коллекционером, разделяя страсть своего отца. У остальных тоже имелись коллекции, но в отчётах не указывалось какие именно, лишь что из них ничего не пропало. Вопрос-пометку я отчего-то медленно выводила на листе.
  Двое из четверых имели слабые магические способности, слишком слабые, чтобы поступить в академию на обучение. У двух других способностей не наблюдалось вовсе, но сильные маги отметились в роду. Но самым примечательным оказалось то, что все четверо обладали высоким сопротивлением к ментальной магии. Этот факт я отметила с ощутимым уколом зависти, отчего следующая мысль не давала мне покоя: не будь у аристократов этой особенности, их не убили бы. Свою догадку я не поленилась вывести отдельно от схемы. И поняла, что больше странного в записях не вижу.
  Отложив в сторону отчёты, я пробежала взглядом по своим заметкам, придя к выводу, что информации на нём очень мало и есть все шансы позориться в глазах Кваер'кура. Поэтому ещё некоторое время я старательно выводила связи между домыслами, приписывая к ним комментарии.
  Как вдруг меня обняли со спины. Я вскрикнула от неожиданности, перо из моих пальцев выскользнуло, но ударилось о каминную решётку и не пострадало, а Вейд лишь весело рассмеялась.
  - Боги, я с тобой так поседею! - моё возмещение было закономерным.
  - Нет-нет, седину оставь мне, - шутливо запротестовал сердцеед и чмокнул меня в макушку.
  - Ты и так седой, - не удержалась от замечания я.
  - Не удивительно, ведь столько лет уже прожил, - усмехнулся он, но затем стал серьёзнее, кивнув на лист с пометками. - Дашь взглянуть?
  Он спросил чисто из вежливости, потому что, не дождавшись ответа, выхватил из моей руки лист с пометками и на некоторое время замолк. В образовавшейся тишине мне вдруг показалось, что его сердце бьётся оглушительно громко.
  - Хорошие догадки, - наконец-то произнёс Вейд. - Честно говоря, после третьего убийства я начал сомневаться, что они связаны между собой.
  - Я бы засомневалась только после четвёртого, слишком оно выделяется на фоне остальных.
  - После четвёртого меня уже ничто не переубедило бы в обратном, но у тебя получилось. Поздравляю, - одобрил он, и коснулся поцелуем моего виска.
  - Не понимаю, - честно призналась я, силой воли игнорируя приятная волну, что пробежала по телу.
  - Коллекции, Таива, - пояснил Кваер'кур. - Все четверо владели библиотеками. Но не простыми, а особыми: журналы экспериментов и наблюдений, отчёты раскопок, древние словари, гримуары покойных магов и не только.
  - То есть, книги с научным уклоном? - ухватилась я.
  - Правильно, - он, как довольный кот, потёрся кончиком носа о мою щеку, порождая во мне пьянящее чувство, наличие которого предпочла не показывать, пока не удовлетворю своё любопытство. - И если трое самостоятельно и не скрывая увлечений собирали свои коллекции, то четвёртый получил свою в наследство от отца, о наличии которой мало кому известно.
  - Но почему ты думаешь, что дело в них?
  - Сложно объяснить... словно свербит на языке - оно и всё.
  - Значит, круг подозреваемых становится уже, - губы сами по себе растянулись в довольной улыбке.
  - Верно, ты хорошо поработала, - Вейд нежно коснулся губами щеки, и мне наконец-то показалось, что это намёк. - Может, посоветуешь как поступить дальше?
  - Раздобыть мне состав ядов, - в ответ на мои слова он лишь прыснул со смеха, но спорить не стал. - А ещё... нужно узнать, кто их посещал накануне смерти, возможно даже тайно. Вдруг повезёт.
  - Что-то ещё? - буквально промурлыкал Кваер'кур, от лёгкой хрипотцы в его голосе по коже пробежали мурашки.
  - Что ты делаешь, Вейд? - спросила я, хотя в вопросе уже не было нужды.
  - Соблазняю тебя...
  Я успела рассмеяться, прежде чем мужчина завалил меня на ковёр.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Анастасия "Жена поневоле" (Любовное фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 1) Рождение" (ЛитРПГ) | | А.Субботина "Сказочник" (Романтическая проза) | | LitaWolf "Пленница по ошибке, или Любовный Магнетизм" (Приключенческое фэнтези) | | А.Сиалана "Двойное попадание " (Юмористическое фэнтези) | | О.Обская "Наследство дьявола, или Купленная любовь" (Приключенческое фэнтези) | | Э.Тарс "Чип Блейза. Альфа" (ЛитРПГ) | | О.Герр "Предназначенная" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Ратникова "Проданная" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Играет чемпион 3. Go!" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"