Закиров Айрат: другие произведения.

Выхода нет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:


   Выхода нет
  
  
  
  
   -- Убирайте тело! -- приказал полицейский.
  
   Двое помощников переложили труп молодого человека в черный пластиковый мешок. С неприятным звуком поползла молния. Крепкие руки служителей порядка закинули тяжелый сверток на каталку, которая, поскрипывая, направилась к карете скорой помощи.
  
   Свежее от недавнего дождя утро сверкало солнечными лучами. Из домов и машин высыпали зеваки. Полицейские перегородили участок дороги желто-полосатыми лентами. Между камнями мокрой мостовой расползлась бурая жидкость.
  
   На тротуаре грустил старенький "Пежо". Сработали подушки безопасности. Бампер и радиатор помялись, водительская дверь широко раскрылась. Возле машины сидела на бордюре и рыдала неопрятная крашенная блондинка. На переносице девушки виднелся глубокий порез.
  
   -- За телефоном потянулась! Идиот выскочил прямо на машину! Что мне делать! -- билась в истерике девушка. -- Вы меня арестуете?
  
   Над размазывающей слезы блондинкой возвышался полицейский с большим блокнотом.
  
   -- Покойный у меня в кафетерии вчера обедал. Такой молодой, -- донесся низкий голос женщины. -- С друзьями. Парнем и девушкой. Кажется, русские.
  
   -- Его друг умер ночью, -- внезапно заговорил куривший неподалеку санитар c короткой стрижкой, -- Возле ратуши от сердечного приступа. Уже не дышал, когда приехали.
  
   -- А с девушкой всё в порядке? -- заволновались люди, -- Кто-нибудь ей сообщил? Где она?
  
   К говорящим протиснулся невысокий человек в старомодной фетровой шляпе.
  
   -- Я подвозил её в аэропорт два часа назад, -- начал мужчина хорошо поставленным голосом. -- Что-то случилось с её матерью в России. Девушка всю дорогу плакала и бормотала "только бы успеть".
  
   В это время на другой стороне дороги, возле паба в английском стиле, под большой черной вывеской, стоял пожилой человек с седыми волосами и большим носом. Широкой ладонью он опирался на массивную трость.
  

***

  
   -- Ты веришь в судьбу? -- серьезно спросил Егор.
  
   В пустой институтской столовой за пластиковыми столами обедали два аспиранта.
  
   -- Начну издалека, -- не получив ответа, продолжил Егор. -- Ты, наверное, чувствовал не раз, что события вокруг нас словно дирижируются. Только задумываешься о чем-то, как судьба подкидывает шанс или вариант. Предполагаешь, что-то точно не может с тобой случиться, а оно, словно в насмешку, происходит.
  
   -- Спишем на особенность восприятия человека. Люди склонны замечать факты, подтверждающие точку зрения. Отсюда все эти загадочные совпадения, -- парировал Виктор.
  
   -- Верно. Так и я предполагал. Но всё равно всегда интуитивно чувствовал, есть какая-то нестыковка.
  
   -- Я стараюсь не задумываться. Мы все равно не в силах проверить. А начнешь размышлять, сразу всплывают свобода воли, тварь ли я дрожащая или право имею. Надоело. Все это так скучно.
  
   Сутулый Егор склонился к черной кожаной сумке.
  
   -- Ты правильно подметил: главная проблема -- невозможно проверить, --
  
   Он извлек своими длинными руками две тяжелые общие тетради и выложил их перед Виктором.
  
   -- А что если я скажу, что проверить можно? И я знаю как?
  
   Виктор отложил вилку. Он привык, что друг слов на ветер не бросал.
  
   -- В тетрадях -- конспекты лекций по истории, -- голос Егора немного задрожал. -- Это исходные данные.
  
   -- По какой истории? -- на красивом лице Виктора появилось удивление.
  
   -- Обычной: древнего мира, средневековья, нового времени.
   Ты знаешь, я раньше был приверженцем Толстого. Верил, что случай и личность почти ничего не значат. А движет историей общая воля народа. Термодинамика такая, где вместо атомов и молекул обычные люди.
   Но теперь осознаю, что дело обстоит совсем не так, -- Егор громко постучал ладонью по толстым конспектам. -- Есть подозрение, что ровно наоборот.
  
   -- Не понимаю.
  
   Егор принялся быстро листать одну из тетрадей, пока не наткнулся на заметку с восклицательным знаком и закрашенным кружком на полях.
  
   -- Прутский поход. Русские войска окружены превосходящими турецкими. Даже Петр I в панике. Казалось бы -- конец. Но удалось вырваться, подкупив турецкого визиря драгоценностями жены Петра, которые она всегда возила с собой да и вообще маниакально копила. Не вырвись Петр, к власти пришел бы его слабовольный сын Алексей. Он даже из России сбегал в Польшу от отца.
  
   Аспирант листал дальше
  
   -- Александр Второй. Пережил семь покушений, а погиб ровно в тот день, когда собирался подписывать конституционный проект Лорис-Меликова. Не случись этого, не было бы реакции Александра III. Может быть, успела бы Россия с реформами к Первой мировой войне. И не было бы большевиков и моря крови.
  
   Егор поднял голову и уставился на Виктора темными глазами из-под густых бровей.
  
   -- Да наконец возьми Николая II-- идиотского, слабовольного царя, правившего, когда России особенно нужна была умная голова и сильная рука.
  
   Я тебе сколько угодно таких ситуаций приведу.
  
   Егор внезапно встал из-за стола и начал прохаживаться между рядами, не замечая вопросительных взглядов редких посетителей столовой. Аспирант сутулился и держал руки за спиной, погрузившись в свои мысли. Виктор давно привык к выходкам товарища. Так же внезапно Егор вернулся на место.
  
   -- Я построил модель, -- начал чеканить аспирант. -- И прогнал её на исторических данных. Получившиеся результаты невозможны.
  
   -- Что же тебя в них удивляет?
  
   -- Понимаешь, вероятность реализации именно тех исторических событий, что произошли -- она ускользающе мала. История оказалась термодинамикой, где вдруг все атомы газа собрались в одной половине сосуда, оставив вторую половину пустой -- вакуумом. Это просто чудовищно невероятно.
  
   -- Что же ты хочешь от меня? -- поинтересовался Виктор, хотя уже догадывался к чему клонит друг.
  
   -- Мне нужно машинное время. Три-четыре часа. Знаю -- это очень дорого, но я хочу прогнать программу на всех данных, до которых успею дотянуться, а не только исторических.
  
   Виктор распределял время в компьютерном центре университета.
  
   -- Ты говорил, что бывает, что команды отказываются в самый последний момент. Поставь меня в очередь на такой случай.
  
   Поверь мне! Это стоит того!
  
  

***

  
   На экране ноутбука светилась карта мира. В районе альпийских гор мерцала точка, от которой разбегались волнами силовые линии.
  
   Егор сидел за столом и, сутулясь, быстро стучал по клавиатуре. В крошечной комнате общежития помимо него находились два человека: Виктор внимательно следил за происходящим на экране. Настя -- небольшого роста девушка с восточными чертами лица -- с интересом разглядывала, по-видимому, непривычную для неё обстановку студенческой общаги.
  
   Стены помещения покрывали опрятные светлые обои. К полу прижался старый бирюзовый линолеум. Почти четверть комнаты занимала кровать, аккуратно заправленная клетчатым одеялом. У стены вытянулся шкаф с книгами.
  
   -- Невероятно, -- прошептал Егор.
  
   Аспиранты смотрели на экран с каменными лицами.
  
   -- Что происходит, расскажите!
  
   -- Может быть, ошибка? -- не обращая внимания на Настю, спросил Виктор.
  
   Егор снова застучал длинными пальцами по клавиатуре. Карта погасла и стала формироваться в увеличенном виде из кусочков, прилетающих по сети из компьютерного центра. Вместо одной мерцающей точки на экран выбрались сразу три.
  
   -- Зачем ты привел меня, если собирался молчать с Егором, -- пыталась пошутить девушка. Однако, похоже, осознав серьезность момента, притихла.
  
   -- Наложи на карту дорог, -- предложил Виктор
  
   Пальцы Егора забегали по клавиатуре, на экране появилась карта. Три точки идеально ложились на координаты трех городков.
  
   -- Что происходит! -- взмолилась Настя. -- Я уйду!
  
   Она отняла руку Егора от мышки.
  
   От прикосновения аспирант очнулся. Ему нравилась Настя. Она была невысокой, коренастой, нельзя сказать, что красивой, но словно переполненной жизненной энергией, так притягивающей мужчин.
  
   -- Прости, Насть. Помнишь, я приставал с рассказами о случайностях.
   Так вот. Если это верно, -- он показал пальцем на экран, -- а не какая-то глупая, допущенная мной, ошибка, то это примерно так, если фильм Матрица был бы не художественным вымыслом, а самой натуральной реальностью.
  
   -- Смотри, -- он коснулся экрана. -- Раз два три. Три точки! За последние сорок лет восемьдесят четыре процента значимых мировых событий имели корреляцию или неявную связь с чем-то находящимся по этим трем координатам. Сначала была активна первая точка, потом вторая, а сейчас третья.
  
   -- Градиенты, -- он провел пальцем по силовым линиям, -- показывают силу зависимости. Именно по ним я... мы и определили положение центров силы.
  
   Все происходящее в мире зависит от этих точек. Не знаю, что это такое.
  
   Может быть секретная база ЦРУ, или масонская ложа, или тарелка пришельцев. Известно одно -- оно управляет почти всеми мировыми событиями.
  
   Друзья переглянулись.
  
   -- Мы ведь согласны, что обязательно едем туда? Такое бывает лишь раз жизни.
  

***

  
   Двигатель чихнул и выплеснул в темноту клуб пламени. Из надрывно гудящей турбины в ночное небо продолжали вырываться яркие искры.
  
   Самолет резко накренило. В салоне частично погас свет. Словно из распоротого живота, сверху вывалились шнуры кислородных масок. Пассажиры закричали. Стюардессы метнулись к своим сиденьям и пристегнулись.
  
   -- Что с самолетом!? -- заверещала Настя.
  
   За иллюминатором зловещим красным глазом горел двигатель лайнера.
  
   -- Крушения самолетов, судов, поездов -- все это входило в те злополучные проценты. Мы в абсолютной власти этого источника. Трепыхаться бесполезно, -- спокойно произнес Егор.
  
   -- Что делать!? -- выкрикнул в панике Виктор.
  
   В салоне стало тише, лишь со всех сторон слышался стон и плач пассажиров.
  
   -- Обещать ему или им, что мы отправляемся туда лишь как сторонние наблюдатели. Мы не будем ни во что вмешиваться. После возвращения удалим все наши записи и забудем обо всем, -- не обращая на происходящее, громко произнес Егор.
  
   --Ты серьезно?!
  
   -- Иначе никак. Ты надеялся, то, что управляет миром, даст тебе власть над собой?!
  
   Словно в подтверждение слов самолет снова тряхнуло.
  
   -- Обещаем! -- выкрикнули Виктор и Настя.
  
   Как по волшебству заморгал и включился свет в салоне. Щелкнул интерком:
  
   -- Говорит капитан самолета. Возникла внештатная ситуация: в левом двигателе произошло возгорание. К счастью, проблема устранена. Самолет сядет на ближайшем аэродроме. Благодарите Бога за это!
  
   -- А Оно любопытно, -- прошептал одними губами Егор.
  
   Он выглянул в иллюминатор. Турбина не горела -- сработала система пожаротушения.
  
   Посадка, несмотря на только один работающий двигатель, прошла гладко. Самолет пронесся по полосе мимо сине-красных вспышек сирен скорых и пожарных машин. Виктор и Настя сидели обнявшись, чем изрядно нервировали Егора. Когда лайнер остановился, в салоне раздались громкие аплодисменты.
  
   -- Продолжаем маршрут, -- как ни в чем не бывало предложил Егор. -- Останавливаться поздно, нас ждут.
  

***

  
   Егор проснулся на большой белоснежной кровати. Сон улетучивался из головы, впуская реальность. Аспирант вспомнил, как вчера вечером они долго искали гостиницу, и Виктор с Настей поселились в номере за стеной. Иголка ревности больно кольнула в районе солнечного сплетения и разлилась унылой тоской по телу.
  
   Он никак не мог смириться с тем, что Настя выбрала Виктора. Порой казалось, она бросала на Егора странные взгляды или прикасалась чуть дольше, чем того требовалось. Аспирант взглянул на свои ладони, ища изъяны. Слишком длинные худые пальцы, подушечки с нежной кожей. Он перекатился по мягкому матрасу, поднялся и начал разглядывать в большом гостиничном зеркале свою сутулую фигуру.
  
   -- Дурак, -- он вспомнил спортивного Виктора и с досадой помотал головой. -- Куда мне.
  
   Отбросив неприятные мысли, он начал одеваться. Егор решил не будить товарищей и, выйдя из номера, отправился сразу вниз по широкой каменной лестнице.
  
   В холле гостиницы портье в белом фартуке поверх костюма раскладывал уверенными движениями продукты для завтрака. Вероятно, единственными посетителями отеля были ребята, и служителю пришлось встать специально для них, однако портье был в приподнятом настроении.
  
   -- Доброе утро, мсье. Прошу к завтраку.
  
   На голове пожилого человека оставались лишь редкие седые клоки волос. Кожа на лице пожелтела и покрылась морщинами, а руки потряхивала старость. Однако портье гордо нес себя, а манере одеваться мог позавидовать любой щеголь.
  
   Манящий запах кофе заполнял помещение, но Егором двигали любопытство и азарт первооткрывателя. Выяснить -- обязательно прежде ребят -- что же такого необычного скрывается в этом поселке: последней из трех точек влияния, которую обнаружила программа.
  
   Егор вышел на улицу и вдохнул прохладный воздух. Громко щебетали птицы. Первые лучи солнца с интересом ощупывали легкий туман, висевший над землей.
  
   Аспирант обернулся на гостиницу, которая в дневном свете превратилась в маленькую копию замка. Определив направление по карте на телефоне, он направился по пустынным улицам к центральной площади. Встречавшиеся по пути аккуратные кирпичные коттеджи, несмотря на разную форму и окраску, казались братьями близнецами.
  
   Устремленный в небо готический костел был виден издалека. Огромный, величественный, призванный своим видом подчеркивать ничтожность человека.
  
   "Откуда он здесь взялся? Какие люди построили его? Сколько сил и жизней было отдано этому бесполезному сооружению?"
  
   Хотя Егор отлично понимал, что в средние века человек мыслил совсем другими категориями. Без нормальной пищи, медицины, антибиотиков смерть была настолько частым гостем, что и богу приходилось стоять за каждой дверью.
  
   Аспирант обошел собор вокруг. Ворота приоткрыты. Сооружение ощетиилось мелкими острыми деталями и напоминало собой множество направленных вверх рыбьих хребтов.
  
   Внутри собора царило запустение. Пол был устлан толстым слоем пыли. Сломанные скамейки неловко громоздились друг на друга. Только своды оставались таким же величественными.
  
   Егор тщательно осмотрел помещение. Никаких признаков базы ЦРУ, масонов или инопланетян. Ничего необычного или подозрительного. Теперь мысль подробно расспросить портье показалась ему здравой, поэтому он поспешил вернуться в гостиницу.
  
   Портье охотно согласился отвечать.
  
   -- Питер, не припомните, происходило ли в поселке что-то необычное двадцать лет назад?
  
   Пожилой человек задумался и машинально поправил большие роговые очки с сильными линзами.
  
   -- Если не ошибаюсь, в скалах пробили тоннель. В поселок стало проще добираться по новой дороге.
  
   -- Как это повлияло на вас? -- спросил Егор, который краешком сознания уже начал догадываться.
  
   -- Первым делом пришли новые люди, -- Питер неожиданно засучил рукав, показывая старый шрам. -- Сначала с трудом уживались. Но привыкли. Сейчас очень мило живем вместе. Моя вторая жена из приезжих.
  
   -- Это человек! Человек! -- Егор ликовал, -- Как же я не догадался раньше!
  
   Аспирант на радостях крепко обнял портье, но быстро смутился своих чувств.
  
   -- Спасибо, Питер. Вы очень помогли! Даже понятия не имеете, как сильно! -- воскликнул Егор.
  
   Раздался звук шагов. По каменной лестнице, держась за руки, спускались Виктор с Настей. Ребята ускорили шаг, когда заметили сияющее лицо Егора и смущенного портье.
  
   Егор сбивчиво рассказал, что был открыт туннель, как извне пришли новые люди, и что, вероятно, источник силы -- человек.
  
   -- У нас три точки на карте. Мы знаем, где жил этот человек до переезда в этот город. Можем даже примерно определить сколько ему лет, если сложим временные отрезки нашей карты! -- с тоном победителя резюмировал Егор.
  
   -- Меня несколько беспокоит, что по улицам ходит человек, который влияет на все происходящее в мире, -- озабоченно произнес Виктор.
  
   -- Вполне возможно, что мы и все вокруг -- порождение разума этого человека. Он представляет или думает о нас. Только поэтому мы существуем. -- азартно предположил Егор.
  
   -- Мы -- мысли, исследующие своего создателя, -- хмыкнула Настя.
  
   Егор был одновременно сбит с толку и возбужден новыми знаниями, открывшимися перед ним.
  
   -- Питер, нет ли в поселке архива с записями всех жителей, -- спросил он с надеждой.
  
   -- Попробуйте обратиться в муниципалитет, -- подумав, ответил портье. -- Здание на центральной площади.
  

***

  
   В архивном отделе ребят встретила немолодая, но хорошо выглядящая чиновница. На её лице сохранились признаки былой, возможно, ослепительной красоты.
  
   Чтобы не прослыть сумасшедшими, друзья притворились, что проводят социологическое исследование о миграционных потоках в Европе. Надежды на то, что план сработает, было мало. Однако, к удивлению, чиновница удовлетворилась таким объяснением и привычно застучала по клавишам старого компьютера. Из принтера выполз список, с которым дама отправилась в архив.
  
   Помещение отдела выходило большим окном на центральную площадь. Напротив возвышался собор. На улице теплилась жизнь: несколько кафе были открыты. Местные жители сидели под навесами, развернув газеты и медленно потягивая напитки.
  
   Чиновница быстро вернулась со стопкой пожелтевших папок.
  
   -- По вашему запросу нашлось тринадцать человек, -- она разложила на столе документы. -- Не так много людей жили во всех трех городах, да еще и в указанные вами промежутки времени.
  
   Ребята сгрудились и начали заинтересовано шуршать бумагами. По возрасту подходило только трое: двое мужчин и женщина. Егор аккуратными, почти печатными, буквами переписал имена и адреса в блокнот.
  
   Поблагодарив чиновницу, компания немедленно отправилась на поиски.
  

***

  
   Плотные облака затянули небо и превратили день в сумерки. Холодный ветер наполнил воздух свежестью. Редкие крупные капли начали прибивать дорожную пыль, но дождь так и не начинался.
  
   По первому адресу располагался небольшой двухэтажный дом. Из-под прорех в плюще, опутавшем строение, выглядывали старые доски с облупившейся краской. У входа возвышались две белые колонны, поддерживающие козырек с желтыми вазами, из которых выглядывали засохшие цветы. В одном из окон первого этажа горел свет.
  
   Виктор прокрался к дому. Он провёл немало времени в кустах, наблюдая за окном.
  
   -- Внутри только женщина, -- прошептал он, вернувшись к ребятам.
  
   По записям Егора кандидатом значился мужчина. Поэтому друзья решились постучать. Приблизились шаги, с протяжным скрипом открылась дверь. Из полумрака дома появилась старушка с кудрявыми белоснежными волосами.
  
   -- Что вам угодно? -- приветливо сказала женщина.
  
   -- Мы ищем господина Х, -- Настя неуверенно прочитала фамилию по бумажке. Она стояла вполоборота к двери, словно собираясь сорваться с места в любую секунду.
  
   -- Господа, вы пришли по верному адресу. К несчастью, мой муж умер. Уже пять лет как его нет в живых.
  
   Егор заметил, как глаза старушки блеснули, увлажнившись.
  
   -- Извините нас, мы не знали,
  
   -- Может быть зайдете? Довольно тоскливо одной. К тому же, мне почему-то кажется, вам будет интересно. Женщина широко распахнула дверь.
  
   -- Выпейте по чашке кофе.
  
   Ребята не смогли отказать. Женщина шаркающей походкой провела гостей в освещенную комнату -- гостиную. Дом пропах запахом пожилого человека, ветшал без мужской руки, но был опрятен. От света люстры на старушке проступил нелепый красный свитер со снежинками.
  
   Дама стала выставлять на стол хрустальные вазы, заполненные печеньями и конфетами в блестящих обертках. Словно по волшебству по комнате разлился запах кофе и вот уже компания прихлебывала горький напиток из тонких чашек. Настя перепачкала руки шоколадом. В воздухе повисло неловкое молчание.
  
   -- Он предупредил меня, что вы придете.
  
   Настя поперхнулась и громко закашлялась. Виктор сильно похлопал её по спине.
  
   -- Кто предупредил? -- первым пришел в себя Виктор.
  
   -- Тот, кто значится вторым в списке. Не знаю, какой список он имел ввиду, -- старушка пожала плечами. -- Я лишь передаю его слова.
  
   -- Не понимаю, как он проделывает свои фокусы. Должна была уже привыкнуть за столько лет.
  
   Друзья переглянулись. Егора охватил животный страх, на загривке зашевелились волосы. Он, не мигая, смотрел на женщину. Настя прикрыла ладонями рот.
  
   -- Ах, да, -- старушка нахмурила брови, словно вспоминая. -- Не поздно вернуться. Для каждого из вас это будет тяжелым испытанием. Каждый останется один.
  
   -- Если не передумаете, приходите по адресу, -- женщина протянула Егору бумажку. -- Он будет вас ждать.
  
   -- Еще печенья? -- Как ни в чем не бывало предложила старушка.
  

***

  
   Виктор полулежал на заправленной бордовым покрывалом кровати. Настя сидела, закинув ногу за ногу, в старом, расшитом золотыми нитками, кресле.
  
   -- Каждый останется один? -- размышлял Виктор. -- Что это за загадка такая?
  
   По небольшому номеру гостиницы туда и обратно вышагивал Егор.
  
   -- Значит, мы выживем, -- он остановился у окна, отодвинул плотные шторы. Снаружи шел дождь.
  
   -- Что за испытания? Почему одни? После случая с самолетом мне очень это не нравится, -- испуганным тоном проговорила Настя. -- Представьте, придут полицейские, вскроют паркет, а там наркотики. Или найдут труп вон в том большом сундуке, -- она указала на край комнаты. -- Повяжут нас, и будем проходить испытания по-отдельности в местной тюрьме.
   Он же может сотворить с нами всё, что угодно. Вот прямо натурально, что угодно. Пол сейчас может рухнуть, потому что Питер двадцать лет назад снес по незнанию несущую стену.
  
   -- Это и интересно, -- вышел из молчания Егор. -- Он все может, но не делает.
   Помните я рассказывал про историю?
  
   Виктор кивнул.
  
   -- Каждое историческое событие делает из одной вселенной две. В одной царь Петр выжил в прутском походе, в другой погиб; в одной революция семнадцатого года произошла, в другой нет.
   Теперь допустим, что любое событие, не обязательно историческое, приводит к такому делению.
  
   -- Многомировая интерпретация, -- хмыкнул Виктор.
  
   Брови Насти удивленно поползли вверх.
  
   -- Верно. Настя, вспомни, где ты познакомилась с Виктором?
  
   -- Ничего особенного, -- пожала плечами девушка. -- Оказались на соседних местах в маршрутке.
  
   Егор радостно потер руки.
  
   -- Теперь представь, что по пути к остановке ты могла случайно засмотреться на красивый падающий лист. Или на пешеходном переходе наглый водитель не пропустил тебя. Произошла бы задержка всего в несколько секунд, но ты могла бы опоздать на маршрутку.
  
   Настя закивала.
  
   -- Падающий лист, движимый порывом ветра, мог определить, с нами ты сейчас или без. Таких микро событий -- тысячи вокруг нас.
  
   -- В этой парадигме мы все можем остаться живыми и одинокими. Просто сознание каждого пойдет путешествовать по своему отпочковавшемуся миру.
  
   -- А что станет с остальными в его мире? -- спросила девушка.
  
   -- Рассоримся, перестанем быть друзьями. Станем неважны, перестанем влиять на жизнь друг для друга. В конце концов, каждый погибнет в чужой ветке мира.
  
   -- Бред бред бред, -- схватилась Настя за голову. Я не хочу, я не могу терять вас. Вы оба очень важны для меня. Я против! Нужно возвращаться домой, не сметь! Я все хочу оставить как есть и сохранить. Как так? погибните, а я останусь...
  
   -- Я останусь, а ты погибнешь. -- добавил Егор.
  
   -- Все погибнут и все останутся жить, -- подитожил Виктор.
  
   Дождь за окном усилился. По железному карнизу окна застучали крупные капли. Ветер выдувал страшные звуки через оконные щели.
  
   Егор остановился посреди комнаты и долго смотрел на товарищей.
  
   -- Вы как хотите, а я принял решение, -- медленно и уверенно произнес он.
  
   Глаза Егора блеснули, сутулое тело распрямилось, руки сжались в кулаки. В комнате повисла напряженная тишина, которую разорвал звонок мобильного Насти. Девушка с ужасом посмотрела на телефон, но ответила. Из трубки вырывался неразборчивый шорох речи удаленного собеседника. Настя слушала. Её глаза заблестели, наполняясь слезами. Две длинные соленые капли сорвались и змеями пробежали по щекам.
  
   -- Выезжаю прямо сейчас, -- Настя положила трубку.
  
   Широкие губы девушки дрожали. Некоторое время она оставалась в кресле. Затем подскочила к Егору и отвесила размашистую пощечину.
  
   -- Ты прав, гений! Ты этого хотел? Теория работает! Он принял решение! -- кричала она. -- А обо мне ты подумал?
  
   -- Что случилось? -- Виктор обхватил Настю, пытаясь оттащить плачущую девушку.
  
   -- Мама в реанимации. Егор, ненавижу тебя!
  
   Настя выбежала из комнаты громко хлопнув дверью. Виктор бросился вдогонку.
  
   Егор приоткрыл штору, впуская в комнату свет раннего утра. Звук работающего двигателя проник в приоткрытую форточку. Аспирант видел, как Настя, широко жестикулируя, говорит с портье. Виктор понуро стоял рядом под толстыми струями дождя.
  
   Из гостиницы вышла троица детей под зонтами и вместе с Настей погрузилась в автомобиль. Виктор остался стоять под дождем. Он вернулся в комнату через несколько минут.
  
   -- Питер везет племянниц в аэропорт. Настя поехала с ними, -- капли воды стекали на пол, образовывая маленькую лужу, но Виктор не замечал этого.
  
   -- Ты понимаешь, что оно отпустило ее одну? Могло быть место в автомобиле и для тебя? -- высказал Егор свою догадку, -- Значит у него на нас какие-то планы.
  
   Егор посмотрел в зеркало. Он постарел за эти несколько минут: под глазами затемнели круги и распустились морщины.
  
   -- Не знаю, какие планы, но я возвращаюсь. Не могу ее оставить, -- руки Виктора дрожали.
  
   -- Вернемся! Но у нас нет машины. До открытия проката есть время.
  
   -- Ты фанатик!
  
   -- Мы же ученые! Человек, которого мы ищем. С ним что-то не так. Он каким-то образом научился управлять, в какой мир он прыгнет дальше, затягивая нас вместе с ним.
  
   Егор стал рыться в карманах. На лакированный гостиничный стол посыпались монеты. Образовалась приличная кучка из нескольких десятков серебристых дисков. Аспирант со звоном смахнул всю мелочь в стакан.
  
   -- Я выброшу монеты, -- глаза Егора горели. -- Выпадут все орлы -- идем. Хоть одна решка -- остаемся. У меня нет шансов. Ты ничем не рискуешь.
  
   -- Бросай, -- согласился Виктор.
  
   Егор тщательно потряс стакан и высыпал ворох мелочи на стол. Когда движение успокоилось, друзья внимательно осмотрели монеты.
  
   -- Невероятно, -- прошептал Виктор.
  

***

  
   Товарищи вышли из отеля и направились по адресу, который дала им женщина. Дорога поднималась по пустынной улице. Ветер выл и бесновался. Колкий дождь кидался в лицо. Зонты, словно птицы, пытались упорхнуть от своих владельцев. Недалеко от ратуши посреди улицы Виктор остановился.
  
   -- Не могу идти туда.
  
   Его обычно хорошо уложенные волосы растрепались и играли на ветру.
  
   -- Хочу жить своей жизнью. Сам управлять судьбой.
  
   -- Виктор, дружище, умоляю, передумай! Не останавливайся. Оно разведет нас сейчас!
  
   Товарищи со страхом смотрели друг на друга, прислушиваясь к стихии, но ничего не происходило. Тогда Виктор молча развернулся и побежал. Изумленный Егор лишь смотрел ему в спину. Однако, не преодолев и сотни метров, Виктор схватился за грудь и осел на мостовую. Когда Егор подскочил к другу:
  
   -- Сжимает, -- Виктор пытался царапать свою грудь. Его глаза заполняла паника.
  
   Он упал на спину.
  
   Егор резко дернул рубашку Виктора. С хрустом посыпались пуговицы. Дыхания не было. Аспирант начал делать искусственное дыхание и звать на помощь. Через пять минут или через час из дома напротив появился человек. К приезду скорой Виктор так и не задышал. Медики лишь констатировали смерть.
  
   Егор не помнил, как оказался в комнате отеля.
  
   -- Погиб из-за меня! Бежать отсюда. Следующий я! Не могу ничего поменять! Вернусь домой, забуду этот кошмар! Никому ничего не скажу, никогда. Ты слышишь?! Никому! -- в панике метался Егор.
  
   Он собрал вещи и в полубессознательном состоянии направился к гаражу. Сонный клерк непозволительно долго оформлял бумаги на машину.
  
   Егор попытался завести двигатель. Стартер предпринял несколько безуспешных попыток оживить мотор, а затем вовсе перестал реагировать на повороты ключа. Лишь стрелки приборов резко качались при каждой новой попытке.
  
   Егор понял, что это конец: Оно не испытывает жалости, Оно -- сила которая сметает нас цепью событий. И от действий Егора больше ничего не зависит, все они ведут к одному.
  
   От страха в голове прояснилось. Стало спокойно. Егор оставил машину и решил, не откладывая, отправиться по адресу. Утолить напоследок свое любопытство.
  

***

  
   Указанный адрес привел Егора в паб с большой черной вывеской. Мелодично звякнул входной колокольчик. Бармен обернулся на звук и приветливо кивнул аспиранту.
  
   В такой ранний час внутри находился только один посетитель. Он пристроился за массивным дубовым столом у окна. С виду человеку было лет шестьдесят. Большой нос картошкой выпирал; короткие волосы были седы. На скамью рядом опиралась тяжелая трость. Кажется, старик был изрядно пьян. Полупустая кружка пива стояла на столе.
  
   -- Физик?! -- неожиданно произнес посетитель.
  
   Егор удивленно кивнул.
  
   -- Ха, ха! -- неприятно засмеялся старик. -- Садись! -- Он хлопнул мясистой ладонью по столу.
  
   Аспирант собрался с силами и сел напротив. Человек внимательно смотрел на Егора прищуренными глазами.
  
   -- Томми, неси выпивку гостю! -- махнул рукой старик.
  
   Словно по мановению волшебной палочки на столе появилась еще одна пенящаяся кружка. Егор сделал глоток.
  
   -- Три города нашел? Не отвечай. Мегги всегда сообщает, когда кто-то спрашивает про три города. Ослепительная была женщина, -- старик хитро подмигнул. -- Знаешь, что произошло в первом?
  
   Опешивший от скорости развития событий Егор замотал головой в знак отрицания.
  
   -- Убили мою семью.
  
   Егор приоткрыл рот, собираясь что-то сказать.
  
   -- Не соболезнуй. Все забывается. Уже и лиц не помню. Фотокарточки сжег много лет назад.
  
   Старик взял трость в руку и принялся разглядывать набалдашник.
  
   -- Тогда я первый раз покончил с собой. Похрипел в петле минуту и зад расшиб. Веревка не выдержала.
  
   Старик сделал крупный глоток.
  
   -- Потом пистолет дал осечку. Потом добрый человек выловил из канала. Снотворное оказалось поддельным. Даже пассажирский поезд сошел с рельс прямо передо мной.
   В конце концов, упекли в психушку, как склонного к показному суициду, -- старик смотрел сквозь Егора. На краю глаза набухла и сверкнула слеза. -- Знал бы, как я хотел сдохнуть.
  
   -- Когда вышел, перебрался в другой город. Устроился в местный цирк. Иллюзионистом.
  
   -- Но почему? -- спросил ошарашенный Егор.
  
   -- Каждый вечер пять лет в меня метали ножи, стреляли из арбалета, топили связанного, -- продолжал старик. -- Никто и не догадывался, что страховки нет: ножи и стрелы настоящие, а связан я крепко.
  
   -- Как вы это делаете? В чем секрет?!
  
   -- Нет никакого секрета. Не могу умереть. Хуже. От попыток страдают другие, -- старик равнодушно зевнул.
  
   Картинка сложилась в голове Егора. Восемьдесят четыре процента -- это плата за то, чтобы одинокий старик жил.
  
   -- Вы не представляете, как влияете на мир!
  
   -- А ты не представляешь, сколько раз я слышал эти слова от разных людей. Но действительность такова, что я продолжу пить пиво, а ты больше не вернешься, -- последние слова старик пробормотал себе под нос.
  
   Он внезапно повалился на стол и громко захрапел.
  
   "Неужели вот все, что вокруг нас управляется действиями и желаниями этого...." -- Егор не мог подобрать слов и упорно смотрел на большой, вздрагивающий от храпа, нос собеседника.
  
   Аспирант с облегчением выскочил из бара на свежий прохладный воздух. Странно, но в душе поднималось веселье. Пьяный старик не укладывался в образ властителя мира. Над Егором светило яркое солнце, и еще тысячи маленьких солнц отражались в мокрых камнях мостовой. Он поднял голову и с удовольствием зажмурился в лучах.
  
   Резкий гудок прервал мысли.
  
   Автомобиль летел неуправляемым снарядом, а в его серебристом радиаторе отражалось еще одно быстро приближающееся солнце.
  
   -- Никого не выпустит, -- страха не было. Двигаться не хотелось. Время почти замерло. Он вспомнил разговоры с Виктором и Настей, мечты о поездке, вспомнил панику на лице Виктора возле ратуши. Улыбку Насти. Каменеющее лицо, когда она узнала о маме.
  
   Егор развернулся к машине и сделал шаг навстречу.
  

***

   -- Убирайте тело! --приказал полицейский.
  
   Двое помощников переложили труп седого старика с большим носом в черный пластиковый мешок. С неприятным звуком, поползла молния. Крепкие руки служителей порядка закинули тяжелый сверток на каталку, которая, поскрипывая, направилась к карете скорой помощи.
  
   Свежее от недавнего дождя утро сверкало солнечными лучами. Из домов и машин высыпали зевак. Полицейские перегородили участок дороги желто-полосатыми лентами.
  
   Старенький "Пежо" выскочил на тротуар и снес деревянную стенку паба. Сработали подушки безопасности. Возле машины, сидя на бордюре, рыдала неопрятная крашенная блондинка. На переносице девушки виднелся глубокий порез.
  
   -- За телефоном потянулась! Идиот выскочил прямо на машину! -- билась в истерике девушка. -- Вы меня арестуете?
  
   На мостовой сидел, обхватив голову, Егор. Рядом с ним покоилась тяжелая трость.
  

***

  
   -- Он, -- подтвердил Виктор.
  
   На металлическом столе вытянулось тело Егора. Полицейский закрыл лицо умершего покрывалом.
  
   Виктор остался один внутри покрытого кафелем помещения морга. Молодой человек не мог себе простить, что бросил друга возле ратуши.
  
  

***

   "Какой же ты дурак, Егор", -- Настя стояла возле двух свежих могил.
  
   Девушка смотрела сквозь слезы на пасмурное небо. Казалось, где-то совсем рядом, за тонкой границей бытия, существовала реальность, где друзья повернули домой.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Т.Серганова "Когда землю укроет снег" (Приключенческое фэнтези) | | С.Фокси "Телохранитель по обстоятельствам" (Фэнтези) | | К.Марго "Женская солидарность, или Выжить несмотря ни на что" (Любовные романы) | | Н.Самсонова "Жена по жребию" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Покорность не для меня" (Городское фэнтези) | | Зак "Великая Игра 2." (ЛитРПГ) | | Н.Кофф "Крохотное чудо " (Короткий любовный роман) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона" (Любовная фантастика) | | Е.Флат "В прятки с судьбой" (Попаданцы в другие миры) | | И.Смирнова "Одуванчик в тёмном саду" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"