Законникова Лизанька: другие произведения.

Кэш

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.04*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Захотелось вдруг чего-то тупого и крутого. Вот и написалось что-то подобное... Алетр Джеймесон Флитцер, одиннадцатый наместник Перегельский, за карточным столом проигрывает нешуточное "желание" полковнику Герольдсу! Кто же знал, что тот потребует от блестящего молодого человека жениться на дочери друга - жалкой старой деве, которая и в свет-то почти не выходит. Для аристократа долг чести превыше всего. Значит, очаровать и жениться. Но "монашка" не так проста, как кажется, и хранит опасные секреты. (За аннотацию спасибо Полонской Анне) 16/01/2018

  
  Карета с грохотом пронеслась по мостовой, распугивая прохожих, и влетела во двор богатого ярко освещенного дома. Четверка норовистых лошадей с трудом затормозила по команде кучера и принялась бить копытами и возмущенно фырчать. Из кареты выскочил высокий шатен в темно-зеленом сюртуке и почти бегом, ни на кого не гладя, скрылся за высокими дверьми.
  Алетр Джеймесон Флитцер, одиннадцатый наместник Перегельский был взбешен. Какой-то проходимец осмеливается ставить ему условия! Кто он такой! Вернее, кем он себя возомнил! Он наместник и укажет ему на его место! Какая нелепица! Жениться на жалкой старой деве, чтобы польстить самолюбию старого друга полковника Герольдса!
  Двери фамильного дома распахивались перед хозяином и громко схлопывались за его спиной. Дом чувствовал настроение алетра не хуже жены. Слуги попрятались кто куда с глаз долой. Все знали, каково попасться под горячую руку вспыльчивому и несдерженному алетру Джеймесону, особенно не зная о причинах его гнева.
  Ворвавшись в свои покои, Джеймесон принялся срывать с себя одежду и разбрасывать ее по комнате. Потом резко дернул шнур звонка, вызывая своего камердинера. Жертва своей должности явилась пред хозяйские очи без промедления. Помог господину одеть халат и склонился в ожидании дальнейших приказаний.
  - Где ты был? - алетр не дал слуге ответить, тут же продолжив. - Приберись в комнате и прикажи подать мне ужин в кабинет.
  Дом послушно запер двери кабинета и по щелчку пальцев зажег огонь в камине. Джеймесон налил себе крепкого тирона и сел за стол. Работать он сейчас не мог, поэтому просто сидел, поставив локти на стол, положив подбородок на сплетеные пальцы, и смотрел на огонь свечи. Тонкий желтый язычек плясал перед глазами, заставляя мысли сосредоточиться на проблеме. Молодой богатый аристократ никогда не имел серьезных неприятностей. Никогда. До сегодняшнего вечера.
  Вечер начинался обыкновенной скукой и долгими раздумьями, куда бы пойти. Алетр Джеймесон был желанным гостем на любом вечере, особенно, если там присутствовали множество дам, замужних ли, не замужних. У каждой был свой интерес. Избегать подобного внимания молодой мужчина не собирался. Но и под венец не торопился.
  Вот и сегодня он решил посетить бал алетры Селестины Моритры, светской львицы, знаменитой своим мастерством устраивать развлечения.
  Потанцевав с несколькими дамами, но так, чтобы не дать ни одной из них повода к сближению, Джеймесон решил сыграть в карты. Его близкий друг алетр Джонатан Филстер, наместник Левитресский, остался в бальном зале, окруженный навязчивым вниманием нескольких дам. Джеймесон же отправился потешить свой азарт. Потешил! И надо же было ему попасть за один стол с этим мерзавцем полковником Герольдсом!
  - Деньги у нас у всех есть, господа! И немалые деньги! - начал свою речь интриган. - Давайте сыграем на что-нибудь действительно интересное. Например, проигравший выполнит любое желание выигравшего. Только обойдемся без детских шалостей, вроде кукареканья под столом. Желания должны быть серьезными, как и суммы, которые мы бы поставили в игре.
  Кое-кто отказался сразу. Кто-то выбыл по размышлению. Но гордость рода Перегельских не позволила Джеймесону отступить. Он хорошо играл, но недостаточно хорошо, чтобы выиграть. И теперь он должен выполнить желание полковника, а именно, жениться на племяннице его хорошего друга, девице Аркадии Клент.
  А ведь она даже не из благородных. Тала Клент дочь морского капитана и дочери купца. Хорошо хоть, она сирота уже много лет, воспитывалась в монастыре. В этом году вернулась домой и уже надоела дяде хуже камешка в ботинке! Джеймесон ни разу не видел ее, а уже ненавидел.
  Но долг чести превыше всего. Ему придется это сделать. Пламя свечи вздрогнуло от легкого сквознячка, это горничная принесла ужин.
  Что ж, решение принято и обжалованию не подлежит. Джеймесон спокойно ел, обдумывая знакомство с будущей женой. Балы она не посещает, в театры и на ассамблеи не ходит, на прогулках в парке ее тоже не видели. Может, это и неплохо. Он сможет через месяц после свадьбы отправить ее в деревню и жить дальше, как ни в чем не бывало. А когда настанет время, озадачить ее наследником. Но это потом. Сейчас надо, чтобы их представили друг другу. Добиться взаимности от этой затворницы будет несложно. Она небось и мужчину-то ни разу не видела, за исключением своего дядюшки, старого борова. Самый завидный жених королевства не сомневался в успехе.
  Стук в дверь раздался неожиданно, и тут же без промедления вошел Джон Филстер, бесцеремонно отодвинул Паркинса.
  - Не надо обо мне докладывать! - резко заявил Джон, а едва за дворецким закрылась дверь, продолжил. - Я слышал, что произошло! Это немыслимо! Ты не должен жениться по указке какого-то проходимца!
  - Я уже все решил! - прервал друга Джеймесон. - Мне все равно придется жениться. Рано или поздно. А эта монашка не худший вариант.
  Джон, раскрыв рот, стоял посреди кабинета. Потом он закрыл рот, вздохнул, собираясь что-то сказать. Но только махнул рукой. Прошел к бару, плеснул себе тирона и устроился в кресле у камина.
  - Прекрасно! - насмешливо протянул он, глотнув обжигающего напитка. - И что ты намерен предпринять? Явишься к старому алкоголику и попросишь руки девицы, давно перешагнувшей брачный возраст, да никогда и не пытавшейся выйти замуж?
  - Я думаю, что твои тетушки с удовольствием помогут мне познакомиться с этой пожилой девицей. Они же знают ее, не так ли?
  - То есть ты рассчитываешь на то, что мои благообразные тетки станут помогать брутальному повесе соблазнить монастырская воспитанницу? - захохотал Джон.
  - Несомненно, они будут счастливы помочь этому самому повесе ступить на путь исправления, - обаятельно улыбнулся Джеймесон.
  - Удивительно, с каким энтузиазмом ты рвешься затянуть веревку на своей шее, - покачал головой Джон. - И я помогу тебе, раз ты сам так решил. Но как твой друг не могу не предупредить, что ты поступаешь опрометчиво. Если бы ты решил не исполнять требования этого человека, никто бы тебя не осудил, настолько это противоречит здравому смыслу.
  - Дело не в полковнике и не в его требовании. Я проиграл в карты, это долг чести.
  - Может, стоит поговорить с полковником, чтобы он изменил свое желание на более исполнимое, - сочувственно предложил Джон.
  - Джон, а что ты знаешь о полковнике Герольдсе? - задумчиво рассматривая содержимое своего стакана на свет свечи, спросил Джеймесон.
  - Да, собственно, ничего я о нем не знаю, - серьезно посмотрел на Джеймесона Джонатан.
  - А я слышал о нем достаточно, чтобы понять, что разговаривать с ним бесполезно.
  - Но недостаточно, чтобы поостеречься играть с ним в карты, - резко и зло высказался Джон.
  - Да, - кивнул Джеймесон. - И только сейчас я начинаю понимать, что полковник преследует какие-то свои цели. И точно не отступит теперь. Цели у него, судя по тому, что я о нем слышал, далеко не благородные. Мне остается только попытаться выяснить, какие это цели и как они отразяться на мне. А для этого мне необходимо познакомиться с девицей и, да, жениться на ней.
  - Прекрасно! Тогда я дам тебе знать, когда и куда тебе следует явиться, чтобы быть представленным Аркадии Клент. - Джон поднялся из кресла и направился к выходу. - Но я буду регулярно напоминать тебе, что я против подобного брака.
  Дверь хлопнула. Джеймесон вновь остался наедине с собой и своими сомнениями.
  
  Аркадия Клент сидела в своей комнате, заперев дверь на щеколду и подперев ручку стулом, и вышивала картину явления богини Солин на праздник весны. А с той стороны слышался уже только храп. А еще полчаса назад дядюшка Смирт кричал и рвался внутрь, угрожая какими-то невнятными карами. Сегодня к нему опять приходил полковник Герольдс. Аркадия передернула плечами. Ненависть к этому существу, язык не поворачивался назвать его человеком, заполняла всю ее жизнь после смерти родителей. В другие дни дядя не решался связываться с племянницей, а тем более угрожать ей. Но если полковник являлся в гости, обязательно не с пустыми руками, дядя Смирт смелел, и Акрадии приходилось запираться за надежными дверями своей комнаты. Она не могла допустить, чтобы полковник догадался о ее ненависти, а главное, о ее намерениях.
  Звякнул колокольчик почты на шкатулке связи. Аркадия неторопясь отложила вышивание и подошла к столику.
  Записка гласила: "Арчи! Есть важная информация! Нам необходимо срочно встретиться. Будь на вечере у Стрейнторов завтра. Кит."
  "Будто это так просто!", подумала Аркадия. Приглашение ей, конечно, пришлют. Но как можно уединиться на маленьком вечере, чтобы не возникло вопросов. Почему было не назначить встречу в их обычном месте! И что надеть...
  Аркадия встала перед открытым шкафом, задумчиво раскачиваясь с пятки на носок. Платья темных цветов висели в ряд. Черные, коричневые, серые, одно темно-сиреневое. Они отлично скрывали плавные женственные изгибы фигуры и делали кожу болезненно-бледной. На выход у Аркадии был приготовлен прекрасный парик невнятного мышиного цвета, чтобы скрыть короткие иссиня-черные вьющиеся волосы. Темно-синие глаза всегда опущены в пол. Настоящая монашка. Когда в конце года она изъявит желание вернуться под своды своего монастыря, никто не удивится и не заинтересуется. А там Аркадия Клент навсегда исчезнет с лица земли. И ее руки будут развязаны. Наконец-то она получит долгожданную свободу!
  Когда же кто-нибудь уже унесет этого спящего красавца в его спальню! Его храп способен заглушить гудок паровоза! Аркадия дернула звонок вызова прислуги и, когда за дверью послышались шаги, крикнула:
  - Отнесите тала Смирта в его постель!
  - Хорошо, тала Акрадия! Сейчас позову Тирса и Ника! Они все сделают! - в звонком голоске ее горничной Сары явно проскальзывал едва сдерживаемый смех.
  - Прекрасно! Сара, полковник уже ушел?
  - Давно, тала Аркадия!
  - Замечательно! Тогда я спущусь посмотреть почту и выпить чаю.
  - Хорошо, госпожа!
  Аркадия заручилась поддержкой прислуги, как только приехала. Дом простого зажиточного тала не обладал магическим разумом, как дома знати с родословной, и слуги в нем были реальной силой, а при пьющем хозяине еще и властью. Кое-кого, конечно, пришлось перевоспитать, кого-то припугнуть, а кого-то просто уволить. Ловко разыграв эту партию при поддержке вечно хмельного дядюшки, Аркадия заняла в доме место серого кардинала. Даже сами домочадцы не понимали ее положения в доме, и девушку это полностью устраивало.
  Чай и почту принесли в малую голубую гостиную. Аркадия смаковала черничное варенье, которое можно было себе позволить только в одиночестве, так ярко оно красило губы, зубы и язык в синий цвет, и перебирала письма. Счета отдельно, ими займется Лиссета, домоправительница, письма из клубов для дяди Смирта она отнесет в его кабинет, может быть, он их когда-нибудь прочитает, а вот ее почта, приглашение на вечер к Стрейноторам и, странно, приглашение на чай алетры Миленды Филстер. В один и тот же день. Таких совпадений не бывает. Значит, Кит действительно добыла важные сведения. А приглашение от алетры Миленды придется отклонить. Вежливо, но решительно.
  Аркадия одним глотком допила чай (что за наперстки!) и отправилась в свою комнату писать ответы. Стрейнторы, должно быть, будут в шоке, узнав, что она согласилась прийти на их вечер. Аркадия захихикала, представив выражения их лиц при этом известии. Но с Кит не поспоришь. Не такие, как талы Стрейнторы, по крайней мере.
  Мальчишка убежал разносить послания. Такие записки чаще доверяли посыльным, не тратясь на магическую пересылку. А личную почту закладывали в шкатулки. Считалось, что такую почту нельзя перехватить. На самом деле, проконтролировать доставку послания адресату и надежно защитить канал мог только человек с магическим потенциалом. И, к счастью, у Аркадии и ее адресатов такой потенциал был. Правда, держался ото всех в строжайшем секрете.
  Девушка поднялась к себе и, коротко чиркнув на бумажке:"Буду!", стала готовиться ко сну. Надо как следует отдохнуть и выспаться, вполне возможно, что в следующий раз такая возможность выдастся нескоро. Что же такого узнала Кит, что это повергло ее в панику. Аркадия решила на всякий случай перебрать сумку с вещами первой необходимости в дорогу. Она всегда лежала в специальном ящике под кроватью.
  Закончив с делами и этим успокоив волнение, Аркадия легла в постель и заставила себя заснуть.
  
  
  - Джейми, дружище! Вставай! У меня для тебя две новости! Хорошая и плохая. С какой начать? - Джон развалился на кровати в ногах и насмешливо взирал на хозяина спальни.
  - Я закрою тебе доступ в свой дом, - проворчал разбуженный наместник и попытался скрыться под одеялом.
  - Так ты уже передумал жениться? - осведомился его друг.
  - Что за новости заставили тебя явиться ко мне лично ни свет, ни заря? - сдался хозяин спальни.
  - А вот это самое интересное! - радостно улыбнулся Джон. - Пойдем завтракать, я все тебе подробно расскажу. Ты вчера неплохо набрался после моего ухода, раз двенадцать часов для тебя ни свет ни заря.
  - Иди в столовую, я сейчас приду, - вставать откровенно не хотелось. Вчерашний вечер казался кошмарным сном.
  Джеймесон умылся, кое-как натянул одежду с помощью камердинера и, как на плаху, пошел выслушивать свежие сплетни. Почему-то он был уверен, что ничего путного Джон не расскажет.
  - Итак, - начал его школьный приятель, - некая девица по имени Айсидора Леменук, дочь Виссадия Леменука, наместника Лизорского, влюбилась в молодого офицера, сбежала с ним и вышла замуж, чем и заслужила отречение от семьи и лишение ее самой и ее потомков дворянского звания. Если ты еще не понял, это я рассказываю тебе историю семьи твоей невесты. Скандал был знатный, тетушка Мелинда помнит его до сих пор.
  Джон был доволен, как гончая, загнавшая в одиночку стадо оленей.
  - Отец твоей невесты, капитан Лиссней. Адам Лиссней. - И Джон выжидательно уставился на жующего Джеймесона.
  - Ммммм... - не оправдал надежд друга тот.
  - Он долго был капером на островах Ужата. Удачливым капером. Потом пропал, предположительно погиб вместе с женой. А крошка дочь, как оказалось, выжила. И семь лет спустя оказалась у порога дома тала Смирта Лисснея, дальнего кузена своего отца. Других родных у нее нет, если не считать отрекшийся род наместников Лизорских.
  - Тогда почему она носит фамилию Клент? - удивился Джеймесон. - Чья это фамилия? Она уже была замужем?
  - Вот сам у нее и спросишь! - возмущенный неблагодарностью друга, Джонатан занялся сооружением сложного большого бутерброда.
  - Ты же понимаешь, что я не могу задавать ей такие вопросы, не вызывая подозрений. Именно поэтому вся добытая тобой информация так важна, - польстил другу Джеймесон. - Рассказывай дальше, что еще тебе удалось выпытать у твоей милой тетушки.
  - Скорее надо интересоваться, как я потом смог заставить ее замолчать, - фыркнул Джонатан, но по тому, как он отложил недоделанный бутерброд, было видно, что он уже оттаял.
  - Итак, дядюшка ей даже не седьмая вода на киселе, в дом пустил. Но компаньонку для нее не нанял. А даже если бы и нанял, злые языки уже болтают, что живет он с ней вполне не по-родственному, потому и не выпускает в свет. - Джон назидательно поднял вверх указательный палец. - Но это еще не все! Сейчас я перейду к плохой новости. Она отказалась от чая у моих драгоценных тетушек! - Джон сложил руки на груди и возвел очи горе.
  - Тетя Мелинда в ярости. Тетя Шарлизе в ярости. Я буду растерзан, как только появлюсь дома. По моей просьбе они оказали этой безнравственной особе честь, одарили своим светлейшим вниманием, а она решительно и твердо отвергла их щедрое предложение. Но что хуже всего, она согласилась пойти на вечер к этим выскочкам, богачам Стрейнторам. А это была, как ты понимаешь, хорошая новость. У тебя есть прекрасный шанс познакомиться со своей женой уже сегодня вечером.
  - Но я не приглашен на этот вечер у... Как ты их назвал?
  - Стрейнторы. Талы. Они баснословно богаты и фанатично стремятся приблизиться к высшему свету. Поэтому, если ты явишься к ним без приглашения, единственная проблема, которая у тебя может возникнуть, если хозяева падут перед тобой ниц и начнут лобызать твои ботинки, придется немного потерпеть.
  - Допустим, я туда явлюсь. Кто меня представит?
  - Боги! Джеймесон! Когда ты стал таким поборником светских приличий? Тебя же никогда не останавливали подобные мелочи!
  - Джон! Она монашка! Ей двадцать два года. Скорее всего, первую брачную ночь я проведу в темноте под одеялом и очень быстро! Я не могу спугнуть ее! Понимаешь?
  - Вот именно, дружище, она монашка! Она жаждет искушения! Пусть она думает, что сможет привести такого грешника как ты на путь истинный. Перед таким искушением она не устоит! Почему я должен объяснять тебе такие элементарные вещи?
  - Скорая женитьба дурно влияет на мои мыслительные способности, дружище, - засмеялся Джеймесон. - Ты прав. Мне надо прийти туда и просто взять то, что мне нужно!
  - А через месяц мы выпьем за твой успех!
  - Да и за мою новую свободу!
  И друзья распрощались, договорившись встретиться вечером в клубе.
  
  
  Аркадия вышла из экипажа и неторопливой походкой послушницы направилась к сияющему разноцветными огнями входу в дом Стрейнторов. Скорее даже не дом, а дворец. Такого огромного и аляповато украшенного здания не было во всем городе.
  - Тала Аркадия! Прекрасно выглядите! Рады, что Вы смогли посетить наше скромное торжество! - фальшиво защебетала тала Арамия Стрейнтор, наряженная не скромнее своего дома. Ее муж стоял рядом и натянуто улыбался.
  - Благодарю Вас за приглашение, тала Арамия, тал Френсис! - скучно прошептала Аркадия. - Это такая честь для меня, что я не смогла устоять перед соблазном. Я надеюсь, святая Солин простит мне этот маленький грех. После положенного покаяния, разумеется. - Аркадия нахмурилась и сгорбилась, скукожилась под тяжестью своего греха.
  - О! Разумеется, Солин не оставит без своей милости такую достойную талу, как Вы! - отчаянно запричитала тала Арамия, оглядываясь на мужа.
  - В нашей библиотеке Вы найдете множество интересных книг и защиту от всяческих соблазнов, уважаемая тала Аркадия, - спас положение супруг. Тала Арамия посмотрела на него с искренним обожанием.
  - С удовольствием воспользуюсь столь щедрым предложением, - с трудом скрыв за скромной улыбкой желание расхохотаться, Аркадия присела в легком реверансе и направилась внутрь. Стоило прямо сейчас найти Кит и, выяснив подробности, сбежать отсюда.
  Но та, как обычно, задерживалась. Аркадия нашла тихую гостиную с камином и удобными глубокими креслами. Устроилась в одном из них и принялась ждать подругу. Как только сможет, она придет по запаху. Иногда ее звериные повадки пугали, но польза перевешивала любые неудобства.
  Аркадия сама не заметила, как впала в своеобразное полузабытье, какое обычно применяла, сидя в засаде. Из погружения ее вывел щелчок закрывшейся двери. Сперва решив, что это ее нашла Кит, девушка хотела встать и высказать все о месте и времени встречи. Но пока она собиралась, услышала явно мужские шаги и голос:
  - Ты уверен, что она здесь, я перетанцевал с половиной присутствующих девиц! Ее дядя уже в бессознательном состоянии спит в гостевой спальне. Могло получиться так, что она передумала? - приятный тембр успокаивал даже произнося слова с такими раздражительными интонациями. Аркадия заслушалась и даже не сразу поняла, о чем речь.
  - Тала Арамия утверждает, что разговаривала с ней сегодня, - ответил второй мужчина. Его голос тоже был приятен, но не так, как первый. Возможно, именно его саркастические нотки вернули Аркадию к действительности. Девушка застыла в своем ненадежном убежище. Из всех гостей только ее дядя мог оказаться настолько плох, чтобы уже сейчас спать. А значит, этим двоим нужна она. И если ее обнаружат, лучше всего сделать вид, что все это время она спала и ничего не слышала, и вообще, плохо соображает.
  - Что ж, - раздраженно вздохнул первый голос. - Пойду, поищу ее в саду и библиотеке.
  - Кстати, именно туда, по словам талы Арамии, ее отправил находчивый хозяин вечера, - усмехнулся второй.
  "Как смешно", поморщилась Аркадия, вновь погружаясь в ожидание. Но какой голос! С таким можно девушек толпами охмурять. Зачем же им понадобилась бедная монашка. И не с этим ли к ней прибежит Кит.
  Легка на помине, Кит, вернее, алерта Кетрин Мальвиоз, вдова наместника Ромского, а также алертов Мальвиоз, Россом, Триомэ и Елирен, получившая в свете прозвище Черная вдова, влетела в гостиную повела носом и воскликнула:
  - Арчи, милая, ты тут не одна?
  - Привычка вынюхивать чужие секреты никого не доводила до добра, - произнесла Аркадия вместо приветствия.
  - Могла бы прямо сказать, любопытство сгубило кошку, - усмехнулась Кит, опускаясь во второе кресло.
  - Зачем ты меня сюда вытащила, милая? - ровным голосом осведомилась Аркадия. - Я не хочу сейчас работать. - Девушка слегка поморщилась.
  - Речь пойдет не о работе, милая, - рявкнула алерта Кетрин. - Речь пойдет о твоей судьбе!
  В ответ на скептически поднятые брови Кит подробно изложила скандальную историю с картами.
  - Этому есть множество свидетелей. А в пользу решительности наместника Перегельского говорит то, что он сегодня здесь и настойчиво ищет тебя. Если еще не нашел. Судя по запаху, он был в этой комнате, хоть и недолго.
  - Да, был, но меня не видел. Он разговаривал с каким-то мужчиной, они обсуждали меня, - задумчиво глядя на огонь пояснила Арчи. - Так значит, полковник вынуждает этого повесу на мне жениться. Но я не понимаю, какую цель он этим преследует. Не может же он всерьез рассчитывать, что я потеряю голову от любви.
  - Я не знаю, может или не может, но явно рассчитывает. По крайней мере, сделать тебя послушной женой и матерью.
  - Матерью?! - Аркадия подскочила в кресле.
  - Матерью! - передразнила ее Кит.
  - Этот номер у них не пройдет, - решительно заявила Арчи. - Уверена, увидев меня, алетр Джеймесон передумает жениться. Или я изъявлю желание уйти в монастырь раньше, чем он успеет сделать предложение.
  - Боюсь, что в таком случае тебе действительно придется уйти в монастырь, - веско произнесла Кетрин. - Этот мужчина просто так не отступится. Перегельские всегда очень дорожили своей честью. Эта семья знаменита своими политиками и военными стратегами.
  - Только политиков мне не хватало, - проворчала Арчи. - Ладно! В конце концов, этот брак дает мне даже больше, чем мнимый уход в монастырь: свободу и деньги.
  - Не думаю, что у тебя будет много свободы, как у жены наместника Перегельского, - заметила Кит.
  - У жены, может, и не будет. Будет у вдовы, - Арчи уверенно встала и направилась к выходу из комнаты, намереваясь немедленно пасть жертвой обаяния алерта Джеймесона, раз ему это так необходимо.
  Кит печально посмотрела ей вслед и пробормотала:
  - Боюсь, милая, что таким образом ты скоро мало чем будешь отличаться от столь ненавидимого тобой полковника.
  
  Пары кружились по залу, и Джеймесон кружился вместе с ними, обнимая какую-то хрупкую блондинку и внимательно изучая зал. Блондинка льнула к нему, пыталась заглянуть в глаза, с придыханием говорила что-то нелепое. Алетр Джонатан развлекал группу гостей возле балкона.
  Библиотека и сад были незаметно обследованы уже несколько раз обоими алетрами. Бесполезно. Девушка как в воду канула.
  Внезапно среди ярких нарядов мелькнуло коричневое пятно. Джеймесон вывел даму из круга и направился в ту сторону, где увидел самое ужасное платье на этом вечере. Его партнерша по танцам осталась стоять, возмущенно хватая воздух ртом.
  Девушка стояла у окна. Непонятного цвета блеклые волосы завязаны в пучок на затылке и опутаны мелкой черной сеткой, видимо, призванной изображать вуаль. Коричневое платье мешком весело на тонкой фигурке. Голова опущена. Сама скромность. Отвратительно. Джеймесон стиснул зубы и сделал шаг вперед, как в омут нырнул.
  - Почему такая милая девушка скучает в одиночестве? - мягкий голос окутал Аркадию с головы до ног.
  "Поддаться его обаянию не составит проблемы", подумала девушка, "главное, не потерять голову на самом деле."
  - Благородный алетр ошибается, - чуть испуганно улыбнулась Арчи, - я просто наслаждаюсь прекрасной музыкой.
  - Это музыка создана для танцев! Позвольте пригласить Вас!
  Джеймесон уверенно взял ее за руку и попытался подвести к танцующим.
  - Нет-нет! Я не могу! Солин не поощряет подобные развлечения, благородный алетр! - Аркадия слабенько упиралась, мелко перебирая ногами по полу.
  Джеймесон резко остановился и обернулся. Они стояли почти вплотную и смотрели друг другу прямо в глаза, она чуть испуганно и удивленно, он изучающе.
  - Какие же развлечения позволяет Солин? - заинтересовался мужчина. Глаза у будущей супруги оказались необычного, темно-синего, почти черного цвета. И довольно выразительными. Маленький чуть курносый носик, нежные розовые не слишком пухлые губки и чуть вздернутый вверх упрямый подбородок. В целом, не так плохо. Могло быть и хуже.
  - Чтение, вышивание, вязание, прогулки под лучами Солины, молитва, - голосом закоренелой отличницы начала перечислять Аркадия, уперев взгляд в носки блестящих мужских ботинок. Поднять взгляд и вновь утонуть в сверкающих зеленых глазах она не решилась. За что, все демоны Ригга, ей достался такой противник?! И зачем мужчинам такие ресницы?.. Несправедливо!
  - Я понял, - ласково улыбнулся алетр Джеймесон. - Тогда я приглашаю Вас прогуляться по саду.
  Он развернулся и потащил девушку в другую сторону.
  - Но сейчас уже темно! - воскликнула она, продолжая упираться.
  - Мы будем гулять только по освещенным дорожкам, - доверительно улыбнулся Джеймесон.
  - Но я Вас совсем не знаю, - пролепетала Аркадия, вспомнив вдруг, что официально они еще не знакомились. Будет крайне подозрительно, если она назовет его по имени. Если она уже этого раньше неосознанно не сделала.
  - Непростительное упущение с моей стороны! - воскликнул наместник. - Алетр Джеймесон Флитцер, одиннадцатый наместник Перегельский! К Вашим услугам, милая алетра. - И он прижался губами к ее ладони в плотной перчатке.
  - О! Я вовсе не так благородна, господин наместник! Мое имя Аркадия Клент. Тала Аркадия Клент. - Девушка сделала неловкий реверанс. Жаль, она совершенно не умеет краснеть по заказу.
  - Что ж, тала Аркадия Клент, от этого Вы не стали менее очаровательны, - Джеймесон все еще не отпускал руку девушки.
  'Впрочем, более очаровательны Вы тоже не стали', язвительно подумал он.
  Аркадия попыталась освободиться, но алетр, крепко сжав ее ладонь, продолжил путь к выходу. Так они и вышли в сад. Джеймесон тянул за собой упирающуюся и лепечущую о грехе девушку и размышлял, не сделать ли ей предложение прямо здесь, в саду, чтобы не затягивать эту пытку. Останавливала его только мысль, что получить от нее согласие на брак в таких обстоятельствах будет гораздо сложнее, чем уговорить потанцевать.
  Аркадия старательно придерживалась своей роли, но, не видя лица наместника, не могла понять, какой из ее планов должен выстрелить. Он оказался гораздо приятнее, чем она ожидала. Сопротивляться его улыбке и уверенности в себе было крайне сложно. Но Арчи и не с такими справлялась. В самом крайнем случае, вмешается ее альтер эго Эдди.
  
  В саду было тихо, никто не гулял, лишь слышались разговоры и смех гостей из большого бального зала, в котором от духоты распахнули все окна. Джеймесон положил маленькую ладонь девушки себе на локоть и повел спутницу вглубь сада.
  - Вы обещали, что мы будем гулять только по освещенным дорожкам, - нежный голосок слегка дрожал, отчего Джеймесону захотелось успокоить девушку. Она ведь такая хрупкая и наивная, совсем ребенок. Что ей внушили в монастыре, известном своими строгими порядками, можно только догадываться. А фантазия у Джеймесона была достаточно богатая. Настолько, что он вдруг представил, как будет разубеждать свою невесту в греховности танцев. И не только танцев. Эта мысль понравилась молодому мужчине.
  Между тем, Аркадия ждала ответа. Неужели он еще не придумал, что с ней делать. Какой же он тогда стратег! Позор семьи!
  - Я видел тут недалеко удобную беседку. Мы могли бы посидеть вдали от шума и поговорить.
  От его вкрадчивого голоса у Аркадии ускорилось сердцебиение. Демоны побери этого интригана!
  - О! - единственное, что она смогла выдавить, не рискуя попасться на словах. Вряд ли то, что сейчас просилось у нее с языка, может знать воспитанница монастыря. Скорее, это на слуху у портовых грузчиков.
  Тихая беседка увитая розами скрывалась в сумраке в дальней части парка. Внутри было совсем темно. Алетр помог своей даме сесть и сам устроился рядом.
  - Здесь очень темно, - скорбно произнесла Аркадия и сама поморщилась, настолько пафосно это прозвучало.
  - Вам страшно? - заботливо спросил Джеймесон.
  "О, эта мужская логика! Вам жарко, разденьтесь, Вам холодно, прижмитесь ко мне", возмущенно подумала Арчи. Похоже, она сама себя перехитрила. Из подобной ситуации у любой приличной девушки был уже только один выход - под венец. Наедине с мужчиной в парке. После всех тех слухах о ней и дяде... Несомненно, алетр Джеймесон именно этого и добивается.
  "А он времени даром терять не намерен", размышляла Арчи. Что ж, тем лучше!
  - Нет, что Вы! С Вами мне ничего не страшно, - восторженно улыбнулась она в темноту. Да что же с ней сегодня такое! Опять переигрывает! Да еще сердце скачет, как ненормальное, то упадет в низ живота, то взлетит и забьется в горле...
  Но, видимо, мужчина привык к такой реакции женщин и принимал ее как данность. Довольно улыбнувшись, он взял ее руки в свои и принялся нежно перебирать и гладить тонкие пальцы. Они были длинные и гибкие, а кожа рук оказалась мягкой и немного влажной, так что это занятие доставляло ему искреннее удовольствие.
  - Я слышал, Вы воспитывались в монастыре. Расскажите, там действительно такие суровые условия, как принято считать?
  В его голосе слышался неподдельный интерес. В другом случае Аркадия рассказала бы все, что могла, но дело было в том, что про монастырь она знала не больше прочих.
  - Я не думаю, что мужчине будет интересно бытие послушниц. Лучше расскажите мне о светской жизни. Тала Арамия с таким восторгом рассказывала о балах... - Аркадия скромно потупилась с приличествующим ситуации смущением.
  Наедине с девушкой Джеймесон чувствовал себя настолько уверенно, что едва справлялся с желанием распушить хвост, как заправский павлин перед самочкой. Он вздохнул и стал рассказывать про балы и охоты, про ассамблеи с фейерверками, про театральные представления и концерты. И сам не заметил, как увлекся. Завороженная голосом и плавным рассказом Аркадия совсем расслабилась. Осторожные поглаживания пальцев согрели руки. Девушка чуть наклонилась к мужчине, почти касаясь его плеча.
  Внезапный оглушительный грохот разрушил волшебство момента.
  - Фейерверк начался, - Джеймесон поймал взгляд своей визави. - Солин позволит Вам полюбоваться на него сейчас, тала Аркадия? Уверяю Вас, более невинного развлечения еще не придумали.
  - Думаю, после сегодняшнего вечера мне все равно придется провести не менее десяти дней в посте и молитве, - лукаво стрельнула глазками Аркадия, - поэтому я с удовольствием полюбуюсь фейерверком.
  К тому же если их исчезновение еще не заметили, сейчас никто не обратит внимания, вместе ли они вернулись.
  Алетр Джеймесон аккуратно вывел девушку на освещенную дорожку, ведущую к площадке для игр, на которой столпились гости. Прежде, чем выйти к людям, Аркадия осторожно отступила от своего сопровождающего и, виновато улыбнувшись, покачала головой.
  - Я надеюсь, Вы меня поймете. Я пойду с другой стороны. - Она нырнула в кусты и скрылась с глаз. Джеймесон даже не успел возразить, что он сам должен ползать по кустам, защищая честь дамы.
  
  Арчи, не выходя из-за кустов, с трудом отыскала взглядом Кит. Та, пользуясь теснотой толпы, откровенно флиртовала с каким-то бедолагой. Тот бледнел и краснел пятнами, как мухомор, но постепенно поддавался. Привлечь внимание Черной вдовы в момент охоты Арчи даже не надеялась. Хорошо прикрытие! Её там могли уже и чести, и жизни лишить! Впрочем, это вряд ли...
  Аркадия перевела взгляд вверх. Разноцветные зонтики раскрывались в темном небе, затмевая звезды, принимали форму цветов, птиц, изящных орнаментов. От обилия красок рябило в глазах и сбивалось дыхание. Яркие вспышки сопровождала канонада пусковых пушек. Ветер сносил в сторону дым от выстрелов, но запах все равно витал над полем для игр. Лица гостей, обращенные вверх и подсвеченные фейерверком, приобрели пугающий сюрреалистичный вид.
  'Действительно, красиво', подумала Аркадия и опустила голову. Кетрин все еще была занята. Теперь даже больше - она вплотную подобралась к своей жертве, да и жертва не собиралась больше сопротивляться. Скорее наоборот, похоже, Кит встретила достойного соперника.
  Аркадия подумала было приманить Кит к себе. Где-то в многочисленных потайных кармашках её платья завалялся бутылёк с ароматным маслом валерианы. Впрочем, больше им с Кетрин обсуждать нечего. Зачем портить подруге вечер. Лучше всего сейчас поехать домой, посидеть в тишине с чашкой горячего чая и подумать. И Арчи отправилась искать хозяев бала, чтобы попрощаться и поблагодарить их как положено.
  
  Джонатан внимательно разглядывал толпу и размышлял, не пора ли ему начинать беспокоиться за друга, когда этот друг собственной персоной возник рядом. На лице Джеймесона блуждала довольная улыбка.
  - Я так понимаю, что рыбка клюнула, - хмыкнул Джон.
  - А ты сомневался? - надменно спросил Джеймесон, не отрывая взгляда от неба и, похоже, даже не моргая.
  - Действительно! - воскликнул Джон. - Зачем ты вообще затеял эти ухаживания? Отвез бы ее сразу в регистратуру, и делу конец!
  Друг, конечно, иронизировал, но Джеймесон в этот момент сосредоточенно размышлял. Он чувствовал, будто что-то упустил во время разговора с девушкой. Что-то важное.
  - Джейми! - окликнул его Джон. - У тебя сейчас такое серьезное лицо... Такое впечатление, что ты боишься отказа, - поддел он друга.
  - Я его не боюсь, дружище. Но я его и не исключаю. Девушка есть девушка... - Внезапно Джеймисон понял, что не давало ему покоя. - Она ведь ни слова о себе не сказала. Зато меня разговорила, как мальчишку!
  - Тише! - Джон дернул друга за рукав. - Не кричи так. Раз ты закончил свои дела здесь, поехали в клуб, развеемся и поощрим себя за удачный почин.
  - Нет, я поеду домой. - Джеймесон направился к выходу. - А завтра отправлю пять алых роз в дом тала Смирта Лисснея для его прелестной воспитанницы.
  - Романтическая любовь? Вот так сразу? - поразился Джонатан.
  - Да, и без шипов, естественно, - серьезно подтвердил Джейменсон. - Если она сама не знакома с языком цветов, в доме наверняка найдется кто-нибудь, кто разъяснит ей подробности.
  - Ты уверен, что не напугаешь её таким напором? - осторожно поинтересовался Джон.
  - Во-первых, она не так уж пуглива, - усмехнулся наместник Перегельский, вспомнив, какое упорное сопротивление оказывала девушка в первые несколько минут знакомства. - А во-вторых, я же не отправляю ей магнолию! Или сразу синюю герань в горшке! - махнул он рукой.
  - В самом деле, проще было бы сразу пойти к её дядюшке, - эмоционально поддержал друга алетр Джонатан.
  Мужчины, не прощаясь с гостеприимными хозяевами, покинули богатый дом и вышли на шумную улицу.
  - Это было бы неспортивно, - хищная улыбка помимо воли появилась на лице Джеймесона. - Через пару недель она сама начнет грезить замужеством. А сейчас в цветочную лавку и домой.
  Алетр сунул два пальца в рот и свистнул, подзывая возницу. Его охватил давно забытый азарт.
  
  Кит лежала в развороченной постели и слушала размеренное дыхание спящего рядом любовника. Мальчик не так давно унаследовал звание мид-алетра, еще не успел насытиться своими новыми возможностями и наслаждению предавался со всей страстью. Именно поэтому кошачья натура Кетрин и выбрала его из толпы прочих одноразовых мужчин на этот вечер.
  Черная вдова размышляла, стоит ли ей задержаться в этой постели или найти завтра другую. Внезапно ей в голову пришла забавная мысль отбить жениха у Арчи, пока та не наделала глупостей. Девушка хмыкнула. Кит не любила, но ценила всех своих мужей. Каждый из них был ей дорог и памятен своими достоинствами. И ни одного из них она не убивала, что бы не говорили по этому поводу злопыхатели. Но, к сожалению, ни один из них не прожил больше двух лет после свадьбы. Так к двадцати трем годам её имя стало притчей во языцех, черной меткой. И Кит знала, кого благодарить за такую интересную судьбу. Кому имел неосторожность перейти дорогу её отец, отказавшись отдать замуж за мерзавца единственную дочь. Кого она медленно уничтожит, постепенно забирая всё, что ему хоть немного дорого.
  Улыбка Кит стала похожа на оскал. Девушка по-кошачьи осторожно выскользнула из постели, быстро и тихо оделась и бесшумно покинула комнату. Она потом решит, придёт ли сюда ещё раз. А сейчас надо успеть попасть домой до рассвета. Ни к чему давать повод для лишних сплетен.
  
  - Алые розы. Без шипов. - Аркадия внимательно вглядывалась в текст. Словарь языка цветов ей прислала Хэрри, обладающая удивительным талантом добыть любую вещь, сколь угодно редкую. А книга таковой не являлась.
  Вопреки своему первоначальному настрою Арчи обрадовалась цветам от алерта Джеймесона, но поторопилась списать эту радость на удачное осуществление её планов.
  'Алая роза считается символом романтической любви и страсти', заявляла книга. 'Роза без шипов - любовь с первого взгляда', продолжала читать Арчи. Замечательно! Наместник решил зайти издалека. Остается только ждать, что он предпримет. Самое лучшее в этом то, что все будут уверены: жертва интриг - Аркадия. Вряд ли найдется в свете наивный глупец, который усомнится в способности алерта Джеймесона Флитцера, одиннадцатого наместника Перегельского добиться женщины. Аркадия взглянула на букет, стоящий в вазе на столе, и мечтательно улыбнулась.
  - Нравится? - нетрезвый самодовольный голос дяди прозвучал за спиной совершенно неожиданно. Арчи не позволила себе ни вздрогнуть, ни обернуться. Улыбка мгновенно сменилась безразличием. Плохо, что он сумел подойти к ней незамеченным. Так можно все навыки растерять. Слишком расслабилась. Пора, наконец, вспомнить, кто она есть.
  - Да, дядя Смирт, - её голос звучал ровно. Дядюшка явно явился не просто так.
  - Этот светский франт не просто так начал виться вокруг такой невзрачной старой девы, как ты, - назидательно заговорил тал Смирт, прохаживаясь по маленькой гостиной. - Он слишком лакомый кусок, чтобы сидеть и пускать слюни на цветочки. Ты должна приложить все возможные усилия, чтобы завоевать его расположение и женить его на себе. Купи себе нормальное платье, причешись как следует, намажь эти все женские штуки на лицо и подложи подушки в корсет, что ли.
  Дядя окинул скромно сидящую в кресле родственницу брезгливым взглядом. Бледная, худая. Подержаться не за что. Волосы - пакля. Страшна, как смертный грех. Такую никто в здравом уме замуж не позовёт.
  - Полковник Герольдс тоже обещал поспособствовать и высказать о тебе хорошее мнение. Они дружны с наместником. - Гордость от знакомства с такими высокородными людьми сверкала в глазах мужчины. - Я приглашу одну даму пожить у нас. Она хорошая женщина, с понятиями, поможет тебе привлечь внимание наместника. Будешь слушаться её во всём. Ну, что ты молчишь?
  - Я внимательно слушаю Вас, дядя, - невыразительный тихий голос скрыл ярость, душившую девушку. Так вот, значит, откуда этот интерес. Они с полковником друзья. И карточные игры тут ни при чем. А ведь она почти поверила в то, что он хороший человек, случайно попавший в западню полковника.
  - Хорошо! - кивнул дядя и продолжил. - Тала Сабрина научит тебя, как вести себя с мужчинами. Как одеваться, что говорить, чтобы наверняка понравиться такому искушенному мужчине, как алерт Джеймесон. Её девочки пользуются популярностью. Уж она-то сумеет сделать из тебя женщину.
  Тала Сабрина держала недалеко от порта дом терпимости, в котором тал Смирт был постоянным клиентом. Аркадия даже предполагать не хотела, каким именно образом любовница дяди станет делать из неё женщину. Внутренний огонь и так грозил вот-вот вырваться из-под контроля. Аркадия только еще сильнее сжала лежащие на коленях кулаки. Это был единственный признак, выдающий истинные эмоции девушки. Обучение выдержке и терпению всегда давалось Арчи с трудом, но у неё были хорошие учителя. Да и сама Аркадия не собиралась сдаваться на милость своей природной вспыльчивости.
  - Благодарю Вас за заботу, дядя. Я непременно последую Вашим советам.
  - Разумеется, последуешь, - усмехнулся дядя. - Я лично прослежу за этим.
  И он вразвалку вышел из комнаты.
  Аркадия проводила его горящим взглядом пожелтевших глаз. Успокаиваясь, она посидела в гостиной еще немного, внимательно вглядываясь в букет, будто пытаясь разглядеть в бутонах намерения мужчины, их подарившего. Потом встала и поднялась к себе в комнату.
  В шкатулке лежала записка от Хэрри: 'Общий сбор. Условия обычные. Р'
  Значит, на собрание прибудут все, включая Шану. Её судно, скорее всего, стоит в одной из тихих гаваней недалеко от города, раз его не видели в порту. Аркадия успела сильно соскучиться по подруге, та проводила в море большую часть жизни. А последняя буква значила, что для них есть работа. И всё это вместе не могло не радовать девушку. Хотя до вечера было еще далеко, она с улыбкой начала собираться на встречу.
  
  Грязные узкие улочки, освещенные редкими тусклыми масляными фонарями, вели к портовым ангарам. Чаще всего этот путь освещала лишь луна. Вдоль безликих строений, избегая световых пятен и редких прохожих, неслышно скользила закутанная в неприметный серый плащ тень. Впрочем, прохожие, в основном пьяные матросы и грузчики, и сами старались избегать столкновения. Несмотря на скромный рост, фигура излучала уверенность в своей силе, которую не хотелось проверять.
  Миновав очередной перекрёсток, человек юркнул в узкую щель между ангарами и затаился. Через какое-то время мимо прошла молчаливая компания из пяти мужчин бандитского вида. По их походке можно было уверенно утверждать, что они торопятся по делу.
  'Даже идут в ногу', подумал человек в плаще, усмехаясь. Полковник так муштрует своих людей, что их можно отличить даже в толкучке рынка, не то что на пустынной улице.
  Подождав, пока стихнет эхо от чеканного шага патруля, серый плащ метнулся на другую сторону улицы и под прикрытием темноты поспешил обратно.
  
  Нужное строение стояло на самом краю, ближе к лесу. Аркадия выстучала условный сигнал на крепкой деревянной двери, внешне ничем не отличимой от дверей соседних ангаров, но на самом деле обитой изнутри железом, тяжелой и крепкой, способной выдержать серьезную осаду. В двери открылось маленькое окошко, затем загрохотал отодвигаемый засов.
  - Привет, малышка! - Зарокотал басом огромного роста негр. - Давно тебя не было! Я соскучился! - Он запер дверь и обнял девушку, чуть приподнял и сжал так, что Арчи пискнула.
  - Джек! Раздавишь! - выдохнула она с улыбкой, неловко обнимая великана за шею.
  - Поторопись, юнга! Твои уже все здесь! - вышибала поставил девушку на пол, развернул и подтолкнул к небольшому замаскированному люку в полу легким шлепком пониже спины. Девушка только фыркнула и начала спуск по тесной крутой деревянной лесенке. Спустившись на два длинных пролета, Арчи оказалась в узком, не намного шире ступеней лестницы, коридоре, в конце которого располагался вход в зал кабака. Аркадия двинулась в ту сторону, но, чуть не дойдя до приоткрытых дверей, свернула в боковое ответвление.
  Подземелье было построено по всем правилам фортификации. Узкие крысиные ходы переплетались между собой и делились на отсеки прочными дверями, многочисленные магические и механические ловушки активировались одной простой командой, небольшие скрытые ниши в стенах коридоров позволяли затаиться и напасть на противника внезапно со всех сторон. Запасные выходы вели в город, в лес и на побережье. На нижних уровнях было устроено несколько закрытых помещений, рассчитанных на долгую блокаду. Запасы пищи и воды содержались в порядке за счет регулярных проверок.
  Но сейчас здесь собирались люди разных не слишком честных профессий для того, чтобы отдохнуть, поесть, выпить, переночевать или заработать. Все они знали, работу в этом заведении дает только один человек. И выполнение этой работы не только всегда приносило более чем солидный доход, но и создавало отличную репутацию.
  Арчи быстро шла по проходу, огибающему обеденный зал. Из-за стены слышался привычный гул голосов и стук посуды. Сегодня, как и обычно, посетителей было много. Ближе к ночи ожидалось выступление женщин Кэш. Их выступление. Но сначала надо разобраться с делами.
  Свернув в очередную нишу, спрятанную за фальш-стеной, Арчи попала в маленькую прихожую, где на гнутых гвоздях, вбитых в стену, уже висело три темных плаща. Свой она повесила рядом и вошла в ярко освещенную свечами комнату.
  - Эд! Ты опаздываешь! - мягкий упрек прозвучал в тихом голосе встретившего ее мужчины. Он стоял прямо напротив двери, загораживая вид на всё помещение, и свет от свечей играл на огненно-рыжих волосах. Арчи, вернее Эдди, здесь они обращались друг к другу исключительно по прозвищу, заглянула в хитрые зеленые глаза и виновато, чуть заискивающе улыбнулась.
  - Я знаю, Фокс, обстоятельства. - Фокс отошел в сторону, пропуская девушку к круглому столу, за которым уже сидели остальные участницы собрания.
  - Что тебя задержало? - подала голос Кит. Она занимала стул справа от стола. Сидела, вальяжно откинувшись на спинку. Напротив неё боком к столу примостилась Хэрри, задумчиво глядя в пространство. Её блестящие каштановые кудри были гладко зачесаны назад и собраны в строгий пучок. Темно-карие глаза остекленели, худощавая фигурка была напряжена, выражение миловидного личика выдавало бурную работу мысли. Лицом к двери расположилась Шана. Хрупкая миниатюрная блондинка сидела, опираясь локтями на стол и крутила в руках стакан с вишневого цвета жидкостью. Голубые глаза задорно блестели.
   - Мне приходится ходить по дому с оглядкой, несмотря ни на что, - огрызнулась Арчи. А потом резко повернулась к Шане и, тепло улыбнувшись, затараторила. - Наконец-то ты вернулась! Я так соскучилась! А что это такое у тебя в стакане? Неужели сок?
  - Иронизируешь, юнга, - недобро прищурилась блондинка.
  - Извини, ведьма, соскучилась очень, - томно протянула Эд, садясь к столу вполоборота к двери.
  На несколько мгновений в комнате повисла напряженная тишина. А потом воздух содрогнулся от дружного хохота.
  - Ой! Девчонки! - манерно всплеснул руками Фокс. Он остался подпирать дверной косяк. - Всё бы вам веселиться! А мы, между прочим, по делу собрались.
  - Когда ты успел стать занудой? - кокетливо спросила Шана.
  - Пока ты занималась делами семейными, - поддела подругу Кит.
  - Давайте уже начнём, - Хэрри впервые за вечер открыла рот. И сразу стало понятно, что она не в духе. Все замолчали и посерьезнели.
  - Сегодня я в очередной раз чуть не столкнулась с патрулём полковника. - Хэрри говорила сухо. - И произошло это буквально в двух шагах от базы. Пришлось путать следы.
  - Ты можешь утверждать, что они шли целенаправленно за тобой? - спросила Эдди.
  - Нет, не могу, - спокойно ответила Хэрри.
  Остальные молчали, обдумывая информацию.
  - Наше заведение широко известно в узких кругах, - улыбнулся Фокс. - Нет ничего странного, что люди полковника следят за конкурентом. У него нет никакого повода думать, что Кэш копает конкретно под него.
  - Не будь таким легкомысленным, дорогой, - укоризненно улыбнулась Шана.
  - Шана, милая, не кокетничай со мной! Меня это нервирует!
  - Не бойся, дорогой! Я слышала, после рождения второго ребенка капитан Томас совсем потерял хватку, - захихикала Кит. - Даже его кораблём теперь правит жена.
  - Пустые сплетни, - отмахнулась Шана.
  - Не хочу проверять их правдивость на себе, - резко ответил Фокс, невольно потирая подбородок при воспоминании об одном единственном случае, когда они с капитаном Томасом не сошлись во мнениях. - Хэрри, милая, что у нас на повестке сегодня?
  Особую нежность в голосе мужчины не заметила, пожалуй, только сама Хэрри. Всем остальным давно было известно про слабость рыжего повесы к их строгой подруге, несмотря на все его попытки скрыть своё отношение к 'этой до отвращения правильной девице'. Хэрри же просто игнорировала всё, что не было связано с её обязанностями. Содержание дома для сирот единственное, что придавало смысл её жизни. А еще месть. Но последнее касалось всех собравшихся в комнате девушек.
  - Есть несколько мелких заданий как раз для тебя, Фокс. И один серьезный заказ. На всех. Клиент дожидается в общем зале. Кто пойдет разговаривать с ним от имени Кэш?
  - А подробности? - спросила Эдди.
  - Неудачник имел неосторожность связаться с шестеркой полковника. Обеспечил себе неприятности. Хочет, чтобы мы эти неприятности устранили. Вместе с причиной. Готов платить. - Четко отрапортовала Хэрри.
  - А как имя этого неудачника? И шестерки? - уточнила Эдди.
  - Имя шестерки Нелин Стот. А заказчик из благородных.
  - Стот, это который шулер? - уточнила Шана.
  - Не совсем шулер, но частенько пополняет свой кошелек за счет азартных игр, - дал справку Фокс. - Он действительно связан с полковником, но не служит ему в полном смысле этого слова. Бедняга называет их отношения сотрудничеством, наивный. Кстати, твоего жениха, Эдди, они с полковником загоняли вместе.
  - Я слышала, у моего жениха какие-то дела с полковником, - полувопросительно произнесла Эдди.
  - Нет у них никаких общих дел, - отрезал Фокс. - Я бы знал.
  - Они общаются? - уточнила Эдди.
  - Я выясню, если тебя это беспокоит.
  - Беспокоит - не то слово, - ухмыльнулась девушка. - Ты про груз что-нибудь выяснил.
  - Нет. Пока тишина.
  - Жаль.
  - Давайте, я встречусь с клиентом, - внезапно предложила Кит.
  - Работаем как обычно, - подвела итог Хэрри.
  - В зал? - уточнил Фокс.
  - В зал, - хором отозвались женщины Кэш.
  
  До полуночи оставался ровно час, когда в общем зале внезапно погасли одновременно все свечи. Лишь тусклой зеленью светились каменные стены, покрытые влажным мхом из Полуночного леса. Из-за расположенной рядом гряды вулканов лес был постоянно накрыт облаком дыма, и все растения и животные, обитающие в нём, излучали свет.
  Потом с разных концов зала послышался нарастающий гул. Это сотрудники таверны катили большие крепкие бочки и устанавливали в заранее оговоренных местах. Посетители, вначале возмущенно загомонившие, сейчас напряженно затихли. Постоянные знали, чего с нетерпением ждут. Те же, кто пришел на представление женщин Кэш первый раз, крутили головами, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть в полутьме.
  Наконец, звуки движения стихли. Бочки расставлены, напитки разлиты по стаканам и разнесены по столикам, музыканты заняли свои места в специально отведенном для них углу. Над одной из бочек в центре зала вспыхнул магический огонек нежно-голубого цвета. На днище, поджав ноги, сидела гибкая изящная девушка в облегающем голубом платье. На её светлых длинных распущенных по плечам и спине волосах играли блики от магического светлячка. Руки сложены на коленях, голова опущена.
  - Санни, Санни, - пробежал шепоток между зрителей.
  Девушка вскинула голову, чуть качнув ею. По волосам пробежала волна, подняв бурю эмоций в душах присутствующих. Аплодисменты, которых она ждала, всколыхнули зал и растаяли где-то у стойки на ладонях барменов. И только тогда русалка запела. Сначала негромко, а капелла. Потом постепенно друг за другом вступили музыканты, добавляя переливы в и без того завораживающую мелодию.
  
  (временная замена)
  
  Попугай капитана Флинта -
  Беспощадный жестокий пират.
  Он на завтрак пьёт крови пинту,
  Закусив её сердцем врага.
  
  Попугай капитана Флинта
  Грозен с виду и чёрен душой,
  Ценитель отчаянной битвы
  И попоек любитель большой.
  
  Капитана Флинта боятся
  Не за вспыльчивый бешеный нрав,
  А за яростного красавца,
  Что он носит всегда на плечах.
  
  Настоящий моряк от бога!
  И сам чёрт попугаю не брат!
  В любой буре найдёт дорогу!
  В любой штиль раскачает фрегат!
  
  Погубили его не страсти,
  Не азартные игры, не блуд,
  Не любимые им пиастры,
  Не проклятье далёких Бермуд.
  
  Избежал он дьявола пасти,
  Ловок был, героически смел...
  Но соседский котёнок Васька
  Попугая поймал и съел.
  
  
  Под конец она уже кружилась в танце. Каблуки стучали по доскам. Повинуясь ритму, движения девушки становились то быстрыми и резкими, то маняще плавными. Нашитые на подол платья лоскуты взлетали при каждом повороте соблазнительного женского тела. Над другими бочками разноцветные вспышки выхватывали замерших в красивых позах девушек. Одетые в похожего фасона платья, отличающиеся лишь цветом, они были такие же разные, как розы разных сортов. В серебристом с пышными каштановыми локонами и прямой спиной застыла в белом свете Хэрри. Красное платье плотно обтянуло тело Арчи. Без парика её короткие вьющиеся волосы отливали красным под светом её магического светильника. Песочно-желтое платье, отличавшее Кит, почти полностью скрылось под прямыми иссиня-черными волосами. Личное желтое солнышко ярко сверкало под потолком.
  Песня закончилась, на столах зажглись свечи. Магические прожекторы перестали мигать и позволили рассмотреть выступающих, так и сидящих на бочках. Девушки оглядывались и приветливо улыбались. На бочку, стоящую ближе к музыкантам, вскочил Фокс.
  - Приветствую вас, дорогие гости! Оцените, как вам повезло сегодня! Впервые за последний год нас почтила своим присутствием Санни, собственной персоной! - выдержав паузу, мужчина дождался оваций со свистом. - Также сегодня с нами неподражаемая Арчи, хищная Китти и удивительная Хэрри.
  Девушки по очереди поднимались, кланялись гостям и больше не садились. Вечер набирал обороты. Фокс объявил следующий номер. Свет опять погас, но ненадолго.
  Зазвучала барабанная дробь. Свет четырёх разноцветных огоньков слился в один луч над стоящей в самом центре зала бочкой. На ней нетерпеливо приплясывала Арчи. Теперь она была одета в брюки и тунику до середины бедра привычного кроваво-красного цвета. Дробь превратилась в подобие танцевального ритма, который тут же подхватили ноги девушки. Стук каблуков слился со звуками барабанов. Зал замер, наблюдая за движениями танцовщицы. Всё оборвалось в одно мгновение - звук стих, свет погас.
  Шум, свист, грохот стучащих по столу кружек заставило смолкнуть появление на той же бочке Кит. Она запела зажигательную песню с берегов южного Турата. Почти сразу на площадку для танцев вышли несколько пар. Позже к ним присоединились и одиночки.
  Песня сменялась песней, не позволяя танцующим присесть ни на минуту, пока они не запыхаются. Даже пришедший со своим важным делом серьезный алетр не справился с собой и поддался атмосфере праздника. В танце кто-то и передал ему записку, вложив её прямо в руку.
  
  Из потайной двери в дальнем углу зала вышли двое мужчин. Они только что закончили долгие сложные переговоры и сейчас намеревались обмыть сделку, забыв на время, что они партнеры, и вспомнив, что они друзья.
  - Ого! А лихо тут зажигают! - восхитился невысокий брюнет, перекрикивая музыку и шум толпы. - А какие горячие девки на бочках!
  - Придержи язык, малыш, - резко оборвал его излияния друг. На скулах четко обозначились желваки. - Одна из этих девок - моя жена и мать моих детей.
  - Извини, Том, я не знал, - брюнет извинялся искренне. Он был наслышан о супруге капитана. Друг тем временем двинулся между столами, в поисках свободного места. Его высокую широкоплечую фигуру было видно издалека. Белоснежные волосы сегодня были заплетены в традиционную косу из пяти прядей, достающую до пояса.
  На полпути к нему подскочил огненноволосый местный шут и что-то быстро прокричал в ухо, махнув рукой в противоположный конец зала.
  - Берт! - обернулся Томас к другу. - Пойдём, нам оставили столик для особых гостей.
  Усевшись и сделав заказ, мужчины, наконец, смогли уделить достаточно внимания представлению.
  - И которая из них твоя ведьма? - спросил Берт.
  - Блондинка в голубом, - гордо и нежно произнес капитан Томас. Его взгляд не отрывался от танцующей жены.
  - Красавица! - Берт нашёл глазами предмет восхищения друга и не мог не позавидовать. Но вдруг его внимание привлекла по-кошачьи грациозная танцовщица. Он мог бы поставить свой годовой доход, что это та самая страстная любовница, которая сбежала от него ночью, оставив мучиться сомнениями, а была ли она вообще.
  Мид-алетр Альберт Тристер отличался завидным упорством в достижении цели. Именно это качество позволило ему из младшего сына обедневшего дворянского рода вырасти до успешного и состоятельного дельца. А после судьба подарила ему титул от дальнего родственника. Но для него это было уже неважно на тот момент.
  Его не воспринимали всерьёз в высшем свете, слишком молодо выглядит, слишком скромно себя ведёт, слишком мало известен. Но потенциальные любовницы и содержанки быстро смекнули, в чём выгода, и устроили настоящую охоту.
  Мужчина не считал нужным отказываться от настойчивого женского внимания. Он откровенно наслаждался им, дегустировал, выбирал. Ни одна не задержалась в его постели надолго. Но этой он готов был уступить, если бы она попросила. Она не попросила. Она его использовала и бросила. И все попытки встретиться с ней не увенчались успехом. Черная вдова мастерски избегала Альберта всё время после их совместной ночи.
  А сейчас она танцевала в окружении поклонников, и у мужчины свело скулы при мысли, что сегодня один из них останется с ней.
  - А кто эта дикарка в жёлтом? - Берт едва владел голосом.
  - Это Кит - одна из женщин Кэш, как и моя Санни, - спокойно откликнулся Том, не замечая состояния друга.
  - А ты мог бы нас познакомить?
  - Боюсь, это не в правилах заведения. Можно получить по голове, а можно вообще этой головы лишиться. Так что, не советую.
  - Но сам-то ты женился на одной из них и до сих пор жив. Как Кэш на это пошёл?
  - Это долгая история, - смутился беловолосый великан. - Санни решала этот вопрос без моего участия.
  Альберт удивлённо уставился на друга. Подобное признание никак не вязалось с его характером. А уж поверить в то, что самый грозный пират островов Ужата после Тихого Алана просто доверил женщине решать вопрос, быть или не быть им вместе, было совершенно невозможно. Должно быть, это действительно необычная женщина. Одно слово - ведьма.
  - Что ж, тогда придётся мне действовать своими силами, - усмехнулся Альберт и совсем собрался пойти поздороваться с беглянкой. Но в зале девушки уже не оказалось. Заметить это было бы сложно, если не искать её целенаправленно. Подумав, что девушка пошла отдохнуть или переодеться к следующему номеру, мужчина расслабился и стал ждать. Ждать он умел.
  
  В комнате, куда мальчик-служка привёл алетра Сильмена, было влажно и сумрачно. Посередине стоял простой деревянный стол. Около стола два грубо сколоченных стула один напротив другого. В центре стола горела лампа. Но света от неё хватало лишь на небольшой круг, не выходящий за пределы столешницы. Стены комнаты тонули во мраке.
  Алетр Сильмен сел на один из стульев. Он так нервничал, что дрожали и подгибались ноги. Его предупреждали, что, если Кэш не нравился заказ, он мог приказать убить заказчика. И такие случаи уже бывали.
  Неуловимый, жесткий, всесильный Кэш. Казалось, он был везде, знал всё и про всех. Его никто никогда не видел. Его и упоминали-то исключительно с оглядкой и шепотом. У него всюду были глаза и уши. А вот связаться с ним было возможно только через его женщин. Любовниц или рабынь, слухи ходили разные. Верность их была сродни фанатизму. Но точно можно было сказать одно, заказы любой сложности женщины Кэш выполняли безупречно. И, хотя женщины эти были всегда на виду, никто не мог бы опознать их, настолько ловко они перевоплощались.
  Стул оказался жестким, сидеть было неудобно, а встать страшно. Алетру Сильмену всё сложнее давалось внешнее спокойствие. Ему начало казаться, что из темных углов за ним наблюдают чудовища, ждущие только команды своего жуткого хозяина, чтобы накинуться и разорвать в клочья. Ему слышались шорохи, чудилось хриплое дыхание. Поэтому он не сразу понял, что в комнате больше не один. Кто-то невидимый в темноте вошёл и остановился напротив гостя через стол. Алетр Сильмен дернулся всем телом, но быстро взял себя в руки.
  - Я пришла сказать слово Кэш, - торжественно произнесла фигура в сером плаще.
  Именно из-за плаща её и невозможно было разглядеть в сумраке. - Говори, зачем ты пришел?
  - Я... Я хочу... - прохрипел алетр. Прокашлялся и начал заново. - Я пришел, чтобы заплатить за смерть своего врага.
  - Врага? - переспросила женщина в плаще.
  - Врага, - твердо повторил гость. - Он обманул меня. А теперь пытается заставить выполнять свои требования. Он шулер и шантажист.
  - Как он должен умереть?
  - Внезапно! Вместе со всеми тайнами! И, разумеется, никто не должен знать о моей причастности к этому, - голос алетра Сильмена обрёл силу и властность, приличествующую истинному аристократу.
  - Готовы ли Вы заплатить полную цену?
  - Да! Я готов заплатить, сколько надо! Лучше вам, чем ему.
  - Залог - половину суммы - оставите здесь на столе. Остальное мы заберём после окончания работы. Идите!
  Алетр Сильмен не успел понять, когда вновь оказался в комнате один. Он вынул плотный конверт с пачкой крупных купюр внутри и положил его рядом с лампой. Руки у мужчины дрожали, пот стекал по вискам. Только бы связной не ошибся с суммой. Если Кэш подумает, что его хотели обмануть, смерть станет недостижимой мечтой.
  Трясясь, как в лихорадке, он подошёл к двери, через которую его впустили, и постучал. Дверь тут же распахнулась, и любезный служка поприветствовал мужчину поклоном.
  - Благородному алетру будет угодно продолжить отдых?
  - Нет, я бы предпочёл покинуть заведение.
  - Как пожелаете! Следуйте за мной, пожалуйста!
  И мальчик, старательно плутая, повёл гостя по тёмным узким коридорам к одному из запасных выходов, выводящих в город.
  
  В бальном зале горели свечи, играла музыка, пары кружились в танце. Веселье было в самом разгаре. Джеймесон стоял возле открытого окна, скрываясь за колышущейся на ветру шторой, и лениво глотал тирон. Неизвестно, какую по счёту порцию.
  Сегодня вечером он нанёс визит в дом своей невесты и просидел почти час, выслушивая пьяный бред её дяди. Девушка, сказавшись больной, так и не спустилась. Подобное поведение можно было объяснить смущением, добровольной епитимьей, нежеланием проводить время в компании дяди, и в этом случае мужчина прекрасно мог её понять, или чем угодно другим. Подобная неопределённость раздражала алетра и заставляла сомневаться в правильности своих поступков.
  За свою жизнь он соблазнил немало женщин. Но среди них не было ни одной невинной девушки. Всё чаще наместнику в голову приходила мысль, что он делает что-то не так. Уже неделю он засыпал её цветами и конфетами. Купил даже дорогое украшение, которое намеревался вручить лично. Но тала Клент заперлась в своей комнате и не желала показываться ни при каких условиях.
  - Какой-то ты нервный, дружище, - язвительный, насмешливый голос Джона вторгся в мысли Джеймесона. - Не хочешь развеется, в карты сыграть, например?
  - Издеваешься? - печально вопросил не совсем трезвый Джеймесон.
  - Да, - честно ответил друг. - Ну, что ты страдаешь! Пойдём, сыграем в бильярд. Там сейчас не слишком людно.
  В бильярдной, и правда, оказалось всего три человека. Двое без особого азарта гоняли шары, третий просто наблюдал и заполнял помещение дымом от крепкой сигары.
  - Добрый вечер, благородные алетры, - поприветствовали их наместники.
  Присутствующие откликнулись вразнобой.
  Ленивая атмосфера неторопливой игры. Глухой стук костяных шаров. Плавный пустой разговор без особых пикантностей. Тирон и сигары. Джеймесон впал в прострацию и даже не прислушивался к окружающим, пока не услышал внезапное оживление в голосе друга.
  - И что же, дом сгорел полностью? - взволнованно спрашивал он.
  - До тла. Пепелище даже исследовали специалисты магического контроля и ничего не нашли. Несчастный случай, - пояснял один из играющих.
  - А сам тал Стот где был в это время?
  - Бедолага выпрыгнул из окна третьего этажа, спасаясь.
  - Неудачно. Шею сломал, - добавил мужчина, сидящий в кресле.
  Джеймесон с недоумением наблюдал за Джонатаном. Его обычно сдержанно-ироничного друга сейчас слегка потряхивало от внутреннего напряжения. Возможно, остальные этого не замечали, но мужчины были знакомы слишком долго, чтобы не обратить внимания на такую резкую смену настроения. Тем более, Джон никогда не интересовался сплетнями и столь сомнительными развлечениями, как несчастные случаи, убийства, казни и прочие наказания.
  - Действительно, не повезло, - задумчиво протянул Джон.
  - Говорят, он перешёл дорогу полковнику, - вполголоса произнёс играющий, старательно прицеливаясь для удара по шару.
  - А я слышал, что они как раз неплохо ладили, - возразил другой. - Особенно за карточным столом.
  - В любом случае, мне его не жаль. Это был порядочный мерзавец, - спокойно заявил первый, загоняя шар в лузу.
  - Да, я слышал, он плутовал, - подтвердил второй.
  - Слухи, пустая болтовня досужих сплетников, - раздражённо выплюнул курильщик в кресле. - А вы слушаете и разносите, как торговки на рынке!
  - Кажется, я увлёкся тироном. Пожалуй, пойду, проветрюсь в парке, - внезапно сказал Джонатан, направляясь к дверям.
  - Я составлю тебе компанию, - Джеймесон оттолкнулся от стены, которую подпирал всё это время.
  Друзья вышли за дверь и быстрым шагом направились в зал.
  - Может, ты объяснишь, какая муха тебя укусила? - Джеймесон попытался остановить Джона, схватив того за локоть.
  - Мне срочно нужно переговорить с алетром Морвеном, - Джон резко вырвался из захвата.
  - Зачем?
  - Он лично курирует магические дела. Если там всё-таки что-то нашли, я должен знать.
  - Какое тебе дело до этого мошенника? Ты даже не здоровался с ним! - удивлённо воскликнул Джеймисон.
  Джон резко остановился, схватил друга за грудки и, прижав к стене, прошипел ему прямо в лицо:
  - У него была информация об Александре. И он обещал мне её передать за определённую плату. А я, идиот, торговался, сбивал цену! Требовал гарантий! И опоздал!
  В последней фразе прозвучало столько горечи, что Джеймесон растерялся. А Джон, отпустив друга, развернулся и помчался на поиски начальника магического отдела расследований алетра Морвена Фолмена.
  Когда наместник Перегельский пришёл в себя, Джона уже и след простыл. Впрочем, остановить его сейчас могла только смерть. Джеймесон покачал головой. Мог бы сам догадаться, что лишить хладнокровия его друга способно только упоминание одного имени.
  
  - За что люблю военных, они даже тайники устраивают по уставу, - промурлыкала Кит.
  На этот раз собрались днём. В комнате для совещаний весь стол был завален бумагами. Здесь были досье почти на каждого более-менее заметного представителя высшего света. Измены, бастарды, дуэли, кражи и убийства, извращения. Все возможные пороки и слабости, которые можно дорого продать тал Стот собрал в своей картотеке.
  - Кэш это очень пригодится, - сказала Хэрри, споро сортируя бумаги по папкам, которые у них уже были, и заполняя и подписывая новые плотные конверты.
  - О! Шан, посмотри! Это же твоя папка! - звонко воскликнула Арчи.
  - Дай посмотреть, - заволновалась Санни.
  Она мигом подскочила к подруге и вырвала у неё из рук тонкую пачку бумаг. Быстро прочитывая лист за листом, ведьма подносила их к свече и растирала в пепельнице черные остатки.
  - Ничего такого, чего мы бы не знали, - удовлетворённо заключила она, подставляя огню последний лист.
  - А что-то, что не должны знать не мы? - прозвучал напряженный голос Арчи.
  - Вообще ничего интересного, - твёрдо ответила Санни. - Только то, что я жива, но ни на одном невольничьем аукционе не продана. Ни про Тома, ни про корабль, ни про Кэш.
  - А про твоё прошлое? - спросила Кит, тихонько отодвигаясь в сторону.
  - Про прошлое тем более ничего, - отрезала Шана.
  И с разворота запустила в Кит подсвечником с горящей свечой. Языкатая подруга успела увернуться, но свеча упала на деревянный пол и раскидала пламя, мгновенно осветив комнату.
  - Прекратите! - рявкнула Арчи, лёгким жестом погасив занявшийся было пожар. - Не хватало ещё спалить здесь всё на радость полковнику!
  Её живая ярость заставила пламя оставшихся свечей рвануться вверх и затрепетать. Обе девушки смущенно потупились. Хэрри же ни на минуту не отвлекалась от своего занятия. А Фокс - от самой Хэрри, делая вид, что помогает ей. Эти двое будто даже не заметили происшествия. Хотя, конечно, просто не пожелали влезать под горячую руку огненной девушки, которую за глаза звали Живой Смертью.
  - Итак, задание выполнено. Пора забрать оставшуюся плату, - Хэрри сложила в ящичек с буквой "Ф" последнюю папку. - Наш заказчик вполне платежеспособен, но отличается горячностью. Полагаю, будет не лишним напомнить ему, что случается с неплательщиками, до того, как он решит таковым стать.
  - Разумно, - согласилась Кит. - Как будем напоминать?
  - Мелкие монеты на подушку, как обычно, - пожала плечами Эдди.
  - Может, сначала дадим ему шанс заплатить добровольно? - скромно подал голос Фокс. - А то вы что-то разошлись, девочки.
  - Одно другому не мешает, - улыбнулась Эдди. - Я схожу к нему, оставлю письмо и монеты.
  - К алетру Сильмену пойду я, - возразила Кит. - А ты, милая, займись уже своим женихом. Бедняга с лица спал за последнюю неделю. Ты с ним хоть виделась?
  - Да как-то не до того было, - растерянно отозвалась Арчи. - Заказ интересный...
  - Считай, замужество тоже заказ интересный, - засмеялась Санни.
  - Куда уж интереснее! - возмутилась сосватанная девушка. - Глазки в пол и "да, благородный алетр", "большое спасибо, благородный алетр", "вы очень любезны, благородный алетр"! О! Все демоны Ригга! Я уже хочу его убить!
  Эта вспышка вновь поколебала пламя свечей, но у присутствующих вызвала лишь доброжелательный смех.
  - Правильно, милая, муж должен быть как сундук - старый и с деньгами. Мало его найти, надо ещё закопать, - с искорками смеха в глазах, но совершенно серьёзным тоном сказала Хэрри.
  - Брак - это не так страшно, милая, - снисходительно промолвила Кит.
  - Конечно, кому, как не тебе, это знать, - съязвила Шана.
  - Я, пожалуй, пойду, проверю зал, пока вы не перешли к стадии "все мужики - козлы", - Фокс попытался ретироваться, но своей репликой привлёк всеобщее внимание.
  - Все или не все, но ты точно не козёл, - задумчиво протянула Шана, окидывая мужчину оценивающим взглядом. Фокс расслабился и выдал свою фирменную обаятельную улыбку.
  - Ты - кобель, - уточнила Кит, и глаза её хищно сверкнули.
  - Не трогайте Фокса! Он наш сторожевой кобель! - заступилась за друга Арчи.
  - Спасибо за поддержку, дорогая! - обиделся мужчина.
  - Мы закончили с документами? - прозвучал сухой голос Хэрри. - Значит, Кит идёт к Сильмену, Эдди - к жениху, Шана - на корабль, а мы с Фоксом - работать. Хватит орать, вас уже в главной ратуше слышно.
  Все переглянулись и без возражений взялись выполнять распоряжения своей здравомыслящей подруги. Девушки разошлись сразу, а Фокс задержался. Он решительно подошел к проверяющей замки на металлических ящичках девушке и остановился в двух шагах.
  - Я восхищаюсь твоим благоразумием, - выпалил он, схватил сухую от постоянной работы с бумагами руку и крепко поцеловал ладонь. Потом так же решительно развернулся и вышел. Уже в коридоре мужчина прислонился спиной к стене и несколько раз стукнулся головой о каменную кладку.
  - Какой идиот! - выдохнул он, потирая затылок. - Редкостный идиот!
  
  - Алетр Джонатан Филстер, седьмой наместник Левитресский, - торжественно объявил дворецкий, отступил от двери и склонился в уважительном, но не подобострастном поклоне.
  Джон с достоинством прошествовал в кабинет начальника магического отдела расследований. Алетр Морвен Фолмен поднялся из глубокого кресла и пошёл навстречу неожиданному посетителю:
  - Рад видеть Вас, благородный алетр! Хотя, несколько неожиданно, - улыбнулся он, указав гостю на кресло.
  - Да, я хотел поговорить с Вами в приватной обстановке. У меня к Вам дело крайне личное. Надеюсь, я могу рассчитывать, что предмет нашего разговора останется между нами?
  Предыдущим вечером Джонатан так и смог найти главного следователя среди гостей. Впрочем, оно и к лучшему. Тогда он был не в себе и вряд ли смог бы получить интересующую информацию. Скорее разозлил бы давнего друга отца. К тому же домашний кабинет гораздо лучше подходит для откровенных разговоров, чем любая комната в наводнённом людьми особняке.
  - Уверяю Вас, алетр Джонатан, что ни слова не выйдет за пределы этого кабинета. По роду своей деятельности я вполне научился держать язык за зубами.
  - Я ни в коем случае не хотел Вас оскорбить, алетр Морвен. Думаю, Вы и сами поняли, что именно я хочу обсудить.
  - У Вас не так много секретов, алетр Джонатан, - понимающе улыбнулся старый интриган. - У Вашего покойного отца их было гораздо больше.
  - В таком случае просто расскажите мне всё, что можете, о гибели тала Нелина Стота. И особенно подробно о пожаре.
  - Боюсь, что рассказывать не о чем, алетр Джонатан. Несчастный случай. Погибший вёл разгульный образ жизни. Неумеренно пил, ел, курил, играл. В ночь гибели он был мертвецки пьян. Похоже, пил, лёжа в постели. Всё бельё залито тироном низкого качества, как и остатки одежды на трупе. Потом закурил. Естественно, окурок сгорел, но очаг пожара определённо находился в том месте, где по показаниям свидетелей стояла кровать. Тал Стот сильно обгорел. Видимо, от этого и проснулся. Увидел огонь, запаниковал и выпрыгнул из окна. Постороннего магического или физического вмешательства мы не обнаружили.
  - А его бумаги? Возможно, тайники? - напряжённо спросил Джон.
  - Ничего. Даже если что-то и было, всё сгорело вместе со стенами и мебелью.
  - Это официальная версия, - Джонатан откинулся на спинку кресла. - Меня же интересует Ваша личная.
  - Вы упорный человек, алетр, - усмехнулся хозяин кабинета. - Столько лет не опускаете руки. Я догадываюсь о причине Вашего интереса к этому делу и был бы рад помочь. Но моя личная версия вряд ли Вам понравится.
  - Тем не менее.
  Алетр Морвен вздохнул, исподлобья взглянул на гостя и, наконец, заговорил:
  - Пожары такой силы большая редкость. Но периодически они случаются. Первое такое происшествие проходило в сводках шесть лет назад. Тогда никто не погиб. Огонь полностью выжег несколько комнат и остановился сам. Странно, согласен. Но магическое вмешательство в подобном случае недоказуемо. - Мужчина поднялся и принялся расхаживать по кабинету. - Я подключал лучших людей. Они либо ничего не находили, либо отказывались работать дальше под разными предлогами. Либо находили их. И тогда я занялся этим сам. Скажите, Джонатан, Вам известно имя Кэш?
  Джонатан молча кивнул, и алетр Морвен продолжил:
  - О нём многие слышали. О нём и его женщинах. Но найти никого из них я так и не смог. Мне даже не угрожали. Просто однажды я проснулся рядом с обнажённой девушкой. Она была абсолютно холодной. И у неё не было лица. Это потом я понял, что мне подложили восковую куклу. А в первый момент чуть в Ригг не упал. Не знаю, откуда ему стало известно о некоторых моих тайнах. Но факт остаётся фактом - он знает. Я оставил поиски. И все связанные с Кэш дела закрываются за отсутствием состава преступления. Как обычные несчастные случаи. Слава богам, он не даёт мне повода отступить от нашего негласного договора. И не злоупотребляет своей властью. Но документы я сохранил. Если хотите, я отдам их. Но мой Вам совет, не ворошите змеиное гнездо. Мне совсем не хочется списать Вашу жизнь на очередной несчастный случай.
  - Я возьму всё, что у Вас сохранилось, - Джонатан проигнорировал предупреждение.
  - Хорошо, - вздохнул главный следователь города. - Это Ваш выбор.
  Он подошёл к книжному шкафу и вынул одну из старых солидных книг, положил её на стол и открыл. Внутри оказалась полость, в которой помещался старый пухлый конверт.
  - Здесь только достоверная информация. Слухов Вы насобираете в любом портовом трактире, - алетр Морвен отошёл от стола и сделал приглашающий жест рукой. Он будто боялся даже прикоснуться к злополучным документам.
  - Спасибо, алетр Морвен, - Джон встал и уверенно взял конверт. - Вы правы, это мой выбор.
  Резко поклонившись, он быстро покинул кабинет и особняк. Он торопился домой, чтобы спокойно и внимательно изучить новую информацию. И, возможно, найти, наконец, хотя бы тоненькую ниточку.
  
  Уже подходя к дому, Аркадия заподозрила неладное. Со стороны парадного входа раздавался подозрительный шум. Громкие голоса, стуки, скрипы.
  Арчи скользнула в узкую дверь для прислуги, молнией пронеслась по коридорам и ворвалась в свою комнату за минуту до того, как в основную дверь начал барабанить дядюшка Смирт. Арчи поторопилась переодеться в ночную сорочку и, накинув халат, отперла дверь и распахнула её настежь.
  Дядюшка влетел в раскрытую створку и, не устояв на ногах, рухнул на четвереньки. Аркадия стояла возле двери, молитвенно сложив руки.
  - Добрый день, дядюшка.
  Мужчина с кряхтением поднялся с пола, отряхнулся и, наконец, посмотрел на племянницу.
  - Я пришёл порадовать тебя, дитя моё! К нам прибыла тала Сабрина. Она быстро поставит тебя на ноги. В последнее время ты много хвораешь.
  В этот момент на лестнице послышались уверенные до тяжести шаги. Тала Сабрина приближалась медленно и неотвратимо, как девятый вал. Арчи почувствовала, как накаляются ладони. Вдохнула полной грудью, задержала дыхание и медленно сосредоточено выдохнула. Теперь она готова к встрече.
  Тала Сабрина степенно шла по коридору, ощущая себя хозяйкой положения. Что ей какая-то монашка, жизни не видевшая! А если хорошо постараться, то можно стать хозяйкой этого дома. При таком муже она сможет позволить себе организовать ещё один бордель - для женщин. И самой тоже активно им пользоваться.
  Женщина остановилась в дверях и окинула взглядом фронт работ. Мужчина пьян и жалок. Да он и в постели чаще спал, чем развлекался. Худенькая невысокая девушка в мешковатой сорочке из плотной грубой ткани с глухим воротом и стареньком халате выглядела как брошенный мамкой слепой котёнок. По несчастному выражению бледного личика сразу видно, привыкла быть послушной. Ею можно крутить, как угодно, опираясь на авторитет старшей, а самой вплотную заняться талом Смиртом. Вон, он уже слюной истекает. Но не всё сразу.
  Аркадия тоже разглядывала гостью. Правда, без особого интереса. Высокая, статная, фигуристая блондинка в шикарном по деревенским меркам платье с низким вырезом, демонстрирующем внушительные прелести. Вся прямо-таки излучает здоровье и уверенность в себе. Хозяйка. Зря Аркадия думала, что женщина пришла ненадолго. Эта, если пришла в дом мужчины, рассчитывает остаться в нём навсегда.
  - Здравствуй, деточка! - попытка сделать улыбку доброжелательной позорно провалилась.
  - Здравствуйте, уважаемая тала! - Аркадия предпочла вежливо не заметить провала и склонилась в поклоне, считавшемся в обществе характерным для послушниц монастыря. Хорошо, что лично они никогда прежде не сталкивались. Мамаша Сабрина работала на Кэш через посредников.
  - Меня зовут тала Сабрина, деточка, - представилась женщина. - Уверена, мы подружимся! Смииирт! Покажи мне мои комнаты. А ты, деточка, пойди умойся и приведи себя в порядок. Я приду позже и подготовлю тебя к вечернему посетителю.
  - Хорошо, уважаемая тала, - Аркадия уже представила себе лицо алетра Джеймесона при её появлении. Это было бы очень смешно, если не было так грустно.
  Сабрина в сопровождении дядюшки удалилась в сторону гостевых комнат. Аркадия вернулась к себе. Достала из-под кровати комок одежды Эдди, который зашвырнула туда впопыхах. Аккуратно всё сложила и убрала в дальний ящик. Позвала Сару и попросила тёплой воды для умывания.
  Торопиться не следовало. Во-первых, мамаше Сабрине понадобится какое-то время для устройства на новом месте и общения с дядей. Во-вторых, её медлительность сочтут слабостью и отнесутся соответственно. Сабрина станет вести себя снисходительно и безумно раздражать. Будет полезно перераспределить огонь между несколькими целями. Безопаснее для всех.
  
  Санни ловко забралась по веревочной лестнице на борт корабля с названием 'Удача'. На палубе её уже ждал муж:
  - Скоро ты закончишь свои дела?
  - Имей терпение, Томас. Ты сам знаешь, я не могу торопить события.
  Капитан нахмурился.
  - Неужели ты думаешь, я сама не хочу поскорее поднять якорь и вернуться к детям? - женщина положила ладони на грудь мужа и снизу вверх ласково заглянула в родные глаза. Помогло. Мужчина устало выдохнул и крепко обнял её в ответ.
  - Я волнуюсь, ты же понимаешь, - пробормотал он ей в макушку. - В городе появились слухи о войне главарей. А вы вечно лезете в самое пекло.
  - Да, я знаю. Я всё понимаю. Но сейчас мы должны ждать здесь. Полковник отправляет груз регулярно. Мы не можем себе позволить упустить его. Это важно!
  - Хорошо! Но я буду сопровождать тебя во всех ходках на берег. Голос мужчины звучал твёрдо, но Санни лишь улыбнулась, прижимаясь щекой к широкой груди. Он, несомненно, будет сопровождать её во всех ходках. Во всех, о которых узнает.
  
  В очередной раз входя в маленькую гостиную со старой мебелью, алетр Джеймесон готовился вновь провести вечер наедине со старым алкоголиком. Но к тому, что его ждало, он оказался не готов совершенно.
  Почти в дверях на него налетела вульгарно одетая шумная блондинка, окутав нестерпимым запахом дешёвых духов и пота. От её стрёкота у алетра мгновенно начала гудеть голова. Несмотря на это, он позволил усадить себя на диван. Налить себе тирона вместо чая. Заставил себя вежливо слушать речь этой странной особы. Даже постарался вникнуть в суть. Но терпение очень быстро закончилось. Наместник отставил стакан с тироном, к которому так и не притронулся, и прервал неиссякаемый поток глупости:
  - Я хочу видеть талу Аркадию!
  Женщина вздрогнула и замолчала. Джеймесон, кстати, не обратил внимания, называла ли она своё имя. Впрочем, это неважно. Запоминать её он не собирался.
  - Она наверху, готовится предстать перед Вами, благородный алетр Джеймесон, - залебезила блондинка. - Но Вы же знаете нас, девушек! Нам всегда кажется, что можно выглядеть ещё лучше.
  - В таком случае, я сейчас сам оценю, достаточно ли хорошо она выглядит, - тон наместник выбрал такой, от которого окружающие обычно интуитивно приседали, ощущая собственную незначительность и подсознательное желание бежать. Не подвёл он и на этот раз. Блондинка охнула и побледнела. Дядюшка Смирт вжался в кресло, в котором сидел всё время, молча опустошая графин с тироном.
  Джеймесон поднялся и стремительно вышел из гостиной. Его переполняла ярость. Как эта девчонка смеет игнорировать его? Да ещё подсовывать вместо себя подобных... собеседниц.
  Стремительно взлетев по лестнице, перешагивая через две ступени, наместник наткнулся на какую-то служанку. Та заметалась перед ним, не зная, как убраться с дороги. Но мужчина рассудил по-другому.
  - Где комнаты талы Аркадии, - грозно вопросил он, удерживая девушку за локоть.
  Девушка в ужасе распахнула глаза и молча замотала головой.
  - Ты немая? - удивился алетр.
  Служанка активно закивала, даже прическа растрепалась.
  - Тогда проводи меня, - вкрадчиво протянул Джеймесон, снова расчётливо манипулируя тоном голоса.
  И тут девушка его удивила. Она гордо выпрямила спину, завела свободную руку назад и мотнула головой, давая понять, что помогать не собирается.
  Пока ошарашенный мужчина раздумывал, как простая служанка смогла сопротивляться тону, которому даже сиятельные алетры старшей палаты не могут ничего противопоставить, одна из дверей приоткрылась, и раздался знакомый женский голос:
  - Сара! Помоги мне, пожалуйста!
  Девушка попыталась вырвать руку из жёсткого захвата.
  - Ты можешь быть свободна. Твоя помощь больше не понадобится, - улыбка, больше похожая на оскал, исказила лицо алетра. И девушка, уже не контролируя страх, бросилась вниз по лестнице. А Джеймесон направился в сторону двери, из-за которой услышал просьбу.
  Небольшая щель была оставлена будто специально. Алетр решительно распахнул дверь и вошёл.
  Она стояла перед зеркалом спиной к двери и, опустив голову, расправляла складки на нижнем платье. И никакого корсета. Джеймесон видел узкую спину, тонкую талию, плавный изгиб склонённой шеи. В отражении он обратил внимание на мягкие округлости грудей в свободном вырезе. И забыл, зачем шёл. Забыл приготовленную гневную тираду.
  Видимо, почувствовав его взгляд, девушка подняла глаза и увидела изучающего её мужчину. Он не успел понять выражение, мелькнувшее в синих глазах. Аркадия резко повернулась, сложила руки в молитвенном жесте и глубоко вдохнула. Взгляд мужчины вновь прикипел к девичей груди. Он интуитивно сделал шаг вперёд. И тут дом потряс оглушительный визг.
  Джеймесону показалось, что голова взорвалась. Женщины никогда раньше не реагировали на него так. Стряхнув оцепенение, алетр ринулся вперёд. Аркадия попыталась увернуться, не прерывая визга. Но Джеймесон оказался быстрее. Перехватил стройное девичье тело поудобнее, спиной к себе. Одной рукой обнял её так, чтобы руки оказались прижаты к бокам, а другой зажал рот. Визг оборвался.
  - У Вас прекрасные лёгкие, тала Аркадия, - выдохнул Джеймесон ей в ухо. - Должно быть, Вы пели в хоре во славу яркой Солин.
  От его шёпота по телу девушки прошла дрожь. Глупо надеяться, что опытный мужчина примет её за страх, но попробовать стоило. Аркадия дернулась. В ответ её сжали так сильно, что пришлось непроизвольно выдохнуть. Колени подогнулись сами собой.
  Аркадия могла бы легко освободиться, используя свои рабочие навыки или магию. Но это разрушило бы много лет сохраняемую маскировку. Тем более, алетр ничем не угрожал ни её жизни, ни её чести. Скорее всего...
  А вот самообладание в его присутствии Аркадии явно отказывало. Близость горячего мужского тела приятно будоражила. Голос, напротив, успокаивал. Экзотический терпкий аромат мужского парфюма кружил голову. К тому же любопытство девушки всегда было сильнее инстинкта самосохранения.
  - Аркадия, я не причиню Вам вреда, - продолжал он шептать ей на ушко. - И отпущу Вас, если пообещаете больше не шуметь.
  Девушка уже буквально висела у него на руке. Ещё немного, и потеряет сознание. Она пошевелила руками и случайно провела пальцами по его бедру. Джеймесон понял, насколько обещание отпустить Аркадию было опрометчиво. Ему-то хотелось совсем другого. И раз уж он всё равно на ней женится, можно не отказывать себе в маленьком удовольствии.
  Медленно отняв руку от её рта, Джеймесон с нажимом обвёл пальцами контур губ. Не ожидавшая ничего подобного девушка тихо ахнула и интуитивно запрокинула голову назад. Мужчина уверенно положил ладонь на тонкую шею, погладил нежную кожу за ушком. Аркадия закрыла глаза, наслаждаясь необычным ощущением. Затаила дыхание, как кошка, подставляясь под ласку. Расслабилась.
  И всё же вздрогнула, почувствовав его губы на своих. Лёгкий, невесомый поцелуй. Следом влажное касание языком. Но мужчина не настроен деликатничать. Он прижимает её к себе так крепко, что дышать становится совершенно невозможно. Да и незачем. Его язык, чуть прохладный и дерзкий, контрастирует с её, тёплым и робким. Пальцы продолжают ласкать шею, посылая толпы мурашек по коже. Аркадии тоже хочется дотронуться до него, но руки всё ещё в захвате. Тело само изгибается, стремясь прижаться как можно ближе.
  Как сквозь вату доносится топот ног, и в дверь вваливается толпа, возглавляемая талой Сабриной и дядюшкой Смиртом. Последнего почти несут два лакея.
  Джеймесон интуитивно встал к двери спиной, загораживая собой Аркадию. Та растеряно оглядывалась вокруг, будто не узнавая собственную комнату. Мужчина развернул девушку к себе лицом и снова крепко обнял. Она и не думала сопротивляться.
  - Что тут происходит? - вопрос прозвучал бы весьма грозно, если бы не истерическая визгливость в голосе мамаши Сабрины.
  Ответ алетра Джеймесона прозвучал над головой Аркадии чересчур громко и раскатисто.
  Его эхо девушка почувствовала щекой, прижатой к мужской груди.
  - Тала Аркадия только что оказала мне честь и согласилась стать моей женой!
  Свечи в комнате с шипением погасли.
  
  - Это было самое необычное предложение в истории! А-ха-ха! Ты превзошёл сам себя, дружище! А-ха-ха-ха! Готов спорить, такого даже от тебя не ожидали!
  Джеймесон с вежливой холодной улыбкой отсалютовал бокалом Джону, распластавшемуся в кресле напротив. Друг уже с трудом дышал, по щекам текли слёзы. Но смех всё ещё прорывался сквозь сбившееся дыхание.
  В камине уютно горел огонь. Мужчины проводили вечер в библиотеке дома наместника Перегельского, обмениваясь новостями. Рассказ Джеймесона о помолвке имел несомненный успех. Джон, в начале вечера непривычно сосредоточенный, сейчас веселился от души.
  - Джейми! А ты узнал, что по этому поводу думает твоя невеста? - отсмеявшись, наконец, спросил он.
  - Вот завтра поеду с визитом и узнаю. Вряд ли она теперь решится от меня прятаться, - удовлетворённо заключил Джеймесон.
  - Если вообще не сбежит обратно в свой монастырь, - предположил Джонатан и снова залился смехом.
  Алетр Джеймесон молчал. Его мысли против воли то и дело возвращались в дом тала Смирта Лисснея.
  После его объявления все присутствующие в комнате дружно ахнули. Так дружно, что свечи погасили. Потом завертелось. Под взволнованное кудахтанье талы Сабрины его выставили из комнаты новоявленной невесты, всё ещё пребывающей в ступоре. Проводили вниз, в ту же самую гостиную. Напоили-таки тироном, кстати, преотвратным. Поздравили с прекрасным выбором. Разве мог он, потомственный аристократ, родовое дерево которого корнями переплелось с монаршим, найти кого-то более достойного и благодарного, чем послушница монастыря Пресветлой Солин. И, разумеется, для него станет приятным дополнением взять на себя расходы по организации свадьбы. Естественно, самими рутинными обязанностями по трате его денег займётся тала Сабрина. Она будет счастлива, помочь благородному алетру Джеймесону, она же может так к нему обращаться, всё-таки почти родственники. А вот невесту так больше и не показали, пояснив, что девушке необходимо прийти в себя от радости.
  А он ведь так и не смог поговорить с Аркадией. Их поцелуй будто выпил из него всю ярость, оставив лишь спокойствие и близкое к фатализму безразличие. Девушка же явно не разделяла радости родных по поводу предстоящей свадьбы. И это задевало. Тем более на деле она оказалась гораздо привлекательнее, чем он думал. Джеймесон вновь начал погружаться в приятные воспоминания.
  - Джейми! Дружище! Проснись! - Джон прищелкивал пальцами у друга перед носом. - Я смотрю, ты и сам под впечатлением от собственной выходки.
  - Меня беспокоит, что о самой девушке я так ничего и не знаю, - тут же встрепенулся мужчина. - А вот её окружение вызывает у меня не просто беспокойство, а стойкий рвотный позыв.
  - Хочешь, я расскажу тебе, что действительно вызывает беспокойство? - зло выпалил Джон, резко подаваясь вперёд.
  - Не надо, Джон, - Джеймесон попытался вложить в свой голос всю доступную энергию дома, чтобы хоть немного успокоить друга. - Ты разговаривал с алетром Морвеном. И ничего не добился. Я правильно понимаю?
  - Нет! - Джонатан откинулся назад с такой силой, что несчастное кресло жалобно скрипнуло. - На этот раз неправильно. Он кое-что дал мне.
  - Кое-что? - с расстановкой повторил наместник Перегельский.
  - Больше, чем мог себе позволить, как я теперь понимаю. - Джон устало вздохнул и налил себе полный стакан тирона. - Слушай!
  Джеймесон повторил действие друга и, стараясь не расплескать жидкость, устроился удобнее в кресле и приготовился внимать, как это любил Джон. Но сейчас собеседник не обратил никакого внимания на показательную позу Джеймесона. Он просто прикрыл глаза и начал рассказывать:
  - Эта информация не просто секретная. Она опасна для жизни. Оказалось, алетр Морвен пару лет назад пытался выйти на теневого короля города. Ты ведь знаешь, кто такой Кэш? Это, похоже, вообще не человек - бог. У него есть свои жрицы - женщины Кэш. Выполняют мелкие поручения, так сказать, приятную работу. Их не больше десяти, преданы ему беззаветно. Ещё бы! Ведь наказывать он умеет так, что смерть кажется счастьем. Хотя, у него есть чувство справедливости. Правда, довольно своеобразное. Говорят, Кэш принимает только те заказы, которые считает правильными. Если ему чем-то не нравится заказчик, он умирает. Также у Кэш есть жрецы. Исполнители его воли. Несколько таких же полубогов. Точное число неизвестно. А может, оно меняется иногда. Всё-таки работа опасная. Из бумаг, отданных мне Морвеном, я узнал о четверых. Первый - Кит Кэш. Или Зверь. Те, кто выжили после встречи с ним, похожи на лоскутные одеяла. У большинства помутнение рассудка. Остальные просто делают вид, что никогда о нём не слышали. Боль он умеет причинять адскую. Второй - Эдди Кэш. Или Живая Смерть. Говорят, весельчак. Но ничего больше на него нет. Живых свидетелей он не оставляет. Третий - Генри Кэш. Этот тоже мастер своего дела. Его так и зовут, Мастер. Яды на все случаи жизни. Также противоядия от них. На людях вообще не появляется. Есть ещё Шана Кэш, но про него информацию собрать не удалось. Судя по имени, иностранец. Вероятно, бывает в городе наездами. Есть мнение, что у него связи с потусторонним миром. Не знаю, насколько это правда. Всё это даже могут оказаться разные люди под одними и теми же именами или один человек под разными. Но марку они держат. И не делают различия между последним нищим и благородным алетром. Морвен ещё посоветовал мне потолкаться в портовых кабаках. Но я думаю, надо сделать по-другому. Я обращусь к Кэш за помощью.
  В этот момент Джеймесону показалось, что тирон слишком крепкий, и весь немаленький глоток вылетел на ковёр.
  - Что ты сделаешь?! - закричал мужчина, откашлявшись.
  - Ты слышал. Я уже навёл справки. Скоро должен получить сообщение от связного, - Джон был пугающе спокоен. - Я не заставляю тебя идти со мной. В конце концов, у тебя сейчас своих проблем хватает.
  - Даже не рассчитывай отделаться от меня, Джонатан! - возмущению Флитцера не было предела. - Более того, мы пойдём туда с моим делом. Оно сейчас более актуально. Уж извини, но твоей проблеме уже больше пяти лет. И если за это время никто ничего не сумел раскопать, то и сейчас это может затянуться. К тому же если Кэш действительно замешан в исчезновении Александры, мы оба обречены.
  - Но это именно то дело, которое может спровоцировать Кэш! - попытался возразить Джон.
  - Ты сам знаешь, что такая провокация закончится для нас неудачным падением из окна. Или случайным убийством при ограблении.
  - Ты думаешь, король города возьмётся разыскивать сведения о монашке? - пренебрежение в голосе Джонатана соперничало с раздражением.
  - Я думаю, что Кэш заинтересуется планами полковника относительно моей свадьбы с племянницей его близкого друга, - медленно выдавил Джеймесон. Идея ему категорически не нравилась. Но другого способа свернуть друга с опасного пути наместник Перегельский не видел.
  - Что ж, - сдался Джонатан. - Пусть будет так. Но мы во всём участвуем вместе.
  - Безусловно!
  И благородные алетры пожали друг другу руки.
  
  Большой зал подпольной таверны был пуст. Только с кухни доносился звон посуды да иногда пробегали мимо служки, нагруженные каким-то барахлом.
  - Я сама не понимаю, что на меня нашло, - жаловалась Арчи сидящей напротив блондинке. - Ты же меня знаешь, Алекс, я и за меньшее убивала. А тут рассиропилась, как салага последний!
  Брюнетка расстроенно всплеснула руками и тряхнула короткими кудряшками.
  - Осторожно, салага, стакан опрокинешь! - усмехнулась Санни. - Не обижайся, но в этом вопросе ты и правда салага. Не переживай! Джеймесон Флитцер мужчина опытный, про его похождения легенды слагают. Просто расслабься и получай удовольствие.
  - Отличный совет! Особенно от той, что в моей каюте неделю ныкалась, когда капитан решил её поднатаскать в этом вопросе, - скорчила подруге рожицу Арчи.
  - Мне кажется, или бесстрашная Живая Смерть просто-напросто боится первой брачной ночи? - нагнулась над столом Санни.
  - Ничего я не боюсь! - возразила девушка. А потом добавила так тихо, что собеседница едва расслышала. - Мне его потом ещё убивать.
  - Ты бы сначала вот это почитала, - на стол шлёпнулась пухлая папка, а на соседний стул - Хэрри, как всегда одетая в строгое коричневое платье.
  - Что это? - полюбопытствовала Санни.
  - Досье на нашего мужа, - бодро отрапортовала Хэрри.
  - Не нашего, а арчиного! - возразила ведьма.
  - Там есть что-то интересное? - Арчи подвинула бумаги к себе.
  - Я бы на твоём месте уделила особое внимание семейному древу. Род наместников Перегельских является одним из самых влиятельных не только за счёт близкого родства с королевской семьёй. У Перегельских очень сильная магия дома. А это значит...
  - Это значит, что среди них были маги, - выпалила Санни.
  - Причём не более четырёх поколений назад, - уточнила Хэрри.
  - Какие? - Арчи внимательно листала документы.
  - А вот это неизвестно, - пожала плечами Хэрри.
  - Да, в сущности, и неважно, - откликнулась Арчи. - Главное, какой дар боги подарили их потомку.
  - И если это водная стихия, тебе придётся убить его в первую брачную ночь, - твёрдо постановила Хэрри.
  - Или, если её огонь окажется сильнее, вообще не убивать! А подчинить!
  - Арчи не обучена!
  - Флитцер тоже!
  - Хватит! - Аркадия хлопнула ладонями по столу, вызвав несколько искр на деревянной поверхности. - Буду действовать по обстоятельствам. В крайнем случае, я и сама могу утонуть в какой-нибудь речке, а всплыть, где захочу. - И она подмигнула подругам.
  - Я, собственно говоря, по делу подошла, - вспомнила Хэрри. - Есть новый заказ. Некий благородный алетр желает нанять лучших из лучших для выполнения сугубо конфиденциального задания.
  - Не многовато ли последнее время благородных алетров крутится вокруг нашей скромной организации, - недовольно нахмурилась Арчи.
  - Мы давно не так скромны, как хотим казаться, - гордая улыбка осветила лицо миниатюрной шатенки.
  - А что за дело? - спросила Шана, стараясь отвлечь подругу от неприятных мыслей.
  - Он категорически отказался обсуждать это с кем-либо, кроме голоса Кэш.
  - Значит, будем приглашать, - постановила Эдди.
  - Через два дня в порт придут два дальника, у нас будет аншлаг, - задумчиво процедила Хэрри.
  - Хорошее время, отправляй вестника, - решила Эдди.
  
  По городу ползли слухи, пришедшие с окраин, что грядёт смена теневой власти. Шепотом передавали друг другу новости деловые люди в тавернах, ахами и охами делились торговки на рынке, подозрительно косились по сторонам нищие на обочинах. На улицах нижнего города стало спокойно. Люди затаились и ждали.
  Сиротский дом Всех Богов стоял в тёмном переулке, куда не зайдут случайные прохожие и не станет лишний раз заглядывать служащий охраны порядка. Тем удивительнее было видеть стоящего в тени старого дерева мужчину в тёмной неброской, но явно дорогой одежде. Соломенного цвета волосы были зачесаны назад и напомажены. Ботинки не запылились, что указывало на то, что человек не пришёл сюда пешком, и где-то недалеко его ждёт транспорт. Периодически он доставал часы и проверял время. Видимо, кого-то ждал. И занятие это было для него непривычно и неприятно.
  'Странно, что его ещё не обчистили', отстранённо подумала Хэрри, подходя к крыльцу с противоположной стороны.
  - Сина Генриетта Восторн? - спросил незнакомец, стремительно приближаясь к дверям.
  - Да! С кем имею честь? - с ноткой высокомерия осведомилась Хэрри.
  - Вы заведуете этим приютом? - мужчина махнул головой в сторону запущенного трёхэтажного здания, бывшего когда-то зелёным. А ныне цвета весенней неожиданности, как любила пошутить сестра Бельт, единственный медицинский работник заведения. От резкого движения одна непослушная прядь отделилась от аккуратной причёски и упала на лоб задорным завитком. Незнакомец привычным жестом вернул её на место и пригладил.
  - Я задала Вам вопрос, молодой человек, - Хэрри позволила раздражению проявиться в голосе. Слишком хорош, если не сказать идеален. Таких она особенно не любила.
  - Прошу прощения, - собеседник перенял её тон, его карие глаза надменно сверкнули. - Мид-алетр Силен Тиронс, член попечительского совета. К Вашим услугам. - И он небрежно поклонился.
  'Вижу, что член', зло подумала Хэрри.
  - Очень приятно, - растянула губы в улыбке. Приятно ей не было ни капли. - Входите, прошу Вас! Взгляните на нашу скромную обитель.
  'Посмотри, попечитель, как живут твои подопечные, пока ты по шикарным балам шляешься, дорогих шлюх цепляешь, - комментировала она про себя, - побежишь отсюда быстрее самых породистых жеребцов'.
  - Спасибо! - откликнулся гость и с достоинством внёс себя внутрь дома следом за девушкой.
  Внутреннее убранство дома также радовало глаз, как и внешняя отделка. Но гость, вопреки ожиданиям Хэрри, не спешил ретироваться. Шёл по коридору в сторону кабинета, с интересом оглядывался по сторонам, подмечая и пыльную паутину в углах, и трещины на потолке, и облупленную краску на дверях, и потертые бумажные обои на стенах. Всё, на что не хватало денег и сил у крохотного женского коллектива сиротского приюта.
  Хэрри отперла дверь кабинета и с усилием потянула на себя рассохшуюся дверь, чуть приподнимая её вверх.
  - Проходите, пожалуйста! Присаживайтесь!
  Посетитель устроился в скрипучем кресле с таким видом, будто он находился в модной гостиной. И с непосредственным любопытством продолжил рассматривать обстановку. Ещё одно кресло, сто лет не топленый камин, напротив него книжный шкаф с делами воспитанников, порядок на письменном столе, окно с мутным стеклом и плотные темные занавеси, сейчас раздвинутые.
  - Я попрошу принести чай, если желаете, - Хэрри попыталась проявить гостеприимство.
  - Не стоит! - тут же обернулся к ней гость. - Я ненадолго. По делу.
  - Хорошо, - кивнула девушка и прошла к своему месту за столом.
  - Могу я взглянуть на расходные книги? - вопрос прозвучал как будто с намёком. Но Хэрри и так понимала, о чём думает этот надутый болван.
  - Конечно! - книги были извлечены из запертого ящика и водружены на стол. - Здесь отчётность за текущий год.
  - Благодарю! - откликнулся мужчина, в упор глядя на девушку. На книги он даже не взглянул. - Я бы всё-таки выпил чаю.
  - Разумеется! - Хэрри не отвела глаз. Ей нечего скрывать. Пусть этому благодетелю станет стыдно, когда он увидит колонку прихода.
  Второй бухгалтерии заведующая не вела. Это было ни к чему. Деньги, которые щедро по первому требованию выдавал Фокс, сразу шли на оплату конкретных вещей или услуг. А иногда рыжий плут и сам с энтузиазмом помогал в приюте и занимался с детьми. Хэрри была уверена, это из-за того, что некоторые из воспитанников могли бы смело назвать его папой. Просто он сам не знал, которые из них.
  Да это и неважно. Важно, что Фокса любили дети, боготворили сотрудницы, уважали торговцы. Иногда в конце дня, покончив с делами, они вдвоём сидели в её маленьком кабинетике и играли в шахматы. Потом Фокс уходил на работу в их подпольную таверну, и девушка, если не было заданий для девочек, оставалась одна. Хэрри любила эти тихие совместные вечера. И то, что они были редки и коротки, делало их ещё более долгожданными.
  В кухне никого не было. Полдник уже прошёл, а до ужина всех увели работать на небольшом огородике, формально принадлежавшем алетре Кэтрин Мальвиоз. На нескольких ухоженных грядках ребята своими руками выращивали полезную зелень и сладкие ягоды. А заодно учились честным путём обеспечивать себя необходимыми продуктами в будущей взрослой жизни.
  Хэрри разожгла огонь в плите и водрузила на горелку малый чайник. Этого хватит на двоих. Оставлять гостя надолго одного ей интуитивно не хотелось, и девушка поспешила обратно в кабинет.
  Неслышно, как она умела, несмотря на скрипучий пол, Хэрри подошла к двери и прислушалась. Внутри было подозрительно тихо. Может, ушёл проверяющий. Надежда оказалась напрасной. Мужчина листал книгу. Почему-то стоя у стола спиной к окну.
  'Обыскивал ящики стола', поняла Хэрри. Главным для неё сейчас было не поддаться гневу, от которого мгновенно замутило.
  - Нашли что-нибудь интересное? - невинно поинтересовалась девушка.
  Реакция гостя наглядно показала, что вопрос застал его врасплох. Впрочем, он быстро справился с замешательством. Аристократов с детства учат держать лицо.
  - Всё прекрасно! - улыбнулся мужчина. - Вы очень подробно ведёте записи. Приятно видеть такое ответственное отношение к работе.
  - Это не работа, благородный алетр, - поправила его Хэрри. - Это наша жизнь. Возможно, Вы хотите задать мне какие-то вопросы. Посмотреть помещения.
  Вопреки злости, девушке была приятна похвала. Да и выглядел мужчина неопасно. Ей вдруг очень захотелось, чтобы он по-настоящему оценил старания служащих и детей, старательно превращающих казённое заведение в уютный дом.
  - Буду рад, если Вы проведёте для меня небольшую экскурсию, сина Восторн, - обаятельно улыбнулся мид-алетр Силен.
  - В таком случае предлагаю начать с кухни, - не могла не улыбнуться в ответ Хэрри.
  - Там как раз сейчас закипает чайник. У нас нет обслуги, благородный алетр, поэтому чай мы готовим себе сами.
  - Зовите меня Силен, сина Восторн, - доверительно попросил мужчина. - Нам с Вами придётся теперь часто общаться. Я взял на себя обязанности по наблюдению за этим заведением и твёрдо намерен выполнять их хорошо. Поэтому мне хотелось бы, чтобы между нами возникла если не дружба, то хотя бы симпатия.
  Хэрри не ожидала подобной откровенности от проверяющего. Интуиция настаивала, что он не так прост, как хочет показаться, но повода для подозрения не было никакого. И чтобы выяснить, какой же интерес представляет бедный приют для благополучного аристократа, балующегося благотворительностью, придётся допустить его так близко, как только возможно. А заодно вспомнить старые уроки, о которых девушка долго и безуспешно старалась забыть.
  - В таком случае, для Вас, Силен, я просто Генриетта, - улыбка гетеры сама собой скользнула по губам. Старые навыки не изживаются по одному только желанию. Наблюдая за мужчиной, Хэрри с горечью думала, что подружиться с ним не составит для неё труда. И даже более того.
  - Пойдёмте! - девушка направилась в сторону кухни, уверенная, что Силен идёт следом.
  В кухне слышался шум закипающей в чайнике воды - они пришли как раз вовремя, чтобы снять кипяток с огня. Хэрри привычными движениями достала заварочный чайник, заварку, полотенце. Ополоснула посуду кипятком, насыпала сушёные листья, залила водой наполовину и накрыла полотенцем. Силен наблюдал за гипнотически плавными, размеренными движениями тонких рук.
  Когда перед ним на столе возникла чашка с чаем, мужчина чуть заметно вздрогнул. Хэрри отметила для себя, что он слабо поддаётся влиянию. Слишком слабо даже для прожжённого интригана. А таковым совсем не выглядит. Значит, интуиция её не подвела, надо ждать подвоха.
  - Угощайтесь, пожалуйста, - поставила перед гостем миску с корявеньким печеньем. - Девочки сами вчера испекли!
  Мид-алетр подозрительно разглядывал неровные кусочки теста. Потом всё-таки взял и с отчаянным видом откусил кусочек. Пока осторожно жевал, лицо его постепенно разгладилось, и через пару минут он уже смело потянулся к миске.
  - Спасибо! Очень вкусно! - похвалил он угощенье, сопроводив благодарность очередной милой улыбкой глаза в глаза.
  Хэрри почувствовала гордость за своих воспитанниц. В голосе мужчины ей слышалась искренность, а угодить такому гостю дорогого стоит. И она обязательно расскажет об этом девочкам сегодня перед сном. А чтобы мальчикам не было обидно, покажет гостю их поделки. Он обязательно похвалит и их.
  - Вы готовы к прогулке? - спросила девушка допившего чай гостя. Ей уже не терпелось провести его по убогим комнаткам дома. Но теперь уже она не ожидала увидеть отвращение на его удивительно выразительном лице. Хэрри была уверена, что он-то оценит всё с другой точки зрения, не так, как предыдущие попечители.
  - Да! - довольно протянул тот. - Теперь можно идти совершать подвиги!
  Хэрри поддержала шутку негромким смешком.
  Начать осмотр решили с первого этажа. Из кухни перешли в столовую, зал с двумя длинными столами, которые на праздники сдвигали к стенам, чтобы освободить пространство для танцев. Дальше вышли в коридор и стали заглядывать во все двери подряд по ходу коридора. На первом этаже преобладали хозяйственные помещения: кладовые для продуктов, швабр, верхней одежды и обуви. Большой центральный холл с гардеробом, расположенный со стороны парадного входа. Архив документов, где хранились дела уже выросших воспитанников и бухгалтерия за прошлые годы.
  Из главного холла вела лестница на второй этаж, где по традиции располагались гостиные, классы, библиотека, музыкальная комната и даже небольшой спортивный зал. Каждую комнату девочки обставляли с особой любовью. Кроме спортивной. Там хозяйничали мальчики, потому что именно они проводили там больше всего времени, зимой пропадая иногда на целый день. Фокс помогал парням подобрать снаряды и расположить их как можно компактней. Он и сам с удовольствием участвовал в испытаниях техники, показывая заодно, как правильно выполнять упражнения. Хэрри даже не стала вникать тогда. Но сейчас явно видела удивлённое восхищение на лице гостя. Приятно.
  Третий этаж назывался жилым. Там располагались спальни для детей и сотрудников, если они захотят жить здесь. Большинство имело своё жильё, но иногда остаться было необходимо или просто удобно. В каждой детской спальне стояло по шесть кроватей. Хэрри постаралась расселить своих подопечных не только по полу, но и по возрасту и характеру, чтобы им было интересно вместе и они не ссорились из-за пустяков.
  Мид-алетр Силен внимательно осматривал каждое помещение. Улыбался, хвалил, спрашивал о потребностях, обещал помочь, сам предлагал решения некоторых сложных вопросов.
  - А в пристройке у нас помывочная, раз в неделю банный день, - снова спустившись на первый этаж, Хэрри махнула рукой в сторону черного хода, через который они и входили. От долгого разговора в горле пересохло, но удовлетворение, полученное от прогулки, перекрывало все неприятные ощущения. Интуиция замолчала ещё на втором этаже. Мужчина был обходителен, внимателен, вежлив. Привлекателен.
  Внезапно входная дверь распахнулась, и вошёл Фокс. Как всегда с улыбкой на лице и каким-то мешком в руках. Но стоило ему увидеть гостя и Хэрри рядом, улыбка сменилась странной гримасой.
  - Добрый день, сина Генриетта! - сказал он и слегка поклонился.
  Хэрри непонятно почему смутилась.
  - Добрый день, тал Сильвин! А дети ещё не пришли.
  - Ничего страшного! Я подожду! - откликнулся рыжий с вызовом.
  - Да, конечно, - растеряно отвела глаза девушка. - Мид-алетр Силен, Вы желаете взглянуть на помывочную? - умный и воспитанный человек сейчас отказался бы и ушёл, а Хэрри уже отнесла Силена именно к таким людям.
  - Я с удовольствием взгляну на неё в другой раз, - мужчина аккуратно взял её руку и чуть пожал. - Я и так отнял у Вас достаточно времени. Непременно зайду на следующей неделе. - Не обманул он ожиданий.
  - Благодарю Вас, благородный алетр, - Хэрри не смогла скрыть облегчения.
  Проходя мимо нового посетителя, мид-алетр смерил того оценивающим взглядом. Постарался сделать это незаметно, но Фокс отметил острый блеск в тёмных глазах подозрительного мужчины и в ответ удостоил его тем же.
  - Что это за хлыщ благородный? - резко спросил рыжий, быстрым шагом приближаясь к девушке. Он был зол и не собирался этого скрывать. Хэрри интуитивно сделала шаг назад и сжалась. Фокс остановился, тряхнул головой.
  - Прости! Просто мне показалось, что он смотрит на тебя... - и замолк. Не мог он договорить того, что думал.
  - Это член попечительского совета, - сухо ответила Хэрри. На какой-то миг она будто вернулась в прошлое, где страх полностью руководил её жизнью.
  - Прости! - ещё раз попросил мужчина, заглядывая ей в глаза щенячьим взглядом. И девушка не смогла устоять, как обычно, рассмеялась.
  - Глупости! Наконец-то нашёлся человек, которого интересуют не только показательные статьи в газетах в преддверии сезона! Я ни капли на тебя не сержусь! - и она нежно потрепала его по волосам, как одного из своих подопечных. - Что ты принёс?
  - Ничего особенного, повар собрал десерты, как обычно, - как-то обречённо ответил Фокс. - Пойдём на кухню, напоишь меня чаем, я покажу.
  Для себя он уже решил, что выяснит всю подноготную этого члена совета. Потому что нет на этом свете человека без тайны. И нет такой тайны, которую Фокс не смог бы раскопать. Было бы ради чего. Вернее, ради кого.
  Любая из его девочек заслуживала особого внимания. Хоть они и делали вид, что сильны и независимы, Фокс видел все их слабости. Будучи единственным мужчиной в компании, чувствовал себя ответственным за всех и каждую. Но именно к Хэрри он изначально не мог относиться как к сестре. Остальные всё замечали, но молчали, пока Фокс не переступал определённых границ. Они доверяли ему, и мужчина ни в коем случае не хотел бы предать их доверие. Фокс легко убедил себя, что проверка этого типа как раз и будет простым проявлением заботы. Ничего личного.
  
  Джеймесон Флитцер чувствовал себя весьма необычно, подъезжая к дому своей невесты. Именно теперь, когда он официально стал женихом, появилась неуверенность.
  Невеста. Чем больше мужчина думал о девушке в таком ключе, тем приятнее ему было вспоминать её реакцию на их поцелуй. Про свою реакцию он старался не думать. Всё-таки до свадьбы ещё больше месяца.
  'Надо бы навестить заведение талы Филиции,' подумал мужчина. У этой дамы проводили время многие благородные алетры, а выбор девушек был неприлично богат. Найдётся и серая мышка с плавными формами, похожая на его невесту. Да, невесту...
  Коляска остановилась. Джеймесон чинно вышел из неё и ступил на крыльцо. Сколько бы он не готовился к предстоящему разговору, представить возможные ответы и вопросы талы Аркадии так и не смог. И оттого нервничал с самого утра, и с каждым часом всё сильнее.
  Дворецкий, вопреки обыкновению, не повёл его в какую-нибудь гостиную, а принял шляпу, плащ и трость, поклонился и сказал:
  - Тала Аркадия ожидает Вас в саду.
  После чего появившийся будто из ниоткуда лакей молча провёл Джеймесона через дом в комнату с французскими окнами, выходящими в маленький сад, состоящий, собственно, из одной беседки и десятка плодовых деревьев.
  Открыв нараспашку одно из окон, лакей удалился. Джеймесон вышел на прохладный воздух и по узкой гравийной дорожке направился к беседке. Вход в неё находился с противоположной от дома стороны и был, как тканью, завешен побегами хмеля, плотно оплетающего всё сооружение.
  Аркадия сидела внутри, поставив локти на край расположенного в центре беседки круглого стола, нервно переплетя пальцы и закрыв глаза. Джеймесон не хотел прерывать молитву, но ведь дворецкий сказал, что его ждут. Осторожно скользнув внутрь, мужчина присел на край скамьи.
  В полной тишине прошло несколько минут. Наместник в сумраке пытался внимательно рассмотреть свою избранницу. С закрытыми глазами она выглядела так невинно, умиротворённо, что Джеймесон испытал редкий для него приступ щемящей нежности. Пухлые губки чуть подрагивали в такт словам молитвы, крылья тонкого курносого носика едва заметно трепетали, тёмные ресницы отбрасывали тени на бледные щеки. На кончиках длинных тонких пальчиков розовели короткие ноготки. Волосы странного серого цвета собраны в тугой узел на затылке, открывая вид на аккуратные ушки с маленькими серёжками с бирюзой и чувствительную изящную шею.
  Джеймесон снова увлёкся воспоминаниями и вынужден был перевести взгляд на зелень. Посещение салона талы Филиции откладывать нельзя. Поёрзал на скамейке, чтобы привести себя в чувство и привлечь внимание девушки. Та, погружённая в себя, даже не вздрогнула. Чувствуя себя школьником, Джеймесон сорвал листок хмеля и осторожно прикоснулся к руке Аркадии.
  А девушка наслаждалась ситуацией, растерянностью мужчины, несвойственной ему робостью. Бедняга явно не знал, что с ней делать. Справиться с собой и не улыбнуться было очень сложно и, когда зелёный резной листик пощекотал кожу, Аркадия не удержала отстранённое выражение на лице. Уголки губ сами поползли вверх. И внимательно наблюдавший за ней алетр не мог этого не заметить.
  'Спалилась', девушка даже не расстроилась. Ей было легко и забавно следить из-под ресниц за смущением обычно невозмутимого мужчины.
  - Мне сказали, Вы меня ждёте, - прошептал Джеймесон. Молитва, очевидно, была прервана его осторожным вмешательством, но алетр об этом не жалел. Наоборот, поводил листом выше по руке на границе рукава, с удовлетворением отмечая, как по нежной коже разбегаются мурашки.
  - А Вы давно здесь?.. - также тихо спросила Аркадия, не поднимая глаз.
  - Недостаточно, чтобы налюбоваться Вами, милая тала, - дежурный комплимент вырвался раньше, чем Джеймесон подумал об ответе. Девушка трогательно смутилась.
  - Как это прекрасно, благородный алетр, что Вы дожидались окончания моего общения с пресветлой Солин. Я молилась и о Вашем благополучии тоже.
  - Благодарю! - откликнулся жених. Разговор опять уходил не в ту сторону, в которую он рассчитывал. Девушка упорно игнорировала сам факт помолвки, будто её это совершенно не касалось. Любая знакомая алетру особа уже давно щебетала бы о том, какие цвета и цветы популярны у невест в этом сезоне. Спрашивала его мнения о какой-нибудь ерунде. Он бы с достоинством дал ей возможность самой решать эти важные вопросы, а сам отправился в клуб.
  Сейчас же, глядя в наивно распахнутые синие глаза, он даже не был уверен, что девушка понимает скорое изменение своего статуса. Он бы не удивился, узнав, что она не помнит его имени.
  'Блаженная', с раздражением подумал алетр Джеймесон. Он осторожно, как к дикому животному, придвинулся к собеседнице. Взял её руки в свои, стараясь таким образом удержать внимание монашки на себе.
  - Вы столь же добры, сколь красивы, - заговорил он, преданно заглядывая невесте в глаза. - Все Ваши поступки говорят о достоинстве и благообразности. Рядом с Вами, прекрасная тала, я чувствую себя спасённым грешником, вознесённым из Ригга в цветущие сады Миага. Ваши глаза подобны звёздам, указывающим путь в ночи. Руки Ваши нежнее розовых лепестков...
  'Демоны Ригга! Неужели кто-то на это всерьёз ведётся!', думала Аркадия, старательно сражаясь с рвущимся из горла хохотом.
  Алетр заливался сольвегом. Ожидать от девушки ответа было бы слишком самонадеянно, но он, очевидно, ждал хоть чего-нибудь. Аркадия слушала и внимательно наблюдала за тем, как его пальцы без участия сознания ласкают такую романтично-нежную кожу. И до боли прикусывала щёку изнутри. Человек старается, в конце концов. Если не вникать в значение слов, голос у него приятный, заслушаешься. В сущности, неважно, что он несёт. Зато, каким тоном...
  Прислушиваясь к размеренной речи, текучей, густой, витиеватой, Аркадия вспоминала мужчин, среди которых она выросла. Простых, как рычаг, прямых, как мачтовые сосны. Иногда чересчур откровенных в своих мужских желаниях, никогда, впрочем, на неё не распространявшихся.
  В этот момент Арчи безумно захотелось почувствовать себя просто девушкой, такой нежной и наивной, какой видит её этот распущенный шалопай с завораживающим голосом и пронизывающим взглядом зелёных глаз.
  Вкус крови во рту вернул Аркадию к действительности. Щека болела, алетр молчал и, видимо, ждал ответа на заданный вопрос. Интересно, какой.
  - Простите, я задумалась, - честно сказала девушка и осмелилась посмотреть на своего визави. Мужчина застыл.
  Конечно, она его даже не слушала! Джеймесон почувствовал себя как в дурном сне, где в страхе бежишь на месте или бьёшься головой в каменную стену. А он ведь использовал не только весь запас неоднократно проверенных фраз, но и всё своё красноречие для импровизации. Поймав ее внимательный взгляд, мужчина внезапно даже для себя сказал:
  - Аркадия! Позвольте за Вами ухаживать.
  С таким трудом созданное им волшебство момента было разрушено. Аркадия отпрянула назад, чуть не свалившись со скамейки.
  - Я знаю, что обо мне говорят, Аркадия, - глядя ей прямо в глаза и удерживая ее руки в своих, продолжал Джеймесон. - Но я прошу Вас поверить, у меня самые честные намерения. Я вижу, что мне лучше говорить откровенно. Мне давно пора обзавестись семьей. И пообщавшись с Вами, я понял, что лучшей жены для меня найти невозможно. Я буду счастлив, если Вы окажете мне эту честь.
  "Еще бы на колени встал, идиот!", подумал он. Алетр и сам не мог понять, в какой момент все пошло не так, когда он успел потерять контроль настолько, чтобы лепить правду-матку в лицо намеченной жертве. Глаза у девушки стали большими и темными, почти черными. Но страха в них не было, скорее интерес, что Джеймисон расценил как хороший знак.
  - Вы делаете мне предложение, алетр Джеймесон? - спросила девушка. Джеймесон вглядывался в ее лицо, пытаясь угадать хоть какие-то эмоции. Но это было бесполезно. Должно быть, тот их поцелуй ввёл её в замешательство, а про помолвку никто ничего девочке не объяснил.
  - Совершенно верно! - наконец подтвердил он.
  Аркадия нахмурилась. Любая на ее месте уже визжала бы от радости или лежала в обмороке от восторга. Надо и ей что-то подобное изобразить. Жаль, она не так эмоциональна, как Шана, и не такая хорошая актриса, как Кит.
  - Конечно, Вам надо подумать, я понимаю, - начал алетр Джеймесон.
  - Нет! - прервала его Арчи. Мужчина удивленно вскинул брови. Как же ему это шло!
  - В смысле, да! - поправилась девушка. - Будем откровенны, алетр Джеймесон, от подобного предложения не откажется ни одна здравомыслящая девушка.
  Арчи не поднимала глаз, прекрасно зная, что именно они всегда выдают её с головой. Мужчина молча изучал её. Казалось, это она только что сделала ему предложение, а он раздумывает. Но Аркадия умела держать паузу, с нервами у нее, слава богам, было все в порядке. Джеймесон же сам растерялся от своей настойчивости. Он, конечно, не ожидал, что придётся делать предложение дважды. Да ещё второй раз так прямолинейно. Особенно при условии, что все знают о причинах этого брака. Кроме невесты, конечно. Но что сделано, то сделано.
  Джеймесон кивнул, хотя Аркадия не могла этого видеть.
  - Это значит 'да!'? - выдавил он, поняв, что девушка ждёт от него какой-нибудь реплики.
  - Да, - девушка прикусила нижнюю губку. - Хотя во мне ещё теплилась надежда, что я вернусь под своды светлого монастыря...
  - Я ни в коем случае не намерен препятствовать Вашему желанию навещать монастырь, проводить время в приятных Вам занятиях, которым благоволит солнечная богиня. Разумеется, не в ущерб обязанностям наместницы.
  - Вы, конечно, поясните мне, в чём именно они состоят, благородный алетр, - сарказм не смог просочиться в замечание Аркадии.
  - Не сомневайтесь в этом, милая Аркадия, о чести и достоинстве рода Перегельских заботиться само провидение. Ведь оно послало мне Вас.
  - Вы очень добры, благородный алетр, - скромно ответила Аркадия. - Я вполне удовольствуюсь тихой жизнью вдали от города, если это сообразуется с честью и достоинством Вашего рода, благородный алетр. - Говорить и делать успокаивающие дыхательные упражнения одновременно оказалось непросто, но она справилась.
  - Вы сможете поселиться в нашем родовом поместье Пергилье после того, как мы нанесём все необходимые визиты в качестве супругов, - а вот алетру скрыть радость не удалось. Ещё бы! Сама настаивает на деревенской ссылке. - К сожалению, мне дела не позволят удалиться от общества. - Чинно добавил он.
  - О! Без сомнения, я не смею требовать от Вас подобного! - горячо возразила девушка.
  'Только этого мне не хватало! Приедет, сброшу из окна. Пусть думают, что покончил с собой, увидев меня утром в супружеской постели!', злорадно добавила она про себя.
  - И, разумеется, мы не будем долго откладывать вопрос о наследниках, - осторожно добавил Джеймесон и покосился на девушку, ожидая взрыва праведного гнева. Но Аркадия лишь кивнула:
  - Как богам будет угодно.
  'Наверное, она просто не знает, о чём мы говорим', обречённо подумал мужчина. Он не мог представить, чтобы монашкам давали знания об отношениях между мужчиной и женщиной. Хотя, их учили послушанию и немного медицине. Что-то же она должна знать! Просто уже сейчас принимает любое его пожелание без возражений. Ему досталась идеальная жена.
  - Конечно, - алетр погрузился в свои приятные размышления.
  'Раздулся, как петух, - хмыкнула про себя Арчи. - Совсем расслабился, можно брать голыми руками'.
  - Я полагаю, Вам необходимо переговорить с моим дядюшкой, - робко заметила девушка в надежде, что он наконец оставит её одну.
  - Не волнуйтесь! Я возьму все расходы на себя, - по-своему понял ее намёк наместник.
  - Могу я просить Вас обойтись простой церемонией. Я бы не хотела пышного торжества.
  - К сожалению, это невозможно, - гордо заявил алетр. Он выпрямил и без того прямую спину и расправил плечи, став будто еще выше ростом. - Мой статус подразумевает общественное внимание. И Вам, как моей супруге, необходимо к этому привыкнуть и вести себя соответственно.
  Вот он, истинный наместник Перегельский, гордый и самоуверенный. Пусть распоряжается. После свадьбы она займется им самим и его владениями.
  - Я понимаю, благородный алетр! Как Вы скажете, так и будет.
  - Я знал, что не ошибся в Вас, Аркадия, - мужчина снисходительно улыбнулся. - И зовите меня Джеймесон. Это принято между будущими супругами. Завтра же мы займемся Вашим гардеробом. Через неделю мы с Вами объявим о помолвке официально. По этому случаю я организую приём. Подготовьтесь.
  - Хорошо, благо... Джеймесон, - выдавила Аркадия.
  
  В порту всегда было шумно и людно. Рабочие и нищие, купцы и воры, матросы и полицейские. Корабли приходили и уходили, моряки поливали полы в кабаках ромом и кровью.
  Заведение талы Сабрины считалось в этом районе крайне престижным и дорогим. Здесь работали самые приветливые девочки. Здесь подавали самые лучшие напитки. Здесь была кухня для гостей. Здесь не было драк, или о них просто не узнавали за пределами крепких стен, выкрашенных в радостный розовый цвет. Охрана знала своё дело.
  Поэтому хозяйка заведения спокойно расположилась в кабинете и подсчитывала заработок своих малюток за нынешнюю ночь. А заодно решила проверить, насколько щедро алетр Джеймесон намерен отпраздновать ритуал единения, как поэтично это названо в монастырской книге.
  Небольшой конверт из плотной непрозрачной бумаги мамаша Сабрина взяла со столика в гостиной после ухода дорогого гостя. Очень дорого гостя. Разумная женщина рассудила, что оставлять деньги в доме нет смысла. Девочка всё равно не знает, что надлежит делать с ними, а старый алкоголик Смирт пропьёт их, если только доберётся.
  А уж она-то точно потратит их правильно. И, конечно, не забудет наградить себя за труд небольшими комиссионными. Сабрина мечтательно улыбнулась, она так давно не баловала себя приятными женскими мелочами.
  Нож для бумаг давно пора было наточить. Мамаша Сабрина досадливо поцокала языком, пробуя остроту лезвия подушечкой большого пальца.
  Кабинет хозяйки борделя был обставлен и оснащен как образец делового рабочего места. Дорогая мебель тёмного дерева, купленная давным-давно на аукционе у какого-то разорившегося аристократа за сущие копейки. Тяжелый стол с потайными отделениями, очень кстати. Бюро, отведённое под бар. Три кресла и диван вокруг чайного столика. Тяжёлые темно-красные занавеси на окнах, привезённые одним из постоянных клиентов из далёкого Трудона, славящегося своими тканями и швеями. Обивка на мягкой мебели - подарок от того же клиента. Жаль, его недавно повесили за контрабанду, а то можно было бы потратить комиссионные на трудонскую ткань для платья. Но сойдёт и что-нибудь местное, достаточно дорогое, чтобы блистать на свадьбе наместника Перегельского. Сабрина не сомневалась, что её пригласят. Растерянно водя ножиком по конверту, женщина составляла список необходимых к свадьбе покупок. Пока только самое важное - свой образ.
  Дверь резко распахнулась и в кабинет ввалился один из мальчиков, предоставлявших услуги для особых гостей.
  - Там! Там! Оооооо... - он панически хватал ртом воздух. - Тала Сабрина! Прошу Вас! Скорее! Там! - И он метнулся обратно в коридор.
  'Что там могло случиться,' мамаша Сабрина раздражённо передёрнула плечами, небрежно бросила конверт на стол, нож - сверху на конверт и вышла из кабинета, лишь слегка прикрыв дверь. В её заведении никто не решился бы даже взглянуть на стол хозяйки. Наказание слишком смелых ожидало суровое.
  В широком шикарно декорированном коридоре царила паника. Девушки и мальчики носились из стороны в сторону, громко стонали или визжали, кто-то плакал. Охрана не справлялась со впавшими в истерику работниками заведения. Саму талу Сабрину не замечали, пока она не отловила одного из своих сотрудников и не встряхнула как следуют хорошей оплеухой.
  - Что здесь происходит? - вопросила она громко, нависнув над всхипывающим мальчиком.
  - В-в-вот... - простонал тот и поднял лицо, откидывая за спину длинные светлые волнистые волосы, на зависть любой красавице.
  Взглянув на миловидную, хоть и заплаканную мордашку, тала Сабрина непроизвольно отшатнулась назад, сбив с ног рыдающую на бегу девушку, обёрнутую полотенцем. Та отлетела к противоположной стене и, обессилев, сползла по ней на пол. Проводив её растерянным взглядом, Сабрина вновь повернулась к пойманному, волосами прикрывшему изуродованное лицо.
  С трудом преодолевая отвращение, Сабрина дотронулась до ярко-фиолетового пятна на лбу мальчика. По всему лицу пестрели пятна красного, синего, зелёного цвета. На правом виске прямо на глазах изумленной женщины появилась дорожка маленьких прыщичков, красных с белыми головками. Она стремительно разрослась на половину щеки и опустилась по шее до плеча. Сабрина судорожно отдёрнула руку, оглядела творящийся вокруг бедлам и, не замечая истерических ноток в собственном голосе, громко закричала:
  - Где врач?
  - В своей комнате заперся, - ответил один из охранников, поднимая с пола сбитую хозяйкой девушку.
  Полотенце не удержалось на бесчувственном теле и соскользнуло. Кожа девушки оказалась покрыта похожими пятнами, сыпь уже распространилась по всему животу, красивую полную грудь раскрасили маленькие розовые язвочки. Охранник чуть не бросил свою ношу, но грозный окрик: 'Неси в спальню!' удержал его. Правда, нёс тело мужчина на вытянутых руках.
  Сабрина никогда не выбилась бы в люди, не умей она быстро принимать решения. Поэтому прежде всего она отловила очередного охранника и отправила его закрыть все входные двери, чтобы никто не смог выбраться из охваченного паникой здания и разнести весть о неизвестной заразе. В противном случае её заведение можно закрывать сразу и навсегда. Никто не пойдёт в бордель, где болеют неизвестно чем. На запертые двери повесили объявления с извинениями и уверениями в скором окончании ремонта лестниц, внезапно пришедших в негодность. Окна во всех помещениях закрыли ставнями и завесили плотными одеялами и скатертями. Врача заставили обойти всех пойманых и связанных работников и напоить снотворным, а затем заняться диагнозом.
  - Мы все сейчас в опасности, пока Вы не определите болезнь, уважаемый тал Зедони, - внушала ему мамаша Сабрина. - Заразу мог принести любой клиент из любого, самого дальнего уголка мира. Я не хочу умереть в расцвете лет от неизвестной болезни! Работайте, доктор, работайте!
  Высказавшись, хозяйка резко развернулась на пятках и направилась в свой кабинет обдумывать дальнейшие действия.
  Заперев дверь, Сабрина устало опустилась в кресло за столом, откинулась на спинку и закрыла глаза. День выдался суматошный. Картины плыли под веками против воли женщины. Вот она проверяет всех по очереди работников, включая охрану и обслугу, на предмет наличия пятен и сыпи. Вот она стоит над душой у тала Зедони и наблюдает, как он проводит анализы, пытаясь выяснить причину заболевания. Вот она допрашивает охранников о необычных или новых клиентах за последние несколько недель. Кухарку - о поставщиках продуктов и блюдах, заказанных клиентами извне. Никому другому Сабрина доверить этого не могла.
  Женщина глубоко вздохнула, наклонилась вперед, положила голову на сложенные на столе руки. Что-то холодное попало под локоть. Сабрина, не открывая глаз, нащупала нож для бумаги и откинула его в сторону. Через минуту она подняла голову и в замешательстве оглядела стол и пол под столом. Конверта с деньгами нигде не было.
  
  Алетр Джеймесон Флитцер был доволен собой, прислугой, домом, подготовкой к свадьбе и к предстоящему балу.
  - Ты весь светишься, дружище! - за завтраком Джон вновь пытался испортить ему настроение. - Перестань улыбаться, на тебя страшно смотреть. Я могу подумать, что ты действительно влюбился в этого демона в юбке.
  - Не говори глупостей! Просто я рад, что мне достанется разумная, скромная, послушная, знающая свое место жена.
  Понимание этого радовало Джеймесона уже почти неделю. Ежедневно он навещал невесту, пил с ней чай, расспрашивал про здоровье дядюшки и на этом считал свое ухаживание законченным. Девушка говорила мало и тихо, во всем соглашалась с женихом, улыбалась, не поднимая глаз и не разжимая губ. Мечта, а не женщина. Единственное, о чем она попросила, самой контролировать пошив нарядов. И он благородно согласился.
  - Еще немного, и я начну тебе завидовать, - ядом, заключенном в этой фразе, можно было отравить небольшую армию. - Когда ты намерен отправить ее в деревню?
  - Друг мой, я ещё даже не женился, а ты уже спрашиваешь, когда я избавлюсь от жены! - хорошее настроение Джеймесона сегодня было непоколебимо. И мысль о скором решении семейного вопроса явно добавило хвои в костер.
  - Вот именно! Ты ещё не женился, а уже ведёшь себя, как подкаблучник! - Джон бросил нож, которым намазывал паштет на тост. Нож соскользнул со стола и со звоном упал на пол.
  - Почему ты так переживаешь, Джонатан? - Джеймесон с беспокойством посмотрел на друга. Его настроение нравилось мужчине всё меньше. - Все женятся и заводят наследников. Уж лучше тихая монашка, которая будет проводить время в загородном доме, не вмешиваясь в дела мужа, чем какая-нибудь охотница за титулами, мотовка и кокетка. За такой мне ещё придётся следить. Чистота крови имеет решающее значение для рода Перегельских! - наместник не стал уточнять, почему с недавних пор верность жен стала жизненно важной для его семьи. Эту тайну хранили очень строго и передавали от наследника к наследнику устно, под магической клятвой.
  Так сложилось, что из всех аристократических семейств магия досталась лишь правящей династии. Остальные вынуждены оказались подчиниться. Возможно, с тех пор ещё несколько семейств обрели силу. Но, как и Перегельские, предпочитали молчать об этом даже с самыми близкими друзьями. С возможными конкурентами Могроллы расправлялись беспощадно.
  - Да уж! У вас самый своевольный дух дома после королевского, - ухмыльнулся Филстер. - Просто я волнуюсь, Джейми. Сегодня вечером мы с тобой идём на встречу.
  - Уже! - удивился Джеймесон. - Что ж, придётся сократить сегодняшний визит к моей возлюбленной невесте. Или вообще отменить.
  - Отмени! - посоветовал друг. - Нам с тобой надо подготовиться как следует. Оружие на входе забирают, но можно пронести те ножики, что твой дед привёз из Трудона.
  - С ручками в форме змеиных голов? - переспросил Джеймесон, пытаясь вспомнить, где последний раз видел семейный раритет.
  - Да! К ним ещё прилагаются удобные наручи.
  - Ты прав, сейчас пошлю мальчика с запиской, чтобы сегодня меня не ждали.
  Остаток дня мужчины посвятили подготовке оружия и одежды и обсуждению линии поведения в различных ситуациях. Они собирались не просто уйти со встречи живыми, но и заручиться поддержкой одного из самых влиятельных и загадочных преступников города.
  
  Вечерняя тренировка была приурочена к репетиции. Так было удобнее для всех.
  - Главное, никого не убить в запале, - скривилась Кит, оглядывая снующих по залу ребят из прислуги.
  - Не переживай, под лес сходим, обновим зал для тренировок, - откликнулся Фокс. - Пойдём, хватит болтать!
  Мужчина первым ступил в коридор, ведущий к комнате для совещаний.
  Внутри царил полумрак, свечей сегодня пожалели. Эдди и Шана сидели за столом, склонившись друг к другу и вполголоса сплетничали. Вошедшим просто помахали руками и вернулись к разговору. Фокс обошёл помещение по периметру, зажигая свечи через одну. Раз девушки так хотят, пусть будет темно. Затем занял своё место у двери. Кит устроилась за столом. Её чукие ушки чуть подрагивали, ловя шёпот подруг.
  Сегодня последней, вопреки обыкновению, явилась Хэрри. Она стремительно влетела в комнату и кинула на стол толстый конверт из плотной непрозрачной бумаги. Скольнув по гладкому дереву, тот подлетел прямо под руки Эдди.
  - Как ты просила, - девушка с достоинством опустилась на стул.
  - Спасибо, дорогая! Ты, как всегда, неподражаема, - брюнетка отвлеклась от Шаны и улыбнулась, передавая конверт Кит. Та ловко разрезала бумагу отросшим когтём и вернула обратно. Фокс настороженно наблюдал, как девушки с каменными лицами обмениваются репликами. Что-то они задумали, а его поставить в известность не посчитали нужным. Не то чтобы такое случалось первый раз, но всё равно задевало мужчину.
  - Я слышал, заведение талы Сабрины внезапно закрылось на ремонт, - закинул он удочку.
  - Жадность - худшее из зол.
   Если золото нашёл,
   Не стесняйся поделиться,
   И всем будет хорошоууу... - выкладывая пачки купюр из конверта на стол, затянула Эдди припев старой пиратской песенки. Остальные тут же подхватили, но, не допев, громко расхохотались. Фокс присоединился к подругам, догадываясь, что сейчас услышит каую-то забавную историю.
  - Ну, что вы натворили на этот раз?- ворчливо осведомился он.
  - Ничего особенного, - пожала плечами Эдди.
  - Немного экстракта сурьви в косметике работниц полового фронта, - скромно потупилась Кит.
  - Совершенно неопасно, - поторопилась объяснить Хэрри. И тут же, задумчиво пожевав губу, добавила: - В большинстве случаев. Если нет индивидуальной непереносимости. Вызывает небольшую сыпь, которая не чешется, не раздражает, радует красочной расцветкой и проходит примерно через неделю. И следа не остаётся! А главное, определить наличие этой замечательной травки невозможно, а значит, и источник заболевания.
  - И много вы им косметики попортили? - отсмеявшись спросил Фокс.
  Девушки переглянулись и, повернувшись к нему, хором ответили:
  - Всю!
  - И всей толпой ходили? - строго спросил мужчина.
  - Всей, - снова слаженно ответили девушки, пытаясь задобрить друга заискивающими улыбками.
  - Совсем распустились! - возмутился тот. Но губы всё равно упрямо расплывались в улыбке. - Жаль, я не мог увидеть результат.
  - О! Там было, на что посмотреть!
  - Настоящий цирк!
  - Просто бесподобная паника! - наперебой загомонили проказницы, воодушевлённые своим маленьким успехом.
  - Теперь свадьбой придётся заниматься мне лично, - наигранно тяжело вздохнула Арчи, уже закончившая пересчитывать деньги. - Тала Сабрина не может покинуть стены своего заведения, пока не уверится в работоспособности своих малышек. Но я уверена, благородная алетра Кетрин не оставит простую наивную девушку в беде.
  - Не оставит, не оставит, - махнула рукой Кит. - Будет тебе свадьба. В этом мне нет равных.
  - В организации похорон, кстати, тоже, - как бы про себя тихонько высказалась Санни, за что тут же получила тычок от Хэрри.
  - Да, хорошие похороны мне тоже понадобятся, - задумчиво заявила Эдди. - Но месяца через два, не раньше.
  - Лучше начать планировать уже сейчас, - с деловым видом сказал Фоск. - Хорошие похороны - дело серьёзное, требующее ответственного подхода.
  - Всё сказал? - невежливо перебила его Арчи. - Хватит паясничать! К нам сегодня очередная благородная работа придёт. Давайте готовиться, что ли!
  - А про груз полковника ничего не слышно? - оживилась Шана.
  - К сожалению, тишина, - покачал головой Фокс. - Как только что-то будет, я сообщу с почтой.
  - Хорошо, - кивнула Шана. - Будем ждать. Пойдём потанцуем, девочки.
  
  Аркадия чувствовала, что контроль над настроением даётся ей всё труднее. Нервничала она и раньше, но так, чтобы темнело в глазах и мутило от ярости при мысли об одном человеке, не припоминала. Холодная ненависть к полковнику не шла ни в какое сравнение с тем, что бушевало в душе у Арчи теперь постоянно. Алетр Джеймесон Флитцер вызывал к жизни огонь, который она дрессировала почти с рождения, сначала под чутким руководством мамы, потом под присмотром отцовской команды и лично капитана сэра Томаса. И была твёрдо уверена, что подчинила стихию. А теперь выясняется, что нет. И виноват в этом наместник Перегельский. Это точно!
  Тренировка пришлась как нельзя кстати, чтобы сбросить накопившееся напряжение. Тем более, сам виновник сегодня не явился в гости, отделался запиской с извинениями. Тем лучше для него.
  Девочки чувствовали настроение подруги и, войдя в общий зал, потребовали освободить его от лишней мебели и всего живого.Остались только музыканты, предусмотрительно спрятанные за крепкую деревянную ширму в несколькими аккуратными отверстиями для звука, усиленного магическими приспособлениями. Фокс до сих пор хвастался, что умудрился добыть эти хитрые штуки прямо из Виндира - королевства, известного своими разработками в магомеханике.
  Работники кабака с удовольствием пользовались редкой возможностью понаблюдать за слаженной работой женщин Кэш, несмотря на то, что даже на репетициях те не снимали гладких масок телесного цвета. Создавалось впечатление, что эти четверо понимают друг друга не с полуслова, а с полувзгляда. А иногда и вовсе с закрытыми глазами. Все движения их были необходимыми и достаточными, ничего лишнего, ни малейшего недостатка, всё доводилось до совершенства. С искренним сожалением молодые люди покидали зал, унося с собой посуду и хрупкие стулья, которые девушки частенько ломали в порыве творческого энтузиазма.
  Сначала небольшая разминка - игра в мяч с беганьем по мебели, стенам и потолку. Кульбиты выделывали в основном Эдди и Кит. В эти моменты они напоминала двух громадных кошек, молодых и глупых, которые крушили окружающую обстановку, не глядя. Шана предпочитала изящную классическую шпагу и противостояла обеим дикаркам вполне достойно. Хэрри тяготела к наукам, но ради поддержания физической формы изучала контактный бой на ножах, а ещё метала всё от кинжалов до вилок по движущейся мишени, которую отважно изображал Фокс с круглым деревянными щитом в руках.
  Потом начинались спаринги. Один на один, пара на пару, один против всех. Оружие Фокс доставал самое разное, но исключительного качества и стоимости. Были в их коллекции и шпаги, и сабли, и тяжёлые плетёные сети, которые в бою походили на крылья стрекозы, и наборы тонких метательных спиц с идеальным балансом, привезённые контрабандой из Трудона. Фокс настоял на том, чтобы девушки тренировались драться и без оружия. Болевые захваты и запрещённые приёмы они освоили в совершенстве. Особенно пристально Фокс следил, чтобы до автоматизма их отработала Хэрри. Чтобы сначала действовали рефлексы, а потом уже мозг.
  Всю тренировку бой барабанов задавал ритм. Он то ускорялся так, что сбивалось дыхание у бойцов, то замедлялся, заставляя скользить, как во сне.
  Только взмокнув от нагрузок, женщины Кэш давали музыкантам команду на танцевальные мелодии. И наступало время стихий. Огонь Эдди сплетался с воздушно-водной Шаной. Животное начало Кит льнуло к земной натуре Хэрри. И все четверо сливались в единый организм. Фокс тихонько отходил к музыкантам и просто следил за работой аппаратуры.
  Девушки давали волю своей природе, двигались в такт своим желаниям. Они не танцевали синхронно, нет, но каждый выполняемый элемент дополнял другой. Связки сменялись, перетекая от танца к бою и обратно. Постепенно девушки синхронизировались и с закрытыми глазами перестраивали порядок. Музыка обрывалась в произвольный момент.
  Затем следовала заминка, чтобы постепенно успокоить сердцебиение, не обрывая связи сознаний. Заключительный элемент тренировки представлял из себя медитацию и проводился в отдельном помещении.
  Зал вновь заполнился работаниками кабака, торопливо восстанавливающими зал для посетителей.Музыканты перещли на кухню. Фокс направился в комнату для совещаний, куда позже должны были прийти и девушки. Возбуждение после репетиции ещё не прошло. Фокс разлил по бокалам травную настойку изготовления Хэрри с бодрящим эффектом и сел разбирать бумаги на сегодня.
  Девушки вплыли где-то через полчаса и молча расселись вокруг стола.
  - У меня ощущение, будто меня возили в бочке с гравием, - пробормотала Санни.
  - Теряешь форму, - покачала головой Арчи. - Надо восстановиться, мы не можем рассчитывать только на твою магию. Даже на открытой воде.
  - Я попрошу Тома выделить мне мясо для тренировок, - кивнула ведьма.
  - Так кто же к нам сегодня придёт? - Кит задумчиво переводила взгляд с уже пустого стакана на бутылку с настойкой, оставшуюся на столе, и обратно.
  - Вы будете удивлены, - Фокс торжественно оглядел подруг. - Мне не удалось выяснить ничего о наших благородных гостях. Ни о них самих, ни об их деле. Даже слежка за связным ничего не дала - клиент шутя ушёл от неё. Придётся действовать по ходу пьесы.
  - Давненько у нас не было дел с интригой, - азартно улыбнулась Арчи. - Я за то, чтобы взяться за дело, чем бы оно ни оказалось.
  - Тебе свадьбы мало? - возмутилась Санни.
  - Почему такая таинственность? - нахмурилась Хэрри. - Ему нужна помощь Кэш или нет?
  - Если он смог уйти от слежки Фокса, это очень ловкий человек, - заметила Арчи. - Достойный противник. Его надо либо сделать союзником, либо уничтожить.
  - Я тоже за игру, - Кит наконец дотянулась до бутылки с настойкой и стукнула стаканом по столу. - Эд дело говорит.
  - Импровизация наше всё! - объявил Фокс. - Будьте готовы ко всему, милые мои!
  - Теперь по мелочи, - заговорила Хэрри и открыла близлежащую папку. Собрание свернуло в привычную колею отчетов.
  
  Доходный дом в бедном квартале на окраине города был тих и спокоен. Здесь никто не интересовался жизнью соседа - своя дороже.
  В тёмной комнате под самой крышей горела одна тусклая свеча, стоящая на маленьком колченогом столике. Из угла слышались судорожные всхлипы. Дверь резко распахнулась, ударившись о стену, и в комнату шагнул человек. Он был высок и широкоплеч, так что сразу заслонил собой весь проход.
  - Сколько? - не здороваясь, грубо спросил низкий мужской голос.
  - Три, - равнодушно откликнулся другой мужчина, входя в круг света.
  - Мало, - резко отозвался гость. - Показывай!
  Второй прошёл в дальний угол комнаты и вытолкнул оттуда трёх дрожащих заплаканных девушек. Руки их были связаны спереди и между собой соединены длинной верёвкой.
  - Девицы? - уточнил гость.
  - Проверено! - оскорблённо ответил хозяин помещения.
  - Смотри! - пригрозил гость, кинул на стол рядом со свечой мешочек и схватил за локоть ближайшую пленницу.
  - Не надо, пожалуйста, - зарыдала та.
  - А ну, цыц! - рявкнул гигант. - Пошли! - Он подтолкнул девушек к лестнице и сам двинулся следом.
  - Я дам знать, когда будут еще, - крикнул ему вдогонку продавец живого товара.
  Гость, не оборачиваюсь, буркнул что-то, что можно было принять за согласие.
  На улице девушек запихнули в чёрную карету без окон, которая, стоило закрыться дверям, сорвалась места и умчалась в сторону леса.
  
  Сумерки делали прилегающий к порту район складов ещё мрачнее и опаснее. Двое высоких мужчин, по глаза закутанные в плащи, уверенно шли по узкой улочке в поисках старого строения, расположенного на границе города и леса.
  - Надо было взять извозчика, - буркнул Джон.
  - Кого бы ты нанял ехать в такое место! - возмутился в ответ Джеймесон. - Далеко ещё?
  - Должно быть где-то здесь. Связной сказал, на дверях будет знак - монетка, привязанная к ручке двери.
  Но особых примет не понадобилось. Здание выделялось тенью на фоне деревьев, но не слишком бросалось в глаза.
  Алетр Джонатан взял монетку и выстучал условный ритм на щитке, закрывающем смотровое окошко. Щиток провалился внутрь и из темноты прозвучал вопрос:
  - Далеко ли до Тиллора?
  - Уже далеко, - ответил Джон, невольно смущаясь. Он чувствовал себя школьником, которого старшие товарищи под предлогом приёма в тайный клуб заставили голышом бегать по коридорам общежития.
  Дверь приоткрылась и алетры скользнули в темноту. Там их встретил темнокожий гигант с блестящим пустым взглядом.
  - Оружие! - приказал он, указывая на стол посреди совершенно пустого помещения. Посетители выложили свои пистолеты и отошли в сторону.
  - Всё оружие! - настойчиво приговорил великан.
  Джеймесон выложил кинжал, повернулся к вышибале и развёл руками, показывая, что у он пуст. Джон просто повторил жест друга. Темнокожий покачал головой и открыл дверь наружу, демонстрируя, куда оба гостя могут идти. Друзья переглянулись. Это никак не входило в их планы.
  - Но это действительно всё, - убедительно проговорил Джеймесон.
  - Просто чтобы мы не тратили время друг друга, - пророкотал гигант, - я предупреждаю вас, благородные алетры, что у меня глаз демона, а значит, любое оружие я чую носом. Выкладывайте или убирайтесь!
  Выбора у наместников не осталось. Засучив рукава, они сняли тонкие кожаные браслеты с вплетёнными в них тонкими кинжалами. После этого вышибала кивнул и достал из кармана две черные ленты.
  - Я завяжу вам глаза и провожу в наше скромное заведение, - вежливо поклонился он.
  Покорившиеся судьбе наместники покорно дождались окончания приготовлений. После этого вышибала положил руку алетра Джонатана на плечо алетра Джеймесона, последнего взял за руку сам и сказал:
  - Следуйте за мной, благородные алетры.
  Они вышли из здания со стороны леса и куда-то пошли. Блуждали довольно долго, запинаясь за корни и получая пощёчины от деревьев и кустов. Внезапно мужчины почувствовали, что земля под ногами пошла под уклоном вниз, а воздух вокруг похолодел. Появилось эхо от шагов и дыхания. Пол быстро выровнялся, а эхо стало перерастать в гул голосов и звяканье посуды. Вышибала остановился:
  - Можете снять повязки и пройти в зал, благородные алетры. Вас там встретят, - и пока гости оглядывались вокруг с потерянным видом, он скрылся в темноте коридора, по которому они только что пришли.
  - Похоже, вход там, - Джон указал на приоткрытую дверь в противоположном конце коридора, из-за которой теперь ясно слышался шум, характерный для глобальной попойки.
  - Что ж, пойдём, - Джеймесон приосанился и двинулся ко входу.
  Оказалось, тяжелая дверь очень хорошо глушила звуки, потому что, войдя в зал, алетры оказались нокаутированы. Блеск, звон, крики...
  - Рад приветствовать вас, благородный алетры, в нашем скромном заведении, - прокричал внезапно возникший перед друзьями рыжий мужчина в яркой одежде. - Моё имя Фокс и я счастлив предложить вам столик с лучшим видом на наше неповторимое шоу. - Тараторил он, направляясь в противоположный угол зала, где угадывалась тёмная ниша с мебелью.
  - Это место исключительно для особых посетителей! Прошу вас! Выбирайте напитки, обслуживание у нас по высшему разряду, какого вы, благородные мужи, не встречали ни в самых дорогих ресторанах мира, ни в собственной столовой! - Фокс заботливо приобнимал и усаживал каждого из гостей.
  Наместники послушно сделали заказ по рекомендации своего сопровождающего и в ожидании принялись изучать заведение и его посетителей. Такое разнообразие рас и сословий они видели впервые. Всё-таки путешествия обоих молодых людей проходили по цивилизованным путям дорогих отелей и комфортных кораблей и поездов.
  Здесь же за одним столом сидели туземцы почти без одежды и закутанные по глаза во всё чёрное последователи секты Тьмы Вечной. А за соседним столом пили эль из одной кружки по кругу команда трудонского корабля во главе с франтоватым старпомом и местные оборванцы, торгующие запрещёнными расслабляющими средствами. Красавицы-недотроги из Общества Равных Возможностей активно проводили вербовку среди тружениц свободных профессий под присмотром бармена. Кругом царило веселье, граничащее с безумием, а воздух был наполнен ожиданием. То и дело кто-нибудь из посетителей отвлекался и поглядывал на огромные часы, висевшие на стене напротив основного входа. До полуночи оставалось меньше часа.
  
  Фокс ворвался в общую комнату в состоянии, близком к панике.
  - Ну? - выразила всеобщее настроение Эдди, уставившись на друга.
  - Девочки! У нас проблема! - два белых прямоугольника, украшенные вензелями, плавно легли в центр стола и тут же прошли по рукам.
  - Ихирь ему в зад! - не постеснялась озвучить свои мысли Арчи.
  - Ну, это ты ещё успеешь опробовать на супружеском ложе, - ехидно заметила Санни. - А сейчас что нам делать?
  - Хороший вопрос, - протянула Кит. Она была хорошо знакома обоим алетрам и всерьёз сомневалась, что сможет участвовать в сегодняшнем выступлении.
  - Меня они не узнают, - задумчиво произнесла Санни. - Даже Джон не вспомнит меня спустя столько лет. Хэрри они ни разу не видели. Арчи не похожа сама на себя в местном образе. А Кит никто не свяжет с алетрой Кэтрин Мальвиоз.
  - Логично рассуждаешь, но от случайностей никто не застрахован, - Кит была напряжена, но уже размышляла о возможных выходах из ситуации.
  - Действовать будем с отвлечением, - решительно заявила Эд. - Я и Хэрри будем ярче и громче, а вы с Санни постарайтесь просто не светиться особо.
  - И как ты себе это представляешь? - возмутилась Санни.
  - Спиной к ним повернись и попой не крути, - резко ответила Арчи.
  - А может, мне тогда и не петь, а только рот открывать? - подняв магический сквозняк, взорвалась Санни.
  - Тоже вариант, - кивнула Арчи, заставив подругу сжать кулаки от злости.
  - Полагаю, вариант устранения этих двоих вы вообще не рассматриваете? - ровным голосом спросила Хэрри.
  - Нет! - хором откликнулись обе спорщицы.
  - В таком случае, нет смысла менять наш обычный распорядок, - кивнула головой Хэрри. - Это вызовет ненужные подозрения. А если вдруг кто-то решит, что он узнал знакомую даму, просто обратить всё в шутку.
  - Я рад, что вы определились, - Фокс сложил руки на груди. - Я могу объявлять начало?
  - Конечно, дорогой! - снисходительно махнула рукой Кит. - Ты всё можешь!
  Фокс кивнул, демонстративно не обратив внимания на отсутствие пиетета, и вышел готовиться к шоу. Его порадовало настроение Арчи. Она явно была настроена на диалог со своим будущим мужем. И дело было уже совсем не в выгодном вдовстве.
  
  Здание детского приюта погрузилось в сонную тишину, ни одно окно не светилось скромным огоньком свечи. Дети, умаявшись за день, крепко спали в своих постелях.
  В тени старого дерева зашевелилась крупная тень. Высокий мужчина сдвинул капюшон и осмотрел улицу. Прохожих не было, месяц прятался за облаками. Откуда-то издалека слышался шум пьяной драки. Но это не играло решающей роли для планов мид-алетра Силена Тиренса.
  Он по памяти восстановил и зарисовал планы приюта ещё в день его посещения, только придя домой. Потом терпеливо заучивал расположение и назначение комнат, дверей, окон, мебели, чтобы ориентироваться в темноте. И сейчас он точно знал, куда ему следует направиться, чтобы попасть в кабинет решительной и обаятельной сины Генриетты Восторн.
  Силену казалось невероятным, что такая милая увлечённая своим делом девушка способна иметь отношение к криминалу. То, как она рассказывала о детях, как сияли её глаза при этом, с какой гордостью она демонстрировала достижения своих воспитанников, чуть не заставило мужчину отказаться от расследования. Только появление непонятного посетителя вернули Силена к реальности.
  Ведь неизвестный осведомитель чётко дал понять, что дело с этим приютом нечисто. И тот мужчина, хоть и вёл себя как обычный ревнивый поклонник, пробудил у Силена его безотказную журналистскую интуицию. Да и обаяние сины Генриетты сразу начало вызывать подозрения в своей естественности. Ведь вначале она была далеко не приветлива. Если таинственный доброжелатель, приславший письмо с информацией о приюте окажется прав, это окажется настоящей сенсацией. Редактор озолотит своего давнего сотрудника.
  Мид-алетр предвкушающе заулыбался. Главное, не проколоться на мелочи, втереться в доверие, найти вторую бухгалтерию и связь с широко известным в узких кругах главарём крупной городской банды по прозвищу Кэш. Возможно, удастся установить его личность и местонахождение. Тогда его поймают, будут судить и казнят. И совершит это всё тайный репортёр небольшой социальной газеты "Крик!".
  Силен тряхнул головой, отгоняя видение о торжественном вручении ему лично королём медали "За Служение Родине", и ещё раз огляделся перед решающим действием. Улица была так же пустынна. Силен быстрым шагом двинулся вдоль дома, свернул за угол и оказался прямо перед окнами кухни. Окна были закрыты, но взломщик рассчитывал на раскаченные щеколды, которые подметил в прошлый раз. И память его не подвела. Одна из створок подалась внутрь, что-то звякнуло, и мид-алетр потянул раму на себя. Та легко подалась. Путь был открыт.
  Последний момент, чтобы отступить, тайный сотрудник газеты "Крик!" использовал для глубокого вздоха, как перед нырянием в ледяную воду. За всё время работы журналистом самое злободневное, что мид-алетр предоставил читателям, было сообщение о растрате выделенных на солдатских вдов средств. В основном же ему приходилось поставлять в газету свежие сплетни из бальных зал и гостиных, так как единственный был вхож в высокий аристократический круг, несмотря на бедность рода. Посещать светские мероприятия Силену было неприятно, зато грязные статейки позволяли ему существовать без долгов. Приходилось, конечно, соблюдать полную анонимность. Редактор и сам не знал, с кем имеет дело, но платил изрядно.
  Коридор, в который ступил из кухни Силен, огласился мощным скрипом-визгом старого паркета. Начищающему взломщику показалось, что этот звук слышал весь дом, и сейчас на него слетятся обитатели приюта от мала до велика. Мужчина замер, раздумывая, не пора ли бежать. Но никто не спешил схватить незваного гостя.
  "Никакой сигнализации не надо", досадливо поморщился мид-алетр. Как он не обратил внимания на эту важную деталь!
  И тут из-за одной из дверей высунулась страшная зелёная рожа с оскаленной пастью. Больше Силен не медлил. Он метнулся обратно к окну, выскочил на улицу и запетлял по узким проходам между домами.
  - Я же говорил, что сработает, - уверенно прозвенел в тишине дома ломкий детский голосок. - А ты боялась.
  - А вдруг он стал бы отбиваться? - неуверенно спросила белокурая девочка лет пяти в длинной ночной сорочке, переминаясь босиком на холодным полу коридора, который почему-то не скрипел.
  - Ну, спалил бы маску. Мы бы новую сделали, - такой же светловолосый мальчишка на пару лет старше девочки вышел из кладовой старых игрушек, закрыл дверь на щеколду и деловито одёрнул чуть короткую кофточку пижамы. - Пойдём, пока воспитатели не сбежались.
  - Окно, - напомнила девочка.
  - Матика займётся, она сегодня дежурная. А нам светиться нельзя. Пойдём! - и решительно потянул сообщницу к лестнице, откуда уже раздавался звук шагов.
  Дети спрятались в тени и дождались, пока молодая воспитательница пройдёт мимо, а затем, стараясь не шлёпать босыми ногами, взбежали наверх.
  
  Выступление в кабаке Фокса началось с эффектного номера с участием всех четверых женщин Кэш. Мигание цветных магических огоньков, резкие порывистые движения танца, усиленная до оглушающей музыка не позволяли сосредоточиться и рассмотреть выступающих. Похоже были обставлены и следующие номера. После третьего стакана с неизвестным, но чрезвычайно вкусным напитком алетры расслабились и уже с удовольствием наблюдали за предложенным развлечением. Хотя сами принимать участие в веселье не торопились. За ними пристально наблюдали из-за дверей, ведущих в личные помещения артистов.
  - Когда уже подействует твоё волшебное средство? - Эдди нетерпеливо пихнула Хэрри локтём.
  - Оно уже действует, - флегматично отозвалась отравительница. - Ещё немного, и они втянуться. Надо танцевальный номер показать. Для примера, так сказать.
  - Тебе бы поэмы писать, - фыркнула Эдди. Она, как и Кит, изнервничалась до подёргивающегося века. Санни пребывала в прострации и то и дело норовила подкрасться поближе к особым гостям. Сама не могла объяснить, зачем. И только Хэрри оставалась скалой в бушующем море эмоций.
  - У меня и без того есть, куда направить фантазию. Иди, потанцуй, сними напряжение.
  Арчи фыркнула и подала Фоксу знак, что она готова к индивидуальному выходу.
  Помощники под прикрытием темноты выкатили в центр зала большую бочку. Музыканты отложили инструменты, кроме барабанщика. Не участвующие в номере девушки заняли в огибающем зал коридоре места, позволяющие присматривать и управлять спецэффектами. Арчи скользнула к своему рабочему месту.
  Под потолком зажёгся первый светлячок. Затем следующий. Барабан начал отбивать ритм, которому огоньки послушно подчинились.
  Весь зал заворожённо наблюдал за танцем света, пока луч не выхватил стройное девичье тело в ярко-алом платье с длинной юбкой из воздушной, будто живущей своей отдельной жизнью, ткани. Короткие чёрные кудряшки свесились на лицо, и без того скрытое маской. Только движения бёдер в такт музыке выдавали, что перед зрителями не манекен. Вскоре к покачиванию бёдер присоединились плавные взмахи рук, а после и всё тело принялось изгибаться и ломаться под самыми невероятными углами, имитируя танец охоты диких племён с островов Ужата.
  Джеймесон не мог оторвать взгляд от девушки. Он сильно подался вперёд и лёг на стол, не обращая внимания, что почти макает свой модный галстук в тарелку с острым жарким. Казалось, девушка окружена таинственным ореолом на подобии короны Солнца.
  - Солин, - прошептал Джеймесон. - Солнечная богиня.
  Джонатан удивлённо уставился на друга:
  - Да, девушка хороша. Но возьми себя в руки. Мы здесь не за этим.
  - Я должен с ней познакомиться, - Джеймесон был уверен, если он не прикоснётся к танцовщице, то погибнет в муках. Он физически ощущал, как его покидают силы. Те самые магические силы, которые его семья лелеяла не первое поколение.
  - Ты с ума сошёл! - возмутился Джон. - Нас могут убить за одно неверное движение! А ты вознамерился приставать к женщине Кэш!
  - Я всего лишь поговорю с ней, - резко откликнулся Джеймесон, вставая из-за стола и направляясь к дверям, из которых появлялись все выступающие.
  В коридоре у смотровых окон приключилась небольшая паника. Все кинулись в разные стороны, торопясь предотвратить встречу алетра Джеймесона с Эдди. Санни кинулась к дверям и в темноте толкнула Кит, которая наступила на ногу Хэрри, отчего та свалилась в объятия Фокса, чуть не получившего инфаркт от счастья.
  Меж тем Эдди спешила скрыться от толпы. Её состояние необъяснимо вышло из-под контроля. Такого волнения девушка не испытывала даже перед первым в своей жизни боем. Танцевать пришлось на чистом упрямстве. Арчи теряла энергию - та уходила вникуда, и была близка к панике.
  А возле двери её ждал ещё один сюрприз. Её жених в практически невменяемом состоянии, видимо, под воздействием препаратов Хэрри, встал в проходе с очевидным намерением с ней заговорить. Допустить этого было никак нельзя, изменять голос девушка не умела. Но и деваться некуда. Эдди остановилась, не доходя несколько шагов до мужчины.
  - Прошу простить мне мою смелость, - чинно заговорил наместник. - Я покорён Вашим танцем, таинственная незнакомка! Моё имя Джеймесон Флитцер, но Вы можете звать меня просто Джейми.
  Эдди молчала, растерянно разглядывая собеседника. Так вот каким он может быть, когда уверен в своём превосходстве.
  - Могу я узнать Ваше имя, красавица? - выдержав необходимую паузу, осведомился алетр.
  В ответ девушка лишь молча покачала головой и, обойдя Джеймесона по широкой дуге, поспешила уйти из зала. Но наместник не дал ей скрыться. Дёрнув на себя дверь, он в два шага догнал беглянку и аккуратно, но уверенно прижал её к стене коридора, крепко удерживая за локти.
  Стоило мужчине коснуться открытой кожи, как Эдди уловила магические волнения в окружающем пространстве.
  "Что, все демоны Ригга, здесь происходит?", мысленно воскликнула она.
  Джеймесон, не теряя времени, попытался снять с девушки маску. За что тут же получил удар по самому чувствительному месту. А когда поднял голову, чтобы сказать что-нибудь в свою защиту, хрупкая танцовщица добавила ему локтем по лицу и ногой в живот. Алетр отлетел к противоположный стене коридора и растянулся на каменном полу. Пока он пытался определить, сломана у него челюсть или просто вывихнута, незнакомка торопливо ушла вдаль по коридору.
  - Обычно за подобные проступки мы изымаем членский билет, - над алетром Джеймесоном склонился давешний рыжий клоун, - но Вам, благородный пострадавший, мы сделаем скидку на незнание. Впредь будьте осторожны, наши девушки не дадут себя в обиду, а я добавлю за рецидив от себя лично, невзирая на социальное превосходство. Это понятно?
  - Вполне, - сухо откликнулся посрамлённый наместник, с помощью своего сопровождающего поднимаясь на ноги. - А просто познакомиться с ней нельзя?
  Фокс поражённо покачал головой:
  - А Вы упорны, алетр. Ваше бы упорство да в благих целях.
  - Полагаю, это отказ.
  - Правильно полагаете. Вернёмся в зал, Ваш друг волнуется, шоу продолжается, дело не ждёт.
  
  Арчи бегом добежала до общей комнаты, ворвалась внутрь и накинулась на Хэрри:
  - Какого демона лысого ты ему там намешала? Что происходит, ихирь тебе во все дырки! Мастер недо!..
  - Спасибо, дорогая, я хотела задать тот же вопрос, - Санни ловко закрыла скандалистке рот ладонью, за руки её уже держала Кит. Обе прижались к девушке с двух сторон, удерживая ту в нежных тисках.
  Арчи подёргалась и обмякла. Первый запал уже прошёл, и нервы подуспокоились. Подруги медленно отпустили Эдди и разошлись.
  - Какая-то ихирь с магией. Сначала я думала, он меня выкачивает. Но потом получилось наоборот, будто наши энергии перемешались и растворились в воздухе.
  Она устало опустилась на ближайший стул.
  - Так! Я пошла на бочку. Без меня ничего не рассказывай! - встрепенулась Санни и упорхнула в зал.
  - Есть в этом свой плюс, - вздохнула Эдди. - Теперь я точно могу сказать, какая магия у одиннадцатого наместника Перегельского. - Она обвела взглядом застывших в нетерпеливом ожидании подруг. - Воздух. Чистый ветер.
  - Шана тебя убьёт, - негромко заметила Кит.
  - Нееет, только покалечит, - отмахнулась Арчи.
  - Воздух - это хорошо, - осмелилась напомнить о себе Хэрри.
  - Пожалуй, даже слишком хорошо, - благостно заулыбалась Кит. - Я бы сказала, идеально.
  Арчи подозрительно покосилась на Черную Вдову:
  - На что это ты намекаешь?
  - На то, что тебе светит просто замечательная партия и в социальном, и в материальном, и в личном плане, - мурлыкнула в ответ подруга, но тут же рыкнула: - И прекращай ругаться, как пьяный извозчик при виде конки! Ляпнешь по привычке в каком-нибудь салоне свою ихирь! И всем станет интересно, в каком таком монастыре воспитывают пиратских юнг.
  - Не рычи на меня! Сама знаю! Просто сорвалось.
  - Он к тебе прикасался? - спросила Хэрри.
  - Да, - Эдди обернулась к стоящей у книжной полки подруге. - Генри, ты извини меня, пожалуйста! Ты ведь знаешь, я ничего такого не имела в виду.
  - Конечно, я тебя слишком хорошо знаю, чтобы обижаться на твои всполыхи, - махнула рукой Хэрри. - Вот послушай лучше.
  - Санни ждать не будем? - невинно осведомилась Кит.
  Подруги переглянулись, дружно кивнули, и Хэрри отложила книгу, оставив на нужной странице закладку.
  
  Джонатан с беспокойством наблюдал за раздражённым другом. Когда того препроводили и усадили на прежнее место, Джеймесон разу ухватился за стакан и отхлебнул приличную порцию напитка, совершенно не заботясь об эстетике. Он пил, периодически потирая подбородок, а на все попытки Джона привлечь внимание отвечал глубокомысленным 'угу'.
  - Джеймс! Сосредоточься! Прошу тебя! - не выдержал наконец Джонатан, отбирая у соседа стакан. - У нас важная миссия! Ты помнишь об этом?
  - Да. Да, я всё помню, - медленно произнёс Джеймесон. - Ты ведь видел её? Такая нежная, гибкая... А удар как поставлен!
  - Флитцер! Демоны тебя раздери! Возьми себя в руки! - алетра Джонатана вывести из себя было нелегко, но если уж добились этого, то и не остановить. - Если ты забыл, через неделю у тебя свадьба! Полагаю, чтобы осуществить брак, тебе понадобится очень долгое воздержание!
  Подобное оскорбление Джеймесон пропустить мимо ушей не мог. Он резко развернулся и уставился на друга разъярённым взглядом. А Джон продолжал:
  - Если тебе так необходимо пообщаться с милой танцовщицей, иди и общайся. А я сделаю то, зачем пришёл. И так, как я считаю нужным.
  - Перестань кипятиться! Мы здесь и действуем по плану. Будет гораздо лучше, если нас примут за двух благородных остолопов, решивших от скуки поиграть со смертью, - тихо сказал алетр Джеймесон. Джонатан внимательно вгляделся в глаза друга.
  - Я думал, ты совсем свихнулся, - выдохнул он после продолжительного молчания и перевёл взгляд в зал. Мелькнула спина певшей только что блондинки и на весь зал снова закричал конферансье.
  - Почти, но не совсем, - жестко ответил Джеймесон. - И к этому вопросу я ещё вернусь. После свадьбы.
  - Ты сначала доживи до свадьбы, - фыркнул Джонатан.
  В этот момент к ним подсели двое местных девушек с предложением приятно провести вечер. И алетрам пришлось очень постараться, чтобы избавиться от красавиц, не показывая брезгливости. Но стоило девушкам с поджатыми губками покинуть стол, Джонатан закрутил головой, пытаясь их найти. Джеймесон сразу вернулся к шоу, поэтому не обратил внимания на стол.
  - Нам принесли метку, - Джон нервно облизал губы. Джеймесон вздрогнул и принялся судорожно искать ту самую метку.
  - Да вот она! - забыв о воспитании Филстер ткнул пальцем в бумажку под днищем одного из стаканов.
  - Отлично! - воодушевился Флитцер. - Накунец-то! Я уж думал, нам придётся привести здесь всю ночь и уйти несолоно хлебавши!
  - Здесь написано, что нас проводят на встречу, но для этого нам надо присоединиться к танцующим, - Джонатан поморщился, - а танцуют здесь точно не вальс.
  - И кто из нас сноб? - усмехнулся Джеймесон. - Ты же сам кричал, что готов на любые жертвы. Умереть любой дурак может...
  - А выставить себя дураком - каждый умник, - перебил друга Джон и поднялся. - Что ж, выбора у нас нет. Танцуют все!
  
  Ночь приблизилась к своему пику. Три часа ночи, самое время для тёмных дел. Посетители кабака дошли до той стадии веселья, когда море по колено. Оркестр играл зажигательные мелодии, люди танцевали, смеялись. В круге тел было непонятно, кто к кому прижался, кто кого толкнул.
  Арчи через смотровое окно наблюдала за своим женихом и его другом. Мужчины, несмотря на изрядное количество выпитого расслабляющего зелья, двигались скованно и постоянно оглядывались, думали, что незаметно.
  Кит вздохнула:
  - Ну? Долго мы ещё будем мяться?
  - Пока не решим, идти к ним или отпустить домой и расслабиться, раз убивать вы их не хотите, - ответила ей Хэрри. Сегодня девушки на удивление завсегдатаям совсем не участвовали в кутеже в общем зале.
  - Мы их разделим, - глухим голосом сказала Эдди. - Я пойду к Перегельскому. А Санни к Левитресскому. И не спорьте! - Оборвала она ещё не начавшиеся возражения набравших в грудь воздух подруг. - Мы справимся лучше всех. Да, дорогая?
  - Да, - откликнулась Санни.
  - Хорошо! - голос Кит сорвался от возмущения. - И не вините потом никого, кроме себя в провале. Глупые сентиментальные девчонки! - резко крутанувшись на пятках и гордо вздёрнув подбородок, алетра Кэтрин устремилась прочь.
  - Пора кончать с этим делом, пока мы не поссорились, - твёрдо сказала Хэрри и направилась инструктировать мальчиков-служек, которые сопровождали особых гостей.
  - Вот этим и займёмся, - глаза Санни влажно блестели, наводя на мысль о слезах.
  - Ты уверена, что справишься? - вполголоса уточнила Эдди у подруги, когда они остались наедине.
  - Нет, - улыбнулась блондинка. - Но мне это необходимо.
  - Он тебя искал все эти годы. И до сих пор ищет. Фокс регулярно натыкается на следы его поисков.
  - Почему ты молчала? - Санни удивлённо расширила глаза.
  - Волновать тебя не хотела, - потупилась Арчи. - Ты так счастлива с Томасом на островах. Но сейчас тебе надо это знать и быть готовой.
  - Я учту, - кивнула головой ведьма.
  - Только не спались! - Арчи сжала ладони в умоляющем жесте.
  Санни только улыбнулась в ответ, взглянула в зал и направилась в сторону одной из комнат посещений. Арчи постояла ещё немного, давая алетру Джеймесону дозреть в одиночестве, и двинулась следом.
  
  Тёмная комната с шатким столом посередине. Тусклая жировая оплывшая свеча еле-еле горела, заставляя жуткие тени плясать по грязной столешнице. Единственный стул выглядел ненадёжно.
  Джеймесон медленно подошёл к столу. Мысли его то и дело возвращались к узким прорезям для глаз в маске танцовщицы. В какой-то момент ему привиделся там отблеск солнца. И сейчас мужчина встал, оперевшись на стол, и смотрел на дрожащее пламя свечи, а видел ярко-жёлтые глаза, горящие яростью и отчаянием. А может, отчаяние ему только привиделось.
  Спокойствие, сковавшее его разум после прикосновения к девушке, не позволяло даже мало-мальски волноваться, не то что нервничать всерьёз. Попытки собраться с силами и вспомнить о цели своего прихода ни к чему не приводили. Даже мысль, что он может умереть здесь и сейчас, не встряхнула алетра.
  Эдди прижалась к смотровой щели. Не волнуется! Ни капли не волнуется! Или это его фамильное хладнокровие?
  Эдди сняла плащ с крючка, накинула капюшон и прошептала заговор для закрепления и невидимости. Под тканью заклубилась тьма. Вдох, выдох, ещё вдох. Сердце девушки колотилось в горле, мешая вздохнуть. Вдох, выдох. Только голова кружится сильнее.
  Отсветы огня скользили по благородному лицу алетра Джеймесона, выделяя на профиле аристократический нос и чувственный губы, блестели на не по-мужски длинных ресницах, отражались в глазах.
  Эдди застыла, любуясь своим будущим мужем. Сейчас, наедине с собой, она могла признаться честно, что её влечёт к этому мужчине.
  "Он мой', - подумала она, - и демона лысого я его теперь кому-нибудь отдам.'
  Огонёк свечи чуть дрогнул, когда рядом со столом прямо из темноты возникла фигура в плаще. Джеймесон мгновенно вынырнул из грёз и всем корпусом повернулся к пришедшему.
  - Кэш хочет знать, что привело тебя к нам, - приглушённый голос не позволял определить пол говорившего.
  - Дело чести моей семьи, - спокойно ответил наместник. - Через две недели моя свадьба с девицей Аркадией Клент. Я вынужден жениться по требованию полковника Маркуса Герольдса, которому проиграл в карты. Мне необходимо знать, какие отношения связывают мою невесту и полковника. И почему облагодетельствовать решили именно меня. Мне нужна вся информация о моей будущей жене.
  Всё это наместник Перегельский произнёс твёрдо, уверенно, без тени беспокойства. Аркадия замерла обдумывая ответ.
  - Я передам твою просьбу Кэш, - бесцветно произнесла она наконец. - Ответ получишь позже.
  После этого сорвала зубами подшитую к капюшону капсулу с порошком Хэрри, аккуратно надкусила хрупкую оболочку и дунула мужчине в лицо. Благо, стоял он всего в пяти шагах. Алетр вдохнул мелкую незаметную пыль и тут же закашлялся, принялся тереть заслезившиеся глаза. В это время Арчи тихонько скользнула в потайную дверь и вдохнула полной грудью свежий воздух.
  - Чуть не надышалась, - проборотала она себе под нос и сплюнула остатки порошка. - Фу! Вот Хэрри, мастер-экспериментатор!
  Джеймесон стоял, держась за стол и судорожно хватал ртом воздух. Что бы это ни было, второго раза он точно не переживёт. Да, не этого он ожидал. Потратить десять дней на подготовку, нервничать, прийти в логово одного из самых опасных преступников современности без оружия. И всё это для того, чтобы получить по лицу от танцовщицы и перекинуться парой слов с незнакомцем в плаще. Что за идиотизм!
  Зачем их разделили с Джонатаном? Зачем их вообще позвали, если не собирались разговаривать?
  Зато из головы выветрились мысли о золотых глазах. Джеймесон хмыкнул. Почти выветрились. Сейчас он вернётся в зал и боевая женщина Кэш уже никуда от него не денется.
  
  Санни стояла перед входом в комнату для свиданий, как они называли специально оборудованные для запугивания просителей помещения. Руки девушки дрожали. Ей казалось, что стоит увидеть Джона, и эмоции разорвут её на месте.
  Всего пять лет прошло с тех пор, как он провожал молодую семнадцатилетнюю девушку на корабль до Саброна. Улыбался и обнимал, несмотря на косые взгляды прочих пассажиров. Махал на прощанье рукой до тех пор, пока было видно берег.
  Всего пять лет. А чувство такое, будто целая жизнь. И отказываться от этой новой жизни Александра не собиралась. Окончательно её отрезвило воспоминание о детях. Она сделала свой выбор, когда стала женой капитана пиратов и морской ведьмой. Джонатан с его патологической законопослушностью никогда не примет этого.
  Встряхнув головой, Санни накинула капюшон и пошла навстречу прошлому.
  Джонатан напряжённо сидел на шатком стуле за столом. Внешне он был абсолютно спокоен, но в душе боролись сомнения с завистью к Джеймесону. Он не понимал, почему уступил другу право задать свой вопрос. И сейчас он мог изменить правила. Но у них был договор, нарушить который, означает подвести друга.
  Когда из темноты выплыла фигура в плаще с туманной дымкой под капюшоном вместо лица, мужчина резко поднялся, с грохотом уронив стул.
  - Кэш хочет знать цель твоего прихода, - Санни с трудом удалось совладать с голосом.
  Джонатан молчал довольно долго. Плащ ждал, слегка покачиваясь, будто на сквозняке.
  - Я пришёл со своим другом. Речь идёт о чести его семьи, - наконец решился алетр.
  - Твой вопрос, - оборвал Джонатана человек в плаще.
  Джон опустил голову и невидящим взглядом уставился в стол.
  - Кэш знает, что у тебя есть вопрос.
  Алетр покачал головой:
  - У меня нет вопросов к Кэш.
  'Как же так!, - хотелось крикнуть Санни, - Ты искал меня пять лет по самым дальним и опасным местам! А теперь, когда я в двух шагах, только руку протяни, у тебя нет вопросов! Что случилось? Ты устал? Отчаялся? Испугался?'
  Глаза защипало, горло перехватил болезненный спазм. Девушке пришлось сделать несколько медленных вздохов, чтобы озвучить решение.
  - Как скажешь. Тогда у Кэш нет с тобой дел. Не приходи больше.
  Два шага назад, нажать на рычаг ногой и скользнуть в щель. Санни была уже не способна контролировать эмоции.
  Подняв голову, Джонатан успел увидеть, как плащ исчез в стене. Вот так. Больше шанса задать вопрос Кэш у него не будет. Как во сне мужчина подошёл к двери и постучал, вызывая служку.
  - Благародный алетр желает продолжить веселье? - спросил мальчик, открыв дверь.
  - Веселье, - криво усмехнулся Джонатан. - Да! Я желаю вернуться в зал.
  'И напиться в стельку', добавил он про себя.
  
  Джеймесон сидел за столом и в ожидании друга потягивал сладковатый напиток, который им подавали сегодня целый вечер. Представление закончилось в их отсутствие, и теперь посетители кабака откровенно надирались в компании случайных знакомых.
  'Впечатления от вечера неоднозначные', - подвёл итог алетр Джеймесон.
  Джонатана не было уже довольно долго, и, чтобы унять беспокойство, Флитцер повторил свой заказ снова. Сколько не бегал его взгляд по залу, единственную интересующую его персону он найти не мог. Её не было за стойкой и ни за одним из столиков. Она не разносила подносы, заставленные разнокалиберными кружками. Она не сидела на сцене, отдыхая после выступления и наслаждаясь вниманием поклонников.
  Джонатан появился внезапно и сразу потянулся к стакану.
  - И что ты обо всём этом думаешь? - задумчиво поинтересовался Джеймесон у друга.
  - Что я идиот, каких ещё поискать, - откликнулся Джон и махнул рукой проходящей мимо девушке с подносом.
  - Что ж, в этом мы с тобой совпадаем. Что тебе сказали?
  - Чтобы я больше не приходил.
  - Что? - Джеймесон поставил стакан на стол, так и не сделав глоток.
  - Меня спросили, каков мой вопрос, - вздохнул Джонатан. - И прямо заявили, что знают всё, но ждут от меня решения. И я сказал, что вопросов нет. По-моему голос Кэш обиделся.
  - По крайней мере, мы оба живы и здоровы.
  - Пока...
  - Провались в Ригг! - возмутился алетр Джеймесон.
  - Допивай, пойдём отсюда, - хмуро пробурчал Джонатан. - Или ты ещё чего-то ждёшь? Или кого-то?
  Джеймесон промолчал, продолжая изучать глазами толпу вокруг.
  - Знаешь, если ты решил покончить с собой, мог бы не втягивать в это меня, - Джон снова начал заводиться.
  - Убедил, нам пора, - подозрительно легко согласился Джеймесон. - Только я схожу, поищу уборную.
  И не дав другу возразить, Флитцер поднялся и отправился к стойке.
  У стойки он притормозил, перебросился парой фраз с барменом и пошёл вдоль стены, скрываясь за постоянно перемещающимися посетителями. Цель у него была далеко от той двери, что вела в укромное место для раздумий, но толпа пьяных матросов должна была отвлечь сотрудников заведения.
  Ловко протиснувшись между стульями, он будто случайно толкнул под локоть тостовавшего здоровяка с бритой наголо головой и густой длинной бородой. Тот выплеснул вонючую жидкость из огромной кружки на стильно одетого по местным меркам соседа. Этого было достаточно, чтобы завязалась потасовка, в которой Джеймесон участвовал ровно до того момента, как оказался недалеко от двери в памятный коридор.
  'Эта девочка будет стоить мне зубов', подумал он с непонятной гордостью.
  Шум драки за спиной нарастал, народ в подобных заведениях нуждался только в поводе помахать кулаками. И репутация владельца на них мало влияла. Джеймесон чуть приоткрыл дверь и скользнул в прохладную темноту. Постоял прислушиваясь. Никто не торопился его преследовать.
  'Джонатан будет в ярости, - подумал Джеймесон, - и, если я выживу, добьёт'.
  Коридор освещался редкими магическими светлячками так, что большие участки пути тонули в зловещей тьме. Тонкая на первый взгляд перегородка отсекала все звуки, оставляя лишь эхо взволнованного дыхания. На мгновение решительность покинула мужчину. Но он сцепил зубы и решительно, хоть и медленно, двинулся в зябкую темноту.
  Коридор казался бесконечным. На всём протяжении пути Джеймесон не заметил ни дверей, ни поворотов. Тёмные провалы, которые он иногда принимал за боковой ход, встречали его шероховатым холодным и влажным камнем. Не было слышно никаких посторонних звуков, только гулкое эхо его собственных осторожных шагов.
  Внезапно рука, которой он вёл по стене, провалилась, и Джеймесон чуть не упал. Ближайшие огни находились в десятках шагов в обе стороны. Флитцер вглядывался в чернильный мрак, прислушивался, в надежде обнаружить хоть кого-нибудь. Только сейчас он начал задумываться, что будет делать, если встретит не солнечноглазую богиню, а того же рыжего шута, например. Или не встретит никого.
  Оглянувшись на пройденный путь, прикинув дальнейшие перспективы в этом коридоре, алетр свернул в неосвещенное ответвление. Сделал несколько шагов и наконец решился зажечь свой слабенький магический огонёк. Прозрачный нежно-голубой светлячок взмыл с ладони и завис перед лицом мужчины. Джеймесон поморщился, чуть ослеплённый даже таким неярким светом. Проморгался.
  Криво усмехнулся, рассматривая своё творение. Зато можно не волноваться, что кто-нибудь заметит его жалкие потуги в магии. Свет не достигал даже стен, только мешался перед глазами. Джеймесон попытался опустить его к полу, чтобы смотреть под ноги, но строптивый светлячок замигал и начал скакать вверх-вниз. Выругавшись, алетр прекратил попытки управлять капризной магической игрушкой и двинулся дальше по коридору.
  И снова бесконечные шероховатые стены без намёка на двери или проходы.
  'Кто так строит! - возмущённо думал Джеймесон, - тут же с ума сойти можно!'
  Джеймесон не знал, сколько времени прошло, закончилась ли драка, которую он начал в зале, ждёт ли его Джон.
  В какой-то момент мужчине послышались тихие голоса, но, остановившись и прислушавшись, он ничего не услышал. Решил, что почудилось.
  Через какое-то время спину стало покалывать, будто от недоброго пристального взгляда. Оборачиваться алетр не видел никакого смысла, всё равно темно, хоть глаз выколи.
  Джеймесон привык доверять своей интуиции. В молодости она не раз выручала его в пьяных драках и незаконных забавах золотой молодёжи. И сейчас напряжённую спину сводило от желания резко развернуться и лицом к лицу встретиться с прячущимся в темноте преследователем. Но та же интуиция советовала, не выясняя подробностей, броситься вперёд и бежать, бежать, бежать...
  Внезапно перед глазами Джеймесона возникла стена. Мужчина рукой поводил светлячок из стороны в сторону. В этом месте коридор делал крутой поворот, образовывая острый угол и практически вынуждая путника повернуть назад. Сделав шаг в новом направлении, алетр замер с поднятой ногой, потому что боковым зрением успел заметить позади себя два ярко горящих зелёных глаза, которые тут же закрылись. Сердце зашлось от первобытного ужаса. Магический огонёк резко вспыхнул и погас совсем. Алетр оказался в полной темноте наедине со зверем, который, если судить по высоте расположения глаз, был размером с крупного волка.
  По коридору прокатился грозный рык и глаза вспыхнули вновь. Зверь находился на прежнем месте, не приближался и не удалялся. Потом глаза качнулись и поплыли к Джеймесону. Сквозь шум крови в ушах мужчина различил звук царапающих по камню когтей и недовольное урчанье. Глаза - единственное, что было видно, находились примерно на уровне бёдер мужчины.
  Медленно, чтобы не нервировать зверя, алетр на ощупь стал отступать. Двигаться быстрее всё равно не позволила бы темнота.
  Ещё один рык заставил авантюриста вздрогнуть всем телом и максимально ускорить шаг. Глаза периодически моргали или просто презрительно щурились, будто зверь размышлял, есть незваного гостя сразу или сначала поиграть как следует. И, видимо, склонялся ко второму варианту.
  Вскоре Джеймесон почувствовал изменение уклона пола. Дорожка уверенно пошла вверх. Стали попадаться участки стены, покрытые светящимся мхом. Это позволило Джеймесону присмотреться к животному и ужаснуться.
  Огромная чёрная кошка не двигалась - перетекала из позы в позу быстрыми, неподвластными глазам движениями. Казалось, что она исчезает в одном месте и тут же появляется в другом, только мышцы перекатывались под гладкой шерстью, заставляя ту играть. Изумрудно-зелёные глаза горели равнодушным превосходством. Белоснежные клыки влажно блестели под верхней губой. Длинные загнутые когти не втягивались в подушечки массивных лап и противно скрежетали по камням, царапая нервы.
  Противники продолжали двигаться в одном темпе, не разрывая зрительного контакта, когда алетр наткнулся спиной на препятствие. Паника затопила сознание - тупик. Но зверь не спешил нападать. Он остановился на прежнем расстоянии и сел. Оба замерли. Тогда, устав ждать действий от человека, кошка рыкнула, продемонстрировав свою челюсть во всей красе.
  Джеймесон обернулся и только тогда понял, что прижимается к двери. Уже не обращая внимания на стража коридоров, алетр развернулся всем телом, подставив спину для атаки, и увидел рычаг под правой рукой, словно специально. Не раздумывая, дёрнул. Дверь послушно распахнулась, выпуская пленника в утренний свежий лес., куда мужчина и поспешил.
  Оказавшись на свободе, Джеймесон обернулся. Зверь остался сидеть на пороге закрывающегося входа и пристально смотреть на нарушителя границ.
  
  В общей комнате царила тишина. Фокс терпеливо ногой держал приоткрытой входную дверь. Хэрри увлечённо читала очень толстую книгу. Санни и Арчи молча перебирали сценические костюмы на столе.
  Дверь распахнулась от удара и внутрь ворвалась крупная чёрная кошка. С победным мявом она вспрыгнула на стол, застонавший от такой нагрузки, и грациозно разлеглась прямо посередине.
  - Кит! Фу!
  - Брысь со стола!
  - Что за поведение!
  Женские голоса прозвучали хором. Кошка презрительно фыркнула, потрясла головой и плавно стекла со стола обратно на пол, слившись с тенью в неосвещённом углу.
  - Проводила? - спросила Арчи равнодушным тоном, продолжая своё занятие.
  - Проводила! - откликнулась из тёмного угла Кит и вышла на свет, завернутая лишь в собственные волосы. Фокс благородно не смотрел в её сторону, внимательно наблюдал за читающей Хэрри. Кит принялась неторопливо одеваться.
  - Сильно напугала? - уточнила Арчи, затягивая корсет на тонкой талии подруги.
  - Меньше, чем хотела, - поморщилась Кит. - Должна сказать, нервы у него крепкие. Боялся, конечно, но готов был дать отпор. Если бы я решила напасть, легкой добычей он бы не стал.
  - Это плюс, - заметила Хэрри.
  - Ещё один, - добавила Санни.
  - Я от вас устала, - вздохнула Арчи. - Хорошо! Пусть живёт! Но не удивляйтесь потом неприятностям.
  Кит и Санни переглянулись и кивнули друг другу. Так их подруге было легче признать своё желание.
  - А теперь давайте, послушаем Хэрри, - предложила Арчи, застегнув последний крючок на платье. - Она нашла что-то интересное о нашем с алетром Джеймесоном взаимодействии.
  Все с интересом уставились на читающую девушку.
  - Садитесь! Тут много, - как обычно невозмутимо посоветовали Хэрри.
  Тряпки мгновенно исчезли со стола, образовав художественную кучу в углу. Фокс поставил на стол стаканы и лимонад - совещание все-таки. Из книжного шкафа появились тарелки с закусками, принесённые с кухни ещё во время выступления и припрятанные до общего сбора.
  - Ну, начинай уже! - не выдержала Кит.
  - Перестаньте чавкать, - назидательно произнесла Хэрри.
  Все дружно вернули еду на тарелки и сложили руки на столе, как школьники, послушно внимающие учителю.
  - Итак, - приступила Хэрри, - мы имеем дело с так называемым сочетанием стихий. Существует теория, не подтверждённая, впрочем, практикой, что некоторые стихии способны объединяться сами по себе, без разрешения хозяев. И, как следствие, объединять магов в пары. В древности, во времена становления магии, браки между магами заключались после некого ритуала, выявляющего идеальные сочетания партнёров. И дети у таких пар рождались более одарённые, чем родители. Потом эта традиция сошла на нет. Не то маги решили, что достигли предела, и стали родниться с людьми, не то просто было утеряно описание ритуала. Его, кстати, так и не восстановили. В общем, вполне вероятно, что вы с алетром Джеймесоном выполнили некие условия ритуала.
  - Например? - недовольно буркнула Арчи.
  - Например... Не знаю, - ответила Хэрри, потерев лоб.
  - То есть всё это только теория? - протянула задумчиво Санни.
  - Эдди! - Хэрри окликнула нервно постукивающую по столу пальцами девушку. - Опиши свои ощущения. Постарайся вспомнить обстоятельства ваших встреч.
  - Я уже описывала. Да и встреч было всего ничего... Мы друг к другу даже не прикасались.
  - А тот поцелуй? - уточнила Санни.
  - Хорош ритуал! - воскликнула подопытная.
  - А что? Простенько и со вкусом. Универсальный способ разобраться в мужчине, - серьёзно заявила молчавшая до того Кит.
  - Хорошо, тогда расскажи про сегодняшний случай, - попросила Хэрри, судорожно листая книгу до нужной закладки.
  - Сегодня всё началось ещё во время танца. Я почувствовала упадок сил, голова кружилась, сердце билось неровно. И магия. Я обычно её не ощущаю, а тут как будто нитки сквозь кожу продёрнули! Еле дотерпела.
  - Со мной такого никогда не было, - потрясённо отозвалась Санни.
  - Потом всё прошло. А когда Джеймесон меня за руку схватил, я запаниковала, поэтому не очень хорошо помню, что произошло, - Арчи смутилась.
  - Уронила ты его неаккуратно, - усмехнулся Фокс. - Так ему и надо.
  - Апатия, спокойствие, безволие были? - тоном врача, проводящего анамнез, спросила Хэрри.
  - Сказала же, не помню, - рявкнула Арчи.
  - Спокойно, здесь есть описание свадьбы по древним традициям. Сказано: 'Родные поддерживают молодых после ритуала и ведут в Храм Всех Богов. Жених не сводит глаз с наречённой. Невеста льнёт к избраннику неотрывно. Единение подтверждается в поцелуе и слиянии сил через сосуд жизни.'
  - Они этим при всей родне занимались?! - ужаснулась Кит.
  - Чем? - не поняла Арчи.
  - Сосуд жизни, юнга! - подмигнула подруге Санни.
  - Вероятно, они правы, Эд, - заключила Хэрри. - После брачной ночи ваши силы сольются. По легенде, такие пары нерзлучны до смерти и умирают одновременно.
  Повисла пауза. Осознавая ситуацию, Аркадия всё сильнее закипала.
  - Значит, после осуществления брака я не просто не смогу его убить, я должна буду его защищать, как саму себя! И вдовой мне стать не грозит ни при каких обстоятельствах?
  - Эд! Это же легенда! - попыталась успокоить девушку Санни.
  - А если нет?! - воскликнула та.
  - Придётся беречь, как обещала, в болезни и в здравии, - протянула Кит. Её нарисовавшаяся картина пугала не меньше. Уж кто-кто, а Чёрная Вдова прекрасно понимала, насколько хрупкими и недолговечными бывают мужья.
  - А может, мне его до ночи убить? - робко предложила Арчи. Мужчина ей совсем перестал нравится.
  - А может, есть способы потянуть с завершением обряда? - Санни повернулась к Хэрри.
  - Убить до него, - ответила та. Жалости к алетру Джеймесону Хэрри не испытывала. А вот привязывать к его благополучию жизнь подруги, даже теоретически, не хотела совершенно.
  - Предлагаю на сегодня прения завершить, - решил вмешаться Фокс. - Нам всем надо обдумать новую информацию и принять решение на свежую голову. До свадьбы еще неделя. Время есть.
  - Действительно! - воскликнула Кит. - Что мы всполошились, как курицы! Кэш никогда не проигрывал, потому что никогда не торопился с выводами. По домам!
  - Подождите! - Арчи сейчас выглядела растерянно. - А работу-то мы брать будем?
  - Юнга, давай потом, - вздохнула Санни. - Завтра.
  Надев безликие плащи, члены опасной криминальной организации вышли в лес недалеко от города и направились в разные стороны.
  
  Когда уставший, грязный, голодный и злой алетр Джеймесон ввалился в дом через чёрный ход, время приближалось к обеду. Проплутав несколько часов по лесу, выбившись из сил и повторив все известные ему проклятия по два-три раза, мужчина оказался перед высоким глухим забором монастыря Скорбящей Вечности, расположенного на окраине города. Отсюда, короткими перебежками по переулкам и подворотням, прячась от прохожих, наместник Перегельский крался к своему дому, стараясь не попасться никому на глаза. Известный в городе аристократ, глава рода, уступающего своей древностью только королевскому, пробирается по городу грязный и небритый, в одной рваной рубашке, уже не белой. В волосах листья и хворост, глаза слезятся от недосыпа и усталости. Газетчики были бы в восторге, имей они возможность запечатлеть этот момент.
  Джеймесон быстрым шагом прошёл в свою спальню, игнорируя поражённые взгляды слуг, и нервно позвонил в колокольчик, вызывая камердинера. Тот явился без промедления, скорее из любопытства, чем ради долга.
  - Распорядись подготовить ванну и подбери костюм попроще, мне необходимо нанести несколько деловых визитов, - сурово сдвинув брови, приказал алетр Джеймесон и добавил: - И пусть принесут завтрак.
  - Сию минуту, благородный алетр, - поклонился слуга, пятясь к дверям с грязной одеждой в руках.
  - Одежду сразу выброси! - рыкнул наместник и про себя пробурчал: - Видеть её не могу.
  Пока в соседнем со спальней помещении сновали слуги, нанося воду в ванную, алетр Джеймесон успел расправиться с полным подносом принесённых из кухни закусок. Аппетит в лесу он нагулял отменный. Разве что не рычал, поглощая холодную варёную телятину, нарезанную крупными ломтями. Даже размышления о судьбе Джонатана не смогли умерить голод.
  В горячей воде отмокать долго не пришлось. Выгнав камердинера и одну из служанок, услугами которой он до этого не раз пользовался не только в ванной, алетр Джеймесон тщательно соскрёб с себя грязь и пот и поспешил выйти. Джонатан не приходил утром справиться о нём, и это заставляло волноваться.
  Одевшись и отпустив камердинера, алетр Джеймесон еще некоторое время постоял у окна, невидящим взглядом уставившись в простанство и размышляя, куда и в каком порядке ему следует наведаться. Потом всё же собрался с мыслями и покинул дом.
  Первым делом алетр Джеймесон направился в дом алетра Джонатана. С тревогой он ожидал ответа на стук в двери особняка. Когда же его провели в гостиную и оставили в ожидании, совсем растерялся, такой холодный и неприступный был вид у дворецкого Аткинса, который знал обоих мужчин с детства.
  - Ты не очень-то торопился, дружище, - проворчал Джон, прихрамывая пересекая комнату и с устраиваясь в кресле.
  - Как мог! Что с тобой случилось? Тебя не выпускали?
  - Я мог бы сказать, что меня втянули в драку, которую ты затеял, дружище, но основные ранения я заслужил в заварушке на обратном пути. На меня напали пятеро. Я бы не справился, но что-то их напугало. А мне к тому моменту оставалось лишь дожидаться встречи с Риггатой. Аткинс сказал, что меня бросили перед дверью. Врач поставил мне утешительный диагноз и прописал постельный режим. Так что свадьбу твою я пропущу, о чём ни капли не жалею.
  - Понятно, почему Аткинс на меня сердит, - протянул Джеймесон. - Свою свадьбу я бы и сам с удовольствием пропустил.
  - Я говорил тебе, что это пустая затея, - откликнулся друг. - Так где ты пропадал?
  - Бродил по логову зверя, - зловеще понизил голос Джеймесон. - А к утру из логова меня выгнали в лес недалеко от западного побережья. Оттуда я шёл пешком.
  Джонатан присвистнул и усмехнулся:
  - Это кто же тебя выгнал?
  - Там какие-то крысиные ходы. И хозяйничают в них кошки размером с лошадь, - фыркнул Джеймесон. - Одна из них меня и проводила весьма настойчиво.
  - Кошка? - растерянно переспросил Джон.
  - Кошка, - спокойно подтвердил Джеймесон. - Большая черная кошка.
  - Похоже, нам обоим этой ночью повезло. Это надо отпраздновать! Плесни мне тирона, пожалуйста.
  Джеймесон подошёл к одному из пейзажей и открыл спрятанный за ним бар. Налил себе и другу по полному стакану крепкого напитка и, отдав другу его стакан, принялся шагать туда сюда по комнате.
  - Он так и не дал ответа, - заговорил он после третьего поворота на пятках.
  - Зато мы оба живы и относительно здоровы.
  - До свадьбы осталось меньше недели. Подготовка почти закончена. Значит, даже если я выясню что-то порочащее невесту, свадьба к тому моменту уже состоится.
  - Положа руку на сердце, признайся, разве ты поверишь, что эта девочка может иметь двойное дно, - отмахнулся Джонатан.
  Джеймесон в задумчивости остановился у окна. За несколько недель он почти смирился со своей судьбой, похожей на сотни таких же судеб женатых алетров. Примерил на себя роль отца семейства. И если бы не случайная встреча с девушкой-богиней, он бы послушно пошёл по проторенной дороге. Но сейчас всё его существо бунтовало против рамок, в которые он сам себя загнал. Прекрасно понимая, что брак с женщиной Кэш для него невозможен, отпустить безумную мечту не мог.
  - Обратной дороги все равно уже нет, - глухо выдавил он наконец.
  Он обернулся и взглянул в проницательные глаза друга.
  - Ты же не собирался хранить верность жене, - осторожно заметил Джон.
  - Не поверишь, дружище, сейчас мне хочется хранить верность не жене, - зло усмехнулся Джеймесон. - Что ж, мне пора нанести визит своей невесте. Напомнить себе о своих обязательствах.
  Этими словами он пытался вернуть себе прежнюю уверенность.
  - Удачи, дружище! - попрощался с гостем Джонатан.
  Настроение друга его не просто насторожило, шокировало. Проводив уходящего товарища взглядом, Джон задумался, какие последствия может принести прошедшая ночь.
  
  Дом тала Смирта встретил алетра Джеймесона радушным шумом. Тала Сабрина вернулась после сложного домашнего ремонта и жаждала новой деятельности. К большому её сожалению, приготовления к свадьбе были почти окончены с неоценимой помощью алетры Кетрин, выказывать неприязнь к которой женщина не решилась. Потому просто гоняла слуг.
  Алетра Кетрин покидала гостеприимный дом в тот самый момент, когда алетр Джеймесон в него входил.
  - Добрый день, благородная алетра Кетрин, - поклонился мужчина. - Не ожидал встретить вас здесь.
  - Ах, алетр Джеймесон, люди нашего положения должны быть выше сословных предрассудков и поддерживать друг друга. Не думали же вы, что эта милая девочка, ваша невеста, сама справится с организацией всех необходимых мероприятий.
  Кетрин Мальвиоз доверительно положила изящную ладонь на локоть Джеймесону и слегка сжала.
  - Вы видели мою невесту? - спросил Джеймесон, опасливо поглядывая на длинные цепкие пальцы Чёрной Вдовы.
  - Разумеется! Она в добром здравии и полностью готова к завтрашнему балу. Как раз вчера доставили платье.
  Завтрашний бал! Джеймесон совсем забыл, что завтра должен представить свою невесту всему высшему свету!
  - Я полагаю, она нуждается в отдыхе от подготовки к столь торжественному мероприятию, - отступая на шаг и тем самым вынуждая алетру Кетрин убрать руку, сказал наместник.
  - И вашей поддержке, мой благородный друг, безусловно, - загадочно улыбнулась женщина.
  - В таком случае, не стану заставлять её ждать. Доброго дня, благородная алетра, - и Джеймесон направился в гостиную, не дожидаясь сопровождения дворецкого. Тала Сабрина шумела настолько громко, что все слуги, скорее всего, сосредоточились на исполнении её капризов.
  - И вам удачи, благородный алетр, - пропела Кетрин вслед убегающему мужчине.
  Интересно, он понял, что она к нему принюхивалась. Или принял это за женский интерес. В любом случае теперь Кит отличит его из сотни в любой толпе. Так спокойнее.
  
  Аркадию он нашёл в гостиной за изучением списка дел, оставленного деятельной алетрой Кетрин. Джеймесон остановился в дверях, рассматривая погружённую в чтение девушку. Первое раздражение от её внешнего вида отступило под действием странного неестественного покоя, излучаемого его будущей супругой. А главное, его как арканом тянуло подойти ближе и прикоснуться к нежной шейке, вспомнить вкус губ.
  Джеймесон тряхнул головой. Не может быть, чтобы его привлекала эта невзрачная девица. Да еще ничуть не меньше, чем яркая танцовщица. Может, его приворожили. Не она сама, конечно! Ей это в голову не придёт. Слишком она правильная, богобоязненная, наивная до дури. А вот полковник, по слухам уже третью неделю отсутствовавший в городе, вполне мог сыграть подобную шутку.
  При таких мыслях наместник должен был испытать ярость, презрение, но флегматичность невесты, похоже, пропитала его насквозь.
  Тем временем Аркадия отложила листок и поднялась, собираясь покинуть комнату. Тут-то она и заметила гостя, стоящего в дверях.
  - Добрый день, алетр Джеймесон, - девушка присела в неловком реверансе, слегка покачнувшись, и продолжила: - Почему вы не проходите? Хотите, я прикажу подать чай или тирон?
  - Добрый день, Аркадия, - мрачно ответил алетр. - Я зашел узнать, как ваше здоровье. Все ли готово к завтрашнему торжеству?
  - Благодарю вас, благородный алетр. Я прекрасно себя чувствую. Алетра Кетрин бесконечно добра ко мне.
  Аркадия мучительно гадала, почему они разговаривают стоя. Скоро станет заметно, что у неё трясутся колени и дрожат руки. С того момента, как наместник возник на пороге гостиной, её разрывало ощущение неконтролируемой паники. Если бы не железные тиски воспитания старпома, она бы уже визжала, как последняя истеричка. Её магия бунтовала внутри. Огонь ревел в крови, пытаясь вырваться сквозь тонкую кожу на кончиках пальцев. И казалось, вот-вот добьётся свободы. Только бы глаза не поменяли цвет.
  - Я заеду за вами завтра сам, - твёрдо заявил Джеймесон.- Будте готовы к пяти.
  - Благодарю вас, благородный алетр, - Акрадия вновь попыталась сделать книксен.
  - Сколько можно просить вас звать меня по имени? - вспылил Джеймесон, подхватывая девушку под локоть.
  Огонь, получив подпитку от прикосновения мужчины, разгорелся ровно и сильно. Глаза будто обожгло изнутри, очертания предметов резко стали чётче, цвета ярче, усилившиеся звуки впились в мозг. Аркадия поторопилась зажмуриться, подавляя огненную бурю, и рефлекторно рванулась в сторону от тёплой мужской ладони.
  Золотые глаза. Джеймесон вздрогнул всем телом. Неужели он сходит с ума и видит то, чего нет. С окружающего мира будто стёрли толстый слой пыли. Сердце зашлось, показалось, что, если он захочет, то сможет взлететь. Но наместник быстро взял себя в руки. Сейчас не время показывать свои слабости, не перед его подозрительной невестой.
  - Простите, Джеймесон, - пролепетала тем временем девушка, пряча глаза, и почти неслышно прошептала: - Свадьба это так волнительно.
  - У вас будет время привыкнуть, - пообещал наместник, и это прозвучало как угроза.
  Его затопило раздражение. Даже если он испытывает какую-то симпатию к своей невесте, сама невеста остаётся пугливой монашкой, огородившей себя от всех холодной стеной воспитания. Она шарахается от его прикосновений, хорошо, хоть по лицу не бьёт, как та солнечная девушка.
  - Я искренне надеюсь, что завтра вы найдёте в себе силы выдержать мой поцелуй после объявления о помолвке, - сухо обронил мужчина, проходя мимо невесты в комнату.
  Аркадия резко вскинула голову, с удивлением уставившись на жениха и совершенно забыв об опасности быть раскрытой. В голосе наместника слышалась такая по-детски трогательная обида, что девушка не справилась с желанием поддержать мужчину. Он стоял спиной и Аркадия не опасалась, что жених станет разглядывать её. А если вспомнить теорию объединения стихий, он сейчас должен быть растерян не меньше, если не больше. Ведь он-то не знает, что происходит между ними. Приблизившись к Джеймесону, Аркадия положила руку ему на плечо и тихо произнесла:
  - Я постараюсь не подвести вас, Джеймесон.
  Сквозь одежду ладонь чувствовала тепло и свежесть магического бриза. Мужчина успокаивался, мысли его резко, как сквозняк, поменяли направление. Прежде, чем Аркадия смогла сообразить, чем ей грозит её порыв, Джеймесон повернулся и положил руки на тонкую талию.
  - Полагаю, нам надо потренироваться, чтобы быть уверенными в результате, - ровным тоном предложил он, притягивая девушку вплотную к себе.
  Сердце Аркадии подпрыгнуло, по коже прошла волна жара. Попытка отойти не увенчалась успехом. Тело просто отказалось подчиниться хозяйке. А мужчина тем временем уверенно прижался к губам девушки, планируя обойтись лёгким целомудренным поцелуем.
  Всё было даже лучше, чем он помнил. Девушка в его объятиях замерла с закрытыми глазами, но её губы оказались мягкими и податливыми и приоткрылись при малейшем нажиме. Джеймесон позволил себе помедлить, прежде чем втянуть нижнюю губку в рот и слегка прикусить, наслаждаясь вкусом шоколада, который остался, видимо, ещё с завтрака. Аркадия чуть запрокинула голову и напряглась, как натянутая струна. Её руки удобно лежали у него на плечах, тонкие длинные на удивление сильные пальцы судорожно сжали ткань сюртука.
  Джеймесон сжал губами верхнюю губку девушки, прежде чем углубить поцелуй. Тихое 'Ах!' отдалось в душе мужчины приятной дрожью. А потом он забыл, что хотел остановиться, как только добьётся ответа.
  Руки Джеймесона действовали помимо его воли. Ряд маленьких тугих пуговичек, на которые застёгивалось спереди строгое платье с глухим воротом показался бесконечным. Они не отлетели лишь благодаря крепким ниткам. Наконец, Джеймесон смог просунуть руку под ткань и добраться до небольшой упругой груди. Девушка поперхнулась вдохом, когда он легонько сжал мягкое полушарие и начал обводить подушечкой большого пальца сосок.
  Аркадия упала бы, не прижимай её алетр к себе так сильно, будто хотел раздавить. В глазах плыли цветные круги, в ушах звенело, дрожь давно переросла в лихорадку. Арчи прикусила нижнюю губу, чтобы не кричать, и тут же услышала полустон-полурык. Джеймесон впился в её рот, не давая возможности вздохнуть. Арчи ответила не менее страстно, прижимаюсь грудью к ласкающей её ладони, чувствуя лёгкое раздражение от прикосновений шероховатой кожи.
  Внезапно рука скользнула вниз. Арчи протестующе застонала. Бесполезно. Обе руки уже активно гладили её спину, заставляя по-кошачьи прогибаться, прижиматься к жаркому мужскому телу, тереться об него.
  Губы Джеймесона заскользили вниз по шее и ниже, руки - вниз по спине. Нежная кожа на груди девушки была горячей и гладкой. Мужчина сжал пальцы на упругих ягодицах и прижал Аркадию к себе ещё теснее, позволяя почувствовать силу своего желания. Девушка стояла на носочках, сильно прогнувшись назад, и крепко держалась за его шею.
  Джеймесон оторвался от Аркадии всего на секунду, присмотреть подходящий диван. И при взгляде на окружающую обстановку вдруг вспомнил, где он находится и кого держит в объятиях. Остановиться стоило невероятных усилий. До Джеймесона медленно доходило, что он натворил. Он чуть не лишил чести свою невесту! За неделю до свадьбы в гостиной её родного дома!
  Тяжёлое дыхание Аркадии щекотало ему шею. Джеймесон отстранился от девушки и судорожно поправил её платье, застегнул пуговицы вплоть до высокого глухого воротника, скрывающего сладкую светлую кожу с ароматом желания. Выдержка вновь чуть не подвела мужчину.
  - Прошу прощения! Мне ещё нужно уточнить некоторые вопросы, - резко выдохнул Джеймесон, силой усадил Аркадию на диван, на который ещё минуту назад собирался её уложить, и вылетел из комнаты, не дожидаясь ответа невесты.
  Через пару минут хлопнула входная дверь. Аркадия сидела на диване и с ужасом осознавала, что она только что чуть не совершила огромную ошибку. И демоны с ней с девичьей честью, она чуть не завершила ритуал, который навсегда привяжет её к этому самолюбивому самцу. С большим удовольствием бы завершила. По телу прошла дрожь предвкушения.
  - Нет! - решительно высказалась Арчи и ударила кулаками по мягком сидению.
  Не помогло. Дрожь не проходила. В душе поселилось чувство чего-то неправильного, мучительное и беспокойное. Совсем не так было много лет назад, когда Аркадия, ещё совсем девчонка, приняла на себя обязанности морской ведьмы на пиратском корабле 'Удача', перешедшем после гибели её отца под командование молодого капитана Томаса. Её обучением вызвался заниматься лично старпом.
  Арчи вздохнула. Первое в жизни серьёзное решение далось ей с большим трудом, но сомнений в его правильности не было ни у кого в команде. Для них она была дочерью капитана и корабельной ведьмы, юнгой. Потом ведьмой, от которой зависит безопасность команды и сохранность корабля, попутный ветер и благосклонность морских богов.
  А для старпома она была девкой, которая много о себе думает. И место её было не на палубе, а в койке. Его, естественно, койке. Как он столько лет скрывал душевную гниль даже от Тихого Алана и его жены-ведьмы, понять Аркадия так и не смогла. Хотя, мама была посредственной ведьмой, а отец никогда не полагался ни на кого, кроме себя.
  Два года Аркадия верила, что старпом заменил ей отца. Учил драться, ориентироваться по звёздам и следам, держать в узде огонь и эмоции, убивать. Он вёл её в первый бой. А потом предал. И только сила спасла её и чуть не погубила корабль.
  Она лично сопроводила его лодку на маленький необитаемый островок, лично бросила в песок у его ног пистолет и единственную пулю. Горечь её была так сильна, что волна подчинилась её воле безоговорочно, хоть и шипела под ногами, испаряясь. Послушно внесла девушку на борт и отступила.
  В тот день они захватили корабль с юной пассажиркой, ставшей для Арчи подругой и спасением.
  Аркадия улыбнулась. Воспоминания об Александре помогли восстановить душевное равновесие и прийти в себя. Больше подобную ситуацию допустить нельзя. Что-то подобное и Санни ей говорила после ночи, проведённой в каюте капитана. Но это, определённо, не тот случай.
  Девушка кивнула своим мыслям и уверенно поднялась с дивана. Она всё сделает правильно.
  
  Как ошпаренный выбежав из дома своей невесты, Джеймесон свистнул извозчика и дал двойную цену за доставку по известному всем благородным алетрам адресу.
  Возле дома на тихой улочке Джеймесон выскочил из кареты на ходу, не дожидаясь полной остановки, и вихрем взлетел по лестнице к высоким, даже на вид неприступным дверям. На стук долго никто не отзывался. Понятно, что сейчас в заведении талы Филиции все ещё спят. Но ради него одну из обитательниц разбудить можно. Иначе он за себя не отвечает.
  - Мы закрыты! - донеслось из-за запертой двери.
  - Скажи хозяйке, что у алетра Флитцера срочное дело! - рявкнул Джеймесон.
  Не прошло и десяти минут, как двери распахнулись и владелица заведения самолично впустила гостя внутрь. Это была представительная высокая женщина неопределимого возраста, по утреннему времени одетая в нежно-зелёное строгое платье, подчёркивающее её светлую кожу и рыжие волосы.
  - Благородный алетр, какая честь для нас, - приговаривала она, лукаво стреляя порочными изумрудными глазами. - А я уж думала, что в связи со свадьбой вы никогда не почтите своим присутствием нашу скромную обитель.
  - Фици, мне не до шуток, - нахмурился Джеймесон. - Ты ведь видела мою невесту? Кто-нибудь из девочек уже проснулся?
  - Не видела, но наслышана, - ухмыльнулась Филиция. - Сейчас я пришлю несколько на выбор. Девочки будут рады. Ты давно их не баловал.
  Джеймесон прошёл в гостиную, где по вечерам ожидали клиентов работницы дома удовольствий. Сейчас там было пусто. Внезапно идея с борделем показалась нелепой. Что он здесь делает?! Давно прошло то время, когда он, молокосос, проводил в этом доме каждую ночь, транжиря деньги на девок, карты и тирон. Сейчас остался только тирон.
  Послышались смешки и в комнату впорхнули несколько девушек. Они окружили мужчину и защебетали, пытаясь привлечь внимание. Из одежды на них были только неглиже или пеньюары. Выбор оказался более чем разнообразный. Блондинки и брюнетки, пышки и тростинки, вамп и простушки.
  Джеймесон придирчиво покрутил некоторых, других отодвинул сразу. Взгляд зацепился за скромную шатенку, стоящую чуть в стороне и не принимающую участие в общей агитации. Алетр сделал шаг к девушке, и поймал взгляд светло-карих глаз. Не жёлтые, но близко к тому.
  - Я выбрал, - решился Джеймесон. - Как тебя зовут?
  - Сирина, благородный алетр.
  - Давно здесь работаешь?
  - Второй месяц, благородный алетр.
  - Зови меня Джейми, Сирина. Пойдём наверх.
  Организм успел немного остыть после поцелуя невесты, но Джеймесон был уверен, достаточно лёгкого дуновения, чтобы снова раздуть пожар.
  Девушка привела клиента в одну из многочисленных комнат на втором этаже. Джеймесон отметил, что с последнего его посещения ничего не изменилось. Вульгарные красные шторы и драпировки на стенах, огромная кровать с балдахином, отгороженный ширмой уголок с умывальными принадлежностями и зеркала на всех возможных плоских поверхностях, вплоть до журнального столика.
  - Вы позволите? - смело спросила Сирина и начала развязывать его галстук.
  И пока его раздевали, Джеймесон водил руками по гибкому женскому телу, старательно восстанавливая настроение. Но это не очень-то помогало. Ловкие пальцы профессиональной любовницы казались чересчур тонкими, почти острыми, слишком холодными и какими-то липкими. Тяжёлый аромат туалетной воды показался похожим на вонь немытого тела, смешанную с запахом прошлых мужчин, бывших с этой женщиной. Джеймесона замутило.
  - Достаточно! - прервал он старания Сирины.
  Резко отвернувшись, отошёл к окну. Девушка осталась растерянно стоять возле нетронутой ещё постели.
  Такого конфуза с ним не случалось ни разу. Желание не проходило. Стоило подумать о златоглазой богине, кровь вскипала и голова кружилась. Мысли о невесте тоже приводили мужчину в состояние боевой готовности. Но женщина, которая сейчас находилась с ним в комнате, была ему противна.
  - Я что-то делаю не так? - осторожно спросила Сирина.
  - Нет, всё так, - решительно ответил алетр.
  Он вернулся к постели и приказал:
  - Ложись!
  Сам лёг рядом и, закрыв глаза, вызвал в памяти лицо с глазами глубокого синего цвета.
  - Ада, - прошептал он, погружаясь в свою фантазию.
  
  Подготовка к балу была почти окончена. Алетра Кетрин осталась довольна. Благодушная улыбка на её лице пугала слуг сильнее любых угроз, поэтому малейшие замечания принимались и исправлялись мгновенно.
  - Аркадия, дорогая! Ты напрасно волнуешься! - громко обратилась она к строго и бесвкусно одетой подруге и добавила тише: - Зачем ты здесь вообще?!
  - Мне надо было прогуляться, - задумчиво пробормотала Арчи.
  Кит окинула девушку оценивающим взглядом.
  - Что между вами произошло? - спросила она, уводя невесту наместника подальше от любопытных ушей и глаз.
  - Ничего, - Аркадия резко замкнулась.
  - Из-за ничего ты бы не пошла гулять.
  - Я чуть не отдалась ему, - выдохнула Арчи.
  - Вот!.. - Кит не стала договаривать нецензурное выражение. - Зачем? До свадьбы меньше недели.
  - Не знаю, я не собиралась делать ничего подобного!
  Аркадия расстроенно всплеснула руками.
  - Тебе надо поговорить с Хэрри. Она точно знает, что делать, чтобы не поддаться мужскому обаянию.
  - Точно! Поеду к ней прямо сейчас. Заодно поизучаю сама ту книгу про старинные ритуалы.
  - Будь осторожна!
  Подруги показательно тепло обнялись для многочисленной публики, и Аркадия покинула дом для приёмов семьи Перегельских.
  
  Джеймесон сосредоточенно завязывал галстук, стоя перед одним из зеркал. Его недавняя партнёрша нежилась в постели. Такого удовлетворения от работы она не получала ни разу за всю свою карьеру. Страсть и нежность этого сурового с виду мужчины поразили её до глубины души, в наличии которой у себя она давно сомневалась. И даже то, что звали её при этом чужим именем не портило впечатления. В большинстве случаев она и не могла разобрать, что именно шепчет любовник, так сильны были эмоции.
  Потом она, вопреки профессиональной этике, заснула беспечным лёгким сном. А проснувшись, ожидала получить втык от мадам за нарушение правил. Ведь уход алетра не могли не заметить. Но мужчина просто сидел в кресле задумчиво рассматривая на свет дорогое вино в хрустальном бокале.
  Увидев, что девушка проснулась, он молча поднялся и начал одеваться. Правила заведения он знал не хуже, если не лучше его работниц.
  Девица заметила, что клиент наблюдает за ней в отражении и томно потянулась, приглашая к продолжению. Восторг при его приближении к постели сменился разочарованием, когда он просто положил на подушку крупную купюру и потрепал её по щеке.
  - Это лично тебе.
  - Спасибо!
  Сирина сама не могла понять, откуда появилось это щемящее ощущение в груди. Будто ребёнку показали игрушку и спрятали обратно.
  - Вашей невесте повезло, - сказала она в спину мужчине.
  - Я тоже так считаю, - откликнулся он.
  'Самодовольный болван', - в сердцах подумала Сирина. Но чувства потери уже не было. Наоборот, разглядев номинал чаевых, девушка подумала, что с такой суммой могла бы наконец взять отпуск. А алетр Джеймесон не такой уж болван. Но всё равно очень самодовольный.
  
  По-хорошему Аркадии следовало бы вернуться домой, переодеться и под покровом тайны выскользнуть через чёрный ход. Вместо этого она направилась прямиком в приют Всех Богов. В это время дня Хэрри обычно наблюдала за обучением своих детей. А то и сама вела какое-нибудь общеобразовательное занятие.
  Хэрри делила воспитанников на группы в зависимости от возраста и успеваемости, в отличие от прочих заведений, где мальчиков и девочек обучали отдельно и по разным программам. Одна мысль об этом приводила сдержанную, даже равнодушную Генриетту в бешенство. Её образование было, мягко говоря, поверхностным. Кто-то что-то рассказывал, а она слушала и запоминала, собирала разрозненные отрывки в единое целое, додумывала, фантазировала. Позже, когда смогла позволить себе самостоятельную жизнь под новым именем и прикрытием Кэш, она стала посещать библиотеки и лекции. И поклялась себе и своим близким друзьям, что сделает всё возможное, чтобы девочки из приюта Всех Богов смогли устроиться в жизни.
  Аркадия шла пешком сквозь толпу, полностью увлечённая своими эмоциями, совсем не замечая прохожих. Погрузившись в размышления она автоматически следовала привычным маршрутом. И ни разу не оглянулась, не насторожилась, не взглянула в отражение витрины или проезжающего мимо экипажа, чем обычно не пренебрегала.. Но сегодня интуиция не тревожила Арчи, а она еще ни разу не подводила.
  Наконец показался нужный поворот. Аркадия легко взбежала на крыльцо и нетерпеливо постучала бронзовым молоточком в форме кулака. Могла бы войти и сама, но почему-то не решилась.
  Дверь открыл один из воспитанников, чему Арчи удивилась.
  - Добрый день! - приветливо поздоровался мальчик.
  - Добрый, - откликнулась гостья, входя. - А почему ты не на занятиях?
  Мальчик смутился и порозовел, но всё-таки ответил:
  - Я наказан. Поэтому сегодня помогаю по хозяйству.
  - Понятно, - протянула Арчи, обернувшись. - Что же ты такое натворил?
  Обычно Хэрри никого не наказывала. Надо было очень постараться, чтобы вызвать её гнев. Аркадии в самом деле стало интересно.
  - Я выбросил еду, которая мне не понравилась.
  Мальчик совсем ссутулился и втянул голову в плечи. Арчи нахмурилась всерьёз.
  - Тогда ты наказан совершенно справедливо, - твёрдо заявила она. - Где сина Генриетта?
  - Я могу проводить, - голос наказанного дрожал от сдерживаемых слёз.
  Аркадия покачала головой.
  - Надеюсь, урок пойдёт тебе впрок. Проводи меня.
  И она легонько потрепала парнишку по голове, желаю подбодрить, но не дать повода расслабиться.
  Хэрри оказалась в классе рукоделия для девочек. Впрочем, мальчики здесь тоже были. Дети старательно тренировались пришивать пуговицы на длинные ленты, и кое-кто уже успел соорудить целые гирлянды.
  Арчи постаралась подать подруге знак, не отвлекая трудившихся с высунутыми языками ребят. Но вызвать Хэрри на разговор незаметно не вышло.
  - Тётя Акадия! - воскликнул один из малышей.
  И начался хаос. Ни солидный тон Хэрри, ни звонкий крик Арчи не могли успокоить детей. Особенно старались мальчишки.
  - А мы будем сегодня стрелять?
  - А драться?
  - А кувыркаться?
  - А танцевать?
  - А вы покажете фокус?
  - Тихо! - рявкнула вконец выведенная из себя Арчи, а потом пояснила притихшим детям: - Сначала я поговорю с синой Генриеттой об одном важном деле. А потом приду к вам и расскажу историю.
  - Про пиратов? - робко задал вопрос кто-то.
  - Про пиратов, - кивнула Ачри. - И про принцесс.
  Хэрри облегчённо вздохнула, когда её подопечные послушно вернулись к шитью.
  - Дай догадаюсь, о чём ты хочешь поговорить, - невесело усмехнулась Хэрри, когда они уже сидели в её кабинете над дымящимися чашками с горячим чаем.
  - Считаешь это удачной шуткой? - огрызнулась Арчи.
  - Никто из нас не считает это шуткой. Но принять решение надо. И у меня есть идея.
  - Ты что-то нашла в книгах? - оживилась Аркадия.
  - К сожалению, ничего конкретного, - осторожно заговорила Хэрри. - Дело в том, что вы с алетром Джеймесоном уже запустили механизм ритуала. А значит, он должен быть завершён.
  Девушка сочувственно смотрела на подругу. Арчи ответила напряжённым взглядом прямо в глаза.
  - Хэрри! Не тяни! Ты же знаешь, что мне нужна любая информация! А потом уже буду думать, что с ней делать.
  - Хорошо! Слушай! Фокс нашёл потомка древнего магического рода, не забывшего ещё традиции. Старик немного не в себе, но давние времена помнит лучше событий вчерашнего дня. Сам Фокс ещё не вернулся, но прислал магическое письмо. Длинное, должна сказать, письмо. Выложился по полной.
  - Я поняла и оценила, - нетерпеливо перебила Арчи рассказчицу. - Почему он прислал это письмо тебе, а не прямо мне?
  Спросила и только после этого подумала, что знает, почему Фокс использовал Хэрри в качестве связного.
  'Вот дурочка!' - отругала она себя.
  - Ладно! Давай к делу! - продолжила Аркадия, чтобы отвлечь подругу от бестактного вопроса.
  Хэрри покачала головой, досадуя на порывистость Арчи, но продолжила:
  - Насколько я поняла, ритуал состоит из трёх частей. Первая называется 'выбор судьбы'. Там всё довольно смутно. Фокс расписывать не стал, упомянул только, что маги древности этот знак распознавали безошибочно. Далее следует 'знакомство с судьбой'. Там всё ясно. Встреча наедине, разговор. Старик обмолвился, что обязательным условием было прикосновение, но ни в коем случае не поцелуй. На втором этапе всё должно быть исключительно невинно. А вот третий этап - 'соединение с судьбой', подразумевает всё, что обычно сопутствует привычному браку. Что-то вроде нашей помолвки - встреча наедине, но на этот раз с поцелуем. У вас ведь уже была?
  Арчи растерянно кивнула. Всё это время она мысленно сопоставляла факты и находила всё больше и больше необходимых условий.
  - Что ж... - продолжила Хэрри, видя, что подруга не стремиться поделиться подробностями. - После помолвки наедине пара направлялась в храм для заключения брака. Тот отрывок я вам и зачитывала. Видимо, Кит была права, муж и жена вступали в полный брак при свидетелях. Не знаю, как это переживали невесты... Но тебе в любом случае не грозит лишиться девственности в храме при большом скоплении народа.
  Если Хэрри надеялась таким образом утешит Арчи, то достигла прямо противоположного эффекта. Аркадия вскочила из кресла и заметалась по кабинету, нервно заламывая руки. Потом резко остановилась и стремительно обернулась к подруге. В этот момент она была больше похожа на Эдди, чем на Аркадию Клент, несмотря на парик и мешковатое платье.
  - Неужели ничего нельзя сделать! - отчаянно воскликнула она, всплеснув руками.
  - Ты же маг и сама понимаешь, что если сила выпущена, она найдёт цель. Поэтому рано или поздно вам придётся соединиться. И кстати, браки тогда действительно были либо счастливыми, либо недолгими. Стать вдовой тебе не грозит.
  Арчи судорожно вздохнула, но промолчала. Хэрри явно не закончила.
  - Но оттягивать момент счастливого соединения можно достаточно долго. Я подготовлю тебе несколько настоек, будешь использовать, исходя из ситуации. Сонная настойка, чтоб усыпить мужа или беспробудно уснуть самой. Вряд ли он станет требовать исполнения супружеских обязанностей практически у мертвеца. - При этом Хэрри жёстко усмехнулась, загоняя обратно в небытие свои личные воспоминания. - Слабительное тоже пригодиться. Экстракт сурьви, чтобы вызвать отвращение у мужчины. Настойку, ослабляющую мужскую силу, я готовить не буду. Внезапная слабость может вызвать у него подозрения. А на самый крайний случай я приготовлю тебе кое-что из рецептов профессионалок. По крайней мере, он не привяжет тебя к люльке.
  Аркадия хотела было возмутиться, но наткнулась на снисходительный взгляд Хэрри.
  - Только не пытайся меня убедить, что он оставил тебя совершенно равнодушной.
  - Я потому и пришла, - призналась Арчи. - Я уже сегодня чуть не...
  И замолчала, не зная, какие подобрать слова для описание сегодняшнего события. Но продолжения и не требовалось. Хэрри прекрасно поняла подругу, но комментировать откровение не стала, только хмыкнула.
  - Но я уверена, что сам Джеймесон не заинтересован во мне, как в женщине, - уверенно высказалась Аркадия.
  - Посмотрим Наследников он будет добиваться в любом случае. И на этот случай послезавтра зайди ко мне в штаб. Пока Фокс в отъезде, я почти всё время провожу там. На свадьбе я по понятным причинам присутствовать не смогу.
  - Эй! У меня ещё должен быть девичник, между прочим! - весело заявила Арчи. - По всем правилам!
  Теперь, когда у неё был план, Аркадия расслабилась и даже испытывала азарт, как перед очередным делом.
  - Только не увлекайся слишком! - предостерегла её Хэрри, прекрасно понимая, что творится сейчас с подругой.
  - Я буду держать себя в руках! - уверила её Арчи. - А на случай, если я забудусь, меня будете держать в руках вы. А теперь мне пора. Кит, наверное, уже ждёт меня, чтобы заняться приготовлением к завтрашней помолвке, и ужасно злиться. А я ещё обещала детям сказку.
  Примерно через час девушки обнялись на прощанье, и Аркадия поспешила домой, окрылённая надеждой. И вновь она не обращала внимания на окружающих. В этот раз напрасно.
  Мужчина, скрывавшийся в тени дома напротив здания приюта, проводил её удивлённым задумчивым взглядом и сделал какую-то пометку в блокноте. Дождавшись, когда девушка свернёт за угол, он плотнее закутался в плащ и последовал за ней.
  
  Джеймесон быстро шагал по улице, высокомерно взирая на почтительно расступающихся прохожих. Он только что убедился, что его будущая жена ведьма. Она его приворожила, иначе невозможно объяснить отвращение к другим женщинам и непреодолимую тягу к ней самой.
  И от Кэш вестей так и не поступило. Непонятно, взялся бандит за его дело или отказался. Сколько ещё будет думать. И не пришлёт ли вместо ответа одного из своих убийц.
  Внезапно Джеймесону вспомнилось неподвижное белое лицо маски со сверкающими в прорезях золотыми глазами. Солнечная богиня. Женщина Кэш. К ней он испытывал влечение не меньше, чем к своей неожиданной невесте. Но стоило бы проверить, тянет ли его ещё к той танцовщице.
  По крайней мере именно так объяснил самому себе алетр Джеймесон Флитцер не самое разумное решение прогуляться до района доков. Среди белого дня там было не так опасно, как вечером. Только бы найти нужный ангар и проникнуть внутрь, не попавшись на зуб загадочной чёрной кошке или под руку грозному темнокожему великану. А там ещё найти его солнечную богиню, при мысли о которой у Джеймесона бешено заколотилось сердце. Хотя отреагировать должен был другой орган, что ещё сильнее подстегнуло Джеймесона к поискам.
  Прочёсывая улицу за улицей, игнорируя откровенное рассматривание зевак и прямо встречая вызов в глазах местных заправил, Джеймесон внимательно искал приметы кабака Кэш. Брюки были уже по колено в грязи, ботинки придётся выбросить, плащ тоже. Но алетр с обычным для себя упорством шёл к цели. При свете дня дорога выглядела совсем не так, как той ночью. У Джеймесона даже возникла мысль, что все приметные знаки, по которым они с Джоном ориентировались, были сделаны специально для них, а потом убраны.
  Когда он в третий раз прошёл мимо захудалой столовой, где мухи ели из одной тарелки с посетителями, Флитцер понял, что окончательно заблудился. Уже не пытаясь подавить раздражение, он приблизился к одному из мужчин, что подпирали стену столовой и курили вонючий крепкий табак.
  - Вы знаете здесь все заведения? - спросил алетр Джеймесон, прокручивая между пальцами серебряную монетку.
  - Да, почитай, что все, - лениво протянул мужчина, не отрываясь следя за монеткой.
  - Я ищу одно место. Проводишь меня туда, получишь в два раза больше, - продолжил алетр и подкинул монетку вверх.
  Мужчина бросил сигарету и дёрнулся вперёд в рассчёте поймать деньги в полёте, но не успел. Джеймесон перехватил серебро в верхней точке и вновь провернул между пальцами, позволяя отблеску скользнуть по напряжённому лицу мужчины.
  - Что за место? - хрипло спросил тот, поднимая взгляд от руки алетра к его лицу.
  - Таверна Кэш.
  Мужчина вздрогнул всем телом и побелел. Он шагнул назад и снова прислонился к стене. Деньги резко перестали его интересовать.
  - Мне не знакомо такое заведение, - равнодушно проронил он и уставился в пространство над головой Флитцера.
  Джеймесон нахмурился. Неужели этот человек настолько опасен, что местные опасаются даже показать его заведение, широко известное в узких кругах, кстати.
  - Я заплачу втрое больше, - решительно произнёс он.
  - Возможно, своей жизнью, - хмыкнул несостоявшийся провожатый, - но без меня, благородный господин.
  - Идите подобру-поздорову, - послышался голос со стороны. - Там не любят незваных гостей.
  - Что ж, - откликнулся Джеймесон, не оборачиваясь, - значит, им придётся меня позвать.
  Мужчины не торопясь бросали окурки и расходились, сплёвывая густую желтую слюну в грязь под ногами алетра. Очень близко к его ботинкам, но не на них.
  'Метко', подумал Джеймесон.
  Последним уходил тот, с кем Флитцер завёл разговор. Он остановился, и Джеймесон ожидал очередной плевок. Но вместо этого презрительного жеста, мужчина произнёс:
  - Не называйте его по имени, накличите беду, никто не поможет, ни боги, ни демоны.
  Джеймесон стоял в окружении пыльных шариков чужой слюны и размышлял, стоит ли один взгляд золотых глаз целой жизни. И внезапно для себя решил, что стоит. И отправился дальше. Он вспомнил, что не проверил ещё несколько направлений.
  
  Аркадия стремительно пересекла оживлённую улицу, ловко лавируя между повозками и людьми. Свернула за угол ближайшего дома и принялась разглядывать прохожих. Беспокойство разрасталось по мере удаления от детского приюта, и игнорировать его девушка уже не могла.
  На первый взгляд ничего подозрительного не было. Люди шли по своим делам, торопились или прогуливались, хмурились и смеялись. Но одна фигура привлекла внимание Арчи. Высокая, крупного телосложения, закутанная в плащ, а главное, совершенно одинокая. Толпа будто обтекала её. Тем не менее суетности и беспокойства незнакомец, а девушка не сомневалась, что это был мужчина, не проявлял. Так что, даже если он и следил за ней, потеря объекта его не расстроила. Но на всякий случай Аркадия подумала, что лучше постараться скрыться незаметно.
  Была бы она полноценной морской ведьмой, как Санни или мама, отвести глаза не составило бы никакого труда. Но Арчи не имела никакой власти над воздухом и водой. А поджигать соседний дом ради невнятного подозрения поступок глупый и жестокий.
  Преследователь всё так же стоял, прислонясь к стене, и что-то писал в блокнот. Кто же он такой?..
  Аркадия тряхнула головой и решительно вышла из тени. Пусть он последует за ней. В конце концов, нет ничего подозрительного в интересе послушницы монастыря пресветлой Солин к беспризорным детям. Даже наоборот, это закономерно.
  По дороге к дому Аркадия ещё несколько раз проверяла свой 'хвост', каждый раз заставая его в какой-нибудь неестественно небрежной позе возле витрины или дерева.
  'Хорошо, ему не пришло в голову поцеловаться со случайной прохожей', подумала с издёвкой Арчи.
  Представив себе эту нелепую картинку, она чуть не расхохоталась в голос. Зато теперь можно было с уверенностью сказать, что этот человек, мягко говоря, не профессионал, и проводить его обратно не составит для Арчи никакого труда.
  Уже у дверей своего дома она последний раз оглянулась, удостоверилась в своих выводах и вошла.
  Кит всё ещё ждала её в комнате. Судя по количеству посуды, ждала давно.
  - Извини, я не могу задержаться, - бросила гостье Арчи. - За мной следили, и я хочу знать, кто и зачем. Поэтому сейчас переодеваюсь и убегаю, а ты меня прикроешь до возвращения.
  - Ты в своём уме?! - возмущённо прошипела Кит. - Куда ты пойдёшь одна? А вдруг это человек полковника!
  - Нет, он вёл меня, как болонку на поводке, совершенно неумело.
  - А ты не думаешь, что это может быть ловушка? - предположила Кит. - Он специально сделал так, чтобы ты его увидела и сама пошла за ним.
  Аркадия замерла, раздумывая над словами подруги.
  - И что ты предлагаешь? Отпустить его?
  - Я его обнюхаю, а потом мы вместе найдём его базу.
  - Обнюхаешь? - засмеялась Арчи.
  - Да, - обиженно буркнула Кит. - Твоего мужа я уже обнюхала, между прочим.
  - Не мужа, а жениха, между прочим, - нахмурилась Аркадия.
  - Не цепляйся к словам, между вами всё уже решено, - отмахнулась Кетрин.
  Арчи раздражённо швырнула в подругу так и не одетыми брюками.
  - Ладно! Иди, нюхай! Но не более того!
  Кит довольно улыбнулась, откинула рабочую одежду и плавно поднялась с постели, на которой сидела.
  - Пойдём, покажешь мне этого возмутителя спокойствия.
  - О! Ты его сразу узнаешь, на нём совершенно дурацкий плащ настоящего шпиона, - язвительно отрапортовала Арчи, но вниз с подругой спустилась.
  Фигура оказалась не в том месте, где Аркадия её запомнила. Мужчина, должно быть, обходил дом кругом и продолжал что-то строчить в блокноте.
  - Занятный, - фыркнула Кит. - Проводи меня через чёрный ход. Подкрадусь к нему со спины.
  Силен Тиронс тщательно записывал свои наблюдения и старался понять, имела ли девушка отношение к бандитам или приходила к детям. Адресная табличка на доме оказалась затёрта настолько, что ему пришлось пройтись до соседних домов, чтобы определить адрес. Завтра же он выяснит, кто здесь живёт и стоит ли его внимания, как журналиста.
  За всеми этими занятиями он даже не заметил, как мимо него неторопясь прошла богато и элегантно одетая дама, чуть не задев его юбкой шикарного платья. Она шла прогулочным шагом, глубоко вдыхая прохладный вечерний воздух и внимательно разглядывая незнакомца в плаще и с блокнотом.
  'Занятный какой', подумала снова Кит. Ей показалось, что этот запах она уже встречала, а значит, она его вспомнит. Нужно только постараться. И вдова поспешила в покой своего дома, где могла сосредоточиться.
  Мид-алетр Силен, записав всё самое важное, оставил свой пост и направился домой. Сегодня ему ещё предстояло присутствовать на музыкальном вечере и писать о нём статью.
  
  Утро настало неправдоподобно быстро. Аркадии настолько не хотелось вставать, будто можно было под одеялом спрятаться от всех проблем. Последний раз она позволяла себе такую слабость, когда ещё были живы родители, и сейчас ей безумно хотелось к маме. Но девушка пересилила себя и, сжав зубы, начала день, в который должна была состояться её официальная помолвка с одним из самых завидных женихов страны. Ей завидовали сегодня все молодые и не очень красавицы, а она себя жалела.
  Кит обещала приехать после полудня и помочь с нарядом и причёской. Одна из самых известных распутниц города не доверяла в вопросах красоты никому, кроме себя самой и своей личной горничной, спасённой ею из одного борделя на окраине и преданной безоговорочно. Несмотря на значимость события, красавицей Аркадию решили не делать, между собой члены сообщества Кэш договорились следовать устоявшемуся образу. Поэтому платье было мешковато и за счёт ошибок в крое и нескольких подкладок делало крепкую подтянутую фигуру танцовщицы похожей на слишком жидкую опару, отчаявшуюся подняться. Парик крепили новый, старый совсем свалялся и из него уже невозможно было сотворить ничего похожего на причёску. А этого, по мнению Кит, допустить было решительно невозможно.
  - Надо хоть попытку изобразить! - убеждённо высказалась Кит. - И радость тоже!
  В ожидании подруги Аркадия занялась чисткой и заточкой оружия, дав указание прислуге сразу же сообщить о приезде алетры Кетрин.
  Свои ножики Арчи всегда содержала в идеальным порядке, проявляя удивлявшее подруг по банде терпение. Обычно взрывная и порывистая, Эдди могла часами сидеть над одним метательным кинжалом, выбирая для него место на своём теле, чтобы и спрятать надёжно, и достать быстро и незаметно. Вот и сейчас она пыталась приладить ножны для пяти игл под новое бальное платье. Не то чтобы она опасалась нападения конкуренток или всерьёз планировала воспользоваться оружием на глазах у всего высшего общества, но без своих любимых игрушек она чувствовала себя голой.
  Время ползло медленно, сводя с ума. Оружие было перепрятано несколько раз и убрано в специальную шкатулку в потайной нише в стене. Это и навело Аркадию на размышления, где она будет располагать свой арсенал в новом доме и как сохранить невинные девичьи увлечения в тайне от мужа и полиции, а главное, от вездесущих слуг.
  За обдумыванием этих вопросов и застала её Кит.
  - Мечтаешь о своём принце? - насмешливо осведомилась Чёрная Вдова.
  - Нет, о надёжном тайнике, - задумчиво проронила Арчи, не вернувшаяся из своих фантазий.
  - Для чего? - заинтересовалась Кит.
  - Да для всего! - в сердцах воскликнула Арчи. - У меня полно вещей, которых быть не может у простой девушки. Их даже у непростого мужчины быть не должно. Куда их девать?!
  - В лес, - коротко ответила подруга, заставив Аркадию ещё глубже уйти в себя. - В нашем домике их никто не найдёт.
  - Тогда надо срочно заняться перевозкой. Завтра же.
  - Отлично! Если с этим мы решили, - едко заключила Кит, - можно начинать готовить тебя к выходу в свет. Боги! Думала ли я когда-нибудь, что увижу тебя замужем!
  - Будешь меня раздражать - не увидишь, - огрызнулась Арчи.
  Её сильно нервировали восхищённые вздохи подруг. Только Хэрри разделяла скептическое настроение невесты, но у неё были на это свои личные неоспоримые причины. Кит и Санни же вовсю обсуждали свадебную церемонию, гостей, столы, наряды, модные в этом сезоне, последующие балы Арчи в качестве благородный алетры... Пока Аркадия наконец не вспылила и не напомнила, что брак фактически фиктивный, а сама она через месяц, если не раньше, будет сослана заботливым мужем в деревню, на разведение. А разведение невозможно, потому что завершать обряд магического объединения она не хочет и не будет.
  Когда потушили пожар, вызванный счастливой невестой, Санни пришлось заняться проветриванием, а болтать в одиночку Кит стало скучно.
  И сейчас, знаю реакцию подруги, Кит молчала. Аркадия же чувствовала себя куклой, на которую напяливают всё больше и больше одежды.
  - Это обязательно? - не выдержала она при виде корсета.
  - Милая моя, ты должна начать носить нижнее белье, - назидательно ответила Кит. - Прямо с этого момента. У тебя будет своя горничная, к этому тоже надо привыкнуть.
  - Я возьму Сару!
  - Это будет решать твой муж. Такие уж правила в браке.
  Аркадия насупилась, но позволила одевать себя дальше. Потом делать причёску из мочалки на голове. И обвешивать звенящими от любого движения побрякушками.
  - Улыбайся! - приказала Кит.
  И Аркадия растянула одеревеневшие от нервного напряжения губы в улыбке. И в этот момент раздался звон дверного колокола. Они успели как раз к приезду алетра Джеймесона.
  
  Джеймесон Флитцер впервые на своей памяти ощущал себя угнетённым. Грудную клетку сжимало будто в тисках от смутных, но определённо нехороших предчувствий. За завтраком он с трудом смог запихнули в себя несколько кусочков свежего горячего хлеба с маслом. Весь день провёл в библиотеке, пытаясь отвлечься чтением, но так и не прочёл ни строчки из новой популярной книги. Не выдержав, вернулся в свои покои и приказал подать ванну. Немного успокоившись, в гробовом молчании облачился в роскошный чёрного цвета вечерний костюм с тёмно-зелёным жилетом, сшитыми специально к такому случаю и отличающиеся особой торжественностью, и приказал подать карету. Терпение никогда не числилось в списке его достоинств.
  "Если она не готова, напьюсь с её дядей," - решил алетр.
  - Что ж будет в день свадьбы, - выдохнула одна из горничных, наблюдая отъезд хозяина из окна гостиной вместе несколькими другими девушками.
  - Вас это может уже не коснуться, - одёрнула сплетниц старшая горничная.
  Карету с гербом наместников Перегельских провожали любопытными взглядами на протяжение всего пути. Джеймесон привычно делал вид, что увлечён игрой теней на стене напротив и не замечает навязчивого внимания.
  "Как бедная девочка выдержит всё это, - подумал Джеймесон, - не лучше ли сразу отправиться вместе в загородный дом, наплевав на светские условности."
  Наместник Перегельский мог себе позволить и не такое. Раз уж он решился жениться в счёт карточного пари на девице не своего круга да ещё воспитаннице монастыря, известного своими строгими нравами, то и проигнорировать чужое любопытство он тоже способен. Хотя встреча с наместником Лезорским, гордым отцом и дедом, была бы крайне увлекательным и скандальным событием.
  К Виссадию Леменуку Джеймесон имел свои счёты ещё со времён молодости. Борьба с этим поборником традиций и нравственности очень разнообразила жизнь новоявленному наместнику Перегельскому и его друзьям.
  Знает ли старый зануда, на ком женится его вечный оппонент в совете родов? Конечно, знает. Тётушки Джона известные сплетницы и давно известили весь курятник о событиях, которые и самим участникам пока не известны. Что найдёт сказать плохого Леменук о внучке-монашке?
  Джеймесон с подростковыми мстительным удовольствием представил себе сцену внезапной встречи своей молодой жены с её дедом во всех подробностях и мечтательно улыбнулся.
  Карета остановилась, и Флитцер очнулся от грёз. Настроение его значительно улучшилось, и он, как на крыльях, взлетел по ступеням крыльца и нажал на большую круглую кнопку новомодного изобретения - звонка, в стене.
  Дверь открыл дворецкий и с поклоном принял у гостя шляпу и трость, сказав:
  - Дамы почти готовы, просили обождать.
  Джеймесон кивнул и прошёл в привычную гостиную.
  Вопреки ожиданиям, комната не вызывала неприятных воспоминаний. А вот от приятных алетр не знал куда деваться. Оставалось лишь надеяться, что ждать придётся недолго.
  Взглянув на памятный диван, Джеймесон решительно прошёл к окну. Он и сам не знал, чего ожидал от своей невесты. Он вдруг начал волноваться, подходящее ли она выбрала платье, наденет ли подаренные им драгоценности, подойдёт ли кольцо, которое уже прожгло дыру в кармане сюртука.
  Внезапно сзади раздались торопливые шаги, и алетр стремительно обернулся. В гостиную влетела алетра Кетрин, как обычно, прекрасная и безупречная, будто выполненная из разноцветного мрамора скульптура. К счастью или к сожалению, Джеймесона к ней не тянуло никогда. А женщина, словно чувствовала это, и ни разу не пригласила его в свою постель, хотя многие его друзья хвастались своими успехами у вдовы.
  - Благородный алетр, - поприветствовала его Кетрин небрежным реверансом, - рада видеть вас! Аркадия нанесёт последние штрихи и тут же спуститься. Ах, Флитцер! Как же повезло вам с невестой! Очаровательная девушка! Очаровательная! Немного невзрачна внешне, но какая чистая, светлая, не побоюсь этого слова, невинная душа!
  - Благодарю вас, алетра Кетрин, - попытался вставить несколько слов Джеймесон. Увы, остановить Чёрную Вдову было не проще, чем понёсшую лошадь.
  - Цените, Флитцер, цените этот дар богов! Ибо, истинно говорю вам, наместник, боги не простят вам пренебрежения! - наставляла она жениха.
  Вполуха слушая до крайности эмоциональные нотации алетры Кетрин, Джеймесон размышлял о том, что его невеста, определённо, обладает редким даром будить в людях самые неожиданные стороны характера. В нём проснулась потребность в домашнем очаге, даже если он будет возвращаться к нему раз в полгода. В Чёрной Вдове проявился неразбуженный многочисленными браками материнский инстинкт. Даже тётушки Джона, проявлявшие невиданную даже для старых дев злопамятность, простили девушке и скандальное происхождение, и экстравагантное поведение в обществе, и отказ от приглашения на чай, и уже отзывались о ней в самых благожелательных выражениях, на которые способны.
  - Истинное дитя солнечной богини! - в унисон мыслям мужчины воскликнула Кетрин Мальвиоз. А потом лукаво добавила: - Вы готовы взглянуть на своё сокровище?
  Он был готов уже давно, должно быть, ещё только проснувшись. Поэтому без лишних разговоров Джеймесон подошёл к двери и жестом пригласил даму выйти в холл. Благородная алетра не стала возмущаться, а просто прошла мимо с гордо поднятой головой, лишь походкой выражая своё отношение к подобному хамству.
  Невеста спускалась по парадной лестнице, крепко вцепившись одной рукой в перила, другой в подол платья и внимательно глядя себе под ноги. Ступенька за ступенькой она преодолевала препятствие и не видела ожидающих внизу людей.
  - Само очарование невинности, не правда ли? - шёпотом спросила алетра Кетрин, и только глухой не заметил бы сарказма в её голосе.
  - Правда, - сухо отозвался Джеймесон.
  Аркадия ковыляла, как утка, сходство с которой добавляла и рябая расцветка плятья. Джеймесон не считал бы себя полноценным мужчиной, не умей он на взгляд определить привлекательность фигуры женщины под всеми слоями ткани. И вот это уродство явно шилось с целью опозорить его перед друзьями. Потому что его руки помнили гибкое сильное тело с изгибами, предназначенными именно для них. То же, что спускалось сейчас в холл, рискую скатиться вниз и сверкая, как центральная люстра бального зала, невозможно было назвать женщиной.
  - Кто шил это платье? - спросил он, будто бы невзначай.
  - Мой портной, - с металлом в голосе ответила алетра Кетрин, чётко давая понять, что обсуждению модель не подлежит.
  - Прекрасное платье, - вяло откликнулся Джеймесон.
  Тем временем Аркадия наконец закончила спуск и смогла оторвать взгляд от пола. Ослепительно улыбнулась, увидев выражение лица жениха. Эффект от платья превзошёл ожидания.
  "Теперь он точно не станет настаивать на исполнении супружеских обязанностей," наивно обрадовалась девушка.
  Хотя подруги и убеждали её, что платье не сможет отвратить мужчину, Арчи возлагала на это большие надежды. Даже Хэрри не смогла переубедить бывшую юнгу.
  А Джеймесон смотрел в лучащиеся счастьем синие глаза и понимал, что платье уже не имеет никакого значения. И не смог бы он, глядя в эти глаза, сказать, что наряд плох и надо его полностью сменить.
  "Пусть кто-нибудь только посмеет отпустит колкое замечание, уничтожу," мрачно решил мужчина.
  Несколько уверенных шагов и нежная ручка утонула в крепкой мужской руке.
  - Полагаю, вы прибыли в своей карете? - невинно осведомился Джеймесон у алетры Кетрин.
  - Разумеется, - нахально улыбнулась та в ответ, - но я её сразу же отправила к Вашему дому для приёмов.
  - В таком случае прошу принять приглашение и воспользоваться моей каретой, - вежливо произнёс алетр, скрипнув зубами. А Аркадия благодарно улыбнулась подруге. Она почему-то боялась оставаться наедине с этим мужчиной. Страх был иррациональный, животный, и очень непривычный для девушки.
  Джеймесон помог дамам забраться в карету, сам демонстративно занял место возле невесты, нашёл наощупь её ручку и не выпускал тонкие пальцы всю дорогу. Несмотря на тишину и замкнутое пространство фамильного экипажа, алетр был спокоен. С удивлением он отметил это давно забытое чувство.
  Аркадия и Кетрин переглядывались и, если бы алетр Джеймесон не держал крепко руку первой, обменялись бы информацией с помощью разработанных Хэрри знаков. Поведение Арчи, её дяди, гостей, варианты развития событий они обсудили ещё в процессе подготовки девушки к выходу. Но для Кит было очевидно, что подруга нуждается сейчас не столько в инструкциях, сколько в душевной поддержке. Она чуть сощурила изумрудные кошачьи глаза, усилием воли превратив зрачки в вертикальные чёрточки, и чуть подмигнула.
  Аркадия и сама понимала, что ничего страшного с ней не случится, но собрание сливок общества пугало сильнее карательной эскадры на горизонте. И сидящий рядом мужчина ей совершенно не помогал, раздражая нервы невинными внешне прикосновениями, от которых тем не менее швы перчаток жёстко царапали кожу. Аркадия не была неженкой. С её рук только недавно сошли мозоли от работы с корабельным такелажем. Хотя и теперь их никто не назвал бы руками благородной дамы.
  Джеймесон старательно не замечал, как алетра Кетрин строит глазки тале Аркадии. Ему казалось странным, что такие непохожие женщины быстро сблизились и подружились. Единственное объяснение, которое приходило в голову, оказалось бы слишком нелестным для алетры Кетрин Мальвиоз. Черная Вдова могла лишь подчеркнуть своё превосходство рядом с невзрачной и во всех смыслах невинной Аркадией, его Адой, как он с недавних пор её мысленно называл. Впрочем, Джеймесон был не настолько честолюбив, чтобы наслаждаться ревностью. Его жена будет принадлежать только ему, и никакие другие мужчины не должны даже смотреть на неё. Пусть смотрят на вдову.
  Карета остановилась и лакей распахнул дверцу. Джеймесон мгновенно выскочил наружу и оттеснил слугу, стремясь первым подать руку невесте. В темноте экипажа Кит артистично закатила глаза, без слов комментируя поведение мужчины. Арчи лишь тревожно передёрнула плечами. Её это вовсе не забавляло. Чем дальше, тем глубже она увязала в непонятной чужой интриге.
  Войдя в холл, алетр Джеймесон остановился и повернулся к Черной Вдове. Как обычно, он был решительно настроен и полностью уверен в себе.
  - Прошу прощения, благородная алетра, - обратился Джеймесон к алетре Кетрин, - надеюсь, вы извините нас с Аркадией, нам необходимо подготовиться к встрече гостей.
  Мужчина крепко взял девушку за руку, которую она безуспешно попыталась вытянуть. Бросив отчаянный взгляд на подругу, Арчи увидела так ненавидимое ею выражение загадочности на лице Кит.
  - Разумеется, благородный алетр, - мурлыкнула она, - я должна проверить несколько тонких моментов. Ведь праздник этот моё детище!
  И стремительно взмахнув подолом, Черная Вдова удалилась в столовую инспектировать серебро и хрусталь. А Арчи осталась один на один с женихом. Она медленно перевела взгляд с закрытой двери столовой на алетра Джеймесона и встретилась с проницательными зелёными глазами. Она тут же вспомнила наставление подруг и растянула губы в улыбке. Алетр хмыкнул и, положив её руку себе на локоть, повёл девушку вглубь дома, где находились кабинет и небольшие приватные гостиные.
  Ноги и без того с трудом слушались Арчи, теперь же она просто спотыкалась на каждом шагу. Джеймесон остановился и, резко повернувшись к ней лицом, что-то спросил. От волнения кровь громко шумела в ушах Аркадии и вопроса она не разобралась.
  - Простите, что вы сказали? - уточнила она.
  Алетр глубоко вдохнул и запрокинул голову назад. Потом медленно сквозь зубы выдохнул воздух.
  - Я спросил, удобная ли у вас обувь, милая.
  Его снисходительный тон взбесил Аркадию в одно мгновение, заставив забыть о волнении и страхе.
  - Вполне, благородный алетр, - заверила она жениха, заслужив скептический взгляд.
  - Прекрасно! В таком случае прошу вас!
  Джеймесон открыл дверь кабинета и проследовал за гостьей.
  Кабинет представлял собой типичный образец классического мужского убежища. Дерево и металл, камень и тёмно-синий бархат, тяжёлая мебель и горящий в камине огонь, потёртые кожаные переплёты толстых книг на доходящих до потолка полках. Аркадия робко остановилась посреди комнаты и неприлично разглядывала обстановку. Джеймесон с гордостью наблюдал за произведённым эффектом. Этот кабинет он обставлял сам, когда его отец был ещё жив, но уже переложил все дела на широкие плечи сына и удалился в загородный дом.
  - Присаживайся, Аркадия.
  Он сразу взял неофициальный тон в надежде сбить с толку и расположить к себе.
  Девушка осторожно прошла к столу и медленно опустилась в кресло для посетителей. Джеймесон отметил для себя эту настороженность, но проигнорировал.
  - Нам стоит обсудить некоторые моменты, - начал он. - Сегодня я представлю вас в качестве своей невесты, а у меня до сих пор не было возможности надеть вам на палец кольцо. Надеюсь, оно не покажется слишком вычурным.
  С этими словами Джеймесон поднялся, обошёл стол и опустился перед Аркадией на одно колено. В руках он держал фамильное кольцо, которое только сегодня достал из потайного сейфа. Крупный лучистый изумруд и несколько небольших бриллиантов в обрамлении благородного сочетания жёлтого и белого золота. Простота и роскошь - девиз рода Перегельских, нашли отражение в этом произведении ювелирного искусства, пусть ему и исполнилось больше пятисот лет.
  Аркадия застыла, не в состоянии оторвать взгляд от сияния камней, которые расплылись из-за выступивших на глазах слёз. Лгуньей будет та девушка, которая заявит, что её не тронет до глубины души стоящий перед ней на коленях красивый успешный мужчина. Аркадия была великолепной лгуньей, поэтому решила, что этот момент слабости останется в секрете. Медленно она оторвала правую руку от подлокотника и протянула вперёд. Моргнуть и перевести взгляд она опасалась, чтобы даже ненароком слеза не соскользнула с ресниц.
  Кольцо легко скользнуло на безымянный палец и село как влитое.
  "Иду ко дну", подумала Арчи.
  - Что ж, формальности соблюдены, - медленно приговорил Джеймесон, всё ещё наблюдавший за игрой света на гранях изумруда. - Пора перейти к юридическим тонкостям.
  Он поднялся, вернулся за стол и принялся перекладывать бумаги, хотя они и были им давно тщательно подготовлены. Себе он говорил, что это не волнение, что надо просто дать девушке время прийти в себя, ведь не заметить её реакцию на кольцо мог только слепой. Она, конечно, ждала от него признания в любви и поцелуя. Против поцелуя и продолжения Джеймесон и сам не возражал. Но дело прежде всего. А заодно опустить на землю, избавить от ненужного романтизма.
  Флитцер и представить не мог, что Аркадия давно взяла себя в руки. Сейчас её мысли пестрили нецензурными словами и скептическими замечаниями, поэтому она упорно молчала. Разумно предоставить инициативу тому, кто имеет план. А алетр Джеймесон, очевидно, составил подробный план для неё. Даже юридические тонкости предусмотрел. Аркадия прекрасно владела всевозможными видами оружия, умела управлять своим даром, командовать кораблём, убивать голыми руками, свободно держалась в седле. Но юридическими вопросами всегда занималась Хэрри. Для Арчи же это было похоже на блуждание в темноте со связанными руками. Несколько раз проделав любимое дыхательное упражнение, она постаралась сосредоточиться.
  Взглянула на своего визави. Он, как оказалось, только этого и ждал.
  - Каждый из нас, милая Ада, имел свои планы на жизнь, но боги решили за нас. Полагаю, вы не больше меня хотите спорить с богами.
  - Солнечная Солин несёт свет и покой в мир.
  - Прекрасно, - Джеймесон рассудил, что это невнятное высказывание можно расценить как согласие. - Тем не менее мы знаем, что боги не любят невежд и лентяев. Потому я подготовил несколько бумаг, которые гарантируют нам счастье в назначенном богами браке. Здесь два экземпляра, которые мы подпишем сегодня перед балом. Один экземпляр для тебя, один для меня.
  Он протянул Аркадии пухлую папку. Интуиция тут же завопила об опасности.
  - Я бы хотела ознакомиться с этим в одиночестве, - тихо сказала Аркадия, чувствуя, как пальцы закололо от огненной силы.
  - Да, конечно, - Джеймесон резко поднялся и направился к двери.
  Откуда взялось чувство вины! Ведь он действовал из самых лучших побуждений! Подготовил подробнейший брачный договор, постарался учесть не только свои интересы. Так откуда это мерзкое ощущение, будто он отбирает у бедной сироты последнюю надежду.
  Закрыв за собой дверь, Джеймесон тряхнул головой и решил прогуляться по саду, проветрить голову.
  
  Арчи сидела, уставившись на папку у себя на коленях, как на ядовитую змею. Даже открыть её и начать читать сил не хватало. Аркадия вдруг поняла, как она устала изображать скромную послушную овцу. Одно дело появляться на людях раз в месяц и ненадолго. Совсем другое постоянно быть на виду и играть, играть, играть...
  До Арчи донёсся запах гари и заставил её встрепенуться. На папке отчётливо проступали отпечатки рук.
  "Все демоны Ригга! - взвыла про себя девушка. - Как я буду это объяснять! Разнюнилась! Нашла время жалеть себя! Тряпка половая!"
  Она подскочила и бросила бумаги на кресло, где сидела. Сделав по кабинету пару кругов быстрым шагом, встряхнула руками и вернулась к договору.
  "Не время раскисать. Игра ещё не сыграна", - твёрдо сказала себе Арчи.
  Глубокий вдох, медленный выдох, и снова, и опять... В голове прояснилось, сердцебиение унялось, паника отступила. Можно было рассуждать и действовать здраво. Первым делом с помощью свечи были замаскированы следы огня на папке. При этом немного пострадали листы, что было только лучше для правдоподобности. Удовлетворённо кивнув, Арчи принялась за чтение. Внимательно вчитывалась в текст, иногда перечитывая по несколько раз, возвращаясь к предыдущим пунктам, и отмечала непонятные или не подходящие места.
  Стоило признать, что алетр постарался на славу. Будь Аркадия действительно той, кого изображала, лучших условий невозможно было бы представить. Да и в настоящем её положении все удобства были налицо. Но почему-то пункт о полном невмешательстве в личные дела после рождения второго, читай запасного, наследника мужского пола приводил девушку в искреннее возмущение. И сроки указаны такие точные. Другое дело, что рожать она в ближайшие годы не собиралась и сделала для этого все возможные приготовления. Главное, не проговориться. Жизнь в загородном поместье тоже должна была устроить её в любом случае, но в Арчи проснулся дух противоречия и никак не желал замолкать, нашёптывая соблазнительные фразы для скандала.
  Ознакомившись с обоими экземплярами до конца и не найдя никаких различий, Аркадия протянула руку к свече и позволила огню перейти на кончики пальцев. Расслабленно откинулась в кресле, прикрыла глаза и принялась сплетать и расплетать пальцы, наблюдая сквозь ресницы за язычками пламени, танцующими на ногтях. Это было одно из самых сложных упражнений на концентрацию, при малейшем отвлечении возникала опасность сжечь дом или сгореть самому. Зато посторонние мысли отступали и на первый план выходило всё, о чём в обычной ситуации приходилось долго рассуждать.
  Была бы здесь Хэрри, она бы посоветовала что-то логическое, рассудочное и простое, как колесо. Позвать Кит, и она устроит алетру Джеймесону разнос, достойный её живой артистической натуры, и чего доброго сорвёт свадьбу. Санни с некоторых пор во всём полагалась на капитана Томаса. Так что решение Арчи придётся принимать самой, в полном одиночестве. А убедить Флитцера пойти на компромисс она сумеет и без своих любимых особых приспособлений.
  В коридоре послышались шаги. Аркадия плавно согнула пальцы, сжимая в кулак. Огонь погас за секунду до того, как открылась дверь.
  - Я дал тебе достаточно времени, милая? - негромко спросил алетр Джеймесон.
  Голос его звучал нежно, но не слащаво, как у дядюшки, когда тот пытался задобрить племянницу. После сделанного Флитцером предложения этот тон стал постоянным для Смирта Лисснея, который, кстати, тоже начал подумывать о женитьбе. И кандидантка достойная имелась, о чём он заплетающимся языком уже раз десять заговаривал с Аркадией. Она только кивала, какое ей дело до дядиных планов, когда со своими не разобраться.
  - Да, благородный алетр, - постаралась держать дистанцию девушка.
  - Джеймесон, милая Ада, зови меня Джеймесон, я настаиваю.
  Мужчина пристроился на подлокотник, взял ещё сжатую в кулак руку и принялся пощипывать губами костяшки. Он его голоса и странных действий Аркадия растерялась. Чего он добивается своим поведением?! Знала бы Арчи, продемонстрировала любую эмоцию. Но правы подруги, она ничего не понимает в мужчинах и ей остаётся только догадываться. А потому скромность и смущение, смущение и скромность.
  Аркадия стрельнула в алетра глазками и уставилась на свои колени.
  - Вы составили чудесную бумагу, Д-джеймесон, - пролепетала она. - Я искренне благодарна за ту чуткость, что Вы проявили по отношению к бедной сироте.
  - Заботиться о ком-то - это самая приятная обязанность мужчины, - гордо ответил алетр.
  'Смотри не надорвись', - съёрничала невеста.
  - В таком случае я бы просила Вас убрать из договора точные сроки появления наследников. Слишком смело нам, простым смертным, указывать богам на свои желания.
  Джеймесон нахмурился, но согласился, что да, смело.
  - А что случилось с папкой?
  От удивления алетр даже забыл про размякшую от его ласк ручку. Отчего Аркадия испытала неожиданную досаду и чуть не потребовала продолжить мягкий массаж.
  - О! Это чистая случайность! - воскликнула она, наивно взмахнув ресницами и уставившись широко раскрытыми глазами в зелёные подозрительные глаза жениха. И сама внутренне скривилась от отвращения. Откуда взялась эта пошлость. Раньше она себе такого не позволяла.
  Джеймесон пересел в своё кресло и открыл папку. С точными сроками он, пожалуй, погорячился, но уж очень хотелось ограничить своё общение с будущей супругой. Жаль, но Аркадия была права, родить по заказу она не сможет. Не то, чтобы она ему совсем не нравилась, скорее по привычке. А ещё потому, что Джеймесона пугала собственная реакция на брак, которого он так долго избегал. Вдруг мужчине стало казаться, что всё не так уж страшно, и мирные вечера перед камином с бокалом тирона и газетой будут приятнее, если в соседнем кресле будет сидеть женщина в домашнем платье.
  Решительно зачеркнув предложение с числами, Джеймесон поставил свою подпись рядом с исправлением и на каждом листе обоих договоров и протянул папку над столом.
  - Если в остальном тебя всё устраивает, поставь свою подпись на каждом листе, милая.
  Аркадия не говорила, что это единственное замечание и хотела возмутиться, но Джеймесон продолжил:
  - Гости начнут собираться через несколько минут, мы должны встречать их. Вдвоём. Как счастливая пара.
  Аркадия кивнула и принялась чиркать на бумаге. В любом случае она не станет решать проблемы с мужем через суд. Есть другие пути.
  
  Забрав у невесты подписанные бумаги и убрав их в сейф, алетр Джеймесон наконец вздохнул спокойно и повернулся к суженой. Девушка выглядела невозмутимой, как скала.
  'Как же хорошо жить, полностью полагаясь на волю богов', - подумал с невольной завистью мужчина. Сам он не смог бы безропотно принять и выполнить чужой приказ. С другой стороны для жены это качество положительное.
  - Что ж, - вздохнул он, поднялся из-за стола и протянул руку Аркадии, - нас ждут, милая Ада.
  Девушка послушно встала и, не поднимая глаз, последовала за алетром.
  - Стой рядом со мной и улыбайся, - наставлял Джеймесон по пути в приёмный зал. - Я сам буду приветствовать гостей от нашего имени. Тебе достаточно молча стоять рядом. Не кланяйся, большинство гостей теперь ниже тебя по рангу, а для равных достаточно вежливого кивка. Руку подавай лишь тем, кому подам я.
  Арчи могла бы возразить, что подписанный договор ещё не делает её алетрой и равной ему, но не стала. Пустые споры отнимают много сил, а силы ей сегодня пригодятся.
  Кит ожидала пару в холле. Окинула цепким взглядом подругу, оценила выражение лица мужчины, нашла, что всё в порядке и ничего непоправимого не произошло, и успокоилась.
  - У вас чудесные слуги, благородный алетр, - искренне улыбнулась вдова. - Я довольна результатом. Надеюсь, вы оцените мою помощь по достоинству.
  - Не сомневайтесь, благородная алетра, - кивнул Джеймесон.
  Он тоже широко улыбался, но в голосе проскользнула досада.
  - Мы будем встречать гостей в жемчужной гостиной, - сообщил алетр дворецкому. - Полагаю, алетра Кетрин хотела бы отдохнуть, прежде чем принимать участие в общем веселье. Проводите её в комнату.
  - Я вовсе не устала и с удовольствием поприсутствую в гостиной, - попыталась возразить Кетрин.
  - Вы и так сделали для нас слишком много, - возразил Джеймесон, хозяйским жестом накрыв руку Аркадии, лежащую на его локте. - Не хотелось бы, чтобы говорили, будто мы пользуемся вашей добротой.
  'А ещё, что новая наместница Перегельская не в состоянии справиться со своими обязанностями', - додумал каждый присутствующий.
  - Вы очень добры, - холодно поблагодарила вдова и последовала за ожидавшей её горничной на второй этаж.
  Аркадия пыталась придумать довод, который убедил бы алетра Джеймесона оставить Кит внизу. Поддержка была бы не лишней. Но в голову не пришло ни одной достойной мысли. В сущности, Арчи вынуждена была признать, что жених прав. И это раздражало её ужасно.
  
  Первая карета подъехала к парадной лестнице в тот самый момент, когда Джеймесон и Аркадия заняли пост справа от распахнутой настежь двери. Так, чтобы их не было видно из холла, но гости замечали бы хозяев, едва переступив порог комнаты.
  Вопреки негласным правилам никто не опаздывал. Кареты едва успевали выпустить своих пассажиров и отъехать, а очередь только росла. Входные тяжелые двери открыли настежь. Услужливые лакеи заполнили холл, принимая у многочисленных аристократов плащи, перчатки и шляпы. Весь город приехал познакомиться с монашкой, претендующей на роль светской львицы. Мужчины в шикарных костюмах предвкушали развлечения. Сверкающие улыбками и драгоценностями дамы иронично переглядывались, готовясь к незабываемому шоу, так как на это мероприятие были приглашены бывшие пассии алетра Джеймесона, как замужние, так и свободные от обязательств, которые рассчитывали оказаться на месте Аркадии Клент. И последние определённо не упустят случая унизить удачливую соперницу и друг друга.
  Аркадия приклеила на лицо смущённую улыбку и вцепилась в рукав жениха, как утопающий хватается за соломинку, даже не заметив мелькнувшей на лице мужчины гримасы удивления и боли. Алетр гордо выпятил грудь и повторял одну и ту же фразу:
  - Мы с Аркадией рады приветствовать вас на нашем скромном празднике.
  Мужчины кланялись, дамы приседали, усердно демонстрируя декольте и начисто игнорируя скромно молчащую девушку. Это было и к лучшему, прямого обращения Арчи бы сейчас не оценила и, пожалуй, могла бы сказать какую-нибудь глупость. Руку приходилось подавать тоже нечасто. Этой чести от алетра Джеймесона удостоились меньше десятка человек, среди которых были алетр Джонатан и его незабвенные тётушки. Старушки мило улыбались, поздравляли с помолвкой и откровенно глазели на девушку.
  Действо затягивалось, поток прибывающих не иссякал, и Арчи уже подумывала упасть в обморок. Она никогда не падала, но в этот раз должно было получиться. Девушка даже решилась оглянуться, определяя, куда и как упадёт, но тут жених наклонился к ней и прошептал в самое ухо:
  - Пора открывать бал, милая. Ты прекрасно справляешься.
  Неожиданная поддержка привела Аркадию в настолько сильное волнение, что она чуть не прослезилась.
  "Ещё чего не хватало", - мысленно всхлипнула она.
  Джеймесон провёл её сквозь толпу даже не пытающихся скрыть любопытство людей в большой парадный зал. Тут горели сотни свечей, создавая мистическую атмосферу. Под потолком сияли магические люстры. На высоком балконе сидели музыканты, пока наигрывающие лёгкие мелодии. Алетр прошёл к дальнему концу зала, где находился небольшой помост, помог Аркадии подняться и поставил лицом к залу, словно куклу. Впрочем, куклой безвольной девушка себя сейчас и чувствовала. Почему она вообще согласилась на эту авантюру! Представлялось ведь всё совсем по-другому!
  Тем временем алетр Джеймесон обратился к собравшимся гостям:
  - Благородные алетры! Дамы и кавалеры! Уважаемые гости! Я благодарю вас за то, что вы почтили своим присутствием мой дом. Сегодня я счастлив представить вам мою невесту, талу Аркадию Клент, девушку редкой доброты и благородства. Прошу вас поднять бокалы за будущую алетру Аркадию Флитцер, наместницу Перегельскую! Ура!
  Между гостями сновали официанты с подносами, полными бокалов с шипучим лёгким вином. Когда прозвучали последние слова алетра Джеймесона, над залом разлетелся звон. И даже сопровождающий тост шепоток не помешал Арчи получить удовольствие от напитка, хотя со времён пиратства она предпочитала напитки покрепче. А учитывая нервическое состояние, тирон пришёлся бы очень кстати.
  - Разве богиня позволяет алкоголь своим избранницам? - иронично прошептал Джеймесон.
  Арчи чуть не захлебнулась от неожиданности.
  - А это алкоголь?! - распахнув глаза как можно шире, удивилась она. И тут же смущенно потупилась. - Очень вкусно.
  Хриплый смешок алетра вызвал весьма странные ощущения в груди девушки и она впервые на своей памяти покраснела.
  'А она миленькая', - подумал с умилением Джеймесон, разглядывая невесту, которая снова, на этот раз очень осторожно, пригубила вино. И решил, что этим вечером надо уделить ей больше внимания. Возможно, заставить её покраснеть ещё пару раз. Или даже потанцевать. А в идеале остаться наедине, совсем не надолго, только для того, чтобы приучить девушку к своему близкому присутствию.
  С этими мыслями наместник дал музыкантам команду к началу танцев и первый повёл партнёршу в центр зала. Зазвучало вступление к змеевику.
  - Это очень простой и совершенно невинный танец, милая, - шёпотом успокоил он Аркадию. - Мы как хозяева обязаны открыть бал.
  'Почему я не убила его, когда такая возможность ещё была', - размышляла про себя Арчи.
  Танцевать она не умела совершенно. И не пыталась учиться. А теперь ей не просто надо станцевать, а ещё и в первой паре, к которой прикованы взгляды всех присутствующих. Все эти люди только и ждут, что она ошибётся, чтобы заплевать её своим аристократическим ядом. И Кит до сих пор не спустилась.
  - Посмотри на меня, Ада, - твёрдый голос алетра отвлёк Аркадию от панических мыслей. - Я поведу тебя, просто доверься мне.
  Арчи с трудом подавила истерический хохот и кивнула.
  И пытка началась. Змеевик казался бесконечным. Сосредоточившись на движениях, Арчи забыла обо всём и даже начала получать какое-то удовольствие. И в этот момент музыка кончилась.
  Алетр Джеймесон осторожно отвёл партнёршу к стене и посадил на стул. Только теперь девушка поняла насколько была напряжена.
  - Я принесу воды, - резко сказал алетр и растворился в толпе.
  В центре уже танцевали другой танец, но Аркадии это было не интересно. Она еле перевела дыхание и обратила внимание на открытые двери в сад. Вот, что ей нужно, а не какая-то вода. Но сбежать она не успела, Джеймесон вернулся с бокалом, в котором пузырилось вино.
  - Я подумал, раз тебе понравилось, стоит позволить немного больше в честь праздника.
  Арчи вцепилась в бокал, как в последнюю надежду. Но всё же сумела выдавить:
  - Спасибо, благородный алетр, вы очень добры.
  - Джеймесон, милая Ада, Джеймесон, - нетерпеливо поравил алетр и поморщился. - А сейчас мне надо уделить немного времени гостям. Надеюсь, ты не станешь скучать на балу в твою честь. Я постараюсь присоединиться к тебе как можно скорее.
  Нежно чмокнув невесте ладонь, Джеймесон устремился выполнять роль радушного хозяина, попутно объясняя каждому, что его невеста в силу строгого воспитания не может принимать участие в общем веселье.
  Аркадия сначала наблюдала за мужчиной, но потом переключилась на свои мысли и отвлеклась, что в очередной раз поддержало мнение общества о её блаженности и недальновидности алетра Джеймесона.
  До окончания операции 'Свадьба' оставалось всего несколько дней, а потом Аркадии придётся искать способы вернуться к привычной жизни девушки Кэш в обход мужа. Впрочем, рассуждала Аркадия, потягивая вино, муж тоже не станет стремиться к частому и близкому общению. Вернётся в свой клуб, заведёт новую интрижку. При мысли об этом Арчи сделала слишком большой глоток вина. На донышке осталась капля, которую можно было бы слизать, но вести себя подобным образом благородной даме в обществе нельзя.
  Аркадия вздохнула и огляделась, раздумывая, куда бы поставить бокал и брать ли третий. В этот момент, как по заказу, рядом с ней возник молодой человек в лакейской ливрее с маленьким подносом, на котором стоял только один бокал с игристым вином и лежал листок бумаги, сложенный в несколько раз. Лакей улыбался загадочной улыбкой и чуть ли не подмигивал девушке. Аркадия гордо выпрямила спину и придала лицу выражение надменности. Она поменяла бокал на подносе, взяла записку и отвернулась, давая понять, что более в услугах не нуждается. Показалось, будто слуга фыркнул, но Арчи не стала ловить его на этом. Потом потребовалось бы наказывать, а ни времени, ни желания у неё не было. Но запомнить она его запомнила.
  Вино оказалось на вкус немного другим, но тоже приятным. Девушка аккуратно развернул записку и прочитала:
  'Самой прекрасной и светлой деве в подлунном мире вверяю свою душу. Жду в тиши сада. Навсегда Ваш, Д. Ф.'
  'Более нелепой чепухи в жизни не читала, - подумала Арчи. - Не ожидала от Флитцера. Наверное, он думает, что это нравится мне.'
  Поискав жениха взглядом в толпе, Аркадия выяснила, что в зале его нет. Неужели и правда ждёт в саду! Вот умора!
  Вино слегка ударило в голову, окрасив щёки неестественно ярким румянцем. Наверное, было крепче предыдущего. На ясность сознания Арчи это не влияло, но вкупе с запиской настроение заметно подняло. И девушка решила, что немного романтики ей совсем не помешает. В конце концов, больше такого шанса будущий муж ей не предложит.
  Аккуратно спрятав заветную бумажку в корсет, Аркадия поднялась и вдоль стеночки двинулась к открытым дверям на террасу. Она старалась не привлекать внимание, но понимала, что вряд ли ей удастся уйти незамеченной. Взгляды, внимательные, цепкие, заставляли чувствовать себя загнанной дичью. Но Аркадия Клент только растерянно улыбалась, если встречалась с кем-то глазами, особенно женщинам. Пусть побесятся, всё уже решено.
  Прохладный воздух улицы овеял горячее лицо, Аркадия по инерции сделала ещё глоток вина, о котором забыла в таком трудном и долгом пути в сад, и вдохнула, насколько позволял корсет. Голова чуть закружилась, но Арчи списала это на духоту и нервы. Что они находят приятного в подобном времяпрепровождении.
  Дорожки сада утопали в темноте и уже в нескольких шагах от дома терялись совсем. Аркадия шла не торопясь, прислушиваясь к звукам чуть обострённым слухом. Кто-то в саду неумело таился в кустах. Туда Арчи и направилась, как будто случайно.
  
  Уютная спальня для гостей, обставленная мебелью в нейтральных пастельных тонах, была погружена в темноту. Через плотные занавеси не проникал свет ночных неярких светил. Шум из бального зала не достигал покоев. Отдыхать здесь было воистину спокойно.
  Но алетре Кетрин отдыхать было некогда. Воспользовавшись моментом, Кит решила напомнить алетру Джеймесону о его просьбе к Кэш. Заодно девушка радовалась тому, что её подруга сможет блеснуть в свете, тогда, возможно, следующий сезон они разделят груз шпионских приключений на двоих.
  Стоило сопровождающей закрыть за собой дверь, Кетрин поднялась с постели, на которую картинно прилегла в присутствии горничной. Подкралась на носочках к двери и навострила кошачьи ушки. Ни сопенья, ни скрипа половиц под ногами не доносилось с той стороны, и Кит решилась.
  Вернулась к постели и, небрежно задрав подол платья, добралась до подвязки, под которой была подложена тонкая папочка с досье на девицу Аркадию Клент. Проверив ещё раз наличие всех бумаг, которые Кэш собирались подложить жениху, Кит тщательно оправила юбку и вышла из комнаты, ступая по-кошачьи невесомо, даже не касаясь каблуками пола.
  Путь вниз со всеми предосторожностями занял не много времени. А на первом этаже царил полный бардак запахов и звуков, в котором потерялся бы и слон, не то что кошка. И Кит позволила себе расслабиться и непринуждённо свернуть в коридор, в который алетр Джеймесон уводил Арчи перед балом для серьёзного разговора.
  Возле дверей, показательно небрежно сбросив плащ и перчатки в руки слуге, стоял невысокий брюнет. Простоватое лицо выражало восторг от чести присутствовать на балу в честь помолвки одного из столпов общества. Только на мгновение глаза выдали его непростой нрав, сверкнув при взгляде на девушку, незаметно для других скользнувшую в хозяйскую личную часть дома. Кивком поблагодарив лакея, мужчина последовал за ней.
  Кит без труда нашла кабинет среди гостиных, единственная запертая дверь говорила сама за себя. Замки давно не были сложностью для девушек, Фокс постарался.
  Кабинет алетра Джеймесона произвёл неизгладимое впечатление на вдову. В своё время она научилась оценивать мужей по их способности вести дела, и хозяин этого кабинета располагал к себе уверенностью и респектабельностью.
  На солидном основательном столе царил полный порядок, и Кит осторожно достала бумаги из-под юбки и расположила под пресс-папье так, чтобы они не бросались в глаза, но и не были совсем скрыты.
  Дверь открылась неслышно, но даже лёгкого движения воздуха хватило Кит, чтобы обнаружить чужое присутствие. Резко обернувшись, она могла только ахнуть от неожиданности.
  - Могу я полюбопытствовать, благородная алетра Кетрин, кого вы ожидаете в столь укромном месте?
  Глубокий бархатный голос Кит узнала раньше, чем внешность своего случайного любовника с памятного вечера талов Стрейнторов. Тот вечер и ту ночь вдова помнила, как будто всё произошло вчера. И в этом была главная причина, почему она избегала мужчину с упорством, достойным лучшего применения. Слишком велика опасность привыкнуть к присутствию этого человека в её жизни и постели.
  А вот сам мид-алетр Альберт Тристер оказался вовсе не милым мальчиком на одну ночь, а умелым внимательным любовником и настойчивым мужчиной с крепкой хваткой. Он умудрялся преследовать Кетрин, не привлекая внимания ни к себе, ни к ней, ни к их взаимоотношениях.
  И сейчас, Кит могла поспорить на свою годовую ренту, никто не видел их и не помешает, если вдруг... На этом мысли резко сменили направление на крайне неприличную тему, что немедленно отразилось на лице. Тёмные глаза внимательно наблюдали за девушкой, и улыбка мужчины говорила, ничто не остаётся незамеченным.
  - Могу я надеяться, что ждали вы меня? - мягко протянул Альберт.
  - На самом деле я не ждала никого, - честно ответила Кетрин.
  За спиной мид-алетра щёлкнул, закрываясь, замок.
  - Жаль, я долго искал встречи с вами, Кэт. Вы избегаете меня нарочно.
  Тон мужчина выбрал печально-задумчивый, но Кит слышала серьёзное обвинение. И угрозу. Он не выпустит её без откровенного разговора. А значит, надо делать ноги, и как можно скорее. И в то же время безумно хотелось остаться с этим мужчиной наедине. Кит овладеда паника. Только это могло послужить оправданием её беспечности.
  - Почему вы молчите, Кэт? - продолжал гипнотизировать девушку голосом мид-алетр Альберт, подкрадываясь ближе. - Неужели вы совсем не вспоминали меня? Не желали вновь увидеться, провести вместе вечер?
  Последний вопрос был задан шёпотом на ушко, вызвыв взрыв эмоций и лёгкое головокружение у Кит. Мужчина стоял вплотную, но не прикасался к телу девушки, дразня своим теплом.
  Кетрин постаралась вспомнить, почему ей нельзя оставаться с ним наедине, особенно в этом кабинете, но в голове было пусто, а в ушах стоял такой звон, что значение фраз не проникало в сознание. Руки сами по себе поднялись и удобно устроились на плечах такого невыразительного внешне человека.
  - Я.. - начала Кит, но остановилась и закусила губу, стараясь сосредоточиться и сказать хоть что-то внятное.
  - Я тоже, - резко оборвал мыслительный процесс Альберт.
  Поцелуй был похож на глоток вина, сладкий, терпкий, приятный, но не утоляющий жажду.
  - Берт, - простонала Кит, когда мужские губы скользнули на шею.
  - У нас ещё есть время до начала основного веселья.
  "Самое веселье здесь и сейчас", - отстранённо подумала вдова, чувствуя, как расползается шнуровка бального платья и ткань скользит по телу вниз.
  - Как же я скучал, - шепчет Альберт и целует ложбинку между грудей.
  Одной рукой он обнимает Кетрин за талию, прижимает к себе, преодолевая сопротивление широкой юбки. Другая рука уже добралась до груди.
  Аромат возбуждённого мужского тела сводит с ума и Кит выгибается и стонет, поощряя ласки. Она расстёгивает жилет, рубашку, добирается до горячей кожи, с наслаждением проводит коготками по груди, задевая плоские соски. Альберт рычит, но сдерживается, продолжает медленно подвигать Кит к софе.
  - Слишком долго! Быстрррее, - не выдерживает разгорячённая девушка.
  - Не надо было от меня бегать, милая, - усмехается мужчина и аккуратно укладывает её на спину. - Ты поймёшь, милая.
  Минуты растягиваются в часы. Кит понимает, что кричит, но сдержаться не в состоянии. Альберт уверенно доводит любовницу практически до беспамятства. Кетрин подумала бы, что он холоден, как лёд, если бы не колотящееся молотом под её ладонями сердце, не срывающееся дыхание, не напряжение в теле, которое невозможно скрыть, не его финальный протяжный полукрик-полустон, полный блаженства.
  Тишина в кабинете какое-то время нарушается лишь отголосками праздника.
  Кит и забыла, как приятно лежать в объятиях мужчины, который значит больше, чем просто тело для утех. Тепло снаружи не идёт ни в какое сравнение с негой в душе. Дыхание Альберта щекочет шею, пальцы поглаживают кожу на животе, вызывая лёгкую щекотку и возвращая возбуждение, ожидание повторения.
  - Ты приедешь ко мне сегодня, - спокойно заявляет мид-алетр.
  - Нет, - отвечает Кит, не пытаясь скрыть раздражение. - У меня другие планы. Помоги мне надеть платье.
  Приказной тон подействовал на Альберта, как ведро холодной воды. Как он расслабился, забыл, с кем имеет дело. Такую, как вдова, мало поймать и зажать в углу. Эта охота требует абсолютной концентрации всех умственных и физических сил. Он чуть не тронулся, выкладываясь над этой кошкой, а теперь она, удовлетворена и независима, стоит перед ним в расстёгнутом платье и ждёт, что он послушно выполнит обязанности горничной.
  И он выполнил! Демоны раздери всё на свете!
  - Спасибо!
  Она нежно улыбнулась, невесомо коснулась губами щеки и ушла.
  Универсальный ключ так и торчал в замке. Зря Альберт не выдернул его и не спрятал в карман. Впрочем, думать он тогда мог только об одном. А сейчас думать поздно. Надо начинать всё заново.
  
  Кусты впереди шумно пыхтели и трепыхались. Арчи неторопливо шагала по дорожке, стараясь казаться беспечной и радостной, как положено романтичной невесте в день официальной помолвки. Небрежно держала бокал двумя пальцами, любовалась тенями ветвей деревьев на фоне вечернего неба, задирая голову так высоко, что рисковала запнуться за что-нибудь. Впрочем, в такой темноте без магического зрения всё равно ничего не разглядеть. А рисковать раскрыть перед будущим мужем свои таланты Аркадия вовсе не планировала. Наоборот, намеревалась упасть ему в объятья с положенным восторгом и удивлением. Почему-то в этот момент девушку не пугала даже опасность завершить ритуал единения, грозящий абсолютной зависимостью. Не смущали ни гости, ни отсутствие постели, ни статус невесты, а не жены алетра Джеймесона. Наоборот, забытое чувство азарта будоражило кровь и кружило голову. Или это всё-таки вино.
  Арчи демонстративно прошла мимо сопящих кустов и задержалась будто для того, чтобы погладить шершавый ствол дерева. Подумывала его обнять, но решила, что это слишком. Из-за яркого внутреннего огня с живой природой она ладила плохо и могла навредить растению.
  Кусты позади зашуршали активнее. Кто-то выбирался из убежища на дорожку. Аркадия медленно обернулась. Если сначала она думала, что весь этот шум алетр издаёт специально, чтобы его недалёкая невеста не ошиблась с местом встречи, то теперь неуклюжесть мужчины раздражала. Не похож был высокий широкоплечий Джеймесон на увальня. Его движения всегда были изящны и сдержанны. Сейчас же сквозь ветки ломился медведь-шатун, ломающий всё на своём пути.
  Аркадия отошла от дерева, остановилась напротив колышущихся кустов и стала ждать, нервно тиская бокал с не допитым вином.
  Наконец глазам поражённой девушки предстал мужчина. Это определённо был не Джеймесон Флитцер. Огромного роста, со спутанными грязными космами на голове, без зубов, зато со сногсшибательным запахом изо рта громила криво улыбнулся замершей в ужасе девушке:
  - Здорово, крошка! Соскучилась по настоящей мужской ласке? Нечо тут глазами хлопать, овца. Мужику твоему нужна опытная жена.
  Отвратительный тип похабно подмигнул и потянул руки к арчиному телу.
  "Неужели он настолько опустился, что нанял это чудовище учить меня...", - додумывать мысль Аркадия не стала, потому что её резко и сильно затошнило.
  Широко распахнутыми глазами она наблюдала за приближающимися грязными лапами не в силах даже моргнуть. Чуть слышный треньк отвлёк девушку от жуткого зрелища. Это тонкая ножка бокала не выдержала и переломилась в напряжённых пальцах. Девушка и громила, как заворожённые следили, как верхняя часть летит к земле, теряя по дороге искристое содержимое.
  Аркадия почувствовала, как эмоции отошли на второй план и в груди возникла пустота, по жилам пробежал огонь и вспыхнул в глазах, заставив на секунду зажмуриться. Тени обрели объём, звуки вонзились в виски, запах мужчины, и без того не слабый, чуть не сшиб с ног. Арчи улыбнулась и подняла голову, встретившись взглядом с нападающим. Она не знала, что увидел бандит, но уверенность сменилась удивлением и тут же испугом. Инстинкт сработал помимо воли девушки.
  Перехватить ножку от бокала поудобнее, основание легло в ладонь. Шаг вперёд - обломок со чмоком вошёл в глаз насильника. Шаг в сторону, подхватить юбки, удар острым носком туфли под колено. Громоздкое тело только начало оседать, взмахнув руками. Шаг за спину, одну руку - на затылок, другую - на подбородок. Звонкий щелчок позвонка опередил едва зародившийся крик. Удар трупа о мягкий газон.
  - Что ж мне с тобой теперь делать, неудачник? - вздохнула Арчи, уперев кулаки в бёдра.
  Ей ещё не разу не приходилось задумываться о том, куда деть тело. Наоборот, обычно требовалось наглядно демонстрировать результат работы. А случайные смерти преступников, неудачно выбравших жертву в лесу или в районе доков, никого не волновали.
  В этот раз она убила в нескольких шагах от богатого дома в разгар шумного бала. Ещё немного, и разгорячённые танцами и напитками гости начнут выходить в сад. А тут такая картина - монашка с трупом.
  Аркадия чуть не схватилась за голову, но вспомнила про причёску.
  'Придётся справляться самой, - решила она. - И где Кит, когда она так нужна?! Только бы Джеймесон не пошёл меня искать...'
  Как назло на дорожке послышались быстрые уверенные шаги.
  
  Алетр Джеймесон был утомлён, как только может быть утомлён по-настоящему светский человек. Он втайне надеялся, что заменяющий улыбку оскал скоро распугает дорогих гостей и они поторопятся разьехаться. Но гости собрались не из робких.
  'Стоило взять Аркадию с собой, - думал алетр. - Тогда можно было бы отговориться её усталостью и пойти в сад.'
  Стул, на котором Джеймесон оставил невесту давно уже скрылся за многочисленными спинами и юбками.
  - Джейми, дорогой - раздался шёпот у самого уха мужчины.
  - Тереза, - Джеймесон отстранился и холодно кивнул миловидной блондинке почти на голову ниже него ростом.
  Голубые глаза бывшей любовницы смотрели нежно и призывно. Кукольные личико могло бы ввести в заблуждение своей невинностью, если бы Джеймесон не успел досконально изучить остальные части её тела.
  - Твоя невеста устала от нашего общества? - иронично спросила девушка. Было время, когда алетр подумывал сделать её женой. Слава богам, не случилось.
  - Она не привыкла к таким мероприятиям, - ответил Джеймесон. - Строгое воспитание, скромность и добродетель.
  Получилось пафосно и будто с обидой. Но Джеймесон не стал поправляться, а решил уйти.
  - Но ты права, я мало внимания уделяю сегодня своей невесте, извини. Развернувшись, алетр поспешил обратно к стулу, на котором оставил Аркадию, в полной уверенности, что она так и сидит в одиночестве. Но стул был свободен, а платья знакомой пёстрой расцветки нигде на мелькало. Джеймесон внимательно осматривал зал.
  Внезапно его взгляд выделил в толпе две фигуры. Изящная Тереза прекрасно смотрелась рядом с высоким подтянутым брюнетом в тёмно-синем мундире. Джеймесон даже порадовался бы, что девица нашла новую достойную цель, если бы не узнал в её собеседнике пресловутого полковника Маркуса Герольдса собственной персоной. А этому человеку он приглашения не посылал точно. Наместник предпочёл бы вообще никогда больше не видеть этого мерзавца и манипулятора.
  Пара оживлённо что-то обсуждала. Вернее, алетра Тереза что-то эмоционально доказывала полковнику. Джеймесон не смог бы догадаться, что говорят о нём, если бы она не бросала на него встревоженные взгляды. Полковник был невозмутим, как статуя самому себе. Только один раз посмотрел прямо в глаза Джеймесону и заговорчески улыбнулся, будто знал об алетре что-то порочащее.
  Алетр Джеймесон никогда ни от кого не прятался. И теперь, превозмогая брезгливость, он направился прямо к незваному гостю. Стерпеть подобную наглость просто не может себе позволить наместник Перегельский, приближённый к великому императорскому роду. Не каким-нибудь безродным воякам перемигиваться с ним на виду у всего света.
  Накручивая себя подобными рассуждениями, алетр Джеймесон прошёл через толпу, но даже рта не успел раскрыть, полковник Герольдс напомнил, кто на самом деле виновник торжества.
  - Добрый вечер, благородный алетр! - произнёс гость негромко, но веско. - Вы довольны выбором невесты? Она настоящее сокровище. На вашем месте я бы не спускал с неё глаз.
  По спине алетра пробежал холодок. Что это? Угроза? Ему или Аркадии?
  Внезапно холодок сменил жар. Полковник вхож в дом дядюшки Аркадии, дружен с ним. Насколько близко он успел узнать саму девушку, что, не скрываясь, насмехается? Неужели он воспользовался наивностью и неопытностью послушницы монастыря, а теперь решился на подобный скандал?
  Ярость чуть не сорвала оковы воспитания, на вежливость сил у алетра уже не осталось:
  - Благодарю вас, полковник! Вы неплохо разбираетесь в женщинах. Что же заставило вас пожертвовать настоящее сокровище в мою пользу?
  - Исключительное благородство, - ответил полковник, но в глазах Джеймесон прочёл предупреждение.
  - Действительно! - невпопад отозвался наместник, мгновенно остывая. - Как вы находите вечер, господин полковник? Достоин ли воспитанницы вашего друга?
  Полковник Герольдс с интересом взглянул на Флитцера:
  - Вы организовали всё чрезвычайно быстро и предусмотрели, кажется, всё.
  В голосе собеседника Джеймесону послышалась досада, но тем не менее похвала польстила.
  - Благодарю за лестную оценку, полковник. Вы уже говорили с Аркадией? Я думаю, ей не слишком уютно среди незнакомых лиц. Уверен, она была бы рада видеть вас.
  - Отнюдь, благородный алетр, - вздохнул Герольдс, - она не одобряет моё знакомство с дядюшкой Смиртом, считает, будто я плохо на него влияю.
  Джеймесон почувствовал себя в замешательстве. С одной стороны можно принять слова полковника за чистую монету. Тогда Аркадия не имеет к интриге с женитьбой никакого отношения, и это его - наместника - счастье. С другой стороны, что мешает полковнику соврать и выгородить сообщницу в некой, так до сих пор и не разгаданной алетром, интриге.
  - Печально слышать, - пробормотал Джеймесон и огляделся в поисках невесты. - Надеюсь, вы не станете скучать.
  Коротко кивнув гостю, от которого так ничего полезного и не смог добиться, и проигнорировав растерянно молчавшую блондинку, Джеймесон направился в сторону гостиных. Возможно, его Ада уединилась в одной из них.
  
  Мид-алетр Силен Тиронс, как и подобает ответственному сотруднику газеты и профессиональному собирателю сплетен, проник на бал, посвящённый обручению алетра Джеймесона Флитцера, тайком, через кухню. Где, как не здесь знали всё обо всех.
  В любом доме были слуги, готовые поделиться новостями. Кто-то из корысти, кто-то из любви к искусству, а кто-то по наивности. А уж временным наёмным работникам тем более было выгодно некоторое любопытство.
  Гвалт оглушил Силена, мечущиеся поварята чуть не затоптали, а повар-иностранец долго что-то орал на своём языке вслед странному аристократу.
  Мид-алетр искал конкретного человека, парень из бедного квартала не брезговал ничем, лишь бы выбраться из нищеты. Он не раз добывал для газетчика сенсационные сведения.
  - Сим!
  Информатор обнаружился в нише под чёрной лестницей, где старательно выводил какие-то каракули на клочке бумаги. От внезапного окрика он вздрогнул и тупой карандаш проткнул записку и ткнулся в ладонь.
  - А это вы, алетр, - выдохнул слуга.
  - А ты кого ожидал? - поинтересовался Силен, забирая бумажку и пробегая глазами текст. - Ты, я смотрю, выражения не выбираешь.
  - Так это ваше дело, выражения-то подбирать, - захихикал Сим, - а мне главное не забыть ничего важного и до сведения вашего высокого донести.
  - Так, это уже не новость, - задумчиво пробормотал газетчик, - об этом писали вчера, об этом на прошлой неделе... А вот это интересно! Эта дама давно не светилась! Я уж подумал, что она успокоилась...
  Силен улыбнулся и хлопнул слугу по плечу. Потом ткнул пальцем в имя на листе и приказал:
  - Давай подробности.
  - Да какие там подробности! - махнул рукой Сим. - Я же не извращенец какой, за подробностями подглядывать! Просто алетра Кетрин Мальвиоз вышла в холл, а тут как раз этот пришёл. Он её как увидел, аж примёрз! А потом рванул за ней чуть не бегом.
  - Кто этот? - прервал рассказчика алетр Силен.
  - Ну, как его... Чей-то бедный родственник. Я его редко вижу. Мид-алетр Альберт Тристер, вот!
  Силен хмыкнул. Ни для кого не было тайной, что этот 'бедный родственник' на самом деле богат, как легендарный золотой дракон. Странно, что проныра Сим об этом не знал.
  - И как думаешь, где они встретились? - уточнил журналист.
  - Да известно где - в малой голубой гостиной. Она дальше всего не коридору и там засов есть, - уверенно заявил информатор.
  - Хорошо, - кивнул Силен и сунул парню в ладонь мелкую монетку. - Держи, заслужил. Ещё что-то интересное есть?
  - Да больше ничего пока. Но вечер-то ещё не закончен, - хитро подмигнул слуга.
  - Тогда завтра на обычном месте.
  - Конечно, благородный алетр!
  Сим выхватил записку из рук своего благодетеля и мгновенно скрылся с глаз. Мид-алетр Силен оглянулся и направился в противоположную от бального зала сторону.
  Действительно, гостиные пока пустовали. Двери были прикрыты, но не заперты. Тишину не нарушали ни разговоры, ни другие характерные звуки.
  Мид-алетр открыл очередную дверь и уже хотел раздражённо захлопнуть её, когда по коридору разнёсся звук шагов. Он притаился за створкой в ожидании, мимо пробежала эффектная брюнетка. Силен мгновенно узнал алетру Кетрин и успел заметить, что её одежда в полном порядке. Это было странно. Что же она делала здесь? И что её так расстроило?
  Дождавшись, пока вдова скроется из виду, Силен покрался дальше, оглядываясь уже внимательнее. Последней по коридору и правда оказалась небольшая комната, обставленная мебелью с голубой обивкой. Дверь в неё была не заперта, внутри никого. Мид-алетр даже за диваном посмотрел.
  Расстроенно пнув кресло, Силен решил пойти в зал и поискать материалы самостоятельно, не полагаясь на помощников. Было крайне обидно потратить столько времени и упустить момент.
  'Надо было пойти следом за Чёрной Вдовой', - размышлял Силен, шагая по коридору.
  Внезапно его буквально смело с пути и крепко прижало к стене. Мид-алетр испуганно смотрел в злющие глаза невысокого брюнета.
  - Тристер? - прохрипел он. - Каких демонов ригговых ты творишь?! Ты меня сейчас задушишь!
  - Что ты здесь вынюхиваешь? - прошипел Альберт Тристер. - Ты думаешь, я не знаю о твоём побочном доходе? Запомни, сплетник, если я хоть где-нибудь хоть одно слово услышу об одной даме, я тебя зарежу, как бешеного пса.
  Пока говорил, разъярённый мужчина сжимал шею противника всё сильнее и сильнее. Так что под конец у мид-алетра Силена перед глазами заплясали чёрные мушки. Он не был отчаянным смельчаком, а сейчас явно представил себе свою смерть. Рванулся из захвата и попытался ударить Тристера в живот. Тот ловко увернулся и ответил точным ударом в челюсть.
  - Ты с ума сошёл! - Тиронс помотал головой и медленно поднялся, опираясь о стену. - Я и не собирался писать о вашей интрижке.
  - Ещё слово - и тебе придётся искать секундантов, - предупредил мид-алетр Альберт.
  Он выпустил пар и начал соображать. В первый момент, увидев прогуливающегося с деловым видом Тиронса, мужчина потерял контроль. Имя Кетрин и так частенько полоскали в газетах и гостиных. Красивая и независимая, она постоянно давала повод для зависти. Теперь же хищники преследовали её, не позволяя и шагу ступить без своих тошнотворных комментариев.
  - И скажи спасибо, что сейчас я не сломал твои грязные руки, - добавил Альберт для закрепления памяти.
  - Спасибо! - фыркнул Силен и добавил тихонько: - Псих...
  - Я всё слышу, - усмехнулся Альберт. Он почувствовал себя победителем и расслабился.
  - Кажется, кто-то идёт... - пробормотал побитый мид-алетр.
  - Демоны Ригга! Только этого не хватало! - Тристер быстро сообразил, чем может обернуться огласка. - Иди сюда! Быстро!
  Он схватил Тиронса за шкирку и зашвырнул в ближайшую гостиную. Сам шагнул следом и прикрыл дверь, оставив маленькую щель.
  'Откуда в этом субтильном ихиревом сыне столько силы!' - подумал Силен, разваливаясь в позе звезды на ковре.
  Между тем мид-алетр Альберт прошипел сквозь зубы какое-то заковыристое иностранное ругательство. По коридору по-хозяйски уверенно шёл алетр Джеймесон. И направлялся он, скорее всего, в кабинет, из которого Альберт так опрометчиво выскочил, не успев ни навести порядок, ни запереть обратно дверь. А главное, он так и не выяснил, для чего туда пришла его Кити. Хотя одна идея возникла тут же, Альберт резко обернулся к валяющемуся на полу мужчине и подумал: 'Покалечу!'
  - Так каких диких демонов ты делал в коридоре? - негромко спросил он у Тиронса.
  - Проверял гостиные на наличие самых нетерпеливых гостей, - решил немного схитрить тот. - И почти нашёл вас. Где вы были? Я заглянул в каждую дверь!
  - Значит, не в каждую.
  - Надо было идти за вдовой, - буркнул журналист.
  - Почему её называют Чёрной Вдовой? - спросил Альберт. Он не настолько долго и плотно вращался в свете, чтобы ему сразу же рассказывали любые сплетни, тем более сплетни старые, никому, кроме него, не интересные. Да и проявлять особое внимание к даме мид-алетр считал легкомысленной глупостью.
  А тут информация сама плывёт в руки.
  - Ты связался с ней, ничего не зная! - воскликнул Силен и сел с удивлением глядя на стоящего у дверей мужчину. - Я-то думал, что ты смельчак, а ты, оказывается, просто дурак.
  - Повтори-ка это ещё раз, - спокойно произнёс Альберт, сжимая кулаки и угрожающе прищуриваясь.
  Бить этого слизняка больше не хотелось, но если бы пришлось, в воспитательных целях, он готов был перейти к грубым моряцким доводам.
  - Ладно! Остынь! Это не секрет! Любого спроси, он тебе расскажет!
  - Я спрашиваю тебя.
  - Я тебе с удовольствием расскажу об алетре Кетрин, а ты мне, например, о своих делах.
  - Не пойдёт! Давай лучше так: ты мне рассказываешь о Кетрин, а я не ломаю тебе пальцы.
  - Умеешь уговаривать, - стушевался Тиронс. - Это и есть секрет твоего успеха.
  Альберт оставил свой пост у двери и молча двинулся на собеседника. Он даже не потрудился придать себе воинственный вид. По опыту знал, что спокойное задумчивое выражение лица производит большее впечатление, чем громкое рычание и разрывание одежды на груди. Матросы частенько пытаются запугать или спровоцировать салаг такими глупостями.
  Мид-алетр Силен вскочил на ноги и вскинул руки вверх.
  - Я всё понял! Расскажу со всеми подробностями! Только давай без рук! И не здесь. В саду сейчас ещё достаточно безлюдно.
  Альберт кивнул и подошёл к высоким стеклянным окнам, позволяющим попадать сразу из гостиной в сад. Уже приготовившись выходить, обернулся и предупредил:
  -Только попробуй сбежать - из Ригга достану.
  Тиронс только кивнул и последовал за настойчивым мид-алетром.
  'Тёмная лошадка этот Тристер, - думал он про себя. - Суров, грозен... Но вдруг мне повезёт, и он проговорится о чём-нибудь.'
  В парке пахло свежескошенной травой, собранной в небольшие холмики под кустами. Сольвейги - ночные певцы, только завели свои серенады. Недавно было новолунье, а фонари в этой части сада не зажигали, и очертания растений с трудом угадывались в свете звёзд.
  Мужчины шли прямо по газону, не заботясь о том, чтобы скрываться. Тристер оглянулся на своего спутника и бросил:
  - Рассказывай!
  
  Поиски Аркадии грозили затянуться. Джеймесон уже собирался вернуться к гостям, когда заметил приоткрытую дверь в свой кабинет, которую собственноручно запирал на ключ.
  Алетр ускорил шаг, стараясь двигаться по возможности тихо. Осторожничать в собственном доме было унизительно. Но после похода в притон Кэш Джеймесон стал ловить себя на том, что оглядывается по сторонам и присматривается к прохожим, будь то мужчина, женщина или даже ребёнок. Постоянно ждёт нападения. Ведь всем известно, если Кэш не взялся за предложенное дело, он убивает заказчика. А Джеймесон уже перестал ждать ответа на свой вопрос, теперь оставалось ждать только убийц. Как бы не было гадко это осознавать, он сглупил. Остаётся надеяться, хотя бы не подставил Джонатана.
  Флитцер приблизился к двери и, не раздумывая, шагнул внутрь. Мышцы пресса свело, появилось ощущение будто он комок глины проглотил. Это был не страх, скорее осторожность. По крайней мере, Джеймесон предпочитал так думать. Пусть на этого бандита работают лучшие из лучших и опаснейшие из опасных, но наместник Перегельский способен дорого продать свою жизнь.
  Джеймесон окинул взглядом знакомое помещение. Никого. Медленно двинулся вдоль стены, внимательно изучая каждую деталь, до рези в глазах вглядываясь в тени, мучительно, до головной боли вспоминая обычное расположение вещей.
  Но единственное, что зацепило взгляд, задранный угол ковра в углу возле кушетки. Да и сама кушетка стояла неровно, будто кто-то отодвинул её от стены. Джеймесон приблизился и увидел...
  Алетр брезгливо поморщился, хоть и не считал себя неженкой.
  'Похоже, кто-то не нашёл лучшего места для уединения', - подумал он, разглядывая следы страсти на обивке.
  Воздух хлынул в лёгкие, и Джеймесон только теперь понял, что всё это время сдерживал дыхание. Он вздохнул несколько раз полной грудью, а потом цинично усмехнулся - как он сам себя напугал. Если бы в кабинете нашлось зеркало, он бы точно напал на своё отражение.
  За кушеткой обнаружился мужской галстук и пуговица. Парочка явно потеряла голову, раз позволила себе такие потери в разгар бала. Впрочем, если страсть была столь сильна, почему они выбрали запертый кабинет, а не воспользовались одной из открытых свободных гостиных, каждая из которых, будто специально для этих целей, имела выход в сад. А ведь замок здесь не из простых. Видимо, сюда приходил кто-то любопытный, а парочка его спугнула.
  С этой мыслью Джеймесон поторопился осмотреть сейф. Но тот был заперт и точно не тронут. Тонкая прозрачная ниточка воздушной стихии висела на прежнем месте. Никто не смог бы потревожить её и восстановить обратно. Даже плохой маг в состоянии отличить свою силу от чужой.
  Самое главное - брачный контракт, лежал на месте. Джеймесон и не подозревал, что будет больше всего волноваться за эту пачку бумаги. Он помнил, как настороженно вела себя Аркадия, как неохотно ставила свою подпись. Второй раз он бы не хотел проходить через это...
  В какой-то момент ему послышались голоса, но, прислушавшись, различил лишь далёкий гомон из бального зала. Наверное, ему просто послышалось.
  Оставался стол, где хранились важные, хоть и не секретные документы. Флитцер старался держать стол чистым, тем более в этом доме, отведённом только для больших торжеств. Не хватало ещё отвлекаться от гостей на документы.
  Джеймесон выдвигал один ящик за другим осматривая запасные письменные принадлежности, пачки бумаги, какие-то записки и не видел ничего подозрительного.
  Мужчина выпрямился и чуть потянулся, окидывая взглядом помещение. Ничего не изменилось, всё в порядке, кто бы ни проник сюда, его не интересовали тайны рода Перегельских.
  Успокоившись, Джеймесон уже повернулся к выходу, как вдруг взгляд его зацепился за тонкую папку, прижатую пресс-папье. Он таких не держал.
  Сердце забилось быстрее. Когда алетр Джеймесон доставал плотную бумагу из-под пресса, его руки дрожали. Удобно устроившись в кресле, алетр углубился в чтение, напрочь забыв о гостях.
  Как он и наделся, это был ответ Кэш. И чем дальше Джеймесон читал, тем очевиднее становилось, что он женится на бестелесном духе или божественном свете, настолько безупречной представлялась Аркадия.
  Наместник увлёкся и не услышал, как открылась дверь и комнату кто-то вошёл. Поэтому вздрогнул, когда в кресло напротив опустился Джонатан.
  - Я подумал, что ты уже закрепляешь супружеское право на свою монашку, - усмехнулся друг. - Решил дать пару советов.
  Но в голосе его слышалось напряжённость, будто он хотел сказать что-то другое и не решался.
  - Несмешная шутка, - буркнул Джеймесон и швырнул папку на стол. - Судя по тому, что прислал мне сам знаешь кто, она и в самом деле монашка. Я начинаю сомневаться, что вообще осмелюсь предъявить какие-либо права.
  - Как печально, - язвительно покачал головой Джонатан.
  - Что ты вообще здесь делаешь?! - взвился Джеймесон. - Тебе на балу не весело?
  Филстер сник, опустил глаза и произнёс:
  - Я разговаривал с алетром Морвеном Фолменом. Он рассказал, что пропадают девушки. Не только из неблагополучных районов, но и более заметные. Недавно пропала первая алетра. Девушка из достойной, но бедной семьи. Фолмен считает, что это происки Кэш.
  - Ты думаешь, с ними произошло то же, что с Александрой? - осторожно спросил Джеймесон.
  - Не я так думаю, но это возможно. Старик в ярости. Он считает, что Кэш нарушил их давний договор о нейтралитете. Концов не найти, Фолмен хочет отправится в логово зверя и задать прямой вопрос. Ты знаешь, мне туда хода нет. А отпускать Морвена одного нельзя. Я понимаю, о чём прошу, ты имеешь полное право отказаться. Но мне будет спокойнее...
  - Я понял и я согласен, - быстро ответил Джеймесон, а в мыслях у него были уже только золотые глаза. - Когда?
  - У тебя свадьба через три дня. Я уговорю Морвена подождать, получше подготовиться. А ты подумай лучше о жене.
  Разумеется, лучший друг не мог не догадаться о причинах столь скорого согласия.
  - Не сомневайся! - твёрдо заявил Джеймесон и спрятал папку с отчётом в ящик стола. - Я знаю, что делать.
  Мужчины, не сговариваясь, поднялись и направились вон из кабинета.
  
  В полумраке сада скрыться было не сложно, но Аркадия застыла в напряжённом ожидании, размышляя, что делать с внезапным свидетелем. Завизжать и броситься на шею? Упасть рядом с трупом в обморок? Она никогда не умела правильно лишаться чувств. Может, аккуратно лечь и подождать лёжа?
  Время утекало, как вода сквозь пальцы. Сознание медленно, но верно затапливала паника. Ещё немного и Арчи рисковала потерять контроль над своей стихией.
  Возникла мысль сжечь труп, но сил на это надо немерянно, так и самой умереть можно!
  На дорожке, отчаянно хрустя мелкими камушками, появилась Кит. Она неслась с такой скоростью, что не замечала ничего и никого вокруг. Когда она приблизилась, Арчи возмущённо зашипела:
  - Куда ты мчишься, будто за тобой демоны гонятся?! Чуть мой труп не затоптала!
  Кит подпрыгнула, вздрогнув всем телом, и быстро заморгала.
  - Твой труп?
  - Ещё немного - и был бы мой, - пожала плечами Аркадия. - Ты меня жутко напугала. А пока тут только один труп.
  И девушка ткнула пальцем в лежащего на газоне мертвеца.
  - К-как?! - воскликнула Кит. - Когда ты успела?!
  Удивление быстро сменилось раздражением.
  - Это чистая случайность! - Аркадия всплеснула руками. - Его наняли меня... поучить. Не спрашивай, кто! Я не успела узнать! И не шипи! Я сама всё знаю! Проклятые инстинкты! Мне необходима твоя помощь! Куда девать труп?!
  Кит глубоко дышала, сдерживая рвущиеся из горла ругательства. Грудь её ходила ходуном, глаза сверкали, тонкие крылья носа дрожали.
  - Ты хоть иногда ссспосссобна думать прежжжде, чем де-е-елать, - с кошачьим акцентом протянула она наконец.
  - Иногда - да! - бодро ответила Арчи, - но не сейчас. Прошу тебя, я и так на нервах.
  Умоляющий взгляд не тронул бы вдову, если бы на кону не стояла тайна всей их компании. Кит внимательно оглядела сад и нашла укромный уголок, куда можно было бы положить тело нарвавшегося на нервную невесту мужчины.
  В стороне от тропинок росли густые и колючие кусты ночной розы. Тонкие гибкие ветки переплелись, образуя почти сплошную стену высотой в полтора человеческих роста. Обычно их сажали вокруг беседок, чтобы плотные заросли с ароматными цветами, открывающимися ночью, создавали интимную атмосферу. Но тут, видимо, собирались создать просто большой цветущий шар. Подругам это было только на руку.
  - Давай его отволочём вон в те кусты и оставим. Если его и найдут там, то только по запаху.
  - Чудесная идея!
  Энтузиазм подруги можно было понять. В одиночку ей такой подвиг был бы не под силу.
  - Я возьму за руки, а ты за ноги, - распорядилась Кит. - Нельзя, чтобы остались следы волочения.
  - Мы его не сможем оторвать от земли, - нахмурилась Арчи.
  - Значит, потом разворошим траву. Берись давай!
  - Юбки - выдумка демонов, чтобы мучить людей уже при жизни! - заявила будущая алетра, наступив на подол и чуть не растянувшись рядом со своей жертвой.
  Тело оказалось тяжёлым, руки у девушек заныли почти сразу, а ноги путались в юбках, каблуки проваливались в рыхлую землю. Кит сопела, а Эдди шёпотом ругалась:
  - Нажрал жира, гад! Чтоб тебе демоны вечность печень жрали! Ихирь тебе во все дыры! Чтоб тебя в Ригге на колбасу нарезали, а после не ели! Чтоб...
  - Заткнись! - рыкнула Кит. - Ещё одно слово - и дальше ты займёшься этим упражнением в одиночестве.
  Арчи разумно замолчала, но продолжила ругаться про себя.
  Нарядные платья помялись и запачкались, аккуратные причёски растрепались, а волосы прилипли ко лбу и шее. Ногти саднило. Но девушки упорно продвигались к цели.
  Подтащив труп вплотную к кустам, остановились передохнуть и подумать, как с наименьшими потерями проникнуть в центр колючего шара.
  - Это же штопальные иглы! - выдохнула Кит.
  Она пробовала пальцем остроту шипа.
  - Ага, - поддакнула Арчи. - А для гнома - целая шпага.
  - Гномов не бывает, милая.
  - Бывает всё, что угодно.
  - Ты ошибаешься.
  - Но ты же есть! И я есть!
  - И он есть...
  Сообщницы посмотрели на лежащего в странной позе мертвеца. Потом переглянулись, вздохнули и принялись заталкивать его между нижними ветками.
  - Думаю, нам стоит привести себя в порядок, прежде чем возвращаться в зал, - чинно произнесла Кетрин, будто только что она не преступление совершала, а просто долгую прогулку под луной.
  'Зато это позволило мне отвлечься', - подумала вдова.
  - Ты права, милая.
  Аркадия кивнула головой и мочалка, из которой был сделан парик, затрепыхалась. Окинув друг друга взглядом, подружки не выдержали и захохотали. Они смеялись до слёз, до полного изнеможения. Задыхались, держась за животы. Выплёскивали напряжение не только последнего получаса, но и всех предыдущих дней.
  - Всё это хорошо, но вернуться надо, - сказала Арчи отдышавшись. - А то все решат, что алетра бросила невеста. Давай я выберу листья у тебя из волос.
  - А я займусь твоей юбкой. Надеюсь, на нас нигде нет пятен крови. Это будет трудно объяснить.
  - Не должно, я сломала ему шею, а бокал из глаза не вытаскивала.
  - Избавь меня от подробностей, - фыркнула Кит и сильно поддёрнула нижнюю юбку подруги, от чего та подпрыгнула.
  - С головой всё, - отрапортовала Арчи. - Меняемся.
  Теперь Кит приглаживала по возможности паклю на голове у подруги, а Аркадия отряхивала и разглаживала платья, прогревая воздух между тканью и ладонью.
  - Вроде бы готово... - неуверенно протянула вдова.
  - Тогда пойдём!
  Арчи подхватила Кит под руку и девушки прогулочным шагом двинулись в сторону шумного и яркого дома.
  
  Музыка и свет обрушились на Джеймесона, стоило им с Джонатоном только приблизиться к бальному залу. Гости уже разгорячились. Мимо друзей в сторону гостиных проскользнула весёлая парочка. Мужчина был нетрезв и возбуждён, а женщина уже совершенно невменяема.
  - Подразумевалось, что это светское мероприятие в честь моей помолвки, - нахмурился Джеймесон.
  - А чего ты хотел, Флитцер? Сам пропал, невесту потерял. Конечно, все забыли, ради чего они собрались, - усмехнулся Джонатан, а потом осторожно добавил: - Тем более ещё свежи воспоминания о твоём покойном отце и его раутах.
  - Что ж, придётся им напомнить. Где Аркадия? Ты её видел?
  - Нет, как и остальные, я полагаю.
  - Демоны раздери эту скромницу! В какой угол она могла забиться!
  Джон рассмеялся:
  - Что, Флитцер, сделала тебя твоя монашка?
  Джеймесон прорычал что-то нецензурное и широкими шагами направился в сторону выходящих в сад стеклянных дверей.
  Большинство гостей всё ещё находило удовольствие в танцах и толкотне, но некоторые уже разбились по парам и пытались незаметно скрыться среди зарослей. Если его робкая наивная невеста столкнётся с кем-нибудь из гостей, она будет в ужасе от разнообразия человеческих пороков. Или возможностей. Джеймесон и сам не знал, чего от неё можно ожидать. Либо начнёт читать проповедь, либо попросит подробной лекции, а может, присоединится. Ей хватит непосредственности.
  Джеймесон удивился, с какой заботой и нежностью он думает о девушке, приносящей ему сплошную головную боль. Он одновременно злился и волновался за неё.
  'Надо бы добавить освещения, - думал алетр, шагая вглубь сада. - Отец слишком потакал своим прихотям. Этот дом похож на притон.'
  - Думаешь, она прячется в кустах? - насмешливо спросил Джон, едва поспевая за взвинченным другом.
  - Я думаю, что, если ты продолжишь шутить в том же тоне, я закопаю тебя под тем кустом.
  Джеймесон ткнул пальцем в сторону смелой задумки своего садовника - гигантского шара ночных роз.
  - О! Только не под ним!
  Вслед за этим полным отчаяния возгласом раздалось шипение и звонкий голос ненавистной алетры Кетрин громко произнёс:
  - Милое дитя, нельзя любить и природу и людей одновременно.
  Мужчины дружно обернулись и увидели прогуливающихся под ручку Аркадию и алетру Кетрин. Они стояли на газоне рядом с каким-то деревом и выглядели слишком невинно, чтобы не заподозрить подвох.
  - Благородная алетра! - воскликнул Джонатан, низко кланяясь и размахивая рукой на манер древних церемонных приветствий. - Счастлив вас видеть! Позвольте засвидетельствовать моё глубочайшее почтение!
  - Шалопай! - рассмеялась вдова. - Будь вы актёром, я бы не пропускала ни одного спектакля!
  - Как мило, - обронил Джеймесон. - Я не видел, как вы спустились.
  Аркадия могла бы поставить на спор свой любимый веер-тасен, что в этот момент её наглая до потери инстинкта самосохранения подруга смутилась до слёз. Возможно, даже покраснела! В темноте не видно. Это было крайне интересно.
  - Ничего удивительного, благородный алетр, у вас столько гостей! Невозможно уследить за всеми! Я совсем не в обиде, мне приносит искреннее удовольствие общение с вашей милой невестой.
  Витиеватая вежливость звучала в устах Кит совершенно нелепо.
  'Что за детский лепет', - удивилась Арчи и чуть не задала свой вопрос вслух.
  - Я вовсе не хотел преуменьшить ваши заслуги, благородная алетра, - продолжал расшаркиваться Джеймесон.
  Его друг с удивлением косился на него и изредка бросал любопытные взгляды на Аркадию. Нечасто хладнокровный Джеймесон Флитцер позволял прорваться наружу своему неудовольствию. Алетра Кетрин, очевидно, вызывала у него ярость.
  - Джеймесон, может, ты вспомнишь, что я ещё не имел удовольствия быть представленным твоей очаровательной невесте, - капризным тоном обиженного ребёнка сказал Филстер.
  Он отлично знал, что друг всегда попадается на этот трюк. И в этот раз он не подвёл.
  - Прошу прощения! - нарочито чётко, почти по слогам произнёс Джеймесон. - Аркадия, позволь представить тебе моего ближайшего друга. Алетр Джонатан Филстер, седьмой наместник Левитресский. Джонатан, моя возлюбленная невеста тала Аркадия Клент.
  - Весьма рад долгожданному знакомству! - воскликнул Джон, тут же хватая Арчи за руки и целуя тонкие запястья с голубыми прожилками венок. - Я польщён! Джейми столько рассказывал о вас, милая Аркадия! Только о вас он и говорит!
  'Что за ерунду они все несут! - удивлённо подумала Арчи. - Какая возлюбленная! Какие рассказы! Какая милая невеста! Это про меня?! Это и мне так теперь выкаблучиваться придётся?! Все демоны Ригга, что ж мне на островах-то не сиделось!'
  Девушка забыла, что надо моргать. Она растерянно, будто издалека наблюдала за странным светловолосым мужчиной и не видела, как побагровел её жених.
  - Достаточно лести, Джонатан, - прорычал Джеймесон наконец.
  Он с трудом боролся с желанием схватить друга за волосы и попинать его по газону, как надутый бычий пузырь. Лицо горело от едва сдерживаемой ярости, о причинах которой он не мог, да и не хотел сейчас задумываться.
  - Алетр Джонатан, проводите меня в зал, - манерно протянула Кетрин. - Мне ужасно хочется пить!
  Мужчина был вынужден отпустить Аркадию, Джеймесон немного успокоился, а Арчи отчётливо поняла, что расспросить подругу о её странном поведении не получится - Кит ловко решила сразу несколько проблем, но в первую очередь позаботилась о себе.
  - Аркадия! - резко произнёс тем временем алетр Джеймесон и требовательно протянул невесте руку. - Позволь мне проводить тебя к гостям.
  Арчи послушно склонила голову и приблизилась к жениху. Он крепко сжал пальцы девушки, пропустил алетра Джонатана с дамой вперёд и добавил вполголоса:
  - Нам необходимо показать этой публике, что наш брак осчастливит нас обоих.
  Он сам не понимал, почему вспылил. Очевидно, что он удивил алетру Кетрин и Джона, а свою скромную Аду, скорее всего, обидел своей грубостью. Вряд ли она привыкла к окрикам. Он должен взять себя в руки и постараться стать хорошим мужем. Хотя бы до тех пор, пока супруга не удалится в загородное поместье, чтобы молиться Солин и растить наследников.
  Аркадия неторопливо вышагивала рядом с женихом, опустив глаза в землю. Сейчас, когда прошёл запал от происшествия, она позволила себе расслабиться. Резко поклонило в сон, как обычно после использования силы. В этот раз контролировать себя было сложнее, чем обычно, магия проснулась спонтанно, сработал защитный рефлекс, потому что Арчи испугалась. Слишком долго она живёт спокойно, перестала следить за собой, забыла об осторожности. Это может плохо кончиться.
  Навстречу стали попадаться гуляющие пары и целые компании, вышедшие из бального зала подышать прохладным вечерним воздухом. Они со слабо скрываемым любопытством глядели на алетра Джеймесона, под руку с девушкой возвращающегося с прогулки.
  Аркадия внезапно подумала, что состояние туалета Кит никого не удивит - весёлая вдова давно стала главной героиней скабрезных анекдотов. А вот что подумают о ней самой и Джеймесоне, она себе представляла. И сколько бы не пыталась убедить себя, что её ни капли не волнуют кривотолки и косые взгляды, смущение заставляло гореть щёки, и шею, и уши.
  - Не беспокойся, дорогая, - прошептал девушке прямо в горящее ушко жених, - скоро эта пытка окончится и я отвезу тебя домой.
  Аркадия только кивнула, про себя удивившись, что благородный алетр тоже считает это мероприятие пыткой. Выглядел-то он вполне довольным.
  Остаток вечера Арчи просидела на стуле, ровно настолько красивом, насколько неудобном. Позади, не отходя от невесты ни на шаг, стоял наместник Перегельский. Арчи пришло в голову, что суеверие, будто грешники таскают на закорках демонов, вовсе не суеверие, и алетр Джеймесон - её персональное наказание за грехи.
  Ровно в одиннадцать вечера наместник попросил всеобщего внимания, поблагодарил гостей и пожелал всем приятного времяпрепровождения.
  Под одобрительный гул он за руку, как маленькую, вывел талу Аркадию в холл, не позволив ни с кем попрощаться лично, а потом буквально затолкал её в карету, в молчании отвёз домой и быстро уехал. Арчи не возражала. Последнее, чего ей хотелось, это присутствовать при обнаружении трупа в саду.
  Перед сном девушка написала и отправила записку Хэрри. До свадьбы надо было ещё много чего сделать.
  
  Время после помолвки полетело стрелой. Не успела Арчи отоспаться и отойти от нервного потрясения одного бала, как надо было срочно начинать готовиться к следующему, ещё более масштабному.
  К счастью, эту честь Кит радостно забрала себе. Она так и не рассказала, что заставило её выскочить в сад. Более того, вопросы, даже отдалённо касающиеся того вечера, вгоняли вдову в краску. Она, конечно, делала вид, что краснеет от злости, но подруги слишком давно знали друг друга. Арчи, как и Хэрри с Алекс, была уверена, что это смущение и паника. Но Кетрин упорно молчала или уходила от ответа.
  Подобная скрытность обижала, но на счастье Кит, всем оказалось не до того. Надо было позаботиться о верных слугах, остающихся в доме дядюшки Смирта на растерзание тале Сабрине, незаметно очистить и заделать все тайники в том же доме, подготовить пути возможного отступления на всякий случай, причём на всякий случай - свой путь.
  А самое главное - Аркадия хотела грандиозный девичник. Она жаждала увидеть свою команду, напиться, напеться, наплясаться, как раньше, когда она ходила под чёрным флагом, без необходимости сдерживать себя. Это было ей нужно как воздух перед тем, как её план выйдет на финишную прямую. Там уже не будет возможности вздохнуть полной грудью. Аркадия решила, что сцепит зубы и будет терпеть, терпеть, терпеть. И обязательно научится падать в обморок вместо того, чтобы сворачивать шеи.
  Девичник готовили Хэрри и Санни. Капитан Томас обещал, что оставит на корабле только самых необходимых матросов и обязательно придёт сам. Фокс предупредил всех постоянных посетителей, что одну ночь заведение будет закрыто, и дал своим работникам выходной. За стойкой он собирался стоять сам. Праздник решили провести за два дня до свадьбы. Мало ли, что...
  В тот же день Арчи должна была переправить всё своё оружие в другой тайник.
  В глубине леса, недалеко от одной из примеченных контрабандистами бухт, стоял маленький домик лесничего. В нём давно никто не жил - кто же осмелится мешать бесшабашным пиратам вершить свои тёмные дела! Глядя на эту развалюху снаружи, можно было подумать, что она разлетится в труху даже от резкого порыва ветра. Но изнутри стены были укреплены металлическим каркасом и магией земли, старательно вложенной Хэрри. В подполе этого домика можно было переждать нападение или даже отбиться от врага с помощью самого современного оружия, собранного Фоксом. Там даже хранилась шкатулка связи.
  И туда планировалось перепрятать арчины вещи. Но переносить их надо было постепенно. Поэтому за два дня до свадьбы Аркадия собрала несколько корзин с едой и поношенной одеждой и на карете алетра Джеймесона, предоставленной в её полное распоряжение вместе с молчаливым кучером и двумя вышколенными лакеями сразу после помолвки, отправилась навестить своих юных любимцев в приюте Всех Богов.
  После нападения на балу в честь помолвки девушки решили, что у Арчи с собой обязательно должно быть оружие, но чисто женское, чтобы никто не мог заподозрить, будто она умеет обращаться с любым мужским. Подругам показалось, что самым безобидным выглядит зонтик от солнца. Даже в дождливую погоду. Фокс лично изготовил особый зонт с толстой ручкой и острым наконечником, чтобы при случае Арчи могла использовать его как короткий боевой шест или как пику. Но хорошего настроения лишняя тяжесть девушке не добавляла. Она бы предпочла веер-тасен, но Кетрин заявила, что ей нельзя брать в руки веер в приличном обществе.
  - Пойми, - убеждала вдова, - существует определённый язык знаков. Его знают все и никому в голову не придёт, что ты не знаешь! Ты можешь попасть в нелепую и даже опасную ситуацию! Нельзя же перебить всех мужчин, которые неправильно поймут твои размахивания!
  И добавила:
  - Веер-тасен сразу даст понять, что у тебя есть определённые навыки. А настучать по голове зонтиком может любая безмозглая алетрочка.
  Арчи сдалась, а Кит отправила Фоксу письмо с подробными инструкциями и уже через несколько часов завезла подруге чудесный аксессуар.
  С шиком проехав по узким улочкам бедняцкого квартала, карета наместника Перегельского остановилась у поворота к сиротскому дому. Как бы не хотелось, в узкий переулочек транспорт не влезал. Лакеи с каменными лицами принялись таскать корзины.
  - Ставьте их прямо в холле, - махнула рукой Аркадия, чуть не стукнув саму себя новым приобретением, висевшем на запястье. - Мы с ребятами их прекрасно разберёмся сами. А вы можете пока отдохнуть. Я освобожусь не раньше, чем часа через три.
  Мужчины снисходительно поглядывали на растрёпанную невесту своего хозяина. Среди слуг ходили слухи, будто будущая алетра сама себе готовит, шьёт, делает причёски и даже помогает с уборкой дома. Будто работать при ней будет совсем легко.
  - Как прикажете, алетра Аркадия, - синхронно склонились лакеи.
  - Тала Аркадия, - строго одёрнула их Арчи и поудобнее перехватила зонтик, чтобы помахать им наподобие указки. - Льстивость есть порок. Пресветлая Солин любит своих детей независимо от их званий и положения, а только по заслугам перед миром её.
  - Да, тала Аркадия, - растерянно пролепетали мужчины, с ужасом представляя себе дальнейшую службу под регулярные проповеди богопослушной алетры.
  Вспыльчивый алетр Джеймесон быстро приучил свою прислугу не спорить. Поэтому, закончив носить вещи, лакеи устроились один на козлах рядом с кучером, другой на запятках кареты и оставили негостеприимный район.
  - Ну вот, теперь можно заняться делами, - вздохнула Арчи, проследив в окно за уезжающей каретой.
  Возле расставленных в холле корзин уже крутились дети. Выбрав мальчиков постарше, Арчи показала, что можно сразу отнести на кухню. Остальной багаж Фокс постепенно перетащил в кабинет Хэрри, где девушки занялись перепрятыванием.
  - Я даже не думала, что успела накопить столько барахла, - вздохнула Арчи, заглядывая в очередную пустую корзину.
  Вещи, предназначенные для воспитанников, они откладывали в отдельную коробку. Для оружия нашли специальные ящики. Каждый предмет тщательно осматривался и упаковывался, хотя Аркадия и так внимательно ухаживала за своими ценностями, особенно теми, что перешли ей по наследству от родителей.
  Хэрри к оружию не прикасалась. Она лишь внимательно следила за руками Фокса, которому Арчи доверяла беспрекословно. Мужчина отстранил девушек от работы, объяснив, что здесь нужен бесстрастный взгляд.
  - Иначе мы тут до седин провозимся, - пробурчал он, когда Аркадия попыталась возразить.
  И в самом деле, Хэрри относилась к оружию с некоторой брезгливостью, Арчи, как владелица, с излишней трепетностью. Фокс же действовал быстро, но без суеты, сосредоточенно и не отвлекаясь на болтовню. А вот подруги, переложив заботы на щедро подставленное сильное плечо, сплетничали под чай с тироном.
  - Я закончил, - отрапортовал Фокс, опираясь на спинку кресла позади Хэрри. Девушка невольно вздрогнула, плеснув горячим напитком на пальцы.
  - Сколько раз повторять, не подкрадывайся ко мне сзади! - возмутилась она.
  Арчи поверх края чашки глянула на друга, который даже не стал пытаться отшутиться.
  - Мне показалось, - печально улыбнулся он, глядя сверху Хэрри в глаза, - что ты перестала реагировать на меня так остро, как раньше. Понадеялся, что начала доверять.
  Хэрри смутилась и опустила взгляд. Аркадия затаила дыхание, стараясь слиться с мебелью, сделать вид, что её в комнате вообще нет.
  - Я тебе доверяю, - возразила тем временем Хэрри. - Просто от неожиданности делаю глупости.
  Фокс осторожно дотронулся до плеча девушки, давая понять, что не обиделся. Потом посмотрел на замершую напротив Аркадию, улыбнулся, подмигнул, мол, так всё и было задумано. Арчи улыбнулась в ответ.
  - Скоро прибудут мои сопровождающие, - сменила она тему. - Мне придётся вернуться с ними домой, а потом снова прийти сюда уже одной. Или сразу в штаб?
  - Лучше сначала сюда, - тут же ухватилась за новый разговор Хэрри. - Девчонки готовят сюрприз.
  Ей уже не мешала рука Фокса, и даже то, что сам мужчина присел на подлокотник её кресла. Аркадии оставалось только демонстративно ничего не замечать.
  - Я твои шмотки за несколько дней в хижину перетаскаю, - присоединился к рассуждениям Фокс. - По одному ящику буду носить, чтоб у соседей подозрений не возникло.
  - Хорошо, - кивнула Арчи. - А что там с грузом полковника? Ты же не забываешь о нашей главной цели?
  Друзья смущённо переглянулись.
  - Я немного отвлёкся, - признался мужчина. - Сегодня же пройдусь по информаторам, вечером расскажу, что узнал.
  - Нам нельзя отвлекаться! - резко высказалась Аркадия и звякнула чашкой по блюдцу. - Вполне вероятно, что именно этого и хотел добиться полковник, втягивая нас в этот фарс со свадьбой.
  - Почему он просто не убрал нас? - недоуменно пожала плечами Хэрри. - Что может быть проще!
  - Не каждого из нас можно просто взять и убить, - пояснил Фокс. - К тому же он прекрасно понимает, что если тронет хоть одного, нарушит равновесие. Остальные сразу получат вескую причину напасть на него. А Герольдс не настолько самоуверен, чтобы не бояться Кэш.
  - Но и боится не так уж сильно, - скривилась Арчи. - Несерьёзно он к нам относится. Что за нелепая шутка - выдать меня замуж!
  - Это полковник ещё не в курсе, что ваш брак станет магическим, а значит, нерушимым, - усмехнулась Хэрри. - И только от вас двоих зависит, станет он вашей силой ил вашей слабостью.
  - Не умничай! - фыркнула Арчи. - И без того тошно!
  В дверь кабинета забарабанили и тут же, не дожидаясь разрешения, ввалился мальчишка.
  - Там карета приехала! - громко и важно произнёс он, а потом уточнил: - За тётей Аркадией.
  - Что ж, мне пора.
  Аркадия поднялась, чмокнула Хэрри, обнялась с Фоксом и потрепала по голове мальчишку. В холле её уже ждал один из лакеев, которых она до сих пор не научилась различать.
  - Благородная тала, - поклонился он.
  - Я готова ехать, - кивнула она и направилась к выходу.
  Карета снова стояла у поворота. Вокруг неё уже собралась толпа попрошаек и просто зевак. Все они с неприкрытым любопытством разглядывали девушку в сопровождении высокого широкоплечего мужчины в блестящей ливрее. Аркадия хотела было поддержать свою роль и произнести небольшую речь, но побоялась, что популярность среди местных жителей выйдет ей боком впоследствии. Поэтому молча залезла внутрь и устроилась на мягком сиденье.
  - Р-р-рааазойдиииись! - проревел кучер и Аркадию затрясло от быстрой езды.
  'Что за люди! - возмущённо думала она, держась обеими руками за ремень, натянутый под потолком, и клацая зубами. - Будто кто-то станет за ними гнаться! Выйду замуж, ни за что не оставлю этих остолопов при себе!'
  
  Наблюдение за сиротским домом Всех Богов оказалось увлекательным делом и полностью захватило мид-алетра Силена Тиронса. Нет, обычно здесь не происходило ничего интересного. Дети занимались уроками, играли так, что даже на улице были отлично слышны их писки и вопли. В отличие от других известных приютов в этом не придерживались строгой дисциплины, не ходили строем, не пели хором молитвы и не наказывали за малейшее непослушание розгами и стоянием на горохе.
  Здесь, к удивлению Силена, дети вели себя свободно и могли делать что угодно до тех пор, пока выполняли возложенные на них обязанности по хозяйству. Мужчина с умилением наблюдал в окнах девочек, протирающих пыль и поливающих цветы, и мальчиков, носящих тяжёлые вёдра с водой и дрова.
  Но бывали дни, как этот, когда дом в переулке становился местом паломничества самых разнообразных людей. Утром визит нанесла одна из патронесс - благородная алетра Кетрин Мальвиоз. Она пробыла недолго и сразу после завтрака умчалась по своим важным и благородным делам.
  Следом к сиротам, а скорее к их благодетельнице - милой сине Генриетте, заявился в гости подозрительный рыжий тип, с которым Силен столкнулся, когда приходил разведать обстановку в первый раз. Этот нахал провёл в доме больше двух часов, так ни разу и не подойдя ни к одному окну, а ушёл довольный, насвистывая весёлую мелодию.
  Силен скрипел зубами, но не вмешивался. Он ждал. И дождался явления прекрасной кареты с гербом наместников Перегельских на боку и двумя шикарно разодетыми лакеями на запятках. Скромная тала Аркадия, ещё не выйдя замуж, уже вовсю пользовалась своими новыми привилегиями, принося пользу своим маленьким подопечным. Силен насчитал пятнадцать больших корзин и искренне пожалел, что его читателей никогда не заинтересует сюжет о настоящем благородстве.
  Когда через несколько часов карета увезла гостью, мид-алетр решил прекратить наблюдение и пойти поесть. Всё-таки провести целый день в засаде на воде и паре бутербродов было трудным, а главное неблагодарным занятием. Никаких данных для будущей сенсации Тиронс так и не добыл. А после бала, прошедшего на редкость спокойно, статьи по словам редактора стали пресными и беззубыми.
  Но не успел он отвернуться, как из дома вышел рыжий нахал тал Сильвин. А ведь Силен не видел, чтобы тот возвращался. Неожиданный визитёр огляделся по сторонам, осторожно спустился с крыльца и пошёл в сторону от оживлённых улиц, туда, где за хлипкими лачугами бедноты начинался лес. Судя по походке и осторожным движениям, под полами плаща мужчина что-то нёс. Что-то, что не хотел показывать. Мид-алетр Силен, не раздумывая, последовал за ним.
  
  Аркадия прилегла отдохнуть и не заметила, как сгустились сумерки. Пора было выходить в город, вечер обещал быть длинным, примерно до рассвета.
  Она уже и не помнила, когда последний раз шла в заведение Фокса не работать, а отдыхать. Ожидание предстоящего праздника вызвало нетерпеливый мандраж. Наконец-то она увидит давних друзей, сможет неторопясь поболтать с ними, узнать новости и сплетни, разделить радости и горести, как когда-то давно, будто бы в прошлой жизни. Да и капитан Томас нечасто радовал своих подчинённых выходными. С тех пор, как он женился, он понял, что в жизни мужчины есть заботы поважнее поиска приключений. Томас получил каперский патент и стал до отвращения законопослушным малым.
  Арчи усмехнулась, вспоминая их прошлые попойки, когда капитана ещё не захомутала её лучшая, а тогда единственная, подруга. Как он тогда колотил себя кулаком в грудь и клялся, что ни за что не променял бы море на сушу, что бы та ему не сулила. Как и Шана, которая яростно шипела, что морская ведьма прекрасно обойдётся без обыденного женского счастья. И где эти упрямцы теперь?
  Там, где скоро окажется сама Аркадия - в браке.
  Арчи тряхнула головой, освобождаюсь от парика и ненужных мыслей. Она собирается забыться, а не нагнетать в себе напряжение. И так нервы подводят. А тело предаёт.
  Хэрри предупреждала, что так и будет. Обряд должен быть завершён. Она с Джеймесоном инстинктивно стремятся перекрыть отток магии, замкнуться друг на друге. Только алетр, к счастью, не знает об этом. А ей торопиться некуда. В конце концов она, конечно, сдастся. Иначе оба умрут от истощения. Но перед этим она должна добраться до своего врага и уничтожить его. Полковник слишком небрежно отнёсся к её претензиям, когда она обвинила его в смерти родителей. А теперь посмел насмехаться над ней! Ничего! Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним! Она посмеётся ему в лицо, когда будет проворачивать клинок в его сердце.
  Звук доставки письма отвлёк Аркадию от грёз. Кит написала, что они готовы ко встрече виновницы торжества и с нетерпением ждут.
  Натянув штаны-клёш из плотной ткани и рубашку со свободными рукавами, в которых удобно прятать ножны с небольшими кинжалами, Арчи нацепила пояс с отделениями для метательных дисков и накинула плащ. От дома до приюта она шла, оглядываясь и прячась в тени. В последнее время она допустила слишком много оплошностей. Правда интуиция твердила, что для предосторожностей слишком поздно.
  
  Припортовый квартал в тёмное время суток не самое подходящее место для прогулок. Но две закутанные в плащи фигуры не торопились, размеренно шагали по хлюпающей под ногами грязи. Оборванцы и попрошайки, закончившие работу в городе, обходили их стороной, даже не поднимая глаз. Остальные прохожие осторожно косились, но особого внимания не обращали - мало ли, какие у кого тут дела, меньше знаешь - крепче спишь.
  Арчи не могла справиться с лицом, на нём расползалась предвкушающая улыбка, а на глазах выступали сентиментальные слёзы.
  'Только бы никто не заметил, засмеют,' - подумала девушка.
  Хэрри тоже немного расслабилась, отвлеклась на время от своих забот. Она редко позволяла себе отдых, хотя бы потому, что в свободное время в голову приходили неприятные воспоминания и совершенно ненужные мысли.
  Первое время после того, как девушка стала частью Кэш, она работала без сна и отдыха. Всё равно кошмары не позволяли ей сомкнуть глаз. Так она и сказала Фоксу, который с первых дней взялся её опекать. Но после того разговора он стал опекать её ещё старательней. В конце концов Хэрри научилась доверять мужчине - единственному из мужчин, и опираться на него. Сейчас она представить не могла, что наступит день, когда Фокс не придёт на вечерний чай, чтобы обсудить события дня, дать совет, просто поддержать забавным рассказом. А о том, что друг остепенится даже думать не хотела. Какая женщина потерпит, чтобы муж уделял столько внимания посторонней.
  Впереди показался знакомый амбар.
  На условный стук открыл привычный и родной для Арчи великан Блэк Джек, сошедший на берег матрос отца Аркадии. Он сам вызвался остаться на входе, пока не соберутся все гости, и только потом присоединиться к веселью. Сегодня вход был строго по списку. Большинство приглашённых пришло заранее и не через основной вход, а из прибрежных тайных ходов, не светясь в городе.
  - Привет, главная, - поприветствовал охранник Хэрри.
  Он знал о страхе девушки перед мужчинами, хотя не вдавался в подробности, когда Фокс попросил присматривать за девушкой в его отсутствие. Джек просто знал, что некоторых смельчаков, посмевших небрежно коснуться главной, после встречи с шефом собирали по кускам.
  - Все собрались? - уточнила Хэрри.
  - Все, - кивнул охранник. - Только шеф мимо меня не проходил.
  Арчи уже спускалась навстречу гвалту знакомых голосов. Она не видела, как тревожно нахмурилась подруга:
  - Оставайся ещё на полчаса, потом запирайся и приходи. Если Фокс уже пришёл, я пришлю кого-нибудь за тобой.
  И тоже заторопилась вниз, убеждая себя, что волноваться о Фоксе нелепо. Этот рыжий прохвост способен выбраться без потерь даже из пасти верховного демона. А может, даже из самой глотки.
  Из главного зала доносился грохот барабанов, крики и смех. Веселье уже началось.
  Стоило девушкам показаться в дверях, поднялся невообразимый гвалт. Все пятьдесят с лишним человек моряков, служивших на 'Удаче' или служащих сейчас, хором прославляли свою малую ведьму и поздравляли её с большой победой в личной жизни.
  - И не вздумай спорить, мелкая, - хлопнул Арчи по плечу стоящий рядом парень по прозвищу Мордашка. - Захомутать такого мужика, как твой алетр, всё равно что захватить галеон. Да ещё и без боя! Ты настоящая ведьма!
  Арчи кивнула другу и шмыгнула носом. Когда-то они стояли на борту бок о бок и на пару поднимали паруса, делили червивые сухари в период штиля и пили тирон из одной кружки после удачных рейдов. Он был юнгой, как и она. Но даже когда она стала морской ведьмой, его отношение почти не изменилось. Разве что в присутствии старших приходилось делать вид, что он её почитает.
  Им с Хэрри тут же сунули в руки по большой кружке и дружно взревели громогласное 'Ура!'.
  Арчи радостно закричала вместе со всеми и сделала большой глоток. Хэрри скромно пригубила крепкий напиток и попыталась слиться со стеной. Кто-то из парней протянул к ней руку и девушка шарахнулась в сторону.
  - Руками не трогать, - гаркнула Арчи. - Увижу, что кто-то трётся рядом с Хэрри, будет иметь дело со мной. - Подумала и уточнила: - С пьяной мной.
  Мужчины притихли. Потом нестройным хором подтвердили, что всё поняли. Аркадия могла ручаться, что ни один не рискнёт нарушить её приказ, как бы они не надрались.
  А потом началось. К ней подходили, обнимали, кружили, качали, поили. Тосты следовали один за другим без перерыва на закусывание.
  Кит и Алекс с Томасом устроились за столиком в уголке, не желая участвовать в общем безумии. Для них Арчи выделит отдельное время, когда спадёт ажиотаж от долгожданной встречи с прошлым. Хэрри присела рядом с Кит и принялась внимательно разглядывать толпу.
  - Кого ищешь? - иронично шепнула кошка на ухо подруге.
  - Фокс до сих пор не пришёл? Он ушёл от нас несколько часов назад и унёс ящик с арчиным оружием. Я беспокоюсь.
  - Нет, он пока не появлялся, - покачала головой Кетрин, но тут же поспешила успокоить девушку: - Но я уверена, волноваться не о чем! Он скоро появится. Может, он уже здесь, просто пережидает, как и мы.
  
  - Дорогой, просыпайся, - нежно пропел низкий голос.
  Этот голос не принадлежал ни одной из милых девушек-разносчиц из соседней таверны, которых мид-алетр Силен Тиронс обычно приглашал на ночь, если ему было особенно одиноко. Это был определённо мужской голос.
  Силен открыл глаза и дёрнулся, пытаясь отстраниться от зеленоглазого красавчика с рыжей шевелюрой. Тот наклонился к самому лицу и неласково хлестал мид-алетра по щекам. Тиронс попытался дать сдачи и понял что крепко связан по рукам и ногам.
  Последнее, что он помнил, как шёл по лесу следом за пламенеющей головой и думал, этому человеку с его заметной внешностью точно не удастся скрыться. Потом преследуемый свернул за толстый ствол и пропал. А через несколько мгновений Силен, сам не понял как, потерял сознание.
  - О! - восторженно произнёс мучитель. - Спящий детектив проснулся. Поднимайся, красавчик, нам пора идти. Меня ждут, тебя и подавно. Посидим, поговорим по душам.
  Он резко ухватил пленника за шиворот и дёрнул вверх, почти передавив тому гортань. Оказавшись на ногах, Силен закашлялся, но порадовался возможности дышать. Впрочем, теперь неизвестно, не лучше ли было умереть сейчас и быстро.
  Сильвин Сименс тем временем достал внушительный ножик, от вида которого у Силена подогнулись дрожащие колени, и испытующе исподлобья взглянул на пленника, проверяя реакцию. Очевидно, результат его устроил, потому что мужчина удовлетворённо хмыкнул и, поигрываю ножом, ровно произнёс:
  - Не бойся. Если бы я хотел тебя убить, не стал бы тратить время и верёвку. Разговаривать здесь неудобно, так что я сейчас освобожу тебе ноги, пойдёшь сам. И не пытайся слинять, не выйдет. А даже если выйдет сейчас, я знаю все твои норы.
  В последней фразе прозвучала откровенная угроза, начисто лишив мужчину образа весёлого разгильдяя. Перед Тиронсом предстал настоящий бандит, способный на всё. Силен сам вёл двойную жизнь и носил множество масок, но перевоплощаться так быстро и радикально он не умел. Да и необходимости такой не было. Всё, что грозило Силену в случае разоблачение, это отказ от домов знати. Печально, но не смертельно. Большую часть информации он получал от слуг, которых редко подозревали в связи с газетами. Этот новый тал Сильвин пугал всерьёз. Если бы мог, Силен поднял бы руки вверх, но сдаваться было поздно - его уже поймали.
  - Я понял. Куда мы пойдём?
  - На север, - ехидно бросил Сименс.
  Он уже смотал обрезки верёвки и убрал их во внутренний карман плаща. Пока репортёр валялся без сознания, Фокс успел сбегать к домику лесничего и спрятать ящик Арчи. Бегом вернулся обратно, опасаясь опоздать. Но выяснилось, что есть время отдышаться и, наверное, поспать - этот слабак валялся в той же позе, засыпанный ветками, как его оставил Фокс.
  Силен размял ноги, готовясь к долгому путешествию. А Сильвин тем временем достал широкую чёрную ленту, обошёл пленника со спины и аккуратно завязал глаза.
  - Это так, на всякий случай, - сказал он. - Вдруг тебе захочется остаться в живых.
  Силен чуть не захлебнулся набранным для возражения воздухом.
  'Конечно, - подумал он, - если я увижу и услышу что-то важное, меня устранят, не задумываясь. Надо как-то убедить их, что я могу быть полезным источником информации, что я им нужен. Да только вряд ли их волнует, кто из аристократов с кем спит... Остаётся надеяться, что они поддаются магическому обаянию. Какой-никакой, а шанс...'
  - Выше колени! - скомандовал Сильвин и потянул на верёвку.
  Шли неторопливо, прогуливались по лесу, кружили, разворачивались, возвращались, шли другим путём. Несколько раз Силен падал, Фокс помогал ему подняться и вёл дальше. А возможно, опять поворачивали, Силен запутался, несмотря на все старания следить за дорогой.
  О побеге он перестал думать после третьего падения. Попробуй побегай с завязанными глазами и прикрученными к телу руками! К тому же в нём ещё теплилось репортёрское любопытство. Мысль о настоящем бандитском логове, где он с угрозой для жизни добудет небывалую сенсацию, вызывала азарт. А выбраться он надеялся с помощью своего небольшого таланта и, возможно, сины Генриетты. Не даром он потратил море сил, регулярно таскаясь в приют и старательно привораживая его заведующую.
  Силен Тиронс родился хоть в бедной, но дворянской семье с глубокими корнями. Когда-то магических сил хватало на всех отпрысков знатной фамилии. Но постепенно дети слабели, магия - источник гордости и денег, иссякла и род захирел. Но Силену повезло получить в наследство от отца, кроме долгов, каплю магического обаяния, сопротивляться которому не удавалось пока никому.
  Конечно, Силен не мог заставить людей делать всё, что ему хотелось, а он и мог бы - не злоупотреблял. Но втереться в доверие и выяснить некоторые подробности, особенно, если человеку самому не терпится поделиться, репортёр не стеснялся. Хватило бы сил.
  Проплутав ещё немного, они наконец куда-то пришли. Земля выровнялась, воздух вокруг стал более прохладным и влажным. Последнее, что утвердило Тиронса в том, что конец пути близок, были ступени, ведущие вниз. Потом появилось глухое эхо. Теперь они пошли прямо, лишь иногда поворачивая. Откуда-то доносился странный гул, будто над ними гулял кабак.
  Сильвин остановил пленника. Загремели металлические запоры. Фокс ввёл Тиронса в помещение, посадил в жёсткое кресло и закрепил руки и ноги в кольцах на подлокотниках и ножках.
  - Теперь придётся немного подождать, - задумчиво сказал рыжий. - Не замёрзнешь за пару часов. А там, глядишь, и неважно будет.
  - Пытать будешь? - брезгливо спросил Силен, пытаясь скрыть ужас, на миг победивший жажду приключений
  - Сначала просто поговорим, - успокоил Фокс. - И не я, а другие люди, специально обученные. Ответишь на все вопросы честно, без утайки, возможно, даже не покалечат. Начнёшь вилять, я ни за что ручаться не могу. Времени подумать у тебя предостаточно, опекун.
  Последнее слово Фокс выплюнул, как ругательство. Хэрри возлагала на этого хлыща такие надежды, радовалась. Возможно, даже увлеклась этим мужчиной. Последнего Сильвин прощать не собирался. Его девочка боится мужчин, и обман только усугубит её фобию. Фокс готов был допустить, что она может влюбиться не в него, но в достойного. Мид-алетра журналиста же он достойным не считал.
  Крепко зафиксировав клиента, рыжий направился в общий зал, надеясь успеть перехватить девушек до того, как они потеряют возможность здраво мыслить. Да и самому хоть чуть-чуть поучаствовать в празднике, который готовил с таким удовольствием, мужчина был бы рад.
  Веселье оказалось в самом разгаре. Едва Фокс приоткрыл тяжёлую дверь, его оглушил нестройный хор голосов, распевающих очередную пошлую песенку.
  Мужчина поморщился. Ему празднующих уже не догнать, а слушать эту какофонию на трезвую голову совершенно невыносимо. К тому же девушки как раз дошли до стадии 'море по колено' и жаждали подвигов и признания. Особенно Арчи, соскучившаяся по приключениям в своём вынужденном заточении. Фокс вообще не понимал, как подруга, с её-то непосредственностью и несдержанностью, смогла так долго притворяться тихоней.
  Не глядя выхватив у кого-то из рук бутылку, рыжий прошёл в центр зала, где на столе сидели девушки, устроился между Хэрри и Кит и сделал большой глоток тирона прямо из горлышка.
  - Крошка Мэри любила погулять,
  В матросов в порту глазками пострелять.
  Напрасно твердила ей её мать,
  Что придётся матросам невинность отдать! - орали невпопад девушки тонкими голосами.
  Даже Хэрри расслаблено болтала ногами и подпевала. Пила она при этом воду с вареньем, но глаза девушки блестели от искреннего восторга.
  - Крошка Мэри красоткой считалась
  Среди моряков простотой отличалась.
  И только её мать одна не знала,
  Что дочка давно уж невинность свою потеряла!
  "Самая подходящая песенка для девичника", - ухмыльнулся мужчина, прикладываюсь к бутылке снова.
  Дальше следовал подробный рассказ, как крошка Мэри теряла, а потом искала свою девичью честь, но Фоксу хотелось сначала разобраться с важными деловыми вопросами, а после окончательно удариться в разгул. Может, найти какую-нибудь милашку, вроде Мэри.
  Фокс осторожно покосился на сидящую рядом Хэрри, опасаясь, что она прочтёт его мысли по лицу. Но девушка была слишком увлечена перипетиями сюжета и попытками попадать в общий ритм. Рыжий потянулся чокнуться с большой кружкой, которой размахивала травница, и оба сосуда чуть не разбились, столкнувшись. Хэрри нервно обернулась, но, узнав мужчину, расслабилась и немного наклонилась в его сторону. Фоксу почему-то показалось, что она хочет его обнять. Он смело положил руку на плечо девушки и крепко прижал хрупкую фигурку к своему боку.
  - Привет, - шепнул он ей прямо в ушко, наслаждаясь ароматом кожи и прикосновением к носу пряди волос, выбившейся из обычно аккуратной причёски.
  - Фокс! - вскрикнула Хэрри, вздрогнув всем телом.
  - Извини, увлёкся, - мужчина ослабил хватку, но совсем не отпустил. - Я тут кое-кого поймал и притащил в логово. Надо бы его обработать... Прямо сейчас.
  Хэрри совсем не хотелось уходить с праздника, но взгляд у друга был усталый и встревоженный. Значит, дело и правда серьёзное. Следовало сосредоточиться и позвать девочек поговорить. Но думать девушка могла только об уюте и покое, которые дарило тёплое тело, несмотря на пугающую толпу посторонних и, несомненно, опасных мужчин вокруг. Конечно, бояться их было глупо. Ни один моряк никогда не переступит черту в присутствии ведьмы. А сегодня их было аж две!
  Но животный страх девушки не поддавался доводам разума. Подсознательно Хэрри постоянно ожидала нападения. До тех пор, пока не появился Фокс. Даже пьяный он оставался самым надёжным якорем для эмоций.
  - Думаешь, хорошая идея срывать сейчас Арчи? - усомнилась Хэрри вслух. - Она же будет в ярости, опять что-нибудь сожжёт...
  - Шана не позволит. Наоборот, нам повезло, что сегодня есть, кому контролировать ситуацию, - возразил Фокс и наигранно непринуждённым тоном продолжил: - А вот ты можешь не ходить. Зачем тебе эти неприятные зрелища!
  - А что мне делать здесь? - испугалась Хэрри.
  - Тебя никто не тронет, - уверенно сказал мужчина, но рука на плече напряглась и снова сжала девушку слишком сильно.
  - Фокс! Отпусти Хэрри! Ты её сейчас сломаешь! - крикнула Кит на весь зал. Впервые за время знакомства Хэрри увидела как зелёные глаза друга сверкают от ярости. Он даже зубами заскрипел.
  - Не обращай внимания, - улыбнулась она, постаравшись не отпускать взгляд. - Ты же знаешь кошку, она иногда совсем не думает, что говорит.
  - Иногда? - переспросил Фокс со скепсисом, а выражение лица уже неуловимо изменилось. И это выражение Хэрри было знакомо, как ни одно другое, и означало для неё опасность.
  - Не бойся, - грустно усмехнулся Фокс, заметив панику подруги, и обречённо добавил: - Ты же знаешь, я никогда не позволю себе ничего лишнего.
  Хэрри затопили смущение и возмущение одновременно.
  'Как он может на меня давить в такой момент! Я ничего ему не должна!' - подумала она, но внешне сделала вид, что не понимает подтекста.
  - Конечно, я знаю. Давай попробуем уговорить девочек прерваться.
  Фокс отстранился, встряхнулся и соскочил со стола, чтобы тут же ринуться к главной виновнице торжества.
  - Ооо! Фоксик! Рыжий! Наконец-то ты пришёл! Без тебя праздник - не праздник! - радостно завопила Арчи, как только мужчина попался ей на глаза.
  Глаза были уже чересчур блестящие, а голос слишком звонким, но сознание, очевидно, оставалось ясным. Именно то настроение, в котором Арчи пугала больше всего, когда казалось, что для неё нет никаких ограничений.
  - Я тронут, милая, твоим вниманием, - начал паясничать Фокс, будто и не думал ни о чём серьёзном. - Я приготовил для тебя сюрприз! А пойдём что покажу!
  Развязно подмигнув девушке, он попытался стащить её со стола, но рядом тут же возник один из матросов с "Удачи" и жёстко схватил за запястья.
  - Вздумаешь девку до свадьбы портить, я твоё достоинство на закусь порежу, - грозно рыкнул он.
  Фокс застыл, как перед опасным хищником. Этот мелкий смазливый парень с говорящей кличкой только выглядел хлюпиком, на деле это был один из самых ловких бойцов капитана Томаса. Арчи часто рассказывала об их совместных приключениях, и Фокс отлично узнал мужчину по описанию.
  - Что?! Да как ты мог так подумать о Фоксе?! - возмутилась Аркадия, самостоятельно спрыгивая на пол, и рявкнула: - Руки - фу! Девочки! Мы идём смотреть на мой сюрприз! Фокс! Веди!
  С этими словами девушка небрежно пихнула друга кулаком в плечо. Тот согнулся в клоунском поклоне и лукаво глянул на Мордашку, давая понять, что ведьма всегда сама принимает решение. Пират ответил понимающим кивком, признавая право на доверие. Спорить с Арчи - себе дороже. Лучше потом выслушать её извинения и признания, что была не права. От своих ошибок Аркадия не отмахивалась никогда, стремилась извлекать уроки не только из своих, но и чужих оплошностей. И хоть сложно было привыкнуть, что девочка выросла, вся команда признавала, этих оплошностей прежняя, огненная, корабельная ведьма было не так уж много.
  Скрывшись наконец от общего внимания, Фокс резко скомандовал:
  - Наденьте плащи и не болтайте!
  С девушек моментально слетел хмель.
  - Что происходит? - требовательно спросила Алекс.
  - Сейчас всё расскажу, - ответил Фокс. - Но сначала взгляните, кому-нибудь из вас знаком этот франт?
  В стене комнатки, соседствующей с камерой пленника, было несколько смотровых отверстий, заткнутых кругляшками сучков. Каждому хватило по одному глазку, чтобы оценить гостя.
  - Ну, с франтом ты погорячился, - протянула Кит, рассматривая взъерошенного грязного мужчину в мятой одежде. - Где это ты его повалял?
  - Это не я, он сам.
  - Мне бы принюхаться, больно личико знакомое у мальчика, - промурлыкала кошка.
  Она стояла, вплотную прильнув к стене и прижав ладони с напряжёнными пальцами, будто собиралась вцепиться в шероховатую поверхность когтями. А глаза её, можно было даже не смотреть, пугали вертикальным зрачком на фоне яркой зелени без белка.
  - Отсюда тяни, - грубо сказала Арчи.
  Сейчас она ни капли не напоминала весёлую разбитную девчонку. От напряжённого тела волнами расходился горячий воздух, как круги по воде.
  Фокс порадовался, что сегодня с ними Алекс. Она единственная могла нейтрализовать Эдди, когда та выходила их себя. Удачное несочетание стихий и близкая дружба давали девушкам небывалую власть друг над другом, спасая их от самих себя.
  - Я кошка, а не собака, - огрызнулась Кит.
  - Сейчас принесу тебе что-нибудь с тела, - примирительно произнёс Фокс.
  Его всё сильнее волновало молчание Хэрри. Оно не было спокойным и уверенным, как свойственно девушке. В позе, в движениях, кажется, даже в ритме дыхания сквозила растерянность. Фокс подумал, что Хэрри нужно было оставить в зале, и он зря не настоял. Но позволять или не позволять что-то девушкам он просто не имел права. Единственное, что он мог сейчас сделать, поддержать и помочь сохранить лицо.
  Генриетта крепко держалась за свою маску хладнокровной уверенной в себе женщины, многое пережившей и покрытой бронёй трагического опыта.
  Рыжий нацепил на лицо суровое выражение и вошёл в камеру через потайную дверь, минуя коридор. И оказался прямо за спиной журналиста.
  Мид-алетр Силен не сидел без дела, пока Фокс ходил за женщинами Кэш. За это время крепления оставили широкие красные полосы на запястьях пленника, кое-где темнели капли крови, как если бы человек захотел вытянуть руки из захвата, чем он сейчас и занимался, извиваясь, как червяк на крючке.
  - Смотрю, ты приятно проводишь время, - издевательским тоном сказал Фокс, заставив Силена подпрыгнуть вместе со стулом.
  - Что? Специально обученные люди послали тебя заниматься грязной работой самостоятельно? - ответил мид-алетр в тон.
  - Что-то вроде того, - не обиделся Фокс.
  Он прекрасно видел панический страх своего особого гостя и намеревался воспользоваться им в полной мере. Задумчиво обошёл вокруг стула с притихшем пленником и снова встал сзади. Достал из ножен в сапоге кинжал, позволив металлу чиркнуть о металл, вызвав характерный звук. И снова совершил круг почёта, на этот раз демонстрируя игру света на отлично заточенном лезвии и наблюдая, как глаза с расширенными зрачками неотрывно следят за бликами. Следующий круг Фокс завершил на середине, остановился, наклонился к самому лицу мужчины и, постукивая клинком по губам, задумчиво следил за капелькой пота, скользящей по виску. Затем стремительно опустил руку с кинжалом вниз, заставив пленника дёрнуться, и резко вогнал оружие обратно в ножны. Достал чистый носовой платок и заботливо обтёр лицо взволнованного журналиста.
  - Пока достаточно, - усмехнулся ошарашенному мужчине и вернулся в смотровую каморку.
  - Артииист, - одобрительно протянула Кит.
  - Быстрее давайте, все оценили уже изящество и прочее, - буркнула Арчи. - Я ещё помню, зачем мы сегодня собрались на самом деле.
  Фокс отдал кошке платок и повернулся к Хэрри. Она так и стояла у стены и пытливо разглядывала пол, будто пыталась прочитать там какую-то крайне важную информацию. Алекс пристроилась рядом и следила за Арчи, грозящей вот-вот взорваться по непонятной причине. Насколько Фокс мог судить, она никогда не сталкивалась с Силеном лично.
  - Ну, что скажешь? - осведомился рыжий у вдовы.
  - Пахнет мужчиной, - лукаво ответила та.
  - Кит, ты не могла бы поторопиться? - нежным голоском попросила Аркадия.
  - Конечно! - тут же встрепенулась алетра, с кошачьим эгоизмом она последняя заметила состояние подруги. - Помнишь, тебя из приюта какой-то странный тип провожал? Так вот, это он.
  - А он вообще часто у приюта тёрся, - подала наконец голос Хэрри, и тон её грозил обратить в лёд стихию Арчи.
  - Девушки! - поторопился встрять Фокс. - Давайте не будем торопиться с выводами! Мид-алетр Силен является репортёром светской хроники одной бульварной газетёнки. Он, разумеется, не просто так зачастил в приют. Но! Всегда есть какое-то "но", правда, Арчи?
  Аркадия единственная знала о на редкость чуткой интуиции рыжего пакостника, позволявшей ему много раз выходить из, казалось бы, безвыходных ситуаций. Они и познакомились благодаря одной такой ситуации, когда Фокс нагло потребовал от Арчи помощи прямо на улице, безошибочно выбрав среди других прохожих. Так получилось, что девушке тоже требовалась помощь, и отвертеться пройдохе не удалось. Обоюдные услуги очень быстро переросли во взаимное уважение, а совместные приключения завязались в крепкую дружбу, какая бывает между похожими людьми. Доверие друг другу было безоговорочным. Поэтому в ответ девушка лишь заинтересованно приподняла бровь, ожидая пояснений. Остальные тоже сверлили мужчину взглядами.
  От такого внимания Фокс даже растерялся, ведь ему нечего было предъявить на строгий суд кроме смутных ощущений:
  - Тут что-то явно нечисто.
  Арчи кивнула, поощряя друга продолжать.
  - Не Кетрин же он вылавливал у приюта, - добавил рыжий. - Да и провожать пошёл тебя. Я сначала решил, что он к Хэрри клинья подбивает, проверил его подноготную до нижнего белья. Но этого недостаточно.
  Хэрри шумно перевела дыхание. Злость чуть не выплеснулась в гнусную истерику. Как он посмел?! К ней уже и подойти нельзя, чтобы Фокс не проявил свою заботу. Хотелось броситься на него с кулаками, но ведь он действовал из лучших побуждений, и если бы мид-алетр попечитель не попался так глупо на слежке, она бы и не узнала ничего. А получилось, что не напрасно Фокс проявил бдительность, а по делу.
  Зато пропало это странное состояние обиды на несправедливость жизни, от которого, казалось Хэрри, она давно избавилась, не ожидая хорошего от людей. Фокс прав, нечисто.
  - Давайте зададим нашему дорогому гостю пару вопросов, - предложила девушка.
  Фокс смотрел на неё с раздражающей тревогой:
  - Ты уверена, что хочешь присутствовать?
  - Мы все уверены, - ответила за подругу Арчи. - Начали!
  Плащи с глубокими капюшонами, перчатки из тонкой светлой кожи, искажающий голос сироп. Четыре мрачные фигуры внушали суеверный ужас плавными стремительными движениями, будто не ходили, а летали низко над полом.
  Шана и Эдди встали по бокам от сиденья, Кит сопела сзади над макушкой, а Хэрри прислонилась к стене и внимательно изучала лицо пленника или просто пыталась прожечь взглядом дырку.
  - Кто такой? - просипела Эдди.
  Силена сотрясала мелкая дрожь, но глаза он не опускал.
  - Мид-алетр Силен Тиронс, - отчитался Фокс, - потомок одного из древнейших, но разорившихся родов, из живых родственников остались мать и две сестры. Живут в имении, неотъёмном по праву рождения. Финансовое состояние... Нет никакого состояния. Зарабатывает добычей сплетен для жёлтого газетного листка. А также поставляет новости в запрещённую властями социалистическую газету 'Крик!' Последнее на добровольных началах.
  - Какой дар? - уточнила Хэрри.
  Она всегда удивляла Фокса именно тем, что схватывала самое главное из потока информации, порой сумбурного. Вот и сейчас девочки заинтересовались работой, мягко говоря, необычной для аристократа. А Генриетта вычленила древность рода. А в те времена никто не мог стать наследным мид-алетром без особой причины и особого благоволения богов. И пусть кровь разбавилась, люди измельчали, традиции забылись, наследственность никто не отменял.
  - Отвечай! - рявкнула Кит, когда молчание затянулось и стук зубов начал нервировать.
  После хэрриного сиропа голос вдовы становился мяукающе-рычащим и раздражал не хуже царапанья когтей по стеклу. Силен от неожиданности прикусил язык и застонал.
  - Я попробую предположить, а ты кивни, если я прав, - пришёл на помощь мужчине Фокс.
  Выяснить, что известно этому проныре, он считал более важным, чем запугать его до смерти. Впрочем, одно другому не мешает.
  - Наш гость располагает к себе людей, крайне обаятельный молодой человек, - слово 'обаятельный' Фокс выделил интонацией, чтобы никто не упустил подоплёки. - Так он и на одну известную нам всем даму воздействовал. Правильно?
  Силен скривился и кивнул. Он не видел смысла отрицать очевидные вещи. Здесь не суд, приговор вынесут независимо от того, признает он свою вину или станет отрицать. Видимо, этот рыжий тип умеет распознавать дар или просто хорошо добывает информацию. Возможно, даже лучше самого Тиронса.
  - Но на один лишь дар наш расчётливый друг опираться не привык, и поэтому заодно прикинулся любителем детишек.
  - Я действительно состою в патронажном комитете! - не выдержал журналист. - И меня волнует, что из детей растят преступников на преступные деньги!
  Арчи едва успела загородить пленника от Хэрри. Нож в руках у травницы появился, словно из воздуха, Фокс мог бы гордиться своей любимой ученицей.
  - Достойный молодой человек, - проворковала Кит, - отважный мужчина. Трясётся, потеет, но возражает. Мррр...
  Шана устало вздохнула, Арчи негрозно захихикала, что с изменённым голосом звучало просто неприлично, а Хэрри буквально взорвалась возмущением:
  - Ты можешь хоть иногда думать головой, кошка драная!
  Кошка в ответ утробно заурчала, глаза из-под капюшона загорелись зелёным светом.
  - Тихо! - шикнула Арчи на любвеобильную подругу, резко обернувшись, и мягко обратилась к пленнику: - А почему благородный мид-алетр решил, что детям что-то угрожает в приюте под покровительством всех богов?
  - У меня есть надёжные источники! - гордо вздёрнул подбородок Силен.
  - Кто? - Арчи привычно обратилась с вопросом к Фоксу, но тот лишь пожал плечами - этой информации у него не было.
  - Это анонимные источники, - снисходительно поморщился журналист, чем заработал скептический хмык от Эдди:
  - То есть ты сам не знаешь, кто твой надёжный источник. Но он, несомненно, надёжный.
  - Его данные всегда подтверждаются, - Тиронс вдруг почувствовал себя до того глупо, что даже бояться перестал на мгновение.
  В самом деле, сначала он внимательно проверял любую информацию, которую ему подсовывали незнакомые личности. И с этим источником было то же. Но постепенно появилось доверие, Силен начал проводить проверки более поверхностно, а то вовсе не проводить. А последние письма от неизвестного доброжелателя журналист принимал на веру без сомнений. В результате оказался прикованным к пыточному креслу в логове одного из ужаснейших преступников города в окружении его прихвостней, готовых разорвать на части даже друг друга.
  Прикосновение к щеке прохладной, немного липкой кожи вернуло мид-алетра Силена в реальность. Из сумрака под капюшоном, явно магического, блестели две золотые точки.
  - Итак, мы услышим подробности? - ласково спросила Эдди, пальцами обводя скулы, подбородок, шею в поисках особо чувствительных мест.
  Силен на мгновение зажмурился, собираясь, решительно поймал взгляд своего мучителя и проникновенно прошептал:
  - Я расскажу всё, что знаю.
  Рука замерла на подбородке, блеск золотых глаз потускнел. Но тут же стоящий сзади сильно дёрнул Тиронса за волосы, сбивая концентрацию, и предостерёг:
  - Мы так не игр-р-раем.
  А спереди тонкие сильные пальцы уже сжали шею, по бокам, несильно, будто предупреждая.
  - Хорошая попытка, - одобрила Эдди.
  Девушка не сердилась, ей всегда нравились сильные противники, способные на интересные творческие ходы. Это требовало от всей команды Кэш быстрой реакции и позволяло Арчи чувствовать себя живой, решительной, непобедимой.
  - А теперь попробуем ещё раз, - в голосе Живой Смерти прорезались волнующие грудные нотки. - Когда этот источник дал знать о себе первый раз? Как вы связываетесь? Какие именно зацепки он тебе давал и в какие дни?
  Голос проникал в мозг, завораживал не хуже силы обаяния, напоминая об уютно потрескивающем в домашнем очаге пламени, мягком кресле и тёплом пледе. Силен против воли расслабился и попытался устроиться поудобнее, опираясь затылком на поддерживающую руку.
  Кит отступила назад, собираясь отпустить волосы пленника, но Эдди подала ей знак замереть на месте и чуть ослабила хватку, открывая путь крови. Взгляд мид-алетра поплыл. Мужчина глубоко вздохнул, справляясь с головокружением, и заговорил:
  - Чуть больше года назад мне пришло первое письмо. Сначала я решил, что обычной почтой, но марки или печати на конверте не было. Это была короткая записка о том, что несколько известных в обществе дам, которые занимаются благотворительностью, на самом деле присваивают все собранные пожертвования себе. Указано место и время их ближайшего тайного собрания. Я пошёл туда, проник в дом и всё выяснил. Факты подтвердились, статья вышла в 'Крике!', но скандал замяли, благородные дамы просто разъехались по другим городам и, видимо, продолжили деятельность там.
  - Да, было такое, я даже имена смогу вспомнить, если понадобится, - прошептал Фокс.
  - Потом письма приходили примерно раз в месяц. Я не помню точно. Иногда в них были просто сплетни, иногда серьёзные тайны, но каждый раз это производило фурор. Обратный адрес, разумеется, не известен, но доброжелатель как будто знает, что именно меня интересует. Не удивлюсь, если это кто-то из высшего света.
  - Что он просил взамен? - задумчиво спросила Арчи.
  Тиронс уже пришёл в себя и понял, что проиграл в противостоянии дарований. Теперь он просто послушно, хоть и без энтузиазма, но максимально откровенно, отвечал на вопросы.
  - Ничего. У меня создалось впечатление, что платой было обнародование чужого грязного белья. Но я не сожалею о том, что давал ход новостям.
  Силен упрямо сжал губы и выпятил вперёд нижнюю челюсть.
  - Достойное занятие для благородного мид-алетра - выводить на чистую воду своих не столь благородных знакомых, - съёрничал Фокс.
  - Эти выскочки заслужили урок! - возмутился красный до корней волос Тиронс, глубоко вздохнул, собираясь с духом, и спросил: - Что вы намерены со мной сделать?
  Возникла пауза. Решение обычно принималось по обстоятельствам, быстро и решительно. Но теперь у девушек была возможность обдумать и обсудить судьбу попавшего к ним человека. Вопреки всеобщему мнению, девушки Кэш не любили убивать и старались избегать радикальных мер.
  - Мы решим это позже, - сказала наконец Арчи.
  - Конечно, - фыркнул осмелевший от отчаяния мид-алетр, - я же не невинная девушка! Какая от меня выгода на чёрном рынке!
  Разгорячившись, журналист не сразу заметил, как все присутствующие разом сделали стойку.
  - Опытный мужчина иногда может стоить дороже десятка невинных девушек, - задумчиво пробормотала Кит.
  - Что ты знаешь о девушках? - напряжённо спросила Эдди.
  - Я знаю про похищения, - гордо ответил Силен. - Вы обнаглели от безнаказанности! Но с алетрой Филисией вы погорячились! Теперь всё магическое ведомство роет носом землю! Вы не успеете сказать 'мяу!', как окажетесь на виселице!
  - Какая прочувствованная речь, - обронила Аркадия. - Только не информативная. О похищениях тебе сообщил тот же аноним? И наводку на приют дал именно по этому делу?
  Силен нагло усмехнулся, глядя, как он думал, прямо в глаза палачу.
  - Герой? - с угрозой уточнила Арчи и чуть подалась вперёд.
  Под капюшоном ярко вспыхнули золотые точки и Силену показалось, что воздух вокруг нагрелся.
  - Эдди!
  Резкий окрик Санни заставил Аркадию отвлечься от допрашиваемого. Сила морской ведьмы заполнила радужку голубым светом. Девушки стояли и смотрели глаза в глаза. Напряжение росло, в воздухе между фигурами возник лёгкий парок, постепенно с тихим шипением вырастающий в облако, стало жарко.
  Все в комнате напряжённо замерли, не решаясь прервать противостояние. Только Фокс незаметно, по полшага продвигался в сторону Хэрри, надеясь успеть прикрыть её до того, как конфликт стихий вызовет взрыв. Он понимал, что никто кроме Алекс остановить Арчи не сможет, лучше даже не пытаться. Но присутствовать при серьёзных ссорах своих подруг хитрюга опасался, о чём говорил честно и без стеснения - здоровье дороже.
  Несмотря на то, что все сосредоточенно следили за Санни и Арчи, хлопок раздался внезапно.
  Фокс прыгнул и прижал Хэрри к стене, закрывая телом от возможной опасности. Кит присела и отгородилась от горячей волны широкой спиной пленника. Сам пленник никуда спрятаться не мог, защититься ему было нечем. От пронзительного крика Арчи быстро вернулась в реальность. Лицо и шея мид-алетра Силена были ярко-красными.
  - Обварился, - констатировала Кит, озабоченно хмурясь. - Довыпендривались?!
  Мужчина уже рычал, отчаянно пытаясь вырвать руки из захватов.
  - Пустите, я посмотрю, - решительно сказала Хэрри, отодвигая с дороги оглушённого ударом по ушам Фокса. - Не надо было неожиданно меня хватать, ты же сам меня учил.
  Рыжий только кивнул. Возразить он не мог. Во-первых, всё правильно - сам виноват. А во-вторых, он не знал, правильно ли вообще её расслышал. Хорошо, что она другим приёмом не воспользовалась. Он у неё тоже хорошо получается.
  - Не надо волноваться, - ворковала девушка над раненым, - я знаю, что делать. Ничего страшного не произошло. Сейчас всё пройдёт.
  Пальцы порхали над ожогом, не касаясь болезненной кожи, с губ девушки то и дело срывалось дуновение, чтобы хоть чуть-чуть облегчить боль, которая и в самом деле должна была быть адской.
  - Генриетта? - неуверенно спросил Силен.
  Фокс на заднем плане скрипнул зубами, злобно уставился на Арчи и проартикулировал ей: 'я тебя убью'.
  Девушка только плечом дёрнула и скомандовала:
  - Фокс! Неси его в дальнюю комнату. Пусть им займутся.
  Тиронсу казалось, что лица у него больше нет, а голос милой сины Генриетты - лишь бред. Но услышав, что его будут лечить, вывод сделал моментально. Ведь не за чем лечить человека, которого собираешься убить. Значит, он будет жить. И от этой мысли даже боль отступила. А может, от того нежного ветерка, что овевал обожжённые щёки.
  - Руки держи, чтоб он ничего не трогал, - руководила Хэрри Фоксом, освобождающим Тиронса от оков.
  - Хорошо, - пыхтел недовольный мужчина, не решаясь огрызаться на девушку, хотя про себя задавался вопросом, чем он должен держать руки и при этом ещё нести далеко не лёгкое тело.
  Наклонился, чтобы подхватить пострадавшего и услышал слова Арчи:
  - Не надо нести. Он в сознании, сам дойдёт. Кит, присмотри, пожалуйста.
  Сухой тон явно говорил, что девушка ещё не остыла и Санни ждут разборки. Прямо сейчас.
  - Слышал? - Фокс похлопал Силена по плечу. - Поднимайся и опирайся на меня. Глаза не открывай, я доведу, не потеряю. - И тише добавил: - Вздумаешь давить на жалость Генриетте, покалечу.
  - Какой заботливый, - выдавил Тиронс ехидно. - Волнуешься за неё?
  - А у других тут жалости нет, - твёрдо ответил рыжий.
  Хэрри убежала вперёд готовиться к лечению, подбирать снадобья. Мужчины, слипшиеся, как родовые близнецы, медленно двинулись в коридор. Кит окинула подозрительным взглядом подруг и показательно хлопнула дверью на прощанье.
  Оставшись наедине, Арчи и Санни скинули плащи и устало потянулись, расправили плечи.
  - Ну, что? - ведьма задала самый актуальный вопрос.
  - Теряю контроль, - раздражённо ответила Эд. - С тех пор, как первый раз встретила Флитцера лично, всё хуже и хуже могу отслеживать свои реакции. Не знаю, что делать.
  Девушка обречённо покачала головой и опустилась в пыточное кресло. Чувствовала она себя в нём вполне комфортно.
  - Ты влюбилась? - осторожно уточнила подруга.
  - Нет! - Аркадия аж подпрыгнула. - По крайней мере я так не думаю. И не чувствую. Просто... Как будто силы стало больше. Вот. Вернее, её то больше, то меньше. Я не могу понять, когда сколько использовать. Кажется, что совсем чуть-чуть, а получается... Что не получается.
  - Тебе надо обсудить это с Хэрри. Она больше изучала теорию. И вообще много читает.
  Девушки понимающе улыбнулись друг другу.
  - Что будем с журналистом делать? - вернулась к насущному Арчи.
  - Ну, есть у меня одна мысль, - протянула Санни, хитро прищурив глаза.
  - Ты - ведьма! Настоящая! - рассмеялась брюнетка.
  
  Огромное количество дел не позволяло алетру Джеймесону остановиться хоть на миг и задуматься, что же он творит со своей жизнью. Впервые в жизни мужчина всерьёз боялся. Боялся остаться наедине с собой. Он выматывал себя до предела, чтобы сразу заснуть, едва оказавшись в постели. Но сон не шёл, и он ехал в клуб, играл там и пил до потери сознания. Джонатан доставлял тело домой, а сам ночевал в одной из гостевых спален.
  - Последний день холостой жизни! - провозгласил Джон за завтраком накануне свадьбы. - Ты не думаешь, что надо это отметить?
  - Думаю, что я достаточно выпил за эти дни, - недовольно буркнул Джеймесон.
  Он с ненавистью и отвращением смотрел на жаренный бекон, заботливо наваленный другом на тарелку.
  - Джейми! Это традиция, - воодушевлённо возразил провокатор, хлопнул ладонями по столу и подался вперёд, нависнув над столом. - Сегодня тебя ждут в клубе друзья и враги. Особенно враги. И ещё один человек. Ты же помнишь об этом?
  Джеймесон напряг память. Действительно, они планировали атаку на Кэш сразу после его женитьбы.
  - Я не в форме, - поморщился мужчина.
  - Это пройдёт, - Филстер сочувственно похлопал друга по руке. - Это последний шанс незаметно собраться всем троим и выработать подробный план. В любой другой день наша встреча с алетром Морвеном будет выглядеть подозрительно.
  - Хорошо, - Флитцер сдался, спорить у него не было сил, голова до сих пор гудела, как пустая кастрюля, по которой бьют поварёшкой. - Но пить я не буду. Мне завтра надо выглядеть приличным человеком, а не диким демоном.
  Джонатан покивал, азартно потёр руки и взялся, наконец, за джем. Джеймесон только вздохнул . Завтра ему приносить клятвы и связывать себя на всю оставшуюся жизнь с невзрачной скромницей, вместо горячей солнечной богини.
  
  Голова казалась неподъёмно тяжёлой, во рту пересохло, шершавый язык не ворочался. Арчи приоткрыла один глаз и огляделась. Проникший сквозь щель в занавесках свет резанул как магический фонарь маяка и заставил стонать:
  - Боги и демоны! Как несправедлива жизнь... Мне не было вчера настолько хорошо, насколько сегодня плохо.
  - Пить хочешь? - голос Кит звучал глухо, но чашка с чем-то горько-сладким появилась возле губ Аркадии тут же.
  - Фирменное средство Хэрри, - выдохнула страдалица, одним глотком проглотив напиток.
  - Оно самое, - подтвердила кошка уже нормальным голосом. - Ведро прямо рядом с кроватью, наслаждайся.
  Хлопнула дверь, лекарство от Мастера уже достигло желудка и начало действовать.
  Вместе с содержимым из Арчи постепенно выходили воспоминания о прошедшем празднике с отборными ругательствами.
  Так она очень эмоционально вспомнила своё триумфальное возвращение из допросной, когда от огорчения чуть не сломала руки какому-то незнакомому моряку - новому члену команды 'Удачи'. Потом вылила кружку пенного глиля на голову Мордашке. Тот, естественно, полез в драку. Друзей разнимали под крики Кит о том, что невесты с фингалом высший свет ещё не видывал, что никакая магия и косметика не спасёт, что она сама, лично убьёт этого смазливого урода если он...
  Хорошо, что в этот момент Фокс рискнул оставить пленника наедине с Хэрри и вернулся в зал. Он догадался споить обоих драчунов до состояния нестояния, чтобы уж точно не могли навредить ни себе, ни другим. Вот где-то с седьмого короткого тоста память окончательно отказала. Но по прошлым случаям Арчи могла ручаться - она просто уснула. Ничего интересного так и не случилось.
  - Буянить нужно на трезвую голову, - сама себе сказала Аркадия и сплюнула последний раз. Силы быстро возвращались. Появился аппетит.
  Ведро с вонючим содержимым отправилось к окну, а Арчи отправилась на поиски столовой.
  Девушке и раньше случалось ночевать в доме алетры. Но каждый раз это было секретное действо, о котором не знал никто, кроме доверенной служанки.
  Сегодня же Арчи собиралась себе позволить стать официальной гостьей алетры Кетрин Мальвиоз и не скрывать это от будущего мужа. Это будет дополнительным поводом сбежать из дома на значительную часть ночи.
  Далеко уйти Арчи не удалось. В гостиной за накрытым к чаю столиком сидела Кит и любовалась тонкой работы чашечками. Кроме чашечек тут же стояли корзинки с булочками и фруктами, тарелочки с сыром и ветчиной и несколько баночек с джемом.
  - Как ты себя чувствуешь? - уточнила Кит, справедливо опасаясь, что аппетитные ароматы могут быть неприятны подруге.
  - Я себя чувствую - и это уже достижение, - буркнула Арчи, которая успела устроиться в удобном кресле и заняться выбором еды.
  - Память не подводит? - ехидно спросила кошка.
  - В меру, - в тон ответила Аркадия. - Как мы добирались?
  - Фокс и Мордашка к концу вечера стали лучшими друзьями и порывались учить тебя правильно вести себя в постели с мужем, - начала рассказывать Кит. - Хорошо, что ты этого не помнишь, потому что такое нравится далеко не всем. Вообще почти никому, если честно. Потом они хотели нас проводить, но не смогли встать из-за стола, поэтому тебя донёс Блэк Джек, а я дошла сама. Вошли через чёрный ход. Кстати, Джек, наверное, ещё на кухне. Они с моей кухаркой, оказывается, из одной деревни.
  - И как он объяснил своё появление?
  Арчи была согласна, что помнить советы друзей-мужчин ей ни к чему. Алекс постоянно повторяла, что муж предпочитает сам объяснять такие вещи.
  - Провожал благородных дам, они дали монетку, - улыбнулась Кит. - Сама знаешь, как он умеет прикинуться простачком и болтать.
  - Да, это талант покруче глаза демона, заточенного на оружие, - покивала Аркадия. - А остальные как?
  - Алекс забрал муж, естественно, - выразительно протянула Кит, и Арчи показалось, что в тоне подруги проскочили нотки зависти. - А Хэрри со своим пациентом. Ты мне расскажешь, что вы с Санни задумали?
  - Если получится, ты сама узнаешь, - ровно ответила Арчи. - Пока не о чем говорить. Да и не стоит - чтобы не сглазить.
  - Ведьмы! - фыркнула кошка, и дальше подруги завтракали молча.
  
  Клуб на удивление не кишел любопытсвующими алетрами, а был полон исключительно завсегдатаями.
  - Хозяин позаботился, чтобы вас не слишком беспокоили, благородный алетр Джеймесон, - сказал распорядитель, обратив внимание на удивлённый взгляд почётного гостя.
  - Для нас подготовили отдельную комнату, как я просил, - деловито уточнил Джонатан. - У нас сегодня особый вечер, понимаете, о чём я?
  - Разумеется, благородный алетр Джонатан, - поклонился распорядитель, - всё как вы просили. Закуски подавать прямо сейчас?
  - Да, конечно! - Филстер возмутился. - Всё подать прямо сейчас и больше не беспокоить.
  - Что ты задумал? - встревоженно спросил Джеймесон у друга, когда их оставили наедине.
  - Джейми, я же твой друг? - уточнил Джон, дождался уверенного кивка и продолжил. - Просто доверься мне, я всё продумал.
  - Это-то меня и беспокоит, - протянул насмешливо Флитцер, но дальше расспрашивать не стал, решив оторваться напоследок до состояния безразличия, принять общую анестезию, как говорил знакомый корабельный врач.
  - Твои шутки начинают отдавать пессимизмом! - пафосно провозгласил Джонатан. - Но мы, твои друзья, придём на помощь и спасём тебя от самого себя!
  И действительно, друзья собрались самые боевые, проверенные временем и бедами. Джон сумел протащить в клуб даже одного из капитанов торгового флота, с которым Джеймесон плавал в качестве старшего помощника, хотя тот не был не то что членом клуба, а даже не принадлежал к благородному сословию, а родился средним сыном в семье мелкого торговца.
  - Друзья! - на правах организатора первое слово взял Филстер. - Мы собрались здесь с вами в самый трудный и ответственный момент для нашего общего друга! Чтобы поддержать его и направить на путь верный и светлый! Поднимем же полные бокалы согревающего душу и тело напитка за то, чтобы друг наш, благородный алетр Джеймесон Флитцер, одиннадцатый наместник Перегельский, не ударил лицом в грязь и стал таким же отличным мужем и отцом, каким был холостяком и кутилой!
  - Хватит болтать, уважаемый, - выкрикнул капитан-торговец, - мы так выпить до утра не успеем!
  Его поддержали дружным ворчанием остальные мужчины, и Джон просто отсалютовал полной до краёв рюмкой и показал пример, выпив залпом до дна.
  Следом тосты говорили друзья по колледжу и университету, по крикетной команде, по общей политической линии в собрании родов... Перерывы между речами делались всё длиннее, сами речи всё путанее, слушатели всё невнимательнее. После капитана, самого стойкого и потому самого трезвого, Флитцер и сам попытался подобрать слова благодарности, но лишь растроганно прослезился, и друзья поняли его без слов.
  В какой-то момент Джон подхватил друга под локоть и, предложив прогуляться подышать воздухом, просто выволок того из комнаты.
  - Когда ты успел так набраться, - прошипел почти трезвый Филстер на ухо висящему на нём Джеймесону.
  - Я могу расслабиться в свой последний день свободы?! - встрепенулся алетр.
  - Не преувеличивай! Ты сам прекрасно знаешь, что никакой свободы не потеряешь, скорее приобретёшь, потому что мамаши со своими выводками перестанут подстерегать тебя в минуту слабости. А сейчас взбодрись, - в этот момент Джон втолкнул друга в уборную и сунул головой в тазик с водой для умывания. - Старик Морвен уже полчаса, как пришёл и ждёт нас для разговора.
  - Ты ненормальный, - отфыркиваясь и встряхиваясь, как пёс, высказался Джеймесон. - Я чуть не захлебнулся, не так уж я был пьян.
  - Теперь тебе, в любом случае, лучше, поэтому пойдём быстрее, наше отсутствие не должно быть слишком долгим.
  Алетр Морвен успел изрядно понервничать в ожидании своих сообщников против Кэш.
  - Вы уверены, что здесь нас никто не услышит, - уточнил Джеймесон, усаживаясь ближе к огню, чтобы просушить волосы и одежду.
  - В то время, когда я интересовался этим делом, он не интересовался мужским клубом, - ответил Морвен. - А может, просто не смог найти достаточно преданного осведомителя. Надеюсь, с тех пор ничего не изменилось.
  - Хорошо, - вздохнул Джонатан, - тогда начнём. У нас с алетром Джеймесоном уже есть опыт общения с нужными людьми. Правда мне в дальнейших аудиенциях было отказано, но я готов рискнуть.
  - Как и я, - поддакнул Джеймесон. - Мы составим ваш эскорт, Фолмен. Что скажете?
  - Я иду туда и готов умереть, - разглядываю друзей, заговорил начальник отдела магических расследований. - А вы готовы умереть? Особенно вы, молодожён?
  - Поверьте, я уже недавно испытал на себе искусство Кэш. - При звуке имени преступника алетр Морвен заметно вздрогнул. - Я знаю, на что иду. И Филстер тоже. Хотя его и я отговаривал нарываться второй раз на гнев голоса Кэш.
  - На этот раз вопрос имеет непосредственное отношение к моему делу, - возразил Джонатан. - Я просто не могу остаться в стороне. Лучше умереть, чем дальше быть в неведении.
  - Мы оба настаиваем на своём участии, - твёрдо постановил Перегельский, расчётливо добавляя в голос властности своей родовой магии.
  - Не стоит проворачивать со мной эти фокусы, мальчик, - процедил Фолмен. - Я понял, что вы оба считаете это дело своим, но время поджимает. Девушки пропадают уже давно, но не в таких количествах и не так нагло, как в последнее время. Мы не можем позволить себе опоздать. Возможно, их ждёт участь худшая, чем смерть.
  Джонатан вскочил и заметался по комнате. А Джеймесон укоризненно посмотрел на пожилого собеседника. Тот не мог не знать, какое впечатление его слова произведут на мужчину.
  - Я искренне надеюсь, что ошибся, - добавил следователь. - Но поторопиться надо.
  - После свадьбы у меня будет около десяти дней на формальности, потом я отправлю жену подальше от всех этих историй и мы вплотную займёмся делом, - Джеймесон буквально поставил старика перед фактом.
  - Что ж, - Морвен оглянулся на почерневшего от расстройства Джона, - если никто не возражает, то я тоже поддержу ваш план, наместник. Только бы не опоздать. Оповестите меня, как будете готовы действовать.
  С этими словами пожилой мужчина тяжело поднялся и шаркающей походкой вышел из комнаты, чтобы покинуть клуб.
  - Он в нас не верит, - обронил в тишину Джеймесон, как только друзья остались вдвоём.
  - Я и сам не верю в наш успех, - откликнулся Джон. - Не забудь оставить наследника перед тем, как отправить жену в ссылку. Это может оказаться важным. - Филстер криво ухмыльнулся. - Пора возвращаться. И сделаем лица, иначе друзья решат, что мы стали слабы желудком.
  Завернув по дороге в уборную и умывшись, друзья ввалились в комнату одновременно с девицами, приглашёнными заскучавшими алетрами.
  - Какой же мальчишник без лёгкого баловства?! - капитан хлопнул освежившихся друзей по плечам и буквально втолкнул им в объятия по девушке.
  Остаток вечера оба алетра усиленно делали вид, что веселятся. И под утро поверили в это сами.
  А на рассвете Джеймесона разбудил его камердинер. Пора было начинать приводить себя в порядок.
  
  Хэрри сменила повязки на лице своего подопечного мид-алетра журналиста и чутко прислушалась к дыханию. Мужчина спал спокойным сном, уже не вздрагивая от прикосновений лёгкой простынки. Настойка чистотела с ромашкой, приправленная корнем живильника ночного, и немного силы земли подействовали почти моментально, и девушка снимала компрессы уже с обновлённой нежной розовой кожи.
  - Вы волшебница, сина Генриетта, - прошептал Силен.
  - Вам нельзя разговаривать! - взволнованно прервала его Хэрри. - И вообще, старайтесь поменьше двигать лицом - кожа ещё слишком нежная, может лопнуть.
  - Всё равно, - чуть шевеля губами продолжил мужчина. - Вы точно добрый дух. Заботливая, нежная, красивая...
  - Перестаньте болтать, - резко оборвала излияния пациента Мастер. - Иначе все мои старания насмарку. А ресницы и брови отрастать будут без моей помощи.
  - Как вы, такая светлая, оказались в этой компании? - упрямо не замолкал мид-алетр.
  - Эта компания, как вы выразились, единственные люди, которые меня поддерживают не на словах, а на деле, - горячо высказалась Хэрри. - Только к ним я могу прийти со своими бедами и проблемами и знать наверняка, что помощь будет.
  Девушка хотела встать и уйти, но пациент дёрнулся её задержать и болезненно зашипел.
  - Постойте! - прокряхтел он. - Я не хотел вас обидеть. Но ведь здесь опасно, а детский приют такое удобное место для преступников, чтобы скрывать свои тёмные дела. Вас используют, вас и ваших детей.
  Хэрри аккуратно поправляла смоченную в настойке ткань на тебе пациента и молчала. Потом села на стул, как прежде, и, вздохнув, будто решившись на что-то, заговорила:
  - Когда-то давно Кэш спас меня от страшной участи, помог, вернул веру в людей и светлых богов. Поддерживал меня всё время, помогал. Я, разумеется, по мере моих скромных сил старалась ответить светом на свет. Вы видели расходные книги и представляете, какие сложности у заведений, подобных нашему. Неужели вы думаете, что на те жалкие подачки по праздникам можно содержать несколько десятков детей?!
  Мид-алетр молчал. Подобные доводы он и сам приводил себе постоянно, пока стоял в засаде возле запущенного здания в грязном переулке. Только тогда эти доводы были доказательством вины. Сейчас же, из уст Генриетты Восторн, они звучали скорее обвинением обществу, собственными жадными руками толкающему бедняков на путь преступления.
  - Вы говорили о похищенных девушках, - чувствовалось, что Хэрри осторожно подбирает слова, раздумывает, стоит ли продолжать разговор, доверять журналисту тайну - на тайны у Силена был нюх. - Так вот, вы ошибаетесь, Кэш не имеет отношения к похищениям. Наоборот, он ищет настоящего преступника. Кэш никогда и никому не позволит обижать женщин! Он помогает мне спасти одну из моих сотрудниц, которая пропала недавно, и я боюсь, что она стала жертвой злодея. Если у вас есть информация, не скрывайте её, прошу вас! - Хэрри порывисто схватила мужчину за руку, и тот с трудом сохранил спокойствие на лице, даже не поморщился от боли. - Дайте им шанс! Кэш найдёт их, я знаю.
  - Откуда такая уверенность, что он не лжёт и помогает, а не просто тянет время, чтобы потом сказать, что не успел? - усомнился Силен.
  - Потому что когда-то на месте этих девушек была я, - прошептала Хэрри и отвернулась, пряча лицо. - И меня никто не спас. Я спасла себя сама, много позже. Ни тогда, ни теперь Кэш не торговал живым товаром. Я не стану делиться подробностями, вам придётся просто поверить мне на слово. Или не поверить, на ваше усмотрение. А теперь отдыхайте.
  И Генриетта наконец оставила Тиронса одного, дав достаточно пищи для размышлений.
  "В самом деле, - размышлял журналист, - почему я вдруг так безоговорочно поверил неизвестному источнику. Конечно, наводка сработала и привела в логово зверя, но доказательств нет никаких. Информатор мог так же ошибиться с выводами, как и я сам. Но и поменять точку зрения так резко невозможно. Хэрри добра и наивна, её просто ввести в заблуждение, она нуждается в защите и поддержке, вот и тянется к этому рыжему мерзавцу. А я смогу её защитить гораздо лучше. Надо только втереться в доверие к главарю. И я знаю, как это сделать."
  Приняв решение и прикинув новый план, учитывающий всю известную на данный момент информацию, мид-алетр Силен уснул, чтобы проснуться полным сил и воли.
  
  Арчи стояла перед высоким зеркалом и хмуро осматривала свой наряд. Малейшее движение отдавалось перезвоном многочисленных украшений, художественно развешенных неутомимой алетрой Кэтрин. Само платье напоминало огромное воздушное пирожное из взбитых сливок, но аппетита почему-то не вызывало.
  Организатор праздника сидела в кресле с чашкой чая в руках и наблюдала за подругой. Наконец, не выдержав тишины она взорвалась:
  - Ну, что ты молчишь?!
  Аркадия молчала утром, когда её подняли из постели. Молчала, пока её умывали и обрабатывали лицо и тело. Молчала во время мучительного для неё одевания в очередное мешковатое платье с корсетом и длинной многослойной фатой. Молчала, когда наносили неяркий макияж. Молчала и хмурилась.
  Внезапно морщинки на лбу ведьмы разгладились, и она выдала:
  - Я не хочу!
  Кит обречённо вздохнула, отставила чай в сторону, степенно поднялась и подплыла к Арчи, которая боялась пошевелиться, чтобы лишний раз не зазвенеть. Встав за спиной подруги, вдова придирчиво оглядела результат своих стараний.
  - Милая, - кошка чуть сжала пальцами плечи невесты, - это нормальный предсвадебный мандраж. Поверь мне, каждый раз у меня был, как первый. И ни разу я не пожалела о том, что довела дело до конца. А у тебя тем более нет пути назад - от тебя зависит не только твоя судьба. Мы все рассчитываем на тебя, - и вплотную приблизив губы к ушку подруги, прошептала, - а тем девушкам и вовсе не на кого больше положиться.
  - Ты права, милая, - Арчи согласно звякнула длинными серьгами. - Я чуть не забыла, зачем это делаю.
  - Тогда выдохни и поехали в храм.
  И опытная невеста решительно встряхнула звякнувшую невесту неопытную.
  - И вот я тонкая и звонкая, - хмыкнула та. - Всю жизнь мечтала.
  Кит расслабленно засмеялась - удержать Эдди, если бы она решила сбежать, кошка не смогла бы точно. А ещё это наверняка раскрыло бы инкогнито их обеих.
  В церкви уже собрались гости, и невесту пришлось закутать в специально припасённое покрывало.
  Церковник с радостью предоставил служебное помещение для ожидания. И был явно не рад стремлению невесты пройти дополнительную исповедь. Слава богам, благородная алетра Кетрин убедила свою подопечную, что брак есть богоугодное дело и в исповеди не нуждается.
  - Какой странный служитель, - задумчиво заметила Арчи, - он совсем не стремится служить богам.
  - Он не стремится служить людям, милая, - ответила Кит, пригубив игристое вино из высокого бокала, и на требовательный жест подруги ответила: - А тебе нельзя. У тебя сегодня ответственный день. Тебе нужны ясный взгляд и трезвый ум.
  - Жестокая! - патетично воскликнула невеста. - У меня трудный день и крайне тяжёлая ночь! Мне необходима поддержка!
  - Ихирь тебе под юбку, а не поддержка! Глаза в пол и дыши носом! Или ты собираешься на праздничном банкете пить тирон и драться с официантами?
  Аркадия демонстративно потупилась, прекрасно поняв, что подруга не забыла ей выступление на девичнике. Но успокоительное ей требовалось в любом случае и срочно.
  - Ты ведь представляешь себе, что такое огненный маг на грани нервного срыва, - обманчиво мягким тоном задала она вопрос.
  В ответ Кит, не говоря ни слова, протянула маленькую фляжку, оставленную Александрой именно на такой случай.
  - Там какой-то ведьминский настой, пей, - недовольно буркнула она.
  Аркадия сделала большой глоток и удовлетворённо выдохнула. Потом кивнула головой в сторону зала и спросила:
  - Там уже все пенки собрались?
  - Принято говорить "сливки", милая, - чуть снисходительно поправила подругу Кетрин.
  - Так небось ими самими и принято, - криво усмехнулась Арчи.
  - Перестань паясничать! - возмутилась алетра. - Сейчас не время показывать характер.
  - Извини, это нервное. А если он передумает? - встревожилась невеста.
  - Невозможно! - резко возразила Кит. - Это вопрос чести. Если до сих пор не передумал, значит, не нашёл лазейку и явится, как душа на взвешивание. Никуда не денется.
  - Даже не знаю, рада я твоей уверенности или нет, - пробормотала Арчи.
  - Не думай об этом, просто делай, - посоветовала бывалая. - Скоро пробьют часы, пора к алтарю.
  - Бррр, - встряхнулась будущая алетра и наместница. - Лучше б меня резали, честное слово! В этом случае я бы точно знала, что делать!
  Кетрин только молча пожала плечами - для неё в церемонии не было ничего сказочного и романтичного, просто документальное подтверждение связи.
  Дядюшка Смирт, допущенный в благородное общество как единственный родственник невесты, пришёл проводить племянницу на церемонию единения празднично наряженным и безнадёжно пьяным. Впрочем, ноги его держали. А вот язык уже с трудом шевелился.
  - Дорогуша! Ты просто красавица! Вся в мать! - дядюшка искренне хотел сделать комплимент, хотя никогда не встречался со своей невесткой и вообще не знал о её существовании до появления в его жизни Аркадии.
  - Благодарю вас, дядюшка, - тихо пролепетала невеста, ещё секунду назад готовая рвать и метать. - Вы всегда были для меня поддержкой, почти столь же важной, как свет Солин.
  Мужчина надулся от гордости. Аркадия с несвойственной ей чуткостью подумала, что он совсем не плохой человек. Просто слабый. И глупый. И наивный. В этот момент чуткость иссякла и Арчи едва сдержала порыв брезгливо сморщиться.
  - Всё, пора, - решила Кит. - Милая, не волнуйся, я рядом. Тал Смирт, будьте осторожны, в ваших руках будущая наместница Перегельская. Ведите себя достойно оказанной вам чести!
  Дядя расправил плечи и поклонился удаляющейся спине властной Чёрной Вдовы.
  - Хорошие знакомства ты завела, девочка моя, - печально вздохнул родственник, оглядывая комнату в поисках сосуда с горячительным и не находя его.
  - Да, дядя, Солин бережёт меня и ведёт светлым путём, - кивнула Арчи.
  После ухода подруги она заметила, что руки, даже сцепленные в замок, неудержимо дрожат. Дрожь эта поднималась откуда-то изнутри, снизу живота и заставляла мышцы костенеть. Сердце непослушно ускоряло биение так, что колыхались рюшечки на платье. Голова чуть кружилась, воздуха не хватало. Или это сведённая судорогой грудь не позволяла вдохнуть. Думать было невозможно, не думать - страшно.
  Помаявшись, Аркадия решила всё-таки последовать совету вдовы, расслабиться и плыть по течению до тех пор, пока они с алетром Джеймесоном не останутся наедине. Вот тогда придётся что-то предпринимать. Но уж с одним-то мужчиной, Арчи была уверена, девушка Кэш так или иначе справится.
  Вдалеке заиграла торжественная музыка и послышались крики. Это означало, что к храму прибыл титулованный жених, и толпа любопытных горожан перед входом активно его приветствовала. По-хорошему алетр Джеймесон должен был сейчас ответить людям, потом пройти в храм и вознести благодарность всем богам, а потом уже начиналась церемония обряда единения. Аркадия чутко прислушивалась к происходящему на улице и слышала, как на миг смолкнув, народ взорвался дружным хохотом.
  'У него есть чувство юмора, - подумала девушка. - Это же хорошо. Наверное...'
  В дверь ворвался младший служка и, судорожно вздохнув, попросил поспешить, обряд уже начался и наместник Перегельский настоял на проведении короткого варианта. Дядя бросил на племянницу скептический взгляд, пытаясь определить, что именно заставило благородного алетра торопить события. И не смог понять - на женщину это существо походило с большой натяжкой, значит, точно не страсть. Что же ещё может двигать мужчиной, дядюшке в голову не приходило.
  Аркадия боролась с внезапно кольнувшей обидой и размышляла о том, что чувство юмора бывает разное, и вряд ли наместник хотел своим пожеланием унизить будущую жену. В конце концов ему с ней потом жить и терпеть насмешки, которые сам же спровоцировал. Значит, причина в другом.
  "Любопытство - не порок, скоро всё станет ясно," - убеждённо проговорила про себя девушка и решилась обратиться к родственнику:
  - Не стоит заставлять высокородного наместника ждать, дорогой дядюшка. Пойдёмте!
  Фляжка со спасительным успокаивающим и тонизирующим отваром лежала в потайном кармане, без которого Арчи отказывалась даже представлять любую одежду. Кит и портному пришлось смириться и сделать несколько дополнительных секретных складок на и без того широкой юбке.
  - Проводите меня в уединение Солин, пожалуйста, - смиренно попросила девушка служителя. - Я хочу попросить благословение, раз мой жених не обеспокоен этим.
  Уединением называлась небольшая комната, где благородные прихожане в одиночестве общались с богами. Считалось, что в этом случае люди обращаются к высшим силам почти напрямую. Каждому богу отводилось своё уединение, украшенное в соответствии со статусом и областью влияния божества.
  Картинно закатив глаза, но не посмев отказать, служка провёл Аркадию в боковой коридор и остановился у двери, щедро украшеной золотым орнаментом с дневным светилом по центру.
  - Я не стану злоупотреблять вниманием светлой, - пообещала Аркадия.
  Оставшись наедине с алтарём, Арчи достала фляжку, отсалютовала изображению солнечной:
  - За нас, светлая дева! Пусть каждый день будет ярче предыдущего!- и залпом опустошила сосуд.
  Теперь ей любая авантюра была по плечу.
  
  Стараясь не качаться, всё ещё не протрезвевший, Джеймесон вышел из кареты, поднялся на высокое крыльцо и вместо романтичной прочувствованной речи показал толпе жест, которым обычно обменивались мужчины в разговорах о женщинах и обозначающий что-то вроде 'я уложу её этим же вечером'.
  Наместник Перегельский мог позволить себе, да и позволял, почти всё, что угодно. Он искренне считал, что это делает его ближе к простым смертным. Простые смертные, впрочем, его в этом не разубеждали. Но возмущённый и шокированный Джонатан ухватил друга за локоть и под одобрительный смех затащил внутрь храма.
  - Ты что творишь! Ты наследник благородной династии! Представитель достойного дома! - шипел он.
  - Просто покончим с этим поскорее, - резко оборвал обличительную речь Перегельский. - Пойди и скажи служителю, чтобы провёл короткий обряд. Прямо сейчас.
  - Ты не соображаешь, что творишь, - попытался возразить Джонатан. - Традиции...
  - Джон, не спорь со мной, я сейчас не в том настроении, - спокойно пресёк возражения наместник, и сейчас ему ни к чему было использовать силу рода для убеждения.
  Джон кивнул и направился на поиски старшего служителя, который должен был проводить беседу с женихом и сам обряд.
  А Джеймесон остался наедине со своими сомнениями.
  Больше всего он боялся прямо сейчас струсить и сбежать из-под венца, как нервическая барышня. Такого позора он и сам себе не простил бы, а уж общество точно сделало бы его посмешищем на всю оставшуюся жизнь. Жениться он смог бы, через какое-то время. И даже нашёл бы вполне достойную партию. Но вернуть уважение роду уже это не помогло бы.
  В глубине души Джеймесон лелеял надежду, что сбежит невеста. Любая нормальная девушка на её месте так бы и поступила. Но разумом мужчина понимал, его невеста не нормальная девушка. Она воспитанница монастыря светлой богини, а значит, понятия чести и слова у неё в крови. Такой и в голову не придёт нарушить обещание, даже под страхом смерти.
  Алетр тряхнул головой. Думать о невесте лишний раз не хотелось. И так всю оставшуюся жизнь о ней заботиться. Мысли исподволь перетекали к воспоминаниям о другой, гибкой, яркой, страстной. Такая не стала бы послушно следовать обстоятельствам. Она бы сражалась до конца со всем миром, как сражалась с самим Джеймесоном в тёмном коридоре логова Кэш. И победила. Только вот будь та ведьма на месте талы Аркадии Клент, алетр молил бы богов о благословении с вечера до утра.
  - Как в холодную воду нырнуть, - сказал сам себе алетр. - Зажмуриться, вздохнуть и прыгнуть.
  Вдалеке послышалось пение хора, славящего всех богов. Обряд единения начался.
  
  Безмятежная, с отстранённой улыбкой на губах, с остекленевшим взглядом Аркадия медленно шла по проходу, поддерживая покачивающегося время от времени дядюшку Смирта под руку. Шла, будто не под венец по договору, а на прогулку по цветущему лугу в жаркий день.
  Дамы брезгливо кривили губы ей вслед, благородные алетры, напротив, пронизали испытующими взглядами. Гостей не предупредили об изменении в программе, и они рассчитывали проскучать в храме ещё пару часов. Перешёптывания нарастали и, когда Аркадия встала у алтаря, превратились в низкий гул, будто под куполом храма роились тысячи пчёл.
  Старший служитель улыбнулся невесте и прокашлялся, пытаясь унять шум. Но никто не обратил на него внимания.
  Внезапно со стороны главного входа раздался грохот. Это алетр Джеймесон Флитцер, одиннадцатый наместник Перегельский толкнул тяжелые створки так, что они ударились о стену, и стремительно прошагал к алтарю, стуча каблуками в полной тишине. Следом за ним почти бежал алетр Джонатан.
  - Священный огонь уже зажжён? - деловито осведомился жених у служителя.
  Тот смиренно кивнул и указал на стоящую на треноге чашу, полную пылающего ярко-жёлтым огнём масла и следом на огромный алтарный камень, прежде предназначенный для жертвоприношений, а теперь - для солидности:
  - Прошу вас, кто желает соединить свои судьбы пред ликами всех богов, положить руки на алтарь ладонями вниз. Свидетелей попрошу встать сбоку, взять эти свечи и зажечь их от чаши священного огня, дабы осветить жизнь молодых священным огнём.
  Алетр Джонатан и алетра Кетрин последовали инструкции. Дядюшка Смирт, про которого все забыли, потоптался за спиной молодожёнов и сел прямо на ступени, поскольку в первых рядах мест уже не было, а держаться на ногах стало невмоготу. По залу пробежал возмущённый ропот, но участникам основного действа было всё равно, они погрузились в торжественность момента. Даже Кетрин, неоднократно принимавшая обеты, увлеклась новой для себя ролью свидетельницы.
  Джонатан просто боялся допустить оплошность и окончательно испортить и без того скомканную свадьбу, грозящую стать самым громким скандалом года.
  Оба же молодожёна были полностью погружены в себя. Арчи впала в прострацию и будто наблюдала всё со стороны. В голове у девушки стоял туман, руки и ноги ослабели и плохо слушались, в глазах всё плыло так, что окружающие предметы виделись нечёткими разноцветными облачками. Странно, но жених, на которого Арчи кинула исподтишка быстрый взгляд, на общем фоне выделялся строгими контурами, подсвеченными с противоположной стороны свечой.
  Джеймесон, стиснув зубы и глядя в пустоту, выслушивал речитатив обрядовой молитвы. И считал про себя. Сбивался и начинал считать снова. Где-то он слышал, что это помогает справиться с волнением. И понимал, что ни капли не помогает. Растерянность, страх и головная боль медленно переходили в едва сдерживаемую ярость, от которой, казалось, даже воздух вокруг приобретал кроваво-красный оттенок.
  Невеста недвижным изваянием застыла рядом и уже невыносимо раздражала алетра своим спокойствием.
  'То ли с ней будет, когда дело дойдёт до спальни,' - со злорадством подумал Джеймесон, разглядывая колыхание жаркого марева вокруг девушки.
  Служитель поправил свечи в руках свидетелей, чтобы воск капал прямо на алтарь. Камень постепенно нагревался. Сначала Джеймесон не обращал на это внимания, потом решил, что виновата духота. Но скоро кожу начало обжигать, и алетр удивился, как это терпит его хрупкая невеста.
  Но тала Аркадия не замечала неудобства. Наоборот, на лице её появилась лёгкая улыбка, будто она ощущала что-то приятное. И руку она прижимала всё сильнее, старательно растопыривая пальцы.
  - Поднимите руки и сложите ваши ладони, - произнёс служитель, когда терпеть боль Джеймесону стало невозможно.
  Мужчина поторопился посмотреть, не осталось ли ожогов. Девушка с сожалением отняла ладонь и подняла взгляд, чуть затуманенный от удовольствия - и Джеймесон тут же решил, что именно так должна будет выглядеть его жена после первой брачной ночи.
  Не дождавшись от растерянных новобрачных нужных действий, служитель потянулся и с усилием хлопнул их ладонями. Пламя свечей колыхнулось, как от сквозняка, хотя дуновения никто не почувствовал. Кит удивлённо моргнула - ни один из её браков не был отмечен таким эффектом. А служитель лишь чуть более заинтересовано поглядел на жениха с невестой, кивнул каким-то своим мыслям и продолжил обращение к богам, но теперь с расстановкой проговаривал слова, некоторые выделяя интонацией.
  Аркадия не думала, что от приятной лёгкой прохлады, овевавшей ладонь, пока та лежала на алтаре, можно так замёрзнуть. По сравнению с горячей кожей жениха, её казалась просто ледяной. Интуитивно потянувшись к теплу, надавила сильнее и услышала облегчённый выдох мужчины. Сначала он попытался обхватить её маленькую кисть, а потом переплёл пальцы.
  Воск от свечей образовал две лужицы, которые медленно стеклись в одну. Как раз к тому моменту, когда речь в молитве подошла к просьбе о благословении богов. Служитель провёл больше тысячи обрядов единения, но ни разу не встречал настолько полного соответствия древним легендам. Случайное ли совпадение или брак действительно одобрен высшими силами, рассказать о большом событии можно было лишь своему дневнику, который с момента посвящения обязан был вести каждый служитель от самого младшего служки до Великого обрядника.
  Не надеясь на внимательность молодых людей, явно с головой погрузившихся в собственные ощущения, служитель благоразумно вновь крепко схватил запястья и опустил прямо в горячий воск.
  Ни один даже не вздрогнул, только Кит сдавленно хмыкнула и тут же удивлённо ахнула, когда тонкие ручейки потекли вверх, застывая на коже изящными рисунками. Такого шоу не предусматривало ни одно из пяти её бракосочетаний. Там были традиционные кольца, клятвы и быстрое прикосновение к священному огню, как символ просьбы о будущем благополучии и здоровом потомстве.
  Орнамент уже занял своё место на безымянных пальцах и чуть пульсировал, у Аркадии медленно размеренно, а у Джеймесона быстро и рвано. Постепенно ритм у обоих молодожёнов выровнялся, как будто сообщая всем вокруг, что сердца забились в унисон, воск застыл и кусочками осыпался на алтарь, не оставив и следа.
  - А теперь вы двое, пришедшие сюда для наблюдения за верностью проведения обряда, засвидетельствуйте громогласно, что богам угодно соединить души и судьбы этих людей. Здесь и сейчас! - провозгласил служитель, а тише уточнил: - Крикните: свидетельствую!
  Алетра Кетрин повернулась к гостям и громко радостно крикнула, заставив слова эхом повторяться под куполом храма:
  - Свидетельствую!
  За ней гораздо тише, но уверенно повторил алетр Джонатан.
  Гости растерянно переглядывалось, но шептаться не рискнули, нарушить обряд значило навлечь гнев богов.
  Обычно свидетели просто стояли рядом с молодыми и держали или передавали разные обрядовые предметы, если обряд единения посвящали не всем богам, а каким-то определённым. Чаще всего этим отличались договорные браки. Например, когда богатые торговцы объединяли капиталы за счёт судеб своих детей.
  Кетрин однажды чуть не убедила своего очередного мужа посвятить обряд богине света Солин и богине смерти Рите. Она надеялась таим образом защитить супруга. Но тот в последний момент отказался. За что и поплатился уже менее, чем через год. Упал с лошади на охоте и сломал шею. Свидетелей у несчастного случая не было, и Кетрин не сомневалась, что роль судьбы в очередной раз сыграл ненавистный полковник.
  Служитель счастливо улыбнулся и объявил обряд единения завершённым, а союз алетра Джеймесона и алетры Аркадии нерушимым пред ликами всех богов и людей. После забрал свечи у свидетелей, пребывающих в недоумении по поводу быстроты и необычности обряда, и даже не стал слушать вопросы и замечания, ушёл к себе в кабинет.
  Опытному старшему служителю, словно мальчишке, не терпелось поскорее сесть за стол и во всех мельчайших подробностях записать, как боги впервые за много-много лет явили смертным свою волю и силу. Как указали на пару, которая может стать началом великой династии. В этом месте служитель остановился и мысль решил не записывать. Храмы, конечно, надёжно защищены от влияния светской власти, но отдельного человека могут и не уберечь. А даже наоборот, если он носит крамолу в своих мыслях, выдать для разбирательств.
  Старший служитель запер дверь своего кабинета, занавесил окна и зажёг огарки, которые забрал у свидетелей сегодняшней свадьбы. Фитили горели ровно и ярко, как магические фонари. Из тайника мужчина достал толстую книгу в потёртом кожаном переплёте, раскрыл на закладке, взял специальные перо и чернила из того же тайника и сел писать:
  'Никто из ныне живущих не следует букве обряда дословно. Но раньше, когда Боги ходили среди людей, и принимали участие в праздниках, и делили горести, и помогали страждущим, и вершили свою волю, человек не решался нарушить ход жизни даже при очень большом желании. После же ухода Величайших обычаи и традиции потеряли свою власть над смертными, стали пустыми и условными.
  Но сегодня мне посчастливилось стать свидетелем проявления воли Всех Богов! Пара молодых людей благородных кровей были отмечены благостью во время обряда единения и соединили не только свои жизненные пути, но и дары Богов, принятые ими от родителей по праву наследования, и которые передадут детям своим и приумножат в честь Величайших и благосостояния земли.
  Отныне мы все должны внимательно следить за своими помыслами и поступками, потому что не оставили Величайшие землю свою, но лишь позволили детям своим неразумным больше свободы, чтобы наблюдать и решать, достойны ли люди...'
  Дальше служитель ударился в размышления о пустоте и никчёмности жизни на земле.
  Огонь свечей стал тусклее, язычки задрожали и скоро совсем погасли, утонув в жидком воске.
  
  Аркадия стояла чуть позади мужа и думала, почему раньше не обращала внимания, какой он высокий, статный. Прямо на уровне взгляда оказался аккуратный шов на мужском плече, которое так и тянуло погладить, и Аркадия не могла даже заставить себя моргнуть. В душе поселилось чувство покоя и лёгкости, хотелось спрятаться за спину мужа, прислониться лбом к широкой спине и глупо улыбаться. Правую руку ощутимо оттягивало простое золотое кольцо, надетое по указанию Кит, поскольку служитель совсем забыл о необходимых условностях и куда-то умчался.
  Гости степенно выходили во двор храма, где были расставлены столы с лёгкими закусками и вином. Свадьба не предусматривала большого застолья, а подарки и поздравления принято было присылать прямо в дом новобрачных. Единственное, что требовалось от пары, сказать слова благодарности, помелькать в толпе и, возможно, уделить кому-то особое внимание.
  Джонатан молчал, пристально наблюдая за другом. Что-то странное появилось в выражении лица Джеймесона, что-то решительно-суровое. Не то чтобы такое выражение не было свойственно наместнику Перегельскому, но обычно его хотелось назвать просто самодовольным. Теперь же брови сдвинулись, обозначились скулы, добавив серьёзности, зрелости.
  - Пора, - скомандовала алетра Кетрин, когда последний гость переступил порог.
  Алетр Джеймесон кивнул, положил ладонь жены себе на локоть и решительно двинулся к выходу. Алетр Джонатан предложил руку свидетельнице, отпустил первую пару на несколько шагов вперёд и задумчиво спросил:
  - Вам не кажется, благородная алетра Кетрин, что наши молодые немного не в себе?
  - Нет, благородный алетр Джонатан, мне не кажется, - лукаво улыбнулась девушка. - Я совершенно уверена, что обряд единения произвёл на них неизгладимое впечатление. Уверена, вы сможете оценить все нюансы, когда сами решитесь на этот шаг.
  Джонатан кинул скептический взгляд на Чёрную Вдову и, как истинно благородный алетр, оставил свои замечания при себе.
  Джеймесон остановился на пороге храма и не стал спускаться, а подал знак принести бокалы.
  Джонатан оставил свою спутницу и шагнул вплотную к другу.
  - Надеюсь, ты не станешь изъясняться жестами и с этой толпой, - вполголоса поинтересовался он.
  - У меня всё под контролем.
  Джеймесон недовольно дёрнул плечом и покосился на пребывающую в блаженном беспамятстве жену. Эта улыбка уже начинала пугать благородного алетра. С другой стороны, то, что Аркадия не от мира сего, мужчина понял уже давно, успел смириться и найти в этом положительные стороны. Ощущать себя не просто наместником, а главой семейства, пусть и небольшого пока, оказалось неожиданно приятно. Ответственность за супругу, вопреки ожиданиям, не легла на плечи тяжким грузом, напротив, вырастила крылья за спиной.
  По ступеням поднялся слуга с подносом, на котором исходили дымком четыре бокала с игристым вином. Джеймесон взял два и обернулся к Аркадии, что так и застыла памятником самой себе.
  - Дорогая супруга, - обратился он к спутнице, - нам надо сделать последний шаг в наше счастливое и спокойное завтра. Возьмите бокал, прошу вас.
  Девушка вздрогнула, как обычно делала, если неловкой фразой Джеймесон отвлекал её от высоких мыслей, и, чуть скосив глаза, протянула руку. Алетра Джеймесона внезапно осенило, что жена его, должно быть, нервничает гораздо сильнее него. Захотелось её подбодрить, а то и вовсе увести обратно в храм, укрыв от любопытных взглядов, но разумом Джеймесон понимал, что сейчас лучший выход поскорее покончить с формальностями и удалиться вдвоём с гордо поднятыми головами.
  - Благородные алетры! - начал мужчина, отсалютовав бокалом. - Я горд и счастлив в этот важный для нашего рода день приветствовать вас на земле храма! Отныне и до конца своих дней мы с моей дорогой супругой, - кивок в сторону Аркадии, - делим радость жизни и ответственность за дела рода. Мы с моей супругой, наместницей Аркадией Перегельской, благодарим вас, кто пришёл сегодня засвидетельствовать благословение нашего брака богами. Дома нашего рода да будут полны и благополучны, всегда открыты для друзей и союзников и неприступны для врагов и злоумышляющих. Мы благодарим храм, под сводами которого получили благословение всех богов. Мы радуемся вместе со всеми присутствующими и теми, кто не смог лично засвидетельствовать наше счастье. Мы принимаем ваши пожелания и поздравления, но, к сожалению, спешим покинуть благородное общество. Оставляем вас в достойной компании наших особых свидетелей, благородного алетра Джонатана и благородной алетры Кетрин. Искренне надеемся на ваше понимание.
  По толпе пробежали смешки, Джонатан позади обречённо застонал, Кетрин досадливо зашипела. Она не была уверена в дальнейших планах подруги, но точно знала, что немедленная консумация брака в эти планы не входила. А новобрачная вела себя так, словно её сильно ударили по голове, и Кетрин не могла понять, можно ли доверить ей саму себя. Но и залезть в чужую постель было невозможно.
  К Аркадии внезапно пришло понимание, что вот сейчас она останется наедине с мужем, а ведь она совершенно - ну совсем-совсем - к этому не готова! Первым порывом было бросить всё и бежать. И подавить этот порыв оказалось непросто, выработанный за годы плаваний инстинкт буквально корчился в судорогах, подавляемый рассудком. Аркадия не могла испортить всю игру из-за минутной слабости.
  Они останутся вдвоём, мужчина расслабится, отвлечётся, возможно, и вовсе не станет сегодня, после утомительного обряда, настаивать на исполнении супружеского долга. Она же точно его не привлекает как женщина!
  "Всё будет, как должно быть, - уговаривала себя Аркадия. - Я всё продумала, у меня есть план и средства для его исполнения. Я готова ко всему."
  Не снимая с лица улыбку, обернулась к свидетелям, кивнула алетру Джонатону, дала возможность Кит заглянуть в глаза и увидеть в них спокойствие, которого на самом деле не ощущала, и, наконец, посмотрела на мужа.
  Над лужайкой висел звон бокалов, смех и говор гостей, рядом напряжённо застыли друзья, словно они не свидетели на свадьбе, а секунданты на дуэли двух заклятых врагов, готовых броситься врукопашную.
  Мысль о драке с мужем показалась Арчи забавной и вызвала улыбку. Джеймесон зачарованно смотрел в блестящие смехом глаза супруги, и ему казалось, что он взлетает в ночное небо, полное звёзд. Или падает?
  Молодожёны застыли, не в силах прервать разговор взглядов. Надменные зелёные неожиданно оказались полны восхищения и заботы, смешанной с беспокойством. В тёмно-синих мерцали золотистые смешинки.
  Кит от волнения сделала большой глоток и закашлялась, нарушив романтичный момент. Аркадия искренне смутилась, чем окончательно умилила Джеймесона и поразила подругу до потери дара речи.
  Без дальнейших размышлений, наместник отдал нетронутый бокал другу, махнул рукой, чтобы подавали карету, подхватил свою жену на руки, заставив всех дам ахнуть, кого удивлённо, кого возмущённо, и бегом сбежал по ступеням. Аркадия в свой бокал вцепилась, как утопающий в последнюю щепку, и умудрилась даже не слишком расплескать содержимое, уделив этому всё внимание.
  Джеймесон только хмыкнул, подсаживая жену в карету. Пока он забирался сам, Аркадия одним глотком выпила вино и сделала максимально невинный вид.
  - Жаль, я этого не видел, - усмехнулся Джеймесон, вытаскивая из-под себя пустую посуду с переломленной ножкой, один вид которой напомнил Арчи инцидент в саду во время помолвки и мгновенно испортил настроение. Зато к девушке вернулась способность здраво мыслить, и она, скромно сложив руки на коленях, ответила мужу:
  - Я могу продемонстрировать вам, когда мы останемся наедине. Ведь теперь вы мой супруг, и выполнять ваши пожелания моя обязанность, как хорошей жены.
  - Конечно, милая, - степенно кивнул головой Джеймесон, хотя его распирало от желания расхохотаться, - мы обязательно дома ещё раз отметим наше объединение в более подходящей обстановке.
  "И мне будет проще раскрепостить тебя, милая Ада", - с предвкушением добавил он про себя.
  Путь до дома показался бесконечным обоим. Аркадия упорно молчала и делала вид, что не замечает испытующего взгляда мужа. Когда карета остановилась во дворе особняка рода Перегельских, наместник не стал дожидаться слугу, спрыгнул на землю и протянул руки, чтобы снять жену. Аркадия, которой игристое вино ударило в голову примерно на полпути, без сомнений спрыгнула в объятья мужа и крепко обхватила его за шею.
  - Согласно традиции я внесу в дом молодую жену, чтобы показать духу рода, что отныне вы, моя драгоценная супруга, являетесь неотъемлемой частью семьи, - пояснил алетр очевидную вещь.
  В глубине души он опасался, что его невинная монашка в какой-то момент очнётся, поймёт, что происходит, и начнёт скандалить, истерить или проклинать его. Поэтому старался объяснять каждое своё действие так, чтобы девушка - не дай боги - не заподозрила подвох. К тому же на самом деле дух дома признает женщину только после того, как она станет полноценной женой, а до того она будет значить даже меньше прислуги, поскольку не заключала контракта.
  - Слуг я отпустил на сегодня, - пояснил Джеймесон самостоятельно открывшиеся двери. - Утром они снова будут на месте, чтобы подать нам достойный завтрак. Но мне хотелось, чтобы этот вечер принадлежал только нам двоим.
  - Угу, - выдавила Арчи, панически соображая, что делать с живым в буквальном смысле домом. Это не человек, слабостей у него нет, договориться с духом рода невозможно - он служит лишь главе семьи, остальных членов рода защищает в меру своего понимания, а к врагам беспощаден. Выросшая под присмотром матери, Аркадия имела общее представление о порядках в среде аристократов. И сейчас ругала себя последними словами за самонадеянность и непредусмотрительность. Оставалось только надеяться, что загородное имение не столь своевольно, как городской дом. Впрочем, Арчи понимала, что надежда в данном случае чувство глупое и безосновательное.
  Джеймесон решил, что правильно поступил, освободив дом от посторонних ушей и глаз, потому что девушка вдруг ощутимо насторожилась. Она озиралась вокруг не с любопытством, а с опаской.
  - Здесь нет засады, милая, - пошутил Джеймесон, не подозревая, насколько неуместно прозвучала шутка для Аркадии. - Чуть позже я подробнее расскажу тебе про наши семейные традиции и устои, о том, как вести себя с прислугой и как обращаться с родовым духом. Наш род один из древнейших и в каждом нашем доме есть частичка семьи.
  Джеймесон продолжал болтать какие-то глупости о семейных ценностях, направляясь в свою спальню. Смотреть он при этом старался вперёд и под ноги, потому что, несмотря на удивительно неудачный наряд, девушка у него на руках выглядела очень привлекательно. Почти невесомая фигурка, наивный, чуть испуганный взгляд. В слишком высоком круглом вырезе обнаружилась грудь, про которую алетр исподволь иногда вспоминал перед сном, задумываясь о будущем после свадьбы. Длинная изящная шея изгибалась, помогая хозяйке обозревать путь, а Флитцепу - обозревать саму шейку, заранее прицеливаясь к памятным чувствительным местам. Тонкие сильные пальцы ощутимо впивались в плечи, пробуждая в воображении мужчины картины блаженного единения тел и душ.
  Аркадию в это время занимали более прагматичные вопросы. Например, насколько внимательно отслеживает события дух дома. Сможет ли он заметить, как хозяину подлили зелье? Определить состав? Предупредить об опасности? Возможно ли справиться с духом чужого рода, если магических сил больше, чем у главы рода? Если не подчинить, то хотя бы нейтрализовать. И почему они с Кит не подумали об этом и не обсудили с Хэрри?!
  Ладно Хэрри, её знания в основном теоретические. Но Кит и Алекс жили в наместнических домах, пусть и давно. А про дух Перегельских слухи ходили в самых низах. И ни одна не вспомнила, будто специально кто-то отводил внимание.
  Очередная дверь бесшумно открылась и тут же закрылась за спиной Джеймесона. Арчи внезапно оказалась на ногах и чуть не села. Она ушла в свои мысли, пригрелась и успела забыть, что её несут на руках.
  Джеймесон придержал девушку за плечи, удостоверился, что она крепко держится на ногах и направился в сторону бюро, служившего здесь баром. Долгий день ещё не закончился, впереди было самое сложное, и мужчине требовалось подкрепить силы. По пути он привычно развязал галстук и бросил его на пол, следом упал пиджак. И только тут алетр вспомнил, что он принёс не чемодан, а женщину, монашку, которая не привыкла к подобным представлениям.
  Аркадия на мужа внимания не обращала, она осматривала поле возможного боя. Спальня явно принадлежала мужчине. Строгий интерьер с тёмных тонах, тяжелые гардины на окнах. Никаких лишних деталей, просто и функционально до безликости.
  Но взгляд девушки прилип к массивной кровати под тёмно-синим балдахином, застеленной кремовым бельём - образ брачного ложа из её ночных кошмаров. Самой себе она уже давно призналась, что в браке её страшит больше всего - остаться беззащитной перед посторонним, подозрительным мужчиной, довериться тому, кому доверять нельзя.
  Алетр открыл бюро и достал бутылку тирона и один стакан. Подумал и достал второй. Налил полстакана себе и плеснул на донышко жене. Из своего тут же отпил, стараясь унять дрожь в пальцах. Он и сам не понимал, почему занервничал. Со вторым бокалом он подошёл к неподвижной девушке и сказал, заметив панику в синих глазах:
  - Ада, я думаю, нам обоим не помешает немного привыкнуть друг другу.
  - Вы очень любезны, благородный алетр.
  Аркадия ни капли не притворялась, наоборот, старалась скрыть, какой страх вызывает будущая ночь. А бояться она никогда не любила.
  - Давай выпьем за то, чтобы ты запомнила моё имя, - предложил Джеймесон.
  Арчи кивнула и одним махом опустошила стакан, вспомнив вдруг, что это движение преследует её целый день.
  Алетр пригубил немного тирона, ожидая, пока алкоголь подействует на неопытную девушку. Когда ему показалось, что панику сменил блеск, он с улыбкой продолжил:
  - Моя дорогая супруга, прошу вас пройти в свою спальню. Там вас ожидает чудесная ночная сорочка.
  - Ожидает что?! - дала петуха Аркадия.
  - Сорочка, - терпеливо повторил Джеймесон, борясь с желанием просто и быстро освободить жену от одежды вообще. - Не волнуйтесь, это настоящее произведение искусства. Я сам выбирал.
  Аркадия живо представила, как вцепляется в шею прямо у себя перед глазами и душит, душит... И, несмотря на активное сопротивление жертвы, доводит дело до логического счастливого для неё конца.
  - У вас безупречный вкус, благородный алетр, - попыталась потянуть время девушка, судорожно размышляя, как добиться, чтобы алетр оставил бокал без присмотра, пока платье ещё на ней вместе со всем содержимым карманов.
  Джеймесон тяжело вздохнул и сделал ещё глоток.
  'Это будет сложнее, чем я думал,' - с досадой подумал он.
  Забрал пустой стакан у растерянной девушки и направился к бюро, чтобы добавить напитка. Хотя ему уже стало казаться, что скорее она потеряет сознание, чем свою монашескую стыдливость.
  - Мне кажется, эти слова будут звучать увереннее, когда одобренная моим безупречным вкусом вещь займёт, наконец, положенное место, - довольно сухо заметил мужчина.
  - Конечно, вы правы, - выдохнула Аркадия в отчаянии, подошла к постели и, наплевав на образ, неловко плюхнулась, утонув в мягкой перине.
  Джеймесон взглянул на поникшие плечи и вышел в соседнюю комнату, с силой стукнув дверью.Стоило ему скрыться, Арчи встрепенулась, скинула туфли и, роясь на ходу в карманах, скользнула к вожделенным стаканам.
  'Как удачно! Главное, не перепутать,' - повторяла она про себя, отмеряя положенную дозировку. Подумала, и добавила ещё немножко.
  Когда Джеймесон вернулся в свою спальню с лёгкой кружевной сорочкой в руках, его жена всё так же сидела на краешке кровати. Аркадия даже обувь успела надеть снова, хоть ей и пришлось побороться с собой. Хотелось расслабиться, лечь поперёк кровати и раскинуть руки. Но игра ещё не сыграна. О том, что всё только начинается, Арчи старалась не думать, так и до самоубийства от недалеко.
  Алетр намеренно задержался, чтобы дать девушке время прийти в себя. Пока он бродил по комнате, изучая распакованный багаж, скромные туалетные принадлежности, страшные платья, практичную обувь, в голову пришла мысль, что надо действовать увереннее, жёстче, просто не дать шанса отступить. Ни ей, ни себе.
  Решительно шагнув через порог, алетр сказал:
  - Ада, милая, взгляни! Я уверен, эта вещица не оставит тебя равнодушной.
  И она не оставила.
  Если бы Арчи не поперхнулась воздухом в порыве негодования, благородный алетр сделал бы много неожиданных открытий о своей невинной супруге.
  'Я это не надену!' - хотела крикнуть она при первом взгляде на белоснежный почти прозрачный с изящой кружевной отделкой шедевр постельной моды. Спереди шёл ряд маленьких перламутровых пуговок. Очевидно, они не были простым украшением, а на самом деле расстёгивались, открывая тело до самых бёдер.
  Алетр принял реакцию бедной монашки за восторг, смешанный со смущением, и хотел уже предложить помощь в переодевании, когда девушка внезапно закашлялась.
  Лёгкомысленное одеяние полетело на пол, а мужчина бросился к столу, схватил первый попавшийся стакан с тироном и принялся успокаивать жену.
  'Этой ночью у меня точно ничего не выйдет, - обречённо думал он, крепко удерживая извивающееся тело. - Боги! Зачем я вообще затеял всё это безобразие!'
  Аркадия изворачивалась в попытке посмотреть, каким именно напитком её поит муж. А потом решила, что, возможно, будет лучше просто уснуть, чем впасть в истерику. Заглотив тирон одним глотком, Арчи стала ждать.
  Джеймесон усадил притихшую девушку на постель и вытер испарину со лба. На столе остался ещё один наполненный стакан, который алетр тут же опустошил.
  - Итак, - выдохнул он, переведя дыхание. - Я полагаю, тебе нужна помощь, чтобы переодеться, милая Ада. Позволь мне исполнить для тебя обязанности горничной сегодня.
  Когда он готовил эту фразу, то представлял её произнесённой игривым тоном, создающим для невинной девушки притягательную интригу. Будь с ним сейчас любая другая девушка, он бы всё сделал как положено. Но Аркадия была вовсе не любой.
  - Я никогда не пользовалась услугами горничной, благородный алетр, - Аркадия говорила голосом тихим, то твёрдым. - Солин благоволит трудолюбивым и самостоятельным. Но я буду рада принять вашу помощь.
  - Моё имя Джеймесон, Аркадия, - терпение мужчины было на исходе, - и я настаиваю, чтобы ты звала меня именно так. Особенно, когда мы в спальне. Подойди!
  То ли из-за его уверенного, чуть утомлённого тона, то ли из-за уверенности, что снотворное кто-то из них уже выпил, нервное напряжение отпустило Арчи. Она скинула надоевшую обувь и покорно приблизилась к мужу.
  - Вот так бы сразу, - довольно прошептал мужчина, небрежно распуская шнуровку на вшитом корсете. И не удержался, провёл пальцами по шее от линии роста волос вниз, к выпирающему позвонку и чуть его помассировал, отмечая для себя, что девушка поёжилась, но противиться не стала. - Замечательно. У тебя очень нежная кожа.
  У Арчи загорелись щёки и уши, а сердце, на мгновение замерев, вдруг неистово заколотилось. Горячее дыхание, прохладные пальцы и собственная беззащитность кружили голову больше самого крепкого тирона. Мысли путались, и Арчи уже не задумывалась, просто плыла по течению, подчиняясь тихим командам мужа.
  Он тем временем ослабил ленты и медленно провёл ладонями по рукам девушки от плеч до самых запястий, заставляя соскользнуть праздничную одежду. Потом обратно вверх, чуть щекоча пальцами покрытую мурашками кожу.
  Арчи потерялась в пространстве и времени, замерла и затаила дыхание, борясь со странным чувством, что наполняло мышцы упругостью, как перед боем, но гораздо легкомысленнее, без злости, необходимой для убийства. Противоречивые желания разрывали напополам. Арчи хотела закричать и убежать, но в то же время обернуться и наброситься на мужчину. Вот только девушка совершенно не представляла, что именно делать с мужчиной в такой ситуации. Против воли из груди вырвался стон отчаяния.
  Джеймесон крепко сжал плечи, провёл большими пальцами по линии лопаток под лямочками лёгкой сорочки.
  - Я знал, что... - прошептал алетр, но запнулся и продолжил уже громче, - что ты станешь хорошей женой.
  Аркадия тут же определилась со своими желаниями и дёрнулась в попытке убежать.
  - Тссс, - осадил её муж. - Мы не станем торопиться, милая. Доверься мне, первый раз это сложно, но теперь мы в ответе друг за друга и за будущее нашего рода. Я буду осторожен.
  Тонкие тесёмочки упали и сорочка присоединилась к платью у ног новобрачной. Оставались только изящные трусики и подвязка, которую Кит зачем-то заставила нацепить. Сам алетр оставался в брюках и рубашке.
  - Стой здесь и никуда не уходи, - строго, как маленькой, приказал Джеймесон, и Арчи почувствовала лёгкий ветерок от резкого движения.
  'Он бы ещё пальцем погрозил', - подумала девушка, но с места не двинулась, ожидая дальнейшего с интересом, в котором даже себе не готова была признаться.
  - Подними руки, - скомандовал Джеймесон, и Арчи вскинула руки вверх, вздрогнув от неожиданности.
  И сверху заструилась мягкая белая ткань сорочки, закрывая обзор.
  Джеймесон и сам не понимал, зачем продлевает интригу, когда мог бы уже покончить со своим брачным долгом. Но ему совсем не хотелось пугать девушку и настраивать её против себя. Если она не в курсе нелепых политических игр, то она и без того жертва. Если же она в сговоре с полковником и готовится вредить наместничеству, то грамотный подход поможет её перевербовать.
  Поэтому мужчина, чувствуя себя, как путник посреди топи, аккуратно помог девушке просунуть голову в ворот, расправил подол и взялся за причёску.
  - Ты выглядишь прекрасно, - продолжил Джеймесон гипнотизировать голосом.
  Он не лгал. Ткань соблазнительно подчёркивала стройную точёную фигурку девушки, облегала широкие бёдра и закручивалась вокруг стройных ног.
  Аркадия стояла спокойно и расслабленно, пока не почувствовала, как алетр потянул из волос шпильки. Парик, конечно, был закреплён магией, но форму имел довольно странную, подозрительную.
  - А вы будете переодеваться? - дрожащим голосом спросила она.
  Джеймесон чуть хрипло рассмеялся. Он подумал, что этот интерес связан с желанием посмотреть на его фигуру и естественным женским интересом. Возможно, даже с нетерпением неопытной скромницы, которой вдруг оказалось позволено больше, чем она смела надеяться.
  - Я собирался раздеться позже, милая, но с удовольствием предоставлю тебе возможность вернуть услугу. Обернись ко мне.
  Он отступил на шаг и встал, раскинув руки в стороны.
  - Я весь в твоём полном распоряжении.
  В его голосе звучало предвкушение, и Арчи не стала его разочаровывать. Главным для неё оставалось дотянуть до того, как подействует снотворное.
  'Что ж на нём так мало одежды!' - сокрушённо подумала она, примеряясь, с чего начать.
  Сделала один плавный шаг и погладила руки мужа, повторяя его движения. Аркадия понимала, что нужно следить за реакцией мужчины, чтобы понять, правильно ли она себя ведёт, нравится ли ему, но не могла заставить себя поднять глаза. Лицо горело от смущения, которое девушка безуспешно пыталась скрыть за показным равнодушием. Взгляд её бегал по широкой груди, сильным рукам, которые под пальцами ощущались твёрдыми и горячими. В поле зрения иногда попадал квадратный подбородок с ямочкой, и тогда Аркадии казалось, что алетр улыбается. Но не насмешливо, как обычно, а по-доброму снисходительно, радостно.
  Аркадия ещё несколько раз провела руками по мягкой ткани и перешла к груди. Удивилась чуть нервному смешку Джеймесона и прижала ладони, считая удары сердца. Оно, к её досаде, не частило и не сбивалось, а билось ровно и сильно, как и должно у здорового молодого мужчины, не обременённого совестью.
  Стало даже немного обидно - он не волнуется совсем. Конечно, для него это привычно и просто. И стоило отдать должное, алетр очень чутко отнёсся к неопытной и не интересной ему девушке.
  'Самоуверенный, но не жестокий,' - заключила Арчи, нащупав под рубашкой странное уплотнение и сосредоточенно его изучая. И не заметила, как почти до скрипа сжались зубы мужчины.
  Джеймесон терпеливо наблюдал на действиями молодой супруги, поражаясь её наивности и по-детски жестокой непосредственности. Как в таком возрасте можно было не задумываться о действии женщин на мужчин?! А самое странное, что её невинные, аккуратные, совершаемые с сосредоточенным лицом действия, возбуждали его сильнее, чем старания страстных любовниц. Словно подросток, он сжимал зубы в тщетной попытке контролировать тело, чтобы не спугнуть эти тонкие пальчики, беззастенчиво теребящие его сосок. Вот бы ещё она догадалась расстегнуть пуговицы и проделать то же самое губами.
  Губы свои девушка покусывала, впав в глубокую задумчивость.
  "Если она сейчас впадёт в свой религиозный транс, я погиб," - подумал Джеймесон, пытаясь угадать, как бы потактичнее подсказать девушке, чего от неё ждёт.
  Наконец Аркадия догадалась поднять руки к шее и заняться первой пуговицей на рубашке. Джеймесон чуть не выдал свою радость. Но она пытливо взглянула из-под ресниц, и Флитцер выдавил ободряющую улыбку.
  - Давай, я помогу, покажу, что делать дальше, а ты повторишь, - осторожно предложил он, ожидая взрыва негодования.
  - Это было бы очень мило в вашей стороны, - с облегчением выдохнула Арчи, тут же испугавшись собственной откровенности.
  А Джеймесон, не теряя времени, потянулся к пуговичкам на сорочке и принялся расстегивать их одну за другой, пока не добрался до конца. При этом он старался не распахнуть одеяние. Потом вернулся в прежнюю позу и выжидательно посмотрел на жену.
  "Боги, боги, боги и демоны! Какой ужас! Почему никто не засыпает?!," - в смятении думала Арчи, дрожащими пальцами расправляясь с одеждой мужа.
  Легкое движение широких плеч, и Аркадию бросило в жар. Хоть это был не первый обнаженный мужской торс в её жизни, никогда ещё девушка с такой ясностью не понимала - пропади пропадом все планы! - этот мужчина успел стать особенным для неё.
  - Мама, - прошептала она и прижала пальцы к губам.
  Алетр ухмыльнулся:
  - Я лучше, чем мама, я смогу наглядно показать достоинства брака, милая Ада.
  Взял суженую за руки, притянул её вплотную и поцеловал без всякой сдержанности.
  В первый момент девушка растерялась, замерла испуганно, напряглась всем телом, будто окаменела. Но постепенно оттаяла. Сначала смягчились губы, чуть шевельнулись отвечая на страсть мужчины. Руки обняли и нескромно прощупали спину под рубашкой, притискивая еще не совсем расслабленное девичье тело плотнее. Изгибы сошлись, не оставив ни капли сомнений.
  Джеймесон усилил напор, демонстрируя силу и уверенность, убеждая довериться ему. Гладил широкими медленными движениями, вынуждая прогнуться, опереться на него. Постепенно переместил одну руку на затылок девушки, вторую опустил ниже и легко и быстро погладил попку. Аркадия даже не вздрогнула, погрузившись в ощущения от поцелуя. Алетр повторил уже смелее, потом остановился, сжал ягодицу и качнул бёдрами.
  Арчи казалось, что всё происходит не с ней. Всё было так необычно, но приятно. Твёрдая гладкая спина под руками, мягкие губы, крепкие объятия. Головокружение и тяжесть в ногах, хотелось подогнуть колени и повиснуть на мужчине. Мышцы живота чуть подрагивали в неясном предвкушении. Арчи определила для себя, что это и есть оно - то самое желание. Настоящее женское. Девушку переполнял восторг.
  Ровно до тех пор, когда мужчина не решил, видимо, что достаточно подготовил её. Арчи задохнулась не то ли возмущения, то ли просто от неожиданности. Её, такую доверчивую, наивную резко вернули на грешную землю простым, можно сказать, первобытным движением. Не задумываясь, Аркадия со злостью сжала зубы за языке мужчины. Она хотела заставить его отступиться и никак не ожидала того безумия, что случилось дальше. И точно не хотела, чтобы это действо увлекло её саму.
  Джеймесон издал низкий рык и прикусил девушке нижнюю губу. Боль смешалась с удовольствием, и Арчи приподнялась на носочках, потянулась вверх, интуитивно потерлась грудью, царапая спину мужа короткими ногтями.
  В следующий миг алетр подхватил её, будто невесомую, и, не прерывая поцелуя, уронил на постель, прижав сверху всем своим весом. Его руки смело проникли под ткань сорочки, колено уверенно разместилось между ног, бёдра продолжали имитировать процесс. Поцелуй прервался, вырвав из легких девушки хриплый стон разочарования. А мужчина, словно оголодавший пёс в свежее мясо, уже впился в шею и двинулся ниже. Плечи, ключицы, снова шея, ложбинка между грудей и, наконец, сама грудь, над которой алетр слегка призадумался, словно прицеливаясь.
  Аркадия хотела поторопить его, но запуталась в так и не снятой рубашке и капризно захныкала. В голове помутилось, зрение отказывалось фокусироваться, несмотря на все старания.
  - Сейчас, моя маленькая, - голос Джеймесона напоминал скрип несмазанного колеса.
  Приподнялся, выдрался из рубашки, не заботясь о её сохранности, и с силой вздёрнул руки жены вверх, прижав над головой.
  Перина раскачивалась плавными волнами, дезориентируя ещё больше.
  - Не двигайся, милая, - не то попросил, не то приказал алетр.
  Он некоторое время рассматривал грудь с напряжёнными сосками. Не то от холода, не то от желания Арчи начала потряхивать мелкая дрожь.
  Джеймесон медленно с наслаждением едва касаясь повёл ладонью от колена вверх по бедру сквозь тонкую ткань, по открытому животу и остановился там, где начинались рёбра. Наклонился и подышал над солнечным сплетением. От невесомых прикосновений сухих мужских губ к коже Аркадия выгнулась дугой, упираясь затылком в матрас. Дёрнула руки, сама не зная, зачем.
  Алетр мог бы порадоваться тому, что в жены ему досталась огненно-страстная монашка, но он был слишком занят, изучая аромат и вкус кожи на животе, груди, шее, оглаживая такие откровенно соблазнительные изгибы, скрытые под нелепой одеждой от всех, доступные только для него.
  Джеймесону казалось, он стал обладателем редкого тайного сокровища. От восторга кружилась голова, дрожали руки, глаза невозможно было держать открытыми - они слезились даже от слабого света ночников.
  - Красавица, - прошептал мужчина, прихватив губами тонкую кожу на ключице, и сжал руку на упругом полушарии.
  Он отключился внезапно. Уткнулся девушке в шею и умиротворённо засопел. Тёплое дыхание щекотало разгорячённую чувствительную кожу, руки с груди он так и не убрал, и теперь пальцы подрагивали, дразня соски.
  Аркадии хотелось закричать в голос. В голове плыл туман, во рту пересохло, кожа покрылась мурашками и подёргивалась как от нервного тика.
  'Я так долго не протяну', - сокрушённо подумала новоиспечённая алетра.
  С трудом скинула с себя тяжёлое тело, укрыла его одеялом. Алетр сладко причмокнул и пошарил вокруг руками. Не найдя искомого подтянул подушку и обнял её. Аркадия ревниво нахохлилась, глядя на эту трогательную позу.
  "Интересно, каково на месте этой подушки? - задумалась девушка. - Скольких он так обнимал? Кто сейчас ему сниться?"
  Последняя мысль отдавала паранойей, потому что пробудила в Арчи реальную жажду крови, неважно, чьей. Девушка тряхнула головой и начала прикидывать, что делать дальше.
  Оставаться в одной постели с мужем не хотелось. Это ничем не грозило девушке - алетр спал беспробудным сном. Но Аркадия просто не могла себе представить, как она уснёт рядом с этим мужчиной.
  Тихонько сползла с постели, поправила сорочку и заботливо подоткнула одеяло вокруг спящего. Проблема возникла у дверей. Проклятый дух дома запер двери между спальнями и, Арчи даже послышался злорадный смех, игнорировал гостью.
  Несколько попыток открыть замок шпилькой не увенчались успехом, уговоры и посулы не помогли. Аркадия беспомощно оглянулась на счастливого сопящего мужа и вдруг всерьёз разозлилась:
  - Спалю к демонам, - яростно прошипела она, обращаясь к двери.
  Спальня освещалась магическими лампами, и дух не испугался угрозы. Тогда Арчи прищёлкнула пальцами, скорее для эффекта, чем из необходимости. На кончиках ногтей заплясали прозрачные жёлтые огоньки. Стоило девушке протянуть руку вперёд, как створки с грохотом распахнулись.
  - Вот так бы сразу, - буркнула Арчи, прекрасно понимая, что в следующий раз этот номер не пройдёт, дух дома будет готов к такому повороту. Но сейчас он напрасно старался шуметь, скрипел половицами под лёгкими шагами девушки, шуршал сквознякам, даже попытался что-то уронить. Джеймесон спал сном праведника, зелья Хэрри никогда не подводили.
  
  Помещения клуба 'Гордость' в обеденный час традиционно заполнялись благородными алетрами, желающими поесть и обменяться новостями. Сегодня основным событием стала состоявшаяся утром свадьба молодого наместника Перегельского. Сплетникам было что обсудить, их с интересом слушали.
  Полковник Герольдс был известен своим равнодушием к общественным делам и появлялся исключительно на самых необходимых мероприятиях. Мирные обыватели не вызывали у него любопытства. Никто не знал, чем он занимается, но были уверены, что это нечто особенно достойное настоящего офицера. И потому не слишком обращали внимание на его присутствие в обеденной зале.
  А полковник внимательно слушал и собирал информацию, извлекая крупицы правды из гор фантазии. И ему решительно не нравилась получившаяся картина. Что-то было не так во всех событиях, которые он тщательно распланировал, предусмотрев, казалось бы, всё. Кроме, как говорили вокруг, вмешательства богов.
  Наместник должен был почти сразу отослать свою молодую супругу в отдалённое поместье и вернуться к своим обычным занятиям. А пока остальные члены навязшей у полковника в зубах шайки Кэш выручают свою подружку, он закончил бы все дела и отбыл с самой большой партией товара к южным землям и стал бы там очень богатым и очень уважаемым человеком.
  Товар собирался тщательно, Герольдс лично осматривал каждую партию, придирался к любой мелочи и заставлял своих агентов работать сутками. А сам потихоньку подчищал хвосты: разбирал и уничтожал свои записи, устранял лишних и уже бесполезных свидетелей и следил на исполнением своего плана по нейтрализации упрямых девчонок, решивших потягаться с ним в интригах.
  Устранить их всех не составило бы большого труда, если бы не одно но: никто не знал их загадочного покровителя, но он знал всё про всех, и умел грамотно использовать своё знание. Связываться с таким не рискнул бы даже самый отчаянный смельчак. Неизвестная опасность пугает сильнее всего.
  Полковник кивнул знакомому, подсевшему к его столу в надежде, видимо, поразить главного агностика света.
  - Вы, полковник, как обычно игнорируете наш тесный круг, - начал разговор сосед. Его заказ ещё не принесли и рот был свободен, чем и решил воспользоваться Герольдс.
  - А вы, благородный алетр Фамтер, надеетесь вовлечь меня в спор, я полагаю.
  - Что вы! Но знаете, в этот раз вы и в самом деле могли бы убедиться в наличии высшей воли на нашей грешной земле.
  - Полагаете? - усомнился мужчина.
  - Полагаю именно так! Сама Светлая Дева Солин спускалась в храм этим утром!
  Полковник провокационно хмыкнул и отправил в рот следующую ложку супа.
  - Люди! Свидетели! Среди них старший служитель храма всех богов! Что вы на это скажете, уважаемый?! - разгорячился алетр Фамтер.
  Этот представитель аристократии, несмотря на молодой возраст и приличное состояние, хорошей партией не считался. Маленького роста, с фигурой грушевидной формы, он вспыхивал от малейшего намёка на улыбку, считая, что смеются над ним. Его подозревали в не самых достойных поступках в отношении людей, которых он недолюбливал, и откровенных подлостях на дуэлях и за карточным столом, где он, к слову, просаживал весь свой годовой доход. Сплетником он так же слыл знатным и с богатой фантазией.
  - Скажу, - полковник неторопясь промокнул губы под усами салфеткой, - что вы слишком легковерны, мой юный друг.
  И этим обращением зацепил ещё одну струну в душе собеседника,считавшего себя достаточно опытным в жизненных делах человеком.
  - В таком случае не только я, но и большая часть светского общества, людей, находящихся под протекцией богов, - заносчиво возразил алетр, прямо намекая на низкое происхождение полковника.
  В другой раз Герольдс не преминул бы воспользоваться этим оскорблением, но сегодня его интересовали совершенно другие вопросы.
  - Так вы, мой дорогой друг, сидели в первых рядах? - уточнил он примирительным тоном, вынуждая собеседника почувствовать вину за свою грубость.
  - Разумеется, в одном из первых, - соврал алетр.
  Полковник доподлинно знал, что таких, как Фамтер никогда не подпускали слишком близко. Они тихо сидели в средних рядах, и то лишь за счёт древности рода.
  - Я видел все чудеса собственными глазами! Алтарный камень покраснел от жара и чуть не рассыпался! Платье благородной алетры Мальвиоз тлело! А молодым даже руки не обожгло! Эту пару соединили боги! Точно вам говорю!
  Герольдс важно кивнул, размышляя, что богом его ещё ни разу не называли, хотя уважали и боялись, пожалуй, не меньше.
  - Что ж, значит, такова их судьба, стоит порадоваться за этих достойных людей, - заключил он и решительно поднялся из-за стола. - Приятного вам аппетита, благородный алетр! А меня ждут дела.
  Алетр Фамтер лишь кивнул, недовольный тем, что разговор так быстро завершился, и не считающий необходимым своё недовольство скрывать. А полковник действительно торопился. Ему стало любопытно узнать подробности злополучной свадьбы из первых рук. А лучше всего это можно было сделать в Храме Всех Богов.
  Наличие дневников служителей не скрывали, хотя простым смертным доступа к ним никто не давал. Но то простым, а полковник Герольдс таковым себя не считал. Он вершил судьбы наравне с героями высшего пантеона и читал натуры людей, аристократов ли, торговцев или служителей божьих. У любого есть своя цена.
  
  В подземном логове Кэш время текло незаметно. Мид-алетр Силен Тиронс уже не понимал, находится он здесь месяц или пару дней. Сначала он много спал, потом увлёкся составлением коварного плана и мечтам о мировом признании его таланта и о благодарности одной очаровательной сины. Сина Генриетта, к слову, не проводила в его обществе времени больше, чем это это было необходимо для лечения. К большому сожалению репортёра, выздоравливал он стремительно. А значит, следовало торопиться.
  Хэрри при каждом удобном случае внушала своему пациенту мысль о её чистоте и наивности и чувствовала себя всё гаже, поскольку сама себя таковой не считала. И в то же время в ней полнилось мазохистское удовлетворение от подтверждения собственной подлости. Фокс постоянно крутился рядом, как бы невзначай встречал девушку у выхода из комнаты больного, появлялся в лаборатории в самые неподходящие моменты, вызывая глухое раздражение и одновременно благодарность.
  В один из таких визитов он не стал делать вид, что не может найти важную запись в расчетной книге, а прямо и по-деловому продемонстрировал небольшую брошку в форме цветка незабудки.
  - Я не знаю, что вы с девочками планируете делать с этим страдальцем, - неприязненно скривился мужчина, - но будет лучше не выпускать его из виду. Это следящий цветок. Он не только укажет, где находится тот, кто его носит, но и сообщит о состоянии здоровья, и передаст звук, если активировать особую формулу в приёмнике. К тому же его непросто снять и почти невозможно засечь. Только не спрашивай, откуда.
  Хэрри и не собиралась выпытывать секреты друга, тем более он снова отвлёк её от приступа самобичевания и не позволил наделать глупостей от отвращения к себе.
  - Ты хочешь, чтобы я незаметно нацепила на него эту штучку?
  Брать в руки брошь травница не торопилась, такие вещи обычно делали с подвохом.
  - Не совсем, - уточнил Фокс. - Думаю, если ты подаришь ему на память, он сам станет таскать её везде с собой. - И добавил понизив голос: - Я бы стал.
  Хэрри удивлённо вскинулась и, безуспешно пытаясь подавить в душе странное гнетущее чувство, воскликнула:
  - Я никогда не видела у тебя ничего подобного!
  - Потому что мне ничего подобного не дарили, - рассмеялся плут.
  - Хорошо, - Хэрри вернулась к делу, в попытке скрыть смущение. - Я думаю, лишним не будет. Я прямо сейчас так и сделаю. Отпускать его можно будет уже в ближайшие три-четыре дня. Он в любом случае станет частым гостем в приюте, постарайся с ним не пересекаться. Не хотелось бы его спугнуть.
  - Разумеется, - голос мужчины прозвучал суше, чем он бы хотел, но одна мысль об этих двоих наедине приводила его в бешенство.
  Мастер трав поставила на поднос последнюю мисочку с лечебной смесью и кивнув другу молча двинулась к двери. Фоксу оставалось лишь услужливо поработать швейцаром на пути доктора.
  Больной лежал как-то неестественно, что сразу навело травницу на мысль, что он нарушает предписания и встаёт. Но ничего говорить по этому поводу она не стала. Всё равно выйти из комнаты мид-алетр не сможет. В косяки было встроено очередное изобретение механиков королевства Виндир, как, скорее всего, и следящий цветок. Это устройство создавало мягкий, но плотный барьер. Состоятельные виндирцы использовали такие двери в детских. А в тюрьмах и домах умалишённых устанавливали более сложные варианты с шоковым эффектом. Устройство настраивалось на пропуск определённых личностей и запрет разной степени строгости для прочих.
  - Я смотрю, вы совсем выздоровели, благородный мид-алетр, - улыбнулась Хэрри, искоса разглядывая розовеющего от смущения мужчину. - Через пару дней вы наконец-то сможете нас покинуть и вернуться в большой мир. Надеюсь, мне не надо напоминать, что он степени вашей сдержанности зависит в том числе судьба детей.
  - Разумеется, сина Генриетта, я вполне понимаю свою ответственность, - со значением произнёс Тиронс. - И я не стал бы утверждать, что мы попрощаемся надолго. Я всё ещё остаюсь попечителем и буд часто навещать вас. Особенно теперь.
  Хэрри уставилась на своего подопечного широко раскрытыми глазами, добавив к выражению удивления немного страха. От такого взгляда теряли голову и более сдержанные мужчины, а этот сам мчался в ловушку.
  - Что ж, - девушка помолчала. - Я буду рада вас видеть в любое удобное для визитов время. Надеюсь, что вы найдёте возможность упомянуть наш приют на собрании совета. Это было бы очень кстати.
  Ведя разговор подобным светским манером, Мастер не забывала, как профессиональная медсестра, обрабатывать кожу на лице и руках пациента.
  - Я могу вам помочь, Генриетта, - доверительно прошептал Силен, когда та наклонилась ко второй его руке.
  Хэрри прикусила нижнюю губу, демонстрируя её привлекательность и свои сомнения одновременно. Потом кивнула, но бросив быстрый взгляд на дверь, тут же покачала головой, беззвучно пошевелив губами.
  Склянки с мазями вернулись на поднос, использованные бинты и корпия грязным комком упали рядом. Хэрри из-за корсажа вытащила брошку и тихонько вложила в ладонь мужчины.
  - Сохраните на память обо мне, и больше не ввязывайтесь в это, - прошептала она и добавила громче: - Ну вот, завтра я подготовлю, которыми вы сможете закончить лечение дома, а послезавтра вас проводят наверх. Надеюсь, это происшествие научит вас осторожности.
  - Не сомневайтесь, сина Генриета, - ответил мид-алетр так же громко.
  За порогом, конечно, никого не было, но сцена была разыграна, как по нотам. И Хэрри гордилась собой, несмотря на сомнительный способ обретения своих навыков. Наживка на крючке, осталось только подманить к ней большую рыбу и подсечь.
  
  Когда Хэрри вышла в общий зал проверить подгтовку к наступающему вечеру, Кит уже занимала один из столиков. Перед вдовой стояли глиняная кружка и большая бутыль из тёмно-зелёного стекла, в которые в баре обычно разливали самогонные напитки.
  - Она изначально была не полная? - негромко спросила Хэрри грустную подругу и присела рядом.
  - Нет, полная, - ответила Кит абсолютно трезвым голосом.
  - Зачем снова переводишь товар, - вздохнула Мастер. - Тебя же не берёт алкоголь. Давай я лучше настойку валерианы принесу.
  Кошка раздражённо фыркнула и попыталась приподнять бутыль, чтобы плеснуть добавку. Та опасно накренилась, но от стола не оторвалась. Бармен подскочил с возгласом: 'Я налью!' и попытался отнять тару, не поранившись об отросшие кошачьи когти.
  - Она там сейчас совсем одна и совсем не знает, что делать, - горько простонала Кит. - Я же могла ей рассказать, почему вы мне не позволили?! Ведь её счастье зависят сейчас от того, сумеют ли они понять друг друга! Мы точно не можем узнать, что там происходит?
  - С ума сошла! - Хэрри резко оборвала нытьё. - Это же дом наместника! Даже соваться не стоит, мы только всё испортим. Арчи большая девочка, Кит. Она несколько лет плавала на 'Удаче' и, поверь, об отношении мужчин к женщинам знает побольше твоего. Она справится со всеми трудностями. А если что-то пойдёт не так, она сумеет постоять за себя. Тем более, что у неё есть план и всё необходимое для его выполнения.
  - План! - возмутилась вдова. - Да валите вы к демонам со своими планами! Арчи не мутные планы должна выполнять, а семью создавать!
  - Мне кажется, или алкоголь на тебя всё-таки подействовал? - усомнилась травница. - Или это свадьба? Забудь! Это не тот случай, когда речь идёт о семье. Это просто деловое соглашение, в котором задача каждой стороны получить максимальную выгоду. Дело осложняется тем, что мы не знаем, в чём выгода алетра и полковника. А потому некогда распускать сопли, мы должны быть внимательны и хладнокровны. А своих мужей будешь оплакивать позже. - И обернувшись к стойке скомандовала: - Забери бутылку и больше ей не наливай! - И поймав взгляд подруги добавила: - Слышала? Не подставляй ребят. Иди приводи себя в порядок и в поля. Сегодня нам нужны все сплетни, какие только можно будет собрать. Кэш рассчитывает на тебя.
  Кетрин глубоко вздохнула, но спорить не решилась. Когда Мастер приходила в таком настроение, что начинала командовать, спорить было себе дороже. К тому же она всегда оказывалась права.
  - Хорошо, я пойду. Сегодня больших мероприятий не намечалось, одного за день достаточно. Но пару вечеров, куда наравне с кумушками с удовольствием ходят и алетры, я в приглашениях отметила. Я не подведу.
  - Конечно, нет, - уверенно кивнула Хэрри.
  Девушки обнялись на прощанье, и Кит убежала. А в баре оставалось ещё много дел. Здесь тоже будут судачить о свадьбе. Значит, и им с Фоксом будет чем заняться.
  
  В темноте позднего вечера лишённый подсветки особняк Перегельских выглядел скалой в море городского света. Реалистично выполненные скульптуры атлантов и кариатид походили на застывшие в ужасе трупы, а изящная лепнина - на засохшие потоки крови. Тёмные окна наводили на мысль о преступлении.
  На самом же деле в одной из комнат мирно почивал хозяин, а в соседней потенциальная хозяйка на мягком ковре делала упражнения на растяжку. Обнажённая девушка выгибалась и замирала в немыслимых позах, стараясь плавно менять положение тела, хоть и не всегда успешно. Некоторые элементы очевидно давались ей с трудом.
  Этой гимнастике их учила Хэрри. Арчи она не нравилась, но устроить силовую тренировку получиться не скоро. А держать себя в форме необходимо постоянно. Что бы не произошло дальше, женщина Кэш должна быть готова к любым неожиданностям. К тому же Хэрри утверждала, что эта гимнастика помогает развивать и контролировать дар. А рядом с алетром Аркадия терялась, забывалась, расслаблялась, допускала ошибки. Прикрыть их в доме, подконтрольном враждебному духу семьи, не трудно - невозможно.
  Сидя на ковре, Арчи пыталась закинуть левую ногу себе на шею и при этом ничего не сломать, когда по полу пробежал ощутимый сквознячок. Это заставило девушку медленно вернуться в исходное положение, замереть и прислушаться.
  Дом дышал. Или скорее сердито сопел. Гостья ему не нравилась, и он собирался с силами, чтобы прогнать её прочь, как организм оборотней выталкивает инородные тела.
  'Совершенно не кстати,' - сердито подумала Арчи.
  Пришлось прервать тренировку и, натянув откровенную ночнушку, улечься в постель. Уснуть не получалось. Волнительный день, пыхтящий негодующий дух рода и неизвестность завтрашнего дня не отпускали. Можно было бы выпить хэрриного средства, но платье со всем содержимым осталось в спальне. А идти и снова сражаться с дверью - заведомо проигрышный вариант.
  'А ведь платьем с самого утра займётся горничная!' - осенило девушку.
  К стонам добавилось чуть слышное поскрипывание. Будто по коридору кто-то ходил. Арчи быстро села и с ужасом уставилась на открывающуюся дверь.
  Дыхание перехватило, а рука автоматически зашарила под подушкой в поисках метательных спиц.
  Спиц под подушкой неожиданно не нашлось, а Арчи наконец вспомнила, что она не дома, и вообще, теперь всё по-другому.
  'Завизжать, что ли,' - размышляла она, пока полоска тусклого света из коридора не стала достаточно широкой. В дверь осторожно заглянула девушка в чепце с рюшами и тёмном платье с белым передником. В сумерках её глаза неестественно блестели.
  'Завизжать,' - решила Аркадия и даже набрала воздуха, когда вспомнила, что за стенкой спит её муж. И неизвестно, насколько крепко. Он проснётся и поймёт, что кое-что не закончил, а впереди вся брачная ночь. Не начинать же всё с начала.
  Тем временем горничная - а это несомненно была она, застыла на пороге в немом изумлении.
  - Вы кто? - шепотом спросила Арчи, делая такое же испуганное лицо, как у девушки.
  - Анаси, благородная алетра, - пролепетала девушка. - Горничная.
  - А что ты здесь делаешь, Анаси?
  Аркадия точно помнила, что Джеймесон говорил, будто слуг не будет до завтрака. А до завтрака ещё очень далеко.
  - Простите, благородная алетра, - испуганно зашептала горничная. - Но господин Стин, наш начальник, решил, что мы должны вернуться пораньше, чтобы приготовиться к утренней встрече с хозяйкой как следует.
  - И часто он решает, что лучше наместника знает, как лучше? - рассердилась Аркадия. - Мы поговорим об этом утром, Анаси. А сейчас просто не появляйтесь возле покоев. День был сложный. Нам необходим отдых.
  - Как прикажете, благородная алетра, как прикажете, - забормотала прислуга, пятясь к двери. - Прислать вам Ласану? Алетр Джеймесон её назначил вашей личной горничной.
  - Нет, спасибо, Анаси, - отказалась Арчи, начиная понимать, что перетащить сюда Сару будет проблематично, а может, даже опасно. - Всё ждёт до утра. Только одно! В спальне, - Арчи запнулась, не знаю, как называть теперь жениха, - алетра осталась моя одежда. Принеси её сюда, но ничего не разбирай. Я сама привыкла ухаживать за своими вещами. Светлая богиня не любит лентяев.
  Последнюю фразу девушка произнесла строго и в полный голос.
  - Конечно, благородная алетра, - растеряно кивнула Анаси, пытаясь сопоставить просьбу принести вещи и замечания о лентяях.
  Вывод напрашивался сам собой - новоявленная наместница не желала заходить в спальню своего мужа.
  Поэтому горничная неслышно скользнула в коридор и уже оттуда в соседнюю комнату. Там собрала раскиданные по полу платье и бельё, отметив для себя пару бокалов и бутылку тирона на столе и спящего в одежде хозяина.
  'Пожалуй, я бы тоже обиделась, если мой муж, прежде чем лечь со мной в постель, напился бы до беспамятства, - подумала девушка. - Хорошо бы он не назвал её чужим именем. Такая святоша может решить, что это знак богов.'
  Алетра так и сидела, закутавшись в одеяло. Махнула рукой, куда бросить свадебный наряд, и отпустила.
  Анаси понеслась на кухню, делиться новостями, которых с нетерпением ждали все в доме.
  
  Когда шаги девушки затихли, Арчи поспешила заняться своими вещами. Пустая фляжка из-под успокоительного отвара перекочивала в накладной карман светло-коричневого платья, в котором новоявленная алетра-наместница поедет в приют так скоро, как только получится. Во внутренние карманы того же наряда Аркадия положила опустевший бутылёк от снотворного. Его нужно снова наполнить, как только появится возможность. Мастер выделила достаточно травок, запасы большие, но не бесконечные. Не хотелось бы оказаться на мели в самый неподходящий момент.
  Свадебное платье Аркадия повесила в самый дальний угол гардеробной, чтобы не нервничать, натыкаясь каждый раз. Разум ещё не справился с эмоциями.
  Гардеробная вообще стала сюрпризом - она была наполнена нарядами, в отдельных коробочках лежало бельё, целый стеллаж занимали шляпки, для обуви выделили кладовую, не уступающую размером спальне девушки в доме дяди.
  Тряпки, привезённые с собой, нашлись не распакованными и упрятанными за подолы тёплых плащей. Хорошо, что прислуга у алетра Джеймесона такая исполнительная, пусть и не во всех случаях. Сказано, не трогать, они и не стали трогать. Впрочем, видимо, эта Ласана не очень-то рвётся служить новой госпоже, иначе пришла бы ночью сама.
  'Надо обсудить это с мужем', - подумала Арчи и поразилась, насколько легко и естественно получилось связать слово 'муж' и образ алетра. Будто так и должно быть.
  А главное, вопросы для обсуждения только прибавляются, а как их обсуждать, пока нет ни малейшего представления. Будет выглядеть странно, начни монашка высказывать претензии прислуге уже в первое утро в новом доме. А так хотелось решить всё одним махом и уехать уже в изгнание заниматься своими делами.
  Аркадия тряхнула головой и сосредоточенно задышала, успокаиваясь. Самое время наконец-то лечь спать. У неё же теперь каждый день экзамен!
  
  Утренняя роса уже давно высохла под жарким солнцем, завтрак успел остыть дважды, а молодые всё не показывались из спален.
  Алетр Джеймесон строго-настрого приказал не беспокоить их с женой до тех пор, пока они сами не соизволят заявить о себе. Потому дворецкий Паркинс терпеливо ждал, цыкая иногда за подчинённых за излишне громкое шуршание.
  Все слуги собрались в большой кухне за общим столом, где обычно ели. Все смирно сидели на своих местах и молчали. Даже неугомонные мальчишки на побегушках боялись шушукаться, чувствуя всеобщее напряжение.
  Заведующий чистотой Стин - помощник и родственник жены Паркинса, щупленький мужчинка невысокого роста с плешкой на круглой голове, нервно подёргивался и поглядывал на дверь, явно намереваясь сегодня из людской части дома не высовываться, а при первой возможности сбежать. Это не походило на его обычно высокомерное поведение.
  Паркинс заподозрил неладное ещё рано утром, когда, войдя в дом через чёрный ход, увидел в коридоре пару служанок, несущих коврики для ног из дальних комнат для прислуги. Там давно никто не жил и убирались раз в год, по традиции на День смены календаря. Зато теперь становилось понятно, что Стин нарушил приказ алетра и распоряжения Паркинса и притащил служанок для дополнительной уборки. И если кто-то попался, то работать Стину теперь в имении в хлеву.
  Паркинс посмотред на ряд горничных, тихо сидевших вокруг стола в ожидании приказаний.
  - Ласана! - окликнул он вполголоса. - Сходи загляни в спальню.
  Высокая статная девушка с надменно приподнятыми бровями неторопясь поплыла из кухни. Новое назначение она явно восприняла в неправильном ключе, решив, что господин приблизил её к себе с определённой целью. Хотя все в доме знали - несмотря на богатый личный опыт, алетр Джеймесон служанок женщинами не считал. Стин поставить выскочку на место не смог, значит, придётся щёлкнуть её по носу самому Паркинсу. Путь знает своё место.
  
  Ласана ликовала. Анаси вчера обмолвилась, что алетр не смог оприходовать свою молодую жену и спит в постели один. Самое время показать ему свои достоинства. Ласана красавица, каких поискать. К тому же весёлая и простая, её не надо уговаривать, она не нудит о гневе богов, долге и благочестии. Хозяин останется доволен этим утром. А там, глядишь, начнёт звать для утешения, подарки покупать, может, даже домик купит, если правильно попросить.
  Служанка задержалась возле дверей своей госпожи, прислушалась, но входить не стала, направилась прямо к мужской спальне. В обеих комнатах царила тишина.
  Ласана тихонько постучала, опасаясь входить сразу. По утрам алетр бывал особенно вспыльчив, а попадаться мужчине под горячую руку Ласана не планировала.
  За дверью тем временем ничего не изменилось, и девушка постучала ещё раз, погромче.
  - Какого демона! - хрипло гаркнул благородный алетр. - Пшли вон!
  Горничная приоткрыла дверь и нежно заботливо пропела:
  - Подать вам кофе, господин?
  - Пшла вон, я сказал! - взревел господин и запустил в сторону двери подушкой. - Разгоню всех к демонам, бездельники! Я вчера приказал, чтоб ни одной души в доме! Чтоб я тебя больше не видел!
  И следом за подушкой полетел стакан, от удара посыпались осколки и щепки. Ласана пискнула и бросилась прочь, когда дверь, закрывшись, стукнула девушку по лбу. Алетр ещё недолго продолжал что-то выкрикивать, потом замолк.
  Но Аркадия уже проснулась. И тоже далеко не в лучшем настроении.
  'Если по утрам благородный супруг привык вести себя так, то жизнь моя замужняя заиграла новыми красками, - кисло подумала девушка, прислушиваясь к бухтению за стенкой. - Да и звуки здесь как-то подозрительно хорошо разносятся.'
  Выждав некоторое время на случай, если служанка заглянет и к ней, Арчи поднялась и, снова полностью раздевшись, занялась разминкой. Полноценные тренировки ей в ближайшее время не светят. Неизвестно, когда она сможет покидать дом, не вызывая подозрений. А значит, любой удобный момент надо посвящать поддержанию формы, чтобы в один далеко не прекрасный момент не оказалось, что она способна только глазами хлопать.
  Выполнив упражнения, Аркадия задумалась, что делать дальше. Традиционного представления прислуги вчера не было, но они и сами, конечно, догадаются, что к ним пришла новая хозяйка. Вот только хозяйка ли.
  Чем обычно занимаются наместницы, Арчи представляла весьма смутно. Имеет ли она право вмешиваться в управление домом, или Джеймесон оставил это право за собой, неизвестно. Да и дух дома скорее всего будет сопротивляться вторжению неизвестной особы. А вчера она слишком устала и неосмотрительно проявила свою силу, чтобы шантажировать, а не договариваться.
  Так Арчи и размышляла, перебирая свой гардероб. Наиболее подходящие платья отвешивала ближе к дверям, провокационные прятала за верхней одеждой.Хотелось есть и домой. А лучше в логово. И ни о чём не волноваться. Закралась даже мысль, что девушка Кэш переоценила себя и не справится с заданием, но Арчи решительно отогнала её. Возможно, Кит права, ей вредно много думать. Лучше действовать.
  Выбрала своё любимое утреннее платье-хламиду грязно-коричневого цвета с удобной застёжкой на боку. Ну и пусть немного мятое, так даже образней. Поправила воронье гнездо на голове. Можно идти добывать завтрак. Скромно, на кухне. Пусть видят, какая простая и смиренная им досталась хозяйка. Только бы дух впечатление не испортил.
  А дух проявил себя уже на выходе из спальни. Дверь отказалась открываться, как и ночью, будто дом спрашивал: 'ну, и что ты теперь будешь делать?'
  Укрощение стихии было не единственным навыком, прививаемым морским ведьмам. Иначе как бы они не только справлялись с ветрами, волнами и морскими чудовищами, но и предчувствовали судьбу, призывали удачу.
  Арчи прикрыла глаза, сосредоточилась, сжала кулаки, чтобы даже случайно не прикоснуться к резному дереву. Дух дома не концентрировался в какой-то одной точке. Он был везде в воздухе, им пропитались стены, он осел пылью на мебели, он пророс цветами в зимнем саду и травой в парке.
  Мимоходом Аркадия поразилась размерам владений, но собранность не потеряла. Она мысленно показывала себя дому, как сторожевому псу дают понюхать ладони, чтобы запомнил запах и человека.
  Предлагать дружбу - то же самое, что принимать своё низшее положение. Чтобы доминировать, надо доказать свою силу. И, возможно, вообще разрушить дом до основания. Сил-то у Арчи хватит, но тогда надо будет бежать. Всем и сразу.
  Остаётся дать понять, что не представляешь угрозы, раскрыться. Духи не читают в душах, но чуют ложь, злость и страх.
  Сначала дух и прислушиваться не хотел к неизвестной. Но Аркадия настойчиво призывала его снова и снова. И он поддался тому, что у духов заменяет любопытство. Долго кружил. Будто случайно цеплял сознание. Попытался забрать чуть энергии и обжёгся. Дело вроде как пошло. По спине стекла струйка пота и пощекотала копчик, чуть не сбив настрой. В коридоре послышались шаги.
  'Только бы никто не помешал,' - мелькнула мысль у девушки.
  И этого оказалось достаточно, чтобы хранитель дома встревожился и метнулся прочь.
  Арчи в насквозь мокром платье осела на пол.
  - Силён, - уважительно выдохнула она, не столько желаю польстить духу, сколько снимая напряжение. Слюна застряла в горле, когда шаги за дверью стихли и алетр Джеймесон громко постучал и позвал:
  - Дорогая супруга! У вас всё в порядке? Сегодня ваш первый день в нашем доме в качестве официальной хозяйки! Я бы хотел перед завтраком представить вас прислуге. Прислать горничную?
  Арчи окинула себя взглядом и ужаснулась.
  - Нет-нет! Я спущусь сама через десять минут.
  'Вот и позавтракала скромно на кухне. Кто его поднял в такую рань! Он же аристократ, накаченный снотворным! Почему всё в этом задании идёт наперекосяк?!' - возмущалась девушка, судорожно приводя себя в порядок. А без магии это оказалось гораздо сложнее обычного.
  Зато теперь времени на раздумья и пустые сомнения у Аркадии совсем не осталось.
  Джеймесон тем временем вернулся на первый этаж и приказал Паркинсу организовать торжественную встречу в жемчужной столовой.
  - Но завтракать мы будем в малой, - уточнил алетр. - У нас медовый месяц, создайте романтическую обстановку.
  - Как прикажете, алетр Джеймесон, - поклонился слуга и поторопился исполнить поручения.
  Джеймесон остался у подножия парадной лестницы, раздумывая. Не послать ли в самом деле к жене служанку. Хорошую, не ту паршивку, что разбудила его сегодня. Ту он вообще собирался выставить вон сразу, как сможет связно разговаривать. Но потом сжалился и приказал перевести её в кухню, чтоб на глаза не попадалась больше.
  Аркадия не торопилась. Пусть договориться с духом не получилось, дверь тот уже не держал. Значит, начало положено. А ещё это значило. Что ни в коем случае нельзя делать резких движений, даже брать с собой самые безобидные настойки.
  'Даже не думать! - поправилась девушка, почувствовав, как в воздухе накапливается напряжение, и глубоко вздохнула: - Пора!'
  Гостей сегодня Джеймесон не ждал никаких. Никто не решился бы нарушить первое брачное утро, по его мнению. Поэтому услышав настойчивый стук в парадную дверь, пошёл и открыл сам.
  - Какой приятный сюрприз, благородный алетр! - воскликнула алетр Кетрин, как всегда безупречно одетая и непривычно для алетра бестактная. Нет, он слышал о её странностях, но не придавал значения. И даже был рад, что эта женщина взялась опекать его невесту. А теперь придавать значение стало поздно.
  Не дожидаясь приглашения, Кетрин Мальвиоз стремительно прошла в холл, резко обернулась и прошлась по мужчине изучающим взглядом.
  - Я прошла поздравить вас обоих с началом чудесного периода познания друг друга! Где же счастливая новобрачная?
  - Она скоро спуститься, - предельно холодно ответил Джеймесон.
  - Ах! Вы, должно быть, чересчур утомили бедняжку! - наигранно попеняла алетра.- Я слышала немало хорошего о ваших возможностях.
  Джеймесону показалось, что глаза женщины сверкнули, и он почувствовал себя куском хорошо прожаренной говядины, в который целятся вилкой.
  Именно этот момент выбрал дворецкий, чтобы объявить:
  - Слуги ждут, мой господин!
  - Ах! - тут же вступила алетра Кетрин.- Представление хозяйки! Это так волнительно, благородный алетр! Уверяю вас, каждый раз, как первый! Надеюсь, вы не станете возражать, если я останусь и поддержу юную наместницу.
  Джеймесон успел устать от её навязчивости и потому ответил резко:
  - Я и сам могу поддержать свою жену.
  Кетрин укоризненно покачала головой и плывущей походкой направилась к алетру.
  - Вы, мужчины, порой так недальновидны. Есть вещи, которые могут правильно сделать только женщины.
  Остановившись в двух шагах, Кит изобразила сокрушенный вздох в попытке уловить запах Арчи. Но всё глушил перегар пополам с одеколоном.
  Арчи вывернула на лестницу и застыла, глядя на мужа и неожиданную гостью. Та стояла настолько близко к Джеймесону, что Арчи испытала совершенно неуместный приступ ревности. Но в то же время дружеская поддержка обрадовала.
  Стоило только Аркадии оказаться на нижних ступенях, как Кит бросилась к лестнице и стиснула подругу в не по-женски крепких объятиях:
  - О! Милая! Ты прекрасно выглядишь!
  - Любопытство сгубило кошку, - выдохнула Арчи прямо в ухо любопытной кошке.
  Кошка же только фыркнула и плавно обернулась к алетру, продемонстрировав себя со всех сторон. Арчи ни капли не изменилась и совершенно не пахла мужчиной.
  - Что ж, теперь я могу поздравить вас двоих с успешным началом совместной жизни.
  И Арчи с трудом удалось удержать лицо, и руки при себе.
  
  
  
Оценка: 6.04*10  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  A.Summers "Воздушные грани: в поисках книги жизни" (Антиутопия) | | С.Суббота "Я - Стрела. Тайна города нобилей" (Любовное фэнтези) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки - 2. Печать демонов" (Любовное фэнтези) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Вивьен. Тень дракона" (Любовное фэнтези) | | В.Казначеев "Искин. Игрушка" (Киберпанк) | | Кин "Новый мир 2. Испытание Башни!" (Боевое фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"