Zalesski Vladimir Vladimirovich: другие произведения.

Dialogue about the first publication of M. Gorky

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Диалог о первой публикации М. Горького Dialogue about the first publication of M. Gorky

  Диалог о первой публикации М. Горького
  Dialogue about the first publication of M. Gorky
  
  
  
  Горький вышел из-за стойки библиотекаря и направился к столам, где можно было выпить чашку кофе.
  Gorky came out from behind the a rack of the librarian and has gone toward tables where it was possible to drink a cup of coffee.
  
  
  Его окружили несколько читателей и читательниц - посетителей кафе-библиотеки. Кто-то попросил:
  He was surrounded several readers and readeresses - visitors of cafe-library. Someone has asked:
  
  
  - Расскажите, пожалуйста, Алексей Максимович, как был опубликован Ваш первый рассказ.
  - Tell, please, Alexei Maksimovich about your first publication. How your first story was published?
  
  
  - Если вы откроете, например, собрание моих сочинений в 30-ти томах, то увидите, что "Макар Чудра" опубликован без какого-либо подзаголовка.
  - If you open, for example, the collection of my literary works in 30 volumes, then you will see that "Makar Chudra" is published without any subtitle.
  
  
  Но в примечаниях вы можете встретить слово "рассказ". Однако автор примечаний не я. Я же в своей автобиографии "Алексей Максимович Пешков, псевдоним Максим Горький" называю это произведение "очерком".
  But in additional comments you can find the word "story". However, I am not the author of the comments and notes. I in the autobiography "Alexei Maximovich Peshkov, pseudonym Maxim Gorky" call this work the "essay".
  
  
  - Как же правильно назвать Ваше первое опубликованное произведение "Макар Чудра"? - последовал вопрос от кого-то из читателей. - Историко-литературные поиски обнаружили несколько опубликованных Ваших строк и до "Макара Чудры". Но эти строки самостоятельным произведением не являются. Их мы в расчет не берем.
  - How it is correct to call your's first published work "Makar Chudra"? - the question from someone from readers has followed. - A historico-literary search has found several your lines published and until "Makar Chudra". But these several lines aren't the independent work . We don't take them into account.
  
  
  - Назовите "песней", - пошутил Горький - Песней старого дуба.
  - Call a "song", - Gorky has joked - the song of the old oak.
  
  
  - Читатели заулыбались. Горький продолжил:
  - Readers began to smile. Gorky continued:
  
  
  - В "Макаре Чудре" объединены два произведения.
  - In "Makar Chudra" two works were united.
  
  
  В одном описывается сам Макар Чудра и наша с ним беседа. Это произведение, наверное, можно назвать очерком.
  In one work the man Makar Chudra was described and the our's with him conversation. This work can probably be called an essay.
  
  
  Второе произведение - это "быль". "Быль", рассказанная бывалым цыганом - Макаром Чудрой. Причем, быль - волшебная. "Ты ее запомни и, как запомнишь, - век свой будешь свободной птицей".
  The second work - is the "Byl" (a kind of a people's legend). The legend, told by a seasoned man of Gypsy people, - Makar Chudra. Moreover, this legend - is a magical. "Memorize this legend, and, when it will been memorized, you will be a free bird during all your long life."
  
  
  Горький сделал паузу и подчеркнул:
  Gorky has made a pause and has emphasized:
  
  
  - Я запомнил.
  - I memorised.
  
  
  Кто-то из читательниц подала шутливую реплику:
  Someone of readeresses gave a playful remark:
  
  
  - Цыганский заговор?
  - A Gypsy spell? A Gypsy's word combination for magic?
  
  
  Горький улыбнулся в ответ.
  Gorky smiled in the answer.
  
  
  Читатели с уважением смотрели на него.
  Readers with respect watched on him.
  
  
  - Так почему же "песня"? - проявил нетерпение кто-то из читателей.
  - So why "song"? - someone from readers has shown impatience.
  
  
  - Макар Чудра, рассказчик волшебной "были",... - начал отвечать на вопрос Горький...
  - Makar Chudra, the story-teller of the magic "legend"... - Gorky has begun to answer a question...
  
  
  - "был похож на старый дуб, обожженный молнией, но все еще мощный, крепкий и гордый силой своей", - продолжил за Горького читатель - обладатель отличной памяти.
  - "he was similar to the old oak burned with a lightning, but still powerful, strong and proud of the force", - the reader - the owner of an excellent memory has continued after Gorky.
  
  
  - Учитывая поэтичность волшебной "были", ее можно назвать песней, - догадалась одна из читательниц. - Получается: "песнь старого дуба".
  - Taking in account a poetry style of the magical "legend", it is possible the "legend" to call - the "song", - one of readeresses has guessed. - It turns out: "the song of the old oak".
  
  
  Горький улыбнулся в усы:
  Gorky has smiled in moustaches:
  
  
  - Рассказ - очерк - заговор - быль - песнь...
  - A story - an essay - a spell - a "byl" (a kind of a people's legend) - a song...
  
  
  Предоставив слушателям возможность сделать выбор самостоятельно, Горький продолжил:
  Having given to listeners an opportunity to make a choice independently, Gorky has continued:
  
  
  - После моих пешеходных путешествий по Руси у меня начала появляться пусть и микроскопическая, но - известность, формироваться какая-никакая репутация.
  - After my pedestrian travel across Russia has begun to appear at me let and microscopic, but - a popularity. A some reputation was formed .
  
  
  Расставаясь периодически с положением наемного работника и становясь на некоторое время относительно свободным человеком, я расширял круг общения. Мне стали попадаться культурные доброжелательные меценатствующие - европейского склада? - люди. Благотворители. Добродеятели.
  Parting periodically with the position of a hired worker and become for a some time a relatively free man, I have expanded a circle of contacts. I began to see of a cultural, a friendly, a benevolent humans. Humans of European views? Benefactors. Philanthropists.
  
  Горький сделал паузу и уточнил:
  Gorky has made a pause and has specified:
  
  
  - Вы должны понять, уважаемые слушатели, что, прибыв в Тифлис (до 1936 название города Тбилиси), я не был в положении человека, обладающего возможностями документировать происходящие со мною события. Бесспорным является факт публикации в тифлисской газете моего очерка-были-рассказа "Макар Чудра".
  - You have to understand, dear listeners, that, having arrived in Tiflis (till 1936 the name of the city of Tbilisi), I wasn't the person having potential to document the events happening to me. The fact of the publication in the newspaper of the city of Tiflis, - "The Caucasus", - of my essay - the legend - the story "Makar Chudra" is indisputable.
  
  
  Этот факт бесспорен. Все остальное - это работа памяти. Памяти моей и тех, с кем я в то время в Тифлисе встречался. Но кто ставил задачу специально запоминать происходящие в то время события? Кто вел дневники? И были ли такие дневники обнаружены?
  This fact is indisputable. All the rest is a work of memory. Of my memory and memory of those whom I at that time in Tiflis met. But who set a task to specially remember the events which were taking place at that time? Who kept diaries? And whether such diaries have been found?
  
  
  Мое дальнейшее повествование о первой публикации моего произведения - это весьма близкая к действительности версия, в которую могут быть внесены и какие-то поправки.
  My further narration about the first publication of my work is a version. The version is a very close to the truth. The version to which also some amendments can be made.
  
  
  В "Дешевой библиотеке" я знакомлюсь с Александром Мефодиевичем Калюжным.
  In "The Cheap library" I get acquainted with Alexander Mefodievich Kalyuzhny.
  
  
  Кто такой А.М. Калюжный - если обобщенно?
  Who is A. M. Kalyuzhny - if to speak generally?
  
  
  В моей автобиографии, напечатанной в 1899 году, я называю его "человеком вне общества". Почему "вне общества"?
  In my autobiography, published in 1899, I call him "the man outside of society." Why "outside society"?
  
  
  А.М. Калюжный был родом из дворян, из хорошей, даже влиятельной, семьи. Родился в 1853 году в Полтавской губернии. Земляк Гоголя. Окончил Полтавскую гимназию. Учился в Харьковском университете. Участвовал в народовольческом движении. Последовали аресты. Возможно, - Карийская каторга. Жизнь в Сибири. Далее с 1890 года - служба в Тифлисе в Управлении Кавказской железной дороги.
  A.M. Kalyuzhny was from noblemen, from a good, even an influential, family. He was born in 1853 in the Poltava province. Gogol's fellow countryman. He have graduated the Poltava gymnasium. He studied at the Kharkiv university. He participated in the movement of Narodnaya Volya. Arrests have followed. Perhaps, - Kara katorga (penal servitude). The life in Siberia. Further since 1890 - the service in Tiflis in the Management of the Caucasian railroad.
  
  
  Позволю себе предположить, что с какого-то момента революционная деятельность перестала увлекать А.М. Калюжного, он отошел от "движения".
  I will dare to assume that since some moment a revolutionary activity has ceased to carry away A.M. Kalyuzhny; he has departed from a "movement".
  
  
  В далеком от Петербурга Тифлисе А.М. Калюжный устроился на работу, требующую интеллекта и образованности. Но его оппозиционное прошлое было известно. В каком-то смысле от одних он отошел, а к другим еще окончательно не возвратился. Вот и стал кем-то вроде человека "вне общества". Возможно, жизненные катаклизмы, опыт сформировали в этом, приближающемся к сорокалетнему возрасту, человеке особую жизненную позицию, стремление к деланию добра.
  In Tiflis, far from St. Petersburg, A. M. Kalyuzhny has got a job, which was demanding an intelligence and education. But his oppositional past was known. In some sense he has departed from ones, and to others still finally wasn't returned. Here also he became someone like a person "out of society". Perhaps, vital cataclysms, a personal experience have created in him, man, approaching forty-year age, the special views, an aspiration to making of good.
  
  
  Летом 1892 года, отправив семью на дачу, Калюжный предлагает мне - в тот период я зарабатывал на жизнь работой грузчика на железной дороге - перейти к нему на квартиру. И предоставляет мне свободную комнату.
  In the summer of 1892, having sent family in a country house, Kalyuzhny invited me, - during this period I earned a living by work of the loader at the railroad, - to move to his apartment. Also he provided me the free room.
  
  
  Для меня, пешеходного путешественника, такое приглашение открывало возможности: жить в "человеческих" условиях, не платить за съемное жилье, общаться с культурным, образованным, бывалым, опытным человеком.
  For me, the foot traveler, such invitation opened opportunities: to live in "human" conditions, not to pay for rental housing, to communicate with the cultural, educated, skilled, experienced person.
  
  
  Я рассказывал ему свои приключения во время странствий. Услышав однажды рассказ о моей встрече с цыганом на берегу Дуная, Калюжный встал, взял меня за плечо и вывел в предоставленную мне комнату.
  I told him about my adventures during my travels. Once he heard a story about my encounter with the Gypsy man on the banks of the Danube. Kalyuzhny got up, took my arm and led me in the provided room.
  
  
  - На столе - бумага,- сказал он.- Запишите-ка то, что мне рассказывали. А до тех пор, пока не напишете, не выпущу!
  - On a table - is a paper, - he said. - Write down what I was told. And until you write, I won't release you!
  
  
  Трудно было писать. Но Калюжный и слушать ничего не хотел, пока рассказ не был готов.
  It was difficult to write. But Kalyuzhny nothing wanted to listen while the story wasn't ready.
  
  
  Свободная комната и "человеческие" условия сыграли свою роль. Я сумел сосредоточиться. И написал "Макара Чудру".
  The free room and "human" conditions have played a role. I have managed to concentrate. I have written "Makar Chudra".
  
  
  Я отнес очерк-быль-рассказ в газету "Кавказ". Текст принял знакомый Калюжного - журналист Владимир Цветницкий.
  I have carried the essay-byl-story in "The Caucasus" newspaper. The friend of Kalyuzhny - the journalist Vladimir Tsvetnitsky - took my text.
  
  
  Работая на должности грузчика, я не имел возможностей выяснять биографические детали относительно людей, принявших участие в моей первой публикации. О Владимире Цветницком у меня почти нет сведений. Могу составить предположительное суждение, что Владимир Цветницкий был также до некоторой степени человеком "вне общества". Возможно, он был родом из Малороссии. Если так, то Калюжный и Цветницкий были земляками, что не мало значило в Тифлисе, городе, далеком от центра России.
  Working at the loader's position, I had no opportunities to find out biographic details concerning the people who have taken part in my first publication. About Vladimir Tsvetnitsky I almost have no data. I can make the presumable judgment that Vladimir Tsvetnitsky was also to some extent a person "out of society". Perhaps, he was from Malorossiya. If so, then Kalyuzhny and Tsvetnitsky were fellow countrymen that meant in Tiflis, the city far from the center of Russia, much.
  
  
  Владимир Цветницкий вроде бы начал получать религиозное образование на родине, но по каким-то причинам был отчислен из учебного заведения. Религиозное образование, пусть и не законченное, давало хорошую подготовку. В далеком от Петербурга и Москвы Тифлисе, где уровень профессиональной конкуренции был относительно не высок, недоучившийся семинарист (по моим предположительным сведениям) Цветницкий устроился на работу в газету. Снова подчеркну, что мои сведения о Владимире Цветницком - документально не подтвержденные.
  Vladimir Tsvetnitsky, it seems, has begun to get religious education in the homeland, but has been for some reason expelled from educational institution. A religious education, let and not finished, gave a good preparation. In Tiflis, - far from St. Petersburg and Moscow, - where the level of the professional competition was rather not high, the seminarist of not full course (according to my presumable data) Tsvetnitsky has got a job in the newspaper. Again I will emphasize that my information about Vladimir Tsvetnitsky - documented not confirmed.
  
  
  Предполагаю, что сотрудник газеты Цветницкий оказал внимание принесенному мною тексту. С рекомендацией Калюжного я был для Цветницкого "не чужой".
  I assume that the employee of the newspaper Tsvetnitsky has paid attention to the text brought by me. With the Kalyuzhny's recommendation I was "not the stranger" for Tsvetnitsky.
  
  
  Через некоторое время состоялась моя встреча с редактором, худощавым стариком в золотых очках. В редакцию я пришел не как "прохожий с улицы", но как человек, известный служащему Управления Кавказской железной дороги Калюжному и сотруднику газеты Цветницкому.
  After a while my meeting with the editor (the head of the edition office), the thin old man in gold points, has taken place. I have come to the edition office not as "a passerby from a street", but as the person famous to the employee of the Management of the Caucasian railroad Kalyuzhny and the employee of the newspaper Tsvetnitsky.
  
  
  Редактор внимательно читал рассказ "Макар Чудра". Сама публикация была - судя по беседе - как бы предрешенной. Вопрос был в другом.
  The editor attentively read the story "Makar Chudra". The publication was - judging by a conversation - kind of predetermined. The question was in another.
  
  
  - Так...- сказал редактор, кончив чтение, и с удивлением оглядел мою, несколько нескладную, фигуру.- Однако тут нет подписи. Как подписать? Кто вы?
  - So...-the editor has told, having terminated reading, and with surprise has inspected my, somewhat clumsy, a figure. - However there is no signature. How to sign? Who are you?
  
  
  Я колебался. Отсутствие сколько-нибудь длительных дискуссий относительно текста "Макара Чудры" дало мне возможность сосредоточиться. Наконец, махнув рукой, я сказал с решительным видом: "Хорошо, подпишите так: Максим Горький".
  I hesitated. The absence some long discussions concerning the text of "Makar Chudra" has given me the chance to concentrate. At last, having waved a hand, I have told with a resolute look: "Well, sign so: Maxim Gorky".
  
  
  Через три дня после написания "Макар Чудра" был опубликован в газете "Кавказ", в N 242 за 12 сентября 1892 года.
  In three days after writing "Makar Chudra" has been published in "The Caucasus" newspaper, in N 242 of September 12, 1892.
  
  
  Обычно констатируют факт моей первой публикации в тифлисской газете "Кавказ". А разве удачно выбранный литературный псевдоним - событие меньшего значения?
  Usually establish the fact of my first publication in the Tiflis's newspaper "The Caucasus". And a successful choice of literary pseudonym - is an event of a smaller value?
  
  
  Слушатели молчали.
  Listeners were silent.
  
  
  - С этого момента у любого любителя литературы появилась возможность прочитать "цыганский заговор" (точнее - "быль"), запомнить его и - после запоминания, - век свой быть свободной птицей, - шутливо добавил Горький. - Я лично так и сделал.
  - After this moment any lover of literature had the opportunity to read a "Gypsy spell" (or rather - "byl" [legend]), to memorize this legend, and - after the memorizing, - all long life to be a free bird, - jokingly added Gorky. - I personally so and have made.
  
  
  - Появилось новое имя в литературе! - констатировал кто-то из слушателей.
  - The new personality and the new name has appeared in the literature! - stated someone from the audience.
  
  
  Горький промолчал. Выпив глоток кофе, он продолжил:
  Gorky has kept silent. After the drinking a sip of coffee, he continued:
  
  
  - Сама газета "Кавказ", как можно понять, была близка к правительственным кругам. Вроде бы, кто-то использовал оборот: "газета, близкая к губернатору". За точность не ручаюсь. Используя современную терминологию, ее можно назвать проправительственной газетой.
  - The newspaper "The Caucasus" as it is possible to understand, was close to government circles. It seems, someone used a word combination: "the newspaper close to the governor". I don't warrant for an accuracy. Using a modern terminology, it is possible to call it the pro-government newspaper.
  
  
  Итак, благодаря проправительственной газете и двум благодетелям, людям "вне общества", один из которых был отошедшим от "дел" оппозиционером, а другой, возможно, - бывшим семинаристом, я - пешеходный путешественник и грузчик, завсегдатай библиотек и любитель литературы - смог опубликовать свое первое произведение.
  So, thanks to the pro-government newspaper and two benefactors, persons "out of society", one of which was the oppositionist who has departed from "affairs", and another, perhaps, - the former seminarist, I am a foot traveler and the loader, the frequenter of libraries and the fan of literature - I could publish the my first work.
  
  
  Обратите внимание, уважаемые слушатели, что в "Макаре Чудре" нет никакой особой "критичности". Отсутствует какой-либо "негатив" по отношению к существующему строю. "Идешь ты, ну и иди своим путем, не сворачивая в сторону. Прямо и иди. Может, и не загинешь даром. Вот и все, сокол!"
  Pay attention, dear listeners, that in "Makar Chudra" there is no special "criticality". There is no "negative" in relation to the existing social system. "You is walking? And go your way, do not turning aside. Directly go. Maybe you will not disappear in vain. So! And nothing else! Be a Falcon!"
  
  
  Горький промолчал. Снова выпил глоток кофе. Затем улыбнулся:
  Gorky kept silent. Again drank a sip of coffee. Then smiled:
  
  
  - Так вот и была опубликована моя "Песнь старого дуба"... Как-то гладко все получилось? Тифлис - Калюжный - Цветницкий - газета "Кавказ" - публикация? Всему этому удачному "комплекту событий" мне было предпослано испытание. Читайте о нем в моем рассказе "Мой спутник".
  - And so my the "Song of an old oak" has been published... Somehow smoothly everything has turned out? Tiflis - Kalyuzhny - Tsvetnitsky - "The Caucasus" newspaper - the publication? The test has been sent to me - before all this successful "set of events". Read about the trial in my story "My Satellite".
  
  
  Горький едва заметно вздохнул.
  Gorky has hardly considerably sighed.
  
  
  Читатели приняли рассказ Горького дружными аплодисментами.
  Readers have accepted the memories by Gorky a burst of applause.
  
  
  - "Я в мир пришел, чтобы не соглашаться", - улыбнулся Горький, подводя итог беседе и рассказу о свой первой публикации.
  - "I have come to the world to not agree". "To be a novator", - Gorky has smiled, summing up the conversation and completing the memories about the first publication.
  
  
  
  17 июня 2017 года
  June 17, 2017
  
  
  Translation from Russian into English: April 29, 2018 10:31. ("Russian and English" version of the presentation). Владимир Владимирович Залесский 'Диалог о первой публикации М. Горького'.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) М.Чёрная "Невеста со скальпелем - 2"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Eo-one "Люди"(Антиутопия) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Легион"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"