Запорожан Кирилл Иванович: другие произведения.

Наследие Первого Мастера

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава третья.
  Наследие Первого Мастера
  Пусты дороги, слепит мрак,
  Я не с тобой, но я не враг.
   "Catharsis"
  Коня я притормозил только когда обширные виноградники города Стария остались позади. Внутри у меня все бурлило и клокотало, но мучить из-за этого животное было бы неправильно. Теперь целый город считает, что я - Первый Мастер и даже откровенная демонстрация моих некротических способностей не заставила людей думать иначе. Я - возрожденный символ блага и процветания Вельтеррона. Мысль о возможных культах, пророках и последователях вызвала у меня кривую улыбку, но не более.
  Что же произошло со мной самим? Почему я клялся богиней Смерти, хотя слышал ее имя только однажды, да и то от Невеара? И если я вхожу в роль, то в чью роль я вхожу?
  Зато Невеар веселился во всю, и его колкие выпады постоянно проносились у меня в голове.
  "Нет, ты видел их лица. Особенно баронессы, перед ее преображением, - хохотал король-призрак. - Но откуда ты узнал, что она нага?"
  - Я не знал.
  "Но ты же сказал, что предполагал ", - изумился некромант.
  - Было в ее поведении что-то... змеиное.
  "А, - Невеар ненадолго замолчал, но потом продолжил: - Но ты все равно виртуозно справился с нагом. Даже я не додумался бы использовать заклинание "Быстрая смерть" против энергетического вампира".
  - Так вот как оно называется.
  "Темный, что не так?" - наконец-то уловил мое настроение некромант.
  Я помолчал, дожидаясь, пока мы не разминемся с нагруженной капустой телегой. Возница на облучке покосился на раннего конного путника и подхлестнул лошадь. Несмотря на то, что солнце уже до половины выглянуло из-за горизонта, дорога была еще пустынна и вполне возможно, что небезопасна.
  Высокие колоски травы склонились с обочины на дорогу и на них поблескивали капельки росы, жемчужинами раскатившиеся по листикам и травинкам. Остановившись у дикой яблони, я сорвал три мелких, но сладких, как мед яблока. Все-таки я покинул замок в спешке, не позавтракав и не озаботившись о провизии на дорогу.
  И только тронувшись в путь, я ответил на вопрос Невеара:
  - Я не Первый Мастер!
  "Я знаю", - ответил некромант.
  - Но они не знают! - я почти кричал. - И как бы быстро я не гнал коня, слухи о моем возвращении... тьфу, блин... о его возвращении все равно окажутся быстрее. Ты представляешь, что будет? Особенно когда я надену кольчугу и возьму в руку секиру.
  "Представляю", - расхохотался Невеар. - "Толпы фанатов, поклонниц, друзей и подлиз".
  - Мне не нужно лишнее внимание, как ты не понимаешь!
  "Тогда не одевай кольчугу. Спрячь в походный мешок до поры до времени, - хохотнул Невеар. - В любом случае, Темный, что сделано, то сделано. Ты взвалил на себя нелегкую ношу. И тебе ее нести. А все из-за..."
  - Заткнись, - оборвал я некроманта. - Ты прав. Как обычно, впрочем.
  Призрак усмехнулся и довольно замолчал, а я подумал об Ане. Находясь в этом новом, чужом и странном мире, я ни на секунду не забывал о ней. Ради этой девушки я уничтожил бандитские верхушки Темного города, прошел пешком по заснеженным равнинам своего квадрата и дрался с Видящим. И все равно не смог ее спасти. Рука моя непроизвольно сжала поводья. Возможно, если бы наша встреча в "Звездном Сиянии" закончилась по-другому, я бы не отправился ее спасать. Хотя разве разлюбил бы я ее, если бы Тень перестала меня любить? Конечно же, нет.
  Так в невеселых раздумьях я продолжал двигаться на восток к горам. Спустя полчаса после того, как я миновал место, с которого в прошлый раз сошел на тракт, сзади послышался топот копыт. Я обернулся. В пыльном облаке, поднятом копытами трех коней, меня догоняли три всадника.
  - Господин Первый Мастер, господин Первый Мастер, постойте! - крикнула Кира, увидев, что я обернулся.
  Я придержал коня, и вскоре троица поравнялась со мной, осаживая разгоряченных скакунов.
  - Господин Первый Мастер, мы решили составить вам компанию, - усмехнулся шут. На поясе его висела шпага, а за спиной торчал гриф гитары. Лик Ламберта светился, словно начищенный серебряный поднос. Похоже, Милада действительно полностью избавилась от проклятия.
  - Я не Первый Мастер. Меня зовут Темный.
  - Но, господин Первый Мастер, - Пауль откинул забрало, - все видели Ваш знак. И Ваше мастерство.
  - Глухих повезли, - буркнул я, глядя на рыцаря.
  - А? - не понял тот.
  - Я говорю: "Глухих повезли"! - заорал я. - Догоняйте. Потому что вам с ними по пути. Я не Первый Мастер! Тем более, зачем вам составлять мне компанию?
  - Но ведь ты же спас наш город, - ответила Кира. - И мы у тебя в долгу.
  - Я вас прощаю. И не нуждаюсь в спутниках.
  - Мы все равно пойдем с тобой, - упрямо посмотрел на меня рыцарь.
  - Удачи, - я хлестанул вожжами, и Годрик двинулся вперед.
  Троица недоуменно переглянулась, но направила своих коней следом. Я вздохнул. Сейчас я действительно не нуждался в спутниках. Как только по Вельтеррону поползет слух, что вернулся Первый Мастер, Видящий несомненно поймет, что это я и начнет на меня охоту. И тогда всякий, кто окажется рядом со мной, будет подвержен опасности.
  - И все-таки, зачем вы отправились следом? - молчать было глупо, тем более, что молчал только я один. Троица же трепалась во всю, обсуждая события сегодняшнего утра.
  - А мы не следом. Мы сами по себе, - Пауль ответил так, словно это не они увязались за мной, а я за ними. - Я - странствующий рыцарь и мое дело странствовать, хоть я и уроженец Старии.
  - А я воровка и мне надолго нечего задерживаться в родном городе, - откликнулась Кира. - И все-таки Первый Мастер был великолепен, хотя я никогда не слышала о том, что он владел некромантией.
  Эту фразу она произнесла так, словно меня здесь не было.
  - Я не Первый Мастер, - в который раз повторил я.
  - Конечно, конечно, - кивнул Ламберт. - И знак конечно тоже не Ваш.
  - Шут, вот объясни мне, - я развернулся к парню. - Ладно, эти двое, странствующие воры, с ними все понятно. Молодая кровь, старинные легенды и предания. Приключения. Но твоя-то леди вернулась. Стала прежней. Теперь ты можешь рассказать ей о своей любви и жить долго и счастливо.
  - Я пообещал вернуться, - с довольной улыбкой ответил шут, и стало ясно, что в любви он уже признался и даже получил положительный ответ.
  - Был у меня один друг, - я сделал особое ударение на слове "был". - Тоже пообещал вернуться. Не вернулся.
  Я не стал уточнять, что не вернулся Серега потому, что ему не к кому было возвращаться.
  - Не повезло, - отмахнулся шут. - Господин Первый Мастер, а куда вы направляетесь?
  - В столицу.
  Сзади раздались смешки.
  - Что? - я придержал Годрика.
  - Но, господин Первый Мастер, - Кира усмехнулась. - Столица на северо-западе.
  - Что ж вы сразу не сказали, - спросил я, разворачивая коня, больше обращаясь к Невеару, чем к своим невольным спутникам. - И не смейте называть меня господином и тем более Первым Мастером.
  - Да, господин Первый Мастер...
  
  - Далеко до столицы? - поинтересовался я, когда наши кони наконец-то пошли в нужную сторону.
  - По тракту дня три, - подсказала Кира. - По пути два постоялых двора и один город, даже меньше, чем наша Стария.
  - А не по тракту?
  - Через степь будет на день быстрее, но...
  - Но? - я приподнял бровь.
  - Слухи, гос... Темный, слухи, - вовремя поправился шут. - В последнее время в нашей стране стало неспокойно. Как в городах, так и за их пределами. Не разбойники, но что-то похуже выбралось из своих нор и теперь устанавливает свои права на землях Лирии и всего Вельтеррона.
  - В последнее время? - вновь переспросил я.
  - Месяца полтора-два назад, - пожал плечами Ламберт. - Крестьяне жаловались на хоблов, которые задрали пару коров. Вместе с хозяевами.
  - Хоблы? - удивился я. - Разве они не живут поодиночке и ростом чуть выше колена?
  Троица расхохоталась.
  - Не думал, что хоблы настолько обмельчали. - Ламберт смахнул с глаза слезинку. - Те, кого ты описал, именуются хоббами, а хоблы - двухметровые зеленые дылды, живут в степях и посадках, и охотятся на крупных животных. Очень редко нападают на людей. До недавнего времени. Живут семьями по пять-семь особей. Несмотря на высокий рост, легко прячутся в траве и так охотятся.
  - И это все?
  - А этого мало?
  Я задумался. С одной стороны пять или семь равнинных монстров вряд ли смогут доставить нам какие-то проблемы, тем более, что они не нападают на людей. К тому же мне не хотелось вновь проезжать мимо города. Мало ли. Кто-то заметит, кто-то узнает и вот я уже окружен толпой горожан, восхваляющих Первого Мастера.
  С другой стороны я не запасся продуктами, да и ночевать на постоялом дворе куда приятнее, чем в степи. Однако же целый день экономии.
  - Сворачиваем, - распорядился я. - Надеюсь, нам хватит продуктов?
  - Зайцев настреляем, - беспечно улыбнулась Кира, демонстрируя небольшой лук. - Или перепелок. А зачем мы едем в столицу?
  Кони свернули с дороги и направились на северо-запад. Прошуршала в траве вспугнутая ящерица, колыхнулась трава, в которой кое-где попадались стебли пшеницы и ржи, клонящиеся к земле. Некоторые, правда, уже были подчищены птицами и мышами-полевками, но таких колосков было довольно много. Возможно, на этом поле раньше постоянно сеяли зерно и забросили его всего пару лет назад. Годрик слегка всхрапнул, но все же раздвинул копытами спутанную траву и ступил на уже прогретую солнцем землю.
  - Я не знаю, зачем в столицу едете вы, а я ищу записи, касающиеся Первого Мастера.
  - Хочешь проникнуть в королевскую библиотеку? - поинтересовался Пауль.
  - Почему проникнуть? - не понял я. - Разве библиотека не должна быть общедоступной?
  - В общем-то да, - кивнул рыцарь. - Но библиотека в столице занимает целый жилой квартал. Там несметное количество записей и все они прекрасно охраняются.
  - Ну, думаю, что Первому Мастеру они не откажут, - я усмехнулся. - На месте разберемся.
  - Может и не откажут, - пробормотал Пауль. - А может...
  Мы двигались на север, постепенно забирая к западу. Стария по моим прикидкам осталась позади, и можно было слегка расслабиться. И попрактиковаться. Но нити магии опять переплетались друг с другом, и чтобы смотать одну из них в клубок требовалось очень много времени. Провозившись с невидимыми нитями до полудня, но, так и не соединив зеленую с красной, я плюнул и бросил это гиблое дело.
  Степь простиралась вокруг на многие и многие мили. Сухая, но еще не потрескавшаяся земля была покрыта густой, переплетающейся друг с другом травой, сквозь которую даже лошади пробирались с некоторым трудом. Вперемешку росли клевер, ковыль, и репейники. Попадались и полевые цветы. Ромашки, васильки, колокольчики и даже тюльпаны радовали глаз. В этом разнообразии трав и цветов особенно выделялись ярко-красные маки, которые росли целыми участками. Вообще поле напоминало гигантское лоскутное одеяло. В такой траве действительно могли скрываться даже двухметровые хоблы.
  Однажды попался даже цветок подсолнуха, непонятно как оказавшийся среди степи. Но от человеческого жилья мы были уже довольно далеко, так что здесь не было вездесущих воробьев, и шляпка подсолнуха была полна крупных зерен. Этим незамедлительно и воспользовался шут, срезав шляпку и разделив ее на четыре части.
  Часто попадались муравейники. Иногда в траве шелестели вспугнутые змеи, но больше никакой живности нам не встречалось. Лишь высоко в синеве над степью завис одинокий сокол. Широко распахнув крылья, он парил в высоте совершенно свободный и независимый. Ему не нужно было искать сумасшедшего жреца и готовиться к битве с кровожадным демоном. Ему не нужно было любить...
  Пообедали мы прямо в седлах, не останавливаясь. Пауль любезно поделился со мной хлебом и копченым мясом. Запили этот скудный обед мы водой из фляги, хотя я был уверен, что вино имелось у всех. Но пить вино в такую жару не хотелось.
  Было действительно жарко. Солнце припекало, и рыцарь избавился от стального доспеха, оставшись в сером камзоле. Шут насвистывал какую-то мелодию, иногда рука его тянулась к гитаре, но он одергивал себя - играть в седле было неудобно. Кира накинула на голову капюшон, то ли спасаясь от солнца, то ли по привычке пряча лицо. Я же просто расстегнул рубаху, но вскоре отказался от этой затеи. Слишком приставучими были мухи и мошки, роящиеся над степью.
  За целый день жара нас окончательно доконала, так что вечер мы встретили с радостью и остановились у неширокого ручья, не дожидаясь, когда полностью стемнеет. Кира растворилась в сумерках и через полчаса вернулась. Хотя за весь день мы не встретили ни одного ушастого жителя степи, воровке удалось подстрелить крупного серого зайца, уже нагулявшего жирок.
  На вопрос, где она умудрилась найти животное, да еще и в сумерках, девушка лишь довольно улыбнулась. Быстро распотрошив тушку, она обмазала ее глиной и сунула в угли, оставшиеся от костра. Все это время мы пользовались водой из фляги и не напрасно, потому что когда шут отправился наполнить опустевшую посуду, он совершил неприятное открытие.
  Сперва он склонился над ручьем и сморщился. Затем окунул палец в воду, облизнул его и тут же сплюнул.
  - В воде трупный яд, - сообщил он, обнажая клинок.
  Встревоженные, мы быстро поднялись на ноги, так же доставая свое оружие. Едва Пауль успел надеть свой доспех, как в кольцо света от костра шагнули шестеро двухметровых монстров. Зеленокожие, с обвисшей толстой шкурой, желтыми глазами и огромными ртами, с гнилыми пеньками зубов. Все сжимали в огромных лапах сучковатые дубины и, судя по всему, все были мужского пола.
  - Лошадей они не тронули, - буркнул Пауль.
  - Но лошади их не расслышали, - отозвалась Кира. - Их даже я не расслышала.
  - Похоже, они идут за нами и уже достаточно давно. Но их стоянка где-то неподалеку, раз вода отравлена. И еще вопрос, - Ламберт оглянулся на нас. - Почему они не напали на одинокую охотницу? Кира?
  - Еще скажи, что я с ними в сговоре, - фыркнула девушка.
  - Мне просто интересно, почему они ведут себя так нестандартно.
  - Возможно, их кто-то направляет, - я прикинул расстояние до первого монстра, но те пока не спешили атаковать, словно чего-то дожидаясь.
  - Хоблы примитивны, но именно поэтому плохо восприимчивы к магии, - шут внимательно следил за каждым движением гигантов. - Почему они не атакуют?
  - Может не голодные? - сострил я.
  - А может чего-то ждут, - Кира была сама серьезность. В ее изящной ручке тускло блестел длинный кинжал.
  И словно в ответ на ее слова над степью поплыл длинный переливчатый свист. Он все продолжался и продолжался, менял тональность, звучал то громко, то тихо, почти неслышно. Хоблы замерли, слушая свист, который дошел до своей самой высокой точки и резко оборвался.
  Двенадцать желтых глаз, полных ярости и злобы уставились на нас.
  - Амг, - рыкнул один из хоблов и вся стая ринулась на нас.
  Я рванулся вперед, уходя влево от замахивающегося дубиной монстра, одновременно разворачиваясь вправо, и впечатал булаву хоблу в грудь. Тот словно налетел на стеклянную стену, дубина вывалилась из его лапы и этот степной тролль рухнул мордой вперед. Я тут же метнулся к следующему монстру, ткнул его булавой в брюхо и тут же ударил справа по голове, проламывая висок.
  Пауль тем временем принял удар тролля на щит и рубанул в ответ. Палица вместе с отрубленной кистью упала в траву, и следующим ударом рыцарь снес монстру голову. Кира змеей ушла из-под удара своего хобла, легким движением подрезала ему коленные сухожилия, а когда тролль упал на колени, вонзила кинжал в основание зеленого черепа.
  А вот Ламберт меня удивил. Держа шпагу в правой руке, он плавно, я бы даже сказал, изящно избежал удара одного из двух оставшихся хоблов и оказался между ними. Несильно кольнув обоих зеленошкурых кончиком шпаги, он лишь вовремя пригнулся. Удары обоих хоблов нашли свою цель и оглушенные они стали падать на землю. Я подумал, что на этом все и закончится, но Ламберт крутанулся вокруг своей оси и сделал два молниеносных движения. Упали тролли уже мертвыми, и кровь тоненькой струйкой била из перерезанных шейных артерий.
  - Шесть - ноль, - подвел нехитрый подсчет шут. - В нашу пользу само собой.
  - Надо уходить, - Пауль отер лезвие топора о шкуру убитого монстра.
  - Почему? - удивился Ламберт. - Кролик еще не испекся.
  - Потому что, - начал рыцарь, но закончить ему не дали.
  Над ночной степью плыл свист. Он переливался и менял тональность, но звучал и звучал. И внезапно оборвался. В кольцо света шагнуло шестеро хоблов. Зеленокожие и с дубинами.
  - Амг, - рыкнул один из них.
  - Абргмфр, - дурным голосом заорал в ответ шут и, сделав молниеносный выпад, проткнул грудь хобла, разрывая легкое.
  Пауль вновь принял удар дубины на щит и, поменяв хват на топорище, ударил тролля между ног. Я заметил, как перекосилась физиономия Ламберта, и сам невольно вздрогнул. Захотелось чем-то прикрыть паховую область, но отвлекаться было некогда. На меня бросилось сразу трое и я, не долго думая, швырнул в них Волну Праха. Скорчившиеся, иссохшие тела рухнули на землю, рассыпаясь на части уже в полете. Последнего тролля зарубил Пауль, просто ударив монстра наискосок по груди. Хоблы были достаточно проворны, но это против крестьян. Против опытных воинов у них не было шансов. Но откуда же они здесь взялись?
  - Этого не может быть, - внезапно проговорила Кира.
  Во время последней схватки она напряженно всматривалась в темноту, но, кажется, ничего интересного так и не увидела.
  - Мы с самого начала не обратили внимания на то, что мы в степи. Очень далеко от деревень, где можно охотится, и лесов, где можно укрываться.
  - Хочешь сказать, что они следуют за нами?
  - Я хочу сказать, что их здесь вообще не должно быть. К тому же что это за хоблы? Они совершенно не обращают внимания на лошадей.
  - Уходим, - скомандовал я. - Пока не случилось еще чего-нибудь.
  Но едва мы начали взбираться на лошадей, как снова над степью раздался свист.
  - Твою ж гвардию, - выругался рыцарь, прямо из седла опуская топор на голову ближайшего хобла, появившегося из темноты. Голова тролля лопнула, как переспевший арбуз. Во все стороны брызнули осколки черепа.
  - Вперед, - Кира хлестанула вожжами свою лошадь, с места посылая ее в галоп.
  Мы устремились следом за воровкой, надеясь на ее ночное чутье. Проскакав минут двадцать, мы замедлили шаг. Погони не было и все вздохнули с облегчением. Еще спустя пять минут неспешной езды мы наткнулись на неширокий ручей, отравленный трупным ядом и запеченного в глине кролика, лежащего на чуть подстывших углях.
  А над степью уже звучал заунывный, меняющий тональность свист.
  - Однако, это начинает раздражать, - я спрыгнул с коня и вытащил Пьющего Души. Похоже, обычным оружием тут дело не решить.
  - Мы скакали по кругу? - от изумления Кира едва могла говорить. Еще бы, она привыкла доверять своему чутью воровки, а тут оно ее подвело.
  - Нас водили по кругу, - я замер, прислушиваясь к собственным ощущениям. - А возможно мы вообще скакали на месте.
  - Как такое возможно? - Пауль спрыгнул на землю.
  - Пока не знаю. В любом случае, пока мы не найдем источник свиста, выхода из этой замкнутой петли нам нет.
  Свист оборвался и из темноты вышли шестеро хоблов.
  - О, Мортис, - я возвел глаза к небу. - Это уже не смешно. Ни на что другое у тебя фантазии не хватает?
  На секунду над степью застыла тишина, а затем раздался негромкий смешок, переросший в хриплый, трескучий хохот.
  - Забавный глупый человечек, - казалось, голос невидимого существа заполонил все пространство вокруг. Определить оттуда он шел было невозможно. - Я хотел дать вам умереть спокойно, но ты сам попросил.
  - Почему ты хочешь нашей смерти? - поинтересовался я, подходя к самому ручью.
  - Господин приказал мне никого не пускать через мою степь, - усмехнулся невидимка. - Но ты, кажется, хотел разнообразия?
  Сзади что-то тихо хлопнуло, но я, не оборачиваясь, продолжал осторожно двигаться вдоль ручья. Почему-то я был уверен, что если его переступить, то петля опять замкнется, и мы снова окажемся на том же месте.
  - Темный, - вкрадчивым голосом позвал меня Ламберт. - Ты не мог бы отвлечься на минутку.
  - Не мог бы, - отмахнулся я.
  - Я настаиваю, - повысил голос шут и ритм его дыхания изменился.
  Вскрикнула Кира и лишь тогда я с неохотой обернулся. И сразу обрушил булаву на голову гигантского паука, подбирающегося ко мне сзади. Несмотря на то, что голова была довольно небольшой, по сравнению с остальным туловищем, я попал. Под булавой чавкнуло, жвала вывернулись вверх, и во все стороны брызнула зеленоватая жидкость. Паук засучил волосатыми лапами и осел брюхом на землю. Размером он был с хорошего мастиффа и весил примерно столько же.
  Легче всего с пауками расправлялся Ламберт. Пользуясь длиной своей шпаги, он беспрепятственно подрубал сочленения на лапах, а затем приближался к обездвиженному пауку и протыкал его насквозь. Пауль не менее успешно действовал топором, но на его доспехах появилась пара свежих вмятин, а вот Кире приходилось совсем туго. Ее кинжал был коротковат для схваток с подобными "многорукими" соперниками и все что оставалось делать девушке, это отбивать паучьи выпады и уклоняться от атак восьминогих монстров.
  Все это я оценил за долю секунды и опять вернулся к ручью. Разгадка была близко. Очень близко, я чувствовал это каждой клеточкой своего тела, но пока не мог понять, в чем же она.
  - Не хочешь помочь своим друзьям? - вновь подал голос невидимка, и вновь его слова прозвучали со всех сторон одновременно.
  - Сами справятся, - усмехнулся я, погружая лезвие Пьющего Души в ручей. Не знаю, почему я делал то, что делал. Все происходило само собой и было для меня таким же естественным, как дышать или пить. И я начал пить. Трупную воду из ручья.
  - Темный, что ты делаешь? - заорал Пауль, но я не слушал.
  Вопреки ожиданиям я не почувствовал никаких позывов к рвоте или недомогание, но зато с моих глаз словно сняли мутную пленку. Оторвавшись от ручья, я огляделся. Пауки, как ни странно были настоящими. Умирали по-настоящему и раны наносили тоже настоящие. Зато я сразу разглядел того, кто ими управляет.
  У ручья стоял невысокий человечек. Скорее даже карлик. Одет он был в грязную набедренную повязку и серый плащ, сшитый из шкурок какого-то полевого животного. В руках он держал деревянный посох, верхушку которого украшал череп степного волка. Его вытянутая, похожая на яйцо голова была абсолютно голой и ее еще больше уродовали шишковатые наросты.
  Карлик спокойной наблюдал за схваткой моих спутников и своих пауков, не догадываясь, что уже разоблачен. Поэтому когда я как бы невзначай направился в его сторону, он всего лишь сделал шаг в бок. Глядя сквозь карлика, я протянул руку, схватил его за горло и приподнял над землей.
  - Кажется, у кого-то проблемы? - улыбнулся я прямо ему в глаза.
  - Как? - прохрипел карлик.
  Я вырвал из его рук посох и отбросил в сторону. Тотчас пауки исчезли, а мои друзья смогли разглядеть нашего врага. Все собрались вокруг, разглядывая диковинного карлу, который только сучил короткими ножками, пытаясь достать до земли.
  - Кто ты такой? - строго спросил я и на всякий случай встряхнул коротышку-мага.
  Тот прохрипел что-то невнятное.
  - Наверное, его стоит опустить на землю, - подсказал Ламберт. - Он не может так разговаривать.
  - А вдруг сбежит? - засомневался я, но поставил карлика на землю.
  Тот откашлялся и обвел нас злым взглядом.
  - Ну?
  - Меня зовут Зол, - буркнул коротышка. - Я шаман-отшельник. Живу в этой степи.
  - Почему ты напал на нас? - спросил рыцарь.
  - Господин приказал, - повторил шаман, зыркая по сторонам. Искал сторону, в которую можно было быстрее свалить.
  - И кто же твой господин? - усмехнулся я, уже зная ответ.
  - Мой господин, бог Драгор, - гордо вскинул голову карлик. - Могущественный и несокрушимый. Три месяца назад мы все услышали зов. Его жрец, великий Видящий Суть, снова пришел в наш мир, и он собирает всех верных вокруг себя. И в зове его был приказ уничтожать всех, кто окажется в наших владениях.
  - Оказывается, нам досталась урезанная версия имени жреца, - пробормотал я про себя, наблюдая за реакцией своих спутников.
  При упоминании Драгора и Видящего Суть на их лица вползло замешательство. И растерянность. По всей видимости, им это имя было знакомо.
  - Кто это мы? - поинтересовался я у Зола.
  - Мы - те, кто верны нашему богу и господину. Нас много и мы повсюду.
  - Да что ж вы все одну и ту же песню тянете, - скривился я, вспомнив Детей Драгора в Темном Городе. Те тоже хвалились непобедимостью и величием своего бога, и любой разговор переводили на могущественного Драгора.
  - Что будем с ним делать? - поинтересовался шут, нехорошо улыбаясь.
  - Убьем, - я пожал плечами. - Не имею ни малейшего желания оставлять за спиной врага.
  Карлик оценил ситуацию и внезапно начал свой переливчатый свист. Я вновь попытался схватить его за горло, но промахнулся. Шаман пригнулся и бросился на утек, и моя рука накрыла одну из его шишек на голове. Я рефлекторно сжал ее, и карлик истошно завопил, словно на него плеснули кипятком. Было такое ощущение, что я сжимаю в кулаке гигантскую черешню. Шишка лопнула и во все стороны брызнула кровь. Зол выл и крутился на месте, кровь залила ему глаза, и он не видел куда бежать.
  "Он твой", - мысленно шепнул я и по рукоять вонзил Пьющего Души прямо в темя яйцеобразной головы.
  - Все, - я отвернулся к ручью и смыл с себя следы крови. Вода там была абсолютно чистой и прохладной. - Что там с кроликом?
  Кролик, а точнее заяц, как раз запекся, и мы с удовольствием поужинали печеным мясом. Кроме Киры. Девушку слегка мутило после встречи с пауками и от вида окровавленного карлика. Тело мы оттащили подальше и засыпали землей, хотя копать с помощью шпаги, топора, щита и кинжала было не слишком удобно.
  Заворачиваясь в плащ и засыпая, я думал о том, почему в моменты опасности и пробуждения своей силы, я поминаю Мортис и почему инстинкты некроманта стали так быстро во мне пробуждаться. А еще я подумал о Видящем Суть. Как далеко он уже успел зайти и какие силы собрать? И неужели опять на меня начнется охота. Что-то мне подсказывало, что она будет куда опаснее, чем то, что было в Темном городе.
  
  - Почему ты не помог мне? - Кира придержала свою лошадь и пустила ее рядом с Годриком. - Ты ведь видел, что паук меня почти достал.
  Шут и рыцарь ехали впереди метрах в тридцати и травили друг другу байки, оглашая степь громогласным хохотом. Солнце уже поднялось в зенит и опять немилосердно палило. Мы ехали уже около четырех часов, и пора было бы уже перекусить, но останавливаться не хотелось. Монотонное движение убаюкивало, солнышко припекало и душевное состояние у нас всех было весьма неплохое. За ночь нас никто не потревожил, а печеная зайчатина и с утра была так же восхитительна. А потом седлание лошадей и неторопливое продвижение на северо-запад. Но сейчас воровка явно решила выяснить отношения.
  - Я помог нам всем, - отвлекшись от созерцания степи, ответил я. - К тому же я был уверен, что ты справишься. Или тебя прикроют друзья.
  - Вот именно, друзья, - Кира упрямо тряхнула волосами. - Друзья заботятся друг о друге.
  - Я устранил первопричину наших проблем, - терпеливо объяснил я. - По крайней мере конкретно в этой степи.
  - Ты не Первый Мастер! - внезапно убежденно заявила девушка.
  - Я это вам сразу и сказал, - усмехнулся я, но Кира меня перебила.
  - Первый Мастер всегда думал о тех, кто ему верен.
  - Должно быть поэтому он сейчас мертв, а мне приходится доделывать за него грязную работу, - разозлился я. - Я вас с собой вообще не звал.
  - Да если бы не мы, ты бы до сих пор на восток ехал!
  - Я бы спросил у кого-нибудь дорогу, - я послал Годрика вперед, показывая, что разговор окончен. - Если что-то не нравится, то степь большая.
  Кира гордо вскинула голову и отвернулась.
  - Чего разорались? - обернулся к нам Пауль. - Сворачивать пора на запад. Через пару часов будем на тракте. Дальше ехать по степи смысла нет.
  - Перекусить бы, - заметил я, разворачивая коня.
  - Неплохо бы, - хохотнул рыцарь. - Если было бы чем.
  - А что, совсем ничего не осталось? - загрустил я.
  - Ни крошки, - подтвердил шут. - Придется немного поголодать. Мы ведь тоже не рассчитывали на то, что придется срезать через степь.
  
  Тракт был чрезвычайно широк. Четыре лошади, едущие бок о бок занимали чуть больше его половины. Людей было немного, так что мы беспрепятственно двигались на север.
  Все-таки интересные люди мои спутники. Не знают, куда идем, не знают, зачем, но все равно едут рядом. Может для них знак Первого Мастера нечто большее, чем просто символ? Или они кем-то подосланы? Хотя эту мысль я отбросил сразу. Если бы они хотели меня убить, то у них для этого была масса возможностей. Но почему-то они продолжают ехать рядом, драться вместе со мной. Делить пищу и кров. Хотя трудно назвать кровом звездное небо над степью. Иногда люди ведут себя абсолютно непонятно.
  - Что за тракт, - выругался Ламберт. - Ни одного человека. Даже еды купить не у кого.
  - Хватит ныть, - оборвал его рыцарь. - Скоро будет трактир. Последний перед столицей.
  - А в столицу мы успеем? - поинтересовался я. После разговора с карликом хотелось спешить.
  - А столица никуда не убегает, - хохотнул шут. - Пока доедем до трактира, пока перекусим. В Кардаран мы попадем незадолго до полуночи, так что лучше переночевать прямо здесь.
  - А поближе к столице негде остановиться?
  - Нет, - Ламберт покачал головой. Мысль о предстоящем обеде здорово подняла парню настроение.
  Как ни странно, трактир находился не на главной дороге, а немного в стороне от тракта. Нам пришлось свернуть влево и проехать около пятисот метров, прежде, чем нашему взору открылось трехэтажное здание из красного кирпича, укрытое черепицей. На гордой вывеске, закрывающей половину окон второго этажа красной краской большими буквами было написано: "Пилигрим. Последний приют перед Кардараном". Ниже, более мелким шрифтом шла приписка: "Цены ниже столичных".
  Слева от трактира располагалась длинная конюшня, способная вместить десятка три лошадей. Справа располагался большой сарай, из которого слышалось хрюканье и кудахтанье. Похоже, трактир процветал, хотя сейчас постояльцев было немного.
  Едва мы подъехали к крыльцу, как двое мальчишек приняли наших лошадей под уздцы, заверяя, что наших лошадей обслужат едва ли не лучше нас, а получив по медной монете, так и вовсе засветились и пообещали выкупать лошадей с лучшим мылом.
  Дверь в трактир была распахнута, так что наша четверка беспрепятственно прошла внутрь. Несмотря на размеры трактира, обеденный зал был не таким уж и большим, хотя мог вместить человек тридцать. Стены были красиво отделаны деревом, одну из них украшала картина, на которой лев сражался с бурым медведем. Звери, никогда не встречавшиеся в природе, сошлись в смертельном поединке на лесной поляне. Мне эта картина показалась своеобразной интерпретацией "Последнего Боя". Только кто есть кто понять было невозможно.
  На мгновение замерев на пороге мы оглядели посетителей. Толстый господин со свитой и охраной сидел в центре зала. Скорее всего, купец, направляющийся в столицу. Пятеро крестьян, разместившиеся за одним столом, по всей видимости, местные. И один человек, наглухо закутанный в дорожный плащ. Лишь под капюшоном блестели глаза, да из-под плаза выглядывали носки окованных сталью сапог.
  Лицо Пауля, снявшего шлем, при взгляде на этого типа, исказила гримаса.
  - Ассасин, - процедил он сквозь зубы.
  - Проблемы? - удивился я, а Кира и Ламберт только понимающе переглянулись.
  - Ненавижу ублюдков, - буркнул рыцарь. - Если хочешь убить, вызови на поединок и убей, а втыкать кинжал в спину или травить ядом... Это подло.
  - Не всегда, - не согласился я. - Достоин ли благородной смерти человек, который сам не знает, что такое благородство?
  - Любое существо в мире достойно благородной смерти, - убежденно заявил Пауль.
  Я промолчал. У меня, три года прожившего в Темном городе и три года воевавшего со всем, что движется, было свое мнение на тему благородство. Убей, или будешь убитым. Поэтому я выжил. А кто выжил, то и прав.
  Мы заняли столик у окна, и Пауль демонстративно сел к ассасину спиной. Стол был сколочен из довольно грубых досок, и лишь столешница была отполирована до зеркального блеска. Я и шут сели с одной стороны, Пауль и воровка с другой. К нам тотчас подлетела девушка в белом переднике и, широко улыбнувшись, произнесла:
  - Добро пожаловать к нам в "Пилигрим", лучший трактир на южном тракте. В нашем меню присутствуют блюда на любой вкус, наш винный погреб заполнен изысканными винами со всего Вельтеррона, а наши перины удовлетворят даже самые изнеженные тела.
  - Сервис, однако, - удивился я. - Милая девушка, мы практически полтора дня почти ничего не ели, так что сообразите что-нибудь нам сытное и вкусное.
  - Как вам будет угодно, господа, - официантка сделала книксен и быстро направилась к деревянной двери, которая вела на кухню. Едва девушка приоткрыла дверь, как из-за нее вырвалось облако ароматного пара, и у нас четверых тотчас потекли слюнки.
  Через пять минут перед нами стояли тарелки с горячим куриным супом и большое блюдо с картофелем, тушеным с грибами. Дальнейшие пятнадцать минут я слышал только треск за своими ушами, но когда перед нами поставили кувшин с вином, я снова решил воздержаться и попросил принести сока. Взяв в руки прохладный стакан, я откинулся на спинку стула.
  - Хорошо, - блаженно улыбнулся я. - Мы точно сегодня не успеем в Кардаран?
  - Выгляни в окно, Темный, уже вечереет, - бросил шут. - И к чему такая спешка?
  Я посмотрел в окно. Солнце уже действительно коснулось горизонта, удлиняя тени и окрашивая траву и деревья в красноватый цвет.
  - К тому, что Видящий и так опережает меня на три месяца и неизвестно, какие планы он строит.
  Троица внимательно смотрела на меня. Я вздохнул.
  - Видящий, жрец Драгора, слышали что-нибудь о таком? Враг Первого Мастера. Черный лес, Последний Бой... Что, никаких ассоциаций?
  - Темный, зачем столько скепсиса? - Пауль хмуро посмотрел на меня. - Как ты уже заметил, мы трое очень хорошо знаем друг друга. Мы росли вместе с Миладой и жили при баронском дворе. Три ребенка, три бездомных найденыша. Кира воровала на рынке, Ламберт отбился от бродячего цирка, я остался без родителей, когда мне было три года. Барон Пьер был добрейшим человеком. Он подобрал нас всех, мы жили и учились вместе с его дочерью. И вечерами мы все собирались у камина. Старый барон садился в свое любимое глубокое кресло, укрывался клетчатым пледом. Огонь в камине отражался в его глазах.
  Пауль замолчал и прикрыл глаза, вспоминая.
  - Мы садились на ковер у его ног, ели малиновое варенье ложками прямо из банок и слушали рассказы барона. И очень часто Пьер рассказывал нам именно о Первом Мастере. Старик верил, что когда-нибудь он вернется и тогда жизнь в Вельтерроне снова будет прежней. Как описывают в легендах. Он говорил, что если бы Первый Мастер не исчез, то никогда бы не началась Война Мертвых. И о его враге, Видящем Суть, барон тоже рассказывал. Так что мы все прекрасно знаем, чем грозит нашему миру возвращение жреца. Но раз вернулся Видящий Суть, значит должен вновь явится в мир и Первый Мастер.
  И рыцарь вновь посмотрел на меня.
  - Я не Первый Мастер. Никогда им не был, и не стану. Но Видящий мой враг. И чтобы справиться с ним, мне нужно оружие Первого Мастера.
  - Но почему именно ты? Разве не мог явится кто-то другой, если Первый Мастер погиб?
  - Потому что у меня со жрецом личные счеты, - я допил сок. - И как я уже сказал одному человеку, я делаю это ради себя. Не ради вашего мира. Поэтому спешу.
  - Личные счеты? - прозорливо посмотрела на меня Кира.
  - Да, личные! Он забрал мою девушку, - я скрипнул зубами. - И я найду его. Однажды Видящий ускользнул от меня, но теперь я не дам ему такой возможности.
  - Господа желают еще что-нибудь? - девушка неслышно возникла у нашего стола.
  - Господа желают комнаты на ночь, - улыбнулся девушке Ламберт.
  - Каждому по одной?
  - Я думаю, это будет слишком расточительно, - хмыкнул шут. - Мы прекрасно поместимся в двух.
  - Как будет угодно господам, - кивнула официантка. - Ваши комнаты будут готовы через десять минут.
  - Отлично, - Пауль поднялся из-за стола. - Пойду, проверю, как там наши лошадки.
  Рыцарь поднялся и покинул трактир. Ламберт тоже ушел. Когда ушла Кира, я опять не заметил. Девушка двигалась абсолютно бесшумно и незаметно. Но могла хотя бы предупреждать.
  А я вновь остался один. Впрочем, как всегда. Подозвав официантку, я попросил еще сока и вновь откинулся на спинку стула. Время неумолимо текло сквозь пальцы и, хотя каждая отдельная заминка была небольшой, вместе они складывались в довольно приличный срок. И Аня... Я опять не знал, что с ней и где она. И это медленно жгло меня изнутри. Жгло холодным, ледяным огнем. И хотя внутри все пылало от боли, это делало меня все жестче и жестче. Я все чаще представлял себе, как буду убивать Видящего. И это приносило хоть какое-то облегчение.
  Тень закрыла свет зажженных слугой факелов, и рядом с моим столом остановился ассасин. Я рефлекторно накрыл стакан с соком ладонью. Это движение не укрылось от глаз бесшумного убийцы, и он негромко усмехнулся.
  - Разрешите присесть? - мягким голосом поинтересовался он.
  - С чего бы это? - я демонстративно положил вторую ладонь на Пьющего Души.
  - Вижу, ты не привык доверять незнакомцам, - вновь усмехнулся человек в плаще, садясь напротив меня.
  - Особенно тем, кто не показывает своего лица, - мрачные мысли, как обычно, оставили свой осадок. - Чего тебе нужно, ассасин?
  - Я тут подслушал ваш разговор, - вкрадчивым голосом начал убийца, - и он меня очень заинтересовал.
  - Чем же?
  - Не так давно, - убийца говорил медленно, слегка растягивая слова, - в нашу гильдию поступил заказ на одного человека. По описанию очень напоминающего тебя.
  - От человека, по описанию напоминающего Видящего Суть, - усмехнулся я и, толкнувшись пятками, упал вместе со стулом на спину, пропуская над головой две метательных иглы, которые с тихим стуком вонзились в стену. Одна вошла медведю в глаз, другая - в правую лапу. Перекатившись, я вскочил на ноги, уже сжимая кинжал в руке, и швырнул стакан с недопитым соком в наемника. Тот увернулся и выхватил из под плаща саблю.
  Запоздало завизжала официантка, но развиться события не успели. Оказавшийся спиной к выходу ассасин слишком сильно сосредоточился на мне и не заметил, как сзади бесшумно возник Пауль. Опровергая сам себя, рыцарь ударил убийцу в спину топором, наискосок, от плеча к пояснице, перерубая позвоночник. Наемник рухнул на пол, сабля покатилась по полу и остановилась у моих ног.
  - Ни на минуту оставить нельзя, - зло посмотрел на меня Пауль, наклоняясь и переворачивая ассасина на спину.
  Резким движением рыцарь сорвал с мертвеца капюшон. Длинные светлые волосы были собраны в хвост, открывая заостренные кверху уши, взгляд миндалевидных глаз, подернутых смертной пленкой, устремлен в потолок.
  - Эльф? - удивился я.
  -А что тут такого, - пожал плечами подошедший шут. - Мало ли какие причины могут быть, чтобы стать наемником. Многие разумные существа становятся ассасинами. Их орден весьма популярен.
  Я склонился над остроухим и сдвинул в сторону его плащ. На шее у эльфа я увидел знакомое клеймо. Крест, вписанный в круг. Знак Драгора, который превращает людей в машины для убийства.
   Подошел хозяин трактира, высокий, крепкий мужчина лет сорока. Хмурым взглядом оглядел всех нас.
  - Ассасины часто пропадают без вести, - негромко проговорил он. - Так что если господин Первый Мастер не против, мы спрячем тело так, что никто его не отыщет.
  Я возвел глаза к потолку и застонал.
  
  - Ну и кто меня заложил? - поинтересовался я, когда мы поднимались на третий этаж, где расположились наши комнаты.
  - Случайно получилось, - как всегда беззаботно улыбнулся шут.
  - Что-то не верится, - буркнул я.
  Две комнаты располагались прямо друг напротив друга. Я подумал, что со мной в комнате окажется шут или рыцарь, но Кира внезапно вошла следом за мной.
  - Ты ведь не против? - негромко спросила она.
  Две кровати располагались у противоположных стен, у окна стоял стол. Дверь в углу вела в уборную.
  - Абсолютно. - Я скинул на пол сумку, разделся и лег в постель, отвернувшись к стене.
  За спиной послышался шелест одежды, затем скрипнула кровать.
  - Можешь поворачиваться, - проговорила воровка.
  - Я засыпаю на боку, - проговорил я, но все же перевернулся на спину и заложил руки за голову. - Хочешь опять прочитать мне лекцию о дружбе и предательстве?
  - Нет, - девушка повернулась ко мне лицом. - Я хотела сказать, что мы специально всем рассказали о том, что ты Первый Мастер. И будем делать это во всех населенных пунктах.
  - Это можно было сказать и в коридоре. К тому же сколько раз повторить, что я не он?
  - Почему ты пытаешься быть хуже, чем есть на самом деле? - грустно вздохнула Кира. - Но сейчас разговор не о тебе. Людям нужен символ. Видящий уже набрал силу, раз даже ассасины носят его знак. Может быть, его монстры уже хозяйничают в других странах Вельтерона. И простые люди должны знать, что есть сила, которая сможет противостоять злу. Если ты не Первый Мастер, то хотя бы сделай вид, что ты это он. Чтобы люди поверили. Чтобы паника не захлестнула Вельтеррон.
  - Мне все равно, что будет с вашим миром. Мне нет до этого никакого дела. Я найду Видящего, верну свою девушку и исчезну навсегда.
  - Ты сумасшедший, - в голосе девушки зазвенели слезы. Только этого мне не хватало. - Или у тебя у самого уже давно выжжен этот знак. Не на теле, так на душе. Потому что обычный человек не может быть таким... таким...
  Она отвернулась к стене.
  - Кира, - негромко позвал я. - Я ведь все равно ищу жреца. Когда найду, убью его, и на этом все закончится. И Вельтеррон навсегда избавится от Детей Драгора. И чем меньше внимания я буду привлекать, тем быстрее все это произойдет.
  - И как тебя вообще кто-то полюбил, - девушка даже не повернулась. - Что ты будешь делать, когда твоя цель осуществится? Когда ты вернешь свою девушку.
  - Жить долго и счастливо.
  - Это и есть твоя мечта?
  - Какая мечта? - не понял я.
  - У каждого человека есть мечта. Самая сокровенная и желанная. У тебя такая есть?
  - Аня, - негромко проговорил я. - Хотя нет. Она не мечта. Она смысл. А мечта. Да, была одна, заветная, но и она, похоже, уже осуществилась.
  - Аня. Красивое имя.
  - Как и его обладательница, - я продолжал созерцать потолок. - Но к чему этот разговор? О мечте.
  - Лучше послушай одну историю, - воровка все же повернулась обратно. В темноте я не разглядел ее глаз. - Или легенду. Или притчу. Как тебе больше нравится. Жили два брата. А возможно они никогда не жили. Или будут жить через сотню лет. У каждого из них была мечта. Старший брат мечтал стать казначеем. Жить в королевском дворце, в богатстве и роскоши. А младший мечтал повстречать дракона. Настоящего крылатого ящера, опасного, как ураган и прекрасного, как рассвет. Они часто спорили друг с другом, чья мечта лучше. И рассказывали, как один будет купаться в золоте, а второй летать на драконе. Никто из живущих в Вельтерроне людей никогда не видел драконов. Их вообще не существует, Темный.
  - Не пойму, к чему ты клонишь? - меня начал утомлять разговор ни о чем. Драконы-шмарконы. - Какое это ко мне имеет отношение?
  - Ты не дослушал. Оба брата выросли и выучились. И старший брат остался в столице. А младший отправился на поиски дракона. Десять лет старший брат поднимался по карьерной лестнице. Сначала он бы простым помощником писаря, потом стал писарем. В конце концов он стал казначеем при королевском дворе. А младший брат десять лет бродил по землям Вельтеррона. Он поднимался на горы, чьи верхушки скрывались в облаках и спускался в ущелья, откуда не видно было неба. Пересекал пустыни и переплывал моря, в надежде хоть одним глазом увидеть Левиана, мифического морского змея.
  - Дай угадаю, что было дальше. Он встретил своего дракона.
  - Ошибаешься, - негромко рассмеялась Кира. - Он не встретил ни одного дракона. И через десять лет вернулся в родной город и встретился со своим братом-казначеем. Обнялись братья после долгой разлуки и начали расспрашивать друг друга о десяти годах, проведенных порознь. И спросил младший брат: "Свершилась ли твоя мечта?". "Да, - ответил ему казначей. - Я живу при дворе и распоряжаюсь королевской казной. Но брат. Я не знаю, счастлив ли я. С самого детства я мечтал стать казначеем. И вот я казначей. Но нет для меня счастья в этом. Это рутинная работа, которая не приносит удовольствия. И хотя у меня есть семья и положение в обществе, моя мечта оказалась пустышкой. А сбылась ли твоя мечта, брат?".
  Но младший брат покачал головой. "Нет, - ответил он. - Я не встретил ни одного дракона и не нашел даже ни следов их обитания, ни чешуйки с их панциря. Но я счастлив, брат. Да, я не встретил дракона, и моя мечта не сбылась. Но это значит лишь то, что у меня еще есть шанс увидеть хотя бы одного из них".
  Они прожили долгую жизнь. И умерли в окружении любящих детей и внуков, - закончила рассказ Кира. - Но один умер тихо, и смерть стала облегчением в его пустой жизни, а второй перед смертью улыбался и говорил, что видит дракона.
  - Кажется, я понял, что ты хотела мне сказать, - вряд ли Кира видела мое лицо, но я все же улыбнулся. - Настоящая мечта...
  - Должна быть неосуществимой, - закончила за меня девушка. - Чтобы она всегда вела тебя вперед, как путеводная звезда и никогда не погасла. Иначе ты погаснешь вместе с ней. Спокойной ночи, Темный. И погаси уже, наконец, свои зеленые огоньки.
  - Какие огоньки? - удивился я, но тут же спохватился. - Спокойной ночи, Кира.
  Когда я закрыл глаза, воровка произнесла сонным шепотом:
  - Ну вот, а делал вид, что не знаешь про огоньки.
  И все-таки, о каких огоньках она говорила?
  
   Утром наш маленький отряд поднялся ни свет ни заря. Умываясь, я с удивлением разглядывал свое отражение в тазике с водой. Вроде бы все нормально, но что-то неуловимо изменилось на моем лице. Или внутри меня. Или мне действительно все это только кажется? По крайней мере, никто из моих спутников ничего мне не сказал. Значит, все в порядке.
  Несмотря на то, что до столицы было всего часов пять пути, мы серьезно позавтракали и наконец-то купили еды. Снова провести весь день впроголодь никому не хотелось.
  Наши лошади были в отличном состоянии, мальчишки-конюхи постарались на славу. Годрик встретил меня веселым ржанием, я похлопал его по шее и сунул в рот прихваченное со стола яблоко. Конь с удовольствием захрупал угощением. Почему-то тот смачный звук вызвал у меня улыбку. Взяв коня под уздцы, я вывел его на улицу. Мои друзья и их лошади последовали за мной.
  - Господин Первый Мастер, - подошел ко мне трактирщик. Заискивающе посмотрел в глаза: - Позвольте взглянуть.
  Я вздохнул и расстегнул рубаху. Глаза мужчины засветились благоговением.
  - Господин, вы действительно вернулись, - сквозь счастливые слезы проговорил он. И крикнул, когда я уже взобрался в седло и дал коню шпоры: - Вам всегда будут рады в нашем трактире!
  Солнце поднималось над горизонтом, кони несли нас на север, наслаждаясь стремительным бегом. И я, ни о чем не думая, смотрел, как сменяются по бокам деревья и кусты. На некоторых я успевал заметить красные или желтые ягоды, но останавливаться и пробовать их я не собирался.
  Проскакав около часа, мы пошли шагом, давая отдохнуть лошадям. И тут же со мной поравнялась Кира.
  - Темный, чего ты боишься больше всего? - спросила он, глядя на дорогу.
  - Ничего, - машинально ответил я. - Стоп, Кира, хватит. Сколько можно допросов? Вчера мечты, сегодня страхи. Дальше что? Предпочтения в постели?
  - Хочешь поговорить об этом? - влез шут.
  - Нет, - я накинул капюшон, показывая, что разговор окончен.
  - Темный, ты не прав, - покачала головой воровка. - Мы путешествуем вместе. Мы отряд и должны знать друг о друге как можно больше.
  - Я вам еще раз повторяю, что с собой никого не звал.
  - А я тебе еще раз повторяю, что твое отношение к людям неправильное. И что без нас ты бы даже до столицы не добрался!!!
  - Да ладно, - я повернулся и посмотрел на девушку. - Одинокий путник привлекает куда меньше внимания, чем наш пестрый отряд.
  - Тебя бы нашли ассасины, - выкрутилась Кира.
  - И погибли бы все до одного.
  - Какой ты самоуверенный, - вздохнула девушка.
  - Я просто знаю, на что способен, - хмыкнул я. - Хотя и не до конца еще разобрался в своих возможностях.
  Пустые поля по обе стороны от тракта тем временем стали заполнятся одиночными домиками с земельными участками и целыми хуторами, чьи пастбища и огороды раскидывались на пару миль в обе стороны. Тракт тоже стал куда оживленнее, но его оживляли всего лишь торговцы, местные крестьяне, которые гнали свои запряженные лошадьми телеги... куда?
  Вскоре дома стали попадаться все чаще и чаще, из одиночных поселений превращаясь в деревню, которая все разрасталась и разрасталась, гудела, как потревоженный улей, хотя люди в ней сновали как муравьи в муравейнике. Если бы муравьи умели гудеть как пчелы, то деревня в точности напоминала бы муравейник.
  - Мы в городе? - поинтересовался я, спешиваясь. Дальше народу было столько, что лошадей пришлось вести на поводу, чтобы те случайно никого не затоптали.
  - Нет еще, - ответил Пауль. - Это всего лишь пригород. Здесь располагается рынок и ремесленные мастерские. Король не хочет засорять столицу. И я считаю, что он поступает правильно. В городе нужно жить, а для работы должны быть специально отведенные места. Хотя, по-моему, он слегка просчитался, устанавливая рыночную площадь прямо на тракте.
  - И далеко до города? - перекричать гул толпы было довольно сложно.
  - Он километрах в трех, - откликнулся рыцарь.
  Я кивнул. Обычно люди ездят в город на рынок, а тут на рынок приходится ездить из города. Хотя три километра не такое уж и большое расстояние. К тому же, в столице наверняка имеются свои лавки.
  Несмотря на то, что, по сути, мы находились в спальном районе столицы, дома здесь были высокими и чистыми, в подворотнях не валялся мусор, нищих и попрошаек практически не было видно. Но, как ни странно, стражи я тоже не заметил. Неужели люди здесь настолько доверяют друг другу. Или они просто не мелькают на виду у людей? Вполне возможно, что так и есть.
  В стороне от дороги поднимались клубы дыма, черного, иногда с красноватым оттенком. Судя по всему, там и располагались цеха и мастерские. Но даже их шум не мог перекрыть гул на рыночной площади. Впереди образовалась пробка. Какая-то телега стала почти поперек дороги и у нее лопнула ось. Кто-то ругался, кто-то уже подсчитывал потраченное время и убытки. Кто-то звал стражу. Значит, стражники здесь все-таки есть, но только чем они помогут в данной ситуации. Здесь нужно плотников звать.
  Я поморщился. Не люблю очереди, да и кто их любит? Телега была нагружена доверху чем-то тяжелым и поднять ее, чтобы попытаться в этой толкучке заменить ось у мужиков не получалось.
  - Объехать не получится? - скорее констатировал, чем спросил я, оборачиваясь. Сзади на несколько сотен метров колыхалось людское море. Если начнем разворачивать лошадей, на нашу голову обрушится столько проклятий, что и представить страшно. А ведь до места, где тракт превращался непосредственно в рынок, было уже рукой подать.
  Пришлось стоять и ждать, слушая человеческую ругань, охи, вздохи, причитания, проклятия. Энергетики здесь было огромное количество, но, к сожалению, практически вся негативная. Но все же тут были потоки и нити и я рискнул распутать моток.
  Не знаю, сколько я провозился, но мои попытки опять увенчались неудачей. У меня не получалось быстро отделить цветные нити одну от другой. Слишком медленно. Слишком кропотливо.
  Телегу наконец-то догадались развернуть и поставить к обочине, хотя для этого и потребовалось немало времени. Проходя мимо нее, я украдкой заглянул под плотную ткань, которой был накрыт товар. Неудивительно, что ось лопнула. Телега была с горой нагружена глиной. По-видимому, человек, продающий ее гончарам, все-таки пожадничал.
  - Темный, нам ничего не нужно купить? - пробился ко мне голос Киры.
  - Тебе что-то нужно?
  - Да нет, я так просто спросила, - девушка шла третьей, сразу за мной и Паулем. - Но я же женщина и мне хочется поглазеть на красивые платья.
  - Потом поглазеешь, - одернул ее рыцарь. - Сначала дела, да и зачем тебе сейчас платья? Куда ты в них будешь ходить?
  - Я же сказала - просто посмотреть! - гордо вскинула подбородок девушка.
  - Темный, - рыцарь хлопнул Годрика по крупу, привлекая мое внимание. - Если мы через пару десятков метров свернем направо, попадем в относительно свободные ряды. Осенью спрос на скотину всегда небольшой. Темный? Ты слышишь?
  В толпе мелькнули длинные, слегка вьющиеся каштановые волосы.
  - Аня?
  Девушка повернула голову, волосы колыхнулись, открывая загорелое плечо. Я потянул поводья, Годрик фыркнул и мотнул головой.
  - Темный?
  - Аня!
  Я бросил коня и начал проталкиваться сквозь толпу. Послышались возмущенные крики, кто-то загородил мне дорогу. Я, не глядя, оттолкнул его в сторону. Сзади пробивались мои спутники.
  - Извините, он болен, - как сквозь туман донеся до меня голос Киры. - Простите. Извините.
  - Аня!!!
  Я схватил девушку за руку и резко развернул ее к себе. И замер. Конечно, это была не она. Но... Как похожа. Чуть моложе, чуть ниже, черты лица другие, но как же эта девушка была похожа на мою любимую.
  - Молодой человек, - незнакомка смерила меня оценивающим взглядом. - Что вам нужно?
  - Извините, - пробормотал я. - Я обознался. Извините.
  Девушка пожала плечами, улыбнулась и растворилась в толпе.
  Сзади остановились мои друзья. Стальная латная перчатка легла мне на плечо.
  - Все в порядке, Темный? - в голосе Пауля не было ни капли раздражения.
  - Да, - я обернулся, на ощупь нашел поводья. Вид у меня, должно быть, был сейчас донельзя удрученным и унылым.
  Было очень грустно. Хотелось забиться в какой-нибудь темный, теплый угол, завернутся в одеяло или, на худой конец, плащ, свернуться в позу эмбриона и не шевелится несколько дней.
  Но вместо этого я повел Годрика дальше, сквозь толпу торгующихся людей. Уже у самого выхода с торговой площади, которую мы пересекали минут сорок, нигде не останавливаясь и практически не толкаясь, я остановился у кондитерской лавки. Нужно было поднять настроение, а поскольку напиться сейчас я не мог, то лучшим средством оставались сладости.
  Оставив Годрика на попечение друзей, я вошел в лавку. Столы, шкафы и полки ломились от всевозможных лакомств. Печенья, пирожных, леденцов, конфет, пастилок, булочек было столько, что у меня зарябило в глазах. Но нужно было что-то очень сладкое и долгоиграющее. Набрав два пакета леденцов и пакет засахаренных фруктов, я покинул магазин. Бросив один пакет со сладостями друзьям, я сунул в рот леденец в форме медвежьей головы и взобрался на коня.
  - В столицу, - хмуро пробормотал я и дал шпоры.
  
  Рынок остался позади, вместе с рабочими кварталами, в которые мы так и не заглянули. Да и зачем нам было туда ехать? Наш путь лежал в столицу. В библиотеку Кардарана.
  Между городом и торговыми кварталами тракт был вымощен крупным булыжником, и копыта коней громко цокали, иногда выбивая подковами искры. Людей было немного, но меня это нисколько не волновало. Я методично сосал леденцы и отправлял в рот кусочки засахаренных фруктов один за другом. Единственное, что привлекло мое внимание, так это яркий столб сиреневого света, бьющий прямо в небо где-то в центре города.
  - Что это? - поинтересовался я, указывая на местную достопримечательность.
  - Что? А это башня магии, - как всегда небрежно откликнулся Ламберт. - Точнее не сама башня, а магический барьер вокруг нее.
  - А спать ночью не мешает?
  - А ночью его не видно, - пожал плечами шут.
  - Понятно, - я равнодушно скользнул взглядом по барьеру и вновь принялся за леденцы.
  Наконец, когда от сладости меня начало мутить, я достал из котомки флягу с водой и надолго к ней приложился. Настроение медленно, со скоростью девяностолетней улитки, ползло вверх. Ну, подумаешь, обознался. В моем состоянии это вполне нормально, в каждой девушке с каштановыми волосами видеть Тень. А может, я схожу с ума?
  У ворот дежурила пара стражников, дорогу преграждал шлагбаум. Стражники были застегнуты и подтянуты, и полностью вооружены.
  - Предъявите вещи для досмотра, - приказал один из них.
  - С чего бы это? - удивился рыцарь. - Король ужесточил меры контроля?
  - В столице закрыто несколько кварталов. Карантин. Это все, что вам необходимо знать, - стражник придирчиво оглядел наше вооружение и содержимое котомок. Врал он на счет карантина, по глазам видно было. Но изоляция нескольких кварталов - это серьезно. Что могло заставить короля так поступить?
  - Вы не подскажите, как нам проехать к библиотеке? - спросил я, когда досмотр был окончен, а подорожная оплачена.
  - Квартал библиотеки рядом с Гильдией Магов, - ответил стражник, - но туда вы не попадете. Он под карантином.
  Я скрипнул зубами. Опять все против меня. Ладно, надо разузнать, что там за карантин и провести дезинфекцию.
  Поскольку рабочие кварталы были вынесены за городскую черту, то Кардаран сразу встретил нас двух- и трехэтажными особняками, цветочными клумбами и фонтанами на небольших площадях. По мостовой неспеша прогуливались люди, семейные пары с детьми, солидные граждане преклонного возраста, стражники. Последних было особенно много, несмотря на то, что солнце едва подобралось к зениту. Это было абсолютно непохоже на эпидемию. От болезни нельзя оградится закованной в железо стражей. В столице творилось что-то странное и наверняка опасное.
  Интересно, каким образом они оцепили сразу несколько кварталов? Поставили цепочку стражников и они держатся за руки никого не пропуская?
  Улица, по которой мы двигались, становилась все шире и шире, как и те, что с ней пересекались. В домах стали попадаться лавки и мелкие мастерские, вроде ремонта одежды и заточки ножей и ножниц. Никакого признака карантина не было и в помине, но когда мы подъехали к центру города, нашу четверку ожидал неприятный сюрприз. На одном из перекрестков, следуя указателю, мы свернули налево и, спустя пару кварталов, уткнулись в ворота, сделанные в форме раскрытой книги. От ворот в обе стороны расходилась стена высотой в пару десятков метров, а над стеной висели клубы тумана. Ворота были заперты, и перед ними располагался десяток стражей. Пятеро стояли лицом к нам, а пятеро - к воротам. Создавалось такое впечатление, что они не библиотеку охраняют от вторжения, а город от того, что скрывалось за стенами.
  - Стоять, - отдал приказ капитан, едва мы приблизились на полсотни шагов. - В библиотеку никому нет хода.
  - Почему? - крикнул я.
  - В квартале эпидемия и нам приказано никого не пускать. Поворачивайте.
  - Кто отдал такой приказ? - Пауль остановил своего коня рядом с Годриком.
  - Все вопросы вы можете задать Архимагу Хаару. Хотя вряд ли он вас примет, - ответил капитан. - Слишком много проблем сейчас свалилось на его голову.
  - Где нам его найти? - поинтересовался я.
  - В Гильдии, само собой. А теперь уезжайте, иначе я буду вынужден арестовать вас.
  Несолоно хлебавши, мы развернули лошадей. Спорить с десятком вооруженных стражников не было никакого желания, да и пользы это нам не принесло бы. У них прямой приказ никого не пускать в библиотеку, а, значит, они никого не пропустят.
  - Что же происходит? - задумчиво проговорил Ламберт. - Ладно, секретные залы хранилища всегда были недоступны, но обычно библиотеку никогда не запирали даже ночью.
  - А меня больше заинтересовал туман, - сказала Кира. - Нигде тумана нет, а за стенами библиотеки есть. Странно все это.
  - Куда уж страннее, - кивнул рыцарь. - Ну что, в башню Гильдии?
  - А есть еще варианты? - я поднял голову, выискивая столб фиолетового цвета. Тот горел всего километрах в полутора к северу.
  - Можно перекусить, - усмехнулся Ламберт.
  - А можно и подождать. Может нас в Гильдии и накормят, - я направил Годрика в сторону башни.
  - Размечтался, - буркнул шут, но последовал за мной. Воровка и Пауль промолчали.
  
  Башня Гильдии Магов уходила ввысь на семь этажей. Первый ярус был круглый, каждый последующий расширялся кверху, и в целом башня представляла собой поставленную на верхушку детскую пирамиду. Каждый этаж был выкрашен в определенный цвет, начиная с желтого и заканчивая багровым. Вершину башни украшал янтарного цвета четырехгранный шпиль. Именно из него в небо и бил столб фиолетового цвета. Точнее это был даже не столб. С близкого расстояния можно было заметить, что это были сотни и тысячи маленьких фиолетовых молний, бьющих в небо с огромной частотой.
  Башню окружал сад, в котором вперемешку росли как обычные, так и фруктовые деревья. Там и тут сквозь зелень листвы виднелись беседки и лавочки, на некоторых из них сидели молодые люди и о чем-то переговаривались. По тропинкам неспешно прогуливались ученые мужи и вели серьезные научные беседы. Я не вслушивался, но пару раз до моих ушей долетали фразы типа: "...точка статистики магического поля..." и "... восьмое положение трехступенчатого заклинания...".
  Завидев нас, ученые мужи моментально сходили на обочину, прерывали свои разговоры и провожали нас удивленными взглядами. Видимо посторонние люди на территории Гильдии Магов появлялись не так часто.
  Оставив коней у коновязи, мы по сужающейся кверху лестнице прошли к дверям, ведущим на первый ярус башни. Сразу за дверями начинался холл, в котором стоял письменный стол. За столом сидел молодой парень и перешучивался с парой стражников. Эти были совершенно расслаблены и ни о каком карантине, казалось, слыхом не слыхивали.
  Однако, когда я со своими спутниками вошел в холл, они моментально подобрались и настороженно уставились на нас.
  - Что угодно господам? - спросил писарь, единственный из всей тройки оставшийся невозмутимым.
  - Мне угодно видеть Архимага Хаара, - как можно более дружелюбно ответил я.
  Один из стражников фыркнул.
  - Я сказал что-то смешное? - я резко обернулся к мужчине.
  - Дело в том, что многоуважаемый Архимаг в последнее время очень занят, - отвлек на себя мое внимание юноша. - И сейчас он не принимает просителей. Вы можете оставить запрос и тогда вас поставят в очередь, и...
  - Сколько ждать? - перебил его Пауль.
  - Месяца три.
  Теперь фыркнул второй стражник. Я пропустил этот смешок мимо ушей и повернулся к писарю:
  - Передайте Архимагу, что это касается карантина в библиотеке.
  - Это ничего не изменит, - пожал плечами юноша. - Он все равно не сможет вас принять.
  - Тогда, - я пустил в ход последний козырь. - Скажите Хаару, что его немедленно желает видеть Первый Мастер.
  В холле повисла тишина.
  - И где же он? - недоверчиво поинтересовался писарь.
  - Перед тобой, - уже едва сдерживаясь, процедил я.
  Стражники переглянулись и согнулись от хохота. В буквальном смысле.
  "Все, они меня достали, - впервые за долгое время подал голос Невеар. - Согни указательный палец на левой руке".
  Я послушно выполнил требование некроманта, и в тот же миг стражникам стало не до смеха. Разогнуться они уже не могли. Оба сразу прекратили смеяться и с кряхтением и сопением пытались принять вертикальное положение, но это им не удавалось. Два здоровых мужчины в позе буквы "Г" в холле башни Гильдии Магов выглядели довольно забавно, и я бы с удовольствием понаблюдал за их унижением, но время было дорого.
  - Нужны еще доказательства? - я наклонился к одному из мужчин и участливо похлопал его по плечу. Затем повернулся к писарю и рявкнул: - Архимага сюда! Немедленно!
  - Д-да, господин, - пролепетал юноша и вскочил со своего места, но его опередили.
  - Карл, что за шум? - по холлу пронеся мягкий баритон, который тут же исказился ноткой изумления: - Сим, Тим! Что за позы!
  Хлопнула невидимая дверь и из-за поворота в зал вошел Архимаг Хаар. Думая о сильнейшем маге королевства я почему-то представлял себе старика с седыми длинными волосами, остроконечной шляпе с широкими полями, седой бородой до пояса, наряженного в свободную мантию до пят и с посохом в руках. В моем представлении Архимаг должен был быть похожим на Мерлина, но Хаар был его полной противоположностью.
  Архимаг был молод, на вид не старше тридцати лет, каштановые волосы были коротко пострижены. Правый глаз пересекал старый, давно заросший шрам, но он абсолютно не мешал мужчине видеть. Скорее наоборот. Наложенное на шрам заклинание позволяло увеличить зоркость в несколько раз. Вместо посоха Архимаг сжимал в руках небольшой жезл, сделанный из обычной дубовой ветви. С краев жезл охватывали два золотистых кольца; из-под одного из них пробивался живой зеленый листик. От Мерлина на мужчине был лишь свободный балахон с капюшоном темно-зеленого цвета.
  - Что здесь происходит? - холодно повторил свой вопрос Хаар, моментально оценив ситуацию.
  - К господину Архимагу господин Первый Мастер, с визитом, - прошептал Карл и сам пришел в ужас от того, что сказал. Сим и Тим продолжали кряхтеть у стены.
  Я разогнул палец, и стражники наконец-то выпрямились, тяжело дыша.
  - Очень интересно, - мужчина приподнял бровь. - И кто из вас Первый Мастер?
  - Наверное, я, - буркнула Кира из-за моей спины.
  - Шутки неуместны, леди, - Хаар был собран и сосредоточен. - Хорошо, я уделю вам пару минут и то лишь потому, что ваше появление было весьма эффектным. Следуйте за мной.
  Он еще раз оглядел нашу компанию, и взгляд его встретился с моим. Было такое ощущение, что меня двинули бейсбольной битой между глаз. Я почти увидел искры. Но, похоже, и Архимаг испытал похожие ощущения.
  - Вот как, - проморгавшись протянул он. - Уже интереснее. Карл, графин вина и закуски в мой кабинет. Живо.
  - Но, господин Архимаг, - побледнел юноша, - совет по поводу эпидемии вот-вот начнется. Высшие чины и маги города уже собрались в главном зале третьего этажа. Что им передать?
  - Передай им пламенный привет, - неожиданно зло ощерился Архимаг. - Графин вина и закуски, я сказал.
  - Слушаю, господин. - Писца как ветром сдуло.
  Хаар кивком указал нам следовать за ним. Кабинет Архимага находился на пятом ярусе и, поднимаясь на него по длинным лестницам, я не переставлял удивляться царившему в башне однообразию. Все те же длинные коридоры, высокие двустворчатые двери, доспехи и статуи стоящие у стен. Еще большее неудобство доставляло то, что каждая лестница наверх находилась в противоположном конце коридора, который и так закручивался кольцом.
  Несколько раз нам встречались наголо бритые юноши в длинных мантиях, которые почтительно склонялись перед Архимагом. Тот отвечал на приветствие небрежным кивком головы. Третий этаж Хаар практически пробежал на цыпочках, постоянно воровато оглядываясь. Видимо собрание его нисколько не привлекало.
  На пятом этаже Архимаг отпер первую дверь большим тяжелым ключом и распахнул ее перед нами. Мы переглянулись и вошли внутрь. Кабинет был довольно велик, но без окон и это удивляло. У дальней стены стоял тяжелый стол с кучей ящиков, заваленный бумагами. На полу лежал побитый молью ковер, у правой стены стоял большой книжный шкаф, у левой - несколько стульев. Комната чем-то напомнила мне кабинет какого-нибудь следователя по особо важным делам.
  Сразу за нами в обитель Архимага просочился Карл с подносом, на котором стоял графин вина, пять бокалов и какие-то тарелочки. Замерев на пороге, он огляделся по сторонам, явно не зная, куда пристроить сие добро - свободного места, кроме пола, в комнате не было.
  Хаар небрежно смахнул со стола бумаги прямо на пол, и писарь тотчас поставил на освободившееся место поднос. Поклонившись, он быстро покинул кабинет, аккуратно прикрыв за собой дверь.
  Хаар налил себе в бокал вина, сел в кресло и жадно выпил половину бокала. Затем он налил вина нам и опять же кивком указал на стоящие у стены стулья. Мы послушно сели, я пригубил рубиновый напиток, но больше из вежливости.
  - Итак, - Архимаг обвел нас взглядом. - Зачем пожаловали, господа?
  - Нам нужно попасть в библиотеку, - ответил я. - А точнее, мне нужны записи, касающиеся того, где сейчас находится оружие Первого Мастера.
  - Это документы секретной секции и к ним нет доступа, - усмехнулся хозяин кабинета. - К тому же, сейчас в библиотеку все равно не попасть.
  - Потому что ты закрыл ворота и поставил стражников?
  - Потому что там смертельно опасно, - отрезал Архимаг.
  Я медленно расстегнул рубаху. В полумраке кабинета засветились черные нити паутины. Интересно, откуда в этой комнате без окон свет?
  - Я - Первый Мастер! - жестко проговаривая каждое слово, сказал я. - И мне необходимы эти документы.
  - Я верю, - ухмыльнулся Хаар. - Но ты слушаешь невнимательно. В квартале библиотеки сейчас творится такое, что волосы на голове шевелятся. Буквально в одночасье там все заволокло туманом, и люди в нем пропадают бесследно. То, что живет в тумане, никому не оставляет шансов.
  - Возможно, мы сможем вам помочь, - подал голос Ламберт.
  - Сомневаюсь. Лучшие маги столицы ничего не смогли с этим сделать.
  - Видящий вернулся в Вельтеррон, и без оружия из черного серебра мне его не остановить!
  - И это я тоже знаю, - вздохнул Хаар. - Ведь это после его посещения в библиотеке начались эти странности.
  - И вы его не остановили? - изумился я.
  Приоткрылась дверь и в кабинет заглянул полный мужчина с аккуратной бородкой. Больше я ничего разглядеть не успел, поскольку Архимаг шевельнул жезлом и дверь резко захлопнулась. Послышался звук удара и стон.
  - Не успели, - как ни в чем не бывало ответил Хаар на мой вопрос. - Библиотекари слишком поздно поняли, кто именно побывал в их квартале. Уже когда туман накрыл библиотеку, оттуда вырвался лишь один служащий. Все остальные сгинули.
  - С ним можно поговорить? - поинтересовался я.
  - Он был весь изранен и умер буквально через час.
  - Ну, это не проблема, - побормотал я. - Что он успел рассказать?
  - Значит, я не ошибся, - вновь ухмыльнулся главный маг страны. - Ты некромант. Никогда не сталкивался с такими, как ты. Что он мог рассказать? Пришел в библиотеку лысый человек в балахоне, разбил посреди квартала колбу с серым веществом внутри и ушел.
  - Зараза, - я заскрежетал зубами. - Он знал, что я приду за документами. Но не попытался их уничтожить, а просто закрыл к ним доступ. Словно издевается и постоянно опережает меня на шаг. Пусти меня в библиотеку, Хаар! Это важно. Очень важно. Моя девушка...
  - Девушка? - перебил меня Архимаг. - Так значит, все из-за девушки? Из-за девушки я должен распахнуть ворота и подвергнуть опасности весь город?
  - Ты не понимаешь!!! Я все равно уничтожу Видящего! Освобожу от него ваш мир!!! Дай мне хотя бы попытаться достать документы. Пожалуйста.
  Я повторил практически тоже самое, что говорил Кире. Скольких еще людей мне придется убеждать в этом мире?
  Архимаг внимательно посмотрел на меня.
  - Нет, - сказал он наконец. - Сожалею, но я не могу так рисковать.
  
  - Смотри, куда ногу ставишь! - ругнулся снизу Ламберт. - Тяжелый, как каменный гигант.
  - Извини, - я балансировал на плечах шута, стараясь при этом не уронить воровку.
  - Тише вы, - зашипела Кира. - Сейчас сбежится стража, Архимаг потом нас в подземелье точно запрет.
  Пирамида из четырех человек балансировала на крыше дома, ближе всех располагавшегося к стене библиотеки. Стемнело час назад, и мы с Кирой надеялись смотаться за документами и вернуться до полуночи. Хотя их еще предстояло найти. Шут и рыцарь тоже собирались пойти с нами, но я их отговорил. Вчетвером мы создали бы много шума, а воровка идеально подходила для задуманной операции. К тому же, если придется взламывать замки, ее навыки будут неоценимыми. А я был уверен, что без взлома не обойдется.
  Мы расположились в небольшом трактире на окраине города и, оставив там лошадей и вещи, отправились на разведку. Кира несколько раз обошла квартал библиотеки, определяя наиболее удобное место, чтобы перелезть через стену. Наконец она выбрала дом, стоящий практически напротив ворот, но с противоположной стороны квартала. Единственным его недостатком было то, что он был намного ниже, чем стена, но стоял к ней вплотную.
  И вот наша четверка опасно балансировала на скользкой черепице. Хуже всего приходилось Паулю, который держал на себе нас троих. Но вот Кира наконец-то дотянулась до края стены, подтянулась и растворилась в тумане. Через минуту со стены свесилась веревка. Я ухватился за нее и, скользя сапогами по влажной стене, поднялся на стену.
  Туман тут же обнял меня, окутал сырым холодным одеялом. Я невольно передернул плечами. Слева возникла Кира, схватила меня за руку и потянула за собой. Я послушно пошел следом. Девушка довела меня до края стены и, сложив руки на груди крест на крест, прыгнула вниз. Я последовал ее примеру и тоже прыгнул. Приземлился на кучу брошенных книг, и тотчас девичья ладошка зажала мне рот.
  - Тихо, - шепнула Кира. - Слушай.
  Я послушно кивнул и прислушался. Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк. Как будто босые подошвы прошлепали по лужам. Секунда тишины. Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк. Здесь, внизу туман был не такой плотный, и видимость до двадцати метров была вполне приемлемой, но в поле зрения никто не попадал. И все же слышно было очень хорошо. Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк.
  Звуки стихли. Мы с Кирой наконец-то выпрямились и соскользнули с книг на землю. Интересно, кто их здесь сложил? Как будто специально для того, чтобы мы спрыгнули со стены.
  - Куда нам? - спросила девушка.
  - Откуда я знаю? - изумился я. - Я же здесь ни разу не был. Где у них тайная секция?
  - Наверное, где-то в центре. Пошли. Только тихо и осторожно.
  Воровка медленно двинулась вперед. Я последовал за ней.
  Весь квартал библиотеки напоминал собой огромное книжное хранилище. Дома стояли на одинаковом расстоянии друг от друга, как книжные стеллажи. Их параллельные ряды шли от ворот и до задней стены квартала, так что сверху библиотека должна была напоминать гигантскую шахматную доску, но которой клетки были пустым пространством, а дома линиями, их разделяющими.
  Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк. С разных сторон. То ближе, то дальше. По очереди и одновременно. Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк.
  "Есть предположения, что это?" - поинтересовался я у Невеара.
  "Что-то очень плохое и опасное", - как всегда саркастически отозвался некромант.
  "А поконкретнее?"
  "Без понятия", - признался король-призрак. - "Туман не только ухудшает видимость. Он наведенный и создан, чтобы скрывать любые магические колебания. Ты бы сам это давно понял, если бы научился управлять нитями".
  "Я стараюсь", - терпеть не могу оправдываться.
  "Плохо стараешься. Или наоборот, слишком хорошо".
  Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк. Этот звук раздражал и пугал одновременно. Мы с Кирой невольно жались ближе друг к другу, до боли в глазах всматриваясь в туман. Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк.
  Мы так старались рассмотреть, что-то в тумане, что совсем забыли о том, что у нас под носом. Поэтому, когда я обо что-то споткнулся, мне стоило больших трудов не выругаться в голос. А когда я разглядел то, обо что споткнулся, то попятился назад. Кире вообще пришлось отвернуться и сдерживать рвотные позывы.
  На дороге валялось обглоданное до костей человеческое тело. Одно только тело, без рук, ног и головы. Туловище было растерзано, на костях висели ошметки мяса, и виднелись следы острых зубов. А ведь этот человек пролежал здесь уже месяц. Но плоть еще даже не начала гнить. В этом месте замерло время? Или тот, кто прячется в тумане, шлепает и чавкает, согнал всех людей в какую-нибудь комнату и убивает по одному? Выпускает на улицу и охотится при видимости в двадцать шагов.
  Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк.
  - Темный, мне страшно, - прошептала Кира.
  Я нашел ее ладонь и сжал в своей. Потной и липкой. Мне самому было жутко и эти звуки в тумане раздражали еще больше, чем треск радио в "Сайлент Хилл". Я не знал, с чем столкнулся, не имел понятия, как с этим сражаться. Мне уже было абсолютно ясно, что не в моих силах развеять заклинание, наложенное Видящим. Теперь я думал лишь о том, как бы живым убраться из библиотеки.
  Но мы уже были внутри и уйти, не попытавшись достать записи о Первом Мастере, я себе позволить не мог. Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк.
  Кости и части тел стали попадаться все чаще. Похоже, мы приближались к логову монстра. Или монстров?
  - Направо, - сиплым от волнения голосом проговорила Кира.
  Мы свернули направо, между рядами одинаковых домов-стеллажей. Как воровка умудрялась ориентироваться в этом тумане, я не представлял. Никаких ориентиров, указателей, надписей на стенах. Но девушка вела меня, и я полностью полагался на ее интуицию. Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк.
  - Как ты здесь ориентируешься? - тихо поинтересовался я, и от звука моего голоса девушка вздрогнула.
  - Я считала дома от самой стены, - призналась она. - Этот ряд центральный. Самые важные документы хранятся в одном из этих домов.
  - Что значит в одном из этих? Здесь их с десяток, не меньше! Нам что, придется обыскать все?
  - Ну, может и не все. Может нам повезет.
  Такой ответ меня не слишком удовлетворил, но ничего другого не оставалось. Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк. Мы по-прежнему не видели, что за существо издает эти звуки. Запах крови и серебристая дымка смерти стали такими плотными, что мне едва не приходилось протискиваться сквозь них. Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк. На этот раз совсем близко от нас.
  Я толкнул Киру в ближайшую открытую дверь и скользнул следом, вжался в стену, зажав девушке рот ладонью. В щель между дверью и стеной был виден небольшой кусочек улицы. Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк. На том месте, где мы только что стояли, замерло уродливое, словно собранное из разных частей, существо. Его короткие, но массивные ножки оканчивались лягушачьими ластами. На худом, кожа да кости, теле выступали ярко-голубые жилы. Руки были длинными, ниже колен и с пяти пальцев свисали гибкие, как ивовые прутики, когти. Они не выглядели особо опасными, но когда существо провело ими по земле на брусчатке осталось пять глубоких борозд. Я сглотнул и перевел взгляд на голову монстра. Она тоже чем-то напоминала лягушачью. Приплюснутая сверху, растянутая в стороны она походила на буханку хлеба. Пара маленьких глазок располагалась на самой ее верхушке, под ними торчал длинный индюшиный клюв. Мне показалось, что рта у монстра нет вообще, но тут рот открылся и я ужаснулся во второй раз. Широкая пасть распахнулась почти на девяносто градусов, и в ней блеснули два ряда острых, похожих на зубья пилы, металлических зубов.
  Это был идеальный вариант туманного охотника, созданный жуткой фантазией жреца Драгора, чтобы внушать ужас в самых бесстрашных воинов и самых искусных магов. Пасть туманника захлопнулась. Чавк-чавк-чавк. Он сделал пару шагов, словно разбегаясь, а затем оттолкнулся руками и ногами от земли высоко подпрыгнул и исчез из поля зрения. Шлеп-шлеп-шлеп. Чавк-чавк-чавк.
  Что-то промычала Кира, и я поспешно разжал руку. Девушка глубоко вздохнула и покачала головой.
  - Знала бы, что здесь такое, никогда бы не полезла в эту библиотеку.
  - Я с собой никого не звал, - усмехнулся я. - Идем. Чем быстрее мы найдем то, что ищем, тем быстрее выберемся из этого жуткого места.
  Обыск первого здания не принес никаких результатов. Никаких тайников, скрытых механизмов и секретных дверей не было. Как и во втором. Как и в третьем. Света катастрофически не хватало, но найденные в библиотеке факела и свечи немного исправили дело. Правда, при выходе на улицу их все равно приходилось гасить.
  Перебежки между домами-стеллажами стали еще опаснее. Туманники кружили в этом квартале с пугающей частотой и шлепанье и чавканье практически не смолкало. Если считать, что каждый туманник попадался в поле нашего зрения лишь единожды, то их набралось никак не меньше трех десятков. Однако в здания монстры не проникали, и там у нас создавалась хоть какая-то иллюзия безопасности.
  Наконец, в четвертом по счету доме нам улыбнулась удача. Сначала все было как обычно. Книжные стеллажи, брошенные в спешке вещи, читальные залы, формуляры. Части тел. Кира уже перестала вздрагивать каждый раз при виде оторванной руки, но лицо ее было серо-зеленого цвета. Мужества девушке было не занимать. Вряд ли хоть одна моя знакомая с далекой Земли, смогла бы так вот ходить по кишащему монстрами городу.
  Проверив три этажа библиотеки, мы спустились в подвал и тут же услышали негромкий стон. Подсвечивая себе факелом, я осторожно двинулся по мрачному коридору. Расположенные слева и справа двери и решетки придавали подвалу сходство с темницей. Стоны становились все громче и, наконец, я увидел того, кто их издавал.
  В камере, за стальной кованой решеткой, в грязи, вони и блевотине сидели восемь человек. Один из них глухо стонал, держась за рваную рану на правом бедре. Среди пленников были только мужчины. Четверо сидели у одной стены, трое вместе с раненным у другой, а в самый дальний угол забился парень в глубоко надвинутом на голову капюшоне.
  - Кто здесь? - забеспокоился седовласый мужчина, сидящий у самой решетки, прикрывая глаза от света. - Люди? Хвала богам. Неужели Хаар снял заклятие и туманников больше нет?
  - К сожалению не все так просто, - я покачал головой. - Нас здесь всего двое и туманники никуда не пропали. Кто вы такие?
  - Мы библиотекари, - ответил седовласый. - Он запер нас здесь.
  - Он?
  - Мы назвали его Тюремщик. Туманники служат ему и боятся его. Он само воплощение ужаса.
  - И вы сидите здесь уже месяц? Без еды?
  Старик горько усмехнулся, зато раненный буквально взвыл от страха.
  - Два раза в неделю он приходит и забирает одного из нас. Выпускает на улицу, давая возможность убежать. А потом приносит нам то, что от них остается.
  Парень затрясся и завыл. Кира отвернулась и наконец-то избавилась от содержимого своего желудка.
  "Как во времена моей молодости, - заговорщицки шепнул Невеар. - Когда я убивал детей на глазах у родителей, а потом заставлял их есть останки".
  - Не мне вас судить, - проговорил я. - Да и нет на это времени. Если вы библиотекари, то должны знать, где находятся записи о Первом Мастере. В частности, где хранится его оружие и кольчуга.
  - Это секретная информация, - удивленно поднял бровь старик. - Откуда вам о ней известно?
  - Нас послал Архимаг, - убедительно соврал я. - Видящий вновь вернулся в Вельтеррон и чтобы с ним справится нужны эти бумаги.
  - Но этого недостаточно, - покачал головой библиотекарь. - Только сам Первый Мастер может воспользоваться своими вещами.
  Я вздохнул и начал расстегивать рубаху. Похоже, мне до конца придется играть эту роль.
  - Пройдете дальше по коридору, вторая от конца дверь налево. Там будет лестница, - внезапно заговорил парень в капюшоне. - Спуститесь по ней на три этажа. Прямо по коридору. Третья дверь направо. Второй стеллаж у правой стены, восьмая полка.
  - Спасибо, - удивленно проговорил я.
  - За что? - не меньше меня изумился старик. - Я ведь ничего не сказал.
  - Ваш помощник сказал.
  - Какой помощник? - глаза старика полезли из орбит.
  - Вон в углу..., - я посмотрел в угол камеры и оторопел. В тени никого не было. Лишь легкий запах серы витал в камере.
  - Виссенд, зараза, - прорычал я. - В любом случае, спасибо, старик. Держитесь. Архимаг делает все, чтобы снять заклятие с библиотеки и спасти вас.
  Раненный забился на полу и завыл еще сильнее.
  - Да заткнись ты, - не выдержал один из мужиков и пнул своего коллегу в ребра. Тот свернулся на полу калачиком и тихонько заскулил.
  - Кира, пойдем, - я обернулся. Лицо девушки утратило зеленоватый оттенок и стало совсем серым.
  - Мы должны помочь этим людям, - голос девушки стал совсем пустым, как и глаза. Я подумал о том, что нужно было брать с собой Ламберта. Шут по крайней мере никогда не терзался муками совести.
  - Каким образом ты собираешься им помочь? - поинтересовался я.
  - Мы должны вывести их отсюда.
  - Нет, - я покачал головой. - Не должны.
  - Это же люди, Темный!
  - Я заметил. Но такой толпой мы все равно не сможем выбраться. Туманники покромсают нас в мгновение ока. Тем более этот раненный парень все равно не сможет идти сам. Будет тормозить всех нас.
  - Я не могу их бросить. Потому что я знаю, что значит быть брошенной.
  - Хочешь узнать, что значит быть мертвой? Давай, Кира, идем. Нужно спешить.
  Я осекся. Где-то очень далеко, на пороге слышимости раздался знакомый до ужаса звук. Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк. Туманники были в здании и, судя по всему, двигались в нашу сторону.
  - Кира, бежим. Скорее!
  Наконец-то воровка послушалась и быстро последовала за мной. Сколько еще раз мне придется ее убеждать, что хорошо и правильно не всегда одно и тоже.
  Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк. Монстры приближались, и я перешел на бег. Вторая дверь с конца налево. Захлопнуть. Задвинуть засов. Короткий коридор. Лестница. Три этажа вниз. Захлопнуть, захлопнуть дверь. Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк. Несмотря на закрытые двери, звуки, а вместе с ними и туманники приближались. Прямо по коридору. Третья дверь направо. Второй стеллаж. Стоп.
  - Что-то не так, - Кира подошла к шкафу и внимательно его осмотрела. - А. Поняла. На восьмой полке нет пыли. Везде она лежит густым слоем, а здесь ее словно стряхнули.
  Я подошел поближе и разглядел в пыли на свитках пергамента отпечатки пальцев. Тот, кто смотрел документы, не заботился о конспирации. Кто-то из библиотекарей? Вряд ли. Видящий? Но ведь он не заходил в здания. Виссенд? Ему-то это зачем? Пресловутый Тюремщик? Вот это уже ближе к истине.
  Всего свитков было три. На всех трех печати были сорваны. Я усмехнулся, взял один из них и развернул. Пробежал глазами по строчкам.
   "... король Ричард Неуклюжий не мог более быть уверенным в сохранности кольчуги и отправил ее с тремя сотнями солдат через Топи Вирма...". Строчка обрывалась, буквы были наполовину стерты, а ниже в трех рядках проступало "из бол.т... не в...ну.ся ни один со...т".
  Значит, из топей не вернулся ни один солдат. Очень интересно. Куда же тогда делась кольчуга? Утонула в болоте?
  Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк. Черт. Это уже начинает надоедать. Сунув все три свитка в сумку, я осторожно приоткрыл дверь. Никого. Только далекое шлепанье где-то за поворотом коридора.
  Ступая на цыпочках, я двинулся к лестнице. Кира неслышно скользила следом. Ей, в отличие от меня не приходилось прилагать массу усилий, чтобы быть бесшумной. Туманников не было. И внезапно я понял, что никаких звуков тоже не было. Они ушли? Или затаились?
  Я открыл дверь, ведущую на лестницу, и встретился взглядом с воплощением ужаса. Стоящий передо мной Тюремщик без сомнения был человеком. В очень далеком прошлом. Сейчас же на человека он походил лишь наличием четырех конечностей. Ноги его были одеты в кожаные штаны, на носках ботинок сверкали острые шипы. Прямо на голое тело его была надета кольчужная безрукавка, поверх которой был накинут плащ. Кисти рук были защищены латными перчатками. Голову украшал рогатый шлем. Хотя нет. Это в шлеме были прорези, чтобы его можно было надеть на рогатую голову. На поясе висел широкий длинный меч без ножен.
  От мощной фигуры веяло холодом и страхом, хотя глаза в прорези забрала горели огнем.
  Я попытался захлопнуть дверь, но не успел. Тюремщик взмахнул рукой в латной перчатке, и я полетел в другой конец коридора. В грудную клетку словно ударили кузнечным молотом. Монстр глухо расхохотался и шагнул вперед. Кое-как отлипнув от стены, я огляделся. С одной стороны коридора начали появляться Туманники. Лестницу перекрывал Тюремщик, и я понятия не имел, как его можно было сдвинуть с места. Вряд ли мои магические навыки здесь пригодятся. Чтобы убить уже мертвое нужно либо разорвать заклинание, которое его держит, либо убить того, кто это заклинание создал. Либо разрубить Тюремщика на куски. Ничего из этого я сейчас сделать не мог.
  Тем более расчленить монстра. Он был сильнее. Намного сильнее меня.
  "Беги, олух!" - заорал Невеар, и я побежал, увлекая за собой Киру. Девушка была молчалива, но и мне разговаривать не сильно хотелось. Здесь должна быть еще одна лестница. Просто обязана быть!
  И лестницу мы нашли. Правда это была кованая лестница, уходящая вертикально вверх. Шлеп-шлеп-шлеп, чавк-чавк-чавк и смех Тюремщика летели нам в спину и я, не задумываясь, буквально взлетел по ней наверх. Навалился на люк, рванул его раз, другой. С третьего раза металлический круг поддался, и я выбрался на улицу. Помог вылезти воровке. Поставил крышку на место, и лишь потом огляделся. Не повезло. Мы по-прежнему были на территории библиотеки, и с четырех сторон уже доносились шлепки и чавканье.
  - Куда бежим? - поинтересовался я, лихорадочно думая, что можно предпринять в этой ситуации.
  - Налево и все время прямо. Мы там спускались.
  - А как будем подниматься?
  - Я оставила веревку. Скажи честно, у нас есть шанс выйти живыми?
  - Приготовься бежать, - вместо ответа сказал я, разворачиваясь влево. - На счет три. Раз.
  Первые Туманники появились в поле зрения. Они двигались медленно, но явно готовились к своим смертоносным прыжкам.
  - Два.
  До первых монстров осталось не больше десятка метров.
  - Три, - скомандовал я, когда первые монстры взвились в воздух.
  Мы побежали, и одновременно я швырнул вперед Волну Праха. Туманники рассыпались трухой, а те, что случайно столкнулись друг с другом в воздухе, разразились возмущенными воплями.
  - Темный, слева! - вскрикнула Кира. Я резко обернулся и взмахнул правой рукой. Молот Забвения на мгновение вспыхнул в руке, сметая трех прыгнувших Туманников. Но вместе с тем из сумки вылетел один из свитков и упал на брусчатку. Я не успел вовремя среагировать, а когда обернулся, то увидел такую толпу монстров, что возвращаться мне перехотелось. Через мгновение свиток скрыла волна Туманников, и мы побежали дальше. Еще дважды мне приходилось отбиваться от чрезмерно ретивых чудовищ, но вот стена неожиданно возникла из тумана и мы благополучно вскарабкались по веревке наверх. Когда мы уже перевалились через край стены, снизу раздался леденящий душу хохот. Я посмотрел вниз.
  Тюремщик стоял, запрокинув голову, и смотрел на меня. В правой руке он сжимал утерянный свиток. Я досадливо плюнул в него, но промахнулся. Монстр расхохотался снова и, развернувшись, скрылся в тумане. Я вздохнул и соскользнул со стены на крышу дома. Кира была уже там, в объятиях Пауля. Едва мои ноги коснулись черепицы, я без сил опустился на крышу.
  - Ну как, удачно? - подошел ко мне Ламберт.
  - Скорее да, чем нет, ответил я, - поднимая голову.
  Шут лихорадочно отшатнулся от меня, словно увидел призрака.
  - Что? - спросил я, поднимаясь.
  - Твои глаза, Темный...
  - Что - мои глаза?
  - Они зеленые...
  
  Когда мы добрались до трактира, и я посмотрел в зеркало, то чрезвычайно удивился. Глаза действительно были зелеными. Нет, зрачки не изменили свой цвет, но все глазное яблоко словно горело призрачным зеленым пламенем.
  "Невеар, что это?" - поинтересовался я.
  "Так сказать побочный эффект использования некротических заклинаний. Ты пропускаешь через свое тело колоссальный поток энергии, и ее остатки задерживаются в организме. Не волнуйся, через пару часов пройдет. Зато как эффектно выглядит".
  Да уж. Эффектней некуда. Теперь нечего и думать о том, чтобы покинуть город до утра. Стража нас возьмет сразу и не задумываясь. Лучше потерять пять часов в трактире, чем несколько дней в тюрьме.
  Подойдя к столу, я вытряхнул из сумки свитки. Надежда, что в библиотеке выпал свиток с упоминаниями о топях не оправдалась. Вот он, лежит здесь. Из топей не вернулся ни один солдат из трех сотен. Это произошло шестьсот лет назад, так стоит ли опасаться, что то, что погубило солдат короля Ричарда живо до сих пор?
  Отложив пергамент в сторону, я взял второй свиток. "...секиру же Первого Мастера Арк Сильный отдал своему другу, королю эльфов Миграэлю, владыке Зеленого Леса. Но после предательства в королевской семье о судьбе оружия более...".
  Я в ярости швырнул свиток о стену. Напрасно, все напрасно! Ничего конкретного в свитках сказано не было. Там шли-шли и не дошли. Здесь дошли, но что было потом, никто не знает. О конкретном местоположении секиры и кольчуги ничего не сказано.
  - Темный, че шумишь? - в комнату зашел Ламберт.
  - Вот, почитай, - я подобрал с пола свиток и протянул шуту.
  Ламберт быстро пробежал по нему глазами и нахмурился.
  - И что же делать? - растерянно спросил он.
  - Не знаю. Придется начать поиски оттуда, где оружие видели в последний раз. Шестьсот лет назад, - я горько усмехнулся. - Думаю, начать лучше с Топей?
  - Топи Вирма в десяти днях пути на запад. Зеленый лес в пятнадцати днях на северо-западе. Решай сам.
  - Мы пойдем в Топи, - решил я. - Поднимай нашу парочку. Светает.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"