Запорожан Кирилл Иванович: другие произведения.

Тёмный Мастер

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.36*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Темный в Вельтерроне. Один в неизвестном, чужом мире, в поисках своей любимой и жреца беспощадного жестокого бога. Как окончился Последний Бой? В чем главный секрет Первого Мастера? И почему, в конце концов, лжет Виссенд? Вопросов слишком много, но ответы на них нужно найти. Любой ценой! Даже если придется сойти с ума... Ведь на кону стоит не только судьба двух миров, но и любовь...


Тёмный Мастер

Есть вход в этот мир,

Ты его нашел.

Ты не дух и не вампир,

Так зачем ты пришел?

Кто ты, человек? Только плоть и кровь.

Бедный, заблудший, окончен твой век.

Свою душу готовь.

"Мастер"

   Туман был густым и очень плотным. И он был повсюду. Вверху, внизу, справа, слева, спереди, сзади. Туман окружал меня со всех сторон. И я шел вперед, прорываясь сквозь молочную пелену. Я давно потерял чувство направления и просто брел наугад, монотонно переставляя ноги. Возможно, я давно топчусь на месте, а, возможно, уже прошагал много миль. Не знаю. Туман везде был одинаковый. Белый, плотный, непроницаемый.
   А может это и не туман вовсе? Я смотрел вниз и не видел собственных ступней, вытягивал вперед руку и не мог разглядеть свои пальцы. Тем не менее, шагающего рядом Виссенда я видел очень хорошо и отчетливо. Демиург молчал, продолжая чеканить шаг по невидимой земле, даже не пытаясь завязать разговор. Он спокойно смотрел вперед, словно меня и не было рядом.
   - Где мы, - не останавливаясь, спросил я, когда молчание стало просто невыносимым.
   - Нигде, - пожал плечами Демиург.
   - Так не бывает, - не поверил я. - В мире нет такого места "нигде".
   - В мире может и нет, - кивнул создатель. - А вот меж мирами вполне может располагаться такое интересное местечко, как "нигде".
   - Мы меж мирами?
   - Да, а что, тебя это так удивляет? - вопросительно изогнул бровь Виссенд.
   - Немного. Учитывая, что я не давал своего согласия, на такого рода путешествия. Куда мы направляемся?
   - Дурацкий вопрос, Темный? В Вельтеррон, естественно.
   - Зачем?
   Демиург на мгновение сбился с шага.
   - Что значит зачем? Разве ты не собираешься спасать свою Тень?
   - Зачем здесь ты? - переспросил я, оставляя вопрос Виссенда без ответа.
   - Ты первый раз переходишь из мира в мир. Тебе нужен проводник.
   Мы помолчали. Унылый пейзаж, а точнее полное его отсутствие, продолжал оставаться таким же унылым. Путешествие все никак не кончалось, и я не мог понять, толи путь и правда был таким длинным, то ли наш разговор еще просто не закончен. В том, что это не галлюцинация я был уверен. Хотя как знать. Учитывая то состояние, в котором я находился до того, как потерял сознание... Кома была бы не самым худшим вариантом.
   - Скажи, Виссенд, а что бы было, если бы любовь перестала быть для меня достаточным стимулом? - спросил я, спустя некоторое время. - Стимулом, ради которого я, как полный дурак, рискую жизнью и охочусь на Видящего. Каким тогда рычагом ты смог бы надавить на меня, чтобы я исполнил самую грязную и опасную работу?
   - Ммммм, - задумчиво протянул Виссенд. - Разве ты уже ее разлюбил?
   - Конечно же, естественно, само собой разумеется нет! - я почему-то чувствовал себя дряхлым, уставшим от жизни стариком. - Но я сейчас направляюсь в абсолютно чужой мир, и всех гарантий у меня лишь твое честное слово Демиурга. Не пойми меня неправильно, Виссенд, но я сам видел, как она сгорела.
   - Я тебе таких мороков могу сто штук показать прямо сейчас, - вспылил Демиург, сверкая фиолетовыми глазами. - А ты подумал о мире, в котором живешь? Что станет с ним? С людьми, которые в нем проживают, с твоими друзьями? Долго они смогут продержаться, если Драгор добьется успеха?
   - Вот только не надо на жалость давить, - фыркнул я. - Наверное, именно поэтому ты отправляешь меня одного на смерть. Чтобы Видящий в своем мире сожрал меня с потрохами.
   - Больше некому, - вздохнул демиург.
   - Я просто хотел жить спокойно, - пробормотал я, обращаясь к самому себе. - Стать журналистом или переводчиком, женится на Ане, лет в двадцать семь завести детей. Я сделаю то, что ты хочешь, Виссенд. Но знай, что я делаю это ради себя и Тени. Не ради твоего мира.
   - Это и твой мир.
   - Все, - я резко остановился. - Хватит пустых разговоров. Долго нам еще идти?
   - Так уже давно пришли...
   Я внезапно осознал, что никого рядом нет, а я иду по колено в густой зеленой траве...

Часть первая.

Восхождение Некроманта

Мысли, что я демон, часто выжить помогали.

Люди же повсюду так меня и называли.

"Король и Шут"

Глава первая

Ученик

Отсекай одиночек -

Им умирать на старой дороге,

С подлунными крысами ночью

Травы не топчут единороги.

"Мастер"

   Первым делом, я проверил свои вещи. Ботинки, джинсы, куртка, в которой жарковато под палящими лучами весеннего солнца. Кольцо Чернокнижника и безымянная печатка на пальцах, Пьющий Души в ножнах, колья в рукавах. Все было на месте, даже инквизиторская булава висела у пояса, хотя я точно помнил, что оставил ее в Гильдии Мастеров Светлого Города. Естественно, никакого огнестрельного оружия. Лишь пробирка с "Кровью Дракона" на петельке внутри куртки и желатиновый шарик "Солнечного Круга" в кармане джинсов.
   Проверив свой небогатый скарб, огляделся. Я стоял на опушке леса и ноги до середины голени тонули в высокой траве. Кое-где в траве виднелись красные ягодки земляники, у самого леса под тяжестью ягод сгибались ветви черники. Неужели здесь сейчас лето? И в самом деле, в куртке уже было не просто жарко, а очень жарко, но снимать ее я пока не спешил.
   Лес возвышался за моей спиной, лениво шелестел ветвями, но был каким-то мрачным, зловещим. Казалось, что лес смотрит мне в спину, как приготовившийся к прыжку тигр, как затаившаяся в траве кобра. Ощущение было такое, словно кто-то забивает мне свой взгляд между лопаток, словно стальной гвоздь. Я повел плечами, пытаясь сбросить с этот взгляд, Не помогло. Тогда я обернулся.
   Мне показалось, или внутри густой уже у самой опушки чащи кто-то шевельнулся? Во всяком случае, ощущение чужого взгляда пропало, но лес остался все таким же недружелюбным.
   Вновь повернувшись спиной к лесу, я посмотрел по сторонам. Прямо передо мной расстилался гигантский луг, уходящий в разные стороны на много километров. Справа на горизонте виднелась сизоватая дымка далеких гор, впереди и чуть слева вдалеке возвышались какие-то каменные башенки. Слева, сколько хватало взгляда, расстилался зеленый ковер, разбавленный яркими пятнами полевых цветов.
   "Дом, милый дом, - прозвучал у меня в голове голос Невеара. - Как давно я не дышал воздухом родного мира".
   - У тебя же нет носа, - усмехнулся я.
   "Ну и что? - ничуть не обиделся некромант. - Если я могу слышать и видеть, что происходит вокруг, почему я не могу чувствовать запахи?"
   Ответить на такой логичный довод я ничего не смог, поэтому просто спросил:
   - Что мне делать теперь?
   "Искать Видящего, - если бы у короля-призрака было тело, он бы пожал плечами. - Хотя я бы сейчас завалился в какую-нибудь таверну, выпил пива и пощипал аппетитных официанток за задницы".
   - Вот тут тебе не повезло, - фыркнул я, - руки то уж тебе точно нечем заменить.
   "Это да, - вздохнул Невеар. - Но в любом случае, тебе нужна другая одежда".
   Я в самом деле начал ощущать, что скоро сварюсь заживо и все-таки снял куртку. Действительно, нужно было где-то раздобыть вещи, более подходящие этому миру, времени и погодным условиям. Да и неплохо было бы купить лошадь. Вряд ли я смогу очень быстро отыскать жреца Драгора. И вот тут возникало сразу две проблемы.
   Первая из них заключалась в том, что я абсолютно не знал, где я нахожусь и в какую сторону мне двигаться, но это еще не самое плохое. Вторая и главная проблема заключалась в такой простой, но важной мелочи как деньги. Порывшись в карманах, я почему-то не нашел ни копейки из того, что было у меня с собой в Светлом городе. Почему-то Виссенд не дал мне протащить в чужой мир золото и серебро. Проблема.
   - Думаю, нам следует направиться к тем башням? - я отвлекся от неприятных мыслей. Что-нибудь придумаю по дороге. В крайнем случае, нарублю дров какой-нибудь одинокой старушке. Или воды натаскаю.
   "Да, думаю, в лесу мы вряд ли найдем портного, - съязвил дух короля. - Так же неплохо было бы узнать последние новости. Пятьсот лет прошло, как-никак..."
   - Кстати, где мы? - я перекинул куртку через плечо и неторопливо направился прочь от леса. Тот недовольно зашумел, словно сожалея, что упустил лакомую добычу, уже практически попавшую в хитроумную ловушку.
   "Я же говорю, пятьсот лет прошло, - некромант вздохнул. - Этот лес, насколько я помню, располагается на юго-западе королевства Лирия. Своей южной опушкой он граничит с еще одним королевством... не помню название. Что это за замок на горизонте я не знаю. Построен уже после меня. А вот горы на востоке..."
   Король замолчал.
   - Что, горы на востоке? - переспросил я через некоторое время, но призрак не ответил.
   Высокая трава мешала идти, полевой вьюн цеплялся за ботинки так, что приходилось вырывать его с корнем. За час я прошагал всего лишь около пары километров. Несколько раз я видел в траве какое-то шевеление, но были это полевые мыши или змеи, я не знал. Еще один раз прямо из-под моих ног выскочил крупный серый заяц. Высоко подпрыгнув, он задал такого стрекача, что скрылся из виду прежде, чем я успел даже подумать о жарком или тушеной зайчатины с овощами. От мыслей о еде побежали слюнки, и я пожалел о том, что не нарвал ягод на опушке. Солнце стояло высоко в зените, и в синей глади неба, высоко-высоко кружила крупная хищная птица. Казалось, я иду по Земле, но чувство, что я здесь чужой не оставляло меня.
   Спустя еще минут двадцать я увидел впереди какие-то темные точки. Они стремительно приближались и через три минуты превратились в силуэты всадников, а еще через пять минут я уже мог разглядеть их. Впереди мчался белоснежный неоседланный конь, а его преследовали пятеро людей на гнедых лошадях. Расстояние между ними было метров семьдесят, но было видно, что белый наслаждается стремительным бегом и готов в любой момент увеличить темп, в то время, как лошади преследователей бежали, выбиваясь из сил, роняя с губ клочья кровавой пены.
   Расстояние между нами еще больше сократилось, и я внезапно понял, что это не конь. Точнее не совсем конь. Под кристально-белой шкурой вздувались мускулы, длинная золотистая грива спускалась по спине и скрывала грудь существа, хвост того же цвета задевал верхушку травы. Но главное, изо лба коня торчал длинный, серебристый рог, скрученный в спираль. Единорог оглушительно заржал и словно белая молния пронесся мимо, а спустя несколько секунд всадники осадили своих коней и взяли мою скромную персону в круг.
   Единорог на бегу обернулся, и я готов был поклясться, что в его глазах вспыхнула насмешка, а затем он стрелой рванулся вперед, за пять минут преодолел ту пару километров, на которую я потратил полтора часа и скрылся в лесу.
   А я наконец-то смог оглядеть всадников. Четверо из них были одеты в грубые штаны из плотной ткани, высокие сапоги и стеганые куртки из дубленой кожи. На поясе у каждого висело по короткому мечу, к седлам были приторочены круглые щиты.
   Пятый мужчина, видимо старший, был одет в такие же штаны, как и остальные четверо, но вместо куртки на нем была тяжелая кольчуга и, единственный из всей четверки, он носил шлем. Его вооружение составляла огромная двуручная секира и нож, шириной с ладонь, висящий в ножнах на поясе. Лицо старшего обрамляла густая рыжая борода и вообще, мне он сразу напомнил викинга с картинки.
   - Кто ты и что делаешь во владениях леди Милады? - задал вопрос бородач.
   - Кто ты такой, чтобы задавать мне такие вопросы? - поинтересовался я, глядя на него снизу вверх.
   Мужчина удивленно приподнял бровь, но все же ответил:
   - Меня зовут Вестар и я начальник замковой стражи леди Милады. Это земли принадлежат ей. Кто ты и что делаешь в ее землях?
   - Я путник, направляюсь в город, чтобы раздобыть немного еды и новую одежду, - ничуть не покривив душой, ответил я. - Так значит это замок принадлежит леди Миладе?
   Но на этот раз бородач проигнорировал мой вопрос.
   - Почему ты не остановил единорога, путник? - вопрос был задан самым грубым тоном.
   - Потому что легче было остановить бронепоезд, - хмыкнул я. - Зачем вы преследовали животное?
   Воины переглянулись.
   - Я не знаю, что такое "бронепоезд", - ответил Вестар, - но ты был обязан помочь нам. Этот единорог предназначался для двора нашей госпожи.
   - Какое отношение я имею к вашей госпоже? В том чтобы ублажать Миладу состоит ваша работа. К тому же я не люблю, когда животных держат в клетках. Тем более таких прекрасных.
   - Леди Милады! - взревел викинг. - Ты находишься в ее владениях!
   - И? Кстати, с таким вооружением, как вы собирались его поймать?
   Один из стражников фыркнул, но наткнулся на хмурый взгляд своего командира и заткнулся.
   - Это не твое дело, чужеземец, - уже не скрывая злости, зарычал Вестар. Похоже, за то, что он упустил единорога, по голове его не погладят. - Сейчас ты отправишься с нами в замок и там ты сам расскажешь леди Миладе, почему дал животному уйти. А если твой ответ ей не понравится, то тобой займется палач.
   Я вздохнул. Пятеро конных всадников, против одного пешего, у которого нет даже копья. У меня нет шансов. Но вот так вот сдаться, даже не попытавшись оказать сопротивление? Только не сегодня.
   - Знаешь, кольчугу я никогда не носил, - я слегка расслабил ноги и бросил куртку на землю. Взял в левую руку Пьющего Души, в правую - булаву. - Поэтому оставлю ее тебе. Сапоги мне твои будут великоваты, секира не мое любимое оружие, а вот лошадь мне не помешает. Ее и возьму. Хотя вы их так замотали...
   Бородач расхохотался. И я мог его понять. Они были на своей земле, и их было пятеро.
   - Взять его, - велел Вестар.
   Двое стражников тронули своих лошадей в мою сторону, но, по-видимому, животные слишком устали. Одна из них вообще не двинулась с места, а другая сделала пару шагов и споткнулась, так что всадник едва не вылетел из седла.
   Бранясь на все на свете, тройка воинов спрыгнула на землю и направилась в мою сторону, доставая на ходу мечи. Мечи против булавы и кинжала. Довольно спорное соотношение. Мечом можно лишь колоть и резать. Если на мечах начнут рубиться, как в фильмах про средние века, то через пару ударов у мечника бы отнялись руки, а вся заточка пошла бы псу под хвост. С другой стороны моя булава была вообще дробящим оружием. Ни колоть, ни резать, ни рубить я не мог. Но любой удар, даже нанесенный вскользь, причинит сопернику повреждение. К тому же легкость моего оружия позволит мне блокировать удары, так что шансы у меня были довольно неплохие.
   Первый удар стражника справа я принял чуть ниже шипастого шара булавы и ткнул ею вдоль лезвия. Мужчина вскрикнул, выронил меч и отступил, сжимая ушибленное, стремительно распухшее запястье.
   Двое воинов решили атаковать одновременно. Один ударил, целя в ноги, второй - в голову. Я шагнул вперед, одновременно пригибаясь и разворачиваясь боком, благополучно миновав оба лезвия и, продолжая разворот, ударил одного из мужиков булавой в грудь. Раздался хруст, и стражник со стоном опустился на землю. Третьему воину я, уклонившись от следующего удара, просто подрезал сухожилие под коленом.
   - Что ж, неплохо, чужеземец, - Вестар спрыгнул со своего коня и одной рукой снял с седла секиру. Пару раз взмахнул ей, разрезав воздух пронзительным свистом. - Посмотрим, что ты сможешь противопоставить мне.
   - Может не стоит? - я начал двигаться по кругу, поигрывая кинжалом. Некромант молчал, но его помощь мне пока и не требовалась.
   - Нет, путник, - усмехнулся начальник стражи. - Ты нанес личное оскорбление мне, моим людям и моей госпоже. Пожалуй, я не стану отдавать тебя палачу. Я убью тебя сам.
   Он ринулся на меня, неудержимый, словно закованный в кольчугу буйвол. Взмахнул секирой над головой и, что было сил, обрушил лезвие на мою голову. Блокировать такой удар было чистым воды самоубийством, поэтому я развернулся боком и отступил немного назад. Вестар взревел и вновь ударил, на этот раз по горизонтали, намереваясь разрубить меня пополам. Пригнувшись, я пропустил секиру над головой и рванулся вперед, но бородач неимоверным усилием остановил движение секиры и ударил обратной стороной рукояти, целя мне в грудь. Я едва успел затормозить. Рукояти не хватило каких-то пару сантиметров, чтобы не сломать мне ребра. Отпрыгнув назад, я остановился и опустил булаву моргенштерном вниз. Либо этот викинг обладает невероятной силой, либо его секира намного легче, чем кажется. В любом случае мне нужно быть очень осторожным.
   Я неторопливо стал сближаться со стражником, покачивая булаву на петле. Вестар напряженно наблюдал за мной, сжимая секиру двумя руками. Слегка сократив расстояние, я использовал раскачивание булавы и ударил снизу вверх. Викинг отклонился слегка назад и ударил в ответ, вновь пытаясь разрубить меня пополам. Но на этот раз он не стал бить в обратную сторону. Развернувшись вокруг оси он, используя инерцию секиры, ударил сверху вниз и слегка наискосок. Мы были слишком близко друг от друга, и отступить назад я бы не успел. Поэтому я метнулся вперед и немного вниз, навстречу лезвию. Пропустив его над собой, я выпрямился во весь рост и размахнулся что было сил, намереваясь одним ударом вбить Вестару голову в грудную клетку. Каким бы сильным не был начальник стражи, какой бы легкой не была его секира, он не сможет остановить свой удар. Не сможет уклониться или заблокировать мое оружие.
   И тут судьба сыграла со мной злую шутку. Или это была моя самоуверенность. Надо было просто коротко ткнуть ему ножом в лицо, но я решил убить стражника булавой, размахнувшись из-за головы. Это и стало моей роковой ошибкой.
   Секира ударилась о скрытый травой камень и, вместо того, чтобы по рукоять уйти в землю, пошла в обратном направлении. Я размахнулся слишком широко, я не успевал блокировать или уклонится от второго лезвия, а Вестар, превозмогая боль в отбитых руках, рванул секиру вверх.
   "П...ц", - успел подумать я прежде, чем лезвие секиры вошло в незащищенный бок, разрубая ребра, а сознание затопил красный туман боли.
  
   В себя я пришел от дикой боли в области груди. Стараясь не шевелиться, я приоткрыл глаза. Все вокруг было очень мутным и имело красноватый оттенок. Меня замутило, я глубоко вздохнул и закашлялся. На губах остался привкус крови.
   Внезапно в ноздри ударил резкий запах конского пота.
   "Неужели эти стражники решили меня все же доставить своей госпоже?" - лениво подумал я, но тут надо мной склонилась лошадь с рогом во лбу.
   Спустя мгновение лошадиную морду сменило лицо мужчины лет сорока с короткими седоватыми волосами.
   - Зря ты, парень, в себя пришел, сейчас будет очень больно, - предупредил он и шевельнул рукой.
   Я взвыл. От боли из глаз брызнули слезы. По всему телу прошла горячая, испепеляющая волна.
   - Э нет, так дело не пойдет, - вздохнул мужчина и сунул мне в рот какую-то травку. - На, прикуси.
   Не знаю, почему я его послушал. Возможно, потому что у меня не было выбора. Я послушно сжал зубы. В рот из травки брызнул терпкий, прохладный сок, и я не заметил, как отключился.
  
   Снова в себя я приходил рывками. Перед глазами мелькали кроны деревьев, кусочек неба, лицо обеспокоенного мужчины, потолок обмазанный глиной. Последний отчетливо въелся в мою память, ведь наблюдать его мне пришлось без малого полтора месяца.
   Когда я впервые увидел над собой потолок, то не сразу понял, где нахожусь. Во всем теле была необычайная слабость. Такая, что я с трудом мог говорить. Что-то в последнее время я слишком часто оказываюсь на грани смерти. И второй раз меня спасают каким-то чудом. Третьего раза может и не быть. Рана, насколько я мог понять, была очень серьезной и глубокой. Наверняка повреждены многие внутренние органы. Если в этом мире нет чего-нибудь наподобие "Солнечного круга", то мне придется провалятся долго, очень долго. Не месяц и не два. И не факт, что после этого времени я стану таким как прежде. Главное, чтобы не началось заражение крови. Но самое обидное, что все это время, пока я лежу здесь, Видящий не сидит, сложа руки. Я не знал, зачем жрец вернулся в Вельтеррон, но с каждым днем, с каждой минутой он приближался к своей цели, а я был вынужден лежать пластом, как овощ на грядке.
   Скрипнула невидимая мне дверь и в комнату проник лучик яркого света. Свет попадал в помещение еще через какое-то отверстие, но был каким-то мутноватым, словно попадал через окно, затянутое слюдой. Послышались неторопливые шаги, и я наконец-то смог рассмотреть своего спасителя.
   Как я уже говорил, это был мужчина лет сорока, одетый в светлую льняную рубаху с короткими рукавами и темные брюки. Опоясан он был обычной веревкой, но на левой руке поблескивал серебряный браслет. Лицо его, слегка вытянутое прорезали неглубокие морщины, карие глаза светились мудростью и опытом. В руках он держал глиняную миску, над которой поднимались клубы ароматного пара.
   - Не говори, - предупреждающе вскинул он руку. - Легкое повреждено достаточно сильно, так что не напрягайся. Кроме кровавой пены все равно ничего не получится. Поговорим после. Особенно меня интересует, откуда у тебя эта татуировка.
   Он коснулся моей груди.
   - Я смогу поставить тебя на ноги, - продолжил мой лекарь. - Но чтобы заживление прошло успешно и раны полностью затянулись, придется подождать пару месяцев. Конечно, я могу дать тебе сил говорить прямо сейчас, но тогда заживление пройдет намного дольше. И тогда я не дам гарантии, что все срастется так, как надо. Так что ты решил? Будем ждать?
   Я моргнул один раз.
   - Я так и думал. Тогда похлебай этого бульона. Он поможет восстановить силы. Кстати, меня зовут Альберик.
  
   Месяц тянулся очень долго. Каждый день Альберик приходил ко мне, кормил с ложечки, вытирал губы салфеткой, обрабатывал рану какой-то пахучей мазью и едкой жидкостью. Налаживал тугую повязку на мои ребра. Потом уходил. А я лежал и смотрел в потолок. Я изучил его до мельчайших подробностей. Знал каждый выступ и каждую трещинку, каждое волоконце соломы, случайно попавшее в глину. Через пару недель в углу сплел паутину небольшой паучок, и наблюдение за его охотой принесло в мою жизнь хоть какое-то разнообразие. Трижды шел дождь и тогда я, закрыв глаза, наслаждался звуком капель, барабанящих по крыше.
   Через месяц после моей госпитализации Альберик разрешил мне сидеть. Кости уже почти срослись, и за смещение можно было не переживать. Но оставалась еще рана, которая периодически кровоточила. И хотя говорить я мог уже давно, от разговора хозяин дома постоянно уклонялся. Лишь однажды он спросил мое имя и, получив ответ, вышел из комнаты.
   Но все когда-нибудь заканчивается. Подошло к концу и мое лечение. Спустя полтора месяца однажды утром мужчина, сняв повязку, удовлетворенно улыбнулся и протянул мне руку. С его помощью я поднялся с кровати и, превозмогая слабость и головокружение, вышел на улицу.
   Находились мы на широкой поляне где-то в чаще леса. У одного края поляны стоял деревянный дом, рядом с ним была небольшая пристройка, вроде летней кухни, в которой я и лежал. На другом конце поляны стоял большой сарай, из которого доносилось громкое хрюканье. По двору прогуливалось полтора десятка кур, роясь в соре. Прямо за домом располагался перепаханный участок леса, на котором росли различные сельскохозяйственные растения.
   - Не боишься, что куры уйдут в лес? - спросил я, когда Альберик помог мне сесть на скамью, стоявшую у стены кухни.
   - Не уйдут, - покачал головой мужчина. - Граница леса и двора заговорена. Ни одно животное не сможет войти на мою территорию или покинуть ее пределы. Есть хочешь?
   - Да, не отказался бы от чего-нибудь, посущественнее бульона, - я попытался подняться, но голова закружилась, и мне пришлось опуститься на лавку.
   - Идем в дом, - Альберик помог мне подняться. - Теперь будешь спать там.
   - Я очень признателен, но почему ты мне помогаешь?
   Но мужчина лишь молча покачал головой.
  
   Еще три недели я восстанавливал силы. Бегал вокруг двора, отжимался, подтягивался, качал пресс, приседал. Конечно, в моей программе присутствовали и такие специфические виды тренировок как колка дров, таскание воды из ручья в огромную деревянную бочку, рытье новой выгребной ямы. И еще я ел, ел, ел и ел. Организму требовались питательные вещества в таких количествах, что Альберик лишь качал головой. Но я все-таки замечал на его губах легкую улыбку. Он наблюдал за делом своих рук и смотрел, как спасенный им человек набирается сил. Он спас мне жизнь и наблюдал, как она по капельке возвращается в мое тело.
   Однажды утром после пробежки я подошел к бочке и с наслаждением напился. Отложив кружку, я обернулся и заметил Альберика, который стоял, прислонившись плечом к стене дома, и наблюдал за мной. Я вопросительно поднял бровь.
   - Сходи к ручью, помойся. И возьми с собой это, - он бросил мне небольшой, бритвенно-острый нож. - Время пришло.
   - Зачем мне нож? - Время, говоришь, пришло? Для чего, интересно, время. Хотя он прав. Засиделся я уже давно на одном месте.
   - Ты себя давно видел? - хмыкнул хозяин двора. - Борода тебе абсолютно не идет.
   Я коснулся лица и с удивлением обнаружил, что борода не просто есть, но и выросла до неприличных размеров. Я отправился к ручью и за полчаса привел себя в порядок, не только побрившись, но и подрезав слишком уж длинные волосы.
   Вернувшись во двор, я обнаружил, что мужчина сидит за столом под раскидистыми ветвями яблони, а перед ним лежат Пьющий Души и кольца. Вот гад! Я то думал, что все мое оружие и вещи унес с собой Вестар, а они на самом деле все время были у Альберика!
   Я воткнул нож в одну из ветвей и сел напротив, кивков головы указав на свои вещи:
   - А где моя булава?
   - Булавы при тебе не было, - покачал головой хозяин двора. - А теперь не ответишь ли мне на несколько вопросов?
   - Согласен. Но потом ты ответишь на мои?
   Альберик кивнул.
   И я рассказал этому странному человеку свою историю. Рассказал о своем мире, который называется Земля, о границах, разделивших мой мир, о Детях Драгора и Видящем, об Инквизиции и Виссенде, о своих друзьях, которые остались в моем мире. О девушке Анне по прозвищу Тень, из-за которой я, собственно говоря, и оказался здесь. Мужчина слушал не перебивая, лишь иногда задавал вопросы и уточнял некоторые детали.
   Когда я закончил свой рассказ, солнце уже перевалило за полдень. Альберик принес из кухни вареную картошку, хлеб и кувшин холодного кваса из погреба. Пока мы ели над столом висела тишина. Не знаю, поверил ли хозяин двора хоть в половину из того, что я рассказал, но задумался он надолго. Наконец, когда с обедом было покончено, Альберик отодвинул в сторону пустую кружку и внимательно посмотрел на меня.
   - У меня не было бы причин верить тебе, как и не было бы смысла лечить тебя, если бы не две эти вещи, - он повертел в руках Пьющий Души. - И если бы не татуировка на твоей груди. Ведь я как никто другой знаю, что она означает. И я видел ее много, очень много раз. И в тоже время не видел ее уже более семи сотен лет.
   - Ты выглядишь несколько моложе, - усмехнулся я, чтобы скрыть замешательство. Неужели этот человек сам...?
   - Да. Я даже знаю, что сейчас в этом ноже находится дух человека, который уничтожил людей едва ли не больше, чем Видящий. И имя его, как и имя жреца Драгора под запретом. Ведь так, Невеар?
   "Да, так, - нехотя отозвался призрак. - Но ты, Альберик, изрядная скотина. Только тебе удалось объединить перед последним сражением эльфов, орков и людей. Это не считая гномов, пегасов и единорогов. Я бы уничтожил их всех по отдельности, и сейчас все было бы по-другому".
   - Ну извини, - расхохотался мужчина и тут же в голосе его звякнула сталь. - Если ты попытаешься предать этого парня Невеар, или используешь его в своих целях, я уничтожу тебя. Навсегда. Я развею твой дух над всем Вельтерроном. Ты понял меня, король?
   Призрак не ответил, но было понятно, что он все прекрасно понял.
   - Кто же ты такой? - спросил я. - Человек, который знает о знаке Первого Мастера, который объединил под своим командованием союзную армию, который угрожает самому сильному некроманту в мире. Кто ты?
   - Я Альберик, - спокойно ответил мужчина. - И я ученик Первого Мастера.
   Вот так вот. Никогда бы не подумал, что этот простой, ничем не примечательный человек когда-то был учеником величайшего героя всего Вельтеррона.
   - Но тогда, - мои глаза вспыхнули, - ты знаешь, что случилось том лесу? Знаешь, чем закончился бой между демоном и твоим учителем?
   - Нет, - покачал головой мужчина.
   - Как же так? - моему разочарованию не было предела. - Как же так...
   - Да вот так, - зло сплюнул на землю Альберик. - Учитель один ушел в горы, и больше никто его не видел. Ни демона, ни Видящего, ни Первого Мастера. И единственное, что осталось после него, это картина на холсте у бога Ткача. Но все три великих бога больше никогда не показывались на людях. Даже когда люди нуждались в их помощи. Даже когда этот, - кивок в сторону Пьющего Души, - едва не уничтожил половину всего мира. В итоге храмы опустели. Кто будет поклоняться богам, которым плевать на своих поклонников?
   - И ты все это время был здесь? - удивленно проговорил я. - Жил в лесу пятьсот лет?
   - Да.
   - Но почему ты не пошел по стопам своего учителя? Почему не нес людям в мир знание и умения?
   Альберик тяжело вздохнул. Разговор давался ему нелегко, но причину этого я пока не мог понять.
   - Первый Мастер исчез, - глухо проговорил он. - Боги пропали, хотя их присутствие ощущается, иначе я ничем не могу объяснить свое долголетие. Но вера в людях погасла. Без богов и лидера они утратили веру. К тому же как только Первый Мастер пропал все моментально вспомнили, почему его избегали до того, как он обрел свои навыки.
   - Мне сказали, что у него просто ничего не получалось, хотя он прилагал немалые старания. Из-за этого над ним смеялись, но не избегали.
   - Ну конечно, - горько усмехнулся ученик. - Легенда как обычно утратила самую главную свою составляющую. Первого Мастера избегали лишь по одной причине. Избегали и боялись, но не смели причинить вреда и за насмешками пытались скрыть собственный страх. Дело в том, что он был таким же как и ты. Самый великий человек за всю историю Вельтеррона был некромантом.
   - Вот оно что, - глубокомысленно протянул я, потому что не знал, что можно сказать в этой ситуации. - Но разве из-за этого стоит избегать человека?
   Альберик пожал плечами. Да мне и не требовался ответ. Оба мы знали массу примеров, когда людей ненавидели и за меньшее. Первого Мастера просто боялись. И этот страх породил ненависть. Все-таки потусторонние сущности всегда пугали обычных людей. И скорее всего именно на этом и сыграл Видящий, когда начал собирать свою армию.
   - Невеар, почему ты мне не сказал об этом? - спросил я у кинжала. - Это ведь очень важно. Первый Мастер - некромант. Такой же, как и мы.
   "Это не так уж и важно, - проворчал король-призрак. - К тому же, после того как никому неизвестный юноша стал Первым Мастером, он ни разу, слышишь, ни разу не использовал свой дар".
   - Почему?
   "Ты у меня спрашиваешь? Возможно, ему не нужно было использовать некромантию в повседневной жизни", - съязвил Невеар. Видимо этот разговор был ему неприятен.
   - Альберик, но как тогда Первый Мастер получил все свои навыки?
   - Не знаю.
   - Он что, вообще никому ничего не рассказывал?
   - Об этом никому и ничего.
   Я налил себе еще квасу. Похоже тайна Первого Мастера пропала вместе с ним. И никто кроме Ткача, Кузнеца и Гончара мне ничего не расскажет. Или... Ведь Видящий был там. А значит, он знает, чем закончился бой Первого Мастера и демона.
   - Ты поможешь мне найти Видящего? - спросил я, прихлебывая из кружки.
   Над столом повисло напряженное молчание.
   - Извини, - мужчина пожал плечами. - Я лишь могу предположить, где его искать. Отправиться с тобой я не могу. Да и не хочу. На тебе знак Первого Мастера, так что похоже тебе придется закончить то, что начал мой учитель.
   "Я помогу, - неожиданно проговорил некромант. - Мы все равно неразлучны, так что я не вижу причин не помочь тебе".
   - Что ж, и на том спасибо, - вздохнул я.
   - Я могу помочь тебе кое в чем другом, - Альберик поднялся. - Например, научить драться.
   Я не сдержался и громко фыркнул.
   - Это я и так умею, - я с трудом сдерживался, чтобы не засмеяться в голос.
   - Вот это мы сейчас и проверим. Идем со мной.
   Ученик привел меня на квадратную, утоптанную глиняную площадку. Поставил меня в центре, сам стал напротив.
   - Готов? - спросил он.
   - Готов, - я встал в стойку, все еще усмехаясь.
   Альберик рванулся ко мне. Я прекрасно видел все его движения. Тело мое уже полностью восстановилось, и я был уверен, что этот спарринг всего лишь проверка. Вот мужчина приблизился ко мне. Вот он замахнулся. Сейчас я легко отобью этот удар. А еще лучше сейчас контратаковать левой. Мой кулак устремился вперед, и тут...
   Силуэт Альберика внезапно смазался, и он исчез из моего поля зрения. Ни один человек не может двигаться с такой скоростью. И, тем не менее, там, где полсекунды назад был ученик Первого Мастера, теперь никого не было. Обернуться я не успевал, поэтому через мгновение уже лежал на земле, сбитый простой подсечкой.
   Поднявшись на ноги я вновь встал в стойку, но через несколько секунд снова оказался на земле. И еще раз, и еще, и еще. После десятой попытки я опустил руки.
   - Как ты это делаешь? - спросил я, вытирая тыльной стороной запястья пот со лба.
   - Научить? - усмехнулся Альберик.
   - Еще бы!
   "А еще научи его смешивать и разделять потоки энергии, - добавил Невеар. - Я, на самом деле, отвратительный учитель".
  
   - Кретин, тупица, безмозглый осел! - на два голоса, один реальный, другой мысленный, вопили мои наставники.
   Если с физической тренировкой все было предельно просто, и сломать заслоны в энергетических потоках тела для меня было хоть и тяжело, но вполне выполнимо, то управлять потоками магической энергии я пока не мог вовсе.
   Казалось бы, что сложного. Вот тебе жгут из разноцветных нитей, сплетенных между собой. Берешь и разделяешь его на отдельные мотки, а потом из нужных тебе мотков берешь по ниточке и переплетаешь друг с другом. Затем, со временем можно было научиться отделять и переплетать нити не сматывая их в мотки. Вроде бы все просто? А вот ничего подобного. Нитей было столько, что я с трудом мог отделить хотя бы одну. Раньше я, не задумываясь, просто черпал необработанную энергию и уже используя свои собственные силы преобразовывал ее в некромантию. А сейчас я начал задумываться над тем, как управлять энергией и именно это сбивало меня с мысли. Когда я начинал разбирать жгут из нитей, я настолько концентрировался на этом занятии, что не замечал ничего вокруг. К тому же если я начинал с утра отделять нити, то в мотки они превращались только к вечеру.
   - Безнадежно, - махнул рукой Альберик. - Темный, тебя же никто не просит смешивать воду и воздух.
   С этими словами от заставил компот в своей чашке вытянуться в струнку, а налетевший поток ветра тут же закрутил ее в спираль.
   - Тебе всего лишь нужно добавлять другие виды магии к своей. Той, которую ты знаешь лучше всего. В чем проблема?
   "Проблема в том, что он слишком сильно напрягается. Боится ошибиться, - вздохнул Невеар. - Ему нужно расслабиться. Не думать о том, что он делает".
   - Полтора месяца прошло, - зло сплюнул ученик. - Я научился этому за двенадцать дней.
   "А я за пять, но это не показатель", - усмехнулся Невеар.
   Я сидел на земле и слушал препирание своих друзей. Прошло уже три с половиной месяца с тех пор, как я попал к Альберику. И хотя лето уже должно было давно закончится, листья на деревьях все так же зеленели, а солнце светило ярко и согревало теплом землю. Может, в этих краях вообще не бывает зимы? Никто мне об этом не говорил, а спрашивать я не хотел. В любом случае, задерживаться дальше здесь не имело никакого смысла. Конечно, я буду продолжать попытки распутать клубок, но этим можно заниматься и в дороге. А пока я буду полагаться на помощь Невеара.
   О своем решении я и сообщил Альберику на следующий день. Ученик Первого Мастера внимательно посмотрел мне в лицо, а затем согласно кивнул.
   - Ты прав, - проговорил он. - Больше задерживаться тебе не имеет смысла. К сожалению, все твои вещи, кроме этих странных штанов, пришлось выбросить. Твой свитер и рубаха были безнадежно испорчены, а в таких ботинках ты себе только ноги отпаришь. Не по нашей погоде ты оделся. Так что возьмешь пока на первое время.
   Мужчина протянул мне коричневые ботинки без шнурков, пошитые из мягкой кожи и светлую рубаху с коротким рукавом.
   - Черного нет, - развел руками Альберик, когда я скептически осмотрел предложенные вещи.
   - Разберусь, - буркнул я, облачаясь в предложенную одежду. Колья я заткнул сзади за пояс крест накрест, Пьющего Души повесил спереди. Колбу с эликсиром положил в сумку, так же предложенную хозяином двора. - Не хочу показаться слишком наглым, но у меня совсем нет денег.
   - А у меня они откуда? - удивился Альберик. - Впрочем, у меня кое-что есть для тебя.
   Он ушел в дом и, вернувшись, протянул мне крупный рубин, три небольших, с ноготь большого пальца изумруда и небольшую круглую жемчужину.
   - Я думаю, этого хватит на первое время, - пробормотал мужчина. - Я не знаю, какую цель ты преследуешь на самом деле, и что на тебя возложили боги, но мне кажется, что свою миссию я выполнил. Надеюсь, ты станешь достойно носить знак Первого Мастера. Идем, я провожу тебя до опушки.
   Оказалось, что от края леса двор ученика находится всего в пяти километрах. Когда мы вышли из-под сени ветвей, кусты рядом раздвинулись, и на опушку вышел единорог.
   Альберик улыбнулся и потрепал его по загривку.
   - Если бы ни он, я бы никогда не нашел тебя. У меня бы и мысли такой не появилось: пойти погулять на луг. Я думаю, Видящего тебе следует искать в горах. Там, куда ушел Первый Мастер и где находится последний оставшийся в целости алтарь Драгора. Туда никто не ходит уже много веков и именно поэтому тебе следует поискать в горах. Так что сейчас твой путь лежит на восток.
   - Еще нет, - я нехорошо усмехнулся и посмотрел на видневшиеся на северо-западе башни замка леди Милады. - У меня еще есть один неоплаченный должок.
   - Как знаешь, - пожал плечами ученик Первого Мастера. - Теперь ты сам по себе.
   - Спасибо тебе, Альберик, - я пожал ему руку. - Спасибо за все.
   - Уходи, - вдруг резко отвернулся от меня мужчина. - Ненавижу прощаться. Удачи тебе, Темный. Что-то мне подсказывает, что она тебе понадобится.
   Он развернулся и быстро скрылся в лесу. Единорог потрусил следом.
   "Вперед, Темный, - подбодрил меня Невеар. - Поставим этот мир на уши".
   Кажется, в собственном мире король-призрак чувствовал себя все лучше и лучше. И как мне казалось, на родной земле, даже будучи призраком, он восстанавливал свои силы.
   Я поправил на плече сумку и направился в сторону замка. Паук на моей груди шевельнулся и еще на один виток приблизился к находящейся в центре паутины бабочке.
  

Глава вторая.

Леди Милада

Не знал и не узнаю никогда

Зачем ему нужна твоя душа.

Она гореть не сможет и в аду...

"Агата Кристи"

   На тракт я выбрался километрах в десяти от городских стен, когда солнце едва перевалило за зенит и припекало достаточно сильно. Дорога была накатанной, и было видно, что ей пользовались часто и что за ней следят. Отряхнув с джинсов налипшие репейники, дурнишник и лопухи, я направился в сторону замка.
   Дорога, как ни странно, вела не прямо к городу, а уходила влево и делала большой крюк, огибая обширные виноградники. Ягоды на крупных гроздьях уже почти приобрели глубокий фиолетовый оттенок, а значит, по земному календарю здесь была где-то середина августа. А возможно начало сентября. На полях стояло несколько пугал, но работающих людей видно не было. Интересно, они не боятся, что кто- то просто сопрет весь виноград?
   Минут через пятнадцать я расслышал стук копыт, и вскоре меня догнала телега, запряженная серой в яблоках лошадью. На облучке сидел мужчина лет пятидесяти, а вся телега была доверху загружена крупной репой.
   Поравнявшись со мной, мужчина придержал вожжи и целую минуту ехал рядом, с интересом меня разглядывая. Сперва я делал вид, что ничего не происходит, но потом мне это надоело. Не сбавляя шага, я повернул к вознице лицо.
   - Подвезете до города? - поинтересовался я.
   Мужчина хмыкнул, внимательным, оценивающим взглядом посмотрел на мой нож, затем выразительно покосился на лежащий рядом топор.
   - Подвезу, отчего же не подвезти, - кивнул крестьянин, видимо решив, что его оружие помощнее моего будет.
   Он слегка подвинулся, и я прямо на ходу вскочил на облучок и сел рядом. Мужчина прихлестнул лошадь, и та побежала чуть быстрее.
   - Хорошая лошадка, - проговорил я, перекладывая котомку себе на колени. - За сколько можно купить такую красавицу?
   - Да, хороша Милка, - кивнул возница. - За семь серебрушек можно сторговать, если через знакомых, а так, на рынке не меньше золотого придется выложить. А с чего ты так интересуешься? - внезапно спохватился он.
   - Да вот лошадку хочу прикупить, - пожал плечами я. - Но в здешних ценах плохо разбираюсь.
   - То-то я смотрю, не похож ты на местного. Штаны необычные, да и вообще веет от тебя чужими краями. Издалека к нам пожаловал?
   "Даже не представляешь, насколько издалека", - подумал я, а вслух сказал:
   - Да. Из-за леса.
   - Ты прошел через лес? - от изумления возница чуть не выронил вожжи.
   - Ну не совсем, - я почувствовал какой-то подвох в его вопросе. - Я обошел его с востока.
   - Ааааа, - протянул он. - Тогда ясно. Впервые в наших краях?
   - Впервые, - я кивнул. - Вот и хотелось бы узнать о здешних ценах из уст обычного человека, а не торговца, который попытается слупить с меня три шкуры.
   - Что ж, тогда ты обратился по адресу, - усмехнулся мужчина. - Кстати, я Истар.
   - Темный, - мне хотелось придумать себе какое-то имя, но ничего нормального в голову не пришло. - Как называется город, к которому мы держим путь?
   - Это Стария, - охотно начал рассказывать мужчина. - Правит им и прилегающими землями дочь покойного барона Пьера леди Милада. Красавица наша госпожа, но уж больно честолюбивая. Любит, чтобы все было только так, как она хочет и никак иначе. В городе проживает около тысячи жителей. Это не считая тех трех сотен, которые прислуживают и живут в замке.
   - Леди прислуживает триста человек? - я с трудом мог понять, как в таком небольшом с виду замке помещается столько людей.
   - Да. Хотя половина из них - это ее гвардия. Госпожа набрала себе много наемников из числа северян.
   - А виноградники? Неужели никто не боится, что их могут обнести?
   - Обнести? Ну, ты меня насмешил, - Истар действительно рассмеялся. И внезапно заорал: - А ну прочь с дороги, бродяги!
   Бредущая по тракту пара мужиков, заросших и немытых, поспешно отошли на обочину, давая дорогу Милке.
   - И откуда они только берутся, - проворчал возница. - Еще полгода назад на дорогах не было столько сброда. А насчет виноградников... Всех своих здесь знают наперечет, а разбойников Вестар разогнал на целый день пути в округе от замка.
   - Вестар? - я сделал вид, что первый раз слышу это имя.
   - Начальник стражи нашей госпожи. Он и всех во где держит, - Истар поднял к небу сжатый кулак.
   Тракт наконец-то повернул в сторону города, и до ворот осталось всего пара километров.
   - Я так понял, Истар, ты хорошо знаешь город, - после непродолжительного молчания проговорил я. - Не подскажешь, где я могу найти комнату на ночь?
   - А так у нас почитай приличное место только одно. На самой рыночной площади. Я как раз направляюсь туда, так что если хочешь, могу подбросить к самым дверям постоялого двора.
   - Я буду очень тебе благодарен. Но, к сожалению, мне нечем заплатить за твою доброту.
   - За доброту денег не берут, - усмехнулся Истар.
   Я усмехнулся. В наше время очень редко можно услышать такие слова. Тем более, что сказано это было абсолютно честно, без всякой фальши в голосе или разочарования от того, что я не могу заплатить.
   Телега проехала сквозь ворота. Два стражника лениво проводили нас взглядом, даже не спросив пошлины и не проверив груз. И это стража, которую держат в стальном кулаке?
   Сам город полностью соответствовал моему представлению о средневековой архитектуре. Пятнадцатиметровые стены из грубо отесанного камня, широкие дубовые ворота и подъемная решетка окружали небольшой городок, в центре которого собственно и стоял замок леди Милады. Узкая центральная улица, по которой с трудом можно было проехать на телеге, еще более узкие улочки, по которым можно было пройти разве что боком, заблеванные и залитые помоями. Крошечные покосившиеся домики, стоящие практически вплотную к стене города и друг к другу. Типичный трущобный район. Но вскоре он закончился, и колеса телеги запрыгали на брусчатке. Дома по краям стали выше, на окнах появились цветы в горшочках. Мостовая стала шире, а люди, прогуливающиеся по мостовой, одеты намного чище и ярче. Пару раз встретились отряды стражников по пять-семь человек, но и они не проявили к нашей телеге никакого интереса.
   Вскоре дорога еще больше раздалась вширь, и телега выкатилась на большую круглую площадь. Насколько я понял, это и был пресловутый рынок. В центре площади стоял фонтан, вокруг которого в форме буквы П расположились телеги, похожие на ту, которой правил Истар. Вокруг них суетились люди, в основном дамы с корзинками, но были и мужчины, и несколько ребятишек, шнырявших под телегами.
   - Спасибо, Истар, - поблагодарил я, спрыгивая с облучка. - Удачной торговли.
   - Тебе спасибо за компанию, - усмехнулся возница. - За доброту денег не берут.
   Он направил Милку к фонтану и припарковал свою телегу в общий ряд. К нему тут же устремилось несколько хозяек, и мужчина, приветливо улыбнувшись, взобрался в кузов и начал выкладывать перед дамочками свой товар.
   А я отправился осматривать местные достопримечательности.
   Надо сказать, что торговые точки не ограничивались телегами из ближайших деревень. В домах, окружающих площадь так же располагались всевозможные лавки и магазины. Портной, пекарь, кондитерская лавка. А вот и пресловутый трактир. На вывеске был нарисован насаженный на вертел молочный подсвинок, а сама вывеска гласила: "Жареный поросенок". Что ж, более оригинального названия не стоило ожидать. Я направился было к двустворчатым дверям постоялого двора, но сделав пару шагов, остановился. Денег ведь у меня по-прежнему не было. Не платить же за комнату и обед целым изумрудом. Нужно камешки разменять.
   - Девушка, не подскажите, где я могу найти местного ювелира, - спросил я у проходившей мимо женщины лет тридцати.
   Но та дико покосилась в мою сторону и поспешила отойти на другую сторону дороги, не проронив ни слова.
   - Да уж, - усмехнулся я себе под нос. - Культурой от тебя, Темный, так и прет.
   Вздохнув, я открыл дверь и вошел в трактир. Стоявший у входа вышибала проводил меня внимательным взглядом, но с места не двинулся. Пройдя мимо деревянных столов, с которых еще даже не сняли табуреты, я подошел к трактирщику, который протирал стойку. Справа от стойки находилась дверь, ведущая на кухню. Слева поднималась лестница на второй этаж.
   - Чем могу быть полезен? - отложив в сторону тряпку, поднял на меня взгляд толстый, усатый трактирщик.
   - Я хотел бы снять у вас комнату на ночь и получить обед и ужин, - я оперся локтями о стойку.
   - Так в чем проблема? - не понял мужчина.
   - Дело в том, что у меня нет денег, - я слегка пожал плечами. - Но у меня есть вот это.
   Я положил перед трактирщиком один из трех мелких изумрудов.
   - Вообще-то я намеревался продать его ювелиру, но не знал, где его отыскать, а женщина на улице почему-то не захотела показать мне дорогу.
   - Ювелира у нас в городе все равно нет, - пожал плечами мужчина. - Вряд ли тебя пустили бы в замок. Единственный ювелир служит леди Миладе. Но я могу купить у тебя этот камень за, скажем, тридцать золотых.
   "Вот гад, - завопил Невеар. - Этот камень стоит минимум пятьдесят".
   - Этот камень стоит минимум пятьдесят, - повторил я слова некроманта для трактирщика.
   - Тридцать пять.
   - Сорок пять.
   - Сорок.
   - Сорок два. И сразу вычти из них стоимость комнаты и обеда.
   - Ладно, - проворчал трактирщик. Он сгреб изумруд и скрылся за дверью кухни. Вернувшись, протянул мне два мешочка на завязках. В одном звенело золото, в другом серебро. - Обед подавать сейчас?
   - Суп с курятиной, маринованные грибы и бокал пива. Я вернусь через двадцать минут.
   Бросив мешочки с деньгами в сумку, я отправился к портному и через десять минут уже облачился в черную, с длинными рукавами рубаху и черные сапоги со шнуровкой из мягкой кожи. Портной алчно зыркал на мои джинсы, пару раз даже порывался пощупать их, но в итоге так и не осмелился попросить меня снять с них мерки.
   Вернувшись в трактир, я в одиночестве пообедал и снова отправился в город. Глупо было, конечно, и надеяться, что я просто смогу войти в замок, но прогуляться вокруг и оценить обстановку, мне никто не помешает.
   Конечно, замок был окружен своей собственной стеной. Она была пониже, чем городская, но выглядела, попрочнее, что ли. У стен замка росла зеленая, скошенная трава. И цветы. Невероятно много цветов. Кусты белых, желтых, красных роз росли повсюду, благоухая на всю округу. Стражники у ворот были не в пример серьезнее, чем у входа в город. Пробраться незамеченным в замок вряд ли удастся даже под покровом ночи. Просто подойти к охранникам и попросить их позвать Вестара я не мог. Если их там действительно полторы сотни, то я точно познакомлюсь с местным палачом.
   Как вариант можно подождать, пока викинг опять отправится ловить единорога, дать по голове и отобрать свою булаву, но неизвестно, сколько его придется ждать. К тому же не вариант, что наша вторая встреча не закончится так же как и первая.
   "Ну и как ты собираешься вернуть свое оружие? - ехидно поинтересовался призрак. - Может быть, Вестар захочет тебе ее продать?"
   - Очень смешно, - буркнул я, поворачиваясь спиной к замку. - Попытаюсь узнать о нем побольше. Он же выходит в город. Попить пива, сходить к любовнице. А сейчас мне нужно купить лошадь.
   Но купить лошадь мне не удалось. Когда я вернулся на рынок, последняя телега, поскрипывая колесами, уже скрывалась за поворотом дороги. Побродив по опустевшей площади еще полчаса, я вернулся в трактир. Там было довольно людно, и вышибала уже не сидел на стуле, а стоял у дверей, внимательно наблюдая за сидевшим в зале народом.
   Я прошел мимо него и занял пока еще свободный стол у стены. Ко мне тут же подошел хозяин. Остановился рядом, ожидая заказа.
   - Яичницу с ветчиной, сухарики с чесноком и пива, - продиктовал я и сделал знак трактирщику наклонится ближе. - И, хозяин, я издалека. Найди мне собеседника, у которого можно узнать свежие новости.
   Толстяк кивнул и отошел от стола, на ходу пряча в карман полученную от меня серебряную монетку.
   Дожидаясь заказа, я разглядывал собравшихся в трактире людей. Несмотря на то, что народу было довольно много, зал казался пустым. Я попытался отыскать причину такого несоответствия и вскоре понял, в чем дело: мужчины, собравшиеся в трактире, были какими-то вялыми, а в лицах у многих из них вообще не было никаких эмоций, кроме опустошения. Шахтеры из шахты выходят и то более живыми. А эти...
   Хотя, надо признать, таких было немного. Из трех десятков человек, собравшихся в трактире, "пустых" было всего пятеро, но и остальные выглядели измотанными. Нет, я понимаю, конец дня, все работали и устали, но не до такой же степени.
   Подошел трактирщик, поставил передо мной тарелку с яичницей, глубокую миску с сухариками и глиняную запотевшую кружку с пивом. Я кивнул и сделал большой глоток. Кинул в рот горсть сухариков и принялся с хрустом жевать продолжая размышлять на странным феноменом.
   Вышибала и трактирщик уставшими не выглядели, как и продавцы, которых я сегодня видел. Женщины, хоть и какие-то перепуганные, выжатыми не выглядели, а вот обычные рабочие вовсе не походили на нормальных людей.
   Интересно, что же в этом городе со всеми мужиками происходит. Хотя, какое мне дело до всех этих людей?
   Звон упавшей кружки на мгновение отвлек мое внимание, а когда взгляд вернулся к столу, напротив меня уже кто-то сидел. Не смотря на то, что человек сидел на стуле, я сразу определил, что он не высок ростом. Все тело моего гостя скрывалось под темно-серым плащом, на голову был наброшен капюшон.
   - Разрешите составить вам компанию? - незнакомец откинул капюшон и оказался незнакомкой. Довольно красивой незнакомкой. Темные волосы уложены в прическу каре, глубокие темные глаза на бледном, с тонкими, немного угловатыми чертами лице. Губы, подведенные ярко-алой краской, приоткрылись в легкой усмешке.
   "Женщины! Здесь совсем нет женщин!" - мелькнула в голове мысль, а вслух я сказал:
   - Буду рад, если такая красивая девушка разделит со мной ужин. Что тебе заказать?
   - Пива, - девушка расстегнула завязки плаща, и я увидел, что одета она в черные кожаные брюки, заправленные в высокие сапоги без каблуков и серую блузку.
   - И все? - я сделал знак трактирщику подойти ближе.
   Тот моментально оказался рядом и склонившись к моему уху прошептал:
   - Я нашел вам собеседника, господин, скоро он будет здесь.
   Я удивленно приподнял бровь и посмотрел на девушку, потом так же тихо ответил:
   - Уже не стоит. Я нашел себе приятную компанию. Два пива.
   - Но, господин, - толстяк ошарашено посмотрел на мою гостью. - Это же женщина!
   - И что?
   - Леди Милада запрещает своим подданным общаться с чужими женщинами после захода солнца.
   - Ну, я не ее подданный, так что свободен.
   Что-то странное творится в этом маленьком городке. Что-то очень странное.
   - То есть тебя послал не толстяк? - спросил я, когда хозяин сокрушенно качая головой, принес нам две кружки пива и снова отправился за стойку.
   - Конечно нет, я здесь сама по себе, - девушка вальяжно развалилась на стуле и сделала несколько глотков. - Кстати, меня зовут Кира.
   - Темный, - я отправил в рот кусок ветчины, прожевал его и спросил: - Почему в таком случае ты села за мой стол?
   - Ты мне понравился, - расхохоталась девушка. - А на самом деле ты не похож на местных. Слишком живые у тебя глаза.
   - Я приезжий.
   - Вот поэтому я и хотела тебя предупредить. Уходи из города. Чем быстрее, тем лучше. Иначе станешь похож на них.
   Кира обвела рукой зал. Пятеро мужиков с мраморными лицами машинально жевали и подносили ложки ко рту, не особо заботясь о том, что у них в тарелках. Остальные иногда перебрасывались ленивыми, ничего не значащими фразами. Это было неправильно. В трактир люди ходят расслабиться, а просто похлебать супчика можно и дома за столом. Было такое ощущение, что это тела действуют по привычке, автоматически, в то время, как души уже давно ушли в другой мир.
   - Я не могу уйти, - покачал я головой. - Мне нужно забрать свою одну вещь у Вестара.
   - У Вестара? - теперь девушка не улыбалась, а взгляд ее стал озабоченным. - Вестар лучший боец на много дней пути в округе, а на земле леди Милады его сила практически неограниченна.
   - У меня была возможность убедиться в его мастерстве. Но, может, ты мне расскажешь, что происходит в этом городе?
   Темные глаза удивленно распахнулись, а потом девушка прищурилась и посмотрела на меня совсем уж оценивающим взглядом.
   - Ты что, совершенно ничего не знаешь?
   - Абсолютно, - кивнул я и отправил в рот очередную порцию сухариков.
   - Тогда нам предстоит долгий разговор, - Кира слегка разочарованно поглядела в опустевшую кружку.
   - А нам здесь не помешают?
   - По-моему, этим куклам уже все равно.
   - Хозяин на куклу не похож, - вздохнул я. - Трактирщик! Еще пива и жареной рыбы принеси.
   Через несколько минут перед нами стояли еще две кружки с пивом и блюдо с жареными карасями.
   - У старого барона Пьера и его супруги очень долго не было детей, - начала рассказывать Кира после недолгого молчания. - Никто из лекарей не мог объяснить причину этого несчастья, но факт оставался фактом: забеременеть баронесса не могла. Наш господин разослал гонцов по всему королевству и даже за его пределы в поисках лекаря, который смог бы помочь нашей госпоже, но все попытки были тщетны.
   И тогда Пьер решился на отчаянный шаг. Он решил прибегнуть к магии и обратился к одному из колдунов с севера. Говорили, что самые сильные колдуны и ведьмы живут именно там, ведь их боги были с ними, в отличие от наших. Маг обещал помочь, но в замен потребовал отдать ему ребенка в ученики, когда тому исполниться восемнадцать. Барон скрепя сердцем согласился, и через год у него родилась дочь. Но родители недолго радовались своему счастью. Через два года скончалась баронесса, при весьма странных обстоятельствах. Не проснулась однажды утром, хотя ей было всего тридцать пять лет. И барон Пьер остался один со своей крошкой. Девочка росла и ни в чем не нуждалась. Она была милой, умной и любознательной, а о ее доброте слагали песни. Ее красотой восхищались, уже когда ей исполнилось пять лет. Барон нанял для девушки лучших учителей, которые обучили девушку всему, что должна знать истинная леди. В общем, все было просто замечательно, пока Миладе не исполнилось восемнадцать. В тот же день явился северянин и забрал девушку с собой. И старый барон не посмел нарушить свое слово, хотя очень не хотел отпускать дочь с колдуном.
   Кира вздохнула и отправила в рот кусочек рыбы. Задумчиво его прожевала и продолжила:
   - Два года о девушке не было ни слуху, ни духу. А полтора года назад она вернулась в сопровождении полусотни северян, командовал которыми Вестар. Барон встретил дочь как полагается, со всеми почестями, и через неделю умер. Просто сгорел за два дня от неизвестной болезни. И для Старии начались трудные времена. Женщинам запретили одеваться в яркие наряды, появляться в общественных местах, а мужчины, все кроме тех, которые служат в замке и торговцев, стали со временем походить на такие вот куклы. Экономика Стари значительно покачнулась, ведь много денег стало уходить на совершенно бессмысленные балы и приемы, на которые, тем не менее, не приглашали никого кроме близких соседей. Некоторые пытались роптать, но Вестар быстро заткнул недовольным глотки.
   Она помолчала, а потом добавила:
   -Миладе всегда доносят о том, что в ее владениях появился новый мужчина. Она всегда ласкова и приветлива с гостями, зовет к себе в замок, оставляет на ночь, но утром мужчины становятся вот такими вот зомби. И остаются в городе, забыв кто они и откуда приехали. Именно поэтому тебе нужно бежать.
   - Какое тебе дело до меня? - я глотнул пива.
   - Просто хотела предупредить. В тебе есть что-то такое, - девушка неопределенно пошевелила пальцами. - Завтра утром во дворе замка леди Милады будет проходить турнир, на котором наша госпожа будет отбирать себе новых стражников. Экзаменатором выступит, разумеется, Вестар. Это твой шанс. Кстати, говорят, начальник охраны вхож в спальню к баронессе.
   Я прикрыл глаза.
   - То ты говоришь, чтобы я убирался, то сама подсказываешь, где я могу встретить Вестара. Какую цель ты все-таки преследуешь? - спросил я, но ответа не дождался.
   Открыв глаза, я обнаружил, что за столом уже никого нет. Кира исчезла так же быстро и бесшумно, как появилась.
   "Что думаешь?" - поинтересовался я, поднимаясь к себе по лестнице.
   "Думаю, она преследует какие-то свои цели, отговаривая, а потом стравливая тебя с Вестаром, - ответил некромант. - Как и любой из нас".
   "В любом случае, завтра я разберусь с северянином, а потом исчезну из этого города. Не стоит беспокоиться".
   Войдя в свою комнату, я быстро разделся и нырнул под одеяло, даже не разжигая свет. Едва голова коснулась подушки, как я уже спал.
  
   Проснулся я из-за нарастающего гула за окном. Одевшись и приведя себя в порядок, я распахнул створки и выглянул на улицу.
   Похоже, зрители и участники пресловутого турнира были не только жителями города и окрестностей, но и приезжали издалека. Например, вон тот рыцарь, закованный в латы, не поднимающий забрала, с боевым топором у пояса явно был в пути больше трех дней. Дорожный плащ запылился, стальные сапоги забрызганы грязью. Или вот этот толстый вельможа в сопровождении десятка слуг. Знаменосец, оруженосец, похоже даже личный повар.
   Но насколько я понял, зрителей было куда больше, чем участников. Возможно, желающих стать стражником баронессы было действительно немного, а возможно, многие просто боялись Вестара. Вестара ли?
   Я спустился в обеденный зал и подошел к стойке. Трактирщик исподлобья посмотрел на меня, но ничего не сказал. Под левым глазом у него темнел фиолетовый синяк. Я бросил взгляд на вышибалу, но того на месте не оказалось. Похоже, я вчера проспал что-то интересное.
   - Через сколько начнется турнир? - спросил я, облокачиваясь о стойку.
   - Через пару часов, когда солнце приблизится к зениту, - хмуро ответил хозяин. - Господин хочет посмотреть?
   - Господин хочет поучаствовать, - усмехнулся я. - Жареных гренок с вареньем и стакан сока.
   - Одну минуту, - толстяк скрылся за дверцей кухни и вскоре вернулся, неся блюдо с гренками, розетку с малиновым вареньем и стакан темного, синеватого сока.
   Я осторожно пригубил из стакана и ощутил специфический, кисловатый вкус.
   - Что это? - удивленно посмотрел я на стакан. Сок был неплох, весьма неплох.
   - Господин незнаком с этим напитком? - на губы трактирщика вползла улыбка. - Обычный виноградный сок с наших виноградников мы разбавляем соком желтой мяты. Это и придает напитку такой специфический вкус.
   Я кивнул и принялся за еду, но через какое-то время заметил, что трактирщик внимательно за мной наблюдает. Не переставая жевать гренку, я вопросительно посмотрел на толстяка.
   - Не стоит тебе участвовать в этом турнире, - покачал головой трактирщик, переходя на "ты". - Во-первых, ты все равно не победишь, во-вторых, оно того не стоит.
   - Почему ты так считаешь?
   - Потому что леди Милада сделает из тебя такую же куклу, как и из жителей нашего города. Вчера ночью сюда пришли стражники и велели мне всех приезжих направлять на турнир. Но я устал. Устал смотреть на живые трупы, которые каждый день приходят в мой трактир. Устал смотреть, что делает с нашим городом леди Милада. Это совсем не та девочка, которую любило все баронство. Но мне некуда идти. А ты уходи, парень, уходи из города.
   - Нет. - Я допил сок и поднялся. - Мне необходимо сразиться с Вестаром.
   - Ты сумасшедший, - охнул трактирщик. - Я еще никогда не встречал человека, который так настойчиво ищет смерти.
   - Да с чего вы все взяли, что я ему проиграю? - вспылил я. - Все поголовно твердят, что Вестар самый лучший воин на много миль вокруг, но я уже встречался с ним и ничего особенного не заметил. Ему тогда крупно повезло, что он остался жив.
   - Но, господин, - трактирщик затрясся и пригнулся, втянув голову в плечи. - За полтора года северянин не проиграл ни одного раза. Его даже никому не удалось задеть.
   - Значит, я буду первым, - буркнул я и вышел из трактира, с оттяжкой саданув дверью о косяк.
   Поток людей в сторону замка уже начал иссякать и я решил, что мне тоже пора выдвигаться.
   Ворота были широко распахнуты, решетка поднята, и большинство людей плотным кругом стояли во дворе замка. Как я и говорил, зрителей было куда больше, чем участников. Как ни странно, но в толпе не было ни одного человека с мраморным лицом. Все собравшиеся люди были живыми и веселыми, в толпе слышались громкие разговоры, звучали смешки.
   Подойдя к толпе, я осмотрелся. Двор замка был довольно велик и, что меня удивило больше всего, внутри не было никаких построек. Только чистая, недавно вымытая, уложенная брусчаткой мостовая. Справа и слева от ворот располагались лестницы, по которым можно было подняться на стену. С многочисленных окон замка на улицу опускали свои ветви вьющиеся цветы. Прямо напротив ворот так же две лестницы полукругами расходились в стороны и сходились у самых дверей, ведущих, как я понял, внутрь замка. В этом месте лестницы, сходясь, образовывали нечто вроде балкона, на котором сейчас стоял Вестар, внимательно наблюдая за собравшимися людьми. Одет он был в кожаные штаны и жилет, распахнутый на груди. За спиной у него висела излюбленная секира, а у пояса была пристроена моя булава. Я криво усмехнулся. Значит, начальник стражи научился ею пользоваться. Впрочем, времени у него было предостаточно.
   - Ты все-таки здесь, - раздался рядом знакомый голос и, обернувшись, я увидел Киру. - Но чем же ты собираешься сражаться?
   - Мое оружие всегда при мне, - я скрестил на груди руки. - Не хочешь поставить на меня деньги?
   - Ты что, собираешься драться голыми руками? Интересно посмотреть, как ты будешь бить кулаком по латам.
   - Ну, вот и посмотришь, - я хмыкнул и начал проталкиваться через толпу.
   Войдя внутрь человеческого круга, я обнаружил помост, размерами чуть больше обычного боксерского ринга. Помост находился на высоте около метра над землей и канатами огражден не был. Рядом с ним стоял длинный письменный стол, за которым восседали пятеро стариков.
   "Судьи", - сходу определил я. И не ошибся.
   Вестар спустился с лестницы и что-то шепнул одному из стариков. Тот тут же поднялся и тонким голосом пропищал:
   - Начинается запись на турнир. Поединки проводятся любым оружием, кроме стрелкового и метательного. Поединок продолжается до тех пор, пока один из противников не сдастся, не будет выброшен с помоста или не погибнет. Победитель турнира автоматически будет принят в личную гвардию леди Милады. Так же победитель сможет сразиться с самим Вестаром, - красноречивый жест рукой в сторону северянина, - за пост начальника стражи. Ну-с, приступим.
   К столу сразу шагнуло несколько человек, в том числе уже виденные мной рыцарь в доспехах и полный господин, уже облачившийся в кольчугу и держащий в руке тяжелый полутораметровый двуручник. Рыцарь, так и не поднявший забрала, сжимал в руке свой боевой топор. За спиной его висел щит. Еще тремя участниками стали стражники, которые, видимо, стремились перевестись из городской стражи в личную. Двое крестьян, один с топором, другой вообще с вилами. Ну и я. С Пьющим Души и двумя кольями.
   Восемь человек, четыре пары. Все как в обычных соревнованиях. Только с вероятностью умереть пятьдесят на пятьдесят.
   К столу я подошел последним, не поднимая головы, записал свое прозвище на лист пергамента.
   - Темный? - вопросительно поднял на меня взгляд судья.
   - Угу, - я отвернулся.
   Но едва сделал пару шагов, как меня окликнули.
   - Ты! Это же ты!
   Я обернулся. Вестар быстро подошел ко мне и, наклонившись к моему лицу, прошипел:
   - Что ты здесь делаешь? И как ты смог выжить?
   - Я лишь пришел за своей вещью, - я спокойной посмотрел ему в глаза сквозь спутанную челку. - Если ты отдашь булаву, мне не придется участвовать в этом дурацком турнире, а потом драться еще и с тобой.
   - Обойдешься, - хмыкнул Вестар. - Я мог бы сейчас отдать приказ и тебя бы схватили. Но, как и в прошлый раз, я убью тебя сам. И на тот раз убью окончательно.
   - Если бы да кабы, да во рту росли грибы, - пробормотал я и отошел к помосту, где дожидались жеребьевки остальные участники турнира.
   Жеребьевка происходила обычным дедовским методом. Имя каждого написали на бумажке, кинули их в сумку и вытаскивали по две. Конечно же, вытаскивали абсолютно честно, поэтому я нисколько не удивился, когда рыцарь и вельможа попали на крестьян, двое гвардейцев встретились друг с другом, а мне достался третий стражник, еще совсем мальчишка, вооруженный шпагой с очень красивым эфесом. Было видно, как сильно он волнуется. Непонятно, почему он вообще решился на участие в турнире.
   - Первый поединок, - объявил все тот же судья. - Сэр Пауль, странствующий рыцарь, против крестьянина Сурка.
   Закованный в латы мужчина поднялся на помост, следом за ним взобрался крестьянин с вилами. Старик дождался, пока поединщики разойдутся на разные стороны помоста и скомандовал:
   - Начали!
   Никто не ожидал, что крестьянин начнет атаку, но именно Сурок, подбодрив себя громким криком, бросился на рыцаря, выставив вилы вперед. Пауль ждал до последнего момента, выставив щит вперед, подперев его левым плечом, сжимая топор в правой руке. Я поразился его хладнокровию, пусть он и в латах, но вилы могли их и пробить. И все же рыцарь ждал.
   В последнее мгновение перед самым столкновением Сурок внезапно изменил направление вил и послал их чуть выше щита, целы в щель забрала. Я мог поклясться, что видел, как блеснули глаза Пауля, а затем он резко отбил вилы щитом, одновременно разворачивая корпус. Острие сельскохозяйственного орудия резко ушло вверх, а когда опустилось, следом за ним опустился и топор рыцаря. Послышался хруст, и Сурок с удивлением принялся разглядывать оставшийся у него в руке обломок древка. Пока он раздумывал, стоит ли продолжать, Пауль просто попер на него, как танк, и вытеснил крестьянина с помоста.
   - Победитель - Пауль, - объявил старик. - Следующий поединок: Алекс и Тиш, стражники Старии.
   Поединок закончился практически не начавшись. Гвардейцы фехтовали на шпагах и после третьего же обмена ударами у Тиша сломался клинок. Вздохнув, стражник спустился с помоста, уступая место следующей паре.
   - Барон Раст против крестьянина Парка.
   Барон первым забрался на помост и с насмешкой наблюдал, как крестьянин, путаясь в мешковатых штанах, пытается занять свое место. У Раста были светлые русые волосы и короткая бородка, под кольчугой слегка выпирало небольшое брюшко. Двуручник он положил себе на плечо, придерживая его рукой в кожаной перчатке.
   Едва прозвучала команда к началу поединка, как Раст дернул клинок за рукоять вниз и одновременно толкнул его плечом вперед. Клинок плашмя упал на Парка, но крестьянин сумел увернуться и рванул вперед, замахиваясь топором. Барон легко развернулся боком, пропуская оружие мимо себя, а затем резко дернул двуручник в обратную сторону. Меч легко пошел назад, разрезая крестьянину бедро. Парк вскрикнул и выронил топор, зажимая руками рану.
   Казалось, поединок можно было заканчивать, но Раст продолжал танцевать вокруг крестьянина, нанося тому многочисленные порезы. Огромный меч тростинкой летал в его руках, не оставляя Парку ни единого шанса. Барон наслаждался кровавым шоу, которое сам же и устраивал.
   - Ублюдок, - прошипел стоящий рядом со мной Пауль. - Молю, попадись мне в следующем поединке.
   Его рука в латной перчатке со скрежетом сжала рукоять топора.
   - Остановите это! - послышался из толпы женский крик, но никто и не подумал вмешиваться.
   Наконец, залитое кровью, мелко дрожащее тело рухнуло на доски, а барон, небрежно поклонившись судьям, спрыгнул с помоста и принялся любовно отирать лезвие меча тряпочкой, поданной одним из слуг.
   - Победитель - барон Раст, - объявил судья и, дождавшись, пока израненного Парка уберут с помоста, продолжил, предварительно заглянув в список: - Следующий поединок. Стражник Людвиг и Темный.
   Я легко вскочил на помост и потянул из ножен Пьющего Души. В толпе послышались смешки. Еще бы. Кинжал был раза в три короче, чем шпага, которой владел юноша.
   Парень встал напротив меня и, отсалютовав своим оружием, стал в стойку, отведя правую руку с клинком назад и держа его слегка под углом. Я же отвел назад левую руку, а правую с кинжалом выставил вперед.
   Людвиг медленно двинулся вперед, осторожно сокращая дистанцию, но едва я оказался в пределах досягаемости его шпаги, моментально бросился вперед и нанес укол сверху вниз, целя мне в грудь. Я отвел его шпагу в сторону и ладонью второй рукой резко толкнул лезвие. Парень отскочил назад, но на мгновение потерял равновесие. Я бросился следом, но Людвиг смог в последнее мгновение поставить ногу ровно и ткнул шпагой мне навстречу. Клинок прошел слева от меня, под рукой и я тут же зажал его под мышкой, не слишком заботясь о сохранности рубашки. Резко крутанувшись вокруг своей оси, я вырвал саблю из рук стражника и направил ее острие Людвигу в горло.
   Парень сглотнул комок и пробормотал:
   - Я сдаюсь.
   - Вот и правильно, - кивнул я. - Можно я пока попользуюсь твоим оружием?
   - Но... это как бы..., - растерялся парень. - Я не знаю. Это оружие досталось по наследству от моего отца.
   Мы уже спустились с помоста и отошли в сторону. Парень переминался с ноги на ногу, не желая расставаться с оружием, но и боясь отказать.
   - Зачем ты вообще решил участвовать в турнире? - поинтересовался я, пока судьи разыгрывали новую партию жребия.
   - Мой отец был начальником стражи при бароне Пьере, - гордо вскинул голову юноша. - И мне все твердят, что я должен пойти по стопам отца. Я участвую во всех турнирах. Каждый раз стремлюсь добраться до Вестара и разделаться с ним, но пока не мог пройти даже в финал.
   - Жаль, - я вздохнул. - Так ты дашь мне шпагу?
   - Хорошо, - решился Людвиг. - Только верни потом.
   - Само собой, - кивнул я и обернулся, расслышав разочарованный стон Пауля.
   Причиной разочарования рыцаря стали результаты жеребьевки. Сразится с бароном Растом предстояло мне. И наша пара была первой.
   Я вздохнул и опять полез на помост. Толпа на этот раз встретила меня ободряющими криками, но все равно, большинство симпатий отдавалось барону, а не безродному бродяге. Раст забрался следом и вновь положил свой меч на плечо. Думает поймать меня на тот же трюк, что и Парка? Сейчас проверим.
   - Начали, - скомандовал судья.
   Я усмехнулся и... не двинулся с места. Раст недоуменно хмыкнул, но попыток атаковать так же не предпринял. Прошла минута, другая. Мы не двигались и в толпе начались недовольные крики. Но мне по большому счету на них было плевать, а вот Раст был бароном. Он не мог стерпеть насмешек от простых людей.
   Яростно взревев, Раст попер на меня. Он вновь толкнул клинок вперед плечом, но не просто уронил его, а послал острием вперед, целя мне в лицо. Я ушел вправо, но памятуя о предыдущем бое барона, вскинул вверх шпагу. Сталь звякнула о сталь, и я едва не выронил оружие. Меч барона оказался действительно тяжелым. И как они все умудряются с такой легкостью махать своим оружием?
   Я попытался сблизится с Растом, но острие меча постоянно преграждало мне путь. Его атаки впрочем также оставались бесплодными. Я с легкостью уходил из под ударов, но подойти ближе пока не мог.
   - Неужели сам барон Раст не может справиться с каким-то чужаком? - внезапно разнесся над замковым двором голос Вестара.
   Барон на мгновение замер и посмотрел в сторону северянина. Затем слегка пожал плечами, как бы говоря: "Сами попросили".
   И на меня обрушился шквал ударов. Я был довольно неплохим фехтовальщиком, хотя рукопашный бой мне нравился куда больше. Вообще в Инквизиции нас учили драться всем, что можно взять в руки, будь то шестопер или щипцы для сахара, но сейчас я понял, как мне не хватает практики.
   Двуручник летал вокруг меня словно разъяренная оса, со свистом рассекая воздух. Если бы не шпага Людвига, я бы не продержался и полминуты, а так... Удар справа, увернуться, подставить шпагу, спуская по ней меч, отскочить в сторону, вновь увернуться. Этот барон был готов убить меня, чтобы доказать свое превосходство. И тут я разозлился. Но это была не та злость, что застилает глаза пеленой. Это была холодная расчетливая злость. Я просто хочу получить назад свою вещь. И ни один растолстевший барон не станет у меня на пути!
   Раст взмахнул мечом, ударил справа налево, параллельно полу. Я пригнулся и, закручиваясь спиралью, рубанул барона по ногам. Он попытался отпрыгнуть назад, но я не дал ему этого сделать. Падая и практически стелясь по деревянным доскам помоста, я левой рукой вбил Пьющего Души в ступню барона. Раздался крик боли, и я едва успел увернуться от упавшего сверху клинка. А затем, я резко выпрямился, вгоняя шпагу барону под ложечку. Кольчуга не спасла Раста. Прекрасная сталь легко перерубила металлические кольца, и тело барона на мгновение застыло, а затем плавно соскользнуло с моей шпаги и рухнуло на помост. Я вытащил кинжал из ноги барона и отер оружие о штаны поверженного врага.
   В полной тишине спустился с помоста.
   - Победитель... Темный, - ошарашено объявил старик. - Прошу почтить молчанием барона Раста.
   Все замолчали. Пауль подошел ко мне и, наклонившись к моему уху, прошептал:
   - Прекрасный бой. Я сам хотел заколоть этого борова, но ты тоже хорошо справился. Жаль, что в следующем поединке тебе придется проиграть.
   - Мне всего лишь нужен Вестар, - так же тихо ответил я. - И я до него доберусь.
   - А мне нужна леди Милада. И я тоже до нее доберусь.
   С этими словами рыцарь забрался на помост и приготовился к своей схватке.
   Алекс явно побаивался своего противника, атаковал нерешительно и в итоге Пауль поступил с ним практически так же, как и с Сурком. Приняв клинок стражника на щит, рыцарь ударил Алекса рукоятью топора в живот, а затем просто толкнул щитом вперед. Послышался хруст костей и Алекс упал, держась рукой за сломанные ребра.
   - Победитель, - пронесся над двором голос судьи. - Финал. Пауль против Темного.
   Рыцарь стоял на своем месте, дожидаясь, пока я поднимусь на помост. Ставя ногу на доски, я смотрел на Вестара. В какой-то момент на лице северянина появилась растерянность, но она пропала, сменившись насмешливой уверенностью. Странные мы все-таки люди. Собираемся драться на смерть, но при этом настолько уверенны в собственных силах, что продолжаем улыбаться. Жаль, что я не вижу лица Пауля. Возможно, он тоже улыбается.
   Почему-то сегодня все мои соперники, исключая Людвига имели оружие намного тяжелее и длиннее моего. Как же мне не хватало моей булавы! На нее я мог бы принять удар топора или ударить в ответ по щиту рыцаря, и бить еще и еще, пока его рука не онемеет и не опустится, или пока щит не расколется. Но у меня была лишь шпага и кинжал, а Пауль был закован в латы, которые не пробьешь так же легко, как и кольчугу барона. Эти доспехи могли выдержать прямой удар. Прорубить их одним ударом легкой шпаги может и не получится. А чтобы уколоть рыцаря в щель забрала, к нему необходимо сначала подойти.
   Поэтому весь мой поединок вновь превратился в беготню по помосту с выжиданием удобного момента для атаки. Правда бегать оказалось чертовски тяжело. Пауль двигался очень быстро, загоняя меня в углы, отрезая пути к отступлению. Он пытался вытолкать меня с помоста. Обойтись, так сказать, "малой кровью". Я тоже не имел ни малейшего желания травмировать или ранить рыцаря, поэтому поединок затягивался.
   Конечно, в Японии разработали специальную систему для борьбы с одетыми в латы самураями. Но проблема была в том, что я всегда был ударником и хотя знал несколько приемов из джиу-джитсу и самбо, применять их в реальной схватке не рискнул бы.
   Топор и шпага скрестились у верхушки топорища, и мы, навалившись на оружие, вновь оказались очень близко друг к другу.
   - Сдавайся, чужеземец, - прошипел Пуаль. - Ты даже не представляешь, с чем тебе придется столкнуться.
   - По крайней мере, у меня есть шанс с этим справиться, - ответил я и, разорвав сцепленное оружие, сделал молниеносный яростный выпад.
   Топор, щит, топор. Наконец, шпага скользнула по латам, и я, сблизившись с Паулем, Пьющим Души распорол один из ремней, сдерживающих его доспехи, а затем, от всей души ударил рыцаря эфесом по затылку. Раздался длинный густой звук, и Пауль рухнул лицом вниз на помост.
   - Прости, - пробормотал я, тяжело дыша. Это было чем-то похоже на то, как я подстрелил Виктора. Мне пришлось оглушить рыцаря, чтобы не убить.
   - Победитель, как ни странно, Темный, - судья прочистил горло. - Теперь он может вызвать на бой самого Вестара, чтобы доказать свое превосходство.
   - Уже все давно решено! - северянин запрыгнул на помост и взмахнул секирой, очертив над головой полукруг. - Я убью его!
   Толпа притихла.
   - Но, Вестар, - судья с испугом переводил взгляд с меня на северянина. - По правилам необходимо согласие победителя.
   - Успокойтесь, - лениво бросил я, спускаясь с помоста. - Я буду с ним драться.
   Толпа всколыхнулась, зашумела. Все опять жаждали зрелищ. Я же подошел к Людвигу и протянул ему шпагу.
   - Благодарю, она мне очень пригодилась, - я склонил голову и подал ему оружие эфесом вперед.
   - Но..., - парень был ошарашен. - У тебя же еще один бой.
   - Мне больше не хочется поганить твой благородный клинок об этого недоноска, - громко, чтобы слышали все, ответил я.
   Сунув в ножны Пьющего Души, я вновь взобрался на помост. Все. Игры кончились. Я добрался до Вестара, мне остался один последний поединок, и не было ни одной причины скрывать свою истинную силу.
   Я стал напротив дышащего, как паровоз, начальника стражи. Северянин рвался в бой, от него веяло яростью и желанием убивать. Глаза налились кровью, покрытая курчавыми волосами грудная клетка высоко вздымалась. Жить ему оставалось менее минуты.
   - Бой за место начальника стражи леди Милады, - судья сказал это таким тоном, словно хотел сказать: "Делайте что хотите, только не сваливайте потом все на меня". - Темный против Вестара. Начали.
   Я медленно двинулся вперед, глядя на точку за левым ухом северянина, но внимательно следя за всеми его движениями. Должно быть это смотрелось дико. Безоружный худой парень, против крепкого, вооруженного секирой бородатого мужика.
   Яростно взревев, Вестар кинулся на меня, замахиваясь сверху вниз и наискосок. Он двигался быстро. Очень быстро. Но теперь я был быстрее. Мгновенно я оказался рядом с ним, когда лезвие секиры только начало опускаться. Прямо перед собой я увидел удивленные, расширившиеся от ужаса глаза северянина. Перехватив рукоять, я развернул корпус в сторону удара, а когда Вестар, увлеченный движением секиры и моего тела шагнул вперед, резко крутанулся в обратную сторону. Кисти мужчины не выдержали и разжались, но он по инерции сделал еще один шаг.
   Я безжалостно опустил лезвие секиры ему на затылок. Голова Вестара отделилась от туловища, упала с помоста и закатилась под судейский стол, глядя в небо пустыми, широко раскрытыми от удивления и ужаса глазами. Тело бывшего начальника стражи леди Милады сделало еще шаг, затем упало на колени и, наконец, повалилось на помост, заливая все вокруг себя ярко-алой кровью.
   И вновь над площадью воцарилась тишина. Я наклонился к телу Вестара, снял с пояса свою булаву, а когда выпрямился, на меня уже смотрело полтора десятка копий. Стражников своих Вестар действительно хорошо обучил.
   - Ты..., - один из них, видимо старший по званию, ткнул в меня копьем. Видимо он что-то хотел сказать, но от пережитого шока еще не решил, что.
   К счастью, решили за него.
   - Немедленно уберите копья от моего нового начальника стражи, - раздался сверху высокий мелодичный голос.
   Стражники моментально опустили оружие и устремили глаза кверху. Так же поступили и все собравшиеся во дворе замка люди. В глазах простых людей читался страх, в глазах стражников - благоговение. Медленно, выдерживая эффектную паузу, я обернулся.
   Она стояла прямо у входа в замок, в том месте, где лестницы, сходясь, образовывали балкон. Высокая девушка, одетая в узкое черное платье без плеч. Длинные черные волосы спускались по ее плечам и груди, в волосах искрился многочисленными алмазами золотой обруч. Пальцы были унизаны крупными массивными перстнями. Длинные ногти выкрашены красной краской, как и тонкие губы. Большие ярко-голубые глаза и тонкие, с изгибом брови дополняли идеальную картину женщины-вамп. В буквальном смысле.
   "Так-так-так, - Невеар поцокал языком. - Теперь тебе все понятно?!"
   Да, теперь мне становилось понятно все. Женщина, стоящая на балконе была энергетическим вампиром. Более того, она могла не только пить жизнь, но и отдавать ее. По-видимому, именно так она поддерживала своих приближенных стражников. В том числе и Вестара. Вот почему он с такой легкостью мог орудовать своей секирой. В его теле была не только его сила. Леди Милада медленно пила жизнь из своих подданных, лишая их сил, превращая в бездушных кукол. А потом делилась этой силой с северянином.
   Мне вспомнилась Изабелла Гоуди. Суккуб, которого изгнал Игорь. Она тоже пила жизнь, но делала это практически мгновенно и сразу выпивала мужчин досуха. Но она была слабее, куда слабее того монстра, что стоял передо мной. Некстати в памяти всплыли слова: "Как бы ты не сопротивлялся, зов плоти все равно окажется сильнее твоей силы воли. Ты не сможешь противостоять страсти и будешь готов на все, чтобы потушить пожар в груди и между ног. Тело предаст тебя. Рано или поздно, но это случится". А потом я почему-то подумал о Кире. И это уже было странно.
   Я тряхнул головой, отгоняя от себя лишние мысли.
   - Прошу прощения, леди, но я не претендую на столь высокий пост, - обратился я к девушке, вешая между собой и миром непроницаемую ширму. - Я всего лишь хотел получить обратно свое оружие.
   - О, - рассмеялась девушка веселым, переливчатым смехом. - Так ты тот самый парень, который отпустил единорога? Но Вестар сказал мне, что убил тебя.
   - Как видите, он ошибся, - я склонил голову к плечу.
   - Да, вижу. Но сегодня будет пир в честь победителя турнира. То есть в твою честь. Ты ведь не откажешься его посетить? - в голосе девушки скользнул металл, но вряд ли это заметил кто-то кроме меня.
   Я обернулся. Пятнадцать стражников продолжали сжимать копья в руках. Похоже, выбор уже сделали за меня.
   - Не откажусь, - вздохнул я.
   "Идиот", - некромант просто констатировал факт.
   Я еще раз обернулся и пробежал глазами по толпе. В ней особенно выделялись три лица. Точнее два лица и одно забрало. Кира и Пауль стояли рядом и о чем-то переговаривались, Людвиг стоял совершенно в другой стороне и широко открытыми глазами смотрел на меня. В его взгляде читалось восхищение и легкая зависть.
   - Сегодня, ровно в шесть часов вечера в замке состоится бал в честь моего нового начальника охраны. Приглашения будут разосланы дополнительно, - громко возвестила леди Милада. - Сегодняшний день объявляется праздником. Скидка на любой товар сегодня составит четверть от его стоимости. В счет баронской казны.
   - Ура!!! - нестройным голосом взревела толпа. - Хвала госпоже!!!
   - А ты, - указательный палец баронессы указал в мою сторону, - поднимайся ко мне.
   Я медленно поднялся по лестнице и остановился напротив девушки.
   - Пойдем, - леди Милада властно взяла меня под руку и повела внутрь замка.
   - Леди, я хотел бы повториться. Я не собирался становиться начальником вашей стражи.
   - Поговорим об этом завтра, - отмахнулась девушка. - Сегодня праздник и я не хочу говорить о делах.
   Все это время она не прекращала попытки пробиться сквозь мою ширму. Делала это она осторожно, не усиливая, но и не ослабляя напор, поэтому моя защита пока держалась и женщину это настораживало. Я был рядом, теплый и живой. От меня пахло свежим потом. Но в тоже время при магическом прощупывании она встречала пустоту. Меня не было. И в тоже время я шел рядом с ней.
   - Я покажу тебе твою комнату, чтобы ты мог привести себя в порядок. Думаю в покои Вестара тебя селить не стоит, - леди хихикнула, а я поразился, как легко она пережила смерть своего начальника стражи. Своего любовника.
   Замок впечатлял. Высокие потолки, широкие коридоры, крепкие дубовые двери. На полу центрального коридора лежал красивый, густой ковер. Стены украшали картины и шкуры животных. Многочисленные мраморные, каменные и даже стеклянные статуи, вазы с цветами, слуги в парадных ливреях, раскланивающиеся нам на каждом углу.
   Мы миновали несколько больших залов и вошли в левое крыло замка. Поднялись по широкой лестнице и оказались в еще одном коридоре, по бокам которого располагались небольшие комнаты, какие бывают в обычном трактире. Правда были они побольше, да и обставлены, соответственно, получше.
   Все то время, пока мы шли к комнате, леди Милада болтала без умолку. Рассказывала про замок, про город, про то, как подданные ее обожают, а каждый стражник умрет за нее. И не прекращала попытки пробиться сквозь мою ширму.
   - Я пришлю к тебе служанку. Она поможет тебе привести себя в порядок. С ней я пришлю одежды, более подходящие для бала.
   С этими словами она развернулась и скрылась за поворотом коридора. Я вошел в комнату и сразу же запер дверь на щеколду. На всякий случай. А потом опустился на стул и устало вытянул ноги. Теперь, когда я остался один и мог расслабиться, на меня накатила усталость. Все-таки два поединка из четырех меня вымотали, да и постоянное поддержание ширмы требовало много сил. Долго я не протяну. Надо бежать, но как? Судя по намерениям леди Милады, баронесса серьезно настроилась оставить меня в замке. Но я не мог здесь оставаться.
   В любом случае, сегодняшний день мне придется провести в замке, а вот ночью надо попробовать сбежать. Вряд ли начальника стражи кто-то попробует остановить.
   В комнате кроме стула и широкой кровати под балдахином стояли туалетный столик, секретер и шкаф для одежды, сейчас пустой. Дверь в дальнем углу комнаты вела в уборную, где стояла небольшая лохань с водой, над которой поднимался пар.
   Раздевшись, я забрался в воду и позволил себе понежится около получаса. А потом в дверь постучали. Я моментально выскочил из лоханки и первым делом схватил нож и повесил ширму. Потом, опоясавшись полотенцем и шлепая мокрыми ногами по полу, подошел к двери.
   - Кто там? - поинтересовался я, не спеша касаться щеколды.
   - Госпожа послала меня, чтобы помочь вам одеться, господин, - послышался из-за двери тихий, почти детский голос.
   Я осторожно отпер дверь и впустил в комнату девчушку лет четырнадцати, которая практически полностью скрывалась под целой грудой каких-то тряпок. Когда девушка скинула ворох на кровать, я понял, что это и есть костюмы. Боже, неужели мне придется что-то из этого надеть?
   Служанка обернулась и от изумления открыла рот. Я поспешно спрятал нож за спину, но оказалось, что причиной изумления девушки был вовсе не он. Она во все глаза смотрела на татуировку на моей груди.
   - Господин? - в ее голосе слышалось изумление, восхищение и священный ужас.
   Я улыбнулся и приложил палец к губам. Девушка понимающе кивнула, хотя глаза ее все еще горели.
   - Как тебя зовут? - поинтересовался я.
   - Я Третья помощница пятой служанки леди Милады, - пролепетала девушка.
   - Угу, - покопавшись в груде белья, я выбрал нижнее белье попроще и скрылся в ванной. - А зовут то тебя как?
   - Женщинам в замке запрещено носить имена, - еще тише проговорила служанка.
   - Мне можешь сказать.
   - Если об этом узнают, меня накажут, - уже всхлипнула девушка.
   - Если никто никому ничего не скажет, тебя не накажут, - я вернулся в комнату и улыбнулся девушке. - Я же должен как-то называть тебя.
   - Лана, - тихо шепнула девушка и тут же испуганно зажала себе рот рукой.
   - Вот и хорошо, Лана. А теперь давай посмотрим, что там для меня выбрала твоя госпожа.
   Спустя добрый час примерок, я наконец-то подобрал себе наряд, который вроде бы и сидел неплохо, и в котором я не выглядел как клоун. Черные штаны с тонким кожаным ремнем и крупной серебряной пряжкой, заправленные в сапоги с отворотами, серая рубашка из тонкой шерсти и темно-зеленый камзол с металлическими крючками-застежками. Ну и само собой Пьющий Души в потертых ножнах на поясе.
   - Если господин готов, я могу проводить его в главный зал, - склонилась в поклоне Лана.
   - А разве уже пора? - я удивленно бросил взгляд в окно и понял, что солнце скоро коснется горизонта.
   - Бал начнется совсем скоро. Почти все гости уже собрались. И если мы опоздаем, - ее голос опять дрогнул, - меня накажут.
   - Никто тебя не накажет, - жестко сказал я. - Я позабочусь об этом. А теперь пойдем.
   Выйдя из комнаты, мы вернулись в центральное крыло замка и, пройдя по коридору, миновали вход в гигантский зал, в котором толпились люди.
   - Разве нам не туда? - поинтересовался я, но девушка лишь покачала головой.
   - Мне приказано привести Вас к госпоже, - ответила она, не поднимая головы. Похоже, в этой части замка она была чем-то вроде занавески. То есть ничем.
   Пройдя еще несколько метров, девушка постучала в красивую, узкую дверь и когда та распахнулась, тут же склонилась в глубоком поклоне.
   - Почему так долго? - голос был холодный и властный. - Опять копалась бестолку, дрянь?
   - Вообще-то это я виноват, - я облокотился о дверной косяк плечом, и занесенная для удара рука опустилась. - Не мог подобрать подходящий костюм.
   - Милый, ты что, защищаешь служанку? - Леди Милада была облачена в черное платье с глубоким декольте. Волосы красиво уложены в высокую прическу, на вершине которой красовался золотой обруч с алмазами.
   "Какой я тебе милый?" - мысленно зашипел я, подавляя приступ ярости. Захотелось задушить эту жабу голыми руками.
   - Не люблю напрасное насилие.
   - Это не насилие, это воспитание, - ядовито улыбнулась баронесса и наотмашь хлестанула девушку по лицу. Лана вздрогнула, но вскрикнуть не посмела.
   Я вздохнул и, взяв леди Миладу под руку, повел ее в главный зал. Девушка тут же попыталась пробиться ко мне, но опять наткнулась на ширму.
   - Ты странный, - шепнула она мне на ухо.
   - Я знаю.
   - Почему ты не хочешь остаться при моем дворе? - внезапно спросила она.
   - У меня другие дела в этом мире, - рассеянно отозвался я, осторожно переступая через тоненькую, практически неразличимую проволоку, натянутую поперек коридора. Когда мы шли в покои леди Милады, этой проволоки точно не было. - Что это?
   - Ах, это, - леди усмехнулась и приказала: - Шут, изволь показаться.
   - Как прикажете, госпожа, - раздался насмешливый голос и из-за колонны выбрался молодой человек лет двадцати пяти. Одет он был в штаны, одна штанина которых была синего, а другая красного цвета, сапоги с загнутыми носками, красный камзол и колпак с бубенчиками. - Я подумал, что если облить вас водой, то ваша прическа испортится. А такую шутку вы бы мне не простили.
   - Темный, познакомься, это Ламберт, мой, - тут ее голос дрогнул, но она закончила, - мой шут. А это Темный, мой новый начальник охраны.
   - Как же, как же, наслышан, - шут отвесил неглубокий поклон. - Весь город только и говорит, как чужак на голову укоротил самого Вестара. В буквальном смысле.
   И он расхохотался. Я из вежливости улыбнулся в ответ.
   - С вашего позволения, госпожа, я пойду развлекать гостей, - шут сунул руку в карман и извлек наружу горсть соли. Наклонившись к моему уху, он прошептал: - Не стоит сегодня пробовать пирог. Кажется, повар его пересолил.
   Он снова захихикал и, весело насвистывая, направился к бальному залу.
   - Дурак, что с него возьмешь. Но без него в замке было бы невыносимо скучно, - как бы извиняясь, пробормотала баронесса.
   В это мгновение мы переступили порог главного зала замка.
   - Леди Милада, баронесса Старии и Темный, новый начальник личной гвардии нашей госпожи, - объявил наше прибытие церемониймейстер.
   Все присутствующие в зале обернулись и встретили наше появление бурными аплодисментами. Как ни странно, среди присутствующих в зале были женщины. В простых серых платьях, они смотрелись воробьями на фоне черной вороны Милады.
   - Дорогие гости, я рада, что вы пришли, - звонко воскликнула девушка. - Желаю вам всем приятно провести время. Танцуйте и развлекайтесь.
   Внезапно ее голос дрогнул, а лицо исказила легкая недовольная гримаса.
   - Прости, милый, - она привстала на цыпочки и зашептала мне на ухо. - Мне нужно отойти, ненадолго. Надеюсь, ты не заскучаешь.
   И я остался один. Подойдя к столам, стоявшим у стены, я взял бокал с каким-то напитком.
   "Кгхм, кгхм, - прозвучало в моей голове. - Я бы на твоем месте смотрел, что ты пьешь".
   - А что? - тихо спросил я, ставя подозрительный бокал на место.
   "Возьми другой, - фыркнул некромант. - В этот Ламберт подсыпал лошадиную дозу слабительного",
   - Шутник, блин, - я прислонился к стене и стал наблюдать за находящимися в зале людьми.
   Но наблюдать было абсолютно не за чем. Было похоже, что я попал в кукольный домик, в котором нерадивая девочка раскидала свои игрушки. Люди были вялыми и медлительными. Танцевало всего несколько пар, остальные разбрелись по залу, даже не сбиваясь в группы по интересам, как это обычно бывает на подобных приемах. Леди Милады все не было, и я решил пройтись по залу, в надежде отыскать хоть кого-то более-менее живого. Увы, сделав по залу пару кругов, я так и не нашел ни одного человека расположенного к беседе с новым начальником стражи баронессы. Мне кланялись, меня сторонились, пытались перейти на другую сторону зала, но на контакт не шли. Тихо выругавшись, я вернулся на прежнее место и там меня уже ждали.
   Высокий парень лет двадцати с русыми волосами по плечи и светло-карими глазами стоял рядом со столом и покачивал в руке бокал с вином.
   - Приветствую, - он приподнял бокал. Голос парня показался мне знакомым.
   - Взаимно, но разве мы встречались?
   - Встречался мой затылок с твоим эфесом, - усмехнулся парень.
   Неудивительно, что я его не узнал. Сейчас рыцаря, лишенного доспехов легко было не узнать. Одет он был в серые штаны и камзол такого же цвета.
   - Извини, - я слегка пожал плечами. - У меня не было выбора.
   - Ты получил, что хотел. А теперь уходи.
   - Так меня теперь и отпустили, - пробормотал я. - Стоп! Я видел, как ты разговаривал с Кирой. Почему вы так упорно хотите выпереть меня из города?
   Пауль пожал плечами.
   - Это наш город. Мой и Киры. И мы в ответе за тех, кто в него попадает. Если Милада войдет с тобой в спальню, ты обречен. Ты навсегда останешься в ее власти.
   - Почему вы ничего не делаете? - поинтересовался я, прихлебывая из бокала.
   - Потому что был Вестар. Я встречался с ним несколько раз. И все время проигрывал. Однажды чудом остался жив. Северянин никому не давал приблизиться к баронессе. Но теперь все будет проще.
   - Хотите убить ее?
   - Если не будет другого выбора, - вздохнул Пауль. - До того, как леди Милада отбыла на север, она была самым добрым человеком в городе. Мы надеемся, что это как-то можно вернуть. Но тебе нужно уйти.
   Рыцарь поставил бокал на стол и быстрой походкой покинул зал. Я вздохнул. Опять ничего не понятно и опять я остался один. Еще раз оглядев зал, я плюнул и пошел на улицу. Хоть воздухом подышу.
   Выйдя в центральный коридор, я направился к выходу из замка, но внезапно мое внимание привлекла довольно грустная мелодия. Кто-то играл на гитаре простой мотив и, кажется, пел.
  

Моя госпожа, ты оставила меня. Зачем?

Моя госпожа, ты бросила меня. Почему?

Моя госпожа, я мог дать тебе все, но ты ушла.

Моя госпожа, я люблю тебя всем сердцем, но ты...

   Я пошел на звук. Толкнул одну дверцу, другую, они не поддались. За третьей дверью обнаружилась винтовая лестница, ведущая наверх. В конце лестницы я увидел тяжелую дубовую дверь, которая была слегка приоткрыта. Я осторожно заглянул в комнату. В маленькой комнате стояла грубая кровать с матрасом, из которого клочьями торчала солома, письменный стол и стул, сколоченные из грубого дерева. На подоконнике сидел шут и медленно перебирал пальцами струны на гитаре. Взгляд его был устремлен в сгущающиеся сумерки.
  

Моя госпожа, я сгораю в огне,

Но тебе все равно.

Я готов умереть ради тебя, моя госпожа,

Но ты не хочешь принять мою любовь.

  
   Голос шута, чуть хриплый, плыл над двором замка и, казалось, что эта мелодия единственная во всем мире. К сожалению, слушателей у шута не было. Кроме меня.
  

Я теряю себя, моя госпожа.

Когда я думаю о тебе,

Я уничтожаю себя изнутри, моя госпожа.

Но я верю, я слепо верю,

Что ты вернешься ко мне, моя госпожа.

Я буду вечно любить тебя!

  
   Песня закончилась. Шут отложил гитару в сторону, но продолжал смотреть в небо.
   - Знаешь, Темный, мы ведь росли вместе. Я и Милада. Я был влюблен в нее с восьми лет. Я и сейчас в нее влюблен. В ту Миладу, какой она была до своего восемнадцатилетия. Но она вернулась совсем другой. Вернулась совсем не она.
   - И ты остался при дворе? Шутом?
   - Да.
   - Но Вестар? Ведь она была с ним? Как ты жил с этим? - моему удивлению не было предела.
   - Как-то жил, - Ламберт пожал плечами. - Уезжай, Темный. Ты и так сделал для нас очень много. Но это наш город. И мы сами справимся.
   - Вы. Все. Меня. Задолбали. - Медленно, четко проговаривая слова, ответил я. - Я вообще не собирался здесь задерживаться. Мне нужна была моя булава, и я ее вернул. Теперь я уеду, как только представится возможность. Но вы все почему-то убеждены, что я какой-то мессия и мешаю вам жить. Я покину город завтра утром, а вы так и оставайтесь жить с марионетками на улицах. Потому что не в ваших силах остановить это существо.
   И я вышел, громко хлопнув дверью.
   "Зря ты так, - шепнул Невеар. - Ты тоже не сможешь с ней справиться".
   - Мне это и не нужно. К тому же ты не прав.
   "Чтобы избавить город от энергетического вампира, девушку придется убить!"
   - Как вариант, - я пожал плечами. - Но это уже не моя забота.
   Я спустился на первый этаж и вернулся в бальный зал. И тот час на моей шее повисла хозяйка замка.
   - Милый, ну наконец-то, я уже тебя обыскалась. Идем скорее танцевать.
   По приказу Милады заиграла веселая музыка и по залу закружились пары. Теперь их было куда больше, хотя многие танцевали через силу. Танцы продолжались часа три. Естественно с перерывами на попить и послушать тосты про меня самого. К концу бала ноги у меня уже гудели, но Милада была неутомима. Мне же кроме танцев приходилось еще и поддерживать ширму, постоянно прогибающуюся под натиском баронессы.
   Но, наконец, девушке надоели развлечения. Взмахом руки остановив музыку, она взяла меня под руку и повела в мою комнату. Я слегка удивился, ведь думал, что меня поведут в покои баронессы.
   Всю дорогу мы молчали. А когда вошли в комнату, девушка остановилась и пристально посмотрела мне в глаза. Я ощутил огромное давление. Ширма едва не дала брешь, но мне удалось сдержать натиск.
   - Хватит, - усмехнулся я. - Тебе это не удастся.
   Девушка шагнула ко мне и залепила мне рот долгим страстным поцелуем.
   - Я знаю, - горячо шепнула она, отстраняясь. - Пока я тебя не чувствую, но это только пока.
   Она сорвала с меня камзол и, выправив рубаху из штанов, расстегнула пуговицы. Я не сопротивлялся, наблюдая за ее действиями.
   - Какое тело, - восхищенно шепнула Милада и провела острым ногтем от моего горла до ременной пряжки, оставив на коже красную полосу. - Мы бы с тобой прекрасно провели эту ночь, а на утро ты бы проснулся со щенячьей преданностью в глазах. Но, к сожалению, мой лунный календарик почему-то дал сбой. Так что недельку придется подождать. Чувствуй себя как дома, Темный.
   Она расхохоталась и покинула комнату. Щелкнул замок, и я оказался взаперти.
   - Стерва, - выдохнул я и от переполняющих эмоций не придумал ничего лучше, чем запереться изнутри.
   Вот это попал! Просто так уйти из замка мне не дадут, это как пить дать. Дверь слишком прочная, чтобы ее выломать. Окно...
   Я подошел к окну и посмотрел вниз. Метров пятнадцать до земли. Нечего и думать о том, чтобы спрыгнуть. Тем более, я все равно окажусь во дворе замка.
   Внезапно нечеловеческая усталость накатила на меня. С трудом переставляя ноги, я кое-как добрался до кровати и буквально рухнул в мягкую перину. И тогда мне приснился Сон.
  
   Бледно-желтая луна висела над лесом и сквозь причудливое переплетение ветвей казалась зависшим в небе человеческим черепом. Глухо крикнула сова, и я пригнулся, пропуская над собой ночную хищницу. В небе мелькнул силуэт нетопыря, в дупле на уровне моего лица светились два желтых глаза. Слева послышался шорох, я резко обернулся, но заметил лишь мелькнувшую в кустах серую тень. Лес жил собственной ночной жизнью и ему не было дело до чужака, пришедшего на его территорию. Не мешает охотится и ладно.
   Я огляделся. Деревья росли не слишком часто, рядом с дубами и кленами тянулись ввысь гигантские сосны. В лесу было темно, и жалкий свет луны не спасал положение. Но тем лучше было видно небольшой огонек, горящий в глубине леса.
   Не раздумывая ни секунды, я направился в ту сторону. С каждым шагом источник пламени приближался и становился все больше и больше. К тому же становилось жарко. Казалось, что в лесу разгорается собственное маленькое солнце.
   Еще через несколько шагов я оказался на поляне, в центре которой стоял двухэтажный кирпичный дом. Рядом с домом стояла кузня, в которой полыхал гигантский горн. Именно горн и являлся источником тепла и света, на который я шел. В кузне было пусто, но на поляне была расстелена скатерть. На ней стоял кувшин с вином, три глиняных кружки, тарелка с хлебом и блюдо с копченым мясом.
   Рядом, по-турецки поджав под себя ноги, сидел седовласый мужчина лет сорока, одетый в рубаху с коротким рукавом и подкатанные до колен штаны. Босоногий мужчина читал книгу, лежащую у него на коленях, но едва я ступил на поляну, как он тут же поднял голову. Брови его изумленно поползли вверх, он отложил книгу в сторону и, поднявшись на ноги, бросился к дому.
   Я уже подумал, что мужчина пытается скрыться от меня, но тот распахнул дверь и крикнул:
   - Эй, идите сюда. Скорее! Он пришел!!!
   Мгновение спустя раздался топот и в дверном проеме появились еще двое мужчин. Один в кожаном фартуке, с длинными волосами, перетянутыми кожаным ремнем и могучими мускулистыми руками. Другой - со светлыми волосами, в красном длинном хитоне с рукавами и зеленом жилете.
   Всех троих я уже видел и всех троих знал. Хотя ни разу с ними не встречался и не думал, что когда-то встречусь.
   Три Бога, три Ремесла - Гончар, Кузнец и Ткач - стояли передо мной. Или это я стоял перед ними. С какой стороны посмотреть.
   - С чего ты взял, что это он? - голосом, напоминающим треск ткацкого станка, спросил мужчина в жилете.
   - Потому что больше некому, - ответил Гончар, но все же обратился ко мне: - Это же действительно ты?
   - Да, это действительно я. - Ведь это и в самом деле был я.
   - Убедился? - спросил бог глины.
   - Более чем, - ответил за Ткача третий бог. Голос его напоминал рев пламени в горне. - Наконец-то.
   Он спустился с крыльца и протянул мне для пожатия руку. Я с некоторой опаской пожал ладонь, в которой без проблем поместилось бы три моих. И не ошибся в своих опасениях. Мою руку сжало, словно тисками, из глаз непроизвольно брызнули слезы. А бог с усмешкой смотрел на меня сверху вниз.
   И тут, словно дожидаясь прикосновения божественной силы, на моей груди забилась бабочка. До этого момента она была неподвижна, но сейчас неожиданно затрепыхалась, наполняя мое тело силой.
   Я ответил богу рукопожатием, по силе ничуть не уступающим его собственному. Улыбка медленно сползла с лица кузнеца, и он отнял руку.
   - Да, это он, - кивнул он, оборачиваясь, и я увидел, какое нечеловеческое облегчение вползло на лица богов.
   - Вы меня ждали? - удивленно спросил я.
   - Ждали. Очень давно, - Ткач тоже сошел на землю и подошел к скатерти. - Присаживайся.
   - Зачем это? - насторожился я. Что еще может понадобится от меня трем главным богам Вельтеррона? Ведь не просто так меня ждали почти тысячу лет.
   - Разговор будет долгим, - пожал плечами Гончар и достал из воздуха еще одну кружку.
   - Какой разговор? - я сделал шаг назад. Что-то мне подсказывало, что ничего хорошего из этого общения не выйдет.
   - Ты что, испугался? - хохотнул Ткач, но глаза его были холодны.
   - Я не испугался. - Еще шаг назад. - Я просто считаю, что мне с вами разговаривать не о чем. А то сейчас на меня возложат еще одну Великую И Ужасную Миссию По Спасению Мира, а мне этого абсолютно не хочется.
   - Отнюдь, - покачал головой бог. - Эта миссия на тебя давно возложена и возложена не нами. Нам же велено лишь указать тебе правильный путь.
   - Кем велено? - я аккуратно присел на краешек скатерти.
   Три бога разместились на других краях. Гончар быстро разлил вино по кружкам, а я подумал о том, что пора бы прекращать пить по поводу и без повода. Так и привыкнуть недолго. Поэтому, когда хозяева поляны сделали по несколько глотков, я лишь пригубил рубиновый напиток.
   - Тем, кто предсказал твой приход, - ответил кузнец, отодвигая пустую кружку и вытирая мокрые усы.
   - А кто предсказал? - продолжал допытываться я.
   - Великий Риор, - усмехнулся Ткач. - Он предсказал твой приход задолго до того, как в мире появился Первый Мастер. Предсказал приход его приемника. За что и поплатился. И вот ты здесь.
   - Приемника? - в мою голову опять начали закрадываться смутные сомнения. - Предупреждаю сразу, я не собираюсь надолго задерживаться в вашем мире и решать его проблемы. Об этом мы с Демиургом уже договорились.
   - Ты знаком с Виссендом? - удивился Гончар.
   - Да, а что тут такого?
   - О существовании Демиурга знают только избранные, - пожал могучими плечами Кузнец. - Для остальных мы трое создатели и верховные божества.
   - Это не самое важное, что он сказал, - внезапно оборвал его Ткач, а потом задал совершенно неожиданный вопрос: - Ты хочешь сказать, что ты с другого мира?
   - Так и есть.
   - Интересно, - непонятно чему обрадовался бог. - Но в любом случае тебе придется побыть Первым Мастером. В некоторой степени.
   - Каким образом? - я ошарашено посмотрел на сидящую передо мной троицу. - Насколько мне известно, Первый Мастер был лучшим во всем. Я этим похвастаться не могу.
   - Идем со мной, - неожиданно хлопнул меня по плечу Кузнец.
   Я послушно поднялся на ноги и отправился вслед за богом.
   Горн ярко пылал. В его глубине жар поднимался тысяч до двух градусов. Рядом с горном стояла наковальня и деревянное корыто с водой. Гигант усмехнулся, подбросил в горн угля, затем надел кожаные рукавицы и выбрал из лежащих в куче кусков металла длинную узкую пластину, похожую на заготовку для меча. Перехватив ее щипцами, он сунул железяку в горн, подождал, пока та раскалится, затем кинул на наковальню и три раза ударил по пластине молотом килограммов шестнадцати весом. Вновь сунул пластину в огонь, достал, бросил на наковальню и принялся быстро и сильно стучать по ней полупудовым молотом, который в руках Кузнеца летал, словно пушинка. Спустя десять секунд он довольно усмехнулся и кинул заготовку в корыто. К потолку устремились клубы пара.
   - Вот, посмотри, - Бог положил на наковальню настоящее произведение искусства.
   Я склонился над металлом. Из тонкой полосы металла была выкована прекрасная роза. Лепестки ее были такими же нежными, как и настоящие, искусственная капелька воды на листьях казалась прозрачной, а шипы живыми.
   - Это потрясающе, - выдохнул я. - Такую красоту невозможно создать одним только молотом.
   - Это все, что я могу, - вздохнул Кузнец и внезапно одним ударом молота смял всю красоту в безобразный комок металла. - Все что осталось от моей божественной силы.
   - И куда же она делась?
   - Идем, - Кузнец подтолкнул меня к выходу из кузни. - Ткач тебе расскажет.
   Мы вернулись на поляну. Два бога молча потягивали вино из глиняных кружек. Гончар положил на ломоть хлеба кусок вяленого мяса и откусил большой кусок. Ткач посмотрел на меня поверх кружки и спросил:
   - Ну как?
   - Впечатляет, - я кивнул.
   - За все надо платить, - внезапно голос Ткача стал тяжелым, словно кузнечный молот, а каждое слово было пропитано черными недобрыми мыслями. - За все. Когда наша сила оказалась по необъяснимым причинам связана с человеком, которого прозвали Первый Мастер, никто и подумать не мог, что все обернется так...
   Его лицо исказилось болезненной гримасой.
   - Уже много позже, сидя на этой чертовой поляне, мы думали о том, что Виссенд все знал заранее. Но Демиург остается Демиургом, чтобы он ни делал. Его поступки всегда оправданы. Запомни это, юноша. Даже когда его мир в итоге рушится, все его действия были правильными. Истинный Демиург никогда не совершит поступок, который принесет вред его собственному миру. Всему миру, но, к сожалению, не всем его обитателям. А Виссенд - истинный Демиург. До мозга костей. Правда ему не всегда везет...
   Ткач помолчал и продолжил, но теперь его голос уже не был таким черным и мрачным. Бог просто рассказывал грустную историю:
   - Первый Мастер проиграл. Демон проткнул бы его горло мечом. Не могли нормальный шлем выковать? - он зло зыркнул в сторону Кузнеца. Тот только виновато пожал плечами. - Но все же остается это самое "бы". Первый Мастер был гением. Даже находясь перед лицом смерти, он смог использовать нашу силу. Парень заключил себя и демона во временной кокон. Кокон, в котором он в смертельно опасности вот уже семьсот лет. Это заклинание остановило время, но как только оно иссякнет, демон вырвется на свободу и убьет героя Вельтеррона. Поддерживать его оказалось непросто даже для трех верховных богов. Ведь Драгор пытается его разрушить. Но слово Первого Мастера крепко. Кокон не рухнет, пока не окажутся у алтаря Драгора его жрец, боевое облачение, откованное Богом и некромант, прозванный Темным. Только тогда временной кокон исчезнет, Первый Мастер погибнет, а демон сойдется в схватке с приемником.
   - Стоп! - я понял, что сейчас меня плавно подвели к тому, что я должен стать Первым Мастером, да еще и сразиться с Демоном, которого сам символ Вельтеррона одолеть не смог. - Так не пойдет. Мне нужен только Видящий.
   - А вот тут для тебя сюрприз, - усмехнулся Гончар. - С Видящим ты не справишься. Без оружия Первого Мастера ты можешь даже не пытаться. Да и с оружием тоже. Пока жив Демон, жрец практически неуязвим. Думаешь, почему Мастер ломанулся к алтарю? Чтобы устранить причину, а потом бороться с последствиями.
   Я вздохнул. Опять на меня повесили всех собак и продолжают навешивать все более и более тяжелых, немытых и блохастых. Хотя это ведь всего лишь сон. Можно проснуться и сделать вид, что ничего не было. Я усмехнулся и вдруг ощутил легкое несоответствие.
   - Что-то я не понял насчет облачения. Разве Первый Мастер не в нем?
   - Нет, - покачал головой Кузнец. - Когда вокруг соперников замкнулась временная ловушка, оружие и кольчуга из черного серебра исчезли с его тела. Впоследствии их нашли, но затем из соображений безопасности спрятали в разных уголках Вельтеррона.
   Богатырь поймал мой скептический взгляд и смутился.
   - Что? - удивился он. - Все так и было!
   Слушая эти бредни, я все ниже склонял голову к плечу, с прищуром глядя на бога. Когда моя голова достигла нижней точки, Кузнец не выдержал и отвернулся.
   - Ты сам хоть веришь в то, что говоришь? - спросил я. - Это настолько неправдоподобно...
   - Что вполне может и быть на самом деле, - неожиданно закончил за меня Ткач. - Факт остается фактом, кольчуга, шлем и секира разбросаны по запретным частям Вельтеррона. Где конкретно мы не знаем, но записи об этом точно есть в королевской библиотеке. Щит либо утерян, либо лежит вместе с другой вещью. Но скорее всего со щитом можно попрощаться. Надеюсь, неполный комплект подействует как нужно.
   Он замолчал. Стало слышно, как в траве поет свою песенку сверчок. Приближался рассвет.
   - Скоро рассвет, - подтвердил Гончар. - Тебе пора. К тому же, к тебе пришли. Стоят под дверью.
   - А без оружия совсем никак? - я спрашивал больше для того, чтобы позлить богов. Отыграться за свое добровольно-принудительное участие в спасении мира.
   - Даже не пытайся, - покачал головой Кузнец. - Видящий уничтожит тебя. И наши миры рухнут.
   Я вздохнул и поплелся с поляны.
   - Эй, Темный, - впервые Ткач назвал меня по прозвищу. - Лови. Попрактикуйся.
   Я обернулся. Бог ткацкого ремесле швырнул мне моток разноцветных ниток. Я вскинул руку, но моток внезапно начал увеличиваться и расти в размерах. Через мгновение меня накрыло ворохом разноцветных нитей, я начал отмахиваться...
  
   И внезапно понял, что запутался в одеяле и сейчас пытаюсь сбросить его на пол. Интересно, когда я успел укрыться? И раздеться.
   В окно только начали пробиваться предрассветные сумерки, и я решил поспать еще немного, но внезапно расслышал тихое шевеление за дверью. Резко вскочив с кровати, я подхватил нож и на цыпочках подкрался к двери. Тихо щелкнул ключ в замочной скважине, но накинутая с моей стороны щеколда не дала двери открыться.
   - Ты уверен, что это та комната? - прошипел знакомый голос.
   - Уверен, - ответил ему другой, тоже знакомый. - Просто этот... начальник стражи заперся изнутри. Предусмотрительный, гад.
   - Все он правильно сделал, - перебил спорщиков третий голос, на этот раз женский. - Отодвинься, Ламберт, ты мне мешаешь.
   В щель между косяком и дверью просунулся тонкий клинок, с первого раза поддел щеколду и откинул ее в сторону. Я на шаг отступил назад и через секунду дверь осторожно открылась.
   На пороге стояли трое: Кира, Ламберт и Пауль. Этим то что здесь надо?
   - Привет, - хмыкнул я. - Проходите, чувствуйте себя как дома. Вина предлагать не буду, да и нет его у меня. Как говорится, чем богаты, то и спрятали подальше.
   - Шутник, - буркнул закованный в латы рыцарь. - На место Ламберта метишь?
   - Че приперлись? - окрысился я, надевая рубаху и шнуруя сапоги. Неожиданно меня взяла злость. Раздражение, накопившееся от вынужденного безделья и напряжение прошлого дня дали о себе знать.
   Я старался быть хорошим и вести себя соответственно, но, по-видимому, менталитет у меня был другой. От рождения.
   - Помочь тебе свалить, - шут, одетый в черный камзол с красными отворотами, черные штаны и сапоги с неизменными загнутыми носками, уселся на кровать. - Сейчас в замке все спят. Мы тихо проведем тебя через двор к конюшням. И ты поскачешь.
   - Сейчас ты у меня поскачешь, - зашипел я от злости. - Точнее полетишь из окна. Я, по-вашему, кто?
   - Темный, успокойся, - Кира подошла ко мне и положила ладонь мне на грудь. - Мы действительно хотим тебе помочь.
   - По-моему это вам нужна помощь, - я повесил оружие на пояс, перекинул сумку через плечо и накинул на плечи принесенный Ланой плащ. - Уперлись как бараны. Ведите. Не желаю больше ни секунды оставаться в этом городе.
   - Так бы сразу, - пробормотал Пауль, но под взглядом Киры заткнулся.
   Вчетвером мы неслышно покинули левое крыло и вышли в центральный коридор. Нам никто не встретился на пути. Замок спал. Пройдя по коридору, Пауль осторожно распахнул главные двери и выглянул наружу.
   - Никого, - шепнул он. - Выходим. Только тихо.
   Мы быстро спустились по лестнице и оказались во дворе замка.
   - Направо, - рыцарь повернул к конюшням.
   Мы сделали всего пару шагов, как внезапно над двором раздался громкий женский голос:
   - Милый, куда же ты?
   Леди Милада собственной персоной медленно спускалась по ступеням, поглаживая перила рукой, словно это была спина какого-то послушного зверя. Одета она была в ночной пеньюар, сквозь который откровенно просвечивалась грудь. Длинные волосы были распущены, и в свете не зашедшей еще луны баронесса была поистине прекрасна. Справа громко сглотнул шут.
   - Я же говорил, что не хочу злоупотреблять вашим гостеприимством, леди, - я склонил голову и моментально повесил ширму.
   И вовремя. Ментальный удар был настолько сильным, что я пошатнулся, а тройка моих спутников и вовсе повалилась на землю, опустошенные, не в силах пошевелится.
   - Убей их, - приказала Милада. - Убей их, Темный. Тебе же это не сложно. И мы вдвоем будем править городом моего отца. И нам уже никто не будет мешать.
   - Такое ощущение, что мы будем править целым королевством, - я расхохотался, хотя меня мутило. Давление обезумевшей баронессы становилось все сильнее. - А теперь отпусти меня, Милада. Отпусти, или клянусь Мортис, я разозлюсь.
   - Да кто ты такой, чтобы клясться богиней Смерти? - изумилась леди. - Но ты сам напросился, бывший начальник моей стражи.
   И баронесса завизжала. Я никогда не думал, что человеческая глотка может издавать такие высокие децибелы. Если стекла в замке и не разбились, то только потому, что мы находились на открытом пространстве.
   Как я уже говорил, Вестар отлично натренировал своих гвардейцев. Через четверть минуты двор был заполнен полутора сотнями воинов, а еще через минуту собрались и полторы сотни прислуги. Во дворе собралось три сотни человек, заключивших нашу пятерку в кольцо.
   - Мои подданные, - обратилась к людям баронесса. - Этот человек надругался над вашей госпожой. Он убил моего начальника охраны, воспользовался моим гостеприимством, влез в мою постель, едва не задушил меня. А теперь хочет удрать. Мой верный шут и рыцарь попытались остановить этого бандита, но он оказался слишком силен. Остановите его, мои верные рыцари. Кто принесет мне его голову, тот станет новым начальником охраны.
   От такой наглой лжи у меня даже приоткрылся рот. Но одурманенные стражники верили своей госпоже и практически боготворили ее. Волна гвардейцев качнулась в мою сторону.
   "Придется их всех убить", - с показательным сожалением вздохнул Невеар.
   "Увы", - в тон ему ответил я. Хотя никаких иллюзий о предстоящей схватке не испытывал.
   - Это ложь, - звонкий девичий голос разнесся над площадью. Все обернулись и увидели Лану, взгромоздившуюся на каменную статую быка, задравшего к небу рогатую голову.
   - Что? Что ты сказала, дрянь? - леди Милада немигающим взглядом уставилась на служанку.
   - Этот человек - Первый Мастер! Я сама видела знак!
   Над толпой пронесся вздох изумления. Остановились даже стражники. Все смотрели на меня.
   - Ну? - выступил вперед стражник с капитанскими нашивками.
   - Убить его! - завизжала Милада. - Я приказываю!
   Ее уже не слушали.
   Я скинул плащ и медленно расстегнул рубашку. В бледных предрассветных сумерках черная паутина татуировки внезапно засияла серебром.
   На этот раз толпа вздохнула куда громче и слаженнее.
   - Знак! - охнул капитан стражи и внезапно замер, глядя мне за спину.
   Я резко обернулся. Баронесса смотрела на меня пылающими от ярости глазами.
   - Первый Мастер! - по-змеиному зашипела она. Совсем по-змеиному.
   И ее тело стало стремительно меняться.
   - Никому не вмешиваться, - холодным тоном приказал я, снимая с пояса булаву и отлаживая ее в сторону. Людей вокруг как ветром сдуло, хотя площадь никто не покинул, но, по крайней мере, у меня появилось место для маневра.
   Кто-то унес на руках Киру. Рыцарь и шут шли сами.
   - Только не убивай ее, - бросил мне Ламерт.
   - Это как получится, - буркнул я, зажигая на руках зеленое пламя и наблюдая за трансформациями тела баронессы.
   Сначала ее ноги начали срастаться вместе. Не удержавшись, Милада упала. Ноги стали длинным и толстым хвостом, который тут же свернулся кольцами, поднимая над толпой туловище, которое тоже менялось. Ребра раздались вширь, разрывая тонкую ткань ночной сорочки. Из тела баронессы вырвались еще две пары рук. Каждая бугрилась мышцами и оканчивалась длинными, лакированными ногтями. Лицо вытянулось, рот превратился в безгубую щель, в которой виднелся ряд мелких острых черных зубов. Нос заострился, глаза стали большими и круглыми, с узким вертикальным зрачком. Лишь волосы остались неизменными. Длинными и черными.
   Все тело баронессы словно в замедленной съемки покрывалось чешуей. Чешуйки накладывались друг на друга, словно детали из конструктора "лего". Только на животе у нее была одна большая гладкая пластина, которая, тем не менее, легко сгибалась и повторяла все движения женщины-змеи.
   - Что ж, этого я и предполагал, - усмехнулся я сам себе. - Наг.
   "Но наги не энергетические вампиры", - удивился некромант.
   - И, тем не менее, - я пожал плечами, а затем, не дожидаясь, пока монстр атакует первой, кинул в баронессу "Волну праха".
   Наг увернулась, сквозь узкую щель рта просунулся длинный черный язык и затрепетал, напоминая движения крыльев мотылька. А затем Милада стремительно поползла в мою сторону.
   Я привычно начал двигаться по кругу на полусогнутых ногах, но нага двигалась очень быстро, а чтобы увернуться от ее бросков необходимо было и вовсе обладать реакцией мангуста. Милада обрушила на меня град ударов всеми четырьмя руками, полосуя воздух острыми когтями. Если такая смертоносная "вилка" коснется меня, то кожа повиснет бахромой. Мне оставалось только уклоняться, и выгадывать момент для контратаки. В конце концов, я перехватил одну из ее рук в сантиметре от своего лица. Зеленое пламя опалило лишнюю конечность баронессы, и я моментально попытался воспользоваться этим. Резко ударив женщину-змею в живот, я влил часть силы в Пьющего Души таким образом, что клинок из черного серебра удлинился зеленым магическим пламенем.
   Но в этот момент нага извернулась и подцепила хвостом мои ноги. Я грохнулся на спину, откатился в сторону, избежав удара когтистой лапы, и в следующее мгновение над моим лицом защелкали острые, словно кинжалы, зубы. Лишь в последнее мгновение мне удалось сомкнуть руки на горле монстра. Руки женщины-змеи заскребли по камням. Я удвоил усилия, одновременно пропуская через ладони заклинание, ускоряющее старение. Нага забилась в конвульсиях. Через пару секунд на меня посыпались выпавшие зубы. Еще через мгновение волосы Милады поседели и стали совершенно белыми, а еще через мгновение меня придавило к земле тушей умершей от старости женщины-змеи.
   - Это еще не все, - остановил я кинувшегося к нам шута, выбираясь на свободу и подбирая нож, все еще охваченный изумрудным пламенем.
   Перевернув баронессу на спину, я осторожно, острым, словно скальпель хирурга ножом, разрезал ей мышцы на груди и грудную клетку, краем глаза замечая, как рыцарь держит рвущегося к нам Ламберта. Отложив нож, я двумя руками раздвинул кости наги, продолжая спускаться все ниже и ниже, разрывая хрупкую, иссушенную кожу, ломая кости. Иссушенное, старческое тело ломалось под моими руками, кожа тонкая, словно папиросная бумага, рвалась и отваливалась целыми клочками. Но я знал, что там, в глубине тела монстра бьется живое сердце молодой женщины. Наконец-то мои руки, охваченные зеленым пламенем и перепачканные чужой черной кровью и внутренностями, нашли что-то теплое и живое внутри умершей наги. Я осторожно вытащил из тела женщины-змеи настоящую леди Миладу. Девушка была абсолютно голой и крепко спала.
   Я аккуратно опустил баронессу на мостовую, и прикрыл плащом. Обернулся к трупу монстра, но обнаружил там лишь сброшенную змеиную кожу.
   Позволив некротическому огню очистить мои руки от нечистот, я погасил пламя и повернулся к людям. Вся присутствующие во дворе замка склонились передо мной в глубоком поклоне.
   - Господин Первый Мастер, - прошептал капитан стражи. - Вы вернулись.
   - Ваша госпожа свободна. Теперь это действительно ваша госпожа. Такая, какой она была раньше, - я проигнорировал слова капитана. - Начальником стражи леди Милады назначается Людвиг.
   - Да господин, - кивнул стражник. Повинуясь его знаку, несколько стражников осторожно подняли свою госпожу с мостовой и быстро унесли в замок. Шут последовал за ними.
   - И приведите мне коня, - приказал я, полностью входя в роль.
   Пока один из стражников бегал к конюшням, я подобрал булаву и привел себя в порядок. Люди на площади продолжали кланяться.
   - Это лучший конь леди Милады, - стражник под уздцы подвел мне вороного коня, оседланного и полностью готового к пути. - Его зовут Годрик.
   - Спасибо, - поблагодарил я, забираясь в седло. - Я убираюсь из вашего города, как вы и хотели.
   Я ядовито улыбнулся ошарашено смотревшей на меня троице и пустил коня рысью. А едва оказался за пределами города, сжал коленями бока скакуна, посылая его в галоп.
  

Оценка: 7.36*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 2."(Уся (Wuxia)) Д.Морган "Ядерная зима"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"