Зардалова Ая Касьяновна: другие произведения.

Запретная страсть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.95*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История о любви. Как всегда горькой и несчастной.

  Глава 1
  Она застала их в конюшне, совершенно случайно. В то утро Дорис Мак-Грэй, как обычно пожелала совершить конную прогулку вокруг поместья. Разговор с дочерью задержал ее на полчаса, но это не имело значения. Ну, отправиться она чуть позже обычного, велика ли беда? Но эти полчаса задержки позволили ей стать свидетельницей необычного, захватывающего и волнующего зрелища. Дорис вошла в конюшню одетая соответственно для конной прогулки. Первое, что удивило ее, навстречу, как обычно бывало с приветствием и поклоном не вышел Сэм.
  Сэм был высоким, мощного телосложения негром 35 лет. Этот раб месяц назад был приставлен к конюшне и справлялся со своими обязанностями безупречно. И куда же это он мог подеваться? С другой стороны, Сэм мог решить, что прогулка госпожи отменяется, поскольку она сегодня задержалась и отлучился по каким либо другим делам.
  Впрочем Дорис справилась бы и без помощи конюха. Оглядевшись еще раз по сторонам и нигде не увидев Сэма, она направилась к стойлу, где находилась ее любимая кобылка "Ласточка".
  И вдруг услышала стоны. Стонала девушка и судя по всему от удовольствия. Время от времени в ее сладострастные стоны и вздохи вплеталось шумное и быстрое мужское дыхание.
  Дорис замерла. Похоже, кто-то из рабов решил устроить здесь на конюшне любовное гнездышко. В огромном помещении было предостаточно укромных местечек. Вот вновь раздался протяжный стон и горячий шепот:
  - О Сэм! О да! Еще, еще!
  Дорис, тут же узнала голос одной из служанок, работавшей в доме. Кесси, кажется. И кувыркалась она здесь, понятное дело с конюхом.
  Что ж в любовной связи двух рабов не было ничего предосудительного. Напротив, такое поощрялось, чтобы рождались новые рабы, куда более послушные и верные, чем например те, что привозили португальцы из Африки.
  Вот, Кесси снова застонала, почти вскрикнула, дыхание ее стало быстрым, учащенным и шумным.
  Дорис стало любопытно. А как они занимаются любовью эти рабы? Раньше, она как-то не задумывалась об этом. Да и вообще об их жизни. Уехав в 16 лет, сразу после рождения дочери в Европу, Дорис вернулась с повзрослевшей Эми в Техас всего три месяца назад.
  Ориентируясь по стонам, Дорис нашла закоулок, где на свежей копне сена устроились Кесси и Сэм. Дорис наблюдала за ними через щель между досок перегородки. То, что она увидела, немало потрясло ее.
  Сэм лежал на спине с раздвинутыми ногами, а Кесси, сидя на нем сверху, двигалась взад-вперед. Две вещи поразили Дорис: во-первых поза, они с мужем Джоном всегда использовали лишь миссионерскую. И второе - это размер члена Сэма. Член этот был огромен! Длинной вероятно дюймов 10-11! (25-27 см) И толстый, как черенок от лопаты. Снизу болтались здоровенные, как у быка яйца. Дорис и не подозревала что у её Сэма такие потрясающие мужские достоинства. Дорис, вообще никогда не думала о неграх-рабах, выполняющих работу в доме или на плантациях, как о мужчинах. Для нее это были рабы - говорящие орудия, живые инструменты и не более. Но теперь, видя, как огромный негр совокупляется с ее служанкой-мулаточкой в Дорис проснулся небывалый, живой интерес. Нет, она по-прежнему не считала негров такими же людьми, как она сама или ее муж, но то, что от них может быть еще польза кроме труда захватила ее.
  Наблюдая, молодая женщина вся разволновалась, покраснела и возбудилась. Между ног Дорис стало мокро. Сэм и Кесси тем временем сменили позу. Девушка поднялась, потом повернулась к любовнику спиной и раздвинув ноги вновь стала садиться на член. Тут, Дорис поразило еще одно: лобок и промежность мулатки были начисто выбриты. Нигде ни единого волоска. Набрякшие половые губы и мокрая щелка её "киски" были откровенно и дико вызывающе открыты. Огромный черный член, блестя от мокроты вагинальных выделений, раздвигал срамные губки Кесси и врывался в её лоно. Девушка, издавая долгие протяжные стоны, в какой-то момент начала двигаться вверх-вниз быстрее, сильнее и резче насаживаясь на пенис. А через несколько минут, она кончила. Вскрикнула и, откинувшись назад, дернулась всем телом раз, другой, третий... Ее ноги и бедра, тоже подергивались. Член негра с чавканьем двигался в ее растянутой дырочке. Когда Сэм вытащил член из влагалища Кесси, оттуда, аж брызнуло.
  Дорис за перегородкой, тоже, едва не кончила. Но это было еще не все. Рабы опять удивили и потрясли ее. Встав на колени перед Сэмом, служанка ухватила его член рукой и втянула головку пениса в рот. Дроча, то одной рукой, то другой начала сосать. Дорис никогда бы не подумала взять член мужчины в рот. И вовсе не, потому что ей было бы противно. Просто, они с мужем никогда, так не занимались любовью. А ведь было бы интересно попробовать.
  Через пару минут Сэм издал громкий стон. Потом, член его дернулся и выплеснул прямо на лицо Кесси мощную струю спермы. За первой последовали вторая и третья и четвертая... Спермы было много. Дорис никогда не видела такого количества за раз. Как-то, муж выплеснул ей на живот, но там была лишь четверть того количества, что излилась сейчас из члена чернокожего конюха. Сперма залила лицо девушки, заполнила ей рот, густо заляпала губы и подбородок, потекла вниз по шее и грудям.
  Интересно, какова же сперма на вкус? Судя по счастливому лицу Кесси, от того, как она облизывается и облизывает испачканные спермой пальцы, размазывает ее по всему лицу, шее и грудям, ей - нравится.
  Дорис осторожно выскользнула из конюшни и поспешила в дом. Она была слишком возбуждена и взволнована, чтобы думать сегодня о какой-то прогулке. Да, и о чем либо еще. Перед ее взором был огромный черный пенис и невероятное количество спермы, что он извергнул.
  Дорис велела явиться Лусинье - своей личной служанке, помогавшей ей одеваться, ухаживать за прической и помогавшей во всяческих других делах, в том числе выполнявшей личные поручения госпожи. Лусинья была негритянкой лет 35-ти, всегда веселой и жизнерадостной. Огромные груди и большая попа, несомненно, были также её достоинствами и предметом вожделения всех мужчин-рабов в доме. Но она, вроде бы, несмотря на откровенный флирт с другими рабами, хранила верность своему мужу Адриану.
  - Принеси теплую воду, бритву и мыло, - велела Дорис.
  Когда всё это появилось, Дорис приказала помочь ей раздеться. Затем она села на табурет и раздвинула ноги.
  - Убери это всё, - сказала молодая госпожа, указывая пальцем на низ своего живота.
  - Вы хотите сделать, как у нас, черных женщин? - удивленно спросила Лусинья.
  Дорис густо покраснела, но тем не менее кивнула.
  - Я видела у одной служанки... Мне показалось это красиво и... Думаю мужу понравится.
  - Конечно, госпожа, - заулыбалась Лусинья. - Очень понравится. Мужчины любят, когда там все гладенько.
  И рабыня аккуратно побрила госпожу. Во время процедуры Дорис весьма возбудилась. Вся ее "киска" стала теперь необыкновенно чувствительной и какой-то уязвимой, что немного пугало, волновало и возбуждало одновременно.
  Дорис промаялась дома до вечера, пока с плантаций не приехал Джон. После ужина Дорис буквально набросилась на супруга, поразив его своей необычайной пылкостью и страстью. Также, она удивила его и своей новой "причесочкой", точнее отсутствием оной вообще. Пожалуй, это был их самый лучший секс со дня свадьбы. Уже после, расслабленные, лежа в постели, Джон сказал:
  - Дорогая, у меня для тебя грустное известие.
  - Что случилось Джон?
  - Абрам Столберри и Кирк Фалькон... ну ты знаешь их - наши соседи. Так вот, он едут по делам в Европу. Будут заключать долгосрочные контракты на поставку сахара. Большие деньги, большие перспективы. Я тоже хотел поехать с ними.
  Повисла пауза. Потом Дорис спросила:
  - Надолго?
  - Да дорогая. На год.
  Снова пауза.
  - Это очень долго Джон. Год без тебя. И Эмми... Ты так редко видишь её. Ещё реже вы общаетесь.
  - Я понимаю, - Джон тяжело вздохнул. - Но эта поездка очень важна. Понимаешь? На нашем американском рынке все уже занято. Проклятая конкуренция душит. В Европе же рынок сбыта ещё мало освоен. А там дальше Россия, Азия. Нужно вытерпеть этот год. Если все наладиться, если бизнес пойдёт, мы будем вместе и уже неразлучны. Я, ты и наша малышка Эмми. Поедем все вместе куда-нибудь или здесь будем. Только один год, дорогая.
  Дорис лежала и обдумывала всё сказанное. Но думалось, что-то плохо. Нет-нет, а перед ее мысленным взором маячил огромный черный член Сэма, бьющее фонтаном его семя. Сейчас её лоно было заполнено семенем Джона. И сегодня был опасный день. Не исключено, что по его возвращению из Европы у них будет второй ребенок. Может быть мальчик? Джон очень хотел наследника - продолжателя его дела.
  - Хорошо, - сказала, наконец Дорис. - Поезжай.
  - Дорогая!
  Он обнял её, прижал к себе, поцеловал.
  - Не забывай нас. Пиши иногда.
  - Я буду писать каждый день.
  За день до отъезда Джона они прекрасно провели время. Были на озере и в лесу. Эмми радостно смеялась, когда отец катал её на лошади. Джон не без гордости отметил, как расцвела, как похорошела его Эмми. Пятнадцатилетняя прелестница имела такие же, как у матери светлые волосы и огромные синие глаза, обрамленные длинными пушистыми ресницами. Нежный овал личика и детски ещё губки придавали Эмми особую прелесть, в то время, как стройная её фигурка, уже была вполне развита. Граница, отделяющая девочку от девушки была пройдена. Вечером был семейный ужин. Джон сказал, обращаясь к дочери.
  - Милая, помогай матери во всём. Вы теперь полновластные здесь хозяйки. Мой помощник Гарри, конечно же будет поддерживать вас и всю рутину управления плантациями и хозяйством возьмёт на себя, благо у него огромный опыт. Но все важные решения принимать тебе Дорис, - теперь Джон посмотрел на жену. - Ты и Эмми мои опора здесь.
  Сэм и предположить не мог для чего хозяйка велела ему поздно вечером прийти в ее комнату. Это случилось на следующий день после отъезда мистера Джона. Помывшись и переодевшись в чистое, конюх вошёл в дом, как ему было приказано через малоприметную дверку, что выводила из кухни во внутренний дворик. Очутившись в небольшом помещении, откуда одним коридором он мог бы пройти на кухню, а другим в кладовые, он ни сразу увидел, что был ещё и третий путь - узкая лесенка в затемненном углу, ведущая на второй этаж. Вот про нее то и говорила госпожа. Сэм начал подниматься. Единственным человеком, кто увидел его была Лусинья.
  Проводив Сэма взглядом, негритянка усмехнулась и покачала головой. Как она и подумала с самого начала, вовсе не для супруга хозяйка Дорис приготовила свою "киску". Правда, Лусинья ожидала визита на их виллу какого-нибудь соседа, мистера Кросма например. Или мистера Дэвида Толберри. И тот и другой весьма симпатизировали Дорис. Но Сэм... Кто бы мог догадаться?
  Тихонько постучав в дверь и дождавшись разрешения войти, Сэм сделал это не без внутреннего волнения и легкой дрожи в коленях. Ещё ни разу хозяйка не дозволяла ему, да и другим рабам кроме Лусиньи входить в ее покои.
  В комнате царил полусумрак. Единственным источником света была маленькая лампа заправленная маслом, что стояла сейчас на прикроватном столике. Огромное полукруглое ложе хозяйки было едва различимо во тьме. Да и саму госпожу он едва разглядел. Она стояла спиной к открытому окну, откуда тянуло приятной ночной прохладой. Поскольку ночь сегодня была безлунная, он видел на фоне тёмно-фиолетового неба только черный силуэт госпожи.
  - Я здесь, - сообщил Сэм.
  Голос выдал его волнение. Хозяйка чуть шевельнулась, вздохнула.
  - Хорошо, - неопределенно произнесла она.
  И тоже, явственное волнение в голосе.
  - Что будет угодно, миссис Дорис?
  - Раздевайся, - приказала она.
  Сэм вытаращил глаза на хозяйку. Не ослышался ли он? Она велела ему... Раздеться?
  Она повторила:
  - Раздевайся. Полностью.
  Сэм теперь был уверен, что не ослышался. Но это нисколько не убавило того изумления, которое его охватило. И зачем ей только это понадобилось? Продать его, что ли хочет? Проверяет, нет ли каких изъянов. Но почему здесь? И сейчас?
  Однако, он без лишних разговоров расстегнул рубашку, снял её и взялся за пояс штанов. Дорис подошла совсем близко. Тут, Сэму удалось, как следует рассмотреть хозяйку. Она вступила в освещенный участок комнаты. От изумления и потрясения негр вытаращил глаза ещё больше. Молодая хозяйка была в одной ночной сорочке. Но какая это была сорочка! Кофейного цвета, кружевная, по низу обшитая черным мехом. И короткая до неприличия, так что голые, стройные ножки женщины с изящными щиколотками и аккуратными, красивыми ступнями, точеными пальчиками были открыты его взору значительно....
  Ох, значительно выше колен!
  Но мало того, сама сорочка была из полупрозрачного щёлка, так что Сэм видел великолепную фигуру хозяйки. Дорис была стройная, крутобёдрая, вся такая зрелая, спелая бабенка. И груди её - полные и высокие отчетливо проступали под тонкой тканью, так, что аж соски выпирали. Сэм ощутил тонкий аромат её духов. Светлые волосы хозяйки отливали в свете лампы золотом. Она пристально наблюдала за ним. Сэм увидел глаза Дорис и ему всё стало ясно. Иначе прочитать такой взгляд женщины было нельзя. Она хотела его. Вот для чего он здесь, в этот час в ее спальне. Член Сэма мгновенно напрягся, налился силой и готовностью.
  Ремень упал на пол и Сэм спустил штаны до колен. Хозяйка громко вздохнула. Огромный черный член, наконец освобожденный гордо вздымался. Покоритель! Завоеватель!
  Дорис видела достоинство Сэма мельком и издалека, но даже в тот момент оно её впечатлило. Сейчас же, когда она стояла к Сэму вплотную, когда его елдак был так близко, молодая женщина вообще потеряла дар речи.
  Сказать, что Дорис волновалась - не сказать ничего. Её всю, внутренне, просто трясло. Страх, стыд и возбуждение смешались в ней каким-то диким коктейлем. Щеки её горели, между ног было так мокро, что влага начала уже стекать вниз, делая её ляжки, тоже влажными. Кровь стучала в висках. Необычность, какая-то дикая нереальность ситуации взбудоражила все чувства молодой женщины, её эмоции и ощущения.
  Вот, протянув руку, она ухватила вздыбленную кувалду негра. Член был упруго-тверд, тепел, почти горяч и слегка пульсировал крупными венами. Он глянцево блестел в рассеянном свете лампы. Обхватить такое орудие колечком из большого и указательного пальцев Дорис не могла. Только всей ладонью. Этот могучий, такой живой орган поразил молодую женщину до глубины души. Член её мужа, который она считала неплохим, ни шёл ни в какое сравнение.
  Дорис стянула крайнюю плоть, обнажая темно-шоколадную головку, затем потрогала яйца негра. Это были крупные, упруго-тугие мешки. Что и говорить - Сэм был великолепным образцом своей расы, эдаким породистым самцом. Представив, как этот великолепный черный член войдёт в неё, Дорис, аж тихо застонала. Надо же, до чего она готова пасть. Отдаться черному рабу! Стыд! Позор для женщины её класса, её общественного положения. Но она хотела этого вопреки всему. Хотела!
  - Я тебе нравлюсь? - спросила Дорис.
  Её мягкий, обволакивающий, чуть с хрипотцой голос действовал на бедного негра с какой-то непонятной магической силой.
  - Да, хозяйка, - выдохнул он.
  - Вижу, - она улыбнулась, смущённо опустив глаза и снова ухватив его член ладонью. Спрашивать было незачем. Эрекция негра было лучшим тому доказательством. Но Дорис спросила и задала другой вопрос, ответ на который, был также очевиден.
  - Хочешь меня?
  - Да. О да! - негр чуть осмелел. - И госпожа мне позволит?
  - Позволит. Ещё, как позволит, - ответ её носил оттенок, уже лёгкой игривости.
  Сэм уловил его и улыбнулся. Одной рукой он ухватил свой член и пристально глядя хозяйке в глаза, начал потихоньку дрочить. Дорис наблюдала, затаив дыхание. Потом, вдруг порывисто обняла негра и их губы встретились в долгом, сладком, умопомрачительном поцелуе. Потом, он начал порывисто целовать молодую женщину в шею, глаза, щеки. Руки его уже смело, по-хозяйски проникли под подол сорочки и обхватили выпуклые упругие ягодицы Дорис. Она издала долгий стон удовольствия. Жаркие страстные поцелуи негра сводили её с ума. Он гладил её бедра, потом одна его рука вновь забралась под подол, только теперь уже спереди и протиснулась между горячих, влажных ляжек Дорис.
  Обнаружив начисто выбритый лобок, и вообще без единого волоска всю промежность хозяйки, Сэм немало удивился. Он то думал, что только женщины его расы там всё сбривают. Средний палец негра проник во влажную щелку, между плотных, упругих валиков половых губ. Погрузился внутрь полностью. Госпожа застонала от удовольствия и стоны её становились всё громче и протяжнее по мере того, как Сэм быстрее и быстрее двигал пальцем в её мокрой горячей дырочке. Она спустила с левого плеча бретельку, потянула её вниз, обнажая грудь. Негр, шумно, возбужденно дыша, тут же приник губами к затвердевшему светло-коричневому соску.
  - О да, да! - Дорис откинулась немного назад. - Целуй меня. Везде целуй.
  Вниз сползла правая бретелька. Теперь, Сэм осыпал страстными поцелуями, уже обе груди Дорис. Языком игрался с её торчащими возбужденными сосками. В конце концов, сорочка сползла до уровня живота, где и осталась.
  - Я хочу тебя, - горячо зашептала молодая госпожа, прижимаясь всем телом к чернокожему рабу. - Возьми меня. Я уже не могу. Вся теку... Я вся твоя.
  Негр ухватил хозяйку под ягодицы, легко приподнял и понёс к постели. Уложил на спину. Издав протяжный стон Дорис раздвинула ноги. Сэм пожирал глазами её бритые половые губки, чуть раскрытые с мокро блестящей между ними щелкой. Он желал ворваться туда своим членом, пронзить вагину белой госпожи.
  - Ну же, давай, - умоляла она. - Сделай это.
  Сэм лег на хозяйку сверху. Их губы слились вновь. Сладкий, жаркий поцелуй. Языки скользят друг по другу, горячие толстые губы негра жадно впиваются в её рот. Головка члена прижалась к "киске" Дорис. Негр надавил, начал проникать. Дорис издала изумленный возглас, ощутив невероятную мощь и размер африканского члена. Одно дело видеть глазами, другое дело потрогать руками и совсем иное дело принять этот чудовищный едлак в себя. Дорис конечно в своё время рожала, и ребёнок по-любому побольше любого члена, но с тех пор прошло уже 15 лет и "киска" Дорис не привыкла к таким размерам. Но вместе с тем, ей не было больно, хотя черный елдак с трудом проникал в вагинальную дырку. Было иное ощущение, описать которое невозможно никакими словами. Наслаждение, в купе с ощущением какой-то чужеродности входящего в неё члена. А Сэм давил и давил и проникал всё глубже. "Киска" Дорис начала поддаваться. И вот, чудовищный елдак ворвался во влагалище больше, чем наполовину своей длинны.
  - Да, наконец, - выдохнула молодая госпожа, ощущая невероятную наполненность своего лона. - Продолжай.
  Сэм начал не спеша двигаться взад-вперёд. Тело своё он приподнял, удерживая его теперь на вытянутых руках. Дорис ещё сильнее раздвинула ноги и даже вкинула их вверх, согнув в коленях. Из груди молодой женщины начали вырываться стоны и короткие вскрики. Сильнейшее наслаждение затопило её горячей волной.
  - Быстрее, - зашептала она. - О... быстрее.
  Сэм усилил ритм. Член его нырял в вагину Дорис с мокрым чавканьем и весь блестел от влагалищной смазки. Молодая госпожа безудержно текла под этим мощным напором. Через несколько минут Сэм слегка подустал и переложил всю тяжесть тела на согнутый левый локоть, которым упирался в постель. Другой рукой он мял и тискал груди Дорис. Пальцы его играли с сосками молодой женщины, оттягивали и покручивали их. Время от времени Сэм наклонялся и губы его сливались в жарких поцелуях с губами белой хозяйки.
  Прошло ещё несколько минут. Негр вгонял член в растянутую вагину госпожи, уже в полную силу. Там, где черный, лоснящийся поршень входил в розовую дырочку пузырилось и клокотало белое липкое молозиво. По ляжкам и ягодицам Дорис текло. Она кричала от острого наслаждения, приближаясь с каждым мгновением к пику плотского удовольствия.
  И вот, Сэм довел госпожу до оргазма. Крик её перешёл в полубеззвучный хрип, а потом снова прорвался с ещё большей силой. Спазмы начали сотрясать тело Дорис. Она лежала с задранными вверх, раскинутыми в стороны ногами. Бедра конвульсивно подергивались, а член негра все также вонзался и вонзался в распертую, мокрую дырку вагины, доводя молодую женщину до дикого исступления. Сэм едва не кончил вместе с госпожой, но смог сдержаться, понимая, что на этом ещё не всё. Он потихоньку вытащил свой сплошь мокрый, липкий до самых яиц член. Сейчас хозяйка придёт в себя, отдохнёт и ей захочется продолжить. Негр и сам хотел продолжения. Ему очень понравилось совокупляться с этой потрясающе красивой белой женщиной.
  - Это было великолепно, - простонала Дорис, приподнимаясь на постели. Она обняла Сэма, страстно поцеловала его. - Ты потрясающий мужик.
  - Я рад, сделать приятное моей госпоже, - сказал Сэм. - И я готов продолжить, если вам будет угодно.
  - О! Мне будет угодно! - рассмеялась Дорис.
  Тут, взгляд её упал на член Сэма, всё также находящимся в боевом положении. Великолепный черно-глянцевый орган, просто завораживал. Неодолимое искушение овладело молодой женщиной. Она наклонилась и обхватила головку елдака губами, втянула в рот. Какая же она здоровенная! Едва поместилась там. Дорис протолкнула проглоченную часть члена глубже за щеку, заглотила ещё несколько дюймов и отпустила пенис только когда он скользнул ей в горло и она начала задыхаться. Но ей понравилось это. Дорис ещё несколько раз глубоко заглатывала и шумно дыша, истекая слюной, после выпускала пенис. Сэм стонал от удовольствия. Он и не знал, что госпожа так умеет. Так ещё никто у него не отсасывал. А Дорис продолжила наслаждаться достоинствами своего раба. Она облизала черный елдак языком сверху до низу, затем полизала и яйца негра, ощущая невероятное удовольствие от унижения самой себя. Видели бы другие плантаторы, их соседи, дамы из высшего общества, как одна из их круга, жена уважаемого мистера Джона Мак-Грэя сосет и лижет у негра.
  - О госпожа, - стонал Сэм. - Как хорошо....
  Руками он обхватил голову Дорис, а бедра его задвигались так, словно он совершал совокупление. Член с чавканьем вонзался в разинутый рот молодой хозяйки, которая, просто совершенно обалдела ото всего происходящего.
  Через некоторое время Сэм уложил Дорис спиной на постель и унизил белую хозяйку к её огромному удовольствию ещё больше. Негр, раздвинув ноги едва ли не сел на лицо Дорис. Сначала, он терся о губы и высунутый язык госпожи яйцами, затем, чуть привстав, принялся загонять член ей в рот сверху.
  - Да, ещё, давайте, - бормотал он.
  Дорис отлизала и отсосала член негра, так что он едва не кончил. Он вовремя слез с хозяйки, но она, совершенно ошалевшая от возбуждения, поймала его рукой за член и притянула к себе.
  - Давай ещё раз! - прорычала она. - Еще разок...
  Негр подхватил Дорис и заставил её встать на четвереньки. Затем, сам забрался на постель. Молодая женщина выгнула спину и приподняла вверх свой выпуклый зад. Сэм, не теряя времени загнал ей член под ягодицы. Затем, эти самые ягодицы он ухватил руками и начал совокупляться с белой госпожой. В этот раз он сразу взял быстрый ритм. Черный пенис с хлюпаньем и чавканьем вонзался в мокрую горячую вагину Дорис. Она вопила от наслаждения, ощущая, как могучий, черный елдак проникает в её влагалище, а головка, так и вовсе проскальзывала в матку. По её ляжкам текло и сама она взмокла от пота, как и Сэм. Тела их в свете прикроватной лампы влажно блестели и соединялись с мокрыми громкими шлепками.
  Очередной сильнейший оргазм не заставил себя долго ждать. Сэм славно отодрал вопящую, как похотливая кошка госпожу. Пока она кончала, бедра и зад её подергивались в спазмах сильнейшего наслаждения. Из переполненного жидкостью влагалища хлынула вдруг струя такой силы, что вытолкнула член Сэма. Издавая крики, Дорис упала на бок и лежала так, сотрясаясь всем телом, закатив глаза. Совершенно обалдевший Сэм не выдержал и захрипев, начал кончать. Ухватив член рукой, он приблизил его к лицу Дорис и несколько мощных струек спермы залили всю левую половину лица госпожи. Липкое горячее молозиво потекло по щеке, заляпало один глаз, заструилось по носу и губам.
  - Что... - пробормотала Дорис, поворачивая голову.
  Очередная струя спермы окатила ей губы, липкая нить потянулась с подбородка. Дорис уселась на постели, вытаращив один глаз, поскольку другой заляпало мужское семя.
  Такого у неё ещё не было! Негр кончил ей прямо на лицо!
  Она ощущала во рту его солоноватое, с привкусом каких то фруктов семя, запах спермы такой живой, горячей кружил голову. Открыв рот, Дорис приняла туда ещё одну - последнюю струйку и жадно обхватила член негра губами. Мыча от удовольствия, принялась отсасывать мокрый, скользко-липкий пенис, ощущая, как он понемногу теряет твердость и упругость. Сэм стонал и охал, стоя на постели полусогнувшись. Госпожа, с лицом, почти сплошь перепачканным его спермой, сосала и облизывала его натруженный елдак, терлась лицом о его мокрые, опорожненные яйца.
  Вот, пошатываясь, негр наконец присел на постель. Дорис сидела рядом, раздвинув ноги. Пальцами, она не спеша размазывала сперму равномерно по всему лицу, шее и грудям, улыбаясь, с совершенно довольным видом облизывала пальцы. Часть сперма вязкой, тягучей нитью стекла вниз между её грудей и дальше по животу до самого лобка. Госпожа собрала её пальцами и размазала семя негра по своим раскрытым половым губам, клитору, по всей промежности.
  - Я довольна тобой, - сказала она. - Ты отлично всё сделал.
  - Спасибо, госпожа. Я счастлив служить вам.
  - Хорошо... Теперь, ступай. И помни, никто не должен знать, что ты был у меня. Слышишь?
  - Да, госпожа. Ни одна живая душа не узнает.
  Собрав свою одежду, негр выскользнул в окно - в ночь. Дорис устало вздохнув, растянулась на постели. Все ее тело источало негу, расслабленное удовольствие насытившейся плоти. Но постепенно молодую женщину начали одолевать всякие противоречивые мысли. Что же она наделала? Изменила мужу с чернокожим рабом! Да ещё как изменила! Лизала и сосала его член, что не делала даже для супруга, позволила обляпать себя спермой, словно распоследняя шлюха из борделя. Какой ужас! Какой позор! Дорис лежала вся пунцовая от стыда за полученное удовольствие. Невероятное удовольствие! Никто не должен узнать. Никто и никогда. Кошмар какой: она и негр! Но как, как забыть его крепкое тело, огромный член? Как это теперь возможно? Фонтаны его спермы! Его губы, грубые сильные руки нагло лапавшие ее везде и везде проникавшие. Позовет ли она ещё Сэма к себе? Нет! Хватит! Нужной самой про все это забыть. Не было этого. Все это сон. Но нет, тело все равно помнило его прикосновения, "киска" помнила огромного черного друга и хотела ещё.
  Дорис так и уснула в смятении чувств. Будь что будет. Сэма она позовёт и это также ясно, как-то, что день всегда сменяется ночью, а река не может течь вспять. Она будет отдаваться рабу снова и снова. Главное, чтобы никто не узнал об охватившей Дорис Мак-Грэй постыдной, позорной страсти.Глава 2
  Утром, как обычно в спальню явилась Лусинья, чтобы расчесать и уложить в красивую причёску волосы госпожи. От внимательной служанки не укрылось, как внезапно Дорис за одну ночь ещё больше похорошела, какой у неё довольный и сытый вид. Лусинья усмехнулась. Она знала о ночном визите Сэма к хозяйке.
  - Как спалось госпожа?
  Расчёска зарылась в золотистый дождь волос Дорис.
  - Хорошо, Лусинья. А почему ты спрашиваешь?
  - Ну... Вы выглядите такой посвежевшей, такой счастливой. Словно, провели страстную ночь с мужчиной.
  - Да? Это так заметно? - в глазах Дорис промелькнула тревога.
  Интересно, догадывается о чем-нибудь Лусинья? Да, похоже догадывается, судя по её хитрому виду. А может и точно знает, что Сэм был у неё.
  Чернокожая служанка между тем, непринуждённо продолжила:
  - Жаль, что ваш муж, госпожа в отъезде. Скучаете наверное без него?
  - Ну, да... Скучаю.
  - Ну ничего, как только он приедет вы забудетесь в его объятиях. Хорошо, когда мужчина есть рядом. Вот, мой Адриан всегда со мной. Каждую ночь он меня радует.
  - Да, хорошо тебе, - кивнула Дорис. - Мой Джон вернется, лишь через год.
  - И любовники мои, тоже рядом, - засмеялась Лусинья. - Если Адрион куда-то уходит, любой из них удовлетворяет меня.
  - У тебя есть любовники? - поразилась Дорис. Она искренне полагала, что Лусинья хранит своему мужу верность.
  - Конечно, госпожа. Как же без любовников? Муж то он не всегда может. Уедет ли... Заболеет... Или лишнего выпьет, что даже ходит не может, не то что женщину удовлетворить. Вот тут то и выручают другие мужчины.
  - Ты так просто об измене рассуждаешь! - воскликнула Дорис.
  - Это не измена, госпожа. Я ведь не ухожу от мужа и не бросаю наших с ним детей.
  - М-да? А как же это называется?
  - Краски жизни, госпожа.
  - И сколько же мужчин рисуют на тебе своими красками?
  - Трое.
  - Трое? - выдохнула Дорис.
  - Иногда они это делаю вместе.
  - Как вместе?
  - Ну, трое сразу овладевают мною.
  Дорис шумно вздохнула. От этих разговоров между ног стало горячо и влажно. Молодая женщина смущенно покраснела. Ничего себе! Трое за раз! Да как же это происходит?
  - О да, наши мужчины такие затейники! - воскликнула Лусинья, видя удивление и замешательство госпожи. Один это делает спереди. Другой - сзади.
  - Сзади? - изумилась Дорис.
  - Ну да, в попу.
  Молодая хозяйка услышав это на минуту онемела. Потом, пробормотала:
  - То есть как?
  - Ну, как... Также как спереди, только в попу.
  - И не больно? Там ведь дырочка то маленькая! - вскричала Дорис.
  - Ну, поначалу всегда больно. А потом привыкаешь.
  - Но ведь там остаются испражнения, - Дорис передёрнуло от отвращения. - И ваши мужчины не брезгуют?
  - Так ведь все наши женщины и я тоже постоянно клизмы себе делаем. Всё промываем.
  - Клизмы? - Дорис не переставала удивляться.
  - Да, госпожа. Могу и вам приготовить с ароматными травками.
  - Мне, то зачем? - вскричала возмущенно Дорис.
  - Ну, вам может и вправду не нужно, - улыбнулась Лусинья. - Я просто предложила.
  - Я что, по-твоему, ненормальная? - Дорис пыталась сердиться, но получалось не очень хорошо. Что и говорить, ею овладело любопытство. И оно становилось всё сильнее и сильнее.
  - Простите, госпожа, - Лусинья опустила глаза и продолжила своё дело.
  С пару минут длилось молчание. Потом Дорис сказала:
  - Слушай-ка... Принеси мне этой твоей настойки. И клизму.
  Лусинья кивнула и улыбнулась. Увидев это в зеркале, Дорис вся зарделась от стыда, но вместе с тем нахмурилась.
  - Никому не говори про это, - предостерегла Дорис. - Поняла меня?
  - Да, госпожа.
  - Смотри не болтай, иначе тебя ждёт суровое наказание.
  - Я поняла, госпожа. И нема, как рыба.
  Дорис немного успокоилась и с нетерпением стала ждать окончания утренних процедур.
  Вечером Лусинья принесла клизму. Дорис долго колебалась, но потом, таки проделала всё что необходимо, чтобы почистить себя. Не сказать, что ощущения были приятными, но после Дорис почувствовала какую-то необычную легкость во всём организме. Возбужденная и взволнованная стала ждать Сэма. Вся эта ситуация всколыхнула что-то в Дорис. Ей захотелось быть особенно желанной, особенно соблазнительной. Раньше она такого за собой не замечала и не делала даже для супруга то, что делала сейчас для чернокожего раба Сэма. Начать с того, что волосы её были уложены в высокую красивую прическу, с какими обычно являются на приём к важным персонам или на балы. Свою "киску" она приготовила, тщательно выбрив её. Попка Дорис, тоже была готова, хотя молодая женщина и не была уверена, что решится на то, чтобы пустить туда Сэма. Одела она корсет с красивыми кружевами и черные ажурные чулочки. В таком виде и ждала появления Сэма.
  Стемнело. Часы пробили десятый час. За окном послышался шорох. Дорис поднялась с постели и направилась в сторону окна. Она ещё не успела дойти, как показался Сэм. Он был абсолютно гол, чем сильно поразил молодую хозяйку. Чёрное, гибкое, мускулистое тело ловко заскочило в спальню. Член негра, уже стоял в предвкушении. При виде своей красивой хозяйки, Сэм издал возглас восхищения.
  - Ты так? Без одежды... - рассмеялась Дорис.
  - Да, госпожа. Я ваш и весь сразу!
  Он решительно привлек женщину к себе и их губы слились в долгом знойном поцелуе. Одной рукой она обняла его за шею, другой ухватила за горячий упругий член. Поцелуй они прервали лишь затем, чтобы Дорис встала на колени и начала отсасывать елдак Сэма. Она делала это с огромным удовольствием. Вбирала черную твердую плоть губами и позволяла ненадолго проскользнуть головке пениса в горло. Огромный член негра распирал ей весь рот.
  Дорис облизывала его и языком. Очень усердно, каждый дюйм черного глянценво блестящего ствола. Потом настала очередь и больших упругих яиц Сэма. Молодая госпожа потерлась о них лицом, жадно вбирая в себя запах мужчины, потом принялась лизать яйца, прихватывать их губами, обмусоливать и снова вылизывать. Негр стонал и охал от удовольствия, придерживая руками голову Дорис. Между ног её взмокло от возбуждения. Время от времени Сэм наклонялся и запускал Дорис во влагалище то два, то три пальца за раз. Там было горячо и липко, там всё ждало его. Ждало его в гости. Но прежде, чем овладеть сгорающей от желания хозяйкой, Сэм решил доставить ей изысканное удовольствие. Сначала он ухватил Дорис за ягодицы и приподнял. Затем отнёс на постель и уложил там на спину. Руками он развел ноги хозяйки в стороны и наклонив голову припал ртом к её "киске".
  Дорис не ожидала такого. Вот, как значит ещё можно... Ну и скучная же у них с мужем была жизнь.
  Язык негра проник между складочек половых губ. Он провёл им по влагалищной дырочке и возбужденно торчащей пипке клитора. Дорис громко и протяжно застонала.
  - О да! Ещё. Так... хорошо. Ещё....
  Негр ласкал её, вылизывал "киску" молодой госпожи сверху до низу. Так продолжались долгие и долгие минуты. "Киска" стала совершенно мокрой и раскрылась от желания и в предвкушении.
  - Давай же, возьми меня, - горячо зашептала Дорис. - Я твоя... Твоя!
  Сэм приподнялся и придерживая свой здоровенный член вогнал его почти наполовину во влагалище Дорис. Затем, удерживая руками под коленями её вздернутые вверх ноги, начал ритмично совокупляться с молодой белой хозяйкой. Черный елдак тут же стал мокрым, липко-скользким от выделяющегося вагинального сока. С каждой минутой член негра проникал все глубже и сильнее. Сэм овладевал хозяйкой грубо и напористо. Но ей навилось это. Она громко стонала и вскрикивала.
  - Ну, давай! Оооо.... Ещё... Какой ты огромный! Какой сильный!
  В "киске" нарастало сладостное напряжение. С громким чавканьем черный елдак вонзался в мокрую дырку Дорис, яйца ударялись о её ягодицы. Так продолжалось пять минут... Десять... В предчувствии скорого оргазма Дорис начала громко учащенно дышать, с губ её срывались невнятные возгласы.
  И вот, наконец, это случилось. Дорис, сначала захрипела под напором Сэма, а потом разразилась стонами и криками. Тело её изгибалось, ноги и бедра дергались в сладких спазмах. Она кончала, а негр продолжал всаживать ей едва ли не по самые яйца.
  - Оооо! Ааааа! Ещё! Да!
  - Госпожа... моя госпожа, - бормотал Сэм, охваченный волнением, сильными чувствами к своей молодой хозяйке. Он осыпал ею лицо и шейку жаркими поцелуями. И едва не кончил, сдержавшись, лишь с огромным трудом.
  Затем, лежа рядом с друг другом они отдыхали.
  - Хочешь вина? - спросила вдруг Дорис.
  - Я бы не посмел, госпожа. Только с вашего дозволения, - ответил Сэм, приподнимаясь на одном локте.
  - Я сама налью.
  Дорис встала, принесла из соседней комнаты, где располагался личный бар мужа бутылку редкого французского вина - сладкого и ароматного, вобравшего в себя солнце и ветер Прованса. Сэм выпил и обалдел. Ничего подобного ему никогда не приходилось пробовать. Они снова упали на постель и начали целоваться, ощущая на губах друг у друга терпкий, сладостный вкус вина.
  - Послушай-ка, Сэм, - начала Дорис смущенно краснея при этом, - ты смог бы меня... в зад?
  - В зад, госпожа? - негр вытаращил глаза, совершенно не ожидая такого от хозяйки.
  - Ну да, в попу. - Дорис не знала, куда ей спрятать глаза, уши её горели со стыда. - Я слышала, вы черные хорошо это умеете делать.
  - Да, часто делаем нашим женщинам, - кивнул раб.
  - Ну так, как Сэм, ты сделаешь это для меня. Мне очень любопытно.
  - Будет больно, госпожа.
  Дорис решилась встретиться с ним взглядом и даже улыбнулась.
  - Я потерплю. Думаю, не больнее чем рожать.
  - Я буду очень аккуратен, - пообещал Сэм.
  Его, внутренне трясло от волнения. Овладеть попой хозяйки! Да ещё, она предложила сама.
  Сэм посоветовал Дорис встать на четвереньки и посильнее выпятить зад вверх. При этом, она пошире раздвинула ноги, чтобы посильнее распахнуть ягодицы. По совету чернокожего любовника, Дорис ещё и раздвинула собственные ягодицы руками. Теперь, он отчетливо видел её маленький розовый анус. Сэм набрал побольше слюны и наклонившись сплюнул, целясь в отверстие. Потом размазал всё пальцами и даже просунул мокрый указательный палец внутрь. Дорис издала тихий стон. Пока было приятно. Но она здорово боялась при этом. Может не стоило всего этого затевать? Но отступать, уже было поздно. Негр принялся за дело. Прижав головку пениса к анусу, он начал давить. Дорис застонала громче. Стало больно. В неё, словно медленно всаживали здоровенный горячий кол. Дюйм за дюймом член негра проникал внутрь. Новизна необычных ощущений затопила Дорис с головой. Боль была умеренная и в то же время в эти ощущения вклинились и другие - особое, необычное удовольствие.
  Сэм загнал член в попу хозяйки где-то наполовину. Растянутое до предела колечко ануса плотно обхватывало елдак. Негр начал обратное движение. Дорис охнула:
  - Чёрт возьми! А это неплохо. Продолжай.
  Сэм вытащил член почти весь, позволив остаться внутри только головке и снова принялся вводить свою кувалду внутрь. При этом, просунув руку между ног Дорис принялся дрочить её клитор. Молодая женщина, закрыв глаза, застонала от удовольствия.
  - Да... Ещё... Ах!
  Сэм усилил ритм. Член заскользил быстрее. Дорис терпела обжигающую боль, смешанную с сильнейшим удовольствием.
  - О да, хорошо! Да так. Как тебе мой зад, Сэм?
  - Он чудесный, госпожа. Ваша дырочка такая...
  Негр не нашёл слов, чтобы описать достоинства анального отверстия Дорис. Он просто продолжил пользовать её в зад, придерживая руками за ягодицы. А молодая хозяйка сгорала от стыда и похоти, терзавшими её в равной мере. До какого же унижения она дошла! Негр, раб дерёт ее в зад. Она, словно дешевая уличная шлюха стонет и извивается под напором чернокожего. Он нависает над ней. Доминирует! Овладевает ею. Но именно это и приводило Дорис в неистовое возбуждение. Лежать по негром, отдавать ему всю себя. Позволять ему делать с её дырками все, что ему хочется.
  Через несколько минут, не вынимая члена и продолжая с умеренной скоростью скользить им в распёртом анусе госпожи, Сэм перевернул Дорис на бок и тоже перевернулся, устроившись у нее за спиной. Одну ногу она задрала вверх. Сэм, то придерживал её под коленку, то свободной рукой дрочил возбуждённый, сладко ноющий клитор хозяйки.
  Анус молодой женщины был объят жгучим жаром. Но она привыкала к такому сношению, её задняя дырочка привыкала к вторжению елдака такого размера.
  Ещё через несколько минут Сэм сменил позу. Теперь, он лег на спину, а Дорис оказалась сидящей на нём сверху. Член он так и не вынимал. Всё также, черный поршень, весь глянцево блестящий и мокрый нырял в заднюю дырку, вызывая стоны и вскрики молодой женщины. Она откинулась немного назад, ноги раскинула широко в стороны. Ягодицы её шлепали по его животу. Такое проникновение более всего походило на сажание на кол. Член негра стал проникать глубже, почти по самые яйца. Дорис кряхтела и стонала от натуги. Вспышки боли сменялись всплесками удовольствия. Так продолжалось ещё минут пять, пока Дорис не устала. Сэм извлек из её натруженной попки свой член.
  - Ох... Ооооо! - вырвалось у Дорис. - Это было не так плохо, как я думала. Даже, хорошо.
  - Вам, понравилось, госпожа?
  - Весьма. В следующий раз мы опять такое проделаем. Но теперь, я хочу, чтобы ты взял меня, как обычно. Давай ты сверху.
  Сэм хотел, было уже приступить, но тут молодая хозяйка жестом остановила его. Она велела Сэму лечь на спину, затем обхватила его член рукой. Он был мокрый и липко-скользкий, но при этом чистый. Никаких остатков фекалий. Внутренне напрягшись, боясь ощутить нечто неприятное, Дорис решилась вобрать член в рот. Заглотила головку, часть члена. Пососала, помусолила. Ничего не обычного. Вполне стандартный солоноватый привкус члена - и все. Ну с легким ощущением и запахом того травяного настоя, что дала её Лусинья для клизмы. Обрадовавшись этому открытию, Дорис активнее взялась за дело. Она облизала весь член снизу до верху, поигралась языком с яйцами негра, потерлась о них лицом, а членом, радостно смеясь, пошлепала по своим губам.
  После этого молодая хозяйка избавилась от корсета и раскинув в стороны ноги легла спиной на постель. На ней остались, лишь чулочки. Сэм пристроился сверху. Член его, раздвинув упругие валики половых губок, вошёл во влагалище. Там было горячо и мокро. Вагина плотно охватила желанного гостя. Губы любовников слились в страстном поцелуе.
  Чернокожий раб неистово овладевал своей стонущей, кричащей от острого наслаждения хозяйкой. Огромный черный елдак со смачным чавканьем, скользил между растянутых срамных губок, вокруг которых пузырилось белое молозиво текущего влагалищного сока. Время от времени негр наклонял голову и тогда его толстые большие губы начинали захватывать и мусолить, покусывать возбужденно напрягшиеся соски Дорис.
  - О да! Хорошо. Как хорошо... Сэм.. Мой негр! Негр!
  Молодая хозяйка, была уже недалека от оргазма. Тело её блестело от выступившего пота. Низ её живота напрягся, она сама с силой бросала бёдра навстречу телу чернокожего раба. Вагина её жадно заглатывала черный, мокрый блестящий елдак, потом неохотно выпускала и тут же снова вбирала в себя, сладко зудя и пульсируя. Негр, тоже весь взмок, неустанно работая над телом госпожи. Его черная кожа красиво и глянцево переливалась, подчеркивая все линии мышц. Дорис любовалась своим красавцем-рабом. Голова кружилась, мысли скакали и путались. Из груди молодой женщины вырвалось рычание, потом долгий крик. Оргазм начал сотрясать всё её тело, заставлял изгибаться, бить пятками по постели и дергать ногами. Сэм, тоже не мог больше сдерживаться.
  - О! Ооох! я сейчас...
  Он хотел соскочить, но Дорис неожиданно сильно обхватила его руками за ягодицы, а своими ляжками стиснула его бедра.
  - Нет! Нет, Сэм! В меня... Кончи в меня...
  И он начал, рыча выплескивать сперму во влагалище госпожи. Она ощутила сильные, горячие толчки и пульсацию его члена. Мужское семя стремительно заполняло её возбужденное лоно. Он сделал четыре мощных выстрела-выплеска и еще три послабее. Его, минуту назад тугие, вздутые яйца, теперь опорожненные расслабились, помягчели.
  - О моя госпожа.
  Сэм поцеловал Дорис в губы. Мягко и нежно. Ответом ему был её блаженный стон и её ладони, которыми она ласково шлепнула негра по мокрым ягодицам. Так, они полежали с минуту, приходя в себя. Потом Сэм вытащил свой полуобвисший член. С головки потянулась вниз липкая густая нить. Дорис подхватила сперму пальцем и улыбаясь размазала её по своим губам. Потом облизала пальцы.
  - Ты был снова хорош, - прошептала молодая женщина, приподнимаясь и откидываясь спиной на подушки. Теперь она полулежала, раскинувшись в блаженной неге. В свете лампы её влажное тело отливало золотом. Ноги женщины были раздвинуты и Сэм обратил внимание, как излишек его спермы медленно, тягуче-вязкой струйкой вытекает наружу. На ляжках молодой хозяйки, тоже были влажные потеки.
  - Я готов для вас на всё, госпожа. Но я очень волнуюсь...
  - Что тебя беспокоит, Сэм?
  - Моё семя попало в вас. И я боюсь...
  - Не думай об этом, - рассмеялась Дорис. - Сегодня для меня безопасный день.
  - Вы уверены, госпожа?
  - Конечно, Сэм. Если бы не была уверена, велела бы кончить мне в рот, как в прошлый раз. Но сегодня мне захотелось получить твоё семя туда, - она указала себе между ног. - Ну всё, теперь ступай. И помни - никому ни слова.
  - Да, госпожа. Я не подведу вас.
  После его ухода снова вернулось смятение чувств. Ну вот, теперь ещё позволила негру кончить во влагалище. А вдруг и вправду это опасно? А вдруг она ошиблась, и сегодня было нельзя. Нет, не может этого быть. Всё должно быть правильно.
  Дорис успокоилась довольно быстро. Всё её тело купалось в удовольствии, в удовлетворении. Вот только попа ныла немного и там было какое-то легкое жжение. Молодая женщина смазала анус кремом и стало сразу легче. После, она улеглась в постель и погрузилась в приятный сон. Лишь, одна мысль ещё блуждала в её голове, пробиваясь через дрёму.
  Несколько мужчин овладевающих Лусинией одновременно.
  Как это бывает? А смогла бы и она также? О нет! Ни за что! Есть ведь предел всему. Она поддалась постыдной страсти - ладно. Она позволила негру овладеть собой и даже заполучила его член в свой зад. Ладно. Он изливал своё семя ей и на лицо и в лоно. Пусть! Что ещё? Довольно! Несколько мужчин - это, уже слишком. Чем она тогда будет лучше грязной шлюхи из какого-нибудь портового кабака? Нельзя забывать, что она всё-таки из почетного семейства и супруга уважаемого человека. И её дочка... Что бы сказала её Эмми, узнай она, чем ночами занимается её мать, пока мужа нет дома.
  Всё! Надо это прекращать. И Сэму нужно запретить приходить. Она и так нагрешила предостаточно и теперь, уже не может быть никакого искупления.Глава 3
  Благосклонность, проявленная хозяйкой, необыкновенно взволновала Сэма. Красивая белая женщина отдалась ему, черному рабу прямо в своей спальне! На своем супружеском ложе! Сэм от счастья, был готов расцеловать весь мир. Он был невероятно горд собой, особенно когда вспоминал, как доводил хозяйку до высшей точки наслаждения, и она кричала, кричала...
  Сэму хотелось сделать для госпожи, что-нибудь еще приятное. Почему бы, придя на следующую встречу, не подарить ей цветы? Ей, как и всякой женщине должно быть приятно. Это, конечно не то, что может подарить ей супруг или поклонники в городе, но сделает он это с открытой искренней душой.
  Встав с утра пораньше, поскольку очередную встречу, госпожа почему-то назначила тоже на утро, Сэм нарвал на лугу полевых цветов и отправился обратно в поместье. Путь его пролегал через сад, по тропинке вокруг дома. Идя под тенью деревьев, он обратил внимание на раскрытое окно комнаты дочери хозяев Эмми.
  Юная шестнадцатилетняя Эмми приехала в поместье родителей полмесяца назад. Сэм, еще ни разу толком не видел ее. Так, мельком в день ее приезда. Эмми вышла из дилижанса и сразу ушла в дом.
  Сэм помнил малышку Эмми когда она, будучи прелестной шестилетней девчушкой уезжала в Европу, где должна была жить и учиться в пансионате благородных девиц. Многие американские плантаторы отправляли дочерей, кто во Францию, кто в Италию, кто в Англию. Сейчас, став уже девушкой, Эмми, наверняка превратилась в потрясающую красавицу.
  Проходя мимо открытого окна, Сэм, вдруг услышал:
  - Эй, постой-ка.
  Сэм остановился. Поднял голову. Эмми смотрела на него из окна. Обе руки она положила на подоконник. Да он не ошибся. Эмми была, чудо как хороша. Нежный овал юного личика, большие синие глаза, обрамленные длинными пушистыми ресницами, еще по детски пухленькие губки, румянец на щечках. Длинные светлые волосы Эмми, словно золото рассыпались по обнаженным плечам.
  - Мисс, - Сэм почтительно поклонился. - Я к вашим услугам.
  - Как тебя зовут?
  Эмми смотрела на негра весел и озорно.
  - Сэм, мисс.
  - А для кого эти цветы Сэм?
  - Я... Это... Для моей девушки, - соврал конюх.
  - Для девушки? А как ее зовут?
  - Кэсси. Она прислуживает в доме.
  Эмми, пару секунд что-то обдумывала, закусив нижнюю губку, потом спросила:
  - А ты сильно спешишь?
  - Ну в общем то спешу, - кивнул Сэм. - Я могу быть, как-то полезен для вас?
  Эмми вдруг, воровато оглянулась по сторонам, потом, слегка перевесившись через подоконник наклонилась и шепнула:
  - Давай на минутку ко мне.
  - К вам? - выдохнул Сэм. - Боюсь, вашей матери и отцу это не понравится.
  - Да всего то на минутку. И потом, они ведь не узнают. Давай же, полезай в окно.
  Сэм растерянно и испуганно огляделся по сторонам. Но ослушаться юную госпожу не решился. И вот через мгновение, он был в ее комнате.
  Комната Эмми была большая, повсюду дорогая мебель, кровать едва ли меньше, чем у госпожи. Сейчас, она была разобрана, видимо Эмми проснулась недавно на что указывало и сорочка - единственное, что на ней было.
  Сэм был смущен. Сорочка из тонкой материи плотно облегала тонкую фигурку Эмми. К тому же была короткой. Подол сорочки был значительно выше колен. И Сэм, мог любоваться голыми ножками Эмми, стройными, красивыми, с тонкими изящными щиколотками. Но Сэм от смущения не знал, куда деть глаза и в то же время его тянуло смотреть.
  Здесь в южных штатах девушки быстро созревали. И Эмми не была исключением, родившись здесь под солнцем этой страны. Ее фигурка, конечно, ещё сохраняла некую детскую, милую угловатость, но вместе с тем, Сэм не мог не обратить внимания на вполне развитые груди девушки, отчетливо проступающие под тонкой тканью сорочки. Ее бедра, уже налились приятной глазу округлостью. Эмми разок повернулась к Сэму задом и слегка наклонилась, когда прикрывала ставни окна. Негр, аж затаил дыхание, когда под сорочкой обрисовались круглые выпуклые ягодицы девушки, уже вполне налитые женской спелостью.
  Вот Эмми повернулась к нему лицом. О чем-то задумалась, потом сказала:
  - Слушай, меня кое-что беспокоит. Ты раб конечно, но все же мужчина.
  Она, поколебалась мгновение и вдруг быстро спустив с плеч бретельки, обнажила грудь.
  Сэма прошиб пот. Он стоял, должно быть с полминуты, забыв дышать и пялился на небольшие, но красивой формы округлые грудки Эмми с маленькими, нежно розовыми сосочками.
  - Скажи, Сэм, у меня красивая грудь?
  - О да, мисс, - судорожно сглотнув, выдавил Сэм. - Очень красивая.
  Девушка довольно хихикнула и спрятала свое сокровище, также быстро и неожиданно, как и показала.
  - А я сама красивая? - откровенно игриво спросила она.
  - О да, мисс, - кивнул Сэм. - Вы прекрасны.
  - Что ты заладил: "о да мисс, о да мисс". - Эмми надула губки и стала при этом чертовски прехорошенькая.
  - Я вот думаю, - она снова спустила бретельки. Сэм, опять был к этому не готов и вытаращился снова. - Они, у меня не слишком маленькие?
  - Для ваших лет, мисс, они такие, как надо. Немного позже, они станут больше, располнеют, особенно, когда у вас будут детки.
  - Ну, до этого еще далеко, - Эмми беспечно махнула рукой.
  Она снова спрятала грудь и уселась на кровать. Теперь, девушка с интересом рассматривала Сэма. Он был одет в штаны, закатанные до колен и тонкую рубашку. От Эмми не укрылось, какие крепкие у него фигура и мышцы. Она, поймала себя на мысли, что находит этого негра весьма привлекательным мужчиной. Тут, внимание ее привлекло что-то большое, оттопыривающее штаны Сэма спереди ниже пояса. Эмми, конечно, знала, что там находится у мужчин, но никогда этого не видела. И ей никогда не приходилось видеть, чтобы у мужчин там так сильно оттопыривалось.
  - Что там у тебя? - полюбопытствовала девушка, весьма заинтригованная.
  Сэм проследил за ее взглядом.
  - Ну... Это..., - замялся негр, - мой..
  - Покажи, - потребовала Эмми.
  - Ох, мисс, боюсь вашим родителям это бы не понравилось.
  - Опять ты... заладил. Мы им ничего не скажем. Откуда же они узнают? Давай, показывай.
  - Мне бы не хотелось вас пугать мисс.
  - Ты думаешь я испугаюсь? - рассмеялась Эмми. - Я знаю, что у мужчин и мальчиков там пиписка. Неужели, она у тебя там такая большая? - тут, Эмми топнула ножкой и в голосе ее послышались приказные нотки. - Показывай!
  Сэм развязал пояс и покорно спустил штаны. То что оттуда вывалилось, заставило Эмми тихо сдавленно вскрикнуть. Огромный, черный член, толстый, покрытый сеткой вен, был возбужден до предела.
  Минуту или две Эмми разглядывала его, обратила внимание на два больших предмета, свисающих снизу.
  - Это у вас мужчин, такие пиписки?
  - Да, мисс.
  - У всех мужчин?
  - У всех, мисс, только...
  - Что только? - Эмми посмотрела на него, ее щеки пылали, глаза блестели.
  - Ну, сейчас мой член возбужден. Так то он поменьше, но когда возбужден, всегда большой.
  - Возбужден? - удивилась Эмми. - А отчего ты возбудился?
  - Ну я... - Сэм не знал, как сказать ей. Но все же смог произнести: - Когда вы открыли ваши груди мисс, я возбудился. Мужчины всегда возбуждаются, если видят обнаженных женщин.
  - Так я тебя возбудила? - хихикнула Эмми. - Выходит, я понравилась тебе.
  - Да мисс, вы очень красивая девушка.
  - Но постой, - задумчиво протянула Эмми. - Ты же раб... как ты тогда... Но с другой стороны, ты ведь мужчина, хотя и раб.
  Теперь, Эмми смотрела на него смущенно, она даже немного отодвинулась подальше и обхватила себя обеими руками на уровне груди.
  - Ну хорошо, - наконец произнесла она, - ты возбудился. Что дальше?
  - Дальше? - не понял Сэм.
  - Ну вот твоя пипис.. член. Он такой огромный! Что ты с ним будешь делать? Когда он уменьшиться? С таким то и ходить наверное неудобно, - добавила она, хихикнув.
  - Когда у мужчины увеличивается член, ему нужна женщина, - ответил Сэм. - Для любви, для соединения. После, член успокоится и станет меньше.
  - Для соединения? - заинтригованно спросила Эмми и вся поддалась вперёд.
  - Как вам объяснить мисс... мужчина ласкает женщину, целует, потом сует свой член вон туда, - и он показал пальцем куда-то вниз, как поняла Эмми на низ ее живота.
  - Туда?! - у Эмми перехватило дыхание. - Туда, в пиписю?
  Сэм кивнул.
  Эмми, вновь закусила нижнюю губку. Всему ее телу стало жарко от волнения.
  - Я слышала от девчонок в пансионе про это. Но думала ерунду болтают.
  Она, вновь посмотрела на чернокожего раба.
  - Но разве, такой огромный влезет в пиписю? Она же маленькая! Больно будет.
  - Да, сначала всегда больно, особенно если девушка девственна, - кивнул Сэм. - и кровь будет, но потом все станет хорошо и женщина наслаждается с мужчиной. И пися, мисс может растягиваться. Оттуда ведь, появляется ребеночек значит, и член мужчины может пройти.
  - Да, верно, - пролепетала Эмми.
  Она, снова уставилась на болтающийся перед ней член.
  - Я потрогаю?
  Не дождавшись согласия, Эмми ухватила член негра ладонью. Она поразилась, ощутив какой он теплый, упруго-твердый, сколько в нем мощи. По телу девушки прошла дрожь. Она почувствовала возбуждение сродни тому, что часто охватывало ее последнее время, только еще сильнее. Между своих ног Эмми ощутила теплую влагу. Ей было любопытно. Она ощупывала член пальцами. Кожа вокруг конца члена была подвижна. Эмми потянула чуть вниз и вдруг, кожа слезла, обнажив головку.
  - Ой! - воскликнула Эмми. - Тебе больно? Я оторвала!
  - Все в порядке, - заулыбался Сэм. - Так мы мужчины устроены. Если будите стягивать вниз и снова натягивать, мне будет приятно. Так, любого мужчину можно возбудить. И если у него член был маленьким, то станет большим.
  Эмми, услышав это, принялась за дело. Она стягивала и натягивала крайнюю плоть и затаив от волнения дыхание наблюдала, как то исчезает, то появляется большая, гладкая головка члена. Сэм начал постанывать. Не прекращая дрочить, Эмми потрогала плотные, большие мешки его яиц.
  - А это что? И зачем?
  - Там мужское семя, - сказал Сэм, - оно попадает в женщину и появляются детки.
  - А можно на него посмотреть?
  - Когда я овладею женщиной - можно.
  Тут Сэм немного схитрил, не сказав Эмми, что если она продолжит дрочить, то и в этом случае сможет увидеть сперму. Он был, уже так возбуждён, что отринув все опасения решился соблазнить эту девчонку. Эмми была удивительно хороша. Разве, мог найтись мужчина, отказавшийся бы от такой милашки, от такой юной и свежей нимфочки.
  - Госпожа, - начал Сэм, заметно волнуясь, - я мог бы доставить вам удовольствие.
  - Правда? - Эмми покраснела. - И как же?
  - Я могу помочь вам избавиться от вашей девственности.
  - Ой, я не знаю... - девушка растерянно хлопала ресницами. Она вся раскраснелась от смущения. -Мне, только 16 лет.
  - Уже 16? - вскричал Сэм. - Так самое время стать женщиной и начинать получать удовольствия! Наши черные девчонки с 11 лет уже знают, как это бывает с мужчиной. А к 15-ти у многих уже есть по два ребёнка.
  - По два?! - воскликнула пораженная Эмми.
  Юная госпожа, явно колебалась. Она смотрела на огромный член с вожделением и страхом. Она и хотела и боялась одновременно.
  - Ты чёрный, - пробормотала она. - Я, прямо не знаю... Ты раб...
  - Но именно это вам и нравится, - улыбнулся Сэм. Он вдруг взял в руку свой огромный пенис и сам начал не спеша мастурбировать.
  Вытаращив глаза Эмми наблюдала, как блестящая головка члена, то исчезает, то появляется. Здоровенные яйца негра тяжело и мерно при этом раскачивались. Девушка, даже казалось, забыла дышать.
  - Давайте, госпожа, попробуем, - негромко начал говорить Сэм. Тембр его голоса внезапно изменился. Стал, какой-то мягко-обволакивающий. А член его, черный, огромный и блестящий, просто завораживал.
  Эмми прибывала в каком-то странном наваждении. Сэм склонился к девушке и начал жарко шептать ей в нежное розовое ушко:
  - Вы так красивы, госпожа. Я ваш раб. Я сделаю для вас всё. Позвольте доставить вам наслаждение. Позвольте Сэму прикоснуться к вам.
  Девушка не ответила, ни "да", ни "нет". Она лишь понимала, что позволит ему, потому что сама этого хочет. Между ног её уже давно было влажно от желания.
  Сэм поцеловал её в шейку. От этого прикосновения.... первого прикосновения мужчины, по всему телу Эмми разлилось удивительно приятное тепло и одновременно забегали мурашки.
  Видя, что девушка не против, Сэм стал смелее. Он взял её подбородок, приподнял головку Эмми и припал ртом к ее губам.
  Это был её первый поцелуй! Первый поцелуй мужчины!
  У негра были толстые горячие губы. Его язык проник ей в рот, коснулся её языка. Эмми дрожала от страха, волнения и удовольствия.
  А дальше было больше. Негр принялся руками поглаживать тело Эмми. Сквозь тончайшую ткань сорочки, он отчётливо ощущал её юные упругие формы. Девушка издала тихий стон удовольствия, когда руки Сэма прикоснулись к её груди. Соски Эмми мгновенно напряглись, а между ног стало ещё горячее и мокрее. Его руки уже смело и без смущения проникали везде. Негр щупал ягодицы девушки, её стройные ножки. Правая рука Сэма забралась под подол сорочки, скользнула между горячих ляжек. И вот, пальцы его проникли в самое сокровенное. Эмми ахнула, почувствовав, как негр добрался до её "киски". Тут, пришло время ему удивиться. Под пальцами, он ощутил абсолютно голенькую писю. Волосков не было нигде, ни на лобке, ни на половых губках. Отсутствие, даже лёгкой шероховатости подсказали ему, что они были тщательно удалены совсем недавно. Указательный палец Сэма проник слегка внутрь. Он ощутил набрякший бугорок возбуждённого клитора и начал поглаживать его.
  Время от времени негр позволял своему пальцу скользнуть чуть глубже в скользко-мокрую, горячую дырочку влагалища. Эмми постанывала от удовольствия. Она, захваченная процессом, уже сама обнимала Сэма за могучую шею и целовала его, неумело, но с чувством и искренней страстью. Он отвечал на поцелуи девушки, их губы сливались, языки ласкали друг друга - её двигался нежно, его сильно и напористо.
  - Госпожа! - наконец выдохнул Сэм между поцелуями. - Я хочу вас!
  Он подхватил Эмми и поставил её прямо на кровать. Сам, стоя на полу, задрал подол её сорочки и потянул вверх, обнажая ноги девушки, её бедра, живот, груди... И вот, сорочка отлетела в сторону, а перед негром предстала Эмми совершенно голая, в рассвете своей свежей юности и красоты. В сильнейшем смущении, зардевшись до кончиков ушей, она закрыла ладошками лицо.
  Сэм, между тем, любовался этой белой девочкой. Её тонкая точёная фигурка, круглые, упругие сисечки, небольшого размера, но красивой формы, с заострившимися розовыми сосками, крепкие бёдра с крутыми изгибами, тонкая талия, круглая выпуклая попка и длинные стройные ножки, чрезвычайно возбудили негра. Её гладко выбритый лобок позволял отчётливо видеть нежно розовые половые губки, этот "сладкий персик", ещё девственный, но такой уже влажный и сгорающий от желания, чтобы его попробовали.
  Из груди Сэма вырвался вздох восхищения. Он порывисто обнял Эмми и повалил её на кровать. Она вскрикнула от столь сильного и резкого действия. Но не испугалась, сообразив, что чернокожий раб, просто захвачен сильнейшей страстью. Ей, даже была приятна такая реакция мужчины на себя. Она нравилась! Ёё, не просто хотели! Её страстно желали!
  Сэм навис над ней. Огромный, чёрный Геркулес! Его вздутые мышцы, его сила поразила Эмми. Она сама раздвинула ноги, в предвкушении долгожданного проникновения. Но Сэм не торопился. Он сделал то, что девушка совершенно от него не ожидала. Негр припал ртом к ее писе! Эмми громко застонала от наслаждения. Эмоции переполняли её.
  Язык негра проник между половыми губками Эмми и принялся ласкать её клитор. Там в этой точке родилось острое наслаждение, которое, словно толчки тока, начало пробегать по всему её телу снизу и отдавалось приятным зудом в напрягшихся сосках.
  Сэм с упоением вылизывал мокрую писечку юной госпожи, его язык скользил в складочках её срамных губок, прогуливался по сладко зудящей пипке клитора, проникал в крохотную мочеиспускательную дырочку и выписывал замысловатые круги на её лобке. Проникал язык негра и во влагалище Эмми, правда недалеко, но всякий раз, девочка громко вздыхала, а её ягодицы рефлекторно поджимались от удовольствия. Руками Сэм поглаживал груди Эмми, покручивал и слегка оттягивал пальцами затвердевшие соски. Ей было приятно ощущать своей нежной кожей его сильные, грубые, шершавые руки.
  С каждой минутой Сэм вылизывал писю Эмми всё быстрее и надавливал на её клитор языком сильнее. Он оттягивал губами эту сладенькую горошинку, водил по ней языком, его губы были повсюду. Эмми начала ощущать прилив особо сильного и острого наслаждения. У неё сперло дыхание, сердце бешено колотилось. То, что накатывало и приближалось, видимо и было то, ради чего и встречаются мужчины и женщины, ради чего ложатся в одну постель.
  Руки девушки упёрлись в голову Сэма. Она хотела одновременно, и оттолкнуть его и удержать. Но оттолкнуть огромного негра, она всё равно бы не смогла, тем более, он крепко ухватил девушку за бёдра. Она рефлекторно начала стискивать голову Сэма ляжками. Наслаждение становилось все сильнее. Все невыносимее. Его язык, всё также хозяйничал в ёё мокрой "киске", проникал там везде и всюду. От нахлынувшего удовольствия она и забыла, что ей предстоит. О боли, сопровождающей дефлорацию, Эмми совершенно позабыла. Сейчас было, только удовольствие. Острое и терпкое, растущее с невероятной быстротой и силой.
  И вот, это случилось. Разрядка! Оргазм! Первый в её жизни оргазм, доставленный другим человеком. Девушка издала короткий вопль и её бёдра начали судорожно подёргиваться. Стоны похожие на рыдания вырывались из её груди. И в этот момент Сэм приподнялся. Он быстро продвинулся вперёд, покрывая своим телом девчонку. Почти, взгромоздился на неё сверху, поддерживая себя полусогнутой левой рукой. Правой же, он ухватил свой здоровенный, колом торчащий член и приблизил его к девичьей писичке. Огромная чёрная головка негритянского пениса упёрлась в маленькие, такие трогательно беззащитные, нежно-розовые половые губки.
  Негр принялся потихоньку надавливать. Головка его члена, раздвинув нежно-упругие валики срамных губок, проникла внутрь. И здесь он встретил препятствие: несколько секунд узкий канал вагины сопротивлялся вторжению, но вот, под мощным напором африканца поддался. Сладенькая белая малышка застонала от удовольствия. Она ещё прибывала в состоянии оргазма и только сейчас сообразила, что делает с ней негр. Боль была мгновенной и едва заметной. Она утонула, растворилась в удовольствии, в ещё продолжавшемся оргазме. Где-то внутри, целочка под напором здоровенного пениса лопнула, и в этом мире стало одной женщиной больше.
  Эмми была взволнованна до предела. С ней впервые совокуплялся мужчина. И это был здоровенный негр, овладевающий ею так сильно напористо и решительно.
  Сэм с удовольствием продолжал совокупляться с юной белой госпожой. Она лежала под ним широко раздвинув ноги и немного задрав их вверх, а его громадный чёрный елдак, покрытый её липкими вагинальными выделениями и кровью, вонзался в её юную, мокрую, трепетно-упругую плоть.
  Белая малышка! Маленькая блядская сучка! Он ёб её всё мощнее и напористее, он глубоко вонзал свою чёрную колбасину пениса в её нежно-розовую, чмокающую сочную писю. Снова и снова глубоко и сильно в молодую плоть этой молоденькой бляди, чтобы она кричала от наслаждения.
  И она начала кричать, начала визжать. Сладко, мучительно сладко, чёрный пенис африканца терзал её нежную горячую мокро-возбуждённую плоть. Влагалищный сок тёк густо и обильно. Пенис негра, был сплошь мокрый и блестящий. Рыча от похоти, негр совокуплялся с Эмми с дикой животной страстью. Одной рукой он поддерживал своё тело на весу, другой мял её юные упругие грудки с заострившимися сосками. С каждой секундой движения негра становились быстрее резче и сильнее. Его зад подпрыгивал, член, блестя от влагалищного сока и крови Эмми ходил туда-сюда, как поршень. Вокруг растянутых, чмокающих срамных губок Эмми, пузырился бело-красный, липко-густой молозив. Ощущения боли и дикого наслаждения в писе стали невыносимы. Эмми пронзительно завизжала и кончила.
  Её первый самый настоящий оргазм от члена мужчины! Что она чувствовала, не передать словами! Пульсирующая боль и невыносимо сладостные спазмы удовольствия одновременно пробегали по её телу горячими волнами. Эмми стонала и вскрикивала, её бёдра и ноги непроизвольно подёргивались.
  Через несколько минут негр, почувствовав, что сейчас кончит, извлёк член из горячей, зудящей писи девушки и устало растянулся рядом с Эмми на смятой постели.
  Они молчали с минуту, лишь громко порывисто дышали. Потом, Эмми привстала, перекатилась на Сэма сверху и припала своими губами к его губам.
  - Мне понравилось, - прошептала она после. - Ты, такой... мужчина.
  - Я рад, что вам госпожа понравилось, - заулыбался Сэм. - Сегодня у вас поболит там, - он указал на измазанную кровью промежность девушки, - но потом, когда вы захотите в следующий раз заняться любовью с мужчиной, будет только удовольствие.
  Эмми, склонив слегка головку на бок, смотрела на торчащий вверх член негра. Он был весь мокрый, весь в её крови. Девушка поднялась, перелезла через Сэма и прошла в соседнюю комнатку. До негра донёсся шум и плеск воды в ванне. Он не знал, что ему сейчас делать. Уйти или остаться? Юная госпожа вроде бы не отпускала его.
  Эмми вышла из ванной комнаты через несколько минут. Она хорошенько подмылась, так что от крови не осталось ни следа.
  - Болит, - сообщила она и присела на край постели.
  - Да, госпожа, сегодня придётся потерпеть. Простите, Сэма, если он сделал вам очень больно.
  - Терпеть вполне можно, - произнесла Эмми, пристально глядя на раба. - Скажи, Сэм, а что ещё можно интересного делать, ну... Ты ведь понимаешь? Научи меня ещё чему-нибудь.
  - Хорошо, - кивнул Сэм. - Я сейчас.
  Он тоже вошёл в ванную. Отыскал там кувшин с чистой водой и смыл с члена кровь. Войдя обратно в спальню, он вплотную подошёл к девушке. Она, всё также сидела на краю постели. Негр взял в руку свой член и принялся дрочить его перед самым лицом Эмми. Она, смотрела не отрываясь, опять заворожённая этим зрелищем.
  - Возьмите его в руку, госпожа, - сказал Сэм.
  Эмми слегка вздрогнула, словно очнувшись и подняла на негра глаза.
  - Возьмите, - повторил он, встряхивая членом и яйцами.
  Здоровенный чёрный пенис, теперь болтался в каких-то нескольких дюймах от лица Эмми. Она не переставала удивляться, какой же он длинный и толстый! Запах чернокожего мужчины кружил юной девочке голову.
  И вот, осторожно, неуверенно и робко Эмми обхватила обеими руками толстый горячий вздымающийся пенис негра. Она ощутила его мощь, почувствовала, как он пульсирует желанием. Желанием овладеть ею, желанием взрослого чернокожего мужчины соединиться с её юной плотью, снова испробовать её сладкую раннюю ягодку.
  - Теперь, возьмите его в рот, - сказал Сэм.
  Эмми оторопела. Она, даже посмотрела на негра снизу вверх изумлённо и вопрошающе, не поверив тому, что услышала.
  - Возьмите. Вы сделаете мне приятное, - мягко произнёс Сэм. - И вам, госпожа, тоже понравится.
  Открыв рот пошире, Эмми втянула губами огромную головку члена. Помусолила. Конец члена занимала весь рот.
  - Член мужчины можно сосать и лизать языком, - сообщил Сэм. - И яйца, тоже можно. Это очень приятно и возбуждает.
  Эмми принялась за дело. И вот удивительно - ей понравилось!
  Конечно, отсасывала она не умело, но очень усердно и старательно. Она громко причмокивала, постанывала, что-то невнятно мычала.
  Язык девочки скользил по головке пениса. Открыв ротик и высунув язык, Эмми лизала сам пенис снизу до верху, причмокивая сосала его, потом стала облизывать большие упругие яйца негра, тяжело отвисшие вниз, как у жеребца. Руками она обхватила Сэма за ягодицы, а негр немного поддавал вперёд бёдрами, вгоняя свой пенис ей в ротик.
  - Давайте, госпожа, - похотливо стонал он. -Так хорошо. Сосите. О да! Сосите!
  Её губы и подбородок были мокрыми от слюны и выделений пениса, капало уже на груди, а Эмми всё сосала и сосала, как заведённая.
  Чмок-чмок.
  Хорошенькие губки девочки скользят по чёрной толстой колбасине пениса. Её язык быстро облизывает чёрную блестящую головку африканского члена.
  Эмми чувствует себя такой распутной, такой блядью! Но ей это нравится. Ей стыдно, что она, госпожа отдалась черному рабу, а теперь сосёт и лижет его член, но от этого стыда, возбуждение накатывает ещё больше. Она шлюха! Потаскуха! И ей это нравится.
  - Ох, госпожа! - вдруг воскликнул Сэм. - Я сейчас кончу!
  - Что? - не поняла Эмми. - Как это?
  - Я вам, потом покажу, - выдохнул негр, едва сдержав семяизвержение. - Дайте мне минутку...
  Она перестала сосать и удивленно уставилась на раба.
  - Тебе стало неприятно?
  - Ну что вы, наоборот очень приятно, госпожа. Просто... Мне пока надо сдержаться.
  - Сдержаться? Это как?
  Сэм не стал отвечать. Держа член одной рукой и чуть наклонившись, он сказал:
  - Повернитесь ко мне спиной.
  Эмми ничего не поняла, но повиновалась. При этом, она хотела встать и выпрямиться, но Сэм сказал, что этого делать ненужно. Напротив, он предложил Эмми нагнуться пониже, но попку при этом выпятить повыше и раздвинуть ноги. Когда заинтригованная девушка проделала всё это, Сэм приблизился к ней.
  Ягодицы Эмми соблазнительно разошлись в стороны, открывая взору Сэма анальную дырочку, с которой, ещё предстоит поработать и под ней розовую, мокрую щелку вагины.
  Уже не церемонясь, негр вогнал член во влагалище Эмми. Руками, он обхватил её за ягодицы и начал трахать. Его огромный член, распирая девушке вагинальную дырку до предела, упруго и мощно ходил туда-сюда.
  Вот это да! Вот, как ещё можно заниматься любовью!
  Эмми, прямо-таки обалдела. Её пользовали в такой интересной позе! Было, правда больно. И ощутимо больно, но с каждым мгновением боль вытеснялась растущим удовольствием. Чёрный елдак Сэма двигался, как поршень, с мокрым чавканьем вонзаясь в горячую пульсирующую от наслаждения плоть юной шлюшки. Она стонала от удовольствия, чувствуя, как огромный елд негра распирает её дырку. Руками, своими огромными чёрными руками, он тискал её ягодицы, мял сиськи, крутил пальцами соски и работал и работал членом неустанно.
  Смоч-Смоч! Чмак-Чмоч!
  Пенис Сэма вонзается в течную дырку Эмми, вагинальный сок липкими струйками струится по её ляжкам. С каждой минутой чернокожий раб наяривал членом в писе Эмми всё быстрее и яростнее. И вот, в какой-то момент сладостное наслаждение стало невыносимым. Эмми завопила и начала бурно кончать. Её ягодицы и бёдра сотрясались. Влагалище девочки судорожно сокращалось, орошая, ходящий туда-сюда член негра, липким вагинальным соком.
  Её ждал ещё один сюрприз. Оргазм Сэма.
  Зарычав, он выдернул из стонущей Эмми член и развернув её лицом к себе, и поставив девушку на коленки, начал дрочить пенис перед её лицом. Эмми, просто обалдела, поняв, что задумал негр. Мужское семя! Прямо ей в лицо! Эмми хотелось ощутить запах и вкус спермы.
  Когда Сэм кончил, пенис его конвульсивно дёрнулся и...
  Фонтан липкой, тягучей спермы ударил в лицо Эмми, словно струя из пожарного шланга. Горячая сперма залила ей буквально всё лицо: нос, лоб, глаза, щёки, губы и подбородок. И рот её наполнился спермой негра. Девушка обалдела. Просто потеряла дар речи.
  Снова струя! И снова! И снова!
  Сэм кончал и кончал. Эмми визжала от восторга и переполняющих её эмоций. Белый липкий, тёплый молозив тягучими жирными нитями стекал с её подбородка и капал вниз на сиськи, которые сплошь были в каплях семени.
  То, что попало в рот, девушка проглотила, но немало спермы и вытекло, заляпав ей губы и заструилась вниз из уголков рта. Да, такого она ещё не видела!
  Дрожа от удовольствия, Эмми облизывала перепачканные спермой губы языком, пальцами размазывала густую жирную сперму негра равномерно по всему лицу, шее и сиськам, так что они глянцево заблестели.
  Юная девушка была в полнейшем восторге.
  - Здорово! - воскликнула она. - Семя мне понравилось. Какой необычный! Живой вкус! Вот значит оно какое у мужчин.
  - Да, мисс Эмми, - ответил Сэм устало и неопределённо. - Позвольте мне теперь идти.
  - О! Конечно, - хихикнула Эмми. - Тебя ведь твоя девушка ждёт. Цветы не забудь.
  Сэм кивнул и быстро одевшись, направился к окну. Эмми удержала его за руку.
  - Никому ни слова, - сказала она тихо.
  - Конечно, мисс, я - могила.
  - Вот именно, Сэм, - в голосе девушки, негр внезапно услышал скрытую угрозу, хотя она и улыбалась по-прежнему и облизывала с губ его сперму. - Проболтаешься... Ну ты сам понимаешь.
  - Я понимаю, госпожа, - Сэм поклонился.
  - Теперь, ступай. Но завтра утром я жду тебя.
  Это прозвучало, как приказ.Глава 4
  При нескольких последних встречах Дорис начала замечать нечто странное. Раньше член Сэма приходил в готовность в мгновение ока. Но теперь, чтобы расшевелить его требовались некоторые усилия. Да и сперма его стала какой-то жидковатой.
  - Здоров ли ты? - как-то спросила его Дорис.
  - Да, миссис. Со мной всё в порядке.
  - Может, я тебе уже не так нравлюсь, как раньше?
  - Что вы, госпожа! - вскричал Сэм. - Вы моя богиня! Я люблю вас! Каждую минуту, когда я не с вами рядом вспоминаю ваши волосы, ваше тело, ваши груди...
  Дорис показалось, что негр говорит совершенно искренне. Может, она просто замучила его? Теперь его визиты были и утром и ночью. Неужели в своей ненасытности она довела его до эдакого истощения? Что ж, вполне возможно.
  - Вот что, Сэм, - пораздумав, сказала Дорис. - Утром приходить не надо. Только ночью.
  Слова госпожи несказанно обрадовали бедного негра. Ведь с утра ему приходилось ублажать и Эмми и ее мать, а ночью снова Дорис. Отлично! Теперь с утра будет только дочка. А перед встречей с хозяйкой за целый то день он успеет вполне отдохнуть и восстановиться.
  И кое-что ещё пришло на ум Сэма...
  Это была восхитительная лунная ночь. Дорис ждала Сэма, как обычно снедаемая нетерпением, с уже влажной от предвкушения "киской". Вот послышался шорох и появился Сэм.
  - Наконец, то!
  Она устремилась к любовнику, но тут же замерла, удивленная его взглядом и странным поведением.
  - В чём дело? - взволнованно спросила Дорис, глядя на переминающегося в нерешительности Сэма.
  - Госпожа, я тут подумал... Вы такая страстная женщина... Я взял на себя смелость. Для вас...
  - Ну же, Сэм, что ты тянешь?
  - Вам недостаточно одного мужчины! - выпалил негр.
  Дорис от изумления открыла рот. Потом шумно вздохнула и коснувшись груди Сэма рассмеялась:
  - Ты прекрасно справляешься. Я довольна.
  - Ну вам нужно больше! Больше мужчин! Больше членов!
  Он быстро обернулся в сторону открытого окна:
  - Джим! Франсэ!
  В следующую минуту Дорис с изумлением наблюдала, как в её спальню один за другим забираются два здоровенных негра примерно одного с Сэмом возраста. При свете лампы одного она даже узнала. Он работал в кузнице.
  И вот она стоит в коротенькой ночнушке перед тремя чернокожими рабами. Они, прямо-таки пожирают ее горящими глазами, шумно дышат, вбирая воздух плоскими широкими носами. От них исходи какая-то дикая первобытная сила, сила пещерных самцов.
  Дорис это все необычайно взволновало. Три мужика за раз! Она и представить себе такого не могла ещё неделю назад. Ни в одной даже самой дикой фантазии. Она - белая замужняя леди из богатой и благородной семьи и трое чернокожих! От низа живота начала подниматься горячая волна греховного желания. Она изменила мужу с негром, а теперь хочет сделать это сразу с тремя! Насколько низко она готова пасть? Дорис судорожно сглотнула и вздохнула всей грудью, отчего в движение пришла легкая ткань ночнушки и под ней отчетливо проступили её напрягшиеся от возбуждения соски. Да, она готова! Она хочет этого! И плевать на всё!
  - Ты, значит, решил не советоваться со мной, - произнесла она приглушенным от страсти голосом.
  Сэм, не правильно истолковав слова женщины, начал испуганно таращить глаза. Она поспешила успокоить его, как и его приятелей, уже было собравшихся ретироваться обратно через окно.
  - Но я даже рада. Это так неожиданно. Неожиданно приятно.
  Негры расслабились, заулыбались. Дорис игриво накручивая на палец один из своих золотистых локонов, сказала:
  - Ну что ж, раздевайтесь. Хочу посмотреть на вас.
  Это относилось по большей части к Джиму и Франсэ, поскольку, каков член Сэма, она уже прекрасно знала. Но он начал раздеваться тоже.
  Через полминуты, Дорис, прохаживаясь мимо выстроившихся в линию негров, изучала их мужские достоинства. Члены Джима и Франсэ прибывали уже в боевой готовности и по размерам своим не уступали елдаку Сэма. А у Франсэ, вроде бы даже был немного подлине и потолще. Она с удовольствием ощупала и их большие тугие яйца, представляя, как много в них горячей спермы.
  Наконец, остановившись напротив Джима, стоявшем посередине, Дорис опустилась на колени. Открыв рот и придерживая черный елдак рукой, она вобрала головку негритянского члена в рот. Джим застонал от удовольствия, руки он запустил в золото её волос. Дорис, перестав придерживать его член но, продолжая сосать, освободившимися руками ухватила члены Сэма и Франсэ. Начала дрочить их, с удовольствием ощущая под пальцами твердо-упругие, горячие, пульсирующие стволы.
  Как следует отсосав у Джима, она втянула в рот член Франсэ, а руками энергично дрочила у двух других негров.
  - О, госпожа. О, моя госпожа... - стонал Франсэ, преисполненный сильнейшим волнением. Его елдак отсасывала белая женщина. Его собственная хозяйка. Сейчас это было равносильно тому, как если бы до него сошла небесная богиня.
  Черный елдак скользил между влажными губами Дорис. Она постанывала от удовольствия. Сосание чередовала с облизыванием. Потом, язык её заскользил по упругим яйцам Франсэ. Она всласть наигралась с ними, вылизывая, втягивая губами, терясь о них лицом. Франсэ, ей вообще особенно понравился. Может потому, что всё у него и вправду был побольше?
  - Ты очень хорош, - прошептала Дорис, прежде чем взяться за изнывающего Сэма и глядя на негра снизу вверх.
  - Спасибо госпожа, - Франсэ поклонился.
  Дорис втянула в рот член Сэма. Такой уже знакомый. Можно, даже сказать - родной. Но от этого не менее желанный. С тем же тщанием она отсосала и облизала елдак Сэма полностью, наигралась с его яйцами. Между ног молодой женщины было давно уже мокро и жарко. Её "киска" жаждала проникновения. Да нет, что там - вторжения! Не проникали члены таких размеров, а именно вторгались! Так и никак иначе.
  Поднявшись с колен, Дорис стянула через голову ночнушку и встряхнула волосами. Из груди негров разом вышел вздох восхищения. Женщина! Нагая и беззащитная, готовая на всё. И желавшая всё.
  - Давай, ты первый, - предложил Сэм Джиму, но тут же спохватившись обернулся к Дорис. - Простите, госпожа, как вы скажите, так и будет.
  - Да пусть, Джим первый, - проворковала Дорис. Она сидела на краю ложа, чуть откинувшись назад со слегка раздвинутыми ногами. То, что её половые губы приоткрыты и обильно влажны было отчетливо видно. Негр приблизился. Он встал на коленки и положил свои руки на колени хозяйке.
  - Я хочу поласкать вас там, - пробормотал он. - Можно, госпожа?
  - Конечно, - она улыбнулась и раздвинула ноги в стороны.
  Негр с восхищением уставился на "киску" Дорис - такую розовую, абсолютно голенькую, источающую сок желания. И вот, он припал ртом к этому сладкому "персику". Дорис застонала от удовольствия. Толстый, шершавый, горячий язык негра раздвинул её срамные губки, проник во влагалище. В это же время по знаку Сэма, Франсэ забрался на ложе. Туда же последовал и Сэм. Они встали по сторонам от молодой женщины. Их здоровенные члены коснулись её щёк. Дорис, тут же обняла обоих негров руками и принялась, поворачивая голову, то в одну сторону, то в другую ловить ртом их члены. Втянет губами головку пениса Франсэ, пососёт - отпустит. Затем заберёт ртом член Сэма - отсосёт - отпустит. Так, с упоением она чередовала члены негров и время от времени поигрывала языком с их здоровенными, болтающимися из стороны в сторону яйцами. Сэм и Франсэ стонали от удовольствия.
  А Дорис стонала от наслаждения или мычала, если в тот момент рот её был занят чьи-то членом. Язык Джима также активно орудовал во всех складочках её "киски", несколько раз прошёлся по срамным губкам, проник в крохотное отверстице мочеиспускательной дырочки. Пальцы Джима тоже не бездействовали: он, то двумя, то тремя в раз дрочил ими влагалище, ощущая, какое оно горячее и мокро-липкое.
  - Ммм... как хорошо, - стонала молодая женщина. - Ещё... Дайте, дайте мне ваши члены...
  И черные члены попеременно сновали во рту Дорис. Негры похлопывали и пошлепывали ими госпожу по щекам, с удовольствием тёрлись о её губы яйцами.
  Когда из вагины молодой женщины буквально уже потекло, Джим решил овладеть хозяйкой. Ему уже самому не терпелось. Негр приподнялся, а Дорис, угадав его намерение, откинулась назад ещё сильнее, так что теперь упиралась в ложе локтями. Ноги и бедра она приподняла. Джим приблизился вплотную и его черный елдак начал своё вторжение. Ноги молодой хозяйки он закинул себе на плечи. Она стонала и охала, ощущая, как здоровенный член негра, раздвигая упругие валики её половых губок проникает в горячую мокроту её лона.
  - О да! - выдохнула она. - Глубже... Можно сильнее... Возьми меня!
  Джим загнал госпоже до половины. Чуть надавив, втиснул ещё дальше. Дорис ощутила, как раб достал до её матки. Затем, член пошёл обратно. Джим сношался с молодой хозяйкой не спеша, опасаясь причинить боль. Но через пару минут Дорис нетерпеливо завозилась, задергала бедрами.
  - Давай быстрее! Сильнее! Я хочу сильнее!
  И Джим, повинуясь желанию хозяйки увеличил темп. Черная дубинка заходила туда-сюда с громким чавканьем. Дорис издала восторженный возглас. Сэм и Франсэ по-прежнему находились рядом. Они лишь чуть присели. При этом, Сэм тискал и мял груди Дорис, крутил пальцами и оттягивал её заострившиеся, отвердевшие соски. Франсэ всовывал член в рот госпоже.
  Джим мощно и напористо совокуплялся с молодой хозяйкой. Черный елдак суетящийся между растянутых срамных губок блестел от обильно покрывающего его вагинального сока.
  - О да! Ещё! - вскрикивала Дорис, бросая бедра навстречу желанному вторжению. - Давай! Сильнее! Оооо!
  Минута бежала за минутой. Вагина Дорис сладко ныла. Горячие волны плотского удовольствия, рождаясь между её ног, растекались дальше по всему телу. Джим загонял её мощно и напористо, войдя в раж. Его мышцы красиво бугрились и перекатывались под черной кожей. У Дорис замирало сердце от восхищения при виде этого черного красавца, овладевающего ею.
  Оргазм случился такой сильный и насыщенный, что Дорис не удержалась от крика. Бедра молодой женщины судорожно задергались, глаза закатились. Она кричала и кричала громко и безудержно. Джим продолжал совокупляться с госпожой. Черный елдак со смачным хлюпанье-чавканьем нырял в распертую до предела вагинальную дырку молодой женщины. Но вот, он постепенно начал сбавлять ритм и наконец, едва сам не кончив, но сумев все же сдержаться, вытащил член из "киски" госпожи. Следом, прилипнув к головке его пениса, из влагалища потянулась белая полупрозрачная нить вагинальной смазки. Сам член, сплошь до яиц был мокрым и липко-скользким.
  - О Джим! - Дорис поднялась и обняла негра за шею. - Ты был великолепен.
  - Я так счастлив, что вам понравилось, госпожа, - заулыбался негр.
  Дорис, встав перед ним на колени и обняв раба за бедра с удовольствием облизала его член, чувствуя на нём и привкус собственной вагины и выделений пениса.
  - Можно, теперь я, госпожа! - воскликнул Франсэ.
  - Конечно, - прошептала Дорис, забираясь на ложе. - Как ты хочешь?
  - Я? - негр растерялся. - Как будет угодно вам...
  - Хорошо. Но вам троим сегодня многое позволено, - мягко, томно, облизнув губы языком произнесла Дорис. - Пользуйте меня куда хотите и как угодно. Сегодня я хочу быть вашей рабыней.
  - Тогда, я хотел бы вас сзади, - сказал Франсэ.
  Дорис встала на четвереньки и выгнув спину выпятила свой круглый упругий зад. Негр пожирал её белые ягодицы горящими глазами. Молодая женщина раздвинула ноги пошире и приглашающее вильнула попой.
  - Ну, давай. Моя "киска" опять хочет.
  Франсэ приблизился, наклонился, полусогнув ноги и умело, привычным движением загнал свой здоровенный черный елдак госпоже под ягодицы. Он проник в горячую мокрую глубину её лона, уже хорошо проработанного Джимом.
  - Давай, - прошептала Дорис. - Я твоя... Вся твоя...
  Член Франсэ был ей как-то по особому приятен. Это она заметила, когда ещё только отсасывала. Почему так - она не знала. Да и размышлять об этом ей не хотелось. Этот член вошел наконец в неё и это самое главное.
  Негр, обхватив молодую хозяйку за ягодицы страстно совокуплялся с ней, двигаясь, то быстро и сильно, но проникая не глубоко, то медленно, но при этом вгоняя Дорис на всю глубину до самой пульсирующей от удовольствия матки. Что и говорить, Франсэ был опытен и даже, пожалуй немного превосходил Сэма.
  Рот Дорис не остался без работы. Члены Сэма и Джима поочередно проникали туда, где встречались с ласковыми губами и горячим страстным языком.
  А Франсэ двигался все быстрее и быстрее, чередований с медленным и глубоким проникновением становилось все меньше, зато теперь член негра вонзался в вагину Дорис и быстро и глубоко.
  - Оооох! Аааах! - вырывалось из груди молодой женщины.
  Черный елдак мощно, с чавканьем нырял в дырочку Дорис, всякий раз вызывая непроизвольное подергивание бедер молодой женщины. Она и сама поддавала задом, жадно заглатывая пенис африканца распертым до предела влагалищем. По её ляжкам текло, лобок Франсэ громко шлепал по ягодицам Дорис. Войдя в раж, негр своими ладонями начал звонко хлопать по ним, выбивая некий танцевальный ритм.
  - Ух! Ух! Ауа! Угх! - загорланили двое других негров, весело скалясь и совершая гибкими телами танцевальные движения, преисполненные дикой первобытной силы. При этом, Сэм член которого, как раз был в тот момент во рту Дорис, его не вынул.
  Это всё здорово развеселило Дорис. Не в силах сдержать смех, она выпустила член и принялась хохотать. Ну надо же, какие все-таки эти негры затейники! Интересно, что ещё они выдумают?
  Отсмеявшись, Дорис втянула в рот член Джима. Но через минуту выпустила его и разразилась криками. Франсэ довёл молодую госпожу до сильнейшего оргазма. Сотрясаясь всем телом, она уткнулась лицом в одеяло, а Франсэ не выдержав начал тоже кончать прямо молодой женщине во влагалище. Она ощутила биение горячих и мощных струй его африканской спермы, стремительно орошавших её вагину.
  "Хорошо ещё, что муж меня осеменил", - мелькнула та же мысль, когда она в первый раз позволила Сэму кончить в себя. В противном случае, она бы не позволила себе такие вольности с чернокожими. Родить черного ребенка?! Такое не укладывалось в её голове.
  Франсэ охая и постанывая, извлек из влагалища Дорис свой сплошь мокрый, липкий полуобвисший член. Дорис шустро повернулась и, поймав пенис негра ртом, с удовольствием облизала его, ощущая приятный солоноватый вкус семени.
  - Ты, тоже молодец, - довольно произнесла она. - Я довольна.
  Дорис схватила Сэма за член и издав страстное фырчание подтянула негра к себе.
  - Теперь твоя очередь, жеребец. Как тебе хочется?
  - Садитесь на меня сверху, госпожа, - предложил негр.
  - А... Хочешь покатать меня на своем жеребчике, - игриво произнесла Дорис и весело рассмеялась.
  Сэм, ложась спиной на ложе, также засмеялся.
  - Вы, госпожа, прекрасно ездите верхом.
  - Особенно, если жеребец хороший, - Дорис, раздвинув ноги начала было опускаться на торчащий член, но Сэм поспешно воскликнул:
  - Ко мне спиной, госпожа.
  - Спиной? - удивилась Дорис.
  Тем не менее она спорить и что-то выяснять не стала. Повернулась и также раздвинув ноги начала опускаться. Сэм ухватил женщину за бедра, помогая ей. Она теперь поняла, как хочет чернокожий раб. Эта новая поза была ей весьма интересна.
  - А Франсэ и Джим значит будут смотреть, как мы... - тихо произнесла она возбуждаясь от этой мысли. - Прямо в глаза смотреть в момент... Ох!
  Член вошёл в её влагалище обильно мокрое от спермы и вагинального сока достаточно легко. Дорис откинулась немного назад, прижимаясь ягодицами и нижней частью спины к животу Сэма. Ноги молодой женщины при этом оказались самым бесстыжим образом вздернуты вверх и широко раздвинуты. Вся прелесть молодой хозяйки была беззастенчиво выставлена на обозрение. И ей нравилось, как смотрят негры. Какими глазами! И дрочат при этом свои елдаки.
  Ухватив Дорис за груди руками, Сэм поддавая снизу, принялся вгонять член во влагалище молодой госпожи. Черный, глянцево блестящий ствол африканского пениса быстро скользил вверх-вниз, вверх-вниз. Дорис издавала то стоны, то вскрики. Её срамные губки, пульсируя, вбирали черный подарок и проглатывали его, жадно вбирали в горячую податливую мокроту лона.
  Так они совокуплялись пару минут, а потом, Сэм просунул руку и вытащив член из влагалища втиснул его в анус молодой хозяйки. Она взвизгнула от неожиданности.
  - Ах ты шалун! - притворно сердито воскликнула она. - И не предупредил ведь... Оооох!
  Член Сэма весьма неплохо проник в анус, тем более натекшей туда смазки для приятного скольжения хватало с избытком.
  - О да! Да, - стонала Дорис. - Мой задик ты тоже любишь.
  - Люблю, госпожа, - шумно дыша и работая членом выдохнул Сэм.- Втыкать вам туда так приятно...
  - Втыкай. Можно и поглубже. О да! Так! Ещё!
  Здоровенный член Сэма, туго обтянутый красным колечком плоти теперь вонзался в анальную дырку Дорис больше чем наполовину. Она, задрав ноги вверх кряхтела, стонала и взвизгивала, ощущая как её пронзает могучая дубинка негра.
  - Джим, - вдруг позвал Сэм, - давай. Сделаем госпоже, как мы делали Розе и Клэйтис.
  Дорис, захваченная ощущениями и совокуплением в новой позе не поняла чего Джим должен "давать". Но зато приятель Сэма всё прекрасно понял. Он вдруг забрался на ложе, немного присел и...
  Его член вонзился Дорис во влагалище. В первое мгновение молодая женщина была в шоке. Её пользовали одновременно два негра! Два здоровенных черных члена с чавканьем двигались в её распертых дырках! Наверно, самых распоследних проституток так не имеют! От столь позорного действа в отношении себя, возбуждение Дорис начало нарастать в геометрической прогрессии. Она орала и визжала, стиснутая мокрыми от пота горячим телами чернокожих мужчин, их члены буравили её дырки так, что летели брызги. Сквозь тонкую перегородку плоти, отделяющую вагину от прямой кишки молодая женщина отчетливо ощущала быстрые и мощные движения членов. Это было непередаваемо! Оргазм произошёл, как серия взрывов. На мгновение Дорис потеряла сознание. А её продолжали и продолжали пользовать и закончили лишь, когда обессиленная женщина совсем упала спиной на грудь Сэма.
  - Вы с ума сошли, - пролепетала она, немного придя в себя. - Вы...
  - Вам понравилось, госпожа? - спросил Сэм.
  - А ты как думаешь? - Дорис нашла в себе силы коротко и счастливо рассмеется. - Так хорошо мне никогда ещё не было. Как вы додумались до такого?
  - Мы так всегда делаем, если женщина одна, а мужчин много, - ответил Сэм немного удивленный.
  - И все мужчины, вот так вот по-двое одновременно?
  - Да, госпожа.
  Дорис немного поелозила, чтобы снова получше насадиться аналом на член Сэма и поманила пальцем Франсэ, член которого снова принял боевую форму.
  - Иди-ка сюда.
  Он с готовностью вскочил на ложе, присел и не теряя времени воткнул член во влагалище молодой хозяйки. Её ноги он закинул себе на плечи.
  И снова началось это дикое неистовое совокупление белой госпожи и двух её черных рабов. Дорис вскрикивала от наслаждения, ощущая внутри себя два горячих, пульсирующих кола. Три мокрых от пота тела бились друг о друга с громкими шлепками, а в растянутых дырках молодой хозяйки громко смачно чавкало под напором черных елдаков.
  Через пару минут Дорис пронзительно завопила. Очередной оргазм затопил её горячей сладостной волной. Она, ещё била ногами, её бедра ещё судорожно подергивались, когда Франсэ извлек из нее свой член, а Сэм перевернув молодую госпожу на бок поменял отверстие, вогнав свой елдак Дорис во влагалище. Задрав её правую ногу вверх негр принялся наяривать членом что есть мочи. Руками он мял и тискал её груди, что-то шептал в самое ухо. Дорис кричала и извивалась, испытывая новый оргазм. Тут и Сэм не выдержал. Издав короткий рык, переходящий в частые стоны он начал выплескивать сперму во влагалище хозяйки. Она ощущала бешеную пульсацию африканского пениса, чувствовала каждый выброс горячего семени.
  - О да! Так... Ещё! Ооооо!
  Сэм отполз в сторону а его место тут же занял возбужденный уже до крайности Джим. Он заставил Дорис лечь на спину и улегся на молодую госпожу сверху. Она широко раздвинула ноги и приняла в себя черный елдак, вошедший в нее едва ли не до самых яиц. Оргазм у Дорис всё продолжался. Она хрипела и кричала, охваченная страстью. Джим добавил ей наслаждения, начав совокупляться с молодой женщиной, так что вагинальный сок начал выбрасываться толчками, пенясь и пузырясь вокруг снующего в дырке члена.
  Джим кончил несколькими мощными струями, затопившими и без того заполненное до предела мужским семенем лоно Дорис. И тут же оргазм случился и у Франсэ. Он присел над лицом госпожи и рыча, направляя и надрачивая свой член принялся спускать Дорис на лицо. Густая липкая сперма залила молодой женщине левую щеку, залепила один глаз, потекла по носу, губам и подбородку. Дорис поймала головку пениса ртом и пару струек заполучила прямо в рот. Удивительное это дело и приятное для женщины ощущать живую, пульсирующую плоть во рту. Мужскую плоть, исторгающую вязкое липкое семя. Приятное, кстати с привкусом ананаса, как отметила Дорис.
  Только, как следует облизав и отсосав полуобвисший член Франсэ, вылизав его опустошенные яйца молодая госпожа отпустила раба. Он упал рядом на ложе совершенно обессиленный.
  Дорис приподнялась на локтях и весело посмотрев на валяющихся вокруг в изнеможении негров сказала:
  - Молодцы. Я очень довольна. Такого у меня ещё не было...
  - Я говорил, вам нужно несколько мужчин, - пробормотал Сэм. - Вы очень страстная женщина госпожа. Может и трёх то вам теперь недостаточно.
  - На сегодня, думаю достаточно, - рассмеялась Дорис, не спеша размазывая сперму Франсэ по всему лицу и облизывая испачканные пальцы. - Ну, а потом поглядим...
  Она запустила руку между раздвинутых ног. Влагалище её было переполнено спермой. Излишек её, уже начал вытекать, вытягиваясь из вагинальной дырки белой густой жирной нитью. Ляжки до самых коленок, тоже были в липких потеках. Собрав всё лишнее пальцами, Дорис отправила коктейль Сэма и Джима в рот. Внутри своего лона молодя женщина ощущала необыкновенно приятное тепло. Её матка жадно впитывала мужской живительный нектар.
  - Госпожа, мы наверное пойдём? - спросил Сэм поднимаясь с ложа.
  - Да, да, ступайте, - закивала она. - Но завтра, я снова вас жду.
  - Нам придти втроём?
  - Пока да, - Дорис улыбнулась. - Но я подумаю и может чуть позже прихватите ещё пару друзей.Глава 5
  Сэм посещал Эмми почти каждое утро. Она, даже перестала с ночи одевать сорочку и на рассвете встречала чернокожего любовника совершенно голенькой. Что и говорить Эмми просто вошла во вкус и не мыслила, как сможет обходиться без огромного черного члена. Девушка конечно понимала, что ходит по "лезвию бритвы", что эта связь с рабом ни к чему хорошему в итоге не приведёт, но ничего не могла с собой поделать. Всякий раз, когда Сэм покидал её, оставив на счастливом личике юной госпожи своё семя, Эмми приказывала ему приходить снова. А ведь стоило ей сказать "Всё! Хватит. Больше не желаю тебя видеть!" И он больше бы не появился. Но она не могла так сказать. Не хотела.
  Очередное утро. Стоя на четвереньках на кровати Эмми смотрела, как Сэм приближается к ней, как мощно вздымается его огромный член и покачиваются отяжелевшие от спермы яйца.
  Виляя попой и хихикая, Эмми выгнула спинку и широко раздвинула ноги, отчего её круглый зад приподнялся и ещё более оттопырился, а круглые упругие ягодицы разошлись в стороны, открывая для взора негра блестящую мокрую дырочку влагалища. Девушка, снова повиляла задом и томно застонала от желания.
  Сэм пристроился к Эмми сзади и одним ловким быстрым движением загнал ей член под ягодицы. Складочки губок жадно втянули чёрный елдак. Негр обхватил девчонку за попку и начал совокупляться с ней. Мощно, грубо и в тоже время невыносимо сладко, пенис африканца ходил туда-сюда в маленьком узком отверстии девичьей "киски". Там сочно чавкало и обильно текло. Эмми громко стонала и вскрикивала, когда чёрный елдак Сэма особо сладко вонзался в распалённую, горячую дырочку её влагалища. Такая поза, когда негр обхватив её за задик, пользует её, как дешевую шлюху, ей очень понравилась.
  Чмок! Чмок! Чмок!
  Вагина Эмми течет соком, он струится, даже по ляжкам, а негр продолжает работать членом с невероятной силой и напором. Огромный черный елдак распирает писю Эмми до предела, сладко вонзается в горячую пульсирующую дырочку.
  Очень скоро, Эмми забилась в сладостных судорогах оргазма. Она кончала, издавая громкие протяжные стоны, дёргая попкой и бёдрами в спазмах сильнейшего наслаждения.
  - О да! Сэм! Ооооо.... Сэм!
  Когда он извлек из неё член, Эмми привстала, обернулась и в порыве страсти поцеловала чернокожего любовника в губы.
  - А теперь ещё, - прошептала она, сверкая глазами. - Хочу ещё.
  - Да, моя маленькая госпожа.
  Сэм лёг спиной на кровать, вытянув и слегка раздвинув ноги. Его чёрный елдак мощно вздымался.
  Дрожа от нетерпения и возбуждения, Эмми обхватила ртом чёрную блестящую головку пениса. Огромный елдак, распирал ей рот до предела. Девушка начала сосать. Она старалась. Мычала, пыхтела и очень старалась. Внизу под дубиной члена болтались мешки огромных яиц негра - вздутые и отвисшие. Эмми жадно припала к ним ртом. Потом начала лизать яйца негра языком, слыша, как он стонет от удовольствия.
  Отсосав яйца Сэма как следует, девочка вновь принялась за его член. Она в упоении и восторге водила языком по толстому чёрному пенису, гладкой головке, сосала, лизала, дрочила пальцами, чмокая и пуская слюни.
  Сэм, завёлся, как следует. По-дикому.
  Он схватил девчонку и посадил ее на себя сверху, спиной к себе. Вернее, посадил ее на свой торчащий вверх пенис.
  Чёрная головка пениса упёрлась в блестящие липкой мокротой нежно-розовые губки девочки, упруго раздвинула их и толстый чёрный ствол пениса, начал погружаться в юное горячее похотливое лоно. Молоденькая бесстыдница взвизгивала от восторга, чувствуя, как горячий член негра распирает её писечку, вонзаясь всё глубже в её жаждущую плоть.Член вошёл почти до самых яиц. Эмми протяжно стонала, ощущая, как африканец заполнил её всю. Вот, он начал пользовать её, поддавая снизу. Черная дубина негра заходила вверх- вниз-вверх-вниз в розовой истекающей соком девичьей плоти.
  Но этой шлюшке было все мало. Она хотела ещё.
  Сэм решил не менять своей позы. Он лишь, перевернул девчонку лицом к себе. Эмми снова опустилась на торчащий член. Черная колбасина раздвинула липкие срамные губки девушки и вошла в юное, горячее похотливое лоно. Эмми взвизгнула от восторга, чувствуя, как горячий член чернокожего раба распирает её писечку, вонзаясь всё глубже в её жаждущую плоть. С каждой минутой Эмми стонала всё громче и громче от наслаждения. Сэм умело, поддавал членом снизу. Его черная дубинка быстро и ловко ныряла в мокрую, распертую до предела дырочку юной госпожи. Руками он сжимал ягодички девчонки.
  Настал момент, когда Эмми, просто начала визжать от наслаждения, скача на члене африканца. Так, издавая, то визг, то крики, зажмурив глаза, Эмми и кончила. По телу её от плеч до пальцев ног побежали спазмы. Немного придя в себя девочка впилась ртом в губы Сэма. Это был не просто поцелуй. Огонь! Неистовое пламя!
  - Сэм, - пробормотала она тихо, - а можно умереть от наслаждения?
  - Что вы, госпожа. Такого не может быть.
  - А мне кажется, может, - рассмеялась Эмми. - Я только что, чуть не умерла.
  - Нет, вам лишь показалось, госпожа.
  - Может быть, - задумчиво произнесла Эмми. - Но это была бы самая лучшая смерть.
  - Вы устали, моя маленькая госпожа? - спросил Сэм. - Может оставить вас?
  - Я устала?! Меня оставить?! - в притворном гневе вскричала Эмми. Глаза её засверкали, как звезды. - А хочу ещё, Сэм. И не думай отлынивать!
  - Что вы, госпожа. Я полностью ваш.
  Он уложил девушку на спину. Она бесстыже раскинула ноги в стороны, вытянула их и задрала вверх. Вся ее мокрая пися была на виду.
  В это розовое, мокрое и горячее негр и вонзил свой член. Глубоко, почти по самые яйца. Эмми громко застонала. Негр же с удовольствием начал опять совокупляться с юной хозяйкой.
  Он пользовал её сильно и напористо. Его чёрный пенис быстро ходил туда-сюда, плотно охваченный розовым мокрым колечком влагалищной дырочки. Руками Сэм тискал и мял грудки Эмми, теребил пальцами её заострившиеся соски. Девушка, громко вскрикивала и подмахивала низом живота. Огромный пенис африканца сладко терзал её маленькую юную писюлечку, и с каждой минутой наслаждение росло. Эмми приводило в неистовое возбуждение, что ею овладевает чернокожий раб. Совокупляется с ней, белой госпожой, как с распоследней шлюхой.
  Вот уже член Сэма начал вонзаться во влагалище по самые яйца: те мягко стукались о ягодицы девчонки всякий раз, когда Сэм делал толчок вперёд. Головка его члена проникала в матку. Когда черный пенис, блестя от обильно текущего влагалищного сока немного выходил, срамные губки юной шлюшки тянулись следом, словно не хотели отпускать.
  Так они совокуплялись ещё минут десять. Сэм усилил ритм, его член с громким чавканьем ходил взад-вперёд в растянутой письке визжащей от восторга, совершенно ополоумевшей девчонки.
  И вот, наслаждение стало просто невыносимым и Эмми, словно океанская волна накрыл очередной оргазм. Это была горячая волна сладкой агонии. Эмми орала, дёргала ногами и бёдрами, закатив глаза, мотала головой из стороны в сторону. А негр продолжал ей засаживать, вонзая член в судорожно сокращающуюся, мокрую плоть её лона.
  Сэм, тоже больше не мог сдерживаться. Он зарычал и хотел выдернуть член, но Эмми удерживая его обеими руками закричала:
  - Давай в меня! Кончи в меня! Хочу тебя! Хочу.....
  Сэм, сначала сдавленно вскрикнул и после, хрипло дыша, начал кончать. Мощная струя горячей липкой спермы ворвалась во влагалище Эмми. Потом была вторая струя и третья и четвертая... Негр громко стонал, опорожняя в вагину девчонки свои яйца. Это было чудесно.
  - Ты просто зверь. Животное...
  Эмми обняла Сэма за шею и прижалась к нему всем телом. Девушка, еще дрожала от наслаждения. Вагина её, плотно охватив член негра сладко пульсировала. Семя мужчины внутри чуть жгло и щипало. Пришло чувство некой законченности, заполненности и особого душевного удовлетворения.
  - Госпожа, - пробормотал обеспокоенный Сэм, - наверное, не следовало этого делать в вас... Я боюсь, как бы не случилось непоправимое.
  - Ты думаешь случится зачатие? - задумчиво спросила Эмми.
  - Да, госпожа. Такое возможно.
  - Успокойся, - Эмми улыбнулась. - Мама научила меня вычислять опасные дни. Сегодня было не опасно.
  - Хорошо если так, - кивнул Сэм. - Однако, как вы страстны... Как...
  Тут он прикусил язык. Не следовало говорить Эмми, что он похаживает и к её матери. Неизвестно, как девочка среагирует. Лучше помалкивать.
  - Как кто? - с любопытством спросила Эмми.
  - Ну, как... как... Черные женщины. Да! Самые страстные и дикие черные женщины.
  - Мне приятно, что тебе понравилось, - улыбнулась Эмми. - Приходи завтра. Ах нет! Завтра как раз нельзя. Завтра будет опасный день.
  - Хорошо, госпожа я приду, когда опасные дни кончатся.
  - О нет! - вскричала Эмми. - Давай завтра! Каждый день хочу.
  Она игриво толкнула кулачком Сэма в бок.
  - Мой ротик с радостью примет твое семя, пока в писю нельзя.
  - Я приду, госпожа. Обязательно приду.Глава 6
  - Тихо вы! Сначала я.
  Сэм показал Франсэ и Джиму кулак и выйдя из кустов направился к дому. Вот и гостеприимно распахнутое окно.
  - О Сэм! - радостно воскликнула Эмми, устремляясь к нему. Она повисла у него на шее, ногами обхватила поясницу. Их губы слились в страстном продолжительном поцелуе. Эмми была как обычно полностью голенькой. И вся такая беленькая, легкая, тоненькая - дикий контраст с могучим негром.
  - Я ждала тебя, - пояснила она и чуть отстранившись, покраснев добавила: - С нетерпением. Вот потрогай, - Эмми взяла его руку и направила между своих чуть раздвинутых ножек. - Чувствуешь, как там мокренько? Так скучала по тебе...
  - Для моей маленькой госпожи у меня есть подарок, - прошептал Сэм.
  - Правда?
  Глаза её загорелись живейшим интересом.
  - Я так люблю вас, моя госпожа, что подумал...
  - Ну же! - девочка в нетерпении, даже притопнула ножкой.
  - Мои друзья. Эй, давайте сюда!
  И тут же в окно полезли два совершенно голых негра. Такие же здоровенные как Сэм с огромными, готовыми к соитию членами. От одной только мысли, что им возможно удастся овладеть хозяйской дочерью их елдаки возбудились.
  Пораженная этим зрелищем Эмми застыла. Глаза её округлились от страха. Ротик приоткрылся.
  - Госпожа, с вами всё в порядке? - обеспокоено спросил Сэм.
  - Это... Зачем? Они зачем здесь? - наконец смогла пролепетать Эмми.
  - Вам не нужно боятся, - быстро и горячо заговорил Сэм, увидев, как девочка, прикрываясь руками отступила вглубь комнаты к своей кровати. - Это Джим и Франсэ. Хорошие парни. Мои друзья. И они принадлежат вам.
  Последняя фраза несколько успокоила Эмми. Но продолжая прикрываться она забралась под одеяло и спросила дрогнувшим голоском:
  - Зачем они здесь? Я полагала ты придешь один.
  - Я подумал, госпожа, что вам необходимо больше мужчин. Больше удовольствия.
  - Ты хочешь, чтобы я одна с вами тремя...! - на высокой ноте воскликнула Эмми.
  - Я подумал, что вам понравится. Но если это не так, госпожа они сейчас же уйдут. И я тоже, если прикажите.
  Видя, что девушка по-прежнему испугана и колеблется, Сэм сделал знак друзьям, мол "Живо убирайтесь!" Они направились обратно к окну. Н-да, в этот раз Сэм просчитался. То, что прошло с Дорис здесь не сработало. Все-таки Эмми была слишком юна. Всего-то 16 лет. В этом возрасте белые девочки ещё дети.
  - Подождите! - вдруг воскликнула Эмми.
  Негры замерли. Неужели она передумала? Какое счастье!
  Эмми вроде бы немного успокоилась. Сэм заметил, как она с интересом смотрит на члены его приятелей.
  - Тоже, такие большие... - пробормотала она.
  Джим и Франсэ переглянулись и встряхнули пару раз своими причиндалами, демонстрируя девочке всю мощь и красоту своих членов и тяжело отвисающих, болтающихся яиц.
  - Ну я не знаю, - пробормотала Эмми. На её милом личике появилось выражение растерянности. - Сразу трое... Такие огромные... Вы меня по очереди что-ли?
  - Как вам будет удобно, госпожа, - загадочно улыбнулся Сэм.
  - А как может ещё? - Эмми издала нервный смешок. Но тут ротик её снова открылся когда она увидела какие вожделенные взгляды на нее направлены. Три огромных черных самца! Она поняла, что они могут овладеть ею враз - одновременно. Но как же это будет? В какой позе?
  От этих грязных мыслей, что её такую беленькую нежную девочку будут трахать эти негроиды Эмми начала возбуждаться. И куда только страх делся? Она выбралась из-под одеяла. Вздох восхищения негров. Эта совсем юная девочка будила нечто звериное, самцовое - дикое желание овладеть этой тоненькой девчоночкой, но уже с хорошо развитой грудкой и попкой и ножками. Эмми было ужасно стыдно но она не могла противиться желанию. Ее "киска" стала мокренькой, срамные губки набрякли и вожделенно приоткрылись, что не укрылось от внимательных взоров негров. Они обступили её. Сэм поглаживал ей попку, Франсэ всунул два пальца во влагалище и тихонько двигал ими вверх то вниз. "Киска" Эмми была тугой и узенькой, не смотря на то что она уже познакомилась с Сэмом. Там было горячо, мокро и липко. Джим поглаживал сиськи Эмми попку и бедра. Девочка возбуждалась все сильнее. Она терлась лобком о член Франсэ, а руками завладела членами Сэма и Джима. Начала дрочить эти огромные черные дубинки не уставая поражаться их мощи и размеру. Потом одного за другим она начала целовать негров.
  Затем Франсэ лег спиной на кровать. Сэм и Джим подхватив взвизгнувшую Эмми перенесли её туда же и начали усаживать сверху на приятеля, на его торчащий вверх елдак. Эмми вскрикнула ощутив, как в неё входит огромная жестко-упругая колбасина негра. Казалась он разорвет ее. Было немного больно, но и приятно одновременно. Преодолев некоторое сопротивление, член Франсэ, таки вошел в девчонку. Она была так возбуждена, что вагинальный сок буквально капал из её "киски". После того, как головка втиснулась между упругих валиков половых губок, член пошел легче. Удовольствие росло и усиливалось с каждым мгнговением. Эмми чувствовала полную, какую-то удивительную заполненность. Она начала потихоньку двигаться вверх-вниз привыкая к новому члену, второго в ее жизни мужчины. Не столько наверное длина, сколько толщина члена начала делать свое дело. С каждым мгновением Эмми охватывало всё большее наслаждение. Елдак негра распирал её киску до предела. Чуть откинувшись назад Эмми двигалась сначала, не спеша, но по мере возрастания удовольствия, по мере привыкания к размеру Франсэ она ускоряла темп.
  Девчонка кряхтела, стонала и вскрикивала насаживаясь на черный поршень. Весь липкий и блестящий он резво нырял в маленькую сладенькую дырочку. Сэм и Джим, сначала стояли перед кроватью наблюдая за совокупляющейся парочкой и дрочили. Затем, они забрались на кровать и расположившись по сторонам от девчонки принялись попеременно по очереди угощать ее своими членами. То один входил в ее ротик, то другой.
  Эмми от всего этого совершенно обалдела. Она громко стонала и прыгала на члене все быстрее и сильнее в предчувствии скорого оргазма. Франсэ помогал ей начав поддавать снизу. Девчонку, начало, аж подбрасывать вверх. Она взвизгивала от восторга. Так рпродолжалось еще несколько минут. Но вот Эмми вскрикнула, а потом, зажмурившись, издавая рычание начала кончать, дергая ногами и бедрами. Один раз из груди ее вырвался резкий крик и тут же внезапно оборвался. На мгновение, она перестала дышать. А потом, словно горный поток прорвал плотину. Эмми начала кричать от острого наслаждения и никак не могла остановиться. При этом она продолжала скакать на члене, с силой, резко насаживаясь на него своей горячей, пульсирующей вагиной.
  Совершенно ошарашенная таким мощным оргазмом Эмми откинулась назад еще сильнее, ноги ее были вздернуты вверх самым бесстыжим образом. Франсэ бережно снял с себя девушку.
  - Ты такой... такой... - она не нашла слов, чтобы передать свои чувства только жарко и сильно обняла Франсэ, а потом из благодарности принялась страстно отсасывать его член лизать яйца. Он едва не кончил при этом.
  - Не сейчас госпожа, не сейчас, - он мягко поднял девушку с колен. - Я еще хочу доставить вам удовольствие, но чуть позже. Пока же мои друзья...
  - Теперь, давай ты! - весело воскликнула Эмми хватая за руку Джима и притягивая его к себе - Как ты хочешь?
  - Я выполняю ваши желания госпожа.
  - Да? Ну, давай сзади.
  И она, наклонившись, уперлась руками в кровать. Ноги широко расставила. Джим пожирал глазами ее круглые упругие ягодички. Он ухватил их. Своими большими черными ладонями. Девочка блаженно застонала и вильнула в нетерпении попкой.
  - Войди в меня. Ну же.
  Джим не стал больше медлить. Он чуть-чуть присел и вогнал член под ягодички девчонки. Эмми протяжно застонала, ощутив как член негра втиснулся в ее влагалище. Джим начал пользовать Эмми не спеша. Движения его были плавными, проникал он не особенно глубоко. Руками негр, сжимал бедра или ягодицы Эмми, а иногда просовывал руки ей под мышки и крутил, оттягивал пальцами соски, или поглаживал ладонями грудки девочки целиком. Сэм зашел с другой стороны забрался на кровать. Эмми принялась отсасывать его член как раз оказавшийся прямо перед ее лицом.
  Через пару минут Джим стал двигаться немного побыстрее и проникать чуть глубже. Член его хорошо скользил в мокром влагалище. Эмми вскрикивала от наслаждения всякий раз когда член проникал на всю глубину влагалища и доставал до матки.
  Наконец страсть полностью захватила их. Джим уже наяривал членом в полную силу. По ляжкам Эмми стекала смазка, оставляя липкие, слегка извивающиеся дорожки. Постепенно Эмми начала прогибаться в обратную сторону. В конце концов Джим, не вынимая члена перевалил девчонку на себя, так что спиной она лежала теперь на его груди.
  Тут Эмми испытала почти такой же по силе оргазм, как и с Франсэ. Но удивительное дело, отдыхать ей не хотелось. Все еще ощущая сладостные спазмы в своей "киске", она легла на Сэма сверху лицом к нему. Он, ухватив ее попку руками, начал совокупляться с девчонкой. Она вскрикивала и прыгала на его члене, как заведенная. Там где соединялись две плоти черная и нежно розовая - громко чавкало и пузырилось липкое молозиво.
  Потрахав Эмми как следует Сэм предложил:
  - Госпожа, можем мы вас в попу?
  - Давай - радостно согласилась Эмми.
  Сэм уложил девчонку животом на кровать взгромоздился нее сверху и втиснул член в ее анус. Эмми вскрикнула. Было немного больно. Впрочем, в заднюю дырочку натекло немало смазки и Сэм втискивал плавно, так что его черная дубинка вошла вполне благополучно. Вот, он загнал член наполовину и начал двигаться туда-сюда разрабатывая анус девчонки. Она стонала и кряхтела под напором негра. Франсэ и Джим поочередно всовывали ей в рот члены, девушка усердно лизала и обсасывала головки черных елдаков. Негры стонали от удовольствия.
  Проработав дырочку юной госпожи Сэм уступил место Франсэ. Тот вогнал так, что Эмми взвизгнула. Затем анус девчонки попробовал и Джим. Он перевернул Эмми: она просто обалдела от всей этой акробатики, и обнаружила себя сидячей сверху на Джиме в такой же позе, как ее первый раз трахал Фрнсэ только член был в анусе. Джим продолжил вгонять ей.
  И тут Франсэ начал делать такое, что Эмми от растерянности потеряла дар речи. Он забрался на кровать, присел, ее ноги закинул себе на плечи и вогнал член во влагалище.
  - Эй, а Джим?! Вы что, меня вдвоем сразу...
  Но это и так было очевидно. Эмми дико возбудилась от столь вопиющего разврата. Ее пользовали два нега за раз. Ее! Молоденькую белую госпожу!
  Черные рабы драли ее дырки своими членами немилосердно. Но ей, это и было нужно. Сами чернокожие поражались: откуда в худенькой девчушке, стиснутой между здоровенными потными неграми столько выносливости и сил? Черные колбасины с чавканьем двигались в дырочках Эмми, растягивая их до предела. Вся ее промежность была мокрой и скользко-липкой от вагинальных выделений. Черные елдаки, ныряя в сладенькие отверстьица юной госпожи глянцево блестели.
  Эмми кончала с громкими криками. Её вздернутые ноги дрыгались, по бедрам пробегали судороги, вагина и анус сладко пульсировали от наслаждения, сжимая и жадно проглатывая член Франсэ и Джима.
  После этого все решили, что следует немного передохнуть. Они весело смеялись и непринужденно болтали, словно и не было никакой госпожи и никаких рабов.
  - Мне очень понравилось, когда вот так, вдвоем, - сказала девушка. - Даже сказать не могу, как здорово. Давайте ещё также.
  Спиной на кровать лег Джим. Эмми хотела было забраться на него и продолжить развлечение в уже знакомой ей позе спиной к лежащему, чтобы опять принять двух негров. Но Сэм предложил ей лечь на Джима лицом к нему. Эмми удивленно взглянула на Сэма, но выполнила, то что он сказал. Член Джима вошёл во влагалище юной хозяйки. А Сэм тем временем быстро забрался на кровать с ногами и присев над парочкой вогнал свой елдак Эмми в анус.
  Она начала смеяться. Вот оказывается, как можно ещё!
  И снова ее пёрли двумя членами одновременно. Сэм загонял глубоко, прижимаясь низом живота к попе Эмми плотно. Джим поддавал снизу, проникая почти по самые яйца во влагалище девчонки. Так они пользовали молодую госпожу минут десять. Затем, Сэм уступил Франсэ. Он тоже, как следует продрал зад девчонки. Эмми испытала сильный и продолжительный оргазм. Не помня себя она кричала, дрыгала ногами, судорожно дергала ягодицами.
  Что и говорить все изрядно устали, вспотели. Но Эмми, несмотря на это желала ещё. К тому же, ей хотелось довести своих черных любовников до оргазма и получить их сперму.
  Франсэ уложил Эмми на спину и лег на нее сверху. Остальные сидели рядом и глядя на них весело переговариваясь, обмениваясь шутками и дрочили. Эмми лежала вся уставшая разъебаная, закрыв глаза. Негр пёр и пёр ее, весь вспотел от усердия. Девушка, казалось была уже ко всему безучастна, но на самом деле она всё также наслаждалась. Каждое движение Франсэ приносило ей удовольствие. Оргазм получился не такой сильный, как предыдущие, но вполне себе неплохой. Франсэ кончил тоже. Он хрипло протяжно застонал и Эмми ощутила, как его горячая сперма толчками выплескивается внутрь, заполняет её лоно. Но хорошо ли это, что негр исторг в неё свое семя? Эмми прибывала в таком блаженстве и под таким впечатлением от соития с тремя рабами, что мысль о нежелательных последствиях всего этого, лишь слабо шевельнулась где-то в самом дальнем уголке сознания.
  Следующим на девушку лег Сэм. Он совокуплялся с совершенно обессилевшей девчонкой долго и таки довел ее до ещё одного оргазма. Эмми глухо стонала. Черный елдак долбил ее дырочку где вспенивалась вперемешку семя Франсэ и ее сока. Потом, Сэм вдруг подхватил Эмми и резко перевернул. Все перед её глазам замелькало и через секунду она смотрела в потолок будучи лежащей на полу в который упиралась плечами и верхней частью спины. Ноги же её и бедра были вздернуты вверх самым бесстыжим образом. В этой разварной позе Сэм продолжил трахать девчонку. Негр при этом сидел на краешке кровати. Руками придерживал раздвинутые широко в стороны и задранные вверх ножки Эмми. Член его входил в ее киску сверху. Иногда Сэм менял ее дырочки. Потом уступил свое место Джиму. Тот, тоже отодрал девчонку и туда и сюда. Плечи спина и руки Эмми изрядно затекли. Но она была близка к очередному оргазму. Сэм, снова принялся трахать ее. Прошла пара минут. И вот, он вскрикнул и начал кончать выбрасывая во влагалище Эмми струю за струей липкого горячего семени.
  Эмми, тоже была на грани. Вот-вот! Вот сейчас! Джим ей помог . Он сменил совершенно вымотанного Сэма ноги которого буквально подкашивались. Несколько толчков членом, несколько нырков в горячую дырочку вагины и Эмми забилась в оргазме. Джим, тоже не выдержал, но он хотел кончить на милое, совсем еще детское личико юной потаскушки. Быстро вытащив член и присев, он рыча начал спускать на лицо Эмми, в ее открытый ротик на её высунутый язык. Сперма заляпала губы и подбородок юной госпожи, толстой жирной струйкой поползла о уголка рта по щеке. Джим стряхнул последние капли на лоб Эмми и отошел в сторону, весь взмокший от пота и усталый.
  - Как здорово было, - придя в себя пробормотала Эмми.
  Она сидела прямо на полу раздвинув ноги. Вся нижняя часть лица и правая сторона заляпана спермой. На ляжках потеки семени из вагины тоже вытекли излишки. По сути девушка сидела в лужице спермы. Она облизывала пальцы, собирала сгустки семени с лица с "киски" и отправляла в ротик.
  - Ммм... вкусно. Вкус ананасов? Вот здорово! Джим, почему твоя сперма со вкусом ананасов?
  - Я ел недавно их, госпожа, - ответил негр.
  - Мне понравилось. Приходите еще завтра, - Эмми довольно хихикнула. - Только втроем. Обязательно втроем.* * *
  Через три недели Дорис окончательно убедилась, что беременна. И нехорошее предчувствие овладело ею. Оно становилось сильнее день ото дня. От Джона ли будет ребенок? Или все-таки от кого-то из негров? Их через ее постель в первые десять дней после отъезда мужа прошло с дюжину. Отцом мог быть Сэм, Джим, Франсэ... Все они спускали сперму не только ей на лицо, но и во влагалище.
  Проклятие! Что же теперь? Как она, опытная уже тридцатидвухлетняя баба так доигралась?
  Скрывать беременность было невозможно. Кто-то из рабов всё равно потом проболтается. И в одном из писем она написала Джону, что ждёт ребенка. От него пришел ответ через месяц. Джон был несказанно счастлив. Писал, что хотел бы приехать, но пока не может, ибо дела полностью захватили его.
  Дорис решила, что это только к лучшему. Если родиться белый малыш, что ж, это хорошо. Никаких тогда проблем. Ну, а если черный... Что ж, когда это случиться она подумает, что сделать.
  Но собственная беременность, итог которой был под вопросом, стала для Дорис не единственной проблемой. Вскоре выяснилось, что Эмми её дорогая доченька, тоже беременна. Она пыталась некоторое время скрывать, но разве можно утаивать такое долго?
  - От кого? - это был первый вопрос Дорис.
  Эмми смотрела на мать с ужасом. Потом пролепетала:
  - Не знаю. Может Сэм. Или кто-то еще из рабов. Их много было...
  Дорис застонала, закатила глаза. Кошмар! Какой кошмар! Чертовы негры и здесь наследили!
  - Ты знаешь, что сделает с тобой отец, когда узнает?
  Эмми начала плакать, хорошо понимая что ждет ее. Мало того, что отец вышвырнет ее из дома, от нее отвернется все общество. Она навеки заклеймила себя преступной связью. Рыдания душили Эмми, жизнь начала казаться ей невыносимой.
  - Мама, я хочу умереть! Как жить то теперь! Какой позор!
  Сердце Дорис сжалось. Кому как не ей было понять дочь. Устоять перед этими черными не смог бы никто. А сама она, не черного ли ребенка носит под сердцем?
  - Успокойся, - сказала Дорис, прижимая Эмми к себе. - Мы что-нибудь обязательно придумаем.
  Поскольку избавляться от ребенка было уже поздно решили ждать его рождения. Все контакты с Сэмом и всеми остальными чернокожими прекратили. Эмми вела затворнический образ жизни. О ее положении знали лишь Лусинья и еще пара служанок. Джону о положении дочери Дорис не сообщила. Более того, после долгих раздумий и душевных терзаний она решила, замести все следы. Наняты были люди, которые все устроили так, что Сэм был обвинен в воровстве. Беднягу насмерть запороли на конюшне. Говорят за всё в этой жизни надо платить. И Сэм заплатил сполна. Дорис было тяжело на сердце. Весь день после смерти Сэма она проплакала. Можно ли остаться равнодушным, когда по твоему же приказу убивали человека, доставившего тебе столько радости, столько счастья? Но иного выхода не было. Да и кто такой, в общем-то, этот Сэм? Обычный раб. Дорис горевала сильно но не долго. От других негров, побывавших в её спальне и в спальне её дочки, тоже постепенно избавились под разными предлогами.
  Когда пришло время рожать, рядом с Дорис были лишь Лусинья, и раб-акушер Томас, принимавший роды у всех рабынь, живущих в поместье.
  Роды прошли достаточно легко. Дорис лежала на ложе, вокруг хлопотали рабы. Лусинья вытерла ее вспотевший лоб полотенцем.
  - Тужьтесь! - кричит акушер. - Сильнее, миссис Дорис! Уже показалась головка!
  Детский плач огласил комнату.
  - Цвет? - прохрипела Дорис, вцепившись Лусинье в край фартука. - Скажи, какого он цвета.
  Негритянка уставилась на госпожу глазами полными ужаса. Голос ее дрогнул.
  - Ребеночек черный, госпожа.
  Тяжелый вздох отчаяния вырвался из груди Дорис. Она закрыла глаза, откинулась на подушки. Но не время было предаваться отчаянию. Дорис была сильная, волевая женщина. И в соседней комнате рожала ее дочь. Решение принимать нужно было сейчас.
  - Томас, - позвала она, - Лусинья.
  Рабы приблизились.
  - Никто не должен знать, что я и дочь родили черных детей. Я хочу, чтобы исчезли все кто об этом знал. Кто принимает роды у Эмми?
  - Мой помощник Луис, - дрожа от страха ответил Томас.
  - От него нужно избавиться, - холодно и решительно произнесла Дорис.
  - Но Миссис... Луис опытный, хороший врач.
  - Он должен исчезнуть, - повторила Дорис. - Это приказ. Ты поняла меня Лусинья? Пусть об этом позаботятся люди Мануэля. А ты Томас забудь о Луисе. Считай, что его никогда не было.
  - Да, госпожа.
  Дорис на несколько минут задумалась. Из соседней комнаты доносились приглушенные крики Эмми. Её роды только начались. Дорис захотела взглянуть на рожденного ею ребенка. Это был мальчик. Красивый, крепенький. Что же делать то с ним? Тоже убить?
  Жалость сдавила сердце Дорис железными тисками. Хоть и от негра но это был её ребенок. Её!
  - Лусинья, узнай не рожал ли кто недавно из рабынь?
  Негритянка кивнула и вышла из комнаты. Она вернулась через четверть часа и сообщила:
  - В поместье родили шесть девушек. Лаура, Эстель, Мэнди, Эмили, Сюзи и Алмади. У Лауры ребенок мертворожденный. У Мэнди слабый малыш. Девочка. Умерла через пять минут после рождения. Но Мэнди дала ей имя. Клэр.
  - Клэр... Вот что сделай Лусинья, - Дорис пристально смотрела служанке в глаза. - Возьми моего... Возьми этого малыша и отдай его Лауре. Пусть растит и заботится о нем, как о своем ребенке. Начнет спрашивать, откуда этот малыш и чей он, объясни, что это не ее дело. Всё ясно?
  - Я поняла, госпожа.
  - Далее, когда родит Эмми её ребенка передай Мэнди. Тоже ничего не объясняй. И вы двое, - Дорис вновь пристально посмотрела в глаза и Лусинье и Томасу, - будите держать язык за зубами. Вы только двое теперь обо всем знаете. И если что-то всплывёт, я буду знать, что кто-то из вас проболтался. И тогда вам не поздоровиться. Ясно? Вы хорошо уяснили?
  - Да, миссис, - в один голос воскликнули перепуганные негры.
  Они никогда не видели хозяйку такой. Дорис всегда милая, нежная, добрая теперь походила на какую-то хищницу. Черты лица стали как-то резче, в глазах - мрачная решимость, на губах жестокая усмешка.
  - Малышку Клэр мы похороним в саду. Крест, красивая оградка... Для всех: слуг, моего мужа и Эмми, там - моя дочь. Моя дочь Клэр.* * *
  Малышня бегает по двору. Два десятка черных ребятишек. Джон, стоя на крыльце дома и обнимая Дорис с грустью смотрит на резвящуюся детвору. Хороший приплод дали рабы. Что и говорить - хороший. Но как было бы здорово, если бы и господский дом огласился радостным детским смехом и топотом маленьких ножек.
  - Как жаль, что наша малышка не выжила, - вздохнул Джон и смахнул одинокую слезинку. - Как жаль.
  Дорис прижалась к нему плотнее, спрятала лицо на могучей груди супруга. Они только что вернулись из сада в укромном уголке которого среди вишен была могилка их младшей дочери Клэр, умершей сразу после родов.
Оценка: 5.95*16  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) Н.Трой "Нейросеть"(Киберпанк) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) М.Анастасия "Инициация ведьмы"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"