Зардалова Ая Касьяновна: другие произведения.

Ведьма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение "Еще не ведьма"

  ВедьмаЧасть 1
  Я опасалась, что мне надо будет ползать по стенам в длинном платье и босоножках на высоченной шпильке. К счастью, как только мы выскочили из подземелья, Румат свернул к сторожевому бастиону. Я поспешила за ним, вся в прострации. Отчего-то мне стало как-то немного страшно покидать замок со служанками, теплыми бассейнами, вкусной едой и изящными нарядами. Впрочем, Румат то и дело оглядывался, когда мы поднимались по винтовой лестнице. Я ощущала его взгляд, скользящий по моим почти оголенным сиськам, опускающийся к моим ножкам - ходьба по крутым ступеням то и дело оголяла мою ногу в разрезе до самого бедра. Да и я сама еще чувствовала вкус его спермы на губах. Новая жизнь в объятиях Румата должна оказаться сладкой!
  Наконец мы добрались до верхней площадки. По всей видимости за простой дубовой дверью была стена, ограждающая дворец. Кнавций как-то, перед тем, как снова заняться моими прелестями, хвастался, что стена его замка шире, чем у кого-либо из соседей... О, боги, о чем я только думаю...
  Румат осторожно приоткрыл дубовую дверь и выглянул в образовавшуюся щель. Потом он повернулся ко мне:
  - Снимай платье!
  Я недоуменно захлопала ресницами:
  - Но, милый... Я тебя тоже, конечно, хочу, но нам надо бежать! Мы и так потеряли много времени, когда я ублажала твой снова вставший член!
  - Нет, королева моего сердца. Я бы очень хотел опять сжать тебя в объятиях, но... На стене - стражник. Тебе надо занять его на несколько минут, пока я по карнизу проберусь ему за спину.
  - Ты думаешь, это хорошая идея? - пробормотала я, спуская бретельки. - А одетой я его не смогу отвлечь?
  - Любимая! Я уже приговорен, а теперь и ты, сбежав со мной, - тоже. Поэтому нам нужно выложить все что есть...
  - Ну, да...- задумчиво произнесла я, взвешивая свои шары в ладонях, - пожалуй только это я и могу выложить.
  Платье соскользнуло к ногам, и я решительно шагнула к двери.
  Румат перехватил меня и сжал в объятиях, шепча мне в волосы что-то про любовь, про мою ослепительную красоту. Его ладонь сжимала мою ягодицу, а вторая легла на грудь. Я застонала, когда мужские пальцы задели чувствительный набухший сосок.
  Но я отстранилась, хихикнув:
  - Румат, сейчас у тебя встанет кое-что и там, на стене, за что-нибудь зацепится.
  Румат с видимым трудом оторвался от меня и, отойдя к узкой бойнице, протиснулся в проем. Он еще раз окинул меня жадным взглядом и указал глазами на дверь. Я глубоко вздохнула и, мысленно помолившись Миритари, открыла дверь. Стражник стоял в пяти метрах от меня. Его взгляд тут же приклеился к моим прелестям. Я почти физически ощущала этот, скользящий по моей шелковистой коже, взгляд. Светило яркое солнце, и было понятно, что ни единая деталь моего тела не укрылась от стражника. О, боги, что мне надо делать-то? Я пребывала в ступоре, не зная куда деваться от мужского взгляда, исследовавшего меня от кончиков твердых сосков до лобка, где беспощадное солнце не могло не высветить нежную расщелинку.
  Вдруг за стеной послышался шорох, и стражник на мгновение повернул голову, ища глазами источник шума. Тут уж надо было действовать. Я почти бегом кинулась к стражнику, отвисшая челюсть которого наконец-то вернулась на место. При этом я пыталась обворожительно улыбаться, пока мои руки не обвили шею стражника, а груди не сплюснулись о стальной нагрудник. К счастью он был начищен до зеркального блеска и мои соски лишь немного обожгло. Я уже не обращала на это внимания, впиваясь ртом в мужские губы. Я чувствовала, как стражник начал сначала несмело, а потом все более уверенно обшаривать мое тело руками. Ладони легли на попочку, прижимая меня к нагретому на солнце металлу, а закованное в наколенник колено вторглось между моими бедрами. Я непроизвольно застонала, когда мои чувствительные губки прошлись по кольцам кольчужных чулок стражника. Это вызвало вполне предсказуемую реакцию - стражник повалил меня на спину, возясь с поясом. Ну, где же Румат??? Меня сейчас трахнут прямо здесь на стене... А чего еще ждать, если сама явилась в голом великолепии, да еще бросилась на шею?
  Стражник на миг отстранился, срывая с паха стальную ракушку, и я с ужасом обнаружила под ней вставший мощный член. Потом на меня снова навалились, я едва успела пошире раздвинуть ноги. Головка несколько раз ткнулась в мои влажные губки и, наконец, обнаружила мое услужливо предоставленное отверстие. Рыча, стражник так мне засадил, что выбил воздух из моих легких. Я сама даже пошевелиться не могла под всей этой тяжестью, навалившейся на меня. А мужчина, сопя, делал свое дело, пронзая меня сильными размашистыми ударами. Моя попочка елозила по камням, раскаленный член ходил во мне... Не знаю сколько так продолжалось, но вскоре мужчина хрипло закричал, чуть приподнявшись надо мной, и жаркая струя ударила в меня изнутри. Я в ответ тоже застонала, то ли от хлынувшего в легкие воздуха, то ли от хлынувшей во влагалище спермы. И тут же мышцы влагалища стали сокращаться на туго забитом в меня члене. Моя голова откинулась, волосы из разбившейся окончательно прически подметали стену, а я билась в оргазме, стоная и крича.
  Я еще вздрагивала в последних толчках оргазма, когда стражник надо мной как-то странно хрюкнул и повалился на меня. Секс с закованным в броню мужчиной - это детские игрушки по сравнению с его полной тяжестью! Я уже даже вздохнуть не могла, в глазах поплыл красный туман. Я только чувствовала как из меня постепенно выскальзывает мягчяющий член вместе с выливавшейся спермой. Сознание начало ускользать, но руки сами собой уперлись в стальной нагрудник. В последнем отчаянном усилии я толкнула тело. К моему удивлению стражник вдруг подлетел вверх и едва не сбил оказавшегося возле нас Румата, упав рядом с ним в неестественной позе. Вот дьявол, могла бы я так, чтобы не быть взятой стражником? Сразу?..
  Румат пристально смотрел на меня. Я поспешно сдвинула колени, проворчав:
  - А ты не торопился...
  - Госпожа, я торопился! Но карниз - всего 5 см шириной, я боялся сорваться, боялся подвести тебя.
  - Но ты не торопился и снимать его с меня! Ты что хотел, чтобы я задохнулась под тяжестью?
  Глядя в бешенные глаза Румата, я поняла - так оно и было.
  Я поднялась, кусая губы и потупив взгляд. Румат подскочил и помог встать.
  - О, ослепительная любовь моя, прости меня. Ты замолишь этот грех в храме Провитрты, и мы будем с тобой снова!
  - Ладно, проехали.
  Я позволила Румату заключить себя в объятия, чувствуя одновременно, как между бедер стекает сперма другого мужчины. Кстати, не придет ли он в себя в неподходящий момент? Я бросила взгляд через плечо обнимавшего меня мужчины, пытаясь определить степень бесчувственности стражника. Одновременно я ощутила, как на мою попочку снова легла мужская рука.
  - Э-э-э... Минуточку, Румат... Нам надо двигаться дальше... Ты же не хочешь... ну, меня снова... ну... э-э-э?...
  - Хочу, прекраснейшая из женщин! Но ты права, не здесь и не сейчас.
  Я вздохнула с облегчением, стараясь, чтобы вздох не был слишком заметен.
  - Мне надо надеть платье.
  Я надеялась, что мне удастся хотя бы немного привести себя в порядок, особенно между ног... Однако сделать это у меня не получилось. Краем глаза я увидела метнувшуюся в безоблачном небе тень, и Румат вдруг вскрикнул. Я с ужасом увидела, как обагряется кровью его плечо.
  - Горгулья! - выкрикнул он, и, схватив меня за руку, потащил к противоположному бастиону. - Надо успеть укрыться, иначе нам конец!
  Горгулья зашла на второй заход и я смогла ее рассмотреть как следует. Это явно был самец! Внушительный мужской торс, покрытый серым мехом; руки, словно раздутые игравшими под волосяным покровом мышцами; злое лицо, именно лицо, человеческое лицо; и, наконец, здоровенный член, болтавшийся между скрюченных задних лап с острыми когтями-кинжалами.
  Мы явно не успевали...
  Боги! Я представила себе на мгновение, что и эта пташка захочет меня поиметь, когда поймает. Жуткая злость взяла меня - трахают меня все кому не лень - даже член горгульи уже был в полунапряженном состоянии, словно чудовище представляло, как воткнет в меня эту штуку.
  Я завопила от ярости и вырвала руку из ладони Румата. Развернувшись, я выбросила руки вперед, желая испепелить пикирующую горгулью, член которой по мере приближения ко мне, вздыбливался. Не знаю, чего я добивалась, скорее всего это была обыкновенная истерика. Ну, а что мне еще оставалось делать? Только встать на четвереньки, да пальчиками раскрыть себя, чтобы горгулье было удобнее засадить мне с полулета. Наверное так и надо было сделать, чтобы Румат смог беспрепятственно достигнуть дальнего конца стены. Эти мысли пронеслись в моей голове, не оставив и следа, когда с кончиков моих пальцев брызнули снопы искр. Большинство из них не причинило подлетевшему чудовищу ни малейшего вреда, однако несколько особенно больших и ярких даже в солнечном свете нанесло горгулье сильные ожоги. А главное: один из самых больших сгустков пламени попал точно на неимоверно раздувшуюся головку. Горгулья завизжал и камнем рухнул вниз. Его голова пролетела буквально в паре сантиметров от кончиков моих грудей и с хрустом врезалась в край стены. Горгулья застонал, его тело медленно перевалилось через край, и я услышала только удаляющийся шорох.
  - Вот так вот, дорогуша! - пробормотала я и повернулась к Румату.
  Румат был плох - из раны на плече обильно текла кровь.
  Я, как могла, дотащила его, еле передвигавшего ноги до бастиона. Мы кое-как спустились вниз. В бастионе оказался пролом, открывающий проход в заросли густого кустарника. Мы, шатаясь, прошли по узкой тропке и вышли к берегу моря. Берег был скалистым, но тут же обнаружилась расселина, приведшая к воде. В малюсенькой бухточке под нависшими скалами покачивалась на волнах лодка с парусом и веслами.
  - Бэсс! - хрипло позвал Румат. - Послушай, любимая. Здесь за скалами стоит на рейде судно. Капитан сможет тебя увезти... Подожди, не возражай... Мне не выдержать морского перехода, я вернусь в город. Я знаю трактирщика, который поможет мне... Я потом отработаю долг за лечение и укрывательство.
  - Румат! Ты ему заплатишь! Он будет обращаться с тобой, как с королем! - я лихорадочно вырывала из остатков прически бриллианты вместе с волосами. На один такой камень стонзская деревня могла бы существовать целый год. - Вот, возьми.
  - Хорошо! Теперь плыви.
  Я впилась поцелуем в губы Румата, стараясь не думать о руках исследовавших мое тело, подавляя желание оседлать мужчину и вдоволь на нем поскакать, несмотря на душившие меня слезы.
  Потом я бросилась к лодке и принялась устанавливать парус, сама не понимая откуда знаю, что такое галс и особенно, как его использовать. Лодка потихоньку тронулась прочь от берега. Я оглянулась на вставшего на ноги Румата. Его губы шевельнулись. Он был уверен, что я не услышу, но мои новые способности донесли его слова:
  - Надеюсь, капитан не откажет ведьме. Да еще такой прекрасной. И к тому же такой голой.
  Нехорошие предчувствия ворохнулись в моей душе, но тут лодка вышла из бухты, ветер наполнил парус в полную силу и понес к видневшемуся невдалеке кораблю. Меня подняли на борт. Я стояла под многими взглядами, совершенно обнаженная, одетая только в босоножки на высоченной шпильке, пока ко мне не направился мужчина. Его походка была хищной, как и усмешка на заостренном загорелом лице.
  Он прикрикнул на матросов, и те быстро испарились из зоны видимости.
  - Позвольте представится: старший помощник капитана Гарсиа. Что делает столь обворожительная девушка у нас на борту?
  Гарсиа снял кафтан и набросил его мне на плечи. Я поспешила закутаться в расшитую золотом ткань, чтобы наконец скрыть свою наготу.
  - Меня зовут Бэсс. Мне необходимо добраться до Скваздота. Я заплачу, честно!
  - Н-да? - Гарсиа приподнял бровь в притворном изумлении. - И куда же прекрасная Бэсс могла спрятать такое количество денег?
  - Вот, - я разжала кулачок с двумя последними бриллиантами, вычесанными из волос на лодке.
  - Это меняет дело!
  Старпом провел меня на корму, возвышающуюся над палубой, словно крепость, открыл передо мной резную, украшенную завитушками дверь.
  Оказавшись внутри, я замерла. Посреди роскошной каюты стояло кресло, в котором развалился здоровяк с квадратными плечами, квадратной челюстью, с квадратными ладонями, лежащими на золоченых подлокотниках. А у его ног застыла обнаженная девушка на коленях. Черноволосая головка девушки ритмично покачивалась, не оставляя сомнений в том, чем она занималась. Мое внимание сразу привлекла татуировка на крестце стройной фигурки. Там весело улыбалась рожица Вутси...
  - О, кэп! Мы зайдем позже...
  - Зачем? - пожал массивными плечами капитан, с интересом уставившись на меня.
  Потом прикрикнул на девушку, сжавшуюся, едва прозвучал голос Гарсии:
  - Продолжай! Тебе кто позволил остановится?... Так, и кто это у нас здесь?
  - Ее зовут Бэсс. Она заплатила двумя чистейшими бриллиантами за то, чтобы ее доставили в Скваздот.
  Здоровяк рассмеялся:
  - Вот видишь, Гарсиа, а ты говорил, что я буду скучать в этом плавании! Сначала в порту одна тайком пробирается на борт, а потом прибывает и вторая! И всем надо в Скваздот! Ну, что ж, так и быть доставим, тем более мы туда и отправляемся. Ха-ха-ха! - капитан хрипло засмеялся. - Ладно, Гарсиа, забирай кафтан и проваливай, а я уж посмотрю, что можно сделать для столь привлекательной особы. Ха-ха-ха...
  - Но, кэп, эта, - Гарсиа сделал ударение на последнем слове, - заплатила!
  - Неважно. Она заплатила за доставку. Кто сказал что у нее не будет каких-то дополнительных обязанностей в плавании? Ха-ха-ха...
  Капитан резко оборвал смех:
  - Ты еще здесь? Проваливай!
  Гарсиа виновато посмотрел на меня, осторожно снял с плеч кафтан и вышел за дверь. Я поежилась, вновь оказавшись обнаженной перед мужчиной.
  - О! Интересно как!
  Капитан уставился мне на лобок, потом перегнулся и поглядел на крестец девушки. Шлепнув ее по аппетитной упругой попке, он схватил ее за волосы и повернул лицо ко мне.
  - Вы не сестры? Хм.. Одна беленькая, другая черненькая... Эй, Бэсс, у тебя не парик?
  Девушка, хорошенькое личико которой исказилось гримаской боли, действительно имела похожие черты лица - тот же овал лица, пухленькие губки, сейчас влажно поблескивающие, миндалевидные глаза, длиннющие ресницы...
  - Ладно, неважно. - Капитан бросил девушку на пол, где она застыла, словно сломанная кукла, и встал. Я невольно покосилась на член, как будто такой же квадратный, как и все остальное в капитане. Член упруго подрагивал, когда кэп шел ко мне. Впрочем я не особенно боялась, уверенная в своих новых способностях.
  - Зовут меня Лузио, - сказал капитан. - На судне я - царь, бог и господин, так что тебе лучше быть ласковой со мной... Бери пример с Мали, - кивнул он в сторону распростертой ниц обнаженной девушки.
  Капитан приблизился так, что его твердый член едва не уперся мне в живот. Он потискал мою грудь, ухватил пальцами твердый сосок, выкрутил его так, что из моей груди едва не вырвался стон, то ли от боли, то ли от щемящего удовольствия.
  - А теперь соси!- приказал Лузио.
  - Да-а? А больше ничего не надо? - спросила я и издевкой и вытянула руку в сторону стола, заваленного картами, остатками трапезы и какими-то приборами. В числе всего прочего на столе лежал кинжал, который вначале спланировал мне в руку, а потом коснулся кадыка капитана. - Теперь поговорим по-другому! Руки убе...
  Я не поняла что случилось - в висок что-то ударило, и сознание рухнуло в темноту. Когда я пришла в себя, мне вначале даже страшно было открыть глаза - так разламывалась голова. Поверхность подо мной была мягкая и ходила ходуном. А потом я услышала женские стоны и мужское всхрапывание. Приоткрыв глаза, я увидела прямо перед собой сплетающиеся в экстазе тела. Лузио трахал полулежащую на боку Мали, высоко поднявшую стройную ножку. Ее розовые увлажненные лепестки обнимали ходивший в их плене член, увитый венами. Кэп тискал стонавшую девушку за груди, сжимая их попеременно, а иногда хватал ее за подбородок и заставлял поворачиваться к себе, чтобы впиться в губы. "Ну, я сейчас тебе покажу! Второй раз у тебя твой фокус не пройдет!" - подумала я, но пока еще смирно лежала, не шевелясь. Я видела, что Мали находится на грани оргазма, и мне хотелось, чтобы несчастная девушка кончила. Хоть какое-то кратковременное счастье!
  Кэп повернулся на спину, увлекая Мали, и вот уже она сидит на его члене, отклячивая попку и насаживаясь, чтобы член вошел в нее до самого корня, а кэп с интересом смотит, как пизденка девушки скользит по его стволу. Потом Лузио слегка подтолкнул девушку в спину. Она оперлась руками о его колени, не переставая стонать и елозить попкой, а он по всей видимости ввел палец ей в попку. Мали тоненько застонала и рухнула вперед к коленям мужчины, сотрясаемая оргазмом. И когда капитан увесисто шлепнул по округлой попке со словами: "Эй, ты что уснула? Дело еще не закончено!", я решила - пора.
  Я дернулась, чтобы вскочить, но не тут-то было! Оказалось, что мои руки крепко связаны за спиной, а на горло надета петля, прочно удерживая привязанной к скобе за спиной. Веревка натянулась, впиваясь в горло и я лишь сдавленно закашлялась вместо того, чтобы обрушить на кэпа поток искр.
  - О, наша ведьма проснулась! - усмехнулся кэп. Он спихнул все еще содрогающееся в последних отголосках страсти тело Мали и подполз на коленях ко мне. - Очень хорошо, не люблю трахать полумертвых женщин!
  Взяв меня за подбородок, он усмехнулся:
  - С вами ведьмами ведь как? Свяжи руки за спиной - и конец всем вашим фокусам! Очевидно, у вас должна быть связь между сиськами и ладонями. Ох-ха-ха-ха!!
  - Ужасно, просто неописуемо остроумно! - проворчала я, чувствуя, как Лузио по своей привычке выкручивает мой сосок. Потом его рука поползла мне между бедер.
  - Ну?! - требовательно произнес кэп. - Ты же не хочешь сойти с корабля раньше, чем мы доберемся до Скваздота? И я, зло зыркнув на него, слегка расслабила мышцы, сжимающие ноги. Тут же мои губки были сжаты твердыми пальцами.
  - Хм, девочка мокрая! Это хорошо! Ну что сама сосать будешь или тебе помочь?
  Я покачала головой. Кэп разозлился. Схватив меня за волосы он пригнул к своему члену так, что петля на горле затянулась и я едва могла вздохнуть. А Лузио возил меня лицом по своему члену, еще мокрому от соков Мали и собственной смазки.
  - Ну! Давай!
  Член упрямо тыкался в мои губы, но я так же упрямо их не открывала.
  - Ах, ты, сучка! Ладно этим займемся попозже.
  Капитан отвязал меня от скобы и потащил к изголовью кровати.
  Там он усадил меня на резную спинку так, что все завитки тут же впились мне в задницу. Затем он схватил веревку и поочередно обвязал лодыжки. Я еще не понимала, что он хочет, когда мои ноги оказались вздернуты и привязаны к скобам сзади. Я оказалась в самой неудобной позе - мои колени едва не доставали мне до ушей, руки связаны за спиной, сама спина упиралась в переборку, а попочка примостилась на токой резной спинке кровати. Вдобавок ко всему Лузио прикрутил к скобе и петлю на шее. В общем, я и пошевелиться не могла, чувствуя как затекают вздернутые выше головы ножки, как впиваются в нежное горло и лодыжки грубые веревки. К тому же обе мои дырочки располагались на самой что ни на есть удобной высоте для мужчины. В полном, безвариантном его распоряжении.
  - Вот так-то лучше! - пробормотал кэп, а я со злорадством отметила, что член его опал. Может, угомониться и не станет меня насиловать?
  Но не тут-то было!
  - Мали! - гаркнул кэп.
  Девушка с трудом поднялась и, бросив на меня сочувственный взгляд, сразу припала к поникшему члену. Н-да, девочка разобралась сразу, Лузио даже не надо было приказывать. Мали, помогая себе рукой, усердно трудилась и вскоре в ее чувственных губках, член кэпа обрел прежнюю твердость. Тогда он отстранил Мали и подошел ко мне. Член ткнулся в мою уже полураскрытую пизденку, беззащитную и покорно ожидающую, когда в нее вторгнутся. И вторжение не заставило себя ждать. Для начала Лузио пошлепал членом по моим губкам. Шлепки были увесистые, звучавшие влажно и вкусно. Я закусила губку, чтобы не застонать - мягкие удары пришлись по самым чувствительным, набухшим местам. А потом кэп вошел в меня, распирая толстым членом влагалище. Положив ладони на мои голени, отчего задняя поверхность моих бедер буквально затрещала, он навалился на меня, прижимая к деревянной переборке, и принялся посапывать, медленно двигаясь во мне.
  - Мы не будем торопиться, не правда ли, дорогая? - сказал Лузио, внимательно наблюдая за моим лицом. - Ты такая сладкая, что мне хочется продлить обладание твоим телом.
  В ответ я закрыла глаза и откинула голову назад, уперевшись затылком в переборку. Однако капитану это не понравилось. Он схватил меня за волосы, притянул к себе и впился в губы ртом. Теперь его язык хозяйничал в моем ротике так же, как член - во влагалище.
  Удары, наносимые мужчиной становились все мощнее, член проникал все глубже. И вскоре я уже подпрыгивала на изголовье, когда член вбивался в меня по самые яйца. Кэп довольно ухал и оттягивался назад, чтобы вновь с размаху засадить. Я решила, что во время этих ударов можно постанывать - мужчина должен решить, что это - от боли и неудобства положения, а вовсе не от удовольствия проникновения в меня. Я не могла ему показать, что в такой позе - пятки выше головы, насилуемая, я получаю удовольствие!
  Но кэп, словно издеваясь, продолжил мои мучения. Во-первых он начал двигаться быстрее; а во-вторых, он до предела усугубил мое положение тем, что принялся иногда выходить и припадать ртом к моим набухшим лепесткам. Потом он снова без паузы (из меня сильно текло) плавным движением поднимался и резко входил, чтобы размашисто трахать. Я вытягивалась в струночку, насколько это возможно, чтобы хоть яйца не шлепались о попочку, но все было бесполезно - сквозь рычание Лузио было слышно и влажные, жесткие звуки вбиваемого члена и смачные шлепки яиц. И я была почти благодарна кэпу, когда он, тяжело дыша, вышел из моего многострадального влагалища. Я чувствовала, что член, имеющий меня, стал совсем каменным, кэп уже должен был кончить. А я еще сдерживалась, чтобы не сорваться в оргазм.
  Однако Лузио не стал орошать мои лепестки своей жидкостью. Спрыгнув с постели, он подобрал кинжал, а потом перерезал веревки, удерживающие меня. Я как тряпичная кукла шлепнулась на простыни. Из груди вырвался стон - руки и ноги так задервенели, что я не могла пошевелиться. Размять затекшие конечности толком мне не дали. Мали, следуя указаниям капитана, подняла меня и усадила на пятки, сама устроившись за спиной. Эрегированный член, весь влажный от моих соков, качался перед самым моим носом.
  Но я только отрицательно покачала головой, глядя снизу вверх в глаза Лузио.
  - А ты упрямая! - Кэп покачал головой. - Это вызывает уважение. Жаль, что через три дня мы с тобой расстанемся - ты заплатила, и я обязан доставить тебя. Таков морской кодекс. А так бы я с удовольствием занялся твоей дрессировкой к нашему обоюдному удовольствию! Впрочем это неважно! Мали! Ну-ка приподними ее шары, я хочу трахнуть нашу гордую упрямицу между сисек!
  Я почувствовала, как к спине прижимаются упругие груди девушки, а мои оказываются в ее нежных ладонях. Как только мои шары приподняли к подбородку, Лузио тотчас устроил ствол в ложбинке, а Мали сдавила их так, что член оказался в тесном плену грудей.
  - Ух, какие роскошные сиськи! - прокомментировал капитан. - Они словно созданы для того, чтобы ублажать мой хуй! Такая нежная кожа, такая удобная ложбинка, мне очень удобно там двигаться - не тесно, и не слишком свободно. Ну-ка, Мали, поиграй ее сиськами!
  Мали принялась приподнимать то одну мою грудь, то другую, старательно водя ими по жесткому стволу. Багровая головка то выскакивала из щелки у основания сисек, то исчезала в ней, пока, наконец, Лузио не вырвал свой член из моего плена и, рыча, начал поливать меня спермой. Влажные капли летели мне на лицо, на груди, стекая по подбородку, по соскам, по животу. Лузио этого было мало. Он схватил меня за щеки и сильно надавил большим и указательным пальцем. Боль была такая, что я непроизвольно приоткрыла рот, чем тут же воспользовался кэп. Нет, он не стал вводить мне член, но несколько божественных капель попало мне на язык, и я поспешила их проглотить. Плюс к этому мои губы были измазаны спермой, но я стоически не стала облизывать ее на виду у мужчины.
  - Мали! Высоси его досуха! - приказал капитан и буквально положил свой член мне на плечо. Тут же у уха послышалось причмокивание - Мали принялась исполнять приказ...
  На ночь Лузио устроил нас на своем огромном ложе, спасибо ему, что не на полу. Однако на шеи он надел петли, и мы оказались прикручены возле изголовья. Правда, в отличие от меня, Мали не связали руки. Сам кэп уснул очень быстро - он загасил свечи, бухнулся на кровать, и через минуту его дыхание стало размеренным. Мали тоже быстро забылась тревожным сном, то и дело вздрагивая и что-то бормоча. А мне было не до сна - желание выжигало меня, и я уже жалела, что не кончила с кэпом. Впрочем, я легла на спину, на связанные руки. Выгнувшись на постели, я дотронулась до влажных, горящих огнем лепестков. Едва мой длинный ноготок коснулся вожделеющей плоти, как я вскрикнула. Испуганно замерев, я какое-то время напряженно вслушивалась в окружающие звуки. Но ни кэп, ни Мали не проснулись. Тогда я осторожно продолжила ласкать все до чего могла дотянуться. Кусая губы и стараясь не стонать в голос, я ласкала себя коготками. Прогибаясь до хруста в спине я дотягивалась до уголка лепестков и клитора, я входила в себя, ощущая влажность своей пизденки, я текла так, что кисть руки скоро была вся мокрая. Но оргазм не шел - просто-напросто не хватало члена, пронзающего меня. Тогда я попыталась представить Ската, но вместо него все время в мою фантазию проникал великан, поимевший меня в попку. Я грезила, как он наваливается на меня, или берет сзади, или властно пригибает к своему члену... Вот, уже чуть-чуть, и я смогу освободиться, оставался маленький шажочек.... И я представила: великан, имеющий меня сзади, вытаскивает член из моей киски и одним мощным движением насаживает мою попочку. Одновременно я ввела себе в анус мокрый пальчик и наконец забилась в экстазе, сдавленно хрипя, кусая губы в страстной неге оргазма.
  Пришла я в себя, когда меня трясла за плечо Мали:
  - Бэсс! Бэсс! С тобой все в порядке? Очнись, Бэсс!
  Я улыбнулась силуэту девушки:
  - Да, да, со мной все в порядке!
  - Ты уверена?
  - Да, все в порядке.
  Силуэт девушки покачал головой, и Мали снова улеглась.
  Я лежала счастливая и умиротворенная, мои мысли освободились от желания, стали течь в определенном направлении. Меня не устраивали методы Лузио. Терпеть его выходки еще три дня... Вот если бы на его месте был тот огромный человек, размером с огра, можно было бы и потерпеть... Я мечтательно улыбнулась. А потом нахмурилась. Тьфу, ты... ну, нет, ведь была какая-то мысль! И тут я поняла, что может спасти нас от участи сексуальных рабынь! Я, пронзенная озарением, даже подскочила на простынях. Впрочем, тут же упала назад, шипя от боли врезавшейся в горло веревки.
  Я начала толкать Мали.
  - Мали, - жарко зашептала я, когда девушка, как мне показалось, была в состоянии меня выслушать. - Мали, ты заметила, что у нас одинаковые тату? Ты ведь тоже посвящена богине Меритари?
  - Ну, да. Я выросла в богатом имении. Хозяин у меня был хороший, он научил меня грамоте. Когда я подросла и стала с ним спать, он очень заинтересовался моей наколкой. И я, чтобы услужить ему, просидела много часов в библиотеке. Сведений очень мало о Меритари, говорят, она умеет летать между мирами.
  - Ладно, сейчас давай не о нашей с тобой богине...
  - Она не наша, - воскликнула девушка. - Мы только посвящены ей. Еще должен быть обряд инициации, и если в течении двух месяцев нам не напомнят о боли и страданиях, мы навсегда станем рабынями Меритари, самыми счастливыми из смертных и бессмертных. Так написано в самой древней книге.
  - Хм... Видишь, как интересно... Кстати, а почему ты училась грамоте? Я вот всегда, сколько себя помню, знала грамоту - могла писать, читать, считать...
  - Ну, не знаю. А разве можно - просто знать? Я училась, мне было очень трудно...
  Мне это не понравилось. Если мы разные, то Мали может и не помочь, и будет Лузио драть нас каждый день, пока мы не достигнем Скваздота... А если еще он передумает нас отпускать?.. Было о чем задуматься.
  - Слушай, Мали. Я - ведьма.
  - Да я это поняла, когда Лузио со всей силы ударил тебя в висок. Он тебя боится.
  - Да! И я могу скрутить его в бараний рог, если у меня будут свободны руки.
  - Но я не смогу развязать узлы, завязанные капитаном!
  - А я и не сомневаюсь. Иначе он не положил бы нас рядом.
  - Ну я попробую завтра спрятать кинжал, - Мали ободряюще погладила меня по плечу.
  - Нет, я хочу освободиться сейчас. С утра у мужчин бывает крепкая эрекция, а я не хочу, чтобы он меня поимел еще раз.
  - Согласись, Бэсс, он делает это очень хорошо.
  Мы тихонько захихикали.
  - Послушай, Мали. Ты тоже должна быть ведьмой. Освободи меня, мы захватим корабль. А там уж запрем кэпа, ну, а навещать его ты сможешь, когда пожелаешь...
  - Но я не ведьма!
  - Подожди...
  Я быстренько задала пару наводящих вопросов, как это сделал когда-то тот гигант, когда я висела, прикрученная к двум столбам. Оказалось, что у Мали тоже кости срастались за пару дней, она никогда не болела и т.д.
  - Вот что, - я повернулась связанными руками к Мали, давай, подруга, у тебя получится!
  И через несколько минут пыхтений, сомнений и слез Мали, я почувствовала, что мои запястья обдало жаром, и руки освободились.
  Ну, вот... Теперь поиграем по моим правилам!Часть 2
  Я лежала на огромном ложе в капитанской каюте, отдыхая от... Сама не заню, от чего. Просто лежала, нежась на атласном белье, наслаждаясь относительной чистотой. Простыни было заменить нечем - оказалось, что капитан заставлял их стирать только перед выходом в море. Ну, в принципе - мы ведь всего сутки, как отплыли от дворца Кнавция. Подумаешь, кэп пару раз излился со мной, да чуть ранее с Мали, все равно большинство спермы попало в чувственный ротик Мали. Собственная гигиена с тех пор, как я почувствовала себя ведьмой, была и вовсе простым делом - пара движений ладоней - и моя кожа становится чистой и благоухающей, как после купания в благовонных бассейнах цезаря.
  После того, как я обездвижила Лузио, а Мали сноровисто опутала его веревками, пред нами встала проблема одежды - я прибыла на корабль совершенно голая в одних босоножках, а одежда Мали была уничтожена кэпом, когда он ее насиловал - еще до моего явления на судно. К сожалению произвести одежду я не смогла. И долго не пыталась - что-то внутри меня говорило, что такое может сделать только колдунья, а я была всего лишь ведьмой. К счастью, в огромном ящике, который служил основанием постели, были и охапки одежды и груды драгоценностей. К несчастью, большинство одежды нам не подошло. Зато драгоценности пошли на ура. Мы с Мали тут же восхищенно начали примерять сокровища и к середине ночи оставались такими же обнаженными, как и в начале, только все увешанные золотом. Даже Лузио нас не смущал абсолютно, хоть и следил за нашими примерками. Все равно он трахал нас, как ему хотелось, наши тела были ему знакомы до сантиметра - не только на взгляд, но и на ощупь... Ладно, кого я обманываю? Мы совершенно забыли про связанного капитана!
  Лишь когда я прицепила две брошки к соскам, зажав их булавками а Мали приподняла мои груди, чтобы полюбоваться, как играют камни в свете свечей, из угла послышался сдавленный стон. Мы обе аж подпрыгнули от неожиданности!
  Капитан все так же полулежал, прислоненный к переборке. Он, выпучив глаза, смотрел на нас, а между двумя витками веревки восстал его член - плотный, толстый, крепко сбитый с шикарной головкой, похожей на шляпку гриба.
  - Ага, - сказала я, демонстративно грациозно подходя к кэпу. - Даже в таком положении ты от нас получаешь наслаждение. Не многовато ли чести?
  - А ты сядь на него, ведьма, - тебе понравится!
  - М-м-м, ты уверен, что мне это надо? А насиловать девушку, привязанную так, что ее пятки задраны выше головы, тебе нравилось?
  Я босой ножкой пошевелила твердую плоть, лаская увитый венами ствол пальчиками:
  - А это нравится?
  Кэп, кивнув, застонал, а его глаза приклеились к моей киске.
  - Хм, тебе и видок нравится?
  - Да, сладкая моя. Так нравится, что так бы и впился ртом в этот видок!
  - Предложение конечно заманчивое, но как насчет страдания для начала?
  С последними словами я ударила ногой по мужскому члену. Раздался влажный шлепок, а потом сдавленное уханье. Капитан скрючился и стал заваливаться на бок, но я его удержала за веревку на шее.
  Сев рядом с капитаном на пятки я одной рукой удерживала его в полусидячем положении, а другой схватилась за член, не потерявший своей твердости.
  - Ну-ну, кэп... Видишь, какая ласковая у меня рука?
  Я сдвинула крайнюю плоть к яйцам так, что кожица на багровой головке натянулась до предела. Из дырочки показалась блестящая капелька.
  - М-м-м.. Какая прелесть! - и я снова шлепнула член на этот раз ладонью. - Что, не так больно? Мне исправить промашку?
  - Нет, - проскрипел капитан. - Ладно-ладно, не хочешь отдаваться, зачем измываешься?
  - Конечно не хочу... - я провела язычком по губкам, одновременно лаская член, растирая по нему выделявшуюся смазку. - Ты трахал меня так, что кости трещали. Маленькая месть. Я ее, что, не заслужила?
  Я наклонилась к члену и коснулась головки язычком. Лузио заворочался, попытался двинуть бедрами, чтобы его член вошел в мой ротик поглубже. Однако я легко его удержала и отстранилась.
  - Что? Легких ласк уже недостаточно?
  - Бэсс! Просто сделай это!
  - Да-а-а? - я подняла одну бровь. - Вот так?
  Я вновь склонилась и, сделав из губ плотное колечко, насадилась ртом почти до основания члена так, что головка ткнулась в горло.
  - О-о-оо! Сделай так еще!
  - Ты этого очень хочешь?
  - О, да!
  - Ну, значит, ты не против, чтобы я продолжала свои игры? - говоря, я слегка касалась набухшей головки губами.
  - Конечно, маленькая вредная девчонка!
  - Ты сам напросился! Надеюсь, это тебе тоже понравится.
  Я прикусила головку зубами и начала медленно их сжимать. Потом выпрямилась:
  - Продолжать? - я лукаво улыбалась, стоя на коленях пред кэпом и медленно лаская его член рукой и наблюдая, как искажается от боли мужское лицо.
  - Будь ты проклята, сучка! Конечно я хочу, чтобы ты продолжала одно и не продолжала другое!
  - Ну, нет! Или вместе, или никак! Можешь полежать подумать.. - с этими словами я встала, с удовольствием наблюдая за гаммой сменявшихся выражений на лице Лузио, и только сейчас обнаружила, что Мали сидит по другую сторону от капитана и смотрит на все происходящее, изредка облизывая пухленькие губки языком. Она жалобно взглянула на меня снизу вверх:
  - Бэсс... Можно... Я... Если ты его больше не хочешь помучить...
  Я с неудовольствием вздохнула и спихнула тело капитана на пол.
  - Тебе повезло, кэп, ты не представляешь, как повезло...
  Поставив колени по обе стороны головы капитана, я раскрыла киску и приблизила ее к губам мужчины.
  - Если сделаешь мне больно, тебе не жить, - и я провела влажными губками по услужливо высунутому языку.
  Сзади послышался восхищенный полустон-полувсхлип, и по судороге, прокатившейся по сильному мужскому телу, я поняла, что Мали насадилась на член.
  Кэп, не смотря ни на что, обслуживал меня хорошо. Я раскрывала себя пальчиками перед ним, а он ласкал кончиком языка уголок пизденки, засовывал его далеко вглубь. Я немного покачивала бедрами, чтобы все мои чувствительные места были им обработаны, а иногда просто опускалась на его лицо и терлась о него, размазывая свои соки и слюну. Стоны и довольное мычание то и дело вырывались из моего горла.
  Сзади мне вторила Мали, судя по влажным звукам, скакавшая на члене, насаживаясь на него со всего размаха.
  Мне пришла в голову новая идея. Я развернулась на 180 градусов и подняла свои шары.
  - Мали... оу.. Кэп!... М-мали, поласкай меня, ох... я хочу уже кончить!
  Мали принялась гладить мои груди, пока под ее нежными пальчиками не оказались мои соски. Кроваво красные коготки сначала нежно прошлись по ним, а потом впились до сладкой щемящей боли.
  - О, да! Продолжай! - я положила ладонь Мали на затылок, чтобы притянуть к себе и впиться в ее губы.
  Так с девичьим язычком в своем ротике, ласкаемая нежными пальчиками, с языком мужчины в мокром влагалище, мужчины, который в свою очередь подбрасывал мою подругу, трахая ее, вгоняя ей на всю глубину, я кончила...
  Еще сотрясаемая оргазмом я слезла с выполнившего свою функцию рта и присела рядом с подругой. Я запустила руку вниз ее живота, туда, где толстенный член входил в нее, и принялась теребить влажные набухшие губки. Вскоре и Мали выгнуло на члене, она тоненько застонала, царапая грудь Лузио.
  - Ну, что оставим его так?
  - Бесс! - Мали, еще вздрагивая от внутренних сокращений, укоризненно посмотрела на меня и снявшись с члена, прильнула к нему ротиком.
  Я пожала плечами и в свою очередь наклонилась над кэпом, соединившись с ним губами, принимая в себя его язык, столь долго буравивший мою киску. Одновременно я терлась о его грудь сиськами, стараясь, чтобы мой сосок все время задевал его сосок. И Лузио долго не выдержал столь изощренной ласки двух чувственных ртов. Он зарычал, слегка прикусил мою губу, и принялся выбрасывать сперму в рот Мали. Я присоединилась к девушке, когда кэп уже немного затих, чтобы помочь ей высосать его досуха.
  Остаток ночи и утро мы бессовестно продрыхли, оставив кэпа там же на полу, а каюту - в хаосе разбросанных везде вещей и украшений.
  На следующий день мы проснулись от того, что капитан довольно громко переговаривался с кем-то за закрытой дверью. Мы с Мали быстренько... Ну, не совсем конечно быстренько, но отыскали те вещи, которые нам подошли. Из нас получились весьма соблазнительные пиратки. А как еще назвать нас, силой захвативших власть на судне? Мали была в тонких лосинах, обтягивающих ее соблазнительную попку, словно вторая кожа, и не только попку - между ножек тонкая ткань весьма рельефно обрисовывала две дольки внешних губок. Сверху Мали надела довольно просторную рубашку, под которой волнующе трепетали груди при каждом движении девушки. На ногах красовались ботфорты, чуть великоватые ей на самом деле и в носке и в голенище. Мали постоянно наклонялась, чтобы подтянуть голенища, при этом в круглом вырезе рубашки любой желающий мог увидеть восхитительные округлости - все полностью... Даже мне хотелось поймать в ладонь упруго колыхающуюся плоть, чего уж говорить о мужчинах, которые от такого зрелища должны были бы сразу выпрыгивать из штанов.
  Смею надеяться, я должна была производить такое же впечатление. В чуть великоватых мне шароварах (ложбинка попки и ухмыляющийся Вутси над самым уголком киски были прекрасно видны), в легкомысленной маечке, затянутой под грудью в узел (ткань была сильно натянута, обрисовывая мои шары так, словно я была топлес), на высоченной шпильке я выглядела сногсшибательно.
  Не забыли мы и драгоценности - браслетики, колье, серьги. Все это было разношерстным, но женские сердечки не устояли...
  Завершили мы наряды тем, что со смехом нахлобучили друг другу треуголки.
  В общем и наше появление, и мирный захват судна прошел на ура. Капитану я подыскала в трюме уютную каморку, откуда матросы по моему приказу вытащили какие-то бочки. Дверь там была крепкая, так что я не боялась, что Лузио предпримет попытку взять власть обратно. К тому же час назад Мали отпросилась и пошла его навестить. Думаю, кэп должен быть вполне доволен жизнью, а через два дня, благополучно высадив нас в порту, команда вернет его к своим обязанностям...
  В общем, я развалилась в одиночестве на простынях и несколько лениво представляла себе, как кэп дерет сейчас Мали. Зная Лузио, я не сомневалась, что он именно дерет ее во всех позах, а не занимается с ней любовью.
  Сама я ближе к вечеру сменила наряд, разыскав тонкий шелковый халатик. Все равно, появляться на публике я сегодня уже не желала.
  Раздался стук в дверь. Ах, да, я же просила зайти Гарсиа, показать мне карты, наш маршрут - было любопытно разобраться в навигации.
  Я нехотя поднялась и открыла задвижку. Взгляд Гарсиа тут же уткнулся в ложбинку между моих грудей.
  - Ну, чего пялишься? - я запахнулась в халатик поплотнее. - Проходи.
  Я устроилась на кровати, Гарсиа - рядом, разложив карты и справочники. Было довольно интересно послушать, Гарсиа терпеливо объяснял непонятные моменты, я увлеченно спрашивала, даже спорила по тому или другому вопросу, пока старпом не положил руку мне на бедро со словами:
  - В данный момент дует необычный для этих широт юго-западный ветер, поэтому мы должны прибыть в Скваздот гораздо раньше.
  - Это дает тебе право класть руку мне на бедро? - я изумленно подняла бровь. - Боишься не успеть переспать со мной?
  - Еще как! - рука переползла к краю халатика, коснувшись голой кожи. А потом стала подниматься выше, обнажая мою ножку все выше и выше.
  - Руки убери! Мы еще не закончили!
  - Но так я буду лучше объяснять, - вкрадчиво шепнул мне на ушко Гарсиа.
  - Ох, как же сомневаюсь! Руки с бедра убери!
  Старпом отдернул руку, однако через пять минут она оказалась у меня за пазухой, лаская округлость груди. Я удивленно посмотрела на Гарсиа, ощущая, как меня вовсю исследуют, глядят шелковистую кожу, теребят тихонечко сосок...
  - Без рук, Гарсиа!
  - О, извини, Бэсс, увлекся навигацией!
  - Ты увлекся исследованиями, которые могут быть опасны для жизни. Принеси лучше вина.
  Старпом налил вина, подал мне бокал, цепляясь взглядом за полуоголенные сиськи в распахнувшемся в результате его последних манипуляций халатике, за открытые выше всяких приличий ножки и устроился в ногах, пытаясь проникнуть взглядом под подол. Я держала ножки плотно сжатыми.
  - Ну, чего гипнотизируешь? Думаешь, от пристального взгляда мои ножки могут раздвинуться?
  - О, я понял, Бэсс! - воскликнул Гарсиа и принялся ласкать мои пальчики и ступни.
  Я все еще держалась и рявкнула:
  - Сказано же - без рук!
  - Виноват, моя принцесса! - пробормотал старпом и убрал руки.... чтобы начать покрывать мои ножки поцелуями, изредка касаясь кожи языком.
  Здесь уж мои аргументы кончились, и я без возражений позволила мужчине подниматься все выше и выше, пока его голова не оказалась напротив моей киски. Я почувствовала как язык лизнул самый верх моих губок, а потом, когда мужчина мягко взял мое колено, безропотно развела ножки. И тут же застонала - Гарсиа без промедления ввел в меня сначала язык, а затем переместил его на клитор и дальше в уголок лепестков. В меня вторгся палец, и мое тело выгнулось на простынях, опираясь на постель только попкой и лопатками.
  Гарсиа продолжал ласкать меня ртом, манипулируя во мне пальцами. Он то делал язык жестким и проводил им от клитора до самого верха набухших губок, то трепетал им, то нежно медленно посасывал губки, а иногда слегка прикусывал их. Я уже металась по кровати, инстинктивно приподнимая попку, стремясь навстречу ласкам.
  - О, Гарсиа! О-о-о! Я больше не могу! М-м-м-м...
  Я ощутила, как второй палец осторожно и нежно вторгается в попку и, закричала, чувствуя, как сокращается все внизу меня.
  Когда я вынырнула из омута блаженства, Гарсиа еще дарил мне наслаждение между ног легкими касаниями, отчего мое тело благодарно вздрагивало.
  Я подняла старпома, сорвала с него одежду и уложила на постель. Его член торчал верх, и я быстренько его оседлала.
  Мои движения были плавными. Я лишь покачивала бедрами, чувствуя, как ворочается во мне член, весь напряженный и готовый к семяизвержению.
  Гарсиа приподнялся, обхватил меня за талию, прижал к себе и елозил бедрами в такт со мной, заставляя меня снова и снова стонать от глубокого нежного проникновения. Мои губки терлись о жесткую поросль, доставляя мне дополнительное удовольствие. Иногда Гарсиа поднимал лицо, и мы долго, взахлеб целовались, сплетая языки также, как были сплетены наши тела. Наконец Гарсиа шумно вздохнул и, зарычав, выбросил в меня сперму. Я наслаждалась сокращениями жесткого члена внутри, спермой, бьющей, казалось, в самое сосредоточие удовольствия. Мои бедра продолжали волнообразные движения, мышцы влагалища играли с членом, продлевая оргазм мужчины.
  - Ты устала?
  - Нет... Ну, может быть немного... - я пожала плечами, когда старпом ослабил свои объятия. - а ты не устал?
  - Я хочу тебя еще!
  - Ого, какие мы ненасытные.
  Гарсиа улегся, а меня заставил перевернуться и лечь спиной себе на грудь. Я удобно устроилась, положив затылок на плечо мужчине, расставила ножки и ввела в себя скользкий, весь в сперме и моих выделениях, член в свою пизденку. Напрягая ноги, я начала двигаться на члене, а Гарсиа продолжил исследования моего тела, против которых я была так настроена вначале.
  Он поглаживал мои груди, его рука скользила по животу, пальцы забирались в пупок, вызывая странные ощущения - это было и сексуально и щекотно. Он ласкал мои бедра. Иногда он хватал их и пару раз жестко насаживал меня на свой член, а потом вновь имел меня нежно и медленно. А когда его руки, обхватив меня спереди, достигли уголка киски, я застонала. Меня вновь начало разбирать, да и старпом все чаще повторял процедуру с жестким засаживанием члена в пизденку.
  Тогда я завела руки за спину, приобняв мужчину, и соскользнула на бок, не позволяя члену покинуть меня. Моя ножка поднялась, а рука потянулась к промежности. Какое-то время я ласкала пушистые яички, мокрый ствол, ходящий в объятиях моих чувствительных лепестков, а потом я освободила член и приставила его к анальному отверстию.
  - Только будь осторожен, - предупредила я, и стала медленно насаживаться на твердое орудие. Вскоре член полностью был в моей заднице, и Гарсиа начал неторопливые движения. Я нашла это весьма приятным и принялась вовсю ласкать освободившуюся киску. Размеренные движения мужчины становились все настойчивей, а я уже стонала, как только член в плотном колечке сфинктера прорывался внутрь. Гарсиа так и вовсе почти кричал с каждым толчком. Его пальцы сжимались на моих бедрах словно железные, уж не знаю, что было жестче - эти пальцы или член, буравящий мою попку.
  Я сама начала подмахивать, елозить бедрами, чтобы в меня входили дальше-дальше. Мои пальчики, не переставая теребили клитор и губки... И когда Гарсиа прижал меня к себе и, наклонив голову, слегка прикусил сосок, я не выдержала. Оргазм прокатился по мне, взрываясь горячими толчками в попке, плотно охватывающей твердый стержень. Мужчина не выдержал тоже. Зарычав, он так мне задвинул, что моя попочка едва не порвалась, и начал кончать прямо в нее, все толкая и толкая член в меня.
  Я тоже почти рычала:
  - О, Гарсиа, да! Порви ее, выжги ее!..
  Мы лежали усталые и довольные. Я чувствовала, как мягчеющий член выскальзывает из меня, и сказала:
  - Все, топай. На сегодня достаточно уроков морского дела...
  - О, они были прекрасны, - судя по шорохам, Гарсиа одевался. - Надеюсь, твоя любознательность, Бэсс, не остынет до завтра...
  Я что-то довольно промурлыкала, ощущая, что силы полностью покинули меня, а сон раскрывает передо мной свои объятия. По-моему я так и заснула - вбитая в постель с откляченной попкой, из которой вытекала сперма...
  На следующее утро меня разбудил Гарсиа. Его руки забрались под одеяло, чтобы ощупать мои самые выдающиеся выпуклости.
  - Ты с ума сошел? - прошипела я, оглядываясь на безмятежно раскинувшуюся в обнаженном великолепии Мали (когда она пришла? это она меня укрыла? я, что, не закрыла дверь за Гарсиа?) - Ну, и что на Мали пялишься? Может, хочешь ознакомиться и с ее анатомией?
  Браво улыбаясь, Гарсиа прошептал:
  - А, что, можно?
  - Дурак! - я безуспешно оборонялась от мужских рук. - Ну, все! Мне надо привести себя в порядок!
  Мне пришлось быть все время начеку, пока я принимала душ из ладоней, накладывала макияж, искала заброшенные куда-то шаровары и маечку - то и дело мне приходилось бить по нахальным рукам, хватающим меня за попку, за сиськи, а иногда скользящим между ножек.
  В конце концов я допустила промашку. Наклонившись перед зеркалом, чтобы посмотреть какие сережки лучше смотрятся, я вдруг почувствовала, как на бедра легли мужские ладони, к пизденке был приставлен член, а потом задвинут по самые яйца.
  Я, задыхаясь, покрутила бедрами:
  - Негодяй!.. Только потише, пускай Мали еще поспит!
  В общем пришлось расставить пошире ножки и покориться азартно берущему меня Гарсиа. Он попросту насаживал меня на свой кол, я только наклонялась и подавалась навстречу. Быстрое соитие кончилось моим сдавленным вскриком и рычанием мужчины, извлишемся в мое содрогавшееся влагалище.
  Одевшись наконец, я вышла блистать на палубу. Игнорируя заинтересованные взгляды матросов, я прошла на корму и устроилась рядом с рулевым. Однако долго принимать воздушные и солнечные ванные мне не пришлось. Прозвучал крик: "Дрейфующий остров!".
  Я поднялась на ноги, оглядываясь. На горизонте маячила черная точка. Отобрав у подошедшего Гарсиа подзорную трубу, я принялась рассматривать дрейфующий остров.
  По всей видимости это был небольшой островок - весь утопающий в зелени, с торчащими из более низкой растительности звездочками пальм. Но не это привлекло мое внимание - зелень не могла поглотить каменные развалины, кое-где выступающие из зарослей.
  - Что это, Гарсиа?
  - Многие дрейфующие острова были прибежищем демонов, избавившихся от хозяев. Они захватывали рабов, которые строили им крепости на дрейфующих островах. А потом король пиратов Ризнар, задумав уйти в другой мир, нашел все острова, поработил самих демонов, всех, во всем их многообразии...
  - Но это же сказки!
  - Я и сам так думал до сегодняшнего дня! Бэсс, - Гарсиа взглянул на меня, - мы прибудем в Скваздот гораздо раньше, чем планировалось. Может, заглянем на остров?
  - Хм... А это не опасно?
  - Не думаю. По преданиям Ризнар забрал всех демонов в свою армию. К тому же я никогда не слышал, что дрейфующие острова можно встретить в наши дни.
  - Угу, особенно если представить, что все, кто встретил остров, домой не вернулись...
  Я решила не будить пока Мали. Если на острове будет что-нибудь интересное, я покажу ей это потом. А если посещение острова опасно, то мне будет спокойнее от того, что Мали осталась на корабле.
  И сейчас я, Гарсиа и двое матросов подплывали к острову на шлюпке.
  Остров был совсем небольшим - не больше километра в длину. Сколько он был в ширину определить не представлялось возможным.
  Мы довольно продолжительное время искали место, где можно высадиться - абсолютно отвесная скала поднималась метра на два. Интересно, как он держится на воде?
  Наконец мы оказались в глубине острова, в развалинах. По всей видимости и раньше замок или храм (хотя какой храм у демонов) представлял собой довольно несуразное сооружение. А сейчас и вовсе казался хаотичным нагромождением камней, развалившихся полностью или частично строений, террас, лестниц.
  Гарсиа послал матросов обследовать несколько построек, сохранившихся лучше других, и мы с ним подошли к хорошо сохранившейся арке. Я скинула тяжелые сапоги. Поверхность светлого камня была слегка нагрета и немного шершава. Я почувствовала себя совсем комфортно и принялась разглядывать арку. Она была изготовлена не из известняка, а из черного металла, жирно блестевшего на солнце. Поверхность металла была изъедена временем, кое-где змеились трещины, но арка стояла. Мало того, стоило мне присмотреться внимательнее, как я обнаружила несколько сохранившихся букв.
  Увлекшись изучением странного сооружения, я вдруг почувствовала, как моих босых ступней касаются маленькие лапки. Я посмотрела вниз. О, боги! У моих ног копошилось несколько ящерок! Причем, странно, ходили они на двух ногах, не имели хвоста и сейчас вовсю гладили мою кожу верхними конечностями.
  Я заверещала и отпрыгнула в сторону.
  - Гарсиа! Что это? Убери эту мерзость!
  Гарсиа обернулся и на мгновение замер в изумлении.
  - Гарсиа! Убери их, прошу тебя!
  - Девол, это же кворики!
  Гарсиа выругался и бросился ко мне, доставая на ходу саблю.
  И тут я встретилась взглядами с одним из квориков. И остолбенела. Во-первых, широкоротое лицо скорее напоминало карикатуру на человеческое; а во-вторых, во взгляде странного существа читался ум.
  Я попыталась спалить всю кучку квориков одним ударом. Сноп искр буквально смел нескольких существ с площадки, но тут же из зарослей, сверху, сбоку, сзади посыпались все новые и новые. Их маленькие ручки вцепились мне в волосы, в одежду, повалили на камни и вскоре я была погребена под грудой извивающихся вертлявых тел.
  Я брыкалась, кусалась, царапалась. Я пускала снопы искр во все стороны. Но все было бесполезно. Сначала мою голову притянули к камню и, вскоре мои волосы словно вросли в известняк. Затем мои руки также оказались раскинуты и прижаты к камню. И когда кворики схлынули с меня, я оказалась распятой крестом на камне.
  Я немного подергалась, пытаясь заодно осмотреться. Но руки и волосы были намертво приклеены тонкими блестящими нитями прямо к шероховатой поверхности.
  Ноги были свободными, но что толку - сила ведьмы в ладонях! Отводя душу я пнула одного из зазевавшихся квориков. Он зеленой змейкой взмыл в воздух и впечатался прямехонько в арку.
  Я хихикнула скорее истерически. Мне было совсем не смешно. Краткая ревизия показала, что во время битвы с квориками, моя одежда практически погибла. Майка лопнула, и одна грудь была теперь полностью обнажена. Вторая хоть и была прикрыта тканью, но та была вся изодрана. В прорехах виднелись ссадины, украшавшие повсеместно мою округлость. От шаровар тоже остались одни лохмотья, но они хотя бы кое-как прикрывали промежность.
  Скашивая глаза, я поискала Гарсиа, но его нигде не было видно. Я вздохнула.
  Что задумали эти отродья девола? Откуда они вообще здесь взялись?
  - Ой, мама!
  Мне прямо на грудь вспрыгнул кворик. Он какое-то время смотрел на меня, поворачивая головку на бок. Если бы не мое идиотское положение, можно было бы сказать, что он выглядел умильно.
  - Ну, что уставился? Брысь с моих сисек!
  - Молчи, женщина!
  - Мамочка... - я чуть не описалась от неожиданности. Кто же мог предположить, что кворики умеют, пусть и комкая звуки, но говорить!
  - Ты есть женщина?
  - Да!
  - Хорошо. Мы сомневаться. Ты подтверждать - женщина!
  Я насторожилась. Чем мне может грозить то, что я женщина?
  - Э-э... Ну, я не совсем женщина... М-м-м... Я только кажусь ею...
  - Ты не правда. Твой шкура мягкий. - В голосе маленького существа послышались истерические нотки.
  Н-да, лучше не злить их, пока я распята перед ними, как беспомощный котенок...
  - Ладно-ладно, я женщина. И что?
  - До смерть наш хозяин, он брать женщину. Потом добрый! Мы много еды, много отдыхать. Так говорить предки. Сейчас тебя брать, мы добрый, мы много еды, много отдыхать, нет охота!
  Я расхохоталась, представив, как в меня тыкаются маленькими членами кворики. Нет, я конечно, не позволю им сделать этого, но вид занимающегося со мной любовью кворика мог рассмешить кого угодно.
  Кворик спрыгнул и встал у моих ступней.
  - Хозяин погиб. Мы сохранить фаллос!
  - Эй-эй... О чем это вы?
  Я задергалась, пытаясь рассмотреть, что происходит возле моих ног. И тут в поле моего зрения появился жезл из витого дерева, увенчанный темно-коричневым предметом, похожим на баклажан.
  Я заорала, плотнее сдвигая ножки. Ну, уж только не это - не изнасилование старым засушенным членом давно сдохшего демона! Какая мерзость!
  Однако, кто бы меня спрашивал! Маленькие ручки вмиг освободили меня от остатков шаровар, сколько я ни брыкалась, и вскоре лежала полностью голая ниже пояса. А если учесть, что и выше было ненамного лучше с "одетостью", то вполне можно представить мои чувства - я была беззащитна, раздета и мне светил заскорузлый член между ног!
  Новый этап битвы я открыла таким ногомашеством, что кворики долго не могли меня обуздать. Но после продолжительной борьбы я начала уступать натиску, мои ножки постепенно раздвигались, пока не оказались прижатыми к кмням. Вскоре меня до предела раскрыли перед главным, держащим жезл. Я почувствовала, как маленькие ручки трогают чувствительные губки, раздвигают их, а к влагалищу приставляют жесткую плотную штуку. Я забилась, елозя попкой по камням, обдирая нежную кожу, но кворик с торжествующим криком вбил в меня фаллос. Из моего горла вырвался крик, а сухой фаллос пополз обратно, чтобы через секунду вновь быть вбитым в мою глубину. Я рвалась и билась, насколько мне позволяли путы, но главный кворик насиловал и насиловал меня засохшим членом демона.
  Мне было так худо, что я даже не мечтала об окончании экзекуции, тупо считая самые сильные удары, когда моя попка отрывалась от камня. А квороик приговаривал:
  - Кричать, ты кричать!
  Чтобы его умилостивить, я стала постанывать и даже приподнимать лобок, имитируя желание. Не знаю, насколько правдоподобно это у меня получалось, но кворик немного умерил свой пыл. По крайней мере, хоть перестал проворачивать во мне жесткий фаллос.
  Кончилось все достаточно неожиданно. Вдруг повеяло ледяным холодом. Таким, что, не смотря на солнце в зените, я мгновенно окоченела. Кворики вокруг меня посыпались на землю, звеня, словно сосульки. Фаллос перестал меня буравить, хотя и остался во мне.
  Я сфокусировала взгляд на чем-то, что вдруг появилось из арки. И вздрогнула всем телом. Передо мной возвышался ледяной человек! Здоровенный, весь какой-то угловатый, но, похоже союзник! Кажется, такие зовутся элементалями или големами. Этот явно был ледяным. Боги, какая я умная!
  Элементаль подошел, встал рядом. Потом пнул палку, конец которой еще был засажен в меня. Я застонала. Или не союзник?
  - Очаровательно! - проскрежетало чудовище. - Может оставить все как есть?
  - Ну, пожалуйста... - заканючила я. - Освободи меня!
  - Хех... А что мне за это будет?
  Я растерялась. Что может предложить полуголая женщина, кроме самой себя? Предложить себя? Ледяному элементалю?..
  Я обворожительно улыбнулась, положила одну ножку на другую, старательно вытягивая пальчики. Я выгнулась в спинке, выпячивая оголенные груди. Я провела кончиком языка по губкам...
  - Очаровательно! - повторил элементаль. - Можешь не трудиться. Я сам - в тысячах километров, а голем - всего лишь кукла. Через порталы демонов могут проходить только они. Кроме самих демонов, разумеется.
  На меня снова дохнуло холодом, по коже побежали мурашки но мои руки и волосы оказались свободны. Я вскочила, отбросила далеко в сторону жезл с фаллосом демона и подхватила остатки шаровар. О, боги, что мне лучше прикрыть? Поняв, что неизвестный глазами, или чем там у него, голема пялиться на меня, я с досадой бросила тряпки и непринужденно устроилась на камнях.
  - Очаровательно!
  - Ну, и что ты заладил "очаровательно, очаровательно"? Я и так прекрасно знаю, что я - очаровательна! Чего надо-то?
  - Да, собственно, ничего. Просто решил посмотреть на новую фигуру на доске миров.
  - Э-э?..
  - Конечно, ты - пешка, и ею, скорее всего, и останешься, но влиять на игру будешь. Мне просто было интересно. Извините, Бэсс, что помешал в столь пикантный момент и позвольте откланяться!
  - Ну, и катись! - я выбросила в элементаля сноп искр.
  - Бэсс! Это элементаль! Они практически неуязвимы для магии! Учись, девочка, главное качество хорошего игрока - мозг, а не дешевые спецэффекты. И вообще, что за молодежь пошла - хоть бы спасибо сказала... - голос постепенно затухал в ледяной утробе.
  Я закусила губку. Эх, стыдно-то как!
  Элементаль застыл почти бесформенной глыбой. Я огляделась. Гарсиа лежал неподалеку, прилепленный к камню. По всей видимости, он был без сознания, потому что никак не отреагировал, когда я бросилась к нему.
  Путы были совершенно неподдающиеся. Я освободила только одну руку, когда вдруг почувствовала холод, вмиг закоченивший мою попку.
  - Ну, чего тебе еще? - спросила я, не оборачиваясь. - Конечно-конечно. Я очень благодарна тебе за избавление! Честно! Клянусь! А теперь - может, поможешь?
  Я обернулась. Элементаль завис надо мной. Странно, он перестал таять, и вокруг становилось все холоднее. И еще - хоть я и не понимала, куда он смотрит, но откуда-то знала, что он пялиться на мою попку и груди.
  - Эй, ты, чего? С тобой все в порядке?
  Что-то было не так... Я поняла, что элементаль открыл какие-то свои каналы энергии и теперь не зависит от хозяина. Ой-ой, сдается мне - зря я призывно улыбалась и принимала завлекающие позы...
  Я попыталась броситься наутек, но голем без труда поймал меня за руку и прижал к себе.
  О, боги! Руки еще ничего, а вот грудь элементаля была ужасно холодной! Соски обожгло холодом, они мгновенно заледенели, превратившись в две льдинки. Груди, живот прошили иголки мороза. Я закричала, пытаясь вырваться, но все было тщетно. Между бедер вторглось ледяное колено. Я инстинктивно развела ножки, пытаясь избавиться от неприятных ощущений. Лучше бы я этого не делала! Меня тут же подхватили, и к моим нежным горячим губкам прикоснулась ледяная головка. Я просто чувствовала, как моя пизденка покрывается инеем, а потом элементаль направил мое тело вниз, и я оказалась насажена на твердый кол, никакой не упругий, не жесткий, а просто на ледяной кол. Я выгнулась, кусая губу, елозя пятками по бедрам голема, пытаясь сняться с забитого в меня ледяного члена. Мои соски позвякивали, ударяясь о грудь элементаля...
  Потом меня чуть приподняли, эта штука стала выходить из меня. Но не полностью. Я уже чувствовала губками здоровенную головку, когда меня - у- ух, - снова насадили до упора. Потом снова. И снова. Я моталась на огромном члене, словно сломанная кукла. В мозгу билась только одна мысль - а может ли элементаль кончить? А если нет, и попросту заебет меня до смерти? Если только я не замерзну раньше!
  А потом я решила, что надо использовать хоть единственный шанс. Я принялась постанывать, ласкать ступнями ледяные ягодицы, теребить язычком маленькие сосульки сосков элементаля. И о, чудо! Голлем напрягся, где-то в глубине его торса раздался гул, и в меня изнутри ударили тысячи морозных иголок. Я завопила от боли... и рухнула на камни. Голлем рассыпался на куски, которые тут же начали таять. Очевидно нечеловеческий оргазм порвал каналы энергии, и элементаль перестал существовать.
  Я, ощущая, как в окоченевшем влагалище тают осколки льда, стала проваливаться в тьму. И там, во тьме пришло знание. Знание о том, что еще множество напоминающих человека монстров... и даже слабо напоминающих.... и даже вообще не имеющих ничего общего, захотят вскоре познакомиться со мной поближе...Часть 3
  Я стою перед дверьми храма Меритари. Он великолепен! Среди грязных улиц пред нами высится жемчужина архитектуры. Втиснутый между серыми облупленными домами дворец. Донжон, под которым находятся ворота, нависает над головами. Сами ворота ультрамаринового цвета с позолотой. А рядом фигура из почерневшей бронзы - странная девушка в натуральную величину сидит на пятках, колени девушки раздвинуты и видны искусно выполненные половые губки. Тело бронзовой девушки очень сексуально, грудки - правильные девичьи округлости, тонкая талия, женственные бедра. Скульптура производит странное впечатление - автор явно приукрасил - и талия слишком тонка, и осанка слишком правильная, и груди чересчур округлые. Но самое главное - голова. Голова не совсем человеческая - скорее похожа на облагороженную слегка вытянутую мордочку зверька, то ли белочки, то ли кошечки - маленький ротик с губками бантиком, нос - скорее продолжение мордочки, огромные глаза, остроконечные ушки почти на макушке. Да и хвост, изящным изгибом уложенный перед расставленными коленями, тоже не мог принадлежать человеческой девушке. На кончике хвоста небольшое утолщение, как у гремучих змей. Под скульптурой надпись на нескольких языках: "Потрогай нийу, и ты получишь благословление Меритари". Н- да, видно, что благословлением злоупотребляют: в отличие от остальной темной поверхности промежность и груди девушки натерты до ослепительного блеска.
  Я растеряно перевожу взгляд со статуи на ворота, почти не в силах дышать. Сердечко отчаянно бьется, в голове пустота.
  Гарсиа, стоящий рядом, явно опечален, но старается не показать виду. Мне тоже отчаянно не хочется расставаться с ним, но Меритари меня ждет! Сегодня должно исполниться то, к чему я стремилась все это время. Я виновато и нежно беру его за руку и, не в силах выдержать его молящий взгляд, отворачиваюсь к другой паре.
  Мали всхлипывает на плече Лузио. Ну, по крайней мере один из нас четырех не опечален. Рука кэпа рассеяно похлопывает по попке Мали, а глаза с явственным огоньком в глубине ощупывают скульптуру.
  Я вздыхаю и решительно шагаю к воротам.
  Дверь открывается, и перед нами предстает миловидная молодая женщина. Я с удовольствием оглядываю ее фигурку и сексуальное голубое одеяние - нечто вроде хитона, с большим вырезом. По бокам ткань отсутствует, скрепленная двумя завязками - на бедрах и подмышками. Складки облекают струящейся волной прелести женщины, натягиваясь на грудях, и она выглядит скорее раздетой, чем одетой. Впрочем она, нисколько не смущаясь, мило нам улыбнулась:
  - Что нужно уважаемым путникам в нашей скромной обители?
  - Обитель- то, может, и скромная, - слышу я сзади хмыканье Лузио, - а вот обитательницы - совсем даже наоборот!
  Я взглядом прошу прощения и сбивчиво излагаю, что же, собственно, мне понадобилось. Жрица с внимательной и чуточку равнодушной улыбкой выслушивает меня. Однако все меняется, когда я упоминаю татуировки на наших телах. Ее изящная бровь словно в раздумье ползет вверх:
  - Ну, что же, проходите! Я - верховная жрица храма Миритари. Здесь вы найдете, что искали.
  Всхлипывающая Мали проходит мимо меня, а я все медлю, словно не веря происходящему - неужели я нашла то, что искала, к чему стремилась?
  Внутри храм кажется гораздо, гораздо большим, чем снаружи. Не удивляюсь, принимая как данность, что богине подвластно само пространство. Даже Мали перестает всхлипывать и заворожено оглядывает величественный зал, отделанный темно- зеленым камнем. Огромные колонны возносятся ввысь по краям зала к прозрачному потолку, и кажется - они поддерживают само небо. Перед базисом колонн в художественном беспорядке разбросаны изящные софы. Мне интересно - жрицы возлежат на них во время моленья? Я не успеваю повернуться к нашей провожатой - из открывшихся дверок за колоннами вдруг стайками хлынули девушки. Они были одеты так же, как и первая жрица. Хитоны сверкали на фоне строго темного камня разноцветьем красок, а стройные ножки - сексуальностью.
  Девушки окружают нас с Мали и увлекают в разные стороны, не давая опомниться.Я оказываюсь в просторной комнате, сверкающей белизной и золотом. Несколько изящных рук принимаются меня раздевать. Я смущенно прикрываюсь ладонями, но их нежно, но настойчиво отводят. На какое- то мгновение веселое щебетание смолкает - девушки обнаруживают тату Вутси. В открытых ротиках и изумленно распахнутых глазах - благоговение. И я, едва не мурлыкая, нежусь в их взглядах, полностью обнаженная, наслаждаясь восторгом.
  С потолка вдруг тонкими струями начинает литься вода. И я и девушки мгновенно становимся мокрыми. Хитоны окружающих намокают и весьма недвусмысленно облекают стройные фигурки. Я откинула назад мокрые волосы наслаждаясь теплой струящейся по телу водой. Несмотря на потоки воды, мое внимание привлекла одна из девушек. Вот она изящным движением откидывает назад намокшие волосы. Ее голубой намокший хитон плотно очерчивает большие колышущиеся округлости, не скрывая крупных, почти черных, виноградин сосков. Между женственных бедер голубая ткань ложится складкой так, что можно заметить коричневые складки половых губок. Я тут же вспомнила Асиель, рабыню в доме вельможи... И то, что она вытворяла со мной в купальне. Ее тело так же облеплял хитон и... И я почувствовала определенное желание между ножек. Пожалуй я была бы не против, чтобы девушка в голубом хитоне меня поласкала. Мы встретились взглядами. Девушка мило и чуть насмешливо улыбнулась, и шагнула ко мне. Теперь наши набухшие соски едва не касались друг друга. Казалось их тянет магнитом. Ну, чего ты ждешь? - хотелось мне воскликнуть, но я лишь смутилась и опустила глаза под ее вопросительным взглядом. Однако едва мои ресницы опустились, я почувствовала, как мои груди сплющиваются о ее большие шары, как моих губ касаются мягкие и нежные ее губы. Мне было отчаянно мало легкого поцелуя, но я только приоткрыла ротик. Девичий язычок тут же этим воспользовался и проник между моими зубками. Я почувствовала ласковые прикосновения ее рук, скользящих по моей влажной коже. Одновременно меня начали мыть - несколько мочалок прошлись по спине, попке. Мои руки подняли, тоже не оставляя без прикосновений. М- м- м... Это было неплохо - мыться таким способом. С одной стороны меня ласкала девушка в голубом, ее нежные пальцы подбирались все ближе к лобку, а язычок ненавязчиво искал встречи с моим. Наши груди терлись, елозили друг о друга... Мне страшно хотелось, чтобы эти упругие полновесные шары обнажились, хотелось почувствовать собственными сосками их шелковистость... С другой стороны меня тщательно, но бережно, мыли.
  Я так и не открыла глаза, наслаждаясь восхитительными ощущениями. Я блуждала в нирване, отдаваясь ласкам. Нежные прикосновения мочалок и рук к обнаженной коже тоже были своего рода лаской. Особенно когда они проходились по попочке, когда одну или другую ножку приподнимали ласковые руки, и начиналось мытье внутренней части бедер, под коленками... Сквозь наслаждение иногда пробивалась шкодливая мысль - А как они будут мыть меня между ножками?
  Я получила ответ, когда мое тело подхватило множество рук. Я оказалась на весу, а мои ножки мягко, но неумолимо раздвинуты. Мои ресницы на мгновение распахнулись, чтобы мой рассеянный взгляд запечатлел, как к моей промежности склоняется головка девушки в голубом. Я застонала, когда увлажненных лепестков коснулись мягкие, все такие же нежные губы. Шустрый язычок обежал мои складочки, затем раздвинул их, чтобы дотронуться до клитора. От быстрой ласки перехватило дыхание, но язычок уже вылизывал лепестки. Я перевела дух, но ненадолго. Чувственные губы принялись захватывать мои лепестки, слегка посасывать, а язык, делавшийся вдруг сильным и жестким, настойчиво скользил в верхнем уголке киски. Струйки воды, бегущие по моему вздрагивающему телу, только усиливали мои ощущения. Чувственное наслаждение слегка омрачалось лишь тем, что во мне зрела одна мыслишка: скоро мне захочется чего- то большего. Вряд ли меня устроит пальчик в пизденке, мне может понадобиться горячий член, вторгающийся в меня мягко и нежно или грубо и властно. Но - чтобы это был мужчина с твердым, живым членом. Я уже даже подумала, чтобы самой прервать это умопомрачительное мытье, тем более, что между ножек мое тело усилиями девушки в голубом было самым чистым.
  Мне еще ужасно не хотелось останавливать девушек, когда вдруг вода прекратилась литься. Раздался мелодичный голосок, и к моему великому огорчению шустрый язычок прекратил свои сладостные игры. Я очутилась на ногах, пытаясь свести непослушные глаза на человеке, стоящем коло входа.
  О-о-о! Это была нийа! Я сразу это поняла, едва мой взгляд сфокусировался. Открыв рот и распахнув в изумлении глаза, я рассматривала существо, которое по всем параметрам можно было бы назвать женщиной или девушкой. Тело нийи было затянуто в какую- то эластичную узорно- пятнистую ткань, обтягивающую ее так, что идеально округлые груди казались одетыми отдельно. Вообще нийа казалась скорее голой, чем одетой. Во всем облике меня поразили две вещи. Во- первых, автор скульптуры нисколько не перевирал пропорций тела нийи - ее талия была такой тоненькой, что даже я без труда могла обхваить ее ладонями, ножки были стройными и длинными, такими, что даже я на мгновение позавидовала.. Во- вторых, ее лицо - такое очарование таилось в нем, такая беззащитность читалась в глазах и одновременно они были такими порочными, блядскими... Даже я, не будучи мужчиной, вдруг почувствовала что у меня встает. Я резко тряхнула головой, прогоняя абсурдные, совершенно бредовые мысли. Боги, ну, откуда у меня член? Наваждение немного спало, но мое возбуждение, подстегнутое только что весьма необычным душем, понеслось вскачь. Мне даже пришло в голову, что я смогу обойтись без мужчины, если это сумасшедшее сексуальное существо будет проделывать со мной все эти вещи, что только что проделывала со мной обычная девушка.
  Однако нийа, похоже, была совсем не настроена бросаться в мои объятия. Она чуть насмешливо смотрела на меня, заставив меня покраснеть и почувствовать себя беспринципной шлюхой, живущей ради собственной похоти. Меня захлестнула злость на нийю - как она смеет ТАК смотреть?! Не хочешь меня, просто повернись и выйди!
  Вокруг меня девушки стали опускаться на колени. Я с удивлением увидела на их глазах слезы и эмоции раскаяния. Это что же, не только я подверглась?... Чему подверглась??? В голову внезапно пришло, что нийа попросту издевается надо мной и остальными девушками, каким- то образом заставляя нас чувствовать вину. Кажется, это называется ментальным воздействием... Ну, нет, со мной это не пройдет!
  Кончики моих пальцев зашевелились, я почувствовала, что на них начали формироваться раскаленные искры. Одновременно все мое существо принялось бороться с наваждением, из моей головы буквально стали вырываться потоки ментальной силы, обрывающей обволакивающие меня нити, исходящие от нийи.
  Ний вдруг озорно блеснула глазами и хихикнула:
  - А ты гораздо сильнее подруги! Да и всех остальных - никто не может сопротивляться моему гипнозу.
  Наваждение спало, и я поняла, что нийа - в общем- то обычная девчонка, только очень необычная. Н- да... Вот такие парадоксы приходят в голову, когда стоишь обнаженная, мокрая, на трясущихся от предшествующего напряжения ногах.
  - Тебе надо отдохнуть после ментального удара. - Кончик хвоста нийи с утолщением метнулся вперед, словно указывая. - Смотри: обычные люди уже спят.
  Я с удивлением посмотрела вокруг. Тела девушек, которые меня только что омывали, усеивали пол ванной комнаты в живописных позах. Похоже, они уснули в тот же момент, как нийа ослабила свое ментальное воздействие.
  - Приходи в молельню, когда придешь в себя.
  Нийа развернулась, не ожидая моего ответа, и вышла, покачивая соблазнительными упругими ягодицами под тонкой тканью. Зрелище было завораживающим и без гипноза. Немного портил впечатление хвост... Или не портил?..
  В маленьком предбаннике я надела первый попавшийся хитон, став не отличимой от других девушек. Почти сразу мне навстречу мне попалась верховная жрица. Поворчав по поводу проказ нийи, она хлопнула в ладоши и приказала появившимся девушкам унести спящих по комнатам. Заодно оказалось, что Мали тоже спит. Мне было предложено подняться в выделенные мне апартаменты, куда унесли мою подругу.
  Честно говоря, я сама не понимала, что со мной происходит. Вроде бы я нашла храм Миритари, оказалась в безопасности и уюте. Однако проводить время в моленьях, в каких- то бытовых заботах, предаваясь изредка лесбийской любви, совсем меня не привлекало. Нет, конечно, можно здесь остаться, чтобы соблазнить нийю. Хм, звучит интересно... Что еще? Может быть здесь есть какие- то источники информации, из которых мне все же откроется, для чего предназначены мы с Мали? Верховная жрица никак не намекнула, что мы с Мали как- то отличаемся от остальных девушек. Ну, тату... Ну, займем положение, приближенное к верховной жрице... Оно мне надо?
  Я отказалась подняться в апартаменты и спросила, где молельня. Оказалось, что все девушки молятся в главном зале храма, однако существует отдельная молельня - там поочередно молятся нийа и верховная жрица. Мне было милостиво разрешено посетить отдельную молельню.
  Когда я вошла в уютную комнату, нийа уже была там. Она стояла перед противоположной стеной, на которой слегка светились какие- то знаки.
  - Раздевайся, молиться нужно полностью обнаженной. - Проговорила нийа, не оборачиваясь.
  Я пожала плечами. Все равно в этом хитончике я словно раздета. Хитон упал на пол, рядом с босоножками, и я ступила на тепловатый гладкий камень. Молельня была небольшая, отделанная камнем, похожим на тот, что был в главном зале, только красно- черного цвета с серебристыми прожилками. Помещение лежало в полутьме, освещаясь странным светом, исходящим от рун, украшающих стены. В дальнем углу, почти в темноте стояла кушетка, близнец тех, что мы видели, когда очутились в храме.
  Тело нийи, на котором играли багровые блики, было прекрасным, загадочным и неотразимо чувственным. Может быть, я и была сейчас не очень предрасположена к однополой любви, но не признать сексуальности женственных изгибов я не могла: из- за изящного плеча манила своей упругой округлостью грудь; конический сосок, видимый в "профиль" словно заострял грудь; прямые стройные ножки с мягко очерченными мышцами под шелковистой кожей; округлая попка, при тоненькой талии похожая на перевернутое сердечко... И хвост, спиралью обвивавший длинные ноги... Хм, а на кончике по- прежнему надет чехольчик из пятнистой ткани.
  Я встала рядом с нийей:
  - Ты не всю одежду сняла!
  - Что? А, ты про это?
  Хвост раскрутился и перед кончиками моих грудей качнулось утолщение в ткани. Нийа озорно улыбнулась:
  - В принципе я могу снять и его, но пусть это будет для тебя сюрпризом. Смотри, - перевела нийа мое внимание на стену, - я кое- что понимаю. Вот здесь и здесь говорится о проходе к самой Миритари... Это точно здесь, в храме. Но где? Еще говорится, что проход открывается, если испытать оргазм...
  - Все так просто? Так доставь мне удовольствие, и мы попадем в рай! - я по- мужски шлепнула нийу пониже спины. Звонкий шлепок заставил нийу подрыгнуть.
  Она развернулась ко мне и вдруг привлекла меня к себе. Наши груди сплющились друг о друга, я почувствовала на губах жаркое дыхание.
  - Не так быстро, глупая! Думаешь, мы мало экспериментировали с оргазмами?
  Ее ладони сжали мои ягодицы тоже отнюдь не с женской силой.
  - Н- да? Так вот как вы "молитесь"?
  - Неправда ли, неплохо кончать, зная, что это приближает тебя к Миритари? - с этими словами нийа сильно толкнула меня в сторону кушетки, на которую я с взвизганьем и приземлилась. В тот же миг стройное сильное тело очутилось сверху. Рот нийи накрыл мой, и мы какое- то время целовались.
  - Ты уверена, что мне это сейчас надо? - спросила я, задыхаясь, когда мне удалось освободиться от язычка, по- хозяйски орудовавшего у меня во рту.
  - А куда ты денешься? - страстно проворковала нийа, целуя меня в шею, теребя соски и пробираясь пальчиками к промежности.
  - Ты собираешься меня изнасиловать? - усмехнулась я, сжимая бедра, чтобы игривые пальчики не добрались до киски. Я хихикнула: - У тебя даже нечем это сделать!
  - Ты будешь удивлена, - полные губы тронула загадочная улыбка, и нийа снова возобновила свои ласки.
  Я демонстративно отворачивалась от ее жадных губ, кокетливо улыбаясь и подставляя шейку. Бедра я немного ослабила, позволяя ласкать свои груди, слегка вздрагивая, когда коготки или зубки моей необычной партнерши смыкались на соске. Однако я тут же плотно смыкала ножки, едва шаловливые ручки опускались к низу живота. Я пропустила момент, когда нийа завела одну руку за спину, и в угол полетел чехольчик. Вернее, я не обратила на это внимания, так как победно улыбалась в излучающие страсть лучистые огромные глаза.
  Мои бедра чуть раскрылись, и тут в мою пизденку ворвалось нечто огромное и горячее. Я сдавлено вскрикнула, обреченно чувствуя, как во мне ворочается твердый член. Член? Что за фигня??? Откуда здесь мужчина? А меня уже весьма натурально трахали. Я перевела взгляд на нийю и увидела в ее лице торжество и ликование. Хвост! Нийа имела меня тем утолщением на хвосте! И это ей доставляло огромное удовольствие. С ее губ стало срываться бурное дыхание, переходящее в стоны, лицо исказилось страстью.
  Потом из меня вышли, а стройное тело нийи выгнуло судорогой. Нийа закрыла глаза, а рот наоборот приоткрылся, обнажая белую полоску зубов. На какое- то время моя партнерша забыла про меня. Да она трахает сама себя! Я снова пропустила момент, когда нийя остановила свою продвинутую мастурбацию и буквально воткнула свою штуку в меня.
  Мое тело выгнуло, глаза распахнулись, а губы нийи уже были у моего ушка:
  - Теперь ты будешь хорошей девочкой?
  - Да- да... - простонала я, чувствуя, как ее хвост бесцеремонно распоряжается мною между раздвинутых ножек.
  - Тогда надо поработать!
  В очередной раз меня покинули, хвост вдруг перегнулся через плечо нийи и передо мной закачался наконечник, весь блестящий в отсветах от моих и ее соков. Он выглядел очень похожим на мужской член, даже дырочка на навершие присутствовала, только был абсолютно симметричным и более гладким. Понимая, что от меня требуется, я раскрыла ротик, и коническая головка скользнула между моими губами. Нийа неприкрыто наслаждалась моими манипуляциями, моими губками и язычком. Иногда она отбирала конец у меня и принималась отсасывать сама у себя. А иногда клала хвост поперек моего рта и прижималась к моим губкам своими губами. И тогда навершие скользило между нашими ртами. Дыхание нийи становилось все более горячим, стоны почти переросли в крики. Наконец, наигравшись моим ротиком вдоволь, нийа убрала хвост от моего лица, чтобы вонзить его между моих бедер. Я не смогла сдержать стон, выгибаясь навстречу ходившей во мне горячей плоти. Мы кончили почти одновременно, забившись одна на другой, жадно впиваясь губами в губы, а руками - во что только попадется. Мне попались ее груди, я их сжимала и сжимала, сотрясаясь в оргазме, пока, нийа, быстрее пришедшая в себя, не освободила их из моих цепких пальчиков.
  Нийа распрямилась надо мной, лукаво улыбаясь, и посмотрела на красноватые пятна, усеивающие ее округлые груди:
  - А ты - горячая штучка! - она ворохнула во мне хвостом, отчего по моему телу прошла последняя сладкая судорога.
  Мы устроились на кушетке напротив друг друга, поглядывая на мерцающие руны.
  - Мы теперь можем прочитать... - начала я.
  - Что переход находится в конце главного зала... - продолжила нийа.
  - А оргазм надо испытывать там...
  - На жертвенном алтаре!
  Я зябко передернула плечами, отчего мои груди колыхнулись:
  - Что- то мне не нравится термин "жертвенный алтарь"!
  Нийа, уловившая мое движение, жадно посмотрела на мою грудь, облизнула шустрым язычком чувственные губки и сказала:
  - Мы можем продолжать молитву, чтобы иметь возможность прочитать весь текст, а не понимать только смысл...
  Я грациозно потянулась, дразня нийю видом упруго поднявшийся груди:
  - Я уже буду готова к твоей атаке.
  - Ну, что ж, я подожду, когда ты сама созреешь, - нийа озорно показала мне язык.
  Я не успела ничего сказать, так как в молельню ворвалась главная жрица.
  Окинув наши довольные мордашки, она нахмурилась:
  - Я вас по всему храму ищу, а вы здесь... молитесь! Нийа! Я же тебя предупреждала, что моленье должно происходить только в вечернее время! Кроме того, девушки будут роптать, что ты нарушаешь очередь!
  Нийа небрежно шевельнула хвостом, показывая, что ей все равно.
  - Бэсс! Там, у входа, стоит шайка каких- то вельмож и требуют тебя! Во главе какой- то Кнавций.
  - Что???
  Сказать, что я испугалась, значит, не сказать ничего.
  - Как он меня нашел?
  - С ним маг, наверное, он и выследил тебя. Ты бы поговорила с ним - с людьми мои девочки справятся, но маг может стать неразрешимой проблемой.
  Я воткнула ногти в ладони:
  - Он пришел, чтобы убить меня!
  - О, боги, что еще за проблемы???
  Тут вдруг в наш разговор вмешалась нийа:
  - В чужой стране они не посмеют действовать слишком нагло. Пускай Бэсс и Мали уходят через проход, а я пока отвлеку внимание чужестранцев. Когда они увидят, что Бэсс здесь нет, они уйдут. Ты ведь сможешь поставить простенькую защиту, Бэсс? И маг вас потеряет.
  - Да, наверное смогу... Да, смогу. - Я вдруг почувствовала, как меня касаются нити поискового заклинания. - Без проблем, прямо сейчас!
  Я без усилий разорвала заклинание.
  - Надо разбудить Мали. Я буду в главном зале, - обратилась я к верховной жрице. - Нийа, ты задержишь их на какое- то время?
  - Для оргазма? - усмехнулась нийа и шагнула ко мне. Мы какое- то время смотрели друг другу в глаза, потом нийа мягко коснулась моих губ своими. - Прощай, Бэсс, ты чудесная девушка!
  В этот момент в молельню ворвалась молоденькая жрица:
  - Госпожи, маг бросил в стену храма огненный шар! Требуют вас!
  - Почувствовал, что заклинание разрушено! - воскликнула я. - Все, разбежались!
  И вот я в углу главного зала. Проход должен быть где- то здесь! Рядом со мной обиженно и недоуменно сопит Мали, еще не разбуженная до конца. Обдирая ногти, я пытаюсь отковырнуть каменные плиты. Девол, ну, где же дверь??? Я слышу крики за дверями зала, кажется, спорят.
  Вдруг одна из плит под моей ножкой звучно щелкает, и в стене открывается дверца.
  - Скорее, Мали! - я хватаю ничего непонимающую девушку за руку и тяну в открывшийся проход.
  Нас встречает темный коридор, слабо освещенный рунами, подобными тем, что были в молельне. Мали дергает меня за руку:
  - Бэсс!
  - Потом, Мали! Не сейчас!
  Я волоку вяло упирающуюся Мали по коридору. Здесь холодно и зябко. Наши легкие хитончики нисколько не защищают от сырости и холода. Под ногами хлюпает склизкая грязь, но мне не до этого. Да еще эта дура, Мали, постоянно дергает меня за руку.
  Минут через 10 мы, запыхавшиеся, выскакиваем в пещеру. Девол, как холодно!
  - Бэсс!
  - Ну, что тебе?
  - Ты забыла закрыть дверцу!
  - Что???
  О, боги, что я за дура- то такая??? Теперь у нас нет времени совсем - если Кнавций со слугами обнаружит потайной ход, он непременно захочет убедиться, что его бывшая наложница не сбежала через него!
  Я лихорадочно огляделась. Небольшая пещера, которой заканчивался проход, не имела больше входов и выходов. А это, наверное, алтарь. Посередине пещеры располагалось странное каменное сооружение, отдаленно напоминающее цветок. В центре цветка было шарообразное утолщение, от которого протянулись четыре коротких "лепестка". В свою очередь каждый лепесток в середине изгибался наподобие седла. Из седел торчали по два продолговатых выступа, торчали совсем близко друг от друга - один сантиметров 15, другой чуть покороче - см 10.
  Я повернулась к Мали:
  - Раздевайся!
  Губки Мали обиженно надулись и задрожали:
  - Зачем?
  - Нам надо испытать оргазм, чтобы открыть проход к нашей богине!
  - Мы будем заниматься любовью? Здесь???
  Девол, я и сама чувствовала, что продрогла до костей, ноги были забрызганы грязью почти до колен, пальчики ног так и вовсе закоченели.
  - О, смотри, - всхлипывающая Мали указала на алтарь.
  Я повернулась. В воздухе над камнем замерцали руны. Я напряглась и, постаравшись умерить лихорадочное волнение, попыталась разобрать, о чем идет речь. Постепенно смысл начертанных в воздухе фраз стал до меня доходить. Я открыла рот и недоуменно перевела взгляд на алтарь.
  Я щелкнула пальцами и потащила Мали к Алтарю. Заставив ее перекинуть ногу через "седло", так что ее влагалище оказалось над каменными наростами, я надавила руками на ее плечи.
  - Ты с ума сошла, Бэсс! - завопила Мали. - Я не хочу этого делать!
  - Мы должны кончить, - зашипела я, нащупывая дырочку подруги и направляя ее на каменные стержни. - Кнавций не пощадит ни меня, ни тебя, это наш единственный шанс. Пожалуйста, Мали!
  Мали перестала сопротивляться, и ее губки коснулись бОльшего из выступов. Я резко надавила на плечи, Мали завопила, как резанная, но я чувствовала ладонью, что оба выступа нашли свои норки - один безжалостно проник во влагалище, а второй - до предела растянул попку.
  Сама я поспешно пристроилась на втором "седле". Колени чувствовали холод гладкого камня, подо мной торчали такие же холодные наросты. О, боги, как же можно кончить с этими штуками внутри??? Закусив губку, я стала постепенно насаживаться на каменные члены. Кончик большого навершия вошел в меня без труда. Однако с меньшим возникли трудности - он был слишком далеко, я все никак не могла насадиться на него попкой. Я ворочалась на одном, доставляющем мне только неприятные ощущения, но никак не могла пустить в себя второй. Наконец, мне удалось пронзить себя сразу двумя наростами. Я захрипела и насадилась на них до конца, затем стоная принялась подмахивать, пытаясь получить хоть немного удовольствия. Рядом извивалась Мали, но к моему разочарованию на ее лице было написано скорее страдание, чем даже тень наслаждения.
  Как ни странно, ходящие в моих дырочках каменные члены через какое- то время стали доставлять удовольствие... Но до оргазма было еще очень далеко, когда в глубине потайного хода замелькали огни факелов. Я задвигала попкой в усиленном режиме, но тут из зева хода ко мне метнулась какая- то тень. Меня ударило, каменные члены с влажным чпоканьем выдрались из меня, и я покатилась по каменному полу, больно приложившись головой.
  О, девол, по всей видимости, меня сшиб горгулья! Я чувствовала на своей коже его когти. Они держали меня крепко, мне даже было не пошевелиться из боязни, что они пропорют кожу.
  - Так- так- так! - услышала я голос Кнавция и заскрипела зубами. Как здорово оказаться под горгульей, вымазанной в грязи. К тому же, судя по ощущением, ткань хитона лопнула, и я лежу ко всеобщему обозрению с голой задницей и растраханными камнем дырочками наружу.
  Ну, я сейчас вам покажу! Мои ладони сжались, чтобы собрать особо разрушительную энергию... Но вместо энергии в моих ладонях оказалась только жидкая грязь! Маг! Он блокирует мои энергетические каналы! От бессилья и унижения из глаз брызнули слезы.
  - Чем же тут занимается... о!.. занимаются такие хорошенькие девушки? Бесс, чего тебе не хватало?
  Я замычала, давясь рыданиями и пытаясь отвернуться от лезущей в рот грязи. Мне стало жутко от ледяной ярости в голосе моего бывшего любовника.
  - На что ты променяла дворец и статус любимой наложницы цезаря? До чего ты докатилась? До валяния в грязи и траханья с камнем? Посмотри на себя, шлюха! Ты отдалась государственному преступнику, стражнику. За это тебя просто казнили бы... Но теперь я вижу, на что ты променяла меня! На грязь и камень! Слуги, она - ваша. Когда закончите, просто разорвите ее! А я хочу посмотреть, как эта шлюха получит удовольствие!
  Я взвизгнула, когда горгулья, хлопнув крыльями, вздернул меня вверх. Мне удалось осмотреться. Мали все так же сидела на каменных членах, прижимаемая к алтарю еще одним горгульей. У меня вырвался вздох облегчения - хоть ей пока ничего не угрожало. Но где же слуги Кнавция? Кроме него самого и лысого человечка в черном в пещере были только горгульи. Горгульи? О, нет!!!
  Словно в ответ горгулья, державший меня, хищно зашипел и бросил на камни. Я упала на четвереньки, а в мою попку тут же вонзились когти. Я закричала, но было поздно - член горгульи вонзился в меня, едва не разрывая пополам.
  Горгулья принялся трахать меня, цепляясь за попку когтями. Я чувствовала, как по бедрам потекли струйки крови, но была не в силах прервать изнасилование. Я даже сдвинуться не могла - горгулья хлопал крыльями и почти взлетал со своей жертвой в когтях. Его член ходил во мне ходуном, по бокам хлопали крылья, задница была почти оторвана. Но я уже вспомнила, что мне надо всего лишь кончить. Может это и не поможет - руны говорили об алтаре, но это шанс...
  Но как это сделать? Горгулья имел меня совершенно безжалостно, абсолютно не заботясь о каких либо последствиях, его даже не волновало, что по моей попке течет грязь, затекая между ягодицами... Но...
  Я просунула ладонь между бедрами и стала ласкать себя.
  - Шлюха! - услышала я рык Кнавция. - Ее ебет горгулья, а она мастурбирует!
  - Да пошел ты.. - прошептала я, трогая то уголок киски, то клитор, постепенно отзывающиеся сладкими ощущениями. Иногда мои пальчики касались бугристого стержня, ходящего во мне, бесцеремонно распирающего бедные израненные губки. Но я уже постанывала в такт движениям. Сейчас, еще чуть- чуть... Я вскрикнула, схватила горгулью за поросшие жестким волосом яйца и потянула на себя, одновременно глубоко- глубоко насаживаясь на твердый член. И горгулья начал кончать, заверещав и выпуская в меня потоки остро пахнущей спермы. И я тоже забилась под хлеставшими меня крыльями, извиваясь в грязи...
  Какое- то время ничего не происходило, но потом где- то вверху раздался мелодичный голос:
  - Кто здесь обижает моих девочек?
  - Миритари! - выдохнула приподнявшаяся Мали. В следующее мгновение серебристая полоса смахнула голову Кнавция, словно травинку, затем снова заверещал горгулья, взлетая с меня. Я еще была насажена на его член, отчего моя многострадальная попочка приподнялась, а потом соскользнула. Меня окатило кровью и я грохнулась на камень, теряя сознание.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Н.Семин "Контакт. Новая эпоха"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) О.Обская "Непростительно красива, или Лекарство Его Высочества"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Д.Хант "(не)случайная невеста"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"