Зарипов Захар Владимирович: другие произведения.

Бешеный Принтер (черновик)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Основы географии, физики и прочих аспектов устройства Марса в купе с прогнозами перспектив его колонизации. Я полагаю Даниэль Абрахам и Тай Френк били излишне оптимистичны в своих прогнозах, хотя и не могу не воздать им дань уважения. Посвящается программистам Катаури Интерактив.

  Бешеный принтер.
  
  Дела в автомастерской шли хорошо, город разрастался. Однако денег всё равно не хватало. Джон Джонсон третий руководил мастерской второй год и по документам являлся единоличным хозяином этого, довольно успешного, бизнеса, однако на само деле дело было семейным, так что доходами приходилось делиться со всей семьёй, а семья была не маленькая. Впрочем, на других условиях мастерская ему бы и не досталась.
  Отец, передав ему дело, уехал руководить техническим участком карьера, а сына оставил набираться опыта. Последний месяц выдался особенно напряжённым, один из приезжих открыл собственный автобизнес, так что теперь за те же деньги приходилось работать больше и лучше, ведь необходимо было удержать клиентуру, поэтому неожиданная просьба лучшего друга вывела его из равновесия:
  - Ну, зачем? Зачем тебе вездеход? - мягко говоря, Джонсон был обескуражен такой неожиданной просьбой, - ты родился в Долине, тебе вообще нет нужды покидать атмосферную зону!
  - Да как ты не понимаешь! Толку от того что я сижу в своей конторе! На этой должности я могу до старости просидеть и толком ничего не заработать! А на семью потребуются немалые деньги, особенно в моём положении... - не сдавался Семён, - я ведь верну тебе этот вездеход, он же всё равно стоит у тебя без дела!
  - Этот вездеход - реликвия, - твёрдо произнёс Джон, - это один из первых серийных атомных вездеходов EMC, он был построен, между прочем, до атмосферной зоны. Его мой отец от деда получил, а дед от прадеда.
  - Да Вы уже два поколения атмосферную зону не покидали, - настаивал Семён, - он ведь тут не нужен, он стоит у тебя в мастерской как живой экспонат и гниёт, а мне он нужен для дела, понимаешь? Очень нужен!
  
  Джонсон нахмурился. Они с Власовым дружили с детства, хотя это и была довольно странная дружба. Джонсон был создан для этой планеты, в буквальном смысле слова. Его пращуры были разработаны технократией для минимизации медицинских расходов. Это сейчас между Землёй и Марсом существует регулярная паромная переправа, но даже теперь перелёт занимает несколько месяцев и стоит столько, сколько средний марсианин зарабатывает за долгие годы, а средний землянин не зарабатывает и за всю жизнь. А 200 лет назад перелёт вообще был только в один конец, и почти сразу же стало понятно, что люди не приспособлены для этого негостеприимного места. Лечить и снабжать витаминами и лекарствами колонистов почти бессмысленно, привести сюда всё что может понадобиться невозможно, а ждать нужных препаратов с Земли вообще бесполезно - стартовое окно открывается раз в два года, перелёт длится полгода - какой больной доживёт до такой посылки?
  Когда это стало понятно даже самым упоротым сторонникам колонизации, на Земле скрепя сердце уступили просьбе колоний и сняли запрет на генетическую модернизацию человека. Правда, только для колоний. На Земле генетическая модернизация людей до сих пор запрещена, поэтому изменённые люди должны были покинуть Землю сразу, как только это становится возможным, и им запрещено возвращаться.
  На самом деле тогда, когда этот декрет принимали, о возвращении речь всё равно не шла - обратного пути не было. Так и появился прадед Джона - по заказу колониального управления Восточной Марсианской Компании (East Mars Company или ЕМС). Его родила земная женщина, но сам он на Земле никогда не жил. А Джон Джонсон III был представителем третьего поколения модернизированных людей, рождённых на Марсе естественным образом.
  Почему правнук получил по наследству только третий номер, а не четвёртый, как было бы логично и правильно по нумерации, история умалчивает. Но Джоном Джонсоном первым прадед решил называть не себя, а своего старшего сына. С тех пор соответствующий номер, вместе с именем, отражался в документах при рождении первенца мужского пола.
  Сами модернизированные внешне от обычных людей почти не отличались, но внутри разница была существенной. Главным образом отличие было в синтезе некоторых веществ.
  Предки натурального человека из Африки не нуждались во многих биоактивных веществах: витамин Д выделялся на солнце, витамин С давали тропические фрукты, и так далее. Но даже на Земном Севере, или долгих путешествиях, их отсутствие было проблемой - цинга, косившая мореплавателей и колонистов северных земель, была самой известной, но не ещё не самой страшной из этих проблем.
  На Марсе же это было катастрофой, один только недостаток витамина Д необратимо разрушал кости в условиях низкой силы тяжести. Поэтому стержнем генетической модернизации человека было возвращение в геном утраченной способности к синтезу витаминов (далёкие предки приматов такой способностью обладали), так что модернизированные нуждались только белках, жирах, углеводах, воде, ну и конечно воздухе. Кроме того они были крепче, сильнее, выносливее, умнее (по крайней мере большинства землян) и вообще всячески превосходили натуралов.
  Конечно, незначительная разница была и внешне, но в этом не было никакого умысла, просто первыми модернизацию начали китайские инженеры, и базовый геном взяли соответствующий. Натуралы же в основном были выходцами с северных стран Запада - потомки белой расы, почти исчезнувшей на Земле.
  Конкретно предки Семёна Власова были русскими, бежали на Марс от гражданской войны. Они тоже были не глупы (дураку на Марсе делать нечего, тут ребёнок в пять лет должен как минимум уметь собрать радиоприёмник и произвести простейший ремонт системы жизнеобеспечения), но силой и приспособленностью с модернизированными тягаться не могли.
  Нельзя сказать, что натуралов сознательно или законодательно дискриминировали, но содержание натурала влетает Соединённым Республикам Марса в копеечку - для Марса они, по сути, инвалиды, как для Земли люди с генетическими нарушениями: постоянное дорогостоящее поддержание жизни - витамины, лечение, особое питание и прочие неприятные мелочи. Тем не менее, натуральные люди не были поражены в правах... кроме одного.
  Жизнь на Марсе тяжела, планету надо осваивать, нужно много, очень много людей, много рабочих рук - много детей. Человеческий капитал - основной капитал экономики, а воспроизводство основного капитала - главная задача управления. Поэтому Марс компенсировал инвестиции в основной производительный капитал: детей - дети нужны Марсу. Дети - будущее Марса и всех внешних колоний... но здоровые дети. Натуральные дети не нужны, натуральные дети, конечно, получат питание и витамины, но о возмещении прочих расходов нечего и мечтать.
  Какая женщина захочет связываться с натуралом, если их дети фактически инвалиды, да и растить их придётся только на свои доходы, львиную долю которых съедят медицинские траты?
  Поэтому у Джонсона было ещё 5 братьев и сестёр, а у Власова - никого. Его семье и одного-то ребёнка поднять было не просто. Те же проблемы ждали и его в ближайшем будущем. Так что он вполне мог стать концом своего рода, одним из последних натуральных людей Марса.
  
  Теоретический выход для Семёна существовал, даже два. Но оба упирались в весьма значительные суммы денег.
  Первый путь: можно слетать на землю и найти себе землянку готовую отправится на Марс - даже сейчас таких было не мало. Технический уровень Марса и рядом не стоял с большинством мест на Земле. Прилетавшие редкие Земляне были просто в восторге от того, что на Марсе было обыденностью, или даже суровой необходимостью.
  Второй путь - опять же слетать на Землю и пройти дорогостоящую генетическую модернизацию. В этом случае по возвращении можно было рассчитывать на все привилегии здорового марсианина: бесплатное медицинское обслуживание всей семьи, детские пособия, бесплатное образование для детей, как среднее, так и высшее, и многое другое, на что могли претендовать полноценные граждане.
  Но что бы заработать такие деньги, надо было положить жизнь в самых опасных местах этого мира, посадить остатки и так не слишком великого натуральского здоровья на самых сложных и тяжёлых работах. И сможешь ли после этого потянуть семью? Останутся ли силы? Да и вообще, не сгинешь ли в Марсианских песках за это время?
  
  - Семён, - наконец спокойным голосом сказал Джон, - скажи честно, что ты задумал. Я понимаю, что это какое-то очень выгодное предприятие и обещаю тебе не претендовать на твои доходы - ты же меня знаешь, что ты задумал? Если не расскажешь всё как есть, я не дам тебе вездеход. Ты меня тоже пойми, стоимость этой машины в принципе позволяет тебе пройти модернизацию, я же знаю твоё лютое желание иметь семью - может ты нашёл на него покупателя на полярных шахтах? Скажи честно и я подумаю, что можно для тебя сделать.
  
  Джонсон привык к несколько покровительственному отношению к своему другу, он хоть и был ниже ростом, но значительно превосходил натурала в физической силе. Джон всегда был на стороне Семёна в конфликтах со сверстниками, а Семён за это помогал Джону в учёбе, которая того не слишком заботила. Врождённые когнитивные способности модернизированного может и превосходили натуральных, но полноценное самостоятельное обучение они заменить не могли, а Джон с детства не привык к интеллектуальному труду - для него обучение было неотъемлемым правом. А вот для семьи Власовых это было напротив, дополнительной и весьма недешёвой услугой. Даже за школьное образование родителям Семёна приходилось доплачивать, и если бы он не корпел над учебниками с утра до ночи, то университет остался бы для него недостижимой мечтой.
  Но сейчас учёба закончилась, и предложить другу адекватное вознаграждение за дорогую услугу Семён не мог. Он подумал ещё пару минут, хрустя костяшками пальцев и кусая губы, но всё-таки решился:
  
  - Я покажу тебе одну вещь. Я нашёл это по старым книгам и видел косвенные подтверждения с дронов. Смотри. - Семён включил лэптоп и водя пальцами по панели, стал показывать какие-то снимки.
  Джон не особо понимал, что на них изображено, разве что с уверенностью можно было утверждать, что это какие-то карты.
  - Видишь эту зону? - Семён ткнул пальцем в экран.
  Всё-таки кое-что от уроков по картографии в памяти Джона осталось, хотя больше не от школьных занятий, а с тех пор, как они с Семёном рисовали самодельные карты карьеров − судя по координатам указанное место находилось где-то в середине впадины Эллады.
  - Цифры слева это содержание летучих соединений углерода, - пояснил Семён, - углекислый газ, метан, пары ацетона и прочее, значительно выше нормы, настолько выше, что в этом месте даже образовался небольшой, но стабильный антициклон, он держится там уже 7 лет! Точнее даже так: я наблюдаю за этим местом 7 лет, ещё со школы, когда мы с тобой увлекались картографированием - антициклон почти не двигается! Ты понимаешь, что это значит?
  - Да это может значить вообще что угодно! - ответил Джон, − Колония лишайников, литосферный разлом, на Земле это мог бы быть вулкан, но на марсе вулканов нет... или есть? - неуверенно добавил он.
  - Нет, вулканов на Марсе точно нет, - ответил Семён, - но есть дикие принтеры!
  - Чушь городишь, - Джонсон, казалось, сразу потерял интерес к теме.
  Он демонстративно вытер руки промасленной тряпкой и отвернулся к верстаку с инструментами пытаясь изобразить занятость.
  - СРМ давно переловила все принтеры, последний поймали ещё до нашего рождения и с тех пор никто не обнаруживал новых. - бросил он из-за плеча, - Да и как бы он оказался на дне Эллады? Что там делать?
  - Джон! Твою ж мать! Ты же модернизированный, как ты можешь быть таким тупым! - опять завёлся Власов, обходя широкую спину Джона, что бы снова оказаться у него на глазах, - ты когда начинаешь нести какой-нибудь бред, мне кажется что ты вообще в школе не учился!
  Это сейчас каждому понятно, что в Элладе нечего делать, слишком высокие широты для создания атмосферной зоны, и слишком мало ресурсов для рентабельной добычи. Да ещё и слишком далеко от Маринера. Но тогда об этом никто не знал! А Атмосферной Зоны не было даже в проекте! С Земли Маринер от Эллады мало отличается, и там и там высокое давление, но Эллада ближе к полюсу, с его запасами СО2 и имеет более пологие склоны и ровную поверхность, что облегчает посадку и перемещение.
  Кроме того, на дне Эллады под тонким слоем песка осталось если не настоящее море, то как минимум несколько крупных озёр замёрзших ещё в те времена, когда на Марсе была гораздо более плотная атмосфера. Так что с Земли Эллада казалась более пригодным местом для надувания атмосферы, даже если половина этой зоны сразу же погрузится в вечную мерзлоту.
  Вспомни же, там поймали почти каждый третий принтер!
  - ...и никто кроме тебя не догадался, что можно поймать ещё, - закончил за него Джон.
  - Да, именно так. - подтвердил Семён. - Слишком далеко от ресурсных магистралей, шахт, Маринера и вообще слишком далеко на юг - да там сложно и опасно охотиться и неоткуда ждать помощи.
  - И только одинокому натуралу вроде тебя эта задача по плечу, - с сарказмом согласился Джонсон, - это тупая идея, я не верю что там живёт дикий принтер, и уж тем более я не верю, что тебе удастся его поймать. Ты придумал шикарный способ самоубийства, но наш семейный вездеход не станет тебе надгробным памятником. Если только...
  И тут Джон задумался. В конце концов Семён не дурак, практически все годы обучения он ходил в числе лучших учеников. По большому счёту, Джон не мог вспомнить случая, что бы Семён серьёзно ошибался. Более того, он вряд ли бы пришёл с такой дикой просьбой, если бы не был уверен в успехе операции, а что если всё-таки...
  - ...что? - нетерпеливо подгонял его недовольный Власов.
  - Если только не возьмёшь меня с собой, прибыль поделим поровну. И не смотри на меня так! - резко ответил Джон, на недовольный взгляд Семёна, - Мне тоже нужны деньги, с такими бабками я смогу открыть мастерскую в Маск-Сити, и не думать больше как мне свести концы с концами, где найти сталь подешевле, и под каким предлогом в этом месяце урезать премии рабочим...
  - Ты сказал, что не претендуешь на мой кусок, - напомнил Семён.
  - У тебя без меня не будет никакого куска, - с уверенность возразил Джон, - и вовсе не потому, что я не дам тебе вездеход. Ты просто сдохнешь на дне Эллады как тысячи других незадачливых натуралов до тебя. Бери меня в долю и получишь вездеход и мою помощь.
  Джон демонстративно отложил какой-то инструмент, повернулся к Семёну и решительно посмотрел ему в глаза.
  - Хорошо, - неожиданно быстро согласился Семён, на самом деле он, видимо, ждал такого предложения и был согласен на него с самого начала. - С тебя сбор экспедиции, а с меня интеллектуальное сопровождение.
  - Ты, поганый натурал, считаешь себя умнее правильного марсианина? - злобно усмехнулся Джонсон и занёс кулак для удара, но секундой раньше Семён взял его на захват, прижал к верстаку и стал натирать кулаком шевелюру приговаривая: "вот так тебе марсианский фашист!".
  Приятели хохотали и мутузили друг друга - дело обещало быть прибыльным.
  
  В первую очередь Семён потащил Джона в библиотеку.
  Тихая Гавань была очень старым городом. Её строили как технический купол для координации работ по созданию Западного Вала. В те время не слишком полагались на электронику и потому все необходимые книги должны были дублироваться в бумажном варианте, на всякий случай. Поэтому здесь можно было найти даже то, чего в крупных центральных куполах в глубине долины отродясь не водилось.
  Даже само строение представляло интерес, это было прямо вот библиотека-библиотека, скопированная с какого аналогичного здания на Земле. Поэтому несколько лет назад объекту присвоили статус "объекта культурного наследия" и открыли ставку настоящего библиотекаря, так среди старых книг появился настоящий живой человек - Кривая Эльза. Джон был с ней знаком − она училась на параллельном потоке, хотя и была на год старше, и считалась белой вороной даже среди натуралов: Кривая Эльза была кривой, в прямом смысле этого слова - у неё были множественные патологии строения скелета, неправильного размера кости, горб с левой стороны под ключицей, ноги разной длины, из-за чего она к тому же сильно хромала. У родителей Эльзы не нашлось средств на оплату дорогостоящих операций или ещё более дорогостоящей генетической терапии, так что Эльза осталась в буквальном смысле этого слова уродливой, и в полной мере хлебнула детской жестокости. Даже учителя относились к ней с некоторой брезгливостью, которую, конечно, пытались скрыть, но едва ли им это удавалось.
  Однако на лицо она была довольно милой. Более того, вместе с редкими патологиями природа наградила её и редким даром - у Эльзы были настоящие светлые волосы и настоящие же зелёные глаза - редчайшее сочетание в мире, где потомков когда-то доминирующей среди людей белой расы, почти не осталось.
  
  Впрочем, от присвоения высокого статуса библиотека не стала более популярным местом. Джона в детстве туда таскал Семён, но большинство жителей Тихой Гавани не бывали в ней никогда. Вот и сейчас в здании не было ни единого посетителя, и их шаги гулко разносились в пустом помещении. Эльза оторвала свой взгляд от какой-то бумажной книги и улыбнулась вошедшим.
  Стоит добавить, что она вообще не была злопамятной, хотя многие на её месте были бы. Она стоически переносила насмешки и тычки одноклассников - благо это всё-таки не Земля и физически её никто не трогал - и давно простила своих обидчиков, хотя сами бывшие одноклассники при встрече с ней смущались и отводили глаза - в конце концов всем было стыдно, что в детстве они издевались над этой несчастной девочкой. Некоторые даже приходили извиняться за своё ужасное поведение в школе, что трогало Эльзу буквально до слёз.
  Однако с Семёном у неё были тёплые отношения ещё со школы. Он был, пожалуй, единственным, кто никогда её не обижал, а иногда даже жалел. Конечно, он не мог защитить её от насмешек, но всегда искренне ей сочувствовал, и Эльза это знала.
  Она подняла руку в приветственном жесте и радостным голосом проговорила:
  - Сеня, привет! Пришёл за бумажной книжкой? Приобщаешь друга к настоящему чтению?
  - В некотором роде, - Семён улыбнулся в ответ, - но нам нужны довольно редкие книги, мы пришли к тебе, потому что в сети таких книг нет.
  - Существуют книги, которых нет в сети? - удивился Джон, который на самом деле вообще не слишком хорошо понимал, зачем сюда пришёл он.
  Эльза засмеялась:
  - Конечно! И даже очень много! Вопреки всеобщему убеждению информация в сети хранится не вечно, и если это узкоспециализированная информация, и её хранение целенаправленно никто не оплачивает, то со временем и вовсе теряется, - объяснила она.
  - Именно так! - подтвердил Семён, оглянувшись на Джона и обернувшись обратно к Эльзе, добавил, - Нам нужна техническая документация на редкую разновидность диких принтеров, что у тебя есть по самовоспроизводящимся системам ДВР до Последней Войны?
  Эльза задумчиво нахмурилась, а в это время Джон подтолкнув Семёна локтем, кивнул Эльзе, мол мы сейчас, и отвёл друга на несколько шагов от стойки:
  - Так ты псих? Я думал ты серьёзно, а ты хочешь обратить меня в свою веру? При чём тут ДВР?
  - Сам ты дебил! - возмутился Семён, - как ты, олень модернизированный, думаешь - почему этот принтер, если он есть, до сих пор не поймали? Да потому что ни у кого нет на него спецификации!! А почему на него нет спецификации? Потому что она утрачена! А почему она утрачена? Потому что производители её были уничтожены, вместе со страной своего пребывания! А за всю историю человечества была уничтожена единственная страна производящая такие системы - это ДВР!
  - Ребята! - прозвучал в пустом зале голос Эльзы, она уже успела поискать информацию в каких-то каталогах, - к сожалению, толком ничего нет. Может быть и были какие-то дальневосточные книги, но скорее всего они навсегда остались в Хабаровске или Владивостоке, но есть общая спецификация "самовоспроизводящиеся системы объёмной печати XXI го века" музейное издание на старом английском в 6 томах, и там есть раздел посвящённый Katauri Neurosystem. Однако в фонде её нет, да и быть не может, их осталось с десяток экземпляров и они все в земных музеях, но, ты не поверишь, Сёма, она есть в сети, вот прямо в библиотеке КолТеха!
  Семён смутился:
  - Получается, мы зря тебя побеспокоили?
  - Да ладно, - опять улыбнулась Эльза, когда она сидела и горб не был виден она действительно была довольно привлекательной, отметил про себя Джонсон, - я ж тут вроде как за тем и сижу. Если сюда никто не будет приходить, заменят меня голосовым помощником и где я буду работать? - её улыбка стала немного печальной.
  Учитывая то, что неработающий гражданин лишается полноты гражданских прав, её беспокойство было вполне оправданным.
  - Это да, - согласился Семён, - ну дай нам тогда всё, что есть бумажного по этим системам. Не думаю, что во Владивостоке сделали что-то принципиально своё, они всё равно использовали какие-то стандартные блоки и программные решения.
  - Скорее всего, - согласилась Эльза и скрылась в подсобке.
  - Всё равно это какая-то хрень! - скептически заметил Джон.
  - Нифига не хрень! - решительно возразил Семён, - Katauri Neurosystems была крупной компанией со штаб-квартирой во Владивостоке. После окончательного отделения ДВР от России в конце 21го века, она абсолютно точно имела твёрдый, заметь, ТВЁРДЫЙ, предоплаченный контракт с Восточной Марсианской Компанией и производила для неё оборудование, а вот что было с этим оборудованием после последней войны... по крайней мере я не нашёл никаких упоминаний. Потом была война, Владивосток превратился в радиоактивный пепел, но контракт-то был закрыт!
  Значит ли это что системы прибыли в пункт назначения? Нет, не значит. Но старт, если он был, был до войны. После войны эту установку никто не искал, она значится как потерянная, хотя пуск был произведён.
  Я перелопатил статистику EMC за год перед войной и там есть такая позиция: одно место Katauri Neurosystems... потом была война, потеря телеметрии, ну и всем было не до того, как ты понимаешь. Но! Ты знаешь хоть один принтер Катаури, который числится в пойманных?
  - Ты прикалываешься? - искренне удивился Джон. - Да я вообще ни одного не знаю!
  - Неуч модернизированный! - ответил Семён, и добавил, - а я пробил статистику, и поднял данные по всем 47 пойманным машинам, 19 из них были вторичными, но среди 33 сделанных на земле Владивостокской установки нет!
  Из подсобки вышла Эльза с кучкой книг:
  - Вот тут всё что удалось найти, но есть перечень запчастей и программных решений, если кто-то из производителей до сих пор существует, возможно остались какие-то данные в архивах их серверов, - сказала Эльза выкладывая книги на стол, - на тебя записать? - спросила она повернувшись к Семёну. - или Джонни запишется в библиотеку? - и она ещё раз улыбнулась.
  - На меня пиши, - не оценил иронии Семён.
  Он быстро расписался, и они с Джоном покинули здание. Причём Джону на секунду показалось, что Эльза взглянула им в след с сожалением, перед тем, как снова погрузиться в книгу.
  На выходе Джон спросил:
  - А ты вообще уверен, что этот груз прибыл?
  - Нет, не уверен, - честно признался Семён, - но в принципе нет ни одной причины, почему он мог не прибыть. ЕМС заключила твёрдый контракт с Katauri на закупку трёх систем, все они были оплачены, одна из них была отгружена за счёт разработчика. Доставка должна была быть оплачена отдельно, но, соответственно, после прибытия на место. Наверное, 100 лет назад были люди, которые знали это место, но официально телеметрия была потеряна после уничтожения Владивостока в Последней Войне.
  Старт был до войны, а прибыть груз должен был, когда война уже закончилась, но прибыл он или нет - никто не знает. Katauri Neurosystems была уничтожена, гендиректор и ГИП погибли при взрыве, телеметрия была утеряна, как и два дорабатывающихся изделия, наверное...
  В общем платить некому, место посадки неизвестно, доставку никто не проверял, расходы пришлось списать. На самом деле ЕМС было без разницы куда принтер сядет, если сядет - всё равно тогда собирались терраморфировать весь Марс, где бы он ни сел и ни включился он одинаково выполнял бы свою задачу, поэтому искать его никому интереса не было.
  Даже ровно наоборот, была куча причин его не искать, ведь если бы его нашли сразу по прибытии и поставили в реестр пришлось бы оплатить доставку, а по этой статье и так пришлось списать две предоплаченные, но уничтоженные во Владивостоке машины.
  Программу терраморфирования свернули в начале XXII Земного века, одновременно со стартом строительства Атмосферной Зоны Маринера. А отлов одичавших принтеров начали спустя ещё 20 лет, как ты понимаешь между посадкой принтера, когда он был никому не нужен, и вообще необходимостью его поиска прошло почти 50 лет - даже если кто-то знал обо всей этой истории - все они были уже мертвы.
  За последующие полвека почти все известные принтеры были пойманы и свезены для надува Зоны, но принтера Katauri среди них нет. Вот я и полагаю, что он может быть там...
  - Ладно, ты меня убедил, - ответил Джон, поднимая руки ладонями вперёд в примирительном жесте, - но зачем тебе все эти книги?
  - Нам нужны ключи, кодировки, всё что угодно, что может понадобиться при подключении и перепрограммировании принтера. Он сидит там почти 100 лет, значит давно окуклился и мог даже собрать несколько вторичек, если, конечно, там есть торий...
  - О! - оценил Джон размах операции, - так думаешь что принтеров несколько?
  - Я искренне на это надеюсь, - подтвердил Семён.
  
  Следующая неделя ушла на приготовления. Теперь Семён уже понимал, что без Джонни эту операцию провернуть не смог бы. Атомный вездеход вещь, конечно, надёжная и почти вечная, но всё-таки ему было почти 100 марсианских лет (около 200 земных) и многие системы пришли в негодность. Реактор был исправен, но вот ходовая, и особенно герметик кузова изрядно поизносились, герметик пришлось менять полностью - а это тоже было не дешёвое удовольствие. Если бы не автосервис Джонни, Семёну пришлось бы вгрохать в ремонт просто дикую прорву денег.
  Ремонт Джон взял на себя, а Семён всю неделю копался в поставщиках и кодировках. К счастью выяснилось, что базовые элементы Katauri Neurosystems строились на платформах Asus. Сам Asus существовал поныне, и, несмотря на то, что Тайвань давно ушёл под воду, неплохо чувствовал себя в материковом Китае. Из его архивов удалось извлечь кодировки управления. Что бы там не делали во Владивостоке из этих комплектующих, базовые настройки БИОС должны были подходить, а значит была возможность подгрузить белее-менее любую операционную систему.
  Семён достал все операционки, известные на тот момент, на форумах реконструкторов. Качать их приходилось с самой Земли, так что, не смотря на высокую скорость, из-за световых задержек на это всё равно уходили дни.
  Очень сильно выручил вездеход, он был построен почти в то же время, и управлялся схожими системами. Более того, достаточно быстро выяснилось, что без вездехода они вообще принтер взять не смогли бы, заодно это было ответом на вопрос, почему охота на принтеры велась так вяло и новых машин давно не ловили: программные решения можно было достать - а аппаратные? Ведь к принтеру надо подключиться, почти наверняка вручную и, как оказалось, даже задача найти где-то тридцатый USB уже была почти не выполнимой - а его же надо ещё к чему-то подключить!
  Нужен старый лоптоп или планшет, а где его взять? Да, может быть что-то есть в музеях, но оно давно уже не в рабочем состоянии. На такой срок службы рассчитаны разве что специализированные системы, но их и в музеях-то не найти.
  А вот коммуникационное оборудование вездехода оказалось вполне совместимым... ну то есть гипотетически совместимым, полной уверенности, конечно, быть не могло. И всё-таки с этими программами и оборудованием вездехода можно было не волноваться - это было лучшее из возможного.
  
  Последние два дня Семён строил маршрут по спутнику. Вездеход - это тоже ведь понятие относительное. Одно дело взбираться на Восточный Вал, и совсем другое дело ползти потом по внешнему склону Каньона Капрат, а уж что ожидает на поверхности, на протяжении почти 6000 километров марсианской пустыни - можно только гадать.
  Можно было проехать почти две тысячи километров по Жемчужной Земле за Восточной Стеной, плюс был в том, что она была относительно населена, на пути находили как минимум два больших купола, где можно было получить любой ремонт и обслуживание. Но, рельеф Жемчужной Земли был слишком крут даже для вездехода, и две тысячи километров могли превратиться во все пять.
  После долгих и мучительных размышлений Семён, наконец, решил - была не была - чёрт с ней с Жемчужной Землёй. На первой тысяче километров всё равно ничего страшного случиться не должно, надо вылазить на поверхность по южному склону Капрата сразу за Юго-Восточными воротами, там поверхность ровная, и двигаться можно намного быстрее. Нужно лишь объезжать крупные кратеры и тогда весь путь можно проделать почти с крейсерской скоростью... а какова вообще крейсерская скорость этой штуки?
  Семён набрал Джона, на самом деле какова бы она не была, маршрут всё равно был оптимальным, но уж очень не терпелось сделать хоть примерные расчёты:
  - Чего надо? - услышал он недовольный голос.
  - Какова крейсерская скорость вездехода? - сразу перешёл к делу Семён.
  - 50 км/ч по пересечённой, но это в теории, на практике считай 30. Зачем тебе?
  - Считаю время в пути.
  - Хорошо, напишешь что получил, давай, я занят. - Джон отключился.
  "30 км/ч - это в грубую 200 часов на 6000 километров, на практике надо умножить ещё как минимум на два", - размышлял Семён, - "пусть 400 часов, это примерно 16 дней. Но это если двигаться круглосуточно, а получится ли так?"
  Он снова и снова раскидывал разные маршруты, за этим занятием его и застал Джон, через несколько часов, когда Солнце уже скрылось за Западным Валом.
  - Ну что там у нас? - спросил он, заходя в квартиру, даже без стука в дверь.
  Холостяцкий приют Семёна выдавал в нём одинокого и не слишком чистоплотного натурала, и если полы ещё худо-бедно поддерживал в порядке старый робот-пылесос, то остальные поверхности находились, куда в более плачевном состоянии.
  - Считаю маршрут! - крикнул из-за стола Семён.
  - И чего насчитал? - поинтересовался Джон, проходя мимо Семёна к холодильнику.
  Одинокому марсианину не нужно много места, так что Семён арендовал стандартную студию, состоящую всего из одного помещения, в котором он разместил жилую зону с кухней и рабочую зону с компьютером без всяких перегородок, разве что ванная была отделена собственной дверью.
  - Ну смотри: я взял 30 км по долине и 15 по поверхности, у меня вопрос: мы пойдём через Круг Жизни?
  - Это обязательно? - поинтересовался Джон, роясь в холодильнике, - у тебя что, пива нет? - поинтересовался он разочарованно.
  - Водка есть, на, - обернулся на голос Семён и протянул другу початую бутылку.
  - Ты тут что, весь день бухаешь? - с издёвкой спросил Джонни.
  - Да если бы, - деловито ответил Семён, - тут реально без стакана не разберёшься... только вот закусить нечем, надо готовить.
  - Не напрягайся, - ответил Джон, отхлёбывая из горла, - так что там с Кругом Жизни, в обход нельзя?
  - Можно, но это последнее место, где можно пополнить припасы по дешёвке, - уверенно ответил Семён.
  - Мы же там два дня потеряем, сутки будем въезжать, и сутки выезжать, - недоверчиво возразил Джон. - Это не говоря уже о таможенном сборе, и сборе на атомный вездеход - нас вообще пропустят там?
  - А что могут не пропустить? - Семён окончательно отвлёкся от работы и повернулся к приятелю.
  - А ты сам подумай! У нас атомный вездеход, а в круге жизни запрещено всё кроме батареек.
  - И транзит? - неуверенно спросил Семён. - я наоборот слышал что они расшили проезды и там почти сквозное движение.
  - Не знаю, - ответил Джон, устало бухаясь в кресло, - последний раз я был там ещё ребёнком лет пять назад. Но я там ни одного атомного вездехода не видел.
  - Ща, - сделал успокоительный знак ладонью Семён и набрал какой-то номер, - Эльза? Привет! Ты у нас всё знаешь, ты не в курсе можно ли провести через Круг Жизни транзитом атомный вездеход? Да, от любых западных ворот к любым восточным... Ага, ну сбрось ссылку, спасибо!
  - У тебя есть телефон Эльзы? - удивился Джон - зачем?
  - Ну, мало ли... - неопределённо ответил Семён, копаясь в лэптопе.
  - А ты с ней часом не... того? - Джон сделал определённый жест.
  - Да ну ты брось! - отмахнулся Семён, - Она, кстати, нормальная девка, даром что горбатая.
  - Ну-ну, - Джон недоверчиво покачал головой, - так чего она сказала-то?
  - Говорит можно, но по объездной, правда это не дёшево, зато быстро, она сейчас пришлёт пару ссылок. Надо ехать там, - уверенно сказал Семён, - там самые дешёвые кислород, вода и продовольствие. Там же, блин, как на Земле, они прямо в открытом грунте выращивают овощи, и мясо пасётся прямо под открытым небом!
  - Да, наверное, ты прав. - согласился Джон устраиваясь в засаленном продавленном кресле, - Так и сколько по времени?
  - 2000 километров по долине через Круг Жизни, это примерно 75 часов или три дня, два если круглосуточно и на автопилоте, но в Меласе мы потеряем минимум один день, а то и два, так что считаю пять. Затем пойдём через юго-восточные ворота на южный склон Капрата...
  - Стоп-стоп-стоп, - замахал руками Джон, - юго-восточные ворота? Мы не пойдём через Жемчужную Землю?
  - Не пойдём, - подтвердил Семён, - слишком большой крюк, дорога от восточных ворот идёт на северо-восток к куполу Безоса, до или после купола нам придётся свернуть на юго-восток по полному бездорожью, там кругом карьеры и разломы, плутать можно неделю, и скорее всего экономии по расстоянию не будет.
  - А они вообще работают? Эти самые... Юго-Восточные Ворота? - с сомнением в голосе спросил Джон, - Через них вообще кто-нибудь куда-нибудь ходит? Там же нихрена нет, они может вообще давно запечатаны?
  - Не знаю, яндекс говорит что работают, логистическая служба СРМ говорит то же самое, я им звонил... - дополнил Семён.
  - Так, хорошо, а по поверхности?
  - От двух недель до месяца...
  - И это в одну сторону?! - присвистнул Джонни, - далековато. Тебе, дохлому натуралу не сыкотно? Обгадишь мне весь вездеход от страха!
  - Да пошёл ты, - ответил Семён, вставая из-за стола и подходя к Джону, - давай пузырь...
  
  Выехали они через день.
  
  Семён интересовался не хочет ли Джон устроить прощальную вечеринку, но родственники Джонсона, да и наверное он сам, посчитали это плохой приметой: "Какое ещё прощание? Вы же вернётесь!".
  У Джона уже тогда закралось подозрение, что Семён хочет попрощаться не с Тихой Гаванью вообще, а с кем-то конкретным. Он даже пытался ненавязчиво расспросить об этом Семёна, но тот уворачивался с ловкостью угря брошенного на сковородку, и в конце концов Джон от него отстал.
  
  В мастерской Джонни оставил за себя пару толковых ребят. А вот Семёну пришлось уволиться с работы, на этом деле можно было потерять два месяца времени, а то и больше - отпусков такого размера не было не только в его конторе, но и, наверное, ни у кого на всём Марсе, кроме, разумеется, вахтовиков.
  И всё же час отбытия ощущался довольно волнительно.
  В мастерскую пришла старшая сестра Джона и один из младших братьев, остальные братья и сёстры, как и отец находились на вахте, а у матери, вот незадача, именно в этот момент была важная операция. Можно было, конечно, перенести отъезд на несколько часов, но миссис Джонсон сама попросила не затягивать, наверное, оно и к лучшему.
  К большому удивлению Джона в мастерскую пришла и Эльза. Чем только укрепила его подозрения. Он всё ждал каких-нибудь откровенных слов или объятий в адрес Семёна с её стороны, но нет, ничего не произошло. Она лишь помахала рукой, когда они скрывались в шлюзе вездехода.
  
  - Давай вот это подгрузим, - Семён достал из кармана древнюю флешку.
  - Что это? - настороженно спросил Джон.
  - Увидишь, - уверенно ответил Семён, усаживаясь поудобнее в штурманское кресло.
  Он нашёл подходящий разъём, вставил накопитель, произвёл какие-то манипуляции на панели и произнёс:
  - Доложить о состоянии систем!
  Из динамиков раздался мягкий женский голос:
  - Атомный вездеход ГТВ-16/1 готов к запуску, перечислить состояние всех систем?
  - Что это за хрень? - удивился Джон.
  - Это Алиса, голосовой помощник Яндекс, - довольно осклабившись, ответил Семён.
  - Какого он года?
  - На файле стоит метка 2077, по земному стилю...
  - ...и зачем? - Джон вопросительно посмотрел на друга.
  - Ну, она хорошо ложится на всякие древние артефакты... - для Семёна решение было настолько очевидным, что он даже не знал что ответить.
  - Ладно, попробуем, раз уж поставили, - произнёс Джон и добавил, - доложить состояние реактора!
  - Реактор запущен, уровень загрузки топлива 87%, уровень прогрева теплоносителя 98%, уровень...
  - Достаточно. - скомандовал Джон. - ну чё, прикольно, пусть будет, - и тут же снова обратился к машине, - как тебя зовут?
  - Меня зовут Алиса, но для вас я могу быть кем угодно, - и после некоторой паузы, - Вы желаете присвоить мне новое имя?
  - Да не, - ответил Джон, махнув рукой, - Алиса, так Алиса, почему бы и нет. Хорошее имя, как у героини Льюиса Керола.
  И повернувшись к Семёну полушёпотом добавил:
  - А она, смотрю, покладистая...
  - Спасибо, - раздалось из динамика раньше, чем Семён успел открыть рот.
  - А вот это уже лишнее, - строго сказал Джон, - Алиса, ты можешь не говорить, пока к тебе не обратились?
  - Как скажите, сэр! - отрапортовал бодрый женский голос, и после некоторой паузы с лёгкой грустью добавил, - извините...
  - Она ещё и эмоции эмулирует? - удивлённо спросил Джон.
  - Ещё как! - опять же с гордостью ответил Семён, - лучший искусственный интеллект 21 века, тогда такие штуки были модными. ...правда, - добавил Семён понизив голос, - немного обидчива.
  - Алиса! - скомандовал Джон.
  - Я здесь! - ответил бодрый женский голос.
  - Ты можешь управлять этой штукой?
  - Сейчас узнаю...
  На несколько мгновений наступила тишина.
  - Она с подружками пошла посоветоваться? - съехидничал Джон.
  - Данные подгружает, - вслух подумал Семён.
  - Я могу управлять этой машиной! - наконец, раздался радостный женский голос из динамика.
  - Проложи маршрут до первого шлюза.
  - Маршрут проложен.
  - Ей реально можно доверить управление? - с лёгким беспокойством спросил Джон у друга.
  - Ну, здесь же есть автопилот?
  Джон кивнул.
  - Значит можно, - уверенно заключил Семён, - Поехали!
  - Приступить к управлению и начать движение? - переспросила Алиса.
  - Да! - подтвердил Семён.
  - Требуется ручной запуск систем тяги от реактора... - ответил женский голос.
  - А вот это хорошо, - сказал Джон, поворачивая тяжёлый тумблер, - как-то спокойнее, когда робот не может сделать в твоей машине сам что захочет...
  - Тягловый двигатель запущен, автопилот активирован, привода активированы, ограничить максимальную скорость?
  - Установить максимальную скорость в 30 километров час, - отдал команду Семён, - поехали.
  
  Тяжёлая машина вздрогнула всем корпусом и набирая скорость двинулась к первым транспортным воротам.
  
  - Алиса, тебе нужны какие-нибудь файлы для автономной работы без доступа к сетям?
  - Уточните запрос, я не понимаю о каких данных идёт речь.
  - Скачай все навигационные данные по Марсу, долине Маринер и доступа к спутникам связи. - уточнил Семён.
  - Приступаю к скачиванию. Перевести в фоновый режим?
  - Да.
  - Принято, скачивание в фоновом режиме включено.
  
  Тихая Гавань была крошечным куполом не более 500 метров в диаметре, так что у внешних ворот они были уже через пару минут.
  Алиса без труда установила связь со шлюзом и провела машину через внешние ворота, теперь они ехали по каменистой грунтовой дороге к внешним карьерам.
  - Алиса, оцени состояние герметичности кузова и газового состава внутренней атмосферы, - приказал Джон.
  - Герметичность полная, колебания состава и давления внутренней атмосферы в пределах нормы.
  - Значит хороший герметик, - довольно осклабился Джон.
  - То есть, как бы уверенности не было, - насторожился Семён.
  - Ну как тебе сказать... - уклончиво ответил Джон, - проверить-то негде было.
  - Так нам и воздействие давления проверить негде будет до самых юго-восточных ворот... - обеспокоенно добавил Семён.
  - Вот значит там и проверим, - улыбнулся Джон. И похлопав друга по плечу добавил, - не ссы, мой натуральный друг, эта машина ещё нас всех переживёт.
  - Я не сказал бы, что это звучит успокаивающе... - многозначительно заметил Семён.
  
  Машина свернула с ровной дороги на карьерную трассу, городская батарейка тут не проедет, но для огромного атомного вездехода это был кратчайший путь в глубину долины.
  Снаружи купола моросил противный мелкий дождь, причём он шёл, видимо, со вчерашнего вечера, дорога размокла и превратилась в грязное месиво. В колее натоптанной карьерными грузовиками в мокром грунте Семёновская батарейка могла бы поместиться целиком, но вездеход неровностей даже не замечал.
  Джон подкрутил какие-то ручки, попереключал какие-то тумблеры, по всей видимости осуществляя какие-то водительские настройки - Семён увидел только поворот боковых зеркал - и отдал новую команду:
  - Алиса, останови машину.
  Вездеход плавно затормозил.
  - Что делаешь? - поинтересовался Семён.
  - Буду учиться водить.
  - То есть ты типа не умеешь?
  - Это атомный вездеход ЕМС для внешней геологоразведки, где бы я по-твоему мог научиться им управлять? - удивился Джон.
  - Я как-то об этом не думал... - честно признался Семён.
  - ...а следовало бы, - передразнил его Джон, - тем более ты изначально собирался ехать на нём один.
  - Ну теоретически это просто очень большая машина... - замялся Семён.
  - ...а практически это геодезический атомный вездеход для поверхности, в то время как ты никогда не покидал Атмосферную Зону и не водил ничего тяжелее своей полутонной батарейки. Знаешь, анекдот такой есть? - подколол его Джон
  - Какой?
  - Про теорию и практику... сейчас. - Джон устроился поудобнее и отдал приказ:
  - Отключить автопилот, включить ручное управление.
  - Автопилот отключён, ручное управление включено, - раздался голос из динамика, и одновременно зелёный цвет навигационной панели сменился на оранжевый. На экране бортового компьютера загорелась предупредительная надпись: "осторожно, управление в ручном режиме".
  - Ну, пробуем, - Джон надавил на какую-то ручку и аккуратно тронул вездеход с места.
  - Так вот, - продолжил он, после того как машина набрала скорость, - приходит значит ребёнок к отцу, главе семьи, и спрашивает:
  - Папа, а что такое "теоретически" и "практически". "Ну вот сынок смотри, - говорит отец, зовёт жену и спрашивает у неё..."
  - Да знаю, знаю, - замахал руками Семён, - "теоретически у нас три миллиона кредитов, а практически две шлюхи и один старый гомосек".
  
  Семён открыл лэптоп и стал сверять действия Джона с инструкцией по управлению. "Надо бы тоже попробовать управление в ручном режиме", - подумал он. Некоторое время он внимательно наблюдал за действиями напарника и, наконец, спросил:
  - Ну как?
  - Что "как"? - не понял Джон.
  - Управление?
  - Да как... просто большая... ОЧЕНЬ большая машина, - ответил Джон и рассмеялся.
  Они выехали на ресурсную трассу, впереди показались карьеры и снующие туда-суда грузовики.
  - Будешь ехать сам? - спросил Семён.
  - Здесь да, я одно время водил грузовик, ну ты помнишь, сразу после учёбы, в принципе эта штука особо не отличается, - утвердительно ответил Джон.
  - Как знаешь...
  Семён откинулся на кресле и отвернулся к окну. Вялая зелень вокруг купола сменилась вытоптанным грузовиками лунным ландшафтом.
  - Мне кажется, что Эльза к тебе не равнодушна, - сказал Джон, обгоняя очередной грузовик.
  - Наверное, ты прав, - кивнул Семён, - но я с ней на эту тему не говорил...
  - Почему же? - удивился Джон.
  - Ну, ты же понимаешь, с её патологиями, она по закону не имеет права рожать детей. Если она родит, ребёнок скорее всего будет болен, его отправят в закрытое лечебное учреждение, а она будет лишена гражданских прав, принудительно стерилизована и выслана за пределы атмосферной зоны. Технократия и так не в восторге, что не смогла вовремя выявить патологии у её матери... а семья без детей... ну так только земляне живут... - ответил Семён отворачиваясь от окна.
  - А почему обязательно семья? Можно ведь и так... вон у бессмертных, например, браки вообще не приняты... - сказал Джон и подмигнув добавил, - на лицо-то она ничего такая...
  - Фу, это отвратительно... - Семён скривился, - да и всё равно она же будет на что-то рассчитывать...
  - Не думал, что ты такой щепетильный, - удивился Джон.
  - А что ты думал, если мне уже 12 лет, а у меня до сих пор бабы нет? - подозрительно спросил Семён.
  - Я думал, что они не ведутся на тебя, потому что ты нищий натурал, - серьёзно ответил Джон.
  - Хамло ты, - буркнул Семён и снова отвернулся к окну.
  
  Джон ничего не ответил, он весь сосредоточился на управлении. Дорога теперь шла по серпантину северного склона хребта Гирион, причём всё больше вниз, и вездеход набрал почти предельную для него скорость в 60 км/ч. Видно было, что несмотря на браваду Джону довольно сложно справится с огромной машиной на узкой горной дороге, превращённой дождём в сплошное грязевое месиво.
  Семён устроился поудобнее. С правой стороны открывался вид на долину Ио с высоты птичьего полёта (если бы в атмосферной зоне водились птицы).
  
  В солнечную погоду отсюда можно было разглядеть противоположный склон Маринера, но сегодня долина была укутана серой завесой дождя и даже громады древовидных хвощей и папоротников сливались в одну сплошную грязно-зелёную массу.
  Они обогнули очередной поворот, и впереди показался небольшой завал - несколько валунов, видимо соскользнувших по размокшему грунту, лежали прямо посередине дороги. Валуны были довольно приличными, не меньше тонны. Семён насторожился и даже привстал на кресле. Но Джонсон, казалось вообще их не видел, он только ещё сильнее надавил на газ и стрелка спидометра приблизилась к максимальному для себя положению в 80 км/ч.
  - Ты что творишь? - встревожился Семён.
  - Спакуха, братан, - уверенно ответил Джон и вдавил ручку управления в панель.
  Семён вцепился в подлокотники, камень в полный рост приближался к ним на большой скорости, ещё мгновение... и ничего не произошло. Раздался глухой щелчок и громадный валун разлетелся в крошку, а вездеход лишь чуть-чуть тряхнуло.
  - Инерция брат, - дольно осклабился Джон, - это крошка весит почти тридцать тонн, по периметру стальное усиление в два пальца толщиной, ему разнести такой валун, как тебе на батарейке крысу раздавить. Мы так на практике развлекались.
  Вот на чём бы с радостью погонял, так это на метагрузовике, но они почти все снаружи...
  Джон опять замолчал.
  - Надо хоть музыку какую врубить...- неуверенно сказал Семён.
  - Кстати да, - согласился Джон, - Алиса, тут есть сеть?
  - Да, сигнал средний.
  - Накачай нам музыки.
  - Стили, жанры, группы? Или взять подборки из радиоэфира?
  - Слушай, а поищи чего тут есть на внутренних серверах! - вдруг осенила Джона догадка, и поворачиваясь в сторону Семёна, он добавил, - никогда не думал, наверняка прадед в дороге тоже что-то слушал, давай заценим, что там было популярно сто лет назад.
  - Найдено 19873 музыкальные композиции.
  - Ох ты ж едрить её за ногу... - Джон явно не ожидал такого результата, - да мы их за всю жизнь не переслушаем!
  - Не попробуешь, не узнаешь, - сказал Семён и обратился к Алисе, - включить случайное распределение!
  Из динамиков полилась музыка, достаточно тяжёлая, а через несколько секунд её дополнил высокий и тонкий женский голос. Семён попытался разобрать слова, но вскоре стало ясно, что это какой-то совершенно не знакомый ему язык.
  - Какой интересный язык, - сказал он вслух. - что это, как думаешь? - обратился он к Джону.
  - Я думаю это китайский, - не отрывая взгляда от дороги, ответи Джон, - первых людей делали в Китае, понятно что на Земле они не жили, но тогда на Марсе была довольно большая диаспора эмигрантов занимавшаяся доводкой модернизированных младенцев на месте.
  Когда дед прибыл на Марс, ему было всего шесть месяцев, на корабле их просто кормили и пеленали, а уже здесь научением занялись китайские когнитивщики. Полагаю, между собой они говорили на родном языке, хотя по программе детей должны были учить общему английскому. Видимо от них прадед и нахватался китайского. - предположил Джон.
  - Красивый язык, - заметил Семён, - ты что-нибудь понимаешь?
  - Нет, - честно признался Джон, - бабка ещё знает, наверное, но мать и отец на китайском никогда не говорили... А ты знаешь дальневосточный? - вдруг спросил он.
  - Какой? - не понял Семён.
  - Ну как, ты же говорил что твои предки из Дальневосточной Республики, как правильно назывался их язык? Разве не дальневосточный?
  - Не, в ДВР говорили по-русски... ну как объяснить, - Семён задумался, - русские... это которые придумали ракетные двигатели и русский космизм. Ну, там Гагарин, станция Мир и всё такое...
  - Чего-то я опять всю историю проспал что ли? - недовольно проворчал Джон, - я же точно помню, что первого человека в космос запустил Советский Союз, и первую космическую станцию вроде тоже они? Разве нет?
  - Так а кто, по-твоему, населял Советский Союз? - с издёвкой спросил Семён.
  - Советцы? Союзки? - Джон пытался придумать слово, которого явно не знал.
  - Дебил, - сделал вывод Семён.
  - Сам дурак, - ответил Джон, - чего, и там русские?
  - Ну а кто? Ты что земных карт никогда не видел?
  - Видел наверное, - с сомнением ответил Джон, - но всё что я помню о Земной географии Земли, это то, что там много воды и есть эти, как их... эти... а! материки! которых, кажется семь.
  Семён посмотрел на Джона укоризненно.
  - Что пять? - сделал ещё одну попытку Джон, но уже с сомнением в голосе.
  - Опять не угадал, там шесть материков, я же говорю - ты дебил. - подвёл итог Семён.
  - Да пошёл ты, - беззлобно выругался Джон. - Не знаю я ничего про твою Землю и знать не хочу, - и с гордостью добавил, - я марсианин!
  
  Музыка в динамике изменилась на более плавную, а голос на мужской, но это был всё тот же непонятный древний язык.
  
  - А я ещё помню такое "Белоруссия" или "Пруссия"... - неуверенно вставил Джон
  - Это разные государства, - ответил Семён, - но в Белоруссии тоже русские жили.
  - Не дофига им государств-то? - Джон даже на секунду оторвал взгляд от дороги и вопросительно посмотрел на Семёна.
  - ...а ещё в Украине и Сибирской Федерации. - добавил Семён, утвердительно кивая головой.
  - Сколько же их было-то, этих русских? - озадаченно спросил Джон.
  - На самом деле не очень много, раз в десять меньше чем китайцев, а вот территорию они действительно занимали самую большую в мире. - Семён вздохнул с сожалением.
  - Так подожди, - не понял Джон, - ДВР ведь воевала с Россией? Это что ж получается, русские сами с собой воевали?
  - Ну да, - подтвердил Семён его догадку.
  - Бред какой-то, - Джон встряхнул головой, - это всё равно как если бы Китай воевал с Тайванем...
  Семён закатил глаза, и издал многозначительный вздох:
  - ...ты не поверишь!...
  - Да, пошёл ты, умник, - прервал его Джон, - хорош уже занудствовать, я понял что ты знаешь историю Земли, молодец, возьми на полке пирожок.
  Семён, конечно, не заткнулся, но решил сменить тему:
  - Не, прикольно конечно, но может хоть на английском что-то поищем? Прадед же говорил на английском?
  - Должен был, - ответил Джон, - он же в конце-концов был марсианином...
  
  Алисе потребовалось довольно много времени что бы отсортировать музыкальные композиции по языкам, языков оказалось около дюжины, но большая часть музыки была на китайском и английском. Нашлось и несколько тем на русском языке, но поскольку Семён русского всё равно не знал, слушать их не было никакого смысла.
  Основная масса треков на английском была старой даже для времён Джона Джонсона нулевого, в основном это была классическая музыка начала XXI века по земному исчислению: Nightwish, Therion, Xandria и прочая классика со сложным звучанием и оперным вокалом.
  - А дед-то был эстетом... - с уважением отозвался Семён
  - А ты думал! - гордо подтвердил Джон.
  
  Тем Временем дождь снаружи прекратился, и из облаков выглянуло красное марсианское Солнце. То есть Солнце на поверхности Марса нормального цвета, но воздух в Атмосферной Зоне состоит большей частью из углекислого газа, что и придаёт светилу красноватый оттенок.
   Над долиной Ио протянулась огромная разноцветная радуга усиленная переливами алмазного купола.
  Теперь с левой стороны можно было разглядеть каждое дерево, точнее то, что заменяло здесь деревья. Верхушки громадных хвощей и папоротников торчали чуть ли не вровень с дорогой, хотя трасса находилась на достаточно приличной высоте - эти растения, небольшого размера в Земных условиях, достигали в углекислой атмосфере и малой силе тяжести совершенно невероятных размеров.
  - Можно подняться на крышу и позагорать, - вслух подумал Семён, - бесплатный витамин Д.
  - Мне-то он не нужен, - подколол его Джон, - но ты если хочешь, давай. Правда снаружи прохладно, компьютер показывает +19...
  - Сейчас всё время вниз, там потеплеет, - уверенно ответил Семён. - если снова не пойдёт дождь заряжусь витамином Д на неделю.
  Он поднялся с кресла, вынимая из бардачка кислородную маску.
  - И сколько может сэкономить голый натурал за полня на Солнце? - поинтересовался Джон
  - Кредитов 20 не меньше, - не оценил его иронии Семён,
  Он направился в сторону внешнего шлюза, раздеваясь по пути и бросая одежду прямо под ноги.
  - Да ты кислорода больше сдышишь! - крикнул ему в след Джон.
  - Я его взял из системы рециркуляции, так что он по цене энергии! - огрызнулся Семён, надевая кислородную маску и закрывая за собой шлюз.
  
  Вездеход плавно катился по трассе южного склона хребта Гирион. Несмотря на то, что снаружи было действительно прохладно, солнце уже успело нагреть серую сталь вездехода, и крыша была довольно тёплой.
  Часть крыши была обнесена невысокими стальными бортами, примерно полметра высотой, по всей видимости для перевозки грузов и оборудования, которые не боялись марсианских условий.
  Семён расположился поближе к переднему борту, что бы холодный встречный ветер не обдувал его слишком сильно. На горизонте горделиво вздымался вал западных гор - единственного хребта, протянувшегося не вдоль, а поперёк долины Маринер.
  Теперь им предстоял ста километровый спуск в Сульфатную Долину, но и отсюда, если приглядеться, можно было заметить светлую точку Сульфатного Купола - самого большого и самого старого вторичного купола за пустыней Маринера - диаметром почти пять километров.
  
  Купол расположился в самом низком месте этой части долины. Были ли там когда-нибудь сульфаты, уже никто не знает, но в остальном в отрогах хребта содержалась почти вся таблица Менделеева. Сульфатный купол поставлял почти треть всех первичных ресурсов технократии СРМ.
  Бессмертные и русскоязычные переселенцы с Земли называли Западный Хребет Марсианским Уралом, по аналогии с Уральскими горами России, которые столетиями были источником важнейших ресурсов для русской тирании.
  Хребет действительно был уникальным. Скорее всего на ранней стадии формирования планеты он имел вулканическое происхождение, но в Эпоху Ледниковий, много раз - возможно сотни и тысячи раз - становился водоразделом между морями Маринера. Причём, вода всегда текла через него с запада на восток, из-за чего с западной стороны он содержал все, какие только возможно встретить на Марсе, наносные отложения, вплоть до крупнейших из пока разведанных конденсатов нефти и газа.
  В первые годы колонизации купол поставлял сырьё для ракетного топлива, но с тех пор, как Атмосферная Зона начала заполняться кислородом и получение энергии стало возможным путём обычного сжигания, купол поставляет и половину всего углеводородного топлива для внутренних работ в долине.
  
  Тучи уже полностью рассеялись, и солнце сияло в полную силу.
  Слева открывалась невероятной красоты картина: гигантские хвощи и папоротники простирались до самого горизонта, а на противоположной стороне долины в клубах тумана виднелся северный склон долины Маринер. Он, подобно горным вершинам, уходил куда-то вверх и терялся в густом слое облаков. Наверное, так выглядела Земля в Юрский Период. Не хватало только огромных рептилий, ломящихся сквозь нагромождение древовидных стволов.
  Они проделали половину пути вниз и в кузове заметно потеплело. Впереди уже можно было разглядеть слияние двух крупнейших рек западной части Маринера: Лурос и Ио.
  Эти реки получили свои названия ещё до того, как появились в реальности, по названиям долин через которые должны были протечь в будущем. Они брали своё начало на Западных Валах, с разных сторон от хребта Гирион, и вбирали в себя ручейки со всей западной части долины.
  Правда это только звучит гордо "Крупнейшие Реки", по сравнению с земными реками это просто большие ручьи, с расходом воды всего несколько кубометров в секунду. Однако их мощности уже хватало для промышленности и наполнения большого внешнего водоёма: Моря Гирион, у самого подножья Западных Гор.
  Конечно, к моменту формирования Атмосферной Зоны почти все водоносные слои планеты были опустошены, но по мере накачивания Зоны газом с полюсов, в её атмосферу попадал не только газ (в основном углекислый), но и водяные пары.
  Пар ночами конденсировался на внутренней части атмосферного купола, а с рассветом стекал к Восточному и Западному валам - самым низким точкам Периметра, из-за чего в их предгорьях постоянно проходили так называемые "утренние дожди".
  
  Зелень долины имела грязно коричневый оттенок, но всё равно радовала глаз после редкой серой реликтовой растительности склонов хребта Гирион - преддверий Тихой Гавани.
  - Смотри. какая красота - сказал Семён в интерком маски.
  - Угу, - вяло поддакнул Джон.
  Семёну всегда казалось, что модернизированные были менее эмоциональны, хотя, вряд ли кто-то целенаправленно изменял бы именно эту часть генома:
  - Как ты думаешь, здесь будут когда-нибудь настоящие лиственные леса, как в Круге Жизни или на Земле? - добавил он.
  - Не при нашей жизни, - равнодушно ответил Джон, - купол содержит почти миллиард кубических километров атмосферы, для того что бы надуть его кислородом ушло больше 20 лет, а на то что бы вытеснить углекислый газ, хотя бы до относительно безопасных 10% объёма, уйдёт в разы больше времени.
  - Если мы не найдём новых источников азота, - заметил Семён.
  -- Да, если мы не найдём новых источников азота, - подтвердил Джон.
  
  Несмотря на запредельную по земным меркам биомассу на единицу площади, биосфера Марса была весьма однообразна - для этого были веские причины.
  
  Уже первые марсианские колонизаторы обнаружили на планете обширные следы жизни, в глубоких ущельях у сезонных ручьёв даже нашлось что-то вроде протолишайников. Однако по мере надува и прогрева Зоны внутри Периметра начали подтаивать укрытые толщей породы древние ледники, особенно интенсивно этот процесс шёл в предгорьях Восточного и Западного Валов, ведь для их создания направленными атомными взрывами пришлось обрушить тысячи квадратных километров породы со склонов долины. Этот процесс обнажил ледовые и газоконденсатные карманы миллиарды лет назад замурованные в толще породы. Сразу после завершения создания Зоны, внутри Периметра они начали интенсивно таять.
  Вместе с тонкими ручейками жидкости из них вырывались и споры древнейших организмов. Марсианские протолишайники имели весьма примитивное устройство, поэтому некоторые их споры с успехом перенесли миллиардолетнюю спячку и пышным цветом расцвели в первичной атмосфере под куполом Атмосферной Зоны.
  Они радостно поглощали углекислоту и с энтузиазмом выделяли кислород. Вместе с ними пробудились и буро-зелёные водоросли, которые, на удивление, почти ничем не отличались от своих земных собратьев. По этому поводу даже развернулась обширная научная дискуссия - часть научного сообщества с пеной у рта доказывала, что это обычные земные водоросли занесённые колонистами, и мутировавшие под действием ультрафиолета и атомной бомбардировки склонов Долины. Другая часть видела в них неопровержимо доказательство обратного - что именно Марсианские организмы заселили Землю миллиарды лет назад.
  В конце концов марсианские виды признали родственными земным и вопрос был снят за бессмысленностью.
  Со временем марсианские растения дополнили земные хвощи и папоротники высаженные колонистами: водоросли заполнили реки и озёра, хвощи и папоротники низкие долины, а марсианские лишайники - горные склоны. Единственное чего не хватало для устойчивости экосистемы - это животных. Конечно, марсианские археи прекрасно чувствовали себя в кисло-солёных заводях, но разложить вымахавшие до древесных размеров земные папоротники им было не под силу. Так что каждый желающий мог вживую наблюдать, как в углекислой атмосфере каменный уголь формируется чуть ли не на поверхности.
  Папоротниковидные, одурев от запредельного уровня углекислоты и низкой силы тяжести, разворачивались чуть ли не на глазах - прямо как в "Зелёном Утре" у Рея Бредберри - и отжив свой жизненный цикл формировали настоящие буреломы с болотами на дне, чем только ускоряли связывание СО2. Это, конечно, давало в атмосферу Зоны дополнительный кислород, но и требовало дополнительного расхода углекислоты, который никто в своё время не планировал.
  Но вот в чём проблема - сложные цветковые растения, в том числе земные лиственные деревья, в углекислой атмосфере не росли. Не в последнюю очередь это было обусловлено тем, что земные членистоногие, в том числе насекомые, такое содержание углекислого газа переносить не могли.
  Кислорода-то было достаточно, небольшая его часть уже содержалась в атмосфере из-за распада воды под действием солнечного излучения и последующей диссипации водорода в космос; ещё больше "надышали" хвощи, папоротники, водоросли и лишайники, как только давление поднялось достаточно, что бы вода не закипала сразу после таяния. Однако углекислый газ в такой концентрации вытеснял кислород не только из гемоглобина, но и из гемоцианина (белка на основе меди, заменяющего гемоглобин у членистоногих), так что ни какие наземные организмы с Земли выжить в Атмосферной Зоне не могли бы.
  В конце концов землянам по заказу технократии удалось вывести несколько видов наземных членистоногих устойчивых к углеродной атмосфере, но их обмен веществ был настолько низок, что об активном полёте не могло быть и речи. Это делало их симбиотический потенциал к сложным растениям практически равным нулю, хотя они и прижились в хвощово-папоротниковых лесах, прекрасно дополнив их примитивную экосистему, и смогли хоть немного замедлить связывание углекислого газа.
  
  И всё-таки, если особо не вглядываться в серо-зелёную растительность, путешествие по горному серпантину вдоль реки Ио почти ничем не отличалось от поездки по побережью любой небольшой реки на Земле. По крайней мере, если верить записям - кто его знает, как выглядит Земля на самом деле - вода, зелень, ветер в лицо... правда нужна кислородная маска.
  Джон в студенчестве даже иногда гонял между куполами на гироцикле. Семён двухколёсных транспортных средств не признавал, но вид из окна его малотонажной батарейки мало отличался от земных пейзажей. Правда, сам он по пути наружу ни разу не выходил. В его дешёвой машине не было ни шлюзовой зоны, ни избыточного запаса газа. Так что это был первый случай в его жизни, когда ему представилась возможность почувствовать кожей встречный ветер, как будто едешь в кабриолете по Флориде, хоть и в кислородной маске.
  
  Несколько лет назад, ещё ребёнком, он ездил в купол Жизни, в Маск-Сити, но туда его возили родители, и ехали они тогда по скоростной магистрали. За окном всё сливалось в сплошные сине-зелёные полосы - это, конечно, ничем не отличалось от вида из окна скоростного поезда на Земле, но назвать такую картину живописной можно было с очень большой натяжкой.
  
  Они приближались к мосту через реку Ио, слева на юг до самого горизонта раскинулось море Гирион - самое глубокое озеро долины Маринер.
  
  Когда Зона только проектировалась, было несколько вариантов расположения западного вала, один из них - через Западные Горы. Но этот вариант был отвергнут, так как весь смысл купола был именно в удешевлении добычи ресурсов и производства, а основная часть ресурсов сосредоточена западнее марсианского Урала. Потом западная граница Периметра была перенесена на середину хребта Гирион.
  Проблема в том, что нынешнее, фактическое расположение периметра сделало невозможным попадание воды из каньона Ио в долину Мелас - на пути рек вырастает тот самый хребет Западных Гор, который в самом низком месте на километр выше дна озера.
  Получается, что все реки каньона Ио впадают в Море Гирион, и перевалят западную пустыню только когда глубина озера превысит тысячу метров. При этом весьма сомнительно, что на Марсе вообще осталось столько извлекаемой воды, что бы эту задачу вообще можно было решить - площадь озера тогда будет в десятки тысячи квадратных километров, это будет море не только по названию, но и по сути. Можно было бы прорыть канал через пустыню до самой долины Мелас, но ближайшая точка, где уровень моря будет ниже дна Гириона находится в трехстах километрах на восток. Учитывая то, что средняя глубина этого канала должна быть около тысячи метров, а максимальная - две, из него потребовалось бы извлечь больше грунта, чем пошло на строительство всех трёх валов Периметра Атмосферной Зоны вместе взятых.
  Это только звучит гипотетически возможно, но на самом деле 95% материала для строительства валов было просто обрушено со склонов направленными атомными взрывами, выгрести же такое количество грунта из глубины было практически невозможно.
  Так и получилось, что водные системы восточной и западной частей Атмосферной Зоны Маринера оказались разделены. На западе все стоки рек заканчивались Морем Гирион, на востоке Морем Капрат - самой низкой частью долины Мелас, вот к ней, как раз, пришлось прокопать небольшой канал из самого низкого места каньона Капрат, но он был всего 20 километров длиной, при максимальной глубине 200 метров.
  
  В долине реки спуск стал круче. Вездеход разогнался почти до 80 км/ч и начал заметно вибрировать. Впрочем, на его ходовых качествах это не сказалось - огромная машина крепко держалась за грунт и точно входила во все узлы поворотов. Кроме того, здесь, по всей видимости, дождя сегодня не было - дорога была сухой что сильно помогало в управлении.
  Наконец, спуск закончился и машина пошла по относительно ровной дороге долины, теперь гигантские хвощи и папоротники нависали прямо над трассой и заметно мешали Семёну подзаряжаться халявным витамином Д. Зато наконец как следует потеплело, температура явно ушла за +25 по Цельсию.
  Семён провалялся на крыше вездехода примерно два часа, однако приближался поворот на Сульфатный Купол и он решил на время вернуться обратно в кабину. Каково же было его удивление, когда он застал Джона копающимся в бортовом компьютере, вместо управления вездеходом:
  - Ты же хотел сам вести?
  - Да надоело, ничего необычного в управлении нет. - ответил Джон, развалясь в кресле. - Ты мне лучше скажи, в Сульфатный Купол будем заезжать?
  - А смысл? - ответил Семён, усаживаясь на штурманское место, - Запасы пополним в Меласе, так что можем ехать напрямую.
  Джон подтвердил маршрут, они проехали поворот на купол и двинулись дальше к перевалу Западных Гор. Машина пошла тяжелее, но даже на 20% подъёмах скорость не падал ниже штатных 50 километров.
  - Хорошо идём, - заметил Джонни отодвигаясь в кресле и закидывая ноги на пульт, - может уложимся быстрее чем в две недели?
  - Ну, это совсем уж не вероятно, - задумчиво возразил Семён, - ты учитывай, что мы сейчас идём пусть по грунтовой, но всё-таки дороге, а снаружи будет намного хуже...
  - Да какая ему разница! - Джон с нежностью похлопал вездеход по внутренней части металлического бока, - он создан для этой планеты, ему вообще всё равно какая местность.
  - Хорошо, если так, но в крейсерскую скорость по поверхности я всё равно не верю. - сказал Семён и занялся проверкой приборов. - Вроде всё хорошо, думаю, по крайней мере, по дороге, мы можем спокойно спать, даже не вставая на вахту.
  
  К концу дня они прошли перевал и началась самая уныла часть долины - пустыня Маринер или пустыня Махаве, как называли её англоязычные переселенцы.
  Марсианский Урал отделял эту часть долины от западной водной системы, а для восточной водной системы равнина была слишком высока - почти два километра над средним уровнем Меласа.
  За бортом резко похолодало:
  - Холодно, почти +5, - заметил Джон глядя на показания приборов.
  - Это ещё тепло, обычно тут ниже нуля, - заметил Семён, - будь моя воля, я бы вообще прокопал канал до Меласа - пустыня забирает много воды, - он кивнул на ледяные пятна то тут то там проступающие на поверхности.
  - Вот и займёшься! - хохотнул Джон, - твоей части принтера как раз хватить на атомный бульдозер и пару мета-грузовиков - к концу жизни может даже осилишь 300 метров из необходимых 300 километров.
  И уже серьёзно добавил:
  - Всего-то 150 на 150 квадратов - седьмая часть от всей Атмосферной Зоны. Так что я согласен с Технократией, проще притащить в долину ещё пару миллиардов тонн льда, чем поднять со дна пустыни тысячу кубических километров грунта - на те же деньги можно построить периметр над Жемчужной Землёй или Лабиринтом Ночи. Но лично меня и так всё устраивает. Ты же сам говорил, что на Земле страны с сопоставимой площадью и так имеют намного большее население.
  - Так-то да, - задумчиво подтвердил Семён, - например, в Греции живёт почти в три раза больше людей, чем на всём Марсе. Но! Население Земли сокращается, а население Марса растёт. Когда началось строительство Зоны, на всём Марсе проживало едва ли 200.000 человек. А сейчас почти пять миллионов - население удваивается примерно каждые 10-15 лет. Если темпы прироста сохранятся, Маринер перегонит Грецию ещё при нашей жизни.
  - Не факт, - возразил Джон, - массовое переселение с Земли давно прекратилось. Даже новых людей давно никто не заказывает...
  - Однако вы прекрасно размножаетесь сами, - закончил за него Семён.
  - Это мы можем, - с гордостью подтвердил Джон.
  
  Темнело. За окнами тянулся унылый пейзаж холодной пустыни. Тут уже было совсем холодно - в этой части пустыни лёд почти не таял. Бурое однообразие песков лишь изредка разбавляли марсианские лишайники да белые наносы снега.
  - Давно я не забирался так далеко, - вставил Джон, - а ты когда последний раз был за Западными горами?
  - Да ещё в детстве, лет семь назад, - неуверенно сказал Семён, - родители возили меня в Маск-Сити, смотреть на настоящие пляжи.
  - Они умеют плавать? - с удивлением спросил Джон
  - Отец умеет, а мать из технического купола Северного Вала, - вообще Вал назывался Северо-Западным, но Семён, как и большинство тех, кто родились и выросли в каньоне Ио, это название сокращали, так как. Вал для них был один, - это в общем даже и не купол, так, система пещер, там даже бассейна нет, так что она как в детстве не научилась, так уже, наверное, и не научится никогда. А отец умеет - он почти каждый месяц выбирается поплавать в Море Гирион. Отец вообще жутко завидует жителям Круга Жизни, что они могут плавать в настоящем море, без кислородной маски. И всё мечтает, что Атмосферная Зона превратится в огромный вторичный купол...
  - Это вряд ли, - скептически отозвался Джон, - если на нашу жизнь ещё можно спорить, то твой отец точно не доживёт.
  - Да, если бы ты был психологом, твои пациенты повесились бы, - отреагировал Семён. - Эта пустыня навевает на меня тоску - пошли, пожрём что ли?
  
  В жилой зоне вездехода была небольшая столовая с кухней, она же кают-компания. Ведь эти вездеходы изначально были рассчитаны на длительное пребывание.
  - Ты в курсе, - сказал Джон отправляясь вслед за Семёном на кухню, - что раньше люди проводили в этих вездеходах почти всю жизнь?
  Мой прадед накатал в нём почти два миллиона километров, весь Марс можно сто раз по экватору обогнуть! Вдумайся только - сто раз! Мы вот с тобой путешествие на 12.000 километров воспринимаем как приключение всей жизни, а для первых колонистов это была штатная поездка.
  Они с прабабкой в этой машине, считай, полжизни прожили, а дед лет до пяти ничего другого и не видел - этот вездеход был всем его миром!
  - Я думал, они работали вахтами, а жили в куполах, - сказал Семён, роясь в холодильнике.
  - Только в теории, - ответил Джон, намазывая улиточный паштет на картофельный хлеб, - на самом деле работали всей семьёй, вместе с детьми, и на карьерах, и на удалённых куполах. Мои были геологами, фактически работали вместе, один в поле - второй с детьми. Даже в технические купола заезжали раз в месяц, а то и реже.
  Ты не представляешь, как дед радовался строительству Зоны. Когда внутри периметра распустились первые папоротники, веселился, как ребёнок, теперь, говорил и умереть можно. Ну и умер, разумеется, - закончил Джон заваривая грибной чай, конечно это не был чай в земном смысле слова, но другого чая марсиане не знали, - может отметим выезд? - предложил он, заигрывающе булькая бутылочкой со спиртом.
  - Да не стоит, с утра будем в Меласе, а там у нас куча дел, - возразил Семён. - ну только если чисто символически, - подумав, закончил он, выхватил у Джона бутылку со спиртом и добавил его в чай, - так сказать в качестве снотворного...
  
  Семёну снилась Земля. Такая, какой он представлял её по рассказал деда, какой она когда-то была, на родине его предков. Ему было лет пять, ну то есть десять по земному стилю. Он сидел за настоящей деревянной партой и записывал что-то в бумажной тетради, вдруг урок прервал вой сирены воздушной тревоги. "Москали!" - закричал кто-то, и здание тряхнуло от взрыва.
  
  Семён проснулся, но вой сигнала тревоги не унимался, глаза заливал холодный пот. Сирена орала как резанная. Он подскочил и как был в трусах, даже не захватив кислородную маску, выбежал из спальни в кают-компанию, затем дальше в рубку управления.
  Джон уже был там, беспомощно рыская по панели в поисках каких-то данных.
  - Что случилось? - орал Семён пытаясь заглушить вой сирены. - что-то с реактором?
  - Да ничего! - проорал в ответ Джонни, потом видимо нашёл нужный тумблер, щёлкнул его и сирена, наконец, заткнулась,
  - Сигнал поставил на автопилоте - сказал он уже спокойным голосом, обращаясь к Семёну, - что бы разбудил за час до купола. Я ж не знал, что тут на всё один сигнал - аварийный... точнее я об этом вообще не подумал, - добавил он как бы оправдываясь, - но всё равно вставай, мы подъезжаем.
  В лобовое стекло во весь рост красовалась громада Круга Жизни - пятидесятикилометровый вторичный купол с пригодной для дыхания атмосферой - сердце Марса и самое густонаселённое место на планете.
  
  Через полчаса они были уже у третьих западных ворот. Машины, казалось, не снижая скорость, шли сплошным потоком:
  - А где же ворота? - не понял Джон. - я думал тут транспортный шлюз, только большой, а мы вроде как и не собираемся тормозить?
  - Может взять управление на себя? - неуверенно спросил Семён
  - Да ну, это тупо, - возразил Джон, - я откалибровал систему перед выездом. Едва ли она справится хуже меня - при таком плотном движении на этой двенадцатиметровой громадине я вообще боюсь за руль садиться... тут же кругом машины - это не грузовик по карьеру водить, там ничего кроме камней и других грузовиков нет. А тут чуть не туда повернёшь, и хрустнет под колёсами какая-нибудь батарейка, мы ж её раздавим как консервную банку...
  
  Скорость транспортного потока не снижалась. Махина купола надвигалась на них с большой скоростью. Вот купол закрыл горизонт и они на полном ходу вошли в стену... которой не было: ворота были открыты и никакого шлюза за ними не наблюдалось.
  
  Семён вытер пот со лба и посмотрел на Джона, который уже гуглил что-то в лэптопе.
  - Прикинь, - наконец сказал тот, отрываясь от экрана, - оказывается уже два года ворота не закрывают! Они просто качают азот в купол, а избыток атмосферы вытесняется через открытые ворота!
  - Жируют суки, за наш счёт, - произнёс Семён, восхищённо разглядывая в окно пейзаж внутреннего купола.
   Справа, за насыщенной зеленью настоящего лиственного леса, можно было увидеть громады небоскрёбов Маск-Сити, а впереди плескалось живое море - огромное озеро Мелас. Оно, конечно, тоже было кисло-солёным, но уровень примесей вполне позволял разводить в нём земные формы жизни - во внешних морях уровень солей и кислот был такой, что вода едва годилась для технических целей, в них не водилось ничего кроме марсианских синезелёных водорослей и марсианских же архей - а тут настоящая живая вода с водорослями, рыбами, и, разумеется, шикарными песчаными пляжами.
  - Так, компаньон, - Джонн первым нарушил молчание, - нам надо в Мелас-Транзит, ты учёл это в своих расчётах?
  - Да, ты же мне говорил, - ответил Семён, садясь за панель управления и выводя на экран интерфейс навигационной системы, - но ты не назвал точного адреса...
  - А я, думаешь, его знаю? - ответил Джон, - нам нужны концентраты, вода, воздух... и спирт.
  - А чё не пиво? - ехидно переспросил Семён.
  - Мы собираемся ехать два месяца, столько пива даже эта крошка не утащит, - вполне серьёзно ответил Джон. - ищи давай.
  
  Они проехали поворот на Маск-Сити, слева пронёсся знак "Мелас-Транзит 21 километр", навигатор отсчитывал примерное время до въезда в город. "Чуть меньше получаса" - подумал Семён, доставая лаптоп.
  
  - И гостиницу поищи, - добавил Джон выбираясь из-за панели, - хоть поспим по человечески в последний раз.
  Он вышел на кухню, а Семён продолжил искать нужные адреса:
  - Пятьсот кредитов! - наконец крикнул он.
  - Сколько???!!! - раздался возмущённый голос с кухни, судя по звуку Джонни чем-то подавился, через секунду он снова был в кабине, - 500 кредитов за номер? Да они в конец одурели!
  - Ну а чего ты хотел, - умиротворяюще ответил Семён, - крупнейший транзитный пункт Долины. Я так понимаю, с тех пор как ворота открыты, транспортный поток вырос многократно - могут ставить любую цену, всё равно всё раскупается... вот за 180 есть койко-место в хостеле.
  - Да пошли они в жопу, - искренне возмутился Джон, - за 200 кредитов я и на стоянке для грузовиков посплю, тем более за 500.
  - Стоянка для грузовика... - вслух протянул Семён, набирая фразу в поисковике, - от 100 кредитов.
  - ...!!! - Джон грязно выругался, и полез в лэптоп сам, потом плюнул и громко скомандовал:
  - Алиса! Ты там спишь что ли? Найди нам место, где можно встать бесплатно!
  - Вообще-то, - раздался строгий голос из динамика, - вы мне приказали не разговаривать, пока меня не спрашивают.
  - Ты не умничай, - Джон был раздражён, - найди нам место где можно встать бесплатно и поближе к городу.
  Через несколько секунд на экране навигатора отобразилось несколько локаций на выбор.
  Они свернули с транзитной дороги в сторону города и теперь уверенно занимали две полосы движения. Сзади начала собираться пробка из быстрых маленьких батареек. Встречные машины тоже шли практически сплошным потоком.
  - ...они нас там матерят наверное, - задумчиво проговорил Джон, глядя в монитор на вереницу машин собравшихся за вездеходом, - Алиса, увеличь скорость до максимума.
  
  Вездеход, гудя приводами, увеличил скорость до максимальных 80 км/ч, но это явно не спасало ситуацию. Они уже въезжали в город, когда Семён, наконец, определился с локацией:
  - Я предлагаю встать вот тут, - указал он место Джону, ткнув пальцем в экран, - это бесплатная стоянка у торгового центра, не мало важно, что она для грузовиков и мы туда поместимся...
  Но Джон сразу же его перебил:
  - Наверное, она бесплатная потому, что в самом центре всё втридорога!
  - Не исключено, - согласился Семён, - но есть же и другие центры, а вести по городским улицам машину, занимающую сразу две полосы, большая проблема. Видишь, - он сделал рукой неопределённый жест в сторону навигатора, - половина дорог полыхает красным - нам туда вообще нельзя, скорее всего мы там физически не протиснемся. Так что оставляем вездеход тут, и дальше пешком, если надо конечно. Хоть подышим дармовым воздухом на халяву!
  
  С большим трудом протиснувшись в потоке машин, Алиса смогла, наконец, приткнуть вездеход на стоянку. Автопилот работал где-то на пределе своих возможностей, потому что последние двадцать минут они двигались не быстрее десяти километров в час.
  На удивление центр оказался вполне приличным, цена была выше, чем в специализированных магазинах, но не намного. Поэтому объёмные технические запасы - главным образом азот и воду - было решено взять тут.
  
  Вопреки расхожему заблуждению, в замкнутых циклах жизнеобеспечения на Марсе главной ценностью является не кислород - если есть энергия, получение кислорода не проблема: его можно рециркулировать из углекислого газа или получить гидролизом из воды. Главная проблема - это азот. Современные шлюзы, конечно, не выбрасывают весь воздух при открывании - как это было на заре космической эры - а сначала понижают давление, засасывая излишки атмосферы в танки, но часть газа всё равно теряется, и если кислород найти можно, из той же воды, которая на Марсе встречается повсеместно, хоть и в небольших количествах, то потери азота невосполнимы.
  Конечно, можно было бы использовать чисто кислородную атмосферу при пониженном давлении, как это было в первых космических кораблях. Это уменьшало бы требования к прочности и герметичности корпуса, ведь в такой атмосфере можно обойтись всего четвертью стандартного давления. Однако такая конструкция создаёт дополнительные риски: в чистом кислороде горит даже сталь, любое замыкание превращает такую машину в капсулу смерти. Так что от кислородных атмосфер в жилых помещениях отказались ещё при Илоне Маске.
  
  - Танки заполнены, провизия куплена, мы ничего не забыли? - спросил Джон, когда танки вездехода были заполнены водой и газами, а холодильник - провизией, - ты же эту поездку давно планировал?
  - Вроде всё. - неуверенно ответил Семён, - Сегодня последний раз ночуем в долине, завтра мы должны добраться до Юго-Восточных Ворот. Беспилотники твои я проверил перед выездом. Может Алису спросить?
  - Она лучше тебя разбирается в твоей экспедиции? - задал встречный вопрос Джон.
  - Она лучше тебя разбирается в твоём вездеходе! - утвердительно ответил Семён, - Алиса, проверь все системы вездехода, мы ничего не забыли?
  - Я не могу проверить некоторые команды интерфейса высокого уровня, мне нужны языковые словари, в первую очередь китайский язык... а на вашем месте я бы поставила антенну помощнее, но я не нашла в продаже ничего подходящего...
  - А ты могла найти нужный товар и сравнить цены? - удивился Джон.
  - Разумеется, я голосовой секретарь, это одно из моих главных предназначений. - строго ответил женский голос.
  - И как? Мы могли купить азот дешевле? - добавил вопрос Семён.
  - Азот, Воду, Кислород, фильтры, концентраты... в общем всё... - резюмировала Алиса.
  - А откуда ты знаешь, почём мы это всё купили? - подозрительно спросил Джон.
  - Я вижу что поступило в вездеход и отслеживаю транзакции с Ваших счетов... - ответил женский голос и тут же добавил, пока Джон не успел открыть рот, - но не беспокойтесь, повлиять на транзакции я не могу.
  - А чего ж ты тогда молчала! - возмущению Джона не было предела.
  - Так Вы же сами запретили мне что-либо говорить, пока меня не спрашивают! - женский голос изобразил возмущение, и сменив интонацию добавил, - кстати, раз уж об этом пошла речь громкость сирены тоже можно было настроить по разному...
  - Ладно, - сдался Джон, - если тебе ещё будет что сказать, говори.
  - Есть, босс! - отрапортовал радостный женский голос.
  - А пока найди нам технический карман где-нибудь по дороге к восточным воротам, что бы там можно было поставить машину, переночевать и подышать бесплатным воздухом.
  
  На закате они расположились на небольшом взгорке, который когда-то образовался от рытья карьера и пока не нашёл себе лучшего применения. Солнце висело совсем низко над горизонтом, и уже начинался вечерний бриз.
  Восточная часть купола, как и восточная часть долины, остывала быстрее, но приводило это к прямо противоположным последствиям: в долине атмосфера имеет почти естественную толщину, высота алмазного купола позволяет воздушным массам перемещаться относительно свободно, поэтому тёплый воздух беспрепятственно поднимается вверх освобождая место для более холодного, и вечерний бриз дует там с востока на запад; а в куполах наоборот, высота небольшая, поэтому воздух охлаждаясь не столько опускается вниз, сколько сжимается, а тёплый воздух расширяется в бок на место холодного, и вечерний бриз дует в обратную сторону - с запада на восток.
  В Тихой Гавани вечерний бриз почти не ощущался, но Круг Жизни был огромен и перепады давления в нём были довольно существенными. Ветер заметно шевелил деревья, которые отзывались тихим шёпотом листьев. Повсюду раздавался стрёкот цикад.
  - Хорошо здесь, - задумчиво произнёс Джон, спускаясь из вездехода с упаковкой пива, - если поймаем принтер, перееду в Круг Жизни, куплю себе автосервис в Маск-Сити. Первое время можно будет даже в убыток поработать, лишь бы закрепиться... - добавил он усаживаясь на траву рядом с напарником.
  - А я решительно размножусь, - ответил ему Семён, - закажу на Земле модернизированные эмбрионы на основе своего генома, или даже сам слетаю на Землю, что бы контролировать процесс на месте...
  - А чем тебя не устраивают инженеры Маск-Сити? - спросил Джон, протягивая Семёну банку пива.
  - Не хочу глубоко ранить твой марсианский патриотизм, - ответил Семён, открывая банку, - но в биотехнологиях Земля пока безнадёжно впереди. Марс, конечно, передовой форпост человечества и всё такое, и марсианской космической и атомной промышленности нет равных, но биотехнологии Земли марсианские аналоги существенно превосходят...
  - Это, наверное... - Джон даже не стал спорить, настолько его расслабило на травке под настоящими деревьями. Да ещё этот ветер, который создавал полную иллюзию открытого пространства.
  - Эх, куплю себе целый особняк за городом, - Джон мечтательно закатил глаза отхлёбывая пиво, - даже может живность заведу... например, займусь разведением свинок, не на продажу, а так, для себя, что бы дома всегда было свежее мясо... О! и пивоварню поставлю - нет ничего лучше свежего жареного мяса в сочетании со свежесваренным пивом...
  - А ты знал, что наших свинок на земле называют морскими, и разводят как декоративных животных? - Семён не смог удержаться от справки, - Правда, они там намного мельче...
  - Это ты к чему? - спросил Джон.
  - Да так, разговор поддержать...
  Они молча допили пиво, любуясь закатом под стрёкот цикад.
  - Пошли спать, - сказал Джон, собирая пустые банки, - завтра решительный рывок и мы на поверхности...
  - Сейчас, - вяло отозвался Семён.
  Он поднялся и, кинув последний сожалеющий взгляд, на скрывшийся за горизонтом солнечный диск, и направился к вездеходу.
  
  К концу следующего дня они приблизились к верхней границе атмосферной зоны. На пути из Меласа Семёну удалось ещё пару часов позагорать на крыше вездехода, пока они не забрались на такую высоту, где без одежды было уже совсем холодно.
  
  Юго-восточные Ворота, в отличии от Центральных, Восточных и Западных Ворот, (стоящих на искусственных двухкилометровых насыпях Восточного и Западного Валов) расположены в естественном разломе между срединным хребтом Капрат и южным склоном долины Маринер. Поэтому они находятся на значительно большей высоте, чем все остальные ворота - чуть ниже верхней границы Маринера, почти на 8000 метров над средним уровнем Круга Жизни. И хотя для марса это теоретически ниже высоты однородности, воздух всё равно слишком разрежен для нормального дыхания без скафандра.
  
  Алиса остановила машину в десяти метрах от ворот. Семён и Джон впервые видели Ворота Периметра так близко. Они были уже транспортных ворот Круга Жизни, но гораздо выше, огромный вездеход на их фоне казался детской игрушкой.
  - Здоровые! - сказал Джон задирая голову в верх и стараясь рассмотреть где заканчиваются огромные створки.
  - Через них должен проходить метагрузовик или погрузчик с собранным к запуску космическим кораблём - вставил Семён, - starship первых колонистов помещается в шлюзовой камере целиком... но нам, наверное, не сюда, эти ворота скорее всего не действуют, здесь где-то должен быть технический ход для грузовиков и батареек...
  Технический ход отыскался через 50 метров, и был раз в пять меньше по каждому измерению. Он был снабжён собственным шлюзом, что бы не гонять 50000 кубометров воздуха главного шлюза каждый раз, когда кто-то проходит за Периметр.
  На побуревшей стали технических ворот была еле видна косая надпись, сделанная явно не фабричным способом. Семён не сразу сообразил, что это радиочастота, видимо её написали смотрители, что бы лишний раз не открывать даже эти двери.
  Он показал взглядом в направлении надписи. Джон кивнул и нажал несколько клавиш на панели задач - компьютер принял частоту и согласовал её со всеми устройствами вездехода.
  - В качестве справки, - отозвался из динамика женский голос, - я могла бы и сама прочитать надпись на воротах.
  Джон хотел было сказать что-то резкое, но вспомнив случай с сиреной и торговым центром в Мелосе, прикусил язык.
  - Передай запрос на проход по этой частоте, - сказал он вместо того, что хотел.
  - На передачу запроса никто не отвечает, - раздался женский голос через несколько секунд.
  - Отошёл наверное, - сказал Джон больше про себя чем обращаясь к кому-то конкретно. - я выйду к воротам, - обратился он к Семёну. И пошёл за кислородной маской.
  - На такой высоте можно и в скафандре, - крикнул Семён ему вслед.
  - Скафандры ещё пригодятся, не зачем их ресурс по пустякам расходовать, - ответил Джон, нацепил кислородную маску и вошёл в шлюз.
  - Но тебе, дохлому натуралу, повторять такой трюк, конечно же не советую. - крикнул он на последок из шлюзовой камеры, и дверь за ним захлопнулась.
  Через секунду раздалось глухое шипение воздуха втягиваемого в танки. А ещё через минуту Джон уже был виден в лобовое стекло - он вышел и быстрым шагом приблизился к комплексу Внешней Стены, надавил на звонок, приложил ухо к железной двери шлюза и надавил ещё раз, но судя по всему ничего не услышал.
  Тогда Джон начал стучать кованным ботинком по стали ворот, подождал несколько минут, потом постучал снова, но никакой реакции по-прежнему не было.
  Джон махнул рукой Семёну, который неотрывно наблюдал за его тщетными попытками из кабины.
  Семён нажал на вибрационный сигнал, и по склону разлилось глухое гудение, из-за разреженной атмосферы оно казалось особенно низким, под ногами глухо затряслась почва. Через несколько секунд динамик интеркома в кабине, наконец, ожил, и из него раздался недовольный голос:
  - Чё надо?
  - Хотим проехать через ворота! - крикнул Семён через интерком.
  - На ночь глядя? Вы кто вообще? Меня не предупреждали сегодня! - ответил недовольный голос.
  - А кто Вас должен предупреждать? - Семён даже опешил от такой наглости, - Мы хотим пройти через ворота, с каких пор на это требуется чьё-то разрешение?
  - Я тут что, должен круглосуточно всех подряд пускать? - Семён уже открыл рот что бы вставить: "Ну разумеется! А на хрен же ты ещё здесь сидишь!", - но голос не дал ему такой возможности:
  - Я уже атмосферу надул, - снова раздалось из динамика, - с вас 50 кредитов за воздух, или сидите там до утра!
  - Да ты охренел... - начал было Семён, но увидев, как Джон неистово кивает головой и машет руками - он слышал весь диалог в наушниках - подавил в себе возмущение и ответил:
   - Хрен с тобой, вымогатель! Открывай ворота!
  Со стороны стены раздалось глухое гудение - компрессоры выкачивали атмосферу из шлюзовой зоны, затем ворота разъехались в разные стороны, Джон зашёл внутрь, а Семён следом завёл вездеход. В технические ворота вездеход пролез буквально впритык. Если бы дверь вездеходного шлюза открывалась как обычная дверца на батарейке, ни выбраться, ни забраться в него внутри прохода не удалось бы.
  Ворота закрылись, Джон с трудом протиснулся в кабину, и они уже было собрались тронуться в путь, как динамик опять ожил:
  - А бабки? - подозрительно сказал голос из интеркома.
  - Да подавись, - не выдержал Семён и несколькими движениями отправил в эфир 50 монет - вряд ли их тут перехватит кто-то ещё.
  - Взял! - раздался голос из динамика, но внешние ворота продолжали оставаться закрытыми.
  - Я тут что подумал, мужики, - снова раздался голос, на этот раз куда более дружелюбный, - я не знаю куда вы там собрались, но ехать туда ночью явно хреновая идея. Давайте так, с Вас ещё 50 кредитов и ночуете в комплексе. А если у вас есть чего выпить, то можете оставаться даром. Я даже найду чего загрызть... - с надеждой добавил голос с той стороны.
  Приятели переглянулись, в общем-то голос говорил здравые вещи - что бы не было там снаружи, начинать с ним знакомство с утра намного удачнее, чем ехать по незнакомому маршруту в ночь. Семён нажал на тумблер отключающий микрофон, да ещё для верности накрыл его рукой:
  - Чувак так-то дело говорит? - полувопросом-полутверждением высказался он.
  - Спирт не дам! - твёрдо ответил Джон.
  - Не жмись, - Семён состроили презрительную гримасу, - у нас его чуть ли не столько же, сколько запасного кислорода, а мы вообще-то не бухать едем!
  - Да она кончится - ты глазом моргнуть не успеешь! - упрямился Джон.
  - Человек может сообщить нам полезные сведения о дороге! - настаивал Семён. - Да и вообще, он тут наверное неделями сидит и с ума сходит от одиночества, тут же никто не ездит... Помнишь детскую сказку "делай добро и бросай его в воду..."? Короче, - Семён встал и прошёл в жилой отсек, через минуту он вернулся с маленькой бутылочной в руках и включил тумблер микрофона:
  - Пол-литра спирта на троих, но с тебя еда!
  - Пойдёт! - отозвался радостный голос с той стороны.
  После чего они услышали привычное жужжание компрессоров, затем внутренняя шлюзовая дверь комплекса ушла в стену.
  - А вездеход? - спросил Джон в интерком, но ему уже никто не ответил.
  Джон пожал плечами и вылез из вездехода, следом за ним спустился Семён, тоже в одной кислородной маске. Джон хотел что-то сказать по поводу натуралов, которым низкое давление противопоказано, но махнул рукой и направился к внутреннему шлюзу.
  У Семёна заложило уши, и кровь гулко застучала в висках, но всё же он удержал себя в руках и не подал вида:
  - А закрыть вездеход надо? - спросил он сквозь маску.
  - Кому он тут нахрен нужен, - резко ответил Джон и нырнул в шлюзовую камеру, отделявшую грузовой ход от жилой зоны.
  С другой стороны шлюза их ждал приветливый старик и настоящий воздух с нормальным давлением. Семён с облегчением снял маску, уши опять заложило, но всё равно пребывание в нормальной атмосфере было приятным.
  - Я Джон, - отрекомендовался старик, протягивая руку для рукопожатия.
  На вид ему было лет 40. Невысокий рост и крепкое телосложение выдавали в нём землянина, а значит, почти наверняка, он тоже натурал. Белый, давно на Марсе, но родился не здесь, отметил про себя Семён.
  В принципе ничего удивительного, сторож на воротах нормальная работа для старика-натурала, тем более на юго-восточных. Тут транспорты ходят даже не каждый день, а может и не каждую неделю.
  - Тёзка, - первым представился Джон.
  - Семён, - представился Семён, протягивая старику руку. И сразу же продолжил вопросом:
  - Часто тут ездят?
  - Да до вас уже дня три никого не была, последними прошла геодезическая группа, а до них ещё больше недели ни одного человека. Тут в основном что и ходят геологи да метеорологи. Очень редко гражданские, сейчас по моему только один водовоз остался, Хитрый Билл, но он не чаще раза в месяц бывает, тоже старый уже. Где-то нашёл ледник, но никому не говорит где - воду ищите?
  - Да, - соврал Джон, - может азот, если повезёт.
  - Сейчас на воде много не заработаешь, - с сожалением сказал старик, когда я сюда прилетел, вода и воздух стоили дороже золота...
  - Сколько ж Вам лет, - удивился Семён.
  
  Старик, конечно, приукрашивал: вода и воздух на Марсе никогда не ценились так как на Луне или на Астероидах. Конечно было время, когда они были очень дороги, только вот было это ещё до атмосферной зоны. Сейчас, когда она почти самодостаточна, и все циклы воспроизведения замкнулись, ни вода, ни воздух не стоят принципиально дороже, чем в крупных городах на Земле.
  В долине как минимум три крупных озера, два из которых питают марсианскую промышленость. Семён с Джоном и не видели, что может быть иначе, они родились, когда атмосферная зона уже достигла расчётного значения в 2/3 земной атмосферы и вода с воздухом большой ценности не представляют.
  
  - Почти 120 по Земному стилю, - ответил старик, и как-то даже осел под тяжестью прожитых лет, - это по-вашему около шестидесяти, - уточнил он.
  - Вы прекрасно выглядите для своего возраста, - не сдержался Семён.
  - Я почти тридцать лет прожил при одном "же", - ответил старик, - организм закалённый земной гравитацией медленно стареет на Марсе. Хотя я и прилетел задолго до завершения строительства Зоны и ещё застал то время, когда большинство марсиан были настоящими людьми, - добавил он, взглянув на Джона.
  - В каком смысле? - не понял Джон.
  - Ну как, тогда людьми называли натуралов, а вас, - он кивнул в сторону Джона, - называли модернизированными, и то и андроидами. Но когда численный перевес склонился на сторону модернизированных, это слово как-то ушло из оборота. Теперь людьми называют вас, а нас - натуралами. Знали бы Вы что это слово значит на Земле, -улыбнулся старик и жестом пригасил их в жилую зону.
  - И что же? - не унимался Джон, проходя в небольшое помещение.
  Когда-то помещение представляло из себя техническую рубку, а настоящие жилые зоны располагались в глубине комплекса, но с тех пор прошло много лет, комплекс большей частью был заброшен, поэтому смотритель оборудовал себе пространство для жизни прямо на рабочем месте.
  Комната давно не прибиралась.
  - Это означает, - старик понизил голос, - мужчину предпочитающего отношения... супружеские отношения, с женщинами...
  - В смысле? - тут уже и Семён впал в ступор, - а с кем ещё могут быть супружеские отношения?
  - На Земле - с кем угодно, - серьёзно ответил старик и в подтверждение своих слов несколько раз кивнул головой. - На Марсе подобные вещи считаются психическим отклонением и лечатся, подчас принудительно, но на Земле это... как говорят... "Вариант Нормы".
  - Гадость какая, - с отвращением пробормотал Семён.
  Старик пересёк комнату и зарылся в небольшом холодильнике:
  - Есть салат из папоротника, - крикнул он из-за приоткрытой дверцы, - но можно ещё чего-нибудь по быстрому сварганить: могу предложить варёной картошки с маслом, разумеется растительным, и что-нибудь из улиток, могу пожарить, могу потушить, могу накрошить талы из мороженых...
  - Талу уважаю, - ответил Семён, - но мой модернизированный друг, наверное, предпочтёт жареных. А вода-то у Вас есть? Спирт развести?
  
  Через полчаса они сидели за импровизированным столом из старых технических панелей в жилой зоне комплекса, Семён разливал самодельную водку по вполне себе раритетным хрустальным рюмкам, а старик доделывал талу из мороженых улиток. Джон смотрел на это блюдо весьма подозрительно. Семён же такое ел в детстве неоднократно, у них в роду ходила легенда, что эта штука, именно в таком виде, напоминает талу из настоящей рыбы. В Меласе уже водились рыбы, но они ещё не успели образовать полноценной экосистемы, поэтому их самовольный вылов был категорически запрещён. Правда за хорошие деньги можно было достать немного, он даже сам пробовал её в дорогущем ресторане Маск-Сити, когда ездил туда с родителями, но так и не понял, чем это "деликатес" так уж выигрывает перед мясом или даже улитками.
  
  - За встречу! - предложил Семён.
  Они чокнулись. Семён с наслаждением закусил политой уксусом улиткой с луком, а Джон всё-таки предпочёл обойтись варёной картошкой с поджаркой.
  - Если честно, никогда не видел землянина... - начал было Джон, - то есть видел, конечно, но не так что бы лично общаться...
  - А родители Вашего друга? - спросил старик, кивая в сторону Семёна, - он ведь не сирота?
  Громадный рост Семёна выдавал в нём естественного человека рождённого и выросшего при низкой силе тяжести Марса. Модернизированные были всё-таки несколько ниже, их повышенной прочности кости не разрастались так сильно при низком марсианском тяготении.
  - О, нет! - Семён ответил за Джона сам, - мои родители живы и здоровы, но они марсиане. Ближайший ко мне землянин - дед по матери, но он погиб ещё до моего рождения - несчастный случай в шахтах. Так что и я с землянами никогда тесно не общался. Какая она, Земля?
  - Вам там не понравится, - уверенно сказал старик, и подумав уточнил, - никому из вас.
  - Почему? - удивился Семён.
  - Не объясню... - уклончиво ответил старик, - там... всё по другому, совсем... да и гравитация, земная гравитация для марсианина сама по себе пытка...
  - Вы, получается, застали строительство Атмосферной Зоны Маринера? - вмешался в диалог Джон.
  - Я даже в нём учувствовал! - с гордостью ответил старик, протягивая пустую рюмку Семёну, - я водил метагрузовик... правда не долго...
  - Всегда мечтал на таком поездить, - воздохнул Джон, - у нашей семьи дома автомастерская. Мы обслуживаем карьерную технику, но я метагрузовика никогда не видел.
  - Да, - подтвердил дед, - выдающееся достижение инженерной мысли! Однако водить его не так просто, как многие думают. Он не такой уж автоматический, как это принято считать. А мне тогда и вовсе досталось какое-то старьё, как новичку. Развалюха - он всё время ломался, а чинить-то его нужно вручную. А там не просто вышел-прикрутил что отвалилось - все детали огромные, тяжеленный даже на Марсе - поэтому у нас были специальные экзоскелеты...
  Старик поднял полную рюмку, кивнул приятелям:
  - За марсианских инженеров! - сказал он и они ещё раз выпили.
  Старик закусил выпивку талой из улиток и продолжил, немного сбившись с темы:
  - Все почему-то думают, что самое сложное в Атмосферной Зоне это сам углеродный купол...
  - ...а это ни так? - с удивлением спросил Семён, вновь наполняя рюмки.
  - Мягко выражаясь! - подтвердил старик, - нанотрубки натягивали дроны, потом по ним, начиная от центра, дроны же раскатывали тонкую плёнку. А когда купол был натянут, он уже сам спокойно держался на восходящих потоках воздуха, осталось его только покрыть сплошным слоем кристаллизованного углерода, процесс-то полностью автоматический!
  Он взял в руки стопку и добавил:
  - ...и совсем другое дело Западный и Восточные Валы, общий объём этих сооружений больше 500 кубических километров!
  - ...но дед говорил, - вставил Джон, - что большую часть породы просто обрушили со склонов направленными атомными взрывами...
  - Это было ещё до моего приезда, - ответил старик, - наверное так и было, иначе бы Зону строили не 70 лет, а все семьсот. Но как бы там ни было, это не отменяет того факта, что на строительство Периметра пошло 99% всех затрат этого проекта. Алмазный Купол кажется чудом техники, но почти вся работа по его созданию велась грузовиками и экскаваторами... люди копали и возили, возили и копали, что бы сотня инженеров из SynTec присвоила себе всю славу...
  - И Вы здесь с тех пор как закончилось строительство Зоны? - снова спросил старика Джон.
  - Где "здесь"? - хитро прищурившись, переспросил тот.
  - В комплексе? - уточнил Джон.
  - О! Нет, конечно! - старик рассмеялся, - нет, здесь я лет пятьдесят, - друзья удивлённо переглянулись, но старик уже понял что сказал ни так и поправился, - в смысле 25 по-вашему. Вот всю жизнь тут живу, а никак не могу привыкнуть считать время по-марсиански, всё меряю земными годами...
  Он вздохнул и не дожидаясь остальных и не предлагая тоста махом осушил свою стопку.
  - Когда валы были закончены, - продолжил он, вновь передавая Семёну пустую рюмку, - я участвовал в строительстве последней очереди Круга Жизни, это был толи шестой, толи седьмой первичный купол... - старик почесал голову пытаясь вспомнить правильное число, - даже вот и не вспомню уже точно, какой именно...
  Семён на минуту завис с рюмкой в руках:
  - Круг Жизни состоял из нескольких куполов? - не понял он.
  Старик посмотрел на Семёна с удивлением, он даже не сразу понял вопрос:
  - Разумеется, а как же иначе?
  - А где они были расположены? - задал Семён очередной глупый вопрос, и только тут до старика дошло, почему его не понимают.
  - Вы, ведь родились уже в Атмосферной Зоне? - спросил он.
  Друзья согласно закивали.
  - И Вы не знаете, как раньше строили внешние купола? - задал он ещё один уточняющий вопрос.
  Приятели переглянулись:
  - Наверное, также как их и сейчас строят снаружи? - неуверенно предположил Семён.
  Джон удивлённо посмотрел на напарника - оказывается всезнайка чего-то не знает. Причём речь, видимо, о какой-то простой базовой вещи - основах архитектуры внешних куполов - это было весьма неожиданно. Конечно, и на старуху бывает проруха, но всё-таки...
  - Разумеется, и...? - старик сделал жест рукой приглашающий к продолжению.
  - ...и всё, - заключил Джон.
  - Эх, - старик махнул рукой, и жестом указал Семёну на пустые рюмки, - сначала закладывают пещеры жилой зоны, и реактор. Потом вокруг него строят купол, под купол качают атмосферный газ под давлением, но это газ непригоден для дыхания...
  Семён кивнул, разлил по стаканам выпивку и протянул старику наполненную стопку.
  - ...когда давление становится таким, что бы жидкая вода держалась хотя бы до 30-40 градусов, - продолжал старик, - высаживают растения, которые могут расти в углеродной атмосфере и при этом годятся в пищу или на технические цели - ну там папоротники, табак, картофель и тому подобное. Побочным следствием их роста является выделение кислорода. И когда кислорода набирается достаточно, прогоняют воздух из купола через охладитель под давлением. Углекислый газ сжижается первым, остальную газовую смесь разбавляют с азотом и качают в жилую зону. Потом строят купол вокруг первого, и повторяют тут же процедуру, только весь внутренний купол становится жилой зоной - это и называют вторичным куполом - и так по мере роста города может продолжаться несколько раз. Вот эту последнюю очередь я и строил... - закончил он, - ну за Сердце Марса! - сказал он и протянул полную рюмку в сторону гостей.
  Они выпили. Джон закусил варёной картошкой и добавил:
  - Вы в курсе, что они теперь даже ворота не закрывают, а просто качают азот под купол? Там теперь атмосфера даже не вторичного купола, а вообще как на Земле!
  - Не знал, - удивился старик, и опять протянул Семёну пустую стопку, - тогда почти все крупные купола контролировали бессмертные, а адроиды... прости, люди, - поправился он, взглянув на Джона, работали во внешних куполах и на строительстве снаружи Зоны...
  - А Вы много общались с бессмертными? - вдруг спросил Семён, подвигая старику наполненную рюмку.
  - Да как сказать, - замялся старик, - вопреки расхожему мнению, бессмертные первые кто не жалует землян. Но моя жена была из общины, так что я и не знаю уж правильно ли назвать это общением с бессмертными...
  - Бессмертная, которая ушла из общины жить с землянином? - в голосе Джона прозвучал скептицизм.
  - А чем плохи земляне? - переспросил старик с легким возмущением в голосе, - кроме роста, мы превосходим натуралов во всём! А кое в чём и модернизированных... иди ка сюда...
  Старик поставил не выпитую рюмку и сделал Джону знак приблизиться. Затем поставил локоть на стол и приглашающе протянул ладонь.
  Джон сначала замялся - армреслинг с шестидесятилетним стариком не делает тебе чести даже в случае победы - но потом ответил на приглашение. Они сплели ладони, поставили руки локоть к локтю и по кивку головы старика стали пытаться уложить руку соперника.
  Какого же было удивление Семёна, и уж тем более самого Джона, когда шестидесятилетний старик без труда "уложил" модернизированного, с силой шмякнув его кистью по столу, так что хрустальные рюмки подпрыгнули с нежным звоном.
  - Видишь? - с гордостью проговорил старик, - нам, конечно, нужны витамины, специальное питание и всё такое, но в силе и выносливости никто не может тягаться с выросшими на Земле...
  Джон посмотрел на старика с уважением и сам подал ему рюмку.
  - ...во всех смыслах, - старик многозначительно подмигнул, - так что подобное, в общем, не было редкостью. Кроме того, что бы там они там о себе не думали, но не всем женщинам нравится групповой брак, да и не всем мужчинам... - старик на минуту задумался, видимо размышляя стоит ли говорить лишнее незнакомцам, но в конце концов решился, - ...но не стану лукавить, моя будущая жена ушла из общины потому, что подверглась выбраковке...
  - Это что? - спросил Семён, он никогда раньше не слышал этого слова.
  - Это когда член общины имеет отклонения, делающие его размножение не желательным... а в её случае и вовсе невозможным - ей диагностировали бесплодие... - старик вздохнул, - ну сами понимаете, для бессмертной это всё равно, что умереть. Вот она и пошла на самые опасные работы - взрывотехником на карьере, там мы и познакомились... хотя она была из клана самой Альфы Волк...
  
  Теперь стало понятно, что старик делает здесь столько лет. Жена, видимо, давно умерла, а детей в браке они не нажили. Самое страшное проклятье для марсианина - отсутствие потомства. Это ведь не просто большая личная трагедия, это ещё и поражение в правах в случае немощной старости. Граждане, переходящие на содержание технократии теряют полноту гражданских прав, что совершенно логично - иждивенец не может иметь равных прав со своими кормильцами. Так что большинство граждан предпочитают работать пока могут выполнять хоть какие-то полезные для общества функции.
  
  - Альфа Волк... что-то знакомое, где-то я слышал это имя, - вслух подумал Семён, и тут же шлёпнув себя по лбу добавил, - Мать Бессмертных!
  - Жена говорила, что она не очень любила этот прозвище, хотя теперь им гордятся. Да та самая Альфа, когда я прибыл на Марс, она уже умерла, но её имя всё ещё было на слуху - её знал весь Марс. Собственно она и создала бессмертных в том виде, в котором мы их знаем. Говорили, что она была очень красивая для марсианки, и очень сильная -почти как землянка. По крайней мере жена так рассказывала. Очень властная и решительная была женщина, искренне считала, что Марс принадлежит ей, - старик вновь выпил залпом, но пустую рюмку поставил на стол, а не протянул её сразу же Семёну. Он видимо начал пьянеть, и решил процесс немного притормозить.
  - А это правда, что она - первый ребёнок, рождённый на Марсе? - не удержался Семён от вопроса.
  - Да кто ж её знает? - развёл руками старик, - Вообще бессмертные считают, что их предки прилетели на Марс раньше, но там всё запутано, эти события происходили больше 200 лет назад, теперь в этих легендах правды не найдёшь как у змеи ног...
  - И получается что нынешняя Мать, как её... - Семён вопросительно посмотрел на Джона, но ответил ему старик:
  - Дзета, эпсилон они пропустили, вроде как не женская буква. Дзета Волк - я хоть людей не вижу, но новости-то смотрю - она Мать Бессмертных с прошлого года...
  - Да, - продолжил Семён, разливая разведённый спирт себе и Джону, - это вроде как её пра-правнучка?
  - Не "вроде как", а "одна из", - старик показал глазами на свою пустую рюмку, - по меньшей мере каждый десятый бессмертный её прямой потомок. Но для наследования титула мало иметь кровное родство с Альфой. Бета, Гамма, Сигма и Дзета считаются её реинкарнациями...
  - Это как? - Джон переглянулся с Семёном, но и в его глазах понимания не увидел.
  - Да, как у всех бессмертных, - старик часто закивал головой, - им же мало просто наплодить детишек, самый шик в их среде - воспроизвести точную когнитивную копию себя. Вы думаете, почему их называют бессмертными?
  - Ну как... - Семён задумался, разливая разведённый спирт по стопкам, и протягивая одну из них старику, - они же живут семейными группами, в групповом браке... я всегда думал, что у них как у древних людей, ну, типа "мужчина погибает, женщина стареет, а племя живёт вечно"...
  - Это тоже, - отмахнулся старик, проглатывая очередную порцию самодельной водки, - но это не всё. Каждый член семейной группы имеет вроде как любимого ребёнка, особенно матери. По канону ребёнок обязательно должен быть того же пола, но это правило иногда нарушается. И вот, они выращивают этого ребёнка как свою копию, прививают ему вкусы, жесты, паттерны поведения, такие, которыми отличается этот человек. В итоге получается когнитивная копия члена общины, и вроде как они считают это перерождением. То есть бессмертный не умирает полностью, а в буквальном смысле живёт в своих потомках, как когнитивная система... Для подстраховки таких копий можно воспитать несколько, бессмертные ведь за направленную эволюцию и детей не лечат, поэтому у них очень высокая детская смертность...
  - Чушь какая-то, - задумчиво сказал Джон выпивая.
  - А вот и не скажи, - ответил старик, - я ведь познакомился потом с матерью Джулии, так вот - ну копия просто! Внешне ни так что бы очень, но жесты, мимика, манеры, выражение лица... Даже эксперимент поставил: повёл с ними диалог на одну и тут же тему, нейтральную, не касающуюся наших отношений, старался говорить одними и теме же словами, так вы не поверите, я даже записи сделал - это в разных местах и в разное время - как один человек говорит! Вплоть до тембра голоса! Так что их вера в когнитивное перерождение не совсем что бы пустой звук...
  
  Старик ещё долго рассказывал об обычаях и нравах бессмертных, подчас довольно отвратительных, но в конце концов отрубился первым, прервав очередную историю на полуслове.
  Джон сидел абсолютно трезвый - модернизированный организм перерабатывал яды быстрее и эффективнее, чем обычный человеческий, алкоголь в том числе, поэтому модернизированные люди так много пьют. Семёна тоже хорошо разморило и оттащив старика в спальню, он заснул прямо на кресле.
  
  На утро они сердечно попрощались со стариком и даже оставили ему дополнительные пол-литра спирта, с пожеланием выпить за успех их операции. Старик очень благодарил, и звал заезжать в гости, а Семён и Джон обещали непременно заехать. Учитывая, что возвращаться они будут через те же ворота, шанса не сдержать обещание у них практически не было.
  Может быть по этому, а может в благодарность за оставленный спирт, перед отправлением старик отдал Джону - почему ему? - металлическую монету:
  - На удачу, пойдёте обратно, вернёшь!
  - А чего с ней делать-то? - Джон с недоумением покрутил в пальцах блестящий металлический диск.
  - Если бы дело было лет 300 назад, ты мог бы купить на неё баночку колы, - ответил старик с улыбкой, - но я использую её для принятия важных решений, когда нет времени подумать. Вот эта сторона, где написано "1 dollar" называется решкой, а на обратной стороне, - он показал пальцем, - орёл. Загадываешь вопрос на "да" или "нет", подбрасываешь монетку и если выпадает орёл значит "да", ну или наоборот. Главное если выпало не то, чего ты хочешь, сразу понимаешь, чего, собственно, ты хотел бы на самом деле... так что эта штука всегда помогает принять правильное решение!
  
  Тяжёлая дверь внешнего шлюза закрылась за ними совершенно беззвучно - тут уже не было слышно того металлического лязга, который пробивался даже через толстенную обшивку вездехода. Разреженная атмосфера Марса звук почти не проводила.
  - А вот это уже настоящий Марс... - многозначительно сказал Семён. - таким его видел твой прадед из окон этого же вездехода 100 лет назад...
  - Да, тут на крыше не позагораешь... - подтвердил Джон. - Алиса доложи о состоянии внешней среды!
  - Температура -47 градусов Цельсия, давление 700 паскаль.
  - Контрольная проверка герметичности кузова! - отдал он ещё один приказ, и обращаясь к Семёну, добавил, - тут ещё есть шанс вернутся назад, первые двое-трое суток надо контролировать всё до мельчайших деталей, ну а уж если за неделю ничего не случится, значит всё в порядке...
  - Герметичность корпуса в пределах погрешности измерений, утечек не зафиксировано, газовый состав стабилен. - ответил женский голос из динамика.
  - Вроде всё в норме, - добавил Семён, сверяя доклад Алисы с показаниями датчиков.
  - Тогда двинули! - скомандовал Джон, и для пущей ясности добавил роботу, - начать движение по проложенному маршруту, ограничить максимальную скорость пятьюдесятью километрами в час.
  
  И тяжёлая машина тронулась в путь.
  
  - Чем займёмся? - спросил Джон, отворачиваясь от приборной панели.
  - О! Я заготовил нам интересное и чрезвычайно увлекательное занятие на ближайшие пару недель, - с загадочным видом сказал Семён.
  - И что же это?
  - Это просмотр примерно 10.000 часов видео охоты на дикие принтеры с 2197 по 2231 годы по земному стилю, с телеметриями и стеком данных.
  - Да ну нафиг! - взвыл Джон, - Я столько занудства не вытерплю!
  - ...и около сотни плоских фильмов 21 века, я посчитал, что будет уместно проникнуться атмосферой первых переселенцев. Уверен, что ты ни одного из них не видел. Они хоть и для плоского экрана, но в целом весьма не плохи... - добавил Семён.
  - Даже не знаю... - задумчиво процедил Джон, - давай с чего попроще, может пару старых фильмов посмотрим?
  - Не отлынивай, да и за приборами надо поглядывать...
  - Ты думаешь я погружусь в это старьё как в виртуальную реальность? - возмутился Джон.
  - Я думаю, что надо заняться делом, - ответил Семён, - охота на принтер не такое простое дело, как может показаться.
  Он закопался в лэптопе и затем выкинул на общий монитор какой-то файл.
  - Вот смотри, что бывает с теми, кто не подошёл к делу достаточно серьёзно, - проговорил Семён, запуская видео. - это водородный вездеход, метров 7-8 в длину, около 5 тонн веса.
  
  На экране появился лёгкий водородный вездеход, раза в два меньше, чем раритет семьи Джонсонов, но всё равно довольно большой.
  Съёмка велась сверху, с высоты не менее пятидесяти метров, видео, по всей видимости, было увеличено, но на глаз дальность до вездехода была километра три-четыре.
  - Охоту заснял разведывательный дрон, с самого грузовика данных не сохранилось, сейчас поймёшь почему. - сказал Семён.
  
  От вездехода отделилось несколько точек - рой поисковых машин - и рассыпался по местности, довольно сильно пересечённой скальными выступами. Как вдруг из-за горной гряды показалось что-то странное: огромное членистое тело, больше всего напоминавшее гигантского богомола. Существо, точнее машина, перемещалась на нескольких членистых ножках, причём делала это быстрее вездехода. Серое тело сверкало матовым металлическим блеском и озиралось вокруг червеобразным отростком спереди, истыканным датчиками.
  Рой заметил громадное создание, и устремился ему на встречу, через несколько минут рой окружил гигантского богомола с червиобразной головой и машина замерла на месте. Камера наехала на место действия ближе, теперь было видно, что червеобразная голова утыкана датчиками, а тело покрыто крупными матовыми металлическими пластина цвета стальной окалины.
  Камера снова отъехала, теперь можно было разглядеть приближающийся вездеход в сравнении с диким принтером, машина не составляла и половины от длины тела гигантского насекомого:
  - Какой огромный! - проговорил Джон.
  Вездеход подъехал вплотную к принтеру, червеобразная "голова" и вплотную приблизилась к вездеходу, и вдруг что-то произошло. По всему телу "богомола" прокатилась ряб, камера тоже заметила изменения и приблизила изображение пытаясь разглядеть изменения структуры.
  Панели меняли цвет и блеск - по корпусу пробежало несколько волн изменения окраски - матовый блеск пропал и машина перекрасилась в грязно-бурую блёклую расцветку мимикрируя под ландшафт.
  В вездеходе тоже, видимо поняли, что что-то идёт не так, и попытались дать задний ход, но было слишком поздно. Гигантская насекомообразная машина взвилась на месте, и в следующее мгновение одна из увеличиных рабочих клешней растущих из возвышения на передней части принтера пронзила вездеход на сквозь, как будто это был не стальной вездеход, а консервная банка протыкаемая ножом. Ещё мгновение и стальные членистые лапы разорвали пятитонную машину на куски, как голодный ребёнок упаковку печенья.
  Ещё минута, и куски стали и плоти исчезли в отверстии в нижней части туловища принтера, рой разведывательных дронов осыпался как первый снег, а бешеный принтер скрылся в разломе между скал:
  - Это Лабиринт Ночи, уже технократия, но ещё не СРМ. Экспедиция SynTec с Западного Вала, там меньше 1000 километров, поэтому они отправились на лёгком вездеходе, - дополнил Семён информацию на видео, - это одна из первых охот, на прибывший за несколько лет до того израильский принтер. Как ты понимаешь, ничего не предвещало беды, более того, когда этот же принтер ловили второй раз ничего не произошло, он подключился в штатном режиме, без всяких сбоев. К сожалению мне не удалось найти записи данных самого принтера об атаке, хотя они наверняка где-то есть, сейчас эта машина производит вторички в долине принтеров, но ни SynTec, ни СРМ, разумеется, доступа к данным не даст.
  
  Надо сказать Джон был потрясён увиденным:
  - А вот ты не мог показать это перед отъездом? Я бы может передумал?
  - Ой, да ладно, - отмахнулся Семён, - неудачных охоты было всего две... ну в смысле настолько неудачных... как правило принтер просто сбегает, если что-то идёт ни так, а притащить его силой, как ты понимаешь, не вариант.
  Но скептический взгляд Джона давал понять, что доводы Семёна не показались ему убедительными.
  - Я тебе не для того это показал, что бы ты лужу под себя напустил, а что бы ты понял, что не так-то это всё просто, как может показаться, и знать месторасположение принтера для удачной охоты не достаточно! - разошёлся Семён, - Да и вообще, это была лёгкая водородная машина, а эта, - он хлопал ладонью по панели, - вдвое больше и в шесть раз тяжелее. Почти с принтер размером.
  - А идеи есть? Что могло пойти ни так? - осведомился Джон.
  - Не особо, - честно признался Семён.
  - Ладно, - согласился Джон, - уломал чёрт языкатый. Посмотрим твои записи. Только давай для начала пожрём, чего-то от этого зрелища у меня аппетит разыгрался... я видел ты там свинячих ножек накупил, давай пожарим?
  - Они на особый случай, - проворчал Семён, - мы не в туристической поездке, пока концентраты пожуём...
  
  Тем временем вездеход окончательно выбрался из горного разлома, и они оказались на южной границе Эритрейского Плато. Теперь долина Маринер была глубоко внизу. Утреннее солнце рассыпало радугу дифракционных лучей, отражаясь от выпирающего под давлением атмосферы Алмазного Купола, слева по направлению движения.
  Хребет Капрат делил восточную оконечность Атмосферной Зоны на две неравные части. Северная часть (зажатая между северным склоном Капрат и южным склоном Маринера), простиралась почти на 200 километров дальше Юго-Восточных ворот. Так что они могли любоваться наружной частью купола сверху вниз ещё несколько часов.
  Накатанная дорога как-то незаметно сошла на нет, и теперь вездеход шёл как ему и положено - по полному бездорожью местами пересыпанному камнями. Так как развить высокую скорость было уже негде, Джон приподнял стальной кенгурятник, что бы камни не раскалывались от столкновения, а по возможности проползали под пузом.
  Скорость машины от этого выросла, но комфортность поездки заметно упала - теперь вездеход качало весьма существенно. И Семён с удовольствием заценил всяческие приспособления облегчающие жизнь при таком движении. Особенно актуальными оказались углублённые подстаканники переменного диаметра встроенные в стол и подлокотники кресел.
  
  Они перекусили концентратами и принялись за просмотр видео. В итоге Семёну это наскучило даже раньше, чем озадаченному им Джону. После чего было единогласно решено уделять на это дело не больше двух часов утром и двух часов вечером.
  В полдень Джон запустил полную проверку систем, но все опасения были напрасными, вездеход прекрасно себя чувствовал, разве что уровень загрузки реактора падал несколько быстрее, чем он рассчитывал.
  
  Семён пошёл на кухню, варганить чего-нибудь сносного из купленных припасов. Джон-то вырос в большой семье, и самостоятельно по большому счёту никогда не жил. А Семён вёл холостяцкое существование со студенческих времён, и потому готовил себе сам и как-то наловчился за последние годы делать вполне съедобные вещи практически из ничего. Проблема усугублялась равнодушием к нему женского пола, так что заботиться о нём кроме самого себя обычно было некому.
  
  К концу дня окончательно стало ясно, что больший, по сравнению с рассчитанным, расход топлива проблемой не станет - вездеход спокойно рассекал пустыню на крейсерской скорости - за 12 часов они прошли почти 500 километров на юго-юго-восток, оставив Маринер далеко позади.
  
  На ужин приятели раскупорили ещё одну пол-литровую бутылку спирта и Семён уделил по ножке из своих "праздничных" запасов, свинину перемешали с луком и улитками и с аппетитом умяли за просмотром плоского фильма.
  Оказалось что плоские фильмы вполне смотрибельны, особенно если больше совершенно нечего делать.
  К этому времени снаружи уже царила непроглядная тьма, и только на главном экране бортового компьютера камеры выводили изображение окружающего пространства отснятого в инфракрасном диапазоне. Температура за бортом опустилась до -67. Но все системы продолжали функционировать в штатном режиме - Джон проверил их перед отбоем.
  В голову Семёна стали закрадываться нехорошие мысли, почему-то вспомнился древний плоский мультик, главную героиню которого тоже звали Алиса, как их бортовой компьютер или героиню Льюиса Керола. "Уж слишком здесь спокойно - жди беды", - говорил борт-механик "Пегаса" в такие минуты. Однако ничего не происходило.
  
  Дрыхли приятели почти до обеда. Хотя Алиса и пыталась разбудить их в назначенное время - теперь-то они знали, как регулировать громкость сирены. Особенно отличился Джон, которого семейное дело последние недели крепко выматывало. К тому моменту как он, наконец, поднялся с постели, Семён уже сварганил не хитрый завтрак, если конечно можно назвать завтраком то, что едят в полдень.
  Они перекусили в кают-компании, наблюдая в окно, как мимо проносится красноватый пейзаж марсианских пустошей, будто это был плоский фильм про исследование далёкой планеты. Один раз даже удалось разглядеть вблизи довольно крупный кратер - судя по поворотам машины автопилоту пришлось его обруливать.
  Также новый день преподнёс дополнительные хорошие новости - одометр отсчитал первую тысячу километров, из примерно 6300 отделявших Юго-Восточные Ворота от границ стационарного циклона. Стало понятно, что казавшиеся нереалистичными планы уложить всю экспедицию в две недели, вполне могут осуществиться.
  
  - Да, при таком раскладе надо было пиво брать, - многозначительно изрёк Джон, постукивая пальцем по показаниям одометра - воду, полагаю, тоже экономить нет никакой необходимости?
  - Я бы пока не расслаблялся, - занудно проворчал Семён, вглядываясь в унылый пейзаж спереди, - а вот подъёмы действительно можно отменить, - скомандуй там Алисе будить нас только в случае нештатных ситуаций, и будем отсыпаться. Пока походит на то, что мы взяли неоплачиваемый отпуск... - задумчиво добавил он.
  - И то дело, - согласился Джон, - я вот уже год, наверное не отдыхал толком. Как отец уехал, так и кручусь как белка в колесе. Даже если ничего не найдём, хоть отосплюсь вдоволь... Если бы знал, что будет такая расслабуха хоть счета бы взял, налоги там посчитал или ещё что-нибудь полезное поделал...
  - Книжки читай, - ответил ему Семён, - вон, самоучитель скачали по китайскому - вот сиди и учи. А то СРМ обещает нам тут вторую волну миграции с Земли, а китайский на ней второй по распространённости после английского...
  - А испанский... ?
  - ...а испанский ты и так выучишь, если надо будет, он от английского почти не отличается, - добавил Семён и, вытащив откуда-то древнюю бумажную книжку, погрузился в чтение.
  
  В таком расслабленном ожидании прошло ещё пять суток. Приятели ели, спали, бухали - ведь теперь казалось, что еды и выпивки они взяли гораздо больше, чем требуется - и смотрели видео.
  По мимо прочего им повезло с погодой. Хорошая песчаная буря могла бы задержать вездеход весьма существенно, но всю неделю царил почти полный штиль. В полдень Солнце прогревало землю чуть не до плюсовой температуры, видимость была отличная, и не считая пересечения пары крупных кратеров автопилот вёл машину на крейсерской скорости.
  
  На седьмой день начался долгожданный спуск в долину Эллады. Почти 5 часов вездеход шёл на одних тормозах, он рекуперировал энергию в аккумуляторы, пока они не забились под завязку, и теперь тупо грел окружающее пространство раскалёнными тормозными дисками, реактор почти заглушился и Джону пришлось в ручную перенаправить энергию на отопление улицы, потому что у него не было уверенности, что запуск реактора после полной остановки пройдёт как положено - нормальные люди батарейки-то в атмосферной зоне не глушат на длинных дистанциях, а тут реактор, которому почти 200 земных лет...
  
  Пока Джон придумывал новые способы потратить рекуперированную потенциальную энергию, Семён начались приготовления к охоте.
  Весь день он проверял дроны и уровни сигнала. Он несколько раз поднимал рой, гнал его на предельное расстояние и сажал обратно. Предельное расстояние в итоге оказалось несколько меньше расчётного: на уровне в одну полоску он давал дронам задний ход - а то кто его знает, где сигнал исчезнет окончательно, и собирай потом эти не дешёвые машинки по всей Элладе.
  Вроде всё шло отлично, но Семёном всё-равно овладело нервное беспокойство - на 5000 километров вокруг нет ни одной живой души, даже подай они сигнал SOS ближайшее место где их услышат - атмосферная станция южного полюса. В разгар лета там почти никого нет, из транспорта у них кроме карьерных грузовиков да экскаваторов только вахтовые вездеходы - они меньше и на быстрое передвижение по поверхности без дорог не рассчитаны. А лёгкие флаеры, даже если вдруг там такой завалялся, не имеют нужного запаса хода, что бы пройти 5000 километров туда и столько же назад.
  Так что тут они были отрезаны от человечества не хуже чем на астероиде. Эти мысли не давали Семёну покоя. Что бы хоть немного расслабиться он решил приготовить на ужин что-нибудь необычное. Когда он закончил возню с дронами кодировками, солнце основательно клонилось к горизонту. Они почти приблизились к зоне антициклона, но начинать охоту в темноте едва ли было разумно - машины одинаково видят и днём и ночью, а вот люди нет. Иначе говоря, охотится ночью - давать машине преимущество.
  
  Поэтому было решено начать охоту на рассвете, а пока можно было устроить праздничный ужин, как бывало у охотников на Земле. Завтра все силы и внимание будут сосредоточены на деле, может и перекусить будет некогда, и уж точно некогда будет готовить. Поэтому Семён достал одну из двух заготовленных на особый случай свинячьих тушек, и запёк её целиком с приправами и картофелем.
  В дополнение он накрошил салата из настоящих красных помидоров с луком и даже смог провести некоторые манипуляции со спиртом придав ему вкус настоящего цивилизованного алкоголя.
  По окончании приготовлений они остановили вездеход, и уселись за стол, впервые за несколько дней не подвергаясь непрерывной качке. Сегодня можно было расставить посуду, не опасаясь, что через минуту она полетит вниз. Так что Семён спокойно выставил на стол большие миски с салатом и картофелем, и противень со свинкой, не опасаясь получить ожоги от падения раскалённого блюда или потерять в пустую дорогие продукты, если те неожиданно окажутся на полу.
  - За охоту! - предложил он, разливая ароматный алкоголь.
  - Ты мне опиши подробный план, - сказал Джон, выпивая и опуская пустую рюмку на стол, - я видел все эти стеки данных, но не вполне представляю, как это выглядит в человеческих действиях из кабины.
  - В целом план такой, - начал Семён. - мы запускаем дроны, ты ведёшь за ними вездеход, а они сканируют местность во всех возможных диапазонах. Даже если принтер активен, он почти наверняка грызёт где-то землю, а значит либо совсем закопался, либо занесён сверху песком. Сам понимаешь, из-за антициклона в этом месте постоянные ветра, как минимум суточные, типа бризов под куполом.
  Так что мы принтер не увидим, да и дроны не увидят его в видимом диапазоне, но он излучает в других, а если это вторичка, то она будет "говорить" ещё и на радиочастоте - обмениваясь сигналами с базой. Вот на этих частотах мы его и поймаем.
  Потом нам надо его вытащить, активировать на контакт, для этого нам нужен передатчик вездехода - нам надо будет подойти как можно ближе и "взломать" его на широкополосным сигналом. Эта частота ближней связи, но тебе это знать не надо, твоё дело подвести вездеход как можно ближе - тут маршрут толком не построишь, поэтому скорее всего придётся перейти на ручное управление.
  Короче - ты будешь бегать за принтером, а я попытаюсь вскрыть его защиту имеющимися у меня кодами и программами. Если получиться - он остановится и мы сможем подключиться, загрузить интерфейс, и там уже сможем делать с ним что угодно - запрограмировать на печать купола, вездехода или просто направить по нужному маршруту. В общем догоняй принтер после того как я его найду, а я буду его ломать.
  - План выглядит просто... - с сомнением покачал головой Джон.
  - Там и нет ничего сложного. Сложность в другом - у меня нет кода доступа к системе, которую поставил разработчик и передал заказчику, так что процесс будет напоминать взлом автосигнализации - программа перебирает коды, я отправляю запросы, а принтер как-то там реагирует, пока мы не подберём нужную последовательность команд.
  Если я совсем облажаюсь, он или заблокируется или сбежит. Первый вариант не плох - мы его погрузим, и доставим, в крайнем случае, волоком дотащим. И по пути будем ломать дальше, в ручную подключимся наконец. Но вообще он не должен быть слишком хорошо защищён. Ну да, у нас нет пароля, но это принтер являлся собственностью EMC, пока она существовала, SynTec или какое-нибудь национальное правительство, конечно, могло бы его захватить, но его же не спрячешь - тогда это было бы воровством, всё равно пришлось бы вернуть...
  - А сейчас? - спросил Джон настороженно.
  - А сейчас правопреемников ЕМС не существует, принтер наш по планетарному праву. Если мы его, конечно, поймаем... Так вот, пароля у нас, конечно, нет, но у нас есть их вездеход, так что теоретически принтер наш, то есть он должен так считать. Кроме того, он ведь защищён старыми программами, а у нас есть все их уязвимости - вот уж этого добра у меня полный комплект, - Семён многозначительно похлопал по лежащему у него на коленях лэптопу, - так что прорвёмся...
  
  Спал Семён тревожно.
  Он проснулся, едва только солнечные лучи окрасили в розовый цвет потолок кубрика, пробившись через единственное окошко спальной зоны, встал, прошёл мимо мирно похрапывающего Джона, умылся, что бы хоть немного прийти в себя, и сразу же принялся за работу.
  Семён сел на водительское место, активировал ручное управление, и машина двинулась в путь. Вездеход уверенно вошёл в зону антициклона, углубился на несколько километров и выпустил первый рой беспилотников. Крохотные машинки на реактивной тяге вспорхнули с вездехода, словно потревоженные мухи с только что проснувшейся коровы.
  Семён начал сканирование местности на максимальной широте диапазонов, он объяснил Алисе, какие данные с зондов она должна посчитать подозрительными, но и сам не отлипал от монитора, по которому бежали равнодушные колонки цифр. За этим занятием его и застал проснувшийся через пару часов Джон.
  К этому времени выяснилось, что они ползают по поверхности замёрзшего грязевого моря, и Семён даже нашёл огромный чистый ледник, укрытый под слоем песка. И несмотря на то, что самой цели поисков обнаружить пока не удалось, на глаза попадались отдельные свидетельства того, что в существовании дикой машины он не ошибся:
  - Ну как успехи? - спросил выползающий в рубку Джон.
  - Так себе, - пробормотал в ответ Семён, не отрываясь от экрана монитора, - но теперь могу точно тебе сказать - мы приехали не зря, принтер тут есть и возможно даже не один. Смотри, - он вывел что-то на монитор
  - Что это, - не понял Джон, - по мне так песок и песок...
  - Песок да не такой, - пояснил Семён,- я даже взял пробу, это вроде как обычные силикаты с железом, но они перемолоты из крупного камня, сколы острые, не успели скататься - кто-то перемалывал камни не далее чем несколько недель назад. Кроме того, этот песок чрезвычайно беден металлами. Вот смотри, какого он цвета? - спросил он отрываясь приближая картинку на мониторе.
  - Жёлтого вроде, - ответил заспанный Джон не вполне понимая чего от него хотят.
  - А должен быть...?
  - Да хрен его знает! - Джона раздражали эти загадки, - красного? Серого? ...представления не имею!
  - И тем не менее ответ правильный, - похвали его Семён, - из-за присутствия оксидов металлов песок должен быть чуть красноватый или чуть сероватый, но он почти жёлтый...
  - Может тут металла вообще нет? Просто самого по себе? Марс далеко не весь красный! - возразил Джон.
  - Конечно, так может быть... - согласился Семён, - ... теоретически, но здесь - нет.
  Он вывел на экран другую картинку, на этот раз с россыпью крупных камней. Джон понял, что Семён имеет в виду, ещё до того как он снова открыл рот:
  - А камни-то красные...
  - Вот именно, - подтвердил Семён, крупные куски породы на поверхности богаты железом, но не песок, из песка железо извлечено.
  - То есть он тут проходил? - поинтересовался Джон, внимательно разглядывая изображения.
  - Да, - согласился Семён, - причём не очень давно, может быть неделю назад, может месяц, не больше... но пока это всё, - добавил он.
  - Ладно, - махнул рукой Джон, - я пойду чайку запарю, тебе сделать?
  - Да, - отозвался Семён, разворачиваясь обратно к монитору, - ну и вообще сваргань там чего-нибудь, надо бы перекусить...
  Он снова погрузился в бегущие по экрану цифры.
  Через полчаса - что он там делал так долго? - Джон вернулся с чаем и концентратами. Разложив нехитрую снедь прямо на панели, он протянул Семёну кружку с дымящимся напитком и спросил:
  - ...а по источникам газа ты смотреть не пробовал? Вроде изначально план был таким?
  - Пробовал, - вяло отозвался Семён, отхлёбывая из кружки, он протянул руку за галетой и добавил, - это первое, что я сделал, но оказалось что источников газа сотни и тысячи, он сочиться из породы буквально отовсюду...
  - Типа, машина может быть на большой глубине? - поинтересовался Джон.
  - Да хрен его знает, - честно ответил Семён, - вообще, было ошибкой ехать летом, зимой источников газа было бы сильно меньше... но тот, кто оставил этот деметаллизированный песок точно бывает на поверхности... - он задумчиво прожевал кусок, запил его чаем и снова углубился в работу.
  
  К обеду Семён вернул беспилотники на подзарядку, и сам пошёл на кухню, что бы приготовить что-нибудь повкуснее концентратов. Джон переключился на ручное управление, потому что Алиса категорически отказывалась отличать жёлтый песок от любого другого, и попытался провести вездеход по предполагаемому следу принтера, ориентируясь на показания камер, но через восемь километров след оборвался так же внезапно, как и появился.
  Перед обедом они решили сменить стратегию - предполагаемую зону поисков разделили на сектора и решили прочёсывать каждый участок сплошняком. При этом несколько машинок было решено вывесить на максимальной высоте, что бы отслеживать любое возможное движение.
  Пока приятели обедали, Алиса передвинула вездеход в первую из размеченных локаций и прочёсывание местности началось. Семён периодически возвращался за компьютер, но никаких новостей не было, ещё несколько раз они на тыкались на "следы" предполагаемого принтера, но они обрывались также внезапно, как и начинались, очевидно, машина периодически уходила под землю. Кроме того их тормозили дешёвые беспилотники, рой приходилось возвращать каждые 3-4 часа, для подзарядки, так что за световой день они успели сделать только три вылета и ничего не нашли.
  
  На второй день ситуация повторилась - следы были по всюду, но самой машины не наблюдалось. Стало понятно, что с расчётами Семён ошибся. Ему почему-то казалось, что самая большая сложность добраться до места, а там останется только взять машину и вернуться домой, но теперь было понятно, что охота может затянуться на сколько угодно времени, и надо переходить в режим жёсткой экономии ресурсов, по крайней мере еды.
  С водой и кислородом было попроще - ледники под песком встречались буквально на каждом шагу. На третий день они даже перестали отмечать их на карте - добывать воду можно было практически в любом месте, но это была единственная хорошая новость.
  
  - Что-то мы делаем ни так... - задумчиво произнёс Семён, в очередной раз вглядываясь в бесполезные цифры на экране, - машина периодически заглубляется. Даже если мы прочешем все локации мы можем её не найти - она же не сидит на месте. И очевидно перемешается так, что мы этого не видим...
  Джон сидел в водительским кресле и от нечего делать гонял какую-то двухмерную игру, найденную им в технической папке системы управления. Он оторвал глаза от экрана и сделал глубокомысленный вывод:
  - Значит, нам надо осмотреть все локации сразу и одновременно, желательно на глубине тоже...
  - Хороший план, но это можно сделать только с геодезического спутника - произнёс Семён, не отрываясь от экрана.
  - Не обязательно, - Джон поставил игру на паузу и внимательно посмотрел на напарника, - подключимся к спутниковой навигационной системе... на какую глубину может зарыться активный принтер?
  - Метров пять, максимум, - Семён тоже отвлёкся от экрана.
  - А весит он... ?
  - Тонн пятьдесят, не меньше... - Семён понял, к чему клонит Джон, - ты думаешь, его видно с обычного спутника?
  - Я думаю да, - уверенно ответил Джон, - на небольшой глубине мы всё равно увидим либо изменение рельефа, либо изменение цвета поверхности. Объясни Алисе, что мы ищем и она прогонит данные с навигационного интерфейса за пару часов.
  
  Семён оценил идею и тут же принялся за работу, за пару минут они подключились к графическому интерфейсу спутниковой навигации и вот уже бортовой компьютер транслирует положение вездехода в режиме реального времени - огромная машина занимала на экране место размером с жука.
  Они уменьшили масштаб, что бы вся зона поиска оказалась на экране как на ладони - вездеход при таком масштабе, конечно, был не виден... им не виден, а навигационная система его прекрасно видела, потому что масштаб приближения для неё никакого значения не имел.
  Семёну пришлось повозиться, что бы написать приличный скрипт под навигационный интерфейс, но к вечеру всё было готово. Начало нового этапа охоты они как и в первый раз решили отложить на утро, но в этот раз без пышных обедов. Сканирование запустили с вечера, и на утро у них было несколько десятков очень подозрительных мест.
  
  Первые два уплотнения при более внимательном рассмотрении оказались просто выходами породы, но километрах в пяти от них находилось что-то очень уж точно подходящее под характеристики. Алиса сменила локацию за пятнадцать минут, и вот уже Джон переводит машину в ручной режим, а Семён выпускает беспилотники...
  Рой окружил подозрительное уплотнение под поверхностью и начал бомбардировать место высокочастотными сигналами кодов доступа. Нельзя сказать, что бы Семён как-то очень уж сильно верил в успех такой процедуры, но когда земля под ними начала заметно подрагивать на лбу у него выступил холодный пот, сердце бешено заколотилось, а в висках гулко застучала кровь. Джон выглядел более спокойным, но блеск в глазах выдавал, что и его внезапный успех не оставил равнодушным:
  В нескольких сотнях метрах от них дрожащая земля разверзлась и на поверхность начали проступать чешуйчатые пластины термического покрытия - песок стекал через зазоры конструкции как вода с ладони черпнувшей морскую гладь. Огромная машина перебирая металлическими сочленениями показалась на поверхности.
  - ...вот же ё... - пробормотал Джон, наблюдая на мониторе громадину выбирающуюся из земли.
  - Понеслась, - сказал Семён и его пальцы запорхали над клавиатурой.
  
  Теперь надо делать всё быстро. Ошибок быть не должно. Необходимо аккуратно вскрыть систему безопасности, переписать пароли и подгрузить интерфейс управления. Зверь загнан, дело за малым - поймать его.
  
  Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-отказ-уточнение. Уточнение-уточнение-отказ.
  - ...! - выругался Семён перебирая команды.
  Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-запрос-уточнение. Уточнение-уточнение-подтверждение. Подтверждение-уточнение-отказ.
  Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-отказ-уточнение. Уточнение-уточнение-уточнение-уточнение-уточнение-отказ. Сброс.
  Перекоммутация. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-отказ-уточнение. Уточнение-уточнение-уточнение-уточнение-уточнение-отказ.
  Джон включил ручное управление и медленно повёл машину к разлому из которого принтер выбрался уже почти на половину. Беспилотники кружили над громадой принтера, как чайки над выброшенным на берег китом.
  Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-отказ-уточнение. Уточнение-уточнение-уточнение-уточнение-уточнение-отказ.
  Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-Отказ. Запрос-отказ-уточнение. Уточнение-уточнение-уточнение-уточнение-уточнение-уточнение-подтверждение. Подключение.
  - Есть! - подпрыгнул в кресле Семён. Глядя на одному ему понятные цифры и команды бегущие по экрану компьютера.
  
  Машина полностью выбралась из земли и начала движение навстречу вездеходу.
  Джон остановил двигатели, но монстр по-прежнему быстро приближался. Теперь его можно было хорошо рассмотреть в лобовое стекло, без всяких приборов. Огромное тело, больше джонсоновского вездехода, перетекало на восьми или десяти членистых механических ногах, чёрное туловище сверкало матовым блеском. Принтер был похож скорее на огромное живое существо, чем на древнюю машину.
  В его очертаниях и движениях угадывалось что-то подобное гигантским насекомым древней Земли. Членистые липы и блестящее тело придавали ему сходство с богомолом.
  Да, больше всего он походил на гигантского богомола - блестящего, серого, чертовски огромного стального богомола, несущегося, к ним на десятке металлических лап.
  - Невероятно, - Джонсон с придыханием следил за плавными движениями громадной самовоспроизводящейся машины, - настоящий дикий принтер! Ты когда-нибудь видел подобное? - обернулся он к Семёну.
  - Только в записях. В долине принтеров я видел только окукленные, а этот совсем ещё маленький... - Семён замолчал поражённый величественным зрелищем - машина рождённая машиной, я видел такие системы, но совсем крошечные, и даже они завораживают, а это просто невероятно! - добавил он таращась в обзорное стекло.
  - Харе трепаться, - Джонни первым отошёл от ступора восхищения, - запускай программу контакта.
  Между тем принтер, перебирая членистыми лапками, вплотную приблизился к вездеходу. От насекомого его отличала только "голова" - червеобразная, утыканная множеством камер и датчиков, она вертелась во все стороны, как дождевой червяк вынутый из лужи.
  Приблизившись, принтер дважды оббежал вездеход и, наконец, замер с левого бока. Только червеобразная голова продолжала блуждать по поверхности атомного тягача в поисках источника радиосигнала.
  "Как будто обнюхивает", - завороженно подумал Семён, и отдал команду на установление связи.
  По экранам побежали полоски графических интерфейсов: Алиса перебирала радиочастоты в поисках открытых каналов, наконец, несколько полосок замерли и по ним потекли проценты обмена данными.
  Принтер полностью замер. Даже голова застыла на месте, переваривая посылаемые вездеходом кодировки.
  - Получена команда на соединение высокого уровня. Требуется установка языка интерфейса высокого уровня, - сказал Алиса металлическим тоном. Её голос всегда принимал безжизненный оттенок, если речь шла о приёме или передаче команд для сторонних устройств.
  - Ну, тут и думать нечего, - с гордостью произнёс Семён, - зря я его что ли качал! Алиса, установить в качестве основного языка русский!
  - Русский язык установлен, посылаю команду идентификации.
  
  И вдруг всё смолкло, окно интерфейса связи погасло, счётчики идентификации замерли, и через мгновение обнулились, эфир замолчал. Наступила зловещая гробовая тишина. А через мгновение принтер отпрянула от вездехода как кошка обжёгшая усы.
  
  - ...что-то ни так, - прошептал Семён.
  Отпрыгнув в сторону принтер замер, сжался и по его поверхности потекла рябь перенастройки структуры.
  - Что-то ни так! - повторил Семён громче. Где-то он это уже видел, что-то смутно знакомое было в поведении этой странной машины. Та самая охота! Которую они смотрели первой вместе с Джоном дней десять назад! Но тогда они видели это в записи, весьма невысокого разрешения, а теперь процесс происходил прямо у них на глазах.
  
  - Боевой режим! - закричал Семён, вспомнив страшные кадры раздираемого в клочья вездехода.
  - Что? - не понял Джон.
  - Он переходит в боевой режим! Надо бежать! Алиса! Полную мощность на привода, направление вперёд, максимальная скорость без ограничений, поехали!
  И вездеход поднимая тучи пыли с пробуксовкой бросился вперёд.
  Между тем трансформация машины завершилась. Голова теперь была убрана вглубь туловища, само туловище покрылось крупными толстыми платинами, похожими на чешую осетра, ноги сложились в пары, укоротились и стали толще, ещё секунда и, подпрыгнув на уменьшенном вдвое числе конечностей, принтер взвился вверх и бросился в погоню за вездеходом.
  - Джон - штурвал! - скомандовал Семён.
  Джон подобрался и занёс руки над приборами управления.
  - Алиса, что с частотами связи? - добавил Семён вопросом.
  - Из подтверждённых каналов все кроме одного разорваны, один резервный канал функционирует, но что по нему передаётся, я не знаю.
  - Ну умник, - в голосе Джона слышалась злость и разочарование, - где ты набедокурил. Всё ведь шло хорошо!
  -...язык, - шёпотом ответил Семён.
  - Что?! - заорал Джон.
  - Язык интерфейса! Алиса! Принтер удалось идентифицировать в ходе обмена данными?
  - Да, электронная подпись Katauri Neurosystems, ДВР 2097 год.
  - Это принтер Katauri, я не ошибся, - не понимающе бормотал Семён, - русский язык, русский принтер, только...
  - Только ты дебил! - заорал Джон из водительского кресла, - русские с русскими помнишь? Сам же мне все уши прожужжал по дороге! Что произошло с твоей триклятой ДВР?!
  - Москва... - до Семёна стало доходить, что произошло, - Москва напала на ДВР, наплевав на ранее заключённые договорённости. Москвичи уничтожили Хабаровск и Владивосток в ходе атомной бомбардировки. Принтер делался по заказу ЕМС, и последние данные, которые он получил из головной конторы - объявление войны! Потом соединение разорвано... он пребывает в состоянии войны с Россией!!! - наконец понял Семён.
  - Думай быстрее, он нас догоняет! - прошипел Джон со своего кресла.
  Семён выдохнул, сделал успокаивающий жест руками, поудобнее устроился в кресле и спокойным голосом проговорил:
  - Ничего. Принтер сделан для ЕМС, у нас вездеход ЕМС. Произошло недоразумение, мы договоримся.
  И его пальцы побежали по панели.
  - Алиса, тот резервный канал ещё открыт? - бросил он компьютеру.
  - Да канал открыт, но по нему идут шифрованные запросы, я не могу их расшифровать.
  - И не надо, я знаю, что по нему передаётся...
  - Откуда, - удивился Джон
  - Это азбука всех боевых систем - запрос свой-чужой. Алиса - ищи всё, что может служить идентификационными кодами.
  - Это может занять несколько минут. Приступать?
  - Приступить! Перевести в фоновый режим. - подтвердил Семён.
  Он бросил взгляд на обзорный экран передающий изображение с кормы, где их догонял "гигантский богомол", и уже было собрал мысли в порядок и собрался ввести несколько технических команд, как вездеход сотряс мощный удар.
  Огромная машина, подпрыгнула, развернулась в воздухе на 180 градусов, и отлетев на полсотни метров грузно бухнулась на колёса, весь корпус сотряс металлический гул.
  - Нас догнали? - не понял Семён, еле удержавшись в кресле.
  - Нет, - ответил Джон спешно пристёгивая ремень безопасности, - по крайней мере не этот...
  Он не успел закончить фразу, как вездеход сотряс второй удар, от которого машина пролетела несколько метров.
  - А вот теперь догнал... - задумчиво произнёс Джон.
  Машину сотряс ещё один удар, и на боковые стёкла легло несколько бронированных лап - стёкла предательски корпус вездехода предательски хрустнул.
  - Их минимум два, - резюмировал Джон, - нам крупно повезло, если мы останемся в живых, то будем сказочно богаты...
  - Алиса, - прервал его Семён, - всё похожее на идентификационные коды передавай на всех частотах по открытому принтерами каналу! Приступить!
  
  Машина ещё раз вздрогнула и начала мелко вибрировать, по стёклам побежалли трещины.
  
  - Один давят нас с двух сторон, - ровным голосом сказал Джон, - а этот вездеход не боевая машина, он долго не выдержит.
  "Всё-таки андроиды очень уравновешенные" почему-то подумал Семён, лихорадочно перебирая варианты действий.
  Вибрация усиливалась, сетка трещин на стекле расширялась, стало слышно, как воздух с лёгким шипением начинает покидать кабину.
  Джон выпрыгнул из кресла и сломя голову бросился к скафандрам. Надевая на ходу они из них второй бросил в Семёна. Но Семён не двигался. Смысла нет, в скафандрах принтера без проблем их добьют, если Алиса не найдёт коды...
  Вдруг дрожь прекратилось, и наступила звенящая тишина, на экране загорелись потухшие полосы соединений на уровне 99% загрузки, и почти сразу же в этой тишине прозвучал голос Алисы:
  - Принята команда подтверждения идентификации борта. Запрос на определения языка интерфейса высокого уровня.
  Семён только набрал в грудь воздуха для того что бы прокричать "Английский!", как Алиса добавила:
  - Получена команда-уточнение, объект идентифицирован как вражеский, инициирован обратный отчёт до разрыва соединения, попыток определения языка один. Обратный отчёт, начат 29,28...
  - Ну, вот и всё, - проворчал Семён, - Марс англоговорящий, но ЕМС - китайская компания, два варианта...
  - 26,25,...
  - Только да или нет, - вдруг вспомнил Джон доставая из кармана монету, - старик сказал это всегда помогает найти правильное решение... - он протянул маленький металлический диск Семёну.
  - Орёл - китайский, решка - английский? - уточнил Семён, Джон кивнул.
  - 19,18...
  Семён подкинул монету, поймал её в воздухе и протянул раскрытую ладонь Джону, на полированной поверхности блеснула надпись "1 dollar"
  - 10,9
  - Англ... - начал было Джон, но резкий крик остановил его.
  - НЕТ! - что есть мочи заорал Семён.
  - 7,6
  И, не обращая внимания на ничего не понимающего Джона, выкрикнул:
  - Алиса, установить язык по умолчанию!
  - 3,2
  Голос затих.
  - А какой тут язык по умолчанию? - в недоумении спросил Джон.
  - Представления не имею, - честно ответил Семён. - но он точно есть, и они - он кивнул в сторону железных лап, его точно знают.
  Мигающие на 99% процентах уровни загрузки сменились зелёным 100%.
  - Язык по умолчанию установлен, интерфейс высокого уровня загружен. - отрапортовала Алиса.
  И на мониторе бортового компьютера высветилось новое диалоговое окно... на китайском языке.
  
  ***
  
  Когда тяжёлый флаер прошёл над внешним периметром купола, на панели горело всего 17% заряда батарей - даже эта новейшая машина не осилила бы перелёт туда и обратно без дозаправки. Первичный купол был на удивление большим, точно больше километра в диаметре. На подлёте Джону даже показалось, что вокруг купола заложена третья круговая очередь, но он прогнал от себя эту мысль - такое строительство стоит явно дороже любого принтера.
  Семён встречал его у внутреннего шлюза. Они обменялись рукопожатиями и обнялись. Джон с явным недоумением осматривался вокруг - через внешнюю стену уже чётко было видно, что третья очередь ему не померещилась:
  - У тебя взгляд как у того старикана с юговосточных ворот, когда мы подъехали к шлюзу верхом на двух громадных принтерах, - со смехом сказал Семён.
  Джон встряхнул головой и тоже рассмеялся:
  - Да, это было, наверное то ещё зрелище - мы и сами были не лучше: две недели на одних минеральных растворах и покалено в собственной моче. Мы у него, помнишь, чуть не всю воду потратили!
  - Он в накладе не остался, - хохотну от воспоминаний об этой картине, ответил Семён, - за два его вонючих топчана мы тогда заплатили, как за пятизвёздочный номер в Амазон-Пелас.
  - То есть я заплатил, - уточнил Джон.
  - И сегодня я с тобой расплачусь! - подтвердил Семён, - но готов поклясться, что после двухнедельного сидения в прилепленном к принтеру кресле, мне эта койка периной показалась! А уж вкуснее тех улиток с картошкой я ни ел ничего за всю свою жизнь!
  
  Они шли по грузовому комплексу внешнего купола, сам комплекс был надут нормальным воздухом, что по меркам семейных куполов было значительной роскошью:
  - И как тебе на Земле? - спросил Джон. - чёрт возьми, я даже не знаю когда ты вернулся!
  - На первом же пароме, - ответил Семён с явным раздражением, - Хвала Эпштейну, что теперь не нужно сидеть там два года в ожидании стартового окна!
  - Ты же всегда хотел жить на Земле? - удивился Джон, - Говорил, что только полный псих может отказаться от бесплатного воздуха и всё такое?
  - Земля это ад! - Семёна аж передёрнуло от воспоминаний.
  - Что ж так? - Джон явно был ошеломлён таким ответом.
  - Помнишь, мы смотрели старые плоские фильмы про ГУЛаг или фашизм? На Земле так и есть! Там ничего нельзя! Вообще! Кинул бумажку - штраф, обругал кого-то матом - большой штраф, ударил ребёнка - при чём не чужого, а своего собственного ребёнка! - Семён сделал ударение на слове "собственного", - вообще тюрьма!
  Иждивенцы, извращенцы, мракобесы, и ни одному из них ты даже не можешь сказать, что он урод! Ты, прикинь, нарушишь этим его права! Прикинь, права! У каждого дебила или нахлебника права!
  Семён практически перешл на крик, он даже остановился, и стал делать движения руками в воздухе, для пущей передачи переполнявших его эмоций:
  - Пидараса... - Семён задумался, как это сказать, - не то что на принудительное лечение не отправляют, его, представь, пидарасом назвать нельзя!!! У меня в гостинице как раз такая парочка была на ресепшене... какая же это мерзость!!!
  Семён с отвращением сплюнул на пол.
  - Кстати, плеваться тоже нельзя, - закончил он. - Но хуже всего, конечно, гравитация. Это просто кошмар! Представь, ты как будто на ускорении в 1g, но не пару часов на взлёте или посадке, а постоянно! Всё время! Ешь, спишь, срёшь на ускорении в 1g! Ходишь, как будто придавленный собственным трупом!
  - Полутора трупами, - поправил его Джон.
  - Ну да, полутора трупами... - кивнул головой Семён.
  
  Они подошли к раздвижным дверям, и Джон стал озираться в поисках кислородных масок, но их не было, так что когда Семён нажал на кнопку и двери начали расходиться, даже немного напрягся.
  - Так что если раньше я не понимал тех психов которые летят с Земли на Марс, то теперь я не понимаю тех психов, которые там остаются.
  Семён наклонился к уху Джона, понизил голос, и прокричал шёпотом:
  - Они, ты не поверишь, даже интернет зарегулировали! Ни порно, ни бесплатных данных, ни анонимных платежей - настоящий концлагерь! - с возмущением в голосе закончил Семён, первым проходя в открытую дверь.
  
  Джон неуверенно сделал шаг следом. Но за дверью оказался не выход в первичный купол, а герметичная прозрачная капсула горизонтального лифта, который с ускорением потащил их в жилую зону. Джон ещё раз отметил, что в куполе всё поставлено на широкую ногу:
  
  - Богато живёшь, откуда это всё? - серьёзно спросил он, с удивлением озираясь по сторонам, - мы тогда, конечно, сорвали большой куш; технократия переторговала несколько крупных корпораций, в том числе SynTec бессмертных... сколько ты получил за свою машину? Около 100 миллионов? Но мне кажется, твой купол стоит намного дороже...
  - Стоил бы... если бы я за него платил... - честно признался Семён.
  - Ах ты старый пройдоха! - Джон аж подпрыгнул, - Я так и знал, что ты заначил себе ещё одну машину!
  - Что значит заначил? - с напускной серьёзностью ответил Семён, - Разумеется два диких принтера в активной фазе не могли появится в пустоте. Первичка сидела глубоко в грунте, даже технократия не смогла бы извлечь его без повреждений. Ты же помнишь, почва так и сочилась испускаемыми им газами. Его остаточная стоимость, конечно, запредельная, но как его продать? И кому? Как-то раньше я не видел желающих строиться в Элладе... поэтому я взял его себе. Более того, я в своей безграничной щедрости отписал тебе 20% всей будущей капитализации ещё перед отлётом на Землю...
  - А почему не 50%? - поинтересовался Джон.
  - Потому что тебе половина окукленного принтера нафиг не нужна. А в деньгах твои 20% стоят сейчас намного дороже, чем ты мог получить сразу за свою половину, так что я тебя облагодетельствовал, - ответил Семён.
  - Вот же ты, ..., благодетель...
  Лифт, наконец, доставил их в жилую зону.
  - Дорогая, Джон прибыл! - прокричал Семён кому-то в глубину оранжереи, как только створки распахнулись.
  
  Весь вторичный купол был превращён в один огромный сад. От лифта вела целая аллея, усаженная фруктовыми деревьями. За деревьями виднелись ещё какие-то посадки, по всей видимости цветковые овощи, которые невозможно вырастить в углекислой атмосфере первичного купола.
  В траве и между деревьев перелетали какие-то насекомые. Джон нажал пару клавиш на коммуникаторе:
  - 24 градуса, - задумчиво произнёс он, - а снаружи -65, во сколько тебе вылетает отопление этого хозяйства?
  - Я живу над окукленным принтером, - ответил Семён, - Всё это обходится мне ровно в ноль. Хотя сейчас, со строительством третий очереди, мне придётся разорится на дополнительный реактор...
  
  Они прошли до укатанной бетоном площадки, с большим столом и креслами, видимо используемой для семейных обедов. Семён жестом пригласил друга в одно из мягких кресел, размещённых вокруг стола на возвышении среди зелёной травы. Чуть в отдалении на лужайки у дома играли дети.
  
  Голубоглазая светловолосая девушка, вышедшая им на встречу из громадного белого здания стилизованного под земную старину, поставила на стол огромное блюдо с тушёными свинками. Затем она извлекла из-под стола большую бутыль и разлила по бокалам какой-то ароматный рубиновый напиток - судя по запаху бывший результатом брожения чего-то, выросшего на тех самых деревьях.
  Девушка подняла глаза и улыбнулась Джону - тот чуть не подавился:
  - Эльза! - Вскричал он, - не может быть! Ты такая... - тут он понял, что пытался сморозить какую-то бестактность, и заткнулся на полуслове, но Эльза продолжила за него:
  - ...красивая? - она улыбнулась ещё шире, - то есть ты хочешь сказать, что раньше я была страшная?
  - Я... нет... но... в общем - Джон не знал что сказать, он отвёл глаза и готов был провалиться сквозь землю, но вместо того что бы обидеться Эльза рассмеялась, красиво откинула свои светлые волосы и бухнулась на колени к Семёну. Она обвила руками его шею, внимательно посмотрела на Джона и продолжила:
  - Джон, ну серьёзно, ну неужели я не понимаю, что была уродиной?
  - Я оплатил Эльзе операцию по замене почти всех костей на титановые импланты, - пояснил Семён, обнимая девушку, - наподобие тех, что ставят пострадавшим на тяжёлых работах, только полная замена почти всего скелета... в обмен на одну услугу. - он загадочно улыбнулся.
  - Неужели ты ... ? - Джон вопросительно посмотрел на Эльзу.
  - Да, я согласилась, а почему нет, Джон? Какие у меня были перспективы в Тихой Гавани? Состариться и умереть в этой бумажной библиотеке под сочувствующие взгляды модернизированных? А я тоже хотела детей... правда не столько, сколько хотел он, - она с улыбкой посмотрела на Семёна и тонкой ручкой нежно взъерошила его волосы, - но я подумала, чёрт возьми, почему бы и нет. В нужных местах я совершенно здорова, кроме того, Семён сделал мне ещё один подарок...
  - Настя, - крикнула Эльза играющей рядом девочке, - Настенька, подойди, скажи дяде привет.
  Девочка отвлеклась от своей игры, нерешительно пошла к родителям, и только взяв маму за руку, осмелилась поднять глаза на незнакомого дядю.
  - Привет, - сказала девочка, и тут же убежала обратно.
  - Невероятно! - с восторгом в голосе произнёс Джон, - голубые глаза, светлые волосы... у модернизированных! Да она будет королевой Маск-Сити, если надумает поступить в МТУ - это твои гены? - Он вопросительно посмотрел на Эльзу.
  Та кивнула:
  - Шикарный подарок, - Джон протянул Семёну руку, и друзья обменялись крепким рукопожатием.
  - Представляешь, взял мой волос без спроса, нашёл в какой-то книге! - с деланным возмущением сказала Эльза, - Я могла бы подать на тебя в суд за незаконное использование генетического материала, - обратилась она к Семёну и примирительным тоном добавила, - ...но не стала.
  - И сколько их у тебя? - спросил Джон, отхлёбывая наливки, - крепкая! - С придыханием произнёс он, закусывая выпивку свинячьей лапкой.
  - Пока 35, - гордо ответил Семён.
  Джон закашлялся:
  - Тридцать пять голубоглазых, светловолосых генно-модифицированных принцесс? Да столько ГМбелых нет, наверное, на всё Марсе!
  - Теперь есть, - с ещё большей гордостью сказал Семён и погладил по светлым волосам, сидящую у него на коленях Эльзу, - правда не все из них принцессы - половина принцы.
  И только тут до Джона дошла вторая половина фразы:
  - А что значит "пока"? Сколько эмбрионов ты привёз?
  - Сто семьдесят.
  - Да ты охренел! - не поверил своим ушам Джон - Эльза, как ты планируешь их... произвести?
  - Мы всё продумали, я подсаживаю себе по 5 эмбрионов и ношу их 7 месяцев, потом специалисты министерства репродукции пересаживают их в инкубаторы - правительство предоставило нам лучшие из имеющихся на сегодняшний день. Оно же оплачивает все процедуры и даже трёхмесячное пребывание под нашим куполом инженера по репродукции.
  Остальные 15 месяцев я отдыхаю, потом опять. Правительство покрывает любые расходы. Сначала, конечно, было тяжеловато, но мой отец и мама Семёна нам очень помогли, а теперь старшему поколению уже семь лет, они прекрасно справляются с домашними делами, работают на плантациях, заботятся о малышах и даже помогают в их обучении...
  - ...кстати на Земле нас бы за это посадили, - вставил Семён, - там это называется, - он покрутил пальцами в воздухе пытаясь вспомнить непривычное словосочетание, - А! "эксплуатация труда несовершеннолетних". А совершеннолетие наступает у них в 28 лет!
  
  Джон сначала удивился, но потом понял, что речь, видимо, идёт о земных гадах, значит по-марсиански это примерно четырнадцать, что, впрочем, всё-равно очень много. У него в десять уже было своё дело, а в двенадцать они отправились на ту самую охоту, которая сделала каждого из них мультимиллионером...
  Между тем Эльза продолжила:
  
  - Короче, расходы правительства не больше 100.000 на каждого младенца, плюс тысяча ежемесячного содержания, и того суммарные расходы до совершеннолетия около 300.000 тысяч. При том, что каждый из них обошёлся Семёну в полмиллиона кредитов... Это же не клоны, - ответила она на вопросительный взгляд Джона, - каждый эмбрион - настоящее произведение искусства, они совершенно уникальны, и полностью совместимы с любыми человеческими существами, от натуральных людей, до модернизированных любых модификаций! ...так что мы экономим республике огромные деньги, но и республика нас не обижает. Мы подписали контракт на 34 года - по пять детей в год...
  - ...правда, - опять прервал её Семён, - почти все эти деньги возвращаются обратно в Маск-Сити, как оплата за поставки оборудования, которое мы не можем произвести на месте, и кое какие программы к принтеру. А ещё мне пришлось получить преподавательскую лицензию, а Эльзе медицинскую. Вот только не знаем где нам найти атомного инженера, причём желательно даром - в будущем это будет кто-нибудь из наших детей, но пока они слишком малы...
  - Он не держит тебя тут в рабстве? - серьёзным тоном спросил Джон, обращаясь к Эльзе, и подливая себе рубиновый напиток, - Такое бешеное воспроизводство в любом случае очень тяжело!
  - Изношенные органы можно докупить, - спокойно ответила Эльза, поднимая бокал, - кроме того, в нашем распоряжении лучшие врачи и инженеры. Всё совершенно бесплатно и поверх контракта. Помимо этого Семён отписал мне 30% капитализации купола. Но самое главное - теперь я Мать целой филы, в этих детях 40% моего генома. Ну и, само собой разумеется, все правительственные деньги идут мне...
  - ...так что по факту, на настоящий момент нас содержит Эльза, ведь деньги за производство детей получает производящая мать, - закончил за жену Семён.
  - Значит ей 30%, а мне 20? - подозрительно осведомился Джон.
  - Ну, ты же не родишь мне 170 детей? - ответил Семён вопросом на вопрос.
  - Будь на моём месте землялин - он бы порвал тебя на ласкуты за такую несправедливость! - сказал Джон, но в его голосе не было угрозы, - И как же ты предлагаешь мне забрать мои 20%?
  - С меня-то? Да никак, - честно признался Семён, - но! Ты можешь остаться совладельцем нового муниципалитета. Обещаю тебе хорошие налоговые льготы если ты зарегистрируешь у нас... чего там щас у тебя? Впрочем, можешь продать их СРМ или бессмертным, хоть мне бы этого не хотелось...
  - Что-то ты хитришь Сеня, - недоверчиво отозвался Джон, - одна семья, пусть даже очень большая - это ещё не муниципалитет...
  - Ты видел третий контур купола, и должен понимать, что первичный купол скоро превратится во вторичный, и покроет почти два квадратных километра. Это уже площадь города на 5-10 тысяч человек... - то ли спросил, то ли утвердительно ответил Семён.
  - ...но что им всем делать здесь, так далеко от Маринера? - не сдавался Джон.
  - Жить, Джонни, жить. Как говорят мармоны - это одна из крупнейших религиозных сект на Земле - "если земля рядом с вами перенаселена - переедьте". Ты же сам говорил 9 лет назад, помнишь, что население Марса растёт очень быстро, а надув ещё одной зоны СРМ не потянет, даже если построит её.
  - Это правда, - согласился Джон, - Кроме того на Марс опять стало прибывать много землян.... Но ты-то тут при чём? Извини, но Эллада совсем хреновое место для создания новой Атмосферной Зоны...
  - Почему... ? - спросил Семён, приподняв левую бровь.
  - Ну как, - Джон явно стушевался, - тут же холодно, высокие широты и всё такое...
  - Значит, ты так и не поинтересовался, почему треть принтеров обитала именно здесь?
  - Так мы ж это обсуждали, терраморфирование, плохие расчёты... - в голосе Джона зазвучала неуверенность.
  - Эти машины строили лучшие умы Земли, а заказывали их самая богатая корпорация за всю земную историю, - строго ответил Семён, - эти люди могли считать деньги и просчитывать риски. Эллада - это огромный океан из замёрзшего льда насыщенного газами ещё вторичной атмосферы Марса - он замёрз первым, т.к. находится в высоких широтах, и потому не полностью испарился. Здесь повсюду огромные, пропитанные газом ледники. Уходящие на километры вглубь планеты.
  У тебя всегда было плохо с экономикой. Помнишь, что рассказывал старик? Всего 1% затрат пошёл на создание собственно купола, 99% пошло на насыпание валов перекрывающих неровности Маринера, а потом ещё вдвое больше ресурсов - на надувание атмосферы. Но на Элладе не надо строить валы, границы впадины естественные, а если её накрыть углеродистым куполом, она наполнится атмосферой за первое же лето. Всего за три-четыре года давление поднимется до половины атмосферы. Я уже предоставил все необходимые расчёты в СРМ и пообещал бессмертным полное освобождение от налогов на первые 50 лет после переезда...
  - Вот же ты хитрожопый сукин сын... - Джон аж задохнулся от восхищения.
  - ...к этому времени, - продолжил Семён, - нам дадут статус поселения, и мы сможем пригласить дополнительных специалистов. Нас и так уже почти полсотни. Так что я не только смогу основать самую многочисленную марсианскую династию, но и буду хозяином собственного города, от которого щедро уделяю тебе 20%, я не обделил тебя Джонни, ты сам никогда бы такое дело не провернул.
  - И у нас есть ещё один подарок для тебя, - улыбнувшись, добавила Эльза.
  Она протянула руку в сторону Джона и на её раскрытой ладони появилась голограмма какой-то машины.
  - Что это? - не понял Джон.
  - Не узнаешь? - со смехом спросил Семён, - это твой атомный вездеход, я его нашёл и восстановил. Так что ещё один долг перед тобой уплачен.
  - Да оставь себе, - махнул рукой Джон. - Вам он больше пригодится.
  - Никаких возражений. Дзета Волк уже подарила нам 10 свежих геодезических машин, - отрезал Семён.
  - Мне подарила, Сеня, - поправила его Эльза, - это я мать филы.
  - Ну да, так и есть, - согласился Семён, опустив глаза, и уже обращаясь к Джону добавил, - так что не считая 50% генома в моих детях, я вообще живу по доверенности, на моей доле имущества одни долги.
  
  До этой фразы Джон ещё хотел спросить "а почему Эльза-то? Ведь с такими бабками ты могу найти себе любую бабу! Крепкую, здоровую, даже землянку!". Но теперь всё стало понятно. Получатель пособий - Мать, причём мать такого количества детей, что сама Матерь Бессмертных, пятая когнитивная копия Альфы Волк делает ей королевские подарки, она же главный выгодоприобретатель нового купола.
  Хозяин города будет, конечно, иметь почёт и уважение, но денег - нет, он будет расплачиваться с кредитами всю оставшуюся жизнь. А ведь ему надо расплатиться, если он не хочет оставить полторы сотни своих потомков без наследства, на которое с радостью наложат лапу бессмертные или СРМ, или ещё кто-то, кому там Семён заложил свою половину окукленного принтера.
  Всё что у него было, Семён вложил в свой безумный замысел - 170 эмбрионов из их с Эльзой генов исправленных и модернизированных для Марса. Взбрыкни его жена и он отправится охранять Юго-Восточные ворота на смену старику Джону. Кстати жив ли он ещё? Джон помнил, с какими глазами Эльза провожала Семёна в то их последнее утро в Тихой Гавани и как смотрела на него в библиотеке... Тело можно купить любое, а вот искренняя привязанность стоит намного дороже... и главное куда лучше гарантирует тебя от разорения...
  
  Джон улыбнулся:
  - Ну и хитрожопый же ты сукин сын! Как планируете назвать наш город, - Джон сделал ударение на слове "наш".
  - Светская Гавань, - не раздумывая ответил Семён, - так назывался город в Дальневосточной Республике на Земле, откуда прилетел мой прадед и прабабка, незадолго до Последней Войны. Он назывался так в честь Советского Союза - первого государства Земли, которое пытались организовать по правилам научного подхода, в общем такой прототип Марсианской Технократической Республики, только на Земле... а ещё это название созвучно с Тихой Гаванью, того прекрасного места, где мы все родились... - он с улыбкой взглянул на Эльзу.
  - Ну, тогда давай выпьем! - предложил Джон, и поднял стакан с рубиновым, пахнущим брагой, напитком, - за Советскую Гавань - самый холодный город на Марсе!
  
  
  
  ДВР 2019г.
  Посвящается гениальным дальневосточным программистам из Katauri Interactive, подарившим нам лучшую игру XXI века в жанре космической оперы.
  
Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"