Засада Илья: другие произведения.

Богомол

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Трагикомическая повесть о конце света, любви и катаклизмах. Много драк, пальбы, преследований, схваток с чудищами из апокалипсиса, лужи крови, диспонсеризация у ангелов. Да, забыл, еще куча драк... (а про драки написал?)


Богомол

  
   Персиков сидел, положив голову на руки, и молчал... В стороне, под левым его локтем, лежал вечерний выпуск телеграмм на узкой полосе, сообщавший, что Смоленск горит весь и что артиллерия обстреливает можайский лес по квадратам, громя залежи крокодильих яиц, разложенных во всех сырых оврагах... Сообщалось, что отдельная кавказская кавалерийская дивизия в можайском направлении блистательно выиграла бой со страусовыми стаями, перерубив их всех и уничтожив громадные кладки страусовых яиц.
  

из повести М. А. Булгакова “Роковые яйца”.

  
  
   Когда начался конец света, я как раз закончил проверять свет в бункере начальника базы генерала МакГоги и включил его во всем подвале в здании технической службы. Но вообще давайте по порядку.
   Меня зовут Патрик Морсэ, мне двадцать шесть лет и пять месяцев, и к этому возрасту меня угораздило оказаться в чине лейтенанта и на должности старшего электрика на военной базе США в Персидском заливе. Точнее на одном из ее отдаленных от всех больших населенных пунктов подразделений, в котором находится секретная система бункеров и складов, на случай разгрома основной базы. Так сказать, система дублер. О нашем существовании знали лишь высшие чины среди местных арабов и дома в Штатах тоже только самая верхушка.
   По большому счету в начале, когда все пошло-поехало в тартарары, в нашем районе, на самом деле, ничего особенного собственно и не произошло. Просто по всему миру, как выяснилось несколько дней спустя, в первые же часы начались перебои или вырубились полностью все виды связи и большая часть электрического снабжения. Когда волна хаоса докатилась до нас, на базе тут же загудела сирена, включившаяся, видимо, с помощью запасного автономного генератора, и через три минуты я, как один из офицеров, входящих в штаб нашего подразделения, был уже в кабинете заседаний МакГоги, где собрался совет для оценки ситуации.
   Генерал объявил, что события экстраординарные и нужно базу незамедлительно переводить в первый режим боеготовности. Он сказал, что понять ничего невозможно, все виды связи, включая секретную выделенную спутниковую и оптико-волоконную, как с Вашингтоном, так и с другими американскими военными единицами, что здесь поблизости, что в Средиземноморье и в Индийском океане, отсутствуют, и, не стесняясь, на ходу тут же обматерил всю эту связь. Офицеры были ошеломлены. МакГоги сообщил, что это тем более удивительно, потому что даже в случае атомной войны или любых природных катастроф, обе связи должны были работать. Следовательно, предположение может быть только одно: мы являемся жертвами или сложной комбинации катаклизмов и\или начавшейся непонятно где ядерной войны, или конкретно наша база, как минимум, если не все американские войска в целом, подвергается сложноскомбинированной, военной и\или хакерской и радио атаке. Полковник Уилкинсон предположил, что это Хуссейн. МакГоги сказал, что ежу ясно, что это не конец света (ох, он потом жалел об этой фразе), какое-то объяснение, конечно, существует, но сейчас важно не это. Пока вблизи базы никого замечено не было, но так мы отрезаны от остального мира, то мы сильно уязвимы, и гостей можно ждать с минуту на минуту. Все согласились насчет первой боеготовности, и старший помощник генерала, майор Ваззини, отправился отдавать соответствующие распоряжения.
   В этот момент вбежал взмыленный и бледный как смерть адъютант и сообщил, что электронная и голосовая связь через интернет с Вашингтоном возобновилась. Все сразу же сорвались с мест и во главе с МакГоги гурьбой ломанулись в комнату с компьютерами. МакГоги решил не звонить остолопам из МинОбороны, а решил сразу действовать наверняка и с помощью голосовой программы, работающей через интернет, набрал приемную советника по национальной безопасности. Тот был его старым знакомым, был всегда быстрее и лучше всех информирован и не соврал бы старому другу по Вест-Поинту, в котором они оба когда-то учились. То, что произошло дальше, я буду помнить, наверно, до конца жизни, точнее до конца конца света. У меня никогда не было такого шока.
   В общем звоним в приемную, минуты две никто не подходит, а потом раздается грустный медленный голос секретарши. МакГоги орет, что такое, почему вы не отзываетесь, что, черт возьми, происходит, будьте вы прокляты, гори все в аду синим пламенем. Секретарша тут вместо каких-либо объяснений говорит МакГоги, побойтесь Бога, что вы такое говорите, задумайтесь над своими словами, МакГоги проорал на это, что он с этой дурой разговаривать не хочет и чтобы она немедленно позвала советника. Та ему таким умиротворенным тоном, как юноше, лежащему в кровати и выздоравливающему после тяжелого гриппа, говорит, МакГоги, советник у Президента, в стране и в мире паника, каждый теперь за себя, начался, видимо, конец света, от наших израильских коллег смогла пройти информация, что у них в Иерусалиме творятся великие свершения не поддающиеся описанию, а из разных точек мира поступают сведения о сказочных, но реальных, по крайней мере, визуально летающих объектах, а также о землетрясениях, пожарах, геологических сдвигах, об ураганах и огненных дождях. Молитесь, генерал, и ребятам своим передайте, в такую минуту надо думать о душе и, наверно, о близких. Президент и администрация пытаются держать ситуацию под контролем, они уже подумывают о разработке единой федеральной программы по координированной отправке на тот свет, в смысле, чтобы наилучшим образом предстать перед лицом Всевышнего, но, вы же понимаете, сейчас решения от людей уже не зависят. В стране паника, связь и телевидение не функционируют, люди побросали работу, и все, и на машинах или пешком, бегут домой или в религиозные центры. Мы сейчас пытаемся организовать какое-то вещание через интернет, мегафоны и радио, но пока это дохлый номер. Множество солдат, полиции и сотрудников органов власти дезертировали и разбежались. Вне Америки не лучше. В общем, вам могу сказать одно, сохраняйте военный порядок по мере возможности, на данном этапе от вас ничего не требуется, если что-то будет нужно, мы постараемся сообщить. Удачи Вам, да хранит Вас Господь! И на этом она завершила и бросила трубку.
   МакГоги был в ауте, да и все остальные смогли заговорить только секунд через десять. Я подумал о своей подружке Чэрэл, которая осталась и ждала меня в следующем месяце дома в Саванне, представил что с ней творится и.. к своему стыду, упал в обморок.
   Пост-шоковое состояние у меня как-то улучшилось лишь на следующий день, и я из лазарета вернулся в свою комнату в главном бункере. Что творилось вокруг, меня не интересовало, мне в ту минуту лишь хотелось любой ценой попасть к Чэрэл! Ведь всего полгода назад у нас была помолвка, и свадьба намечалась через два месяца. Чэруленочек, мой милый! Как ты там, касатка?!
   На мои мольбы и просьбы организовать снаряжение корабля домой, было сказано, что у всех семьи и что все не хотят давать дуба в одиночестве, но на все нужно время и осторожность, потому что твориться невесть что (о самолете не могло быть и речи, так как, что творилось в воздушном пространстве, вы скоро узнаете).
   Что интересно (через два дня я осознал, что возвращаюсь к более-менее нормальному ходу мыслей), никто не мог точно понять, какой это был конец света, точнее по чьему, так сказать, сценарию. Нет, одно точно, это был стопроцентный конец света. Чудища, падение гор, беспрестанные взрывы, нарушение основных законов физики. Правда, много поступающей информации, или урывками через радиоперехваты случайно продолжающих работать на коротких волнах неизвестных одиноких радиостанций на всевозможных языках, или через "рваные" сообщения кошмарно и редко работающего интернета, могло оказаться обыкновенной ложью, сплетней или выдумкой. Но, все же, было ясно, что тут не Хуссейн или что-нибудь в этом духе. Однако, все гадали, что это за конец света? Христианский, мусульманский, еврейский, буддийский, мумбо-юмбо? Или дело не в религии? Может, там чего-нибудь с солнцем произошло, или катаклизм рядом с Землей. Вторжение каких-нибудь уродов или действие их мощного оружия? А не битва добра со злом. Я лично не мог понять ничего. У меня все знания про такую фигню были в основном из наших фильмов. А в них-то чего только нет, так что я сразу ни во что не верил, решил доверять только своим глазам и ушам.
   У меня оставалось довольно подавленное состояние и чтобы хоть как-нибудь попытаться рационально, хладнокровно воспринимать невероятные события вокруг, я решил по вечерам или ночам вести что-то вроде дневника, даже скорее вахтенного журнала на тонущем корабле. Да, это, кстати, хорошее сравнение. Я думаю, на корабле, чей экипаж знает, например, что им скоро почему-либо неминуемо грозит смерть, дежурные начинают с удвоенной силой и подлинной самоотверженностью по уставу и сверх устава вести свой журнал. Тщательно заполнять все нужные графы и формы, потому что, наверно, понимают, что он в этот момент действительно что-то значит, что, может, он каким-нибудь способом спасет их, внесет что ли знакомую стройность и порядок, а значит напомнит ту жизнь, которая была до беды. А в крайнем случае, будет памятью о них, свидетельством того, что их жизнь не прошла бесследно... Черт, ну мне трудно сейчас сформулировать, но, я, кстати, решил дневник вести не потому, что это спасет, на этот счет я не обольщался, конечно, но просто для себя, главное потому, что это, я надеялся, он даст мне возможность обдумать все происходящее четче. Когда я пишу, я лучше думаю. Правда, как оказалось, это не особо помогло.
   Ну, вот короче, вам мои записи из горящего мира, я их до сих пор с собой зачем-то таскаю. Я писал в довольно-таки хаотичном режиме, и лишь о том, что больше всего меня задевало или было на уме. Но, знаете, если есть особо ревнивые педанты, пусть сами попробуют попунктуальничать во времена, когда всем одна большая крышка настает, пусть, я с удовольствием погляжу.
  
   22 июня.
  
   Прошло два дня. Сегодня МакГоги вызвал на офицерский совет пастора и полевого священника лейтенанта Бойко (он из поляков, из семьи пекарей в Иллинойсе, довольно-таки жлобская морда, но грамотный по части Библии и психологической помощи солдатам). Его попросили высказать свое мнение. Он долго и довольно нудно полоскал мозги, про то, что настало время отказаться от бренного, вспомнить все свои грехи, одуматься, покаяться перед лицом Господа Нашего. Его несколько раз пытались ненавязчиво перебить, а он ни в какую, уверенно продолжал модулировать своей волынкой и все тут. Наконец МакГоги как гаркнул, так Бойко сразу и замолк. Генерал спросил, что тот может сказать по существу, что нас ждет, к чему нам готовиться, может ли он предположить сколько у нас еще осталось времени. Для проповедника, известного своей страстью словесно переливать из пустого в порожнее, тот ответил, на удивление, достаточно четко. Из того, что он знал из Библии, по его разумению, возможно было сделать следующие выводы. До самой смерти, если мы сами не ввяжемся в разные противоборства, которые вот-вот начнутся во множестве, мы прокоптим еще где-то три с половиной года, если, конечно, не подвергнемся случайной смерти от множества предстоящих бедствий и войн. После этого срока и начнется самое главное, и свершится Страшный Суд. После него будет еще круче (от всех этих обсуждений и от пристального внимания к своей до этого мало заметной персоне пастор к этому моменту уже совсем не по-здоровому перевозбудился, стоял посреди комнаты, раскрасневшийся, как помидор, и громко вещал), но нам волноваться об этом не стоит, сначала бы дожить.
   Генерал попросил поподробнее рассказать про конфликты и бедствия, которые нужно ожидать в ближайшее время, и что бы пастор мог посоветовать, как их избежать или, если они неизбежны, встретить. Пастор опять начал издалека о том, что пути Всевышнего неисповедимы, что мы смертные лишь подчиняемся воле провидения, что возрыдают пред Господом все племена земные, что очи Его, как пламень огненный, и ноги Его подобны хаколивану, как раскаленные в печи, и голос Его, как шум вод многих, и потом, что главный враг и беда - Дьявол в душе. Генерал устало сказал, что он это все понимает и согласен с пастором, что сегодня же в центре базы рядом с флагштоком будет развернута большая полевая церковь, и все желающие смогут посещать ее, как можно чаще, что вообще пастору будут переданы очень многие полномочия, но речь сейчас не только об этом. Так как большинство солдат и офицеров хотят организованно вернуться к своим семьям в Америку, то самым реальным способом в нынешних обстоятельствах будет организация похода небольшого крейсера, который стоит на приколе в бухте базы. Нужно собрать все возможное снаряжение, успокоить людей, получить максимум полезной развед информации, и, улучив благоприятный момент между катаклизмами, отправляться в путь, потому, что пропадать в этой дыре (тут МакГоги встал из кресла и начал орать на Бойко) во время конца света тоже не было тем, о чем он, МакГоги, мечтал в детстве. А для того, чтобы все это сделать, ему очень нужна конкретная информация от Пастора в отношении того, что им ждать в ближайшее время. Генерал стукнул по столу и сел, замолчав, пастор стоял бледный. Наконец, Бойко промолвил, что все подробности в откровении Иоанна Богослова, а, если говорить в кратце, то скоро начнутся и уже начались различные кары божьи через огонь, воду, голод и болезни, что появятся разные группы от не желающих отказываться от денег до откровенных богохульников, которые займутся насилием, и у них будут разные предводители от обычных людей до звероподобных посланников сатаны. Кроме того, Господь будет, конечно, давать разные знамения в определенные моменты и присылать своих посланников и армии, чтобы, в конце концов, ввергнуть поэтапно дьявола с приспешниками и грешниками в озеро огненное и серное, а потом совершить самый из праведных судов над всеми душами, живыми и мертвыми.
   -Так вот, я мою задачу и вижу в том, чтобы над моими подчиненными и надо мной суд совершился над живыми, - бесцеремонно перебил на полуслове пастора генерал. - Ваззини (тот отвечал за тыловую часть), как там у нас дела с запасами, свежих продуктов и воды много? Примите немедленно все необходимые меры, чтобы консолидировать то, что мы уже имеем и подумайте, как увеличить запасы. С водой могу сказать сразу, приказываю заполнить все имеющиеся пустые цистерны, баки и другие емкости, ангелы его знают сколько мы тут еще проторчим (МакГоги стал уже поаккуратней в своих ругательствах). Так Морсэ, теперь вы должны зарядить все имеющиеся генераторы, у джипов проверить карбюраторы, и доложите мне точно сколько у нас всех видов топлива, включая бензин, керосин и нефть, в этом вопросе вам поможет помощник Ваззини по горючим смесям, лейтенант Гринштейн... Так, Уилкинсон, что у нас с разведывательными данными?..
   Тот встал, и хмуро сказал, что ничего определенного и указывающего на прямую угрозу нашей базе не обнаружено. Сегодня ночью четвертая развед группа дельта встретила в пяти километрах к западу от базы недалеко от моря толпу йеменских бушменов, очень испуганных и спешно двигающихся со своими стадами к Мекке. Главный пастух сказал, что накануне днем рядом с заливом они видели четырех охотников на разноцветных лошадях, на белой, рыжей, черной и какого-то неопределенного сизо-серого цвета, что якобы были у них в руках лук, меч, и даже весы. Но вообще все потом загалдели, и кто чего говорил, одни, что лошади были зеленые, красные и даже кислотно-оранжевые в полосочку, другие, что у одного была пила, у другого гантели, кто говорил, что кастаньеты, маракасы, нунчаки и кубик-рубики. Бушмены были явно на нервах и в психически подвижном состоянии, плюс они очень торопились и не хотели говорить.
   Больше ничего толкового и интересного не было, позже я выполнил свои задания и вечером отстрелялся с докладом МакГоги.
  
   23 июня.
  
   Уже несколько дней подряд ветер доносит разные непонятные запахи, то слабо, то сильно. То вроде это гарь с чем-то, то что-то приятное. В полдень запах был такой сильный, что МакГоги распорядился провести экспертизу. Пахло чем-то сладковатым, но довольно дурманящим, как потом, наконец, вечером установил наш эксперт по газам из отдела химзащиты, это был фимиам. Надо же. Фимиам. Вот и думай теперь, что это значит.
   Я все думаю о Чэрэл, ни с Саванной, ни с какой другой американской точкой связи нет никакой со времени разговора с секретаршей. Живем тут как в осажденной крепости, правда, непонятно, кто осаждает. Корабль решено отправлять не раньше, чем через две недели, для перехода в Америку не хватит корабельного топлива, плюс еще много чего.
  
   24 июня.
  
   Наши сейсмические и секретные датчики по геологическим пластам показали, что сегодня в пять утра изменились размеры Персидского залива и что материки Африки и Азии сдвинулись на пару метров.
   С базы дезертировало уже двадцать восемь человек.
   Мало ем, практически не сплю, много думаю о жизни и боге.
  
   1 июля.
  
   В семь утра сразу после подъема началось землетрясение и прямо над нами разрывы молний и чего-то похожего на шаровые молнии.
   В начале третьего на пятнадцать минут поймали чудом какой-то кабельный канал, видимо, из Израиля. Там все время крутились только две заставки. Первое: люди, похоже, христиане разных конфессий, обряжаются в белые простыни или просто белую одежду, берут пальмовые или кто где какие ветки и неустанно молятся, ждут якобы наложения печатей, как сообщил Бойко. Потом врубается не двигающаяся табличка, на которой на английском, иврите и еще каком-то языке написано гигантскими буквами: "Благословение и слава, и премудрость и благодарение, и честь и сила и крепость Богу нашему во веки веков! Аминь".
   Пять вечера. Тряска все еще продолжается и в небе свето-дискотека, что надо, хотя и хуже лазерного шоу в Орландо, куда меня возили в детстве.
   Полдвенадцатого ночи. Спать невозможно. Ходим по базе, цепляясь за стены.
  
   2 июля.
  
   Утром на полчаса полное затишье, штиль в заливе.
   Потом в два часа ночи разыгралась жутчайшая гроза с молниями и опять трясун, но вдобавок как будто еще кто-то в небе говорил, только на непонятном языке, вроде восточном, но и не восточном.
   Потом начал сыпать град, состоящий из горящей красной жидкости, вернулись все развед группы, у них в пустыне погорели палатки.
   Опять непонятные тектонические сдвиги в море, передохло множество живности в море, ее выбрасывает на берег. Через обрывки на радио слышали несколько сигналов "S.O.S" с тонущих кораблей и одного танкера. Значит кто-то плавал, а мы, как идиоты сидели здесь, "ждали у моря погоды". Дождались. Теперь МакГоги говорит, что надо опять ждать, пока все не успокоится, плыть нельзя. Все с ним нехотя в результате согласились. А вдруг вообще море больше никогда не успокоится?
   Вечером опять звездопад, было ощущение, что кто-то наверху отрывается по полной. Выяснилось также, что вода из земли стала горькой. Хорошо, мы хоть благодаря МакГоги запаслись всем, как следует.
  
   3 июля.
  
   Вроде все угомонилось на рассвете. В лежку полдня спал чуть ли не весь гарнизон, так сильно мы вчера намыкались.
   Вечером опять думал. Что я раньше знал собственно о религии, о Боге, о рае и обо все этом?
   Мама у меня родом из Нового Орлеана, у нее французские корни. Там все были жутко религиозные во времена ее юности. У них же в семье все усугублялось тем, что ее азартный отец, когда ей было восемь лет, проигрался дотла в казино и им пришлось переехать из огромного белого дома с колоннами под разлапистыми могучими деревьями в домик "американской мечты" по шведской модели, сделанный из толстого картона. В результате, с детства пол ее жизни крутилось вокруг маленькой католической церкви рядом с железной дорогой. А мой отец - протестант из генеральской семьи с севера. Вот я и ходил в Саванне, то к католикам в одно воскресенье, то к протестантам в другое. Нет, никаких разночтений в догматах не чувствовалось, разница была в основном в этикете и убранстве. Католическая была для простых, туда приезжали чуть ли не на велосипеде, в футболках, шортах, после службы ели поп корн в комнате за основным залом. А в отцовскую приезжали на мерсах только семьи богатых военных и бизнесменов, все в костюмах. Делали большие пожертвования и имена главных спонсоров помещали на скамьях и стенах. Обеды заказывали редко, только по самым важным праздникам, но зато из самых престижных и консервативных ресторанов.
   Отец никогда со мной на религиозные темы долго не говорил, просто купил однажды библию с комментариями, которую я так и не открыл сам ни разу, кроме как в церкви, когда нам пастор указывал. Если же я что-то спрашивал, то он говорил, что на все мои вопросы лучше ответит наш священник, а я, признаться, недолюбливал этого долговязого доминирующего великана. С мамой же говорить было бесполезно, потому что она помешалась на разных чудесах и несколько раз ездила в Междугорье в Сербии и в Лурды во Франции, где якобы происходили явления Девы Марии. Как-то, когда мы поехали отдыхать на Кипр, мама умудрилась все-таки отвезти меня в горный монастырь, где была очередь, чтобы поцеловать плачущую икону. Я закрыл лицо с двух сторон ладонями и претворился, что поцеловал ее. Так сказать, воздушный поцелуй.
   По воскресеньям к маме часто приезжали всякие кошмарные подружки, и в специальной комнате, заваленной божественными статуэтками, картинками, свечками и четками, они громко и радостно пели, а потом после общей короткой молитвы долго ели. Я этих накрашенных терпеть не мог и уезжал в воскресную школу с соседом Джоу, но в школе мы в основном бесились или участвовали в городских благотворительных программах, разбирали мусор, косили газон в домах бедняков. Однажды только, помню очень хорошо, к нам прислали какого-то важного старика, который был на юге вроде бы известным церковным деятелем, и он нам показал видео про рай. Мне не понравилось. Какие-то мужики с бабами, актеры категории С, под легкую динамичную музыку бегали в шелковых одеждах с лентами и розами, танцевали, улыбались друг другу и всячески показывали, что у них нету ровным счетом никаких забот. Мне туда не захотелось, и я сказал ему об этом, а он сказал, что это всего лишь аллегория, а я чтобы следил за своим языком.
   Потом я еще один раз, кажется, целый уикенд думал о боге и судьбе, когда у нас в фан-парке, где я подрабатывал в двенадцатом классе, в один прекрасный день у одной девчонки умерла бабушка, а у другой был день рожденья. Им написали открытки, одной с соболезнованиями ("карточка-симпатия"), а второй с поздравлениями. И в последний момент их перепутали! Ну потом и цирк был...
   Во как меня сегодня пробрало на размышления!!!
  
   16 июля
  
   Бойко, похоже сошел с ума. Ходит и приговаривает шепотом: "они хулили имя Бога, имеющего власть над сими язвами, и не вразумились, чтобы воздать Ему славу". А когда его что-то спрашиваешь, смотрит, не мигая, и пугает: "Это еще что, лютики. Вот подожди, парень, к одиннадцатой главе начнется такое, закачаешься, мало не покажется...".
Весь интернет, который существует, разбился на два лагеря. "Дружинников" с повязками, на которых изображен молодой ягненок, и "Служителей", у них на груди значки с красным крокодилом, какой-то древнеегипетский символ якобы. И те, и другие рьяно призывают вступить в их ряды.
  
   19 июля
  
   Мама миа! Радио Саудовской Аравии пробилось сегодня в эфир и на плохом английском сообщило, что по всему миру происходит восстание из мертвых в живые. Спилберг отдыхает. Якобы в отдельных местах люди и живые, и бывшие мертвые стекаются со всех сторон в какие-то перевалочные пункты. (Что за бред?). При чем в некоторых местах живые-живые требуют, чтобы у них был приоритет над живыми-мертвыми. Среди мертвых есть чуть ли не обезьяноподобные, по крайней мере, полно неандертальцев. С ними не договоришься. Чуть что, сбиваются в стадо и закидывают камнями. Лучше же всего из мертвых, видимо, устроились древние египтяне и ассирийцы. Восстают целыми кланами с прислугой и даже мелкими армиями, с полным инвентарем от колесниц до горшков. Ведут себя крайне агрессивно. Доходит до курьезов. Некоторых живых по несколько раз на дню убивают, а они все восстают и восстают.
   Хорошо мы сидим в бункере, никуда не рыпаемся, хавчика и всего, что нужно, благо, навалом. Если бы не Чэрэл, мне бы даже начало это все нравиться, ей богу.
  
   2 сентября
  
   Со вчерашнего дня где-то на треть сократился дневной свет. Ну, нам все равно, сидим в бункере, с электричеством светло всегда, уж я позаботился. Только из ста с небольшим оставшихся от пятисот солдат множество "тронутых". Есть у нас, тут, например, один мой сосед, связист еврей, родом из-под Харькова, Украина. Вчера, как началась чехарда со светом, ходил по всем комнатам, поздравлял с Днем Учителя.
   Днем пошло сильное задымление из земли, прямо из почвы, как из гейзеров, только без воды. Три часа сидели в противогазах.
  
   5 сентября
  
   Не знаю, это ли Бойко имел ввиду, но похоже, он докаркался.
   По всему небу и вокруг базы летают и ползают ужасные гибриды-мутики. Рожи как у обезьян, только клыки большие, с желтыми рогами и длинными волосами, вместо рук или ног, лапы с копытами, а тела по типу крокодилов в броне. Но самое прикольное, что у этих гадов еще на загривке крылья, которыми они умело маневрируют в воздухе, а сзади у них отростки с гигантскими жалами. И что характерно, питаются только человечинкой. Когда их летает несколько штук, шум такой, как на Ниагарском водопаде. Мы с Чэрэл туда ездили, мне уже тогда почему-то там не понравилось, видимо, предчувствие. Я вообще от всей этой флоры и фауны не в восторге.
   (приписка, сделанная шесть месяцев спустя. Вот тут и пошли в ход два наших "Апачи" и пять "Блэк Хок", стоявшие многие годы без дела в ангаре, а также запас ручных "стингеров". Пилоты были живы-здоровы, эти ребята вообще помрут последними, наверно, если вообще помрут. Вот они повеселились от вольного. Пять месяцев, они Аваддончикам - так мы их прозвали - тушки жарили. Птеродактили проклятые быстро отучились есть нас, хотя две развед группы все-таки отправились в "место назначения" раньше срока).
  
   4 января.
  
   Ну, я так не играю. Пошла уже категорически откровенная клоунада. Только мы, значит, практически добили тяжелыми усилиями одних крылатых зубастиков, как новая презентация: всадники в рыжей, бурой и серой броне, у их лошадей бошки от львов и пыхают огнем из пасти, а хвосты кусаются по типу змей. И все, конечно, норовят ворваться к нам на базу. Амуниции же в обрез. Особенно "Хелфайеров" для вертолетов и пулеметных лент. Людей - восемьдесят семь человек, небоеспособных шесть, в лазарете нет хирурга: всадник-комикадзе протаранил крышу.
   На днях исчез еврей с Украины. Еще когда был один из первых огненных дождей, мне показалось, что русский (так его тут все звали) уже тогда немного двинулся. Вышел к флагштоку, лег на землю и, положив руки за голову, проникновенно запел:
  
   С неба лиловые падают звезды,
   Даже желанье придумать не просто,
   На небосклоне привычных квартир,
   Пусть, загорится звезда Альтаир.
  
   Потом он мне перевел. Говорит, наша родная артековская песня. Это у них такой лагерь для бойскаутов был. В общем странный какой-то. Ну, это сейчас в порядке вещей. Еще, помню, убеждал меня, что все потом удивятся количеству русских людей в раю. Это он загнул, конечно, но спор был интересным.
   Так вот, а сегодня он выбежал в коридор, весь в камуфляже, ножах, штыках (огнестрельное оружие у больных мы давно отобрали), кричит: "Не Антихриста надо бояться! Убейте в себе слюнтяя, вот у меня дядя был, дядя Додик, слюнтяй, каких свет не видывал, вот таким я не хочу быть". Бежит, голосит: "Я Анти-Додик, я Анти-Додик, разойдись, убью!". Так и скрылся за воротами.
     
   10 января
  
   Сегодня исполнилось двадцать семь. Мысль одна: что бы изменилось, если бы стало известно, что на том свете тоже можно совершить самоубийство?
  
   15 января.
  
   В интернете работает нормально только один старый забытый сайт про Декарта. Вчитался, как это дико и нереально смотрится сейчас, все это из прошлой жизни. Обалдеть!
   Про одну вещь подумал, в Декартовой выдумке про три оси координат и описание местоположения любого объекта (выдумке, которая по-своему вроде объясняет и придает смысл любой вещи и явлению в мире), не хватает, по-моему, одной дополнительной единицы измерения - для объекта, положение которого описать можно, но при этом величина которого будет меньше его реальной или им желаемой, только оттого, что он занимает какое-то положение. Выбрав что-то, какую-то позицию, мы теряем все, что вне этой позиции. Надо спросить наших пилотов, что они имеют на это сказать, хотя это как-то уж слишком топорно. Но они иногда выдают такое, заслушаешься.
  
   23 февраля
  
   Здрасьте-пожалуйста.
   Я уже ни чему не удивляюсь.
   Но МакГоги и пилоты, оказывается, давным-давно переметнулись и подпольно работают и являются крупными фигурами в стане дракона и его ангелов. Все эти их бои и подготовка корабля и прочее, было маскировкой для того, чтобы открыться сейчас. Они хотят, держите меня семеро, сделать из нашего гарнизона базу по подготовке боевых единиц для Люцифера! Построили сегодня оставшихся пятьдесят четыре человека на плацу и объявили об этом сюрпризе. Хорошо, я прикинулся дурачком, со всем соглашался и кивал головой, о главном ни гу-гу.
   Единственное, что мне нужно, это добраться до Чэрэл, а не политикой заниматься.
   Вечером я удачно бежал, прихватив один радиоприемник и немного провианта.
   Из того, что я знаю, надежда может быть только одна: добраться до перевалочного пункта в Объединенных Арабских Эмиратах, оттуда в Иерусалим, а оттуда уже как-то дальше в Саванну.
  
   28 февраля.
  
   Продвигаюсь по утрам по пустыне. Днем жарко, ночью слишком холодно и страшно.
  
   8 марта.
  
   А умереть интересно! По крайней мере там, может, объяснят, наконец, что к чему здесь было. И уж в любом случае поинтересней, чем тащиться всего с двумя маленькими фляжками теплой мутной воды.
  
   10 марта.
  
   Надо же, нашел сегодня на склоне одного большого бархана два кустика, а на одном из них сидит, богомол. Кивает головой, лапками перебирает. Ну точь-в-точь, как у нас в Саванне. Я наверно никогда туда больше не попаду.
  
  
   15 марта.
  
   Наконец я на перевалочном пункте. Самые натуральные ангелы, двухметровые мужики с длинными волосами и огромными крыльями с блестящими перьями, стоят в оцеплении вокруг аэродрома, всех оттесняют и бьют скипетрами самых настойчивых. Толпы народа осаждают их, умоляя дать возможность улететь. Кто куда хочет. Кто на тот свет уже собрался, кто к родственникам, кто с заданием Агнеценосных (так теперь называют "дружинников"). У последних проверяют путеводные листы или командировочные и пропускают без очереди. Здесь почему-то большая группа живых-мертвых финикийцев. Назойливы до безобразия, и, главное, энергия бьет просто через край, видимо, накопили пока валялись. Но вид у них, конечно, далек от первой свежести.
  
   16 марта.
  
   Улететь не дают. В пункте распределения ангелы говорят какие-то загадочные фразы, что пока некоторым надо ждать, чтобы они не предпринимали никаких действий до распоряжения сверху и еще что-то загадочное про то, что пока не дополнится число, то нельзя. Поставили меня на очередь. В списке я тысяча двести пятьдесят шестой. Сказали, что билета не дадут без медкомиссии. Надо проходить диспансеризацию: там самое важное флюорография, анализ мочи и крови и предварительное освидетельствование у ангела-психиатора о том, что к призыву к Богу годен. Все остальные врачи, как тут судачат в очереди, ерунда.
   Сегодня успел сдать кровь. Там была парочка: мама с четырехлетним сынулей. Тот страшно боялся укола в палец. Мама с врачихой убедили его, что это не больно, всего лишь, как укус комарика. Когда они уже выходили, мальчишка на весь коридор проорал:
   - Ни хуя себе комарик.
   Мамаша жутко покраснела, в охапку схватила шалуна и пулей вылетела из коридора.
  
   18 марта.
  
   По очереди ходят всевозможные байки, в том числе про другие перевалочные пункты. Якобы в московском восставший Сталин пытался скрыть свою личность и хотел под шумок пройти медкомиссию с кучкой грузин-торговцев, продававших в прошлом апельсины на местном рынке. Во флорентийском Савонарола устроил дебош и его связанного досрочно передали чертям.
  
   19 марта.
  
   Мне отказали в вылете. Психиатр, собака, не дал бумажку. Я иду пешкодралом в Иерусалим.
  
   1 апреля.
  
   Господи, не хочу я богохульствовать и говорить тебе, что ты не создал меня или что ты не сильнее меня, но рабом твоим быть не хочу. Не вижу в этом гордыни, а так меня воспитали, чтобы я не боялся ничего, про бога толком ничего не говорили, но я так для себя решил, что и к богу это относится. Знаю я, что есть у тебя вроде бы один блудный человек, он ни в аду, ни в раю. Как я хочу к нему, если бы ты знал. Или уничтожь меня или к нему отправь, родной, другой вариант меня не устраивает. Услышь мою молитву!
  
   22 апреля.
  
   Встретил двух мужиков в белых простынях. Они начали расспрашивать меня, кто я такой. Я сказал. Они же представились, как пророки, имеющие власть над огнем, водой и язвами. Потребовали, чтобы я пошел с ними. Я их послал и побрел дальше.
  
   Здесь мой дневник оборвался. Через три дня я умер от язвы в пустыне, не дойдя двухсот километров до Иерусалима. Потом еще много чего случилось. Теперь я что-то по типу жабы на далекой планете Альфа-Центавре. Только у меня вместо носа раздвоенный хобот, а вместо пары глаз, видящие в зелено-болотном люминесцентном свете сетчатые покрытия на горбе, который на спине. А вот рот с зубами вполне, как в предыдущей жизни, только зубов больше, и они мельче.
   Так-так, не могу выдать много информации, но вот одно интересно, первые несколько минут новой жизни мы, оказывается, еще помним старую и знаем, что, вот, новая только начинается, а потом, как я понял, из открытия Тайны, тогда еще там, после той жизни, но еще до этой, мы забываем обо всем, оно как бы стирается напрочь, и мы начинаем с нуля. Ой, ну, что я, и так много думаю, очень клонит в сон. Тут тоже, оказывается, соо.....Чернота, чернота..............
   Хм. А, вот, даже очень миленькие мошечки мимо летают, притворюсь-ка я спящим. Жду, еще жду, так - бросок, ура, слямзал!! Хм! Однако какой у меня прекрасный растроенный длинный язычок и цепкие щупальца!!! Так, где еще мошечки?!
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"