Завадская Анна: другие произведения.

Триптих

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Вампиры и их роль в современном обществе". Возможно, в этом мире кто-нибудь когда-нибудь сможет написать научную статью с таким содержанием.
    Кратко о мире: была Катастрофа, из огромной планеты-мегаполиса уцелело лишь несколько горсток людей. И нелюдей тоже. Ну и понятно, что каждая горстка пошла своим путем развития.
    Кратко о рассказе: маленький город с небольшим количеством людей и церковью. События, которые меняют жизнь этого городка.


   Первое причастие
  
   Придирчиво рассматривая себя в зеркало, Эрика пыталась унять волнение. Сегодня она примет первое причастие в своей жизни. Две недели назад она стала девушкой и вот теперь, наконец-то, Эрика впервые примет причастие от отца Леонарда, их городского священника. Единственного священника, надо сказать. Мама, конечно, рассказывала, что в других городах и церквей бывает по две или три, и священников побольше. Но в их маленьком Виллстоуне, где жили преимущественно охотники и собиратели, была лишь одна церковь Спасения. И один священник.
   - Ну что, доченька, готова? - улыбнувшись, сказал отец, зайдя в её комнату.
   Двенадцатилетняя девочка... нет, уже девушка... вздрогнула и повернулась к мужчине. А потом прикусила губу и сказала:
   - Мне страшно, па...
   Улыбнувшись, Саймон подошел к ней, присел на корточки и взял худенькие ладошки в свои мозолистые руки.
   - Ничего, это только первый раз так. Поверь, это ничуть не больно и совсем не страшно. Идем, мама с братиком тебя уже заждались.
   Вздохнув, Эрика кивнула и, бросив последний взгляд в зеркало, вышла из комнаты вслед за отцом.
  
   Сегодня отец Леонард готовился к службе тщательнее обычного. Все-таки маленькой Эрике предстояло впервые принять причастие. Тянуть дальше не имело смысла. Если задержать первое причастие ещё на пару недель - может случиться беда.
   Виллстоун растет... Ещё какие-то пятьдесят лет назад была деревня-деревней, пять семей и все. А теперь почти сотня обжитых домов, три расчищенные улицы, полноценная таверна с постоялым двором и несколько лавок. Да и близлежащие городки постепенно отвоевывают место для жилья. Пора расчищать место для ещё одной церкви и вызывать второго священника, самого Леонарда уже не хватает для осуществления причастия всех желающих. Приходится причащать в два дня и то, каждый получает причастие всего раз в две недели.
   Ох, не о том ты думаешь, Леонардо, не о том. Тебе сейчас надо сделать все возможное, чтобы все прошло без сучка и задоринки. Благо, опыта хоть отбавляй. Пятьдесят лет службы вторым священником в Санстоуне и ещё пятьдесят - уже единственным священником здесь. Опыта хватит. И сил, тоже. Ещё немного - и можно будет подумать о том, чтобы взять себе ученика. Жаль, малышка Эрика до этого времени не доживет. У неё очень хорошие задатки. Уже сейчас. Вошла в половозрелый возраст позже остальных сверстников, в отличие от них - продержалась без причастия целых две недели. Надо бы послать её данные в Вайтстоун, возможно, кому-то в скором времени понадобиться толковый ученик. То есть ученица.
  
   Саймон так и не отпустил руку дочери до самого порога церкви. Да и что там того пути-то? Выйти из дома, даже не запирая дверь, поприветствовать соседей, выходящих из таких же однотипных домов, сохранившихся ещё с Катаклизма и пройти до перекрестка по расчищенной и отремонтированной ещё первыми поселенцами широкой улице. Хорошее место выбрал отец Леонард и их предки для нового города. Видно, что до Катаклизма этот район был процветающим. Улицы широкие, покрытие - одно из лучших. Дома большие, просторные, не на одну семью, сразу видно. Подвалы не затоплены, верхние этажи присутствуют. Хороший. И для церкви место подходящее нашлось, как раз на пересечении двух улиц, с большими дверями и огромным залом, в котором помещались все, чей черед был причащаться сегодня. Эрика прижалась к нему, увидев количество людей, собравшихся в зале. Отец лишь сжал одобряюще её руку и улыбнулся.
   Убранство церкви было хоть и довольно скромным, но в него была вложена частичка души каждой семьи маленького города. Ведь большинство вещей в зале были либо найдены при расчистке завалов, либо собственноручно созданы поселенцами. Из купленных были лишь обязательные статуи Творца, Пресветлых Маргарет и Константина, да их окружение. Полотнища настоящей ткани, выкрашенные в багровый цвет ещё матерью Саймона, гирлянды из искусственных цветов, которые делала миссис Джайн, светильники, которые нашел мистер Ивоген, скамьи для прихожан, справленные мистером Даком... Перечислять можно бесконечно. Каждое поколение отдавало этому храму самое лучшее, самое ценное. А как иначе? Ведь именно Церковь спасает и защищает их от страшной смерти.
  
   Наконец, служба началась. Слова благодарности Творцу всего сущего, краткое поминание заслуг Пресветлых Маргарет и Константина, чтение Священных хроник... Эрика не раз присутствовала с родителями на службах, маленькую девочку дома одну никто бы не оставил, так что все это было ей хорошо знакомо. Однако ощущение того, что сегодня, именно сегодня, служба была гораздо более торжественной и отец Леонард в каждое слово, произнесенное сегодня, вкладывал особый смысл - не покидало девочку.
   - ...Тридцатое сентября. Болезнь "черной крови" была обнаружена в округе Тордсмуна, район закрыт на карантин. Разработки лекарств учеными продолжают вестись, но пока безуспешно. Из закрытых округов поступают сообщения о чудесах исцеления от "черной крови", но пока эти слухи ни подтвердить, ни опровергнуть не представляется возможным. Напоминаем симптомы заражения "черной кровью": головокружение, повышение давления, сонливость, учащенное сердцебиение, слабость, отдышка, на более поздних стадиях - онемение конечностей, потеря сознания, удушье, боль в области сердца. При порезах кровотечение слабое, сама кровь вязкая, густая, более темного цвета. Для оказания первой помощи применяйте кровопускание и введение специального физраствора.
   Отец Леонардо закрыл Священные хроники Катаклизма и обвел взглядом всех прихожан.
   - Я решил сегодня процитировать этот отрывок хроники именно потому, что здесь есть и первое упоминание о деятельности Пресветлых Маргарет и Константина, и перечислены наиболее известные и легко распознаваемые симптомы черной крови. Даже сейчас, спустя века, мы все ещё ощущаем на себе последствия той Катастрофы. И отказывающиеся от принятия причастия через месяц, максимум через два умирают. Но не будем сегодня о смерти. Сегодня радостный день для всех нас. Сегодня принимает первое причастие мисс Эрика Наткер, дочь всеми уважаемого мистера Саймона Наткера и миссис Кати Наткер. Мисс Наткер, прошу, выйди к нам.
   Когда высокий и статно сложенный отец Леонардо посмотрел на неё своими необычайными глазами, Эрика зарделась от смущения. Когда он смотрел на прихожан ТАК - ослушаться не решался никто. Встав с лавки, Эрика подошла к священнику. Леонардо же, опустившись на одно колено, улыбнулся и заглянул ей в глаза. Нет, страха перед причастием он там не увидел. Был просто страх перед таким количеством людей и перед чем-то, в принципе известным, но все равно мало понятным.
   - Не бойся, это совсем не больно, - тихо шепнул ей Леонардо, а вслух и громко спросил: - Мисс Эрика Наткер, согласна ли ты принять от меня, отца Леонарда, причастие, дарующее защиту от черной крови?
   - Готова! - громко и четко произнесла Эрика и запрокинула голову назад и чуть-чуть вправо.
   Леонардо облизал губы и, притянув к себе девчушку, поцеловал в шею. Лишь через пару мгновений, когда кожа Эрики потеряла чувствительность под действием его слюны, он прокусил удлинившимися клыками нежную кожицу. Сделав пару глотков крови из аккуратных ранок, Леонардо, не отрываясь от кожи девочки губами, пару раз провел языком по коже, зализывая ранки. Все. Первое причастие проведено. Отпустив девочку, Леонардо поднялся, улыбаясь ей.
   - Запомним же этот день, когда юная мисс Наткер была спасена, получив первое причастие. Восславим Творца, который, даруя испытание, дает и силы преодолеть их!
   Эрика, как зачарованная, смотрела на отца Леонарда, несмело ощупывая две поджившие ранки. Священник был прав, абсолютно не больно, даже чуточку приятно. Ну все. Теперь уже никто из соседских детей не сможет назвать её малявкой. Теперь и у неё, как и у каждого взрослого, есть отметины о причастии.
  
  
   Чужак
  
   - Терпи, малыш, терпи... Осталось всего пара часов. Эти руины я знаю как свои пять пальцев, точно говорю, максимум через два часа мы будем на месте. Там тебе помогут, увидишь. Отец Леонард - истинный чудотворец. Два раза меня с порога смерти вытягивал. Терпи...
   Кого убеждал Лекс, себя или полуживого парня, тело которого то и дело сводили судороги последней стадии болезни черной крови - было непонятно. Парень, похоже, уже и не слышал старого охотника, кулем вися на его плечах. А тот знал себе, шел вперед, петляя между завалами и ямами, бубнил что-то под нос, спорил сам с собой, потом пытался что-то пояснить своей ноше, правда, не пытался добиться ответа. Понимал, что парень умирает.
   - Лекс! - донесся до охотника еле слышный крик со стороны города.
   Охотник остановился и помахал рукой с винтовкой в ней. Дозоры... Вот и пригодились глазастики мистера Паркера, главы ополчения Вилстоуна, которого в последнее время все чаще называли шерифом. А что? Городок уже большой, пора городской совет да стражу по всем правилам создавать. Мэра вон давно уже избрали, пора и шерифу значок выдавать по всем правилам.
   - Священника зовите! Умирающий со мной! - что было силы выкрикнул Лекс, продолжая неспешный путь вперед.
   Он знал, что его услышат и что пока он дойдет до города, отец Леонард уже будет готов принять их. Его встретили на полпути к городу Тарк и Роб. Паренька сняли с него и, подхватив подмышки, оттащили к ближайшему дому. Лекс наконец-то позволил себе передохнуть и пошел медленнее. Стар он для таких приключений. Вон, все одногодки уже давно занялись чем-то полезным в городке, оставляя охоту молодым. А он никак не успокоиться. Доковыляв до дома, он увидел, как отец Леонард причащает найденного парнишку.
   Священник внимательно посмотрел на Лекса, но ничего не стал говорить ему. Пока охотнику причастие не требовалось, а сразу после службы причащать ещё двоих... Нет, это достаточно тяжело даже для более опытного священника, чем Леонардо. Но где же Лекс нашел этого парня? И почему у того на правой щеке, сразу под глазом, вытатуирована четырехлучевая шипастая звезда? Да такая четкая и крупная, что сразу в глаза бросается. Загадки, загадки, загадки... Не нравилось все это Леонардо, ох не нравилось.
   - Мальчика отнесите в церковь, спустя пару часов мне придется повторить причащение. И ты, Лекс, отправишься со мной. Мне необходимо знать все в деталях.
   Ох ты... Впервые за свою жизнь Лекс видел отца Леонарда таким. Поджатые губы, прищуренные глаза, резкие движения. Как бангер, изготовившийся к прыжку. А он ещё сомневался в том, что священники в случае чего способны не только святым словом и благословением горожанам помочь. Теперь не сомневался. Леонардо же, увидев в глазах Лекса настороженность, хмыкнул и сказал:
   - Не бойся, я не сошел с ума и не злюсь на тебя. Никому из вас я зла не желаю. Но тварь, которая... - Леонардо резко замолчал, втягивая носом воздух.
   - Роб, к мэру. Пусть собирает всех в церкви, быстро. Немедленно! - впервые за все годы рявкнул на кого-то из прихожан отец Леонард. - Это касается всех. Немедленно в церковь. И передайте всем, кого встретите.
   Лекс лишь кивнул. Неужели он принес в город беду? Но какую?
  
   Кровь стучала набатом в висках. Вот и случилось то, чего Леонардо опасался больше всего. На его территории объявился чужак. Отступник, скорее всего, больше некому. Он почувствовал его приближение так же, как и чужак должен был почувствовать вход на территорию контролируемых церковью земель. Если отступник решиться на открытое противостояние... Если Леонардо не сможет его победить... У людей останется лишь одно спасение: дождаться прихода помощи из соседних городов в церкви.
   Церковный устав предписывал каждому священнику каждый день выходить на связь со своей епархией. Каждый день. Если же кто-то не выходил на связь - тут же собирался отряд инквизиторов и отправлялся в замолчавший город. В случае поломки оборудования, епархия меняла его, в случае забывчивости священника - меняла святого отца. В случае беды... Расправлялась с ней. Если прихожане успевали укрыться в церкви, защищенной не только толстыми стенами, но и специальными символами и ритуалами, все проходило благополучно. Если же нет... Город заселяли заново после того, как уничтожали все следы произошедшего. Творец... Ну почему это все должно произойти именно в Виллстоуне? Хорошо хоть сил хоть отбавляй, как раз после службы и в случае чего можно будет применить силу крови.
   Подхватив на руки мальчишку, все ещё находящегося в обмороке, Леонардо последним вышел на улицу. Тревожный вой сирены растекся по улицам, созывая народ в церковь. Горожане выскакивали на улицы, у многих в руках были ружья, карабины, винтовки. Вот только против отступника в открытом противостоянии огнестрельное оружие вряд ли поможет. Если только не большой группой и с разных сторон. Женщины тянули за руки детей, мужчины поторапливали и оглядывались на Леонардо, идущего самым последним.
   - Да быстрее же вы, сонные черепахи! - выкрикнул злой Леонардо. - Минута промедления может стоить вам жизни!
   Поторопились. Хорошо, успеют. Передав паренька Лексу, Леонардо схватил висящий у двери пояс с кобурой и клинком. Давно он их не использовал в реальном бою. Хорошо хоть, тренироваться не забывал, форму не терял. Если отступник будет один - справится. Посмотрев на притихших горожан, он сказал:
   - Не открывайте двери, что бы ни случилось. Никому. Для блага ваших же детей. Мэр, вы знаете, что делать.
   И, выйдя на улицу, закрыл за собой дверь. Потом запечатал её особым образом. Все. Теперь можно было и поговорить на равных с тем, кто оставил на теле спасенного Лексом мальчишки глубокие рваные шрамы. Шея сзади и спереди, плечи, спина... Глубокие, рваные шрамы. Леонардо слишком хорошо знал, зубы и когти каких зверей оставляют подобные отметины. Слишком хорошо. Его шрамы исчезли лишь после инициации. Сжав зубы до хруста, Леонардо повернулся спиной к закрытой двери церкви. Нашел, когда вспомнить о прошлом. Посмотрев вперед, он пошел обратно, к границе города, где чувствовал присутствие ещё одного вампира.
  
   Рейнон Треверс и двое его сыновей услышали вой городской сирены в полукилометре от церкви, спускаясь с третьего этажа большого дома на перекрестке двух улиц. Отец Леонард попросил их исследовать этот дом и сказать, возможно ли здесь будет оборудовать церковь. Ближайшие расчищенные дома находились метрах в двухстах, чуть дальше по этому же направлению - Бриджстоун, так что выбор священника понятен.
   Но не результаты разведки сейчас беспокоили Рейнона, а то, успеют ли они добежать до существующей церкви вовремя. Если не успеют... Придется прятатся где-то поблизости и ждать, пока тревогу не отменят. Или пока не пройдут сутки минимум.
   - Ну, живее, живее, Йорг! - поторапливал своего младшенького Рейнон.
   Как же неудачно получилось... Йорг на днях упал и слегка растянул лодыжку. Ходить и исследовать это не особо мешало, а вот бегать - очень даже сильно мешало. Нет, не успевали... Никак не успевали. Повернули - и увидели, как отец Леонард отходит от закрытой снаружи и изнутри церкви. Плюнув в сердцах на мостовую, Рейнон посмотрел на окружающие дома. Подвалы будут обыскивать в первую очередь, в случае реальной угрозы. Значит, надо забраться куда повыше. О, дом Латеров и Стингов! У них сохранилось аж шесть этажей, разобранными и приведенными в порядок из которых было лишь три. Вот там, этаже на пятом- шестом можно и засесть. Как раз со стороны главной улицы, чтобы в случае чего быть готовыми ко всякого рода неприятностям. Интересно, сколько таких же, как они, опоздавших, сейчас стараются найти укрытие в этих каменных джунглях?
  
   Чужак шел посреди улицы и с интересом разглядывал дома, расчищенные и обустроенные людьми. Разглядывал с непониманием, как будто впервые видел такое и абсолютно не мог представить, зачем такое было делать. Странный... Не похож он на отступника. Слишком спокойно себя ведет, слишком уверенно держится. Но если он не священник, предавший идеалы церкви, то кто?
   Сблизившись на расстояние, достаточное для разговора без крика, чужак сказал:
   - Приветствую, барон. Прости, что зашел на твою территорию без приглашения, но, похоже, кто-то из твоего стада посмел привести в свой дом одного из моих сбежавших щенков. Как только они отдадут мне мою собственность, я сразу покину твои угодья.
   Что... Что за бред?! Барон? Стадо? Щенок? Собственность? Угодья?! Нет, он явно не отступник. Но тогда... Неужели это он так обходился с мальчишкой? Скорее всего... Стоит, улыбается, клыки и не думает прятать, выставил на обозрение. И он пришел за мальчиком. Похоже на то. И, по словам этого чужака, парень сбежал от него. Ещё бы, кто бы не сбежал. А чужак, похоже, всерьез рассчитывает на то, что Леонардо отдаст мальчишку. Но относиться к людям, как к животным... Нет, этого позволить нельзя. Да, этот вампир явно не знает о Церкве спасения и роли, которую должны выполнять вампиры по воле Творца. Он ближе к отступникам, которые сознательно идут против воли Церкви, отрекаясь от её заветов и считают, что раз они сильнее, то могут диктовать более слабым свою волю. Только потому, что те слабые.
   - Один из горожан нашел полуживого подростка и действительно привел его в город, - сохраняя спокойствие, сказал Леонардо. - Я успел спасти парня от болезни черной крови. Но не думаю, что будет лучшим решением отдать его тебе. Вряд ли парень захочет возвращаться.
   Пришелец посмотрел на него, как на безумца. Он даже не смог ничего сказать в ответ на слова священника. Лишь спустя пару секунд ответил:
   - Захочет?! Ты в своем уме, барон? Да кому какое дело, чего хочет щенок, сука или кобель? Они не более, чем стадо, которым мы кормимся. Кого интересуют их чувства и желания? Пусть будут благодарны, за то, что мы продлеваем их никчемные жизни.
   Надо же... Да, видимо, этот странный барон действительно не знаком с учением святой Церкви. Но тогда получается, что кроме Гарской республики, с которой постоянно воевала Церковь спасения, есть ещё одна группа переживших Катаклизм. И, судя по тому, что удалось услышать Леонардо, они тоже не поймут учение Пресветлых. Правда, уже совсем по другой причине. Да уж... Но, быть может, есть шанс объяснить им, в чем они не правы?
   - Но ведь ты был таким же до инициации, - попытался вразумить чужака Леонардо. - Ты был таким же, пока тебя не сделали вампиром.
   - Таким же?! Барон, ты сумасшедший. Мой отец, граф Тойфер, выбрал тело одного из подающих надежду щенков для того, чтобы дать мне жизнь, это правда. Но от того щенка осталось лишь тело. Все остальное - мое.
   Леонардо рассматривал удивленными глазами это чудо природы и ничего не понимал. Как это могло быть? Как он мог забыть всю свою жизнь до инициации? Разве такое возможно? Чужак смотрел на него точно также, с непониманием и недоверием. Похожие внешне, но такие разные по сути. Дети разных народов, которые вряд ли когда-нибудь поймут друг друга.
   - Ты отдашь мне щенка? - резко спросил чужак, не пытаясь понять больше логику этого сумасшедшего.
   - Я не отдам тебе паренька, он не заслуживает такого обращения, - твердо ответил ему Леонардо, поняв, что убедить в своей правоте этого странного пришельца не сможет.
   Лицо чужака стало злобным и высокомерным.
   - Тогда я сам заберу его. И все твое стадо заодно, сумасшедший.
   Его когти удлинились, а в следующий миг его уже не было на прежнем месте...
  
   Мистер Найджел Твирс, избранный жителями Виллстоуна мэром больше десяти лет назад, лишь кивнул на слова отца Леонарда. Он прекрасно понял, почему священник поднял такой переполох. И почему в свое время отец Леонард настоял на выборе мэра - тоже. Потому, что кто-то должен был знать, что делать людям в таких вот случаях, когда никто, кроме священника не может справиться с пришедшей в город бедой. Кто-то должен успокоить людей и направить их энергию в нужное русло.
   - Мистер Паркер, пусть ваши люди займут позиции у дверей церкви и в тех местах, где возможно проникновение в помещение. Женщин и детей разместите по центру. Кто без оружия? За мной.
   Дверь в комнаты отца Леонарда была не закрыта. Кушетка, стол, шкаф для одежды. И металлический люк с кодовым замком на полу, прикрытый половиком. Код Найджел знал. Кряхтя, опустился на колени и набрал на цифровой клавиатуре десять цифр, которые заучил наизусть ещё двадцать лет назад. Легкий писк подтвердил правильность комбинации. Откинув толстенную и тяжеленную крышку, мэр понаблюдал, как загорается автоматическое освещение, а потом посмотрел на загоревшиеся удивлением глаза охотников. Ну-ну. Что же с ними будет, когда они внутрь спустятся?
   Ничего, если переживут сегодняшний день - поймут. Если же нет, то будет все равно. Железная лестница вела в подвал, который был раза в три больше комнаты отца Леонарда. Оружейная стойка с пятидесятью новенькими автоматами, полки с таким же количеством бронежилетов и касок. Ящики с различными боеприпасами. И стол с экраном и пультом управления.
   - Быстро вытаскивайте боеприпасы, оружие и защиту наверх, все несите мистеру Паркеру, пусть распределит среди своих бойцов. Да поживей.
   Сам же Найджел подошел к пульту и нажал на нужное сочетание клавиш. Это должно было послать сигнал беды в епархию, а уж как быстро они отреагируют... Экран вспыхнул, на нем мэр увидел лицо ещё одного священника.
   - Что... - секундная заминка, как будто попытка сориентироваться. - Мэр Твирс, если я правильно понял?
   - Да, святой отец, - кивнул Найджел, уже успевший справиться с удивлением.
   - Обрисуйте ситуацию.
   Мэр изложил факты, стараясь не углубляться в подробности, святой отец внимательно слушал и кивал, набирая на своем пульте команды.
  
   "Ничего не понимаю..." - единственное, что мог подумать отец Николас, наблюдая за происходящим перед церковью Виллстоуна через установленные в городе камеры внешнего наблюдения.
   Техника боя чужака была непохожа на их. Каждый удар был нацелен на уничтожение противника. При этом использовалась лишь природная сила и боевая трансформация. Леонардо пока успешно отражал атаки незнакомца, но контрактовать не успевал. Это было захватывающее зрелище, но долго так продолжаться не могло.
   Чужак не выдержал первым. Разорвав дистанцию одним прыжком, он оскалился и призвал силу крови. Нет, это явно не отступник. Отступник бы не стал так быстро использовать последнее и самое мощное средство вампиров. Призыв этой силы расходовал драгоценный запас крови вампира, который восстановить можно было только за счет людей. А у отступников возможности восполнить запас через причастие не было. Да и не стал бы отступник вообще связываться со священником в открытую, на его территории. Потихоньку похищать людей, копить свои силы и лишь потом, возможно, объединившись с другими отступниками, мог решиться напасть на город для того, чтобы захватить его.
   Леонардо смог противостоять чарам чужака, но контратаковать вновь не успевал. Неизвестный хмыкнул и... прекратил атаку.
   - Ты интересен, барон... Но слишком молод и неопытен. Я уже знаю, как убью тебя. Но мне не очень хочется этого делать. У тебя есть свой стиль и своего предела ты не достиг. Жаль будет губить такого талантливого вампира. Сдайся, отдай мне щенка и признай себя вассалом моего графа. Всего десяток голов в год и ты окажешься под защитой империи Дарес. Граф обучит тебя и поможет раскрыть весь потенциал.
  
   Леонард устало посмотрел на него. Как только чужак начал бой, священник уже понимал, что проиграет. Слишком быстрым и опытным оказался противник. Рубашка на груди была мокрой от крови, благо, сама рана уже затянулась. В голове до сих пор шумело от попытки чужака подчинить его через кровь. Хорошо, что только подчинить.
   Леонардо никогда не был бойцом. И никогда не стремился им стать, если быть честным. Ему всегда больше нравилась стезя городского священника, чем защитника веры на границе с Гарской республикой. Поэтому и стал священником, а не инквизитором или паладином. Интересно, как там горожане? Смог ли мэр спуститься в бункер? Смог ли передать сигнал бедствия? Наблюдают ли за ними сейчас? Спешит ли уже сюда отряд инквизиции? Нужно потянуть время...
   - Ты хочешь сказать, что если сейчас я отдам тебе мальчика и признаю твоего наставника своим, мне придется раз в год отправлять ему десятерых людей? А если я не смогу этого сделать?
   Незнакомый вампир хмыкнул, окинув взглядом улицы и ухоженные дома.
   - Не думаю, что у тебя возникнет проблема со стадом. Особенно с твоим странным сдвигом в голове. Однако есть бароны, которые оплачивают долг своей службой. Убивая тех, кто неугоден графу, выполняя его поручения или присматривая за его стадами. Но об этом будешь договариваться с графом сам. Согласен? Да или нет, другой ответ от тебя я не приму.
   Творец... Не получилось потянуть время. Ну что же, видимо, пришла пора умирать. Стоп, а что это за отблеск на пятом этаже правого дома? Ах ну да, кое-кто же не успел спрятаться в церкви, слишком быстро нагрянула беда. Ну что же, придется постараться и продержаться подольше. Если чужак применит поиск, а потом ещё и зов -- эти несчастные сами придут к нему. Придется сражаться так, как никогда раньше, на пределе и за пределом возможностей. Выпрямившись, Леонардо поднял пистолет и одновременно с нажатием на курок сказал:
   - Нет.
  
   И вновь на экранах мониторов фигурки двух вампиров смазались в неясные тени, движущиеся на пределе восприятия. Да... Огнестрельное оружие действительно безнадежно устарело и годиться только для охоты на животных. Вампиры в боевой трансформации спокойно уворачиваются от пуль. Но как Леонардо успевает блокировать все атаки этого чужака? Однозначно боец, причем вполне уверенно первого круга. Почему его талант не раскрылся во время ученичества? При должных тренировках он смог бы спокойно стать инквизитором. Даже сейчас сможет. Паладином, к сожалению, ему не быть. Время упущено, да и мировоззрение уже не то. На границе надо быть жестче. Ох нет... Только не это...
   Чужак, отпрыгнув назад, призвал силу крови и тут же атаковал снова. И тех двух мгновений, которые потребовались Леонардо для восстановления контроля над своим телом, хватило противнику для сближения и удара в живот длинными и острыми вампирскими когтями. Леонардо ахнул от боли, изо рта потекла кровь. Чужак воспользовался его слабостью и, сбив с ног, прижал к дороге, удерживая за шею.
   - Последний раз предлагаю сдаться и перейти под руку графа Тойфера, - яростно зашипел чужак, заглядывая своими ярко-алыми глазами в такие же точно алые глаза Леонардо. - Погибнешь же из-за какого-то щенка! Подумай о своем стаде. Они же без тебя и луну не протянут, погибнут от черной крови!
   - Я без них и двух недель не протяну, - спокойно, с улыбкой сказал Леонардо. - Ты не поймешь этого, чужак. Это не отношения слабого и сильного, это отношения партнеров. Они верят мне, я верю им. Вот ты, барон, можешь выдать своим людям оружие и чтобы они не обратили его против тебя? Мало того, постарались спасти тебя, хотя ты приказал, чтобы они спасались сами?
   Три выстрела слились в один. Все три - попали в цель. Мощные снайперские винтовки, которые использовали в Виллстоуне лишь Треверы. Рейнон и двое его сыновей были лучшими собирателями города. И они же были лучшими снайперами Виллстоуна. Правда, их навыки стрельбы редко когда приходилось использовать. Только если забредали на территорию крупные и массивные сойгары, которых надо было уничтожать с большого расстояния.
   Одна пуля попала в голову, две другие - в спину. Чужак дернулся от боли, его пальцы инстинктивно сжались, стискивая горло Леонардо. Если дать ему время - он восстановится даже после таких ран. А этого допустить было нельзя. Уже теряя сознание от нехватки воздуха, Леонардо смог поднять свой пистолет. Призвав силу крови для усиления восприятия и координации, священник прицелился и выстрелил в сердце чужака. Ещё трех выстрелов, прозвучавших через пару мгновений, он уже не услышал.
  
  
   Жертва
  
   Когда мэр вышел из комнаты отца Леонарда с хмурым лицом и плотно сжатыми губами, стихли все разговоры.
   - Лекс, Тарк, Роб и Уильям. Открывайте двери и быстро заносите в церковь отца Леонарда. Только очень быстро. Мистер Паркер, пусть ваши лучшие парни прикроют их в случае неожиданностей.
   Названные лишь кивнули, шериф указал на двоих ребят с автоматами и двери церкви открыли. Минуты ожидания, в которые каждый молил Творца и Пресвятых смилостивиться над ними. И вот, наконец, четверка мужчин вносит в зал на руках тело отца Леонарда.
   - О нет... - выдыхает кто-то.
   Люди расступаются, позволяя пронести тело прямо до алтаря у подножия статуй. Белая, как мел, и холодная, как снег, кожа. Синие губы и безжизненные алые глаза. Жуткая рваная рана на животе, следы от удушья на шее. Эрика не выдержала и разревелась. Её тут же поддержали все малыши, да и некоторые женщины не смогли удержаться от всхлипов, хоть и пытались успокоить своих детей. Все были так увлечены траурной процессией, что зашедших в церковь Рейнона и Йорга с Марком заметили лишь несколько человек. Двери тут же закрыли, на все замки и запоры, а к свидетелям поединка между священником и чужаком тут же направились и мэр, и шериф.
   Эрика, прижавшись к маме, пыталась прекратить плакать. А парнишка, которого принес дядя Лекс и которого спас отец Леонард, смотрел на всех удивленно-громадными глазами. Карл никак не мог понять, почему люди себя так ведут. Ведь тот, которого принесли в такой роскошный зал, был вампиром. И, скорее всего, их бароном. Хотя, если барон был добр к ним... Ну, учитывая статуи в конце зала, скорее всего, был добр. Те, кто считает людей лишь скотом, не будут изображать их рядом с вампирами, как с равными. И сами люди выглядят не так, как родное стадо Карла. Все чистые, опрятно одетые, с оружием и в броне. Карл даже вздохнул украдкой. Если бы их барон был бы таким... Тогда не пришлось бы искать смерти в каменных завалах, сбегая от поселения как можно дальше. Здесь же никто и не помышляет о бегстве. Видно, что барон их не особо тиранил. Да, тогда они вполне могут опечалиться, если барон после дуэли выглядит так. Но убиваться-то зачем? Ну, получил в дуэли несколько ран, полностью истощив свой резерв. Ничего, пару-тройку людей выпьет - и придет в норму. А может и больше... Шея-то по всем признакам поломана...
   - Мэр, что теперь нам делать? - спросила миссис Майн, пробираясь от тела священника черз весь зал ко входу. - Надо что-то делать! Без отца Леонарда мы обречены!
   - Успокойся, Висша, - ровным голосом сказал мэр. - Через пару часов максимум прибудет отряд инквизиторов со священником. Я говорил со святым отцом из епархии. Нам надо продержаться до этого времени. Да и отцу Леонарду они тоже могут помочь.
   - Как это, помочь? - с недоумением спросила миссис Майн.
   - Так это, - резко ответил мэр. - Не умер он, пока. В коме. Забыли что ли, что он священник? Если помощь придет быстро, то он и не умрет.
   - А если инквизиторы задержатся? Он умрет? - тихо спросила какая-то женщина у говорившего.
   Карл лишь хлопал глазами. Инквизиторы? Священники? Епархия? Это что? Они так своих баронов называют? Кто они? И откуда? Куда он попал? Погодите... Они что, не знают, как помочь своему барону? Да что за глупость! Нет, ну они что, и вправду не знают, что бароны восстанавливают свои силы человеческой кровью? И что без человеческой крови они умирают? В поселении об этом знал каждый. Да и не скрывал этого особо никто из баронов. Смысл? У некоторых баронов даже казнь для проигравших дуэли врагов была: приковать к стене в зале приемов и не кормить. Довелось Карлу видеть пару раз такое зрелище. Просто ужас. Ну да не ему лезть в дела этого стада.
   - Что там вообще произошло, мэр? - спросил кто-то.
   - Да не знаю я толком! У Рейнана спрашивайте, он все видел.
   - А что меня спрашивать? Спрятались мы наверху да так, чтобы все видеть. Смотрим. Идет навстречу отцу Леонардо кто-то, как будто священник...
   Чем больше рассказывал Райнон, тем больше бледнел Карл. Надо же... Барон сам погнался за ним. Но почему? Захотел лично наказать ослушника? Или действительно готовил Карла в сыновья и не хотел огласки? Уже не важно. Барон мертв. От таких ран даже вампиры умирают. Но если барон мертв, то граф уже знает об этом. И будет мстить. Раз барон нашел Карла, то и граф сможет. Все знали: любого, кто носил знак дворян на своем теле, они могут найти где угодно. А с графом... С графом справиться только граф. Возможно среди тех, кого ждут эти люди, и будет хоть один граф. Но пока они придут... А если с ними не будет графа...
   Ну почему он не умер в том огромном доме? Почему этот чокнутый мужик не позволил ему свалиться вниз? Открытые двери лифтовой шахты были просто благом для Карла, который чувствовал себя все хуже и хуже. Кое-как дойдя до них, он уже почти шагнул вниз, но кто-то схватил его за руку и рывком оттащил от проема. А ведь если бы Карл тогда завершил свой шаг, сейчас бы ничего этого не было. Вообще ничего!
   Ничего, он сможет все исправить. Если он сейчас умрет - граф не сможет найти это поселение. И его крови хватит для того, чтобы этот странный барон дождался своего графа. Значит, поселение не перейдет во владение другому. В конце-концов, это он принес к ним беду. Да, так и стоит сделать. Это будет правильно.
   - Я знаю, как помочь вашему барону, - сказал Карл, повернувшись к женщине, которая присматривала за ним, пока он был без сознания.
   - О чем ты говоришь? - спросила та. - Какому ещё барону?
   - Вашему вампиру. Тому, кого внесли с улицы. Кто пострадал в дуэли. Ему, - сказал Карл, пробираясь к алтарю. - Но мне нужен нож. Поверьте, я знаю, что делаю!
   Жители Виллстоуна переглядывались, как будто спрашивали друг друга, можно ли верить мальчишке.
   - Вы ведь спасли меня. Я хочу спасти всех вас. Просто поверьте мне! Пожалуйста!
   Лекс, все также стоящий около алтаря с телом отца Леонарда, посмотрел внимательно на паренька, потом на окружающих, хмыкнул и протянул Карлу свой нож. Тот, улыбнувшись, схватил его и, повернувшись лицом к статуям, в последний раз взглянул на эту красоту. Женщина, мужчина и старец. Светлые, одухотворенные лица, простой покрой одежды. Мужчина обнимает женщину, та прижимается к нему, но оба смотрят перед собой. Старец же держит над головами этих двоих прекрасные сияющие диадемы. На шее женщины виднелись два аккуратных вампирских укуса. А у улыбающегося мужчины из-под верхней губы выглядывали два клыка. Сначала даже Карл подумал, что это барон со своей смертной любовницей. Только спросить, кто это и почему они здесь - не успел.
   Полосонув себя по ладони, Карл скривился от боли. Густая и вязкая кровь медленно, нехотя, скапливалась в порезе и пыталась течь вниз. Приложив ладонь к холодным губам вампира, Карл почувствовал, как страх перед тем, что сейчас должно случиться, охватывает его. Он все прекрасно знал, он понимал все разумом. Но инстинкты...
   Губы вампира потеплели, глаза открылись, а взгляды встретились. Карл, тяжело задышав, оторвал свою ладонь от губ вампира и подставил под его губы запястье. Клыки вспороли кожу, добираясь до вен, губы плотно обхватили место укуса, не проливая ни капли густой крови.
   - Нет! - яростный крик от двери заставил всех обернуться.
   У открытой двери стояла пятерка вампиров. Трое мужчин и две женщины в боевой форме инквизиторов, с полной выкладкой. Рядом с ними стояла шестая женщина, в форме священников.
   - Идиоты... - зашипел инквизитор, ускоряясь.
   Буквально через пару мгновений он был у алтаря, а спустя ещё пару - там же оказались и остальные инквизиторы. Одним ударом первый из инквизиторов откинул Карла от отца Леонарда, рукой прижал тело священника к гладкой поверхности алтаря. Остальные инквизиторы стали по сторонам алтаря и открыли потайные ниши, нажав на определенные детали украшения. Леонардо яростно зашипел, пытаясь освободиться от хватки первого инквизитора, но пошевелиться не смог. Все же чужак не просто задушил его, а сломал шею. И пока тело священника регенерировало повреждения, инквизиторы привязывали его к алтарю крепкими широкими полосами, сплетенными из металлической проволоки, которые достали из ниш.
  
   Лишь когда священник был полностью обездвижен, Виттор позволил себе расслабиться и посмотреть на того, кто только что чуть было не лишил жизни себя и ещё как минимум десяток человек. Нет, ну это надо было додуматься, поить кровью обессиленного священника! Не просто обессиленного, а находящегося на пороге смерти. Идиоты...
   - Чье это дитя? - рявкнул Виттор, обведя разгневанным взглядом людей, собравшихся в церкви.
   - Он пришлый, господин инквизитор, - подал голос мэр. - Это его принесли перед нападением. Он сказал, что сможет помочь отцу Леонарду.
   Виттор хмыкнул. Помочь. Ценой своей жизни. Глупец! Так сложно было подождать? И где он только вырос, не зная элементарных церковных установлений? Стоп... Пришлый? Не тот ли, о котором предупреждал отец Николас? Наверное, он...
   Обернувшись на Лиора, который уже достал из сумок пакеты с концентратом, Виттор хмыкнул и кивнул. Да уж, теперь медлить не стоило. Надо было поскорее насытить их собрата, чтобы он вновь обрел способность здраво мыслить. Потом вновь обратился к горожанам.
   - Ну а вы почему позволили ему это сделать? Вы что, церковные заветы позабыли? Если обнаружили священника или инквизитора без сил, следует немедленно сообщить своему священнику и не подходить близко. Тем более, с раной или кровотечением. Творец... Мы же в таком состоянии хуже зверей: ничего абсолютно не понимаем, одни инстинкты, только бы голод утолить.
   На него смотрели с недоверием и непониманием все, кроме мальчишки, которому женщины уже перевязали разорванное запястье и порезанную ладонь. Знал? И все равно сделал? Интересно...
   - Ты же знал это. Знал, что он убьет тебя, выпив всю кровь, так ведь? Почему? - сделав шаг вперед, к парню, спросил Виттор.
   - Чтобы спасти остальных. Того, кто убил барона, будут искать. И найдут через меня, если я буду жив. Пусть уж моя смерть хоть кому-то пользу принесет.
   Виттор остановился перед опустившим взгляд в пол пареньком и присел на корточки. Потом поднял лицо паренька за подбородок и, заглянув в глаза, тихо сказал:
   - Во-первых, ни один вампир не сможет найти конкретного человека, тем более на большом расстоянии. Во-вторых, тобой одним он бы не насытился, а, значит, погибли ещё несколько людей. Как думаешь, тот, кто готов был пожертвовать своей жизнью ради спасения всех, принял бы твою жертву? Смог бы простить себя после того, как в приступе голода убил бы тех, кого поклялся защищать?
   Но понимания в глазах парня он не нашел. Лишь безысходную обреченность. Не верил. Ну и ладно, поверит потом. Встав, Виттор нашел глазами мэра и сказал:
   - Нам нужно осмотреть тело чужака и окрестности. Как только мы выясним, что город в безопасности - дадим знать. Пожалуйста, не приближайтесь к алтарю, это очень важно. Если будут какие-то вопросы или кому-то понадобиться причастие - мать Элизабет ответит на ваши вопросы и поможет каждому. Надеюсь на понимание.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"