Заврова Дина: другие произведения.

Дебют

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


Странные игры

Часть первая.

Дебют

I

* Сверхскоростной лифт мчался сквозь толщу гигантского здания всемирного парламента. Арина Райдер, парламентский сенатор, не нервничала перед этим очередным заседанием и почти с отсутствующим видом разглядывала своё отражение в большой зеркальной стенке лифта. Она устало проворачивала в голове свою речь. О чём она будет говорить, было известно не только ей. Теперь же оставалось проверить каждое слово на вкус, взвесить его и падать так, что бы господа сенаторы слопали как миленькие. Сегодняшнее заседание было самым обычным, ничем ни примечательным. Стандартные возражения по тем самым скользким пунктам, которые непременно нужно было оставить неизменными и протащить через голосование. Известные вопросы - известные ответы. Но возражения непременно будут. Это она знала наверняка. Как ни странно, ей на ум пришла совсем другая мысль. Чего же она достигла за свою жизнь? Школа, колледж, Оксфорд. Блестящие перспективы, открывшиеся после окончания учёбы. Референт, ответственный секретарь, депутат и вот теперь самый молодой сенатор парламента. В тридцать семь лет это удавалось далеко не каждому. Но как расплата - ни семьи, ни детей - одна, совсем одна! И уже совсем не девочка. Она печально вздохнула, посмотрев на своего секретаря Перси. О чём думает этот мальчик? О карьере, пиве, любимой девушке...?

Её всегда переполняла жажда деятельности. Природное любопытство и огромный запас энергии дали неплохие результаты. Она занималась своим делом с удовольствием. Возможно поэтому её -инициативную практикантку - заметил и взял к себе в штат сенатор Колдуин, политик, славившийся своими либеральными взглядами и порядочностью.

А вот с личной жизнью всегда были трудности. Ни то что бы она была не красивой или обладала неказистой фигурой. Наоборот её даже можно было назвать хорошенькой, а миниатюрная фигурка привлекала в своё время немало взглядов. Не смотря на это, она никогда не была замужем. Конечно, в её жизни случались мужчины. Но эти связи нельзя было назвать ни прочными, ни долгими. Она даже с трудом вспоминала о них и, что самое главное, без особого удовольствия. И сейчас, глядя на щуплую фигуру своего секретаря, она невольно подумала, что тот уж точно считает её монстром в юбке. По меньшей мере, синим чулком...

Её мысли текшие в голове плавно и размеренно прервались самым неожиданным образом.

Лифт мягко остановился - Арина заметила это лишь по моргнувшему освещению.

-- Перси, в чём дело? Мы стоим...?
-- К-кажется, г-жа сенатор... - в голосе Перси звучал испуг.

В подтверждение слов Перси двери беззвучно открылись, и в кабину лифта спрыгнул мужчина. В этот момент освещение погасло, на смену ему пришёл мягкий свет аврийных огней, однако он был весьма тусклым. Дальнейшее произошло столь стремительно, что только лишь спустя некоторое время Арина смогла восстановить всю картину произошедшего. Мужчина был, безусловно, не из дома парламента. Грубые тёмные джинсы, высокие армейские ботинки на толстой подошве. Тёмная кожаная куртка и широкополая шляпа. Волевой подбородок, упрямая складка губ, чёрные солнецезащитные очки закрывающие пол лица. Мужчина показался Арине выше её на целую голову. Однако с её небольшим ростом - метр шестьдесят - она могла и ошибаться. Арина уже почти открыла рот, чтобы оповестить службу безопасности, но незнакомец уверенным быстрым движением сгрёб её в охапку, и его тёплая мягкая ладонь плотно прикрыла Арине рот. В руке у него мгновенно оказался пистолет, направленный на перепугавшегося до смерти Перси. Губы незнакомца еле слышно проговорили над её ухом:

- Г-жа Райдер, сейчас мы быстро вместе с вами и вашим помощником покинем лифт и воздержитесь от возражений. Иначе я размозжу ему голову, и, пожалуйста, без шума. Договорились? - и он так же мягко освободил ей рот.

Без особых проблем незнакомец открыл створки лифта. Затем подобно циркачу взобрался на этаж (пол кабины лифта не достиг уровня этажа метра на два) и аккуратно помог выбраться Арине, затем легко вытащил из лифта за шиворот Перси, будто тот был котёнком.

- А теперь быстрее - и он потянул её за руку по направлению к лестнице.

Они оказались в каком-то техническом вспомогательном помещении с металлическими дверями и винтовой, возможно пожарной лестницей. Она и не подозревала, что в шикарном многоэтажном здании парламента могут быть такие помещения.

- Если Вам нужна я, то оставьте Перси в покое! - решительно заявила Арина.

На лице незнакомца изобразилась гримаса торопливого нетерпения. Потом он резко бросился к ней и, оттащив как можно дальше ничего не понимающую Арину, навалился на неё, всем телом прижав её к полу. И тут раздался оглушительный взрыв. От резкого звука у Арины сильно заложило уши. Всё здание содрагнулась, мелко завибрировали металлические плиты, на которых лежала Арина. Когда незнакомец помог ей встать, она автоматически бросила взгляда на часы. С момента появления незнакомца в кабине лифта прошло не более двух минут. Потом её взор упал на лифт, вернее на то, что от него осталось. Шахта лифта была разворочена взрывом. Теперь сложно было представить, что на этом самом месте когда-то было устройство, перевозящее людей. У Арины потемнело в глазах.

- Перси, что с ним...? - тут же спросила она.

Труп секретаря лежал невдалеке. Видимо, Перси отбросило ударной волной, и он свернул себе шею. Её взгляд на секунду задержался на распростёртом теле Перси. Она старалась не смотреть на его лицо, но его руки почему-то привлекли её внимание. Длинны узкие пальцы с обгрызенными ногтями. Перси очень переживал за те несчастные бумажки, которые теперь, наверное, беспорядочно витают в развороченной шахте лифта. Протокол её выступления. Как глупо. Маленькое чернильное пятно между средним и указательным пальцами. Именно чернильный Паркер Перси всегда ей подсовывал для подписи различных бумаг.

Первый раз в жизни она не представляла, что ей делать. Всё тело налилось какой то необъяснимой тяжестью. И голова была в первые в жизни совершенно пуста. Лишь звенящая пустота и полное ощущение чего-то фатального. Редкостная умница и первокласный аналитик, выбиравшийся из различных политических коллизий, на этот раз Арина зашла в полный тупик. Она ещё не успела осознать, что на месте Перси могла бы быть она.

Из оцепенения её вывел резкий голос незнакомца.

- Идёмте скорее. Они могут понять, что Вы спаслись... - и он решительно кивнул в сторону железной двери, выходящей на лестницу.

-- Постойте, послушайте! Кто они? Кто вообще, чёрт возьми, всё это подстроил? И что происходит? - она старалась держаться, но её губы мелко дрожали. Это было похоже на истерику. Минут пять назад она ни зачто бы себе такого не позволила. Спокойствие сфинкса - вот это было более свойственно сенатору Райдер.
-- Вы хотите жить? - голос незнакомца был жёстким.

Она не ответила. Господи, как она оказывается беспомощна в критической ситуации.

-- Тогда идёмте. Нам нужно поскорее убраться отсюда.
-- Вы ещё не ответили на мои вопросы! - Арина поднялась с пола и постаралась заглянуть в застеклённые глаза незнакомца.
-- К чёрту вопросы - и незнакомец, только что спасший её жизнь, настойчиво потянул её за собой. Только сейчас она сообразила, что незнакомец обращался к ней на безупречном французском, хотя в этом здании в ходу был преимущественно английский.

Сначала они долго спускались по каким-то лестницам, потом перешли через зал с множеством железных труб, и теперь уже стали подниматься вверх. Лестницы казались бесконечными. Арина была не в состоянии думать очём либо, а лишь считала ступени, чтобы хоть как то успокоиться и отвлечься. Она совсем выбилась из сил. Шок от взрыва, с которым она ещё до конца не справилась, а потом эта гонка по лестницам. ещё ни разу в жизни смерть так близко не стояла к ней. Сухие колонки цифр с которыми ей приходилось сталкиваться по работе, не отображали так реально те отдельные человеческие жизни, так не кстати оборвавшиеся. Они не были реальным, хотя разум безусловно отдавал отчёт что погибшие или умершие это всё же люди. Но над этим Арина обычно долго не задумывалась. Даже трагедия затронувшая её семью была значительно дальше. Страшное известие о катострофе. А затем тихие чинные похороны. Теперь же перед её глазами поминутно всплывало распростёртое безжизненное тело Перси. Ещё недавно он стоял рядом, говорил с ней, одним словом жил. Она невольно вспомнила чернильное пятно у него на руке.

-- Постойте, я не могу идти так быстро! - с этими словами Арина остановилась.

Незнакомец, не говоря ни слова, поднял её на руки как ребёнка и быстро стал подниматься вверх по ступеням. Она решила, пользуясь случаем, рассмотреть лучше этого человека, так неожиданно появившегося в её жизни. Гладко выбритые, чуть припухлые мальчишеские щёки, чувственная складка губ. Он, безусловно, был молод, и симпатичен. Интересно, какого цвета у него глаза? И какие волосы? - этого она себе решительно никак не могла представить. Ну и чушь же лезет в голову в такой момент!.

Наконец после утомительной гонки он остановился, и, прижав палец к губам, тихо ступая, прошёл через боковую дверь, сделав ей знак оставаться на месте и ждать его. Но она, в силу природного любопытства, просто не могла усидеть на месте. Не обращая внимания на усталость, Арина сняла туфли и на цыпочках последовала за своим спасителем. Наконец-то в ней начала просыпаться обычная деятельная натура, привыкшая в этой жизни полагаться только на собственные силы. Вслед за ним она оказалась в одном из холлов парламентского здания, в который выходил лифт. Перед ними, напротив той из колонн, за которой, почти сливаясь с ней, притаился незнакомец, зияла всё та же развороченная шахта лифта. Взрыв и вправду был чудовищным. Тут её спутник заметил её присутствие и сделал недвусмысленное движение рукой, призывая Арину немедленно вернуться назад. Она упрямо мотнула головой. Тогда он ещё раз поднёс палец к губам. Арина подошла ближе и остановилась рядом с ней, стараясь быть не заметной для группы людей стоящих около шахты лифта. Люди были одеты в форму службы охраны парламента.

-- Так она жива? - произнес один из них.
-- Скорее всего, нет, хотя тело ещё не обнаружено... - в голосе второго послышалась неуверенность.
-- Найдите мне её, чем скорее, тем лучше. -
-- Живую или...
-- Лучше или, - говоривший слегка понизил голос.

Говорившие стояли довольно далеко и спиной к ним, но Арина к своему ужасу без труда узнала в одном из них начальника парламентской охраны. Ей стало дурно, и она облокотилась на своего спутника. Люди еще что-то говорили, но она уже этого не слышала. Её хотели убить - это уже не подлежало сомнению. Но за что? Она не проводила в парламенте никаких серьёзных законов. Никогда ни конфликтовала с лидерами и фракциями. Не поддерживала ни правых, ни левых. Курировала, казалось, совсем безобидную тему....

Арина не помнила, сколько пробыла в таком полуобморочном состоянии. Когда она пришла в себя, её голова покоилась на груди у её спутника как раз в том месте, где были расстегнуты пуговицы чёрной рубашки, так что она отчётливо слышала ровное биение его сердца. Арина смутилась и тут же отпрянула в сторону. Незнакомец, всё так же призывая её к молчанию, тихо повёл Арину назад к лестнице.

Они спустились ещё на несколько этажей.

-- Скажите же хотя бы, как Вас зовут? - нарушила молчание Арина.
-- Какая ваша любимая буква? - её спутник повернулся к ней лицом.
-- Д - не задумываясь, почему-то ответила она.
-- Зовите меня Дейн. - он снял свои чёрные очки и улыбнулся. У него были большие печальные глаза. Теперь Арина точно могла сказать, что-то неуловимое в чертах Дейна необъяснимо взволновало её, притягивая взгляд снова и снова.

Они ещё около часа, как показалось Арине, абсолютно бессмысленно плутали по зданию.

-- Они ищут Вас, это плохо. Они найдут Перси, если уже не нашли, и поймут, что Вам удалось избежать их ловушки. - В голосе Дейна ощущалось беспокойство.
-- Почему Вы сразу не сказали, что хотите спасти меня. - Арина чуть приостановилась.
-- Не было времени, да и Вы бы не поверили. А пока я убеждал бы Вас в чистоте своих намерений и помыслов - мы бы взлетели на воздух вместе. - Дейн умудрялся говорить, не снижая темпа ходьбы.
-- Логично... - она только вздохнула и пошла быстрее, пытаясь догнать Дейна.
-- А как же! - с ухмылкой отозвался он.

Наконец после долгих скитаний по зданию они оказались в мрачном сыром коридоре с жутко тошнотворным запахом.

-- Где мы? - вопрос Арины был естественным.
-- В коллекторе парламента. Он должен сообщаться с городским. - невозмутимо сообщил Дейн.
-- Ну и запах! - Арина поморщилась.
-- А как должна, по-вашему, пахнуть канализация? - сарказм сквозил в каждом слове, сказанном Дейном.

Лицо Арины приняло ещё более кислое выражение.

-- Здесь жутко скользко...
-- Это ненадолго, уверяю Вас. Но пока придётся потерпеть. Я и сам не горю желанием оставаться здесь дольше, чем это необходимо, - и с этими словами Дейн прибавил шагу.

Арина еле поспевала за ним, то и дело, спотыкаясь и балансируя в скользкой жиже, хлюпающей под ногами. Её деловой костюм и туфли не были приспособлены, как не крути, для прогулок по городскому коллектору. Пару раз она чуть не поскользнулась и только чудом не свалилась в мутную жижу. Ноги уже давно промокли и туфли, предназначенные для ходьбы по ковровым дорожкам парламенских коридоров, грозили развалится в любую минуту. И ещё она думала, что этот запах намертво впитается в её кожу, и его уже будет ни за что не отмыть. Никаким шампунем и гелем. Почему-то именно от этого ей становилось особенно паршиво. Наконец она совсем выбилась из сил. Однако Арина ни за что не хотела, чтобы этот самоуверенный смазливый мальчишка увидел её совсем беспомощной. Стиснув зубы, она продолжала идти за ним дальше.

-- Здесь надо будет пройти по трубе - она довольно скользкая. Вам помочь? - Дейн не оборачиваясь, замедлил шаг.
-- Нет, я постараюсь сама... - совсем упавшим голосом еле слышно произнесла Арина.

Он обернулся, увидев измученное лицо Арины, без разговоров поднял её на руки, и легко, как канатоходец, перебежал по трубе на другой берег стока. Она поняла, что усталость взяла свое, и она просто физически больше не способна идти...

Они вылезли из какого-то люка, который находился в огромном помещении и по виду напоминал заброшенный завод. Скорее всего, так оно и было. Дейн опять поднял её на руки и понёс вперёд. Его лёгкая пружинистая походка убаюкивала.

Пройдя по каким-то коридорам, они остановились у обшарпанной двери, и Дейн, бережно придерживая Арину одной рукой, легко открыл вход в помещение.

За дверью оказалась уютная квартирка. Дейн внёс Арину и уложил на огромную кровать.

-- Здесь мы можем быть в относительной безопасности - Дейн опять улыбнулся. Его густой бархатистый голос каждый раз как-то успокаивающе действовал на Арину.
-- Наконец-то мне удастся расспросить Вас обо всей этой чертовщине... - Арина немного воспряла духом.
-- Только не сегодня. Вам необходим отдых. - Дейн отрицательно покачал головой.
-- Ну, уж нет, пока я не выясню всё до конца...

Дейн вышел из комнаты и вернулся обратно со стаканом.

-- Выпейте вот это... - Дейн подал ей бокал, наполненный прозрачной жидкостью.

Она послушно осушила его. Вкус был приятным и освежающим. Что-то вроде тоника, но не газированное. Её тут же начало клонить ко сну...

Арина проснулась некоторое время спустя оттого, что её .... раздевали! Да, именно раздевали - аккуратно освобождали от одежды. Сняли пиджак, расстегнули блузку, стянули юбку и принялись стягивать чулки. Она через силу открыла отяжелевшие веки. Это был Дейн. Стянув второй чулок, он аккуратно просунул руку под её спину и расстегнул лифчик. Лицо его при этом абсолютно ничего не выражало, оставаясь таким же безупречно сдержанным. Арина проклинала всё на свете. Она силилась что-то сказать, но тяжесть во всём теле передалась и её языку. Сняв с неё всю одежду, Дейн всё тем же грациозным движением подхватил её на руки. Только сейчас Арина поняла, а вернее ощутила, что Дейн обнажён до пояса и её тело прикасается к его теплой гладкой коже.

Он опустил её в душистую пенную ванну и принялся намыливать её тело губкой. Без похоти, лишний раз не останавливаясь там, где это было не нужно для наведения чистоты на её теле. Затем он вынул её чистую из ванны, и, вытерев насухо мягким махровым полотенцем, отнёс в кровать и укутал в тёплое одеяло. Потом поцеловал её в лоб или ей это уже приснилось? Она почти тут же провалилась в глубокий сон.

*

II

* Кажется, она никогда не спала так хорошо. Ей даже в первый момент после пробуждения показалось, что она дома и всё вчерашнее оказалось всего лишь кошмарным сном. Но, открыв глаза, она убедилась, что находится в той же комнате и лежит на большой кровати. Она встала с постели и, запахнувшись в махровый халат, предусмотрительно оставленный рядом на стуле, пошла, осматривать своё временное обиталище. Вся квартира состояла из огромной залы, по стенам которой располагались стеллажи с книгами, журнальный столик и письменный стол с монитором компьютера. Из залы выходило две двери. Первая вела в ванну, в которой она уже успела вчера побывать помимо своей воли, вторая - в коридор. При воспоминании о ванне по её телу пробежали мурашки. Она не знала - злиться ей, или радоваться. Ей вчера не было плохо или неприятно в объятиях этого человека. Однако она не привыкла к подобному обращению со стороны незнакомых мужчин. В конце концов, тот напиток, что он ей подсунул вчера - он мог отравить её! И ещё не известно, для чего он спас её. Возможно, он преследует какие-то свои корыстные цели?

Из коридора ещё одна дверь вела на кухню, откуда доносились соблазнительные запахи. Как только она пересекла порог кухни, над столом вспыхнул стереоэкран с изображением Дейна: Доброе утро г-жа Райдер! Надеюсь, Вы хорошо отдохнули? Вас ждёт завтрак. Ради Вашей же безопасности входная дверь заблокирована. Я постараюсь вернуться вечером. Прошу ещё раз простить за причинённые неудобства.... Изображение исчезло.

-Замечательно! Значит я пленница!! - вслух произнесла Арина, так, будто бы это кто-то мог слышать. Ну, пусть только появится!. Несмотря на недавние подозрения в желании отравить её, Арина с удовольствием съела завтрак, отметив про себя, что приготовлено это было из вполне стандартного набора продуктов, но весьма вкусно. Затем она прошла в комнату и стала рассматривать книги, в большом количестве расставленные на полках, отметив про себя ещё раз, что в комнате, впрочем, как и во всей квартире не было ни одного окна. Да уж, заветная мечта агорафоба!. Библиотека была просто антикварной и говорила о несомненном вкусе её хозяина. Хотя подборка была и на любителя. Арина предпочитала по большей части другую литературу - книги по социологии и что ни будь из лёгкого жанра, не обременяющее сознание. Затем, исчерпав своё библиографическое любопытство, она села за письменный стол. Прямо напротив неё оказался монитор компьютера. Только сейчас она обратила внимание на то, что монитор принадлежал к поколению давно устаревшей техники. Такими пользовались в конце прошлого XX века. Почти антикварный экспонат, - подумала Арина. Вдруг экран монитора резко замигал и включился, видимо от какого-то резкого движения. Арина из любопытства посмотрела на дисплей. На нём был открыт документ, не закрытый предыдущим пользователем. Её заинтересовала пара строк, и она решила просмотреть его целиком. В принципе документ содержал подборку уже известных ей материалов, но они были выбраны с такой тщательностью и настолько грамотно, что Арина оценила автора этой подборки по достоинству. И если бы этот документ попал к ней в руки днём раньше она непременно, как руководитель группы глобальных прогнозов пригласила бы автора к себе. Причём без собеседований и предварительных тестов. Но материал содержал простой и исчерпывающе ясный ответ на вопрос: почему за ней охотились? И за что хотели убить?

После того, как ООН была преобразована в равно представительный парламент, со своим правительством, у неё появилось гораздо больше полномочий и возможностей, которые с каждым годом увеличивались.

В общем-то, в парламенте она занималась проблемой переселенцев, и, прежде всего их социальной поддержкой. Рутинное дело. Выбивание средств под чисто не коммерческие проекты соц. обеспечения. Просьбы, унижения. Самый бесперспективный пост в парламенте, несмотря на то, что в последнее время проблемам миграции и стали уделять больше внимания. Всё равно этой должностью затыкали дыры. И главное он был вдали от больших финансовых потоков, и как следствие абсолютно безвредным, в отличие от других горячих постов -борьбы с наркосиндикатами, Интерпола, экологии, межэтнических конфликтов, мировых ресурсов!

Но сенатором она стала после того, как её рабочая группа оказала небольшую услугу сенатору Маккартни. В общем, эта группа была её детищем и её же хобби. Группа молодых, талантливых, напористых, по-своему гениев. Арина была их координатором, и лишь она могла обрабатывать и подавать информацию, которую её группа не без труда добывала. Без них не было бы её, но без неё группа бы умерла. Она была её, нет не мозгом, а скорее умелым руководителем, умеющим компилировать информацию. Она безошибочно чувствовала главное, безжалостно отсекая побочное, которое на первый взгляд могло показаться ключевым. Так вот, именно сенатору Маккартни тогда и понадобился развёрнутый отчёт-прогноз о развитии биоинженерии на ближайшее столетие. Прогноз был очень неожиданным, но самым ошеломляющим было то, как это было доказано - чётко, убедительно, именно так, что выводы были ясны не только специалистам, но даже и далёкому от этой проблемы человеку. После этого её заметили и выдвинули на сенаторский пост. В дальнейшем к ней ни раз поступали заманчивые предложения заняться частными прогнозами, в основном для крупных транснациональных корпораций и политиков отдельных государств. Но Арина оставалась на позициях о невмешательстве и не коммерциализации, подсознательно понимая, что её детище может оказаться очень мощным оружием, несмотря на кажущуюся безобидность некоторых предложений. Конечно, её сотрудников сманивали, но, видимо, её враги понимали, что группа по отдельности не стоит ни гроша.

И вот месяца три назад сенатор Грушин предложил ей рассмотреть проект Мегаполис и составить прогноз на его предполагаемое развитие.

Она помнила этот разговор, как будто он происходил накануне. Эта беседа состоялась в кулуарах парламента. Представительный бородатый сенатор Грушин тогда подошёл к ней и, отозвав в сторону, доверительно попросил её посодействовать ему.

-- Знаете, госпожа Райдер, я наслышан об успехах Вашей группы... - сенатор был необычно любезен.
-- Сенатор, Вы преувеличиваете! - Арина по началу насторожилась. Не каждый день ей делали комплементы.
-- О нет! Вам под силу многое! - Сенатор общался в своей обычной полушутливой манере. И не дождавшись её ответа, протянул Арине объёмистую папку. - Тут один небольшой проект... - сенатор сделал паузу, ожидая ответно реакции на своё предложение. Арина продолжала хранить молчание. Сенатор понял, что ответа не дождётся, и снова заговорил:
-- Желательно было бы рассмотреть его. Я знаю, каким авторитетом в наших кругах пользуется Ваша группа. Не буду скрывать, именно это заставило меня обратиться к Вам за помощью. Проект затрагивает проблемы капитального строительства, и в ближайшее время будет рассматриваться в парламенте... - сенатор интригующе замолчал. Арина в душе чуть огорчилась. Сначала она полагала, что ожидается нечто интересное. А тут весьма заурядный проект. Несмотря на это она согласилась.
-- Как только я бегло ознакомлюсь с сутью проекта, я сообщу Вам о сроках. Когда будет готов отчёт, я смогу решить только после ознакомления с проблемой. - ответила она как можно любезнее.
-- Сроки ровным счётом не имеют никакого значения. И ещё - сенатор понизил голос и доверительно взял Арину под локоть, - Пусть лучше это будет прогноз на ближайшую перспективу, без этих долгосрочных изысканий. А то знаете ли, все эти финансовые комиссии по целесообразности растрат бюджетных средств, - и сенатор сделал многозначительное выражение лица.

Что касается сроков, то ровно через день Арина поверхностно ознакомившись с сутью проекта, положила на работу месяца полтора - два. Пусть будет три. Это не к спеху - ответил Грушин, которому она позвонила, как только сделала по проекту первые выводы.

Позавчера работа над прогнозом была закончена. И именно вчера она должна была передать результаты сенатору. Кажется, Грушин занимался безопасностью космических исследований. Она ещё удивилась, зачем ему прогноз по столь земному проекту. Проект Мегаполис сам по себе предполагал создание мультиэтажных жилых комплексов с замкнутым циклом жизнедеятельности и на первый взгляд был не только безупречным, но и весьма заманчивым. И тут Арина пренебрегла маленьким замечанием сенатора и поручила группе сделать как прогноз на ближайшую перспективу, так и на дальнейшее развитие этого проекта. Несмотря на то, что ближний прогноз был весьма обнадёживающим, Арина не успокоилась. И вот её группа с верной для неё железной логикой предрекла вырождение человечества и его полную деградацию с вероятностью 99,9 % в случае полного развёртывания программы проекта Мегаполис - кроме того, проект был не особенно дёшев, это уже относилось к ближайшей перспективе. Но только сейчас перед ней открылась полная картина. Оказывается, международный парламент, обеспокоенный бесконтрольным приростом населения и, понимая, что бороться обычными методами фактически бесполезно, попробовал решить проблему с другого конца. Постепенно сформировались две господствующие идеи: первая - расширять пределы человеческого обитания за счёт космического пространства - тем самым увеличить вложения в развитие космических программ по освоению галактики с последующей её колонизацией. Противники этой идеи утверждали, что в солнечной системе нет планет на 100% пригодных для проживания людей, а их колонизация потребует очень больших затрат, как финансовых так и человеческих. А отправиться к соседним звёздам пока не позволяют скорости космических кораблей.

Вторая идея - использование на полную катушку старушки Земли, изыскать внутренние резервы - под эту идею также предполагались немалые средства. Именно по второй программе проходил проект Мегаполис. И в его реализации были заинтересованы очень многие. Так что Арина со своим не утешительным прогнозом по этому проекту банально перебежала дорогу крупным олигархам, рассчитывающим заполучить деньги под этот проект и заинтересованным в скачке цен на землю. Кроме того, в конце обзора фигурировал ряд фактов, позволяющих говорить о вмешательстве сторонних сил, имеющих свою заинтересованность в том, чтобы не возобладала первая идея разрешения проблемы. Чем больше она просматривала материал, тем больше убеждалась в первоначальных лестных оценках автору данного труда, и всё больше понимала, что единственным выходом из создавшейся ситуации для сторонников земной идеи было её физическое устранение. Ей стало не по себе.

*

III

* Арина не заметила, как пролетел день. Она то и дело пыталась логично объяснить себе, кто же мог быть заинтересован в её спасении. Что в её смерти были заинтересованы многие, она убедилась сполна. Кто? Кто-то, кто был в полном объёме осведомлён не только о проекте Мегаполис, но и о сопутствующих проектах. Тот, кто собирал и анализировал информацию по этой тематике подобно её группе, но в расширенном масштабе. Тот, кто знал, что именно ей поручено составить прогноз по проекту Мегаполис. И, наконец, тот, кто определил, как и когда её собирались устранить. Фантастика. И этот кто-то или вернее эти кто-то, потому что одному человеку это было не под силу, прислали к ней Дейна.

Интересно, почему он говорит со мной по-французски? - подумала Арина. Странно, почему эта мысль не приходила ей в голову раньше. Логичнее было бы обратиться к ней на английском, так - как он был официальным языком международного парламента. Или, если её персону изучили более основательно, на её родном немецком. Правда надо было знать, что она владеет французским в совершенстве, вовсяком случае лучше, чем английским.

Окон в её убежище не было вовсе, и о том, что наступил вечер, она узнала, лишь взглянув на часы. Дейн не появлялся и Арина начала слегка беспокоиться.

И тут началось ЭТО. Её вдруг внезапно охватил жуткий приступ клаустрофобии, что раньше за ней не замечалось. Чувство лёгкой нервозности и гнетущего одиночества переросло в какой-то удушливый панический страх. Стены, потолок, мебель надвигались на неё, пытаясь раздавить... Она, казалось, начала сходить с ума. Спазм жуткой тошноты от всего происходящего повалил её на ковер, и она, чтобы хоть как-то сопротивляться всему этому стянула с кровати одеяло и накрылась им с головой. Кажется, на секунду стало легче. Но ей всё равно мучительно хотелось вырваться наружу и она, хотя и осознавая ещё краешком незамутнённого сознания, что что-то происходит не так, винила во всех своих несчастиях Дейна. Так продолжалось, казалось, целую вечность. Она думала, что хуже уже не может быть, но оказалось, что это было ещё далеко не всё! Потом пришли голоса. Сначала мамин, потом Лизы, её младшей сестры, которая погибла в автокатастрофе. Голоса звали её. И голос мамы, и голос Лизы были такими отчётливыми, такими натуральными. Будто бы они были живы, были здесь, и стоило ей открыть дверь - она бы увидела их! Арина заткнула уши, истошно вопя, тщетно пытаясь заглушить голоса, упорно звавшие её. Но они не прекращались, звуча всё настойчивее прямо у неё в голове...

Дейн появился через два часа. В это время арина уже окончательно потеряла чувство реальности и в исступлении царапала входную дверь содранными до крови руками, пытаясь её открыть и выбраться наружу. Дейн вошёл не через дверь, а появился со стороны кухни. и именно этот лёгкий шорох приближающихся шагов заставил обезумевшую Арину на секунду отвлечься от двери. И тут она поняла, что всё закончилось. Не в силах двинуться она потеряла сознание, бессильно уронив голову на пол.

*

IV

* Она очнулась лёжа в постели, когда Дейн перевязывал ей раны, полученные в бессмысленной борьбе с дверью.

-- Что это было? - еле слышно произнесла она.
-- Первый этап психоатаки. - ответил Дейн, продолжая обрабатывать её раны.
-- Первый? Значит, будут и другие? - Арина слегка приподнялась с кровати.
-- Возможно. Боюсь, они знают, где Вы, где мы. - На секунду Дейн остановился и посмотрел на неё.
-- Чего они добиваются..? - в вопросе Арины почти не звучало вопросительной интонации.
-- Им нужны Вы, вернее... - Дейн не договорил.
-- Вернее, я им нужна мёртвой, это я уже поняла... - Перебила она.
-- Скорее молчащей. - Поправил её Дейн.
-- Это одно и тоже. - Обречённо произнесла Арина.
-- Не совсем. Можно просто сделать из Вас помешанную. - Дейн возобновил свои врачебные манипуляции.
-- Им это почти удалось... Но, почему они не сделали этого раньше?
-- Это WS- излучение. Оно действует на всё живое. Мощное оружие массового поражения. Мог бы пострадать кто-то еще, и возникли бы ненужные вопросы. А им нужно избегать огласки. - Наконец Дейн закончил обрабатывать её ссадины и встал с кровати.
-- Я полагала, что это из области фантастики! никогда не слышала о том, что эти лучи существует на самом деле... - Арина постаралась сесть на кровати, так что бы видеть Дейна, ушедшего в дальний конец комнаты.
-- Это не удивительно. Они из новых разработок. - Дейн окинул критическим взглядом изодранную её стараниями дверь.
-- Так или иначе, Вы опять меня спасли. - Арина опустила глаза.
-- Не совсем - Дейн тяжело вздохнул - боюсь эта мера временная. Но Вы крепкий орешек - судя по всему, они взялись за Вас капитально. Это могло бы запросто спалить Вам все мозги... Но как они вычислили это место? Били прицельно... - Дейн вернулся в комнату и сел на стул рядом с её кроватью.
-- Но почему они просто не выломали дверь? - спросила Арина.

Дейн усмехнулся.

-- Мы сейчас находимся в не совсем обычном убежище. Это своего рода улица с односторонним движением. Дверь можно открыть только с этой стороны, а снаружи её сюда могут открыть всего несколько человек, в том числе и я.
-- Какой-то код? - поинтересовалась Арина.
-- Своего рода. Дело в том, что для них за этой дверью существует склад металлоотходов. А сюда могу зайти только я. Видимо, они пытались заставить Вас открыть эту дверь. - Дейн ещё раз посмотрел в строну входа.
-- Мы в блокаде. - Констатировала Арина.
-- О нет! Всё не так страшно. Слава Богу, они не знают, что есть ещё один выход. Пока не знают. Правда, он не всегда доступен - брови Дейна нахмурились. - Всё равно, пока мы не выясним, как они нас вычислили им пользоваться бессмысленно. И поэтому у нас не так много времени.
-- Сколько?
-- Ну, с учётом определенных обстоятельств... Будет очень хорошо, если мы продержимся до утра. - Дейн бросил взгляд на наручные часы.

Только сейчас Арина поняла, что всё это время была без халата. Наверное, она рассталась с ним в процесс неравной борьбы с дверью. Халат висел тут же на стуле и Арина сделала робкую попытку дотянуться до него так, что бы это не было замечено Дейном. Однако её усилия не были оставлены без внимания, и Дейн молча встал со стула и направился на кухню. Надев халат и с усилием поднявшись на ослабевшие ноги, Арина поплелась в ванную комнату.

На кухню она вошла, стараясь быть бесшумной. Но Дейн, который в это время был увлечён приготовление пищи, обернулся, как только она пересекла порог.

-- За нами следили? - продолжила свой неутомимый допрос Арина.
-- Исключено! Во всяком случае, не визуально. - Дейн быстро шинковал ножом овощи.
-- Тогда...?
-- Тогда надо подумать. - И Дайн опять углубился в свои овощи.
-- WS действует избирательно? - спросила Арина, поражаясь невозмутимости Дейна.
-- Не совсем. Их открытие было случайным, во многом не изучено. Кроме того, при слабых воздействиях реакцию на них трудно прогнозировать. Кто-то впадает в безумную эйфорию, кто-то испытывает сильные галлюцинации, говорят, были зарегистрированы даже случаи полной индифферентности. Но спектр излучения весьма широк. Это осложняет его применение. Слабое WS было рекомендовано использовать для лечения психопатологий... Я удивился, что они решили его применить. И ещё более удивительно, что почти тут же попали на Вашу волну...
-- Но сейчас его, слава Богу, нет. Оно прекратилось. - В глазах Арины застыла детская мольба.
-- Оно не прекратилось - спокойно ответил Дейн.
-- А как же тогда.... я ничего не ощущаю - лицо Арины выражало крайнюю растерянность. На губах Дейна проступила едва заметная улыбка, показавшаяся Арине очень горькой.
-- Это что-то вроде экрана. Обсуждать весьма долго.... Одним словом сейчас антенной принимающей их волны, оказался я.
-- Ты? - Арина даже не заметила, как перешла на ты. - Но ведь это... - она на секунду вспомнила, как ей пришлось под этим жутким ударом... Её передёрнуло. Да она чуть не сошла с ума! А Дейн сейчас разговаривал с ней, улыбался, приводил её в чувство, в конце концов, отвечал на её дурацкие вопросы, в то время как ему самому... Дейн видимо угадал ход её мыслей.
-- Нет, не всё так страшно. Удар был направлен в основном против Вас и поэтому всё не настолько смертельно. Сейчас важно сосредоточиться на другом. Как они всё-таки обнаружили нас. Если это жучёк, то одежда исключена. Я её уничтожил. Визуальная слежка тоже, иначе нам просто бы не дали дойти сюда. Постарайтесь вспомнить. Может быть, у Вас есть что-то... Я хотел сказать то, почему Вас было бы так легко отыскать? - с этими словами Дейн закончил резать салат и, приправив свой шедевр, ловко разложил его по тарелкам.

С аппетитом пережёвывая салат, Арина задумалась. Что же это может быть? Она решительно не понимала. Просто не за что было уцепиться. Временами казалось, что она где-то рядом с разгадкой, но каждый раз мысль ускользала от неё, оставляя мучительное состояние неопределённости. Она решительно не понимала, что происходит с её всегда такой безупречной памятью.

-- Есть только одно объяснение. - Дейн посмотрел ей прямо в глаза.
-- Какое? - Арина на секунду отвлеклась от своих мыслей.
-- Эта штучка находится прямо в Вас.... В смысле где-то в таком месте, которое не смыть водой с мылом и не сжечь с одеждой.
-- А почему именно во мне, а не скажем в Вас? - Арина перестала есть и пристально посмотрела на Дейна.
-- Потому что если бы они знали, что в этом деле замешан именно я, они достали бы нас по-другому... - Дейн, как ни в чем не бывало медленно пережёвывал салат.
-- Как?
-- Об этом лучше не думать...
-- Но кто же они? - не унималась Арина.
-- Давайте вопросы чуть попозже. Мне нужно осмотреть Вас...
-- Как, то есть... - Арина чуть не подавилась.

Когда она представила, что вот сейчас он будет смотреть на неё без одежды... Но Арина быстро отбросила свой ложный стыд. В конце концов, Дейн видел все её увядающие прелести, а жизнь, как не крути, была дороже.

-- Да, конечно...

Они спокойно доели салат и прошли в комнату. Арина села на кровать. Дейн сел рядом с ней.

-- А теперь постарайся расслабиться и ни о чём не думать. - Тихо произнёс Дейн.

Как же. Не думать. Хорошенькое предложение. Как же тут не думать? - мысли быстро проносились в голове у Арины. И она никак не могла заставить себя расслабиться, до тех пор, пока рука Дейна не коснулась её кожи. Он обхватил своими большими ладонями её голову и начал медленно, не сильно надавливая, ощупывать сантиметр за сантиметром её кожу. Арина прикрыла глаза. Она поминутно ловила себя на мысли, что ей приятны прикосновения Дейна. Каждое из его движений, лишённое какой бы то ни было сексуальности, насколько это вообще было возможно в подобной ситуации, точное и аккуратное вселяло в Арину неземное спокойствие. В это момент она целиком поручила себя его рукам. Дейн тем временем дошёл до её шеи и аккуратно спустил халат с плеч Арины, затем, опускаясь всё ниже и ниже, дошёл до груди. Арина чувствовала как затвердевают её соски под пальцами Дейна и от смущения начала наливаться краской. И тут его руки задержались под её левой грудью.

-- Вот оно! - Дейн облегчённо выдохнул, видимо ему эта процедура стоила немалых усилий.

Арина резко открыла глаза.

-- Я думаю Вам весьма не удобно жить с этой штукой. Хорошо ещё, что они засунули Вам её под кожу, а не в печень или почки. Тогда было бы весьма трудно извлечь её оттуда. Сейчас будет немного больно, но это ненадолго, скоро Вы избавитесь от этого незримого ока.

Пока Дейн извлекал жучка из тела Арины она, наконец, вспомнила, что подобным аппаратом слежения был обеспечен каждый член совета для их же безопасности, как уверяла служба охраны. Но её сейчас занимал другой вопрос. Какую милую шутку выкинула с ней её память, которую она до этого момента считала почти безупречной. Почему она никак не могла вспомнить об этой гадости. Всё-таки не такой уж пустячок! И почему память об этом событии, так прочно затерявшаяся в недрах её мозга, всплыла лишь после того, как жука обнаружили и извлекли.

-- Если бы я могла вспомнить раньше! - сокрушённо произнесла она в слух.
-- Не могли.... Иначе бы всё было не так, как задумывалось! Элементарная блокировка памяти. Я, на самом деле, мог бы и догадаться! Далеко не все блокировки так безобидны. Иные приводят к сильным головным болям и даже потере сознания при попытке вспомнить что-то конкретное, даже при посторонней помощи.

После извлечения жучка Арина пошла в ванну. Стоя под тёплыми струями воды, обволакивающими её тело, она вдруг особенно остро ощутила своё одиночество и поняла, что Дейн сейчас не просто случайный человек в её жизни. На самом деле она была страшно одинока. Любимое дело, сколь бы оно не было любимым, не могло заменить ей простого человеческого тепла. На самом деле, она ни с кем из посторонних не проводила вместе столько времени, да ещё и при подобных обстоятельствах и в такой обстановке.

-Ему лет 20, максимум 25. Я, наверное, гожусь ему в матери, - пронеслось у Арины в голове. - Бог мой, и почему я думаю о его возрасте....

- Потому что это важно для тебя, - ответила она сама себе. - Потому что тебе не всё равно, что он о тебе думает. Потому что ты влюбилась....

До последнего момента она и сама себе боялась в этом признаться. Она, в свои 37 лет, влюбилась, как девчонка.. Звучало это страшно глупо.

Арина вышла из душа. Её хрупкое тело обвивала лишь узкая ткань полотенца. Она бросила мимолётный взгляд на своё отражение в зеркале: Всё ещё хороша.... - подумала она. Это горькое Всё ещё повисло в воздухе.

Что же мне делать?, - с какой-то внутренней тоской думала Арина, прислонившись к дверному косяку и глядя на Дейна.

Дейн сидел на кровати спиной к Арине, и казалось, был полностью погружён в себя. В полумраке искусственного освещения его тело, обнажённое до пояса, казалось изваянным из белого мрамора. Арина бесшумно подошла к нему и села рядом. Он, наверное, почувствовав её присутствие, обернулся. Их глаза встретились. Одновременно, повинуясь какому-то странному магнетизму, они потянулись на встречу друг другу. Узкая полоска полотенца легко соскальзнула с тела Арины. Их дыхания слились воедино.

Голова Арины пошла кругом. Она уже не понимала, где находится. Всё её существо превратилось в единый порыв страсти. Никогда до этого момента её не охватывало такое чувство. Это было что-то ни с чем не сравнимое по силе и глубине. Подобного она просто не могла предположить.

А тем временем Дейн принялся ласкать её шею, спускаясь к полушариям грудей. Его губы нежно ласкали каждый из сосков, а руки крепко обхватив её тугие бёдра, сжимали тело Арины в объятьях. Теперь в нём нельзя было заподозрить того человека, который так бесстрастно какие-то пол часа назад, с невозмутимостью хирурга, искал в её теле жучка.

Арина не заметила, как они оба оказались без одежды и их сплетённые в страстном порыве тела покатились по постели. Арина просто пьянела от его ласк, от прикосновения его рук, от трепетных, нежных губ. Его губы, его бархатистая кожа сводили её с ума. Её страстные крики, вырывающиеся помимо воли, смешались с его стонами. Смесь страсти и бесконечной нежности, ради этого стоило жить дальше и бороться за жизнь.

Удовлетворённо уставшая, но бесконечно счастливая она уснула у него на плече, шепча снова и снова: - Я люблю тебя...

V

Арина проснулась, но никак не хотела открывать глаза. Господи, кто бы мог подумать, что действительно счастливой она себя почувствует в таком месте. Когда в любую секунду ей угрожает гибель. Она натянула одеяло на голову и придвинулась ближе к Дейну. Вот так вот лежать, наслаждаться близостью его тела, запахом его кожи, слушать ровное дыхание.... Наверное, так можно провести вечность.

-- Чудесное утро! Но у нас совсем нет времени. - Дейн резко сел на кровати.
-- Совсем?
-- Максимум через полчаса нам необходимо покинуть это место.
-- Мы успеем поесть? - Арина невесело улыбнулась.
-- Ты успеешь, и принять душ тоже. Через 10 минут я жду тебя с шикарным завтраком. - Дейн провёл тыльной стороной ладони по её плечу, так соблазнительно выглядывающему из-под одеяла.

Душ был как всегда к месту. И после бурно проведённой ночи, холодные струи, обжигающие нежную кожу, отлично привели Арину в чувство, совмещённое с текущей реальностью. Соберись! Это ещё не финиш! - сказала она самой себе.

Как только Арина вышла из ванной, то заметила в комнате некоторую перемену. Чувства её так обострились, что она, казалось, слышала каждый шорох, каждое, даже слабое движение воздуха. Стук собственного сердца глухо отдавался в ушах. Ей стало очень страшно. Но страшнее всего были мысли вползающие в её голову! - Опасность! Тебе грозит опасность. Не доверяй ни кому! Тебе кажется, что Дейн тебе друг? Ты полагаешь, что он никак ещё не проявил враждебность к тебе?

У него просто не было достаточной возможности! Говоришь, он спасал тебя? А для чего? Кто он вообще и что ему надо от тебя? Может он специально втирается к тебе в доверие? Да! Он и есть источник угрозы. Что же делать? Нанести упреждающий удар!. На кухню Арина пришла переполненная ненавистью и желанием уничтожить Дейна. Приступ дикой ненависти, казалось почти физически, наполнил её до краёв. Где-то на последнем островке ясного сознания, она понимала, что эта ненависть навязана ей из вне. Но её сознание было полностью порабощено гневом, и она просто ничего не могла с собой поделать.

Появившись на кухне, Арина, словно дикая кошка накинулась сзади на Дейна, мирно стоявшего у плиты, и со всей силы сдавила его шею своим тонкими пальцами.

Дейн отреагировал мгновенно. Резко скинув Арину, повисшую на нём, на пол, он постарался быстро нейтрализовать её.... Через пять минут её всё так же душила чёрная ненависть, но она мало, что могла поделать, закутанная в плотный кокон простыни, так что не могла шевельнуть ни рукой, ни ногой.

-- Не думал, что в таком нежном существе можно вызвать так много слепой ярости и силы. Честно, мне было не легко справится с тобой, дорогая. И это всё может означать лишь одно... не стоило затягивать с завтраком. Мы уходим немедленно, пока ты не разделала меня на порции для бифштекса...

Дейн пытался шутить, а Арину сдавливали спазмы злобы. На этот раз к ним подмешалось чёткое не желание жить самой, но, видимо плотно укутывая Арину в саван, Дейн предусмотрел и суицидные настройки их недоброжелателей.

-- Но должен заметить тебе, ты прекрасна даже в гневе. Дикая и неистовая. Как валькирия. С волосами цвета меди и глазами летнего травника... - он легко поцеловал её в кончик носа, ловко увернувшись от её зубов.

Легко, будто младенца, Дейн подхватил извивающееся и рычащее тело Арины на руки и, перекинув через плечо, шагнул в сторону плиты. Арина ещё плохо соображала, отходя от приступа яростной ненависти, поэтому она с трудом понимала как из кухни, где отсутствовали окна, они оказались снаружи здания, если только не вылетели в трубу.... Но у Дейна, помнится, не было с собой помела.

Когда они после бегства из здания правительства, сложными переходами через канализацию попали в убежище без окон, без дверей ей казалось, что оно находится глубоко под землёй, и, судя по её последнему взгляду на часы, должен был быть максимум полдень, не позже. Но картина, открывшаяся её взору, заставляла думать, что мозги ей всё-таки спалили. Она здорово смахивала на галлюцинацию. Снаружи на них обрушились шквальные потоки ветра, которые начали трепать край простыни, в которою она была закутана. Её волосы тоже разметало по ветру, и она, окинув взглядом откуда-то взявшуюся непроглядную темень, чуть не потеряла сознание. Сердце её забилось в бешеном темпе. Они находились снаружи гигантского небоскрёба, а под ними всеми цветами радуги переливался ночной город, но это не был Мельбурн, в котором находился международный парламент. Это был другой город!!! И она даже затруднялась сказать какой. Дейн, умело балансируя на почти вертикальной стене и поддерживая её одной рукой, поднимался всё выше и выше.

Наконец они достигли крыши. Тут Дейн распеленал Арину. Холодный ветер обдувал её обнажённое тело, пронизывая до костей, но это даже было к лучшему. Наконец она начала приходить в себя. Дейн накинул ей на плечи свою куртку и протянул тренировочный костюм, который успел захватить из квартиры. Арина, дрожа всем телом, подошла к краю крыши и посмотрела вниз. Город, сияющий и шумящий внизу, завораживал. Она даже на секунду перестала дрожать. Дейн подошёл к ней сзади и обнял её за плечи:

-- Красиво? - спросил он.
-- Очень.... Где мы? Это ведь не Мельбурн? - Арина прижалась к Дейну ещё плотнее.
-- Нет... Я сам затрудняюсь сказать, что это за город. Скорее всего, это или Мехико или Рио. - он пожал плечами.
-- Но мы сейчас в безопасности? - с надеждой спросила Арина, пытаясь заглянуть Дейну в глаза. Он повернул её к себе лицом и, обхватив её голову своими большими ладонями, нежно поцеловал.
-- Боюсь, что это далеко не конец.... Однако это будет для них сюрприз! - И с этими словами, он повёл её по крыше здания.

В конце ровной площадки крыши гигантского небоскрёба находилось что-то покрытое чёрным брезентом.

-- Что это? - спросила Арина.
-- Наш маленький шанс на спасение... - и Дейн начал сдергивать брезент.

Взору Арины открылось весьма удивительное зрелище. Это был, безусловно, летательный аппарат. Но какой! Она была не уверена, сколько лет назад он сделан: 100? 150?

-- Сколько ему лет? Он летает? - в вопросе Арины звучало сомнение.
-- Летает. И мы сейчас это докажем. - Дейн любовно похлопал самолёт по корпусу.
-- Мы полетим на этом? - Арина не могла поверить.
-- Боюсь, у нас нет другого выхода. Занавес вот-вот опустится. - Дейн вдруг помрачнел, его взгляд был направлен мимо Арины в ночное пространство позади неё.

Она обернулась и в миг оцепенела, заворожено наблюдая. К ним через край крыши двигалась чёрная масса, и её приближение не сулило ничего хорошего. Абсолютно чёрная - она была ужасна и великолепна одновременно. Кажется, охватившее её чувство было сродни чувству кролика перед удавом. Восторг от безумного страха. Она не могла пошевелить ни рукой ни ного. Всё её внимание было поглащено созерцанием абсолютной черноты. Из оцепенения Арину вывел Дейн. Он быстро подхватил её на руки и усадил на заднее пассажирское место этого древнего самолётика. Арина просто впала в какой-то ступор от страха.

-- Только бы взлететь! А там уж посмотрим кто кого! - Дейн явно впал в злой азарт.

На голову Арины опустился тяжёлый кожаный шлем. Через некоторое время самолёт, заурчав мотором, покатился по гладкой площадке крыши, впереди крутился пропеллер винта. Никакой автоматики, ни реактивного двигателя, и вертикального взлёта, ни автопилота... - только и пронеслось в голове у Арины. Самолёт мягко соскользнул в бездну и заскользил над незнакомым ночным городом. Краем глаза Арина с ужасом заметила как чёрная масса, пытаясь в последнем рывке дотянуться до самолёта, последовала за ним в небо ночного города. Видимо это заметил и Дейн.

-- Ну, держись!

Арина так и не поняла, к кому были обращены эти слова. Чёрная масса маячила где-то сзади, сливаясь с темнотой ночи, но Арина почти физически ощущала её присутствие.

- Да на скорости она нас достанет... - пробормотал Дейн - А так как тебе понравится?

Вдруг самолёт начал падать как семена клёна, отчаянно закручиваясь в своём падении. У Арины захватило дух, и она искренне обрадовалось тому, что их утренняя трапеза сорвалась. Земля приближалась столь стремительно, что Арина закрыла глаза, просто не думая о том, что нужно было бы не на шутку испугаться. Затем из штопора, казалось бы, окончательного падения, заложив крутой вираж, самолёт рванул вверх. И только тут Арина заметила, что они на большой скорости приближаются к чёрной массе со стороны её брюха. Дейн, подлетев ещё ближе, нажал на гашетку, и Арина услышала сухие хлопки выстрелов. Несмотря на древность конструкции у этого самолёта оружие было самым современным. Затем, выпустив всю обойму, самолёт опять закрутил петлю, так что чёрная туша осталась где-то внизу, и начал уходить прочь. Чёрная туша, казалось, отстала, а затем, налившись багрово-фиолетовым светом, бесшумно взорвалась. Но взрывная волна всё же настигла их, как бы Дейн не давил на скорость. Самолёт беспомощно закрутило в вихре воздуха. Дейн, казалось, прилагал титанические усилия, что бы выровнять машину, сражаясь со стихией. Наконец ему это удалось, и они выбрались на открытое пространство.

-- No pasaran!!!! Мы их победили...

VI

Приземлились они далеко за городом, когда уже начало светать. Самолёт покатился по полю заросшему пахучей не скошенной травой и застыл. Дейн легко выпрыгнул из кабины и посмотрел на Арину. Тело Арины затекло от неудобной позы, и она чувствовала себя совершенно разбитой. Дейн бережно вынул её из кабины. Солнце осветило первыми лучами макушки, стоящего рядом тёмного леса. Было весьма прохладно.

-- Где мы? - спросила Арина.
-- Судя по всему это северо-восток Европы. - Ответил Дейн.
-- Прибалтика? - пыталась угадать Арина, оглядывая окрестности.
-- Возможно Скандинавия или Россия. - Пожал плечами Дейн.
-- Как это вышло? Я хочу сказать, мы ведь не могли пролететь так быстро столько километров.
-- Конечно, нет. - Ответ Дейна был весьма лаконичен.
-- И всё-таки... - настаивала Арина.
-- Это долго объяснять, лучше принять как должное. Сейчас главное уйти отсюда как можно быстрее, и чем дальше, тем лучше.

Дейн тут же принялся выгружать из самолёта и складывать в рюкзак нехитрую поклажу. Он это делал очень быстро, так что Арина успела заметить и отметить про себя только портативный ноутбук. Всё остальное состояло преимущественно из оружия. Она не стала задавать вопросы относительно того, для чего им столько разных штук отнимающих жизнь. Арина считала себя пацифисткой и никогда не держала в руках огнестрельное оружие. Но после встречи с чёрной тушей, даже она была не уверена, что всё это может не пригодиться.

-- Мы пойдём пешком? - спросила Арина.
-- Да. В нашем случае это наилучший вариант. - Ответил Дейн, не отрываясь от своих занятий.
-- Сначала антикварный самолёт, потом пешком... - как бы про себя проговорила Арина.
-- Дело в том, что такой самолёт труднее засечь с помощью средств современного слежения. Кроме того, я не плохо с ним обращаюсь...
-- Я заметила...

Дейн закончил собирать рюкзак и выжидающе посмотрел на Арину.

- А теперь скорее уходим. - И Дейн направился в сторону чернеющего леса.

Они пробирались сквозь лесную чащу всё глубже и глубже погружаясь в тенистый мрак вековых деревьев. Идти было жутко тяжело. Сучки и веточки безжалостно рвали весьма лёгкий тренировочный костюм Арины, единственное, что сумел захватить Дейн во время их бегства из квартиры. У Арины кружилась голова то ли от голода, то ли от хронического нервного и физического переутомления. А они всё шли и шли вперёд. Она взглянула на часы. Кто бы мог подумать, что со времени взрыва лифта в здании парламента прошло каких-то 48 часов!!!

Наконец на небольшой полянке Дейн остановился, и они сделали привал. Арина без сил рухнула на траву, устилающую поляну. Какой же мягкой может быть обыкновенная лесная травка! - Только и успела подумать она, проваливаясь в глубокий сон.

Когда она пробудилась, на полянке горел костёр, и над ним что-то аппетитно жарилось. Дейн сидел около костра спиной к ней и возился со своим запасным комбинезоном. Лучи солнца, заливавшие всё пространство полянки, падали на спину Дейна. Сколько же я проспала? Неужели сутки?.

И только тут Арина поняла, что при ярком свете видит Дейна первый раз. Волосы на его голове были коротко острижены, а на затылочной части виднелись ровные шрамы. Чёткие линии сантиметра по два - два с половиной, на одинаковом расстоянии друг от друга. Складывалось такое впечатление, будто кто-то прострочил затылок Дейна на гигантской швейной машинке. Шрамы были достаточно не заметны, и Арина просто бы не обратила на них внимания, если бы не солнечный луч, зарывшийся в волосах Дейна. Арина тут же хотела спросить у него об этом, но одна мысль, быстрая как молния, промелькнула у неё в голове. Андроид - мысль была абсурдна, но она никак не могла от неё отделаться. Она слышала от сенатора Ллойда о подобных экспериментах, но предположить, что подобные существа уже созданы.... Впрочем, за последние двое суток она видела много такого, о существовании чего даже и не предполагала. Чем дольше, она думала об этом, тем больше находила в Дейне такого, что было совсем не свойственно обычным людям. Вот почему он не чувствовал ни боли ни усталости, ни психического давления WS - лучей. Не человек.... Внутри вдруг всё стало пусто, оказывается те чувства, которыми она жила это короткое время, которые не позволяли ей сломаться окончательно - всё это было блефом. Она вспомнила прошедшую ночь. Его нежные руки, его трепетные губы... Она занималась с ним любовью. Арине стало дурно.

Дейн заметил, что она проснулась и, всё так же улыбаясь, спросил о том, как она спала. Арина не ответила.

-- Что-то беспокоит? - поинтересовался Дейн.

Арина всё так же сидела, уткнувшись взглядом в землю, как будто не слыша вопроса. Дейн встал и, подойдя ближе, опустился возле арины на землю.

-- Что всё-таки случилось?
-- Я знаю, это прозвучит глупо. - Арина говорила, всё также не поднимая глаз на Дейна. - Но, скажи, ты... ты настоящий, то есть, ты человек?

Дейн расхохотался. Его смех был так заразительно естественен, что Арина начала сомневаться в своих недавних выводах.

-- Уф, я не сильно, возможно, похож, на нормального здешнего обывателя, ну уж никак не на робота.

Арина всё ещё смотрела на него с недоверием.

-- И что же мне сделать, что бы ты мне поверила? Оттяпать себе руку и загнуться от болевого шока, истекая кровью или принести справку, где бы значилось, что я человек разумный - Homo Sapiens. - Дейн был крайне убедителен.
-- Расскажи о себе. Кто ты, откуда и почему ты спасаешь меня?

Его лицо слегка нахмурилось.

-- Я сам многого не могу понять. Могу сказать, что я раньше жил в другом... - он силился подобрать нужное слово -в другом мире.
-- Мире? На другой планете? - оживилась Арина
-- Нет! Это фигуральное выражение. Просто вокруг всё такое чужое, такое суматошное, совсем не такое как было в моей жизни. - Голос Дейна был тихим.
-- А что ты делал там, в прошлой жизни? - спросила Арина.
-- Я был лётчиком.... И не самым плохим. - Дейн улыбнулся.
-- Это я заметила - Арина первый раз после пробуждения подняла глаза и, посмотрела на Дейна без предубеждения.
-- Я помню... Ночь.... Внизу сплошная гладь воды.... В руках штурвал... Я только что вышел из неравного боя, меня тогда изрядно потрепали... Вспышка... - Дейн обхватил голову руками. Арина придвинулась ближе к Дейну и обняла его.
-- Не надо... - по лицу Арины текли слёзы - Я верю тебе. Лучше скажи, почему пытаются удержать на плаву проект Мегаполис? Кому это может быть выгодно, помимо строительных монополий?
-- Человечество очень молодо, но, несмотря на это очень быстро развивается. И, естественно, есть силы, которые это бурное развитие не устраивает и даже пугает - как рост раковой опухоли, как сорняки в огороде или как размножение саранчи. Есть цивилизации, стоящие в своём развитии намного ступеней выше человечества, но, увы, уже давно достигшие порога своего развития. Им такой безумный прогресс и не снился. И вдруг, ни с того ни с сего, почти ниоткуда возникает цивилизация, пусть и весьма примитивная по их меркам, которая за сравнительно короткий срок методом проб и ошибок начинает быстро и неуправляемо развиваться...
-- А почему было просто ни прихлопнуть как надоедливую муху? - Арина внимательно слушала, и от её слёз не осталось и следа.
-- Про муху - это очень верно подмечено.... Именно надоедливая муха! - Дейн усмехнулся. - А что касается прихлопнуть. Во-первых, к счастью у великих свои причуды - слово великих он произнёс с иронией. - А, кроме того, можно сделать проще. Оставить вариться в собственном соку, на Богом забытой планетке по имени Земля.
-- Так вот почему так нужен проект Мегополис! - Арина усмехнулась.
-- Именно. Эта не первая попытка, и боюсь не последняя. - Дейн вздохнул.
-- Ну а ты? Почему ты спас меня? - спросила Арина.
-- Те, кто послал меня, когда-то сами были в положении нас, землян. У любой цивилизации, даже самой завалящей, должен быть шанс. Они когда-то были лишены поддержки. Они очень поздно вышли на высокий уровень, и это сильно осложняет их теперешнее положение. У человечества есть шанс избежать ошибок и успеть во время.
-- Это они тебя послали? - спросила Арина.
-- Да. Но чем больше я нахожусь с тобой, чем больше тебя узнаю, тем сильнее мне хочется помочь тебе. И не, потому что меня кто-то об этом просил. Просто -взгляд Дейна потеплел - я люблю тебя.
-- Я тоже тебя люблю...

Переночевав в лесу, к исходу следующего дня они вышли к лесной реке. Её тёмная вода текла тихо и размерено, пробираясь сквозь чащу, протекая под пнями и корягами. В воздухе витал неуловимый запах чего-то очень древнего, первобытного. Поэтому домик показавшийся на противоположном берегу совершенно гармонично вписывался в колорит окружающего пейзажа. Арина вдруг вспомнила славянские сказки про злую старуху - ведьму, которая ворует детей и варит их в котле. Жить эта ведьма должна была непременно вот в таком вот доме на птичьих ногах посреди дремучего леса. Птичьих ног не обнаружилось. Зато, зайдя внутрь, Арина увидела нехитрое убранство, лишенное какой либо цивилизации. Всё это напоминало какой-то музейный экспонат. И почему не вигвам индейца или шалаш пигмея? - подумала Арина. В конце концов, после непривычной ночёвки под открытым небом и долгого пешего путешествия через лесную чащобу это был дом. С крышей над головой и какой никакой постелью.

-- Это конец нашего путешествия - Дейн печально улыбнулся.
-- Мы надолго здесь?
-- Я надеюсь...

Арина с любопытством рассматривала нехитрое убранство деревянного дома. Выбеленная печка, с чугунками, простые деревянные столы и лавки...

-- А там что? - Арина показала на дверь, обитую металлическими пластинами, с какой-то замысловатой чеканкой.
-- Я надеюсь, что это не пригодится...
-- Что? - Арина не понимала, о чём говорит Дейн.
-- Нет, ничего...

Пожалуй, следующие три дня были самыми счастливыми в её жизни. Они слились в какой-то бесконечно счастливый миг. Она ни о чём не хотела думать, ни о будущем, ни о прошлом, лишь бы эти чудесные мгновения длились и длились, как можно дольше... Она постепенно рассказала Дейну нехитрую историю своей жизни, находя в нём очень внимательного слушателя. Наверное, первый раз в жизни, после гибели матери и сестры, она вот так рассказывала кому-то всё то, что накопилось в ней. Эта жуткая автокатастрофа одновременно отняла у неё и мать и лучшую подругу, которой была её сестра Лиза. Отец, человек весьма сложного характера, совсем отдалился от неё, да и от всего мира в целом, предоставив Арину самой себе. А после его смерти, которую она перенесла, не так тяжело, у Арины на всём белом свете, казалось, никого не осталось.

-- Так у тебя совсем никого нет? - поинтересовался Дейн.
-- А как же ты? - удивилась его вопросу Арина.
-- Ну, если не считать меня... - тут же поправился Дейн.
-- Да, после смерти отца я тоже так думала, но, разбирая его бумаги, я обнаружила, совершенно случайно, что у меня имеется младший сводный брат. Роман его матери и моего отца протекал весьма бурно и скоротечно. Русская барышня чуть ли не вдвое младше моего отца, она, наверное, любила его. Во всяком случае, судя по переписке. Так я и узнала, что у меня есть младший брат Александр, проживающий в Санкт-Петербурге и жутко помешанный на своих компьютерах. Ты представляешь, наверное, никто не знает, что у меня есть брат.
-- Это не плохо, особенно сейчас. Иначе они непременно бы этим воспользовались... - Дейн постарался успокоить Арину.

Они лежали перед печкой, в которой трещали дрова, пожираемые алыми языками пламени. Арина удобно устроилась на плече у Дейна, крепко обняв его, будто боясь потерять.

-- Дейн, давно хотела спросить у тебя. А сколько тебе лет? - Арина приподняла голову, что бы видеть лицо Дейна.
-- В этой жизни? Я не знаю.... Сейчас я чувствую себя лет 20, не больше. Знаешь, такое чувство, будто крылья выросли за спиной... - Дейн покачал головой.
-- Ну ладно, хорошо, а в другой... - не унималась Арина.
-- Я не дожил до 45... - голос Дейна был грустен.
-- Сколько? - удивлению Арины не было предела. Он даже встала от удивления. Она была готова услышать любую цифру, но эту.... А она всё это время считала его гораздо младше себя, придумывая себе различные условности, мучалась, боясь навязываться ему, думая, что он считает её старушкой... Во всяком случае, предполагая, что Дейну максимум 25 лет, её 37 на этом фоне выглядели бы весьма неестественно.
-- Я думала, что тебе лет 20¤25.

Дейн рассмеялся.

-- И поэтому ты так медлила. А я ждал, когда же ты, наконец, подойдёшь ко мне. - Дейн притянул её к себе.
-- Серьёзно? Ты ждал... - лицо Арины светилась счастьем.
-- Иначе и быть не могло, я знал, что и ты любишь меня. - Дейн попытался поцеловать Арину.
-- Откуда это, интересно? - Арина тряхнула головой, пытаясь увернуться от поцелуя.
-- Когда ни будь ты всё узнаешь...

VII

На третий день, прогуливаясь по лесу и наслаждаясь пением птиц, Арина заметила какое-то беспокойство, которое охватило Дейна. Он то и дело останавливался и, призывая Арину сохранять молчание, к чему-то прислушивался, будто пытаясь уловить что-то в окружающем пространстве.

-- Что случилось? Что-то тебя тревожит? - спросила Арина, обеспокоенная его странным поведением.
-- Не знаю, я чувствую что-то не так, как должно быть, что-то изменилось... - голос Дейна был напряжён.
-- Что изменилось?
-- Пока ещё ничего определенного.... Не могу сказать.

Арина посмотрела вокруг: те же деревья, то же пение птиц, шум листвы, журчание ручья.... Хотя если прислушаться... Действительно, вокруг появилось что-то звенящее тревогой, на недоступных человеческому уху частотах, но чётко уловимое где-то на уровне шестого чувства. Но всё же ничего определённого... Может быть она, поддавшись тревоге, которую ей внушил Дейн, паникует попусту?

-- Иди в дом, только быстро. И жди меня там! - почти приказал Дейн.
-- Дейн, а вдруг это пустые страхи? - заметно дрожащим голосом спросила Арина.
-- Очень бы хотелось верить в это. - В его голосе звучала тревога. - А теперь поторопись.

И с этими словами Дейн скрылся в лесу. Арина, проводив его взглядом, медленно пошла в сторону дома. Её сердце неуловимо сжимали тисками недобрые предчувствия.

Дейн появился стремительно, как ураган. По той восковой, почти мертвенно бледной маске, в которую превратилось его лицо, Арина сразу поняла, что все их страхи оказались не беспочвенны. Она немедленно бросилась к нему с расспросами, но он достаточно резко остановил её.

-- Смотри и слушай, только не перебывай меня, у нас мало времени - он на секунду замолк и с выражением мольбы посмотрел в её глаза. Его руки крепко сжали её не большие ладони. - У нас действительно очень, - он специально сделал ударение на этом слове, - очень не много времени, так что будь внимательна. Переспрашивать и уточнять не будет ни времени, ни возможности. - И, видя её попытку открыть рот и вставить слово, добавил - и все вопросы потом...Помнишь ту дверь, которая привлекла твоё внимание, когда мы пришли сюда?

Арина кивнула.

-- Так вот. Эта дверь ведёт в ... в общем, в нестабильный мир... и там надо быть крайне осторожным. Поэтому ты ей воспользуешься только в самом крайнем случае. - Дейн старался смотреть Арине прямо в глаза. Взгляд его был очень тяжёлым. И Арине вдруг на самом деле стало страшно. Как маленькой девочке заблудившейся в лесу.
-- А как я её открою? - испуганно спросила Арина.
-- Не перебивай! - резко, даже грубо заставил замолчать её Дейн. В его голосе послышались металлические нотки, которые Арина раньше не замечала.
-- Будь внимательна. Где бы и когда бы ты не очутилась - ищи место У ПЯТИ В ПЯТЬ БЕЗ ПЯТИ - запомни. Это твой шанс на спасение. Это ключ, который откроет для тебя двери.
-- Чего без пяти... - еле слышно произнесла Арина.
-- Сосредоточься! Я постараюсь помочь тебе, и догоню, если смогу. - Голос его срывался. - Запомнила?
-- К-кажется...
-- Повтори!
-- Пять без пяти...
-- Нет! - Дейн был очень резок. - У ПЯТИ В ПЯТЬ БЕЗ ПЯТИ!
-- У ПЯТИ В ПЯТЬ БЕЗ ПЯТИ! - повторила она упавшим голосом.
-- Ну, мне пора. Будь умницей.

Он поцеловал её в лоб, на секунду прижал к себе, заученным, почти автоматическим движением передёрнул затвор лежащего наготове оружия и направился к выходу. У самого порога Дейн обернулся и произнёс:

-- Я люблю тебя...

И это были больше чем слова, больше чем сочетание звуков. Казалось, в это такое старое как мир словосочетание он вложил всего себя, пытаясь хоть как-то подбодрить её.

После ухода Дейна во всём доме повисла какая-то гнетущая тишина. Эта не была тишина покоя и умиротворения. Нет. Она пугала, обволакивая какой-то липкой плёнкой страха. На лбу Арины выступили бисеринки холодного клейкого пота. А мысли в голове не могли пробиться сквозь ватную оболочку. Голова гудела, и хотелось крикнуть, что бы хоть как-то разорвать эту тишину. Но противный комок, подкативший к горлу, мешал издать вообще какой-нибудь звук. Теперь она точно знала, как это - физически ощущать страх. Который словно неуловимый эфир заползает за шиворот, пробирается внутрь, сжимает ледяными когтями сердце, парализуя и сводя с ума.

Казалось, это длилось долго, очень долго, бесконечно долго. И тут в этой гнетущей тишине раздался оглушительный звон, такой резкий и отвратительно надрывный, что Арина упала посреди горницы на колени и обхватила голову ладонями, закрыв плотно уши, будто это могло хоть как-то помочь. Весь дом затрясся мелкой дрожью. Пересилив звон в ушах, Арина подобралась к окну. Дейн, видимо, не бездействовал. Три серых, похожих цветом на мокрый городской асфальт, фигуры размытыми аморфными кулями лежали посреди поляны перед домом. Со стороны пристройки доносился сухой треск автомата. Арина опять опустилась на колени и прижалась щекой к шершавой и прохладой деревянной стене. Закрыв глаза, она пыталась вспомнить хоть какую-нибудь молитву. Сердце её, казалось, повисло на тоненькой паутинке и вот-вот оборвётся.

Именно сейчас, когда Дейн боролся за её и свою жизнь, она вдруг вспомнила своего брата Александра.

Александр! Почему она думает сейчас именно о нём... Господи! Вот же ответ! Это же так просто. Цепочка, мгновенно выстроившаяся у неё в голове, заставляла её лихорадочно действовать. Она знает архив в сети и код! То есть она знает, где лежит её отчёт по проекту Мегаполис, и как его оттуда взять. Хотя могли изменить пароль внешнего доступа к её архивам, но Александр - талантливый программист. В свое время он, ради забавы, взломал коды доступа в главный компьютер координационного совета. И тогда просто чудом выбрался из этой истории без серьёзных последствий. Он сможет быстро и качественно, если потребуется, отыскать доступ к её отчёту и передать его кому следует. Она тут же вспомнила ряд печатных изданий и журналистов в ряде европейских государств и Америке, которые имеют вес и которые могут без проблем опубликовать этот отчёт. Теперь остаётся только вопрос, как передать информацию Александру.

С Александром она виделась пару раз. Первый раз, когда, пользуясь возможностью, приезжала в качестве наблюдателя на переговоры двух, беспрерывно воюющих, азиатских государств. Место проведения этих переговоров, она, пользуясь возможностью выбора между Мадридом, Токио и Санкт-Петербургом, посоветовала организационному комитету провести в последнем. После этого они долго переписывались с ним, используя различные коды и шарады. Её даже забавляло, что со своим братом она была вынуждена начать переписываться на английском, а не на её родном немецком. Арина за это время сносно выучила русский, и уже была в курсе различных идиоматических выражений. Александр, в свою очередь, не поленился кое-как подучить немецкий. Не смотря на значительную разницу в возрасте, воспитании и культурной среде, они обнаружили друг в друге интересных собеседников и позже деловых партнёров, так как Арина стала пользоваться услугами Александра при составлении своих глобальных прогнозов.

Да. Александр поможет обязательно! Только как переправить ему информацию. Если ответить на вопрос как, тогда должны отпасть все проблемы. Тогда её смерть уже не будет нужна. И тогда Дейн... Она лихорадочно соображала. И почему она так туго соображает?

Наконец в её голове сошлись две ниточки. И она даже улыбнулась. Ну, конечно же! У Дейна был ноутбук! Там должен быть, нет, просто обязан быть выход в сеть! Это единственный шанс! И почему за все эти дни ей в голову не пришло столь простое решение! Пусть даже эти твари асфальтового цвета и нечеловеческого вида, одержат верх... - её передёрнуло от этих мыслей - всё равно Мегаполис не пройдёт. После публикации такого материала не пройдёт точно! Ни один сенатор не проголосует за этот проект.

Она со всех ног бросилась в соседнюю комнату. Найдя искомый предмет, её пальцы стали быстро порхать по клавиатуре. Вот и всё! Послание зашифровано, теперь только отправить... Секунда, другая... как медленно течёт время. Шум на улице усиливался. Арина кусала губы. Всё! Теперь уже всё!

Казалось в ту же секунду, когда был перекачен последний байт, окно в комнату с треском разлетелось вдребезги. В проёме окна появился Дейн и, молнией преодолев расстояние, отделяющее его от Арины, подхватил её на руки и, что было сил, толкнул, почти бросил, в сторону той самой двери. Последнее, что увидела Арина, были жуткие серые силуэты, появившиеся за спиной Дейна.

VIII

Дверь быстро захлопнулась, и Арина падая, сильно поцарапала руки о какие-то прутья. Жуткие звуки, сопровождавшие появление серых чудовищ мгновенно смолкли, и Арина очутилась почти в полной темноте. При падении на неё посыпалась какая-то ветошь, которую она сбила, буквально выпав из двери. Арина так и осталась лежать, стараясь не шевелиться. Ободранные руки саднили, а к глазам подступали слёзы.

Наконец она пришла в себя и выбралась из груды заваливших её предметов. Постепенно её глаза привыкли к царившему вокруг неё полумраку, и она смола рассмотреть помещение, в котором очутилась. Оно напоминало чем-то кладовую или чулан. Пахло копчёным мясом, кислой капустой и ещё чем-то незнакомым, но наверняка относящемуся к пище. Теперь она видела, что руки себе она оцарапала о плетёные корзины, в которых находилась различная снедь.

Арина ещё раз, более внимательно, осмотрела помещение. Судя по направлению её падения, она могла очутиться здесь из-за единственной двери, других дверей в помещении не было, включая и пол и потолок. Никаких люков и погребов.

Со стороны этой самой двери, которая была чуть приоткрыта, доносились шум и чьи-то голоса. Арина аккуратно подошла к ней и выглянула наружу. За дверью и в помине не было той комнаты, из которой её так поспешно вытолкнул Дейн. Её взору предстало достаточно большое помещение, уставленное по периметру деревянными, грубо отёсанными столами и деревянными же скамьями. За многими из них сидели люди, в основном в холщовых одеяниях и занимались поглощением еды. Запах стоял удушливый, а в воздух никак нельзя было назвать прозрачным, так что в свете факелов, чадивших под потолком, невозможно было рассмотреть подробностей этого нового для неё мира. Одежда и манеры посетителей этого, скорее всего трактира, не оставляли никаких сомнений, что Арина очутилась в каком-то мрачном средневековье.

Теперь с этим надо было считаться. Она осталась одна, совершенно одна. В этом незнакомом, враждебном мире. И с этой минуты ей придётся рассчитывать только на себя. Сколько ей здесь предстоит находиться, она, ровным счётом, не представляла. Но, так или иначе, рано или поздно ей всё равно придётся столкнуться с аборигенами.

Арина, на секунду зажмурившись, шагнула за дверь. Как ни странно никто не обратил на её появление ни малейшего внимания. И Арина тихо крадучись, начала пробираться к предполагаемому выходу.

-- Стой! Ты куда? Воришка!

Голос был грубым и, в первую минуту Арина даже не сообразила от страха, что понимает язык, на котором к ней обращались. Тем временем, к ней, тяжело ступая, приближался грузный детина в меховой безрукавке, поверх всё той же мешковато - серой дерюжной ткани.

-- Что ты делал в моей кладовке, негодник!

Арина смотрела на это чудовище сверху вниз и, ещё слабо отойдя от всего пережитого за последнее время, не знала, что ей отвечать. Железные, как клещи, пальцы трактирщика больно вонзились ей в ухо.

-- А вот я тебя сейчас!
-- Эй, хозяин, эсторского! Где же твоя хвалёная выпивка? Моё горло уже совсем пересохло. И клянусь спиной святого Мики, - Пьяный голос доносился из-за дальнего стола. - Если через минуту я не получу её, то от этой паршивой таверны не останется и камня на камне...

Трактирщик ослабил хватку и Арина, не желая более оказаться в его лапах, что не сулило ей ничего хорошего, быстро бросилась к двери. На улицу она просто вылетела кубарем и растянулась в дорожной пыли, больно ударившись коленом о какой-то дорожный булыжник. Кто-то из добрых посетителей трактира подставил ей подножку. Сзади раздалось шумное гиканье, слабо похожее на смех, но видимо с лихвой заменяющее его владельцу.

Калено болело, ухо пылало огнём. Арина с трудом поднялась на ноги и постаралась быстро доковылять до каменной кладки стены. Только сейчас до неё дошло, что окажись на ней другая одежда, всё могло пойти абсолютно по-другому. Её наряд, переделанный из одежды Дейна, босые ноги и достаточно коротко остриженные волосы делали её очень похожей на мальчика. Подняв голову, она обнаружила, что находится в каком-то весьма захолустном городишке, далеко не все улицы которого удосужились вымостить. На улице было грязно и ужасно пыльно. Стояла жуткая вонь. Она почти тут же закашлялась. И что там твердят про экологию современного города? Здесь действительно нечем было дышать. Воздух был пропитан такой смесью невозможных ароматов, что глаза Арины даже начали слезиться. Вскоре, однако, она почти привыкла к окружающему запаху, но грохот проносившихся конных повозок каждый раз заставлял её вздрагивать и жаться ближе к стене.

После часового шатания по городу Арина поняла что жутко проголодалась и съела бы сейчас даже те страшные блюда которыми кормил своих завсегдатаев давешний хозяин таверны, и от одного вида которых её ещё недавно мутило.

Набредя на какой-то сад, ей удалось не без труда перебраться через его ограду и сорвать пять плодов с раскидистого дерева, с виду похожих на яблоки. Сидя на каменной ограде сада и запихивая заветную добычу за пазуху, она разглядела идущую по городу процессию. Впереди выступали вооружённые люди, ведущие человека с мешком на голов. Сзади ехала повозка, на которой была установлена клетка. В повозке сидели какие-то люди. И тут Арину как всегда подвело её жуткое любопытство, которое оказалось даже сильнее чувства голода. Она спрыгнула со стены. Процессия приближалась к ней. И только тут Арина заметила, что от процессии горожане пытались сторониться. Но было уже поздно. Человек с мешком на голове остановился на против неё и медленно поднял руку. Через минуту так ничего толком не успевшая сообразить Арина оказалась в плетёной клетке с другими бедолагами.

В клетке находилось достаточно много народу, а люди всё прибавлялись и прибавлялись. Рядом с Ариной оказалась женщина неопределённого возраста с гладким без единой морщины лицом, обрамлённым абсолютно седыми волосами.

-- Куда нас везут? - поинтересовалась Арина.
-- Их, наверное, на каторгу или прямиком в петлю. А нас с тобою, милочка, скорее всего на костёр! - и женщина криво улыбнулась почти беззубым ртом.
-- Как? - Арина просто обомлела от страха, совсем не обратив внимания, что эта странная женщина определила кто она на самом деле.
-- Тебя интересует, как нас сожгут? Или как я поняла, что ты не мальчик? - будто угадав её мысли, спросила женщина.
-- И то и другое. - Ответила Арина.
-- Что касается второго, то я не настолько глупа, что бы понять кто передо мной. Кроме того, ты попала явно не туда куда хотела...
-- Ещё бы! - и Арина обвела взглядом помещение клетки...
-- О нет! - женщина улыбнулась. - Ты вообще не туда попала. И самое обидное, что сожгут тебя ни за что...
-- То есть, как сожгут...? - у Арины потемнело в глазах.
-- Потому что ведьм у нас в городе жгут, а не топят и не вешают, как в Ирукане. - спокойно ответила женщина.
-- Но я же не ведьма...
-- Я и говорю, сожгут ни за что. Уж если я сразу увидела что ты не такая, то поверь мне, они то точно разглядят...
-- А кто это, в мешке... - спросила Арина, указав на человека во главе процессии.
-- В твоём случае слепая судьба... Дурной глаз. Один из разбойников, который должен найти своих сообщников. Его всё равно ждёт петля вот он и подбирает себе тёплую компанию. - Женщина опять не добро улыбнулась.

Телега страшно тряслась по дурно вымощенной мостовой до самого вечера. Арине стало жутко страшно. И за что Дейн рисковал своей драгоценной жизнью, что бы вот так, по воле слепого случая её сожгли на костре как ведьму.

Камера, в которой очутилась Арина, была на самом деле мрачной и сырой. К тому же совсем тёмной. По углам что-то мерзко скреблось и шуршало. Где-то капала вода, наводя такую страшную тоску, что хотелось только одного - поскорее выбраться отсюда. Как и предполагала её седовласая попутчица, люди в серых балахонах быстро выделили её из общей толпы.

-- Смотри-ка, а нам с тобой красавица повезло или только тебе повезло... - услыхала она в темноте голос своей попутчицы.
-- Почему повезло? - спросила Арина.
-- Охранник, говорил, что на площади поставили столб, стало быть, жечь будут с утра или к вечеру. - Ответила женщина.
-- Что же здесь хорошего? - не поняла Арина.
-- Меньше проживёшь, меньше будешь мучаться... Видимо у них праздник какой-то и по этому случаю не будет вестись дознание. Поверь мне, мало кто выдерживает испытание огнём. - Голос женщины звучал глухо, почти безразлично.
-- А откуда Вы это всё знаете?
-- А как ты думаешь, сколько мне лет? Молчишь. Я скажу тебе. Я почти вдвое моложе тебя, а волосы мои уже седые.... И все, потому что я вижу то, чего не видят другие. И они ненавидят меня за это. Моя мать сгорела на костре. А я один раз сумела сбежать. Они думали, я мертва.... Но люди злы... Кто ты думаешь выдал меня? Глупый крестьянин, чью дочь я милосердно вылечила.... Тогда, в тот раз я была глупая. Боялась боли, смерти боялась, а теперь я знаю что делать...

Арина молчала. Ей нечего было возразить этой бедной женщине. Она была совсем подавлена.

Вечером следующего дня дверь в темницу со скрипом отварилась. От слепящего света угасающего дня Арина зажмурила глаза, успевшие привыкнуть к кромешной тьме царившей в камере. Она совсем не видела куда её волокут. Она толком не помнила как провела эти часы в подземелье. Наверное в таких случаях полагается молится или подводить жизненные итоги. Но ни тем ни другим Арина так и не занялась. Её состояние можно было оценить как полное оцепенение. Она как будто выключила себя из окружающего мира, до конца отказываясь верить в его реальность. Глаза плохо привыкали к солнечному яркому дневному свету, и окружающую обстановку Арина смогла рассмотреть только лишь тогда, когда её подвели к самому эшафоту. Дикое действо было в разгаре. Толпа перед помостом бесновалась. Поодаль на перекладине болтались пять повешенных. Их трупы медленно качались. Зрелище было столь отвратительным, что Арину замутило. Поскорее бы всё это кончилось. У Арины развился какой-то феноменальный фатализм. Она ничего не чувствовала. Страх смерти как-то отошёл на второй план. Глядя на себя со стороны, она поражалась своему железному спокойствию. Действительно, если подумать её несказанно повезло. Она вспомнила, что читала о средневековой охоте на ведьм. Те ужасающие истязания, которым подвергались несчастные женщины. Её подвели к столбу и, скрутив руки верёвкой позади столба, крепко к нему привязали. Плоды, всё ещё находившиеся у неё за пазухой, выкатились и как мячики запрыгали по помосту. Один, два, три, четыре, пять.... Укатились и были подхвачены зеваками в толпе. Вот она и осталась без этих плодов. Без пяти жёлтых круглых фруктов. Которые так хотела съесть. Она так и не узнала, каковы они на вкус. А вдруг они ядовитые и их выращивают как декоративные? Арина поразилась абсурдности своих мыслей. Они были похожи на переживания человека, приговоренного к отсечению головы, по поводу своего внешнего вида из-за перхоти.

Между тем, верёвки больно вонзались в кожу. Она плохо слышала как смешной человек в нелепой одежде, видимо олицетворяющий власть, долго и нудно читал приговор с перечислением её мнимых злодеяний. Она оказалась не только ведьмой, но и шпионкой сопредельных государств. Толпа заметно волновалась. Арина попыталась было всмотреться в лица, но не нашла среди них ни одного сочувствующего. Злоба, ненависть, любопытство, злорадство.... Всё что угодно. Наконец к облегчению толпы приговор был прочитан полностью. И к столбу, у которого была привязана Арина, направился человек с зажжённым факелом. Сухой хворост быстро занялся огнём. И тут Арина подняв голову, увидела часы на городской ратуше. Почти пять часов..., - пронеслось у неё в голове.... Пять часов... Что-то это должно было значить.

И когда огонь уже, казалось, был готов перекинутся на уже тлевшую одежду Арины, а удушливый дым начал въедаться в глаза, её вдруг осенило. В ПЯТЬ часов. У ПЯТИ покойников. БЕЗ ПЯТИ плодов. В это время часы начали отбивать пять ударов. В глазах у Арины потемнело то ли от нахлынувшей непонятно откуда волны, толи от дыма, который застилал всё вокруг. Арина зажмурилась.

IX

Казалось прошла секунда. Но, даже не открывая глаз, Арина поняла, что находится в другом месте. Руки её были свободны от верёвок, а запах палёной резины и бензина говорили совсем о другой эпохе, и не был похож на запах навоза, помоев и разлагающейся плоти той реальности, в которой её только что хотели сжечь. Арина открыла глаза. Она стояла на перекрёстке незнакомого города. Босыми ногами на мокром асфальте. Сверху моросил дождь, а мимо неё проносились немногочисленные машины, очертаниями походившие на те, что она видела в старых выцветших фильмах. Забавно был другое. Перекрёсток на котором она стояла имел ПЯТЬ углов. А на больших электронных часах в витрине магазина светились цифры 04:55! У ПЯТИ В ПЯТЬ БЕЗ ПЯТИ!

Это её так развеселило, что она даже сначала не обратила внимания на сигналившую ей машину, которая остановилась у тротуара. Судя по эмблеме это был Фольксваген, но таких моделей не выпускали уже очень давно. Из машины показался человек в светло бежевом плаще из под которого выглядывал пиджак и белый бодлон. На голове у него была одета шляпа с небольшими полями. В этом, безусловно, элегантно одетом незнакомце Арина к своему изумлению и огромной радости узнала Дейна.

-- Если ты и дальше будешь здесь стоять в таком виде, то непременно попадёшь в сумасшедший дом. - Дейн улыбнулся.

Арина не могла вымолвить ни слова. По её щекам покатились крупные слёзы. Дейн подошёл к ней и, обняв за плечи, усадил на переднее сиденье. От счастья она была на седьмом небе.

-- Господи, где же ты был! Если бы ты знал, что я пережила.... Если бы ты знал, куда ты меня выкинул... Я даже толком не поняла, где я находилась. И где мы сейчас? - Арина говорила быстро в захлёб, не помня себя от радости.
-- Не так много вопросов сразу - Дейн уверенно вёл машину по залитому дождём городу, казавшемуся Арине смутно знакомым.
-- Задавай вопросы по порядку. - Голос Дейна был спокоен. - Время у нас ещё есть...
-- Ещё? - искренне удивилась Арина.
-- Да. - И Дейн посмотрел на часы. - 23 часа 45 минут.
-- Почему так мало...? - растерянно спросила Арина.
-- Ничего не поделаешь, я должен уйти... - тихо ответил Дейн.
-- Но ведь после того как я отправила... - Арина не договорила.
-- Ничего не говори мне! - прервал её Дейн. - Не надо. Я сам объясню тебе всё.
-- Ладно... Можно задавать вопросы? - осведомилась Арина.
-- Да. - Дейн кивнул.
-- Что это за город? - спросила она.
-- Санкт-Петербург, или Ленинград. - Ответил он.
-- Конечно! Как я сразу не догадалась. Я же приезжала сюда к брату! - искренне удивилась она.
-- Следующий вопрос. - Дейн, казалось, совсем не следил за дорогой.
-- Где я была?
-- В нестабильном мире.
-- Хорошая нестабильность! Меня там чуть не сожгли! В чём же его не стабильность? - Арина пыталась посмотреть Дейну в глаза.
-- Мир, где всё может измениться в любую секунду, мир, который может схлопнуться в одно мгновение и ты этого даже не почувствуешь... - спокойно ответил Дейн.
-- Почему?
-- Потому что перестанешь существовать.... Поэтому очень опасно находиться в таком мире.
-- Но всё же, какое это было время, XV, XIV, XIII век? - не унималась Арина.
-- Это была другая реальность. - Так же спокойно ответил Дейн.
-- А сейчас мы где? - после недолгого молчания опять спросила Арина.
-- То же в другой реальности. Только в более стабильной. Возможно, даже в собственном прошлом.
-- Вот откуда этот допотопный автомобиль! - Арина улыбнулась.
-- Если ты заметила, то и все другие машины здесь такие же. - И Дейн кивнул в сторону дороги на автомобили, мимо которых проносился их Фольксваген.

Арина на минуту замолчала, отвлёкшись на пейзаж улиц залитых дождём. Он выглядел как картина художника. Линии были размыты, редкие фигуры людей и машин терялись за пеленой дождя. Картина навивала грусть, но вместе с тем от неё веяло спокойствием и полным умиротворением.

-- Но как ты вырвался от них?... - спросила Арина оторвавшись от созерцания пейзажа городских улиц, залитых дождём.
-- Я не вырвался... - голос Дейна был так же спокоен.
-- Ты же не хочешь сказать, что ты фантом? - спросила Арина.
-- Нет, я не фантом. Только... - Дейн печально улыбнулся. - Помнишь, кода я оставил тебя одну почти на сутки...
-- Да, я ещё тогда сильно на тебя за это обиделась. Ну и что...

До Арины с трудом доходил смысл того о чём говорил Дейн, и она до самого конца сопротивлялась, не желая верить в то, что он сейчас должен был ей сказать. Конечно, она всё поняла, но отказывалась поверить. Вдруг, вдруг он сейчас ей скажет совсем другое....

-- Я ушёл тогда что бы встретить тебя здесь и сейчас. И поэтому все, что случилось для тебя ещё должно случиться и для меня. Поэтому что бы мы встретились здесь и сейчас, я должен буду вернуться. И поэтому не говори мне о своём прошлом, моём будущем.

На глаза Арины навернулись слёзы. Она представила последний момент, когда видела Дейна. Его лицо на фоне приближающихся серых теней...

-- И почему нам отведено так мало... - тихо прошептала Арина, безуспешно пытаясь справиться со слезами, покатившимися у неё из глаз.
-- 23 часа 30 минут... - поправил её Дейн.
-- Так ничтожно мало... - продолжала шептать Арина.
-- Я люблю тебя.
-- Я тоже люблю тебя и не хочу тебя терять!
-- Что должно было, уже свершилось. - Голос Дейна был печален.

Эти 23 часа 30 минут они провели вместе. Дейн привёз Арину к старинному особняку на набережной. Он, как и все здания в этом городе дождей был почти не реален, выросший из-за чугунной ограды и обрамлённый могучими деревьями с золотыми кронами. Шёл дождь. Листья тихо кружились и падали на присыпанную мелким гравием дорожку почти бесшумно.

-- Мы здесь ни кому не помешаем? -тихо, боясь нарушить эту магическую тишину, спросила Арина.
-- Они даже не заметят нашего присутствия. - Так же тихо ответил Дейн.

За красивой резной, золочёной дверью оказалась квартира, как две капли воды похожая на их первый приют. Только в отличие от него в этом помещении всё же были окна. И за ними плакало дождём свинцовое пасмурное небо, и кружились разноцветные листья.

Они любили друг друга. Это время пронеслось как одна секунда.

-- Мне пора...
-- Ты уж уходишь...
-- Я должен. Я же говорил тебе...
-- Я... я увижу тебя? - на глаза Арины опять навернулись слёзы. Она становилась плаксой, как маленькая девочка, но, увы, у неё просто не было сил сопротивляться.
-- Не знаю. Может быть не в этой жизни... Вечность всё равно уже принадлежит нам. - Дейн поцеловал Арину и прижал её голову к своей груди.
-- Говорить о вечности, когда остались считанные минуты... - горько возразила Арина.
-- Неправда! Ты навсегда останешься со мной.... Сейчас я покажу тебе выход, ты вернёшься к лесному домику, тебя уже ждут там.... Не беспокойся, всё позади.... Всё будет хорошо!

Он последний раз поцеловал её. Их руки медленно расцепились. Его фигура растворилась в пелене дождя. А ей всё казалось, что это сон. Не может это закончится вот так...

X

Арина, действительно таким же удивительным образом, как и последние разы, открыв дверь, очутилась на пороге той самой избушки. За её спиной было настоящее пепелище. И дверь, которая чудом уцелела, носила теперь лишь условный характер, позволяющий лишь определить, что здесь действительно когда-то входили. Она заставила себя не оглядываться, и старалась даже не думать о том, что могла бы увидеть в этом сгоревшем доме.

Буквально через пять минут в небе показался самый обычный вертолёт и начал спускаться на поляну перед домом. И уже через некоторое время к ней бежали вооружённые люди в камуфляже. Позади них Арина увидела и мгновенно узнала сенатора Колдуина и сенатора Грушина.

-- Госпожа Райдер! Как Вы? - спросили они почти в один голос, пытаясь перекричать шум вертолёта.
-- Со мной всё в порядке... - бесцветным голосом ответила Арина.

Сенатор Грушин накинул ей на плечи куртку и повёл к вертолёту.

-- Как вы нашли меня? И почему вы здесь? Не самое лучшее место для отдыха двух не очень молодых людей, тем более сенаторов. - Поинтересовалась Арина, что бы хоть как-то поддержать разговор.
-- О, госпожа Райдер изволит шутить, значит с ней действительно всё в порядке! - Грушин улыбнулся в свою густую бороду - Ну, что ж, как всемирная знаменитость она может себе это позволить!
-- О чьей известности здесь идёт речь? - удивилась Арина.
-- Она ещё не знает, что со времени её исчезновения она стала звездой экрана и прессы. - Вставил Колдуин.
-- Расскажите же мне, что происходит? - Арина действительно была сильно удивлена.
-- Честно говоря, мы узнали о содержании отчёта по проекту Мегаполис из газет. Видели бы Вы эти заголовки! Один другого стоит. Журналисты не оставили от проекта и камня на камне. Они это делать умеют. А ещё это взрыв в парламенте и Ваше исчезновение! Что тут началось! - Грушин закатил глаза.
-- Такого скандала я не припомню. - Подтвердил Колдуин. - Мы, естественно, по своим каналам, вышли на журналистов. Вот от них мы и узнал что источник информации, пожелавший остаться неизвестным, со ссылкой на Вас и предал эту информацию. И ещё там было сообщение на моё имя. Там и сообщалось, что Вам угрожает опасность и где Вас можно разыскать!
-- Россия? Прибалтика? - пыталась уточнить Арина.
-- Нет. - Сенатор был удивлён - Канада...

Действительно пейзаж вокруг был тем же, но чем-то неуловимо отличался. Что-то было не то. Как копия походит на оригинал, этот окружающий дом лес походил на тот, который оставила Арина. Исчезла зловещая таинственность места.

-- Сэр! Мы почти ничего не обнаружили. - Отрапортовал подошедший начальник отряда.
-- Ничего? - Брови сенатора Грушина поползли вверх.
-- Если не считать обгорелый труп какого-то бедолаги. Боюсь, что будет даже трудно опознать его. Уж очень сильно над ним поработал огонь. Такое впечатление, что его расстреляли из огнемёта в упор. Сгорел как факел. Жуткая смерть.

Сердце Арины болезненно сжалось. Вот и всё! Она больше не отвечала на вопросы сенаторов и не слышала, что ещё говорил, подошедший к ним, военный. Так погружённая в ступор она прибывала до самого приземления вертолёта...

Вскоре после возвращения Арина неожиданно для всех подала в отставку, и решила уединиться в пригороде Цюриха, в домике, который остался ей от родителей.

Она никак не могла поверить, что Дейна больше нет. И её мучил один вопрос. Кто же, всё-таки, был Дейн. Сначала она с трудом находила в себе желание жить. Со смешанными чувствами она приняла подарок судьбы, который наполнил её жизнь новым смыслом. Она была беременна. В этом не осталось никаких сомнений после теста.

Должен же быть способ узнать кто такой Дейн. Откуда он появился. Положим, здесь действительно не обошлось без каких-то таинственных сил. Но ведь Дейн - человек. В этом нет сомнений. А если он человек значит можно постараться узнать о нём побольше.

Когда-то она не плохо рисовала. Особенно удачными у неё выходили портреты. Она очень давно не бралась за карандаш, оставив это маленькое хобби после окончания Оксфорда. Теперь же она с особым удовольствием сделала с начала несколько набросков - зарисовок. Работой она осталась довольна. Постепенно, нарисовав несколько портретов Дейна, вспоминая при этом с особой нежностью те минуты, что они провели вместе, Арина преодолела тот внутренний ступор, который мешал ей полноценно жить. Казалось, часть тяжкого груза мешавшего ей свободно дышать, та заноза в сердце, что находилась там непрерывно с того самого момента, когда она поняла, что теряет Дейна навсегда, исчезли, уступив место тихой грусти. Вечность уже принадлежит нам, - вспомнила она слова Дейна. С её рисунков он смотрел на неё как живой.

Буквально через неделю после своего возвращения, Арина заказала билет на самолёт в Санкт-Петербург. Но каждый раз откладывала дату вылета. С одной стороны она была безмерно благодарна брату, с другой же совсем не чувствовала в себе сил даже разговаривать с кем либо без особой на то необходимости. Однако когда она взялась за альбом и карандаш, то по окончанию работы поняла, что просто должна повидать Александра.

Город, как всегда встретил её моросящим дождём. Как в то день, - пронеслось у неё в голове. И как уютно и приятно было в такой день сидеть в мягком тёплом кресле и пить горячий чай.

-- Ты знаешь, а тебя искали. - Александр протянул её дымящийся напиток.
-- Кто? - Арина была удивлена, так что даже не донесла чашку до рта. О её отношениях с Александром, а тем более родственных, никто не должен был знать.
-- Тебе виднее.... Приходили тут, парочка странных субъектов. Как раз дня за два до твоего сообщения... - и Александр скорчил рожу.
-- И что они хотели? - спросила Арина.
-- Тебя, как максимум и информацию о тебе, как минимум. - Просто ответил Александр.
-- И что ты им ответил...
-- Что ты моя любовница, причём бывшая и как следствие интересующая меня как позавчерашние новости на сайте. - Александр едко улыбнулся.
-- И они поверили...
-- А что им оставалась делать? - Александр как всегда юморил.

Арина только вздохнула и не стала говорить ему, что если бы не поверили, всё могло бы быть гораздо хуже.

Перебравшись за компьютер Арина, принялась сканировать свои зарисовки. Повозившись с компьютером, ей вдруг в голову пришла одна маленькая идея.

-- Александр! - позвала она брата.
-- Что? - Александр отвлекся от чтения книги.
-- Если я хочу узнать в каком году, хотя бы приблизительно была выпущена та или иная модель Фольксвагена. Это реально? -спросила Арина.
-- Более чем. - Александр отложил книгу и придвинулся ближе к компьютеру.

Его пальцы уже умело манипулировали с мышью, а на экране стали мелькать картинки автомобилей.

-- Стоп. Вот этот. - Арина почти без труда узнала модель, у неё была прекрасная зрительная память. Только на картинке машина была зелёная, а Дейн вёз её тогда на тёмно-синей.
-- Роскошная тачка, для своего времени, разумеется. Это модель начала 70-х годов ХХ века. - Александр увеличил картинку на весь экран.
-- А для Санкт-Петербурга? - поинтересовалась Арина.
-- Сейчас?
-- Нет тогда. Когда она была, как ты выражаешься классной тачкой. - Уточнила Арина.
-- Тогда это был фурор неслыханных масштабов. По тогдашнему Петербургу, он ещё назывался Ленинградом, на такой машине ездили только дипломаты. Железный занавес, совковый распределитель и всё такое. - Александр довольный тем, что ему удалось хоть в чём-то обойти свою умную сестрицу, опять погрузился в чтение книги.
-- Вот если, к примеру, мне надо найти человека? - Арина повернула стул к брату.
-- Имя?
-- Я точно не знаю. - Арина явно смутилась. Она не думала, что Александр так быстро возьмётся за дело.
-- Национальность, религиозная принадлежность, профессия? - Александр быстро задавал вопросы, и одновременно уже что-то искал в базе компьютера.
-- Он безупречно владеет французским... и он лётчик.
-- Значит французский лётчик. Адрес или приблизительное место обитания?
-- Не знаю.
-- Тогда что мы имеем?
-- Вот! - и Арина протянула ему свои рисунки.
-- Ну, это кое-что... - Александр деловито пробежал руками по клавишам. - Погоди, - он вдруг остановился. - Где то я его видел...
-- У него выразительные глаза... - Арина смутилась.
-- Нет, я точно его видел, но вот где... - Александр на секунду наморщил лоб.
-- Так это реально отыскать его? - не унималась Арина.
-- Почему бы и нет... Так, так и вот так.. Угу. - пальцы Александра быстро бегали по клавиатуре. - Теперь подожди. В этом каталоге есть все ныне живущие.
-- А если его уже нет в живых? -спросила Арина.
-- Если он родился в пределах последних 100 лет, то он здесь есть, - тон Александра был столь уверенным, что появившаяся надпись НЕ ОБНАРУЖЕНО на дисплее озадачила его.
-- Так тогда попробуем, вот так - копнём ещё глубже. Вдруг тебя интересует какой-нибудь горец долгожитель. Я полагаю, лет 200 хватит. Во всяком случае, 100% не обещаю, но...

Видя, что процесс поиска изрядно затянулся, Арина предложила:

-- Я пойду заварю чай?
-- Угу - И Александр опять уткнулся в компьютер...

Когда Арина заливала чёрные ароматные чайные листья кипятком, из комнаты послышался голос Александра:

-- Ну, конечно же! Арина, ты решила подшутить над младшим братцем? Признайся. Уж лучше бы подсунула потрет Франклина, - сквозь напускную обиду Александра просачивалась ирония.
-- Я тебя не понимаю...
-- Смотри...

И Александр указал на старую чёрно-белую фотографию человека занимающего весь экран. Это был, безусловно, Дейн. Хотя здесь он выглядел несколько старше. Только на нём была лётная куртка пилота и кожаный шлем.

-- Это ответ на твой запрос. А теперь смотри сюда!

И Александр взял с полки книгу, и раскрыв её на первой странице, подал Арине. В книге была та же фотография. С листа на неё смотрели всё те же глаза Дейна. Она ещё не понимала, к чему клонит Александр.

-- Посмотри на обложку!

На обложке стояло имя. И хотя Арина не так бегло читала по-русски, она быстро охватила взглядом имя. Её сердце, казалось, на секунду остановилось. На обложке был написано имя автора, и его же фотография украшала первую станицу:

АНТУАН ДЕ СЕНТ ЭКЗЮПЕРИ.

2

4


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"