White Wolf: другие произведения.

Дракорожденные

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сведения о Земных Возвышенных и самом крупном их государстве - переводы из разных книг. Внимание: файл будет пополняться по мере новых переводов.


   Перевод сделан по книгам:
   Aspect Book: Air
   Aspect Book: Earth
   Aspect Book: Fire
   Aspect Book: Water
   Aspect Book: Wood
   Compass of Celestial Directions - The Blessed Isle
   Compass of Terrestrial Directions - South
   Cult of the Illuminated
   Houses of the Bull God
   Manual of Exalted Power - Dragon-Blooded
   Second Edition Core Rulebook
   The Autochtonians
  
  

Дракорожденные

Заглавие []

Словарь дракорожденных

   Академия Чародейства: Ответ Лукши Гептаграмме, учреждение, выпускающее техников-чародеев и инженеров-чародеев, а также их смертных помощников-тауматургов; они жизненно важны для поддержания убывающих запасов вооружения Первой Эпохи.
   Аспект: Этот термин используется для описания пяти стихийныйх направлений дракорожденных. По функции идентичен касте Небесных Возвышенных, но несет в себе больше физиологические различия, чем свидетельство прямого вмешательства богов.
   Великолепные и Справедливые Вершители Долга: Ведомство Алой Империи, отвечающее за поиск потерянных яиц и возвращение их под контроль Царства.
   Воинство дракорожденных: Более формальное название для Алой Династии.
   Всевидящее Око: Эта организация - элитная тайная полиция Царства, хранящая Алый Трон от продажности, мятежей и предательства. Хотя Око и пользуется услугами бесчисленного количества смертных и дракорожденных, его ядро состоит из шпионов и убийц из Дома Иселси и Сторонних Бронзовой Фракции.
   Вершитель: См. Великолепные и Справедливые Вершители Долга.
   Гептаграмма: Старшая школа Царства, где обучают чародейству и мудрости Первой Эпохи.
   Дворец Укрощенной Бури: Одна из двух старших школ Царства для неисправимой дракорожденной молодежи; Дворец Укрощенной Бури находится в самом Имперском Городе. Хотя школа якобы посвящена перевоспитанию дракорожденных хулиганов и бездельников, она больше старается помочь им освоить искусство притворства. Большинство выпускников становятся еще большими садистами и преступниками.
   Дом Древнего Камня: Вторая из двух старших школ для неисправимой молодежи; Дом Древнего Камня находится рядом с Перекрестком Властителя. Из-за сочетания тяжелейшего труда и жестких наказаний школа куда более преуспевает в деле превращения бездельников в ценных членов Династии, чем Дворец Укрощенной Бури.
   Дом Колоколов: Старшая школа, готовящая молодых офицеров для имперской армии и флота. Школа находится в давнем соперничестве со Ступенью Пасиапа.
   Знаменосец: Знаменосец - сверхъестественно сильный помощник, чья задача -защищать чародея-техника Седьмого Легиона. Хотя большинство из них - лишь умелые тауматурги, но иногда в этой должности служат необычные создания, вроде демонов, элементалей, богорожденных и автоматов.
   Лесные Ведьмы: Ковен мятежных Восточных изгоев, которые попали под влияние троицы непостижимых сил, уходящих корнями в Первую Эпоху, если не раньше.
   Магистрат: Лицо с неограниченными полномочиями, действующее по приказу самой Алой Императрицы. Магистраты расследуют случаи коррупции в имперском правительстве в метрополии и за ее пределами, выдвигают обвинения против преступников и ловят их, следят за признаками предательства.
   Найденное яйцо: Потерянное яйцо, успешно найденное агентами Алой Империи.
   Начальная школа: Каждая начальная школа - академия, дающая общее образование; ее посещают патриции и дети Династии в возрасте от девяти до четырнадцати лет. После выпуска большинство Возвышенных отправляются в одну из четырех наиболее престижных старших школ Царства, а патриции и не-Возвышенные династы либо начинают обучение в семье для выполнения подходящих им обязанностей, либо отправляются в одну из менее престижных школ, чтобы продолжить обучение. Большинство дракорожденных Возвышаются в начальной школе.
   Нумина: Бывший дракорожденный, который необратимо изменен умственно, духовно и физически Туманом Лесных Ведьм.
   Обитель Мудрости: Старшая школа, готовящая выпускников к служению в Безупречном Ордене.
   Обсидиановое Зеркало: Штаб Великолепных и Справедливых Вершителей Долга, расположенный на Благословенном Острове, как раз за границами Джуше.
   Потерянное яйцо: В терминологии Царства - любой дракорожденный, Возвысившийся вне одиннадцати Великих Домов Алой Династии.
   Старшая школа: Каждая такая школа - более совершенная академия, чем начальная. Большинство дракорожденных династов учатся в какой-то из четырех элитных старших школ, а патриции и не-Возвышенные династы обычно попадают в менее престижные заведения.
   Странник: Странствующий Безупречный монах, получивший особые полномочия расследовать вопросы стойкости веры.
   Седьмой Легион: Легион, отколовшийся во времена Сёгуната, отстроивший древний город Дехелешен, ставший оплотом силы Земель Стервятников - Лукши; это случилось после Чумы и последующей войны с фейри. Именно благодаря вмешательству Легиона бывшая Речная Провинция по сей день неподконтрольна Алой Империи.
   Спиральная Академия: Старшая школа, готовящая своих студентов к карьере в имперском чиновном аппарате. Также она поставляет дешевую бюрократическую силу для Империи.
   Ступень Пасиапа: Эта военная академия, расположенная на Горе Серой Маски, выковывает из найденных яиц элитных легионеров Царства... или же губит их. У школы давнее соперничество с Домом Колоколов.
  

Хронология Царства

   1 Уничтожение армий фейри. Уничтожение Семи Тигров. Основание Царства.
   3 Основание Имперского Города
   12 Создание Всевидящего Ока
   38 Создание первых министерств, назначение первых магистратов
   40 Восстановление легионов
   44 Арака Джереш, любовник Алой Императрицы, погибает от руки влюбленного ухажера
   57 Первое нападение на Речную провинцию
   69 Имперские войска отходят из Земель Стервятников
   75 Второе вторжение в Земли Стервятников
   78 Седьмой Легион применяет орудия Первой Эпохи против легионов Царства. Имперские войска вновь отходят из Земель Стервятников
   81 По декрету Императрицы язык Царства разделен на высокий и низкий
   88 Последнее полноценное вторжение Царства в Земли Стервятников
   89 Гвардия Императрицы уничтожена при Мелевхиле
   103 Основание Совета
   114 Попытка убийства Императрицы; принятие политики Тысячи Путей Лабиринта. Императрица берет Равара Арджуфского в мужья
   130 Рождается Маноск.
   139 Рождается Рагара.
   146 Баграш Кёль при помощи Ока Автохтона создает на Севере великое королевство, превосходящее раннее Царство
   174 К северо-западу от Внутреннего Моря поднято знамя Девяти Герцогинь. Чтобы сокрушить его, посланы три легиона
   176 Баграш Кёль уничтожен Оком
   202 Тысяча Чешуй принимает нынешний облик
   211 Делзаннские орды захватывают Кьяроскуро, предлагают клятву верности Царству.
   223 Окончательное установление отношений со всеми государствами у Внутреннего Моря и многими в Пределе.
   227 Нелленс взят в консорты.
   231 Рождается Сесус
   235 Рождается Ледааль
   244 Маноск Виридиан пытается совершить переворот при помощи Ока Автохтона. Уничтожен защитой Царства, его Дом предан мечу.
   261 Умирает Нелленс
   299 Революция Трэ Ленга.
   301 Дом Иселси спонсирует полуофициальную экспедицию в Земли Стервятников, она с треском проваливается.
   303 После неудачного приключения в Землях Стервятников Дом Иселси пытается совершить переворот. Мятеж подавлен, Иселси лишены большей части имущества, становятся слугами Алого Трона.
   326 Восстание Мстительного Урожая.
   362 Тепет взят в консорты.
   364 Набеги варваров на северное побережье Внутреннего моря; их отражает Легион Сияющего Клыка (ранее Одиннадцатый).
   369 Рождается Мнемон
   370 Умирает Равар.
   371 Имперский консорт Тепет исчезает.
   416 Гильдия бойкотирует торговлю с Благословенным Островом. Начинается Торговая Война; в результате в 418 ООЦ обе стороны осознают нерентабельность вражды. Исход - Гильдия получает повышенные пошлины на свои товары в течение последующих двух веков.
   422 Возвышение Дома Нелленс.
   433 Над Имперской Горой виден огонь. Горный Народ посылает эмиссаров к Императрице; те возвращаются с великолепными дарами, хотя состав делегации уменьшился.
   465 Восстание Нерушимого Тростника.
   550 Восстановлены договоры с Кьяроскуро и другими крупными городами, дабы ослабить налоги.
   578 Война с Анафемой Джохимом, оканчивается в 585
   591 Восстание Вдов Рагары.
   707 Восстание Кровавой Косы.
   748 Императрица поддерживает проигравшего в борьбе за трон Шипов в обмен на помощь против Земель Стервятников.
   752 Силы Шипов несут ущерб.
   754 Битва при Мишаке. Армии Шипов уничтожены.
   763 Императрица исчезает.
   764 Совет Пустого Трона. Армия Зимней Маски атакует и захватывает Шипы. Битва Тщетной Крови - Бык Севера уничтожает легионы Тепета под командованием Тепета Арады в Долине Осколков.
   768 Нынешнее время.
  

Жизнь династа

   Лучше всего члены Алой Династии работают как шестеренки в огромном и мощном военном механизме. Слишком много индивидуальности мешает военному подразделению, а Династия - не что иное, как гигантское подразделение.
   Дракорожденные лучше всего работают в группах, и большая часть культуры Царства сосредоточена на создании мощных команд под названием клятвенных братств. Такие группы устанавливают связь посредством чародейства и, объединив силы, защищают Творение от всех, кто выступит против него.
  

Рождение

   Поощряемая государством закалка династа для роли дракорожденного солдата начинается почти немедленно. Детей-династов передают кормилицам через несколько секунд после рождения, прежде чем у них создастся неподобающая связь с матерью. Детство они проводят среди юных не-Возвышенных женщин семества и нянь, которые выполняют все их желания. Немногие родители особенно интересуются детьми до Возвышения, и большинство счастливо оставаться подальше от отпрысков, пока они не докажут, что с ними имеет смысл говорить.
  

Детство

   Дракорожденные защитники Творения должны быть готовы ко всему, и именно в детстве они обучаются многим умениям, которыми славятся Возвышенные Царства. С очень юного возраста династы и дети патрициев посещают дорогие академии, где учатся чтению, каллиграфии, математике, истории Царства, основам Безупречной Философии и многому другому. Многие молодые династы куда чаще видят нянь и наставников, чем родителей. Маленьким солдатам не подобает слишком привязываться к родителям, да и вообще к кому-либо; уязвимость сердца - серьезный стратегический недостаток. Основное, чему учат в этом возрасте - дисциплина. Войне она необходима. Завоеванию - тоже. Правлению в Творении - тем более. Любой молодой династ, который не научится вести себя по-взрослому и проявлять самоконтроль как взрослый, вполне может не дожить до десяти лет.
   Если отбросить все верхние слои жизни династа - стратегические игры, уроки музыки, обучение стрельбе, уроки каллиграфии, чтение поэзии, катехизисы Безупречных Текстов, тренировочные поединки и бешеную учебу и тренировки - то останется лишь одно, находящееся в самом центре: отчаянное желание Возвыситься. Вся культура детей-династов построена вокруг ожидания встать в ряды Воинства Дракорожденных. Детство наполнено обрядами, молитвами Драконам и множеством странных суеверий, которые должны повысить шансы на Возвышение. Самые ранние Возвышения происходят даже до созревания, у детей с исключительно сильной кровью - даже в десять лет. От десятого дня рождения и до Возвышения (или до двадцатилетия, в зависимости от того, что случится раньше), каждый день может принести Возвышение.
   Не-Возвысившихся детей семей Династии стараются игнорировать по мере возможности. Конечно, им дается наилучшее образование, чтобы они могли как минимум создать хороший брак, но истинная возможность послужить Домам проходит мимо. В них разочаровываются, и этот факт неоспорим. Семьи находят им непритязательную работу в какой-то из отраслей дел Дома и оставшиеся десятилетия платят им скромное семейное пособие. Когда же они умирают, то семья с радостью забывает о таких недостатках крови. Лучшее, на что не-Возвышенный может рассчитывать - брак с Возвышенным из другого Великого Дома.
  

Семья

   Династы живут обширными семьями. Самые крупные семейства насчитывают сотни членов, обитающих в великолепной роскоши гигантского мэнса. В среднем Земные Возвышенные живут триста лет, так что в одном мэнсе может жить одновременно десять поколений семьи. На деле же старшим часто становятся отвратительны шум и занятия молодых, так что они подыскивают себе иное жилье. Некоторые семьи так тесно связаны или скованы финансово, что поколения накладываются друг на друга, сталкиваясь как книги на столе.
   Среднее семейство Династии включает примерно сотню тесно связанных членов семьи, около десятка навещающих их дальних родственников, которым еще предстоит как-то себя проявить, небольшое количество друзей семьи и тридцать-сорок смертных, которые готовят, убирают, преподают и служат секретарями. Чего в династическом воспитании нет - так это одиночества. Личное пространство почти немыслимо, и если и возможно - то считается подозрительным. Одиночество - неслыханная роскошь для дракорожденного.
   Большую часть того, что надо знать юному династу, в особенности в области этикета и должного поведения в обществе, преподают не наставники, а члены семьи. Старшие братья и сестры или кузены обычно учат верховой езде, морскому делу, охоте и спорту или играм. Единственные дозволенные династам игры - те, которые развивают координацию рук и глаз или стратегического мышления.
   На семейных собраниях дети-династы сидят за столами для не-Возвышенных, где с ними обращаются как со смертными высокого ранга, и их манеры должны быть безупречными.
   Из всех членов семьи ребенок реже всего видит родителей, но те в течение Эпох усвоили, что какое-то позитивное общение необходимо, если они хотят в дальнейшем рассчитывать на верность ребенка.
  

Раннее обучение

   Рудиментарное обучение предоставляется домашними наставниками. От детей-династов к пяти годам ожидается знание начал каллиграфии, арифметики и умения читать. С пяти лет юные династы начинают изучать акробатику, основы танца и обычно искусство игры на флейте или санксиане. К девяти годам, когда их отправляют в начальную школу, юные династы должны бегло говорить на двух языках (Высокой Речи и, обычно, Низкой). Их часто учат многим навыкам, которые пригодятся позже в жизни, вроде морского дела, верховой езды, выживания в диких местах, стрельбы, начал самозащиты и даже владения мечом. Жизнь дракорожденного длинна, и любое из этих умений может спасти династу жизнь.
  

Начальная школа

   После того как семьи обеспечивают детей первичным обучением, их отправляют в начальную школу. В каждой префектуре Царства находится несколько отличных академий, а в больших городах могут быть особые академии для родителей, которые желают для детей карьеры в определенной области. Даже в Пределе есть достойные начальные школы, но живущие там династы предпочитают посылать детей в более престижные заведения Благословенного Острова.
   От учителя в Царстве ожидается многое, но они пользуются соразмерно высоким уважением. Знания и умения хорошего учителя - ценный дар, и хорошие академии на Острове чрезвычайно дороги. Патриции и династы могут посылать туда детей, но для других сословий плата чересчур высока.
   Дети династов и патрициев поступают в одни и те же школы. Конечно, так бы не было, если бы имелись какие-то средства определить, кто Возвысится, а кто нет. Учитывая, что дитя двух патрициев может в конце концов Возвыситься, а дитя двух дракорожденных - остаться смертным на всю жизнь, все дети испытывают сомнения.
   Начальные школы принимают детей не моложе восьми лет и не старше пятнадцати. Большинство детей надеются Возвыситься ко времени окончания школы. Те, с которыми так не случается, часто принадлежат к слабой крови и носят клеймо "позднего цветка". И все же позднее Возвышение простительно; не-Возвышение вообще может и не быть простительным.
   Курс занятий во всех таких школах включает стрельбу, фехтование, атлетику, историю, географию, политические науки, Безупречную Философию, натурфилософию и знания о духах. В некоторых школах даже учат основам тауматургии.
   Из начальной школы учеников не исключают, хотя сложных детей могут вернуть семьям с объяснением причин. Когда же семья пояснит ребенку жуткую альтернативу окончанию школы, то он отправляется в другую отличную академию.
  

Старшая школа

   В Царстве есть четыре элитные старшие школы, куда родители могут захотеть послать ребенка: Дом Колоколов, Спиральная Академия, Обитель Мудрости и Гептаграмма. Есть и другие школы, но они предназначены для учеников с каким-либо изъяном. Лишь двадцать процентов выпускников начальных школ идут в старшие, и большая их часть - дракорожденные. Гептаграмма принимает лишь Возвышенных, а три другие принимают только тех смертных, которые отвечают исключительно жестким критериям.
  

Зрелость

   После выпуска из старшей школы династ считается взрослым. Большинство таких династов либо возвращаются в семью, либо отправляются к дальним родичам, при этом начиная карьеру. Также на этой стадии многие дракорожденные отправляются в странствия. Путешествие по Пределу - отличный и уважаемый способ провести первые несколько лет после выпуска. В конце концов, это показывает интерес к миру, которым правят дракорожденные.
  

Досрочный уход

   Есть те, для кого обучение не очень подходит. Они обычно уходят после года или двух и отправляются в странствия куда раньше. Это нежелательно, но простительно. Одна из сильных сторон Царства - умение наилучшим образом использовать любого дракорожденного, даже того, кто не начинает жизнь привычным образом. Многие досрочники отправляются на длительную работу в сатрапиях Дома. Некоторые никогда не находят себе места и попадают в Безупречный Орден, легионы или в младшее крыло семейного дела. Дракорожденный, бросающий учебу надолго, все же может сделать себе имя, если в конце концов поймет, чего хочет и достигнет этого так, что впечатлит семью и общество.
  

Отлучение

   Поведение ребенка-династа всегда отражается на родителях. Родители-династы всегда возлагают на детей исключительно высокие ожидания, и прилагают все усилия, чтобы воспитать их должным образом. Однако это не всегда срабатывает. У некоторых детей просто нет стимула, или же слишком мощный стимул поступать неверно. Тот, кто ничем полезным не занимается в течение века, рискует попасть под отлучение. Он может также навлечь на себя такое наказание, если вопиющим образом поставит Дом в неловкое положение или попадется на преступлениях, особенно против Дома или Царства. Если дитя Дома ведет себя таким образом или разочаровывает родителей так, что они его терпеть не могут, то его могут отлучить. Это происходит одним из двух способов.
   Неформальное отлучение делается просто и внутри Дома. Родители создают и распространяют сплетню о том, что своевольный ребенок - не их на самом деле. Его вычеркивают из регистров дома, семейное пособие урезается, и двери Дома для него закрыты. Отлученный таким образом не может наследовать родителям, и они свободны от обязательств перед ним на время отлучения. Неформальное отлучение можно отменить, но, по традиции, не ранее чем через двадцать лет и обычно после того, как отлученный проявит себя достойным членом Воинства Дракорожденных, и внесет соответствующий вклад в благосостояние Дома.
   Формальное отлучение встречается реже и оно неотменимо. Родителям следует составить официальную жалобу против ребенка с магистратом или в Имперском Суде. Ее должен одобрить старший член Дома и ее должна заверить Императрица (сейчас - или Регент, или Совет). Это неотменимо, и случается лишь тогда, когда дракорожденный совершает истинное злодеяние с обдуманным намерением, и предает Дом или Царство.
  

Общество

   Война без цивилизации - варварство, а Царство в последнюю очередь можно назвать нацией варваров. Напротив, Благословенный Остров - родина большей части того, что в Творении считается культурным и утонченным.
   Дракорожденные, не блистающие на полях битвы, часто могут проявить себя в общественных областях. Дом Цинис не славится великими легионерами, но его пиры - основа немалой части общества династов, что веками хорошо служило Дому. Общественная жизнь Династии вращается вокруг трех типов событий: торжеств, салонов и визитов.
   Торжества - огромные и долгие празднества, на которые обычно приглашаются все дракорожденные в окрестностях. Получение или не-получение приглашения на большое торжество ясно показывает место человека в социуме. Если конкретный Дом ожидает, пока конкретная личность не покинет город, лишившись возможности прийти, то обычно считается, что есть какая-то тайная история. Такие сплетни - основа болтовни на празднествах.
   Салоны - меньшие собрания, где участвуют десять-двадцать дракорожденных примерно одного возраста и интересующиеся особыми темами или занятиями. Саолны могут обрести форму санксиановых концертов, охотничих экспедиций, чемпионатов по Вратам, оргий, политических дебатов или же высочайшего наслаждения прекрасной пищей, вином и наркотиками. Салон может ответвиться от обеда или же идти к завершению несколько вечеров. Салоны обычно куда менее формальны, менее радостны и требуют меньшей работы, нежели торжества.
   Визит и есть визит, приход одного члена семьи к другому. Если визитер предупреждает по крайней мере за две недели, то от хозяина ожидается подготовка без колебаний. Это, в конце концов, цивилизованное дело. От визитера, остающегся более двух недель, ожидается "дар гостя", способный покрыть стоимость столь долгого пребывания.
  

Клятвенные братства

   Клятвенные братства создаются группами дракорожденных, которых объединили чувства высокой верности и уважение к братству. Они похожи на круги, создаваемые соларами, однако они не так предопределены, как многие круги. Клятвенное братство могут создать старые школьные друзья, элитная группа легионеров, компания выпускников Гептаграммы или даже группка близких родственников, желающих работать вместе.
   Связь братства - социальная и мистическая одновременно, создаваемая клятвами взаимопомощи и защиты. Часто клятвенные братства создаются для конкретной цели и клятвы даются с ее учетом. Братство может сосредоточиться на охоте за Анафемой, помощи Царству, захвате Алого Трона, поиске чудес Первой Эпохи или тому подобного. Однако истинная связь братства достигается при помощи чародейства Земного Круга..
  

Приключения и ответственность

   Дракорожденные, будучи защитниками Творения, не могут избегать приключений. Им надо уметь справиться с любой опасностью, от которой смертный мир не может защититься.
   От дракорожденных ожидаются и путешествия, и приключения. Даже те, кто постарел и обременен обязанностью и семьей, стоит минимум раз в год отправляться в странствие, дабы разобраться с бунтарем из малых богов или же поохотиться на чудовище. Любой дракорожденный, который этого избегает, может заслужить репутацию труса, достаточную, чтобы повлиять на его достижения в политике и обществе.
  

Любовь, секс и брак

   Любовь в Царстве не особенно уважают. Она считается силой, ломающей порядок, ведущей молодых династов к недолжному, неудобному и неразумному поведению. Но это не значит, что Земные Возвышенные влюбляются реже смертных; напротив, их страсть обычно выше, чем у обычных людей. Но любовь все равно считается легкой формой безумия, обычной для юных и глупых, и не считается "приличным" обоснованием для поступков, особенно если ставит под угрозу давно спланированные политические союзы. Если между обрученными династами возникает любовь - тем лучше. Если это не так - то от обеих сторон ожидают понимания ответственности и соответствующего поведения.
   Для большинства династов секс - физически приятный вид игры, развлекательная борьба за власть и непреходящая охота за достижениями. Это частый досуг для многиех из Возвышенных Царства, вроде игры во Врата или боевых тренировок. Иногда это - физическое проявление любви.
   Гомосексуальные связи среди дракорожденных не редки. Многие династы считают такие связи чем-то вроде благородного и интимного товарищества, которое приносит доход. Некоторые династы предпочитают их гетеросексуальным, так как нет риска произвести на свет бастардов, способных повредить политическому союзу, загрязнить линию наследования в Доме или же уменьшить доход династа.
   Когда династ женится и произведет на свет как минимум двух детей, его семейный долг перед Царством считается выполненым, и дальнейшие любовные приключения никого в Империи не интересуют. Сама Императрицы слыла тонкой ценительницей женской красоты, и хотя все ее легально признанные консорты были мужчинами, но в любовниках по большей части состояли женщины.
   У династов есть репутация уделяющих слишком много внимания сексу, а некоторые дома, в особенности Дом Цинис, печально известны странными и ненасытными аппетитами.
   Брак создает связи между различными семьями Династии. Именно через браки заключаются и разрушаются союзы, а династы без цели получают таковую. Большинство браков среди детей Домов Династии устраиваются за годы, если не за десятилетия до собственно союза.
   При помощи браков Великие Дома создают союзы. Это не религиозный союз, а скорее политический; такая цель брака затмевает любую другую. В нынешнее время неуверенности Великие Дома заключают браки с удивительной поспешностью, надеясь создать еще один круг союзов до того, как нарастающая буря прорвется и навеки изменит Царство.
   Брак по любви возможен - если вовлеченные семьи его одобрят. Тех, кто заключает брак без позволения, отслеживают и доставляют к магистрату, аннулирующему брак; и да защитят их Драконы, если от этого безрассудного поступка был зачат ребенок. Непреднамеренные союзы между Домами, вызываемые такими спешными браками, могут лишь привести к проблемам в будущем. Единственный хороший брак - стратегически спланированный.
   Изначально смертные не считались подходящими для браков с дракорожденными. Ожидалось, что смертные будут жить со смертными, Земные Возвышенные - с подобными себе, и только тогда дар Стихийных Драконов останется в крови сильным. Однако сейчас политические связи часто требуют браков между патрициями и Домом Династии, и древний запрет потерял всякое значение. Только самые твердолобые и предвзятые Безупречные все еще поддерживают его. Некоторые молодые династы даже не знают, что такой запрет существовал.
  

Гомосексуальность против женственности

   Связи лиц одного пола в Царстве нередки и приемлемы. История хранит немало примеров любовников, бывших почитаемыми воинами, и эти сведения уходят корнями во времена Сёгуната и ранее. Интимная связь между боевыми товарищами почти похожа на собственный общественный институт. Однако чего в культуре Династии не приемлют, вне зависимости от ориентации - слабости у женщин или женственного поведения у мужчин. Такая мягкость непозволительна, часто жестко высмеивается или даже наказывается. Какими бы Земные Возвышенные не были, они - воины, и в их обществе нет места тем, кто ведет себя изнеженно или намеренно выставляет себя "мягким".
  
  

Приданое

   Приданые в Царстве редки, потому что любой брак между династами считается связью равных, и его не надо возмещать деньгами. Приданое необходимо, когда брак заключается между двумя неравными - династом и смертным. Это обычно случается, когда двое детей-династов обручаются в раннем детстве и один из них не Возвышается. Именно по этой причине браки между столь юными оговариваются редко, и почти всегда это - результат важного политического союза.
   В ситуации, когда приданое необходимо, деньги должны ублажить гордость семьи дракорожденных и компенсировать сниженный шанс на Возвышение будущих детей. В зависимости от того, какой Дом и какая патрицианская семья заключают брак, даже одно такое приданое может с легкостью обанкротить даже очень богатую семью. Объем приданого основывается на количестве Возвышенных в Доме. Цена брака смертного с кем-то из Дома Нелленс будет высока, но цена такого же брака с Домом Мнемон или Катак будет астрономической.
   Неравенство такого брака также подчеркивается природой свадебных подарков. Дары, преподносимые смертной стороной семье дракорожденных будут выдающимися и роскошными. Дары, преподносимые Возвышенными, будут относительно обычными (если вообще будут).
  

Адюльтер

   Адюльтер - тактично принимаемый факт жизни Царства, считающийся идеальным возмещением того, что нельзя жениться по любви. Если супруг не делает ничего, что бы повредило иллюзии счастливого брака, то остается мало заслуживающих упоминания препятствий. Пока поступки не вредят политическому союзу, воплощенному браком, все приемлемо.
   Внебрачные связи весьма часты, и даже почти что ожидаются. Пока участники проявляют должное благоразумие, большинство семейных скандалов не возникает. Первое же правило благоразумие диктует недопустимость бастардов. У женщины-династа, забеременевшей не от своего мужа, есть выбор из трех вариантов. В идеале она как можно раньше примет сильный травяной настой, чтобы вызвать выкидыш. Если это не удастся, то ей надо либо убедить мужа, что ребенок от него, либо же, в самом сложном положении, уехать на долгое время в путешествие или чтобы "проинспектировать семейные владения в Пределе".
   Мужчинам-династам решать проблему проще. Пока они тихо поддерживают бастардов за счет своего семейного пособия, они обычно могут держаться достаточно далеко от детей и неловких вопросов не возникает. Однако те династы, которые оставляют за собой много бастардов, могут обнаружить, что их доход стремительно тает, и им придется с трудом разбираться с последствиями своих развлечений.
  

Дети

   Рождение детей, как и заключение браков - долг династов. Дети - символы имеющего силу брака. Любой союз, который не породит минимум двух детей за первые пятьдесят лет, считается пустым и бесплодным, как и любой, который длится более пятидесяти лет без появления новых детей. Дети для общества Царства очень важны. Они одновременно воплощают политические союзы, являются знаком надежды на будущее и символизируют долг родителей перед Алой Династией.
   Для Земных Возвышенных рождение детей почти обязательно. Чем больше детей родится у пары, тем больше шансов, что кто-то из них вырастет в нового члена Воинства Дракорожденных. Известно, что некоторые Земные женщины находят удовольствие в том, чтобы рожать ребенка за ребенком, хотя врачи выяснили, что дракорожденным женщинам нужен перерыв минимум в пять лет между родами. Иначе же они начинают неестественно быстро стареть. Среднее число родов - восемь за сто лет или примерно по ребенку каждые двенадцать лет. Беременность у дракорожденных длится полный год из пятнадцати месяцев. Учитывая физиологическую выносливость Земных, беременность проявляет себя лишь после пяти месяцев, и мать в ожидании может вести обычную для себя жизнь первые двенадцать месяцев, не особенно рискуя повредить себе или нерожденному ребенку.
   Лекарства, вызывающие долговременную стерильность, не одобряются, хотя вызывающие ее на краткое время поощряются - дабы не допустить бастардов или беременностей у смертных. Аборты запрещены для дракорожденной, берменной от мужа, или же для женщины из низших слоев, которая носит ребенка дракорожденного, пусть даже это и результат изнасилования. Мать и того, кто провел аборт, могут отправить в тюрьму или даже казнить, в зависимости от их состояния, ситуации и разрешающего ее магистрата.
  

Покой дракона

   Династы определенно не бессмертны. Они живут куда дольше смертных, но даже долгая жизнь дракорожденного в конце концов подходит к завершению.
  

Уход на покой

   Хотя средний срок жизни династа - около трехсот лет, но встречаются и те, кто даже без помощи чародейства доживает почти до пятисот. При помощи чародейства срок жизни можно еще и удлинить. Однако приходит время, когда даже могучим дракорожденным приходится подвести итоги.
   Те, кто долго и славно служил Дому, легко могут рано уйти на покой, и при этом их пособие не уменьшается. Сделавшие для Дома мало сталкиваются с серьезным уменьшением пособия после ухода на покой; оно уменьшается каждые десять лет, если они не сотворят что-то значительное для семьи.
   Существует целый класс "полу-отставных" дракорожденных, которые отошли от прежних дел, оставаясь активными в политике Дома, надзирая за семьями или еще каким-то образом принимая участие в работе Дома, не занимая реальных постов. Многие из таких дракорожденных становятся учителями, занимая почитаемые посты в великих академиях. Другие предпочитают не учить, а учиться, посвящая последние годы изучению наук, на которые у них раньше не хватило времени.
   Однако жизнь династа столь опасна, что лишь меньше половины дракорожденных вообще достигают такого возраста.
  

Смерть

   Из-за постоянных битв, бесконечных попыток убийства и мириадов опасностей Второй Эпохи, лишь около трети дракорожденных династов умирает от естественных причин.
   После смерти династ получает один из двух видов похорон. Если он погибает в битве вдали от Царства, то проводятся "полевые обряды". Драконам возносятся молитвы, тело сжигается, прах предается стихии, соответствующей Аспекту. Любые вещи, которые можно счесть семейной ценностью - ключ-камни, нефритовые доспехи, артефактное оружие - посылают семье. Даже в нынешние времена редко кто-то пытается красть вещи павших товарищей; это считается очень дурной приметой. И поступающий так рискует навлечь на себя гнев призрака товарища.
   Династа, умершего в Царстве, хоронят с пышной и величественной церемонией, упоминая высшие достижения его жизни. Семья может специально заказать стихи, пьеся и музыку для такого события, дабы они пересказывали и увеличивали достижения павшего династа. Старейшины дома произносят проникновенные панегирики в честь усопшего, а толпа наемных плакальщиков будет выть у тела. Считается, что такие проводы достойно направят душу к следующему, возможно, более просветленному, перерождению.
   Большинство дракорожденных соглашается, что неоплаканная и непомянутая душа не сможет уйти дальше. Это одна из причин, по которой такие роскошные и изысканные похороны столь популярны. Чем больше устроено, тем легче душе найти должное назначение. По этой причине некоторые члены Совета предположили, что стоить устроить похороны для Императрицы. Хотя стоит надеяться, что она все еще жива... но если она мертва, то великая душа не сможет уйти дальше по пути.
  

Обряд прощания

   Когда члены братства клянутся в верности, они дают друг другу обещание: ничто кроме смерти не помешает им вернуть тела друг друга и обеспечить должные полевые похороны. В прошлом целые братства погибали, пытаясь вернуть тела товарищей, и никто не мог вернуться уже за их телами. В результате место этой традиции заняла более молодая. Если братство делает все возможное, чтобы вернуть тело павшего товарища, но это очевдино неисполнимо и грозит гибелью всем остальным, то вместо этого можно провести обряд прощания.
   Для этого оставшиеся члены братства как можно скорее проводят базовые полевые похороны. Затем им надо отыскать родителя, супруга, любовника или родича каждого из погибших, предпочтительно того, о ком погибший заботился или с кем проводил много времени. Именно ему они должны передать пять талантов нефрита, любые вещи, принадлежавшие погибшему и по одному важному предмету от каждого члена братства. В присутствии этого человека братство клянется всегда праведно сражаться во имя павших товарищей и молиться за них в каждом храме или святилище, в котором побывают.
  
  

Стихийные Аспекты

  

Аспект Воздуха

   Воздух проникает. О его присутствии часто забывают и не обращают на него внимания - пока он не исчезает или не взрывается громовой яростью и гневом. Воздух можно ощутить, но не увидеть, сдвинуть, но не удержать. Дети Мелы быстры разумом и изящны действиями - если только они не захотят поддаться ярости и выплеснуть бешенство бури.
   Возвышенные Аспекта Воздуха - существа, склонные к исследованиям и творчеству, направляющие творческое мышление на службу своим идеалам. Они думают в великих (говорят, что и в грандиозных) масштабах, желая возвысить даже низкие концепции до невероятного осуществления. Их боевые планы являют сложную стратегию, которую они разрабатывают годами, их чародейство требует многих слоев понимания, а их отношения входят в эпосы, которые рассказывают веками. Их схемы варьируются от тихой манипуляции, невидимой как ветерок, от которого колеблется пламя свечи, до мастерских и впечатляющих планов, обладающих мощью и великолепием урагана.
   Дети Мелы презирают смертные цели, их идеализм и высокомерие ведет их к задачам куда более высоким. Принадлежащий Воздуху желает богатства не для себя самого, но чтобы получить возможность действовать. Он осваивает искусство войны не для того, чтобы сокрушить врагов, но чтобы заработать славу победы. Он изучает чародейство не ради мощи, но ради духовного просветления, которое оно приносит. Чисто материальные цели остаются другим.
   Принадлежащие Воздуху - мечтатели и прожектеры, планировщики и стратеги. Идеи и планы, которые они создают, претворяются в жизнь другими Земными или же смертными. Дети Мелы учатся у прошлого, изучают проблемы настоящего и строят планы роста и развития в будущем. Их видение и вдохновение побуждает последователей и сверстников смотреть за пределы настоящего, осмысливать прошлое и создавать лучшее завтра. Они создают ветер, который обеспечит бурное величие, унося устаревшие идеи и практики, неважно, насколько процветающие; Детям Мелы все равно - для них важно лишь будущее.
   Дракорожденный Воздуха, принадлежащий к клятвенному братству, не видит братства как такового, но скорее воспринимает его таким, каким оно должно быть. Он вдохновляет братьев и сестер на величие, упрашивая стремиться к совершенству.
   Недостатки: Дракорожденные Воздуха - великие мечтатели, но могучие идеи не всегда претворяются в славные действия. Немало Воздушных видело, как их великие планы оказались пустыми, потому что они не сумели или не захотели замарать руки реализацией.
   Безупречные Драконы: Воздушные последователи Секста Джилия формируют общество, направляя планы на улучшение социума вокруг себя. Они больше других Избранных склонны полагаться на других в своих планах. Выбравшие Пасиапа ищут просветление и духовное пробуждение для себя и тех, кто вокруг них. Идущие путем Хесиеша мыслят высоко даже по стандартам Детей Мелы, приберегая умственную энергию для наиболее сложных и важных проблем или идеалов. Отвечающие вызову Даана'д напрягают интеллект до предела, стремясь овладеть мастерством эзотерических, опасных и даже запретных практик. Те Воздушные, которые следуют путем своей прародительницы Мелы - абсолютные перфекционисты, бесконечно правящие и дорабатывающие планы, пока они не станут совершенными.
   Признаки Аспекта: Принадлежащие Воздуху обычно гибки и худощавы. Их кожа отливает естественным синеватым или белым оттенком, усиливающимся в зависимости от чистоты крови. По мере возрастания Эссенции Воздушные постепенно окружают себя движением ветра, постоянным бризом, который усиливается, если они злятся или волнуются, и успокаивается лишь сознательным усилием. У старых Воздушных нередко ледяная кожа и вокруг них витает запах бриза или грозы. Старейших и наиболее могучих дракорожденных Воздуха сопровождает маленькая грозовая молния, окружающая статическим зарядом все, чего они касаются.
   Анима Аспекта: Анима дракорожденного Воздуха выглядит аурой, где клубятся белые и бледно-синие облака и порывы ветра. Серьезные траты Эссенции добавляют к этой картине молнии, воющий ветер, призрачных воздушных драконов или порывы снега и льда.
   Ценой пяти мотов Воздушный может настроить свою аниму на ветер. В течение сцены Возвышенного окружает вращающаяся воронка воздуха, которая аналогична ослабленной версии заклинания Наездника Ветра Бури. Дракорожденный может прыгать втрое дальше и не страдать при падении, так как ветер хранит его и замедляет падение. Также дракорожденный может добавить Эссенцию к защитам от стрел и метательного оружия - ветер отталкивает снаряды, защищая своего господина.
   Способности Аспекта: Возвышенные Воздуха - мастера наук и разумного подхода, склонные к тайным действиям. Соответственно, способности их Аспекта включают лингвистику, познания, оккультизм, скрытность и метательное оружие.
   Великое Проклятие: Воздушные, чье проклятье касается сочувствия, смотрят на мир слишком идеалистично, с трудом реагируя на жестокость реальности. Подверженные проклятию уверенности могут так сосредоточиться на мечтах о будущем, что не услышат криков настоящего, и окажутся способны на великую жестокость в погоне за своими целями. Проклятье сдержанности накладывает на пораженных им серьезные моральные нормы, и они выплеснут в грозу недовольство теми, кто не соответствует их высоким нормам. Те же, кто страдает от проклятья доблести, чрезмерно гордятся своим умом, и реагируют бурей аргументов и насилия, или же доверяют планам и способностям тех, кто этого не заслуживает, ставя под угрозу жизни, как свои, так и своих последователей.
   Ассоциации: синий цвет, Дева Ясности, время Воздуха, север
   Прозвища: Лазурные Драконы, Дети Мелы, Ножи Бури
   Концепты: искатель запретных тайн, чародей-инженер, преступный тайный лидер, бюрократ-идеалист, стратег
   Цитата: Молнии отстают от наших мыслей, а бури несут наши слова. Не бросайте нам вызов.

Аспект Земли

   Земля терпит. Горы выдерживают давление времени, мало изменившись со времени Первой Эпохи. Камень и земля - вечный фундамент, на котором покоится все Творение. Принадлежащие Земле отражают эту неизменную природу. Дети Пасиапа понимают важность традиций и ритуала: они дают рамки, которые поддерживают общество и от которых оно зависит. Действия становятся привычками, те - ритуалами, те - традициями, потому что они важны и, наконец, потому что работают. Те же, что не работают, обречены на забвение.
   Возвышенные Земли - живые воплощения стабильности и традиций, придерживающиеся практик и мтеодов, которые почитаются и испытываются веками. Они изучают учение Безупречных Драконов, потому что оно доказало возможность получить духовное понимание. Они обучаются боевым искусствам, потому что те гарантированно готовят адепта физически и умственно для войны и мира.
   Конечно, подход к традициям и ритуалам зависит от каждого дракорожденного. Для некоторых ритуал - как почва под ногами, адаптирующаяся и протягивающаяся там, где нужно проложить путь. Для других он подобен глине, податливой и изменчивой при необходимости, пусть и не без усилия. А для многих традиция - гранит, твердый и неподатливый, застывший в своих форме и функции в течение Эпох.
   Дети Пасиапа ценят стойкие вещи. Длительная дружба важнее краткого союза. Заклинания, тактики и оружие, испытанные веками, ценятся больше экспериментальных чар, непроверенной стратегии и непротестированных орудий. Уничтожение врагов предпочтительнее временной победы, и долговременная экономическая стабильность лучше кратких прибылей. Легкомыслию и капризам есть место, но они бледнеют в сравнении с длительными отношениями. Вечная ценность духовного просветления - выше материального.
   Принадлежащие Земле - хребет и основа своего общества. Их твердая вера создает прочный фундамент культуре, на котором возводят здания другие. Консервативные и непреклонные Дети Пасиапа верят, что старые способы часто лучшие, и они упрямо защищают методы и воззрения, которых придерживаются. Если что-то новое может выстоять, то, по их мнению, в будущем оно пригодится. Если не может - то о нем и думать не стоит.
   Принадлежащие Земле члены клятвенных братств - каменные опоры, из которых братья и сестры черпают силу, пусть даже и не с комфортом. Их железная уверенность и твердая преданность побуждает группу встретить любое испытание. Дракорожденные Земли редко с легкостью связывают себя узами братства, уважая традиции клятвенного круга, но если уж вступили в группу - то их верность нерушима и абсолютна.
   Недостатки: Дракорожденных Земли очень уважают за преданность и верность тому, во что они верят. К несчастью, железная воля может затруднить сотрудничество с ними. Дети Пасиапа печально известны упрямством и твердолобием. Когда принадлежащий Земле принял решение о чем-то, то изменить его будет подобно попытке передвинуть гору.
   Безупречные Драконы: Земные, идущие путем Хесиеша - ограниченные традиционалисты, мало доверяющие современному и непроверенному, предпочитая испытанное временем и показавшее себя. Идущие с Даана'д выжимают себя до предела, взыскуя просвещения через изнуряющие ритуалы, аскетизм и сложное чародейство. Последвоатели Мелы ищут личного совершенства, видя достижение такового в себе в овладении традицией. Приверженцы Секста Джилия - дознаватели и миссионеры, несущие силу традиции и карающие неправедных. А последователи прародителя Пасиапа - строители и архитекторы великих зданий, торговых картелей, армий и политических коалиций.
   Признаки Аспекта: Дети Пасиапа обычно выделяются двумя типами сложения - коренастым и крепким или массивным и могучим. Их кожа часто имеет оттенок камня - глиняно-коричневый, сине-серый, как у сланца или серо-белый как у гранита. С возрастом этот оттенок становится все заметнее. С годами и ростом в силе кожа твердеет, приобретая сходство с камнем - от полированного мрамора до шероховатого песчаника или тесаного гранита. Старейшие Земные часто пахнут землей, влажной глиной или песком.
   Анима Аспекта: Анима Земных являет себя мантией желтого и белого света, мерцающей как драгоценный камень или колеблющейся подобно пескам на ветру. Большие траты Эссенции вызывают в ней призрачных барсуков или быков, огромные каменные конструкты, драконов земли или образ Имперской Горы. Такие проявления силы часто сопровождает грохот лавин, землетрясений или извержений вулканов.
   Земной Возвышенный может ценой пяти мотов настроить аниму на ближайший камень, становясь крепким как сама земля. На сцену Возвышенный может поглощать летальный урон полным запасом сил. Также он добавляет (Эссенцию) дайсов к сопротивлению захватам или отбрасыванию. И наконец, он может добавить Эссенцию к запасу сил для всех целей, но лишь пока ноги стоят на земле или камне.
   Способности Аспекта: Принадлежащие Земле - строители и творцы. В их крови и вере бьется сила Земли, что дает им сверхъестественную выносливость. Земные склонны к внимательности, ремеслам, цельности, стойкости и военному делу.
   Великое Проклятие: Сочувствие приводит Земных к бешенству или отчаянию, когда то, чем они дорожат, находится под угрозой. Уверенность заставляет Детей Пасиапа жестоко защищать свои традиции и идеалы, карая тех, кто угрожает им. Сдержанность приводит их к сосредоточению на всей полноте того, что они считают важным и к уничтожению того, что не может поспорить таким же уровнем преданности. Доблесть заставляет их бешено реагировать, когда любимые традиции оспаривают, или же заставляет безумно рисковать, веря, что почитаемые древние верования и практики следует осуществлять.
   Ассоциации: белый цвет, Дева Битв, время Земли, центр.
   Прозвища: Дети Пасиапа, Драконы Слоновой Кости, Каменные Кулаки.
   Концепты: ремесленник, генерал, Безупречный монах, историк, судья.
   Цитата: Когда земля движется, остаются лишь руины. Осмелитесь ли бросить вызов Князьям Земли?

Аспект Огня

   Огонь пылает. Это его сущность, составляющая само существование. Когда больше нечему гореть, огонь не отдыхает, а умирает. Огонь поглощает все, что касается его, оставляя за собой лишь пепел. И таковы же дракорожденные Огня. Их страсть пылает чистотой и светом, с которым не сравниться другим. Страсть проявляется во всем, что делают Дети Хесиеша. Движение - жизнь, и недвижимые или не-чувствующие более не живут.
   Дракорожденный Огня всю жизнь проживает на пике. Если любит - то отдается любви полностью. Если верит - то принимает веру с таким фанатизмом, какого другим не достичь. Если ненавидит - то с жаром самого Непокоренного Солнца. Иногда страсть Огненного пылает как тлеющие угли в очаги, едва заметные, пока не подойдешь поближе. Иногда же она бушует яростью вулкана или лесного пожара, не позволяя приблизиться.
   Ни один поступок для Детей Хесиеша не является незначимым. Они исполняют ритуалы и следуют традициям, потому что верят в их истинность. Они идут в битву, в зал заседаний, в бальный зал или на поле чести, потому что верят в свое дело. Страсть, проявляемая ими в спальне, так же всеобъемлюща и примечательна, как и в любом другом месте, хотя и более скоротечна. Банальные и бесцельные занятия - для более холодных и спокойных душ. Принадлежащие Огню делают дело, потому что страсть побуждает их к этому.
   Принадлежащие Огню в своем обществе - движущая сила, и их страсть зажигает пламя в чужих сердцах. Они бросают вызов святым традициям, нападают на самодовольство и играют роль адвоката демонов, дабы убедиться в том, что верования и традиции пересматривают, отбрасывают, когда они устаревают, и очищают с укреплением, когда они полезны, но неполны. Те же, что под вниманием Детей Хесиеша сгорают дотла, не имеют смысла или представляют малую ценность. В другом случае, они бы выдержали пламя страсти.
   В клятвенных братствах Огненные принимают разные обязанности и обновляют жаркую страсть, напоминая товарищам об их цели. Верность Огненного своему кругу редко ставится под вопрос - страсть не подтолкнула бы его к клятве, будь его лояльность слаба.
   Недостатки: Страсть движет дракорожденными Огня, но также и ведет их к разрушению. Огненные следуют своей страсти, любви или ненависти, даже если она ведет их к смерти и трагедии. Многие пьесы Царства показывают, как страсть Огненного протагониста сжигает именно то, что он любит.
   Безупречные Драконы: Дракорожденные Огня, следующие путем Даана'д направляют и очищают свою страсть - и ищут способа воспламенить ее в тех, кто вокруг - состязаниями и борьбой. Приверженцы Мелы ищут совершенства во всех аспектах жизни, но особенно их притягивает конфликт, и они часто становятся фанатичными воинами. Последователи Секста Джилия направляют страсть на укрепление общества и тех, кто живет в нем. Почитатели Пасиапа направляют огонь души на просветление, разделяя с другими пылающее вдохновение, становясь наставниками или священниками. И те, кто следует прародителю Хесиешу, нацеливают страсть на то, что считают наиболее значительным, не обращая внимания на менее важные вещи.
   Признаки Аспекта: Кожа Детей Хесиеша обычно отливает красным, волосы имеют похожий оттенок. Чистота крови и возраст его усиливают, а у самых могучих он перерастает в багровый. Известно, что некоторые старые Огненные выдыхают дым при разговоре, а в редких случаях их волосы могут загораться, или же кожа может стать горячей, как если бы у дракорожденного была страшная лихорадка.
   Анима Аспекта: Знак анимы дракорожденного Огня - яркая аура пламени, красного и желтого, оранжевого и белого, дрожащего и танцующего как огонь костра. Большие траты Эссенции отражаются мощными выплесками пламени, мерцающими призрачными фениксами, тиграми и огненными драконами, ревом домны или разъяренного огня.
   Потратив пять мотов Эссенции, Дети Хесиеша могут призывать внутреннюю страсть, воспламеняя свою аниму. На сцену Возвышенного окружает огненный ореол, который не сжигает ни тело, ни вещи хозяина, но воспламеняет все, чего дракорожденный касается. Любой, попытавшийся нанести удар без оружия или схватить Возвышенного получит (Эссенцию дракорожденного) дайсов летального вреда; любой похожий удар Огненного добавляет такой же урон. Возвышенный может касанием воспламенять горючие материалы. Огненные при свечении анимы иммунны к природному огню.
   Способности Аспекта: Постоянное движение, физическое и умственное, делает Огненных воплощением страсти и энергии. Они воплощают в себе физическую и социальную активность, что дает им естественную склонность к атлетике, уклонению, бою с оружием, произведению впечатления и общению.
   Великое Проклятие: Сочувствие ведет Детей Хесиеша к гневу или отчаянию, когда те, о ком они заботятся, находятся в опасности... или просто когда Огненный видит большую несправедливость или неправедность. Увереннность заставляет их причинять множество страданий в погоне за страстью, не заботясь о том, какой ущерб они наносят. Сдержанные Огненные - не редкость, их страсть направлена на самосовершенствование и просветление. Великое Проклятие ведет их к обжигающей ненависти ко всем, кто не сможет соответствовать их высочайшим меркам - включая их же самих. Доблесть - вероятно, самый частый недостаток Детей Хесиеша, и доблестный Огненный, переживая Срыв, становится испепеляющей машиной разрушения - его ненависть к врагам пересиливает разум и мысли о переговорах.
   Ассоциации: красный цвет, Дева Странствий, время Огня, юг.
   Прозвища: Пылающие Мечи, Дети Хесиеша, Багровые Драконы
   Концепты: пламенный крестоносец, офицер легиона, страстный ученый, хитрый светский лев, упрямый политик.
   Цитата: Лишь глупцы бросают вызов мне! Огонь поглотит твою душу, огонь заберет твою жизнь!

Аспект Воды

   Вода течет. Она обходит и покрывает все, что ей встречается на пути. Она меняется быстро и непостоянно, принимая такую форму, в которую втекает, но лишь на недолгое время удерживая этот облик. Принадлежащие Воде изменчивы как море. Они адаптируются и быстро меняют точку зрения, изменяются, реагируя на все новые перемены и сведения. Дети Даана'д занимают любую возможную роль, изучают все открывающиеся возможности и ослабляют даже самое стойкое сопротивление, пока лишь Вода не окажется в победителях. Изменение - жизнь Детей Даана'д, и то, что не может или не хочет изменяться и приспосабливаться, обречено на уничтожение.
   Дракорожденные Воды воплощают изменения. Испытания вынуждают их реагировать и приспосабливаться, обретая большую силу при этом. События в обществе учат их превосходить других с изящным равновесием. Наука и образование расширяют их знания и мудрость. Некоторые Водные терпеливы как тонкая струйка воды, текущая с горы, которая в итоге прокладывает себе путь даже сквозь величайшие камни. Другие похожи на шторм, восставая и сокрушая все, что стоит на их пути.
   Неудачи неприемлемы для Детей Даана'д. Если план или атака не достигли цели, Водный адаптируется и попробует иную стратегию. Если политический противник упрям, Водный заключит союз с другим врагом. Если предмет науки не поддается изучению, Водный рассмотрит его под другим углом или же найдет иное решение проблемы. Неудача - для тех, кому недостает гибкости и текучести от природы, чтобы предпринять нужные действия и добиться успеха. Дракорожденные Воды умеют решать проблемы, находя практичные (хотя иногда и не нетрадиционные) способы ответить на вопросы, встающие перед обществом. Конфликт - военный, экономический, социальный, политический - дает возможность роста, и Дети Даана'д помогают своему обществу найти путь меж этих бедствий. Без конфликта, как они считают, нет вызова, а стоячая вода - мертвая вода.
   Дракорожденные Воды принимают похожую роль в клятвенных братствах, при помощи своей гибкости и адаптивной природы дополняя сильные стороны других и компенсируя слабости братьев и сестер, помогая им адаптироваться и стать сильнее перед лицом опасности.
   Недостатки: Хотя они - отличные воспитатели, поощряющие рост через победу над неприятностями, внимание Водных может стать удушающим. Для них слишком просто стать властолюбивыми, сосредоточившись на решении чужих проблем за других, вызывая ненужные конфликты и лишая всякого шанса на личный рост.
   Безупречные Драконы: Дракорожденные Воды, идущие путем Мелы, усиливают свою гибкость и адаптивную природу, особенно в делах войны. Они - мастера необычных и несимметричных тактик, нанося удар из теней и исчезая быстрее отлива. Приверженцы Секста Джилия - воспитатели и охотники, приносящие помощь и комфорт тем, кто нуждается в них... и несущие смерть еретикам. Выбравшие путь Пасиапа направляют свое вечно изменчивое внимание на цель просветления, становясь умелыми, пусть и необычными, теологами и религиозными лидерами. Последователи Хесиеша - традиционалисты, оставляющие талант к стремительному изменению для защиты любимых и своей культуры. Наконец, идущие путем прародительницы Даана'д, искренне веруют в понятие самодостаточности и возвышения через бедствия. Они желают превосходить в столкновениях с любым видом конфликта.
   Признаки Аспекта: Движения дракорожденных Воды обычно выразительны, обладая почти завораживающей грацией, а покой на отдыхе подобен неподвижности. Их кожа и волосы часто имеют сине-зеленый оттенок, становящийся темнее с возрастом; у самых старших и сильных цвет становится почти эбеновым, отражая глубокие воды. Дракорожденные Воды часто пахнут открытой водой - от чистого аромата горного ручья до живительного запаха моря.
   Анима Аспекта: Знак анимы Водных - колеблющийся сине-зеленый ореол, переливающийся подобно океанским волнам. Когда знак возрастает в силе, то к цветам примешиваются чернота и белая пена; в аниме проявляются призрачные водовороты, водяные смерчи и драконы воды. Шум, сопровождающий проявление, может быть ревом разлившейся реки, рокотом водопада или прибоя, или же, иногда, душным молчанием темнейших вод.
   Ценой пяти мотов Эссенции дитя Даана'д объединяет себя с Водой. В течение дня Возвышенный получает свободу в том, что связано со стихией. Он может дышать водой с той же легкостью, как и воздухом, и не может утонуть. Он не получает штрафов от окружающей среды за любые подводные действия, и Возвышенный под водой может даже стрелять из лука или метать чакру. И, помимо того, Возвышенный может ходить по поверхности воды с той же легкостью, что и по твердой земле.
   Способности Аспекта: Водные Возвышенные остро понимают сложные системы, и гибкий разум дает им возможность вывернуться даже из самых сложных положений. У Водных естественная склонность к бюрократии, расследованиям, воровству, боевым искусствам и морскому делу.
   Великое Проклятие: Сочувствие заставляет Детей Даана'д сосредотачиваться на том, о чем они хотят заботиться, забывая обо всем остальном. Они делают все возможное, чтобы защитить желаемое, забывая о других делах - и иногда проваливая их. Уверенность может превратить Водного в живую приливную волну, крушащую и смывающую все, что стоит между ним и его целью, невзирая на цену. Сдержанные Дети Даана'д подобны стоячему зеркальному пруду, но быстрины и вихри, лежащие под спокойной поверхностью, свирепо разорвут любого, кто нарушит их покой. И дракорожденные Воды, чье проклятие основано на доблести, подобны водяному смерчу, желая сокрушить и уничтожить любую проблему - реальную или потенциальную - с которой встречаются.
   Ассоциации: черный цвет, Дева Тайн, время Воды, запад
   Прозвища: Дети Даана'д, Водные Длани, Черные Драконы
   Концепты: непревзойденный мастер боя, непреклонный магистрат, капитан корабля, делец, наемный убийца.
   Цитата: Уходящая волна оставляет только обломки. Не бросайте вызов приливу, иначе он заберет вас с собой.

Аспект Дерева

   Дерево живет. Аспект Дерева - сама жизнь, цикл рождения, роста, зрелости, смерти и возрождения, лежащий в основе естественного пути мира. Возвышенные Дерева обладают врожденным пониманием этого процесса, доступным немногим. Они близко знакомы с жертвами, которые иногда надо принести, чтобы обеспечить процветание природы. Те, кто не растут - в силе, знаниях, просветлении или иным образом - погибают.
   Дети Секста Джилия стремятся к опыту и эмоциям, и каждое их действие предпринимается в погоне за желанием жить на полную. Жизнь для дракорожденных Дерева - пир, которым надо наслаждаться при каждой возможности. Отличное вино, прекрасная куртизанка, мастерски приготовленная трапеза или же радость, приносимая просветлением равны по значимости для Возвышенных Дерева. Некоторые из них ищут опыта и удовольствий, словно сознают себя цветами, понимая, что жизнь мимолетна даже для Земных Возвышенных. Другие становятся подобными могучим деревьям Востока, растягивая постижение опыта на десятилетия или даже века.
   Каждая секунда дает Детям Секста Джилия возможность получать опыт и расти, и ничто не принимается как должное. Каждый конфликт - урок способностей и ограничений. Каждая трапеза - возможность отточить и усилить понимание кухни, и каждый роман - урок отношений, потерь и любви. Даже смерть приносит лучшее понимание циклов жизни. Те, кто идут по жизни без истинного понимания мириадов возможностей для учебы, - глупцы.
   Подобно тому, как садовник подрезает и выращивает растения под своей опекой, чтобы обеспечить их здоровье, красоту и урожай, Возвышенные Дерева ищут способы улучшить общество, поддерживая тех, кто помогает ему расти в тех рамках, которые они считают достойными и отсеивая тех, кто может нарушить это развитие.
   Дети Секста Джилия исполняют похожую роль в клятвенных братствах. Они ищут способы превратить группу в настоящее чудо, пестуя в братьях и сестрах приятные им черты, и удаляя те, которые могут угрожать здоровью и красоте связанного круга.
   Недостатки: Хотя любовь к эмоциям служит хорошим источником мудрости, слишком просто оказаться в ловушке бесцельных развлечений. Многие из наиболее печально известных гедонистов Творения - дракорожденные Дерева.
   Безупречные Драконы: Дракорожденные Дерева, выбравшие Пасиапа, работают над тем, чтобы направить общество к глубокому духовному пониманию и они часто безжалостны в охоте на еретиков. Выбравшие путь Хесиеша осторожны в выборе удовольствий, часто растягивая постижение опыта насколоько возможно. Последователи Даана'д - приверженцы крайностей, испытывающие себя на полную. Путь Мелы - это путь ядовитого сада, прекрасный для обладателя, но смертоносный при касании. И, наконец, идущие путем прародителя Секста Джилия, известны как целители и защитники, желающие обогатить общество, заботясь о его членах.
   Признаки Аспекта: Кожа Древесных часто отливает зеленым, а цвет волос разнится от коричневого цвета коры до ярко-зеленого, присущего сосновым иглам или же багрово-оранжевого, подобно Восточному лесу осенью. По мере старения и роста в силе их кожа начинает сверкать как изумруд. В самых особых случаях она может внешне походить на кору, особенно на спине и плечах. Некоторые, особенно в храмах, выращивают цветы в волосах. У многих естественный запах напоминает хвою, свежие фрукты, цветы или иные растения.
   Анима Аспекта: Анима Древесного цветет ярко-зеленым сиянием, колыхаясь и изгибаясь как листья на ветру, или травинки в поле. Большие траты Эссенции вызывают призраки шипастых лоз, огромных цветов, массивных деревьев или драконов дерева. Знамя анимы часто сопровождает звук ветра, стенающего в огромном лесу.
   Ценой пяти мотов Древесный может соединить свою Эссенцию с силой всего растущего. На короткое время Возвышенный может стать совершенно невосприимчивым ко всем растительным ядам. Эта сила пробуждается рефлекторно, и Возвышенному не требуется знать, что его отравили, перед тем как она активируется. Собственно, пока действует сия сила, дракорожденный становится ходячим растительным ядом; если он в это время коснется кого-то, то другому придется сопротивляться яду, бросив (Стойкость + Запас сил) против Эссенции дракорожденного. И, наконец, Древесный может добюавить Эссенцию к защитам от стрел и любого оружия, сделанного из дерева или имеющего деревянную рукоять - дерево не пожелает ранить Возвышенного.
   Характеристики яда анимы Древесных следующие: Урон: (Эссенция)/минуту; Токсичность: (Эссенция); Толерантность: нет; Штраф: -(Эссенция/2, с округлением вверх)
   Способности Аспекта: Возвышенные Дерева естественно связаны с живыми существами и тесно сращены с циклом жизни. Их связь со всем, что живет или жило, дает им естественную склонность к стрельбе из лука, медицине, выступлениям, верховой езде и искусству выживания.
   Великое Проклятие: Древесный, чье проклятие исходит от сочувствия, часто сосредотачивается на воспитании, а Срыв происходит, если он видит, как нечто под его защитой и руководством попадает в опасность или погибает. Тот, чей Изъян - уверенность, нацелен на отсеивание и отсекание того, что ослабляет его сад, и в погоне за совершенством Древесный может стать холодным и жестоким. Сдержанность приносит с собой дикие излишества в пирах или же аскетическое раскаяние и отвращение к себе при виде слабости и недостатка самоконтроля. Движимые доблестью Дети Секста Джилия ищут опасные и чрезмерные ситуации, не обращая внимания на риск и угрозу, которые они приносят себе и своим любимым.
   Ассоциации: зеленый цвет, Дева Финалов, время Дерева, восток.
   Прозвища: Ясеневые Луки, Дети Секста Джилия, Изумрудные Драконы.
   Концепты: дознаватель, целитель, князь торговцев, сибарит, телохранитель, придворный.
   Цитата: Бесконечный цикл жизни нельзя отрицать, и даже в самом жестком климате процветает жизнь. Пока есть жизнь, есть надежда, а жизнь есть везде.
  

Изменения анимы

   Знамя анимы дракорожденных - явный и могучий эффект. Хотя анимы других Возвышенных могут быть сильны и даже оказать длительное влияние на окружающий мир, анимы Земных могут нанести таковому серьезный ущерб. Вид урона различен для каждого из типов Земных, но источником всегда служит сила Эссенции дракорожденного.
   Если знамя анимы дракорожденного светится на восемь-десять мотов, то оно каждую минуту ранит все, что находится на равном показателю постоянной Эссенции Возвышенного расстоянии в футах. Эта сила разрушает ткань и мягкое дерево за минуту-две. За пять минут оно может обратить в щепки и твердое дерево. На уровне одиннадцати-пятнадцати мотов знамя ранит каждые девять мгновений боя. На этих двух уровнях те, чья выносливость позволяет противостоять такому урону (например, иные Возвышенные) не получают ран от знамен анимы Земных. Однако на уровне шестнадцати и выше мотов знамя ранит каждую секунду, и все существа и предметы (исключая личное снаряжение Возвышенного, которое всегда защищено от этих эффектов) получают такой урон.
   Эффект изменений анимы наложил очевидный отпечаток на боевой стиль и архитектуру Земных Возвышенных (среди всего другого). Например, большинство дракорожденных не сражаются верхом. Некоторые чармы верховой езды могут предотвратить или отсрочить смерть верховых животных, но их нечасто используют. Некоторые дракорожденные ездят на артефактных скакунах или животных вроде симхат, которые специально выведены так, чтобы противостоять знаменам анимы, или же передвигаются на особо спроектированных колесницах, применимых в некоторых местах. И дома Земных Возвышенных потому обычно построены из камня и там чаще встречаются статуи, мозаики и другие прочные произведения искусства, а не картины или гобелены. Особенно это касается мест вроде мастерских или додзё, где Возвышенные обычно используют много Эссенции.
  

Учебные заведения Царства

Гептаграмма

   Гептаграмма, наименьшая из четырех великих академий Царства, находится на маленьком скалистом Острове Голосов, у северного побережья Благословенного Острова. Демоны и элементали совместно следят за тем, чтобы остров был недоступен для посторонних; удивительно глубокий пролив между Гептаграммой и Благословенным Островом усеян обглоданными рыбами костями тех, кто решил пойти, куда не приглашали. Эта академия воистину ревниво хранит свои тайны.
   Гептаграмма известна по всему Творению как лучшая академия магии, алхимии, демонологии, гадания и тауматургии в Царстве. Среди Земных Возвышенных лишь лукшийские чародеи-инженеры так же сведущи в чародействе и тайнах Первой Эпохи.
   В любое время тут не более семидесяти постоянных студентов, а также десять "особых" учащихся, которых наставляют непосредственно мастера Гептаграммы.
   Академия названа в честь своего символа, семилучевой звезды. Каждый из ее лучей обозначает одну из великих библиотек, где собрана величайшая мудрость в Царстве, и учащиеся очень хорошо осознают, как им повезло получить доступ к местным материалам.
   Студенты Гептаграммы изучают чародейство, демонологию, алхимию, прорицание и манипуляцию Эссенцией до уровня, недостижимого никем другим в Царстве (и сравнимого только с тем, что преподается в чародейской академии Лукши или же в великих коллегиях Эры Сёгуната).
   Первое, что осознает новый студент, увидев единственную в Царстве легальную чародейскую академию - это то, как она мала. Весь кампус занимает менее акра, и находится в долине, неким образом защищенной от постоянного ветра. Ни одна из восьми изысканно украшенных каменных башен не поднимается более чем на сорок пять метров. В семи внешних башнях находятся библиотеки и лаборатории; именно из-за них Гептаграмма получила свое имя. Центральная башня, самая высокая и крупная, содержит административные помещения и главный зал академии. Башни же соединяются семью огромными зданиями, построенными из обычного для острова серого гранита и черного базальта. В них находятся спальни студентов, классы, кухни и все другие необходимые места. Ни одно из зданий не выше двух этажей, однако в Гептаграмме - три слоя подвалов, так что весь комплекс больше, чем кажется. Некоторые студенты подозревают, что он гораздо больше, чем кажется.
   Следующее, что замечает студент - сколько места огорожено и охраняемо демонами. Даже самые непокорные молодые династы вскоре учатся уважать запреты "не входить"; обычно урок усваивается после смерти одноклассника (зачарованная чума, запертая в лаборатории Северной Башни каждый год уносит минимум одного сорвиголову). Весь остров представлял собой странное и опасное место до поколений студентов и экспериментов в лабораториях; ничего удивительного, ведь остров - мощное место силы. Калейдоскопные дожди, роща говорящих латунных деревьев и вершина холма, которая неизменно притягивает молнии во время гроз - лишь немногие чудеса, которые можно увидеть на Острове Голосов. Фермеры и рыбаки, составляющие маленькое население острова, относятся ко всему этому спокойно, и студентам рекомендуют повиноваться им без вопросов. Обычный пастух может встречаться с магией и опасностью на острове с призраками чаще, чем молодой династ способен представить... иногда именно это подвергает студента Испытанию Смирения прежде чем его назначит академия.
   Больше всего, конечно, сбивает с толку количество демонов. Хотя только самые лучшие студенты изучают демонологию в Зале Вердигрис, все профессора знакомы с искусством вызова и изгнания. Демонов значительно больше чем студентов; заклятья не дают им дематериализоваться, так что студентам не избежать встречи с мрачными рабами, которые готовят, убирают, приносят, доставляют, охраняют и приглядывают за хозяевами.

Обучение и практика в Гептаграмме

   В первой Библиотеке, в Зале Земной Власти, ученики могут изучать одно из двух чародейских направлений. Будущие чародеи-инженеры следуют Кинетропическому Плану, смоделированному на основе лукшийского. Будущие кинетропы Царства проходят те же пять стадий, что и лукшийские коллеги, так, как академия может устроить, учитывая худший запас материалов Гептаграммы. Этот курс и основная программа Гептаграммы несколько мешают друг другу, но, так как чародеев-инженеров немного, никто не может убедить правительство Царства создать только для них вторую академию.
   Оставшиеся ученики академии следуют школе Силур в чистейшей форме. Надзирающий за Гептаграммой Сторонний учился у самой Силур, и делает все возможное, чтобы это место сохранило ее учение неизменным, пусть и искажает историю ее жизни. Студентам рассказывают, что Силур была из Аспектов Воздуха во времена Сёгуната, и учила Алую Императрицу. Студенты, практикуясь в анализе заклятий, также изучают компаративную лингвистику и семантику.
   Урок Дерева труден для молодых дракорожденных из Царства. Со студентами не обращаются как с аристократами; Силур учила, что перед изучением символов чародейства разум надлежит очистить от предыдущих символов, так что ученики воздерживаются от родовых имен на срок обучения и отрекаются от любых указаний на статус. Каждый месяц студенты с искренностью до глубины души приносят одну из клятв, чтобы познать силу своих слов. Инструкторы диктуют все эти клятвы в первом семестре: никогда не разглашать тайн Гептаграммы, никогда ничего не давать демону и так далее. В конце концов студент получает право выбрать свои обещания - и его смирение, искренность и мудрость оцениваются. Клятвы обычно даются с такой уверенностью и просветлением, что бывший студент не сможет преступить их и века спустя.
   Для Урока Воздуха студенты запоминают тысячи глифов и оккультных принципов. Силур верила, что значение любого предмета можно описать оккультными характеристиками, и эти качества составляют базис силурианского чароанализа. К примеру, Пятнистая Саламандра имеет свойства Двенадцати Направлений, Первичного Дерева, Новой Луны, Хранителей Страха и Тени Жадности. Поэтому в некоторых ситуациях ее можно заменить Рубином, качества которого включают Тень Жадности, Семь Направлений и Сердце Саламандры. Для изучения студентам предоставляют множество магических предметов, так что свойства они изучают на практике.
   Для прохождения Урока Земли учащихся запирают в Комнате Стрел, в самом нижнем подвале. Они преодолевают опасные испытания, и при этом требуется общаться с другими существами... но привычные способы не работают, даже простейшие жесты будут неверно истолкованы. Чтобы выжить, надо найти необычные методы выражения своих мыслей, или же попытаться понять разумы собеседников, чтобы те смогли объяснить нужное.
   Урок Воды предстает в форме поиска по Острову Голосов. Студенты проходят это испытание одни; вероятно, это первый раз, когда молодой династ что-то делает в одиночку. Учащемуся надо найти пятерых духов и противостоять им, не имея никакой подсказки о том, где их искать или какова природа испытания. Когда студент проходит испытание, дух вручает ему свиток, помеченный одной руной.
   Испытание Жертвы, Урок Огня начинается в кабинете ректора. Глава Гептаграммы Рагара Бхагвей требует, чтобы студент выбрал то, о чем никогда более не заговорит. Затем ректор Бхагвей запирает учащегося в комнате, и сообщает, что он сможет выйти только когда соберет пять знаков в полноценное заклинание и выучит его, или же признает поражение и тем самым покажет, что его клятва была ложной. Учащемуся дается достаточно воды и пищи, чтобы выжить две недели - достаточно долго, чтобы овладеть чармом и одним заклинанием Земного Круга... если экономить еду, что является дополнительным испытанием на самоконтроль. Если студент проходит это последнее испытание и доказывает, что может стать чародеем, то он получает право войти во вторую библиотеку и продолжить обучение. Многие из заклинаний, коим обучают в Гептаграмме, включают в себя символы или методы общения, вроде Монеты Дальновидения или Парализующего Противоречия, а зачастую - и сочетания различных форм и элементов, вроде Паука Молний.
  

Учителя

    Мнемон Дюхальва. Лучший алхимик Гептаграммы всегда считала, что может стать следующим ректором. По крайней мере, так было до исчезновения Императрицы; теперь же она знает, что ее будущее в лучшем случае под вопросом, и она сделала все, что только могла, дабы продемонстрировать, как поддерживает Гептаграмму. Дюхальва даже зашла так далеко, что отдалилась от членов своей семьи, желавших, чтобы она использовала свое положение в интересах Дома. Она знает, что это решение будет для нее гибельным, если Мнемон займет Алый Трон, но надеется, что ее верность будет видна всем другим.
    Тепет Сенекс. Его за глаза называют "стариком"; Сенекс был в Гептаграмме дольше, чем любой другой инструктор кроме ректора. Он жаждет занять ректорское кресло, когда Рагара Бхагвей сочтет возможным уйти в отставку или умереть, но старый хозяин академии пока что не выказал тяги ни к первому, ни ко второму. Сенекс наиболее часто подвергает сомнению решения ректора, но он считает это только своей прерогативой. И помоги Драконы любому, кто выкажет неуважение к ректору в его присутствии.
    Скорбный Лист. Восточная дракорожденная с Аспектом Дерева - признанный в академии специалист по элементалям дерева и волшебным растениям. Ее тело покрыто синими вайдовыми татуировками, которые во время занятий придают ее лицу особенно зловещее выражение. Ее всегда сопровождает древесный паук, ее слуга и телохранитель. Известно, что где-то на Востоке она заключила некий пакт со двором элементалей дерева.
  

Жизнь студента

   Студенты могут обучаться в Гептаграмме в течение семи лет, по одному на каждую из библиотек. Однако учащиеся редко остаются на весь этот срок - они могут закончить обучение после четырех лет. После первого года в Зале Земной Власти студент имеет право выбрать, в какой библиотеке желает учиться в дальнейшем.
   Занятия непросты. В начале года все студенты конкретной библиотеки посещают групповые занятия и учатся у разных наставников, но, когда они начинают специализироваться, то находят более удобным персональные занятия. Также очень трудно получить отметку о прохождении в любой библиотеке.
   Даже те, кто решил учиться лишь четыре года, обычно не занимаются четыре настоящих года. В общем, лишь половина из тех, кто выбирает библиотеку на год, действительно проходит экзамен. Те же, кто проваливаются, получают выбор: остаться на второй год и надеяться на новый шанс, или же отказаться от этой сферы навсегда.
   Те же, кто проваливаются во второй раз, с позором исключаются из библиотеки и им навеки запрещают входить в ее залы.
   Все студенты здесь изучают особенности тауматургии смертных. Однако, пока они разбираются с этим предметом, инструкторы приглядывают за дракорожденными, которые проявляют настоящий талант к магии смертных. Таким часто преподают теории, которые они могут применить в чародействе Возвышенных. Большинство дракорожденных студентов овладевают Земным Кругом ко второму-третьему году обучения, и обычно они овладевают еще и несколькими оккультными специальностями в магии смертных.
  

Планировка

   Гептаграмма состоит из четырнадцати огромных зданий, расположенных кольцом вокруг высокой центральной башни. Самые большие здания во внешнем кольце - Библиотеки Гептаграммы, а меньшие строения между ними заключают в себе спальни студентов. Каждая из них снабжена столовой, роскошными комнатами на двоих, личными лабораториями и рабочим местом, соответствующим библиотеке, к которой приписано помещение. В число Библиотек входят:
    Зал Земной Власти. Первый год в Гептаграмме все проводят в Зале Земной Власти, изучая основы самой магии и теории стихийной Эссенции. Студентов обучают использовать чармы и понимать, как действуют элементали. Также они изучают нюансы стихийной Эссенции, включая обширный курс по Безупречным Драконам, местам силы и мэнсам.
    Зал Гнезда Дракона. Библиотека, где преподается теория геомантии смертных, а также углубленный курс по местам силы и мэнсам. Проявившие склонность получают персональные занятия по поводу проектирования и постройки мэнсов, чем они могут заниматься и в последующие годы, даже если сдали экзамен в этом.
    Зал Нефритового Котла. Алхимия, гербализм и все сопутствующее - специализация этого Зала, где обучают правилам дистилляции и алхимических превращений.
    Зал Древней Мудрости. Здесь учат не только базовым техникам зачарования смертных, но также искусству артефакторики - созданию артефактов. Отличившиеся тут часто еще год-два после сдачи экзамена посещают Зал, дабы иметь возможность работать с мастерами и улучшить свои умения.
    Зал Лазурного Знака. Основу учебного курса этой Библиотеки составляет теория защитных чар и благословлений. Разобравшиеся в нюансах чародейства Возвышенных обычно также учат разнообразные защитные и оберегающие заклинания.
    Зал Небесной Власти: Здесь изучают превратности Небес и тех, кто на них обитает. Этот курс посвящен не только природе духов, которых называют богами, их культуре, но также прозрениям природы Судьбы, часто отражающимся в небе, при помощи астрономии. Другие формы прорицания тут также изучаются, особенно Возвышенное чародейство откровений.
    Зал Вердигрис. Далеко не всех студентов допускают сюда, в Библиотеку Демонологии. Только те, кто отличился в предшествующие годы и сумели обзавестись покровителем из учительского состава, получают приглашения учиться здесь. В дополнение к техникам вызова демонов методами смертных, тут также изучают аналоги в чародействе Возвышенных.
   Центральная башня носит название Башни Ректора, и это мощный (пятого уровня) мэнс Аспекта Воздуха. Там находятся покои ректора и его личная лаборатория, а также библиотеки всего чародейства Земного Круга. Говорят, что там также имеются хранилища, забитые артефактами и древними чудесами Первой Эпохи. Нижний этаж Башни Ректора - Великий Зал, где можно собрать всех, находящихся в Академии.
   На вершине Башни Ректора находится колокол, который молчит, пока обратного не пожелает владелец ключ-камня Башни. Если же он зазвонит, то каждый студент и преподаватель обязан прекратить то, чем занимался и немедленно прибыть в Великий Зал. Не требует уточнений то, что этот колокол звонит лишь в особых случаях, из боязни прервать тонкие магические эксперименты, что обычно приводит к бедствиям.
  

Средства защиты

   Гептаграмма по-настоящему хорошо защищена. Даже если не учитывать того факта, что там в любое время есть минимум сорок дракорожденных чародеев (и несколько чародеев-Сторонних), территории академии и земли вокруг нее патрулируются демонами. Эти места также патрулируются автоматонами и элементалями.
   Мощные защитные заклинания вплетены в стены Гептаграммы, причем их создавали не только дракорожденные, но и Сторонние, владеющие Небесным Кругом чародейства. Кроме того, эти Сторонние сплели судьбу Гептаграммы так, чтобы помочь ей в защите против врагов и захватчиков. Многие считают, что это одно из наиболее защищенных мест за пределами Имперского Мэнса.
  

Обмен с зарубежьем

   Каждый год Гептаграмма посылает нескольких студентов по обмену в Лукшийскую Академию Чародейства и получает учеников в ответ. Профессора иногда тоже проводят время у соперников. Возможно, лидеры Царства и Лукши считают, что их чародеи смогут разузнать чужие секреты и сохранить собственные. Возможно, война между ними идет уже так долго, что ни одна из сторон не отличается излишним фанатизмом. Возможно, чародеи считают, что им надо держаться вместе, не обращая внимания на национальность. Какой бы ни была причина, студенты и преподаватели по обмену никогда не сталкиваются с худшим, чем небольшое поддразнивание в адрес чужаков. Если же разразится война, обе академии быстро вернут чужих граждан. Любая попытка заключить или оскорбить гостя-чародея вызовут серьезное недовольство в каждой из академий.
   Гептаграмма также принимает ряд студентов из сатрапий Царства и его союзников. Немногие также приходят из земель вне Царства.
  

Двери Лотоса

   По меньшей мере два десятка дверей, помеченных лотосом, позволяюют срезать путь в лабиринтах Гептаграммы. Каждая дверь может вести в несколько комнат, разбросанных по всему комплексу; это зависит от того, какой пароль на Старой Речи вы скажете, прежде чем открыть дверь. Студенты узнают несколько паролей от инструкторов, еще больше - от старшекурсников, но немногие даже среди преподавателей похвастаются знанием всех. В некоторые места иным способом и не попадешь.
  

Версино

   Студентам запрещено посещать большой кратер на дальнем конце острова, а стражи-демоны этот запрет подкрепляют. Там некогда находилась Версино, первая чародейская академия Царства. В 385 ООЦ Версино взорвалась, обстоятельства взрыва никогда не раскрыли. Единственной выжившей была Мнемон, дочь Императрицы; тогда ей было шестнадцать и с тех пор она ни на день не постарела. Взрыв был достаточно силен, чтобы сместить геомантический центр места силы на острове, и там была возведена Гептаграмма. Новую академию строили так тщательно, как сумела Бронзовая Фракция - намеком на ее вмешательство может служить то, что в Царстве недостаточно мастеров, способных работать с местом силы пятой ступени, и не развеять при этом слишком много Эссенции.
  

Имперское обязательство

   Посещение Гептаграммы - роскошь, и весьма дорогостоящая. Поэтому каждый выпускник школы должен Царству одно "Обязательство", за получение диплома о первоклассном чародейском образовании. (Обязательство - услуга, которую Царство ожидает от чародея, от малой помощи до тяжелого и опасного задания). Некоторые чародеи выполняют Обязательство сразу после выпуска, другие - годы спустя, после того как станут могучими и опытными магами. Обычно Императрица принимала во внимание силу и опыт мага, назначая Обязательство, но иногда использовала его как назказание, награду, повод для тренировки или для других целей, не связанных напрямую с благоденствием Царства.
   В отсутствие Императрицы Обязательства назначает Совет, и делает это таким хитроумным способом, какой только можно представить. Некоторые Дома наказывают, отправляя их чародеев на самоубийственные задания, а других заставляют выполнять грязную работу для Царства.
  

Дом Колоколов

   Никакое заведение в Царстве не отражает боевую мощь Воинства Дракорожденных лучше, чем Дом Колоколов. Школа воинов Алой Династии может похвастаться множеством вышедших из ее стен хитрых генералов, непреклонных воинов и долгим списком героев войн. Студенты Дома (как его в обиходе называют) сосредотачиваются на тактике, стратегии, военной истории и военной логистике. Великое множество времени они посвящают созданию и укреплению спаянности отрядов. Все, что делают эти династы, нацелено на работу в команде. Под руководством наставников Дома (или студентов постарше) маленькие отряды тренируются вместе, обучаясь бою с оружием и без него, маневрам, боевому чародейству и развитию выносливости. Молодые династы живут и спят вместе в казармах, они сражаются и учатся вместе, они даже моются вместе, как команда. Личное пространство студентам Дома Колоколов неведомо. Индивидуальность - роскошь для боевых генералов. Каждый должен знать свое место в гигантской военной машине Царства.
   Дом Колоколов - одна из четырех престижнейших старших школ Благословенного Острова. Военная академия предназначена для выпуска не простых солдат, а компетентных военных лидеров и героев Династии дракорожденных; это первая ступень для того, кто видит свое будущее в легионах. По молчаливому соглашению отчисленный из Дома Колоколов никогда не получит высокий пост в армии. Командиры легионов, которые сами окончили академию, об этом позаботятся.
  

Учителя

   Многие наставники Дома Колоколов - легионеры в отставке, питающие законный интерес к тому, чтобы кадеты в первую очередь научились тому, как не повредить товарищам. Эти наставники исключительно жестки и требовательны. Самое близкое к похвале, которое кадет может получить в Доме - это когда наставник перестает его ругать за прошедший день. Во всех других случаях оскорбления словом и действием не прекращаются. Даже если кадет близок к идеалу, ему все равно может влететь, если кто-то из его отряда не добивается успехов.
   Ректор Дома Колоколов - Катак Эли, Огненный внук Катака Кайнана, ревностный надсмотрщик. Он тщательно присматривает за наставниками, убеждаясь, что они дают кадетам должное военное образование; самих кадетов он с момента прибытия до выпуска считает своей собственностью. В число наставников входят:
   Доджин: Земной внекастовый, долгие годы прослуживший в Имперской Армии. Доджин сражался вместе с Катаком Эли большую часть карьеры их обоих. Вначале они были соперниками, династ нередко дразнил молодого выпускника Ступени Пасиапа за недостаток предков. Но личная честь Доджина не давала ему отплатить. Когда молодой солдат спас жизнь Эли (во время схватки с фейри на юге), мнение Катака о внекастовом серьезно изменилось. С этого дня Доджин и Эли неразлучны, и ходят слухи о любовной связи.
   Тепет Чайо: Женщина высокой чести и очень чувствительна к недавней катастрофе ее семьи. Те, кто непочтительно отзываются о трагедии или бранят кадетов-Тепетов за потерю легионов, зарабатывают вечную вражду Чайо; а она мстительна и злопамятна. Она ожидает от всех Тепетов непревзойденного мастерства и часто доводит их до изнурения, побуждая их к действию тихой литанией, состоящей из имен Тепетов, погибших в битве с Быком Севера. Она считает своего прадядю Тепета Араду почти предателем за его уход после катастрофы и искренне бы хотела получить разрешение найти его.
   Ледааль Мажори: Наставник боевого чародейства, Воздушный мастер Земного Круга, отлично умеющий обращаться с духами в боевых условиях. Он учит дракорожденных не только тому, как применять чародейство в битве, но и как бороться с ним.
  

Жизнь студентов

   Студенты, которых называют кадетами, собираются в команды по году прибытия. Внутри каждого подразделения кадеты делятся на отряды, и каждый отряд все делает вместе - посещает лекции, ест, тренируется и сражается с другими отрядами и курсами. Между моряками и остальными кадетами есть сильное соперничество, и драки между ними очень часты. Сами по себе кадеты оценок не получают. А вот отряды получают, и цель такой политики - выявлять слабые звенья. Так Дом Колоколов усиливает нужду бойцов друг в друге, побуждает слабых работать упорнее, а сильных - помогать им. Отряд, который пострадал из-за непригодности одного бойца может дополнительно работать над этой проблемой, а иногда - зайти очень далеко и организовать слабому звену несчастный случай на тренировке.
   Пять дней в неделю кадеты посещают утренние лекции в Пяти Твердынях, получая наилучшее образование в области тактики, стратегии, военной истории, боевом чародействе и военной логистике. День они проводят во дворах, осваивая на практике все изученные утром нюансы прямого боя и методы действий. Иногда отряды кадетов отправляют в леса неподалеку и просто оставляют там, дабы они оттачивали искусство выживания и партизанской войны, которым их также обучают. Такие экспедиции обычно занимают несколько дней и они весьма опасны.
   Смерти и тяжелые увечья нередки во время тренировок. Хотя рядом всегда есть опытные целители, несколько смертей случается каждый год. Погибших хоронят в Покое Кадета, маленьком кладюище, через которое посетители и новые студенты Дома Колоколов проезжают на пути к главным зданиям.
  

Планировка

   Дом Колоколов занимает несколько лиг территории к юго-западу от Арджуфа, к югу от Великого Берегового Пути. На его землях находятся разнообразные поля, полоска побережья, где изучаются бои на воде и немного скал. Каменная стена высотой в пять футов окружает всю территорию Дома Колоколов, в ней находятся пять ворот.
   Две деревни под названиями Меч и Щит находятся на этих землях; они в основном поставляют академии еду и рабочую силу. Также в этих деревнях обучают штурму зданий и защите таковых. И они же - любимые места для досуга. В каждой деревне есть пара таверн и чайных, а в Мече - даже публичный дом. Щит, где менее впечатляющий выбор, предназначен для студентов рангом пониже. Каждого студента младше четвертого курса, которого старшие встретят в Мече, обычно избивают до полусмерти.
   В числе зданий на землях академии находится Студенческий Комплекс - семь казарм, по одной для каждого курса, а также здания для еды, заботы об одежде, гигиены и оружейная. Рядом находятся Пять Твердынь, комплекс зданий, где расположены лекционные залы и покои наставников.
   По этой территории также разбросаны различные строения, среди которых - Форт Страданий, где учатся искусству осады. А на побережье есть укрепленный военный док под названием Порт Колоколов - там тренируются кадеты Имперского Флота.
  

Средства защиты

   Дом Колоколов защищают все его студенты. Все они знают, что в любой момент их могут призвать отдать жизни за академию - даже против одного из Великих Домов, если развяжется гражданская война. Ректор и наставники Дома Колоколов принадлежат к числу лучших воинов Царства, и они располагают отличным оружием, которое им предоставляют родные Дома или же Царство для нужд службы.
  

Обитель Мудрости

   Те дракорожденные, которые посвящают жизнь духовному совершенствованию, именно в Обители Мудрости знакомятся с сутрами и мощнейшими боевыми искусствами Безупречных Драконов.
   Обитель Мудрости, одна из четырех официально признанных старших академий, находится менее чем в дне пути от Совершенного Дворца. Обитель спонсирует Безупречный Орден, желающий научить студентов Обители тому, как быть истинными дракорожденными в глазах Безупречных Драконов. Хотя в обществе полагают, что студент Обители вступит в Орден, на деле лишь относительно небольшое количество уходит в монахи. Многие дракорожденные - в том числе такие светила как Катак Кайнан, глава своего Дома - учились там. Их путь после Обители не предопределен, но где бы они ни оказались, у них есть твердое осознание Безупречной морали и этики, цепкое понимание священных текстов и четкое видение долга Князей Земли.
   Обитель Мудрости гордится тем, что выпускает студентов, преуспевающих во многом - они набожны, мыслят ясно и рационализаторски, умелы в бою. Техники, оттачиваемые монахами Безупречного Ордена, были адаптированы для нужд Обители.
  

Учителя

   Ректор Обители Мудрости - лама Цветение Зимнего Раскаяния, могучая Воздушная Безупречная и чародейка возрастом в несколько веков; у нее белоснежные брови, чисто выбритая голова и безмятежное выражение лица. Цветение Раскаяния владеет стилями Драконов Воздуха и Земли, знакома с Земными Стилями, и в освоении стиля Дракона Воды дошла до формообразующего чарма. Ее редко увидишь на землях Обители: обычно она посвящает время образованию тех, кого Обитель приглашает как наставников. Часть их платы за преподавание в Обители - возможность учиться у нее.
   Среди таких наставников:
    Мнемон Араха: Дочь самой Мнемон отвечает за уроки искусства этики и политики. Сильная дракорожденная Земли полностью поддерживает устремления матери, хотя она сознает, что эта поддержка не должна помешать обязанностям учителя.
    Хитайяша: Она утверждает, что является внекастовой, выросшей в Землях Стервятников; на самом же деле она принадлежит к Дому Иселси. Вдобавок к урокам травоведения и целительства, принесших ей известность, Хитайяша также ищет новичков для Всевидящего Ока, о чем Цветение Раскаяния знает и с чем соглашается. Хитайяша тщательно хранит тайну рождения, хотя подозревает, что Мнемон Араха ее подозревает.
    Шелковый Прилив: Знаменитый поэт и историк не является дракорожденным. В молодости он странствовал по Благословенному Острову, читая эпические поэмы Великим Домам, боровшимся за право быть его единственным покровителем. Он всегда четко заявлял, что его верность принадлежит Алой Империи в целом, а не одному дому, и это принесло ему расположение Алой Императрицы. Когда Шелковый Прилив выступал перед ней, Цветение Раскаяния была при дворе и позже пригласила его занять пост наставника в Обители, когда он устанет от странствий. Ходят слухи, что они любовники, но правда почти столь же интимна. Цветение научила Прилива при помощи боевых искусств пробудить смертную Эссенцию.
  

Жизнь студентов

   Студенты спят в больших, разделенных по годам и полам общежитиях. Покои донельзя аскетичны - кроватями служат бамбуковые матрасы - а пища питательна, но проста. Студенты встают с рассветом, дабы помолиться и провести весь день в занятиях и медитациях. Каждый студент обязан знать, в чем он слабее всего, и также обязан искать мастеров, которые помогут ему улучшить умения. Мастера не ведут записей об успехах, и опять-таки студент обязан укреплять себя занятиями и практикой. Программа обучения широка: тут много мастеров со множеством талантов, от религиозного обучения до боевой тактики и от математики и инженерного дела до поведения в обществе и правил этикета. Но есть три категории, в которых должен преуспевать каждый. Прежде всего все студенты должны проявить мастерство владения собственным разумом, изучая техники медитации. Во-вторых, студенты должны овладеть своим телом путем постижения боевых искусств. И наконец, они должны доказать овладение своим духом, изучая чармы и искусство манипуляции собственной Эссенцией.
   В первый год студенты занимаются исключительно этими тремя искусствами. Когда же проявляется достаточное мастерство, то уже можно искать других мастеров и учиться у них. Фиксированного расписания нет; мастера просто дают понять, где и когда они будут, и появившиеся будут учиться у них. Ожидается, что каждый год ученик будет искать мастеров, преподающих то, чему он жаждет обучиться, и молить их допустить в свой класс.
   В отличие от других академий, Обитель Мудрости не позволяет студентам оставаться здесь по истечении семи лет. Студенты должны учиться прилежно и изучить столько, сколько возможно. Мастера постоянно напоминают о том факте, что у учеников есть лишь семь лет, чтобы изучить все, предлагаемое Обителью. Когда время истечет, обучение закончится.
   Это никоим образом не означает, что занятия легки. Студент, который не отличается на занятиях какого-либо мастера, будет исключен и изгнан с приказом не возвращаться. Мастер, исключивший студента, никогда не примет его обратно на свои занятия. Мастера следят за тем, сколько искусств изучают студенты и соответственно распределяют обязанности между ними. Лентяй, не посещающий много занятий или исключенный из классов часто оказывается на самой трудной и изнуряющей работе. Мастера свою позицию выражают четко: те, кто не стремятся просветить себя и получить знания, быстро захотят вновь обрести привилегию учиться.
   От живущих в Обители Мудрости ожидается, что они будут подчиняться требованиям для Безупречных монахов как минимум Первого Круга. Нарушения ожидаемы, но они должны быть случайными. Намеренное и спланированное нарушение или же помощь другим в таковом - повод для наказания (обычно в форме дополнительных обязанностей).
   Эти обязанности обычно трудны и почти что унизительны. Студенты чистят и полируют деревянные полы на каждом этаже каждого здания. Они ухаживают за садами, готовят еду и зашивают одежду. Преуспевшие в занятиях, особенно на старших курсах, часто получают задания, ведущие к лучшему обучению - вроде приказа переписывать фрагменты Безупречных Текстов.
  

Планировка

   Обитель Мудрости - комплекс без стен и даже без настоящих средств защиты. Она находится в долине в префектуре Инкас, где самые восточные из холмов вокруг неожиданно заканчиваются скалой, нависающей над морем. Путь, ведущий в долину, пересекает речка, через которую переброшен маленький мост. Вход на него обрамляет арка с изображением пяти Стихийных Драконов, и маленькая табличка у нее просит посетителей пройти ритуал очищения в каменном бассейне с соленой водой, прежде чем перейти мост.
   Главных зданий три: Храм Обители, Зал Мастеров и Зал Садов. Храм содержит не только огромное святилище Безупречных Драконов, но также большую библиотеку и лекционные залы, а также тихие одиночные кельи для занятий и медитаций. В Зале Мастеров живут наставники Обители, а на первом этаже мастера и студенты обедают. Зал Садов - больше здание, окружающее прекрасный сад на песке. В Зале есть множество классов и лекционных залов, а в саду для медитаций установлено строжайшее правило молчания. Там есть место для сидячей медитации, а также достаточно комнат для тренировки кат.
   По прекрасным землям разбросаны пять Залов Юных Драконов, где живут студенты. Каждый из них вмещает двадцать пять учеников (максимальное число состоящих в школе - сто двадцать пять), но они не всегда заполнены полностью. Каждый из Залов Юных Драконов построен так, чтобы почтить одного из Безупречных Драконов, и в центре каждого из них находится сад для медитаций, открытый всем стихиям.
   К каждому из этих общежитий, где студенты спят по пятеро в комнате, примыкает сад, о котором ученики из конкретного Зала должны заботиться. Точного расписания или времени для этого нет - ожидается, что студенты будут почитать свои обязанности. На практике же студенты старших курсов берут под опеку первокурсников и учат их, как заботиться о соответствующем Саде. В общем, система тяготеет к схеме, когда один из старших берет на себя ответственность заботиться о саде и запрашивает помощи у своих соседей. Те, кто увиливают от таких просьб, обычно учатся дисциплине у старших, зачастую в поединке.
  

Средства защиты

   Обитель Мудрости лишена защиты, подобно Совершенному Дворцу. Арка, обрамляющая вход, не имеет ворот, а мост, перекинутый через узкий поток - лишь дань вежливости. Стен тоже нет, и при желании любой имеющий возможность, сможет уничтожить Обитель. Однако есть кое-что, что помешает этому: Возвышенные внутри Обители. Если кто-то решит стать врагом Безупречного Ордена и нападет на Обитель, то ему придется сразиться со многими из самых умелых мастеров рукопашного боя в Царстве. Более того, Обитель находится в половине дня пути от Совершенного Дворца, где обитают четыре Безупречных Эталона, принадлежащих к числу самых могучих дракорожденных в Творении; не стоит и говорить о том, что Дворец же служит тайным штабом Сторонних повелителей Ордена.
  

Спиральная Академия

   Царство удерживает позиции в Творении не только мощью Имперской Армии. Говорят, что именно сложная сеть Благословенного Острова, включающая магистратов, министров, вторых министров, сатрапов, губернаторов, сборщиков налогов и других бюрократов, на деле отвечает за гегемонию Царства. Те, кто желают после выпуска пойти в Тысячу Чешуй, поступают в Спиральную Академию, изучая высокие методы расчетов, финансов, риторики, поэзии, каллиграфии, политологии и всех других наук, необходимых, чтобы Имперская Бюрократия действовала без помех.
   Из четырех старших школ Благословенного Острова лишь Спиральная Академия находится в сердце самого Царства. Массивные мраморные стены возвышаются над другими зданиями в Районе Тысячи Чешуй; территория школы безопасна и тщательно охраняется - ибо бесконечный поток отчетов, расчетов и докладов, текущий сквозь залы Спиральной Академии есть истинный пульс Царства. Студенты других школ глядят на выпускников этой сверху вниз, но уничтожение Спиральной Академии стало бы смертельным ударом Царству, особенно в отсутствие Алой Императрицы. Не то чтобы отдельный индивид в ее стенах был жизненно важен для благополучия Царства, но уничтожение или порча всей критически важной информации, хранящейся здесь, был бы сокрушительным ударом Имперской Бюрократии.
   По необходимости Спиральная Академия не особенно велика. В городе так ценится место, что даже столь важное для благополучия Царства учреждение должно постоянно оправдывать, что по праву занимает это пространство, ну а расширение будет почти невозможным. По сравнению с обширными землями Дома Колоколов или даже аскетическими владениями Обители Мудрости Академия мала. Фактически, из всех школ лишь Гептаграмма уступает ей в размерах.
   Но при этом, двести сорок вдохновленных будущих мастеров отчетов и бюрократии превосходят студенчество любой другой академии, и жилые условия, обеспеченные близкими комнатами, позволяют не отвлекаться от задач, стоящих перед ними. Ежегодно они вместе обрабатывают целую гору бумаг для Царства, управляясь - под предлогом "ученичества" и "получения опыта" - с немалой долей обычных расчетов, составления докладов, изучения цифр и анализа документов, нужных для работы Царства. Так как студентам за эту работу не платят, она включена в программу занятий, то Имперская Бюрократия расходует немного, и в ее сундуках собралось куда больше денег, чем это случилось бы без бесплатного труда Академии.
   Спиральная Академия находится под присмотром Праведной и Ответственной Конторы Государственного Образования, которую возглавляет министр образования Сесус Валтор, не-Возвышенный сын Сесус Магель и Циниса Паровара. Вальтор унаследовал политический ум матери и деловое чутье отца; оба родителя очень горды должностью сына, пусть он и не оказался достойным Возвышения.
  

Организации Царства

Всевидящее Око

   Всевидящее Око, тайная полиция Империи, действует в тенях, дабы способствовать правлению Императрицы. Этой конторы страшатся по всему Царству, но ее агенты и методы ведомы немногим. Око считают и бессердечным заговором кровожадных убийц (симптоматично для неизменных предательства, паранойи и недоверия в сердце основателя) и печальной необходимостью в Век Печали, исполняемой патологическими патриотами, которые, по крайней мере, имеют совесть делать грязную работу скрытно. Это невидимый клинок, который Императрица держит у горла ближайших подданных - сборище шпионов, убийц, наблюдателей и информаторов. Страх перед вниманием Ока веками служил эффективным ограничением для заговорщиков, повстанцев и другого сброда; одного предположения, что Око может уже заинтересоваться некой незаконной деятельностью хватало, чтобы выбить дух из этой деятельности. В конце концов, лучше отказаться от рискованной и политически опасной незаконной идеей, решив, что Око ее заметило, и ошибиться, чем столкнуться с обратным вариантом.
   Алая Императрица основала Всевидящее Око всего лишь через десятилетие после восхода к власти, задумав организацию как средство наблюдения и контроля над Царством. Там в первую очередь служат члены публично опозоренного Дома Иселси; их членство в Оке - некоторым образом открытый секрет для знающей элиты. Когда попытка переворота со стороны Дома несколько веков назад провалилась, Алая Императрица постаралась распорядиться ресурсами Дома, а не уничтожить его напрямую. Частью такого распоряжения явилось давление на талантливых Иселси, побуждающее их выполнять грязную работу, благодаря которой Царство нормально действует. Императрица всегда делала то, что надо было сделать: либо давая выбор между казнью и новым именем и местом жительства, или же похищая любимых членов семьи агента, дабы обеспечить сотрудничество. Бывшие предатели с тех пор поднялись в иерархии Всевидящего Ока и стали его мастерами, инструкторами и самыми всепроникающими дракорожденными агентами.
   Технически иерархи Ока отвечают перед Достопочтенным Министром Казначейства Балом Керазом - безжалостным династом ста восьмидесяти лет, который надзирает за большей частью бюрократии Тысячи Чешуй. Алая Императрица также гарантировала, чтобы Око отвечало непосредственно перед ней. Однако с ее исчезновением члены Ока не отчитываются ни перед кем, и организация переживает тяжелые времена. Око - не только тайная полиция Царства, но и самая важная линия защита, и она распадается. Мысль о том, что Всевидящее Око наблюдает, по-прежнему устрашает лидеров Великих Домов и министров Тысячи Чешуй, но контора день ото дня теряет все больше истинного размаха и влияния. Если бы ее репутация не была столь жуткой, то она бы уже распалась.
   При отсутствии покровительства Императрицы враги Всевидящего Ока мало-помалу стараются отомстить конторе. Известных агентов Ока дискредитируют, раскрывают и даже убивают, что побудило многих шпионов уйти в подполье и сделало оставшихся на полевой работе уязвимыми. Силы безопасности Великих Домов обнаглели до такой степени, что ниспровергают (или напрямую убивают) шпионов в своих рядах, которых обнаружили. Удачливым агентам, сумевшим сохранить свою работу в тайне достаточно долго, чтобы осознать всю опасность, теперь приходится прятаться за ложными личностями в землях вдали от дома. Там они ждут, преисполняясь все большей горечи по поводу того, что службу Царству разрушают жалкие и сварливые будущие тираны.
   Что еще хуже - Бал Кераз при помощи своего влияния снизил финансирование конторы, и не раз урезал ее бюджет. Он поступает так не чтобы разрушить контору или сделать ее менее эффективной, но дабы утвердить свою власть над ней. Так как технически он стоит во главе и контролирует кошельки, то не видит никакого противоречия в том, чтобы напомнить о своей весомости.
   Нынешние операции Всевидящего Ока в Пределе еще более затруднены восстаниями и растущим волнением, особенно с появлением немалого количества Анафем. Даже работа Дикой Охоты потеряла эффективность, так как Сторонние астрологи Ока вынуждены обращать внимание на дела Великих Домов, а не на возрождение Анафем. Некогда Око могло рассчитывать на покладистость (или, как некоторые говорят, "святую доверчивость") Безупречного Ордена, дабы Дикая Охота легко работала на условиях Конторы; но с ростом хаоса в Смутном Времени, многие граждане Царства ищут убежища в религии. Вспышка панического обращения к церкви усилила влияние Безупречного Ордена, который с его помощью направляет Дикую Охоту больше по-своему. Для Всевидящего Ока стало еще труднее управлять Охотой и убеждаться, что ее используют и направляют верно.
   Естественно, истинные силы, стоящие за Оком - убийцы и мастера-шпионы, которых даже самые знающие из Династии считают не более чем дракорожденными из Иселси - серьезно озабочены происходящим с их конторой. Таким образом, дабы обезопасить себя и организацию, они передавали ключевые кусочки помеченных сведений Достопочтенному Министру Имперского Казначейства (а также тем, на кого он влияет и тем, кто влияет в ответ), наблюдая за тем, где они всплывут. Такая тактика дает Оку четкое представление о том, какими путями сведения ходят среди врагов, а также о том, кто хватает подсунутую наживку. Подобные методы сбора сведений часто требуют жертвовать полевыми агентами, но никакого истинно высоко поднявшегося шпиона или информатора не раскроют таким образом без серьезных ожиданий сопутствующей выгоды. Око даже применяло эту тактику для маленьких чисток в своих рядах, избавляясь от не особенно ценных агентов и выковывая из шпионов с пограничья более хитрых и умелых выживших. Хотя такие выжившие не всегда оценивают игру Ока с их жизнями, и нет более опасной угрозы, чем тренированный шпион и убийца, которого обидели бессердечные начальники.
  

Вербовка

   В отличие от двух других ветвей Тысячи Чешуй, Всевидящее Око активно набирает новых членов. Некоторые предполагаемые кандидаты - солдаты или офицеры Имперской Армии. Другие - талантливые клерки в важных министерствах, потерявшие надежду на повышение. Третьи - патриции со связями или даже младшие аристократы Алой Династии. Вербовщики Всевидящего Ока, не колеблясь, рассматривают кандидатуры крестьян, рабов или даже Безупречных монахов, если потребуют обстоятельства. Если вероятный агент обладает навыками, которые пригодятся Оку, занимает пост, который постоянно позволяет ему соприкасаться с важными сведениями, или просто обладает должным сочетанием патриотического фанатизма и острого ума, то вербовщики привлекут его вне зависимости от того, кто он.
   Всевидящее Око, вероятно, следует принципу равных возможностей превыше всех в Царстве. Сторонние астрологи-убийцы регулярно работают с уличными скупщиками и рабами, к коим все безразличны; их тщательно выбирают, помещают в нужное место и оплачивают труд в соответствии с навыками и полезностью. Однако, несмотря на эту видимость, большинство лучших и доверенных агентов Ока - дракороженные, обычно талантливые внекастовые и беглецы из Иселси. Око полагается на таких "нежеланных" потому, что их верность с малой вероятностью принадлежит жаждущим власти Великим Домам, и для них проще всего создать ложные личности. Куда проще ввести в общество Острова внекастового дракорожденного из Предела, выдав его за губернатора далекой провинции, получившего повышение, чем взять династа из большого города и соорудить ему новую личность. На такого внекастового также проще полагаться, потому что он знает, как чувствует себя чужак, наблюдающий вежливое общество, не желающее иметь с ним ничего общего. Единственная опасность в этом - что такому агенту станет слишком приятна его роль-прикрытие в Великом Доме и он начнет чувствовать себя истинным членом невольно принявшей его семьи.
   В любом случае те, кого Око считает достойными вербовки - благодаря ценным навыкам, тому, что они сумели без обучения раскрыть операцию конторы - тайно получают знак, помеченный одним безвеким глазом. С достаточно умными, чтобы понять, что значит этот символ и при этом промолчать, выходят на открытый контакт и в конце концов принимают к себе. Однако редкостными неудачниками можно считать тех, кто не сможет умолчать о том, что получили. Отнесет ли озадаченный кандидат странный символ наставнику или даст его увидеть ничего не подозревающему члену семьи - поплатится жизнью.
  

За чем надзирает Всевидящее Око

   У Всевидящего Ока есть одна главная задача, со множеством отходящих от нее более мелких. Эта задача - обеспечить дальнейшее существование Царства любыми средствами и любой ценой. Однако единого пути выполнения такой задачи нет, так что миссий у Ока много. В них включается наблюдение за проявлениями непокорности и восстаний у данников в Пределе, шпионаж за Великими Домами Царства по той же причине, поддержание и мягкое руководство Дикой Охотой, постоянный присмотр за вратами обширного влияния Царства и наблюдение за внутренними проблемами. Многие из заданий Всевидящего Ока дополняют задачи, которые берут на себя магистраты, и между членами этих организаций возникает резкое соперничество, когда их действия пересекаются. Алая Императрица при помощи магистратов препятствовала росту амбиций Ока, и одновременно использовала Око, чтобы мешать в том же магистратам. К счастью, несмотря на множество проблем после ее исчезновения, агентов Ока куда больше и они работают куда более тонко. Однако и сила Ока управляется куда жестче, и многие из обычных ресурсов направлены на изучение ежедневных операций Тысячи Чешуй.
  

Финансы

   Снова благодаря влиянию Бала Кераза, наблюдение за доходами и отчетами Тысячи Чешуй - самая важная (хотя и наименее захватывающая) обязанность Всевидящего Ока. Если никто не будет вести записи о налогах, собираемых с данников и префектур, Царство будет истекать нефритом сильнее, чем раненый бог. Таким образом, у Ока давно есть доступ к каждой таможне и счетному дому, если там вообще нет агентов. Многие из наблюдателей были раскрыты, подкуплены, запуганы или иначе заставлены отворачиваться от растущих растрат и продажнсоти. Когда Око не видит таких неразумных поступков, нечестным на руку купцам и аристократам куда проще играть с налогами, которые они дают царству. (Некоторые данники даже тайно нанимают бандитов, дабы те нападали на конвои с данью и оплачивают их труд частью захваченного - в любом случае деньги не попадут к Царству).
   Конечно, когда сотрудник Ока находит серьезные доказательства растраты или продажности, то контора все еще с радостью может принять меры и разобраться с этим. В зависимости от природы и тяжести планов виновных Око выносит и исполняет приговоры, приводящиеся в действие с обычной тонкостью конторы. В их число входит тайное предупреждение преступнику с предложением вернуть нечестно нажитое, прямая кража из его сундуков, распространение клеветы, дабы унизить преступника и снять с поста и даже сообщение фанатичному местному магистрату. Продажные агенты Ока применяли последнюю тактику, надеясь, что получившееся замешательство скроет их собственную игру вплоть до последнего.
  

Дикая Охота

   Среди наиболее опасных и устрашающих агентов Всевидящего Ока находится удивительно большое число астрономов и предсказателей, чья задача - отслеживать возродившихся Анафем. Они тесно работают с прорицателями Безупречного Ордена (хотя обычно и тайно или же играя с ними втемную). Эти агенты Ока призывают Дикую Охоту, когда знаки указывают на появление в мире Анафемы. Когда Око убеждено, что должен появиться новый Анафема, прорицатели принимаются за работу, изо всех сил стараясь определить, где возникнет угроза. Агенты, наблюдатели и информаторы направляются в регион, указанный результатами работы, и по приказу Ока ищут мельчайший намек на то, где возникнет Анафема.
   Как только агенты Ока его находят - они как можно быстрее передают весть разведчику, Безупречному или магистрату, который призовет дикую Охоту. Официально призыв и координация Охоты - работа Ордена, и такое же мнение Всевидящее Око поддерживает, но по крайней мере один его агент движется вместе с Охотой во время погони. Этот агент удостоверяется, что охотники действуют так, как им приказали, и выполняют приказ хорошо - и что они действительно преследуют нужного человека. Конечно, природа Анафемы даст ясное представление о нем, когда его атакует Охота, но если охотники натыкаются на невинного смертного или богорожденного (часто в результате хитрости Анафемы), то можно не понять ошибки, пока не будет поздно. Такое случалось в прошлом - самые недавние инциденты произошли в Пределе, в городах Гем и Кьяроскуро, а также в отдаленном Сером Водопаде. Первые два инцидента касались Охот за хитрыми убийцами-Анафемами, один из которых связан с южным культом демонессы Сондок. Последняя же Охота была нацелена на замаскированного бунтовщика, пытавшегося подогреть раскол в нурийских помощниках правительства Серых Водопадов. В каждом из этих случаев агенты Ока в Охоте позволили себе ошибки, и ложно опознанные цели, на которых налетели охотники, были продажными министрами, дела которых уже вело Око. В каждом из случаев Анафема сбежал, лидеры Охоты были публично унижены, но Око все равно считает каждую Охоту частичным успехом.
   Но сейчас Око нанимает меньше агентов, и больше Анафем ускользают даже от самых лучших диких Охот. Даже когда знаки прибытия нового Анафемы видят - обычно у Ока просто недостает людей, чтобы наблюдать за выслеживанием и убийством твари. И точно так же одно лишь число возродившихся соларов шокировало чрезмерно занятую Дикую Охоту. Самые молодые и фанатичные агенты Ока находят это положение навыносимым и уже предприняли шаги, чтобы создать Охоту полностью из членов Ока. Однако, вместо явно полыхающей мощи обычной Охоты эта новорожденная секта убийц Анафем полагается на любимые Оком методы скрытности, хитрости, засад и убийств. В результате, в каждую Охоту можно направить меньше агентов, ожидая такого же успеха и подвергая меньшему риску обаружения, чем в обычном случае. Собственно, самая трудная задача в работе этих убийц - опередить официальную Охоту, когда прорицатель известит об очередном появлении Анафемы.
  

Сохранение мира

   Обычно считается, что агенты Ока есть повсюду, и любой может оказаться в их числе, так что ни одно высказывание против правительства не останется неуслышанным. Это мнение далеко от истины, особенно в нынешние дни, но оно все равно помогает Оку в работе. Оно даже отпугивает некоторых из истинных врагов конторы. Агенты высокого ранга начали распускать слух, что Всевидящее Око хорошо знает о том, где находится Императрица, почему она отсутствует и когда планирует вернуться. К счастью, никто до сих пор не решился назвать это блефом (если они блефуют), и никто не объявил открытой травли любимой разведки Императрицы.
   В любом случае, Око направляет немалые ресурсы на предотвращение потенциальных заговоров. Честно говоря, проще справиться с несколькими начинающими заговорщиками, кроющимися в тенях, чем разбить на поле битвы революционную армию. Когда появляется свидетельство предательства - а они нередки в Смутное Время - тщательное рассмотрение предшествует любому открытому действию. Действует обычное правило - чем больше власти и влияния у виновных, тем более тонко и неявно должно поступать Око. Пьяный смертный, горланящий в борделе о желании убить сатрапа своей страны и освободить людей от власти Царства, может наутро оказаться в аллее с перерезанным горлом. А Дом Иселси, с другой стороны, пытался организовать убийство самой Императрицы и кровавый переворот, не сумев утихомирить Речную Провинцию....
   В большинстве случаев хватает намека на то, что Око наблюдает за предателями, чтобы они мигом стали вести себя безопасно и прилично. В малом числе случаев каждого из заговорщиков могут похитить ночью из кровати, перенести в ближайшее тайное сооружение Ока, запереть вместе в пустой комнате и оставить на часы - и при этом никто из похитителей не открывает своей личности и не говорит ни слова. После того, как в конце концов их отпускают, многие заговорщики усваивают урок. Однако иногда единственное решение - смерть. Например, убийца может тихо убрать заговорщика невысокого ранга, дабы предостеречь остальных. Также известно, что Око убеждало местного магистрата провести публичную казнь в сопровождении открытого обвинения вовлеченным в заговор и перечисления преступлений предателей. Магистрат, появляющийся из ниоткуда и раскрывающий сложный заговор без видимого усилия - неоспоримое свидетельство того, что шпионы Царства действительно повсюду даже для самого непросвещенного дилетанта.
   Конечно, такое же послание доставит проблемы вне зависимости от того, действительно ли обвиненные виновны в настоящем заговоре.
  

Наблюдение за рубежами

   Вкладывая немалые усилия в сохранение Царства, Всевидящее Око не сосредотачивается лишь на внутренних делах. Последний, хотя и не наименее значительный аспект их работы - сбор ценной развединформации за пределами влияния Царства. В каждом крупном городе Предела и в нескольких за его пределами есть резиденты, которые должны наблюдать, вербовать и, в редких случаях, защищать Царство действием. Если многообещающий сиджанийский преступный картель прикрывается перевозкой призрачных цветов, а на деле вывозит части тел из гробниц уважаемых династов, то Всевидящее Око положит этому конец. Если армии фейри готовы атаковать дальний Серый Водопад, то Всевидящее Око убедится, что командир гарнизона готов к этому. Если лунар Левиафан найдет способ поднять затонувший город Лют, то Всевидящее Око убедится, что агенты Бодисаттвы, Помазанного Темной Водой, слишком заняты, чтобы первыми воспользоваться ситуацией.
  

Тайные повелители

   Самая хранимая тайна Всевидящего Ока - то, что много верхних позиций занимают Сторонние Возвышенные, старые и могучие, принадлежащие к Бронзовой Фракции. Эти Сторонние - не только истинная направляющая Око рука, но и самые умелые и скрытные агенты-убийцы.
  

Имперская Армия

   Обязанности армии просты: повиноваться Алой Императрице, или, в ее отсутствие, Регенту (а через Регента - Совету). Теоретически, если завтра Регент прикажет легионам сравнять префектуру Арджуф с землей, то они выполнят приказ или погибнут при исполнении. Императрица некогда располагала восемьюдесятью одним полным легионом, по пять тысяч обычных солдат в каждом, еще вполовину от этого количества - застрельщиков и вспомогательных отрядов; все они убивали и умирали по одному ее тихому приказу. Однако в нынешние недобрые дни осталось лишь тридцать легионов, плюс печально известный Киноварный Легион. Что еще хуже - немногие из них имеют настоящий боевой опыт или даже мобилизованы в полную силу.
   Когда Императрица пропала, то пропала и финансовая поддержка армии. Еще большим ударом для легионов стала потеря направляющей воли Императрицы, объединяющей их силы; командная цепочка, вставшая на ее место - жалкая замена. Легионы не должны были быть в таком хаосе, как бюрократические министерства, но, без постоянной финансовой поддержки и единой сплачивающей власти они находятся в таком же отчаянии. Другие ветви Тысячи Чешуй все больше и больше откусывают от военного бюджета, а дети Великих Домов начали для личных целей и нужд делить между собой легионы.
   С каждым днем слово Великих Домов имеет все больший вес для легионов. Они платят за них, так что солдаты идут туда, где они нужны Домам. Новая реальность оказалась удивительно выгодной для Великих Домов, которым больше не нужно создавать личные армии, чтобы присматривать за своими интересами (а также они не рискуют тем самым навлечь на себя подозрения в предательстве). Более того, офицерскими званиями в легионах теперь награждаются верные слуги Великих Домов, не обязательно те, кто долго и умело служил. Профессиональные офицеры еще полностью не исчезли, но число опытных и компетентных военных стремительно уменьшается, а число неопытных болванов, назначенных по слабым причинам, так же быстро растет.
  

Структура и организация

   В полной своей силе имперский легион включает пять тысяч пехотинцев (мужчин и женщин). Выдвигаясь, легионы не берут с собой кавалерию, из-за чего их можно отправить быстрее и куда меньше работать с военной логистикой, касающейся размещения. Если легион собирается использовать кавалерию, то сотрудничает с местными властителями. По той же причине легион отправляется без осадных машин. Куда проще взять с собой команду инженеров, которые соберут подобные механизмы на месте, чем тащить осадные башни по враждебной территории.
   Легионы также присоединяют когти лучников или пращников, численностью примерно в половину легиона; их считают расходным материалом даже собственные командиры. Если у них и есть броня, то легкая, и они не считаются частью легиона. Каждый легион также сопровождается обозом - рабы несут вещи и припасы. Одно крыло под командованием квартимейстера (отвечающего лишь перед командиром легиона) охраняет обоз. С ним также движутся вспомогательные подразделения - кузнецы, оружейники, бондари, стрелоделы, повара и различный персонал. Численность этих рабов и рабочих может достигать четверти легиона, но никакой хоть сколько-нибудь стоящий генерал не даст им в руки оружие.
   Легионом командует генерал. Следующая ступень - десять полковников (или драконлордов), каждый из которых командует одним драконом, между собой они различаются по старшинству. В общем, четыре дракона - тяжелая пехота, шесть - средняя. Застрельщики и метатели составляют примерно четыре-шесть драконов вне структуры легиона. Управление всеми подразделениями - сфера полетов, формации драконов, которых объединили для особой задачи. Обычно легион в поле сводит в один полет три дракона тяжелой пехоты, два - средней и примерно дракон застрельщиков. Оставшиеся в резерве тяжелая пехота и застрельщики находятся под руководством генерала. Полет же возглавляет старший драконлорд.
   Каждый драконлорд командует парой крыльев, которыми руководят майоры (или лорды крыла). Крыло составляют два когтя, каждым командует капитан (или лорд когтя). Коготь состоит из пяти чешуй, каждым руководит лейтенант (или лорд чешуи). В самом низу командной структуры находится подразделение из пяти человек - клык, его возглавляет сержант, не офицер.
  

Звания

   Большая часть офицеров Имперской Армии - Земные Возвышенные. Для смертного возможно достичь офицерского звания, но они редко поднимаются выше лорда крыла. Дракорожденные не становятся рядовыми без особенной причины - скажем, чтобы щелкнуть по носу ненавистного родителя, родича или соперника, или же развлечь пресыщенных сверстников демонстрацией смирения. Однако такие жесты считаются чисто символическими, и горе смертному сержанту, который не прислушается к словам рядового-дракорожденного.
  

Оснащение армии

   С точки зрения пресыщенного теоретика, единственная истинная сила легионов идет от их численности и жесткой дисциплины. На пике расцвета Имперская Армия могла выставить более шестисот тысяч солдат, в достойном доспехе, с достойным снаряжением, шагающих в такт пожеланиям Алого Трона. Подобно Черным Шлемам легионы полагались не только на стратегию и силу оруия, но и на репутацию и производимое впечатление. Некоторые даже бы сказали, что истинная сила легионов не важна - пока солдат достаточно много и они маршируют с полной уверенностью.
   Религиозный фанатик может поспорить с этой теорией, заявляя, что истинная мощь легионов исходит от божественного благословения, данного Земным Возвышенным. Дракорожденным даны сила и мудрость, чтобы обеспечивать безопасность и должное поведение народа, а солдаты - проявления этой силы. Подразделения каждого легиона метафорически составляют тела величественных и могучих драконов, а Земные Возвышенные в армии - сердца, умы и души этих драконов. Это истинная сила, от которой дрожат враги Царства.
   Вне зависимости от философии или цинизма, одного факта нельзя отрицать: мощь армии серьезно зависит от качества снаряжения. Имперская армия обеспечена лучше, чем любой враг, с которым она столкнется: у нее есть как обычное снаряжение, так и реликты Первой Эпохи и Сёгуната.
   Вначале, после Великой Чумы и вторжения фейри, когда расцветающее Царство впервые принялось перестраивать армию, тяжесть снабжения обычным снаряжением легла на плечи солдат в провинциях. Впервые явившись на службу, каждый солдат предоставлял сто литров сушеного риса и три литра соли, которые хранились в ближайшей оружейной провинции. Также сами солдаты были обязаны предоставить лук, футляр для лука, тетиву, пятьдесят стрел, колчан, длинный меч, короткий меч, точильный камень, дождевую шапку, сумку для риса, флягу, сумку для соли, пару краг, пару соломенных сандалий. Вдобавок, каждые десять человек должны были обеспечить палатку, два медных подноса, два маленьких горшка, мотыгу, косу для травы, топор, большой нож, стамеску, два серпа и пару металлических щипцов. Каждые пятьдесят солдат предоставляли кремень, связку сухой травы и ручную пилу. Если же солдат или группа не могли предоставить все нужное, то им следовало либо с позором вернуться домой, либо закупить недостающее у квартимейстера легиона (обычно в счет своего жалованья). В случае отставки или гибели солдата эти вещи не возвращались семье, так что ранние кампании принесли немалый доход имперской казне - и Императрица могла передать припасы войскам вновь или же распродать оптом в мирное время.
   Ныне же большая часть базового снаряжения рядовым выдается, особенно после роспуска столь многих легионов (их припасы и снаряжение были переданы оставшимся). Солдат может смело ожидать получить кинжал, меч для рубки, маленький щит, копье, кожаную куртку, шлем, прочную форму, соответствующую климату, а также обучение по заботе о снаряжении. Также он получит кров и пищу в обмен на ценимую службу. Жизнь солдата никогда не блещет роскошью, но военная служба куда предпочтительнее тяжелейшего труда или унизительной нищеты. И хотя служба в легионах не настолько славна и уважаема, как некогда, но она учит дисциплине и многим обыденным умениям, которые пригодятся работящему человеку в течение всей жизни. Конечно, относительное качество обучения и снаряжения зависят от близости солдата к Имперскому Мэнсу и важности места. Рядовому в мирной и обширной сатрапии придется довольствоваться кожаной курткой, шлемом-горшком и коротким мечом; а личная гвардия сатрапа носит древковое оружие и защищена визирными шлемами, щитами с гербами и кирасами из отличной стали. Рядовой в Арджуфе на Благословенном Острове, вероятно, получит отличные меч и щит, всепогодную красивую куртку и шлем, который устрашает так же, как и защищает. Командиры этого солдата закованы в пластинчатую броню с сочленениями, носят клинки со своими именами и длинным прошлым, не учитывая талисманы и амулеты, за которые средний крестьянин должен отдать месячную зарплату (если ему будет так не везти, что они ему понадобятся).
  

Звания в легионах

   К офицерам легионов могут обращаться на Высокой или Низкой речи. Несмотря на слово "лорд", все звания применимы к обоим полам. К смертным, как правило, обращаются на Низкой Речи - они никогда не будут ровней Возвышенным офицерам. С другой стороны, немногие дракорожденные снисходят до службы в ранге простого лорда клыка.

Высокая Речь

Низкая Речь

   Стратегос
   Генерал
   Драконлорд
   Полковник
   Лорд крыла
   Майор
   Лорд когтя
   Капитан
   Лорд чешуи
   Лейтенант
   Лорд клыка
   Сержант

Имперский Флот

   У Царства определенно самый сильный флот в Творении. По численности корабелй Имперский Флот может превосходить даже армады Сёгуната: воздушных кораблей осталось немного, так что Царство должно полагаться на морские пути доставки войск на Благословенный Остров и с него. Шесть флотов Царства веками патрулируют моря вокруг Острова, подавляя пиратство и приглядывая за кораблями Предела. Однако, как и в случае с легионами, Флот стал еще одной ареной в вопросах власти династов. Великие Дома пытаются привлечь адмиралов и даже простых капитанов себе на службу; Дом Пелепс в этом обгоняет всех. Все больше кораблей и капитанов проводят много времени на Острове, оставляя моря открытыми амбициям других.
  

Арсенал

   Во флоте Царства - полный спектр кораблей от маленьких и быстрых лодочек до массивных баз-трирем. Однако большинство кораблей - биремы и триремы, идентичные таким же в других флотах. В каждом флоте, исключая Земной, есть тридцать трирем, сорок бирем, пять - трирем-баз; оставшиеся - разнообразны. На всех триремах есть тараны.
   Также Царство располагает более чем сотней кораблей Первой Эпохи, включая несколько десятков крейсеров в различной степени целости. Например, у Царства есть полдесятка тяжелых крейсеров класса "Непобедимое Рассветное Солнце", все они немного повреждены и починить их не в силах Царства. Флот располагает десятками легких крейсеров класса "Легкое Полуденное Сияние", несколькими курьерскими судами класса "Юла" и патрульными судами "Прославленная Стрекоза". Другие корабли Первой Эпохи - грузовые суда или яхты, переоборудованные для войны; один только корпус Старого Времени может сделать яхту равной любому линкору Второй Эпохи, когда на него поставят должное оружие.
   Мощные Эссенциальные орудия, оставшиеся с Первой Эпохи, отправляются на крупнейшие и сильнейшие корабли того же времени. Большинство боевых групп располагает как минимум одним взрывным луком, конкузионной Эссенциальной пушкой или молниевой баллистой. Однако ни один линкор не несет на себе оружия-артефакта выше третьего уровня; вещи такой силы незаменимы. Они слишком ценны, чтобы их терять, и слишком ценны, чтобы применять вне исключительных ситуаций. Царство десятилетиями не встречало достаточно исключительных обстоятельств.
   Однако большинство кораблей оснащены обычными катапультами или легкими пушками. Самое недавнее добавление к арсеналу - паровая пушка - уже проявила хорошую способность пробивать дырки в корпусах вражеских кораблей и портовых укреплений. Пушка тратит огнепыль, и потому ее использование ограничено, но во флоте на каждое Эссенциальное оружие приходится по три пушки. Каждая бирема или трирема несет как минимум пару баллист или легких онагров, а триремы-базы несут шесть тяжелых баллист и четыре тяжелых онагра. Некоторые боевые группы включают крупные торговые суда, которые перестроили под тяжелую огневую или паровую пушку.
   Конечно, большинство моряков и морских пехотинцев имеют при себе обычное оружие. У них такой же выбор оружия, как у моряков и пиратов Запада, и по той же причине - этим оружием попросту лучше всего биться на кораблях.
   Однако, в отличие от Западных моряков, пехотинцы каждой боевой группы также располагают небольшим числом огнежезлов. С их помощью можно поджигать вражеские паруса и такелаж, а также расчищать дорогу абордажникам.
  

Организация

   У Царства пять флотов. Один действует вокруг Благословенного Острова; четыре других патрулируют Предел. Хотя в случае необходимости корабли движутся туда, где они нужны Царству... по крайней мере, должны так делать. Все чаще оказывается, что командиры действуют без поддержки или подкреплений.
   Каждый флот состоит из множества боевых групп, состоящих из триремы-базы, двух-трех десятков бирем и трирем и нескольких меньших судов поддержки. Флагманом каждой из составляющих флота является линкор Старого Времени. Большая часть боевых групп имеют в составе как минимум один корабль Первой Эпохи, даже если это просто курьерская лодка с легкой баллистой; он часто несет на себе командование.
   В целом, Имперский Флот подчинен Лорду Высокому Адмиралу Пелепсу Соругану. Каждым флотом командует адмирал; каждую боевую группу направляет наварх, а капитан корабля во флоте Царства называется триерархом.
  

Флот Воды

   Порт приписки: Порт Удержанной Волны, остров Тонгма
   Флот Воды обычно был крупнейшим из всех, так как ему приходилось постоянно сражаться с самыми разнообразными, многочисленными и сильными пиратами в Творении. И Флот Воды также нес потерь больше, чем любой другой флот. Однако в последние годы Совет уменьшил финансировани и силу кораблей. Тысяча двести семьдесят два корабля Флота Воды теперь лишь пытаются защитить конвои, идущие из Гребня Волны и Ан-Тенга и обратно и держать линтийских пиратов и приватиров Корала подальше от Благословенного Острова и Внутреннего Моря. В довершение всего, Флот Воды разбирается с морскими чудовищами и духами моря из Великого Западного Океана, которые значительно превосходят собратьев из Внутреннего Моря в мощи и жестокости.
   Некоторые корабли были переданы другим командирам, а Флот Воды еще вдобавок и потерял десятки судов за годы после исчезновения Императрицы. У него ранее было двадцать шесть кораблей Первой Эпохи; теперь их число упало до восемнадцати, включая флагман. Денежные поступления от Дома Пелепс не полностью возместили потерянное финансирование, хотя из-за этого флот куда более лоялен к этому Дому, так считает даже его адмирал. Командиры и простые моряки знают, что они проигрывают войну на истощение и боевой дух падает. Капитаны, навархи и сам адмирал флота готовы принять помощь из любого источника, который не повредит безопасности Царства.
   (Примечание: флотом командует Ледааль Калин)
  

Флот Воздуха

   Порт приписки: Чанос
   Флот численностью примерно в тысячу четыреста кораблей патрулирует Внутреннее Море к северу от Благословенного Острова. Флот Воздуха получает немало опыта от схваток с северными рейдерами, и каждый моряк зорко выглядывает силуэт длинного северного корабля. Они обычно побеждают при абордаже, а пьяные варвары, решившие ограбить беззащитные деревни на побережье, оказываются в цепях и становятся рабами Царства. Немалая часть разнообразных судов флота - захваченные длинные корабли, которые, благодаря низкой осадке, легко доставляют моряков на берег.
   Однако недавно Флот Воздуха перевел несколько боевых групп к северо-западу. Появилась новая волна пиратов: варвары Вильда, плывущие на направляемых магией айсбергах. Пока что бергрейдеры предпочитают атаковать северные архипелаги, но адмирал флота знает, что нападение на Благословенный Остров - лишь вопрос времени.
   (Примечание: флотом командует Рагара Ферия)
  

Флот Дерева

   Порт приписки: Сдойя
   Во Флоте Дерева тысяча пятьсот пятьдесят пять кораблей, и потому это крупнейшая часть Имперского Флота. Императрица желала разместить мощные силы между царством и Землями Стервятников, и чтобы защититься от нападения, и чтобы совершить таковое. За последнее время Флот Дерева давит на нижние части речной системы Яназе, и адмирал при помощи флота трясет торговцев к выгоде своего Дома (Выходит так, что большая часть денег, извлекаемых Домом Пелепс из Земель Стервятников, идет на поддержку Флота Воды. Лидеры Дома, составившие этот план, хотят укрепить контроль над флотом, но они также искренне верят, что действуют в интересах Царства). Во Флоте Дерева не меньше двадцати четырех более-менее работоспособных кораблей Первой Эпохи, включая один линкор; они вооружены Эссенциальными орудиями, огнепылевой и обычной артиллерией. Флот Дерева будет первой линией обороны, если Лукши - или же нынешние Шипы - нападут на Царство, и Совет никогда не урезает бюджет флота.
   (Примечание: флотом командует Пелепс Полин)
  

Флот Земли

   Порт приписки: Уста Дракона
   Флот Земли охраняет Благословенный Остров от нападений. Веками никто не посягал на Остров, и потому флот служит в качестве береговой охраны, охотится на контрабандистов и выручает попавшие в беду корабли. Также Флот Земли нападает на любых встреченных пиратов, хотя это больше сфера ответственности Торгового Флота. Во Флоте Земли самая слабая дисциплина и удивительно помятая форма; всем известно, что это самый низкий уровень в военно-морских силах Царства, то ли непыльная работа, то ли конец карьеры (в зависимости от точки зрения).
   Во флот входят около семисот пятидесяти кораблей, включая двадцать два легких крейсера и других кораблей среднего размера из Первой Эпохи, плюс один линкор тех же времен. Ни на одном нет орудий Первой Эпохи тяжелее легкой конкузионно-Эссенциальной пушки, и линкор столь серьезно поврежден и переделан, что не переживет битвы против Эссенциальных орудий или огнепылевой артиллерии. Однако он все еще выглядит внушительно, встречая корабли послов на Благословенный Остров. Другие суда Первой Эпохи возглавляют патрульные группы, по одной на каждый сектор побережья Острова. Оставшаяся часть флота - биремы и триремы. Во флоте также больше тысячи малых судов, принадлежащих вспомогательным силам из множества городков на побережье; местные моряки служат по сменам, получая увольнение на неделю каждый месяц.
   Уста Дракона, порт, который обслуживает Имперский Город, служит портом приписки Флоту Земли лишь с адменистративной точки зрения. Патрульные группы работают с маленькими городами побережья; Флот Земли веками не собирался вместе.
   (Примечание: флотом командует Пелепс Эралин)
  

Флот Огня

   Порт приписки: Благородство
   Почти тысяча четыреста кораблей Флота Огня защищают интересы Царства на юге Внутреннего Моря. Это популярное назначение, благодаря теплым водам, послушным сатрапиям и экзотическим портам - в плане феерического отпуска на берегу с Кьяроскуро ничто не сравнится. Местные чудовища и духи не так уж опасны. Местные пираты не сильнее северных рейдеров, и ловля их - весьма приятное военное упражнение. Каждая боевая группа может рассчитывать на поимку минимум одного корабля помятых пиратов в сезон. Однако линтийские корабли то и дело проскальзывают мимо Флота Воды и боевая группа принимает настоящий бой.
   Тем не менее, командиры знают, что истинная цель Флота Огня - держать в повиновении местные сатрапии. Некоторые южные страны располагают собственным впечатляющим флотом и огнепылевой артиллерией. В ответ Флот Огня ставит на свои корабли огнепылевые пушки в большем количестве, чем в любых двух флотах вместе взятых. И только он располагает двумя крейсерами Первой Эпохи - один на деле является огромным грузовым судном эпохи Сёгуната - каждый из которых оснащен тяжелой паровой пушкой, так что флот может ответить тяжелой береговой артиллерии Кьяроскуро, Йейна и Парагона.
   (Примечание: флотом командует Пелепс Лундаер)
  

Торговый Флот

   Порт приписки: Арджуф
   Императрица приписала Благословенному Острову второй флот, следуя обычному принципу разделения сил: ни один адмирал не получит полного контроля над водами Царства. В Торговом Флоте около девятисот кораблей. В последний век к нему перешли многие из задач, которые обычно выполнял Флот Земли.
   Благодаря Торговому Флоту ни доморощенные, ни чужеземные пираты долго не орудуют в водах Острова. Пока что бюрократия Царства все еще более-менее своевременно извещает о нападениях пиратов на корабли или деревни у побережья, и Торговый Флот быстро реагирует.
   Торговый Флот также эскортирует конвои грузовых судов на Остров и с него. Каждый идущий по расписанию конвой встречает боевую группу Торгового Флота в ста милях от порта. Офицеры флота поднимаются на корабли, изучают груз, убеждаясь, что он соответствует документам, и проводят суда в порт. Флот также перехватывает любые корабли в территориальных водах Царства, останавливает и производит досмотр на предмет контрабанды.
   (Примечание: флотом командует В'ниф Ририон)
  

Стратегия и тактика

   Имперский Флот большую часть времени охотится на пиратов и защищает корабли Царства. Боевая группа обычно сопровождает торговый конвой в течение первых ста миль от порта в Пределе. Наварх, желающий поохотиться на пиратов, должен собирать сведения о том, где и когда нападают морские разбойники, создать сеть информаторов и иными способами выяснять, где их найти. Когда боевая группа сталкивается с пиратами, артиллеристы и лучники с зажигательными стрелами стараются уничтожить такелаж, прежде чем биремы сблизятся и имперские морские пехотинцы пойдут на абордаж. Дракорожденные офицеры часто участвуют в абордаже, стремясь убить пиратских командиров. Тактика тарана приберегается на крайний случай, так как захваченные корабли можно продать к пользе бюджета флота. Захваченных пиратов ждет рабство, а выживших офицеров могут повесить... или сделать нечто похуже, дабы преподать наглядный урок другим.
   В схватке с другими флотами боевые группы менее ограниченны. Артиллеристы по-прежнему стараются искалечить чужие корабли, а имперские триремы таранят вражеские триремы и другие суда, которые могут повредить группе. Абордаж приберегается для вражеских флагманов, судов Первой Эпохи, или кораблей с Эссенциальными орудиями - Царство, как и все остальные, хотят заполучить такие артефакты.
   Имперский Флот также прикрывает высадку на берег. Триремы и другие корабли с артиллерией подходят на возможно близкое расстояние и прикрывают подход бирем с морскими пехотинцами. Когда же те обеспечат плацдарм для высадки, к берегу подходят транспорты с легионерами.
  

Оборона

   Имперский Флот зовет себя деревянными стенами, хранящими Царство. Флоту не нужна оборона - он сам и есть оборона. Однако флот не может плавать вечно; нужны порты, поставка припасов и сухие доки, где корабли проходят осмотр и ремонт. Например, триремам-базам хватит небольшого ремонта и очистки корпуса от прилипал, но как чинить такую базу?
   Каждый из портов приписки шести флотов располагает крупными верфями и сухими доками. Навархи имеют право реквизировать гражданские корабли в любом другом портовом городе и советовать владельцам послать счет Флоту. Может быть, казначеи флота вовремя оплатят счет, может быть и нет.
   Торговый Флот и Флот Земли никогда сильно не удаляются от Благословенного Острова, но боевые группы других четырех флотов путешествуют глубоко в Предел. У каждого флота есть порты в Пределе, которые адмирал считает безопасными и подходящими для остановки на ремонт. Качество портов разнится от верфей Кьяроскуро (где построили невероятный корабль-город "Дензик") до северных городов, где в лучшем случае предлагают безопасную гавань и все деревья, какие можно срубить.
   Флоты Воздуха, Огня, Воды и Дерева также владеют немалым количеством маленьких островов, служащих аварийными портами и источником припасов. Например, Флот Огня укрепил маленький остров в двух днях пути к юго-западу от Киригаста, и он послужит точкой сбора, если сам Киригаст окажется недоступен (например, из-за восстания в Харборхеде). Другие острова служат для промежуточных остановок во время долгих путешествий, вроде Скалы Черного Баклана в двух третях пути от Благословенного Острова к Абалону. Флот не может скрыть существование этих островов, но методы прокладки курса к ним мало известны вне флота.
   Моряки также болтают о тайных портах вроде пещерных гаваней, созданных дракорожденными Земли и чародеями. Но если такие и существуют, то Имперский Флот хорошо их прячет.
  

Магистраты

   Магистраты - одинокие герои, бродящие по сатрапиям и префектурам Царства, принося правосудие злодеям и защищая граждан именем Алой Императрицы. Они расследуют вероятные восстания в землях данников, ловят неплательщиков налогов и выкорчевывают опасные угрозы, с которыми не справятся правители данников. Магистраты также участвуют в сложных судах в роли независимых следователей и помогают справиться с кризисами во времена бед (например, вытаскивая людей из-под обломков, когда звездный металл падает на обитаемый город или входя в горящее здание и разрушая его изнутри, дабы пламя не пошло дальше). Каждое задание, выполняемое магистратом - ради блага Алой Империи и ее данников: они обеспечивают соблюдение законов, защищают граждан и наказывают худших преступников и врагов Царства.
   Магистраты бродят по земли либо в поисках беды, либо заставляя ее прийти к себе. Обычно, если что-то происходящее в регионе требует внимания магистрата, то загруженное или расстроенное правительство немедленно пошлет за ним гонцов. Конечно, это происходит в том случае, если местные власти желают привлечь внимание магистрата. Когда же они не хотят, то младшим чиновникам или даже верным горожанам приходится самим искать магистрата и просить о помощи. Самые инициативные магистраты также создают сеть шпионов и информаторов в землях, где странствуют, чтобы не ждать действий со стороны честных и благородных людей. Иногда даже наилучшие и честные люди не выстоят против несправедливости, не зная, что уже могут рассчитывать на немедленную помощь могучего магистрата. Поступить иначе - значит проявить либо невероятную недальновидность, либо примечательную веру.
   Магистраты чаще всего работают более-менее в одиночку. Средний магистрат нанимает писца и, вероятно, одного-двух воинов в телохранители. Писец документирует все деяния магистрата для истории Царства и Кодекса Законов, а также любой популярно-пропагандистской литературы, написанием которой писцы нередко подрабатывают (Магистраты также отчитываются в своих действиях, пусть и только перед Императрицей, так что им надлежит вести тщательные записи о своих действиях). Телохранители магистрата обычно не работают таковыми; каждый магистрат - мощный Земной Возвышенный. Однако они безупречно отвлекают врагов при засадах или иных ситуациях, когда магистрат не справляется.
   Различные магистраты полагаются на разных помощников для выполнения работы. Некоторые двигаются по определенному маршруту по землям, которые считают своим протекторатом, выплачивая деньги крупной сети осведомителей, сплетников и тайных агентов, дабы они знали об общих границах протектората. Другие развивают отношения с аудиторами, работающими с Имперской Бюрократией, дабы знать о состоянии дел в области. Третьи полагаются на членов Всевидящего Ока, которых раскрыли, и получают от них тщательно собранные сведения, в обмен на сохранение прикрытия агента. Редко, но случается, что магистраты для поддержания порядкаработают напрямую с сатрапами, префектами или губернаторами провинций.
  

Архоны

   Помимо обычных помощников магистраты также имеют право вербовать подчиненных, называемых архонами. Они могут быть дракорожденными или нет, но они обычно преступники, молодые революционеры или изгои, которых магистрат спас от казни или изгнания. Если они примут предложение послужить Царству, то будут обязаны подчиняться приказам магистрата. Их могут позвать, дабы искать улики, добывать свидетелей, шпионить и защищать магистрата, не жалея своей жизни - что лучше подходит им по навыкам, которые и привлекли к ним внимание.
   Они обязаны жизнью и свободой влиянию их магистрата, и судьбы их связаны. Жизнь каждого архона связана с жизнью магистрата, которому он служит; так что если магистрат умрет, то же случится и с архоном. Однако, чтобы привести такой приговор в исполнение, другой магистрат должен сперва узнать о смерти коллеги, и потом найти выживших архонов. Учитывая, насколько трудным и долгим может быть такой поиск, некоторые старшие магистраты посвятили всю карьеру поиску бежавших архонов.
   Единственная настоящая надежда выжившего архона убитого магистрата - это возможность самому стать магистратом и взять под опеку протекторат убитого. Такое в прошлом случалось, хотя и не часто, поскольку только Алая Императрица может назначать магистратов. С ее исчезновением у выживших архонов нет надежды, и они становятся отчаявшимися и преследуемыми беглецами.

Становление магистратом

   Единственный способ стать магистратом - получить назначение от Алой Императрицы. Ей не требуется ни одобрения, ни утверждения, ее слово в этой области последнее. Ее Имперское Величество также - единственная сила, способная снять магистрата с поста. Учитывая, как бережно и благоразумно она их назначает, Императрица очень редко лишала магистратов их власти (Последний такой случай произошел почти два века назад, когда она лишила чести и звания всех магистратов из Дома Иселси). В милости своей Императрица забирала многих магистратов из тюрем или от худшей участи, давая выбор между смертью и служением Царству. Получив помилование, магистраты поставили свои изрядные умения на службу Царству. Униформу им обычно заменяет глубокая личная верность самой Императрице, что для служащих неслыханно. Тех, кто не верен - или, что хуже, продажен - ожидает трудный путь, так как за ними будут без устали охотиться не только преданные коллеги, но также и озлобленные местные, духи справедливости и связанные честью Законодатели.
   По назначении для магистрата нет особенных тренировок. Им просто выдаются символы власти, проводится инструктаж об обязанностях, разъясняются границы новой власти и рекомендуется ознакомиться с законами Царства как можно лучше. В некоторых случаях (особенно если магистрат долгое время был отрезан от общества) ему назначаются писец и историк, который хорошо разбирается в нынешних законах Царства. Старшие магистраты также наблюдают за младшими, отмечая их действия и помогая, когда такая помощь не слишком мешает их собственной работе.
  

Обязанности и привилегии

   В поле магистраты могут выполнять разнообразные обязанности, и им нравятся некоторые существенные привилегии, связанные с ними. Магистрат может конфисковать любое имущество, назначить любой приговор и действовать так сообразно воле и власти, как хочет. Они служат видимым проявлением воли Императрицы, так что все, что они делают ее именем, должно быть справедливо и неоспоримо. Теоретически, у этой власти нет пределов, исключая прямой запрет Императрицы на какое-то их действие, и такой запрет может возникнуть гораздо позже того, как оскорбленная сторона соберет мужество и влияние, чтобы оспорить приговор магистрата у Алого Трона.
   У магистратов нет установленных маршрутов патрулирования или территории, приписанной к ним. Любое место Творения, находящееся под рукой Царства, считается зоной ответственности магистрата. Средний магистрат обоснуется в одном городе, обычно столице провинции и разработает дальний патрульный маршрут. Такой путь (и территория, которую он охватывает) называется протекторатом магистрата. Им не обязательно создавать протекторат, но ожидается, что магистраты будут уважать территории друг друга. По традиции, ни один магистрат не может перехватить контроль над протекторатом у другого, если только этот другой не явно продажен, некомпетентен или же действует вопреки интересам Царства. Однако усмирение магистрата на его территории - рискованное дело, так как свидетельство того, что он это заслуживает, должно быть достаточно сильным, чтобы предотвратить любые вопросы.
   К тому же, ущерб, причиненный узурпацией - не только протекторату, но и образу Царства в этих местах - должен быть куда меньше, чем причиняемый продажным или некомпетентным магистратом у власти. По этой причине многие магистраты работают со своими делами и оставляют соседям разбираться со своими проблемами. Хотя, когда честь, закон или совесть требует поступить иначе, то лучше привлечь как минимум еще одного магистрата, чтобы обладать и силой легитимности, и численным превосходством.
   Каждые пять лет магистрат обязан являться в Имперский Город со своим писцом (если таковой есть) и давать отчет о своих поступках и суждениях. В это время Императрица рассматривает работу магистрата (и сравнивает ее с отчетами о нем же от Всевидящего Ока). Но с исчезновением Императрицы магистраты стали куда менее охотно отвечать на призывы отчитаться. Они не знают, может ли Регент снять их с поста по прибытии (и будет ли) и не хотят раскрываться перед врагами, которых нажили во время работы. Некоторые без этого присмотра стали продажны, принимая или вымогая взятки от чиновников в протекторатах или бандитов, которые бродят по таковым. Другие продолжают работать в дальних уголках Царства наилучшим образом, в случае трудностей взывая к услугам тех, кто ценил их суждения в прошлом. Некоторые могут даже считать, что исчезновение правительницы позволяет им работать так, чтобы никто не беспокоил. В конце концов, магистрат может достичь куда большего, если ему не приходится совершать долгие, регулярные и довольно частые путешествия в Имперский Город и обратно.
   Если касаться того, чем обычно занимаются магистраты, то на их плечах лежит ряд обязанностей. Нижеследующие - лишь примеры наиболее распространенных:

Исполнение обязанностей судей

   Магистраты часто получают прошения или петиции судить убийства и другие ужасные преступления, случающиеся в их протекторатах. У них есть власть вершить правосудие и назначать приговоры. Магистрат также может наблюдать за официальным судом, не принимая участия лично, если местный судья хорошо управляется с ситуацией. Так он может помочь сохранить порядок в суде, если дело особенно эмоционально сильно (например, несчастливый беглец-дитя призрака из ближайшей тенеземли обвинен в том, что открыл ворота армии мертвых) или же может придать процессу легитимности (например, если население несправедливо подозрительно к судье). Некоторые магистраты и служат лишь странствующими судьями, располагая агентами в каждом городе, которые должны собирать, допрашивать и защищать свидетелей по разным делам.

Охота на чудовищ

   Простейшее пояснение этой деятельности - предложение вообразить магистрата пастухом. С крепким посохом в руке (представляющим праведную власть, которой он наделен) он наблюдает за покорным стадом и отгоняет волков, стремящихся украсть овец. В популярных сочинениях о героях, заказанных Алой Императрицей, магистраты спасают беспомощных дев от злобных чудовищ, врываясь в их логова и убивая на месте. В прошлом чудища так и воспринимались - звери или монстры, охотящиеся на подданных Императрицы. Однако ныне от магистратов ожидается преследование любого вида "чудовища", тревожащего людей, включая беззаконных беглецов, беспокойных призраков, амбициозных фейри и даже тех Анафем, которые избегают ока Дикой Охоты. Хотя последняя попытка магистрата сразить молодого Анафему окончилась трагедией - дракорожденный Воды Пелепс Герик пал в битве с соларом с Кораллового Архипелага по имени Лебедь. Изначальные сообщения выживших очевидцев утверждают, что Анафема тоже погиб в битве, но такие отчеты ранее бывали сильно преувеличены.

Разбирательства с беспокойными духами

   Если дух или призрак отказывается вести себя мирно (все более часто случается в эти дни), обычно зовут магистрата. Ожидается, что он покажет призраку или духу недальновидность его поступков. Дух, уважая не только свое низкое место в Творении, но и высокое положение дракорожденного магистрата, должен исправить поведение, так что все вернется в норму. Магистрату же надлежит проявлять должное уважение к духу, чтобы не разгневать других в его дворе. Однако некоторые духи не пожелают слушать голос разума, и иногда магистрату приходится сокрушить непокорное существо. Когда возникает такая печальная необходимость, наилучший метод - призвать местных членов Безупречного Ордена. Безупречные при этом должны на время сотрудничества подчиняться приказам магистрата. Такие договоры очень быстро возникают в тех редких случаях, когда неумный магистрат-чародей призывает демонического слугу, который вырывается из-под его контроля.

Уничтожение коррупции

   Когда растет подозрение в продажности сатрапа, префекта или министра, то именно магистратов зовут расследовать дело. Возможно, это самый важный долг магистрата, хотя по иным причинам сейчас, нежели раньше. В прошлом свидетельство продажности чиновника Царства было оскорблением Императрицы, непростительным проступком. Именно через магистратов она выражала неудовольствие своенравным и нечестным чиновникам, и держала остальных в повиновении. Однако сейчас Императрица пропала, и ее воля - лишь сфера применения прецедентов и предположений. Так что некоторые магистраты взяли на себя труд сломить цветущую преступность, дабы удержать Царство от впадения в хаос. В результате, именно эти магистраты наживают больше всего врагов, и потеряли больше всего из-за исчезновения Императрицы.
  

Ограничения магистратов

   Хотя магистраты и пользуются огромной властью и немногим уступающим ей влиянием, нельзя скзаать, что их власть неограниченна. Одна из наиболее важных предосторожностей, принятых Императрицей при создании поста - запрет магистратам на богатство. И потому они должны быть самыми бедными жителями Царства и, соответственно, самыми смиренными. Однако же все граждане обязаны удовлетворить любое требование магистрата, так что сказать, что магистраты бедны - это преувеличение. Человека, способного "реквизировать" лучшие апартаменты в столице любой провинции в его протекторате и потребовать три наилучших обеда, причем не оплачивая все это, вряд ли можно назвать бедняком. Что хорошо в таком ограничении - магистратов трудно подкупить. В конце концов, что можно предложить магистрату в сравнении с теми правами, которые он уже имеет?
   Таким образом, запрет на богатство не то чтобы по-настоящему ограничивает, но Смутное Время - вероятно, наихудший период Второй Эпохи, когда кто-то может стать магистратом. Во-первых, ни у кого нет власти назначать новых магистратов, дабы заменить павших при исполнении долга. Вероятно, что Регент Фокуф может применить этот аспект власти Императрицы, но у него не хватает воли и стимула, чтобы поступить так без посторонней помощи. Любой из "просителей", которых он слушает (от старейших сенаторов Совета до членов Великих Домов) может рекомендовать конкретных дракорожденных героев к рассмотрению, но такой поступок будет для них очень опасен. Конечно, доверенным советникам не надо волноваться о возможном отказе, так как Регент с радостью последует их рекомендациям без вопросов. Однако же использование послушной пешки для проявления такого прямого влияния на Царство может разбить перемирие, которое символизирует назначение Регента. Одно дело - убедить Фокуфа не запрещать закон, который выкован в огне дебатов Совета. Совсем другое - при помощи Регента поставить кого-то из своего Дома выше закона для личной выгоде.
   Более того, по мере того, как число магистратов уменьшается, многие из тех, на кого они охотились или кого изгоняли раньше, ищут мести. Продажные министры, сбежавшие короли бандитов, опозоренные дракорожденные, чьи злодейства пятнают доброе имя Царства... каждый, затаивший злобу на магистрата, знает, что пришло время действовать. Магистраты - определенно могучие и хитроумные воины, но когда враг собирает достаточные силы, чтобы угрожать им, попавшим в такое положение героям не к кому обратиться за поддержкой. Даже министры Тысячи Чешуй с неохотой помогают своим былым надсмотрщикам, так как уменьшение их числа и власти лишь упрощает жизнь продажному чиновнику.
   Что еще хуже - многие выжившие магистраты до назначения сами были преступниками и изгоями. У многих есть могущественные враги, которым отвратительно их незаслуженное возвышение, и они дают ощутить свое присутствие. Злодеи, стремящиеся захватить Алый Трон и те, кто считает себя обиженным магистратами, мало-помалу начинают действовать. В то же время члены Всевидящего Ока используют подвернувшуюся возможность, чтобы урезать власть магистратов.
   Со времени пропажи Императрицы многие магистраты - от самых жутких и порочных до слабейших и наивных - были убиты. Других аристовали, судили и казнили по надуманным причинам. Лишь политическое влияние, шпионаж и грубая сила могут защитить оставшихся магистратов от уничтожения. Ситуация столь отчаянна, что многие из преследуемых магистратов попали под влияние деятельных и авантюрных Возвышенных-соларов, которые обещают либо верное правосудие или сладкую месть тем, кто превратил благородную службу Императрице в пристанище беглецов.
  

Орден Безупречных Драконов

   Верой Безупречных Драконов управляет Орден Безупречных Драконов, религия с традициями монашества и храмов, а также странников-аскетов. Признанными главами Ордена являются дракорожденные, это считается правильным и должным. В конце концов, те, кто переживают целые поколения смертных, должны занимать пост, позволяющий применить накопленную мудрость.
  

Становление Безупречным

   Процесс становления монахом Безупречного Ордена долог и труден. Будущий монах должен представиться братьям незаметного Серого Шествия, маленького и скромного монастыря в сердце Храмового Района Имперского Города. Серое Шествие - обычный монастырь, за одним исключением: в любое время в его дворе могут оказаться коленопреклоненные послушники, одетые в серое одеяние, соответствующее статусу. Они стремятся быть замеченными Эталоном Секста Джилия, когда он смотрит из окна кабинета, выходящего на двор, или же направляется в Алую Часовню во дворце.
   Кажется, что Эталон Секста Джилия замечает все. Приходящие в Серое Шествие не должны прибывать с уже обритыми головами. Такой поступок - предположение, что послушник уже готов для Ордена, но лишь Эталон вынесет решение. Те, кто пришел из влиятельной семьи, обычно ждут дольше всех, особенно если речь о Возвышенных; от последних ожидается, что они превзойдут смертных вокруг в выносливости, постясь, мало времени уделяя сну и постоянно стоя на коленях на булыжниках двора.
   Время от времени монахи берут послушников в помощь для какой-то малой работы. После этого им следует вернуться на место. Ночью их всех отводят в единый дом, надзираемый монахом, и там они до рассвета спят на деревянном полу. Когда они не спят и не помогают монахам, то должны оставаться во дворе на коленях. В середине дня им приносят одну мелкую миску риса; воду приносят четырежды в день. Большинство послушников стоит так несколько дней, но случается, что испытание длится неделями - если Эталон заподозрит борьбу с гордыней. Это особенно касается дракорожденных.
   Послушник становится аколитом, как только Эталон, проходя мимо по важным делам, кивнет ему. Когда такое случается, то сопровождающие Эталона монахи торопятся к новому аколиту и провожают его во внутреннее святилище Серого Шествия, где он получает миску риса, цыпленка, фрукты и небольшой кубок разбавленногов ина. Потом его ритуально очищают ледяной водой и вручают одеяние аколита. В это же время он получает от монаха новое имя, и новый аколит принимает клятву служения.
  

Паломничество

   Новым аколитам дается неделя на то, чтобы оправиться от испытания послушничества и выучить начальные сутры и стойки боевого искусства, требуемые от всех монахов-новичков. После этого, вне зависимости от времени года, новый монах должен предпринять пешее паломничество из Имперского Города по Великой Прибрежной Дороге в Совершенный Дворец в префектуре Инкас. Аколитам даются лишь их одеяния, посох и чашка для подаяния, с помощью которой они могут добыть себе еду или деньги на нее.
   Это частый урок смирения для монахов, особенно из Династии или патрицианских семей. Паломникам запрещено применять Эссенцию или силу, чтобы добыть пищу, и им уж точно нельзя нарушать законов. Общины на пути привыкли к этим монахам-просителям и с радостью поделятся пищей с теми, кто достаточно смиренен. Но новый монах, даже дракорожденный, взявшийся за это задание с надменностью или ожиданием должного, будет шокирован.
   Наконец, после недель пешего пути и просьб подвезти - если встретятся фургоны -новый аколит прибывает в Совершенный Дворец. Его проводят внутрь, кормят, дают принять ванну и вновь бреют голову. Ему оказывают любую медицинскую помощь, какая может понадобиться после долгого и трудного пути и показывают место в монашеских кельях. Теперь аколит - монах Первого Круга.
  

Круги Безупречного Ордена

   Безупречный Орден учит, что Путь к Просветлению вьется спиралью, словно длинное и извилистое тело дракона, обвившегося вокруг гигантской колонны. Живущий обычной жизнью остается в одной точке этого Пути, возможно, делая несколько шагов вперед или назад.
   Однако те, кто посвящают себя Безупречным Драконам, могут серьезно продвинуться по этой дороге. Неустанной службой и изучением Безупречной Философии можно пройти не только один-два шага по Пути, но продвинуться по спирали, к следующему кольцу дракона, которое находится выше их нынешнего места.
   Правила различных Кругов требуются по нескольким причинам. Во-первых, они отделяют монахов от общества, постоянно напоминая, что им надо соблюдать более высокие правила. Во-вторых, добровольные ограничения учат монаха дисциплине и позволяют ему направлять энергию и внимание на духовное, а не мирское. Многое из того, что пробуждает похоть, жадность и зависть, запретно для Безупречного монаха.
   Безупречные Монахи говорят об этой символической структуре как о Пяти Кругах. Они не настолько горды, чтобы заявлять, что контролируют истинное место души на Пути - но лишь пользуются пятью "уровнями" посвящения Безупречной Философии. Монах высших Кругов, как ожидается, служит примером идей Ордена лучше, чем монах более низких Кругов, действуя согласно более строгим ограничениям на поведение и службу. Пять Кругов впервые были описаны в "Благородном Правиле", тексте, предположительно вдохновленном Даана'д, и описывающим правильное устройство монастырей, в том числе разделение труда, правила одежды и подобные вещи. Изучение "Благородного Правила" ожидается от всех монахов.
  

Первый Круг

   Большинство ограничений монаха вводится, когда он принимает клятвы Первого Круга. Следует отметить, что некоторые из них изменяются по мере продвижения по Кругам, и преждевременное принятие ограничений высших Кругов считается проявлением тщеславия и самонадеянности.
   Внешность: Монах Первого Круга должен обрить голову и брить ее в дальнейшем, хотя волосы на лице разрешены. Таким монахам запретны украшения и татуировки.
   Целибат: Монах Первого Круга должен дать обет целомудрия, ибо считается, что секс таит слишком много отвлечений и соблазнов, уводящих от духовных испытаний истинного Безупречного. Однако мастурбация не запретна.
   Диета: Ограничения Первого Круга запрещают есть мясо с кровью и принимать хмельные напитки или наркотики.
   Имя: Ко времени окончания послушничества монах Первого Круга получает нвоое имя, которое должно отсечь его от прежней жизни и отразить что-то из внутренней природы. Это обычно уменьшительное или даже немного смущающее имя, вроде "Сверчка" (за умение высоко прыгать) или "Ручеек" (монаху, который все еще не может придержать язык).
   Бедность: Монах Первого Круга дает обет бедности, клятву ничего не иметь. Даже его одежда принадлежит Ордену. Любые деньги, которые получает монах, по традиции передаются Ордену.
   Одеяние: Наряд Первого Круга - простое пеньковое одеяние, подпоясанное веревкой. Одежду можно украсить скромным узором, обычно соответствующим традиции, к которой принадлежит монах (монашеской, храмовой или аскетической). Монах также может носить широкополую шляпу и сандалии.
  

Второй Круг

   Все ограничения предыдущего Круга действуют, но есть следующие изменения:
   Диета: Монах Второго Круга не должен есть птицы, в дополнение к ограничениям Первого Круга.
   Имя: Получив льняной пояс Второго Круга, монах может выбрать себе имя. Он может снова обрести имя, данное при рождении или семейное, но этим он покажет, что семья все еще важна для него (хотя это и не несет за собой никакого клейма). Многие монахи просят наставника или уважаемого человека наречь их. По традиции, это уже серьезное имя, истинно отражающее то, каким святым человеком становится монах.
   Одеяние: Такое же, как и в Первом Круге, но ряса теперь подпоясывается льняным поясом. Обычно его не красят, если только монах не посвящен одному из Безупречных Драконов; в таком случае пояс может быть черным (Даана'д), белым (Пасиап), синим (Мела), красным (Хесиеш) или зеленым (Секст Джилий).
  

Третий Круг

   Все ограничения предыдущего Круга действуют, но есть следующие изменения:
   Диета: В дополнение к ограничениям предыдущих двух Кругов монаху нельзя есть сладостей, мороженого или кормовых зерен.
   Статус: Монах может занимать пост аббата, вартабеда или сивилла, в зависимости от того, требуется ли от него это и традиции, к которой он принадлежит.
   Титул: К монаху нижестоящие обращаются "почитаемый" или "преподобный"; употребляя имя, прибавляют к нему "почтенный" (например, "Почтенный Девять Рек"). Только принадлежащие к Ордену употребялют такой титул; однако люди извне, желающие просить об услуге, тоже могут так поступать.
   Одеяние: Монах Третьего Круга может носить рясу из мягкого льна, некрашеную или же окрашенную в соответствии с посвящением конкретному Безупречному Дракону. Он носит пояс из плетеной шерсти.
  

Четвертый Круг

   Все ограничения предыдущего Круга действуют, но есть следующие изменения:
   Диета: Ожидается, что монах Четвертого Круга не будет есть вообще никакого мяса и пить лишь чай и воду, продолжая соблюдать ограничения первых трех Кругов.
   Возвышение: Только дракорожденные могут достичь Четвертого Круга.
   Статус: Если возникнет необходимость, то монах Четвертого Круга может занимать пост ламы. Ему почти гарантирован пост аббата, вартабеда или сивилла.
   Титул: Нижестоящие обращаются к монаху "Наиболее Просветленный Мастер", а с именем употребляется приставка "Мастер".
   Одеяние: Как и у Третьего Круга, но пояс сделан из шелка.
  

Пятый Круг

   Все ограничения предыдущего Круга действуют, но есть следующие изменения:
   Диета: Монах Пятого Круга питается лишь рисом, хлебом, овощами, чаем и водой.
   Статус: Большинство вошедших в Пятый Круг - пожилые ламы. Уста Мира и Безупречные Эталоны выбираются из числа монахов Пятого Круга.
   Одеяние: Монах Пятого Круга носит шелковые рясу и пояс.
  

Уста Мира

   Уста Мира - в числе самых могущественных людей Царства, она служит совестью Алой Императрицы, предлагая мирные решения и светские способы поиска просветления во всем. Эта должность именуется по традиционной роли конторы - она дает советы Династии против войны. Поскольку Уста Мира так близка к Императрице, она также является главой Безупречного Ордена по мирским вопросам. Она изучает выплаты имперских фондов Безупречному Ордену, ситуации, где сходятся интересы Ордена и имперского правительства или Великих Домов и многие другие случаи.
   Так и было задумано, что Безупречных Эталонов, духовных глав Ордена, беспокоят мирскими делами как можно меньше. Результатом стало то, что, хотя Уста Мира обладает немалой властью, она обычно лишь служит посредником между Орденом и миром. На деле, многие вне Ордена обычно считают, что Уста Мира - лидер благодаря великой вере (что по большей части правдиво).
   Уста Мира считается жертвенной фигурой, существом высокого просветления и духовной силы, которая жертвует собой, вовлекаясь в политику, мирские дела и обыденные задачи. Все понимают, что она занимается ими для того, чтобы другим - в особенности Безупречным Эталонам - не пришлось этого делать. Тем не менее, немногие допускаются на аудиенцию к ней в Покои Размышлений на самом верху одной из башен Совершенного Дворца. Аудиенция предоставляется лишь членам Династии высокого ранга, старейшинам Дома Иселси (нашедшего убежище в Совершенном Дворце), Сторонним и высокопоставленным членам Безупречного Ордена.
   Ожидается, что Уста Мира откажется от всего, принимая на себя такую роль: от политических связей, семейных уз, дружбы. Становящийся Устами Мира даже отрекается от имени, ибо Орден учит, что Устами является единая сущность в течение всей истории. Уста Мира не выступает против действий предшественника, но поступает в согласии с ними.
   Нынешняя Уста Мира - дракорожденная Земли, ранее принадлежавшая к Дому Мнемон. Конечно, эта семейная связь приносит самой Мнемон очень мало пользы. На деле, ее тяготит, что внучка не соглашается с ее амбициями и не помогает ей. Уста Мира также отвергла предложение Мнемон переместить сердце Безупречного Ордена за стены Имперского Города. Ее предшественником была женщина из Дома Иселси, никогда по-настоящему не разорвавшая связи с семьей (результатом, помимо всего прочего, стало ее убийство неизвестными, когда Дом был официально разоблачен в 570 ООЦ). А нынешняя Уста Мира четко провела разделение между происхождением и ролью, так что она не сдвинет весь Орден по политическим причинам. Она также создала несколько традиций, которым, скорее всего, последуют преемники; одна из них - тенденция каждые несколько лет покидать Покои Размышлений под маскировкой и инкогнито странствовать по Царству, чтобы оценить духовное состояние людей.
  

Безупречные Эталоны

   По иерархии пятеро Безупречных Эталонов находятся ниже Уст Мира, но так происходит по простой причине: пост на вершине иерархии - политический, а истинные духовные лидеры Ордена должны держаться в стороне от таких вещей. Безупречные Эталоны считаются живыми святыми и просветленными, обладающими столь сильным Возвышением, что оно накладывает отпечаток на все их деяния.
   Неизменно появляются дракорожденные, чья Эссенция превосходит обычные силы Земных Возвышенных, так что они в буквальном смысле несут в себе Возвышение. Таких учат снова приблизиться к Драконам. Безупречные Эталоны известны своим сочувствием; они отложили это слияние, дабы помочь остальному человечеству вознестись.
   Когда Безупречный монах становится одним из Эталонов, он рассекает все связи с традициями и Домом, если они у него еще есть. Однако, в отличие от Уст Мира, каждый Эталон должен остаться в памяти Ордена, так что они берут имена, отражающие уроки, в преподавании которых видят для себя цель. И потому их послания и учение помнят - лишь произнося их имена.
   Эталоны - всегда дракорожденные, чей Аспект соответствует Дракону, которому они служат. Они все - мастера минимум одного из стихийных стилей (вновь, Аспекта, соответствующего Дракону, которому следуют), и многие из них - мастера множества боевых искусств.
  

Эталон Даана'д

   Эталон Даана'д должен наблюдать за тем, как праведные стремятся к освобождению и развитию себя. Этот долг, принесший Эталону имя "Наиболее Способного и Освобожденного" непрост, так как он относится не только к отдельным людям, но также и к Безупречному Ордену. Обязанность Эталона Даана'д - следить, чтобы Безупречный Орден не стал слишком зависим от внешних сил, какие бы обязательства у него ни были, или какая бы опасность не угрожала. То, что исчезновение Алой Императрицы не нанесло большого вреда Безупречному Ордену, напрямую связано с усилиями успешных Эталонов Даана'д.
   Эталон Даана'д также заботится об общественной справедливости. Если общественное порицание со стороны Ордена не может заставить некомпетентного или тираничного префекта или губернатора умерить свои капризы, то последователи этого Эталона побуждают к "Цветению Прискорбного Насилия". Это восстание, возглавляемое Безупречными монахами из местного монастыря, и оно продолжается, пока обиженным властителем не возместят убыток, после чего монахи возвращаются к мирной жизни.
   Многими способами Эталон Даана'д стремится сделать две вещи для обычного человека: убедиться, что людям известно достаточно, дабы они придерживались Безупречной Философии в отсутствие монаха и действовать на их стороне согласно справедливости. И хотя многих монахов, следующих этому Эталону, считают подстрекателями и смутьянами, они хорошо помнят, что за порядок установили Драокны. Безотвественно восставать против общественного порядка, не спланировав лучшего.
   Нынешняя Эталон Даана'д - Невеста Справедливости, пожилая дракорожденная Воды. Она некогда пылала гневом по отношению к Великим Домам - ибо родилась внекастовой - но сейчас гнев остыл, став спокойным решением: ответственные за пороки Царства должны ответить перед обществом за это. Она печально известна публичными выступлениями против важных государственных фигур и их излишеств. Более чем на одном пьяном пиршестве старейшины Дома Цинис говорили о своей нелюбви к Невесте Справедливости.
  

Эталон Хесиеша

   От Эталона Хесиеша ожидают, что он будет исполнять роль голоса разума и спокойного размышления среди Эталонов и вообще в Ордене. Именно он должен отмечать любой знак или отступление от традиций без веской причины. Эти обязанности дали Эталону Хесиеша титул "Истца Сутр", ибо он "судит" почитаемые традиции и учения подобно тому, как горячий влюбленный "судит" свою любимую.
   Эталон Хесиеша рекомендует сдержанные решения Ордену, и Эталоны Хесиеша и Даана'д часто спорят. Дискуссии этих двоих часто называются "Десять Тысяч Капель Потока".
   Нынешний Эталон Хесиеша - дракорожденный Огня, ранее принадлежавший к Дому Катак и носящий имя Бодисаттва Красного Угля. Говорят, что его спокойные слова исходят из глубины ясного и просветленного духа, словно жар от горячего угля, принося тепло мира и рассудительности нуждающимся в нем. Бодисаттва Красного Угля и Невеста Справедливости - очень близкие друзья. Однако это не ослабляет официальные конфликты, а, скорее, усиливает их, так как никто из них не сдерживает себя, зная, что вне зависимости от исхода спора, он не повлияет на их дружбу.
  

Эталон Мелы

   Эталон Мелы тщательно надзирает за признаками войны, к которой должны быть готовы праведные. Этот долг, принесший ей поэтичный титул "Ока Над Горизонтом" рассматривается очень серьезно. Он касается не только настоящей войны, но и любого элемента, который может угрожать пути к просветлению. Эталон Мелы очень тщательно рассматривает сообщения о ереси, и многие из посвященных Дракону Воздуха следят за таковыми. Все, что угрожает духовному совершенствованию, достойно внимания Эталона Мелы. От Эталона же ожидается бытие в качестве первого защитника веры. Именно Эталон Мелы должен стать генералом Безупречного Ордена, если он пойдет на войну; хотя такой необходимости никогда еще не возникало.
   Нынешняя Эталон Мелы - младшая из Эталонов, дракорожденная Воздуха по имени Праведный Тайфун. Она поднялась в ранге со времени исчезновения Императрицы; Праведный Тайфун верит, что Безупречному Ордену надо воспользоваться возможностью и превратить Царство в мощную теократическую страну, слив воедино мирские и религиозные законы. Она утверждает, что в такой стране главной заботой любого жителя будет его собственное просветление, а не сундуки господ и отстаивает применение силы для достижения этой цели. Конечно, другие Эталоны с этим не согласны, и к ним присоединяется Уста Мира. Однако у нее есть некоторая растущая поддержка на более низких уровнях иерархии Ордена.
  

Эталон Пасиапа

   Долг Эталона Пасиапа - исполнять роль "Подымающего Камни", строителя и творца. Он всегда исключительно сведущ в архитектуре, включая создание мэнсов; Эталон надзирает за постройкой новых храмов и иных строений для Безупречного Ордена. Но его роль больше этого - он следит за распределением ресурсов, которые Уста Мира направляет Безупречному Ордену: денег, пищи, артефактов и множества ключ-камней мэнсов Ордена.
   Эталон Пасиапа воплощает понимание сильнейшего оружия Творения против разрушительного хаоса Вильда: цивилизации. Эталон учит, что Творение было больше, но смерти от Чумы и последующее падение цивилизации обрушили стены, удерживавшие бурю Вильда, и безумие ворвалось в мир. Монахи, следующие учению Пасиапа, обычно становятся страстными миссионерами, стремящимися всегда принести цивилизацию туда, где она отсутствует.
   Нынешний Эталон Пасиапа - Основание Процветания, старейший из Эталонов, древний дракорожденный Земли, чья плоть похожа на белый мрамор. Посвященные Пасиапу под руководством Основания Процветания прошли долгий путь к осуществлению того, что он считает первоочередной целью Дракона Земли: сотворению процветания, на котором строится цивилизация.
  

Эталон Секста Джилия

   Эталон Секста Джилия, в отличие от других, не живет в Совершенном Дворце. Он исполняет долг "Сеятеля Новых Семян", как поэтично называется прием послушников в Безупречный Орден и дальнейшее укоренение их в Ордене. Эталон Секста Джилия находится в Сером Шествии, монастыре в Храмовом Районе Имперского Города. Для этого Эталона правильно исполнять подобную роль, так как он должен воплощать само сочувствие Безупречного Дракона Дерева. Он должен жалеть пришедших из суетного мира и отягощенных им, принимать их в спокойствие и дисциплину Безупречного Ордена, исходя не из стремления к власти, но из любви и сочувствия.
   Эталон Секста Джилия также служит главой Алой Часовни, огромного храма, выстроенного внутри Имперского Дворца и способного вместить тысячи людей. Алая Часовня - официальный храм Великих Домов, хотя дневные службы там редко посещаются, и обычно туда приходят известные набожностью и благочестием. Но все же Орден считает подходящим для самого добросердечного из Эталонов служить общественным священником Домов, надеясь, что они научатся сочувствию.
   Имя Нынешнего Эталона Секста Джилия - Мирное Отражение Сочувствия; он он надеется научить людей мира искать сочувствие сперва для себя. Он верит, что когда душа касается сочувствия Секста Джилия - строгого, но любящего, - то она не может не открыть таких же чувств к окружающим.
  

Ламы

   На ступени ниже Уст Мира и Безупречных Эталонов находятся ламы Безупречного Ордена, монахи, умудренные многими годами и знающие многое о лидерстве. Все ламы Ордена - дракорожденные, как и подобает мужчинам и женщинам их положения.
   Путь ламы тяжел, так как ему надо научиться уравновешивать политические требования Уст Мира и требования просветленных Эталонов - что иногда напоминает исполнение фокусов. Не принадлежащие к Ордену указывают на проблемы, которые испытывают ламы, и удивляются, почему все не сделано проще - почему нет четкой цепочки командования? Мудрые же знают ответ. Первым учителем ламы должна стать его собственная мудрость, уравновешивающая нужды суетного мира и требования просветления.
   Ламы надзирают за географическими регионами, выполняя роль администраторов для аббатов, вартабедов и сивиллов каждого места. От них ожидается знание о том, что происходит на их территории, чтобы они могли давать Устам Мира и Эталонам верные советы. Теоретически, на каждый регион и сатрапию должно приходиться по одному ламе, но это не всегда так (особенно в удалении от Благословенного Острова). Лама обычно проводит полгода в своем регионе, и другие полгода - в Совершенном Дворце.
  

Традиция обителей

   Традиция обителей сильна в Безупречном Ордене, ей следует почти половина всех монахов. Она учит Безупречных скорее не заступаться за людей, а отрешаться от суеты повседневной жизни в отдаленных монастырях. В этих безмятежных местах монах может сосредоточиться на своей Эссенции и ее развитии, стараясь, насколько возможно, следовать Безупречным Драконам - которые двигались по жизни, оставаясь не затронутыми банальностью обычного мира.
   В Безупречном Ордене монахи обителей служат важной цели. Именно из обителей выходит большинство копий сутр, так как переписывание от руки Безупречных текстов - одна из духовных обязанностей мужчин и женщин этих мест. Вдобавок монахи обителей занимаются боевыми искусствами куда чаще, чем принадлежащие к иным традициям, и когда Ордену сообщают о проблемах с божеством или другим духом, то обычно просьба о помощи посылается именно в обитель.
   Монахи обителей завоевали у простого люда немного пугающую репутацию - хи редко видят, пока не возникает нужда в Безупречных боевых искусствах. И тогда появляются хмурые воины с сутрами на устах и жуткой стихийной Эссенцией вокруг кулаков.
   Монахи обителей носят лишь начальные одеяния Ордена. Конкретная обитель может вышивать узор по краям таковых, вроде волн для Небесной Обители Сапфира на западе Острова или же стилизованные бриллианты с точкой в центре для Твердыни Несгибаемой Настойчивости.
  

Аббат

   Обитель возглавляет аббат или аббатиса, пожилой и мудрый монах, много лет служащий Безупречному Ордену. Эти мужчины и женщины хорошо понимают свои обязанности. Они здесь, чтобы наблюдать за монахами, и мало для чего другого. Аббаты неустанно побуждают подчиненных тренировать тело и душу, нажимая на них, пока позади не останутся обыденные слабости... а потом аббаты нажимают еще сильнее, позволяя перебороть эти слабости. Аббат обители может быть мрачным и несдержанным на язык мастером боевых искусств или добрым стариком, предпочитающим медитации и философские беседы за чаем, но аббат всегда движим желанием наставлять. Большинство Эталонов выбираются из лам, некогда бывших аббатами.
  

Традиция храмов

   Простолюдинам Благословенного Острова лучше всего известна храмовая традиция, часть Ордена, ответственная за соблюдение Безупречный Календарь и исполнение должных обрядов Небесной и Земной Бюрократии. Храмовые монахи - Безупречные, которые чаще всего общаются с народом; их склонность к мудрости и строгое наблюдение за ересью вошли в легенды.
   В основном храмовая традиция существует по двум причинам: храмы наблюдают за должным исполнением обрядов богов Небесной и Земной Бюрократий и следят, чтобы люди понимали Безупречную Философию. Монахи обителей живут согласно Философии, поучая примером и отвечая на вопросы любопытствующих, а монахи храмов стараются разжечь понимание в окружающих притчами, молитвами и чтениями. Хотя они и обучаются боевым искусствам, но большую часть времени проводят в наблюдении за различными обрядами успокоения, обучая простой народ и исполняя для них обряды состояния.
   Храмовые монахи часто носят молитвенные платки, каждый из которых помечен символом храма, к которому монах принадлежит. Они также часто носят нагрудники или пояса; с них свисают символы богов, для которых монах проводит обряды. Однако большинство таких украшений меняется ежедневно.
  

Вартабед

   Вартабед для храма - то же, что аббат для обители. Пожилой монах, известный мудростью и пониманием Безупречных обрядов, ответственен за обучение вверенных ему монахов работе с Безупречным Календарем и тому, как надо учить население. У аббатов репутация отрешенных и необщительных, а вартабеды обычно весьма привлекательны для общества. Вартабед понимает, что Орден обладает немалой силой, укоренившейся в обществе. На нем лежит ответственность следить, что эта сила - как и все в Безупречном Ордене - применяется в соответствии с доктринами Безупречной Философии. Каждый из Уст Мира избирался из лам, которые ранее были вартабедами.
  

Аскетическая традиция

   У монахов Безупречного Ордена есть и третья традиция. Хотя она не признана официально и не организована, но аскетическая традиция весьма сильна. В любое время, вероятно, один из десяти монахов в Творении идет путем аскета, и многие монахи из обителей или храмов принимают аскетизм на каком-то этапе жизни, дабы усилить понимание мира.
   Проще говоря, аскеты стараются бежать от цивилизации. В отличие от монахов обителей, они не запираются за высокими стенами монастырей, в отличие от храмовых монахов, они не ищут погружения в повседневную жизнь Царства. Вместо того монах-аскет покидает города и уходит в дикую природу, дабы какое-то время жить там.
   Большинство монахов-аскетов подвергают себя очень тяжелым испытаниям - едят лишь насекомых и коренья, пьют только холодную речную воду, и живут либо под открытым небом, либо в каких-то естественных укрытиях. Все аскеты верят, что отрицание нужд тела есть метод очищения и просветления души. Так что большинство аскетов остается на грани недосыпания, голода и переохлаждения, изнуряя тело, дабы возвысить душу. Часто такие монахи обзаводятся среди простого люда сверхъестественной репутацией; за самопожертвование и верность вере люди приписывают им поразительные способности.
   Аскеты постоянно одеты в лохмотья или же почти обнажены, одеты лишь в то, что могут сделать своими руками, или в то, что суеверные крестьяне оставляют у входа в их пещеры.
  

Сивилл

   У аскетов, в отличие от обителей и храмов, нет лидеров. Собственно, они и не нужны. Большинство монахов принимает аскезу лишь на несколько лет за раз. Когда они получают откровение, которое искали или же когда их долг снова призывает домой, то они возвращаются в монастыри, почти умирая от истощения.
   Однако есть редкие аскеты, которые ведут иную жизнь. Эти мужчины и женщины следуют аскезе постоянно, веря, что если Безупречные Драконы ходили по Творению, стараясь понять свою Эссенцию, то и им должно так поступать. Когда подобный монах приобретает такую известность в Ордене, которая подарила бы другому пост вартабеда или аббата, то ламы просто начинают говорить о нем или ней как о сивилле.
   Другие монахи, ищущие мудрости, часто идут к сивиллам. Многие наставники учат монахов, что дабы на время истинно познать аскетическую традицию, им надо найти сивилла, который разделит с ними свою мудрость. Сивиллы постоянно живут в отдаленных районах, вполне отвечая представлениям о старце на горе или провидце в пещере. Вдобавок, многие из них открывают способы очищения Эссенции, уникальные и соответствующие откровениям, приходящим во время длительной аскезы. Большинство историй о странных аскетах, способных творить чудеса, повествует о сивиллах.
  

Другие традиции

   Три перечисленные традиции наиболее часты в Безупречном Ордене, но есть и несколько других путей следования Безупречной Философии.
  

Странствующие монахи

   Странствующий монах во многих отношениях следует всем трем главным традициям сразу. Он ходит с места на место, обретая мудрость в диких местах, изнуряя себя голодом и недосыпанием подобно аскету. Однако такие монахи приходят в общины, где нет Безупречных, исполняют ритуалы и должным образом умиротворяют местных малых богов, подобно храмовому монаху. Странники часто очень хорошо владеют боевыми искусствами, так как ищут мастеров боя, чтобы те обучили их. Именно таких монахов наиболее часто зовут, чтобы совладать с опасностями на дороге и в дикой местности.
   На каком-то этапе жизни всем монахам рекомендуются странствия. Иногда такое время наступает сразу после обучения в Совершенном Дворце, прежде чем они отправятся в новый монастырь. В других случаях это случается после нескольких лет, или как раз перед тем, как монах возглавит монастырь в роли вартабеда или аббата. Многие монахи рассматривают время странствий как обряд посвящения, отмечающий серьезные изменения в жизни.
   Большинство странников придерживаются строго определенного маршрута, что позволяет им хорошо узнать людей на этом пути. Когда такой монах появляется, то заключаются и празднуются множество отложенных браков, дети, родившиеся после его предыдущего прихода, получают имена и благословения, и ему же сообщается о любых проблемах с местными духами. В результате, может показаться, что празднования следуют по пятам странника.
  

Странники, Направляемые Небом

   Иногда таланты, набожность и преданность монаха Безупречной Философии замечает Уста Мира. Такие люди могут войти в число Странников, Направляемых Небом, ордена странствующих агентов Уст Мира. Они для Безупречного Ордена являются тем же, чем магистраты для Тысячи Чешуй - внимательные защитники справедливости, поступающие согласно законам Ордена и воле Уст Мира.
   Странники, Направляемые Небом - исключительно опытные следователи, все они дракорожденные. Они отвечают лишь перед Устами Мира и известны способностью разбираться с аферами с фальшивыми десятинами, продажностью в монастырях и другими симптомами того, что при всем стремлении к совершенству, Орден все же подвержен влиянию смертных чувств.
  

Долг в обществе

   Вне зависимости от традиции и методов службы, все Безупречные монахи выполняют различные обязанности. Некоторые традиции сосредотачиваются на какой-то их части больше, чем на других, но все понимают, что эти обязанности исключительно важны и стараются исполнить свой долг наилучшим образом.
  

Поиск реликвий

   Смертные и Возвышенные приближаются к просветлению, слушая и понимая послания Безупречных Драконов. Чем больше человек слушает и понимает, тем ближе он может стать к просветлению. Таким образом, важный долг каждого Безупречного монаха - искать реликты Первой Эпохи, особенно письменные, содержащие слова Безупречных Драконов. Такие находки ложатся в основу Безупречных Текстов. Даже те, где нет слов Драконов или их апостолов, считаются важными, и позволяют Безупречным ученым лучше понять контекст некоторых сутр.
  

Воспитание Эссенции

   Каждый монах отвечает за помощь другим в развитии их Эссенции. Прежде всего, конечно, монах не должен забывать о собственном развитии, но также должно помогать другим при возможности. В некоторых случаях помощь включает обучение молодых дракорожденных (в особенности внекастовых) тому, как использовать Эссенцию, но обязанности не ограничиваются Князьями Земли. Смертный, который учится быть решительным, принимать мир и полагаться на себя в жизни, считается развивающим Эссенцию, как и те, кто учат сутры. Многие монахи стремятся научить всех желающих техникам медитации и основам боевых искусств. Возвышенные монахи также учатся тому, что надо помогать смертным братьям в изучении методов пробуждения Эссенции, если это возможно.
  

Образование

   Безупречные монахи также должны учить окружающих. Образование в основном концентрируется на Безупречных Текстах и Философии, но монахи понимают, что смертных просветляет любое образование. И потому монастыри обязаны приглашать к себе детей от пяти до девяти лет и давать им образование, обучая чтению по священным сутрам.
  

Ритуалы

   Целая жизнь, пусть даже она лишь и мгновение для души, идущей по Пути Просветления, все равно достойна внимания. Ритуалы изменения помогают скреплять общество, создавая цивилизацию. Безупречные монахи заключают все браки, скрепляя союз новой пары. Монахи также проводят церемонию наречения новых детей, которых до такого обряда называют просто "мальчик" или "девочка". Обряды достижения зрелости, похороны и многие другие церемонии также обычно проводятся под наблюдением Безупречных монахов.
  

Божественное посредничество

   Ожидается, что дракорожденные монахи будут выступать посредниками между людьми и богами. Один из принципов Безупречной Философии гласит, что лишь Князья Земли обладают моральной и духовной стойкостью, чтобы выдерживать влияние богов и не потерять себя. И потому Безупречный Орден не только наблюдает за всеми ритуалами всех богов (во всяком случае, теоретически) в соответствии с Безупречным Календарем, но монахи также отправляются к малым богам, дабы представлять смертных. Этого обычного хватает, чтобы устрашить большинство малых божеств, страшащихся сверхъестественного боевого мастерства Безупречных.
  

Миссионерская работа

   Безупречный Орден считает, что Творение укрепляет распространение верного понимания места в мире под Небесами для каждого. Таким образом, одна из главных задач Ордена - миссионерская деятельность. Миссионеры ордена стараются преподать истины Безупречной Философии не только смертным - они соприкасаются и с местными богами. Обычно когда Безупречный Орден обретает в каких-то местах такое влияние, он воздвигает там монастырь и направляет туда людей.
   И тогда, пока смертные монахи продолжают учить простой народ сутрам и Философии, дракорожденные братья ищут местных богов, призывая их склониться перед праведностью Безупречного Пути. Бросающие вызов монахам встречаются со сверхъестественными боевыми искусствами. А затем, когда боги и простолюдины оказываются охвачены Безупречной Философией, большинство аббатов приглашает местных лидеров в монастырь, веря, что когда простолюдины и божества придерживаются Философии, то и лидерам ничего иного не останется.
  

Общественное правосудие

   Монахи Безупречного Ордена - особенно близко принимающие идеалы Даана'д - учат, что каждый есть потенциальный бодисаттва и с ним надо обращаться соответственно. У каждого есть свое место в Творении, и сражаться против него ошибочно; но это не дает право обижать стоящих ниже. Известно, что Безупречные монахи протестуют против тиранов-правителей перед их дворцами, отказываясь уходить и иногда будучи готовы пожертвовать собой (только чтобы показать, как сильно Орден возражает против такого положения дел). Иногда они заходят так далеко, что возглавляют восстания, и Эталоны Безупречных Драконов в прошлом не раз высказывались даже против излишеств Великих Домов.
  

Безупречный Календарь

   Орден работает с Безупречным Календарем, огромным архивом крупных и малых богов в Творении и на Небесах. Календарь содержит не только сведения о личности бога, но и должные ритуалы для его умиротворения. Прямое поклонение боги получают лишь от Безупречных монахов, которые понимают, что находящимся в Творении должно поклоняться небожителям. Однако они не верят, что каждое отдельное божество имеет право выжимать поклонения больше долного из уязвимых смертных. И потому, чем сильнее божество, тем чаще ему возносятся молитвы. Селестинам молитвы возносятся ежедневно во всех храмах. Небесные боги получают поклонение в Совершенном Дворце и других крупных храмах, и более важным божествам молятся чаще.
   Когда местный бог соглашается следовать Безупречной Философии, его ритуалы и дни поклонения заносятся в местную копию Календаря, и монахи этого храма проводят обряды с наступлением должного времени. Большинство мелких богов не получает более нескольких дней поклонения в год.
   Ритуалы Безупречной Философии включают поклонение Небесной Бюрократии в общем смысле. Храмовые монахи возглавляют верующих в чтении сутр и проведении обрядов, прославляющих богов в целом, демонстрируя послушание смертных, но не выделяя каких-то немногих божеств. Орден учит, что богам должно поклоняться таким образом. Хотя монахи знают, каким божествам надлежит поклоняться в конкретный день, обряд для мирян ежедневно один и тот же, а монахи символически собирают поклонение и распределяют по соответствующим богам.
   По этой причине Безупречный Орден тщательно выискивает ересь. Она состоит не в отсутствии поклонения, а в несоответствии его с обязанностями богов перед Небом. Таким образом, по учению Ордена, дополнительное и прямое поклонение не только подвергает смертных возможно развращающему влиянию божественного могущества, способного увести с пути к просветлению, но и дает богу больше молитв, чем положено. По сути, это либо взятка, либо шантаж, в зависимости от природы бога.
   На ересь отвечают прямыми и быстрыми действиями. Безупречные монахи вызывают бога-еретика на бой, предпочтительно в присутствии бывшего культа. Когда бог побежден и либо покоряется, либо рассеивается, смертным напоминают о долге поиска личного просветления, а не усиления жадного мелкого божества. Трудности, которые они просят отвести - часть естественного порядка, и с ними надо справляться. Принимая эти сложности, они ступают по Пути Просветления; желая, чтобы дух разобрался с ними, они теряют путь.
   Из-за таких болезненных демонстраций многие боги Благословенного Острова очень боятся обвинений в ереси. Когда появляются первые знаки вероятного прямого поклонения, то бог, уже переживший воздаяние от Безупречных, нередко не только отказывается принимать поклонение, но и сам первым сообщает о культе в ближайший Безупречный храм.
  

Дикая Охота

   Технически, Дикая Охота - не часть Безупречного Ордена. Строго говоря, это особая организация, частично религиозная, частично мирская, надзираемая с обеих сторон. На деле же Охота получает большую часть поддержки от Безупречного Ордена. Даже если так было и не всегда, то с исчезновением Алой Императрицы у Имперской Бюрократии появилось много других дел.
  

Членство

   Есть два вида Диких Охотников, которых обычно называют гончими или шикари. Самые известные - странствующие шикари, живущие жизнью вне Охоты. Их Охота не поддерживает, и обычно у них есть работа вне капеллы, будь то членство в Безупречном Ордене, Всевидящем Оке, Имперской Армии, Доме или у других хозяев.
   Более редки, но и более ценимы - размещенные шикари, посвятившие свою жизнь целям Дикой Охоты. Эти мужчины и женщины обычно полностью передали свое состояние Охоте и живут вместе с ней. У них ничего нет, но в поле им в первую очередь предоставляются ресурсы Охоты. Число их в последние годы несколько возросло, так как более чем несколько Тепетов записалось в контору, желая сражаться с Анафемами после гибели легионов Дома.
  

Ранги

   Дикая Охота отвечает перед двумя силами: Устами Мира и Комитетом по священным делам, отделом Всевидящего Ока, который наблюдает за мирской стороной Охоты, ведет записи о снабжении и выплатах, переводах солдатов и ресурсов и тому подобному. Также по этому каналу в Охоту поступают сведения от Ока.
   Устам Мира дают рекомендации цензоры, совет, традиционно равно состоящий из монахов, служивших в Охоте и тех, кого там не было. Цензоры наблюдают за работой Охоты, проводят ревизии и требуют отчетов о заданиях. Цензоры и Комитет по священным делам часто работают над одними делами, докладывая разным начальникам. У них серьезное соперничество, и некоторые хитрые экзархи использовали его на благо своей капеллы, сыграв с одной стороной против другой.
   Отдельные капеллы возглавляются экзархами, тренированными у Безупречных размещенными шикари, которые служат главами капелл и возглавляют администрацию и распоряжение ресурсами. Экзархи почти никогда не выходят в поле, хотя после особенно тяжелых потерь личного состава многие вновь надевали доспехи.
   Ниже экзархов находятся остиарии, наблюдающие за работой воинов и организующие их. Обычно в капелле остиарий - правая рука экзарха.
   В каждой капелле есть два-четыре венерера. Когда создана группа, то именно венерер ее возглавляет, и от них ожидается знание способностей подчиненных. Венереры капеллы составляют совет, дающий рекомендации остиарию и экзарху.
   И наконец, в отдельной группе есть обычные шикари и те гончие, которые более опытны и пережили по крайней мере четыре кампании против Анафем. Такие герои носят звание амерсера.
  

Капеллы

   Некогда на Острове и в Пределе было одиннадцать капелл. Но теперь, с неожиданным уменьшением имперского финансирования и стараниями Великих Домов укрепить собственную силу, осталось лишь шесть, и только одна - в Пределе (точнее, на Севере, около Черака). Капеллы - всегда мэнсы под руководством экзарха и остиария.
  

Состав

   В каждой капелле есть немало амерсеров и шикари, которыми руководит небольшое число венереров. В капелле примерно половина членов всегда входит в боевые группы, постоянно работающие и тренирующиеся вместе, знающие слабые и сильные стороны друг друга, применяющие природу Возвышения Драконов, дабы помочь друг другу. Многие устоявшиеся группы - клятвенные братства.
   Другие слагают базу групп особой цели, собираемых вместе в команду под руководством венерера от случая к случаю. Такое устройство лишено некоторых преимуществ устоявшихся групп, но куда гибче и способно приспосабливать состав для нужд задания. Изначально группы Дикой Охоты включали от двух до пяти дракорожденных, а также некое количество солдат и разнообразных помощников. Безупречный Орден и Всевидящее Око также пытались включить в каждую группу минимум одного своего члена.
   Но когда изменения потрясли Творение, группы выросли. Анафемы более не ходят по Творению в одиночку. Напротив, они появляются в достаточно больших количествах, чтобы находить друг друга и объединяться. Теперь группа обычно состоит из пяти-десяти дракорожденных гончих, и число помощников выросло соответственно. Безупречный Орден старается включить в любую группу минимум двух монахов, и Всевидящее Око поступает так же.
  

Храмы и монастыри

   Строения и мэнсы Безупречного Ордена используются для различных целей. Как и большинство дракорожденных, Возвышенные монахи предпочитают мэнсы, но будут работать везде, где возможно.

Совершенный Дворец

   Самый большой храм Безупречного Ордена кажется практически беззащитным, он состоит лишь из двух исключительно высоких башен и приземистой квадратной крепости. Тем не менее, он служит домом Устам Разума и четырем Безупречным Эталонам. Это сердце Безупречного Ордена, и никто пока не осмелился напасть на него.
   На вершине одной из башен находятся Покои Размышлений Уст Мира, и несколько этажей ниже отведены ее свите. Над Покоями Размышлений расположена маленькая скромная контора, где живет Чейоп Кеджак, глава Бронзовой Фракции Сторонних, наблюдая за Творением с одной из высочайших башен мира.
   Совершенный Дворец - запутанный лабиринт храмов, тренировочных площадок монахов, контор, залов совещаний, келий для медитации и сокровищниц с богатствами и артефактами. Здесь живет лишь два вида монахов: очень молодые, проходящие первое обучение после паломничества и ожидающие отправки в иной монастырь, или очень опытные ламы, Странники, Направляемые Небом, и подобные им. Среди них хватает бюрократов, вторых секретарей и мелких функционеров, помогающих работе монолитного Ордена.
   Для Бронзовой Фракции это место служит самым близким к понятию штаба, и много раз ночью три-четыре наиболее неожиданных секретарей, монахов и других собирались на крыше, пристально наблюдая за звездами в небесах.
  

Монастыри

   Безупречный Орден, вероятно, наиболее известен своими монастырями, где стены украшены прекрасными изображениями драконов, посвященным либо всем пяти Безупречным Драконам, либо кому-то конкретному из них.
  

Обители

   Монастыри-обители предназначены исключительно для членов Безупречного Ордена. В них находятся аскетичные комнаты для жилья, обширные тренировочные площадки, додзё боевых искуств, комнаты для медитаций; в обителях нет слуг, дабы удовлетворять нужды жителей, так что монахи сами заботятся о своем доме.
   Большинство обителей хорошо защищены высокими стенами и могут сдержать длительную осаду. Также там нередко встречаются обширные оружейные, и некоторые обители даже вооружают стражников у дверей и патрульных на стенах.
  

Храмы

   Монастыри-храмы же тяготеют к щедрым и великолепным украшениям. Там обычно находятся места общественного поклонения (обычно часовня, посвященная пяти Безупречным Драконам), а также и несколько других мест для празднования и проведения обрядов. Также там встречаются простые и маленькие комнаты, где проситель может поговорить с монахом по деликатному вопросу.
   За этими общественными местами находятся не только жилые помещения для монахов, но также и личные храмы или святилища местных богов или более великих божеств, за поклонение которым отвечает монастырь. В такие места допускаются только монахи, и только Возвышенные монахи имеют ключи к ним.
  

Другие сооружения

   Безупречный Орден полагается не только на монастыри. Следующие виды зданий встречаются реже, но они служат важным целям.

Святилища

   Обычно есть два вида святилищ: посвященные Безупречным Драконам и местным богам, там, где нет монастырей-храмов. Первые святилища обычно предназначены для странников и аскетов, которым может понадобиться храм (обычно для исполнения ритуалов и подобного для тех, кто нечасто видит монахов). Такие святилища построены просто, часто из подручных средств, располагают большой каменной или деревянной статуей дракона, перед который лишь песчаная площадка для палочек-талисманов. Второй вид святилищ встречается несколько реже, так как Безупречным монахам не нравится вероятность того, что вокруг них возникнут культы. Однако в некоторых случаях ритуалы малого божества положено проводить в месте, посвященном ему. Такие святилища возводятся лишь в местах, где из Безупречных есть лишь аскет или обитель, и они всегда скрыты за тяжелыми запертыми дверями, ключ от которых лишь у Безупречного.
  

Школы

   Безупречный Орден берет на себя ответственность за обучение детей не-патрицианских семей, которые не могут позволить себе наставников. Дети возрастом от пяти до девяти приходят в монастыри, дабы научиться читать, писать и считать, а также ознакомиться с Безупречной Философией. Однако в возрасте десяти лет дети уходят, поступая в начальную школу, если родители могут это себе позволить, или же начинают работать, готовясь к профессии, которой собирались следовать, когда вырастут.
   Орден содержит пару начальных школ, но, как и другие, они для тех, кто может позволить себе оплату обучения. Только одна бесплатна - Академия Тех, Кто Идет по Стопам Секста Джилия. Дети, достигшие нужного возраста, проявившие примечательную набожность и острый ум, могут пойти в эту школу, получая покровительство Ордена. Такие ученики часто потом поступают в сам Орден, и лучшие среди них могут даже получить покровительство для обучения в Обители Мудрости.
  

Религия Царства

Безупречная Философия

Природа Безупречных Драконов

   В сердце Безупречной Философии находятся пять Безупречных Драконов. Хотя их имена часто и громко повторяются монахами и Воинством Дракорожденных, многие - даже в Великих Домах - не понимают нюансы Безупречной теологии в отношении к пяти легендам.
  

Безупречные и Стихийные Драконы

   Первое и главное, что надо понимать - разницу между Стихийными Драконами и Безупречными драконами. Согласно Безупречной доктрине, Стихийные Драконы воплощают собой всю Эссенцию в Творении. Они, дети Предтечи Гайи, - основа Творения в той же степени, в какой колеса фургона являются его основой. Фургон не только построен на колесах, но само их присутствие делает его фургоном. Без колес он может иметь много имен, но фургоном не станет.
   Стихийные Драконы являют собой чистейшие сущности стихий, их формы слишком чисты, чтобы явиться в Творении. Однако, согласно Безупречной теологии, они не отчуждены или не проявляют заботы. Они просто вдалеке, исходя из желания сохранить великое Творение их матери. Но даже с такого расстояния Стихийные Драконы не могли не видеть ужасов, которые Анафемы выплеснули в мир их матери, угрожая разорвать его и утопить в хаосе Вильда.
   Безупречный Орден не обсуждает природу Стихийных Драконов, считая их существами превыше всего. Безупречные Тексты учат, что ни один смертный никогда не сможет полностью познать их, так что писания и не содержат размышлений об этих возвышенных сущностях. То, что смертные и Возвышенные могут понять о Стихийных Драконах, воплощено в Безупречных Драконах, так что о Стихийных Орден не говорит.
   Безупречные Тексты не говорят, родились ли Безупречные Драконы с их силой или же они были лишь дракорожденными, поднявшимися до Безупречности. Собственно, обсуждение происхождения Безупречных Драконов считается мирской тратой времени. Достаточно знать то, что в минуты величайшей нужды, Стихийные Драконы проявили себя в Творении в облике Безупречных. Более важно их учение и деяния, которые они творили, воплотившись.
  

Следование и поклонение

   Во-вторых, неприемлемо поклоняться Безупречным Драконам (не говоря уже о Стихийных). Они не входят в божественную бюрократию. Напротив, Стихийные Драконы воплотились в виде Безупречных, дабы показать смертным, как правильно следовать невыразимым действиям, которые воплощают собой сами Драконы.
   Безупречные Драконы - не боги, а скорее высшие источники вдохновения для просветленных действий. Следуя их примеру, смертные могут понять должные действия в соответствии с человеческим опытом в цикле перерождений. Таким образом, поклоняться Безупречным Драконам - значит не заметить сути их учения: "Действуя должным образом и проживая успешные жизни, смертные могут однажды воплотить в себе ту же силу, что и Безупречные Драконы". Поклоняющийся тем, кем надо стремиться стать - глуп, и приковывает себя к существованию, вместо того, чтобы стремиться к духовному восхождению.
  

Даана'д

   Судья Безупречных Жалоб
   Непостоянной и мятежной была Даана'д, дева с Дальнего Запада. Хотя многие считают, что их надменный отказ повиноваться - подражание Дракону Воды, мятежные действия Даана'д не исходили из слепого тщеславия. Она понимала содержащуюся в каждом живом существе нужду быть самодостаточным. Она ни перед кем не склоняла голову, ибо те, кто желал приказывать ей, не были просветлены - иначе бы сделали дело сами. Точно так же она не приказывала другим выполнять что-тоо для нее, ибо сама была воплощением возможности действия.
   Хотя Анафемы хотели заманить ее в свое рабство, она отвергла их, сторонясь соблазнов, предлагаемых ими. Она отвергла все предложения власти и богатства, задав вопрос, который последователи Даана'д именуют Вопросом Добродетели: "Если я не получу этого собственной добродетелью - есть ли у него ценность?". Во всех случаях ответ тверд - нет. Когда Анафемы были свергнуты, именно Даана'д поплыла на дно глубочайшего моря, чтобы замкнуть врата в Нижний Мир и не дать врагам вернуться и беспокоить мир смертных. Ее последователи учат, что этим деянием она показала истинную свободу: свободу от зависимости от цикла смерти и перерождений, которые должны просветлять. Вместо того, любящий свободу и самодостаточный взыскующий должен стремиться к просветлению здесь и сейчас.
   Прозвище Даана'д - Сокрушающая и Проглатывающая Волна, символ погружения, который человек должен сделать, принимая полную ответственность на себя, не полагаясь на других.
  

Малодушный Болтун

   Антипод Даана'д - Малодушный Болтун. Он дает другим все делать за него и видит свою ценность лишь в восхвалении других. Он не может справиться с собственными проблемами и хнычет, пока другие не решат их за него. Он не видит, что истинный ответ на любой вопрос лежит в его собственной Эссенции.
  

Следование Даана'д

   Смертные ищут у Даана'д вдохновения для самодостаточности. Они понимают, что это не эгоизм - нуждающимся в помощи не отказывают. На деле, истинно просветленный взыскующий пытается вдохновать на самодостаточность других, помогая им в минуты слабости, чтобы они могли положиться на себя в будущем. Дракорожденные, истинно следующие Даана'д, понимают, что все богатства мира не сравнимы с возможностью делать что-то самому. Те, кто действительно пытаются воплотить ее Эссенцию, стараются стать столь самодостаточными, сколь возможно. Учение Даана'д считается жизненно важным для принадлежащих Аспекту Воды, дабы те превозмогли свои недостатки, ибо их стихийная природа направляет их к зависимости от общества и иерархической лестницы.
  

Хесиеш

   Чтец Громких Гимнов и Действенных Молитв
   Хотя никто не видел, как Хесиеш применяет могучий контроль над пылающей Эссенцией, немногие, смотревшие в его сияющее лицо, сомневались в силе, которой он владеет. Казалось, что тело Хесиеша готово в любой момент запылать от этой мощи, словно бумага, которую слишком близко поднесли к горящему фитилю.
   Спокойным и сдержанным был Хесиеш, понимавший, что верный ток Эссенции должен длиться во всем. И потому он никогда не тратил свою силу и осторожно отбирал молитвы Небесной Бюрократии, чтобы смертная Эссенция преобразовывалась в божественную силу, в соответствии с порядком Творения.
   Анафемы пытались заставить Хесиеша впасть в боевую ярость и истратить непостоянную Эссенцию, но он не поддался на неуклюжие уловки. Он сражался силой собственных рук и остроты ума. Когда битва была завершена, и Анафемы лежали мертвыми, ожидая ночи и собираясь подняться в уверенности, что враги истратили всю Эссенцию... лишь тогда Хесиеш проявил свою силу, сжигая их тела в чистый белый пепел.
   Прозвище Хесиеша - Три Свечи, Горящие во Тьме, символ неожиданной вспышки силы и просветления, идущей от верного применения должных сил и поведения.
  

Непросвещенный Простолюдин

   Антипод Хесиеша - Непросвещенный Простолюдин, следующий традиции лишь потому, что такого от него ждут. Он не видит Эссенции в сердце пути посвященных. Он держит себя в узде лишь из-за глубокого эгоизма, а не самообладания.
  

Следование Хесиешу

   Смертные считают Хесиеша источником вдохновения традиции и понимания прошлого, но не рабского подчинения старым путям. Они ищут лишь истинное раздумье над этими методами, придерживаясь их потому, что они берегут время и силы. Традиция становится традицией, потому что работает. Последователи Хесиеша поддерживают традицию и прецеденты и именно они более всего связаны с катехизисом Безупречного Ордена.
   Дракорожденные, истинно следующие Хесиешу, понимают, что в традиции - успех. Новаторство ради самого новаторства бессмысленно. Почитание пришедших раньше - ключевое для таких последователей. Учение Хесиеша жизненно важно для дракорожденных Огня, так как их пылающая Эссенция побуждает их к быстрым действиям и личной надменной славе. Огненные просветляются, погрузившись в благочестивые и почитаемые традиции и святые раздумья о Хесиеше.
  

Мела

   Просительница Облаков, Созвучных Зову Битвы
   Мела, старейшая из Безупречных Драконов, получившая имя Сверкающей в Совершенстве - могучий воин. Сильная телом, разумом, духом и Эссенцией Мела учила тех, кто был вокруг, удовольствоваться не меньшим, чем личное совершенство. Мела, воин-ученый, которой не было равных, сама воплощала славу. Она никогда не соглашалась почивать на лаврах, всегда испытывая себя сильнее и сильнее. Она прянал славу, которая была достигнута и заслуженна, но не искала похвал, ибо они были пусты. Похвалы не стояли между Мелой и Анафемами на закате Первой Эпохи - там было лишь совершенство.
   Много раз Мела приходила на помощь, сражаясь с Анафемами. Она часто прибывала в преддверии бури, уничтожая стонущие и совращающие огни Анафем и покрывая поле боя холодными и чистыми ветрами и туманами. Для Мелы победа была естественна - побеждает стремящийся к более великому. Что за враг может надеяться победить в борьбе, которую избрала для себя истинно праведная героиня?
   Прозвище Мелы - Великолепный Веер Пяти Ветров, напоминание о том, что хотя ветер приносит природа, но сильные и хитроумные могут принести его себе сами.
  

Больная Шлюха

   Антипод Мелы - Больная Шлюха, которая прекрасна и славна для глаза, но направляет эту славу на деградацию, что свою, что других. Больная Шлюха собирает похвалы - услуги множества любовников - позволяя миру использовать ее для удовольствий в обмен на дешевую и пустую болтовню.
  

Следование Меле

   Смертные видят в Меле стимул к совершенствованию. Она научила людей обращаться с Эссенцией, пусть они и не были Возвышены, и верила, что дабы достигнуть совершенства в одной жизни, человек обязан лучше готовить свой дух между жизнями. Учение Мелы позволяет понимать это добродетельное деяние и стремиться к совершенству, дабы занять место ближе к самим Драконам в следующем воплощении.
   Дракорожденные, истинно следующие Меле, понимают, что слава пуста и мимолетна, и лишь в совершенствовании себя и своей Эссенции обретается длительное просветление. Учение Мелы считается важным для принадлежащих Аспекту Воздуха, ибо их текучая Эссенция заставляет их либо исключительно концентрироваться на одной области, или проявлять бесполезный дилетантизм. Пройти по любому пути до половины недопустимо. Воинство Дракорожденных должно стремиться к совершенству во всем.
  

Пасиап

   Тот, Кто Просвещает Оба Мира Величием и Силой
   Великий воин Пасиап был колонной мощи в войне против Анафем. Он никогда не отворачивался от поля в страхе, и не отвечал на насмешки Анафем яростью. В любоим случае, говорилось, что Пасиапу надо лишь прислониться к Имперской Горе, и всем, видящим его, станет ясно - он стоит в Центре Всего Творения, недвижимый, непоколебимый, могучий и выносливый.
   Пасиап научил своих последователей, что нет разницы между Эссенцией их самих и Эссенцией Творения. Разве Возвышенные и боги не черпают силу из драконьих линий? Контролирующий свою Эссенцию контролирует и Эссенцию вокруг себя. И точно так же, изменяя мир вокруг, человек изменяет себя.
   Вновь и вновь Анафемы пытались уничтожить Пасиапа. Когда он оказался слишком могучим, они принялись разрушать то, что он создал, надеясь привести его в гнев или отчаяние. Безупречные Тексты говорят, что он лишь улыбнулся и поблагодарил врагов за то, что дали возможность снова строить. Когда же война с Анафемами подошла к концу, Пасиап остался воплощенным, дабы научить людей контролировать Эссенцию земли. Он считается отцом геомантии, а ранее это искусство принадлежало лишь Возвышенным и Анафемам.
   Прозвище Пасиапа - Триумфальный Центр, символ Имперской Горы, оси, вокруг которой сбалансировано все Творение, связь Небес и смертного мира, напоминание дракорожденным, что и они тоже должны действовать так, чтобы связать правомерность Небес и реальность Творения.
  

Хвастливый Крестьянин

   Антипод Пасиапа - Хвастливый Крестьянин, который не понимает, что истинная слава не в обладании отличными вещами, а в сотворении их. Этика прочной, честной работы ускользает от Хвастливого Крестьянина, который видит лишь богатства других, но не тяжелую работу, которой они добыли их. Он видит лишь награды за трудолюбие, а не просветление, которое есть истинная награда.
  

Следование Пасиапу

   Пасиап учит смертных, что награда за тяжелую работу - не роскошь, а осознание того, что работа сделана хорошо и с заботой. Архитекторы и строители почитают Пасиапа, который дал им знание того, что с каждым положенным кирпичом и возведенной стеной пот их лбов устилает им путь к просветлению.
   Дракорожденные, истинно следующие Пасиапу, понимают, что богатство Великих Домов - ничто, если оно не отражает тяжелую работу и преданность тех, кто им располагает. Богатыми стоит восхищаться, но лишь если богатство отражает решительные деяния. Дракорожденные Земли часто учатся обуздывать свою движимую Эссенцией гордыню и сосредоточение на материальных предметах, проклятии просветленных. Но Пасиап напоминает, что их надо не отбрасывать, а помнить, что они должны воплощать что-то. Богатство и уважение - лишь результат трудолюбия, не больше.
  

Секст Джилий

   Тот, Кто Посеял Много Травы
   Добросердечного Секста Джилия любили все в Творении. Добрый и не желающий видеть страдания других не вынес боли, причиняемой Анафемами. Секст Джилий - целитель, который обладал огромными знаниями и возможностью причинить великий вред. Однако, он пожелал причинить малый вред, чтобы избежать большоего, и потому Секст Джилий, Возлюбленный Творением, поднял лук против Анафем.
   Но последователи Секста Джилия черпают вдохновение не в войне, а в мире, пришедшем за ней. Безупречный Дерева странствовал по Творению после уничтожения Анафем, возрождая разрушенные горы и выправляя павшие деревья. Раненым он приносил облегчение исцеления, а уничтоженным полям - новую траву.
   Хотя Анафемы хотели совратить Секста Джилия, заставив использовать силу безответственно, он не поддался. Он знал, что поспешное применение великой и ужасной силы, что была его наследием, может принести разрушения и несчастья, и посвятил себя возрождению Творения. Анафемы не могли понять его пути, и потому не достигли успеха.
   Прозвище Секста Джилия - Лист, Воздетый Силой, символ роста, обновления и жизни, знак первых ростков, поднявшихся на поле битвы.
  

Опрометчивый Всадник

   Антипод Секста Джилия - Опрометчивый Всадник, который невнимателен и близорук. Всадник не тратит времени, чтобы обойти поле, которое встречает, он вместо этого калечит его копытами скакуна просто потому, что спешит и обладает силой поступить так.
  

Следование Сексту Джилию

   Смертные считают Секста Джилия источником вдохновения для вдумчивых действия и сочувствия. Непродуманные деяния рискуют искалечить чудеса жизни и повредить тем, кто никак этого не заслужил. Вдумчивые действия, возможно, сделают работу дольше для одного, но если она принесет радость двоим - то все сделано верно.
   Дракорожденные, истинно следующие Сексту Джилию, понимают, что в сочувствии есть источник счастья, тому, кто дает его и получает, но его надо курощать тщательной предусмотрительностью. Учение Секста Джилия важно для дракорожденных Дерева, чья цветущая Эссенция побуждает их удовлетворять желания немедленно и необдуманно или же движет их к калечащей жалости ко всему живому вокруг. Просветление приходит через равновесие.
  
   Безупречный Орден подчеркивает несколько основных концепций для тех, кто следует его учению. Есть пять Высоких Откровений, которые все ученики должны понять и усвоить, чтобы истинно числиться среди верующих. Также есть пять Неустанных Деяний, которые верующий должен исполнять, дабы воплотить в себе учение Ордена. Путем Высоких Откровений и Неустанных Деяний приверженец Безупречной Философии облагораживает и возвышает себя, приближает к совершенству Безупречных Драконов.
  

Высокие Откровения

   Главные концепции Безупречной веры выражены в Высоких Откровениях. Они абсолютны в традиционной Безупречной среде. Все ветви Безупречной Философии верят в их истинность, хотя могут не соглашаться по поводу того, как объединять их и могут делать отличающиеся выводы из них. В конечном счете Высокие Откровения учат совместным действиям, перерождению и совершенствованию.
  

Первое Высокое Откровение

   Все живое в Творении постоянно умирает и перерождается, восходя по Пути Просветления и спускаясь по нему. Возвышенные очень близки к концу Пути, а насекомые и растения находятся у его начала. Большинство разумных смертных достигли середины.
   Для смертных это Откровение - важнейшее для понимания их места в Творении. Первое Высокое Откровение приносит ясность и понимание своего места. Лишь те, кто понимают предназначенную им роль, могут успешно ее исполнить. И это Откровение также дает дракорожденным право на власть, в делах мирских и духовных. Однако Возвышенных приверженцев учат, что это не привилегия, а ответственность. Даже Возвышенные Драконами не завершили свой путь. Они просто уже видят его окончание.
  

Второе Высокое Откровение

   Когда живые приближаются к концу Пути, они приближаются к бесконечному совершенству Эссенции, что есть Стихийные Драконы, скрепляющие Творение.
   Смертным это Откровение обещает Возвышение в будущем, причисление к Воинству Дракорожденных и рождение в одном из Великих Домов. В буквальном смысле это обещание хорошей и высокой жизни, обладания богатством и властью для живущих согласно Совершенной Иерархии. Также оно заключает в себе негласное соглашение между властителем и крестьянинаном: повиновение вышестоящим не просто ожидается, но оно соединяется в разных жизнях. Если властитель ведет себя не так, как полагается человеку его положения, он не переродится властителем. И если крестьянин - верующий, почитающий должное и послушеный, то в следующей жизни он будет вознагражден и поднимется на ступень выше.
   Для дракорожденных это Откровение подчеркивает важность их места. Они не просто могучие властители - они делят власть и ответственность за целостность всего Творения. Те, кто не думают об этой высшей ответственности, не переродятся для ее выполнения, пока не проявят себя достойными во многих смертных жизнях.
  

Третье Высокое Откровение

   Работая в одиночестве и пытаясь превосходить себя в жизни, все в Творении удаляются от совершенства Стихийных Драконов. Работая вместе и принимая свое нынешнее воплощение, все в Творении подражают Стихийным Драконам и приближаются к их совершенству.
   Для смертных это Откровение означает, что с принятием приходит просветление. Осознав свое место в обществе, трудолюбиво работая и оттачивая свои умения, преуспевая в том, что от них ожидают, они работают над скреплением воедино самой ткани Творения. Поступая так, находя святость и совершенство даже в смиренной работе подметальщика улиц, смертные могут проявить свою преданность Творению и заработать в успешных жизнях право на большую ответственность.
   Для дракорожденных это Откровение - наставление работать над построением цивилизации и империи. Допускающий хаос и раздор на земли великого порядка открывает врата Вильду, позволяя ему разъедать саму суть Творения. Вот почему даже жестокий и бесчестный дракорожденный, следующий системе, более уважаем, чем добрый и мудрый, который уходит в Предел и проживает там жизнь в одиночестве.
  

Четвертое Высокое Откровение

   Дракорожденные, ученики и дети смертных воплощений Стихийных Драконов, ведут Безупречных к совершенству.
   Смертным это Откровение поясняет, что дает дракорожденным семьям право на власть. Должно следовать детям Безупречных Драконов. Кто лучше научит тому, как правильно подражать Драконам, если не их собственные дети? И так же должно следовать мудрейшим. Из-за дара Возвышения и долгой жизни дракорожденные - те, кто мудрее всех в путях приближения к Эссенции Безупречных Драконов.
   Возвышенным Драконов это Откровение говорит о высочайшей ответственностью. Вот почему Безупречный Орден недовольно смотрит на жадных и несдержанных дракорожденных Династии, ибо они не подают должного примера. Такими отвлечениями слишком легко для лежащей в основе человеческой природы отравить тщательно собранную мудрость и просветление многих жизней. Дракорожденные, не сознающие, что их долг - вести смертных к поведению, которое вознесет их, недостойны Возвышения.
  

Пятое Высокое Откровение

   Анафемы, отрицающие Стихийных Драконов и повинующихся лишь своим амбициям, ведут Творение к отчаянию и разрушению.
   Это предупреждение для смертных. Повиновение собственному эгоизму и амбициям - путь Анафем, что есть демоны. Верующие Безупречного Ордена учатся ожидать от Анафем славного и приятного облика. Они - демоны по конечным целям, а не прямым действиям. Они могут лечить, учить и хвалить смертных, но в конце концов, они кормят собственные амбиции. Они уводят мужчин и женщин от должной роли в нынешней жизни, от уроков, которые душа должна познать на пути к Возвышению.
   Дракорожденным это Откровение дает основу для Дикой Охоты. Если Дети Драконов понимают, что они делят ответственность за сохранение цельности и здоровья Творения, то они должны биться против любого, кто расшатывает этот порядок.
  

Неустанные Деяния

   Неустанные Деяния создают рамки, в которых правильно действовать адепту Безупречной Философии. Простой веры недостаточно - верующий проявляет эту веру должным поведением.

Первое Неустанное Деяние

   Слушай чтение Безупречного Текста не реже раза в месяц, вместе с не менее чем семнадцатью другими последователями Философии.
   Слушая слова Безупречных Драконов и тех, кто был ближе всего к ним, верующий открывает слова мудрости, когда они ему нужны. Сутры Безупречных Текстов - не только исполненные духовности слова, они касаются всех аспектов жизни смертных. Они ведут по Высокому Пути, что ведет к Возвышению.
   Необходимость слушать Тексты вместе с другими подчеркивает, что объединение и общность - главные деяния верных. Работая вместе, понимая свою цель, и смертные, и Возвышенные осознают свои места в Творении, что укрепляет узы, связующие сам мир.
  

Второе Неустанное Деяние

   Уважай и почитай духов лишь в соответствии с календарем и обрядами, установленными Безупречным Орденом, воздающими каждому духу должное лишь в той мере, в какой это служит гармонии Творения. Не поклоняйся ни духу, ни элементалю, ни малому богу, ни Анафеме.
   Для смертных должно вносить свой вклад в Небесную и Земную Бюрократию, так как этот порядок тоже скрепляет Творение. Но боги и духи мира не имеют власти над жизнью смертных. У богов есть свои обязанности, так же как у смертных или Возвышенных, и попытка получить власть над тем, что не входит в их сферу - проявление ложной гордыни. И потому Безупречный Орден тщательно защищает смертных от несправедливого воздействия божеств.
   Безупречный Орден учит, что лишь дракорожденные достаточно сильны, чтобы совладать с могучими богами и духами, и при этом не попасть под их влияние. Поэтому смертным запретно действительно поклоняться отдельным богам. Вместо того они могут участвовать в обрядах, прославляющих богов в целом, а дракорожденные монахи тяготеют к отдельным обрядам Сотни Богов (что обозначает множество божеств в Творении и на Небесах). По этой причине у Безупречного Ордена нет икон. Недоверие к символам идет из Первой Эпохи, когда многие животные ассоциировались с культами Непокоренного Солнца или Луны, и оно превратилось в общий запрет на изоббражения богов. Их статуи или изображения должно помещать лишь в их храмах, и показывать можно лишь когда дракорожденный монах проводит обряд. Во всех других случаях их следует убирать и скрывать от чужих глаз.
   Также считается дурным изображать Безупречных Драконов, которых лучше всего представляют их символы-прозвища. Однако нет запрета на изображение Драконов Стихий, поскольку они столь возвышенны, что человеческое поклонение им безразлично.
  

Третье Неустанное Деяние

   Словом и делом подражай благородным деяниям пяти Безупречных Драконов, смертным воплощениям Драконов Стихий. Следуй мыслям, соответствующим твоему воплощению, как заповедано Безупречными Драконами.
   Это центр всей морали и этики поведения для приверженцев Безупречной Философии. Смертные должны стараться следовать всем Безупречным Драконам, в любом месте и в любое возможное время. Самодостаточность, приверженность традициям и сдержанность, сочувствие, стремление к совершенству, святость трудолюбия - таковы истинные добродетели приверженца Безупречного.
   По традиции дракорожденные обычно следуют одному Безупречному Дракону превыше других. В большинстве случаев это Дракон, соответствующий их аспекту. В самой аниме Огненных пылает духовная самопроизвольность и бунтарство, так что учение Хесиеша принесет им больше всего. Однако не всегда так бывает; в некоторых случаях монах может предложить дракорожденному искать просветления в учении иного Безупречного Дракона.
  

Четвертое Неустанное Деяние

   Повинуйся дракорожденным, потомкам и ученикам Безупречных Драконов, которые столь близки к просветлению, что их приказы не могут заставить душу сбиться с Пути.
   Среди дракорожденных есть те, кто заявляют, будто это Неустанное Деяние показывает внутреннюю праведность дракорожденных. Конечно, так Безупречный Орден учит не-Возвышенных, следующих его вере. Однако на деле дракорожденные, углубляющиеся в Безупречную Веру, осознают, что это Деяние не означает, будто бы все капризы и приказы Земных Возвышенных праведны. Оно лишь значит, что если кто-то из Князей Земли отдаст человеку приказ совершить неправедное действие, то повиновение не сведет человека с Пути. Смертным должно повиноваться Возвышенным, и, исполняя это, они приближаются к Эссенции Драконов.
   Но Безупречный Орден подчеркивает для Возвышенных приверженцев, что они все равно должны заботиться о том, чтобы их приказы были праведны и верны, дабы в Творении царил порядок. Проще говоря, приказ дракорожденного не может увести смертного с Пути к просвещению, но он может отдалить от такового самого дракорожденного.
  

Пятое Неустанное Деяние

   Сопротивляйся приказам Анафем так, как это возможно в нынешнем воплощении и не сдавайся отчаянию.
   Это Неустанное Деяние подчеркивает две вещи: понимание ужасного влияния Анафем и то, что способность смертных сопротивляться ему ограничена. По этой причине Безупречный Орден считает смертных, следующих за Анафемами такими же жертвами, как и тех, кого Анафемы убивают. В любом случае, как может простой смертный сопротивляться воле таких демонов?
   Конечно, с этой позиции дракорожденные, попадающие под влияние Анафем, ответственны за свою слабость. Они несут в себе Эссенцию Драконов и они - потомки тех, кто некогда сверг Анафем, когда они были на пике своей силы. Традиции Безупречного Ордена не проявляют жалости к тем, кто не может сопротивляться демонам, хотя те, кто действительно сталкивался с Анафемами, поймут это куда лучше, учитывая силу, которой обладают эти демоны.
  
  

Великие Дома

Дом В'ниф

   Старшие династы с трудом могут воспринимать "Дом" В'ниф серьезно, хотя у Императрицы никогда не возникало с этим проблем. Как раз наоборот, она изрядно благоволила Дому В'ниф, и следила за тем, чтобы он был хорошо обеспечен. Некоторые представители других Домов считают, что о В'ниф слишком уж хорошо заботились, но сама основательница обаятельна и обезоруживает родственников очарованием и остроумием. Это основная причина, по которой после исчезновения Императрицы Дом не осадили жадные до власти родственники.
  

Мастер Дома

   В'ниф - самая молодая (и, как предполагают, самая любимая) дочь Императрицы, лично возглавляет самый молодой и малый из Великих Домов. Утонченная и неконфликтная В'ниф предлагает семье больше пряников, нежели кнутов.
   Императрица зачала В'ниф, проводя эксперимент по чистоте крови. Ее отец имел чистейшую родословную из всех дракорожденных мужей правительницы, и это, в сочетании с сильной кровью самой Императрицы, подарило В'ниф чистейшую кровь в Династии. Пока что все ее дети, достигшие возраста Возвышения, получили таковое, и если так будет продолжаться, то Дом В'ниф станет столь же популярным для браков, как и Мнемон.
   По мере роста ее Дома, В'ниф находит, что ей все сложнее лично наблюдать за всеми операциями, но она намерена поступать таким образом так долго, как возможно.
  

Основные семьи

   У этого Великого Дома нет других семей, крупных или малых. Самой В'ниф всего шестьдесят, и весь Дом меньше, чем семейство в более старших. У В'ниф семь детей (все от ее мужа, одного из богатых и наименее развращенных Цинисов), шесть из которых Возвысились. Так как ее Дом - самый малый, то В'ниф тщательно следит за чистотой стихийного аспекта. Поскольку и она сама, и ее муж принадлежат Дереву, то все ее дети обладают той же стихией.
  

Экономика

   У Дома В'ниф три основных источника дохода - обширные виноградники, сатрапии на Юге и контроль над Торговым флотом.
   Долгие годы семьи Династии ввозили вино из Предела. Когда же В'нифы принялись его делать, остальные Дома сочли это неплохой идеей, и деньги потекли рекой. По всему Царству люди привыкли платить немалые деньги за вино, которое привозят из-за Внутреннего Моря; В'нифы могут срезать цены и все равно получать прибыль. Один лишь Дом Цинис наполняет сундуки В'ниф оптовыми закупками вина для огромных празднеств. В последние годы вино Дома стало популярным в Пределе, так что дело процветает.
   Все сатрапии Дома В'ниф находятся на Юге. Так как Дом запрашивает очень разумные налоги, все его данники не отказываются платить положенное. Стратегическая польза Дому - основной источник огненной пыли, из которой В'ниф извлекает серьезное преимущество. Пока остальные династы учатся стрельбе из лука, В'ниф в тайне научила всех своих детей использовать огнестеки и соответствующие чармы.
   Контроль над Торговым флотом В'ниф получила недавно. Попытавшись встряхнуть расстановку сил (и наказать Дом Пелепс за незначительные промашки), Императрица даровала младшей дочери этот флот лишь за десять лет до своего исчезновения. Цель дара - обеспечить Дом В'ниф источником спутников, позволяющих молодым династам поддерживать растущую семью. Тот, кто контролирует торговый флот, получает право на часть пошлин, собираемых таможенниками. Ранее торговый флот был под рукой Дома Пелепс, и потеря его принесла ему немало трудностей так как теперь им приходится руководить Имперским флотом без подспорья в виде пошлин. Для Дома В'ниф контроль над торговым флотом - фактор, критически важный в финансовом и военном отношении. В'ниф осторожно удалила из командной цепочки верных Пелепсам и заменила их теми, чья верность принадлежала ей. Не так давно старший из приемных сыновей В'ниф занял высший пост в Торговом флоте, пройдя весь путь по соответствующим рангам.
  

Цели и союзы

   В'ниф знает, что она не может претендовать на Алый Трон, хотя не отказалась бы как минимум видеть на нем сочувствующего себе. Так что, наблюдая за борьбой за власть других Домов, она занимается виноградниками и поощряет своих детей завязать так много связей с другими Домами, как только возможно. До краха Дома Тепет в Пределе В'ниф планировала несколько браков с этим Домом; после уничтожения легионов Тепета она временно придержала переговоры. И хотя она высокого мнения о многих молодых Тепетах, она не хочет отдавать детей в семьи легионеров - а похоже, что все молодые выжившие Тепеты сейчас пытаются идти этой дорогой.
   В'ниф может позволить себе роскошь ожидания. Ее внешность ясно указывает на исключительно чистую кровь, и всех ее Возвышенных детей уже осаждают предложениями о браках. Ей и ее детям остается только выбрать лучшее.
  

Примечательные династы Дома

В'ниф Алисет

   Хотя В'ниф Алисет и окончила Обитель Мудрости лишь год спустя после исчезновения Императрицы, она уже проявила себя весьма деятельной молодой женщиной. У нее яркие зеленые глаза, короткие и колючие рыжие волосы и зеленоватая кожа Аспекта Дерева с прекрасной родословной.
   Она два года провела в глубине лесов Дальнего Востока, и предпочитает их большей части Царства. Алисет - прекрасный стратег, особенно питающая слабость к варианту Врат под названием "Охотящаяся кошка". Как и ее бабушка, Алисет обаятельна и дружелюбна. Также она - самая молодая и желанная женщина в Доме В'ниф, так что ухажеров просто притягивает. Сваты из Домов Мнемон, Тепет, Цинис и Катак уже вели долгие переговоры по поводу браков с родителями и бабушкой Алисет. Сейчас она предпочитает оставаться незамужней, и обсуждала с В'ниф планы учебы в Гептаграмме. Однако она знает, что для Дома ее скорый и удачный брак будет полезен.
  

В'ниф Бийар

   В'ниф Бийар, дочь основательницы Дома и внучка самой Императрицы - единственная дракорожденная с аспектом Огня в своем доме, и наименее любимая своей матерью. Хотя глава Дома ценит таланты Бийар, она считает, что дочь слишком страстно изучает не те вещи и не совсем заслуживает доверия.
   Выпускница Дома Колоколов ныне служит семье на посту главы безопасности Дома и торговли. Она нанимает и увольняет солдат, охраняющих караваны и виноградники В'ниф и лично следит за семейным мэнсом в Имперском городе. Первое занятие она презирает, в основном потому, что из-за этого требуется постоянно встречаться с представителями Гильдии, которых она в массе своей осуждает. Вторая часть обязанностей ей нравится куда больше. Внучка Императрицы и член элитной стражи Имперского Мэнса, Бийар имеет неплохую возможность бродить там в Имперском Городе, где захочет. Последние три года Бийар пользуется этим правом, чтобы изучать магическую защиту Имперского Мэнса. Если ее бабушка сумела разобраться с этой защитой более семисот лет назад, то, теоретически, нет оснований полагать, что внучка не сможет этого повторить сейчас.
   Весь умственный труд Бийар строится вокруг исследований Имперского Мэнса и его защиты; она надеется положить борьбе Домов Династии неожиданный конец. Ничто не доставит ей такого удовольствия как разгадка тайны защитных систем Царства и становление новой Императрицей. Она расспрашивала о Мэнсе свою бабушку и многих других старших родственников, под предлогом попытки воссоздания похожей защиты в других важных зданиях. Хотя некоторые, включая ее мать, знают о ее восхищении Мэнсом, они не знают, насколько далеко зашел ее интерес. Бийар сумела найти способы обойти некоторые из внешних слоев магической защиты Мэнса и каждый изученный уровень лишь подстегивает ее любопытство.
   В'ниф недавно решила, что Бийар давно пора выдать замуж и немного разбавить ее одержимость, но это непростая задача даже для основательницы Дома. У Бийар не лучшая репутация. Она часто возлагает на других, частично и на смертных, невероятно высокие надежды, и их неудачи ее постоянно раздражают. Самая большая проблема в общении для Бийар - ее привычка неосознанно смотреть сверху вниз на тех, кого она не считает высшим. Немалая часть ее вспыльчивости идет от того, что Бийар мало чем интересуется, помимо загадки, занимающей ее всю жизнь.
  
  

В'ниф Кеерса Калла

   В некоторых случаях среди дракорожденных способность создавать великую и долговременную красоту столь же приветствуется, как и умение владеть дайклейвом. Для высшего общества такая красота должна быть идеальной в исполнении и форме, безукоризненной в выражении. В'ниф Кеерса Калла - исполнитель, изящно превзошедшая этот стандарт.
   Кеерса Калла родилась в Лукши у двух людей. Первые ее слова стали песней - она имитировала колыбельную, которую мать напевала над ее кроваткой. Отец Каллы нередко брал девочку в питейные заведения, чтобы она выступала для зрителей. Стоя над ящиками с вином, она пела для зевак, набивавших монетами шляпу ее отца.
   А потом пришел день, когда среди зрителей оказался Своенравный Бриллиант, богатый покровитель искусств из Нексуса. Услышав пение юной Кеерсы, Бриллиант сделал ее родителям предложение, которое позволило бы им безбедно прожить остаток жизни.
   После того как нефрит был передан из рук в руки, Кеерса Калла и Своенравный Бриллиант отправились в Нексус, великий город на реке. Театр ее нового покровителя выглядел как то, о чем она даже не мечтала, и Калла наслаждалась осознанием того, что она вскоре будет выступать на этой сцене; впрочем, не так скоро как она думала - голос девушки был еще не поставлен и не натренирован. Сундуки Своенравного Бриллианта обеспечили ей лучших возможных учителей.
   Именно во время премьеры "Возлюбленной Бога Пустыни", в кульминационный момент арии, она Возвысилась, сверкая разноцветными лентами Эссенции над зачарованной публикой. Теперь, став одной из дракорожденных, она получила приглашение выступать на их собраниях, и в течение многих лет она восхищала династов.
   Поселившись на Благословенном Острове, она взяла в мужья троих. Первым стал триерарх Флота Дерева В'ниф Галлус, и Калла стала его единственной наследницей после героической гибели мужа в битве; она взяла его имя в честь его благородной жертвы. Другими ее мужья были из Домов Нелленс и Тепет, и никто из них не завоевал ее сердце надолго. Говорят, что нет мужчины, которому богиня сцены была бы полностью верна. Они ошибаются.
   С самого детства Кеерса Калла абсолютно верна одному человеку - своему дяде Данши Котону, офицеру высокого ранга лукшийской военной разведки. Находясь на его службе, она давала представления по всему Царству, передавая то, что узнавала во время гастролей, своему лучшему поклоннику.
  

В'ниф Кельтис

   Бунтарь из бунтарского дома не тратил время на то, чтобы сделать себе имя. Он Возвысился в середине исполнения экспромтом оригинальных песен, каждая из которых была едкой насмешкой над кем-то из преподавателей начальной школы. Исполнение вдохновило беспорядки, повлекшие за собой исключение не менее трех студентов (включая Кельтиса) и разрушение ценимого школой фонтана, где были изображены видные преподаватели и деятели. С этого момента он учился в некоторых других начальных школах, и в каждой получал предложение получать образование где-то в другом месте. В конце концов он закончил Алый Инстут в Ярком Обелиске, наконец отыскав преподавателей и предметы себе по вкусу. Обучение в Доме Колоколов для него было кратким, несмотря на значительный талант ближнего боя. Обитель его не приняла, Академия - тоже. Говорят, что когда корабль его матери вез Кельтиса в Гептаграмму, море и ветер отогнали его назад. К добру или худу, но обучение Кельтиса было закончено.
   С тех пор Кельтис живет веселой жизнью по всем стандартам. Его деяния на Севере стали легендарными, не доблестью, но чрезмерностью. Как говорят, его пирушки нередко продолжаются больше месяца. Это не было бы примечательным, но Кельтису присущ талант сатирика и в разгаре дебошей он сочиняет множество композиций. Сильные мира сего постоянно делают ставки на то, кто из примечательных династов в следующий раз попадется на острие пера В'нифу Кельтису, когда до Острова доходят слухи об очередном пиршестве.
   Его выбор цели, что очевидно, не приносит ему любви других династов, но он очень популярен среди простого народа. Для тех, кто не может похвастаться высоким положением, он стал народным героем. По крайней мере в последнее время В'ниф Кельтис кажется тем, кто метает стрелы в могущественных людей из относительной безопасности Севера, перемежая это пьянством, охотой и песнями. Его песни пользуются популярностью в народе, и точно так же среди династов популярны споры о том, когда он перейдет границу и от кого получит удар ножом.
  

В'ниф Одесса

   Одесса не родилась в молодом Доме В'ниф; она - дочь семьи внекастовых дракорожденных правителей Гулланда, страны на побережье Предела. История страны утверждает, что основателями династии были дракорожденные Аспекта Воды, потерпевшие здесь крушение в страшные времена Чумы. Хотя многие из обычаев Сёгуната были забыты или вынужденно изменены в течение веков, связь с Земными Возвышенными никогда не забывалась, и династия оставалась сильной на протяжении поколений.
   Одесса родилась половину века назад, и у нее все признаки сильной крови. Даже не ставилось под сомнение то, что она Возвысится и станет новой королевой Гулланда. Это предназначение не исполнилось из-за бешеного нападения пиратов-зверолюдей. По чистой случайности в море у Гулланда оказалось клятвенное братство молодых В'нифов, и подарком судьбы - то, что маленькая Одесса выжила, пока дракорожденные уничтожали пиратский корабль, удалявшийся от побережья с ней и множеством сокровищ. В'нифы нашли девочку и привезли домой, к главе семьи; ее приняли в дом и предоставили супруга из В'нифов, который за многие годы попыток так и не смог зачать с ней ребенка.
   Одесса чувствует себя в неоплатном долгу перед Великим Домом. После Возвышения она служила В'нифам и готовилась стать моряком. И теперь, когда Дом контролирует торговый флот Царства, Одесса служит помощником капитана на втором по величине корабле во флоте - "Жемчужной Королеве". Она способный офицер, талантливый торговец и дипломат. Но у нее недостает эгоизма, который часто заставляет дракорожденных стремиться к величию, и единственные ее амбиции лежат в сфере служения Великому Дому.
   Неавно, пытаясь подорвать идеальный контроль В'нифов над торговым флотом, Дом Пелепс провел некоторые изыскания в Гулланде и выяснил, что история, которую знает Одесса - ложь. Гулланд на деле был основан изгнанниками из Дома Иселси, которые взяли власть над местным населением и выдали им куда более приятную истори, приведенную выше. Что Дом Пелепс сделает с этими сведениями, еще неясно.
   (Примечание: Аспект Одессы - Вода)

В'ниф Ририон

   Принадлежащий Воде адмирал Торгового флота, Ририон - высокий неуклюжий дракорожденный. Хоть он и не особенно талантливый воин, но адмирал - великолепный моряк. Он исключительно компетентен, и хотя не очень изобретателен в тактике, но умен и тщателен; его размеренные методы приносят успех там, где терпят неудачу менее прилежные люди. Он очень любит свою семью и часто проводит время с женой и детьми в поместье под Арджуфом.
  

Дом Иселси

   На первый взгляд, о Доме Иселси можно говорить как о бывшем Доме Династии - в течение четырех веков он был раздроблен после провалившегося покушения на Императрицу, и Дому никогда не позволили восстановить былую силу. У него нет сатрапий, мест в Совете и немногие в других Домах поддерживают его.
   Всем этим бесславием Дом обязан одной ошибке. В 303 ООЦ несколько шпионов Дома Иселси составили заговор с целью убить Императрицу. Эта попытка провалилась, и незадачливые убийцы были запытаны до смерти, но на весь остальной Дом легла тень подозрения - они не заметили заговора и не попытались его остановить. Каждые несколько десятилетий Императрица казнила одного из Иселси по обвинению в шпионаже, и отдавала одну из их сатрапий другому Великому Дому. Дом принимал эти меры во многом стоически, но положение не улучшилось. Напротив, после почти трех веков подобной опалы, Императрица официально удалила Дом из имперских бухгалтерских книг, убеждаясь, что, среди прочего, Иселси потеряют земли и не получат мест в Совете.
   За последние четыреста пятьдесят лет Дом изменился до неузнаваемости. Некогда Иселси владели мощным морским флотом и немалой армией шпионов во Всевидящем Оке. То, что ныне осталось от Дома - лишь тень былого величия.
   Многие из Иселси были мастерами Безупречных боевых искусств и издавна поддерживали Безупречный Орден, так что старейшины Дома без труда смогли найти убежище в Совершенном Дворце, когда они потеряли последние из фамильных владений. Убежище им предоставили, и падение Дома хоть немного. Но замедлилось. Оказавшись в огромном и древнем Совершенном Дворце, Дом хотя бы получил безопасное место для жизни.
   Однако, похоже, безопасности мало, чтобы спасти Иселси. Многие наблюдатели дают Дому еще несколько десятилетий; затем же остатки Иселси просто не смогут держаться вместе.
  

Мастер Дома

   Дом Иселси столь раздроблен, что нельзя сказать, что кто-то конкретный направляет его действия. Ядро из старейшин находится в Совершенном Дворце, но те, кто действительно работают для Дома - странники, чиновники и шпионы, зовущиеся как угодно, но только не Иселси. Многие из них со времени исчезновения Императрицы отправились в Предел. Все семьи, вышедшие из Иселси, занимаются собственными делами. Время от времени, старшие Возвышенные в Совершенном Дворце предлагают советы молодым родственникам, но их слова имеют мало веса, и их можно воспринимать лишь как предположения.

Основные семьи

   В Царстве Дом Иселси описывают просто: утраченный, разрушенный, унылый. Некогда были три крупных семейства, но сейчас все они собрались под именем Иселси ради своей безопасности.
   В Пределе имеются семейство Энума в Чераке и Сарабан, работающие в Киригасте, но никто из них не связан с Иселси. Оба они одержимы сохранением чистоты крови и ни при каких условиях не станут заводить детей от смертных. Хотя их число уменьшилось, количество Возвышений возросло - кровь приобрела большую силу, дарованную Драконами.
   В течение большей части истории все семейства Иселси обладали Аспектом Воды. Со времен позора и максимально поспешных браков, последовавших за ним, Дом потерял чистоту Аспекта. Теперь большинство из младшего поколения Возвышаются Воздухом и Деревом, феноменом, подорвавшим бы репутацию Дома, если бы там еще было что подрывать. Однако стратегически эта слабость помогает Иселси, позволяя им выдавать себя за членов других Домов.
  

Экономика

   По всей видимости, Иселси умирает. Он не владеет ни легионами, ни сатрапиями. Он не может открыто управлять деловыми предприятиями. Он выживает лишь благодаря контактам с различными религиозными огранизациями, связанными с Безупречным Орденом. Этого едва хватает, чтобы держать Дом на грани нищеты, но метод работает в сочетании с некоторым шпионажем и отдельными контрабандистскими операциями.
   Большая часть нефрита Дома Иселси давно перевезена в "подставные семьи" Дома в Чераке и Киригасте. Обе семьи получают от Царства скромную "дипломатическую стипендию", но большую часть дохода им приносят торговые и транспортные операции. У Дома также хватает шпионов в Пределе; они счастливы продать собранные сведения, но столь же счастливы использовать их в деловых интересах Дома.
  

Цели и союзы

   Члены Дома Иселси сейчас желают только объединиться. У них нет власти, и слишком мало влияния, чтобы заключать браки даже с семьями патрициев. Так как ожидаемое прощение Дома сейчас малореально из-за исчезновения Императрицы, то надежда на восстановление Иселси до полноценного Дома Династии все уменьшается. Основной вопрос - как незаметно и безопасно перевезти последних оставшихся желаемых членов Дома из Совершенного Дворца в Предел. И так как влияние Дома Мнемон на Орден растет с каждым днем, даже Устам Мира будет трудно не дать Совершенном Дворцу переместиться в Имперский Город или обеспечить безопасность оставшихся Иселси.
  

Примечательные династы Дома

   Позор Дома Иселси таков, что в нем нельзя найти членов, которых действительно можно назвать "примечательными". Совсем нередко принадлежащие к Дому меняют имя, чтобы избавиться от бесчестия, сопровождающего имя Иселси. Ныне в планах Дома ключевую роль играют и смертные, и Возвышенные.
  

Белогривый Глас

   Хотя он и не Возвышен, но Белогривый Глас - патриций и губернатор Паучьего Перекрестка. Он занял этот пост лишь незадолго до того, как пропала Императрица. Глас - сын одного из старейшин Иселси, живущего в Совершенном Дворце, и он полностью предан Дому. Он приспособился к Паучьему Перекрестку, переняв местный акцент и собирает любые возможные сведения для семьи, хотя и осторожно - иначе подвергнет опасности свое положение.
  

Дарако Лунный Восход

   Лунный Восход - вероятно, самая многообещающая из недавно Возвысившихся Иселси; она дочь матери-Иселси и морского офицера из Пелепсов, которого мать Дарако соблазнила, когда он был пьян. Уловка Иселси требует постоянного сообщения между Чераком, Киригастом и Царством, и Лунный Восход - одна из самых знающих капитанов во Внутреннем Море.
   Лишь немногие знают, что ко дну ее корабля присоединена пара медных ручек. Когда паруса ловят хороший ветер, Лунный Восход пробуждает свою аниму, ныряет вниз и, держится за рукояти, пока корабль несет ее сквозь волнующееся море. Благодаря таким методам она изучила топографию дна Внутреннего Моря; также она применяла этот трюк, чтобы уйти от нежелательного разговора с имперскими инспекторами.
  

Иселси Джолин

   Два века прошло с тех пор, как Иселси Джолин называли иначе чем "Цветок Смерти". Она - ужас и тайна могучих дракорожденных, и смерть укрывается в ее тени.
   Когда Императрица взяла контроль над ресурсами и членами Дома Иселси, некоторых из них послали с Благословенного Острова в тайную цитадель на Юге. Там, среди вулканов у Стихийного Полюса Огня, эта скрытая ветвь падшего дома жила и обучалась. Однажды они могут ударить по Императрице, желая отомстить, но сейчас их лица ведомы слишком многим.
   Они ждали вдали от империи, и хотя не процветали, но выжили. Когда родились новые Иселси, их обучали всем методам убийства с тех минут, когда они сделают первые шаги. Иселси Джолин получила первый чакрам лишь через несколько месяцев после того, как покинула колыбель. Первый урок Иселси - бить надо с расстояния, чтобы единственная опасность состояла в том, чтобы быть замеченной. Когда Джолин исполнилось пять, она изучила пути теней и то, как прятаться на виду. К десятому дню рождения она освоила немало видов оружия, каждый из которых нес быструю тихую смерть. Даже до ее Возвышения в возрасте тринадцати лет, она была мастером убийства без оружия и идеальным убийцей.
   Наконец настало время вернуться домой. Она прибыла через четыре месяца, и потом словно огромная коса прошлась по Царству, пожиная дракорожденных и смертных. В убийствах не было причины или порядка, лишь цель - создать хаос и страх. И с этим заданием Джолин справилась превосходно; теперь она была хищником, равно охотящимся на волков и овец.
   Джолин быстро поняла, что дабы поддерживать должный уровень признания среди династов, ей надо выработать "подпись". И потому она взяла привычку оставлять среди вещей жертвы один цветок сирени на утро, предшествующее убийству. И совсем скоро сплетники и остряки прозвали ее "Цветком Смерти". В течение двух веков после этого она оставалась на Благословенном Острове, исполняя роли то нищенки, то сенатора, то тени, исчезающей из виду.
   Несмотря на кажущиеся случайными убийства, Джолин знает цель, преподанную ей с рождения - подорвать уверенность людей в Великих Домах и Алой Династии. Заставить сильными казаться слабыми, и слабые примутся искать лидеров и защитников везде. Она служит своей семье, не давая любому Дому занять место истинного лидера и убирая тех, кто подошел слишком близко к этой цели. Она никогда не удаляется от регента Фокуфа, на тот случай, если он вдруг проявит политические амбиции и должен будет быть убит.
  

Иселси Осуйя

   Легенда о Пелепс Надже - известная и стойкая. Но почти никто не вспоминает о спутнице Несравненной во время векового похода, товарище-магистрате, направлявшем ее страсть туда, где она принесет больше пользы. Это отлично подходит Иселси Осуйе и немало ее забавляет. Тихая, сообразительная и практичная, дополняющая бешеную энергию подруги, Осуйя никогда не стремилась охотиться за монстрами. Напротив, ее карьера магистрата была редкой - она действительно расследовала преступления, а не брала взятки и не указывала на наиболее подходящих подозреваемых. В течение века они с Пелепс Наджей были лучшими друзьями, со времен первой встречи в Совершенном Дворце, когда обе были кандидатками. И хотя она не столь легендарна (или честна) как ее друг, но она столь же предана Царству и войне против Анафем.
   Хотя Иселси Осуйя - Безупречная монахиня, причем преданная, ей также присущ сильнейший здравый смысл, и при необходимости она может скрывать или отрицать свою веру. Такое сочетание ума, хитрости и неослабевающего боевого мастерства встречается редко, и Контора Гармонии находит ему хорошее применение. Обычно на полевой работе Иселси Осуйя маскируется под бродячего нищего или наивную смертную монахиню, задавая невинные вопросы об Анафемах и их действиях. Когда же она сбрасывает маску, то обычно возвращается в Контору и сообщает сведения начальнкам, но если обстоятельства требут - она скорее наденет бритвокогти и схватится с Анафемой, чем даст ему сбежать.
   Иселси Осуйя - невысокая мускулистая женщина с крупными чертами лица, не подходящая под обычный образ Безупречного монаха. Именно этого она (и Контора Гармонии) хотят, и будет глупо недооценивать ее из-за внешности.
  

Неизбежный Гром

   Очень немногие за пределами Безупречного Ордена или Всевидящего Ока когда-либо слышали имя Неизбежного Грома, хотя в конторах, поддерживающих Дикую Охоту, это имя - легенда. Он - древний Безупречный монах, хотя по любым стандартам хорошо сохранился - на вид он средних лет, но по слухам, ему уже за два с половиной века. Когда его спрашивают о тайне долголетия, он признает, что следует особой диете из проса и родниковой воды, и иногда благодарит великую Мелу, Направляющую Облака, Соответствующие Зову Битвы за благословение долгой жизни.
   Неизбежный Гром родился в Доме Иселси и был воспитан как Безупречный монах, даже осваивая искусства обмана и убийства. С самого начала карьеры в Ордене Безупречных Драконов, он принял жесткие обязанности - убийство Анафем везде, где они появляются, наведение порядка среди взбунтовавшихся богов и сражение с силами Вильда.
   Неизбежный Гром - мастер нескольких боевых стилей, как обычных, так и Безупречных, и был в составе более десятка Диких Охот, что делает его одним из самых опытных и эффективных убийц в мире. Из-за недостатка ресурсов и времени его недавно даже посылали на два задания по уничтожению нововозвышенных Анафем, впереди основных сил Дикой Охоты. В обоих случаях он великолепно справился. Находясь в Дикой Охоте, Неизбежный Гром предпочитает схватиться с Анафемой в открытой рукопашной, но в два последних раза ему пришлось бить из засады и быстро прикончить врагов.
   Что неизвестно Грому - так то, что он с рождения был готовым инструментом Сторонних Бронзовой Фракции, и каждый раз, как он вступает в бой, ему помогают могучая магия, древнее чародейство и благословения Сторонней астрологии. Влияние стольких разнообразных факторов странным образом отражается на судьбе старика, и многие в Небесной Бюрократии задаются вопросом: повлияет ли это как-то на тех, кто близок к нему с на тех, с кем он сходится в бою?
  

Уловка

   Хотя положение семьи не лучшее, особенно со времени исчезновения Императрицы, Дом Иселси пострадал и близко не так сильно, как считают чужаки.
   До попытки покушения Дом числился в фаворитах Императрицы, в частности потому, что снабжал ее самыми свежими и точными сведениями о том, что творится в Царстве и Пределе. После бездарно спланированного покушения на ее жизнь коалицией горячих голов из Дома, Императрица для сохранения лица могла лишь заставить Дом страдать. Но это также дало ей возможность улучшить свою разведку. Все те, кто были "казнены" были офицерами высокого ранга во Всевидящем Оке. Они не погибли, как поверили все, им создали новую личность и перевезли в отдаленные места (иногда даже в Предел), где они продолжили служить глазам и ушами Императрицы. Некоторые члены Иселси, которым правительница симпатизировала, получили новые личности и стали магистратами или архонами.
   Для Императрицы это стало игрой. Одной рукой она отбирала у Дома Иселси права и привилегии, а другой - давала членам Дома огромные пособия или земли в Пределе.
   Многие члены Дома просто переехали и стали спящими агентами в дальних регионах, лишь ожидая приказа собирать сведения или уничтожить врагов Алого Трона.
   Главы Дома в Совершенном Дворце знают об истинном положении вещей, и представляют, что делать, но они бережно хранят тайну от младших членов Дома, в чьей рассудительности они не уверены.
   Во время правления Императрицы она собиралась срежиссировать некий великий акт искупления для Дома и вернуть на свет многих из семьи. Но с ее исчезновением надежда на будущее для Дома поблекла. Только Императрица, ее Сторонние советники и некоторые из доверенных магистратов знали правду, и план по триумфальному возвращению Дома Иселси пропал вместе с ней.
   Другие Дома, к несчастью, могут отнестись к остаткам Дома не по-доброму. Все, что удерживает их от атаки на Дом - убеждение, что шпионы и убийцы Иселси могут укрываться рядом с ними и ударить в тот момент, когда против их Дома предпримут враждебные действия.
   К счастью, Иселси твердо обосновались в Пределе, особенно в сатрапиях, принадлежавших им ранее. Хотя они и потеряли очевидные и влиятельные посты, они все же держат немало ключевых позиций. Сейчас их просто занимают люди с другими именами. Многие командиры гарнизонов, послы, монахи и так далее некогда носили имя Иселси и все еще связаны с семьей.
   Нынешняя проблема Дома - решить, стоит ли предпринять попытку искупления самостоятельно, или же перестать цепляться за звание Дома Династии и переехать в Предел, где проложившие путь создали семьи под другими именами.
   На данный момент больше Иселси ушли в тень, чем остались на свету. Те, кто остались - явные символы трагедии, постигшей падший Дом - менее умные или заслуживающие доверия члены Дома. Трагический конец Иселси могут исполнить они, пока остальная семья переместится в Предел.
  

Дом Катак

   Дом Катак знаменит тем, что он - один из самых воинственных среди Великих Домов, и Возвышений в нем происходит лишь немногим меньше, чем в Доме Мнемон. Что еще более благоприятно - за последние восемьдесят лет Дом Катак произвел больше детей, чем любой другой Великий Дом. Для Катаков это необходимо, дабы компенсировать равно высокий уровень смертности. Большинство молодых Катаков (и Возвышенных, и нет) поступают в легионы, где стараются сравниться с легендарными героями Дома или превзойти их... и записи о потерях это отражают. На долю молодых солдат этого Дома выпадает больше трагедий, чем на долю других. Общество приписывает это бесстрашию Катаков; в узком кругу часто говорится, что члены Дома обладают великим мужеством и малым умом. Некоторые даже тайно обсуждают возможность экстравагантного заговора Мнемон, который должен удержать Катаков от захвата власти, иначе они просто задавят остальных числом.
  

Мастер Дома

   Кайнан, правнук самого Катака, - нынешний патриарх Дома и истинная икона Алой Империи. Кайнан из тех редких, искренне благочестивых людей, получивших образование в Обители Мудрости, и выбравших путь солдата, а не святого.
   В течение славной карьеры, в которой было главенство в легионах Катаков, битвы с вторгшимися фейри и активное участие в Дикой Охоте, Катак Кайнан заработал уважение семьи и повиновение легионов. Он один из немногих Возвышенных в Царстве, который может получить аудиенцию у Уст Мира, попросив о ней всего лишь за час.
   Как и его Дом, Кайнан проявил себя очень плодовитым, и неожиданно многие из его детей и внуков - Возвышенные.
   Хотя Кайнан и не считает себя правителем Дома, по существу, он руководит обширной семьей твердой, но спокойной рукой. Он прислушивается к мнению других членов семьи, но никто не сомневается в том, что его слово - главное.
   Будь Кайнан помоложе, он бы, вполне вероятно, стремился к Алому Трону, благодаря усилиям Бронзовой Фракции, считающей его идеальным примером благочестивого глашатая. Но сейчас Сторонние не ожидают, что Кайнан проживет больше нескольких десятков лет, и не рассчитывают, что судьбоносный конфликт развернется так скоро.
   Кайнан высок ростом, очень мускулист; у него длинные рыжие волосы и все приметы старого и могучего Аспекта Огня с прекрасной родословной.

Основные семьи

   Семейство Катак Гарель
   Катак Гарель - уважаемая военный историк, чье семейство живет в обширном мэнсе вне Тучары, в Доминионе Арджуф. Она и ее семья известны наиболее точными и полными историческими трудами по всем завоеваниям и битвам Алой Империи. Эти труды, собранные из наблюдений на поле битвы и подробных расспросов, читаются как сверхдетализированные и тщательно аннотированные отчеты о каждой битве. Они столь точны, что содержат деликатные сведения и соответственно охраняются. Каждый раз, как Царство вступает в конфликт, хронисты из семьи Гарель появляются на поле битвы или рядом с ним, словно голодные вороны. Во многих случаях семья навлекала на себя гнев других Домов и семейств, будучи слишком честными в своих трудах; но Гарель всегда настаивала на том, что точные записи о битвах куда более важны для Царства, чем лесть. Если хоть кто-то из ее семьи подделает хронику битвы, то Гарель и Кайнан вместе примут жесткие меры, чтобы защитить сохранность репутации семейства.
   Некоторые историки Гарель недавно заперлись в семейном мэнсе в Тучаре, дабы закончить официальный отчет о гибели легионов Тепета от рук Быка Севера, и многие династы пытаются надавить на Катак Гарель, дабы ускорить процесс.
   Хотя многие в линии Гарель последовали ее примеру и стали историками, многие также применили уроки истории на практике, став стратегами и генералами легионов.
   Все крупные семьи Катаков принадлежат к Аспекту Огня.

Экономика

   У Дома Катак много сатрапий в Пределе, и оттуда идет немалая часть доходов Дома. Репутация Катака Кайнана говорит о том, что он давит на сатрапии сильнее, чем другие Дома династии, но также и поставляет им более обученные войска, менее продажных офицеров и многие другие услуги (по большей части дорожные и по постройке мостов). Он считает, что высокие запросы его Дома честны, учитывая, сколько сатрапии получают в ответ. Данники, со своей стороны, в этом менее уверены, и в последние месяцы подозрительно запаздывают с выплатой налогов в Дом. Другие забыли выслать часть требуемого, заявляя, что им посылать больше нечего. Ясно, что они рассчитывают, что потрясения в Царстве займут Дом Катак, и они, вполне вероятно, посчитали правильно. Однако, если их расчеты на оправдаются, то Дом гарантированно выразит свое негодование при помощи легионов.
   Поскольку сатрапии принялись так размышлять над налогами, некоторые семейства Катаков начали за деньги сдавать внаем войска Дома другим данникам. Кайнану эта практика не нравится, он ее сравнивает с военной проституцией (как он называет действия наемников). И все же он понимает, что Великий Дом не будет получать денег, придерживаясь строгой морали. Он старается убедить других дракорожденных Дома, что давать напрокат эти войска можно лишь в интересах Царства, хотя эти доводы имеют лишь посредственный успех. Хотя наследники Дома глубоко уважают Кайнана, это уважение не поможет их детям попасть в дорогие школы или же одеваться в роскошные шелка, к которым они привыкли.

Цели и союзы

   Катак Кайнан - честный человек, искренне заботящийся о своем Доме, и он в соответствии с этим возглавляет Катаков. Он уважает союзы и договоры, и воздерживается от паранойи, бича многих других Домов Династии. Хотя и не скажешь, что Катаки хватаются за каждую предложенную сделку. Они тщательно изучают все возможности и убеждаются в том, что Дом выгадает от каждого союза.
   В последнее время Дом Катак направляет солдат в сопровождение налоговых караванов других домов, получая часть налогов. Это не только приносит прибыль Дому, но и гарантирует, что сундуки Царства будут наполняться даже в нынешнее Смутное Время. В'ниф Алисет верит, что она обнаружила хранилище сокровищ Первой Эпохи в глубине Предела, недалеко от Ларджина, и ныне предлагает Катакам щедрую плату за помощь в перевозке сокровищ в Царство для изучения и ремонта. Дом очень заинтересован, но политические реалии Царства таковы, что отправлять сейчас в Предел много легионов опасно. И все же возможная оплата стоит риска. Решение будет вскоре принято.

Примечательные династы Дома

Катак Кайнан

   Цитата: Если у тебя нет дисциплины, то тебя не спасет даже кровь Драконов.
   Кайнан - результат воспитания в исключительно строгой семье, усвоивший ценность дисциплины с детства. Его учили быть воином и генералом с тех пор, как он начал ходить... и это заметно. Кайнан не только выжил в битвах, где все шансы были у противника, но и вел легионы к славным победам. Он не выиграл каждую битву, в которой участвовал, но искусно сводил потери к минимуму даже в самых скверных случаях. Недавно он передал командование легионами младшему брату, но постоянно наблюдает и за армией, и за братом. Со времени исчезновения Императрицы его внимание приковано в основном к сатрапиям Дома в Пределе. Кайнан чувствует, что они после всех тех лет, что легионы их защищают, они должны быть более лояльными, чем демонстрируют сейчас. В идеальном мире он бы уже послал три легиона в беспокойные земли, дабы пояснить на примере, что с Царством по-прежнему надо считаться.
   Однако, при нынешней политической ситуации, держа в уме уничтожение военных сил Дома Тепет, Кайнану приходится обращаться к дипломатии, которая, по его мнению, и близко не столь эффективна, и ситуация раздражает его все больше.
   Кайнан полностью принял то, чему его обучали в детстве. Дисциплина и самоконтроль - основные его стороны. Он почитает Хесиеша и поклоняется ему как образцу идеального самоконтроля и управления ресурсами.
   Он четко ощущает, что роль дракорожденных - править Творением, и они должны править железной рукой. Смертных Кайнан считает этически и духовно низшими, и хотя жалеет их, но также и понимает, что его долг - научить их уважать вышестоящих.
   И как Хесиеш сохранил свою Эссенцию до того времени, когда она действительно понадобилась, Кайнан хранит всю силу своей ярости для трех врагов: врагов Творения, врагов Царства и еретиков, отвергающих Безупречный Орден. Всем остальным он может даровать прощение, но эти трое не дождутся никакого милосердия.
   Хотя Кайнан исключительно строг, он не отказывает себе в удовольствиях по подходящему поводу, и ценит хорошие шутки, отлично рассказанные.
  
   Катак Кайнан - огромный и удивительно проворный человек, заплетающий в косу длинные рыжие волосы. Он закален битвами в течение всей жизни, и держит себя с мощью и уверенностью, поражающей других Огненных.
   Его снаряжение составляет все, что ему понадобится - родовые клинки, броня, военные формиорования и все, что можно купить за огромное богатство.
  

Катак Вопер, сатрап Харборхеда

   Назначенный на пост семь лет назад Катаком Кайнаном, Вопер все эти годы был образцом сатрапа. Жетский финансист и верный последователь Безупречной Философии, он может держать ситуацию в Харборхеде под контролем - но лишь едва-едва.
   Катак Вопер - высокий сильный человек лет пятидесяти. Темные волосы седеют и синеют по мере того, как он стареет, и то же происходит с тщательно подстриженной бородой. Самая заметная его черта - темно-синие глаза, чей взгляд пронзает собеседников дракорожденного. У него низкий голос, но обычно он говорит мягким тоном, и собеседники иногда расслабляются куда больше, чем намеревались. Но если он кричит в гневе, то сила его голоса поражает тех, кто слышит его.
   Вопер принадлежит к Аспекту Воздуха и происходит из одной из сильнейших семей в Доме Катак. В течение обучения в младшей школе в Джуше он проявил все признаки крови дракорожденных: силу, скорость и высокий интеллект. Когда он Возвысился во время экзамена по математике, большинство его учителей лишь еще крепче поверили в то, что ему предстоят великие дела.
   Имея шанс подняться на вершину общества Царства, Вопер решил сделаться таким хорошим гражданином, каким только возможно. Родители направили его в Институт Золотой Ленты, где он изучал политику и экономику. Вопер трудился на пределе сил и в награду получил исключительно хорошие оценки. Он прошел выпуск вторым в классе, навсегда заработав ненависть некоторых других дракорожденных студентов.
   Сразу после школы Катак Вопер поступил в Тысячу Чешуй, и немедленно произвел впечатление. Он прирожденный экономист, и натренированная интуиция помогает ему предсказывать, каким путем двинется каждый рынок. Фактически, он работал так успешно, что многие его враги предположили, что ему помогают внешние - или даже сверхъестественные - силы. Хотя это и не было доказано, но враги по-прежнему распускают эти слухи, дабы опорочить Вопера.
   Успешно справившись с рядом все более трудных и значительных назначений, он в конце концов получил пост сатрапа Харборхеда. Катак Кайнан очень тщательно убедился, что Вопер понимает, чего от него ждут. Выплата налогов показывала, что в Царстве растет недовольство, и Воперу поручили вновь взять местных под контроль.
   Это назначение - труднейшее в его карьере. Местная администрация, в которой коррупция прочно укоренилась, часто требовала с народа налоги, вдвое большие чем положено, и Вопер не удивлялся, что жители недовольны. Его самого происходящее раздражало куда чаще, чем хотелось бы, и он несколько раз срывал злость на слугах и рабах, что на него совершенно не похоже..
   Вопер - стойкий последователь Безупречной Философии. Его вера в божественную природу дракорожденных непоколебима, и все, что он делает на посту сатрапа, идет от этой веры. Он проводит как минимум час в медитации ежедневно, и каждую неделю посещает храм. Каждый день он встречается с Катаком Катуфом, старейшим Возвышенным в Киригасте, который помогает сатрапу советом по направлениям политики и по поводу того, как обращаться с наиболее воинственными главами бюро. Вопер регулярно совещается со старшими Безупречными монахами и часто откладывает важное решение, пока не поговорит с аббатом по вопросам Безупречной Философии.
   Минимум раз в неделю Катак Вопер встречается Леопардом Ошомом Кургазом. Они сидят в кабинете сатрапа, беседуя за чаем и игрой во Врата. Вопер глубоко любит Харборхед, находя жесткую естественную красоту страны удивительно притягательной. Это в некотором роде роднит его с Леопардом, и они крепко сдружились, несмотря на все политические разногласия между культурами. Они обычно говорят о Безупречной Философии и ищут пути сближения двух культур.
   Однако Катак Вопер не питает иллюзий по поводу верного места Харборхеда в более крупных планах. Эта земля - все еще данник Царства, и он рассматривает ее с такой позиции. Вопрос о налогах - одна из наиболее напряженных тем в разговорах Вопера и Леопарда; дракорожденный настаивает, что вычисления его счетоводов полностью верны, и если они говорят, что местные не выплатили должный налог, то он им верит. Леопард, с другой стороны, замечает, что Царство слишком давит на его народ, и что люди начинают этим возмущаться.
   Тепет Берел Халасе, жена Вопера, также принадлежащая Аспекту Воздуха, разделяет нерушимую веру мужа в Безупречную Философию. Большую часть времени Халасе посвящает миссионерской работе с местными, пытаясь помочь им понять верный порядок вещей. Утрами она часто медитирует с мужем и всегда посещает службы вместе с ним. Как и Вопер, Халасе глубоко любит эту страну, и в особенности местных птиц. Она регулярно выбирается за пределы Киригаста в компании большого отряда чтобы утолить желание понаблюдать за птицами.
  

Катак Качек

   Еще в молодости, когда молодой Возвышенный изучал военную стратегию в Доме Колоколов, его мучала бессонница. Ночами, чтобы извлечь пользу из неспособности заснуть, Качек изобрел игру на основе стратегии, которую изучал, и пригласил соучеников сыграть... и очень многие откликнулись. В 466 ООЦ Катак Качек представил эту игру, названную Вратами, всему Царству, и ее немедленно назвали шедевром стратегического воспитания. Катак Качек много лет служил в легионах и регулярно играл во Врата с соратниками-дракорожденными, но никогда не понимал, насколько популярной стала его игра, пока не вернулся в Царство. Ныне он возглавляет собственную семью, и его потомки числятся среди лучших игроков во Врата в Царстве.
  

Катак Качек Марн

   Катак Качек Марн начала зарабатывать славу еще в Доме Колоколов - она была первым первокурсником, за весь год ни разу не проигравшим во Врата. Ко времени окончания учебы она создала новый гамбит - Обман Марн - и была официально включена в число Мастеров Поля.
   Сразу после выпуска Катак Марн направили в легионы в ранге чешуелорда. Ее мастерство тактики малых групп и выживания в дикой местности принесло ей огромное уважение начальников и бесконечный поток опасных заданий в глубине территорий. Она заработала особенную славу в битве при Башне Трех Камней. Охотничья компания аристократов-фейри зимним утром выехала в леса Востока; они наткнулись на старый, слабо защищенный аванпост, взяли в плен легионеров и увели их в лес. Марн, временно тренировавшая в лесах чешую зеленых рекрутов, услышала о нападении и пустилась в погоню. Под ее командованием солдаты отыскали и обогнали фейри и устроили им асаду. Катак Качек Марн лично сошлась в битве с лидером фейри и сразила его, ценой потери глаза.
   Марн окружили почетом сразу после этого, когда на ее одежде еще не высохла кровь после драки. Она продолжает отлично служить в лесах Востока, уже в звании лорда крыла; говорят, что она пишет труд по тактике мобильных отрядов, который, без сомнения, с радостью примут в военных академиях Острова. Также ходят слуги, что ей уже приготовили покои в Доме Колоколов, ожидая, что она будет преподавать там.
   Примечание: в отличие от других, Аспект Марн - Дерево
  

Сенатор Катак Качек Матарин

   Дни славы Катак Качек Матарин прошли. Каждый, кто знает либо ее саму, либо знает о ней, с этим согласится. Ее блестящие выступления в Совете случились десятилетия назад, и времена, когда она могла заставить замолчать дискутирующих противников одним тщательно подобранным словом или поразить других блистательной речью, ныне вспоминаются как триумфы прошлого, и никто не ожидает, что она превзойдет былой успех. Она тратит время по мелочам, путешествуя у границ Царства и по сатрапиям, находясь на пенсии у своего дома, получив безопасную работу теперь, когда она больше не приносит пользы дому. И именно этого Катак Качек Матарин и хочет.
   В среднем возрасте, вернувшись после десятилетий приключений, она вышла замуж как подобает, и принялась делать карьеру в политике. К своему удивлению, Матарин обнаружила, что она даже больше умеет работать словом, нежели мечом, и служила Дому Катак в роли сенатора Верхней Палаты. Ее муж погиб на поле боя через двадцать лет после этого, но к тому времени у Матарин было трое здоровых детей, и она не посчитала нужным выйти замуж еще раз, чтобы выносить новых.
   Несколько лет назад, сразу после исчезновения Императрицы, Катак Кайнан попросил ее пожертвовать амбициями и положением в обществе ради блага дома. Он уже тогда заметил недостаток энтузиазма по поводу налогов в сатрапиях, и слышал слухи о фейри, Анафемах и других возможных врагах и подстрекателях. Кайнан хотел, чтобы Матарин служила Дому дипломатом в сатрапиях, но была ненавязчивой, медовыми словами успокаивала местные власти, так, чтобы Дому Катак не понадобилось посылать слишком много солдат и подавлять восстание.
   Катак Качек Матарин знала свой долг... и, если честно, мысль о себе в роли тайного дипломата Дома понравилась ей куда больше, чем перспектива сидеть во все более шумной и склонной к убийствам Палате. Она позволила себе уйти со сцены, выступая все меньше, и, в конце концов, позволив отправить себя в "путешествие по сатрапиям Дома", что послужило прикрытием для ее задания. Злые языки указывают на то, как часто ее направляют в проблемные места и рассуждают о том, что Дом Катак пытается избавиться от стареющей Возвышенной, которая стала помехой. Более разумные враги наблюдают за ее маршрутом, оценивают, как меняются местные воззрения после ее отбытия и серьезно задумываются.
   У Катак Качек Матарин начали проявляться признаки возраста - волосы седеют, походка замедляется; но она не забыла боевые чармы, хотя ныне и использует почти только подходящие для впечатления. Она путешествует с парой молодых не-Возвышенных династов из своего Дома. Хотя они и Возвышены, но знают о ее задании, и являют собой отличных шпионов, отравителей и дипломатов. Она может отправиться в любое место Предела, особенно если там назрела взрывная ситуация, и сделает все, что в ее силах, чтобы тихо вмешаться в интересах Дома Катак... и, конечно же, в интересах Царства.
  

Катак Китоно

   Генерал Катак Китоно, восьмидесятисемилетний Огненный дракорожденный, командует Двадцать третьим имперским легионом. Он хорошо заботится о своих солдатах - хотя они лишь псы по сравнению с крысами и навозными жуками. Китоно, часто окруженный слабым сине-оранжевым ореолом, проявляет открытое презрение к мажордому и искусно подрывает позиции сатрапа. Он - настоящая власть в Грейфалльсе, и эти низшие - лишь старые идиоты-перестраховщики.
   Когда Совет направил Китоно в Грейфаллльс после уничтожения легионов Тепета, он привез лишь генеральский жезл и горстку разведчиков и сержантов. Он послал местные войска Пелепсов домой и провел набор в трущобах и тюрьмах Грейфалльса и прилегающих областях. По мере того, как его офицеры по одному или парами присоединялись к нему, Китоно организовывал все больше драконов, постепенно создавая настоящий имперский легион, в сотнях миль к восток от Лукши. Он даже сумел тайно провезти по реке четыре варстрайдера, и теперь они сидят за стенами Высокого Гарнизона, невидимые из города внизу. Подкуп и перевозки по суше позволили ему также добыть орудия поменьше - пушки Эссенции и взрывные луки, а инженеры генерала при помощи подручных средств соорудили катапульты и требушеты.
   Теперь Китоно ждет приказов - официально. Неофициально же он отправил разведчиков на соседние территории; его личный штаб изучает сведения и пытается определить, какое государство достаточно слабо, чтобы пасть без борьбы. Цели генерала - заменить Ромбулака сатрапом из Катаков и удвоить территории Царства на Востоке.
  

Катак Мэй

   Низкая профессия вроде оружейника редко считается подходящим занятием для кого-то из дракорожденных, но в случае с Катак Мэй явно делают исключение. Выпускница Гептаграммы специализируется на создании великолепных нефритовых доспехов, основываясь на разработках Первой Эпохи. Каждый комплект доспехов, созданный ей - произведение искусства, и Мэй находится в числе богатейших членов Дома. Она была помолвлена с молодым генералом в легионах Дома Тепет, но он погиб в битве Павшей Лазури, где сокрушили все войско. Ныне же Мэй проявляет мало интереса к чему-то за пределами ее невероятного кузнечного комплекса в Тучаре, хотя многие Возвышенные поклонники из лучших домов Династии пытаются привлечь ее внимание. Некоторые в ее собственном Доме надеются, что ее траур еще продолжится, так как доспехи, которые она создает в период печали, равны по качеству изделиям времен Сёгуната.
  

Катак Меладус

   Цитата: Сейчас я могу лишь делать все, что в моих силах.
   Детство Меладуса было, фактически, идеальным для книги. Его воспитание было почти суеверным по своей природе, и этим было обязано попыткам его многочисленной и уважаемой семьи достичь предполагаемого идеала воспитания дракорожденного ребенка. Других бы такое детство сделало мягкими или наивными, но в Меладусе оно воспитало идеализм и почти просветленную простоту. Хотя его обучали, ожидая, что он сделает военную карьеру как мать и сестра, он предпочел выразить свои склонности и таланты в более необычной, хотя и родственной области. Меладус решил исполнить детскую мечту и стать оружейником и артефактором для легионов, и поступил в Гептаграмму, чтобы получить наилучшее чародейское и техническое образование. Там он оказался белой вороной среди уравновешенных ученых, и окончил школу лишь благодаря искре таланта и упорству.
   После выпуска Меладус отправился в Шипы, чтобы навестить сестру в поле, и стал свидетелем разрушительных последствий битвы при Мишаке, пытаясь понять перспективы, прежде чем полностью отдаться карьере. Он видел прибытие джаггернаута Лорда Смерти Зимней Маски, и бежал незадолго до того, как абиссалы захватили город. Падение Шипов в конце концов пробило патриотическую и идеалистическую завесу на глазах Меладуса и показало опасности мира и роль в нем страны, которой он так гордился. Ныне Меладус упорно трудится в легионах, дабы достичь поста, на котором он может предотвратить падение идеалов своей страны и народа, стараясь поддерживать баланс между праведными идеалами и необходимостью держать рот на замке.
   С самого детства Меладуса завораживали военные машины, особенно могучие механизмы Первой Эпохи. Он поставил цель в жизни - добиться идеала в работе с ними: как учит Мела, нужно стремиться к совершенству во всем. Увы, при этом он твердо верил в праведность Безупречной Веры, долг дракорожденных хранить порядок в мире и, до недавних пор, в то, что его народ - высший.
   Однако теперь он начал понимать, что наследие Царства - внутри него и немногих подобных ему неиспорченных; Царство же в большинстве своем показывает, что оно не может следовать идеалам, о которых говорит. Меладус уважает старших (для карьеры было бы самоубийственно так не поступать), но более не доверяет им; вместо этого его вера принадлежит беспокойным людям из его собственного поколения, которые все сильнее пытаются примером показать, какими должны быть Князья Земли.
   Меладус держит и ведет себя очень взвешенно, в манере, которая, по его мнению, присуща типичным героям и военным. Его волосы практично подстрижены, но хорошо причесаны, одежда военного покроя всегда выглажена, и он делает все возможное, чтобы произвести уверенное и благоприятное впечатление. Конечно, в поле он заметен по тяжелому синему драконьему доспеху, украшенному молниями, который лишь подчеркивает привычку Меладуса постоянно перекатывать электрические разряды по рукам и между ладонями.
   Примечание: Аспект Меладуса - Воздух.
  

Катак Нолан

   Пока Великие Дома сражаются за контроль над Царством после исчезновения Алой Императрицы, некоторые из Возвышенных становятся естественными лидерами; харизматичные молодые династы могут стать крупными фигурами в Домах в Смутное Время. Для молодых это хорошо... для более старых и жадных родственников - плохо. Последние живут в страхе, что потомки их вытеснят. Одно из решений - убить выскочек, другое - скрыто или явно отвлечь их на дела, которые в меньшей степени угрожают старшим. Такова ситуация с Катаком Ноланом, безупречно воспитанным наследником своей семьи и известным офицером Двадцать шестого легиона.
   После того, как Нолан два года завоевывал славу и известность внутри и вне дома, с ним поговорил отец, печально объяснивший, что любая война за влияние должна подождать, пока Дом Катак не решит, кто займет Алый трон. Нолан мог либо остыть на несколько лет и направить свою энергию в менее политически беспокойные дела, либо же пасть жертвой несчастного случая. И Нолан, будучи отнюдь не дураком, пусть даже этот стеклянный потолок, возведенный старшими, его и взбесил, - поступил в Дикую Охоту.
   Когда Нолан зарегистрировался в Конторе Гармонии, его надменность несколько пошатнулась. Теперь он впервые познакомился с силой Анафем, и понял, что его попытки сражаться с этой мощью более важны, чем он верил раньше. Также он испытывает смешанные чувства к прежнему командиру Катаку Сетоду, легенде Дома и легиона - но также и кузену из младшей семьи и низшей кровной линии, старому вояке, чьи времена прошли. Разрываясь между надменностью и почтением, Нолан все больше склоняется к возмущению - по поводу дома, который заставил его отойти, когда на дворе эра возможностей и по поводу Катака Сетода, символа власти старших Возвышенных над молодыми. Это возмущение может пропасть, столкнувшись с более важными заботами... или же может заставить импульсивного Возвышенного предать Контору Гармонии в обмен на политические или мирские блага.
  

Катак Сетод

   Более двухсот лет Катак Сетод был легендарным героем Царства, солдатом, авантюристом и крестоносцем. Он был среди тех, кто в 585 ООЦ сражался с Анафемой Йохимом, и вел войска во время Восстания Кровавых Кос. Когда в 722 ООЦ он ушел в отставку, то вступил в Контору Гармонии, и даже сейчас по всему Востоку рассказывают о его битвах с Анафемами-лунарами и их выродками-зверолюдьми. В последние сорок лет он неустанно трудился в Конторе, поднимаясь в иерархии Охоты, пока не стал одним из трех остиариев Конторы, несмотря на то, что он - скорее мирской солдат, нежели Безупречный монах; просто никто не может сравниться с ним в опыте или приверженности делу Царства. По сути, Сетод видит, какой проказой стала Алая Империя, выбрасывающая в мир всю гниль. Он смотрит на Царство и видит прогнившую и упадническую трату запасов, сперва под управлением диктатора-Императрицы, а затем - жадных членов Совета, спаянных верой, которая проповедует служение и восхищение существами, которые получили силу просто потому, что родились. Но его долг - защищать Царство, что бы он о нем не думал, а для Катака Сетода долг - жизнь, цель, божество. Если он будет должен, то пройдет по лаве, спрыгнет с горы или голыми руками схватится с лунарами посреди хаоса Вильда - и все это он в своей жизни уже делал, и может сделать еще сотню раз.
   Сейчас Катаку Сетоду двести семьдесят шесть лет, и жизнь Возвышенного близится к концу. И каждый день он проглатывает сожаления, смиряет гнев и сосредотачивается на исполнении долга: сражении с существами, к которым не чувствует никакой враждебности, с существами, которые, как он иногда надеется, повергнут Царство. Он будет поддерживать Контору Гармонии всеми своими силами и вести кампании против Анафем, пока его сердце не перестанет биться.
   Катак Сетод - Возвышенный могучего сложения, и землисто-темная кожа слабо указывает на его возраст. Он одевается просто, скорее как солдат, а не династ, и его личные покои столь же аскетичны. Только перед битвой он одевает броню и берет оружие, но это превращает его в неудержимую боевую машину, способную выстоять под мощнейшими ударами Анафем.
   Примечание: Аспект Сетода - Земля
  

Катак Сиджип

   Старейшая из сатрапов Лэпа являет собой сочетание острого ума и упрямого характера. Сиджип разочаровывает многих внутри Дома, не пытаясь присвоить большую часть богатств Лэпа. Однако, она проявила себя самой практичной из триумвиров, и не поддерживает идеи или проекты, которые считает нелогичными или же впустую тратящими деньги Лэпа. Многие из местной аристократии ценят эту заботу о ресурсах страны.
   Два других сатрапа раздражают Сиджип своими спорами. У нее есть далеко идущие планы по перестройке рабочей силы и правительства Лэпа для повышения эффективности. По сути, она леет план отменить монархию как чрезмерную. Если уж у города должен быть монарх, то она считает, что таковой - а на троне она видит себя как идеальный вариант - должен обладать неограниченной властью. Сиджип намеревается порвать все связи с Династией и править городом как королева... и заключит сделку с кем угодно, чтобы претворить этот план в жизнь.

Дом Ледааль

   Ледааль, четвертая из доживших до зрелости детей Императрицы, была определенно одаренной. Чтобы она никогда не скучала, Императрица попросила Чейопа Кеджака предоставить Стороннего наставника для маленькой девочки. Ледааль впитывала все, что ей рассказывали Избранные Тайн: о чародействе, о Первой Эпохе, даже об Узурпации. Хотя она никогда не повторяла услышанное (этот урок она усвоила очень рано), на Ледааль рассказы наставника повлияли очень сильно. Позже она попросила учителя и некоторых других Сторонних остаться с ней и ее семьей в роли доверенных советников.
   Вкупе со стихийным аспектом Дома результатом стал один из наиболее любознательных и склонных к исследованиям Домов Царства. Любопытство - проклятие многих из этого Дома, но большинство Ледаалей все равно предпочли бы смерть скуке, так что на опасность они не обращают внимания.
   Дом Ледааль - один из немногих, осознающих, насколько страшную угрозу представляют Лорды Смерти. Хотя его представители стараются просветить другие Дома по поводу этой угрозы, они не преуспели так, как следовало бы.
  

Мастера Дома

   В течение всей своей истории Домом Ледааль постоянно управлял совет мощных и опытных Возвышенных. Последние несколько лет в нем состоят четыре династа, воплощающие практицизм и умственный поиск, которым славится Дом.
   Ледааль Кебок Омегер
   Омегер - ученый и чародей, много лет бывший знатоком наук и археологом в Гептаграмме, прежде чем он ушел в отставку и начал принимать более деятельное участие в управлении Домом. Как и многие в его семье, он активно изучает историю Первой Эпохи. Большую часть жизни он провел в диких местах Предела, разыскивая утерянные манускрипты и изучая руины Первой Эпохи. Вернулся он лишь через двадцать лет, чтобы помочь возглавлять свой Дом, и щека его была украшена глубоким шрамом. Хотя всем было интересно, где он его заработал, Омегер говорил об этом лишь со своим Сторонним советником.
   Ледааль Катала Гамам
   У Гамам, как и у большинства Ледаалей, очень низкий "порог скуки", что придает ей авантюрный склад ума. Большую часть жизни после Возвышения она провела в Пределе; Гамам заворожена отсутствием сведений о Лордах Смерти в исторических трудах, так что ей интересно - новый ли это феномен. Много лет она составляла карты различных тенеземель, и в это время смогла собрать сведения об Анафемах-абиссалах и их господах. Полгода назад, после победы сил Катаков и Ледаалей на Гребне Скорпиона, ее вызвали в Дом и она присоединилась к правящим Ледаалям. Гамам предпочла бы продолжить работу в Пределе, но она понимает, что семье нужны ее знания и опыт. А также у нее появилась возможность проанализировать сведения, которые она уже собрала, готовясь к новому вторжению; теперь она может широко возвестить об опасности, которую являют собой рыцари смерти.
   Ледааль Карос
   Карос - стратег. Он обучался в Доме Колоколов (где с тех пор преподавал), и был советником при нескольких великих генералах Царства. Сторонний советник Ледаалей предсказал, что он будет стратегом, еще при рождении Кароса, так что ему никогда не позволяли выбрать свой путь. Но недовольство и раздражение он подавляет, понимая, что поставлено на карту. И в результате с годами он становится все более мрачным и сварливым.
   Ледааль Цикель
   Цикель руководит большей частью повседневных дел дома - у нее эйдетическая память и невероятная способность точно определять, кто где принесет наибольшую пользу. Она часто советуется со Сторонними по поводу того, кого из детей Дома в какой области поощрять. Цикель без сожаления давит на родителей, диктуя их детям выбор карьеры, и годы спустя многие родители и дети благодаря ее за такое вмешательство.
  

Основные семьи

   В Доме Ледааль два крупных семейства и ряд более мелких.

Семейство Ледааль Каталы

   Когда Катала выбирала, где основать семейство, она не собиралась оставаться на Благословенном Острове - большинство того, что было нужно Царству, находилось в дальних регионах Предела. Так что свой дом она создала в мощном мэнсе Воздуха у северной развилки в устье Реки Великих Развилок, и множество ее детей, внуков и правнуков предпочли роль первопроходцев роли аристократов, у которых слишком много времени на развлечения. Эта ветвь семьи считает, что куда легче изучать Предел, собирать сведения и чудеса, когда не нужно путешествовать в Царство и обратно. Основной предмет изучения семейства Каталы - Анафемы, тенеземли и Лорды Смерти. Члены семьи собирают старые тексты и новые сведения, выискивают новые деловые возможности для наполнения кладовых Дома и заводят друзей и союзников в местах, куда большинство династов поостереглись бы соваться. В этой семье так много чародеев, что они создали собственное чародейское общество.

Семейство Ледааля Кебока

   Другой великий чародей-Воздушник, Ледааль Кебок - известный ученый и маг, и время от времени он преподает в Гептаграмме. Его семейство следует пути ученых, и собирает исторические труды, записи устных рассказов (предпочтительно - от Сторонних, когда это возможно), учится у Сторонних чародейству и управляет крупной сетью информаторов, у которой есть глаа и уши в большинстве крупных городов Царства.
   Ходят слухи, что его старшая дочь Сулко взяла в любовники демона, и капли демонической крови текут в жилах всех ее детей, хотя Кебок будет это твердо отрицать. В слухах есть доля правды, но Кебок не принимает даже мысли о подобном и отказывается слышать такие россказни в своем присутствии.
   Все семьи Ледаалей нацелены на Аспект Воздуха.
  

Экономика

   Дом Ледааль контролирует несколько крупных портов на юге Благословенного Острова (в особенности Арджуф) и получает существенные средства от пошлин и налогов. Также Дом контролирует изрядное число сатрапий, с которыми обращается с достойной одобрения честностью. Но хотя Ледаали не выкачивают деньги из данников, как поступают некоторые Дома, они не терпят задержек. Данники Дома быстро осознают, что с Домом чародеев конфликтовать не стоит.
   Ученые Ледаалей иногда занимаются чародейством для других - например, чтобы восстановить какое-то чудо Первой Эпохи и заставить его работать; но за такую работу они берут дорого. Плата резко взмывает вверх, если для чародея есть какая-то опасность.
   Семейство Каталы, расположившееся на Дальнем Востоке Творения, вкладывает немалую часть своих денег в поиск ранее неизвестных технологий и текстов Первой Эпохи; семья за впечатляющие суммы продает их Гептаграмме, а также организует экспедиции в глубь Предела и наблюдает за ними.
  

Цели и союзы

   Хотя Дом Ледааль не проявляет интереса к управлению империей, но он крайне заинтересован в сохранении цельности Царства. Большинство его сделок и союзов направлены именно на эту цель. Ледаали с радостью бы позволили Катаку Кайнану занять Алый Трон, так как они уважают его опыт в Дикой Охоте и верят, что он с легкостью нацелит Охоту на уничтожение Лордов Смерти и их рыцарей. Дабы укрепить связь с Домом Катак, Ледаали устраивают немало браков с ним.
   Благодаря тому, что Дом поддерживает Дикую Охоту (особенно против рыцарей смерти), Ледаалям благоволит Безупречный Орден, вплоть до самой Уст Мира. В ответ археологи Ледаалей в Пределе обращают внимание на сутры или документы Первой Эпохи, которые хотел бы получить Орден... при условии, что Дом Ледааль не захочет их получить больше.
  

Примечательные династы Дома

Ледааль Дабок

   Ледааль Дабок большую часть времени проводит в отдаленных частях Харборхеда. Однако, в отличие от своей коллеги Мнемон Вексен, Дабок заинтересован лишь в расширении собственных знаний. Дабок - отважный авантюрист, часто способный рискнуть жизнью, дабы найти какой-то факт, способный принести ему больше силы. Когда он изредка навещает Имперский Гарнизон, то обычно предпочитает останавливаться в гостинице в патрицианских пригородах и вечерами рассказывает о том, что увидел и узнал, словно странствующий менестрель. Он уделяет мало внимания Царству и его бесконечным политическим махинациям, и потому о Дабоке часто ходят слухи и сомнения - кому принадлежит его верность? Он даже стал осторожно сотрудничать с некоторыми Анафемами-лунарами, дабы отыскать утерянное знание, и это вызвало шепот в Киригасте. И все же его часто зовут на помощь, когда у администрации возникают проблемы с мелкими богами.

Ледааль Дехив

   Чувствительный молодой дракорожденный, вероятно, никогда толком не подходил для жизни чародея, и еще меньше - для тяжелых условий Гептаграммы, лучшей магической школы Царства. Неуверенный в себе и лишенный друзей, Дехив искал любви и признания, и нашел их в объятиях любовницы-демона Дейкнимены. Та была призвана дерзким соучеником по Гептаграмме; чувственное обаяние и неугрожающий гермафродитизм Дейкнимены поразили чародея-неофита. Дехив после этого много раз тайно призывал демона, и вскоре они стали любовниками.
   Дейникмена использовала растущее влияние на молодого Земного Возвышенного, чтобы медленно развратить задумчивого и застенчивого чародея. Вскоре Дейкнимена уже заставляла его выполнять для нее вещи, которые еще парой месяцев раньше были бы непредставимы. Поведение Дехива могло годы оставаться незамеченным, если бы он не убил соседа по комнате, приревновав к Дейкнимене, и был вынужден ночью бежать с Острова Голосов. Побег Ледааля Дехива в конце концов привел его в деревню в глубине Харборхеда. Там, из башни любовницы, он наблюдает за деревней, населенной их общими демонокровными отпрысками; окрестные деревни поклоняются ему как темному божеству. Там он и живет последние двести лет; мастерство Дехива в магии под руководством любовницы растет, а здравый рассудок и чувство морали расшатываются все больше.
   (Примечание: Аспект Дехива - Вода)
  

Ледааль Идико

   Ледаалю Идико едва исполнилась сотня лет, и большую часть жизни он провел на службе Безупречному Ордену. Тихий и приятный ученик десятилетия провел в мирных размышлениях о сущем, иногда присоединяясь к другим монахам в Дикой Охоте и вновь возвращаясь в гармонию монастыря. Он мог бы всю жизнь провести там в тихом поклонении, обучая лошадей и почитая Безупречных Драконов.
   К несчастью, монастырь, где жил Идико, находился в Шипах.
   Закаленный в бою Безупречный воин, вырвавшийся из тенеземель, уже мало чем напоминал наивного монаха, ставшего свидетелем того, как нежить взяла город. Мягкость из его души пропала... и вместе с ней сгинули некогда присущие ему сострадание и идеализм. Он скучает по состраданию, по свободе быть мягким, но мир изменился, и ему придется меняться вместе с ним. В течение года после побега из Шипов Идико советовался с учеными Дома по поводу Лордов Смерти и нежити, многое узнав о новом враге (и еще больше отточив свое искусство боя), а потом полностью посвятил себя Дикой Охоте.
   Тремя годами спустя душа Идико все еще тверда как сталь, но все же не так тверда и остра, как была ранее. Сострадание, которое он считал умершим, все еще внутри, ослабляя его, делая менее чем идеальным. Он все больше и больше задумывается о душах Анафем, о проклятии, которое Небеса непременно обрушат на них, и о том, можно ли их спасти - да, даже Возвышенных-абиссалов и служителей Лордов Смерти. Конфликт между уверенностью и заботой, сердцем, разумом и душей, заставляет молодого Возвышенного все больше страдать, и оттого он чувствует себя слишком слабым и стыдится в этом признаться. Вместо этого он заставляет себя быть сильным, преподает учение Безупречного Ордена жителям Ярроусталка и проливает молчаливые слезы в одиночестве, в конюшнях Азимутного Шпиля.
   Ледааль Идико - молодой Безупречный монах, чья кожа испещрена зеленоватыми узорами, похожими на листья или чешую дракона. Его хобби - разведение лошадей, и оно же - его вклад в ресурсы Конторы Гармонии; его часто можно найти в комплексе Азимута, где он приручает лошадь или какое-нибудь куда более странное существо.
   (Примечание: Аспект Идико - Дерево)
  

Ледааль Калин

   Ледааль Калин - адмирал Водного Флота и он относится к своей работе крайне серьезно. Он верен Имперскому Флоту в целом, но не собирается использовать свой пост, чтобы помочь Дому Пелепс укрепиться на острове Тонгме; возможно, это основная причина, почему он так не поступает. Он также запретил своим подчиненным участвовать в подобной деятельности.
   Некоторые внутри Дома Пелепс искали способы лишить Калина власти, но победили более холодные гоовы. В конце концов, Дому надо оставить определенное число адмиралов для других Домов. И кроме того, этот человек великолепно подходит для своей работе, и его назначила Императрица. Настоящая причина, почему Пелепсы его не сместили, проста: он адмирал невероятного искусства и если Дом Пелепс хочет властвовать над водами Внутреннего Моря, то никто не хочет видеть Ледааля Калина на другой стороне.
  

Ледааль Кебок Корен

   Недавняя выпускница Дома Колоколов - уже исключительно одаренный мечник, и то же касается ее контроля над собственной Эссенцией. Ее боятся многие в ее же семье. И хотя многие Воздушные сильно связаны с погодой, связь Корен куда выше нормы. Глаза некоторых Детей Мелы отражают небо, но небо отражает настроение Корен. Когда она счастлива, небо чисто и синее сапфира. Когда она в отчаянии, идет дождь. А когда она в ярости - то молнии и гром сотрясают небеса. Она медленно учится контролировать эмоции, но Корен очень склонна к сильным страстям, так что обучение будет долгим и сложным. В долгих совместных беседах ее бабушка Сулко призналась Корен, что ее способности идут от крови, и что ее прадедушка - могущественный грозовой демон по имени Ян. Сулко особенно интересуется Корен; есть вероятность, что ей интересуется и Ян.
  

Ледааль Кес

   Цитата: Все можно разобрать на абстракции, получить загадку, и потом решить ее.
   Жизнь под давлением, которое надо было преодолеть, заставила Кеса восстать единственно возможным для него образом: овладеть всем чем можно настолько хорошо, чтобы никто не смог обращаться с ним иначе чем он сам потребует. В ранней молодости Кес женился на Рагаре Сзайе, собрату-таланту по Вратам и главной сопернице. Хотя оба они предпочитают свой пол, брак стал успешным и подарил Царству немало детей. Кес - мастер Врат, специалист по судебному делу, член Всевидящего Ока; он поднялся до высот в нескольких областях. Вместе с женой-авантюристкой он создал удобную, пусть и скандальную нишу для себя в высшем обществе, и стал незаменимым во многих местах. Кес также создал Ледяной Разум, мыслящий автоматон, экспериментируя с магией под действием наркотиков - типичный пример блестящей невоздержанности, которая на них с женой иногда находит. Как выяснилось, он незаменим для слишком многих людей - возможно, для всех. И теперь Кесу приходится заниматься только поддержанием себя на вершине.
   Он хорошо понимает, что он сам, жена и немногие истинные союзники - среди единственных людей, старающихся держать Царство в порядке, и этот долг серьезно давит на Кеса. Он все еще весьма гордится талантом и навыками, которые принесли ему эту невероятную позицию, но она все равно остается невероятный. Кес знает слишком много, чтобы исчезнуть, он делает слишком много, чтобы покинуть свои должности, и слишком немногим он доверяет и может принять от них помощь. Он может только не сдаваться, становясь все мрачнее. Часто шокирующие брак и привычки Кеса - основной источник расслабления и удовольствия для него, и на этом фронте он тоже не сдается. Еще можно посетить много приемов, вежливо шокировать многих сверстников и предаться гедонизму со всем присущим ему стилем. Но если разуму Кеса предоставят достаточно сложную проблему или игру, и дадут относительно малое время на работу, он по-прежнему может глубоко погрузиться в проблему и отрешиться на время от всех забот. Это его истинное убежище.
   Кес сочетает в себе смесь вежливости и циничного юмора; стиль ему был присущ всегда, цинизм приобретен недавно, хотя он проявляет его с неменьшим артистизмом и пристрастием. Он франт высшего уровня, предпочитая темные заниженные облачения с яркими проблесками в его стиле. Короткие темные волосы всегда в артистическом беспорядке, а одна бровь, похоже, вечно изогнута в насмешке. Он являет собой само воплощение пресыщенного интеллектуала из элиты.
   Кес сохраняет внешность и стройность подростка - черта, которую он уже давно перестал пытаться скрыть, и теперь, напротив, подчеркивает.
  

Ледааль Марис

   Префект Доминиона Арджуф, смертная дочь Ледааля Кемара, мощного дракорожденного чародея. Марис хитра и безжалостна, и лишь одна черта отличает ее от других, занимавших эту должность - она фанатично верна отцу. В Великих Домах широко известно, что Марис и Кемар - любовники, хотя сами они верят, что их связь остается в секрете.
  

Ледааль Пиал

   Префект Инкаса, не-Возвышенный Ледааль средних лет. Двенадцать лет назад Дом Ледааль сумел получить некоторый контроль над назначением префекта путем сложной схемы взаимных одолжений, и с тех пор Ледааль Пиал - префект Инкаса. Он твердо намерен прожить здесь всю жизнь, так как Дом предоставил ему пасторальное поместья как раз за пределами Сиона, откуда благочестивый династ может совершать ежемесячные паломничества, молиться и медитировать в самом Совершенном Дворце. Недавно Ледааль Пиал женился на куда более молодой, недавно Возвысившейся внекастовой с огромным потенциалом (из-за которого Дом пожелал принять ее к себе). Сейчас она служит в легионах, и Пиал встречался с ней лишь раз - в день свадьбы.
  

Ледааль Чиска

   Ледааль Чиска - выпускница Гептаграммы и главный геомант-архитектор Царства. Ее проекты мэнсов исполнены вдохновения и воплощают собой идеальный баланс элегантности и функциональности. Предыдущие клиенты разве что не молятся на тихого и замкнутого архитектора.
   Но в тайне от всех учтивая Чиска лелеет еретические религиозные убеждения. Ее поклонение Пасиапу превосходит почитание, сочетая предельные интерпретации Безупречной доктрины с древними сведениями, которые она отыскала в библиотеке Гептаграммы - сведения о существе, называемом Великим Творцом и Кузнецом Богов. Безупречный Орден учит, что Пасиап - воплощение Стихийного Дракона Земли, а Чиска считает, что Пасиап пришел первым, а Дракон Земли позже имитировал безупречность Великого Творца. Чиска хитро скрывает иконы Великого Творца в каждом построенном ей мэнсе, тщательно разрабатывая каждую структуру, дабы направить в иконы невостребованную Эссенцию. Она понятия не имеет, что ее действия на деле направляют молитвы и силу к существу куда старше Безупречного Дракона, коему она поклоняется, и не представляет, как она может привлечь внимание спящего Предтечи.
   Ледааль Чиска воздерживается от брони и оружия в пользу простых мантий. Подчиненные элементали земли сопровождают ее в качестве телохранителей и помощников. Чиска красива, но не поражает красотой. У нее не хватает манеры держать себя, присущей большинству Избранных, и многие приняли бы ее за смертную, если бы не необычная свита.
   (Примечание: Аспект Чиски - Земля)
  

Спираль Осени

   Монах, известный как Спираль Осени, родился в Доме Ледааль и получил имя Аншару, в честь героя эпохи Сёгуната. С ранних лет Аншару проявлял удивительную физическую и ментальную силу, преуспевая в учебе и атлеетике с легкостью, необычной даже для старших. Увидев его естественный потенциал в боевых искусствах и науках, Ледааль Порем и его жена пожертвовали бесчисленное множество нефритовых оболов Безупречному Ордену, пытаясь привлечь благодать Пяти Стихийных Драконов. На четырнадцатом году жизни их сына молитвы были услышаны, и Ледааль Аншару Возвысился по милости Секста Джилия.
   Став одним из дракорожденных, Ледааль Аншару полностью посвятил себя искусству боя без оружия, даже отвергнув подаренный отцом дайклейв. Пока его кузены играли при дворе и пытались занять влиятельные посты на Благословенном Острове, Аншару оттачивал свою силу, пользуясь каждой возможностью усилить тело и разум. Его аскетизм вызвал много сомнений среди членов его семейства; посчитав это потенциально серьезной проблемой, Ледааль Порем отправил сына в Обитель Мудрости, где аббаты испытали его тело и разум. Не стоит и говорить, что одаренный сын Порема был принят с единогласного одобрения.
   Ледааль Аншару принял учения Того, Кто Посеял Много Травы, словно лишь в этом состоял его долг, и быстро освоил стиль Дракона Дерева, овладев последней техникой Мастерства Души до сорокалетия. Достигнув этого немыслимого уровня, Аншару отринул данное при рождении имя, став Спиралью Осени. Приняв ответственность своей воплощенной силы, Спираль дал клятвы и ожидал назначения в Дикую Охоту.
   Вероятно, Спираль Осени встретил бы смерть от рук Анафем, если бы не неожиданное прибытие покалеченного Сесуса Нагеззера, которого товарищи называли "Слизнем". Он был ранен на службе Царству, пытаясь справиться с могучим духом. Хотя старшие и не желали принимать в школу этого порочного обжору, Спираль Осени принял вызов и наставлял Нагеззера в освоенном стиле, пытаясь помочь ему открыть целительные силы собственной Эссенции. Хотя тренировки в итоге зашли в тупик из-за физической слабости и безнадежного отсутствия дисциплины у Нагеззера, они обнаружили сходство в философских взглядах, связавшее их судьбы. Спираль Осени по-прежнему служит Безупречному Ордену, но также является личным советником Сесуса Нагеззера и живет в его мэнсе - Троне Роз. Там Спираль Осени наставляет равно посетителей и местных в учениях Секста Джилия и защищает Слизня, в то время как Нагеззер помогает выживанию Царства.
  

Шури Алый

   Для Шури Алого, бывшего капитана Легиона Красной Мочи, служба в Ан-Тенге - давно заслуженная награда.
   Шури - потомок младшей линии Дома Ледааль; он промотал юность и скромное наследство, пируя и эпатируя старейшин Дома. Несмотря на огромное количество братьев, сестер и кузенов, лишь он в своем поколении Возвысился, и с фанатичностью принял божественный статус. Никто из слуг не был недостоин его приказов, и никто из его родственников не был настолько нравственным, чтобы избежать его презрения. В конце концов, его поведение стало невыносимым для семьи, и таковая опустошила свои кошельки, даже взяв существенный займ у Дома Рагара... но купила ему место в Киноварном Легионе.
   Шури удивительно хорошо вписался в роль солдата. Если родственники желали ему смерти в битве, то они ошиблись. Если они хотели научить молодого династа ценности смирения и чувству долга, то расчет оказался исключительно верным. Он предался военной жизни, отличившись как солдат и командир; во время службы в Киноварном Легионе, Шури познал ценность жизни, своей и подчиненных, а также - ценность верности, особенно естественной, а не навязанной командованием. Однако Шури не утратил страсти к телесным радостям. Собственно, он нашел весьма подходящей себе жизнь в Киноварном Легионе, по крайней мере - часы вокруг лагерного костра в компании других солдат или в своей палатке, с одной из многих проституток, следовавших за Легионом. Его товарищи шутили, что он был со столькими "алыми девицами", что сам покраснел, и потому он получил прозвище Шури Алого.
   Казалось, что военная карьера Шури подошла к концу, когда в битве со зверолюдьми в Пределе он потерял левую руку ниже локтя. Жуткая кислота в слюне твари прижгла рану, не допуская регенерации. Потеря серьезно потрясла Шури, и он вернулся домой суровым ветераном. Он едва мог заставить себя пить и развлекаться со шлюхами, и даже если и заставлял - то делал все как бы автоматически, слыша прозвища вроде Нагеззера Слизняка, и размышляя о том, сколько еще ему самому осталось до подобного.
   Однако эта меланхолия длилась недолго. Через год после возвращения в Царство Шури вызвал Ледааль Кебок Омегер, ученый, чародей и один из старейшин Дома. Царству нужен был глава гарнизона в Ан-Тенге, а Дом Ледааль был заинтересован в том, чтобы этот пост получил кто-то из них - Великий Дом вложил немало средств в торговлю в этом регионе. Омегер предложил пост Шури, добавив немало аргументов, дабы получить согласие; например - предложив заменить потерянную руку нефритовым артефактом. Шури согласился немедленно: возможность снова стать целым была большим, на что он мог рассчитывать. А кроме того, удовольствия Ан-Тенга были Алому хорошо известны, а шанс сбежать от постоянных восторгов его ныне очень гордых родителей был серьезным подспорьем.
   Шури управляется в гарнизоне так же, как и в Легионе, до такой степени, что назначения и повышения вызваны навыками, а не политическими связями. Такие обычаи выделяют его в данном месте, и он привлекает немало недовольных внекастовых офицеров. Шури еще не осознал этого, но его гарнизон выглядит очень нестабильным политически, вне зависимости от нынешних реалий.
   Шури Алый - способный администратор и компетентен в поддержании порядка. По поручению Дома он вошел в доверие к обществу торговцев, работающих в Ан-Тенге, Гильдии и линтийским торговцам, пытаясь усилить влияние Ледаалей в Ан-Тенге и прилегающих областях. Его мало заботят политические маневры, но, учитывая, что сатрапом Ан-Тенга является Сорас Джор из Дома Рагара, Шури остается лишь играть по должным правилам. Вдобавок, Дом поручил Шури изучить Город Мертвых Цветов и оценить потенциальную опасность этой тенеземли. Для этого Шури нанимает храбрых и глупых, дабы они все исследовали, не желая рисковать жизнями собственных людей.
   По прибытии в Ан-Тенг вкус к земным радостям к нему также вернулся. Но если его враги сочтут это слабостью, то сильно ошибутся: Шури Алый лишь радуется справедливой награде за верную службу Царству, и не позволяет порокам повлиять на свои обязанности. Шури поддерживает тесные связи с товарищами из Киноварного Легиона; он приглашал на обед Тепет Эджаву, оставался в ее павильоне во время последенй охоты на носорогов, и организовал несколько обменов офицерами с ее южным отрядом охотников за пиратами.
  

Дом Мнемон

   В течение недели после Возвышения Мнемон лично дает каждому члену Дома цилиндр белого нефрита с великолепной гравировкой. Он достаточно мал, чтобы уместиться в ладони, и на нем красуется надпись, изящно выполненная на Старой Речи: "Сила через знание, мастерство через терпение и покорение через прилежание". Это рассуждение безупречно отражает суть Дома Мнемон.
   Многие из этого Дома - известные мастера боевых искусств, и отсюда выходит больше членов Безупречного Ордена, чем из других Домов. В то же самое время здесь силен талант к чародейству, и многие в Доме изучают чародейство и утерянные секреты Первой Эпохи. Любая сфера, требующая напряженного, терпеливого и тщательного изучения - достойный вызов членам Дома Мнемон. Они процветают за счет сложных систем - чудес Первой Эпохи, сложной поэзии, геомантической архитектуры, военной стратегии или чародейства.
   Дом Мнемон очень сильно поддерживает образование. Этот Дом даже посылает не-Возвышенных на обучение в лучших школах Тучары, настаивая, что все Мнемоны должны получить лучшее образование, какое только доступно. Мнемон гордится тем, что ни в одном другом Доме не наблюдается столько Возвышений, сколько у нее. Она гордится чистотой своей крови и каждое Возвышение в ее семье считает подарком Драконов лично себе.
  

Мастер Дома

   Мнемон, основательница дома, выдающаяся чародейка, первая в очереди на Алый Трон - старшая из все еще действующих в Царстве детей Алой Императрицы. И из всех претендентов на трон, она, похоже, с наибольшей вероятностью его займет.
   Лишь объединенная мощь других Домов не дает ей просто взять престол, хотя Мнемон верит, что она способна легко совладать с как минимум двумя Великими Домами, если подготовится.
   Единственная причина, по которой Мнемон еще ничего не предприняла - она верит, что Царство придет к такому хаосу, что политические распри будут забыты. Когда же все пойдет достаточно плохо, то другие Дома будут умолять ее занять трон.
   "Мастер Дома" - это преуменьшение, не способное отобразить полную роль Мнемон в семье и Династии. Она, движимая желанием получить трон, вероятно, самый мощный игрок в политике Царства, и она полностью контролирует Великий Дом, носящий ее имя. Мнемон знает имена, таланты, влюбленности, преступления и тайны всех своих потомков. Она точно знает, кто поднялся до какого поста в каком министерстве. При помощи этих сведений она помогает продвигаться многим из своей семьи, и заставляет их двигаться еще дальше. Известно, что с теми, кто ей не повинуются или же не может отразить ее желания, происходят трагические случайности.
   Но Мнемон определенно не поет одну и ту же песню. Она изменяет средства достижения цели, чтобы не стать слишком предсказуемой. Иногда ее действия незаметны словно тонкий слой пыли. Иногда она прямолинейнее лавины.
   Мнемон в тайне удовлетворена временем исчезновения матери, так как считает, что Императрица выбрала бы в преемницы куда более младшую В'ниф из-за несравненной чистоты ее крови. Однако этим мнением Мастер Дома ни с кем не делится. И хотя Мнемон уважает В'ниф как женщину, она скорее убьет ее, чем позволит занять трон.
   Мнемон овладела многими, хотя далеко и не всеми талантами матери к чародейству, и это очевидно. Хотя ей почти четыреста лет, она не выглядит и на тридцать. Необычно долгую жизнь она поддерживает, вытягивая силу самой земли - один из множества приемов, которые Мнемон переняла у Императрицы. Ей служит поразительное количество демонов и элементалей, хотя никто кроме Мнемон не знает, сколько их и каковы они. Те, кто могут видеть нематериальных существ, говорят, что Мнемон окружает плотное облако чужих аур, и сама чародейка в нем почти невидима. К возможному удивлению, остаются некоторые чародейские пути, которые Мнемон, в погоне за Алым Троном, отказалась осваивать. Она знает, что случилось с ее матерью, и не желает настолько буквально последовать по стопам Императрицы.

Основные семьи

Семейство Мнемона Караса

   Мнемон Карас - твердый последователь Безупречного Ордена, отдалившийся от политических игр своей бабушки. Целая треть тех, кто Возвышается в его семействе, учатся в Обители Мудрости и становятся Безупречными монахами. Мнемон Карас подходит к опасной грани выхода из-под контроля матриарха; если представится шанс - то он с радостью поднимет семью против бабушки, которую считает нестабильной. А пока что он очень тщательно следит за своими словами и поступками.
   Большинство основных семейств Дома Мнемон принадлежат Аспекту Земли. Горстка их также принадлежит Воздуху. Вред, который наносится таким смешением аспектов, в данном случае скорее теоретический, так как у Дома Мнемон наибольшее количество Возвышений на Благословенном Острове. Сама Мнемон будет обижена на любого, кто попробует оклеветать чистоту ее крови.

Экономика

   Мнемон контролирует некоторых богатейших и легкодоступных данников, принадлежащих Царству, включая Парагон и многие из провинций на северном побережье. Пока что Дом Мнемон был способен относительно свободно обеспечивать приток налогов, направляя свои легионы (а иногда и демонов), чтобы сокрушить любое восстание, прежде чем оно наберет силу. Однако, со времени краха Тепетов, Мнемон куда более осторожно размещает свои легионы за пределами Благословенного Острова. В результате, ее данники начали куда больше склоняться к задержкам в выплате или вообще отсутствию выплат. Сатрапы не испытывают большой любви к Дому Мнемон. Хотя военное присутствие Дома серьезно уменьшилось, но ожидаемая дань отнюдь не снизилась. И у Мнемон очень высокое мнение по поводу того, насколько ценно ее покровительство.
   Хотя в Доме Мнемон хватает чародеев, монахов и бюрократов, но там также немало торговцев, и обычный меркантилизм спас Дом от потери массы денег в кризисах, потрясших Царство.
   Благодаря тому, что Дом посвящен Пасиапу, у Мнемонов также немало арзитекторов. Хотя и немногие Дома сейчас располагают средствами, чтобы отстраиваться как раньше, всегда кому-нибудь может понадобиться отремонтировать мэнс, или спроектировать и построить храм. Кроме того, когда в Творении бушует Смутное время, никто не станет скупиться на защитные укрепления.

Цели и союзы

   Надменность Мнемон общеизвестна. Ходят слухи, что она даже иногда смотрела сверху вниз на саму Императрицу. Она даже и не собирается скрывать тот факт, что не считает братьев и сестер равными. Однако теперь эта надменность ей вредит, мешая получать поддержку. Но ей дает возможность вести себя таким образом то, что, в отличие от многих династов, ее надменность заслуженна. Ее Дом - из сильнейших на Благословенном Острове, и никакой другой Дом Династии не может позволить себе отказать ей.
   У Мнемонов не только много детей, у них также каждый год Возвышаются больше, чем в любом другом Доме. Каждый из других Домов хочет получить выгоду от такой чистой крови; даже и говорить не нужно, что дети Мнемонов не испытывают недостатка в поклонниках. В каждом Доме Династии когда-либо заключался брак с кем-то из Мнемонов, и Мастер Дома получила сотни контактов в других Домах, и тысячи потенциальных информаторов, которые предупредят о любом заговоре против нее.
   Самый твердый союзник Мнемон - Дом Сесус, который особенно гордится связями с этим Домом. Но вот поддержка ее стремления к трону в последнее время слабеет, и Мнемон задумывается о ценности всех тех связей, что она установила с Сесусами.
   Однако Мнемон нужны все союзники, коих она сможет найти, так как ее амбиции удовлетворит лишь Алый Трон. Мысль о том, чтобы поклониться кому-то из младших родственников, бесит Мнемон и выступает против всего, что ее привлекает в Безупречной Философии. И хотя она старается всегда держать себя в руках, но в частной обстановке выражает ярость по поводу того, что вопрос ее наследования до сих пор не решен.

Примечательные династы Дома

  

Мнемон

   Цитата: Я видела все: ненависть, питавшую твои действия, тщательно разработанный план, жалкие попытки остановить меня. Этого не случится, потому что я знаю о тебе. Никогда этого не забывай.
   Одна из немногих все еще живых основателей Великих Домов, она все еще на вершине политического и магического влияния; Мнемон сейчас триста девяносто девять лет. Она родилась в стабильном Царстве и семье, привычной к политическим маневрам и ударам в спину; ее старались подчинить мать и могучие братья и сестры. Мнемон восхищалась монахами Безупречного Ордена и считала, что они следуют наиболее чистым жизненным путем.
   После Возвышения она поняла, что семья ее боится. Брат Рагара считал ее угрозой, и Мнемон пережила первую из многих попыток убийства лишь несколько дней спустя после Возвышения. Их страх подбодрил дракорожденную, и она поняла, что ее сила может сравниться с семейной или даже превзойти таковую. В этот момент она начала бороться за право стать наследницей Императрицы.
   Ее отправили в чародейскую школу на Острове Голосов, которой управляла группа чародеев. В течение ее пребывания там школа была уничтожена, и погибли все, кроме Мнемон. Ее долго допрашивали Сторонние, но Императрицу ответы дочери удовлетворили.
   Большую часть жизни Мнемон соревновалась с другими домами и пестовала собственный - по своему видению. У нее было множество любовников, но не мужей, власть она предпочитала не делить. Следующая Императрица не хочет иметь еще и Императора. Дети и внуки Мнемон - самые управляемые в Царстве, самые верные инструменты. Планы ее нацелены на уничтожение других Великих Домов и расчистку дороги к Алому Трону, но она знает, что это тонкая операция.
   Планы на будущее требуют тщательной проработки.
   Ее ведет одна цель - Алый Трон. Императрица исчезла, трон опустел, и Мнемон работает над тем, чтобы собрать все нужное, прежде чем займет место, которое считает своим по праву. Ничто не станет между ней и троном - ни сострадание, ни попытки убийства, ни забота о других. Она не доверяет никому. Она рассматривает любого, пытающегося стать ей ближе, как претендента на ее силу. Ее мать не доверяла Мнемон и не назначила наследницей - и Мнемон не верит своей семье. Дети, любовники, друзья.... у них у всех есть свое место, но они никогда не будут рядом с ней.
   Мнемон выглядит молодо для своего возраста. Она выглядит как тридцатилетняя женщина с рыжими волосами до талии, фиолетовыми глазами и полными губами. Обычно она носит мягкую тунику и брюки, но при необходимости облачится в полный доспех.
  

Мнемон Акорла

   Акорла не находится в первых строках списка фаворитов Мнемон, но научился быть полезным своему Дому, руководя множеством грязных дел на Юге. Он выглядит как лысеющий человек возрастом около пятидесяти и ведет себя как идеальный джентльмен Аспекта Земли, даже с неприятными ему обращаясь с уважением и учтивостью... и в то же время нацеливая им кинжал в спину. Мнемон Акорла владеет чармами общения и впечатления, а также - многими из принадлежащих чутью и воровству.
  

Мнемон Артикрасент

   Мнемон Артикрасент - уважаемый воин своего Дома, дракорожденный Аспекта Огня. Он командует "Антагонистом", боевым кораблем Первой Эпохи, и название отлично отражает его нрав. Он известен безжалостностью и безоговорочной верностью Дому Мнемон; часто он принимает сторону дураков просто из семейной солидарности. Артикрасент рассматривает всех не-Мнемонов как шавок, и обращается с ними соответствующим образом, часто получая проблемы. Он оскорбил некоторых из самых могущественных дракорожденных воинов Царства и некоторых из самых вспыльчивых духов и выжил. Из-за этого семья считает его самым везучим человеком на свете, и продолжает его уважать.
  

Мнемон Бата

   Твердолобый сын-человек Мнемон, Бата - де факто префект Алой Префектуры. Не-Возвышенный смертный не приносил семье особой пользы, пока Императрица не назначила его на этот пост. И теперь, когда он стал главным бюрократом в важнейшем районе Царства, некогда снисходительные родственники пытаются завоевать его расположение.
   На посту префекта Бата справляется со своей работой великолепно... или справлялся до исчезновения Алой Императрицы. Хотя в его интересах позаботиться о поддержании порядка в ее отсутствие, он знает, что при новом режиме у него почти нулевые шансы остаться на своем посту. И потому, когда отсутствие Императрицы вышло за рамки обычных отлучек, он привел в исполнение тайный двойной план. Во-первых, он делает все возможное, чтобы склонить чашу весов в пользу наследника из своего Дома, при этом поддерживая внешне объективные политические взгляды. На случай, если эта тактика окажется неэффективной, он также скопил немалое состояние в нефритовых оболах, отправив его в частный особняк в Пределе. Три корабля находятся на долговременной стоянке на случай, если Бате придется бежать из Имперского города: в Пасти Дракона, в Йолин Ам и в маленькой рыбацкой деревушке в устье Имперской Реки. Если наследник Алого Трона не пожелает оставить Бате его пост - или жизнь - то эти меры позволят префекту быстро исчезнуть из политики Благословенного Острова, имея при этом достаточно богатств, чтобы комфортно прожить остаток жизни. Или так он надеется.
  

Мнемон Вексен

   Мнемон Вексен, вероятно, самая известная чародейка Харборхеда. Праправнучка самой Мнемон, удивительно прекрасная женщина с живыми зелеными глазами и волосами цвета воронова крыла. Последние триста лет она живет в Харборхеде и проводит время, изучая местные дворы духов и ведя с ними переговоры. Она обитает в большом изолированном особняке в пятидесяти милях к югу от Киригаста, хотя редко проводит там много времени. Вместо того она большую часть хода проводит в дороге, путешествуя по отдаленным частям страны, изучая пути духов и руины дальних мэнсов. Вексен часто успешно договаривается с дворами духов, и ее услуги всегда требуются, особенно Смиренным и Честным Сборщикам Налогов и Дани, у которых во время сбора налогов часто возникают проблемы с малыми богами. Вексен все же дважды в год возвращается в Киригаст, чтобы посетить крупные праздники, хотя редко остается в городе надолго.
  

Мнемон Кехав

   В молодости Мнемон Кехав поиздевалась бы над предположением, что когда-нибудь она вступит в Дикую Охоту, осмеяла бы идею о жизни в доме на холме вдали от водоворота имперского общества, и пришла бы в ярость от намека на то, что она влюбится в солдата-Катака, более низкого рождения и веком старше. Однако время меняет всех, и смертных, и Возвышенных.
   Для Кехав перемена наступила после того, как она с отличием окончила Гептаграмму, устала от игр и интриг общества, посмотрела на столетие собственной жизни и поняла, что не совершила ничего значимого. Годы занятий дали ей способность менять Творение по своей прихоти - и она никогда не применяла эту силу на благо. Верующей Кехав была доволььно средней, и после некоторого времени в поиске себя она решила несколько лет поработать в Дикой Охоте, принося пользу Царству и подыскивая себе более великую цель.
   Так сложилось, что хотя она рассматривала Дикую Охоту как временное занятие, она стала той самой целью, которую чародейка искала. Кехав видела кошмары, которые может породить Творение и решила, что защита человечества - куда большая цель, чем она когда-либо сознавала. Ее отношение было далеко от идеализма; она видела не лучшее, но худшее в Творении, и считала, что Царство, при всех его недостатках, лучше альтернативы. Особую неприязнь Кехав питает к ошибкам чародеев, особенно к тем, кто призывает демонов без должных предосторожностей и выпускает в мир отраву Малфеаса. Если бы не дисциплина и целенаправленность Дикой Охоту, то она могла бы сама стать одной из этих надменных и обреченных дурней.
   Мнемон Кехав двадцать лет работает на Контору Гармонии, но полностью посвятила себя делу лишь восемь лет назад (отчасти чтобы избежать давления со стороны Дома, требующего повторного брака и рождения детей). Она предоставляет Конторе редкий интеллект и прагматичный взгляд на Творение (всегда отыскивая скрытые мотивы за действиями Анафем) или дар ее дома к артефактам. Теперь ее семья - товарищи-шикари... и есть еще Катак Сетод, непосредственный начальник, в которого она медленно и с неохотой влюбилась. Она знает, что такой союз обречен на трагедию, что семья его не позволит, что Сетод женат на работе и не позволит себе любви - так что проглатывает чувства и еще активнее погружается в работу.
   Мнемон Кехав - Возвышенная средних лет, с отточенными манерами светской львицы и пессимистичным характером закаленного солдата. Несмотря на всю преданность тяжелому труду в Конторе Гармонии, она никогда не утрачивала вкус к роскоши и комфорту. Она очень хорошо одевается и богато обставляет свои покои.
   Примечание: Аспект Кехав - Воздух
  

Мнемон Тиналит Бера

   Дочь младшей ветви Дома Мнемон возвысилась до поста главного библиотекаря обширной и древней Имперской Библиотеки. Таковая расположена в Имперском Городе и спонсировалась Алой Императрицей; там содержатся самые ценные книги и записи Царства. Тиналит Бера была книжным ребенком задолго до Возвышения, и Второе Дыхание лишь усилило эту сторону личности. Семья ожидала, что она станет ученым и будет изучать записи о Первой Эпохе и Сегунате, и подталкивала к этому. Хотя Бера и любила читать о прошлых временах, в основном она интересовалась каталогизацией, сохранением и составлением записей о массах книг, свитков, ментозаписей и подобных древних документов. Она не поступила в обучение к ученому, а посещала Спиральную Академию, где дотошный ум и идеальная память принесли ей успех. Хотя учителя поощряли ее проявлять амбиции, она с радостью приняла ученичество у помощника библиотекаря в Имперской Библиотеке.
   С того времени увлеченность Тиналит Беры работой, в сочетании с серьезным пониманием политики, позволили ей быстро подняться в иерархии. Менее чем за век она стала самым молодым главным библиотекарем Имперской Библиотеки. В общении она относительно застенчива, и больше слушает, чем говорит. Однако в более упорядоченных условиях библиотеки она без проблем становится эффективным лидером. Хотя она разделяет с посещающими библиотеку учеными и студентами любовь к прошлому и древним документам, ее основная страсть - сохранение и пополнение коллекции. Она также любит садоводство и случайные тихие беседы, но лучше всего чувствует себя в просторных залах библиотеки.
   В противоречие своему обычно тихому поведению, Тиналит Бера совершенно безжалостна, когда разыскивает новые материалы для библиотеки. Хотя ее письма и другие послания всегда смиренны и исполнены вежливости, она иногда пускает в ход угрозы, взятки и шантаж, чтобы поощрить ученых и лордов-стервятников со всего Творения жертвовать собственные собрания Имперской Библиотеке.
   Тиналит Бера исключительно заботится о всех книгах и других документах, вверенных ее заботе и часто лично занимается поиском любого, кто повредит или украдет один из них. Работники библиотеки и ученые, которые достаточно часто посещают ее и знают заведующую, глубоко уважают Тиналит Беру, но некоторые из них ее боятся. Она почти никогда не повышает голос, но когда что-то угрожает порядку или безопасности ее коллекции, ее холодный и расчетливый гнев может быть ужасен, и в ее власти запретить вход в Имперскую Библиотеку любому, кто серьезно ее оскорбит.
  

Мнемон Хараса

   Хотя Мнемон Хараса изначально и не питала интереса к Безупречному Ордену, но постепенно увлеклась им из-за постоянных уважительных отзывов самой Мнемон. Хараса нашла, что песнопения Ордена успокаивают, а его циклы и посвящения - прекрасный источник утешения и хорошая система взглядов для ее жизни. Поначалу она училась в Гептаграмме, но таковая ей не пришлась по вкусу, будучи не так структурированной, чтобы обеспечить постоянное сосредоточение. Покинув Гептаграмму, Хараса немедленно поступила в Обитель Мудрости, куда вписалась прекрасно. Хараса быстро продвигалась по Кругам Безупречного Ордена, даже проявив себя безжалостным и могучим командиром Дикой Охоты. Собственные таланты и поощрения со стороны Мнемон в конце концов принесли Харасе титул Эталона Пасиапа, и она уже годы исполняет эту роль в Совершенном Дворце.
   Дабы избежать давления Мнемон (желавшей употребить влияние в Ордене в свою поддержку в борьбе за Алый Трон), Хараса покинула Совершенный Дворец, чтобы посетить монастыри Ордена в Пределе. Поступив так, она лично увидела, насколько слабым стало влияние Царства в Пределе. Но прежде чем она успела вернуться в Царство и рассказать о том, что видела (и оказать Мнемон поддержку от всего сердца), она попала в плен, а большая часть могучих Безупречных монахов в свите погибли. Орден понятия не имеет, кто похитил Харасу, но знает, что никакой смертный не смог бы пленить Эталон Пасиапа против ее воли. Весь Безупречный Орден и сама Мнемон желают вернуть Харасу. Некоторые династы надеются, что ее исчезновение вразумит тех, кто считает, что Дикая Охота может ослабеть, даже если Анафемы растут в силе. Другие же лишь тихо радуются тому, что еще один союзник Мнемон выведен из игры.
  

Дом Нелленс

   Быть дракорожденным в Доме Нелленс - значит чувствовать себя странно. С одной стороны, их любят, и они сразу становятся знаменитыми в своем Доме. С другой стороны, Дом Нелленс очень много контактирует с патрициями и не-Возвышенными, и даже Князья Земли могут чувствовать себя второсортными членами Дома. Неопределенность стастуса может разозлить дракорожденных Нелленсов, и некоторые из них даже с отвращением покидали Дом. Однако большинство легко принимали свой неясный статус, и гордились привилегиями, которые неведомы другим из этого же Дома. Некоторые даже становились защитниками прав не-Возвышенных, хотя это и граничит с ересью в глазах Безупречного Ордена.
  

Мастера Дома

   Домом Нелленс управляет совет, состоящий из четырех старейших патрициев и трех старейших же дракорожденных. Другие Дома считают, что решения на деле принимают дракорожденные; они бы изрядно удивились, узнав, что таковые - по большей части подставные фигуры, истинная функция которых - заставить другие Дома принимать Нелленсов серьезно. Не-Возвышенные принимают решения и, исключая редкие случаи жестких конфликтов, три дракорожденных соглашаются с тем, что скажут другие.
  

Основные семьи

   В делах с другими Домами Нелленс находится в наименее выгодном положении, какое только можно представить, и члены Дома считают очень важным выступать единым фронтом. По этой причине все члены Дома носят имя "Нелленс", и им строго рекомендуется не ослаблять Дом, разбивая его на отдельные семейства.
   Большая часть семьи живет в огромном мэнсе в Джуше, у подножия Имперской Горы. Основатель Дома был единственным смертным, кого Императрица удостоила великим потомством. Вероятно, она испытывала к нему очень сильные чувства, так как даже после его смерти Императрица не предпринимала ничего против его потомков. Дом Нелленс во многом состоит из смертных, и Возвышений в нем меньше, чем в любом другом Великом Доме. Самое большое их число, записанное в архивах Дома - десять за один год. Лидеры Дома предпринимают меры, чтобы увеличить число Возвышений, стратегически планируют свадьбы и принятия в семью, и их действия, похоже, постепенно окупаются. Каждый год все больше Возвышенной крови притекает в Дом, и где-нибудь в далеком будущем количество Возвышений у Нелленсов будет не меньшим, чем в других Домах. Все, что требуется Дому - дожить до этого.
   Возвышенные Дома Нелленс не тяготеют к какому-либо стихийному Аспекту. Именно над этим недостатком стихийной силы смеются другие Дома (а также опасаются его и стерегутся), хотя такая ноша ожидаема от столь незаконнорожденного дома, как Нелленсы. Из-за этого печального положения, рожденным в Доме Нелленс непросто общаться с династами из других Домов.
  

Экономика

   Дракорожденные владеют львиной долю рентабельных и известных предприятияй, но Дом Нелленс научился прекрасно управляться с меньшими делами, на которые Дома с большим количеством Возвышенных не обращают внимания. Нелленсы имеют долю в фермерских хозяйствах, рыбной ловле, китобойном промысле, производстве шелка, мелких текстильных предприятиях, мелких перевозках, торговых путях и так далее. Хотя ни одно из этих предприятий не приносит Дому огромного дохода, но все они дают прибыль. И по этой причине Нелленсы имеют удивительно много связей среди не-Возвышенных, в тех слоях общества, которые многие дракорожденные полностью игнорируют. Все эти факторы ставят Нелленсов в ряд немногих, чей доход все еще растет, невзирая на экономические проблемы, возникшие у большинства Домов.
   Нелленсы контролируют лишь горсть сатрапий, но это положение дел их не печалит. По правде говоря, Дом Нелленс просто недостаточно организован, чтобы обращаться с крупной данью. И в соответствии с этим, вместо того, чтобы собирать налоги напрямую с сатрапий, Дом нередко заключает сложные трех- или четырехсторонние сделки. В результате сатрапы Дома переправляют товары отдаленным третьим участникам, ставшими союзниками Дома. Союзники же потом оказывают услуги Дому или обеспечивают его сырьем и обслуживанием любого вида. Именно такая сложная сеть связей и торговли дает Нелленсам множество товаров с меньшими усилиями, но также и радует данников и сатрапов. Эти операции даже позволяли спрятать от Императрицы некоторую долю доходов, и старейшины Дома уверены, что они без проблем скроют свои действия от того, кто взойдет на Алый Трон.
   Также Нелленсы стараются стать союзниками данникам других Домов, которых хозяева выжимают. Дом тайно предоставляет им часть налоговых выплат в обмен на товары и разные услуги, нередко - сведения и артефакты Первой Эпохи.
  

Цели и союзы

   Из-за неоспоримой симпатии к не-Возвышенным Дом Нелленс имеет мощное влияние на смертных на Благословенном Острове, включая большинство патрицианских семей и дела, которые таковые контролируют. Не-Возвышенные видят в Нелленсах свое окно в мир Династии. Даже при низком уровне рождаемости у Дома куда больший доступ к ресурсам Благословенного Острова, чем даже у смертного из другого Дома Династии. Среди смертных на Острове хорошо известно, что дракорожденные заботятся лишь о себе и принижают не-Возвышенных при каждой возможности. Однако, патриции и другие смертные тихо делают все возможное для Дома Нелленс, который, с точки зрения простой численности, имеет наибольшую популярность на Острове, вне зависимости от того, что может сказать пропаганда Династии.
   Нелленсы регулярно налаживают контакты с другими Великими Домами, сватаясь к многим не-Возвышенным (и обиженным на своих), хотя они и будут исключительно молчаливыми на этот счет. Те патриции, которые чувствуют унижение от дракорожденных, нередко поддерживают Дом Нелленс скрытым и незаметным образом, так, ансколько способны. Некоторые другие Дома склоняются к тому, чтобы считать любого не-Возвышенного членом Нелленсов или сочувствующим им. Нелленсы научились ничего не ждать от других Домов, и определенно не будут рассчитывать на них, защищая право на существование после пропажи Императрицы. Почти каждый член Дома Нелленс отчаянно хочет видеть свой Дом на троне, или же получить мощное влияние на того, кто займет престол. Любой другой исход подвергает будущее Нелленсов как Великого Дома серьезной угрозе.
  

Примечательные династы Дома

Нелленс Авида

   Нелленс Авида никогда не хотела быть убийцей, Безупречной монахиней или кем-то вроде этого. Но року желания смертных и Возвышенных безразличны, и нужды семьи перечеркнули все ее собственные планы на будущее. Возвышение сделало ее полезной для осажденного Дома, и семья отправила ее в Безупречный Орден, дабы отточить боевые умения. Авида никогда не была в числе самых набожных или прилежных учеников, но обучение в монастыре ей понравилось, дисциплина и концентрация пришлись по душе. И затем вновь вмешалась семья, прекратив обучение и отозвав ее к светской жизни. Дому Нелленс не нужны монахи и священники: ему был нужен убийца, усиленный изяшным и смертоносным боевым искусством Дракона Воздуха. Несогласие даже не рассматривалось.
   В течение двадцати лет Авида была кинжалом своего Дома, удавкой на горле спящих врагов. Она не только убивала врагов Нелленсов, но работала и по найму - ее одалживали другим Домам и организациям, получая взамен политическое влияние. Ничто из этого ей было не по душе, но ее Дом и семья - все, что она знает... а еще есть Безупречные учения, скрытые в ее памяти под слоем крови.
   А теперь от старейшин Нелленсов пришел новый приказ - Авида должна вступить в Дикую Охоту, дабы поднять престиж и видимое благочестие Дома. Конторе Гармонии ее навыки и тонкость работы приносят немало выгоды, и ее часто зовут, дабы устронить юную Анафему, прежде чем таковая станет серьезной угрозой. Для Авиды ее новый пост таит в себе неожиданную выгоду - она видит точки зрения других Возвышенных, дракорожденных, которые заботятся о чем-то большем, чем немедленная политическая и экономическая польза. В нерушимой храбрости Пелепс Наджи, тихой верности Катака Сетода и искалеченном идеализме (и расцветающей привлекательности) Ледааля Идико Авида видит возможность стать чем-то большим, чем полусвятым убийцей.

Нелленс Баэден

   Нелленс Баэден - капитан "Милости Даана'д", легкого торгового корабля Первой Эпохи, на котором он перевозит династов в Ан-Тенг и обратно. Он работает в основном вне Арджуфа. Баэден - исключительно умелый капитан, долгое время служивший в имперском флоте под командованием адмирала Флота Земли Пелепса Карчаро, до того, как тот умер, а жена унаследовала титул. Во время службы во флоте он установил немало крепких связей, многие - с членами Дома Пелепс. Он поддерживает дружеские контакты со многими офицерами, с коими он служил и наблюдает за остальными.
   Конечно, рейсы для богатых детей других Великих Домов - лишь надводная часть занятий Нелленса Баэдена. Он - умелый контрабандист, и неплохо себя обеспечивает перевозкой наркотиков, рабов и других незаконных товаров из Ан-Тенга на Благословенный Остров. Он никогда не везет много за раз, предпочитая малые количества и высокую стоимость в применении к любому товару. Его никогда не ловили, частично благодаря врожденной дальновидности, частично - тому, что он знает немалую часть таможенников в портах, куда заходит. Несколько продуманных подарков старым друзьям давно побуждают их относиться к оценке груза куда мягче, нежели обычно при исполнении.
   Когда дело доходит до мореплавания, то Нелленс Баэден тут среди лучших. Он давно освоил корабль Первой Эпохи, а его чародейский талант позволил еще и усовершенствовать судно - по крайней мере, если сравнивать с тем состоянием, в каком он приобрел корабль у Гильдии десять лет назад. Корабль быстр и хорошо вооружен, как и положено торговому судну; когда же на мостике дракорожденный Аспекта Воды - то он может потягаться с любым кораблем смертных. Даже линтийцы ни разу его не погнали, а в нескольких боях мастерство морской тактики приносили Баэдену победу в самых жестких условиях. Однако он осторожен и не позволяет себе роскошь самоуверенности: слишком многие из его товарищей по капитанству и контрабанде погибли, потому что сочли себя непобедимыми.
   Нелленс Баэден взял привычку создавать союзы с теми, кто может быть полезен ему или Дому. Он обаятелен и искренен, и редко пускается на хитрость - несколько бокалов и честное мнение служат ему лучше. Однако он внимательно относится к услугам, и сделает все возможное, чтобы те, с кем он регулярно имеет дело, постоянно были ему должны. Со своей же стороны, если Нелленс Баэден окажется у кого-то в долгу, он сделает все возможное - исключая то, что грозит опасностью ему, кораблю или Дому - чтобы выплатить долг.
   Нелленс Баэден - человек средних лет с волосами цвета морской волны и глазами, синими как небо в тропиках. Он никогда не носит доспехов, хотя и надевает нефритовые наручи и поножи, а на палубе корабля всегда носит за спиной дайклейв по имени Проклятие Черных Флагов.
  

Нелленс Малакай

   Цитата: Если действительно считаешь, что работать с духами просто, то ты невнимателен.
   Малакай вырос среди непрерывных вечеринок. Его родители были немного известны в Доме Нелленс, отчасти благодаря щедрым и несколько декадентским празднествам. Такое воспитание в некотором роде его замучило; Малакай устал от бешеных празднеств и дебоширств еще до того, как пошел в школу, и сейчас находит подобные мероприятия нудными.
   Возвысившись, Малакай неожиданно осознал, что это в немалой степени повышает престиж семьи. Великий Дом дал ему почувствовать себя звездой, и Малакай понял, что это в точности то, что ему нравится. Он выбрал обучение в Гептаграмме не только потому, что оно отвечало силе его интеллекта, но также и потому, что оно повышало ценность для дома.
   Теперь он - чародей, и может играть с миром. Малакай не сомневается, что Дом Нелленс поддержит любой его выбор, и он прав. Основная проблема ныне - соответствовать репутации.
   Малакая не особо интересует кто-либо, кроме него самого и сокровенного друга. Он - ярко сияющая звезда в по большей степени тусклом доме. Он очень гордится тем, что не только дракорожденный, но и чародей.
   С другой стороны, Малакая разрывает осознание того, что со времени обучения в Гептаграмме, он чувствует, что Царство стоит на нитях тщательно сплетенных лживых мифов, и потому он подвергает сомнению все в Царстве.
   При помощи своего чародейского мастерства и знаний о чудесах Первой Эпохи, Малакай открывает семье двери, которые ранее для нее были закрыты. Его действия вознаграждаются; его пособие может сравниться с доходом старейшин Дома. Но все же Дом Малакая не уверен в том, что с ним делать. Не-Возвышенные отвергают его из-за Возвышения, а даже немногие Возвышенные в Доме отвергают его, потому что он крадет у них славу. И это отношение сделало бы его невыносимым, если бы не несомненная компетентность. Малакай прославился как единственный выживший после нападения рыцаря смерти на океанский корабль Царства. Хотя он всего лишь прикончил тяжело раненого абиссала, но каким-то образом получил репутацию сведущего в рыцарях смерти. Хотя это и неверно, он делает все возможное, чтобы соответствовать репутации, и изучает множество трудов, написанных учеными Дома Ледааль.
   Он хорошо освоил умение работы в команде; хотя он и индивидуалист, но его учили, что в одиночку не сделаешь ничего. Тем не менее, в отличие от других принадлежащих Огню, он - намеренный интроверт, и находит скучной большую компанию людей, Возвышенных или обычных. Им не хватает истинного любопытства, желания разобраться во всем, которое движет Малакаем. Он склонен ожидать от знакомых крайне среднего уровня компетентности, и обычно не разочаровывается. С другой стороны, когда же он натыкается на тех, кто воспламеняет его интерес, то серьезно оживляется и может говорить с ними часами. Есть лишь один человек в его жизни, о котором Малакай заботится больше чем о себе - Мнемон Тирхон, и нет того, что бы Малакай для него не сделал.
   Малакай худощав, выше ростом, чем средний дракорожденный, но он достаточно мускулист, чтобы не казаться костлявым. У него темно-рыжие волосы и глаза насыщенного янтарного цвета. Он держит себя с надменным достоинством, доказывающим его высокое мнение о себе. Как и большинство Огненных, Малакай предпочитает одежду, которая хоть и облегает, но не стесняет движений и позволяет ему при необходимости двигаться быстро.
  

Нелленс Порамо

   Сенатор Нелленс Порамо - человек двойной репутации. С одной стороны, он - активист. На заседаниях Совета он постоянно воспевает реформы всех видов. Некоторые из сенаторов подозревают, что Порамо просто нравится звучание собственного голоса, но правда состоит в том, что он действительно надеется перекроить Царство в нечто лучшее. С другой же стороны, он стал развлечением для посетителей и бессменным героем анекдотов, ходящих о Совете.
   Порамо не возражает - такова судьба визионера. Он лишь надеется, что когда Алая Империя еще больше удалится от милости направляющей руки Императрицы, то сенаторы прислушаются к мудрости его слов. К несчастью, он не видит самого крупного препятствия: у него нет серьезных союзников в обеих палатах, так что его обличительные речи часто пропадают впустую. Но даже в этом случае он начинает притягивать если не аплодисменты, то внимание.
   Порамо еще молод, и мудрость, которая ему нужна, придет с опытом. Ему всего шестьдесят один год (он родился в 707 ООЦ), и сенаторы считают его выскочкой, пусть и интересным. Кроме того, он еще неопытен в Сенате - он получил пост лишь четыре года назад. И наконец, Порамо пришел к месту в Совете особым путем: семья нацелилась на назначение для него, дойдя до применения политического давления, чтобы обеспечить ему пост.
   Хотя его родители и считали, что назначение в Совет лишь впустую растратит таланты Порамо (не так много там по-настоящему достигается), семь старейшин Дома Нелленс составили план. Императрицы не было уже год, и они верили, что Совет станет новой великой силой в государстве (если Императрица не вернется, конечно), так как никакой дракорожденный не сможет так эффективно объединить Царство, как пропавшая правительница. И потому, Порамо получил назначение с прицелом на будущее.
   В дебатах Порамо проявляет жар и искусство, и старейшины убеждены, что, несмотря на нынешнюю неэффективность, он станет серьезной силой в Совете, возможно, однажды достигнет поста Мастера Совета. Это может занять тридцать или триста лет, но Дом Нелленс умеет быть терпеливым.
   Однако сам Порамо не глядит в завтра. Он видит, как Царство разрушается вокруг него, как его основание трещит, не скрепленное волей Императрицы. Разрушение - вопрос времени, а его не так много. Порамо прилежно работает над созданием движений, которые, по его мнению, зарастят пропасти между Великими Домами и вновь приведут Предел под непререкаемый контроль Благословенного Острова. Пока что он смог достичь только нескольких Деклараций Гармоничных Намерений, но он создает ценные пути внутри Совета и впечатлил нескольких важных сенаторов.
   (Примечание: Аспект Порамо - Воздух)
  

Нелленс Сивири

   Сивири - не-Возвышенная дочь одной из немногих дракорожденных Дома и божества среднего уровня из Бюро Времен года. Она божественной крови, и она первокласный тауматург. Сивири живет в мэнсе Нелленсов в Джуше, где с благословения семьи оттачивает свое искусство. Она хорошо известна как лучший экзорцист в округе (к немалому раздражению Безупречного Ордена); также она опытный алхимик и целитель. Поскольку она проводит экзорцизмы, не запрашивая компенсацию, а также впечатляет красотой и вежливостью, Сивири очень популярна в Джуше, так что Дом нередко отправляет ее как посла доброй воли. Безупречный Орден смотрит на нее с исключительным отвращением, и там сейчас обдумывают, как организовать ей трагический экзорцизм. Но если такое случится - Дом Нелленс пустит в ход всю мощь Дома Династии, чтобы найти и покарать ответственных за это.
  

Нелленс Фисок

   Нынешний главный таможенный инспектор Киригаста, не-Возвышенный династ из одной из младших семей Дома Нелленс. Фисок невысок, крепко сложен, с глазами-бусинками, говорит чуть шепеляво; он религиозен и придерживается этики. Он отказывается даже подумать о получении взятки, и любая попытка снизить пошлину подкупом приведет к конфискации всего груза именем Алой Императрицы и аресту ввозившего.
   Фисок привередлив в расчетах и удвоит или утроит вычисления, чтобы удостовериться, что будет собрана правильная пошлина, ни оболом меньше или больше. Когда Долгий Кабинет закрывается вечером, Фисок собирает заметки у всех инспекторов и вечерами перепроверяет пошлины и убеждается, что собранное число нефрита в точности соответствует числу, приведенному в Верных Таблицах, так что инспектора получат полные сведения на следующий день.
   Однако Нелленс Фисок не избегает критики в рядах Имперской Таможни. Многие инспектора недовольны его жестким руководством и планируют отравить его. Главный заговорщик - Сесус Лирок, не разделяющий любви Фисока к точной работе системы. Лирок часто берет взятки и записывает куда меньшее количество товаров, чем проходит мимо него. Так он может снизить пошлину для импорта, укрывая это от глаз Фисока. Однако Фисок в последнее время не спускает с Лирока глаз, и младшему инспектору сложнее быть столь "гибким" как хотелось бы.
   Лирок не одинок в своем отношении; есть еще В'ниф Алис, Рагара Гатан и Тепет Нудаб, не-Возвышенные династы и инспектора таможни, которые состоят с ним в союзе. Алис и Гатан отчаянно желают избавиться от Фисока, но не уверены, кому лучше занять его место. Нудаб продвигает на пост Лирока, но двое других опасаются, что его амбиции привлекут внимание Всевидящего Ока и погубят их всех.
  

Дом Пелепс

   Другим Домам Пелепсы не нравятся - они считают их Домом мошенников, лжецов, сводников и манипуляторов. Хотя Императрица и одобряла такое поведение, но иные Дома с ней были не согласны. К сожалению, после полного падения Дома Иселси, нет иного Дома, столь подходящего для руководства Имперским Флотом.
   В защиту Пелепсов надо сказать, что они твердо поддерживают Царство, Безупречный Орден и Императрицу. Хотя они и могут воспользоваться преимуществом над другими дракорожденными, или даже целыми Домами, они никогда осознанно не ослабят Царство или его учреждения. Напротив, Дом знаменит исключительно хитрыми морскими тактиками, с помощью которых ежедневно защищает интересы Царства.
  

Мастера Дома

   Дом Пелепс возглавляет семейная пара. Они родственники из дальних ветвей семьи, оба дракорожденных столь же хитры и опасны в противостоянии, как и воплощаемая ими Стихия. Закройте им путь - и они ударят с другого угла, как вольная волна. Пелепс Фебарис и ее муж Пелепс Таксин - умные политики, оба давно и эффективно работают в Совете. Своих многочисленных детей они растили в атмосфере агрессивного соперничества. Те, кто преуспевал любыми способами, поощрялись и награждались родителями. Те, кто не смог, проявив этические колебания или просто недостаток таланта, игнорировались или получали тонкое наказание. Эта пара поощряет обман и удары в спину, с условием, что сам Дом (или, по крайней мере, его дракорожденные) не потерпят ущерба. Они считают, что это наилучший способ натренировать семью для политической жизни Царства. И многие Пелепсы в самом деле становятся министрами на ключевых постах и даже сенаторами Совета.
   Подход к лидерству вообще в Доме у них тот же самый. Продвижение внутри Дома прямо пропорционально смекалке и желанию переписать правила или вообще проигнорировать их.
  

Основные семьи

   Боковые ветви Дома Пелепс возникают каждый раз, как молодые семьи пытаются показать, как они овладели семейными тактиками или избежать давления в русле политических махинаций. Большинство семейств Пелепсов существуют лишь поколение, и потом пропадают - молодую ветвь либо раздирают внутренние конфликты, либо другие Великие Дома обрушиваются на них за чрезмерное количество заговоров. Все же некоторые семейства просуществовали достаточно давно, чтобы их можно было считать утвердившимися.

Семейство Пелепс Наджалин

   Семейство Наджалин - старейшее и, вероятно, наиболее уважаемое в Доме. Наджалин - дочь Пелепс и основала семью на принципах соперничества, уважения и самодисциплины. Хотя некоторые другие Пелепсы осмеивают семейство Наджалин, оно с легкостью держится. Подавляющее большинство дракорожденных в этой ветви посещает Дом Колоколов и принимает командование кораблем в Имперском Флоте в течение нескольких лет после выпуска.

Семейство Пелепса Кайзоку

   В любой взятый момент большая часть этого семейства находится в море. Пелепс Кайзоку и большинство его потомков - каперы, пираты, которым Царство поручило охотиться на чужие суда, не являясь при этом официальным представителем Царства. Государство публично осуждает действия Кайзоку, но неофициально оно же заботится, чтобы их никто не поймал. Царство посылает каперов Кайзоку в тех ситуациях, когда действия Имперского Флота будут политически некорректными.
   Легкие и быстрые сёгунатские корабли Кайзоку охотятся как на суда Скаллстоунского Архипелага, так и на пиратов юго-запада, и очень неплохо этим зарабатывают. Пелепс Кайзоку женат на Мнемон Кувон, и хотя семейство невелико, но их линия может похвастаться лучшим количеством Возвышений, чем любая другая пара Дома. Семейство обитает в двух крупных мэнсах - один находится на холме у Ока творения, а другой, построенный в Первую Эпоху, расположен на дне моря к юго-западу от Благословенного Острова.
   Все семейства Пелепсов ориентированы на Аспект Воды.
  

Экономика

   У Дома Пелепс нет сложностей с наполнением сундуков. Он получает существенную плату за работу с Имперским Флотом (которым Дом командует), и доход от политических действий и постоянных маневров совместно с другими Домами и против них. Пелепсы постоянно предлагают политическую и правовую помощь другим Домам в обмен на политическую поддержку, инвестиции и устроение браков. У Дома нет данников, расположенных не на побережье, так что мощь флота обрушится на любого, кто опаздывает с уплатой налогов.
   Контрабанда и преступления, похоже, даются членам Дома с легкостью. Но хотя многие семейства Пелепсов соприкасаются с разными видами преступлений (от контрабанды и вымогательства до организации убийств), все они тщательно стараются ограничивать свои действия Пределом, чтобы не бросать тень на морские операции Дома или мешать его политическим махинациям.
  

Цели и союзы

   Дом Пелепс пользуется любой возможностью создать кратковременный союз, но никто не становится его союзником на долгий срок. Невозможно предсказать, с кем Дом установти или порвет связи в будущем. Члены Дома Пелепс строго относятся к своему слову, но они очень осторожно его дают, и проявляют исключительную хитрость при составлении соглашений. Если они не обещали сделать что-то или не дали слово, что они сделают нечто совершенно конкретное, то они не будут считать себя связанными словом. И все же, те, кто получили их обещание, могут на него рассчитывать, и это, пожалуй, единственная причина, по которой другие Дома все еще желают заключать соглашения с Домом Пелепс.
   Все другие Дома в какое-то время имели серьезные дела с Пелепсами. Некоторым требовалась морская поддержка для военной кампании, некоторым - мощная политическая помощь в Совете, а другим - доступ к контактам с преступностью в Пределе. Однако все Дома даже и не ожидают, что союз с Пелепсами продлится долго.
   Несмотря на соглашения с Домом Цинис, для Гильдии нет возможности вести дела в Царстве, если Пелепсы этого не позволят. Этот Дом безраздельно правит Внутренним Морем, в конце-то концов. Хотя Пелепсы и не вкладывают много усилий в поддержание связей с Гильдией, взятки от нее составляют немалую часть дохода Дома.
  

Примечательные династы Дома

Пелепс Арамида

   Цитата: Те из нас, кто служат во флоте - первая линия обороны Царства. Это непростая жизнь, но я не пожелала бы иной.
   Арамида рождена от двух династов; она боготворила мать, флотского офицера высокого ранга. Хотя та редко бывала дома, девочку восхищали ее рассказы о чести, долге и приключениях в море. Арамида твердо собиралась пойти по ее стопам. Когда ей было лишь двенадцать, пришли новости - мать погибла в битве с пиратами, и шок заставил девочку Возвыситься. Она обрела еще большую уверенность в избранном пути. Несколькими годами позже она поступила в суровый Дом Колоколов, где преуспела и доказала ум и целеустремленность.
   После выпуска Арамида стала капитаном триремы, направленной на Запад. Она оставалась там большую часть своей карьеры, охраняя торговые конвои, охотясь на пиратов и сопровождая группы ученых, собирающихся изучать артефакты Первой Эпохи. Множество успехов, иногда при неважных шансах, и свирепая верность, которую она вдохнула в команду, привела к быстрому повышению. После многих лет прилежной и достойной службы Арамида командует частью Флота Воды, и находится на пике карьеры. Она все еще руководит кораблем и не намеревается позволить старости заставить ее уйти в отставку или взяться за штабную работу на Благословенном Острове.
   Арамида - прямолинейная, почти грубая, но очень порядочная женщина, жившая на борту корабля больше полутора веков. Хотя она - одна из лучших командиров в имперском флоте, она по-прежнему говорит и ведет себя как обычный капитан, и очень гордится кораблем и командой. Арамида может руководить операциями с берега, но не желает отправлять своих людей навстречу риску, а самой оставаться в безопасности. Она очень привязана к подчиненным ей морякам, от заслуженного капитана до самого зеленого матроса. Арамида обращает большое внимание на долг и ответственность, но также знает, что простого следования приказам мало. Она ярка и отважна, и никогда не боится опробовать рискованный план, если искренне верит, что он сработает. То, что она ведет себя больше как моряк, а не ученый, часто заставляет других забыть, что Пелепс Арамида - одна из лучших стратегов и тактиков Царства.
   Арамида - обветренная женщина средних лет, с зеленовато-черной кожой и очень короткими черными волосами с зелеными проблесками. Если формальности не требуют от нее ношения форменного платья, она обходится потертой и тусклой формой, украшенной некоторыми из высочайших наград Царства.
  

Пелепс Варуна

   Двести лет назад современница Мнемон и столь же могущественная чародейка обитала на маленьком острове у западного побережья Благословенного Острова. Она удалилась туда после долгой морской карьеры, дабы наслаждаться компанией любимых лошадей и плодов многих побед. Среди ее военных трофеев, которые она всегда хранила при себе, был удивительно красивый юный раб с серебряными волосами. Со временем в метрополии поползли слухи о разгуле, странном даже по меркам Алой Династии, и о богохульствах, совершающихся за закрытыми дверями. Когда Безупречные выяснили, что обожаемый любовник Варуны - на самом деле жуткий Анафема-оборотень, они выдвинулись, собираясь уничтожить обоих. Чародейка смело осудила их действия и зачаровала остров, расставив все возможные ловушки. Неделями позже Безупречные все же пробились сквозь ее оборону, они обнаружили изорванные тела Варуны и ее любовника, вцепившихся друг другу в горло. Их развратные пути, похоже, привели к убийственному безумию. По приказу Стороннего, скрывавшегося под маской Странника, Направляемого Небом, остров запечатали, дабы сдержать любую злую магию, а весь мэнс был окружен нерушимой соляной защитой.
   Из-за обстоятельств смерти и печати на поместье весь остров (вместе с телами рабов и всеми богатствами) стал могилой Варуны. Большинство династов попадают в Нижний Мир нищими, а она очнулась там, окруженная армией слуг и с могучим манором во владении. В моменты просветления Варуна прилагает силу и отправляется на Стигийский Остров, дабы захватить еще призраков и добавить к своей коллекции. Во времена помрачения она бегает по мэнсу, разрывая одежду и выкрикивая имя любовника-предателя, превращаясь в дикое мстительное чудовище. Поскольку весь остров является тенеземлей, даже живые в близлежащих деревнях слышат ее вопли.
   Несмотря на опасность, которую представляет мэнс, Дом Пелепс определенно хотел бы получить и его, и его ключ-камень. Безупречный Орден же предлагает очистить и сжечь это место, и полностью отрезать его от мира живых. Ну а Мнемон тем временем тайно обсуждает с советниками вопрос о том, стоит ли обыскать резиденцию Варуны на предмет писем Мнемон, которые та когда-то ей писала, когда чародейка еще была в здравом уме...
  

Пелепс Даник Даманчина

   Цитата: Данные за последние три года тоже? Взятки учитывать, или нет?
   Она выросла среди детей в богатой семье Пелепсов и с молоком кормилицы впитала присущие Дому традиции соперничества и соревнования. Естественно, Даманчину отправили в одну из лучших начальных школ. Она лишь раз работала без прилежания, и воспоминание о том, как ей пришлось на выходных переделывать работу - одно из самых позорных в ее жизни, общественное унижение и разочарование семьи. Больше Даманчина такой ошибки не повторила. С тех пор она извлекала все возможное из любых перспектив, в какой бы области они не лежали. Возвышение было даром, возможностью и ответственностью. Даманчина собиралась его использовать.
   Пройдя Спиральную Академию, она оказалась в Тысяче Чешуй, и взялась за политические интриги и социальные игры как райтон за трупы. В первую очередь она - счетовод и интендант, во вторую - ученый, хотя она знает все классические стихи и может сочинить верную эпиграмму на праздниках. Даманчина знает, что требуется от юных бюрократов, желающих возвыситься в Тысяче Чешуй, и если она не преуспеет, то точно не из-за недостатка усилий с ее стороны. Также она понимает, что вскоре придется выйти замуж, и надеется, что родители устроят брак, который поможет возрасти во влиянии.
   Жадность неплоха для Даманчины, ее Дома и Царства. Алая Империя порочна, а торговля и взяточничество - две постоянные вещи в жизни. Так обстоит дело. Если бы она с ним не смирилась, то давно бы потеряла все или была бы обойдена другим одноклассником или бюрократом, лучше понимающим жесткую реальность. Хотя она и предпочитает продвигаться по службе, проявляя эффективность и компетентность, Даманчина не постесняется поспособствовать падению коллеги, который уже проявил недостаток способностей или ума.
   Но она молода. Она может совершать ошибки и неправильно судить, и она не столь хороша, как думает. Старшие дракорожденные знают о ее амбициях, и когда они посчитают Даманчину серьезной угрозой, у нее возникнут проблемы. По крайней мере, ее на такой случай прикрывает Дом, и Даманчина прекрасно знает, скольким она обязана собственной семье.
   Даманчина стягивает золотые волосы в тугие витки позади, закалывая их нефритовыми булавками; ее украшения дороги, но не нарочиты. Ее одеяния выдержаны в том же стиле - неброские, но дорогие. Она одевается так, как подобает многообещающему молодому чиновнику, и по большей части держится на втором плане. Даманчина обычно расслабляется на праздниках со сверстниками, но постоянно помнит о том, что ей надо производить хорошее впечатление на старейшин и начальников.
   (Примечание: Аспект Даманчины - Огонь)
  

Пелепс Делед

   Цитата: Стой, Анафема, и прими судьбу, уготованную тебе Безупречными Драконами. Отказываешься? Отлично. Быстрой смерти твоя порода не заслуживает.
  
   В юности дядя Деледа, Пелепс Дехам, направил его в Безупречный Орден. И в учениях такового Делед нашел божественное обоснование ненависти к ереси во всех ее формах и знания, необходимые для сражения с еретиками. Приобретая знания и развивая свою силу после Возвышения, Делед стал все более агрессивным по отношению к тем, кого считал еретиками, даже к другим ученикам, которые не соглашались с его исключительно суровым пониманием Безупречной Философии. Орден направил Деледа в Дикую Охоту, надеясь, что его жестокость и силу можно направить на более подходящие цели.
   Большую часть века Делед охотился на мародеров-фейри, восставших духов, смертных еретиков и Анафем. Он начал службу тогда, когда Дикая Охота получала сильную поддержку Императрицы, и приобретал опыт и новые знания под руководством Мнемона Джоруна, ветерана Дикой Охоты и Мастера Вершины Ока Охоты. В течение этих лет он постоянно конфликтовал с Катаком Титусом, бывшим легионером и непосредственным начальником. Конфликт возник из-за разницы в философии: Делед считал Охоту духовным святым походом, Титус же - военно-политическим.
   Когда Императрица пропала, Делед был поражен внезапной потерей поддержки для Дикой Охоты, когда Царство замкнулось на себе. Постаревший Мнемон Джорун решил уйти в отставку всего через два года после этого. Он выбрал Деледа в преемники в Вершине, надеясь, что сильный духовный лидер компенсирует недостаток светских ресурсов. Это произошло к большому неудовольствию Катака Титуса; он отказался подчиняться Деледу и вернулся в легионы.
   Теперь Делед продолжает святой поход с молодыми и менее опытными Охотниками, меньшим количеством артефактов, солдат и других ресурсов, к которым он привык. Однако он верит в свою миссию и желает добиться успеха.
   Безупречный монах, мастер боевых искусств, лидер Дикой Охоты... Пелепс Делед - настоящая стихия в Царстве, несмотря на то, что другие указывают на существенный недостаток истинной мудрости. Он считает себя одним из нескольких воистину ортодоксальных членов Безупречного Ордена; другие же считают его фанатиком-садистом, который верой прикрывает избиение других за мельчайшие различия в интерпретации Безупречных Текстов.
   Делед - жестокий, но сосредоточенный боец и неутомимый охотник. Он может справиться и в одиночку, но также прекрасно освоил чармы совместной работы. Ничто не остановит его, пока цель не уничтожена, вне зависимости от силы врага или каких-то возникающих обстоятельств.
   Если в сердце Деледа и есть сочувствие, то к детям Царства, которых желает наставить в путях Безупречной Философии, как наставляли его самого.
   Он фанатик, уверенный в собственной праведности и желающий сокрушить физически или иначе любого, кто с ним не согласен. Делед всем сердцем верит в Безупречную Философию, и, таким образом, охотно принимает приказы от тех, кого считает начальством по праву, но он не отступит от своих верований.
   Гибкий и мускулистый Делед - само воплощение образа мастера Безупречных боевых искусств. Он предпочитает носить темные цвета, любимый среди них - цвет моря на закате. Как и все Безупречные монахи, он бреет голову, и вообще следит за своей внешностью.
  

Пелепс Джафен

   Цитата: Если понадобится, то я проплыву и за пределы Творения, чтобы найти себе место. Не вставайте у меня на пути.
  
   С самого начала Джафен был обузой для семейства. Его родители, кузены-Пелепсы, вступили в брак под давлением глав Дома, когда их политические распри опозорили Дом. Долг обязал их породить сына, но не требовал от супругов любить его. Джафена почти полностью вырастили няньки, слуги и наставники; он вырос одиноким и замкнутым. Сочетание этих черт с непривлекательной внешностью сделало его мишенью множества колкостей со стороны сверстников и даже семьи. Однако он нашел спасение в остроте ума, преуспевал по всем предметам и быстро освоил Врата и множество их вариантов. Несмотря на недостаток внимания, уделявшегося Джафену родителями, он был из сильной линии дракорожденных, и нет ничего удивительного в том, что он Возвысился на палубе корабля, возвращавшегося из "экскурсии" в сатрапию Ан-Тенга, куда возили его класс. Капитаном корабля был бывший офицер Имперского Флота Нелленс Баэден, который с тех пор проявлял к Джафену живой интерес. Нацелившись на выгоды от получения в должники мальчика и неизвестного ему тогда Дома, Баэден быстро устроил ему поступление в Гептаграмму.
   Там Джафен понял, что нашел свое место, и с жаром накинулся на науки. Однако даже там он не смог избежать своих мучителей, и при несчастном случае в Комнате Призыва погиб Пелепс Джоро Кендал, родственник, который из зависти испортил реагенты Джафена. Сам Джафен был ранен, но пережил несчастье и окончил Гептаграмму с очень высокими оценками. Родители неожиданно проявили куда больший интерес к его жизни, и Джафен испугался, что остаток жизни проведет в качестве пешки в их играх друг против друга. И вновь на помощь пришел Нелленс Баэден, убедивший Пелепса Эралина, адмирала Флота Земли, направить молодого Пелепса кадетом на его службу. Теперь Джафен служит на борту легкого боевого корабля Первой Эпохи под названием "Меч, рассекающий волны и ветер", и считает что нашел свое призвание, став моряком-чародеем во флоте Царства.
   В течение почти всей жизни, даже после Возвышения, Джафен подвергался насмешкам. Родители никогда не проявляли любви к нему и даже не гордились его достижениями, хотя после Возвышения они куда больше заинтересовались поступками и местонахождением сына. Он любит Царство, даже если собственный Дом разбивает ему сердце, и искренне верит, что его долг - защищать государство и его жителей. Нелленс Баэден стал для него другом и союзником; моряк, в отличие от родителей Джафена, разглядел его потенциал с первого взгляда и смог помочь на каждом важном этапе жизни. Хотя Джафен никогда и не предаст свой Дом для пользы Баэдена, он сделает все другое, что попросит Нелленс.
   Для Князя Земли Джафен определенно непривлекателен: слишком большие уши, слишком длинные руки и ноги, и слишком неровная походка. Однако он тщательно следит за внешностью: униформа кадета Имперского Флота сидит на нем безупречно, и каждое украшение находится на своем месте. Вдобавок Джафен носит пояс чародея-техника корабял. С него свисают странные инструменты, фиалы и фляжки с едкими веществами и другими необычными препаратами.
  

Пелепс Кайзоку Атарове

   Посол Царства - дочь одного из самых знаменитых морских семейств. После десятилетий верной службы во флоте, где она проводила тайные операции против вражеских эскадр, Императрица назначила Атарове послом в Линован. Решение было принято частично из желания избежать столкновения кандидатов из Мнемонов и Катаков (это посольство - важный пост), и частично потому, что Императрица чувствовала: опыт Атарове в необычных методах ведения войны поможет ей лучше понять линованцев и получить большее влияние на королевский клан и Королеву.
   Атарове занимает этот пост уже двадцать лет. В ее походке все еще чувствуется пиратское прошлое и в дворцовых отношениях она резка. Ее обязанности включают обсуждение вспомогательных линованских подразделений для Царства, и тайную работу против интересов Гильдии. Недавний крах легионов Тепета ужасает Атарове, и она ищет пути укрепления влияния Царства в Линоване.
  

Пелепс Кордера

   Пелепс Кордера входит в число самых популярных поэтесс Царства, находясь на гребне возобновившегося интереса к витиеватым, вдохновенным эпосам о воинах времен расцвета Сёгуната. Популярностью и умением распределять время она частично обязана тому, что во время карьеры писателя она служила действующим драконлордом в легионах, и сочиняла стихи в поле.
   Кордера окончила Дом Колоколов лишь столетие назад и немедленно была призвана на военную службу, отличившись в морской пехоте во время кампании против пиратских владений на Западных островах. Она заработала репутацию пылкого и очень явного лидера; не умеющие подбирать слова назвали бы ее кровожадной. Кордера всегда была в первых рядах при атаке, вооружившись штандартом своего подразделения. Она не раз получала выговоры за случаи, когда она, вероятно, слишком демонстративно проявляла привязанность к подчиненным. Говорят, что эту страсть Кордера направляла в свои стихи, находя ей более приятное и, возможно, более конструктивное применение.
   Драконлорд Кордера огромна даже по меркам дракорожденных, и потому создание для нее одежды, доспехов и другого снаряжения требует особого внимания - в ней почти семь футов. Однако считается, что ей присуща мимолетная красота, и Кордера умеет вести себя в обществе не хуже, чем на поле боя, несмотря на несдержанность в общении.
   Истина о неожиданном восхождении творческой звезды драконлорда - хорошо охраняемый секрет высших Пелепсов и командиров легионов. Правда в том, что никто из них не знает, кто пишет эпосы, выходящие под именем Кордеры. Она поклялась, что сама их не писала, и ее слова тщательно проверяются, но к тому времени, как Кордера услышала о стихах, она уже получала похвалы, и отрицать авторство без скандала бы не получилось. Расследование того, что касается публикаций ее работ, показало - некто очень тщательно замел свои следы и создал сложную систему посредников, которые доставляют новые эпосы. У Пелепсов, знающих о ситуации, выбора мало - они продолжают подыгрывать неизвестному, надеясь выманить его. В то же время к драконлорду Кордере направили немало опытных наставников, дабы как можно быстрее обучить ее путям поэзии. Причина проста - если понадобится, она публично продемонстрирует мастерство сочинителя, разрушив любые подозрения. И, вероятно, сложная игра обернется против того, кто ее начал.
   (Примечание: Аспект Кордеры - Воздух)
  

Пелепс Наджа

   Состав магистратов Алой Империи всегда был пестрым, даже до исчезновения Императрицы. Многие из них были негодяями и вымогателями, не лучше преступников, на которых теоретически охотились. Конечно, там были и достойные Возвышенные, прилагающие все усилия, чтобы служить Царству, но даже у них были маленькие слабости и недостатки, удаляющие от идеала. Считается, что даже лучшие из магистратов - не слишком честные свободные бойцы, которым нельзя полностью доверять ни при каких условиях.
   Конечно, если не считать Пелепс Наджу.
   Каждый ребенок в Царстве знает истории о Несравненной, неподкупной убийце монстров, которая превыше всего ставила честь и служение Царству. Но она сейчас уже должна была уйти в отставку - если она действительно существовала, будучи не просто героиней рассказов в тавернах и детских игр. Крестьяне и горожане могут сомневаться, но истории истинны. Пелепс Наджа - вероятно, знаменитейший магистрат всех времен, странствующая Безупречная монахиня, пошедшая на службу к Императрице, не желая видеть, как на Царство обрушиваются все новые беды. Почти век она странствовала, убивая чудовищ и бандитов, и не принимая в награду ничего, кроме приюта и возможности нести слово Безупречных Драконов. В течение этого времени она также при любой возможности сотрудничала с Дикой Охотой, желая лучше служить империи. Наджа ушла со своего поста лишь когда Императрица пропала, и лишь для того, чтобы (тщетно и изрядно неуклюже) расследовать ее исчезновение. То, что она оказалась в Конторе Гармонии - неизбежное следствие. Немногие Возвышенные в Творении так бесстрашны и вдохновенны как Несравненная, когда речь идет о защите Царства.
   (Злые языки среди дракорожденных замечают, что бесстрашие и неподкупность Пелепс Наджи идут от недостатка воображения и остроумия в той же степени, что и от духовной стойкости. Доля правды в этом есть - но лишь глупец скажет об этом Надже в лицо, или же в присутствии кого-то, кто встречался с ней и видел бушующее вокруг нее пламя мужества и праведной веры. Некоторые не зря становятся легендами).
   Пелепс Наджа, не знающая ни страха, ни сомнений - одна из величайших убийц чудовищ и Анафем среди тех, кто когда-либо носил облачение имперского магистрата. Она не наслаждается боем и смертельной опасностью, но никогда не отступит от обязательств, которые накладывают долг и безопасность Царства. На поле боя Наджа похожа на пылающую комету, окруженную пламенем и разрушительной силой. Ее личный кодекс чести строг, и Наджа всем сердцем верит в право честного поединка - но, конечно, это не касается чудовищ, которых надо убивать как бешеных псов. Особенно сладкоречивый Возвышенный может убедить ее в обратном, при должных обстоятельствах - и в этом случае она настоит, чтобы ее товарищи оставались позади, пока Наджа встретится с Анафемой в бою. Вопрос о том, подчинятся ли они такому приказу, еще не получил ответа, и даже не был задан.
   Несравненная - прямолинейная и открытая Безупречная монахиня, носящая традиционную и скромную мантию. Ее слова просты и прямы, и не слишком вдохновляют... если она не говорит о Безупречном Ордене, божественном праве Императрицы и о том, как нужно всем обитателям Царства ежедневно вставать на битву против тьмы.
   (Примечание: Аспект Наджи - Огонь)
  

Пелепс Полин

   Принадлежащему Воде адмиралу Флота Дерева поручено патрулировать воды Земель Стервятников, и он относится к этому очень серьезно. Его желание выходить за обычные рамки своих обязанностей позволило ему превратить Флот Дерева в прибыльное предприятие, что принесло Полину уважение в Доме. Если бы Полин родился где-то в другом месте, то стал бы ужасающим пиратом, но он направил свои склонности на выгоду семьи и Царства в целом.
  

Пелепс Тушет

   Самый новый член Триумвирата Лэпа - истинная пешка своего Дома. Старейшины устроили ему это назначение лишь потому, что знали - Тушет не проявит собственных амбиций. Администратор он довольно средний, но великолепный сплетник. Этот социальный хамелеон помнит всех, с кем встречался, и знает, как представить себя чудесным другом, который соглашается с собеседниками во всем.
   В тех случаях, когда Триумвирату приходится иметь дело с озлобленными лапландцами, правители посылают Пелепса Тушета, дабы тот убедил всех, что Царствои сатрапы очень заботятся о подданных, и все будет устроено... не вдаваясь в детали.
   Однако Тушет боится окончательных решений. Когда триумвиры приходят к соглашению, он часто меняет мнение или просит обсудить еще раз. Конечно, его колебания не вызывают симпатии у коллег. Собственно, Тушет знает, что Сиджип с радостью задушила бы его собственными руками. Она несколько раз и пыталась, но Алор ее удерживал. Одна лишь мысль о способности разъярить Сиджип вызывает у Пелепса улыбку. Он ее не боится; она для него - игрушка, и Алору не лучше.
  

Пелепс Хоударн

   Хоударн, один из множества детей Фебариса и Таксин, лидеров Дома Пелепс, всегда разочаровывал родителей. В младшей школе его отметки были минимальными, он неизменно делал ошибки в каждом отчете и был склонен к дракам с одноклассниками, даже после Возвышения. Несмотря на серьезнейшие усилия родителей устроить его в Дом Колоколов, Хоударн ушел оттуда после четырех лет обучения, и отправился на юг, в погоне за мечтой.
   Можно вообразить удивление его родителей, когда Пелепс Хоударн извлек пользу из специфических навыков, изученных на занятиях по военной инженерии и обнаружил нефритовые залежи Изогнутого Залива. Можно представить их ликование при одной мысли о таком богатстве в их руках. А также можно представить их шок, когда Хоударн повернулся спиной к семье и заключил сделку напрямую с Алой Императрицей, от которой выгадал лишь он сам.
   Пелепс Хоударн - редчайшее явление в Династии: одиночка. Он всю жизнь шел собственным путем, на каждом из поворотов которого был облит презрением. Он никогда не мог заставить свою независимую природу подчиниться выгоде семьи, и был отвергнут семьей, наставниками и сверстниками. В конце концов, решив, что с него хватит семьи и будущих перспектив, Хоударн хлопнул дверью и направился в Харборхед в первые дни нефритовой лихорадки. Однако, в отличие от многих соперников, он владел знаниями, позволившими отыскать источник нефрита. И в отличие от других дракорожденных, Хоударн не чувствовал долга перед домом, и устроил все так, чтобы Пелепсы остались в стороне от сделки. Он никогда не пожалел о своем решении, но может пожалеть - после того как его царственная покровительница исчезла. Дом не забыл и не простил его, и Хоударн может вскоре дорого заплатить за свою независимость.
   (Примечание: Аспект Хоударна - Огонь)
  

Дом Рагара

   Члены Дома Рагара довольствуются работой за кулисами Царства, и стараются не оказываться в центре внимания, чем наслаждаются иные Дома. Эта скрытность достойно окупается. Рагары стараются быть в хороших отношениях со всеми другими Домами Династии. Их можно встретить на оргии у Цинисов, на парадном смотре легионов Сесус или на прогулке по виноградникам В'ниф. Они вежливо интересуются всем, чем занимаются другие Дома, и дипломаты всех видов поддерживают дружеские связи с каждым Домом и семейством. Если другие Дома - кирпичи, из которых сложена Алая Империя, то хитрость Дома Рагара - раствор, скрепляющий их вместе.
  

Мастер Дома

   Хотя Рагара, первенец Императрицы, все еще жив, он с радостью удалился от дел, наслаждаясь жизнью, свободной от политики и манипуляций. Конец его дней определенно близок, и вскоре он перейдет в следующее перерождение. А пока он живет с немногими друзьями, писцами, стражами и помощниками в роскошном поместье, предоставленном семьей Сорас.
   Великим Домом, получившим его имя, руководит Баноба, любимый сын Рагары. Баноба - высокий человек мощного сложения; за неспешной речью и медлительными движениями скрывается острый и быстрый ум. Банобу веселит то, что другие принимают его за глупца - так они становятся пешками в его расчетах. Хотя он и необычно честен для Династа, но иногда и злоупотребляет доверием других. Мнимый недостаток ума Банобы привел к тому, что многие Династы его недооценивают... хотя им стоило бы знать лучше.
   Баноба хорошо послужил Дому несколькими финансово выгодными браками с богатыми патрицианками, которые прожили краткую жизнь и затем умерли в дальнем крыле его мэнса. Но его истинная любовь, тот, кому он собирается передать контроль над Домом - дальний родич по имени Герал. Больше века они делят ложе и жизнь, и почти неразлучны.
  

Основные семьи

   Роскошный Имперский Дворец служит жильем большинству членов Дома Рагара. Однако, есть и две ветви основной семьи, которые обитают в разных местах.
  

Семейство Рагары Сораса

   Семейство Рагары Сораса обитает на Чин Джай Ру, меньшем из двух островов к северо-западу от Орлиного Восхода (больший носит имя Кион), и определенно предпочитает скрытность. Семейство, по большей части купеческое, руководит почти всей торговлей в северных городах Благослвоенного Острова, особенно в Орлином Восходе, Ярком Обелиске и Чаносе. Сорасы также наблюдают за большей частью торговли, которую Царство ведет с северными городами-государствами, включая Гетамейн и Уайтуолл (через портовый город Уоллпорт). Также семейство поставляет в Гептаграмму провиант, припасы и артефакты Первой Эпохи. Члены семейства, руководящие этой малой, но прибыльной ветвью операций, сами являются выпускниками Гептаграммы, и они хорошо умеют перевозить реликты Первой Эпохи и заботиться о них.
  

Семейство Рагары Калеля

   Семья Рагары Калеля, самая дипломатическая ветвь семейства, живет в среди обширных и изысканных садов, в диких районах Префектуры Джуше. Калели разводят охотничьих собак, проводят большую часть времени на празднествах и с радостью развлекают политиков, занимающих ключевые посты, купцов и членов Гильдии ради блага Дома Рагара. Семейство также успокаивает и умасливает тех, кто разгневан и задет недавними действиями Дома: Рагарам пришлось предпринять строгие меры против должников. Младшие члены семейства много странствуют, как по Царству, так и по Пределу, активно поддерживая контакты и союзы с другими Домами, напоминая должникам об их обязательствах и различными другими способами обеспечивают Банобу отличными данными и поддерживают контроль Дома над владениями.
   Все семейства Дома Рагар ориентированы на Землю.
  

Экономика

   Последние шесть веков Дома Рагара эффективно служит банкиром для других Домов Династии, и при этом накопил немалые богатства. Дом шутливо называли "Имперским Банком" так долго, что весь юмор испарился, оставив неудобно ясную правду - особенно со времен исчезновения Императрицы. Хотя Царство и страдает от худшего экономического кризиса за всю историю, Дом Рагара по-прежнему копит нефрит в огромных сокровищницах.
   Дом Рагара ссужает деньгами любого, если сможет вернуть деньги с прибылью. Она может выражаться не только в нефрите, но и в услугах, товарах и сведениях. Дом Рагара, не колеблясь, привлекает громил и наемников, чтобы вернуть потраченное. Если ситуация требует жестокости - так тому и быть. Жесткие действия, которые Дом предпринимает для наказания должников, иногда приводят к ненужному насилию и финансовым потерям, но в Доме считают, что одна ясная демонстрация силы помогает следующим десяти должникам не задерживать выплаты. Хотя члены Дома Рагара любят выглядеть дружелюбными и приятными соседями, желающими помочь издержавшимся, Дом не прощает тех, кто пытается уклониться от выплат. С точки зрения смертных разница между Домом Рагара и организованной семьей преступников невелика.
   Некоторым Рагарам особенно приятно одолжить денег тем, кто заведомо не сможет заплатить, просто чтобы заставить должника покрыть долг каким-то другим ценным путем. Из-за такой практики у Дома есть длинный список обязательств, исполнения которых он может потребовать в любой момент жизни. Их не запоминают - их тщательно записывают, классифицируют, на них ссылаются и записи обновляют. Дом может годами не упоминать о таком долге, давая должнику поверить, что о нем забыли... только чтобы потребовать исполнения, когда должник получил новую влиятельную должность. Дому Рагара должны тысячи смертных, сотни династов, примечательное число богорожденных и как минимум трое Анафем. Конечно, эти сведения абсолютно засекречены и Дом защищает их так же рьяно, как и огромные запасы серебра и нефрита.
   Дом Рагара агрессивно взыскивае долги с не-Возвышенных должников (иногда весьма жестоким образом), но подход к дракорожденным родичам кардинально отличается. Никто не хочет поощрять другие Дома применять насилие в делах финансовых, так как Дом Рагара больше всего потеряет от такого развития событий. Соответственно, в делах с должниками-династами или иными Возвышенными Рагары избегают применения головорезов или наемников. Собственно, они даже не откажуются вести дела с должником. Они продолжат давать ему кредит, пока счетоводы Дома не запишут, что долг вырос до суммы, равной стоимости всего имущества должника. На этом этапе Дом серьезно требует услуг или особых сведений. Дом не предлагает списать или хотя бы уменьшить долг дракорожденного, а если он пропустит мимо ушей требования Рагар, то они развертывают кампанию сплетен вокруг него и закрывают все каналы дальнейшего кредита. Рагара не будут вести с ним дела, и так же не станут те, кто в союзе с Домом или должен ему.
   Такие действия могут сокрушить состояние даже мощного династа, а также его репутацию (не говоря уже о репутации семьи) всего за пару недель. Когда проблема достигает такого уровня, то часто вмешивается семья должника, платит Рагарам основную сумму, проценты и маленькое дополнение, в пять процентов от полного долга, дабы уладить вопрос. На этом этапе должник и семья обсуждают вопрос приватно, что часто ведет к исчезновению должника - или на дальние границы Предела, или на новое перерождение. Большинство дракорожденных оплачивают долги задолго до того, как возникнет подобная ситуация или же позволяют себе пасть в руки Дома, как только финансовый запас закончится; некоторые же сбегают в предел. Так они отчаянно надеются обосноваться вдалеке от сети Домов, которые втравили их в такую беду. Но они выясняют, что связи Дома Рагара с Гильдией куда обширнее, чем осознают многие династы. Беглецы часто стновятся пищей богатых и благородных фейри... но их судьба может быть и хуже.
   Дом нередко посылает не-Возвышенных членов семьи в сатрапии в роли аудиторов. Они странствуют по иным землям и составляют точную картину ресурсов провинции. Они тщательно высчитывают точное количество денег, которое, по их мнению, может позволить сатрап (оставляя некоторый запас провинции для роста и инвестиций), а затем, исходя из полученных цифр, требуют дань. Многие сатрапы со стоном встречают аудиторов Дома, зная, что их казну выжмут до предела. Другие лишь благодарны, что аудиторы по крайней мере принимают во внимание экономический рост. Даже в нынешнее Смутное Время состояние Дома позволяет нанимать наемников высокого класса, дабы защищать свои богатства от внешней угрозы и жадности сатрапов. И потому лишь Дом Рагара по-прежнему получает полные суммы налогов от данников.
  

Цели и союзы

   Дом Рагара не вступает в союзы с другими Домами. Союзники вправе ожидать особого отношения от Дома, которое им не готовы предоставить. Напротив, Дом предпочел бы видеть всю остальную династию в должниках. К сожалению, именно это и не позволяет Банобе занять Алый Трон. Политика ссуд отлично служила Дому веками, но сейчас другие Дома Династии слишком опасаются экономической мощи Рагар, чтобы подпустить кого-то из них к Алому Трону.
   Дом Рагара долго пытался получить в должники Дом Тепет, и обстоятельства сделали это вероятным. Хотя Тепеты еще и не обратились за деньгами, подобное решение ожидается со дня на день. А вот Дом Ледааль заставляет Рагар нервничать. Разумный и аналитический подход Ледаалей ко всему на свете, включая финансовые вопросы, держит их вдали от карманов Рагар, несмотря на множество попыток Дома заманить их в свои сети.
   Помимо денег, Дом Рагара расширяет влияние через браки по расчету. Рагара Фелис, бюрократ высокого ранга в Тысяче Чешуй, недавно женился на Пелепс Магарет, вдохновенной дракорожденной чародейке, моложе его на сто сорок лет. Эти двое серьезно влюбились друг в друга, и семьи этим воспользовались, дабы скрепить союз между некоторым юридическим влиянием Пелепсов и гильдейскими интересами Рагар (Гильдия всегда с радостью обменяет товары и услуги на благоприятные судебные решения).
   Но самый важный союз Дома - неоспоримо, союз с Гильдией. У нее много денег и ей требуется помощь Дома, чтобы доставлять товары в Царство. Рагарам принадлежат многие порты и работники таковых, особенно на северном побережье Благословенного Острова, так что они могут вести с Гильдией взаимовыгодные дела.
   Однако работа с Гильдией имеет и свои случайные недостатки. Дом Рагара иногда с трудом переваривает очевидно аморальные операции Гильдии. Тем не менее, обе партии сильны настолько, что полагаются на дипломатию и присматривают друг за другом, не рискуя начать долгую войну за торговлю и влияние.
  

Примечательные династы Дома

Мойас

   Цитата: Твоя политика вызывает подозрения. Пожалуйста, передай мне пленника, чтобы я могла расследовать дальше.
   Немногие воспоминания приносят ей радость, юность была временем, когда все было проще. Сражаться с матерью, игнорировать отца, учиться у наставника тому, как получать желаемое. И Мойас в этом преуспела - большую часть молодости ее окружало множество друзей, а сама она обладала такой решимостью, что Пасиап удостоил ее благословения. Но когда возвращение в Царство оказалось катастрофой и потерей клятвенного братства, Мойас пожертвовала свою жизнь Императрице, желая выкорчевать продажность в Царстве, укрепить порядок такового и медленно отомстить за то, что сделали с ней и ее друзьями.
   Старый дом находится в самом сердце ее жалоб. Именно его бессердечное суждение о том, что она и, что более важно, ее друзья мало стоили по сравнению с политическими планами, заронило в душу Мойас зерно неиссякающего гнева. Но она продолжает честную и прямую политику, ибо лишь так она может укрепить Алую Империю, а не ослабить ее.
   Мойас честна и строга в делах, как и в общественной жизни. Обычно она кажется далекой и холодной, но "разогревается" с друзьями. Проблема в том, что друзей у нее мало, и она проводит с ними совсем немного времени; она не стала близка с кем-либо еще за несколько десятилетий. Но если кто-то сумеет найти трещину в ее броне, то Мойас станет для него верным другом.
   Она отказывается признавать, что у нее есть предубеждение против Дома Рагара, которое тихо влияет на обязанности магистрата. Она оправдывает жесткую позицию по отношению к Дому тем, что считает - они действительно хуже других Великих Домов, и в доказательство приводит ярко окрашенные воспоминания юности.
   Мойас среднего роста, с коренастой фигурой, явно выдающей силу и выносливость. Она стрижет волосы до смешного коротко, но на затылке всегда есть маленький хвост - частично чтобы напоминать о прежних временах, когда волосы были длиннее и частично потому, что она всегда носила такую прическу. Вскоре после призыва в Магистратуру, она заказала исключительно крепкую одежду, которая лишь минимально допустимо украшена для появлений при дворе. Однако она достаточно заботится о пристойности, чтобы при необходимости добыть себе в городе что-то достойное Князей Земли.
  

Рагара Алору

   Второй сатрап Лэпа верно служит Царству и Дому, именно в таком порядке... хотя и следит за тем, чтобы Дом Рагара получал немалый доход от Лэпа. Он провел годы в этих землях, занимаясь торговлей и устраивая сделки на благо Дома. Императрица назначила его сатрапом из-за умных решений, которые помогли повысить доход с пошлин на все, что ввозят в Лэп или вывозят из него. Талант Алору к политэкономии и умению выжимать из системы все возможное делает его идеальным сатрапом и приносит глубокую неприязнь чиновников Лэпа.
   К несчастью, Алору также пристрастился к играм, но ему не везет; так что личное его состояние тает и истощается. Поэтому заинтересованные лица часто могут купить его голос. Алору знает, что Сиджип его ненавидит за этот недостаток; она часто критикует его, заявляя: "Кто хочет такого исхода, Алору? Уж точно не ты! Сколько стоит твой голос?"
  

Рагара Бхагвей

   Цитата: О, дитя благородной крови Безупречных Драконов. Не отчаивайся. Хотя твой разум помутнен, а чувства неверны, знай, что ты обретешь цельность. Многие годы я погружался в тайны жизни и смерти. Всю свою жизнь я размышлял над тайнами исцеляющих сердец. А теперь - отпусти свой страх.
   Бхагвей - сын Цинис и Рагары, детей самой Алой Императрицы. В том возрасте, в каком большинство детей все еще играют во дворе, он изучал лекарства от редких болезней Творения. Под руководством Безупречного наставника он быстро получил навыки и знания весьма опытного врача. По предложению отца его подвергли испытанию, разработанному самой Императрицей; в случае провала Бхагвей бы погиб. В течение испытания он мирно Возвысился, осознав ответ на загадку Императрицы и завоевав себе место в Версино, главной школы мудрости и магии того времени. Во время учебы в Версино Бхагвей изучал науки чародейства и исцеления; занимаясь ими, он понял, что это его призвание - искать источник Великой Чумы и лекарство от нее.
   Неожиданное и несвоевременное уничтожение Версино побудило Бхагвея искать покровительства Императрицы в проекте, который в конце концов приведет к основанию Гептаграммы. Собрав семь мастеров таковой, Бхагвей открыл двери нынешней лучшей школы магии в Творении. И хотя многие испытания не заставили себя ждать, с возрастом Бхагвей становился лишь мудрее. Не так давно намек на источник Чумы проявился в книге, которую, к несчастью, отобрал Анафема. Однако тело Анафемы дало новые зацепки, которые в ином случае не попали бы в руки Бхагвея, и это подвергло его опасности, о которой он ранее и не задумался.
   Сейчас, в конце жизненного пути, он стоит у порога, за которым лежит последний ответ. Если он сможет избежать участия в интригах братьев и сестер, то может суметь исполнить судьбу, которую выбрал себе.
   Бхагвей мудр и внимателен, и чистая сила его интеллекта находится за пределами воображения даже других дракорожденных. Он терпелив и исполнен сочувствия; Бхагвей видит себя в роли спасителя Творения. У него нет политических амбиций - не потому, что жажда власти ему не присуща, но скорее потому, что Бхагвею не интересна временная мощь. Мимолетным ценностям материального мира он предпочитает духовные сокровища. В какой-то степени у него есть несравнимая ни с чем мания величия, взгляд на себя как на полубога с комплексом мессии, и Бхагвей считает это полностью заслуженным.
   Он высок и худощав, черные с проседью волосы достигают талии, а тонкие усы и бородка не менее длинны. Бхагвей носит желтую мантию с изящным узором - листья и цветы из зеленой парчи.
   Хотя он и излучает безмятежность, но за его движениями всегда кроется взволнованное честолюбие и осознание того, что времени остается немного.
   (Примечание: Аспект Бхагвея - Дерево)
  

Рагара Ваким

   Рагара Ваким считает Дикую Охоту дурью по двум причинам. Да, Анафемы опасны, но не настолько, чтобы легионы Царства их не сдержали. А если они не сумеют этого сделать, если монстры вроде Быка Севера захватят царство... что ж, монстрам все равно нужны деньги, рабы и товары. Всегда будут купцы, всегда будет Гильдия, и соответственно, ей самой всегда будет место в Творении. И все же Рагара Ваким - член Конторы Гармонии и четырежды рисковала жизнью, сражаясь с Анафемами. Причина этого проста - деньги. Не бессмысленная стипения, которую она однажды получила от Конторы за свои действия, но выгода от ресурсов и артефактов, направляемых в Контору Безупречным Орденом и Великими Домами. В арсенале ордена есть огромное богатство и должные возможности, и Ваким хочет урвать кусок от них.
   Конечно, этими наемническими взглядами она не делится со старыми союзниками. Она притворяется верующей в дело Дикой Охоты - прагматичной и циничной, но желающей направить свой интеллект и таланты, дабы шпионить на благо Конторы. То, что она готова облегчить бюрократическую ношу Конторы, приносит ей еще большую симпатию со стороны перерабатывающих чиновников. Никто не осознает, что Ваким ведет собственный учет фондов и предметов, проходящих через склады Конторы, читает конфиденциальные послания и отчеты до того, как они достигают цели. Пока что она не присвоила ничего в Конторе, но именно этим и собирается заняться при возможности. Сейчас же она прячет презрение к целям Охоты и работает так упорно, как возможно, дабы помогать ей - ибо с усилением Конторы возрастет и приток нефрита и артефактов на ее склады.
  

Рагара Джасир

   Цитата: Твоя дружба всегда много для меня значила.
   Жизнь Джасира могла бы пойти совершенно по-другому, если бы его брат не попытался убить его. С того момента Джасир разрывался между желанием получить любовь и дружбу других и страхом перед ними, что привело к желанию получить власть над окружающими.
   После Возвышения он осознал, что при помощи богатства Рагар можно ввести многих в круг друзей, помогая им с долгами и одалживая деньги. Он понял, как просто говорить с теми, кто тебе должен и уговаривать их выполнить небольшие задания. В Спиральной Академии он начал свое первое предприятие, дабы дать семье преимущество в делах и политике.
   После Спиральной Академии Джасир попытался взойти на Имперскую Гору, что также изменило его жизнь. Ему действительно хочется оставить после себя что-то явное, и дабы сделать так, он переступает границы даже расплывчатой и условной морали Династии. Для него вопрос о том, оправдывает ли цель средства, даже не встает.
   С тех пор Джасир всю жизнь искал возможности для игры, дабы другие тем или иным способом попали в долг к нему; кульминацией стала операция, где он тайно применил свое влияние, дабы организовать смерть брата. С тех пор он занимался получением мелкого влияния в политике и среди преступников, и с каждым годом все больше соскальзывал к роли "слегка криминального" влиятельного лица. После исчезновения Императрицы и наступившего хаоса, он принял эту роль, выполняя задания Великого Дома, но и стараясь собрать побольше власти для себя.
   Джасир твердо верит, что каждое его мелкое действие на шаг приближает к крупным целям. Он желает создать прочную семейную династию, и для того солжет, обманет, украдет и убьет. На каком-то этапе он действительно верил, что некоторые преступные операции он проводит лишь чтобы помочь тем, кого хотел видеть друзьями; сейчас же, признает он это или нет, каждый для него - пешка, включая семью.
   Джасир - человек мощного сложения, и средний возраст лишь начинает влиять на тело. У него черные волосы и мягкие синие глаза, которые либо смеются, либо выбирают кому-то гроб (зависит от настроения), и он всегда готов мягко улыбнуться. Он предпочитает консервативные черные одеяния, а при необходимости носит нефритовый дайклейв - Славную Тень Горы.
  

Рагара Миррун

   Внук самого основателя Дома изумил семью, отклонив приглашение в Спиральную Академию, и ушел в Обитель Мудрости, войдя в Безупречный Орден сразу после выпуска.
   Лучшее, что смогли сказать родственники, помимо вежливых комментариев о набожности - что он следует истинному пути. И это несомненная правда. Миррун обладает невероятным талантом к рукопашному бою. Он освоил весь стиль Дракона Земли за меньшее время, чем большинство студентов осваивает Форму Земного Дракона. В последующее столетие Миррун освоил еще четыре стихийных стиля с той же легкостью, став одним из лишь троих ныне живущих Безупречных великих мастеров.
   Миррун живет в Совершенном Дворце, где его считают чем-то вроде достопримечательности Царства и одним из наиболее престижных шифу на Благословенном Острове. Когда он не учит лучших адептов, то проводит время в размышлениях. Он также пишет книги о тренировках, которыми пользуются изучающие боевые искусства по всему Царству, что дает Мирруну огромное влияние на то, как преподаются стили боя (особенно сверхъестественные). Другие монахи следят, чтобы его не беспокоил мир за пределами Совершенного Дворца, и его мудрость не отягощали мирские заботы. С точки зрения Ордена, Миррун - живое сокровище Царства, и его необходимо охранять.
   Направляющие Орден Сторонние смотрят на него примерно так же. Древняя Избранная Битв, которую давно впечатлил талант Мирруна, готовит его к инициации для Сторонних боевых искусств. Ни один из Земных Возвышенных не переживал мучительной инициации, но Анис Син, Сторонняя покровительница Мирруна, твердо верит, что выверенный режим медитации и внимание к диете могут наделить дракорожденного стойкостью, которая позволит выжить. Анис Син уже отметила, что Эссенция Мирруна мерцает и искажается, дабы приблизиться к Цветению Совершенного Лотоса. Если он переживет испытание, то оно определенно изменит духовную и физическую природу Мирруна так, как не может предсказать даже Избранная Дев. Но если он овладеет своей Эссенцией до такой степени и передаст эти техники другим Земным Возвышенным, то Бронзовая Фракция получит потрясающее оружие против вернувшихся Анафем.
   У Рагары Мирруна, могучего и старого дракорожденного Земли, кожа подобна гладкому граниту, потрескавшемуся от возраста там, где у смертного были бы морщины. У него больше нет волос, и его глаза больше похожи не на органы зрения, а на мерцающие тусклым светом обсидиановые шарики.
  

Рагара Сзайя

   Сзайя, дочь склонных к приключениям династов, яркого торговца и легендарного тактика, проявляла себя активной бунтаркой и индивидуалистской с раннего возраста. К счастью для нее она также явно блистала и унаследовала лучшие черты родителей, что и позволило ей более чем успешно пройти по грани между невыносимым сорванцом и вундеркиндом с амбициями. Одно лишь мастерство в игре во Врата в детском возрасте принесло ей немало внимания, а также свело с будущим мужем и партнером Ледаалем Кесом.
   Рисковый характер Сзайи проявляется во всем. История ее жизни пестрит опасными авантюрами и диким поведением, всегда остававшемся на волосок от "совершенно недопустимого". Она с высокими оценками закончила Дом Колоколов, став боевым чародеем. В ответ Сзайя, используя немедленный и выгодный успех в роли воина-купца и исследователя, потребовала за это у семьи разрешения выйти за друга детства и соперника Кеса. Хотя Рагары и никогда не симпатизировали разумным Ледаалям.
   Сзайя выстроила карьеру и репутацию на том, что желала и могла отправиться в любое место Предела, где делались деньги или добывались важные для Царства ресурсы; любимым же ее занятием было исследование руин Первой Эпохи и изучение древнего знания и артефактов. Сзайя заработала немалую репутацию среди экспертов как чародейка и артефактор, из-за ее контактов с разнообразными предметами Первой Эпохи. В недавние годы она начала больше работать в этой области по сравнению с авантюрными эскападами юности. Несколько лет назад они вместе с мужем наполовину ненамеренно создали очень мощный искуственный интеллект Ледяной Разум, и ее интерес к академическим исследованиям некоторым образом объясним попыткой понять, что она такое сотворила.
   Но никак нельзя сказать, что Сзайя полностью остепенилась. Они с мужем - оперативники Всевидящего Ока высокого ранга, и ее работа для Ока (в сочтеании с многими личными делами семейства) требует от нее серьезно использовать старые торговые контакты в Пределе и Гильдии.
   Сзайя - атлетичная и привлекательная женщина, хотя и шумная, и все еще сохранила немалую часть эмоциональности и страстности юных лет. У нее с мужем хорошо известная репутация ценителей празднеств, хмельных напитков и общества умелых и прекрасных. Многие позволили этой репутации ослепить себя, забыв про то, что Сзайя - умелый и опытный воин и чародейка, в распоряжении которой немало магического оружия и ключ-камней.
   (Примечание: Аспект Сзайи - Воздух)
  

Рагара Сорас Герал

   Много лет Рагара Сорас Герал был тихим книжным мальчиком. После Возвышения его семья верно посчитала, что он захочет учиться в Спиральной Академии, которую он окончил с наилучшими оценками и продолжил работу в банках семьи. Когда он встретил кузена матери Банобу, оба были поражены. Делу помогло то, что Герал точно знал, как работать с финансами семьи. Помимо Банобы, никто не понимал нынешние операции Дома лучше Герала, и это сделало его одним из самых влиятельных династов в Царстве. Герал желал бы Дому Рагара Алого Трона, если бы только знал, что он - следующий в очереди на лидерство в Доме. С этой целью он недавно начал выстраивать игру, дабы организовать получение трона Банобой.
   Хотя вся семья знает о любовных отношениях Банобы и Герала, он все равно должен жениться и произвести на свет детей, хотя сама мысль вызывает у него отвращение. Он сейчас обручен с юной Возвышенной из Дома В'ниф, но у Герала уе есть план на этот случай. "Телесный дублер" из Дома Мнемон (молодой должник, весьма обрадованный природой оплаты долга) согласился занять его место в супружеской постели и избавить кредитора от обязанностей.
   Герал иногда служит семье в качестве известного инструктора в Спиральной Академии, где его из-за приятной внешности и эффектных речей принимают с радостью.
  

Рагара Сорас Джор

   Сатрап Ан-Тенга рассчитывает дань от Трех Князей и собирает ее. Он также служит посредником в спорах между ними и говорит от имени Царства. Точнее, он защищает интересы Дома Рагара, который направил Джора в Ан-Тенг, желая вытеснить агентов других Великих Домов. Сатрап Джор сочетает в себе черты умелого дипломата, проницательно дельца и безжалостного шпиона. Он зашел так далеко, что даже наладил скрытые связи с семьей Линты - разумеется, через подставных лиц, чтобы иметь возможность все отрицать. При помощи линтийцев Джор атакует или убивает тех, кто встает у него на пути, одновременно составляя список линтийцев, которых может поймать и казнить, дабы проявить себя истинным защитником закона и порядка Царства.
   Сорасу Джору нравится его пост. Он любит комфорт и удовольствия Ан-Тенга и находит приятным ежедневный вызов со стороны обязанностей, касающихся амбиций в семье и экономике. Он даже находит забавными Трех Князей. Генерала Шури он считает неуклюжим и грубым, но у того есть преимущество во времени, дабы обустроить дела для Дома Ледааль. Шури контролирует всю военную силу в Ан-Тенге, что серьезно ограничивает меры, которые Джор может принять против него. Сатрап периодически урезает бюджет гарнизона (заставляя Шури либо пытаться в спорах убедить Джора восстанвоить, или же искать альтернативный доход) и наказывая за мелкие несоблюдения устава и протокола выговорами (которые в истории Царства никогда ничего не досигали). Но что хуже - Трое Князей нередко вовлекаются в конфликты, не имеющие смысла и не приносящие прибыли никому. Они тратят капитал, политический и обычный на защиту местных ересей. Когда Джор хочет послать легион и подавить сопротивление в отколовшейся провинции, они упрямо возражают - даже если его действия расширят их владения! Иногда они даже умудряются поставить его в политически озадачивающие ситуации, явно чтобы только показать, что они это могут.
   И также, чем больше сатрап узнает о линтийцах, тем более безумными пешками они ему кажутся. Джор считал, что они - просто подлые, жадные жестокие и хитрые пираты и контрабандисты. Теперь он понимает, что они не просто пираты. Линтийцы не просто хотят убивать и грабить; они безумны, безумны таким образом, который Джор решительно не желает понимать.
   Рагара Сорас Джор - высокий человек с желтоватым лицом, на вид ему за сорок; у него выдающийся нос, твердая линия губ и короткие черные волосы. Он носит белую мантию, украшенную золотом и камнями. У Джора есть нефритовый дайклейв, хотя он и редко его носит. В Ан-Тенге и Царстве у него мощные связи, и при необходимости сатрап может призвать немалые силы на помощь, даже не учитывая местный гарнизон Царства.
   (Примечание: Аспект Джора - Воздух)
  

Рагара Такар

   Цитата: Каждый день, что мы сдерживаем разрушение, мы одерживаем победу.
   Такар Возвысился в семнадцать лет, несколькими годами после того, как Возвышенные родители потеряли всякую надежду на Второй Вдох у сына. Такар, который последние годы провел в пьянстве и гулянках, нашел Спиральную Академию волнующей и непростой. Он научился тому, как вести себя и овладеть мастерством бюрократии. Члены мощного тайного общества Алой Орхидеи заметили его успехи и завербовали. Мысль о членстве в тайной организации, которая должна хранить силу и безопасность Царства, невзирая на то, чего это будет стоить членам общества или кому-то еще, Такара привлекла.
   После выпуска связи Такара обеспечили ему престижный пост. Он стал младшим аудитором в числе Смиренных и Честных Сборщиков Налогов и Дани, и получил работу в Имперском Городе. К несчастью, увлеченность работой сослужила ему дурную службу: Такар отказался молчать о различных несостыковках, на которые наткнулся. Он потерял пост в ведомстве, и лишь связи в Алой Орхидее позволили ему перевестись в Контору Иных Земель, покинув Благословенный Остров. С тех времен он занимал различные посты в Пределе.
   Ныне же Такар - старший торговый легат в Кьяроскуро. Вдобавок к изучению любых обычных деталей коммерции и финансов, он расследует любые несостыковки, которые найдет. Хотя иногда он шпионит за подозреваемыми в пиратстве или же выслеживает демонопоклонников, Такар обычно передает собранные сведения Дикой Охоте, Всевидящему Оку или военным.
   Несколько лет, в течение которых семья считала его неудачником, воспитали в Такаре серьезный цинизм. Однако Возвышение и поступление в Спиральную Академию и Алую Орхидею также разожгли в нем ярую верность Царству и всеобъемлющее желание стать лучшим. Он твердо уверен, что хотя Царство и Творение в итоге обречены, ему надо сделать все, что только можно, чтобы отсрочить этот конец. Такар глубоко верен Царству и искренне заботится о его защите, проявляя полную безжалостность.
   Такар сделает все, что только возможно для защиты государства. Он не гордится многими своими поступками и ненавидит саму мысль, что безопасность мира требует подобных деяний, но будет продолжать делать то, что считает нужным, ибо уверен - альтернатива гораздо хуже.
   Такар - привлекательный человек, приближающийся к среднему возрасту, но он намеренно мало старается привлечь к себе внимание. Он хорошо одевается, но стиль консервативен и несколько мрачноват; Такар избегает одежды, которая бы показала, что он нечто большее, чем увлеченный и немного ограниченный бюрократ. Синевато-зеленая кожа и зеленовато-черные волосы впечатляют, но Такар великолепно умеет заставлять забыть о себе.
   (Примечание: Аспект Такара - Вода)
  

Рагара Ферия

   Сварливая Рагара Ферия - адмирал Флота Воздуха, получившая назначение за великолепную службу в Имперском Флоте. У нее репутация соблазнительницы, но Ферия талантлива не только в этом - она сильный лидер. Ее подчиненные искренне верны ей, и такую верность просто красотой не купишь. Несколько раз ее призывали использовать собственное положение в интересах Дома, и она это делала, несмотря на то, что считала подобное предательством доверия Дома Пелепс; именно Пелепсы сделали ее адмиралом флота. Возможно, в будущем ее верность подвергнется испытаниям.
  

Дом Сесус

   Военная мощь давно была целью Дома Сесус, и стала своеобразной ловушкой для его династов. В течение веков Сесусы пренебрегали другими заниями, помимо войны, и теперь лишь ей они занимаются исключительно хорошо. Хотя из-за этого с Домом приходится считаться, он страдает от сужения навыков. Если так будет продолжаться слишком долго, Дом Сесус может стать всего лишь наемным легионом для союзников... и ничто не порадует Мнемон больше.
  

Мастера Дома

   В Доме Сесус есть пять отдельных семей, и Дом в Целом управляется старейшей парой из каждого семейства. Все эти сильные династы проявляют изрядную воинственность, но в этом нет ничего удивительного, учитывая, что Аспект большинства из них - Огонь.
  

Основные семьи

   Каждое из пяти семейств Сесусов старается отличаться от другого. И хотя все они с удовольствием относят себя к Дому, но при контакте с другими Домами подчеркивают свои различия при взаимодействии.
   Старейшее семейство, отошедшее от главной линии Сесуса, было создано Сесусом Каджаком, знаменитым генералом и старшим сыном самого Сесуса. Ныне же семейством управляют Сесус Каджак Рэвес и ее муж Цинис Несиль. Некогда это была мощная военная династия, но теперь она больше интересуется торговыми делами. И хотя семейство все еще обладает немалой военной силой, оно по большей части использует их как источник дохода, одалживая солдат другим семьям или Домам Цинис и Мнемон, дабы надавить на сатрапов. Из семействе все же каждое поколение выходят один-два выдающихся генерала.
   Вторым от линии Сесуса откололось семейство Алон. Его основательница, внучка Сесуса, влиятельный сенатор, сосредоточилась на военных и политических делах. Из этого семейства вышло много сенаторов, хотя Алон остается пока что самой убедительной из них, частично благодаря ее репутации эксперта по делам политики и частично - из-за суровой этики. Алон руководит семьей совместно с мужем, генералом Мнемоном Барином.
   Сесус Магель создала третье семейство Дома. Она политик, хотя и не входит в Сенат; ее муж Цинис Паровар был купцом-патрицием, проявлявшим в делах острую и холодную расчетливую проницательность в делах. Ныне семейство возглавляет Сесус Магель Талор, овдовевший политик, который уже давно и счастливо состоит в должниках у Гильдии. Его жена, драконлорд в легионах Сесусов, недавно погибла, и он тайно обзавелся любовницей-крестьянкой, дабы не оставаться в одиночестве.
   Четвертое семейство, отошедшее от главной линии, было создано Сесусом Ченовом. Ченов был забиякой даже до Возвышения, но Возвышение и поступление в легионы вытащило наружу все худшее в нем. Его любовь к грабежам, изнасилованиям и убийствам была такой, что разразился скандал и военный стал серьезной политической помехой для Дома. Когда сам Сесус пригрозил отлучить Ченова, тот, казалось бы, притих. В течение следующих нескольких лет он создал собственное строго военизированное семейство и стал предпринимать путешествия в Предел, якобы защищая интересы Царства. Скоро стало ясно, что он просто добыл себе возможность наслаждаться собственной жестокостью в далеких частях Предела, вдали от влияния языков Царства и мягкотелых патрициев. Поскольку это не приносило Дому проблем, Сесус не возражал. К нынешнему времени семейство Ченова поставляет некоторых самых эффективных и жестоких солдат в Творении, и они только и ждут приказа отправиться в Предел, где могут дать свободу садизму, и не попасть под отлучение или жесткое наказание на Благословенном Острове. Сам Ченов недавно ушел с военной службы, и семейством руководит его младшая дочь Сесус Ченов Марек, вместе с мужем Катаком Катисом.
   Самое молодое и наименее популярное семейство было основано Сесусом Денеридом, молодым бунтарем, питающим большую любовь к развлечениям у Цинисов. Семейство Денерида держит "легион" рабынь для утех, и заключило долговременный контракт на поставку рабов с Домом Цинис. Для семейства Денерида стало уже обычным заключать браки с Цинисами, и некоторые считают эту семью принадлежащей Цинисам не меньше, чем Сесусам, особенно учитывая, что многие из Возвысившихся в нем принадлежат Дереву. Сейчас семейство контролируют Сесус Денерид Гутар и его жена, не-Возвышенная Цинис Виолас. Если семья потеряет еще больше популярности в родном Доме, она может полностью перейти к Цинисам.
   Большинство семейств Сесусов ориентированы на Огонь. Семейство Денерида - исключение с аспектом Дерева, и потому другие семьи выказывают ему свое презрение.
  

Экономика

   В течение своей истории Дом Сесус относился к данникам на удивление благожелательно. Взамен, данники прилагали все усилия, чтобы платить в срок (в частности, чтобы избежать визита войск Ченова). Например, если определенный регион страдал от засухи, Дом позволял даннику задержать выплату на год и в течение трех лет выплатить долг. Такая политика вызвала благодарность к дому. Однако сейчас, когда Царство охватывает паника, Сесус ломает сопротивление, и из-за этого в сатрапиях Дома возникает серьезное негодование и вспыхивают случайные восстания. Солдаты Ченова пока что держат данников в узде, но более жестокие приемы, которыми они проявляли свою власть, вызвали еще большее беспокойство. Дань уменьшается и ускользает, ходят слухи, что некоторые из данников на Дальнем Востоке, вдохновившись разгромом легионов Тепета, готовятся к полномасштабной революции. Даже военизированный Дом Сесус не уверен, стоит ли направлять войска, чтобы исправить положение.
   Сесус так сильно сосредоточился на военном деле, что единственные интересы вне этой сферы - те, что получены через браки с Домом Цинис. Тем не менее, многие из старейшин Дома начинают думать, что Сесусы слишком тесно связаны с развращенными Цинисами, и пожелали бы слегка остудить такой союз. Вероятно, это приведет к еще большему вкладу в военное дело и выступлению в Предел, что может оказаться мудрым в нынешней неспокойной ситуации.
  

Цели и союзы

   Сесусы тщательно охраняют кровь Династии, и все менее расположены позволять членам Дома заводить детей с не-Возвышенными. Сесусы горды множеством браков, связывающих Дом с Мнемонами и Цинисами, хотя многие очень подозрительно смотрят на неослабевающую развращенность последних.
   Связи Сесусов и Мнемонов были бы куда более полезны, если бы сама Мнемон не нацелилась на Алый Трон до такой степени. Она пытается обращаться с Домом Сесус как с военным крылом собственного Дома; Сесусам это не нравится. Они не хотят, чтобы Мнемон заняла трон, но она никогда не согласится, чтобы его занял кто-то другой, так что оба Дома остаются в тупике. С другой стороны, Дом Иселси предложил Сесусам поддержку Всевидящего Ока в тихом конфликте с Мнемон, если Дом Сесус гарантирует, что Безупречный Орден останется в Совершенном Дворце. Сесусы все еще питают надежду на успешное сотрудничество с Мнемон и/или Цинисами, так что пока на предложение Иселси они не ответили. Если Мнемон займет Трон, Сесусы определенно не захотят, чтобы она узнала о такой сделке. Дом предпочел бы видеть на престоле кого-то другого, несмотря на множество браков, связывающих их с Мнемонами. Лидеры Сесусов серьезно подозревают, что если Мнемон будет контролировать Царство, то брачные связи им не помогут. Дом все еще надеется, что следующим правителем будет Сесус или Цинис, и потому, возможно, им придется сотрудничать с Иселси, чтобы иметь шансы на такой исход.
  

Примечательные династы Дома

Сесус Лозон

   Неправильно и неверно, что светский солдат невысокого рождения руководит таким святым местом, как Контора Гармонии. Сесус Лозон скажет об этом любому, кто выслушает, сперва взяв клятву молчания. Таким клятвам цена невелика, и каждый в Конторе уже знает о чувствах Лозона. Эти взгляды терпят, потому что Лозон молод и полезен, и на деле не желает лично контролировать Контору. Нет, его желания и мечты иные - Охота, возглавляемая Пелепс Наджей, Безупречной монахиней идеальной чистоты крови и непревзойденной набожности; себя же он видит ее могучей правой рукой, Сокрушителем Холмов, сражающимся подле нее с Анафемами. У него есть и другие мечты о Несравненной, но их он никогда не делит с другими, даже внутри Ордена. Особенно внутри Ордена.
   К несчастью для Лозона, рвение и набожность не равны способностям командира. Так и обстоит дело с Пелепс Наджей, и она об этом знает: она не питает интереса к должности остиария, и с десяток раз терпеливо объясняла это юному поклоннику. Так же обстоит дело с талантами самого Лозона, который недостаток острого ума компенсирует преданностью, но он никогда не осознавал, что одной набожности не хватает. Его семья же осознавала, и потому его с ранних лет направили в Безупречный Орден. Теперь он поднялся до статуса Безупречного монаха, и был мягко направлен в Дикую Охоту, где может наилучшим образом проявить мастерство боя и негибкую прямоту.
   Но будет ошибочно считать Лозона лишь влюбленным щенком, и к совершению этой ошибки Катак Сетод подошел опасно близко. Лозон нахален и глуп, но он - опытный монах, отлично владеющий боевыми искусствами, происходящий из сильной и политически влиятельной семьи. Уже дергаются нити, и задаются вопросы о том, насколько Сетод подходит для командования. Пока что эти вопросы не возымели эффекта, но в будущем Контора Гармонии может лишиться поддержки Дома Сесус, и, возможно, ей придется дать пост командира Пелепс Надже против ее желания. И все для того, чтобы удовлетворить безответное и безмовлное поклонение героине со стороны наивного монаха, у которого больше мускулов и страсти, чем мозгов.
   (Примечание: Аспект Лозона - Земля)
  

Сесус Магель Кенрийо

   Сесус Магель Кенрийо - выпускник Гептаграммы, выдающийся чародей и один из ведущих и ярких врачей в Имперском Городе. Он еще молод, но начинает делать себе имя, создавая новые и новаторские заклинания для лечения болезней и отравлений. Однако его талант в полной мере проявляется в хирургии. Из-за помощи его ножей, чародейства и чармов, пациенты, от которых давно отказались другие доктора, ныне ходят по улицам Царства.
   Сесус Магель Кенрийо таит немало секретов. Сесус Алон, его пратетя, предложила, ему посчитать полезной для Дома разработку болезнетворных заклятий и путей, при помощи которых можно убрать врагов Дома. С другой стороны, его дядя Сесус Магель Талор предложил Кенрийо исследовать методы омоложения или, по крайней мере, усиления стареющих патрициев и простолюдинов. Хотя Талор заявляет, что это требуется лишь для улучшения ресурсов дома, "освежения" ценных рабов или для награждения не-Возвышенных долгой жизнью, Кенрийо подозревает, что у его дяди есть и более личные мотивы.
   Сесус Магель Кенрийо - умный и остроумный молодой человек, но о делах чародейства, чармов или хирургии он говорит немного и предельно точно. Он не тратит время на глупцов и общается со старейшими в Доме лишь потому что в этом случае выбора у него нет. Он искренне увлечен искусством исцеления, но не питает особенной привязанности ни к кому из пациентов. Он поддерживает переписку с другими чародеями и врачами на Благословенном Острове и обычно хорошо знает новости в целом, а также о прорывах в областях медицины и чародейства. Он понимает, что ему понадобится помощь, но не знает, к кому обратиться за ней.
  

Сесус Нагеззер

   [u]Цитата[/u]: Я смиренный слуга Царства, мой господин, и я не сомневаюсь, что вы являетесь таким же. Давайте обдумаем последствия того, о чем вы просите, и того, смогу ли я помочь вам в этом деле.
   Даже в детстве его недооценивали. Когда другие мальчики бегали, состязаясь физически и банально соревнуясь, Нагеззер изучал труды стратегов и философские книги ученых. Даже после Возвышения с всплеском силы, деспотичная мать посчитала его последним в семье. По побуждению отца он отправился в Дом Колоколов и окончил его с высокими оценками.
   Получив назначение, Нагеззер пережил страшный случай, пытаясь задержать могучего духа; его подразделение не смогло его поддержать. Он был страшно покалечен в битве, и семья устроила ему лечение в Обители Мудрости, где соученики наградили Нагеззера прозвищем "Слизень". Хотя он и не смог освоить базовые приемы стиля Древесного Дракона и заработал отвращение многих полноправных монахов, наставник Нагеззера отметил его личные успехи в Безупречной Философии и истину, которую он познал во время медитаций в Обители.
   Вместе со своим учителем Нагеззер покинул Обитель, дабы реализовать свой план по обеспечению безопасности и покоя в Царстве. Воспользовавшись бесчисленным множеством услуг своего кузена, он создал тайную империю, которую полностью контролирует. Его богатство теперь сравнимо с доходом младшего Великого Дома, а мэнс покойной матери служит Нагеззеру базой.
   В центре зала для оргий Нагеззер возлежит на шелковых подушках в компании любовниц-двойняшек, а Безупречный телохранитель внимательно наблюдает за всеми, кто приближается. Хотя он и может погрузиться в опиумные иллюзии, но его решимость хранить Царство и заботиться о нем непреклонна.
   Нагеззер - верный и преданный служитель Царства. Пусть он и наркоман-гедонист с любовью к чревоугодию, но недооценивать его не стоит. Его знания о дипломатии и процессах в обществе можно назвать как минимум поразительными, и каждый, попадающий в его сети, должен тщательно обдумать слова и действия. Несмотря на свой успех, Нагеззера часто мучает ощущение неудачи и жалость к себе, неважно, какую поддержку оказывают его придворные. В любом случае, с Нагеззером стоит считаться, и количество случаев, когда другие дракорожденные забывают про этот факт, служит бесконечным источником веселья для него и его окружения.
   Нагеззер исключительно толст и носит коричневую мантию и слоеное шелковое кимоно. Волосы и усы уложены в стиле эры Сёгуната, благодаря исследованиям Нагеззера в области истори и стратегии. При ходьбе он заметно хромает, и опирается на баньяновую трость.
   (Примечание: Аспект Нагеззера - Дерево)
  

Сесус Рафара

   [u]Цитата[/u]: Мы никогда не встречались, но я знаю кое-что о вас, чему вы не хотите дать огласку, а я бы хотела попросить о важном одолжении. Не желаете договориться?
   Идиллическое детство Рафары внезапно закончилось, когда ее мать в гневе и ревности убила ее нянь. Это было самым жестоким предательством в ее жизни, ставшим первым в длинной череде измен, которые медленно, но верно вырвали из сердца Рафары все, хотя бы отдаленно похожее на человеческое тепло.
   Мастера шпионажа Дома Сесус, которых в ранние годы Дома собрал вместе сам основатель, решили провести эксперимент. Какие слабые места Дома и Царства увидит шпион, не взращенный в Царстве, не отягощенный слепотой, которую неизбежно приносит такое воспитание? Ответом стала Сесус Рафара, юная Возвышенная, которую забрали из семьи и вырастили, никак не знакомя с родной страной и культурой. Шпионы Сесусов укрыли ее в мэнсе Первой Эпохи, глубоко в лесах подле Яркого Обелиска. Ее учили искусству шпионажа и разнообразным навыкам, полезным для убийств, но о Царстве не рассказывали ничего, или же сообщали самые базовые сведения. Ей рассказали о Безупречной Философии, но не давали изучать ее доктрины. Ее последовательно и намеренно предавали, чтобы научить не допускать уязвимости. И когда она стала идеальным чистым листом - ее вывели в Царство и назначили главным шпионом Дома Сесус.
   Годы опыта и десятки заданий сделали ее одной из трех лучших шпионов Дома. Рафара знает многое, чего ей знать не положено, и делала то, что другие назвали бы бесчеловечным. И из-за этого она чувствует, что потеряла человечность, обвиняя в этом Дом. Для него Рафара - лишь хорошо отточенное орудие, ничего больше. Она этим возмущена, и, дабы действовать против Дома, Рафара использует все, чему ее научили, дабы подорвать операции Дома против других. Недавно она послала тайное предупреждение Тепет Эджаве, с которой никогда не встречалась, предупредив ее о заговоре, зреющем в Царстве против нее. Рафара посоветовала Эджаве не возвращаться даже по призыву, если она не готова к смерти.
   От такой незаконной работы Рафара получила больше удовлетворения, чем от действий в образе инструмента. Она предполагает, что ее в конце концов поймают и после этого - казнят, но пока она искренне наслаждается тем, что гарантирует - эгоистичные и жалкие планы Дома не претворятся в действительность.
   Рафара - превосходный шпион и смертоносный убийца. Она настолько хорошо овладела этими искусствами, что ей уже скучно. Она любит разыгрывать в уме маленькие игры, и иногда ради отвлечения играет с целями. Хотя Рафара и прекрасно умеет общаться, когда роль того требует, она несколько замкнута, когда ей требуется контактировать со сверстниками в обществе.
   Рафара чувствует, что отдала Дому всю верность, какую могла, и теперь становится все более дерзкой в маленьком, незаметном восстании. Игра опасна, но ее так приучили к риску, что теперь она просто не заботится о Доме, для которого шпионила. Каждый раз, как, по ее мнению, она переступает линию и уходит с новым поводом для гнева на Дом, она оказывается во все более крупном и опасном деле.
   Доверять легко она не способна - слишком много раз ее предавали. Только абсолютно открытое поведение в течение долгого времени способно заслужить ее доверие.
   Рафара - исключительно грациозная женщина, которой на вид около тридцати. Она движется с плавностью, присущей большим кошкам. У нее черные волосы и светло-янтарные глаза; однако, когда ей требуется сойти за кого-то другого, она мастерски меняет внешность.
  

Сесус Тайкона

   Хотя Сесус Тайкона окончила Спиральную Академию лишь несколько лет назад, вышестоящие уже заметили ее - результат страстной любви к дипломатии.
   С одной стороны, это необычно: Дом Сесус очень известен военной доблестью. Но старейшины дома, в особенности Сесус Алон, считают, что дипломатическое мастерство Тайконы - как раз то, что нужно, чтобы усилить связи с Цинисами и Мнемонами.
   Со своей стороны, Тайкона почти одержима исследованием человеческой природы и мотиваций. Сочетание этого с природной вежливостью и неоспоримым обаянием делает ее силой, с которой надо считаться.
   На последнем задании Тайкону направили в Валис, маленький форпост в северо-восточном Пределе, дабы договориться с лесорубами о смягчении напряженности между данниками и Домом. Путешествие завершилось несомненным успехом, Валис вновь рад быть данником Царства, а высокая оценка валисцами Тайконы, похоже, приведет к еще большей (и более важной) дипломатической работе с данниками.
   Хотя ее понимание чужого разума - отменное подспорье для дипломата, но оно вызывает серьезные проблемы в личной жизни. В течение некоторого времени Дом Сесус пытается выдать Тайкону за человека из Дома Мнемон, и ее необычная красота и карьерный потенциал привлекают внимание и желание многих молодых Мнемонов. К несчастью, она мигом понимает скрытые капризы и слабости, и потому она предельно чувствительна к любым недостаткам характера кандидата в мужья. Так что пока ни один из молодых дракорожденных, которых ей представили, не прошел ее внимательного изучения. Разборчивость Тайконы изначально была источником веселья, но теперь она превратилась в источник смущения для Дома Сесус и серьезной обиды для Мнемонов. Пока что ее дипломатический талант предотвращал наихудшие исходы, но она знает, что если не выберет, то решать будут за нее. Положение усугубляет то, что у нее недавно завязался прочный роман с молодым дракорожденным, лишь окончившим старшю школу, и он не принадлежит ни к Мнемонам, ник Цинисам. Тайкона уже знает, что ее семье эти вести не понравятся, и она пытается найти наилучшее решение проблемы. А пока что она зарывается в дипломатическую работу, стараясь не думать о замужестве.
  

Сесус Ченов

   Хотя Сесус Ченов официально ушел на отдых в некоем месте на Западных Островах, на деле он объединился со старым клятвенным братством и вновь вернулся в поле, дабы вновь проливать кровь и проявлять жестокость. В юности он поклялся, что умрет в бою, и не собирается дать старости завладеть им и забрать у него это право. Ченову двести семьдесят девять лет, он пережил свой расцвет и лишь только начал седеть. Как только в уголках глаз появились морщины, он ушел на покой, едва попрощавшись со всеми, в тайне боясь, что если промедлит, то станет слишком стар, и не сможет вернуться к прежнему образу жизни. Ченов и его братство избрали для себя личную миссию - заставлять данников в Пределе платить вовремя, особенно Дому Сесус. Они могут и преуспеть, но они обзаводятся множеством врагов, среди которых есть Анафемы, коим присутствие Царства отвратительно. Предел, в котором ныне странствует Ченов, не таков, каким он был десять или даже два года назад, и статус династа - не такая уж сильная защита, какой был раньше.
  

Сесус Ченов Лахор

   Были времена, когда Сесуса Лахора готовили к главенству в легионах Дома и, вероятно, к главенству во всей семье Ченов. Эти времена прошли, хотя сам Лахор этого еще не понял.
   Лахор - старший сын Сесус Ченов Марек, нынешнего матриарха семьи. Оба его родители - Возвышенные, и сам он Возвысился в очень раннем возрасте, в десять лет. Еще до Возвышения он был забиякой и садистом, а после сделался вообще невынсоим. Уже в начальной школе Лахор довел нескольких не-Возвышенных одноклассников унижениями и мучениями до смены школы.
   Последовав по стопам матери и деда, Лахор поступил в Дом Колоколов, и там был отмечен как хороший ученик (хотя и не превосходный: первая неудача в длинной цепи).
   После выпуска Лахор немедленно получил чин лейтенанта в легионах. Возвышенные под его командованием ему симпатизировали, несмотря на его жесткое (или садистское) чувство юмора (а может, и благодаря ему)Upon graduating, Lahor . Но на каждого такого династа приходилась сотня не-Возвышенных легионеров, пострадавших от бесконечных издевок, оскорблений и садистских шуточек Лахора, и ненавидевших его за это. В каждом подразделении под началом Лахора начала возрастать напряженность между дракорожденными и смертными.
   Лахор этого не замечал. По его мнению, так и должно было быть. Однако для других в легионах, как Возвышенных, так и смертных, подобное отношение было непреодолимым препятствием для выработки спаянности в войсках. Если легионы не смогут драться вместе, опасаясь, что династы и смертные будут "случайно" убивать друг друга или "ненамеренно" позволяя врагу совершить это - то армия будет искалечена.
   Еще большую проблему для военной службы Лахора представляет его явное нежелание применять тонкие тактики на поле битвы. Сесус очень любит задавливать противников числом, даже когда такая безыскусная такика не подходит для ситуации. Почти всегда потери у Лахора больше, чем у других офицеров его ранга, и в этом Лахор винит лишь врагов.
   Пока еще ничего не говорится вслух, но Лахор становится объектом презрения династов. Они все еще смеются его жестоким шуткам, но вне пределов слышимости именно в сторону Лахора летят едкие комментарии. Он же, со своей стороны, не замечает своих недостатков и их последствий. Его семья, общественное положение и вероятное будущее во главе семьи Ченов гарантирует, что, вне зависимости от поведения, вокруг всегда будут льстецы.
   Последним и самым вопиющим поступком Лахора было изнасилование юной не-Возвышенной династки из Дома Рагара - и она Возвысилась во время атаки. На изнасилование бы не заметили внимания, останься женщина смертной - как было со всеми случаями - но новый статус изменил положение вещей и сделал Лахора преступником. Сам Рагара Баноба выдвинул Марек ультиматум: возместить ущерб немалой суммой денег, или предоставить магистрату решать судьбу Лахора. Второй вариант опозорил бы семью Ченов и был неприемлем, так что она выдала требуемые деньги и немедленно перевела Лахора как можно дальше от Острова, на дальний северо-восток.
   Лахор же еще не осознал, что его, по сути, изгнали, и смотрит на ссылку как на отпуск. Когда же он поймет происшедшее и увидит, что он больше не в фаворе у семьи Ченов (это место ныне заняла его младшая сестра Тессани), без сомнения, осознает, что его отправляют во все более дальние уголки Творения... тогда ощущение, что его предали и затравили, станет почти очевидным. Некоторые генералы Дома Сесус уже встречались, обсуждая реакцию Лахора. Они уверены, что у него случится военный аналог приступа гнева, и легионеры под его началом совершат немало стратегически непродуманных нападений - Лахор попытается восстановить свою репутацию. Если так и случится, то семья уже решила отправить его против Быка Севера, где он, по крайней мере, получит возможность очистить свое имя, став мучеником в борьбе против Анафемы.
  

Сесус Чидо

   Почти два года назад старейшина дома Сесус Ченов покинул Перешеек, желая осуществить мечту погибнуть в смертельном бою. Сатрап Сесус Чидо, освободившись из тени своего деда, проявил некомпетентность. То, что он не Возвышен - свидетельство скудной работы с импортом товаров через Перешеек. То, что он - мот и пьяница, который не может обеспечить дань из мирной сатрапии, привлек внимание хищников из Домов Пелепс и Нелленс.
  

Дом Тепет

   Веками три воинских Дома Царства контролировали львиную долю легионов: Катак, Сесус и Тепет. А затем на протяжении трех месяцев легионы Тепета были уничтожены, выжили немногие. За короткое время все, что в Царстве принимали как должное, обернулось катастрофой. То, что казалось абсолютно надежным, теперь страдало от неуверенности.
   С легионами Тепета погибли и несколько поколений Дома - офицеры, солдаты, ученые, летописцы, и даже несколько назначенных в легионы бюрократов; тысячи жизней в Царстве резко и ужасно изменились. Равновесие сил, веками стоявшее незыблемо, пришлось перерасчитывать. Дом Тепет ранее располагал пятью самыми мощными и хорошо оснащенными легионами в Царстве и некоторым числом наемников - а теперь у него есть лишь весьма нерегулярное ополчение, шутливо называемое Легионом Красной Мочи.
   Дракорожденных Тепетов осталась от силы треть, и большая их часть - старейшины на покое, наставники, студенты академий. Остатки Дома теперь борются за существование. Другие Дома, раньше относившиеся к Тепетам с почтением, ныне смотрят на них так, как обычно глядят на осужденных или смертельно больных. Они горюют о Тепетах и при этом ищут способы повернуть их несчастье к своей выгоде. В то же время, оставшиеся Возвышенные Дома пытаются убедить Царство, что Дом Тепет не мертв, и они начали массово принимать детей, чтобы избежать такой судьбы.
  

Мастера Дома

   Сам Тепет умер века назад, и Дом возглавляют его пятеро дракорожденных детей - Джита, Джуйко, Марек, Мокайро и Вергус. В лучшие времена их понятия о том, чем надо заниматься Дому, радикально отличались, но их цели совпадали достаточно, чтобы не разразилась настоящая вражда. Со времени гибели легионов конфликт затих. Больше нет места раздору, но даже сейчас пятеро, похоже, находятся в состоянии шока. Некогда их встречи полыхали спорами и жаркими речами, а теперь они до смешного мрачны.
  

Основные семьи

   От основной семейной линии отделилось шесть ветвей. Две из них создали старейшины Дома Марек и Вергус, три сотворили внуки Тепета, а еще одна возникла около века назад.
   Три наиболее сильных и уважаемых семейства - Марек, Вергус и Тилис - составляли костяк легионов и потеряли почти всех своих членов, как Возвышенных, так и смертных. Из оставшихся трех Неригус и Берель направлены больше на торговлю, а маленькое семейство Дерамоль интересуется скорее развлечениями, вроде пиров и охоты.
   Оставшиеся семьи с трудом представляют, как им теперь, потеряв армию, общаться с данниками. Варварский Киноварный Легион не подходит для легитимных военных походов (во всяком случае, в глазах старейшин Дома), да его и не переведешь с юго-запада. Что ожидаемо, дань перестала поступать из почти трех четвертей вассалов Дома. Боевой дух упал так низко, что никто не поднимает этого вопроса, хотя очевидно, что надо принимать меры.
   Традиционно все семьи Тепетов ориентированы на Воздух, хотя начавшаяся кампания массового усыновления может это изменить.
  

Экономика

   Богатства Дома Тепет, ранее казавшиеся прочными и вечными, ныне стали достоянием истории. У Дома нет возможности собирать законную дань. У него нет ни легионов, ни даже денег на наемников, так что, скорее всего, сатрапии Дома перестанут посылать налоги вообще. Только наличие двух торговых семейств - Неригус и Берель - и мощного центра торговли в Перекрестке Владыки удерживает Дом от краха. Пока что можно запустить руку в сундуки - Тепет был очень богатым Домом - но долго поддерживать такие траты нельзя.
   Регент, будучи Тепетом, организовал некоторую поддержку Дома Империей, в форме "пособия по утрате". Субсидия слегка замедлила опустошение казны Тепета, но факт остается фактом - Дому надо восстановить запасы, либо отыскав новый источник богатств, либо новый источник власти; ничто из этого в ближайшем будущем не обещает появиться.
   Выжившие военные Дома организовали в оставшихся семейства призыв, пытаясь восстановить легионы. Дом принимает десятки потерянных яиц по всему Царству, пытаясь восполнить потери. Старейшины безоговорочно поддерживают эти меры - отчаянную попытку спасти Дом от полного разрушения. Несколько старых и заслуженных генералов вернулись на службу, возглавив эту инициативу, и многим молодым Тепетам позволили досрочно окончить Дом Колоколов, чтобы заполнить пустующие позиции. Некоторых молодых Возвышенных даже перевели из Спиральной Академии в Дом Колоколов или Обитель Мудрости, дабы приготовить к жизни легионера. Ее для них ныне выбрали.
  

Цели и союзы

   С поддержанием союзов у Тепетов проблемы. Другие Дома Династии некогда с охотой заключали браки с ними, но тогда Дом находился на пике военной мощи. После недавних событий большинство Домов разрывает давние помолвки, и сыновья с дочерьми предлагаются иным Великим Домам.
   Гордые старейшины Дома Тепет не желают показать, что впали в отчаяние (хотя это и правда). Они сейчас считают каждую услугу, которую им должны Дома Династии (а этих услуг много). Браки, рассчитанные на далекое будущее, переносятся и заключаются сейчас, прежде чем Тепеты потеряют еще больше позиций. Молодых Тепетов побуждают пользоваться всеми возможностями для дел (включая и ниши, ныне занятые Домом Нелленс, что вызывает дипломатическую напряженность).
   После недавних потерь Дом Тепет также предлагает брак с Домом многим внекастовым из Ступени Пасиапа в обмен на службу в том, что может занять место легионов. Хотя старейшины ужасаются при мысли о влиянии, которое такие браки могут оказать на чистоту Аспекта, это предпочтительнее ослабления крови через браки с патрициями.
  

Примечательные династы Дома

Тепет Арада, Танцор Ветра

   Цитата: Династия может провалиться в ад, мне все равно.
   Арада вырос в успешном семействе. В юные годы он связался с дурной компанией; став громилой, он оказался в исправительной школе за все дурные поступки, и Возвысился во время смертельного диспута с одноклассником.
   Дворец Укрощенной Бури и последующая военная служба выбили стремление к самовольству, сделав лучшим в истории тактиком быстрого наступления. Он отдал идеалам Династии всю жизнь и жизни тысячи солдат - а в итоге всем стало чихать на то, что он делал во имя идеалов и как сражался.
   Тепет Арада стал тенью самого себя после гибели легионов. Именно он командовал одним из них вплоть до уничтожения и выжил лишь благодаря странной иронии судьбы. И хотя он чувствует свою ответственность, но твердо верит, что Дом Тепет намеренно подставили, дабы исключить его из гонки за Алый Трон.
   Так что Арада ушел, предав их так же, как они - его. Конечно, никуда не скрыться, чтобы не соприкасаться с творящимся в мире, и Арада не может не вмешиваться, когда видит то, что надо сделать. Вскоре это тем или иным способом приведет к гибели... демон с ней - можно, по крайней мере, умереть правым.
   Один из самых заслуженных солдат в истории Царства провел всю жизнь на службе своему народу - только чтобы понять, что новое командование его предало и бесцельно растратило жизни его солдат. В ответ Арада ушел в отставку, желая жить жизнью Безупречного монаха в маленьком храме в глуши. Он думал, что сможет сбежать от конфликтов на грани войны, кипящих в Царстве и от гонки за власть в Династии, попытался забыться в пьянстве и молитвах. Но даже там ему не удалось уйти от проблем, ныне поразивших Царство. Во имя всех демонов, он повернулся спиной к продажной власти - и все равно приходится за ней убираться.
   Старейшины Дома, включая его отца, много раз предлагали Араде выйти из монашеского затворничества и последний раз послужить Дому, помогая восстановить легионы семьи. Хотя он и отвергает все предложения, но его преданность военным идеалам и родственникам делают вероятным то, что он согласится.
   Араду давно перестала волновать внешность. Сейчас он почти всегда носит простое покрывало и пару сандалий, и ныне не прячет татуировки, наколотые в бытность студентом и молодым офицером. Непреклонный Ветер, клинок самого Тепета, остается в свертке на спине. Арада очень близок к концу жизни, и длинные волосы побелели как снег, он изрядно облысел. С другой стороны, Танцор Ветра настолько силен и просветлен, как возможно для Земного, невзирая на скупое поведение; его кожа часто сияет синим льдом, а вокруг тела постоянно вьется холодный ветер.
  

Тепет Лисара

   Знаменитая Черная Роза Тепет Эджава - прекрасный офицер, на которого весь Дом вскоре может возложить надежды; ее кузина Тепет Лисара - отличный пример того, что происходит, когда солдат невысокого ранга получает командовани лишь при помощи чармов и связей. Родители Лисары были известными генералами, так что ее поступление в Дом Колоколов было делом решенным, несмотря на средние успехи в начальной школе. И, к чести Лисары, казалось, что она отличилась в Доме Колоколов, хотя немногие догадывались, что ее высокие оценки по военной тактике связаны с одновременной тайной связью с тремя разными наставниками. Позже она шантажировала наиболее уважаемых из них, вытребовав рекомендацию для поста адъютанта Тепета Тилиса Маллона, тогдашнего командира Третьего Легиона. Именно Лисара, руководствуясь простой завистью, убедила Маллона убрать из поля Черную Розу, и именно она предложила провальную хитрость, которая привела к несчастью для легиона и Дома в битве против Быка Севера. К счастью для Лисары, никто в Доме не понимает полностью, насколько она ответственна за эти неудачи. А к несчастью для нее, Лисару все равно считают неудачницей и держат вдали от дома и любого руководящего поста.
   Так что сейчас Лисара - заместитель командующего в жалком форпосте Кьяроскуро, окруженная удушающей жарой и невежественными варварами. Чтобы убить время, она развлекается назначением многообещающих офицеров-мужчин, назначая им лакейские или самоубийственные задания (зависит от настроения). Ее начальник, которого сюда отправили за бесконечное пьянство, не обращает никакого внимания на ее желания и не знает о них; сами же желания вызваны прочно укоренившимся в Лисаре чувством женского шовинизма. Ее презрение к Три-Хану Кьяроскуро несколько раз чуть не привело к дипломатическим инцидентам, а ее странная одержимость Быком Севера (которого она считает главным "соперником", пусть он и в тысячах миль от нее) расширилась на всех мужчин-Анафем. Она постоянно ищет сведения о таких Анафемах в Кьяроскуро или поблизости, надеясь, что сможет справиться с одним, даже не призывая Дикую Охоту, и тем восстановить свою репутацию.
   (Примечание: Аспект Лисары - Огонь)
  

Тепет Фокуф

   Царственный Регент Алого Трона - теоретически, самая влиятельная личность во всем Творении. Реальность, однако, резко отличается. Фокуфа выбрали именно за неэффективность и недостаток амбиций; он показал, что является лишь еще большей марионеткой, чем думали назначившие его. Когда выяснилось, что Регент подпишет любой документ, который перед ним положат, самозваных советников принялись осыпать бумагами, требующими внимания Регента. Постоянные просьбы и требования быстро отягощают и уничтожают то немногое, что осталось от хитроумного баланса сил, существовавшего в отсутствие Императрицы.
   Алый Трон - тяжелая ноша для плеч Регента. Фокуф никогда не обладал сильной волей; большую часть времени он проводит в своих покоях в Имперском Дворце, ведет себя донельзя странно, и свидетели задаются вопросом: что рухнет раньше, Царство или его Регент?
  

Тепет Эджава, Черная Роза

   Цитата: Не речи дают место в истории. Его зарабатывают деяниями. Покажи мне, как ты заработаешь себе страницу в книгах.
   Эджава в буквальном смысле родилась в бою. Она - дитя воинственного семейства воинственного Дома. Ее мать была известным командиром, дед - одним из самых знаменитых генералов в новейшей истории. Жизнь Эджавы была предопределена раньше, чем она задумалась об этом. Военное дело она впитала с молоком матери, и воспоминания о детстве всплывают в ее сознании когда в воздухе пахнет кровью, а вокруг раздается грохот боевых чармов и заклинаний.
   Дом Колоколов стал для нее настоящим домом, и хотя недостаток тактичности в присутствии ошибавшихся наставников принес ей больше проблем, чем кому-либо, никто не станет отрицать талант Эджавы или то, что, когда она поправляла учителей, это всегда было по делу. Она отправилась прямиком в легионы и проявляла себя ежечасно. Эджава не побеждала в каждой битве, но никогда не проигрывала одному врагу дважды. И все же, когда Дом принял свой величайший бой, ее не было на поле. Вопрос "что если?" преследует ее денно и нощно. Могла ли она повернуть ход боя и предотвратить катастрофическое поражение, или же тоже попала бы истории о гибельной отваге?
   После Битвы Пяти Клыков и смерти множества старейшин ей вручили командование Киноварным Легионом - в этом можно было бы найти иронию, если б ее кто-то подразумевал. С тех пор Эджава руководит этой бандой головорезов, по праву поносимых в Империи, и она превратила ее в серьезную силу. Дом держит Черную Розу в резерве, ожидая нужного момента. Она не дает людям лениться, охотясь на разбойников и пиратов, зная, что когда придет время, солдаты будут готовы.
   Кто-то может превосходить ее в конкретных аспектах войны, но в целом Эджава непревзойденна. Она прямолинейна (многие бы сказали "несдержанна") и честна. Черная Роза уделяет мало внимания политике Династии, хотя, если выбора нет, она может воспользоваться случаев. Эджава не чувствует потребности проявлять себя. Ее верность солдатам, Дому и империи почти нерушима, но последние годы испытывают даже ее терпение. Она давно хочет получить шанс сделать что-то значимое, а не тратить время на контрабандистов и морских крыс, дабы "получить политическое влияние".
   Она может сделать многое, и если старейшины не направят ее в поле, Эджава вполне способна принять решение самостоятельно.
   Прекрасная и ужасная Эджава вооружена и закована в броню едва ли не круглые сутки, что справедливо для генерала легионов. У нее строгие черты лица, которые даже можно назвать острыми, и пышная фигура. Она уделяет мало внимания заботе о производимом впечатлении, но этого и не требуется. Единственная ее гордость - густая грива роскошных рыжих волос, обрамляющих лицо и прекрасно контрастирующих с изумрудным оттенком кожи.
   (Примечание: Аспект Эджавы - Дерево)
  

Тепет Элана

   Цитата: Я стою перед вами, я посланница Алой Императрицы. Она смотрит моими глазами, в руках моих - ее ярость. Следите за своей жизнью, ибо мой клинок несет ее правосудие!
   Ко времени рождения Эланы родители уже не надеялись, что она Возвысится. Оба ее брата были смертными, и хотя Элана их очень любила, родители считали их неудачей. Элане недоставало родительской помощи, которую получало большинство дракорожденных, она мало хотела общаться с наставниками (считавшими ее неисправимой); так что ее по большей части растили братья.
   Она была не готова к размеренности имперской академии, и когда братья пали в бою, Элана совершенно не заботилась о занятиях. По настоянию директора (и с молчаливого благословения родителей) ее увезли в Дворец Укрощенной Бури, совершенно иную школу. Хотя она почти сломала Элану, но жесткая дисциплина Дворца вскоре сделала из нее женщину, достойную наследия Династии и в конце концов привела ее к Возвышению.
   Родители направили ее в Обитель Мудрости, но Элану мало привлекала жизнь монахини. Она была уверена, что последует по стопам братьев: вступит в легионы и пошлет к демонам волю родителей. Когда пришло время, Элана поняла, что беспечная юность отомстила: только Киноварный Легион согласился ее принять.
   Доблесть и храбрость обеспечили Элане быстрое повышение в звании, и, несмотря на то, что начальником был дракорожденный Земли, она получила чин драконлорда и командование над собственным "полетом". А затем грянула Битва Пяти Клыков.
   Элана спасла сотни жизней, но для этого ей пришлось ослушаться командира. Она не смогла примириться с таким противоречием, с отвращением ушла в отставку и вернулась домой.
   И там, в первый раз, ее приняли тепло. Было ясно, что у родителей на нее планы, которые улучшат положение Дома Тепет... планы, с которыми Элана не желала иметь ничего общего. Императрица спасла ее от жалкой политической жизни, вместо того даровав обязанности магистрата.
   Теперь Элана странствует по Пределу, принося закон в самые дальние уголки сатрапий Царства. Это хорошая жизнь, и она так просто от нее не откажется.
   Элана - солдат и малотерпима к изяществам дебатов и политики. Она знает свои обязанности и ставит их превыше всего остального. Благодаря смертным братьям, она питает большое уважение к людям, хотя хорошо понимает, что они никогда не будут равными дракорожденным. И потому, она часто чрезмерно защищает тех, о ком заботится, хотя сама никогда этого не признает. Так как последние годы она проводит почти исключительно в обществе смертных, такое поведение может иногда распространяться и на других дракорожденных, хотя она этого не осознает.
   Элана носит узорчатую броню, но меч ее прост. Темно-рыжие волосы пострижены коротким ежиком - что-то иное будет помехой солдату. На ее теле немало боевых шрамов, особенно заметна хромота, так и не излечившаяся после обучения во Дворце Укрощенной Бури.
  

Тепет Ясал

   Когда Ясал Возвысился, все были уверены, что он станет одним из выдающихся воинов Царства. Он поступил в жесткий Дом Колоколов и в первый же год одолел многих более старших и опытных студентов в кулачном бою и борьбе. Однако он проявил лишь посредственные таланты к бою с оружием, и мало интересовался лидерством и стратегией. К третьему году обучения он одолел всех, славившихся мастерством в любой форме рукопашного боя, включая и всех преподавателей. В тот же год он стал наставлять менее успешных студентов и этот выбор определил течение его жизни. После выпуска директора Дома Колоколов попросили его остаться и занять место наставника по рукопашному бою. Ясал с радостью согласился; ему куда больше были интересно изучение деталей мастерства боя, чем применение такового на поле битвы.
   Слухи о его доблести вскоре разошлись далеко за пределами Дома Колоколов, и несколько аристократов (а в конце концов, и сама Алая Императрица) попросили его показать свою боевую мощь. Поначалу Ясал лишь разрывал большие и тяжелые вещи и встречался в щадящих схватках с другими опытными бойцами. Однако его собственная жажда признания и частые просьбы от некоторых наиболее могущественных людей Царства убедили его иногда применять свое искусство в смертельно опасных боях против разных противников. Пару раз в год Ясал берет отпуск в Доме Колоколов и сражается с необычными и смертельно опасными врагами. Он дрался с гигантскими обезьянами, огромными и тяжело бронированнами варварами Вильда, однажды - с особенно смертоносным хобгоблином.
   Тепет Ясал - выдающийся мастер рукопашного боя Царства и определенно один из величайших в Творении, но он также чрезвычайно горд, иногда хвастлив и совершенно нетерпим к пренебрежению к своей чести. Хотя он прекрасно учит выдающихся студентов, он абсолютно нетерпим к тем, кто не желают отдавать всего себя и не раз в буквальном смысле вышвыривал таковых из зала занятий. Он уже знаменит и весьма богат, и соглашается на опасные схватки лишь из горделивой любви к славе и радости, которую ему доставляет сложная победа над необычным и смертоносным противником. Он соглашается драться только с такими чудовищами или существами, с какими еще не сражался - только это Ясал считает интересным боем.
   (Примечание: Аспект Ясала - Вода)
  

Дом Цинис

   Нет смысла отрицать, что Дом Цинис сам создал себе репутацию, но так же верно и то, что другие Дома Династии раздули ее до предела. Да, Цинисы закатывают оргии и да, они продуманы так, чтобы стать зрелищем. Хотя по большей части эти представления не превышают того, что о них говорят объективные отчеты.
  

Мастера Дома

   Дом Цинис очень размыто управляется тремя дочерьми самой Цинис, живущими в цветущем Дворце Деревьев в префектуре Пангу. Цинис Визель, Цинис Белар и Цинис Фален - искренние гедонистки, которые считают, что истинное призвание их Дома - давать Царству расслабление, развлечения и удовольствия. Однако по другим вопросам, особенно деловым, они не всегда приходят к согласию.
   Цинис Визель нервна и консервативно смотрит на изменения в политике Дома. Она не против действий, но предпочитает обдумать все детали и рассмотреть все возможные последствия перед тем, как использовать ресурсы Дома. Ее семейство великолепно устраивает празднества, но не разделяет склонности Цинисов к развращенности. Однако она нисколько не возражает против усиления таковой в других, если это приносит прибыль Дому.
   Цинис Фален - наиболее оптимистичная из трех сестер. Она уверенно встречает угрозы и опасности и зарабатывает больше всех в Доме. Обычно считается, что у нее лучшее экономическое чутье, чем у сестер, хотя поддержание этой репутации побуждает Фален к некоторым совершенно аморальным деловым решениям. Она склонна к решительным действиям, что неплохо, но некоторые ее поступки явно не слишком хорошо продуманы. Например, она верит, что Дом мог бы при желании перехватить работорговлю у Гильдии за считанные годы. Семья Фален известна романтиками, мечтателями и музыкантами. Говорят, что лучшие любовники Благословенного Острова - потомки Цинис Фален, и она сама этой репутацией очень гордится, потому что сама учила многих своих потомков искусству любви в той или иной степени.
   Цинис Белар - успешная чародейка, прошедшая Гептаграмму. Это тихая практичная женщина, часто держащая мнение при себе - лишь чтобы убедиться, что события будут происходить так, как она хочет. У Белар репутация скрытной, но очень прозорливой в вопросах дел и общения с людьми. Когда Дому Цинис нужны сведения, именно Белар добывает их, чародейством или наймом опытных шпионов. Семейство Белар известно молчаливостью и некоторой параноидальностью, но очень эффективно в том, на что его члены обращают свое внимание. Некоторые из потомков Белар имеют репутацию садистов, и они, не колеблясь, заставят эту репутацию работать на себя, особенно имея дело с надменными сатрапами или самодовольными бюрократами. Многие из отпрысков Белар также разделяют ее талант к чародейству.
   За прошедшие века "власть" трех сестер над Домом редко выражалась в чем-то ином, нежели предложение одного или другого семейства об устроении пира. Однако с недавних пор их заботит состояние Царства, не говоря уже об очевидных излишествах их Дома, которые они хотели бы обуздать, в случае, если новый правитель посчитает их чрезмерными или угрожающими общественному благу.
  

Основные семьи

   Хотя лишь одна из сестер сейчас замужем, у каждой из них огромное семейство, и большинство дракорожденных Цинисов в Царстве принадлежат к ним. Все три семейства Цинисов ориентированы на Дерево.
  

Экономика

   Дом Цинис традиционно зарабатывал немало денег на работорговле. Он покупал рабов у Гильдии и продавал по всему Царству. Гильдия, однако, чувствует слабость Царства и подняла цены на рабов; прибыли Цинисов пошли вниз. Хотя Дом может с легкостью добыть себе рабов, но это может разорвать связь с Гильдией; Цинис Визель этого опасается, учитывая, сколько Дом задолжал Гильдии к этому времени. И все же Цинис Белар тихо и твердо дала понять некоторым из скаредных сатрапов Дома, что любая разница между задолженностью в дани и реальной выплатой будет взыскана молодыми мужчинами и женщинами хороших кровей, которых заберут и продадут в рабство.
   Дом Цинис ссужает рабов тем, кому нужна дешевая рабочая сила. Технически, наниматель платит нефрит за время надсмотрщика, который получает свободу использовать своих или семейных рабов должным образом. Надсмотрщик - обычно смертный или молодой Возвышенный, которому надо заработать себе пособие; а династы все равно относительно часто наблюдают за чужой работой. По видимости, в обязанности надсмотрщика входит направить рабов на любую работу, которую он им назначит. Чаще же он передает это право семейству клиента, пока с благодарностью наслаждается гостеприимством такового. Основная ответственность надсмотрщика - следить за тем, чтобы все посланные к клиенту рабы вернулись живыми и здоровыми. Цена любого увечья или смерти в их рядах вычитается из платы надсмотрщику. Соответственно, мудрый надзиратель не позволит ослепить себя гостеприимством клиента.
   Проституция - простое и очевидное ответвление от работорговли, приносящее Цинисам средний доход. В любом приличном городе есть как минимум один дом для удовольствий, а в больших городах их несколько; некоторые специализируются на вкусах и предпочтениях в этой местности. На Благословенном Острове всеми подобными местами владеет Дом Цинис, и все они тесно связаны в прочную сеть, которая ведет записи обо всех важных фигурах (включая дракорожденных), пользующихся их услугами. Достаточно часто лучшая прибыль, приносимая борделями, приходит от знания о том, кто был там, когда, зачем и, конечно, что с кем делал. Если прибавить к этому тот факт, что некоторые молодые клиенты имеют удобную привычку болтать во время секса, то окажется, что Дом Цинис контролирует одну из лучших шпионски сетей на Острове. Во многих случаях лучшие суммы от проституции идут не за любовные услуги, а за тщательный сбор сведений, которые можно применить потом.
  

Цели и союзы

   Цинисы известны зрелищами и экзотическими развлечениями во время щедрых пиров, но жесткие факты таковы: другие любят гостеприимство Дома и могут даже оплатить многое из предоставляемого... но никакой Дом не особенно хочет связаться с Цинисами настолько, чтобы заключить союз. Сесусы регулярно заключают браки с этим Домом, но даже это иногда приносит политические проблемы. Именно образ распутной слабости Дома противоречит самодисциплине и воинственным идеалам Династии. Даже хотя эти идеалы не поддерживаются так, как в прошлом, никакой другой Дом не противоречит им так явно, как Цинисы. Это делает Дом уязвимым, особенно если новый правитель Алой Империи не будет одобрять его дела или репутацию.
   Очевидно, что Дом предпочел бы занять трон, но Цинисы слишком хорошо слушают своих агентов, чтобы знать - у них нет никаких достойных кандидатов. Лучшее, что Дом может сейчас сделать - использовать связи и разведку, дабы заранее выяснить, кто может стать новым Императором или Императрицей, и, вероятно, предложить услуги или сведения, дабы помочь справиться с надвигающимися переменами.
  

Примечательные династы Дома

Цинис Анбор

   Цинис Анбор всегда был любимцем своей матери леди Грипаны. С момента первого вздоха она была одержима им и давала все, чего бы он ни пожелал, неважно, насколько непредставимым было требование. Именно тогда, когда младенец Анбор восхитился глазами своей кормилицы, ради его мимолетного удовольствия была отнята первая жизнь. Она будет не последней.
   В одиннадцатый день рождения Анбора Цинис Грипана взяла сына в любовники, гарантированно уверяя мальчика, как и положено любящей родительнице, но такими способами, о каких не помыслит ни один родитель. Они странствовали от двора к двору, одетые в самое лучшее - всегда зеленое для Анбора, всегда красное для Грипаны - преданная мать и ангельски выглядящий сын, гордящиеся богатством семьи и выставляющие его напоказ.
   Возвышение Циниса Анбора было не менее жутким, чем любая другая деталь его жизни. Находясь в постели с сыном и двумя немыми мальчиками из Гема, Цинис Грипана проглотила хальтанскую изюмину, задохнувшись насмерть, страшно посинев на глазах сына и двух рабов. Осознания смерти матери Анбор не вынес, и когда его разум разлетелся под ударом ужаса, он Возвысился. Его анима, масса шипов и острых лоз, располосовала обоих рабов, когда Анбор рыдал над скорчившимся телом матери.
   Циниса Анбора послали в Речную Провинцию на постоянный пост, дабы руководить работорговлей для дома; ныне он руководит крупнейшим картелем по продаже наркотиков и рабов в Великой Развилке. Анбор столь же безумен и жесток, как и в детстве; он наслаждается развращенностью других и потакает собственной. Он путешествует от Лукши до Серого Водопада, от светского приема к празднику, от салона к борделю, обеспечивая тайные и темные сделки с сильными Земель Стервятников. Хотя он ярок и безумен, но он так же хитер и безжалостен, как и любой династ на Благословенном Острове, способный разбираться с препятствиями медовым языком или острием Манящего Урожая, его дайклейва-"похитителя" из зеленого нефрита.
   Тем не менее, у Анбора есть одно занятие, которое время от времени становится скандальным, невзирая на то, как отчаянно его слуги пытаются спрятать страшную правду. Когда на него накатывает, то Цинис Анбор устраивает доставку нескольких детей в его мэнс в Великой Развилке, где их встречает странно мускулистая женщина в красном шелке и алой вуали. В струящихся одеяниях матери Анбор развлекает детей сладостями, игрушками и всем, что их беспечные сердца пожелают. Заработав их непростое доверие, Анбор проводит ничего не подозревающих мальчиков и девочек в свои покои. Именно там с невинными телами и умами творятся непредставимые вещи. И всегда рано утром слуги находят его в комнате, усеянной маленькими телами удавленников, а Анбор истерически оплакивает давно покойную мать.
  

Цинис Белар Норрен

   Цитата: Ты можешь получить желаемое, если действительно его хочешь. Поверь мне. Надо просто направить себя.
   Норрен - уважаемый сын распутного и богатого дома, Возвышенной матери и смертного отца. Его детство было относительно непримечательным, исключая попытку убийства, которую он пережил. Норрен ходил в престижную начальную школу, скорее из-за влияния Возвышенной матери, чем из-за особенных талантов. Он Возвысился на пике первого истинного знакомства с радостями плоти в нежном возрасте тринадцати лет, с одноклассницей двумя годами старше.
   Истинные таланты Норрена проявились только после поступления в Спиральную Академию. Он отличился особым талантом замечать и предотвращать попытки покуситься на его жизнь и выискивать тех, кто может об этом подумать. Получив обучение и опыт, он стал умелым шпионом и контршпионом. Официально Норрен работал аудитором на службе семьи. Неофициально - охранял ее секреты от тех, кто их искал, собирал тайны друзей и врагов и для того применял все уловки, дарованные ему Драконом Дерева, а также несколько из тех, которые он не давал. Норрен знает много тайн, озадачивающих, позорных, опасных. Большую часть, хотя и не все, он передает старейшинам. Некоторые он приберегает для себя, на неизбежный черный день. До этого дня тайны - богатство, подобное нефриту, в руках тех, кто знает, как им распорядиться. А Норрен точно знает.
   Норрен схож со змеей. С его спокойствием сравнится только мощная целеустремленность. Он - садовник, убирающий сорняки с плодородных полей Дома Цинис, змея, охотящаяся на крыс. Он очень хорошо умеет делать то, чем занимается, и знает об этом. Если бы Норрен не был умел - то был бы уже мертв.
   Норрен нерушимо верит в Царствои Совершенную Иерархию - все так и должно быть. Он знает свое место и оно ему нравится. Норрен терпелив и безжалостен. Нет преимущества, которым он не воспользуется, нет оружия, которое он не возьмет в руки, если это будет необходимо. Убийство, соблазнение, насмешки, скандал... это орудия его ремесла. Верные слова, сказанные верному человеку, смертоносны как любой нож, и Норрен отменно обращается и с тем, и с другим.
   Он не слишком высок и не слишком низок. Драконы благословили его отличным сложением - незаметным, когда Норрен этого хочет, но не так, чтобы общество его не видело. В должном одеянии и с должными манерами он притягивает столько взглядов, сколько захочет, и сколько нужно по ситуации. У него каштановые волосы, кожа с медным оттенком, чуть тронутая патиной радужной зелени и черные нефритовые глаза. Он тяготеет к классической моде, воздерживаясь от сезонных перемен и предпочитая нестареющую эстетичность. Норрен содержит маленькую армию слуг, камердинеров, портных и массажеров, чтобы поддерживать свою внешность на должном уровне. Производимое впечатление - драгоценное оружие, а мечи слишком острыми не бывают.
  

Цинис Белар Рокуджай

   Блестящий, но не имеющий цели юноша сперва посещал Обитель Мудрости (к немалому веселью и досаде семьи), а потом - Гептаграмму, как только закончил предыдущее обучение. Окончив и эту академию, он отбросил годы образования, уйдя в проституцию. Презрение Царства и сильных его было очевидным. Его поведение было скандальным даже для Циниса, и даже внутри Дома появились предложения отлучить молодого Рокуджая. Сама Белар беседовала с ним, желая узнать, что у него на уме; они говорили более четырех часов перед тем, как Рокуджай ушел. Ответы Белар удовлетворили, и после этой беседы она отказывалась слушать любую критику в его адрес. Пробыв несколько лет хорошо оплачиваемым проститутом, Рокуджай ушел из этой профессии и вместо того открыл в крупных городах Царства несколько борделей; семь из них оказались в Алой Префектуре. Эти бордели, конечно, были местом для удовольствий, но прежде всего они были готовыми местами сбора сведений.
   Рокуджай уже обладал полными знаниями о боевых искусствах, чародействе и жесткой уличной жизни; теперь же он объединил эти навыки, став ближе всего к тому, что могли бы назвать "мастером-шпионом". Обычными и чародейскими средствами Рокуджай собирает данные о посетителях его заведений и выясняет, кому они могут потребоваться. Он не беспокоится о конкуренции и тайно покончил с ключевыми фигурами разведки других Домов, особенно с теми, кто слишком интересовался Домом Цинис. Хотя у других шпионов больше стажа, понимание различных сфер делает Рокуджая тонким и опаснейшим противником.
  

Цинис Денова Аваку

   Цитата: Если Царство ослабело - то потому, что мы забыли наши корни. Мы должны вспомнить о древней силе и вновь стать могучими.
   Аваку - не особенно важный сын забытой части семьи, и он попал в должные школы лишь благодаря серьезным пожертвованиям со стороны родителей (он подозревает, что некоторые им еще предстоит оплатить). Возвышение утвердило самые тайные фантазии о том, чтобы быть избранным Драконами и сделать свою семью известной ветвью Дома Цинис, поддержать и очистить Дом, и, возможно, когда-нибудь достичь и большего. Воинственные устремления логично направили его в Дом Колоколов, и в юности Аваку обеспечил себе солидный фундамент для карьеры в легионах. Сейчас он лишь в ранге лейтенанта, но заработал его и начальники знают ему цену. Он удачн женился на не-Возвышенной из Мнемонов и двое детей могут Возвыситься. Короче говоря, Аваку - образец молодого офицера легионов.
   Однако, несмотря на высокие амбиции, он думает не только о собственном продвижении. Аваку носит имя родителей, потому что собирается превратить семью в одну из значительных линий Дома, и поддерживает ее во всем. Он верит в совместную работу, просвещенный интерес к себе и строгое, но справедливое правление сильных - дракорожденных, другими словами. Он охотно посещает службы Безупречных и берет с собой семью.
   Аваку честен, силен, вежлив, но прямолинеен. Хотя он и не так тонок, как многие, предпочитая военную прямоту, он знает, когда надо держать рот на замке, и когда избегать темы; потому он не совершает никаких серьезных ошибок. Аваку вырос в аристократической бедности и ему трудно скрыть отвращение к бездумным тратам. Твердая приверженность общественной морали и традициям хорошо известна его друзьям, и хотя он готов иногда обдумать новаторское решение проблемы, в целом Аваку уверен, что старые способы - лучшие.
   Аваку стрижет волосы и бороду коротко и держится со сторогой четкостью. Чаще всего на нем военная форма, даже когда он в отпуске и на Благословенном Острове. Однако для церемониальных случаев он надевает мантию в классическом стиле, чей старинный облик скрывает тот факт, что одежда относительно дешевая. Оружие Аваку отменного качества, и по нему это видно.
   (Примечание: Аспект Аваку - Огонь)
  

Цинис Джанисим

   Джанисим родилась в семье виноделов и осознала серьезность своего дела, не замечая предполагаемого дебоширства. Ее родители сильно пили, и били детей, будучи пьяными. Джанисим считала позором то, что другие рассматривали пьяные похотливые пиры ее родителей как "типичные для Цинисов". Она поклялась, что ее жизнь будет иной. Джанисим родила четверых детей, прежде чем муж погиб на службе в легионах. Хотя он обычно отсутствовал, она была ему верна, что возбудило еще больше сплетен, чем поведение родителей. После смерти мужа она заводила любовников, но никогда не строила долгих отношений. С некоторого времени она спала одна.
   Джанисим принадлежит крупнейшая винодельня юга, поставляющая вино на большую часть пиров Дома. Ее хорошо знают в Имперском Городе и она даже получала приглашения на обед в Имперском Дворце. Ходят занимательные - но правдивые - слухи, что она не возьмет в рот ни капли своего вина.
   Ее мастер вин страшится холодного взгляда хозяйки, когда она пробует вино. Гордая дракорожденная иногда убивала за испорченную бочку. Но все же виноделы стремятся работать у нее, так как честь - и плата - высоки для тех, кого она хвалит. Хотя те, кто больше всего боятся Цинис Джанисим, говорят не о ее талантах винодела, а о действиях после смерти младшего сына. Его похитили и убили перед выпуском из начальной школы, хотя местные до сих пор не знают, что именно случилось в тот день. Работники шепчутся, что Джанисим инспектировала винный завод, когда прибыл гонец. Рабочие немедленно почувствовали дрожь земли; все, кроме Джанисим, бежали из здания, оставив пораженную горем женщину наедине с Драконом Земли. Здание начало рушиться, деревянные балки и камни разбивали винные бочки, разливая труд ее жизни.
   Смертные работники с ужасом наблюдали за тем, как здание рушится. Когда пыль еще не осела, невредимая Джанисим покинула руины. Она вымокла в вине, и глаза ее были сухими. Спокойным тоном она дала рабочим выходной и приказал прибыть на следующий день пораньше.
   Рабочие пришли, не понимая, что им делать на разрушенном заводе - но увидели сияющее новое здание, построенное целиком из камня. К счастью, стояло время урожая, так что им хватало работы - надо было приготовить новый виноград.
   Также ходят слухи, что никого не было на похоронах сына, что Джанисим приказала местным монахам предать его земле. Она запрещает говорить об этом с ней.
   (Примечание: Аспект Джанисим - Земля)
  

Цинис Имаза, Халцедоновая Маска

   У Возвышенных не остается шрамов, на них нет следов старых увечий; Цинисы всегда прекрасны, среди них нет уродов или калек. Каждый знает, что это правда. Каждый, кроме Циниса Имазы, обоженного чарами, изгоя, человека в Халцедоновой Маске.
   Шестьдесят лет назад Цинис Имаза был прекрасным зреющим подростком, с перспективой видного любовника. В четырнадцатый день рождения богатая семья устроила праздник, завершенный демонстрацией чародейства его дядей Цинисом Эбор Даменом. Но мастерство Дамена менее высоким, чем он обещал, и он потерял контроль над призванной демонической куртизанкой. Когда демонесса приблизилась к Имазе, Дамен изгнал ее Изгнанием Изумрудного Круга, не задумавшись о последствиях. Магия разлетелась стеклом и огнем, Имазу затянуло в вихрь разбившейся энергии. Ужас заставил его Возвыситься, что спасло юноше жизнь... и навеки оставило ему жуткие шрамы и ожоги по всему лицу и торсу, пронизанные остатками магии, что не позволило залечить раны.
   Из золотого юноши Имаза вдруг превратился в уродливый позор Дома, и его изолировали, а старейшины постарались забыть о его существовании. Пребывая лишь в компании слепых и немых слуг, Имаза стал в душе таким же уродливым калекой, как и снаружи, возненавидев семью за предательство и собственное искалеченное тело. Единственным, чего он не винил, было чародейство; это был инструмент, который его дядя использовал глупо, но более мудрый Возвышенный сможет применить иначе. Когда его семья в конце концов признала существование Имазы, он попросил от отправить его в Гептаграмму, и родственники согласились, только чтобы избавиться от него.
   Пятьдесят лет спустя Имаза вышел из Гептаграммы мастером самых жестоких заклинаний Земного Круга, спрятав шрамы под маской окаменевшего дерева и хрусталя, изображавшей угрюмое лицо демона. Первое, что он сделал - вызвал на чародейский поединок, одолел и убил своего дядю; после этого Имаза стал наемником, заработав репутацию жестого и смертоносного Халцедоновой Маски. Через два года он записался в Контору Гармонии - не для того, чтобы защищать империю, но чтобы получить предлог убивать. Шрамы под маской все еще кровоточат и чешутся, и ненависть к миру не умирает. Только когда он магией уничтожает красоту, боль и ненависть на мгновения ослабевают; ну а уничтожение захватывающей дух запретной красоты Анафем - самое близкое к настоящему удовольствию, что он испытывает.
  

Цинис Мегара

   Цинис Мегара очень часто желала бы родиться в Доме Мнемон. Не то чтобы Цинисы когда-либо дурно с ней обращались. Напротив, Дом Цинис рассчитывал на Мегару с тех пор, как выпуск из Гептаграммы сделал ее одной из немногих чародеек Дома. На деле, именно недостаток других сравнимых с ней чародеев в собственом Доме вызывает у Мегары чувство одиночества и немалое презрение к большинству членов семьи. Других больше занимает дата следующего пира, а не запретные тайны Творения.
   Желая реализовать свое стремление к изучению (и бороться с тошнотой, которую у нее вызывает семья), Мегара покинула Благословенный Остров. Немалым количеством лести она, наконец, убедила старейшин Цинисов в потенциальной ценности поиска потерянных сокровищ на неизвестных островах Великого Западного Океана. Ныне она проводит время, обшаривая великую синеву бесконечного океана на своей личной яхте, "Цунами Мятущихся Вод" в сопровождении "армады" четырех купеческих кораблей Цинисов, договорные команды которых все больше боятся, что никогда не увидят дома.
   Пока что Мегаре везет. За менее чем два года странствий она нашла забытый веками морской док Первой Эпохи и два покинутых корабля того же времени, не слишком поврежденные. Также она отобрала значительное количество нефрита у компании пиратов; они, понятное дело, были удивлены, когда их мачты разлетелись, а паруса порвались под ударами чародейства Земного Круга. Она также подавила два почти начавшихся мятежа: один раз она гарантировала освобождение рабов из команды после завершения странствий, и один раз вызвала полудюжину демонических куртизанок для нужд моряков. Но Мегара все равно недовольна. Она никому не скажет, что надеется найти, но чем бы "это" не являлось, она уверена, что найдет его еще чуть западнее.
   (Примечание: Аспект Мегары - Вода)
  

Цинис Монд, Укротитель Ветров

   Цинис Монд находится в числе наиболее плодовитых артефакторов всей Династии, и он - живая легенда среди дракорожденных. Никто этого не ожидал.
   В ранний период жизни он был лишь одержимым ветром - что материальной силой, что магической концепцией. Он месяцами строил ветряные агрегаты странной формы и изучал полет огромных воздушных змеев. Семья посчитала его бесполезным безумцем. Приближаясь к видимому концу естественного срока жизни, Монд открыл миру немало ранее невиданных артефактов и чармов, основанных на исследованиях ветра и Эссенции, которым он посвятил жизнь. За несколько кратких лет Монд, получившй прозвище Укротителя Ветров, превратился из безумного отшельника в одного из самых уважаемых и известных чародеев Царства, с которым соперничали лишь сама Императрица и ее дочь Мнемон. Ветряные терминалы Первой Эпохи и их более специализированные подвиды, популяризованные и воссозданные Мондом, ныне применяются геомантами, архитекторами и легионерами во всем Пределе. Сотни Земных Возвышенных изучают чармы, созданные Мондом, дабы применить их в море, бою, музыке и связи.
   Хотя Монд знаменит и глубоко уважаем, он все такой же эксцентричный визионер, как и раньше. Он по-прежнему непостоянен и редко остается в одном месте надолго. Иногда он преподает в Гептаграмме как известный и старший ученый. Он располагает домами и мастерскими по всему Творению. Он перемещается с места на место, встречаясь с немалым числом сверстников со всех этапов жизни; наиболее примечательны из них Безупречные монахи и конкретно Эталон Дракона Воздуха. Везде, где дует ветер, без проблем пройдет и Монд.
   Говорят, что контроль Монда над Эссенцией достиг вершины возможного для Земных; те, кто действительно встречался с ним, намекают, что он теперь больше ветер, чем человек, иногда становящийся прозрачным на протяжении минут, когда он забывает удерживать телесную форму. Сине-седые волосы и борода выросли до удивительной длины, и теперь их и тонкое покрывало постоянно развевают бесконечные ветерки, окружающие Монда. Он больше не касается земли дольше чем на секунду, вместо того он парит и порхает над ней.
   (Примечание: Аспект Монда - Воздух. Естественно)
  

Цинис Такгана

   Цитата: Я знаю, почему я тут, и что я должен сделать. Сомневаюсь, что ты разделяешь эту уверенность.
   Такгана - сын винодела, и детство его было многообещающим. Ему надо было лишь унаследовать знаменитую винодельню матери, обзаведясь большой семьей. Встретив свою невесту Пелепс Декну, он влюбился и знал, что исполнение требования не составит проблем.
   Но все мечты разлетелись, когда Такгану похитили и изуродовали, что заставило его Возвыситься. Оскопленный и опозренный Такгана через несколько месяцев отправился в Обитель мудрости. Этим летом он трудился в Совершенном Дворце с другими послушниками, впитывая учения Ордена, словно слепой, ищущий трость. Еще до поступления в Обитель он уже принадлежал Ордену. Он великолепно закончил старшую школу, на последнем курсе войдя в тайное общество Железных Коней. Оказавшись в Ордене, Такгана стал наилучшим примером того, каким должно быть Безупречному. Уста Мира выбрала его на роль странника, для поиска ереси и предательства.
   Однако он не окончательно расстался с прошлым. Такгана недоволен матерью; он недавно навещал ее поместье, разрушив стену в новой винодельне, и теперь вступил с ней в противостояние по поводу его отсутствия. Помимо семейных проблем, он недавно неожиданно встретился с бывшей невестой. Она теперь Анафема, и Такгана пережил краткую схватку с ней, прежде чем Декна скрылась. Придет Дикая Охота, но он знает, что найти ее будет проще, чем они думают - у него остался ее орихалковый кинжал, и пона захочет его вернуть.
   Такгана - человек, потерявший все, что он любил. Но он нашел новый объект любви, и служит ему со слепой убежденностью. Никто не высказывается против Безупречного Ордена в пределах его слышимости, и Такгане нравится его работа. Если кто-то напоминает о его физических недостатках, то реакция обычно гневно-агрессивна - новая любовь еще не значит, что старая похоронена. По сравнению с другими монахами он приветлив и приятен в общении, и предпочитает компанию тех, кто разделяет его устремления; Орден и состоящие в нем его никогда не предавали. С людьми вне Ордена он обращается с вежливой отстраненностью и всегда находится настороже.
   Такгана невысок и худ, у него удивительно длинные пальцы. Голова выбрита, как подобает монаху, и он предпочитает традиционную мантию поверх дорожной одежды, или даже одежду, которую носил в бытность студентом.
   (Примечание: Аспект Такганы - Земля)
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"