Зеленков Василий Вадимович: другие произведения.

Три ошибки Императора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Только что окончена Смертельная Битва. Земля осталась свободной… но Император не привык отступаться от своих замыслов. Впрочем, земляне тоже не собираются ожидать нового нападения…


Три ошибки Императора

Часть первая. Враги и союзники

Пролог

   Уже много веков по правилам, установленным Старшими Богами, длится Смертельная Битва. Победа в десяти турнирах приносит целые миры, бойцы которых оказались недостаточно сильными воинами.
   Уже много веков победоносно шествуют войска Императора Внешнего мира Шао Кана. Его бойцы - непобедимы, а власть - несокрушима. Множество планет пало перед натиском воинов Императора, и множество Смертельных Битв было проиграно.
   Но когда воины Шао Кана дошли до Земли, ранее не привлекавшей их внимания, то на ней проверенная система дала сбой.
   Непоправимый.
   Хранителем Земли оказался Рэйден, бог грома и молнии, брат Шао Кана и его самый опасный противник. Он строго следил за соблюдением правил Смертельной Битвы, и его воин Кунг Лао когда-то сразил воина Кана, защитив Землю.
   Однако любое препятствие можно преодолеть. Кунг Лао пал от руки Горо, могучего правителя четырехрукой расы Шокан, и вновь начались победы Шао Кана. И действиями его солдат на Земле руководил опытный маг Шанг Сунг, некогда побежденный Кунг Лао.
   Еще восемь раз лучшие воины Земли выходили в круг, украшенный изображением черного дракона - символа Смертельной Битвы. Выходили - и умирали. А души их переходили к Шанг Сунгу, увеличивавшему таким образом свою силу.
   Шао Кан уже торжествовал; еще один бой - и Земля падет!
   Но очередной турнир коренным образом переломил ход действий. Трое земных бойцов, вышедших на турнир, расправились со всеми воинами, включая непобедимого Горо. И даже Шанг Сунг не смог изменить итог - он был сражен в битве с Лю Кангом, далеким потомком Кунг Лао.
   Победа осталась за Землей. Однако Шао Кан никогда так просто не отказывался от своих намерений...
  

Остров Смертельной Битвы. Скорпион

   Лодка, несущая на борту трех победителей Смертельной Битвы и лорда Рэйдена, отошла от берега. Гребцов там не было - одна мысль бога молнии заставляла судно скользить по водной глади.
   Никто из них не обернулся: им нечего было оставлять на острове. И потому никто не увидел, как из-за толстого дерева вышел человек и долго смотрел вслед воинам.
   Впрочем, человек ли это был?
   Высокий. Не слишком мускулистый, но в каждом движении чувствуется огромная сила. Желтые штаны и такого же цвета плотный треугольный жилет, перехваченный черным поясом, с которого свисает желтый прямоугольный кусок ткани. Черный капюшон закрывает голову, стальная решетчатая маска - нижнюю часть лица. Над ней бесстрастным белым светом горят глаза.
   Увидь его сейчас Джон Кейдж, известный киноактер и один из трех избранных для битвы - наверняка бы подскочил выше, чем мог до этого.
   Стоявшего на берегу звали Скорпион, и был он одним из лучших бойцов Шанг Сунга. По иронии судьбы - смертельным врагом Саб-Зиро, другого воина Сунга, убитого Лю Кангом.
   Самого Скорпиона победил Джон Кейдж. Впрочем, это он считал, что победил...
   Когда лодка превратилась в неясное пятнышко на горизонте, Скорпион повернулся и пошел назад.
   На острове уже не осталось никого. Тела мертвых вряд ли кто потрудился убрать, а живые покинули его, призванные Шао Каном.
   Это Скорпиона даже устраивало. Чем меньше свидетелей, тем лучше.
   Он подошел к громадному зданию из серого камня, где и проходила большая часть турниров. Ранее замок внушал ужас, вырастая словно из моря, и подчиняя себе большую часть острова... но сейчас в нем уже не было зловещей атмосферы.
   Впрочем, Скорпиону было все равно. Бояться он разучился много лет назад.
   Воин не спеша поднялся по массивным ступеням, немного постоял на пороге, а затем двинулся по коридорам. Факелы еще горели, хоть света давали немного.
   Скорпион прекрасно видел в любой тьме.
   Он еще не знал, куда ему нужно идти, но ориентировался на свое чутье, никогда еще не подводившее.
   Не подвело оно и теперь.
   Скорпион застыл на пороге круглого зала. К дальней стене огромной ледяной иглой была пришпилена ледяная же статуя, напоминавшая человека. Очень похожего одеждой на Скорпиона.
   Воин медленно подошел, провел рукой по статуе, потом по смертоносной игле. Отломил кусочек, зачем-то повертел его в руках.
   Пальцы сжались и на пол просыпалась только ледяная пыль.
   А затем Скорпион прижал руки к бокам и медленно поклонился мертвому противнику.
   - Сайонара, сихан, - произнес он. - Мир твоей памяти, Саб-Зиро. Ты был великим воином и великим врагом. Может, мы встретимся в посмертии... но сейчас я не питаю к тебе вражды. Да будут милостивы к тебе... - воин чуть заметно улыбнулся под маской. - Да будут милостивы к тебе Старшие Боги.
   Он поклонился во второй раз, повернулся и пошел к выходу из зала.
  

Внешний Мир. Скорпион

   Скорпион легко шагал по заваленной обломками площади, изредка перепрыгивая особенно крупные камни. Да, неплохо тут позабавились солдаты Шао Кана...
   Некогда прекрасный и величественный город лежал в руинах. Не было ни одного здания, не тронутого разрушением, ни одной целой статуи. Даже плиты мостовой были выщерблены.
   Скорпион не помнил, как называется этот мир, да и не хотел знать. Он потерял название, проиграв свою Смертельную Битву, и стал Внешним Миром - одним из Внешних Миров, подвластных Императору.
   Он лишь остановился посмотреть на статую, изображавшую какого-то могучего воина. Поверхность ее была сильно повреждена, а левая рука - отломлена вообще.
   Скорпион покачал головой. Глупцы. Кто же так развлекается, рискуя повредить руки (а били явно кулаками)? Случись нападение непокоренных жителей - и все воины легли бы у ног этой статуи.
   Хм... А судя по давно засохшим пятнам крови у постамента, так и случилось.
   Глупцы...
   Скорпион пошел дальше.
  
   Это было единственное относительно целое строение. Огромный храм, ныне превращенный в арену для смертельных поединков, поддерживался циклопическими колоннами. Нижняя часть здания была украшена статуями и искусными барельефами. Около некоторых из них, изображавших сцены битв, Скорпион на пару секунд задержался.
   Да, скульптор явно знал толк в военном деле, и был одинаково талантлив в обоих искусствах - только так можно было изобразить битву и правдиво, и красиво.
   Внутренние помещения практически не изменились - все такие же строгие и немного аскетичные, невольно внушающие уважение. Темные коридоры, расписанные видами лесов и морей... красивая была планета.
   Твердым шагом Скорпион вышел в очередной зал, на первый взгляд ничем не отличавшийся от других.
   Круглая площадка в центре, метров шесть в поперечнике, две лестницы, ведущие наверх, к другой широкой площадке, только уже прямоугольной. Внизу - колонны, полукругом окружающие центральный площадку.
   И все.
   Если не считать человека, лежащего в центре.
   Скорпион резко остановился, глаза его сузились. Та-ак...
   Человек был высоким, немного выше самого Скорпиона. Плотные черные брюки, и такая же черная безрукавка; длинные волосы (опять-таки иссиня-черные) рассыпались по полу, мощные руки были раскинуты в стороны. Узкие глаза были закрыты, а лицо сильно побледнело, утратив природную желтоватость.
   Однако человек был жив - едва заметно дышал.
   Скорпион подошел поближе, бровь его удивленно приподнялась: безрукавка была вся в дырах, сквозь которые просвечивала кожа. Казалось, что ее с размаху насадили на острые шипы, а потом сняли и вновь натянули на хозяина.
   Воин плавно опустился на колени и тряхнул лежащего за плечо. Тот зашевелился, помотав головой, руки бессильно заскребли по камню. Скорпион подхватил его за локоть, помог приподняться.
   Человек закашлялся: хрипло, надрывно, прижимая свободную руку к груди. Обвел зал затуманенными глазами, остановился на лице склонившегося над ним...
   И от изумления вдруг перестал кашлять.
   - Скорпион? Ты?
   - Я, Шанг Сунг, - спокойно ответил воин. - Живой?
   - Вроде бы... Откуда ты взялся? Ведь тебя...
   - Не совсем. А ты? Сдается мне, что дырки эти - не для красоты... Побывал за гранью?
   От неожиданного резкого вопроса Шанг Сунг вздрогнул и мгновенно ответил:
   - Побывал... Заклятие Возврата, понимаешь?
   - Понимаю, - кивнул Скорпион. - Умный ход, толковый. Ходить сможешь?
   Волшебник прислушался к себе.
   - Кажется, смогу... Только без тебя не обойтись.
   - С радостью, - хмыкнул Скорпион, поднимаясь с колен и поднимая Шанг Сунга.
   Чародей оперся на воина, пару секунд неуверенно покачивался на ногах.
   - А ты как выжил? - наконец вопросил он. - Я ведь сам видел - Джон Кейдж тебе полчерепа снес. Хоть ты и реинкарнат, но такая рана...
   - Снес, - кивнул Скорпион. - Только не мне. Моему фантому. Когда я в очередной раз сбил Кейджа с ног, я поставил фантома, а сам ушел в сторону. Просто и эффективно.
   - Фантома поставил? - это заявление, похоже, потрясло Шанг Сунга с не хуже удара Лю Канга. - Когда это ты научился фантомов творить, Скорпион?
   - Давно, - лаконично отозвался воин. - Сколько мне лет, по-твоему?
   - Считая с прошлой жизнью - сто с лишним, - удивленно ответил маг.
   Скорпион хрипло засмеялся, и этот смех, пройдя сквозь маску, отразившись от стен, раскатился, казалось, по всему замку.
   - С прошлой... Ты только одну мою жизнь знаешь, Шанг Сунг - жизнь Ханзо Хасаши, ниндзя клана Ширай Рю... А у меня их много было... Могу только сказать, что я старше принцессы Китаны... довольно старше. Пошли к выходу.
   И Скорпион уверенно направился к дверям. Шанг Сунг следовал рядом, почти повиснув на воине. Это откровение требовалось еще переварить...
  
   Выйдя наружу, Скорпион без лишней деликатности стряхнул колдуна на ближайший камень. Тот привалился спиной к стене, блаженно вдыхая воздух, и не сразу понял, что к нему обращаются.
   - Что? - переспросил он.
   - Я спрашиваю, что ты теперь делать собираешься? К Императору возвращаться?
   - Вот это вряд ли, - содрогнулся Шанг Сунг. - Император такое со мной сделает... Я же не только Смертельную Битву проиграл, но и всех лучших бойцов потерял: Саб-Зиро, Горо, Рептилию...
   - Ну, насчет меня - это зря.
   Скорпион мгновенно повернулся, держа в поле зрения колдуна. Следом за ним поднялся и Шанг Сунг, быстро восстанавливавший силы.
   Метрах в пятнадцати от них стоял другой воин, очень похожий на Скорпиона. Только вот одежда у него была зеленая, а не желтая, и маска - не решетчатая, а словно составленная из железных клыков. Над маской холодно блестели зеленые глаза с вертикальными зрачками.
   - Рептилия! - выдохнул Шанг Сунг. И тут же улыбнулся: - Конечно, я должен был предусмотреть... Затерриане - раса очень живучая, просто так тебя не убить.
   - Почти получилось, - скривился Рептилия. - Этот юноша-китаец действительно мастер, и может стать еще и сильным магом. Он сумел разглядеть меня - меня! - когда я был невидимым.
   Бровь Скорпиона дернулась. Он хорошо знал затерриан, и понимал, что разглядеть их очень и очень непросто. Нужно быть великим воином, сильным магом... или просто уметь видеть.
   Как это хорошо умел он сам.
   - Так что теперь... даже не знаю, что мне делать, - продолжал Рептилия. - Император очень плохо относится к бойцам, проигравшим схватку.
   - О чем я и говорю, - подтвердил Шанг Сунг.
   - Методы Императора нам достаточно хорошо известны, - холодно заметил Скорпион. - Я бы хотел услышать нормальные предложения.
   Наступило молчание, которое через минуту прервал Шанг Сунг:
   - Есть идея. Пару сот лет назад я проложил тайную тропу в архив Императора. Туда он сам никогда не заглядывает, а доступ разрешен только высшим воинам. Их, конечно, регистрируют, но моя тропа проходит в обход главных ворот.
   - Трое из высших здесь, двое мертвы, остальные прячутся от разгневанного Императора, - бесстрастно подсчитал Скорпион. - В архиве нас действительно никто не побеспокоит.
   - Надо еще немного энергии, - Шанг Сунг встал и потянулся. - А потом я открою путь.
  

Внешний Мир, архив Императора. Шанг Сунг, Скорпион и Рептилия

   В помещении царила темнота. Абсолютная, словно вместо комнаты они попали в угольный пласт.
   - Кто-нибудь что-то видит? - спокойно осведомился Скорпион.
   - Я вижу, - послышался голос Рептилии. - Тут темнота не простая, но мой взгляд сквозь нее проникает.
   - Тут есть какие-нибудь стражи?
   - Нет. Во всяком случае, ни одного не видно.
   - Хорошо.
   Тихий шелест - и темнота расступилась. На ладони Скорпиона горел яркий язык пламени.
   Они находились в большом круглом зале. Вдоль стен шли, изгибаясь, узкие каменные скамьи. Прямо перед воинами находилось овальное возвышение, обрамленное полукругом колонн.
   - Так лучше, - кивнул Шанг Сунг. - Ну а теперь...
   Небрежный жест - и на скамьях, выступающих из стены, появились блюда с едой и три кубка.
   - Вот это к месту! - обрадовался Рептилия. Неуловимо быстрым движением он оказался рядом со скамьями; металлическая маска, слабо щелкнув, разошлась, как створки дверей. Острые зубы затеррианина откусили кусок мяса, Рептилия поднял кубок:
   - Ваше здоровье!
   - Спасибо, - усмехнулся Шанг Сунг.
   - А почему это местечко называется архивом? - поинтересовался Рептилия между двумя глотками. - Никаких бумаг не видно.
   - Раньше были. Да только потом Императору надоело, что посланные по три часа разыскивают каждую запись, и он все реорганизовал. Вот так, - Шанг Сунг сделал быстрый жест, одновременно произнеся три коротких слова.
   В полукружье колонн вспыхнул голубой свет, рассыпавшийся по гладким плитам. Над полом возникло лицо, сотканное из лучей - лицо человека лет пятидесяти, с длинными волосами и небольшой бородкой.
   - Дух-хранитель архива, - пояснил Шанг Сунг.
   - Более чем архива, - глубоким приятным голосом поправил дух. - Мне ведомы даже помыслы Императора.
   - Да ну? - поднял бровь Рептилия.
   - Это действительно так, - подтвердил Шанг Сунг. - Пару раз, с его советов, я "предугадывал" волю Шао Кана.
   - Нет ничего плохого в том, чтобы сообщить мысли Императора его верному слуге, - заметил хранитель.
   - Совершенно согласен, - маг улыбнулся. - Вот, например, можно и сейчас задать любой вопрос... Скажем, что ожидало бы меня, если бы мы выиграли Смертельную Битву?
   - Смерть.
   Рептилия застыл, не донеся кубок до рта. Скорпион даже не шелохнулся. Шанг Сунг побледнел и рывком повернулся к хранителю.
   - Что? Что ты говоришь? Лжешь! Ошибаешься!
   - Я никогда не лгу, - обиженно ответил хранитель. - Я на это просто не способен. Как и на ошибку.
   - Но зачем? Зачем Императору убивать меня?
   - При проведении Смертельных Битв наиболее целесообразно использовать как руководителя представителя доминирующей расы этого мира. Ты - человек, поэтому захват Земли был поручен тебе. После удачной Смертельной Битвы ты перестаешь быть нужным.
   - Не может быть... - прошептал Шанг Сунг, опускаясь на камни. Он потрясенно смотрел перед собой. - Не может быть...
   Внезапно глаза мага яростно сверкнули; он вскочил, и с пальцев его сорвались слепящие молнии, распоровшие плиты пола.
   - Будь ты проклят, Шао Кан! Я служил тебе верой и правдой! Я никогда не предавал тебя! Я выиграл для тебя девять Смертельных Битв!
   Колдун рухнул на скамью, под ударом его кулака по стене пошли трещины.
   Тут неожиданно вмешался Скорпион:
   - Каким образом Император намеревался устранить Шанг Сунга?
   - Саб-Зиро, - с готовностью ответил дух.
   - Подробнее, - Все, связанное с Ледяным Воином, по-прежнему вызывало у Скорпиона живейший интерес.
   - Перед началом турнира Император тайно вызвал Саб-Зиро к себе. Он провел... некоторые изменения в его организме. Фактически, тот, кто вышел из зала, уже не являлся Саб-Зиро. Внутри него таилось мощное заклинание, способное мгновенно перестроить ткани его тела. Оно должно было активироваться после благополучного завершения Смертельной Битвы.
   - Какого рода заклинание?
   - На некоторое время Саб-Зиро получал абсолютную нечувствительность к магии, скорость, в восемь раз превышающую его обычную, и в девять раз увеличенную физическую силу. Точно так же возросли бы и его магические способности, и жизнестойкость. Этого бы хватило, чтобы уничтожить Шанг Сунга, особенно если учесть, что тот не ожидал бы нападения.
   - Но зачем такие сложности? - удивился Рептилия.
   - Шанг Сунг пользовался большим авторитетом среди генералов Шанг Сунга, и просто так, без веского повода, уничтожить его было нельзя. Поэтому его должен был убить Саб-Зиро, которого потом объявили бы ренегатом и казнили.
   - Умно, - кивнул Скорпион. - Но Император должен был предусмотреть возможность гибели Саб-Зиро раньше.
   - На этот случай были заготовлены еще два варианта ликвидации, - ответил дух. - Но они могли бы сработать лишь по возвращении во Внешний Мир, а Шао Кан предпочел бы, чтобы Шанг Сунг умер на Земле.
   Колдун поднял голову. В глазах его полыхала бешеная ярость.
   - С-сволочь, - прошипел он. - Шао Кан мне за это заплатит, клянусь! Я отомщу!
   - Интересно как? - спокойно спросил Скорпион. - Едва только ты появишься во Внешнем Мире, как тебя тут же казнят за проигранную Смертельную Битву.
   - Думаешь?
   - А ты плохо знаешь Императора?
   Шанг Сунг не нашелся, что ответить. Скорпион же, секунду помолчав, обратился к хранителю:
   - У Шао Кана есть какие-нибудь планы касательно земных воинов?
   - Тех самых, что побили вас? - уточнил дух.
   - Тех самых, - Скорпион не проявил ни малейшего раздражения.
   - Император намеревается послать отряды, чтобы захватить их и доставить во Внешний Мир с целью переподготовки, - последовал немедленный ответ.
   - Переподготовки? - изумился Рептилия. - Это еще зачем?
   - Все проще простого, - в голосе Скорпиона проскользнула ирония. - Взять трех лучших бойцов Земли. Доставить во дворец. Не спеша сломать их волю и полностью подчинить себе. Занять все их время тренировками. Тщательно обработать усиливающими заклинаниями. И через отведенное время, вновь вызвав Землю на Смертельную Битву, выставить против воинов Рэйдена этих троих. По закону времени до возможности следующего вызова остается много, а Императора всегда занимала идея создания совершенного воина.
   - И сейчас занимает, - мрачно сообщил Шанг Сунг. - В Лин Куэй сейчас по его приказу трех воинов обратили в киборгов и усиленно готовят.
   - Тем более, - согласился Скорпион. - Итак, у него будет как минимум шесть непобедимых воинов.
   - И Земля падет, - подвел итог Рептилия. - М-да, ничего не скажешь, план отменный.
   - Не такой уж отменный, - ледяным тоном произнес маг. - До самого Шао Кана мне добраться не удастся, а вот разнести к демонам все его планы... вот это, пожалуй, получится...
   - Втроем против Шао Кана? - скептически заметил Рептилия.
   - Почему втроем? - удивился Шанг Сунг. - Я вас вроде как не тащу за собой.
   - А куда мы денемся? - хмыкнул затеррианин. - Уж лучше так погибнуть, чем сгнить в какой-нибудь канаве. Что Земного мира, что Внешнего.
   Шанг Сунг посмотрел на Скорпиона. Тот молча кивнул, показывая свое согласие.
   Маг медленно поднялся со скамьи, подошел к обоим воинам (Рептилия до этого подошел к Скорпиону), пару секунд вглядывался в их лица.
   И поклонился.
   Оба воина изумленно переглянулись. Похоже, Шанг Сунгу удалось удивить даже бесстрастного Скорпиона.
   Колдун выпрямился.
   - С тех пор, как я проиграл Смертельную Битву и стал служить Шао Кану, - торжественно произнес он, - почти никто не присоединялся ко мне по своей воле, без всякого принуждения. Я благодарю вас, воины.
   Рептилия и Скорпион поклонились в ответ.
   - Но ты прав, - как ни в чем ни бывало, продолжил маг, - втроем нам не справиться. Нужны союзники. Только вот где бы их взять?
   - А чем тебе земные воины не подходят? - предложил Рептилия. - Бойцы из них хоть куда, и объяснять ничего не надо. Да и не только они - на Земле достаточно воинов, знающих о Смертельной Битве.
   - Согласен, - кивнул маг. - Значит, нам нужно на Землю.
   - Не совсем так, - внезапно произнес Скорпион. - На Землю отправлюсь я и договорюсь с этими троими. Рептилия разыщет нескольких других - я ему подскажу, где их найти. А ты постараешься найти союзников среди слуг Императора. Те же три киборга, к примеру...
   - А откуда ты знаешь, где земных бойцов искать? - недоумевающе спросил Рептилия.
   - Предпочитаю отслеживать возможных противников, - хладнокровно ответил Скорпион. - Жизнь научила.
   - Скорпион, сколько тебе лет? - Рептилия пристально смотрел на воина.
   - Много, - пожал плечами тот.
   - Раньше я считал, что ты - только Ханзо Хасаши, бывший ниндзя школы Ширай Рю, - вступил Шанг Сунг, - а теперь не знаю, что и думать.
   - Правильно считал, - заметил Скорпион. - Я и был им. Но Ханзо - это моя одиннадцатая жизнь. И не надо гадать; сейчас я - Скорпион, и этого хватит.
   Спорить никто не стал. Но Шанг Сунг поинтересовался:
   - А почему с земной тройкой разговаривать будешь ты?
   - Если будет атака, то Рептилия может не справиться, - честно ответил Скорпион.
   - А я?
   - Ты справишься. Но представь, как отреагирует, к примеру, Лю Канг, на твое появление.
   - Хм... меня жалко, - вынужден был признать Шанг Сунг. - Ты прав, Скорпион.
   Тот молча кивнул.
  

Земля, Нью-Йорк. Соня Блейд

   Оглушительный звон разорвал сонную тишину. Соня взвилась на постели, запуталась в одеяле, пытаясь принять боевую позицию, и лишь потом сообразила, что это будильник.
   Шлепок ладонью заставил умолкнуть настырный механизм, Соня поднялась и, хмуро поглядев на часы, отправилась в ванную. Вставать рано она не любила. А сегодня еще и злилась на себя за дурацкое пробуждение. На какую-то секунду ей показалось, что она вновь на Острове, и ей предстоит смертельная схватка.
   Всего неделю назад закончилась Смертельная Битва, перевернувшая всю жизнь лейтенанта Блейд. Она узнала о существовании Внешних Миров, могучих богов и бессмертного Императора; видела четырехруких воинов и боевую магию; познакомилась с Лю Кангом и Джонни Кейджем.
   Джонни...
   Актер очень не хотел расставаться с девушкой, но его замучил звонками его агент, и Кейдж вынужден был уехать разбираться с накопившимися делами.
   Вздохнув, Соня начала готовить себе завтрак. Утром много есть она не любила, и ограничилась несколькими бутербродами и кофе. По привычке она обдумывала планы на сегодняшний день. Так, часа в два ей стоит подъехать в контору, посмотреть, что стряслось за время ее отсутствия, доложить о завершении охоты за Кано, потом...
   Что будет "потом", Соня придумать не успела. Требовательно зазвонил телефон.
   Девушка бросила взгляд на часы. Половина девятого! Кому она понадобилась в такое время?
   - Да.
   - Лейтенант Соня Блейд?
   Твердый, звенящий металлом низкий голос. Совершенно незнакомый.
   - Да.
   - Нам необходимо поговорить. Если не возражаете, в ближайшие два часа.
   - А кто это? - от такой решительности Соня даже растерялась, что было ей совершенно несвойственно.
   - Неважно.
   - Нет уж! Я хочу знать, с кем разговариваю!
   - Вот как? - в голосе собеседника проскользнула насмешливая нотка. - Пожалуйста. Вам что-нибудь говорят такие имена как Горо, Шанг Сунг и Рэйден?
   Соня замерла. Он знает про Смертельную Битву!
   - Да... говорят. Где мы можем встретиться?
   - Напротив вашего дома есть небольшое кафе. Я буду там.
   - Как я вас узнаю?
   - Не волнуйтесь. Я вас узнаю сам.
   Щелчок. Соня повесила трубку и посмотрела в зеркало. Там отражалась светловолосая девушка с резкими чертами лица, смотревшая с удивительно озадаченным видом.
   - А не глупость ли ты делаешь? - поинтересовалась Соня у своего отражения. Не получив ответа, она махнула рукой и пошла одеваться.
  
   Через полчаса лейтенант Блейд пересекала проезжую часть, направляясь к указанному кафе. На ней были просторные брюки и короткая куртка, отлично скрывавшие пистолет в наплечной кобуре и нож на щиколотке.
   Соня умела готовиться к неожиданным разговором.
   Обводя взглядом кафе, она неожиданно поняла - вот он.
   За столиком в углу сидел совершенно незнакомый мужчина в светлом костюме. Крепкий, темноволосый, с удивительно светлыми глазами. Рядом с ним стоял небольшой продолговатый чехол, но что в нем было - она определить не могла.
   Увидев ее, мужчина не спеша поднялся и сделал приглашающий жест. Соня пересекла кафе и села напротив него.
   Глаза собеседника казались почему-то знакомыми.
   - Итак? - спросила Соня. - Вы хотели поговорить.
   - Начнем с того, что мы с вами уже встречались, - произнес он. Да, это был тот же голос, что и по телефону.
   - Не припомню.
   Он слегка улыбнулся.
   - Обстоятельства были довольно примечательные. Вам не сделали выговора за потерю пистолета?
   - Какого пистолета? - совершенно искренне удивилась Соня.
   - Того, который мой... коллега обратил в лед прямо в вас в руке.
   Соня уставилась на собеседника. Теперь она поняла, где видела эти светлые, невероятно спокойные глаза.
   - Скорпион!
   - Именно так.
   - Но... но...
   - Меня не убили, если вы об этом, - вежливо разъяснил Скорпион. - Меня вообще очень трудно убить. А теперь, когда точно установлено, что я жив, я бы хотел перейти к делу.
   - К какому? - Соня попыталась незаметно нашарить пистолет, одновременно сомневаясь, что пули причинят Скорпиону хоть какой-то взгляд.
   - Пистолет вам не нужен, - поморщился воин. - Кстати, у вас какой?
   - "Хеклер и Кох", - машинально ответила девушка.
   - Я бы посоветовал "Гюрзу" или "Five-seven", у них пробивная сила побольше. Но речь не о том.
   И Скорпион кратко пересказал Соне все, что случилось после окончания Смертельной Битвы.
   - Так что мы предлагаем союз, - закончил он. - Поодиночке Шао Кан нас раздавит.
   - Почему я должна вам верить? - холодно спросила Соня. - Если я сейчас уйду, что вы будете делать?
   - Да ничего, - пожал плечами Скорпион. - Простите за грубость, но конкретно вы нам не нужны. Когда союзник отказывает, обращаются к другому. На Земле хватает воинов, которые поверят. Прежде всего нас с радостью примет Рэйден; он, кстати, отлично умеет отличать правду от лжи. Мы знакомы с большей частью планов и операций Шао Кана, и не думаю, что Хранитель откажется от подобных союзников.
   Соня задумалась. Скорпион был прав, ее участие действительно было не так уж нужно. По боевому мастерству она значительно уступала Лю и Джонни.
   - Как правило, дают время на размышление, но я не знаю, сколько его у нас, - продолжал Скорпион. - Через час вы можете оказаться уже во Внешнем Мире. Так что я бы попросил принять решение сейчас.
   Соня собралась с духом. Она все еще не полностью доверяла Скорпиону, но...
   - Согласна, - произнесла она. - Но только в случае, если Джонни и Лю тоже будут участвовать.
   - К ним я и собирался отправиться, - улыбнулся Скорпион, поднимаясь из-за стола. - И...
   Он замер, светлые глаза сузились.
   - В этом кафе всегда так пусто?
   Соня обернулась. Действительно, они остались одни во всем помещении; даже за стойкой никого не было.
   - Странно, - девушка поднялась и машинально потянулась к кобуре.
   В следующую секунду посреди кафе закрутился черный вихрь. Соня вспомнила - такое же она видела на Острове, перед тем, как...
   И из вихря метнулись темные фигуры.
   Выстрелить Соня не успела, хотя уже держала пистолет в руке. Короткий удар выбил у нее оружие; девушка мгновенно выбросила вперед кулак, ожидая, что противник попробует поставить блок.
   Зря ожидала.
   Кулак провалился в пустоту, человек в черном комбинезоне, похожем на спецназовский, стиснул руку мертвой хваткой. Оказавшийся рядом его напарник заломил Соне вторую руку.
   Для удара ногой было маловато места, но тут на помощь пришел Скорпион.
   Первый из нападавших, уловив движение за спиной Сони, глянул в ту сторону и глаза его расширились. Но больше ничего сделать он не успел, получив короткий и смертоносный удар в горло.
   Скорпион легко перемахнул столик и оказался перед оставшимися воинами Внешнего Мира. Те явно не ожидали его увидеть, и на мгновение растерялись. А прийти в себя им не дали.
   Первого, оказавшегося у него на пути, Скорпион уложил молниеносным выпадом из техники "смертельного касания". Двое других начали приближаться к противнику с флангов; третий стоял на том месте, где возник.
   Соня в это время пыталась одолеть своего соперника. Тот оказался на умелым бойцом, и сдерживать его было задачей непростой.
   А дальше события разворачивались стремительно.
   Два воина метнулись к Скорпиону, одновременно нанося удары. Воин сместился влево, и удар одного противника пришелся в пустоту; второму же Скорпион вонзил кулак в печень. Со сдавленным выдохом тот осел - прямо на завершающий удар в горло.
   Второй тут же оказался рядом, явно желая перейти в ближний бой. Сделать это ему Скорпион не дал, нанеся быстрый удар в лицо. Воин блокировал его, но тут же получил страшный удар, нацеленный в ногу.
   Послышался хруст костей, противник рухнул на пол, а Скорпион наклонился, нанося быстрый добивающий удар.
   До сих пор спокойно стоящий в центре зала воин внезапно ожил, выхватывая из-под одежды два ножа и метая их один за другим.
   Скорпион развернулся, словно молния; левой рукой он поймал один нож за рукоять, сбил им второй... А потом из его правой ладони вперед прянул уже знакомый Соне гарпун, пронзивший грудную клетку противника.
   Это лейтенант Блейд уже видела, закончив схватку (она все-таки подловила своего противника на обманном ударе, отбросив его на стену).
   - А все-таки, что это за штука? - полюбопытствовала Соня, глядя, как гарпун возвращается и исчезает в руке Скорпиона.
   - Сложно объяснить, - ответил тот. - Вам слово "симбиоз" знакомо?
   Поверженный противник Сони начал подниматься с пола. Скорпион мягко шагнул к нему, сделал неуловимо быстрый выпад кончиками пальцев - и воин снова осел. На этот раз навечно.
   - Зачем? - только и смогла спросить Соня.
   - Вернись он во Внешний Мир, рассказал бы о том, что я жив, - равнодушно пожал плечами Скорпион. - Мне это не нужно.
   Он взял свой таинственный чехол и направился к выходу.
   - А что с ними делать? - спросила Соня, подбирая пистолет и следуя за Скорпионом.
   Тот обернулся.
   - Ах, да...
   Воин повел рукой - и тела убитых мгновенно вспыхнули. Через секунду на месте шести трупов лежали шесть кучек пепла.
   Соня застыла на месте. Она даже не предполагала, что Скорпион умеет такое...
   - Теперь нам нужно к Кейджу, - спокойно заметил Скорпион. - У меня есть способы быстрого путешествия.
  
   Через несколько минут после того, как они покинули кафе, в углу закружился серый вихрь портала. Вышедший из него человек оглядел помещение, наклонился, растер в пальцах немного пепла. Выпрямился, усмехнулся и вновь открыл портал.
  

Земля, школа Лин Куэй. Шанг Сунг

   Бесшумной тенью Шанг Сунг скользил по коридорам школы Лин Куэй.
   Он достаточно давно не бывал здесь, но, к своему удивлению, обнаружил, что отлично помнит расположение коридоров. Так, тут главный зал, за этой дверью - арсенал, зал обучения магии - прямо по коридору. Маг был уверен, что лаборатории по созданию киборгов расположены там. Лин Куэй являлся достаточно консервативной организацией, и все новое традиционно заносил в область магии.
   Еще до Смертельной Битвы Шанг Сунгу попались в руки распоряжения Шао Кана насчет киборгов. Заинтересовавшись, маг затребовал у Лин Куэй материалы, и сейчас усиленно восстанавливал в памяти прочитанное.
   Создание киборгов методами Лин Куэй имело очень мало общего с обычными робототехнологиями. Сперва из рядов воинов выбрали троих самых умелых воинов, и отделили души от тел. Затем, с привлечением лучших специалистов по кибертехнологиям, были изготовлены совершенные биомеханические тела. Конечно, таких компьютеров, что смогли бы заменить полноценный разум, еще не существовало, но ученые Лин Куэй и не ставили таких целей.
   Полученных киборгов начали обрабатывать заклинаниями; каждому вложили память и умения одного из трех воинов; потом последовали длительные тренировки, и обучение дополнительной боевой магии. Правда, магия эта была, как выразился один из разработчиков, "с техническим уклоном". Уклон заключался в том, что один из киборгов мог выпускать бесконечное количество ракет; второй же выбрасывал парализующие (или убивающие) силовые линии, формируя из них либо сеть, либо арканы, либо кнут - по ситуации (в общем-то, это было творческое развитие тех способностей, коими воины обладали и раньше). Способности же третьего находились в стадии разработки.
   Однако киборги оставались типичными компьютерами - безынициативными, буквально понимающими приказы. Шао Кана это бы явно не устроило (тупых подчиненных у него и так хватало), поэтому была предусмотрена возможность возвращать роботам души воинов, наделяя их умением менять рисунок боя, реагировать непредсказуемо, не отключаться при повреждениях, а драться до последнего... всеми свойствами воина Лин Куэй.
   Естественно, по окончании боя души можно было снова отобрать.
   Шанг Сунг помнил, что еще тогда отдал должное высочайшему мастерству разработчиков Братства. Насколько он понял, Шао Кан отдал очень расплывчатый приказ: "изготовить киборгов-воинов", а все идеи обязаны были разработать ученые Лин Куэй. И им это удалось.
   Уже собираясь повернуть за угол, колдун еле успел остановиться - до него донеслись голоса. Шаг назад, в нишу, усиление заклятия невидимости - и никто не смог бы разглядеть его.
   Беседовали два воина Лин Куэй, судя по одежде - из наставников. Они остановились значительно дальше ниши, но, благодаря простенькому заклинанию, Шанг Сунг прекрасно слышал их разговор.
   - ...очень меня беспокоит.
   - Но почему? Это ведь самый талантливый из наших учеников.
   - Да. Он гораздо талантливее даже своего брата. Но в том-то и дело, что брата он не просто любит - боготворит. Слово его значит больше, чем слово всех наставников Братства. И он не соглашается признать, что уже превзошел старшего умением.
   - Плохо. Может, стоило его подвергнуть превращению?
   - Вряд ли. Ведь симпатия между братьями обоюдная, и я не взялся бы предсказать реакцию Саб-Зиро на то, что его младшего сделали киборгом. Впрочем... сейчас не лучше. Он ведь горюет о смерти брата, и невозможно точно сказать, как он поступит.
   Дальше Шанг Сунг уже не слушал. Та-ак, это ему на руку.
   Он метнулся дальше по коридору, торопливо ощупывая все пространство вокруг себя заклинаниями. Ему нужен был такой союзник!
   Саб-Зиро-младшего он обнаружил скоро. Только от него мог исходить холод - на всех уровнях восприятия.
   Шаг. Второй.
   Шанг Сунг прошел прямо сквозь стену, останавливаясь за спиной молодого воина. И в ту же секунду тот обернулся, перетекая в боевую стойку.
   - Кто здесь? - холодно осведомился он.
   Шанг Сунг одобрительно хмыкнул. Два мастера Лин Куэй не смогли его почуять, а этот мальчишка...
   Он стал видимым.
   - Мое имя Шанг Сунг. Тебе оно знакомо, надеюсь?
   Саб-Зиро сдержанно поклонился.
   - Приветствую вас, господин Сунг. Чем я могу помочь вам?
   "Старшие Боги, как он похож на своего брата! - поразился маг. - Те же холодные синие глаза, то же бесстрастное, с чеканными чертами лицо, та же гордая осанка и изучающий взгляд... Только он моложе. Значительно. И - с затаенной болью в глазах. Очень глубоко затаенной, но меня не обманешь..."
   - Ты знаешь, что случилось с твоим братом? - напрямую спросил Шанг Сунг.
   Воин дернулся, но тут же принял прежнюю позу. Он держался... как подобает. Да. Именно как подобает держаться воину Лин Куэй в присутствии высшего.
   - Он погиб во славу Братства, - чуть помедлив, произнес Саб-Зиро.
   Шанг Сунг пристально смотрел ему в глаза, пока воин не отвел взгляд.
   - Ты ведь сам в это не веришь, - покачал головой маг. - Тебе сказали, кто его убийца?
   - Да, - голос воина был по-прежнему бесстрастен. - Его зовут Лю Канг, это воин Земли.
   - Нет.
   Вот тут выдержка изменила Саб-Зиро. Глаза его на миг расширились, в них мелькнуло изумление.
   - Тот, кого сразил Лю Канг, - медленно произнес Шанг Сунг, - уже не был твоим братом. Его разум был уничтожен заклинаниями, сожжен и подчинен одной цели. Лю Канг убил лишь тело, в котором уже не было души.
   - Кто? - Саб-Зиро хотел крикнуть, но смог лишь прошептать. - Кто?
   - Император Шао Кан.
   Маску безразличия смыли нахлынувшие чувства. Перед магом был молодой человек, потрясенный страшным известием, смятенный и растерянный.
   - Что? - неверяще спросил он.
   Примерно с полминуты Шанг Сунг молчал. Потом, тщательно выбирая слова, пересказал воину то, что поведал ему дух-хранитель архива.
   - Не может быть... - прошептал Саб-Зиро. - Он же был всегда предан Императору...
   - Во-первых не всегда, - пожал плечами Шанг Сунг, - а во-вторых... Шао Кан безжалостен не только к врагам, но и к помощникам, - И, решив закрепить успех, он добавил: - Разве ты не хочешь отомстить за брата? Отомстить Императору?
   Глаза Саб-Зиро вдруг полыхнули, и маг понял, что слишком торопил события.
   - Я не имею оснований верить вам, - холодно произнес воин. - Я никому не скажу, что вы были здесь. Но вы должны уйти. Немедленно.
   По звучанию его голоса Шанг Сунг понял: другого он не добьется.
   - Ну что ж, - маг разочарованно пожал плечами, - если ты так хочешь...
   Не договорив, он резко взмахнул рукой. Саб-Зиро не успел даже пошевельнуться, когда пущенное Шанг Сунгом сонное заклятие окутало его. Маг едва успел подхватить падающего воина.
   - Вот и полежи, - пробормотал он. - Верю, сам ты ничего не скажешь. Только когда магистры Лин Куэй начинают спрашивать, у них и камень ответит...
   Выскользнув из комнаты, Шанг Сунг направился к лабораториям.
   Естественно, у дверей была охрана. Естественно, были сторожевые заклинания. Но когда Шанг Сунг хотел куда-то пройти, он проходил.
   Стражники даже не успели ничего понять, теряя сознание и оставаясь на местах неподвижными истуканами. На заклятия маг потратил больше времени, но все же сумел их распутать. Пройдя внутрь, он вновь тщательно соединил все сторожевые нити: в случае чего, они задержат воинов.
   Лаборатория была обставлена просто. Каменные полки, три каменных стола, три ниши... в которых стоят киборги.
   Шанг Сунг медленно прошелся мимо ниш, внимательно разглядывая воинов.
   В целом киборги были одинаковыми: гуманоиды, кираса на туловище, броневые накладки на руках и ногах, вместо лица - странная выступающая маска, похожая на респиратор. Впереди на маске три прорези, по бокам - по две; над нею глаза, заключенные в прочные "очки", сейчас черные, потухшие. Кончики "очков" немного загибаются кверху. Черные провода гребнем спускаются к плечам.
   Словом, братья-близнецы. Только у одного кираса, накладки и маска были желтыми, у другого - красными, а у третьего - фиолетовыми.
   Маг поднял глаза, читая надписи над нишами. "Сектор" - это красный, "Сайрокс" - желтый, "Смок" - фиолетовый...
   Смок?
   Шанг Сунг удивленно поднял бровь. Он слышал об этом воине, о его великом мастерстве, и о достаточно вольном отношении к приказам. Да и Скорпион мало что мог сказать о Лин Куэй без ругательств, но о Смоке отзывался уважительно. Чародей серьезно сомневался, что Смок позволил бы превратить себя в киборга. Или его переломили? Тогда он явно недооценивал Лин Куэй...
   Шкафы, естественно, были заперты. Однако хватило одного небрежного жеста, чтобы дверцы распахнулись.
   С хозяйским видом Шанг Сунг начал обшаривать полки. Через десять минут у него в руках были все данные по разработке киборгов, а также три цветных кристалла. Эти последние были особенно важны - именно в них маги Лин Куэй упаковали души превращенных воинов.
   Магическую защиту на бумагах Шанг Сунг снял в одно заклятие, при этом усмехнувшись - он сам когда-то разработал этот шифр.
   Та-ак, посмотрим...
   Через несколько минут Шанг Сунг уже знал все, что ему сейчас хотелось знать.
   На лице мага появилась холодная улыбка. Ну что же, начнем...
   Шанг Сунг неторопливо разложил перед собой три кристалла и начал осуществлять свой план.
   Он вытащил из ниши всех трех киборгов, попутно удивившись, какие они тяжелые. Ничего, для мага это не страшно... так!
   Тела киборгов опустилось на столы. Шанг Сунг повертел в руке желтоватый кристалл, подошел к Сайроксу и принялся за работу, сверяясь с записями.
   Короткое движение, длинная фраза на странно звучащем языке - и кристалл завибрировал, обращаясь в желтую мельчайшую пыль; закружившиеся пылинки скользнули вниз, мягко всасываясь в панцирь.
   Шанг Сунг не зря стал правой рукой Императора: сейчас он не просто давал киборгу душу, но намертво сплавлял ее с телом, как и должно быть. Никакие процедуры не смогли бы теперь отобрать ее назад... разве что специальные заклинания, подобные его собственным. Впрочем, еще никто не пробовал вытянуть душу из робота. Интересно, получится ли?
   Когда последняя пылинка исчезла в желтой кирасе, робот дернулся. Из записей Шанг Сунг знал, что между возвращением души и пробуждением проходит обычно от десяти до пятнадцати минут. Вполне хватит, чтобы обработать еще и других.
   Подбрасывая на ладони алый кристалл, маг подошел к Сектору. И вновь - фраза, жест, пристальный взгляд, собственные дополнения к заклятиям, быстрое плетение чар...
   Уже почти завершив заклинание, Шанг Сунг вдруг резко ощутил опасность. Влитая в кровь привычка не дала ему бросить дело, и он автоматически завершал заклятие, одновременно ощупывая разумом все вокруг.
   И нашел.
   Десять человек, еще двое, обладающие силой - и все идут к лабораториям. Уже совсем близко!
   Шанг Сунг выругался - благо заклинание уже было закончено. Десятка воинов Лин Куэй плюс два мага - это слишком опасные противники. Тем более здесь, в сердце мощи Братства.
   На оживление Смока времени не оставалось. Сектор и Сайрокс уже начинали шевелиться - реакция их оказалась быстрее, чем считал маг.
   Быстрым движением мысли Шанг Сунг выделил из своей памяти информацию обо всем, что случилось после Смертельной Битвы, дважды скопировал ее и метнул в пробуждающиеся сознания киборгов.
   В следующую секунду на дверь обрушился мощный удар. Воины Лин Куэй не теряли времени на переговоры.
   Шанг Сунг хищно улыбнулся. Значит, так? Ну что же, посмотрим, кто сильнее...
   Огненный шар, щедро напитанный силой, избавил воинов от необходимости выбивать дверь. А заодно - и от возможности жить.
   Одновременно с этим маг взглядом поднял почти активизировавшихся киборгов и переместил их поближе к себе и открыл портал. Короткий кивок - и оба робота нырнули в черный туннель.
   Именно в эту секунду маги Лин Куэй нанесли свой удар.
   В нем не было ничего особенного - ментальная атака должна была поразить сознание противника и погрузить его в сон. Несмотря на то, что она застала Шанг Сунга врасплох, маг сумел без труда погасить удар. Но защищаться в ментале и одновременно полностью контролировать портал ему оказалось не по силам.
   Портал мигнул, и тут же разгорелся вновь. Но дело было непоправимо испорчено: вместо архива Императора киборгов вынесло неведомо куда.
   Осознав случившееся, Шанг Сунг взвыл от ярости. Гнев его вылился в мощное заклинание, снесшее всю стену с дверью и часть коридора. Если оставшиеся воины и маги не погибли, то точно притихнут...
   Больше ему тут делать было нечего. Кипя от злости, Шанг Сунг шагнул в открытый портал.
  

Внешний Мир, дворец Императора. Шао Кан

   В то время как Шанг Сунг злился на все окружающее, из-за неудачи в Лин Куэй, Император Внешнего Мира Шао Кан пребывал в очень похожем настроении. Правда, было сильное отличие: Шанг Сунг не обладал привычкой в гневе испепелять всех, кто попадется ему под руку.
   Честно говоря, Шао Кан иногда жалел о жертвах своего гнева, если под удар попадал кто-то действительно полезный. Поэтому он постарался наложить особое заклятие на всех своих лучших бойцов. Теперь им - и только им! - приступы ярости Императора ничем не грозили. Впрочем, появляться пред его очами все равно никто не рисковал.
   На этот раз Шао Кан бушевал недолго. Уже через час он велел всем своим высшим воинам собраться в тронном зале.
   Сейчас Император молча разглядывал представших перед ним.
   Синдел. Красивая, стройная, с длинными серебристыми волосами. Бывшая королева Эдении, мать Китаны, волею Шао Кана ставшая его верной прислужницей.
   Барака. Мутант-кочевник из одного из опустошенных миров. Мускулистый, совершенно лысый, с внушительными клыками и бритвенно острыми клинками, росшими прямо из рук. Девяносто килограммов мускулов, боевой ярости и преданности.
   Джарек. Коротко стриженный, черноволосый, с небольшой бородкой. Один из немногих землян, ставших высшими воинами. Его привел к Императору один из его слуг-землян, чтобы доказать свою верность. Приобретение оказалось удачным: Джарек был великолепным бойцом и блистательным стратегом.
   Мотаро. Громадный кентавр, с могучим острым хвостом и рогами, увенчивающими голову. Быстрый и беспощадный.
   Рейко. Худощавый, всегда спокойный, со странным рисунком вокруг глаз. Ему не было равных в специальных операциях.
   Кинтаро. Громадный четырехрукий шокан, экс-подчиненный Горо, готовый мстить за его смерть хоть всей Земле сразу.
   Шеева. Женщина-шокан, сложением более хрупкая, чем Кинтаро, но не менее опасная и уж наверняка - значительно более яростная.
   Милена. Двойник Китаны, созданный, чтобы следить за ней. Правда, с этой задачей она не справилась. Ну что же, поработает в качестве бойца...
   И, наконец, Эрмак. Загадочный воин, одетый в красное, с виду сильно похожий на Скорпиона или Саб-Зиро. Но только одеждой. О нем даже Шао Кан не знал почти ничего.
   Все они смотрели в одну сторону - на трон. На трон, где сейчас восседал высокий и могучий человек в маске, похожей на череп, увенчанной острыми рогами.
   Шао Кан, Император Внешнего Мира.
   Несколько секунд он молчал, разглядывая своих воинов. Потом медленно поднялся с трона.
   - Вы все знаете, - произнес он, - что Смертельная Битва нами проиграна. Еще никогда не случалось, чтобы планета не покорилась моей воле. И сейчас она тоже покорится.
   Воины были спокойны, но внутренне каждый из них содрогнулся. Когда Император начинал говорить такими рублеными фразами, это значило лишь одно - кому-то придется очень плохо.
   Шао Кан продолжал говорить, объясняя свой новый замысел. Скорпион оказался прав в оценке его намерений насчет похищения.
   - Сейчас земные бойцы разобщены, - заключил Император, - и они станут легкой добычей. Рейко!
   Воин шагнул вперед, сдержанно поклонился.
   - Что с Соней Блейд? Я слышал, что твои посланцы ее упустили.
   - Она оказалась сильнее, чем мы ожидали, - хладнокровно ответил Рейко. - Мои люди мертвы. Но я уже готовлю новые отряды.
   - Если они и на этот раз провалятся... - зловеще произнес Шао Кан.
   Рейко спокойно выдержал взгляд Императора. Кроме Эрмака, он был единственным, кто никогда не трепетал.
   Взмахом руки Шао Кан разрешил воину вернуться обратно.
   - Готовьтесь к нападению на Землю, - объявил он.
   Это заявление вызвало удивленное переглядывание воинов. Первой осмелилась заговорить Синдел:
   - Но, господин мой, разве мы можем? Смертельная Битва...
   - Результаты Смертельной Битвы мне известны, - осклабился Шао Кан. - Однако не все постановления Старших Богов вам известны. Просто еще ни разу не приходилось пустить в ход другие статьи Закона.
   Воины вновь переглянулись, но на этот раз - с предвкушением битвы. Они привыкли к несокрушимости Шао Кана и тех, кто ему верно служит.
   - Можете идти, - заключил Император, опускаясь на трон. - Рейко, останься, изложишь мне свой план захвата.
   Воины начали покидать зал: оставаться, когда Император приказал уйти, не посмел бы никто. Последним зал покидал Джарек, и вот его-то едва не сбил с ног ворвавшийся в дверь человек.
   Изумленный Джарек выразительно глянул на него, но предпринимать ничего не стал, справедливо рассудив, что нахала Император покарает достойно. А если не покарает, так Джареку этого тем более не надо...
   Вглядевшись в вошедшего, Шао Кан невольно вздрогнул. Первая его реакция была той же, что и у Шанг Сунга.
   Саб-Зиро был действительно очень похож на своего брата.
   Только вот у старшего глаза выражали лишь ледяное равнодушие; у этого полыхала столь же ледяная ярость.
   Опознав воина, Шао Кан расслабился. А зря. Потому что первые слова Саб-Зиро застали его врасплох.
   - Ты действительно убил душу моего брата?
   Император остолбенел. Операцию над Ледяным Воином он проводил тайно, в полном одиночестве, и никто не присутствовал... Никто! Никто, владетели Не-Мира побери!
   - Это правда? - настаивал Саб-Зиро.
   Пытаясь сообразить, откуда воину стало об этом известно, Шао Кан не мог подобрать слов для адекватного ответа. За него это сделал Рейко, мягко скользнувший наперерез Саб-Зиро.
   - Как ты смеешь врываться в тронный зал Императора? - холодно осведомился он. - Повелитель Шао Кан сейчас занят!
   - Я пришел узнать правду! - глядя в глаза Рейко, твердо произнес Саб-Зиро.
   - Прочь, - презрительно произнес Рейко.
   В ответ Саб-Зиро нанес резкий удар "кулаком демона". Увы, боевой опыт Рейко был значительно выше, и воин успел уклониться. Ответный выпад Саб-Зиро блокировал; впрочем, Рейко и не собирался бить на поражение. Он скользнул назад и оглянулся на Императора.
   По лицу Шао Кана скользнула довольная улыбка.
   - Убей его, - равнодушно приказал Император.
   На это замечание Саб-Зиро отреагировал первым. Быстрое движение ладоней - и в руках у него вспыхнул искрящийся шар. Ледяной сгусток прошел совсем рядом с головой Рейко, и тут же последовал стремительный удар кулака.
   Отбив угрозу, Рейко шагнул назад. Стремительный нукитэ Саб-Зиро расплескался о его блок, рубящий удар ладони не достиг цели.
   Ледяной Воин был действительно мастером. Но Рейко превосходил его не только в мастерстве, но и в боевом опыте и хладнокровии. И потому три быстрых выпада были отбиты.
   Бой оказался быстротечным. Дав Саб-Зиро начать сокрушительный прямой удар, Рейко скользнул в сторону, пропуская противника, и коротко взмахнул рукой.
   Саб-Зиро успел только обернуться.
   Сразу четыре сюрикена, возникшие из ниоткуда, вошли в его тело; поймать он успел только первый, распоровший ему руку.
   Без единого звука Ледяной Воин рухнул на пол.
   - Убрать, - недовольно поморщился Шао Кан.
   Рейко проводил глазами тело противника, которое тащили за собой прислужники. Похоже, он все сделал верно...
   Двое воинов выволокли Саб-Зиро наружу и бросили у стены, размышляя, куда его скинуть. На какие-то мгновения оба отвернулись, а когда вновь посмотрели обратно - "подопечного" уже не было.
   Слуги переглянулись, прочли в глазах друг друга страх и одновременно решили никому ничего не рассказывать. Император такому не обрадуется.
   На это и рассчитывал темный как ночь воин, бесшумно шагавший по туннелям с Саб-Зиро на руках.
  

Земля, Лос-Анджелес. Джонни Кейдж

   В отличие от Сони, звезда экрана Джонни Кейдж вставал рано. Среди актеров вообще немало "жаворонков" - когда весь день забит съемками, особо в постели не понежишься.
   Не стало исключением и сегодняшнее утро.
   В пять минут восьмого Кейдж уже был на ногах. Наскоро позавтракав, он спустился в гараж и вывел "ягуар". Перед тем, как нажать на газ, он обернулся, посмотрев на дом.
   Киноактеру нравился его дом; он считал, что это стоит всех потраченных на него денег. Двухэтажное белое здание, с просторным тренировочным залом, комнатой для просмотра фильмов, подземным гаражом...
   В восемь часов Кейдж уже был на студии. Съемки последнего фильма были приостановлены из-за каких-то финансовых трудностей, но всякая черная полоса кончается.
   Режиссера Роберта Кеннера было заметно издали - больше всего он напоминал европейский вариант сумоиста. В отличие от многих своих коллег, на работе Кеннер всегда надевал костюм, не глядя на погоду.
   Вот и сейчас Кейдж легко различил светло-серый пиджак, едва не трещавший на объемистой фигуре. Режиссер нависал над своим помощником, устраивая ему выволочку за некий проступок. Какой - Кейдж не знал, но был уверен, что Кеннер, со своим цепким характером, всегда найдет, к чему придраться.
   Все же вспыльчивость режиссера не мешала ему прекрасно ладить с актерами. Он поставил уже не один фильм с Кейджем, и отношения у них сложились почти братские.
   - О, а вот и Джон! - обрадованно зарокотал Кеннер, заметив актера. Оставив в покое помощника (тот с облегчением вытер лоб платком и исчез), режиссер двинулся навстречу.
   - Рад тебя видеть, - пробасил Кеннер, сжав руку актера железной хваткой. - Где тебя носило?
   - Как будто меня год не было! - возмутился Джон. - Ездил по... делам. Личным.
   - Личным так личным, - пожал плечами режиссер. - К съемкам готов?
   - Еще как!
   - От-тлично! В общем так, сценарий ты помнишь. Мы сейчас работаем с массовкой... те еще типы подобрались, уж не знаю, откуда ребята их выудили. Где-то через час, думаю, начнем твои сцены. Первая... хмм... пожалуй, схватка на улице.
   Джон нахмурился, припоминая.
   - Это когда на меня нападают четверо убийц, так?
   - Воистину, - ухмыльнулся Кеннер. - Ладно, разомнись пока, а я тут поработаю. И взбодрись, а то весь хмурый какой-то...
   Мало кто из звезд сумел бы стерпеть такое достаточно фамильярное отношение. Но Джон уже давно не обижался, усвоив, что по-другому режиссер вести себя не умеет.
   Джон вдруг поймал себя на мысли о том, какими игрушечными ему кажутся боевые сцены, которые предстоит отснять.
   По сравнению со Смертельной Битвой...
   Поднимаясь по лестнице в спортзал, Кейдж вновь невольно вспоминал стремительные броски Горо, равнодушный взгляд Скорпиона...
  
   Спортзал при киностудии был оборудован очень даже неплохо: боевики здесь снимались часто. Просторная светлая комната идеально подходила для любых тренировок.
   Переодевшись в спортивный костюм, Кейдж прошелся по залу, составляя план тренировки. Несколько минут поработав в основных стойках, актер снял с крючка нунчаки и принялся оттачивать технику боя. Джон справедливо полагал, что уделял нунчакам маловато внимания.
   Только на этот раз ему тренировку довести до конца не удалось.
   Деревянное оружие описывает широкий круг, диагональный удар, взмах... и чья-то ладонь железной хваткой сжимает палку!
   Джону едва не вывернуло руку из плечевого сустава; выпустив нунчаки, он рухнул на пол, откатился в сторону и вскочил.
   Пятеро противников. Все в серых рубашках и брюках, почему-то смутно знакомых. Невыразительные лица, холодные глаза.
   "Как они вошли? - лихорадочно соображал Джон, разглядывая неподвижные фигуры. - И кто это? Мафия? Да нечего ей на меня злиться..."
   И в тот момент, когда Кейдж вспомнил, что именно такие бесцветные лица были у стражников Императора, ситуация изменилась.
   Один из незваных гостей небрежным жестом отшвырнул нунчаки, и шагнул вперед. Секунду спустя за ним рванулись остальные.
   Джон сумел отбить первые три удара; потом схлопотал такой выпад, что отлетел к стене. Пытаясь вернуть дыхание, он видел, как пятеро неспешно приближаются к нему. В руках двоих появились прочные веревки.
   Актер попытался подняться, но резкий удар вновь швырнул его на стену.
   - Ни с места!
   Этот голос Джон узнал мгновенно. Соня! Но откуда?
   Лейтенант стояла у двери, подняв пистолет. Синие глаза сверкали такой яростью, что было ясно - стрелять она будет без колебаний. За спиной Сони виднелась фигура еще какого-то человека, прислонившегося к косяку.
   Пятеро переглянулись.
   А затем двое молниеносным движением метнули в девушку арканы, предназначенные для Джона.
   Соня успела увернуться, открывая пространство своему спутнику, который не замедлил этим воспользоваться. Один прыжок - и человек с длинным мечом в левой руке оказался рядом с воинами.
   При виде него пятеро замерли, охваченные непонятным ужасом. Всего на секунду.
   За это мгновение незнакомец успел всадить согнутые пальцы в горло одному, а клинок меча - в грудь другому. Третий, стоявший справа, выбросил вперед кулак, целясь в висок врага; тот, однако, резко развернулся, не выпуская шеи своей первой жертвы. Удар пришелся именно в голову уже мертвого бойца.
   А еще спустя секунду смертельный выпад переломил опешившему воину позвоночник.
   Двое оставшихся повели себя по-разному: один отскочил, подхватил с пола нунчаки Джона и завертел их, создавая вокруг себя зону поражения.
   Второй же выхватил из-под одежды длинный кинжал и рванулся вперед. В кого он хотел его вонзить, осталось неизвестным: Соня вогнала ему в грудь три пули.
   Спутник девушки даже не обернулся на выстрелы; скользнув к врагу, он неожиданно обрушил пятку на тонкие кости подъема ступни. Воин на какое-то мгновение потерял равновесие, нунчаки перестали вертеться - и неуловимый удар проломил ему висок.
   - Ты в порядке? - Соня помогла Джону подняться на ноги. Перед тем, как ответить, актер шумно выдохнул, прислушался к себе.
   - Вроде ничего не сломано. Спасибо. А кто твой прия... - тут слова застряли у Джона в горле, так как незнакомец повернулся.
   Одежда не имела ничего общего с желтым боевым костюмом. Лицо не было закрыто решетчатой маской. Но не узнать эти невероятно светлые, пронзительные глаза было невозможно.
   - Вижу, меня узнали, - слегка улыбнулся Скорпион. - Ну что ж, тем лучше. Тогда слушайте внимательно, мистер Кейдж...
  
   Подвергнуться нападению; быть спасенным тем, кого ты убил своими руками; узнать, что за тобой охотится Император Внешнего Мира - и это все в течение одного часа.
   Не будь психика Джона уже закалена Смертельной Битвой, он бы не выдержал такой насыщенности событиями.
   Когда рассказ закончился, актер только и смог высказаться. Сначала хотел словами, почерпнутыми у русского коллеги, но посмотрел на Соню и обошелся английским.
   Скорпион встал и прошелся по залу, разглядывая тела.
   - А все-таки, кто это? - поинтересовался Кейдж. - Уж очень здорово дерутся.
   - Команда для особых поручений, - бросил Скорпион. - Личные подчиненные Рейко.
   - Это еще кто?
   - Воин Императора. Древний. Умелый. Очень опасный. Отличный тактик и командир. Поэтому странно...
   Скорпион замолк.
   - Что странно? - не выдержала Соня.
   - Странно, что он послал слабейших подчиненных.
   - Слабейших? - это слово вырвалось у обоих Избранных одновременно.
   - Ну да, - кивнул Скорпион. - С профессиональной рейковской пятеркой, отлично сработавшейся и понимающей друг друга с полуслова, даже мне пришлось бы сражаться дольше пяти минут. Вас бы они разделали в течение нескольких секунд.
   - Может, решил, что мы слишком слабы, и против нас любые сгодятся? - предположил Кейдж. Потирая бок, он добавил: - Впрочем, так оно и есть...
   - Не похоже на Рейко, - покачал головой воин. - Он очень предусмотрителен и любит подстраховаться. Кстати, что за странная одежда?
   - Вспомнил! - щелкнул пальцами Кейдж. - Так должны были быть одеты статисты! Ну те, которые нападают на меня по сценарию.
   - А вот это уже вполне в стиле Рейко, - заметил Скорпион. - Готов поспорить, что "брать" они вас решили прямо на съемочной площадке, под видом обычной боевой сцены. Захват в зале - это запасной вариант. Узнаю почерк...
   - И что нам теперь делать? - поинтересовалась Соня.
   - Отправимся к Лю Кангу, - пожал плечами Скорпион. Предупреждая вопрос Кейджа, поднял руку: - С вашим режиссером я договорился. Претензий не будет.
   - А как мы попадем к Лю? - изумился актер. - Он ведь сейчас вроде в своем монастыре, а туда добираться черт знает сколько!
   - Секунд пять, - уточнил Скорпион и в ответ на ошалелый взгляд пояснил: - Я способен переместиться в любое место, где горит огонь. А в Храме Света всегда полыхает какая-нибудь лампа.
   - Это так, - кивнула Соня. - Он нас обоих сюда из Нью-Йорка перекинул.
   - Медлить не будем, - Скорпион вновь испепелил взглядом тела убийц. - Идите-ка сюда, Избранные...
  

Синнф. Сайрокс и Сектор

   Сканирование памяти...
   Проверка систем...
   Общее тестирование...
   10% завершено...
   - Тебе оказали великую честь, - Великий Мастер улыбается, но глаза его холодны. - Ты принесешь новую славу Братству.
   - Моя жизнь принадлежит Лин Куэй.
   Слова идут не от разума и не от сердца; многолетнее воспитание подсказывает нужный ответ. Лицо надо сохранять спокойным, пусть оно и закрыто желтой маской.
   Но страх в глубине души остается.
   30% завершено...
   Общая слабость во всем теле... Организм, приученный ко всевозможным ядам, не способен сопротивляться. Все волевые усилия бесполезны, и даже Стихия не отзывается.
   - Замечательно, - голос доносится откуда-то издалека. - Превосходный материал, работать будет очень легко!
   Где-то в душе рождается протест, желание вбить эти слова обратно в глотку говорящего... но сознание ускользает.
   50% завершено...
   Знания непрерывным потоком льются в мозг. Холодный механический рассудок, который ощущается там, на другом конце этого потока, начинает задавать вопросы.
   Скорость речи необыкновенная, но к собственному удивлению, получается отвечать ничуть не медленнее...
   70% завершено...
   Вокруг бушуют стихии - молнии, огонь, лед, ядовитые облака... Постоянное движение, иногда - схватка лицом к лицу.
   Испытание на прочность. Но с новым, четким рассудком, противостоять им несложно.
   Когда свирепые энергии внезапно утихают, надо остановиться. Все, испытание закончено.
   90% завершено...
   Великий Мастер стоит на расстоянии 23 метра 11 сантиметров. Рядом с ним - человек, не занесенный в базу данных. Красно-черная одежда, шипастые перчатки до локтей.
   Холодное внимание регистрирует рост, примерный вес, осанку, выражение глаз. Особая примета - черная татуировка вокруг глаз.
   - Это идеальные воины, мастер Рейко, - сообщает Великий Мастер.
   Мгновенное сопоставление. Образ гостя теперь хранится в памяти под именем "Рейко". Поиск дополнительной информации. Это имя было упомянуто Великим Мастером три раза, в значении "доверенное лицо Шао Кана".
   Рейко кивает.
   - Они будут верно служить моему господину.
   100% завершено.
   Тестирование боевых систем... процессоров... дополнительных устройств...
   Пробуждение.
  
   Вокруг был лес. Самый обычный зеленый лес, где-то середины лета. Смешанный - прямо перед глазами была ель, а рядом гордо возвышалась лиственница.
   И ничего необычного. Если бы не тот факт, что до пробуждения они находились в небольшой каменной комнате, в цитадели, значительно удаленной от каких-либо лесов... собственно, лесной массив на территории Лин Куэй был, и служил для тренировок, но уж его-то Сайрокс изучил до листика.
   Упругим движением желтый киборг вскочил на ноги, привычно готовясь ко всевозможным неприятностям.
   Рядом так же стремительно поднялся Сектор.
   Разговор киборгов не имеет ничего общего со способом общения людей. Это молниеносный обмен беззвучными сообщениями, так же, как ими обмениваются компьютеры.
   Очень приблизительно он выглядел так:
   "Где мы?"
   "Не знаю. Думаю, пролетели через портал".
   Сайрокс уловил изменения в манере речи Сектора. Еще вчера его ответ звучал бы так: "Нет информации. Предположение - проход через портал".
   Несколько секунд они стояли, разбираясь с вложенной Шанг Сунгом информацией.
   То, что больше всего бесило колдуна - планы Императора на его счет, - киборги восприняли двойственно. Конечно, склонность Шао Кана к казням была общеизвестна. Но вот сама идея казнить отличного мага и воина лишь потому, что он перестал быть нужным... Лин Куэй был на редкость жестоким обществом, однако все знали: казнь следует лишь за проступки.
   Киборгизация еще не успела вытравить человеческое из Сектора и Сайрокса; иначе бы и возвращенные души им бы не помогли.
   Впрочем, не так много в их сознании пришлось менять: абсолютное послушание было одним из догматов Лин Куэй; безжалостность тоже приветствовалась; реакция и раньше была крайне быстрой.
   Но сейчас оба воина просто не знали, что делать. Шанг Сунг, заранее готовивший "заклинание памяти", рассчитывал, что сумеет в спокойной обстановке убедить киборгов выступить на их стороне. Только вот теперь одна лишь информация, не подкрепленная красноречием колдуна, ни к чему подтолкнуть их не могла.
   Немного поразмыслив, Сайрокс и Сектор решили для начала выбраться из леса, а потом уже выработать дальнейший план действий.
   Изменения тела не коснулись мастерства, и через чащу оба воина просачивались, словно тени, не ломая веток и не застревая в кустах. Единственным неудобством была окраска панцирей - на зеленом фоне красное и желтое были видны издали. Но киборги отнеслись к этому, как к неизбежному злу: маскировочными заклинаниями они не владели, а краску взять было неоткуда.
   Деревня, прилепившаяся к опушке леса, стала для воинов неприятным сюрпризом. Светиться перед местными им не хотелось. Можно было бы обойти - но сенсоры показывали, что впереди совсем уж непроходимая чаща. Конечно, боевая магия Лин Куэй справилась бы с любыми завалами, но уж это бы точно привлекло внимание. И хорошо если только крестьян...
   Киборги скользнули в разные стороны, бесшумно двигаясь к деревне. Через пару секунд их окутала серовато-зеленая дымка, постоянно меняющая цвет и подстраивающаяся под окружающую среду.
   По поводу системы маскировки в Лин Куэй шли долгие споры. Многие мастера заявляли, что новые воины Братства должны внушать ужас своим появлением, и "незаметность" с этим не вяжется. Другие возражали, что способность быть невидимым - одно из неотъемлемых умений тайных воинов, будь то ассасины, ниндзя или Лин Куэй. Сторонники маскировки попросту засыпали оппонентов примерами из истории Земли и Внешнего Мира (оттуда они взяли как образец затерриан). Великий Мастер слушал эту перепалку, пока ему не надоело; потом отдал четкий и недвусмысленный приказ: систему маскировки сделать.
   Возражений не последовало. Вряд ли бы в Братстве нашелся кто-то, посмевший бы спорить с Ониро, когда тот не в духе (а Великий Мастер к концу необычно жаркого спора был очень не в духе).
   Увы, долго работать маскировка не могла: все-таки при создании киборгов больший упор делался на боевые способности. Потому-то воины Лин Куэй и не включали ее в лесу - от зверей им, что ли, прятаться?
   Голоса сенсоры Сайрокса уловили задолго до того, как он увидел самих спорящих. Язык был совершенно незнаком, но... визор на пару секунд заволокло серебристой дымкой и киборг различил совершенно понятные слова.
   Это был еще один эксперимент Лин Куэй - заклинание, которое должно было переводить с любого языка, даже иномирового. До нынешнего времени опробовать его не получалось.
   - Вы не имеете права! Такие дела подлежат высшему суду!
   - Я имею право делать на своих землях все, что хочу. Я здесь хозяин!
   - Но даже вы подчиняетесь закону! Я говорю голосом наместника, и официально приказываю вам подчиниться.
   - ЧТО? Мальчишка, да как ты смеешь?
   Ко времени этой реплики Сайрокс как раз добрался до ветхого забора, из-за которого было превосходно видно все происходящее. Удобство позиции состояло в том, что сам киборг был малозаметен; решив не мучать заклинание, он убрал маскировку.
   В самом центре деревенской площади сошлись два отряда. Вернее, отряд и... В общем, одна сторона была представлена высоким человеком в изящных доспехах, с длинным мечом у пояса. Шлем был снят, открывая жесткое волевое лицо, длинные волосы, тронутые сединой. За его спиной плечом к плечу стояли восемь человек в кожаных латах; рядом подрагивал от нетерпения еще один: невысокий, в серой одежде, с темными горящими глазами. Его Сайрокс выделил особо, почуяв магические способности.
   Противники их были гораздо малочисленнее: всего четверо. Среди них выделялся молодой высокий человек в серебристой кольчуге и легком шлеме, сейчас сжимавший рукоять тонкого меча. Он стоял к киборгу спиной, и лица его, как и лиц остальных троих, Сайрокс разглядеть не мог. Киборг мысленно обозначил обоих командиров как "рыцаря" и "молодого"
   Собственно обитатели деревни - крестьяне - испуганно жались к домам, хотя предводители отрядов были поглощены друг другом.
   Сайроксу эта деревня была совершенно неинтересна, но ему представился прекрасный случай узнать побольше о мире, где они очутились. Единственное, что он уже понял - это что здесь нет власти Шао Кана.
   Обстановка меж тем накалялась. Оба собеседника ссылались на какие-то неизвестные киборгу законы, причем никто даже не подумал упомянуть предмет спора. Очевидно, Сайрокс что-то пропустил.
   Мозг воина бесстрастно регистрировал все, что говорилось, но внимание его неожиданно переключилось на иное: "молодой" сменил позу и киборг увидел на его правом бедре что-то сильно напоминающее пистолет с длинным стволом.
   Это настолько не вязалось со всем окружающим, что Сайрокс даже удивился. Более того: переведя визор в "режим телескопа", киборг разглядел подобное оружие у нескольких солдат "рыцаря".
   Хм. В Лин Куэй утверждали, что в мире, где процветает магия (а чем еще объяснить присутствие мага рядом с "рыцарем") технология развиваться не будет по причине ненужности.
   В бытность свою человеком Сайрокс очень любил разгадывать разные тайны и сейчас он с увлечением погрузился в решение загадки. Но, увы, всесторонне обдумать проблему ему не дали.
   Очередное замечание "молодого" почему-то взбесило мага, и тот, что-то провизжав, резко выбросил руку вперед. Воздух "поплыл", как над огнем, заклинание рванулось вперед.
   Продемонстрировав прекрасную реакцию, "молодой" увернулся от удара. И тот пришелся... как раз на забор, за которым устроился Сайрокс.
   Киборг, естественно, увернулся - для воина Лин Куэй это было несложно. Но заклинание разнесло в щепки забор метров на десять в стороны от места попадания - и Сайрокса не увидел бы только слепой.
   На лицах воинов "рыцаря" появилось совершенно одинаковое обалделое выражение. "Молодой", явно желавший обрушиться на мага - и хорошо если только с руганью! - удивленно обернулся и тоже застыл, рассматривая фигуру в желтом панцире.
   Сайрокс в этот момент решал, как ему поступить. Бежать было нельзя - у большинства присутствующих включился бы инстинкт погони. Разумеется, вся погоня бы тут же и легла - но вырезанная деревня была нужна киборгам меньше всего. Вдобавок, если к добавятся трупы двух влиятельных персон.
   Первым пришел в себя "молодой". Шагнув вперед, и не убирая руки с меча, он произнес:
   - Приветствую тебя, воин. Мое имя Кан...
   Тут-то все и началось.
   Едва "молодой" и его люди развернулись к киборгу, как "рыцарь" бросил резкий взгляд на своих. В ту же секунду солдаты вскинули "пистолеты".
   Струя пламени вонзилась в затылок одного из спутников "молодого", и тот рухнул на землю. Остальные и командир сумели увернуться от предназначенных им выстрелов, и выхватили свое оружие.
   "Молодой" первым же выстрелом снял убийцу своего товарища и рванулся вперед. Зазвенели клинки.
   Сайрокс уже совсем было решил, что в суматохе он спокойно уйдет, но не тут-то было. Трое солдат открыли огонь уже по нему.
   Зря, конечно. У воинов Лин Куэй чуть ли не в подсознание было впечатано то, что надо делать при нападении.
   Высокий и длинный прыжок, переносящий его к стрелкам, подсечка, сбивающая их с ног, три добивающих удара...
   Несмотря на то, что солдаты успели уложить всех противников, кроме "молодого", шансов у них не было. Сайрокс и появившийся с другой стороны Сектор их не оставляли.
   Укладывая очередного противника, Сайрокс оказался лицом к лицу с "рыцарем". Тот коротко, без замаха, выбросил вперед кинжал, одновременно обрушивая на голову Сайрокса острую гарду меча. Киборг отвел оба удара и попросту вмял стальной воротник в горло противнику.
   Киборги оглядели поле боя. Итог - восемь мертвых солдат, их командир, маг (которому сломал шею Сектор), три воина с другой стороны и раненный в плечо "молодой".
   - Позвольте поблагодарить вас за помощь, - кривясь от боли, произнес он. - Я - рим-севенн Канден Балларнис.
   Киборги переглянулись.
   - Сайрокс.
   - Сектор.
   Если Канден и был удивлен лаконичностью ответа, он не показал виду.
   - А из-за чего вы... поспорили? - осведомился Сектор.
   - Уже почти обычное дело, - поморщился Канден. - Этот, - он кивнул на мертвого "рыцаря", - местный барон. Был здесь абсолютным господином... но теперь-то это территория империи, и над этими землями поставлен наместник. Но он все равно тут творил, что хотел, и кто-то из крестьян набрался смелости обратиться к суду наместника и попросить официально перевести их под имперское подданство. Это значит, что барон над деревней власти иметь не будет, - пояснил Канден. - Он об этом узнал и явился в деревню, разбираться. А тут как раз от наместника и мы...
   Канден махнул рукой и отошел, по очереди склоняясь над телами своих спутников.
   - Эмнор, Сендор, Рамеш... Вот же сволочь!
   - Ваши слуги? - поинтересовался Сайрокс.
   - Друзья.
   - Мне показалось, они вам подчинялись.
   - Ну да, - кивнул Канден, - они были моими подчиненными. Но и друзьями!
   Киборги вновь переглянулись.
   - Но так не бывает. Дружба - это вообще излишние эмоции.
   Канден резко выпрямился, оглядываясь на воинов Лин Куэй.
   - Вы в самом деле так думаете?
   - Да, - пожал плечами Сектор. - Через так называемых "друзей" ты становишься уязвимым. А если кто-то предает, он должен умереть - и "дружба" только будет мешать.
   Пару секунд рим-севенн вглядывался в бесстрастные маски киборгов, а затем заявил:
   - Вы не из нашего мира.
  

Земля, Храм Света. Избранные

   Настроение у Лю Канга было на редкость скверным. Да, он выиграл Смертельную Битву. Да, спас Землю. Да, отомстил за брата.
   Но ведь Чен по-прежнему мертв, и вернуть его нельзя. Да и Шао Кан жив-здоров и вполне может объявить новый турнир в положенный срок.
   И еще - Китана...
   Принцесса Эдении осталась во Внешнем Мире. Как она объяснила, ей было необходимо защищать остатки своего народа, а бегство на Землю вызвало гнев Императора. И тот не отказался бы выплеснуть его на эденийцев.
   Поэтому Лю Канг с самого завершения турнира пребывал в отвратительном настроении. Даже Храм Света - место, знакомое с детства - его нисколько не успокаивал, как ни пытался воин очистить душу.
   Вот и сейчас, желая хоть на время отвлечься от неприятных мыслей, Лю Канг вышел на тренировочную площадку и принялся за упражнения.
   Несмотря на то, что было всего около двух часов дня, на площадке никого не было. Лю Канг сперва удивился, но почти сразу вспомнил, что сегодня большинство монахов в кельях читает старинные манускрипты с молитвами.
   Сам Лю был от этого освобожден решением старейшин.
   Пройдя несколько комплексов, воин решил перейти к медитации. Зажег прихваченную с собой свечку, опустился перед ней на колени и устремил взгляд на огонь, одновременно расслабляя тело.
   "Если долго смотреть на огонь, можно забыть обо всем".
   Это ему говорили, когда учили рукопашному бою, и Лю до сих пор предпочитал такое средство очищения.
   Яркий лепесток трепетал от слабого ветерка, приковывая внимание Лю. Постепенно воин ощутил, как в его душу проникают мир, спокойствие, и...
   И его отшвырнуло назад, едва не треснув об колонну.
   Лишь боевое мастерство позволило Лю Кангу извернуться и приземлиться на ноги, уже в боевой стойке. Но через мгновение он сообразил, что драться не придется.
   Раскрошенная свечка лежала на прежнем месте. А рядом с ней озирались три человека - Джонни Кейдж, Соня и кто-то незнакомый.
   Лю настолько не ожидал их прибытия (да еще таким экзотическим образом), что смог только выдавить:
   - Вы чего?
   - Мы? - удивился Кейдж. - Мы - ничего. Это он - чего! Что за перемещение такое, чуть Лю не пришибли!
   - Во-первых, если бы мы его таким образом пришибли, то баран он, а не Избранный, - спокойно ответил незнакомец. - А во-вторых, чего вы хотели? Тут вне келий только эта свечка и горела. Мне и так стоило больших трудов на нее настроиться.
   Говоря это, он почему-то старательно не смотрел в сторону Лю Канга.
   - Но в самом деле... - подала голос Соня.
   - Стоп! - внезапно прервал ее незнакомец. - Так... Сдается мне, мы очередную команду опередили всего на пару минут. Объясните пока вашему другу расклад, а я пойду, встречу.
   И Скорпион уверенно двинулся к спуску с площадки, оставив за собой остолбеневших Избранных.
  
   Чутье не подвело воина-призрака: очередная пятерка была уже на подходе. Только вот оснащена не в пример лучше.
   "Все идут под невидимостью, - отмечал Скорпион, наблюдая за противниками из-за колонны. Двое с клинками впереди, в середине - кто-то, явно владеющий боевой магией, замыкают двое... хм, а что это у них в руках? Неужели "хвосты дикобраза"? Интересно..."
   "Хвостом дикобраза" именовалось оружие, которым вооружали лишь немногие отряды Внешнего Мира. Небольшая трубка выбрасывала сразу девять тонких игл, смазанных либо смертоносным ядом, либо сильнейшим снотворным. Особенность этих игл состояла в том, что они проникали сквозь любые доспехи. Правда, был один недостаток - их требовалось перезаряжать после каждого выстрела. Времени это занимало немного, но в бою терять и секунды было опасно. Вдобавок, изготовить "хвост дикобраза" было очень нелегко, и потому на вооружение армии он так и не поступил.
   Скорпион мысленно похвалил бойцов. И оружие подходящее, и невидимостью себя укрыли... Только, увы, взяли заклинание, маскирующее от взгляда живых. К которым он сам не относится...
   Ну что ж, начнем.
   Скорпион вновь принял свой обычный облик - так сражаться было удобнее - подождал, пока пятерка поравняется с ним и прыгнул.
   Приземление прямо между первой двойкой и средним; удар в две стороны одновременно.
   Один из шагавших впереди и маг умерли мгновенно, когда руки Скорпиона перерубили одному шейные позвонки, а другому - горло. Но тело мага еще не рухнуло на землю, когда гарпун вонзился в спину второму из передней двойки.
   Скорпион молниеносно развернулся, выставляя нанизанного на гарпун противника как щит перед собой - и вовремя.
   Заряды обоих "хвостов" вошли в уже мертвое тело.
   Швырнув воина на его товарищей, Скорпион шагнул назад. Пусть нападают. Даже интересно.
   Двое оставшихся на мгновение замерли, оценивая ситуацию. Затем руки одного из них рванулись к груди - и в Скорпиона полетели четыре ножа.
   От двух воин увернулся, третий сбил локтем, четвертый поймал левой рукой за рукоять - и прокатился по земле, уходя от удара клинка. Второй не терял времени даром.
   Оба бойца накинулись на Скорпиона, полосуя воздух короткими мечами.
   Уклоняясь от ударов, Скорпион огляделся и едва не выругался: это надо же! Когда он уворачивался от первого взмаха, то оказался в рукотворном узеньком ущелье. Зачем оно понадобилось монахам - кто их знает. Уж явно не для того, чтобы ловить Скорпиона.
   Такое пространство не давало воину воспользоваться его любимой тактикой - опережением противника и сверхбыстрыми ударами. Конечно, напрашивался другой любимый прием: телепортация за спину врага, но Скорпион еще не полностью восстановил силы после путешествия через океан.
   В принципе, даже в таких условиях он мог бы разделаться с противниками без особого труда, но ему не хотелось тянуть. Ну, давайте, ближе...
   Скорпион отступил к стенке, оказавшись в тупике. Один из убийц, обрадованный безвыходным положением противника, рванулся вперед, второй остался у выхода из ущелья, прикрывая напарника.
   Первый выпад Скорпион отбил ножом... а второго воин сделать не сумел. Он лишь успел заметить, как глаза противника полыхнули, и секунду спустя ему в лицо ударил огонь.
   Маска Скорпиона не зря была решетчатой.
   Коротким ударом в область сердца уложив горящего убийцу на землю, Скорпион прыгнул, появляясь перед его опешившим товарищем. Тот невольно отступил, освобождая противнику выход. Впрочем, тут же опомнился и провел молниеносный колющий выпад.
   В самую последнюю секунду Скорпион развернулся, проходя почти впритирку к клинку и оказываясь за спиной у убийцы. Тот сумел сделать почти невозможное - резко повернуться, превращая колющий удар в режущий.
   Это его не спасло.
   Скорпион ударом локтя по плоской стороне клинка прижал его к стене и вогнал противнику в горло нож.
   "А эти получше будут," - подумал воин, давая телу врага упасть на землю.
  
   К тому времени, как Скорпион поднялся на тренировочную площадку, Лю посвятили уже во все события сегодняшнего утра. Джонни как раз заканчивал описывать нападение на себя.
   Скорпион сел спиной к Избранным и принялся изучать "хвосты дикобраза".
   Его размышления прервал возмущенный вопль Лю, полностью уяснившего себе картину событий.
   - Да вы что?! Вы предлагаете мне помогать Шанг Сунгу?
   - Наоборот, - отозвался Скорпион. - Это он вам будет помогать.
   - Не надо мне такой помощи! - рассвирепел Избранный. - Он убил Чена! Он верно служил Шао Кану! А теперь - к Земле?! Да я его во второй раз убью!
   - Но он может быть полезен... - попытался вставить Джонни.
   - Как? - ядовито поинтересовался Лю Канг. - Как, интересно?
   И замолк, когда снова раздался ровный голос Скорпиона, по-прежнему сидевшего к ним спиной:
   - Сунь Цзы сказал: "Предвидение позволяло мудрому правителю и хорошему полководцу побивать и завоевывать, успешно достигать не доступное простым смертным. Предвидение постигается ни путем общения с духами и привидениями, ни путем размышленией, ни путем анаолгии и с предшествующим опытом. Предвидение неприятеля может быть получено только от людей.
   Для этого применяют шпионов, которые бывают пяти видов: местные шпионы, шпионы внутренние, обращенные шпионы, шпионы обреченные и шпионы жизни. Когда действуют все пять видов шпионов, пути их неисповедимы. Это называют управлением божественной сетью. Это есть лучшее дарование государя." А еще он сказал: "Кто первым занял поле брани и, разместившись, ждет неприятеля, тот встретит бой исполненным сил, кто придет вторым и поспешит двинуться в бой, будет сражаться измотанным". Шанг Сунг поможет Земле встретить бой исполненной сил.
   Избранные озадаченно переглянулись. Лю Канг, конечно, читал Сунь Цзы, но дословно процитировать такой кусок вряд ли бы сумел.
   - А если тебе хочется все оценить, - добавил Скорпион, - попроси Рэйдена тебе рассказать о Шанг Сунге. Узнаешь много интересного.
   Лю даже не знал, что ответить на такое предложение, и сказал совершенно не то, что собирался:
   - А почему ты постоянно сидишь ко мне спиной?
   - Потому что мне очень хочется тебя убить, - спокойно ответил Скорпион. - Боюсь, что если буду смотреть тебе в лицо, то не удержусь.
   Лю потерял дар речи. Кейдж покачал головой:
   - Как говорил один мой русский приятель, шок - это по-нашему... Скорпион, ну ты мастер вгонять в обалдение. Чем тебе Лю не нравится?
   - У меня была месть, - задумчиво сообщил Скорпион. - Я - призрак мести, и именно благодаря ей я вот так возродился после смерти. И только постоянный контроль Шао Кана и Шанг Сунга не давали мне напасть на Саб-Зиро. А ты его убил. И теперь я не смогу этого сделать сам.
   "Еще одно откровение," - подумал Кейдж. Нет, при первой их встрече, на корабле, Шанг Сунг поминал, что его помощники - смертельные враги, но у актера это как-то вылетело из головы.
   - Как - призрак мести? - очнулся Лю Канг. - Я о них читал. Если твой враг мертв, ты не можешь больше пребывать на земле.
   - Почему?
   - Ну... демоны заберут тебя обратно.
   - Не хватало еще, чтобы какие-то демоны меня куда-то тащили. А если дотянутся своими лапами - поотрубаю.
   - Но порвать связь с демонами невозможно!
   - У меня большой опыт, - лаконично отозвался Скорпион.
   - Но все-таки...
   - Можно, можно. Только не каждому это удается.
   Новый участник беседы появился так тихо, что никто его не заметил, пока он не начал говорить.
   Серебристая мантия, широкая коническая шляпа; лицо с правильными чертами, глаза, в глубине которых искрятся молнии.
   Рэйден, Бог Грома, Хранитель Земного Мира.
   - Судя по вашему спокойному тону, с Шанг Сунгом вы уже повидались? - осведомился Скорпион, легко поднимаясь на ноги и разворачиваясь к остальным.
   Избранные невольно попятились.
   - Не стоит, - успокоил их воин. - Сейчас тут есть тот, кто сможет меня скрутить, если я все-таки кинусь в бой. Итак?
   - Повидался, - кивнул Рэйден. - Я несколько удивлен таким развитием событий... но, в конце концов, я на это надеялся.
   Избранные переглянулись и дружно уставились на Рэйдена. Разумеется, милосердие, гуманизм и так далее, но надеяться, что правая рука противника перейдет на их сторону...
   - Они не знают, - заметил Скорпион.
   - Да. Вот мне интересно: откуда ты знаешь?
   - Я достаточно подробно изучил историю всех Смертельных Битв Земли. К счастью, у Шао Кана старательные летописцы.
   - Да о чем вы говорите? - не выдержала Соня. - У меня такое чувство, что вы оба во все посвящены, а мы стоим тут как идиоты!
   Лю Канг и Кейдж кивнули.
   Рэйден несколько секунд смотрел на них, потом медленно наклонил голову.
   - Я не удивляюсь, что вы победили. В отличие от многих, вы умеете смотреть, видеть и думать.
   - Может, расскажете, в чем дело? - заявила Соня. - А то я уже видела - когда подследственных допрашиваешь, они так и норовят вместо информации комплименты делать... ой.
   Соня сообразила, что сравнение с преступником Рэйдену вряд ли понравится, но слово уже было сказано.
   "Вернусь в отдел - передам Джаксу ведение допросов, - подумала девушка. - Впечатление будет даже сильнее: когда такая глыба мышц начнет тихим интеллигентным голосом задавать вопросы, преступники со стульев будут падать".
   Рэйден не рассердился. Напротив, улыбнулся.
   - Конечно, расскажу. Как вы думаете, к какой расе принадлежит Шанг Сунг?
   - Похож на человека, - пожал плечами Кейдж, - хотя кто их поймет. Там у Императора вообще полно уродов, на людей похожих.
   - Хорошая фраза, - усмехнулся Хранитель. - Так вот, Шанг Сунг не просто похож на человека, он и есть человек. Землянин. И он когда-то участвовал в Смертельной Битве на стороне Земли.
   "Третье откровение за день, - подумал Кейдж. - Может, напиться?"
   - Он, как вы знаете, превосходный боец. И также очень умелый маг. Собственно, его и обучали когда-то как мага-воина, истребителя нечисти.
   Так получилось, что когда Шао Кан вызвал Землю на Смертельную Битву, Шанг Сунг попал в число Избранных. Он был предан Земле, и горел желанием победить... оно-то его и подвело.
   Понимаете, во время Смертельной Битвы все решает боевое мастерство. Магию использовать нельзя.
   - Ничего себе нельзя! - возмутился Кейдж. - А то, как Скорпион в меня гарпуном швырялся и огнем дышал? А Саб-Зиро, чуть Лю не заморозивший? А тот же Шанг - когда он себе воинов в помощь вызвал?
   - Разрешено применение врожденных способностей, - мягко пояснил Рэйден. - У Скорпиона все перечисленное - с того момента, как он воплотился в таком теле. У Саб-Зиро холод был с рождения; впрочем, как и все способности бойцов Лин Куэй. А призванные воины - это магия не Шанга, а площадки, где вы сражались.
   - Грань зыбкая, - заметила Соня, устроившаяся на плоском камне.
   - Да. Но именно потому за соблюдением этого правила следят очень внимательно. Так вот, Шангу выпало сражаться с очень сильным бойцом. Они оба измотали друг друга, но боец Шао Кана был самую малость посвежее, так как все-таки не был человеком.
   Я лично думаю, что Шанг Сунг смог бы его одолеть в простом бою; но ему так не показалось. Он не хотел, чтобы Земля проиграла - и ударил заклинанием.
   Да, он убил своего врага. Но по правилам, тот, кто нарушил закон, передается в руки противной стороны. И мне пришлось это сделать.
   Я думал, что Шао Кан убьет его, и проклинал день, когда стал Хранителем. Но, видимо, я недостаточно хорошо знаю своего брата.
   Соня едва не соскользнула с камня. Кейдж, прохаживавшийся по площадке, споткнулся. Лю Канг подавился воздухом, пытаясь задать три вопроса одновременно.
   Рэйден опередил всех:
   - Да, я не оговорился. Шао Кан - мой родной брат, но эту историю я расскажу чуть позже.
   Итак, Шанг остался жив. Император предложил ему то, к чему Шанг Сунг стремился всегда - знания. Вы понимаете, в отличие от многих других, Шанг не стремился утвердить свое превосходство. Ему было достаточно самому знать, что он - лучший. А Император дал ему возможность стать еще лучше...
   Свою роль сыграло и то, что его боевое заклинание не принесло Земле никакой пользы - по тем же правилам нам пришлось объявить бой недействительным.
   И постепенно он начал меняться, превращаясь в того, каким вы его видели. Говоря уже ставшей расхожей среди людей фразой - соскользнул на Темную сторону.
   Но я по-прежнему надеялся, что он изменится. И, как оказалось, не напрасно.
   - Не слишком на это надейтесь, - подал голос Скорпион. - Он заключил союз не для блага Земли, а против Шао Кана.
   - Сейчас - да. Но ты недооцениваешь память.
   Скорпион молча пожал плечами.
  

Внешний Мир. Квон Чи

   Большая часть Внешнего Мира представляет собой пустыню с обломками домов тех, кто жил здесь раньше. Однако в любой пустыне есть жизнь - кроме этих мест.
   Вокруг невысокой крепости из черного камня не было никакой жизни - окрестности тщательно вычистили. И лишь ветер играл темной пылью.
   А как же иначе - ведь здесь обитал Квон Чи, мастер-некромант, один из самых сильных магов Внешнего Мира.
   Внутри, правда, помещения были обставлены с роскошью; Квон Чи любил богатую обстановку.
   Сейчас хозяин крепости прохаживался по мягкому ковру, заглушавшему шаги. Любуясь изысканной мебелью, он одновременно размышлял о только что сделанном ему предложении.
   Изредка Квон Чи посматривал в сторону широкого стола из красного дерева. За ним сейчас, положив ладони на полированную столешницу, неподвижно сидел его гость.
   Темно-красная дымка окутывала всю фигуру, не давая возможности рассмотреть даже одежду, не говоря уже о лице. Голос звучал хрипло и глухо: дымка заодно искажала и его.
   Довольно простое маскировочное заклинание. Но сплетенное с вложением очень большой силы, так что Квон Чи не мог даже прощупать собеседника.
   Они впервые встретились восемь лет назад, когда Олат (так Квон Чи называл про себя посетителя) оказал ему услугу. Потом еще одну. Потом еще.
   Они выглядели странно рядом - бледный, абсолютно лысый Квон Чи, с двумя черными полосами, рассекающими череп и всегда окутанный багровой дымкой Олат. Но слуги в крепости некроманта давно отучились даже ощущать иронию.
   Квон Чи не мог отделаться от мысли, что его "прикармливают" как продажного чиновника, и вскоре прозвучит то предложение, ради которого Олат на него вышел.
   И вот сейчас оно прозвучало.
   - Это опасно, - наконец нарушил молчание Квон Чи.
   - Разумеется.
   - Вы понимаете, что если ваш план провалится - то мне конец?
   - Да.
   Все восемь лет он разговаривал такими короткими фразами... Квон Чи подавил раздражение и поинтересовался:
   - Да, но если сместить Шао Кана, то в Империи начнется такое-е... Кан поддерживает порядок.
   - Не начнется, - уверенно возразил Олат. - Не беспокойтесь, тот, кто его заменит, сумеет удержать Империю и сделает с ней, что захочет.
   Слегка удивленный таким длинным высказыванием, Квон Чи спросил:
   - А вы не можете сказать, кто придет на смену?
   - Если я скажу, вы будете знать. Если вы кому-то скажете, я вас убью.
   Слова прозвучали совершенно спокойно, даже буднично, и оттого крайне убедительно.
   - Я понимаю риск, - медленно кивнул Квон Чи. - И все-таки?
   Олат сказал.
   Квон Чи не поверил своим ушам.
   - Не может быть!
   - Может.
   - Но...
   - Не надо обсуждать. Не время.
   - Хорошо.
   Квон Чи задумался. Да, это меняет дело. Вряд ли Олат блефует - ему нужна помощь... А если все это - хитрая провокация Шао Кана?
   Некромант думал. Некромант сомневался. Но ответ все же прозвучал:
   - Я согласен.
   Дымка по-прежнему была непроницаемой, но Квон Чи показалось, что Олат улыбнулся.

Синнф. Сайрокс и Сектор

   Крестьяне оттаскивали и складывали в ряд тела погибших. Отдельно - воины, отдельно - спутники Кандена, отдельно - барон и маг.
   А Сайрокс и Сектор внимательно смотрели на своего собеседника.
   После того, что он сказал, воины Лин Куэй были обязаны поступить как обычно - то есть присоединить рим-севенна к его друзьям.
   Но они медлили.
   - Почему ты так решил? - поинтересовался Сектор.
   Канден пожал плечами.
   - Ваши доспехи... они не похожи ни на что, виденное мною. Только Империя Дайл и Остров Чародея могут создать такие. Но вы не похожи и на Людей Стали. Тем более, что они очень редко уезжают с Острова.
   - А ты их видел? - спросил Сайрокс, пытаясь сообразить, что такое в данном случае "сталь".
   - Конечно. Они один раз приезжали с посольством. Увидеть искусственного человека - такое не забывается.
   "Так, - отметил Сайрокс. - Тут искусственные люди - редкость, но не что-то пугающее. Интересно".
   - А то, как вы сражались... на такое способны лишь элитные войска. Но я знаю все их униформы. И вы также не "скорпионы" - те не скрывают тела под доспехами.
   Киборги переглянулись. О Скорпионе в Лин Куэй не слышали разве что дождевые черви, но еще никогда это имя не употреблялось во множественном числе. По глубокому убеждению мастеров и одного Скорпиона было слишком много.
   - Одеться можно как угодно, - заметил Сайрокс.
   - Верно. Но и "скорпионы", и пираты Острова больше всего ценят свое единство и никогда не отзовутся так о дружбе. Ваши суждения, ваш облик... у меня лишь один вывод.
   - Ты, кажется, не слишком удивлен.
   - А чего удивляться? Немало знаменитых людей Синнфа пришло из иных миров. Думаю, что вы принесете великую пользу Дайлу.
   - Вообще-то, мы бы желали вернуться в свой мир, - произнес Сектор.
   - Судьба каждого человека - в его руках, - вздохнул Канден. - Кстати, именно дружба помогает легче идти по жизни. Гораздо сложнее справиться с чем бы то ни было, если ты одинок.
   - Но я, например, не... - начал Сайрокс и внезапно умолк.
   А ведь и верно. Именно сейчас он - одинок. Да и раньше был... Если чего никогда и не ощущали воины Лин Куэй, так это единства. Кому угодно из воинов могли приказать убить другого воина, а за отказ - уничтожили бы его самого.
   Сейчас он одинок вдвойне... нет, втройне! Они ушли из Лин Куэй, пусть и не по своей воле - но обратной дороги нет. Если сбежавших удавалось вернуть, то мастера превращали их смерть в достойное назидание.
   И теперь его даже нельзя назвать человеком. То есть - одиночество на всей Земле.
   Стоп.
   Не на всей.
   Сайрокс повернул голову и встретился взглядом с Сектором. Тот медленно кивнул.
   "Нас делали по одному образцу, - прозвучало по внутренней связи, - так будем работать в паре".
   "Пока - напарники".
   "А потом?"
   "А потом... может быть, друзья?"
   Естественно, Канден не мог слышать разговора киборгов, но он почувствовал, что его собеседники только что пережили нечто важное.
   - Даже если вы не собираетесь оставаться в Синнфе, - осторожно сказал он, - мне придется проводить вас к наместнику. Иначе... боюсь, будут неприятности и у меня, и у вас - из-за отсутствия документов.
   Киборги переглянулись и одновременно кивнули.
   - Только вот... - замялся рим-севенн, - у меня лишь лошади. Вы умеете ездить верхом?
   Сайрокс и Сектор адресовали вопрос своей памяти. М-да. В обучение воина Лин Куэй верховая езда как-то не входила.
   - Нет, - кратко сообщил Сектор.
   - Плохо. Увы, мне "коршуна" еще по рангу не положено.
   - Что такое "коршун"? - поинтересовался Сайрокс. Теперь, когда их инкогнито было раскрыто, можно было задавать любые вопросы.
   - Летающая машина. Их сейчас много производят, но мне до ее использования еще звания три осталось.
   "Киборги у пиратов, мечи и огнеметы, магия и самолеты, - послал сообщение Сектору Сайрокс. - Какой-то сумасшедший мир".
   Вслух же сказал:
   - Что-нибудь придумаем.
  

Земля. Рептилия

   Затерра, родина Рептилии, была странным местом даже по стандартам Внешних Миров. Болота и затянутые зеленой ряской пруды перемежались мощными лесами, не уступавшими эденийским или земным чащам.
   И потому сейчас Рептилия, скользя меж деревьев, чувствовал себя как дома.
   По мягкому моху приятно было ступать; разлапистые ветви и кроны деревьев создавали полумрак, свойственный Затерре; ветерок, гуляющий в лесу, наполнял пространство легким шелестом.
   Просто идиллия.
   Наслаждаясь путешествием, Рептилия, однако, не забывал о своей цели - найти воина по имени Ночной Волк и поговорить с ним. А в случае, если дело дойдет до драки - уходить.
   Про Ночного Волка затеррианин знал не слишком много. За жителями городов хоть можно было пустить наблюдателей, а соваться в лесные дебри отважился бы не всякий. Не говоря уже о том, что умелых следопытов на службе у Шао Кана можно было пересчитать по пальцам.
   Рептилия был одним из них.
   Темно-зеленая фигура сливалась с тенями, и лишь случайный луч света иногда падал на ткань одежды или скользил по маске (сейчас Рептилия пребывал в человеческом облике). Но большинство лесных обитателей ориентировались не только и не столько на зрение.
   Рептилия почувствовал, что за ним кто-то идет, минут пять назад. Путать след он не стал, решив сперва разобраться, кому он понадобился. Правда, затеррианин сперва подумал, что это лишь соглядатай - и ошибся.
   Острые чувства предупредили Рептилию за мгновение до того, как из теней вынырнуло мощное серое тело и крупный волк прыгнул, целясь в горло воина.
   Однако, его ждала неудача.
   Рептилия мгновенно прыгнул вверх, уцепился за ветку, перекинул руку на более прочную, оседлал толстый сук и посмотрел вниз. Все это заняло у него от силы пару секунд.
   Волк не смог затормозить в прыжке, и, хоть и успел отвернуть морду, крепко треснулся о дерево плечом. Помотав головой, зверь озадаченно посмотрел вверх. В глазах его ясно читалось: "Вот те раз!"
   - Вот те два, - сообщил Рептилия и запустил в волка веткой.
   Тот с легкостью увернулся и осуждающе посмотрел на затеррианина.
   Рептилия спрыгнул вниз, по-прежнему оставаясь рядом с деревом. Внимательно оглядел волка. Хм, экземпляр на редкость крупный. Может, это фамилиар того, кого он ищет?
   - Слушай, зверь, - заявил Рептилия, - мне нужен некто Ночной Волк. Поговорить надо. Если ты его знаешь - будь добр, проводи меня. А если не знаешь - так извини, иди-ка подальше. А то укушу.
   Волк скептически склонил голову и оскалился.
   Рептилия вздохнул, стянул маску и продемонстрировал клыки своего истинного облика.
   Волк оценил и с уважением кивнул. Затем подошел, ткнул затеррианина носом в бедро и направился в глубь леса.
   Рептилия расценил это как приглашение.
  
   Поляна была укрыта от постороннего взгляда очень надежно. Если бы не помощь волка, Рептилия бы ее в жизни не нашел.
   Толстые стволы деревьев со всех сторон окружали поляну; их кроны, сплетаясь, образовывали прочную крышу. В центре стояла небольшая хижина ("Вигвам, вроде", - вспомнил название Рептилия).
   А перед хижиной, спиной к затеррианину, сидел ее хозяин.
   - Ночной Волк, если не ошибаюсь?
   Обитатель леса мягко поднялся на ноги, разворачиваясь к гостю.
   Высокий. Сильный - под темно-красной кожаной безрукавкой с узорами ясно видны мощные мускулы. На лицо нанесены разноцветные полосы; длинные темные волосы перехвачены на лбу лентой. Черты лица напомнили Рептилии одновременно ястреба и волка. Взгляд... что-то непонятное и пугающее.
   - Не ошибаешься, - низким приятным голосом ответил Ночной Волк.
   Спутник Рептилии подбежал к нему, и воин опустил руку на загривок зверя.
   - Вообще-то, я не хотел встречаться с тобой, - заметил Ночной Волк, - но тот, кто сумел убедить Тихого показать мою поляну, меня заинтересовал.
   - Я польщен, - отвесил легкий поклон Рептилия. - Думаю, представляться мне не надо. Так?
   - Не надо.
   - Хорошо. Я пришел, чтобы сделать тебе предложение... хм, от которого можно отказаться, но лучше не надо.
   - Я согласен, - спокойно ответил Ночной Волк.
   - Согласен? - удивился Рептилия. - Но ведь я даже не сказал...
   - Я говорю с духами, - мягко пояснил воин. - И такое событие как возвращение могучего мага в мир живых, не могло пройти мимо них. А я просто сделал выводы. Я присоединюсь к вам в борьбе за Землю.
   - Ну что ж, тогда моя дипломатическая миссия окончена, - пожал плечами Рептилия. - Правда, доставить тебя к месту сбора я не смогу - сам еще не знаю, где оно будет.
   - Когда узнаешь ты, узнаю и я, - улыбнулся Ночной Волк, и Рептилия вдруг понял, что такого было в его взгляде.
   Несмотря на то, что глаза воина были человеческими, сквозь них смотрел матерый волк.
  

Земля. Избранные

   - Так сколько всего нас будет? - спросил Лю Канг.
   - Если не считать лорда Рэйдена, то десять, - подсчитал Скорпион. - Возможно, присоединится еще кто-нибудь.
   - Десять против Шао Кана? - скептически поинтересовалась Соня. - А не маловато?
   - Если драться по-военному - армия на армию, - то, конечно, мало. А вот если методами ниндзя... вполне.
   - Ниндзя у нас тут один, - уточнила Соня.
   - А кто сказал, что методами ниндзя только они могут пользоваться?
   Пока шел этот разговор, Кейдж бродил по гладким плитам храма, щурясь от солнца. Наконец он не выдержал:
   - Идиот я все-таки.
   - Почему? - удивился Лю Канг.
   - До сих пор новые очки не купил. Мои, если помнишь, Горо раздавил.
   - Хочешь сказать, что у тебя всего одна пара? - изумилась Соня.
   - Да нет. Только остальные три были в том чемодане, который Лю скинул с причала.
   - Ну извини, - развел руками китаец. - А зачем тебе сейчас очки?
   - Яркого света многовато, - поморщился Кейдж. - Солнце высоко, вокруг Рэйдена свечение... я хоть свет люблю, но не до такой же степени.
   - Какое свечение? - поинтересовался Лю Канг.
   - Ну... вокруг всей фигуры. Белое такое.
   - Но Рэйден не светится, - удивленно заметил Лю Канг.
   - Да, я ничего не вижу, - подтвердила Соня.
   - Вы что, ослепли? - возмутился Кейдж. - Видно же!
   - Я сейчас пребываю полностью в материальном теле, - покачал головой Рэйден. - Вокруг меня нет никакого свечения.
   - Вы что, сговорились? - взвыл актер. - Точно вижу - белое, яркое, похожее... на мелкую сетку похоже.
   Молчавший до сих пор Скорпион вдруг резко поднялся.
   - Сетка, говоришь? - повторил он. - А как я выгляжу?
   - Как всегда, - удивился Кейдж.
   - Подробнее.
   Актер пожал плечами и начал перечислять:
   - Капюшон черный, маска желтая, металлическая. Безрукавка черная, но по краям - широкие желтые полосы, напротив сердца вышита черная молния. Не зигзагом, а как настоящая, ветвистая...
   - Нет у него молнии, - перебил Кейджа Лю Канг.
   - Опять нет? - рассвирепел актер. - Я же ясно вижу! Или у меня уже галлюцинации? В принципе, неудивительно, если учесть, какой денек выдался...
   - Нет, это не галлюцинации, - остановил его Скорпион. - Ха! Так вот значит как это выглядит... Черная молния напротив сердца... Хм, подходит. Как интересно...
   - Если это то, о чем я думаю, - медленно произнес Рэйден, - то ты, Джон, не зря попал в число Избранных.
   - Опять великие тайны? - рявкнул Кейдж. - Что на этот раз?
   - Да ничего особенного, - развеселился Скорпион. - Я-то думал, что после своей смерти уже ничему не удивляюсь, но сейчас... У бойца, живущего не по монастырским заветам, прорезается Огонь, актер, играющий в боевиках, обнаруживает у себя Клятвенное Зрение... Я не удивлюсь, если наша леди сейчас отрастит крылья.
   - Клятвенное Зрение? Это еще что такое?
   - Тот, кто это установит, может защищать диссертацию Верховного Мага, - усмехнулся Скорпион. - Это способность видеть клятвы, данные человеком. Причем - серьезные, те, что он намерен выполнять. То, что ты на мне увидел - это моя клятва мести.
   - А откуда это? - ошеломленно спросил Кейдж.
   - Не знаю. Но точно известно, что вещь эта крайне редкая и что научиться такому зрению нельзя. Можно с ним лишь родиться или получить в дар. Кто тебя учил боевому искусству?
   - Не знаю, - вздохнул Кейдж. - Я имею в виду, что не знаю о нем практически ничего. Высокий, крепкий, с восточными чертами лица... даже возраста не знаю. Выглядел он лет на сорок, но утверждал, что участвовал в войне Сиама и Вьетнама.
   Я не могу сказать, что пришел к нему учиться. Скорее, это он ко мне пришел. Мне тогда было лет одиннадцать-двенадцать... и получилось... в общем, я заступился за своих... свою... перед лидерами класса. Ну, меня и отколотили. И на следующий день подстерегли, хотели еще раз проучить... только вот именно тогда и появился Учитель. Он их не бил, просто подошел - и они в разные стороны. Я так и не научился ходить подобным образом - чтобы все чувствовали: нападешь, тут тебе и смерть придет.
   Он ко мне подошел, посмотрел сверху вниз и сказал: "Я буду учить тебя". Вот так и началось.
   - Ты давал какую-нибудь клятву до встречи с ним? - спросил Скорпион. - Серьезную, я имею в виду.
   - Наверное, да. Накануне. Обещал себе, что приложу все усилия, но стану бойцом и никто не сможет трогать моих друзей.
   - Вот тебе и ответ, - рассмеялся Скорпион. - Твой учитель обладал Клятвенным Зрением и увидел то, что ты обещал. А потом, скорее всего, при вашей последней встрече, передал тебе эту способность. До сих пор она дремала, а сейчас - проснулась. Правда, я не знаю, почему. Наверное, что-то во время Смертельной Битвы.
   - Кстати, а ты сам откуда это все знаешь? - поинтересовался Рэйден. - Я читал о Клятвенном Зрении в библиотеке богов, но сомневаюсь, что ты там бывал.
   - Мне это заменила библиотека Шао Кана, - пояснил Скорпион. - Я искал что-то совершенно другое, а наткнулся на эту рукопись (это было еще до реорганизации архива). Проглядел пару страниц, заинтересовался и прочел до конца. По-моему, автор сам обладал таким зрением, так как очень подробно описал все, что можно им увидеть, но при этом постоянно повторял, что это все сказки.
   - Логично, - согласился Рэйден. - То есть, цветовые различия ты помнишь.
   - Да. Черный - клятва мести и убийства. Зеленый - жизни и защиты. Белый - клятва Пути, который ты для себя выбираешь. Красный - клятва борьбы... Там еще были, но я сейчас сходу не вспомню. Зато помню пару фигур. Молния - активные действия, огонь - постоянное влияние, сеть - отдаешь клятве всего себя без остатка.
   - Может, продолжим этот разговор, где-нибудь в другом месте? -Соня. - Я, честно говоря, уже есть хочу.
   - А давайте ко мне! - предложил Кейдж. - У меня все разместятся.
   - У тебя там есть огонь? - деловито осведомился Скорпион.
   Рэйден поднял руку:
   - Позвольте на этот раз мне поработать транспортом.
  

Земля, Китай. Шанг Сунг

   Шанг Сунгу было не по себе.
   Он уже успел давно отвыкнуть от этого чувства: при дворе Шао Кана либо боишься все время, либо отучаешься страшиться. И маг давно уже не испытывал даже беспокойства.
   А вот теперь это ощущение вернулось.
   Маг пытался понять, что именно его тревожит, перебирая в памяти все, способное на него воздействовать.
   Встретиться с Рэйденом оказалось легко; он всего лишь позвал в нужном месте, в нужное время.
   И Хранитель пришел.
   Пару секунд они смотрели друг другу в глаза. Потом Рэйден спросил:
   - Каков план?
   Шанг Сунг невольно восхитился. За столь малое время сделать правильные выводы из его появления - это смог бы далеко не каждый. Впрочем, на то Рэйден и бог...
   Маг подробно пересказал все, что произошло с того момента, когда он очнулся и увидел над собой лицо Скорпиона.
   Рэйден медленно кивнул.
   - Скажи, ты хочешь помочь Земле, бороться против Императора, или просто отомстить?
   - Какая разница? - фыркнул Шанг Сунг. - Это, между прочим, не Смертельная Битва. И в любом случае я пока что на вашей стороне.
   Грубить могущественным небезопасно; но Шанг знал, что Рэйден не обладает буйным характером своего брата. Это дало магу возможность сразу обозначить свое отношение к землянам.
   - Разница есть, - заметил Рэйден. - Думаю, ты сам скоро это поймешь.
   Шанг Сунг раздраженно отвернулся, не желая глядеть в спокойные сверкающие глаза.
   - Общий сбор объявлять пока рановато, - сказал колдун. - Скорпиону и Рептилии нужно время; да и я не сразу найду Сектора и Сайрокса. Это станет возможным лишь когда они применят магию Лин Куэй.
   - Я буду ждать, - ответил Рэйден.
   И исчез.
   Мало кто будет заниматься монотонной работой, если есть возможность ее облегчить. Шанг Сунг составил заклинание, которое должно было его предупредить о вспышке искусства Лин Куэй, а сам отправился погулять по Земле. Отправился, плохо понимая, чем это желание вызвано.
   Маг постоянно ловил себя на том, что сравнивает Землю и Внешний Мир. И сравнение получалось далеко не в пользу второго.
   Проходя по узкой улице, он остановился и очень долго смотрел на цветочный киоск, впитывая взглядом яркие краски и хрупкое изящество лепестков.
   А в большинстве Внешних Миров не растет ничего...
   Свернув с дороги, он неожиданно присел и провел рукой по траве, поражаясь ее шелковистости и мягкости.
   А во Внешнем Мире лишь пепел...
   Телепортационный амулет позволял Шангу не тратить на путешествия свою собственную энергию; и за день маг побывал во многих городах.
   В основном - на Востоке.
   И конечным пунктом его путешествия стало очень тихое место.
   Широкое пространство, покрытое зеленой травой. Огромный серый валун непоколебимо лежит на самом видном месте. Совсем неподалеку еле слышно шелестит лес; по другую сторону от камня журчит узкая река.
   Шанг Сунг не забыл бы это место и по прошествии тысячелетий.
   Именно здесь он когда-то жил; именно здесь он когда-то учился магии и боевому искусству.
   Когда он возник здесь, то на какую-то секунду поверил, что вот сейчас он обогнет валун - и увидит небольшой домик и костер рядом.
   Но луг был пуст. Конечно, глупо было ожидать, что хоть что-то останется - прошло столько времени - но у мага защемило сердце.
   Он медленно прошелся вокруг валуна. Остановился, положив ладонь на нагревшуюся за день пористую поверхность. Нащупал выщербины и сколы. Может, именно эти отметины - от его тренировочных заклятий?
   Небесная синева быстро затягивалась темно-серыми тучами. Надвигалась гроза.
   Как и перед Смертельной Битвой, в которой он сражался.
   Как и перед всеми Смертельными Битвами, в которых он участвовал.
   Шанг Сунг неожиданно вспомнил свои размышления накануне десятого турнира.
  

***

   Зима. Весна. Жар лета. Осень.
   Мне нет дела до смены времен.
   Я - тот, кто прощенья не просит,
   Тихая жизнь для меня - как сон.
  
   Чародей я и мастер боя,
   Горд я силой и мастерством,
   Генерал я и маг, вот только...
   Только что же будет потом?
  
   Подчиняюсь я и повелеваю,
   Только что же будет со мной?
   И когда этот мир проиграет,
   Что же дальше будет с Землей?
  
   Да и что мне до тех, что ее защищали?
   Что за дело до земного огня?
   Я не знаю, как вы размышляли,
   Помню лишь - как отдали меня!
  
   Помню я - отвернулся Хранитель,
   Руки стражей на плечи легли.
   Было так, я нарушил обычай!
   Но ведь ради победы Земли!
  
   Как я сильно с тех пор изменился,
   Как я много обрел с тех пор,
   У меня теперь новый учитель,
   Месть сладка, и это - закон!
  
   В тех краях, где восходит солнце,
   Все по-прежнему - так говорят...
   Может... Может, еще не поздно?
   Да, не поздно вернуться назад?
  
   Нет! Не желаю меняться!
   Не раскаюсь - не нужно мне!
   Не хочу от себя отказаться,
   Расплавляться в жгучей вине!
  
   Но в душе открываются раны,
   Тихий голос мне говорит:
   "Ты выходишь на битву за Кана,
   Так уйди же - как воин Земли!"
  
   Был низвергнутым, был вознесенным,
   Жизнь моя изменяется вдруг,
   Но повсюду останусь я магом
   И останется имя - ШАНГ СУНГ!
  
   Зима. Весна. Жар лета. Осень.
   Мне нет дела до смены времен.
   Памяти ветер Мир Внешний уносит,
   И судьба колдуна - как сон...

***

   И действительно - как сон... Только, в отличие от сна, сейчас можно свободно влиять на происходящее...
   Со внезапной остротой Шанг Сунг понял, что практически никогда не принимал самостоятельных решений. Сначала ему советовали родители; потом - учитель; потом, когда он готовился выйти в круг, отмеченный знаком Черного Дракона, его наставлял лорд Рэйден; потом были приказы Императора. И все самостоятельные исследования Шанга были построены так, чтобы не мешать исполнению замыслов Шао Кана.
   Да, но теперь-то все не так!
   Шанг Сунг запрокинул голову и расхохотался. И, словно дождавшись команды, с неба хлынули тугие струи; молния рассекла грозовую черноту.
   Но маг не обратил на это внимания: сейчас он вдруг осознал потрясающе простую вещь.
   С самого момента воскрешения... нет, еще раньше! С того момента, как он подготовил Заклятие Возврата, все его решения были его собственными. И только его! Заклятие, проникновение в архив, решение о мести, встреча с Рэйденом - это все решал только он сам!
   Пройти сквозь долгое обучение, сквозь величайшую битву в жизни, сквозь служение Шао Кану и даже собственную смерть - и все, чтобы обрести возможность решать самому!
   Но разве оно того не стоит?
   Яркая молния ударила в траву, преобразившись в силуэт человека. Рэйден смотрел в спину Шанг Сунгу и улыбался.
   Маг обернулся, и Хранитель увидел на его лице ответную улыбку. Не жестокую и надменную, которой Шанг Сунг пользовался все эти годы, а на удивление радостную и искреннюю.
   - Не промокнешь? - поинтересовался Рэйден. Ему пришлось повысить голос, чтобы перекричать грохот грома и шум дождя.
   - Нет! - крикнул в ответ маг. - Это ведь дождь Земли!
   И вновь расхохотался - счастливо, весело.
   - Какой же я был дурак! Променять на пепел Внешнего Мира такое... такое... Ну и пусть! Больше я такой ошибки не совершу! Лорд Рэйден!
   - Да?
   - Беру вас в свидетели! Здесь и сейчас, я, Шанг Сунг, клянусь, что останусь землянином до конца своих дней, и постараюсь защитить этот мир - этот мой мир! - от кого угодно и как угодно!
   Будь здесь сейчас Кейдж, он бы увидел, как на фигуре мага вспыхнула яркая зеленая сеть.
  

Земля, Лос-Анджелес. Воины

   Переместив Избранных и Скорпиона в квартиру Кейджа, Рэйден немедленно исчез. Впрочем, на это сначала никто не обратил внимания: в доме актера отсутствие одного человека было совершенно незаметно.
   Ни Соне, ни Лю Кангу никогда не приходилось бывать в таких местах. В принципе, по фильмам они себе представляли, как должен выглядеть дом кинозвезды... но как всегда, реальность оказалась удивительнее.
   Когда Кейдж строил себе дом, он сперва пригласил профессионального дизайнера. Тот предложил такое модное оформление, что у актера очки полезли на лоб. Проект второго дизайнера оказался не лучше.
   Третьего актер нанимать не стал и разобрался с обстановкой и планировкой сам. В результате получилось нечто... мягко говоря необычное.
   Каждая из комнат вполне могла служить тренировочным залом средних размеров. В действительности же зал был один - на втором этаже. Именно там хранилась коллекция оружия, которую Кейдж собирал долго и трудолюбиво. Рядом с залом - обширная библиотека, а чуть дальше - видеозал.
   Остальные комнаты были жилыми. Как объяснил Кейдж: "ко мне нередко являются гости".
   Однако, несмотря на такие размеры дома, прислуги в нем не было. Джон считал, что в его собственном доме лучше самого актера никто не управится. Около восьмидесяти претенденток на место горничной придерживались иного мнения, но переупрямить Кейджа еще никому не удалось.
   И вот сейчас знаменитый актер лично занялся готовкой. Соня, пару минут наблюдавшая за этим процессом, не выдержала, обозвала Кейджа замшелым холостяком и сама заняла место у плиты. Лю Канг также пытался помочь, но его вежливо оттеснил Джон, объяснив, что только китайской кухни им сейчас не хватало. Скорпиона из кухни тоже удалили, когда он подверг критике слабые конфорки и предложил свои услуги.
   Впрочем, оба воина нашли, чем заняться: Лю Канг удалился в тренировочный зал, решив закончить упражнения; Скорпион же расположился в библиотеке, погрузившись в чтение.
   И до вечера все шло как обычно... точнее, обычно по меркам этого дня. Правда, вечер как обычно, продолжился неожиданными событиями.
   Все четверо расположились в огромной гостиной, разговаривая о разных вещах. Скорпион преимущественно молчал, лишь иногда вставляя замечания. Так, например, случилось, когда Кейдж упомянул о своем путешествии в Англию:
   - Все-таки есть там какой-то дух древности. Вот был я в одном городке, под названием Эксетер...
   - Эксетер... - задумчиво повторил Скорпион. - Красивый город...
   - А ты там бывал? - удивился Кейдж.
   - Нет. Я там однажды родился.
   Актер не нашелся, что ответить на такое замечание и сменил тему.
   Так вот, как раз когда Кейдж увлеченно рассказывал про съемки будущего фильма, в комнате возник Рэйден.
   В компании Шанг Сунга.
   Лю Канг, до этого с улыбкой слушавший монолог Джона, вскочил с дивана, опалив мага ненавидящим взглядом. Шанг Сунг посмотрел на него не менее ласково.
   Казалось, еще секунда - и тишина продолжится битвой, но тут Рэйден сделал шаг, оказываясь между магом и воином. Оба расслабились (Лю Канг хорошо помнил, как Рэйден одной рукой швырнул его на землю, а Шанг Сунг прекрасно понимал, что с Хранителем ему не тягаться).
   - Как успехи? - спокойно поинтересовался Скорпион, единственный, на кого эта сцена не произвела ни малейшего впечатления.
   - Заклинание работает, - махнул рукой маг. - Как только Сектор с Сайроксом применят мощную магию, я их обнаружу. У тебя, я вижу, все в порядке.
   - Да, - лаконично ответил Скорпион.
   И тут неожиданно подал голос Кейдж:
   - А раз у всех все в порядке, то не соизволит ли лорд Рэйден кое-что разъяснить?
   После такого выступления все уставились на актера.
   - Что вы имеете в виду? - поднял бровь Рэйден.
   - Прежде всего - ваше замечание по поводу того, что Шао Кан - ваш брат. А потом, меня очень интересует вопрос: на кой Императору сдалась Земля? Мало ему других миров? Угрожать мы ему не можем - еле ближний космос осваиваем. Или мы, так сказать, последний бастион свободы?
   Закончив говорить, Кейдж скрестил руки на груди, демонстрируя непоколебимую решительность.
   К его удивлению, Рэйден ответил сразу:
   - Он действительно мой брат. Родной. Мы оба - сыновья Шиннока.
   - Шиннока? - изумился Лю Канг. - Павшего Бога?
   - Низвергнутого, - поправил Рэйден, располагаясь в кресле. Другое занял Шанг Сунг - с таким расчетом, чтобы сесть подальше от земных воинов.
   - Что еще за Шиннок? - поинтересовался Джон.
   На вопрос ответил Лю Канг:
   - Шиннок из Старших Богов. Он был Богом Тьмы, но хотел стать верховным, и за это был заключен в... не знаю, честно говоря, куда.
   - У вас так рассказывают? - спросил Рэйден. - Правда, надо заметить, отличается... Прежде всего - сколько всего Старших Богов?
   - С Шинноком - четыре, - растерянно ответил Лю Канг, чувствуя, что в вопросе есть подвох. - Остальные трое олицетворяют Воду, Землю, Воздух... - Лю внезапно замолк.
   - Вот именно, - кивнул Рэйден. - Стихии. А Шиннок, значит, Тьма? Почему тогда нет олицетворения противоположности Тьмы - Света?
   Земляне переглянулись. Соня и Кейдж о Старших Богах узнали совсем недавно, а Лю, судя по всему, над таким вопросом никогда не задумывался.
   Рэйден несколько секунд ждал ответа, а затем продолжил:
   - На самом деле Старших Богов семь, как и Старших Стихий. Было семь. Упомянутые тобой трое, Лю, - единственные, кто сейчас активно действуют. Остальные - Саммарион, Бог Энергии, Шедарион, Воплощение Пустоты, и Шиннок, Бог Огня - более не пребывают среди божеств. Седьмой же, повелевающий Временем, не вмешивается ни во что. Пока сам не захочет.
   Да, Шиннок - Бог Огня. Поэтому и мне достался дар молнии, а мой брат любит огненные заклятия. И низвержение Шиннока вызвано не желанием стать главным... вернее, не только им. Но об этом я не имею права рассказывать.
   Саммарион и Шедарион также были изгнаны в свое время. Однако, если Шиннока лишь сослали в Не-мир (как-нибудь потом объясню, что это за место), то с ними поступили по-другому. Саммарион был заключен в темницу, природа которой мне неизвестна. Шедарион же был воплощен в тело человека, он прожил земную жизнь и умер. Должен признать, что в их наказании Шиннок принимал участие наравне с другими богами.
   - Ничего себе! - потрясенно вымолвила Соня.
   - После низвержения Шиннока наступили... наступили страшные времена. О них долго рассказывать, но лишь замечу, что именно тогда Шао Кан встал на путь Императора. Я же уже тогда полюбил Землю и остался здесь.
   - Вот, кстати, о Земле, - напомнил Кейдж.
   - Вопрос, действительно, интересный, - согласился Рэйден. - Тем более, что из всех Избранных, ты, Джон, - первый, кто его мне задал.
   - Я просто не верю в то, что Шао Кан желает захватить Землю только из природной злобности, - пожал плечами Кейдж. - Это пусть "массовому зрителю" рассказывают.
   - И ты совершенно прав. Позвольте мне проиллюстрировать мой рассказ, - Рэйден повел рукой, и в воздухе вспыхнуло множество белых огоньков. - Это сильно упрощенная модель всех миров. Вот те, что под властью Шао Кана.
   Часть "карты" залило черным.
   - Как видите, он захватил обширную территорию. Но есть миры, которые он покорить не в силах.
   На карте появились широкие алые пространства.
   - Что значит "не в силах покорить"? - задал вопрос Лю Канг.
   - Ну, например, физические законы в одних мирах, сулят мгновенную смерть любому из войска Кана, если он там окажется. Есть миры, где нет твердой почвы, есть миры, обитатели которых - чистая энергия. Есть, конечно, и такие миры, как Тайронаэст - Мир Драконов. Практически все там - очень умелые бойцы и маги. А вызывать их на Смертельную Битву нет смысла - почти любой из драконов - тайронэ, как они себя называют - вобьет Горо в землю по уши.
   Кейдж, припомнивший свою встречу с принцем шоканов, невольно вздрогнул.
   - Чистая правда, - неожиданно подтвердил слова Рэйдена до сих пор молчавший Скорпион. - Моя подруга Инэ - когда я был жив, конечно, - рассказывала, что была знакома с одним из тайронэ. Отзывалась о нем крайне уважительно. Он даже дал ей имя на их языке, отвечающее своему представлению: Фан Фоар-эль Кимо. Означает "Ветер Пламенной Души". По-моему, справедливо.
   - Так вот, получается, что завоевать Шао Кан может лишь определенные миры, - продолжил Рэйден. - Но есть один нюанс. Дело в том, что пробивать порталы между мирами могут многие маги, но провести через них армию не хватит сил ни у кого. Однако в каждом мире существуют... назовем их "дверями". Двери, ведущие в иные миры. И вот через них, при правильной активации, могут пройти сколько угодно человек.
   Как правило, в мире есть две-четыре двери. Земля в этом отношении очень сильно отличается: с нее можно попасть в семнадцать миров. Это случай, правда, не уникальный, но редкий.
   Потому-то Шао Кану и нужна Земля. Без нее он просто не сумеет продвинуться дальше в этом направлении. И, я думаю, тут сыграла свою роль и уязвленная гордость: вы нанесли ему поражение.
   Мой брат никогда не отличался терпеливостью. Потому-то вас и начали преследовать почти сразу после битвы, а не, скажем, сотню лет спустя.
   - Сотню лет спустя нас можно было бы только на кладбище преследовать! - фыркнула Соня.
   Рэйден мягко улыбнулся.
   - Это не совсем так. Видите ли...
   Но тут рассказ Бога Грома был прерван.
   Во вспышке портала в комнате появились двое. Первый был в угольно-черной одежде "ночных демонов"; глаза его мерцали синим огнем. Второй же...
   При взгляде на второго с мест вскочили и Лю Канг, и Скорпион. Однако Лю Канг сумел сдержать себя, а Скорпион через мгновение понял, что этот человек гораздо моложе его врага.
   Вдобавок у Саб-Зиро не было длинного шрама на лице.
   Но как похож!
   - Я пришел, - кратко сообщил черный.
   Шанг Сунг шагнул ему навстречу.
   - Я вижу, Нуб Сейбот. Я рад тебя видеть, друг мой.
  

Внешний Мир - Земля. Нуб Сейбот

   Он родился в одном из миров, приближенных к Не-миру и искаженных его влиянием. Его обитателей называли "тенями" - и они были таковыми. Мастера шпионажа и убийства, способные справиться с любой тайной миссией, они часто покидали свой темный мир.
   Так и Нуб Сейбот однажды оказался на службе у Шао Кана.
   Воин-тьма никогда не выходил на Смертельную Битву. Ему поручались иные задания, которые он с неизменным блеском выполнял.
   Но Нуб Сейбот всегда был "в стороне". Он практически не общался с другими воинами и очень редко говорил со слугами и солдатами. Никто никогда не расспрашивал Нуба о его жизни и о его родине.
   Никто.
   До того, как в замке Шао Кана появился земной маг по имени Шанг Сунг.
   Нуб Сейбот заинтересовался магом лишь чтобы узнать, чего от него ждать. То же сделал и Шанг Сунг, и, получив информацию, спокойно забыл о темном воине.
   Но, однажды, Шанг Сунгу понадобилось сделать вылазку в крайне опасный мир. Он решил, что лучшего проводника, чем Нуб, ему не найти.
   И маг оказался прав. Нуб Сейбот действительно провел его по всем теням этого мира. А вот на обратном пути...
   Опасности так и сыпались на двоих путников. Едва ли не каждая минута представляла собой нешуточную схватку, в которой оба они дрались плечом к плечу.
   В конце концов они оказались в пещере, на вход в которую Шанг Сунг наложил защитное заклинание. Сразу после этого он активировал заклинание портала... но ему требовалось много времени, чтобы уверенно настроиться на дворец Императора (в этом мире путевые заклинания могли не сработать должным образом).
   Ожидая завершения процесса, они сидели и разговаривали. Впервые за многие годы в душе Нуба шевельнулось любопытство. Шанг Сунг не раз спасал его, хоть и мог найти обратную дорогу сам. И это было странно - судя по тому портрету мага, который составил себе Нуб.
   Они разговаривали. И почему-то были откровенны.
   В чем-то они были похожи - маг-воин, стремящийся к силе и мастерству и человек-тьма, мастерства достигший и редко его демонстрировавший.
   Может быть, сходство заключалось в том, что оба были одиноки.
   Нуб Сейбот всегда с презрением относился к тем, кто набивался к нему в друзья. Но именно друга ему не хватало.
   И таковым для него стал Шанг Сунг.
   Дружба-вассалитет, дружба-ученичество связывали их. И с тех пор Нуб Сейбот был верен Шао Кану лишь во вторую очередь. А особые способности Нуба давали ему возможность узнать о том, в каком состоянии его друг.
   И, естественно, смерть и воскрешение не прошли мимо воина-тьмы.
   Подслушав разговор Императора и Саб-Зиро-младшего, Нуб Сейбот сложил два и два и начал действовать.
   Именно потому он унес полумертвого воина.
   Именно потому он тщательно вылечил его
   И именно потому он, настроившись на Шанг Сунга, открыл портал на Землю.
  

Земля, Лос-Анджелес. Воины

   Надо сказать, что Кейдж совершенно не удивился неожиданному dизиту: слишком много в этот день случалось и помимо этого. Соня чувствовала себя примерно так же; Лю Канг уже ко всему относился с философским смирением.
   На какое-то время обязанности рассказчика перешли к Нуб Сейботу. Тот поведал о том, чем окончился визит Саб-Зиро во Внешний Мир, и как он лечил тяжело раненного воина. Сам молодой воин держался замкнуто, стараясь не садиться близко ни к Скорпиону, ни к Лю Кангу. Как тихо пояснил Рэйден, у Саб-Зиро действительно не было никого ближе брата.
   После такого суматошного дня Джон ожидал уже всего. И потому даже не вздрогнул, когда из мерцания портала прямо на стол выпал Рептилия.
   Впрочем нет - на это явление несколько ошарашенно воззрились все.
   Сразу после появления затеррианин разлегся на столе, даже не озаботившись поисками более традиционного места отдыха. Но удивительно было не это: сочетание боевого костюма, клыкастой маски и плеера на поясе было несколько... сюрреалистическим (как обозначил это Джон).
   - Лорд Рэйден, я хочу подать жалобу, - с ходу заявил Рептилия.
   Брови Хранителя взлетели вверх.
   - На кого?
   - На ваших. Белый Лотос, если не ошибаюсь, находится под вашим кураторством? Или не под вашим, но кого-то из ваших друзей. В любом случае, это земляне, а значит - ваши.
   - А что такого натворили воины Белого Лотоса? - удивленно поинтересовался Рэйден.
   - Ну, - Рептилия сел на край стола, - мне нужно было повидаться с одним из них, по имени Кай. Насколько я знаю, он один из возможных кандидатов на противостояние Императору... Так вот, нашел я его быстро. Он чистил какой-то до невозможности грязный котел; как я понял, так во всех боевых орденах издеваются над молодыми воинами. Я поинтересовался, могу ли я с ним поговорить; он сказал, что ему надо отчистить этот котел. Я посоветовал плюнуть на него; Кай сказал - довольно грубо - чтобы я сам плюнул.
   - И?
   - И я плюнул.
   Шанг Сунг, прекрасно представлявший себе действие кислотного плевка Рептилии, расхохотался первым. Его примеру последовали и остальные.
   - А дальше что? - вытирая слезы, поинтересовался Кейдж.
   - После того как котел... э-э... увеличил свою проницаемость, - пожал плечами Рептилия, - Кай почему-то очень рассердился, и попытался применить ко мне искусство Белого Лотоса. Мне пришлось его скрутить, чтобы он меня выслушал. Вот о чем я и говорю - там совсем перестали учить самоконтролю! Ну куда это годится?
   - Ты бы лучше объяснил, зачем тебе плеер, - заметил Шанг Сунг.
   - Музыку слушать, естественно, - удивленно ответил Рептилия. - А что еще можно делать с плеером? Как кистень он практически бесполезен.
   - Какую музыку? Внешних Миров, что ли? - удивилась Соня.
   - Да нет. Вашу, земную. Я ведь оперативник (правда, уже несколько дней как бывший) разведывательной службы Его Рогатого Величества. Я на Земле много где побывал, и пристрастился к музыке. Вот, по пути сюда завернул на остров, и забрал оттуда свои вещи.
   - И что же ты слушаешь? - полюбопытствовал Скорпион.
   Рептилия вытащил один наушник из-под капюшона, протянул его воину и нажал на "Play".
   - Смотри сам.
   Скорпион вставил наушник в ухо.
   Шаг за шагом, босиком по воде,
   Времена, что отпущены нам,
   Солнцем в праздник, солью в беде,
   Души резали напополам.
   По ошибке? Конечно нет!
   Награждают сердцами птиц
   Тех, кто помнит дорогу наверх
   И стремится броситься вниз.
   Нас вели поводыри-облака,
   За ступенью - ступень, как над пропастью мост,
   Порою нас швыряло на дно,
   Порой поднимало до самых звезд!
   - Впечатляет, - признал Скорпион, возвращая наушник. - Хм, почти про меня... почти... А что это?
   - "Алиса", - охотно ответил Рептилия. - "Красное на черном".
   - Дурдом, - заключил Шанг Сунг.
   - Конец Императору, - кивнул Кейдж.
  
   А всего через несколько часов заклинание поиска оповестило Шанг Сунга о том, что в одном из миров применена сильная боевая магия Лин Куэй.

Синнф. Сектор и Сайрокс

   Товарищей Кандена похоронили там же, в деревне: путь до резиденции наместника был неблизкий, а магией сохранения рим-севенн не владел. Приказав крестьянам, чтобы все происшедшее валили на него, офицер отправился в дорогу. Вместе с Сайроксом и Сектором.
   Как оказалось, задумавшись о средствах транспорта, Канден не принял в расчет неизвестной ему выносливости киборгов. Те вполне могли бежать в одном темпе с лошадью, причем очень долго.
   Как оказалось, меч, ранее висевший на поясе у Кандена, был больше официальным оружием. Рим-севенн не ожидал нападения, и поэтому взял его лишь как символ. В действительности же любимое оружие Кандена оставалось притороченным к седлу коня: два клинка, с крюком на конце, известные на Земле как цзянь гоу. "В Дайле это редкое оружие, - объяснил Канден. - Но я учился у мастера-сулемери и действительно им владею"
   Странное это было путешествие - абсолютное молчание в дороге и длительный разговор на привалах. Они говорили о многом; Сектор и Сайрокс сознавали, что в них происходят перемены, и хотели получше понять их. А Канден, в свою очередь, изучал своих новых спутников, которые одновременно его интересовали и пугали.
   Со стороны киборгов особому пересмотру подверглись человеческие эмоции и отношения. Крайне тщательно они обдумывали это, после того, как на узкой тропе Сектор поскользнулся и едва не слетел в пропасть. Конечно, боец Лин Куэй бы с легкостью уцепился за что-нибудь и вылез обратно, но Канден этого не знал. И рванулся подхватить киборга, в результате чего едва не полетел следом; к счастью, его вовремя подхватил Сайрокс. После этого случая Сектор поинтересовался, зачем рим-севенн рисковал жизнью (к этому времени вес киборгов ему уже был прекрасно известен). Канден пожал плечами и ответил, что иначе он не мог.
   В целом путешествие заняло около четырех дней, потраченных на узкие горные тропы. Но тем сильнее был контраст между унылыми скалами и блистательным дворцом наместника.
   Ибо он в самом деле был - блистательным.
   Когда они обогнули огромную скалу, киборги на мгновение решили, что у них неполадки в зрительных системах. Но еще секунду спустя они поняли, что все в порядке. Просто так полыхает в солнечных лучах белый камень дворца.
   Нельзя сказать, чтобы киборги никогда не видели ничего подобного: штаб-квартира Лин Куэй обладала своеобразным мрачным величием, да и на заданиях они повидали многое. Но от изящного и в то же время мощного здания веяло силой. Древностью. Властью.
   "Здесь - те, кто правит". Это не было нигде написано, но у каждого, пришедшего сюда, невольно возникала такая мысль.
   - Невозможно... - вырвалось у Сектора. - Если это - дворец наместника, то хотел бы я посмотреть на императорский!
   - Может, и посмотрите, - отозвался Канден. - Я, к сожалению, в Бар-Дайголе никогда не был.
   Они медленно направились ко дворцу.
   Стражники, видимо, за свою службу навидались всего. Во всяком случае, при взгляде на киборгов на их лицах ничего не отразилось.
   - Я - рим-севенн Канден Балларнис, - представился офицер. - Мне нужно срочно поговорить с риамом Стинором. Вот мой жетон.
   И в руке Кандена блеснул металлический круг со светящимся рисунком.
   - Ваши спутники... - заметил стражник.
   - Я ручаюсь за них, - не колеблясь, ответил Канден.
   Стражники кивнули и шагнули в стороны, пропуская рим-севенна и киборгов.
   Дворец был практически пуст. Лишь иногда в коридоре попадался застывший на углу охранник.
   Канден хорошо ориентировался в резиденции наместника, и уже через десяток минут они стояли перед дверью зала совещаний (как сообщил встреченный ими ранее слуга, именно здесь сейчас находился Стинор).
   Зал был полон света, отражающегося от мраморных плит пола и стен. И так большой, зал казался огромным из-за того, что из мебели здесь был лишь широкий стол в центре и стулья вокруг него.
   И из-за стола сейчас поднялся высокий седой человек, взмахом руки отпуская другого, склонившегося перед ним.
   - Вечность Империи, риам пар-архонт, - поклонился Канден.
   - Вечность Империи, рим-севенн, - ответил Стинор. - Я... не ожидал тебя так рано. Справился ли ты?
   - Конечно, риам Стинор, - кивнул Канден. - Могу ли я рассказать вам?
   Стинор молча наклонил голову.
   Канден в краткой форме поведал о том, что произошло на задании, не упустив, однако, ничего существенного. Киборги приняли участие в рассказе лишь раз: когда рим-севенн представил их наместнику.
   К концу рассказа Стинор стал молча прохаживаться по залу, продолжая внимательно слушать. И когда Канден закончил, некоторое время было абсолютно тихо.
   - Ты очень вовремя приехал, - задумчиво сказал наместник. - Дворец сейчас совершенно пуст, если не считать стражи.
   - Я знаю, что у вас обычно очень много посетителей, риам Стинор, - кивнул Канден.
   Наместник остановился у стены, постукивая пальцами по мрамору. Затем повернул голову к киборгам:
   - Риам Сектор, риам Сайрокс. Хотите ли вы поступить на императорскую службу?
   Воины переглянулись.
   - По некоторым причинам, - осторожно заметил Сайрокс, - мы еще не готовы присягать кому-либо в этом мире. Мы бы не отказались остаться вместе с рим-севенном Балларнисом... может, и под его командованием.
   - Остаться и в дальнейшем? - уточнил Стинор.
   - Желательно - постоянно, - кивнул Сектор.
   - Ну что ж, - вздохнул Стинор, - мне придется исполнить нашу просьбу. Но прежде... я хотел бы тебе кое-что рассказать, рим-севенн.
   Сайрокс вдруг ощутил беспокойство. Что-то в окружающем мире изменилось, а что именно - киборг еще не понял.
   - Император, как ты знаешь, развернул кампанию по подчинению баронов и укрепления их верности, - начал Стинор. - Однако простыми средствами: указами и законами, например, этого добиться не удается. Поэтому желательны более сильные меры.
   - Я совершенно согласен, - кивнул Канден. - Как я сам увидел, бароны ни во что не ставят власть императора.
   - Рад, что ты понимаешь, - медленно кивнул наместник. - Так вот, император был бы рад показать баронам, что он может с ними сделать в случае ослушания. Но просто так стереть какой-либо замок с лица Империи он не может. Нужен повод.
   Сектор начал понимать, к чему клонит наместник, но не спешил с выводами. Его, как и Сайрокса, очень беспокоила неуловимо изменившаяся обстановка.
   - А поводов, дающих такие возможности, не так много. Но вот гибель офицера при исполнении - одна из них. Тот барон, к которому тебя послали, отличался вспыльчивым характером, и я знал - он непременно атакует. А если не он - так кто-нибудь из его людей. Так и получилось, но непредвиденное вмешательство твоих новых спутников в корне изменило ситуацию, и теперь бароны имеют повод для жалоб. Эфемерный, но все-таки...
   Канден поднялся из-за стола.
   - То есть... - не веря своим ушам, тихо произнес рим-севенн. - То есть вы послали меня, рассчитывая, что меня там убьют? Да?
   - Да, - твердо кивнул Стинор. - Это было мое решение. Но ты вернулся. И теперь... Никто не видел, как ты входил сюда. Во дворце почти никого нет. Стража предана мне и будет молчать. У баронов не будет доказательств, что отряд не был полностью уничтожен одним из них - тем более, что их всерьез слушать не станут.
   Сайрокс вдруг понял, что было не так - исчезли все звуки. Словно весь мир за стенами зала замолчал... или кто-то наложил заклинание безмолвия!
   - Поверь, мне жаль, Канден, - вздохнул Стинор, глядя прямо в лицо молодого офицера. - Но императору нужен мертвый офицер. Вечность Империи, рим-севенн.
   Распахнулись двери и в зал рванулись стражи с мечами в руках.
   Вскочивший на ноги Сайрокс хотел рвануться к Стинору, но рука того вдруг нажала на стену - и массивная плита провернулась, унося из зала наместника.
   В руках Кандена оказались мечи, но он на мгновение замер, не в силах поднять оружие на тех, кто еще несколько минут назад были его союзниками.
   Киборгов же ничто не останавливало.
   Первые стражи, нацелившиеся на Кандена, разлетелись в стороны, и больше не поднялись. Еще двое рухнули под ударами, и их тела полетели в остальных стражников.
   Сайрокс и Сектор били наверняка.
   Сектор резко пригнулся - и шипящая зеленая нить хлестнула у него над головой, унося жизни сразу троих стражников. Вырвав у падающих оружие, красный киборг метнул два меча, сбивая чересчур ретивых воинов.
   Увлекшись схваткой с четырьмя бойцами, Сайрокс не заметил появления в дверях высокого человека без доспехов. Тот всего секунду созерцал битву, а затем направил на Сайрокса руку - и из пальцев вырвалось бледное пламя.
   Киборг ощутил приближение заклятия; сенсоры его мгновенно проанализировали его силу; мозг заключил: "Рассеется панцирем - 72%, разобьется о дополнительные заклятия - 23%, поражающее действие окажут 5%. В пределах допустимого".
   Но получилось не так.
   Потому что между заклинанием и Сайроксом встал Канден Балларнис; и вся сила магии, не повредившая бы киборгу, располосовала тело человека.
   Рим-севенн вздрогнул и бессильно опустился на пол.
   На какое-то мгновение схватка затихла.
   Воины Лин Куэй, беспощадные убийцы, обладающие идеальным самоконтролем, никогда не привязывавшиеся ни к кому, молча, не отрываясь, смотрели на упавшего молодого человека.
   Закрывшего собой одного из них.
   Друга.
   - Кхм, - кашлянул маг. - Поскольку... э-э... причина наших разногласий устранена... не согласитесь вы выслушать мои предложения?
   Ответом ему стала ракета, расплескавшая не только мага, но и случившихся рядом воинов вместе с куском стены.
   Дублирующее заклинание, вплавленное в тело киборга, немедленно подготовило Сектору копию только что выпущенной ракеты. И он не замедлил метнуть ее, разнося только что подбежавшее подкрепление.
   Кулаки Сайрокса мгновенно покончили с его еще живыми противниками, и внутри зала замелькал ярко-зеленый кнут, рассекая тела воинов.
   Это был не бой.
   Это была месть.
   Стражники очень быстро поняли, чем им грозит дальнейшее противостояние, и рванулись в коридор.
   Киборги их преследовать не стали. Оба склонились над рим-севенном, который еще дышал. Правда, очень слабо.
   В глубине зала полыхнул открывающийся портал, и к воинам присоединился Шанг Сунг. Маг на секунду остановился, осматриваясь.
   - Однако... - озадаченно произнес он, разглядывая поврежденные стены и лежащие повсюду тела. - Узнаю школу Лин Куэй...
   Следы битвы, раненый человек, над которым склонились киборги, знание о том, что может душа человека даже в теле машины, - все это помогло Шанг Сунгу приблизительно понять, что произошло.
   Быстрыми шагами он пересек зал и оглядел Кандена.
   - Он выживет? - глухо спросил Сайрокс.
   - Нет, - покачал головой маг. - Очень уж опасные раны... он и так держится лишь силой воли. Разве что маг-целитель высшего класса бы помог.
   - А ты не можешь?
   - Я боевой маг, а не целитель, - напомнил Шанг Сунг. - Моих умений тут недостаточно.
   - Мы должны спасти его, - четко произнес Сектор.
   - Невозможно, - не замедлил с ответом маг. - Тут даже Рэйден не поможет: Хранитель очень сильно связан с Землей, а это человек иного мира.
   - Если он умрет, мы не станем помогать тебе.
   Шанг Сунг собрался возмутиться: "а причем тут я?", но сообразил, что на киборгов это не подействует.
   - Я в самом деле не знаю, как его вылечить, - развел он руками. - Разве что киборгизировать, как вас.
   Воины переглянулись.
   - А это мысль... - заметил Сектор.
   - Это можно сделать только в Лин Куэй! - напомнил маг. - Сомневаюсь, что нас туда просто так пустят.
   - Есть еще одна лаборатория, - ответил Сайрокс. - Та, из которой Братство приглашало специалистов. Мы знаем, где она. И мы в точности знаем весь процесс киборгизации. Уж не знаю зачем, но его нам объяснили.
   - Такая операция нереальна без сильной магии.
   - Вот ты ее нам и обеспечишь, - ледяным голосом заверил Сектор.
   Шанг Сунг сверкнул глазами... и лишь вздохнул:
   - Говори адрес.
  
   Когда маг открыл портал, Сайрокс окинул взглядом зал и со злым удовлетворением заметил:
   - Вот теперь "план императора" точно разрушен!
  
   Несмотря на то, что научный комплекс был уже закрыт (на Земле стояла ночь), все трое прошли внутрь без малейших затруднений. Охранник, правда, возражал. Но когда Сектор походя стукнул двухметровым детиной об стенку, тот потерял всякое желание спорить.
   Заклинания Шанг Сунга позволили поддержать жизнь в теле Кандена, пока киборги возились с аппаратурой.
   А затем началась операция.
   От полной киборгизации решено было отказаться: это было бы слишком долго. Да и не было в этой лаборатории всех необходимых материалов.
   Заменяли лишь наиболее пострадавшие органы. Пришлось лицо и голову закрыть шлемом респиратором: часть заклинания порвала дыхательную систему и сильно рассекла лицо.
   Киборги не уставали, а вот Шанг Сунг, поддерживавший их магически, вымотался (все-таки, это была совершенно не его стихия). Не раз он с удовольствием подумал, что созданный им телепортационный амулет от состояния самого мага не зависит.
   К шести утра все было закончено. Канден, приобретший новый облик, был вне опасности.
   Сектор задумчиво поскреб пальцем сталь виска. Точнее, маленький прямоугольник, вделанный в нее.
   - Зачем это, как вы думаете?
   - Для имени, наверное, - пожал плечами Сайрокс. - Или номера.
   - Хм. Используем по назначению?
   - Хорошая мысль, - согласился Сайрокс и подошел к столу. - Только... тут имя не поместится. А фамилия - тем более.
   - А вы сократите, - подал голос привалившийся к стене Шанг Сунг. - Скажем, по первым слогам.
   - И то верно, - согласился Сайрокс.
   Склонился над пока еще бесчувственным рим-севенном и принялся тщательно выводить слово "КАБАЛ".
  

Земля, Храм Света. Воины

   Штаб-квартирой земных воинов был выбран Храм Света. В основном потому, что его невозможно было наблюдать из Внешнего Мира. А еще - потому, что там было полно обширных помещений, в которых можно было и людей разместить, и оборудование поставить (к огромному удивлению воинов, к Храму оказалось подведено электричество. Правда, сами монахи им пользовались редко).
   Прошел день после возвращения киборгов из Синнфа, и все воины собрались в Храме. Не хватало только Ночного Волка и Кая, но они обещали скоро прибыть.
   Место для совещаний было очень простым: обширный зал с массивным столом в центре и множеством стульев. Рептилия, впрочем, предпочел разлечься на каменном блоке у окна.
   С самого начала стало ясно, что простого совещания не получится. Чуть ли не по любому поводу вспыхивали споры, которые приходилось гасить Рэйдену. Затеррианин же не вмешивался; и потому тем неожиданней оказался прозвучавший голос:
   - Вот смотрю я на вас, смотрю, и думаю: разделает нас Шао Кан под орех без всяких проблем.
   Повисла недоуменная тишина. Никто даже не успел возразить, прежде чем Рептилия продолжил:
   - Я к чему веду: в отличие от нас войска Шао Кана едины. То есть, конечно, генералы друг друга терпеть не могут, но бить будут в одну сторону, не опасаясь соратников. А тут - прямо противоположная ситуация.
   Сами посудите. Лю Канг сгорает от желания убить Шанг Сунга во второй раз; Шанг желает примерно того же, а Нуб Сейбот его поддерживает. Скорпион с радостью бы прикончил всех из Лин Куэй, а в особенности - Саб-Зиро, так как у него остались обязательства перед старшим. Сам Саб-Зиро прикончил бы Лю Канга за убийство брата. Кейдж злится на Скорпиона, Соня - на всех внешнемировцев за связи с Кано. Киборгам вообще все до фени. Спокойно ко всему относимся лишь мы с Рэйденом (хотя я мог бы предъявить претензии Лю Кангу по поводу моих сломанных костей. Ну, да я отходчивый).
   Воины посмотрели друг на друга. Рептилия все определил совершенно точно.
   Затеррианин тем временем спрыгнул с блока и начал прохаживаться по залу.
   - Ну что ж, а теперь давайте я вам всем объясню, почему вы идиоты. Начнем с меньшего. Так, Джон, ты злишься на Скорпиона, хоть и выиграл в той битве.
   - Он поддался... - только и смог сказать Кейдж.
   - Верно. И что теперь? Ты сомневаешься в своих боевых умениях? Так я тебя могу заверить: Скорпион большинство из присутствующих размажет тонким слоем по чему угодно. Или ты опасаешься за свою репутацию? Мол, Кейдж может победить, если только ему поддадутся? Так Скорпион в желтую прессу не пойдет интервью давать, это точно...
   Кейдж на мгновение представил себе Скорпиона, входящего в редакцию какого-нибудь бульварного журнала и согнулся от хохота.
   - Вот так-то, - заметил Рептилия. - Проехали. Теперь Соня. Согласен, Кано твой враг, и все, кто ему помогал, попадают в разряд противников. Но! Что называется "помощью преступникам"? Предоставление информации, оборудования, оружия, жилища и тому подобное. Насколько я видел, общение Шанг Сунга с Кано протекало по принципу: "Сделай это, это и это. Если не сделаешь, вырву тебе сердце и заберу душу". Ни о какой помощи речь и не шла. И вообще: только благодаря тому, как Шанг Сунг использовал Кано, ты столкнулась с ним на турнире. Причем, заметь, в таких обстоятельствах, когда не действовали никакие "права преступников" (идиотские у вас законы, должен сказать) и никто бы тебя ни в чем не обвинил. Да за такую возможность ты Шанг Сунгу благодарна должна быть!
   Соня выглядела совершенно ошарашенной. Подобный подход был ей внове.
   - Так. Что у нас дальше? Саб-Зиро. Тебе, кажется, рассказали: Лю Канг дрался с тем, кто уже не был твоим братом. Его убил Шао Кан. Ясно тебе? И еще: не убей твоего брата Лю, то он бы последовал плану Императора и был бы в итоге казнен. А так он умер как воин, а не с клеймом предателя.
   Ледяной воин тщательно пытался сохранить самоконтроль, но это ему не слишком удавалось.
   - Далее. Скорпион и Лин Куэй. Тут случай застарелый. И, должен сказать, я с тобой совершенно согласен в отношении Братства. Но посмотри. Эти трое уже не принадлежат к воинам Лин Куэй. Более того: если они явятся обратно, то их разберут по винтику... точнее, киборгов по винтику, а Саб-Зиро - по косточкам. А твой враг, кстати, даже не рядовые воины, а Мастера. Единственный конкретный воин Лин Куэй, к которому ты испытывал ненависть, погиб на турнире. Итак, остались еще претензии?
   Скорпион несколько секунд пристально смотрел на Рептилию. Потом медленно покачал головой.
   - Последнее. Лю Канг и Шанг Сунг. Да-а... Лю, почему ты хочешь его убить?
   - Он убил Чена! - запальчиво выкрикнул Лю Канг. - И забрал его душу!
   - Насколько мне известно, - ехидно заметил Рептилия, - душа твоего брата теперь свободна. С принципом "смерть за смерть" я согласен. Но ты же его убил! Сбросил с лестницы на острые клинки! Так?
   - Так...
   - Ты потом подходил к телу?
   - Да.
   - И что увидел?
   - Труп.
   - Вот именно. Так какие претензии?
   - Но он жив!
   - По-моему, это у вас на Земле существует обычай дважды за одно преступление не наказывать. Или ты непременно хочешь, чтобы Шанг за одну смерть твоего брата платил несколькими? Садист ты, Лю...
   Чемпион Смертельной Битвы настолько растерялся от подобного замечания, что не нашелся, что ответить.
   - Смерть смывает все грехи, - уверенно произнес Рептилия. И повернулся к Шанг Сунгу. - А у тебя какие жалобы?
   - Он меня убил, - удивился маг. - Какие еще могут быть жалобы?
   - Убил, значит, - покивал Рептилия. - Но ты же вроде жив. Или я ошибаюсь? И передо мной зомби или вампир, которого надо святой водой обрызгать?
   - А... - все, что смог выдавить маг.
   - Так ты живой или нет?
   - Живой...
   - Ну вот, так в чем же дело? И посуди сам: если бы Лю Канг тебя не убил, то ты погиб бы от рук Императора и уж точно бы не ожил. Да он тебе жизнь спас!
   На лицо Шанг Сунга стоило поглядеть. Мысль о том, что кому-то можно спасти жизнь, отправив его на тот свет, была еще той...
   - Вот так, - заключил Рептилия, отвешивая легкий поклон. - И что же теперь? Вся ваша вражда ничего не стоит. Отныне мы на одной стороне. Отныне и навсегда.
   Вроде бы все. Психотерапевт из меня, конечно, как из Шао Кана целитель, но все же...
   - Не зарекайся, - заметил Рэйден. - Обладающий силой Шао Кана действительно может исцелять очень тяжелые раны.
   - Ну, значит и у меня есть надежда, - махнул рукой Рептилия.
   Затеррианин вновь уселся на прежнее место. Повисла тишина.
   Потом Шанг Сунг медленно поднялся с места и пересек зал, направляясь к Лю Кангу.
   - Мы вряд ли станем друзьями, - тихо сказал он, - но можешь меня не опасаться. Вряд ли ты поверишь моей клятве, чем бы я не клялся... но я обещаю.
   Лю Канг тоже встал, глядя в глаза магу.
   - Я вряд ли прощу тебе смерть Чена, - выдохнул он, - но я не стану враждовать с тобой. Будем союзниками.
   - Теперь у вас обоих белое пламя на сердце и голове, - заметил Кейдж.
  
   Поздно ночью Шанг Сунг вышел во двор и некоторое время стоял, глядя в усыпанное звездами небо Земли.
   - Ну что ж, Император Шао Кан, - наконец произнес он, улыбаясь. - Мы идем!
  

Часть вторая. Тройная игра

Внешний Мир, дворец Императора. Синдел

   Во Внешнем Мире не идет дождь.
   Шао Кан считал, что это благо: полей здесь все равно не было, а хмурую погоду он ненавидел.
   Синдел же наоборот, дожди любила и скучала по эденийским ливням.
   Когда небо с палящим солнцем изредка заволакивали тучи (все же природа оказалась сильнее магии), бывшая королева часто стояла у окна, представляя, что идет дождь.
   И вот сейчас она стояла в коридоре, рядом с высоким стрельчатым окном, касаясь пальцами холодного стекла и закрыв глаза.
   Даже побывав за порогом смерти, Синдел осталась прекрасной, но красота ее изменилась; ранее это была красота розы, теперь - изящество тигрицы.
   Мягкие шаги отвлекли Синдел от ее мыслей. Она повернула голову, рассматривая приближавшуюся гигантскую фигуру. Не узнать могучего Кинтаро было невозможно.
   Синдел вновь отвернулась к окну. Ей не о чем было разговаривать с варваром.
   К ее удивлению, шокан остановился рядом.
   - Добрый день, ваше величество, - вежливо пророкотал низкий голос.
   - Я уже не "величество", - вздохнула Синдел. - Не называй меня так.
   - Вы рождены королевой, и королевой останетесь, - покачал головой Кинтаро. - Неважно, что у вас нет владений. Кровь сильнее земли.
   Бывшая повелительница Эдении повернулась и с изумлением взглянула снизу вверх, в лицо массивному шокану.
   Кинтаро вежливо кивнул, наблюдая за сменой выражений на лице королевы. Синдел замялась, пытаясь подобрать наиболее вежливые слова и сказать о том, что не думала, будто шоканы способны на такие высказывания.
   - Жители остальных миров относятся к нам довольно предвзято, - заговорил Кинтаро, прислонившись к стене. Верхние руки он скрестил на груди, нижние положил на пояс. - Бытует мнение, что у шоканов есть лишь мускулы, и свои проблемы они решают только ими. Однако, как ни странно, у нас есть и мозг. И мы им часто пользуемся. Полезные советы дает.
   - И что же сейчас говорит мозг? - спросила Синдел, ничего не понимая, но поддерживая ироничный стиль Кинтаро.
   - А говорит он, моя королева, что ему очень не нравится все происходящее. Поражение Шао Кана на турнире. Смерть нашего принца. Неудачи команд Рейко. Власть Императора слабеет.
   Пораженная Синдел отступила на шаг. За несколько секунд Кинтаро наговорил на пару месяцев непрерывной пытки. Это было более чем необычно; а уж слышать такое из уст шокана, которые всегда считались вернейшими слугами Императора...
   - Удивлены? - мягко усмехнулся Кинтаро. - Я этого ожидал. Нет, я вас не провоцирую. Разве можно хоть одного шокана в этом обвинить?
   Синдел согласилась: четырехруких воинов обвиняли много в чем, но только не в шпионаже и провокаторстве.
   - Я говорил со многими, - задумчиво продолжал Кинтаро. - Они подробно описали Землю и вооружение ее обитателей. Противостоять Императору они не в силах, но вот обычные солдаты... Если Император найдет способ атаковать Землю, то первыми пойдем мы. И кентавры. Именно из нас составлены штурмовые войска. А судя по тому оружию, которым владеют земляне, мы потеряем очень многих.
   - Ты не хочешь войны, - медленно произнесла Синдел. Кинтаро молча кивнул. - Тогда чего же ты хочешь?
   - Вам нужно, чтобы я непременно это сказал? - шокан пристально глядел на королеву. - Хорошо. Я хочу, чтобы Шао Кан перестал править нами. Я хочу, чтобы нами правили вы. И не только нами, но и многими другими народами, которым тоже не по душе Император.
   Эхо слов еще не успело отзвучать в коридоре, когда от стены отделилась стремительная тень, кинувшаяся в сторону выхода.
   Шпион!
   Синдел дернулась за ним, но шпион уже скрылся за поворотом. И в ту же секунду раздался короткий вскрик, а потом - хруст ломающихся костей.
   И вновь тишина.
   - На выходе из коридора стоит Шеева, - спокойно сообщил Кинтаро. - А на другом конце - Мотаро. Ему тоже не хочется терять своих братьев.
   Синдел медленно прошлась по залу, задумчиво поглаживая длинную волнистую прядь своих волос, спадавших ниже талии. Затем резко повернулась к четырехрукому гиганту:
   - Шао Кан воскресил меня. И привязал к себе узами. Как я смогу отвергнуть их?
   - Воскрешал вас действительно Император. А вот узы накладывал обычный маг, - возразил Кинтаро. - У меня есть... союзник, у которого, в свою очередь, есть средства воздействия на этого мага. В любой момент он может снять с вас заклинание.
   Глаза Синдел вспыхнули надеждой.
   - Но что это за союзник? Земляне?
   - Нет. На Землю нам путь заказан. А что касается его личности... я сам не знаю. Но я верю, что он поможет шоканам, кентаврам и многим другим отколоться от Империи.
   - Вот еще один факт, - задумчиво сказала Синдел. - Как ты собираешься увлечь за собой всех шоканов? Горо был принцем, а ты?
   - А я, - усмехнулся Кинтаро, - ношу титул "аргэх сеер-дораш". Это означает "первый после принца". В вашей системе это примерно соответствует герцогу.
   Тишина. Несколько секунд тишины. Затем звучный голос Синдел:
   - Я согласна.
   В несколько шагов Кинтаро пересек разделявшее их расстояние и опустился на одно колено.
   - Моя королева.
  

Земля, Храм Света. Воины

   - Бред сивого кентавра!
   Вот так Шанг Сунг охарактеризовал предложенные варианты проникновения в замок Шао Кана.
   С самого начала всем было ясно, что развернуть полномасштабную войну против Императора не получится. Войско на войско - это будет то самое, чего он и добивается. А как протащить, к примеру, ядерную боеголовку во Внешний Мир, не знал никто. Да и боеголовки не было (хотя Рэйден сказал, что может достать).
   Вариант с поднятием восстания в Империи тоже пришлось отбросить. Шао Кан был далеко не самым популярным правителем, но восставать против него никто не решался - уж слишком жестко подавлялось любое самовольство.
   Оставалось последнее - проникнуть во дворец Императора и... и что-нибудь сделать. Конкретные действия еще обдумывались, а пока земляне размышляли над проблемой проникновения.
   Однако разработки показали, что практически все, за исключением Шанг Сунга, даже не представляют себе, как защищен дворец. Даже Скорпион был знаком с защитными системами лишь поверхностно.
   После того, как маг забраковал третий вариант, его почти вежливо попросили рассказать о системе безопасности дворца.
   - Итак, - начал колдун. Небрежный жест рукой, и над столом загорелась иллюзорная модель замка. - Начну с внешних стен. Чтобы их пробить, требуется как минимум зенитно-ракетный комплекс, да и то маловато будет. Замок Императора выстроен из керенита - это один из прочнейших минералов Внешних Миров, обладающий, вдобавок, способностью заращивать повреждения. Каждый керенитовый блок оплетен сетью заклятий, которые образуют еще один, невидимый слой защиты. Именно он отражает направленные на него заклинания обратно, а иногда - поглощает их (в зависимости от воли Императора). Пробить этот щит с первого удара нельзя, а уже через шесть секунд после контакта все маги-охранники будут наготове. Еще раньше о нападении узнает Шао Кан и примет участие, если потребуется.
   Далее - внутреннее устройство. Замок многоэтажен, каждый этаж состоит из нескольких, условно говоря, концентрических кругов. Внутренние помещения и делятся по кругам, а не по этажам. Всего кругов пять, в каждом - своя стража.
   Внешний круг охраняют специально отобранные представители покоренных рас. Большинство из них - шоканы (известный вам Горо принадлежал именно к этой расе). Хорошее вооружение, отличная подготовка.
   Второй круг - Мертвая Стража. Это зомби, но особые; их специально для Императора изготавливает один очень опытный некромант по имени Квон Чи. Чтоб ему в лаве искупаться!
   - Вы его, похоже, не любите? - заметила Соня.
   - Слабо сказано. Может, от меня такое услышать вы не ожидаете, но Квон Чи - редкостная сволочь даже по стандартам Внешнего Мира. Как-нибудь потом расскажу подробнее.
   Так вот, чем эти зомби отличаются от обычных. Во-первых, они быстрые, даже быстрее живых. Во-вторых, очень сильные. В-третьих, прекрасно дерутся. В-четвертых, им плевать на оружие, на яды и на те заклинания, что обычно уничтожают любую нежить (Квон Чи постарался). Облачены они в доспехи, и поэтому в куски их изрубить непросто. Боевая магия, конечно, их возьмет, но стараться придется долго.
   На третьем круге стражи почти нет. Но зато он весь нашпигован ловушками: механическими, магическими, и еще шут знает какими. Даже я не знаю их всех.
   Четвертый круг охраняют каменные статуи. Керенитовые статуи, к сведению, и на них наложены заклинания, подобные тем, что защищают стены. Двигаются они не слишком быстро - примерно со скоростью нормального человеческого шага, - но им достаточно одного удара, чтобы переломать противнику все кости.
   Пятый круг - боевые маги, собранные Шао Каном из разных миров. Уровень подготовки у них разный, но все они - противники опасные. Помимо этого, на этом круге противника встретят высшие воины Кана. Такие как Горо. Как Скорпион. Как я.
   И шестой круг стерегут жрецы. Избранные слуги Шао Кана, маги, священники, воины - всего понемногу. Поодиночке они никогда не ходят, а встреча с тройкой - это даже у меня мало шансов выиграть.
   Тронный зал Шао Кана и его апартаменты расположены в самом центре замка.
   - Параноик он, вот что я скажу, - заключил Кейдж.
   - Возможно. Но благодаря всему этому, за тысячи лет замок штурмовали лишь трижды. А я еще только половину рассказал...
   Дворец расположен в особом мире, точнее, мини-измерении. Попасть туда можно лишь через порталы, и это очень непросто. Провесить портал во дворец невозможно: уже упомянутый щит так исказит потоки энергии, что переход просто скрутит, вместе со всеми, кто внутри. Или переместит точку выхода над озером с кислотой, в пыточную камеру или еще в не менее гостеприимное место.
   Проникнуть во дворец прямым порталом могут лишь те, кому доступны особые заклинания. Это высшие воины Шао Кана. То есть в нашем случае - я, Нуб Сейбот, Скорпион и Рептилия. Но есть один нюанс: взять с собой из дворца они могут кого угодно, а вот переместить снаружи вовнутрь - только себя. Изнутри замка долговременный портал провесить также нельзя: это вызовет ну очень негативную реакцию окутывающих дворец заклинаний. Долговременным, кстати, считается портал, открытый больше шести секунд. Сделать это можно только в восьми определенных местах, где ОЧЕНЬ хорошая охрана.
   Далее. Во дворец Шао Кана ведут лишь четыре постоянных портала. Один - из того места, где мы сражались с Лю Кангом. Он выводит на площадку внутри пятого круга, где постоянно дежурят маги. Второй - из Лин Куэй, именно им воспользовался Саб-Зиро. Третий - из Эдении; фактически, это основной портал во дворец, так сказать, парадный вход.
   Четвертый же портал - из Ночного мира, расположенного непосредственно... хм, можно сказать "вокруг" измерения, где находится сам замок.
   - Что за мир? - поинтересовался Кейдж.
   - Там живут Ночные.
   - Ясно, что не ночники. А точнее?
   - Я же говорю - Ночные. Все, кого ассоциируют с ночью. Вампиры. Оборотни. Вурдалаки. Еще много кто. Малоприятное местечко.
   В Империю Шао Кана входит множество миров, но из них всех порталы ведут лишь в Эдению. А оттуда, через вторые врата - в замок. Собственно, Шао Кан в каждом новом мире, на который нацелено завоевание, размещает один портал, в нашем случае это тот, что в Лин Куэй. После победы он их, естественно, убирает.
   Мое мнение: если идти во дворец, то через Ночной мир. Тамошние жители никогда не беспокоили Кана, и потому у этого портала меньше всего стражи.
   - Если нам придется прорубаться сквозь толпы вампиров, то стража уже нас волновать не будет, - заметила Соня.
   - Да. Но есть один вариант... Видите ли, в Ночном мире нет четко выраженного правительства. Он разделен на области, каждой из которых правит кто-то один. Имперский наместник там, конечно, есть, но роль его чисто формальная: все знают, что любой Ночной-правитель порвет на части того, кто будет ему приказывать, наплевав на последствия. Шао Кан, конечно, будет карать, только вот наместнику это уже не поможет.
   Областью, в которой находится портал, правит вампиресса Нитара. Я надеюсь, что мы сможем с ней договориться. Как - еще не знаю, но это наш единственный шанс пройти к вратам без потерь.
   - Если мы туда собираемся, - заметил Рептилия, растянувшийся у окна, - невредно будет захватить Нуба и меня.
   - Зачем?
   - Ну, "теней" Ночные уважают. Даже очень. А кровь затерриан для вампиров ядовита. Мы - те, кого они даже не подумают кусать.
   - Я не знал, что затеррианская кровь - яд для вампиров, - удивился Шанг Сунг.
   - У людей в крови содержится железо, - пожал плечами Рептилия. - А у нас - серебро.
   - Не может такого быть! - воскликнула Соня.
   - Хочешь, пойдем сделаем анализ? - ухмыльнулся затеррианин.
   Девушка так и не поняла, серьезно он говорил или нет.
   Шанг Сунг покрутил головой, вспоминая, о чем он говорил до того, как встрял Рептилия и продолжил:
   - Мысль правильная, в таком составе и отправимся. Чуть позже, естественно. Какие еще вопросы?
   - Что за "высшие воины"? - поинтересовался Кейдж.
   - Это к Скорпиону, - переадресовал вопрос маг. - Он их гораздо лучше меня знает.
   Все повернулись к огненному воину, расположившемуся у стены.
   - Вам подробно или кратко? - осведомился Скорпион.
   - Пока кратко, - кивнула Соня.
   - Опасные.
   Прошло несколько секунд, прежде чем воины поняли, что это и есть краткий рассказ.
   - Вы тут беседуйте, - воспользовался паузой Шанг Сунг, - а я пока попробую побеседовать с духом-хранителем архива. Может, что интересное узнаю.
   - Кстати! - встрепенулся Рептилия. - А через архив нельзя во дворец проникнуть?
   - Увы, нет, - с явным сожалением развел руками Шанг Сунг. - Выход, конечно, есть, но на него действует защитное заклинание - проход только для высших. Так, отправлюсь-ка я прямо сейчас.
   И, не дав никому вставить хоть слово, он открыл портал.
  
   Через несколько часов Шанг Сунг вернулся. С чрезвычайно растерянным лицом.
   Это было более чем необычно.
   Не говоря ни слова, маг положил на стол листок бумаги, обвел всех взглядом и пояснил:
   - Это мне вручил дух-хранитель. А ему, в свою очередь, некто, пришедший до меня и по всем правилам запретивший духу его описывать. Читаю:
   "Шао Кан отказался от планов в отношении земных воинов. Теперь он собирается уничтожить их, и получить Землю при помощи дара королевской семьи Эдении.

Жа'линт"

  

Внешний Мир, дворец Императора. Джарек

   Он стоит на широкой стене, скрестив руки на груди. Внизу, на огромном поле, кипит бой: воины в багровом отражают атаки противников, в самых разнообразных цветах.
   Он знает, что может усилием мысли связаться с любым из своих солдат.
   - Аррин, передвинься на левый фланг. Выжди четыре минуты и атакуй.
   - Слушаюсь, господин.
   Неожиданная атака застает противника врасплох; солдаты падают один за другим под мечами защитников крепости.
   - Аррин, отступай.
   - Но мы побеждаем...
   - Не обсуждать.
   Воины отбегают назад, и почти в ту же секунду слепящие молнии полосуют поле, вспарывая почву. Своевременное отступление спасает отряд.
   - Эмеш, следи за центром. Там будет прорыв.
   Командир по-новому группирует своих воинов, и те успешно отражают нападение.
   Позади раздаются шаги: кто-то поднимается по лестнице на стену. Он не оборачивается. И так ясно, кто это - Старший.
   - Положение?
   - Мы долго не продержимся, - не оборачиваясь, бросает он. - Я делаю, что могу, но силы слишком неравны. К ним постоянно подходит подкрепление.
   - Нам пора вмешаться напрямую.
   - Это лишь отсрочит поражение.
   - ОН приказал.
   - Тогда делаем.
   Он вытягивает вперед руки, и вокруг них начинает пульсировать багровое сияние...
  
   Джарек открыл глаза и некоторое время глядел в потолок.
   Эти сны приходили к нему уже несколько лет. Невероятно реалистичные, похожие больше на воспоминания, чем на сны.
   Впервые такое сновидение пришло к нему за три года до того, как он попал к Шао Кану. За эти три года сны приходили четырежды. Потом стали чаще.
   Последнее время сны являлись через день.
   Самым странным было то, что Джарек не мог вспомнить ничьего лица из сна. И ни разу ему не удалось посмотреть на того, в кого он перевоплощался.
   Текучим движением Джарек поднялся с кровати и стал одеваться.
   Что делать теперь?
   Землянину внезапно вспомнилось, как Рептилия утверждал: Эрмак знает толк в снах и умеет их толковать. Конечно, ящер был мастером розыгрышей, но больше Джареку обратиться было не к кому.
  
   Эрмака воин нашел в тренировочном зале. Он медленно работал мечом, оттачивая каждое движение.
   Услышав шаги Джарека, воин опустил меч и развернулся к нему.
   - Мне надо поговорить с тобой.
   - О чем?
   Хоть Джарек и не в первый раз общался с Эрмаком, он невольно вздрогнул: голос у воина был более чем запоминающийся. Отзывающийся эхом даже в маленькой комнатке, состоящий словно из множества голосов, он очень хорошо врезался в память.
   Джарек пару секунд колебался, а затем на одном дыхании выложил Эрмаку все про свои сны.
   Красный воин долго молчал. Потом вновь зазвучало странное многогосье:
   - В твоей душе что-то лежит. Не знаю что именно, но оно старается выйти через ночь.
   - Вот это сюрприз, - ошарашенно промолвил Джарек.
   - Будь осторожен, - посоветовал Эрмак. - Можешь потерять себя... а можешь и обрести.
   Джарек подумал, что после такого объяснения вопросов стало еще больше, но вслух этого произносить не стал. От одного взгляда пронзительных зеленыснения вопросов стало еще больше, но вслух этого произносить не стал.х глаз Эрмака ему всегда было не по себе.
   - Спасибо.
   - Будь осторожен, - посоветовал Эрмак.
   После чего встал и ушел.
   Джарек вздохнул и отправился к себе в комнату.
  

Внешний Мир. Рейко

   Рейко вошел в тронный зал без стука - высшим воинам было даровано такое право.
   - У меня для тебя задание, - прогремел голос Шао Кана.
   "Когда это Император вызывал меня просто поболтать?" - подумал Рейко и приготовился слушать.
   - В мире Киенсар беспорядки. Какой-то тип, очень популярный у этого народа, занимается пропагандой. Отправляйся туда и реши вопрос.
   - Каким способом? - деловито уточнил Рейко.
   - На твое усмотрение, - махнул рукой Шао Кан и отвернулся.
   Аудиенция была закончена.
  
   Пройдя через портал, Рейко оказался лицом к лицу с жителями Киенсара. Гуманоиды, каждый минимум на голову выше, бледно-серая кожа и такие же волосы. Недаром Киенсар называли Серым миром...
   Облаченные в доспехи бойцы остановились, разглядывая Рейко. Даже на них спокойный и уверенный генерал в черно-красной одежде производил впечатление. Под холодным синим взглядом многие даже попятились. Особенно когда Рейко небрежно положил ладонь на рукоять легкого меча, висевшего на бедре. До этого мира вся слава Рейко еще не дошла, но при дворе Императора все знали, как смертоносен этот клинок в руках хозяина.
   Вперед шагнул киенсарец, одетый богаче других. Взгляд - спокойный и холодный, на лице - маска аристократической надменности.
   Некоторое время они смотрели друг на друга. Первым взгляд отвел киенсарец.
   - Я - Эсташ Фиевердин, - представился он. - Кого я вижу перед собой?
   - Я - Рейко, - ответил воин.
   Больше ничего не требовалось. Во многих мирах знали имена высших воинов.
   - Я прибыл уладить конфликт, - продолжал Рейко. - Как я понимаю, Фиевердин-эссоль, именно с вами мне надлежит поговорить?
   В глазах Эсташа мелькнуло удивление: он явно не ожидал, что Рейко использует малоизвестное киенсарское обращение.
   - От императорского наместника одни беды, - промолвил Фиевердин. - Я не собираюсь спокойно смотреть, как мой народ страдает.
   - Похвальное стремление, эсторин аммеш, - кивнул Рейко. - Однако Император не одобряет беспорядки в своих мирах.
   Киенсарцы глухо заворчали, Эсташ вскинул голову и взялся за рукоять меча.
   - Я готов отстаивать свои убеждения с оружием в руках. Поединок, мастер Рейко. Здесь и сейчас.
   - Сейчас, - согласился воин. - Но не здесь. Там, вон за тем строением. И наедине.
   Холодный взгляд остановил бойцов, сунувшихся было за своим предводителем.
   Эсташ колебался.
   - Никакого коварства с моей стороны, - заверил его Рейко. - Мое слово.
   Киенсарец решительно кивнул и последовал за воином.
   Убедившись, что их никто не видит, Рейко повернулся к Фиевердину, окинул его взглядом.
   - Вы, наверное, гадаете, зачем я так поступил? - спросил он.
   - Да.
   - Ну что же, это легче показать, чем объяснить. Начнем, эсторин аммеш.
   Меч Фиевердина взлетел вверх, обрушился... и отскочил, отбитый клинком Рейко. В ту же секунду острие узкого меча оцарапало кожу на горле киенсарца.
   Разозленный Эсташ вновь атаковал, но на сей раз Рейко ушел от удара, и уколол противника в сердце, слегка рассадив кожу.
   Третий раз не понадобился - Эсташ остановился в боевой стойке, озадаченно глядя на воина Императора.
   Рейко опустил меч.
   - Поединка не будет, эсторин аммеш. Слишком неравны у нас силы.
   - Вы могли убить меня, - задумчиво сказал Эсташ, вкладывая меч в ножны. - Или сделать то же при всех, разрушив мою репутацию.
   - Я пришел не для того, - честно ответил Рейко. - Не люблю убивать без необходимости.
   - Но мои требования остаются.
   - Пожелания, - мягко поправил Рейко. - Мы сейчас идем к наместнику и я с ним беседую. После этого я приму решение.
  
   Наместник Киенсара решительно отвергал все претензии Фиевердина. Рейко, однако, мигом разобрался в реальной картине событий и принялся спокойно, но непреклонно давить на наместника.
   У того в глазах заметалось отчаяние: законов в Империи было немного, но за их выполнением следили. А он успел не раз нарушить кодекс. Потому и медлил с признанием вины.
   Окончательно обстановку прояснил поступок одного из телохранителей, а по совместительству - личного палача наместника. Осознав, что его хозяин вот-вот расколется, и выложит все, он потерял самообладание.
   Взмах клинка был стремительным, прочертив в воздухе стальную дугу. Движение Рейко, стоявшего спиной к врагу, было еще стремительней; доля секунды - и обезглавленное тело падает на пол, а Рейко тщательно вытирает меч.
   Горящие сапфировым огнем глаза вонзились в лицо наместника.
   - Думаю, это решает вопрос, - сказал Рейко.
  

Земля. Воины

   - Жа'линт? - недоуменно повторил Кейдж. - Это еще кто?
   - Понятия не имею, - пожал плечами Шанг Сунг. - Это слово из языка дроу, темных эльфов. Означает "память".
   - Только эльфов для полного счастья нам не хватало, - вздохнула Соня.
   - Эльфы, скорее всего, тут ни при чем, - пояснил маг. - Одно время в Империи было модно изучать язык дроу. Примерно как французский в России XIX века. Так что назваться этим словом мог кто угодно.
   - Что за "дар королевской семьи Эдении"? - спросил Лю Канг. С некоторых пор все, связанное с эденийскими правителями, вызывало у него жгучий интерес.
   - Управление пространством, - пояснил Скорпион.
   - Что значит "получить Землю"? - вклинился Кейдж. Его больше озаботила эта фраза. - Он же проиграл Смертельную Битву!
   - Тут надо подумать, - развел руками Шанг Сунг. - И проиграть пару раз на моделях.
  
   Попытка составить план действий против Шао Кана стремительно превращалась в нечто невообразимое. Оказалось, что Скорпион, вытаскивая Кейджа с киностудии, ничтоже сумняшеся рассказал режиссеру, что у Джона серьезно заболел брат. Кеннер не поленился проверить и пришел в ярость, узнав, что у актера брата никогда не было. И Кейдж, позвонив домой и активировав автоответчик, услышал все, что ему хотел сказать режиссер. А нашлось у него много!
   - Про сестру не мог сказать? - возмущался актер. - Ребекка бы меня поддержала.
   В общем, Кейдж срочно вернулся в Голливуд, обдумывать легенду для Кеннера. Вместе с ним отправилась Соня, которая вспомнила, что она так и не добралась до своего места работы.
   Шанг Сунг, занятый размышлениями над "семейным даром", построил портал прямо в дом Кейджа. Соня немедленно кинулась к телефону.
   - Майор Джексон Бриггс, - раздалось в трубке.
   - Джакс!
   - Соня? - изумился Джакс, громадный негр, давний напарник и друг Сони. - Ты где?
   - В Лос-Анджелесе.
   - Что ты там делаешь? - чуть не выронил трубку Джакс. - Шеф рвет и мечет, желает немедленно знать, куда ты пропала и куда подевался Кано. Уж не знаю, кого из вас он больше хочет видеть.
   - Кано подевался на тот свет, - сообщила девушка, - при моем непосредственном участии. А я... ну, это долго рассказывать.
   - Ты уж постарайся, - заметил Джакс. - Мне хотя бы, а потом решим, что шефу говорить.
   "Как мне с Джаксом потолковать? - подумала Соня. - Лучше при личной встрече, а то по телефону он сочтет, что у меня крыша поехала..."
   - Может, я его сюда доставлю?
   У стены стоял Рэйден, со своей вечной улыбкой наблюдая за происходящим.
   - А вы можете?
   - Разумеется. Сообщи своему напарнику, что вскоре к нему явится некто Блитц Флумине.
   Соня донесла эту информацию до Джакса и повесила трубку, не дожидаясь, пока майор спросит, как мистер Флумине доставит его в Лос-Анджелес.
   Повернувшись к Рэйдену, Соня увидела, что он уже исчез.
   - Хоть кто-то всегда все делает сразу, - вздохнула она.
  
   Почувствовав легкое холодное дуновение, Скорпион обернулся, глядя вдоль коридора. В самом его конце стоял Саб-Зиро.
   Несколько секунд они молча смотрели друг на друга. Потом Ледяной Воин двинулся вперед и оказался рядом.
   - Рептилия рассказал мне о вас. И о вашей вражде с братом. Впрочем, и сам брат мне об этом говорил...
   "Рептилия уже и с Саб-Зиро успел подружиться, - отметил Скорпион. - Как ему только удается?"
   Вслух же он произнес только:
   - И?
   - Ты - призрак мести, - заговорил Саб-Зиро, резко перейдя на "ты". - Брат мертв, но теперь тебе придется мстить мне. Я не стану нападать первым, я буду спокоен. Но я могу защитить себя.
   Скорпион молчал. Потом вдруг провел рукой в воздухе, и перед воинами замерцала щель портала.
   - Пойдем, - сказал Скорпион и шагнул внутрь. Пару секунд поколебавшись, Саб-Зиро вошел за ним.
   Он оказался на небольшой площадке, с трех сторон окруженный массивной скалой, уходившей высоко в небо. В угольно-черное небо.
   Впереди же виднелся обрыв, у которого сейчас и стоял Скорпион, спиной к Саб-Зиро, сложив руки на груди.
   - Иди сюда, - позвал он, и Саб-Зиро вздрогнул, вспоминая рассказ брата о том, что Скорпион делал после этой фразы.
   В несколько шагов молодой воин дошел до обрыва и взглянул вниз.
   ГРОХОТ.
   ГУЛКАЯ ТИШИНА.
   НЕВЫНОСИМЫЙ ЖАР.
   ОБЖИГАЮЩИЙ ХОЛОД.
   МИЛЛИОНЫ ГЛАЗ.
   ТЬМА.
   Резкий толчок отбросил Саб-Зиро назад. Прислонившись к скале, Ледяной Воин помотал головой, приходя в себя.
   Скорпион смотрел на него с уважением.
   - Не каждый сможет целых восемнадцать секунд смотреть туда, - заметил он.
   Восемнадцать? Ледяному Воину показалось, что минула целая вечность.
   - Ч-что это? - прохрипел он, делая неуверенный шаг.
   - У этого места много имен, - Скорпион вновь отвернулся и стал смотреть вниз. - Мне больше всего нравится название Бездна Вихрей. Я здесь часто бываю. Это меня... успокаивает.
   "Какой ад нужно носить в душе, чтобы ЭТО успокаивало?" - ошарашенно подумал Саб-Зиро. Но вслух сказал совсем другое:
   - Скорпион...
   - Да?
   - Я хотел спросить. Ты - воин Огня, но всегда спокоен и сосредоточен, тебя очень нелегко вывести из себя. Я должен быть таким, но мой самоконтроль постоянно рушится...
   - Это очень хорошо, - отстраненно заметил Скорпион, продолжая смотреть в Бездну. Отблески призрачного пламени скользили по его маске.
   - Почему? Мастера говорили...
   - Методы Лин Куэй несовершенны. Вас учат, что надо вести себя в соответствии со своей Стихией. Вас учат спокойствию, ярости или коварству - в зависимости от Стихии. И несмотря на это, воины Лин Куэй никогда не доживают до старости. Огненные сгорают, Воздушные распадаются... Ледяные промерзают насквозь.
   - Я не знал...
   - Теперь знаешь. Этим вопросом занимались многие, лучше всего проанализировала Ахэнне Лазурная. Но решение его просто.
   - И какое же?
   Скорпион наконец повернулся.
   - Чем больше ты соотносишь себя со Стихией, тем больше ты к ней приближаешься. Чем спокойнее Воин Холода, тем более он близок к Холоду. И настает день, когда ты становишься полностью подобен Стихии, сливаешься с ней. И умираешь как человек.
   А решение просто - не давать Стихии владеть собой. Наоборот. Если ты Ледяной - не сдерживай эмоций. Если Огненный - будь спокоен. Если Воздушный - умерь порывистость. И так далее.
   Такой метод применили и в Рин Элем, после определенных событий. Впрочем, ты об этом вряд ли слышал. Но с тех пор их воины живут нормальные сроки.
   Саб-Зиро прикрыл глаза. И спросил опять не то, что намеревался:
   - Скорпион, а как тебе удается долго смотреть в Бездну?
   - Я там был неоднократно, - равнодушно ответил воин. - После этого смотреть на нее просто.
   - Был? Но как...
   - У любой души есть два пути. Первый - идти в свой загробный мир или переродиться, создавая новую личность. Второй - переродиться, сохранив память о прошлой жизни... или жизнях. В этом случае - иди через Бездну.
   - И ты... шел?
   - Да. С момента своей первой смерти.
   Скорпион вдруг шагнул от обрыва и оказался совсем близко.
   Холодные белые глаза встретились с изумленными синими.
   - Я не буду убивать тебя, - сказал Скорпион. - Я буду тебя учить.
   - Но... почему? - это было все, что сумел сказать Саб-Зиро.
   - Потому что я боюсь. Боюсь того, что однажды верх во мне возьмет Огонь. Или те силы, что дали мне это тело, все-таки дотянутся до меня.
   - И что?
   - И в этом случае ты меня убьешь.
   - Если ты действительно будешь меня учить... Убийство учителя - самое подлое, что можно представить.
   - Если тебе действительно придется это сделать, я уже не буду твоим учителем.
   Саб-Зиро отступил на шаг и внимательно посмотрел на стоящего перед ним. На человека, проходившего через Бездну, не желая терять себя. На человека, успешно боровшегося с собственной Стихией и собственной природой. На человека, собиравшегося обучать своего возможного убийцу и спокойно говорящего об этом.
   И низко поклонился.
  
   Уже уходя, Саб-Зиро оглянулся.
   Скорпион все так же стоял, глядя в Бездну. На какое-то мгновение Ледяному Воину почудилось, что он что-то шепчет...

***

   Я иду по огню, я иду по клинку,
   Я отныне не чувствую боли,
   Идеальный боец, воплощенная смерть,
   Для которого жизнь - неволя.
  
   Острый меч за спиной, и гарпун меж костей,
   Мертвым блеском сияют глаза,
   Вихрь пламени в сердце и лед на душе -
   Вот он я, вот таким-то я стал.
  
   Я ведь помню свой дом на берегу озерца,
   Помню небо и крик журавля...
   Почему для меня закрыт вход в мир живых?
   Почему стала адом Земля?
  
   "У тебя нет и не может быть чувств,
   Твоя доля - лишь убивать".
   Как вы смеете рассуждать обо мне?
   Вы - живые. Вам не понять.
  
   У меня была месть, была цель для клинка,
   Я отдался убийцы судьбе,
   Но теперь мой враг мертв. Будь ты проклят, Лю Канг.
   Будь ты проклят. Спасибо тебе.
  
   Я иду, и никто не встает на пути.
   Я ведь - смерть, это точный закон,
   Хоть бы кто-то нашелся, кто знает меня,
   Кто окликнет: "Постой, Скорпион!"
  
   У меня нет хозяев, нет врагов, нет друзей,
   И текут годы вдаль, как вода...
   Что осталось мне? Мой гарпун и огонь,
   И короткая фраза "Иди сюда!"
  

Ночной Мир. Нитара

   Тонкие пальцы сомкнулись вокруг ножки бокала; припав губами к алой жидкости, Нитара блаженно закрыла глаза. Расправив крылья, она поудобнее откинулась в невысоком кресле.
   Был вечер... вернее, то время, которое в Ночном Мире соответствовало вечеру. Дела на сегодня были закончены, и вампиресса могла позволить себе отдохнуть. Она уже начала прикидывать, как именно провести время, когда в дверь вежливо постучали.
   - Да?
   Дверь медленно отворилась, и в комнату заглянул Сейген, секретарь Нитары, высокий и мощный вампир.
   - К вам гость, госпожа.
   - Кто? - подняла тонкую бровь Нитара. - Я же велела никого не пускать!
   - Это он, госпожа.
   - А. Тогда впусти немедленно.
   Сейген отошел в сторону, пропуская человека, скрытого багровым ореолом. Подождав, пока гость пройдет на середину комнаты, он вышел и закрыл дверь за собой.
   - Нитара.
   - Жа'линт.
   - Ты, как всегда, прекрасна.
   Нитара польщенно улыбнулась, проводя рукой по крылу.
   - Знал бы ты, как трудно сохранять кожу крыльев шелковистой...
   Жа'линт вежливо кивнул.
   Нитара поднялась из кресла и пристально взглянула на гостя.
   - Зачем ты пришел теперь, Жа'линт?
   - Вскоре к тебе явится волшебник по имени Шанг Сунг.
   - Маг Императора? - удивилась вампиресса. - Я слышала, что он умер.
   - Он больше не маг Императора. И очень даже жив. Так вот, он вскоре явится и попросит тебя пропустить его и его спутников к порталу во дворец в определенный день.
   - Ты представляешь, что со мной сделает Император, если он об этом узнает? - тихо спросила Нитара.
   - Представляю, - спокойно ответил Жа'линт. - Если все пройдет как надо, Императора это уже волновать не будет.
   - А если не пройдет?
   - Тогда это не будет волновать меня.
   Вампиресса прошлась по комнате, крутя в пальцах пустой бокал.
   - Нужна очень большая цена, чтобы я согласилась так рисковать.
   - Назови ее, - немедленно отреагировал гость. - Только не переборщи.
   - А если моя цена будет чрезмерной?
   - Я сочту, что этой области нужен новый правитель, - прямо ответил Жа'линт.
   Нитара вздрогнула. Ее гость вполне был способен это сделать; у него было колоссальное количество связей и рычагов влияния.
   - Что ж, - вампиресса помолчала, потом повернулась к своему собеседнику. - Хорошо. Моя цена - власть над Ночными. Не только над этой областью, но и над всем Ночным Миром.
   Жа'линт тоже ответил не сразу. После некоторого молчания, он кивнул:
   - Я согласен. Но это осуществится только после исполнения моего плана.
   - Понятно, - махнула рукой Нитара. - Правда, ты так и не рассказал, в чем он состоит.
   - И не расскажу, - заверил Жа'линт. - Слишком многое поставлено на карту. Итак, можно ли считать, что мы договорились.
   - Да. Я не откажусь от своего слова.
   Жа'линт снова кивнул и вышел, не прощаясь.
   Нитара задумчиво смотрела ему вслед.
   - Ты называешь себя "Памятью", - прошептала она. - Памятью чего? Или о чем?
  

Внешний Мир, дворец Императора. Шао Кан

   Шаг. Еще шаг. Два шага - одна плита. Восемьдесят шагов - сорок плит.
   И обратно.
   Шао Кан мерил шагами тронный зал; ему всегда лучше думалось на ходу. Голова опущена, зеленые глаза полуприкрыты, пальцы задумчиво теребят одежду.
   Только избранные могли видеть Императора таким - погруженным в раздумья, спокойным и сосредоточенным. Именно такими периодами холодного размышления сменялись его знаменитые вспышки гнева.
   Шаг. Еще шаг.
   Шао Кан думал о Земле.
   В течение тысячелетий он строил свою империю, нет - Империю. Даже Смертельная Битва, серьезно ограничившая его возможности, не остановила победное наступление войск Шао Кана.
   И вот, он терпит поражение на какой-то заштатной планетке, где даже не верят в магию. И ее хранит его брат, будь он проклят!
   Император с силой ударил кулаком по стене, на мгновение застыл, заставляя себя успокоиться. Повернулся и пошел обратно.
   Шаг. Еще шаг.
   Да, шаг за шагом он строил свою империю. Сначала его вела МЕСТЬ. Месть за отца, месть брату, некогда победившему его в поединке. Но постепенно жажда мести переродилась в жажду власти. Мститель стал повелителем - и Вселенная содрогнулась.
   Шао Кан вспомнил, как решительно отмежевался от всего, что ценил Рэйден. Брат говорит о милосердии - так введем в Империи казни по воле Императора! Брат не скрывает лица - так пусть все трепещут перед маской Шао Кана!
   Сейчас это казалось Императору мальчишеством.
   Он не раз жалел, что правила не позволяют встретиться в поединке Завоевателю и Хранителю. И неважно, чем закончится бой - значение имеет лишь сам шанс.
   Шаг. Еще шаг.
   А сейчас его авторитет начал шататься. Беспорядки на Киенсаре - это лишь первый знак; киенсарцы всегда были непозволительно горды.
   Землю необходимо не просто завоевать, но сделать это показательно. Обратить в такие руины, из которых не поднимется ничто и никто.
   Вопрос: кто стоит между Императором и наказанием Земли?
   Ответ: Рэйден и земные воины. А также правила Смертельной Битвы.
   Решение: как обойти правила, Шао Кан уже знал. Этот же способ лишит силы и Рэйдена. Но сначала необходимо убрать воинов.
   Как?
   Если твои люди не справляются, используй чужих.
   Кано мертв, но его организация жива. Будет не так трудно взять ее под контроль и натравить на земных бойцов. Пусть попробуют совладать. И Рэйден не сможет вмешаться - это будет схватка землян. Пускай убивают друг друга. Войскам Императора останется меньше работы.
   Шаг. Еще шаг...
  

Внешний Мир, дворец Императора. Китана

   Мягкий шелк струится меж пальцев...
   Узор из тончайших золотых и серебряных нитей оплетает стены...
   Каждый предмет в этих покоях дышит изяществом и красотой...
   Роскошь и красота окружают во дворце Шао Кана лишь тех, на кого укажет Император. А он все еще надеется подчинить себе Эдению по всем законам и превратить наследницу в верную служанку.
   Легкие шаги, приглушенные толстым ковром. Лишь веера, свисающие с пояса, тихо позванивают в такт шагам.
   Хорошо, хоть сейчас Шао Кан получил по заслугам! И планета, на которой почти все даже не знают о его существовании, отбросила его назад!
   Но что изменилось? Она по-прежнему пленница во дворце, а все земляне, которые так пришлись ей по сердцу - в своем родном мире.
   И мама в последнее время изменилась...
   Раньше, когда магия Кана лишь подняла ее из мертвых, они общались часто. Связанная волей Императора, Синдел все же не утратила любви к дочери, и была одним из ее немногих союзников. Лишь заклятие Кана не давало ей возможности активно помогать принцессе.
   А теперь... теперь она постоянно где-то пропадает. И вместо обычного грустного мерцания в ее глазах - злорадный огонек. И крепнет чувство, что мама ведет какую-то свою игру, что она тоже против Кана, но почему-то не желает делиться этим с дочерью...
   Вежливый стук в дверь. Хоть одна приятная черта этого положения: никто не смеет просто так вломиться в ее покои. Таков приказ Императора.
   Единственным исключением был он сам.
   - Входи.
   На пороге - фигура, сотканная из тьмы. Скользящий шаг - и Нуб Сейбот уже рядом.
   - Что тебе нужно, воин? - Побольше холода в голос. Может, сразу уйдет, и не будет этого жутковатого чувства, которое у нее вызывают высшие воины Императора.
   Короткий поклон, и рука Нуб Сейбота протягивает ей письмо.
   Послание? Но от кого?
   Треск сломанной печати, шелест разворачиваемой бумаги.
   "Китана, не знаю, поверишь ли ты этому письму. Но Рэйден свидетель, я не вижу другого способа передать его. Пожалуйста... я бы хотел с тобой встретиться. Меня проведут в Эдению, к Лесу Изваяний; думаю, ты знаешь, где это.
   У меня так и не получилось написать все, что я сейчас хотел сказать. Очень надеюсь, у меня найдутся слова при встрече... милая.

Лю"

   Лю!
   Он хочет встречи!
   А если это ловушка? Но очень хочется верить... Очень... И эта фраза: "Рэйден свидетель"... Император приходит в ярость от упоминания имени брата, и вряд ли его помощники стали бы вставлять такой оборот. Впрочем, Рейко еще и не такое может прийти в голову...
   Нет. Надо верить. В крайнем случае, ничего не изменится - Шао Кану прекрасно известно ее мнение об Императоре и Империи в целом.
   - Когда встреча?
   - Завтра, принцесса.
   Те несколько раз, что она разговаривала с Нуб Сейботом, он так и называл ее: "принцесса". Ничего больше.
   - Я приду.
   - Я передам, принцесса. Вам лучше уничтожить письмо.
   Темная фигура отступает назад, растворяется в полумраке коридора.
   Уничтожить письмо? Да, конечно. Но сначала надо еще раз перечитать.
   Милая...
   Как приятно, когда есть кто-то, кто называет тебя так.
  

Земля, Лос-Анджелес. Воины

   - Не верю. Не верю. Не бывает этого.
   Джакс мерил шагами комнату, повторяя "Не верю". Соня вполне его понимала; она сама окончательно поверила только после впечатляющей демонстрации способностей Саб-Зиро и Скорпиона.
   Последний, кстати, был здесь, удобно расположившись в кресле и погрузившись в чтение. Вместе с Шанг Сунгом, они прибыли незадолго до Джакса. Как пояснил маг, ему надоело, что в Храме Света от него шарахаются все монахи.
   Участия в разговоре они не принимали; разве что Шанг Сунг пару раз вмешивался, дополняя детали. Рэйдена тут, естественно, уже не было - его роль ограничилась доставкой Джакса.
   И вот теперь Соня и Кейдж в подробностях изложили все, что произошло с момента, когда они оказались на пирсе и увидели корабль Шанг Сунга. Соня даже изобразила на бумаге один из жутковатых ножей, которые носили стражники Шао Кана.
   Джакс был реалистом и очень не хотел во все это верить, но взгляд его помимо воли все время поворачивался к читающему воину - Скорпион не стал утруждать себя маскировкой и пребывал в своем "обычном" облике - костюм, стальная маска, белые глаза.
   Когда же Джакс обратился к Шанг Сунгу с предложением доказать свои магические способности, колдун ехидно осведомился, какое именно боевое заклинание майор желает на себе испытать. Вмешался Кейдж и наложил на подобные эксперименты строгий запрет - только боевой магии ему в своей гостиной не хватало.
   Джакс все еще продолжал сомневаться, но в эту секунду очередь из автомата разнесла стекло.
  
   Шао Кан все-таки привел в действие свой план и установил контроль над "Черным Драконом". В качестве эмиссара он отправил Джарека, так как то, что предстояло бандитам, больше походило на "зачистку", чем на тайную операцию.
   Экс-подопечные Кано возражали, но Джарек предусмотрительно запасся самыми различными артефактами, положившись на советы Рейко. А кроме того, генерал взял с собой в качестве аргумента четверку шоканов.
   Противодействие, естественно, было. Верхушка "Черного Дракона", узнав о смерти Кано, решила выбрать нового главу, ни во что не ставя приказы какого-то там Шао Кана.
   После того, как шоканы утащили трупы из зала, Джарек назначил новых руководителей и принялся планировать операцию.
   Установить место проживания Кейджа было несложно; пара звонков с "неправильно набранным номером", позволила установить, что Соня Блейд находится там же.
   "Даже если Лю Канг не с ними, - размышлял Джарек, - двое Избранных за раз - это очень неплохо".
   Собрав лучших боевиков "Черного Дракона", Джарек экипировал их опять-таки лучшим из местных арсеналов. Шоканов, увы, пришлось оставить - просто не нашлось машины, в которую бы они влезли.
   За три километра до дома Кейджа (актер построил особняк на окраине, не желая слушать городской шум) Джарек остановил боевиков и принялся активировать прихваченные артефакты.
   Сначала - "Туманный Полог". Теперь никто не заметит их приближения.
   Потом - "Занавес Тишины", который теперь можно было в любой момент пустить в дело - и никто не услышал бы звуков выстрелов.
   Тщательно подготовить "Отсекатель", блокирующий магическую энергию (магов среди Избранных вроде бы не было, но подстраховаться не мешает). Кстати, это заклинание было усовершенствовано и одновременно отсекало электроэнергию - позвонить по телефону или воспользоваться рацией никто не сможет (рации отряда, естественно, были защищены).
   В течение получаса Джарек подготовил все артефакты, за исключением одного. Этот последний должен был мощным выбросом энергии стереть следы всех аур в этих местах; Джарек прекрасно понимал, что Рэйден от гибели своих подопечных будет не в восторге и не хотел подставлять никого из "Черного Дракона". Увы, "стиратель" не готовился заранее, а срабатывал мгновенно.
   Возле дома актера Джарек рассредоточил бойцов, перекрыв все выходы, сам устроился с несколькими боевиками на холме и принялся изучать дом. Сперва с помощью заклинания, которое на Земле назвали бы "биолокатором", а затем - с помощью бинокля через окно гостиной.
   Все было сделано верно. И не вина Джарека, что план был нарушен.
   "Биолокатор" имел несколько неприятных эффектов. Скорпиона, по сути, являвшегося призраком, он как живое существо не воспринимал и информацию о его присутствии до Джарека не донес. Шанг Сунг же еще с момента воскрешения сплел заклинание, защищающее его от всяческих сканирований.
   Визуальный анализ был тоже ошибочным. С улицы через окно гостиной Скорпиона увидеть было нельзя - его заслоняла массивная полка. Шанг Сунг минуту назад вышел в коридор.
   Поэтому единственными, кто оказался в поле зрения Джарека, были Соня, Джон и Джакс.
   Несколько секунд генерал размышлял, потом поднял рацию и произнес:
   - Через четыре минуты снимете через окно негра. Потом - огонь по остальным. Гранатомет к бою.
   Эти минуты Джарек использовал, чтобы окончательно активировать артефакты.
   А потом - началось!
  
   Скорпион был очень опытным воином, и угрозу чуял заранее. "Туманный Полог" приглушил чувство опасности, но когда боевик открыл огонь, оно прямо-таки взвыло.
   Сорвавшись с места, Скорпион метнул в ноги Джаксу попавшийся под руку стул, сбивая спецназовца с ног. Пули прошли над ним, оставив дырки в стене.
   - Гранатомет! - коротко распорядился Джарек, видя, как ушел от очереди Джакс.
   Боевик послушно вскинул оружие, и снаряд отправился в полет.
   Скорпион, скользнувший в состояние "ускоренного восприятия", заметил его приближение. Он мог остановить снаряд лишь одним единственным способом.
   Из сложенных рук воина полыхнуло пламя; огненная стрела вонзилась в снаряд, взорвав его раньше времени. Осколки распороли внешнюю стену, взрывная волна сшибла с ног нескольких боевиков.
   Воины вылетели в коридор, едва не налетев на Шанг Сунга.
   Один из боевиков, увидев их через окно кухни, вскинул автомат; грянул выстрел Джакса, среагировавшего на мгновение раньше, и бандит повалился на землю.
   Воины оказались в столовой, где окна были ничуть не меньше. Джарек, увидев мелькнувшие фигуры, подал знак, и гранатометчик выстрелил во второй раз.
   Шанг Сунг был все-таки очень сильным магом. "Отсекатель" не смог полностью заблокировать его заклинания. Сила чародея уменьшилась, но на простейшие действия он был вполне способен... и телекинетический удар отшвырнул снаряд в сторону.
   От взрыва пострадали только несколько людей Джарека. Тот мгновенно сообразил, что остальные снаряды могут тоже отбить, и остановил гранатометчика, готовившегося повторить атаку.
   - Всем следить за окнами.
   - Стрелять? - поинтересовался один из бандитов. - Не дадим им высунуться!
   Джарек смерил его ледяным взглядом.
   - Если вы будете "не давать им высунуться", то у вас рано или поздно кончатся патроны. А тогда они выйдут и сломают вам шеи. Держите окна под прицелом. Изредка постреливайте - проверим на прочность их щит.
   Множество стволов нацелилось на фасад дома.
  
   - Ты можешь что-нибудь сделать? - прошипела Соня. Сидеть согнувшись под подоконником, было очень неудобно.
   - Только временный щит, - огрызнулся Шанг Сунг. - Я сейчас пытаюсь сломать это харшидское заклятие, и на что-то активное меня не хватит.
   Соня не стала уточнять, что значит "харшидское". Вместо этого она чуть приподнялась над подоконником и пару раз выстрелила в сторону бандитов.
   Реакции не последовало.
   - Ими командует кто-то умный, - заключил Джакс. - Они не станут стрелять, пока мы не покажемся.
   - Если бы они отвлеклись... - задумчиво заметил Кейдж. - Слушайте, дайте и мне какое-нибудь оружие.
   Соня сунула ему жутковатого вида нож.
   - Спасибо, - поблагодарил Джон и с изумлением уставился на клинок. - Подожди, а откуда...
   - Отвлекать буду я, - сообщил Скорпион и скользнул в коридор. - Следите за окном на этом этаже, что справа.
   Пока воин поднимался по лестнице на второй этаж, он успел сменить облик на внешность обычного человека; Скорпион опасался, что руководить атакой может кто-то из его знакомых.
   Взгляд вниз из окна. Так и есть, двое дежурят с этой стороны дома. Действительно умный ход, не сосредотачиваться на фасаде.
   Скорпион мягко вытащил из ножен меч. Прыжок!
   Члены "Черного Дракона" ничего не успели понять. Меч Скорпиона распорол одного, а второму тут же достался удар в горло, от которого он отлетел к стене.
   Скорпион подобрал автоматы, вытащил из карманов противников запасные обоймы и забросил их в окно рядом. Затем скользнул вдоль стены.
  
   Джарек очень не любил непредусмотрительности. К каждой своей операции он готовился крайне тщательно. И сейчас, он время от времени поглядывал на углы домов. Пусть у стен и были его люди, но все может быть...
   И благодаря этому он вовремя заметил Скорпиона. Коснувшись плеча стоявшего рядом "Черного Дракона", Джарек указал ему цель. Брюнет с мрачным лицом вскинул мощную винтовку, помедлил, прицеливаясь, и нажал на спуск.
   Пуля ударила Скорпиона в грудь, отшвырнула его к стене. Ниндзя рухнул лицом вниз.
   Соня побледнела. Кейдж стукнул кулаком по ножке стола.
   - Хороший выстрел, - похвалил бойца Джарек. - Как тебя зовут?
   - Мавадо.
  
   - Стол! - крикнул Кейдж.
   Вместе с Джаксом они ухватились за стол и перевернули его, заслоняя столешницей окно. Соня встала рядом, и, когда мужчины на секунду сдвинули заслон, выстрелила.
   Один из бандитов схватился за руку, и тут же в ответ раздалась автоматная очередь. Столы, однако, у Кейджа были сработаны на совесть, и одной очереди для них было мало.
   Соня улыбнулась и вновь прицелилась.
  
   - Не стрелять! - распорядился Джарек. Он уже понял, что так просто Избранных не возьмешь: маг отобьет пули, а на расстоянии удара его бойцы были заметно слабее.
   Оставался более простой вариант.
   Джарек потянулся за боевым жезлом. Телекинетический удар вышибет стол; следующее заклятие обратит столовую в огненный ад. Выживет в лучшем случае маг, да и то вряд ли переживет пару повторных атак.
   Чувствуя, как жезл теплеет, Джарек навел его на окно...
  
   Пуля Мавадо повредила тело Скорпиона, но убить его не могла. Чтобы лишить его возможности двигаться, требовалось не меньше магазина. Причем из автомата.
   Упав в траву, Скорпион пополз к противникам, двигаясь совершенно незаметно. Та-ак, близко, еще ближе...
   Боевики даже не успели ничего понять, когда перед ними взметнулась фигура с мечом. Двое осели на землю сразу же; остальные схватились за холодное оружие.
   Скорпиону не потребовалось бы много времени, чтобы положить их всех, но он прекрасно понимал: тогда в него будут стрелять без колебаний, не опасаясь задеть своих. Поэтому он уворачивался от противников, оставляя на них неглубокие, но болезненные порезы. Хотя, честно говоря, Скорпиону все время приходилось сдерживать себя: его учили убивать мгновенно.
   Джарек положение Скорпиона тоже понял. Остальные стрелять по нему не могли, но он сам находился гораздо выше, и имел лучший обзор.
   У генерала даже в мыслях не было атаковать магией - тогда бы неминуемо пострадали его люди. Но рядом был Мавадо с винтовкой.
   - В голову, - коротко распорядился Джарек и вскинул жезл.
   Телекинетический удар разнес стол в щепки, отшвырнув Джакса и Кейджа от окна. Автоматы, вброшенные в дом Скорпионом, они, однако, из рук не выпустили.
   Мавадо поднял винтовку, ловя в прицел голову Скорпиона...
   Воин вовремя заметил опасность. Уйдя от очередного удара, он резко выбросил вперед руку.
   - ИДИ СЮДА!
   И гарпун рассек воздух.
   Мавадо спасла лишь его реакция - он швырнул навстречу гарпуну винтовку; оружие Скорпиона пробило ствол насквозь и притянуло его в ладонь хозяину. Скорпион немедленно обрушил тяжелый предмет на голову ближайшего боевика.
   Этот выпад спас жизнь и землянам: Джарек застыл с жезлом в руке, вытаращив глаза.
   - Скорпион?
   В голове генерала молнией пронеслись мысли: сперва выжечь огнем столовую, затем приказать всем противникам Скорпиона падать и обрушить на него всю мощь жезла...
   Секунда - и случилось бы так.
   Но судьба решила по-другому.
   С другой стороны дома появилось десятка полтора людей в белой одежде, стремительно преодолевших расстояние до боевиков. Кое-кто успел открыть огонь, но вреда противникам не причинил: белая одежда каким-то образом гасила энергию выстрелов.
   Новоприбывшие оказались отличными бойцами; их схватка с "Черными Драконами" напоминала скорее избиение.
   Джарек кинул взгляд в сторону разбитого окна и успел заметить там знакомое лицо.
   Шанг Сунг!
   Так вот почему амулет с "Отсекателем" все время вибрировал!
   Еще пара-тройка минут - и маг разобьет заклятие. А уж что он тогда устроит...
   - Все ко мне! - распорядился Джарек. Уцелевшие боевики ринулись к командиру; Джарек резким движением разбил амулет "Отсекателя" и активировал телепортационный.
   Белая вспышка поглотила и его, и оставшихся в живых.
   Неожиданные гости и Скорпион постарались на славу: из пятидесяти боевиков осталось в лучшем случае пятнадцать. Включая тех, кто был на холме и вообще в схватке не участвововал.
   Командир "белых" огляделся и коснулся пояса. Вновь такая же вспышка - и они исчезли.
   - И кто это был? - поинтересовался Джакс, выпрыгивая через окно.
   - Судя по одежде и знакам - Белый Лотос, - пожал плечами Шанг Сунг. - Но почему они не остались?
   - Сдается мне, что Лотосом тут и не пахнет, - хмыкнул Скорпион. - Неплохой каламбур получился.
   Джон с озадаченным видом подошел к Соне.
   - А откуда взялся этот нож?
   - Был у меня в руке, - удивленно ответила девушка. - Стоп! А действительно - откуда?
   - Точная копия того, что ты мне рисовала, - заметил Джакс.
   Шанг Сунг отобрал у Кейджа нож и внимательно осмотрел его.
   - Не совсем, майор. Это и есть тот самый нож, который наша дама нарисовала.
  
   Скорпион был прав. Портал вывел воинов совсем не на базу, где недавно побывал Рептилия. Точкой выхода ему послужила обширная пещера со множеством туннелей.
   При появлении отряда в дальнем конце пещеры поднялся человек, окутанный багровым ореолом.
   Голос Жа'линта наполнил помещение:
   - Итак?
   - Все живы, - лаконично ответил командир. - Джарек видел нас и наверняка принял за Лотосов.
   - Хорошо, - кивнул Жа'линт. - Можете возвращаться к себе.
  

Эдения. Китана и Лю Канг

   Синдел очень редко бывала в Эдении. Она говорила, что не может смотреть на выжженную землю, оставшуюся от некогда прекрасного мира.
   Китана приходила сюда не раз. Это место не позволяло ей забывать.
   Фигуру Лю Канга, прислонившегося к обломку колонны, она заметила издали - здесь было негде прятаться. Принцесса ускорила шаг.
   Воин поднял голову, и на его лице вспыхнула радость. Оттолкнувшись от колонны, он стремительно шагнул ей навстречу.
   Они долго стояли, обнявшись.
   Принцесса погибшего мира и воин живого - что могло быть у них общего?
   Что-то ведь было.
  
   - Не может быть, - прошептала Китана.
   Лю Канг только что рассказал ей обо всем, что произошло с момента окончания Смертельной Битвы. И закончил тем, что они сейчас стремятся победить Императора.
   Большую часть своей жизни Китана боролась против Императора. Но она понимала - ему хватит жеста, чтобы покончить с ней.
   А теперь есть шанс довести дело до конца.
   Но чуть раньше мысли о мести пришла другая: только с победой над Императором они с Лю смогут быть вместе. Только тогда.
   А разве это не стоит риска?
   - Что я должна сделать?
   - Шанг Сунг сейчас составляет план, - ответил Лю. - Он считает, что прорваться во дворец можно, если: занять внешнюю защиту чем-то другим, пройти через главный портал и телепортироваться внутри дворца. Последнее сможешь сделать только ты. Он говорит, что у вашей семьи есть какая-то власть над пространством.
   - Действительно есть, - кивнула Китана. - Помнишь, я всегда появлялась именно там, где была нужна? Я могу перемещаться и строить порталы почти в любые места. А мама может это еще лучше.
   - Да! - вспомнил Лю Канг. - Мы узнали, что Шао Кан собирается получить землю при помощи дара вашей семьи. Ты не знаешь, как это возможно?
   Китана секунду обдумывала его слова, а затем резко побледнела.
   - Не может быть...
   - Чего не может быть?
   - Мне он приказать не сможет, но над мамой он имеет власть... и если он прикажет, и она сделает... - Китана повернулась к Лю, испуганно глядя ему в глаза. - Мама способна смешать Землю и Внешний Мир! Земля станет как бы его частью, и Шао Кан сможет перемещать войска там, как по своей территории! Мама не сможет полностью объединить миры, но хватит и немногого!
   - Это действительно так? - Лю вскочил с камня. - Но почему он сразу так не поступил?
   - Победить в Смертельной Битве, а не подобным приемом - значит победить красиво, - опустила голову Китана. - Шао Кан это любит. Но... если не удалось победить красиво, значит можно просто победить. Как угодно.
   Девушка вскинула голову, отбрасывая назад волосы.
   - Лю, у вас совсем немного времени. Месяц... может, чуть больше. Император не станет тянуть.
   Воин опустился рядом с принцессой и бережно взял в руки ее ладонь.
   - Ваша Земля - прекрасный мир, - продолжала Китана. - Так похоже на Эдению... Я не хочу, чтобы и с ней случилось это!
   Свободной рукой она обвела круг, показывая на запустение, царившее в этом месте.
   - Не будет, - твердо сказал Лю, глядя прямо в глаза девушки. - Клянусь жизнью, что я этого не допущу.
   - А если ты погибнешь?
   - Я постараюсь не погибнуть. Потому что ты - есть.
  

Земля, школа Лин Куэй. Великий Мастер

   Лин Куэй - жестокие убийцы.
   Лин Куэй - те, для кого нет иных идеалов, кроме приказов Мастеров.
   Лин Куэй - те, кто не живут долго и умирают страшно.
   Так думают все.
   И во многом это - правда.
   Вот только никто не знает, что за горечь и ярость бушуют в сердце Великого Мастера, когда очередной воин гибнет от своей Стихии. В такие минуты он проклинал мудрость предков, нашедших способ стать многократно сильнее.
   И уж тем более никто не знает, каким ударом для него становится каждый побег. Каждый уход тех, кто мог бы изменить что-то, кто находит в себе силы вырваться из цепей догм и правил.
   Остаются те, кто не умеют рассуждать. Или те, кто понимает: их мастерство - не чета возможным преследователям.
   Великий Мастер сидел за столом в потайной комнатке, вход в которую был скрыт в стене его покоев. Сидел и размышлял, глядя на мозаику, занимавшую всю противоположную стену.
   Каждый воин Лин Куэй, с начала обучения и до смерти, отображался там. Чем лучше себя чувствовал боец, тем ярче сияли огоньки цвета Стихий.
   Мозаика не указывала точного местоположения воина, но позволяла безошибочно судить о том, жив он или нет.
   В Лин Куэй об этой мозаике не знал никто. По одной простой причине: эта тайна передавалась лишь от одного Великого Мастера к другому. Если же кто-то погибал, не успев назначить преемника, то выбранный получал это знание, надев Медальон Силы.
   Великий Мастер сидел неподвижно, глядя на блистающий лазурный огонек.
   Саб-Зиро.
   Один из лучших воинов нынешнего поколения. Уступающий своему погибшему брату лишь в боевом опыте.
   Отныне - предатель.
   Посмевший пойти против Шао Кана, который помогал клану столетиями; не вернувшийся в Лин Куэй.
   Предатель должен умереть.
   Короткий и однозначный закон.
   "Ты так и не смог уподобиться Стихии, мальчик, - подумал Великий Мастер. - Ты не смог обратить свое сердце в кусок льда, а душу - в иней. Возможно, благодаря этому, ты бы жил дольше".
   Но закон есть закон.
   Долг превыше всего.
   Великий Мастер вышел из комнатки, пересек свои покои и послал вызов своему помощнику.
   "Киборга ко мне. Быстро".
   Последний проект Лин Куэй вызывал у Мастера смешанные чувства. С одной стороны, киборгизация была одним из видов спасения смерти от Стихии; с другой же, мысль о превращении человека в бездушную машину, претила Великому, как и многим из его коллег.
   Но отказать Шао Кану - поставить клан под удар.
   Клан превыше всего.
   "По крайней мере, ходят они бесшумно, как и при жизни," - подумал Великий Мастер, наблюдая за приближающейся фиолетовой фигурой.
   Остановка. Поклон.
   - Найди Саб-Зиро и убей его, - приказал Великий Мастер. - Как хочешь. От меня иди к Мастеру Сеншаю, он тебе даст более подробные инструкции. Выполняй.
   Киборг молча развернулся и вышел.
   "Ну вот, - вздохнул про себя Великий Мастер. - Таково наше будущее".
  
   При всей его восприимчивости Великий Мастер не заметил легкого дымка, растянувшегося по стене. Тем более, что он испарился сразу после ухода киборга.
   То медленнее, то быстрее, дымок улетучился из школы, все дальше и дальше, к ближайшему холму. И там из сероватой дымки соткалась человеческая фигура.
   Серые глаза внимательно наблюдали за тем, как из ворот школы появилась фигура киборга.
   - А вот это ты зря, Великий, - произнес человек.
   И хищно улыбнулся.
  

Земля, Лос-Анджелес. Кейдж и Соня

   Тела убитых увезла полиция. Разумеется, у них возникло множество вопросов, но одно легкое заклинание Шанг Сунга мигом удалило интерес. А удостоверения Сони и Джакса послужили гарантией того, что он не вернется.
   Скорпион и Шанг Сунг отбыли обратно в Храм Света - подумать. Джакса снабдили телепортационным амулетом, объяснили, что и как с ним делать, и он отправился домой - думать, что писать в отчете шефу.
   Джон и Соня остались одни.
   Был уже вечер. Соня с полчаса пыталась смотреть телевизор, но программы показались ей совершенно идиотскими (впрочем, так оно и было).
   Выключив телевизор, Соня решила, что лучше поговорить с живым человеком. Тем более, что поговорить наедине ей давно хотелось...
   Кейдж сидел на подоконнике у себя в комнате, не включив света.
   - Только не говори, что в окно меня прекрасно видно, - попросил он, когда девушка показалась на пороге. - Сам знаю. Но Шанг Сунг уверяет, что с возвращением Джарека во Внешнем Мире поднимется такое, что им временно будет не до нас.
   Соня кивнула: актер в точности угадал ее реплику. Это ей понравилось... а вот тусклый голос Кейджа ей не понравился совсем.
   - Что с тобой, Джонни? - она присела рядом, в тени от занавески.
   Кейдж помолчал, а затем медленно произнес:
   - Мой учитель, когда уходил, сказал: "Тебе три раза суждено поменять свою судьбу. Один раз уже был - когда мы встретились". Второй раз был, когда я стал актером. А третий - когда получил приглашение на Смертельную Битву.
   Джон вздохнул и добавил:
   - Правда, понял я это лишь сейчас.
   Вновь молчание.
   - Знаешь, я только сейчас понял, как сдерживался все эти годы. Учитель ведь показывал мне не как драться, а как убивать. Потом, когда я в кино пришел, мне подробно объяснили, что драться на площадке всерьез неприемлемо. Вот я и принялся "смягчать". Смотрел с презрением на тех, кто преподает так называемые "спортивные", ослабленные искусства - а сам становился таким же! Врал самому себе из года в год, и так талантливо, что сам поверил!
   Кейдж в волнении стукнул кулаком по подоконнику.
   - А потом пришла Смертельная Битва. Понимаешь, Соня, - СМЕРТЕЛЬНАЯ! Первый шанс в жизни доказать, чего я стою в реальном бою! Доказать прежде всего себе!
   И вот сегодня, когда в нас постреливали эти подонки, знаешь, что я себе представлял? Как они окажутся на расстоянии удара, какими именно ударами я буду убивать! Убивать!
   Смертельная Битва изменила меня... хотя нет, я изменился сам. Отныне я знаю, на что способен... и буду вынужден это скрывать! Иначе в кино мне нет дороги.
   А кино - это большая часть моей жизни.
   Нынешний фильм я доведу до конца; было бы форменным свинством бросить его на середине. Но что будет дальше - не понимаю.
   Если я буду притворяться, то это означает постоянный страх перед тем, что я сорвусь. Придется нанимать дублеров. Конец репутации и, возможно, карьере.
   Если я буду работать в полную силу, то рано или поздно кого-то искалечу. Конец репутации и, возможно, карьере.
   Смертельная Битва - это не просто турнир. Каждый, побывавший на арене, до смерти будет носить ее в себе. Я знаю это.
   Кейдж умолк.
   Соня хотела возразить, сказать, что он не прав... но вдруг вспомнила, как отчаянно ругала адвокатов, ухитрявшихся вытаскивать мерзавцев, чья вина была очевидна. Как, скрипя зубами, была вынуждена беречь здоровье тварей, заслуживших смерть. Как первые минуты схватки с Кано были наполнены яростной радостью от того, что никто не помешает убивать...
   И вместо логически выверенных и психологически безупречных доводов Соня выдохнула, касаясь руки актера:
   - Я тебе помогу.
  

Обитель Старших Богов. Рэйден

   Величественное здание, возвышающееся на несколько километров. Монументальная и строгая архитектура. Внушает ту же мысль, что и дворец в Синнфе - ЗДЕСЬ ТЕ, КТО ПРАВИТ.
   Рэйден возник на верхней площадке лестницы, и сразу же направился в просторный зал, с громадными окнами, венчавший цитадель.
   Могучий человек в белой одежде обернулся на его шаги.
   Впрочем нет, не человек.
   Бог.
   Старший Бог, воплощение Ветра.
   - Что случилось, Младший? - холодно поинтересовался Ветер, ожидая, пока Рэйден поклонится.
   Дождался лишь вежливого кивка и скрещенных на груди рук.
   - Мне нужны Небесные Оковы, Старший, - прямо ответил Рэйден.
   - У меня нет причин тебе их давать, - покачал головой Ветер. - Ступай.
   Рэйден остался на месте.
   - Я отпускаю тебя, - повторил Старший Бог.
   - А я не ухожу, - заметил Рэйден. - Мне нужны Небесные Оковы.
   - Зачем, позволь спросить? - несколько удивленный твердостью Младшего, поинтересовался Ветер.
   - У землян нет шансов победить Шао Кана в открытом бою, - честно сказал Рэйден. - Я просчитал все варианты. Лишь с Небесными Оковами есть возможность выиграть.
   - Смертельная Битва проиграна, - махнул рукой Ветер. - Зачем еще атаковать Шао Кана?
   - Чтобы не допустить покорения Земли. Каким бы то ни было способом.
   - А какая разница? - пожал плечами Ветер. - Земля ничуть не хуже, и не лучше других миров.
   - Я - Хранитель Земли, - по слогам произнес Рэйден, опуская голову. - Я обязан ее защищать.
   - Защищай в пределах разумного. Небесных Оков я не дам.
   Хранитель вскинул голову, и на какое-то мгновение Старший пришел в замешательство, увидев, как пылают его глаза.
   - Я - Хранитель Земли, - повторил Бог Грома. - Я требую Небесные Оковы.
   - Требуешь? - вскипел Ветер. - Да кто ты такой, чтобы требовать?
   Один взгляд - и со всех уголков зала ринулся ветер. Одновременный удар такой силы обратил бы в кровавое месиво кого угодно.
   Но вокруг Рэйдена вспыхнул кокон молний, и ветер разбился о блистающие стены.
   - Я требую, - спокойно донеслось из-за полыхающей завесы. - Иначе мне придется принять меры.
   - Какие еще меры? - расхохотался Старший, усиливая нажим.
   - Я закрою Землю для Старших Богов.
   Ветер мгновенно стих. Секундой позже рассеялись и молнии.
   - Не посмеешь, - тихо вымолвил Старший.
   - Посмею. Шао Кан выиграл девять турниров, и имеет право открывать порталы... но от вас я Землю закрою. Властью Хранителя.
   - Как ты смеешь?! Как ты смеешь говорить это мне, из-за какого-то мирка?
   И вот тут Рэйден рассвирепел. Легким движением он скользнул вперед, разводя руки. Фигуру Хранителя вновь оплели молнии.
   - А КАК ЕЩЕ Я ДОЛЖЕН ПОСТУПАТЬ? - Голос Рэйдена гремел не хуже его Стихии. - КАК? ПОСЛЕ ТОГО, КАК ЛУЧШИЕ ЛЮДИ ЗЕМЛИ ГИБЛИ У МЕНЯ НА ГЛАЗАХ? ПОСЛЕ ТОГО, КАК Я ПЫТАЛСЯ УБЕРЕЧЬ СВОЙ МИР ОТ РАЗРУШЕНИЯ? ПОСЛЕ ТОГО, КАК Я ПОЛУЧИЛ ШАНС НА СПОКОЙСТВИЕ ДЛЯ ЗЕМЛИ?
   Старший Бог отшатнулся. В эту секунду Рэйден был действительно величественен и страшен; и Ветер неожиданно вспомнил, что в жилах вроде бы покорного Младшего течет та же кровь, что и в жилах неистового Шао Кана.
   Кровь Шиннока, прозванного Воплощенным Огнем.
   - Я дам тебе Небесные Оковы, - нехотя произнес Ветер, следя за тем, как гаснут слепящие молнии. - Держи.
   Движение руки - и нечто сияющее поплыло к Рэйдену. Тот поднял руки, впитывая в себя сияние.
   - Благодарю тебя, Старший, - с легкой иронией кивнул Рэйден и направился к выходу из зала.
   - Во имя чего ты это делаешь? - устало спросил ему вслед Старший Бог.
   Рэйден ответил, не останавливаясь:
   - Именем Земли.
  

Внешний Мир, дворец Императора. Джарек и Рейко

   - Правильно, Синт. Только удар чуть выше надо направлять. Риван, смени угол атаки, будет эффективнее. Илат, если я стою к тебе спиной, это еще не значит, что я тебя не замечаю. Интенсивнее работай, интенсивнее.
   Своих подопечных Рейко тренировал сам, стараясь выправить абсолютно все недостатки. Во время занятий его не отвлекал никто, даже Шао Кан (последнему хотелось иметь как можно более эффективных воинов).
   И потому Рейко очень удивился, когда в зал заглянул Джарек.
   - Рейко, можно тебя?
   - Керан, за старшего, - бросил генерал, направляясь к дверям. - И сам не отлынивай.
   Между Рейко и Джареком давно установились дружеские отношения; Джарек был одним из немногих землян среди высших воинов, а Рейко выглядел как человек. Не во всем, конечно, но по сравнению с Горо и Мотаро...
   - Что случилось?
   - Я только что с Земли, - сообщил Джарек. - Император послал меня и членов "Черного Дракона" на уничтожение Избранных.
   - Он больше не доверяет моим людям? - с холодком осведомился Рейко.
   - Не знаю. Извини, но дело не в этом, - Джарек набрал воздуха в грудь и выдохнул: - Шанг Сунг и Скорпион живы. Они на Земле и помогают Избранным.
   У Рейко дернулась бровь. Более ничем он не выказал своего удивления - генерал всегда славился самоконтролем.
   - Уверен?
   - Не узнать скорпионов гарпун нельзя, - кивнул Джарек. - А Шанг Сунга я видел мельком, но у него тоже запоминающаяся внешность.
   - Расскажи подробнее.
   Джарек рассказал. С момента прибытия на Землю и до окончания схватки.
   - Крайне интересно, - задумчиво сказал Рейко. - Ты уже доложил Императору?
   - Еще нет, - покачал головой Джарек. - Хотел узнать, в каком он настроении.
   - В терпимом. Но вот если от него такую новость утаить - рассердится.
   - Лучше, если ты доложишь. Точнее, я буду позади.
   - Это почему?
   - За такое сообщение он простит любую ошибку, - пожал плечами Джарек. - Мне-то что, а тебе вновь обрести его расположение не помешает.
   Рейко пару секунд смотрел на воина, а затем коснулся его плеча.
   - Спасибо. Пошли вместе.
   - Конечно. Сейчас?
   - Да, только минуту, я своим указания раздам...
  

Земля. Воины

   План уже начал вырисовываться. Было ясно, как проникнуть в замок; вернее, было ясно, как попытаться проникнуть. Но вот способа победить Шао Кана не мог придумать никто. Шанг Сунг заверил, что сможет противостоять атаке самого Императора в течение двух с половиной минут. В принципе, он мог и четыре, но тогда он прикрывал бы только себя.
   Соня, Джакс и экс-линкуэевцы предложить ничего не могли: ни у какой земной организации не было опыта устранения столь могущественного противника.
   В очередной раз собравшись в Храме Света, воины долго спорили, но так и не нашли приемлемого решения. Вдобавок, действовал еще один фактор, значение которого оценить было сложно - Жа'линт.
   Рэйден появился незаметно, как он часто делал. На него обратили внимание лишь тогда, когда в ответ на возглас Кейджа: "Должен же быть способ!" прозвучало:
   - Есть.
   Взгляды всех устремились на Хранителя. Тот поднял руки, окутанные белым сиянием.
   - Это - Небесные Оковы. Это единственное в мире заклинание, способное сковать и лишить силы того, в ком течет кровь богов. Именно им были повержены Шиннок и его предшественники. Противодействия не существует. Правда, заклинание срабатывает не сразу, ему нужно около минуты на "раскручивание". Но если его сила обрушится на Шао Кана, он утратит все свое могущество. И бессмертие - тоже.
   Какое-то время в комнате царило молчание. Потом раздался голос Шанг Сунга:
   - У меня не получится. Я не сумею одновременно держать защиту и высвобождать силу Оков.
   - А я и не имел в виду тебя, - улыбнулся Рэйден. И посмотрел на Лю Канга.
   - Я?
   - Да.
   - Но почему? Это ведь оружие богов!
   - Чем оружие богов отличается от простого оружия? Только своей силой и силой того, кто владеет им. Поверь, Лю, у тебя хватит силы.
   - Это значит, что Шанг и Лю обязаны добраться до Шао Кана живыми, - медленно произнес Скорпион. - Остальные не так важны.
   - Как так можно говорить! - в один голос рявкнули воин и маг и ошарашенно посмотрели друг на друга.
   - Дойдем! - махнул рукой Кейдж. - Не для того мы прошли через Смертельную Битву, чтобы лечь в каком-то дворце!
   - Возможно, - согласился Рэйден. - Особенно учитывая все ваши способности.
   - Способности - это к ним, - улыбнулся Джон, кивая на Скорпиона, линкуэевцев и Рептилию.
   - И к вам - тоже, - заметил Рэйден. - Я вам не говорил, но есть такое явление... Иногда те, кто победил в Смертельной Битве, получают какой-то дар. Я называю это Даром Дракона. Вернее, это не подарок, а пробуждение того, что уже было внутри тебя. Лю получил власть над энергией Света. Джон обрел Клятвенное Зрение. Соня - способность материализации ею изображенного.
   - Так вот как у меня оказался тот нож! - воскликнула Соня. - А мы гадали...
   - Именно так, - согласился Хранитель. - А еще - бессмертие.
   - Какое бессмертие?! - это уже спросили все трое одновременно.
   - Чемпион Смертельной Битвы не умрет до следующей. А если эта битва была последней - то он не умрет от старости вообще никогда. Это древний закон.
   - Чемпион - Лю Канг, - заметил Скорпион.
   - Верно. Но бессмертием, согласно закону, наделяю я. И его получает... уже получил каждый из вас.
   Земляне изумленно переглянулись.
   - Это невозможно, - выдохнул Шанг Сунг. - Это...
   - Это - моя воля, - резко ответил Рэйден. - Если я не могу достойно наградить тех, кто рисковал жизнью ради Земли - то я не могу называть себя Хранителем.
   Земляне заспорили между собой. Новость была, мягко говоря, неожиданнной.
   Рэйден поднял руку, призывая к тишине.
   - Только вместе вы сумеете дойти до Императора, - произнес он. - Я помогу вам в меру своих сил.
   - Вы же не можете выйти во Внешний Мир! - удивился Рептилия, удобно устроившийся на спинке кресла.
   - Да. Я - не могу, - Рэйден чуть улыбнулся. - Но у меня хватает помощников-магов вне дворца Императора. И я способен передать им свою силу для атаки.
   - Откуда у вас помощники? - изумился Шанг Сунг, подумав: "Почему я не знаю?"
   Рэйден вновь улыбнулся.
   - А вам знакомо такое понятие - "агентурная сеть"?
  

Земля, Храм Света. Рептилия

   К своему счастью, настоятель Храма Света был крайне флегматичным человеком. Иначе мог бы не выдержать. Нет, к тому, что сюда постоянно являются то лорд Рэйден, то Избранные, он относился спокойно: так было с момента первой Смертельной Битвы.
   Но когда в келье Храма Света устраивает лабораторию бывшая правая рука Шао Кана; когда на площадке два киборга обучают человека с респиратором на пол-лица; когда в библиотеке постоянно сидят давно умерший воин и бывший боец Лин Куэй; когда по храму гуляет крайне любопытный ящер, а только что приехавший американский спецназовец обсуждает с черным как ночь воином проблемы секретных операций... Настоятель даже иногда начинал думать, что зря пришел в храм пятьдесят три года назад.
   Разработка плана шла полным ходом. Нуб Сейбот регулярно наведывался в замок Шао Кана, выясняя, что там происходит; Шанг Сунг уже не рисковал заходить в архивы, зная, что Император в курсе его оживления. Духа-хранителя посещал все тот же Нуб.
   Скорпион уверенно делал мастеров боя из Саб-Зиро, Сони и Кейджа. Последние попросились сами, и вскоре пожалели - методы тренировок были далеки от щадящих - но решения Скорпиона обратной силы не имели.
   Шанг Сунг засел в лаборатории - думать над тем, как уговорить Нитару. Но, поскольку его постоянно доставали просьбами о консультациях, он поймал Рептилию и велел всем сообщать, чтобы его не беспокоили.
   Рептилия согласился и устроился на большом камне, залитом светом из широкого окна. Самое место для хорошего сна...
   Поспать ему не дали. Сначала пришел Скорпион с вопросом, где Шанг Сунг. Получив ответ, он ушел, но десять минут спустя явился Сайрокс. Потом - Джакс, который, правда, ничего не спрашивал, а устроился по соседству, за столом, с толстой книгой и блокнотом.
   Саб-Зиро, тоже пожелавшего что-то спросить у колдуна, разбуженный Рептилия попросту послал подальше. Кейджу затеррианин еще ответил, но потом взял здоровенный лист бумаги, написал на нем "Спросите у Джакса", и поставил перед собой. Разъяснил майору, что надо отвечать, и вновь улегся спать.
   Минуты через три в зале появился Лю Канг, по совершенно другому делу. Но, увидев плакат, не удержался и поинтересовался:
   - А что спросить?
   Причем задал вопрос - Рептилии!
   Вновь разбуженный и рассвирепевший ящер слез с камня и высказал очень много предположений и теплых пожеланий Лю Кангу, его товарищам, монахам, Младшим и Старшим Богам (за то, что такое допускают), Императору, его слугам, всем землянам, Империи в целом и каждому ее миру в отдельности, демонам ада, обитателям небес, чародеям, воинам, священникам и почему-то совершенно непричастным драконам.
   Чтобы его речь поняли правильно, Рептилия лишь пару раз воспользовался языками Внешних Миров; в основном употреблялись чисто земные слова и понятия.
   Высказав все это, затеррианин полез на крышу, здраво рассудив, что там, конечно, не так удобно, но никто приставать не будет.
   Никто и не стал.
   Зато пошел дождь.
  
   Именно поэтому, когда Шанг Сунг, Нуб Сейбот и Рептилия отправились в гости к Нитаре, у затеррианина было очень плохое настроение.
  

Земля. Саб-Зиро

   Шаг, поворот, удар. Захват, резкое движение, уход. Удар, блок, удар.
   Тренировки помогали Саб-Зиро отвлекаться от мыслей, разрывавших его душу. Он пытался следовать совету Скорпиона, и не сдерживать эмоций, но весь предыдущий опыт протестовал.
   Жизнь воина прошла в стенах Лин Куэй. И отказаться от обычаев, впитанных с детства, было совсем непросто.
   С каждым днем Саб-Зиро все острее понимал: то, что случилось, было неизбежно. Гибель брата лишь приблизила расставание с кланом; Ледяному Воину всегда было трудно заставить себя беспрекословно подчиняться.
   А теперь... Брат - самый близкий ему человек - умер. Смок, лучший друг, превращен в бездушную машину. Что еще может связывать его с Лин Куэй?
   И все же было очень непривычно находиться в обществе людей, которых, возможно, ему вскоре приказали бы убить. Рядом с тем, кто убил... пусть даже только тело, но принадлежавшее его брату. Рядом с тем, кого весь Лин Куэй дружно проклинал. Рядом с тем, кто отверг могущественного покровителя клана.
   Выпад, ложный выпад, короткий удар.
   Лин Куэй, как и многие школы, был построен на традициях, на неизменности. Мастера неохотно принимали даже необходимые перемены.
   А в жизни Саб-Зиро за какие-то дни произошло столько изменений, что он не знал, как себя вести.
   "Ни в одной легенде такого не было, - подумал Ледяной Воин. - Враги становятся друзьями, а союзники бьют в спину. Но... может, именно такова настоящая жизнь?"
   Воин даже остановился, обдумывая эту мысль. И это его спасло - метко пущенный сюрикен прошел перед самой маской.
   Саб-Зиро отшатнулся, мгновенно принимая боевую стойку... и в ней же окаменел, увидев, кто направляется к нему.
   Фиолетовая броня, горящие ровным огнем глаза. Мягкая грация тяжелого биомеханического тела.
   И легкий дымок вокруг.
   - Смок? - потрясенно выдохнул воин, опуская руки.
   - Ты - Саб-Зиро, - ровным голосом сообщил киборг. - Ты должен умереть.
   Прыжок!
   Тело среагировало быстрее ошеломленного разума, и Ледяной Воин успел увернуться. Мощный удар он блокировал, но вот автоматический ответ не помог: Саб-Зиро лишь ушиб пальцы о броню.
   - Смок, я твой друг! Вспомни! - выкрикнул Саб-Зиро, отклоняясь и пропуская выпад кулака.
   Киборг не отвечал. Саб-Зиро чувствовал, что произносит не те слова, но попробуйте в смертельном поединке найти нужные!
   - Я не хочу убивать тебя...
   Лишь на мгновение Саб-Зиро опоздал - и закованный в сталь кулак врезался ему в солнечное сплетение, швыряя на стену.
   Киборг не стал ждать, пока противник очнется: в руке его появился отточенный метательный нож; взмах - и стальная вспышка метнулась к груди Саб-Зиро.
   Чтобы на полпути с легким звоном отлететь, столкнувшись с сюрикеном.
   Убийца молниеносно развернулся к новому противнику; но еще на середине разворота призрачно-серое копье ударило его, мгновенно расщепляясь и паутиной оплетая киборга. Серые нити опутали биомеха, рассекая мускулы и механизмы, и последний из шедевров ученых Лин Куэй рухнул на плиты двора.
   "Копье-Паутина! - изумился Саб-Зиро. - Это же оружие Смока! Но кто..."
   - Думаю, ни у кого больше это не получится, - раздался веселый голос.
   И из-за ближайшей колонны шагнул высокий человек в серой форме Лин Куэй. Вот только маску он держал в руке, открывая лицо с тонкими чертами.
   - Смок?!!
   - А меня можно с кем-то спутать? - усмехнулся серый воин, помогая Саб-Зиро подняться.
   - Как же ты... - Ледяной Воин оглянулся на киборга, распростертого на камнях. - Я думал, что тебя превратили в машину!
   - Еще чего не хватало! - фыркнул Смок. - Этот - Ареш. Помнишь его?
   Саб-Зиро с трудом вспомнил мрачного воина, как-то не подходившего к своей Стихии, к Воздуху. Он куда-то исчез незадолго до претворения проекта киберсолдат в жизнь.
   - Он попытался помешать мне уйти, - пояснил Смок. - А я так решил, как только узнал, что меня собираются направить на киборгизацию... В общем, я его одолел, переодел в свою форму (эта - запасная) и отнес к техникам. Они-то не из Лин Куэй, и нас в лицо не знают. А маги приступают уже на той стадии, когда лица нету.
   - Так ты покинул клан?
   - Да. Что это за школа, позволяющая делать со своими учениками подобное? Ты не согласен?
   - Согласен... - вздохнул Саб-Зиро. - Потому-то я и здесь. Потому-то он и пришел за мной...
   - Ты тут долго собираешься оставаться? - поинтересовался Смок.
   - Конечно, - удивленно ответил воин. - А ты? Ты разве не пришел, чтобы присоединиться к воинам Земли?
   - Зачем это? И против кого? С Шао Каном, что ли, бороться?
   - Да. А...
   - Нет. Я уже... договорился. Не с Императором, конечно; мой работодатель для него будет очень неприятным сюрпризом. Пойдем со мной!
   - Я не могу, - покачал головой воин.
   - Почему? - удивленно поднял бровь Смок. - Саб-Зиро, вам не справиться с Императором. Если вы и выйдете с ним на бой, то погибнете. А вот у моих нынешних союзников есть неплохие шансы.
   - Я собираюсь сражаться за Землю, - попытался объяснить Саб-Зиро. - Смок, ты же тоже землянин, как ты не понимаешь? Мы сейчас - единственная надежда Земли!
   - Ты же никогда не любил таких высоких слов, - прищурился Смок. - И ты уверен, что Земля того стоит? Лин Куэй - тоже часть Земли. Государства, готовые развязать мировую войну ради подтверждения своего авторитета - часть Земли. Все, что отвратительно во Внешнем Мире, было или есть на Земле. Не согласен?
   - Нет, - твердо ответил Саб-Зиро. - Откуда в тебе этот цинизм, Смок? Ты никогда не был таким.
   - Люди меняются, - засмеялся Смок.
   И вдруг одним гибким движением взлетел на высокий камень рядом, разворачиваясь.
   - Сегодня просто день неожиданных появлений, - весело заметил серый воин.
   - Верно, - кивнул Скорпион, приближаясь к ним. - Я слышал последние ваши слова, и могу сказать - ты неправ, Смок. Вернее, прав не полностью. Не надо сравнивать миры по их худшим чертам.
   - С удовольствием поспорю с тобой на эту тему, - усмехнулся Смок. - Но, как-нибудь в другой раз, - он остро взглянул на Скорпиона, потом перевел взгляд на Саб-Зиро. - Или я разучился понимать людей, или у тебя новый учитель, Ледяной? Ну что же, он тебя может научить очень многому...
   - Что касается цинизма, - продолжал Скорпион, пропустив мимо ушей эту тираду, - то он всегда был таким, сколько я его знаю. А ты видел лишь одну из его многочисленных масок.
   - А вот это - не твое дело, Скорпион, - прошипел Смок; глаза его сузились, а лицо мгновенно из веселого стало угрожающим. - Я не касался твоих жизней, не касайся и ты моих.
   - Все, что касается моих союзников и моих учеников, касается и меня, - парировал Скорпион, как бы случайно поднимая правую руку и поправляя правый рукав. Саб-Зиро знал, что из такого положения воин может моментально метнуть гарпун.
   Смок застыл, меряя взглядом собеседника. Потом резко выдохнул.
   - Мне сейчас не до битв, Скорпион. Саб-Зиро, надеюсь, что ты все-таки прислушаешься к голосу разума. Увидимся!
   И воин исчез во вспышке бледного пламени.
   Скорпион осмотрел лежащего киборга, коснулся панциря, и лишь затем повернулся к Саб-Зиро.
   - Догадываюсь, какие у тебя вопросы: откуда я знаю Смока, почему он такой, и почему я на него не набросился, как на любого линкуэевца. Так?
   - Почти. Еще мне бы хотелось узнать, как Ареш, - воин кивнул на киборга, - себя не выдал. Память-то остается прежней.
   Скорпион кивнул, и несколько минут молчал.
   - Он был твоим другом? - неожиданно спросил воин.
   Саб-Зиро вздрогнул.
   - Да. Я уверен, что он - друг... был уверен. Смок не мог так относиться к Земле. И... и он пришел уже со снятой маской, а я до сих пор не могу заставить себя от нее отказаться.
   Саб-Зиро опустил голову и закончил:
   - Я ничего не понимаю, Скорпион.
   - Неудивительно, - хмыкнул воин. - Не уверен, что то, что я скажу, тебе понравится, но... Начну вот с чего. Я не враждую со Смоком, потому что его лишь с натяжкой можно назвать линкуэевцем. Ты знаешь, в чем его особенность?
   - Я был удивлен лишь тем, как у его линии "ученик-учитель" передается опыт, - пожал плечами Саб-Зиро. - Учитель уходит куда-то за пределы клана, а потом - возвращается его ученик. И все они носят одно и то же имя, передающееся от учителя. Это выходит за рамки правил Лин Куэй, но почему-то никто не возражает.
   - Все верно, - кивнул Скорпион. - Вот только нет никакой линии. Самый первый Смок - это и есть тот, кто только что был здесь. Знали об этом только Великие Мастера; нынешний, увы, не в курсе. Его предшественник погиб в бою раньше, чем успел рассказать.
   - Люди не живут так долго! - изумился Саб-Зиро. - А воины Лин Куэй - тем более, ты же сам рассказывал!
   - И я не ошибался. Только Смок - особый случай. Ему очень много лет... и он очень хороший воин. К слову, он один из четверых, кто может победить меня в схватке... впрочем, как и я его.
   - А кто еще трое? - помимо воли заинтересовался Саб-Зиро.
   - Рейко, Рэйден и Шао Кан. Неважно. Так вот, дело в том, что подобных ему в Лин Куэй не было и не будет. Ты знаешь, какой Стихии он принадлежит?
   - Воздуху. Точнее, его младшей Стихии - Дыму. И само имя его означает "дым"?
   - Да? А ты никогда не задумывался, почему воин китайского клана носит имя на английском языке? С вашей линией все по-другому. Это у первого Саб-Зиро был учитель, который дал ему имя по-английски; у него было такое вот вывернутое чувство юмора. Но то, что ты считал "линией" Смока, началось тогда, когда в Китае английского не то, что не знали, а вообще не подозревали о существовании такой страны. А если клан и знал, то вряд ли бы стал брать имена из языка каких-то западных варваров.
   Он - не Смок. Это имя по настоящему произносится как "С'миок'х". Слово из одного давно забытого языка... и означает оно "Тень".
   Увидев, как расширились глаза Саб-Зиро, Скорпион кивнул.
   - Да. Он - Мастер Тени. И так же изменчив, как она. Смоку не составляло труда все эти годы морочить головы рядовым линкуэевцам, чуть ли не полностью меняя свою личность. Великому Мастеру не следовало его обрекать на киборгизацию: Смок мгновенно порвал с кланом, как ты видишь.
   - Он был моим другом... - задумчиво заметил Саб-Зиро.
   - Возможно. Смок не чудовище и не замкнут на себе... хотя все, что он делает, служит его выгоде. Но, должно быть, он действительно был... и остается тебе другом, если спас тебя от киборга и пришел пригласить с собой.
   - Остаться здесь - мой долг, - лаконично сообщил Ледяной Воин. - Это мой мир. Ты - мой учитель. Я не имею права на уход.
   - Я бы предпочел, чтобы ты сказал: "тут мои друзья", - заметил Скорпион. Прежде чем Саб-Зиро успел отреагировать на эти слова, воин сменил тему: - Любопытно, а кому теперь помогает Смок? Кто бы это ни был, он получил мощного союзника.
  

Внешний Мир, дворец Императора. Синдел

   Китана была права, считая, что Синдел изменилась. Впервые со времени воскрешения она начала довольно улыбаться. Правда, лишь когда была одна.
   Кинтаро и Мотаро, забыв о былой вражде, убеждали свои народы подчиниться Синдел. Разумеется, не напрямую, но так, чтобы кентавры и шоканы были готовы к неожиданным переменам.
   Королева подсчитывала возможных сторонников.
   Рейн - конечно. Эденийский воин будет просто счастлив послужить своей королеве против Шао Кана, которого ненавидит.
   Милена... да-а... Она ненавидит Китану, и этот вопрос придется как-то улаживать. Но Синдел не сомневалась, что с помощью своих новых союзников она сумеет убедить копию дочери.
   Собственно говоря, Синдел была нужна не сама Милена, а преданный ей Барака. Он пользовался большим авторитетом у племени Тарката - кочевников Внешнего Мира. Что бы о них ни говорили (и это в большинстве своем было правдой), они оставались отличными бойцами, и могли принести большую пользу.
   Джейд и Таня скорее всего будут на ее стороне. Синдел превосходно знала каждую и понимала, как можно управлять ими.
   Эрмак, Рейко и Джарек оставались для Синдел загадкой. Ее союзник считал, что пытаться их вербовать - значит выдать весь план Императору. А королева не могла найти ни одного рычага воздействия на них.
   Китана... Дочь в последнее время беспокоила королеву. Китана что-то скрывала, и Синдел опасалась, что импульсивные действия принцессы помешают ее плану.
   Впрочем, у нее и так сильные сторонники. Плюс еще те двое, о которых мало известно.
   Первый, окутанный багровым сиянием, вызывал у Синдел потаенный страх. Она прекрасно понимала, что Жа'линт преследует свои собственные цели, и лишь надеялась, что их пути не разойдутся слишком рано.
   Зато второму, приобретенному лишь недавно, она доверяла. Ему было нечего терять, а для Синдел он стал крайне полезным союзником. Фактически, именно он сейчас руководил сокрытием заговора.
   Да. Крайне ценный союзник - тот, кто носит имя Тени.
  

Ночной Мир. Шанг Сунг, Рептилия и Нуб Сейбот

   Шанг Сунг не был специалистом в магии порталов. Но в место, где он уже бывал, он всегда мог открыть проход.
   А уж в Ночном Мире ему приходилось бывать неоднократно.
   - Вот уж действительно меткое название, - заметил Рептилия, глядя в непроглядно-черное небо. К счастью, все трое отлично видели в темноте.
   Портал открылся как раз около дворца Нитары. Стражники-вампиры шагнули было навстречу, но, присмотревшись, отступили.
   - Может ли королева меня принять? - осведомился Шанг Сунг. Несмотря на вежливую форму, тон его отказа не предусматривал.
   - Разумеется, мастер Сунг, - поклонился стражник. - Позвольте только я доложу о вас.
   Вернулся вампир быстро; все, хоть раз сталкивавшиеся с Шанг Сунгом, знали, что заставлять его ждать очень опасно для здоровья.
   Через длинный коридор, погруженный в сумрак, они попали в обширный зал, отделанный в черных и темно-красных тонах. Около стен неподвижно застыли вампиры с оружием в руках - жуткими на вид лезвиями. Но под немигающим взглядом Нуб Сейбота они даже попятились. Рептилия пожалел о том, что находится в человеческом облике. А то бы улыбнулся...
   Шанг Сунг остановился за десять шагов до трона и отвесил короткий поклон.
   - Приветствую тебя, королева.
   - Приветствую тебя, маг.
   Лишь после этого Рептилия обратил внимание на саму Нитару. Бледное, как у всех вампиров лицо с четко вылепленными чертами; мерцающие темные глаза; угольно-черные волосы, спадающие на плечи; широкие крылья цвета ночи.
   - Что привело сюда великого Шанг Сунга?
   - Дело великой важности, о королева, - ответил маг. - К моему глубокому сожалению, оно столь же тайно, сколь и важно.
   Нитара медленно кивнула.
   - Выйдите, - обратилась она к стражникам. Те безмолвно покинули зал; задержался лишь один высокий вампир, одетый богаче других.
   - Вы уверены, госпожа?
   - Да, Сейген. Я уверена.
   Вместе с вампирами вышли Рептилия и Нуб Сейбот: взгляд, брошенный им Шанг Сунгом был более чем красноречив.
   Вампиресса и маг остались наедине.
   Нитара сошла с трона и направилась к стене. Отодвинув черную портьеру, она открыла незаметную дверь и исчезла в проходе. Шанг Сунг последовал за ней.
   В небольшой комнатке, где были только стол, пара кресел и изящная полка, Нитара присела на край стола, пристально глядя на мага.
   Он выдержал этот взгляд.
   - Ты долго не приходил в Ночной Мир, Шанг.
   - Кто-то нашептал Шао Кану. Того симпатия между стражницей портала и своей правой рукой не обрадовала.
   - Гнев Императора страшен, но недолог. А ты появился лишь сейчас.
   Шанг Сунг вздохнул и опустился в кресло.
   - Не хочу врать, Нита. А правда в этом случае мне самому противна.
   - Хорошо, - легко согласилась королева вампиров. - Что было, то прошло. Так зачем же ты все-таки пришел?
   Маг немного помедлил, прежде чем дать ответ.
   - Мне нужен доступ во дворец Императора, - наконец сказал он. - И не одному мне. Целой команде.
   - С каких пор у тебя появилась команда, Шанг? - изогнула бровь Нитара.
   - С той поры, как я умер, - мрачно ответил маг. - Веселее всего то, что главную роль в наших действиях сыграет мой убийца.
   - Если ты хочешь попасть во дворец с какой-то командой - будет битва, - задумчиво произнесла Нитара. - Нетрудно догадаться, с кем. Если Император одолеет вас, мне не поздоровится.
   - У нас есть управа и на Императора, - дернул щекой Шанг Сунг. - Я не знаю, что предложить тебе в обмен на риск, но... говори. Все, что в моих силах.
   Нитара соскользнула со стола, прошлась по комнате.
   - А если я захочу вернуть старые времена, Шанг? Ты понимаешь, о чем я?
   - Кто тебе тот вампир, что ушел последним? - ответил вопросом маг.
   - Секретарь. Телохранитель. Правая рука.
   - И все?
   - Нет. Не все. Доволен, Шанг? У каждого своя дорога, которую он выбирает сам. Я выбрала. Ты выбрал.
   - Извини, - тихо сказал маг.
   Нитара изумленно подняла брови:
   - Ты извиняешься? Похоже, смерть и воскрешение хорошо влияют на характер.
   - Назови цену, - пропустил эту фразу мимо ушей Шанг Сунг.
   Нитара вздохнула, прислонилась к стене, расправив крылья.
   - Не буду я ничего называть. У меня уже заключен договор... и я пропущу вас всех сквозь портал.
   - Договор? - приподнялся маг. - С кем? Впрочем, дай догадаюсь... он случаем не носит имя из языка темных эльфов?
   - Верно, - удивилась Нитара. - Ты с ним знаком?
   - Пока не встречался. Познакомились, скажем так, заочно. Как он выглядит?
   - Я никогда не видела его лица, - пожала плечами Нитара. - Темно-красный ореол, полностью скрывающий фигуру, искаженный глухой голос. И все.
   - Жаль... Ладно, не о том речь. Значит, ты пропустишь нас к порталу?
   - Вне всякого сомнения, - улыбнулась вампиресса. - И удачи пожелаю.
   - Моя удача - в моих руках.
   - Ты всегда так говорил, Шанг...
   Маг поднялся из кресла, некоторое время молча стоял, не двигаясь. Он чувствовал, что надо прощаться, но как - не знал.
   Шанг Сунг вообще не любил прощаться.
   - Не говори ничего, - попросила Нитара. - Просто уходи. Как будто ты вышел на пару минут в другую комнату. Стража тебя пропустит.
   Маг молча кивнул, но еще с полминуты не двигался с места, пристально глядя на Нитару.
   Потом вышел за дверь.
   Через пару минут в комнату заглянул Сейген.
   - Все в порядке?
   Нитара сохранила на лице абсолютно спокойное выражение.
   - Да, Сейген. Да. Все в полном порядке.
   "Если бы это и в самом деле было так..."
  
   Возвращаясь, воины решили сделать крюк через несколько миров. При известном умении можно распознать следы, оставленные открывавшимся порталом, а Шанг Сунг не хотел подставлять под удар союзников в Ночном Мире.
   Однако все оказалось не так просто.
   Третий портал начал угасать, когда Рептилия еще не полностью из него вышел; лишь молниеносная реакция спасла затеррианина, прыгнувшего вперед и прокатившегося по земле.
   - Что такое?
   Шанг Сунг не ответил, оглядываясь вокруг. В окрестностях царила абсолютная тишина, не нарушаемая ни пением птиц, ни шелестом листьев (портал вывел их в осенний лес).
   - Магия... - ошарашенно пробормотал Шанг Сунг.
   - А что с ней?
   - Ее нет! Я могу пользоваться уже наложенными заклинаниями, но не способен сотворить новые!
   Нуб Сейбот понял первым:
   - Темные Охотники.
   Так назывался особый отряд, который, как и Темные Священники, подчинялся лично Императору. И если в число Священников входили маги, то Охотники были воинами. Превосходными воинами. А вдобавок, при поступлении в отряд, лично Император накладывал на новичка особые заклинания. Отныне в присутствии Охотника невозможно было пользоваться магией, кроме уже наложенных заклятий и присущего от рождения. А объединив силы, они могли распространять область "безмагии" на многие километры.
   Каждый из Охотников, помимо мастерства, был очень быстр, очень силен и очень живуч. Гарантированно убить его можно было, лишь разнеся на куски или отделив голову (утрата связи с мозгом смертельна для кого угодно). Шао Кан сперва хотел сделать так, чтобы после смерти тела Охотников вставали и продолжали атаку, но это, как оказалось, не сочетается с поглощением магии.
   Зато заклинание обрело неожиданный побочный эффект: способность отслеживать конкретную личность по следам магии. Примерно так действовало заклинание, отыскавшее киборгов для Шанг Сунга; но Охотники работали не в пример быстрее и надежнее. Даже Темные Священники не владели таким волшебством. Собственно, именно из-за них Шанг Сунг и сделал крюк.
   Вот чем были Темные Охотники. И они сейчас шли по следам команды.
   Маг размышлял всего секунду.
   - В этом мире у меня есть стационарный портал. Скрытый, правда. Относительно недалеко отсюда.
   - Вперед, - подвел итог Нуб Сейбот.
  
   - Они... все ближе... - выдохнул Шанг Сунг, останавливаясь. - Если б они минут на десять-двадцать отставали, то мы бы успели... а так...
   Они были у входа в узкое ущелье, образованное отвесными скалами. Как на ходу пояснил маг, от него было уже совсем рукой подать до портала.
   - Принимаем бой? - поинтересовался Нуб Сейбот. - Думаю, нескольких я уложу. И если...
   - Ничего вы не принимаете, - перебил его Рептилия. - Идите вперед, а я их задержу.
   Маг и воин-тень с изумлением воззрились на затеррианина.
   - Ты погибнешь, - первым обрел дар речи Шанг Сунг.
   - Не суть важно. Двадцать минут не обещаю, но на десять я их точно займу.
   Зеленые глаза Рептилии горели холодным решительным огнем. Поймав взгляд воина, Шанг Сунг понял: переубеждать бесполезно. Лишь терять время, помогая тем самым Охотникам.
   - Мы вернемся, - только и сказал маг.
   Двое рванулись сквозь ущелье. Рептилия всего мгновение смотрел им вслед, а затем начал стремительно менять облик.
   Одновременно обретая невидимость.
   Темные Охотники показались всего через несколько минут. Восьмеро, идут быстрым размашистым шагом. Черные одежды, одинаковые бледные лица. Разнообразное оружие, у каждого на шее - амулет-спираль. Портальный артефакт.
   Рептилия прикинул свои шансы совладать с восьмеркой Охотников. Совсем ненамного выше нуля. Впрочем, не жить же вечно?
   Затеррианин сжался в комок, готовясь к прыжку.
   Будь, что будет! Что было есть!
   Смех да слезы, а чем еще жить?
   - вспомнились ему слова из песни, которую он слушал, появившись перед землянами как союзник.
   Если песню не суждено допеть,
   Так хотя бы успеть сложить!
   Рептилия прыгнул прямо к шагавшему впереди, вонзая в него когти обеих рук, стремительно поворачивая кисти и отпрыгивая.
   Темные Охотники крайне живучи. Но никому не дано жить с почти вырванным сердцем, исполосованными внутренними органами и разорванным горлом.
   Затеррианский рукопашный бой - занятие не для слабонервных.
   "Красное на черном! - усмехнулся Рептилия, видя, как кровь заливает одежду Охотника. - Красиво получилось".
   Еще не закончив мысль, он уже метнулся ко второму; тот успел вскинуть оружие, но не смог отразить такой специфический прием, как подсечка хвостом. Темный Охотник рухнул на землю, и подняться уже не сумел - Рептилия прыгнул сверху, нанося удары в той же "рваной" технике.
   Затеррианин метнулся в сторону как раз вовремя, чтобы избежать удара меча. Первых двух он снял, пользуясь преимуществом неожиданности, но теперь Охотники пришли в себя, и ничего хорошего это не значило.
   Лишь природная стремительность помогла Рептилии увертываться от атак: пятеро бойцов нападали одновременно, не мешая друг другу. Двое были вооружены длинными мечами, у еще одного была пара мечей; оставшиеся двое были вооружены парными короткими ножами. В группе всегда был и стрелок, но именно его-то Рептилия и разодрал первым.
   Затеррианин использовал все, что находилось в его арсенале: когти, прыжки, удары хвостом, кислотные плевки... Один из последних достался на руку чересчур усердному мечнику. Разумеется, Охотники обладали защитой против всех и всяческих ядов и кислот, но прежде чем она сработала, воин на мгновение замешкался. Этой секунды Рептилии хватило, чтобы распороть ему бедро. Увы, неглубоко...
   "Жаль, никто не видит, - подумал Рептилия. - Один затеррианин достает пятерых Темных Охотников - такая сцена! Ладно, может, на том свете кто-нибудь запечатлел..."
   Вперед вырвался воин с двумя мечами. Стремительными атаками он заставлял Рептилию отступать и парировать ударами когтей по клинкам.
   "Да ведь он не просто нападает! - понял воин. - Он должен полностью завладеть моим вниманием, пока остальные зайдут с других сторон! Проклятье, как же они хорошо сработались!"
   Рептилия попробовал плюнуть в противника, но тот отразил плевок мечом. На стали, наверняка зачарованной, не осталось и следа.
   Видя, что другие Охотники уже приближаются, Рептилия решился на отчаянный шаг. Прыжок вперед, и крайне быстрый прыжок вправо-вперед!
   Воин успел среагировать, переведя левый клинок в обратный хват и всадив его в чешую ящера; но и Рептилия дотянулся, вонзив ему когти в лицо и резко крутанув кистью.
   В каком виде голова Охотника коснулась заалевшей травы - лучше не описывать.
   Рептилия прижался спиной к большому валуну, чувствуя, как из глубокой раны течет кровь. Клинки противников оставили на нем уже не один порез, но такая рана была первой.
   Четверо оставшихся образовали полукруг, медленно приближаясь. Раненный в бедро был в центре, целясь мечом точно в грудь затеррианина.
   "Ну-ну, я еще жив, - мрачно подумал Рептилия. - Вы еще не знаете, как я умею хвостом глаза прокалывать. Скорпионы позавидуют..."
   Но видимо, Охотники про это знали. Они остановились и с пару секунд молча смотрели на противника. Вообще говоря, они за весь бой не издали ни единого звука.
   Когда Охотники совершенно одинаковыми движениями потянулись к поясам, Рептилия понял: все. Пользуясь тем, что ему некуда бежать, они просто утыкают его метательными ножами.
   Затеррианин был готов к смерти. Но не такой.
   Прыжок!
   Охотники все же успели метнуть ножи. Промахнулся лишь один; три клинка вошли ящеру в плечо, ногу и туловище. Но и сам воин успел полоснуть по груди того, кого раньше достал в бедро.
   Раненый отшатнулся, по-прежнему не издав ни звука, и стремительно рубанул мечом.
   Рептилия рухнул на траву, сквозь застилавший глаза туман наблюдая, как к нему с разных сторон медленно приближаются Охотники.
   Дважды раненный, но твердо стоявший на ногах, занес меч, собираясь пригвоздить затеррианина к земле.
   Вместо этого страшный удар обрушился на его собственную спину, ломая позвонки и швыряя воина вперед, лицом о валун.
   Окутанный багровым сиянием человек появился словно из ниоткуда.
   Трое Охотников на миг замерли, а затем кинулись на нового противника, не обращая более внимание на полумертвого затеррианина.
   Тот уже потерял сознание, и не видел, как Жа'линт, выхватив из руки одного из убитых меч, насадил на него первого противника, резким движением распоров его тело; как второй опоздал лишь на секунду с защитой, и его голова покинула плечи; как последний вновь схватился за метательные ножи, но посланный мощной рукой меч пронзил кисть Охотника, а секундой спустя вихрь ударов смел его в сторону.
   И уж тем более Рептилия не видел, как Жа'линт подошел к нему, опустился на колени, вытащил из-под одежды целительный амулет и прикоснулся им к груди Рептилии. Амулет был слабеньким - Жа'линт редко получал раны - но он, вкупе с природной способностью затерриан к самоисцелению, делал свое дело.
   Эту сцену и застали вырвавшиеся из ущелья Шанг Сунг, Нуб Сейбот, Скорпион, Саб-Зиро Джон и двое киборгов.
   Маг вернулся, как и обещал. Приведя с собой всех, кого успел найти.
   Услышав шаги, Жа'линт поднялся.
   - Он выживет, - прокатился в лесу низкий голос. - Должен выжить. Хорошо, что вы здесь, не придется искать контакты. Император решил применить дар Синдел в ближайшем будущем. Вам надо торопиться, если хотите и дальше жить на Земле.
   И с этими словами Жа'линт растворился во вспышке портала.
   Воины кинулись к неподвижному Рептилии. Один лишь Джон остался на месте, озадаченно глядя в пустоту.
   - В чем дело? - задержался Скорпион.
   - Интересное дело, - медленно произнес Кейдж. - Знаешь, на нем тоже сеть. Только очень необычная - переплетение ярко-красного и слепяще-белого.
   - Отдал себя пути борьбы за... - расшифровал Скорпион. - За что?
  

Внешний Мир, дворец Императора. Джарек

   Он смотрит с высокого крыльца на остатки некогда могучей армии, теперь умещающейся во дворе замка. Хоть и крайне обширном.
   Каменные ворота покрыты трещинами: еще одна атака - и они рухнут.
   Впервые за все время боевые действия будут перенесены на территорию цитадели.
   Взгляд скользит по стенам, восхищаясь плетением защитных заклинаний. Врагам придется трудно: замок способен защитить себя и без помощников. Но когда противник имеет в распоряжении такие силы - он может не бояться потерь.
   Вместе с мыслью о потерях приходит боль. Невероятная, жгучая скорбь по всем, кто остался на поле боя.
   - Не вини себя. Силы были слишком неравны.
   Это Старший. Стоит рядом и тоже смотрит на потрескавшиеся ворота.
   - Я знаю. Но это были мои люди, и их больше нет.
   - ОН говорит, что нам надо продержаться еще пару часов. После этого ОН вступит в бой сам.
   - Это вызовет ответный удар непосредственно противников. ИХ.
   - Да. Но ОН сумеет сохранить тех из нас, кто еще будет жив.
   За стенами раздается шум. Приближаются враги.
   Шаг вперед.
   - Воины!
   Плечом к плечу, меч возле меча, посох у посоха. Его люди. Те, кто поручен ему.
   - Не скрою - отступать некуда и спастись вряд ли удастся. Но все, что мы можем - взять плату кровью с врагов. Плату за всех, кто остался на поле и больше никогда не встанет в строй. Мы можем лишь погибнуть - но так, что о нас будут помнить столетиями.
   Многоголосый клич расходится по двору. Солдаты поворачиваются к воротам; лязг извлекаемого из ножен оружия, мерцание подготовленных заклинаний.
   Вытянутые вперед руки окутывает багровый ореол; рядом Старший вонзает в ворота свой взгляд.
   И под ударом извне каменные врата разлетаются на куски.
  
   Вновь сон. Невероятно, необычно реалистичный. Не просто правдоподобный - ощущение, что это и есть правда.
   Джарек поднялся с постели, стал задумчиво прохаживаться по комнате.
   "В твоей душе что-то лежит. Не знаю что именно, но оно старается выйти через ночь," - вспомнил он слова Эрмака.
   Что лежит?
   Что старается выйти?
   Или - кто?
   Джарек не мог найти ответа. Последний десяток снов был посвящен исключительно осаде, в которой он постепенно проигрывал. Лишь мастерство тактика и некая грозная сила, которой он обладал, позволяла ему держаться.
   В голове запульсировала боль.
   "ДЖАРЕК. В ТРОННЫЙ ЗАЛ. НЕМЕДЛЕННО".
   Император. Что случилось, интересно?
   Когда они с Рейко сообщили Шао Кану новость о том, что Шанг Сунг и Скорпион живы... Сказать, что он не был рад - это все равно, что назвать дракона ящерицей.
   Как всегда после дикого бешенства, на Императора нахлынуло ледяное спокойствие. В этом состоянии он призвал к себе Темных Охотников. Но какие он отдавал приказы - этого Джарек уже не слышал.
   Впрочем, нетрудно догадаться.
   Все это Джарек додумывал уже по пути в тронный зал. Медлить не стоило.
  

Внешний Мир, дворец Императора. Кинтаро

   И вновь, как и не так много времени назад, высшие воины выстроились перед троном Шао Кана.
   Сам Император расхаживал перед ними, храня молчание.
   Бойцы переглядывались. Такие паузы обычно не обещали ничего хорошего.
   - Шанг Сунг жив, - неожиданно нарушил молчание Шао Кан.
   По залу прокатился изумленный вздох.
   - И Скорпион жив. И Рептилия, скорее всего, жив.
   Новость была впечатляющей, если не сказать больше. Однако слова, последовавшие за этим, были еще более впечатляющими.
   - Кто-то им может помочь. Кто-то из моих рядов может перейти на их сторону. Я не о тебе, дочурка, - Шао Кан усмехнулся, глядя в сторону прислонившейся к колонне Китаны. - Твои чувства ко мне всем давно известны. Не-ет, мне нужен другой. Тот, кто может хранить умысел против меня в своем сердце.
   Шао Кан вскинул голову, и его фигуру оплели золотые нити силы.
   - И я собираюсь спросить вас всех: верны ли вы мне?
   Об этом заклятии знали все. Тот, на кого оно было направлено, отвечал лишь правду, и не мог скрыть своих мыслей.
   Кинтаро незаметно метнул взгляд на Синдел. Она, как и все, не сможет противостоять силе Императора... и конец их плану! Конец свободе шоканов от Шао Кана!
   Кинтаро не мог допустить этого.
   Золотое сияние коснулось Бараки.
   - Я верен тебе, о господин, - пролаял номад, бросая взгляды на Императора и на стоящую рядом Милену.
   - Я верна тебе, - улыбнулась Милена; Кинтаро мысленно поблагодарил всех богов за то, что Синдел еще не успела с этими двумя "провести беседу".
   - Я абсолютно верен, - холодно произнес Рейко. Лед в его голосе никого не удивил: воин не терпел, когда его честь ставили под сомнение.
   - Я верен тебе, Император, - пожал плечами Джарек. - Кому ж еще?
   Следующим был Эрмак, а потом - Кинтаро. Шокан понял, что надо делать.
   У заклятия правды был один-единственный, но очень серьезный недостаток. Его необходимо было сотворять и поддерживать в совершенно спокойном состоянии души; любой сильный гнев разрушал заклятие так, что на выплетение его заново ушло бы несколько дней.
   - Я не предавал тебя, - разнеслось по залу многоголосье Эрмака.
   Кинтаро решительно шагнул вперед, не дожидаясь, пока золотое сияние окутает его.
   - Мой господин Император, я считаю это оскорбительным!
   - Что? - всем телом развернулся к нему Шао Кан.
   - Я считаю это оскорблением! - твердо повторил Кинтаро. - Мы служили столько сотен лет, и нет оснований подвергать нашу преданность сомнению. В конце концов, я - аргэх сеер-дораш, герцог шоканов. Я требую к себе подобающего обращения!
   - Как ты смеешь так говорить с Императором?! - Кинтаро чуть не рассмеялся: умница Мотаро, хоть и кентавр поганый! Понял, в чем дело, и подыграл! - Ты что, ему не полностью верен?
   - Как можно быть верным тому, кто подвергает сомнению твою верность? - отрезал Кинтаро. - Это унизительно для меня!
   Это оказалось последней каплей. Золотая паутина разлетелась в пыль; невидимая сила вздернула Кинтаро над полом.
   - КАК ТЫ ПОСМЕЛ!!! - взревел Шао Кан. - ТЫ ЗАПЛАТИШЬ ЗА ЭТО, ЧЕРВЬ!!! СТРАЖА!!!
   Небрежное движение кисти - и шокан едва не проломил стену зала. Вбежавшие стражники быстро опутали Кинтаро прочными веревками.
   Шокан сумел скрыть улыбку. Теперь Синдел и остальные - вне опасности. Шао Кан в такой ярости, что не сможет восстановить заклинание правды еще долго.
   И он сам недавно объявил, что до начала атаки на Землю осталась пара дней. Значит, он не успеет разоблачить Синдел, а вот она будет готова к началу своих действий.
   План будет претворен в жизнь.
   А разве ради этого нельзя пожертвовать чем-либо?
  

Земля, Храм Света. Соня Блейд

   Музыка, ничуть не похожая на храмовую, доносилась из-за неплотно прикрытой двери. Соня заглянула внутрь.
   Там был Рептилия, полулежащий на кровати. Затеррианин еще не полностью оправился от ран, и ему трудно было ходить.
   Рядом с кроватью стоял магнитофон, из которого и доносилась музыка.
   I stood here once before,
   With my head in my hands,
   For all that I had known of this place,
   I could never understand!
  
   On the hills the fires burned at midnight
   Superstition plagued the air
   Sparks fly as the fires burn at midnight
   Stars are out and magic is here!
   Stars are out and magic is here!
   Stars are out and magic is here!
   Stars are out and magic is here...
   Увидев Соню, Рептилия дождался окончания мелодии и нажал на "Stop".
   - Хороший у вас мир, - сообщил он. - Жаль, что вы его не сильно цените.
   - Ты как? - спросила Соня.
   Рептилия фыркнул:
   - Судя по вашим фильмам, этот вопрос задают и занозившему палец, и упавшему с тридцатого этажа. Почти в порядке я.
   - Шанг Сунг говорит, что время для рейда настало, - сообщила Соня.
   - Да я знаю, - вздохнул Рептилия. - Эх, жаль, я не смогу участвовать. Такое пропущу...
   - Джакс по-прежнему утверждает, что это верная смерть, - заметила девушка.
   - А я что имел в виду? - усмехнулся затеррианин. - Жить можно по-разному, но вот умереть следует достойно. Иначе и жить не стоит.
   Соня не нашлась, что ответить.
   - Но раз уж ты идешь, - продолжил Рептилия, - то держи.
   Он полез в сумку, стоявшую у кровати, и извлек длинный нож. Размером не меньше профессионального боевого, в кожаных ножнах. Соня вытянула из них оружие, и замерла: клинок был не металлическим, а костяным. По форме он больше всего напоминал... зуб? Да, чей-то клык.
   - Что это?
   - Мой зуб, - серьезно сообщил Рептилия. - Я раньше немного побольше был.
   Соня с огромным недоверием посмотрела на собеседника и тот пожал плечами.
   - Ладно, не мой. Но мною выбитый. Тоже с Затерры - клык болотного крийата.
   - Что еще за крийат?
   - Ящер такой крупный. Он обычно водяными удавами питается.
   Соня видела анаконд по телевизору, представляла их размеры, и невольно содрогнулась.
   - Что хорошо, - добавил Рептилия, - нож из зуба крийата гарантированно убивает практически любую нечисть и нежить. Да и самым высшим представителям мало не покажется. Только осторожно - он и владельцу повредить может не меньше, если им уколоться.
   - Спасибо, - Соня убрала клинок в ножны. Затем, поколебавшись, спросила: - Рептилия, а почему ты вот так просто рассуждаешь о смерти? Это ведь самое страшное, что может случиться.
   Рептилия пристально взглянул на нее, и без капли своей обычной иронии ответил:
   - Есть вещи, что хуже смерти. Есть. А чтобы иметь особое отношение к смерти, нужно иметь такое же особое - к жизни. Мы все не вечны, и те, кто об этом помнит, знает, что нужно жить, чтобы самому стыдно не было. Помнишь, Рэйден говорил о тайронэ? Я как-то встречался с одним. У них есть такая поговорка... вернее, высказывание кого-то из драконьих философов: "Когда не можешь творить - уходи. Когда не слышишь мира - уходи. Когда знаешь, что уже увидел все в этой жизни - останься и посмотри еще раз".
   Соня медленно кивнула.
   - А я от себя добавлю, - продолжил Рептилия. - Когда тебя загоняют в угол; когда наваливается отчаяние; когда тебе некуда идти и некому верить... пойми, что способен прожить еще долго. И проживешь.
  

Земля - Ночной Мир - Внешний Мир. Воины

   В одно и то же время...
   ...девятеро стояли в мире вечной ночи перед мерцающими воротами...
   ...прекрасная девушка остановилась во втором круге охраны дворца, готовясь распахнуть портал...
   ...седой бог поднялся на вершину горы, прислушиваясь к своим агентам и колебаниям пространства...
   ...величественная женщина, воин в сером и огромный кентавр шли по коридорам замка...
   ...темноволосый человек по-прежнему мучался над разгадкой своих снов...
   ...чернокрылая вампиресса наблюдала через волшебное зеркало за теми, кого она пропустила сквозь свои земли...
   ...очень бледный маг в нетерпении расхаживал по своей лаборатории, подготовив мощное заклинание...
   ...скрытый багровым человек шепнул: "Началось".
  

Часть третья. Земля - Внешний Мир - Дворец Императора

Рэйден

   В этих краях подобной погоды не бывало никогда.
   Нет, грозы тут случались, и не были чем-то необычным. Но такого, чтобы буквально за минуту небо затянуло черными тучами, никто не помнил.
   Не желая оказаться под дождем, люди не выходили из домов. Впрочем, даже если бы они и вышли, все равно им не удалось бы рассмотреть фигуру на самой вершине огромной скалы.
   Земные воины видели Рэйдена только в его материальном обличии; сейчас же сквозь маску человеческой внешности смотрела Стихия.
   Рэйден собирал всю свою силу. Он был Хранителем. Он был Богом Грома. Он был воплощенной молнией.
   Волосы бога не шевелились под бешеным ветром, но каждая прядь все сильнее и сильнее наливалась белым светом. Глаза Рэйдена превратились в два сияющих озера, кожа мерцала.
   Хранителю Земли был заказан путь во Внешний Мир. Но вот заглянуть туда и связаться со своими помощниками он мог.
   Те, кто всегда помогал Богу Грома, тайно проникли в миры, граничащие с тем, где был расположен дворец Императора и установили там особые артефакты, носившие название релисаны - кристаллы, способные передавать выплески магической энергии на любое расстояние. Своеобразные ретрансляторы.
   Когда-то в одном мире их пустил в ход Темный Хранитель, чтобы сокрушить армию противников; теперь же Рэйден использовал их усовершенствованный вариант для защиты Земли.
   С пальцев Бога Грома сорвались молнии, немедленно растворившиеся в воздухе.
   А мгновением спустя кристаллы обрушили их ярость на дворец Императора.
   Шао Кан решил проблему сигнализации самым простым способом: соединил магический щит и чародеев охраны волшебным каналом, по которому они почти мгновенно узнавали о нападении.
   На сей раз эта мера обернулась против них: молнии Рэйдена наполнили энергией эти каналы, атакуя магов. Большинство из них погибло моментально; лишь небольшая часть сумела защититься, но это вытянуло из них практически все силы.
   Тут вмешался сам Шао Кан, ощутивший удар по щиту и узнавший силу брата. Потратив пару секунд на то, чтобы унять ярость, он влил энергию в щит, стараясь укрепить его. Рэйден, однако, не прекращал атаки, и Император вынужден был ввязаться в противостояние; Шао Кану стало абсолютно не до возможных визитеров.
   Чего, собственно говоря, Хранитель и добивался.
  

Квон Чи

   Мастер-некромант в волнении расхаживал по своей лаборатории. Заклятие было полностью выплетено, напитано силой и готово к применению. Квон Чи о нем и не думал; он привык доверять своему мастерству.
   Маг думал совершенно о другом.
   Если Шанг Сунг рисковал чем угодно ради знаний и возможности быть еще лучше, то Квон Чи рисковал ради риска. Ради ни с чем не сравнимого ощущения бега по лезвию бритвы, когда внизу - море огня.
   Именно по этой причине он когда-то и занялся некромантией: одним из самых могущественных, но и самых опасных видов магии. Квон Чи никогда не отказывался от риска, и часто ставил на карту все, что имел.
   И выигрывал. Потому-то он и был сейчас одним из лучших магов Внешнего Мира.
   То, что предложил ему Олат... Жа'линт, поправил себя Квон Чи. Следует его называть так, как он наконец решил представиться. Впрочем, все равно из одного языка слова.
   То, что предложил Жа'линт, по риску превосходило все, известное некроманту. И потому Квон Чи мигом почувствовал, как его притягивает это предложение.
   Риск огромен. Но и награда - огромна. А от него лично требуется совсем немногое...
   Квон Чи поставлял Императору Мертвую Стражу. Но он же мог мгновенно повергнуть ее во прах.
   В каждое свое "изделие" Квон Чи встраивал особый заклинательный контур, позволявший мгновенно уложить любого, вышедшего из его лабораторий. Вне зависимости от расстояний и преград.
   Еще с помощью этого контура было возможно перехватить управление "изделием", но это как раз затруднялось магией Шао Кана.
   Разумеется, Квон Чи неоднократно пытался создать поднятого, защищенного от любых воздействий; но после одного случая навеки зарекся заниматься такими экспериментами.
   В клепсидре на столе упали последние капли воды, и хитроумный механизм тихо зазвенел колокольчиком.
   Квон Чи резко остановился у стола, вскинул руки - и выдохнул, выпуская заклинание на свободу.
  

Кинтаро

   Когда его в очередной раз выдернули из забытья, Кинтаро с трудом поднял голову.
   Слова, брошенные им Шао Кану, привели к ожидаемому результату: шокан оказался в камере пыток, где сейчас и находился, растянутый цепями на стене. Судя по тому, что тут заранее были вделаны четыре цепи, его соплеменники здесь бывали и раньше.
   Палачи хорошо знали свою задачу - не давать умереть, но и не давать оправиться от ран.
   Кинтаро оглядел камеру.
   Четверо собственно палачей: два специалиста и еще двое учеников, подававших инструменты. Четыре стражника в полной броне и с внушительного вида топорами. Лишь пятый - командир - с двуручным мечом.
   У дальней стены - маг-целитель... если его можно так назвать. В обязанности чародея входили удержание пытуемого на этом свете, возвращение в сознание и залечивание ран.
   Чтобы их вновь можно было открыть.
   Шокан прислушался к своему телу. М-да... пожалуй, что сил осталось совсем немного. И хорошо еще если он погибнет здесь.
   А если Шао Кан отложит в сторону более важные дела и начнет размышлять о том, что подобное поведение Кинтаро, мягко говоря, несвойственно... и его изощренный ум мигом дойдет до мысли, что шокан кого-то выводил из-под удара... и кто-то из Темных Священников придет задавать вопросы...
   Этого допускать нельзя.
   Боевое искусство шоканов не изучал практически никто, кроме них самих. Причина была проста: в основе его лежали колоссальная сила и наличие четырех рук.
   Поэтому мало кто знал, что большое внимание было уделено и психологической подготовке.
   В частности - способности практически мгновенно входить в боевой транс, собирая воедино все силы и превращаясь в несокрушимую боевую машину. Состояние это длилось тем дольше, чем опытнее был воин.
   Кинтаро был очень опытным.
   - Перерыв, - бросил палач. - Надо отдохнуть... толстокожий какой попался!
   Шокан прикрыл глаза, сосредотачиваясь.
   Иррагх деишат хиркан...
   Стражники и палачи о чем-то говорили, пыточная огласилась взрывом хохота.
   Крамор ашгар ирхасту...
   - А вот еще случай... - донесся до него голос командира стражи...
   Грианх виррокат уртангех...
   - Ладно, - сказал палач, отсмеявшись. - Надо бы продолжать, а то еще проверка заглянет.
   ШОКАН ИРГАРАХ КЕРРАСТ!
   Цепи были вделаны в стену на совесть. Но даже они не выдержали могучего рывка Кинтаро, с грохотом вырываясь из кирпича.
   Палачи даже не успели ничего понять, когда обрывки цепей сокрушили ребра одному и разнесли череп другому. Ученики успели осознать и даже дернуться, прежде чем мощные удары отшвырнули их в стороны.
   За те мгновения, что Кинтаро потратил на палачей, стражники опомнились. Они мигом похватали оружие и рванулись вперед.
   Проход между палаческими столами был узким, и идти строем было нереально; на стол же в полной броне не запрыгнешь.
   Топор первого стражника взлетел в воздух, описывая сверкающую дугу. Но Кинтаро уже схватил тяжеленный стол и вскинул его перед собой.
   Лезвие топора глубоко врубилось в дерево, застряв там. Кинтаро мгновенно рванул стол в сторону, выдергивая оружие из рук стражника, и затем - обрушивая на него тяжелую доску.
   Вес стола, к которому прибавилась исполинская сила, сделал свое дело: стражник рухнул как подкошенный, а Кинтаро, верхней рукой выдернув топор из столешницы, шагнул к врагам.
   Стражники подались назад, пытаясь выманить шокана на свободное пространство. Кинтаро пошел, но неожиданным движение метнул стол (все еще удерживаемый двумя руками) в ближайших. Один отскочил, а вот второго припечатало так, что подняться он уже не смог. Зато у Кинтаро появился топор во второй руке.
   От атаки с двух сторон Кинтаро ушел, но стражники по-прежнему наседали справа и слева, вынуждая парировать их удары.
   Увидев, как командир заносит громадный меч, шокан мгновенно понял: он атакует, пока его подчиненные отвлекают внимание.
   Тому, у кого две руки, трудно понять четырехрукого.
   Неуловимым движением Кинтаро уронил топоры, перехватив их нижними руками, и взмахнул верхними, зажимая падающий клинок между ладонями. Стремительное движение рук и всего тела - и меч покинул хозяина. Шокан прыгнул вперед, уходя от ударов топоров и сомкнул верхние руки на шлеме командира; рывок, хруст - и стражник падает на пол.
   Кинтаро взмахом топора блокировал удар стражника, увернулся от второго, подхватил с пола двуручник, и, сжимая рукоять верхними руками, перешел в наступление.
   Через несколько секунд все было кончено. Шокан развернулся к магу, удивляясь, почему он не пытался вмешаться в бой. Палаческий колдун был не дурак, и понимал, что в таком состоянии на Кинтаро не подействуют никакие гипнотические заклятия; а боевое заклинание, способное мгновенно уничтожить шокана, в таком ограниченном пространстве неминуемо задело бы и его сотоварищей.
   Через мгновение, когда дверь распахнулась и внутрь ворвались еще десять стражей и двое магов, Кинтаро понял - почему. Маг просто послал сигнал тревоги.
   Шокан стиснул рукояти меча и топоров, мысленно прикидывая, на сколько у него еще хватит сил.
   "Ну что же, покажем, как умирают ВОИНЫ?"
   Но этого не потребовалось.
   - Что здесь происходит?
   Синдел медленно сошла по ступеням; за ней следовали Мотаро и незнакомый никому воин в сером.
   - Бунт арестованного, госпожа, - поклонился один из магов. - Может, вы хотите сами...
   - Хочу, - кивнула Синдел.
   И три призрачно-серых копья, сорвавшихся с пальцев Смока, пронзили стражей, приблизившихся к Кинтаро. А Мотаро молниеносным движением оказался среди остальных, нанося смертоносные удары руками, копытами и хвостом.
   Опешившие маги даже не успели ничего сообразить: Синдел вскинула руки, пространство разорвал неслышимый звук - и каждый из чародеев превратился в месиво плоти и костей.
   Кинтаро уронил оружие и улыбнулся окровавленным лицом.
   - Вам не надо было так рисковать, моя королева...
   - Что я за королева, если не забочусь о подданных? - ответила вопросом Синдел. - Кроме того... Я получила известие от Жа'линта. Пора начинать!

Китана

   Шаг, достаточно быстрый, чтобы успеть, но и достаточно степенный, чтобы не вызвать подозрений.
   Лицо принцессы Эдении было спокойно; единственным знаком того, что она нервничала, было тихое позванивание вееров, которые Китана сжимала в руке.
   Несмотря на то, что все эти годы она боролась против Шао Кана, она понимала: все это лишь комариные укусы, и максимум, что они могут сделать - это испортить Императору настроение.
   А теперь - первый и единственный шанс отплатить за Эдению!
   И наконец обрести возможность снять оковы с сердца, стать из вдохновительницы борьбы и символа - просто девушкой.
   Достойной счастья.
   Попадавшиеся по пути зомби почтительно уступали дорогу. Китана терпеть не могла оживших мертвецов, но справиться с ними все же легче, чем с сотнями ловушек третьего круга и каменными сторожами четвертого.
   Китана остановилась. Так. Нечто вроде пещеры с расходящимися от нее туннелями. Самое подходящее место.
   Принцесса глубоко вздохнула и приготовилась перенаправить входной портал.
   Идея принадлежала Шанг Сунгу. Он отметил, что прорубиться от самого выхода к тронному залу Императора у них не получится. Поэтому самое лучшее - это если кто-то построит портал, "примыкающий" к входному, и вошедшие из Ночного Мира окажутся не у ворот дворца, а в его глубине. Где, подавив возможное сопротивление, построят портал на еще большее расстояние.
   Была одна проблема. Для подобного требовался маг, ОЧЕНЬ хорошо управляющийся с порталами.
   Или тот, у кого власть над пространством была с рождения.
   Семейный дар эденийской августейшей семьи был как нельзя кстати.
  

Воины

   Соня всегда нервничала перед началом спецоперации. И всегда становилась абсолютно спокойной, когда начиналось собственно действие.
   Вот и сейчас - она едва не дрожала, пока они переправлялись в Ночной Мир и шли к порталу. Справедливости ради надо сказать, что в немалой степени этому способствовали клыкастые и когтистые местные жители. Нет, они не нападали. Но ходили рядом и смотрели. А кто-то даже догадался улыбнуться.
   Соня нервничала и тогда, когда они входили в портал, ведущий ко дворцу Шао Кана.
   А когда мир вновь обрел очертания, и она увидела обеспокоенное лицо Китаны, страх тут же улегся. Лейтенант Соня Блейд была абсолютно спокойна.
   И даже несколько десятков зомби, бесшумно вырвавшихся из туннелей, не вывели ее из этого состояния.
   Шанг Сунг ожидал противодействия Мертвой Стражи. И достойно подготовился: его заклятие должно было сгустить воздух вокруг зомби, не давая им двигаться. Оно было направлено не на самих стражей, и потому их защита бы не сработала.
   Но применить его маг не успел.
   Зомби внезапно остановились, неуверенно дернулись и рухнули на пол.
   - Это как? - поинтересовался Кейдж у Шанг Сунга. Маг недоуменно пожал плечами:
   - Понятия не имею. Я ничего не делал.
   - Квон Чи, - первым догадался Скорпион. - Он, наверное, в союзе с Жа'линтом. Только он мог такое сотворить с Мертвой Стражей.
   - Похоже на правду, - кивнул маг. - Что же, это облегчает нам задачу. Принцесса, вы можете переправить нас дальше?
   - Сейчас, - кивнула Китана. - Мне нужно несколько минут на восстановление сил.
   - Хорошо. А пока... хм... а это идея...
   Шанг Сунг хищно улыбнулся и, вытянув руки, начал читать заклинание. Через пару секунд зомби зашевелились и медленно поднялись с пола.
   - Такую защиту, как им обеспечил Квон Чи, я не воссоздам, - заметил маг. - Но столько стражников и без того нас неплохо прикроют.
   Китана повернулась к Мертвой Страже спиной, понимая, что это - помощь, но не желая смотреть на таких союзников.
   Скорпион оглядел остальных. Отряд малочисленный, но внушительный. Соня и Кейдж в каких-то особых спецназовских костюмах, прочных, гибких и удобных (Джакс сумел вытащить со склада, каким-то образом убедительно аргументировав сие). Плечом к плечу, рука в руке. С земным оружием.
   Сайрокс и Сектор, к арсеналу которых добавились еще метательные ножи, стояли спокойно. Казалось, что киборгам безразлично все вокруг, но Скорпион чувствовал, что это далеко не так.
   Шанг Сунг все в том же длинном черном плаще, в котором он когда-то встретил Избранных на своем острове. Только сейчас в этом плаще скрывались многочисленные артефакты, извлеченные из столь же многочисленных тайников.
   Спину ему прикрывал Нуб Сейбот, бесстрастно взиравший на окружающее. Скорпион знал, что воин-тьма готов в любую секунду атаковать.
   Небесные Оковы, дарованные Лю Кангу, наполняли его внутренним светом, видимым, правда, немногим. Таким, как Скорпион, например. Юноша чувствовал свою силу и держался прямо и спокойно. Несмотря на то, что Китана стояла совсем рядом.
   В глазах Саб-Зиро сверкали огоньки; в первый раз остальные видели его оживленным. Скорпион когда-то правильно угадал, что Ледяной Воин чересчур самостоятелен, чтобы уважать авторитеты. И мысль о схватке с Шао Каном наполняла его не страхом, а азартом.
   Сам Скорпион был все в той же желто-черной одежде, с мечом на боку.
   - Я готова, - произнесла Китана.
   Шанг Сунг улыбнулся, собирая зомби поближе.
   - Ну так чего мы ждем?
  

Шао Кан

   Бывали такие дни, когда Императору казалось, что все на свете повернулось против него. Известия, принесенные Рейко и Джареком, наглое выступление Кинтаро, а теперь еще и нападение Рэйдена!
   Вот этого последнего Шао Кан понять не мог. Брат проводил действительно мощнейшую атаку (Император даже не подозревал, что он так силен), но видимой цели не было. Объявись Бог Грома в этом мире в полной силе - и он действительно сумел бы разнести стены замка и добраться до Императора.
   Но действуя с Земли, он мог лишь серьезно повредить защитникам, но никак не испепелить Шао Кана. Император держал щит с трудом, но он его держал. И сил у него оставалось еще много.
   В этот момент Китана и применила свои способности, а Квон Чи запустил заклинание.
   Шао Кан немедленно почувствовал это - и ощутил присутствие чужих в замке.
   Ярости Императора не было предела. Правда, к ней примешивалось и удивление - он не ожидал подобного нахальства со стороны землян. Атаковать самим? ЕГО ДВОРЕЦ? Да такое безумство...
   Стараясь держать проседавший под молниями щит, Император послал мысленный сигнал Темным Священникам и Джареку:
   "УНИЧТОЖИТЬ ЗЕМЛЯН! НЕМЕДЛЕННО!"
   Ну а если они каким-то образом доберутся до его зала... что ж, у него найдется, чем встретить наглецов! Он их сожжет, подчинит себе... или лучше... Старое заклинание, когда-то откопанное Рейко, позволяло мгновенно раскидать противников по разным мирам на усмотрение колдующего - и миры он выберет самые неприятные.
   Впрочем, предателей он оставит во дворце. И те позавидуют товарищам, что погибли быстро.
   Император усмехнулся и вернулся к поддержанию щита.
  

Джарек

   Нельзя сказать, что Джарек так уж удивился рейду. Посмотрев, как земные воины обороняли свой дом, он был готов к любому сюрпризу. Плюс еще с ними были Шанг Сунг и Скорпион, а эти двое были способны на все.
   Но теперь он был на своей территории, и людей у него было больше.
   Джарек уже почти подошел к казармам, когда его неожиданно окликнули. Воин оглянулся.
   - Что случилось?
   - Я нашел разгадку твоих снов.
   Такая новость заставила временно отложить даже приказ Императора.
   - И что же?
   Собеседник, не отвечая, подошел к нему и положил руки на плечи.
   - Смотри мне в глаза, Джарек.
   Взгляды их соединились. И в тишине прозвучала длинная фраза на незнакомом языке.
   Глаза собеседника вспыхнули огнем, и Джарек провалился в это пламя, ощущая, как в нем что-то
   ...вспыхивает...
   ...на мгновение угасает, но затем разгорается еще ярче...
   ...все тело обращается в огонь, способный спалить половину мира, сжимается обратно и остается с ним навсегда...
   Оказывается, он зажмурил глаза. И сейчас медленно раскрыл их, глядя в дважды знакомое лицо.
   - Старший.
   - Верно, - улыбнулся тот. - Вспомнил?
   - Да, - медленно ответил Джарек, прислушиваясь к новым ощущениям. - Вспомнил. Абсолютно все. Я - это снова я. Как и раньше.
   - Я рад за тебя, Джарек! Или предпочтешь обрести свое прежнее имя?
   - Да ладно, - усмехнулся воин. - Я уже привык к этому имени... Но что теперь делать?
   - Собирать войска, - уверенно ответил собеседник. - И готовиться к ЕГО возвращению.
  

Воины

   Прохождение через второй портал заняло чуть больше времени - с ними теперь были зомби - но все окончилось так же хорошо. Дворец был блестяще защищен против штурма - но не против удара изнутри.
   Они были в шестом круге дворца. Там, где обитали Темные Священники.
   - Вперед! - бросил Шанг Сунг, как только все материализовались в зале. - Нельзя терять не минуты!
   Несколько патрулей, попавшихся им на пути, земные воины просто смели, несмотря на наличие шоканов. Скорпион лично уложил одного, с выдохом "Иди сюда!" вырвав ему сердце гарпуном.
   - Знаешь, Скорпион, так ты мне всю личную жизнь испортишь, - задумчиво заметил Кейдж на бегу.
   Скорпион от неожиданности даже споткнулся.
   - Это почему??? - обратил он изумленный взгляд на актера.
   Кейдж широко усмехнулся.
   - А меня теперь еще долго будет передергивать от слов "Иди сюда"!
   Мрачные коридоры замка вздрогнули от общего хохота.
  
   Шанг Сунг удивлялся, что им встретилось так мало сил. Он не знал, что часть магов и сам Император сейчас держат атаку Рэйдена, а остальных планомерно укладывают верные Синдел и Жа'линту солдаты.
   Впрочем, когда они влетели в следующий зал, первой мыслью мага было: "Не хватало противников, да? Просили - получите!"
   Их встречали Темные Священники.
   Закутанные в черные плащи с капюшонами, с тяжелыми мечами в руках, они прямо-таки источали угрозу. И смерть.
   "Двадцать один, - мгновенно посчитал маг. - Семь троек. Полный ...!"
   Стоявший впереди поднял руку, явно собираясь сказать что-то торжественно-угрожающее (Темные Священники любили подобные высказывания, если им не приказали торопиться), но Шанг Сунг ему на это времени не дал.
   Повинуясь мысленной команде, зомби рванулись в атаку.
   И в ту же секунду Шанг Сунг активировал созданный им когда-то мощный артефакт, "запрещавший" всю магию на много метров вокруг.
   Каждый из земных воинов, разумеется, носил амулет-нейтрализатор. И такой же получила Китана.
   Именно это помогло Мертвой Страже все-таки добежать до Темных Священников и атаковать их.
   Уже через мгновение слуги Шао Кана опомнились и ответили со всем своим немалым боевым искусством. Погибли лишь двое из них - и то потому, что в каждого вошло не менее дюжины клинков, причем большинство - в жизненно важные центры, а вылечить себя они сейчас не могли.
   Зомби полегли все.
   - Атакуем! - рявкнул Шанг Сунг, и с его пальцев сорвались пылающие черепа - любимое оружие мага.
   Прямое попадание ракеты, файербол Скорпиона и ледяная стрела Саб-Зиро унесли жизнь еще одного Темного Священника; остальные стремительно уворачивались от пуль, ракет и заклинаний, не забывая атаковать.
   Один даже сумел взбежать по стене и прыгнуть оттуда в середину отряда. Джона и Соню спасло лишь то, что Шанг Сунг вовремя оттолкнул их; а приземлившегося врага встретил Скорпион. Пламенный клинок распорол балахон Священника как бумагу.
   В сущности, в поединки со Священниками вступали лишь Скорпион и Лю Канг. Шанг Сунг прикрывал волшебным щитом остальных; а упомянутые остальные атаковали издали. Лишь Нуб Сейбот помогал врукопашную, растворяясь в полумраке и выныривая с совершенно неожиданной стороны.
   К моменту, когда артефакт Шанг Сунга перестал работать, Темных Священников осталось двенадцать (двое, как говорилось, погибли от рук зомби, четверо - в поединках, трое - объединенными усилиями).
   Обретя свою магию, Священники немедля атаковали такой волной, что лишь общие усилия всех, кто владел волшебством, сберегли отряд от гибели.
   Следующая атака - магическая или рукопашная - стала бы для многих последней, если бы не пришла неожиданная помощь.
   Через распахнувшийся портал пришел удар, видимый как искажение в воздухе; он смял и изорвал сразу четверых Священников. Появление Синдел, Смока и нескольких высших воинов стало сюрпризом для всех.
   Совместная атака двух отрядов помогла одолеть восьмерых оставшихся без потерь. Лишь после этого земляне сообразили, кто пришел им на выручку.
   - Мама! - радостно воскликнула Китана.
   - Смок! - удивился Саб-Зиро. - Так вот про что ты говорил!
   - Пойдем со мной, дочка, - позвала Синдел. - Тебя, юный воин, это тоже касается. Мой советник, - легкий кивок в сторону Смока, - желает видеть тебя в наших рядах.
   - Наконец-то ты свободна от Императора! - счастливо улыбнулась Китана. - Ведь так?
   - Так, - кивнула королева.
   - И мы вместе возродим Эдению!
   Синдел медленно покачала головой.
   - Китана, Эдения мертва. Она мертва уже много столетий, и ничто ее не возродит. Я действительно собираюсь создать свое государство, и успех мой во многом зависит от вас. Но Эдения - это прошлое.
   Кровь отхлынула от лица Китаны. Девушка выглядела так, что Лю Канг испугался, что она сейчас рухнет наземь.
   - Но, мама, - упавшим голосом выдохнула Китана. - Эдения жива, пока мы ее помним. Ты же - королева Эдении!
   Синдел горделиво выпрямилась.
   - Да, дочка. Я - королева. И я не могу больше быть властительницей без владений. Я не буду тратить время на то, чтобы пытаться оживить мертвый мир. Я сделаю по-своему! Ты со мной?
   Слов у Китаны не нашлось. Она лишь беспомочно покачала головой, и отступила, прижавшись к плечу Лю Канга.
   - Что ж, - вздохнула Синдел, - если ты останешься в живых и передумаешь - я всегда буду рада тебя видеть.
   Смок выступил вперед.
   - Я так понимаю, Саб, что тебя уговаривать тоже бесполезно?
   Ледяной Воин кивнул, плавным движением смещаясь к землянам.
   - Мой выбор сделан, Смок. Ради нашей дружбы... если она была... не настаивай.
   - Выбор есть выбор, - пожал плечами Смок. - Долгой жизни тебе, Саб-Зиро... если получится. Мы встретимся. Уверен.
   Открывшийся портал втянул в себя Синдел и ее новых подданных.
   Шанг Сунг, все это время восстанавливавший силы и лечивший остальных при помощи множества своих артефактов, напомнил:
   - Мы пришли из-за Шао Кана.
   - Да, - кивнула Китана. - Я все еще не могу поверить... Как мама могла бросить Эдению?
   Маг вздохнул. Подошел к ней и пару секунд смотрел на принцессу и воина.
   - Эдения жива, пока ее помнят, - мягко сказал он. - Ты помнишь ее - и она жива. И будет жить вместе с тобой.
  
   Когда атака Рэйдена внезапно прекратилась, Шао Кан не сомневался, что вскоре последует что-то еще. Он мысленно обшарил замок... и был крайне удивлен, когда не обнаружил практически никого из своих высших воинов; а заодно - семь троек мертвых Темных Священников.
   Да неужели эти земляне...
   Додумать он не успел. Двери распахнулись и в зале появились те самые земляне.
   Взгляд Шао Кана мгновенно уловил под кожей Лю Канга мягкое сияние Небесных Оков. Так вот на что они рассчитывали! Ну что же... если вы припасли оружие на богов, так и узнаете ярость бога!
   Император любил эффекты, но сейчас он начал без них, обрушив на вошедших колоссальной силы парализующее заклятие. На киборгов оно не действовало - и в их сторону понеслись молнии.
   Шанг Сунг вскинул руки, формируя щит, способный удержать бешеную атаку своего бывшего господина.
   Лю Канг принялся пробуждать в себе силу Оков, готовясь выпустить ее в сторону Императора.
   А сам Император развернул задуманное им заклинание.
   С ужасом Шанг Сунг понял, что Лю не успевает... что заклинание Шао Кана завершится раньше... и что никто, даже Скорпион, не успеет добежать до трона и прервать творимое...
   "Земле конец, - отчетливо пронеслось в голове мага. - Что делать? Как защитить... Стоп! Что это? Если я не сошел с ума, то..."
   Лицо Шао Кана исказило изумление; он боролся со своим собственным заклятием, даже отменив парализацию; впрочем все и так застыли, неверяще глядя на развернувшееся перед ними буйство энергии. Даже Лю остановился, забыв про Небесные Оковы.
   - Не может быть, - отчетливо произнес Шанг Сунг.
   Но это было.
   Оранжевые, синие и алые жгуты сплетались вокруг Императора; вся его громадная мощь и знания были направлены на освобождение, но неподвластная ему сила по-прежнему сжимала Шао Кана в своих объятиях.
   Поняв, что ему не совладать с выпущенной на свободу магией, Шао Кан закричал от ярости.
   И этот крик еще долго висел в воздухе, после того, как ярчайшая вспышка растворила в себе Императора Внешнего Мира.
  
   Долгое молчание нарушил лишь вскрик Лю Канга, рухнувшего на пол.
   - Лю! Что с тобой! - Китана бросилась к юноше, опускаясь на колени рядом с ним.
   Белая вспышка оттолкнула принцессу. Фигуру Лю окутало слепящее сияние.
   - Небесные Оковы! - выдохнул Шанг Сунг.
   - Он их не выпустил вовремя! - понял Скорпион. - И теперь заклинание ищет цель! Ищет свое завершение!
   - Что делать? - вскинула голову Китана. - Я потеряла сегодня слишком много!
   - Не знаю, - покачал головой Шанг Сунг. - Мне не под силу бороться с магией богов.
   Еще одна, значительно более яркая вспышка - и Лю Канг распростерся на плитах пола. А пару секунд спустя - медленно поднялся, с изумлением прислушиваясь к своему телу.
   - Ты светишься, - только и смогла сказать Соня.
   И действительно - теперь мягкое свечение, проступавшее сквозь кожу, было видно каждому.
   На этот раз первым понял Джон, когда-то читавший много эзотерики:
   - Ты не выпустил его вовремя, Лю, и Небесные Оковы стали частью твоего тела. Неотъемлемой...
   - Так я что теперь - бог?! - ужаснулся Лю Канг. - Или убийца богов?!
   - Кого ты спрашиваешь? - возмутился Шанг Сунг. - Вернемся на Землю, спросим у Рэйдена. Он как раз бог, и он должен знать.
   - Возвращаться лучше сейчас, - заметил Скорпион. - Шао Кан взращивал ненависть между своими, но он же и контролировал положение. Без него тут такое начнется... Я здесь в это время быть не хочу.
   Маг кивнул и полез за портальным артефактом.
   "Одно ясно, - послал сообщение Сектору Сайрокс. - Скучно нам не будет".
  

Эпилог

   В ту ночь странный ветер коснулся многих миров. Он не пошевелил ни травинки, не оставил ряби на воде и не прошелся шелестом в листьях.
   Но его ощутили все, связанные со Смертельной Битвой и тем, что происходило вокруг нее.
   В Лос-Анджелесе проснулись Джон и Соня и с тревогой посмотрели друг на друга.
   В Храме Света тот же ветер разбудил Лю Канга и Китану, у которых осталось ощущение чего-то приближающегося.
   Скорпион, стоявший над Бездной Вихрей, поднял голову, глядя в черное небо.
   Рэйден вышел на балкон своего дома, подумав "Неужели?..."
   Квон Чи резким жестом прервал доклад слуги и бросился к себе в лабораторию.
   Нитара стремительно поднялась с постели.
   И еще много кого коснулся этот ветер.
   Но лишь один из них знал весь путь, что привел к нему.
  
   В тронном зале, некогда принадлежавшем Шао Кану, возле трона, застыл одинокий воин.
   Рейко редко улыбался, но сейчас его лицо было озарено улыбкой. Столетия ожидания подошли к концу и он теперь мог не скрывать своих чувств.
   Сколько было всего за эти годы? Не знает никто.
   Сколько было пережито с той поры, как стены, что видел во сне Джарек, рухнули, и внутрь ворвались воины братьев ЕГО? Знал лишь сам Рейко.
   Джарек был смертельно ранен в той битве. Эту рану не смог вылечить даже ОН... но решение было найдено.
   Душа Джарека, вернее, того, кем он был на самом деле, отправилась в длительное странствие из перерождений. И лишь Рейко знал, как пробудить спящую память.
   Память... Единственное, что осталось от низвергнутого. Потому-то Рейко, приступая к активным действиям, и назвал себя Жа'линтом - Памятью.
   С улыбкой генерал провел рукой по узорам на своем лице. Никто никогда не интересовался ими. А ведь это - не украшение. Это артефакт, вплетенный в тело, и позволяющий высвободить множество заложенных в нем заклинаний.
   Например, окутать себя маскировочным ореолом.
   Или - поддерживать почти одностороннюю связь с заточенным, ощущая его эмоции, отклик на предложенные идеи.
   Рейко взглянул на пустой трон. Ты был правителем Шао Кан. Но правитель, если он хочет править вечно, не должен часто ошибаться.
   А ты ошибался.
   Три главные ошибки.
   Первая - это то, что ты не озаботился проверить, куда делись все генералы низвергнутого. Ты вообще никогда не присматривался к нашим лицам - и не узнал меня, когда я предложил свои услуги.
   Вторая - это нападение на Землю. Рэйдена ошибочно считают покорным Старшим Богам; он горд и свободен, и его воины - такие же. Рано или поздно они бы нанесли ответный удар. Ну а я им помог.
   И третья, главная, - это твой стиль правления. Если бы ты не отправлял в камеру пыток за малейшие провинности... если бы ты не казнил за любые неудачи... В результате Шанг Сунг, Скорпион и Рептилия даже не задумались над тем, возвращаться ли к тебе.
   Ты потерял множество сторонников - а я обрел союзников.
   Рейко был далек от мысли использовать других в своих целях. Это претило его характеру.
   Он действительно подружился с Джареком, еще не вычислив, что в нем воплотилась душа его товарища. Он действительно заботился о своих людях и старался сделать их лучшими. Каждое слово, сказанное им Фиевердину, было правдой.
   Дружба сильнее договоров.
   Джарек доверял ему. Его люди были безгранично ему преданы. Киенсарцы стали его верными союзниками.
   Лишь одно камнем лежало на душе у Рейко - гибель тех, кого он послал за земными воинами. Он отобрал худших, наименее талантливых, тех, кто был верен Шао Кану.
   Но все равно это были его подопечные. И Рейко не мог простить себе их гибель.
   Сколько всего было за эти годы? И как трудно было реализовать весь план?
   Заключать союзы, находить сторонников, оставаться верным заточенному.
   Тщательно скрывать истинную верность под маской. Неприятным сюрпризом стала лишь волшебная проверка Императора - но Рейко сумел обмануть заклятие. Он сказал чистую правду; он действительно был абсолютно верен.
   Но не добавил - кому.
   И финалом - подсунуть Шао Кану заклятие, над которым они с несколькими магами работали очень долго. Такое, чтобы внешне все было в порядке, а при использовании - отправляло самого колдующего в четко определенное место.
   Есть миры, искаженные по своей сути. Идеальная тюрьма для великой силы... только вот те же искаженные законы помогут ее разрушить.
   Существо крови богов там может быть лишь одно. Появится второе - и прежний узник освободится.
   Рейко очень хорошо знал Шао Кана, и не сомневался, что тот вспомнит про заклятие.
   План будет выполнен.
   Верность - это сила.
  

***

   Сколько спорят о том, что важнее:
   Сила, скорость или обман?
   Я скажу, что верность ценнее,
   Без нее мастерство - туман.
  
   Помню - он был отправлен в Бездну,
   Я стоял, и не мог вздохнуть,
   Я поклялся дойти хоть до ада,
   Хоть до мертвых дойти - и вернуть!
  
   Тот, кто служит деньгам или силе,
   Тебя бросит во время невзгод.
   Ну а тот, кто истинно верен -
   Сквозь огонь до тебя он дойдет!
  
   Для меня путей было много,
   Но на деле один лишь открыт:
   Мне придется служить Шао Кану,
   И быть верным тому, кто забыт!
  
   Я сражался под знаком Дракона,
   И я армии в бой выводил,
   И никто не увидел правды,
   Не прочел, что в душе я таил.
  
   Мне приходится жить раздвоенным,
   Свою душу я должен менять;
   Но ведь, чтобы остаться верным,
   Мне не страшно и жизнь потерять.
  
   Да, мой план идет к завершенью,
   Надо думать, что будет потом,
   Надо вновь обрести свою личность,
   Чтобы маска не стала лицом.
  
   Я не раб, не слуга, не наемник.
   Я лишь верен своей судьбе,
   Мой девиз - навсегда эта фраза:
   "Верность тебе - это верность себе!"

***

   Послышались легкие шаги, и в дверях возникла высокая фигура.
   Рейко поклонился.
   - Не кланяйся, Рейко, - прозвучал глубокий звучный голос. - Никогда мне не кланяйся, вернейший из верных. Ты не слуга мне. Я еще не смог придумать награды для тебя, но, друг мой, ты ее обязательно получишь.
   Рейко выпрямился.
   - Вы снова здесь.
   - Да, мой генерал, я вновь здесь. И полон сил. Твой план - это шедевр стратегии. Я не смог бы придумать ничего лучшего.
   Воин улыбнулся.
   - К моему сожалению, Синдел увела за собой королевства шоканов, кентавров и номадов.
   - Пусть, - отмахнулся его собеседник, опускаясь на трон. - Среди них немало верных Шао Кану... или его памяти. Гражданские войны начнутся непременно - я в этом уверен. А голова от них будет болеть у Синдел.
   Он внимательно взглянул на генерала.
   - Ты ведь на это и рассчитывал, не так ли?
   - Совершенно верно, - кивнул Рейко.
   - Ты по-прежнему лучший из моих стратегов... Кто твои союзники?
   - Джарек сейчас собирает войска. Остальные - это некромант Квон Чи, я обещал ему пост придворного мага; вампиресса Нитара - ей я обещал власть над всеми Ночными. Остальных еще много, но эти прибудут первыми.
   - Некромант получит награду, как только появится, - ответил сидевший на троне. - Нитара... чуть позже. Когда я укреплю свое положение.
   Он откинулся назад; один взгляд - и на полу появилось удобное кресло. Рейко опустился в него.
   - Рассказывай все, что было. Мне интересно абсолютно все.
   Рейко приступил к рассказу. Собеседник внимательно слушал.
   Шиннок, Старший Бог Огня, низвергнутый и вернувшийся, всех всегда слушал крайне внимательно...
  

22.06.2003 - 27.01.2005

  
  
   Рим-севенн - в табели о рангах Империи Дайл командир сотни.
   Олат (Olath) - "темный" (дроу)
   1841 - 1845 гг.
   Сулемер - восточная страна на центральном материке Синнфа.
   Бар-Дайгол - столица Империи Дайл, и самый древний ее город.
   Риам - вежливое обращение к старшему по возрасту или положению в Дайле.
   Пар-архонт - в табели о рангах Империи Дайл командир 40 000. Одиннадцатый ранг в иерархии (для сравнения: рим-севенн - пятый, а всего их четырнадцать).
   Никто из прошедших Смертельную Битву более не бывал в Синнфе, и не знал о том, что в течение всего двух лет после этих событий власть императора стала в Дайле абсолютной. Бароны вынуждены были отдать свои привилегии - в обмен на само существование. В Дайле больше не было междоусобиц, до гражданской войны 871 г. VII Эры.
   Киенсарский титул, что-то вроде князя.
   Blitz - вспышка (нем.), Flumine - молния (итал.).
   Рин Элем Тимору - Братство Силы Стихий, существующее в одном из миров. Обучало воинов-магов, по 16 стихиям, разделенным на три круга. После того как произошли события в городе Эвесте и мастер Лэйк отдал себя Стихии, Братство коренным образом изменилось. В частности приобрела вес та методика, о которой говорит Скорпион.
   Формулировка туманная, поэтому необходимо пояснение: это значит, что зачарованные вещи будут по-прежнему действенны. Существа, которые магией владеют по определению - драконы, единороги, фениксы, и т. д. - ее также не утратят.
   Клепсидра - водяные часы.
  
  
  
  
   52
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Самсонова "Запрещенный обряд или встань со мной на крыло" (Приключенческое фэнтези) | | М.Весенняя "Живая Академия. Печать Рока" (Фэнтези) | | Natiz "Сделка" (Современный любовный роман) | | А.Масягина "Пузожители" (Современный любовный роман) | | И.Солнце "Случайности не случайны, или ремонт, как повод жить вместе" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | В.Чернованова "Александрин. Яд его сердца" (Романтическая проза) | | О.Обская "Наследство дьявола, или Купленная любовь" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"