Зелева Алиса: другие произведения.

Я люблю Вас, капитан!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.00*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто сказал, что главный на военном корабле - командир? Молодой специалист, а ныне инженер-испытатель, Алёна Сергеевна, отправленная на тральщик "Неустрашимый", покажет, кто на судне главный! Готовьтесь, командир Родионов, и не кричите: "Полундра!", когда окажется, что цель девушки - стать главнокомандующим вашего сердца!
    P.S. Полностью вымышленный рассказ без претензий на достоверность и правдивость :) Закончен. Не вычитан. Выложен полностью :)

  Спасибо папе за ценные консультации, маме за её недюжинное терпение, крестной за активную поддержку, а мужу за понимание!
  Выражаю благодарность Гуглу за любезно предоставленную техническую и общеобразовательную информацию!
  
  Командир сидел в штабе и внимательно изучал материалы предстоящего задания. В дверь глухо постучали. Мужчина поднял уставший взгляд, отложил бумаги и громко сказал:
  - Входите!
  Дверь со скрипом приоткрылась, и в узкую щель высунулась лысая голова.
  - Вадим Александрович, разрешите войти? - поправляя съехавшие на носу очки, сказал молодой паренёк. Получив утвердительный кивок, он неуверенным шагом прошел к рабочему столу командира и скромно встал напротив по стойке смирно.
  Командир выжидающе посмотрел на собеседника, отчего тот ещё больше стушевался под строгим взглядом. И как теперь ему всё рассказать и не попасть под горячую руку? О строгом нраве командира военного корабля знали все.
  - Вам просили передать, что в связи с заменой навигационной и радиолокационной аппаратуры на тральщике "Неустрашимый" поступил приказ назначить вам инженера-испытателя, котор... - паренек замялся, сглотнул и хрипло продолжил, - который будет тестировать новое оборудование в боевых условиях, а именно во время исполнения вверенного Вам задания.
  Командир нахмурился и задумчиво посмотрел на матроса. Только неделю назад его тральщик "Неустрашимый" был возвращен с ремонта с обновленной, но непроверенной в реальных условиях системой. Что ж, следовало ожидать, что начальство назначит гражданского специалиста следить за исправностью новой техники.
  - Ясно, - кратко сказал Вадим Александрович, - кто он?
  - Вообще-то, это она, - промямлил собеседник, опуская глаза.
  - Что? Женщина на военном корабле?! Они с ума сошли?! - разозлился командир.
  - Не волнуйтесь, она прекрасный специалист! Знаток своего дела! - быстро заговорил парень, уверяя больше себя, чем командира.
  - Есть личное дело?
  - Нет, завтра будет.
  - Завтра уже отплытие!- в голосе Вадима Александровича послышалось возмущение.
  - Ничего не могу поделать, - пожал плечами матрос,- разрешите идти?
  - Вольны, - с нотками раздражения сказал командир.
  Парнишка поспешно развернулся на сто восемьдесят градусов и быстро ретировался, пока его не настигло недовольство командира. Закрыв за собой дверь, матрос облегченно вздохнул. Ну хоть, что инженер-испытатель двадцатитрёхлетняя девчонка, не пришлось говорить. А точно головы не сносить.
  Оставшись в одиночестве, командир закрыл ладонями лицо, пытаясь успокоиться. Завтра "Неустрашимый" отправится на выполнение сложного задания, а штаб ему в команду мало того, что гражданского дает, так ещё и женщину. Вадим с надеждой представил себе непривлекательную даму средних лет, которая помимо того, что будет первоклассным специалистом, так и головы его ребятам не запудрит. На его корабле недопустимы неуставные отношения! Он-то за этим проследит!
  
  Неделей ранее...
  
  Начальник отдела Аркадий Эдуардович сидел в своём кабинете за столом и хмуро смотрел в окно. Его отдел выполнил заказ на обновление оборудования на "Неустрашимом", и теперь требовалось отправить специалиста для его испытания. Вот только вопрос: кого назначить-то? Не Семеныча же, мужчине под шестьдесят, недавно пережил инсульт, а условия на корабле будут не самыми мягкими, а боевое задание - не круизом по Баренцеву морю. Наталья Андреевна тоже через год на пенсию собирается, внуков растить, куда уж ей? Остаются девчонки - выпускницы, направленные на завод по распределению. Начальник тяжело вздохнул. Ничего другого не оставалось. Но, может, кто и на добровольной основе согласится? Вот только, как командир корабля Родионов отреагирует на то, что в его команде будет молоденькая девушка?
  Громко выдыхнув, Аркадий Эдуардович взял телефонную трубку и позвонил секретарю:
  - Сообщи девочкам-инженерам, что я жду их в своем кабинете.
  В ожидании, начальник стал мерить комнату шагами, заложив руки за спиной. Вдруг дверь резко открылась и в неё толпой ввалилась группа девчонок.
  - Аркадий Эдуардович, звали? - спросила самая бойкая из всех, Алёнка.
  - Аккуратнее, Князева, вы мне так дверь вышибете! - покачал головой начальник и мягко улыбнулся, - проходите.
  Четыре девушки зашли внутрь и синхронно сели на небольшой диванчик, стоящий в углу кабинета.
  - Сверху пришел запрос на инженера-испытателя на военный корабль "Неустрашимый". Понимаю, что это работа не для двадцатилетних девчонок, но выбора нет. Одной из вас придется отправиться в плавание, - начальник с сочувствием посмотрел на подопечных.
  Девушки удивленно переглянулись.
  - Это к Родионову что ли? - спросила Светка.
  - К нему самому, - с ещё большей тоской ответил мужчина. Девчонки недовольно запричитали, выражая свое недовольство и возмущение.
  - Я! - резко подскочила с дивана Алёнка, перекрикивая гул остальных, - Я хочу!
  Аркадий Эдуардович недоверчиво посмотрел на девушку. Её синие глаза светились азартом, а светлые кудряшки забавно топорщились в разные стороны.
  - Князева, Вы осознаете, что Вам предстоит? - уточнил начальник.
  - Так точно! - сказала она и звонко засмеялась, - я готова, я хочу!
  Кто-то из девушек покрутил пальцем у виска, кто-то тихо охнул: "Дурёха!".
  - Князева, Вы понимаете, что я сейчас подпишу Ваше назначение и всё, назад пути нет?
  - Да, я понимаю, Аркадий Эдуардович.
  - Ладно. Всё равно других желающих нет, а отправлять кого-то надо.
  Девушка радостно подпрыгнула на месте, вызвав тем самым недоумение остальных. Начальник кинул на Алёнку тёплый, словно отеческий взгляд, сел в свое кресло и сказал:
  - Все, кроме Князевой, свободны.
  Девушки поспешили покинуть кабинет. Когда за ними закрылась дверь, начальник обратился к сияющей девушке:
  - Алёна Сергеевна, хочу вас предупредить сразу. Командир человек строгий, в некотором роде даже сложный. Прошу, попадайтесь ему на глаза как можно реже. Так будет всем только лучше. Запомните, "Неустрашимый" это не прогулочный теплоход, и отправитесь Вы не в круиз, а на боевое задание.
  - Я всё понимаю, - серьёзно сказала девушка. Её уверенный взгляд исподлобья говорил о том, что она вовсе не легкомысленная, романтичная особа, мечтающая о приключениях и бескрайних морях, а зрелая личность и талантливый инженер.
  После обсуждения деталей предстоящей миссии на корабле, окрыленная Алёна ураганом выскочила из кабинета начальства и направилась в свою секцию.
  - Ну ты даёшь! - отрываясь от чертежей, встретила её Светка. - Понимаешь хоть во что ввязалась?
  - Даа, - протянула Алёнка, садясь за стол и мечтательно закатывая глаза, - мне так повезло, Светик, так повезло!
  Света только фыркнула и вернулась к чертежам.
  Алёнка крутанулась на стуле, закинув голову и смотря в потолок. Перед глазами так и стоял Вадим Родионов. Высокий, статный мужчина её мечты. Она видела его лишь единожды, когда сам командир пожаловал на завод. В тот день её отделу поступило задание, связанное с легендарным "Неустрашимым", а не менее легендарный командир Родионов поселился в сердце девушки. С тех пор, Алёна тайно надеялась ещё раз хоть одним глазком увидеть своего командира. А тут такое везение!
  - И ты думаешь, что оно того стоит? - вывела из раздумий Алёнку напарница. О том, что Алёна помешалась на командире Родионове, знала только она.
  - Стоит, ещё как стоит!
  - А если не получится? - с сомнением спросила подруга.
  - Получится!
  Светка одарила Алёнку скептическим взглядом и закатила глаза.
  - Ох, Алёнка. Не того ты выбрала. Ты хоть слышала, что про командира твоего говорят-то? Сухарь и женоненавистник!
  - А я слышала, что он самый молодой, смелый, отважный и храбрый капитан из всех-всех капитанов! - гордо отозвалась девушка, смотря на вырезку из газеты с фотографией Родионова, вложенную в одну из тетрадок.
  
  * * *
  
  Алёнка стояла на причале и удивлялась внушительным размерам корабля, на носу которого гордо белела надпись "Неустрашимый". По правде говоря, корабль не был огромным, просто до этого, единственным, на чем приходилось плавать девушке, были всего лишь прогулочные катера.
  Тело пробивала нервная дрожь перед предстоящей встречей с командиром, о которой она долго грезила бессонными ночами. Сердце так и пропускало удар за ударом, когда она представляла, как увидит его глаза. Как понравиться такому неприступному и сильному мужчине? Как завоевать его непокорное сердце?
  Возле КПП Алёнку встретил заместитель командира части. Добродушный мужчина тепло улыбнулся девушке и сообщил, что проводит её на корабль и познакомит с командиром Родионовым.
  Девушка пошла вслед за мужчиной. Офицеры, встречавшиеся им на пути, отдавали старшему по званию честь и кидали на девушку заинтересованные взгляды. Пройдя по длинному металлическому трапу, они оказались на борту "Неустрашимого".
  Корабль казался девушке своеобразным лабиринтом, состоящим из множества узких белых коридоров, освещенных неяркими лампочками. Поднявшись по одной из лестниц, Аленка и замком оказались возле ходового мостика.
  Увидев через стекло командира, стоящего спиной к входу, Алёнка предвкушающее улыбнулась. Рядом с командиром было ещё двое мужчин. Замком открыл дверь, пропустил девушку внутрь и следом зашёл сам.
  Командир обернулся, посмотрел на незнакомку, нахмурился.
  - Доброе утро, Вадим Александрович! - радушно улыбнулся офицер и протянул руку командиру.
  - Доброе утро, Сергей Николаевич! - без улыбки ответил командир.
  - Здравия желаем! - дружно произнесли два офицера, стоящие в стороне.
  - Хочу представить Вам Князеву Алёну Сергеевну, инженера-испытателя, - сказал замком и, обхватив девушку за плечи, подвел её поближе, - Алёна, перед вами командир "Неустрашимого" майор Родионов Вадим Александрович, его первый помощник, - мужчина указал на высокого худощавого мужчину, - Дмитрий Лавров, и старший боцман, Иван Смирнов, - невысокий светловолосый парнишка подмигнул Алёнке, девушка улыбнулась в ответ.
  Командир снова взглянул на девчонку, не пытаясь даже скрыть своего удивления и разочарования от разрушенных ожиданий. Не так он себе представлял инженера-испытателя, не так.
  Вадим смотрел на белокурого курносого ангела с огромными синими глазами и не знал даже, что сказать. Алёнка, одетая в легкий нежно-голубой сарафанчик, в белых гольфах под кожаные босоножки, и в растерянности почесывающая одну ногу другой, выглядела слишком несерьёзно. От этого первой мыслью командира стало желание прогнать девчонку, высадить на берег, просто-напросто выставить за дверь, сказать, что ей не место на корабле, но приказы не обсуждаются.
  - Здравствуйте! - улыбнулась Алёнка и в ответ стала изучать командира. Так близко она его ещё не видела. Мужчина был выше её головы на две, широк в плечах и крепок. Его темно-синие глаза неотрывно следили за ней, отчего щеки девушки покрыл румянец. Гладко выбритые очерченные скулы, нос с небольшой горбинкой и легкая седина у висков делали лицо Вадима невообразимо мужественным. Рядом с таким мужчиной можно было чувствовать себя в полной безопасности, в тоже время, ощущая невероятный трепет и уважение перед его силой и отвагой. Командиру только недавно исполнилось тридцать, однако, несмотря на свою молодость, он уже успел прославиться, как опытный моряк и талантливый командир.
  - Что ж, не буду более задерживаться, - прервал чрезмерно затянувшееся молчание замком, - попутного ветра вам!
  Когда Сергей Николаевич покинул ходовой мостик, оставив девушку наедине с недружелюбно выглядящим капитаном и его товарищами, Алёнка с тоской посмотрела вслед идущему по палубе замкому. Будет труднее, чем казалось, но она ни за что не отступит! Да и отступать-то уже некуда. Корабль начал плавно отчаливать.
  - Тебе сколько лет, девочка? - наконец обратился к ней командир. Алёнка опешила больше от обращения, чем от самого вопроса, и растерянно посмотрела на командира.
  - Совсем ребенок, - вздохнул Вадим.
  - Мне двадцать три! - бойко ответила она.
  - Боже, - командир сморщился, потер лоб, сдвигая козырек, - они подсунули мне девочку, дитя! - запричитал он. - И что мне с ней делать? - сам себя спросил Вадим, поворачиваясь к своим помощникам.
  - Иван! - рявкнул майор, отчего расслабленно стоящий в стороне боцман, дернулся и вмиг встал по стойке смирно, - Покажите Алёне Сергеевне корабль, её каюту, рабочее место, ну и всё остальное. Все свободны!
  Алёнка разочарованно посмотрела на Вадима. Она каждую ночь перед сном мечтала, как будет происходить их знакомство с командиром Родионовым, как он улыбнется ей, поприветствует и лично проведет экскурсию по кораблю. Не так она себе всё представляла, не так.
  
  - Морской болезнью не страдаешь? - задорный голос боцмана вывел девушку из раздумий. Они уже спустились по лестнице на верхнюю палубу. Тёплый ветер обдувал со всех сторон, поднимая подол сарафана и играя с кудрявыми локонами Алёнкиных волос. Над кораблём нагло кружили чайки.
  - Что? - Алёнка посмотрела в серые глаза парнишки и улыбнулась, - нет, вроде нет.
  - Это хорошо. Команда у нас дружная, командир человек строгий, но справедливый, порядок любит. Его во всем нужно слушаться. Командир на корабле - царь и бог, - предостерег Алёну боцман, - Если отругает, значит, по делу. Только не обижайся на него, если скажет что-то не так. К нему привыкнуть нужно.
  - Я поняла, - кивнула девушка. На секунду её взгляд задержался на отдаляющейся береговой линии. Город медленно оставался позади, а впереди их ждало бескрайнее, необузданное море.
  - Так-с, - почесал затылок боцман, - начнем по порядку.
  Иван окинул критическим взглядом палубу и добавил:
  - Тут смотреть нечего. Пошли внутрь.
  Парень пошел вперед, ведя за собой девушку.
  - Слева душевые и гальюн команды. Справа канцелярия и рубка дежурного. Идем дальше, здесь у нас столовая, тут ЦПУ, там ты будешь иногда работать, далее идут кают-компании, каюты офицеров и мичманов, прямо - шкиперская кладовая.
  Девушка с интересом рассматривала корабль и пыталась понять, что ей говорит боцман.
  - Всё запомнила? - уточнил боцман.
  Алёнка отрицательно покачала головой. Столько информации новой, всего не упомнишь! Искренность девушки поразила парня, он улыбнулся.
  - А что такое гальон? - осторожно спросила девушка.
  Иван рассмеялся, его позабавило растерянное лицо девчонки.
  - Гальюн, - поправил он Алёнку, - это туалет.
  - Ой, ясно, - смущенно улыбнулась она.
  Дойдя до очередной лестницы, они спустились вниз на среднюю палубу.
  - Здесь находятся каюты старшин и твоя в том числе. Вот здесь, - он указал на дверь, - кубрики остальной части команды.
  Приоткрыв дверь, боцман показал девушке, как живут матросы. В небольшой каюте вдоль стен шли аккуратно заправленные темно-синими одеялами двухъярусные койки. Стояло несколько тумбочек и два шкафа. Всё крайне скромно, но очень чисто и опрятно.
  Боцман ещё полчаса поводил девушку по коридорам, рассказывая про корабль и попутно знакомя с членами экипажа. Ваня вкратце рассказал о распорядке дня, обязанностях каждого члена экипажа и уставе. Впрочем, подробный инструктаж Алёнка прошла ещё за несколько дней до отплытия, замком объяснил девушке её обязанности и правила поведения.
  Завершив прогулку, Иван покинул девушку возле её каюты и ушёл выполнять свои прямые обязанности. Алёнка зашла внутрь и улыбнулась. Ей понравилось то, что она увидела. Возле стены стояла узкая кровать, заправленная синим одеялом, рядом с ней был небольшой письменный столик, ночник, стул и шкаф, возле которого скромно стоял потертый чемодан. Уютно, и нет ничего лишнего.
  Первым делом девушка принялась доставать свои вещи из чемодана и раскладывать их по полкам. Открыв шкаф, радостно улыбнулась, на дверце висело зеркало, а на перекладине несколько вешалок.
  Дорога предстоит долгая, около месяца займет, поэтому нужно обживаться. Алёнка с любовью доставала тёплые шерстяные свитера и складывала их аккуратной стопочкой. Несмотря на то, что сейчас конец мая, такая одежда в скором времени ей очень пригодится, ведь путь "Неустрашимый" держит в Северный Ледовитый океан, к архипелагу Земля Франца-Иосифа.
  Подробностей предстоящей операции девушка не знала, да и никто не в праве был ей их разглашать. Да и незачем это. Главное, чтобы техника, вверенная под надзор Алёнки, работала исправно, и в конце был предоставлен подобный отчет о проведенной работе. Большего и не требовалось.
  Алёна достала несколько фоторамочек и поставила их на письменный стол, в выдвижной ящик положила тетрадку и обычную шариковую ручку. Единственное, что огорчило девушку, так это отсутствие иллюминатора. Нет, боязнью закрытых пространств она не страдала, но так хотелось смотреть на море, не выходя на палубу. Но это скорее была прихоть, чем необходимость. Поэтому девушка лишь смиренно вздохнула.
  
  Командир тем временем нес вахту на ходовом мостике и пристально всматривался в море, слушая шум волн и пытаясь успокоиться. Но перед глазами так и стояло ангельское личико, обрамленное озорными кудряшками. И от этого Вадим злился ещё сильнее. Это же безобразие! Просто немыслимый беспредел! Она же ему всех мальчишек с ума посводит. Потом отчитывайся за неё!
  Чтобы отвлечься от мыслей о девчонке, командир сосредоточился на поставленном задании. Им предстояло достичь островов Земли Франца-Иосифа и найти затонувший месяц назад корабль "Заря", везший стратегически важный груз. Груз необходимо было вытащить на поверхность и доставить в Мурманск. Сложность заключалась в том, что "Заря", сбившись из-за шторма с курса, подорвалась на мине времен Второй Мировой войны. А значит, и "Неустрашимому" придется плыть по минному полю.
  Раздался звук рынды. Оторвавшись от раздумий, капитан спросил помощника:
  - Какая склянка?
  - Восьмая, товарищ командир! - отрапортовал четвертый помощник.
  - Смена вахты, - отдал приказ Вадим.
  
  Алёнка неуверенно зашла в столовую, где уже сидели матросы. В помещении было уютно, длинные столы со скамейками стояли двумя параллельными рядами. Уже из коридора доносились звуки голосов, перебиваемые звоном вилок, стучащих по тарелкам. С большей частью команды её уже успел познакомить Иван, но в зале были и новые лица. Чтобы скрыть своё стеснение, Алёнка решила воспользоваться своим самым главным оружием. Она широко улыбнулась, зная, что её открытая и искренняя улыбка всегда помогала ей легко сходиться с людьми и расположить собеседника.
  Подходя к раздаточной, она услышала за спиной свист и восклик: "Садись к нам, красотка!". Девушка смутилась, посмотрела на незнакомого матроса, сидящего неподалеку за столиком в компании ещё троих товарищей, и, ничего не отвечая, взяла свою порцию еды. Только она направилась за столик к Ивану, как в дверях появился майор Родионов. Девушка остановилась и в оцепенении посмотрела на командира.
  - Товарищ Стрикачев, встать! - грозно сказал Вадим Александрович. Матрос резко подскочил и испуганно посмотрел на начальника.
  - Вам напомнить, как себя подобает вести? - уже спокойнее спросил командир, но в его голосе слышалась угроза.
  - Никак нет! - быстро ответил матрос.
  Командир обвёл всех присутствующих строгим взглядом и громко произнес:
  - Товарищ Князева полноправный член команды. Прошу относится к ней с уважением и не переступать черту дозволенного. Любые неуставные отношения будут пресекаться.
  С этими словами он кинул на замершую Алёнку взгляд, рассмотрел её с ног до головы, поджал губы. Затем подошел к раздаточной, где, всё ещё не шевелясь, стояла Алёна, взял поднос и, приблизившись к девушке, прошептал:
  - Алёна Сергеевна, отныне я запрещаю Вам ходить по судну в юбках.
  - Почему это? - возразила она и недовольно посмотрела на командира, - я вправе носить всё, что хочу!
  - Я несу ответственность за Вас. Не стоит провоцировать моих ребят. Иначе я за них не ручаюсь. Вам ясно?
  - Так точно, товарищ капитан! - с язвительными нотками в голосе сказала Алёнка.
  Командир при слове "капитан" поморщился, но на первый раз простил такую вольность. Он молча взял тарелку макарон с котлетами, булочку, компот и пошел к дальнему столику.
  Алёнка хмыкнула и подсела к Ивану. С ним сидели два механика Вася и Миша и мичман Паша. Боцман посмотрел на задумчивую девушку, хотел что-то сказать, но промолчал.
  
  * * *
  
  Первое, с чем детально ознакомила девушка, был центральный пункт управления, а коротко ЦПУ, который представлял собой просторное помещение, оснащенное множеством экранов, мониторов, датчиков и переключателей. На свободных стенах висели различные схемы и таблицы, карты и план эвакуации. От такого количества различных кнопок, котроллеров и измерителей у Алёнки разбегалсь глаза. В ЦПУ за крутящимися стульями сидело три оператора, следящие за состоянием всех систем корабля и поддерживающие его жизнедеятельность и функциональность.
  Её работа была тесно связана с ЦПУ, однако основное рабочее место девушки было в рулевой рубке, который вместе со штурманской рубкой и ходовым мостиком составлял единый командный мостик. А значит, вопреки предупреждениям Аркадия Эдуардовича, Алёнке придется нередко пересекаться с командиром.
  Задачей инженера-испытателя было контролировать работоспособность навигационной и радиолокационной систем. Следить за их исправностью и, в случае чего, оперативно устранять все неполадки. В технических вопросах в помощь девушке были назначены механики Вася и Миша, ответственные и серьёзные ребята, которые с первой минуты нашли с Алёнкой общий язык.
  Алёнка зашла на мостик и скептический осмотрела своё новое рабочее место. Её внимание сразу привлек захватывающий дух панорамный вид на море. На мостике, как и в ЦПУ, было несколько мониторов, куча кнопочек, радаров и счетчиков. За штурвалом по центу стоял рулевой, роль которого выполнял старший помощник командира - Дмитрий. Увидев девушку, он коротко кивнул и молча продолжил нести вахту.
  Сев в кресло, расположенное с краю у небольшого стола, Алёна с интересом посмотрела на развешанные повсюду таблицы, схемы, чертежи и графики. Она с профессиональным любопытством стала рассматривать главные характеристики судна. Однако строгий вид и чрезмерная официальность помещения её удручили. Несмотря на то, что у неё на заводе в кабинете тоже были развешаны всевозможные чертежи, они со Светкой очень уютно обустроили их рабочий закуток, развесив рядом с чертежами забавные плакаты и расставив комнатные цветы.
  Девушка решила, что рабочее место надо устроить не хуже жилого, поскольку путь длинный, а в рулевой рубке она будет проводить времени даже больше, чем в каюте. Поэтому, недолго думая, Алёнка подскочила и побежала в свою каюту. Вернувшись через четверть часа, она с любовь принялась облагораживать своё место.
  
  Командир направлялся в ходовой мостик, чтобы посмотреть, как обустроился его инженер на новом месте, и проконтролировать рабочий процесс. Не успел Вадим переступить порог, как его окатила волна возмущения, заставив замереть в проходе и молча открывать рот. На миг командир потерял дар речи, не зная, как понимать такое самоуправство.
  - Алёна Сергеевна, что Вы тут устроили? - наконец выдавил из себя майор.
   Аленка развернулась на кресле и задорно улыбнулась командиру:
  - Создала уют! - в её голосе прозвучали горделивые нотки.
  - Это же халатность! Быстро всё убрать! - строго приказал командир, разглядывая небольшой постер с "Modern Talking", зажатый между компасами, вставленную между таблиц сигналов бедствия открытку с Олимпиады 80го и плюшевого мишку, сидящего на столе и нагло улыбающегося командиру.
  - Дмитрий, как вы это допустили? - обратился командир к рулевому.
  - Я... я думал, Вы позволили, - пробормотал помощник. Он даже и предположить не мог, что девушка сама решилась на такое, не спросив разрешения командира. Никто из команды не имел права делать что-либо важное, предварительно не согласовав это с командиром.
  Вадим громко вздохнул. Алёнка растерянно смотрела на мужчину, в надежде, что он передумает и разрешит всё оставить как есть.
  - Товарищ капитан, разрешите хоть Гагарина оставить! - жалобным голоском протянула девушка. От удивления брови командира поползли вверх:
  - Что? Какого Гагарина?!
  Проследив за взглядом девушки, указывающим за его спину, командир медленно развернулся и увидел рядом с висящей иконой святого Николая, покровителя всех путников, портрет Юрия Гагарина. На фотографии мужчина, одетый в скафандр, открыто улыбался и лукаво смотрел в сторону командира.
  - А он-то тут причем?! - с трудом сдерживая себя, спросил Вадим.
  - Я родилась, когда он в космос полетел, - промямлила девушка, опуская глаза и краснея, - он приносит удачу!
  Командир покачал головой, решая, как поступить. Невинное личико девушки, её непосредственность и искренность сыграли ей на пользу. Вадим шумно выдохнул и сказал:
  - Всё убрать, Гагарина оставить!- и вышел из ходового мостика.
  
  Капитан стоял на корме и уже в пятый раз пытался сосчитать до десяти, но каждый раз на счете то пять, то семь, его мысли возвращались к девчонке. Конечно, он предполагал, что появление на его корабле женщины не пройдет бесследно, но чтобы так! Вот кто бы мог подумать, что пройдет всего полдня, как они вышли в море, а это мелкая проказница его уже дважды выведет из себя. То додумалась в юбке с голыми коленями щеголять перед его матросами, теперь вот решила, видите ли, уют создать! Конечно, одни карты и чертежи выглядят крайне скупо, а радары порой наводят тоску, но он ничего дополнительно вешать не позволит, всё должно быть по уставу и так, как он привык. Хотя, Вадим сам до конца не понимал, что на него нашло, раз он всё-таки пошёл на уступку и позволил оставить Гагарина. Командир горько усмехнулся и направился к себе в каюту.
  
  Первый день на борту "Неустрашимого" для Алёнки пролетел мгновенно. Новая аппаратура работала четко и без перебоев. Показания приборов были в норме, и это очень порадовало девушку.
  Ужин прошел без происшествий. Ваня пытался развеселить Алёну, увлеченно рассказывая различные байки и делясь историями его морских приключений. Девушка с искренним интересом слушала его, звонко смеясь и восхищаясь храбростью моряков. Вадим, ужинавший в компании своих помощников и старших офицеров, лишь изредка бросал на девушку хмурый взгляд.
  Когда Алёнка заметила, что командир доел свою порцию и собирается покинуть столовую, она подскочила следом, быстро отнесла грязную посуду за специальный столик и пошла за командиром.
  - Капитан! - запыхавшись, окликнула его девушка, когда поняла, что не успеет догнать мужчину до того, как он зайдет в свою каюту, да и корабль к вечеру стало заметно покачивать на волнах, что значительно усложняло передвижение по узким коридорам.
  На оклик командир остановился, развернулся и посмотрел на подошедшую Алёнку сверху вниз. Дабы не казаться совсем крохотной и жалкой, Алёнка привстала на носочки, распрямила плечи и смело посмотрела в глаза Вадиму.
  - Я хотела извиниться за сегодняшнее, простите, что так вышло, - вздохнула она, - я больше так не буду, товарищ капитан!
  Вадим поджал губы и строго посмотрел на девчонку. Алёнка в ответ невинно улыбнулась.
  - Я командир, Алёна Сергеевна, а не капитан, - всё же не вытерпел мужчина и, наконец, поправил девушку.
  - А в чём разница? - с любопытством спросила она.
  - В том, что капитан на гражданском судне, а мы с Вами как-никак на военном! - устало вздохнул командир, развернулся и открыл дверь в свою каюту. Алёнка не двинулась с места.
  - Спокойной ночи, - увидев, что девушка и не думает уходить, буркнул командир, и скрылся в каюте.
  Как только за командиром захлопнулась дверь, Алёнка, ссутулившись, обнимая себя за плечи, побрела в сторону своего крыла. На корабле было свежо, металлические стены неприветливо отдавали холодом, а по длинным тёмным коридорам ходил сквозняк.
  Вернувшись в свою каюту, девушка быстро переоделась и завалилась на кровать, плотно замотавшись в шерстяное одеяло. На её губах играла хитрая улыбка.
  "Всё-таки хорошо здесь!", подумала она, "И команда радушно встретила, и боцман просто очаровашка, и рабочее место с потрясающим видом на море... Ну, а капитан... а с капитаном ещё подружимся!"
  Быть может волны, мерно покачивающие корабль, а может и утомительный день повлияли на Алёнку так, что вскоре девушка заснула крепким и сладким сном, а снился ей самый лучший в мире командир.
  
  * * * С чердака в подвал!
  
  Форштевень "Неустрашимого" разрезал спокойную морскую гладь, разгоняя в стороны волны и создавая разбегающихся на волю пенных барашков. Белый флаг с красной звездой величаво развивался по ветру. Раз в полчаса слышался звон рынды, отмеряющий склянки. Матросы неспешно драили палубу, а боцман Иван, громко ругаясь и проклиная всё на свете, отчитывал нерасторопных ребят за медлительность и плохое качество исполнения.
  Это было уже пятое утро, проведенное в пути, и каждый раз оно начиналось одинаково. В семь утра звучала побудка. В первое утро Алёнка даже испугалась, обескураженно пытаясь понять, откуда доносятся такие чрезмерно громкие и неприлично весёлые для столь раннего часа звуки. Она подскочила на кровати, и лишь осмотревшись кругом, вспомнила, что находится на военном судне.
  Затем по расписанию шёл завтрак, после которого Алёнка привычным маршрутом по длинному коридору и вверх по лестнице добиралась до своего рабочего места.
  Рядом с ней постоянно кто-то находился. В рубке посменно несли вахту помощники командира и сам Вадим. И вот сейчас Алёнка сидела за столом в присутствии майора, поглядывая за окно и периодически громко вздыхая. Погода была на удивление солнечной и тёплой, и ей даже захотелось поменяться с матросами местами, лишь бы почувствовать на щеках ласковый морской ветерок. А что Ванька ругается, ничего страшного, поворчит да успокоится. Алёна в очередной раз тоскливо вздохнула.
  Командир, стоявший всё это время спиной к девушке, не выдержал издевательств и обернулся. Алёнка скромно сидела в кресле, усердно записывая какие-то показания в тетрадь, затем она подняла взгляд, посмотрела на датчик и задумчиво закусила карандаш, устремив свой взор снова за окно.
  Вдруг окутывающая её легкая шаль проворно соскользнула вниз, обнажая плечо. Девушка ещё в первый день вняла просьбе командира не ходить в юбке, но про маечки без рукавов речи не шло. Командир завороженно, словно в оцепенении наблюдал, как тоненькие пальчики проворно подобрали концы шали и вернули беглянку на прежнее место. Затем этими же пальчиками Алёнка плавно, словно заигрывая, поправила за ушко лезущую в глаза кудряшку. И тут командир сорвался:
  - Алёна Сергеевна, что Вы делаете?
  Девушка подняла полный недоумения взгляд и вопросительно посмотрела на Вадима.
  - Работаю, - ответила она, не понимая вопрос.
  - Нет, Вы не работаете, а смотрите в окно! Отныне вы переезжаете в ЦПУ, - сам толком не понимая на что именно, разозлился командир, - собирайте вещи, выходите.
  Алёнка подскочила, обиженно посмотрела на командира, быстро схватила тетрадку с ручкой и вышла из рубки.
  Оставшись в одиночестве, Вадим устало потер глаза. И что только на него нашло? Сорвался на ни в чём неповинной девчонке. Но и его можно понять! И так трудно сосредоточится в её присутствии, а она тут ещё своими вздохами отвлекает!
  
  Расстроенная Алёнка быстро спускалась по мокрой лестнице. На глазах предательски стояли слёзы. Вот что она ему сделала, а? За что командир её так невзлюбил?
  Не заметив лужу, девушка ступила в неё ногой, отчего невысокий каблук на левой босоножке стремительно заскользил вперед. Выставив руки в сторону, Алёнка пыталась затормозить, но многократно крашеные шершавые стены и поручни только оставили на её ладонях царапины. Больно ударившись копчиком, девушка так и осталась сидеть на ступеньке, пытаясь унять слёзы.
  - Шилков, ты мыл лестницу? - услышала Алёнка грозный голос боцмана.
  - Так точно! - ответил матрос.
  - Наряд вне очереди!
  - За что, товарищ боцман? - в голосе паренька послышалось возмущение за такую несправедливость.
  - А я предупреждал, что на лужах, что вы оставляете после себя, убиться можно! Вот результат!
  Ваня подошел к Алёне и аккуратно помог ей вставать.
  - Пойдём, провожу в медотсек, - подхватив девушку под локоть, сказал Ваня.
  Когда они зашли в один из коридоров, Ваня всё же решился задать вопрос:
  - Ты же не из-за падения плачешь?
  Девушка вытерла слёзы тыльной стороной руки, дабы не размазать по щекам выступившую из царапин кровь.
  - Он меня ненавидит, - всхлипнула Алёнка, - сидела, молча списывала показания, а он развернулся и прогнал меня в ЦПУ безо всякой на то причины!
  Уточнять, кого девушка подразумевала под словом "он", Ване не пришлось, и так всё ясно.
  - Алёнка, он тебя не ненавидит, просто попалась под горячую руку. Я вот ребят-матросов гоняю как, порой и с матами даже, слышала, небось, - Ваня покраснел, - ничего, никто не обижается. Вроде, - добавил парень и призадумался.
  Алёнка усмехнулась и посмотрела на боцмана. Вот почему с командиром не может быть так же легко?
  Корабельный врач Николай Петрович, добродушный мужчина чуть за пятьдесят, увидев Алёнкины ладони, лишь покачал головой. Он умело обработал ссадины йодом и наложил повязку. А чтобы приободрить приунывшую девчонку, сунул ей в руку небольшой батончик гематогена.
  На новое рабочее место Алёнка пришла уже с улыбкой на губах. Ну, подумаешь, ЦПУ, так тут даже интереснее! Столько мониторов и куча различных кнопочек! Подумаешь, не будет теперь вида на море, да и окон в принципе не будет, ничего, переживем! Главное, чтобы у командира было меньше поводов на неё злиться. Но вот единственное девушке было жаль Гагарина, оставшегося в рулевой рубке, но вернуться, чтобы забрать портрет, она не рискнула.
  
  Командир, как ни пытался, но прогнать навязчивые мысли о том, что он всё-таки виноват перед девушкой, не мог. Что-то назойливо гложило его изнутри, не давая покоя.
  - Алёна Сергеевна, - командир настиг девушку перед входом в столовую.
  - Да? - повернулась Алёнка и гордо посмотрела на Вадима, сложив руки на груди. Этот непроизвольный жест, которым девушка подсознательно пыталась оградиться от мужчины, привлек внимание командира к перевязанным бинтами кистям.
  - Что у вас с руками? - спросил он.
  - Поскользнулась, - прохладно ответила Алёнка, безразлично пожав плечами. Вадим снова почувствовал себя виноватым, будто он сам толкнул её.
  - Извините меня за мою вспыльчивость. Вы можете снова вернуться в рубку, - сухо сказал он. Такие простые слова дались командиру очень трудно. Ради этой фразы Вадиму пришлось наступить на свою гордость, переступив через себя и свои принципы.
  Девушка окинула майора победным взглядом и спокойно сказала:
  - Я Алёнка, а не Алёна Сергеевна, - развернулась и зашла внутрь столовой, кинув напоследок, - приятного аппетита!
  Командир застыл в проходе, пытаясь понять, что это только что было. Он давно ни перед кем не извинялся, а тут его извинения были не просто не приняты, их просто-напросто проигнорировали! И кем главное! Легкомысленной девчонкой, не понимающей, кто перед ней стоит, и как себя подобает вести!
  
  * * *
  
  Алёнкиному возмущению не было предела! Она скептически смотрела на выданный матросом свёрток тёмно-синего цвета и несуразные чёрные ботинки, лежащие сверху.
  - Приказ командира, обязательно для носки, - закрыв в каюте дверь, гнусавым голосом передразнила Алёнка матроса, принесшего ей с утра-пораньше форму и обрадовавшего таким вот неожиданным нововведением.
  Тяжело вздохнув, ругая про себя, на чем свет стоит командира и его приказы, при этом используя словечки, подхваченные из реплик боцмана, Алёнка влезла в предоставленные ей брюки и рубашку и тут же утонула. И как ей в этом показаться перед мужчинами? Засмеют же!
  - Тоже мне, Пьеро! - фыркнула девушка, вытягивая руки и недовольно замечая, что кончики пальцев всё-таки где-то потерялись в длиннющих рукавах. Рубашка в талии сидела мешком, поэтому запихнув её в брюки, пришлось хорошенько подпоясываться.
  Увидев за завтраком недовольную Алёнку, одетую в мешковатую форму младшего матроса, Вадим довольно улыбнулся. Всё меньше будет смущать парней своими формами.
  - Ваня! Хватит смеяться! - недовольно буркнула Алёнка, увидев, как боцман давится в кулак.
  - Прости, честно, не хотел, - сказал Ваня и снова прыснул со смеху.
  - А я тебя ещё другом считала! - проворчала Алёна, ковыряя в тарелке. Аппетита не было, настроения тоже.
  - Ну, не обижайся, Алёнка, - примирительно заговорил Ваня, - тебе идет!
  - Не подлизывайся! - строго сказала Алёнка, а затем снисходительно улыбнулась, - вот, за что он так со мной? - протяжно вздохнула девушка, - решил поиздеваться!
  Ваня только пожал плечами и молча принялся за еду, этот парень отсутствием аппетита никогда не страдал.
  
  Вадим стоял у штурвала и не мог понять, что не так. Его окутывало чувство нехватки чего-то важного, но он упорно не мог понять чего именно. Командир развернулся и окинул рубку хмурым взглядом. В углу сидел четвертый помощник, скрупулёзно изучающий навигационные карты. Вроде всё и все на своих привычных местах, всё как всегда, всё по уставу. Однако Вадиму чего-то не доставало. Взгляд командира упал на портрет Гагарина. Космонавт словно усмехался над непонятливым командиром. Снять бы его, раз Алёнка решила остаться в ЦПУ, да что-то рука не поднялась. Пусть висит.
  Когда вахта командира подошла к концу, он направился в отделение ЦПУ, проверить, не учудила ли и там инженер-испытатель чего-нибудь.
  Зайдя в помещение, Вадим увидел сидящую в кресле Алёнку, которая закусив мизинец, что-то увлеченно читала. От этого девушка не заметила, как к ней вплотную подошел командир и, склонившись, заинтересованно посмотрел в книгу.
  - Интересно?
  - Да, - не отрывая взгляда от страницы, сказала девушка. Спустя секунду до Алёнки наконец дошло, кому принадлежит голос, она дернулась и испуганно посмотрела на командира. Вжавшись в спинку кресла, Алёнка в напряжении ожидала очередного выговора. Командир взял из рук девушки книгу и взглянул на обложку.
  - "Анжелика - маркиза ангелов", - Вадим вслух прочёл название книги и сморщился, - Алёна Сергеевна, скажите, Вам заняться больше нечем?
  - Товарищ капитан, показатели и состояние системы в норме, я слежу, честно! - начала оправдываться девушка, смотря на командира виноватым взглядом.
  - Командир, товарищ командир! - с раздражением в голосе поправил её Вадим и стремительно вышел из помещения.
   Алёнка проводила его растерянным взглядом, пожала плечами, посмотрела на показатели и, ещё раз убедившись, что всё работает как часы, со спокойной душой продолжила чтение.
  - Вот, читайте, раз есть свободное время.
  Только Алёнка собралась переворачивать очередную страницу, как кто-то ей в нос сунул альбомные листы, сцепленные слева двумя большими скобами. Алёнка подняла глаза и снова увидела командира.
  - Что это?
  - Корабельный устав военно-морского флота, - спокойно ответил командир, - заучите его как "Отче наш", вечером спрошу.
  С этими словами Вадим развернулся и покинул ЦПУ. Алёна зло посмотрела на место, где только что стоял командир, и тихо выругалась. Ребята, сидящие с ней по соседству, только сочувствующе покачали головой и продолжили следить за данными.
  Алёнка с недовольством начала читать первую страницу. Сухой официальный текст совершенно не подогревал интереса, а сложные фразы мешали уловить смысл. С трудом осилив "Общие положения", она открыла последнюю страницу устава, посмотрела на количество страниц и протяжно заскулила. Двести! Да он точно издевается над ней!
  За обедом девушка безрадостно водила ложкой по зеленоватой жижице, именуемой гороховым супом, и честно пыталась осилить первую часть устава.
  - А нас им в училище каждый божий день мучили, - ткнув ложкой в сторону текста, с набитым ртом, прошепелявил Ваня, - зато теперь от зубов отскакивает, даже если ночью разбудишь!
  Вечером, проходя мимо ЦПУ, командир заглянул внутрь и, увидев, что девушка сосредоточенно читает устав, с чувством душевного удовлетворения, пошёл к себе в каюту. А Алёнка тем временем, старательно делая озадаченное лицо и мастерски прикрывая уставом книгу, наслаждалась очередной главой про захватывающие приключения Анжелики. На такую хитрость девушка решилась после прочтения первых страниц устава, их ей вполне хватило, чтобы понять, что ознакомиться полностью с этим великим произведением, а тем более выучить его наизусть, у неё не хватит ни сил, ни терпения.
  
  - Итак, Алёна Сергеевна, - командир сидел в кают-компании и оценивающе смотрел на стоящую по стойке смирно Алёнку, - скажите, как по уставу должен выглядеть рядовой матрос?
  Девушка замялась и закусила губу, до этой части устава она не дошла.
  - Эм... как я? - предположила девушка, показывая на свою форму и смущенно улыбаясь.
  - Вы полагаете, что матрос должен закатывать по локоть рукава рубашки, расстегивать две верхних пуговицы, а вместо ботинок носить босоножки?
  - Товарищ капитан, мне форма велика! - жалобно протянула девушка, - и ботинки на три размера больше нужного, трут!
  Командир вздохнул.
  - У Вас есть обувь без каблуков?
  - Да, - кивнула девушка.
  - Вот её и носите. Вы должны передвигается по кораблю уверенно, а не падать на каждом повороте. Ладно, - вздохнул майор, - послушаем, что ещё полезного Вы вынесли из устава. Что является основным боевым назначением корабля?
  Вадим выжидающе смотрел на призадумавшуюся девушку и терпеливо ждал ответа. Алёнка, потупив взгляд, осторожно перебирала в руках листы, пытаясь подсмотреть ответ.
  Честно говоря, Алёна до последнего не верила, что командир сдержит своё обещание проверить знание устава, поэтому была крайне удивлена, когда ей передали, что Вадим Александрович ждёт её в кают-компании.
  - Алёна Сергеевна, Вы читали устав? - не выдержал командир.
  - Да, - сказала девушка, посмотрев на Вадима самым честным взглядом. А что, разве не правда? Правда! Читала, но не до конца.
  - И что именно Вы прочли?
  - Первую главу первой части, - также честно ответила девушка. "И ещё две главы про Анжелику", подумала она про себя, но вслух озвучивать не рискнула.
  - Тогда Вы должны это знать. Это было в первом абзаце!
  - Не было! - возразила девушка.
  Вадим удивленно поднял брови. Никто ещё не смел сомневаться в его знаниях корабельного устава.
  - Дайте сюда, - Вадим встал из-за стола, резко выхватил из рук девушки устав, - это что ещё за...
  Закончить фразу командир не сумел. Просто не нашел приличных слов, а ругаться отборным матом при девушке посчитал высшим бескультурьем.
  Алёнка увидела, как побагровел командир, и, предусмотрительно сделав шаг назад, подумала о том, что теперь ей точно влетит.
  - Это вандализм! - прорычал командир, наконец, подобрав нужное слово.
  Он смотрел на разрисованный сердечками, солнышками и цветочками устав и не мог придти в себя. Для него устав был словно библия для священника. А неверующий невежда просто взял и плюнул в священное писание! Это же безобразие! Кощунство! Осквернение реликвии!
  Алёнка сама понимала, что переступила черту. Просто, когда она только начала читать устав, отвлекшись на показания приборов и анализируя полученную информацию, она по привычке начала выводить незамысловатые линии. А после, заметив, что так устав читать стало даже приятнее, она продолжила свои художества.
  - Зато это доказывает, что я читала устав... - попыталась пошутить девушка, но запнулась, почувствовав на себе испепеляющий взгляд майора.
  - Это доказывает то, что Вы его открыли и надругались!
  - Вадим Александрович, я же не моряк! И я не обязана знать устав! - пошла в атаку девушка. Её сердце громко стучало в груди, но она не хотела показывать своего чрезмерного волнения.
  - Вы находитесь на военном корабле, поэтому должны иметь представления о правилах и законах это места! Более того, я сейчас Ваш прямой начальник и Вы обязаны выполнять любой мой приказ.
  - Да знаете что, товарищ...
  Договорить Аленка не успела. Она не сразу поняла, почему в помещении вдруг так резко потемнело, а в глазах стали пестрить назойливые мошки. Пол самовольно ушёл из-под её ног. И последнее, что ощутила девушка, так это крепкие руки, подхватывающие её за талию.
  
  Командир ловко поймал потерявшую ни с того, ни с сего сознание девушку и аккуратно положил её на длинную лавку. Затем быстро кинулся к телефону и срочно вызвал в кают-компанию бортврача. Минуты ожидания показались командиру вечностью, он сел около бесчувственной девушки и поправил ей упавшую на лицо прядь.
  - Упёртый дурак, - проворчал Вадим, коря себя за случившееся.
  - Звали, товарищ командир? - в каюту зашёл Николай Петрович.
  - Да, что так долго?
  - Так мой кабинет на другой палубе, пока дойдешь! - удивился врач и, посмотрев на Алёнку, покачал головой, - довели ребёнка.
  Николай Петрович достал из своей сумки колбочку с нашатырём и сунул её прямо в нос девушке. Она недовольно сморщила носик и отвернулась.
  - Не, так не пойдет, открывай глазки, спать у себя в каюте будешь, там удобнее, - усмехнулся доктор, - вот, молодчика, - похвалил он пациентку, когда она подняла веки.
  Первое, что увидела Алёнка, было побледневшее лицо командира. Алёна смотрела на Вадима расфокусированным взглядом и не могла понять, почему он выглядит так встревоженно. Она попыталась привстать, но бортврач не позволил. Да и голова всё ещё кружилась.
  - Что ж Вы, Алёна Сергеевна, как кисейная барышня, в обморок удумали падать? - спросил Николай Петрович.
  Девушка уже осмысленно посмотрела на врача, потом опять на командира.
  - Я не специально, оно само!
  - Так, ясно, - вздохнул врач, - хорошо сегодня кушали?
  Алёнка отрицательно помотала головой из стороны в сторону.
  - Аппетита не было.
  - Алёнушка, кушать нужно обязательно! И меньше волноваться. Вы, по всей видимости, перенервничали, - врач с укором посмотрела на командира, - а организм был ослаблен голодом, поэтому и потеряли сознание. Товарищ командир, - Николай Петрович обратился к Вадиму, - девушке нужен плотный ужин и покой.
  - Я понял.
  - Разрешите идти?
  - Свободны.
  Николай Петрович перед уходом улыбнулся Алёнке и протянул ей батончик гематогена. Она радостно улыбнулась и тихо прошептала: "Спасибо!". Бортврач понимал насколько сложно молодой девчонке работать на военном корабле, ещё и с таким командиром, поэтому и решил хоть изредка баловать Алёнку сладостями.
  Оставшись наедине с командиром, девушка ожидала выговора. Но Вадим молча подошел к телефону, набрал номер и коротко отдал приказ:
  - Принести ужин в каюту инженера-испытателя, - и повесил трубку.
  Затем майор подошел к Алёнке, нагнулся и резко поднял её на руки.
  - Что Вы делаете, товарищ капитан? - удивленно спросила она.
  - Несу Вас в вашу каюту, - сухо ответил мужчина и, осторожно открыв дверь, понес девушку по длинному коридору.
  Алёнке безумно понравилось быть на руках у командира, чувствовать на щеке его дыхание, обнимать за плечи и невзначай касаться кончиком носа его шеи, чтобы незаметно вдохнуть его аромат.
  Командир поставил Алёнку у входа в её каюту и отворил дверь. Придерживая девушку за локоть, Вадим довел её до кровати. На письменном столе уже стоял поднос с едой.
  Подойдя ближе, командир увидел, что ужин накрыт на двоих, макароны положены на тарелку в форме сердца, компот налит в непонятно откуда взявшиеся высокие винные бокалы, а посредине в пепельнице горит огрызок свечи. "Ну, приколисты! Вычислю, получат у меня!", с раздражением подумал Вадим.
   - Вадим Александрович, - поникшим голосом сказала Алёнка, - Вы теперь мне наряд вне очереди дадите, да? Я готова! Я могу и палубу помыть, и в камбузе помочь, и даже гальюн почистить, - на последней фразе девушка непроизвольно поморщилась, - только не злитесь на меня, пожалуйста.
   Вадим вздохнул и посмотрел в ангельские глазки. Его раздражение как рукой сняло. И как на неё злиться?
  - Просто возьмите ластик и сотрите с устава свои художества. Благо додумались карандашом рисовать! - и тут Вадим впервые улыбнулся. Алёна завороженно посмотрела на него и улыбнулась в ответ. Таким командир ей понравился больше всего.
  Вопреки предположениям команды, Вадим оставил девушку ужинать в одиночестве. Удостоверившись, что Алёна справится с едой и без него, он направился на верхнюю палубу.
  Свежий воздух бодрил. Солнце практически по пояс окунулось в море, оставляя после себя золотисто-красные разводы на серых облаках. Вадим стоял на ветру без кителя, но ему не было холодно, его рубашка всё ещё хранила тепло хрупкого девичьего тела. Он вспомнил, как Алёнка случайно провела рукой по его волосам, и по его коже побежали мурашки. Его пальцы ещё чувствовали плавный изгиб тонкой талии, когда он, не до конца понимая, что случилось, подхватил девушку. Вадим закрыл глаза и снова ощутил прерывистое дыхание Алёнки на его груди, хотя это был просто-напросто ветер.
  
  * * *
  
  Дни шли своей чередой, покорно следуя неписаному уставу мироздания. "Неустрашимый" уверенно бороздил Баренцево море, непоколебимо двигаясь к заданной цели.
  Алёнка старалась вести себя прилично и лишний раз не доводить командира до белого каления. Однако, как не надеялась, улыбающимся Вадима она больше не видела. На новые прикосновения Алёна даже и не рассчитывала. Более того, по наказанию командира, боцман стал тщательно следить за тем, как питается девушка. Поэтому на повторный обморок рассчитывать также не приходилось. Сам же Вадим после того вечера ещё больше отдалился, практически не общался с Алёной и заходил в ЦПУ только в крайних случаях.
  Личное время после ужина Алёнка по традиции проводила в кают-компании мичманов в обществе нескольких ребят. Они всегда находили интересные и вполне приличные морские истории, которые можно было поведать девушке. Она в свою очередь рассказывала забавные случаи на заводе.
  - А где Сёма? - спросила Алёнка, не досчитавшись одного из парней.
  - С Машкой обнимается, - хохотнул Ванька.
  Алёнка уставила на боцмана непонимающим взглядом и возмущенно воскликнула:
  - Что ж вы не сказали, что на корабле ещё женщины есть?!
  Ребята переглянулись и дружно засмеялись.
  - Вот, вы! - обиженно засопела девушка, - могли бы и познакомить!
  - Алёнка, - примирительно заговорил Ваня, - командир запретил тебе усиленные физические нагрузки, для этого матросы есть.
  По каюте опять прошёлся смешок. Алёна окинула парней недоуменным взглядом и, нахмурив носик, потребовала объяснений.
  - Наряд у него вне очереди, полы теперь моет, а Машкой мы швабру зовем. Ибо какая-никакая, а всё-таки баба! - пояснил боцман.
  - А за что ему наряд-то дали? - удивилась девушка.
  Парни на это лишь хитро улыбнулись, припоминая, как Семён с довольным лицом нашкодившего кота нес поднос в каюту девушки. Командир шутника вычислил быстро и назначил ему каждодневные наряды на всю неделю вперед.
  - Вот вернусь с плавания, женюсь! - резко сменил тему один из парней.
  - А я девушку найду, чтобы ждала меня, - мечтательно произнес радист.
  - Тут жены не всех дожидаются... - грустно подметил Иван.
  - А меня моя жена ждет, - с гордостью сказал механик, - каждый раз, когда встречает, кидается на шею, ревёт, говорит, никуда больше не пустит, а проходит пару месяцев, опять ревёт и на берегу платочком машет.
  - Всем бы таких жен, - опять вставил слово боцман.
  - Ваня, а ты не собираешься жениться? - чисто из женского любопытства спросила Алёнка.
  - Нет, я учусь на чужих ошибках, - буркнул боцман.
  - А у командира есть жена? - не отставала от парнишки девушка. Она даже и не подумала, что командир может быть женат. Кольца на его безымянном пальце не было.
  - Была. Не дождалась его. Мы тогда ходили к Северной земле на два месяца, сложное задание было, - Иван нахмурился, но решил не вдаваться в детали секретной операции, - в общем, после успешного исполнения, Вадим Александрович и получил звание майора. Я тогда с ним в команде был, думали, всё, кранты нам, но выбрались, даже пришли в Мурманск на два дня раньше положенного срока. Командир вернулся домой, а там его жена...
  - Кажется, уже был отбой, - в каюте раздался властный голос командира. Боцман запнулся, прикусив язык. Неужели услышал?
  Повисла давящая тишина. Алёнка испуганно посмотрела на сердитого командира и стыдливо опустила глаза. Плохо получилось, так неудобно, как теперь в глаза Вадиму смотреть?
  Не дожидаясь реакции подопечных, командир стремительно вышел и быстрым шагом направился в каюту. Завалившись на кровать, он попытался заснуть. В полночь начнется его вахта, нужно как следует отдохнуть. Но сон не шёл. Неприятные воспоминания о предательстве подняли в душе горький осадок.
  
  Три года назад...
  
  - Наташенька, солнышко, - Вадим нежно обнял со спины свою жену, вдыхая аромат её дорогих духов, что он подарил на годовщину свадьбы, - я так соскучился!
  Мужчина проложил дорожку поцелуев по тоненькой шее девушки. Она вздрогнула и попыталась отстраниться. Развернувшись, девушка посмотрела в глаза мужу.
  - Давай, я тебя сначала покормлю.
  - Нет, еду на корабле я видел три раза в день, а к тебе я больше месяца не прикасался.
  Вадим притянул к себе девушку и уткнулся носом в так вкусно пахнущий пучок темно-русых волос. Невозможно описать, как сильно он токовал по ней, как мечтал снова прикоснуться к нежному телу, как он безумно скучал по её неповторимому запаху. Каждую ночь во сне он видел любимые карие глаза.
  Командир стал страстно целовать жену, сил сдерживаться больше не было. Он стянул с Наташи легкий домашний халатик и бросил его на пол. Несколько секунд полюбовался обнаженной женой, пожирая глазами каждый кусочек её красивого тела, и, подхватив на руки, понес на кровать.
  - Я хочу ребенка, роди мне сына, - прошептал Вадим, смотря в бездну любимых карих глаз.
  - Вадик, - Наташа попыталась отстраниться, - это не лучшая идея.
  - Что? - сухой тон жены мигом остудил пыл командира.
  - Посуди сам, ты вечно в плаваниях своих, живешь одним морем, а я? Ты предлагаешь мне одной ребенка растить?
  - Я неплохо зарабатываю, вы не будете ни в чем нуждаться. Более того, у меня продолжительный отпуск бывает. И я полностью посвящаю его семье! - возразил Вадим, продолжая обнимать Наташу.
  - Нет, я так не хочу, - сказала девушка, вырвавшись из объятий.
  - Ты вообще детей не хочешь? - мужчину словно ушатом холодной воды окатили.
  - Я не знаю, - с раздражением ответила Наташа.
  - Посмотри на меня, - ласково сказал Вадим, притягивая к себе лицо девушки, - я тебя очень люблю, у нас всё будет хорошо.
  Наташа, вздохнув и слегка покачав головой, поднялась с кровати, проворно накинула халатик и пошла на кухню.
  - Обед остывает! - кинула она с коридора.
  
  В очередное плавание командир уходил с тяжёлым сердцем. Не успел "Неустрашимый" отчалить от берега, как Вадиму захотелось как можно скорее оказаться на суше. Он уже тосковал по любимой жене, в отношениях с которой в последнее время чувствовался холодок. Но Вадим верил, что все невзгоды пройдут, главное, что они любят друг друга, а с трудностями обязательно справятся, вместе!
  Успешное выполнение задания, полученное со штаба, стояло на волоске. Надежды практически не оставалось. Вадим, как икону, держал у сердца фотографию Наташи, которая в трудную минуту дарила ему веру в благополучный исход. Вадим держался только ради того, что там, на дальнем родном берегу, в него верят и ждут. Поэтому, положив все силы на скорейшее возвращение домой, он никак не ожидал получить удар в сердце именно от самого близкого человека.
  - Наташенька! - командир зашел в квартиру, предвкушая долгожданную встречу с женой. По пути домой, сидя в служебном автомобиле, он представлял, как обрадуется Наташа его приезду, как загорятся её глазки, как она кинется его обнимать. Вадим купил своей ненаглядной жене букет красных роз и коробку её любимых конфет. Командир решил для себя, что в ближайшее время плаваний больше не будет, он возьмет отпуск, чтобы провести его с Наташей в Крыму и вернуть былую романтику в застоявшиеся отношения.
  Из спальни послышалось хихиканье жены и тихий мужской баритон. Вадим нахмурился и, не разуваясь, прошел внутрь квартиры.
  - Какой ты ненасытный! - послышался голос Наташи и её протяжный стон.
  Вадим резко открыл дверь и увидел жену в объятиях незнакомого мужчины. Не осознавая своих действий, командир резко подошел к замершим от неожиданности молодым людям, и, недолго думая, в прямом смысле слова скинул незнакомца с жены. Тот, перекатившись на кровати, упал на пол. Вадим, не обращая внимания на испуганную жену, поднял на ноги её любовника, зло посмотрел в его глаза и с размаху заехал тому в лицо. Из носа незнакомца хлынула кровь. Вадим с остервенеем стал избивать мужчину.
  - Вадик, стой! Не надо! Прошу тебя! - кричала Наталья, пытаясь остановить обезумевшего мужа, но командир уже ничего не слышал. Была только застилавшая здравый разум злость, колющая обида и опьяняющая ненависть. Сбив костяшки пальцев в кровь и немного усмирив пыл, Вадим молча вышел из спальни. Наташа, укутавшись в покрывало, со слезами на глазах кинулась за разъярённым мужем.
  - Вадим!
  Командир развернулся, с презрением посмотрел на Наташу и, взяв с тумбочки букет, кинул его к её ногам.
  - Прости, но не люблю я тебя больше! - в истерике закричала девушка, - не люблю!
  
  - Вадим? - Ванька ошарашенно смотрел на троюродного брата, который еле стоял на ногах, облокотившись о косяк и непрерывно зажимая большим пальцем дверной звонок, от чего тот издавал громкие трезвонящие звуки, разносящиеся по всей лестничной клетке. Оперативно подхватив в стельку пьяного командира под плечо, Иван потащил его в гостиную на диван. Таким старшего брата он видел впервые. Вадим что-то бессвязно бормотал, порой громко проклиная кого-то.
  Ваня оперативно стянул со своего командира ботинки, штаны и рубашку, укрыл шерстяным одеялом и оставил угомонившегося мужчину отсыпаться. Будто догадавшись в чём дело, Наташе боцман звонить не стал.
  Наутро командир сидел на небольшой кухоньке, сгорбившись и зажимая ладонями гудящую голову. На стол перед ним поставили стакан с водой и протянули небольшую белую таблетку. Вадим поднял благодарный взгляд на Ваню.
  - Ну, давай, рассказывай, - сел напротив на табуретку боцман.
  - Изменила она мне, - горько вздохнул Вадим, - и с кем? Да он даже сдачи дать достойно не смог! Скажи мне, вот что им, бабам, ещё нужно?
  - Наверно, чтобы рядом постоянно были, а мы - моряки... - Ваня не закончил мысль. Что уж говорить то, что итак очевидно? Вадим же сидел, нахмурив брови и молча уставившись в одну точку.
  Через месяц командир развелся с женой. Теперь некому стало ждать его на берегу, когда отважный командир уходил в море.
  Со временем боль в душе утихла, а любовь к Наташе прошла. Но Вадим, как ни старался, не мог простить неверной жене её предательства. Веры в любовь и преданность больше не было. Осталось только разочарование в непостоянной женской натуре.
  
  Не сумев погрузиться в сон, командир вышел на палубу и достал сигарету. Курил он редко. Если только совсем на душе гадко, то может одну-две пропустить.
  Пустынный корабль, слабо подсвечиваемый прожекторами, был окружен сумеречным сиянием приближающихся белых ночей. Солнце пыталось спрятаться за горизонт, но торчащая макушка предательски выдавала его.
   Задрав голову, Вадим увидел чистое, глубокое небо. Кое-где проглядывали мерцающие звёзды. Они весело подмигивали командиру, словно заигрывая с ним.
  - Товарищ капи... ндир, - запнувшись и быстро исправившись, тихо произнесла Алёнка.
  Вадим выбросил бычок за борт и удивленно обернулся. Он никак не ожидал увидеть посреди ночи, а тем более после отбоя, инженера-испытателя. Девушка стояла в паре шагов от него, зябко кутаясь в пальто. Её светящиеся в лучах фонаря золотые кудряшки развивал поднявшийся ветер.
  - Что Вы тут делаете?
  - Простите нас, - прошептала она.
  - Идите спать, - с раздражением сказал он.
  - А можно я с Вами постою? Я тихо, честно!
  Вадим, поняв, что так просто ему от девушки не отделаться, махнул рукой и снова развернулся к морю. Алёнка, обрадовавшись, что командир её не прогнал, подошла ближе и положила руки на перила.
  - Ой, смотрите, Полярная звезда! - с детской радостью, тыкая пальцем куда-то в небо, воскликнула девушка.
  Вадим снисходительно посмотрел на Алёнку. Вот, ей-богу, достался же ему в команду ребёнок! Пока девушка всматривалась в небо, он достал портсигар и вынул оттуда очередную сигарету. Затем вытащил из внутреннего кармана кителя спички и закурил.
  - Товарищ капитан! - в Алёнкином голосе послышался укор,- курить вредно!
  С этими словами, совершенно не думая о последствия своих безрассудных поступков, она вытащила изо рта, опешившего от такой наглости, командира сигарету и бросила её в воду.
  - Вот сколько с Вами плаваю, ни разу не видела Вас курящим! И не нужно начинать! - пристыдила она командира.
  Вадим лишь пару раз моргнул, молча достал вторую сигарету, пожег её и засунул в рот. Ему было интересно, позволит ли девушка себе второй раз такую выходку. И кто бы мог сомневаться, что и вторая сигарета отправилась в след предшественнице.
  - Князева! Что Вы себе позволяете? - прорычал Вадим, доставая портсигар. Девушка, увидев, что у её любимого командира ещё целая батарея отравы, негодующе покачала головой.
  "Мне муж здоровый нужен!", подумала она про себя и, выхватив из рук командира портсигар, швырнула его за борт.
  - Князева! - зло закричал капитан, пытаясь сдержать себя в руках и прямо здесь не отлупить девушку по причинному месту, - живо в каюту и спать! Шагом марш!
  Повторять не пришлось, ведь разъяренное лицо командира наглядно предупреждало о том, что если она задержится хотя бы на секунду, то её как минимум выпорют армейским ремнем по попе! Поэтому девушка практически сбежала с места преступления.
  Командир как никогда хотел закурить, но его портсигар уже, небось, достиг дна Баренцева моря. Это же был подарок самого адмирала Лихачёва! Вадим сокрушенно покачал головой, ну, Князева, ну, проказница!
  
  * * *
  
  Хмурый майор, заложив руки за спину, мерил шагами палубу. Даже старший помощник боялся к нему подойти и отвлечь от раздумий, матросы, те вообще прятались по углам, стараясь не попадаться на глаза. Происшествия прошлой ночи до сих пор не отпускали мысли командира, а образ нашкодившей Алёнки бурлил в жилах кровь. Вдруг Вадим услышал крик:
  - Капитан!
   Он поднял голову и увидел на крыле ходового мостика Алёнку. Она, перегнувшись через перила, махала ему рукой и весело улыбалась.
  - Не злитесь на меня, пожалуйста! - громко кричала она в рупор, казалось, что её слова слышны всем на корабле, - я же люблю Вас, капитан!
  Девушка звонко рассмеялась и скрылась в рубке. Вот и как понимать её выходку?
  
  Алёнка сидела рядом со штурманом в ходовом мостике и пыталась перевести дух. Она искренне надеялась, что командир простит ей вчерашний проступок. Она же о его здоровье беспокоилась! У неё вот дядька двоюродный от рака лёгких в страшных муках умер. Такой судьбы своего любимому командиру она явно не желала! А о том, что из-за её поведения у командира когда-нибудь случится инфаркт, она как-то не подумала.
  Ещё и это признание в любви. Конечно же, командир решит, что сказано это было в шутку, да и она сама пыталась таким образом замаскировать правду, мол: "Вы такой хороший, мы вас все так любим! Только не ругайтесь!". А честно сказать командиру о своих чувствах, бойкой девчонке просто не хватало смелости. Да и как теперь рассчитывать на его взаимность, если от неё у командира только прибавилось седых волос!
  Весь день Алёнка разрывалась между ЦПУ, рулевой рубкой и гиропостом, бегая по кораблю из одного места в другое и гоняя механиков Васю и Мишу подкрутить то одно, то другое. Последние два дня Алёнке не нравились сбивчивые показания некоторых датчиков, однако ничего существенно-опасного в этом не было. Они с Аркадием Эдуардовичем и предполагали некоторую нестабильность новой аппаратуры, которую по возвращению Алёнки на завод и планировалось устранить. Главное для инженера-испытателя было на практике вычислить, что именно периодически даёт сбой.
  После утомительного дня, Алёнка вернулась в каюту и только развалилась на кровати, раскинув ноги, как в дверь постучали.
  - Открывай, сова, медведь пришел! - заговорщическим тоном провозгласил за дверью Ваня.
  Алёнка, забыв про усталость, мигом подскочила и отворила дверь.
  - Пошалить хочешь? - заинтриговал девушку боцман.
  Глаза Алёнки тут же загорелись, и она быстро закивала головой.
  - Тогда пошли! - Ваня схватил девушку за руку и повел по коридорам. Несмотря на то, что уже прозвучал отбой и, в случае чего, им по полной влетит от командира, Алёнка с энтузиазмом шла за парнем.
  Вскоре они подошли к кают-компании мичманов. Боцман открыл дверь, и Алёнка увидела небольшую группу веселящихся парней. Откуда-то негромко играла заводная музыка, на столе стоял пирог, стаканы с компотом и бутылка шампанского. Алёнка удивленным взглядом окинула ребят.
  - С именинами! - дружно прокричали они. Алёнка в первый момент даже не поняла, что поздравление адресовано именно ей.
  - Я, вообще-то, не отмечаю день ангела, - смущаясь, ответила девушка.
  - Ну и что, нам главное повод найти! - возразил главный зачинщик всего мероприятия - Семён.
  - Ты, видно, по Машке соскучился! - рассмеялся боцман.
  Бутылку шампанского, втайне пронесенную на борт Семёном, разделили на восьмерых. Каждому отрезали по скромному кусочку пирога, что испек на скорую руку кок, и вручили по стакану компота.
  - Ух-ты, какой у вас кассетный плеер! - восхитилась девушка, разглядывая современный проигрыватель.
  - Это командир подарил нашей команде на пятилетие совместной службы, - пояснил боцман.
  Алёнке вдруг стало стыдно, что они веселятся, тайно пью шампанское, слушают музыку, а командир несет вахту. Захотелось к нему на мостик, прижаться к его крепкой груди и разделить с ним каждую минуту ночного дозора.
  - Позволишь скромному боцману право первого танца? - протягивая руку, спросил Ваня.
  Алёнка улыбнулась и охотно приняла руку. Сколько прошло времени, не знает никто. Ребята танцевали в тесной каюте, кто как умеет, а Алёнка смеялась с неумелых и неуклюжих движений парней.
  Вдруг громко хлопнула дверь, мгновенно привлекая к себе внимание.
  - Вездесущий пожаловал, - краем уха услышала Алёнка тяжелый вздох Семёна,- Машка, жди меня! Я не дам тебе скучать в коморке!
  Только командир открыл рот, чтобы высказать всё, что он думает, как его перебила Алёнка:
  - Товарищ капитан, а у меня сегодня именины! - хвастливо сказала она, довольно улыбаясь.
  - Поздравляю, - без малейших ноток радости произнёс Вадим.
  - Сделайте одолжение имениннице, составьте нам компанию!
  Парни покосились на девушку как на умалишённую. Вадим же молча смотрел на Алёнку пронзительным взглядом. Её решимость медленно сходила на нет. Алёна уже отчаялась, признавая своё предложение безрассудным, когда командир вдруг прошел по каюте к столу. Он посмотрел на пустую бутылку из-под шампанского, покачал головой. Затем взял стакан с компотом и сел в ближайшее кресло.
  - Объявляю белый танец! - нарушив тишину, тем самым разряжая обстановку, громко сказал Иван, меняя кассету и усиливая громкость, - дамы приглашают кавалеров!
  Поскольку Алёнка была единственной девушкой на корабле, то она смело могла выбрать любого мужчину, не боясь конкуренции. Она решительно подошла к Вадиму и присела в шуточном реверансе.
  - Вы же не откажете единственной даме? - игриво спросила она. Вадим поставил на стол пустой стакан и встал напротив Алёны. Зазвучала медленная музыка.
  - Не думал, что эта кассета когда-нибудь пригодится, - тихо усмехнулся боцман, наблюдая, как его старший брат неуверенно берет за талию девушку.
   Алёнка обняла командира за плечи и посмотрела в его пронзительно синие глаза. Лицо Вадима выражало сосредоточенность, меж его бровей пролегла складочка, а сжатые губы даже побелели. Командир был напряжен. Алёнка улыбнулась и теснее прижалась к крепкому телу. В кольце сильных рук она почувствовала себя в безопасности.
  Первый неловкий шаг, и Вадим с Алёной, забыв обо всем, закружились в танце. Мир вокруг них замер. Музыка отошла на второй план, а любопытных зевак они даже не замечали.
  Алёна, почувствовав, что командир немного расслабился, осмелела и положила свою голову ему на плечо. В груди Вадима учащенно забилось сердце, и причина была вовсе не в танце. Мелкая проказница, ластившаяся к нему, словно ища в его руках защиты, вызывала в его душе бурю давно забытых эмоций. Он понял, что не хочет, чтобы заканчивалась музыка, не хочет выпускать девушку из своих объятий. Командир с наслаждением вдыхал лёгкий аромат женских духов. И почему он раньше не замечал, как вкусно она пахнет?
  Вадим, испугавшись своих чувств, расслабил хват и чуть отстранился. Это движение не ускользнуло от Алёнки. Она подняла голову и с нежность посмотрела на командира. Вадим утонул в этой порабощающей бездне глаз. Он не мог оторвать своего взгляда от этих ангельских голубых очей. Музыка закончилась, а Алёна и Вадим так и стояли в обнимку, пристально смотря друг на друга. И никто из присутствующих не решился нарушить такую хрупкую идиллию. Только резко заигравшая быстрая музыка, пришедшая на смену вальсу, отвлекла командира и Алёну друг от друга.
  Командир выпустил девушку и отошел в сторону.
  - На этом вечер считаю оконченным, - хрипло сказал Вадим.
  Смышлёные ребята быстро ретировались из кают-компании, понимая, что пока командир добрый, нужно пользоваться, а то, промедлив, и дополнительный наряд недолго получить.
  - Алёнка, давай, я тебя провожу до каюты, - предложил Иван.
  - Я сам провожу инженера-испытателя до её каюты, - возразил командир и, подхватив Алёнку под локоть, вывел в коридор.
  Ваня смотрел вслед уходящей парочке и довольно улыбался. Всё-таки правильную он выбрал тактику. Да и что ещё оставалось делать, если подтолкнуть командира на первые шаги можно было, только вызвав у того ревность?
  Алёна шла по коридору в сопровождении командира и не могла поверить в своё счастье. Вадим не только не разогнал их праздник, так ещё и станцевал с ней, а сейчас вдобавок и провожать пошел. Это было верхом мечтаний девушки. На большее она и не смела надеяться!
   Не проронив за всю дорогу ни единого слова, Алёна остановилась возле каюты и посмотрела на Вадима. Она хотела просто пожелать ему спокойной ночи, но, следуя неведомому внутреннему порыву, поднялась на носочки и быстро поцеловала его в щеку.
  Подумать над своим поведением девушке не дали, потому что в следующее мгновение командир, совершенно забыв обо всем, прижал девушку к себе и поцеловал в губы.
  - Простите меня, Алёна Сергеевна, - хрипло прошептал Вадим, - я видимо выпил лишнего.
  - Товарищ капитан, вы же пили компот,- не скрывая улыбки, сказала девушка, смотря счастливыми глазами на растерянного командира.
  - Ещё раз поздравляю с именинами, - быстро сказал Вадим и спешно покинул коридор.
  Алёна зашла в каюту, закрыла дверь и плюхнулась на кровать. Её переполнял неописуемый восторг. Сон как рукой сняло, ей хотелось танцевать в объятиях Вадима всю ночь напролет. Алёнка провела кончиками пальцев по губам, которые ещё помнили прикосновения любимого командира и довольно улыбнулась. Затем достала из стола тетрадку, вытащила оттуда вырезку с газеты и ещё некоторое время просидела, просто рассматривая лицо любимого мужчины.
  Вадим сидел на кровати, опершись локтями о колени и закрыв лицо ладонями. "Боже, веду себя как мальчишка!", с укором подумал он. О том, что обычно так себя ведут влюбленные, он не решился признаться даже самому себе.
  
  * * *
  
  Небо было покрыто непроглядным полотном низких облаков. От пронизывающего ветра не спасали даже кителя, казалось, что ещё немного, и красно-белый флаг морского флота оторвется вместе со шпилем и улетит в неизвестном направлении. Волны ожесточенно били о борт корабля, раскачивая его, словно пробуждая ото сна и подталкивая на новые свершения. На горизонте уже виднелись заснеженные берега островов, принадлежащих архипелагу Земли Франца-Иосифа.
  Тральщик грозно приближался к заданной цели, идя наперекор волнам и безжалостно разрезая их своим форштевнем. Спустя некоторое время "Неустрашимый" начал постепенно сбавлять ход. Теперь судно, будто крадучись среди ловушек, плавно шло меж многочисленных островков в поисках сбившегося с пути и затонувшего корабля "Заря".
  - Скорость семь узлов, товарищ командир! - доложил второй помощник.
  - Снизить до трёх! - отдал приказ Вадим Александрович, - включить систему поиска и обнаружения! Включить противоминную систему!
  - Есть, товарищ командир! - громко сказал помощник и стал поочерёдно щёлкать рубильники.
  Спустя два часа в рубку зашел штурман и сообщил, что потерянный корабль обнаружен. "Неустрашимый" встал на якорь, после чего началась подводная операция по вытаскиванию груза.
  
  Алёнка сидела на рабочем месте, поглощено изучая расстеленные на столе чертежи и схемы. Новая аппаратура периодически давала сбой, а она никак не могла понять, в чём же причина и как её устранить. Всё бы ничего, но сегодня впервые за всё плавание радиолокационная система полностью отключилась, а затем самостоятельно перезапустилась. Снова просмотрев чертежи, и не найдя там очевидных ошибок, она свернула листы и тяжко вздохнула. Оставалась всего одна возможная причина, но Алёнке совершенно не хотелось думать, что дело именно в этом, и она искренне надеялась, что её предположение окажется неверным.
  
  - Мишенька, подожди!
  Алёна бежала по коридору, догоняя старшего механика. Вдруг она в кого-то врезалась и, поскользнувшись, чуть не упала, но кто-то заботливо поддержал её за локоть. Подняв голову, Алёнка столкнулась с суровым лицом командира корабля.
  - Ой, простите, товарищ капитан! - пропищала девушка.
  - Командир, я командир! Когда Вы это уже запомните, Алёна Сергеевна?
  - Алёнка, я Алёнка! - в тон командиру отозвалась девушка, затем мило улыбнулась и тихо добавила, - тогда же, когда и вы это учтете.
  - Это военный корабль! Тут нужно держать субординацию! - грозно сказал Вадим, так и не отпуская руки девушки.
  - Так и держите её, - лукаво улыбнулась Алёна, освободила локоть и, обойдя командира, пошла прочь по коридору.
  - Миша! - раздался звонкий голосок девушки за спиной Вадима. Девушка, ускорив шаг, направилась за механиком. Командир тихо чертыхнулся и проводил Алёнку злобным взглядом. Ему безумно хотелось догнать эту несносную девчонку и как следует отшлепать, а затем зацеловать так, чтобы она была не в состоянии сказать и слова.
  - Шилков! - крикнул командир, завидев матроса со шваброй, - почему полы скользкие?
  
  - Нужно доложить командиру! - вздохнул Миша, задумчиво почесывая затылок. О том, что обо всех неисправностях нужно было незамедлительно сообщать командиру корабля, знала даже Алёнка. Вот только расстраивать лишний раз любимого командира и видеть его рассерженным не хотелось вовсе.
  - Я боюсь, - с досадой сказала она.
  - Ты понимаешь, насколько это серьёзно?
  - Да, понимаю. Пойдем вдвоём? - умоляюще посмотрела на старшего механика девушка.
  - Куда я денусь? - обреченно пожал плечами механик.
  - Мишенька, а может, тогда ты сам обо всём расскажешь, без меня? - с надеждой спросила Алёна.
  - Эн-нет, - возразил парень, - ты у нас инженер-испытатель, и буянит аппаратура, вверенная под твой надзор.
  - Он же скажет, что это я во всем виновата!- девушка практически плакала, - а я тут ни при чем!
  - Пойдём, уже, - выдохнул Миша, обираясь с мыслями, - чем раньше скажем, тем лучше.
  
  Командир стоял на палубе и лично следил за тем, как с помощью крана-балки из-под воды матросы аккуратно вытаскивают ящик с опасным грузом. Команда водолазов, прекрасно выполнившая свою работу в столь сложных условиях, ушла отогреваться в кают-компанию.
  - Товарищ капитан! - сквозь гул моторов Вадим услышал уже привычный крик.
  - Алёна Сергеевна, ещё раз назовёте меня капитаном, и я вас на ближайшем айсберге высажу, ей богу! - подойдя к девушке стоящей рядом с механиком, сказал командир.
  - Не высадите, товарищ капитан! - уверенно сказала она, однако по лицу было видно, что девушка заметно нервничает.
  - С чего вдруг такая уверенность? - поинтересовался Вадим.
  - А потому, что Вы не можете нарушить приказа штаба! - довольно улыбнулась Алёнка, - тем более, Вам пока что нужен инженер-испытатель, - на этой фразе девушка ещё больше погрустнела.
  - Ну, хоть что-то полезное вы вынесли из чтения устава, - вздохнул командир.
  - Товарищ командир, разрешите обратиться? - сказал механик.
  - Разрешаю.
  - Нами была зафиксирована нестабильная работа радиолокационных и противоминных систем.
  - Так, ясно, - поняв, что палуба не лучшее место для серьёзного разговора, прервал доклад командир, - пройдем в кают-компанию. Аршилов, срочно вызовите в кают-компанию моих помощников и старшего боцмана! - отдал приказ матросу Вадим и направился в кабинет.
  По дороге, Алёна думала, как объяснить командиру ситуацию, не вызвав его гнева. Вадим сел в кресло, Алёна на стул напротив, механик же остался стоять по стойке смирно. Спустя пару минут, в каюту зашли боцман Иван, заместитель командира Дмитрий, второй помощник Олег и штурман Николай.
  - Докладывате, - сказал командир, смотря на Мишу, тот в свою очередь перевел взгляд на Алёнку.
  - Дело вот в чём, - начала, запинаясь, девушка. Горло мигом пересохло, а несколько пар глаз, устремленных на неё, только усиливали волнение, - на корабле может работать либо радиолокационная, либо противоминная система, - на одном дыхании выпалила она.
  - Что? Вы шутите?! - вскрикнул Вадим.
  Алёнка поёжившись, втянула шею в плечи, и, опустив глаза, стала изучать носки своих ботинок. Такого разозленного взгляда командира Алёнка больше всего и боялась.
  - Понимаете, дело в том, что сегодня отказал основной генератор. Второго запасного и резервных, меньших по мощности, не хватает для того, чтобы полностью обеспечить энергией все системы, - пояснил Миша.
  - И какие варианты решения этой проблемы Вы можете предложить? - спросил Дмитрий.
  Алёнка развернулась и посмотрела на длинного худощавого мужчину и, призадумавшись, ответила:
  - Ну, в глобальном смысле, нужно заменить главный генератор, а лучше и сам корабль. Извините, но это же рухлядь, как вы вообще на таком старье плава...
  - А можно предложения по существу? - перебил Алёну Вадим.
  - Отказаться от одной из систем.
  - Без радиолокационной системы мы пойдем в слепую по минному полю, - предупредил штурман.
  - Ага, зато с радиолокационной не вслепую, но полностью уязвимые! - заметил Иван.
  - Возможна починка главного генератора?- спросил командир.
  - Мы можем его отремонтировать. Вот как много потребуется на это времени не известно.
  Командир задумался. Механики ещё четыре дня назад жаловались на работу главного генератора, но клятвенно заверяли, что его хватит на всё плавание. Более того, запасные генераторы вполне могли обеспечить корабль необходимой энергией. Вот только оказалось, что нагрузка из-за новой аппаратуры вышла сильнее, чем предполагалось ранее. Да и права Алёнка, что "Неустрашимый" безнадежное старьё.
  - Какие будут приказы, товарищ командир? - спросил старший помощник.
  Вадим напряженно молчал, задумчиво смотря перед собой. Остальные терпеливо ждали его указов.
  - Дмитрий, свяжись со штабом, доложите обстановку, - наконец произнес он.
  - Может, есть смыл зайти в ближайший порт?- высказал идею Олег.
  - Главное выйти из минной зоны, в которой мы сейчас находимся, там мы пойдем по безопасному торговому маршруту. Противоминная система не понадобится. Запасного генератора на путь до Мурманска хватит.
  - Засада, - тихо вздохнул боцман.
  - Значит так, - уверенно сказал командир, - идём, попеременно включая то радиолокационную систему, то противоминную. Скорость придерживайте не больше восьми узлов. Движемся пока светло, с наступлением сумерек встаем на якорь. Все свободны!
  Мужчины вышли из кают-компании и направились по своим рабочим местам, Алёнка выходила последняя, она бросила на командира полный сожаления взгляд и пошла в ЦПУ, думать, как можно уменьшить потребление энергии.
  Несмотря на то, что Вадим Алёнке не сказал ни единого обвинительного слова, она чувствовала себя виноватой. Конечно, её вины нет в том, что вышел из строя генератор, но ведь из-за её аппаратуры корабль не может функционировать в полной мере. Но и в этом случае главными проектировщиками были Аркадий Эдуардович и Валерий Семёнович, вместо которого она и отправилась на борт.
  Вадим поднялся на ходовой мостик и встал рядом с помощниками. Радист передавал в штаб очередное сообщение, навигатор прокладывал новый путь. Командир посмотрел на портрет Гагарина, тяжело вздохнул, собираясь с силами, и громко сказал:
  - Поехали!
  
  * * *
  
  Ночью начался сильный шторм, шквалистый ветер поднимал высоченные волны, которые, раскачав тральщик, сорвали его с якорей. На корабле зазвучал сигнал тревоги.
  - Товарищ командир, нас уносит на мины!
  - Переключить противоминную систему!
  - Противоминная система отказала!
  - Какого черта?! Право руля!
  - Есть право руля!
  В этот миг раздается взрыв, и резкий толчок валит с ног всех членов экипажа.
  
  Испуганная Алёнка, проснувшись от пронзительных звуков сирены, не до конца понимая, что происходит, на автомате надела форму и стремительно выскочила из своей каюты. Бегающие по коридору матросы, только увеличили зарождающуюся панику. Неумолкающий рев сигнализации, разносящийся по длинным коридорам и усиливающийся эхом, действовал на нервы и не предвещал ничего хорошего. Алёнка взглянула на наручные часы. Три часа ночи.
  - Ваня! Ванечка, - закричала девушка, увидев в конце коридора боцмана. Иван тут же кинулся к девушке и стал заталкивать её обратно в каюту.
  - Алёнка, сиди в каюте, никуда не выходи. Ясно?
  - Что случилось?
  Ваня колебался говорить или нет, но ведь итак узнает.
  - Мы подорвались на мине. В машинном отделении пожар. Правая задняя часть потихоньку заполняется водой.
  - Мы тонем?
  - Во-первых, тонем не мы, а "Неустрашимый", а во-вторых, командир не допустит, чтобы корабль пошел на дно! Всё будет хорошо! Жди в каюте, я обязательно приду!
  С этими словами, боцман кинулся прочь по коридору тушить разрастающийся пожар. Алёнка закрылась в каюте и расплакалась. Это она во всем виновата!
  Радист раз за разом слал сигнал "SOS", отправляя ближайшим кораблям координаты "Неустрашимого". Командир, не теряя выдержки, встал за штурвал, пытаясь выровнять начинающий крениться корабль.
  - Фрегат "Стрела" придет через четыре часа, - оторвавшись от передатчика, сказал радист, - продержимся, товарищ командир?
  - А куда деваться? - горько усмехнулся Вадим.
  Матросы по пояс в ледяной воде пытались в экстренном порядке заделать пробоину и остановить стремительный поток жидкости. Но разбушевавшаяся стихия, качавшая корабль, словно ореховую скорлупку, мешала быстро и качественно выполнять работу. Водоотливные помпы с трудом справлялись с объемом поступающей воды.
  В машинном отделении, в противоположность трюмному, было жарко. Парни с помощью фреона пытались потушить огнь. Но когда стало ясно, что с пламенем так просто не справиться, была объявлена эвакуация из машинного отделения и применена углекислотная установка.
  Командир объявил срочный сбор офицерского состава. Когда все явились в кают-компанию, Вадим Александрович заговорил:
  - В открытом море мы не продержимся на плаву более четырех часов, а из-за шторма "Стрела" может не успеть прийти вовремя. Очевидный вариант: объявить всеобщую эвакуацию и бросить корабль. Но за потерю судна и невыполнение задания, как вы все знаете, командующий состав пойдет под трибунал.
  Помощники командира понимали всю ответственность такого решения. Но других вариантов не предвиделось. Машинное отделение сгорело, возможность движения практически отсутствует, противоминная система не запускается.
  Командир был серьёзен как никогда и словно постарел лет на десять.
  - Однако мы можем попытать счастье и пойти на риск, - сказал командир, окинув присутствующих строгим взглядом,- в случае неудачи мы не потеряем больше того, что потеряли бы, не предпринимая мер по спасению судна, а в случае удачи, корабль и груз будут спасены. Но, как я уже говорил, это большой риск. В любой момент "Неустрашимый" может снова налететь на мину, а груз детонировать.
  - Что Вы предлагаете, товарищ командир? - спросил старпом Дмитрий.
  - Волнами нас сносит на северо-запад. Мы можем немного скорректировать курс и попытаться встать на мель у острова Земля Вильчека,- Вадим указал пальцем на небольшой остров на карте.
  - Дрейфовать по волнам среди мин? - спросил штурман.
  - А какая собственно разница, что нас просто так кидает по волнам среди мин, что мы направимся к острову, риск подорваться на мине одинаков, - сказал третий помощник.
  - Командир, мы поддержим любое Ваше решение, - сказал Дмитрий.
  
  Алёнка с чертежами в одной руке и отверткой в другой ковырялась в аппаратуре, громко ругаясь не хуже боцмана и периодически давая указания механикам Мише и Васе.
  - Да что б тебя! - выругалась Алёнка, - Миша, подтяни тут, у меня сил не хватает! Так, это мы чуть уменьшим, а это вовсе отключим, - тыкая в рубильник, сказала Алёна, - всё, готово! Вася, запускай!
  Раздался щелчок, и молчавшая всё это время аппаратура тихо загудела.
  - Работает! - дружно закричали механики,- Алёнка, светлая ты голова!
  Девушка же, полностью вымотанная, обессиленно села на пол, протерла рукавом лоб и облегченно вздохнула. Ей ещё ни разу в жизни не приходилось так экстренно искать решение проблемы.
  Первые минуты, когда Алёнка осталась одна в каюте, она просто сидела на кровати, утирая слёзы и коря себя во всех проблемах "Неустрашимого". Спустя некоторое время, она поняла, что слезами делу не поможешь, а ручьи её слёз только прибавят воды на и без того заполненном солёной водой корабле. Алёнка взяла себя в руки, достала чертежи и начала думать. А когда решение пришло, она, ослушавшись наставления боцмана, кинулась на поиски механиков.
  - Доложите командиру, что противоминная система заработала, - устало сказала девушка, довольно улыбаясь.
  
  В кают-компании раздался телефонный звонок. Вадим взял трубку и не поверил в то, что ему передали на том конце провода:
  - Как? - только и сказал он.
  - Урезали потребление второстепенных систем, частично обесточили корабль. Насколько хватит, не знаем.
  Командир повесил трубку и отдал приказ:
  - Держим курс к Земле Вильчека!
  
  * * *
  
  Безвольный корабль с немыслимой силой толкало вперёд. Обуздать усиливающуюся стихию не представлялось возможным. Из-за льющего стеной дождя радиус видимости был менее, чем на сотню метров.
  - Прямо по курсу скала! - с паникой в голосе закричал дозорный.
  - Лево руля! - отдал приказ старпом.
  - Корабль неуправляемый! - с отчаянием вскричал штурман, безрезультатно крутя штурвал.
  Командир находился в машинном отделении, рассматривая степень повреждений, когда раздался удар. Произошла неминуемая встреча со скалой, которая покорежила корпус судна, сминая его и сдавливая. Один из баллонов рванул, донося до командира острые осколки.
  
  Голос старпома, вещающего из динамиков по внутреннему радио, перебил новый приступ сирены:
  - Срочная эвакуация! Всем членам экипажа пройти на верхнюю палубу!
  Алёнка стремительно выскочила из каюты. Она пыталась бежать по пустынному тёмному коридору, но её кидало от стены к стене, валя с ног.
  - Алёнка, - Ваня бежал ей навстречу, - я же сказал, что приду за тобой!
  Он, поддерживая девушку за талию, помог ей дойти до лестницы, где, уже крепко держась за перила, они вышли на верхнюю палубу.
   На верхней палубе собрался почти весь экипаж. Ледяной дождь больно бил в лицо, а пронизывающий ветер пробирал до костей. Матросы шустро натягивали поверх одежды спасательные жилеты. Ваня помог одеться девушке и стал снаряжаться сам.
  - Ваня, где командир? - окидывая взглядом присутствующих и не находя любимого командира, спросила Алёнка.
  Ваня помрачнел, сглотнул и, опустив глаза, ответил:
  - Удар со скалой пришелся в район машинного отделения. Командир был там. Там все покорежило, пробраться к нему нет возможности.
  - Что?! - Алёнка не верили своим ушам.
  - Командование взял на себя старший помощник.
  - И вы его там одного бросите?! - закричала Алёна, не сдерживая слёз, которые тут же смывал дождь.
  - Мы не можем рисковать, - Ваня сам не соглашался с тем, что говорил, - тут кругом скалы, ещё один удар, и мы мгновенно затонем.
  - Конечно, что стоит жизнь одного против жизни пятидесяти пяти, - с презрением сказала Алёнка и тут же кинулась бежать.
  - Алёна! Стой! - бросился за ней боцман.
  Он поймал девушку, когда та уже успела спуститься вниз по лестнице. Он крепко схватил её за руку, пытаясь задержать. Ваня понимал её состояние, там оставался его родной человек, но не мог нарушить приказа командира и обещания данного брату.
  
  Полчаса назад...
  
  - Вадим! - Ваня пытался докричаться до брата. Он старался пролезть через завалы, но не мог, слишком узко. В щель он увидел окровавленное тело Вадима. Он лежал на мокром полу, зажимая левый бок.
  - Вадим! - ещё раз крикнул боцман.
   Командир открыл глаза и повернул голову на звук.
  - Срочно эвакуируйтесь! За старшего Дмитрий! - прохрипел командир, - уходи!
  - Вадик, я не брошу тебя! - Ваня стал в отчаянии трясти погнутые трубы, которые совершенно не поддавались даже на самое большое усилие.
  - Это приказ, боцман! - строго сказал Вадим.
  Ваня колебался, нерешительно смотря на брата. К чёрту всё! К чёрту обязанности боцмана, к чёрту спасение секретной документации и эвакуация! Он не бросит брата. Ваня собирался было сказать это вслух, как услышал умоляющий голос Вадима:
  - Обещай, что проследишь за Алёной, чтобы она была в безопасности. Я только тебе могу её доверить. Обещай! - громко сказал командир и начал кашлять.
  - Обещаю, - вздохнул Иван, понимая, что для Вадима жизнь Алёны дороже собственной.
  - Смотри, выберусь, проверю! - горько усмехнулся командир.
  
  И теперь боцман стоял напротив Алёнки, крепко держа её за запястье, боясь выпустить, не уберечь, дать уйти, и тем самым нарушить обещание, не выполнив последнюю просьбу брата.
  - Ему уже не поможешь!
  - Ты сам хоть в это веришь? - спросила Алёна, - я не уйду без него! Пусти!
  Алёнка дернула руку, но Ваня ещё сильнее сжал запястье.
  - Кому говорю, пусти!
  - Нет!
  Алёнка замерла, перестав сопротивляться, посмотрела на решительно настроенного боцмана и тихо спросила:
  - Безнадежно?
  - Это был его приказ.
  Девушка кивнула головой и шмыгнула носом.
  - Я не ослушаюсь его последнего приказа, - прошептала она.
  - Пойдём, - Ваня слегка ослабил хват и потащил девушку по лестнице наверх. Алёнка послушно шла следом. На последней ступеньке девушка, утирая свободной рукой слёзы, сказала:
  - Ванечка, прости меня.
  С этими словами Алёнка резко вырвала руку и быстро захлопнула за Ванькиной спиной дверь, запирая её на засов. Боцман даже не успел понять, что произошло. Вот Алёнка, смирившись с участью, шла за ним, а теперь их разделяет дверь. Он кинулся барабанить по железной перегородке.
  - Алёна, открой!
  - Прости меня, Ванечка! Но не могу я без него!
  Алёнка кинулась бежать по коридорам к машинному отделению, боясь не успеть, опасаясь, что Ваня догонит её и не даст увидеть любимого командира.
  Под подошвой громко хлюпала вода, свет в коридоре мерцал, наводя ужас и чувство давящего одиночества. Но девушка бежала, не обращая на это никакого внимания.
  - Товарищ командир! - громко закричала она, вбегая в машинное отделение.
   Ответом ей была тишина, лишь гудели некоторые турбины, да доносился глухой стук волн, бьющих о борт.
  - Товарищ командир! - повторно позвала девушка.
  - Алёна Сергеевна, - раздался где-то в глубине помещения уставший голос, - что Вы тут делаете?
  - За вами пришла, - честно ответила она, идя крадучись на голос.
  - Я не в состоянии идти, тем более пролезть в щель.
  - Тогда я просто посижу рядом с Вами, ожидая помощь, - сказал она, проходя внутрь машинного отделения.
  - Алёна Сергеевна, я приказываю Вам покинуть судно! - строго сказал Вадим, стараясь скрыть в голосе нестерпимую боль.
  - Нет, без Вас никуда не уйду! - уперлась Алёнка.
  - Князева, выполнять приказ покинуть судно! - разозлился командир.
  - И не подумаю!
  - Князева, вы знаете, что бывает за невыполнение приказов? - прорычал Вадим, от злости забыв о боли.
  - Что уволите меня? На судно не пустите? Под трибунал отдадите? - с вызовом ответила она, упрямо двигаясь на голос, - так вот знайте, чтобы я ещё хоть раз пошла в плаванье, да Боже упаси! А что до трибунала, так до него еще дожить надо! Так что, товарищ капитан, я никуда не уйду!
  - Князева, вы устав вообще читали?!
  - Ну... я его открывала! Мне не понравилось!
  Алёнка, наконец, нашла место, откуда доносился голос командира. Через завал она увидела Вадима, он полусидел на полу, облокотившись о стену и закинув голову назад. Пробраться до него было сложно, но возможно. Она легла на пол и поползла в узкую щель. Для этого пришлось снять спасательный жилет и пальто. Громко кряхтя, словно это ей поможет двигаться быстрее, она наконец пробралась в закуток, который стал для командира опасной ловушкой, и села рядом с ним. Командир был в беспамятстве и никак не отреагировал на нежданного гостя.
  Алёна пришла в ужас, когда увидела на боку командира рану, которую он зажимал обессилевшей рукой. Рядом с ним лежал окровавленный осколок. По всей видимости, его командир вытащил самостоятельно.
  - Товарищ командир, - воскликнула Алёнка. Она быстро протянула руку в щель, через которую только что пробралась, и протащила своё оставленное пальто. Девушка быстро накрыла им командира и стала сама зажимать пальцами рану, пытаясь соединить края кожи и уменьшить кровопотерю.
  Одежда была мокрая и неприятно липла к телу. Алёнкины пальцы не слушались, губы посинели, а всё тело била мелкая дрожь. От озноба зубы выстукивали ломаный ритм.
  Корабль качало, а неизвестность того, что творить снаружи пугала, но больше всего девушка боялась, что командир так и не откроет своих глаз.
  - Вадим Александрович, вы меня слышите? - спустя пару минут прошептала девушка.
  - Алёна...- прохрипел командир, приходя в себя. Он тяжело дышал и смотрел на девушку расфокусированным взглядом.
  - Все будет хорошо, товарищ командир. Только держитесь, пожалуйста, - взмолилась Алёнка, едва сдерживая слёзы. Нельзя плакать, нельзя сдаваться, нужно держаться!
  - Не будет, - прохрипел он.
  - Нет! - слишком резко, на грани грубости сказала она, - послушайте меня, вы выживете. Будете снова ходить в море! Женитесь! И жена у Вас будет умница, красавица, и любить вас будет безмерно, за вас умереть будет готова, за вами пойдет куда угодно, хоть на край света, - Алёнка не сдержалась и всхлипнула.
  - Да? - с грустью спросил командир.
  - Да! И детишки у вас будут, - девушка задумалась на секунду, - двое! Девочка и мальчик. Мальчик старшенький, чтобы сестренку защищал. И будет отважным как отец! А девочка такая забавная с двумя хвостиками. И пройдоха!
  Командир усмехнулся и протяжно застонал.
  - Так и будет? - с невероятной тоской в голосе спросил он.
  - Да! Вот увидите! И кот у вас будет, Васька, наглый и толстый. За мышами охотиться будет!
  - Обещаешь? - Вадим с надеждой посмотрел на девушку.
  - Обещаю! Всё так и будет. Любить они вас будут сильно-сильно и ждать с плаваний! Только крепитесь, только живите, - Алёнка уже не сдерживала своих слёз, она положила голову на плечо командиру, не прекращая зажимать ему рану.
  - Ради этого стоит жить, - прошептал командир, снова теряя сознание.
  - Я люблю Вас, капитан, - шмыгнула носом Алёнка, прислушиваясь к слабому сердцебиению любимого мужчины, боясь не услышать очередной удар.
  
  Яркий свет ударил в глаза. Кто-то тянул Алёнку за руку, пытаясь оттянуть от Вадима.
  - Нет, нет! - разлепляя тяжёлые веки и пытаясь сфокусироваться на силуэтах, закричала девушка. Онемевшие пальцы цепко держали рану, от этого руку девушки пришлось в прямом смысле отдирать от мужчины.
  - Нельзя! - заплакала она, когда поняла, что её оттаскивают от командира.
  Кто-то схватил и прижал девушку к себе. Алёнка начала вырываться.
  - Алёнка, это я, Ваня, тише-тише! Успокойся! Всё хорошо! - начал успокаивать девушку боцман.
  Незнакомые мужчины тем временем подняли командира с мокрого пола. Увидев, как уносят безвольное тело Вадима, девушка попыталась вырваться из цепких рук друга.
  - Нет, пусти! - размахивая руками, теряя последние остатки сил, закричала она.- Я люблю Вас, капитан! - крикнула вслед уходящим мужчинам девушка и потеряла сознание.
  
  "Неустрашимый" сел на мель у острова Земля Вильчека. По счастливому стечению обстоятельств, скал на своём пути он больше не повстречал. Эвакуированный на лодки экипаж спустя час подобрал фрегат "Стрела", а через полчаса команда спасателей добралась и до тральщика. Ценный груз в целости и сохранности доставили на борт "Стрелы".
  Военный вертолёт, прилетевший на место крушения "Неустрашимого", забрал раненого командира и Алёнку.
  
  * * *
  
  Алёна открыла глаза и не поняла, где находится. Глаза резал солнечный свет, а белые стены совершенно не походили на деревянную обшивку каюты. Она привстала, чтобы осмотреться. Справа было большое окно, за которым качалась зелёная берёзка, слева желтовато-белая дверь, а лежит она на одной из трёх больничных коек.
  Алёнка не помнила, как сюда попала и почему. Последним было воспоминание о том, как кто-то на руках нес её в вертолёт.
   Девушка попыталась встать с кровати, но голова, казавшаяся чугунной, закружилась. Ноги и руки не слушались, безумно болели бронхи, тело знобило и бросало то в холод, то в жар. Слабость взяла верх, и Алёнка, принимая своё поражение, снова завалилась на жёсткую подушку.
  - Алёна Сергеевна, как Вы себя чувствуете? - в палату зашла медсестра.
  - Как утопленница, - прошептала девушка. Её голос осип и совершенно не слушался хозяйку, выдавая свистяще-шипящие звуки.
  - Конечно, столько в холодной воде провели времени! Радуйтесь, что только пневмонией отделались!
  - Что с командиром?
  - С кем?
  - С Вадимом Александровичем... - с трудом прошептала девушка.
  - К нам не поступал такой пациент.
  Алёнка дернулась и испуганно посмотрела на медсестру.
  - Как не поступал?! Что с ним? - не обращая внимания на хрипы и режущую боль в горле, закричала девушка.
  - Успокойтесь, - сказала девушка, доставая шприц.
  - Что это? Успокоительное? Я не хочу спать! Что с командиром? Ответьте! - в истерике закричала девушка, теряя последний голос. На крики прибежали два санитара. Один из них схватил брыкающуюся девушку за руки, второй зафиксировал ноги, когда медсестра вкалывала девушке лекарства.
  
  Пробуждение для Алёнки было неприятным. Голова гудела, глаза слезились. Девушка долго лежала, смотря в потолок и вспоминая события минувших суток. Дверь в её палату отворилась, Алёна повернула тяжелую голову и увидела на пороге Ивана.
  - Привет! - улыбнулся парень. Одет он был в обычную синюю рубашку и черные брюки, в одной руке держал сетку с фруктами, в другой - букет цветов.
  Алёнка хмуро посмотрела на боцмана, но сил что-либо сказать не было.
  - Я тебе принес вкусности, - Ваня прошел к койке, положил на стол сетку, а сам сел на край кровати.
  - А это тебе от командира, - улыбнулся Ваня, протягивая букет,- он не знал, какие ты любишь, поэтому пришлось выбирать на свой вкус.
  Алёна дернулась и выжидающе посмотрела на боцмана, неуверенно беря в руки шикарный букет из белых роз.
  - Он в военно-морском госпитале, вечером пришел в себя. Ты гражданская, поэтому тебя положили в городскую больницу.
  Алёнка заплакала от облегчения, закрывая ладонями лицо.
  - Ну, что ты, Алёнка, - Ваня ласково улыбнулся, обнимая девушку за плечи, - всё хорошо. Опасность уже позади. Вы, главное, оба выздоравливайте, а то я ж замучаюсь посыльным между вами бегать!
  Девушка радостно улыбнулась и поцеловала боцмана в щеку.
  - Хотя, Вадим сказал, что работа посыльным засчитается мне вместо наряда вне очереди за то, что дал тебе сбежать.
  Алёнка счастливо улыбалась, слушая Ваньку и наслаждаясь приятным ароматом цветов. Её любимый жив!
  
  Спустя две недели Алёнку выписали из больницы. Она всеми силами старалась идти на поправку, чтобы как можно скорее увидеть своего командира.
  Вадим тоже выздоравливал, но врачи не собирались его так быстро отпускать. Командир даже помышлял сбежать из госпиталя, вот только понимал, что далеко не уйдет, да и к Алёнке хотел прийти здоровым. Он тосковал по своему белокурому ангелу, по той проказнице, что вселила в его сердце новую надежду и спасла от смерти. Все мысли Вадима были только об Алёнке и её поступке. Она пришла за ним, она не бросила его. Почему?
  Командир лежал на койке, мечтая как можно скорее выбраться из этого порядком надоевшего места. Он мечтал, как встанет на ноги и придет к Алёнке. А там...
  За дверью послышались крики, потом борьба, а затем дверь резко отворилась и в неё ураганом влетела взлохмаченная Алёнка, а за ней не менее запыхавшаяся медсестра.
  - Девушка, куда Вы? Приемные часы закончились! - умоляюще протянула медсестра.
  - Я на минуту! - радостно улыбаясь командиру, сказала Алёнка, даже не обращая внимания на возмущающуюся медсестру.
  - Я сейчас охрану позову!
  - Ага, иди зови, главное, не мешай! - отмахнулась Алёнка, напрочь игнорируя угрозы медсестры и в наглую садясь на кровать к командиру.
  - Вадим Александрович! - медсестра с надеждой посмотрела на командира, ожидая поддержку.
  - Рита, пожалуйста, оставьте нас наедине, - довольно улыбаясь, сказал Вадим. Алёнка радостно подпрыгнула на кровати, медсестра же поджав губы, строго сказала:
  - Пять минут! Не больше!
  Оставшись вдвоём, между Алёнкой и Вадимом возникла неловкость. Никто из них не знал с чего начать и что вообще говорить. Да и не нужны были слова, они просто смотрели друг на друга, радуясь, что видят любимого человека живым.
  - Я... - начали они одновременно и тут же вместе рассмеялись.
  - Говори первая, - сказал Вадим.
  - Я скучала по Вас, - честно призналась Алёнка, краснея. После злополучной ночи на тонущем корабле она боялась, что Вадим так никогда и не узнает о её чувствах. Пусть он осмеёт её, пусть отвергнет. Но она больше не в силах молчать о своих чувствах.
  - Я тоже, - прошептал Вадим, беря девушку за руку. Алёнка ещё больше покраснела, не веря своим ушам.
  - А что Вы хотели сказать, товарищ командир? - спросила Алёнка.
  - То же самое.
  Девушка звонко рассмеялась и покачала головой.
  - Не правда, товарищ командир. Зачем Вы меня обманываете? - Алёнка не могла поверить, что Вадим скучал по ней. Скорее всего, он сказал это, чтобы не обидеть её.
  - Ты права, - легко согласился командир.
  И призрачная надежда в сердце Алёнки, что Вадим всё-таки не обманул, мгновенно исчезла, оставляя место колкой обиде. Она опустила глаза, пытаясь скрыть разочарования.
  - Я хотел сказать другое.
  - И что же? - с вызовом спросила она, поднимая взгляд и смотря прямо в синие глаза Вадима.
  Командир колебался, но не потому, что был не уверен в том, что собирается сказать, он не знал, как отреагирует на это девушка.
  - Я люблю тебя, - признался Вадим.
  - Честно? - шепотом спросила Алёна.
  - Честное офицерское, - без тени улыбки сказал командир. Сердце в его груди бешено колотилось, в напряжении ожидая ответа девушки.
  - А как я тебя люблю! - Алёнка кинулась на шею командира, крепко обнимая его и практически заваливаясь на него сверху. Из груди Вадима раздался глухой стон боли.
  - Ой, прости, прости, - зашептала девушка, слезая с любимого командира.
  Дверь открылась и в щель просунулась рыжая голова медсестры:
  - Пять минут прошло, - недовольным тоном пробурчала она.
  - А по моим часам у меня ещё три минуты! - пробурчала Алёнка, - так что прошу подождать снаружи!
  Вадим усмехнулся, смотря на свободные от каких-либо аксессуаров Алёнкины запястья.
  - Две минуты, не больше! - дверь захлопнулась.
  Командир посмотрел на своего ангела и сказал:
  - Ты выйдешь за меня замуж?
  Алёнка, окончательно перестав верить своим ушам и вообще в реальность происходящего, с удивлением смотрела на командира.
  - Ты мне обещала жену умницу и красавицу, - напомнил он ей.
  - Тогда это точно не ко мне! - рассмеялась девушка, но увидев серьёзный взгляд Вадима, запнулась.
  - Так что? - спросил Вадим, с замиранием сердца ожидая ответа.
  - Ну, смотри, сам напросился! - воскликнула девушка, - и терпеть тебе меня придётся всю жизнь! - сказала Алёнка, осторожно обнимая командира и кладя ему голову на плечо, - я согласна!
  - Ты ещё про сына говорила, - осторожно напомнил он Алёнке, желая убедиться, что это было сказано всерьёз.
  - Угу, - кивнула она головой, - и про дочку!
  - Ты, правда, хочешь детей? - спросил Вадим, выжидающе смотря на Алёнку, - двоих?
  - От тебя мой командир, хоть троих! - улыбнулась девушка.
  Вадим осторожно притянул Алёнку к себе и поцеловал в губы.
  - Кстати, Вам на новый тральщик "Непобедимый", товарищ командир, новый инженер-испытатель не нужен? - счастливо улыбаясь, спросила Алёна, - а то я могу предложить Вам отличную кандидатуру с опытом работы в боевых условиях!
  - Ты же сказала, что зареклась больше плавать!
  - Под Вашим командованием, товарищ командир, хоть на подлодке да на край света!
  Вадим обнял свою новоиспеченную невесту, жмурясь от удовольствия и вдыхая её нежный аромат духов. Он был счастлив как никогда.
  - Время вышло!
  
  Эпилог.
  
  - За отвагу и храбрость, мужество и стойкость, проявленные во время бедствия тральщика "Неустрашимый" Орденом "За личное мужество" награждается Родионова Алёна Сергеевна.
  Вадим с гордостью смотрел, как его жена неспешно шла меж рядов к трибуне получать свою первую в жизни медаль. Она подошла к Председателю Президиума Верховного Совета СССР, смущенно улыбнулась, прикрывая пиджаком заметно округлившийся животик, и радостно пожала протянутую руку.
  - Поздравляю! - сказал Председатель, прикрепляя к левой стороне пиджака небольшую выпуклую медальку.
  Командиру Родионову за проявленное мужество адмирал Новосёлов подарил позолоченный портсигар, который Вадим с загадочной улыбкой на губах быстро спрятал во внутренний карман пиджака. Курить командир больше не собирался, просто со вторым памятным подарком так легко расставаться он не хотел.
  Ванька получил повышение и стал третьим помощником командира. На свадьбе Вадима и Алёнки, он познакомился со Светой. После долгих ухаживаний, парень всё-таки смог покорить строптивое сердце девушки.
  Через четыре месяца у Вадима и Алёны родился сын, а спустя два года - долгожданная дочка. Однажды по весне к Родионовым приблудился кот, поучивший кличку Васька, который осенью, удобно устроившись в коробке под батареей, родил трех пушистых котят.
  В трудные минуты, когда шторм бушевал не только в море, но и в душе, командир всегда знал, что дома его любят и ждут заботливая жена, непоседливые детишки и ласковая кошка Василина.
  
  
  Дорогой читатель!:) Если вы читаете эти строчки, то это может значить либо то, что вы прочли рассказ до конца, либо заглянули в конец, дабы узнать окончание (признаюсь, сама часто этим грешу). Но если вы всё же потратили своё время и прочли данное произведение полностью, прошу потратить ещё пару минут, чтобы написать свой отзыв. Мне важно знать ваше мнение и впечатления от прочитанного! Спасибо! :)

Оценка: 8.00*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"