Землянкин Анатолий Иванович: другие произведения.

Планета исполинов

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

  
  Анатолий Землянкин
  
  
  
  
  
  
  
  Планета исполинов
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   
  
   
  
  
  
  
  Планета исполинов
  
  Пролог
  На брифинге Ученого совета в Центре подготовки космонавтов было непреложно решено: отправить экспедицию к Омеге - бело-голубой звезде, причисленной к созвездию Кита, - в соответствии с планом действий. Возможность посыла звездолета с многочисленной командой на борту в далекую область Галактики обеспечилась трудом специалистов. Она же указала на внедрение значительных научных достижений. Об этом кратко рассказал председатель Ученого совета представителям средств информации, собравшимся в зале заседаний. В заключение он заявил:
  - Космический крейсер "Атлант" и экипаж корабля уже в полной мере подготовлены к долгому и трудному полету. Отправкой экспедиции займется организационный комитет. По предварительным данным, старт звездолета ожидается через четыре дня.
  Заявление привело в восторг сторонников космических полетов. Его ожидали с нетерпением уже восемнадцать лет. С того памятного дня, когда астрономы обнаружили у вышеупомянутой звезды сложную планетную систему, где вероятно появилась жизнь. Открытие достойно оценили правительства богатых государств и подписали соглашение о выделении средств на подготовку экспедиции к дальнему полету в космос. Деньги поступили на счета Центра подготовки космонавтов.
  По заданию Ученого совета конструкторы срочно разработали перспективный базовый проект космического крейсера "Атлант". Затем первоначальную конструкцию стали всесторонне обсуждать: одаренные студенты и ученые, инженеры, рабочие и техники и просто любознательные люди - сторонники полезной новизны. В Ученый совет посыпались предложения, наиболее ценные из них были учтены в проекте.
  После утверждения проекта к делу приступили технари и заработали станки с числовым программным управлением. На финишном этапе создания огромного чудо-корабля с небывало высокими параметрами стали подбирать команду из самых известных космонавтов. Этим скрупулезно занималась компетентная и строгая комиссия, которая проделала огромную работу: на каждую должность в экипаже притязала сотня кандидатов, обладающих множеством профессий. Самые достойные из них стали посланцами Земли.
  Центр подготовки космонавтов, вместе с оснащенным космодромом, навсегда разместились на Луне после создания на ней умеренно плотной атмосферы. И облик Селены изменился. За небольшие сроки люди построили дороги, мосты через горные ущелья, емкие водохранилища и разветвленную сеть туннелей. В этих подземных коридорах были проложены трубы с очень большим диаметром. По ним на затененную сторону Луны постоянно поступал излишне нагревшийся воздух. Туда же подавалась превращенная в электричество энергия от множества гелиостанций. Но, несмотря на повседневные работы, чистота окружающей среды находилась в идеальном состоянии. В первозданной прозрачной атмосфере не концентрировался смог, не виделись серые клубы - летучие продукты горения над безнадзорной трубой и даже рассеянная дымка от одиночного костра. Но вместе с этим предприятия Селены с замкнутым циклом производства, спрятавшись в ее недрах, выпускали первоклассную продукцию. На поверхности Луны колонисты возводили города, строили дворцы и санатории, разбивали сады и цветники. На плантациях всюду применялись передовая агротехника и искусственная почва.
  Космодром разместился на плато в окружении зеленых насаждений. Растения, доставленные сюда из экзотических местностей Земли, не дарили изысканных плодов, но обильно выделяли кислород и надежно очищали атмосферу. Полезные деревья и кустарники были удивительно красивы и радовали взоры космонавтов, собравшихся покинуть Землю. Экспедиции к другим мирам направлялись еще редко, потому перед убытием "Атланта" сошлось великое множество людей. Они запрудили площадь перед Центром подготовки космонавтов. По традиции, в зале заседаний ведущего учреждения отрасли состоялась пресс-конференция. Докладчик досконально рассказал о грандиозных планах экспедиции и массивной ослепительной звезде, более горячей, чем Солнце, к которой устремятся космонавты. Затем был представлен экипаж - сто шестьдесят человек - и назначен начальник экспедиции. Им стал знаменитый космонавт, уже бывавший в нескольких мирах, доктор технических наук академик Крылов Георгий Александрович. Сообщение об этом назначении встретили долгими овациями. В завершении пресс-конференции космонавты построились в колонну и направились к стартовой площадке космодрома. Расставшись навсегда с родными и знакомыми, они с достоинством взошли на борт и заняли рабочие места.
  После сигнала отправления заработал разгонный блок, который вывел корабль на орбиту и на огромных парашютах вновь опустился на Луну. По команде электронного мозга у "Атланта" одновременно включились шесть планетарных двигателей. Им вменялось вывести корабль за пределы системы астероидов между Марсом и Юпитером...
  Когда "Атлант" растворился в вышине, скопления людей переместились к гигантским обзорным экранам. Звездолет, набирающий скорость, виделся с отдаленного искусственного спутника пока еще отчетливо и за счет телескопических приборов казался необычно близким. Но постоянно удаляясь, силуэт "Атланта" уменьшался и превратился в крошечное пятнышко. Потом он сверкнул, словно искра, и исчез в хороводе звезд.
  
   
  Глава 1
  
  С момента старта промелькнул квартал. Уже растаял в отдалении Плутон, а диск животворного светила превратился в мелкую бусину желтоватого цвета. С дистанции десятка миллиардов километров Солнце едва отличалось от массивных соседних звезд незавидной теперь яркостью. Скорость звездолета возрастала и стала приближаться
  к световой. Вместе с тем в салоне корабля неуклонно замедлялось время. По бортовому хронометру продолжительность полета к цели и обратно укладывалась в три года. Но к великому горю людей на оставленной ими Земле пронесутся несколько веков. Ужасный парадокс времени будет вечно довлеть над космонавтами. Но, несмотря на драматизм, люди когда-нибудь изучат свою гигантскую Галактику.
  Конструкторы смогли предусмотреть, что даже в экстремальном положении космонавты будут в безопасности. Километровый корпус звездолета был покрыт бронированными плитами, так же, как рыба чешуей. Множество запасных плит хранилось в трюме корабля. Броня была необходима. Столкнувшись где-нибудь в пространстве с маленькой частицей вещества массой один грамм, звездолет неизбежно потеряет при субсветовой скорости целый килограмм массы. Встретиться может и булыжник - осколок бродяги-астероида, - и даже ядро кометы. Правда, габаритные тела представляли меньшую опасность, их нетрудно было обнаружить и уничтожить лазерными пушками.
  В соответствии с проектом звездолета, во внутрь основного корпуса остроумно вставили запасный с невиданными прежде свойствами. При пробое борта корабля от удара космического тела он за тысячные доли секунды плотно закрывал брешь. Был найден еще один ресурс, пресекающий утечку воздуха из салона звездолета: его дополнительный корпус изнутри всюду покрыли большими шестигранными ячеями, которые герметично закрывались и служили для хранения вещей, тяжелых скафандров космонавтов.
  Космонавты почти все запасы продовольствия в консервированном виде получили на Луне перед отправкой экспедиции в полет, а отменные свежие продукты им бесперебойно поставлял полноценный ботанический отсек.
  В нем за упрочненными стеклами, на особой искусственной почве взращивались овощи и ягоды. По соседству в гидропонных баках культивировалась водоросль хлорелла
  с высоким содержанием белков, жиров и углеводов. Из нее биороботы готовили здоровую и вкусную еду. Был в ботаническом отсеке и дендрарий - всеми любимый мини-сад с низкими полезными растениями. Он поставлял космонавтам особенно ценные плоды, необходимый кислород
  и, обеспечивая отдых, напоминал о покинутой Земле. Кроме запасов продовольствия, инвентаря и оборудования, огромного количества горючего, кибертехники и множества приборов, космонавты захватили в экспедицию научные
  и планетарные ракеты.
  Сборная команда звездолета из представителей разных государств делилась на несколько бригад. На разгонной стадии полета работала одна из них, остальные отдыхали в анабиозных камерах. Там биопроцессы в организме человека при искусственных условиях замедлялись в десятки раз. Каждый сотрудник экспедиции после шестимесячного сна старился только на неделю.
  Полет протекал благополучно. Мощный маршевый двигатель, сменивший в работе планетарные, действовал ритмично и надежно и не беспокоил экипаж. Точный электронный мозг контролировал работу агрегатов и с помощью множества приборов при малейшем отклонении от курса снова возвращал корабль на расчетную траекторию полета. В случае выхода из строя блоков электронного мозга в дело вступали биороботы. Даже без участия людей они могли легко произвести какой угодно ремонт на звездолете и управлять полетом.
  Команда санитаров-биороботов следила за здоровьем космонавтов, вручала им необходимые лекарства и готовила отдельную еду. В условиях большого ускорения людям было тяжело, а потому забота кибертехники представляла огромное значение. Только в период сна (суточный цикл
  в корабле сохранялся по аналогии с земным) ускорение
  несколько снижалось. При этом в любую минуту сменная тройка экипажа обязательно несла вахту и менялась через каждый час.
  На разгонной стадии полета дежурная команда корабля занималась звездной картографией. Каждый раз, оставив за кормой новый десяток миллиардов километров, космонавты делали съемку одних и тех же участков неба
  и замечали с удивлением, как меняется его вид. Впереди расположенные звезды как будто желали разбежаться и уступить дорогу кораблю, а находящиеся где-то в стороне неохотно двигались назад, чтобы в дальнейшем затеряться в гигантском пространстве Галактики. Изменения на всех снимках были, конечно, небольшими, но постоянными.
  
  Глава 2
  
  Георгий Александрович Крылов не спешил в анабиозную камеру. Он давно предполагал, что при субсветовой скорости полета могут последовать сюрпризы, и оказался прав. В середине второго квартала она стала максимальной, маршевый двигатель умолк; дальше корабль мчался лишь только по инерции. Мгновенно возникла невесомость, а следом нагрянула беда. Космонавты стали ощущать ничем необъяснимую тревогу. Во время сна их мучили кошмары. Лекарства, подавляющие страх, помогали лишь отчасти, но все ждали помощи от медиков, которые созвали консилиум, изучили проблему и сделали правильный вывод: страхи бесспорно вызваны невиданной прежде скоростью и утратой тяготения. Было решено увеличить дозы новых лечебных средств. Но врачи уповали на лекарства, а, как догадался академик, их помощи было недостаточно, чтобы решить проблему. Обратившись ко всем сотрудникам, Крылов остроумно предложил активно заняться спортом на специальных тренажерах и подолгу находиться в центрифугах, создающих небольшое тяготение. Правильность идеи подтвердилась уже через несколько недель. У космонавтов исчезла неуверенность, страх был подавлен на корню и они окрепли физически. Чтобы уберечься от травм, передвигаясь по салону звездолета, дежурные сотрудники обули специальные прочные ботинки с толстыми магнитными подошвами.
  Вторая бригада корабля вышла из анабиоза и после недельной адаптации сменила на дежурстве первую.
  Начальник экспедиции Крылов вместе с помощником Кассини - давним другом по полетам - находились
  в рубке управления и смотрели на обзорный экран. Возникшую на нем искру академик заметил первым.
  - Вам не представляется, профессор, что эта жемчужная звезда движется слишком быстро? - обратился он к помощнику.
  Кассини взглянул на монитор и возбужденно закричал:
  - Это вовсе не звезда, а космический корабль!
  - Да, действительно, корабль. И очень жаль, что нам не по пути: он явно улетает в сторону.
  - А они заметили нас - зажгли разноцветные огни! - довольно сказал Кассини.
  - Космос людей разъединяет, очень жаль, что нельзя определить, где находится их планета, - грустно промолвил Крылов.
  Но здесь космонавт не угадал. Рядом с огромным кораблем вспыхнул невиданный экран, размеры которого поражали - десяток километров в поперечнике. На экране мгновенно появились контуры нашей Галактики. Отливающая золотом стрела, возникнув в углу экрана, поплыла над ее ветвями и уперлась в неизвестную звезду. Гигантское желтое светило, окруженное россыпью планет, выплыло на первый план. На третьей планете звезды, как и на нашей Земле, но только гораздо раньше, возникла разумная жизнь. По изображениям людей - представителей высокого разума, с большими и выпуклыми лбами, появившихся на чудо-экране, было не трудно догадаться, что за плечами сверхцивилизации сотни миллионов лет. Снимки из истории планеты возникали и сменялись на экране с неуклонно растущей быстротой, но съемочный комплекс "Атланта", работая синхронно, успел зафиксировать все. Напоследок простившись фейерверком, гигантский космический корабль исчез в галактических просторах.
  Ученые "Атланта" сделали попытку изучить случайно полученные сведения. В этом неожиданно помог простой самоучитель языка представителей высокого разума. Небольшая золотистая стрела, порхая над предметами, как пчелка, замирала над каким-нибудь из них и тут же отчетливо звучало название этого предмета. На примерах движения людей, полета птиц и перемещения животных стрела называла действие. Певучий язык инопланетян был досконально расшифрован всего лишь за два месяца. После его изучения ученые радостно узнали, что космические братья по разуму передали им в формулах и схемах баснословный объем научных и технических знаний.
  
  Глава 3
  
  Сидя в рубке управления, Крылов и Кассини обсуждали события последних дней. В это время прозвучал гонг, объявивший на крейсере тревогу. Дежурный оператор сообщил ровным и спокойным голосом:
  - Прямо по курсу корабля на дистанции триллион километров обнаружено космическое тело с неслыханно огромной массой - два миллиарда Солнц. Невидимый космический объект больше нашего светила по диаметру только в десяток раз, что, конечно, говорит о чудовищной его плотности.
  - Это же черная дыра! - в ужасе воскликнули ученые.
  - Да, безусловно, это она, - хладнокровно ответил оператор. - Приняты решительные меры, объект всесторонне изучается. После обработки информации данные поступят на экран.
  Ожидание этого момента показалось ученым вечностью. Таинственные хищники космоса встречались чрезвычайно редко, абсолютно не были изучены и представляли экипажам звездолетов неотвратимо смертельную угрозу. С учетом собственной массы корабля и его феноменальной скорости, какую невозможно быстро погасить, опасность казалась исключительной!
  Астрономы давно обнаружили, что с поверхности некоторых звезд почему-то сдувается и куда-то бесследно исчезает материя. Летая по типичным траекториям вокруг центра тяжести Галактики, эти звезды утрачивали массу
  и уменьшались по диаметру. Затем обнаружили врагов этих неудачливых светил - чрезвычайно массивные объекты, прозванные черными дырами. Несмотря на чудовищную массу, дыры не заглатывали звезды, а словно слизывали с них материю. В исключительно редких случаях эти темные массивные тела порождали новые светила, выталкивая их из себя с очень большими скоростями.
  Условные минуты истекли, теперь на экране появились контуры черной дыры, полученные в инфракрасном освещении. Она походила на зонтик с пришитыми к нему шнурами, над ее гигантским куполом виделся второй поменьше.
  Ученые вздохнули с облегчением: зонтик космического хищника был сориентирован в пространстве почти вполоборота к расчетному курсу корабля. Это сулило безопасность и позволяло облететь объект по дуге, не особенно крутой, с малыми потерями энергии.
  - Нам необычайно повезло, мы отделались испугом! - возликовал Кассини.
  - Мы избежали гибели и можем танцевать канкан! - дополнил помощника Крылов.
  - Жаль, что нельзя проследить за ее необычным промыслом, - сказал с огорчением профессор.
  - Мне кажется, что встречная материя захватывается щупальцами, которые похожи на шнуры. Она вносится под большой купол, а затем поступает под малый. Там, постоянно уплотняясь и достигнув критической массы, фактически готовая звезда исторгается в пространство Галактики, - предположил академик.
  В рубку управления вошли капитан корабля Дуглас
  и его помощник Соколов.
  - Как она похожа на медузу! - удивленно воскликнул капитан, служивший когда-то моряком.
  - Все обстоит наоборот, - сразу возразил Крылов
  и пояснил ситуацию. - Наши земные медузы только по прихоти природы приобрели форму как у древнего космического хищника. Кстати, объекты охоты у них совершенно разные. Медузы выслеживают дафний, мелких жучков
  и клопов, мальков рыб. А гигантская черная дыра способна захватить любую встречную материю, мы сами едва не угодили в ненасытную ее утробу. И предназначение в природе у хищников космоса другое. Порождая новые светила, они перераспределяют материю в галактиках и очищают от пыли необъятные их пространства. В старых спиральных галактиках ее содержится мало. Это означает, что наша звездная система, в которой этого добра хватает, еще довольно молодая. Потому космические хищники будут заниматься своим промыслом еще десятки миллиардов лет.
  - А на что им придется нападать, когда пыли совсем не станет? - осведомился Соколов.
  - Даже в самых очищенных галактиках имеется доля пыли, которая возникает как последствие от вспышек новых и сверхновых звезд. Но эти явления не частые, поэтому черных дыр в нашей спиральной Галактике останется
  в будущем немного. Большая часть из них превратится
  в звездные скопления, - убежденно ответил академик.
  
  Глава 4
  
  С момента старта промелькнул год. На дежурство заступила третья бригада экипажа. Крылов удалился отдыхать, вся полнота власти теперь возлагалась на Кассини, который побывал в анабиозе на разгонной стадии полета.
  "Атлант" развернулся в пространстве за счет маневровых двигателей и летел дюзами вперед. Затем после долгого молчания заработал маршевый двигатель и началось торможение. Вместе с этим возникло тяготение, сначала оно было небольшим, но постепенно возрастало. В соответствии с планом действий двигатель работал в полсилы, чтобы подготовить экипаж к новым условиям режима.
  До завершения полета оставалось три месяца. В связи со своей яркостью Омега Кита виделась теперь как Солнце, если наблюдать его с Земли. Вокруг гигантского массивного светила двигались одиннадцать планет. Люди наблюдали на экранах их разноцветные тела и, мечтая о заманчивых экскурсиях, стали постепенно забывать о многочисленных опасностях, таящихся в космическом пространстве.
  Вдруг прозвучал гонг, предупредивший космонавтов, что не все потенциальные угрозы остались позади.
  Дежурный оператор сообщил:
  - Под незначительным углом к расчетному курсу корабля приближается масса вещества: астероидов, глыб
  и камней. Мелкие и средние из них разрушатся в пламени дюз, а крупные будут уничтожены залпами лазерных пушек.
  Затем начался беззвучный фейерверк (в безвоздушном космическом пространстве вечно царит тишина). Астероиды летели вразнобой, зажигаясь на долю секунды от ударов из орудий отдельными фонтанами огня (сгорал, конечно, выделяющийся газ). Многочисленные камни надвигались сплошным потоком. Распыляясь в пламени дюз, они осыпали звездолет недолговечным бисером. Грозный поток вещества начал уже редеть, но отдельные радужные вспышки и обширные прекрасные сполохи сопровождали звездолет несколько суток подряд...
  Капитан корабля Дуглас и его помощник Соколов вместе с профессором Кассини находились в рубке управления и обсуждали текущие дела.
  - Как дальновидно сконструирован, хорошо вооружен и надежен в любой обстановке наш космический крейсер! - восхитился Виталий Соколов. - Корабли устаревших типов не смогли бы пролететь здесь из-за угрозы гибели.
  - А теперь погибнут астероиды, столкнувшись с галактическим чудовищем. Вы, безусловно, наблюдали, как среагировал хищник на близкий пролет крейсера - начал вращаться в пространстве вокруг поперечной оси, чтобы схватить добычу и обеспечить завтрак. Он изготовился
  к атаке, но мы улетели далеко, нам не грозит опасность. Огромная масса астероидов мчится ему навстречу. Я считаю, что черная дыра - отнюдь не живое существо,
  а древнейший космический объект, состоящий из антивещества с неясными нам свойствами. Находясь в чужеродной среде и защищая свое существование, реликт приспособился захватывать материю в любом виде, чтобы затем ее сжимать и попутно извлекать пользу. При чрезвычайном давлении вещество постепенно раскаляется до миллионов градусов и начинается какая-то реакция. Затем, исторгая из себя практически готовую звезду, хищник что-то оставляет и себе. Возможно, что это энергия в еще не изученном виде или масса антивещества, - пояснил ситуацию Кассини.
  - Живой этот хищник или мертвый, но он приносит существенную пользу. Летящего навстречу вещества ему хватит на целый пир. Потом появится новая звезда, а пространство очистится от пыли, малых безжизненных планет и множества глыб и камней, - точно заметил капитан.
  - Но нам не надо забывать древнюю мудрую пословицу: "Если крокодил сожрал твоего врага, то это совсем не означает, что он стал твоим другом!" - с пафосом сказал Кассини, и космонавты дружно рассмеялись.
  Смеяться пришлось недолго. Снова прозвучал гонг
  и оператор сообщил:
  - Точно по встречному курсу движется ядро кометы. Оно неестественно большое - сотня километров в поперечнике. Вероятно, мы будем наблюдать зарождение невиданной кометы. Опасность состоит в том, что из этого гигантского ядра вылетают твердые осколки с необычайно большими скоростями. Бесспорно, в ядре происходит какая-то бурная реакция, и, наверное, возможен взрыв. ЭВМ предлагает вариант: атаковать ядро многочисленными залпами орудий. Периферийные удары наносить только в одну точку. Ядро либо сразу же взорвется, либо отклонится
  в сторону.
  После сигнала об опасности вспыхнули обзорные экраны, космонавты стали наблюдать за подозрительным объектом - копией гигантской бомбы. Но вскоре начавшийся обстрел рассеял возникшую тревогу. Уже через
  несколько минут из обреченного ядра вырвался поток газов, оно превратилось в комету. В сопровождении пышного хвоста новорожденная стала удаляться от намеченного курса корабля. А людям оставила на память отличные фотоснимки.
  - Выходит, мы не просто наблюдатели зарождения невиданной кометы, но словно ее крестные родители и одновременно спасители: без нашего быстрого вмешательства эта сердитая особа разбилась бы на мелкие куски или попала бы на обед к гигантскому космическому хищнику! - резюмировал событие Кассини.
  - Вероятно, через многие века она, как жемчуг, украсит небо какой-то обжитой планеты, - сказал в дополнение Дуглас.
  Разминувшись с новоявленной кометой, космический крейсер оказался уже во владениях Омеги, а маршевый двигатель умолк. "Атлант" развернулся в пространстве
  и дальше летел по инерции. Ученые стали наблюдать за планетами яркой звезды. Ближние спутницы Омеги очень походили на Меркурий и не имели атмосферу, а самые далекие из них были словно копия Юпитера и не могли служить колыбелью жизни. Космонавты направили "Атлант" к пятой планете от светила, большей, по сравнению с Землей, и окруженной плотной атмосферой. Они впоследствии хотели посетить и скромную ее соседку, более близкую
  к Омеге и немного превышающую Марс. Она по форме похожая на грушу и состоящая из двух материков, прижатых
  к общей полярной шапке, и большого голубого океана, уподобившись красавице, украсила себя ожерельем из высокого горного хребта. В этот протяженный массив входило множество плато и скал. В ярких лучах Омеги покрытые снегом вершины переливались драгоценными камнями. Модницу назвали Гранадой, а ее соседку - Антинеей.
  Космонавты вскоре убедились: пятая спутница Омеги - почти антипод Земли. Она отличалась массой, плотной и огромной атмосферой и двумя полярными шапками. Даже южная, меньшая из них, была по площади больше Антарктиды. Пять гигантских континентов, покрывшихся горными цепями и разделенных узкими проливами, чудовищные массы ледников и единственное внутреннее море обуславливали жесткий климат. И притяжение планеты резко отличалось от земного. Стокилограммовый человек весил на ее поверхности на сорок килограммов больше,
  и это постоянно угнетало. Потому из экипажа космонавтов выбрали в десант на Антинею самых сильных, ловких
  и выносливых.
  Небольшая межпланетная ракета доставила людей на Антинею и стала им надежным домом. Обширные окрестности ракеты защищались силовым полем от возможной атаки хищников, мощные лазерные пушки зорко стерегли небо. Специальная крылатая ракета летала в беспилотном режиме. Она зондировала водные глубины и занималась картографией планеты. Космонавты не забыли захватить
  и надежный самоходный батискаф для глубокого изучения моря и проливов. Малочисленный десант на планету возглавил Виталий Соколов. Этот могучий человек, несмотря на большое притяжение, чувствовал себя уверенно и являл пример для остальных.
  Удачно приземлившись на планету, космонавты стали изучать газовый состав нижнего слоя атмосферы. Кислорода оказалось маловато - как на вершине Эльбруса, но в значительном количестве имелись углекислота и водород, а также инертные газы: гелий, аргон и неон. В целом атмосфера Антинеи, по сравнению с земной, отличалась меньшей прозрачностью, но видимость была достаточной.
  Скромная флора побережья состояла из лишайников, мхов, плаунов, хвощей и папоротников. Низкий искореженный кустарник рос в стороне от воды, занимая значительные площади. Невысокие корявые деревья, сходные
  с елями и соснами, составляли леса и перелески. Как оказалось позже, скудный растительный покров занимал лишь часть суши, на которую редко проникал влажный морской воздух. Наземная фауна планеты не вызывала интереса. Она состояла из червей, мелких улиток и слизней, хищных жуков и многоножек, крупных медлительных крабов, закованных в тяжелые доспехи, небольших песчаных черепах
  и метровой длины ящериц. Космонавты не нашли млекопитающих, самых примитивных динозавров и даже их далеких предшественников. В воздухе, естественно, не слышалось звонкого пения птиц: их на планете не было.
  Но морские фауна и флора поражали невиданным богатством. Косяки всевозможных рыб от самых маленьких, почти неразличимых, до размеров кашалота заполняли средние глубины по соседству с массивом водорослей. Разноцветные растения непролазных подводных джунглей прятали армаду хищников, зорко следящих за добычей. Внешностью похожие на скатов, акул, мурен и барракуд, но заметно крупнее, они были исключительно прожорливы. По прогалинам в подводных джунглях проносились со скоростью торпед (за счет водометных органов) ненасытные гигантские кальмары. Неотступно преследуя добычу, каждый такой охотник обычно всегда настигал ее среди водорослей или на поверхности воды. Атаки чудовищных рептилий, как правило, всплывающих попарно из неведомых морских глубин, вызывали безудержную панику
  у множества подводных обитателей и заставляли исчезать в спасительных дебрях водорослей.
  Дно неглубоких заливов и многочисленные отмели были надежной вотчиной всевозможных морских звезд, брюхоногих и двустворчатых моллюсков, крабов, каракатиц и креветок. Там же между каменными глыбами и разноцветными кораллами прятались ежи и голотурии, крошечные рыбки-прилипалы и пугливые морские коньки. За пределами заливов, рядом с бездонными глубинами, громоздились подводные хребты. В пещерах и ущельях этих гор стерегли добычу скорпионы - морские ядовитые создания, древние панцирные рыбы и прожорливые спруты - властители местных вод. В верхних слоях водоема господствовали пресмыкающиеся с рыбообразным телом - свирепые и вечно ненасытные. Эти крупные стремительные хищники нападали на всяких рыб и как будто никого не боялись. Но и у таких чудовищ имелись враги, только не очень заметные - медузы. Мелкие виды этих хищников охотились на дафний, веслоногих рачков и небольших рыб.
  А вот гигантов, способных достигать величины футбольного поля, но сходных с колонией водорослей и потому незаметных, привлекала крупная добыча. Эти ядовитые создания могли проникать вглубь и охотиться на молодь пресмыкающихся.
  Изучение таинственной планеты - антипода обжитой Земли - с помощью точных приборов постепенно приблизилось к концу. Все тридцать минувших суток преобладала отличная погода. Лишь слабый прохладный ветерок теребил аквамариновую воду, образуя серебряную рябь, да у самой границы горизонта плавно и красиво проплывали вереницы прозрачных облаков. Но после завершения работ погода очень быстро изменилась. От внезапно взъярившегося ветра по просторам моря покатились просто чудовищные волны тридцатиметровой высоты. Темные, как ночь, тучи налетели с небывалой быстротой и разрядились водопадами воды и ослепительными молниями. Сила урагана составляла по показаниям приборов больше двадцати баллов. Подобную бурю на Земле люди никогда не отмечали. А космонавтам лишь случайно подфартило: завершив свои научные работы, они вовремя спрятались
  в ракете от неистовой злобы урагана, затем стартовали на орбиту.
  Начальник экспедиции Крылов уже вышел из анабиоза и даже успел адаптироваться. По возвращении десанта
  и обработки научной информации при его активном участии состоялось совещание. После обсуждений итогов работ на Антинее Георгий Александрович сказал:
  - Омега - более горячая звезда в сравнении с нашим Солнцем и значительно его моложе. Поэтому жизнь на Антинее удивительно похожа на земную в начале пермского периода палеозойской эры. Посетив молодую планету, мы увидели прошлое своей, отстоящее от нынешнего времени почти на триста миллионов лет. И несмотря на дефицит воды, у Антинеи есть будущее. Поглощая углекислый газ и выделяя кислород, растения в дальнейшем создадут сходную с земной атмосферу, которая с годами посветлеет и очистится от вредных примесей. Высокий радиоактивный фон на Антинее подтверждает наличие урана. Этот факт говорит о том, что планета постепенно разогреется. Нынешние десять градусов в окрестностях единственного моря, безусловно, превратятся в тридцать пять. Одновременно, конечно, сократится площадь полярных шапок, а с множества высоких гор сползут и растают ледники. Это, естественно, повысит уровень воды в проливах между всеми континентами, они станут огромными морями. За миллионы лет сгладятся горные хребты, флора завоюет всю планету, обеспечив развитие фауны. Возможно, наши далекие потомки обнаружат когда-нибудь на обновленной Антинее обладающих разумом существ. А наша миссия уже завершена, мы улетаем на Гранаду. Показания приборов говорят, что на этой спутнице Омеги возможна более развитая жизнь.
  
   
  Глава 5
  
  Перелет на соседнюю планету оказался совсем недолгим. Вскоре огромный звездолет, занимая высокую орбиту, снова превратился в базу. Космонавты разыскали с помощью оптических приборов место посадки для ракеты и готовили большой десант. С учетом такого намерения выбрали из полного набора разных летательных машин, взятых с собой в экспедицию, наиболее вместительную. Они крепились на консолях и опоясывали звездолет, как патронташ охотника.
  Гранада вызывала интерес своей необычной формой и наличием горной цепи, взявшей ее в окружение. Всю удлиненную часть северного полушария планеты занимали два материка, разделенные широкими проливами. За пятьсот километров до полюса они соединились перемычкой и украсились полярной шапкой. Остальную территорию Гранады занимал гигантский океан.
  Полярная шапка планеты была значительно меньше Антарктиды и целиком разместилась на плато километровой высоты. Она покрылась вечными торосами и сугробами нетающих снегов; над ними горделиво возвышались острые зазубренные скалы. У самого полюса Гранады громоздились складчатые горы, сверкающие грозными вершинами и отшлифованным верхом ледников. На южной окраине плато по соседству с вечными снегами находилась глубокая впадина, пропаханная массой ледников, сошедших с гор за многие века. На приглаженном льдами дне этой природной котловины, в пяти километрах от обрыва как раз и обнаружили площадку для приземления ракеты.
  Посадка получилась безупречной. Уже на следующий день десантники, добравшись до обрыва, получили возможность любоваться прекрасными пейзажами Гранады. Атмосфера загадочной планеты на такой огромной высоте оказалась удивительно прозрачной и к радости людей здоровой: без наличия опасных газов, вредных бацилл и вирусов. Воздух был пригоден для дыхания без предварительной очистки, но заметно отличался от земного большей долей кислорода и его попутчика - озона. Внизу под огромным обрывом на много километров простиралась покрытая зеленью тундра, переходящая на юге в лесотундру. Синие блюдца озер, отдельные пологие холмы и бурые прогалины болот разнообразили пейзаж большой приполярной долины. Напротив места нахождения людей, но только на заметном отдалении, виделся дремучий лес.
  Откинув за спину колпаки надоевших космических скафандров, переминаясь от легкого морозца и щурясь от слепящих лучей гигантского местного светила, космонавты пытались обнаружить с помощью оптических приборов местных разумных обитателей. И вскоре на просторах тундры были замечены охотники с копьями, луками и стрелами. Они осторожно продвигались в сторону большого озера, местами покрытого кувшинками, островками рогоза
  и куги и окантованного чащей лозняка (все водные растения и прибрежный кустарник были так похожи на земные, что казались их копией). Рослые, словно на подбор,
  и в стандартных кожаных одеждах туземцы, бесспорно, представлялись членами одной семьи.
  Назначенный начальником десанта профессор Кассини заявил:
  - Находясь на орбите Антинеи, которая могла бы поместиться в нашей солнечной системе между Сатурном и Ураном, мы с академиком Крыловым считали, что встретим и в море, и на суше этой молодой планеты простейшие формы жизни. Так оно и оказалось. А вот Гранада отстоит от Омеги на значительно меньшем расстоянии, чем Юпитер от Солнца. Это вселяло надежду, что мы обнаружим на ней более развитую форму жизни. И она в полной мере оправдалась. Нами замечены люди. Судя по их оружию, жители каменного века. Нам следует войти в контакт с первобытными охотниками, познакомиться с их бытом и легендами. Действовать нужно осторожно. Ракеты, вертолеты
  и оружие будем применять только в особых случаях, чтобы не пугать туземцев, а передвигаться по долине - пешком. Но до замеченного спуска к ней маленькая группа разведчиков, облачившись в легкие скафандры, доедет на аэросанях.
  Для такого важного задания мы выберем лучших кандидатов; остальные участники десанта станут досконально изучать открытую вчера пещеру с активной циркуляцией воздуха. Нижние его слои устремляются куда-то
  в глубину, но верхние, у свода пещеры, движутся навстречу им. Предположительно подземный коридор ведет к основанию плато. Возможно, что мы сможем одолеть пока неизвестные трудности и проникнуть в приполярную долину этим укороченным путем.
  Отправиться в заманчивый поход жаждали все без исключения, но после продолжительных дебатов выбрали самых подходящих. Ответственным за действия разведчиков был назначен Алексей Вьюгин. Житель сибирской лесотундры, известный геолог и палеонтолог, он превосходно соответствовал своему назначению. В группу разведчиков вошли: бразилец Реджинальд Кларк (или просто Радж) - известный археолог и ботаник, француз Жан Феррано - знаменитый на родине зоолог и непревзойденный врач,
  а также Робертино Спагетти из Италии (он же Роберт, или Макарон) - радист, механик и лингвист.
  После беседы с Кассини разведчики отправились
  в дорогу. Большую часть пути - семьдесят пять километров - они проехали свободно. Полозья аэросаней легко
  и бесшумно скользили по недавно выпавшему снегу. Его пушистая приглаженная лента километровой ширины, лежащая по-над обрывом, имела сходство с припорошенным катком и не таила угроз. Но на семьдесят шестом километре местность значительно понизилась, снежный покров изменился. После недавней оттепели он здесь превратился
  в наст - серый и какой-то ноздреватый. Появились углубления, кочки и целые поля льда. Праздно настроенные люди не придали этому значения и были немедленно наказаны. Внезапно раздался треск и, разрушив ледяной покров, аэросани вместе с экипажем ухнули в подземную каверну
  с трехметровой высоты. Разведчики при этом уцелели, отделавшись легкими ушибами, но полозья аэросаней неожиданно сломались пополам. Такого не должно было случиться: литые из титанового сплава, в расчете на значительный удар, они имели изначально невиданный запас прочности. Так почему же он быстро улетучился: от мощной радиации или магнитного поля планеты?
  - Роберт, докладывай Кассини о нежданно случившейся аварии и досконально выясни: как нам действовать дальше? - обратился к Спагетти Вьюгин.
  - Это - в один момент, - уверенно бросил итальянец. Но уже через несколько минут он жалко и надгробно произнес: - Рация вышла из строя, связь с кораблем прервана.
  - Проверь запасное питание, - сказал Реджинальд Кларк.
  - Батареи полностью разряжены, - отозвался вскоре итальянец. - Очевидно, в условиях Гранады они просто не пригодны для работы.
  Заранее предвидеть такое, конечно, никто не мог,
  и космонавты поначалу растерялись.
  - Давайте обсудим положение, - предложил через минуту Жан. - Вы, безусловно, заметили на полозьях аэросаней какую-то розовую ржавчину. Но пока наш транспорт находился под защитой силового поля, ее и в помине не было. Считаю, что приборы и машины без наличия этой защиты и применения особых сплавов, таких же, как
  в космических хронометрах, не смогут работать на Гранаде. Теперь мы должны определиться: либо выполнить задание без наличия транспорта, либо вернуться назад. К такому развитию событий экспедиция нисколько не готова, но планету нужно изучать, поэтому я считаю, что следует направиться вперед. Давайте выслушаем мнения всех,
  а итог подведем по большинству. Голос старшего группы должен быть приравнен к двум.
  Такое предложение зоолога устроило всех первопроходцев, и после коротких дебатов они решили продолжить путь. Убедившись в исправности оружия и сложив в полевые рюкзаки продукты питания и вещи, люди выбрались из ямы на поверхность. Чтобы опять не угодить в какую-то другую каверну, они осторожно обошли все заледенелые места на нехоженой дороге и двинулись в прежнем направлении.
  Посеревшая снежная лента, скрипящая под ногами, теперь не вызывала эйфории, как было в начале пути, и уже казалась бесконечной. Лишь редкие бесснежные места да низкие пологие холмы нарушали ее однообразие. За тусклой полоской наста с левой стороны громоздились высокие снежные сугробы, бесчисленное множество торосов и обломки разрушенных скал. Но справа маячил абрис вечно обнаженного обрыва. Теплые воздушные потоки, постоянно поднимаясь из долины, устойчиво сдерживали натиск суровой полярной шапки. А под обрывом начиналась ярко цветущая тундра и зароняла надежду на успех.
  Местность устремилась под уклон, наст окончательно исчез, появилась каменистая тропа, проторенная какими-то животными. Местами она поднималась на плоские давнишние морены, состоящие из глины и камней, - немых свидетелей исчезнувшего глетчера. Из-за весенней распутицы дорога там была непроходимой; морены пришлось обходить, поэтому скорость движения замедлилась.
  До наступления сумерек было пройдено лишь двадцать километров (так показали приборы). А ночь неумолимо приближалась, разведчики устроили привал. Разложив на возвышении костер из брикетов сухого горючего
  и закусив подогретыми консервами, они намеревались отдохнуть. Но царящая повсюду тишина оказалась совсем недолгой. На долину надвинулся туман, оттуда стали доноситься визги, рычания и рев, и людей охватил ужас. Несомненно, у подножия обрыва рыскали бесчисленные хищники, и разведчики были начеку. Каждый из смелой четверки, охраняя своих друзей, дежурил у костра по часу.
  С приходом желанного рассвета разведчики двинулись вперед. Они спешили разыскать спуск к манящей
  и пленительной долине. Местность продолжала понижаться, но последние восемь километров до него выдались особенно тяжелыми из-за скользких глинистых колдобин, ворохов сыпучего песка и множества массивных валунов. Спуск оказался крутым, путники в момент сообразили, что они вчера напрасно беспокоились: любой плотоядный зверь не смог бы забраться на плато. И только винторогие бараны легко покоряли кручу после утренней кормежки и подолгу находились в безопасности на просторных ее террасах. Первопроходцы смотрели вниз и изучали местность. Из-под основания плато вытекало множество ручьев. Сливаясь между собой, они быстрыми игривыми потоками устремлялись в неведомую даль. Буроватая и голая земля пролегала под обрывом полосой и налево, и направо от разведчиков до самого предела видимости. За гранью безжизненной почвы в сторону знойного юга зеленела высокая трава вперемежку с красивыми цветами.
  Француз, итальянец и бразилец были озадачены пейзажем. Радж обратился к Вьюгину:
  - Я - проверенный ботаник, но никак не могу сообразить, почему же растительность долины разместилась таким образом? У основания плато ее вообще нет, но за голой полоской земли растет изумрудная зелень. А вот ближе к границе горизонта раскинулись бескрайние болота, местами чередуясь с перелесками.
  - И куда же, собственно, исчезли замеченные нами люди? - едко спросил Роберт.
  - И где же те полчища зверей, рев и рычание которых не давали нам спать? - добавил к сказанному Жан.
  - Эту долину населяют люди каменного века, - стал объяснять Вьюгин. - Имея ненадежное оружие, они прячутся по ночам в укрепленных и вместительных пещерах от разных опасных хищников. Природные жилища находятся в основании плато. С наступлением поздних сумерек люди закладывают вход в каждую пещеру-спаситель-ницу огромными тяжелыми камнями, а в оставленном узком проходе жгут до утра костер. Самые надежные жилища у них, безусловно, постоянные, где они растят детей. Большинство плотоядных зверей ищет добычу по ночам,
  а люди - на утренней заре или при ранних сумерках. Мужчины приносят домой животных, добытых на промысле, женщины готовят пищу по соседству с жилыми пещерами, а дети резвятся возле взрослых. Поэтому флора уничтожена лишь у подножия плато. Почему она скудна вдали у границы горизонта? - также несложный вопрос. Вы, естественно, заметили, что все без исключения ручьи непременно сливаются в потоки и образуют в дальнейшем речки. На гладкой, как стол, равнине течение замедлилось, отсюда возникла заболоченность. Куда подевались звери? - задал вопрос Жан. Уверен, что крупные хищники выбрали для логова пещеры, а мелкие прячутся в траве. Но разные жвачные животные, насытившись сочной зеленью, торопливо удалились от обрыва и от извечных врагов. Теперь они, возможно, отдыхают за высокими холмами у болот, где и безопасно, и прохладно.
  - Ответы удивительно просты, а мы бессмысленно ломали головы, - язвительно заметил Макарон.
  - Выходит, люди где-то рядом? - предположил зоолог.
  - Это, наверно, так, но наша непреложная задача - впредь соблюдать осторожность. Мы ничего не знаем о туземцах. Возможно, они мирные люди, но, может быть, воинственные, тогда неизбежен конфликт. Поэтому на всякий случай распакуйте полимерные щиты, - подытожил беседу Вьюгин.
  Каждое защитное устройство из прочных искусственных волокон походило на складной веер, окаймленный титановой пластинкой. При весе четыреста граммов надежный и удобный щит мог обезопасить человека от удара тяжелым копьем, бумерангом или заостренным дротиком.
  
  Глава 6
  
  Разведчики спустились с кручи по прочной нейлоновой лестнице. Первым внизу оказался бразилец Кларк. Он занял удобную позицию и пристально смотрел по сторонам, но обстановка была спокойной. Его друзья спустились беспрепятственно. После недолгой передышки разведчики направились на запад с расчетом найти пещеру - жилище местных людей.
  Примерно через пять километров началась каменистая гряда, образованная древним оползнем. Поднимаясь кверху по тропе, путники заметили людей, стоящих на выступе обрыва. Один наблюдал за ними, а другой движениями рук посылал какие-то сигналы. Он, безусловно, сообщал о появлении пришельцев. Вскоре поднявшись на гряду и обойдя огромные обломки низвергнутой вниз породы, путники увидели и тех, кому посылались сигналы. Рядом с широким навесом толпилось с полсотни человек. Украшенные охрой лица, примитивное оружие - луки, дротики и стрелы - выдавали в них жителей пещер - охотников каменного века. Большие маховые перья местных плотоядных птиц украшали пышные прически, поэтому головы мужчин казались заметно удлиненными. Высокие, как будто на подбор, с очень широкими плечами, с сухощавыми, но мощными руками и явственно поджарым животом, охотники, бесспорно, обладали огромной физической силой.
  Стоящий немного впереди с горделивой осанкой человек бросил на землю оружие и направился в сторону разведчиков. Остановившись метрах в десяти, он начал разглядывать пришельцев. Важная внешность незнакомца, его смелый пронзительный взгляд и три маховых пера в прическе однозначно выдавали в нем вождя (он одновременно являлся и главой многочисленного племени, и военным предводителем, а все боеспособные охотники считались его воинами). Придя к определенному решению, вождь поочередно указал правой рукой на себя и на родную землю, коснувшись ладонью лба и области груди напротив сердца, трижды величаво поклонился и стал терпеливо ожидать.
  Скопировав жесты вождя, Вьюгин указал рукой на небо и вызвал возглас удивления у молчаливых воинов. Их горделивый предводитель, вновь поклонившись пришельцам, показал выразительным жестом двигаться вслед за ним и направился в сторону пещеры.
  Под давлением полярной шапки стремящаяся вверх вода прорыла в основании обрыва за миллионы лет множество извилистых туннелей, сказочно красивых гротов
  и всевозможных пещер. После древней природной катастрофы толстые пласты породы повсеместно отделились от плато и обрушились вниз. Ставшие доступными пещеры впоследствии были заняты людьми.
  Направившись следом за вождем, разведчики вскоре оказались в обширном естественном зале, созданном по прихоти природы и только лишь украшенном людьми. Два гладких подземных коридора отходили от него горизонтально в сторону полярной шапки. Где-то в безвестной дали в сводах природных туннелей были пробиты отверстия для умеренной вентиляции. Воздух в подземных помещениях всегда оставался свежим, и дышалось удивительно легко.
  Внушительных размеров печь из глины, песка и валунов занимала середину зала. Она использовалась в осенние холода, так как зимы в долине не бывало. В угоду неожиданным гостям печь растопили неурочно. По распоряжению вождя, женщины готовили шашлык, нанизав куски мяса на огромные колючки неизвестного растения. Во вместительном котле из обожженной глины кипел ароматный суп.
  Когда приготовили еду, воины внесли в зал длинные тяжелые столы, увитые затейливой резьбой, и пару десятков стульев, склеенных на шипах. Вождь, лекарь и шаман, а также помощник вождя заняли средний стол, за другими разместились гости и двенадцать старейшин племени. Только самые ответственные лица, сидящие за главным столом, имели в своих прическах по три маховых пера, остальные лишь по два. Рядовые воины ели в других местах, голову каждого из них красило одно перо. После отменного обеда и распития красного вина - перебродившего пальмового сока - вождь знаком предложил гостям направиться следом за шаманом.
  По пути к высоченной загородке, сделанной из прочных жердей, разведчики смогли увидеть многих жителей пещер. Они непринужденно пировали около больших костров. По всему было видно, что крепкие местные люди не страдают от голода. По их звонким и веселым голосам как-то невольно представлялось, что у многотысячного племени нет никаких проблем. Но разведчики быстро обнаружили, что в местном сообществе людей на каждого мужчину приходятся три женщины. Этот тревожный факт указывал на скрытую беду.
  Двадцать могучих воинов во главе с помощником вождя Метаксой привели шамана и гостей к высокой
  и прочной загородке и ушли по своим делам. Разведчики смотрели с удивлением на представителей особого отряда и его начальника. Воины саженного роста уходили так быстро и легко, что казались невесомыми. Метакса, более сильный и высокий среди своих подчиненных, выглядел настоящим феноменом.
  Шаман закрыл ворота изнутри огромным тяжелым засовом и, обеспечив безопасность, повел новоявленных гостей к причудливо украшенной кибитке. Она состояла из жердей, обтянутых высушенными шкурами. Знаком показав им, что они могут отдыхать, шаман степенно удалился.
  Разместившись на пушистых шкурах, заботливо разложенных на лавках, разведчики начали беседу. Первым высказался Радж:
  - Нас встретили как званых гостей, но это ничего
  не означает. Вы, естественно, заметили, какие туземцы гордые. И перед нами - пришельцами из космоса - у них отсутствует страх. Возможно, на планете существует высокоразвитая раса, известная местным жителям. Не следует также исключать посещения Гранады в прошлом какими-то гуманоидами с невиданно высокими знаниями. Безграмотные жители пещер считали их, естественно, святыми, но что они думают о нас - пока ничего не известно. Нам следует быть осторожными.
  - Я согласен с такими аргументами и желаю добавить от себя, - бойко промолвил Жан. - Вы, безусловно, заметили, как точно подогнаны столы, лавки, этажерки
  и стулья. И все - без единого гвоздя. Как будто изготовлены на фабрике?! У туземцев отличный клей. Возможно, на нашей Земле ему не имеется аналога. Склеенные чаши
  и кувшины, даже котлы, сошедшие с гончарного круга, умело украшены цветами, точным и затейливым орнаментом. Для людей каменного века - подозрительно большое достижение. Как будто их кто-то обучил? Но меня как врача пугает малое количество мужчин в таком многолюдном племени. В этом есть какая-то угроза. И чтобы не влипнуть в переплет, нам нужно находиться начеку.
  - Туземцев усмирим бластерами, - хвастливо заметил Макарон. - Пара разбитых валунов на глазах у тысячи охотников расставит все мгновенно по местам.
  Роберт рассчитывал на силу и, имея вспыльчивый характер, часто допускал ошибки.
  - Ты, коллега, наверно, позабыл, что оружие мы можем применять только в особых случаях. Крылов и Кассини не погладят нас по голове за нарушение инструкции, - напомнил ему бразилец.
  - Радж, безусловно, прав! - убежденно заметил Алексей. - Не следует пугать туземцев без веских оснований. Мы не желаем им зла. Для них настоящая угроза - высокая степень радиации, пагубно влияющая на наследственность, вызывая необратимые мутации. С одной стороны, рост и могучее сложение, но вырождение - с другой.
  - Радиация здесь давно, но люди все-таки не вымерли и у них превосходный вид, - здраво возразил Жан.
  - У меня сложилось впечатление, что бравые жители пещер вовсе не хозяева Гранады, а как и мы, гости, доставленные кем-то на планету в довольно отдаленную эпоху.
  И те, кто поселил их здесь, по-видимому, очень торопились. Обратите внимание на то, как трудно жителям пещер заготавливать топливо. Даже до ближайшего леса многие десятки километров. Доставка фруктов, орехов и грибов - тоже неудобная задача. Так почему же тогда не поселиться у подножия скалистого хребта, где в избытке запасы топлива и изобилие плодов? Возможно, там нет главного - надежных и вместительных пещер, - ответил на это Алексей.
  - Узнать бы их загадочный язык, тогда бы все объяснилось, - мечтательно промолвил Макарон.
  - Давайте подлижемся к шаману, чтобы научиться языку. Он здесь известный человек, многое может рассказать, - подбросил идею Радж, и с ним согласились все.
  Перед началом сумерек служитель культа позвал их
  к себе. Его жилищем был вместительный шатер с длинной наклонной пристройкой. Шаман начал встречу со знакомства. Себя он назвал Хафра. Трижды свободно повторив имя каждого пришельца, довольный служитель культа пригласил разведчиков на ужин. После приема пищи он стал называть различные вещи и предметы на языке племени.
  В свете неяркого костра виделись всякие изделия из дерева, камня и кости. Там были топоры и бумеранги, бурдюки из кожи для вина, легкая, но прочная обувь, колчаны с наборами стрел, дротики, копья и рубила. Шаман называл предметы, а разведчики повторяли сказанное. Закончив вступительный урок, служитель культа церемонно поклонился и затем сопроводил их к месту безопасного ночлега.
  Поутру следующего дня дозорные воины доставили тяжелый керамический котел с уже подогретой пищей. Старший отряда передал ценный подарок вождя - корзину с целебными плодами. Вкусом они походили на гибрид земляники и крыжовника, но были крупнее апельсина. Привлекая внимание шамана, Вьюгин показал рукой на обширное безлесное пространство, видное в дверном проеме, а потом на экзотические фрукты. Хафра лукаво ухмыльнулся, затем принес из кладовой коробок с минеральной краской и мех какого-то животного. Маленьким куском охры он провел горизонтальную черту на отлично выделанной шкуре, соединил ее концы другой, а рукой показал на светило. Следом шаман нарисовал очень смешного человечка и показал на пальцах, как он будет без отдыха шагать от занимавшейся зари до захода Омеги. Под горизонтальной чертой и правым концом дуги появился маленький квадрат - указатель нахождения убежища. Хафра поднял руку с растопыренными пальцами. Разведчики, конечно, догадались: чтобы добраться до плодов, нужно сделать полдесятка переходов.
  В последующие дни наставник продолжил обучение. Уже через две недели Вьюгин, Кларк и Феррано стали неплохо понимать, о чем им рассказывал шаман, а способный лингвист Спагетти подолгу беседовал с ним. Роберт с сожалением узнал, что в конце весны, во время большого торжества, все без исключения разведчики обязаны выбрать жен в соответствии с местными обычаями и наравне с воинами племени...
  По мере приближения праздника туземцы становились веселей. Они привольно пировали у костров и распевали песни. Но ошеломленные разведчики были, естественно, встревожены и пытались найти выход из создавшегося положения. Однажды, возвратившись от шамана
  и рассевшись на коврах из шкур каких-то огромных хищников, они задумались о будущем. Молчание нарушил Вьюгин:
  - Наш разговорчивый наставник знает историю племени и сохраняет традиции. Он рассказал вчера, что в пору его детства на каждого мужчину племени приходились две женщины. Но с тех пор положение ухудшилось. Хафра, конечно, понимает, что уменьшение количества мужчин угрожает катастрофой для всего местного сообщества.
  В грядущей беседе с духами последнее слово, естественно, останется за ним. Что сообщит шаман своим соплеменникам и нам, - ясно уже сейчас. Жан, твое необычное предчувствие, к сожалению, тебя не подвело, мы влипли в жестокий переплет! Но есть возможность улучшить положение за счет своевременного бегства. Сейчас же давайте решим, когда совершим побег и в каком направлении? Убраться по старому пути нам, безусловно, не позволят. Он под наблюдением туземцев.
  - Но как нам смотаться от шамана? Я уверен, что он соглядатай и пристально следит за нами, - озадаченно бросил Жан.
  - А если мы его перехитрим! - дерзко сказал Радж. - Вы, наверное, заметили, что толстые жерди загородки обвязаны крепкими лианами только в двух местах. В послеобеденной завтрашней беседе задавайте главе культа самые различные вопросы. Но чтобы не вызвать подозрения, уделите особое внимание ритуалу выбора жен. А я, сославшись на усталость, сразу отправлюсь отдыхать. Используя выгодный момент, подползу незаметно к загородке и перережу нижнюю обвязку в нескольких местах подряд.
  - Это хорошая уловка, но нужно действовать смелее, - вступил в разговор Роберт. - Послезавтра у туземцев праздник, нас пригласили на него. В этот день с утра
  и натощак мы двинемся следом за шаманом к главной резиденции вождя, в соответствии с местными обычаями. А после заклинания духов, нас ждет не обед, а пир с обильным возлиянием вина. Поэтому последующая ночь будет самой удобной для побега. Мы свяжем служителя культа и затем под прикрытием тумана поспешим к охотничьей тропе, чтобы оторваться от погони. А где начинается она, выясним в праздничный день. О побеге туземцы узнают только следующим утром, но мы будем уже далеко.
  - Если тропа ведет на юг, то как же нам подняться на плато, чтобы вернуться к ракете? - забеспокоился Жан.
  - Я узнал сегодня у шамана о священной пещере духов, - продолжил рассказывать Спагетти. - Она постоянно дышит. Вдыхает теплый воздух тундры, но выдыхает - ледяной. По словам главы культа, люди боятся духов и приносят подношения пещере. Она находится на западе в двух днях пути. Перед нашим отправлением в разведку была обнаружена пещера с активной циркуляцией воздуха. Можно уверенно считать, что это та же самая пещера.
  А чтобы оказаться на плато, необходимо пробраться сквозь нее. Но без наличия дров нам не дойти до пещеры по открытому пространству. С наступлением ночи, нас растерзают хищники. Но всего лишь в полсотне километров
  к югу мы видели хвойный лес. Дойти от него до пещеры - несложная задача. А вот попасть в непролазный бор можно только с восточной стороны. Это означает, нам следует бежать на юг, миновать болота с лесотундрой, достигнуть первого лесного массива, где найдутся дрова для костра, потом повернуть на запад.
  Предпраздничный день сложился очень шумным, хлопотливым и тревожным. После отменного завтрака прибыли помощники шамана. Готовясь заклинать духов, Хафра приготовил реквизит. Приближенные стряхивали пыль и натирали амулеты, кастаньеты и браслеты какой-то блестящей мазью. Строгий и придирчивый шаман бил молодых помощников длинной ременной плетью даже за малейшую ошибку.
  Когда наступил полдень, прибыли дозорные воины
  и принесли котел с уже подогретой пищей. Захватив помощников шамана, они немедленно ушли. Наставник с грустью рассказал, что в связи с пожилым возрастом он обязан найти себе замену на своем ответственном посту. Все помощники проходят испытание под бдительным его контролем. Самый толковый из них будет назначен шаманом. Хафра также пояснил, что после завтрашнего праздника соплеменники вправе отдыхать, а воины доставили еду сразу на трое суток. Он угостил учеников обильным и питательным обедом, потом попросил перенести излишки пищи в подземелье под пристройкой, где они надежно сохранятся.
  В обширной холодной пещере разведчиков ждал сюрприз. Незыблемые стены подземелья содержали неизвестный минерал, который светился в темноте. С одной стороны пещеры на массивных и прочных стеллажах хранились запасы продовольствия в сушеном и копченом виде, а с другой протекал ручей с ледяной ключевой водой. Пещера служила кладовой и являлась природным холодильником.
  В послеобеденной беседе Хафра похвастался разведчикам, что даже рядовые воины имеют по две жены, а самые достойные из них могут обрести третью в виде награды за заслуги.
  - Сильных и смелых воинов, отличившихся в битвах со зверями, в племени очень много! - гордо сказал он. - После заклинания духов и трехдневного отдыха они выберут новых жен. Такая высокая честь будет оказана и вам, наравне с нашими героями.
  - А останутся довольны девушки, которых мы выберем в жены? - лукаво спросил Вьюгин.
  - Даже самые красивые из них мечтают о таком замужестве! - воскликнул глава культа.
  - Для поддержания огня - главного защитника от хищников - требуется много дров. И топливо для костров, да и рыба, и фрукты для еды доставляются сюда издалека. А почему бы вам не поселиться у подножия скалистого хребта, где этого добра навалом? - задал вопрос зоолог. Ответа на такое обращение разведчики ждали с нетерпением. Ведь именно в сторону хребта они собирались убегать.
  - Потому, что это невозможно, - начал грустно рассказывать шаман. - Когда-то духи сообщили нашим предкам об ужасной опасности на юге и запретили подходить к подножию скалистого хребта, где находится множество пещер. А без них мы не можем обойтись. Но десять столетий назад помощник вождя Меродот убедил три тысячи охотников, что опасность не так уж велика, и увел их в сторону хребта. Они захватили оружие, снопик лечебной травы, большое количество еды и самых близких родственников. Мы не знаем, что там произошло, но все люди как будто растворились. За целую тысячу лет не прибыл ни один вестник.
  Чтобы не препятствовать шаману готовиться к торжеству, разведчики вернулись в кибитку.
  - Давайте рассмотрим в деталях наши предварительные действия перед намеченным побегом, - сразу предложил Вьюгин. - Согласно местному обычаю, мы останемся без еды до начала праздника, а это нас несколько ослабит.
  - Считаю, что не очень! - развеселился Роберт. - Зная, что когда-то на Земле были такие же обычаи, я свистнул из подземной кладовой увесистый копченый окорок. Его достаточно для ужина и для преждевременного завтрака - чтобы шаман не узрел.
  Оценив находчивость товарища, разведчики дружно рассмеялись.
  - После завершения обряда, - далее продолжил Алексей, - мы должны плотно пообедать, чтобы укрепить силы. Пить необходимо понемногу, очень медленно и с явным наслаждением, чтобы не вызвать подозрения. Когда туземцы захмелеют от вина, мы будем лишь слегка навеселе.
  - А перед возвращением в кибитку нам следует
  немного поломаться, чтобы рассмешить их и показать для вида: мы тоже заметно окосели, - дополнил сказанное Радж.
  Поутру, как и ежедневно, прибыли дозорные воины. Они захватили реквизит: бубны, барабаны и свирели, и направились к культовому центру. Возглавил процессию шаман, разведчики шествовали следом. Место для культового центра было создано по прихоти природы в незапамятные времена за счет разрушения обрыва и невиданных прежде оползней. Рухнувшие сверху на тундру толстые пласты породы разбились на массу валунов, улегшихся амфитеатром. Чуть ниже к ним примыкала обширная и ровная площадка. С нее произносили речи вождь, лекарь и старейшины по поводу важных событий, глава культа заклинал там духов. Прикрывая валуны шкурами, зрители использовали их
  в качестве незыблемых сидений.
  К приходу шамана и разведчиков в середине культовой площадки был разожжен костер. По условленному знаку предсказателя помощники взяли реквизит и заняли привычные места, а несколько красивых девушек стали в шеренгу за костром, обратившись лицами к зрителям. Хафра принял от вождя снопик лекарственной травы и положил
  в костер. Эта необычная трава сохранялась с предшествующей осени в полусухом состоянии, чтобы не гореть,
  а тлеть. Над костром моментально появились кольца светлого сиреневого дыма, которые постепенно расширялись
  и поднимались в вышину. Вокруг распространялся нежный и душистый аромат. Он веселил людей, вызывал лучезарные надежды и возвращал утраченные силы. И разведчики вскоре ощутили это целебное воздействие.
  Предсказатель насыпал на ладонь порошок белого цвета - экстракт особого гриба, - отмерил достаточную дозу и положил под язык. Очевидно, это вещество приводило его в транс. Надвинув на голову колпак с пришитыми песцовыми хвостами, шаман освободился от накидки и остался в короткой тунике. Эту легкую одежду украшало еще большее количество хвостов, прикрепленных к широкому ремню, и таинственного вида амулеты. Жилистую шею предсказателя облегало ожерелье из клыков каких-то огромных хищников. На запястьях мускулистых рук звенели от движения браслеты, а на пальцах находились кастаньеты.
  Хафра поднял руку, и сейчас же заплакали свирели. Тихие жалобные звуки, казалось, неслись издалека, навевая глубокую печаль. Но они ежеминутно укреплялись и постепенно приблизились к огню (в этих неведомых местах действовал природный феномен). Затем послышались удары барабанов и медленная жалобная песня. Она постепенно убыстрялась и становилась громче. Уже зная многие слова простого языка туземцев, разведчики смогли понять содержание грустной песни: "Предки пещерных людей жили когда-то далеко, но потом их переправили сюда покровительствующие племени духи и спасли от неизбежной гибели. Они запретили людям воевать между собой и покидать долину. Обнадежив жителей пещер, что пришлют на помощь своих слуг, духи исчезли в облаках". Так сообщала песня.
  После ее окончания в дело вступил предсказатель. Под редкие удары барабанов и заунывное звучание свирелей он медленно кружил вокруг костра и бормотал заклинания. Барабанщики ускорили темп, движения Хафры убыстрились. Браслеты на запястьях его рук зазвенели, словно колокольчики, а кастаньеты издавали в такт четкие, щелкающие звуки. Хафра выступал великолепно. Этот гибкий и высокий человек, будучи артистом от природы, мог элементарно удивить малоискушенных зрителей.
  Бой барабанов участился, в дело вступили бубны, тревожно зазвучали свирели, в воздухе возникла напряженность. Изменились и действия шамана. В такт ударным инструментам он стал демонстрировать прыжки и громкими, отчаянными криками заклинал духов - покровителей. От ловких движений его рук пламя ритуального костра факелом взлетало в вышину. Наконец, дойдя до исступления, после очередного пируэта Хафра завертелся волчком. Много приделанных хвостов от быстрого вращения превратились в два эфемерных круга. Полностью утратив силы, предсказатель свалился на площадку с поднятыми вверх руками. Этот хороший знак вызвал восторг у соплеменников. Шамана обрызгали водой, осторожно поставили на ноги и отвели в пещеру отдыхать. Сменивший его на площадке глава племени Этранж выступил с хвалебной речью. Сославшись на жест предсказателя, он объявил о начале торжества под радостные крики соплеменников. Затем, отдав распоряжения, вождь пригласил разведчиков на пир
  в свою личную пещеру...
  Первым покровителем туземцев был, по мифологии, жираф. Он издавна слыл священным и родоначальником племени. По древнему обычаю в периоды праздничных застолий вождь племени Жирафов становился усердным тамадой. Пунктуально соблюдая ритуал во время состоявшегося пира, Этранж поочередно провозгласил тосты за самых известных соплеменников. Вместе с ним за обеден-ным столом находились близкие сподвижники: первый помощник Метакса, лекарь Вандаль и предсказатель будущего Хафра. Особое место в этой тройке занимал старейшина Метакса - правая рука вождя. Тридцатилетний воин обладал феноменальной силой, необычайной быстротой и был на удивление вынослив. Он мог без передышки пробежать целую сотню километров, ему удалось в единоборстве справиться с пещерным львом. А такие могучие звери побеждают даже носорогов. Уже зная соратников вождя, разведчики быстро догадались: если за ними вслед будет направлена погоня, то во главе с Метаксой. Этот тревожный аргумент призывал к безошибочным действиям. Потому, согласно уговору, разведчики пили с удовольствием, но
  не спеша и понемногу. Зато кушали отменную еду с необычайным аппетитом. События быстро назревали, опасения четверки подтвердил предсказатель будущего. Когда соратники вождя насытились и захмелели от вина, он обрадовал их:
  - Духи приказали своим слугам выбрать сразу по три жены и стать воинами племени.
  Не учитывая мнения землян, такое заявление шамана восхитило участников пиршества. Направившись к своей кибитке после пышного застолья, разведчики лишь деланно пошатывались, но были в отличном состоянии. Захмелевшего шамана соплеменники тащили на носилках из мягких оленьих шкур.
  За время продолжительного пира сияющий диск Омеги торжественно проплыл по небосводу и приближался
  к горизонту. При этом он немного потускнел, хотя и увеличился в размере. Но соприкоснувшись с горизонтом, Омега стала багроветь и угасать. Следом пришли сумерки. Разведчики ждали их с надеждой и тревогой. Им казалось, что дозорные воины смотрели на них с подозрением. А за высоким частоколом сбились в стаю все хищники долины. Но после ухода гранадян, земляне, не теряя ни минуты, стали готовиться к побегу. Они связали пьяного шамана, притащили продукты из пещеры, вооружились копьями, луками и стрелами. Личное могучее оружие - лазерные бластеры с дополнительным стволом для пуль - разведчики решили применять только в особых случаях.
  Друзья устремились в путь в два часа ночи. Самые опасные хищники уже вдоволь насытились и возвратились в логова. В тусклых лучах Орхидеи, маленькой спутницы Гранады, виделся один обрыв, а остальная территория спряталась под пологом тумана. Ориентируясь только на обрыв, разведчики двигались по тундре наискосок от него. Они стремились к охотничьей дороге, чтобы обеспечить себе фору перед первобытными людьми. Разведчики, конечно, представляли, какая ярость вспыхнет у туземцев, когда они узнают о побеге. Разыскать охотничью дорогу им помогла примета - шумный и стремительный ручей. Туземцы устроили ее по-над берегом этого потока. Перейдя ручей вброд, беглецы устремились в неизвестность...
  По широкой просторной дороге шагалось быстро
  и легко: вязкая глина и галька, схваченные илистым песком, превратились в бетонный монолит без малейших выбоин, приглаженный тысячами ног. До обеда путники прошли больше полусотни километров, затем устроили привал. Ограничившись сухим пайком и освежившись водой, они заспешили дальше - нужно было оторваться от погони.
  К месту первой ночевки разведчики пришли в сумерках. Там они обнаружили подвал, перекрытый толстыми стволами долговечных смолистых деревьев. В подземном помещении имелись лавки, стулья и стол, этажерки с запасом продовольствия, поленница высушенных дров и даже очаг из кирпича. Подвал, безусловно, представлял удобное и прочное убежище.
  После продолжительной ходьбы разведчики почувствовали голод. Они развели огонь, зажарили над ним шашлык и наелись досыта.
  - Давайте обсудим положение, - предложил Вьюгин. - Несмотря на огромные усилия и превосходную дорогу, мы едва уложились в график суточного перехода. Это говорит о том, что воины племени Жирафов не просто выглядят сильнее, но и на деле являются такими. Из нашей подготовленной четверки, может быть, Радж и я в состоянии тягаться с ними. При наличии невиданной выносливости они могут пробежать за сутки невероятную дистанцию и отыграть фору. Предлагаю отправиться в путь на полчаса раньше, чем собирались прежде.
  - Можно даже и на час, я обнаружил факелы, - поддержал идею Жан.
  - И мы выясним действия гонителей в опасное предутреннее время. Им не обойтись без факелов при огромном скоплении хищников. Даже малый огонек явственно виден в темноте, туземцы не застанут нас врасплох, - заключил Роберт.
  - Это веский аргумент, - согласился с ним Радж. - Но давайте одновременно обсудим следующий важный вопрос. Накат нашего убежища состоит из отборных бревен. А в окружности сотни километров не растет ни одно дерево. Мы заметили это перед спуском в долину. Возможно, что песня туземцев сообщает о действительных событиях?
  - Неужели ты веришь в духов?! - удивленно воскликнул Жан.
  - Это были, естественно, не духи, а представители сверхцивилизации, - заступился за Раджа Вьюгин. - Даже мы, не особенно продвинутые, смогли бы доставить бревна в любое место на планете. Вот только для машин
  и механизмов нужно разработать сплавы с большим сопротивлением коррозии.
  После его слов послышалось звериное рычание, и разведчики закрыли вход находящейся рядом заслонкой. Вероятно, строители убежища предусмотрели все.
  
  Глава 7
  
  Отдыхали разведчики на лавках под рев неизвестных хищников. Но как только наступила тишина, они наспех закусили, потом зажгли факелы и заспешили дальше, следуя течению потока. Принимая в себя по пути множество маленьких источников, шумный и стремительный ручей постепенно перерос в речку, а затем и в солидную реку. Скорость течения замедлилась, а окрестности стали заболоченными. Топи, расширяя ареал, оттеснили дорогу от реки к высоким темнеющим холмам, покрытым с южной стороны частым разлапистым кустарником. Они представлялись стадом невиданно больших мамонтов.
  К самому высокому холму, в котором было встроено убежище, разведчики пришли в сумерках. Они чрезвычайно утомились, но их подстерегало бедствие. От недавно сошедшего оползня бревна одной стены некогда прочного подвала вывалились из пазов и скатились к подножию холма. Возвратить их на прежние места при отсутствии техники было невозможно, а ночевать в развалине опасно.
  - Давайте зажжем костер и будем палить дрова до наступления рассвета, - нарушил молчание Вьюгин.
  - Но хватит ли одной поленницы? - забеспокоился Жан.
  - Лавки, стулья и стол тоже пойдут на дрова, - ухмыльнулся в ответ Роберт.
  - Пригодятся и бревна. Мы разрежем их на куски
  с помощью нашего оружия. Пламя необычного костра будет таким жарким и высоким, что остановит любых хищников, - заключил Радж.
  Поужинав из собственных припасов возле разведенного костра, разведчики стали ожидать скопления местных хищников, которые не замедлили явиться с наступлением полной темноты. Сначала прибежали песцы. Они были значительно крупнее мелких земных сородичей и отличались дерзостью и злобой. Поджарые, ловкие и сильные, на высоких пружинистых ногах эти выносливые хищники представляли огромную угрозу одиноким и ослабленным животным независимо от их величины. Рассевшись полукругом у костра в ожидании удобного момента, хищники готовились к атаке. Но люди ничуть не растерялись и наделили их градом камней. Получив решительный отпор, звери трусливо разбежались.
  Безмолвие было не долгим. Послышался легкий топот, и в призрачном свете Орхидеи появилось стадо антилоп. Обойдя стороной костер, они направились к реке на водопой. И, наверно, преследуя их, прибежала чета волков. Распознав по запаху людей и приняв их за легкую добычу, звери приблизились к костру. По уверенным действиям волков разведчики сразу догадались, что эти прожорливые хищники сталкивались с местными охотниками и не боялись их.
  Глядя на огромного самца, Радж удивленно произнес:
  - Этот матерый волчище весом под три центнера
  и с такими страшными клыками, вряд ли уступит пуме. Окажись он случайно на Земле - считался бы исчадием ада!
  - Нас и впредь ожидают рандеву с ранее невиданными монстрами, - предостерег Вьюгин. - Так попробуем отбиться от волков тем же проверенным способом, а заряды нужно экономить.
  Но хищники были настырными. Град тяжелых камней их не сдерживал, людям уже казалось, что без стрельбы не обойтись.
  Внезапно появившийся табун необычно крупных лошадей переключил внимание волков и они отбежали от костра. Нападать на матерых жеребцов, идущих во главе стада, хищники, конечно, побоялись. Пробиваться же к кобылам и детенышам было абсолютно невозможно - их неослабно охраняли крупные старые самцы. Поэтому волки избрали своей вероятной жертвой недоразвитого жеребца, почему-то отставшего от стада. Несмотря на заскорузлость, он превышал величиной любого лося на Земле. Волки, пользуясь внезапностью, одновременно бросились к добыче. Но напуганный этим жеребец кинулся стремглав за стадом. Волчица постепенно отставала, а движимый голодом волк увеличил скорость до предела и приближался к жеребцу. Он нацелился вскочить ему на спину и вцепиться зубами в позвоночник. Если бы это удалось, волк добился бы победы, но его вероятная жертва неослабно была начеку. Когда хищник в решающем прыжке уже распластался в воздухе, тяжелые копыта жеребца проломили ему кости на груди, и он рухнул на землю мертвым. А его голодная подруга побежала в сторону реки с жутким тоскливым воем...
  Топот стада лошадей и завывания волчицы вскоре растаяли вдали, но напряженность не исчезла. Хищник кошачьей породы неожиданно возник из темноты и с грозным отрывистым рычанием сразу направился к костру. Под блестящей шелковистой шерстью гибкого и быстрого животного, очень похожего на тигра, но более крупного
  и сильного, буграми перекатывались мускулы.
  - Нам не прогнать камнями этого матерого тигра, - предостерег Радж.
  Затем он кстати предложил:
  - Попробуем горящими поленьями.
  И обломки лавок и стола полетели в неведомого зверя с яростным треском и шипением. Одно раскаленное полено больно опалило ему грудь, а другое - могучий загривок. Тигр исступленно заревел и отскочил в сторону. Было понятно, что он совсем не ожидал встретить решительный отпор от намеченной добычи. И хищник сменил тактику. Увернувшись от горящего полена, он делал прыжки вперед, чтобы пробиться к костру, но повсеместно натыкался на трескучие снопы огня. Получая каждый раз отпор, отступал назад, но готовился к новой атаке. Он удалялся от костра на целую сотню шагов, чтобы пробиться к нему
  с налета. Но внезапно хищник встрепенулся, замер, как изваяние, и прислушался к загадочному гулу, давно доносящемуся издали. Этот шум постепенно приближался и становился сильней. И вот показались вожаки бесчисленного стада животных, отдаленно похожих на бизонов, но невиданно большой величины. За ними, разделившись по ранжиру, двигались потоком их собратья.
  Но тигр проявил осторожность. К этому безмолвно призывали многие былые неудачи. Нападать на вожаков стада он совсем не собирался, его жертвами обычно становились самки, детеныши бизонов и невзрослые быки. Чтобы не выдать себя, хищник прилег и затаился, слившись
  с поверхностью земли. Выбрав посильную добычу, он ждал удобного момента, чтобы напасть на нее.
  Четыре задиристых быка-подростка выбрались из стада и шли немного в стороне. Распознав по запаху врага, они попытались убежать и возвратиться к сородичам. Хищник оттолкнулся от земли и устремился во всю прыть наперехват.
  Первый убегающий подросток, более крупный среди них, представлялся тигру обязательной добычей и должен был стать жертвой. Но, нападая на быка в свете ущербной Орхидеи, хищник просчитался. В последнем, решающем, прыжке он хоть и дотянулся до него, но лишь оцарапал ему бок.
  Бык, бегущий вторым, неожиданно наткнулся на тигра. Молодое травоядное животное успело наклонить голову, и его метровые рога пронзили противнику живот. После второго удара хищник распластался на земле. Поверив
  в свою победу, молодые, но крепкие быки стали топтать тигра своими тяжелыми копытами и пронзать рогами. Подбежавшие вскоре вожаки разодрали его на части.
  - Какая умелая защита! - вскричал потрясенный Роберт. - Даже невзрослые быки уничтожили смертельного врага. Такое, наверное, не увидишь на нашей старушке Земле.
  - На Гранаде особые условия и множество разных хищников. Здесь выгодно сражаться сообща, чем трусливо убегать поодиночке, - пояснил ситуацию Жан.
  - В периоды господства динозавров подобное встречалось на Земле. Защищаясь от опасного врага, растительноядные ящеры спешили стать в круг. И тогда противник натыкался или на огромные рога, или на могучие хвосты с длинными и острыми шипами, - подтвердил его догадку Вьюгин.
  - Но, невзирая на массивность, многие животные Гранады имеют пропорции и вид как и у земных зверей.
  А чем же это может объясняться? - озадачил друзей Роберт.
  - В одинаковых по климату условиях природа непременно порождает сходные виды животных и растений даже на разных планетах, - точно отчеканил Жан.
  - И с этим я полностью согласен, - добавил к сказанному Вьюгин. - Эта молодая планета во многом сходна по климату с Землей, только радиация высокая, а притяжение слабее. При таких благодатных условиях процветают и фауна, и флора.
  Нападать на рассерженных животных больше не рискнул никто. Они заняли в стаде свои привычные места
  и отправились в прежнем направлении. От тяжелой поступи стада еще долго тряслась земля.
  С началом долгожданного рассвета разведчики продолжили путь.
  Выткавшись алой полосой и превратившись в небе на востоке в ослепительный огненный ковер, заря разливала
  в облаках яркие серебряные реки, лагуны из расплавленного золота и множество розовых озер. Она быстро рассеивала мрак и ужасы бегущей ночи. Своим превосходным видом заря скрашивала людям гнетущие условия пути.
  Дальше тропа пролегала через низкую болотистую местность. Миновав бесчисленные топи, люди снова приблизились к реке, которая, пробившись сквозь болота, стала заметно полноводней и ускорила течение. На каменистых берегах появились зазубренные скалы, сжимая ее
  в тисках; в подобных суженных местах мутная с пеной вода с ревом неслась через пороги.
  Берега говорливых ручейков и спокойных нешироких речек, впадающих в Янтарную реку (так нарекли ее разведчики за янтарный цвет скал; утесы отражались в воде
  и украшали ее вид), заросли высоким лозняком, что мешало осматривать окрестности.
  Появились и первые деревья, в основном трехметровой высоты. Они местами заслоняли горизонт, а дорога петляла возле них и уменьшала скорость продвижения. Потому четыре беглеца, опасаясь настойчивой погони, постоянно были начеку и спешили изо всех сил.
  Невзирая на огромные усилия, они добрались до третьего убежища в глубоких сумерках. Оно находилось на вершине обширного лесистого холма и представляло собой большой толстостенный сруб, почти полностью скрытый под землей.
  После отменного ужина из оставленных в убежище припасов все расположились отдыхать и затеяли серьезную беседу, обсуждая текущие дела.
  Первым высказался Вьюгин.
  - Я еще раньше говорил: только двое из нашей экспедиции могут конкурировать с туземцами по физической силе. Но если учитывать выносливость - мы им в подметки не годимся. Любой здоровый первобытный человек может свободно пробежать непосильную для нас дистанцию.
  Второе по счету убежище повреждено оползнем, дров там осталось недостаточно. Я абсолютно убежден: Метакса, конечно, предпочтет пробежку ночью с факелами пустому прозябанию в убежище.
  Мы, естественно, сильно утомились, но давайте проявим осторожность: сначала немного отдохнем, но дальше снова отправимся в дорогу, чтобы уйти от столкновения.
  - Если мы при этом унесем факелы, стрелы и продукты, то ухудшим положение туземцев, - предусмотрел Жан.
  - Будем отбиваться от врагов их же собственным оружием! - гордо воскликнул Макарон.
  После незначительного отдыха путники покинули убежище. Возглавивший колонну Радж, зорко взглянул вправо и неожиданно вскричал:
  - Смотрите, огни у горизонта!
  - Вьюгин оказался прав - мы вовремя убрались из убежища! - возликовал Жан.
  
  Глава 8
  
  Пробежав почти двести километров, воины племени Жирафов были необычно утомленны и нуждались в отдыхе и пище. С приближением к желанному привалу они двигались уже гуськом, но широким размашистым шагом.
  Погоню возглавлял Метакса (он был самым прославленным старейшиной, молодым, но с непомерным тщеславием и, конечно, заслуженно являлся первым помощником вождя). Вслед за ним без промедления шагала лучшая команда воинов - быстрых, могучих и выносливых, отличившихся в схватках со зверями.
  Несмотря на расторопность подчиненных, Метакса был рассержен до предела. Это он советовал вождю прикрепить к обиталищу шамана группу дозорных воинов, но Этранж предубежденно заявил:
  - Духи прислали своих слуг - исполнительных, сильных и толковых - для укрепления племени. И куда же они могут убежать без достаточного знания окрестностей, не имея ни пищи, ни оружия и будучи всего лишь вчетвером? Их могут растерзать волки, разодрать рогами бизоны или растоптать лошади. К тому же Хафра обещал нам, после беседы с духами, только покой и процветание.
  Метакса недолюбливал шамана, который подчинялся лишь вождю. "Этот безответственный болтун праздно отдыхает в обиталище, а я, уподобившись волку, гоняюсь за увертливой добычей из-за его неосторожности. Почему же хвастливый прорицатель, непомерно любящий вино, но имеющий разное оружие, не пресек исчезновения пришельцев - безоружных и с виду безобидных? Когда меня выберут вождем, я сменю нерадивого шамана!" - так размышлял Метакса.
  Второе по счету убежище (в первом отряд не задерживался) оказалось непригодным для ночлега, это разгневало Метаксу. По разбросанным поленьям, только обгоревшим местами, он безошибочно понял: беглецы не из робкого десятка и могут защитить себя. Позволив подчиненным подкрепиться и только немного отдохнуть, он стал во главе отряда и снова бросился в погоню за пришельцами. Старейшина собрался их схватить в третьем по счету убежище. Он справедливо полагал: после долгой изнурительной ходьбы и сражения с хищными зверями беглецы не выступят в дорогу без продолжительного отдыха.
  Заросший лесом и кустарником холм отряд окружил
  в полночь. Старейшина подал сигнал, и воины бросились
  к убежищу, но безнадежно опоздали: пришельцы успели убежать, прихватив запасы продовольствия, стрелы, факелы и дротики.
  Метакса впервые оказался в нелепом положении. Он предварительно считал, что погоня за горсточкой пришельцев - легкая прогулка и забава с привлечением десятка воинов, а Этранж предоставил ему лучшую свою сотню. Теперь же подчиненные устали и могут свалиться
  с ног, так и не выполнив задания. К тому же пришельцы оказались необычайно способными людьми: предусмотрительными, ловкими и хитрыми.
  Многоопытный Метакса догадался: "Чтобы улучшить положение, надо идти на риск". И он обратился
  к подчиненным:
  - Нам угрожает голод, потому мы выходим на охоту в самое невыгодное время!
  Решение было необычным и опасносным. Промышлять охотой в темноте прежде никто и не пытался.
  Спустившись с холма в долину, воины построились
  в шеренгу и стали терпеливо ожидать.
  Сначала им просто повезло. В мертвенном свете Орхидеи появилась пара антилоп, и, чтобы не спугнуть добычу, люди приникли к земле. Когда животные приблизились, их встретили дротики и стрелы.
  Подобрав добычу и оружие, воины направились
  к убежищу, но были остановлены рычанием какого-то хищного животного.
  Хищник кошачьей породы приближался огромными прыжками. Его крупные раскосые глаза казались раскаленными углями, в ужасной разверзнутой пасти блестели острые массивные клыки.
  Противники были незнакомы. При ярком дневном свете исполинский пещерный лев весом в добрых три тонны отлеживался в собственной пещере. Он выслеживал добычу по ночам, а люди - только на рассвете, потому они прежде не встречались. И только старейшина Метакса, столкнувшись однажды со львом, смог одолеть его.
  Не знающий возможностей людей, их ловкости, упорства и коварства, хищник забыл об осторожности
  и ринулся к ним напропалую.
  Множество дротиков и стрел, словно ядовитые колючки, облепили его голову и грудь, врезались в шею и бока, причиняя нестерпимые мучения.
  Окруженный кольцом людей зверь сражался с неистовой яростью. Бросаясь на ближних врагов, он рвал их клыками на куски или повергал в прах ударами могучих лап. Но к нему сразу подбегали другие люди, и лев пропускал удары их смертоносного оружия.
  От множества тяжелых ран силы зверя быстро истощились; заметив ослабление противника, люди усилили атаку и вскоре прикончили его.
  Победа оказалась дорогой - десять погибших воинов, а раненых вдвое больше. С началом долгожданного рассвета мертвых засыпали землей. Затем освежевали антилоп и изжарили мясо на камнях.
  К полудню люди отдохнули. Оставив раненых в убежище на попечение здоровых, Метакса с полусотней остальных снова ринулся в погоню. Задача была не из простых - достигнуть четвертого убежища до середины ночи.
  Метакса отлично понимал, что из-за случившихся событий слуги духов могут отдалиться. Он их собирался утомить, а впоследствии принудить к сдаче. Перед отправлением в погоню Этранж советовал ему: пришельцев надо сначала окружить, затем подробно рассказать о трагическом походе Меродота и уговорить их возвратиться добровольно. Наказание за бегство будет не слишком строгим - отсрочка выбора жен до середины осени. От хитрых и загадочных пришельцев Этранж рассчитывал узнать многие секреты духов.
  
  Глава 9
  
  Переход без достаточного отдыха показался и долгим, и мучительным. Местность была пересеченной. Берега стремительных ручьев и нешироких речек заполняли дремучие леса. Ближе к воде расположились старые высокие деревья, а все отдаленные места, где влаги было недостаточно, занимали неудачливые карлики.
  За ареалами лесов встречались каменистые гряды
  и огромные зазубренные скалы с паутиной трещин, ущелий и множеством карстовых пещер.
  Пещера, служившая убежищем, размещалась очень высоко, ее обнаружили в бинокль за три часа до темноты. В ней могла свободно поместиться целая сотня людей. Туземцы хранили в пещере большие запасы продовольствия
  и арсенал исправного оружия. Разведчики могли бы задержаться в этом природном убежище, если бы не было погони.
  Не зная о трагических событиях, случившихся вдали за их спиной, друзья, догадались, что сумели оторваться от туземцев. Но ведая их храбрость и выносливость, разведчики отлично понимали, что погоня непременно будет продолжаться. Стрелять в первобытных людей из современного оружия допускалось в безвыходных случаях; но туземцы не имели представления о его наличии и мощности, и беглецам нужно было торопиться, чтобы уйти от столкновения.
  После приема пищи разведчики решили отдыхать,
  а их осторожный командир вышел наружу прогуляться
  и осмотреть в бинокль окрестности. Вьюгин подозревал, что воины племени Жирафов настигнут экспедицию в пути при следующем, пятом, переходе, и искал возможность избежать нежелательной встречи.
  Заметив высокое плато с выпуклым местом в середине, опоясанным правильной окружностью, Алексей чрезвычайно удивился. Объект походил на какую-то гигантскую конструкцию, сооруженную людьми.
  Командир проинформировал друзей и выслушал мнение каждого.
  - Давайте направимся к объекту и спутаем карты туземцев! - бодро воскликнул Радж.
  - Но прихватим продукты и оружие, - здраво поддакнул Жан.
  - А все, что не сможем унести, свалим в глубокое ущелье по другую сторону скалы, - добавил к сказанному Роберт.
  - Факелы тоже заберем, расстояние может быть обманчивым, - предусмотрительно заметил Вьюгин.
  Управившись за полчаса, разведчики двинулись на юг.
  Как и предвидел Алексей, расстояние до странного объекта оказалось значительно длиннее, чем предполагалось. Разведчики приблизились к нему с проблеском утренней зари. Из-под необычного плато повсеместно струились родники в окружении частого кустарника, но животных, даже небольших, почему-то не было заметно.
  Пробравшись сквозь чащу лозняка и пройдя полкилометра по прямой и словно полированной дороге, постепенно поднимавшейся над местностью, люди оказались на краю, несомненно, искусственной долины. Она представляла собой обширную гладкую чашу с пологими безлесными краями. Над значительной частью территории нависал дискообразный звездолет, лежащий плашмя на опорах. В диаметре космический корабль превышал четыре километра. Его, бесспорно, изготовили представители сверхцивилизации, обогнавшие в развитии землян на миллионы лет.
  Вьюгин разглядел в бинокль свисающий из люка трап, о чем сообщил друзьям. Разведчики в момент сообразили, что могут нежданно разгадать великие космические тайны, и, невзирая на усталость, быстро направились в долину.
  Царящая всюду тишина почему-то тревожила друзей. Объяснение этому нашлось при подходе к внушительному трапу. На прочных широких ступенях лежала давнишняя пыль, а это, конечно, означало, что корабль хозяевами брошен.
  Поднявшись по ступеням вверх и пройдя сквозь распахнутый люк, друзья неожиданно попали в обширный
  и красивый зал. Сразу при входе в помещение зажегся искусственный свет. И словно по команде чародея на стенах удивительного зала возникли указатели и схемы, а также четырнадцать дверей, ведущих в отсеки корабля.
  Какие-то чуткие приборы предвидели желания людей. Достаточно было подойти к первой наугад двери, и она уползала в стену. За ней открывался коридор, в котором зажигался свет от неизвестного источника, а на гладких до этого стенах появлялись схемы и пейзажи.
  Внимание разведчиков привлекла ближняя от люка дверь, на которой был изображен яркий цветной экран
  и золотистая стрела, идущая строго вверх.
  Как и предвидели разведчики, за дверью находился лифт. Он переместил их до уровня гигантского кольца. Там эффективно размещались вместительная рубка управления, множество жилых кают и демонстрационный зал. При входе в него также зажегся свет. Осмотрев величественный зал, украшенный картинами и фресками, друзья расположились в креслах. Как по мановению волшебника, свет начал постепенно угасать, на вспыхнувшем широком экране возникли проекции звезды и окружающих ее планет.
  Дальние спутники светила имели колоссальные размеры и состояли из газов, а поверхность приближенных
  к ней и очень похожих на Меркурий представляла знойную пустыню. А вот средних размеров планета с плотной кислородной атмосферой являлась колыбелью жизни. На ней развивалась цивилизация.
  Туземцы проживали племенами, повсеместно занимались скотоводством, рыболовством, охотой и уже плавили металлы в примитивных маленьких печах.
  Высокие мускулистые воины, демонстрируя ловкость и отвагу, сражались с плотоядными зверями и охотились на крупных травоядных: зубров, носорогов и слонов. Обычно пугливые жирафы почему-то от них не убегали. Когда на экране появился разделенный на секторы загон, ограниченный прочными жердями, все пунктуально объяснилось. Там в безопасности паслись самки жирафов с детенышами. Заметно повзрослевший молодняк содержался в других местах, а осиротевших самок ежедневно доили женщины. Видимо, у тамошних людей жирное жирафье молоко было в особенном почете.
  Оператор умело показал красоту неведомой планеты. По широкому экрану проплывали яркой бесконечной чередой заснеженные горные вершины, буйные дремучие леса, ленты полноводных рек, наполненные живностью саванны и цепи сапфировых озер.
  Превосходную съемку совершили представители сверхцивилизации. Явившись из глубин космоса на кораблях гигантского размера в форме правильного диска, они стали собирать туземцев и вести переговоры с ними с помощью каких-то аппаратов. Скафандры пришельцы не снимали. Это озадачило землян, но вскоре прояснилось все. На экране крупным планом появились модели атомов газов, составляющих атмосферу далекой и загадочной планеты, - колыбели сверхцивилизации. Кислорода в атмосфере не имелось, его место занимал фтор - и это огорчило землян.
  Как оказалось позже, представители сверхцивилизации убедили доверчивых туземцев покинуть обреченную планету. Их многолюдные колонны двинулись к гигантским кораблям.
  Экспедиция давно была в пути, яркая массивная звезда превратилась в крошечное пятнышко, а затем неожиданно взорвалась и засверкала, как сверхновая. Зная о грядущей катастрофе, представители сверхцивилизации рассчитали все точно. Они избавили туземцев от трагедии
  и переселили на Гранаду.
  Дорога к пятому убежищу проходила в стороне от звездолета, но на небольшом расстоянии. С помощью мощного бинокля за ней можно было наблюдать и проследить передвижение туземцев. Имея запасы продовольствия, разведчики решили отдохнуть в шикарных каютах корабля.
  Туземцы появились очень скоро - незадолго до полудня - и были видны, как на ладони (Метакса, желая захватить необычно упрямых беглецов в самом лучшем - четвертом - убежище, призывающем к длительному отдыху, неожиданно снова просчитался. Слуги духов успели улизнуть, и естественно, с запасами продуктов. Позволив подчиненным подкрепиться и только немного отдохнуть, старейшина вместе с ними направился к пятому убежищу).
  Оказавшись напротив звездолета в самой середине дня, воины немного задержались. Они дружно упали ниц
  и замерли на несколько мгновений. Затем, многократно поклонившись, воины отправились в дорогу.
  Наблюдая за этой церемонией, разведчики, конечно, догадались: туземцы истинно считают космический корабль святыней. Они почитают его вечно, но близко к нему не подходят. Это устроило землян. Можно было праздно отдыхать, не опасаясь нападения.
  Отдых затянулся на неделю. Туземцы появились вновь только на восьмой день. После мучительной погони, не принесшей никакого результата, они возвращались не спеша, усталые и разочарованные. Даже Метакса приуныл. "Что сообщить вождю? Как оправдаться перед ним?" - беспокоился заботливый старейшина.
  Задержавшись напротив звездолета, туземцы повторили ритуал и неспешно удалились восвояси, а разведчики направились вперед навстречу многочисленным опасностям.
  Расстояние до пятого убежища превышало полусотню километров. Его обнаружили с трудом, внимательно рассматривая скалы в уже ложившихся сумерках с помощью мощного бинокля. Убежище удобно разместилось во вместительной карстовой пещере вблизи берега реки, но на большой высоте. Было заметно по всему, что туземцы
  в ней много потрудились, создавая удобства и уют для праздного и длительного отдыха.
  В просторной пещере разместились арсенал различного оружия и большие запасы продовольствия в сушеном и копченом виде. Изобилие мяса и рыбы, фруктов, орехов
  и грибов просто озадачило разведчиков. "Для чего же все это приготовлено?" - с удивлением думали земляне. Но после они догадались: для того, чтобы оградиться от всевозможных угроз. Ведь вокруг пещеры простирались
  необъятные дремучие леса, в которых жили бесчисленные хищники, вечно голодные и лютые. Наверное, опасаясь нападения этих многочисленных зверей, а может быть их длительной осады, туземцы обустроили пещеру, находящуюся в сотне саженей над уровнем воды в реке.
  Омега, приближаясь к горизонту, становилась все больше, но тусклее, а день бесповоротно угасал. До этого пепельное небо сделалось прозрачным и лазурным, с розовым оттенком над лесами в месте снижения звезды. Небольшие кучевые облака, выплывшие из-за горизонта, казались красивыми игрушками, разбросанными повсюду, а золотисто-оранжевые скалы уподобились девушкам-красавицам
  и любовались отражением в воде.
  Пейзаж был просто восхитительный, и разведчики пришли в восторг. Затем на лице бразильца появилась какая-то тревога, он обратился к друзьям:
  - Мы уже месяц в экспедиции, а вокруг лишь покой и тишина. Но повсюду так много бурелома - пополам переломленных деревьев и даже вырванных с корнями из земли. Наверное, здесь бывают ураганы страшней, чем на Земле. Приглядитесь к необычному закату, он явно какой-то красноватый. На Земле, в субтропиках и тропиках, это предвещает бурю, потому травоядные животные и все без исключения пернатые ищут надежные укрытия. Зато прожорливые хищники, опасаясь долгого ненастья, в это время особенно лютуют.
  - А во Франции красный закат грозит ураганом
  с Атлантики и большими разрушениями, - подтвердил его мнение Жан.
  - И в Италии бывают ураганы, - начал рассказывать Спагетти. - Многие столетия подряд они наводили страх на жителей морского побережья, разрушали дома
  и виноградники, а малые рыбацкие суда разбивали вдребезги о скалы. Но и при мощной сухопутной технике и огромных современных кораблях люди накануне урагана торопятся спрятаться в убежище или в надежной гавани.
  - Давайте и мы проявим осторожность. Плотно закроем вход в нашу уютную пещеру и до завершения ненастья подведем первоначальные итоги и наметим будущие действия, - дельно предложил Вьюгин.
  Горячее массивное светило уже прикоснулось к горизонту и превратилось в затухающий костер красного темного оттенка. В слабеющем свечении Омеги теперь виднелись сонмы облаков - мрачных, больших и угрожающих. На их помутневших краях змеились далекие зарницы, но буря неуклонно приближалась.
  Злобное звериное рычание вдруг оборвало тишину, люди схватились за оружие. Двое невиданных животных, отдаленно похожих на пантеру, но поразительно большой величины, вышли из-за ближнего кустарника и направились к каменной лестнице, ведущей в уютную пещеру. Даже самка - меньшая из них - вне сомнения была крупнее любого уссурийского тигра. Бархатная шерсть с завитушками цвета вороньего крыла украшала невиданных животных. Окажись они в клетках на Земле, ими можно было бы любоваться, но в девственных джунглях Гранады они представляли собой только кровожадных монстров.
  Но особенно опасным был самец. Его неохватную шею украшал могучего вида загривок; такие же массивные мускулы крепкими высокими буграми выпячивались на груди. Правда, по наружности животного невозможно было догадаться о его исключительной ловкости и необычайной быстроте.
  Приблизившись к ступеням лестницы, вырубленным в пористой породе, хищник застыл, как изваяние. Словно измеряя расстояние, он впился неподвижными глазами
  в столпившихся наверху людей, выпустил внушительные когти и недвусмысленно присел на длинные жилистые ноги. Разверзнув устрашающую пасть с массивными блестящими клыками, хищник исступленно заревел и бросился
  в атаку.
  Не зная о ловкости животного и его феноменальной быстроте, люди были застигнуты врасплох. Но Вьюгин все же выстрелил из бластера, когда хищник распластался
  в воздухе уже в последнем и решающем прыжке. Друзья же командира запоздали, но выстрел Алексея был смертельным и уберег разведчиков от гибели.
  Рассматривая мертвого врага, люди невольно осознали, что еще много опасных монстров встретится им в пути, надо быть все время начеку. Шум приближающейся бури заставил их спрятаться в пещере.
  Ливень со шквалистым ветром моментально набросился на джунгли с яростью хищного животного. Из мутных косматых облаков, низко летящих над землей и освещаемых невиданными молниями, низвергалась ниагарами вода. Страшные раскаты грома, словно залпы бесчисленных орудий, заглушали вой ветра, грохот бушующей воды и свалившихся сверху валунов.
  Буря бесновалась до утра. От ее безудержного натиска содрогались гранитные утесы и валились трехсотлетние деревья, а по вздувшейся реке мчались с ревом чудовищные волны, размывая крутые берега. Таких разрушительных штормов люди на Земле не наблюдали.
  Выбравшись утром из пещеры, разведчики были озадачены сумрачным видом окрестностей. Буря свалила лес, повсюду господствовал хаос. Но, несмотря на беспорядок, было заметно, что джунгли постепенно возродятся. Старые лесные великаны, рухнувшие друг на друга и создавшие шалаши, сберегли подрастающую поросль от неизбежной гибели.
  Люди отправились в поход, обходя опасные завалы, но постепенно отдаляясь от реки. Чтобы свободно контролировать максимально обширное пространство, они продвигались ромбом. В авангарде находился Роберт с приготовленным для боя бластером. Лидерство он занял не случайно, а с учетом удивительной реакции на любое изменение вокруг. Быстрые Жан и Радж, приотстав от заводилы итальянца, зорко глядели на завалы, чтобы успешно отразить нападение подстерегающего хищника. Имея абсолютный слух и охраняя тыл друзей, в арьергарде шел Вьюгин. Но опасность была не велика. В самом преддверии ненастья хищники покинули леса и укрылись в пещерах и берлогах. Когда буря унеслась вдаль, в джунглях сразу воцарилась тишина.
  День пролетел без приключений. Путники прошли сквозь бурелом и под вечер взобрались на плато, заросшее густым кустарником. Отдельные гигантские деревья виднелись над колючими массивами и тревожили своей величиной. Частые извилистые трещины, вызывая мрачные предчувствия, рассекали звериную тропу, но яркая гранитная скала и пара приземистых холмов украшали безрадостный ландшафт.
  Ближний к тропинке холм пятиметровой высоты,
  с пологими приглаженными склонами представлялся гигантским изумрудом из-за ярко-зеленого цвета и привлек любознательных друзей. Они не предвидели опасности
  и направились к нему гурьбой. Радж, шествующий первым, вел себя свободно и беспечно и неожиданно подвергся нападению. Холм на глазах ожил и внезапно выбросил вперед страшную приплюснутую голову на длинной мускулистой шее. Прочная уродливая пасть с крупными блестящими клыками точно и безжалостно сомкнулась на руке беспечного бразильца, державшего в ней бластер.
  Плохо пришлось бы Раджу, но рядом шагал Роберт. Чтобы не задеть друга, он отскочил в сторону и сразу же выстрелил из бластера в жилистую шею монстра. Раздался истошный рев и тело страшной плотоядной черепахи задергалось в мучительной агонии.
  По случайности Радж не пострадал. Клыки у неведомого хищника были довольно редкими, и рука неосторожного бразильца поместилась в промежутке между ними. Радж отделался испугом и парой здоровенных синяков. Удачно избавившись от монстра, он принялся шутить:
  - Я первый хотел полюбоваться яркой изумительной травой, но она оказалась шерстью. Выходит, вместо Жана пострадал. Ведь он считается зоологом.
  - А я бы ничуть не пострадал, потому что на счастье находился далеко от неведомого хищника и распознал его замысел, но никого не успел предупредить, - точно ответил Жан.
  - Нам надо продвигаться осторожней, - вступил
  в разговор Вьюгин. - Раджа подвела беспечность, но выручил вовремя Роберт. А ведь помощь может опоздать. Случившееся явствует о том, что мы недостаточно внимательны и надо лучше охранять друг друга.
  Слова Алексея подтвердились уже через несколько минут. Кустарники остались позади, и путники вздохнули с облегчением. Дальше внимание друзей привлекла гранитная скала, украшенная узкими террасами. По этим многочисленным уступам мог свободно взобраться человек, но для опасных хищников задача была неразрешимой. Вершина принаряженной скалы терялась в кроне лесного великана с округлым вместительным дуплом в необъятном его стволе. А оно могло пригодиться для безопасного ночлега.
  Тропу к многоступенчатой скале рассекал извилистый овраг с глубокими обрывистыми склонами и множеством карстовых пещер. Чтобы вовремя добраться до ночлега, овраг нужно было обойти и путники ускорили движение. Идущий по-над склоном Роберт внезапно исступленно закричал и одновременно выстрелил из бластера. Возле его правой ноги извивалось окровавленное щупальце толщиной с человеческую руку. Несколько таких же щупалец
  с большими крючковатыми присосками тянулись из оврага к итальянцу.
  На помощь другу бросился бразилец. Метким своевременным огнем он разрезал щупальца чудовища и избавил Роберта от гибели.
  Склонившись над бровкой оврага, разведчики увидели внизу сухопутного спрута. Он, несомненно, был крупнее любого матерого слона. Мышечные щупальца чудовища заметно превышали в основании толщину человеческого тела. Добив агрессивное животное, разведчики направились к скале.
  Омега, приближаясь к горизонту, постепенно утрачивала яркость; зной без промедления снижался, а низкое пепельное небо стало высоким и прозрачным с легким оттенком бирюзы. Слабый шаловливый ветерок с трудом протаскивал в сторону заката пушистые, как вата, облака. Путникам хотелось отдохнуть и насладиться вечерней зарей, но надо было думать о ночлеге.
  За день разведчики устали, и подъем на высокую скалу, перебираясь с террасы на террасу, оказался совершенно не простым. Но все ж таки, оставив за спиной множество таких уступов, они добрались до разлапистых ветвей тысячелетнего лесного великана, а затем приблизились к дуплу.
  - Всем приготовить оружие, - тихо скомандовал Вьюгин.
  Приказ оказался своевременным. Толстая пятнистая змея, чуткая и к слабым звукам, с громким и яростным шипением высунулась из дупла. Рептилию убили моментально. Она была на редкость ядовитой. (Это показал анализатор - прибор для быстрого исследования - точный помощник врача.) Такой ядовитой твари пятисаженной длины на Земле никогда не было.
  - На этой неизученной планете повсеместно смертоносные сюрпризы, - с грустью сказал Радж.
  - Если на секунду зазеваешься - непреложно станешь добычей какого-то местного чудовища, - добавил
  к сказанному Жан.
  - А почему на безводной территории, густо покрывшейся кустарниками, множество всяких хищников? Чем же они питаются? - осведомился Роберт. - Ведь мы за целый час не увидели даже мелкого нехищного животного.
  - А ты посмотри вдаль в сторону реки Янтарной, - стал объяснять Вьюгин. - Местность там явно понижается и, наверное, много родников. А кустарник растет островками среди сочной травы. Туда на ночную кормежку приходят травоядные животные, а следом крадутся хищные - тигры, волки и пантеры. Вероятно, что подобные места посещают и гигантские чудовища.
  Убегая от безжалостных врагов, охваченные ужасом жвачные животные спешат укрыться в густом кустарнике. При подходе к нему их стерегут огромные медлительные спруты, ядовитые змеи, пожирающие мясо черепахи, а может, и другие монстры, приспособленные к местным условиям. Они не могут прокормиться на просторе и потому нападают из засады.
  С наступлением полной темноты отовсюду начал доноситься рев изголодавшихся зверей. На лугах и около кустарников продолжалась извечная борьба между пожирателями мяса и травоядными животными. Хищники, подстегнутые голодом, яростно и стайно нападали, а стадные жвачные животные, образовав широкие круги, упорно
  и умело защищались. Беспрерывный ужасный гвалт окончательно стихнул в полночь. Люди вздохнули с облегчением и, договорившись о дежурстве, сразу улеглись спать.
  Ночь протекла спокойно, но после восхождения Омеги спящие мгновенно пробудились от резкого возгласа Раджа, дежурившего в ранний час. Выглянув наружу из дупла, они с изумлением заметили скопище огромных муравьев. Самые крупные из них были длиной в сажень.
  Колония рыжих насекомых направлялась в сторону лугов. В этом бесчисленном сообществе муравьи разместились по ранжиру и своему предназначению. Светло-рыжие шустрые разведчики сначала забегали вперед, но затем возвращались к скопищу и, наверное, что-то сообщали на своем особом языке самым крупным и сильным муравьям темно-коричневой окраски.
  Изящно приукрашенные самки двигались за крупными самцами, а дальше следовало множество рабочих темно-рыжих муравьев.
  - Интересно, куда они торопятся? - обратился
  к друзьям Роберт.
  - Наши земные муравьи - карлики в сравнении
  с такими. Они питаются растениями, но не отвергают мясо. А местным гигантским муравьям его необходимо много.
  И мясо, и жилы, и хрящи насекомые, конечно, обнаружат после ухода хищников и тоже наедятся до отвала, - пояснил Жан.
  - Они выскоблят кости добела, а самые большие пустотелые уволокут к невзрачному холму, замеченному нами накануне. Ведь он - их огромный муравейник! - дополнил зоолога Вьюгин.
  - А зачем они им нужны? - осведомился Роберт.
  - Кости пойдут на перекрытия новых подземных помещений, - стал объяснять Радж, видевший в Бразилии термитники. - Невысокий холм - лишь вершина большого муравейника, находящегося под землей. Там есть широкие проходы, ниши, складские помещения и даже небольшие залы. Сверху давят многотонные пласты почвы, глины и камней; своды нужно укреплять и кости послужат балками.
  С неба донесся клекот, и насекомые встревожились. Их колония быстро уплотнилась и замерла на месте. Тень огромного пернатого врага плавно проплыла над муравьями. Делая широкие круги и высматривая верную добычу, поразительно крупный беркут тщательно готовился к атаке. Размах его крыльев составлял целый десяток метров.
  Молодой, довольно мелкий муравей на краю огромного скопления завладел вниманием хищника. Снова издав клекот, беркут сложил крылья и стрелой устремился вниз. За несколько метров от земли он мгновенно их развернул и погасил скорость. Выпустив внушительные когти, хищник удачно подцепил изначально намеченную жертву. Но дальше случилась неожиданность. Многие большие муравьи дружно подскочили вверх и вцепились в смертельного врага.
  Беркут защищался клювом и широкими жилистыми крыльями, но противники смело наседали и с яростью вонзали в его тело свои гипертрофированные жвалы.
  Роли теперь переменились, хищнику грозила гибель. Оставив израненную жертву и отбросив вцепившихся врагов, он улетел ни с чем.
  - Беркуту просто повезло. В этом неоправданном сражении, он мог превратиться в жертву! - здраво сказал Радж.
  - Укус таких крупных муравьев должен быть особенно болезненным. Если доза яда не смертельна и хищнику удастся уцелеть, то оправданием его атаки станет дюжина израненных врагов, - ответил ему Жан.
  - Но не скорбите по местным муравьям, раненым в навязанном сражении, они также безжалостные хищники, - заявил в свою очередь Вьюгин. - На Земле мы их редко замечаем из-за небольшой величины. А они нападают на букашек, слизней, червей и многоножек, на большую против них саранчу и даже на ослабленных животных.
  Его слова стопроцентно подтвердились. Разведчики местных муравьев стремительно и плотно окружили ближний островок зарослей и стали прочесывать его. Они обнаружили в кустарнике шустрое ушастое животное, очень похожее на кролика, но невиданно большой величины,
  и выгнали его на луг. Окажись оно случайно на Земле, то было бы значительно заметнее любого годовалого быка.
  Животное бросилось бежать, но натолкнувшись на бесчисленных врагов, сразу изменило направление. Но
  и там ожидала неудача: муравьи окружили территорию,
  и спастись от них было невозможно. Несомненно, гигантский кролик представлял для свирепых муравьев особенно ценную добычу, и упускать его они не собирались.
  Муравьи неумолимо приближались и вскоре набросились на кролика. Его резкие, жалобные крики прекратились через несколько минут, а всего полчаса спустя от большого красивого животного остались обглоданные кости.
  Быстро удаляясь от скалы, колония хищных насекомых заполнила ближние луга; воспользовавшись этим обстоятельством, люди продолжили поход.
  
  Глава 10
  
  Местность постепенно понижалась, почва увлажнилась родниками, а невзрачные колючие кустарники заменились плодовыми деревьями. Их ветви от большого урожая местами изгибались до земли. Разнообразие спелых плодов, их цвет и огромное количество привели разведчиков в восторг.
  Охочий до фруктов Роберт направился к ближнему дереву, сорвал экзотический плод и собрался его надкусить.
  - Стой! - заорал Жан. - Возможно плод ужасно ядовитый, несмотря на благородную окраску. Такие существуют на Земле. Против местных неизученных токсинов нам не найти противоядия.
  - А я заметил разные плоды на больших, раскидистых деревьях. Вероятно, здесь кроется угроза, - поддакнул врачу Радж.
  - Если имеется опасность, - строго сказал Вьюгин, - будем проверять все!
  Товарищи вскоре убедились в точности догадки Жана. Плод содержал яд, правда, не особенно опасный.
  - Давайте будем собирать только знакомые нам фрукты, какие мы ели у туземцев, - здраво предложил Роберт.
  - Но их тоже нужно проверять. Особенно самые спелые, - резко возразил Жан. - На Земле в перезрелых плодах постепенно скапливаются яды.
  Дикорастущие сады вовремя дарили людям, словно выполняя их заказ, полное обилие фруктов. И друзья
  не отказались от подарка. Геолог, ботаник и радист стали запасать впрок уже известные фрукты. Они усердно выбирали на ветвях самые лучшие из них, но не рвали явно перезрелых и уменьшали хлопоты врача при проверке плодов анализатором.
  Фрукты клали на траву в одну общую кучу. Пока она была не велика, Жан помогал друзьям, оставив точный прибор на рюкзаке. Но когда работа завершилась, он его там не обнаружил. Анализатор словно испарился.
  - Над нами неудачно подшутили, - вознегодовал врач. - Без этого точного прибора мы вскоре загремим
  в ящик. Ведь нам абсолютно неизвестно, мясо каких млекопитающих, птиц, рыб и черепах может быть пригодно для еды на этой неизученной планете. И отравление, конечно, неизбежно.
  - Прибор, наверное, стянули птицы, - предположил Вьюгин. - Я еще в детстве замечал, что галки, вороны
  и сороки интересуются блестящими предметами и даже воруют их. В гнездах пернатых похитителей люди нередко находили ложки, вилки и стаканы, наручные часы и браслеты, ножницы и даже бигуди. В общем все, что блестит на солнце.
  - Давайте разыщем гнездо, уничтожим вороватую плутовку и возвратим анализатор, - сразу предложил Роберт.
  - Прибор мог стянуть и примат. Он только что спрятался в дупле ближнего огромного дерева, - поведал друзьям Радж. - Давайте ударим по стволу, и он сразу вылезет обратно.
  Люди выбрали из вороха валежника длинные крепкие дубины и грохнули по толстому стволу. Как и предсказывал Ражд, примат появился моментально. Он гневно сверкал глазами и скрежетал зубами. Весь покрытый свалявшейся шерстью, с могучими шеей и плечами, с руками, похожими на бревна, высокой грудью и плоским животом примат походил на человека, живущего в пещерах на Земле в доисторическое время, но превышал его величиной.
  - Какой респектабельный красавец! Судя по могучему сложению и более чем саженному росту, возможно, он вожак стада, - уверенно сказал Радж.
  - Примат, бесспорно, переходное звено от обезьяночеловека к человеку. Далекие его потомки станут когда-нибудь владеть этой загадочной планетой, - добавил
  к сказанному Вьюгин.
  - Но что же нам нужно предпринять? Как отобрать анализатор? - вновь всполошился Жан, заметив свою принадлежность в огромной лапе дикаря.
  - Может устроить дымовую завесу, и он, естественно, спустится на землю, - предложил Роберт.
  - А если он выберет дубину и устроит среди нас переполох, - с подковыркой заметил Радж.
  - Возможно, его нужно раздразнить, и он выронит прибор на землю, - обнадежил друзей Жан и показал примату нос.
  Дикарь моментально повторил сей оскорбительный жест и с удовольствием заржал.
  Радж похлопал руками по ушам, как будто стряхивая с них пыль в сторону могучего противника, но тот повторил и этот жест, не прекращая ржать.
  Разочарованный провалами друзей, итальянец выступил вперед и показал недругу язык. И тут случилось долгожданное - примат рассвирепел. Издавая злобное рычание, он принялся молотить себя в грудь огромным волосатым кулачищем. Вскоре дойдя до исступления, дикарь громогласно заревел и стал поочередно демонстрировать широкий пупырчатый язык и волосатый с проплешинами зад.
  - Примата придется застрелить, он не отдаст анализатор! - бросил со злостью Радж.
  Вьюгин собрался запустить в доведенного до бешенства противника самым увесистым плодом, но догадавшись, что это бесполезно, швырнул его в ворох сушняка и с негодованием воскликнул:
  - Пусть же черт поберет тебя - волосатого и злого недоумка!
  Алексей потянулся за оружием, но, оказалось, напрасно. Ведь примат непременно повторял любые жесты человека. Брошенный рукой дикаря анализатор точно угодил в упомянутый ворох сушняка и остался невредим.
  Люди разразились хохотом, а их странный противник успокоился и стал громогласно вторить.
  Друзья, насмеявшись вдоволь, прихватили фрукты
  в дорогу, помахали жулику руками и направились к видневшейся гряде островерхих выщербленных скал, чтобы разыскать пещеру для безопасного ночлега. Двигаясь в этом направлении, они снова стали приближаться к пойме Янтарной реки.
  Зародившись в заснеженных горах, ее звонкоголосые притоки огибали гряду скал и делили изобильную долину на особые прекрасные сады с разными плодовыми деревьями. Слившись с попутными ручьями и впитывая воду родников, быстрые прозрачные потоки преобразились в речки.
  На пути к величественным скалам друзья поочередно перешли несколько речек вброд.
  Контрастируя с зеленым окружением, яркие оранжевые скалы были наиболее заметными в местном восхитительном пейзаже и играли доминирующие роли. Возвышаясь над плодовыми деревьями и уподобившись гигантским кораблям, они, казалось, плыли вереницами между ареалами садов.
  В ближней высокой скале, изрытой бесчисленными трещинами, было несколько вместительных пещер, находящихся на уровне с землей. Это не устроило разведчиков, и они направились к другой. В гигантской угрюмой горе имелась огромная пещера; она была низко от земли и не сулила безопасного ночлега.
  Утесы находились повсеместно, и друзья разошлись по сторонам, чтобы быстрее разыскать подходящее им убежище. Врач и геолог отправились на поиски вперед,
  а ботаник и радист решили взобраться на скалу напротив.
  В крутой, но уступчатой горе было несколько вместительных пещер. Но они находились высоко над поверхностью земли, и задача представлялась сложной. Чтобы ее упростить, товарищи сложили рюкзаки, наполненные доверху плодами, и свое могучее оружие рядом с угрюмой горой и направились к месту подъема.
  Первая широкая терраса находилась в двух метрах над землей. Еще несколько таких же террас возвышались одна над предыдущей через полтора метра, а остальные были неширокими, но размещались чаще.
  Устроившись на плечи итальянцу, Радж перебрался на террасу и помог вскарабкаться другу. Затем они успешно штурмовали несколько других уступов, но дальше положение ухудшилось. Террасы становились уже, устойчивость терялась с каждым шагом, и продвижение замедлилось.
  Друзья ужасно взмокли и устали, пока добирались до пещеры, но их сердца наполняла радость. Они захватили
  с собой легкий нейлоновый канат, который мог бы в дальнейшем пригодиться и при подъеме, и при спуске. Канат нужно было закрепить где-то внутри пещеры.
  На каменном полу пещеры лежало много различных валунов - немых свидетелей природной катастрофы. Разведчики недолго отдохнули, закрепили, как следует, канат и спустились к подножию горы. Ее назвали Выручалка,
  и она оказалась таковой.
  Возвращаясь за оставленным имуществом, товарищи в пути договорились о соревновании на меткость. Чтобы не расходовать энергию своего могучего оружия, они решили поражать цель равными и крупными камнями. А мишенью должна была служить та самая огромная пещера в угрюмой, но царственной горе, доминирующей над окрестностью.
  Безобидное на вид соревнование едва не закончилось трагедией. Уже через несколько бросков булыжник большой величины, с силой запущенный Раждем, точно угодил в цель, а дальше случилась неожиданность. Из чрева таинственной пещеры донесся исступленный рев, и следом гигантское животное вышло на свет из темноты. Похожий на медведя зверь, но крупнее африканского слона, несомненно, был не травоядным. Ощерив огромные клыки, он снова громогласно заревел, опрометью спрыгнул вниз и бросился в сторону людей. Камень, брошенный Раджем, попал в его плоский нос - самое больное место, потому он сразу разъярился.
  Люди на миг оцепенели. Бластеры лежали от топтыгина всего лишь в десятке метров, а друзья находились от оружия на значительно большем расстоянии.
  - Бежим! - заорал Роберт, и разведчики пустились наутек, а хищник помчался по пятам...
  Оказавшись по соседству с Выручалкой и оттолкнувшись что есть силы от земли, итальянец устремился
  в вышину и очутился на спасительной террасе. Дальше он поспешно одолел множество других уступов, уцепился за нейлоновый канат и добрался до пещеры невредим. Опасливо взглянув вниз, Роберт рассмотрел врага. Гигантское свирепое чудовище, издавая злобное рычание, бессмысленно топталось по террасе. А вот бразилец словно испарился.
  Итальянца охватил ужас. Он представил, что бездыханный товарищ распростерся у подножия скалы, но восклицание бразильца, залезавшего в соседнюю пещеру, сразу успокоило его.
  - Сюда косолапому не влезть! - радостно бросил Радж и от души расхохотался.
  - Ты неоправданно ликуешь. В присутствии свирепого чудовища нам не спуститься вниз, - грустно промолвил Роберт.
  - Медведь не задержится здесь долго. При таких солидных габаритах он, естественно, должен быть прожорлив. Проголодается и уйдет, - заверил его Радж.
  - Мы допустили оплошность. Не зная, что пещера не бесхозная, стали бросать в нее камни и рисковали жизнью, - снова возразил Роберт.
  - Я полностью с тобой согласен. Пусть этот случай будет нам наукой. Но следует признать и то, что наши последующие действия были адекватны обстановке. Мы вовремя бросились бежать, приложили максимум усилий при штурме многочисленных террас и объяснимо уцелели. Я не хотел отставать от тебя, но ты так оперативно улепетывал, что удалялся прямо на глазах. Наверно в твоей родословной было много отличных бегунов!
  - А в твоей - великолепных скалолазов. Ты даже обошелся без каната! - с подковыркой ответил Роберт.
  В этот острый для спорщиков момент кто-то близко выстрелил из бластера, и они заметили друзей, стремительно бегущих им на помощь. После прицельного выстрела один из самых крупных валунов, находящихся близко от медведя, разлетелся на множество кусков с яростным треском и воем. Топтыгин истошно заревел, спрыгнул с террасы вниз и обратился в бегство.
  Спорщики спустились со скалы под радостные возгласы товарищей. Роберт сообщил спасителям, что убегая от смертельного врага, он смог развить внушительную скорость и на ходу запрыгнуть на террасу. Этот решающий прыжок позволил оторваться от чудовища и обеспечить безопасную дистанцию, а остальное было делом техники.
  - А почему ты разминулся с другом? - обратился
  к бразильцу командир.
  - Он мчался с необычной быстротой, и было понятно, что терраса на саженной высоте не станет преградой для него. Я интуитивно догадался, что гнев разъяренного хищника обрушится, конечно, на меня и резко свернул вправо. Грузный, неуклюжий зверь проскочил по инерции вперед и заставил меня покорить много других террас
  и спрятаться в ближней пещере.
  - Ты ошибаешься в одном: невзирая на когти и клыки, мишка не хищный, а всеядный. Он аналог пещерного медведя, живущего когда-то на Земле и истребленного древними людьми.
  Ископаемый пещерный медведь нападал на зверей лишь иногда, чтобы не сдохнуть с голоду; он обычно поедал злаки, любые съедобные грибы, ежевику, землянику
  и малину, плоды дикорастущих деревьев и доступную нерестовую рыбу.
  Не считая вороватого примата, мы за целый день
  не увидали ни единого крупного животного. Так чем же питается медведь - такой огромный и, естественно, прожорливый? Уверен, что всегда фруктами, которых здесь неимоверное количество, - указал на ошибку Алексей.
  - К тому же топтыгин - не храбрец. Встретив решительный отпор, он сразу пустился наутек, а хищники такой величины с неистовством дерутся за победу! - подтвердил его мнение Жан.
  Вокруг начинало вечереть. Косые лучи Омеги уже не поддерживали зной, а слабый ветер доносил издалека такую желанную прохладу.
  - Давайте поднимемся на гору и осмотрим место для ночевки, - распорядился Вьюгин.
  - Выручалка, выручай нас снова! - громко скомандовал бразилец, и разведчики дружно рассмеялись.
  В глубине вместительной пещеры люди неожиданно нашли какую-то странную лежанку из тонких веток, листьев и травы.
  - И здесь распоряжается примат! - сразу всполошился Жан. - За наше кривляние перед ним он нам беспощадно отомстит.
  - А зачем ему лезть сюда - на большую высоту, если есть надежное укрытие? - удивленно спросил Роберт.
  - Ты, кажется, забыл об ураганах? Они проходят узкой полосой, но очень часто меняют направление. По количеству толстого валежника можно уверенно судить, что бури инспектируют сады на устойчивость деревьев и кустов.
  А примата извещает об опасности точный врожденный инстинкт, причем задолго до начала урагана, и он ищет лучшее укрытие, - пояснил Вьюгин.
  - Неужели он отличный скалолаз? - с сомнением спросил бразилец.
  Радж выглянул наружу из пещеры, окинул взором гору и окрестности, и раздраженно произнес:
  - Наши незавидные дела усложняются с каждым днем. Отсюда Янтарная река виднеется, словно на ладони, а лес простирается за ней только на десяток верст. А дальше открытое пространство. Где же мы возьмем дрова, чтобы развести костер? Ведь он с наступлением ночи - наш единственный защитник от безжалостных врагов.
  - На запад здесь, конечно, не пробиться. Потому переправа через реку в этом месте абсолютно бесполезна, нам придется перебираться через хребет! - высказал мнение Жан.
  Украшенный льдами и снегами, грозный скалистый хребет уже выглядывал угрюмыми вершинами из-за черты горизонта.
  - За неимением выбора штурмовать действительно придется. Мы отправимся дорогой Меродота, - согласился с Жаном Алексей.
  - Как рассказал шаман, духи сообщили людям об ужасной опасности на юге, но не назвали ее суть. Допустим, что угрозу представляют какие-то гигантские чудовища. Мы уже встретили в пути много свирепых монстров, каких не увидишь на Земле. В экспедицию, ушедшую на юг под верховенством Меродота, входило несколько тысяч человек! Они бы справились с хищными зверями! Так на что намекал шаман? И почему за многие столетия от ушедших к экватору людей не добрался ни один вестник до надежных северных пещер, где проживают соплеменники? - обратился к друзьям Роберт.
  - Мы можем лишь предполагать, о какой опасности шла речь. Например, в мезозойской эре на тогда молодой Земле, при активном движении коры, было множество разных вулканов: и наземных, и подводных. При частых в ту пору извержениях молодых огнедышащих гор страдали
  и фауна, и флора. Растущие поблизости деревья обычно исчезали навсегда под толстыми слоями пепла, повреждались от камней, вылетающих из кратеров вулканов, и сгорали в потоках лавы. Животным грозила смерть от раскаленных газов, в том числе и ядовитых. Они растекались вокруг, вызывая ожоги, болезни и летальный исход при отравлении. Возможно, Гранада повторяет историю нашей планеты, и к югу от скалистого хребта имеется множество вулканов, - предположил Вьюгин.
  - Я полностью с тобой согласен. Такая опасность вероятна и нам ее представить просто, - поддержал командира врач. - Но поголовно безграмотным туземцам это трудно было разъяснить. Ведь они не видели вулканов. И духи решили напугать бесхитростных жителей пещер.
  - Впереди у нас сложные задачи. Нам после всяких приключений необходимо отлично отдохнуть. Если вопросов нет, то давайте быстро подзакусим, договоримся о дежурстве и уляжемся спать, - подытожил беседу Вьюгин.
  - Только подальше от лежанки. Я уверен, там много насекомых! - предупредил Жан.
  Вскоре уставшие разведчики спали безмятежным сном, а назначенный сторожем бразилец, приспособившись на плоском валуне и устроив бластер на колени, временами погружался в дремоту и снова с беспокойством просыпался. Раджа утомили приключения, его клонило ко сну, он завидовал товарищам. Не зная обитателя пещеры, но загодя считая хищником, бразилец справедливо полагал: чудище заявится сюда в самом конце дежурства с наступлением полной темноты. Радж интуитивно понимал, что нависла угроза нападения, и крепился изо всех сил, чтобы не заснуть мертвецки.
  В безжизненном свете Орхидеи и уже угасающей зари скалы просматривались слабо, а дикорастущие сады слились в сплошной, едва видимый массив.
  После угасания зари видимость значительно ухудшилась, а вокруг установилась тишина...
  У бразильца слипались глаза, он их все чаще протирал и сопротивлялся сну. До окончания дежурства оставалось четырнадцать минут, когда громкий зловещий хохот дерзко нарушил тишину и заставил Раджа подскочить. Эхо многократно повторило этот замогильный смех, и словно по желанию "Кощея" издали донесся рев необычайной силы и бесчисленные визги. От этой зловредной какофонии глаза у бразильца округлились, его ноги начали дрожать,
  а волосы встали дыбом, но руки крепко стискивали бластер, и палец лежал на спуске.
  Чья-то гигантская тень заслонила выход из пещеры, послышалось злобное шипение. Горящие фосфором глаза, больше суповой тарелки, дико уставились на Раджа. Двухаршинной длины клюв, очень толстый у самой головы, далее заметно сужался и превращался во внушительный крючок.
  Находясь в состоянии стресса, бразилец не смог сообразить, что товарищи уже проснулись, дружно вскочили на ноги и молча схватились за оружие.
  Жан осветил фонарем дикую свирепую пришелицу - гигантскую полярную сову, чтобы как следует прицелиться и избежать промаха. Но подстегнутый страхом Радж поспешил и мгновенно выстрелил из бластера. Из-за перемены освещенности выстрел оказался неудачным. От него превратились в прах только перья, стоящие торчком над огромным клювом хищницы.
  Сова в отместку изготовилась к атаке. Она оперлась крыльями о пол и выбросила жилистые лапы с массивными и острыми когтями в сторону застывшего врага.
  От гибели Раджа оградили точные выстрелы друзей. Роберт метким выстрелом из бластера раздробил страшные лапы хищницы, а Вьюгин пронзил ей грудь.
  Находясь в состоянии агонии, сова неестественно дергалась, молотила крыльями о стены и покрытый трещинами пол. Затем она метнулась из пещеры и рухнула на нижнюю террасу.
  - Такого я не мог предположить: не птица, а чудовище из ада! - с ужасом воскликнул Радж. - Спасибо, друзья, за помощь.
  - А почему прожорливая хищница поселилась около садов, где не водятся крупные животные? И для чего ей мягкая лежанка? - осведомился Роберт.
  - Кроме примата и медведя, крупных животных здесь нет, но мы видели много грызунов величиной с зайца. На них и охотилась сова. Она хотела вывести птенцов, которые смогли бы прокормиться только мелкими и мягкими зверьками. А лежанка - гнездо совы, - констатировал факты Жан.
  - А самец не явится сюда? - с беспокойством спросил Радж.
  - Самцы прилетают к гнездовьям после появления птенцов. Они доставляют пищу своим похудевшим подругам и временно сменяют на гнезде. А потому налет не повторится, - успокоил бразильца Алексей и затем распорядился. - Мы можем спокойно отдыхать, но сохраним дежурство.
  С началом долгожданного рассвета люди спустились вниз и измерили повергнутую хищницу. Размах ее крыльев составлял больше десятка метров...
  Разведчики свободно миновали гряду величественных скал, но, не имея выбора, вынужденно двинулись вперед - в сторону скалистого хребта. Они знали, что им встретится в пути множество лютых хищников.
  
  Глава 11
  
  Метакса был озлоблен до предела. Возвращение к северным пещерам, где его заждались соплеменники, оказалось на редкость неудачным. В убежищах не было продуктов, это чрезвычайно раздражало и заставляло сражаться по ночам с самыми опасными зверями, чтоб не умереть
  с голоду. В ожесточенных битвах пали пятнадцать человек, а раненых было много. Метакса постоянно размышлял
  о своих нежданных неудачах, чтобы все объяснить вождю и оправдаться перед ним.
  Очень длинный, последний переход оказался особенно тяжелым. Измученные воины брели, глядя со страхом на светило, которое клонилось к горизонту. Ночь из-за отсутствия костра и просторного надежного убежища, но при плотном скоплении хищников, им представлялась смертоносной.
  Уже разрумянилась заря, стал дороже каждый светлый миг, но терпящий бедствие отряд был вынужден застрять на полпути из-за жалобных стонов раненых. Задержка грозила бедой, воины пали духом, и даже Метакса растерялся. И в этот критический момент самый внимательный дозорный различил огонь у горизонта в направлении северных пещер. Воины сразу ободрились, спешно зажгли факелы и двинулись к далекому костру.
  Вскоре Метакса догадался по приближению множества огней, что навстречу движется отряд очень быстрых
  и выдержанных воинов для оказания помощи. Много знающий и опытный Этранж оказался на редкость прозорливым, и это озадачило старейшину.
  Как сообразил Метакса, навстречу стремительно бежали воины второй сотни из личной команды вождя. Сблизившись с группой неудачников, они перешли на шаг и остановились перед ними. Начальник отряда Галлиот обменялся со старейшиной приветствиями. Он проинформиро-вал Метаксу о положении дел:
  - Тебя уже устали ждать! Этранж собирал совет
  и выслушал мнение помощников. Все согласились с тем, что с отрядом случилась беда и немедленно требуется помощь. Для решения насущного вопроса отправили лучших воинов. По указанию Этранжа они доставили продукты, целебное бодрящее вино и мягкие шкуры антилоп для переноса раненых.
  По распоряжению старейшины воины немного подкрепились, захватили носилки со страдальцами и поспешно направились к костру - верному стражу и защитнику!
  После устремления в погоню за строптивыми и хитрыми пришельцами первого отряда воинов вождь предусмотрел многое. По его необычному приказу сородичи достали из болот толстые пласты торфа, разрубили их на множество кусков и оставили на полпути от обрыва до первого убежища. Торф хорошенько просушили и разложили по широкому кольцу, а в середину принесли много сухих дров.
  Старейшина по достоинству оценил предусмотрительность Этранжа, когда воины добрались до костра, разведенного дюжими охранниками. Над просушенными толстыми поленьями полыхали языки пламени выше человеческого роста и освещали территорию вокруг на полет легкого копья, а торфяное кольцо виделось словно на ладони. Воины зажгли и торф. Он горел без жаркого пламени, зато исторгал смрад. Костер в середине круга разносил во все стороны тепло и оттеснял дым.
  Ночь протекала без тревоги. Под защитой огромного костра людям было уютно и не страшно: смрад от тлеющего торфа постепенно расползался по окрестностям и отгонял изголодавшихся зверей. Их злобные визги и рычание едва доносились издали...
  Когда занялась заря, воины направились к пещерам
  и прибыли на место в полдень. Метакса проследовал к вождю под странные взгляды соплеменников.
  Этранж уже был предупрежден и срочно собрал совет. Кроме Хафры, Вандаля и вождя здесь находился Галлиот, и это понравилось старейшине. Испытанный в битвах со зверями, сильный и бесстрашный воин мог, конечно, лучше оценить все трудности опасного похода и объяснить плачевный результат. После рассказа Метаксы о пережитых злоключениях ему предоставили слово.
  - Старейшина ни в чем не виноват. Он приложил огромные усилия, чтобы настигнуть беглецов, но бросился
  в погоню запоздало, по независимым причинам! - дерзко заметил Галлиот. Он был лишь помощником Метаксы, соратником в битвах со зверями, но членом совета не являлся.
  - Так нужно было двигаться быстрее! - злобно перебил его шаман.
  - Слуги духов - люди незнакомые, их замыслы были непонятными, а потому назначение охраны пришлось бы, конечно, кстати. Но почему-то этого не сделали? - четко ответил Галлиот.
  - Это моя оплошность, - с грустью признался вождь.
  - Беглецов мы считали слабаками, потому не сумели раскусить. А они оказались стойкими, хитрыми, способными и сильными и на редкость расторопными людьми! - констатировал факты лекарь.
  - Но куда подевались пришельцы? Неужели исчезли в небесах?! - обратился к старейшине Этранж.
  - Они отправились дорогой Меродота! - уверил собравшихся Метакса.
  - Беглецов - четыре человека. Как же они смогут одолеть неприступный скалистый хребет? Намного проще переплыть реку и добраться по открытой территории до обширной долины, всегда прикрытой пологом тумана, - резко возразил Хафра.
  - Ты ошибся в оценке беглецов, и они посмеялись над тобой! - напомнил ему Вандаль. - Пришельцы прислуживали духам, выявили многие секреты и смогут взобраться на хребет.
  - И сделают это обязательно! - уточнил его мысль Галлиот. - Добраться до таинственной долины по эту сторону скалистого хребта может лишь отряд воинов, имеющих достаточно оружия и много сухих дров, чтобы защититься от зверей. Ведь в дороге придется ночевать! Сотня сильных и выносливых людей сможет принести дрова,
  необходимое оружие, пищу и обеспечить безопасную ночевку, но для четверки беглецов это, конечно, невозможно.
  - Но что же обещает слугам духов переход через скалистый хребет кроме встречи с невиданной опасностью, о которой уже знали наши предки? - не сдавался упрямый Хафра.
  - Ты сам известил о ней умных и пронырливых пришельцев, и они не станут рисковать. А потому, перевалив через хребет и не удаляясь от него, слуги духов направятся на запад в сторону таинственной долины, где вечное скопление тумана. Уверен, по ней протекает какая-то огромная река. Начинаясь среди гор хребта и вобрав в себя множество притоков, она делает крутой поворот напротив пещеры духов и снова устремляется на юг. По этой неведомой реке пришельцы попытаются уплыть, скрываясь под пологом тумана, если смастерят плот. Они доплывут до поворота, а оттуда лишь полдня пути по ровной и безлесной территории до почитаемой нами и вечно дышащей пещеры духов у основания обрыва. Для нас она является святыней, и мы ежегодно доставляем к ее раскрашенному охрой входу свои дорогие подношения, но боимся заходить внутрь. Возможно, слуги духов это знают и попытаются спрятаться в пещере, - пояснил ситуацию Метакса.
  - Но зачем посылать отряд к далекому скалистому хребту, если можно схватить пришельцев у основания обрыва, рядом с нашей святыней? - вновь возразил предсказатель.
  - Мы не знаем, когда они придут. А нашим воинам негде укрыться от плотоядных зверей с наступлением темноты. Не нарушать же покой святыни! Чтобы отряд уцелел, потребуется много продовольствия и сухих дров. За неимением последних придется стаскивать к пещере торф. А в светлое время суток нас легко обнаружат беглецы и подадутся на запад, где мы ни разу не бывали. Поэтому похода на юг, несмотря на его опасность, нам не удастся избежать! - четко ответил Галлиот.
  - И мы схватим коварных беглецов, выясним секреты духов, и жизнь соплеменников улучшится. Если решим задачу, то затраты времени и сил очень быстро оправдаются! - твердо сказал вождь. Затем приказал Вандалю:
  - Постарайся скорее излечить всех раненых воинов. Четверо твоих помощников должны трудиться круглосуточно, вовремя сменяя друг друга. А потом они отправятся в поход под руководством старейшины.
  Обратившись к Метаксе, он сказал:
  - Ты снова отправишься в погоню во главе двухсот воинов вместе со своим помощником. Впереди вас ожидают неизвестность и огромные опасности. Захватите с собой в достатке, кроме другого оружия, самые длинные копья
  с большими костяными наконечниками. Еще одна сотня воинов будет следовать с отрядом. Ее задача - заготовка дров и доставка к месту ночевки первой и второй сотни на полпути к таинственной долине. Если вопросов нет, то желаю всем привольно отдохнуть и подготовиться к новому походу.
  
  Глава 12
  
  Дикорастущие сады по другую сторону гряды были заметно изреженными. Там когда-то поработал ураган. Он навалил между деревьями беспорядочные кучи сушняка, которые люди обходили с пустыми затратами сил.
  Незадолго до полудня стали встречаться на пути высокие лесные патриархи с толстыми и крепкими стволами, но не приносящие плодов. Они росли вперемежку с фруктовыми. Валежника значительно убавилось, люди обнаружили тропу, и продвижение ускорилось.
  Время приблизилось к обеду, и разведчики вышли на поляну, украшенную множеством цветов. Похожие во многом на земные и испускающие нежный аромат, они были по своей величине, как толстостебельный подсолнечник.
  - Здесь сказочное место для ботаника! - радостно воскликнул Радж, подойдя к травянистому растению высотой в целую сажень, напоминающему гладиолус. Нераскрытые бутоны у вершины, похожие на сахарную свеклу, ниже сменялись роскошными соцветиями до полуметра в поперечнике.
  - И для зоолога тоже! - подтвердил с восхищением Жан, заметив толстых полосатых насекомых, деловито собирающих нектар.
  - Как они похожи на шмелей, но только удивительно огромные! - пришел в восторг и Алексей.
  Безразличный к цветам Роберт был любителем изысканной еды. С недоумением пожав плечами, он направился к развесистому дереву, отягощенному богатым урожаем. От тяжести бесчисленных плодов ветви полезного растения согнулись до поверхности земли. Фрукты крупнее апельсина с яркой румяной кожурой. Такие же целебные плоды со вкусом земляники и крыжовника, какими угощал вождь. Теперь уже и Роберт восхитился и громким голосом позвал друзей. А дальше случилась неожиданность.
  Где-то рядом кто-то дико завизжал, и лес огласился криками множества крупных обезьян. Очнувшись от сладкой дремоты, они завопили вразнобой, и гвалт стоял неимоверный. По повторному сигналу вожака животные ринулись к поляне, прыгая с дерева на дерево. Они примчались на опушку и стали дружно расстреливать людей крупными, тяжелыми плодами. Под натиском атаки обезьян разведчики быстро отбежали на безопасную дистанцию и стали рассматривать событие.
  - Я видел в Бразилии и Африке множество разных обезьян, но таких агрессивных не встречал. Они ведут себя как угорелые, а ведь мы им ничем не угрожали! - возмущенно воскликнул Радж. Увесистый местный апельсин угодил в его правое плечо, и рука начала ныть.
  - Ты, кажется, забыл о конкуренции. Растения с целебными плодами встречаются очень редко. О полезности таких фруктов всяким животным сообщает верный врожденный инстинкт. Их едят и всеядные звери, и, возможно, некоторые хищные. А обезьяны захватили территорию
  и бросаются сражаться за плоды по любому сигналу вожака, - напомнил ему Жан.
  Его слова сейчас же подтвердились. Послышалось злобное рычание, и к дереву с целебными плодами подкрался плотоядный зверь. Он выполз из скопления цветов. Похожий сложением на рысь, но значительно крупнее леопарда, хищник казался опасным, и люди схватились за оружие. Не обращая внимания на них и на дико орущих обезьян, хищник стал уплетать плоды и от удовольствия мурлыкать.
  - Уверен, зверь опасно заболел и приплелся сюда подлечиться, - продолжил рассказывать зоолог. - Хищники семейства кошачьих на Земле, инстинктивно чувствуя болезнь, не брезгуют разными грибами, отдельными видали ягод, нежными побегами кустов и даже грызут траву.
  В период мучительной болезни звери особенно озлобленны и всегда готовы к нападению, хотя мясо в это время не едят.
  И эти слова подтвердились. Одна молодая обезьяна, усевшись на непрочной ветке растущего вблизи дерева, бросила крупный апельсин и попала хищнику в затылок. При этом ветка отломилась от ствола, и обезьяна рухнула на землю. Она, наверное, сильно ушиблась и с трудом поднялась на четвереньки. А вот хищник среагировал мгновенно. Он покрыл небольшое расстояние за четыре стремительных прыжка, отвесил обезьяне оплеуху, и она свалилась без сознания. Повергнув недостойную обидчицу, хищник нисколько не спеша вновь возвратился к фруктам, чтобы продлить удовольствие.
  - Ты угадал на сто процентов! - с завистью воскликнул Роберт. - Обезьяна пришла в себя и пытается влезть на дерево, а хищнику это безразлично.
  - Ему сейчас не до нее. Но как только он справится
  с болезнью, так снова начнет охотиться, - ответил ему Вьюгин.
  Разведчики направились вперед, обходя поляну справа, чтоб не беспокоить обезьян и опасного стремительного хищника, свирепо глядевшего на них.
  Бразилец плелся в хвосте группы и не смотрел по сторонам. Раджа беспокоила рука. Он переложил оружие
  в другую, чтобы умерить боль, но все же незаметно отставал...
  Внезапно Радж истошно закричал. Услышав отчаянные вопли, друзья обернулись назад, и их охватил ужас. Схваченный чудовищной рукой бразилец трепыхался
  в воздухе и призывал на помощь. Покрытая шерстью ручища, толщиной как тело человека, безжалостно тащила его в чащу.
  Разведчики направили оружие на лапу неизвестного чудовища, но не решились стрелять. Они боялись зацепить друга и поэтому бросились вперед.
  Им представилась страшная картина. Волосатое гигантское чудовище, сходное с земной гориллой, но невиданно большой величины, уложив человека на ладонях, похожих на шахтерскую лопату, гневно сверкало глазами, свирепо с завыванием рычало и щерило огромные клыки.
  Вьюгин успел остановить зоолога и радиста, собравшихся использовать оружие, а Раджу посоветовал не двигаться. Бразилец лежал, не шевелясь, с плотно закрытыми глазами.
  Монстр рассмотрел людей, молча стоявших поодаль, и моментально успокоился. Гигант инстинктивно догадался, что ему ничто не угрожает. Положив человека на валежник, он взял трехметровую дубину, прислоненную до этого к дереву, и, опираясь на нее, побрел в глубину леса.
  Разведчики бросились к товарищу, убедились, что он не пострадал, и стали от радости кричать. Ликованию
  не было предела. Когда же все заметно успокоились, Радж обратился к Алексею:
  - Ты вовремя высказал совет, иначе местная свирепая горилла смяла бы меня в лепешку.
  - Это местный гигантопитек - далекий предшественник гориллы. Подобные опасные чудовища, но явственно меньшие по массе, когда-то проживали на Земле. Они не смогли приспособиться к глобальным переменам климата и потому вымерли.
  - Но здесь постоянный климат! - вступил в разговор Роберт. - Возможно, уменьшаясь в габаритах, но развивая ум, далекие потомки монстра станут первобытными людьми?
  - Миллионы лет назад на Земле жили обезьянолюди - представители разных видов многоликого отряда приматов. Из-за резких перемен климата они почти все вымерли. Остался лишь один вид, сумевший надежно приспособиться к разным изменениям. Первобытный человек произошел от приматов этого вида.
  А на Гранаде постоянный климат. Если он и дальше будет теплым, то потомки монстра не изменятся. Для этого нет причин. Здесь пищи для них вдоволь, а врагов как будто не видно. Но если наступят холода и исчезнут фруктовые деревья, то эти животные погибнут! - упорядочил все Жан.
  - Но вот у вороватого примата, какого мы не стесняясь дразнили и даже довели до бешенства, есть большие шансы приспособиться к разным причудам климата, - продолжил беседу Алексей. - У него быстрая реакция, пропорциональная фигура и длинные жилистые ноги. Это говорит о том, что примат - неплохой ходок и станет отменным бегуном, если наступят холода. Он выберет дубину и рогатину, смастерит рубило и копье, а впоследствии лук
  и стрелы. Шкуры добытых животных станут его одеждой.
  Постепенно стало вечереть. В лучах заходящего светила тени от деревьев удлинились, легкий шаловливый ветерок доносил желанную прохладу от далекого скалистого хребта. Подходы к этой горной цепи уже просматривались в тех местах, где встречалось редколесье.
  Люди пополнили запасы особенно понравившихся фруктов и двинулись дальше по тропе, проложенной лесными обитателями. Она иногда пересекалась с такими же другими тропами, которые встречались повсеместно, но направлялась к скалистому хребту. Путники, двигаясь по ней, приближались и к желанной Янтарной реке. В ее каменистых берегах местами имелись пещеры. Но до реки еще было далеко, и это беспокоило друзей. Ведь за день они устали и, естественно, мечтали об убежище, в котором удалось бы отдохнуть.
  - Так где же мы будем ночевать? - задал вопрос бразилец. Ему особенно досталось на орехи от всевозможных приключений, и он тревожился больше остальных.
  - Может, встретим дерево с дуплом, и проблема будет решена? - обнадежил друзей Роберт.
  Но такие деревья не встречались, и разведчики отчаялись. Им совершенно было непонятно, как защититься от зверей с наступлением темноты. А приближающаяся ночь грозила неминуемой трагедией.
  Проблему разрешил Вьюгин, заметивший свалившееся дерево с растопыренными в стороны корнями.
  - Это лесной выворотень! - радостно крикнул Алексей. - Бурые медведи на Земле делают надежные берлоги под прикрытием корней. Нам нужно полноценно потрудиться: выровнять землю в яме под корнями, достаточно ее утрамбовать и заготовить толстоствольного валежника, который сгодится на кровлю. Гибкие стебли лиан сойдут за хорошие веревки. Если управимся с работой до наступления ночи - получим надежное убежище.
  И работа сразу закипела. Понимая опасность ситуации и превозмогая утомление, все трудились на пределе сил. Когда над вершинами деревьев плавно всплывала Орхидея и послышались звериные рычания, работа была завершена, и люди укрылись в убежище.
  Вой и рычание зверей нарастали с каждой минутой
  и приближались к убежищу. Хищники почуяли людей,
  и принимая их за легкую добычу, спешили к ожидаемому пиршеству.
  - Судя по вою и рычаниям, звери из семейства кошачьих, - сразу заметил Вьюгин.
  - И крупнее уссурийского тигра, самого большого на Земле, хотя сбились в бесчисленную стаю. Возможно, что в местных условиях такая охота выгодна? - добавил
  к этому бразилец.
  - Выдержит ли кровля убежища натиски лютых хищников? - забеспокоился француз.
  - Их нужно держать на мушке и вовремя выстрелить из бластеров через промежутки между бревнами! - быстро ответил итальянец.
  Но действовать пришлось еще быстрее. Какое-то огромное животное с грозным отрывистым рычанием прыгнуло на кровлю убежища, и бревна сразу заходили ходуном. Люди видели смертельного врага через промежутки между ними в ярком свете фонаря. Хищник был крупнее носорога, но внешне походил на леопарда - такой же жилистый, гибкий и пятнистый.
  Роберт выстрелил в противника из бластера, но, очевидно, поспешил и только обжег ему бок. Зверь среагировал мгновенно. Он так шарахнул по толстому бревну правой передней лапой, что на нем появилась трещина. Но друзья итальянца не промазали. После дружного залпа из бластеров хищник отпрянул в сторону с резким истошным ревом и повалился замертво.
  Люди ошибочно решили, что гибель одного хищника вызовет страх у остальных, но звери еще пуще разъярились. На кровлю ненадежного убежища вспрыгнули двое леопардов, и она затрещала от веса их габаритных тел.
  - Если хищники провалят кровлю и вломятся к нам в убежище, то и бластеры нас не спасут! - с ужасом воскликнул Жан.
  - Я их сейчас угощу самым приятным запахом,
  и они моментально убегут, - обнадежил товарищей Радж. В изящной пластмассовой шкатулке бразилец берег талисман, полученный в детстве от деда. Статуэтка бразильской красавицы - верной хранительницы рода - передавалась по наследству главой семейства сыну или внуку на протяжении нескольких веков. Талисман нужно было сохранить, а превосходное оружие - шкатулку, Радж прикрепил к палке, затем с огорчением зажег и просунул между бревнами наружу. Пластмасса зашипела, как змея, и стала испускать смрад, который быстро растекался по окрестностям. Хищники пришли в ужас, громко и отчаянно завыли и унеслись без оглядки. Шум удалился к горизонту, и вокруг воцарилась тишина...
  Разведчики долго ликовали, затем запоздало закусили и улеглись спать. Ночь протекла без происшествий, и они отдохнули всласть.
  
  Глава 13
  
  Свежим погожим утром, после умеренного завтрака, люди держали совет. Начал беседу командир.
  - У нас уменьшились запасы продовольствия, их следует пополнить. В отличие от обезьян мы не сможем долго продержаться только на одних фруктах. Нам необходима пища, содержащая белок и жир. Приближаясь к Янтарной реке, будем выслеживать зверей и, возможно, устроим облаву. Перед штурмом скалистого хребта мы в полной мере должны быть обеспечены вкусным копченым мясом и жирной вяленой рыбой.
  - Я промышлял охотой и даже участвовал в облавах и на африканском континенте, и на территории Бразилии, - сообщил о себе Радж.
  - А я с детства ловил рыбу: морскую, речную и озерную. Знаю множество приманок и насадок для любых осторожных рыб на нашей родной планете. Я объегорю и местных и наловлю их вдоволь, а вас угощу ухой! - бодро заверил Роберт.
  - Мой отец - капитан траулера и опытный в деле моряк. После удачного траления он коптил и провяливал рыбу, а я помогал в работе и перенял опыт. Смогу окурить и мясо, - пообещал Жан.
  - А я - природный сибиряк. Доведу до кондиции рыбу и приготовлю окорок. Выходит, мы все специалисты по заготовке продовольствия. Чтобы снабдить себя продуктами, мы сейчас же выступим в поход, - подытожил беседу Алексей.
  Дальше начиналось редколесье, видимость была хорошей, и люди быстро зашагали по тропе. К полудню они дошли до низины, густо заросшей лозняком.
  - Возможно, здесь прячутся животные и нужно устроить облаву, - предположил бразилец. - Давайте тянуть жребий и распределяться на загонщиков и стрелков.
  - Это неудачный вариант! - резко возразил Жан. - Лучше взобраться на дерево, осмотреть конфигурацию низины и тогда уже решить, как поступить дальше.
  - А вон же поодаль растет высокий лесной патриарх, сходный с раскидистым дубом. Он подойдет и для подъема, и для обозрения окрестностей. С его вершины я все определю и поведаю вам с деталями, - подхватил идею итальянец и направился к замеченному дереву. Взобравшись на большую высоту и осмотревшись, Роберт восхищенно произнес:
  - Жан, ты абсолютно прав! Сверху низина выглядит как большой разносторонний треугольник, почти заросший лозняком. Между зарослями виднеются прогалины, по ним снуют какие-то животные. Один из углов низины направлен в сторону Янтарной реки.
  - Как раз этого я и ожидал. Обычно низины, леса, перелески и любые заросли имеют форму с острыми углами, - объяснил свою догадку Жан.
  - Ситуация прояснилась. Нам нужен лишь один стрелок и, естественно, это Роберт со своей поразительной реакцией. Ну а мы превращаемся в загонщиков, - с сожалением бросил Радж.
  Все трое направились налево, чтобы гнать гипотетических зверей в сторону Янтарной реки. А Роберт спустился с дерева и торопливо зашагал к дальней окраине низины...
  Жан, Радж и Алексей стали прочесывать кустарники. Вскоре в поле зрения бразильца оказались колючие шары, полутораметровые в диаметре и издающие сердитое сопение. Радж подозвал друзей.
  - Это местные гигантские ежи - деликатес для умирающих от голода и пакость для других людей. У ежей отвратительный запах, - рассказал о зверях Вьюгин.
  - А вот огромная местная ехидна спряталась в чаще лозняка. Эти всеядные животные питаются днем червями,
  а ночью истребляют грызунов, - дополнил его Жан.
  Двое крупных упитанных зверей с мягкой лоснящейся шерстью и отдаленно похожих на куницу стремительно напали на ехидну. Уколовшись об острые иголки, хищники отпрянули назад и с недовольным визгом скрылись в густом кустарнике.
  - Куницы напали на ехидну - добычу необычную для них. Это говорит о том, что после охоты леопардов почти все травоядные животные покинули ближние окрестности и ушли в отдаленные места. Нам остается уповать только на случайную добычу, - с грустью отметил Вьюгин.
  Разведчики направились вперед и вскоре оказались на поляне, заросшей ягодным кустарником. Душистые рубиновые ягоды гроздьями свисали с низких растений и изгибали стебли до земли. Различные грызуны величиной от крысы до лисицы сновали у раскидистых кустов и пожирали богатый урожай. Звери встретили людей шипением
  и злобным пронзительным писком. Убедившись в безвредности ягод, люди полакомились вдоволь и взяли про запас. Затем они продрались сквозь лозняк и выбрались к другой поляне, заросшей невысокими плодовыми растениями. Но поляну захватили обезьяны - крупнее шимпанзе, относящиеся к роду примитивных. Обезьяны безумолчно верещали и затевали длительные драки.
  - Своим неугомонным поведением обезьяны похожи на мартышек, но отличаются большой величиной, - сразу заметил Радж.
  - Прискорбное для нас различие. Такие крупные
  и злобные животные не позволят нам отведать ягод, а они здесь другого цвета и, конечно, с изысканным вкусом. Ведь обезьяны неслучайно захватили именно эту поляну и отчаянно дерутся из-за ягод, - ответил ему Жан.
  - Обезьяны, бесспорно, агрессивные, лучше обойти их стороной, - здраво решил командир, и загонщики пошли дальше.
  Двигаясь в сторону реки, люди заметили животное крупнее носорога, но похожее сложением на лошадь.
  Несмотря на огромный вес и внушительные габариты, зверь сразу отозвался на опасность, ринулся сквозь чащу напролом и остался невредим.
  - Мы, очевидно, оплошали, но ведь Роберт не промахнется, - обнадежил друзей Радж.
  - У радиста несложная задача. С расстояния в сорок шагов он попадает в муху, - похвалил зоолог итальянца.
  - Давайте пойдем быстрее. Роберт уложит зверя,
  а мы разделаем тушу, - спохватился своевременно геолог. В ожидании желаемого выстрела все трое ускорили шаги, но вокруг царила тишина. Оставив кустарник позади, они приблизились к опушке редколесья и увидели стрелка. Роберт просиживал на пне и зевал от безделья.
  - А куда подевалась добыча?! - придирчиво бросил Радж.
  - Возможно, что местная зебра на деле является добычей для изголодавшихся хищников. Но только не для людей! У африканской зебры жесткое и жилистое мясо, поэтому охотники в саваннах обычно добывают антилоп, - пояснил ситуацию стрелок.
  - Но ведь у нас продукты на исходе, мы находимся
  в трудном положении, - напомнил друзьям Вьюгин.
  - Мы не добыли мясо, но может наудим рыбу? - сразу вывернулся Роберт. - Давайте сделаем удилища.
  Разведчики начали искать гибкие высокие растения, чтобы смастерить снасти. Роберт обогнал товарищей. Он первым нашел деревце, упругое словно орешина, и сделал из него удилище. Тонкий, но прочный шнур из личных запасов радиста превратился в надежную лесу, крупный карабин от рюкзака - в прочный и внушительный крючок,
  а полая ручка от щита - в цветной и красивый поплавок. Мастерить рыболовные снасти итальянец научился в детстве, а к восемнадцати годам уже стал заправским рыболовом. Легко обогнав друзей при изготовлении снасти, он сразу направился к реке. Расстояние до нее было меньшим полукилометра, и Роберт спешил отличиться незаурядным мастерством при ужении местной рыбы.
  Итальянец приблизился к реке. От ярких лучей Омеги ее чистая прохладная вода сверкала бриллиантовыми бликами и ослепляла глаза. Чтобы не портить зрение, рыбак разыскал дерево, склоненное к поверхности реки. Устроившись на нем верхом, Роберт забросил удочку. Наживкой для рыбы послужил очищенный от корки апельсин.
  Мощные всплески на воде обещали богатую добычу, интерес к рыбалке возрастал, и итальянец размечтался: "Наловить бы пудовых осетров, карпов, белуг или сазанов и пополнить запасы продовольствия. И в копченом, и в жареном виде эти рыбы - изысканное кушанье!".
  Изредка мечты сбываются. Яркий нарядный поплавок плавно скользнул по воде, а затем погрузился в глубину. Роберт сделал подсечку, а дальше случилась неприятность. От могучего и резкого рывка он едва не свалился в воду. Чтобы не упасть вниз и удержать добычу, рыбак обхватил дерево, держа удилище обеими руками. Затем он исступленно закричал, призывая товарищей на помощь.
  Они примчались словно угорелые, но в этот критический момент напуганная шумом рыба сделала рывок в сторону. От этого резкого движения рыбак стал сползать с дерева. Пытаясь на нем удержаться, он профессионально балансировал поднятыми вверх ногами, не выпуская удилище из рук.
  Оказав помощь, друзья с напряжением сил извлекли из воды на берег огромную красивую рыбину с крупной золотистой чешуей.
  - Она потянет полтора центнера! - радостно крикнул Радж.
  - И избавит от назойливой проблемы: мы здорово пополним продовольствие! - возликовал Жан.
  - Давайте оттащим добычу подальше от берега и пообедаем остатками провизии. Затем, разрезав рыбину на пласты, будем вялить и коптить их и изжарим на углях, - кстати сказал Вьюгин.
  - Я сварю отменную уху, и мы наедимся вдоволь! - заверил друзей Роберт. Являясь превосходным кулинаром, он захватил в экспедицию складной пятилитровый котелок, но пока что не выискал минуты, чтобы порадовать товарищей классно приготовленной едой.
  После небогатого обеда разведчики немного отдохнули и обсудили рыбацкую удачу. Роберт страстно рассказывал о своей вожделенной мечте опытного рыболова, которая стала реальностью. Затем подытожил свой рассказ:
  - Эта рыба похожа на сазана. На Земле они достигают полуторапудового веса. Выудить подобный экземпляр, - он кивнул на необычную добычу, - тайная заветная мечта любого рыболова.
  - При угрозе сорваться в воду ты действовал точно
  и решительно и удержал добычу. У сазанов имеются враги - хищные рыбы и животные. Окажись какой-то неудачник рядом с таким монстром - его участь была бы решена. Ты не просто завзятый рыболов, но и везучий человек, - ответил Роберту зоолог и крепко пожал руку.
  - Словно выдающийся циркач, ты ловко балансировал ногами за счет правильной стойки на "ушах". Ее я зафиксировал на пленку. Когда возвратимся на "Атлант" - получишь фотокарточку на память, - дополнил зоолога Радж.
  - Прими и мои поздравления, но далее действуй осторожней, - заявил итальянцу Алексей. Словно подтверждая заявление, от реки сейчас же донеслись могучие удары по воде, разведчики сразу пригорюнились. Сонмы ужасных монстров, затаившихся впереди, представились им словно наяву.
  Обсудив неотложные дела, люди разделали рыбину
  и стали готовить продовольствие. Самые завидные пласты толстого и жирного сазана они намеревались закоптить. Это делали геолог и зоолог. Ботаник вырезал тонкие ломти, удобные для быстрого вяления, и аккуратно разложил на припеке поверх плоских массивных глыб. Радист притащил дрова и собрался разжечь костер для приготовления ухи.
  - Друзья, замрите на минуту, на виду необычное животное, - тихо промолвил Вьюгин.
  Зверь напоминал лань, но был крупнее сибирского изюбря. У него был измученный вид, он учащенно дышал и поводил боками, но продолжал бежать.
  - Этот перепуганный олень, очевидно, умчался от врагов и мог бы уже остановиться, но его подгоняет страх, - убежденно сказал Радж.
  - Хищников, действительно, не видно, но может он спешит к реке, чтобы утолить жажду? - предположил Жан.
  - А после запутает следы и найдет себе место для лежки, - дополнил зоолога радист.
  - Вы угадали не все. Убежав от многочисленных врагов, олень, естественно, немного отдохнет и утолит жажду. Запутав следы, он разыщет каменную соль и примется лизать ее. А соль для нас ведь тоже пригодится. Оставим оленя в живых, но присмотрим за ним в бинокль. Пусть он выведет нас к залежам, а потом отправляется на отдых, - пояснил ситуацию Вьюгин.
  - Друзья, занимайтесь делами. Я прослежу за оленем, а вырезка засушится сама! - радостно воскликнул Радж. Выслеживать мирных животных ему нравилось намного больше, нежели стрелять в них.
  Роберт, Жан и Алексей продолжили готовить продовольствие, а бразилец с биноклем на груди бросился вдогонку за оленем. Он захватил и бластер для собственной защиты от зверей. Не чувствуя запаха врагов, олень постепенно успокоился и перешел на шаг, а Радж сократил дистанцию и не выпускал его из виду.
  Дальше все произошло, как и предсказал Вьюгин. Осторожно приблизившись к реке, зверь остановился и прислушался. Спешно утолив жажду, он поплыл по течению потока, не удаляясь от берега. Охотник, скрываясь за кустами, двинулся в том же направлении. Проплыв километра полтора и заметив на отлогом берегу обширную зеленую лужайку, олень спокойно выбрался на берег. Наевшись вдоволь малахитовой травы и сделав полдюжины кругов, чтобы запутать следы, он направился к видневшейся гряде полуразрушенных скал.
  Бразилец двигался за зверем осторожно, чтобы оставаться незамеченным. Рассматривая местность в бинокль, он вовремя засек опасность. Над огромным гранитным валуном виднелась голова хищника. Бурой окраски зверь из семейства кошачьих был почти не отличим по цвету от огромной замшелой глыбы, и олень его не замечал. Разведчик ускорил шаги, взяв оружие на изготовку. Временами наклоняясь до земли, охотник приблизился к оленю примерно на сотню метров.
  Радж посмотрел в бинокль и заметил соляной пласт рядом с разрушенной скалой. Местами он значительно растрескался и даже разделился на куски. На сколах соль заметно отличалась чистым приятным цветом с легким оттенком синевы от поверхности невзрачного пласта, давно поблекшей от ветра и дождей. Олень выискал соль посветлее и начал ее лизать. Хищник вспрыгнул на валун и прижался к нему перед атакой. Могучего вида зверь был крупнее уссурийского тигра. С необычным проворством он стремительно бросился вперед и распластался в воздухе
  в двадцатиметровом прыжке. Но лазерный луч был быстрее. После точного выстрела зверь свалился на землю мертвым. Застигнутый шумом олень с испугу бросился бежать, но, не заметив врагов, вновь возвратился к скале.
  "Я оставляю тебе жизнь, ты бесспорно заслужил ее!" - подумал охотник об олене и тихо пополз в сторону. Направляясь назад к друзьям и попутно рассматривая скалы, бразилец заметил пещеру и сразу пришел в восторг: она подходила для ночлега.
  Радж возвратился к товарищам, когда уже стало вечереть. Они ожидали его к ужину.
  - Рыба готова для еды, но, к сожалению, нет соли, - заявил Вьюгин.
  - Теперь и она есть! - гордо воскликнул Радж и рассказал об удаче.
  - Нам выгодней добраться до пещеры и поужинать на месте: ведь там же придется ночевать, - здраво заметил Жан.
  - К тому же, забравшись в пещеру, мы будем находиться в безопасности, а если поужинаем здесь, то с риском пойдем по темноте, - согласился с ним Роберт.
  - Тогда без задержки собираемся и направляемся
  к пещере! - резюмировал Вьюгин.
  Беспрепятственно добравшись до пещеры, друзья заготовили дрова, договорились о дежурстве и после питательного ужина сразу улеглись спать. Ночь протекла спокойно, и разведчики отлично отдохнули.
  Утро выдалось погожим и не жарким, но прибавило людям приключений. После отменного завтрака Радж вооружился биноклем и начал осматривать окрестности. С высоты двенадцати сажень виделись, словно на ладони, грозный заснеженный хребет, цепь голубых озер, лента Янтарной реки и разновеликие холмы - первые признаки предгорий. Самые высокие из них были малахитового цвета, а остальные - бурого. Последние как будто шевелились, и Радж подозвал друзей.
  Жан посмотрел в бинокль и убежденно заявил:
  - Это не холмы, а мамонты. Они любят высокую траву и неколючие кустарники, поэтому собрались у холмов, заросших от низа до вершины.
  - Нам нужно находиться начеку и не беспокоить мамонтов, - предупредил Вьюгин. - Как и африканские слоны, эти звери и злонравны, и опасны.
  - А вслед за травоядными животными скопом бегут хищные в расчете на богатую добычу, - грустно добавил Радж.
  - Возможно, нам удастся проскользнуть мимо всех злонамеренных животных берегом Янтарной реки? - предположил Жан и посмотрел в бинокль.
  - Но и туда слетаются враги, - заявил он через
  несколько секунд, отдавая бинокль Вьюгину.
  - Это орлы-стервятники. Они поедают мертвечину
  и очень редко нападают на животных. К этому их может подтолкнуть лишь многодневный голод, - уверенно заметил Алексей, рассматривая птиц в бинокль.
  - Они, видимо, расклевывают зверя, убитого тобой вчера? - заявил бразильцу итальянец, - и на всех его может не хватить.
  - Мы обязаны идти туда за солью, - напомнил друзьям геолог. - Чтобы оградиться от опасности, будем приближаться осторожно, а оружие возьмем на изготовку.
  Люди, приближаясь к реке, подошли к залежам соли. В сотне саженей от нее четыре гигантские птицы расклевывали труп хищника метровыми изогнутыми клювами, но отгоняли пятую, меньшую из них.
  - Здесь две супружеские пары, а пятый - молодой орел - лишний. Он, конечно, голоден и зол, и его нам нужно опасаться, - сообщил друзьям Роберт, видевший
  в Италии орлов.
  - От крылатых хищников до залежи всего лишь метров двести - расстояние опасное для нас. Вы трое следите за орлами, а я заготовлю про запас лучшие куски соли - чистые и мелкозернистые. Для врача соблюдать чистоту - первостепенное дело, - здраво заметил Жан.
  Сполна заготовив соль, разведчики отправились в дорогу. Радж замыкал колонну. Ему исключительно "везло" на приключения, и он беспрестанно озирался. В начале второго километра бразилец исступленно закричал:
  - Хищник преследует нас и собирается напасть!
  Стервятник развил большую скорость и низко парил над землей. Он нацелился сцапать жертву на лету и устремиться в вышину. А ближним к нему был Радж.
  - Оружие взять наизготовку и приготовиться стрелять! - четко скомандовал Вьюгин.
  Разведчики выстрелили разом. Жан лишь немного зацепил крепкую шею орла, Роберт попал ему в крыло, Вьюгин перерезал пополам толстую лапу с огромными и острыми когтями, а Радж с перепугу промахнулся.
  Из-за тяжелых ран хищник утратил скорость. Он сбился с полета и развернулся в воздухе, но, к несчастью, задел крылом не успевшего присесть бразильца. Человек
  и орел-стервятник одновременно рухнули на землю. Они оказались рядом, и бразилец оставался в опасности. Его защитили друзья. Роберт, Жан и Алексей моментально уничтожили врага.
  Радж, распластавшись на земле, приглушенно и жалобно стонал. А Жан, наклонившись над ним, быстро ощупал его тело и поставил диагноз: растяжение грудной мышцы и вывих левой руки в плечевом суставе.
  - За счет ежедневных растираний функция мышцы восстановится, но как излечить вывих за очень короткие сроки? А ведь мы приближаемся к горам, которые будем штурмовать. Раджу помог бы костоправ, но где же найти его? - грустно промолвил врач и беспомощно развел руками.
  - Мой отец - известный костоправ, он вылечил много людей, а я перенял опыт! - гордо сказал Роберт. - И мне удастся помочь Раджу. - Радист отвел в сторону левую руку ботаника, держа за фаланги пальцев, и резко дернул вверх. От нестерпимой боли Радж завыл волком
  и заскрежетал зубами, а его симпатичное лицо сразу покрылось потом.
  - Лечение, собственно, закончилось, но руку придется подвязать. Если ее оберегать - боль прекратится через сутки, - заверил бразильца итальянец.
  
  Глава 14
  
  Друзья привели себя в порядок и продолжили поход. Видимость была отличной, а пейзаж просто замечательным, и люди ненадолго успокоились. Красивая полоска редколесья справа, километровой ширины, примыкала к берегу реки, в отдалении слева маячили высокие холмы, заросшие травой и кустарником. Отчетливо видимые мамонты казались в сравнении с ними лишь толстыми косматыми игрушками, заведенными неким чародеем. Поедая сочную траву, они перемещались не спеша, направляясь в сторону реки. Впереди, у границы горизонта, возвышались ступенчатые скалы. Оттуда временами доносился жуткий и тоскливый вой. Какие-то хищные животные охотились большой стаей. Вой постепенно приближался, и путники снова встревожились.
  - Кажется, это волки. А они обычно голодны! - точно заметил Роберт.
  - Хищники преследуют добычу, но, наверное, не могут затравить, - предположил Радж.
  - И потому они особенно опасны! - с огорчением бросил Жан.
  - Чтобы распознать врагов, я вскарабкаюсь на дерево и осмотрю окрестности в бинокль, - остроумно предложил Роберт, и друзья согласились с ним.
  Вскоре он поведал с вершины лесного патриарха:
  - Стая каких-то хищников преследует огромное животное. Одни плотоядные звери отвлекают внимание добычи, а другие нападают сзади и кусают ее за ноги. Все они бегут сюда.
  Друзья повернули вправо и направились к Янтарной реке. Сквозь редко растущие деревья она уже виднелась впереди: широкая, красивая и чистая.
  Жуткий протяжный вой начал очень быстро приближаться. Возможно, что огромный зверь все же оторвался от врагов и устремился к спасительной реке. Если он зайдет
  в воду, то будет находиться в безопасности. Хищники это поняли и бросились за ним.
  Люди ускорили шаг, но, как оказалось, недостаточно. Усугубляя напряженность, вой поминутно нарастал, где-то трещали сучья и слышался громкий топот чьих-то тяжелых ног. Путники бросились вперед к только что замеченной поляне, на которой привольно росло дерево. Ветви этого лесного патриарха развесились так же широко, как и у земного дуба, но начинались близко от земли.
  - Будем спасаться на дереве! - крикнул на бегу Вьюгин. Решение было своевременным. Уже через полминуты друзья взбирались по ветвям вверх и активно помогали Раджу. А в это время на поляну прибежала целая дюжина хищников. Они походили на собак, но отличались большой величиной. Разведчикам стало понятно: звери примчались на поляну для перехвата добычи. И они - авангард стаи.
  В лесу раскатился треск, появилось огромное животное - гораздо большее матерого слона и с удлиненной шеей. На боках исполинского зверя были страшные запекшиеся раны. До Янтарной реки оставалось несколько сотен метров и потому казалось, что травоядное животное бросится в ее сторону. Но оно, расшвыряв врагов длинными передними ногами и развернувшись наоборот, неожиданно попятилось назад, протиснулось между ветвями и прижалось к дереву. В это время на поляну прибежало несколько сотен хищников. Они ринулись к добыче скопом, и людям в одночасье показалось, что участь исполина решена. Но огромное жвачное животное защищалось умело и удачно. Оно владело передними конечностями, как фехтовальщик шпагой. От мощных ударов ногами враги падали на землю, как снопы, и выбывали из сражения. Всего лишь за
  несколько минут выросли груды трупов и смертельно искалеченных зверей. Вероятно, что настырные собаки прежде не встречались с ловким исполинским животным и опрометчиво напали на него. Получив решительный отпор, они трусливо побежали врассыпную. Их заунывный вой вскоре рассеялся вдали...
  Избавившись от врагов, исполин огляделся и прислушался. Убедившись в отсутствии опасности, он начал ощипывать листву и не спеша жевать. Зверь, безусловно, знал о присутствии людей, но не обращал на них внимания.
  - А почему он не бросился к реке? На такого огромного зверя никто не напал бы в воде, - спросил у друзей Роберт.
  - Он недавно подвергся нападению какого-то чудовищного хищника, у него не зажили раны. А следом напали собаки. Здесь они значительно крупнее, чем матерые волки на Земле, - начал рассказывать Жан. - Огромному жвачному животному было совсем не до еды. А вот теперь она необходима, чтоб восстановить силы. Но, находясь
  в воде, исполин ослабел бы без пищи и непременно издох.
  - Зверь относится к семейству носорогов. Подобные безрогие животные, но только меньшие по величине жили на Земле в начале кайнозойской эры. Вели стадный образ жизни, отбивались от бесчисленных врагов сильными ударами ног. Длинные и мощные конечности выручали их
  и при бегстве от самых опасных хищников. А местный безрогий носорог примчался сюда не наугад. Это надежное место было известно ему раньше, - дополнил сказанное Вьюгин.
  - Сражаясь за свою жизнь, он сберег и наше продовольствие, брошенное под деревом, - весело заметил Радж. Боль от полученной травмы уже заметно притупилась, и бразилец начал улыбаться.
  Примерно через полчаса огромное животное насытилось и ушло к реке на водопой. Люди спустились вниз
  и с аппетитом пообедали, затем немного отдохнули и направились к гряде скал, откуда прежде доносился вой. Теперь там царила тишина.
  До половины дороги никаких происшествий не случилось. Затем издалека слева начал доноситься гул. Он
  неотвратимо приближался и становился громче, а земля дрожала под ногами. Путники сначала решили, что началось землетрясение, но по далеким трубным звукам вскоре догадались: в сторону реки на водопой движется большое стадо каких-то гигантских животных. А земля трепещет под ногами от тяжелой их поступи.
  - Это, конечно, мамонты, - сразу отметил Вьюгин. - Они движутся сплошным потоком вслед за своими вожаками и не уступят дорогу. Мы должны найти до темноты надежную пещеру для ночлега. И потому нам придется проскочить мимо стада злонравных животных.
  Друзья убыстрили шаг и вскоре вышли из леса. Расстояние до скал впереди, как показал дальномер, было чуть меньше километра, а до косматых гигантов, приближающихся с левой стороны, ровно в два раза больше. Но мамонты, по сравнению с людьми, двигались значительно быстрее, поэтому надо было рисковать, и путники бросились вперед.
  Риск оказался огромным. Перебегать дорогу мамонтам решались только быстроногие животные, а тихоходы даже не пытались становиться на их пути. Заметив небольших существ, отдаленно сходных с обезьянами, приняв их действия за дерзость, мамонты пришли в ярость и ринулись вперед лавиной.
  Люди пробежали полдороги, но расстояния до мамонтов и скал уже абсолютно уравнялись, и было понятно, что назревает трагический момент. Заметив множество огромных глыб, лежащих близко от дороги исполинов, Вьюгин громогласно прокричал:
  - Открыть огонь по валунам!
  И первым выстрелил из бластера. Друзья поддержали командира. Валуны после метких выстрелов разлетались на мелкие осколки с яростным треском и шипением. Это возымело действие. Мамонты замедлили бег, перешли на широкий шаг, а потом вообще остановились, но продолжали выказывать гнев отрывистыми трубными звуками.
  Используя растерянность животных, люди проскочили мимо них и направились к ближнему утесу. В этой темной базальтовой скале было много различных пещер. Самая просторная из них привлекла внимание разведчиков. Она находилась высоко над поверхностью земли и была недостижима хищникам. Но все скалы высились уступами, и люди достигли цели, перелезая с террасы на террасу. После трудов и потрясений они отдохнули и поели, затем осмотрели пещеру. Она не имела трещин, и друзья перестали беспокоиться.
  - В этом просторном помещении с видом на красивые холмы находиться безопасно и уютно. Оно закрыто от западных ветров, а прочный свод укроет от дождей. Сюда не проникнут звери и здесь не гнездятся совы, - весело сказал Роберт, с ним все согласились. Разведчики были оптимистами, надеялись только на лучшее и не предвидели беды.
  У входа в пещеру находилась широкая и ровная терраса - прекрасный пункт для наблюдения за местностью, - друзья устроились на ней. Вокруг начинало вечереть. Фигурные тени от утесов незаметно удлинялись и густели. Они уже успели заслонить от стынущих лучей Омеги низины и ближние озера, но дальше все виделось отлично.
  Радж посмотрел в бинокль и иронично произнес:
  - За утесами веселенькая местность, скучать от безделья не придется. Отсюда видны враги: леопарды, волки
  и собаки.
  Вьюгин тоже взглянул в бинокль и справедливо возразил:
  - Ты увидел не все. Там прячется парочка чудовищ, похожих на пещерную гиену. Они гораздо крупнее леопардов.
  - Возможно, гиены и являются местной чудовищной опасностью, о которой рассказывал шаман? - предположил Роберт.
  - Первобытные люди на Земле сражались со всякими зверями: тиграми, львами и пантерами, зубрами, гиенами и мамонтами - и почти всех истребили. И гранадяне могли бы отличиться в отчаянных битвах с хищниками. Но духи намекали на опасность, от которой защититься невозможно, - справедливо напомнил Вьюгин.
  С запада донесся гул - это возвращались мамонты
  к обильным растительностью пастбищам. Охладившись
  в проточной воде и утолив жажду, они продвигались не спеша - огромные, тяжелые и сильные.
  - Поразительно крупные животные! Такие исполинские мамонты, конечно, никогда не жили на нашей старушке Земле, - восторженно сказал Радж.
  - На раскопках в сибирской мерзлоте изыскатели часто находили невредимые останки мамонтов. При жизни эти звери весили больше девяти тонн. А местные гигантские мамонты, вероятно, вдвое тяжелее, - сообщил друзьям палеонтолог.
  Роберт посмотрел в бинокль и удивленно произнес:
  - Огромное скопище волков, собак, пантер и леопардов мчится навстречу мамонтам. Неужели они могут угрожать этим могучим исполинам? А вот гиены куда-то испарились?
  - Мы наблюдаем сейчас очень опасное явление. Хищники разных семейств сбились в одну стаю, - стал объяснять Жан. - И они пытаются решить общую для всех задачу - убить или смертельно искалечить хотя бы одного мамонта. Чтобы достичь успеха, одни плотоядные животные будут запугивать гигантов визгами, ревом и рычанием, другие постоянными наскоками, словно собираясь нападать, но вот третьи - самые большие - непременно спрячутся в засаде. Действуя на нервы исполинов и выводя их из терпения, хищники станут ожидать, что рассвирепевшие мамонты беспорядочно бросятся вперед и разомкнут строй. И вот тогда и случится нападение. Пара пещерных гиен вместе с десятком леопардов смогут убить мамонта.
  
  Глава 15
  
  Жан пунктуально угадал действия хищников. Волки, леопарды и пантеры подбегали к мамонтам вплотную
  и, пытаясь напугать их, ощеривали острые клыки, громко яростно рычали. Их устрашающие действия усугублялись воем нескольких сотен собак. И хищники добились своего: исполины замедлили движение, а затем и вообще остановились.
  - А где же пещерные гиены? - осведомился Роберт. - Все остальные звери только лишь дразнят мамонтов, но не пытаются напасть.
  - Они скрываются в засаде в ожидании удобного момента, - кратко ответил Вьюгин.
  - Засада за ближним утесом. Я рассмотрел гиен.
  И там же десяток леопардов, - подтвердил его слова Радж.
  - Они готовятся напасть с тылу, - предположил Жан. - Действия других хищников - лишь отвлекающий маневр.
  Неожиданно разведчики заметили, что справа от ближнего озера бредет одинокий мамонт. Гораздо меньший, чем остальные, с выпавшей местами шерстью и худыми впалыми боками он выглядел жалким и угрюмым. Не подозревая о засаде, мамонт направлялся к стаду мимо гряды скал.
  - Зачем он ходил к озеру, подвергаясь смертельной опасности? Речная проточная вода обычно вкусней и чище. И почему он выглядит ощипанным? - обратился к друзьям Роберт.
  - Мамонт тяжело болен. У него нездоровая кожа, он задержался в развитии и очень заметно похудел. Забираясь в стоячий водоем, мамонт лечится озерным илом. Вероятно, в предшествующие дни здесь не было опасных хищников, и он потерял бдительность, - пояснил ситуацию врач.
  Не замечая угрозы, мамонт медленно двигался вперед. А людям уже казалось, что он обречен на гибель. Но положение запутали враги неосторожного животного. Их подвела алчность. Два нетерпеливых леопарда не вовремя зарычали с голоду и этим выдали себя. Не зная, что делать дальше, мамонт с перепугу заметался. До озера было ближе, чем до защитников-сородичей, и он, отчаянно трубя, во всю прыть помчался к водоему. Хищники покинули засаду и ринулись вслед за ним...
  Пронзительный крик мамонта долетел до огромного стада. И на помощь больному животному уже спешили здоровые сородичи. Это были вожаки стада. Но они находились далеко от места намечавшейся трагедии, и хищники могли убить ослабевшего их сородича.
  Одна из пещерных гиен неожиданно вырвалась вперед и стала приближаться к мамонту. Он задыхался от натуги и не мог убегать быстрее. Хищница настигла беглеца у ближнего озерного залива и, не считаясь с опасностью, нацелилась вскочить ему на спину. Впопыхах она не учла, что такие огромные животные могут сокрушительно лягаться. Оттолкнувшись, что есть силы от земли, гиена распласталась в воздухе в длинном решающем прыжке. Но мамонт находился начеку и нанес своевременный удар увесистыми задними ногами в ее смертоносные челюсти. От этого могучего толчка хищница рухнула на землю,
  а беглец спустился по откосу к сулящей спасение воде. Там он поспешно развернулся и, имея в тылу водоем, приготовился биться насмерть.
  Враги не замедлили напасть. Два торопливых леопарда, примчавшись к озерному заливу, одновременно ринулись в атаку, но неожиданно столкнулись. Один при этом отлетел в сторону и угодил в воду, а другой с разгона напоролся на подставленный бивень мамонта. Встречным сокрушительным ударом исполин сломал врагу хребет и отбросил труп в сторону. Другой леопард издох после тщетной попытки убежать. Он уже выбирался из воды, когда мамонт его огрел своим смертоносным хоботом.
  Несколько десятков мамонтов, спешащих на помощь сородичу, уже приближались к водоему, и все хищники пустились наутек. На песке у озерного залива осталось лишь три трупа. Вскоре на них и обратился гнев разъяренных мамонтов. Они стали с неистовством топтать мертвых заклятых врагов, бить их массивными бивнями и раздирать на части. Выместив злобу на трупах самых опасных хищников, вожаки возвратились к стаду, приведя ослабевшего сородича. Наблюдавшие за битвой издали, мелкие враги мамонтов в страхе разбежались кто куда. Их визги, рычание и рев вскоре рассеялись вдали.
  Довольные итогом битвы между жвачными и хищными зверями друзья возвратились в пещеру, договорились о дежурстве и улеглись спать. Первым охранять их сон должен был итальянец. Вахта представлялась ему легкой: до полной тьмы оставалось далеко, налета сов не ожидалось, а стены, пол и россыпь валунов на нем содержали такой же минерал, как и хранилище шамана и сулили неплохое освещение при воцарении ночи. К тому же всходила Орхидея.
  Расстелив свой вместительный рюкзак на самой большой глыбе, Роберт уселся наверху, как фараон на троне, и гордо взглянул по сторонам. Ему показалось странным, что Радж в подобной обстановке промахнулся в сову - невероятно большую и стреляя в упор. "Я на его месте, конечно, не промазал бы!" - самодовольно подумал Макарон. Уверившись в полной безопасности и устроив бластер на колени, Спагетти стал припоминать свои охотничьи удачи...
  Темнота неизбежно наплывала, повисшая всюду тишина стала беспокоить итальянца. Она казалась зловещей. "Уж лучше слушать рычание зверей, находясь в безопасном месте, чем ожидать неизвестную беду", - здраво подумал сторож. Роберту было невдомек, что хищники, напуганные мамонтами, убежали настолько далеко, что даже
  не слышался их рев...
  Так протекли два часа. Уже пробудился Вьюгин и собрался сменить итальянца. И вдруг...
  Тишину беспощадно разорвали какие-то отрывистые звуки, похожие на карканье вороны, но необычайной силы. Раздавшийся затем шум, как от стаи летящих птиц, приблизился и замер у пещеры. Макарон не успел и вскрикнуть, когда саженный зубастый клюв, венчающий жилистую шею, намертво схватил его за ногу и мгновенно сдернул с валуна. Уже падая на пол пещеры, Роберт открыл огонь, но, к сожалению, промазал. Возможно, что после он убил бы неизвестного хищника, но другой исполинский клюв цепко схватился за оружие и вырвал его из рук...
  От неизбежной смерти спас Макарона Вьюгин. В слабых лучах Орхидеи он различил чудовищ, сидящих на террасе у пещеры. Их длинные шипастые тела, покрытые крупной чешуей, и большие перепончатые крылья, отливающие мрачной синевой, превратились в цели для стрельбы, и разведчик открыл огонь. Монстры оставили добычу
  и унеслись прочь.
  Когда же беда миновала, друзья окружили пострадавшего, чтобы высказать сочувствие. А он был бледнее полотна и еле стоял на ногах, но крепился изо всех сил. Жан осмотрел его и похвалил от души:
  - Я недавно заявлял, что ты удачлив, а сейчас скажу - предусмотрителен! Поверх полимерных гетр у тебя надеты другие - с прочной металлической основой. Они защитили ноги от страшных колотых ран.
  - Но кто же хотел меня убить: чудовищные звери или птицы? - дрожащим голосом спросил Спагетти. - Если судить по крыльям, монстры похожи на вампиров.
  - В Бразилии множество вампиров, есть и с длинной головой, но клюва у них нет! - резко возразил Радж.
  - Несмотря на свою величину, местные птицы и животные очень похожи на земных, но с учетом юности Гранады вероятны столкновения с сюрпризами. Потому мне нечего добавить, - уклончиво заметил Жан.
  - А мне добавлять рано, хотя есть одно предположение, и если оно подтвердится - наши трудности резко возрастут. Уверен, рассказ шамана - истина, дошедшая до нас из глубины веков. А факты - летающие монстры - пока унеслись прочь, но они о себе напомнят, - строго сказал Вьюгин.
  - Давайте проявим осторожность и продвинемся вглубь пещеры, - предложил врач. Все согласились с ним, но так и не смогли заснуть...
  Едва занялась заря, разведчики вышли на террасу. Прежде такая привлекательная, сулящая уют и безопасность, теперь она, забрызганная кровью, вызывала отвращение.
  Жан осмотрелся в бинокль, мельком взглянул на Вьюгина и покачал головой. И лица у обоих побледнели. А Радж воскликнул с беспокойством:
  - Может, хоть что-то прояснилось?!
  - Хорошего пока нет. В создавшейся жестокой обстановке нам следует быть начеку, - прискорбно ответил врач.
  Спустившись к подножию утеса, разведчики продолжили поход.
  
  Глава 16
  
  С приближением к скалистому хребту растительность долины изменилась. Дремучие черные леса повсюду уступили место красным - изреженным, но более высоким. Гигантские хвойные деревья до сорока обхватов возвышали вершины над землей на несколько сотен метров. Мягкая слоистая кора местных патриархов леса достигала аршина в толщину, а душистая янтарная смола, обильно выделяемая ею, хранила долговечность великанов. Такой же ароматный запах издавали метровая хвоя и шишки с человеческую голову. Заглянув за мягкие чешуйки одного огромного плода, люди обнаружили орехи, очень похожие на грецкие вкусом, формой и составом (о составе сообщил анализатор). Открытие было важным, и разведчики стали ликовать. Заготовив вдоволь орехов, они направились
  к прогалине, рассекающей лес надвое. Она тянулась от маленького холма, где находилась опушка, до русла Янтарной реки, служа естественной дорогой многим стадам животных, ходившим туда на водопой. Местами прогалина сужалась метров до тридцати или привольно расширялась до половины километра, образуя красивые поляны, покрытые цветами и травой. Открытые участки леса, заросшие сочной зеленью, влекли к себе бесчисленных зверей.
  И друзья убедились в этом, выйдя к одному из них.
  На восхитительной поляне паслись олени, антилопы и бизоны, а в стороне от них - какие-то огромные животные с длинной густой шерстью и трехметровыми рогами. Отдаленно они походили на тибетских косматых яков. Люди собирались присмотреться к представителям местной фауны, но звери внезапно всполошились и повернулись
  в одну сторону - к востоку. Там, на грани леса и поляны, появились невиданные хищники. Они походили на волков, но чудовищной величины (это были пещерные волки).
  В могучей холке звери достигали около трех саженей, передние жилистые ноги очень толстые у основания были явно длиннее задних, на чрезмерно широкой груди узлами выпячивались мускулы. В пугающем облике хищников все говорило о силе и упорстве, а метровой длины пасть, усаженная острыми клыками, вызывала животный страх.
  При появлении врагов самые мелкие звери бросились в сторону реки, бизоны уплотнили стадо, а монументальные яки, соразмерные местным мамонтам, все как один насторожились. Их тревога была понятной. Полугодовалый яченок опрометчиво выбрался из стада и пасся среди антилоп. А когда они кинулись бежать, то оттерли его к бизонам. Но те не собирались защищать чужого детеныша от хищников и отогнали от себя. Зато его бросились спасать все вожаки яков и другие крупные самцы. Но и волки заметили яченка и стремглав помчались к нему. Если они его зарежут или смертельно ранят, то обеспечатся едой.
  Яки и волки бежали с аналогичной быстротой. Но самый резвый плотоядный зверь немного вырвался вперед
  и успел укусить яченка за одну из передних ног. А вот спастись от мести вожаков ему уже не удалось. Яки стали теснить волка к стаду рассерженных бизонов, которые, опасаясь за детенышей, отбросили хищника назад. И тогда самый крупный як ударил его рогами и пронзил насквозь!
  Вожаки растоптали волка, а затем окружили детеныша. Яченок, лежа на земле и истекая кровью, беспрерывно и жалобно стонал и не мог встать на ноги.
  - Яченка придется пристрелить, он не жилец, - сурово сказал Вьюгин.
  - Но мы можем его спасти! - возмутился Радж. - Жан анестезирует рану и остановит кровь, наложит швы
  и крепкую повязку, и вскоре детеныш поправится.
  - А мы будем его охранять и поить водой? Ведь до реки он сам не дойдет, - здраво ответил врач.
  - Да и мясо нам необходимо, а антилопы и олени убежали. Не коптить же пещерного волка! - дополнил
  Роберт.
  Инстинкт подсказал вожакам, что детеныш умирает; они заняли свои места впереди многочисленного стада
  и повели его на водопой. А люди разделали яченка и заготовили продукты в копченом и жаренном виде...
  Пополнив запасы продовольствия, разведчики направились к реке. Приближаясь к скалистому хребту, она неуклонно сужалась, но убыстряла бег. В ее каменистых берегах было множество разных пещер, но люди выбрали самую глубокую, чтобы оградиться от зверей. К наступле-нию сумерек вход закрыли валунами. Друзья утомились от работы, зато ночь протекла спокойно...
  Половину следующего дня люди провели в ходьбе. Пробитая животными тропа неуклонно вела в гору, лес расступался и мельчал, и вскоре сменился кустарником. После обеда и отдыха путники достигли цели - гигантского скалистого хребта. Состоящий из утесов и плато, он поражал величиной. Даже заурядные скалы достигали пары километров, а самые огромные из них были выше в десяток раз. И в сравнении с этими гигантами те, что остались позади, казались неприметными буграми.
  - Давайте разыщем перевал или какое-то ущелье
  и сразу продолжим путь, - предложил Вьюгин, и разведчики направились на поиск. Но усилия были тщетными: найти перевал не удалось, а всевозможные расселины находились на огромной высоте. Зато друзья заметили пещеру, которая показалась сквозной. Но углубившись на пару километров, они натолкнулись на завал - последствие природной катастрофы. Около скопления камней валялся обломок копья. Первым увидел его Радж. Он поднял непригодное оружие и убежденно произнес:
  - А вот и доказательство того, что Меродот и его воины проходили когда-то здесь и, вероятно, погибли под завалом.
  - Что они проследовали дальше - это очевидно, но вряд ли погибли все. В многолюдном отряде Меродота только одних воинов было три тысячи, а вместе с их детьми и женами - несомненно, больше десяти. А так как пещера неширокая, то их колонна, наверное, растянулась на добрую пару километров. И когда началось землетрясение, они, конечно, бросились бежать и многим удалось спастись по другую сторону горы, - возразил Вьюгин.
  - А для оставшихся в живых дорога назад была отрезана, - развил его идею Жан.
  - Но, может быть, их потомки встретятся нам в пути. Сейчас мы отправимся к реке и присмотримся к ущелью, по какому она бежит на юг. Вдруг это пригодится? - подытожил беседу Алексей.
  Разведчики приблизились к реке, когда начались сумерки, но при безоблачном небе видимость была достаточной. В глубокой обрывистой теснине, откуда доносился рев бешено мчавшейся воды, уже царствовала тьма. Не стоило и мечтать о находке какой-то тропы на почти что отвесных склонах. Зато соседняя скала, неприметная среди остальных по своей величине, высилась широкими уступами. Мягкие лучи Омеги, отражаясь в кварцевых ступенях этой природной лестницы, бодрили озадаченных людей. И словно приглашали к восхождению. Вот только жаль: террасы были редкими - примерно метров через восемь.
  - Мы сможем подняться на скалу, если смастерим лестницу, - уверил друзей Вьюгин.
  - Но где же мы возьмем жерди? - озадачился Радж.
  - А вон за соседним холмом видна небольшая роща. Давайте отправимся туда, сделаем лестницу на месте и найдем пещеру для ночлега. А завтра с самого утра приступим к подъему, - расставил все по полкам Жан.
  Расторопная четверка людей сделала все, что намечала. Ботаник и зоолог разыскали удобную для отдыха пещеру, а геолог и радист соорудили длинную прочную лестницу и заготовили хворост для костра. Перед подъемом на скалу разведчики выспались всласть.
  Взбираться было нелегко. Достигнув одной террасы, друзья поднимали рюкзаки, набитые продуктами, и полимерные пакеты с водой, а затем втаскивали лестницу, чтобы штурмовать другую.
  Подъем продолжался весь день. Одолев сто четырнадцать уступов, разведчики взмокли и устали, но были довольны результатом. И теперь они залюбовались великолепным пейзажем и огненным закатом Омеги. Монументальные утесы еще купались в лучах звезды. Они сверкали драгоценными камнями у границы редких облаков, отливали золотом и платиной на умеренных высотах, а ближе книзу - синевой снегов. Но на узкий бугристый перевал, который начинался за скалой, уже опускались сумерки,
  и людям нужно было думать о ночлеге.
  Местами на извилистой дороге, усыпанной разными камнями, лежали крупные обломки скал, поваленных друг на друга. Под глыбами породы было немало ниш, могущих служить убежищем. Выбрав самую просторную из них, люди устроились внутри, заложив вход камнями, и спокойно проспали до утра.
  Грозный скалистый хребет составлял в поперечнике только сорок километров, но идти по ухабистой дороге, обходя большие валуны и бесчисленные осыпи камней, было совсем не просто. Поэтому следующий день прошел
  в изнурительной ходьбе с недолгими стоянками для отдыха. За все это время люди не видели животных. Вероятно, на большой высоте при почти нулевой температуре, они не могли существовать. И только в преддверии заката друзья заметили гигантского орла, сидящего на выступе скалы рядом с растерзанной добычей - молодым винторогим козлом (это было видно по рогам). Разведчикам стало понятно, что до спуска в неизвестную долину осталось небольшое расстояние. Для ночлега они нашли еще одну нишу.
  Когда заалела заря, друзья без задержки закусили
  и осторожно двинулись вперед с бластерами наперевес. Но вокруг висела тишина, и вскоре они успокоились. С приближением к неведомому спуску местность заметно понижалась, утесы отступили влево, ухабы встречались реже,
  а осыпи камней исчезли.
  У подножия разрушенной скалы обнаружился сильный родник с холодной кристальной водой. От него начинал свой бег звонкоголосый ручей, питающий сочную траву на своих отлогих берегах. И друзья направились вперед по-над игривым потоком. Он же быстро расширялся и превратился в речку. На ее зеленых берегах появились первые деревья, сначала редкие и невысокие, но с приближением
  к устью - и гиганты.
  Вскоре разведчики подошли к отвесному гранитному обрыву, откуда речная вода низвергалась шумным водопадом. Дальше поток устремлялся к прозрачному синему озеру. Находясь в середине долины, окруженной кольцом скал, водоем походил на сапфир в дорогостоящей оправе.
  - Это кальдера вулкана. Извержения давно прошли, но подземное тепло еще прогревает землю. Даже здесь на высоте, рядом с заснеженными скалами, прижилась субтропическая флора, - пояснил ситуацию Вьюгин.
  - Но что сулит нам посещение долины с привлекательным озером? Ведь Янтарная река, которую нужно переплыть, протекает в правой стороне, - вопросительно заметил Роберт.
  - Это запасный маршрут, а от реки мы отклонились не больше чем на десять километров. Давайте направимся туда по-над гранитным обрывом и заодно узнаем: можно ли пройти дальше между кальдерой и рекой до удобного места, где найдется переправа, - предложил Жан.
  - А там мы смастерим плот и форсируем реку. Я подростком помогал отцу делать различные плоты, в том числе и с парусом. Уверен, что наш плот выйдет на славу, - весело сказал Радж.
  На полдороге к реке обрыв заметно понижался и спускался к долине частыми широкими уступами. Это вселяло надежду, но впереди затаилась неприятность. Узкий наклонный проход между кальдерой и ущельем вскоре превратился в гребень, непригодный для движения: и слева,
  и справа зияли пропасти метров до сорока. Гребень уходил вдаль на добрые три версты.
  - Здесь нам, конечно, не пройти, а прежде запасный маршрут станет теперь основным, - грустно промолвил Жан.
  - Но не угодим ли мы в ловушку? - забеспокоился Радж.
  - Если не найдем выход, то возвратимся назад и обойдем кальдеру стороной, - пояснил Вьюгин.
  Разведчики собрались уходить на поиски пещеры для ночлега. И вдруг...
  Чудовищной силы рев донесся из джунглей за кальдерой; он пронзил пространство, как снаряд, и, отразившись от утесов за спиной, повторился зловещим эхом. Этот низкий протяжный звук вызвал у людей шок, они смертельно побледнели. Первым пришедший в себя Роберт исступленно заорал:
  - Мы подошли к аду! Нам угрожает дьявол!
  - Это голос местного тирана, а мы явились "в гости" к динозаврам! - поправил Макарона Вьюгин. После его слов наступило долгое молчание.
  
  Глава 17
  
  Профессора Лучано Кассини одолевало беспокойство. Недели проходили за неделями, а эфир продолжал молчать: разведчики словно растворились. На поиски исчезнувших коллег были брошены все средства. Множество воздушных шаров с дистанционным управлением и конкретной задачей уже проплыли над красавицей Гранадой по замысловатым маршрутам, но не принесли пользу. Десять малых научных ракет и пара планетарных упорно, но тщетно бороздили воздушное пространство над планетой, смещая витки к югу. Несколько дюжин зондов, нашпигованных точными приборами, неподвижно висели в атмосфере. С них заметили тысячи животных и первобытных людей, но современных не нашли. Привлекли к работе
  и "Челнок" - особую малую ракету, способную садиться и взлетать под управлением роботов. Но и он не принес удачу.
  И в изучении пещеры дела не сдвинулись вперед. Уже в сотне метров от начала она делилась на пару рукавов. Но дальше число ответвлений нарастало, как снежный ком, катящийся с горы в оттепель. Самые просторные из них приводили людей в тупик. Воздух активно циркулировал только в двух тесных рукавах, направленных к подножию плато, но они с отдалением сужались. Из-за этой значимой причины и заметного наклона пола невозможно было применить врубовые машины, а отбойные молотки оказались малоэффективными.
  Начальник десанта понимал: на изучаемых планетах космонавты обязательно столкнутся с неповторимым антуражем. И привычные к обыденному люди могут допустить ошибки и подвергнуть свои жизни опасности. Но профессор пытался обнаружить личные оплошности, повлиявшие на ход событий. Глядя на экран связи и сообщая новости Крылову, он выглядел не очень убедительно.
  Выслушав последние известия, академик неожиданно напомнил:
  - Вы недавно доложили, что на юге долины обнаружены гигантские хищники: пещерные львы и гиены. Возможно, под натиском чудовищ разведчики отброшены
  к горам и скрываются в каком-нибудь убежище. Направьте туда "Челнок" с роботами разных типов. Пусть обшарят пещеры и ущелья и прочешут ближние джунгли.
  Долина кишит хищниками, и только множество людей сможет им противодействовать при минимальном риске. И к ней нужно пробиться сквозь пещеру, несмотря на затраты сил.
  
  Глава 18
  
  Молчание нарушил Радж.
  - Признайтесь, Жан и Алексей, еще до подъема на хребет вы уже точно знали, с кем нам придется воевать. Теперь и мне, ботанику, понятно, что на Роберта напали
  в пещере двое летающих ящеров. Так зачем мы пришли сюда?
  - Мы терялись в догадках, да ведь и выбора не было, - возразил Жан.
  - К тому же гигантские чудовища, которых везде немного, нам не особенно страшны. Ведь у нас современное оружие, способное повергнуть в прах какого угодно ящера. Но небольшие динозавры чрезвычайно опасны - они нападают стаей, - пояснил Вьюгин.
  Разведчики вскоре нашли удобную пещеру для ночлега. И обсудив положение, решили, что самая лучшая защита против гигантских динозавров - "желуди" - мини-гранаты с большой разрушительной силой.
  Следующим ранним утром друзья спустились в кальдеру и пошли по пологому откосу, покрытому сочной зеленью в сторону фруктовой рощи. Идущий в авангарде Роберт осмотрел окрестности в бинокль и удивленно произнес:
  - Поперек нашего пути идут к озеру бравого вида люди. У них оружие в руках и большие плетеные корзины, наверняка для рыбы.
  - Алексей оказался прав: переселенцы уцелели, а их далекие потомки благоденствуют доныне в этом необычном месте, - констатировал факты Радж.
  - Но чтобы нас не женили, нужно подкрасться к дороге и наблюдать исподтишка. Тогда мы многое узнаем, - посоветовал Жан.
  Разведчики вышли к дороге уже через десять минут. Влево она вела к озеру, а вправо - к основанию гребня, где имелась дюжина пещер. Перед ними сновала многоликая толпа. Женщины чистили посуду из обожженной глины и разжигали костры, подростки стаскивали хворост,
  а мужчины точили острия копий, дротиков и стрел. Вероятно, готовились к охоте в ближайшем смешанном лесу. Он же начинался за дорогой. Озеро кишело рыбой, и рыболовы вскоре возвратились с полными корзинами добычи. Они несли и орудия промысла - длинные, но легкие шесты с костяными наконечниками, похожие на гарпуны.
  Добытчиков встретили с почетом (их уважали за сноровку, меткость и проворство). Они же выпили вина и ушли в пещеру отдыхать. Но остальные соплеменники занялись разделкой рыбы, после чего стали пировать. Используя это обстоятельство, разведчики продвинулись влево, переползли дорогу и вошли в лес.
  Им встретилась звериная тропа, обегавшая пещеры
  и приведшая к другой дороге у основания гребня. И как раз перед выходом к ней от жилищ первобытных людей донеслись яростные крики. Считая, что их выследили, друзья ринулись было вперед, но вовремя заметили туземца, бегущего навстречу. Он мчался с небывалой быстротой; на его помертвелом лице застыла гримаса ужаса. А где-то слышалось свирепое рычание и приближающийся топот очень тяжелых ног, от которых тряслась земля. И разведчики схватились за оружие.
  Дорога напротив них была густо забросана лапником. На бурой притоптанной земле он казался красивым ковром ярко-зеленого цвета. В другое время малахитовый палас вызвал бы восторг, но ситуация была не подходящей.
  Из-за извилины дороги появился ужасный зверь. Словно исполинский кенгуру он двигался огромными прыжками за счет задних могучих ног. Это был тираннозавр. И он настигал человека, несмотря на его прыть. В высоту чудовище равнялось целому десятку саженей, а его разверзнутая пасть щерилась метровыми клыками. Казалось, участь человека решена, но разведчики думали иначе.
  - Когда охотник пробежит, забросаем хищника гранатами, - приказал Вьюгин. Но события стали развиваться по другому сценарию. Динозавр приближался слишком быстро, и разведчики не знали, как уничтожить его, но уберечь человека. Охотник промчался, как стрела, по красивому зеленому ковру, а хищник с опозданием на миг оказался на том же месте. И вдруг...
  Раздался ужасный треск, и монстр провалился в яму замаскированную лапником. И только огромная башка торчала над ее краями. Издавая свирепый рев, ящер подпрыгивал вверх метра на три или четыре, но этого было недостаточно, чтобы вырваться на волю.
  Да и роли теперь поменялись - хищник превратился в жертву. А к яме от пещер спешила целая толпа людей
  с оружием, поленьями и факелами. Туземцы решили сжечь своего смертельного врага. Но заранее было условлено выместить злобу на чудовище, и разъяренные охотники стали швырять в него камни, дротики и копья. Отчаянный рев тираннозавра только раскалял их пыл. Затем по сигналу вождя в пыточную яму полетели зажженные смолистые поленья.
  Разведчики не стали дожидаться окончания праведной расправы над исполинским хищником. Поняв, что кальдера с выходом, они поспешили на поиск...
  Время приблизилось к полднику, когда люди заметили проход между двумя скалами. Они осмотрелись и прислушались. Рев динозавра прекратился, и вокруг повисла тишина. Только вдали за водоемом беспрерывно шумел водопад. Но из-за большого расстояния грохот бушующей воды казался журчанием ручья.
  Несмотря на отсутствие угрозы, разведчики с бластерами наперевес двинулись в проход. Но короткая дорога дальше спускалась уступом в целые три сажени.
  - Этот отвесный обрыв - непреодолимая преграда для любых мелких динозавров, поэтому их здесь нет. Но исполинские хищники могут с разгону вспрыгнуть на такую высокую ступень и явиться к людям "в гости". А за подножием обрыва - они полновластные хозяева. И чтобы не попасть к ним на обед, нужно находиться начеку, - пояснил ситуацию Вьюгин и заодно приказал. - Заночуем в кальдере, а утром отправимся в путь.
  Друзья обнаружили пещеру и, разместившись в ней, обсудили план действий на марше к Янтарной реке. Найдя утром сучковатое бревно, они быстро спустились под обрыв и отправились в путь по пробитой животными тропе. А она то петляла по низинам, то поднималась на пригорки, но, бесспорно, вела к реке.
  Сначала разведчики робели, то и дело озирались
  и даже ненадолго замирали. Но хищники себя не проявляли, травоядные монстры не встречались, вокруг висела тишина, и друзья постепенно успокоились. И только у красивого залива могучей Янтарной реки они увидели мелких рептилий. Вода же в привлекательной заводи была чистой, вкусной и прохладной и вызывала восхищение.
  Но сама Янтарная река вмиг огорошила разведчиков. Вырвавшись из горного ущелья, ее помутневшая вода мчалась в крутых берегах с быстротой арабского коня. И каких-то других заливов на противоположном берегу не виделось даже в бинокль.
  - Запасем воду из залива и пойдем по-над берегом реки, пока не разыщем переправу, - распорядился Вьюгин.
  К другому чистому заливу путники пришли на третий день перед началом сумерек. Они заметили гладкое бревно, нависшее над водой. Его видимая часть метров пятнадцати в длину плавно сужалась к вершине с заметным наростом на конце, а та, что скрывалась в чаще, была, несомненно, больше.
  - Этот сваленный бурей сухостой - лучший материал для плота. При высыхании дерева сохраняется его прочность, но снижается удельный вес и повышается плавучесть. Долговечное крепкое бревно непременно звенит при ударе, подтверждая свое качество, - рассказал Радж.
  - А это мы сейчас и проверим, - улыбнулся Роберт и запустил камнем в сухостой. Но бревно моментально ожило и, извиваясь, как змея, изогнулось к лесу. Затем затрещали деревья, затряслась земля от чьих-то исполинских ног. Люди рассмотрели монстра, когда он перебегал поляну, лежащую за заливом. Вместе с трубообразной шеей
  и могучим шипастым хвостом его исполинское тело составляло сотню саженей. Ноги невиданного зверя напоминали толщиной железнодорожную цистерну.
  - На Земле никогда не жили такие огромные животные. Самый крупный травоядный монстр - аргентинозавр - весил сто тонн, а этот потянет на тысячу. И хотя динозавр не хищный, он не менее опасный. Даже легким движением хвоста монстр свободно опрокинет тяжеловесный вагон, а человека раздавит, не заметив, как сам человек муху. По соседству с любыми динозаврами люди
  не смогут жить. И духи запретили поселенцам подходить
  к скалистому хребту. Он разделяет два мира, существующих на планете, - рассказал Вьюгин.
  Вскоре они нашли узкую глубокую пещеру в береговом откосе. И, как оказалось, вовремя. Темнота наплывала и сгущалась, земля гудела и тряслась от топота многочисленных животных, идущих к заливу стадами. После изнурительного дня они спешили утолить жажду, и очутиться на их пути было равнозначно смерти. Временами гул перекрывался ревом исполинских хищников и пронзительными криками жертв. Борьба за существование в мире динозавров велась с особенной жестокостью. Невероятный гвалт стоял до середины ночи, лишь тогда разведчики заснули...
  Друзья пробудились рано, но отдохнули хорошо: воздух безупречной чистоты с высокой долей кислорода быстро возродил силы. Через час они шагали под прикрытием тропического леса, но не удаляясь от реки. Ветви разлапистых деревьев впечатляли пестрыми цветами необычно большой величины, а местами увитые лианами образовывали чащу, и ее приходилось обходить. Но животных в лесу не было, а причину раскрыл Спагетти. Он выискал дерево повыше, забрался на самую макушку и осмотрел окрестности в бинокль. А когда оказался внизу, то рассказал обо всем:
  - Лес протянулся от реки только на пару километров. А дальше раскинулась саванна, на ней пасется множество животных. Но хищников что-то не видно. Наверное, насытившись вчера, они будут отдыхать до ночи. А здесь нам некого бояться.
  - Это, конечно, хорошо, но не видно сухих деревьев. А на чем переплыть реку? - посетовал Радж.
  - Завтра мы выйдем в саванну на охоту и убьем крупное животное. Его высушенную шкуру натянем на каркас из веток и получим устойчивую лодку. Берега у реки здесь пологие, а скорость течения уменьшилась. Вероятно, дня через четыре мы сумеем переправиться, - обнадежил Вьюгин.
  Разведчики двинулись на промысел после восхода Омеги. Алексей оказался прав: окружающий мир заметно отличался от того, который простирался за горами. На просторах саванны находилось неисчислимое количество зверей. Сходные с диплодоками, игуанодонами, стегозаврами и цератопсами, они жадно поглощали пищу - высокую сочную траву, и занимались этим целый день. Но все животные были динозаврами, а для млекопитающих там
  не нашлось места. Они не смогли бы выжить по соседству с исполинами. Даже заурядные рептилии были значительно крупнее любого африканского слона, а самые громоздкие из них имели чудовищные формы.
  Стада отделялись друг от друга, заходить на чужую территорию не пытался никто. И за каждым прошедшим динозавром, как за уборочным комбайном, оставалась голая земля. Но растительность саванны возрождалась после выпадения осадков.
  - Да кого же здесь промышлять? - озадачил друзей Радж. - Зачем нам, к примеру, диплодок? Из его исполинской шкуры выйдет не лодка, а корабль!
  - Давайте ухлопаем детеныша, - предложил Роберт.
  - А чудовища после разъярятся и ухлопают нас, - возразил Жан.
  Неожиданно звери всполошились и стали уплотнять свои стада.
  - Они почуяли хищников, приготовьте оружие
  к бою, - велел Вьюгин. И вскоре разведчики заметили прайд плотоядных ящеров. Подобные огромным кенгуру, они приближались прыжками за счет задних могучих ног. Короткие передние лапы были усажены несоразмерными когтями. В точных движениях зверей ощущались сила
  и упорство. Им, не самым крупным среди хищников, но быстрым, ловким и выносливым, изредка случалось побеждать даже исполинских монстров. Но добычу нужно было запугать, чтобы вызвать панику. И подняв исступленный рев, ящеры стали будоражить настороженных животных.
  Вожак плотоядного прайда приблизился к стаду диплодоков. Они образовали круг, но зорко следили за врагами. Лишь одна молодая самка немного выдавалась из него, а под ее брюхом прятался детеныш - лучший объект охоты. Но чтобы его схватить, нужно было отвлечь мать в сторону. И хищник начал маневрировать: то тихо приближался слева, но быстро отскакивал назад, то ложно нападал справа и возвращался обратно. Наконец рассерженная самка двинулась в эту сторону, чтобы отогнать его. Но хищник действовал быстрее. Он отскочил назад, а затем обежал ее слева. Неповоротливая мать не успевала защитить детеныша, и он был обречен. Так бы и случилось, но огромный старый диплодок, стоящий неподалеку, знал повадки плотоядных ящеров и вовремя шагнул вперед. И когда хищник наклонился и потянулся к детенышу, тяжелая нога исполина ударила его в челюсть. Мощным повторным ударом диплодок сокрушил врага.
  Оставшись без вожака, плотоядные ящеры помчались к стаду рогатых цератопсов. Но и там их постигла неудача. Самки, подростки и детеныши этих злонравных животных надежно укрылись в кругу, а на периферии находились самые крупные самцы. Мощными ударами рогов цератопсы изранили хищников, а затем отбросили назад.
  Удачно отбивались от врагов и многие другие звери, но тихоходы стегозавры не сумели сдержать натиск. Они разомкнули круг, и вскоре один из них погиб. А когда остальные отбежали от только что павшего сородича, плотоядные ящеры набросились на еще не остывший труп.
  Казалось, битва прекратится. Но словно по сценарию злодея саванна моментально наводнилась заурядными
  с виду хищниками весом центнера по три, зато быстрыми, ловкими и хитрыми. Клыки, словно длинные кинжалы,
  в узких вытянутых пастях и устрашающие когти давали им возможность нападать на несоразмерную добычу. Окружив молодого цератопса, он отодвинулся от стада только на пару шагов, хищники напали скопом и стали раздирать
  в клочки еще не жесткую его шкуру. И пока взрослые животные пронзили их длинными рогами, подросток густо покрылся ранами.
  - Это, конечно, рапторы - бич доисторической саванны на Земле. Но здесь они значительно крупнее, их загрубелые шкуры - лучший материал для лодки, - пояснил Вьюгин.
  Разведчики доставили в убежище прочные кожи динозавров и, чтобы зря не тратить время, решили наловить рыбы. Выбрав место на реке, друзья приступили к ужению. Но на любые насадки брала лишь мелкая рыба, и добытчики заскучали.
  - Давайте ловить на живца, может, попадется
  и большая? - предложил Роберт и первым забросил снасть. И такая, действительно, клюнула...
  Спагетти вовремя подсек, но от мощного рывка добычи удилище вырвалось из рук и, вспенивая воду, как перископ подводной лодки, понеслось к середине реки. Затем оно исчезло в глубине. Через несколько секунд оттуда выплыло зубастое чудовище, отдаленно сходное с акулой, но невиданно большой величины. Держа удилище поперек пасти, оно лязгнуло ужасными клыками, и снасть развалилась на куски. Шарахнув хвостом по воде, чудище исчезло в глубине.
  - У местных рыб отменный аппетит, если упадешь
  в воду, превратишься из ловца в жертву, - грустно промолвил Роберт.
  - Это не рыба, а животное, ихтиозавр, но нужно быть от него подальше, - уточнил Жан.
  - Переправиться здесь нельзя, но что же теперь делать?! - с досадой воскликнул Радж.
  - Мы последуем дальше на юг. Вокруг простирается равнина, и река замедляет бег. Широкие водные потоки перед впадением в моря нередко образуют острова или обширную дельту с множеством мелких рукавов. Нам нужно найти такое место, - пояснил Вьюгин.
  - Но где мы возьмем еду? Млекопитающих здесь нет, с рыбалкой ничего не вышло, остаются одни фрукты, - забеспокоился Жан.
  - А кушать сушеного раптора мне вовсе не хочется, - дополнил Радж.
  - А что ты выберешь при случае: лопать рагу из раптора или быть съеденным им самим? - подковырнул его Роберт.
  - Я предпочту фрукты, - гордо ответил Радж.
  - Давайте ловить раков, здесь они должны быть, - предложил Вьюгин.
  Друзья смастерили раколовки и поджарили рыбу для приманки. Результат промысла превзошел ожидание - раков было навалом. Их сварили по дюжине на каждого
  в пригодившемся котелке. Радж разыскал перец и пару головок лука, а Роберт - лавровое дерево, и сварил суп со специями. Разведчики наелись до отвала. После достаточного отдыха они раскроили шкуры ящеров и уменьшили груз для переноса.
  
  Глава 19
  
  В следующие пять дней разведчики шли на юг под сенью тропического леса. Там, где он немного расступался, ветви фруктовых деревьев манили их вкусными плодами,
  а местами были увиты лианами - превосходным разноцветным виноградом; небольшие красивые поляны отмечались черешней, орешником и низкорослым ягодным кустарником. Витаминозная пища дополняла скудный рацион.
  На шестой день кишащий крокодилами приток реки преградил людям дорогу. Разведчики направились в обход и к полднику выбрались в саванну. В этом месте она была пустынна, а единственное стадо цератопсов паслось вдали по ту сторону притока. И несметная стая рапторов рыскала вокруг него. Эти выносливые хищники вознамерились травить гигантов и выводить их из всякого терпения. Плотоядные ящеры ждали, что какой-нибудь разъяренный цератопс опрометчиво выбежит из стада и тогда превратится
  в жертву. В противном случае придется обойтись любой подвернувшейся падалью.
  Разведчики нашли брод, пересекли приток и направились в сторону реки. Когда они спешно проходили мимо скрытого лесом островка, то были замечены рапторами,
  и целая сотня ящеров бросилась наперерез им. От островка к берегу тянулось упавшее на воду дерево, служа естественным мостом.
  - Всем на остров! - велел Вьюгин, и разведчики, промчавшись по мосту и подсадив друг друга, оказались на саженной высоте. Это было своевременно: распаленные алчностью рапторы не заставили себя ждать, а по притоку подплывало несколько десятков крокодилов.
  - Ложись! - крикнул Вьюгин и бросил в ящеров гранату. Эффект от ее взрыва оказался потрясающим. Почти всю стаю динозавров разнесло на мелкие клочки, а те, что случайно уцелели, разбежались в страхе кто куда.
  И крокодилы, ощутив угрозу, быстро уплыли прочь. После отступления рептилий люди долго обсуждали события,
  а затем улеглись спать.
  Очередная неделя выдалась жаркой и тяжелой. Путники упорно продирались сквозь заросли хвощей и плаунов, почти не дающих тени. Прежде глубокая река мелела
  с каждым километром и замедляла бег. На ней все чаще встречались острова: одиночные и парные, а затем - групповые, расположенные близко друг от друга.
  Длинная цепочка островов привлекла внимание разведчиков, она тянулась к другому берегу. Друзья смастерили лодку из шкур динозавров и решили сразу перебраться на другой берег. Чтобы надежно оградиться от всяких речных рептилий, они оплывали острова вплотную, а узкие проливы между ними почти все были мелководные и не таили угрозу. И только последняя протока оказалась широкой и глубокой.
  - Как же прозондировать ее и обезопаситься от хищников? - забеспокоился Радж.
  - Мы привлечем их внимание камнями и мелкими кусками мяса в одном месте пролива, а сами переправимся в другом, - подкинул идею Жан.
  Совет оказался дельным. После нескольких залпов камнями по воде два огромных рыбоящера выплыли из глубины.
  - Всем отходить к лодке, а я угощу их мясом, - велел Вьюгин.
  Переправились они благополучно. Один из хищников исчез, а другой, соблазненный приманкой, плавал по поверхности воды, ожидая новую подачку.
  - У нас продукты на исходе, но может его мясо съедобно? - предположил врач, кивая на ихтиозавра.
  - Да он же жрет все, что подвернется, в том числе
  и падаль! - возмутился Радж.
  - И раки едят тухлятину, но их мясо - деликатес! - заступился за Жана Роберт.
  - Давайте выманим его на отмель мелкими кусками мяса, а после "угостим" "желудем", - распорядился Вьюгин.
  Жан оказался прав: мясо ихтиозавра было съедобным и вкусным. В следующие три дня его вялили, коптили
  и солили, а Роберт угощал друзей превосходным наваристым супом. И перед возвращением к горам разведчики отлично отдохнули. А чтобы захватить продукты, но облегчить труд при переносе, друзья смастерили волокуши. Они приготовились к походу, и утро следующего дня застало их в пути.
  Правый берег реки был значительно выше левого. На нем редко встречались родники, а узкая лесная полоса скупо одаривала путников ягодами и плодами. На лежащей слева саванне с низкой пожухлой травой не виделось пасшихся животных, но и хищников тоже не было. Поэтому целую неделю люди находились в безопасности. Но с приближением к скалистому хребту воздух и иссушенная земля постепенно наполнялись влагой, и растительность повсюду возродилась. Справа теперь находился буйный тропический лес, а слева - многоликая саванна с редко растущими деревьями, рослой малахитовой травой и пестрыми куртинами цветов.
  Львиную долю равнины занимал красивый водоем. Начинаясь почти у леса, он простирался до горизонта.
  А сочная зелень лугов на отлогих озерных берегах привлекала множество животных, которые паслись стадами, явно отделяясь друг от друга. Но со стороны леса только длинная черная скала да десяток фиолетовых бугров маячили на фоне водоема. А вот зверей почему-то не было.
  - Наверняка, у базальтовой скалы прячутся крупные хищники, - предположил Жан.
  - А их добыча, испытывая страх, обходит это место стороной, - добавил Радж.
  - Хищников нужно уничтожить, чтобы оградить свой тыл, - посоветовал Роберт.
  - Мы подойдем к горе, приготовьте оружие к бою, - велел Алексей, и все двинулись к ней, соблюдая осторожность.
  Хищников там не оказалось, но огорошила странная скала. Ее пересеченная поверхность с ямами, буграми
  и шипами походила на шкуру дракона.
  - Долго же работала природа с помощью ветра
  и осадков, чтобы превратить гору в исполинскую статую чудовища, - констатировал факт Вьюгин.
  - Ее размеры просто ошарашивают: метров тридцать в высоту, а в длину - четверть километра, - уточнил Радж.
  - Интересно, станет ли звенеть эта природная скульптура, подтверждая свою долговечность? - пошутил Роберт и запустил камнем в скалу. Но она моментально ожила, встала на кривые ноги и с исступленным ревом кинулась к водоему. Костяные наросты на шкуре огромного животного издавали ужасный грохот.
  - Ложись! - заорал Вьюгин, и друзья, увернувшись от удара мощным хвостом монстра, разом упали на землю.
  Но беда еще не миновала. Чудовище, бросившись
  в озеро, подняло двухсаженную волну, которая ринулась на берег...
  Поняв угрозу, люди мигом помчались во весь дух
  к краю спасительного леса. От фиолетовых бугров, это была стая птерозавров, доносилось лязганье зубов и недовольное шипение. Грохот несшейся воды оборвал их дневной сон, и теперь они взмывали в вышину с надсадным зловещим карканьем.
  Разведчики только добежали до первого низкого дерева и забрались на вершину, как мощный клокочущий вал пронесся у них под ногами. А затем, равномерно чередуясь, еще девять огромных волн прокатились в том же направлении, и лишь тогда вода пошла на убыль. Осталось немного подождать, когда она полностью отступит, чтобы спуститься вниз. И в это время Роберт закричал:
  - Полундра! Птерозавры нападают! - и выстрелил из бластера.
  И началась схватка. Метким прицельным огнем люди уложили наповал четырех летающих ящеров, но другие, получив отпор, вскоре умчались прочь. Друзья слезли с дерева и обследовали мертвых хищников. Самый большой из них составлял в размахе крыльев больше десятка саженей.
  Атака летающих чудовищ оказалась лишь первой из проблем, свалившихся на первопроходцев. Двигаться по девственному лесу становилось труднее с каждым днем: увитые плющом и виноградом, а также множеством других лиан, ветви деревьев создавали непролазную чащобу. Идти по саванне напрямик при огромном скоплении хищников было слишком опасно. Поэтому они двигались дальше на грани леса и равнины.
  А последние пять дней на друзей охотились рапторы - безмозглые хищники с короткой памятью. После "угощения" гранатой уцелевшие сразу разбегались, но через несколько часов вновь устремлялись вдогон. На удары лазерным лучом они отзывались слабо, зато боялись разрывных пуль. Но при скудном запасе люди хранили их для непредвиденного случая. И он не заставил ждать.
  Первопроходцы разместились на обед на заманчивой полянке, окруженной хвойными деревьями. Она обещала уют и безопасный отдых. Рапторы в леса не заходили, другие плотоядные рептилии обычно насыщались по ночам,
  а днем отдыхали в логовах. Обычно, да не всегда! Этого люди не учли и едва не поплатились жизнью за свою неосмотрительность.
  На другой стороне полянки в тени стройных лесных патриархов находилось иссохшее дерево (так представилось разведчикам). Вдруг оно ожило, превратилось в хищное животное и за счет протяженного прыжка едва не доскочило до привала. Казалось, люди погибнут. Но они схватились за оружие и "угостили" динозавра градом разрывных пуль. Он моментально издох. Разведчики измерили хищника. В высоту он равнялся трем саженям, весил тонны три, имел клыкастую метровую пасть, а походил на аллозавра, живущего когда-то на Земле, но явственно был крупнее.
  Усугубляли трудности разведчиков опасные летающие ящеры, нападающие ежедневно с наступлением ранних сумерек, но иногда и среди дня. И тогда начиналась бойня между ними и рапторами. За счет преимущества
  в количестве побеждали обычно последние, хотя и сами несли урон. Но если какой-то птерозавр одолевал врага, то крепко хватал его за шкирку, поднимал на большую высоту и низвергал на землю. А затем кружил с победным карканьем над изуродованным трупом.
  Если начиналась бойня, то люди спешили удалиться от разъяренных хищников, прячась под сводами ветвей дремучего тропического леса. Правда, где-то впереди их всегда стерегли другие, и приходилось пробиваться со стрельбой. Но, невзирая на препятствия, друзья приближались к цели - гигантскому скалистому хребту. Он уже маячил впереди.
  Им встретилось другое озеро, такое же большое и глубокое, с аквамариновой водой, начинавшееся у леса. Легкий шаловливый ветерок, пробегая по глади водоема, поднимал микроскопическую рябь, которая отливала самоцветами в ярких лучах Омеги.
  На зеленых озерных берегах паслось такое количество животных, какого прежде люди не встречали. Неподалеку же от опушки на фоне водоема маячили только две длинные горы. Еще пара таких же темных скал немного выдавалась из воды на середине озера.
  Радж посмотрел в бинокль и воскликнул с удивлением:
  - Смотрите, скала утонула!
  - Это не скалы, а животные, они могут подолгу быть на суше, на воде и под водой, потому на виду не все, - поправил его Жан.
  - И ближняя к нам гора зашевелилась, а другая пододвинулась к воде, - предупредил Роберт.
  - Это тоже животные, сходные с анкилозаврами из мелового периода, только тяжелее раз в пятьсот. И они почему-то встревожились. Может, учуяли угрозу? - предположил Вьюгин.
  - А кого же бояться исполинам, сходным с бронепоездом высотой в десяток этажей? Хищники их не одолеют, - уверил друзей Радж.
  - Для любого отдельного из них задача и впрямь
  не посильная, но для большого прайда может и разрешимая, - уточнил Вьюгин.
  И словно по заказу Алексея целое стадо динозавров выбралось из леса на опушку. Они походили на рапторов, но были разов в пять крупнее. Разверзнутые пасти хищников щерились огромными клыками, когти передних ног достигали в длину трети метра, а задних - почти полметра.
  При появлении врагов один анкилозавр зашел до колен в воду, а другой заспешил к берегу. Но хищники бросились вперед и перерезали дорогу. Вцепившись клыками и когтями в толстые ноги исполина, они рвали шкуру на клочки. Гигант же с исступленным ревом косил их шипастым хвостом и постепенно пробивался к водоему. А когда приблизился к нему, на помощь пришел сородич. Меткими ударами хвоста он расплющил дюжину врагов и искалечил еще многих. Потом гигантские животные погрузились
  в спасительную воду.
  Почти вся стая динозавров пала в жестокой схватке,
  а сумевшие уцелеть сразу ускакали в лес в поисках какой-нибудь добычи. Их сопровождал вой искалеченных сородичей, валявшихся на земле и обреченных на смерть. Разведчики поспешно удалились от ужасного и пагубного места.
  Местность неуклонно повышалась, но пока еще в буйной растительности находилось множество животных: и на просторах саванны, и на лесных полянах. И везде травоядных зверей подстерегали плотоядные. Потому, приближаясь к горам, люди, несмотря на осторожность, трижды столкнулись с прайдами крупных хищников. И каждый раз пробивались с боем. А на четвертый раз встретился гигантский тарбозавр. Не зная о могуществе людей, он бросился к ним напропалую, но от пары мини-гранат его разорвало на куски. Так как сгущались сумерки, друзья заготовили дров, разложили внушительный костер и проспали спокойно до утра. Ощущая запах чудовища, ни один плотоядный зверь не приблизился к привалу.
  Утром, через час ходьбы, они достигли горной цепи
  и свернули на запад. Местность вдоль скалистого хребта была ровной, малолесной и открытой. Вблизи невысоких рощ, на бедных травами лугах паслись только мелкие звери. Животные, конечно, знали о лежащей внизу саванне
  с сочными зелеными кормами, но не спускались туда из-за страха перед хищниками. Они же не взбирались наверх, и вокруг сохранялось спокойствие.
  Обычное поведение зверей говорило об отсутствии опасности, и люди бодро шагали по тропе, рассматривая ближние утесы. В основании этих гор было множество разных пещер, и проблема с ночевкой отпадала. После обеда и отдыха у невысокой рощи Вьюгин заметил две скалы, стоящие далеко друг от друга, и седловину между ними на доступной высоте. Она возвышалась уступами протяженностью метров по десять. Друзья смастерили лестницу и еще до начала сумерек забрались на седловину. Дальше утесы расступались, образуя горную долину. Рассекая хребет наискосок, она отклонялась к западу.
  В десятке саженей от людей из скалы выбивался ключ, дающий начало ручью с кристальной прохладной водой. Петляя между валунами и вбирая другие родники,
  а также сливаясь с притоками, он неуемно расширялся, превращаясь в широкую реку. И если у скромного истока берега покрывались мхом, редкой травой и лишайником, то у черты горизонта - высоким густым лесом.
  Осмотрев окрестности в бинокль, Вьюгин сказал
  с оптимизмом:
  - Видный с полярной шапки, обширный дремучий лес начинается в этой долине. А река, протекая сквозь него, совпадает с нашим маршрутом. Конечно, на пути к цели - таинственной пещере духов - нам встретятся разные чудовища, каких трудно будет победить. Но динозавры остались позади!
  
  Глава 20
  
  Кассини докладывал Крылову о событиях, за прошедшие две недели. И поразил его сенсационной новостью:
  - Южнее скалистого хребта на обширных просторах саванны замечено множество рептилий. Они напоминают динозавров из мелового периода, но значительно крупнее их. В отдельных случаях в сотни раз.
  - Вы сообщили раньше, что планетарная ракета зафиксировала микровзрыв и также южнее хребта. Возможно, наши коллеги там и сражаются с монстрами?
  - А в последующее время прогремели еще три взрыва. И они одинаковой мощности на уровне мини-гранат, - подтвердил предположение Кассини.
  - Где произвели их по отношению к большой реке, что начинается у спуска в приполярную долину, протекает по горному ущелью и проникает в саванну?
  - Все по соседству с ней. Первый - на левом берегу, а остальные - на другом. В районе второго взрыва на реке цепочка островов, облегчивших переправу разведчикам. Еще парой гранат они воспользовались при возвращении к горной цепи. И это все, что мы знаем о них. Команда "Челнока" осмотрела места взрывов, но нашла лишь останки рептилий. Выполняя попутную задачу, роботы вырыли в лесу много маленьких растений и собрали зрелых семян. Незадолго до взлета на них неожиданно напала стая плотоядных ящеров, и завязалась схватка. Роботы косили рептилий смертоносным лазерным лучом, но хищников было слишком много и бой превратился в рукопашный. Неизвестно, как бы он закончился, но один смекалистый робот начал стрелять пулями и произвел переполох в бесчисленной стае нападавших. Уже через несколько минут они унеслись вдаль с диким истошным воем. Роботы доставили на борт пострадавших членов команды и благополучно стартовали.
  - А в пещере продвинулись дела? - насторожился академик.
  - К сожалению, нет. При проходке рукавов с активной циркуляцией воздуха, а они быстро сближаются, обрушились пласты породы. Пострадавших нет, но работы остановлены для выяснения причины. Они после, видимо, ускорятся, но на расчистку завала необходима неделя.
  - А что делают туземцы?
  - После неудачного похода, когда они ничего не принесли, но раненых было много, воины долго отдыхали.
  А их сородичи стаскивали торф и сухие дрова к убежищам. Но сегодняшним утром изрядный отряд туземцев выступил строем на юг. Может, в погоню за разведчиками? Мы будем искать коллег и одновременно наблюдать за вероятным противником.
  
  Глава 21
  
  Метакса выступил в поход в оживленном настроении. На этот раз его отряд был подготовлен лучше. К тому же по желанию вождя люди сохраняли силы: в беге не имелось нужды, и они продвигались по маршруту широким размашистым шагом.
  В преддверии далекого похода убежища тщательно подправили, в них доставили продукты и разместили по соседству торф и сухие дрова. Сородичи много потрудились, зато воины ночами отдыхали под защитой огромного костра. И представляя трудности похода, старейшина был доволен.
  Когда же осталось позади пятое, последнее, убежище, он приказал воинам сделать надежные плоты и переплыть реку. На другом берегу лежал ворохами сушняк. Туземцы заготовили дрова и погрузили на плоты, чтобы доставить их к подножию скалистого хребта по течению реки. Не считая плотогонов, остальная часть отряда двинулась в том же направлении по ее берегу.
  Достигнув скалистого хребта, туземцы разместились ночевать во вместительной пещере. По распоряжению старейшины вход в природное убежище заложили валунами. И хотя под покровом темноты неподалеку от пещеры рыскало много хищников, оглашая окрестности рычанием, воины выспались всласть. Но Метакса, конечно, понимал, что подходящие природные убежища встречаются очень редко, и принял нужные меры. Прежде чем выступить
  в дорогу, он приказал воинам изготовить волокуши и тащить дрова дальше всем без исключения, а не только третьей сотне, как заранее условились. И подчиненные взяли все заготовленное топливо.
  Они до вечера плелись по тропе, пробитой какими-то животными, под знойными лучами Омеги. За это длительное время им встретилась одна пещера. В полом пространстве под скалой могла свободно разместиться только лишь сотня людей, и это вселяло тревогу. Ведь остальным придется сражаться с множеством хищных зверей, не имея укрытия. И Метакса велел воинам собирать валуны и камни, чтобы сложить стену перед пещерой полукругом. Когда работа завершилась, туземцы перекусили, разожгли костры и, приготовившись к бою, стали стеречь хищников. Они
  не замедлили явиться.
  Первыми отметились собаки, а вслед за ними и волки. Чтобы прогнать конкурентов и не делиться добычей, они злобно рычали друг на друга и остервенело выли. Но и те
  и другие отступили перед пещерными волками и скопищем леопардов. Они расселись полукругом неподалеку от стены и неотрывно смотрели на огонь. Он, наверное, завораживал их. Но все хищники чего-то ждали и потому не пытались напасть. Скоро пространство пронзил низкий неистовый рев, и в отблесках пламени костров возник прайд пещерных гиен. Восемь чудовищных зверей, ощущая превосходство перед другими животными, приближались неспешно
  и вразвалку. Остальные хищники торопились уйти с дороги.
  Метакса снова удивился дальновидности вождя. Как догадался Этранж, что на пути отряда встретится столько монстров? По его распоряжению воины взяли в дорогу копья с большими наконечниками и удлиненным древком.
  И оружие вскоре пригодилось.
  Гиены неспешно обошли каменную стену поодаль, выискивая слабые места, но потом устремились к ней, словно лавина со скалы. Метакса велел атаковать, но брошенные воинами дротики и множество выпущенных стрел лишь разгорячили монстров. Такое легкое оружие наносило одни царапины на их загрубелые шкуры. Зато наконечники копий пробивали кожные покровы и глубоко проникали в тела.
  Но хищники упорствовали: отступив на небольшое расстояние, но стремясь добраться до людей, они бросались на препятствие с разгону, и самой большой гиене удалось перескочить через него. Но воины не растерялись, и целый десяток копий вонзился в бока монстра. С резким отчаянным ревом он замертво свалился навзничь.
  И двое проворных леопардов преодолели преграду. Они убили троих людей, но и сами издохли вскоре от многочисленных ран.
  Вожак пещерных волков лишь только вскочил на стену и выбирал добычу, но Метакса пронзил его мощным ударом копья.
  Для других же плотоядных зверей стена из тяжелых валунов осталась незыблемой преградой. Желая вызвать
  у людей панику, они лязгали клыками, остервенело рычали и свирепо выли, но реально угрожать им не могли. И поняв, что победа близка, старейшина велел воинам швырять горящие поленья в осатаневших хищников. Это возымело действие: звери в страхе отступили и разбрелись по долине в поисках легкой добычи. Их заунывный вой скоро рассеялся вдали. Но зная о коварстве хищников, люди не расслабились и долго смотрели в темноту и слушали ночные шорохи. Утром убитых похоронили, и отряд разделился надвое. Третья его сотня вернулась назад к реке, а две другие двинулись вперед к безвестной таинственной долине...
  
  Глава 22
  
  По совету бразильца друзья направились по-над левым берегом потока.
  Радж пояснил выбор:
  - Туземцы потерпели фиаско, но на этом они не остановятся. Вождь непременно пошлет очередную погоню
  и опять во главе с Метаксой. Конечно, по новому маршруту, а старейшина пойдет на перехват. Но от незваных гостей нас оградит река.
  - Туземцы сделают плоты, - возразил Роберт.
  - Свой мы смастерим быстрей! - точно отчеканил Радж. Шагая по-над потоком, друзья с удивлением замечали, как растет в нем уровень воды, и раздаются берега. От тяжести гигантских скал влага всюду сочилась из земли, бежала к руслу быстрыми ручьями, а местами даже фонтанировала. Мощные струи воды, взлетая на большую высоту, рождали мириады брызг. В ярких лучах Омеги они отливали жемчугом. И люди, восторгаясь зрелищем, назвали реку Жемчужной.
  Уже подходя к лесу, путники заметили на скалах дюжину горных антилоп. Серны отдыхали на террасах после дневной кормежки. Они не таились и были отличными мишенями. Но продовольствия хватало, и разведчики не тронули животных.
  Тускнеющий диск Омеги только что скрылся за горами, в долине стало вечереть, и нужно было искать убежище. Но так как за сотни веков вода проточила под утесами множество всяких гротов, то дело свелось к выбору. И люди тотчас же стащили ворох сухих дров к подходящему укрытию и развели костер.
  Сумерки быстро уплотнялись, сдавая позиции ночи. От террас все реже доносилось блеянье серн и архаров,
  в лесу слабели птичьи голоса, а драка крупных грызунов
  в чаще сменилась шуршанием мышей.
  С наступлением полной темноты в округе повисла тишина, но люди, наученные опытом, не доверяли ей. Ведь самые опасные хищники охотились, как правило, ночами. Поэтому перед убежищем пылал огонь до самого утра...
  - Неужто здесь нет хищников? - удивился Роберт.
  - Считаю, есть. Просто они не голодны, - предположил Жан.
  - А я в этом убежден, - подтвердил Алексей и добавил: - Только хищники здесь особые, под стать необычной добыче: винторогим козлам, архарам, сернам и каким-то крупным грызунам, живущим в глубоких норах. Мы видели этих животных в разных местах планеты. И вряд ли им смогут угрожать волки, собаки и медведи, крокодилы, гиены и львы. Но для барсов, рысей и пантер задача вполне разрешимая. Они особенно опасны своей молниеносной быстротой, необычным обонянием и стоическим терпением при охоте на добычу. И мы примем нужные меры. Чтобы контролировать окрестность, двинемся вперед ромбом и вплотную к берегу реки.
  Через пару километров им встретился странный фонтан. Пробившись сквозь трещины в земле, он временами возрастал до целого десятка метров, но, выбросив облако пара, вновь уменьшался до нуля. Яркие лучи Омеги, преломляясь в каплях воды, рождали нарядную радугу. От озорного ветерка она витала над землей, как флаг.
  - Это, конечно, гейзер, - определил Вьюгин, -
  и если их много впереди - вода в реке потеплеет. Гейзеры встречались часто; доставляя тепло из глубины, они содержали фауну и флору в набирающем силу потоке. Множество раков и моллюсков копошилось на дне реки; стаи различных рыб, насытившись вкусным планктоном и привлекательными водорослями, резвились в прозрачной воде, а ее поверхность украшали разноцветные кувшинки.
  Но пятый встреченный гейзер был не такой, как все. Белоснежное гладкое кольцо с узкими блестящими прожилками облегало его на почве, словно дорогое ожерелье. Роберт, Жан и Алексей поспешили к чудо-источнику,
  а следопыт Радж почему-то задержался у реки.
  Вьюгин кратко пояснил историю природной композиции:
  - Кольцо веками создавали мириады капель воды. Оно имеет известковую структуру, как сталагмиты в пещерах, но с вкраплением кристаллов соли и каких-то других минералов.
  - Идите сюда. У нас прибавилась проблема! - прервал их беседу Радж. Он обнаружил следы крупного хищного животного. Они четко отпечатались на плотном сыром песке. По оттиску огромных лап и длинных когтей
  не трудно было догадаться о величине хищника.
  - Сюда приходил барс. Возможно, напиться воды или в поисках добычи. Обычно он прячется в засаде, но может напасть и с тыла, - пояснил обстановку Вьюгин
  и продолжил: - Пресекая угрозу, мы и дальше пойдем ромбом. Впереди как всегда Роберт, Жан и Радж по бокам, а я замыкаю группу. И приказ вскоре оправдался...
  Они прошли чуть больше километра по открытому пространству, затем обогнули заросли, пересекли узкую прогалину, и Вьюгин внезапно услышал, как где-то треснула сухая ветка под чьими-то тяжелыми ногами.
  Алексей моментально обернулся и сразу открыл огонь по коварной гигантской кошке с маскировочными пятнами на шкуре. Хищница подкралась к нему на расстояние длинного прыжка.
  Пять разрывных пуль сразили самку барса наповал,
  и люди робко подошли к ней. Набухшие соски хищницы говорили о наличии детенышей и чрезвычайной угрозе, которую избежал Алексей. Самки плотоядных зверей особенно коварны и опасны даже за миг до гибели. Но все обошлось благополучно, кошка была мертва.
  - Матерая зверюга, тонны полторы потянет, - кивнул на нее Роберт.
  - Только какая-то особая. У нее удлиненные когти,
  а клыки похожи на кинжалы. Может, в процессе эволюции хищники такой породы приладились ловить добычу за счет точного прыжка и умерщвлять на месте, - предположил Жан.
  - И на Земле когда-то жили сходные с ней кошки: пещерные львы, саблезубые тигры и гигантские пантеры. Они наводили ужас на первобытных людей и вынуждали жить в мрачных природных подземельях. А травоядные животные спасались от монстров бегством, - подтвердил Вьюгин.
  - Мы оградимся от чудовищ, если двинемся дальше на плоту, - подкинул идею Радж.
  - Но ночлег все равно на берегу, - возразил Жан.
  - Да и скорость течения замедлилась, и задержки
  в пути не избежать, а это на руку Метаксе, - дополнил Роберт.
  - К тому же на горных реках часто встречаются пороги, а иногда и водопады. Мы смастерим плот, когда они будут позади, - подытожил беседу Вьюгин.
  Алексей оказался прав. Дальше долина сужалась, скорость потока возросла, появились пороги. Возвышаясь зубцами над рекой, они являлись неприступным бастионом для любых лодок и плотов. Обегая гранитные препятствия, вода пенилась, бурлила и гудела, а ее неумолчный шум, приглушая другие звуки, только усиливал тревогу. Ведь под его прикрытием хищникам проще подкрадываться
  к жертвам. А так как уже вечерело, нужно было искать убежище.
  Осмотрев окрестности в бинокль, Жан заметил пещеру, и друзья поспешили к ней. Они интуитивно понимали: для безопасного ночлега нужно еще много потрудиться. Но всех задержал Радж.
  - Давайте проявим осторожность, возможно пещера занята. К ней проложена тропа, а рядом валяются кости, - предостерег он.
  - Это легко проверить, - ухмыльнулся Роберт и выстрелил в сторону пещеры.
  Но ничего не случилось, и друзья подошли к ней ближе. И там, перед самым входом, они увидели огромные следы какого-то хищного зверя. Гораздо больше тех, что оставила самка барса у реки.
  - Это логово гигантской пантеры. Она крупнее
  и опаснее тех, с которыми мы уже встречались. А лучшая защита от нее - яркий огонь и стена из тяжелых валунов. Принимаемся за дело! - приказал Вьюгин.
  Крупных каменных глыб поблизости было мало,
  и стена получилась короткой. Зато сушняк валялся всюду, его заготовили с запасом.
  Наспех перекусив, люди начали стеречь пантеру.
  И вскоре она появилась с редкой добычей в пасти - жирным матерым грызуном. Он, утоляя жажду, слишком долго задержался у реки, а голодная хищница вышла на охоту досрочно. Грызуны достигали на Гранаде пятицентнерового веса. Эти осторожные животные жили в глубоких норах под корнями деревьев, а на кормежку выходили по утрам, когда монстры, наевшись до отвала, отдыхали в своих логовах. От других же плотоядных зверей грызунов надежно защищали полуаршинные клыки. Животные ели ежедневно до вечерней зари и нагуливали много жира.
  Хищница увидела огонь и замерла на месте. Она принюхалась, учуяла людей и приникла к земле. Большие языки пламени ярко освещали территорию перед ее пещерой, и как раз из-за них доносился запах слабых существ.
  Пантера боялась огня. Ей довелось однажды убегать от лесного пожара, зажженного молнией на другом берегу реки. Она забивалась тогда в самую чащу бора или неслась напролом к первой попавшейся прогалине. Но усилия были тщетными: куда бы пантера ни кидалась, встречные смолистые деревья вспыхивали точно факелы, исторгая жару
  и смрад, а сильный порывистый ветер перебрасывал горящую хвою на другие участки леса, отсекая путь к бегству. Гибель казалась неизбежной, и матерая зверюга завыла от страха, как котенок.
  И вдруг она увидела реку и ринулась к ней во весь опор. Но в тот момент пылающая ветка рухнула хищнице на спину и обожгла шкуру. И все-таки она спаслась на другом берегу реки.
  Инстинкт подсказал пантере, что неизвестные животные когда-нибудь выйдут из пещеры и станут ее добычей. А которую она уже имела, можно съесть в стороне от логова. Оттащив грызуна подальше от ненавистного огня, хищница стала насыщаться.
  - В эту и последующую ночь пантера не нападет. Она обожрется до отвала и долго будет отдыхать. А другие хищные животные вряд ли придут сюда, - уверил друзей Радж. И впрямь их никто не потревожил.
  Следующий день протянулся в изнурительной ходьбе. Омега палила нещадно, а скопления камней и валунов
  и лесная чащоба усугубляли трудности. Зато легко удалось загромоздить вход в пещеру валунами, хотя разыскали ее
  в сумерках. И наступившая ночь прошла для людей спокойно. А утром во время пути Роберт спросил Раджа:
  - Почему ты сулил безопасность только на две ночи? Мы ушли от логова пантеры километров на тридцать. Зачем же ей гнаться за нами?
  - Мы захватили ее собственность, а монстры этого не прощают. Хищница оставит нас в покое лишь по непредвиденной причине.
  До полдника хранилась тишина, и людям ничто не угрожало, но после ситуация сменилась. Перед тем как продолжить путь, Радж осмотрелся в бинокль и предостерег друзей:
  - Нас преследуют сразу две пантеры. Та что подальше от привала, наша старая знакомая, а ближняя, наверное, молодая - меньшая по величине.
  - Приготовьте оружие к бою, - приказал Вьюгин.
  И разведчики легли за валунами и стали стеречь хищников.
  Молодая пантера вышла из леса на тропу и осмотрелась. Она не заметила людей и вряд ли могла их почуять при боковом ветре, поэтому шла по следам. Но шагов через двадцать хищница резко обернулась и свирепо зарычала.
  И такое же грозное рычание послышалось в ответ из зарослей, а затем оттуда появилась старая знакомая людей.
  И тотчас же меньшая пантера опустилась на корточки и, остервенело завывая, стала бить по земле хвостом. Они вместе ринулись вперед, сшиблись в прыжке в воздухе
  и "угостили" друг друга мощными оплеухами. Прыжки повторились еще дважды, и в каждой короткой схватке доставалось больше молодой. Казалось, она проиграла, но дальше случилась неожиданность. При четвертом взаимном прыжке молодая пантера увернулась и нанесла сопернице сильный удар сбоку, от чего та покатилась кувырком. Затем, признавая поражение, побежденная ушла с низко опущенной башкой и поджатым хвостом, а торжествующий рев соперницы огласил окрестности.
  - Ну, теперь достанется и нам, - насторожился
  Роберт.
  - А это вряд ли. Пантера отстояла территорию от посягательства врага, теперь уйдет в логово, чтобы зализать раны. Так что еще одна ночь будет у нас спокойной, - пояснил Радж.
  Предсказание сбылось. Прошагав до начала сумерек, они нашли удобную пещеру и отоспались всласть. А поутру следующего дня Вьюгин обрадовал друзей:
  - По моему расчету сегодня мы выйдем из гор
  в приполярную долину. Там при первой возможности смастерим плот. Алексей рассчитал верно. Уже в середине дня скалы остались позади, а все обозримое пространство занял дремучий лес. И друзья принялись за дело. Они вырубили длинные жерди, изготовили из бревен плот и, устроившись на нем, поплыли по течению реки. Отталкиваясь шестами от дна, друзья ускоряли движение. А река, раздаваясь
  в ширину, оставалась как прежде неглубокой, и на ней появились острова. Выискав самый подходящий до начала сумерек, люди причалили плот и остановились на ночлег. Небольшой, но высокий островок укрывался хвойными деревьями. Их кроны соприкасались, но пустота между стволами позволяла обозреть местность. Радж воспользовался этим, а затем обратился к друзьям:
  - Закат почему-то малиновый, может, он - предвестник урагана?
  - Пока птицы летают и щебечут, нам волноваться
  не стоит, а утром выявится все, и спрячемся при случае
  в лесу, - уверил Жан.
  С наступлением ночи рев плотоядных зверей поднялся над мрачным лесом. Выйдя на охоту и действуя сообща, голодные хищные животные окружали стада травоядных или преследовали их. Где-то за лесистыми холмами стая выносливых собак гналась за лошадьми с остервенелым воем. А жалобный храп убегавших только разжигал их ярость. По ближнюю сторону холмов уже началась схватка: стадо мычащих бизонов отбивалось от прайда леопардов.
  К глинистому берегу реки примчались пещерные волки. Они давно уже учуяли людей за счет обостренного нюха, но теперь суетились у воды злые и разочарованные. У них разгорелся аппетит, но дорогу к желанной добыче преградила река. Мелькающий на острове огонь, почти беззвучный и невысокий, ничуть не пугал хищников. Но
  у них появились конкуренты - незнакомые клыкастые животные кошачьей породы весом до полтонны. Их малочисленный прайд бесшумно возник из зарослей.
  При превосходстве в количестве волки были намного крупнее, поэтому их вожак решил прогнать конкурентов. Пугающе щелкнув челюстями, он сунулся к ближней кошке, но она с бешеным ревом так шарахнула его по морде, что едва не свалила с ног. Волк отскочил назад и под ее яростным взглядом вернулся к своей стае.
  - Это саблезубая рысь. И судя по действиям волков, очень редкое животное. Хищница может одолеть несоразмерную добычу и оказаться в ее лапах равнозначно смерти, - пояснил Вьюгин.
  Волки, подстегнутые голодом, бросились с берега
  в воду и поплыли к острову, но после "угощения" поленьями устремились назад, а затем ушли в лес.
  - Больше они не вернутся, а кошки решаются плавать при экстремальной ситуации, - уверил Радж. Вскоре гвалт сменился тишиной, и люди вздохнули с облегчением...
  А утро встретило друзей красивым малиновым рассветом и плотным туманом над рекой. Он наплывал с запада при отсутствии ветра.
  - Урагана не будет. А малиновый цвет зари зависит, наверное, от тумана и состава местной атмосферы. Я считаю, что близко протекает полноводная река сквозь заболоченную местность. Отсюда обилие тумана, - заявил Вьюгин.
  Геолог верно понял обстановку. Уже в середине дня, плывя на своем плоту под цепким пологом тумана, друзья увидели огромную реку, с которой сливалась Жемчужная. От внезапно подувшего ветра воздух на время посветлел,
  и под яркими лучами Омеги слегка прояснились дали. Но видимость стала хорошей только над гладью реки: в направлении скалистого хребта - места ее рождения и в сторону полярной шапки, куда она текла дальше.
  Во многих местах у берегов из воды пугающе торчали давнишние замшелые коряги, а рядом с ними над чащей лозняка, как призраки, курились испарения, немного в стороне высился мрачный лес, укутанный клубами тумана. Он казался неприступной цитаделью.
  - Мы словно в сибирской тайге, - вздохнул Алексей, вспомнив свою родину.
  - Так давайте назовем реку Таежной, - предложил Жан, и все согласились с ним.
  
  Глава 23
  
  В очередном докладе Кассини обрадовал Крылова:
  - Наши коллеги обнаружены сегодня у слияния двух рек по северную сторону хребта. Четверка плывет на плоту, отталкиваясь шестами от дна мелководного потока.
  У коллег не простое положение. После слияния рек дно, вероятно, углубится, и шесты станут непригодными. И мы не знаем, чем они питаются.
  - Вы посылали "Челнок"?
  - Да, но он опоздал туда. Реки постоянно укрыты толстым пологом тумана, а разведчики случайно замечены приборами шара-зонда при недолгом прояснении.
  - А как они прошли через хребет и оказались в междуречье?
  - Научная ракета обнаружила узкую зеленую долину, рассекшую горы наискось. Она начинается на юге на стометровой высоте, а к северу спускается на нет. И в долине как раз берет начало мелководная река.
  - За сколько дней коллеги доберутся до места напротив десанта?
  - Если не будет помех, за неделю.
  - Сообщите о делах в пещере.
  - Завал уже расчищен. И как показали приборы, рукава с циркуляцией воздуха соединятся и превратятся
  в один. Но работать придется вручную.
  - Сколько потребуется дней?
  - По расчету, шесть.
  - А как действует отряд туземцев?
  - Они достигли скалистого хребта и доставили на плотах много сухих дров. Затем, смастерив волокуши, потащили топливо на запад по открытой местности. В пути задержались на ночлег у подножия хребта. Там не было вместительных пещер, и люди укрылись за стеной, сложив ее из валунов у небольшого грота. С наступлением ночи сражались с хищными зверями при свете больших костров. Туземцы бились храбро и умело и победили врагов. Ход сражения позволили заснять приборы ночного видения
  с шара-зонда. Утром вчерашнего дня воины направились
  в сторону междуречья. Уверен, они идут на перехват разведчикам.
  - Но туземцы движутся быстрее, чем наши коллеги на плоту. Как же уйти от столкновения?!
  - Задачи туземцев сложнее. На снимке с шара-зонда виден дремучий лес и сквозь него не разбежишься. Вокруг простираются болота, которые нужно обойти. И потому неизвестно, кто первый доберется до пещеры. А разведчики могут уйти от столкновения. Пара разбитых валунов от разрывных пуль повергнет в ужас жителей пещер.
  - Расскажите о растениях Гранады.
  - Роботы доставили на базу тысячи маленьких деревьев, в том числе и десятки реликтов. Лабораторные исследования ведутся по плану, и уже есть результаты. Соки многих растений обладают целебными свойствами, а отдельных - уникальными. С учетом большой ценности сотни таких саженцев вместе с пробами почвы будут доставлены в дендрарий "Атланта". Если во время полета растения Земли выжили, то не погибнут и местные.
  Заготовлены центнеры семян самых спелых плодов,
  а также косточки черешни и орехи гигантского кедра. Посадочный материал, вероятно, приживется в высокогорных теплицах.
  Открыто семейство виноградовых. Саженцы этой лианы заготовлены с запасом, а возделываться будут в самых жарких местах планеты.
  Огромную ценность представляет душистая янтарная смола гигантского кедра. Она заживляет раны и может служить противоядием. Поиски других растений и изучение их свойств будут продолжены.
  
  Глава 24
  
  И следующий день пути оказался не легче предыдущего. После ночного сражения усталые воины брели, глядя со страхом на светило. Омега палила нещадно: травы никли, вяли и тускнели, светло-серые облака у горизонта давно растворились от зноя, и даже утренний легкий ветерок, испугавшись неестественной жары, укрылся в тени утесов. А в окрестностях извилистой тропы не виделось речек
  и ручьев, не росло деревьев и кустарников.
  Обстановка внезапно изменилась с наступлением легких сумерек. От неясной черты у горизонта повеял влажный ветерок, воины приободрились. Они и без команды догадались, чтобы достичь леса и успеть развести костры до наступления ночи, нужно прибавить шагу. И радуясь настрою подчиненных, старейшина тоже оживился.
  Дойдя до спасительного леса и устроившись на ночлег, люди запасли дрова и развели костры. Их зажгли
  в двадцати местах на обширной и ровной поляне. Пламя лизало сушняк и, освещая все вокруг, защищало людей от хищников. Тигры, леопарды и пантеры поодиночке и прайдами временами возникали на поляне из непролазной чащи, укутанной клубами тумана, обегали вокруг костров, но от града камней и стрел вновь исчезали в темноте. Сотни песцов и собак, сбившихся в стаи под деревьями, не собирались убегать. Плотоядных зверей манил запах копченого мяса, разогретого над огнем. Желая вызвать у людей панику, они выли, визжали и рычали, иногда приближались
  к огню и лязгали острыми клыками. Хищники чего-то ждали, а голод делал их опасными.
  Наконец появились и те, кого ждали другие звери. Это были пещерные волки. Старейшина дал знак готовиться к битве, но хищники не стали нападать. Покружив немного у костров, они улеглись на землю и зорко следили за людьми. Непонятные действия врагов вызывали у туземцев самые мрачные предчувствия.
  - Они хотят достичь цели измором. Эта стая будет нас стеречь, а та, что сейчас охотится, явится на смену.
  И звери нападут, когда мы изнуримся. Может, нужно их атаковать горящими поленьями? - сказал Галлиот Метаксе.
  - Согласен. Но только немного выждем, чтобы и звери утомились, но нам хватило бы дров, - ответил старейшина. А незадолго до рассвета он дал сигнал атаковать
  и хищники были отброшены.
  Когда же в округе рассвело и туман поредел от ветра, туземцы увидели скалу неподалеку от поляны; она высилась множеством уступов.
  - Сделайте лестницу! - велел подчиненным Метакса. Когда же ее изготовили, то он вместе с Галлиотом и еще четырьмя воинами забрался на маковку скалы. Туман к тому времени рассеялся и прояснились дали. И воины увидели реку и что-то плывущее к ней по притоку.
  - Это, конечно, плот, - высказал догадку старейшина.
  - А на нем уплывают слуги духов. И по реке их уже не догнать, - констатировал факты Галлиот.
  - И по-над рекой тоже, - грустно добавил Метакса, смотря на непролазную чащобу.
  - Теперь уже ясно, что она делает колено напротив нашей святыни. Давай обойдем лес и схватим беглецов
  у поворота.
  - Обходить придется и болота, а они, наверняка, есть, - ухмыльнулся старейшина.
  Болото встретилось отряду сразу при выходе из леса. Оно длинным кривым языком вдалось в приполярную долину. До обеденного отдыха люди еще обошли пару таких же языков по вязкой и скользкой почве. А уже на закате, изнемогая от усталости, воины свернули в лес и расположились на ночевку. И в этот раз им повезло больше. Участок дремучего бора вдавался в болото полуостровом,
  и, разложив костры на перешейке и обезопасившись от хищников, туземцы отдохнули вдоволь.
  Утром следующего дня Метакса сказал Галлиоту:
  - Впереди еще много болот, но когда мы дойдем до поворота, я выберу лучших воинов и вместе с ними побегу охранять святыню. А ты с остальными людьми будешь стеречь беглецов. И кто бы из нас их ни схватил - мы выполним волю вождя.
  
  Глава 25
  
  Над гладью Таежной реки высилось много островов. В большинстве они находились у другого, низменного, берега, что было на руку разведчикам. Проблема с ночевкой отпадала, а при появлении туземцев они убежали бы в лес. Но один назревший вопрос так и остался нерешенным.
  И когда переплыли реку, Жан напомнил о нем:
  - У нас продукты на исходе, но как завладеть добычей в непроходимой чаще?
  - Найдем звериную тропу и расставим силки, - предложил Радж.
  - Вырываясь из петли, добыча поднимет шум, и ее разорвут хищники, - возразил Жан.
  - Может, спрячемся на дереве неподалеку от тропы и будем стрелять на звук, - посоветовал Роберт.
  - Звери учуют нас и обойдут стороной, - не согласился Вьюгин и заодно напомнил: - Они приходят к водопою с наступлением темноты, а у нас есть прибор ночного видения - основа успеха в охоте при отсутствии света. А стрелять будем с плота или ближнего острова.
  Разведчики поплыли по течению, внимательно рассматривая берег, и обнаружили залив напротив большого острова. Истоптанная почва на безлесной площадке у воды выдавала место водопоя.
  Пока люди добирались до залива, ветер успел затихнуть, а чаща укуталась туманом. За ее белесой пеленой диск заходящего светила потерял былую яркость, стал огромным и бледно-малиновым. Друзья переправились на остров и заготовили дров, но костер не развели, чтобы
  не спугнуть зверей. Они поспешили закусить перед надвигавшейся ночью, напряженной, хлопотливой и опасной,
  и укрылись под деревьями. А прибор ночного видения был, естественно, отдан Роберту как превосходному стрелку.
  И когда сгустилась темнота, Спагетти начал наблюдать за безлесной площадкой у залива.
  Для беззащитных животных, живущих в вечном страхе, ночь была особенно опасной. Но стремление избавиться от жажды все равно приводило их к воде, невзирая на угрозы. А этим пользовались хищники. И всего лишь за полчаса у залива погибло несколько дюжин зверей. Они были мелкие - величиной от крысы до лисицы по земным меркам.
  Наконец, появились крупные. И первым пришел носорог. Огромный жилистый зверь с толстой корявой шкурой мог послужить добычей лишь для умирающих от голода, и Роберт опустил бластер.
  Носорог напился и ушел, на смену ему явился грузный и жирный бегемот. "Прямо сплошное невезение. На разделку такой туши необходим день. А нам нужно спастись от погони и быстро добраться до пещеры", - подумал с тоской Спагетти.
  С появлением оленей у залива неудачи не кончились. Три самки и крупный самец с большими ветвистыми рогами подкрались к воде, словно призраки. И пока Роберт выбирал, в какое животное стрелять, они встали к нему боком. Если бы он спустил курок, то убил бы всех. И Роберту пришлось выстрелить, но только в другую добычу.
  Раздался ужасный рев, и гибкое тело хищника, взлетев над соседними кустами, рухнуло на оленя, и он свалился в воду мертвым. А так как оленухи убежали, Спагетти всадил в хищника три разрывных пули.
  Друзья переплыли пролив, чтобы забрать оленью тушу. И явились на берег вовремя: большая орда падальщиков уже собиралась пировать. При ярком свете фонарей разведчики рассмотрели труп саблезубого хищника. Зверь походил на рысь, но был заметно крупнее, его разящие клыки казались кривыми кинжалами.
  Возвратившись на остров и разведя костер, друзья разделали тушу. Большую часть мяса засолили, а остальное изжарили. Работы хватило до утра. Когда занялась заря, разведчики плотно поели, перебрались на плот и поплыли дальше по реке.
  
  Глава 26
  
  В каюту Кассини постучали, и едва он сказал: "Да", вошли четыре девушки: Стелла, Диана, Анжела и Катя. Начальник десанта поражался настырности юных особ, хотя и сам был упрямый и настойчивый. Они приходили вчера, и он еле избавился от них.
  Стелла, невеста Раджа Кларка и самая храбрая из девушек, чуть не с порога заявила:
  - Вчера мы забрались в пещеру и убедились в том, что проходчики-мужчины жутко устали от работы и всей бригаде требуется отдых. А чтобы не выбиться из графика и избежать трагедии, необходима смена. И мы предложили помощь, но вы отмахнулись от нас как от назойливых мух. Перемените взгляд на наше деловое предложение и не вынуждайте принимать ответных суровых мер. От имени нас четверых и десятка других девушек мы заявим Георгию Крылову о вашем не полном соответствии занимаемой должности.
  - Да чем же вы можете помочь, если у мужчин запарка? Современный отбойный молоток только немного легче, чем тысячу лет назад. С непривычки можно упасть в обморок. А если такое случится - что я отвечу Крылову?
  - Мы достаточно сильны физически, да и обморок нас не остановит, ведь разведчики - наши женихи! - возразила Анжела, невеста Роберта Спагетти.
  - На их спасение направлены все силы и технические средства! - распалился профессор. - Но десант не может гарантировать им жизнь в экстремальных условиях.
  А вас предупреждали на Земле о смертельных угрозах для людей и в бездонных глубинах космоса, и на чужих планетах. И если случится трагедия - не впадайте в отчаяние! Вы молодые и красивые, найдете других женихов.
  - Профессор, спуститесь с небес на землю! - возмутилась Диана, невеста Жана Феррано. - Мы молоды только по биологическому времени. Но представьте, как шарахнется, к примеру, от меня гипотетический жених, когда узнает, что на самом деле я старше его прабабки!
  Беседа зашла в тупик, но практичная Катя, невеста Вьюгина, остроумно предложила:
  - Давайте проверим на месте и настроение мужчин, и годимся ли мы для смены. Идея понравилась всем и уже через два часа они наблюдали за работой проходчиков. Утомленный вид мужчин побудил действовать, и девушки решились доказать свою профессиональную пригодность. Они вооружились инструментом и стали долбить породу.
  И подругам удалось все. Проработав контрольный час, отведенный Кассини для проверки, девушки даже
  не вспотели! А Стелла сказала профессору:
  - Мужчины сильнее физически, зато женщины выносливей. И мы не подведем вас. Но когда завершим работу, то пойдем со спасательным отрядом на поиск своих женихов. И Кассини согласился с ней.
  
  Глава 27
  
  По мере продвижения вперед река продолжала раздаваться, непролазный лес на топких ее берегах становился выше и угрюмей. В хрустальной воде и на суше появились опасные животные, и это побудило Раджа сделать на плоту руль. Он же позволял уклониться от столкновений с бегемотами и крокодилами.
  Мрачная лесная чаща не обещала приют, зато сулили надежду острова. Они попадались часто, но из-за малой высоты не все подходили для ночлега: на них могли взобраться рептилии. Эти клыкастые чудовища, покрытые прочным панцирем, достигали в длину целого десятка саженей и отличались ненасытностью. Подгоняемые голодом, крокодилы часто нападали на детенышей самых крупных животных, невзирая на риск, но иногда становились жертвой своей неуемной алчности. И разведчики стали очевидцами одного из таких случаев.
  На низком обширном острове, покрытом привольным лугом, паслась огромная самка бегемота. По величине она превышала раз в пять матерого слона на Земле, а ее озорной детеныш был как взрослый сородич в Африке. Он то резвился возле матери, то мчался на песчаную косу, прилегающую к острову, и даже влезал в воду. Малыш как будто ничем не рисковал: в округе висела тишина, хищников не было заметно и причин для тревоги не имелось. И все же заботливая мать каждый раз подзывала детеныша сердитым визгливым хрюканьем. Но она потеряла из виду матерого крокодила, лежащего поодаль в воде. На фоне тумана он казался сухим бревном.
  Опытный хищник заметил, что над омутом около косы плавает куча хвороста. Он нырнул под нее и, дождавшись удобного момента, выбрался на берег и отсек молодому бегемоту дорогу к отступлению. Запоздало заметив врага, малыш залился визгом, но задержался с бегством,
  и хищник схватил его за нижнюю часть ноги.
  Разъяренная мать уже мчалась на помощь детенышу. Она обрушилась на врага словно лавина с гор. Сцепившись с исступленным ревом, кувыркаясь и кромсая друг друга клыками, они покатились к омуту. Но через несколько минут победительница выбралась на берег с оторванной лапой крокодила в пасти. Участь хищника была решена, детеныш не очень пострадал. Клыки у рептилии были большие, но редкие; нога молодого бегемота протиснулась между ними, и он отделался царапинами.
  Пока продолжалась схватка в округе стало вечереть
  и начал сгущаться туман. А так как вблизи находился высокий лесистый остров, люди, перебравшись на него, разместились на ночлег. Они заготовили дрова и хотели разжечь костер, но, расслышав шум на берегу, замерли и насторожились. Остров отделялся от суши проливом около сорока метров, а на таком расстоянии видимость была достаточной. Где-то послышался треск, и из лесу вышел носорог. Он осмотрелся, прислушался и быстро направился
  к воде. Для такого грузного животного поведение было странным. Он словно случайно оказался в этом месте, хотя голая земля, изрытая копытами животных, указывала место водопоя. А может, зверь чего-то опасался, и люди стали следить за ним...
  Носорог утолил жажду, тихо повернулся и побрел
  к месту своей ночевки, но сейчас же попятился назад от яростного рева хищников. Огромные лютые кошки с необычайно длинными клыками вышли из леса с двух сторон, отсекая дорогу к бегству. Носорога охватил ужас, по его телу волной пробежала дрожь. Он был неплохим бойцом и мог постоять за себя. О силе рогатого животного знали опасные хищники: рыси и пантеры, львы, леопарды и пещерные волки. Они уступали ему путь и обходили стороной. И только пещерных гиен опасался крупный носорог. Они же попадались у предгорий, а в сумрачный лес
  не заходили из-за отсутствия добычи: бизонов, зебр и антилоп.
  Но теперь носорогу угрожала чета саблезубых тигров - прежде незнакомых хищников. Их смрадный запах он впервые уловил при восходе полноликой Орхидеи, а через несколько дней, когда она явно похудела, увидел
  и свежие следы на влажной глинистой почве. Величина отпечатка когтистых тигриных лап ошеломила носорога, инстинкт подсказал ему, что звери смертельно опасны и, чтобы спастись от них, нужно вернуться к озеру, где он обитал прежде. В неглубоком водоеме вода испускала смрад,
  а в полноводной реке была вкусной, чистой и прохладной. К тому же прожорливые хищники, не разыскав добычи, могли удалиться из леса. И крупный рогатый зверь по-прежнему кормился у реки. Чтобы не столкнуться с хищниками, носорог заходил из-под ветра и, ощущая их запах, не испытывал страха. Но тигры нашли его по оставленным следам и теперь, оттесняя к воде, выбирали момент для нападения.
  Носорог пришел в ярость и, пытаясь сокрушить врагов, бросился сначала на тигрицу. Она отскочила вбок
  и, шарахнув его по спине длинной могучей лапой, прорвала шкуру когтями. Пытаясь спастись, носорог припустил вовсю, но хищница настигла беглеца тремя протяженными прыжками и, ударив длинными клыками, умерила его прыть. Уже не стремясь убежать, носорог приник к дереву крупом и защищался рогами.
  Сражаясь один на один с любым из смертельных врагов, в этом удобном положении он продержался бы долго, а может, сумел бы спастись. Но хищников было двое; носорог пропускал удары могучих когтистых лап, и его загрубелая шкура покрылась множеством ран.
  Грузный рогатый зверь безвозвратно утрачивал силы, а хищники почти не пострадали. Тигр немного охромел на одну из передних лап, более ловкая тигрица отделалась одной царапиной. Наплывающая тьма служила на пользу хищникам. Их огромные глаза горели фосфорическим блеском, позволяя видеть и ночью. А у слабеющей жертвы они застилались мглой. Носорог зашатался и упал, тигры набросились сверху и вскоре прикончили его. Добившись легкой победы, они огласили окрестность торжествующим ревом.
  Когда схватка завершилась, Роберт спросил:
  - Может, тигров нужно уничтожить?
  - А чем же крокодилы и пантеры лучше саблезубых тигров? На всех хищников Гранады у нас не хватит пуль. Будем стрелять в нападающих, - здраво ответил Жан.
  - Но если они станут нас преследовать и потенциально угрожать? Ведь тигры умеют плавать, - возразил Радж.
  - Обожравшись мяса до отвала, они залягут в спячку. В эту и последующую ночь тигры не нападут, - пояснил Вьюгин. Он предсказал правильно. Хищников разведчики заметили только на третий день.
  - Они все же нас преследуют! - забеспокоился Радж.
  - Неужто тигры сожрали целого носорога?! - усомнился Роберт.
  - Им помогли падальщики, - точно ответил Жан.
  - Днем они вряд ли нападут, а ночью назначим дежурство, - пояснил ситуацию Вьюгин.
  Друзья задержались на обед на небольшом острове. Болотистый левый берег широкой Таежной реки в этом месте зарос тростником, а отдаленный правый, почти
  невидимый от сизого тумана, казался сплошным массивом.
  Хищники, преследуя людей, продирались через тростники и, конечно, отставали от плота. Вскоре они разделились. Тигр, по-прежнему хромая, продвигался по берегу и высматривал добычу, а тигрица в ее поисках свернула
  в непролазную чащу.
  Из леса напротив островка послышался треск ветвей. Кто-то массивный и сильный шел напролом к берегу,
  и друзья насторожились. Остервенело фыркая, зверь продрался сквозь кустарник к тростнику, чтобы поесть вдоволь его питательных метелок. Он хватал их охапками своей широченной пастью и жевал, не отрывая от стеблей. По длинным рогам животного разведчики определили, что это огромный носорог, заметно больше того, которого растерзали тигры. Но он принадлежал к другой породе и вел себя как хозяин окружающей местности.
  Едва уловимый шорох теперь слышался из тростника с левой стороны от острова. Это приближался тигр, давно почуявший носорога, и крался к нему не торопясь. Прогалина в тростнике помогала его замыслам. Неслышно двигаясь по ней, тигр подобрался к носорогу на расстояние длинного прыжка.
  Носорог, насыщаясь пищей, стоял к нему вполоборота и не выказывал тревогу. Вероятно, огромный зверь
  не отличался нюхом. Его можно было победить только точным ударом клыками при внезапном нападении. Иначе при отсутствии тигрицы схватка будет долгой и опасной. Но подойти к добыче сбоку для смертоносного прыжка
  не позволял тростник. И, не имея выбора, хищник ринулся в атаку.
  Гибкое тело тигра, как пружина, взвилось в воздух, чтобы рухнуть на спину носорога, но он с небывалой быстротой для такого крупного животного успел наклонить голову и направить в сторону врага. От удара рогами снизу хищник был пронзен насквозь. Потом умирающий тигр был растоптан ногами носорога.
  - Справедливая месть за сородича, - восторженно бросил Роберт.
  - И развязка назревшей проблемы. Потеряв самца, тигрица уйдет назад, - развеселился Радж.
  - А нас избавит от дежурства, - ехидно заметил Жан.
  Врач предсказал точно. Ночуя на высоких островах, разведчики были в безопасности, а днями, плывя на плоту, они успевали разминуться с бегемотами и крокодилами.
  Наблюдая за погодой, друзья заметили странное цикличное явление. Утром клубы тумана, подгоняемые легким ветерком, двигались с юга на север, а ночью плыли назад. Вьюгин объяснил это близостью полярной шапки и нещадным зноем юга. Холодный и теплый воздух в разное время суток поочередно теснили друг друга.
  До поворота реки разведчики добрались на шестой день плавания. Найдя подходящий остров для безопасного ночлега, они осмотрелись в бинокли, и не заметили угрозы.
  - Может, мы все же ошиблись, и нет никакой погони? - предположил Жан.
  - А это вряд ли. Мы для туземцев - слуги духов
  и должны помогать племени, - возразил Роберт.
  - Считаю, что они знают, куда мы направляемся, - уверил Радж.
  - Если засада туземцев на том берегу реки, то нужно утром проплыть за поворот, дождаться сгущения тумана
  и под его прикрытием идти к пещере. Возможно, мы разминемся с ними, - решил Вьюгин...
  Утром друзья находились за поворотом реки. Дождавшись сгущения тумана, они бросили плот и двинулись
  к полярной шапке, лишь едва выделявшейся из непроглядной мглы, служа точным ориентиром.
  Опасаясь засады, разведчики двигались молча, а текущий рядом ручей и травянистая почва гасили все звуки. Через пять часов ходьбы стала различаться впадина, где разместился десант. На контуре огромного обрыва она выделялась, как зазубрина. Еще через полчаса им попалось одинокое дерево, немного склоненное к востоку. Возле старого огромного растения находился исток ручья.
  Друзья утолили жажду и направились было к пещере с раскрашенным охрой входом (она виднелась в основании обрыва), но с досадой задержались от громового голоса:
  - Не смейте входить в пещеру, она наша святыня! - И из туманной мглы возникла фигура старейшины. Следом за ним примчался десяток воинов. По знаку Метаксы они застыли, словно статуи, с опущенным оружием в руках
  в полусотне метров от разведчиков. Старейшина объяснил свой неожиданный визит:
  - По приказу вождя я должен привести вас на территорию племени, в случае вашего отказа обязан применить силу. Не пытайтесь скрыться в пещере. Уже десять веков ее надежно бережет это священное дерево (он кивнул на огромное растение), а мы защитим святыню оружием.
  Вьюгин мигнул Роберту, они вместе выхватили бластеры и направили на ствол дерева. От действия лазерных лучей оно с шумом рухнуло на землю между воинами племени Жирафов и усталыми разведчиками.
  Туземцы в ужасе стали на колени и попадали ниц,
  а Вьюгин громко произнес:
  - Старейшина, скажи вождю, что духи позвали нас
  в пещеру! И друзья направились к ней.
  
  Глава 28
  
  Десантники, готовясь к ужину, прогуливались не спеша по территории лагеря. В центре его возвышалась большая планетарная ракета, рядом находилась база. В этом разборном помещении разместились комнаты для отдыха и врачебного контроля, лаборатории и склады, столовая и зал для совещаний. Пестроцветные домики, словно красивые игрушки, рассыпались вокруг базы на отшлифованном льдами дне впадины.
  Неподалеку от лагеря виднелся вход в пещеру. Все необходимые работы в этом подземном коридоре были уже завершены, и утром отряд спасателей собирался выступить в поход на поиски пропавших коллег.
  Судьбой разведчиков были озабочены все участники десанта, но больше других - их невесты. С честью выполнив задание, Стелла, Диана, Анжела и Катя много раз подходили к пещере, разочарованно вздыхали, но ожидали
  с нетерпением судьбоносного завтрашнего дня. Уже перед ужином подруги снова направились к ней, но вдруг увидели группу мужчин, стоящих у входа. Взявшись за руки и щурясь от лучей Омеги, они рассматривали лагерь. И невесты узнали женихов.
  - Радж, дорогой, ты жив! - взволнованно крикнула Стелла и устремилась к бразильцу, остальные девушки бросились вслед за ней. А после были поцелуи и женские слезы от радости.
  Весть о возвращении разведчиков облетела весь лагерь. В зале совещаний, где собрался коллектив, они ответили на множество вопросов. Ужин был подан в полночь.
  Выяснив самое главное, Кассини поспешил с докладом к Крылову. Академику особенно понравилось, что Радж Кларк сделал киносъемку множества животных,
  в том числе и динозавров.
  - А как идут другие дела? - спросил Крылов.
  - Изготовлена карта Гранады, изучен состав атмосферы и направление воздушных течений, а для исследования почвы и горных пород необходима техника, устойчивая к коррозии. Семенами и саженцами растений завалены все склады.
  - При наших скромных возможностях сделано все, что было можно. Завершайте неотложные дела, сворачивайте лагерь и перебирайтесь на "Атлант". Наша миссия на Гранаде закончена.
  
  Эпилог
  
  У стартовой площадки лунного космодрома стояла группа ученых. Они заранее присматривались к своему звездному кораблю, который вскоре помчит их к Гранаде. Он словно гора высился над космодромом. Начальник новой экспедиции академик Крылов ответил на вопросы журналиста Олега Соловьева.
  - Какие главные отличия нового звездолета от "Атланта"?
  - Космический крейсер "Галилей" примет на борт две тысячи рабочих и ученых, не считая экипажа. Это в десять раз больше прежнего. Повысились его энерговооруженность и скорость, увеличена площадь дендрария и установлено много центрифуг для создания искусственного тяготения при полете в космосе с выключенным двигателем.
  - Какая главная задача экспедиции?
  - Организация постоянной колонии. Люди построят и оборудуют фабрику по выпуску новых лекарств из тамошнего сырья и создадут крупный исследовательский центр. Лекарственные препараты будут доставляться на Землю.
  - А все ли участники первой экспедиции отправятся в новый полет?
  - В большинстве да. Но с нами не будет Джеймса Дугласа, капитаном назначен Виталий Соколов. Останется на Земле и Радж Кларк. Его жена Стелла заявила, что муж схлопотал на Гранаде достаточно приключений, но если пожелает развлечься, то в джунглях Бразилии хватит хищников и для него, и для Роберта Спагетти, который переехал с супругой к друзьям.
  - А будут ли разрабатываться полезные ископаемые?
  - Только редкие металлы и минералы.
  - В каких условиях живут гранадяне?
  - Пещерным жителям трудно заготавливать продукты и дрова, а также сражаться с опасными хищниками. Но на них надвигается более страшная угроза - вырождение. Мужчин становится все меньше и это при большой их силе и выносливости. Для избавления от гибельной тенденции нужны научные исследования и врачебное вмешательство. Решением важного вопроса займется исследовательский центр.
  - А могут ли существовать и дальше оба мира по разные стороны скалистого хребта?
  - Сейчас на Гранаде теплый и устойчивый климат. Но его резкая смена может привести к катастрофе. При заметном уменьшении тепла полярная шапка продвинется далеко на юг. Тогда замерзнут реки, вымрет большинство животных. Людям придется перебраться южнее, за скалистый хребет, к своим соплеменникам. Но территории кальдеры и живущих там млекопитающих на всех туземцев
  не хватит. А дальше одни динозавры. И они слопают гостей.
  А если на Гранаде потеплеет, то в ущельях и на перевалах гигантского скалистого хребта растают снега и льды. И тогда динозавры сами явятся к людям "в гости". Цивилизация Гранады нуждается в поддержке и защите, и мы прилетим на помощь.
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"