Земляной Александр: другие произведения.

Право на безумие (глава вторая 10-17)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  10
  
  Все было хорошо и мило. Их вечеринка заканчивалась и заканчивалась очень удачно. Оксана, наконец, разобралась в своих желаниях, и теперь, они с подружкой обсуждали, когда они увидятся в следующий раз. Сами встретятся, или снова все вместе. Решили, что - после завтра, и обязательно сами. Нечего было кавалеров посвящать в женские тайны, по крайней мере, раньше времени. Вера предлагала рвануть на следующие выходные в Сочи. Предложение было хорошим, но Оксана сомневалась, что оно понравится ее новому знакомому. Как долго пожившая в хорошем достатке женщина, она чувствовала, что Алексей явно не сможет профинансировать такую поездку и, тем более, ее запросы к такому отдыху. А на ее деньги, скорее всего, ехать откажется (на альфонса он никак не походил). Она попыталась рассказать о мече и о подаренном ей "цветке", но вставить слово в Верочкину болтовню не смогла. Оказывается, Сулин сделал подруге предложение и подкрепил его обещанием купить ей квартиру, чтобы она не так зависела от нынешнего супруга. Вера, естественно, ничего ему толком не ответила, но, похоже, была согласна изменить свою жизнь, и теперь размышляла в слух, какие бы условия еще выставить, чтобы, так сказать, окончательно проверить твердость Сулина в его решении. Оксана успела мысленно позавидовать подружке, а потом стало холодно и очень тихо. Ей показалось, что мир вокруг стал медленным и ленивым. Ветер замер, прекратился стрекот сверчков и прочих ночных букашек, лишь в бассейне отчетливо и звонко плескалась вода, словно ее помешивали большой ложкой. Верочка поежившись, повела плечиками: "Зябко стало, пойду у Саши плед возьму. Ой, что это у них такое?" Она сказала еще что то про котенка... Росчерк темного пламени и Оксана закричала.
  Удивленная, с детским обиженным лицом, Вера провожала взглядом падающую на землю руку с подаренным кольцом на указательном пальце. Кровь ударила резко, маленьким горячим гейзером, добавив красного на смертельно бледном лице Сулина, или кого-то другого с его лицом. Вера медленно, словно танцуя, сделала попытку отойти назад, но он снова ударил. Резко и мощно, сверху вниз, в живот. Оксана хотела отвернуться, или просто закрыть глаза, но от страха просто забыла, что для этого нужно сделать. Она видела, как, пробив легкую кофточку, из спины подруги хищно выскочило алое лезвие. Немного провернулось и, указав острием на землю, ушло внутрь, продолжая рвать красивое тело. И сильный удар кулаком в лицо, превративший в кашу Верино личико и толкнувший ее к бассейну. Она слышала, как с противным звуком, на аккуратно подстриженный газон, упали внутренности, и сильный всплеск воды, принявшей падающее тело подруги. А затем ночь вокруг нее ярко вспыхнула и рассыпалась на мелкие капли серебряных молний. Потоком плотного, жутко воняющего воздуха, ее отбросило в сторону. Две большие твари, словно сбежавшие из голливудского ужастика, медленно и даже величаво всплывшие со дна, тянули в разные стороны стройные ножки в дорогих туфельках. Раздался негромкий чвакающий треск и Оксана, наконец, обрела спасительное беспамятство.
  
  11
  
  Он крутился ошпаренным ужом, вокруг осатаневшего Сулина, который походил на взбесившийся вертолет с горящими лопастями. "Леший" не смог перехватить удар, успев лишь зацепиться за ремень, который продолжал болтаться на рукояти. И теперь, не разжимая руки, едва успевал уворачиваться от бешено крутящейся стали. Сулин, который секундами ранее, очень удачно и очень профессионально разделал свою любовницу, явно имел подобные планы и в его отношении. Алексей тянул к себе ремень, пытаясь всей своей массой подтащить рукоять, или хотя бы дотронуться до нее. Но получалось это плохо, разок он приложился к челюсти своего противника, правда, желаемого результата не достиг. Сулин был как каменный. Превратившись в машину убийства, он сверкал серебряными глазами и очень хотел отрубить ему голову. Похоже, это его и спасало, поскольку о других частях тела Сулин, наверное, просто забыл. А потом накатила ужасная вонь, и меч слабо засветился зеленым. В голове нежным ручейком прошелестели знакомые интонации его ДРУГА, заставившие внутренне возликовать и пропустить тяжелый удар ногой. Он скрючился и рухнул на колени, точно зная, что последует за этим. Удар вдоль черепа, с короткой отмашкой, пущенный в конце на резь, чтобы не сразу умер, а успел подумать о силе и превосходстве врага. Говорят, что в таких случаях, перед глазами проходит вся жизнь, но он думал только о чашке, которую подарил своей жене на восьмое марта и, которую, случайно, разбил через два дня, а затем всю утро носился по магазинам, но успел купить точно такую же, до ее прихода с работы. Видно было что-то важное в этой чашке. А удара все не было, но был жуткий вопль отчаявшегося и решившего умереть человека. Он повернул голову. Сулин в бассейне бился с чудовищами средних размеров, которые, если быть честным, не особо на него обращали внимание, пытаясь отобрать друг у друга довольно большой кусок мяса. Он рубил им щупальца, плавники, пытался проткнуть их мерзко пахнущие спины, а они только недовольно урчали, пытаясь отплыть на безопасное расстояние от этого чем-то рассерженного человечка. Он кричал и приходил в себя. Он уже не пытался их истребить, а просто расталкивал мерзкие туши, пытаясь забрать у них то, что осталось от той, которую он совсем недавно прижимал к своей груди, целовал и гладил по шелковым цвета вороньего крыла волосам. Увидел в пасти кусок цветастой ткани и ринулся туда, пытаясь руками разжать челюсти и забрать себе то, что еще хоть чуть-чуть напоминало о прежней Верочке. Он выпустил меч и тот тихо звякнул о дно бассейна. Но каким бы тихим не был этот звук, его услышали.
  Алексей стоял у края бассейна и смотрел на этот бурлящий котел, пытаясь взглядом зацепиться за короткий отблеск клинка. Он не боялся ни своего бывшего друга, ни возящихся вместе с ним чудовищ. Ему нужно было увидеть меч, и он дождался. Слабый изумрудный всполох и сейчас же, среди всей этой каши, вспыхнуло яркое и очень голубое свечение. "Леший" никогда в своей жизни этого не видел, но, спасибо компьютерным играм, узнал его сразу. Портал рос, наливался силой, высвечивая своими райскими отблесками всю происходящую вокруг мерзость. Леший замер, замер и портал, а затем, с легким электрическим потрескиванием, открылся. Вода, чудовища, Сулин, словно в открытую большую сливную дыру в большой ванне, начали проваливаться вниз. Иваныч что-то кричал и смотрел на него большими серебряными глазами. Твари уплывали молча, пытаясь по пути сожрать еще по кусочку, и громко чавкали своими пастями, выбрасывая в воздух потоки отвратительной вони. Леший кинулся вперед, туда, где легкой изумрудной рыбкой светился его меч. А тот уплывал, его быстро и целенаправленно тянуло в этот, ведущий то ли в ад, то ли рай переход. Алексей не успевал, он знал, что не успеет ни добежать, ни допрыгнуть до своего товарища, друга, а может быть и частью себя самого. Лучшей, или худшей, но крайне необходимой. Меч вошел в безмятежность портала, а он вытянул руку и закричал, закричал всем своим сердцем, всей своей душой. Он звал его, просил о помощи известных и не известных богов, но не доставал, не дотягивался. Портал сворачивался, и он перестал звать. Собрал все свои силы, и какие остались мысли, тяжелым не мигающим взглядом уставился в центр безмятежного сияния, ища в этой синеве изумрудные отблески, и тихо повторяя ЕГО имя. Они были, они, словно этого и ждали, засветились, показывая путь меча и дорогу к нему. Виски сдавило, портал замер и начал открываться вновь. Леший тянулся к клинку, он уже чувствовал его и знал, что и тот чувствует его, и готов вернуться назад, приложи только небольшое усилие, и ты выиграешь этот бой. Но не было у него больше сил, да и не знал какое усилие надо приложить и куда. Он держал изумрудную дорожку, не давал закрыться порталу и плакал. Слезы текли от бессилия и бессильной злобы. Он чувствовал, что проиграет, не сделает то, что был должен, или на что надеялась Аля, вручая ему свой подарок. "Аля? Алечка." И он закричал в полный голос, безостановочно повторяя их имена. Он держал портал и держал зеленые отблески, свивая их в одно целое, не давая разорвать эти ниточки, видя, как становятся они ярче и крепнут, ломая то враждебное, что мешало им, не давая разгораться и разбрасываться маленькими изумрудными искорками. А потом портал выплеснул свет и легкую быструю тень, и он понял, что все закончилось. Он одержал победу, точнее они одержали победу.
  Добродушный зубастый колобок с мечом в зубах, словно воздушный шарик парил над его головой и, похоже, улыбался. Затем клинок мягко вошел в землю у его ног, а, зубастик взгромоздившись на него, словно курица на насесте, сказал: "Привет, любимый". Он улыбнулся в ответ и без сил опустился на землю. Наконец они были вместе, пусть слегка побитые и помятые, но вместе. Он гладил по клинку рукой и чувствовал, как тот оживает, возвращается к нему. Как восстанавливается между ними та связь, которая и помогла выстоять в этой схватке. И пусть они едва не проиграли, но теперь они вместе, и вместе будут всегда.
  - Какая трогательная сцена. Не хватает только скупой мужской слезы.
  Противный скрипучий голос, тем не менее, как показалось Алексею, звучал несколько обижено. Он перевел взгляд на свою, состоящую из одних зубов и колючек, знакомую, и снова улыбнулся.
  - Можно я тебя поцелую?
  - Нет. Когда я в таком виде, нельзя, отравишься.
  - А ты в человека перекинься.
  - Попроси, как следует, я подумаю. А лучше бы порядок навел, пока свидетелей нет.
  Она заставила его подняться, найти поливочный шланг и смыть кровь с себя, бассейна и газона. Портал судорожно потрескивал, но держался и Леший, с чистым сердцем, позакидывал в него оставшийся мусор, куски чудовищ и найденные другие куски, не так давно бывшие красивой женщиной. Подобрал отрубленную кисть, она была точно такой же, как и та, которую он подсунул старухе, но за малым исключением. Отсутствовал рисунок на ладони, изображавший то ли молнию, то ли букву "Z". Не успел подумать, как рисунок проявился у него на глазах. Его передернуло, и он без сожаления отправил отрубленную конечность вслед другому мусору в портал, который, словно только этого и ждал. Вспыхнув и затрещав в последний раз, он исчез. И стало тихо. Леший посмотрел по сторонам. Кроме вытоптанной травы и, сидящего в чашке с фруктами, зубастого колобка, ничего не напоминало о случившемся.
  - Алечка, ты, может быть, примешь более приемлемый вид для этого времени года.
  Она, как ему показалось, несколько обижено завозилась в своей чашке.
  - Алеша, ты думаешь, мне приятно в твоем обществе изображать садового вредителя. Я не могу сама этого сделать, мне нужна помощь. Из человека вот в это могу сама, а в обратную сторону не получается. Поэтому и говорю, что попросить меня надо.
  - Ну, я прошу. Очень сильно прошу.
  - Значит не так просишь.
  И он попросил, но и сам не понял как именно. Зубастика подкинуло вверх и буквально вывернуло на изнанку. И Арлетта, возникла на том же столе в своем лучшем виде, т.е. абсолютно без одежды. Она удивленно и недоверчиво оглядела себя с ног до головы и перевела взгляд на Алексея.
  - Впечатляет. Не зря я тебя выбрала, не ошиблась. А сестричка в тебе сомневалась. Да и я от тебя такого не ожидала. Такого вообще мало от кого можно ожидать. Это очень и очень не просто.
  Она сдернула со стола скатерть, завернулась в нее и стала очень похожа на римскую патрицию. Гордую, неприступную, но с развратными глазами. С видом уставшей королевы, расположившись за столом, она вытянула вперед изящную ручку и удовлетворенно зацокала языком.
  - Просто бесподобно, ни волос, ни слизи. Иногда это все так мерзко происходит, что просто стыдно людям на глаза показываться. Даже не знаешь, в каком виде страшнее. Молодец, первый опыт и такой удачный. Хотя после того, что ты с порталом сотворил от тебя можно ожидать все что угодно.
  - А что я такого сотворил?
  - Не знаю, как это объяснить вашими словами. Сила есть, ума не надо, наверное. Если на примере, то ты глушил рыбу в озере с помощью ядерной бомбочки.
  - Я не мог потерять меч. Я должен был его вернуть.
  - Леша, это все правильно, друга в беде бросать нельзя, но почему бы тебе просто ножками в портал было не зайти. Сам бы спокойно со всем справился, и мне через три мира мчаться не пришлось.
  Он почесал лоб. Действительно, такое простое решение проблемы ему в голову даже не приходило.
  Арлетта хищно посмотрела ему за спину.
  - Это твоя куколка? Дай на ночку поиграться.
  
  12
  
  Когда они отъезжали от дома Сулина, на улице совсем рассвело. Охранник никак не отреагировал на их странную компанию, состоявшую из одной полуголой женщины, одной грязной и испуганной женщины, и мужика с мечом за спиной и большим чемоданом в руках. Хотя, возможно, в этом была виновата Арлетта, которая сначала активно рвалась познакомиться поближе с "этим видным мужчиной", а потом, как-то сразу, абсолютно потеряла к нему интерес, но продолжала бросать такие откровенные взоры на Оксану, что краснел даже Леший.
  Оксана молчала и не о чем не спрашивала. Вдавила в пол педаль газа и уверено и быстро вела машину по пустым улицам, лишь изредка вздрагивала, когда чувствовала на себе взгляд Арлетты. Ей было страшно. За эту ночь случилось столько ужасных событий, сколько ей не снилось даже в самых кошмарных снах. Что случилось с милым и добрым Сашей Сулиным, чудовища, которые, оказываются, существуют, Алексей со своим странным мечом, и еще более странной подругой, которая непонятно откуда взялась и ведет себя так, словно является хозяйкой всего мира. И жуткий запах крови, и вонь этих тварей из бассейна, от одного воспоминания о которой, накатывала обморочная тошнота. Но, с удивлением для себя она обнаружила, что абсолютно легко перенесла смерть Верочки и больше всего боится, что эта парочка не объяснит ей кто они такие, и что же на самом деле происходит. И еще она поняла, что готова на многое, чтобы получить ответы на эти вопросы. И осознав все это, она погнала машину на придельной скорости к своему жилищу, боясь только одного, как бы ее пассажиры не попросили остановить где-нибудь за первым поворотом, за которым бы и скрылись навсегда из ее жизни.
  Дом встретил истошным собачьим воем. Семен сидел перед воротами и без остановки выл, даже не выл, а хрипел, срываясь на щенячий визг. Увидел ее, весь задергался, негромко тявкнул и замолчал.
  - Что тут у нас собачкой?
  Женщина, которую Алексей называл Алей, подошла к кавказцу и нежно потрепала его за ухо. Тот вжал голову, оскалился и заскулил так жалостливо и обреченно, словно прощался со своей и без того короткой собачьей жизнью.
  - Лешенька, твоя работа? Зачем животное мучаешь? Или это Оксана эксперименты с магией ставит? Скажите ему кто-нибудь, что он свободен.
  Они дружно пробубнили команду, и пес обмяк, перестал выть и кулем рухнул на тротуарную плитку двора, а Оксана вспомнила, как, покидая ее дом, Алексей дал Семену команду "сидеть". Вот он и сидел, почти целые сутки, то ли не смея ослушаться, то ли просто потеряв способность двигаться. Но она уже не чему не удивлялась. Как ей казалось, она спокойно бы перенесла, если бы у ее гостя выросли крылья и он бы объявил себя "Бэтмэном". А тот походил вокруг своей разбитой "девятки", поцокал языком, потом закинул в салон чемодан и направился к дому. Затем резко остановился, словно наткнувшись на стену. Вернулся, вытащил чемодан и замер, в нерешительности.
  - Леша, что ты мечешься? Что у тебя в этом ящике?
  Арлетта оторвалась от собаки, которую нежно гладила по голове, и с которой, похоже, о чем-то беседовала.
  - Лучше бы пошел кофе сварил, я же помню - "без кофе утро не утро".
  Они с Оксаной зашли в дом и прошли на кухню. Там он сварил кофе, на автомате выкурил сигарету и, оставив женщин наслаждаться светской беседой, вышел в холл, где тут же и заснул, растянувшись на гостевом диване.
  
  13
  
  - Война штука страшная, но страшная, когда идет какое-то короткое время. А когда умирает последний, кто помнил мирное время и все его радости, жизнь начинает налаживаться. Страшно когда видишь, как рушатся твои города и горит твой дом. Но наступает такое время, когда разрушать практически больше нечего. Не остается ни городов, ни поселков. Есть только те, кто жил в этих городах и этих домах, а еще больше тех, кто родился уже после и дом для них это военный лагерь. Спокойно относишься и к смерти и к убийству других. Смерть в бою близких и друзей воспринимается как нечто само собой разумеющееся, и кроме гордости ничего не чувствуешь. А смерть врага это радость, и чем больше таких смертей, тем радость сильнее. Стираются различия между женщинами, детьми, воинами. Воюют все и умирают все, потому что убивают всех и каждого. И чем ты безжалостней, тем больше шансов на победу. Герой это тот, кто принес большую беду своим врагам. Размышлять здесь нельзя. Тот, кто думает о жалости, или как вы говорите, о человечности, погибает первым. Враг должен быть мертв, как должны быть мертвы все кто рядом с ним. Главной становится месть. Даже не победа в бою, или войне, а именно месть. И счастлив тот, кто смог выпить крови своего врага, смотря в его еще живые глаза. И не надо на меня так смотреть. Интересно, что бы делали с пленными ваши великие личности, если бы воевали, ну допустим, с ордами зеленых муравьев. Думаю, ни на какие концлагеря бы не тратились, жгли бы всех напалмом не разбирая, кто самец, а кто самка и какие между вами социальные и моральные различия. Ладно, извини, что-то я разволновалась. Это все глазки твои виноваты, голубые они у тебя, красивые. Я очень давно не видела таких чистых глаз. А может, просто устала. Очень издалека примчалась.
  Мне трудно тебе объяснить, как я живу, дико это для тебя, наверное. Но представь, если ты могла бы прожить около трех тысяч ваших лет, а гибнешь в жестоком бою, когда тебе едва исполнилось сорок. А рядом с тобой рвут на части тех, кого ты знаешь с пеленок. Тех, кого любишь всем сердцем. А еще страшнее, когда гибнут все, а ты живешь и помнишь их сильными и красивыми, а ночью они тебе снятся кусками кровавого мяса. Смерть всегда рядом, она привычна, поэтому и жизнь сама по себе идет быстрее. Ты ценишь не те годы, что прожил, и тем более не те, которые мог бы прожить, а то чем они наполнены. Сильнее и ярче чувства. Дружба, любовь, страсть, похоть, мужчины, женщины назови что хочешь, или как хочешь. Скрывать это, или стесняться некогда. Если любишь - люби, если можешь - делай. Потому что, если не сделаешь сейчас, то можешь не сделать никогда. Верность? Скорее вера. Я верю тем, кто дал свое слово мне и верна тому, кому должна верить. Мешать тому, кого любишь нельзя. Как жить дальше, если будешь знать, что не дал ему что-то сделать вчера, а сегодня он уже мертв. Друг, близкий человек обмануть не может. Лжет только враг, а враг должен быть мертвым. И другой правды под этим небом быть не может. Пойми, правда только в том, во что веришь.
  Я тебя не учу и тем более не сужу. Ты живи, как живешь, и все у тебя будет хорошо, я это вижу. Нужно не бояться сделать шаг, даже если он несколько отличен оттого, что делал в жизни ранее. Один из моих учителей говорил, что удачливый человек это тот, который всегда использует подаренный судьбою шанс. Главное понять, что этот шанс твой.
  Она замолчала. Крутила в руках кофейную чашку и улыбалась. Улыбка была добрая и нежная. Оксане, когда-то давно, так улыбалась бабушка, гладя ее по головке и напевая колыбельную, укачивая на ночь. И бабушки давно нет, и песен больше никто не пел, а память, оказывается, сохранила это ощущение тепла и беспричинного счастья.
  - Аля, а сколько Вам лет?
  Она резко встала из-за стола.
  - Тридцать один. Пойду, посмотрю на собаку. Похоже, спасать песика надо. Вы с животными побережнее обращайтесь. Нельзя без причины никому жизнь ломать, даже если он тебе ответить никогда не сможет.
  Оксана перехватила ее за руку.
  - Я рада нашему знакомству. Вы не стесняйтесь, будьте как дома - и неожиданно даже для себя самой добавила - Про Алексея расскажи, пожалуйста.
  
  14
  
  Диван был мягким и удобным и имел своего хозяина. Он важно и неторопливо вернулся домой после ночной прогулки, запрыгнул на спинку и теперь недовольно смотрел зелеными глазами на человека, который нагло развалился на его любимой подушке, да еще и храпел на весь дом, не боясь потревожить любимую хозяйку. Кот, решив прекратить этот произвол и безобразие, важно и неторопливо ступая мягкими лапами, добрался до его груди и медленно выпустил стриженые коготки, слегка оцарапав кожу захватчика. Храп слегка утих, перейдя в громкое посапывание и коту, неожиданно, это понравилось. Человек был очень приятно теплый и издавал звуки, звучавшие в лохматых чутких ушках, словно призывное мурлыканье соседской кошки. Кот от удовольствия зажмурился, устроился по удобней и замурлыкал сам, подстраиваясь в такт медленных и глубоких движений его нового ложа.
  Ему снились мыши. Мышей было много. Их серые спины быстро сновали из угла в угол, создавая ненужную суету и не давая сделать шаг. Он очень боялся, что, двинувшись вперед, ненароком раздавит, кого нибудь из этих малышей, а они были ему для чего-то нужны. Так он и стоял в центре комнаты, наблюдая за их беготней, не решаясь ни на что решиться. А потом пришел кто-то большой и сильный и мышки, дружно построившись в колонну, разом побежали в темную и страшную щель, где их явно ждали и радовались такому повороту событий. Он попытался им помешать падать в эту темноту и поднял ногу, чтобы сделать шаг. Но в голове грянуло: "Мертвое - мертвым, живое - живым" и он застыл. И проснулся. В голове звенело. Это "мертвое - мертвым" продолжало жить внутри него своей жизнью.
  Зеленые глаза обеспокоено открылись. "Мур, мур-рр" и легкое перебирание мягких лап, с небольшими серыми коготками. Кот почувствовал его беспокойство и как мог пытался успокоить. Все так хорошо, тепло и мягко, зачем вставать и тревожиться. Он всегда любил котов, почему-то именно котов, а не кошек, и они отвечали ему взаимностью. Отчего это происходило, он не знал, но довольно часто сидел во дворе на лавочке в компании какой-нибудь дворовой бестии с бандитским взглядом. Курил и, как сейчас, наслаждался громким дружеским мурлыканьем. Но сон ушел, и бережно переложив своего нового приятеля на подушку, "Леший" встал и, хрустя еще сонными суставами, пошел на кухню. Было три часа дня, за окном ярко светило солнце и весело щебетали птички. Оксаны и Арлетты не было, но на столе он обнаружил несколько бутербродов в прозрачной пластмассовой коробке, чему обрадовался, хотя и удивился такой заботе. А увидев на холодильнике записку гласящую "свежее холодное пиво", удивился еще раз, поскольку ни у одной из этих женщин не мог представить подобного чувства юмора. Меч лежал на том же стуле, где он вчера его и оставил. Он взял его в руки, бережно провел ладонью по клинку. Тот слабо, еле заметно откликнулся тихими радостными вибрациями. Похоже, что и для него эта ночь была тяжелой.
  Наскоро перекусив и с удовольствием выпив крепкого свежезаваренного чая, он вышел во двор, где и расположился в знакомой беседке, под аккомпанемент мурлыканья увязавшегося следом кота.
  "Ну что же, пора собраться с мыслями и подумать, если есть с чем собираться и чем еще думать. Меч, похоже, живой, а если не живой, то явно мыслящий. И ему со мной хорошо. Собственно нам обоим хорошо. Хорошо вместе. Я, держа его в руках, становлюсь заметно сильнее и двигаюсь гораздо быстрее. Худею, опять же. Он лечит, лечит быстро и действенно. И еще я слышу как он думает. Не слышу о чем, но слышу как. Скорее всего, чем больше я с ним общаюсь, тем сильнее взаимная связь и быстрее и легче мы друг друга понимаем. Понимаем? Надо ж, слово какое подобрал. Хотя, кто знает, что будет по мере продолжения нашего общения. "Старый", скорее всего, предмет древний, с длинной кровавой историей. Наверное, с ним в руках, эпические герои рушили царства и в пьяном угаре рубили публичных девок. Он явно влияет на всех, кто держит его в руках, и не всегда в лучшую сторону, что явно видно на примере Иваныча, у которого просто "крышу рвануло" от переполнивших чувств. И за мечом идет охота, причем стараются улучить такой момент, когда он уходит из под моего влияния. Значит, пока мы вместе, отобрать его нельзя. Точно! Майкл, тоже просил отдать, добровольно, так сказать. Майкл, Майкл, зверушки из бассейна, скорее всего его рук дело. Прикормил рыбок семечками. Урок на будущее - не жри на халяву из вражеских рук, козленочком станешь. Интересно, только Майкл за мечом охотится, или еще есть желающие. Но если рассуждать дальше, "Старого" вернула именно Аля, а она находится в подчинении у этого чёрта. Значит, портал организовал не он. Не может же слабая женщина открыто выступать против своего шефа. Отсюда вывод - есть еще одна сторона проблемы, о которой я ничего не знаю. А вот проблема напротив, слишком хорошо знает и меня и о моих действиях. Знает о ней и Майкл и нахождение меча в моих руках для него гораздо лучше, чем у другой стороны. Так, а что мы можем сказать о ней? Абсолютно ничего, за исключением признания больших возможностей. Открыть портал в нужном месте, в нужное время и не секундой позже. Если судить по моему опыту, то уровень подготовки и проведения оперативных мероприятий в этой не известной организации на несколько порядков выше, чем у нас. Подведя итог можно себя поздравить с обретением двух противников, от каждого из которых, сломя голову убежала бы армия "зеленых беретов" с государственным аппаратом в авангарде. Будем тешиться надеждой, что это все-таки противники, а не враги и принимать радикальное решение по поводу моей скромной персоны, они не намерены. Во всяком случае, пока не намерены. Хорошо, хоть Арлетта на моей стороне, а где она, там и ее подружка, или сестричка. Их там сам чёрт не разберет. Но такая поддержка откровенно радует. Пожалуй, пора прекращать с умозаключениями, которые основаны на таких же пустых и нечем не подкрепленных рассуждениях. Надо поговорить с Алей, она же меч подарила, значит, есть у нее какая-то причина. Возможно, ей помощь нужна. Вот под этим соусом и попросим информацией поделиться".
  Леший вернулся на кухню, где скорее по привычке, чем действительно желая опохмелиться, выпил бутылку пива. Угостил кусочком сосиски кота и, посмотрев на его удивленную морду, тяжело вздохнул и вернулся на веранду, не забыв прихватить упаковку пива и огромный пакет с чипсами. Он никогда не страдал от чувства одиночества, но сейчас оно раздражало. Хотелось, чтобы кто-нибудь был рядом, пожалел, успокоил и все объяснил. Но рядом никого не было. Женщины уехали и возвращаться, похоже, не торопились. Да, и хотел ли он их видеть, то же вопрос. Поговорить с Арлеттой было необходимо, но необходимость не всегда бывает желанной. Оксана? Приятный, красивый, умный, но случайный человек, которого впутывать, в этот непонятных масштабов конфликт, не хотелось. Подумал о жене и вздохнул. Он очень за ней соскучился, ему не хватало ее присутствия и ощущения того, что рядом есть тот, который тебя всегда поймет и не предаст. Но тому, что она и сын сейчас отдыхали в деревне, Алексей был рад. Главное - это их безопасность, а рядом с ним - это большой вопрос. Прокрутив в голове всех, с кем бы он мог поделиться своими мыслями и обсудить произошедшие события, он пришел к неожиданному и слегка психически ненормальному выводу. Единственной подходящей кандидатурой был "Старый". Пусть он не говорит, но явно все понимает и лучше других осознает подводные течения случившегося.
  Он вытянул руку и позвал своего друга. Ладонь осталась пустой. Чувствуя, как покрывается холодным потом, он позвал еще раз и, не дождавшись результата, бросился на кухню. Меч лежал там, где он его оставил, но никакого сияния не было. Красивый, блестящий, с причудливым узором клинок и рукоять без всяких украшений. Но металл был мертв, или не жив. Леший не знал, как это выразить, но сути это не меняло. Он взял его в руки, провел по клинку ладонью, поднял и покрутил над головой. Никакого результата это не принесло. Меч был безучастен к происходящему. В какой-то книжке он читал, что хозяева такого волшебного оружия в экстремальных случаях поят его своей кровью. Леший без раздумья сжал ладонь на лезвии. Тоненькая красная струйка побежала по металлу, неторопливо густея в теплом воздухе. Достигла кромки и размерено закапала на кухонный стол. Все было без толку. Он выругался, помянув добрым словом сказочников-специалистов, положил меч и пошел к машине за аптечкой. Перематывая ладонь и вытирая капли крови, думал о том, что слишком часто стал заниматься такими вещами в последнее время. Отогнал угрюмую мысль, что это только начало, уселся на стул, уперся подбородком в лакированную столешницу и с тяжелым сердцем принялся изучать красивую узорчатую сталь. Сидел он так довольно долго с пустой головой, беспокойным взглядом, пытаясь понять, что он должен сделать. И решение пришло, откуда, как, не это было главным. Вдруг, даже неожиданно для себя, Алексей начал искать изумрудные искорки. Не в самом мече, а везде, и не глазами, а каким-то шестым чувством, так же как он это делал, отыскивая путь меча уходящего в портал. И они нашлись, точнее нашлась. Она была одна, маленькая глубокая и очень яркая. А вокруг нее, словно умирающая лава, накатывали темно красные хищные тяжелые хлопья. Он продрался сквозь это жрущее все живое на своем пути тепло, дотянулся до отблеска зеленой горошины и рванул на себя. В голове взорвалось изумрудным всполохом и, под звенящий колокольчиками детский голос, он потерял сознание.
  
  15
  
  В себя Алексей пришел на знакомом диване. Тело было легким, а голова светлой. Открыл глаза и принял вертикальное положение. Вся комната переливалась зелено-изумрудным мягким успокаивающим светом. Он вздохнул полной грудью и улыбнулся. "Старый" был в руке, значит, все было хорошо.
  - Алеша, ты как, живой?
  Голос Арлетты был взволнованный и, как ему показалось, немного испуганный.
  - Ага. Который час?
  - Около восьми. Это что, так актуально? Что у тебя здесь произошло?
  Она практически кричала.
  - Не знаю, но сейчас, похоже, все замечательно.
  Он посмотрел на стоящих перед ним женщин и непроизвольно улыбнулся. В свечении клинка они обе были похожи на мертвенно бледных, перепуганных, но очень красивых представительниц потусторонних сил.
  - Какие все-таки вы девчонки симпатичные. Давно тут стоите?
  - Как на диван тебя перетащили, так и стоим, дышать боимся. Оксана хотела "скорую" вызвать, но я не дала.
  - "Скорую"? Все так плохо?
  - Плохо? Возвращаемся довольные и счастливые, с кучей подарков и всяких вкусностей, а ты на кухне валяешься. Весь скрюченный, твердый как камень, лицо черное, с пеной на губах. Как, по-твоему, это плохо? Оксанка, с перепугу, над тобой все известные молитвы перечитала.
  - Да нормально все.
  - Я вижу, что все нормально, припадочный, ты наш. Хочешь, фокус покажу?
  Она подошла и, намотав на руку платок, взяла меч и понесла его из комнаты. Леший пошевелил пальцами. Ладонь не болела, похоже, порез зажил.
  - И вот так постоянно.
  Меч снова был в руке, а он его не звал.
  - Я четыре раза пробовала его у тебя забрать. Не успевала глазом моргнуть, а ты у нас вновь при оружии.
  Он положил "Старого" на диван и сделал пару шагов вперед. Меч снова, с легким щелчком, возник в руке.
  - Здорово, конечно, а как я так ходить по улице буду?
  Арлетта хмыкнула, Оксана, с благоговейным выражением лица, пожала плечами. В общем, вопрос повис в воздухе. Он зачем-то вытер лезвие о штанину, еще раз улыбнулся и сказал:
  - Оксана, у тебя такой замечательный кот, только не жрет ничего. Я его пытался сосиской накормить, отказался.
  - Он у меня на специальном корме сидит. Может и мы перекусим, или выпьем, а то меня слегка колотит.
   Все молча согласились, и через некоторое время они сидели за наскоро накрытым столом в беседке, где Леший с удовольствием потягивал пивко, а дамы залечивали душевные раны с помощью французского коньяка. Во дворе чего-то не хватало. Осознав чего именно, Леший, оторвавшись от пива, удивленно спросил:
  - А где моя развалина?
  - Ее в автосервис увезли, пообещали, что через неделю будет как новенькая. Деньги я заплатила.
  Он поперхнулся.
  - Оксана, я не смогу отдать быстро. Месечишку потерпишь?
  - Не надо. Будем считать это моим маленьким вкладом в вашу борьбу.
  Он поперхнулся еще раз.
  - Вкладом куда?
  - В борьбу сил света, против сил зла.
  Голос Оксаны звучал торжественно, а глаза блестели, то ли от возбуждения, то ли от выпитого коньяка. Арлетта, скромно потупив глазки, жевала ветчину, изображая святую невинность.
  - Не смотри так на Алю. Она не в чем не виновата и почти ничего не рассказала. Я сама обо всем догадалась.
  - Спасибо, конечно, но силы добра себе такого позволить не могут. Долг отдам. Оксаночка, ты не могла бы нас оставить на некоторое время, срочно нужно обсудить, как разобраться с одним кощеем.
   Оксана уходила неохотно, но с полным осознанием своей причастности к великим, хоть и страшным событиям. И, возможно, она была полностью права. Леший провожал ее долгим взглядом, фигура у нее была просто замечательная.
  - Ты вот так на одиноких женщин без толку не смотри, не береди душу. И учти, за эту кошечку я тебя до смерти закусаю.
  В ее устах это действительно звучало угрожающе.
  - Не смотри, не смотри. А сама при знакомстве такие взгляды бросала, мне стыдно было.
  - Я женщина свободная. На кого хочу, на того и смотрю, и это не кого не касается. Может быть пояснишь, что здесь с вами случилось?
  Меч, наконец, оторвался от руки и теперь мирно лежал на столе, освещая сгущающиеся сумерки.
  - Случилась маленькая неприятность, но мы ее преодолели. Алечка, учитывая нашу духовную близость, не могла бы ты откровенно рассказать все, что знаешь о мече и зачем его мне подарила. Мне так проще будет понять, чем я могу тебе помочь, или что я должен для тебя сделать.
  - Духовная близость - это хорошо.
  Она запустила руку ему в волосы и нежно поцеловала в краешек губ. Затем резко отстранилась и пересела на другой край стола. Выудила из его пачки сигарету, прикурила и, около минуты, молча пускала кольца.
  - Я не знал, что ты куришь.
  - Я тоже.
  Еще одно колечко.
  - Вкратце история такова. Наш клан воюет постоянно. Воюет давно и долго. Собственно ни я, ни мои родственники, ни чего больше делать не умеем. Но делаем это хорошо. Этот меч принадлежит моей семье. Принадлежит уже очень долго. Взят был в бою, или как трофей, этого никто не помнит. Раньше у него было имя. Но это имя никто из нас не знает. Может быть, знали раньше, а сейчас забыли, в общем, имя утрачено. Меч обладает большой силой и большими знаниями и должен отдавать их своему владельцу. Воин с этим мечом в руке, непобедим и подобен богу. Так по легенде, как на самом деле никто не знает, потому что никто за последние четыре тысячи лет его владельцем не был. Меч живет своей жизнью, а моя семья является его хранителем. Мы оберегаем его, защищаем от наших врагов. И ждем и ищем того, кто сможет взять его в руку и повести нас в бой. И если найдется такой человек, или не человек, он будет править моим народом. Меч не терпит рядом с собой другого оружия, оно ржавеет и портится. А еще, он не может без людей. Если не чувствует человеческого тепла, он умирает и иногда его надо кормить. Но чаще - кормится сам. На моей памяти шестеро пробовали им овладеть. Шестеро лучших из нашего клана. Каждый из них стремился к власти и подвигам. И все они погибли. Меч выпил каждого из них, они высохли буквально за считанные мгновения. Умерли быстро, а легко ли не знаю, но род гордится их подвигом. Потому что, смерть их не бесполезна, каждый их них отдал свою силу, опыт и знание клинку и сделал его сильнее. И пришедший вслед за ними, и взявший меч в руки будет пользоваться их силой, знать то, что знали они, применит их опыт в борьбе с врагом. Но желающих испытать себя не было довольно долго, а у клинка стало тускнуть сияние. По этому хранителями было принято решения дать его в руки чужаку, от которого толку мало, но для меча полезно. И мы с сестрой принесли его тебе, но если честно, она сомневалась, сможешь ли ты помочь мечу. Я ни о чем не думала, просто выполняла приказ хранителей. А вот как все вышло. Смотрю на тебя и думаю: "Неужели это тот, кого мы ждали тысячелетиями". Я как подумаю, что ты наш вождь, мне смешно становится. Какое там почтение и почитание. Когда я представляю тебя верхом на дворке, у меня от смеха икота начинается. И если я такое чувствую, что скажут наши старейшины и лучшие воины. Когда Оки рассказала о случившемся семье, нас едва не прокляли. Ничего не знающий и не понимающий чужак, которому абсолютно безразличны мы все, наше дело и наша война. Я надеялась, что ты умрешь на острове, а ты выкарабкался, живешь, не тужишь. Из портала такой коридор сотворил, что он у меня под ногами открылся. Меч к тебе в руку сам прыгает, и ты не высыхаешь, а такого сияния я никогда не видела. Не понимаю кто ты такой. И себя не понимаю. Не знаю, что мне делать дальше. Семья, с утратой меча, лишилась всех своих привилегий. Никто из клана не сказал, что миссия исполнена. Все посчитали, что меч утрачен. Ты понимаешь, чем это грозит тебе?
  Он понимал. Если меч нельзя вернуть при живом владельце, то можно забрать у трупа. Оторвут башку и вернут меч в привычное место. Он так и представил себе "Старого" на бархатном нарядном постаменте, свою голову на соседнем колу и огромную кучу радостных зубастых колобков, ревущих в одну глотку: "Смерть врагам народного волеизъявления". Во весь рост вставала новая сторона проблемы, которая выражалась в непонятном, но очень большем количестве прирожденных убийц, каждый из которых почел бы за честь отправить к праотцам его самого, а может и всех его родных тоже.
  Он посмотрел на Арлетту. Та молча добивала третью сигарету и как всегда была прекрасна.
  - Знаешь, Алечка, мне все больше и больше начинает нравиться наш, любящий драгоценности, общий знакомый. Оказывается, он меня пытался все время защитить и спасти от таких коварных женщин. А я его матом крыл, не благодарный.
  - Он наемник.
  Она брезгливо поморщилась.
  - Он сделает все, за что заплатят и для того, кто заплатит.
  - А ты просто образец чистоты и порядочности.
  Она посмотрела исподлобья и выпустила ему в лицо струю дыма. "Похоже, переборщил. Надо сбавить обороты. Нельзя так обращаться с единственным источником информации". Он улыбнулся, как мог дружелюбнее в такой ситуации.
  - Прости меня, пожалуйста, колобок ты мой колючий. Ты меня столько раз выручала, а я просто скотина не благодарная. Тебе тяжело сейчас, но и меня пойми. Я же абсолютно не собирался кому-либо мешать жить и тем более влезать в ваши внутрисемейные дела. Просто случай. Вы, наверное, не учли, что меч мог выковать именно человек, и именно из нашего мира. А у нас и люди и сам мир имеют кучу недостатков, или, для благозвучности, индивидуальностей.
  Арлетта напряглась, это было заметно даже внешне. Начиная фразу, Алексей не знал, чем ее закончит, но то, что он сказал, было очень похоже на правду. Это племя великих воителей, скорее всего, презирало всех мастеров и ремесленников, считая их второсортными, хоть и необходимыми существами. А кто мог сделать меч? Только мастер, человек не войны, а труда, ремесла и искусства. А если это был человек, то и делал он свои вещи именно для человека, а не для нелюдей. Им бы помнить, чья рука держала клинок в последнем бою, так нет же, вычеркнули из памяти имя презренного врага. Все это молнией промелькнуло у него в голове и принесло успокаивающее злорадство. Наверное, о чем-то подобном размышляла и Арлетта, больно лицо у нее было серьезное и отсутствующее.
  - Аля, можно еще один вопрос?
  Ответа не было, но он посчитал, что согласие получено.
  - Мне Майкл чемодан денег оставил. Вроде разрешил пользоваться. Их тратить можно, или нет? Как в вашем мире товарно-денежные отношения происходят?
  - Когда отдавал, сказал что безвозмездно?
  - Нет. Сказал "пользуйся". Просил внутреннего согласия на передачу ему меча.
  - Внутренне согласие значения не имеет. Важны реальные действия, но если начнешь деньги тратить, будешь ему должен. А долги нужно отдавать всегда и везде. Причем, тебе нужно учитывать, что ему материальные ценности не интересны.
  - А если я их потеряю, или Оксанке, допустим, оставлю для организации какого-нибудь благотворительного фонда по содействию "силам света" в их вечной борьбе.
  Она удивленно вздернула брови.
  - Это не достойно воина. Ростовщиков я презираю.
  - Ну, спасибо за консультацию.
  Леший поднялся и, насколько мог нежно, поцеловал ей руку.
  - Я, пожалуй, домой пойду. Завтра на работу, а мне еще уборку делать надо. После вашего первого визита столько мусора в квартире осталось.
  Он благодарно и нежно улыбнулся, вышел из беседки и пошел к воротам, чувствуя затылком тяжелый пронизывающий взгляд своей собеседницы.
  
  16
  
  Алексей шел по ночной, освещенной редкими фонарями, улице хмуро смотря на встречных прохожих. Его буквально бесило от своей тупости. "Это же надо быть таким идиотом. Сколько лет в конторе всякое дерьмо разгребаешь, а оказывается все так же по-детски доверчив. Как говорится "тридцать лет - ума нет, и не будет". Его легко и непринужденно пытались принести в жертву древнему божку, или тому, что они считают своим богом, а он нюни распустил. Начал считать это существо чуть ли не своим единственным другом, бедным и несчастным. Мол, оно хорошее, это ее злой черт заставляет всякие гадости творить, а на самом деле, девочка добрая и пушистая. Кактус летающий. В драку с ящерами влез без раздумья. Шкурой рисковал, их спасая, и ткнулся, со всего размаха, лбом о стенку холодного расчета и равнодушия. Очень плохо и неприятно чувствовать себя использованным по полной программе, причем опять же, исключительно по собственной глупости. Злость кипела и искала выхода. Он редко бывал в таком состоянии, и всегда это заканчивалось всякими неприятностями. Он либо напивался до бессознательного состояния, после чего следовали долгие разговоры с женой и ее плачь. Либо выслушивал суровые отповеди в кабинете начальника, с последующими оргвыводами и лишением и без того урезанных премиальных. Последние два года, подобных казусов не случалось, то ли злиться было не на кого, то ли сдерживался каким-то образом. Но супруга все равно встречала настороженным взглядом, когда он приходил домой в не урочное время.
  Не доходя до дома, Леший присел на лавочку и решил успокаиваться с помощью доступных средств, т.е. достал сигарету, закурил и посмотрел на звездное небо. По прошествии десяти минут, он, с удивлением заметил, что это помогает. Мысли перестали чередоваться с ругательствами, выстроились в ряд и потекли в мирном русле. "Старого" на столе он оставил специально, пусть посозерцает, помучается от своей не состоятельности как хранителя, или кто она там по должности. Была твердая уверенность, что забрать его, или спрятать Арлетта не сможет. "Близок локоть, да не укусишь". На душе стало спокойнее и, он начал размышлять о том, где можно купить оконное стекло и как его потом доставить домой без машины. Еще нужно было купить картошки, килограмм десять сахару и навести порядок в квартире. За время его семейного одиночества, она приобрела вполне созревший холостяцкий вид, и это не нравилось даже ему. Нужно было найти время и привести жилище в удобоваримый вид.
  - Эй, мужик, закурить есть?
  Он, про себя, выругался. У родного подъезда расположилась группа малолеток. Излишек пива, присутствие девчонок и сгущающиеся сумерки, явно провоцировали четверых, слегка выпивших, ребят на беспричинные подвиги. Алексей молча протянул пачку с оставшейся последней сигаретой подавшему голос пацану, повернулся и начал подниматься по ступенькам.
  - Слышь, последнюю даже менты не забирают.
  - Ничего, травись на здоровье.
  - А ты че так борзо разговариваешь. Крутой, да?
  Он остановился. Перед ним стояли все четверо, им было весело. Злость вернулась и настойчиво требовала своего.
  - Знаете что, пионеры, забирали бы вы своих подружек и шли куда-нибудь подальше. Дойду до дому, не поленюсь, вызову пару "воронков".
  - Дойдешь, но не сразу.
  Ребятишки посчитали, что нашли подходящую жертву и отпускать его без мордобоя не собирались. Девчушки ободряюще захихикали и Леший перестал ждать и сдерживаться. Первые два удара получились на редкость сильными и точными. Ближайший искатель приключений, не успев осознать опасности, кулем рухнул на пыльный асфальт. А потом все пошло необычно. Он еле успел сдержать удар. Уже не кулак, а сверкающая изумрудами сталь неслась в лицо перепуганному мальчишке, и остановилась, буквально, у его носа. Леший замер, девчонки "окаменели", а ребят уже не было. Об их присутствии говорил только дружный удаляющийся топот. Он повернулся в сторону представительниц женского пола, вызвав в их рядах легкую панику. Размалеванная дворовая красавица ойкнула и уронила пивную банку. Он сурово погрозил ей пальцем, торжественно молвил "Не надо мусорить" и, с легким сердцем и мечом в руке, пошел домой. Не что так не успокаивает мужчину, как победа. Пусть она маленькая, не значительная и даже похвастаться ею стыдно.
  Зайдя к себе и закрыв дверь, он с облегчением вздохнул. Как бы наивно это не было, но в этих стенах он чувствовал себя легко и в полной безопасности. Спать не хотелось. Леший поставил чайник, собрал и выбросил разбитое стекло, перемыл посуду, которой, к его удивлению оказалось не очень много. Навел мало-мальский порядок в квартире и, вспомнив, одно из Арлеттиных откровений, подошел к стулу, на котором продолжала висеть пустая кобура. Она была в ржавых пятнах, а под стулом лежала приличная горка маслянистого порошка. "Не обманула, значит. Эх, "Старый", сожрал соперника. Чем тебе "макар" помешал, я с него даже стрелял крайне редко. Что прикажешь теперь делать несчастному оперу. Попрут со службы, как пить дать. Хотя, что для тебя эти мелочи, по сравнению с мировой революцией". Он бережно положил меч, который при первом же его упоминании появился в сжатой ладони, на диван и уселся рядом, бережно гладя рукой по блестящей стали.
  У него очень давно, с самого детства, не было любимой вещи. Такой, которую приятно и хочется держать в руках, постоянно носить с собой и хвастаться перед близкими и не очень друзьями. В далеком третьем классе, Леша Егоров весь вечер просидел в мастерской отца, а потом предъявил на суд своих друзей деревянный пистолетик, который даже недруги объявили лучшим на улице. Он буквально купался в предложениях "поменяться", или "дать поиграться на время", но всегда отказывал и тем и другим. А потом, в пионерском лагере, его отобрали местные пацаны, испортив впечатления и от моря, и от солнца, и от черноморской природы в целом. Леший вздохнул, сколько лет прошло, а не забываются почему-то искреннее маленькое счастье и большое детское горе.
  К реальности вернул закипевший чайник, потревоживший тихие комнаты истошным свистом. "Надо мобильник зарядить, сел, наверное, молчит долго". Пристроив телефон, он улегся на диване, и начал размышлять о приятном: на какую стенку повесить меч. Так, чтобы было красиво, или чтобы всегда был перед глазами. И тут же подал свой голос телефон. "Включил, на свою голову".
  - Алле. Леша, это Вы?
  Он автоматически махнул головой.
  - У Вас все нормально? Я пол часа не могу дозвониться.
  - Оксана, извини пожалуйста, я дома. Устал за день, да и на работу завтра.
  - Завтра же воскресенье.
  - Работа, есть работа.
  - Алексей, я бы хотела с Вами поговорить, с глазу на глаз, чтобы никто не мешал.
  - А Арлетта где?
  - В город пошла прогуляться.
  Он усмехнулся, будет для кого-то сегодня веселье.
  - Если окончательно перейдем на "ты", я согласен.
  - Можно прямо сейчас?
  - Оксана, я никуда не хочу идти. У меня чайник закипел.
  - Я сама подъеду, если это удобно.
  Он помолчал. Кто его знает, удобно, или нет. Или для кого не удобнее.
  - Подтягивайся. Тут минут пять пешком. Соседи мы, в каком-то роде.
  
  17
  
  Оксана, как обычно, очень хорошо выглядела. Что-то легкое, нарочито простенькое, минимум косметики и легкий, но запоминающийся, цветочный запах. "Скромное обаяние буржуазии", одним словом.
  Они сидели на кухне и пили чай. Он откровенно рассматривал ее, а она, осторожно, изучала окружающую обстановку. Похоже, от его дома Оксана ожидала нечто другое и теперь пыталась скрыть легкое разочарование.
  - Ты давно женат?
  Разговор явно не клеился.
  - Давно.
  - А дети есть?
  - Есть. Сын.
  - А где они сейчас?
  - Отдыхать отправил.
  - Все вы мужики одинаковые. Жену куда-нибудь подальше, а самому можно немного расслабиться.
  - Никогда не понимал женщин. Сама же в гости напросилась, чего же теперь на меня злиться.
  - Абсолютно не злюсь. Но факт, есть факт.
   "Куда-то мы не в ту сторону отправились. Все-таки злиться. На себя злиться. "Напросилась, пришла, вдруг он обо мне подумает плохо". Эх, красивая женщина, но романтика на сегодня себя исчерпала, наверное. Хотя, соседи, все равно, будут счастливы".
  - Чайку подлить?
  - Нет, спасибо.
  - Я тебя так и не поблагодарил. Весь день со мной возишься, раны перевязываешь, молитвы читаешь. Спасибо. Кто знает, действительно, что было, если бы не твои молитвы. От Арлетты такого не дождешься.
  - Да, ладно, мелочи. Я от чистого сердца. А кто такая Арлетта?
  - Насколько, я понимаю - воин. Что-то типа амазонки. Рыцарь без страха и упрека.
  - Расскажи что можно. Мне все очень интересно.
  - Рассказывать об этом, все равно, что диагноз психиатру диктовать. И опасное это знание, как я понял. Но попытаюсь, самому нужно с мыслями собраться. Но сначала ответь мне на один вопрос. Ты меня кем считаешь?
  Оксана молчала. Все ее мысли об Алексее сейчас крутились вокруг чего-то очень восторженного и прекрасного, но высказывать это все вслух, она не хотела категорически. Он и без этого о ней бог знает, что думает. Поэтому она подумала о его жене, собралась с оставшимися критическими мыслями, набрала в грудь воздуха и... промолчала.
  - Не знаю. Очень все странно. Но я думаю, что ты очень хороший человек.
  - Спасибо на добром слове. Очень исчерпывающее и, главное, конкретное замечание.
  Она почувствовала в его словах иронию и нахмурилась.
  - Не обижайся, пожалуйста. Столько всего за последнее время произошло и боюсь, что это только начало. Вот и нервничаю.
  Он допил чай, включил приемник.
  - Вкратце история такова. Не так давно ко мне прибыл представитель каких-то там сил и предложил работу. Почему именно ко мне, не знаю. Но, поскольку выглядел он отвратительно и уговаривал очень навязчиво, я отказался. А потом, Аля с сестричкой, подарили мне этот меч. Собственно не подарили, а решили совершить жертвоприношение, но не удачно. Для них не удачно. И теперь за мной, по всей видимости, будет гоняться все их племя, чтобы вернуть потерянное "народное достояние".
  Леший вздохнул и "плотину" молчания прорвало. Понял, что если не поделится с кем-нибудь, вполне возможно, шутка про психиатра окажется весьма актуальной. Он вывалил на Оксану все, что случилось с ним за последнее время до самых мельчайших подробностей, удивляясь, что помнит все так точно и подробно. Рассказывал и не делал ни каких выводов. Не старался найти глубинных причин и подумать о возможных надвигающихся неприятностях. Просто рассказывал, откровенно, как на исповеди.
  Как ни странно, описание событий заняло не очень много времени, а она не задала ни одного вопроса.
  - В общем, дружить со мной сейчас очень опасно. Ты чемоданчик спрячь куда-нибудь. Я не знаю, можно ли пользоваться этими деньгами, но, если хочешь, потрать на что-нибудь. Машину новую, или в бизнес, на твой выбор. Я их трогать пока не собираюсь, а о других Майкл ничего не говорил.
  Часы пропикали одиннадцать и он решил, что пришло время прощаться.
  - Давай я тебя провожу. Тут хулиганья полно. Прицепятся еще.
  Он довел ее до машины, посмотрел вслед удаляющимся огонькам габаритных огней и медленно побрел к себе на пятый этаж.
  Квартира была сиротливо пустой, а ему было одиноко и грустно. С мечом в одной руке и пультом от телевизора в другой, Алексей сидел в кресле, не включая ни света, ни члена семьи с плоским экраном и сосредоточено думал над супер важными вопросами: на какое время ставить будильник и к какому часу прибыть на службу.
  Звонок в дверь раздался как колокол громкого боя на корабле. Не задумываясь, кто бы это мог быть и, не смотря в глазок, он открыл дверь и улыбнулся.
  - Не разбудила?
  - Да нет. Не ложился еще, все о проблемах мирозданья размышляю.
  - Я у тебя сумочку забыла.
  Он улыбнулся еще раз, и окружающее его пространство наполнилась легким цветочным запахом.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"