Земляной Александр: другие произведения.

Право на безумие (глава пятая 22-33)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  22
  
  За его отсутствие родной подъезд практически не изменился, лишь стены сменили свой окрас с бледно-салатного на ядовито-зеленый. Окно все так же не закрывалось, и теперь в него врывался холодный осенний ветер. Потолок был в мокрых пятнах, а по углам весела многолетняя паутина с высохшими трупиками мошек, ночных мотыльков и парой непонятно как тут оказавшихся стрекоз. В общем, все вокруг знакомое, все вокруг мое, только тех, к кому он бежал, перепрыгивая через две ступеньки, дома не было. И теперь он последние сорок минут сидел на лестничной клетке, привалившись спиной к запертой двери, и курил сигарету за сигаретой, гася окурки в подвешенной к перилам консервной банке. Курил и ждал. Испуг от ожидаемой встречи прошел сразу, как он понял, что в квартире пусто. Осталось лишь желание увидеть, обнять, прижать к себе, погрузиться в любимый и знакомый запах. А там - будь что будет.
  После четвертой сигареты он практически успокоился и начал в который раз представлять предстоящую встречу. Как обычно, ничего путного не получалось. В голове всплывали сцены, словно списанные из душещипательных сериалов. Он вздохнул, достал очередную сигарету и посмотрел на часы. Стрелочки неумолимо бежали к известной лишь им одним цели, а к происходящему оставались совершено безучастны.
  Часами, одеждой, телефонами и автомобилем с водителем их снабдил Артур. Он вернулся в казино часов через пять и с размаху кинулся в набиравшее обороты застолье, подстегнув своим появлением размеренно текущий праздник, превратив его в бешеную карусель карнавала. Братья, их родственники и друзья пили, радовались, плясали и швыряли в музыкантов свернутые трубочками деньги, причем обязательно старались при этом попасть в барабан, сильно раздражая этим благообразного пожилого музыканта.
  Алексей и его спутники с головой окунулись в эту веселую суматоху, стараясь отодвинуть в сторону все то, что с ними произошло, и то, что должно было произойти очень скоро. Им всем троим очень хотелось домой. Они это не обсуждали, но, побывав в тесном кругу чужих друзей и родственников, и Маша, и Ваня, и тот, кого они называли своим командиром, не сговариваясь и не обсуждая это между собой, решили ехать туда, где были те, кто их помнил и ждал. Чего хотела Арлетта, они выяснить не успели, потому что она неожиданно исчезла часов на восемь и появилась лишь в разгар праздника под ручку с Араратом в сногсшибательном платье и в ненавязчивом брильянтовом блеске, сотворив своим торжественным выходом довольно продолжительную паузу между лившимися рекой тостами. Аля блистала, заставляя горячих кавказских мужчин потеть, многозначительно перемигиваться и тайком пожимать смущенному Арарату руку.
  В общем, отдохнули они очень хорошо. Даже Алексей позволил себе расслабиться, заперев Старого в хозяйском сейфе и положив ключ от монументального произведения немецких мастеров в свой карман. А рано утром к каждому из их компании подошел официант и передал просьбу Артура Сергеевича пройти в зимний сад.
  Они чинно расселись за приготовленным столом. Алексей, Иван, Маша, Арлетта с Араратом и Артур. Был он неожиданно трезв и очень серьезен. Говорил он очень долго, но смысл можно выразить одной фразой. Артур предлагал свою дружбу, помощь, а взамен просил только одного. Он хотел иметь возможность поддерживать с ними связь и иметь возможность обратиться к ним за помощью. "Иногда, если их не затруднит, очень редко, но очень хотелось бы". Ответила за всех Арлетта. Она встала и очень серьезным тоном возвестила, что помогать тем, кто в трудную минуту протянул руку помощи, святая обязанность каждого воина. Поклонилась Алексею и величественно опустилась на свое место. В голосе отчетливо звучали жесткие металлические нотки, заставившие Артура с Араратом нервно поежиться, а Алексея внутренне улыбнуться. Братья-армяне эту девушку во всей своей красе еще не видели. Да и дай Бог, чтобы не увидели никогда. Затем Артур презентовал изящный кожаный кофр, который был изготовлен специально для переноски меча. Леший молча выразил свою благодарность, после чего высокое собрание прекратило свою работу, и совещательные стороны с очень разным настроением разбрелись по своим номерам.
  Часов через пять их разбудили, принесли завтрак и сообщили, что они вольны полностью располагать хозяйским гостеприимством, но машина у подъезда, а шофер ждет распоряжений. Намек они поняли, и через полчаса все стояли у четырехколесного монстра, марка которого Алексею известна не была. Неожиданно все они оказались в кожаных куртках и, глядя на их милую компанию, Артур с какой-то ностальгией цокал языком. Затем раздал свои визитки и платиновые карточки своего заведения, и ушел. С Араратом получилось сложнее. Он долго обнимался с Алей и что-то ей тихо говорил в стороне. Слов они не слышали, но все и так было понятно. Расставаться тяжело всегда, а расставаться без надежды на встречу тяжелее вдвойне.
  Дорога прошла легко и быстро. Просьбу ребят отвезти их на вокзал Арлетта, не слушая Алексея, отклонила напрочь. Объявив, что командиру скоро понадобится их помощь и лишь затем они могут распоряжаться собой как того захотят. Леший нахмурился, но спорить не стал. Ребята тоже не спорили. Потом он забрал у них телефоны и, как ни странно, заснул.
  По лестнице звонко застучали женские каблучки. Алексей вздрогнул и поднялся. Шаги приближались, были легкими, быстрыми и уверенными. Он напрягся и неожиданно для себя сорвался вниз. Незнакомая девушка, испуганно отшатнулась к стене, прижав к груди сумочку, взглядом затравленного зверька наблюдая за его порывистыми движениями.
  Алексей тяжело и опустошенно опустился на ступеньку.
  - Извините, обознался.
  Она опрометью, звеня ключами, кинулась мимо и начала открывать ЕГО дверь. Леший удивлено и с испугом смотрел, как чужой человек заходит в его дом, и не знал, что делать дальше.
  - Девушка, простите, а вы здесь живете?
  Она быстро скользнула внутрь и начала закрывать дверь. Неожиданно замерла и вышла на лестничную клетку.
  - А я вас знаю. Фотография на стене висит. Вы же погибли.
  Он дернулся, как от удара.
  - Почти. А где прежние жильцы?
  - Они в областной центр переехали, а квартиру мне сдали. У меня только телефон. Вам записать?
  Алексей молча кивнул.
  Спускаясь по лестнице, он встретил Алю.
  - Ну, как?
  - Переехали.
  - Оксане звонить?
  - Звони, если еще не позвонила. Поехали, поздороваемся. Да... Давай сначала в магазин заедем, пацану игрушку какую-нибудь купим. Ему сколько лет?
  Она пожала плечами.
  - Не знаю, маленький еще.
  - Ну, поехали.
  
  23
  
  Анвар снял наушники и удовлетворенно хмыкнул.
  - Сигнал устойчивый. Слышимость отличная.
  Мамай завозился на сидении, стараясь поудобнее пристроить свои ноги под рабочей панелью.
  - Он блокиратор включил?
  - Включил.
  - А эта штука как тогда работает?
  - Не знаю. Не специалист. Активируется во время окисления желудочным соком. Работает, пока не покинет объект, так сказать, естественным путем.
  Мамай удивленно вздернул брови.
  - Так ты "жучка" ему скормил, что ли? Надо же, куда техника дошла.
  - Точно. Не зря сегодня вместе завтракали.
  Он подкрутил регуляторы на пульте и довольно зло закончил:
  - Юра в последнее время много умничать начал, вот шеф и расщедрился на такое чудо научной мысли.
  Мамай, наконец, устроился и расслаблено закрыл глаза.
  - С ним-то, что потом делать будем?
  - Начальство решит. Ребята на местах?
  - Давно. Все готовы. Готовы и к захвату, и к ликвидации.
  Теперь настала очередь удивляться Анвару:
  - Это кто же тебе такой приказ давал?
  Тот соизволил открыть один глаз.
  - Мы только этим и занимаемся. Какие еще приказы нужны?
  - Послушайте, военный. Ваша задача и задача вашего подразделения - это обеспечение безопасности. Безопасности моей и Волошина, плюс создание условий для быстрой эвакуации, с наименьшими потерями как среди нашей группы, так и среди местного населения. Ясно?
  - Безопасность так безопасность. Какая мне разница? Ты старший, вот и руководи процессом. Наше дело телячье.
  Он отвернулся и взял в руку коммуникатор.
  - Первый. Всем "восемь-восемь-восемь".
  "Восемь-восемь-восемь" значило "доложить обстановку", это Анвар знал, а вот оговорочка Мамая ему очень и очень не понравилась. Курочкина не зря дразнили "великим и ужасным", и кто знает, какой приказ он выдал группе силовой поддержки. И кто знает, чем лично для него, Анвара Намазова, закончится эта поездка. С Юркой все понятно, явно накопал, что-то интересное и теперь собирается самостоятельно эту информацию реализовывать. Кто из руководства согласится с такой самодеятельностью? А вот ему не мешало бы подстраховаться.
  Анвар достал из сумки небольшую блестящую коробочку и подключил ее к работающей аппаратуре. Этот маленький приборчик являл собой шифратор, настроенный на десять индивидуальных параметров владельца, и несоблюдение хотя бы одного из них при повторном включении вело к полному уничтожению хранящейся информации. Шифратор мигнул зеленым глазком и приступил к работе. Анвар облегченно вздохнул и покосился на Мамая. Тот, похоже, дремал и не обращал внимания на его манипуляции. "Вот и хорошо, позже поставлю в известность, когда к финалу подбираться начнем. А теперь - Юра".
  
  24
  
  Женщина была красива, а собака - ужасна, и, хотя никакой агрессивности зверь не проявлял и даже не поднял голову, чтобы посмотреть, кто это почтил хозяев визитом, все равно находиться рядом с ним было жутковато.
  Женщина смотрела вопросительно и, как ему показалось, доброжелательно. Поэтому Юра улыбнулся, решительно переступил порог и закрыл за собой дверь. Пес поднял голову и слегка оскалился. Пора было начинать дружить с его хозяйкой.
  - Здравствуйте. Вы Оксана?
  Она, соглашаясь, кивнула головой.
  - Я по поводу отца Егора.
  Выражение ее лица не изменилось, но он почувствовал, как она вся внутренне напряглась.
  - Вас Сулин прислал?
  - Нет. Вы к Алексею на работу заходили, вот я и пришел.
  Наконец она улыбнулась.
  - Проходите. Очень рада.
  В доме было тихо и очень уютно. Большой холл и удобные кресла. Оксана представила его своей матери и побежала за сыном, а та сразу приступила к организации чаепития, бросая на него радушные взгляды.
  - Вы себе даже представить не можете, как мы рады. Оксана так переживает. Понимаете, она знает, что Алексей жив и просто места себе не находит. Ждет.
  - Если не секрет, откуда у нее такая информация?
  - Да какая информация. Простое бабье чувство. Сердце не обманешь. Вы не возражаете, если я свечку ароматизированную зажгу. У меня, простите, что-то с дыхательными путями.
  - Нет, что вы. Это я у вас в гостях.
  Когда Оксана вернулась, они уже довольно долго обсуждали различия погоды на юге Франции и в этом городке.
  Мальчуган был славный. Он сходу прочитал какой-то стишок, сообщил, как его зовут и то, что он любит собак, кошек и хомячков, после чего был уведен заботливой бабушкой в свою комнату. Оксана проводила их любящим взглядом и резко повернулась к нему.
  - Он жив?
  - Жив. У него сейчас очень тяжелая ситуация. Он предпринимает попытки вернуться в страну, но существуют большие проблемы. Скажем так, есть силы, которые не заинтересованы в его возвращении, и, буду с вами полностью откровенным, делают все, чтобы ликвидировать проблему, причем, самым кардинальным способом.
  Он ждал реакции, но ее не последовало. Юра удивился и попробовал зайти с другой стороны.
  - Если хотите, я могу вкратце рассказать, что с ним произошло.
  - Да, конечно.
  - Он выполнял ответственное правительственное задание. Поэтому и была доведена информация о его смерти. Сейчас задание подошло к концу, и он возвращается.
  - Семью тоже не поставили в известность?
  - Почему? Близкие в курсе. Ну, настолько, насколько это вообще возможно.
  Разговор шел не так, как ему хотелось. Цепочек не получалось, и этот запах. Он волновал, возбуждал, и одновременно вгонял в непонятную сонливость. И главное, он не давал сосредоточиться и сконцентрироваться на самом важном.
  - Оксана, я пришел к вам за помощью. Мы все заинтересованы в том, чтобы Алексей целым и невредимым вернулся домой. Но, по всей видимости, в вашем окружении есть человек, который ему стремится в этом помешать. В последнее время к вам никто не обращался, не наводил справки об Алексее?
  Она явно начала нервничать. Терла пальцами виски и слегка покраснела.
  - Причем тут человек? Разве это человек? Что это за запах?
  Контакта не получалось, Юрий Эдуардович не выдержал и сорвался на повышенный тон.
  - Кто такая Вера Григорян? Куда и почему она пропала?
  Оксана замерла и очень тихо произнесла:
  - Вера была моей подругой. Ее убил Саша Сулин.
  Такого поворота Юра не ожидал. Он, конечно, рассматривал возможность криминальной причины исчезновения, но чтобы вот так просто и легко об этом рассказал причастный к происшествию человек, это было странно.
  - Причем здесь Егоров?
  Он уже не беседовал, он допрашивал. Кричал так, что слюна летела во все стороны.
  - Он принес меч. А Сулин взял его в руки и сошел с ума.
  - Какой меч? Правду мне говори, всю правду целиком.
  - Подожди, Оксаночка. Сейчас полегче станет.
  Тихо и незаметно подошедшая Наталья Васильевна, словно маленькую девочку напоила дочку холодным отваром и пальцами затушила горящую свечку. Поставила пустую чашку на стол и села напротив. Лицо было серьезным и сосредоточенным. Повисла пауза, которую неожиданно оборвал телефонный звонок. Оксана деревянными пальцами попыталась нажать на клавишу мобильника, но телефон выпал из непослушной руки и замолчал. Подняла его Наталья Васильевна и, дождавшись повторного звонка, включила громкую связь.
  По непонятной причине окаменевший Юрий Эдуардович услышал радостный и приятный женский голос:
  - Оксанка, привет. Мы прибыли, через десять минут будем у вас. Что молчишь?
  - Здравствуй, Алечка. Это я. Мы немного переехали, записывай адрес.
  Наталья Васильевна улыбнулась и дала отбой.
  - Ну что, молодой человек? Алексея разыскивали? Он скоро будет здесь.
  Она пристально посмотрела ему в глаза.
  - А теперь рассказывай.
  Юра глубоко вздохнул, немного поплакал и начал рассказывать.
  Держащая в руках огонь давно была готова к битве. Плохо, что битва пришла сама и в ее дом.
  
  25
  
  Анвар слушал и трясся от возбуждения. Что случилось с его напарником, он не понимал. Тот вещал, как на исповеди. Сначала рассказал все о проекте, затем вывалил свои мысли и версии о Егорове, после поведал злой старушке все, что накопал по "Розе", а в завершение рассказал о своем гомосексуальном опыте, чем довел Анвара буквально до истерики.
  Это было индульгенцией Намазова. Все, о чем говорил Юра, способно было взорвать все и всех, поэтому требовало самой серьезной зашифровки и объясняло использование личного шифратора.
  - Первый, у нас гости.
  Мамай открыл глаза и уставился в монитор.
  К дому Оксаны подъезжала видавшая виды глубоко тонированная легковушка. Анвар напрягся. Неужели 13-й?
  - Мамай, давай команду на готовность.
  Машина остановилась, из нее вышел парень с цветами в руках, и нажал на кнопку селектора. В наушниках прозвучало: "Оксанка, к тебе служба доставки с цветами. Выйди, твой, наверное, встречу готовит". Дверь открылась, парень протянул букет и квитанцию для подписи. А потом неожиданно схватил женщину за волосы и дернул ее на себя. Из машины ему на помощь выскочил еще один, и они принялись заталкивать Оксану на заднее сидение.
  Ситуация явно выходила из-под контроля. Мамай повернулся к нему всем корпусом.
  - Ну, что делать будем?
  Анвар ответа не знал. Сидел, смотрел и молчал.
   - Послушай, давай их втихаря постреляем. Отъедут за поворот и грохнем. Ненавижу, когда бьют женщин.
  Мамай был очень серьезен и сосредоточен. Не дождавшись ответа, он махнул рукой и взял коммуникатор.
  - Четвертый. Как отъедут...
  Договорить он не успел. Их небольшой, но очень тяжелый от бронезащиты и установленной аппаратуры фургончик подбросило так, что он встал на задние колеса, едва не перевернувшись. Взрыв? А затем раздался вой. Его было слышно даже сквозь толстые стены фургона.
  Анвар испуганно втянул голову в плечи, но взгляд от мониторов, которые, несмотря на потрясение, продолжали давать устойчивую картинку, не отвел.
  Мужчины бросили свою добычу и смотрели куда-то вдоль дороги. Из салона выскочил еще один и схватил упавшую на землю женщину на руки. И тут со двора выскочил зверь. Назвать это собакой у Анвара язык бы не повернулся. Огромный, отливающий металлическим блеском, с огромными клыками. Он одним махом оказался на проезжей части и, не раздумывая, бросился в сторону, куда смотрели мужчины, и где все выло, рычало и гремело. Бандиты с Оксаной заскочили в дом и захлопнули за собой дверь.
  - Это что за хрень такая?
  Анвар вспомнил город детства Спитак, и хотел ответить, что, наверное, это землетрясение, но не успел. Мамай престал глазеть в мониторы, резко выскочил из фургона, не забыв, однако, прихватить с собой автомат. Анвар немного подумал и, крепче сжав рукой коммуникатор, неуклюже вылез следом.
  26
  
  Магазин игрушек Алексея поразил, что называется, до глубины души. Павильон был огромен. В нем все ходило, скакало, танцевало и разговаривало и среди этого шума и гама мелькали капризные и счастливые детские лица. Взрослых тоже хватало, и их лица мало чем уступали детским в ширине улыбок.
  Леший и его спутники замерли, едва перешагнули порог этого храма детского счастья. Да и как было не растеряться от этого яркого и веселого изобилия. Куклы, мишки, машинки, снующие по стеллажам игрушечные паровозики, летающие воздушные шарики и вкусно пахнущие мыльные пузырьки. Они стояли и растеряно водили глазами из стороны в сторону, не зная, куда идти дальше. Алексей, Иван и Маша в своем детстве, да и более взрослом возрасте ничего подобного никогда не видели. А игрушками Арлетты, вообще, скорее всего, были предметы военной амуниции. В действительность их вернул приятный добрый голосок.
  - Здравствуйте, я робот Вася. Я еще маленький.
  Ванька сказал "ух ты" и присел рядом с небольшим круглоголовым механизмом, который незаметно к ним подкатил на своих блестящих колесиках. Вася, осознав внимание к своей персоне, принялся рассказывать про бычка, который качается, чем довел боевого спецназовца до крайней степени восторга.
  - Вася очень любит своих друзей. Давай дружить.
  Ваня замахал головой, соглашаясь, после чего Вася предложил им познакомиться со своим старшим другом, и подвел их к пареньку в униформе магазина, который отвечал за сектор умных игрушек.
  Через полчаса они вышли из магазина, унося в коробке плюшевого медведя, с ног до головы набитого электроникой, уяснив из долгих объяснений продавца только то, что мишку должен включить непосредственно хозяин. Умная игрушка раз и навсегда запоминала того, кого видела первым и проникалась к нему огромной любовью. А Маша купила куклу Барби и, едва забравшись в автомобиль, тут же сорвала упаковку, после чего долго, нежно и молча гладила ее по искусственным золотистым волосам, не обращая внимания сначала на ехидные, а потом на растерянные Ванькины взгляды.
  В машине они ехали молча. Каждый думал о своем, и не хотел мешать другим. Было очень хорошо, и почему-то немного грустно. В обыденность вернул водитель, который доехал до развилки и задал вполне резонный вопрос: "Куда дальше?" Леший встряхнулся, махнул рукой в нужную сторону, и все заговорили. Сразу, громко и ни о чем. А потом закричала Арлетта.
  - Оксана!!!
  Оксанку били и пытались усадить на заднее сидение автомобиля два парня бандитской наружности. Аля ногой вышибла дверь и, на ходу выскочив из машины, помчалась вперед. Водитель, проследив взглядом за полетом еще одной двери, ойкнул и остановился. Маша с Ванечкой, ни о чем не спрашивая, бросились следом за своей подругой.
  Алексей вышел последним. Внутри неспешно, но неотвратимо разгоралась злость. Злость не по отношению к кому-то конкретному, а какая-то древняя и могучая сила поднималась из глубины, вскипала и рвалась наружу. Самым страшным и одновременно приятным было то, что это чувство ему нравилось. Нравилось то, что можно в полной мере осознавать свою избранность и уникальность. Показать другим, что может он, и кто все остальные по сравнению с ним. Показать, что только он один сейчас властелин, и только он имеет право распоряжаться и своей, и чужой жизнью. И отобрать это право у него может лишь тот, кто в силах стать напротив и добиться в честном или не честном поединке его смерти. Рукоять плотно и привычно легла в ладонь, и он сделал шаг вперед. Неожиданно, из какого-то далекого далека прежней жизни, в голову вплыла веселая и матерная песенка: "Все, п...ц. Все, п...ц. Я теперь властелин колец". Кто пел и о чем, он не помнил, но, улыбнувшись, легко крутанул мечом и побежал мстить тем, кто осмелился поднять руку на мать его сына.
  И вот тогда, когда он окончательно пришел в себя, раздался этот грохот, и вздыбилась земля, заставив куски асфальта разлететься в разные стороны.
  В детстве старый учитель географии очень любил рассказывать, как образуются вулканы. Где-то глубоко под землей, сходятся тяжелые материковые плиты. Ломаются, наползают друг на друга, поднимают лежащие на них пласты, заставляя их выпячиваться и ломать земную поверхность, выплевывая наверх потоки красной лавы. Так оно все и происходило. Вот только вместо лавы в мирный, тихий провинциальный городок полезли те, кого ни сонные обыватели, ни тем более Леший видеть здесь не хотели.
  В голове прогремел знакомый крик Старого "Враг. Бой". По телу пробежала волна тепла, и он прибавил шагу. Он видел, как поднимаются сбитые с ног судорогами земли его друзья, как несется навстречу битве огромный и странный зверь, узнал Сулина, вбегающего с Оксаной и своими подручными в дом, видел все, и шел вперед. Мимо всего этого, туда, где сейчас он был действительно нужен и мог сделать то, ради чего, наверное, судьба и наградила его этими возможностями и ради чего вложила волшебный меч в его руки.
  - Лешка, там Оксана. Там Егор.
  Брошенный в спину крик Арлетты был полон отчаянья. Он остановился, и неторопливо пошел назад.
  - Аля, мне сейчас нужна твоя помощь. Ты знаешь, кто идет сюда, и знаешь, что будет, если они останутся.
  Она опустила глаза.
  - Там - он махнул рукой в сторону дома - Сашка Сулин. Он, конечно, псих, но гораздо более нормален, чем идущая сюда беда. И если не остановим их, то и здесь ничего не будет. Пойдем, Алечка. Боюсь, один не справлюсь.
  Арлетта сжалась, словно от удара, а потом посмотрела ему прямо в глаза.
  - Ты меня вернешь? Если останусь в живых, сама с этим после такой драки не справлюсь.
  Он выдержал взгляд.
  - Обещаю. Ты меня знаешь, я тебе никогда не врал.
  Она уже игриво на него посмотрела, произнесла - "Ой, ли?", и побежала вперед, с каждой секундой увеличивая длину шага.
  Ванечка неторопливо рвал руками металл ворот. Посмотрев на это, Леший улыбнулся и положил ему руку на плечо.
  - Ребята, стойте здесь и никуда не лезьте. В дом никого не пускайте. Если мы с Арлеттой из боя не выйдем, забирайте из него женщину с ребенком и уводите их как можно дальше. Удачи вам. Живите долго.
  Меч жег руку. Алексей резко развернулся и помчался туда, где выло, хрипело и рвалось на свободу неизвестное этому миру зло.
  
  27
  
  Внедорожник уперся бампером в поваленный тополь и остановился. Это дерево и его друзей посадили первые жильцы стандартных блочных пятиэтажок. Тополь стоял лет двадцать, а теперь упал, перекрыв собой проезжую часть, словно обозначив границу, с одной стороны которой было все как раньше, а с другой - новое и неизвестное. Неизвестное и страшное. Оно выло, гремело, кричало, трясло землю и приближалось.
  Воронков неуклюже перелез через поваленное дерево и передернул помповик. Затвор клацнул, услужливо загоняя патрон в казенник. Александр Иванович немного подумал и вставил в обойму еще один патрон. Неожиданно машина взревела двигателем, сдала назад и, развернувшись, быстро помчалась прочь.
  - Вот козлы.
  Двое оставшихся в машине решили не рисковать, и быстро удалялись от страшного места.
  Оставшийся с Воронковым парень, зло щурясь, провожал автомобиль, глядя на него в прорезь прицела. Но далеко они не уехали. Удар, скрежет, и разбитый вдрызг передок - словно на каменную стену налетели. Они выскочили и попробовали пройти сами. Александр Иваныч молча наблюдал, как двое бились о невидимую преграду, а потом похватали из машины ружья и помчались к нему.
  - Саныч, там стена. Ее нет, но она есть. Назад не пройти.
  Вид у них был растерянный и испуганный одновременно. Воронков вздохнул. Злости не было. Пацаны, что с них взять. Сколько им? Лет по двадцать пять. Снаружи вид бравый, а внутри... Кто бы им этот стерженек ковал? Ну, да ладно, покладистее будут.
  Начал капать дождь, очень мелкий и очень частый. Александр Иванович зябко поднял воротник дорогого пиджака, ослабил узел галстука и перекрестился.
  - Пошли вперед, хлопцы. Назад, как говорится, дороги нет.
  Все дружно загнали патроны в патронники, и пошли навстречу своему страху.
  
  28
  
  - Мамай, уходим. Объявляю эвакуацию. Всех снимай, и уходим.
  Тот не реагировал. Стоял, широко расставив ноги, и внимательно, через небольшой бинокль, рассматривая происходящее.
  - Хватит ныть. Ты же офицер.
  - Я не офицер. Я бизнесмен. Я не солдат. Я не могу.
  Тот зло обернулся в его сторону.
  - Но ты же мужик. Джигит. Кинжал, наверное, дома где-нибудь валяется.
  Кинжал действительно был. И сабля. Все - прадеда. И не валялись, а висели в зале на почетном месте.
  - Смотри.
  Мамай бросил ему бинокль. Анвар собрался с силами и поднес его к глазам.
  Из образовавшейся воронки лезли звери. Двуногие крокодилы. Черные, зубастые и очень страшные. Их было очень много, словно муравейник искал новое место обитания, или не один муравейник, а сразу десять. Или сто. Вылезали кучей и лезли напролом, сжирая на своем пути все. Траву, деревья, камни. Рвали, ломали, топтали и выли. Этот вой был самым ужасным. Анвар не мог его слышать. От этого звука подгибались колени, и хотелось превратиться в маленького жучка. Спрятаться, забиться в щелочку, чтобы прошли мимо, чтобы не заметили и чтобы не видеть этих бесчувственных ледяных глаз и блестевшего в них бешенства.
  - "Восемь-восемь-восемь".
  Услышав доклад, Мамай выругался и начал отдавать приказы.
  - Прекратить огонь. Не сближаться, держать дистанцию.
  Обернулся к Анвару.
  - Половины уже нет. Вы про этих тварей знали? Это с ними бой предполагался?
  - Нет.
  - С кем?
  - Вот тот, с мечом.
  - Умники, он один их пока и держит.
  И тут же вернулся к своему отряду.
  - Беспорядочно не стрелять. Помощи не будет. Всем прикрывать парня. В зверюгу, которая рядом с ним, и в чудовище в воздухе не стрелять. Они, похоже, с нами. Все, работаем.
  Спокойный, уверенный и злой голос Мамая потихоньку возвращал Анвару способность думать, смотреть и видеть. Он опять взялся за бинокль и, подражая этому закаленному большими и малыми, известными и тайными войнами человеку, постарался найти себя и свое место в этом бою.
  Человек с мечом в руке, рядом с ним - то, что называлось "кавказцем Семеном", а над ним - вообще нечто невообразимое. То ли амеба с шипами, то ли карусель с пилами. Они держались, и они держали. Держали этот поток зверья, который с ожесточенным упрямством лез из невиданных глубин на их землю, уничтожая все на своем пути.
  Неожиданно у Анвара в голове щелкнуло: "Вот она, "Роза". Он перестал бояться, вернулся к фургону и направил камеры в сторону побоища. С неба начал капать холодный осенний дождь. Он подставил лицо под падающие капли, затем вытер лицо и попытался припомнить хотя бы одну молитву. Потом снял плащ и, достав из ножной кобуры маленький пистолетик, пошел к Мамаю.
  
  29
  
  Это было очень тяжело. Невообразимо тяжело. Не было той скорости, к которой он уже привык. Мир не замедлялся вокруг, не превращал всех в застывшие статуи и доступные мишени. Все было по-настоящему. Его сила против их силы. Его ловкость, против их упрямства. Его умение и память Старого - против их злобы.
  Эта битва совсем не походила на его первую встречу с этими ящерами на острове. Тогда против их недружной команды бились воины, знающие, что такое сражение и что такое достойный противник. Эти были зверьми. Большими, страшными, но животными. Но их было много. Очень много. Леший взмахивал мечом, держа его двумя руками, стараясь экономить и не тратить силы попусту. Хотя сейчас это слово было в корне неправильным. Впустую махнуть, или ударить в этой массе было просто невозможно. Враг шел густой, плотной стеной, абсолютно не заботясь о какой бы то ни было защите. Он нес потери, но не обращал на них никакого внимания. Звери шли, прыгали вперед, пытались отгрызть ноги, дотянуться длинными и острыми когтями до тех, кто мешал им пройти, добраться до определенной им цели. А их было трое. Всего трое.
  Первое, что сделал Алексей, вломившись в толпу ящеров, это разбросал в стороны и изрубил тех, кто повис на этом блестящем золотом звере, и теперь они бок о бок сдерживали эту массу зла, ненависти и бездумной жестокости. Тогда он еще держал меч одной рукой и бездумно тратил силы, надеясь победить и одним лихим кавалерийским наскоком выиграть битву. Он даже еще мог удивляться. И удивился, когда увидел, во что превратилась Арлетта. Вместо привычного колобка над ним зависла большая глазастая лепешка, которая выплюнула из своего светящегося тела жадные и хищные отростки разрывая, душа и отбрасывая в стороны тех, кто смог миновать железные клыки и полоску стали. Тогда они еще могли атаковать, прорываясь вглубь вражеского строя, добавляя свои узоры в эту чуждую мозаику. Тогда он еще оглядывался назад и смотрел на дом Оксаны, где замерли в тревожном ожидании его ребята. Тогда он мог еще о чем-то думать. Тогда... Сколько это времени назад? Десять минут? Час? Год?
  Силы кончились. Кончились у всех. Они просто отбивались. Зверь держал нижний ярус, Леший - средний, а Аля еще успевала вылавливать тех, кто пытался атаковать сверху. Потом трупы начали распадаться в прах, и эта черная пыль забивалась в нос, рот, глаза. И стало совсем плохо.
  Леший чихнул и закрыл глаза. Над ухом свистнуло. Пуля? Долю секунды он ничего не видел, но этого времени вполне хватило одному из ящеров, чтобы нанести удар. Коготь чиркнул по груди, но тварь свалилась с дыркой в черепе. Все-таки пуля. Явно стреляли с нескольких сторон. Четко поставленный снайперский огонь. Он не знал, кто это, но был благодарен за подаренные мгновенья. Нет, он уже не надеялся выжить. Просто кроме него больше никто не мог остановить весь этот ужас. И поэтому он должен убивать. Убивать много и до своего последнего вздоха. А еще он хотел дождя.
  Залп. Свободное пространство, возможность вытереть пот и пыль. И вдруг на него обрушивается поток воды. Алексей даже не понял, что это такое. В голову полезло самое плохое. Но, подняв глаза и увидев прохудившееся небо, он улыбнулся.
  Железный зверь рванулся в образованную выстрелами просеку, а следом за ним двинулась Аля, которая, оказывается, словно зонтик закрывала его от льющегося освежающего дождя. Он улыбнулся и позволил себе глубоко и с наслаждением вздохнуть.
  Вдруг Леший понял, что стоит один, бой отодвинулся назад к яме, а врагов стало меньше. Увидев, к какой цели устремились его союзники, он, еще не позволяя себе ни на что надеяться, рванул следом.
  
  30
  
  - Машка, похоже, наша берет.
  - Не сглазь.
  Все-таки сглазил. Все это время звери не пытались атаковать на разных направлениях. Они просто и тупо всем скопом лезли на маленький отряд, который набрался наглости преградить им дорогу. И когда казалось, что все заканчивается, из толпы выскочили две стаи и помчались в стороны. Около двух десятков двуногих крокодилов неслись к ним.
  - Маша, давно тебе хотел сказать. Давай поженимся.
  Она вывернула из земли трубу из ограды палисадника и улыбнулась.
  - Обязательно, Ванечка.
  
  31
  
  - Анвар, не пали зря. Бери только тех, кто будет рядом со мной, и держи спину. Справишься?
  Тот, неожиданно даже для себя, вытянулся в струнку.
  - Так точно.
  - Слушай, если живьем жрать начнут, добей. Не хочу такой смерти. Сможешь?
  Анвар судорожно сглотнул.
  - Сделаю. И ты..., если того...
  Мамай хорошо и по-доброму улыбнулся.
  - На мой счет не переживай. - И прокричал в гарнитуру. - Обеспечить коридор меченосцу. Довести до цели. Далее по обстоятельствам. - И опять Анвару: - Ну что, братишка, начали.
  
  32
  
  Воронков, после общения с Сулиным, был готов увидеть нечто подобное. Удивился лишь одному: почему у этих тварей нет рогов, а потом удивился, что мог размышлять об этих глупостях.
  - Илюха, ты со мной, а вы, штрафники, на помощь к тем двоим. Бегом и не обос...сь по дороге. Да что же он, сволочь, делает?!
  Мужчина с автоматом в руках презрительно глянул в спину убегающего маленького человечка, сплюнул и, присев на колено, начал давать короткие экономные очереди в приближающихся зверей, которые, словно почуяв слабину в своем противнике, резко прибавили ходу.
  А человечек заскочил в стоящий фургон, захлопнул дверь и завел двигатель. Тяжелый фургон неожиданно резко набрал скорость и помчался навстречу тем, кто спешил разорвать большого и сильного человека, ставшего им на пути. Машина успела смять первый десяток, а потом у нее лопнуло лобовое стекло и, вильнув в сторону, она снизила скорость и замерла. В кабине была каша и летели красные брызги.
  Человек с автоматом закричал и побежал вперед, разбрызгивая вокруг себя свинцовый дождь.
  Воронков вытер лицо.
  - Все - к нему на помощь, а я - к дому.
  Он успел на ходу выстрелить, сняв в прыжке одну из тварей, которая упала на стоящую возле ворот женщину, а потом все закончилось.
  
  33
  
  Леший бежал следом за летящей Арлеттой, лишь изредка работая мечом. Рядом свистели пули, но он их не боялся. Был твердо уверен, что рука у стрелка (или стрелков) не дрогнет, и он дойдет.
  Цель он видел. У края ямы стояло большое, клыкастое и разумное. Название он подбирать не стал. Не было в его лексиконе подходящего слова для этого. Алексей шел убивать, и знал, что сделает это, несмотря ни на что. Забыв о своей смерти, он шел вперед, чтобы этого на его Земле не было.
  Оно что-то прорычало и кинулось вперед. Алексей побежал, догнал своего металлического союзника и, оттолкнувшись от его спины, прыгнул навстречу несущейся к нему твари.
  Поединка не было. Старый его очень хорошо выдрессировал. Один точный колющий удар, потом один рубящий, и все. Туша стояла на краю ямы и не падала. Он толкнул ее ногой и, проводив взглядом, отвернулся и пошел прочь. Плеча что-то осторожно коснулось. Алексей поднял глаза и, увидев парящую над ним амебу, нежно взял ее за безжизненно свисающее щупальце и потащил за собой словно воздушный шарик.
  Крокодилы потеряли всякую агрессивность. Они сбивались в небольшие стайки и пытались залезть друг под друга, чтобы укрыться от льющейся воды. Вокруг них ходили трое неизвестных ребят и отстреливали их из дробовиков. Звери умирали безропотно, словно овцы на бойне.
  Леший отошел с дороги и уселся на одно из упавших деревьев. Все кончилось, и было пусто.
  - Старый, мы победили?
  - Эта битва окончена, мой друг.
  - Значит, победили.
  Опираясь на передние лапы, к нему подполз металлический зверь, который неожиданно оказался пусть большой, но все-таки собакой. Подполз и уткнулся к нему в ноги. С собачкой было плохо. Дышал он тяжело, а задняя часть просто не двигалась. Поднял глаза кверху и погладил зазубренный шип щупальца.
  - Алечка возвращайся. Мы ждем тебя.
  Она кулем рухнула в лужу, сжалась калачиком и заплакала. Плачущая Арлетта - это тебе похлеще, чем демон из преисподней. Он натянул на нее свой свитер и усадил на колени, тихо гладя по вздрагивающей спине.
  Так они и сидели. Мужчина с разорванным плечом и боком, плачущая тонкая и хрупкая женщина, и покалеченный пес у их ног. Сидели и молчали.
  - Лешка, это ты? Живой?
  Алексей поднял глаза. Воронков, мокрый и с ружьем. Бывает.
  - Иваныч? Ты-то тут как оказался.
  - Сулин к Оксане поехал с ребятами Бакинца. Я следом, помешать хотел.
  - Помешал?
  - Не успел.
  Дождь шел. Арлетта плакала. Пес скулил. Алексей закрыл глаза и замолчал.
  Рядом кто-то сел.
  - Курить, зараза, хочется.
  - Это точно.
  - Слышь, а мы тебя убивать приезжали.
  - Убили?
  - Промахнулись.
  - Ну и хорошо.
  Открыл глаза. С промокшей сигаретой в руках сидел неизвестный вояка, напротив стояли еще четверо в форме.
  - Вы стреляли?
  - Мы.
  - Хорошо стреляли. Спасибо.
  - Сочтемся. У твоей бабы в доме один наш сучонок заседает.
  - И что?
  - Отдай мне, и так потери больше девяноста процентов. Даже тел не осталось. Сожрали, сволочи.
  Дождь шел, пес скулил. У Али перестали дрожать плечи. Она тяжело поднялась на ноги.
  - Пойдем. Там Егор.
  Пора было идти встречаться с Сулиным.
  Перед тем, как зайти, Алексей вежливо постучался, и измученный отряд вошел в тревожное тепло и сухость дома.
  Небеса грохнули мощным разрядом, и яркая молния ударила в центр ямы. Потом еще одна и еще. Вода ринулась потоком, унося с собой в бездну оставшихся тварей, оставленную ими пыль, смывая грязь и кровь, выбивая из уставшей земли всю принесенную из чужого и враждебного мира мерзость.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"