Земляной Андрей: другие произведения.

Пятно

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Оценка: 8.01*54  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Проба пера в жанре "Зоны" Стругацких.

  Пятно
  
  1
  
  В аду Буратино пробыл недолго, но жару дал.
  
  'И чего я попёрся через проспект?' - Молодой мужчина лет тридцати в чуть потёртом от времени бронекомбезе, разгрузке и тяжёлых сапогах, осторожно выглянул из-за обломка полуразвалившегося здания, и чуть прищурился, точно вымеряя расстояние до условно безопасной точки, по серому потрескавшемуся асфальту с островками полусгнивших автомобильных скелетов. Серебристый туман локального пробоя крутился как раз между уткнувшимся в бордюр КАМАЗом, и кучкой стального мха. Сверкающие стальным блеском кристаллы, проросшие из металла на капоте сгнившей Ауди, поблёскивали на солнце, а по их острым словно иглы кончикам временами пробегало искристое облако разрядов. Но 'рыбкам' защита стального мха была по барабану. Из облака пробоя то и дело выныривало серое туманное веретено, отхватывало порцию кристаллов, и вновь скрывалось в мареве.
  Мху это активно не нравилось, но боевые стрекальные иглы были частью срезаны облаком, а частью уже разрядились, так что рыбкам ничто не мешало обгладывать колонию с одного бока.
  Мимо мха ещё можно было проскочить, а вот мимо рыбок уже никак. Юркие и подвижные тела серебристого цвета, с хватательными щупальцами впереди, летали игнорируя гравитацию и жрали всё что попадалось на пути. Металл, бетон и стекло, но особенно предпочитали живую плоть. И чутьё у них было такое, что в радиусе пяти - шести метров лучше не появляться.
  А сзади, уже накатывалась 'живая волна' гравитационного сдвига и если в голову не придёт какая-нибудь свежая идея, то лежать ему здесь в виде тонкого мясного блина, с вкраплениями такого же раздавленного снаряжения.
  Виктор снова чертыхнулся, и наконец решившись, зарядил в подствольник творение местных кулибиных - гранату 'Дымка' в состав которой входил и стальной мох.
  Трудность заключалась в том, что попасть следовало в точку диаметром в десять сантиметров и с расстояния в полсотни метров. Если промахнуться, то граната улетит или в облако, и окажется где-то в другом измерении, или в мох, и тоже не взорвётся, а будет сожрана колонией. Он поставил детонатор на шесть секунд, тщательно прицелившись, вогнал её прямо между облаком пробоя и колонией мха, и в бодром темпе пополз в переплетение арматуры, надеясь, что там, в гуще обломков, найдётся выход, и его не завалит 'волной' и ещё о многом.
  Взрыв прозвучал резко и хлёстко, словно хлопок детонатора, и уползший довольно далеко, Виктор решил поискать выход наверх.
  Когда он выглянул из мешанины бетонных обломков, на проспекте уже заканчивалась эпическая битва. Огромный кусок мха, сдёрнутый взрывом, влетел в облако локального пробоя, и уже там устроил натуральный геноцид 'рыбкам' В облаке что-то вспыхивало, шипело и шкворчало, словно на сковородке жарили целого хряка, а на асфальт вываливались клочья стального мха, и длинные червеобразные тела 'рыбок'.
  Рыбки уже почти закончили переваривать колонию живых кристаллов, когда облако окутал едва заметный зеленоватый дымок, и локальный переход схлопнулся, оставив на асфальте развороченный и отполированный до блеска остов легковушки, и полупрозрачные тушки рыбок.
  'Вот так и рождаются легенды' проворчал Виктор, укладывая в огромный сто двадцатилитровый рюкзак трофеи. Три десятка 'рыбок' и больше сорока килограммов 'стального мха' стоили того, чтобы не только на время прервать поход, и оттащить лут Толстому Михе но и задержаться в городке, чтобы выпить за капризную девушку по имени Удача.
  Каток 'живой волны' уже убрался назад, и обратная дорога к границе Пятна была простой словно у трансвестита по городскому парку в день десантника.
  
  Посёлок, основанный первыми искателями так и назывался Посёлок. Правда, говорят, что когда-то давно на этом месте находилась деревня Клюковка, но с тех времён всё сильно переменилось. Сгнившие развалины старых деревянных домов сменили высокие стальные корпуса, с куполообразными крышами. Усиленные внутри стальными балками, они бугрились башнями из которых торчали стволы гранатомётов, автоматических пушек и спаренных крупнокалиберных пулемётов, потому что живность Пятна, обычной пулей было не взять, и автомат искатели носили исключительно для встреч с 'дикими' которых здесь несмотря на тройной кордон было завались.
  Прибывали дикие отовсюду, и сразу же начинали качать свои права, после чего лезли в Пятно за богатым хабаром, видимо наигравшись в популярную игруху 'Сталкер'.
  Процент возврата диких, был примерно полпроцента, то есть один на две сотни, но это не останавливало лихой народ. Цены, что ломили скупщики инопространсвенного биоматериала, способны были свести с ума и престарелого бухгалтера.
  Каждый вернувшийся хотя бы с одной баночкой вещества, сразу становился миллионером, и несмотря на жесточайший контроль, и регулярные посадки, желающие не переводились.
  Конечно, случались и вменяемые новички, но что делать нормальному человеку в месте, где каждая вторая кочка может быть смертельно опасной?
  Именно с таким невменяемым сейчас как раз беседовал Корень - староста посёлка и искатель, истоптавший своими сапогами почти всё Пятно. Корень был спокойным рассудительным мужчиной около пятидесяти лет, уважаемым всеми без исключения, за ровный характер, незлобивый нрав, воспитанную им группу оружейников умелые руки которых создавали, а иначе не скажешь, оружие для искателей, и многое другое.
  Виктор подошёл ближе к группе из троих пришлых, обступивших сидящего на лавочке Корня, и прислушался.
  ... - Я, мать твою в рот, два раза не повторяю. Отведёшь нас к Станции, и пиздуй. Там без тебя разберёмся если ты такое ссыкливое брехло.
  - О! да ты крутой! - Виктор шагнул ближе и пожав протянутую руку Корня, насмешливо смерил взглядом главного из троицы кабанов, одетых в дорогущие НАТОвские бронекомбезы. - И чего таких крутых понесло на Станцию? Там знаешь ли, сейчас жарко. Дрова проросли, и гнут всё в труху.
  - Ты кто, козёл? - Рука главного нырнула к кобуре, но глаза вдруг закатились и фонтанируя кровью из перерезанного горла он упал на землю.
  - Ещё крутые есть? - Виктор скользнул глазами по оставшимся в живых, и заметив, что один из них дёрнулся, вогнал нож в глаз второго. - Значит так. - Искатель не изменившись в лице, всё так же с полуулыбкой, придержал нож, чтобы труп соскользнул на бетонные плиты и перевёл взгляд на последнего. - Сейчас раздеваешь своих подельников до исподнего, раздеваешься сам, и всё имущество складываешь здесь. Трупы, оттаскиваешь за границу посёлка, и хоронишь. Лопату и тачку возьмёшь у Толстого Михи. Это хозяин вот этой точки. Чем ты будешь с ним рассчитываться, меня не касается, но если через полчаса, тела будут здесь, а ты вдруг решишь сдриснуть, живьём брошу в мясорубку. Это ясно?
  - Грубый ты Вик. - Осуждающе произнёс Корень, когда трясущийся от страха парень уволок раздетые тела своих подельников на тачке.
  - И не женственный. - Виктор кивнул, и размяв пальцами сигарету, ловко забросил её в рот. - Будешь?
  - Не, меня от чернухи слабит. - Корень отмахнулся. - Ты мне лучше скажи, чего это ты вернулся? Пайка вроде брал на неделю?
  - Да хабара немного добыл. Скоропортящегося. Решил вернуться.
  - Хабар - святое. - Корень понимающе кивнул, и повысив голос произнёс. - Миха, выползай, кина не будет. Всё актёры передохли.
  Вверху сухо щёлкнул предохранитель, затем хлопнула задвижка амбразуры, через минуту тяжёлая стальная дверь распахнулась и на пороге возник тощий и высокий мужчина в выгоревшем камуфляже и круглых очках, на скуластом лице.
  - Привет, Вик. Привет Корень. - Он по очереди пожал руки друзьям, и вопросительно взглянул на Виктора.
  - Тридцать три рыбки, и около сорока кило стального мха.
  - Ебать! - Потрясённо произнёс Миха.
  - Фи, как можно-с, такие слова... - Корень куражливо закручинился.
  - Нахуй! - отрезал Миха и качнул Виктору головой в сторону склада. - Пойдём, выгрузишь своё хозяйство.
  - А это приберёшь? - Вик пнул кончиком сапога в кучу окровавленного снаряжения, пока ещё надетую на быковатых пришельцев.
  - Приберу, чего уж там. - Торговец кивнул. Деньги у меня оставишь?
  - Да, только за снарягу подели пополам. Если бы не Корень, эти мешки так кучненько и не встали бы.
  - Это дело. - Толстый Миха кивнул, признавая справедливость дележа.
  
  Когда служба раннего оповещения российских ВКС сообщила об объекте, приближающемся к Земле, человечество отреагировало по-разному. Кто-то молился, кто-то прятался, а кто-то продолжал работать на заводах, фабриках и боевых постах. Первыми стрельнули американцы, и вполне ожидаемо промазали, а следом в космическое тело врубились две ракеты системы А-335 с атомными боеголовками развалившие тело на три части.
  Первый кусок упал на территории США, в районе Среднего Запада, и американцы не придумали ничего лучше, чем врезать по точке падения пакетом из пяти боеголовок. В итоге зона заражения инопланетной активностью стала слабее на два порядка, но вместе с радиоактивными осадками распылилась равномерно, по огромной территории угробив всю осмысленную деятельность на этих землях на долгие столетия. Второй рухнул точнёхонько на спорную территорию между Китаем и Индией что послужило началом короткого, но интенсивного обмена любезностями между двумя государствами. В итоге всю прилегающую к зоне территорию крепко засрали очагами радиоактивного заражения, и искорёженным военным имуществом, что сделало работу по изучению территории делом увлекательным, но крайне вредным для здоровья. Поисковые группы вынуждены теперь лететь по три часа в специальных вертолётах с радиационной защитой, и садиться на самом краю пятна, которое даже электрический фонарик воспринимает весьма враждебно.
  А в Сибири было всё относительно тихо. Территорию возможного падения сходу блокировали воинские части, ну, там, где смогли, а когда тело всё-таки рухнуло, началось более-менее планомерное изучение феномена, и строительство восьмиметровой стены вокруг.
  Американцы, получившие вместо перспективного исследовательского объекта радиоактивно-биологическую помойку, сразу же начали продавливать решение о совместном изучении феномена, но президент России, в частном разговоре, рассказал американскому президенту на прекрасном английском, куда тому следует прогуляться, и чем там заняться.
  
  Несколько посёлков и деревень, попавших в зону отчуждения, отселили, а райцентр находившийся строго в центре зоны заражения, стал местной достопримечательностью. Большинство людей, проживавших в райцентре людьми быть перестали практически мгновенно. Вирусы, мутагены, излучение и физические аномалии, превратили кого-то в слюнявого идиота, а кто-то стал диким зверем, дуреющим от вида крови, а кто-то просто превратился в бледно-синюю тень, медленно дрейфующую над землёй.
  
  Виктор был из тех, кто высаживался во второй волне, но кого поражение зацепило лишь краем. А в госпитале, переведённом на полный карантин биологической угрозы, было полно и других. Искорёженных, словно бумажные фигурки, но всё ещё живых, обожжённых до девяноста процентов, без конечностей, и вообще превращённых в оживший кошмар.
  Виктор, очнувшись на койке в госпитале под двойным коконом биологической защиты, быстро посчитал все расклады, связался с руководством, и тихо, по-джентльменски покинул юдоль скорби.
  Не без помощи коллег, и тщательно спланировав маршрут, он пробрался через кордоны безопасности и укрылся на территории одного из брошенных посёлков, где уже начали собираться такие же как он бедолаги.
  Рукастые и серьёзные русские мужчины, и женщины, быстро наладили быт поселения, восстановив даже школу, в которой, правда, училось лишь пара десятков ребятишек.
  Всего в посёлке жило около двух тысяч человек, и естественно все знали всех. На территорию Пятна шастали совсем немногие, но искателей уважали и ценили, так как они приносили толстый слой икры на бутерброды сельчан. Именно искатели добывали то, что после становилось сверхдорогими лекарствами от рака, СПИДа и ещё десятков болезней, а также средством, продлевающим молодость, за которое платили совсем неприличные деньги.
  Военные и на кордонах, и в спецгруппах тоже не гнули пальцы, и относились к людям со всем уважением. По первой просьбе привезли и помогли смонтировать укреплённые дома, несколько десятков автоматических пушек, и оставили огромное количество боеприпасов, а потом по требованию подвозили и оружие, и спецтехнику, причём даже НАТОвского образца. Взамен, часто пользовались услугами искателей в качестве проводников, и именно с поселковыми, научные группы не только заходили на максимальную глубину, но и, как правило, возвращались.
  Конечно, были и среди военных упёртые дятлы, но тем просто советовали прогуляться по Пятну самостоятельно, или просто игнорировали, словно их в природе не существовало. Один из таких упёртых прилетел как-то в посёлок на вертолёте, чего-то требовать у Михалыча. А тот мужчина простой. Сказал:
  - Иди-ка ты отсель, и рукой так небрежно взмахнул. И генерал пошёл. Пешком. Потому, как вертолёт перестал заводиться, совсем. Да и связь отрубило. А так, ну чего, тридцать километров до ближней заставы, где генералу вызвали новый вертолёт. А старый так и стоит. Как новый кстати. Петро на нём летает иногда. Говорит, 'Пусть руки вспомнят, как за штурвал держаться'. Зато теперь в посёлке свой Ка-96. Если что, можно и раненого отвезти, и привезти чего-нибудь срочное.
  Потихоньку Посёлок отстроился заново, но скромного обаяния военного поселения не растерял. Дома, собранные из стальных кольцевых секторов-тюбингов, усиленных бетоном, и внутренними конструкциями, словно грибы без шляпок, стояли образуя две улицы крест-накрест, и площадь в центре. А наверху каждого дома были установлены башни от разных бронемашин, со вполне серьёзными автоматическими пушками, пулемётными и гранатомётными спарками.
  Огородов почти никто не держал, так что между домами были лишь зелёные лужайки с беседками и мангалами. Вся архитектура Посёлка была продиктована насущной необходимостью, а именно накатывающейся время от времени волной инопланетной нечисти, и родной земной нежити, которую отлично упокоивали пушки и минные поля. Потом по графику следовал 'Фестиваль падальщиков' как называли учёных возбуждённо собиравших ценнейший биоматериал в контейнеры, и на некоторое время вновь воцарялась относительная тишина.
  
  Сбросив хабар, Виктор прогулялся по посёлку, и зашёл в собранное монолитного железобетона здание, в котором когда-то предполагалось сделать командный пункт. Теперь тут находилось питейное заведение под названием 'Чипок', куда стекалось всё дееспособное население посёлка, поделиться новостями и обсудить очередные выверты мировой политики.
  На втором этаже располагались гостевые комнаты, в которых мужчины часто занимались гимнастикой с одинокими девушками и женщинами, а на третьем, действительно располагался командный центр обороны посёлка, где на мониторах можно было увидеть все подступы к жилью, и даже упокоить не особенно серьёзный накат, не покидая уютного кресла, дистанционно управляя башней от танка Т-15, со штатной пушкой.
  У Виктора как у искателя здесь был открыт полный кредит, так что выпивать и закусывать, можно было, пока не упадёшь.
  - Привет, Серый, привет Варюха, привет парни. - Витя кивнул хозяину Чипка и стройной фигуристой официантке, и присел за стойку, чтобы выпить первую порцию за Удачу.
  Народ уже знал об этой традиции, и пока первая рюмка не провалится в глотку, никто Виктору даже слова не говорил, игнорируя как сам факт пребывания искателя, так и сказанные им слова.
  Стоило ему занять высокий стальной табурет, как в руки словно сам собою ткнулся гранёный стакан с 'соткой' и подхватив посуду, он занёс её над ртом, когда кто-то невежливо положил руку ему на плечо.
  Три дела произошли одновременно. Стул крутанулся, разворачивая Виктора спиной к стойке и лицом к невежливому почти покойнику, левая рука, сняв с предохранителя любимую Беретту упёрла пистолет дураку в лоб, а правая опрокинула стакан и искатель спокойно словно воду, выцедил водку, стряхнул оставшиеся капли на пол, и только тогда сфокусировал взгляд на человеке, попытавшемся прервать такой важный ритуал.
  - Ты кто, смертник?
  Смертник, а точнее смертница, стояла спокойно несмотря на упёртый в переносицу ствол и даже не пытаясь достать свой пистолет из набедренной кобуры.
  - Я от Ворона.
  - И? - Виктор не глядя бросил стакан через плечо, где он, перевернувшись в воздухе, чётко встал перед барменом.
  - Ворон, любил море.
  - Но море не доверяло старому пройдохе. - Искатель убрал оружие, и внимательно осмотрел женщину, а точнее девицу, стоявшую напротив. Камуфляж, не мог скрыть прекрасного экстерьера, и превосходного дизайна. Глаз на даме можно сказать отдыхал, скользя по технологическим выпуклостям, впадинам и лицу модельной красоты. Кроме этого у девицы была короткая стрижка огненно-рыжих волос, и удивительного бирюзового цвета глаза.
  - Вера, склянку с клюквой, и синюхи. - Четко произнёс Виктор, и шагнув в сторону сел за пока ещё пустой стол, и кивнул девушке.
  - Садись.
  Не чинясь, она села, и смахнув с головы кепи, пристроила головной убор на коленях.
  - И что надо этой облезлой курице?
  Девушка, которой контакт с искателем, передал непосредственный командир - генерал-полковник Воронов, едва заметно дёрнулась, но промолчала, и достав из нагрудного кармана небольшой прямоугольник из белой пластмассы, протянула его Виктору.
  - Занятно. - Искатель бросил взгляд на предмет в руках девицы где неторопливо проступал рисунок в виде летучей мыши на фоне земного шара, и задумчиво посмотрел на улицу через широко распахнутые створки бойницы.
  Официантка молча поставила на стол графин с морсом, стаканы, и две тарелки с голубоватым мясом, издававшим почему-то цветочный аромат.
  - Ешь. - Виктор кивнул на тарелку. - Мясо рыжего демона. В мире, больше ста штук за порцию отваливают, а у нас можно сказать бесплатно. Три рубля за порцию.
  - Три рубля? - Девушка фыркнула словно кошка. - Это просто бесплатно.
  - Ну, там кроме денег, ещё кое-чем приходится платить. - Виктор, выдернув из ножен на бедре нож, быстро нарезал мясо тонкими ломтиками.
  - Да, я в курсе. - Она аккуратно подцепила ломтик мяса и поднесла его к лицу. - Мутации второго порядка. Ненаследственные изменения биоструктуры... Хмм. Пахнет просто фантастически. Свежим опийным концентратом.
  - Приходилось нюхать? - Искатель усмехнулся, закинул в рот мясо, тщательно прожевал и подхватил гарнир в качестве которого выступал консервированный зелёный горошек и картофельное пюре.
  - Много чего приходилось нюхать. - Девушка улыбнулась, но как-то машинально, скорее, из вежливости.
  - Это не твои по посёлку шарились? Трое битюгов в НАТОвских комбезах.
  - Вместе летели. - Девушка аккуратно отрезала кусок мяса, и положив в рот прожевала. Хрен знает откуда они. На наших непохожи, уж больно понтовые и какие-то дурные.
  - Ясно. - Виктор кивнул, и тоже принялся за еду. - Рассказывай, как тебя угораздило ввязаться в этот блудняк.
  - Лекарство. - Коротко ответила девушка, и вздохнула. - Ворон взяток никогда не брал, но приехал Иванченко. У него сын в коме. Переломанный весь. В гонках участвовал, и вылетел с трассы. Но даже у того, кто заходит к Президенту в любое время нет возможности достать препарат, и он приехал к Ворону. Сам зелёный весь, как только держался. Но говорил, что, если привезу биоматериал, сделают.
  - Пятьдесят на пятьдесят? - Виктор, знавший расклады усмехнулся. Мало было добыть саму биологическую основу, очистка препарата был той ещё задачей, и Чёрные фармацевты обычно брали половину вещества в качестве оплаты.
  - Нет, там другие расклады. Ему-то в Биотехе сделают как своему, но нужен Синий пепел.
  - Девонька. - Виктор отложил вилку и нож в сторону. - Это не блудняк. Это верняк. Знаешь, как добыли этот херов Пепел? В алый пробой вошёл человек. Я не знаю, то ли дурак, то ли идейный, а может и заставили как. Но когда его вытянули, там уже не было ничего человеческого. Просто, воющий от боли, и дымящийся комок мяса. И вот когда он, буквально на глазах истлел, на земле осталось около десяти граммов Синего Пепла. Наш Пилюлькин утверждает, что это и есть то, что остаётся после сгоревшей души. Просто жизнь человеческая разменянная на горстку порошка. Деньги. - Виктор усмехнулся. - Нет таких денег на свете, чтобы купить Пепел. Дурака, что полезет в алый пробой можно найти. Да хоть заставить. Только тот пробой на старом военном объекте, где уже с пару лет живут шорхи. Тогда-то влезли чудом. Шорхи ещё не обжились, и носило их по всему Пятну. А теперь хрен. И я, например, знаю, что все десять граммов, а это сто доз препарата, разошлись спецприказом Верховного. Разошлись, и всё. Нет больше Синего Пепла. Нет и не будет.
  - Значит я пойду одна. - Девушка, судя по её лицу не играла, и не шутила, а просто констатировала факт.
  - А в пробой сама пойдёшь?
  - Пойду. - Как о чём-то само собой разумеющемся сказала девица. - Мне той жизни тоже негусто отмеряно.
  - А собирать-то кто будет, коли одна пойдёшь? - Виктор вздохнул. - Он уже видел таких людей. Похоронивших себя заживо, но продолжающих идти к своей, неведомой никому, цели. - У тебя что за интерес в этом деле?
  - Сын. - Коротко ответила она. - У меня рак крови в третьей стадии, а ему всего два годика.
  - А его папа?
  - Мина. - Коротко ответила она и закусила губу. - Даже хоронили в закрытом гробу. И вот Ворон предложил размен. Я достаю им Пепел, а Иванченко переводят на счёт Ванечки миллиард рублей.
  - Да, обложили тебя. - Виктор покачал головой и снова взялся за еду. - Ты, ешь, девонька. Ешь. Раки, сраки, деньги и олигархи, это всё там в перспективе. А если будешь слабой, то и в перспективе не будет.
  Они в молчании доели мясо, и запив клюквенным морсом, откинулись на спинки стульев внимательно разглядывая друг друга.
  Молчание прервал Виктор.
  - Ладно, девица-красавица. Попробую помочь твоему горю. У меня тоже должок перед Вороном. Но условие у меня жёсткое. Слушаться как своего первого сержанта. Ни шагу без команды, ни движения без приказа. Это тебе не духов в горах воевать. Тут у нас всё не так как кажется. Пойдём.
  Виктор встал, и положив, для официантки, на стол купюру в десять рублей пошёл, не оглядываясь к выходу.
  
  2
  
  
  
  Жил он совсем недалеко. На второй линии, где стояло ещё шесть домов - крепостей, с полукруглыми стальными крышами и узкими окнами с толстенным бронестеклом, и автоматическими бронезаслонками.
  Отдельные дома были в посёлке далеко не у всех, но Виктор не желал делить площадь ни с кем, и выгрыз себе отдельное жильё, хотя это и стоило ему целого килограмма 'стального мха', из которого делали начинку для новых боеприпасов, разносящих в клочья даже самый тяжёлый танк. Всего полграмма вещества из которого состоял мох, на десять кило октогена превращал и так злую взрывчатку, в нечто совершенно запредельное. И русская армия очень ценила мох, платя двойной вес золотом, или вообще, чем пожелаешь. А 'рыбки' уходили вообще по цене бриллиантов, потому как из них, по слухам, делали лекарство от СПИДа, которое к тому же вырабатывало иммунитет к этой, уже широко распространённой заразе.
  За пять лет сталкерства Виктор скопил столько денег, что вполне мог купить себе немалый остров в тёплом океане, но эту старую дурь из него очень давно выбил Ворон, отправив как-то на два месяца на такой вот островок с роскошной виллой, охранять стайку вполне созревших юниц, вздумавших отдохнуть 'на дикой природе'.
  Кто на ком отдыхал история стыдливо умалчивает, но из своеобразного отпуска Виктор вернулся словно торпеда, ни, словом, больше не заикаясь об отдыхе на островах. Ну и кроме того, не было никакого желания становиться подопытным кроликом, в загребущих лапах вивисекторов от науки. Потому и жил он в этом крайне негостеприимном месте, где сгинуть было проще чем зайти за угол.
  Двери из танковой брони, раскрылись, как только он набрал код на клавиатуре, и шагнул в прихожую, сразу осветившуюся экономным неярким светом из светодиодной панели.
  - Доброго дня, Виктор. - Раздался бархатистый женский голос домашнего помощника. - У нас гости?
  - Да, Алиса. Приготовь гостевую комнату, и две ванны.
  - Сервы, уже занимаются. - Ответила Алиса. - Новости?
  - Давай. - Виктор снял разгрузку, куртку, и лёгкий бронежилет который носил под одеждой, и только после, присел на маленькую лавочку расшнуровывая ботинки.
  - В США, продолжаются бои между Первой республиканской армией, и правительственными войсками. В городе Бостон, объявлен режим гуманитарной катастрофы. Банды чёрных разграбили склады, и правительственные войска ввели в Бостон карателей из легиона Белая Сила.
  Японские острова продолжают устранять последствия урагана 'Нинель'. Завалы в Токио почти разобраны, и армия приступила к вывозу и захоронению тел погибших.
  В Берлине уличные бои прекращены. Введён комендантский час. Военная полиция вместе с армией, занимается разбором руин в местах компактного проживания мусульман. Все воздушные части Люфтваффе, находятся на своих аэродромах.
  В Италии продолжается правительственный кризис. Папа Римский отказался поддержать позицию парламента, и высказал поддержку действующему главе государства Витторио Альберти.
  Военно-космические силы России нанесли ракетный удар по местам сбора и переработки опийного мака в горных районах Афганистана.
  Президент России на совещании в кремле, пообещал правительству разогнать их к чертям, если к июню, не будет завершена работа по организации медицинских центров социальной помощи.
  
  Виктор нежился в горячей воде огромной, два на три метра ванной, когда в дверь осторожно поскреблись.
  - Кто там? А, да. - Виктор вспомнил кто у него в гостях. - Чего тебе?
  Двери распахнулись, и на пороге возникла его гостья, совершенно обнажённая если не считать крохотного полотенца, прикрывающего животик и то что ниже.
  Виктор вздохнул.
  - Тебя как звать-то?
  - Да как хочешь, так и зови. - Девушка шагнула в ванную, и с коротким визгом отдёрнула сразу покрасневшую ногу.
  - У тебя там что, кипяток?
  - Почти. - Виктор кивнул. - Так вот, Аделаида. Не будет у нас с тобой ничего. Во-первых, я после того как меня зацепил выброс, имею температуру тела в шестнадцать градусов. Во-вторых, из-за этого дурацкого выброса у меня изменилась мышечная структура, и я запросто переломаю тебе кости, если хоть чуть - чуть потеряю контроль. Ну и главное, что до окончания нашего с тобой приключения, я не хочу сходить с ума, если с тобой что-то случится. Знаешь же, что супругов или любовников никогда не назначают в одну группу. А если тебе припёрло, давай дуй в кабак, там на втором этаже комнаты, где тебя отлюбят по самое нехочу, и даже вдвоём - втроём, если только пожелаешь.
  
  Когда Виктор вышел из ванной, девушка уже спала, свернувшись на кровати словно котёнок, и он, вздохнув неведомо о чём, стал неторопливо готовить ужин, полагая, что часа через три, его разогнанный метаболизм опять потребует еды. Мясо рыжего демона очень хорошо усваивалось, и имело питательность раза в два выше обычного мяса, но есть только его было и небезопасно для здоровья и благодаря пресному вкусу, просто скучно. И поэтому Виктор наделал котлет из обычной говядины со свининой, и полную кастрюлю картофельного пюре. Зелень в пакете, куда был брошен всего один кристаллик 'синего марева' оставались свежими по два месяца и более, так что бежать в магазин не было необходимости. Подумав, Виктор поставил на стол к бутылке морса бутылку вина, из крыжовника которое замечательно делала Аглая, из соседнего дома, на чём сервировку стола счёл завершённой.
  Девушка вышла к столу разбуженная вкусными запахами, и без разговоров стала уминать из тарелки что Виктор поставил перед ней.
  - Пойдём послезавтра с ранья. А завтра купим тебе нормальную снарягу, и оружие.
  - У меня с собой. - Девушка кивнула в сторону прихожей где лежал объёмистый баул.
  - Вся твоя снаряга до первого катка. Уж можешь мне поверить. Виктор усмехнулся, и сходив до прихожей принёс свой бронежилет и куртку.
  - Здесь, в куртке, средний слой из шкуры зелёного упыря. Кроим плазменным резаком, но пулю держит уверенно, даже в упор. Переломы конечно будут, но если вот с этим. - Он поднял левой рукой жилет из мягкой флисовой ткани белого цвета. - То и переломов не будет. - Там гель, что делают из жёлтой слизи. Мгновенно дубеет при резком ударе. Наши аналоги всё же гнутся, а этот как броня. Ну и всякого такого полно. Мы же тут уже пять лет, так что научились не выживать а жить.
  - У меня есть деньги...
  - Сиди Даздраперма. - Виктор положил тяжёлую ладонь на плечо девушки. - А то я не знаю, что там выделяют на операцию. Твоих денег здесь хватит только на шнурки.
  - Иванченко, дал пять кило платины в китайских монетах...
  - Смотри-ка. - Искатель хмыкнул. - Но один хрен. Придержи свои денежки. Может и пригодятся после.
  Тишину спящего посёлка разорвал надрывный вой сирены.
  Виктор вскинул голову.
  - Алиса, что там?
  - Оповещение центра обороны. - Отозвался домашний помощник. - Прорыв первой категории. Всем жителям посёлка укрыться в домах.
  - Смотри-ка. - Он удивлённо посмотрел на гостью. - Может чего и сладится с твоим делом. Ты видать тоже удачливая.
  - Чего вдруг? - Девушка уже заканчивала вычищать тарелку куском хлеба, и забросив последний кусок в рот, вопросительно посмотрела на Виктора.
  - Ну, смотри. Сейчас будет прорыв, и значит всё что шевелится в Пятне, прибежит сюда и приляжет. И пока не наплодится заново дней пять всё будет тихо. Если поспешим, и выскочим завтра, то пройдём большую часть маршрута с комфортом. А теперь, может немного порезвимся?
  - Ах всё-таки! - Девушка, улыбнувшись словно кошка, потянула свою майку вверх, обнажая упругие полушария грудей.
  - Да, я не об этом, Дуняша. - Виктор вздохнул. - На третьем этаже, точка огневая. И боеприпасов море. А дом мой не только выше остальных, но и стоит на возвышенности, так что видать аж до разъезда. Можешь забраться в снайперскую башенку, и гасить оттуда всё что увидишь на дистанции до пары километров. А это, - палец, мазнул по правому соску, и чуть прижал словно кнопку, - оставь для мужа и будущих малышей.
  Боевая башня, похожая на танковую, но больше в размерах, была устроена так, что вращение нижнего пояса с установленной там автоматической пушкой С-60-2 не влияло на поворот верхнего яруса с крупнокалиберной снайперской винтовкой.
  Само орудие подверглось кардинальной модификации, и теперь принимало снаряды лентами из двух коробов, по полсотни выстрелов каждый.
  Девушка забралась по металлической лесенке в верхний ярус и уважительно провела ладонью по затворному кожуху дальнобойной крупнокалиберной винтовки только что принятой на вооружение.
  - Ого. Богато живёшь.
  - А то! - Виктор усмехнулся и стал заряжать орудие, стоявшее на нижнем ярусе башни, а закончив, надел шлемофон, и щёлкнул тангентой вызывая начальника обороны посёлка.
  - Сыч, в канале. Готовность ноль.
  - Принял. - Отозвался генерал Корнев. - Глянь там, на северном направлении. А то, Никола, жалуется на шевеление.
  - Минуту. - Виктор включил электропривод разворачивая башню в нужном направлении, и скосив глаза на экран телевизионной системы наблюдения, пощёлкал диапазонами. - Наблюдаю, две группы синюх, бледных до десятка, и рыжего. Колпака пока не видать.
  - Ну и мочи их. Чего ждёшь?
  - Приказа. - Коротко ответил Виктор, и подкрутив маховик наводки, утопил ногой педаль спуска.
  Спаренное зенитное орудие четыре раза ухнуло, отправляя восемь осколочных снарядов, разорвав в клочья группу синих демонов похожих на гигантских псов, с зубастой пастью, и густой синей шерстью, с металлическим отблеском. Стоявшая неподалёку компания бледных призраков, сразу же кинулась вперёд, но была растерзана кем-то из защитников из спаренного крупнокалиберного пулемёта. И сразу же заговорили пушки по всему посёлку, заухали гранатомёты, и по периметру охранной зоны встали фонтаны разрывов.
  Сзади, на Чипке, гулко ухала сто двадцати пяти миллиметровка Серого, где-то слева раздавался дробный звук ЗУ-23-2, а справа, из всей канонады выделялся длинный громоподобный звук шестьсот тридцатого артавтомата на высокой крыше поселкового лазарета, где царствовала Кира Лагутина. Другие калибры поселковой артиллерии так не выделялись, сливаясь в общий грохот боя.
  Гостья Виктора спокойно била по задним тылам, с хорошим темпом, и уже через пять минут полезла за пополнением боезапаса.
  Отдельным группам удалось даже добраться до ближних подступов к посёлку, но минные поля, не дали им никаких шансов.
  В целом на подавление штурма ушло чуть меньше получаса, и когда прозвучал отбой тревоги, Виктор стянул шлемофон, и вытер пот со лба рукавом.
  - Лионелла, ты там как?
  - Порядок. - Бросила гостья, и неожиданно прозвучал выстрел.
  - Кто ведёт огонь? - Донеслось из наушников, и Виктор снова одев шлемофон стукнул ногой по лесенке.
  - Ты там в кого палишь?
  - Да высокий такой, с голубым сиянием вокруг головы. Рядом ещё четыре пса стояли.
  - И?
  - Разнесла ему башку в клочья. Тут дистанция всего метров семьсот.
  - О! - Искатель покачал головой. - Сыч в канале. Тут похоже моя гостья подстрелила Колпака.
  - Хорошо если так. - Отозвался генерал. - Сейчас высылаем сборщиков, а всем остальным глядеть в оба и аккуратно прикрыть, если что.
  
  Виктор поднялся в шесть утра, и сделав короткую разминку, поспешил заняться делами. Первым делом забежал к Толстому Михе, и отдал ключи от дома.
  - Так. Миха. Если меня нет две недели, принимай хозяйство.
  - Ты раньше такого не говорил. - Констатировал владелец торговой точки, и внимательно посмотрел на Виктора.
  - Я раньше и за Синим Пеплом не ходил.
  - Охуел?
  - Должок. - Коротко пояснил Виктор и вздохнул. - Сам знаешь, что некоторые долги отдают только кровью.
  Миха, дослужившийся в своё время в Федеральной Службе Безопасности до полковника, лишь кивнул, и молча вышел из комнаты где они сидели.
  Виктор спокойно пил чай, пока Толстый собирал весь немалый заказ, и грузил его в кузов небольшого двухместного квадра, что уже стоял во дворе. Дело это было ответственное, поэтому Виктор просто сидел, прихлёбывал вкусный зелёный чай, до которого полковник Тарасов был большим любителем и вспоминал, как их группу забросили на край пятна, и они сразу напоролись на рыжих демонов, уполовинивших отряд в течении пары минут. Демонам были похрену пули винтовочного калибра, и убили их только тогда, когда в ход пошли гранаты. А через два часа, они снова напоролись, только уже на Синих, и когда Виктор остался один, то от тоски и отчаяния, пошёл в атаку с ножом.
  Вертясь словно уж на сковородке, он сумел завалить всех троих Синих, и после, волок двух раненых товарищей, к месту эвакуации молясь лишь о том, чтобы не свалиться от усталости.
  Молитва видимо была услышана, так как после этого выхода, кости, сухожилия и мышцы, приобрели такую прочность, что из госпиталя, он сбежал, просто выпрыгнув из окна четвёртого этажа оставив о себе на память два вдавленных в асфальт следа босых ног.
  - Готово. - Толстый Миха, вошёл в комнату, и благодарно кивнул, увидев, как Виктор наливает ему чай. - Я там тебе в бардачок, кинул пенал с жемчугом. Пять жизней - не одна.
  - Миха, ты монстр. - Виктор покачал головой. - Пять жемчужин, это просто дохрена денег.
  - Вернёшься - рассчитаемся. - Отрезал Толстый, и словно спиртным чокнулся с чашкой в руках Виктора. - За возвращение.
  Когда Виктор рулил по посёлку, на улицах уже было полно народу. Дети, под руководством взрослых носились с голубоватыми контейнерами сортируя добычу, а главный поселковый механик Гури Кавторадзе, со своими людьми уже занимался чисткой и обслуживанием орудийных установок, поднимаясь в люльке автокрана на самую крышу. Гури - пожилой мужчина с широкой бочкообразной грудью, и здоровенными руками был настоящим оружейником от Бога, и ухаживал за стреляющими железками словно за детьми, так что, когда бы Виктор не поднялся к своей пушке, она была в идеальном состоянии.
  Для этого на крыше каждой башни был специальный люк, ключи от которого были у Гури и его парней. А ещё у них была собственная лаборатория, откуда в руки искателей попадали новая взрывчатка, патроны и ещё очень много других полезных вещей.
  Среди выгоревшей и линялой одежды аборигенов мелькали новенькие комбезы пришлых, которые набежали для сбора биоматериала, но самое ценное, уже подняли жители посёлка, распихали по контейнерам, и теперь, генералу Корневу предстоял длинный и муторный торг, за каждый грамм инопланетной дряни, идущей иногда по цене золота, и дороже.
  Но Виктора эта суета не касалась совершенно. Он довольствовался ролью лучшего добытчика, и никогда не претендовал на административные должности, хотя Корень неоднократно заводил об этом разговор.
  - Серёга. - Виктор взмахом руки приветствовал бармена у стойки. - Варя. - он кивнул длинноногой белокурой официантке, и сел на высокий стульчик. - Соберёшь мне еду для двоих на две недели?
  - Привет, Вик. - Бармен, кивнул в ответ, набрал на экране заказ для кухни и поставил перед Виктором высокий бокал, куда налил красного вина из тёмной бутылки. - Попробуй. Из последней партии.
  Виктор сделал пробный глоток, и уважительно кивнул.
  - Неплохо. Что там? Петрюс двухтысячного года? Для вечера с дамой, самое то. Сколько отдал?
  - Да рассчитались за хабар. - Сергей хмыкнул. - Кстати, твоей гостье, за подстреленного Синего, рисуется премия в полный рост. За тушку Колпака, такой сохранности, сейчас платят не меньше трёх лямов.
  - Евро?
  - Новых юаней конечно. - Бармен усмехнулся. Кому эти евро сейчас нужны. Так что на квартирку твоя дама уже заработала.
  - Да ей малость побольше нужно. - Виктор сделал глоток из бокала. - Кстати. А нет ли у тебя желтухи?
  - Чего это тебя прибило? - Удивился владелец бара. - Ну для тебя есть конечно. Сколько нужно?
  Виктор на секунду задумался.
  - Три дозы, чтобы наверняка.
  - Это для той мадамы? - Сергей улыбнулся, и нагнувшись под стойку, лязгнул дверцей сейфа. - Держи. - Он выложил на стойку три прозрачных пакетика с жёлтым искристым порошком. - Разводить только физраствором, колоть в вену не чаще раза в сутки. Что у неё?
  - Говорит рак в терминальной стадии.
  - Ну, рак для желтухи на один зуб. С первой инъекции всё выметет. - Он обернулся в сторону двери на кухню. - Лен, ты собрала?
  - Да, заканчиваю. - Донёсся голос Елены Кравцовой, работавшей у Сергея завскладом.
  - Кинь туда пару фляг с красным вином, ну то, что из последнего привоза, и вкусняшек разных. - Сергей подмигнул Виктору, и налив себе в бокал, поднял его. - Давай, за возврат. Без тебя в посёлке будет скучно.
  
  Когда Виктор подрулил к дому, и вошёл в прихожую, баул гостьи был уже разворошён, и по всему залу, лежали кучкой детали снаряжения.
  - Так, разлюбезная моя Екатерина Матвевна. - Виктор поставил свои сумки на пол. Собирай своё барахло, и задвигай сумку, в дальний угол. Будем тебя одевать, и вооружать.
  Дама подвисла на несколько секунд, потом энергично кивнула и в таком же быстром темпе начала складывать имущество.
  - Это тебе бронекомбез. - Виктор бросил на пол упаковку с новеньким обмундированием. - Брал с небольшим запасом, так что вроде должен сесть как надо. На комбез, оденешь, броньку, - он кинул на пол жилет. - Наколенники, ну и прочее. Всё из иномирного хабара, так что и крупняк не возьмёт. И вот ещё шлемак. Его подшаманили Корневские парни, тоже не просто горшок. Ну и прочее. Связь, аптечка, автомат, патроны, пистолет и гранаты.
  - Ого. - Гостья подняла с пола автомат и заглянув в ствол оценила калибр.
  - Так меньше чем с двенадцать мэ-мэ соваться в пятно просто глупость. Кстати, отдача у него будь здоров не только из-за калибра, там и с порохом поколдовали, но жилет перераспределяет нагрузку так, что всё нормально.
  - Это что-то на базе двадцать шестого калаша?
  - Точно. - Искатель кивнул. - Только калибр другой, да приклад с амортизатором.
  - А у тебя?
  - А у меня - вот. - Виктор подошёл к шкафу, и достал что-то похожее на ручной пулемёт, только с коротким стволом. - Стандартный рожок на тридцать патронов четырнадцать на шестьдесят, подствольник, оптика, и гладкий ствол на пять патронов.
  - Ого. - она подняла оружие и покачала в руках. - Килограммов десять?
  - Девять, и только за счёт лёгких сплавов. - Виктор забрал автомат у девушки и кивнул. - Теперь раздевайся до трусов, и влезай в комбез. Я помогу подогнать.
  Явно красуясь, женщина сбросила одежду, и начала натягивать бронекомбинезон, но на Виктора вся эта пантомима не произвела ровным счётом никакого эффекта, кроме лёгкой усмешки на губах. Быстро и ловко подогнав комбез, он помог ей надеть бронежилет, элементы усиления, и разгрузку. А после стал неторопливо набивать магазины патронами.
  - Потащишь двадцать автоматных магазинов, десять пистолетных и пяток гранат. Я возьму дополнительно ещё три автоматных цинка и всякое взрывное хозяйство. Все гранаты имеют двойную дальность по разлёту, так что имей в виду, когда будешь бросать.
  - Это которые со стальным мхом? - Гостья понятливо кивнула.
  - Да, только мха там не полпроцента, а больше в четыре раза, так что и мощность не в два раза, а втрое. Ну и оболочка позлее, так что ловить осколки не рекомендую. - Виктор оглядел женщину, и кивнул. - Отлично. Теперь я пойду собираться, а ты положи свои личные вещи, в рюкзачок. Туда же положи десяток сухпаёв, и спальный мешок. Ну, и кружку - ложку - поварёшку да мыльно-рыльное.
  
  Выехали ещё до полудня. Практически новый квадр - вездеход, с приводом на все колёса, едва слышно жужжа редуктором и гудя рифлёными колёсами выскочил из посёлка на втором КПП, и покатил по наезженной просёлочной дороге, на север, чтобы обогнуть большую часть Пятна. Собственно, дороги там было меньше трёх сотен километров, и топать в такую даль пешком, да ещё и с тяжёлым грузом, в дни спада активности, было глупо.
  Шлемы позволяли слышать внешние шумы, и при этом свободно переговариваться по закрытому радиоканалу, так что Виктор, словно заправский экскурсовод показывал местные достопримечательности.
  - Сейчас будем проезжать первый лагерь армейцев. Сюда высадили батальон спецназа, для какой-то дури, ну и вот. - Виктор качнул головой в сторону проржавевших остовов БТРов, ещё хранивших следы огня, и жестокого боя. - Спаслось меньше трети, но жару они тоже дали, будь здоров. Остановили продвижение пятна в этом направлении, и даже продавили его на пару километров вглубь. Так что, если бы не эти парни, дорога проходила бы десятком километров левее. - Машина свернула на перекрёстке. - А здесь отбомбились парни из штурмовой авиации. Били термитными боеприпасами, так что всё сплавилось до стекла. - Прокомментировал Виктор чёрную будто смоль дорогу. - За пять лет, всё конечно потрескалось и рассыпалось в пыль, но и здесь продвижение остановили. А это было очень важно. Нижнеречинск, тогда тоже не успевали эвакуировать. Некоторые бомбы падали в болото, и вроде как не взорвались, так что там никто не ходит. Ну из тех, что дружат с головой.
  - Сыч, ответь. - Раздалось в наушниках после короткого сигнала.
  - На связи.
  - Тут набежала толпа ЧВКашников залётных. Мы едва успели убраться по хатам. Побродили по посёлку, да подались за тобой следом. То ли контакт у них какой здесь, то ли следят за тобой сверху. Их человек сто, на трёх грузовиках, и четырёх пикапах. Упакованы как космонавты, но в пятне явно впервые. Хрен знает с чего такие скачки, но ты там имей в виду.
  - Они без проводника что-ли пошли? - Удивился Виктор.
  - Чёрт их... может с собой кого привели, может не будут глубоко забираться... Но имей в виду. Судя по шевронам, это людишки из White water. Они там у себя в пиндосрани по пятну шастают довольно шустро.
  - Ладно. Я понял. Спасибо.
  Искатель задумался на несколько секунд и кивнув самому себе прижал педаль акселератора.
  - Сейчас возле станции войдём под самый край пятна. - Пояснил он спутнице. - Там спутниковая разведка уже не видит ничего.
  - Что за станция?
  - Да железка здесь была. Ходила 'кукушка' до леспромхоза. Ну собственно станции там и нет, только платформа, да склад кругляка. Но место интересное.
  Разогнав квадр до полутора сотен километров в час, Виктор, сбавив скорость вогнал машину в плавный поворот, и остановился лишь когда стало заметно встающее над лесом густое марево, слово воздух над раскалённой крышей.
  - Теперь осторожно. - Сказал Виктор больше самому себе, и выдохнув, неторопливо покатил вперёд.
  Платформа, и длинные ряды кругляка, сложенные рядом, открылись внезапно, когда он выскочил на проплешину перед станцией. Проехав чуть дальше, он свернул в коридор, образованный брёвнами, и медленно поехал между ними прикрыв глаза и подправляя руль едва заметными движениями рук. До конца дорожки оставалось метров пятьдесят, когда едва слышное вначале, а через секунду, громовое гудение, словно накрыло всю площадь. Машина заскрипела, а спутница Виктора почувствовала, как её буквально вжимает в стенку машины, натянув ремни до звона.
  - Держись! - Искатель резко втопил педаль газа, и квад с пробуксовкой прыгнул вперёд, выскочив из смертельной ловушки.
  - Ух. - Виктор поднял стекло шлема, и женщина увидела мокрое от пота лицо. - Краем проскочили.
  - А что это вообще было?
  - Ну как сказать. - Виктор замялся. - Типа муравейника, колония такая. Прилепляется к любому объекту и начинает тянуть к себе всякую живность, жрать и размножаться. При этом принимает цвет и фактуру того материала, на котором сидит. А когда их уже так много, что они закрывают весь объект, то и форму. Вот и получается, что это не брёвна лежат, а живая материя. А охотится колония, как-то вырабатывая гравитацию, что подтягивает тела к колонии, и убивает повышенным тяготением. Большая удача что между двух колоний, есть дорога, и воздействие одной, отчасти компенсируется другой. Но если чуть увести машину в сторону, или пропустить локальное увеличение гравитации - всё. В брызги, как яйцо с десятого этажа.
  Проехав ещё немного, он свернул в пологий спуск, и через пару минут, квад въехал под сплошной зелёный полог, откуда был вход во вполне уютно обустроенный схрон.
  - Отдохнём немного. - Виктор открыл двери схрона, чтобы проветрилось, а затем отстегнул крепления бокового отсека, и достав небольшой зелёный кейс, раскрыл его, и коробку, которая находилась в кейсе.
  Два десятка летающих камер, лежали в ячейках, и достав пару штук, он поставил их на крышку кейса. К этому моменту, система уже загрузилась, и на экране, возникло меню оператора.
  Виктор управлялся со всем этим непростым хозяйством ловко и непринуждённо демонстрируя отличный опыт, и через пять минут, оба дрона едва слышно жужжа крылышками, взлетели вверх.
  - Один посадим на столб, а другой вот сюда. - Виктор улыбнулся и аккуратным движением пальцев, тронул джойстик и посадил камеру на крышу станции.
  - И что дальше?
  - Дальше? - Искатель достал из кармана продолговатый пакетик с ярко-оранжевым порошком, и потянулся к медицинскому кейсу. - Уколем тебя желтухой, и пока ты будешь обтекать, я буду любоваться окрестностями.
  - Желтуха, это то что я думаю?
  - Я пока не экстрасенс как Корень, и думы твои не понимаю, но это лекарство от твоей болячки. - Спокойно пояснил Виктор. - Мне совсем не нужно чтобы ты сомлела по дороге.
  - Пятьсот штук юнек за дозу? - она хмыкнула. - Не жалко?
  - Как не жалко? Конечно жалко. - Игриво возмутился Виктор. - Но себя мне ещё жальче. Потому как идти к красному порталу, с напарником, который себя уже похоронил, это глупость высшей степени.
  Накрыв вырубившуюся женщину тонким одеялом, Виктор закурил, и поглядывая в монитор, начал перебирать снаряжение, укладывая вещи в два рюкзака.
  Продолжение не заставило себя долго ждать. Пикап с большой четырёхместной кабиной ворвался в колонию разозлённую массой работающей электроники, не сбавляя скорости, и сразу же был размазал о стену штабеля, так, что запчасти брызнули в стороны.
  Идущий следом грузовик успел ударить по тормозам, но и его уже зацепило тяготение миллиардов инопланетных существ, и буксуя на песчаной дороге он неумолимо и всё быстрее полз к смертельной стене.
  Солдаты, одетые в тяжёлые бронекомбенизоны высшей защиты, повинуясь приказу, стали прыгать из кузова и кабины, но повезло далеко не всем. Больше десятка поволокло по земле, и через несколько секунд живописные кровавые кляксы ненадолго украсили почерневшую стену из брёвен.
  Колония впитала их вместе со снаряжением и оружием как губка впитывает воду, и через минуту уже ничего не напоминало о вреде торопливости, кроме медленно вминаемого в штабель грузовика.
  Металл, и дерево сжатые чудовищным давлением очень ценились на поселковой барахолке, но добывать его можно было только зимой, в самые холода, когда колония уходила в глубокую спячку.
  Виктор ещё немного понаблюдал за пришлыми, и увидев, как они свернули на дорогу к райцентру, отключил трансляцию, и дал команду дронам на возврат.
  Через пять часов, его спутница должна была очнуться, и Виктор, включив маленькую горелку принялся за готовку, так как аппетит после желтухи был зверский.
  Проснулась она в таком виде, что краше в гроб кладут, и сразу же метнулась из пещеры, наружу, и её долго и мучительно рвало, до тех пор, пока не пошла тёмно-коричневая желчь.
  Виктор тоже вышел, и дождавшись пока пройдут спазмы, взял женщину на руки, и донёс к ручью, где умыл, дал попить и после так же на руках внёс обратно, устроив на топчане в полу лежачем положении, и всунул в руки тарелку.
  - Ешь.
  - Не могу.
  - Нужно. - Виктор покачал головой. - Через не могу, не хочу и прочее. Ешь. Я туда травок набросал. Через час будешь как штык от мосинки. Тонкая, звонкая и готовая на все сто.
  - Тоже инопланетное что-то? - Прошамкала с набитым ртом спутница.
  - На этот раз насквозь наше. - Виктор усмехнулся. - На огненный перец торгаш один меняет, всякие травки с Китая и Алтая. Ну а наши тётки наловчились это дело смешивать и расфасовывать в пакетики. Так что берёшь пакетик для каши, или для супа, вкидываешь в котёл, и голова не болит.
  
  В путь двинулись поздно вечером, когда их преследователи остановились лагерем у самого края пятна. Включив ноктовизор в шлеме, Виктор уверенно вёл машину по просёлку, остановившись лишь у ворот машино-тракторной станции.
  Здесь было относительно спокойно, но зевать не рекомендовалось, и спутница искателя не опускала автомат.
  - Справа!
  Тень, метнувшуюся от полуразобранного трелёвочного трактора, она срезала одной короткой очередью, разорвав лешака в клочья.
  - Это что ещё за чудовище? - девушка несколько нервно хохотнула.
  - Ну мы называем лешаком, за лохмотья что покрывают тело. Но учёные придумали какие-то свои названия. В принципе одно из самых безобидных существ в Пятне. Опасен только в ближнем бою, а берут его даже автоматные пули.
  Детектор показывал отсутствие живых существ в округе, поэтому Виктор загнал квад между двумя грузовиками, и стал быстро разгружать машину.
  - Снимай и оставляй здесь всю электронику, даже слаботочную. Никаких мобильников, фонариков и прочих вещей. Это местная живность чует на раз.
  - Это твой рюкзак? - Девушка попыталась поднять большой столитровый рюкзак одной рукой, но лишь сумела повалить его набок.
  - Да. - Коротко бросил Виктор. - Твой - рядом. Давай, быстрее. Нужно до полуночи дойти до райцентра, а нам ещё по лесу плюхать незнамо сколько. Если успеем, доберёмся до моей второй норки, а там уже и до бункера недалеко.
  - Я готова.
  - Ну и зашибись. - Виктор одним движением поднял рюкзак, и накинул на плечи лямки словно тот весил килограммов десять. - За мной, след в след.
  
  Территорию МТС покинули через пролом в стене, прикрытый неровным листом проржавевшего железа, и вышли на лесную тропу, ведущую к райцентру.
  Деревья, кусты и даже трава неярко светились в темноте, рассеивая ночь, но Виктор всё равно временами забрасывал светляков - плотные шарики из пластика ярко светившие в темноте.
  Виктор шёл словно на штурмовой операции, прижав приклад автомата к плечу, и глядя глазами поверх прицела. Двигались медленно, внимательно просматривая дорогу перед собой освещаемую небольшим химическим светильником. В какой-то момент искатель встал, и поднял руку. 'Внимание'.
  - Видишь, словно травка колосится над песком? Это и есть жгучий перец.
  - Штука юаней за грамм, между прочим. - Ответила спутница.
  - Это споры, собранные зимой, высушенные, и обработанные в печке. То есть бесповоротно мёртвые. И кстати, для использования в еде, его разбавляют. Примерно чайная ложка на двухсотлитровую бочку. А сейчас, это работает вот так. - Он ногой чиркнул по дорожке, сыпанув песком в центр плеши, но песчинки вспыхивали в воздухе, раскаляясь добела и превращались в прах даже не коснувшись самой огненной плеши.
  
  Время приближалось к полуночи, и в неярком мерцании древесных стволов редколесье стало напоминать сказочный лес. Но в этой красоте, на каждом метре могла скрываться смертельная ловушка. Несмотря на то, что это было ещё не само Пятно, а скорее его предбанник, причём знакомый до последнего камня, Виктор не расслаблялся, двигаясь медленным шагом и просматривая всё вокруг.
  Пройдя по ветхому, почерневшему от времени, и скрипящему мосту, они прошли по выжженной в лесу плеши, и снова оказались на тропе.
  - Ещё пару километров. - Виктор поддёрнул трубочку питьевой системы и сделал несколько глотков, уже чуть тёплого солоноватого напитка. - Собственно мы с тобой на краю пятна. Здесь такая своеобразная граница между прогулкой, и настоящим жесткачом. Через два километра - посёлок Медянка, ну, или скорее, то, что от него осталось. Бывший райцентр.
  - Ты говорил бункер...
  - Бункер... да... - Виктор обернулся, и внимательно посмотрел назад. - Ну ты же знаешь, что в советское время всё военное производство растаскивали по закоулкам. Вот и здесь такой закоулок. Чего-то мутили, не то с химией, не то с биологией, не то, с физикой. А может и со всем сразу. Справку по объекту конечно читал, но мало что понял. Но вот что интересно. И у китайцев, и у амеров точно бомбануло именно вот в такие вот объекты. Так что повод для размышлений есть.
  - А ты в курсе, что ты единственный из живых, кто бывал в том бункере, после его перестройки?
  - Интересно. - Виктор, не отрываясь взглядом от дороги кивнул, достал из кармашка небольшой монокуляр.
  - Те, кто взяли Синий Пепел - уже покойники, ну, кроме тебя, а персонал самого сто двадцать восьмого завода накрыло этим чёртовым метеоритом.
  - Так не метеорит это был, Гертруда. - Виктор, напрягая глаза до рези рассматривал невзрачный бугорок у края тропы. - Неведомая науке хрень, и хорошо, что она сломалась, иначе, наверное, по всей земле, эта дрянь уже ползала бы, а мы в лучшем случае сидели по бункерам. Да. - Он спрятал прибор наблюдения, и коротко кивнул. - След в след, в том же ритме. Вперёд.
  Бугорок при ближайшем осмотре оказался манком Плевальщика, а как лечить эту болезнь, искатель очень хорошо знал.
  Установленные с перекрытием секторов две МОНки, с оптическим взрывателем мигнули огоньками готовности, и Виктор бросил горсть песка в холмик.
  Мгновенно, словно выпущенный из пушки, из придорожных кустов вылетело размытое пятно, метра полтора в длину, которое в ту же миллисекунду было разорвано синхронным потоком картечи от двух мин. Но несмотря на это, плевальщик был ещё жив. Десятки сквозных дыр кровоточили синеватой жидкостью, а длинный хоботок на узкой безволосой морде подёргивался, выдавливая из себя струйки белёсой жидкости, стекавшей на траву, и оставлявшей дымящиеся проплешины.
  Искатель прицелился, и короткая очередь, наконец-то убила тварь.
  - Теперь самое приятное. - Виктор выдернул нож, и разрезая с хрустом и скрипом толстую шкуру, раздвинул края, а затем уже легче вырезал кусок плоти, и не беря в руки, осторожно разделал прямо на земле, вывернув наружу, крошечный, размером с ноготь мизинца, шарик ярко-алого цвета. Тщательно отмыв его водой из фляги, протянул спутнице.
  - Держи на удачу. Будет твой первый хабар.
  - Что это? - Девушка осторожно взяла шарик пальцами.
  - Алый жемчуг. Или Кровавый жемчуг. Кто как называет. Практически полное заживление всех ран, в течении пары секунд. Нужно только крепко сдавить, и проглотить. Не восстанавливает только повреждения нервных тканей, и тяжёлые разрывы внутренних органов. Так что, если сломан позвоночник - увы и ах. Но в целом можно считать, что это запасная жизнь. Перед боем лучше держать за щекой. В случае чего - раскусить и глотать.
  - Я о таком даже не слышала.
  - Есть многое на свете друг Горацио...
  - Что заглушают грохотом оваций. - Закончила девушка и оба рассмеялись.
  Дальше двигались так же осторожно, внимательно вглядываясь и слушая окружающее пространство.
  Уже были видны заросшие травой и кустарниками окраины посёлка, когда Виктор предостерегающе вскинул руку.
  Девушка тут же встала на колено чуть левее, и вскинула свой автомат к плечу.
  Искатель сбросил рюкзак, быстро заменил рожковый магазин на огромный стопатронный 'бубен', и выдернув из кармана на рюкзаке, упаковку мин, начал усеивать тропу перед собой и ближайшие заросли небольшими противопехотными минами, которые ударившись о землю, сразу раскрывали ножки, переходя в вертикальное положение, и выдвигали усики сейсмических датчиков. Всё было собрано без электроники, но работало так же надёжно.
  - Вообще-то странно. - Виктор смотрел на накатывающуюся издалека волну, но пока огонь не открывал. - Чего это их понесло...
  Чёрно-зелёные толстенькие тела метровой длины, похожие на гусениц, только с большой зубастой пастью, двигались стаей по полсотни особей, сжирая на своём пути всю органику, и возвращаясь в гнездо, чтобы вывести новые яйца. К счастью, они были лакомой пищей рыжих демонов, которые в свою очередь, успешно поедались другой нечистью Пятна, и в целом их численность была стабильна. Но здесь и сейчас, они могли схарчить двух людей, не оставив после себя даже окровавленного песка.
  Умные мины, при сработке датчиков подпрыгивали и взрывались, засеивая снопом убойных элементов круг диаметром в пару метров. А ещё они не давали боковых осколков, за что и были любимы поисковиками.
  На дистанции в полсотни метров, монструозный автомат искателя бил короткими очередями, превращая тугие тела в клочья окровавленной плоти.
  Спутница Виктора тоже не отставала, отстреливая инопланетную живность и успевая временами даже стрельнуть из гранатомёта по скоплениям чёрных лоснящихся тел. Автомат действительно лягался отдачей, но из-за гелевого бронежилета было ощущение, что между прикладом и плечом лежит толстый слой фанеры, принимавший на себя весь удар.
  Последнюю гусеницу, Виктор убил в каком-то метре от себя, и отвратительная жёлтая слизь растеклась по дорожке, издавая не менее гнусный запах.
  Не проверяя оставшееся количество патронов, Виктор сменил магазин, и замер.
  - Чего ждём? - Поинтересовалась девушка, когда поняла, что живность перебита.
  - Того, что заставило это гнездо покинуть насиженное место. Обычно атакуют боевые особи, а самки сидят в гнезде. А тут они сорвались все разом. Может волна, а может охотничья группа рыжих демонов, а может ещё три десятка причин, но нам хватит и одной.
  Почувствовав напряжение в воздухе, девушка тоже сменила магазин, и вставила новую кассету в гранатомёт.
  - Летит, наша орлица. - Виктор подкрутил прицел, и замер, выцеливая нечто, летящее прямо на них. Тварь, поднявшая гнездо летела, не касаясь земли, на высоте полуметра, растопырив конечности с длинными, острыми словно бритва костями, и скрипя на ходу словно несмазанный механизм.
  На дистанции в полста метров, искатель начал стрелять, поливая несущуюся к ним тень, сталью. Сначала пулями, затем опустошил кассету гранатомёта, и когда до врага оставалось буквально десять метров, один за другим разрядил все пять картечных патронов, стреляя в голову.
  Звонкий щелчок зажима, и автомат упал куда-то в сторону, а метнувшееся к искателю лезвие, острое словно коса, и такое же кривое, встретил тяжёлый нож, с лезвием длиной в локоть.
  Только сейчас девушка разглядела тварь, что была похожа на богомола, с косами - руками, и колыхающейся вокруг костистого тела полупрозрачной оболочкой.
  Нож искателя звенел, сталкиваясь с плотью монстра, но каждый удар заставлял Виктора чуть отступать назад.
  Сдвинувшись в сторону, она вскинула автомат, и содрогаясь от отдачи, влепила длинную очередь целясь прямо в голову существу. Казалось пули не приносят никакого ущерба твари, останавливаясь в нескольких сантиметрах от тела, и падая на землю, но богомол, отпрянул назад, и из-за его спины вдруг резко ударил длинный хвост с раздвоенным жалом на конце.
  Она уже начала сдвигаться в сторону, но всё равно не успевала, и тяжёлый резкий удар, отбросил девушку на десяток метров в сторону.
  Мгновенной задержкой Виктор воспользовался в полной мере, подскочив ближе и отбив одну из конечностей локтем, вогнал нож в голову твари. От удара, та свела все четыре глаза в кучу, скрипнула особенно громко, и сдохла, сложившись внутрь себя, словно походный стаканчик.
  Очнулась девушка от того, что Виктор, раскусивший жемчужину, крепко прижался губами к её губам, языком протолкнул капсулу ей в рот, и чуть плеснул воды.
  - Глотай.
  Девушка сделала глоток, закашлялась, и сразу же, изогнулась в болевом спазме, затряслась, словно в припадке, и через несколько секунд, расслабилась, глядя в одну точку.
  - Сейчас, сейчас. - Искатель плеснул водой на ладонь, и растёр её по лицу. - Полежи немного, сейчас всё пройдёт. Это с первака так вставляет. Дальше будет полегче.
  - Везучая ты Донэра. - Пока девушка приходила в себя, искатель уже подтащил свой рюкзак, и сидел с сигаретой чутко слушая и осматривая окрестности. - Этой Каркуше, одинокий искатель на один клык. А вдвоём мы её нормально расписали. Самое гадское, что лута с неё совсем нет. То есть летает такая тварь, которую завалить непросто, по округе, а поднять с неё нечего. Просто раззор какой-то.
  - А ты всё о деньгах? - Девушка со скрипом перевернулась на живот и встала на четвереньки, собираясь подняться на ноги.
  - Мы, Кларисса самофинансируемая организация. Нам ни патронов ни снаряги, за так, не привезут. Только обмен, только хардкор. И чем твой товар жирнее, тем круче винт, которым ты сворачиваешь руки контрагента. А за хороший товар, тебе и лучшую снарягу, и мины на заказ, и вообще всё что пожелаешь. Вот когда праздновали день варенья Корня, так мы ему десяток финалисток конкурса Мисс Мира, заказали. Причём с полным сервисом. И недорого кстати обошлись. Посёлок тогда неделю гулял. А девки улетали счастливые, словно на вечеринке нефтяных шейхов побывали. Ну оно и понятно. Наши мужики не жмоты, не то, что эти денежные мешки. Так что девчонки заработали немало.
  Девушка наконец встала, и чуть пошатываясь подошла к своему рюкзаку.
  - Э, нет. Это я сам понесу. Ты только ствол бери, да держись ко мне поближе. - Виктор внимательно посмотрел на спутницу, и кивнул. - Нормально. Через пару часов будешь как новенькая. А потом, я тебе успокоительного дам, и баиньки положу.
  - А успокоительное-то нахрена?
  - Так после этого алого жемчуга, такой ураган в башке и в гормонах, что если не тяпнуть двухсотку, да не пошалить конкретно в кровати, крышу вообще унесёт словно взрывом. Будешь чумная ходить пару дней. А оно мне надо?
  
  Двигаясь след в след, они дошли до окраины городка, и двинулись вдоль улицы с полуразрушенными домами, от которых, как и от деревьев, шёл неяркий, но ровный свет, словно от тусклой лампы. В городе что-то всё время негромко шумело, шкворчало, и гудело, но Виктор, который шёл каким-то замысловатым маршрутом, обходя известные только ему места, был спокоен, и спутница искателя не дёргалась.
  Здание школы было практически полностью разрушено, если не считать остатков стен спортивного зала, и столярной мастерской. А в маленькой, покосившейся будке, Виктор аккуратно отодвинул лист железа, и разрядив несколько мин, открыл тяжёлый люк запасного выхода школьного бомбоубежища.
  По скобам длинной лестницы, девушка спустилась сама уже вполне придя в себя.
  Подсвеченный тусклым светом автономного источника, внизу был широкий коридор, с рядом дверей, часть из которых была распахнута настежь, а часть закрыта.
  - Убежище было предназначено для трёхсот пятидесяти человек, но успели добраться сюда человек сорок. Ну, собственно здесь они и остались. Фильтры недолго сдерживали ядовитую химию. А я уже обживал по-новому.
  В третьей от запасного хода двери была устроена спальня на две койки, накрытые полиэтиленом от пыли, а в следующей маленькая кухня с газовой горелкой, и набором посуды. Быстро приготовив горячий чай и наделав бутербродов, Виктор накормил гостью, уложил спать, и сделав ей укол седативного препарата, лёг сам, мгновенно заснув.
Оценка: 8.01*54  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | | Т.Блэк "Невинность на продажу" (Современный любовный роман) | | Е.Мелоди "Тайфун Дубровского" (Современный любовный роман) | | М.Старр, "Я - твоя собственность" (Романтическая проза) | | С.Елена "Нянька для чудовища" (Любовные романы) | | Н.Королева "Стажировка в Северной Академии" (Фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Чужих детей не бывает" (Попаданцы в другие миры) | | У.Соболева "Твои не родные" (Современный любовный роман) | | Н.Королева "Кошки действуют на нервы -1-" (Юмористическое фэнтези) | | Ф.Вудворт, "Особые обстоятельства" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"