Земляной Андрей Борисович: другие произведения.

Специалист по выживанию

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.35*233  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фантастика, приключения, чуть-чуть магии, и пара. Бесплатно будет выложено около половины книги.
    КНИГА ЗАКОНЧЕНА И РАЗОСЛАНА ПОДПИСЧИКАМ
    Желающим купить книгу.
    Порядок оплаты:
    -- переводите 200 рублей на Киви-кошелёк +79172730470 или >Яндекс - деньги - 410011125998839 после чего отправляете на zemland@mail.ru письмо, где сообщаете данные перевода, и на почту с которой пришло письмо получаете - готовый, выправленный и вычищенный текст романа с обложкой.
    PS!!! МОГЛО УПАСТЬ В ПАПКУ СПАМ!!! Если что кому не пришло - пишите на почту.

  
  
  Эксперт по выживанию.
  
  
  
  
  1
  
  Если вам вдруг показалось, что дела идут хорошо, это значит вы плохо информированы.
  
  
  Тупик человечества и его устремлений был обусловлен всей политикой исследовательских работ, нацеленных на создание космических кораблей, и двигателей. Мы высадились на Марс и Цереру, а также облетели все планеты Солнечной системы. Мы даже добываем металлы и минералы на Луне и в поясе астероидов, что уже привело к тотальному удешевлению золота и некоторых других металлов, но это никак не решило нашу проблему с освоением космического пространства. Автоматический зонд запущенный к альфе Центавра, всё ещё в пути, и при такой продолжительности полёта, ясно что это не способ освоения пространства, а скорее способ утилизации космонавтов.
  Теперь уже совершенно ясно, что корабли, даже очень скоростные не могут быть межзвёздным транспортом, а будущее за технологиями межпространственного пробоя.
  Сейчас темы над и подпространства вошли главной строкой во все планы исследований крупнейших научных центров, но успехов достигли лишь Североамериканская лаборатория в Ливерморе, и Европейский Центр исследования пространства расположенный в Новой Гвинее.
  Другие исследовательские центры, в том числе русские и китайские, похоже находятся в тупике, и интереса не представляют.
  Питер Хорнблад, Горизонты науки. Чикаго Трибун 27 мая 2109 года.
  
  
  Москва, улица Гагарина, Окружной дом офицеров.
  Выпуск военной академии имени маршала Берии - это праздник не только для двух тысяч курсантов, закончивших тяжелейший курс обучения длиной в шесть лет, и для их родителей, гордых своими сыновьями и дочками, ну и не в последнюю очередь руководителей сотен подразделений, получающих молодое, и что очень важно, прекрасно подготовленное пополнение.
  Именно они, толпились на гостевых трибунах во время экзаменационных испытаний, и внимательно рассматривали таблицы оценок курсантов и именно они устраивали настоящие битвы за перспективного выпускника.
  Закончились шесть лет настоящего ада, где из мальчишек и девчонок всеми силами выбивали малейшие иллюзии относительно собственных сил, и человечества в целом. Занятия, которым не могли помешать ни ночное время, ни погода, участие в десятках боевых миссий по всей планете, где сложили голову больше сотни курсантов, и прочие сложности что устраивали преподаватели, готовя учащихся академии к ещё более тяжёлой службе.
  Выпускники академии служили в безопасности, армейской и флотской разведке, Комитете Контроля, и многих других силовых учреждениях по огромной империи что раскинулась на одной седьмой части суши.
  Но вчерашним курсантам, было не до размышлений о политике. Вино, красивые девушки из десятка городских училищ и институтов, а также собственные выпускницы, громкая музыка, вкусная еда, и словно могучее крыло, распростёртое над всем праздником - император в виде фигуры на парадном портрете, в главном зале Дома Офицеров, где уже кружились пары.
  Алексей Владимирович Широков - высокий, выше двух метров, светловолосый мужчина с широкими плечами и кулаками молотобойца, с золотым значком академии и, несмотря на молодость, орденом Славы третьей степени, уже получил назначение в сто пятый разведцентр, и теперь с полным на то основанием мог позволить себе немного расслабиться, планируя тихий но приятный отдых во Львове. Там можно было найти развлечения на любой вкус, но самое главное - дом с хорошенькими и умелыми девицами, находящийся под патронатом армии России, что было залогом относительной анонимности и абсолютной безопасности данного времяпровождения.
  Стоя на балконе четвёртого этажа, в тени колонны подпиравшей смотровую площадку этажом выше, он смотрел на ночной город, и звёздное небо, в ожидании момента, когда можно будет покинуть праздник, не нарушая правил хорошего тона.
  Сирота с пятнадцати лет, поступивший в академию только благодаря помощи бывших учеников отца, он тяжело переживал разрыв с Ксенией Никольской, которая предпочла лейтенанту с неясными перспективами вполне состоявшегося банкира и мецената - Тропарёва, уже сейчас занимавшего совсем не последнюю строчку в списке Московских богачей.
  И умом, Алексей понимал, что роскошная красавица, выросшая в купеческой семье, где деньги были всегда в первую голову, и не могла выбрать никого другого, но на душе всё равно было противно. К счастью, ему хватило ума и выдержки, чтобы не наделать глупостей, и в день выпуска он вполне справился с терзавшей его тоской, решив выбить клин клином в компании умелых красоток.
  Пока молодой лейтенант стоял любуясь на ночной город, комнату, где обычно стояли игорные столы, заняла большая группа с факультета планирования, во главе с главным заводилой курса и одним из соперников Алексея - Валентином Сорокиным. Валентин был первым на своём курсе, но как только дело доходило до соперничества с курсами где учили будущих офицеров оперативных подразделений, он сразу же оставался на последних ролях, что безмерно его злило.
  Сам Сорокин был когда-то неплохим парнем, но вот подпевалы и лизоблюды, что заглядывали в рот сыну известнейшего богача, уверили его в непогрешимости и звёздности, в силу чего, парень действительно зазвездился и потерял последние связи с реальностью.
  Именно последним можно было оправдать то, что девчонка в его объятиях, которая отбивалась изо всех сил, не была сразу же отпущена с извинениями, а наоборот, прижата к дивану, и под хохот и ухмылки присутствующих с неё сорвали платье обнажив до трусов.
  - Ну отпусти ты её. - Алексей шагнул в зал и чуть повысил голос, чтобы его точно услышали. - Тебе что девок из эскорта не хватает?
  - Пошёл вон, нищеброд. - Не отрываясь от дела бросил Сорокин, но в ответ услышал:
  - Сударыня, я могу вам помочь?
  Неожиданно для всех, девушка резко рванулась вбок, и почти выскочив из захвата чётко и громко произнесла:
  - Да, сударь, если вы скинете с меня этого вонючего борова, то буду премного благодарна.
  - Боров? - Атлетически сложённый, но перекачанный чуть-чуть более чем нужно, Сорокин взревел раненым буйволом, и чуть приподнявшись резко, наотмашь ударил девушку по лицу, от чего та, со стоном рухнула на диван.
  - Поздравляю. - Алексей несколько раз хлопнул в ладоши. - Ты наконец-то нашёл себе достойного соперника. Ещё советую поискать в домах престарелых, и детских садах. Но лучше тебе сидеть в клетке, в цирке уродов. Там ты точно будешь на своём месте.
  - Да я тебя... Офицерский кортик был не самым удобным оружием, что, впрочем, не отменяло того, что острой железкой длиной в двадцать пять сантиметров можно было отправить на тот свет и быка. Тем более что у Сорокина был не штатный кортик, а изготовленный на заказ из отличной стали и заточенный до состояния бритвы.
  Кортик Алексея тоже был непростым. С серым клинком из дымчатого дамаска, гардой из золочённой стали и рукоятью из слоновой кости, присланный неизвестным дарителем в день выпускного бала, висел на поясе, готовый к использованию, но Лёха не спешил хвататься за оружие, тем более, что занимался у отца с пяти лет, и к пятнадцати, был уже вполне сложившимся мастером дестрезы и рукопашного боя, искусство которого постигал в школе, которую вела его мама - Джи Широкова, урождённая Чжоу одна из мастеров мошух-нанрен - древней китайской школы синоби.
  Выдернув свой кортик, Сорокин встал во весь рост, и резким выпадом попытался насадить противника на острие, но промахнулся, и получив в ответ болезненный и обидный удар ладонью в лицо взревел ещё громче, и уже не соображая шагнул вперёд, и дугообразным движением взмахнул кортиком, но отчего-то клинок прошёл мимо и вместо того, чтобы вспороть плоть обидчика на всю глубину воткнулся в собственное плечо. Глаза Валентина неверяще смотрели на то, как расплывается на светло-сером кителе кровавое пятно, а через секунду он побледнел и рухнул в обморок.
  Не обращая внимания на лежащего, Алексей скинул с плеч свой китель, и накрыл девушку на лице которой набухал огромный синяк.
  Китель рослого и широкоплечего Алексея, был на ней словно пальто, и завернувшись в пиджак, она подняла взгляд на спасителя.
  - Увези меня отсюда.
  
  Жилой массив Хорошово, Москва.
  Утром, после того, как барышня, собрав из рубашки и старых джинсов более-менее приличный прикид, отбыла, Алексей закрыл двери съёмной квартиры, и бросив ключи в почтовый ящик, вышел на улицу, ярко освещённую московским летним солнцем.
  Двор между трёх домов был уже полон играющими детьми, мамочками с колясками, и парочка работников коммунального хозяйства возившихся с пандусом у четвёртого подъезда.
  Все дела были сделаны все долги отданы и теперь оставалось лишь получить проездные документы и деньги в строевой части училища.
  За время жизни в сиротском приюте и учёбы в академии, он так и не оброс вещами. Коллекция холодного оружия, которую собирали пять поколений его семьи, лежала в арендованной банковской ячейке размером со среднюю комнату, мамины вещи и украшения, там же, архив в контейнере на площадке хранения, а его цифровая копия на личном комме Алексея.
  Из всех вещей оставшихся после гибели родителей, при нём осталась лишь дага испанской работы мастера Алонсо де Саагуна, шпага, изготовленная по эскизам прадеда деда Алексея из специальных сталей и его собственный именной Грач 58, полученный от начальника генштаба генерал-полковника Неустроева за участие в подавлении Тверского мятежа.
  Он присел на лавочку поставив у ног рюкзак с личными вещами, и тубус со шпагой, когда сверху плавно спланировала чёрная 'Чайка' с тонированными стёклами, и притёрлась к разогретому солнцем асфальту. Из машины неторопливо вылезли майор и капитан, и поморщившись на яркое солнце, надели фуражки и подошли к Алексею.
  - Лейтенант Широков? - Проговорил капитан скучным голосом, и положил руку на клапан поясной кобуры. - Пожалуйте за нами.
  Алексей лишь усмехнулся. За годы учёбы он прошел такое количество проверок, что точно знал процедуру опознания коллег из разведывательных структур. Настоящий сотрудник спецслужб сначала представляется, и лишь потом говорит то, что хочет донести до слушающего, да ещё строго следуя неписанному но тем не менее действующему своду правил. Здесь же какое-то дешёвое позерство и никакого представления об армейском этикете.
  - Представьтесь для начала господин капитан.
  - Жирно будет для тебя представляться. - Отозвался майор, и уже двинулся вперёд, когда уткнулся взглядом в зрачок пистолета, который словно материализовался в воздухе в руке лейтенанта, причём уже с выключенным предохранителем.
  - Тёть Клава. - Лейтенант громко позвал дворовую общественницу уже спешившую к месту предполагаемого скандала. С Алексеем у неё сложились неплохие отношения, хотя бы потому, что молодой человек, дома бывал редко, и никогда не устраивал шумных гулянок - Вызовите-ка полицейских. А то я смотрю, клоуны уже стали форму надевать, а вот это уже никуда не годится.
  - Щас, Лёшенька, уже вызвала. - Громко крикнула старушка. - Да где это видано, чтобы вот так вот во двор жилой падать. Да у нас даже таксисты вон, на стоянке паркуются. А эти, во чего задумали. Вона уже Костик, поспешает. - Прокомментировала бабка появление над двором патрульной Нивы 2000.
  - Ну, подожди, лейтенант. Мы тебя достанем. - Побелевший от злости майор прищурившись смотрел на Алексея.
  - Достанешь, конечно. - Лейтенант кивнул, не опуская оружия. - Если на табуретку встанешь. Но ты учти, что я по зоофилии совсем не угораю, так что шансов у тебя нет.
  Уже через полминуты полицейский сержант, заглянув в документы офицеров, отчего-то нахмурился, и несмотря на страшные угрозы от майора, вызвал усиленный патруль из райотдела, который и увёз эту мутноватую парочку.
  А Алексей, не забивая себе голову всякой ерундой, в это время уже ехал в такси за получением предписания в строевую часть академии, чтобы начать новую жизнь.
  Вчерашние курсанты, ещё не отошедшие от празднования выпуска, щеголяли кто синими, кто бледными лицами, но все были идеально выбриты, одеты словно на смотр, и готовы к приключениям. По одному они входили в строевую часть, получали конверт с предписанием, и расписавшись в книге, окончательно выходили во взрослую жизнь.
  Но в строевой, Алексея перехватил заместитель начальника части. Коснувшись плеча и молча ткнул пальцем в потолок, что означало вызов к начальнику Академии генерал-полковнику Есипову, майор сразу же вышел, словно только и дожидался Алексея.
  
  До кабинета начальника училища было всего ничего - этаж вверх и по длинному пятидесятиметровому коридору до высоченных дубовых дверей, украшенных золочёными орлами.
  - Садись. - Не утруждая себя формальностями, генерал - грузный широкоплечий мужчина восьмидесяти лет, в сером кителе с длиннющей орденской планкой, кивнул на кресло и сам присел рядом. - Значит так. Обвинений тебе не предъявлено, и учитывая, что девочка уже дала заверенные прокурором показания, не будет предъявлено. Кроме того, поскольку это была игровая комната, там непрерывно работают неотключаемые камеры наблюдения и сразу сливают картинку в облако. В общем мы успели снять копию записи, и она тоже зафиксирована прокурором. Очень хорошо, что ты даже не коснулся своего кортика. Так что теперь это не драка курсантов, а нападение на тебя, причём с отягчающими. Так что по выздоровлению, лейтенанта Сорокина ждёт суд офицерской чести и наиболее вероятный исход - разжалование и увольнение из рядов, с позором. Это хорошие новости. Теперь плохие.
  Валентин Сорокин, получил довольно серьёзную травму, и его папаша - Сорокин старший в ярости бодает все чиновные двери, до которых может дотянуться своей тупой башкой. Для клана торговцев и банкиров это была очень большая удача, что Валентин закончил нашу академию, и стал офицером. Многие десятки военных чиновников уже ждали чтобы за денежку немалую обеспечить ему непыльную и успешную карьеру. И вот всё сорвалось. Теперь Сорокину уже никогда не стать своим в офицерской среде, и он так и останется мерзавцем, способным обесчестить девушку и не способным даже удержать собственный клинок. Но старший утверждает что это была провокация направленная против него лично, и требует вмешательства Главного Военного Прокурора.
  Далее. Елена Горюнова, приёмная дочь генерала Бараева, призналась ему в том, что провела ночь со своим спасителем, и генерал сейчас усиленно ищет тебя, и вовсе не для того, чтобы расцеловать. А у командира бригады спецназа, и царского любимца довольно много возможностей в столице. Ещё важно то, что Горюновы очень многое поставили на будущее замужество Елены, и теперь Клавдия Александровна Горюнова тоже мечтает порвать одного не в меру активного лейтенанта на ветошь.
  Но есть новости и похуже. Сорокин-старший, который уже присматривал сыну генеральскую дочку в жёны, крайне недоволен тем, что такая блестящая комбинация сорвалась. А поскольку человек он крайне мстительный, то объявил награду за твою голову в размере пяти миллионов рублей. Неофициально конечно, но желающие получить такой приз найдутся даже среди нас. Пять миллионов сумма огромная, и многие будут готовы рискнуть. И, как разумный человек, ты должен понимать, что не сможешь находиться в состоянии полной готовности вечно.
  На это лейтенант лишь кивнул, соглашаясь со словами генерала.
  - А это значит, что они тебя достанут. Да, мы найдём и уничтожим всех, кто был причастен, но жизнь, это тебе не вернёт. Я сегодня лично разговаривал с этим боровом - Сорокиным-старшим, и он просто не в себе. Через пару месяцев конечно остынет, да и мы по своим каналам ему кое-чего прищемим. Но тебя надо бы убрать подальше, так что я отменил твоё назначение в сто пятый разведцентр, и подписал направление в двести восьмой техцентр двенадцатого управления. Это очень особенная контора, но о подробностях тебе расскажет сам руководитель центра - полковник Игнатович, который ждёт прямо сейчас, по адресу Воронежская улица дом десять. - Начальник училища протянул конверт с назначением. - Давай. Удачи тебе, и успехов. Надеюсь ещё встретимся.
  
  У приказа генерала было и второе и, как водится, третье дно, о чём недавний курсант точно не знал, но догадывался. Представители торгового сословия, требовали для себя дворянских привилегий несмотря на то, что рисковать жизнью на войне не хотели. Их довод, что риск деньгами тоже стоит многого, военных не впечатлял, но у денег было достаточно сил и терпения чтобы это влияние реализовать. И показать место, возомнившим о себе торгашам, было весьма ко времени. Кроме того, царь молчаливо наблюдавший за схваткой двух общественных страт, тоже должен был оценить жест армейской разведки, убравшей без скандала и шума неудобного человека так, что его физически не смогут достать.
  На Воронежскую, Алексей добирался общественным транспортом, несколько раз отрываясь от замеченной слежки, и с удовольствием 'повозив' наружку, по помойкам центра столицы, оставил их у здания универмага Московский имевшего десять официальных выходов и два десятка неофициальных.
  Точка для 'срыва' наружки, была старая, истоптанная многими поколениями курсантов и настоящих шпионов, и тем обидная для спецов, который таким незамысловатым образом оставили 'с носом'. Был правда вариант совсем глумливый, оторваться в магазине, торгующем интимными принадлежностями, но Алексей, по здравому размышлению отверг этот вариант, потому, что точка для срыва была подготовлена им лично, и ещё не засвечена ни в каких играх.
  
  Незаметное здание, похожее на фабричный цех и на торговый центр, тем не менее было окружено высоким забором, а на входе имелась проходная с серьёзной охраной, и выставленными напоказ пулемётными спарками в поворотных турелях.
  А пройдя через проходную, молодой лейтенант был сразу подхвачен целеустремлённым словно торпеда старлеем, протащившим его сначала по врачам, затем сдав на собеседование психологу, а когда все доктора поставили свою подпись под допуском, отвёл к начальнику отдела.
  Руководитель отдела - седой, но ещё не старый полковник молча усадил Алексея за чайный столик, и налив в две чашки зелёного чаю, начал неторопливо рассказывать, прихлёбывая жёлтый напиток и совершенно не беспокоясь о том эффекте, который оказывали его слова на лейтенанта.
  - Существуем мы давно. С тридцать шестого года двадцатого века, когда из Сибири привезли первое портальное кольцо. Тогда его запустить не сумели, но, через пять лет Кнорозов расшифровал текст на кольце и на постаменте, дело пошло. Сначала прорвались на Тарру, а затем в течении десяти лет сразу открыли пять планет доступных для проживания. Естественно на самих планетах жили лишь учёные, и их охрана, так как для переноса одного килограмма вещества нужно двести мегаватт-часов энергии.
  Сейчас соотношение получше, но всё равно очень дорого.
  Полковник сделал паузу.
  - Тебя мы отправляем в рабочую резидентуру южного материка Тарры. Всё что нужно, язык, этикет и прочее, будешь учить уже на месте. Портал открывается на рыночной площади Хелиара, а оттуда сразу идёшь в Торговый дом Росси. Это собственно и есть резидентура. На всякий случай возьмёшь с собой оружие, но пользоваться огнестрелом только в крайнем случае. Мир средневековый и очень нервно относится к длинным очередям. Но ты, как я знаю, мастер холодного оружия, и пистолет - это скорее для подстраховки. Там от площади до особняка метров пятьсот.
  Поступаешь в полное распоряжение нашего резидента, и он дальше определится, как тебя использовать и где. Выслуга у нас по двойным нормам, так что если не будешь косячить, то в званиях подрастёшь быстро. Вопросы есть?
  - Нет, товарищ полковник. - Алексей встал, даже не притронувшись к чашке. - Разрешите идти?
  - Давай.
  
  Из кабинета начальника его потащили на склад, где кладовщик - хмурый прапорщик в мятой форме, определив с первого взгляда нужный размер, задал лишь один вопрос: - Тарра? И получив утвердительный ответ метнул на стол нечто усреднённо-вневременное, что могло оказаться кстати и в двадцать первом веке и в семнадцатом. Крепкие шнурованные полусапоги с толстой подошвой и стальными накладками на носок, широкие штаны из плотной и толстой коричнево-зелёной ткани, рубашка, куртка, и пояс, на который Алексей повесил дагу, длинную шпагу с широким четырёхсантиметровым лезвием, и кобуру с Грачом. Сверху на это всё он накинул плащ, и на голову широкополую шляпу.
  - Мешок брать будешь?
  - А нельзя туда протащить нормальный рюкзак? - Осторожно поинтересовался Алексей
  - Да можно, чего-ж нет. - Прапорщик усмехнулся. - Там местных уже ничем не удивить. А у тебя какой?
  - Бастионовский 'Тактик' шесть эм. - Алексей поднял с пола большой станковый рюкзак-баул и поставил на стол.
  - А нахрена тебе столько барахла? - Удивился прапорщик. - Там же вся твоя одёжка не пригодится.
  - Я же из училища за предписанием ехал. Вот весь свой скарб и упихал.
  - Значит так. Оставляй всё в камере хранения, а после возвращения заберёшь. Могу выдать Тактик третий, или даже второй. Тебе в самый раз будет. Кстати, на рубашку одень жилет. Он типа разгрузки, но пошит так что не особенно выделяется. Ну и защита тоже. - Кладовщик выложил на стол жилет с кучей карманов и кармашков, и с одобрением смотрел как Алексей укладывает всё необходимое для путешествия. Аптечки, аварийный набор, и многое другое.
  - Правильно. А то собираются тут некоторые... словно на прогулку до городского пляжа. - Он заглянул под прилавок, вытащил и вывалил полтора десятка разнокалиберных боевых ножей, и цинк пистолетных патронов 10х22.
  - Выбирай. - Он щедрым жестом провёл рукой над ножами. - Рукояти под дерево, но это естественно не чистое дерево, а полимерный композит. Клинки из спец стали и покрыты альфа-карбидом кремния. Затачивать их конечно непросто, но зато и кромку держат хорошо. - кладовщик вытащил один из ножей и расстегнув фиксатор ножен продемонстрировал толстый и длинный клинок серо-голубого цвета.
  
  В зал перехода, Алексей вошёл уже вполне готовым. Одет, обут и снаряжён словно для длительной экспедиции, но с самых юных лет он привык, что всё своё нужно таскать с собой. В жизни эта привычка уже помогла ему много раз, когда неугомонные инструкторы срывали курсантов на полевые занятия прямо из библиотеки, бассейна и других подобных мест, и даже меленький перочинный ножичек мог прямо повлиять на результат прохождения зачёта. Поэтому курсанты очень быстро приучились даже в уборную таскаться с оружием и аптечкой.
  За броневой заслонкой в метр толщиной, находился высокий, больше восьми метров и обширный зал, где в центре стояло кольцо из тёмно-серого материала диаметром три метра, на круглом постаменте высотой в метр, с приставленной к краю лесенкой.
  На стене, слева от кольца на высоте трёх метров находилось окно из прозрачного металла огромной толщины, за которым трудились операторы и техники дежурной смены, а на противоположной стене - такое же окно для руководства.
  - Значит так. - Выпускающий офицер, стоял рядом и судя по скучающему виду, уже очень давно устал проговаривать одно и то же, но регламент никто не отменял. - Выйдя из портала сразу двигаешь прямо на выход до ворот, а из ворот поворачиваешь направо, и идёшь вдоль стены до первого поворота налево. Там ярмарочная улица, по которой дойдёшь до парка, и огибая парк по правой стороне увидишь таверну похожую на замок, двумя декоративными башенками. Поворачивай направо, за неё, и идёшь вдоль зелёного забора. Дальше будут огромные ворота, обшитые железом, под вывеской Торговый дом Росси. Это наша резидентура. Там поступаешь под командование резидента Туча. Твой пароль - 'Погода сегодня удалась'. Отзыв - 'Над всей Гелецией безоблачное небо'.
  Ты идёшь внеплановой переброской, так что и пароль и отзыв у тебя по аварийному протоколу. Кроме своего груза возьмёшь сорок кило золота в монетах, и почту. - Майор кивнул на столик где стоял небольшой мешок с монетами и футляр с защищённым носителем. - С местными в диалог не вступать, на провокации не отвечать, на все вопросы - морду кирпичом, и двигаешься в своём направлении. Если начнут приставать, кричи 'атаму' это их полиция. Прибегут мгновенно. Из маленького кошелька достанешь одну серебряную монету, и дашь старшему патруля. У него красное перо на шлеме. Ему же скажешь 'кому росси'. Они проводят тебя до нашего здания. - Всё понятно?
  - Так точно, тащ майор. - Алексей кивнул. 'Атаму' - полиция, 'кому росси' - наша контора.
  - Готовность до переброса тридцать секунд. Раздался в зале громкий голос оператора.
  - Готовность подтверждаю. - Ответил майор, и кивнул лейтенанту на диск перед порталом. Давай. Нашим там привет, и всех благ.
  - Есть. Алексей, не отрывая взгляда, завороженно смотрел как в кольце сначала замелькали прозрачные тени, потом словно рябь прошла по воздуху, и через мгновение, внутри кольца возникла белёсая пелена, переливающаяся словно жемчуг всеми цветами радуги.
  - Готовность десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один...
  - Пошёл!
  Алексей, оттолкнувшись от шероховатой поверхности постамента послал тело в проём портала, и в то же мгновение освещение в зале погасло, мощный сноп искр вырвался из силового шкафа, сорвав дверцу, и на мгновение вспыхнув дугой, погас.
  
  Транспортный департамент Агелау, Главная диспетчерская служба. Медовый Остров Ашир
  Дежурная смена портальной сети Агелау, как всегда слегка расслабленно сидела у своих стёкол, на которых змеились цветные линии изображавшие включенные переходы из разных точек материка Рабау и за его границы в узловые точки других портальных сетей.
  Да и не было особой нужды напрягаться. Сеть спроектированная и сделанная сильнейшими Искусниками работала без сбоев вот уже тысячу триста двадцать пять лет, а демонические пробои и последствия эфирных вихрей успешно гасились операторами сети.
  Мягкий зелёный фон не давал уставать глазам, а широкое кресло с подлокотниками расслаблял всё тело.
  Но стоило на стекле второго оператора вспыхнуть багровой нити безадресного портала, как спинка кресла приняла вертикальное положение, а Тимос Геларт мгновенно выйдя из спокойной расслабленности принялся разгребать текущий кошмар.
  Переброс пересекающихся линий на соседние порталы - ничего страшного, прибудут люди с одним лишним переходом и на пять минут позже, взятие под контроль извивающейся алой линии стихийного пробоя, и доля секунды на решение, схлопнуть перенос в подпространстве, или перенести точку открытия в условно-безопасное место, которое у сети Агелау было одно. Огромное приливное болото в южной части материка, где водилась всяческая мерзость и самыми приличными людьми, посещавшими Ранголь, были гархи - охотники за редкими зверями и ингредиентами для магических практик, и просто экзотической кухни.
  Рука Тима уже пошла в сторону, чтобы смахнуть линию, закольцевав в подпространстве, как линия из красной, вдруг стала жёлтой, как от аварийного портала, и чудовищным усилием, оператор остановил руку, заряженную на движение. Смахнув со лба выступивший пот, выставил маркер на болоте, и даже синхронизировал по скорости, чтобы неведомого бедолагу, попавшего в нестабильный портал, не размазало об поверхность, давая мизерный шанс на выживание.
  
  
  2
  
  
  Фестиваль ши Гадри Онзор, без сомнения гвоздь светских вечеров, закрывающих осенний сезон в Хиате, и собирающий самую изысканную публику Хиати, Румгони, и даже Агелау.
  В этот раз мы ожидаем приезда Белс Триоса, с мужьями и Бинерских Комет - вокальное трио взорвавшее музыкальный мир Ассарты. Ну и конечно же ши Голго Трюсон - чемпион брасо и большой любитель полуночных вечеринок.
  Обещал быть так же Корш Текро, и даже сам ши Велгори Каитрасс с жёнами и невестами, демонстрируя не только прекрасный вкус к женской красоте, но и саму красоту женщин Агелау.
  Вечерний листок. Новости и сплетни. 23 сеграу Хиата.
  
  Рангольская область королевства Агелау.
  Великое Болото, или просто Ранголь, по названию когда-то существовавшего здесь государства, было некогда красивой страной с пляжами, гостиницами, и прочими заведениями для нескучного времяпровождения, обеспеченных людей. Овал длиной в тысячу триста километров и шириной в четыреста пятьдесят, находившийся в живописной долине, окружённой невысокими горами, ещё в прошлом тысячелетии стал райским местом, облюбованным магами и богатеями всех пяти континентов, за мягкий климат, кристально чистые озёра и роскошные пляжи с мелким кварцевым песком.
  Но двести лет назад, здесь разразилась Вторая Континентальная Война, а после, повышение уровня воды уничтожило когда-то процветавшую страну подтопив её почти на всей территории вплоть до предгорий, и оставив лишь россыпь крошечных островов, и остовы зданий, добиваемых водой и ветром.
  Подавляющая часть населения бежала в панике, побросав дома со всем скарбом, и даже могучие волшебники, были вынуждены покинуть свои лаборатории и уютные виллы, так как океанская волна, перехлестнувшая через скальный хребет, принесла не только солёную воду, но и сонмы океанских хищников самыми злобными среди которых были океанские рептилии с огромной зубастой пастью перекусывавшей человека пополам одним взмахом. А чуть позже, когда 'потекли' защитные магемы на дверях подвалов и магических лабораторий, настало время растительности и живности, активно заселявшей этот кусок бывшей суши.
  Так и остались в домах личные вещи, украшения, и разумеется бесчисленное количество реагентов и маготехники. Под действием магических зелий, вымываемых водой, какие-то растения и животные активно дохли, и становились кормом для тех кому повезло изменится, превратившись из просто отвратительных тварей, населявших Лазурный Океан, в совершеннейшую мерзость, способную вызвать тошноту одним своим видом, ну и откусить голову зазевавшемуся человеку.
  И вроде откуда бы здесь появиться людям, но лет через пятьдесят, когда на ресурсные аукционы стали поступать животные и растения имевшие изначально магическую природу, и очень сильное наполнение, к источнику ценных компонентов потянулись лихие люди, способные рискнуть своей, а уж тем более чужой головой.
  Чуть позже появились красочные каталоги, где всякий желающий мог ознакомится с внешним видом тварей и расценками на них. И хоть процент выживания был крайне невелик, желающих рискнуть не становилось меньше.
  Город Лабор, уже через двадцать лет после основания, был вполне легендарным местом, где было много денег, очень много оружия, и совсем мало законов.
  А были ещё полтора десятка посёлков меньшего размера, где гархи устраивали промежуточные базы, и пополняли свои запасы перед броском в глубину Великого Болота.
  На добычу хабара уходили ватагами. Минимально - пять - десять охотников, пара магов и следопыт, хотя, какие следы на болоте. Так что они были скорее егерями. Знатоками местной живности и природного мира вообще. Именно следопыты подсказывали охотникам какую добычу брать, и куда лучше бить болотных тварей, и именно они, как правило, были главарями ватаги.
  Удачливые команды имели до двух десятков охотников и полную звезду боевых магов, что позволяло им добывать даже барахов - двенадцатиметровых болотных рептилий. Но даже они обходили десятой дорогой абурха - огромного двадцатиметрового червя, состоящего из сотен миллионов мелких животных, умевших при малейшей опасности распадаться на облако летающих и очень ядовитых мушек, а после того, как тела неудачников будут обглоданы до костей, вновь собираться в длинное змееобразное тело.
  Было ещё полтора десятка тварей, что приходились не по зубам даже сборным ватагам, насчитывавшим по две сотни охотников, но и тех, что оставалось хватало и на безбедную разгульную жизнь, и на скромный серый столбик на кладбище за городом. Дохли охотники сотнями, но желающие не переводились, и город Лабор уже разросся до ста тысяч населения, где были и ремесленные кварталы, и районы, населённые богачами, и конечно же трущобы.
  Но стоило отплыть от города на пару километров, как мелководье заканчивалось, земля уходила на пять метров и более вниз, и уже можно было повстречаться с теми самыми тварями, за которых платили золотом на рынках Ассарты.
  Здесь уже можно было добывать каменного краба, и белых черепах, и всякую прочую мелочь, что хорошо шла по весу, а также жёлтые водоросли, из которых делали всякую косметику.
  Ещё дальше к побережью глубина всё увеличивалась, а твари становились злее, но и добыча куда богаче.
  А в самый центр бывшего города, что когда-то стоял на берегу огромного озера, а теперь находился в центре бескрайней водной глади, не ходил никто. Нет, желающие были и были те, кто туда направлялся, собираясь пробиться сквозь воду, стоявшую словно стена по всей окружности города. Но никто не дошёл, и тем более не вернулся чтобы поделиться удивительными историями своего спасения. И именно здесь находилась карантинная зона портального комплекса Агелау, и именно сюда попадали незваные гости портальной сети.
  Окно нестабильного портала раскрылось с оглушающим треском, словно кто-то рвал в клочья толстую ткань, и что-то вылетело оттуда, с шумом и плеском врезалось в воду, подняв грязно - зелёный фонтан на высоту двухэтажного дома, и на несколько секунд всё стихло.
  Влетевший в грязную и солёную воду, Алексей не успел ничего подумать. Рефлексы, вбитые годами обучения, заставили дёрнуть кольцо, поддувая рюкзак положительной плавучестью, развернуть тело, и послать его вверх, к солнцу.
  Вынырнув, он увидел водную гладь, солнце почти в зените, и в каких-то паре десятков метров, стену башни, высоко возвышавшуюся над водой. Окно, забранное поржавевшей решёткой из толстых прутьев, было совсем близко от поверхности и имело смысл попытаться забраться в башню. Не снимая рюкзака, он, работая руками изо всех сил подгрёб к зданию и несмотря на груз, сумел зацепится за решётку, и подтянутся на ней заглядывая внутрь. Но там было лишь заплывшее тиной стекло, и абсолютная темнота, так что ничего он не увидел. Зато, смог уверенно закрепиться на переплетении прутов, и пристегнув рюкзак страховочным фалом, наконец-то нажал клавишу сброса.
  Груз скользнул с плеч, и повис на тонком, но очень прочном тросике, позволяя Алексею спокойно перевести дух и оглядеться.
  Нечего было и думать, сломать решётку, так как прутья просто загибались и уходили в камень, а металлу толщиной в пару сантиметров, нужно было много времени чтобы сгнить окончательно. Но вода, ветер и морская соль, всё же сделали своё дело, выкрошив штукатурку между камнями, и как плотно они не были подогнаны, там оставалось ещё достаточно места, чтобы влезли пальцы.
  Практически на одних руках, Алексей взобрался на самый верх, и приподнявшись над краем башни настороженно осмотрел верхний этаж.
  Судя по всему, хозяин дома, кем бы он ни был, использовал верх башни как место для отдыха. На круглой крыше диаметром около восьми метров валялась почти совершенно сгнившая кушетка, расползшийся в грязное пятно ковёр, и что-то напоминавшее очаг - металлическая жаровня на трёх витых ножках, заросший зелёной патиной.
  Уже не скрываясь, Алексей перемахнул через край бортика, и спрыгнул на крышу.
  - Да, это вам не Рио-де-Жанейро.
  То, что всё пошло не так, он уже понял. Как понял и то, что искать теперь ту самую площадь и тот самый дом, где располагалась резидентура ГРУ, было совершенно бесполезно. Ну как минимум до понимания где находится он сам.
  А для начала, пришлось слазить за рюкзаком, и привязав его к верёвке, которую он закрепил на крыше башни, снова подниматься наверх, и втаскивать тяжёлый груз.
  Собственно, содержимое рюкзака ему было прекрасно известно. Мешок с золотом, пара пакетов с сухпаем, захваченным на совсем уж крайний случай, и личные вещи, которых было совсем немного. Совершенно бесполезный комм, с книгами и фотоальбомом, цинк с патронами, пакет с нижним бельём, мыльно-рыльное, и прочая мелочёвка.
  Пока суть да дело, разложил небольшую солнечную панель и подключил к коммуникатору, затем вытащил из кармашка разгрузки небольшой оптоэлектронный монокуляр и стал осматривать окрестности.
  В ста метрах от башни, которую занял Алексей, находилась ещё одна, а всего в округе было видно десятка три башен разной степени сохранности и высокую стену, окружавшую то, что раньше было городом. Стена была странной и непохоже на то, что была сделана из камня или бетона, так как слегка светилась и переливалась радужными цветами.
  И много дальше и выше стены, видимо совсем не близкие горы с одной стороны, и чистое небо с другой. И что характерно, ни кораблей, ни лодок, ни даже леса, из которого это всё можно было сделать.
  А что есть? - Этим вопросом стоило заняться конкретно, и Алексей глазами поискал спуск с крыши.
  Лесенка шириной в метр, начиналась прямо с площадки на крыше, и вела вниз, упираясь в крепкую металлическую дверь.
  Достав мультитул, Алексей просверлил дверь тонким твердосплавным буром, а затем расширил отверстие так, чтобы вошла пила, и начал потихоньку пилить дверь выбирая полукруг около ручки, справедливо полагая, что засов где-то рядом.
  Логика не подвела, и недовольно скрипнув, дверь со скрипом и хрустом открылась. За дверью было крошечное помещение с ещё одной дверью на этот раз незакрытой.
  
  Кто бы ни жил в башне, но человек этот умел ценить простые радости жизни. Тёмно-красная мебель была неброской, но очень качественно сделана, и находилась в прекрасном состоянии. Верхний после крыши этаж занимала спальня, с широкой кроватью, жемчужно-серым ковром мягким и нежным словно шёлк, шкафом заполненным одеждой, пары кресел со столиком, широкого уютного дивана, и непонятным устройством в виде столика, и овального стекла над ним.
  То, что это именно устройство, а не зеркало или ещё что-нибудь, Алексей понял, увидев сложную и непонятную начинку под прозрачной крышкой в подставке, где явно переплелись механические элементы типа шестерёнок и пружин и вообще непонятно что, вроде полупрозрачных зелёных цилиндриков.
  Вообще, совершенно непонятных вещей было довольно много, и самое главное, ничего что напоминало бы электронику, или электрику. Зато хватало механики, и совсем неясных вещей, вроде белого матового шара, от которого вела трубка из серебристого металла, проходила по стене, и войдя в что-то вроде вентиля, уходило куда-то дальше. Понятно, что какой-то осветительный прибор, но на поворот ручки, устройство никак не сработало, также, как и всё остальное в доме.
  Всего в башне было четыре этажа, и только первый этаж, который по идее тоже должен быть затопленным, порадовал не только сухостью и чистотой, но и комнатой в которой царил настоящий арктический холод. А кроме толстого слоя инея и снега на стенах, там висели несколько десятков полотняных мешков и стояли деревянные короба.
  Ничем иным кроме как холодильником это не могло быть, так что Алексей, сняв с крюка мешок средних размеров, и прихватив пару бутылок из другой комнаты, поднялся на самый верх.
  Затем подумал, и спустившись в спальню, притащил на крышу кресло, и устроившись с удобством, заглянул в мешок.
  Мясо, вымороженное до звона, было очень похоже на индейку, но пахло цветами и чем-то горьким похожим на полынь. Отрезав ножом несколько ломтиков, Алексей оставил их оттаивать, и открыв бутылку понюхал пробку. Пахло алкоголем и виноградом, что было совсем удивительно. Алексей смочил палец в алой жидкости, провёл влажную дорожку по обратной стороне руки, и отставил бутылку в сторону.
  В том, что он делал, конечно был риск. Продукты могли быть испорчены и просто отравлены, да и вообще быть непригодны для питания в силу тысячи причин. Но вариантов всё равно не было. Без еды и воды он проживёт совсем недолго и единственный шанс на выживание - это совместимость местных продуктов и его организма.
  Где-то через час, проверил руку н не увидев ни покраснения, ни других реакций, отхлебнул маленький глоток, и продолжил любоваться окрестностями, а потом задумался, встал и ещё раз спустился на первый этаж.
  У башни в четыре этажа должен быть довольно серьёзный фундамент, а в этом фундаменте просто обязан быть подвал. Ну а в подвале может лежать что-нибудь интересное. И прежде всего Алексей нуждался в плавсредствах, или в том, из чего их можно было сделать.
  Но, как ни странно, ни лодочной мастерской, ни даже комнаты забитой старой мебелью, не нашлось. Зато была здоровенная куча угля, три комнаты, где видимо жили слуги, и ещё одна, с вентилями, кранами и задвижками, на переплетении труб разного калибра.
  Посчитав уголь наиболее ценной находкой, Алексей поднял наверх килограмм двадцать, и поставив перевёрнутый очаг обратно на ножки, загрузил топливом и зажёг пламя.
  Куски мяса уже оттаяли, и Алексей поджарил их на огне придерживая длинной двузубой вилкой, которую взял в столовой, хозяина дома.
  Без приправ и соли получилось весьма средненько, но уж точно лучше полевого рациона.
  Отрезая ломтики от всё ещё ледяного куска, и жаря их на ровном угольном огне, Алексей не заметил, как съел не меньше полкилограмма мяса. К этому времени, солнце уже перевалило зенит, и начало клониться к закату, а в глубине вод, что окружали башню, начиналось какое-то движение.
  Через два часа, все водное пространство вокруг жилища Алексея буквально кишело всякой живностью, которая жрала тех, кто меньше, становясь попутно кормом для тех, кто крупнее. Самыми впечатляющими были животные похожие на крокодила, только с чуть меньшей пастью, и длиной метров в пятнадцать.
  Они появились в воде уже под вечер, и устроили такую кровавую охоту, что на какое-то время перекрасили тёмно-бирюзовую воду в бурый цвет и распугали всё живое. Насытившись они, то ли ушли на дно, то ли просто ушли, а рыбий пир с шумом и плеском продолжился.
  Глядя на всё это рыбно-мясное изобилие, Алексей задумался на тему еды. Мясо из кладовых бывшего хозяина было неплохим, но для рациона его совершенно недостаточно. Необходимы клетчатка, витамины, и многое другое. Пусть не сразу, но несбалансированное питание непременно скажется. А уж исключительно мясная диета испортит здоровье довольно быстро.
  В комплекте выживания, что лейтенант таскал с собой, был моток лески и десяток крючков разного калибра, и побродив по дому, Алексей приспособил к толстому железному штырю леску, а сам штырь накрепко вогнал между камнями ограждения, и дополнительно заклинил щепкой, не без основания полагая, что на крючок может попасть крупная, и достаточно опасная добыча. Посему и нож перестегнул на бедро, а пистолет привёл к бою сменив магазин на тот что был снаряжён патронами особой мощности.
  Первый рывок лески он даже не успел увидеть. Насаженный на крючок кусочек мяса, мгновенно исчез в воде, леска способная выдержать три сотни килограмм на разрыв, натянулась до звона и оборвалась, так, что Лёха успел только отвернуться, чтобы леской хлестануло не по лицу.
  Всего на катушке было метров сто, но если терять леску и крючки такими темпами, то запас кончится очень быстро.
  - Минус три метра. - Спокойно констатировал он, привязывая новый крючок, и укорачивая расстояние от поплавка до крючка.
  На этот раз он дёрнул относительно мелкую живность, рыбу примерно в двести граммов весом похожую на барабульку, но с красной полосой вдоль тела.
  Полосонув ножом по телу рыбы отрезал голову, затем лизнул выступившую кровь, а саму рыбу кинул на решётку уже почти остывшей жаровни.
  
  Ашир, Владение 57.
  - Повелитель. - Слуга, помощник, и доверенный человек в тысячах деликатных дел, Рог Торад, поклонился архимагистру, хотя мог этого и не делать. Но глубокое уважение к одному из Искусников, было сильнее чем его же приказ, обойтись без церемоний.
  Архимагистр был не только действительно великим магом даже по меркам расы агелау, но и просто существом с опытом полутора тысяч лет жизни, что сказывалось буквально во всём. Он был во сотни раз мудрее, чем все окружающие, и настолько же сильнее духом. Но его слуги и ближники, уважали Горана ши Саргонаи, не за это. Он был добр со всеми своими людьми, и никогда не бросал их в тяжёлых ситуациях. Ну и кроме того, платил почти вдвое больше чем другие.
  - Есть новости о доме в Кирдане. Похоже там новый жилец.
  Широкоплечий мужчина в мягком и удобном домашнем костюме тёмно-серого цвета, сидевший за столом низко склонив голову к оптическому прибору, вскинулся пристально посмотрев на помощника.
  - Это в Ранголе? - Лицо Горан Ши Саргонаи удивлённо вытянулось, и он отодвинул в сторону микроскоп. - Как туда смогли добраться и как ухитрились проникнуть?
  - Точных данных нет, повелитель. - Торад вновь поклонился. Охранный демон видимо развеялся без подпитки, а система слежения не активировалась.
  - Также, как и портальное кольцо. - Задумчиво проговорил маг. - Да, отложенная проблема никак не рассосалась сама.
  - Как и всегда, мой повелитель. - Торад улыбнулся.
  - Послать туда людей?
  - Невозможно. - Слуга покачал головой. - Там не только аномалия четвёртого уровня, но и последствия биологических девиаций. Сейчас Рангольское озеро, и вся долина - замкнутая экосистема с аномальным магофоном, и крайне агрессивной флорой, и фауной. Даже охотники гархи не заходят дальше чем пять - десять километров от края. А Ваш дом стоял у самого берега.
  - А взять воров под контроль?
  - Сомнительно. - Торад задумался. - Несмотря на то, что он один, и насколько я мог уловить по остаточным откликам охранной системы у него нет защитных амулетов, любые попытки прощупать или войти в контакт обрываются очень мощными волевыми контурами.
  - И позволить ему разорять дом?
  - Мы его бросили восемьдесят лет назад. - Напомнил слуга. - И не планировали возвращаться. Да и не было там ничего особо ценного, кроме портальной арки, которая ещё неясно в каком состоянии.
  - А моя коллекция перьев? - Возмутился Горан.
  - Часть коллекции. - Поправил его Торад. И даже не часть, а один альбом.
  - И это верно. - Маг задумчиво посмотрел куда-то за окно. - А вот с другой стороны, если он там помрёт, а он там помрёт обязательно, будет это выглядеть как-то не очень хорошо. Рано или поздно, наша академия договориться с Советом Охранителей, и Советом Стражей, и пошлют туда военную экспедицию. Разгонят браконьеров, возьмут под контроль долину... А у меня труп в доме.
  - Труп и труп... - Торад пожал плечами.
  - Говорил я тебе. Закончи Академию Права. - Палец архимагистра обличающе ткнулся в слугу. - Дом был брошен в течении более чем пятидесяти лет. Значит в соответствии со статьёй сто одиннадцать Кодекса имущественных отношений, он ничейный. А с момента поселения там этого бедолаги, он - его собственность. Смотри статью сто двадцать шесть того же кодекса. Теперь, через каких-то двадцать лет, там начинается зачистка, и рекультивация земли, и ещё лет через десять, они дойдут до города. А там труп. Любая экспертиза подтвердит, что трупу меньше пятидесяти лет, а значит дом принадлежит его наследникам, которых будут искать не меньше ста лет. И только через это время, всё, что там найдено, будет выставлено на аукцион, и я смогу выкупить собственное имущество. И я уж не говорю, что всё это будет выглядеть совершенно по-идиотски, но просто вот так, выкинуть дом, сложенный из артефактных камней, и забитых весьма ценным имуществом... - Архимагистр вздохнул. - Может как-то связаться с ним?
  - Пробовал. - Торад развёл руками. - Он совершенно не понимает нашего языка.
  - Нашего? - Уточнил маг.
  - Ни алдари, ни агелау ни всеобщего... И самое главное, я не понимаю того, что он говорит в ответ, а я знаю больше полусотни языков.
  - И что же ты предпринял? - Архимагистр заинтересованно посмотрел на помощника.
  - Оплатил энергоканал, что позволило мне дистанционно включить видон, и зарядил ему курс агелау.
  - А почему не алдари и не всеобщий?
  - Так вы же не признаёте ни того ни другого. - Торад удивлённо поднял брови. - У нас все слуги и работники в обязательном порядке владеют агелау и это одно из основных требований при приёме на работу.
  
  
  3
  
  
  
  Рангольская область королевства Агелау.
  Когда овальное стекло на подставке осветилось и раздался мелодичный звук, Алексей вываживал особенно крупную рыбу, и сматывая леску на прямоугольный кусок непонятного материала, постепенно подтягивал к себе водную хищницу, уже показавшую высокий плавник над водой, и пытавшейся уйти на глубину.
  Рыбаком лейтенант был не особенно опытным, но прочная леска успешно гасила все ошибки новичка, и через десять минут, он уже вытаскивал рыбину наверх на площадку. Добив её одним ударом ножа, быстро освежевал, сбросив требуху в воду, кинул рыбину на решётку, и стал тщательно мыть руки в морской воде, которую поднимал в ведре.
  Вопрос с питьевой водой тоже решился просто. Выложив на куске термонакидки золотые монеты аккуратной пирамидой, сделал слив воды в глиняный кувшин, и теперь каждый день имел пять литров дистиллята, который образовывался по утрам за счёт конденсации тёплого и влажного воздуха на относительно прохладных монетах.
  И только закончив есть, Алексей спустился вниз, чтобы посмотреть, что это там так настойчиво гудит, словно звонок из службы налогов и сборов.
  Овальное стекло, уже не было прозрачным, а слегка мерцало, и стоило Алексею подойти ближе, как оно осветилось мягким голубоватым светом, и на экране возник седоволосый худой мужчина в тёмно-синем пиджаке, и белой рубашке почти классического покроя.
  Алексей уже видел, как включалось это устройство, но предыдущего человека в чёрно-красном одеянии так и не смог понять. Тот чего-то говорил, спрашивал, пока Александр в сердцах не выдал длинную тираду на армейском диалекте великого и могучего, в том смысле, что моя твоя не понимай, ну вот совсем.
  Теперь же, появившийся мужчина улыбнулся и коротко поклонившись показал карточку с нарисованным на ней знаком и чётко произнёс: - 'А'. - Затем сменил карточку и сказал - 'Ти', и так далее, пока видимо не перечислил весь алфавит.
  Кроме того, внизу экрана стали видны четыре квадрата на которых была стрелка вправо, влево, вверх и вниз. Интуитивно-понятное управление, которым Алексей не преминул воспользоваться, остановив воспроизведение. Тщательно вымыв руки, достал пачку бумаги и оправленный в серебро свинцовый стержень, что нашёл в хозяйском кабинете, снова включил воспроизведение и устроился за столом.
  Так и потянулись дни, заполненные рыбалкой, готовкой и учёбой. Через пару дней, он уже понимал простые предложения, и читал тексты которые показывали на экране, а через неделю, разобравшись в управлении видоном, нашёл эфирную трансляцию, и на три дня совершенно выпал из реальности смотря учебные и научно-популярные фильмы и передачи.
  Отрывался лишь для того, чтобы наскоро перекусить, закидывая в себя куски мяса, не чувствуя ни вкуса, ни запаха, потребляя продукты словно мясорубка.
  Несмотря на то, что ведущие говорили на сильно искажённом агелау который здесь называли всеобщим, и Алексей узнавал от силы каждое второе слово, всё было понятно благодаря видеоряду.
  
  Королевство Агелау, занимало почти весь когда-то единый материк Рабау, расколовшийся в ходе очередного передела наследия Искусников. Так называли легендарную организацию магов и колдунов, которые три тысячи лет основали цивилизацию на Алдари, потеснив коренные племена. От них осталась портальная сеть, сотни тысяч магических приборов и изделий, огромное количество нерасшифрованных текстов на листах из палладиевого сплава сшитых в книги, и некоторые сооружения, куда до сих пор не могли проникнуть исследователи. При этом было совершенно точно известно, что полтора десятка магов являются теми самыми Искусниками, но они в свою очередь, всячески уклонялись от общения, а те, кто настаивал, мог запросто осыпаться белой пылью, или растечься грязной лужей прямо на глазах у сотен свидетелей. При этом Искусники не были совсем уж бессмертными и гибли точно так же, как и простые люди, от пули, яда, или упавшего на голову кирпича.
  Инициаторы такой кончины мага, недолго радовались жизни, погибая совсем уж причудливой смертью, а последнего такого умника месяц варили в кипятке и одновременно лечили пятеро целителей, чтобы не сдох раньше времени. Так что из всех рас, населяющих Алдари, искусники были самыми злопамятными.
  А всего рас было три. Как уже было сказано, самая незначительная по численности - потомки искусников и они сами, высокие, беловолосые и светлокожие, статные и удивительно красивые даже по меркам Земли, которых называли 'агел и агела' и основная масса - потомки аборигенов Алдари. Относительно низкорослые, коренастые, широкоплечие с лицами и телами словно высеченными из гранита - альды, и третья - смесь этих двух рас говорившие на так называемом 'всеобщим' который был упрощённой смесью альдари и агелау.
  Собственно, в чистом виде, оба языка сохранились лишь в ограниченном количестве мест, и вся планета разговаривала на всеобщем, который был сильно упрощён в отличие от агелау, где было шестнадцать видов времён, и вообще весь язык большей частью состоял из исключений, а не из правил.
  Несколько диковатая смесь из разных эпох и технологических укладов выглядела очень пёстро. Мужчины - дворяне носили шпаги, дамы ходили в длиннополых платьях с оборками, а в воздухе уже парили дирижабли и летающие города, приводимые в движение магоэнергетикой.
  И, да, здесь была магия. Всё что смогли достичь земляне в поисках чудес, были два десятка недоучек способных на крошечную искру, и несколько тысяч мошенников, демонстрирующих разные 'чудеса', в основном ловкости рук.
  Но на Ассарте магия была вполне конкретной и осязаемой. Маг уровня мастер, уже имел свою практику, занимаясь производством техномагических приборов, или встраиваясь в уже имеющееся производство. При этом агела - сильные в магии тесно сотрудничали с альдари, которые первенствовали в механике, что и предопределило их дальнейшее вполне мирное сосуществование.
  Маги обеспечивали существование крупных городов с их развитым коммунальным хозяйством, тысячи производственных процессов, которые были невозможны без применения энергий, и конечно же медицину, что полностью опиралась на магоэнергетику и маготехнику.
  Нет, маги не могли стереть город, или заново отстроить его, не швырялись фаерболами и молниями и не останавливали реки одним движением бровей.
  Но зато они могли соединить две части из разнородных веществ, например, дерева и стекла практически без шва, или, например, обработать поверхность детали двигателя так, чтобы она была практически вечной.
  Ну и разумеется они превращали абсолютно безвредное в нечто абсолютно смертельное. Например, свинец в делящийся материал. Именно маги Агелау, создали фактически термоядерную бомбу, которая не только уничтожила вражескую армию, но и запустила парниковый процесс на планете.
  С некоторых пор, такие манипуляции стали запретными, а желающих поэкспериментировать ловили и уничтожали, но от этого магия не стала менее опасной.
  Зато магическая медицина творила настоящие чудеса, и те, кто мог себе это позволить жили и по пятьсот лет и более, ничем и никогда не болели, оставаясь вечно молодыми.
  Кроме того, маги служили в военных госпиталях, ставя на ноги полных инвалидов, отращивая утерянные конечности или восстанавливая органы.
  Ну и то, на что опиралась вся цивилизация Ассарты - магические кристаллы тоже выращивались магами.
  Ни дальняя связь, ни порталы ни даже дирижабли не могли работать без энергетических кристаллов выращивание которых было основным занятием магов от младшего ученика до подмастерья. Впрочем, даже мастера, магистры и архимаги не брезговали вырастить особо крупный кристалл для больших механизмов, или даже подъёмных механизмов городов.
  Процедура выращивания кристалла была проста и описана в сотнях пособий. Требовалось лишь место с высоким магическим фоном, чем больше, тем лучше, а далее - воображение и концентрация, для того чтобы представить себе кристалл нужного размера во всех подробностях. Что было совсем не простой задачей если учесть необходимое количество граней. Для малого кристалла - шестнадцать, и так далее, до кристалла размером с голову взрослого мужчины в сто двадцать граней. Размер кристалла определял общую емкость, а количество граней - способность к отдаче энергии.
  На кристаллах ездила, летала и плавала техника, на них работали приборы дальней связи - видоны, и вообще всё, что можно, включая ружья и пушки, где с помощью кристаллов вода превращалась в пар.
  Но даже обычный пороховой огнестрел тоже делался с помощью магов, так как химии в привычном Алексею смысле здесь не существовало. Растительные волокна нитровали не с помощью кислоты, а магическим узором, добавляя нужные компоненты в виде жидкостей или порошков. Порох получался довольно слабый, но многие предпочитали именно огнестрельное оружие, так как оно не зависело от магических кристаллов.
  Несмотря на широкое применение магии, воевали в основном традиционным способом. Роты, батальоны и полки, под аккомпанемент выстрелов и в окружении облаков водяного тумана, штурмовали позиции друг друга обильно удобряя почву собственными телами. Сверху, всё это поливали свинцом и сталью дирижабли - бомбардировщики, а многомоторные истребители, интенсивно сокращали их поголовье роняя с неба на головы всё той же пехоты, и совершенно уже фантастических передвижных крепостей - нечто средним между танком и дотом, на огромных гусеницах и с такой же огромной пушкой, и десятком пулемётов.
  Воевали часто, загрязняя воздух всем, что попадётся под руку, так что климат на планете был от жаркого до умеренного. Полярные шапки давно растаяли, сильно подняв уровень океана, что явилось настоящей катастрофой для десятка прибрежных стран.
  А всего их было пятьдесят три, из которых десять крупных и богатых, и все остальные калибром поменьше и доходами поскромнее, располагавшихся на четырёх материках: Рабау, Телнарх, Иссиата, и Тиорно.
  Рабау и Телнарх были одним материком, когда между Агелау и Эйшеном разгорелась большая континентальная война, и пятисоттысячный экспедиционный корпус Эйшен был остановлен в долине горного хребта Хаур с помощью магического артефакта огромной мощи. В результате армия вторжения была полностью уничтожена вместе с куском горного массива который испарился, поднявшись с облаками в воздух. Полярные шапки начали таять с ураганной скоростью, подтапливая прибрежные страны. Тогда суша разделилась на две части широким проливом, и император Эйшена повелел использовать для нового материка старое название страны - Телнарх.
  Собственно, кроме десятка мелких стран так или иначе находящихся в сфере внимания и влияния Агелау, на материке Рабау не было.
  Хиата, Румгони, Биридор, Гесса, Беллагрия и других, не представлявших ни в военной ни в какой другой области ничего важного, но очень любивших надувать щёки и пыжится свой 'самостоятельностью'.
  
  
  
  
  Владение 57.
  - Как наш подопечный? - Ши Саргонаи захлопнул сборник магем великого Тори Драсо, и посмотрел на помощника.
  - Смотрит сериал 'Войны за возвышение' - Усмехнулся Торад, делая знак старшей горничной чтобы начинала накрывать обед.
  - Это что же, с языком он выходит справился? - Маг удивлённо округлил глаза.
  - Выходит так. - Торад кивнул. - Особенно долго наш гость работал над произношением, повторяя куски текста по много раз. Вообще очень настойчивый молодой человек. Я потихоньку запустил систему наблюдения, так вот он вчера три часа вытаскивал красного энаго.
  - Эх, как его готовили в ресторане Байла Реваса. - Архимагистр мечтательно прикрыл глаза.
  - Сто пятьдесят лет назад. - Напомнил с лёгкой усмешкой Торад.
  - Да, теперь уж ни самого Реваса, ни ресторана, ни даже той страны. - Ши Саргонаи вздохнул и задумался. - Портал активировать не получится из-за магофона, линия доставки тоже наверняка не работает, но вот побеседовать с ним уже наверное можно.
  - Хотите сделать 'Подтверждение права собственности'? - Слуга улыбнулся. - Он уже примерно представлял себе кого им подкинула насмешница судьба, но не спешил делиться.
  - Да. - Маг встал и неторопливо пройдя через коридор вошёл в столовую, и сел на услужливо отодвинутый стул. - Заплачу ему хоть сто монет хоть двести...
  - А знаете, как он получает пресную воду? - Торад взмахнул рукой давая команду горничным нести первое блюдо.
  - ? - Маг приподнял крышку супницы, с наслаждением вдохнул запах риготовой похлёбки и вопросительно посмотрел на Торада.
  - Он выложил из золотых монет пирамиду, и подложил под неё какой-то непроницаемый для воды материал так, что конденсат стекает в сосуд. Затем разбавляет дистиллированную воду морской один к десяти, и пьёт.
  - И большая пирамида?
  - Килограммов на сорок.
  Маг и его помощник переглянулись и архимагистр рассмеялся.
  - Да, сотней там не отделаешься.
  
  
  4
  
  
  
  
  - Проходите, садитесь. - Хозяин кабинета, высокий, полноватый и совершенно седой мужчина лет шестидесяти, в тёмно-сером штатском костюме и белой рубашке, не вставая, указал рукой гостю на стул, и улыбнулся, но так, что у Сорокина старшего - банкира, заводчика, и просто олигарха сразу вспотела спина.
  Пустяковый вроде конфликт с одним из выпускников Академии Безопасности, когда он пообещал за голову мальчишки пять миллионов рублей, уже выродился в нечто пугающе и страшное. Началось всё с того, что охранявшие его отставники армейского спецназа в полном составе уволились, причём даже без выходных выплат и пособий, которые им полагались. Просто собрались и покинули все охраняемые объекты, оставив московский дом, загородную виллу, и десяток предприятий без защиты.
  Затем техник соблазнённый пятью миллионами рублей, поменял предохранитель в силовом щите, и какую-то секретную установку, которую испытывали военные чуть не разнесло в клочья, правда при этом действительно убив злосчастного лейтенанта.
  Но неприятности на этом не кончились. Некий пронырливый писака уже расковырял все подробности этой истории, и выдал огромный материал с видео, аудио и документами в сеть, о том, как олигарх расправился с лейтенантом. И теперь перед ним закрываются даже те двери, что были открыты в любое время дня и ночи. Конечно со временем это уляжется, и всё будет по-прежнему, но чёрт знает сколько денег потребуется чтобы залить скандал.
  Но в ответ, Сорокин улыбнулся твёрдо и обещающе, аккуратно присев на стул.
  Заместитель Председателя Комитета государственной безопасности, не торопился начинать разговор. Торговцы были нужны обществу, также, как и землепашцы, и военные. Но вот ни тем ни другим и вообще никому нельзя было давать первенства, так как у каждой страты свой взгляд на мир и его особенности, и только коллективный разум мог родить нечто более или менее разумное.
  Политика предыдущего императора, когда бразды управления были явно или тайно переданы торговому сословию, конечно положительно сказалась на экономике, подорванной пятилетней и весьма разрушительной войной, когда стороны едва удержались от применения ядерного оружия, и то, лишь потому, что остались в итоге при своих.
  Но заправляли торговцы недолго. Теперь наступило время учёных и исследователей, потому что только они могли дать решающее преимущество в схватке. Огромные деньги и материальные ресурсы вкладывались в научные центры, поднимались самые бредовые темы в надежде откопать жемчужину в куче навоза и испытывались новые методики подготовки.
  И конечно, как никогда пышно расцвёл шпионаж. Резидентуры всех калибров и разной национальной принадлежности надрывались в поисках секретов, а контрразведка их естественно ловила. При этом представители англо-протестантских стран предпочитали подкуп, юго-восточники - разнообразные провокации, а Русская разведка не брезговала никакими способами в том числе и сотрудничество с пятым интернационалом, вновь набравшим силу.
  Но промышленники и торговцы, ещё сохранили своё влияние на некоторых государственных и военных деятелей, активно продвигая свои интересы, и плохо понимала намёки. Точнее намёки-то они понимали, но вот отказаться от власти как способа извлечения дополнительного дохода, было вне их сил.
  Предыдущий император не зря назвал организованную им Академию Безопасности, именем Лаврентия Павловича Берии. А ещё собрал лучших преподавателей, и установил такую высокую планку приёмных экзаменов, что туда прорывались действительно самые лучшие. Теперь страна имела кузницу кадровых резервов, где не было ни профессуры запятнавшей себя сотрудничеством с иностранными разведывательными органами, ни просто ставленников торговых кланов, ни дураков. И именно поэтому, выпускники академии так ценились в силовых подразделениях России, и убыль даже одного становилась предметом самого тщательного разбирательства.
  Заместитель главы Комитета Государственной безопасности, решил лично разобраться с Сорокиным-старшим. Слишком много было непонятного в этой истории, и нарочитого. Ну с какого ляда, младший, даже подогретый большими дозами спиртного полез к приёмной дочери генерал-полковника Бараева. Полковник Горюнов погиб, защищая автобус с детьми, и Елена осталась одна. Тогда за то, чтобы взять в семью дочь героя, разразилась жуткая свара в верхах общества, но император Василий второй, решил это дело, вызвав к себе генерала из чеченцев, возглавлявшего бригаду спецназа, и чьим именем пугали излишне резких и дерзких по всей Земле.
  Генерал не подвёл. Лучшие воспитатели, лучшие врачи, незримый, но очень плотный контроль за каждым шагом Елены ну и любовь всего Кавказа к русской красавице, отец которой ценой своей жизни защитил три десятка горских ребятишек.
  Теперь у Сорокина-младшего было очень много молодых и резких кровников, а самое плохое, что к ним вот-вот присоединятся не только солдаты и офицеры бригады, но и Комитет Военных Ветеранов России.
  Но и это можно было бы погасить, и как-то решить, если бы старший не решил объявить награду за голову лейтенанта Широкова.
  Вот это точно было феерической глупостью, не имевшей никакого решения. Общество могло бы успокоить только голова Виктора Сорокина поданная, как и полагается на блюде, Наместнику Кавказа - Маршалу Прокофьеву.
  Ну и в довершение всех бед, Елена призналась приёмному отцу в том, что провела ночь с лейтенантом Широковым, а это в свою очередь создало бы такой ворох проблем, если бы не опять Сорокин старший. И теперь лейтенант незнамо где, если вообще жив, сам глава торговой империи у себя во владениях под охраной частной военной компании, и что характерно иностранной, а Сорокин младший, в госпитале, под присмотром психологов, так как было уже две попытки самоубийства.
  Государь потративший огромное количество сил и средств на консолидацию общества просто вышел из себя, чуть не отдав приказ на судебное преследование олигарха, но всё же взял себя в руки и поручил заместителю председателя КГБ, разобраться в этом деле.
  И генерал разобрался. Да так, что за неделю его сыскари собрали целых четыре тома художеств Сорокина старшего, ну и в качестве разминки один полноценный том, с похождениями Сорокина - младшего, который пока уступал папане исключительно в силу того, что позже начал.
  Сейчас, генералу Калинину нужен был ответ на простой вопрос. Что это было? Оборзевший от вседозволенности торгаш, или агент влияния, преследующий какие-то более отдалённые цели.
  Он посмотрел на сидящего напротив, перевёл взгляд на толстую стопку папок слева от себя, но взял совсем другой лист.
  - Согласно уголовно-процессуальному уложению от десятого января две тысячи сто тридцать первого года, я предупреждаю вас об ответственности за дачу ложных показаний, о невозможности от уклонения от дачи показаний, и о том, что допрос фиксируется на видеоносители, и будет доступен прокурору, и суду.
  
  А вольный или невольный виновник всех этих треволнений ответственных работников, выуживал довольно крупную, под пять килограмм добычу, накрепко схватившую трёхсантиметровый крючок.
  Леска звенела словно струна, но метр за метром, Алексей сматывал её на импровизированную катушку, которую сделал из куска твёрдой древесины.
  Рыбина была уже возле стены башни, когда с шумом и плеском, из глубины, вынырнула туша крокодила, и схватила бы рыбину, если бы Алексей в последний момент не поддёрнул добычу вверх.
  Огромные челюсти, сверкнувшие тройным рядом острых словно иглы зубов, клацнули впустую, и крокодил нырнул в сторону, чтобы сделать новый заход.
  Но когда башка рептилии показалась над водой второй раз рыба была уже в нескольких метрах над поверхностью и быстро поднималась вверх.
  Этого животное не снесло, и вцепившись передними лапами в кладку башни начало медленно забираться по стене. Короткие лапы, глубоко процарапывали камень кладки, и врезались, выдерживая вес огромного тела, а плотно сжатая пасть размером в полтора метра чутко поводила носом выискивая добычу.
  Не став сматывать остатки лески, Алексей просто выдернул рыбу наверх, и достал пистолет который накануне снарядил обычными патронами.
  До головы твари было всего метров пятнадцать, поэтому ни одна пуля не прошла мимо. Только вот десяти миллиметров было явно маловато для рептилии весом в несколько тонн, хотя пули Грача пробивали толстую шкуру, которую не брали выстрелы из парового ружья, но уходили совсем неглубоко. От того, что ему дырявили башку, крокодил ревел, правда не размыкая пасти, и крепко зажмурив глаза чтобы уберечь их от пуль, ориентируясь только по запаху и звукам.
  Вставив магазин, с патронами повышенной мощности, содержащие по полграмма гексацетана, Алексей успокоил дыхание, и когда до головы крокодила оставалось всего пара метров, всадил пулю прямо в ноздрю крокодила.
  Проскочив через воздушный канал, и пробив сравнительно тонкую перегородку, пуля взорвалась, добавив острых ощущений рептилии, и та уже распахнула пасть, чтобы откусить обидчику голову, как одна за другой ещё девять пуль влетели в горло твари, почти оторвав башку от тела.
  Крокодил ещё повисел, цепляясь острыми когтями за стену башни, но постепенно лапы расслабились и тело с оглушительным плеском рухнуло в воду, подняв огромный фонтан розовой от крови воды.
  Только сейчас Алексей понял, что предельно устал. Ноги мелко вибрировали, а руки висели словно плети, чуть подрагивая.
  - Не, ну какого красавца завалил. - Алексей покачал головой и пошёл вниз, чтобы принять душ, и отмыться от липкой слизи, покрывавшей его с головы до ног.
  
  Ватага Большой Гельты была вполне себе средней. Двадцать два бойца, три мага, причём одни маг - мастер, и сама Гельта родившаяся в Бурхе, в семье торговца магическими зельями и выросшая здесь в Ранголе. Как и все уроженки островов Гельта была здоровенной широкоплечей девахой, рядом с которой не только альды смотрелись низкорослыми карликами, но и даже агела не впечатляли статью. А кроме того, у неё было приятное лицо, короткие чёрные волосы и голос словно у сержанта пропившего накануне всё имущество роты. Громогласный и хриплый.
  Ватага шла на трёх лодках шиссах - широких, и очень устойчивых посудинах, с дном обитым шкурой чёрной фугры, и потому крайне неприятной для любой живности, которая захочет терануться об днище, из-за, твёрдых, мелких и острых словно иголки шипов, что покрывали всю шкуру морской хищницы.
  Этот поход Гельта задумала пару лет назад, когда слушала бред случайно уцелевшего охотника из ватаги Носатого Ру. Он рассказывал о стене из воды, что окружала город где стояли неповреждённые башни.
  Его друзья пили в кабаке, отпевая ещё живого гарха, а Гельта сидела у постели умирающего, слушая его торопливый бред, и подливая обезболивающее зелье в чашу.
  Носатый Бури, ещё очень многое рассказал, прежде чем уйти к Святым Искусникам, но главное Гельта поняла. Чем тише едешь, тем дальше будешь.
  Конечно, всегда оставался риск нарваться на крупного хищника, но для этого на носу у каждой шиссы установили метатель гарпунов, который, как утверждал мастер должны были пробить шкуру бурука насквозь. Кроме этого, на лодки поставили магические движители, что обошлись как три метателя за каждый, сильно опустошив кассу ватаги.
  Шли неторопливо и молча, не баламутя воду вёслами, и почти дрейфуя вдоль течения, что несло их к стене у юго-западной части города.
  Вокруг резвилась и играла потенциальная добыча, проплывали небольшие островки водорослей, стоимостью сто серебряных монет за килограмм, но дисциплина в отряде была жесточайшая. Никто даже слова не сказал, провожая тоскливыми глазами уплывающие деньги.
  Зато и хищники не проявляли внимания проплывая невдалеке.
  К самой стене подошли ещё засветло, когда лодка сблизилась со стоявшей вертикально водой, просвечивающей голубым цветом и Гельта торопливо распахнула коробку с десятком кристаллов.
  Полностью разряженные камни имели бледно зелёный цвет, но стоило им попасть в магический поток, сразу стали наливаться изумрудной зеленью втягивая в себя энергию. а стена воды начала опадать, пока не превратилась в невысокий горб, который лодки преодолели, дружно ударив вёслами, и тут же вновь сложили их в лодку, чтобы не привлекать внимания.
  - Прорвались, Святые Искусники. Набожный мастер-мечник Гринар коснулся лба и сердца в освящающем жесте. - Да хранят тебя боги верхнего мира, Гельта. - Маг чуть приподнялся с сидения и поклонился предводительнице ватаги. - Я никогда не верил, что твоя идея сработает.
  - Чего-ж пошёл? - Удивился Рамольти.
  - А куда деваться-то? - Гринар вздохнул. - Ватага вся пошла, а я остался в городе? После такого не отмыться.
  До города было ещё километров десять, но уцелевшие башни уже были видны.
  - Жизнь моя медяха, да там кто-то есть. - Самый глазастый из отряда - мастер мечник Рамольти, полез в сумку за очками, и надев на голову, подкрутил колёсики настройки, уставился выпуклыми линзами окуляров куда-то вдаль.
  - Да откуда людям тут взяться? - Справедливо заметил Гринар. - В центре города?
  - Да точно я те говорю. Вона на серой башне кто-то огонь палит. Не иначе жрачку варит.
  - Давай помалу. - Негромко скомандовала Гельта, и Гринар дал знак другим магам запускать магический привод.
  Три лодки двинулись вперёд, постепенно набирая скорость, совершенно бесшумно скользя по воде. И через полтора часа предводительница ватаги уже сама могла видеть дымок поднимающийся из-за парапета одной из башен.
  - Может кто из уцелевших ватаг? - Спросил Гринар оборачиваясь в сторону Гельты.
  
  Лодки, появившиеся за границей водной стены, Алексей увидел ещё когда они были точками на горизонте, и благодаря мощному электронно-оптическому прибору рассмотрел всё в подробностях. Три лодки везли двадцать одного человека, причём шли они не на вёслах. но довольно шустро.
  Он уже переоделся в хозяйские вещи, оставив свою одежду отмокать в большом чане с мыльным порошком, который нашёлся в одной из нижних комнат, а сам неторопливо занялся ужином.
  За время пока он жарил рыбу, лодки подошли ближе, и уже можно было рассмотреть одежду ватажников, и даже их вооружение, которое было довольно пёстрым. От кинжалов и длинных ятаганов, до многозарядных ружей.
  Посмотрев на лодку, маневрирующую уже в непосредственной близости от башни, Алексей всё же прицепил к поясу шпагу и дагу, и как добропорядочный гражданин надел шляпу. Конечно там, в лодке могли быть и совершенно конченные подонки, но Широкову очень нужна была лодка, чтобы выбраться в большой мир, и он предпочитал решать проблемы с экипажем, когда тот будет как можно дальше от плавсредств.
  
  - Эй, на башне!
  Алексей приветственно махнул шляпой и чуть подался вперёд, облокотившись о парапет.
  - Причала нет, к сожалению, но можете воспользоваться решётками окон второго этажа. - Он скинул с парапета верёвку, где для собственного удобства навязал узлы.
  Опытным и бывалым воинам не потребовалось много времени чтобы взобраться на башню, и пока ватажники готовили свой ужин, на жаровне и устраивались на ночлег, Гельта, Гринар, как старший маг, и Рамольти, чинно беседовали с человеком, который представился как Аксей ши Роков, что означало не только княжеский титул, но и принадлежность к старым родам. Последнее кстати было явно на лицо. Очень высокий, даже выше среднего агела, широкоплечий, со светлыми волосами и зелёными глазами, носил на бедре явно старинную шпагу, и очень длинный кинжал вообще невообразимой редкости. В этом Рамольти понимал, как никто другой. Ну и то, что он свободно говорил на агелау правда с каким-то непонятным акцентом. Об этом им сказал Гринар когда хозяин башни показывал ватажникам куда можно заселиться а какие комнаты под запретом.
  Причём ни у кого не возникло ни тени сомнения что ши Роков имеет право и власть распоряжаться здесь, хотя по всей окружности башни, чуть корявыми, но большими буквами было выведено 'Собственность архимагистра ши Саргонаи', словно кто-то покушался на башню, стоявшую заброшенной около ста лет.
  Ши Роков выставил вино в почерневших бутылках, и тарелки с жаренными ломтиками мяса и рыбы, а гости к столу подали вино в кожаном бурдюке, хлеб и фрукты, и не прогадали. Ши Роков налегал именно на них, так как видимо соскучился без нормальной еды. Мясо и рыбу можно было достать сравнительно легко, но вот хлеба, посреди Рангольского болота было взять неоткуда.
  - А ты тоже гарх? - Поинтересовался Гринар, подкладывая хозяину в тарелку пару очищенных от кожуры бурлов. Он хорошо владел агелау и, также, как и Рамольти свободно общался с Аксеем.
  - Нет, я здесь случайно. - Ши Роков усмехнулся. - Портал вместо нужного мне места открылся прямо над болотом. Так что я жертва обстоятельств. Но между делом со мной связался хозяин этой башни и попросил сделать 'подтверждение собственности'. Очень ему не хотелось терять то, что здесь лежит.
  - А почему не взял себе? - Спросила Гельта. - Ватажница впервые в жизни видела мужчину, который был выше неё и значительно шире в плечах, а кроме того, он был опрятен, чист, и от него пахло миларой которой ароматизировали мыло. Так что можно сказать, хмурая ватажница уже сосчитала Аксея, взвесила, и признала годным как минимум для одной ночи. Ну а там как боги рассудят.
  - Принципы не позволяют. - Широков усмехнулся. - Взять что-то для выживания это одно, а воровать...
  - Ну а мы собирались именно поворовать. - Рамольти развёл руками.
  - Причём воровать ради выживания. - Гельта невесело усмехнулась.
  - Это понятно. - Алексей кивнул. - Но я вижу на этом пути несколько сложностей. - Он помолчал, пережёвывая мясистый овощ. - Начнём с того, что все эти башни уцелели только потому, что их владельцы нанесли на камни укрепляющие узоры, и вставили в фундамент достаточно мощные накопители. То есть они богатые люди. И как все богатые, они будут против присвоения их собственности и последующей распродажи. Сейчас не сказать, кто из них будет мстить, а кто забудет, но вам достаточно одного мстителя в ранге архимагистр чтобы умереть медленно и болезненно. А то, что их будет больше одного, говорит только о том, что они ещё и устроят ставки на ваших смертях.
  - И что, всё это зря? - Рамольти нахмурился.
  - Не совсем. - Алексей успокаивающе поднял раскрытые ладони. - Есть план. - Он достал из-за отворота сюртука свёрнутый в трубочку бумажный лист, и развернул прямо на камнях. - Это центр города. Здесь я обвёл все здания, которые уцелели. Их немного. Всего двадцать шесть. Мы подплываем к башне, забираемся наверх и пишем на башне что-то вроде - собственность ватаги Большой Гельты и номер строения. Как мне сказали, через десять-пятнадцать лет, сюда придёт армия, и всё равно выжмет всех браконьеров. Останутся лишь те, кто платит налоги и полезен для дела. А ещё лет через десять, когда здесь всё будет вычищено и приведено к королевскому стандарту, выяснится, что здания, которые вроде как должны быть бесхозными со всем их содержимым, имеют владельцев.
  - Ждать двадцать пять лет? - Гринар покачал головой.
  - Зачем? - Алексей усмехнулся. - Мы, зафиксировав право собственности на башни, и сделав съёмку на видеокристалл, связываемся с его старым владельцем, и передаём собственность обратно в его руки оформив соответствующим документом. Не бесплатно, разумеется.
  - А если кто откажется?
  - Вряд ли. - Алексей покачал головой. - Стоимость такой башни, включая встроенные маготехнические устройства, участок земли, и обстановку, выскакивает за миллион золотых. А мы будем продавать их за сто тысяч. Отличный вариант для прижимистых, но вовсе не тупых магов. Ибо в противном случае мы вовсе отказываемся от права собственности, и пусть выкупают своё барахло на казённых аукционах. Ну и тогда, всё это потянет не на миллион, а на все полторы или даже больше.
  - Сто тысяч? Уточнила Гельта.
  - Не надо жадничать. - Алексей с улыбкой покачал головой. - Это огромные деньги, и они сделают вас не просто богачами, но и уважаемыми членами общества. А если пожадничаете, получите злого мага во врагах, и массу проблем в жизни. Насколько я понял, общаясь с ши Саргонаи у многих, если не у всех, довольно скверный характер, и не нужно проверять меру их терпения. Даже у моего плана могут быть негативные последствия, но у того, что предлагаете вы, последствия не негативные, а катастрофические. Вы же не хотите жить всю оставшуюся жизнь прячась по щелям, и глубоким норам? И, да. Эта башня не в счёт. У неё уже есть хозяин.
  Несмотря на некоторое 'брожение в верхах' ватага всё же приняла правильное решение, особенно, когда Алексей озвучил свою долю. Кодекс гархов, никем не написанный и тем не менее всеми соблюдаемый чётко регламентировал эту часть жизни. Ватажница получала пять долей, маги по полторы, а их старший - три доли, старшина мечников две. А если находился тот, кто нашёл прибыльное место, и организовал всё дело, он получал, как и глава ватаги - пять долей. Причём даже если кто-то погибал, то деньги всё равно отдавались. Родственникам, тем кто указан в 'посмертном листе' или если нет ни того ни другого переводились в фонд помощи сиротам. Так что не было никакого финансового резона оставлять членов ватаги в виде трупов. На размеры выплат это никак не влияло.
  Справедливые требования Алексея, примирили ватажников с необходимостью делиться и желающих оценить красоту внутреннего мира Широкова не было.
  
  Управление специальных операций кабинет заместителя начальника управления.
  - Ну и зачем ты меня терзаешь? - Генерал Рябинин, устало посмотрел на старого, ещё с курсантских времён, друга. Махди Бараева, который сидел напротив, и хмуро поглядывал по сторонам. - Техника этого мы прихватили. Всю телеметрию с кольца сняли. Наши умники обещают, что в первом приближении углы прокола посчитают через месяц-два. Если там, на том конце место где можно выжить, я тебя уверяю, парень справится.
  - Понимаешь, она меня первый раз папа назвала. - Генерал - лейтенант Бараев, командир одной из бригад специального назначения, до хруста сжал тяжёлые словно гранитные кулаки. - Утром вернулась, прям светится вся. Говорит, папа, я хочу его в мужья. И я посмотрел, парень и правда хороший. И внешность такая... и сам хорош. Я уж не говорю про ту историю с мятежом. Ведь один вошёл в комнату! А их там было двенадцать. И никто даже выстрелить не успел. Всех положил. В шестнадцать лет... Вот ты в шестнадцать лет такое смог бы? Я вот, точно нет. А он смог. И парней моих с хвоста скинул, словно играясь. А у меня для таких дел особые парни. - Махди вздохнул. В общем надо найти пацана. Проси всё что хочешь, но найди. Сладится у них с Леночкой, или нет, не знаю, но терять такие кадры мы не можем.
  
  5
  
  На промысел, вышли следующим утром. Парни способные влезть по вертикальной стене нашлись в достаточном количестве, и дело стало лишь за краской. Для этого Алексей смешал варёное растительное масло и угольную пыль, получив достаточно стойкую чёрную краску.
  Кроме того, Широков взял на себя переговоры с бывшими хозяевами башен, так как на старых планах города, все строения были обозначены именами их владельцев, а ими как правило оказались маги, живущие по пятьсот лет и более.
  И лишь в двух случаях это оказались старые княжеские семьи и разговаривать пришлось с потомками тех, кто жил в долине.
  Алексей честно выкладывал все расклады, по ценам, времени и прочую информацию, и все согласились что сто тысяч золотом - не слишком высокая цена за строение полное антиквариата в прекрасной сохранности, и магическими приборами. Кроме того, у Широкова был весьма серьёзный козырь в виде дворянской чести, ибо выставить на торги даже бывшее имущество семьи было нарушением правил и ущербом для чести. А вот восстановить право собственности, наоборот.
  С помощью старшего мага Гринара они фиксировали видео с башней, и привязывали его по ориентирам, чтобы было понятно, где она расположена, и назначали встречу в банке Туи Техора в Лаборе который подрабатывал тем что устраивал разные небезопасные встречи, делая их безопасными и обеспечивал законность сделок. С помощью видона в башне архимагистра ватажница связалась с самим Туи Техора и договорилась о сопровождении всей сделки за небольшой процент.
  Но и без хорошо сохранившихся башен, бесхозного хабара хватило чтобы полностью забить грузовые отсеки лодок. Брали естественно самое дорогое, и легко продаваемое, но обратно лодки шли сильно присев в воду.
  Несмотря на праздничное настроение, шли осторожно и внимательно. Ватажники были опытными солдатами и знали, как много людей удачи погибает именно на обратном ходу.
  Спрятав шпагу в багаж, Алексей вооружился длинноствольным паровым ружьём, стрелявшим не очень далеко, но долго и мощно. В дисковом магазине было пятьдесят тяжёлых пуль, диаметром в пятнадцать миллиметров, и три кристалла позволявших сделать полторы сотни выстрелов. Ружья такого типа охотно использовали ватажники, но попроще отделкой и не такого крупного калибра. А то, что нашёл Алексей в затопленном подвале разрушенной башни, было настоящим шедевром оружейного мастерства, и по качеству отделки, и по мощности выстрела. Правда, ружьё лягалось отдачей словно слонобой, но для широкоплечего и физически сильного Алексея это не было проблемой.
  До водного барьера, опоясывавшего центр аномалии оставался всего с километр, как сбоку что-то мощно плеснуло, и пара воинов за паромётом, сразу же крутанули оружие на вертлюге, поворачиваясь в сторону угрозы, но на несколько долгих секунд всё стихло. Но стоило Алексею решить, что пронесло, как в воде появились алые полупрозрачные кольца абурха. Состоявший из сотен миллионов мелких червячков, змееобразный абурх был одновременно и домом, и собственно существом более высокого порядка, имевший то, что не имели его составные части. Неким подобием разума, позволявшего ему охотится на куда более крупную дичь.
  Гринар уже зажал в пальцах кристаллы серо-голубого цвета, и выкрикнув фразу-активатор, кинул оба камня словно гранаты в воду.
  - Скорость на полную! Подала команду Гельта. - Держать разряженные кристаллы под рукой!
  Гулко ухнул сдвоенный взрыв, и в двух десятках метров встали два фонтана из воды и пара, и через пару секунд, хлёсткая команда ватажницы:
  - Лечь в лодку!!!
  И словно шрапнель, веером над головами людей в лодках, пулемётная очередь из рачков, разогнанных внутри полостей самого червя, собранных из тех же существ.
  Борта лодки, укреплённые толстой шкурой они пробить не могли, но кто-то из воинов вскрикнул, поймав живую пулю в неосторожно выставленную часть тела, а другая, задела чуть выступающий над бортом приклад паромёта, и чуть не вырвала оружие из рук Алексея.
  - Ах ты сука! - Он резко сел, и движением большого пальца послал предохранитель вниз, уже прижавшись щекой к прикладу и выцеливая мишень. То, откуда стрелял абурх, возвышалось над водой на пару метров и топорщилось горизонтальными отростками в разные стороны, словно стволами.
  Ружье гулко заухало, посылая свинцовые шары один за другим в цель, а лодка, получив дополнительную тягу чуть ускорилась, и начала забирать левым бортом.
  Ватажники, на лодке Алексея, видя такое дело, тоже подняли голову, и развернули свой паромёт. Их выстрелы были куда мощнее, но не такие частые. А через пару секунд к бою присоединились ещё два паромёта и стрелки в лодках, обрушившие на хвост червя шквал свинца, и разнеся его в брызги.
  Но стоило хвосту исчезнуть, как над водой появилась голова абурха. Раскрытая пасть был высотой в два, и шириной в три метра, так что могла, поднатужившись, откусить треть лодки за один заход.
  - Ватага, бой! - Гельта вскинула свой пулевик, и почти что очередью начла бить по глазам твари.
  Тут же подтянулись и остальные взяв цель в перекрёстный огонь, но точку поставил маг. Вытащив из кармашка на поясе кристалл размером половину кулака, он выкрикнул активатор и метнул его прямо в пасть чудовища. И практически мгновенно на месте головы вспыхнул ослепляюще-яркий и горячий шар огня. превративший голову абурха в дым.
  - Бархи, проход! - Скомандовала Гельта, и на лодке, которая шла первой открыли капсулу с незаряженным кристаллом. Через пару минут все лодки уже были за барьером, но ватажники были настороже. Обжитые места начинались ещё через триста километров.
  
  Дошли без особых приключений. Может потому, что не расслаблялись и были готовы, а может просто помогли Светлые Боги и Святые Искусники. Но через пять дней, лодки уже вставали к причалу откуда были видны и дома городской бедноты, и почерневшие от времени стены огромной крепости Лабор. Все приличные гостиницы находились именно там, за высокой стеной из гранитных плит, как и дома городской знати. Там же стоял дворец наместника Рангольской области Агелау, и там же находился транспортный узел. Портал, и причал для дирижаблей. Портал по причине магической аномалии работал лишь по коротким направлениям и лишь в дни, когда фон спадал до нормальных значений, а вот дирижабли и вообще воздушный транспорт работали постоянно.
  Возвращение ватаги из похода, уже не было таким ярким событием как двадцать лет назад. Ватаг было больше двух сотен, и они таскали добычу почти в промышленных масштабах. Вот и на команду Большой Гельты почти не обращали внимания. Тем более, что для вида на причал подняли пару тонн водорослей, а настоящий хабар разгружали у крытого причала Толстого Грима, который держал не только самую крупную торговлю маготехникой, но и каналы контрабандной доставки любого товара из Рангольской области, минуя все контрольно-пропускные пункты и таможни. К числу добродетелей этого славного человека можно было добавить, что он никогда не задавал дурацких вопросов, и ещё он не имел привычки пытать свои жертвы перед смертью, а убивал чисто и быстро, избегая мучений, хотя заказчики некоторых несчастных случаев, отдельно бы оплатили именно мучения. В общем Толстый Грим был человеком высоких моральных принципов, и исключительной деловой репутации. И именно поэтому ватажники не расслаблялись, держа оружие под рукой, а станковые пулевики развёрнутыми в сторону причала.
  Торговалась Гельта отчаянно, сражаясь за каждый медяк с яростью настоящего богача, и лишь через четыре часа, они с Гримом ударили по рукам фиксируя сделку. На круг, куча старого оружия, техники и просто всяких древностей ушла за сто пятьдесят тысяч золотых, что было совершенно немыслимой суммой для Лабора, за всё время существования.
  Но дела ещё не были закончены. При банке Туи Техора была небольшая, но очень хорошо защищённая гостиница, и Гельта повела ватагу туда, чтобы как можно дальше оттянуть момент появления слухов об исключительно удачливой ватаге.
  
  Город Алексею не показался совсем. Улицы от нехватки пространства были узкими, и тёмными, благо, что нижний ярус улиц был практически целиком отдан на технические нужды, а чистая публика передвигалась по галереям и переходам на уровне второго - третьего этажа, где уже было видно небо. Алексея немало поразил парк, разбитый на уровне третьего этажа, под которым стояли дома и склады менее зажиточных жителей крепости, а над всем возвышался замок Наместника Рангольской области.
  Гостиница и сам банк представляли собой крепость внутри крепости, и высокое здание банка, сложенное из огромных гранитных блоков, уступало лишь башням замка наместника. Зато пристроенная в виде флигеля гостиница выходила окнами на парк, и можно было видеть всю северную часть города, включая порт.
  Алексей, перед тем как заниматься комнатами, обменял имевшееся у него золото на счёт в банке, и уже в статусе владельца солидного счёта и особо важного клиента, снял большой номер с красивым видом. Ванна, а по сути небольшой бассейн, служанки уже наполнили, и стоило ему раздеться и окунуться, как горничные тоже скинули свои накидки, и полезли в воду.
  - Отличный сервис! - Алексей с улыбкой обнял девиц за талии, и на секунду задумавшись решил. - Всё же давайте сначала вымоемся.
  Вымытый и растираемый ароматным маслом он млел в руках двух красавиц, когда хлопнула дверь и от входа донеслось громовое.
  - А ну пшли вон марамойки халарские!
  И через несколько секунд сильные руки Гельты рывком перевернули Алексея на спину.
  - Ого. Оценила она калибр смотрящего ей в лицо 'орудия'. - Это я удачно зашла.
  
  А утром, они вдвоём плюс представитель банка, которым выступал Лиро Техора, сели обговаривать условия сделок. Всё в целом было понятно. Банк брал на себя юридическое сопровождение и физическую защиту, за небольшой процент, и они же в случае претензий правового характера брали на себя все разбирательства. Что в итоге было записано в договоре, и подписано всеми участниками сделки. Гельтой, за всю ватагу, совладельцем банка и Алексеем в качестве третьей стороны, как получавший отдельный процент.
  Вся бумажная возня заняла буквально час, а после полудня, начали прибывать представители бывших и будущих владельцев зданий.
  Юристы банка даром хлеб свой не ели и за очень короткое время проделали действительно большую работу. На каждое владение был составлен своеобразный паспорт, с указанием расположения, относительно старых карт, ориентиров, общего вида башни с характерными приметами, и деталями интерьера, что исключало любые спекуляции в будущем. Но часто, владельцы требовали поимённого отказа от прав собственности от всей ватаги, что ещё более удлиняло процедуру. Но работники банка сумели наладить производственный процесс, так что, деньги потекли на счета ровным и мощным потоком.
  И лишь когда подошла очередь семьи Варгон, налаженный конвейер дал сбой. Относительно молодой человек, еще не справивший свою сороковую весну, имевший документы на совершение сделки, начал вдруг какие-то непонятные разговоры, видимо с целью снизить цену, и Гельта сидевшая за столом несколько растеряно оглянулась, а поймав взгляд Алексея, чуть заметно качнула головой.
  Он сразу же подошёл к столу, за которым сидели юристы обеих сторон и представители, и пододвинул стул.
  - Алекс Широков, представился он как того и требовал этикет и вопросительно посмотрел на мужчину ожидая, что тот представится в ответ.
  - Э... гм... Тот пальцами рванул завязанный на шее платок, будто тот душил его, и словно за спасительную соломинку полез в карман, доставая небольшой брелок с одной кнопкой и несколькими крошечными лампочками в один ряд. - Вы позволите?
  - М? - Алексей понятия не имел, что за штуковину достал его собеседник, но потому как напряглась Гельта, понял, что дело не шуточное, а стало быть расстегнул пиджак, давая себе дополнительное пространство для доступа к пистолету, висевшему в подмышечной кобуре. Но с другой стороны оружием это тоже не было, так что он просто кивнул.
  Альд-Тест, был не то чтобы запрещённым устройством, но в обществе не одобрялся так как нёс явно расистский уклон. Прибор мгновенно измерял количество крови коренных жителей планеты - альдов, и соответственно мог быть указателем на чистоту крови агелау. Конечно в Алексее не было ни того, ни другого, но включившийся прибор бесстрастно зафиксировал именно полное отсутствие генов коренных жителей планеты, что в этом мире автоматически означало абсолютную чистоту Изначальных, или как их ещё называли 'Искусников'.
  Гевис ти Варгон с непониманием смотрел на негорящие огоньки, и тут же перевёл прибор на Гельту, после чего два из четырёх огоньков загорелись как им и положено, сообщая о примерном равенстве примесей в генах ватажницы, что кстати и так было ясно любому человеку. Затем он снова направил прибор на Алексея, и с нарастающим ужасом смотрел как гаснут индикаторы прибора.
  - Прошу простить моего доверителя Гевиса ти Варгона. - Адвокат семьи Варгон, как опытный и бывалый переговорщик, перевёл на себя внимание. - Мы и не могли полагать, что гарантом этой сделки являются Искусники. Мы конечно же сразу подпишем документ передачи прав, и в знак своего расположения передаём банку, уже оформленный аккредитив на сто тысяч золотом. - Юрист раскрыл папку и достал оттуда лист бумаги, покрытый красивыми вензелями и печатями, который и принял представитель банка, кивнув Алексею, что всё в порядке.
  - Тогда я вас, пожалуй, оставлю. - Он едва заметно кивнул, что при бурной фантазии можно было расценить и как поклон, и отошёл к столику с прохладительными напитками.
  Весть о том, что Искусники как-то заинтересованы в сделке мгновенно распространилась среди бывших хозяев домов, и проблем больше не было. А когда были оформлены последние в этот день документы на владение, Лиро Техора вышел к Алексею, чтобы выпить по чашечке ароматного тонга.
  - Вы к нам надолго? - Младший брат в большом и очень солидном семействе Техора, получил прекрасное образование, и строго следовал требованиям этикета, и его главному правилу - если собеседник сильнее тебя и, если информации о нём недостаточно - не выпендривайся, будь вежлив, и больше улыбайся. Лучше прослыть доброжелательным дураком, перед лицом сильного врага чем дураком агрессивным.
  Алексей тоже был сама вежливость и обходительность, и заверил что никаких долговременных интересов в Лаборе не имеет, и отбудет, как только получит все документы.
  - Вы теперь богатый человек. - Лиро широко улыбнулся. - Может быть желаете сделать распоряжения относительно вложений?
  - Да. - Алексей так же широко улыбнулся в ответ. - Желаю получить всё аккредитивами центрального банка Агелау.
  - А может...?
  - Нет, не может. - Алексей с улыбкой покачал головой. - Ваши проценты конечно велики, но мне надёжность дороже.
  А люди ехали и ехали. Изматывающий процесс переговоров и оформления документов, закончился лишь на четвёртый день. Дни, занятые документами, просмотром видеозаписей, и разговорами, и ночи, когда неугомонная Гельта, давала жару в постели, словно в последний раз. Так что окончание утомительного марафона, и предложение прогуляться по городу, вызвало у Алексея неподдельный энтузиазм. Вещи, из кладовой хозяина башни, которые сначала вроде были малы, то ли разносились, то ли отвисли, но стали совершенно впору, и заменили собственный гардероб. Тем более, что было их намного больше, и вывез Алексей из своего временного пристанища ни много ни мало, а два мешка барахла, полагая, что не скоро ещё сможет купить что-то подобное. Вещи были отличного качества, не мялись, не пачкались, и не пропитывались запахами, что для Алексея, имевшего весьма острое обоняние было важно. А для того, чтобы от него исходил приятный аромат, просто клал в боковой карман пиджака платок, пропитанный духами.
  Воины, наконец отпущенные из-под присмотра, несмотря на деньги не рванули навёрстывать упущенное в кабаках и борделях, что было бы естественно, а пообщавшись в узком кругу, практически в тот же день, быстро разъехалась по всем сторонам света. Причём основная часть ватаги улетела сразу после общего пира в лучшем ресторане Лабора а меньшая задержалась ради каких-то дел. Улетали курьерами, рейсовыми дирижаблями, уезжали по единственной ветке железной дороги, и уплывали пароходами, но к вечеру из города убыли почти все.
  Но это уже не волновало Гельту. Она распустила ватагу. Да и не было никакого смысла больше ходить за добычей. Прибыль в триста-пятьсот монет серебром, была хороша до похода, а после того как на счетах образовались шестизначные цифры, такие деньги уже были неинтересны.
  Из двадцати человек осталось только двое. Гельта, Гринар, ожидавший рейсовый дирижабль до столицы и собственно Алексей, тоже решивший посетить столицу Агелау Ашир.
  Гельта звала его с собой в Бурс - небольшое островное государство в Синем Океане, но Алексей не был готов превращать хорошую связь в плохой брак.
  Этот момент он осознал ещё в академии. Те, кто искал спокойной службы и такой же жизни, выскочили замуж и женились ещё на третьем-четвёртом курсе, и планомерно шли к кабинетным должностям, и заслуженной пенсии в семьдесят лет. А те, кто мечтал стать генералом, готовились совсем к другому, и брак там предполагался годам к сорока-пятидесяти, когда офицера так или иначе окончательно списывали на штабную работу.
  Поэтому на прямой вопрос Гельты, он спокойно объяснил, что родители никогда не дадут согласие на этот брак. Что, однако, не помешало им устроить в эту же ночь феерический 'забег по простыням', а с утра, Гельта потащила его по магазинам, напирая на то, что 'в столице так не ходят'. Но это Алексей уточнил в первой же портновской мастерской, попросив альбом моделей одежды этого года, и сравнив мысленно со своей одеждой бы вынужден согласиться. Но и покупать то, что предлагали ему никак не желал так как в моде был нежно-салатовый цвет длиннополых пиджаков, и розовые обтягивающие лосины. Но поговорив с вежливым и явно очень опытным мастером они решили проблему, частично переделав костюмы, убрав с них кружева, и упростив их в соответствии с текущей модой, до прямого длиннополого сюртука, с широким поясом, на котором висели шпага и дага. Заодно ему сделали нормальную подмышечную кобуру, вместо импровизированной подвески, которую он смастерил из модульной системы, и изготовили несколько шляп, эскизы которых Алексей нарисовал на большой доске, и буквально через полчаса уже получил пробные варианты.
  А рубашки пришлось оставить старые.
  - Мне такого не сшить. - Старый мастер ещё раз пощупал шов на рубашке и покачал плешивой головой. - Ткань из замагиченного волокна, и обработана чем-то. Такое вам только в столице сделают, да и то, не меньше золотого за рубашку. Я и пиджак вам перешивать взялся только потому, что на него нитки особые есть, да подкладка случайно осталась. А так бы вы и ходили в одежде довоенных времён.
  К моменту, когда Гельта счастливая и разгорячённая покупками вернулась к первому ателье, Алексей уже примерял новый костюм, тёмно-серого цвета, и такое же лёгкое пальто, под которым едва заметно топорщилась шпага. На голове, была одета шляпа с относительно небольшими полями, чуть загнутыми вверх, как и советовала столичная мода. Фасон обуви к счастью не изменился, и на ногах Алексея остались сапоги, которые были найдены случайно в одной из кладовок дома. Хозяйская обувь не подошла по размеру, а слуги почти всё своё забрали при бегстве.
  - Тебе ещё герцогской цепи не хватает. - Несколько смущённо пошутила Гельта.
  - Да ну её. - Отмахнулся Алексей. - Такую тяжесть таскать. - Он задумался. - Теперь ещё пару чемоданов, дорожную сумку, и я буду готов.
  
  Когда покупки отправились в гостиницу, они всё же дошли до ресторана где заказали роскошный ужин и разговаривали о пустяках пока на повара колдовали на кухне.
  На рёв от входа Алексей не обратил внимания, так как Гельта, включившая обаяние на форсаж, двигала ступнёй от по ногам Алексея снизу-вверх, обещающе поглядывая, из-под опущенных ресниц.
  Но шум всё нарастал, и ему пришлось отвлечься от любовной игры.
  В зал, ревя словно полярный медведь, вошёл мужчина героических пропорций, волоча на себе несколько человек из охраны, которые повисли на нём будто охотничьи собаки. И направлялся этот человек-гора не куда-нибудь, а к их столику.
  - Берг! Какого ширгота, колсом ан херао! - Громовой голос Гельты перекрыл все звуки, словно рёв корабельного тифона.
  - Я убью тебя похотливая сука! - Несмотря на сопротивление охранников, он потянулся к шпаге на поясе, и начал её вытаскивать из ножен.
  - Это что за чудо? - Алексей кивнул на мужчину, который вопреки стараниям охраны всё ближе и ближе приближался к их столику.
  - Не связывайся. - Гельта, с недовольной гримасой покачала головой. - Берг, как и я изменённый, и может убить тебя одним ударом.
  - Не в этой жизни. - Алексей рассмеялся и забросив в рот сырный шарик, встал и одёрнул сюртук. - Слышь, чучело, пойдём поговорим на воздухе. Не будем превращать ресторан в скотобойню.
  Совершенно неожиданно для всех, мужчина как-то резко успокоился, кивнул и стряхнув одним движением с себя охрану развернулся и пошёл к выходу.
  
  До площадки, предназначенной для законного смертоубийства было совсем недалеко. Да и не могло быть далеко в городе где все жили в буквальном смысле друг у друга на головах. Площадка была не больше цирковой арены и так же ограждена бортиком и высокой, в два человеческих роста сеткой на металлических столбах.
  Служитель при арене, лишь потребовал сдать весь стреляющий арсенал, магощиты, которых у Алексея никогда не водилось, и поинтересовался ставками.
  
  И только когда здоровяк перешагнул порог арены, Алексей понял, что просто не будет. Гигант двигался легко, и свободно словно танцовщик, удерживая длинную, больше метра шпагу, словно тростинку.
  А когда Алексей вытащил из-за пояса дагу, лишь изогнул насмешливо губы, и качнул своим клинком приглашая начинать.
  Обмен прощупывающими ударам был таким скоростным, что звон клинков слился в быструю дробь, а когда Берг широко взмахнул шпагой собираясь достать противника за счёт площади поражения, Алексей лишь подправил её полёт так, чтобы кончик глубоко зарылся в песок, и в то же мгновение атаковал его руку дагой на встречном повороте. Дага заточенная словно бритва легко вспорола защитную перчатку, и оставила длинный неглубокий порез на запястье.
  Порез вышел неопасным, но чувствительным, и противник Алексея отпрянул назад с каким-то странным выражением на лице.
  В целом рисунок боя здоровяка не был ничем выдающимся. Простые 'школьные' удары и уходы, но только делал он это тяжёлой длинной шпагой, и на сумасшедшей скорости, что само по себе уже представляло определённую опасность, если и не сломать клинок, то повредить руку.
  Шпага Алексея тоже не была парадной 'мышеколкой' а представляла собой вполне боевое оружие с клинком больше метра, и шириной в основании в два пальца, изготовленной из специальной стали. Поэтому он мог себе позволить прямые столкновения и жёсткое парирование, без ущерба для оружия, чего не мог сказать его противник, шпага которого уже покрылась десятками мелких зарубок.
  Алексей был предельно собран, что и позволило ему блокировать неожиданный и очень быстрый удар, эфесом, который попытался провести Берг, резко сократив дистанцию, но в итоге, получил встречный, и не менее жёсткий ответ сначала коленом в грудь, а через мгновение дагой в правый бок на всю глубину клинка.
  Здоровяк удивлённо посмотрел на свой бок откуда толчками выплёскивалась кровь, глаза его закрылись, и через секунду он рухнул на колени, а затем упал ничком на чуть влажный песок.
  И только когда здоровяк упал, Алексей понял, что и его пару раз достали. Ткань сюртука не была пробита, но боль в боку была такая что на глаза наворачивались слёзы. Наверняка боров сломал ему пару рёбер, и в довершение ко всему повредил ногу. Это Широков понял, когда пошёл к выходу с арены. Нога почти не гнулась в колене, и он шагал, помогая себе шпагой словно тростью.
  
  
  
  
  6
  
  Скользящее Облако, был одним из наиболее роскошных дирижаблей на кольцевой линии, Углар - Маширон - Тергау - Хиати - Лабор - Ашир - Углар огибавшей весь Южный Рабау.
  Трасса длиной в пятнадцать тысяч километров была практически круизной, и поэтому Облако, имел на борту не только каюты, отделанные художниками высшего класса, но и музыкальные салоны, прогулочные площадки, рестораны, питейные заведения, и даже гимнастический зал. Совсем небольшой, но дамы, не обделённые хорошими фигурами, очень любили эту модную забаву, в основном за то, что можно было покрасоваться в обтягивающем спортивном костюме.
  В Лаборе на дирижабль такого класса обычно садились или высшие чиновники, или богатые торговцы, приезжающие за редкими реагентами, или, что бывало совсем редко, старшие офицеры армии Агелау, державшей здесь небольшой, но хорошо укреплённый форпост.
  В этот раз, на борт поднялись всего трое. Полковник с эмблемами бронепехоты, чиновник, в мятом костюме и с желчным лицом, и молодой мужчина, одетый словно владетельный лорд, но без цепи, что, впрочем, уже давно стало нормой. Таскать на шее два килограмма золота и драгоценных камней, уже лет сто назад вышло из моды. Впрочем, не было на руке юноши и родового перстня, но зато был нечто другое. Одежда, вся до последней нитки была сшита из замагиченного материала, который стоил неприлично дорого даже для тех, кто ехал первым классом, а шпага на поясе, была явно непарадной, а самой что ни на есть рабочей, несмотря на явную древность, и заслуженную историю.
  Мужчина чуть прихрамывал, но, когда к нему кинулся на помощь стюард, сделал жест, что обойдётся без помощи, и взойдя на борт проследил как вносят его багаж, и лишь после этого предъявил билет в отдельную каюту первого класса.
  
  Алексей дождался пока уложат его чемоданы, и дав стюарду полтарна, устало сел в кресло. Дуэль, не прошла даром ни для здоровья, ни для кошелька, потому как покойный любитель помахать шпагой тоже собрался уезжать, и в карманах его куртки обнаружились документы на вполне приличный дом, и аккредитив на предъявителя.
  Сумма был относительно небольшой, всего тридцать тысяч, но Алексей прибрал и её. Потом было утомительное и весьма недешёвое лечение у мага - доктора, который срастил Широкову повреждённые рёбра, и убрал огромный кровоподтёк на ноге. И как финал их отношений с Гельтой, скачки в постели, когда она чуть снова не сломала едва сросшиеся рёбра.
  Но всё когда-нибудь заканчивается, и через пять дней, он всё-таки сел на свой дирижабль, начав новый этап жизни.
  До этого времени Алексея несло в бурном потоке событий, не давая времени не то, что на детальный анализ, а даже на передышку, но вот теперь, когда он оказался на борту медлительного воздушного транспорта у него наконец появилось время подумать и как-то спланировать дальнейшие шаги.
  Нигде на планете под названием Ассарта, не было города под названием Хелиар, и о торговом доме Росси тоже никто не слышал. Стало быть, и резидентура осталась где-то очень далеко на другой планете.
  То, что его будут искать, само собой разумелось, и он был уверен, что Главное Разведуправление сделает всё, что нужно и даже немножко сверху, для того, чтобы вытащить его. Но вот когда это произойдёт - большой вопрос. Так что нужно устраиваться без оглядок на 'Большую землю'. А это значит, можно и нужно затевать долгоиграющие проекты. Например, можно было безбедно жить на имеющийся капитал, тем более что шестисот восьмидесяти тысяч хватит надолго. Лет на сто, даже нескромной жизни.
  Средняя зарплата рабочего на заводе была двести серебряных монет в месяц, а за год, который здесь длился десять месяцев он получал примерно два золотых, что было очень и очень прилично. Семье с одним кормильцем этого хватало на оплату учёбы двух школьников, на еду, и на одежду среднего качества.
  Инженер высокой квалификации получал уже пять золотых в год, и мог оплатить учёбу детей в высших школах, а директор крупного завода мог получать и десять золотых в год и даже пятьдесят. При этом, обычный дом в пригороде столицы стоил около пятисот монет золотом, а большой семейный дом с обширным участком - полторы тысячи.
  Да, дворцы могли стоить и по десять миллионов, особенно те, что находились возле королевской резиденции, или в курортных местах, но ими владели большие княжеские семейства, имевшие сотни предприятий по всему миру, и собиравшие своё состояние веками.
  На этом фоне, никому не известный молодой человек с большими деньгами на счету выглядел бы очень подозрительно, если бы не сумма. Почти семьсот тысяч золотом это совершенно несусветные деньги для разведывательной операции, и единственное в чём его могут подозревать так это в тайных финансовых играх. И то, если он в таковые игры полезет, чего он не собирался делать. Алексей создал себе легенду исходя из реалий этого мира, и непроверяемую в принципе.
  Бурс - небольшое государство в Сером океане, из сотен островов разного калибра, и находящийся на краю ещё одной магической аномалии, всегда был родиной высокорослых и могучих воинов, ведущих свою родословную напрямую от агела.
  Зарабатывали на островах пиратством, контрабандой, добычей зелёного жемчуга, и зарядкой магических кристаллов, для чего опытные лоцманы приводили небольшие, но исключительно крепкие кораблики прямо в центр магического смерча, бушующего в Сером Океане уже не первое, и даже не третье столетие. Там, в сердце урагана все, даже самые большие кристаллы быстро заряжались до предела, чего в обычных условиях не могли сделать даже сильные маги.
  И естественно в таком месте, куда слетались авантюристы всех мастей и калибров, было не продохнуть от агентов разведок всех стран и крупных торговых объединений. А отыскать следы одного человека в при таких условиях было совершенно невозможно. Текучка кадров среди шпионов была высочайшей из-за естественной убыли в глубины океана, и ухода вместе с ними изрядной доли накопленных секретов, так что главной задачей любого шпиона было не сбор информации, а банальное выживание.
  Алексей ничем не рисковал, называя Бурс своей родиной. И даже его фамилия, в местном прочтении означавшая герцог Роков, тоже ничего не значила. Известно же, что у островитян Бурса, что ни остров, то герцогство или даже королевство, так что хозяин любой кочки был дворянином, и естественно объектом шуток дворян других стран. Правда, за такой юмор, шутник мог лишиться головы, потому что островитяне были очень воинственны и обучали детей владеть оружием с детства. От Гельты он узнал очень многое о привычках и тонкостях жизни на островах, а также собирался посвятить изучению новой малой родины много времени, чтобы не быть уличённым в не патриотизме, сотрудниками местных разведывательных органов. Бардак бардаком, но и край нужно отслеживать.
  К большому счастью Алексея, оформление совершенно легальных документов было поставлено в Лаборе на поток, и за пятьсот золотых, он получил не только настоящий паспорт гражданина Бурса, но и родовые бумаги на какой-то клочок земли в океане, и самое главное - грамоту о признании его титула Гербовой комиссией Агелау. Так что теперь у него было достаточно опереточный титул, но весьма настоящие деньги, которые придавали ему серьёзный вес.
  То есть по отдельности они мало что значили. Титул без денег - просто красивая бумажка, которой место лишь в архиве, а деньги без титула это всего лишь удачливый нувориш сорвавший банк. Но вот вместе они приобретали совсем другое качество.
  Осталась сущая мелочь. Определиться с тем, что же он хочет, что ему нужно, что было бы полезно для его внедрения в общество, и как совместить эти вещи между собой.
  Сложность заключалась в том, что все прибывающие в Агелау, граждане других стран, должны были регистрироваться, и для длительного пребывания у них было несколько вариантов. Беженцы, торговцы, наёмные солдаты, шпионы, дипломаты и несколько других.
  Суть была в том, что каждый вид регистрации давал свои положительные и отрицательные стороны, например, беженец имел весь спектр доступа к благам Агелау, включая медицину с огромной скидкой, как гражданин страны, но обязан был работать где укажут и жить там, где определят. В награду за то, что беженец был хорошим мальчиком, через двадцать лет он получал гражданство третьего класса, и подтверждал гражданство для всей семьи.
  Можно было ещё зарегистрироваться торговцем, но для подтверждения статуса требовалось снять торговое помещение, предъявлять торговые книги, платить налоги и всё такое прочее. Плюсы в том, что можно было жить, где захочешь, делать всё что угодно, только не залезая в политику, каковой по умолчанию считались любые контакты с государственными служащими не оформленные в дальнейшем в виде договоров и сделок. Поэтому для подобных встреч, торговцы нанимали шпионов, у которых таковых ограничений не было. Можно было ходить даже на приём к королю, и вообще делать всё что захочешь, включая сбор секретов, но в случае объявления военного положения, требовалось выкатиться из страны в тридцать часов.
  Удивительно, что многие торговцы регистрировались именно как шпионы, ну а настоящим шпионам вообще никакой закон не был писан, и они разумеется регистрировались как придётся или вообще не делали этого, купив подлинные документы гражданина Агелау. Правда такое ловкачество грозило смертной казнью, но когда и кого это останавливало?
  По здравому размышлению, Алексей тоже решил зарегистрироваться как шпион, о чём и заявил на стойке таможенника в воздушном порту, после чего был со всем уважением отведён в кабинет чиновника канцелярии Государственной Стражи.
  Чиновник - мужчина лет пятидесяти, в хорошо сшитом общевойсковом мундире армии Агелау, как раз занимался сверхважным делом требующим полной концентрации и твёрдой руки, а именно заправлял порошок тонга в варочный автомат.
  Алексей молча и не двигаясь дождался пока офицер заправлял тонговарку, и лишь когда тот повернулся к посетителю, и улыбнулся, показав на стул, улыбнулся в ответ, и занял предложенное место.
  - Так, и что же я вижу? - С мягкой улыбкой учителя начальных классов, офицер-безопасник перебирал лежащие у него на столе документы. - Гражданство Бурса, документы на островок, и метрика по рождению, выписаны одной рукой и видимо в одно и тоже время - недавно, а именно... - Он достал из стола прибор похожий на лупу, но с массой дополнительных приспособлений и надвинув на главную линзу какую-то штучку посмотрел на документ. - не позже двенадцати дней назад. И судя по руке написано Телгом Дрисо. А десять дней назад Телг Дрисо находился... - Он снова полез в стол и достал небольшую книжечку, и пролистав нашёл нужную страницу. - В Лаборе находился этот вонючий курос. И отдали вы ему не меньше трёх сотен...
  - Пять.
  - Пять? - Офицер даже задохнулся от возмущения, и громко стукнул кулаком по столу. - Да за пять он должен был оформить как минимум ещё и бумагу от Гербовой комиссии!
  - Так он и оформил. - Алексей улыбнулся. - И даже от щедрого сердца добавил проверочный лист места рождения от канцелярии Двора Буроса.
  - Ага. - Мужчина кивнул, и задумался ненадолго, а затем встал и отмотав барабан факсимильного телеграфа на нужное число стал просматривать текст на ленте.
  - Да. А в Лабор, двенадцать дней назад, у нас вернулась из рейда харата Большой Гельты с таким огромным хабаром, что это попало в сводки. И привезли они с собой некоего мужчину, выглядящего как юноша, - он в этот момент обернулся и подмигнул Алексею. - Что конечно ни о чём не говорит. В итоге ватага заработала два миллиона восемьсот двадцать три тысячи золотом, что уже вообще ни в какие рамки не лезет. При этом, как и положено по старым законам харатов, юноша получил пять долей. Стало быть, не жадный. - Офицер снова задумался, вернулся к чтению донесения. - Убил на дуэли мастера меча Берга Кураса... О! - Контрразведчик удивлённо перечитал текст и с усмешкой посмотрел на Алексея. - Отличное начало...
  Он снова сел в кресло и задумчиво посмотрел на Алексея, словно перед зоологом находился совершенно невиданный зверь.
  - И кого же принесло в моё хозяйство? - Офицер сложил пальцы в замок и пристроив на них подбородок сделал лицо внимательно слушающего человека.
  - Да просто попал не туда при телепортации. - Алексей пожал плечами. Вот и кручусь как могу. Заберут меня отсюда или нет, ещё вопрос, так что нужно устраиваться со всем возможным комфортом и сразу надолго. А ваша страна мне кажется довольно перспективной. Король - маг, который собственной силой гарантирует спокойствие в государстве, в меру тупой парламент, и в меру жадные торгаши. Что ещё нужно процветающей стране? Только некоторое количество генералов, которым не всё равно. Ну или на худой конец их адъютанты и командиры полков.
  - Сформулировано не чеканно, но достойно. - Офицер встал, отошёл к шкафу, повесил полковничий китель на плечики, и достал оттуда совсем другой. Полного генерала, с внушительной коллекцией наград и нашивками за ранения.
  - Так гораздо лучше. - Алексей кивнул. - Гармоничнее, выглядите.
  - Я знаю. - Генерал кивнул и задумчиво посмотрел в окно, за которым шумел главный зал прилёта воздушного порта. - Я не могу вас перекупить, я не могу вас запугать, и даже выслать из страны не могу. - Он вздохнул. - Кстати, на чём прокололась Харисса?
  Алексей сразу вспомнил жгучую брюнетку, с глазами орехового цвета, на борту Скользящего облака, назойливо демонстрировавшая желание отдаться.
  - Понимаете, женщине, какое бы она положение в общество не занимала, сколько денег на счету не имела и сколько самцов через себя не пропустила, ей всегда не всё равно. И ей всегда и хочется и колется. Это как поднять лакату с земли. Фрукт выглядит просто на все сто, от него хорошо пахнет, но поднимаешь ты его с земли, а помыть негде. С мужчиной то же самое. Всё равно опаска есть, даже если дама, хромая на всю голову. А вот Хариссе было всё рано. Она словно знала, что ей не повредят никакие последствия. Скандал, беременность, и вообще всё что угодно. Так человек поднимает лакату с земли, зная, что у него абсолютное пищеварение и совершенный иммунитет. А такое здоровье может обеспечить только контрразведка.
  - Расслабилась прошмандовка. - Прокомментировал генерал. - Ничего, у нас её быстро к норме приведут. Но это никак не решает нашей проблемы. Мне сейчас проще замотать вас по инстанциям, чем рисковать, запуская в наш птичник такую лису.
  - Да ладно. - Алексей отмахнулся. - Нет у меня никаких планов против Агелау и быть не может. Наоборот, хочу устроиться удобно и надолго, как потерпевший кораблекрушение на обитаемом острове. Снимут меня с острова или не снимут ещё вопрос, а жить надо. Скажу больше. Если у вас, а с некоторых пор и у нас, возникнут проблемы - я разумеется помогу вам чем смогу. Мои возможности невелики, но, если что - обращайтесь.
  В целом разговор с контрразведчиком оказался... странным. Понятно, что тот пытался выяснить, что за птицу принесло в его курятник, но у Алексея не пропадало ощущение недоговорённости. Словно генерал хотел что-то сказать, но не решился.
  
  Город, открывшийся Алексею со смотровой площадки , был красив словно ёлочная игрушка. Яркие разноцветные крыши, арочные мосты над многочисленными реками и каналами, Высокие башни причудливых форм и разной высоты, лодки, толпы хорошо одетой публики в скверах и парках, и большое количество летающего транспорта в небе. Установленная на мощную опору стереотруба с удобными наглазниками позволяла за гривенник медью любоваться видами пока не надоест, и Алексей простоял не меньше часа рассматривая город.
  Ашир, располагался в дельте Хассаты - крупной реки Лазурного материка. Перед тем как влиться в воды Южного Океана, Хассата разбегалась по сотням протоков образуя сотни скальных островов разного размера и на них за несколько тысяч лет вырос город.
  Всемирное подтопление подняло уровень воды в столице на пять метров, что сделало первые этажи зданий нежилыми. Но к счастью маги - бытовики, разработали комплексную магему, укреплявшую стены, и осушавшую внутренние помещения. Постепенно первые этажи стали подвалами, уровень поверхности островов подняли, и достроили здания в высоту, так что город преобразился не очень сильно. Во всяком случае очертания островов сохранились.
  Но там, под водой, кроме первых этажей и подвалов, был ещё не один уровень, подземелий. Столица которая за несколько тысяч лет существования постепенно проседала вниз, сохранила сотни километров проходов и подземные а теперь уже и подводные сооружения.
  Мого раз и искатели сокровищ, и городской криминалитет, и даже солидные исследователи пытались проникнуть на нижние уровни столицы, но результат был одни. Одиночки, группы и подготовленные экспедиции уходили и не возвращались.
  
  Вообще вся страна не сильно пострадала в результате таяния ледников, что дало некоторым личностям повод утверждать, что маги были прямо причастны к всемирной катастрофе, так как в основном пострадали именно те государства, что были последовательными противниками магических технологий. Но эти говоруны очень быстро закончились в результате невероятных стечений обстоятельств и несчастных случаев, а новые болтуны не нашлись.
  Зато Агелау, расцвела как никогда. Став транзитным портом трёх из пяти планетарных транспортных коридоров, правящая династия правильно распорядилась возможностями создав комфортабельные условия и для промышленников, и для торговцев, при этом не давая им воли, ибо как заповедовал Амгор третий: - 'Торговцы не только способны вырастить лес на песке, но и превратить лес в пустыню, и чаще у них получается именно второе.'
  Как столица не самого большого, но достаточно богатого государства Ашир привлекал людей самого разного склада, от авантюристов всех мастей, до рабочих и соискателей места в одном из многочисленных высших учебных заведений.
  Столица поражала не только красотой зданий, но и напряженностью грузовых потоков. В воздухе, на земле и на воде, было полно транспортных средств от маленьких спортивных аппаратов, до грузовых и туристических машин. И поскольку порт находился на одном из островов, к нему постоянно подъезжали, подлетали и подплывали все виды транспорта.
  Алексей, подумав, решил воспользоваться именно летающим транспортом, и не прогадал. За одну серебряную монету, пилот воздушного такси, похожего на венецианскую гондолу, только с закрытой кабиной и небольшими трёхметровыми боковыми баллонами, приподнятыми вверх, не только покатал его над городом, но и рассказал о достопримечательностях словно гид. А напоследок высадил на площадке самого лучшего ресторана в столице - Боро Ревас, принадлежащего знаменитой семье рестораторов с пятисотлетней историей.
  Заскочив в уже закрывающийся лифт, Алексей спустился на три этажа вниз, прошёл через технический этаж, обзаведясь по дороге белой накидкой, и колпаком, и в таком виде спустился вниз, на первый этаж, накинул плащ, который до этого был в руках, и вышел к стоянке небольших прогулочных катеров.
  
  Крепостной Остров Ашир, королевство Агелау.
  - Где вы его потеряли? - Вопреки распространённому мнению, Начальник Государственной Стражи генерал Тагор Триссо предпочитал не орать на подчинённых. Разумеется, делал это время от времени, но скорее, отдавая дань традиции, чем действительно чувствуя в этом необходимость.
  Вот и сейчас, когда один из его заместителей подполковник Берсом Танай, пришёл с видом словно у побитого пса, сразу всё понял. Собственно, это тоже результат. Именно для этого он выдел свою лучшую команду, и вдобавок усилил их десятком топтунов. Но юноша оторвался от них. Оторвался легко, не напрягаясь и словно играя, и это в чужом городе, и без малейшей поддержки. А это значило очень многое. И высокий уровень подготовки, и общую готовность этого господина Рокова к разного рода проблемам.
  - А... откуда он, шеф? - Осторожно поинтересовался подполковник Танай.
  - Если бы я знал. - Тагор Триссо покачал головой задумчиво глядя куда-то в пространство. Собственно, эта история началась с панического донесения одного из полевых агентов, доложивших об интересе искусников к выкупу собственности на территории Раногльского болота.
  Сразу пришлось поднимать полевых исполнителей, и агентуру влияния в Лаборе, для прояснения дела, но всё наоборот запуталось. Да малой не был Искусником. Их всех знали в лицо и по повадкам. И то и другое сменить недолго, но зачем самым могущественным существам на планете - фактически богам, такие ухищрения? Так что версию с резвящимся архимагистром отмели сразу. Зато мгновенно и довольно наглядно подтвердилась версия о иномирности объекта. В записях о нештатных ситуациях портальной сети Агелау, было найдено сообщение о пробое нестационарного портала, и смещении его в карантинную область которой вот уже пятьдесят лет было Рангольское болото.
  Много пищи для размышлений дал обыск багажа объекта. Предметы делились строго на две категории - антиквариат найденный в покинутом городе, и новые, но абсолютно иномирные вещи. Что проясняло картину в одном месте, но запутывало в другом. Теоретически могло быть так, что портал через надпространство, срабатывает нештатно, и вместо выхода там, где нужно, выбрасывает там, где не нужно. Но в абсолютном большинстве таких выбросов, объект погибает только за счёт отсутствия синхронизации окон, и его просто размазывает в брызги. Конечно иномирный биоматериал ценная вещь, но риск получить живого демона в обитаемой части планеты слишком велик.
  Как выразился штатный научный консультант Стражи, магистр Са Терво: - В целом всё вроде логично, но так не бывает.
  - Так просто ещё не разу не было. - Произнёс генерал вслух, и посмотрел на подполковника. - Ты всё равно своим выпиши слабительного. Пусть прос@uтся.
  - Это, само собой. - Офицер кивнул. - Но в поиск его подавать?
  - Зачем? Генерал поднял кустистые брови. Через три-четыре часа, он будет стоять перед регистрационным окошком в районной управе, или не пить мне никогда Валорского светлого.
  - А какого района? - Встрепенулся Танай.
  - А вот это ты мне и расскажешь.
  
  
  
  7
  
  
  - Это здесь. - Алексей ещё раз посмотрел на табличку с надписью: 'Владение 57' и решительно стукнул в дверь кулаком.
  Осморский остров - красивейшее место столицы, было занято богатыми виллами ещё полторы тысячи лет назад. С тех пор город сильно разросся, и уже обтекал остров словно половодье обтекает сушу, но для Осмори ничего не изменилось. Редко менялись хозяева, ещё реже менялась архитектура самих вилл, ведь каждое строение было безусловно памятником архитектуры и истории охраняемым государством. И никаких имён, или указаний на собственника. Безликие таблички с номерами и глухие ворота способные выдержать таран бронехода.
  - Слушаю вас господин. Отозвалась коробочка на стене возле ворот.
  - Алекс Широков.
  - Да господин. - Ворота, с низким гудением и шелестом начали медленно открываться, словно весили тонну. - По дорожке прямо, и от белого камня налево, к тонга-беседке.
  Тропинка, посыпанная белоснежным песком, и обложенная по краям ровными каменными цилиндрами, чуть извиваясь привела его в парк, где действительно стоял огромный, выше трёх метров высотой, белый камень формой похожий на яйцо, словно указатель 'Направо пойдёшь...' Но направо дорожки не было. Были две тропинки прямо, которые разбегались где-то вдали, и одна налево, к стоявшей совсем недалеко беседке выполненной искусным резчиком.
  Войдя, он коснулся беседки рукой и убедился, в том, что материал из которого было вырезано тонкое кружево узоров - плотный и прохладный камень типа гранита, а присев в кресло, оценил качество работы столяра, создавшего шедевр комфорта.
  Стоило Алексею войти, как откуда-то из-за куста высочила юная девушка и стала быстро накрывать на стол набор для тонга, да так быстро и ловко, что казалось посуда сама летает в воздухе.
  А через пять минут, в беседку вошёл широкоплечий высокий мужчина лет сорока, с гладко выбритым лицом, и совершенно седыми волосами, собранными в хвостик. Одет он был в тёмно-красный сюртук и такие же красные штаны, без вышивки и украшений, сапоги до середины голени, и подпоясанный широким чёрным кожаным ремнём, и шпагой, с эфесом - бильбо.
  Но глаза у мужчины были необыкновенные. Видон не передавал и сотой степени пронзительности взгляда, который был виден вживую, и Алексей, встал и поклонился хозяину, хотя вовсе не планировал этого делать.
  - Садись, садись. - Архимагистр небрежно взмахнул рукой, и девушка стала наливать светло - жёлтый напиток в чашки. - Добрался хорошо? - ши Саргонаи доброжелательно улыбнулся.
  - Да, господин архимагистр. - Алексей приложил ладонь к сердцу и склонил голову в поклоне. - Всё было замечательно.
  Ещё когда Алексей жил в башне Горана ши Саргонаи, и читал документы по миру, выяснил кем был этот вежливый и обходительный дядечка. Склад с водородными бомбами, заполненный религиозными фанатиками и вполовину не был так опасен, как ши Саргонаи. Когда руководство свободного города нанесло ему обиду, арестовав его слугу, под надуманным предлогом, он сделал так, что во всем городе полностью исчезла питьевая вода. Нет, вода там была, только она стала непригодной для питья, став до невозможности вонючей.
  Через пятьдесят лет место заселили заново, но урок людям запомнился.
  То, что город был наказан за дело, и вполне адекватно, история не сохранила, а сохранила лишь животный ужас власть предержащих перед силой, которая могла уничтожить их в один момент. Поэтому в описаниях бесчинств тысячелетнего мага было больше выдумки чем правды, что, впрочем, не отменяло того факта, что архимагистр действительно мог дать такой гари, что и небу станет жарко.
  Но несмотря на вполне обоснованные опасения, маг разговорил гостя, и через полчаса, они уже беседовали словно старые друзья.
  Алексей рассказал откуда он родом и свою немудрящую историю, и подробно, в красках всю эпопею на Ассарте. Добавив в конце, как общался с местной контрразведкой, от чего Горан хохотал в голос, покачивая головой и хлопая себя по колену.
  - Молодец. Нет и правда, молодец. А то совсем разленились. - Он кивнул вошедшему в беседку мужчине в чёрном бархатном сюртуке, и принял из его рук папку. - Теперь давай о делах. - Архимагистр как-то странно улыбнулся. - У нас в сообществе, ну ты понимаешь о ком я. Тоже идёт соперничество, и подначиваем друг друга. Вот я и поспорил, что они будут выкупать собственное имущество. И поспорил, как ты сам понимаешь не на деньги и благодаря тебе выиграл. Но в связи с этим у меня некоторая проблема. Деньги у тебя есть, так что и предлагать не буду, но может что-то другое?
  - Хм. То есть вы предлагаете мне посоперничать с вами в воображении? - Алексей усмехнулся. - Ведь наверняка вы уже что-то придумали, и теперь лишь проявляете вежливость, чтобы я мог проявить свою тупость?
  И видя, что маг заинтересовался, пояснил свою позицию.
  - Я уже был в подобной ситуации. Старый друг отца, приехал в сиротский дом, чтобы вытащить меня, и тогда он предложил поступить в любое учебное заведение планеты. У него было достаточно власти чтобы воткнуть меня действительно в любое самое элитное учебное заведение, но я положился на его вариант, и не прогадал. Академия маршала Берии, это не только специальные операции, но и управление, экономика, психология в восьми видах, и прочие совсем непростые науки в течении шести лет. В смысле учёбы - ничего круче и представить себе невозможно. Ну а что бы я там мог напридумывать сам, не зная, по сути, о мире ничего? Так что я лучше положусь на ваш выбор.
  Оба, и архимагистр и его слуга синхронно улыбнулись, переглянулись и рассмеялись.
  - Будет тебе выбор. - Архимагистр словно фокусник достал из воздуха бокал из алого стекла, и слуга налил в них вино цедя тонкой струйкой. А потом, маг бросил в бокал что-то похожее на шарик, тихо булькнувший в вине и раскрытой ладонью показал на сосуд предлагая выпить.
  
  - Вы нашли его?
  - О да. - Подполковник Танай с улыбкой поклонился. - Я бы даже сказал, что это он нашёл нас.
  - Это как? - Генерал, работавший с документами, отложил лист с телеграфного барабана в сторону.
  - Они с ши Саргонаи, вчера вечером и ночью гуляли так, что поставили на уши полгорода. Сначала поехали в варьете Старая Шняка, затем вместе с девочками пили у Граха Трюсо, после этого поехали кататься на катерах, и этот юнец обогнал архимагистра, а после этого они завалились в заведение Лигры Верис, и гуляли так, что чуть не спалили его. Хвала Святым Искусникам, мимо проезжала пожарная машина, и огонь мгновенно потушили. А затем поехали в казармы Первого Гвардейского, и вот там уже началось полное непотребство.
  - Это какое такое непотребство нужно учинить в Первом Гвардейском, чтобы заслужить такой отзыв? - Генерал удивлённо посмотрел на подчинённого.
  - Ну, для начала они нарядили шлюх в трофейную Эйшенскую форму, и заставили маршировать по плацу под неприличные песни. Затем, проститутка, загримированная под маршала Кованго, была провезена по улице Согласия, а затем, поучаствовала в свальном соитии с офицерами полка. Затем были скачки на отбойных молотках, а закончилось всё распитием трёх бочек красного лигальского под звуки полкового оркестра игравшего всякую похабень.
  - А что же генерал Рубис? Он-то должен был навести порядок в своём полку?
  - Э... боюсь, что всё совсем не так. - Подполковник вздохнул, словно врач, который собирается объявить больному о смертельной болезни. - Генерал был одним из тех, кто трах... ну в смысле был там. И вместе с маршалом Кованго, ну в смысле со шлюхой загримированной... он, ну того...
  - И командир полка стало быть тоже. - Генерал Триссо вздохнул и посмотрел на подполковника. - Ну, добивайте меня. Расскажите, что там, присутствовала королева-мать...
  - Ну если вы знаете... - Подполковник чуть отодвинулся от медленно багровеющего шефа Королевской Стражи.
  - Что я знаю?!! - Он ударил по столешнице с такой силой, что писчий прибор подскочил вверх. - Клара откуда там взялась?!!
  - Так это же она кричала генералу Рубису 'Порви ей зад!'
  Генерал Тагор Триссо, никогда бы не достиг своего положения, если бы не мог взять себя в руки. Вот и сейчас он вздохнул, набирая воздух, и медленно его выпустил, чуть прикрыв глаза.
  - Этого, ши Рокова под постоянный надзор. Хоть ходите за ним по пятам, но не выпускать из виду. По нашим каналам отпишитесь в Эйшен, что ситуация под контролем, и больше не повторится. А с этим юнцом мы ещё посчитаемся. - Генерал сжал крепкий кулак, и потряс им в воздухе, надеясь, что никто не узнает того, что он отдал бы очень многое чтобы вчера ночью быть там, среди офицеров Первого Гвардейского глумящимся над проституткой, переодетой в Эйшенского маршала.
  
  Утро пришло словно дорожный каток, с хрустом непонятно чего за окном, головной болью, и одуряющим запахом свежей выпечки. Открыв глаза, Алексей увидел стоявшую рядом хорошенькую девицу, в белоснежном переднике таких же белых чулочках, и кремовом платье, со стаканом бледно - зелёной жидкости в руках.
  - Хозяин, - ваша аракса.
  - Что моя? Кто? Алексей с трудом сфокусировал взгляд на девице, скользнув вдоль тонкой шейки к груди, оценив крутизну рельефа, проскочил вдоль стройной талии к подтянутым бёдрам и по стройным ножкам пока не упёрся в бледно-розовые туфельки.
  Вместо ответа, она лишь поклонилась, и поднесла стакан к лицу Алексея, и в лицо ударил мягкий словно облако аромат трав.
  На вкус было ещё лучше, и самое главное головная боль тут же прошла, как и ломота в теле, и вообще все последствия выпивки.
  - Как звать-то вас, спасительница? - Алексей, убедившись в том, что не голый, откинул одеяло и сел на кровати.
  - Нигара, хозяин. - Девушка изобразило нечто вроде книксена: чуть присела и поклонилась.
  - И где я нахожусь, Нигара?
  - Вы у себя дома, хозяин. - Девушка удивлённо округлила глаза. - Впрочем вы с ши Саргонаи сегодня ночью были... под впечатлением. - Она мило покраснела.
  - Надеюсь мы вели себя пристойно? - Поинтересовался Алексей, накидывая на себя халат, который лежал рядом, и подходя к огромному окну. За отмытым до хрустального блеска стеклом, была видна водная гладь, и другой берег. Набережная, бульвар, и ряд домов, стоявших плотно словно книги на полке.
  - Да, господин. Ничего такого... - При этом девушка так лукаво улыбнулась, что Алексей предпочёл не продолжать скользкую тему.
  - И где я нахожусь?
  - Вы в своём доме. - Нигара открыла окно, и в комнату ворвался тёплый свежий ветер, принеся запахи реки, и лета. - Насколько я поняла, вы выиграли этот дом в результате гонки на катерах, у ши Саргонаи, и потом, ещё какое-то время праздновали, затем дрались на дуэли с си Бурханом, потом снова праздновали уже вместе с ним, и пять часов назад, вас принесли, и мы уложили вас спать.
  - А слуги и вся обстановка, прилагались к дому? - Уточнил Алексей, любуясь роскошным видом.
  - Так у нас принято. - Девушка снова присела в поклоне. - Хозяева приходят и уходят, а слуги остаются.
  - А что там за грохот? - Несмотря на то, что похмельное состояние быстро уходило, шум за окном сильно давил на нервы.
  - Так вы же вчера повелели сделать причал для своей лодки.
  - Какой ещё лодки? - Алексей внимательно посмотрел на служанку, но та явно не шутила и была предельно серьёзна.
  - Ну, той что вы выиграли у ши Саргонаи вместе с домом.
  - Да... - Алексей сел на стул и задумчиво посмотрел за окно. Что же мы такое пили, если у меня такие провалы в памяти?
  Он стал, не торопясь одеваться, пытаясь восстановить в памяти события минувшего дня и ночи, и постепенно они стали всплывать, сначала в виде отдельных картинок, а после коротких словно клипы сюжетов, и ещё чуть погодя, когда он уже сидел за столом на верхней площадке, подкрепляясь поздним завтраком, уже более-менее связной последовательности. А вспомнив с чего всё начиналось, охнул и быстро пробежавшись пальцами по карманам, нащупал большой конверт, и вытащив его, полминуты любовался красиво напечатанным гербом на лицевой стороне, и словно надеясь, что всё рассосётся словно морок, заглянул внутрь.
  Но нет. Лист гербовой бумаги, с печатью на красном сургуче, пятицветной лентой, и текстом написанным дворцовым писарем, никуда не испарился и не исчез, забрав с собой проблему, которую он сам себе создал.
  Вместо того, чтобы как добропорядочный человек, зарегистрироваться шпионом, и жить в своё удовольствие, он, поддавшись на уговоры архимагистра зарегистрировался как наёмник. Да, теперь его не могли выгнать из страны в случае объявления военного положения, но теперь в случае войны он был обязан поступить в армию согласно статусу наёмника, и соответственно сражаться, на стороне Агелау.
  А если учесть, что воевали здесь довольно часто, то вся история начинала не просто плохо пахнуть, а откровенно вонять. Зачем всё это старому мамонту по имени ши Саргонаи пока непонятно, но наверняка имел свой интерес.
  - Нигара?
  - Да, господин. - Как оказалось девушка и не уходила никуда, терпеливо стоя за его спиной.
  - Мне срочно нужен юрист. Не обязательно знаменитый, или очень дорогой. Мне нужен тот, который реально знает законы и может дать совет без оглядки на местных правителей.
  - Это только са Камарх. - Мгновенно ответила девушка. - Он представитель Юридической Лиги, здесь в Агелау, и занимается разбором споров с другими странами. Но его услуги дорого стоят.
  - Не дороже денег. Отмахнулся Алексей. - Посоветуй во что лучше одеться. Это же официальный визит, или нет?
  
  Когда он одетый в тёмно-коричневый сюртук и светло-серый пояс (неофициальный деловой визит), вышел на площадку перед домом, рабочие уже разобрали крышу навеса над причалом, собираясь поднять её на два метра вверх, чтобы вошла новая лодка, стоявшая рядом, со старой на гостевом причале. Старая была просто небольшим четырёхместным паромагическим катером, рубленых очертаний с высокой трубой и небольшой рубкой. От возможной непогоды, пассажиров защищал тряпичный навес, весёленького бело-розового цвета, и просто терялся на фоне светло-серого борта двенадцатиметрового катера, вытянутого словно пуля, со скошенным остеклением рубки, и паровыми трубами, уходящими назад и в стороны словно раструбы реактивного двигателя.
  Вчера ночью Алексей толком и не рассмотрел катер, на котором гонялся по заливу, и смог оценить размеры только сейчас.
  Судя по обводам и общей высоте борта это был вполне морской катер, а когда Алексей поднялся наверх, обнаружил на борту кают-компанию, камбуз, гальюн, и даже спальню, с нормальной двуспальной кроватью.
  Всё было сделано из отполированного дерева красного оттенка, с таким обилием медных деталей, что в свете солнца они сверкали алыми искрами.
  - Ваша милость? - Взбежавший по лесенке трапа мужчина снял головной убор, с достоинством поклонился и поставил фанерный чемоданчик на палубу. - Прошу прощения, чуть запоздал, новые стержни тока привезли. Старые-то вы... того.
  - Что, 'того'? - Не понял Алексей.
  - Ну, всё, стало быть. - Мужчина надел свою серо-голубую кепку, и открыв дверцу в корме, качнул головой приглашая за собой.
  Сзади катера, как и положено располагался моторный отсек, с кучей всяких труб, трубочек, вентилей, и совсем непонятный агрегат вроде котла, но без дверцы для подачи угля. Вместо этого в него входил толстенный цилиндр вдоль которого проходили винтовые шпильки не меньше чем двадцатого диаметра, и схваченный сверху и снизу сдвоенными гайками. Но сверху, была крышка на резьбе, которая сейчас была открыта, а рядом, на кожухе какого-то устройства лежала чистая тряпица с горкой искристого бледно-зелёного порошка, похожего на битое бутылочное стекло.
  - Вона чо, со стержнями стало-то. - Мужчина пальцем потыкал в сверкающую горку пыли. - Разошлись в пыль, как медяха в кабаке. Этот ищо нормально ушли. А то бывает и рванут так, что крышка до облаков долетит. Ну и катеру самое дно, конечно. А так, свезло конечно. Тихо разошлись, да небось перед тем ещё и выплеснули чутка.
  - Да, - Припомнил Алексей. - Когда финишировал уже, словно толкнуло катер вперёд.
  - Да, так всегда, когда рассыпаются, в пыль. Тут как. Раз на раз не приходится, когда рванёт, а когда вот как сейчас.
  - И что, всегда так, заканчиваются стержни?
  - Ну нет. - Механик или кем он там был, - покачал головой. - Такое только ежели на рычаг давить без понятия. Вы-то вона как ручкой, даванули. Ограничитель смяли да, с клёпок сорвали.
  А ежели ходить по-людски, то просто остывают и всё. На перезарядку. А так -то ежели каждый раз пару новую ставить, то никаких денех не будет. Наш-то сто десятый ровнёхонько пять золотых стоит. Оно конечно не двухсотый, что на сухогрузах, но те-то по десять лет ходят. - Ну вота. Но я уж заказал сто двадцатые, и все четыре штуки. Оно конечно, как повернётся, но ежели опять гонять будете, так хоть на небо раньше времени не улетите.
  - А если двухсотые поставить? - Алексей потыкал пальцем в горку рассыпавшегося стержня, и посмотрел на механика.
  - А ежели двухсотые, то сразу и улетите. - Мужчина коснулся лба и сердца в очищающем знаке. Не выдержит котёл, а выдержит так турбина разлетится. А когда турбина разлетается, так непонятно что страшнее. Взрыв стержня, или лопатки турбинные которые по метру камня пробивают.
  - А если поставить котёл нормальный, да турбину покрепче?
  Механик задумался, скользя взглядом по пространству моторного отсека.
  - Ну можно, чего нет-то? Движок триста десятый от буксира портового, да котёл евоный, сюда как родной войдёт. А редуктор от дирижабля. Она маленький, да в наш отсек войдёт. - Он задумчиво приподнял какую-то крышку и посмотрел в глубину. - А может и два воткнуть. Тогда на два винта, сделаем, да отвод на котловую механику. - Он смотрел вперёд, но взгляд его был где-то далеко, и словно очнувшись он сфокусировался на Алексее.
  - Тока, эта, недёшево-то будет. Котёл всю тридцатку, стоит, да турбина четвертак золотых. Да плюс приклад к нему, да сдвоенный топливный отсек под двухсотые стержни, да всякого по-мелочи. Меньше сотни золотом никак, а считая стержни, что по четвертному то и все двести.
  - Обычно ты рулишь? - Спросил Алексей.
  - Да, ваша милость. - Механик кивнул. - Конс Тирон. Приписан к катеру двести пятьдесят сто сорок семь, Бинха. Но и эту посудину знаю. У нас в училище у директора такая была. Привезли её разбитую и мы, ну то есть ученики восстанавливали его. По винтикам разобрали ваша милость. Так что не сомневайтесь. Обихожу в лучшем виде. Ну и переделаем. Друзья-то, кто на верфях ши Сораго, кто на Морском Заводе, а кто по частным верфям. Друг-дружку не забываем. За пять лет-то так сошлись не разольёшь.
  - Тогда, давай, ставь стержни, и поедем по делам. А потом, выделю деньги, и давай переделывай лодку. За сколько управишься?
  - Так это. - Механик задумался. - Ежели всё сразу дадите, то за три дня управимся. Тока редуктор приработать - погонять по заливу часа три. Он конечно уже с завода приработанный идёт, но всё одно, погонять надо. И это, вы ваша светлость, сразу на рычаг-то не давите. Я не знаю сколько эта посудина с триста десятым движком побежит, но я так думаю, что она полетит тока винтами касаясь. Так что, как норовистую ларху, приручать придётся. Потихоньку - полегоньку, да пообвыкните.
  - Разберёмся. - Алексей кивнул, и поднялся на палубу, давая механику простор для работы.
  Через десять минут, тот поставил все кристаллы на место, и затянув крышку, включил котёл на прогрев.
  - Обязательно прогреть нужно. - Комментировал свои действия Тирон. - Можно конечно воду хоть сейчас дать. Пар сразу пойдёт. Только турбина ещё холодная, и вода с маслом пену даст и забьёт всё как есть. А ежели забьёт то и провернуть будет тяжело. И вот тут-то главный вал и сворачивают в штопор. Пар на лопатки давит, а вся турбина в воде. Так что всё потихоньку. Чутка приоткрыли, и без напруги в турбину. Вода конечно нарисуется, но постепенно её будет выдавливать паром. А как засвистит клапан-то, так можно ход дать. Тоже помалу, сразу не давить на рычаг. Ну а сильно хочется сразу попыхтеть паром, так нужно держать катер под теплом, чтобы турбина горячей была. То не сильно стержни расходует. Час стоянки как десять минут хода. Зато после сэкономите на ремонте.
  Пока Алексей слушал механика, катер почти беззвучно втянул сходни и швартовы, отойдя от причала.
  Место куда направлялся Алексей, механик знал, так, что через полчаса хорошего хода, они швартовались у острова, сплошь покрытого зеленью, словно парк, и лишь высокая решётка вокруг длинного трёхэтажного здания, и охрана со сторожевыми псами намекали что это вовсе не место для прогулок.
  Но швартовы приняли без звука, и закрепили трап, на пристани, и когда Алексей оказался на суше вопросительно посмотрели на него.
  - Нужна консультация у са Камарха. - Ответил Алексей на незаданный вопрос.
  - Один золотой. - ответил слуга, и увидев кивок, повёл рукой. - Прошу следовать за мной.
  
  Са Камарах мужчина лет пятидесяти на вид, невысокого роста, коренастый, с широкими плечами и руками молотобойца, но пронзительным взглядом из-под кустистых бровей, одетый в чёрный сюртук, молча показал Алексею на кресло у стола, и сел, приготовившись слушать.
  Когда Алексей закончил рассказывать о своей проблеме, лишь улыбнулся и не глядя достал из бокового ящика стола толстый, чуть потёртый том, в светло коричневом кожаном переплёте, и раскрыл на нужном разделе.
  - Статья сто двенадцать, кодекса гражданских отношений Агелау. Поступивший на учебу в высшую школу, освобождается от текущих обязательств гражданского характера, таких как призыв в действующую армию, военные сборы, а также направление на технические работы. И всё это пока не закончите учёбу. А на учёбу у вас есть десять лет, что обусловлено статьёй сто сорок восьмой кодекса гражданских отношений. Таким образом вы можете потратить на каждый курс два года, что доступно даже для самого слабого ученика. Но это вам не потребуется, так как регистрация в качестве наёмника требует продления каждые три года. Таким образом, если вы поступите в любую высшую школу нашей страны, то через три года, ваша регистрация слетает, и вы сможете перерегистрироваться ну, например, как вольный художник или что ещё более широко по предоставляемым свободам - шпионом. Кстати, рекомендую, сразу заполнить графу 'страна - источник' и вписать туда Беллагрию. Прекрасный, практически курортный климат, и полная свобода действий, в рамках весьма и весьма облегчённого законодательства. Если вас будут депортировать, то лучше сразу туда.
  Что до поступления, рекомендую Высшую школу искусств. Учатся в основном девицы из хороших, но провинциальных семей, оказавшиеся без назойливого присмотра. Соответственно, широта нравов там царит необычайная. Есть ещё Высшая гуманитарная школа, но там несколько консервативное руководство, что создаёт определённые сложности в учёбе.
  От Камараха, Алексей вернулся в свой новый дом, и попросил принести ему справочник по высшим школам Ашира. Когда нужная книжечка была доставлена буквально через пять минут, удивлённо посмотрел на служанку.
  - Нигара, вы тоже хотите поступать в высшую школу?
  - Нет. - Девушка удивлённо округлила глаза. - Школа слуг даёт все необходимые знания.
  - А откуда у вас эта книжка? - В свою очередь удивился Алексей.
  - Как откуда? Получила из книжного магазина. Ну через доставку. - Попыталась пояснить она, но Алексей запутался ещё больше.
  - Доставку? За пару минут?
  - Вместо ответа, Нигара чуть поклонилась и сделала приглашающий жест.
  В комнате, которую Алексей определил бы как библиотеку, стоял аппарат похожий на видон, но со шкафом внизу.
  - Это доставка. - Тоном экскурсовода начала объяснять Нигара. - У аппарата есть собственное название, но никто его иначе чем доставка не называет. Работает частично как видон, но связан со всеми магазинами и торговыми домами Агелау, и крупными торговыми сетями других стран. Вы находите в списке товаров нужный, или вызываете список торговых сетей, и находите нужный товар. Здесь ставите количество, и касаетесь слова 'доставить'. Через несколько минут, вот отсюда достаёте всё что нужно. - Она раскрыла створки шкафчика, и стало видно, что стенки шкафа покрыты кабелем, уложенным плотной спиралью, а внизу, толстая пластина из прозрачного, чуть светящегося материала.
  - Конечно не всё можно заказать через доставку. Это ограничения по размеру, весу, и редкости изделия. Ну и абсолютно запрещены к перемещению товары контрабандного характера, и кое-что из оружия.
  - А еду, мы тоже так получаем?
  - Если захотите срочно получить что-нибудь из известного ресторана, то да. Но если время терпит, или это обычное продовольствие, то я посылаю слугу в магазин. - Пояснила служанка. - Это очень дорого получать что-то через доставку. Но я поняла, что книга вам нужна срочно, поэтому и решила воспользоваться линией доставки. Нам в десять раз дешевле заказать доставку курьером на скоростном баллонете, или на лодке.
  - Спасибо я понял. - Алексей отпустил девушку, а сам сел знакомится с высшими учебными заведениями столицы. Конечно ни в какую школу искусств он поступать не собирался. Если и потратить три года своей жизни на учёбу, то на что-нибудь путное. Он листал справочник, прикидывая варианты пока в глазах не начали плавать изумрудные искры.
  Списав это на похмелье и усталость от бурной ночи, Алексей потёр глаза пальцами, и посмотрел в окно. Искры исчезли, но стоило ему перевести взгляд на аппарат доставки, как они снова появились. Причём искры словно крутились рядом со шкафом, и внутренне усмехнувшись он сделал шаг вперёд, и раскрыв створки заглянул внутрь.
  Зелёные, алые синие и вообще искры всех мыслимых и немыслимых цветов, струились вдоль кабелей и трубочек, проходивших внутри шкафа, и теперь было совершенно ясно, что ни к похмелью, ни к усталости искры не имеют никакого отношения.
  Он осторожно, словно в клетку с тигром просунул руку в ящик, пытаясь коснутся искр, и с некоторой оторопью наблюдал, как они облепляют руку светящейся перчаткой, а кожу начинает покалывать словно тончайшими иголками.
  Пройдясь по дому, он обнаружил ещё два источника искрения. Видон в рабочем кабинете, и металлический короб в какой-то подсобке, искривший сильнее чем оба предыдущих устройства, и которое слуги назвали 'Защитник'. Своего рода охранная сигнализация.
  Видон в земном понимании не был компьютером с выходом в интернет. Это скорее был телевизор с функцией справочника, но то, что его интересовало, Алексей нашёл очень быстро. Магическое зрение даже в мире, где существовала тонкая магия было редкостью. На сто практикующих магов - один который видел потоки энергии, и ещё меньше тех, кто различал их по цветам. Это позволяло даже слабому магу работать с очень тонкими потоками создавая сложные многофункциональные изделия, или миниатюризировать изделия с простыми функциями.
  Вернувшись в библиотеку и завалившись на диван не некоторое время смотрел в потолок, а потом поднял брошюрку, и пролистав несколько страниц от начала, раскрыл её на разделе 'Магические школы и академии'.
  
  
  
  8
  
  Со сроками получилось просто отлично. Вступительные экзамены уже прошли, и будущие маги и мгессы, удалились на короткие каникулы, чтобы набрать сил перед учёбой, а Алексей, наняв по совету того же Камараха, ловкого пройдоху, дал кому надо сколько нужно, и сдав весьма формальный экзамен по истории Агелау, и тест на знание языка, уже через неделю получил студенческие документы.
  Но привычка к обстоятельности всё равно заставила его нанять пару преподавателей, которые кратко, но ёмко, рассказали содержание школьных курсов истории, естествознания, и других предметов, заодно подтянув знание всеобщего, и правил поведения, с чем у него был явный провал. Нет, он не сморкался в занавеску, но чрезвычайно сложный и тяжеловесный этикет Агелау, превосходил всё что он знал на эту тему. Например, было два десятка вариантов мужского костюма для выхода 'в люди' и больше тридцати женских. Даже цвет пояса имел своё значение, и всё это для того, чтобы выразить своё отношение, проявить особое уважение или наоборот презрение. Несмотря на крайне скептическое отношение к подобным реверансам, игнорировать их было совершено невозможно, поэтому кроме изучения тонкостей этикета, пришлось заказать пять вариантов сюртуков, штанов, рубашек и два десятка поясов и шляп разного цвета и фасона
  За всеми этими скачками, он чуть было не пропустил прибытие лодки из переделки. И опомнился только когда сверкающий новенькой краской и лаком катер, торжественно завели в лодочный ангар.
  Несмотря на то, что ему больше всего на свете хотелось бросить всё и поехать кататься, он дочитал кусок текста, который наметил для себя на этот день, повторил его вслух и только после этого спустился вниз. К счастью, механик догадался подержать котёл 'на пару' так что не пришлось разогревать механизм.
  Шёл катер хорошо, и пересчитав мысленно местные единицы скорости в привычные, Алексей получил скорость в девяносто пять километров в час, что для водоизмещающего катера было прекрасным результатом. Глубокий киль хорошо разрезал волну, а большая длина не давала катеру шлёпать днищем, правда только на спокойной воде.
  Выдав механику премию в пять золотых, Алексей уже на нормальной скорости повернул к центру города, чтобы просто пофланировать по каналам и протокам столицы и вернулся домой к ужину, или вообще поесть где-нибудь в ресторации.
  Большой катер мог проходить далеко не под всеми мостами, и самый центр, где каналы были особенно узкими, а мосты низкими, Алексей обошёл по широкой дуге, оставаясь в пределах главной протоки, которая здесь играла роль центральной улицы. Движение было довольно интенсивным и подчинялось строгим законам, похожим на правила для машин и придерживались правосторонней ориентации.
  Хотя было полно мелких лодочек, сновавших словно рыбная мелочь, между бортами, и совсем крошечных двухместных лодок, вытянутых словно каноэ, но с довольно мощными двигателями. Они-то и создавали основную суету при движении, нарушая все возможные правила и законы.
  А ловили их полицейские на скоростных летателях-баллонетах, имевших не только пулевик на борту, но и гарпун с лебёдкой. Впрочем, им не было никакой необходимости гоняться за нарушителем. Номера на лодках подделать было невозможно, и хозяина лодки ждал крупный штраф, вне зависимости от того, кто управлял плавсредством.
  Как раз об этом подумал Алексей, когда увидел несущийся с бешеной скоростью лёгкий катамаран, с нестандартно - большим двигателем. Лодка неслась, почти не касаясь воды днищем, ловко лавируя между других лодок и судов, но догонял её не патрульный катер, а баллонет курьерского класса способный разогнаться до двухсот километров в час. Таким образом шансов у гонщика не было никаких, и невольные зрители погони уже собирались смотреть вторую часть шоу под названием 'арест злоумышленника' как откуда-то сбоку раздались хлопки пулевика, и полицейский летатель клюнул носом, закрутился вокруг оси и рухнул в воду.
  К нему сразу поспешили несколько катеров, а Алексей ровным чётким движением положил вперёд до упора рычаги хода.
  Вода под винтами вскипела и катер, чуть не встав вертикально, рванул вперёд. Катамаран преступника был тоже оборудован более мощным двигателем, но он был чуть сзади Алексея, когда его катер рванул вперёд и через несколько секунд оба неслись вровень, постепенно сближаясь. Понимая, что в узких каналах шансов у него нет, Алексей резко крутанул штурвал, и смял бортом лёгкий корпус.
  Но преступник, не стал скрываться вплавь, что было бы в общем логично, но уцепившись за окантовку иллюминатора, буквально взлетел на палубу держа в руке длинный кривой нож, для того чтобы тут же нарваться на безыскусный удар в живот заставивший его замереть в состоянии крайнего изумления.
  - Ой... - Мужчина в глухой маске, закрывавшей всё лицо, скрючился, не в состоянии разогнуться.
  - А ты думал! - Алексей погрозил пальцем. - А то, знаешь, как оно вообще бывает?
  - А?
  - На! - Удар носком сапога в пах, вышиб последний дух из бандита и тот окончательно впал в нирвану свернувшись на палубе калачиком, и потеряв по дороге маску.
  
  
  Первыми подоспели охранители из лётного отряда. Их самолётик похожий на стрекозу, завис над катером Алексея, и оттуда, ловко спрыгнул на палубу офицер в шлеме, с панорамным стеклом, наколенниках, тяжёлом стальном нагруднике и с пулевиком в руках.
  - Никому не двигаться! Охранительная стража Ашира! Раздался глухой голос из-под маски.
  - Да никто и не двигается. - Алексей, сидевший на развёрнутом к корме сидении развёл руками показывая, что в них ничего нет. - Забирайте это, - он ткнул носком сапога лежавшее у ног тело, - и проваливайте с моей лодки.
  - Встать, руки за голову!
  - Да ты дурак что ли? Алексей встал и шагнул вперёд синхронно с шагом охранителя, и поскольку тот оказался в каком-то метре, сдвинулся в сторону, мгновенном движением вырвал пулевик из рук, взял руку в болевой захват и прижал служителя закона к борту катера. - Нахрена я вам вообще помогал! - Возмутился он. - Проехал бы себе мимо, и ловите этого живчика, хоть до усёру.
  - Отпусти. - Глухо донеслось до Алексея.
  - А ты не будешь баловаться? - Широков отпустил правоохранителя, и наклонившись подал пулевик валявшийся на палубе. - Что-ж вы все такие дураки там в Охранительной страже?
  - Тогда уже не дураки, а дуры. - Полицейский отщёлкнул застёжки шлема, стащил его с головы и на свет показалась огненно-рыжая, коротко стриженая девичья голова, с огромными глазами золотистого цвета, высокими скулами, и мягкими губами.
  - Да, такой красоте, я бы в плен сдался. - Произнёс вслух Алексей, глядя в бездонные глаза девушки-полицейского, на что та рассмеялась.
  - Я дама строгих правил. - Она коротко оглянулась на подходивший катер с полицейскими на борту и лукаво взглянула из-под пушистых бровей. - На меньшее чем вечер в ресторане не согласна.
  
  Руби Дерса, лейтенант летучего отряда Охранительной стражи, несмотря на молодость и невысокое звание служила уже довольно давно. Потому, что начала с самых низов и уже в пятнадцать лет работала младшим курьером, в районной управе. Звание младшего курьера, прозванное коротко и ёмко 'брысь' дало ей необходимый опыт и что самое важное связи, чтобы сначала поступить рядовым регулировщиком в отдел водного транспорта, а через три года, поступить в полицейскую школу, и выпуститься младшим лейтенантом, имея за плечами шесть лет выслуги. Именно поэтому она сразу после окончания аттестовалась на лейтенанта, и получила назначение в Летучий отряд, участвовавший в задержаниях особо опасных преступников. Именно для этого, инструкторы из Высшей Охранительной Школы, занимались с ними три дня в неделю, отрабатывая скоростные перемещения, стрельбу в движении и прочие науки, помогающие оставаться в живых. Имея тело, развитое занятиями гимнастикой, и общую склонность к боевым искусствам, Руби была одной из первых, и поэтому часто выходила на задержание в одиночку, справляясь с достаточно серьёзными противниками.
  Когда на базу отряда поступил вызов от водников на преследование и задержание преступника ограбившего ювелирную лавку, она без раздумий нырнула вторым номером в сардис под номером пять, где пилотом был безбашенный и быстрый Бирон Гром.
  Но несмотря на то, что гнали на пределе движков, успели уже к завершению охоты. Обломки лодки покачивались на воде, а раздавивший её катер - здоровенный морской скороход класса Тархава, стоял здесь же и его хозяин сидел, развалившись в кресле, внимательно следя за тем как сардис зависает над палубой, и Руби спрыгивает вниз.
  Конечно, по правилам она не должна была приказывать дворянину вставать и уж тем более руки за голову. Ну только если тот уже стоит с оружием в руках. А этот сидел словно в кафе, и лишь тело у ног едва заметно шевелилось в такт покачиванию корпуса. А когда увидела и опознала КОГО прихватил незнакомец в сером сюртуке, от неожиданности шагнула вперёд, и тут же, мгновенное словно пуля движение, и вот уже она утыкается маской в борт катера, а её призовой пулевик летит на палубу. Всё было проделано с такой скоростью, что она не успела ничего осознать, и лишь когда поняла, что держат её крепко, но аккуратно, сказала:
  - Отпусти.
  
  С эскортом из катеров и барражирующих над головой летательных аппаратов, они добрались до бокового хода, откуда по затейливому пути добрались до городского Управления Охраны Порядка.
  Начавшего приходить в себя налётчика оттащили куда-то на допрос, а Алексея со всей вежливостью посадили за стол, где и заставили отвечать на десятки вопросов, незаметно уведя Руби в комнату начальника, где она, чуть путаясь, но всё же достаточно твёрдо рассказала, как именно получилось так, что опаснейшего налётчика и бандита захватил дворянин с патентом наёмника и студенческим билетом Высшей Магической школы.
  Случай был не то чтобы вопиющим, но непонятным. Высшее дворянство никогда не вмешивалось в дела полиции, а если и вмешивалось, то оставляло после себя лишь трупы, предпочитая делом воплощать заповедь короля Грица второго 'Место преступнику не в тюрьме, а в могиле'. И вот такой поворот. Преступник кинувшийся с ножом на дворянина схвачен живым и практически невредимым. А молодая и весьма перспективная работница, сидит напротив, и запинаясь словно мелкий воришка, рассказывает, как этот студент-наёмник её ловко обезвредил.
  И ведь взяли-то совсем не простого вора. Слизень был вторым в воровской иерархии столицы, и его арест ещё долго будет аукаться в коридорах Стражей всех департаментов.
  А через полчаса подоспели материалы на юношу из городского управления Государственной стражи, и вообще всё запуталось. Тут было и явное покровительство ши Саргона, который фигурировал в списке известных Искусников, и пьянка в Первом Гвардейском в компании Королевы-матери... Дальше можно было не читать. Герцог, пусть и с островов, зато с подтверждённым титулом, и распивающий вино в компании первых лиц Агелау, имеет право и не на такие чудеса. Но проблемы от него будут. Это точно. И одна такая проблема уже нарисовалась, так как этот ши Роков совершенно отказывался от всяческого упоминания о своём участии в аресте Слизня, а просто и доходчиво объяснил, что все лавры должны достаться управлению в целом и лейтенанту Руби Дерса, лично. Но что же со всем этим делать-то?
  Сам того не заметив, последнее предложение он озвучил в голос, и оторвав взгляд от краткой выжимки из личного дела, поднял глаза на Руби.
  Но судя по её виду, лейтенант была уже далеко. В каких-то непонятных розовых далях, куда увозят полицейских женского пола, владетельные герцоги.
  
  Когда лейтенант вышла из кабинета начальника, и бросила взгляд на часы, стало понятно, что дежурство уже кончилось и можно отправляться домой, в маленькую квартирку в жилом комплексе на окраине Ашира. - восьмиэтажном корпусе, где проживали несемейные сотрудники городских служб. Но выйдя к причалу куда швартовались развозные катера полиции, она увидела Тархаву, тихо шелестевшую под парами, и её хозяина - герцога Рокова. Герцог мгновенно словно кошка перемахнул через планшир катера, и мягко приземлившись на причале сделал какой-то замысловатый жест шляпой явно приглашая её взойти на борт.
  - Лейтенант... - Алексей учтиво подал руку даме помогая взойти по узкой лесенке трапа, и забравшись сам, дёрнул рычаг, заставляя трап втянуться в отверстие на борту.
  - И куда мы идём? - Руби, всё ещё одетая в полевую форму, только что со снятым нагрудником и беретом вместо бронешлема, присела на скамейку, которая неожиданно оказалась мягкой, словно пух, а кожа приятной наощупь.
  - Как, разве мы с вами не договаривались посетить хороший ресторан? - Алексей несколько наиграно раскрыл глаза как бы в большом удивлении. - А я и о местах договорился.
  - Здесь на лодке есть видон?
  - Пока нет, но идея мне нравится. - Алексей осторожно повёл тяжёлый катер по узкому проходу. - Нет, парни из дежурной части были настолько любезны, что разрешили мне воспользоваться видоном в кабинете дежурного.
  - Чтобы офицеры дежурной смены разрешили кому-то... - Руби покачала головой. - Вы разлагающе действуете на наших ребят, герцог.
  - Для вас, просто Алекс, госпожа лейтенант.
  - Тогда я для вас Руби. - Девушка глубоко вздохнула. Роскошный катер, красавчик, который везёт её в ресторан... Конечно эта сказка быстро закончится, но имеет она право хоть на кусочек счастья?
  И лишь когда катер прижался к причалу самого роскошного ресторана в столице, она испытала ужас, переходящий в панику.
  - Святые Искусники, я же в штурмовой снаряге!
  - Ну, Руби. - Герцог подошёл совсем близко, и осторожно взял её руку в свою ладонь, словно птичку. - Представьте себе. Элитное заведение, дамы в шелках и бриллиантах, и тут появляетесь вы. Пропахшая порохом и кровью невинно замученных людей. В штурмовой форме, как настоящий душитель свобод всего прогрессивного человечества.
  Вы, для них не человек, Руби. Вы функция. Через полчаса они и не вспомнят вашего лица, зато форму будут помнить ещё очень долго. И я хочу, чтобы вы не стеснялись своей формы. Её не нужно стесняться. Вспомните как вы шагали на выпуске под оркестр? Вы же тогда гордились своей формой?
  - Я и сейчас горжусь...
  - Тогда, - Алекс поклонился и подал руку. - Вперёд!
  Вышколенный швейцар даже взглядом не повёл, а вот метрдотель стоял пару секунд распахивая и закрывая рот, словно выброшенная на берег рыба. Но тоже быстро взял себя в руки и отвёл их к столику у самой эстрады, где небольшой квартет наигрывал модный в этом сезоне коун бли - ритмичный танец похожий на фокстрот.
  Как и предполагал Алексей, даже столь экстравагантная пара не удостоилась ничего кроме нескольких взглядов, и едва слышного шёпотка. Небожители, проедавшие по пять золотых за ужин, интересовались только собой, и ничем кроме себя.
  Но и Руби с Алексеем, тоже минут через пять перестали замечать что-либо кроме себя, погрузившись в старую как мир игру.
  
  Утреннее солнце только скользнуло в комнату, усеянную мужской и женской одеждой, когда мгновенно проснувшийся Алекс тихо дунул в розовое ушко, чуть прикрытое рыжим локоном.
  - Руби... Пора вставать.
  - Ну мама... - Девушка закусила губу и свернулась клубочком, выставив круглую попку из-под одеяла.
  - Руби, мне к десяти в академию, а тебе на службу.
  Девушка внезапно распахнула глаза, и несколько секунд смотрела на улыбающегося Алексея, а затем выскочив с невнятным писком из-под одеяла стала собирать части своей одежды.
  - Так. Стоп. - Алексей поймал девушку за руку и сгрёб в объятия. - Спокойно, никуда не торопясь, идёшь в ванную, собираешься, и выходишь к завтраку свежая, и красивая, словно росинка на цветке.
  Руби уже набрала воздух в лёгкие, но подумав, кивнула, и уже вставая с колен Алексея, обернулась.
  - А ты кто по званию?
  Тот рассмеялся, и одним текучим движением встал и взъерошил рыжие волосы на голове девушки.
  - Тоже лейтенант.
  - Да? А я бы тебе дала не меньше майора.
  - Нет Руби. Лейтенант. - Алексей нежно коснулся губами кончика носа подруги. Всего лишь лейтенант, но... в шестом поколении семьи офицеров.
  
  Поскольку ванных комнат на втором этаже было две, Алексей тоже вымылся, и переодевшись в совершенно официальный чёрный сюртук, с белым поясом, проверил как идёт сервировка стола для завтрака, и как раз поправлял свежие цветы в вазе, когда к столу вышла Руби.
  - Утром ты ещё прекраснее чем вечером. - Алексей помог гостье сесть, и увидев, как метался взгляд Руби, взял её руку в свою. - Руби, малышка, если ты не захочешь продолжения, его не будет. Мне было фантастически хорошо с тобой, но это не значит, что я буду предъявлять на тебя какие-то права. При случае повторим, но только по обоюдному согласию...
  - Эх... - Руби улыбнулась и подняла взгляд. - А я -то уже спланировала где поставим кроватку... - Она хихикнула.
  - А я считаю, что тебя ждёт фантастическая карьера в Страже. - Алексей улыбнулся в ответ. - Но давай просто попробуем повстречаться, а там видно будет. Может тебе и не захочется.
  Когда катер подошёл к пристани Охранителей, Руби сошла с него словно настоящая герцогиня. Величаво пройдя по палубе, загадочно улыбнувшись в ответ на поцелуй, и чуть покачивая бёдрами спустилась по трапу.
  Короткий спектакль произвёл неизгладимое впечатление на правоохранителей, толпившихся на причале, и они с несколько стеклянными взглядами проводили Руби уходящую в здание управления.
  Полюбовавшись видом ошарашенных стражей, Алексей отвалил от причала. Его ждала Высшая Магическая Школа.
Оценка: 6.35*233  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Шмидт "Волшебство по дешёвке"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"