Землянская Наталья Николаевна: другие произведения.

Хроники Шеридана-3. Часть1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение "Хроник Шеридана -1, 2" Честно говоря, Хроники-3 не планировались, но ... Все получилось само собой, благодаря летнему конкурсу на Русском Эквадоре- 2007 ( расск "Хроники отдела сплетен", 12 место в финале). Те, кто читал первые книги найдут здесь тех же героев.

  ...Маленький гоблин отчаянно бился в крепких капроновых силках, - острые коготки его мохнатых лапок нещадно изрыли бурую лесную почву вокруг ловушки, - но все было напрасно: заговоренные сети не отпуска свою жертву. Выбившись из сил, пленник стал грызть путы зубами. Крупные и острые, зубки его спокойно могли оттяпать лапу медведю, - но на пластиковых узах не оставалось и следа. Завизжав от злобы, мохнатое существо принялось яростно кататься по земле, еще больше запутываясь, пока не оказалось туго спеленатым настолько, что не пошевелить и пальцем. Выплюнув набившиеся в пасть прелые листья, гоблин всхлипнул и тяжело перекатился на спину, - в его выпуклых влажных глазках отразились мохнатые ветви темных елей и кусочки бледного неба...
  Затихнув, он долго всматривался в недостижимую высоту, на какие-то минуты забыв о своей беде. И вдруг его чуткое ухо уловило едва заметные колебания, - кто-то приближался... Медленно, осторожно и неотвратимо.
  Встрепенувшись, пленник заелозил спиной по тропинке, заведшей его в западню. Извиваясь всем телом, он пытался отползти и укрыться под раскидистыми еловыми лапами, густо нависавшими над злополучной дорожкой. Предупреждающе каркнула ворона - раз, другой... Гоблин заскулил обреченно и жалобно. Птица тут же откликнулась раскатистым зловещим эхом, дразнясь и злорадствуя. В другое время за подобную дерзость пернатая насмешница мигом отведала бы камня из пращи, - гоблины, как известно, весьма искусны в подобном, - но несчастный, замерев от ужаса, смотрел, как из глубокого провала между деревьями надвигается темная фигура человека...
  Потом ноздри гоблина уловили резкий чужой запах, пришелец заслонил собою небо, и прежде чем свет померк, он услышал, как хриплый голос произнес:
  Попался, мохнатый...
  ******
  
  Ноябрьское ненастье внесло свои коррективы в расписанную до минуты жизнь воздушный порта. Но в зале прилета все было как обычно - неиссякаемая людская река мерно катила свои воды мимо стоек регистрации.
  Двое мужчин одинаковой наружности - широкие фигуры, невыразительные лица, темные плащи, лаковые ботинки, - вот уже четыре часа терпеливо ожидали прилета рейса одной из европейских авиакомпаний.
  - Паршивая погодка ... - подал голос первый из них, скользнув взглядом по огромному окну, усеянному мелкими точечками дождевых капель.
  Да... - бесцветным тоном отозвался второй.
  Это были практически единственные слова, которыми они перемолвились за долгие часы ожидания.
  Мелодичный голос диктора по радио объявил об очередной задержке. Двое переглянулись, синхронно посмотрели на часы, - совершенно одинаковым жестом вскинув руки, - и молча, шагая в ногу, отправились в ближайший кафетерий.
  Тем временем от стойки регистрации отделилась молодая рыжеволосая женщина. Одетая неброско, она вполне могла бы сойти за секретаршу, учительницу или мелкого клерка, если бы не отдельные детали: наметанный глаз человека сведущего непременно отметил бы часы от Картье, шелковый коллекционный шарфик, дорогие туфли и марку дорожного саквояжика.
   Стуча каблучками, она уверенно пересекла зал, направляясь к длинному ряду телефонов-автоматов. Поставив саквояж на мраморный пол, она сняла трубку и набрала номер, - длинные гудки тотчас прервались, и ей ответил мужской голос.
  Я уже здесь... - не представляясь и не здороваясь, доложилась рыжеволосая.
  Голос на том конце провода удивленно хмыкнул.
  Добралась кружным путем, - нетерпеливо пояснила женщина. - Подробности при встрече...
  В щель между створками саквояжа высунулась крохотная плоская четырехпалая лапка. Пошарив в воздухе, она зацепилась коготками за ворсинки саквояжика.
  Хорошо... - невозмутимо отозвался голос. - Через час буду в условленном месте... Товар, надеюсь, в порядке?
  Из саквояжа вслед за лапкой выскользнул ее обладатель - темное пятно, похожее на рваный бумажный лист. Не задерживаясь, оно спланировало на пол и, встав на ребро, шустро перекатилось за колонну, отделявшую хозяйку багажа от остального зала.
  Разумеется... - отрезала собеседница, швыряя трубку на рычаг.
  Подняв свой чемоданчик, - она не успела заметить, как оттуда высунулась и тотчас спряталась еще одна лапа, - рыжеволосая заспешила к выходу.
  Существо за колонной потянулось, как человек, только что вставший с постели, и его тело трансформировалось самым чудесным образом: вылезли коротенькие ножки на манер утиных, туловище стало округлым и игольчатым; оно же, по-видимому, представляло одно целое с головой, потому как из темно-синих иголок выглянули зеленые блестящие глазки и черный кожистый носик.
  Потешно шлепая перепончатыми ножками, беглец вперевалочку проворно добрался до ближайшей стены, и точно муха вскарабкался под самый потолок, где благополучно и исчез...
  Между тем, хозяйка саквояжа спустилась уровнем ниже - туда, где располагалась железнодорожная станция и огромная торговая зона, размерам которой позавидовал бы иной супермаркет. Женщина, очевидно, бывала здесь и раньше, поскольку двигалась очень уверенно, не обращая внимания на указатели. Временами она украдкой оборачивалась по сторонам или останавливалась у стеклянных витрин, делая вид, что рассматривает выставленный товар, на самом же деле оглядывая в отражении пространство за своей спиной.
  Этажом выше двое в темных плащах неторопливо потягивали кофе. Внезапно у одного из них в кармане что-то коротко пискнуло. Мгновенно поставив чашечку на стол, он извлек нечто, напоминающее сотовый телефон. Посмотрев на тускло мерцающий экран этой штуковины, он молча протянул ее товарищу.
  Расплатись... - коротко приказал тот, едва взглянув, и поднялся с места.
  Опять ... - буркнул себе под нос первый и нехотя полез за бумажником. - Почему всегда я должен платить?..
  Вопрос, судя по всему, был чисто риторическим.
  Покинув уютный кафетерий, двое в плащах скорым шагом достигли места, где незадолго до этого Рыжеволосая разговаривала по телефону.
  Ничего не понимаю... - мрачно констатировал тот, у кого в руке была штучка с экраном. Две мерцающие линии на ее дисплее уходили в противоположные стороны. - След раздваивается.
  Если это не они? - предположил напарник. - Курьер ведь еще не прилетел...
  Лицо его товарища исказила гримаса, долженствующая означать напряженную работу мысли. Метнувшись к стойке справочной, он что-то долго выяснял, потом, оборотившись к партнеру, мрачно пояснил:
  - Час назад прибыл чартер из Лондона. Курьер мог пустить наших по ложному следу и улететь не из Женевы, а оттуда... В любом случае, - мужчина постучал ногтем по дисплею, - он - здесь...
  Развернувшись, точно на плацу, они торопливо проследовали к эскалатору.
  
  Тем временем, рыжеволосая незнакомка влилась в поток людей, идущих к станции. Догнав толпу японских туристов, - черноволосые юноши и девушки с разноцветными рюкзачками, оживленно переговаривающиеся на птичьем языке, - она протиснулась среди них вперед и вдруг почувствовала, как на ее запястье сомкнулось что-то металлическое. Рядом возникло азиатское лицо - бесстрастное, точно нарисованное, - она по инерции дернулась, но толпа птичьеголосых сомкнулась, и ее потащило независимо от ее воли. Окружающие ничего не заметили...
  
  ...Очнулась она в машине. Темный салон, тонированные стекла, иссеченные длинными следами дождевых капель... Слева и справа двое: квадратные подбородки, темные очки, - точно изготовленные на одном конвейере.
  Где груз?.. - спросил один из них. Голос жесткий, невыразительный, будто у робота.
  Какой груз? Кто вы?! Куда вы меня везете?.. - она нарочно добавила в голос истеричности, - почти визжала, - но внутри оставалась собранной и спокойной.
   Продолжая вопить, она быстро просчитывала варианты развития событий: "...так... саквояж исчез, - если это полиция, предъявить им мне нечего... Федералы? ... Иммиграционная служба?.. вряд ли..." Внезапно по ее спине пробежал холодок: "Люди Торокары?! Нет, это невозможно!.." Незаметно пошевелив пальцами скованных рук, она указательным пальцем отслоила с ногтя большого тонюсенькую пластинку и, задержав дыхание, растерла ее в порошок.
  Двое почти тотчас безвольно уткнулись головами в спинки передних сидений. Машина завиляла - водитель тоже потерял сознание. Женщина торопливо и ловко вытянула из рукава булавку и, поковырявшись в замке, разомкнула наручники. Оттолкнув обмякшие тела своих спутников, она перебралась вперед - и вовремя: неуправляемая машина как раз вылетела на встречную полосу.
  Резко дернув руль влево, она чудом увернулась от ревущего грузовика и, задев вскользь идущую следом машину, вынеслась на обочину. Машина ткнулась носом в придорожный столб и замерла. Рыжеволосую швырнуло на лобовое стекло, - из рассеченной брови потекла тонкая струйка крови.
  Почти теряя сознание, женщина нашарила ручку на дверце и вывалилась наружу - из теплой полутьмы в промозглую осеннюю слякоть. Холод немного отрезвил ее, она жадно вдохнула влажный воздух и бросилась прочь. В чреве раненой машины зашевелились, и вслед беглянке ударил выстрел - сухой негромкий хлопок, но стрелявший промахнулся. Оскальзываясь на мокром тротуаре, она успела добежать до угла ближайшего здания и, завернув, помчалась по улице. В глаза ей бросились стеклянные двери какого-то большого магазина. Не раздумывая, она ввинтилась внутрь, - это оказался продуктовый супермаркет. Замедлив шаг и стараясь восстановить дыхание, женщина пошла вдоль витрин. В дальнем конце торгового зала она заметила между рядами полуоткрытую дверь, вероятно ведущую в служебные помещения. Стащив с полки пачку гигиенических салфеток, она незаметно проскользнула в узкий, отделанный пластиком коридор. И вовремя - двое в темных плащах уже нетерпеливо расталкивали посетителей магазина.
  Навстречу Рыжеволосой вывернулся мужчина в синем форменном комбинезоне. Он тащил гору картонных коробок.
  Помочь? - грузчик сочувственно окинул взглядом ее разбитое лицо.
  Где я могла бы привести себя в порядок? - женщина постаралась улыбнуться.
   Следуя его указаниям, она очутилась в туалетной комнате. Склонившись над раковиной, умылась, в ход пошли украденные салфетки. Поправив одежду, постаралась уложить волосы, изрядно растрепавшиеся за время погони. Из круглого зеркала над умывальником на нее глядело уставшее осунувшееся лицо.
  Ничего... - сказала она своему отражению, - выберемся!..
  Внезапно женщина почувствовала головокружение. По зеркальной поверхности пробежала легкая рябь. Предметы вокруг стали расплываться, теряя свою плотность и очертания, и сквозь них стало проглядывать нечто совершенное иное. Она ухватилась руками за раковину, пытаясь удержаться на ногах.
  Нет... только не это!! Только не сейчас! О, боже... - в отчаянье воскликнула она, стремительно уменьшаясь в размерах.
  
  Спустя минут десять кто-то задергал ручку запертой двери. Потом она затрещала под ударами и слетела с петель. В туалетную комнату ввалились двое в темных плащах. В коридоре позади них топтался мужчина в синем комбинезоне, пытаясь разглядеть происходящее.
  Пусто... - выдохнул один из преследователей, быстро обшарив маленькое помещение.
  Второй тут же проделал то же самое, заглянув зачем-то даже в бачки унитазов и мусорную корзину.
  Идем... - зло бросил он напарнику.
  
  Когда все стихло, из щетины швабры, прислоненной в углу, вылезла крохотная рыжеволосая лилипутка...
  
  *****
  Городок Зеленая Чаша - это красно-коричневые крыши островками среди буйной зелени, вокруг синяя подкова реки, и снова - зелень, зелень, зелень - до самого края мира... За рекой - дремучие девственные леса вплоть до самых Западных гор, а в другую сторону - Холмы, между ними и Городом - сады; на Холмах старая-старая церковь, виноградники...
  Что еще?.. Куча сувенирных лавок, антикварных и ювелирных магазинчиков, казино, фонтаны, десятка два ресторанчиков и еще больше баров помельче... Улочки, густо обсаженные акациями, вязами и каштанами: всюду цветники, клумбы - где только возможно... По улочкам - конные экипажи да звонкие желтые трамвайчики вместо автомобилей: мэрия строго ограничивает количество последних, разрешая только "Скорые" и полицейские машины - воздух Долины должен остаться лучшим в мире, - это ее капитал. Еще - уникальные минеральные источники...
   Еще?.. Городская Ратуша, Северные Ворота, Оперный театр, собор Святого Августина, Школа Танцев... И, конечно, - Центральная площадь... Про это место стоит сказать особо.
  Там, среди зелени огромных старых деревьев, среди затейливых цветочных клумб, пылающих самыми немыслимыми оттенками, среди облитых гранитом фонтанов, - там царство уличных музыкантов, художников, бродячих артистов, фокусников, гадальщиков, коробейников, торгующих всякой всячиной, назойливых фотографов, и карманных воришек. Хотите приобрести самые удивительные вещи? За пару монет узнать свое будущее? Встретить какую-нибудь знаменитость? Отведать в прилежащих погребках чудеснейшего вина со страшным названием "Кровь императора"? Пожалуйста... А послушать импровизации какого-нибудь джаз-банда, концерты которого в Европе и Америке собирают аншлаг, но тут эти ребята играют для собственного удовольствия, поставив инструменты на отполированные тысячами ног плиты тротуара? Да запросто! ... Здесь какой-нибудь уличный художник напишет углем ваш портрет - и как знать, может через годы этот быстрый набросок окажется шедевром признанного мастера... А еще здесь можно попасть в лапы умелых шарлатанов, именующих себя магами или колдунами, завести шашни с какой-нибудь мнимой, но очень милой ведьмочкой... Наконец, здесь можно встретить свою любовь ...
  Но если даже ничего такого с вами не случится, пьянящая атмосфера вечного праздника, волшебства и минутной свободы оставит долгий след в вашей памяти.
  Вот такой городок...
  А чего стоят все эти сказки про коридоры времени, что местный люд попросту именовал Провалами, про вернувшихся оттуда и пропавших навсегда! Байки о потусторонних созданиях, блуждающих по Лесу! Всякая нечисть нет-нет, да и вылезающая на свет божий!.. А как насчет разных загадочных историй, случающихся с чересчур уж любопытными? - словом, весь этот городской фольклор, щедро питаемый фантазией его обитателей, древними легендами Долины и кошельками доверчивых туристов?..
  Как?.. Вы ничего не слышали?!
  Что ж, - вам, ребята, не повезло.
  Ладно, слушайте же ...
  
  *****
  ... По Городу бродили слухи. Распоряжением городских властей, их еженедельно сгоняли в полицейскую управу, где тщательнейшим образом изучали, и самые нелепые и подозрительные тут же уничтожали путем дематериализации.
  Надо заметить, подчиненным комиссара Рэга Шеридана сие занятие было весьма не по душе. Слухи ведь бывают разные - порой весьма забавные и занятные, но частенько попадаются скандальные, грязные, а то и просто мерзкие. Поэтому, по негласной традиции, эту неприятную работенку старались спихнуть на тех, кто пониже чином, а еще лучше - на новичков или практикантов.
  Младший лейтенант Корел, лишь недавно переведенный в Управление из предместья, - перевод счастливо совпал с повышением по службе - понятия не имел о подобном "коварстве" старших сослуживцев. А посему отдался новой обязанности со всем рвением и усердием человека, желающего доказать остальному миру, что блестящие лейтенантские погоны - далеко не предел его далеко идущих честолюбивых замыслов.
  Под начало Корела определили еще практиканта из полицейской академии округа - Юджина Силвера. Тот был моложе своего босса, но житейски более сметлив и проворен.
  Сдается мне, шеф, - тут дело нечисто... - заметил Силвер однажды спустя недели две с того дня, как юнцов бросили на борьбу с бродячими домыслами.
  О чем это вы? - нахмурившись, спросил "шеф".
  О том, что из нас сделали козлов отпущения! - без обиняков заявил подчиненный и выразительно покосился на стеклянную перегородку, за которой уныло шевелились полупрозрачные длинноухие тени, отдаленно напоминающие людей.
  Корел и сам уже не раз замечал ехидные улыбочки коллег у себя за спиной, но пока не связывал их напрямую со своими теперешними занятиями.
  Вчера, например, в баре, когда зашли с ребятами на кружечку пива после работы, - продолжал Силвер, - этот Хэдли - ну, чернявый такой с усами...
  Сержант Хэдли? - машинально уточнил Корел, делая упор на слове "сержант".
  ... так вот этот тип говорит мне: "Отойди, мол, парень, а то уж больно от тебя воняет..."
  Что он имел в виду? - холодно поинтересовался Корел.
  ...и остальные о нас не лучшего мнения... Возимся тут с этой пакостью! - гнул свое практикант.
  Мы делаем свою работу, - отчеканил лейтенант, - а о высказываниях сержанта Хэдли я доложу "наверх". Хотя, - тут он несколько убавил голос, - я бы на вашем месте, Силвер, разобрался с обидчиком на ринге в спортзале.
  Не сомневаюсь... - с оттенком лести в голосе отозвался Силвер, с завистью оглядывая невысокую, но атлетичную фигуру начальника.
   Сам он, длинный и тощий, не очень любил обязательные занятия по физической подготовке. В спортивный зал, арендуемый Управлением для своих сотрудников, его загонял лишь страх перед комиссаром: Рэг Шеридан, - любитель мягких кресел и обладатель солидного "пивного" животика, - требовал от подчиненных хорошей спортивной формы. Силвер же очень рассчитывал в будущем на "непыльное", как ему казалось, местечко в местной полиции...
  Говоря по чести, лейтенант Корел и сам предпочел бы работу в другом отделе. Но считал, что рапорт о переводе следует написать несколько позже, - дабы его не сочли за нетерпеливого выскочку. Но вслух он это обсуждать не стал.
  Следующего... - коротко приказал он практиканту, всем своим видом давая понять, что разговор окончен.
  С видимым неудовольствием, Силвер надел резиновые медицинские перчатки и белый халат. Приоткрыв стеклянную дверь, он выпустил из-за перегородки очередное полупрозрачное существо и демонстративно отошел в сторонку.
  Слушаю вас... - сказал лейтенант, рассматривая стоящее перед ним лопоухое создание.
  За те несколько дней, что он провел в этом кабинете, Корелу довелось услышать немало глупостей, смешных анекдотов, пошлых историй и предостаточно грязных сплетен. Вся эта белиберда фиксировалась на диктофон и кассеты хранились какое-то время на длинных стеллажах в соседней комнате, ключ от которой каждый вечер упрятывался в сейф. Откровенно говоря, лейтенант не понимал, зачем все это нужно, - по его мнению, получаемая информация выеденного яйца не стоила, - но четко следовал полученным инструкциям. Утешало его лишь то, что вышеупомянутые инструкции он получил лично от комиссара Шеридана.
  Надеюсь, - сказал тогда ему глава Управления, - вы, молодой человек, сумеете отделить зерна от плевел и будете очень внимательны...
  Но пока не попалось ни одного зернышка.
  Выслушав от допрашиваемого домысла невнятную историю про некую особу, подвизавшуюся на поприще любовной магии, Корел выключил запись и нетерпеливо махнул рукой:
  Гоните его прочь...
  Силвер выпроводил слух в форточку.
  Реклама чистой воды!.. - презрительно фыркнул он. - Держу пари, тетка, про которую он тут бубнил, сама и распускает про себя небылицы...
  Корел был того же мнения, однако аккуратно присоединил очередную микрокассету к стопочке остальных, записанных с утра, проставил на ней порядковый номер и сделал краткую пометку в специальном журнале, где фиксировал суть донесений: "N 3005/ мадам Брауни, ул. Парковая, 12, - любовные привороты и заговоры"
  Дальше... - буркнул он, ставя точку.
  Потом было несколько среднего размера сплетен о супружеской неверности, - от них явственно попахивало грязным бельем, - и Силвер, морщась, включил вытяжку; затем - парочка пикантных историй, россказни о нечисти в Дремучем Лесу, басни про кладоискателей, мутный слух об очередном шабаше ведьм - в этом месте лейтенант насторожился, так как ему уже доводилось слышать подобное чуть раньше... Этот домысел Корел решил оставить в кутузке, сплетни - отправил на дематериализацию, остальных велел отпустить.
  Стоит ли? - усомнился Силвер.
  Ничего... Пусть туристы развлекутся, - пресек его колебания Корел. - Больше месяца слухи все равно не живут. Если не подпитываются, конечно...
  Вот именно! - желчно отозвался помощник. - Надо бы проветрить здесь хорошенько... - сказал он после и раскрыл окно. С улицы ворвалась прохладная осенняя свежесть.
   Очередной слух, усевшийся на стул перед лейтенантом, был куда более тщедушный и хилый по сравнению с предыдущими. Но что-то в нем очень не понравилось Корелу - то ли его необычайно длинные, на манер ослиных, уши... То ли нахальный взгляд белесо-голубых глазок, то ли редкие острые зубки... Да и физиономия этого домысла была более четкая, нежели у предшественников, - и полицейскому показалась она какой-то... Злобный, что ли...
  Что скажешь? - сухо поинтересовался лейтенант, автоматическим движением включая запись.
   Но вопреки ожиданиям, ничего особенного не услышал: так...появились, мол, на Черном Рынке торговцы тварями...
  Старая песня... - усмехнулся Корел.
  Здесь надо пояснить, что Черный Рынок был в Городе местом весьма примечательным. Там можно было приобрести вещички совершенно удивительные и неожиданные. Официально все сбываемые на пресловутом Рынке "раритеты" являлись не более чем сувенирами. Условия игры всех устраивали - и туристов, коим хотелось приобрести что-нибудь "эдакое" на память о посещении Зеленой Чаши, и продавцов, многие из которых неплохо наживались на легковерных простаках. Но попадались иной раз среди безделушек предметы стоящие...
  Так, у всех был еще свеж в памяти недавний случай, когда некто пытался провезти через таможню, устроенную на выезде из Города, луковицу цветка-людоеда... Другой раз в чемодане американского туриста обнаружили банку живой русалочьей икры: незадачливый контрабандист поведал, что собирался разводить рыбохвостых прелестниц у себя в пруду. На продажу... А история с Рукой Душителя?.. Были погибшие, - и отцам Города тогда пришлось немало потрудиться, дабы то ужасное происшествие не получило широкой огласки.
  В этих и во многих других эпизодах из полицейской практики, все нити вели именно к Черному Рынку. Насколько было известно Корелу, кое-кого из торговцев сумели вычислить и арестовать, - все же остальные исключительные подробности были достоянием очень узкого круга лиц.
  Пойду-ка я куплю сигарет... - нарочито зевнув, сказал Силвер, отходя от раскрытого окна, где он перед тем оживленно перемигивался с девицами, сидящими за столиками соседнего кафе.
  Только быстро! - предусмотрительно приказал шеф, зная его повадки.
  Да ладно, - все равно через десять минут обед... - нахально возразил практикант и вышел.
  Так, что там еще за твари?.. - проводив его взглядом, спросил Корел.
  Разные... - уклончиво ответил слух. Необычная для подобных существ интонация немного удивила лейтенанта.
  Ты не знаешь или не хочешь говорить? - для проформы уточнил полицейский. Ведь слухи никогда ничего не скрывают: наоборот, с радостью выкладывают все подробности, да еще и от себя добавят, - особенно если это бородатый слух.
   Ослиные уши домысла едва уловимо дернулись, - словно он услышал что-то, неуловимое для человека.
  Не знаю... - быстро ответил он, и его полупрозрачная фигура стала чуть плотнее - так всегда происходит со слухами, когда они врут. - Твари из Запределья... - тут же скороговоркой добавил он, не в силах сдержать рвущуюся наружу информацию.
  Корел удовлетворенно хмыкнул: вот теперь - порядок... Слухи - они на то и слухи, чтобы разбалтывать все, что им известно. А этот, - ишь! - надумал утаивать...
  Что еще расскажешь? - постукивая ручкой о столешницу, спросил полицейский.
  В это время в кабинет просунулся дежурный:
  Господин Корел, вас спрашивают внизу...
  Иду! - и молодой человек, встав с места, с удовольствием потянулся.
  Корел ожидал приезда одной очень близкой знакомой и потому видимо от его взгляда ускользнуло, как испуганно сжался на своем стуле допрашиваемый. Машинально засунув в сейф кассеты, он вышел в коридор и закрыл дверь кабинета на замок - перед самым носом позвавшего его дежурного, который почему-то все еще топтался здесь же.
  Спасибо, приятель! - поблагодарил его Корел и пустился, чуть ли не бегом к лестнице.
  Жаль, лейтенант не видел, каким взглядом проводил его "приятель"... Как не видел он и того, что произошло дальше: засунув невероятным образом удлинившийся и утончившийся палец в крохотную дырочку замка, дежурный легко открыл запертую дверь.
  Но в кабинете пришельца ожидало разочарование: комната была пуста... Лишь ветер шевелил белые полотнища занавесей на раскрытом окне. Досадливо чертыхнувшись, взломщик вытащил из диктофона кассету и быстро покинул место преступления.
  
  ******
  ...Часы в центре управления полетов аэропорта - того самого, где днем высадилась Рыжеволосая - неторопливо отсчитали первый час пополуночи.
   За пределами круглой стеклянной башни, в которой располагался центр слежения, властвовали дождь и ветер, но внутри царил покой, усугубляемый еле слышным гудением вентиляции и мерцанием экранов наблюдения. Погодка этой ночью была не самая подходящая для воздушных путешествий, но точки на мониторах, обозначающие небесных странников, вели себя порядочно.
  Рядом с одним из диспетчеров стоял дымящийся стаканчик кофе. Он успел сделать едва ли пару глотков, когда в зону наблюдения вплыла новая светящаяся точка, - голос в наушниках отвлек его внимание, и человек не заметил, как к оставленному без присмотра стакану протянулась откуда-то из-под стола тоненькая карикатурная лапка...
  
  "Разрулив" ситуацию в небесах, диспетчер, не отрывая глаз от монитора, пошарил рукой по столу. Пальцы схватили пустоту. Человек огляделся, - нынешнее дежурство выдалось не из легких, - и внезапная пропажа рассердила его.
  Белый пластик сиротливо валялся на затянутом ковролином полу. Пустой...
  Раззява!.. - выругал сам себя мужчина, полагая, что задел стакан локтем.
  Крутнувшись на стуле, он нагнулся и, подняв стаканчик, отправил его в мусорную корзину. Но, повернувшись обратно к монитору, обнаружил, что со стола пропала только что надкушенная шоколадка. Вместе с оберткой...
  Потерпевшему до сей поры не приходилось жаловаться на память или расстройство внимания, - да и профессия обязывала быть на высоте. Поэтому он повернулся к соседу и без обиняков заявил тому:
   -Бросай-ка свои шуточки, Джек! Тем более, что мне совсем не до них... - указывая большим пальцем в свой монитор, где кружили в танце семь или восемь зеленоватых звездочек, за каждой из которых значились человеческие жизни.
  Его коллега, действительно отличавшийся в кругу друзей и сослуживцев по части розыгрышей, лишь удивленно вскинул брови и помахал пальцами у виска: мол, привет тебе...
  Тогда диспетчер недружелюбно покосился в другую сторону, но и там наткнулся на недоумевающий взгляд. Пришлось вернуться к работе...
  Минут через двадцать, улучив паузу, бедняга полез в ящик стола. Там у него всегда хранилось про запас что-нибудь сладкое, - во время работы он не мог обходиться без этого, особенно в ночные смены. Служба диспетчера - не сахар. Глаза, нервы - все на износ... Каждый из его товарищей старался придумать что-нибудь, что помогало бы легче переносить напряжение во время дежурств. Для него же таким спасением были сладости - шоколад, леденцы, тянучки...
  Из глубины полуоткрытого ящика на него уставились чьи-то блестящие глаза.
  Человек даже понять ничего не успел толком, как что-то острое цапнуло его за руку, и нечто округлое шустро метнулось прочь.
  Ах ты... крыса!.. - вне себя от неожиданности вскрикнул пострадавший, инстинктивно сунув укушенный палец в рот.
  Где?... где? - переполошился народ.
  Вон побежала!.. гадина... - невнятно промычал он, вынужденный вновь повернуться к экрану, где в опасной близости друг от друга маячили три точки.
   И тут вдруг его охватил безудержный приступ смеха. Он пытался остановиться, но распирающая сила давила на него изнутри, гранича с болью, - и его тело содрогалось в пароксизмах дикого хохота, точно в судорогах. Пока ему пытались помочь - безуспешно, надо сказать, - вызванные охранники устроили погоню... Кто-то тем временем звонил в пункт медицинской помощи.
   Нарушителя спокойствия довольно быстро загнали в угол, и один из охранников накрыл его мусорной корзиной.
  Это - не крыса! - авторитетно заявил удачливый охотник.
  Из ловушки доносилось сердитое шипенье.
  Давай-ка, вынесем эту дрянь отсюда, - скомандовал его напарник, - а там разберемся...
  
  Подложив под корзину толстый глянцевый журнал, охранники ловко перевернули ее и, не снимая импровизированной крышки, вытащили в коридор.
  Ну-ка, голубушка... - осторожно поставив добычу на пол, дюжие молодцы склонились над корзинкой.
  На дне ее сжалось в комочек нечто темное. Сначала им показалось, что это ежик. Вот только лапки у него были оранжевые, сильно смахивавшие на утиные. Странное существо сначала зажмурилось от яркого света, - в коридоре было намного светлее, нежели в диспетчерском зале, - потом заморгало круглыми игрушечными глазками ... и вдруг его рот растянулся в широкой белозубой улыбке - точь-в-точь как у какого-нибудь мультяшки...
  Ы-ы... - дружелюбно сказал пленник.
  Охранники озадаченно посмотрели друг на друга.
  Видал? - спросил один другого.
  Забавная штучка... - ответил тот и нагнулся пониже, желая лучше рассмотреть пойманного.
  В ту же секунду он с диким воплем отпрянул назад, зажимая рукой окровавленное лицо: "забавная штучка", подпрыгнув вверх, с такой силой ударила его в нос, что он едва удержался на ногах. Пока его товарищ, окаменев от неожиданности, зачарованно смотрел, как между пальцев раненого просачиваются темно-красные струйки, загадочное существо проворно заковыляло прочь. Совершенно растерявшись, уцелевший охранник схватился за кобуру. Грянул выстрел, - пуля прошла рядом с "крысой". Существо мгновенно подобрало лапки, как-то все съежилось и мячиком поскакало по коридору, отталкиваясь от стен и пола.
  Раненый вдруг согнулся пополам, схватившись за живот, - его разбитое лицо казалось страшным, - и затрясся от ... гомерического хохота.
  Напарник бросил на него безумный взгляд - и кинулся вслед за убегающим противником, на ходу крикнув несколько слов в рацию.
  Беглец и его преследователь вихрем промчались по служебному коридору - при этом первый задел еще несколько случайных свидетелей - и оказались в тупике. Гулко стукнувшись о дверь, преграждавшую путь, загадочная тварь ударилась об пол и подлетела под потолок - и так несколько раз, словно мячик, ведомый невидимым гигантским баскетболистом. Набирая скорость, она металась в западне, - от стенки к стенке, к потолку, к полу - и снова к стенке...
  Не уйдешь... - мстительно прошептал охранник, отцепляя от пояса резиновую дубинку.
  За время погони он сумел прийти в себя, и теперь все его силы и внимание были сконцентрировано на этом скачущем клубке. Сжимая дубинку, точно бейсбольную биту, - а играть он умел хорошо! - человек, прищурившись, ждал решающего броска.
  Темный клубок замельтешил - его скорость была уже такова, что казалось, будто перед противником мелькает лента, - и вдруг пушечным ядром полетел вперед, норовя проскользнуть между человеком и стеной. Но тот не собирался уступать, - замах! - и дубинка с чавкающим звуком врезалась во что-то... Охранника по инерции отбросило назад но, упав, он тут же вскочил и сапогом припечатал оглушенную тварь к полу. Не сдержавшись, он попросту растоптал неприятеля, - мохнатый клубок почти сплющился, когда подбежавшие сзади люди за локти оттащили его в сторону.
  Потом началась обычная суета, которая бывает, когда внештатная ситуация заканчивается . Толпились, переговариваясь, какие-то люди, кто-то сунул ему, внезапно ослабевшему, ватку с нашатырем, чья-то рука протянула стакан с водой - он благодарно принял ее... Все прокручивалось, точно кадры плохонького документального фильма, все слова сливались в одно непонятное... И очутившись как-то вдруг в тихом месте - стол, два стула и участливое лицо незнакомца перед ним, - тогда только он позволил себе расслабиться.
  За окном по-прежнему висела дождливым плащом ночь, и охранник сообразил, что прошло, скорее всего, не так уж много времени.
  Потом появились еще двое... Стали расспрашивать. Он рассказал, как умел, подробно описав "мультяшку", принесшую столько неприятностей.
  Чужой голос поблагодарил его и велел отправляться домой:
  Думаю, теперь вам нужно отдохнуть ...
  А... что с моим приятелем? - спросил он, уже берясь за ручку двери.
  Его увезли в больницу, - бесстрастно сообщил тот же голос. - С ним будет полный порядок: несколько швов - и все...
  
  На следующий день он узнает, что его напарник умер.
  Сердечный приступ... - сухо пояснил врач. - От смеха...
  
  Укушенного диспетчера и еще нескольких человек, случайно пострадавших во время погони, спасли, вколов лошадиную дозу успокаивающего.
  
  *********
  ...Рыжеволосая едва успела спрятаться обратно среди толстых, пахнущих хлоркой синтетических волокон швабры, как в разгромленную уборную прибежал все тот же грузчик в синем комбинезоне, а с ним еще один - в строгом костюме, с аккуратным бейджиком на отвороте пиджака.
  "Администратор..." - прочитала она.
  Их голоса долго гудели у нее над головой, потом они ушли, а вместо них притопал великан с инструментами, - ей все теперь казались великанами, страшными и безобразными.
  Мыча про себя какой-то мотивчик, он скоро и ловко приладил пострадавшую дверь на ее законное место, - она думала, что оглохнет от шума. Собрав свою амуницию, великан стал мыть руки. Вода из крана при этом извергалась с грохотом Ниагарского водопада, усиленным пустотой помещения.
  В верхнем кармане его рабочей куртки беглянка заметила телефон...
  Он даже не почувствовал, как крохотное существо запрыгнуло ему сзади на воротник. В нормальном состоянии подобного рода прыжок был бы для человека немыслим, но теперь над ней властвовали другие законы - отнюдь не физические! - и она легко преодолела громадное пространство между кончиком рукояти швабры в одном конце комнаты и ничего не подозревающим здоровяком в другом.
  Проворно перебравшись с воротника на плечо, Рыжеволосая обеими руками пережала своей жертве сонную артерию. Великан стал медленно оседать на пол, - она еле успела соскочить на скользкий край раковины. И тут ее ноги поскользнулись на мокром фаянсе, и она сорвалась вниз - туда, где с шипеньем исчезала тугая струя, бьющая из крана. Мощный водяной напор пребольно оглушил ее, и она едва не потеряла сознание. Нога коротышки провалилась в одно из многочисленных отверстий слива и застряла в нем. Вцепившись в металлический край сливной воронки, она тщетно пыталась вытащить ногу из ловушки. Бедственное положение усугублялось еще и тем, что теперь вода уходила медленнее, - из-за нее же самой - и мгновенно набралось столько, что она едва не захлебывалась.
  Спокойно, дорогая... спокойно... - силой воли она уняла дрожь, сосредоточилась, и аккуратно повернула плененную ногу, вытянув носок и выпрямив колено насколько это было возможно.
  Набрав в легкие побольше воздуха, она поднырнула вниз, согнув локти, и отталкиваясь руками и свободной ногой, вырвалась из западни.
  Несколько долгих минут, показавшихся ей вечностью, она пыталась выбраться по скользкому склону раковины наружу. Но они оказались слишком отвесными. Тогда она подпрыгнула, - пострадавшая нога отозвалась болью в щиколотке - и обхватила руками блестящий серебром кран. Он был чересчур толстым, и Рыжеволосая опять сорвалась вниз. Булькающая внизу вода смягчила падение. Отчаяние придало ей сил и, поднявшись, она повторила попытку. На этот раз ей повезло... Мокрая, обессилевшая в борьбе с водной стихией, она спрыгнула вниз - прямо на живот неподвижного великана.
  Какое-то время она лежала пластом, уткнувшись лицом в грубую ткань его одежды, нестерпимо вонявшую потом и табаком. Потом заставила себя подняться и доковылять туда, где бугрился под складками огромный корпус мобильника. Борьба с "липучкой" на кармане отняла у нее последние силы. Вытащив телефон, она села на него верхом и съехала с груди великана вниз, точно с горы на санях.
  По ее расчетам человек должен был бы уже очнуться, и она торопливо затолкала добычу за щетку, - это получилось неожиданно легко. Спрятавшись, она рухнула на пол и затихла. Тело отказывалось повиноваться, но она умела приводить себя в порядок.
  Полностью расслабившись, Рыжеволосая позволила себе ни о чем не думать - ни о том, что произошло утром, ни о том, что ждет ее дальше, - вообще ни о чем, словно бы ничего вокруг больше не существовало. Вернувшись "обратно", она сконцентрировалась и проделала несколько дыхательных упражнений, попутно проводя мысленное самовнушение. Старый испытанный способ помог и на этот раз, и она почувствовала себя намного лучше.
  Осторожно выглянув из своего укрытия, она обнаружила, что поверженный ею очнулся. По всей видимости, он не сильно ударился при падении. Она с тревогой наблюдала, как он ощупывает себя, - в том числе и карманы... Плохо, если он обнаружит пропажу! А человек между тем, встал на четвереньки и принялся шарить по полу за трубами под раковиной. "Черт!.." - выругалась про себя маленькая воровка. Неужели все ее титанические усилия пойдут прахом?.. Огромная, темной кожи, ручища подбиралась все ближе... Она явственно разглядела ее до мельчайших деталей - от последней волосинки до грязных заусенцев вокруг бурых, с черной каемкой, ногтей. Собравшись, похитительница сосредоточилась и послала великану мысленный приказ: "Здесь ничего нет!.. Нет!" Громадные пальцы нерешительно замерли в нескольких сантиметрах от матовой поверхности телефона. "Уходи!.."- почти теряя сознание, приказала она.
  Когда за ним захлопнулась дверь, - из-за страшного грохота она чуть не оглохла, - Рыжеволосая позволила себе немного перевести дух. Но долго расслабляться было нельзя, - в любой момент мог кто-нибудь войти, и она принялась за дело.
  Топая по кнопкам ногами, - сделать это вручную оказалось не по силам, - она набрала нужный номер. Сквозь шорохи и треск донесся знакомый голос. Тот самый, что разговаривал с ней в аэропорту. Но, увы! - ее он не расслышал: писк рыжей крохи оказался слишком слаб и тонок.
  Зарычав от злости и отчаяния, Рыжеволосая отключилась и, быстренько разобравшись в настройках "меню", заплясала по черным кнопочкам, выбивая ногами письменное сообщение своему собеседнику. Когда SMS-ка была отправлена, она уничтожила из памяти телефона текст и номер.
  Теперь оставалось только надеяться, что ее далекий знакомец успешно получит это послание, а главное - сделает все так, как она его просила. Она верила в свою удачу, но понимала, что шансов у нее мало.
   Что ж, если из этой затеи ничего не выйдет - она придумает что-нибудь еще... А пока в любом случае надо было выбираться отсюда.
  Сняв мокрую одежду, она выжала ее и снова надела. Маленькому существу гораздо труднее согреться, нежели большому. До этого она не чувствовала холода, занятая борьбой за жизнь. Теперь он пробирал ее до костей. Оглядевшись вокруг, она заметила почти у себя над головой сушилку для рук. Можно было попробовать допрыгнуть и включить ее. Расстояние кроху не смущало. Она даже не давала себе труда задуматься, как же это у нее получается: просто ставила перед собой цель и оказывалась там, где нужно. Но поврежденная при падении в раковину нога сильно болела и она побоялась, что не сумеет прыгнуть хорошо. К тому же верхушка сушильного агрегата была выпуклой, а блестящие бока - слишком гладкими, чтобы зацепиться. "Разобьюсь..." - мрачно подумала она, - "...или схвачу воспаление легких..." От невеселых раздумий ее отвлек шум открывающейся двери...
  Спустя четверть часа она ехала по знакомому коридору, прицепившись к одежде посетителя. Выбравшись с его помощью в торговый зал, она незаметно слезла и вскарабкалась на ближайший прилавок с товаром. Поднявшись на самый верх, она сумела по стеллажам добраться туда, где от долгожданной свободы ее отделяли только прозрачные входные двери. На это путешествие у нее ушла уйма времени.
  Сердце Рыжеволосой радостно подпрыгнуло - сквозь стекло она разглядела почти у самого входа машину со знакомыми номерами: "Получилось!" И тут же навалилась паника: вдруг ее спаситель уедет, не дождавшись?..
  Ловко приземлившись на шляпку какой-то старухи, она покинула вместе с ней супермаркет и уже снаружи так же ловко спустилась на асфальт.
  И вот тут -то она поняла, что все случившееся с ней до этого - еще цветочки! Настоящие опасности подстерегали здесь, - на улице!.. Все, начиная от ледяных луж и кончая ногами бесчисленных прохожих, таило в себе погибель для столь маленького существа.
  Коченея от ветра, казавшегося ей почти ураганным, она кое-как все-таки добралась до машины... Несколько раз по пути огромные чужие подошвы закрывали над ней вечереюшее небо, и все внутри холодело от страха - конец!.. Эти несколько метров, вместили в себя столько переживаний и ужаса, сколько ей не довелось испытать за всю предыдущую жизнь.
  Но не успела она почувствовать радость оттого, что жуткое путешествие подошло к концу, как снова была ввергнута в бездну отчаянья: дверцы машины наглухо закрыты...
  Она тупо посмотрел на рифленые борозды шины прямо у себя перед носом, - они были плотно забиты землей. "Сейчас машина поедет - и меня также размажет по колесу, как эту грязь..." - отстраненно подумала Рыжеволосая, точно речь шла о ком-то другом. Кричать, стучаться, - было бесполезно, и она прекрасно это понимала...
  С тоской посмотрев на черные бока механического чудовища, она поняла, что у нее только один выход - прыгнуть на капот и биться в лобовое стекло. Но превратившиеся в лед руки и ноги почти не подчинялись ей, и она не была уверена, что сможет...
  
  ... По радио передавали скрипичный концерт Моцарта, - музыка немного успокаивала. Человек, сидевший внутри машины, сильно нервничал: как он мог вообще клюнуть на это странное сообщение!.. Вот уже битый час он торчит у входа в этот дурацкий супермаркет! Хотя, что еще ему оставалось? - ставки в этой игре слишком высоки...
  Мелкий противный дождь снаружи усилился, человек еще раз внимательно оглядел улицу и решительно повернул ключ в замке зажигания. Мотор тут же благодарно откликнулся ласковым урчаньем. Выжав сцепление, он включил "дворники" и мягко тронулся с места... Что-то непонятное мелькнуло перед ним по стеклу... Не веря своим глазам, он вдавил педаль тормоза, и выскочил наружу...
  
  ... Под торжествующее скрипичное крещендо она впитывала спасительное обволакивающее тепло гигантского кашемирового шарфа, чувствуя, как мощь двухсот лошадиных сил вжимает ее в кресло, - и навстречу ей наступает уютная темнота забвения... Спасена...Огненным росчерком эта мысль вспыхнула на самом краешке меркнущего сознания и тут же угасла, уносимая сном. Последний аккорд торжествующе растаял во тьме...
  *********
  ...Многое в замке Лостхед сильно изменилось по сравнению с временами, когда там командовала Бабушка. Не стало того многолюдья и суматохи, что привносила в жизнь семейства несметная орда гостей и приезжих родственников, - многих сильно испугала история с ожившими грифонами и драконом. Правда, дядя Винки не преминул заметить, что это "временное затишье, - не пройдет и года, как халявщики вновь потянутся к нашему очагу"... Почти не беспокоило обитателей Замка и привидение, которое, как выяснилось, вовсе не было призраком загадочного барона Юстэса фон Гилленхарта, погибшего в Параллелье. Куда-то исчез удав Доди, - верный друг младшей дочери хозяев замка Мэрион. Подрос и окреп Подкидыш, - самый маленький ребенок семьи, - его темно-зеленые глазки, подаренные Бабушкой-Драконом, взамен украденных злой мошенницей, так и смотрели, где бы чего напроказить! Карапуз, его братец, которому к тому времени сравнялось четыре, наоборот, рос человеком степенным и рассудительным. Зануда, - старшая дочь Гилленхартов, - покинула отчий кров и отправилась на учебу в Гарвард. Уехал и Красавчик, сын тетки Люсильды - двоюродной сестры хозяина Замка. После всего случившегося ему было невозможно оставаться в доме человека, чью репутацию и карьеру он едва не погубил на корню. Его мать осталась в Замке. Разоренная непутевым отпрыском, она просто не имела теперь средств к существованию. Кроме нее остались дядюшка Винки, неподражаемая в своей наивности и глупости тетя Августа, Дедушка с его верной пассией, и Орфа... Последняя официально исполняла в доме роль няньки, но на деле как-то незаметно заменила Бабушку. Насколько ее вообще можно было кем-то заменить...
  Западную Башню, разрушенную драконом, постепенно восстановили. Починили каменную ограду Замка, поврежденную Корой, когда Каггла спасала ее от Смотрителей. Навели порядок в саду, почистили прудик, где теперь обосновался Жабер, - нахальный и толстый... Хендря так и остался собакой. Наверное Макс Линд мог бы вернуть ему прежний облик, но в те злопамятные дни про незадачливого мальчишку как-то забыли, а потом уже было поздно: чародей исчез... Впрочем, как пес он был вполне доволен жизнью. Во всяком случае, внешне: шерстка у него так и лоснилась, бока с каждым днем все округлялись, и таксик носился по всему Замку в поисках добычи и приключений, яростно огрызаясь на любые попытки призвать его к порядку.
  Одним словом, хорошо ли плохо ли, но все понемногу как-то утряслось, и жизнь в Замке покатилась по обычной колее.
  Вот только легкая грусть поселилась в его коридорах и светлых залах - та, что не всегда заметна постороннему взгляду, но нет-нет, да и накрывает все вокруг легкой дымкой: так разбавляет уходящее лето печаль надвигающейся осени, - яркая, ласковая и теплая, но в порывах еще летнего ветра уже несет она грядущую стужу холодного безвременья...
  - Бабушка ведь может вернуться? - не раз спрашивали дети.
  - Ага... - мрачно бурчал в ответ дядя Винки, если ему случалось в тот момент быть неподалеку. - Прилетит - и разнесет хвостом весь Замок...
  - Винсент! - укоряюще качала головой Мама.
  - Уж я-то драконьи повадки знаю! - гнул свое дядюшка.
  - Думаю, - не обращая на него внимания, отвечала Мама, - она помнит про нас... Так что, все может быть....
  Мэрион тоже так думала. И совершенно не разделяла дядюшкиных опасений: она-то уж точно знала, что старуха любила их всех. Ведь как же иначе смогла бы она преодолеть заклятье Повелителя драконов? И всякий раз, когда она вспоминала Бабушку, в ее памяти вставал тот солнечный день, когда они вдвоем возвращались с Холмов, проводив отца Себастьена в последний путь... Держась за руки, они молча шли тогда по тропинке среди высокой травы. Пахло молоком и сеном, летали стрекозы, над розовым клевером гудели тяжелые полосатые шмели.
  "...- Мне хорошо идти с тобою вот так... А ты боишься умереть?.. А я - боюсь... Наверно, когда состарюсь, как ты, - тоже не стану бояться. Только это еще не скоро... Знаешь, что? Когда будешь на Небесах, - не забывай меня, ладно? Обещаешь?..
  Обещаю..."
  И девочка была уверена, что бабуля непременно сдержит свое обещание.
  ********
  Но однажды, - дело было уже поздней осенью - в доме Гилленхартов вновь случились перемены. На сей раз нарушителями спокойствия стали те, кому по всем правилам отводилась роль его хранителей!
  - Я устала от бесконечных дождей!.. От сырости и слякоти! Эта осень сведет меня с ума!.. - так все чаще жаловалась Мама отцу.
   В ее настроении последнее время все больше преобладали тоска и раздражительность. Малейших пустяк легко выводил ее из себя, а, устроив домашним очередную сцену, она надолго запиралась у себя в комнате, стыдясь показываться кому-либо на глаза. Она стала отменять занятия в Танцевальной Школе, часто пропускала спектакли, ссылаясь на усталость, а потом и вовсе как-то призналась мужу, что...
  -... я больше не хочу заниматься искусством!.. Внутри - только пустота... Все ушло куда-то...Ничего не могу... И - не хочу...Ничего.
  Она произнесла эти слова очень спокойно и буднично. Так говорят, когда все до конца обдумано и подведен итог.
  - Родная!.. - Папа почувствовал, как у него перехватило дыхание, словно от удара. - Родная моя, мы непременно что-нибудь придумаем... Я - обязательно что-нибудь придумаю. Ты просто устала...
  Он нежно обнял ее и поцеловал, но, заглянув ей потом в глаза, увидел - они пусты и прозрачны.....
  И вот, спустя две недели после этого случая, как-то за обедом, Папа объявил, что они - уезжают.
  - Мы с Мамой отправляемся в Испанию... Поближе к солнцу, - пояснил он в ответ на удивленные взгляды домочадцев. - Потом куда-нибудь еще.... Кипр, Мальорка, Корсика, - да мало ли на свете чудесных мест! Новая Зеландия, Австралия... а может -Куба... Или - Африка... или...
  - ...Гималаи!- восторженно подхватила тетя Августа и захлопала в ладоши.
  - ... монгольские степи... - буркнул дядюшка Винки. - Пустыня Сахара...Там тоже неплохо...
  Родственники весьма оживились, услышав такую потрясающую новость. Особенно Мэрион, школьные дела которой шли последнее время отнюдь не блестяще. Все заговорили разом, перебивая друг друга, наперебой выдавая разные идеи и советы...И тут, легко перекрывая общий гам, прозвучал холодный голос Орфы:
  - Но как же дети?..
  - Да! А дети как же?! - слегка поперхнувшись, точно попугай повторила за ней тетя Августа. Причем степень ее возмущения теперь ничуть не уступала былой радости по поводу предложения кузена.
  - С ними, полагаю, все будет в порядке, - лучезарно улыбаясь, заверил Папа.
  - Вот как? - брови бывшего драконоборца на секунду изогнулись домиком, а потом грозно сошлись на переносице.
  - В нашем доме полно взрослых, - сурово отрезал отец тоном, не терпящим возражений. Чувствовалось, что он заранее подготовился к такому повороту. - Надеюсь, за ними присмотрят. Думаю, что в ответ на свое гостеприимство, мы вправе рассчитывать на какую-то поддержку... - и выразительно посмотрел на всех по очереди.
  Тетка Люсильда, потупив глаза, согласно закачала головой. Дедушка пожал плечами, словно говоря: ну, что ж... как прикажете... Дуния, недвусмысленно положив руку на короткий боевой топорик, с которым никогда не расставалась, многозначительно уставилась на притихших малолеток. Августа недоуменно захлопала ресницами. Дядя Винки с равнодушным видом уткнулся в тарелку.
  - Разумеется, - четко выговаривая каждое слово, продолжил отец после паузы, - ваше жалованье, мадемуазель Орфа, на это время будет оговорено особо. Если же Вы не согласны... тогда прошу предупредить меня заранее, дабы я успел принять меры. На все раздумья - неделя.
  - Дело совсем не в этом, - презрительно фыркнула Орфа. - Хотя, мы обязательно обсудим данный момент... Меня удивляет, как вы вообще решились на такую поездку!
  - Детям нужны здоровые родители! - сварливо заявила Мама, до сего времени отрешенно молчавшая.
  Встав из-за стола, она подошла к окну и сердито вылетела вон.
  - Прямо как в старые добрые времена!.. - съехидничала Мэрион.
  
  ***********
  -...Ты хоть понимаешь, какие деньги мы потеряли?!
  Высокий молодой человек огромными шагами мерил комнату дешевого гостиничного номера. Лицо его было настолько искажено злобой и негодованием, что вряд ли бы кто-нибудь в этот момент рискнул назвать его красивым, хотя на самом деле юноша был очень и очень привлекательным.
  - ...таких клиентов упустили!! Я два месяца пытался завоевать их доверие! И все псу под хвост! - он длинно и грязно выругался. - Хорошо, если они просто больше не захотят иметь с нами дело... А вдруг решат, что мы их дурачили?!
  Он остановился и глянул на себя в настенное зеркало.
  - Фу, черт...- схватив с тумбочки щетку для волос, он заученным жестом поправил прическу.
  Постороннему наблюдателю показалось бы, что парень разговаривает сам с собой. Но тут в ответ пропищал тоненький кукольный голосок:
  - Не ори на меня, мальчик!.. - смешной и ненастоящий, этот голос, тем не менее, обладал очень властными интонациями.
  Юноша чертыхнулся и в бешенстве запустил щеткой в стену.
  -Не смей. На меня. Орать... - раздельно и спокойно произнес тот же кукольный голосок.
  - Но что же делать теперь? Что?..- трагически завопил юноша и, как-то очень театрально заламывая руки, пал на колени перед потертым плюшевым креслом.
  В глубине кресла, уютно закутавшись в какие-то тряпки, сидела уже знакомая нам рыжеволосая лилипутка.
  - Что делать... что делать... - задумчиво повторила она. - Хотела бы я сама это знать...
  Ее собеседник застонал и, раскачиваясь, схватился за волосы.
  - О!.. - поморщилась она. - Только не надо устраивать фарса! Ты не на сцене...
  Парень обиженно фыркнул и, грациозно поднявшись с колен, снова подошел к зеркалу. Подняв с пола щетку, он занялся собой, тщательно укладывая растрепавшиеся локоны.
  - Вернем задаток - и дело с концом... - продолжала между тем лилипутка. При этих словах ее приятель на мгновенье изменился в лице. - Тут все просто... Наши покупатели - деловые люди. Они прекрасно понимают, что в каждом... э-э... неординарном бизнесе могут возникнуть проблемы... Особенно, в таком, как наш. Хуже другое: неизвестно, когда я вернусь к нормальному облику... - голос ее чуть дрогнул. - И это волнует меня гораздо больше, чем какая-то сотня тысяч баксов...
  - Гм... солнышко... - молодой франт, не поворачиваясь к ней, расплылся в льстивой улыбке: - С тобой все будет в порядке!
  Лилипутка бросила быстрый внимательный взгляд на его отражение в зеркале. От нее не укрылась фальшь в его голосе, но она ничего не сказала.
  - Ты отдыхай... - предложил парень, суетливо поправив ее "гнездышко", - а я все сам улажу... Ты права. Вернем аванс - и дело с концом... Ты ничего больше не хочешь?
  - Нет... - с тяжким вздохом отказалась она. - Лучше вздремну малость... А ты - созвонись с клиентом. Незачем тянуть время.
  - Есть, босс! - молодой человек шутливо вытянулся в струнку, отдавая честь. - Спи, а я спущусь вниз перекусить...
   Она устало прикрыла глаза.
   Парень вытащил из шкафа теплую спортивного покроя куртку, оделся и вышел.
  Едва он исчез, как женщина открыла глаза и тяжелым взглядом уставилась на дверь, за которой скрылся ее напарник.
  - Та-ак... - процедила она. - Похоже, у меня будут еще неприятности...
  Но она даже не представляла, насколько крупными они будут.
  
  Выйдя из гостиницы, юноша быстрым шагом миновал несколько кварталов и зашел в первый попавшийся ресторанчик. Сделав заказ официанту, он спросил себе аперитив, и достал из кармана газету, делая вид, что читает. На самом же деле мысли его лихорадочно кружились вокруг одного и того же...
  "Вернуть задаток... вернуть задаток... Легко сказать!" - лицо парня исказила досада. - "Такие деньжищи!"
  Положение усугублялось еще и тем, что часть полученных средств была им потрачена. То есть кое-что, конечно, ушло по назначению - билеты на самолет, гостиница, обеспечение связи, прочие "накладные" расходы... Но были еще девочки, походы в казино, и так, по мелочи... Сорвавшаяся деловая операция стала бы далеко не первой в их совместном послужном списке. За последний год у него скопилась на счету изрядная сумма, и он вполне мог бы компенсировать недостачу. Но... Но Ласло Форман - такое имя значилось в его водительских правах - был не из тех людей, кто способен расстаться с деньгами ради чего-то другого, кроме собственных прихотей и желаний. Он и зарабатывать-то их не умел. Просто в свое время Рыжеволосой был нужен подручный, а он очень удачно для себя подвернулся ей под руку. Она, разумеется, знала о том, что он такое, - самодовольный, смазливый болванчик, озабоченный только своей внешностью, - но ее это устраивало. К тому же, их связывали некоторые весьма интересные обстоятельства из прошлого.
  Официант принес тарелки, ловко и быстро сервировал стол и, пожелав приятного аппетита, удалился.
   Ласло нехотя взялся за нож и вилку. Погруженный в свои переживания, он почти не чувствовал вкуса пищи, - а жаркое, надо сказать, была здесь весьма недурно! - и малый, что обслуживал его столик, приуныл, наблюдая издалека за постным лицом клиента: вряд ли от такого дождешься хороших чаевых...
  "Ах, если бы у нас в запасе было еще время! Можно тогда сделать еще рейс и подсунуть заказчику что-нибудь другое!.." - сокрушался про себя Ласло, машинально жуя мясо. " Хотя... даже если бы и успевали к назначенному сроку - кто б это все устроил? Рыжая теперь не в форме..." - он не смог удержаться от злорадной усмешки, воскресив перед глазами образ лилипутки. "... а мне она своих ходов не откроет... Я, черт побери, всего лишь пешка в этой игре... Разве что попробовать ее уговорить... Э, нет! Рисковать своей головой я не стану! Уж лучше совсем выйти из игры...". Впрочем, мысль о возможном прекращении "игры" была ему совсем невыносима. "Надо предложить ей обмозговать эту идейку насчет подмены. Рыжая - тетка башковитая. И денежки тоже любит...Вот только, что мы сможем предложить?.." Сердито отодвинув тарелку, он пригубил бокал с вином.
  И тут его осенило!
  Официант, что по причине малого числа посетителей продолжал свои наблюдения за физиономией обедающего, тут же приметил положительные изменения, и услужливо подскочил к столику:
  Изволите еще чего-нибудь?..
  Счет!.. - нетерпеливо отмахнулся от него Ласло.
  Расплатившись, он скоро покинул ресторанное заведение. Гарсон разочарованно пересчитал скудные чаевые. Но скупому клиенту было совершенно наплевать, что там пробурчал ему вслед какой-то халдей.
  Зато в винном погребке, располагавшемся за углом, парень не поскупился. Осведомленный о вкусовых пристрастиях своей партнерши, он вернулся в гостиничный номер во всеоружии.
  - О-о! - вскинула крохотные бровки его подопечная. Ее удивила, конечно, не марка "презента", а щедрость компаньона, совершенно ему не свойственная. - Ну-ка, выкладывай, что у тебя на уме!.. - приказала она, пока он пытался соорудить для нее стаканчик из пластикового наконечника авторучки.
  - Дорогая! - напыщенно произнес он, вручая ей "бокал". - Мне пришла в голову замечательная идея!
  - Н-да?.. - скептически отозвалась лилипутка, подозрительно принюхиваясь к содержимому.
  - Да! - радостно подтвердил Ласло. - Зачем нам нести убытки? - проникновенно продолжил он. - Когда у нас есть ты? - и отхлебнул прямо из горлышка бутылки.
  - Интересно...
  - Помнишь сказку про мужика, что отдал своего сына в ученики к колдуну?
  - Сказок много...
  - Тот парень, когда выучился, с отцом на пару заработал кучу "бабок"... - продолжал юноша вольный пересказ народного фольклора.- Перекидывался во всякую всячину, а папаша ее продавал... Вспомнила? Сынуля потом оборачивался назад в человека и возвращался домой. Тратить честно заработанное...
  Он остановился и нежным телячьим взором уставился на ничего не понимающую лилипутку.
  - Занимательно... - она поднесла свой "бокал" к губам. - И в чем тут "ноу-хау"?
  - А мы - тебя продадим!... - озаряясь идиотски-счастливой улыбкой, выпалил Ласло.
  Рыжеволосая едва не подавилась!
  
  - Ты что?!- угрожающе пропищала она, насилу откашлявшись. - Забыл, с кем имеешь дело? Я и сейчас-то легко не дамся! - а уж стану нормальная - берегись!..
  - Вот именно! - досадливо продолжал втолковывать ей Ласло. - Мы же не обговаривали с покупателем, что конкретно он получит! Речь шла о паранормальном существе... Где это существо? - вопросил он, оглядываясь по сторонам, словно обращаясь к невидимой аудитории. - Здесь, перед нами! - и торжествующе тыкнул пальцем в кресло, где "гнездилась" Рыжеволосая. - Извольте получить!.. И денежки наши! А ты потом улизнешь!..
  - ... а ты тем временем слиняешь с моими деньгами... - закончила его тираду лилипутка.
  - Ну-у! - скривился парень. - Это уже чисто технические детали! Можно же все решить...
  - А как я тебя проконтролирую? В таком виде? - она выразительно осмотрела себя с ног до головы.
  - Ты - умная! - нахально улыбнулся он. - Что-нибудь придумаешь...
  - Придумаю... Уж будь покоен!- язвительно пообещала лилипутка.
  - И вообще: зачем мне удирать? - Ласло послал женщине одну из своих обворожительнейших улыбок и вкрадчиво добавил: - Мы ведь можем проделать этот фокус не один раз...
  *********
  Родители собирались вернуться из путешествия к Рождеству. "Ур-ра!" - мысленно ликовала Мэрион: "Почти два месяца свободы!" Карапуз не разделял восторгов сестры, но ему пообещали целую кучу подарков, и он смирился. Однако временами личико малыша становилось очень грустным. И тогда родители спешили чем-нибудь развеять его тоску.
  - Балуйте-балуйте..... - скрипел дядя Винки. - Потом сами же будете страдать....
  - Детей можно и нужно баловать! - возражал Папа. - Если ребенок чего-то хочет, а родители могут себе это позволить - так отчего бы и нет? В разумных пределах, конечно...Тогда вместо того, чтобы день-деньской мечтать о какой-нибудь тряпке или вещи, у ребенка будет время для мыслей о чем-нибудь более высоком...
  Родительская щедрость едва не испортила им все планы.
  Накануне отъезда, Мэрион, Карапуз и Мама отправились в торговый центр. Они долго бродил по залам, набитым самым разным товаром. Потом перекусили в кафе, а затем Мама надолго застряла в женском салоне, расположенном здесь же: "поправить маникюр", как пояснила она.
  Когда дети поняли, что борьба за красоту продлится не один час, им стало невесело. Но есть много способов показать взрослым, что тебе смертельно худо. Мама, не выдержав массированной атаки, вручила дочери несколько банкнот и отправила их "прогуляться".
  А теперь настало время открыть страшную тайну. Тем, кто этого еще не знает... Тайна эта одинаково касается и тех из взрослых, кто не может отказать себе в шоппинге по любому пустяку, и детей, что любят канючить в магазинах.
  Так вот.
  В любом, мало-мальски приличном магазине обязательно водится купикалка. Подобно тому, как в порядочных домах живут домовые. Только домовой, как известно, является хранителем домашнего очага, ведает хозяйским добром, следит за порядком и оберегает свое жилище от недругов.
  Купикалка - совсем другое дело. Существо это - вредное и коварное. Стоит только праздному зеваке лишнюю минуту задержаться у витрины, как тут же в самое ухо пищит ему словно ниоткуда тоненький въедливый голосочек: "Купи! Купи! Купи!" Человек не замечает вроде бы назойливого писка, но чары делают свое дело. И вот уже достается кошелек, и бедняга становится счастливым обладателем совершенно ненужной ему вещи...
  Злые языки утверждают, что многие магазины заключают сделки с этими подстрекателями, а крупные супермаркеты даже ведут "подпольную" борьбу между собой, перетягивая друг у друга наиболее талантливых, подобно тому, как спортивные клубы переманивают ведущих игроков.
  Казалось бы, что тут страшного? Подумаешь, приобретет человек бесполезную финтифлюшку...Э, нет, братцы! Любому купикалке на самом деле надобно совсем иное. Ему нужна истерика, ссора, скандал... Чтобы повисло у родителя на локте хнычущее чадо. Чтобы юная дива в ювелирном отделе устроила разнос своему солидному покровителю. Чтобы переругались у вешалки с дорогой одеждой мать и дочь-подросток. Чтобы шипели друг на друга у стойки с удочками любящие супруги...Вот тогда этот нематериальный житель вещного мира будет доволен: ему как воздух необходимы ваши отрицательные эмоции. Он питается ими... Как и любое другое темное существо.
  Мэрион и Карапуз прошлись по книжному отделу, - девочка купила себе несколько журналов, а брату - альбом с картинками популярных мультов. Потом они добрались до игрушек. Сестра взяла малышу коробку с набором гоночных авто. И тут его взгляд упал на витрину, где была выставлена роскошная хоккейная амуниция. Вдоволь полюбовавшись на сокровище, он уже двинулся было вслед за ней к выходу, как откуда-то вывернулся необычайно тощий, маленький человечек, сильно смахивающий на пиноккио. Надо ли говорить, что это и был пресловутый купикалка?..
  Вот только вел он себя довольно странно: вместо того, чтобы подбить ребенка на скандал, лже-пиноккио поманил его к себе.
  - Хочешь, еще что-то покажу? - заговорщически шепнул он ему на ухо.
  Внешность знакомого сказочного героя сделала свое дело, и Карапуз доверчиво двинулся вслед за ним в глубь магазина.
  А что же Мэрион? - а она в этот момент самым позорным образом глазела на кукол... Это она-то! Которая терпеть не могла ничего "девчачьего"!
  Насмотревшись, девица рассеянно огляделась в поисках брата...
  Через полчаса на ушах стоял весь торговый центр.
  
  Полицейская машина привезла незадачливого мальчишку домой под вечер, когда в Замке уже был исчерпан весь запас валерьянки и прочих успокоительных средств.
  - Вот, - доложил прибывший вместе с ним молоденький сержант. - Перехватили ваше сокровище у Старого моста: малый собирался топать в лес... С ним был еще один, мелкий такой...Ну, ничего. С малышом все в порядке. Комиссар завтра хочет потолковать с Вами, сударь...- добавил он, обращаясь к хозяину Замка.
  Они с отцом еще поговорили, и полицейский уехал. Доктор Сибелиус, которого вызвали, как только стало известно об исчезновении малыша, осмотрел его и подтвердил, что с Карапузом и в самом деле все нормально. Только Хендря, который естественно крутился здесь же в центре событий, мешая и путаясь под ногами, подскочил радостно к маленькому хозяину, и тут же, недовольно фыркая, отпрянул прочь. Потом он еще несколько раз тыкался носом ему в колени и всякий раз, сердито морщась, отпрыгивал, точно от Карапуза пахло чем-то, что ему очень не нравилось. Успокоился пес только после того, как малыша тщательно выкупали, а Орфа тайком от домочадцев прочитала над мальчиком какое-то длинное заклинанье.
  *********
  На следующее утро Папа отправился в полицейское управление. В кабинете у комиссара Рэга Шеридана его ожидали двое незнакомых людей в штатском и молодой человек в форме с погонами младшего лейтенанта.
  Шеридан поведал Гилленхарту обстоятельства поимки беглеца, потом люди в штатском долго расспрашивали его о всякой всячине. После завершения формальностей, комиссар любезно проводил старого приятеля до дверей, и напоследок дружески хлопнул его по плечу и заметил вскользь:
  - Не спускай глаз со своих сорванцов, Виктор! С вашей семейкой ведь все время что-нибудь происходит!..
  - Орфа присмотрит за ними... - ответил Гилленхарт, надевая шляпу.
  - Так вы все-таки уезжаете?! - удивленно вскричал Шеридан.
  Папа лишь развел в ответ руками, как бы говоря, что ж тут такого?
  Комиссар многозначительно переглянулся с остальными, словно ища у них поддержки. Но младший лейтенант смотрел непонимающе, а двое в штатском сохраняли невозмутимый вид.
  Закрыв за гостем дверь, Шеридан вернулся на свое место.
  - Итак, господа, продолжим... - устало сказал он, отдуваясь и складывая руки на животе.
  - ... мы сняли телеметрию с пойманного купикалки..... - сказал, продолжая разговор, очевидно начатый до прихода Гилленхарта, один из штатских. - На нем было крепкое заклятье Исполненья чужой воли. Выясним ли, чье оно? Не уверен...Пока точно ясно лишь одно - кому-то очень надо было увести мальчишку за пределы Города.
  - Именно мальчишку Гилленхартов? - уточнил комиссар, доставая из ящика стола любимую трубку.
  - Рано что-либо утверждать... Возможно. Но не факт...
  Младший лейтенант Корел был весьма удивлен всем тем, что ему пришлось услышать в этот день в кабинете комиссара, но это никак не отразилось на его лице.
  - Мы с коллегой прибыли вообще-то совершенно по другому поводу... - продолжал штатский. С этими словами он провел рукой по лацкану пиджака, и там самым чудесным образом вдруг засияла тяжелая металлическая эмблема.
  "Смотрители!" - мысленно присвистнул про себя Корел. А комиссар лишь закивал головой, словно говоря: я так и думал...
  Положив на стол перед собой небольшой элегантный портфель, Смотритель извлек из его недр несколько больших фотографий и подал их комиссару. Попыхивая трубочкой, тот долго рассматривал их, одну за другой.
  - Хохотунчики... - изрек он, вытащив трубку изо рта и выбивая ее в мраморную пепельницу. И передал фотографии лейтенанту.
  Корел посмотрел на первое фото. Там было изображено что-то вроде кучки рваной мятой бумаги, обгорелой по виду. Из этой кучки в одном месте торчало что-то...Что-то вроде крохотной ласты. Внимательно проглядев все, он положил стопку фотографий обратно на стол.
  - Да, экспертиза установила, что это был хохотунчик. - подтвердил Смотритель, фломастером обведя на верхней фотографии то место, где видна была ласта. - Как же он мог попасть в аэропорт ?
  - К сожалению, господа, у меня нет ответа на этот вопрос..... -развел руками Шеридан. - Есть только предположения.
  - Так поделитесь!
  -Гм... простите ... - не выдержал Корел. - Но о чем идет речь? Хохотунчики это...
  - Хохотунчики, шкодлы, плаксмусы... - скучным голосом перебил его второй Смотритель, тот, что молчал до сих пор. - Чавчики, обжоры, камнезубы... - он нудно перечислил еще около двадцати с лишним названий, - Все они суть одно: простейшие.
  - ...простите? - тупо переспросил младший лейтенант.
  - Ваш помощник - не из местных? - вежливо поинтересовался Смотритель, обращаясь к комиссару.
  - Простейшие из тех разумных, что живут в Параллелье. - не обращая внимания на его сарказм, пояснил Шеридан. - Что-то вроде наших кошек и собак. Последнее время у нас участились случаи проникновения подобных существ из других миров. Некоторых приходилось уничтожать, другие дематериализовывались сами. Было также несколько эпизодов, когда таких, с позволенья сказать, зверюшек обнаруживали в багаже туристов на таможне.
  -Что говорят по этому поводу слухи?
  - Момент! Корел, принесите-ка ту кассету, где говорилось о "торговцах тварями" на Черном рынке!- приказал комиссар своему подчиненному.
  -Одну минуту... - и Корел проворно исчез за дверью.
  Смотрители проводили его взглядами, а потом один из них, наклонившись к Шеридану, тихо проговорил:
  - Все гораздо хуже, господин комиссар. Это вот, - он постучал пальцем по стопке фотографий, - далеко не первый случай проникновения подобных существ во внешний мир. Инквизиция до сих пор особо не беспокоилась: параллельные миры не являются чем-то изолированными. Непременно да и отыщется какая-нибудь крохотная лазейка... Нежеланных "гостей" всегда хватало. Но сейчас, по нашим данным, образовалось что-то вроде хорошо отлаженной сети для контрабандной поставки "товара" на Землю. Понимаете, чем это пахнет?
  Комиссар прекрасно понимал. Неконтролируемый провоз даже обычных животных из одной страны в другую зачастую чреват осложнениями: у пришельца может оказаться какой-нибудь вирус, редкое заболевание или еще что-нибудь, столь же неприятное... А сколько бывало в истории случаев, когда такой "нелегал" сбегал или, надоев хозяевам, выпускался ими на волю? - и нередко, найдя для себя благоприятную среду обитания, беглец, размножившись, серьезно нарушал экологическое равновесие или же становился причиной очередной эпидемии...
  - Да... - точно прочитав его мысли, подтвердил Смотритель. - Только в нашем случае все намного серьезнее: мало того, что попадая в наш мир, эти существа сильно мутируют, - у них появляются такие новые свойства, что будучи вполне безобидными у себя на родине, здесь они могут стать настоящими монстрами... Но они несут в себе угрозу еще и потому, что они - Чужие!.. Во время инцидента в аэропорту пострадали люди - есть даже один погибший. А это ведь был всего-навсего - хохотунчик...
  В это время в кабинет вернулся Корел. Вид у него был озадаченный.
  - Эта кассета - пропала... - вытянувшись в струнку, доложил он.
  - Пропала? - нахмурившись, переспросил Шеридан. - Вы уверены?
  - Да... - сконфуженно промямлил полицейский. - Я сверился с номерами в журнале регистрации. Предыдущая есть, и последующие, а эта - пропущена...
  
  ********
  ...Первым покупателем, которого обманула "сладкая парочка", оказался один, весьма известный в криминальных кругах господин - некто Джованни Болонья. Нрав и репутация Болоньи были таковы, что у наших авантюристов просто не оставалось выбора. Можно было, конечно, сбежать и навечно поселиться где-нибудь в Антарктиде среди пингвинов, но люди мафиозного заправилы наверняка достали бы их и там.
   Ласло приобрел в антикварном магазине красивую шкатулку и преподнес в ней лилипутку заказчику под видом Дюймовочки. Тут он попал в самую точку, так как свирепый итальянец искал подарок ко дню рождения своей горячо любимой дочурки.
  При виде такого подарка юная сеньорита не выказала особого восторга: ребенок, искушенный достижениями современной цивилизации, не очень поверил в то, что новоиспеченная дюймовочка - настоящая и, кроме того, у порядочной Дюймовочки должны были быть крылышки. И вообще - девочка предпочла бы получить в подарок какого-нибудь Бэтмена... Повозившись немного в первый вечер с новой забавой, именинница сослала ее на полку к многочисленным Барби.
  Несколько дней Рыжеволосая служила игрушкой для юных гостей избалованной сеньориты. Надо заметить, что это едва не стоило ей жизни: некоторым из них непременно хотелось узнать, что у нее внутри; другие пытались проделывать с ней разные занимательные эксперименты, начиная с путешествия в бассейне на игрушечной моторной лодке, и кончая запуском воздушного шара. К счастью, в своей прежней жизни она получила хорошую физическую подготовку и много полезных навыков.
  После очередного покушения малолетних выдумщиков на свою жизнь, лилипутка сделала два важных вывода: во-первых, она никогда - вы слышите? - никогда не заведет себе собственных детей, а во-вторых - пора рвать когти...
  Насчет первого она пока не могла ручаться точно, а вот пункт второй был воплощен в реальности тут же: стянув пакетик с чипсами, Рыжеволосая укрылась на чердаке виллы сеньора Болоньи и там благополучно просидела до конца срока, заранее намеченного мошенниками.
  Авантюристы отвели на все про все две недели, рассудив, что потом Ласло можно будет с честным видом развести руками в ответ на возможное негодование клиента: мол, знать не знаю, куда делась бедная маленькая Дюймовочка, поищите лучше у себя... может, кошка съела? Или ворона унесла...
  Надо сказать, что к тому времени у маленькой хозяйки лилипутки появилась масса других забав, а ее родителей не заботила судьба живого подарка, разве что Болонья малость посетовал на пустую трату денег. Впрочем, жена, дочь и любовницы обходились ему куда дороже, поэтому Ласло даже не пришлось объясняться.
  Встретившись с напарником в условленном месте, Рыжеволосая благополучно вернулась домой - в ту самую гостиницу, где у них состоялся знаменательный разговор. Там она немного отдохнула, а потом предприимчивые аферисты благополучно провернули еще одну такую же сделку, значительно увеличившую их капиталы.
  Донельзя довольный таким ходом дел, Ласло радостно потирал руки, подсчитывая будущие барыши. Он и не подозревал, что ему грозит полная катастрофа, - причем оттуда, откуда он ждал беды меньше всего...
  Парень не знал, что его наперсница уже давно продумала "ход конем": еще до своего неудачного рейса, рыжая тайно предупредила банковского оператора о том, что после получения определенного сообщения по электронной почте, он переведет все их деньги на счет, доступ к которому был известен только ей. И такое сообщение было получено клерком вскоре после завершения операции "Дюймовочка-2". Рыжеволосая планировала навсегда расстаться с Ласло, и на то у нее были свои причины: ее новая роль оказалась очень опасной. Потом, она боялась, что их мошенничество в любой момент может выплыть наружу. Да и провал ее последнего вояжа с контрабандным товаром показал, что их "команде" основательно сели на хвост - она не знала точно, кто бы это мог быть, но рисковать ей не хотелось.
  Но главное обстоятельство, из-за которого Рыжеволосая собиралась бросить все это дело, заключалось в другом: ее сообщники, проникавшие в Параллелье, невольно потревожили силы, беспокоить которые было очень нежелательно...
  *********
  ...Телефонный звонок разбудил Кагглу фон Гилленхарт в половине шестого утра. Человеку, который предпочитает ложиться спать далеко за полночь и соответственно - поздно вставать, раннее насильственное пробуждение не доставляет никакого удовольствия. Поэтому она молча выслушала то, что ей сказала телефонная трубка и сердито хлопнула ее обратно на рычаг. Протянув руку, женщина выдернула телефонный шнур из гнезда розетки и снова крепко уснула.
  Скупое осеннее солнце разбудило ее примерно в полдень. Бледные лучи падали из окна прямо на лицо, щекоча веки, - она заморгала и проснулась. Сладко потянувшись, откинула одеяло и, поднявшись, босиком прошлепала к окну. Потянув раму, открыла его - в лицо ударило свежим холодом. Она немного полюбовалась осенним парком, раскинувшимся вокруг дома, и отправилась на кухню.
  По случаю воскресенья она отпустила прислугу и теперь ухаживала за собою сама: выжала в стакан несколько апельсинов, поджарила тосты, сварила кофе... Светлый, погожий день настроил ее на благодушный лад, и она испытывала приятное, расслабленное состояние человека, которому не надо никуда спешить, нечем заняться и можно ни о чем не думать. Иногда она могла позволить себе такую роскошь.
  Каггла уже почти допила кофе, когда вспомнила об утреннем звонке: ее коммерческий агент сообщил, что этой ночью было совершено проникновение в Музей Современного Искусства.
  - ...полиция сказала, что была похищена только одна картина. Ваша... Думаю, они непременно побеспокоят Вас...
  Агент не сказал, что именно было украдено, и она почувствовала легкую досаду. "Зачем было тогда звонить в такую рань?.. Знает ведь, что терпеть не могу, когда меня будят ни свет, ни заря..." Но с другой стороны, хорошо, что она узнала эту новость от Маркуса, а не от полиции...
  Отставив чашку, она пошла в гостиную и включила телефон - надо позвонить и узнать, что же все-таки пропало.
   У Маркуса было занято. Она откинулась в кресле и закурила. Покончив с сигаретой, снова набрала его номер. Слушая гудки в трубке, она машинально перебирала фотографии, стоящие на журнальной столике... Вот Виктор и Элен - ее кузен с женой, в другой рамочке - их дети...Веселая семейка Гилленхартов! Каггла невольно улыбнулась. Хочешь, не хочешь, - а они ее родня, и, пожалуй, единственные по-настоящему близкие люди. Она не видела Лостхед и его обитателей больше года. "Надо бы наведаться к ним на Рождество...".
  Взяв фотографию детей, она присмотрелась внимательнее - ей вдруг показалось, что изображение Мэрион неуловимо изменилось. Так оно и есть! Не веря своим глазам, она увидела, что племянница широко ей улыбается...
  В этот момент наконец-то откликнулся Маркус:
  - Добрый день...
  - Добрый... - сдавленным голосом отозвалась Каггла: Мэрион на фото приветливо помахала ей рукой.
  - Чертовщина какая-то...
  - Что? - переспросил Маркус.
  - Нет, это я не тебе... - ставя рамочку на место, поправилась она. В конце концов, ничего особенного в этом нет. Могло и померещиться. - Так что там случилось у нас?
  - Надеюсь, ты не сильно расстроишься.....Из Музея увели "Старый мост".
  Каггла отчетливо представила себе это полотно: небольшой, примерно дюймов тридцать на тридцать, пейзаж изображал старый бревенчатый мост через реку в Долине. Она написала эту картину в прошлый свой приезд в Зеленую Чашу. Из тамошних городских видов она почему-то чаще всего рисовала именно его. И самое первое ее произведение тоже изображала тот мост, - она потом продала набросок на Центральной площади какому-то толстяку...
  - Не угадал - я расстроилась... - медленно произнесла она.
  - Ну, не переживай, пожалуйста! - преувеличенно-бодрым голосом попросил Маркус. - Твоя штучка наверняка всплывет в чьей-нибудь коллекции: какой смысл воровать картину известного художника, чтобы потом ее уничтожить?
  - Надеюсь...
  Они поговорили еще несколько минут, и Каггла повесила трубку. Слова менеджера немного успокоили, но в душе она чувствовала какое-то непонятное беспокойство. А тут еще и спина заболела, - там, где когда-то был горб...
  *********
  ...События развивались совсем не так, как планировала это себе Рыжеволосая. Ей надо было еще уладить с помощью Ласло кое-какие дела: парень охотно помогал ей, не догадываясь, что тем самым ускоряет их расставание. Но когда почти все из намеченного было готово, Ласло вдруг объявил, что отправляется с ней к очередным покупателям.
  - Что?! Но почему я ничего об этом не знала заранее? - завопила лилипутка.- Ты же говорил, что эти японцы приедут через неделю!
   - Солнышко, обстоятельства резко изменились! - весело промурлыкал Ласло. - Японцы уже приехали. Еще вчера. Я сам удивился...И они хотят свой товар немедленно, потому что собираются преподнести тебя в подарок какой-то очень важной шишке! - и он игриво подмигнул.
  Рыжая на минутку задумалась, быстро перебирая возможные варианты своего поведения. Сбежать прямо сейчас? Или по дороге? Или дождаться, пока ее преподнесут в дар? - мало ли кого хотят умаслить таким необычным подарком... авось, информация пригодится потом... Нет, тут же одернула она сама себя: решено же ведь - больше никаких афер! Пора на покой... А то можно и не успеть вкусить от трудов праведных...
  Поразмыслив, она решила, что сбегать еще рано. Не нужно, чтобы Ласло что-то заподозрил раньше времени или облапошенные клиенты устроили бучу. Пусть парень спокойно получит остаток за эту сделку - все-таки, немало вместе пережили, да и жива она до сих пор во многом благодаря его поддержке. В этом месте она невольно поежилась, вспомнив кошмарный путь от дверей супермаркета, где она превратилась в лилипутку, до автомобиля Ласло. Короче, там видно будет... И она спокойно позволила ему упаковать себя в красивую картонную коробочку. ( На антикварные шкатулки молодой скупердяй больше не тратился...)
  Потом она долго тряслась в машине, недовольно попискивая на поворотах, - Ласло любил лихачить во время езды. Затем ее обиталище плавно взмыло в воздух, и она почувствовала мерные толчки и услышала шорох - это Форман положил коробочку с "товаром" в карман и пошагал куда-то. От качки она незаметно уснула, а проснулась оттого, что на нее со всех сторон обрушились звуки музыки. Прислушавшись, поняла, что это симфонический оркестр. Для крохотного уха звуки настоящей музыки вовсе не были столь же сладостными, как для нормального, и она с превеликим трудом вытерпела до конца. Несколько раз она пыталась приподнять крышку своей темницы, но коробочку, очевидно, упаковали в подарочную фольгу, так как сквозь щель она видела какой-то пестрый рисунок, нанесенный на что-то блестящее. Наконец, пытка кончилась, она услышала какой-то шум, похожий на рокот морского прибоя. Это ее очень удивило и она насторожилась. Но шум смолк, и пленница успокоилась.
  Ее пристанище снова закачалось в такт великаньим шагам. Потом она услышала голоса, но не смогла разобрать ни слова. Коробочка несколько раз взмывала в воздух - "Видно, передают из рук в руки" - догадалась она, и почувствовала, как картонку поставили на что-то, - твердое и устойчивое. Наступила темнота - снаружи погасили свет, - все стихло, и она, окончательно смирившись со своей временной беспомощностью, устроилась поудобнее на бархатной обивке. Если невозможно ничего предпринять, - используйте это время, чтобы восстановить силы. Она давно и прочно усвоила это правило.
  Проверив наощупь булавку, - по просьбе напарницы Ласло всегда прятал это миниатюрное оружие в ее коробку, - Рыжеволосая быстро уснула.
  Она не знала, сколько прошло времени, - всего несколько минут или несколько часов? - как ее разбудил громкий шум. То шелестела разворачиваемая фольга. Потом с коробки, словно сама собой, слезла крышка, и маленькая пленница невольно зажмурилась от яркого света. Привыкнув к освещению, она приподнялась со своего бархатного ложа и осторожно выглянула наружу.
  Над ее головой, источая невыносимый аромат - ей он казался зловонием, - свисали гроздья каких-то соцветий. Это ее коробочка стояла как раз возле цветочной вазы. И ваза, и коробочка, в свою очередь покоились на черном блестящем полу - видимо, столик или еще какая-то подставка. В вышине ослепительно сияла россыпь искрящихся огней - гигантская хрустальная люстра. Она не успела толком рассмотреть все остальное, как ее убежище качнулось, взлетело, - и лилипутка нос к носу внезапно оказалась перед своей новой хозяйкой.
  Пара огромных блестящих темных глаз внимательно изучили ее с ног до головы.
  У нее мелькнула мысль: что, если воткнуть в один из них булавку и дать деру?.. С ее ловкостью и боевыми навыками, она вполне могла бы это сделать. Но она никогда никого не калечила понапрасну, и потому решила посмотреть, что будет дальше. Позже, она не раз пожалеет, что не сделала этого...
  - Ну, здравствуй... Рита! - насмешливо произнесла обладательница темных глаз.
  Лилипутка вздрогнула. "Неплохое начало..." - мелькнуло у нее в голове.
  - Э-э... привет... - пропищала она.
  Огромный палец, с нее ростом, увенчанный острым цветным когтем, быстро согнулся и столь же стремительно разогнулся, нацеленный ей в голову: загадочная великанша дала ей щелчка. Став крохотной, Рита не утратила прежней реакции и сумела в последний момент увернуться. Но места для маневра было мало и палец все же задел ее вскользь. В голове у нее аж слегка загудело от удара! Лилипутка быстро выхватила припрятанную булавку и молниеносно нанесла обидчице укол.
  - Ах ты, дрянь!.. - вскрикнула великанша, инстинктивно поднеся раненый палец к губам.
  Воинственная кроха, пользуясь моментом, выскочила из коробки, и огромным прыжком оказалась на люстре. Напомним, в нынешнем положении подобные прыжки были ее "фирменной фишкой"...
  - Ладно... - ухмыльнулась обидчица, не вынимая кончика пальца изо рта, и произнесла несколько слов на непонятном языке.
  Рита вдруг почувствовала, как все ее тело онемело, и безвольно разжав руки, камнем рухнула вниз.
  Великанша сложила ладони "лодочкой" и ловко поймала ее в воздухе. Рита зажмурилась, ожидая чего угодно, но противница просто водворила ее обратно в коробку. Чувствуя себя деревянной, Рита рухнула на спину, - хорошо там было мягко...
  Неприятельница щелкнула пальцами, и лилипутка снова обрела способность двигаться.
  - Веди себя хорошо! - наставительно произнесла великанша. - А то прихлопну, как муху!
  - Как скажете... - смиренно согласилась лилипутка.
  Она решила быть паинькой. Пока... Но у нее в запасе был еще один козырь.
  Булавка, которой она уколола эту мерзавку, была заранее смазана особым составом. Не пройдет и получаса, как ее противница уснет. На сутки, не меньше... Рецепт этого снадобья Рита в свое время добыла в одном из путешествий в Параллелье, - и он уже как-то выручал ее из щекотливой ситуации.
  - Есть хочешь? - совершенно миролюбиво поинтересовалась у нее великанша.
  Рита молча кивнула. Женщина подвинула начатую плитку шоколада, отломила крохотный кусочек, протянула пленнице.
  - Бери...
  Лилипутка не заставила себя долго упрашивать. Если не убили сразу, то вряд ли отравят.
  Наевшись, она совсем обнаглела и, устроившись поудобнее, спросила:
  - Ты кто?.. - впрочем, ее нахальство поддерживала не только приятная тяжесть в желудке, но и то, что по расчетам, противница должна была уснуть уже минут через десять.
  Великанша рассмеялась, показав красивые ровные зубы.
  - Так ты до сих пор не узнала меня?
  - Нет... - пренебрежительно заявила Рита.
  - А ведь мы - хорошо знакомы! - таинственным голосом сообщила та.
  - Неужели? Впрочем, у меня куча сомнительных знакомых...
  - Не сомневаюсь, - язвительно заметила собеседница и быстро провела рукой в воздухе, точно смахивая с лица невидимую паутинку.
  Едва ее рука закончила движение, как лик незнакомки удивительным образом изменился... Нет, вроде все было прежним, но... Но в то же время это стал совсем другой человек! И тут Рита взвизгнула от неожиданности: она узнала ее!..
  Перед ней была Кора Амстьен, - ведьма и дочь ведьмы...
  ********
  ...Утром к воротам Замка лихо подкатили три конных экипажа. В один погрузились супруги Гилленхарт с вещами. Во второй - детвора и Орфа, а в третий - те из домочадцев, кто решил проводить отъезжающих до вокзала. Дома остался лишь дядя Винки: он не страдал сентиментальностью.
  Скептически попыхивая трубкой, он из окна гостиной наблюдал, как народ рассаживается по каретам. Мама несколько раз пересчитала чемоданы, лихорадочно припоминаю, не забыла ли чего? - и Папе пришлось не единожды сбегать в дом туда и обратно... Карапуз и Подкидыш затеяли догонялки вокруг экипажей - прямехонько под копытами лошадей, - и Орфа дошла до тихого кипения, успокаивая сорванцов. Тетушки долго и шумно спорили из-за места. Пересаживаясь в тысячный раз, они оттоптали Дедушке все ноги, и тогда уж вмешалась Дуния: один только ее тяжелый взгляд заставил старых квохтушек истуканами замереть на жестких сиденьях. Потом, правда, сама воительница долго устраивалась в тесных недрах повозки, никак не желая расстаться с длинным боевым топором...
  Наконец, стук подков по булыжной мостовой стал совсем тихим - и вот процессия исчезла в конце улицы, крутым спуском извивавшейся между домами и деревьями.
  Дядя Винки пыхнул в последний раз трубочкой, неторопливо выстукал ее об подоконник, - ветерок игриво подхватил белый пепел и унес его в серую стынь голого сада. Дядюшка внимательно обвел взглядом раскинувшийся перед ним город. Сквозь темные мокрые ветви дерев, исчертивших серо-голубое небо, глядели красно-коричневые, глянцевые от влаги, крыши. Под крышами светились огни, так рано зажигаемые по случаю осеннего ненастья, еще ниже - просматривались извивы дорог, кое-где - просверкивала стальная паутина рельс: нарядные трамвайчики, похожие на леденцы, весело перестукиваясь, проносились по унылым от дождя улочкам. Отсюда нельзя было конечно разглядеть центральных площадей и улиц, чей ритм, в отличие от окраин, никогда не поддавался непогоде.
  Чую, что-то будет... - проскрипел дядюшка сам себе.
  Он не ошибался.
   продолжение следует
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"