Zerinten: другие произведения.

Многогранный мир

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Weiss Kreuz/Loveless/Bleach. Деловая поездка приводит Кроуфорда и Шульдиха в Каракуру. Однако охотник иногда и сам бывает дичью. И нападение на них Пустого приводит к очень необычным последствиям... Приключения, романтика, детектив. Фик является подарком на два дня рождения. Форуму Slash World. И мне самой.

  *1*
  
   - Кроуфорд, напомни-ка мне, зачем мы с тобой тащимся в это захолустье? - лениво, уже без прежнего запала произнес Шульдих.
  
   - Дела. Работа. Задание, - терпеливо отозвался американец.
  
   Рыжему совершенно не хотелось ехать в какой-то провинциальный городок, но, поскольку решающее слово всегда оставалось за оракулом, в данный момент автомобиль лидера Шварц с двумя пассажирами двигался в направлении Каракуры.
  
   - Деньги, Шульдих, деньги, - покосился провидец в сторону напарника.
  
   - Кстати, насколько привлекательна награда? - оживился телепат, высовывая руку в открытое окошко.
  
   - Тебе на утренний кофе хватит, - со смешком ответил Кроуфорд. Шульдих пошевелил на ветру пальцами.
  
   - И на сколько же лет? - хитро сощурился рыжий.
  
   - На пару-тройку точно, - успокоили его. Дежурная шутка, как обычно, сработала. Немец удовлетворенно хмыкнул и прикрыл глаза - принял и смирился, понял Кроуфорд.
  
   Пользуясь тем, что температурный режим работающего в машине климат-контроля можно было настроить отдельно для каждого пассажира, Шульдих закрыл окно и протянул руку к панели управления. Убавив еще пару градусов, немец блаженно зажмурился под прохладным ветерком. Кроуфорд мельком бросил взгляд на напарника - спокоен, расслабленно устроился на сидении. Автомобиль подбирался Кроуфордом не только по принадлежности к представительскому классу, но и по степени комфорта. А в это понятие входила и возможность удобно чувствовать себя в салоне, не складываясь в два, три, а то и четыре раза. В долгих поездках это было воистину необходимым.
  
   К сожалению, Шульдих просто органически не был способен долго находиться без движения. Короткая передышка - и вот уже он снова вертится якобы в поисках более удобного положения. На деле же... Кроуфорд чуть заметно вздохнул. С некоторыми недостатками Шульдиха приходилось просто мириться. Впрочем, немец вполне был способен развлечь себя сам. Цепляться к Кроуфорду, конечно, увлекательно - но только первое время. Отсутствие желаемой реакции и сосредоточенность на дороге... По мнению Шульдиха, которое тот высказывал с раздражающим постоянством, аккуратность Кроуфорда за рулем была просто позором для последнего. Возможно, именно поэтому свой автомобиль Кроуфорд Шульдиху никогда не доверял.
  
   Вскоре они достигли очередного указателя. Если верить ему, до Каракуры оставалось около пяти километров. И, если верить памяти провидца, изучившего перед поездкой карту, около семи поворотов. Шульдих был уже на пределе, он еле выдерживал эту дорогу - сидел, чуть заметно подрагивая и с любопытством поглядывая в окно. Он был похож на подобравшегося перед прыжком хищника. И, наконец, поймал свою добычу:
  
   - Добро пожаловать в Каракуру, - прочитал Шульдих. И рассмеялся - итак, приехали.
  
   Кроуфорд планировал остановиться в Каракуре на пару дней. Шульдих мог сколько угодно злиться и психовать по этому поводу - но в открытую идти против начальника не станет. Да и, похоже, самый сильный шквал эмоций немца уже сошел. Гостиница - небольшая, достаточно уютная, в отличие от стерильных безликих отелей мегаполисов, - располагалась примерно в получасе ходьбы от интересовавшего напарников места. В этом были как плюсы, так и минусы. Впрочем, как бы то ни было, других гостиниц в Каракуре не наблюдалось. Документы, по которым их зарегистрировали, являлись практически настоящими. Во всяком случае, в Японии Шварц пользовались исключительно ими. Путешествовали напарники относительно налегке - зачем брать с собой то, что можно приобрести на месте? Однако дорожная сумка с вещами у каждого была. Так, получив ключи, Шварц разошлись по номерам.
  
   Собственно, в обсуждении деталей нужды не было. Во-первых, основное обговорили еще в Токио. Во-вторых, Шварц сработались достаточно хорошо, чтобы уверенно действовать по ситуации. Поэтому Шульдих отправился прогуляться по городу, а Кроуфорд прилег отдохнуть - долгая, почти пятичасовая дорога вымотала его, хотелось просто прикрыть уставшие глаза.
  
   Снова встретились они только во время ужина. Ресторана при гостинице, разумеется, не было. Но телепат предусмотрительно успел разузнать, где в этом городе можно нормально поесть. После ужина, сытного, но не очень плотного - ночью еще предстояло поработать - напарники вернулись в гостиницу. Но на сей раз Шульдих в свою комнату не пошел: он почти незаметно просочился вслед за Кроуфордом в приоткрытую дверь его номера, и тот не стал его прогонять.
  
   Американец снял пиджак и аккуратно повесил в шкаф. Затем опустился на кровать и потер виски.
  
   - Устал? - спросил Шульдих и, не дожидаясь ответа, подошел. Положил руки оракулу на плечи, чуть сжал. Присел рядом на корточки и начал расстегивать пуговицы на рубашке. Расстегнув, легко коснулся рук Кроуфорда, и Брэд, следуя беззвучному указу, отвел их от лица. Снятую с американца рубашку Шульдих устроил на стуле.
  
   - Ложись, - велел рыжий Кроуфорду и мягко подтолкнул. Тот и не подумал сопротивляться, лишь поудобнее устроился на животе. - Как же мне нравится, когда ты такой покорный, - чуть ли не промурлыкал Шульдих.
  
   - Не зазнавайся, - с усмешкой отозвался Кроуфорд и с чувством потянулся.
  
   - Не зазнаюсь, - кивнул Шульдих.
  
   - Ну, да... Куда уж больше, - откровенно забавлялся американец, бросая взгляд на зеркало чуть в стороне от кровати, в котором был прекрасно виден телепат, самодовольно любующийся самим Кроуфордом.
  
   - Что ты, я - примерная женушка, - заверил Шульдих, неосознанно поглаживая себя по бедру. - Могу даже доказать! - И, в ответ на недоверчиво приподнятую бровь. - Я как достопочтенная фрау раздеваю супруга и, заметь, сейчас избавлю тебя от брюк.
  
   - Не могу представить тебя нарожавшим с десяток ребятишек, - расхохотался Кроуфорд.
  
   Немец фыркнул, но, не выдержав, тоже расхохотался.
  
   - Заметь, - он выпрямился и положил руку на талию. - Фрау сохранила замечательную фигуру!
  
   Кроуфорд перевернулся на спину и критично осмотрел телепата.
  
   - Замечательную, - согласился он. - Вот только грудь подкачала, - и с деланным сожалением покачал головой.
  
   Шульдих, казалось, на мгновение утратил дар речи.
  
   - Так, Кроуфорд, - наконец, демонстративно возмутился он. - Не понял. Тебе что, грудь нужна?!.
  
   - Мне - нет, - коварно улыбнулся оракул. - Достопочтенной фрау - да.
  
   - Ну и какой ты после этого достопочтенный бюргер?.. - в пространство вопросил Шульдих.
  
   - Никакой, - согласился Кроуфорд. - Как и ты - достопочтенная фрау. И, между прочим, считай, что я ненавязчиво напоминаю - на мне все еще надеты брюки.
  
   - О, и ты хочешь от них избавиться?.. - томно мурлыкнул Шульдих. - Не иначе, стало неудобно после созерцания моей совершенной фигуры.
  
   - Так в себе уверен? - сощурился американец.
  
   - Сейчас увидим, кто прав... - заявил Шульдих и направился к кровати. Кроуфорд с улыбкой наблюдал за ним.
  
   Улыбка осталась на губах Кроуфорда и тогда, когда ладонь Шульдиха уверенно легла на его пах. Жар от ладони проникал сквозь двойной слой ткани и словно впитывался в кожу, заставляя гореть и ее. Какое-то время телепат оставался неподвижен, замерев прямо возле лица Кроуфорда, глядя ему прямо в глаза. Затем моргнул и облизнулся, едва не касаясь при этом языком губ оракула. И двинул рукой. Жар от ладони становился почти нестерпимым, Кроуфорд с трудом удержал себя от банального ерзанья под Шульдихом. Вторая рука немца легла оракулу на грудь - и источников жара стало больше. Ровно в два раза. Касания в области паха, вопреки насущной необходимости, становились все легче, все неуловимее. Хотелось выгнуться, последовать за рукой, продлить соприкосновение... Но Кроуфорд себе этого не позволил. На его груди, меж тем, под пальцами телепата расцветали неведомые узоры. Одобрительно хмыкнув, Шульдих расстегнул молнию на брюках оракула. Аккуратно стянул белье. И уверенно провел рукой вдоль высвобожденного члена. Затем - едва касаясь. И снова сильнее. Кроуфорд все-таки не выдержал. Но едва только стон сорвался с его губ, как телепат склонился и жадно, порывисто втянул Брэда в поцелуй.
  
   И Кроуфорд сдался. Обхватил телепата и фактически уронил на себя, прижимая. Немец разорвал поцелуй и приподнял голову.
  
   - Уже?.. - удивился он, глядя на оракула потемневшими, чуть пьяными глазами. - Так легко и быстро?..
  
   Легко?.. Быстро?.. Кроуфорд легким движением перевернулся, подмяв телепата под себя. Шульдих едва заметно вздрагивал в руках оракула и смотрел на него из-под полуприкрытых ресниц. Его очередь поиграть в покорность, верно?..
  
   Кроуфорд поднес руку к лицу Шульдиха и нежно провел пальцем по нижней губе. Тот улыбнулся и легко поцеловал палец оракула.
  
   - Готов целовать мне руки?.. - нашел в себе силы подколоть Кроуфорд.
  
   - Скорее, благословляю, - в тон отозвался телепат. И тут же сорвался на хриплый стон, когда вторая рука американца забралась под футболку, что все еще была на немце. Горячими у Шульдиха были не только ладони - казалось, телепат горит и плавится под касаниями Кроуфорда. Более того, возникало ощущение, что ему сейчас можно придать любую форму и после, когда все уже закончится, телепат таким и останется. Мелькнула шальная мысль вылепить Шульдиху грудь, и Брэд с хулиганской ухмылкой обвел круги по нежной коже вокруг аккуратных сосков.
  
   - Сволочь, - пробурчал Шульдих, но прозвучало это недостаточно эмоционально, поскольку именно в этот момент немец выгнулся, подставляя шею под пока еще осторожные укусы.
  
   - Опять читаешь мои мысли?.. - от тихого, едва слышимого шепота прямо в ухо, буквально сносило крышу.
  
   - Отвлеки меня, - столь же тихим, но чуть более хриплым голосом предложил Шульдих.
  
   - Отвлечь?.. - хмыкнул Кроуфорд. - Чем же?
  
   И, не успел Шульдих произнести ни слова, как сам же себе и ответил:
  
   - Быть может, вот этим?.. - и чувствительно прикусил немцу мочку уха. И тут же, лизнув пострадавшее место, продолжил: - Или вот этим?.. - Следующий укус пришелся на впадинку возле ключицы. - Или... - Кроуфорд приподнялся на локтях, собственнически оглядывая телепата. Слизнул капли пота с его покрасневших скул. - Где ты там еще вкусный?
  
   Шульдих обвел языком губы и ухмыльнулся.
  
   - Тебе жестами?.. На пальцах?
  
   Вместо ответа Кроуфорд рванул футболку Шульдиха наверх. Тот дернулся, когда ткань впилась в кожу.
  
   - Руки, - скомандовал оракул. И Шульдих, как завороженный глядя в глаза американцу, вытянул руки вверх.
  
   - Хамить - не лучшая идея, - назидательным тоном изрек Кроуфорд. Но тут же сам снова сорвался на стон - Шульдих, подчиняясь его недвусмысленному намеку, развел ноги, пропуская между ними колено оракула.
  
   - Не честно, - протянул телепат. Дернул рукой - но руки его были надежно схвачены футболкой и крепко зафиксированы над головой.
  
   - Кто говорит о честности? - искренне удивился Кроуфорд, чем заработал полный возмущения взгляд Шульдиха. Оракул передвинулся так, чтобы осторожно коснуться коленом промежности немца. Тот дернулся, прошипел что-то нечленораздельное и еще сильнее раскрылся. Не удержавшись, потерся о Кроуфорда и подтянул ноги к себе, сгибая их в коленях. Давление грубой джинсовой ткани на возбужденную плоть здорово отвлекало от получения удовольствия.
  
   Не задумываясь, Кроуфорд убрал со лба телепата мокрую рыжую прядь. Глаза у того были уже совсем шальные. С легким сожалением оракул окончательно стянул с Шульдиха футболку, отшвырнул ее куда-то в сторону - кажется, все-таки на стул - и выпустил его руки, чем телепат тут же попытался воспользоваться. Но запустить пальцы меж двух крепко прижатых друг к другу тел ему не удалось. Разочарованно фыркнув, немец переключил свое внимание на спину оракула. А Кроуфорд, проводя языком по горлу немца, очерчивая трахею, вырисовывая адамово яблоко, чуть приподнялся и легким движением расстегнул молнию на джинсах, отчего Шульдих издал полный благодарности звук.
  
   От этого звука выдержка окончательно изменила Кроуфорду, и одежду с Шульдиха он уже не снимал - срывал. Телепат действовал ему под стать - чуть ли не с рычанием, выгибаясь и до синяков впиваясь пальцами в тело оракула. Почти битва, но до сражения всерьез дело не дошло. Кроуфорд замер, осознав, что сидит, оседлав бедра Шульдиха, а сам телепат перевернут на живот и судорожно дышит, не делая ни малейших попыток освободиться. Оракул откинул со спины немца налипшие волосы и, склонившись, нежно провел губами вдоль позвоночника. От столь разительного контраста Шульдиха повело окончательно. Выгнувшись, он требовательно двинул бедрами. Кроуфорд опустился ниже, не отказав себе в удовольствии проехаться членом между ягодиц телепата, отчего тот резко выдохнул и толкнулся бедрами вверх. Но тут же со стоном втянул воздух, когда его по-хозяйски огладили.
  
   На большее терпения Кроуфорда уже не хватало. Как и Шульдих, он был уже на пределе. К их счастью, дорожная сумка оракула стояла не в шкафу, а возле кровати. И чтобы добраться до нее достаточным оказалось лишь опустить руку. Наощупь добравшись до внутреннего кармана, Кроуфорд извлек тюбик со смазкой. Чуть привстав, позволил Шульдиху раздвинуть ноги. Провел ребром ладони между ягодиц и, совершенно по-мальчишески ухмыльнувшись, быстро прихватил зубами телепату кожу на пояснице. От неожиданности Шульдих взбрыкнул, на что Кроуфорд с нескрываемым удовольствием шлепнул его по заднице. Немец возмущенно вскрикнул, но вскрик этот сменился всхлипом, поскольку в этот же момент в него проникли пальцы оракула.
  
   Шульдих пытался подставляться под ласкающие его изнутри и снаружи руки, но никак не мог уловить нарочито неровный ритм движений Кроуфорда. От трения о грубоватую ткань гостиничных простынь Шульдиху было уже почти больно. И он, сам не осознавая того, приподнялся, опираясь на локти. И тут же - чуть снова не упал, когда пальцы Кроуфорда сменились членом. От проникновения, от ощущения себя - взятым, от практически неосознанной мысли: "Наконец-то!", - накатила необыкновенная слабость, ноги разъезжались. Остановившись - и продолжая оставаться в теле Шульдиха - Кроуфорд просунул руку тому под живот и, мимоходом приласкав его член, чуть ли не рывком подтянул немца наверх. Снова поставив Шульдиха на колени, вознамерился было убрать руку, но тут же передумал, за что был вознагражден благодарным стоном. Кроуфорд двигался, гладил, целовал - и Шульдих отвечал в том же ритме. Каждое действие, каждое движение одного тела находило отклик в другом.
  
   Медленные, почти томные движения, изощренно-нежные ласки - и Шульдих не выдержал. Изогнувшись до предела, с силой толкнулся в руку Кроуфорда, кончая. И оракулу уже приходилось поддерживать расслабленно обмякшее тело. Впрочем, Кроуфорд продержался ненамного дольше. И, кончив, опустился на распластавшееся по кровати тело Шульдиха.
  
   Дальнейший душ в тесной неудобной ванной комнате, а также короткий путь по гостиничному коридору в собственный номер помнились Шульдиху словно в полусне. С сомнением покосившись на одноместную кровать, немец решил, что даже ради объятий Кроуфорда не готов поступиться возможностью комфортно раскинуться на кровати. О чем и сообщил оракулу. Добравшись до своей кровати, телепат буквально тут же отключился. Предусмотрительно заранее настроенный будильник разбудил Шульдиха не сразу. Но дисциплинированность взяла верх над утомленностью.
  
   *2*
  
   Дорога до нужного участка много времени не заняла, хотя машину и пришлось оставить на парковке возле гостиницы. Жестом указав Шульдиху в сторону небольшой лестницы, ведущей в здание со стороны черного хода, Кроуфорд занял наблюдательный пост ближе к улице. Шульдих поднялся по лестнице и устроился на перилах на уровне второго этажа. Теперь оставалось выжидать, что Шварц умели великолепно. Время текло - неспешно, неторопливо. Напарники, как обычно, явились заранее: Кроуфорд прекрасно понимал, что время - материя нестабильная, подверженная влиянию множества факторов. Шульдих наблюдал, следя за состоянием ментального фона. Наконец, терпение напарников было вознаграждено. Телепат мысленно предупредил Кроуфорда, что цель готовится покинуть здание, и с нею еще три человека. Шульдих довольно прищурился, предвкушая.
  
   Всего на этой встрече присутствовало пятеро. Пятеро, не считая телохранителей. Цель, как и предсказывал Кроуфорд, уезжала последней. К каждому из тех, кто присутствовал на встрече, цель подошла дополнительно - перекинуться парой слов. Уже после того, как все покинули пределы переулка, цель все еще стояла, задумчиво глядя в сторону здания. Один из телохранителей подошел к цели, почтительно остановившись в некотором отдалении, и что-то негромко произнес. Цель стряхнула оцепенение и сделала шаг к машине. И Кроуфорд дал отмашку.
  
   Два первых выстрела были сделаны Шульдихом - немец стрелял с обеих рук. Уставший ждать, он искренне радовался возможности встряхнуться. Третий выстрел принадлежал ему же, и поразил последнего из телохранителей цели. Саму цель прикончил Кроуфорд. После смерти телохранителей он спокойно вышел навстречу цели. А от выстрела в упор бронежилет не спасает. Особенно, если выстрел сделан голову. Перепроверять на месте содержимое кейса цели смысла не было. Смысл имела дорога обратно в гостиницу. Но возвращались они уже иным путем - не тем, что пришли. Не в последнюю очередь потому, что у Кроуфорда было странное предчувствие... Не подкрепленное, впрочем, видениями.
  
   Дорога вывела напарников на тихую улочку с небольшими домами и... странным рельефом.
  
   - Кроуфорд, мне не нравится эта трещина на асфальте, - нервно сказал Шульдих. - И вон та - тоже. Я не хочу знать, от чьих лапок остаются такие следы.
  
   - Всему может быть рациональное объяснение, - пожал плечами провидец.
  
   - Но его может и не быть! - указал телепат.
  
   - Верно, - признал Кроуфорд. - И все же, не думаю, что нам что-то угрожает.
  
   - Только если ты так говоришь... - проворчал рыжий, оглядываясь по сторонам. Оракул вполне понимал обеспокоенность немца. Тому еще во время обучения в Розенкройц часто доводилось бывать в лабораториях - виной было наличие вдобавок к телепатии еще одного таланта. Там-то Шульдих и насмотрелся... всякого. И вовсе не горел желанием сталкиваться с чем-либо подобным снова.
  
   - Шульдих, ты идешь? - окликнул успевший пройти вперед оракул.
  
   - Кроуфорд! - ментальный возглас оказался такой силы, что у американца зазвенело в ушах. Он мгновенно обернулся. Телепат смотрел куда-то вверх и, кажется, был напуган. В следующую секунду Шульдих стряхнул с себя оцепенение и выхватил пистолет. Предвидение продемонстрировало Оракулу немца, лежащего на асфальте, и самого Кроуфорда, присевшего рядом на корточки. В голове все еще шумело от панического вопля Шульдиха, а тело провидца уже вовсю действовало. Американец рванулся под защиту стен, и уже только после этого посмотрел, с чем им пришлось столкнуться.
  
   В небе парила странная тварь: темная, не обладающая крыльями, с внушительной, но, кажется, не причиняющей дискомфорта, дырой в груди. Тело существа постоянно видоизменялось, что особенно жутко выглядело в свете фонарей - только на морде все так же оставалась белая костяная маска. Судя по опыту Шульдиха, уже успевшего разрядить в монстра обойму, пули эту тварь не брали. Видимо, излюбленные телепатические трюки немца тоже не работали. Кроуфорд наблюдал за действиями напарника, пытаясь вычислить уязвимое место монстра. Краем сознания оракул отметил отсутствие реакции со стороны жителей города, хотя звуки выстрелов, несомненно, должны были перебудить всех в округе.
  
   Неожиданно объявилось еще одно действующее лицо.
  
   "Эти самураи что, совсем помешались на мечах?.." - истерично хихикнул Шульдих в голове провидца.
  
   Одетый в черное рыжий японец с огромным мечом, выделывая начисто противоречащие законам физики кульбиты, вступил в бой со странной тварью. Шульдих, ошалело глядя на все это, только прошипел сквозь зубы что-то на родном языке и начал осторожно отступать.
  
   В воздухе существо явно проигрывало - слишком уж уступало в скорости и маневренности. Однако отступать тварь явно не собиралась - возможно, попросту не умела этого делать.. Очередной взмах меча отправил монстра на асфальт. Он упал прямо рядом с Шульдихом. Телепат шарахнулся в сторону, но тварь тоже была быстра - немца схватили и попытались... Кроуфорд ошарашено тряхнул головой. ...поглотить?.. Но тут существованию монстра все-таки был положен конец. Меч японца разрубил тварь пополам. Удивительно, но тут же рядом образовались странного вида врата, открылись и втянули останки создания внутрь.
  
   Первым делом после того, как монстр исчез, Кроуфорд направился к не подающему признаков жизни Шульдиху. Но тот, похоже, был просто без сознания.
  
   - Что тут произошло? - удостоверившись, что видимых повреждений на теле напарника нет, обратился Оракул к странному парню.
  
   - А?.. - изумился тот. - Ты меня видишь? - и поскреб в затылке.
  
   Кроуфорд начинал себя чувствовать персонажем пьесы абсурда.
  
   - Вижу, - спокойно подтвердил он. Кто бы только знал, чего ему стоило это спокойствие... - И эту тварь я тоже видел. Что это было?
  
   - Пустой, - о чем-то задумавшись, произнес парень. - Интересно, что это он к вам прицепился?.. - японец оценивающе посмотрел на членов Шварц. - Впрочем, - ответил он сам себе, - уровень рейяцу у вас действительно высоковат...
  
   На этом он, кажется, счел объяснения исчерпывающими, поскольку резко повернул голову, прислушался и, легко преодолев в высоту пару этажей, умчался прочь.
  
   Кроуфорд качнул головой, отметил, что в этом городке лучше все-таки не задерживаться, и перекинул бессознательного немца через плечо. В больницу, пожалуй, он не поедет...
  
   *3*
  
   - Какого... - Шульдих пытался оттолкнуть от себя мягкое, изменчивое тело твари. Но вместо этого его руки лишь увязли в темной липкой плоти.
  
   - Ты мой, - голос твари обволакивал.
  
   - Перебьешься, - отозвался телепат. - Я даже Розенкройц не принадлежу. И Кроуфорду.
  
   И немец снова дернулся. Но уже не назад, как делал до этого, а вправо, вкладывая в рывок все оставшиеся силы. Попутно уходя с траектории движения странного яркого луча света...
  
   ...Соприкосновение собственной спины с асфальтом оказалось болезненным. Вокруг было темно. Телепат попытался было встать, но получил сильный удар по многострадальной спине. Уже теряя сознание, он уловил:
  
   - Да, силен. Этот нам подойдет...
  
   *4*
  
   Судя по ощущениям, по нему проехался поезд. Или два. Оружия не было - впрочем, на это и надеяться не стоило. Помещение, в котором он находился, более всего напоминало камеру. Похоже, именно камерой оно и являлось. Не паниковать и спокойно обдумать ситуацию не получалось - хотелось, чтобы рядом оказался Кроуфорд и взял руководство в свои руки. Но Оракула рядом не было. И связаться с ним тоже никак не выходило. Шульдих прикусил губу и попытался рационально оценить свое состояние: не идеальное, но бывало и хуже. Оставалось только выяснить, куда он угодил, и что понадобилось именно от него, Шульдиха. Если среди его тюремщиков найдутся паранормы, придется как минимум выслушать. Но если же нет... О, тогда диктовать условия будет уже телепат. Одной проблемой будет меньше. Впрочем, этот вариант всерьез пока лучше даже не рассматривать.
  
   За дверью послышались легкие шаги. Тихая фраза, звонкий смех. И дверь камеры распахнулась. Яркий свет поначалу ослепил - впрочем, скорее всего, на то и был расчет. Судя по силуэту, перед Шульдихом стояла молодая девушка, почти девочка. Ему дали привыкнуть к освещению - девушка принесла с собой оригинального вида светильник - и рассмотреть посетительницу. Почти сразу же Шульдих попытался осторожно коснуться телепатией разума девушки. Не повезло. Защита. Ментальщица, причем, довольно сильная. Не телепатка, нет - уж это Шульдих бы понял сразу. Но явно паранорм, ориентированный на ментального типа работу. Разумеется, ее защиту можно было бы взломать - вот только для нее это не прошло бы незамеченным. Итак, Шульдих сначала выслушает, что ему скажут. Какого черта Кроуфорда нет рядом, когда он так нужен?!
  
   - Я - Нагиса, - представилась девушка. Шульдих дежурно ухмыльнулся.
  
   - Мне нужна смерть одного человека. Можно двух, - поправилась она. Шульдих вскинул бровь - да быть не может, чтобы все оказалось так просто. И точно...
  
   - Наша Организация занимается отбором и тренировкой особого типа боевых пар, - Шульдих мысленно застонал - вот только таинственных организаций ему не хватало! Со своей сколько лет мучился! Тем более, такого рода организации, как было известно Шульдиху, от случайных свидетелей и временных помощников предпочитали избавляться самым кардинальным образом. Нагиса, тем временем, продолжала, не обращая внимания на реакцию Шульдиха. - В мою задачу входят разработка и внедрение в производство искусственно подобранных пар. Считается, - впрочем, это заблуждение! - что подобные образования значительно уступают естественным. В вашу с напарником задачу будет входить опровержение этого мифа.
  
   Шульдих чувствовал себя словно на лекции - нудной, усыпляющей лекции, которую ни пропустить, ни проспать нельзя. Из-за этого он чуть было не пропустил главное.
  
   - Напарник? - Нагисе, совершенно очевидно, не понравилось, что ее перебили. Но, одарив немца недовольным взглядом, она соизволила пояснить.
  
   - Разумеется, - снисходительно откликнулась девушка. - В этом-то и суть. Искусственно связанная пара должна превзойти тех, чья связь является природной.
  
   - Отказываюсь, - не раздумывая, отрывисто бросил Шульдих.
  
   Нагиса только рассмеялась.
  
   - Прости, это не имеет значения. Более того, вы уже связаны. Итак, - внимательно посмотрев на него, продолжила девушка, - вы с напарником должны победить пару, носящую одно имя на двоих, Непокорный. Боец Непокорного довольно силен, но... - Нагиса скривила губы, - до тебя ему далеко. Что же касается Жертвы... Он умен, но в силу молодости и отсутствия опыта порой делает ошибки. Пока что, правда, фатальных ошибок за ними замечено не было. Пока что, - многозначительно посмотрев на собеседника, выделила она.
  
   Шульдих тряхнул головой. Это звучало слишком странно и, пожалуй, даже нелепо. "Боевые пары", "одно имя на двоих", "боец", "жертва"... Все сильнее становилось ощущение, что он стал участником какого-то розыгрыша.
  
   - Кстати, - Нагиса шагнула в сторону выхода. - Идем, познакомишься с напарником.
  
   Плутая по бесконечным коридорам, Шульдих лихорадочно размышлял, что же ему все-таки делать. До Кроуфорда дотянуться так и не вышло. Защита Нагисы тоже была хороша - даже просто прочитать ее не представлялось возможным. Ну а попытка побега в таких условиях была не просто глупостью - глупостью самоубийственной. А жить еще хотелось. Очень хотелось...
  
   Придется, решил Шульдих, действовать по обстоятельствам. Время у него, насколько он понял, еще есть. А там... Возможно, и Кроуфорд объявится. И возьмет, наконец, все в свои руки.
  
   Коридоры, коридоры, коридоры... Двери с кодовыми замками... Доступ по сканированию отпечатков пальцев и сетчатки глаз... Шульдих поморщился - настолько это напоминало Розенкройц. Наконец, очередная дверь вывела не к освещенному матовыми лампами проходу, а к темной комнате. Помещение выглядело точно таким же, в каком до этого держали Шульдиха. У телепата сперва даже возникло ощущение, что его, поводив кругами, вывели обратно к его собственной камере. Но когда Нагиса включила свет, оказалось, что на невысокой, стоящей у стены кровати лежит миловидный молодой человек. Светловолосый. Похоже, высокий. Парень лежал на правом боку. Чуть спутавшиеся пряди светлых волос были откинуты назад, открывая таким образом шикарный вид на украшенное сережками ухо. Вид этот Шульдих оценил - пожалуй, такое ушко вполне могло примирить его с необходимостью терпеть навязанного напарника.
  
   - Кайдо Ке, студент художественного отделения. Твой новый напарник. Имей ввиду - в ваших интересах поладить хорошо и быстро, - с покровительственной улыбкой кивнув Шульдиху, Нагиса добавила. - Прямо по коридору и направо. Через двадцать минут. Не опаздывайте, ребятки, - и, послав Шульдиху, ошарашенному неожиданными переменами в ее поведении, воздушный поцелуй, девушка ушла.
  
   Тихонько вздохнув, Шульдих подошел к кровати и присел рядом со спящим напарником. Провел рукой по его шелковистым светлым волосам, отбросил в сторону упавшую тому на глаза прядку. Не удержавшись, коснулся проколотого ушка - очертил пальцем каждую серьгу, пересчитывая. На седьмой, последней, сережке веки Ке дрогнули, и он открыл глаза. Легкое телепатическое сканирование - поверхностное, обозначающее все лишь в общих чертах - показало, что перед Шульдихом человек, не обладающий талантами в ментальной сфере. И все же... Что-то было в Кайдо Ке странное. Но предварительным сканированием этого не выявить, а на вдумчивое исследование у Шульдиха не было времени. Придется отложить на потом, надеясь, что ни во что серьезное это не выльется.
  
   - Так это ты - мой новый напарник? - слегка хриплым со сна голосом спросил Ке. Шульдих кивнул, бесцеремонно рассматривая лицо Кайдо. В мыслях блондина мелькнуло воспоминание о том, что ему говорили: Нагиса, когда Ке еще только захватили, сообщила, что находиться в заключении ему придется до тех пор, пока ему не подберут напарника. К сожалению, на это пока лимит полезной информации оказался исчерпан.
  
   Шульдих молчал, а Ке думал о том, каково это - работать с этим странным незнакомцем. Конечно! Кто бы сомневался! Блондин понятия не имел, чем им предстояло заниматься! Осторожно, двигаясь по спирали, отталкиваясь от текущего момента, Шульдих погружался в разум напарника - не глубоко, изучая лишь воспоминания, относящиеся к данной ситуации. Разумеется, не в щепетильности было дело - а все в той же нехватке времени. К сожалению, подобный ход также ничего не дал. Ке не знал ничего, что могло бы пригодиться.
  
   - Я - Шульдих, - нарушил уже почти напряженную тишину рыжий. - Ты прав, мы теперь напарники.
  
   Ке слегка нахмурился.
  
   - Пока ты спал, - продолжал Шульдих, - Нагиса - ты с ней уже знаком - сказала, что за дальнейшими инструкциями мы должны явиться уже вместе. Ты идешь?
  
   Телепат встал с кровати и направился к выходу. Он был уверен, что Ке не останется здесь. Обернувшись от дверей, он убедился, что был прав - блондин поднимался с кровати, потирая переносицу. На слегка насмешливый взгляд Шульдиха Ке широко улыбнулся и тряхнул головой.
  
   *5*
  
   Шульдих листал газету, просматривая, но не останавливаясь на тексте. Из головы не шли слова Нагисы. Сердито фыркнув, телепат отшвырнул газету и отвернулся к окну. С полосы, словно насмехаясь, на рыжего смотрела обнимающаяся парочка с пушистыми ушками на голове. Увидев подобное в первый раз, Шульдих решил, что ушки накладные. Ведь не может же у людей быть дополнительной пары ушей - причем, похожих на кошачьи! Оказалось, может. Более того, помимо эстетического, ушки имели и вполне практическое назначение: отсутствие ушек говорило о зрелости человека. И, пожалуй, только увидев на улицах города множество ушастых и хвостатых - в комплекте с ушками поставлялся еще и очаровательнейший хвостик - Шульдих признал то, о чем и думать-то не хотелось.
  
   В лабораториях Розенкройц исследования велись в самых разных направлениях. О большей части из них Шульдих понятия не имел, о чем ни капли и не жалел. Что же касается остального... Об опытах по изучению особенностей организмов и развитию способностей паранормов немец предпочел бы и не знать. Но тут уж его мнением интересоваться никто почему-то не подумал. В одном ряду с этой ветвью исследований шло изучение параллельных пространств. Ученые однозначно утверждали наличие иных миров, расходились лишь в способах взаимодействия с ними. Поскольку работы по физике пространства особого успеха не имели, было решено пойти от противного и попытаться рассматривать материальный мир в совокупности с внутренним миром человека. Что интересно, какой-то успех эти исследования имели. В любом случае, Шульдиху было совершенно непонятно, зачем нужно искать какие-то неведомые иные пространства. Собственно, он бы сейчас с удовольствием поменялся местами с каким-либо ученым - особенно, с герром Остином, любившим цитировать древних философов. Телепату очень запомнилось: "Мы живем в лучшем из возможных миров". Вот герр Остин и убедился бы, так это или нет! А Шульдих вовсе не горел желанием быть первопроходцем. Тем более, если он все же вернется домой - а он вернется! Сам ли, с помощью Кроуфорда, но непременно вернется! - он приложит все усилия, лишь бы о его приключениях не стало известно фанатикам от науки.
  
   Итак, Шульдих находился в параллельном мире. Впрочем, параллельный он или даже перпендикулярный - не так уж и важно. Хотя, кажется, у профессора Мартинеца была теория, опирающаяся на неевклидову геометрию. Шульдиху в тот день было совершенно нечем заняться, а попытки вникнуть в речи профессора казались хоть каким-то - да развлечением. Вкратце эта теория сводилась к тому, что существует бесконечное множество миров, расположенных параллельно друг другу. Если пытаться попасть в параллельный мир из любой, произвольно взятой точки пространства - это будет равносильно попыткам ломиться сквозь стену. Разумеется, стены можно и пробить. Вот только не факт, что на данном этапе развития человечество обладает соответствующими методиками и технологиями. Нет, по мнению профессора, существуют точки, в которых параллельные миры соприкасаются. Эти точки, так называемые "двери", можно открыть приложением гораздо меньшего количества энергии - нужно лишь подобрать ключик. В качестве "ключей" Мартинец предлагал использовать паранормов. После того, как во время исследований один из телепатов группы исчез, на исследованиях поставили гриф "Перспективно", а профессора перевели в другой отдел. Больше о нем Шульдих ничего не слышал. Что ж, если не будет выбора, придется попробовать и этот способ. Но, честно говоря, рисковать собой, любимым, совершенно не хотелось. Ведь еще неизвестно, что именно сталось с той жертвой эксперимента.
  
   Шульдих растерянно теребил рыжую прядь и привычно вслушивался в городской шум. Да, он оказался в параллельном мире. Но сейчас гораздо более важным представлялось другое. То, что рассказала Нагиса, когда телепат и его невольный напарник после знакомства пришли к ней, с трудом укладывалось в голове. Нет, принцип функционирования боевых пар был довольно прост и логичен: пара состояла из Бойца и Жертвы. Боец отвечал за защиту и нападение. Жертва осуществляла руководство действиями Бойца и принимала на себя повреждения. Вдобавок, от Бойца ожидалось полное и безоговорочное подчинение Жертве - и не только на поле боя. Шульдих хмыкнул - этого от него точно не дождутся. Сражения происходили в ментальном пространстве, моделируемом Бойцами сражающейся пары. В целом, обладающему внушительным боевым опытом телепату не составило труда разобраться в принципах проведения сражений. Правда, было не очень понятно, зачем вообще были нужны такие сложности - на взгляд Шульдиха, подобные бои немногим отличались от обычных стычек телепатов. Хотя в этом мире все было немного не так, и только пара обладала возможностями, равными возможностям одного в мире Шульдиха. Причем, похоже, это касалось не только телепатии. Немец еще до конца не разобрался, но, кажется, усиленными тренировками можно было развить еще и навыки телепортации...
  
   На кухню вошел Ке и бросил на Шульдиха любопытный взгляд. Шульдих даже не обернулся.
  
   - Привет, - жизнерадостно воскликнул Кайдо и направился к холодильнику.
  
   Квартиру им выделила Организация - даже мысленно Шульдиху не хотелось произносить ее название. В сроках выполнения задания напарников не ограничивали, намекнув, впрочем, что и затягивать - тоже не рекомендуется.
  
   Медленно повернувшись к Ке, Шульдих приветственно махнул ему рукой. Больше по привычке, нежели по необходимости, коснувшись разума находящегося рядом человека, телепат тихо фыркнул. Все помыслы Кайдо в настоящий момент были заняты лишь едой. Вернее, ее отсутствием. Ну, да. Вчера вечером, только заселившись, двое парней энергично опустошили холодильник. И теперь предстоял поход по магазинам. К счастью, деньги у них были.
  
   *6*
  
   Кроуфорд машинально тер переносицу, отчего, кажется, на ней уже давно должна была образоваться мозоль. Шульдих, не иначе, проявлял характер. Как в противном случае объяснить его категорическое нежелание приходить в себя? Более же всего раздражало то, что Дар упорно демонстрировал итог - как они с Шульдихом покидают этот странный городок - но никак не желал дать подсказку, что же для этого стоит сделать. На уровне ощущений Кроуфорд предполагал, что стоит только увезти телепата в таком состоянии - и все, вернуть того в сознание уже не удастся. Врач, которому Кроуфорд скорее по привычке, нежели по реальной необходимости, хорошо заплатил за молчание, констатировал полное бессилие со стороны медицины. Впрочем, польза со стороны эскулапов все же была - немца теперь подпитывали посредством растворов. Желания любоваться бледным, неестественно чужим среди множества приборов и проводов телом любовника не было. Поэтому Кроуфорд, убедившись, что изменений не было, покинул палату.
  
   Время шло - Кроуфорд точно знал, что во времени он серьезно ограничен. Зацепок у него было немного, но один из следов, тот самый, что вел к рыжему японцу с мечом, Брэд уже проработал. Куросаки Ичиго, школьник. Кроуфорд мысленно поморщился. Данные на этого мальчишку он изучил столь тщательно, что теперь даже мысли о нем вызывали отвращение. И нигде - нигде! - не попадалось ничего, что могло бы пролить свет на события той ночи и подтолкнуть к разгадке природы Дара Куросаки.
  
   Прямо из больницы, в которой в настоящее время находился Шульдих, Кроуфорд поехал к школе, в которой учился Ичиго. Как Брэду было известно, Куросаки показывался в школе от случая к случаю, при этом учился довольно неплохо, и преподаватели на пропуски учеником занятий смотрели совершенно спокойно. Это казалось более чем странным, но Кроуфорда и так мало что могло удивить, а в этом провинциальном городке, пожалуй, и вовсе стоило забыть, как это - удивляться.
  
   Кроуфорд смотрел, как дети разбегаются из школы, чтобы пойти по домам. Куросаки Ичиго покинул стены здания одним из последних - кажется, у него только что состоялся серьезный разговор с друзьями. Было похоже, что эта компания - разумеется, Кроуфорд знал всех друзей Куросаки наперечет! - намеревается последовать за Ичиго. Но нет, девочка с короткими черными волосами одернула остальных и принялась им что-то втолковывать. Дар едва уловимо подсказал, что сегодня они уже не будут искать общества Куросаки. Великолепно.
  
   Куросаки ежедневно возвращался домой по одному и тому же маршруту. Прикинув вероятность того, что сегодня этот маршрут изменится, Кроуфорд уверенно свернул на другую дорогу. Выйти навстречу. Убедиться, что Куросаки его вспомнил. Не загонять в угол. Оставить пространство для маневра. Надавить.
  
   Кроуфорд видел, что Куросаки удивлен. Удивлен, но не напуган. Это раздражало. Но, в то же время, странным образом и импонировало. Ну а когда Куросаки все же начал говорить... Кроуфорд ожидал чего угодно, но не того, что его будут потчевать байками о шинигами. К тому же, хоть с легендами и мифами Японии он был знаком весьма поверхностно, память услужливо подсказывала, что книги говорят по этому поводу совершенно иное. В итоге Кроуфорд пренебрег принципом, которому обычно следовал неукоснительно - не перебивать допрашиваемого, поскольку не зная точно, что именно от него хотят услышать, допрашиваемый способен выдать еще и другую полезную информацию. Но в данном случае ситуация с Шульдихом требовала быстрых и эффективных решений, экскурс же в мифологию Японии вряд ли способен был помочь в работе над выведением телепата из состояния комы.
  
   Кроуфорд был удивительно терпелив. Но когда вполне логичный и закономерный вопрос "Что же случилось с Шульдихом и как с этим бороться?" почему-то поставил Куросаки в тупик, Брэд отчетливо осознал: еще немного - и у него сдадут нервы. С минуту поразмышляв, Ичиго пришел к какому-то выводу и, ухмыльнувшись, решительно заявил, что Урахара-сан наверняка разберется. Кроуфорду совершенно не хотелось вовлекать в это дело неведомого Урахару, но выбора у него не было. Главным образом потому, что интуиция подсказывала - он на верном пути.
  
   Через несколько минут блужданий по узким улочкам Каракуры, Куросаки вывел своего спутника к небольшому магазинчику. Во дворе, ловко управляясь со слишком крупной для нее метлой, работала темноволосая девочка лет десяти на вид. На крыльце, задумчиво рассматривая трубку, стоял средних лет японец в полосатой шляпе.
  
   - День добрый, Урахара-сан, - бодро воскликнул Куросаки. Кроуфорд сдержанно кивнул.
  
   - Добро пожаловать, Ичиго, - поприветствовали в ответ. - Добро пожаловать в магазин Урахары, - это уже Кроуфорду. Радушная улыбка хозяина магазина если кого и могла ввести в заблуждение - то только не Брэда. Поля шляпы по мере необходимости легко маскировали взгляд Урахары - резкий, острый, жесткий. Определенно, Урахара непрост. Вопрос лишь в том, какую он захочет повести игру.
  
   *7*
  
   Слегка жмурясь от яркого летнего солнца, Шульдих шел по улице. Темные очки так и оставались на лбу, опускать их почему-то не хотелось. Ке двигался рядом, закинув руки за голову. Несколько магазинов спустя, аккурат после посещения аптеки, Кайдо издал странный звук и замер. Проследив за его взглядом, Шульдих увидел тех, чьи досье успел досконально изучить. Цель. Как их назвала Нагиса, "носящие одно Имя на двоих, Непокорный". Яей и Рэйко. Оба темноволосые. Яей - хрупкий мальчишка, еще не расставшийся с ушками и хвостом. Рэйко же - постарше и уже без них. Боец Непокорного был высоким, почти подстать Шульдиху, и худым, но в нем, в отличие от его Жертвы, угадывалась сила. Шульдих сузил глаза. Рэйко, определенно, сильный ментальщик - неплохо держит защиту. Яей смотрит свысока, даже за угрозу не считает. Да, несомненно, они знают, кто такие Шульдих и Ке, но их это практически не волнует. Самоуверенно. Глупо. Еще несколько секунд Яей смотрел на противников. Рэйко молча стоял за его плечом, глядя не прямо на вторую пару, а чуть в сторону, но все же держа их в поле зрения. Шульдих тихо фыркнул, но пока просто выжидал. Затем Яей скривил губы в подобии улыбки и дернул хвостом, Рэйко слегка склонил голову, и Непокорный исчезли, легко затерявшись в толпе. Ке молчал, Шульдих накручивал на палец многострадальную прядь волос. Похоже, все будет не так легко, как казалось.
  
   - Ке?..
  
   Шульдих резко вскинул голову, кляня себя, что так легко отвлекся. Но, кажется, в этот раз тревога была ложной.
  
   - Соби? - воскликнул Кайдо. Кажется, он чуть не бросился этому Соби на шею.
  
   Шульдих окинул взглядом, как он уже успел узнать из поверхностного просмотра мыслей Ке, друга Кайдо. Блондин. Высокий. На шее - бинты. Очки. И ментальщик. Сильный ментальщик. Или, по местной терминологии, Боец.
  
   Все то время, что Шульдих разглядывал Соби, тот, в свою очередь, изучал его. Ке, спохватившись, представил их друг другу и продолжил о чем-то жизнерадостно говорить.
  
   - Простите, - неожиданно перебил друга Соби. И, по сути, адресуя вопрос Шульдиху, продолжил. - Я видел неподалеку Яея и Рэйко... У вас... - казалось, он пытается подобрать слова. Совершенно некстати мелькнула мысль, что голос у блондина красивый, приятный. - У вас какие-то дела с ними?.. Они, - а вот это сказано уже явно Ке, - не самая подходящая компания.
  
   Идти ва-банк? Почему бы и нет?
  
   Шульдих оскалился и почти что пропел:
  
   - Нам дали задание. Убить их.
  
   Соби вздрогнул, всмотрелся в глаза Шульдиха. Ке испуганным зверьком замер на месте - выглядел он невероятно забавно.
  
   - Следуйте за мной, - развернулся Соби. - Думаю, лучше поговорить у меня дома.
  
   - Соби, ты мой бог! - блаженно выдохнул Ке, выползая из-за стола. И Шульдих в чем-то даже был с ним солидарен. Агатсума первым делом от души их накормил, а уже потом приступил к делу. Парни плюхнулись на диван. Настроя на серьезный разговор не было совершенно. Но Соби, бросив на друга изучающий взгляд, снова обратил все свое внимание на Шульдиха.
  
   - Рассказывайте, - не попросил и даже не приказал он. Скорее... Возникло сильнейшее желание сделать именно так.
  
   Немец на секунду задумался. Все то, что он успел прочесть в воспоминаниях Ке по пути к дому Соби, указывало, что перед ним - человек довольно необычный. Более того, похоже, он был в курсе происходящего и... возможно, сумеет подсказать что-нибудь полезное. В любом случае, этой картой воспользоваться, определенно, стоило.
  
   Поведав Соби свою историю с момента появления в этом мире, - много времени это не заняло - Шульдих выжидающе посмотрел на напарника. Часть информации была внове и для того: например, об убийстве Ке услышал только сегодня. А о некоторых вещах Шульдих и вовсе предпочел не заговаривать. Соби молчал, слегка прикрыв глаза.
  
   - Влипли, - наконец, констатировал он.
  
   Шульдих на это только фыркнул - можно подумать, без него не ясно было!
  
   - Понимаете, огромное значение имеет связь Бойца и Жертвы. Сила этой связи влияет непосредственно на силу обоих в отдельности и пары в целом. Если связь слаба - и сама пара становится слабее даже при изначально сильных партнерах. Соответственно, наоборот.
  
   Разумеется, Нагиса ни о чем подобном не говорила! Шульдих чувствовал, как на него начинает накатывать злость. Да, он никогда не славился терпением. Но обычно Кроуфорду удавалось управиться с его темпераментом. Сейчас же пока придется справляться самому. Что, опять же, не способствовало душевному равновесию...
  
   - Связь, - помолчав, продолжил Соби, - становится крепче со временем. Чем дольше пара вместе - тем она становится сильнее.
  
   Ке, как примерный ученик, поднял руку. Соби, поправив очки, кивнул ему.
  
   - Если эта связь так важна... - немного помявшись, спросил Ке. - Ее... Можно как-то искусственно усилить?
  
   - Можно, - помрачнев, откликнулся его друг. - Можно. Частые прикосновения, лучше - поцелуи... - Агатсума остановился и как-то тоскливо вздохнул.
  
   Ке резко вдохнул и несколько нервно покосился в сторону Шульдиха. А Шульдих мысленно усмехнулся - ясно, о чем умолчал Соби. Судя по всему, следующим, и наиболее интенсивным по степени воздействия, должен идти секс. Что ж, учтем.
  
   Откинувшись на спинку дивана, Шульдих лениво потянулся. Последние полтора часа Ке простоял у мольберта - как выяснилось, он часто приходил работать к другу, и материалы у него здесь были. А Шульдих и Соби разговаривали о методах ведения боя, обсуждая методики, рассматривая стратегии. Голова гудела, но избыток информации - гораздо лучше, нежели ее отсутствие.
  
   Наконец, Соби признал, что больше, пожалуй, говорить нет смысла. Все, что мог, он уже рассказал. А остальное можно выяснить только на личном опыте. Бросив странный взгляд на трудящегося у мольберта Ке, который, тем не менее, внимательно слушал все разговоры, комментировал и задавал вопросы, Соби сделал приглашающий жест в направлении балкона.
  
   Ке что-то неодобрительно проворчал, когда сквозняк от приоткрытой балконной двери чуть не уронил на пол какие-то листочки - похоже, с набросками. Соби виновато потупил глаза и, поторопив Шульдиха, постарался как можно скорее прикрыть дверь. Немец по инерции пролетел чуть дальше, чем хотел и, развернувшись, оказался слишком далеко от Соби. Впрочем, сейчас, когда рядом не было его друга, Агатсума казался совершенно другим. Блондин достал из кармана пачку, и протянул ее Шульдиху, предлагая. Немец аккуратно подцепил двумя пальцами одну из двух остававшихся в пачке сигарет. Соби вытащил вторую и, отбросив пустую упаковку на стол, щелкнул зажигалкой. Спустя мгновение зажигалка легла на балконные перила, рядом с Шульдихом. Соби с явным удовольствием затянулся и внимательно посмотрел на немца из-под ресниц.
  
   - Ты ведь понимаешь, что вы легко можете проиграть?.. - негромко обронил Агатсума. В Шульдихе зашевелилась уже успокоившаяся было злость.
  
   - Да, - тряхнул головой он.
  
   - Ваша связь слишком слаба, - чуть отклонив голову назад, продолжил Соби. Очередная затяжка. - И вы недооцениваете значение Имени.
  
   Шульдих раздраженно переломил пальцами сигарету. Какого черта нужны эти нотации? Все и так предельно ясно! Отбросив половинки сигареты, он проследил их полет до самого асфальта - но на земле они были практически не видны.
  
   - Пойми, - выдохнул японец после небольшой паузы. - Одной силы недостаточно. Ключевое значение имеет связь. Имя способствует укреплению связи. Но вы не пользуетесь даже им.
  
   - Имя... - медленно, словно пробуя слово на вкус, протянул Шульдих. - Имя и... секс.
  
   - Верно, - с едва уловимой неохотой кивнул Соби. Покосился на тлеющую в руке сигарету и стряхнул пепел.
  
   - Ты так настойчиво толкаешь нас в постель... - осклабился Шульдих - у него уже откровенно начали сдавать нервы.
  
   - Не в постель, - коснулся бинтов на своей шее Агатсума. - К выживанию.
  
   И, словно рисуя точку этому странному разговору, резко отбросил сигарету, развернулся и вышел. И Шульдиху не оставалось ничего иного, кроме как последовать за ним обратно в квартиру. Впрочем, оказалось, что Ке уже закончил работу и теперь только ждал Шульдиха, чтобы можно было пойти домой. Агатсума не стал их задерживать.
  
   У дверей Соби еще раз внимательно посмотрел на Шульдиха и тихо произнес, кивнув в сторону Ке:
  
   - Береги его, - и уже громче, обоим, - Удачи.
  
   *8*
  
   Шульдих лежал на диване, вытянув ноги и закинув руки за голову. Обдумать сложившуюся ситуацию никак не получалось. Главным образом этому мешала нелепая, совершенно иррациональная, но - обида на Кроуфорда. За то, что Оракула не было рядом. За то, что Шульдиху приходилось играть по навязанным ему правилам. За то, что в его постели одному неуютно и непривычно. И - особо - за то, что очаровательный блондинчик Ке выступает теперь в роли его напарника.
  
   Злость переплеталась с обидой, а проблема оставалась все на том же уровне. Решение не приблизилось ни на шаг. Шульдих сел, потянулся и решил, что нужно попытаться отвлечься. И уже потом, успокоившись, вернуться к размышлениям.
  
   Набросив плащ, немец вышел на улицу и остановился. Было уже довольно прохладно, и даже теплая одежда не спасала от сильного, пробирающего насквозь ветра. Шульдих поежился, но возвращаться в дом не хотелось. Он вытащил сигарету - главным образом для того, чтобы занять руки - и направился к скамейке. Однако спокойно посидеть ему не дали. Буквально через несколько минут Шульдих почувствовал чье-то присутствие и вскинул голову. Так и есть - неподалеку стояли Рэйко и Яей. Удивленно хмыкнув, Шульдих осмотрел визитеров. Яей сделал шаг вперед, пушистые ушки на его голове воинственно встопорщились.
  
   - Где твоя пара? - резко произнес он. - Непокорный вызывает вас.
  
   Ладно. Коли так... Шульдих мысленно окликнул Ке и отправил ему несколько образов, описывающих ситуацию. К чести Кайдо, он не стал тянуть время и отвлекать ненужными вопросами. Сказав: "Сейчас буду", - он помчался одеваться. Еще через пару минут, растрепанный и запыхавшийся, он стоял возле Шульдиха. Немец, до этого молча пытавшийся найти лазейку в щитах противников, едва слышно вздохнул.
  
   Как и объясняли Нагиса и Соби, сражение началось с моделирования виртуального пространства. Как Боец вызывающей пары, Рэйко сделал все сам. И теперь вместо современного города вокруг красовались темные плиты с едва заметным, почти стершимся рисунком, и колонны, расставленные в странном порядке.
  
   Рэйко стоял чуть впереди, за его плечом, улыбаясь, устроился Яей. Ке придвинулся к Шульдиху, тоже стараясь не высовываться вперед. Расстояние между парами было порядка пяти метров. Начинать полагалось немцу. Но отмашку дал Яей.
  
   - Начинай, - велел он напарнику, дернув хвостом. - И не возись с ними слишком долго.
  
   Рэйко молча склонил голову, затем, резко вскинув ее, сделал шаг вперед.
  
   - Прекрасен цветок.
   В искусственных линиях
   Нет совершенства.
  
   С точки зрения первого хода выпад был хорош. Рэйко не атаковал в привычном понимании этого слова, не открывался для удара, но попытался ослабить будущие атаки Шульдиха и защиту со стороны Ке.
  
   - Рука кузнеца
   Линий творит красоту.
   Цветущую век.
  
   Рэйко удивленно приподнял бровь, бросая на немца взгляд, в котором можно было угадать легкий намек на уважение. Ке перевел дух.
  
   - И непокорный
   Голову может склонить
   Перед сильнейшим.
  
   Стих, сложенный заранее - из тех, что универсальны и могут пригодиться в любой момент. Даже ценивший экспромты Шульдих предпочитал иметь в рукаве пару-тройку тузов. В глазах Яея отчетливо сверкнула злость, он прижал ушки.
  
   - Искусны бойцы.
   Но лучшим сложно найти
   Равных по силе.
  
   Ровно парировал Рэйко. И Шульдиху почудилась в голосе противника легкая улыбка. Успешно отразив атаку, Боец Непокорного положил руку на плечо Яея и проговорил ответное:
  
   - Летит туча стрел.
   Руке щит не удержать.
   Они найдут цель.
  
   Ке пошатнулся - просвистев мимо Шульдиха, стрела вошла в плечо блондина. Бросив мимолетный взгляд на напарника, немец поторопился с ответом.
  
   - Плотно щиты
   Сомкнулись над головой.
   Прикрыли друзья.
  
   Яей разочарованно пробурчал под нос какое-то ругательство. Потянувшись к Рэйко, добавил что-то совсем тихо. Шульдих не стал терять времени и, пока противники были отвлечены, нанес удар:
  
   - Скован цепями,
   Противник мой побежден.
   Он жалок и слаб.
  
   На руке Яея блеснула тонкая цепочка, весьма отдаленно похожая на цепь. И все же, тот побледнел и пошатнулся. Рэйко подхватил его под локоть, но Яей раздраженно вырвался, хвост его с силой бил по бедрам. Секунду они молча смотрели друг на друга, затем Рэйко склонился к своей Жертве и осторожно коснулся губ Яея легким, почти невинным поцелуем.
  
   - Уж драться нет сил.
   Встав на колени, молит
   Враг о пощаде.
  
   Шульдих поспешил закрепить успех. Но на этот раз Рэйко оказался на высоте - что удивительно, практически без усилий, без напряжения...
  
   - Кинжала удар.
   Смоются униженья
   С кровью врага.
  
   И, практически не раздумывая, Рэйко продолжил:
  
   - Доверия нет.
   Рядом не друг, но чужой.
   Сражаться нет сил.
  
   Ке рядом рухнул на колени, тихо вскрикнув от боли. Шульдих почувствовал, как тяжелая, толстая цепь связывает их с напарником, опутывая чуть ли не с головы до ног. Попытки произнести ответ ничего не дали - горло судорожно сжалось. Кажется, Рэйко только что с ювелирной точностью нанес удар в самое уязвимое место, сыграв на слабой связи Шульдиха и Ке. Все. Точка. С непонятной отрешенностью немец отметил, что это конец. К нему подошел Яей, остановился рядом, задумался, теребя одной рукой кончик собственного хвоста. Наконец, пнув напоследок Шульдиха по ребрам, развернулся и потянул за собой своего Бойца.
  
   - Идем, - бросил он. И презрительно добавил: - Оставь их. Пусть сдохнут так. Эта падаль не заслуживает легкой смерти.
  
   Единственное, что позволил себе Рэйко - это легкое пожатие плеч. И пара удалилась, оставив измученных противников.
  
   Окружающая действительность менялась, все возвращалось к привычному виду. Шульдих чуть приподнял голову. Рядом с ним, ссутулившись, сидел Ке. Футболка Кайдо местами пропиталась кровью, а выражение лица наводило на подозрения, что у блондина шок. Повернувшись к немцу, Ке криво улыбнулся. Впрочем, насколько мог судить Шульдих, серьезных повреждений у Кайдо быть не должно было. Только поверхностные царапины от стрел и боль от ментальных ударов - а это все-таки не смертельно. У самого Шульдиха ломило все тело и ныли ребра. Хотя... К счастью для немца, Яей и пнуть-то толком не смог. Однако Шульдих это запомнил. В любом случае, лучше всего сейчас встать и добраться до дома.
  
   Осторожно, опираясь ладонями о землю, Шульдих сел. Прикрыл на секунду глаза и решительно начал подниматься. Уже почти будучи на ногах, он дернулся - позвоночник словно раскаленной иглой проткнули. К счастью, это тут же прошло. Да и, как обнаружил немец, с каждым движением боль покидала его тело. Чуть оправившись, рыжий протянул руку напарнику. Ке с сомнением посмотрел на Шульдиха, но предложенной помощью воспользовался.
  
   На улице было тихо, никто не стал свидетелем того, как двое потрепанных парней, опираясь друг на друга, возвращались домой. Наконец они добрались. Дом. Квартира. Ключ, чуть не застрявший в двери - так дрожала рука Ке...
  
   Первым делом Шульдих велел Ке отправляться в ванную - необходимо было промыть и обработать раны. И оценить, насколько они все-таки серьезны. Подхватив аптечку, немец бесцеремонно распахнул чуть прикрытую дверь и вломился в ванную. Ке уже успел избавиться от куртки и теперь стоял перед зеркалом, тоскливо разглядывая собственное отражение. Ткань в нескольких местах была прорезана, и, пропитавшаяся кровью, похоже, присохла к ранам. Мысленно поморщившись, Шульдих взял ватную пластину и намочил в теплой воде. Осторожно, легкими, но уверенными касаниями немец привычно обработал места разрезов. И, обхватив Ке со спины, начал расстегивать пуговицы, чтобы снять с того изорванную рубашку. Ке судорожно дернулся, когда смоченная теплой водой ткань начала отходить от подсохшей раны. Шульдих, не обращая на это внимания, продолжал осторожно высвобождать Кайдо из плена рубашки. Наконец осталась последняя царапина. Шульдих продолжил было методично трудиться, но... Ке странно всхлипнул и резко развернулся, прижимаясь к Шульдиху всем телом. Толкнул рыжего к стене и, не обращая внимания на сочащуюся из руки кровь, с силой провел ладонью по груди напарника. Шульдих дернулся, когда Ке бесцеремонно надавил ему на ноющие ребра, еще сильнее вжимая в стену. Не поцелуй - укус. Шульдиху не нравится, он пытается уберечь шею - подставлять горло не в его привычках. Кажется, Ке это понимает, поскольку больше покушений на шею не следует. Рука Кайдо уверенно ложится на затылок Шульдиха, притягивает немца ближе. Ке впивается губами в рот рыжего. Тот, ошарашенный таким напором, только и может, что принимать, чувствуя, как смутное, подавленное при первой встрече желание вспыхивает вновь, уже с гораздо большей силой. И когда рука Ке ложится на живот Шульдиха и провокационно, слегка игриво, опускается ниже, немец не выдерживает. Он резким, едва уловимым движением разворачивается, и вот уже не он, а Ке оказывается вплотную прижат к стене. Кайдо уже избавлен от рубашки усилиями самого Шульдиха, поэтому рукам немца ничто не мешает ласкать кожу Ке - гладкую, ровную, лишь слегка испорченную недавними ранениями. Кайдо шипит - прикосновения к ранам причиняют боль. Но он не против, нет. Шульдих чувствует это. Слышит в стонах. Ощущает в том, насколько судорожно Ке вцепился в пуговицы рубашки, чуть ли не вырывая их вместе с тканью. Губы Кайдо мягкие, он легко сдает позиции, уступая лидерство напарнику. Но стоило только Шульдиху чуть отвлечься - и Ке чувствительно куснул его за нижнюю губу. Раздраженно рыкнув, Шульдих подхватил вскрикнувшего от неожиданности Ке и, перекинув через плечо, вынес из ванной. Ке хоть и выглядел худым, весил не так уж и мало. К тому же, тут же освоившись, ухитрился несколько раз лизнуть Шульдиха в спину. Впрочем, дорога до одной из кроватей много времени не заняла.
  
   Шульдих буквально швырнул Ке на постель и, сорвав с себя неуместные уже брюки, присоединился к нему. Кайдо пока еще оставался в брюках, но Шульдих живо устранил и это препятствие. Удивительно, однако Шульдих не забыл захватить из ванной крем. И, наскоро подготовив изнывающего от нетерпения, подгоняющего его Кайдо, взял теперь уже любовника, испытав при этом необыкновенное чувство цельности, единения и удовольствия. Удовольствия физического и морального.
  
   Стон Шульдиха переплелся со вскриком Ке. Тонкая струйка пота перетекла с руки рыжего на грудь Кайдо. Шульдих двигался, встряхивая головой, когда потяжелевшая грива волос наползала на глаза. Кайдо кусал губы и что-то бессвязно бормотал - Шульдих даже не пытался прислушиваться. Его полностью захватил секс - яркий, сильный, почти неистовый. Ке под ним выгнулся, подставляясь, и Шульдих, не в силах отказаться от предложения, наклонился к нему, целуя его сосок.
  
   Последние движения уже почти причиняли боль - настолько невероятным, нестерпимым было удовольствие. Кайдо всхлипнул, когда Шульдих остановился. Немец нежно, насколько вообще сейчас мог быть нежным, коснулся губами скулы Ке, вернулся к порядком истерзанным за эту ночь губам любовника. Рукой же Шульдих, и до этого ласкавший член Ке, начал действовать нарочито грубо - не причиняя, впрочем, боли и отслеживая, чтобы тому было действительно хорошо. От этого контраста, от резкости движений Кайдо кончил. С криком, переходящим в стон, сжимаясь вокруг любовника, увлекая его за собой.
  
   Какое-то время Шульдих лежал без сил, распластавшись на кровати. Потом, собравшись, все-таки поднялся с влажных простыней, спихнув попутно с бедра довольно тяжелую руку Ке. Кайдо недовольно заворчал и приоткрыл глаза.
  
   - Я в душ и к себе, - отрывисто бросил Шульдих. И не глядя в сторону Ке, направился в ванную.
  
   Уже устраиваясь на кровати, Шульдих услышал шум воды - Ке нашел в себе силы последовать его примеру. Правда, как выяснилось утром, сил Ке ночью хватило лишь на душ. И на то, чтобы перетащить одеяло и подушку на диван. До собственной кровати он уже не добрался.
  
   *9*
  
   Кроуфорд мужественно пил чай. За время пребывания в Японии чай, казалось, давно уже должен был заменить ему кровь и прочие жидкости, входящие в состав организма. Даже цвет собственных глаз - и тот казался насмешкой. Но в данном - как и в прочих - случае без процедуры чаепития было не обойтись. Урахара слушал рассказ Ичиго, задавал наводящие, исключительно по существу, вопросы Кроуфорду и задумчиво кивал, пряча глаза за полями так и оставшейся на нем шляпы.
  
   - Где он сейчас? - куснув губу, уточнил, имея ввиду Шульдиха, Урахара после того, как Ичиго замолчал. Кроуфорд назвал клинику. Брэд пытался просчитать варианты собственных действий, если Урахара все-таки откажет в помощи.
  
   - Мне нужно на него посмотреть, - наконец сообщил японец. - Возможно, я смогу подсказать, как ему помочь. Скорее всего, его придется привезти сюда. А пока еще - говорить не о чем.
  
   - Что все-таки с ним произошло? - Кроуфорд попытался задать вопрос как можно более нейтральным тоном - Урахара явно не потерпит давления со стороны, а рисковать сотрудничеством было бы попросту глупо. Не в этом случае.
  
   - Могу лишь предположить, - пожав плечами, улыбнулся Урахара.
  
   - И каковы же предположения? - выдерживать тон было непросто - особенно, если учесть, что Урахара явно все прекрасно понимал и, кажется, развлекался.
  
   - Ичиго, - Урахара небрежным жестом раскрыл веер. - Как в этом мире появляются Пустые?
  
   Кроуфорд даже не стал переводить взгляд на подростка - он и так знал, что тот сел ровнее.
  
   - Они приходят из другого измерения, которое называется Уэко-Мундо, - послушно ответил Куросаки. - А после клинка шинигами - попадают в Общество Душ.
  
   - Из другого измерения... - попробовав эти слова на вкус, Кроуфорд едва уловимо вздрогнул. Цепочка, и так готовая выстроиться от малейшего намека, наконец-то вырисовывалась во всей красе.
  
   Ичиго недоуменно покосился на Брэда и потянулся за новой порцией пудинга. А Урахара объяснял уже очевидное:
  
   - В момент гибели Пустые вырабатывают особый вид энергии, который в реакции с энергией шинигами создает пространственные врата в Общество Душ. Эта схема уже долгое время работала без сбоев. Однако же, - Урахара сделал паузу и эффектно взмахнул веером. - Разумеется, в природе существуют не только энергия Пустых и энергия шинигами. Другого рода энергия - хотя подобное взаимодействие и не изучено - может выступить своеобразным катализатором. Если предположить, что ваш напарник обладал такой энергией... - и японец пожал плечами.
  
   - Выяснить, в каком мире он оказался, возможно? - нахмурившись, поинтересовался Кроуфорд.
  
   - Зачем? - милую улыбку Урахары хотелось стереть кулаком. Однако тот реабилитировался: - Вам важно узнать или вернуть?
  
   - Вернуть, - признал Кроуфорд. И встал: - Вы идете?
  
   - Верно, - с секундной заминкой откликнулся Урахара. - Не будем терять времени - боюсь, у нас его не очень много.
  
   Кроуфорд с неудовольствием отметил, что, судя по всему, у японца есть в этом личная заинтересованность. Природа ее пока была совершенно не ясна, однако... Если бы не она, добиться сотрудничества Урахары было бы не столь просто.
  
   *10*
  
   Шульдих задумчиво покусывал кончик ручки. Анализ никогда не был его сильной стороной, однако в случае необходимости простейшие операции проделать немец был вполне в состоянии. Сейчас был именно такой вот крайний случай, так что Шульдих безропотно - не в последнюю очередь потому, что роптать было не на кого - засел за вычисления и схемы. Ке пару раз заглянул в комнату, где расположился телепат, пофыркал, но от комментариев - на его же счастье - воздержался.
  
   Блаженно жмурясь, Шульдих сполз со стула и потянулся. Кайдо, умничка, приготовил обед и ненавязчиво оставил немного в пределах досягаемости рыжего. Полностью погрузившись в расчеты, телепат время от времени незаметно для себя таскал еду. Готовил Ке не столь божественно, как Соби, но... С тоской оглядев пустую тарелку, Шульдих, разминая по пути затекшие конечности, побрел на кухню за новой порцией.
  
   Одного боя было мало, чтобы выявить все сильные и слабые стороны противника. Одного боя было мало, чтобы выстроить четкую стратегию, ведущую к победе. Однако же из опыта следовало, что, как правило, первый бой становился последним. Для противника. В реальной боевой ситуации - не той, что прописана в учебниках по тактике - решение должно быть принято чуть быстрее, чем за мгновение, а все преимущества и слабые стороны врага нужно вычислить еще до того, как они будут проявлены. Шульдих тихо злился на себя: присутствие Кроуфорда давало огромную фору, и то, что теперь этого преимущества не стало, чуть не привело к летальному исходу. Недооценка врагом была унизительна, больно била прямо по гордости, но, в то же время, давала шанс взять реванш. А переживать приходилось и не такое. Правда, почему-то, от этого было ни капли не легче.
  
   На кухне Ке пытался что-то испечь. Но, судя по всему, мысли его были заняты вовсе не пирожками, - кажется, со сладкой начинкой - а чем-то совершенно посторонним. Мимоходом, пробираясь между блондином и кухонным столом к холодильнику, Шульдих приобнял Кайдо и легко скользнул губами по его виску. Тот тепло улыбнулся и бросил на немца довольный взгляд.
  
   Пока Шульдих изучал содержимое холодильника, подоспела первая партия пирожков. Кайдо из нее досталось от силы пара штучек - все остальное проглотил рыжий. После еды говорить на серьезные темы не хотелось категорически. Однако это было необходимо. Вероятнее всего, те, на кого Шульдиху и Ке сейчас приходилось работать, в скором времени окажутся осведомлены об их проигрыше другой команде. Если, конечно, они уже не владеют этой информацией. В любом случае, на устранение ошибки у невольных напарников оставалось очень мало времени - слишком велика была вероятность, что предпочтут избавиться скорее от Шульдиха и Ке. Как от не оправдавших доверия и попросту неудавшегося эксперимента.
  
   - Кайдо... - негромко начал Шульдих, разложив перед Ке результаты проведенной работы.
  
   Обсуждение заняло порядка половины дня, но и Шульдих, и Ке были довольны итогом. Кайдо, оказавшийся неплохим знатоком японской поэзии, смог подсказать несколько удачных ходов, привести ряд примеров. Шульдих, натренировавшись еще до первого боя, относительно легко управлялся со словом. Ну а несколько разыгранных прямо по ходу разговора тренировочных поэтических баталий окончательно убеждали в способности Шульдиха эффектно и эффективно импровизировать.
  
   Прошедшая ночь ровным счетом ничего не изменила. Ни в отношениях, ни в ощущениях. Прислушиваясь к себе, Шульдих ожидал обнаружить на месте привычных уже совершенно иные эмоции. Однако его восприятие партнера осталось тем же. Совершенно. Абсолютно. И раньше относившийся к словам Соби по поводу секса с изрядной долей скептицизма, теперь Шульдих окончательно убедился в собственной правоте. Единственное, что настораживало - у Соби не было причин лгать. Да и о Кайдо он переживал явно искренне. Впрочем, этот вопрос пока еще мог быть отложен - Агатсума в числе врагов в настоящий момент не значился. И даже не проходил как потенциальный кандидат в этот список.
  
   В прошлый раз вызов на бой исходил от Непокорного. В этот же раз было принято решение найти их первыми. Поиск - привычная, даже рутинная для Шульдиха работа - продемонстрировал очередное отличие местных паранормов от телепатов вроде Шульдиха. Они не ставили защиту от поиска. Даже не пытались. Возможно, это было данью традиции. Вероятнее всего, это было халатностью и пробелом в образовании. Впрочем, не дело осуждать то, что тебе на руку.
  
   - Непокорный, - восторженно улыбаясь в предвкушении схватки, провозгласил Шульдих. - Яростный вызывает вас.
  
   Имя сорвалось само собой. Пришло, соскользнуло с языка, не давая ни малейшего шанса удержать себя невысказанным. Отделило Шульдиха и Ке от Рэйко и Яея. Быстрый взгляд в сторону Ке - тот потирает запястье и, кажется, практически не удивлен. Тем лучше.
  
   И Шульдих, мельком отметив, что Кайдо положил руку ему на бедро, начал воссоздавать виртуальное пространство для боя - опираясь на объяснения Соби и память о том, как это делал в прошлый раз Рэйко.
  
   Шульдих никогда не отличался благородством. Преданностью своим - да. Но благородство... Это уже не к нему. Более того, он великолепно помнил, что в прошлый раз правила нарушил как раз Яей. Так что, как бы это ни звучало, в данном случае речь шла лишь о восстановлении справедливости.
  
   Ке придвинулся ближе, уже не просто касаясь - но отчетливо обнимая за талию. Памятуя о важности связи, Шульдих начал с заранее заготовленных слов.
  
   - Нет связи сильней
   Чем с тем, кому ты прикрыть
   Спину доверишь.
  
   И накрыл своей рукой руку Кайдо. Рэйко потянулся было к Яею, но осекся под сердитым взглядом. Как-то тоскливо глянув на напарника, вернулся к бою.
  
   - Порой лучший друг
   Кинжал норовит всадить
   В спину твою.
  
   Шульдих оскалился - промах. Всегда приятно, когда профи совершают ошибки. Вдвойне приятно - когда эти ошибки настолько глупы! Они с Ке никогда не были друзьями. Тем более, лучшими. Напарниками - да, но и только.
  
   - Ударом удар
   Встретит из стали клинок.
   Промах - смертелен.
  
   Шульдих довольно улыбнулся. Пока все шло замечательно, как раз по намеченному плану. Первый ход был направлен на создание еще более тесной связи. Второй - одновременно и усиливал защиту, и возвращал бумерангом вражеский удар в случае, если он не достигал цели. Во взгляде Рэйко отчетливо читалось восхищение. Яей злился - сейчас это был не опасный противник, а обычный нервный подросток. Ке положил подбородок Шульдиху на плечо и крепче прижал ладонь к его животу.
  
   - Скользящий удар
   Промахом не назовешь -
   Найдет свою цель.
  
   Рэйко вынужден был уйти в глухую оборону. Причем, на этот раз преимущество явно было на стороне Шульдиха, пользующегося подготовленными заранее стихами. В отличие от прошлой стычки, импровизировать приходилось уже Рэйко. И ему, выбитому из колеи грамотной стратегией противника, приходилось несладко. Впрочем, фигуры расставлены, у Яростного преимущество в защите. Дальнейшее разрешится после атакующих заклятий.
  
   - И капли дождя
   Для души и тела - яд.
   Небо оплачет.
  
   Это был откровенно слабый момент - переход от защиты к атаке. Напортачить здесь - значило частично, а то и полностью, утратить преимущество. Но, судя по тому, как приподнял бровь Рэйко, именно это только что и произошло.
  
   - Спасет от дождя
   Широкий купол зонта.
   И тучи пройдут.
  
   Однако же улыбка, коснувшаяся было губ Яея после быстрого ответа Рэйко, тут же исчезла - на руках подростка расплылись синие пятна. Короткие рукава футболки не могли скрыть, как распухали запястья, как пятна увеличиваясь в размерах, ползли дальше, к плечам... Хрустнуло, и руки Яея повисли плетьми. Ке отчетливо передернуло. На лице Рэйко отразились непонимание пополам с почти физической болью.
  
   - Молнии удар
   Не один раз сумеет
   Бить в одну цель.
  
   Упиваясь, закрепил успех Шульдих. Ке молчал, не желая мешать, только сильно вцепился в пояс брюк рыжего. Из-под первой молнии Рэйко успел Яея вытолкнуть. Однако тот отпихнул руку своего Бойца и что-то сердито ему прошипел. Плечи Рэйко поникли и, когда новые молнии били в Яея, он только вздрагивал. Позиция Яея была непонятна и настораживала: Рэйко явно тянулся к нему - в частности, ему это было нужно, чтобы нормально сражаться. Однако Яей не давал себя даже коснуться. И это еще сильнее отвлекало Рэйко от схватки. Такое наплевательское отношение к нуждам напарника коробило. Однако, опять же, чужой непрофессионализм был только на руку.
  
   - Почти проиграв,
   Новые силы обрел
   И снова в строю.
  
   Не глядя на едва держащегося на ногах Яея, произнес Рэйко. Шульдих мысленно поаплодировал. Яей выпрямился, стоять ему явно стало легче.
  
   - И нечем дышать.
   Воздух пропитан бедой.
   В жилах стынет кровь.
  
   Рэйко все-таки не выдержал - шагнул к Яею, обхватил за плечи, не давая окончательно осесть на землю. И, коснувшись губами покрытого пылью виска, произнес:
  
   - Воздух заменит
   Тот, ради кого живешь.
   Ты дышишь лишь им.
  
   Атака Шульдиха была не просто отбита - Ке закашлялся, задыхаясь. Но немец тут же глубоко вдохнул и, извернувшись, крепко поцеловал напарника. С некоторым трудом заставив его открыть рот, отдал ему весь набранный только что воздух. Ке, запаниковавший было, понял. Два таких совместных вдоха - и Ке смог дышать уже более-менее самостоятельно. Шульдих отчетливо осознал, что этот бой уже пора заканчивать. Рэйко осторожно, словно с опасением, перебирал руками по телу Яея. Тот сердито сверкал глазами, но молчал и не отталкивал Бойца. Если так пойдет, то еще немного - и от преимущества Яростного вовсе ничего не останется. Поставив Ке перед собой, лаская рукой его грудь, прижавшись щекой к его волосам, Шульдих почти нежно произнес:
  
   - Копье поразит
   И снова повергнет ниц.
   Так настигла смерть.
  
   Ке не удержался от вскрика. Шульдих лишь крепче прижал напарника к себе. Перед ними в луже собственной перемешавшейся крови лежали два тела, пронзенные одним огромным копьем. В обоих еще теплилась, но быстро угасала жизнь. Дождавшись, когда последние импульсы агонизирующих разумов стихнут, Шульдих аннулировал виртуальное пространство. Ке вывернуло наизнанку в ближайших кустах.
  
   *11*
  
   В клинике Урахара постоял немного у кровати Шульдиха, поводил рукой у того над грудной клеткой и застыл в задумчивости.
  
   - Необходимо перевезти, - констатировал он.
  
   Кроуфорд дотронулся пальцем до запястья Шульдиха - кожа была прохладной - и едва уловимо вздохнул. Быстрый взгляд на приборы - и Брэд отправился за врачом.
  
   Деньги, как водится, без особых проблем разрешили часть формальностей. В тех же случаях, когда деньги оказывались бессильны, - как правило, помогал дар убеждения Кроуфорда. В любом случае, Шульдиха все-таки доставили в магазин Урахары. Брэд полагал, - более того, был практически уверен - что им будет предложено пройти в дальние комнаты дома. Однако же, как оказалось, самое интересное скрывалось не в самом доме, а под ним. Кроуфорд мысленно отметил этот факт и переключился на гораздо более насущную проблему.
  
   Урахаре не потребовались никакие инструменты. Шульдиха уложили на траву, Кроуфорду сказали, чтобы он не отходил от напарника дальше, чем на пару шагов. Ичиго... Вышел из собственного тела. Психика Кроуфорда была закалена в Эсцет, однако же зрелище души, выбирающейся из собственного, оседающего на землю тела, могло вызвать дрожь и у более хладнокровных людей. Буде таковые нашлись.
  
   Урахара подозвал к себе Куросаки и начал что-то негромко ему втолковывать - впрочем, совершенно не таясь. Кроуфорд фиксировал все слова в памяти, но в основном его внимание занимало лежащее на траве тело. Глядя на еще более белую, нежели обычно, кожу Шульдиха, Кроуфорд отчетливо осознал, что может его и не вернуть. Тряхнув головой, Брэд отогнал эту мысль.
  
   Тем временем, Урахара покончил с указаниями и Ичиго, вытащив меч, с мрачным выражением лица направился к Шварц. Урахара устроился неподалеку, прижавшись спиной к небольшой скале. Урахара напоминал ученого, ставящего очередной эксперимент и, притом, совершенно уверенного в исходе оного. Кроуфорд взял руку Шульдиха в свою. Клинок подошедшего вплотную Куросаки подцепил что-то на груди Шульдиха - Кроуфорд не без удивления признал в этом фрагмент цепи - и потянул наверх. Тело немца выгнулось, от него прошла сильнейшая волна воздуха, впрочем, не зацепившая самого Кроуфорда, и Куросаки отшвырнуло метров на десять в сторону. Внезапно словно что-то сдвинулось. Кроуфорд крепче сжал ладонь Шульдиха и прикрыл глаза. Все. Точка была пройдена. Теперь можно быть уверенным, что все окажется в порядке.
  
   Дальнейшее воспринималось отстраненно, словно со стороны. Куросаки провел рукой по лицу, и - вслед за движением - наползла белая костяная маска. Затем, по одному лишь слову, огромнейший меч трансформировался в изящную катану. И Куросаки начал наносить удары, ни один из которых, впрочем, цели не достигал.
  
   По словам Урахары, воссоздание компонентов, давших первоначальный эффект, может спровоцировать повтор ситуации, но уже с обратным эффектом. Кроуфорд в этом не был столь уверен, более того, не видел в этом построении четкой логики. О доказательствах и подтверждении практикой подобных заявлений и вовсе можно было лишь мечтать. Однако спорить Брэд не видел смысла. Урахара явно совершенно искренне был заинтересован в положительном исходе эксперимента. Японец, судя по всему, желал использовать полученные результаты в собственных интересах. И, похоже, это связано как раз с Пустыми и их миром. Кроуфорд моргнул - блокировкой доступа в него и из него?.. Внимательный взгляд в сторону Урахары - тот невозмутимо продолжал наблюдать за действиями Куросаки.
  
   *12*
  
   У квартиры Шульдиха и Ке уже ждали.
  
   - Соби? - удивленно пробормотал все еще неуверенно после тесного знакомства с местными кустами державшийся на ногах Ке.
  
   - Жаль, ты не вошел, - фыркнул Шульдих. И мечтательно добавил: - Ужином бы нас сейчас накормил...
  
   Соби едва уловимо повел плечами. Ке при упоминании еды отчетливо позеленел и пошатнулся было, но тут же оказался заботливо подхвачен Шульдихом.
  
   Когда они вошли в квартиру, немец устроил Кайдо на диване и машинально проследил взглядом за Агатсумой. Тот прошел к окну - Шульдих привычно оценил плавность движений - и провел пальцем по стеклу.
  
   - Что вы намереваетесь делать дальше? - от вопроса, заданного спокойным, ровным тоном, могла бы встопорщиться шерсть на загривке - буде она была.
  
   - Сам-то как думаешь? - вкрадчиво полюбопытствовал Шульдих.
  
   Соби бросил на Шульдиха быстрый взгляд. Ке все четче ощущал себя лишним в этой комнате. И ему не нравилось растущее напряжение. Неожиданно Соби хмыкнул. Шульдих тряхнул головой. Напряжения - как ни бывало. Кайдо оставалось только развести руками.
  
   Агатсума неожиданно тихо сказал:
  
   - Спасибо.
  
   Шульдих пожал плечами - по его мнению, благодарить было не за что. Напарник, как бы ты к нему ни относился, остается напарником. Нехитрая истина, стоившая немалой крови, нескольких болезненных зарубок в памяти и отпечатков на гордости. Однако теперь даже мысль о том, чтобы не позаботиться о напарнике, казалась дикой.
  
   - Тебя... ждут? - слегка замявшись, спросил Соби. Шульдих непонимающе посмотрел на него.
  
   - Там, в твоем мире, тебя ждут? - уточнил Агатсума.
  
   Шульдих фыркнул. Затем, не выдержав, рассмеялся. Разумеется, ждут. Сомневаться в этом попросту не получалось - в том числе, и при наличии нездоровой даже для человека с его занятием паранойи. Рыжий поиграл этим вопросом, рассмотрел со всех сторон и углов. Нет, даже малейшей трещинки в доверии Кроуфорду не наблюдалось.
  
   - Ждут, - искривив губы улыбке, соизволил ответить он. Все-таки, Кроуфорд мог бы и не тянуть так долго! В груди неприятно сдавило. Захотелось просто уйти. Уйти из квартиры, пройти по улице, свернуть к парку, миновать аптеку и возле третьей или четвертой скамейки обнаружить Кроуфорда. Подойти, пожать руку. Постоять с минуту рядом, глядя чуть в сторону, улыбнуться насмешливо в ответ на точно такую же насмешливую, но еще и понимающую улыбку. И, поймав момент, когда голова начнет слегка кружиться от переизбытка свежего воздуха и эмоционального фона - уйти. И увести с собой Брэда. Брэд. Кроуфорд. Давило все сильнее - вплоть до того, что становилось трудно дышать.
  
   - В таком случае можешь попробовать создать автономное виртуальное пространство. Если тебя ждут - позови. Виртуальное пространство по структуре своей близко к параллельным мирам - разве что за рамки этого мира все-таки не выходит, - словно не замечая состояния Шульдиха, проговорил Соби. До немца слова Агатсумы долетали словно сквозь стену - добротную широкую стену, но с парочкой щелей.
  
   Возможно, Шульдих и последовал бы совету Соби - особенно сейчас, когда желание прикоснуться к Кроуфорду было почти нестерпимым - но следовало прояснить еще кое-что.
  
   - А он? - говорить так, словно Ке и не было в комнате, было непросто. Но - необходимо.
  
   - Он - мой друг, - отозвался Соби с легким укором.
  
   - Но вспомнил ты об этом лишь сейчас, - несправедливый упрек, казалось, повис в воздухе, да так и растворился, не достигнув цели.
  
   - В вас ощущалась связь, - видимо, это было попыткой оправдания. Шульдих бы рассмеялся, если бы ему хватило на это воздуха. Да, наличие связи в этом мире было действительно весомым аргументом.
  
   - А теперь? Она исчезла? - Шульдиху действительно хотелось знать ответ на этот вопрос.
  
   - Нет, - по-крайней мере, честно.
  
   - И все же, - Шульдих упрямо посмотрел Агатсуме в глаза. - Что будет с Ке, если я вернусь домой?
  
   - Я позабочусь, чтобы с ним все было хорошо, - довольно сухо проинформировал Соби. - Свою задачу, как я понимаю, вы выполнили, - Шульдих не стал уточнять, откуда такая осведомленность, - Непокорный мертвы, а их смерть наступила от рук связанных искусственно.
  
   - Ты обладаешь такой властью? - ключевой вопрос.
  
   - Ке я отстоять сумею, - уверенность. Искренность. Шульдих медленно кивнул, негласно скрепляя договор, и, бросив прощальный взгляд на Кайдо, поймав его улыбку и улыбнувшись в ответ, позволил наконец себе буквально провалиться в давно уже подступавшее виртуальное пространство. Давление на барабанные перепонки тут же уменьшилось, да и дышать стало пусть чуточку - но полегче.
  
   Темно. Пусто. Без напарника и противников виртуальное пространство казалось совершенно другим. Шульдих огляделся. И совершенно бездумно протянул руку вперед. Почудилось, будто еще немного - и он дотянется до Кроуфорда. И тот, ухватив за локоть, вытащит из всего этого... абсурда. Шаг, еще шаг. Быстрее. Почти бег... Шульдих почти не удивился, когда и впрямь коснулся руки. Коснулся и вцепился - крепко, судорожно впиваясь пальцами. Распахнул глаза - когда он только успел их зажмурить? - и обнаружил себя уже на траве. Дернулся, пытаясь вскочить. Но тут же успокоился - рядом был Кроуфорд.
  
   Еще порядка десяти минут ушло на приведение себя в порядок. Вежливо поблагодарив японцев, Кроуфорд и Шульдих поспешили откланяться, хотя Урахара и намекал на то, что не отказался бы встретиться с ними еще раз. Ичиго остался в магазинчике, но Кроуфорда мальчишка уже не волновал. Пока что.
  
   - Ты как? - единственное, что позволил себе на улице Кроуфорд.
  
   - Нормально, - в тон ему откликнулся Шульдих. И тут же, поморщившись, добавил: - Но все же предпочел бы поскорее отсюда убраться.
  
   Кроуофрд согласно кивнул. До машины - благо, она была припаркована через пару переулков - добирались в полном молчании. В том числе, и телепатическом. Кроуфорд поглядывал в сторону немца, отмечая, что его ненормальная бледность все еще не прошла, что, вкупе с общей изможденностью, давало жутковатый эффект. Впрочем, физических травм и повреждений не наблюдалось, а значит, Шульдих быстро восстановится и совсем скоро придет в норму.
  
   *13*
  
   Каракура с каждой минутой оказывалась все дальше. Шульдих наклонился, цепляя взглядом зеркальце заднего вида. На секунду показалось, будто они убегают от городка, а тот пытается их догнать, но все сильнее отстает. Шульдих откинулся обратно на сиденье и закрыл глаза. После нескольких дней в другом мире - если это все действительно с ним произошло - ему в голову порой приходили престраннейшие мысли. Как, например, эта. Или другая, сменившая ту. А было ли все на самом деле? Или он стал свидетелем чего-либо более приземленного, например, банальных физиологических процессов? Как можно получить подтверждение тому, что произошедшее - не игра воображения? Посредством материальных доказательств. Увы, таковых в наличии не наблюдалось. Единственным, что он оттуда вынес - это, пожалуй, было умение на лету складывать хокку. Шульдих мысленно фыркнул - вот уж, востину, не то, что стоит демонстрировать на каждом шагу.
  
   От ленивых мыслей немца отвлекло сдавленное шипение Кроуфорда. Разумеется, тот не мог доверить напарнику свою драгоценную машину. Хотя, надо признать, после непродолжительной прогулки Шульдих чувствовал себя значительно лучше, тогда как сам Кроуфорд выглядел явно уставшим. И вот, теперь Кроуфорд чуть не пропустил поворот. Несомненно, надо было срочно что-то делать. Память моментально откликнулась, продемонстрировав перед мысленным взором немца досконально изученную перед поездкой карту дорог. Отель. Замечательно. Именно то, что нужно.
  
   Кроуфорд никогда бы не остановился в гостинице ради себя. Но Шульдих прекрасно знал, как манипулировать напарником. Впрочем, он вполне отдавал себе отчет в том, что для Оракула его манипуляции в большинстве случаев тайной не являются. Однако же, пока они позволяли себе иногда идти на поводу друг у друга. Хотя, разумеется, всему было свое время. Вот и теперь... Хотя, возможно, Шульдих и впрямь выглядел гораздо хуже, чем подозревал.
  
   Два номера. Одноместных. На втором этаже. Прекрасно. Кроуфорд покосился на Шульдиха, но помочь донести до номера его дорожную сумку даже не пытался. Возможно, что-то предвидел. Шульдих довольно ухмыльнулся.
  
   Номер был обычным - безликим, стерильным. Кроуфорд не обернулся, когда хлопнула дверь. Шульдих при желании мог двигаться практически бесшумно, как и сам Кроуфорд. Другое дело, что своеобразной вежливостью было вовремя обозначить напарнику свое присутствие. Шульдих прикрыл за собой дверь и замер. Свет в номере был выключен, но включать его и не хотелось. Четкий профиль Кроуфорда - вопреки всем инстинктам, прямо у окна - буквально гипнотизировал. Шульдих улыбнулся, пользуясь тем, что его лица никто не увидит, и шагнул к Брэду. Встав прямо за спиной Кроуфорда, приобнял, провел руками по животу, чувствуя, как Брэда начинает отпускать напряжение, и пару секунд спустя, потянул к кровати.
  
   Кроуфорд точно знал, что сегодня им обоим не до секса - слишком измотаны. И то, что он, как и Шульдих, оставался в одних лишь брюках, значило лишь, что оно быстрее доберутся до кровати.
  
   - Помочь? - почти игриво спросил Шульдих, положив руку на ширинку брюк Кроуфорда.
  
   - Можешь расстегнуть, - милостиво отозвался Брэд. - Сниму их, так и быть, я сам. Тебе с твоими проблемами тоже придется справляться самостоятельно.
  
   - Как? - преувеличенно сильно возмутился Шульдих, медленно и аккуратно расстегивая молнию на брюках Кроуфорда. - Я что, зря к тебе сегодня пришел?
  
   - Получается, зря, - с каким-то мрачным удовлетворением констатировал Брэд. И подтянул Шульдиха ближе к себе.
  
   Немец улыбнулся. Ему самому сил едва хватало на то, чтобы окончательно раздеться. Но признавать это? Увольте! Ему и так сегодня пришлось признавать собственную слабость - хватит для одного-то дня.
  
   Одежда как-то совершенно незаметно перекочевала на стоящий рядом стул. Шульдих чувствовал невероятную расслабленность. Судя по выражению лица Брэда - которое, впрочем, едва можно было различить в царящем в комнате полумраке - не он один. Чувствовать Кроуфорда рядом, под боком, было приятно. И даже более того. Шульдих почти с урчанием ткнулся лбом в плечо Брэда и затих. Кроуфорд провел рукой по слегка спутавшимся прядям волос Шульдиха и с недоумением пробормотал:
  
   - Ты же никогда не остаешься со мной в гостиницах... - и тут же осекся, когда его легонько двинули кулаком по ребрам.
  
   - Кроуфорд, заткнись, - сонно пробурчал Шульдих и придвинулся ближе.
  
   Кроуфорд фыркнул - прямо в ухо Шульдиху, на что рыжий забавно вздрогнул - и подтянул уже фактически спящего немца к себе, набрасывая на них обоих одеяло. Не так уж и неудобно вдвоем на одноместной кровати.
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"