Жаков Арсений Львович: другие произведения.

Творческая командировка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  
  
  
  
  
   А.Л.Жаков
   ТВОРЧЕСКАЯ КОМАНДИРОВКА
   (повесть)
   (вторая часть трилогии под общим заголовком "Гнев Агнца",
   первая часть называется "Музыкальная школа")
   "Задиг удивился, как это человек,
   делающий столь сумасбродные вещи,
   может так здраво рассуждать"
  
   Вольтер. "Задиг, или Судьба"
  
  
   Так называемый скорый поезд Санкт Петербург - Иваново отправился от шестой платформы левая сторона.
   Афанасий последний раз помахал рукой красивому молодому человеку, стоявшему на платформе, после чего отвернулся от окна и окинул взором видимое пространство плацкартного вагона.
   -Вот, господа, берите с меня пример - Он глянул поверх голов своих попутчиков,- взял билет за час до отправления, а сижу на седьмом месте. А те, которые на боковых, небось, брали билеты зарнее...
   Он вообще любил похвастать, особенно когда был в хорошем расположении духа.
   -Конечно, мадам, я вам уступлю впоследствии, если желаете...
   Афанасию не очень хотелось меняться - мало того, что на верхнее, да еще и напротив,- поэтому он сначала посмотрел на соседку слева.
   -Нет, спасибо, мне лично не надо, - заявила женщина лет тридцати, неприступная, но и непривлекательная на вид.
   -Вот как...- удивился Афанасий и перевел взгляд на соседку напротив.
   То была дама лет сорока, абсолютно не интересующей Афанасия внешности, но с которой, как ему показалось, поболтать будет можно.
   -Нет, я тоже предпочитаю наверху. Тем более, вы докуда едете?..
   -Я?..Пока до Ярославля - гордо заявил Афанасий.
   -Ну вот, а я до конца. Поэтому мне вовсе не надо, чтобы меня беспокоили раньше времени. Пускай у нас мужчины будут внизу, а мы, женщины, поедем наверху.
   Тут только Афанасий заметил вполне приятного мужчину напротив, с длинным носом и пепельпыми волосами.
   -Ну не хотите, как хотите...- сказал он и взяв привычным движением футляр, в котором находилась его гитара, тотчас закинул его на третью полку напротив - единственное место, куда его можно было засунуть, не передвигая матрацев, и которое он определил мгновенно. Затем он снял видавшую виды куртку, из многочисленных протертостей которой выглядывали остатки пуха, и бросив ее небрежно в угол, стал рыться в своем рюкзаке.
   -Ну что, господа, это дело надо отметить! Вот, рекомендую - "Настойка овса" Так сказать водка от Министерства здравоохранения, - сказал он, ставя на стол какую-то непонятную бутылку коричневого цвета. Соседи с любопытством покосились на бутылку.
   -Что, еще не пробовали?..- лукаво улыбнулся Афанасий и наивно-вдохновенные глаза его забегали из стороны в сторону. - Ну, так сейчас попробуете... Уно моменто!
   Он встал и направился в сторону купе проводников, слегка напевая по дороге:
   "Едет, едет, едет к ней, едет к любушке своей! Едет, едет, едет, едет..."
   -Вот, больше не дают - сказал он, ставя на стол два фарфоровых бокала, - Придется по очереди. Сначала дамы...
   -Я лично не буду - отрезала деловая женщина слева и демонстративно поставила на край стола персональную банку "Джин-тоника"
   -Жаль, очень жаль...-протянул Афанасий (хотя по всему было видно, что ему нисколько не жаль) и испытующе посмотрел на соседку напротив.
   -Вы что, хотите сказать, что это можно...- нерешительно произнесла та, почему-то при этом разглядывая не бутылку, а пустое дно бокала.
   -Не можно, а нужно! - тотчас перебил ее Афанасий, окончательно убедившись в том, что одним приятным собеседником он уже обеспечен. После чего он взглянул на приятного мужчину и без слов понял, что и тот непротив.
   -Значит так, господа, сегодня вы как бы мои гости, а у меня сегодня праздник. Поэтому - прошу!..
   И он вынул из полиэтиленового мешка уже открытую банку тушенки и остаток батона.
   -Ну, раз такое дело, и у нас кое что найдется, - оживились соседи и стали доставать и выкладывать на стол свои дорожные припасы.
   -Мне тут в аптеке рецепт предлагали. Это, значит, по столовой ложке...- Афанасий прыснул. - Но мы то с вами по нашему, по стопке...
   -Нет, нет, мне чуть-чуть, пожалуйста...- закокетничала дама.
   -Разумеется, по чуть-чуть! - Поддержал Афанасий - Такая приятная компания! А впереди - дальняя дорога... Ну-с!.. Сначала вы, а потом я. - И Афанасий благословил дегустацию коротким взмахом обеих рук, похожим на дирижерский ауфтакт.
   Налив себе, он отеческим взглядом посмотрел на своих попутчиков.
   После чего галантно произнес: -За приятное знакомство!
   -Кстати, а ведь мы еще не познакомились, - заулыбалась дама, усаживаясь поудобнее и поправляя складки на платье. - С кого начнем?..
   -Ну, разумеется, с вас! - произнес Афанасий, ставя пустой бокал на стол и рыская правой рукой в раздумьи, чем закусить.
   -Меня зовут Наталья Григорьевна, можно просто Наталья...
   -Очень приятно. - Афанасий перевел взгляд на мужчину.
   Тот улыбнулся: -Ну, а меня Володя.
   -Очень хорошо. А вас? -Афанасий посмотрел через плечо и на соседку слева.
   -Ира.
   -Ну просто замечательно! Значит - между первой и второй - перерывчик небольшой. Вы как, Ирочка, не передумали?
   -Нет, нет...
   -Как хотите, - несколько нараспев протянул Афанасий, наливая соседям напротив.
   -Нус, давайте, господа, - За все хорошее, что нас ждет впереди!.. Я не знаю, господа, как у вас, а у меня, по всей видимости, впереди начинается новая жизнь, поэтому-то я и такой веселый сегодня.- Едет, едет, едет к ней. Едет к любушке своей. Едет, едет, едет... - Cтал он снова напевать, наливая себе и опрокидывая точно в тот момент, когда должно было бы прозвучать еще одно "едет".
   -Ну-с, а позвольте вас спросить, Наташа, чем изволите заниматься?
   -Вы, что имеете в виду, кем я работаю?
   -Да, если это не секрет, конечно.
   -Нет, не секрет. Я замдиректора школы.
   -О!.. -Афанасий устремил на нее испытующий взгляд. - Это весьма интересно. Значит, вы наверняка, к тому же, и педагог. И что ведете?
   -Русский язык и литературу.
   -А...Ну тогда ладно. - Несколько разочарованно произнес он.- А то я хотел было вам сказать, что вот теперь наши учителя бастуют, а я так и вовсе запретил бы им работать. Можете себе представить, ученики восьмого, девятого классов "дважды два" не знают, а уже вовсю алгебру проходят. Начнешь им ноты объяснять, так они, сколько восьмых в четверти, никак сами сообразить не могут.
   -Ну что поделать...Нам самим, знаете, как с ними приходится?..
   -О! Я себе представляю!.. А все знаете почему? Я скажу вам сейчас одну крамольную вещь. Во-первых, - идиотизм совместное обучение. Всю историю человечества обучение велось раздельно, а последние лет пятьдесят совместно мальчики и девочки. Ну, вот вам и результат... А во-вторых... Ни в коем случае не хочу вас обидеть, мадам, но... Вы знаете, женщины могут быть кем угодно, и тому в истории тьма примеров. Особенно у нас, в области музыкального исполнительства,- тут вообще полное равенство. Но есть одна профессия, в которой никогда, за исключением опять-таки этих пятидесяти лет, не было женщин, - это профессия учителя. Ни в одном языке ни одного народа не было никогда, до недавних времен, слова "учитель" в женском роде. Обратите внимание, что даже жен султана в гареме - смотрели, наверное, этот сериал - и то обучает мужчина.
   -Ну...- Замдиректора школы несколько поерзала на месте, - Можно было бы, конечно и поспорить, но легче согласиться.
   -То-то...-Афанасий улыбнулся и подмигнул ей -Надо отдать должное вам, женщинам, что против непреложой истины вы никогда не возражаете. Уже многие, как и вы согласились, да только воз, как говорится, и ныне там... Ну, а вы? Ирочка, кто у нас будете?
   -Вообще-то я бухгалтер и еду в командировку,- довольно сухо отрапортовала она и углубилась в чтение какой-то книги.
   -Ну, это нам тоже знакомо...- Афанасий слегка задумался. - Была у меня одна, можно сказать, жена. Сначала была бухгалтером, потом стала аудитором, а что это такое, я так и не понял. Я все ее спрашивал, мол, объясни ты мне, ради Бога, ты ворам помогаешь от закона уходить или их по закону доишь? Так ничего толком и не объяснила. На том и расстались...Ладно. Ну, Володя! Доложте-ка нам и вы, если, конечно, считаете возможным...
   -Ну, что... Я вообще-то артист.
   -Как?!- Афанасий вытаращил на него глаза.- Дело в том, что я тоже артист.
   -Да я уж вижу...
   -А вы где работаете?
   -В Мюзик-холле.
   -А я двадцать лет в Ленконцерте отбарабанил. По профессии-то я музыкант, так сказать, солист-гитарист, но это не главное. Скорее я композитор, но это тоже, разве что история докажет... А в общем-то, в первую очередь, конечно же я артист, потому что артист это...
   Афанасий глянул на "дальний план"- боковые сиденья. (Молодая особа в черных лосинах и широком свитере, доходивщим до середины соблазнительной части фигуры, и то не всегда, давно уже с любопытством посматривала на него, а сопровождавший ее молодой человек с тупым и непроницаемым лицом, пытаясь отвлечь ее внимание, то брал ее за руку, то гладил по колену.)
   -Это, если хотите, группа крови, так сказать, тип человека, его сущность. - Вдохновенно выпалил он, после чего опустил голову и на редкость спокойно продолжил - Мне часто инкриминируют, что я привлекаю к себе много внимания. Да если я не буду привлекать к себе внимания, какой я к черту артист!
   Володя одобрительно улыбнулся и кивнул в знак согласия.
   -А вы в Мюзик-холле там чем занимаетесь?
   -Ну как... Пою эстрадные песни.
   -Так вы солист?.. Здорово! А я, знаете, честно вам скажу, всю жизнь ненавидел эстраду. Хотя сейчас... Та эстрада, которой вы занимаетесь, в таком же примерно положении, что и моя "классика", перед лицом, если можно так выразиться, - Афанасий презрительно сморщился - всей этой машинно-порнографической мерзости, которая теперь почему-то называется музыкой, -такой же, извините, "этнографический музей".
   -Да, пожалуй, вы правы...-задумчиво произнес Володя.
   -Ну, ладно! - Афанасий снова поставил бокалы перед своими попутчиками.- Ничего, мы еще повоюем...Как там у Высоцкого? "Но мы помним, как солнце отправилось вспять, чтобы снова взойти на Востоке" - так что-ли?..
   -Скажите, а вас-то как зовут? Вы ведь нам еще не представились,- поинтересовалась Наталья.
   -А... Афанасий. - Небрежно махнул он рукой.
   -Скажите, Афанасий, а это кто, сын вас провожал?
   -Да, старший...
   -А есть еще и младший?
   -Есть и младший, есть и еще...- Он снова лукаво подмигнул ей.
   -А чем они занимаются?
   -А...- Он неожиданно загрустил и безнадежно махнул рукой. - Ничем толком. Младший учится в техникуме, а старший просто хороший человек. Чем в наше время можно заниматься? Воровать, что ли?.. Я и сам этого не умею, поэтому и им ничем не могу помочь. Что я могу им посоветовать, если сам оказался в таком положении, в каком раньше и во сне не могло приснится...
   -А с женой, как я догадываюсь, вы в разводе.
   -Давно уже. Пятнадцать лет, как в разводе.
   -А почему?
   -Любовь у меня была, такая любовь!.. - он широко раскрыл глаза. -До сих пор ничего не могу понять... Я, знаете-ли, до этого любил только в детстве и, мне помню тогда все твердили, что любовь - это когда люди достигают половой зрелости. Ерунда. Настоящая любовь она, что в шесть лет, что в тридцать шесть - абсолютно одинакова. Такой-же, извините, идиотизм...
   -А где ж вы нашли такую любовь? - Спросила Наталья, о чем-то размышляя.-На радио. Записывали одну эстрадную песню... А я ей предложил поработать над серьезными авторами: Окуджавой, Визбором... И, представляете, она заинтересовалась. Начали заниматься. Тут я впервые в жизни осмелился руководить - выстраивать исполнение, как педагог и режиссер. И, представьте себе, она отнеслась к этому с большим уважением. Хотя профессионалом она уже тогда была высокого класса. Я со многими исполнителями работал, и у меня есть с кем сравнить...
   -А внешне, она как, интересная была? - поинтересовался Володя.
   -Не то слово. Голливудская сексбомба. По началу-то я и хотел было просто красиво приударить, но когда она отнеслась ко мне с этаким почтением и восторгом, то совсем уже другие чувства взыграли... - Афанасий глубоко задумался и вдруг резко взорвался - А у женщин!.. У них же оказывается все наоборот... Представляете, я обьясняю ей задачу, говорю о смысле произведения, о том как его надо выявить, какими средствами... А она смотрит на меня влюбленными глазами и непроизвольно начинает чуть-ли не раздеваться... Я долго ничего не могу понять... А потом, когда что-то доходит - "Богиня, - говорю ей, сгорая от чувств - мне трудно поверить в это... Да если я достоин тебя не только как партнер и наставник, то я мигом организую квартиру и все такое прочее по высшему разряду."
   А она мне на это с этакой укоризненной слезой в глазах: "Не ужели ты не понимаешь, что со мной так нельзя..." "Ах, прости, Богиня, - тут же раскаиваюсь я, - что я осмелился этакое подумать"... Вот никак не мог сообразить, что "богиню" нужно было хватать среди бела дня даже, не взирая на мамашу за стенкой...
   -Да... - Наталья многозначительно покачала головой - А жена-то интересно как на все это смотрела?
   -В том-то и дело, что жена не выдержала экзамена на жену художника. - потупился Афанасий. - А как сказала жена одного крупного пианиста - "быть женой гения не только тяжело, но и противно"...
   -Вот именно. И долго у вас это продолжалось?
   -Три года. И что самое обидное, за все это время мы почти что и не виделись. Как только я поверил в нее, как в свое призвание, так она и укатила в Новосибирск работать в оперетте. "Я только на год, - сказала, -там у меня будет возможность подготовиться, а здесь я официально безработная". Тогда не так просто было у нас попасть на сцену"...
   -Так как это понять, с ней, значит, вы почти не виделись, а с женой умудрились развестись?
   -Вот в этом-то весь идиотизм и заключается - грустно констатировал Афанасий. -И все из-за того, что женщины нынче почему-то считают, что им все можно. Нет, вы только представьте себе, - резко встрепенулся он. -Не только мои, но и ее родственники говорили ей - "Галя, успокойся, такое бывает, потерпи, ничего особенного он не делает, подумаешь - письма пишет"... Но куда там... "Убирайся от нас, скотина - орала она с утра до ночи. - Дети, бейте папу, он предатель и подлец"...
   -Ну, значит вы ее сильно чем-то обидели. Просто так она бы не стала такое кричать. - назидательно сказала Наталья и по выражению ее лица Афанасий понял, что ей тоже бессмысленно доказывать, что женщины имеют не только права, но и обязанности.
   -А с той-то все же что-нибудь было? - поинтересовался Володя - Кстати как ее фамилия, может я ее знаю? В Новосибирске, говорите, пела, а у нас в музкомедии не работала?
   -Да по всему видно, что у той к нему не было никаких чувств. - тут же перебила его Наталья. -Просто нравилось, что ради нее он идет на такие жертвы.
   -Как знать, - Тотчас вмешался Афанасий - Тут получаю неожиданно год назад письмишко. Гляжу - конверт, и на нем все не по-русски, а на обратном адресе Ника какая-то...Что за Ника, думаю? Открываю и вижу - почерк больно знакомый. А это, оказывается, не Ника, а Нина - та самая роковая любовь...
   Я, пишет, уже пять лет живу за границей, пою в Венской оперетте, очень скучаю по Родине и часто вспоминаю тебя... Смотрю на конверте бумажка приклеена - через адресный стол разыскала, я как раз пять лет тому назад поменялся. Раз через пятнадцать лет из-за границы через адресный стол разыскала, значит что-то было...
   -Ну хорошо, -Оборвала его Наталья. - Теперь-то она вам зачем? Она там наверняка замужем.
   -Да вот подумал - не спасительную ли паутинку мне Господь протянул. Теперь-то ясно, что все кто мало мальски чего-то стоили, все туда давно свалили или там кормятся. Один я вовремя не сообразил. А она как раз пишет: -"Очень хорошо, что сам начал петь. Ты талантлив во всем. Я вспоминаю наши занятия и как ты правильно все показывал, так что мне нечего было к этому добавить. Пришли мне свои записи"... А где я их ей возьму? Она там даже представить себе не может, в какую яму я угодил со своим талантом.
   Афанасий было замолчал, но заметив что его слушают, сразу же продолжил снова.
   -Но есть у меня один приятель, кинооператор. Интересный мужик и талант -бесспорно. Однажды он меня снимал прямо у себя дома, причем сам предложил, сказал, что ему интересно снять мою личность. Но тогда я не был готов должным образом. Так, кое что получилось неплохо, а в целом не очень. А тут я про него и вспомнил, потому как что-то послать надо, а другого варианта у меня нет. И я, думаю, оправдаю плохое качество звука, прямо на камеру, без фонограммы, тем, что зато, мол, это специально для тебя, в интимной обстановке, и снимает меня известный кинооператор. Полгода я долбил программу, прекрасно понимая, что надо все на раз, без всяких дублей. Такую программу придумал! Чувиха должна была разрыдаться и сказать сама себе: "Да, я не ошиблась в свое время, он действительно большой талант!" Я и название к "фильму" подобрал - строчку из Окуджавы: "Ведь все, мой друг, о нас с тобою..."
   И вот, когда все было готово и когда пришла от нее еще одно письмо и я понял, что ниточка не рвется, иду я к Коле и говорю: сними меня, Коля, пожалуйста, как тогда, очень надо. А Коля, представьте, мне и отвечает: извини, старик, мне теперь некогда, у меня много работы. Кино я бросил снимать и камеру продал... Как, Коля?! Все могу понять, но как ты камеру смог продать?.. Да ведь это же, что мне гитару... И что за работа у тебя теперь, Коля? О!..- говорит, - у меня теперь целая фирма, "Пальтокс" называется. Делаем съемочные установки. Видел я его "фирму"... Жуть какая-то, "зона" Тарковского... И в этой "зоне" среди куч какого-то хлама несколько людей что-то паяют, какие-то "тележки", и все для того чтобы очередную задницу для рекламы снять... Но самое удивительное, что Коля всем этим очень доволен. Не могу этого понять. Ведь я его всегда художником считал. Он такие фильмы снимал!.. Как меняются люди... Ну, да ладно, теперь мы и без кина обойдемся. Давайте выпьем!
   -Да тут уже вроде ничего не осталось. -Наталья потрясла полупустой бутылкой.
   -Ничего, это дело поправимое. Гулять так гулять! - сказал Афанасий, извлекая из рюкзака и ставя на стол вторую бутылку. - Как говорится, за удачу в безнадежном деле! Едет, едет, едет к ней, едет к любушке своей...
   Наталья и Володя снова выпили под одобрительное "дирижирование" Афанасия, после чего та спросила:
   -Так вы что, сейчас, к ней и едете?
   -К кому? - Он несколько удивленно посмотрел на нее, поскольку никак не ожидал такого внимательного отношения и к тому, что он время от времени напевал.
   -Ну к этой женщине, о которой вы сейчас рассказывали?
   -Не, это совсем другая история. - небрежно бросил он.
   На сей раз попутчики с нескрываемым удивлением и любопытством уставились на него. Афанасий, явно довольный произведенным впечатлением, сначала выдержал паузу, распаляя в собеседниках еще больший интерес, после чего вдруг резко переменился и стал несколько напоминать рассказчика охотника с известной картины Перова.
   -Начну стихами, - заявил он, так же выпучив глаза и разведя в стороны ладони.
   -Жил да был дурак с тонким слухом
   У самого синего моря.
   Жил безбедно, от пьянки до пьянки
   Так как был в нем талант не зарытый.
   Раз поймал он на вечере рыбку...
   Не простую рыбку, золотую!
   Подарила себя ему рыбка
   И сказала затем на прощанье:
   Не печалься, юродивый старче,
   Ты поймал золотую рыбку
   Когда надо - все тебе будет...
   Начал у моря ждать он погоды...
   Глядь, а море слегка помутилось,
   Оттого, что говно всплыло наверх
   (Наталья слегка прыснула и Афанасий понял, что можно продолжать).
   И подул сильный с Запада ветер
   Атмосфера совсем прохудилась.
   Стал он кликать золотую рыбку...
   -Ну и так далее,- резко и небрежно оборвал он. - Там целая поэма, про мою жизнь последних семи лет. Посылал по электронной почте, но почему-то не прошло. Странно, все прошло, а это нет. Ну, да теперь сам привезу...А было дело так. На дворе, значит, одна тысяча девятьсот девяносто первый год. Канун юбилея Пустового. Это артист, с которым я много лет проработал, потом он свиньей оказался, ну да ладно, сам дурак,
   вовремя не раскусил... А накануне этого самого юбилея у меня подруга гостила из Перми и крутила роман с одним моим приятелем. Ходили они, значит, по театрам и однажды мне и говорят: Афанасий, мы хотим тебя познакомить с молодой англичанкой. Мы ей много рассказывали про тебя, и она тобой заинтересовалась. Я думал, что они меня разыгрывают, но вдруг на самом деле приходят и приводят симпатичную девочку, и та с порога так прямо и заявляет: "Да, вы меня не обманули. Это типичный русский юродивый!" А потом улыбнулась и говорит мне: -Вы не обижайтесь, в моем понимании юродивый - это такой тип человека, каким являются почти все ваши художники, в широком смысле этого слова, ну например, Достоевский, Шостакович..."
   -А она что, так свободно говорит по русски?
   -Да она вообще русская оказалась - Полина Гребнева, просто гражданство английское. Там такая история... Одна сплошная тайна... Ну а потом, значит, юбилей Пустового. Я на нем практически не вылезал со сцены. А в конце капустник выдал - так что все попадали со смеху и позабыли вообще, чей юбилей. Потом, естественно, банкет, потом ко мне - уже за полночь. Тут я, извините, ее и схватил... А она посмотрела на мою коммунальную обстановку и говорит: "Объясните ему, что здесь я не могу". А друзья приятели ей в ответ: "Вот сама ему и объъясняй". Тут она мне неожиданно говорит: "Есть время до восьми утра, но не позже, и есть квартира, но только обещайте, что не задержитесь, ровно в восемь..." Потом куда-то покатили на Правый берег... Ну все, как в тумане... Мне тогда был 41 год, а ей 21... Романтично?!. Вот тут...- Афанасий впился глазами в Наталью, - я должен сказать в назидание всем нашим женщинам - берите пример! Когда, значит, она поняла, что я настроен решительно, то просто так мне, по деловому: "Но вы понимаете, что мы не в равной степени рискуем?" - "Конечно, - говорю, - и гарантирую безопасность..." - "Тогда пожалуйста" - сказала она, как будто речь шла о том чтобы выпить чашку кофе. Ну кто из наших женщин на такое способен?! Нет, это западная культура... Потом переписывались... Потом она нет-нет да позвонит... Так ниточка и протянулась до самого сего дня...
   Афанасию вдруг ужасно захотелось спеть свою любимую песню Визбора, которую он аранжировал тогда же, в 91-м году, сразу же после ее отъезда, и в которой он применил новый метод, аналогичный сонатной разработке темы, и тему он подобрал подходящую - из музыки к кинофильму "Красная палатка", как символ, так сказать, Севера. Многим женщинам он пел эту песню, но всегда при этом думал только о ней, о своей "англичанке"...
   -"О, моя дорогая, моя несравненная Леди!
   Ледокол мой печален и штурман мой смотрит во тьму...
   И, представьте себе, что звезда из созвездия Лебедь
   Непосредственно в медную форточку смотрит мою.
   Непосредственно в эту же форточку ветер влетает,
   Называвшийся в разных местах то Муссон, то Пассат...
   Он влетает, и с явной усмешкою письма читает
   Неотправленные, потому что пропал адресат..."
   Подумать только, ей-то он так и не спел ее ни разу!.. Но ничего. Зато теперь будет приятная неожиданность, через столько-то лет...
   -Давайте выпьем! - снова предложил он, ставя бокалы в исходное положение.
   -Вы пейте, а мне пожалуй хватит - сказала Наталья, уступив Афанасию свой бокал и слегка прибирая на столе.
   -Тогда давайте, Володя, за прекрасных дам! - Сказал Афанасий, отодвигая, как положено локоть.
   -Так, а сейчас-то вы к кому едете? - Наталья так до сих пор и не
   получала ответа на свой вопрос.
   -Сейчас к родителям в Ярославль. Надо стариков повидать. Оттуда в Москву, там у меня друзья. А там, как только получу приглашение, так сразу к ней в Ашхабад.
   -Приглашение от кого?
   -Ну от этой, как я ее называю, "англичанки".
   -А что англичанка делает в Ашхабаде?
   -О!..- Афанасий приложил палец к губам - это, как говорится, под грифом "сов. секретно". Я только примерно догадываюсь чем она занимается. Ну, скажем так, большой внешней политикой под видом культурной деятельности.
   -А вы-то какое отношение имеете к внешней политике?
   -Ну, пока никакого... Но мне, по всей видимости, предоставляется возможность доказать, что я уже имею право говорить не как специалист, а как художник, к мнению которого должны прислушиваться политики. И мне есть чем это доказать, но, разумеется, людям, которые могут понять... Правда, тут я должен вам признаться, что в музыке она смыслит мало. Вот та, которую я любил в середине восьмидесятых, та именно в музыке понимает, а эта владеет двенадцатью языками и знает практически всю литературу. Человек в высшей степени незаурядный. Она покровительствует моим литературным начинаниям. Тут этой осенью я послал ей некоторые опусы - чувствую голос в трубке изменился. Если раньше так это снисходительно кокетничала, то тут вроде как уважение появилось. Приезжай, говорит, ко мне в гости в Ашхабад, тут и пиши...Я ей говорю - Поленька, своих денег у меня нет, а за твои тоже не считаю возможным. Вот если бы ты там в своих кругах какие-нибудь встречи мне организовала... Хорошо, говорит, жди, получишь официальное приглашение. И тут, черт бы его побрал, случай какой-то дурацкий выпер меня из дому раньше времени. А впрочем, может оно и к лучшему?.. Родителей повидаю, а то тут одна близкая мне женщина сказала: "Смотри, Афанасий, если ты к своей "англичанке" полетишь, не повидавши родителей, Бог тебе этого не простит!.." Давайте выпьем!
   Афанасий вдруг, как-то резко переменился, спина его выпрямилась, а лицо стало абсолютно серьезным. - Вы знаете, у каждого из нас есть родители, и я думаю, что для каждого из нас они самые близкие люди на свете...- Он снова сделал паузу. И после чего продолжил: - Вот мои родители, например, воспитывали нас так, что деды казались нам просто святыми, а над прадедами так прямо нимбы над головами сияли. Потом я вырос и понял, что деды не совсем были святыми, да и прадеды тоже. И вообще святых, как мы их себе представляем, не бывает... Тем не менее, я очень благодарен родителям за это и считаю, что они воспитывали нас правильно. Обращая наше внимание на достоинства предков и закрывая глаза на недостатки, они тем самым четко определяли в нашем сознании, что такое вообще есть достоинство. И в них самих, благодаря этому, я видел только достоинства и своим детям старался на них указать. Вот эта преемственность от отца к сыну и есть основа человеческого воспитания. Конечно же, дети вносят поправки в родительское наследие, но поправки эти должны быть с позиций собственного знания, которое, в свою очередь, является продолжением знания родителей. Этот принцип лежит в основе эволюции человеческого сознания. А любая революция это в первую очередь разрушение этой преемственности поколений, когда одно поколение противопоставляется другому. Когда дети, которые не в состоянии постичь опыт отцов, начинают его просто отрицать с позиций полного невежества, чувствуя свою беспомощность перед тем ужасным наследием, которое они им оставляют, и подсознательно ненавидя их за это. И когда отцы, которые слишком долго позволяли себе оставаться детьми и, будучи не в состоянии быть учителями, начинают заискивать перед детьми, потакая их низменным инстинктам и идя у них при этом на поводу. Вот она, главная причина всего, что происходит сегодня. Поэтому я предлагаю выпить именно за ту основополагающую связь, которая соединяет нас с нашими родителями!
   -Ну, за это и мне налейте, пожалуйста -сказала Наталья. Слова Афанасия явно произвели на нее впечатление.
   В вагоне, тем временем уже дали ночной свет, и Афанасий, выпив напоследок солидную дозу, стал рыться в карманах куртки.
   -Володя, вы не курите случайно?
   -Да, да, вам сигарету?
   -Не, у меня свои, -сказал Афанасий, доставая "Беломор" и зажигалку - Пойдем, покурим...
   -Понимаешь, Володя... Извини, что я на "ты", просто я выпил, - начал Афанасий, закуривая - Тебе расскажу по секрету. Случай у меня произошел накануне. Не могу понять, зачем, за что?.. Раньше никогда ничего подобного не было. Видит Бог, сам никуда не лез, не напрашивался, спал себе спокойно у себя дома...Разбудил меня звонок в дверь, долго, видать, трезвонили...Ну, спросил: -кто?.. Приятель мой - извини, говорит, открой... Ну, я открыл... Он, конечно же, пьяный и с бабой. Бабы я даже не видел. Вообще-то я ему запретил так являться - или двоих, говорю, приводи, или один приходи. Но тут даже возмущаться не стал, только бы думаю не разгуляться...Иди, говорю, но чтоб тихо! Будете шуметь - выгоню. А сам снова спать. Слышу, входную захлопнули и прокрались в гостиную на диван. Все, думаю, последний раз так пускаю... Только заснул - просыпаюсь от какого-то крика, слышу у них там возня. Эй, там! - говорю - у меня соседи, в конце концов, если сейчас не прекратите, я не знаю, что с вами сделаю!.. Нет, скажи, Володя, надо мне все это было?!. Снова затихли... А в шесть утра этот придурок снова меня будит, мол, пойдем выпьем, да мне пора к жене. Ну, думаю, гад, сейчас я тебе скажу все, что я по этому поводу думаю... И сказал. Он обиделся и на выход. Тут краля его выходит. Смотрю - совсем молодая девка. И где он ее среди ночи подцепил, думаю?.. И она, Володя, мне паспорт в нос сует: вот, говорит, мне пятнадцать лет, а ваш приятель хотел меня изнасиловать и по лицу стукнул. Ну, говорю, ладно... Ты, девочка, иди давай, а с приятелем мы разберемся... Ноги его больше не будет в моем доме. Понимаешь, Володя, его Шура зовут, а у меня номер на дверях, и на доме тоже... На следующий день звонок по телефону. Так и так, с вами говорит мама девочки Тани. Вы с приятелем нашу девочку изнасиловали и должны возместить ущерб... Понимаешь, Володя, куда клонят? Девочка-то, видать, еще та... Вместе с мамашей. Но поскольку чувствую, что дело может принять серьезный оборот, я мамаше и говорю: - значит так, говорю, мамаша, я здесь совершенно ни при чем, девочке своей вы скажите, что нечего шляться по ночам и знакомиться с посторонними мужчинами, а что касается, говорю, моего приятеля, то вы дайте мне свой телефон, я ему позвоню и скажу, чтобы он с вами выяснил отношения... Звоню этому гаду и объясняю, куда он вляпался. Ты, говорю, мамаше-то позвони, так просто не отделаешься, придется мошной потрясти. А не то, говорю, тебе лет восемь дадут, да и мне года два за компанию...А если, говорю, ты будешь за мою спину прятаться, то придется тебя выдать. А пока, говорю, я ни фамилии твоей не назвал, ни номера телефона. Он, естественно, в штаны-то наложил и говорит: - прошу тебя, Афанасий, смойся куда-нибудь на время, а я с этим делом разберусь. Вот я и сорвался раньше времени. У брата денег занял, за двадцать минут все попихал и на вокзал...И все думаю: ну на черта все это произошло? Сколько раз мы с этим деятелем бардаки грешным делом устраивали, но ничего подобного не случалось... Ты извини, Володя, что я все это тебе рассказал, просто у меня натура такая - надо с кем-то поделиться. Ладно, тебе туда?.. Ну давай, а я потом...
   Когда Афанасий вернулся на свое место, в вагоне уже все спали. Женщины прибрали все на столе и даже оставили ему стакан чаю. Он послал себе постель и лег на спину, положив руки под голову: Только бы Славка все сделал, как я ему сказал. Отвез бы вторую гитару к матери, больше-то в доме брать нечего... Да и лишнего там не ошивался бы. А то мало ли что?.. Ну как бандиты наедут... Дурак Бугаев сейчас, небось, сам со страху дрожит. Но делать нечего... В следующий раз будет внимательней смотреть, к кому приставать. И так, сколько раз ему говорил - с улицы не надо. Мы уже не в том возрасте, да и время, видать, не то...Сам-то я тоже хорош, в этом состоянии не сообразил толком, что надо делать. Зачем я Полине об этом намекнул? Послал по электронной от брата: - Поленька, выручай, меня тут случайно втянули в одну неприятную историю. Не надо было этого делать. Кто знает, как она на это среагирует?.. Может быть, подумает больше, чем есть на самом деле, и скажет: "ну его, со всеми его талантами..." Надо было просто написать - мол, поехал к родителям в Ярославль, оттуда в Москву - и телефоны, ну в общем все, как я и послал, только без этого...
  
  
  
   Увидев, насколько изменилось все вокруг дома, в котором жили его родители, Афанасий понял, как давно он не был в Ярославле...Это погоди,- подумал он - когда же я был в последний раз?.. Вроде год назад... С Гришкой приезжали на машине, еще поссорились по дороге из за его "музыки". Хорош братец...Нет такой гадости, которая бы ему не нравилась. До Вологды доехали все нормально, а дальше - сказал - без музыки не поеду - спину свело. А я тогда ему на это: значит моя музыка воспринимается головным мозгом, а твоя - спинным... Это что было, юбилей или золотая свадьба?..Погоди, погоди... Нынче-то какой год? Это что выходит, что я уже больше двух лет не был?!. И легкая грусть вперемежку с угрызениями совести овладела Афанасием. А что я могу теперь поделать?.. Раньше-то, когда деньги были, так каждые полгода приезжал. Чуть окно появится - мамочка, жди, завтра буду... А теперь... Вот на Новый год собирался, думал концерт схвачу, так нет, все пролетело... Афанасий мысленно представил себе, какими уже могут быть его старики, и в ужасе содрогнулся.
   Фу ты черт! Дверь поставили новую, а кода я не знаю... Афанасий вспомнил, что не позвонил накануне, не предупредил, что приедет и дома, естественно, его никто не ждет. На часах еще шести нет, вряд ли кто пойдет навстречу. Ну ладно, мамочка у нас встает рано, только бы эту заразу открыть... Он посмотрел на замок. Да... Это тебе не наш, который любой железякой открыть можно. Но, в конце концов, я теперь разведчик в какой-то степени, подумал он. Вот и первое препятствие, которое надо преодолеть. Правда, как назло темно и не видно, на какие кнопки чаще нажимали...Ну ничего, зато у нас пальцы сверхчувствительные... Он стал внимательно изучать, какие пружины слабее. Две кнопки он нашел сразу, но никак не мог найти третью. Афанасий начал уже отчаиваться и нажимать наугад все подряд, при этом, видимо, не аккуратно, так как дверь неожиданно открылась и оказалось, что кнопок и нужно было нажимать только две.
   То-то!..- приободрился Афанасий и, поднявшись на лифте, позвонил уже в родимую дверь.
   -Кто там?..
   -Свои, свои, мамочка, открывай.
   -Ну здравствуй, сыночек, здравствуй! А мы уже перестали тебя ждать. Ждали и на Новый год и потом...
   Афанасий обнял маму и слегка успокоился. Слава Богу! Он ожидал увидеть ее более старой и больной, а тут вроде как ничего, такая же, как и была...
   -Ты понимаешь, мамочка, живу вроде нормально, существую, так сказать. На еду денег хватает. А вот так чтобы поехать... Извини, не получается. Ну никак!.. Так прямо судьба по рукам и ногам связала.
   -Ты знаешь, сынок, тут у нас папе так плохо было, так плохо...Думали, что уже и не встанет. Ты даже представить себе не можешь, что с ним было...
   Афанасий обнял мать и стал успокаивать ее, гладя по голове.
   -Ну, ладно, мамочка, успокойся. Сейчас-то как?..
   -Да сейчас вроде пока ничего. На лекарствах держится. А то, было - каждую ночь скорую вызывали...
   Афанасий задумался. Странно... Мать-то всю жизнь была инвалидом после блокады и туберкулеза. Тогда все врачи пророчили ей жить максимум до сорока лет. А вот пережила уже всех своих одноклассников и сейчас вроде как ничего.. А отец, всю жизнь был просто-таки образцом физической силы и здоровья, и вдруг на тебе... Второй инфаркт...
   -Ты, сыночек, как, сначала позавтракаешь или отдохнешь с дороги? Папу не буди, ему сегодня ночью опять плохо было.
   -Я, мамочка, можно полежу?.. Кстати, мне никто не звонил?
   -Нет, а что?..
   -Да так...
   Проснулся Афанасий уже к полудню и сразу же заметил, что родители, как всегда, ходят на цыпочках и разговаривают шепотом.
   -Слушайте, перестаньте шептаться! - сказал он вставая. - Это я должен под вас подстраиваться и вам угождать. Здорово, Отец!
   Отец долго держал Афанасия в объятиях, похлопывая его по спине и приговаривая:
   -Ну, сынок, спасибо, что приехал наконец. Мама было уже перестала ждать, а я ей говорю: - Нет, он обязательно приедет, раз обещал...
   Афанасий с грустью заметил, что отец на самом деле сильно переменился. Ходил с трудом, шаркая ногами и говорил слегка заикаясь... -Ты, отец, не переживай! Ты теперь у меня быстро поправишься. Вот я тебе лекарства привез - сказал Афанасий и достал из рюкзака две трехлитровые банки. - Вот, смотри, это морошка, а это, мать, тебе брусника. Привез бы и больше, да никак на себе. Вот если Гришка на машине поедет, то пришлю еще... Потом, увидев как родители обрадовались, он достал еще двухлитровую бутыль с брусникой...
   -А эту хотел Крепышу отвезти. Да ладно... Когда я еще к нему попаду? Берите и эту.
   -Нет, зачем, сынок? И так много привез...
   -Да ну... Разве это много? Я в этом году столько всего набрал! Правда, раздал уже больше половины. Но еще осталось...
   -А грибов не привез?
   -Не успел, мамочка, за двадцать минут все попихал. Потом, если Гришка поедет, пошлю...
   -Ну-ну... Так ты надолго?
   -Не знаю, мамочка, пока погощу, если не возражаете. Поухаживаю за вами. Мне тут надо дождаться одного звонка. И может быть, мамочка, у меня начнется новая жизнь!.. Не обманула "англичанка" восемь лет тому назад, когда сказала: не волнуйся, Афанасий, ты поймал "золотую рыбку". Судьба твоя уже решена. Поэтому ты сиди спокойно, занимайся своим делом и жди, когда надо все тебе будет... И вот это время настало! Она оценила мой талант и скоро пришлет приглашение. И поеду я к ней в город Ашхабад, у нее там сейчас резиденция, так сказать. Достигла, видать, такого положения, что может и меня, запросто эдак, пригласить. Там по всей видимости она организует встречи какие-нибудь, в посольствах там всяких, представительствах, ну может быть по воинским частям надо будет прокатиться...Так сказать к меценату едет уникальный деятель отечественной культуры! Правда я поспешил немного...Ну да ладно. Зато вас представился случай повидать. Заодно и у Фили с Крепышом в Москве погощу...
   -Ну так, сыночек, отвези Крепышу ягод, хотя, по правде сказать, он мне не очень нравится...
   -А чего это он тебе не нравится, мать? Он мне как брат! Учти, они с Филькой самые близкие мои друзья.
   -Да вот то-то, что у тебя все друзья - пьяницы... Вон и Сеня Жирнов тоже...
   -Да мамочка, как ты не понимаешь... В наше время нормальный человек и может быть только пьяницей. Я сам давно бы уже спился, если бы не какая-то особая вторая защитная система. Можешь себе представить?.. Если начну пить на второй день, то или температура поднимается, или насморк... Одним словом заболеваю и никакого опьянения. Хочешь не хочешь бросай и снова тяни эту бессмысленную лямку.
   -Так ты сейчас чем на жизнь-то зарабатываешь?
   -Ай, мать, не спрашивай... Дебилов всяких учу за копейки. Ты знаешь, в наше время музыкальное образование - это уже не учение, а лечение...Понимаешь, мамочка, когда-то я тоже, как все, думал, что музыка это удовольствие... Нет, теперь я знаю, что настоящая музыка это наука. Отец! Вот ты у нас биолог, скажи, прав я или не прав... Животное воспринимает мир по всей видимости сиюминутно, четко на данный момент?..
   -Ну...
   -А в голове у него работают программы, которые гораздо совершеннее, может быть, человеческого сознания. Поэтому животное и реагирует на обстановку мгновенно и нужным образом...
   -Ну, так...
   -Но вся экосистема устроена таким образом, что каждый вид, со всем набором этих программ, имеет четкие границы от сих до сих. И если ему там чего-то не хватает, то он может только регулировать в пределах этих границ свою численность.
   -Так... Только не пойму к чему ты все это?..
   -А к тому, отец, что человек вырвался за пределы этих границ. И давно уже нет той природы, которая смогла бы его прокормить просто как вид животного. Да и программ нужных для этого в башке давно нет. Одна осталась, на которой сейчас все спекулируют... Так что человек, батя, сегодня просто обязан быть человеком, у него нет другого выхода.
   -Ну хорошо. Только при чем тут музыка? Ты ведь о ней начал говорить.
   -А при том, отец, что человеческое сознание тем и отличается от животного, что охватывает больший диапазон категории Время. Сначала задумает что-то сделать, потом сделает, потом оценит, что получилось. Согласен?..
   -Ну, не совсем. Есть вещи, которые мы делаем подсознательно.
   -Естественно. Так это как раз и работает точно такой механизм, как и у животного. Но я-то говорю о той части сознания, которая создавала всю эту цивилизацию с прогрессом вместе. Твоя наука, мое искусство - все это плоды именно этого принципа: сначала мечта, потом осуществление, потом оценка. Ну, вот ты, например, собираешь данные, думаешь, сопоставляешь - это все ты анализируешь прошлое. Потом - бац! Эврика! - это тебе из будущего сигнал поступил. И глядишь - некоторое открытие, так и так, оказывается, все устроено. Дальше ты уже новыми данными этот закон проверяешь. Так ведь?..
   -Так.
   -Но это, отец, уже деятельность сознания, так сказать в широком диапазоне. А музыка рассматривает сам механизм этой деятельности, опираясь при этом на физиологию. Она одновременно и наука, и спорт. Ведь любое движение - это действие во времени. А любая наша эмоция связана с движением. Где-нибудь внутри обязательно какие-то мышцы двигаются. Сердце, например. Поэтому не случайно, что на него и сваливают все эмоции. Так вот, музыкой мы и тренируем эту систему. Для того чтобы правильно извлечь звук, мы должны сначала захотеть это сделать, услышать его внутри себя, затем попытаться осуществить это в натуре, а после оценить, что получилось. И если получилось то, что и хотелось, то мы испытываем положительную эмоцию, для чего и старались. Дальше - больше. Один звук уже не радует, надо мелодию. Потом гармонию к ней... Но главное, что для того, чтобы получить удовольствие, надо что-то сделать. На этом-то и построено все живое. Получить удовольствие без ущерба для здоровья можно только от какой-то деятельности. Вот любительское музицирование на это и опирается. А деятельность профессионалов, это тонкий слой масла на огромном куске хлеба, который называется самодеятельностью. Так во всяком случае и было до сравнительно недавних времен, когда создавалось Великое и Вечное...
   А теперь представь себе, отец, что в эту святая святых, в эту изначальную чувственную основу сознания врывается машина!.. И эта машина навязывает сознанию результат - готовый звук, а точнее стук, за которым не стоит никакого личного действия. Тем самым машина просто отбивает всякий стимул к самостоятельному действию. Зачем действовать, когда можно и так получить удовольствие, нажать кнопку и получить. Но если удовольствие, получаемое в результате личного действия, все время стремится к более совершенным его формам, и тем самым совершенствует механизм сознания, то это пассивное удовольствие разрушает этот механизм и приводит к деградации сознания. Ты можешь мне не поверить, но сейчас элементарный слух - большая редкость. Потом парализуется двигательная система. Сейчас у детей руки зажаты так, как раньше у взрослых не зажимались. Потому что все, оказывается, взаимосвязано... Но только никому до этого нет дела. В принципе, через пальцы можно и слух реанимировать. Я продумал эту методику, но никому у нас это не нужно... Всем очень нравится деградировать...Никто не хочет думать, какие последствия могут быть. Сегодня у них слуха нет, пальцы не шевелятся - завтра руки и ноги перестанут шевелиться...
   -Сыночек, дорогой, ты, как всегда, с порога начал философствовать. Ты не забывай, что папа перенес тяжелую болезнь и ему нельзя утомляться. Ты лучше позавтракай. Мы-то уже скоро будем обедать, но ты у нас, как всегда, на своем режиме. Что тебе дать? Вот смотри: есть...
   -Да мамочка, я сам возьму, если можно. Мне, главное, чаю.
   -Чай свежий заварен, специально для тебя, есть и кофе, в общем, все есть пока. А уж для любимого сыночка ничего не жаль. Ты расскажи лучше, как там Слава, как Федя?
   -Ну что, мамочка, рассказывать?.. Федя уже на третьем курсе. И можешь себе представить, к гитаре потянулся. В свое-то время ни того ни другого не заставить было учиться, а теперь... Гены заговорили, что-ли?.. И главное руки прямо так идеально на струны и ложаться. Других учишь, учишь... Они на второй, на третий год барре взять не могут. А этот сразу, без всякой школы. Да что там барре?!. Можно сказать тремоляндо играет, а в голове туман... Авторитет отца для него ноль. Телевизор, с его набором - вот авторитет!.. Подойдет ко мне - смотри, батя, какую я фишку сочинил, "андеграунд" называется... А я, с одной стороны, восхищаюсь природой, а с другой - ненавижу. Водит бессмысленную квинту из стороны в сторону... Это родной-то сын и тот туда подался, так что о других говорить...
   -А Слава чем занимается?
   -Да ничем, мамочка. Нет, время от времени он чего-то там начинает... Бизнес какой-то. Но мы, как говорится, молока не видали пока...
   -А почему? Ему ведь уже сколько?
   -Двадцать три, мамочка. Я в его годы уже институт кончал и школу музыкальную, а он простой школы не может закончить.
   -Так и не окончил до сих пор?
   -Так и не окончил... Я наверное отчасти виноват...
   -А ты-то здесь при чем?
   -Понимаешь, мамочка, когда Славке было четырнадцать лет, он был влюблен. Девчонка была старше его и крутила им как хотела. А у меня тогда, если помнишь, любовь к Малининой рухнула и такая злость была на всех женщин... Однажды он показал мне письмо от нее из Вологды. Я прочел и вижу, ну просто размазывает сына, как щенка. А ну-ка, говорю, Слава, садись и пиши ответ. И продиктовал ему, как бы от его имени. Он еще спросил: как, батя, и это все?.. Все, говорю, а теперь сиди и жди, и чтобы ничего, никаких звонков и дополнений. Он послушался. А когда через месяц пришел ответ из Вологды на шести страницах, то мне уже эту девочку жалко стало...С тех пор он стал спрашивать у меня советов, а я давал...Ну и что?.. Теперь женщины ему без труда даются, какую захотел, такую и взял. Не надо ничем выделяться ни силой, ни умом, чтобы им понравиться. Внешность есть, а больше ничего и не надо... Поэтому Федьке я уже никаких советов не даю. Да он и не спрашивает, хочет сам девочкам нравиться. Четыре раза в неделю ходит на тренировки, мышцу качает... На каникулах заработал денег, какого-то очередного уголовника-депутата рекламировал... Спрашиваю: на что потратил? Протеинов, говорит, купил, чтобы мышцы быстрее росли. Дурак, говорю, что ты природу свою химией калечишь?! Потом, не известно, каким боком тебе это выйдет...Но что я могу поделать?.. У них теперь телевидение все определяет, с его проклятыми стереотипами. Вот природа почему-то создает всех разными, а люди во что бы-то ни стало хотят быть все одинаковыми, как будто сами из себя породу скота хотят вывести.
   -Да уж, не говори, сыночек, такую мерзость с утра до ночи показывают,
   что прямо ужас.
   -Знаешь, мамочка, у меня на эту тему афоризм есть.
   -Ну давай...
   -Достоевский сказал, что красота спасет мир. Судя по тому, что наш мир называет сегодня красотой, он явно не хочет спасаться.
   -Ну ничего, ничего...
   -А вот еще... Впрочем, неизвестно, что имел в виду Достоевский. Та красота, которой поклоняются все сегодня, в конечном счете спасет-таки мир... От человечества.
   -Сынок!- раздался из спальни голос отца - А почему ты не занимаешься? Обычно ты всегда с утра садишься на гитаре заниматься...
   -Ай, отец, теперь я занимаюсь только когда у меня какая-нибудь цель появится или хотя бы надежда... Теперь я писатель. А это, отец, намного сложнее. Музыка дело привычное, а здесь приходится все открывать по новой...
   -Напрасно, сынок, я считаю, что именно музыка твое призвание, а это так...
   -Не трави, отец, не трави... С кровью отрываю. Всю жизнь посвятил ей, да видать, зря... Впрочем, если ты хочешь, я могу показать тебе, что я считаю главным своим достижением. Мне полезно будет, так это, навскидку... А ты потом скажешь свое мнение...
   -Давай, я с удовольствием.
   -Только, мамочка, ты уж, пожалуйста, не заходи по пустякам, я буду как бы выступать, а не заниматься.
   -Ну сыночек, я уж и так стараюсь не дышать, когда ты занимаешься...
   -Нет, мамочка, когда я занимаюсь, можно делать все что угодно, но сейчас... Это я так, на всякий случай...- Сказал Афанасий, доставая из футляра свою гитару и раскладывая скамеечку.
   -Вот, слушай, отец, Иоганн Себастьян Бах. Прелюдия...
   (Эту прелюдию он играл еще в 1971 году, когда учился в музыкальной школе, тогда же, как лучший ученик, он даже записал ее на радио. Потом забыл. Потом давал ее ученикам и показывая им, что надо делать, как-то незаметно сам для себя снова восстановил в памяти. Играя ее, Афанасий каждый раз ловил себя на мысли о величии классики и что каждый новый исполнительский уровень ставит перед собой и новые, не менее трудные задачи.)
   -А теперь слушай Этюд Вилла-Лобоса...
   (Этюд этот Афанасий, как, впрочем, и многие гитаристы, тоже играл с незапамятных времен. Но только три года назад он случайно понял, что в нем надо выделять линию баса, удивительным образом напоминающую, да что там напоминающую - повторяющую аналогичную линию только что исполненной Прелюдии Баха. В нотах эта линия никак не обозначена, и все гитаристы, в том числе и великие, ее не выделяют, но Афанасий все свои усилия направил на то, чтобы подчеркнуть и провести именно ее).
   -Я не знаю, отец, думал ли Вилла-Лобос о Прелюдии Баха, когда сочинял свой этюд. Думаю, что хоть он и находился под влиянием Баха, что в общем-то общеизвестно, но конкретно о данной прелюдии не думал. Впрочем, про Вилла-Лобоса утверждать не могу, а вот про себя знаю... В 1982 году я сочинил свою первую аранжировку. Вот послушай, я сыграю ее тебе просто, как этюд...
   (Однажды Афанасий играл эту "триаду" одному неискушенному слушателю, который музыку чувствовал, но абсолютно не знал. Сыграл ему Баха, потом Лобоса, потом свою..."Вот, последняя мне больше всего понравилась" - сказал тот. Афанасий почувствовал, что его музыка выдерживает сравнение с классикой).
   -И вот честно скажу тебе, отец, что об этом - Афанасий подчеркнул верхнюю интонацию первых двух гармоний - я думал. А вот об этом, - он неожиданно извлек из того же, аналогичную предыдущим произведениям, линию баса - вовсе не думал. Так, само получилось... А в общем-то, это аккомпанемент к песне, - сказал он и вновь заиграл свой этюд, но при этом еще и запел:
   -"Виноградную косточку в теплую землю зарою,
   И лозу поцелую и спелые гроздья сорву..."
   Афанасий допел песню и сфилировал заключительную гармонию.
   -Вот, отец, так родилась программа, которую я назвал строчкой из Вадима Егорова "Но не прервать связующую нить, она горит во мне и не здается!.." Вот, послушай некоторые фрагменты. Русская народная песня "Не одна во поле дороженька пролегала" в обработке Михаила Высотского...
   (Афанасий уже много лет занимался музыкой Высотского. Когда-то он хотел удивить гитаристов новой техникой, которую он придумал и благодаря которой играл в подлинных семиструнных тональностях. Но потом понял, что слишком долго он выступал исключительно с Половым и Нонкой и не "тусовался" среди гитаристов. Выросло целое поколение молодых лауреатов, которым и Афанасий, и даже сам Михаил Высотский были до лампочки, а все гитаристы его поколения давным-давно уже сами не выступали, а только хвастались своими учениками.)
   -А теперь - Булат Окуджава, "По смоленской дороге леса, леса, леса..." (Еще в восьмидесятых годах он аранжировал эту песню в русском стиле, но в девяностых все переделал и еще больше приблизил ее к стилю Михаила Высотского. Каждый раз, проводя параллель между Окуджавой и "народом", он переживал, что в одном случае это гитарная пьеса, а в другом еще и песня со словами, и услышат ли они, что мелодии, в общем-то, имеют один общий корень.)
   -Ну, ладно, отец, а теперь совсем в другом стиле - Луис де Нарваес, "Песнь пастуха"... А теперь Булат Окуджава, "Пиратская лирическая"... -
   Не находишь, что мелодии снова перекликаются? -Спросил Афанасий, чувствуя, что отец воспринимает уже все с трудом.
   -Ну, как же, нахожу...
   -Ну а вообще, что скажешь?..
   -Скажу, что ты очень хорошо играешь.
   -Да ну... Играть-то можно и лучше. А как тебе сама идея?
   -Глубоко копаешь...
   -А как иначе, отец?.. А вся история искусств, они, что не глубоко копали?.. Я вот только думаю... Как тебе песни в моем исполнении?
   -Да я слов не слышал...
   -Ты что, хочешь сказать, что я пою так, что не слышно слов?
   -Да нет, просто я музыку слушал. Музыка очень хорошая.
   -А вот так чтобы все вместе?..
   -Все вместе очень сложно вниманием охватить.
   -Да, отец! Вот, правильно сказал... А я, дурак, на это жизнь потратил. Это тебе сложно... Хоть ты у нас на классике воспитывался. А этим-то, новым, каково?.. Но, с другой стороны, отец, как же это так получается, что я один, с противным голосом и с тремя с половиной октавами диапазона гитары, умудряюсь так сложно что-то сделать, что и вниманием этого не охватить, а у этих современных кумиров так много всего, а делают они все так просто, что и внимания толком занять не могут?..
  
  
  
   Дни в Ярославле протекали незаметно. Афанасий перестирал родителям белье, вымыл пол, сходил на рынок и наготовил на три дня вперед... Вскоре он заметил, что старики стали ворчать друг на друга. Если раньше это всегда его раздражало, то теперь он радостно воскликнул: - Э!.. Да вы, я вижу, начали ругаться! Значит дело идет на поправку. Не зря я здесь сижу...
   На пятый день его пребывания у родителей раздался наконец долгожданный звонок.
   -Але!.. Полечка, ангел мой!.. Ну наконец-то...
   -Ну что у тебя там приключилось?..- ласково и как-то по-матерински, спросила она.
   -Ой!.. Не бери в голову... -Афанасий оглянулся и удостоверился, что родителей, по счастью, нет рядом.- Приятель привел женщину, а та, зараза, наводчицей оказалась. Меня начали слегка шантажировать, вот я и смылся раньше времени... Думаю, они там сами разберутся, без меня, так что ты не беспокойся. Я уж пожалел, что тебе об этом написал...
   -О кей!.. Ну, так ты еще долго будешь в Ярославле?
   -Как скажешь, Полечка, как скажешь...
   -О кей! Тогда я тебе завтра еще позвоню. Ты дома когда будешь?
   -Как прикажешь, ангел мой, так и буду...
   -Ну давай я примерно в это же время буду звонить. Пока...
   Все в порядке! Скоро, скоро!.. Подумать только, сколько я ждал этого момента! Сколько лет прошло. Ну... Значит, так надо было. В общем-то я не терял время даром, многое сделал за эти годы. И вот теперь, значит, настало время держать ответ. Так... Срочно готовиться к встрече. Афанасий достал гитару и стал снимать с нее старые струны. После чего, слегка намочив самое чистое полотенце, стал вытирать пыль, натирая ее до блеска. Так... Где тут у меня новые струны?.. Вот, не зря оказывается берег последнее эн-зэ...Теперь в самый раз.
   Афанасий уже начал себе мысленно представлять, как он приедет, как Поля представит его ближайшему окружению. Вот, мол, познакомьтесь - мой друг, о котором я вам говорила, и некоторые вещи которого давала вам читать. И все почтительно и с любопытством закивают. И тогда она скажет, что вообще-то он к тому же еще и музыкант, и не попросить ли нам его что-нибудь исполнить в честь этой встречи. И все конечно закивают, мол, да, да, непременно... И тогда он, несколько небрежно и вальяжно усаживаясь на стул, скажет: вот тут дорогой мне пришла в голову некоторая композиция, которую я хотел бы исполнить моему другу Полине. Надеюсь, что и вы разделите со мной те чувства, которые я испытываю, всретившись наконец-то с этой Прекрасной Дамой!..
   Значит так... Начнем, конечно же, с Визбора: "Мне твердят, что скоро ты любовь найдешь..." Потом вариации на эту же тему. Потом... Галича: "Повстречала девчонка Бога..." Так... Или "Каждому свое" сначала?.. Пожалуй, так будет лучше..."А над нами с утра, а над нами с утра..." А потом уже "Цыганский романс". А из "Большой сонаты" сколько частей возьмем, одну или две?.. По обстановке, пожалуй. Это все штуки длинные. Теперь надо что-то покороче... И про любовь... О!.. Окуджаву, "Песенку о моей жизни". Потом "Элегию"... Ну и в конце конечно же "Леди"!
   Стоп. А Хайяма-то я никуда не вставил. Хайяма надо обязательно перед "Леди" пустить. "...До того, как мы чашу судьбы изопьем, лучше, милая, чашу иную нальем!.." Афанасий представил уже себе и банкет после концерта. И как он отвечает на многочисленные вопросы, и как все благодарят Полину за то, что она познакомила их с таким интересным человеком, и как она ласково улыбается: молодец, мол, все сделал как надо.
   На следующий день, в то же примерно время, он вновь услышал в трубке ласковый кокетливый голос, с каким-то особым, слегка наигранным акцентом. -Афанасий?.. Значит так, во вторник в Москву прилетит от меня человек. Он привезет тебе билет. Ты, как, успеешь к этому времени?
   -А как же, Полечка, завтра же выезжаю.
   -А как ему найти тебя в Москве?
   -А я же тебе посылал телефоны моих друзей. Они, как, дошли?..
   -Да. А по какому ты будешь?
   -А, или по одному, или по другому...
   -О кей! Тогда давай мне свои паспортные данные...
   Вскоре Афанасий уже звонил Крепышу в Москву.
   -Здорово, Кира! Ну как ты?..
   -Ну как, как... Живой еще пока.
   -Слушай, а я собираюсь к тебе.
   -Ты звонил еще неделю назад, сказал что собираешься. Я жду, как дурак, а тебя все нет.
   -Так ты сам сказал позвонить перед выездом, вот я и не беспокоил раньше времени.
   -Ну ладно... Так когда ты там собираешься выезжать?
   -Да вот думаю завтра.
   -И во сколько ты у меня будешь?
   -Ну, часа в три дня...
   -Не, начальник, это поздно. Ты давай пораньше выезжай, так, чтобы у меня быть часов в двенадцать. Мне надо ехать к Кате в Выхино, вот вместе и поедем.
   -А она что, у себя там?.. Слушай, это же мне надо вставать в шесть утра...
   -Ничего, встанешь в кое веки, не переломишься. Филя тоже собирался туда подъехать.
   -Ну ладно, в двенадцать так в двенадцать...
   -Давай, начальник, я жду...
   "Голос-то совсем упавший...", - подумал Афанасий и мысленно представил себе, в каком тяжелом состоянии, по всей видимости, находится его друг. Невольно он провел параллель со своим отцом и почувствовал, что по какой-то своей изначальной природе они одно и тоже. Да, но отец-то в его годы вообще не знал что такое болеть, а Кира... Это же богатырь был! А вот уже сколько лет мучается... И кто его знает - болеет, оттого что пьет, или пьет оттого что болеет?..
   Все яркие представители "физиологического" вида почему-то последнее время сильно страдают, причем страдают физически, думал он. Наверное потому, что они имеют более тесную связь с жизнью вообще?..
   А поскольку Афанасий считал, что яркие представители несут в себе гораздо больше энергии, чем все остальные, то вновь и вновь он приходил к мысли, что больна, по всей видимости, сама жизнь...
   К так называемому им "физиологическому" виду он причислял своего отца, брата Гришу, сестру, младшего сына Федю и вообще большую часть человечества по только ему одному известным признакам. По этим же признакам он в конце концов определил, что самые близкие его друзья тоже принадлежат этому виду. К противоположному же виду, называемому им "духовным", он причислял себя, свою мать, брата Егора, старшего сына Славу и остальную половину человечества. При этом Афанасий даже внутри себя не брался судить, какой из них лучше, поскольку прекрасно знал, что все достоинства, какими может обладать человек, распределяются поровну между видами, равно как и недостатки.
   "Речь идет о весьма незначительном преобладании того или иного в человеке. - всякий раз пояснял он, рассказывая свою теорию. - В то время как и "духовное", и "физиологическое", находясь примерно в равных количествах, и составляют единую психологическую субстанцию любого человека, и определить каждый конкретный тип можно только проанализировав поведение его в некоторых экстремальных ситуациях, когда он действует прежде, чем подумает."
   Всю свою жизнь Афанасий любил или просто безумно желал только ярких "физиологических" представительниц, в то время как его любили и желали представительницы "духовного" типа, но об этом он до поры до времени даже не подозревал. Пока не разбушевался в нем пожар любви в середине восьмидесятых, который тоже не принес ему ничего, кроме разочарования, но анализируя который впоследствии, он и натолкнулся на это, так называемое "открытие". Он понял, что его трагический случай был, не какое-то нелепое недоразумение, а вполне типичная закономерность и что именно о таком случае и писали Достоевский, Ремарк и Фигейредо.
   Потом Афанасий стал отслеживать другие связи и пришел к открытию так называемого "заколдованного круга", суть которого заключалась в том, что изначально пристрастие к противоположному полу подчинено следующей закономерности: физиологическое женское - к физиологическому мужскому, физиологическое мужское - к духовному женскому, духовное женское - к духовному мужскому, а духовное мужское - к физиологическому женскому.
   Из этого "заколдованного круга", к сожалению вытекало, что взаимная любовь и связанное с ней личное счастье - это в лучшем случае компромисс или самообман, ибо женщина в принципе ищет себе подобное, а мужчина - противоположное.
   "Англичанка" же Полина, к которой в конечном счете направлялся теперь Афанасий, по всем его приметам принадлежала к "духовному женскому" типу, и, припоминая ее внешность, он ловил себя на мысли, что, если бы не большая разница в возрасте, он вряд ли бы испытывал к ней чувства, как к женщине. И так, она была для него в первую очередь друг, загадочная романтическая личность, нечто таинственное высокого интеллектуального полета.
   -Сыночек, ты что, собрался уже уезжать?..
   -Да, мамочка, пора.
   -Как, сыночек, а мы так и не повидались, как следует...
   -Мамочка, вы самое главное тут держитесь, а я на обратном пути постараюсь опять через Ярославль прокатиться, может, и задержусь подольше...
   -Очень бы хорошо... А когда ты назад собираешься?
   -А кто знает, мамочка, как все получится...
   -Ну, а сейчас-то ты когда собрался уезжать?
   -Да вот, Крепыш велел в шесть утра завтра, а мне чего-то неохота так рано вставать... Думаю поехать попозже. Тем более, что у Фили единственный выходной, а хотелось бы с ним поговорить отдельно. А Кира свободный артист, с ним можно и в понедельник и во вторник. За эти дни я успею еще ему надоесть.
   -Ну ладно, сыночек, тогда мне надо срочно написать письмо Валику в Москву, чтобы ты передал, заодно и сам их повидаешь. Это мой двоюродный брат, может быть, помнишь, они приезжали к нам, когда вы с Гришей были еще маленькими. Представляешь, мы так и не виделись с тех пор ни разу, хотя все детство наше прошло, в общем-то вместе. А тут они с Таечкой гостили у нас этим летом. Мы так чудно провели время! Так что ты обязательно навести их в Москве, а еще лучше, у них и останавливайся. Зачем тебе друзей лишнего беспокоить? Они теперь на пенсии, живут... Ну в общем я все тебе напишу, и адрес, и телефон...
   -Хорошо, мамочка, я все передам, только гостить-то я буду у друзей, иначе я себя в Москве просто не представляю. Кстати, можно я еще позвоню, скажу, что я позже приеду?
   -Ну позвони, если надо... Но учти, такие счета потом приходят!.. На каждый звонок еще пять других приписывают, и ничего невозможно доказать. Однажды пытались, так они потребовали все паспорта, всех членов семьи, у нас тогда еще Даша жила с Ваней, потом долго ходили, разбирались, но так в результате ничего и не добились. Теперь это какая-то акционерная компания, и делают, что хотят.
   -Ну я могу сходить на переговорный...
   -Нет, зачем куда-то ходить? Звони, так уж и быть...
   Афанасий решил на этот раз позвонить Филе, узнать заодно какие у него планы, а он там пусть перезвонит Кире и предупредит...
   -Але!.. Ланочка! Здравствуй, дорогая! А где там Филя? Он дома?..
   -Сейчас его нет, будет вечером. А ты, Фаня, как, к нам-то собираешься? Мы тебя ждем.
   -Так вот я и хочу завтра к вам, поскольку выходной...
   -Ну так приезжай. Филя завтра как раз дома, никуда не уходит. Кира тоже собирался к нам в гости...
   -Ах вот как?.. А мне он сказал, что собирается к жене в Выхино...
   -Ну не знаю... Филя с ним разговаривал и вроде приглашал вас обоих к нам.
   -Тогда, Ланочка, миленькая, ты там или сама или Филю попроси позвонить Кире и предупредить, что я на сей раз сначала к вам приеду, а потом уже к нему. А он пускай как хочет, или к жене едет, или к нам присоединяется.
   -Хорошо, Фань, я все ему передам, а он тебе еще позвонит.
   -Да мне не надо. Пусть только Киру предупредит, что я к вам еду.
   -Так ты когда у нас будешь?
   -Да часа в три дня. Можно?..
   -Очень хорошо, как раз все дома будем.
  
  
   ***
  
  
   "...Москва! Как много в этом звуке для сердца русского слилось..."
   Для Афанасия в этом звуке слилось только два понятия: Крепыш и Филька.
   Но это было много!
   Сколько раз он бывал в Москве!.. А так и не удосужился побывать ни в Третьяковской галерее, ни в Грановитой палате. Москва начиналась для него с рюмки у друзей, на ней и заканчивалась...
   Потом он себя корил за то, что не познакомился с нужными людьми, не повидал многочисленных многоюродных родственников, среди которых опять-таки были люди, которые могли бы ему быть чем-то полезными, но все это было потом...
   Каждый раз, когда он направлялся в Москву, в голове его сидели только Филя и Крепыш и то, что только с ними ему по-настоящему хорошо и весело. Что объединяло их, трех совершенно разных людей, с разными интересами и, по всей видимости, разным мировоззрением?.. Никто из них и сам не знал, не думал об этом, не обсуждал, не выяснял...
   Но только сошлись однажды в далеком 1967 году на слете ли, на вечере ли песни, в походе ли, три студента трех разных факультетов и даже разных курсов (Филя учился курсом старше), да так и остались друзьями на всю оставшуюся жизнь.
   Впрочем одно общее качество у них было. Все трое любили острить и "работать на публику".
   Крепыш, который получил свое прозвище за огромный рост, недюжинную силу и пристрастие к крепким напиткам, недолго после окончания института работал по специальности, а затем, так же как и Афанасий, стал артистом. Сначала работал в Ансамбле советской песни, а затем стал солистом - исполнителем так называемых "цыганских" и "старинных" романсов.
   Филя же, напротив, остался верен профессии инженера, служил в каких-то "сверхсекретных" конторах, потом в начале девяностых пытался создать свое дело, но, как и у всех честных по природе людей, у него в этой стране ничего не получилось. Но тем не менее, в отличие от своих друзей, он в настоящий момент имел что-то стабильное и гарантированное.
   Крепыш, которого всегда любили весьма интересные женщины, сменил уже трех жен и в настоящий момент был в четвертый раз женат на совсем молоденькой Кате, которая, к великому изумлению Афанасия, в отличие от предыдущих секс-бомб, оказалась вполне примерной женой, тихо и незаметно делающей свое дело.
   Филя же после первого неудачного брака, когда в присутствии жены он находился не иначе как в состоянии полного психоза, женился во второй раз и, видимо, очень удачно. В отличие от Афанасия и Киры, он был образцовым семьянином, возделывал два участка, воспитывал дочь и вообще старался все в дом, а не наоборот.
   Кроме того, он был большим любителем русской старины и связанной с ней словесности. Каждый раз он рассказывал Афанасию разные байки, в основном на тему "почему так названы" и про Москву, которую он знал прямо-таки на уровне историка. Афанасий внимательно слушал, пытаясь что-то запомнить, но в результате так и не знал, где в Москве Север, а где Юг... Все для него, кроме друзей, сливалось в одну "дистанцию огромного размера", которую он преодолевал по необходимости не иначе, как внимательно изучив заново схему метрополитена, на которой только Кольцевую линию он как-то отличал от других.
   Когда-то, когда он впервые приехал в Москву поступать в Институт, он проехал от "Комсомольской" до "Курской" по всему кольцу, при этом страшно удивляясь, почему он едет так долго, когда ему говорили, что это рядом... С той поры он и запомнил Кольцевую линию и впоследствии тщательно пересчитывал остановки в ту и в другую стороны.
   Выйдя на станции "Баррикадная", Афанасий еще раз глянул в записку. Значит так... Школа... Потом направо... Трехэтажный дом... Надо же, теперь в центре живут. Раньше-то я все в Люблино ездил на электричке. А теперь... Вроде здесь... Вот и лестница, как он объяснял...Поднимаемся, звоним...
   -Ланочка!.. Ну, ты молодец! Дай-ка я на тебя погляжу... Выглядишь ну просто бесподобно! И как это тебе удается? Нет, это же просто какое-то чудо природы!..
   -Ну, спасибо, Фаня, ты проходи давай, там сейчас как раз Кира звонит, Филя с ним разговаривает.
   -А... Так он не уехал? Ну я сейчас...
   -А Фаня только что к нам ввалился...- раздался из другой комнаты Филин голос.
   -Кто там, Кира на проводе?..Дай-ка его мне... - Афанасий поспешно встал у него за спиной.
   -Ну, ты сам ему все скажи. Вот он тут уже стоит. Давай, я передаю ему трубку. Как это не надо?..
   Афанасий взял трубку и тотчас услышал короткие гудки.
   -Чего это он?.. Повесил или разъединили?..
   -Вообще-то он сказал, что ждал тебя сегодня полдня и из за тебя к жене не поехал.
   -Погоди, так ты что, вчера его не предупредил?..
   -Да вчера его весь вечер дома не было, а сегодня, честно говоря, закрутился и забыл.
   -Ну вот... Теперь он обиделся.
   -Да ладно, не бери в голову. Ты как, ванну с дороги изволишь принять или душ?
   -Погоди... Дай я ему еще позвоню.
   Афанасий набрал номер, но на сей раз никто не снимал трубки...
   -Фань, не волнуйся, он, наверное, к нам поехал. Ты давай, проходи в ванную, делай что хочешь, вот тебе полотенце...А Кире на всякий случай еще раз позвоним попозже. Лана! Ты давай там уже накрывай на стол. Тебе как, помочь?..
   Неожиданно откуда-то выбежал спаниель и стал, ласково виляя хвостом, прыгать на Афанасия. - Сильва! Никак ты?! Здорово, здорово!.. Филя, а сколько ей уже лет?
   -Да вот, уже двенадцатый пошел...
   -Погоди, это та самая Сильва, которую ты назвал так в честь моей примадонны?..
   -Та самая, какая ж еще...
   -И чего это тогда тебе пришло в голову?.. Ты как с ней на охоту-то ходишь?
   -Так... Был несколько раз на притравке, а на остальное времени не хватает. Ну давай, иди мойся, а я тут Лане помогу пока...
   -Да мне не надо помогать. Ты лучше Кире позвони и узнай, как нам, ждать его или нет...
   -Да я думаю, мы начнем без него. А он, дай бог, тем временем и подъедет. Все ж свои...
   И чего это Крепыш так заелся? - думал Афанасий - Трубку шваркнул, теперь не подходит...Никогда с ним такого не было. Сам, бывает, приедет к Павлюкову и мне только на второй день позвонит. Ну, я тоже слегка обижаюсь, но не так ведь...
   -Ну, Фаня, давай к столу! Вот, изволь полюбоваться: огурчики соленые, капустка, помидорчики...
   -Эт как, все свое?..
   -Не совсем, помидоры от тещи. Вот колбаска, ветчинка, рыбка опять-таки соленая. Лана! Ты как там, борщ поставила разогреть?
   -Ну, ребята, вы меня балуете... А рыбу как, сами солили? -Лана солила. Это кета.
   -У!.. Кета еще лучше горбуши. Ты, Ланочка, как ее солишь?
   -Ну как, Фань, просто посыпаю солью и сверху гнет. Ну там, перец и лавровый лист добавляю.
   -Все верно. А сахарку не добавляешь?
   -Нет, а что?..
   -Напрасно. Ты еще сахарку добавляй, ну так... Вполовину соли. А через сутки всю воду сливай, а рыбу просто так держи в холодильнике, чтобы она слегка подсохла, тогда от семги и вовсе не отличишь. Рыба - это моя слабость!..
   -Ну-с, Афанасий Петрович, со свиданьицем! Извольте и водочки откушать...
   -Да уж непременно, Филипп Леопольдович, премного вами благодарны!..
   -Давайте, ребята, за встречу!
   -Послушайте, а эта квартира ваша?
   -Не, Фань, наши здесь только две комнаты. Просто соседей сейчас нет.
   -А где они?
   -Пока уехали...
   -А в Люблино вы, как, сдаете?
   -Пока сдаем.
   -А не пробовали с соседями поменяться и всю квартиру себе взять?
   -Не, Фань, меняться не разрешают. Дом в аварийном состоянии. Скоро и нас отсюда попросят.
   -Бросьте вы, этот дом еще сто лет простоит. Просто эти "новые" хотят его себе забрать.
   -Может, и так... Все равно нас не спросят.
   -Вот так и пропадаем в этом государстве... Слушайте, давайте еще раз позвоним Кире. Может он дома?..
   -Давай еще выпьем по одной, а потом Лана позвонит. Филя сделал галантно-вдохновенное лицо, именно такое, какое Афанасий и хранил всегда в своей памяти.
   -Водочка Христова! Ты откуда? Из Ростова. Паспорт е?.. Нема?!. Вот те и тюрьма! Как думаешь, откуда этот тост? Не знаешь?.. А я тут узнал. Оказывается, водкой в семнадцатом веке торговала церковь, ну в первую очередь монастыри, они же ее и производили...
   -Это интересно...
   -Вот именно! Откуда и пошла "водочка Христова"...Слушай дальше. В Москву водку в основном везли с Севера, то есть из Ростова...
   -Ты имеешь в виду Ростов Великий?..
   -Ну разумеется. Ростов-Батюшка его еще называли. Ну, а когда начались петровские реформы, то поначалу был страшный бардак, ну как и теперь. И многие, сам понимаешь, стали гнать всякую сивуху, закупоривать ее под сургуч, и то ли сами себе рясы сошьют, то ли напрокат возьмут у тех же монахов...
   -Ну, заплатят им...
   -Естественно. Тут-то и ввели специальный документ -"паспорт" на продажу алкогольной продукции. Вот приедут монахи с водкой, а пристав им - как, ребята, паспорт у вас е?.. Или нема?..
   -А ты хочешь сказать, что приставы уже тогда все были хохлы?
   -А то як же? Запорожские казаки в основном. У них своя станица была под Москвой, оттуда они и ездили каждый день на службу. Ну, и если паспорта у монаха не оказывалось, то вот тебе и тюрьма!
   -Здорово...
   -Ребята, я тут позвонила Кире. Опять не подходит...
   -Ну, значит он в Выхино поехал. Мы еще посидим часок, а затем сами к нему рванем. Ты, Фаня, как, не против?..
   -Нет конечно. Ты пока расскажи: чем ты сейчас занимаешься?
   -Работаю в фирме по наладке и эксплуатации охранного оборудования, всякие там новейшие системы. Завтра, кстати у меня выставка, представляешь, полезу на самый верх демонстрировать одну новинку. Ну, в общем, работа по специальности...
   -А зарплату получаешь в УЯх?
   -Да, в условных единицах.
   -Все ржут, а я всегда говорю, что это ты слово придумал.
   -Ну вот. Деньги вроде приличные зарабатываю. Но все уходит прямо как в "чеченскую дыру", в Сашкино образование.
   -Ой, Фаня, не говори, живем очень скромно, на всем стараемся экономить...
   -Погоди, Лана, я рассказываю. Она же у нас в этом году заканчивает хореографическое училище...
   -Как, уже заканчивает?.. А, кстати, где она?
   -Да сейчас у подруги занимается. Так вот...Ты, к примеру, сколько за урок на гитаре берешь?
   -Да ну... Полтинник максимум.
   -Полтинник... А тут, каждый экзамен - тоже полтинник, только не рублей, а долларов!
   -Да ты что?!.
   -А потом еще подарки всякие, на все праздники... А попробуй, не сделай: тут вот зимой никак было... Так она должна была в первой паре выходить, ее специально готовили к этому, а вышла в конце, накануне взяли и переставили...
   -Ты представляешь, Фаня, мы ничего не знали, приходим с цветами, и вдруг на тебе...
   -Ребята, а зачем вам все это надо? Она как, на солистку тянет?
   -Да нет, пожалуй... В лучшем случае кордебалет. А потом, даже если она и поступит в Большой театр, то нам этого уже не потянуть. Там все ставки не то что удваиваются, а просто порядки другие...Но диплом, сам понимаешь, получить надо.
   -Погодите, я что-то не понимаю... Если она в театр поступит, так тут уже ей должны платить...
   -Это раньше так было. А теперь все наоборот. Сейчас вместе с ней учатся дети наших кремлевских воротил, вот им это по карману, а нам нет. Тут, как на диплом наскрести, не знаем...
   -Да что ж, ребята, это такое выходит, что искусства нынче не может быть и в принципе?.. Ведь при такой постановке вопроса неизбежно падение уровня. А искусство - это, ну если не само совершенство, то хотя бы какая-то превосходная степень над тем, что было вчера. Тем более в традиционной области...
   -Ну, это мы так всегда считали, нас так воспитывали. А теперь все иначе...
   -Ладно, пускай все живут иначе, а мы назло им будем жить по-нашему. Хотите я вам покажу одну свою новую работу? У меня что-то настроение появилось. Вообще-то я редко сам предлагаю, но вас я так люблю, что самому захотелось выступить.
   -Давай, Фаня, только сначала еще выпьем по одной, а потом ты нам сыграешь.
   -Ну, разве что по одной, а то я потом играть не смогу как следует. И еще мне бы чашечку кофе...
   -Сейчас будет. Лана, у тебя как, чайник вскипел?..
   -Ну давайте, ребята, за ваш гостеприимный дом и за тебя, Ланочка, в первую очередь!
   -Нет, Фаня, давай за тебя. Чтобы у тебя, наконец, все наладилось. Мы-то слава Богу, тьфу-тьфу, пока...
   -Да у меня теперь тоже, дай Бог, все пойдет на лад. Чует сердце, что новая жизнь начинается. Не может так быть, чтобы все разом переменилось. Где-то должны быть настоящие люди, которые хотят узнать что-то новое, которым тоже не нравится вся эта рутина, в которой нынче все тонет. И молодые... Ну не может так быть, чтобы все уже стали дебилами. Где-то должны быть и другие, которые так же ненавидят всю эту мерзость, как и я.
   -Хороших людей, Фаня, очень много.
   -Не очень, к сожалению, но они есть. Да и потом все это относительно - хороший, плохой... Думает человек сам или не думает - вот что главное. Все, что я сделал, рассчитано на людей, способных думать самостоятельно, ну и знать еще при этом классическое наследие...
   -Ну, тогда давай! Ты как, готов уже?.. Пойдем в гостиную?.. Давай, смотри, где тебе удобнее...
   -Ребята, это же прямо концертный зал! Значит так, Филя, ты, кто такой Капнист, знаешь?
   -Ну а как же, Василий Васильевич. "Уже со тьмою нощи простилася заря..."
   -Гениально! Прямо в точку попал. У меня как раз эта цитата фигурирует в песне.
   -А что за песня?
   -Песня замечательная, "Волшебная сила театра" называется, Кима...
   -Я Кима хорошо знаю, но такой песни не слыхал.
   -Вот именно, потому что автор перебирает свои пять аккордов и примерно, я бы сказал даже фальшиво пытается спеть не мелодию, а какую-то обобщающую ее сущность. Тут-то я и решил ему помочь, и впервые взял на себя смелость на основе его интонации сделать новую мелодию, но уже не на пяти аккордах, как у него, а в семи тональностях и в стиле комической оперы восемнадцатого века. А чтобы ты этот стиль должным образом прочувствовал, я сыграю вначале аллегро из Большой сонаты Фернандо Сора. Кстати, Сор служил в Петербурге при Павле и вполне мог быть знаком с Капнистом. Тут, как и везде, главная моя тема - связь времен. В общем-то это у меня целая программа, которая так и называется - "Большая соната". Ну, я пока фрагмент. Итак, аллегро...
   Но не успел Афанасий начать главную партию, как раздался телефонный звонок.
   -Извини, Фаня, я сейчас... Але!.. Нет, это не Афанасий, это его друг Филипп. А вы Поля?.. Да, он мне рассказывал про вас. Очень рад буду с вами познакомиться, приезжайте к нам в гости... Ну, как нибудь... А сейчас даю вам Афанасия... -Давай, это тебя... Голос интересный!..
   -Полечка, дорогая! Ну, что там нового?.. Как сегодня?!. Ты же сказала в понедельник... То есть час ночи - это уже понедельник?.. Понял. Ну, сейчас спрошу, погоди минутку...
   -Филя, тут от нее сегодня ночью мальчик приедет. Ему надо переночевать одну ночь. Как ты думаешь?..- Афанасий устремил на друга пронзительные глаза, мол, надо, Филя...
   -Ну, я думаю, мы сейчас поедем к Кире, оттуда возьмем его, вы с ним отправитесь к нему встречать мальчика, а я вернусь сюда...
   -А он у нас обижается...
   -Ну, это я беру на себя, не волнуйся. В конце концов, я виноват, не позвонил ему сегодня...
   -Ты думаешь?.. Ну, ладно... Полечка! Значит так, мальчик пусть едет... Ну, как тебе это объяснить?.. Сейчас, погоди еще... -Филя, может ты ей расскажешь, как лучше до Крепыша доехать, а то я все перепутаю...
   -Давай... Але!.. Поля?.. Это снова Филипп. Вы... Ну да, не вы а он...Так куда он прилетает, во "Внуково" или в "Шереметьево"?.. Ну тогда пусть берет машину и едет до кольцевой дороги...А потом сворачивает на шоссе Энтузиастов, там есть указатель...
   -Фаня, пока Филя там объясняет, пойдем я тебе покажу, что я вам с собой приготовила. Вот, отвезете Кире эти оладьи и варенье к чаю, а еще, пожалуй, вот эту банку возьмите на всякий случай. Где у тебя твоя сумка? Давай, складывай все туда...
   -Ну, тогда, пожалуй, все...В случае чего шофер сам разберется, адрес я вам продиктовал. Всего доброго! Приезжайте! Даю Афанасия...
   -Полечка! Слушай, я так волнуюсь! Погоди... Что у тебя с голосом?..- Афанасию показалось, что голос стал как-то резко безразличным, и Поля чуть ли не зевает там в трубку - А... Просто устала?.. Я понимаю. Ну ты отдыхай, ангел мой, а я приеду и тебя развеселю. Первая программа - специально для тебя!..
   -Фаня, давай там заканчивай и нам пора ехать, а то все не успеем. Время уже поджимает. Программу свою потом покажешь...
   Выпив еще по одной, на посошок, друзья выкатились на улицу.
   -Значит так, Фаня, приедем к Крепышу, ты там особо не лезь на рожон, лучше помолчи для начала, а я потихоньку его подговорю на ночь назад к себе вернуться. Ничего, я думаю, он согласится, в конце концов ты так редко приезжаешь. А пока ты мне расскажи поподробнее, кто такая эта Поля, голос интересный...
   -А я ж тебе рассказывал, когда ты был у меня последний раз. Ты что, забыл?.. Ты мне сам еще тогда сказал: "Ну, мне все ясно". Я оценил. -Погоди... Что ясно?
   -Ну как?.. Ты же сам... Ну, я тебе еще напомнил, как в начале восьмидесятых по телику показывали какого-то нашего работника посольства, как его в Америке арестовали, потом отпустили... А наши все кричали про права человека... И ты тогда мне еще сказал: "Ну чего тебе не ясно? Связной шел на явку, а его схватили. Информацию взяли, а самому дали сбежать". А я еще тебя спросил: "А как же посольство?" А ты мне: "Ты что, не знаешь чем посольства занимаются?" Ну, тут и мне все стало ясно. Спасибо, говорю, Филя, все грамотно объяснил. А потом я тебе про нее рассказывал, некоторые непонятные подробности... И ты мне тоже сказал: "Все, дальше можешь не рассказывать..." Вспомнил?
   -Ну, так... Что-то припоминаю.
   -В общем, Филя,- Афанасий огляделся по сторонам - разведчица она, ну, во всяком случае, в этой системе.
   -Ну предположим... Только ты говорил, что она в Англии. А теперь почему-то она в Ашхабаде...
   -Ну, я думаю перебросили разведчика, так сказать, с Западного фронта на Восточный. Тем более, что она владеет столькими языками.
   -А сколькими она владеет?
   -Да вот, говорила, что уже двенадцатью.
   -Неплохо...А что за мальчик?
   -Ну, я думаю, связной, как тот телегерой. Туда-сюда, вашим-нашим, ну, заодно и меня на обратном пути захватит.
   -А как ты думаешь, зачем ты ей нужен?
   -Ну, как тебе сказать?.. Тут дело тонкое, не так тривиально, ты мне - я тебе...Тут и личная симпатия может быть, и интерес к творчеству... А в общем-то я для этих сфер - просто находка. Во-первых, я копнул некоторые стороны психологии, которые до меня не копали. Понимаешь, у нас вся психология, ну официальная наука, опирается на физиологию, а та в свою очередь, на биохимию. Ну, о неофициальной я не говорю, потому что она опирается исключительно на механизм веры, механизм, конечно же, сильный, но работает только при наличии самой веры, сам понимаешь. А то, что мы называем Богом, это как бы нечто таинственное и мистическое. Ему мы молимся, им прикрываемся, на него все сваливаем в случае чего. Официальная наука в данном случае просто путает причину со следствием и изучает следствие. А на самом-то деле Бог и есть то, что следует изучать. Древние это хорошо знали! Все науки пошли от познания Бога. Теперь это забыли... Ну конечно, все, до чего я додумался в этой области - это не то, что делай раз, делай два. Но кое что, в принципе, может и пригодиться, хотя бы натолкнуть других на что-то еще... Там ведь не дураки сидят. А во-вторых, я артист и умею проходить. Я честно тебе скажу, что даже на этих современных дебилов я больше произведу впечатления, чем любой другой в таких же условиях. Они все могут только то, что они могут. И соответственно им нужен "клуб по интересам". А вот так, чтобы отвоевать у целины, это у них не получается. Вот все и катится в одну сторону... А меня бы ну чуть-чуть отбуксировать на большую воду, снять с этой мели, на которую я сел, и я поплыву! Представляешь! Раскручиваем эдакое одиозное альтернативное имя, под которое, естественно, организуется некоторый круг якобы единомышленников, и тут-то эти "спонсоры" разведчики за моей спиной такие сети смогут заплести!.. Ну, в общем, сначала я, как и предложено Полей, посижу, погощу, а там, глядишь, незаметно дам понять, чем и как могу быть полезен, и, может быть, оттуда уже прямиком в Европу, по ихним там каналам, уже с напечатанной книжкой. Книжку где-нибудь дарю кому-нибудь с автографом, после концерта за кулисами. А это ихний человек. А в этом экземпляре, что я ему надписал, на какой-нибудь странице вместо моего текста - ему информация, и никто ничего не знает...Так что я вполне могу им пригодиться.
   -Да, так-то оно так... Только почему в Ашхабад? Вот если бы она тебя в Лондон пригласила, тогда другое дело.
   -Ну, разумеется, в Лондон было бы лучше. Но, как говорят, дареному коню в зубы не смотрят, и потом... Хоть и Чуркистан, а все-таки столица. А раз столица, значит там напичкано всякими посольствами, представительствами, ведомствами... Для первого взлета полосы хватит!. Как там у Высоцкого?
   "...Но мы помним, как солнце отправилось вспять,
   Чтобы снова взойти на Востоке!.."
   -Погоди, у Высоцкого несколько не так...
   "...Но мы помним, как солнце отправилось вспять
   И едва не зашло на Востоке..."
   -Неужели?.. Ты точно помнишь, что так?..
   -Конечно. Могу тебе всю песню спеть с начала...
   -Да нет... Песню я знаю... А эта фраза, точно что такая?..
   -Ну разумеется. Там, правда, дальше есть...
   "...Но на Запад, на Запад ползет батальон,
   Чтобы солнце взошло на Востоке..."
   -Нет... Это не то... Неужели я ошибся?..
   -Ну, приедешь домой, проверишь, а сейчас давай, вроде здесь... Я, правда, был у него летом, и было светло к тому же, а теперь сам понимаешь... Но, по моему все то, и дверь такая...Ты давай на всякий случай стой сзади - неизвестно, как он с порога отреагирует, а я, значит, нажимаю...
   -Свои, свои... Открывай, давай, старый Чемодан!..
   -Филя!?. Ну, проходи, раздевайся, тебе я всегда рад. А этому гаду скажи, что я его сегодня знать не желаю. Ну, раз уж вы приехали вместе, то пускай и он проходит, придется и его потерпеть, но учти, что это я делаю только ради тебя. И предупреди его, что лучше всего ему помолчать сегодня. Пусть просто сидит и молчит. Это ему будет только полезно - в кои веки других послушать. И еще скажи ему, что если он молчать не будет, то я за себя не ручаюсь...
   И с этими словами громадная фигура Крепыша вразвалку направилась в комнату, махнув на ходу рукой, мол проходите...
   Некоторое время Афанасий стоял в нерешительности. Если бы это не был его самый близкий друг, то он тотчас повернулся бы и ушел навсегда. Но сейчас он не то чтобы почувствовал себя виноватым, но готов был даже признать вину, лишь бы друг его успокоился.
   -Ладно, Фань, ты не переживай, я постепенно все улажу, раздевайся... Катюха! Здравствуй, дорогая! Как поживаешь?
   -Да так, Филя, живем помаленьку... Вы, ребята, давайте, вешайте там сами.
   -Катя!.. Ты-то хоть со мной разговариваешь?.. Я, честно, не пойму, чего это он...
   -Да он тебя, Фаня, уже целую неделю ждет, а сегодня из-за тебя весь день дома просидел, только недавно приехал.
   -Да я, ей-богу, Катя...
   -Ладно, не бери в голову. С ним это бывает. Потом, глядишь, пройдет. Вы, ребята, проходите, а я сейчас...
   Афанасий и Филя прошли в комнату, где восседал за столом Крепыш
   -Ты, Филя, давай сюда садись, ко мне, а этот пусть садится где хочет. Я его сегодня в упор не вижу. И если он хочет, чтобы я и ему наливал, то пусть сам рюмку пододвигает. Рюмку я вижу, а его нет.
   -Там, Кира, у нас оладьи, и еще что-то Лана послала...
   -Это потом, к чаю... А сейчас, пока там Катя делает жаркое, под то, что есть, давай!
   Афанасий хотел было чокнуться с Крепышом, но тот демонстративно отодвинул свою рюмку и посмотрел на него недобрыми глазами.
   -Понимаешь, Филя, Оно... Ты догадываешься кого я имею в виду? И что я имею в виду, говоря Оно!?. Оно даже не жидкое... Оно скорее газообразное!
   -Насколько я тебя правильно понял, Кира, Оно к тому же еще и воняет.
   -Правильно понял. Но об этом я уж не говорю! Это уж, как говорится, само собой... Весь ужас заключается в том, Филя, что Оно не просто воняет. Вот если бы оно воняло, сидя у себя дома, оно бы просто воняло... А Оно воняет не просто! Оно тем и отличается от других, что имеет еще при этом привычку летать!
   -Ну, потому что Оно находится в газообразном состоянии...
   -Вот именно. И при этом, никто не знает, куда Оно вздумает полететь... Оно!.. Пролетает!..
   Саркастическая улыбка озарила лицо Крепыша. "Молодец, Кира, -подумал Афанасий, - вот так и оставайся в этом состоянии, тогда мы тебя быстро перестроим..."
   -Давай, Филя, выпьем и посчитаем, что Оно уже пролетело... Он налил себе и Филе. -А этот пусть сам себе наливает...Ну, давай, с Богом!.. Так вот... Оно уже пролетело: жену, семью, детей... Я не скажу, что Галька была идеальной женой, но все же она нарожала ему...
   -Погоди, ты не путайся. Ему или ей? Ты ведь сам только что сказал, что это Оно...
   -Ну ладно. Оставим детей и Гальку в покое. В конце концов это было давно. Но почему я вдруг это вспомнил?.. А вот почему. Потому что Оно ничего не видит вокруг. Оно приходит в свое газообразное состояние - и летит!..
   -Точнее, пролетает.
   -Вот именно. Ведь все же тогда все видели. И пытались это Оно вразумить. Но куда там?! Оно создало свою Богиню и полетело...
   -А как ты думаешь, если Оно создало себе Богиню, как говорится, по образу и духу своему, то и она, значит, была в аналогичном газообразном состоянии?..
   -Она?!. Нет... Она твердо стояла на земле, я бы даже сказал слишком...И потом, ты помнишь, чем все это закончилось?.. Как Оно свалилось нам на голову вместе со своей этой, как ее?.. Тебе тогда особенно досталось.
   -Ну, а как же?!. Я только одного не могу понять. Если Оно находилось в газообразном состоянии то как оно могло свалиться?
   -А вот в том-то все и дело, что Оно время от времени падает!.. И в процессе падения слегка отвердевает и становится, так сказать, обыкновенным Оном.
   -И при этом падает кому-нибудь на голову.
   -Естественно! Но не кому-нибудь, а тем, кому Оно еще дорого, родителям например, друзьям...
   "И куда это их понесло?- Думал Афанасий.- Почему Филька до сих пор все подпевает и не пытается перехватить инициативу? Время уходит..."
   -Ну ладно, Филя, давай еще выпьем, и продолжим перечень объектов, которые Оно уже пролетело.
   -Находясь в газообразном состоянии...
   -Вот именно... Оно, скажем так, имело еще партнеров... Причем само их нашло, никто не навязывал!
   -А вот как, по-твоему, они были таким же Оном?..
   -Ну, смотря в каком смысле...В некотором роде Оно вовсе даже не Оно, в отличие от них. А Пустовой, например,- так это полное Оно... Но Пустовой тоже твердо стоит на земле, а Оно пролетает... И тут я могу понять даже Пустового, который не в состоянии был уже терпеть это газообразное.
   -А вторая... Как ее, Нонка?..
   -Ну, Нонка, в общем-то, актриса, в отличие от Пустового, который вообще не-понятно что... А это Оно решило сделать из нее певицу. И самое главное, что если бы Оно, что-нибудь в этом понимало!.. Нет! Просто Оно, находясь в этом своем газообразном состоянии, пытается навязать это состояние другим.
   -А другие этого не понимают, потому что сами находятся в твердом состоянии.
   -Ну, или в жидком, на худой случай.
   -Но никак не в газообразном.
   -Вот именно. Что там Катя возится? Пойду посмотрю...
   Громадная фигура Крепыша встала и направилась на кухню.
   -Филипыч! Ну скажи ты ему... Что они - хорошие!..-Афанасий изобразил "Шарикова" из кинофильма "Собачье сердце". Филя прыснул.
   -Погоди, сейчас придет, я попробую...
   Крепыш вальяжно уселся на свое место и вновь взялся за бутылку. -Сейчас, она уже несет...
   -Слушай, Кира, пока ты снова не завелся... Тут такое дело...Понимаешь, Афанасию сегодня надо...
   -Насрал я на него. Давай, где там у тебя...
   Катя принесла жаркое и, увидев, что Афанасию Кира не налил, взяла бутылку и налила ему и себе.
   -И вот однажды, - продолжил Крепыш, тотчас вслед за опрокинутой рюмкой, это самое Оно приезжает ко мне в гости с женщиной. Ну, Филя, ты знаешь... Сейчас конечно, я больше всего на свете люблю Катю, но в свое время... -Ну, в свое время ты у нас отличился.
   -Вот именно. Поэтому тут я кое что понимаю. Так вот, я тебе так скажу, Филя... Всю жизнь Оно мне завидовало, а тут впервые я позавидовал... Я не знаю, видел ли ты Верку, а я часто с ней общался. Понимаешь, в этой женщине было все! И думаю: ну наконец-то повезло!..
   -Кому, ему или ей?..
   -Ему, конечно! Ей-то с какой стати?
   -Погоди, ты же говорил, что это Оно...
   -Вот именно, Оно!.. Оно и тут умудрилось пролететь, сука такая!
   -Сука, между прочим - "она", а это Оно.
   -Ну, хорошо, Оно Суко и тут пролетело...
   Афанасий заметил, что Кира, каким-то особым образом, переживает этот разрыв. Ядовитый сарказм в его голосе сменился отчаянным раздражением. Но он ничего не мог поделать с собой. Слова он воспринимал в их буквальном смысле, и если женщина говорила ему "Убирайся и больше не приходи", он убирался и больше не приходил.
   - И вот Оно... - снова налив и опорожнив свою рюмку, уже ни с кем не чокаясь, а только хозяйским движением махнув, мол, сами там, продолжал Крепыш - опять расправило свои крылья!.. Точнее, опять пришло в свое газообразное состояние и куда-то полетело!.. Куда, я пока не знаю. Да мне, честно говоря, и глубоко насрать на это. Я уже устал, и с меня хватит... Пускай Оно летит себе куда хочет... Так нет! Оно вдруг изволило повидать друзей! И вот друзья ждут... Друзья отменяют концерты...Я не знаю,Филя, как вы, а мы так сейчас живем очень скромно, но тут - как же!..Старый друг приезжает... Мы все бережем к их приезду... А Оно, это газообразное...
   -Ну, ладно, Кира, успокойся, тут, понимаешь...
   -Нет, погоди! А кто, собственно такое, это Оно?! Что такого особенного это Оно сделало в жизни?! Ах оно видите-ли у нас теперь афоризмы пишет!.. Читал я его афоризмы!.. Понимаешь, Филя, Оно... пытается всем доказать что дважды два - четыре. Да я это и без него знаю! Нет, Филя, ты только представь себе, что оно - мне!. - начинает доказывать, что доминантсептаккорд разрешается в тонику! Раньше когда-то я этого не знал и поэтому слушал его раскрыв рот, а теперь... Ты только представь, доминантсептаккорд!..
   -Ладно, Кира, я и вовсе не знаю, что такое доминантсептаккорд, но сегодня ночью за Фаней приедет связной из Ашхабада, причем приедет туда к тебе, мы ему дали твой адрес... -Ну и пускай себе едет. Мне-то какое дело. Меня дома нет. Вот завтра я, может быть, успокоюсь, часам к трем дня, не раньше, и Оно может мне позвонить...
   -То есть ты назад к себе ехать не хочешь...Я так понял?
   -Правильно понял. Еще чего... Назад ехать...Хватит с меня и того, что я ждал его полдня.
   -А как же мальчик?
   -Какой мальчик?
   -Ну я ж тебе говорю, что сегодня ночью к тебе туда приедет мальчик, который потом заберет Афанасия и увезет в Ашхабад.
   -Не знаю никаких мальчиков, это его проблемы, меня это не касается. Я сказал: завтра после трех. А сейчас, Филя, давай, время уже...Скоро пойдет электричка, она правда не последняя, но лучше на ней. И этого с собой забирай. Завтра я, может быть, отойду и возьму его к себе, а сегодня ты к себе забирай...
   Афанасий и Филя зашагали по направлению к платформе.
   -Ну и чего прикажешь теперь делать?..- Спросил Афанасий, чувствуя себя полностью во власти друга.
   -Я думаю, сейчас поедем к нему и оставим мальчику записку, а сами ко мне.
   -Понимаешь, Филя, мне так неудобно перед Полей, она столько делает для меня...Кто мог подумать, что он так заестся? Я думал, поедем к нему, посидим еще как следует... Там, глядишь, и мальчик бы подскочил, посмотрел бы, как отдыхают настоящие русские люди. Артисты к тому же!
   Мальчика Афанасий почему-то представлял себе эдаким английским интеллигентиком, с перевязанными пучком длинными волосами. И он, по его мнению, непременно должен был прийти в восторг от этакой "экзотики". - А тут, на тебе...
   -Да я тоже так думал, но сам видишь, с ним ничего нельзя было поделать.
   -Ты как хочешь, Филя, а мне надо мальчика встретить. Ну хотя бы извиниться... Он-то ни в чем не виноват.
   -Ну хорошо, это я во всем виноват, не позвонил вовремя, поэтому давай сейчас все равно едем ко мне, я должен предупредить Лану, а потом вместе поедем встречать мальчика.
   -Да нет, Филя, тебе завтра на работу... Придется мне одному.
   -А куда ты с ним потом?
   -Не знаю...
   -Вот то-то и оно. Поэтому сперва едем ко мне, а там решим. А как ты думаешь, Фаня, почему все-таки он так завелся?..
   -Не могу понять... Повод-то пустяковый.
   -А все же?..
   -Ревность, может быть...
   -А к кому ему тебя ревновать?
   -К удаче разве что...Такое бывает, на подсознательном уровне. Я с этим хорошо знаком. Но Кира... Видит Бог, когда он пролез на телевидение и звездел тут у вас в Москве, я ему не завидовал, а наоборот радовался за друга...
   -А вот он про какую-то Веру вспоминал... С ней это никак не может быть связано?
   -Нет. Просто она ему нравилась, так же, кстати, как и мне его женщины...
   -А кто она вообще?..
   -О!.. Теперь самая уважаемая и модная профессия, аудитор называется. Раньше бухгалтером была, а теперь на машине разъезжает, на Кипре отдыхает...
   -А ты с ней почему расстался?
   -Ай, Филя!.. Мало мне было Пустового и Нонки, так и она туда же...
   -Это в каком смысле?
   -Ну, понимаешь, она любит петь. И поет довольно душевно, Кире, например, так очень нравится. А я честно скажу - люблю аккомпанировать. И самое главное, что под меня споет кто угодно так, что это будет хорошо. Я исполнителя все равно что на руках несу. Но стоило мне только это в компаниях продемонстрировать, как тут же и начались все те же "звездные" замашки... Кира и тот бывало с пьяну слезу проливает и мне начинает: "Ты давай там, играй потише, Верочку повнимательней слушай..." Это он мне! Совсем уже все сдурели...
   -Ну давай, успокаивайся, пришли... Значит, говори вполголоса, а лучше и просто помолчи. Дело в том, что Саша наверное спит, а у нее скоро экзамен, ну, в общем, понял...
   -Лана, тут понимаешь, такое дело... Кира отказался ехать к себе, и нам с Фаней пришлось вернуться.
   -А я не понимаю, что собственно происходит?! У тебя завтра работа... Фаня! Не кажется ли тебе, что это уже слишком?! У нас тут не гостиница, в которую когда захотел, тогда и пришел. Одно дело званый обед, а другое...
   Лану словно подменили... Афанасий стоял, как провинившийся школяр, перед училкой, и не знал, что сказать...
   -Так, Лана, пойдем в комнату, я все тебе объясню, а ты, Фаня, пока тут постой...
   Неожиданно откуда-то выбежала девица в халате, резко встала в первую позицию и устремила на Афанасия неподвижный взгляд.
   Тот догадался, что это Саша, улыбнулся и стал ждать, когда она поздоровается с дядей, поскольку считал, что она должна здороваться первой.
   Вместо этого он услышал истерический визгливый голос: -Мама! Кто это?! Почему у нас в доме посторонние люди?! В конце концов, я здесь прописана. Мне что, в милицию обращаться?!
   Дверь в комнату приоткрылась и Филя строго произнес:
   -Так, Саша, немедленно успокойся и иди спать.
   -Как я могу успокоиться, когда тут ходят всякие?! Мама, ты почему все это терпишь?
   -Ладно, Сашенька, пойди пока в свою комнату - весьма мягко сказала Лана и далее до Афанасия донеслось.
   -И вообще, Филя, ты когда-нибудь задумывался над тем, кто твои друзья?! Нет, я вполне серьезно, кто они такие?..
   -Ладно, все... Мы приедем ночью и тихо откроем дверь моим ключом.
   -Да! И при этом залает собака... Разбудит Сашу, а у нее через четыре месяца госэкзамен. Ты об этом подумал?!
   -Ну все, я сказал. Давай, Фаня, пошли...
   Друзья вновь оказались на улице. Афанасий совсем растерялся и никак не мог понять, что происходит. Почему до Москвы ему была прямо-таки скатертью дорога, а теперь начались препоны одна за другой...Он вспомнил, как он вышел от брата и стал "голосовать", так как время поджимало. И тут же остановился "Москвич" и шофер попался бывший работник Ленконцерта, помнил его фамилию, сам предложил подождать, пока он собирает вещи, потом отвез его на вокзал и взял недорого. Билет он купил без всяких хлопот, Славка успел приехать до отправления, чудная компания в поезде, "овсянку" и ту умудрился купить прямо на вокзале... В Ярославле тоже все нормально, Поля позвонила... Ну все, как по маслу, и вдруг из-за какого-то звонка... Пошла череда каких-то непонятных реакций, непредсказуемых... Кто мог подумать, что Лана держит такое за пазухой?..Ведь только что...
   -Ты, Фаня, не бери в голову. Бабы есть бабы...
   -Да мне-то что, Филя, мне перед тобой неудобно. Я просто не могу понять, как Лана?..
   -А... Все они одинаковы. Мне с ними тоже подчас нелегко.
   -Ну ее-то я всегда считал не такой, как все. И не могу понять - почему?..
   -Ну, честно говоря, ты причинил ей много хлопот...
   -Когда это, Филя?..
   -А тогда, когда ты свою примадонну на нас повесил.
   -Филя! Да это ж когда было?! Пятнадцать лет назад.
   -Ну не пятнадцать а двенадцать....
   -Ну все равно, Филя, это ж какая память!
   -А бабы - они злопамятные...
   -Неужели и Лана?.. Никогда бы не подумал.
   -Ладно, закрыли тему. Давай о чем-нибудь другом. В конце концов, так
   редко видимся, а тут как раз и повод пообщаться.
   Станция метро "Баррикадная" вновь приняла их в свои объятия. Дорогой Филя рассказывал свои байки, пытаясь отвлечь Афанасия, и тот, наконец, успокоился. Предвкушение новой жизни вновь овладело им. Беспокоило только то, что уж слишком он навалился на друга, а ему надо завтра работать. Ну, на то и друг, подумал он, я бы оказался на его месте - и сделал бы то же самое...
  
   ***
  
  
   -Ты чего там, Фаня, выглядываешь? - Они уже приближались к дому Крепыша.
   -Да вот, смотрю, нет ли чего - костерок разложить...
   -Ну, еще чего придумал!
   -А что...Я однажды поссорился со своей аудиторшей и к себе среди ночи... До метро еще час оставался. Так я разложил костер прямо у "Парка Победы" и хорошо посидел...
   -Нет уж, мы лучше на лестнице...
   -Ну, совсем, как бомжи.
   -Ничего, документики у нас в порядке...
   Друзья стали подниматься по лестнице...
   -Филя, это ты?..- раздался неожиданно сверху до боли знакомый бас.
   Афанасий радостно встрепенулся - так он все-таки приехал!.. Интересно, что ему пришло на ум такое?.. Что заставило поехать вслед за ними?.. Вот она - нить Ариадны! Снова потянулась через все преграды!
   -Филя, скажи, ты там один?..- зачем-то спросил Крепыш
   -Нет, с Афанасием...
   -А сзади никого нет? Посмотри...
   -Да нет, откуда...
   -Тогда, Филя, беги, ты еще успеешь в метро до закрытия, только беги быстрее, а этого давай сюда. Вы когда ушли - до меня наконец дошло, что к чему, я помчался за вами, но на вашу электричку опоздал, пришлось ехать на следующей. А ты беги и можешь ни о чем больше не беспокоиться.
   Повеселевший Афанасий переступил знакомый порог.
   -Ну, проходи, начальник...Сейчас, погоди, я только дверь закрою как следует... Садись, рассказывай...- Глаза Крепыша с нескрываемой злобой смотрели на него в упор.
   -А что рассказывать?..
   -Все рассказывать! Что за мальчик, откуда... Так, погоди... Я только посмотрю, на месте-ли у меня пистолет... На месте. Ну, так я слушаю... Но учти, будешь врать - я тебя застрелю! Что, не веришь?!. Вот смотри... - Он достал из кармана маленький пистолетик, который в его громадной руке казался просто игрушкой, и навел на Афанасия... -Учти, он заряжен боевыми, три доски насквозь пробивает, так что врать не советую... Ты лучше покайся...Оно, конечно, тебе уже не поможет, но хоть грех с души снимешь.
   -Да мне пока не в чем каяться, Кира. Ну, разве только в том, что не позвонил тебе вовремя...
   -Врешь! Ты потому и не позвонил, что тебе есть в чем каяться. Смотри, я тебя предупредил... - И он потряс пистолетом перед носом Афанасия.
   "Что это с ним?..- подумал тот. - Уж не белая-ли горячка уже?.." Безумные глаза "Крепыша" прямо-таки пожирали его.
   -Ну, так я еще раз спрашиваю, откуда мальчик?
   -Из Ашхабада...
   -Так... Значит мальчик из Ашхабада... А зачем он приехал?
   -Да я и сам толком не знаю...
   -Предположим, что ты чего-то не знаешь. Ладно... Пистолет пока уберем, лучше на предохранитель... Да нет, так пока оставим на всякий случай...
   -Ну, рассказывай, рассказывай, что ты знаешь про мальчика.
   -Ну его прислала Полина...
   -Зачем прислала? Давай, давай, начальник, колись! Лучше мне все расскажи. Я пойму. Кто такая Полина? Давай, давай...
   "Ничего себе!.. - подумал Афанасий. - Не успел еще связать свою судьбу с разведкой, как уже сели на хвост. И главное - кто?.. Лучший друг!.."
   -Ну, Кира, я бы с удовольствием тебе все рассказал, но ты же слова не даешь вставить...
   -А ты говори! Как зовут твоего мальчика?
   -Айзек...
   -Значит так... Мальчика зовут Айзек... Хорошо, запомним. И когда ты с ним последний раз встречался?
   -Да я его еще и в глаза-то не видел...
   -Врешь, сволочь, видел!
   -Ну зачем мне тебе врать, Кира?
   -А затем, что ты сам вляпался, и меня туда же тянешь. Если ты, как утверждаешь, никогда мальчика не видел, то по какому праву ты дал ему мой адрес и телефон, а?!.
   -Ну, Кира...
   -Что, Кира?! Я спрашиваю, как ты посмел дать мой адрес какому-то мальчику из Ашхабада? Я тебе разрешал это делать?! Ну, разумеется, ты думал: старый друг, он конечно же, дурак, ничего не сообразит...А он не дурак!.. Понял?!
   -Извини, Кира, но если бы я только мог предположить, что ты так среагируешь, я бы никогда этого не сделал. И уверяю тебя, что в будущем ничего подобного больше не случится...
   -Да больше и тебя здесь не будет! Понял?.. Но сегодня ты уже никуда не уйдешь, и не надейся. Кстати, когда прилетает твой мальчик?
   -Да Поля сказала, что то-ли в час, то-ли в час с чем-то...
   -Так... Уже час. Значит ты сейчас ложишься спать. Понял? Не хочешь спать - просто лежи. Вон, там я тебе постелил... А я буду встречать мальчика. Но учти, что если ты хотя бы пикнешь...Я тебя... Вот этим ножом зарежу! -
   Он достал из под кровати здоровенный мессер, и безумные глаза его вновь засверкали.
   -Ладно, Кира, поскольку я вижу, что я у тебя как бы в плену, то позволь мне хоть в одно место сходить... - Афанасий слегка улыбнулся: мол, сколько можно уже психовать, Кира, ну давай поговорим попросту, по-нашему, я тебе все объясню, а уж ты сам потом рассудишь... Ты же друг, в конце концов, и это для меня главное.
   -Сходи, сходи, начальник, пописай, покакай... Только там аккуратнее сливай, бачок опять сломался, а ремонтировать некому...
   -Афанасий конечно же умудрился дернуть неаккуратно, и в бачке что-то отчаянно загудело... Некоторое время он возился, пытаясь понять, в чем там дело, а когда вышел, то неожиданно до его слуха донеслось, как Кира разговаривает с кем-то по телефону...
   -...Ну, а этого-то вам сдавать?..Да я тоже думаю, что лох, но так спросил, на всякий случай. Он сейчас сидит у меня. Отсюда никуда не денется. Так что, в случае чего, забрать всегда успеете...- Он положил трубку.
   - Ну что, начальник, твоего мальчика уже ведут. Сейчас к подъезду поставят машину, якобы пустую, а в ней сидят - сотрудники ФСБ. Хорошо я вовремя сообразил позвонить Кагорову, у него там есть знакомые...Про тебя сказали, что ты, по всей видимости, лох. Ну, да это мы еще проверим... Теперь есть время спокойно побеседовать, пока там этот мальчик вещи свои берет из багажа, пока едет...
   "И откуда в нем столько бдительности и патриотизма? - подумал Афанасий. - Я сам только еще начал сомневаться, в какой разведке работает "англичанка",в нашей или в ихней, а он уже, на каком-то подсознательном чутье, определил и забил тревогу... Вот они где, национальные гены!"
   -Понимаешь, Кира, я с самого начала хотел рассказать тебе всю эту историю. Я и сам прекрасно понимаю, что Полина, от которой приехал за мной мальчик, занимается не только тем, чем, как говорится официально, является.
   -А кстати, чем она официально занимается?
   -Ну, она журналист, театровед...
   -Предположим... Так, а чем неофициально?
   -Ну давай я тебе расскажу всю историю...
   -Всю не надо. Давай прямо, чем она, по твоему, занимается.
   -Ну, опять-таки, я только предполагаю, что еще и разведкой...
   -Что?!. Какая разведка?! Я вот до сих пор не пойму: ты на самом деле такой дурак или просто прикидываешься? Какая разведка, ты о чем?..
   -Ну как... Обыкновенная разведка. Только теперь я и сам стал думать, особенно после твоей бурной реакции, что, может быть, не наша а ихняя?..
   -Да ты, вообще, в своем уме, идиот?! Какая, на х.. , разведка, когда сейчас любой генерал все продаст за небольшие сравнительно деньги!? Ты что, не видишь, в какой стране мы живем?!
   -Да в том-то и дело, что вижу. Поэтому и думаю, что все-таки наверное наша... А ты что подумал?
   -Я что подумал?! А ты не догадываешься?.. Врешь! Ты сам все прекрасно знаешь, просто меня хочешь запутать, разведку какую-то приплел...Но я тебя выведу на чистую воду! Вот, давай, начальник, рассуждать логично. На билет из Ашхабада у мальчика деньги есть, а это 150 долларов по меньшей мере... На машину из аэропорта сюда тоже есть, а это еще 50, дешевле его сейчас никто не повезет. А вот двадцати долларов на гостиницу у него нету...А ведь теперь, это не раньше - "мест нет", теперь пожалуйста... В любое время, в любом аэропорту. Это ему даже дешевле, чем ехать сюда среди ночи. Да в том-то все и дело, начальник, что ему в гостиницу нельзя... Там его могут проверить... Вот ему и нужна чья-нибудь квартира, желательно на окраине, где его никто не знает... И ты, сука, сам туда лезешь и меня заодно тянешь!
   -Куда я лезу, погоди?..
   -Ладно. Мне уже надоело. Не хочешь сам говорить, я скажу. Ты про наркотики такие слыхал? Гашиш, марихуана, опиум...
   -Ну слыхал, конечно...
   -А сам не пробовал?
   -Нет. Ты что?..
   -А ты знаешь откуда их к нам везут?.. А их как раз оттуда везут, откуда твой мальчик приехал!
   -Уж не хочешь ли ты сказать...
   -Вот именно, начальник... Наркокурьер, типичный!
   -Да ну. Не может быть. По твоему выходит что и Поля...
   -А ты как думал? Ты туда зачем собрался?
   -Ну как... Пока она меня просто в гости пригласила.
   -Вот так просто... В гости... тебя...
   -Ну не просто так. Там наверняка какие-нибудь концерты будут...
   -Концерты... Да ты здесь никому не нужен, а там и подавно. И вообще... До каких пор ты, сука, будешь витать в своем этом е...м мире?! Тебе уже скоро полтинник, а ты все еще на что-то надеешься! Мы уже старики, мы на х.. никому не нужны! Когда, наконец, до тебя это дойдет?! Ты что не видишь, что вокруг творится?..
   -Да нет, почему, вижу... Но я не знаю, как жить в этом мире.
   -Ах ты не знаешь! А надо просто выживать, как все, цепляться когтями за крохи, унижаться, лебезить, заискивать, выклянчивать эти проклятые концерты! Ты, сука, почему-то до сих пор еще здоров как бык, а я... Вот посмотри!..
   -Не надо, Кира, я знаю...
   -Нет, посмотри, скотина!..- Он обнажил одну ногу, и Афанасий увидел огромные красные пятна как будто ее только что обварили кипятком... -На правой то же самое. Я ночами просыпаюсь и кричу от боли. Я кричу! Ты это можешь себе представить?! А потом я пью, чтобы как-то успокоиться. А утром блюю. Мне уже нечем блевать, а я блюю... До крови. Но я верующий человек, хоть и не знаю, за какие грехи мне Господь послал эти мучения. Но раз послал, то я их сношу. И мне одного только не хватало, чтобы ты, скотина, приехал и мне еще добавил. С тебя-то потом все как с гуся вода, а мне и за это придется помучиться...Филя тоже... У него завтра выставка, от которой зависит, будет он работать в этой фирме или нет, а ты, сука, и его всю ночь за собой таскаешь. А, между прочим, у него со здоровьем тоже не все благополучно... Ну ладно. Давай ложись. А то этот деятель уже с минуты на минуту может появиться... Так, где у меня пистолет?.. На месте. У этих-то такие пушки, что всю дверь разнести могут... Но ничего, у нас тоже кое-что для них имеется, на всякий случай. Может, конечно, и так все обойдется. Но чтобы там ни было - ты молчишь, понял?! Так... А что я ему скажу?..
   -Ну скажи, что я у дяди. Мне как раз завтра к нему надо.
   -Вот, хорошо... Значит, ты у дяди, а у нас тут много народу приехало. Все. Свет я, пожалуй, тушу...
   Афанасий лег. О сне, конечно, не могло быть и речи. И хотя он еще не верил в то, что Кира ему поведал, но червь сомнения все-таки прокрался в его голову и будоражил в ней воспоминания, связанные с Полиной. Он воскрешал в памяти все звонки, все интонации голоса... Афанасий вспомнил, как прошлым летом он приехал из леса и Славка ему поведал, что в его отсутствие звонила Поля и что она теперь в Ашхабаде. Что она целый час с ним болтала, и приглашала почему-то его к себе в гости. Она еще сказала ему тогда, что они там фильм снимают с каким-то Аль-Пачиной. И Славке, который знал всех этих новых кумиров, показалось это маловероятным. "По моему, она была просто поддата", - сказал он тогда...
   Мальчик позвонил в дверь уже в четвертом часу ночи. Кира дождался, пока он позвонит еще, а потом и еще раз... Затем он нехотя, кряхтя и кашляя поплелся к двери, шаркая ногами.
   -Кто?.. - протянул он сиплым старческим голосом. -А его нету. И друзей его тоже... А кто его спрашивает?.. Ну, вы позвоните завтра часиков в десять, может, кто и будет...Или он оставит вам сообщение... А если вам надо переночевать, то тут гостиница рядом, а у нас, извините, много народу, потому они все и уехали... Но завтра вроде собирались приехать, так что вы позвоните... А я передам, что к нему приходили...
   Он еще некоторое время постоял у двери и вернулся несколько повеселевший.
   -Ну как?.. Каков я артист! -Он швырнул пистолет на стол.
   -Сука Кагоров, так и не дал патронов. Ведь так его просил... А он все равно не дал. Боится, что я наложу на себя руки. А то, что на меня могут наложить, это ему наплевать. Ну ничего. Мальчик оказался спокойный. Я думаю, что он больше не позвонит. Он наверняка понял, что здесь что-то не то. В гостиницу он, конечно, тоже не пойдет... Он пойдет по другим адресам... А эти снизу пойдут за ним. Может, и возьмут его где-нибудь, а может быть, просто проследят, куда он направится. Так или иначе, он уже в поле зрения. Если не прислали каких-нибудь придурков, конечно, которые могут его проворонить.
   -А если он все же позвонит?
   -Ну, если он позвонит, то, может быть, все и не так... Тогда ты назначай ему встречу. Только не вздумай приводить его сюда. Назначь ему где-нибудь в метро. Лучше всего на Кузнецком мосту. Там Лубянка рядом и полно шпиков ошивается, ну и сам посмотри, что он из себя представляет. У тебя в лучшем случае десять процентов, что это не так. Попробуй, рискни... Только потом пеняй в случае чего на себя...
  
   ***
  
  
   "Да ну его... со всеми его подозрениями", - думал Афанасий, преодолевая "дистанцию огромного размера" и направляясь к дяде. Бессонная ночь и все переживания в ней почему-то вновь отступили в его душе на второй план. Просто, он много сталкивался в жизни со всякой гадостью вот и ждет отовсюду подвоха. Потом, опять-таки, здоровье... Будоражит болезненное воображение. Да и где ему поверить в этакое везенье? Я и сам до поры не верил. Но тут-то все как по нотам...
   Мальчик позвонил, никуда его не забрали, голос вполне интеллигентный. Да и вообще... Если это то, о чем говорит Кира, то зачем им художник, да еще моего возраста?.. Когда молодых наркоманов полно, которым тоже надо зарабатывать. Нет!.. Кира явно перестарался. И потом, очень легко перепутать эти самые наркотики и разведку. И там и там свои каналы, свои нелегальные ходы, свои люди...Да и, в общем-то, разведка - тоже дело грязное. Ну, да меня это касается постольку-поскольку...
   Правда, Кира начал психовать, когда еще ничего не знал... Червь сомнения вновь прокрался в голову Афанасия. "Ну, да на то и дядя как нельзя кстати оказался,- вновь успокоил себя Афанасий.- Дядя-то у нас не простой! Он-то должен знать, что такое разведка и как ее отличить от наркотиков. Это надо же! Дяди никогда в жизни не видал... Нет, видел один раз, когда мне было восемнадцать лет, но сейчас даже и внешность-то его не припомнить... И больше так никогда, может быть, и не увидал бы, кабы опять не Его Величество Случай, который снова со мной в нужный момент".
   Среди многочисленных московских родственников Валик, как называли его все родные Афанасия, был человеком другого мира. Он был военным. И не просто военным, а военным переводчиком. Карьеру свою начинал в Египте, еще при Насере. Тогда же он и приезжал в гости к родителям Афанасия со своей шестилетней дочкой, которая плохо говорила по-русски, потому что египетская няня говорила с ней по-английски. Теперь эта дочка с мужем живет в Америке и работает в ООН. А тогда Афанасий только подслушал, как родители обсуждали Валика, и что он там делал в Египте, и что, по всей видимости, он наш шпион. Начиная же с середины шестидесятых Валик, уже в чине полковника, переводил очень крупных особ, государственной важности, о чем всегда с гордостью говорила бабушка Афанасия, с которой он жил, можно сказать, с детства и которая знала все про всех родственников.
   Ну-с...Где тут наш дядя?..- Афанасий еще раз посмотрел, на пришпиленную к конверту записку с адресом. Так, вроде здесь...
   Дядя оказался приветливым, на редкость хорошо сохранившимся мужчиной, с румяным лицом и без каких бы то ни было намеков на болезнь или даже недомогание.
   -Привет, привет, Афанчик, проходи, посмотри, как мы живем... Тая! У тебя, как там, обед готов?
   -Ну, почти готов... Афанчик, ты как, сразу хочешь обедать или немного погодя?.. Приятная круглолицая женщина тоже приветливо улыбалась.
   Афанасий сразу почувствовал родственное расположение, особенно "Афанчик" отозвалось в его сердце давним теплым воспоминанием - так называла его бабушка. Он улыбнулся.
   -Если можно, немного погодя, я только что от друга, и вообще аппетита нет никакого...
   -Ну, тогда проходи в гостиную, рассказывай. Как там мама с папой?
   -А вот, у меня как раз от них вам письмо...
   -Давай, письмо мы потом прочитаем, а пока садись, где тебе удобней, и все нам расскажи. Мы ведь с дядей Валей были у них этим летом. Так чудно провели время! Были и у Даши в Угличе...
   -Там Таисия Борисовна даже вскопала две грядки.
   -Ну не две, а только одну. Дядя Валя у нас любит преувеличивать.
   Афанасий тотчас сообразил, что это подсказка. Его ему следует называть дядей Валей, а ее Таисией Борисовной.
   -Какие чудные стихи пишет твой папа! - продолжала она. - Я читаю, ну прямо слезы наворачиваются на глаза. Как он все-таки любит твою маму, это же так поэтично!
   -Да... Стихи действительно соответствуют всем критериям, -поддержал Афанасий и после добавил: - Правда, я говорил ему, и он со мной согласился... Ты, говорю, отец, только тем не дотягиваешься до сонма классиков, что везде остаешься самим собой и не можешь вырваться за пределы своей личности.
   -Ладно, Афанчик, рассказывай нам про себя. О тебе-то мы вовсе ничего не знаем, так что давай, не стесняйся.
   -Ну... Попробую покороче. Прямо с того момента, когда я был у вас
   один раз в 68-м году.
   -А... Мы тогда жили на Юго-Западе.
   -Да я уж не помню... В общем, учился я здесь в институте, с тех пор и друзья у меня тут на всю жизнь остались... И тогда же увлекся гитарой. Да так, что из института полетел. Ну, дальше надо было или в армию идти или все-таки институт заканчивать. В армию, честно говоря, не хотелось...-Афанасий на всякий случай улыбнулся и посмотрел на дядю. Тот никак не среагировал.- Потом перевелся к нам в Питер на ту же специальность, ее как раз в тот год открыли, и дальше уже благополучно закончил...
   -Так ты у нас кто по специальности?
   -Был... Инженер-геодезист. Ну, в общем, теодолит, нивелир, романтика...А уже через год, в семьдесят пятом, я поступил в Ленконцерт и стал артистом. По тем временам это была большая победа. Я буквально попал в другой мир - солист-инструменталист филармонического отдела... Ну, дальше продвигался уже в этом качестве... Честно говоря, хоть я и был всегда в числе первых гитаристов своего поколения, но как исполнитель ничего особенного не сделал. Классика всегда была для меня в первую очередь школой.
   -А вообще ты по музыке что-нибудь кончал?
   -Да... Школу, училище, в консерватории тогда класса не было. Но я вам должен сказать, что все учебные заведения, какие я заканчивал,- это в лучшем случае один процент от тех знаний, которые я приобрел вообще сам по себе.
   -Ну, в общем-то, так и должно быть, - поддержал дядя Валя.
   -Но есть область...- Афанасий слегка задумался, - в которой я сразу заявил себя как художник. Это интерпретация песен Окуджавы, Визбора, Галича и других. Не знаю, интересно ли вам это?..
   -Разумеется, нам все интересно. Так ты что, еще и поешь?
   -Ну, раньше я стеснялся петь с моим голосом, а теперь и пою... В общем-то это акт отчаяния, что-ли...За двадцать лет не нашлось ни одного исполнителя, который так же серьезно бы к этому отнесся. И мне, конечно же, надо было заниматься этим с самого начала, тем более что никто никогда не сказал мне, что я не имею на это права, даже вокалисты. Но слишком уж во мне сидят высокие критерии, поэтому в свое время я этого и не делал.
   -А что ты тогда делал?..
   -Ну, в первую очередь, аранжировки. То есть я вместо трех аккордов делал достойную музыку, соответствующую, так сказать, содержанию. Самое главное, опять-таки никто никогда не сказал мне, что я делаю что-то не то или не так, наоборот, чем выше специалист, тем большие были мне комплименты. Но просто оказалось, что я один этим занимаюсь, а всем остальным все это до лампочки, им и под три аккорда хорошо. Тут есть, правда, некоторая деталь... Хорошо тем, кто уже знает, а вот кому надо бы узнать, тому лучше, пожалуй, в моем варианте...
   -Неужели никого не нашлось, Афанчик, ведь исполнителей так много? -Таисия Борисовна явно с интересом слушала Афанасия, и он, рассказывая, больше поглядывал в ее сторону.
   -Не нашлось серьезного профессионала, который бы разделял мои убеждения. А вот которые просто использовали меня, в своих интересах, те нашлись! Двенадцать лет я проработал с таким Пустовым. Мы с ним сделали сначала Окуджаву, потом Галича, объездили всю страну, у вас здесь были несколько раз. Честно скажу: успех этих программ исключительно за счет моих аранжировок. А в результате, когда настал дележки час, оказалось, что это все он сделал, а я как бы и ни при чем... Он потом, правда, пробовал делать эти работы без меня - ничего не получилось. Да что там Пустовой... Он все же был профессиональным чтецом и имел в, общем-то, более высокое положение до того как мы с ним сошлись, а вот другая особа, некая Нонка, так вообще была никто и звать никак, пока я с ней не начал заниматься. Научил на свою голову петь! Правда не очень... Уж больно она ленива, вообще не знает, что такое работать, а способности хорошие...Ей я вообще все сделал, и саму композицию, и аранжировку, и не только как гитарист, а еще и как артист подыгрывал... Нет! Все равно аккомпаниатором оказался...
   А, в сущности-то, это я только недавно понял, я, конечно же, композитор. И действовал, именно, как подобает композитору. Ведь настоящие композиторы, которые стали классиками, не высасывали своих интонаций из пальцев. Мир был полон звуков. На каждом углу что-то пели или наигрывали. Композиторы только запоминали наиболее интересные мелодии. Память вообще устроена так, что в естественных условиях запоминает наиболее ценное. А потом они использовали этот материал, так сказать, кроили и шили...Возьмите всю нашу классику, там все темы взяты из песен восемнадцатого века, нетронутых эстрадной цыганской интерпретацией. Думаю, что тоже самое было и в Европе. А уж по каким принципам они кроили... Тут много всяких нюансов. В первую очередь это, конечно, идея, позиция, принцип. Современные композиторы вообще не знают, что такое идея, все сводится к тому, как понравиться публике, и тут уж, как говорится, все средства хороши. Но классики считали иначе... Так вот, я тоже действовал по их принципам. Думал: как выявить смысл, заложенный в песне, через какие выразительные средства. Ведь, в общем-то, если бы мы жили в прошлом веке, когда не было магнитофонов, то этих многоуважаемых авторов никто бы не знал. Нотами они ничего не записали. И их песни считались бы народными, как, кстати, и было в шестидесятые годы. Я застал еще этот естественный процесс. И должен вам сказать, что подчас народный напев в музыкальном плане интереснее авторского - точнее, я бы сказал... Но теперь... С одной стороны, мы знаем автора в полном объеме, а с другой - прекращается процесс естественного музыкального отбора и развития. Это в результате и привело к тому, что мы имеем сегодня. С одной стороны, музей, в котором все, в лучшем случае, только повторяют достижения предшественников, а с другой - индустрия. Сидят, понимаете ли, инженеры за компьютерами и изобретают эту новую "техну"- официально разрешенный нервно-паралитический наркотик...
   -Ой, да ну их, Афанчик. Ты скажи, сейчас-то ты по прежнему в Ленконцерте или как там это теперь называется?..
   -Нет, оттуда пришлось уйти...Не надо было, конечно, этого делать. Мне секретарь даже отказывалась бумагу давать для заявления...
   -А почему ж ты ушел?
   -Гордость, она всему причина... Я был прав и сейчас так считаю, а мне надо было сказать, что я неправ. И попросить за правду прощения.
   -Ой, Афанчик, гордыню надо в себе душить.
   -Извините, Таисия Борисовна, но я так не считаю. Я считаю, что гордость - хорошее качество. Главное, чтоб было, чем гордиться. А вот если нечем гордиться, так это на мой взгляд гораздо хуже...
   -Ну ладно. И где ты теперь в результате?
   -А нигде.
   -А что, преподавать не пробовал?..
   -Пробовал, а как же! Понимаете, все хорошие места заняты, я вовремя не подстраховался. Наплыв учеников сокращается. Нового ничего не открывается. А частным образом - это уже одни дебилы... Там хоть какие-то данные есть, а здесь уже никаких. И главное: надо мной тяготеет какая-то фатальная закономерность. Мне нельзя ниже, можно только выше. Ну понимаете, просто среда не принимает, что ли?.. Все-таки к девяностым годам я хоть и не стал "звездой", но все же довольно приличное положение занимал. Чуть-чуть не дотянулся до элитного слоя. Меня уже Пермь приглашала на сольные встречи и приличные деньги предлагала. Когда мне директор филармонии поведала для сравнения, кого и за сколько они приглашают, то я вполне остался доволен. Для меня ведь главное не деньги, а престиж. Ну, думаю, начну с Перми, а там пойдет... Главное с Пустовым развязаться. А тут этот гайдаровский обвал... Из Перми звонят: скостите, Афанасий Петрович, мы вам количеством компенсируем. Ну как?! Мы же только вперед и выше... Ну, а дальше пошло-поехало... Все ниже, и ниже, и ниже. И я все думал: ну, можно на одну ступеньку опуститься... Ну на две... Но не на самое же дно! А чем ниже ступеньки, оказалось, тем большее отторжение среды. Ну, до маразма дело дошло. Школа обыкновенная музыкальная... Когда-то я от театрального училища нос отворотил, вот думал, если бы опять институт... Тогда эти школы - мог выбирать любые, а тут... Пригласили в одну... Долго торговался, наконец, на двенадцатый разряд согласился. Это имея четырнадцатый исполнительский и то по каким-то там старым бумагам. Но им же главное педстаж! Все социалистические порядки не только никуда не делись, но прямо-таки гипертрофировались в десятки раз. Так удобнее существовать большинству посредственностей. Одни делают вид, что учат, другие - что учатся, а потом все делают вид, что что-то знают... Ну, короче, я без всякого педстажа за полгода сделал то, что другим не удалось за три года. Я думал мне скажут: вы волшебник, а вместо этого мне сказали, что больше вас не надо. Потому что я, видите-ли, не пишу индивидуальные планы, не придерживаюсь программы, составленной каким-то Тютькиным, не играю в школьном оркестре на балалайке. И это при том, что и дети и родители меня полюбили, хотя в общем-то я никого не гладил по головке... Эта история меня поразила даже больше, пожалуй, чем Пустовой и Нонка. Я понял, что больше всего у нас ненавидят тех, кто лучше других умеет что-то делать... Но вам, наверное, это все не очень интересно...
   -Афанасий сделал паузу и почтительно посмотрел на родственников.
   -Нет что ты, Афанчик, мы внимательно слушаем. - Таисия Борисовна явно принимала все близко к сердцу. Афанасий вообще всегда в светской беседе ориентировался больше на женщин. Он знал, что они всегда покажут каким-нибудь незаметным движением, если что-то не так, в то время, как интеллигентные мужчины не подадут никакого вида, но потом могут сделать нежелательные выводы.
   -А так, сам по себе, где-нибудь выступаешь?
   -Редко... Сам я навязываться не умею, а приглашают только кому-то аккомпанировать. А я уже, наученный горьким опытом, ставлю условие - мне номер в концерте. Ну, и прохожу лучше хозяина... Потом, естественно, он больше не приглашает. У нас деньгами еще делятся, а успехом никогда...
   -Ну, Афанчик, ты нам столько всего поведал. Мы, честно говоря, далеки от этого, поэтому нам все это в диковинку. У нас жизнь спокойная - дом, дача... На концерты не ходим, что делается там не знаем. А сейчас-то ты какими судьбами в Москве? Просто так приехал или где-нибудь выступаешь?
   -Да сейчас я как бы проездом... Пригласили меня в Ашхабад...
   -А туда зачем?
   -Ой... Такая история... Честно говоря, самому очень бы хотелось рассказать, да только боюсь, что и так уже утомил.
   -Нет, что ты, нисколько не утомил.
   -Познакомился я в девяносто первом году с одной англичанкой...Я тогда как раз на взлете был. Ну... Даже романец был.
   -Ну-ка, ну-ка, это очень интересно. Она как, красивая была?
   -Ну так... Симпатичная вполне, самое главное - молодая.
   -Сколько ей было?
   -Двадцать один.
   -Погоди, а тебе?..
   -А мне сорок один был. Так что тут уже свои критерии красоты...
   -А на каком языке ты с ней общался?
   -На русском, я другого не знаю. Это единственный, пожалуй, пробел в моем образовании.- Афанасий вновь виновато посмотрел на дядю. Тот лукаво улыбался - начало явно ему понравилось. - И рассказала она мне следующую историю...
   -То есть она русским хорошо владеет.
   -Да. Она русская по происхождению. Увезли туда ребенком. Причем при очень загадочных обстоятельствах...- Он снова посмотрел на дядю...
   - Родилась она у нас, в обыкновенной семье. Родители ее не любили, особенно отец, о котором она даже вспоминать не хотела. И семилетним ребенком она убежала из дома и шаталась по помойкам... И тут ее находит очень респектабельная пара и удочеряет. Причем родные родители полностью согласны на это. Дальше больше... -Афанасий еще раз посмотрел на дядю - Эти новые родители решают, что девочке лучше будет жить в Англии... Там тоже находится бездетная пара, причем из привилегированного сословия, и тоже удочеряет... Девочка получает английское гражданство и усиленно учится с утра до вечера... - Афанасий довольно пристально посмотрел на дядю. - В двадцать один год девочка русского происхождения уже продюсер частной телекомпании в Ливерпуле... В двадцать три она уже в Лондоне и уже чуть ли не во главе государственной телекомпании...- Афанасий еще более пристально посмотрел на дядю. "Черт побери! - подумал он - Филя уже на этом месте сказал: мне все ясно. А этот никак не реагирует".- Она еще тогда мне говорила: "Я так хочу бывать чаще на Родине, а ваше посольство мне не разрешает". А когда я спросил - почему, она сказала: "Я и так слишком много рассказываю..."-
   Афанасий буквально сверкнул глазами в сторону дяди, но тот опять не выказал никакой реакции - Встречались мы на одной квартире,- продолжал он.- Квартира заброшенная - видно, что никто не живет. Я спрашиваю: "Чья квартира?" А она говорит: "Моя". "А откуда она у тебя?" "Вторые родители, - говорит, - выменяли для меня.
   А теперь подумайте,- не выдержал Афанасий. - Уехала-то она году этак в восемьдесят седьмом, а тогда квартиру государство себе забирало в любом случае. Уж такие тузы уезжали! Но никому не удавалось квартиру за собой оставить. Не кажется ли вам все это странным?..- Афанасий сначала впился глазами в дядю, затем перевел их на Таисию Борисовну.
   -Ну разве что квартира...- нехотя согласился дядя. - А остальное все в порядке вещей. Всякое может быть.
   Такой реакции Афанасий никак не ожидал. Или дядя все сообразил, но не хочет об этом распространяться, или...
   - А я так в свое время долго думал над всем этим...- снова начал он,- и вдруг меня осенило: а не разведка ли это?.. И все сразу встало на свои места! Подобрали девочку, удочерили и стали готовить... И с посольством тогда все ясно... Так-то какое им дело до рядового гражданина Великобритании?..
   -Ну, может быть, конечно... Хотя, из того, что ты мне рассказал, я ничего такого не вижу,- вяло констатировал дядя. - И думаю, что вряд-ли... Разведка - это несколько другое.
   -А что же тогда по вашему?..- Афанасий и вовсе растерялся.
   - Не знаю. А почему ты об этом спрашиваешь?
   -Да, видите-ли, друг мой заподозрил, что это наркобизнес. И такое мне устроил ночью...Там уже человек от нее приехал, билет мне привез, а он меня запер, человека не пустил и такого наговорил... Тебя, говорит, курьером хотят определить, чтобы ты в своей гитаре анашу всякую провозил.
   -А вот это вполне может быть! Очень даже может быть...- неожиданно оживился дядя. - Она ведь тебя куда, в Ашхабад позвала? А что она, по твоему, там делает? Вот если бы она тебя позвала в Англию... Хотя и там то же могло бы быть, но все же не так вероятно... А Ашхабад! Я бы сказал, что это почти наверняка.
   -Ну что ты такое говоришь, Валя?!.- Встрепенулась Таисия Борисовна.- С чего ты взял? Афанчик! Ты с этим делом не шути, это очень опасно!..
   -Да я вовсе не собираюсь с этим делом связываться и, признаться, не верю, что это так. Ведь восемь лет как ниточка не рвется. А об этом не было никогда никакого намека. Все больше о высоких материях...
   -Афанчик, скажи, ты что, любишь ее?..
   -Ну как вам сказать?.. Державин любил Екатерину - вторую?.. Вот он ей писал:
   "Богоподобная царевна Киргиз-Кайсацкия орды!.." Хотя он... прекрасно знал, кто она есть на самом деле. Вот так и у меня, несколько такое возвышенно- восторженное отношение. К таланту скорее, к положению... Это не совсем любовь. Я знаю, что такое любовь...
   -А в чем она, по твоему, талантлива?
   -Ну как!? Она говорит, что владеет уже двенадцатью языками. Знает почти всю литературу. Я ей, например, цитирую Лихтенберга, она реагирует, хотя этого автора мало кто знает.
   -А я вам все-таки скажу, что вполне может быть, что наркотики...- вдруг прервал свои размышления дядя.
   -Ну как, Валя, смотри, оказывается все не так просто. Она литературой увлекается, знает языки...
   -А ты, Афанчик, с чего решил, что она столькими языками владеет? Ведь сам-то ты ни одного не знаешь, как ты нам только что сообщил. - Он лукаво посмотрел на Афанасия.
   -Ну как?.. Она сама говорила.
   -Говорить можно всякое... А ты вообще документы какие-нибудь видел? Паспорт хотя бы...
   -Да нет... Зачем мне это было?
   -А ее саму когда ты в последний раз видел?
   -Ой, то-ли в девяносто третьем, то-ли в девяносто четвертом...
   -Документов опять-таки не видал?
   -Да я даже ее тогда толком не видел. Так, встретились у брата на дне рождения. Она была со своим то-ли любовником, то-ли мужем, я со своей... Впрочем вспомнил! Визитку она присылала из Лондона.
   -А ты пробовал по этим телефонам звонить?
   -Нет... Вот в Ливерпуль однажды звонил, поздравлял с восьмым марта. Напал на мамашу и пытался с ней объясниться. После разговора телефонистка со смеху чуть не умерла, и мне даже счет потом не прислали.
   -А ты уверен, что это была ее мамаша?
   -Да. Она потом перезвонила и сказала, что это я с мамой разговаривал. Я еще удивился, что она и ее мамой называет. А еще журнал присылала. Там статья ее и фотография. Правда, все по английски...
   -А у тебя с собой этого журнала нет?
   -Да нет, к сожалению, я и дома-то не знаю, где он. Давно это было.
   -Ну, что я могу сказать?..- Дядя Валя явно решил подвести итог своим размышлениям. - Я все-таки считаю, что это по всей видимости то, о чем подумал твой друг. Кстати, кто он?
   -Да артист, так же как и я.
   -Странно... Я думал, он как-то связан с какими-нибудь службами...
   -Афанчик! Ты смотри, слушай дядю, он зря говорить не будет, - забеспокоилась Таисия Борисовна. - Может, не надо тебе ездить?.. Валя! Ты как, стопроцентно уверен, что это так?..
   -Ну, сто не сто... А процентов девяносто точно, что есть...
   -Вот точно так мне и друг сказал! - Афанасий неожиданно воодушевился.- Да я и сам на себе чувствую, что стоит только заподозрить этакое, как сразу все внутри склоняется в эту сторону, потому что у страха глаза велики. Но можно ли полагаться только на подозрение?! А вдруг все не так?.. И окажется, что я подругу и единственного человека, который хотел мне помочь, не имея никаких конкретных оснований, взял ни с того ни с чего и заподозрил. Да даже если я позвоню и спрошу ее об этом, она обидится и главное, что будет при этом права. И я из-за своего страха потеряю и друга, и перспективу как-то выправить свое положение. Нельзя свои отношения с людьми строить на теории вероятностей. Я лично верю в чудеса, тем более что они со мной случались.
   -Валя! А ведь он прав, нельзя все строить только на подозрении. -Таисия Борисовна вновь приняла его сторону. И Афанасий лишний раз убедился, насколько все-таки женщины более романтичные натуры. А "англичанка" ведь тоже женщина, подумал он, и, несмотря ни на что, вновь почувствовал прилив оптимизма.
   -Афанчик! А расскажи, какие это такие чудеса с тобой случались? И потом пойдем обедать.
   -Ну... Это было очень давно: 84, 85, 86-й... Вот тогда была любовь!.. Там все было ну прямо как у Достоевского... Разве что только без летального исхода. Поначалу просто меня не туда несло. Надо было любить женщину как женщину, и тогда, глядишь, я бы и партнера обрел... А я, наоборот, считал, что этим я опошлю высоту своего к ней отношения, и добивался исключительно партнера. В результате она же за это на меня и обижалась, по-женски.
   -Погоди... А она кто была?
   -О! Она была примадонна. Собственно ею и осталась, сейчас в Вене поет. А тогда работала в Новосибирске.
   -А ты чего от нее хотел?
   -Ну, я хотел сделать с ней нечто, чего не было до сих пор. Как бы синтез классики, эстрады и фольклора. Тогда это могло быть грандиозным явлением. Сейчас-то уже, как говорится, горбатых могила исправит... А тогда все еще было живо и можно было попробовать изменить ход событий... Но... Вот тут-то и вмешались какие-то потусторонние силы, когда все было на грани... Жду я, значит, ее год, а она уезжает еще на два месяца... Жду еще год... Развелся с женой, все пошло прахом, та орет с утра до ночи, дети на меня с ножами ходят... А эта опять уезжает... И чувствую, силы меня покидают. Как сейчас помню, был у меня концерт в ДК Горького, а она как раз в этот момент должна была уехать... Насилу отыграл и чувствую, что домой мне возвращаться нельзя, не выдержать той обстановки... А куда податься? Знаете, в таком состоянии человек каким-то чутьем идет в спасительный угол, как зверь. Ну, я и поехал к одной своей подруге... И, можете себе представить, только переступил порог, - дверь за мной захлопнулась, да так, что открыть ее было уже нельзя... Утром пришлось ломать. Потом я снял замок, разобрал его, снова собрал. Все в порядке оказалось, снова заработал. А когда позвонил жене узнать, когда там у меня концерты, та сообщила, что моя эта примадонна никуда в тот вечер не уехала, всю ночь мне звонила, та ее всяко обозвала, а она после этого еще позвонила...Но пока я там возился с замком, она, конечно же укатила...
   И после этого случая любовь превратилась в какое-то противостояние... Потом еще был случай с монеткой... В общем, тогда все было против меня. Наверное потому, что я слишком навязывался. А нынче случай сам идет на меня. Поэтому я и верю, что теперь мне должно повезти.
   -Ну ладно, Афанчик, мой руки, и давай обедать...
   За обедом Афанасий разглядывал фотографии американской дочки с мужем, восхищался кухонной мебелью, сделанной дядиными руками, и слушал рассказ о том, как они судятся со Сбербанком, который украл у них все сбережения. Но время от времени Дядя Валя вдруг неожиданно вставлял: - А я бы все-таки на твоем месте никуда не ездил...- В нем все время шел процесс переработки полученной информации.
   -Валя! Ну успокойся ты, наконец, - урезонивала его Таисия Борисовна. - Афанчик прав, нельзя подозревать, не имея никаких доказательств.
   На некоторое время дядя удалился, а вернувшись, спросил Афанасия, улыбаясь своей неотразимо-лукавой улыбкой.
   -Скажи, Афанчик, а деньги на обратную дорогу у тебя есть? - Вопрос был, конечно же, по существу. Но Афанасию не очень-то хотелось на него отвечать...
   -Ну как... Деньги вообще-то есть, но на дорогу не хватит.
   -Так. А адрес, куда ты едешь, ты мне можешь дать на всякий случай?
   -А... Сейчас достану...
   -Это не адрес. Это контора или офис, где она сидит. А меня интересует почтовый адрес... Так, тоже нету... А виза?.. А приглашение?.. В общем у тебя ничего нет. - Дядя многозначительно развел руками...-Значит, слушай меня внимательно. Виза тебе не нужна, но нужен специальный российский вкладыш, это, по сути, тоже самое. Я сейчас позвонил и кое что выяснил. Без приглашения туда тебя тоже выпустят, но назад возвращаться будет гораздо сложнее, если у тебя там что-то будет не так. Поэтому лучше его иметь. Но самое главное, не вздумай уехать, не узнав почтового адреса, по которому ты будешь там находиться, или той дамы, к которой ты едешь, на худой конец. И сообщи его мне заранее. Тогда я в случае чего смогу еще как-то тебе помочь, а в противном случае с тобой может случиться все что угодно и никто об этом ничего не узнает.
   Афанасий долго благодарил дядю и обещал все в точности исполнить. Его до глубины души потрясло, с какими вниманием и заботой вообще они к нему отнеслись. Провожая до дверей, Таисия Борисовна перекрестила его и сказала: - Храни тебя Господь!..
  
  
   ***
  
  
   На станцию метро "Кузнецкий мост" он приехал несколько раньше назначенного часа. Пошатался по переходам, всматриваясь в лица стоящих пешеходов и пытаясь угадать в них шпиков, а за пять минут до "явки" стал фланировать уже по самой станции.
   Вскоре он заметил высокого стройного юношу в кожаном пальто, вовсе не английской, а, напротив, яркой восточной внешности, который, как ему показалось уже наблюдает за ним. "Странно...- подумал он,- ведь я ему своих примет не давал". Афанасий развернулся и пошел прямо на него.
   -Здравствуйте! Вы Айзек?..
   -А, Афанасий? Здравствуйте... - И он почему-то первый протянул руку.
   Несмотря на то, что телосложение у юноши было весьма внушительное, рука оказалась вялой и инфантильной, как у некоторых музыкантов.
   -Вы извините, пожалуйста, мне, право, так неудобно, - начал Афанасий взволнованной скороговоркой - Оказалось, что у моего друга гости, и я никак не мог вас предупредить и сам вынужден был поехать к дяде...
   -Ничего, я сам хотел в гостиницу, - как-то отрешенно сказал юноша.
   Наступила некоторая пауза, и Афанасий весь обратился в слух. Иногда слух заменял ему звериный нюх. Из каких-то нюансов голоса он мог, на эмоциональном уровне, получить больше информации, чем из самой информации.
   -Поля прислала вам билет. Он, правда, на послезавтра, но лететь надо завтра ночью, вместе со мной...
   Афанасий почувствовал внутри себя некоторое беспокойство.- А скажите, Поля больше ничего не посылала? Она хотела прислать приглашение...
   -Нет, только билет...- Слух Афанасия уловил, едва заметное: "Ну чего тебе еще надо?" Беспокойство усилилось...
   -А вот, простите, мне сказали, что нужен специальный вкладыш в паспорт...-Нет... Кто вам сказал? Ничего не нужно. На территории СНГ достаточно обычного паспорта. - Афанасий обратил внимание, что юноша смотрит при этом куда-то в сторону.- У вас гражданство какое? Российское?..
   -Ой... Да у меня еще СССР...-Афанасий слегка улыбнулся.
   -Ну вот, этого вполне достаточно. У Поли самой такой же паспорт. У нее тоже российское гражданство. - Словно молния ударила в голову Афанасия:
   -Как?..- растерянно произнес он. - А мне она говорила, что английское...
   -Ну, не знаю... Может быть, она поменяла. - Афанасия поражало с какой отрешенностью говорит юноша. Ну никаких эмоций, вообще... "Зомби",- мелькнуло у него в голове, и беспокойство полностью им овладело. "Но до чего же красив, черт побери!" - подумал он.
   -Вы знаете, честно говоря, я очень волнуюсь... - начал он так, как будто бы разговаривал с кем-то очень близким. - Я люблю Полину и очень дорожу ее дружбой. Но я, в сущности, ничего не знаю... Вы не скажете, чем она там сейчас занимается?
   -Ну как... Бизнесом, - вовсе отрешенно сказал юноша и немного погодя добавил: - связанным с телевидением... -"На всякий случай добавил, - подумал Афанасий. - Похоже, что тот бизнес..."
   -То есть, вы хотите сказать, шоу-бизнесом?..- уточнил он.
   -Да, наверное..."Ну, это одна контора..." - Афанасия прямо-таки затрясло. К волнению прибавилось еще и омерзение.
   -Вы понимаете...- начал он - Я хоть и артист, но к этому не имею никакого отношения. И признаться, не совсем понимаю, зачем Поля меня пригласила...
   -Ну, Поля сказала, что вам надо помочь...- Слух Афанасия уловил те же нотки, что и звучали в устах нуворишей, желавших в свое время поменяться на его квартиру в центре: "мы хотим улучшить ваши жилищные условия".
   -А вы не знаете, где я там буду жить, и не могли бы дать адрес?..
   -Адреса я не знаю, но думаю, там будет квартира...
   -А Полин адрес вы не знаете? Меня дядя просил оставить координаты, куда я поеду.
   -Адреса не знаю, но могу дать телефон.- Афанасий достал из сумки блокнот, и стал рыться в поисках ручки.
   -Давайте я сам вам напишу.- Он взял блокнот и присел на корточки. - Вот, это домашний, это сотовый, а это еще на всякий случай... Ну, так когда мы встречаемся? - спросил он, вставая. - В аэропорту надо быть завтра в одиннадцать часов вечера. Что касается паспорта, то вы его просто мне дадите, и я сам все оформлю...- Афанасий почувствовал, что его как бы берут голыми руками. От юноши веяло каким-то зловещим холодом. Афанасию захотелось сказать: ничего мне от вас не надо - и убежать. Но он считал своим долгом довести все до логического конца.
   -Вы извините, но я должен еще раз переговорить с Полей, - сказал он. - Я сегодня ей позвоню, а вы завтра позвоните мне пожалуйста часов в двенадцать дня, и мы обо всем договоримся. -"Уходить, немедленно уходить!"- стучало в голове Афанасия.
   -А вы по тому же телефону будете?
   -Да. И он протянул на прощание руку...
   "Хорош мальчик, нечего сказать..."- думал Афанасий, направляясь к Филе, где находились его вещи. Крепыш как в воду глядел, описывая утром, какой внешности обычно бывают эти деятели... Никаких эмоций, запрограммированное "зомби". Афанасий впервые столкнулся с такой непроницаемостью. Обычно все люди, с которыми он общался, как-то эмоционально раскрепощались при разговоре с ним, так что он их чувствовал.
   А этот...Если Поля рассказывала ему обо мне, кто я такой, то должна была быть хоть какая-то реакция, ну, если не интерес, то хотя бы удивление... Нет. Такое впечатление, что если бы вокруг никого не было, он бы просто скомандовал: руки за голову,- и пошел... Неужели на самом деле все так, как меня все стращают? Но зачем я им в этом случае? Зачем вся эта семилетняя история с литературными воззрениями? А если это все-таки то, что я предполагал?.. В конце концов, рядовой состав может быть везде одинаков... Да, но почему тогда Поля так игриво говорила: "Он совсем еще мальчик, он такой же, как твой сын"?.. Что-то не сходилось, что-то наваливалось окончательно... Повеяло каким-то враньем... Но зачем?..
   Надо все-таки ей позвонить и объясниться. Сейчас же узнаю у Фильки, где переговорный, и позвоню. Я придумаю, что мне сказать... эзоповым языком, и внимательно прослежу за ее реакцией. Начну, пожалуй, так... "Прости меня, Поля, но мне тут очень ясно дали понять, что "золотые рыбки" бывают только в сказках, а бесплатный сыр - в мышеловке. Но неужели ты могла подумать, что я - та мышка, которую за сыр можно использовать в качестве бактериологического оружия? И неужели в вашем контейнере недостаточно обыкновенных мышей?.." А если она спросит: "С чего ты взял, что бактериологическое оружие?" - Так это небрежно брошу: "Ну, не бактериологическое, а химическое... Какая разница?.." А если она спросит: "А что ты сам предполагал?" - пожалуй, отвечу так: "Я думал, что мышка своим умом поможет кошке охотиться на крыс..." Ну, примерно так, в общем, найду что сказать.
   Афанасий подошел к Филиному дому. Только бы он уже вернулся с работы, подумал он поднимаясь по лестнице, а то Лана может и дверь не открыть... Он вспомнил ночную сцену с участием балетной звезды. Может еще чуток потолкаться во дворе?.. Да ладно, время-то уже к восьми.
   Филя не то что был дома, а прямо-таки стоял у дверей.
   -Так, Фаня, очень хорошо, что ты пришел. Ну как, был у дяди?.. И что он сказал?
   -Да, в общем, то же, что и Кира...
   -Значит так, ты давай не раздевайся, вот твой рюкзак, проверь, все ли вещи на месте. Там я тебе еще один пакет засунул, сейчас не разворачивай, дома посмотришь. Значит, автобус на Ярославль отправляется в одиннадцать часов, а может быть, мы еще и на десятичасовой успеем. Сейчас едем к Кире, а от него на автовокзал, это все по пути...
   -Погоди...Почему автобус?..
   -Потому что поездов сейчас нет. Я звонил и все разузнал. Сейчас ты поедешь на автобусе, мы тебя проводим...
   -А мне надо еще позвонить дяде...
   -Я сам позвоню, у меня есть телефон. Людмила Вадимовна позвонила из Ярославля и велела тебе срочно возвращаться. Так что давай, смотри, все ли на месте...
   -Погоди, а что там?..
   -Не знаю, Лана с ней разговаривала. Лана!.. Что сказала Людмила Вадимовна?..
   -Фаня!..- на сей раз Лана с доброй материнской укоризной смотрела на Афанасия, - ну можно ли быть таким легкомысленным?!. В твои-то годы... Ну, что ты наделал?.. Ты нашу квартиру засветил, ты Кирину квартиру тоже засветил. Сам чуть в лапы мафии не угодил... Мама твоя там беспокоится... Мы-то ладно, а ей каково, с ее здоровьем?.. Ты бы хоть об этом подумал...
   -Ну, ладно, Лана, у него будет время подумать. Так, все?.. Тогда пошли...
   -Погодите минутку, Фаня, вот возьми еще сосиски на дорогу... Бери, бери... Не в дороге, так дома сваришь, ну давайте, ребята, с Богом!.. Филя, не забудь позвонить от Киры и сообщить, как вы доехали.-
   Афанасий почувствовал состояние какой-то невесомости. Его вели...
   -Ты знаешь, Филя, по правде я ничего не могу понять...Но подчиняюсь вам только потому, что верю в непредсказуемые обстоятельства. Кира начал психовать, когда еще ничего не знал... Лана, опять-таки... И вот, наконец, родители...
   -Фаня, а ты в курсе, что тебя в любой момент можно засадить в отделение за нарушение паспортного режима в Москве?
   -Это почему же? Трое суток имею право по всем законам...
   -А это ты потом будешь доказывать, сколько ты суток находишься, а для начала посидишь...
   -Я не пойму, к чему ты это?..
   -Да так, на всякий случай...
   Крепыш встретил их, до неузнаваемости трезвый и в состоянии полного делового подъема.
   -Так, ребята, я готов, только пальто надену. Значит, как поедем?.. Филя, ты бери у Фани рюкзак, а я понесу гитару...
   -Да вы что, а я?..
   -А ты ступай налегке. В конце концов, гостя провожаем...Филя, я думаю, на метро не пойдем. Они везде могут быть, не надо нам лишний раз светиться, тем более с гитарой...
   -Да, я тоже так думаю, здесь по прямой, недорого, и, глядишь, на десятичасовой успеем.
   -Давай, Филя, иди вперед, следом пусть он идет, а сзади я с гитарой. Ну что, начальник! Кагорову позвонили из ФСБ и сказали: да, он... Это я тебе так, на всякий случай говорю, чтобы ты вытряхнул остатки иллюзий из своей башки про всякую там Маню или Полю... - он саркастически посмотрел на Афанасия, и в том оборвалась последняя надежда.
   Десятичасового автобуса пришлось еще дожидаться.
   -Кира, ты давай здесь постой с Фаней, а то его, пожалуй, одного не следует оставлять, а я пойду прогуляюсь, куплю ему чего-нибудь вкусного на дорогу.
   -Да ладно вам, ребята...
   -Не волнуйся, начальник, теперь все в порядке... Ты знаешь, я тут инвалидность собираюсь оформлять. Может пенсию кой-какую дадут...
   -Ну, дай Бог...
   -Так вот, я и тебе советую тем же заняться.
   -А мне-то на каком основании?
   -Ну, оснований у тебя, я считаю, гораздо больше, чем у меня. Ты только расскажи им поподробнее, куда и зачем ты собрался... И не знаю, как насчет второй, а третью группу должны дать сразу. Ну, а потом еще чего-нибудь придумаешь, глядишь, и вторую дадут...Только нас в эти дела больше не вмешивай. С нас уже довольно.
   -Вы о чем тут без меня беседовали?.. -У Фили изо всех карманов торчали соки и ватрушки. - Я смотрю, Фаня уже улыбается.
   -Да вот, советую ему инвалидность попробовать получить. А там, глядишь, и пенсию по инвалидности. Опять-таки нам меньше хлопот от него будет.
   -Ну, это, я думаю, вряд-ли у него получится, пусть лучше сдает свою квартиру, а сам перебирается к родителям в Ярославль. Там творит в свое удовольствие, до лучших времен.
   -А ты я вижу, такой же, как и он. Лучшие времена у нас давно позади. А на счет Ярославля ты прав. Одно другому не мешает, пусть перебирается в Ярославль и там оформляет инвалидность.
   -Ну ладно, вот уже подали... Держи, Фаня, в дороге пригодится... Держи, держи! И давай, полезай...
   Некоторое время Афанасий смотрел на своих друзей в окно. Они стояли, один громадный, а второй едва ли не до плеча ему, и весело беседовали, вроде бы не обращая на него внимания. Ком подступил к горлу Афанасия, и на глаза навернулись слезы. Братья мои! - подумал он. Почему я, вместо радости, навалился на вас всей тяжестью какого-то идиотского поворота судьбы, которого я и сам-то понять не могу? Вам-то зачем все это было? Ведь мы, хоть и прожили столько лет, но так и не знаем друг друга. Даже вы не догадываетесь, в чем я могу представлять собой историческую ценность, а в чем я обыкновенная заурядность. Но вы, по всей видимости, во второй раз меня спасаете. (Афанасий вспомнил, как точно так же они стояли, провожая его в далеком 86-м...) Тогда-то я сам сказал вам: "Свяжите меня и погрузите, а не то эта стерва меня убьет". Тогда я находился в
   невменяемом состоянии. Тогда убивалась моя душа, а объективно мне ничего не грозило.
   А теперь?.. Теперь душа у меня все снесет и ничему не удивится, потому что любить она, как тогда, уже не может. Теперь, как это ни странно, во мне нет тех переживаний... А вы?.. Сколько вам пришлось пережить, судя по всему, за эти полтора дня? Выходит так, что теперь сама жизнь моя была на карте... Я этого не почувствовал, а вы почувствовали и меня спасли... Снова связали и погрузили, хотя я уже об этом вас не просил...
   Наконец, автобус тронулся. Куда я еду?.. Зачем?.. Почему?.. Афанасий почувствовал в себе такое состояние, как будто он падал куда-то с высоты и вдруг остановился... И впереди полная неизвестность, куда он дальше полетит - вниз, вверх или так и останется... И что в таком случае он будет делать в этом положении?.. Ведь почвы под ногами никакой...
   Поля! Неужели все это правда? Неужели этим ты занимаешься? Ведь я же тебя, можно сказать, любил. Ведь я же всегда о тебе думал, когда пел... О, моя дорогая... Моя несравненная... Леди... Слова песни завязли во рту, как будто на каждое из них налепили по кому какой-то грязи. ... Неужели все это правда?..
   Он вдруг почувствовал бездну, которая отделяет его от всего остального мира, который давно уже живет по другим законам и катится совсем в другую сторону. Мир этот поначалу показался Афанасию маленьким и ничтожным, но, как во сне, стоило ему только подумать об этом, как он тут же стал вырастать в размерах и обнажать перед ним свою правду. Афанасий с особой ясностью ощутил холодную однозначность, двоичность этого мира, в котором давно уже закончился процесс развития человеческого сознания и начался процесс возврата к сознанию животному. И теперь это животное сознание живет по естественному закону: "жизнь одних есть смерть других". И кто посмел, кто первый сел, тот и съел. И все не только так живут, но, самое главное, учат и других так жить
   Наркомания... Это же ничто иное, как нынешняя идеология. Ну конечно, как я раньше об этом не додумался?! Идеология сиюминутного, превосходная ее степень. Вон, у меня в подъезде на стенке накарякано: "Парни звоните мне у меня музыка, наркотики, кайф". Точнее не скажешь... Потому и музыка такая: потому что она служит этим интересам. Я давно уже ловлю себя на мысли что это не просто увеселительный балаган. Уж больно изощренными средствами он пользуется и все время их усовершенствует. И не мудрено...Третья часть всего мирового дохода, каковую по самым скромным оценкам составляют сегодня наркодоходы, просто обязана иметь свою идеологию.
   А все эти "герои" которые так яростно борются с ней - это в лучшем случае такие же идиоты, как и те "сталинские соколы", которые искренне верили в то, что они борются с настоящими врагами. Наркобароны живут во дворцах, владеют огромными территориями, а они их найти никак не могут. Килограммы торжественно вылавливают, а тонны проходят.... В том-то и дело что идеологии нужны и враги, а так же способ их изобличения. Любому не угодному сегодня сунут два грамма в карман и крикнут понятых...Это куда проще, чем написать донос, а потом пытать и допрашивать...
   Да и сама идеология, что "жить надо в кайф" проще и понятнее идеологии построения светлого будущего. И если завтра каким-то чудом наркомания исчезнет, то первыми забьют тревогу не те кто, многим рискуя, непосредственно греют на ней руки, торговать можно чем угодно. А скорее те, кто ничем не рискуя живет на ее идеологии. В первую очередь деятели этой так называемой культуры, производители бытовой электроники, хозяева баров, дискотек, ночных клубов и многие другие. Эта идеология выгодна подавляющему большинству. Поэтому она и подмяла уже под себя всю систему ценностей и подбирается к системе образования...
   Сколько там, у Федьки в техникуме наркоманов?.. Более половины личного состава . Столько бы и комсомольцев было в тридцатые годы. Не ведают что творят? Большинство, как и тогда не ведает, но апологеты, ведают, еще как ведают. Все, как и при Ленине-Сталине... Они - эти новые апологеты и совершили эту новую революцию с той же целью: властвовать над миром и на смену старой пришла новая идеология физиологического естества...
   А порождаемые ей войны, грабежи и высасывание природных ресурсов? Можно подумать старая идеология обходилась без этого... По отношению к природе эта идеология куда более гуманна - самих себя в первую очередь уничтожает.
   Но, что они, хотят самоуничтожения? Да нет, просто никто не верит больше в светлое будущее всем подавай светлое настоящее. На этом это безмозглое стадо еще проще обмануть. А уж как вьедут - назад хода нет... Трудно представить себе более удобной идеологии для всех, чем эта идеология светлого настоящего...
   Вот все и занимают с помощью ее, соответственно своим способностям, ниши с той или другой стороны..
   "Элои и морлоки" неожиданно вспомнил он Герберта Уэллса...- Вот гениальное обобщение и предвидение! ...
   Так чему удивляться, если талантливая девочка быстро сориентировалась в этом мире и нашла свое место. В отличие от меня она дает этому миру то, что ему нужно. И мне вполне вероятно она искренне хотела помочь, трудоустроить, так сказать, на переднем крае... Ну, прозевал мол, нишу среди своих элоев - иди к нам морлокам, в конце концов, не мы под ними, а они под нами ходят.
   Афанасий почувствовал какое-то уже физическое отвращение к этому миру, а мир вплотную приступал к нему и становится все яснее и ясней. Он даже разглядел в нем Полину, какую-то совсем другую, не ту девочку, которая всегда была в его воображении, а холодную деловую женщину с жестоким некрасивым лицом. "Разведка, говоришь? - зашипела она ему в лицо - А может быть и разведка. Есть у нас и своя разведка. Только тебе-то что до нее?"
   Поля! Неужели это ты?.. Неужели ты могла подумать?.. Ты же читала мои произведения. Неужели я в них дал тебе понять что-нибудь такое? . Ну ничего там нет такого, что дало бы хоть малейший повод сомневаться в моих убеждениях, Скорее, наоборот... Вот разве, что "Рыбка"... Там в конце есть...
   ...Смилуйся, Государыня-Рыбка!
   Затопило говно мою землю.
   Нету с ним дуракам честным сладу.
   Не хочу я быть вольным артистом,
   Хочу жить в окияне-море
   И тебе служить на посылках.
   И тебе служить на посылках...
   Хорошо, что она не прошла, - подумал Афанасий. - А ведь я три раза посылал, поскольку Поля с особым пристрастием все напоминала: пришли мне "Рыбку". А она все равно не прошла... В этом что-то есть... Он стал понемногу успокаиваться. - Выходит я ничем, по большому счету, себя перед ней не уронил. Может быть когда-нибудь она это поймет...
  
  
   ***
  
  
  
   По приезде в Ярославль, Афанасий уже не занимался на гитаре и почти не разговаривал... Он лежал на диване, положив под голову руки, и тупо смотрел в потолок. Все его тело как-то неестественно ныло и горело, так что даже так называемая тренировка, с помощью которой он не только повышал свою гитарную технику, но и при необходимости успокаивался, когда он мыслью проникал в свою руку и раскрепощал в ней зажимы, сейчас не то что не помогала, а попросту не получалась.
   Он вспомнил, что точно в таком же состоянии он был в 1986-м году, когда точно так же приехал из Москвы, где встречался со своей примадонной. "Тогда у меня ничего не получилось, и сейчас тоже..,- подумал он.- Тогда была дурь в башке, потом пошли в ход замки и монетки... Тогда я не знал психологии, дергался по каждому пустяку, да и, в общем-то, не умел ничего толком... А сейчас?.. Видит Бог, сидел спокойно, ни на что особенно не надеялся...
   Сначала та неожиданно написала... Начал зондировать почву... Коля отказался снимать... Эта проявилась... Зачастила со звонками... Подумал: ну, бабы, теперь ваш черед. Вывозите меня - я так вас любил... Эта стала сама приглашать в гости... Закокетничал, испросил официального приглашения... Обещала... Бугаев приперся среди ночи с какой-то телкой... Зачем-то стукнул ее... Сам ушел, а телка начала меня шантажировать... Испугался и сорвался..."
   Вдруг глаза Афанасия несколько просветлели. Он встал и направился в спальню, где лежал его отец. Сел подле него и нежно прикоснулся к нему руками...
   -Отец...Вот силы покидают тебя, а ты все равно хочешь жить...Наверное потому, что ты жил достойно. Ты жил в согласии с этим миром. Ты даже воевал за эту жизнь, потому что ты верил и любил... А я, отец, тоже любил и тоже верил... Я тоже хотел жить достойно. Я всю жизнь учился доставлять людям радость... Но теперь я не хочу жить в этом мире, в котором платят только тем, кто кого-то убивает или так или иначе помогает кому-то это делать. Но посмотри, отец, с какой щепетильностью Господь оберегает мою жизнь!.. Ведь я же должен был дождаться официального приглашения, выправить все документы и лететь в этот Ашхабад прямо от себя... Вместо этого дурацкий случай, о котором я вам не рассказывал, выпер меня из дома раньше времени. И дальше, отец, меня, словно мячик, пасовали из рук в руки, все время на какой-то грани, и, наконец, отправили в свои ворота...Причем с меня, как говорится, как с гуся вода, а им... Ведь Кира, отец, он же жизнью за меня рисковал... Другое дело, что он преувеличивал опасность...Но теперь он расплачивается за меня остатками своего здоровья... Зачем?.. Зачем Господу Богу понадобилось организовать такую сложную цепь событий, с участием стольких лиц, когда гораздо проще было бы скинуть мне кирпич на голову с какого-нибудь балкона
   И вот я подумал, отец, что раз уж Судьба ведет меня с такой щепетильностью, то может быть все-таки, ждет меня впереди какая-то достойная цель, ради которой была вся эта бессмысленная жизнь...
   -Жизнь, сынок, сама по себе имеет большой смысл...
   -Нет, отец, моя жизнь, если она не ведет к какой-то цели, не имеет никакого смысла. Слишком уж много я наломал в ней дров...
   -Мамочка! Можно я позвоню Славе, узнаю, как там дела?.. Хотя, в общем-то, я и так догадываюсь уже, но просто ради любопытства...
   -Ну позвони...
   -Слава... Скажи, что там у меня делается?..
   -Да все спокойно, батя, никто не звонил больше...
   -А ты часто у меня там бывал?
   -Да мы с Федей, пока тебя нет, почти все время там в приставку играем.
   -А Бугаеву звонил? Он там что-нибудь предпринимал?..
   -Да ничего он не делал. Говорит, что все это несерьезно. Кстати, на тебя очень сильно обижается за то, что ты его всяко обозвал... А ты, батя, откуда звонишь?..
   -Да вот из Ярославля...
   -А ты что, никуда не уехал?
   -Да нет, как видишь...
   -А почему?
   -Да так... Приеду - расскажу...
  
  
   
   1
  
  
   60
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"