Жаворонкин Дмитрий Анатольевич: другие произведения.

Неподарок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Дверца кухонного шкафчика настырно не желала закрываться. Как бы не старалась рыжеволосая, курносая девчушка, упрямая деревяшка, обитая по краям серебряными вставками, возвращалась в исходное положение. И всё это из-за проклятых хитроумных приспособлений мелкопакостных гномов. Где-то тут сбоку должна быть спрятана малепусенькая пружинка. Сашетта вздохнула. Трудно одновременно удерживать обрывки сторожевого отцового заклятья, готового вот-вот поднять тревогу и искать невидимые глазу гномьи механизмы. Но если у нее не выйдет... Лучше об этом не думать. Ага, вот она.
  Щелчок. Дверца послушно встала на свое место. Теперь аккуратно соединить разорванные концы охранного заклинания. Отлично. Сашетта даже зааплодировала себе. И учитель магии Парум ни за что не догадался бы, что в структуре заклятья имелся разрыв.
  Сашетта постояла немного, чтобы унять участившееся сердцебиение, вытерла стол и вымыла руки. Вешая сиреневый полотенец на место, девчушка заметила в дверях массивную фигуру отца. Он прислонился к резному косяку и снисходительно улыбался.
  - Что? - Сашетте совсем не понравилась улыбка отца.
  - Посмотри в зеркало, - голос Эдда разом охватил кухню.
  Часть стены подернулась рябью, меняя форму и структуру. Через мгновение там, где красовались фотообои, демонстрировавшие далекое морское побережье с высокими гладкими стволами пальм, увенчанными короной из сочных зеленых ветвей, заблестело большое зеркало без рамы. Сашетта с тревогой всмотрелась в свое отражение. Девочка по ту сторону зеркала подмигнула и указала на правый уголок рта, где предательски затаилось пятно абрикосового джема.
  - Вот черт! - в сердцах воскликнула Сашетта. - Проколоться на такой мелочи.
  - Девушка, а не слишком ли вы много смотрите телевизор? - хоть в голосе отца и звучал металл, дочь знала, что он шутит. - Ругаетесь неэстетическим образом, промышляете мелким воровством. Как это называется?
  - Пап, а как можно ругаться эстетическим образом? - Сашетта не раз попадала в подобные ситуации и, как выпутаться, знала на зубок.
  - Ну... - Эдд сделал вид, что задумался. Он, конечно, давно изучил все увертки дочери, но старался этого не показывать. - Так, не заговаривай мне зубы - я недавно от стоматолога. Зачем в шкаф залезла без разрешения?
  - Потому что не разрешали, - фыркнула Сашетта. - А джем-то вкусный. Колдовать нельзя, созидание требует уйму сил. Или ты или мама точно меня бы засекли... Помню-помню про телевизор. Что мне оставалось?
  - А попросить было нельзя? - Эдд щелкнул пальцами, и стена вернулась к привычному виду.
  - Мама запретила много сладкого есть, - надулась Сашетта. - Сам ведь ее поддержал.
  - Сегодня можно. Сама знаешь, - улыбнулся отец. - Сегодня тебе всё можно.
  Сашетта почувствовала, как уголки ее по-детски пухлых губ расползаются в стороны. Все-таки здорово, когда у тебя день рождения. Жаль, что подарков придется ждать до вечера.
  - Значит, я прощена? И мне всё можно? - задала невинный вопрос Сашетта. - Ладно, пойду, напьюсь гномьей водки, постреляю по двухвостым драконам, набью рожу этому противному Вельзевулу, а затем...
  - Потише, - встрепенулся Эдд, опасаясь даже слышать это самое "затем". - Пока еще рано. Хотя насчет противной рожи, решение не плохое. Но уж лучше я сам этим займусь. А ты готовься к вечеру. И кстати, смотри у меня, попадешься еще раз - не жди пощады.
  - Договорились, - дочка указала на шкаф. - Пап, не поможешь достать джем?
  Эдд покачал головой. Что за сорванец растет эта дочка?
  ...Вечер упорно не желал наступать. Вылизанная до блеска баночка стояла на письменном столе в окружении хлебных крошек, трех учебников и десятка тетрадок. Тут же щедрой рукой были разбросаны карандаши и цветные ручки. Не смотря на праздник, домашнее задание никто не отменял.
  Сашетта слизала с пальцев остатки джема. Как ни старалась, а замазаться пришлось. Сунула золоченую чайную ложку в пустую банку и решила от безделья помыть ее. Любимый черный кот Льют, названный в честь великого ученного Льютона, с величественной снисходительностью отправился сопровождать девочку. По дороге, по длинному коридору от ее комнат до основного корпуса дома, Льют так одолел хозяйку пустотрепством, что ей пришлось временно лишить того дара речи. Животное, конечно, возмущалось, но выражения протеста в виде вздыбленного хвоста и беспрестанного выпускания когтей Сашеттой просто игнорировались.
  Обои сменили свой цвет с оливкового на нежно зеленый. Это означало, что у мамы приподнятое настроение. А вот из зала, занимавшего без малого сотню квадратных метров, раздавались весьма нелестные крики отца. Сашетта заглянула в приоткрытую дверь.
  - Ну, кто так играет?
  - Черти безногие!
  - Бегать надо, бегать, а не ползать!
  - Куда ты его? Дай пас! Ну вот, опять!
  По широкому плоскому телевизору, вмонтированному в стену, передавали репортаж о встрече двух футбольных команд "Эльфийские крушители" и "Банда орков". Эдд болел за первую. Судя по счетчику времени в правом верхнем углу, прошло уже больше половины матча, а счет был в пользу орков: 3-2. Эдд всплеснул руками, кинул пустой банкой из-под пива "Местное" и принялся ругаться сквозь плотно сжатые зубы.
  Сашетта, прикусив нижнюю губу, прикрыла дверь. Когда отец в таком настроении, ему на глаза лучше не попадаться. И чего только интересного он находит в этом футболе? Двадцать два барана носятся за одним мячом. Однако Сашетта невольно задумалась. Если "Эльфийские крушители" все-таки проиграют, вечер может быть запросто испорчен. Отец чего доброго надуется и подарит ей какую-нибудь гадость, а то и вовсе не придет на торжество. Только, что здесь можно сделать? Футбол считался самой честной игрой. За соблюдением правил следили судьи, за которыми в свою очередь приглядывали магические стражи. Неподкупность игроков не вызывала сомнения, так как в случае доказанного факта взятки наказание было столь суровым, что еще ни один футболист на подобное не решился. И поле, на котором проводится матч, окружено тройной магической защитой от всевозможных заклинаний, способных повлиять на игроков и соответственно на счет. Сашетта вздохнула. Ей остается только молиться, что "Эльфийские крушители" проявят настырность и вырвут победу.
  Льют чинно последовал примеру хозяйки и сложил на груди передние лапки. У него была другая для этого причина. Кот надеялся, что Сашетта внемлет его немым молитвам и вернет дар речи. На сей момент не вышло.
  Сашетта двинулась дальше по коридору в направлении кухни. Цвет обоев постоянно менялся, но неизменно оставался приятным глазу. Льют попытался поточить когти о стену, но чуть не остался без оных. Сашетта обернулась, посмотрела с укоризной на кота и погрозила ему пустой банкой.
  - Весной все цветы так пахнут... - доносилось из раскрытой двери на кухню.
  Любимая мамина песня. Сашетта в нерешительности остановилась. В ее детском разуме сформировался логичный вопрос, на который пока не было ответа: а говорил ли отец маме, что разрешил съесть джем. Если нет, то хорошее настроение мамы тут же улетучится, и Сашетта рискует нарваться на серьезный разговор с отягощающими последствиями.
  Льют решил, что пришло время брать инициативу в свои руки или вернее лапы. Толкнув плечом дверь, он просунул в образовавшуюся щель голову. Сашетта попыталась остановить кота, но куда там. Только хвост успела схватить, отчего питомец против воли в отчаянии беззвучно разинул пасть и рванул, что было сил. Сашетта не ожидавшая подобного, потеряла равновесие и вместе с котом ввалилась на кухню.
  - Так-так-так, - Емека оборвала недопетую песню и уперла руки в боки. - Что здесь такое творится? Что за прыжки?
  Сашетта неуклюже поднялась, почесывая ушибленную о дверной косяк коленку. Льют, махнув хвостом, скрылся за столом, заставленным банками и тазиками с помидорами и огурцами. Похоже, что мама устроила закрутку на зиму. Конечно, могучим волшебникам, коими являлись Эдд и Емека, ничего не стоило щелкнуть пальцами, что бы решить вопрос пропитания, или же по телефону заказать всё необходимое в ресторане "Гном у плиты". Просто Емеке нравилось готовить. Ей нравилось творить собственными руками. И теплой зимой созерцать и поглощать плоды своих трудов.
  - Итак, голубушка, я вас внимательно слушаю, - теплый мамин голос таил в себе столько настойчивости, что Сашетта по неволе решила сознаться.
  - Я... упала. Это всё Льют виноват. А вообще, папа... - договорить она не успела.
  Громкое "бздынь" разнеслось по кухне. Емека в ужасе прижала ладони к лицу. Сашетта заглянула за стол. Льют воспользовался тем, что на него никто не обращает внимания, пытался забраться на стол. Однако, повстречавшись с незакрученной банкой с огурцами, зазвездился обратно вниз, прихватив по пути и пресловутую стеклянную тару. Теперь кот лежал на спине в луже рассола, куче огурцов и битого стекла. Он вяло шевелил лапами, изображая тяжелораненого.
  - Ах, ты... - когда надо Емека могла и словечко отпустить поострее и приложить побольнее.
  По ее ладоням потек синий огонь. Стремительно поднявшись по фалангам пальцев, с покрытых бесцветным лаком ногтей он сорвался уже в виде ветвистой плети молнии. Кота подбросило вверх. Запахло паленым.
  - Мама, зачем ты так. Он же не хотел, - запричитала Сашетта, бросаясь к любимцу.
  - Ничего страшного, я не сильно. Жить будет, - глубоко вздохнув, ответила Емека.
  - Да уж, весь хвост спалила, - проворчал Льют, осторожно переступая через зеленые тела огурцов. - Теперь и лапа болит. Неделю хромать буду. И за что? Из-за каких-то овощей. Это же не мясо. Стоп. Я же говорю. Во блин...
  - Это пока. А если не угомонишься... - сурово пообещала Емека, надевая синий передник, вышитый лазоревыми цветочками. - И что значит "я же говорю"? Ты вроде бы всегда был пустобрехом.
  - Похоже, молния разрушила мое заклинание, - рассеяно пробормотала Сашетта, бережно поднимая питомца на руки.
  - Осторожнее, там же ожог первой степени. Аж, мясо обуглилось, - Льют тут же вошел в роль бойца ударной роты, попавшего под прицельный обстрел вражеской артиллерии. - Мне бы отлежаться с недельку и рыбы побольше. Может и выживу.
  - Ладно, будет тебе рыба, - немного отошла Емека. - Только от костей сам чистить будешь. На большее можешь не рассчитывать. Но прежде вы оба поможете навести тут порядок.
  - Ну уж нет, дудки, - безапелляционно заявил кот. - Сначала зажарили, как шашлык на вертеле, а затем и в рабы гонят. Не выйдет.
  - Выйдет, куда ты денешься? - Емека решила больше не прибегать к помощи магии, а попросту взяла скалку.
  - Возьму и расскажу сейчас Сашетте, какой подарок вы приготовили, - усмехнулся в усы кот.
  Емека замерла на середине пути. Сашетта, пока мама не видела, поставила банку из-под джема в раковину, где уже красовалось с десяток поллитровок. Миссия выполнена, хоть всё пошло вкривь и вкось с первоначальным планом.
  - Значит так, сейчас вы уходите отсюда. И все остаются живы. Если нет, то одним кошачьим на планете станет меньше, - скалка угрожающе поднялась. - Я ясно выражаюсь?
  - Куда яснее, - проворчал Льют.
  - Мама, ты не сердись, мы уже уходим, - улыбнулась Сашетта. - Я сейчас вернусь тебе помочь, только Льюту окажу медицинскую помощь.
  - Я сама справлюсь, - отмахнулась Емека, она уже взяла себя в руки, и теперь лишь изображала решительность идти до конца в своих угрозах.
  Тугая волна сжатого воздуха мягко подхватила Сашетту и решительно вытолкала в коридор. Дверь захлопнулась, едва не прищемив коту пострадавший хвост.
  - Спасибо, что выручил меня с банкой, - сказала Сашетта, поглаживая любимца по голове, посчитав, что спектакль в кухне был разыгран, дабы отвлечь внимание мамы.
  - Да не за что, - кот благодушно встопорщил усы, помалкивая, что на стол его потянуло чистое любопытство. - Всегда к вашим услугам.
  - А ты и, правда, знаешь, что родители собираются мне подарить?
  - Ага, скажу за килограмм филейной вырезки.
  - Значит, не знаешь, - вздохнув, сделала вывод Сашетта.
  - Знаю, только говорить не велено, - обиделся кот. - Сама видела, что со мной чуть не случилось, а если я и в самом деле тебе расскажу, мне всех семи оставшихся жизней не хватит. Муки, которыми соблазняет Вельзевул, покажутся раем.
  - Ладно, пойдем, прогуляемся. Говорят, на свежем воздухе время летит быстрее, - предложила Сашетта.
  ...Зеленые холмы стройными рядами уходили далеко за горизонт. Редкие деревья сбивались в тесные группы, образуя небольшие рощицы. Солнечный диск медленно катился по небосводу. По асфальтированной дороге, тянувшейся с севера на юго-восток, изредка проносились автокары на антигравитационных подушках.
  Сашетта облокотилась на перила открытой веранды. Взгляд ее был устремлен далеко к самой линии горизонта. Воздух, наполненный запахами долины, пьянил. Рядышком примостился Льют.
  - Сколько раз видел эту красотищу, а всё никак привыкнуть не могу, - кот даже прослезился. - И уходить не хочется.
  - Зачем ты всё испортил? - вздохнула Сашетта.
  - Что испортил? - возмутился кот, вытирая глаза кончиком хвоста, про "мнимые" ожоги он уже и думать забыл.
  - Ощущение чего-то большого и прекрасного. А ты всё разрушил, - пояснила девочка неуверенная, что смогла выразить словами то, что царило в душе мгновения назад. - Холмы, деревья, воздух, тишина - вместе они... Не знаю. А ты убил тишину.
  - Вечно я в чем-то виноват, - насупился Льют. - Между прочим, есть уже хочется. Если вы, люди, можете питаться святым духом, то коты - нет.
  - До вечера ничего не получишь, - отказала Сашетта. - Сам знаешь. Нечего аппетит перед праздником портить. Да и поголодать немного тебе не помешает. Смотри, что это там вдали?
  - Где? А это. Похоже на облако. Хотя нет. Ковер-самолет последнего выпуска, - Льют махнул лапой. - Ничего интересного. Скорость так себе, никакой маневренности, да и высоту плохо держит. Вот метла - это вещь.
  - Ну тебя, с твоими ведьминскими замашками. Ты кот из благородного семейства, и про метлу потому забудь, - щурясь, упрекнула Сашетта. - Пойдем в дом. Скоро гости начнут собираться. Может, удастся что-нибудь стащить съестного.
  - А как же моя диета, - усмехнувшись, напомнил Льют.
  - Забудь, я же тебя люблю.
  ...Эдд прижал жену к себе, нежно поцеловал в щеку.
  - Как ты думаешь, она о ни чем не догадывается? - спросила Емека, положив голову мужу на плечо.
  - Всё хорошо. Я все еще сам не уверен, что выбрал верный подарок, - ответил Эдд.
  Его карие глаза заволокла серая поволока, как всегда бывало, когда он полностью уходил в свои мысли. Выбор сделан. Подарок определен, но подарок ли это? Эдд не мог найти ответ на этот вопрос. Сашетта всегда мечтала об этом, но была не готова принять столь сложную вещь, налагающую огромную ответственность. Может придуматься что-то другое, пока еще есть время? До чего же трудно быть одним из самых могущественных магов в мире. Даже подарка достойного для дочери не найти. Ведь, всё, что возможно придумать, Эдд способен создать с помощью своей магии, а такие вещи обычно не ценятся, если, конечно, это не что-то особенное. Захватывающее и пугающее, приятное и отвратительное, простое и сложное до невозможности.
  - Ага, вот вы где притаились, - выпрыгнула из темноты коридора Сашетта. - Опять уси-пуси? И не надоело за пятнадцать лет?
  - Вот найдешь себе такого же, спрошу тогда, - назидательно сказала Емека, немного отстраняясь от мужа. - Ты где была?
  - На улице. Посидела на веранде с Льютом. Видела ковер-самолет.
  - Надо же на них еще летают, - удивился Эдд. - Эта рухлядь опасна для жизни. Ни ремней безопасности, ни страховочных тросов, ни элементарных пакетов для... Э-э... Ну не важно.
  - Зато ветер в лицо, свобода вокруг и полное ощущение настоящего полета, - встала на защиту антиквариата Сашетта.
  - Вы еще подеритесь тут, - встрял в разговор Льют, медленно и важно появляясь в дверном проеме.
  - Надо же, уже вылечился. Какой у нас воздух, - усмехнулась Емека. - Может, лечебницу откроем, ветеринарную. - и прежде чем кот успел что-то возразить, сказала Сашетте. - Пойдем, готовится к ужину. Гостей будет море.
  Эдд остался с котом наедине. Льют прошелся по комнате, покачивая хвостом, выглянул в коридор и, полностью удовлетворенный, вернулся на место.
  - Я сразу все проверил, - усмехнулся Эдд. - Уж прослушивающие заклинания дочери, я распознаю без труда. Ну, что?
  - Ты о чем? - осведомился кот, играя под дурака. - Рыбы мне не досталось, только хвост подпалили.
  - Какой хвост? При чем тут хвост? - удивился Эдд. - Я тебе о Сашетте.
  - А что с ней? - продолжил Льют в том же духе. - С ней все в порядке. Любовались красотами. Блин, какие тут пейзажи. На месте большинства художников душу бы заложил, лишь бы разок здесь побывать.
  - Да ну тебя. Хвост, пейзажи, - махнул рукой Эдд. - Ничего доверить нельзя. Иди лучше Сашетту позови. Скажи ей, я буду ждать в гостиной через двадцать минут.
  Кот ухмыльнулся в усы и, важно переставляя лапы, удалился в сторону кухни.
  ...Эдд ожесточенно тер правый висок двумя пальцами. Чего разнервничался-то? Он и сам не знал. Однако успокоиться, никак не мог.
  - Пап, как дела? Кто выиграл? - в зал вошла Сашетта.
  Она успела переодеться и теперь щеголяла в темно-синем приталенном платье до колен. Эдд улыбнулся, увидев ее такой.
  - О чем ты? - спросил он, пытаясь понять ее вопрос.
  - Кто выиграл в футбол? Ты вроде смотрел по телевизору, - напомнила Сашетта, задумавшись, а должна ли она об этом знать. - Или нет?
  - Ах, да. Смотрел, а как же. Это прошлогодний финал первенства. "Крушители" вытянули победу в дополнительное время, - Эдд поднялся с дивана и подошел к дочери. - Но это не важно. Я его уж раз тридцать смотрел.
  Сашетта удержалась от вопроса: для чего. Футбол ей не было дано понять.
  Неожиданно в комнате померк свет. Не то, что бы он погас окончательно и бесповоротно, просто стал более тусклым, словно в электросети резко уменьшали напряжение. Сашетта заозиралась по сторонам и наткнулась на широкую улыбку и лучившиеся светлой грустью глаза отца.
  - Знаешь, я решил сделать тебе подарок до того, как все соберутся, - голос Эдда, как странно сипел. - Я, конечно же, мог прочитать тебе длинную лекцию о том, что ты стала взрослее на год. О том, как это важно. Сколько прибавилось ответственности. И прочим. Но не стану. Скажу лишь, что мы с мамой любим тебя дочка. И всегда будем любить. В любом возрасте ты останешься для нас дочкой. А теперь, держи.
  Эдд протянул правую руку, которую держал за спиной во время короткого монолога. Глаза Сашетты вспыхнули ярче звезд от счастья. На раскрытой ладони отца лежал небольшая прозрачная сфера. Внутри клубились лохмотья тумана, сквозь которые можно было разглядеть синий пополам с белым шарик, вращавшийся вокруг своей оси.
  - Мир, - прошептала Сашетта восхищенно. - Мой собственный мир.
  
  - Да, теперь это твой мир, - согласился отец, передавая сверкающую голубым светом сферу дочери. - Ты за него в ответе. Так что это не совсем подарок. Наверное, правильнее назвать это признанием твоего взросления.
  Сашетта, все еще не веря, впилась взглядом в мерцающую сферу. Целый мир. Мир, где она творец и разрушитель, бог и сатана, всё и ничто. ЕЁ мир.
  - Будь внимательна. Я знаю, что вас еще не учили работать со столь глобальными объектами, - голос отца доносился откуда-то издалека. - Твой учитель Парум согласился на несколько внеклассных занятий. Так что он разъяснит тебе основные принципы миропостроения. Так же он любезно согласился в случае успеха, перевести тебя на следующий год без экзаменов.
  - А? Что? - хоть Сашетта и пребывала во власти радужной эйфории, последние слова отца она расслышала хорошо. - Разве это не подарок на день рождения?
  - Конечно, подарок, - согласился Эдд. - Но учти, мир - это не игрушка. Так что тебе следует понять, что можно делать, а чего нельзя.
  - Я уже не маленькая, - возмутилась Сашетта, первый восторг медленно оплывал горячими потеками. - Могу разобраться, что хорошо, а что плохо.
  - Вот и отлично, - Эдд постарался быть мягче. - А заодно и экзамены сдашь. Ведь одно другому не мешает? Пойми, если ты действительно осознаешь, что, значит, быть взрослой, то летние каникулы начнутся раньше и без нервотрепки сессии. Разве это не замечательно?
  - Ты лучше всех, папа, - Сашетта, разобравшись, куда клонит отец, бросилась ему на шею. - Ты лучше всех.
  - То-то же, - улыбнулся Эдд. - Пойдем на кухню, маме поможем, а то скоро гости нагрянут.
  ...Гости пришли вовремя. Их было так много, что Эдду пришлось на время даже поступиться правилами и раздвинуть стены дома. Сашетта счастливой улыбкой одаривала каждого входящего. После чего тот попадал в лапы Льюту, коту-любимцу девочки, который важной походкой провожал важную особу до общего зала, по пути ненавязчиво донимая гостя пустыми монологами и скучной рекламой, заплативших коту фирм.
  Гулянка затянулась до утра. Сашетту веселую, но уставшую, отправили спать около трех ночи. Льют остался "контролировать" обстановку. Гости бойко наяривали разухабистые песни и ловко отплясывали сложные фигуры современных танцев. Спиртное лилось рекой, благо синдром похмелья никому не грозил. На столах появлялись новые блюда, и тут же стремительно исчезали под атаками наседавших едоков.
  Дюжина особо упившихся гостей, в том числе и баба Ена, почтенная уважаемая всеми старушка, взобрались на столы и устроили настоящую вакханалию. Через полчаса их пришлось силой стаскивать оттуда. Невозмутимый Льют аккуратно и лаконично записывал весь компромат на камеру, так, на всякий случай.
  Провожая последнего гостя, способного уйти на своих ногах, Эдд вытер пот со лба и узрел на востоке розовую полосу, предвещавшую близкий восход солнца.
  - Да уж, повеселились, - усмехнулся он. - Хорошо хоть репортеров не было. Неплохой материальчик они бы тут нашли.
  - Отчего не было, - Льют беззаботно помахивал своей камерой, примостившись на перилах веранды. - А материальчик и вправду хорош. Как думаешь, сколько за него дадут в "Эльфийском курьере"?
  Эдд запустил в кота тапком, но в силу толи природной ловкости Льюта, толи в силу известных свойств алкоголя, промахнулся.
  ...Утром Сашетта проснулась довольно поздно. Благо в Академию сегодня не идти. Выходной. Отчаянно зевая, она откинула одеяло в сторону. Солнце пробивало сквозь опущенные жалюзи. Сашетта, сощурив глаза, на ощупь нашла пухлые тапочки с мордочками зайцев и двинулась к ванной.
  В связи с тем, что празднование изрядно затянулось, остальные члены семьи, даже Льют, еще спали. Сашетте представилась уникальная возможность полноправного царствования в ванной, не ожидая никаких окриков, вроде "поторапливайся" или "нечего развлекать русалок и кормить китов в ванной". Более того, впервые в жизни Сашетта умывалась раньше родителей. Но полностью осознать и воспользоваться моментом (и вправду покормить китов, например) она не могла из-за цепких когтей сна, что все еще держал ее крепко.
  Груда подарков занимала весь дальний угол комнаты Сашетты. Цветной бумаги и радужных бантов было так много, что рябило в глазах. Коробки и свертки мостились друг на друга, изображая некое подобие пирамиды или скорее неправильную колонну.
  Умывшись, Сашетта принялась к их сортировке. В основном все дарили мелкие безделушки, которые были приятны для глаза, но полностью бесполезны. А что еще нужно девочке-подростку? Уж никак не пылесос с внутренним навигатором от "Гномс Инк" или скатерть-самобранка последней модели. Поэтому Сашетта отложила в сторону маленькие аккуратные свертки и совсем крохотные шкатулки. С ними всё ясно. А вот, что в больших коробках?
  ...Льюту снилась рыба. Большая жирная форель. Еще живая она лежала на берегу реки, жадно хватая ртом воздух, надеясь почувствовать родную стихию. Тело периодически выгибалось дугой, взлетало на миг и шлепалось обратно. Хоть до воды было совсем ничего, шансов у форели не осталось.
  Льют медленно поднялся и, бесшумно переставляя лапы, направился к рыбе. Есть совсем не хотелось, азарт охоты... Какая тут охота, если беспомощная жертва лежит на боку, тупо тараща один глаз в небо, а второй в рыжий песок. Скукота. Надо, чтобы...
  Река внезапно вздыбилась, и высокая волна ударилась о берег, подхватывая форель и заодно и самого Льюта. Кот дернул лапами, испугано мяукнул, забыв, что может говорить, и проснулся. Оказалось, что сон не такой уж сон. Льют был мокрым от носа до кончика хвоста.
  - Вставай, лежебока, - над ним стояла Сашетта с пустым кувшином в руках.
  - За что? - жалобно простонал кот. - Я полдня вчера наводил марафет. А ты... А ты одним махом всё псу под хвост.
  - Хватит нудить. Пойдем лучше, посмотришь, что мне подарили, - Сашетта отставила кувшин в сторону и схватила мокрого кота за хвост.
  - Осторожней, больно же, - возопил Льют. - И вообще, мне необходимо обсохнуть и выпить чашечку кофе.
  Сашетта щелкнула пальцами, и шерсть кота тут же вспушилась и засияла чистым медным цветом, а перед носом Льютона оказалась полулитровая пиала, наполненная до краев черным ароматным напитком.
  - Наверняка кипяток, - продолжал ворчать кот, но кофе выпил залпом. - Ладно, показывай.
  ...Лента с противным визгом смоталась в клубок и исчезла под кроватью. Льют проводил ее скучающим взглядом. Это только юнцы бросаются на все, что движется.
  - Интересно, еще одна коробка, - пробормотала Сашетта, вытаскивая обернутый в синюю фольгу сверток.
  - Ага, уже седьмая, - констатировал кот. - Похоже, там внутри еще одна. А там еще и еще. Видно кто-то не сумел придумать ничего путного и решил сыграть в красивую упаковку.
  - Ладно, пусть, - Сашетта отложила синюю коробку в сторону, решив не связываться, чтобы потом не было обидно, сели вдруг Льют прав. - А здесь что? Похоже от тети Алисанды.
  Фольга весело треснула под неудержимым натиском девочки. На пол посыпались какие-то фигурки различных форм и размеров, упакованные в целлофан.
  - Точно, от нее, - согласился Льют, с сомнением потрогав лапой одну "фигурку". - Двадцать коллекционных покемонов. Оригинально. В прошлом году вроде были хазги или андроиды?
  - Хватит издеваться, - попросила Сашетта. - У тети просто тяга к детским вещам, вот и все. А хочешь, я покажу, что подарил мне папа?
  Льют неопределенно махнул лапой. Признаваться в том, что он прекрасно знал, что ей подарят родители, коту не хотелось, вот и пришлось разыгрывать интерес.
  - Смотри, - Сашетта с восхищением вытащила из стенного шкафа сверкающую сферу мира. - Здорово, правда?
  - Угу, - согласился Льют. - А как ты его назвала?
  - Пока никак, - смутилась Сашетта. - Не до этого было. Может... э-э... Флъен? Или Калпух?
  - Боже мой, - Льют даже язык вывалил набекрень, показывая сколь отвратительные имена. - Это же мир. Надо что-то оригинальное и простое в тоже время.
  Сашетта задумалась. Что может быть проще, чем придумать имя? Оказалось, что много чего. Пройдясь по комнате, девочка выглянула в окно. Зеленеющие холмы волнами уходили к горизонту.
  - Назову я его Землей. Ну, как? - спросила она, скосив глаза на кота.
  - Оригинальностью, конечно, и не пахнет, но зато произносить легко, - Льют почесал кончик уха. - Кстати, насчет запахов. А чем это пахнет на кухне? Пойду, разведаю.
  Сашетта поняла, что любимец не хочет продолжать разговор о подарке. Ну и черт с ним. Она подняла сферу на уровень глаз и заглянула внутрь. В глубине чернильной темноты плавал коричневый шарик. Лучшего подарка на день рождения трудно ожидать. По возрасту Сашетте было еще рано заниматься столь сложным делом, как владение миром. Но она чувствовала, что это ее призвание. Сколько себя помнила, она всегда мечтала, что однажды станет обладательницей чудесной сферы. И вот, вчера этот миг пришел. Вспоминая вечер и лицо отца, Сашетта захлопала в ладоши от счастья.
  ...Коридоры Академии еще мгновение назад пустынные, словно тундры Дальномирья, заполнились гудящей толпой учеников и молчаливыми башнями учителей. С диким ревом по лестнице промчалось неопознанное существо. Вслед за ним неслось трое лаборантов. Похоже, опять какая-то тварь выбралась из зверинца, решила Сашетта, покрепче прижимая к груди стопку учебников.
  - Шетточка, ну как все было? Рассказывай, не темни, - ее под локоть подхватила Вис, рыжеволосая девчонка.
  Когда-то они были лучшими подругами, но теперь Сашетта старалась держаться от Вис и ее сумасшедших выходок подальше. Да и компания вокруг рыжей в последнее время подбиралась та еще. Нахальная Кайра, тупой Хонш, бритый с сальными глазками и вечно раскрытым ртом Нозри, а еще этот Кайлос - угрюмый парень, считающий себя пупом мироздания. Сашетта передернула плечами, вспоминая его колючий взгляд.
  - Ну, что молчишь? Заснула что ли? - наседала Вис. - Что подарили? Гостей много было?
  Праздник для близких друзей Сашетта проводила отдельно еще до самого дня рождения. Они славно повеселились. И Вис была там. Пусть бывшая, но все жё лучшая подруга. А вот на домашний праздник не был приглашен ни один из друзей по Академии. И не то, чтобы родители были против, просто самой Сашетте так хотелось. Это был рубеж, за которым лежала взрослая жизнь, поэтому она провела его среди взрослых.
  - Да все прошло чудесно. Надарили кучу всякой ерунды. Ты же знаешь, как это бывает. Сама еще весной праздновала, - отмахнулась Сашетта. - Гуляли до утра. И не уверена, что все гости смогли покинуть дом до восхода.
  - А мальчики там были?
  - Вис, ну какие мальчики? Это же родные и друзья родителей. Самый молодой мужчина был старше меня вдвое. К тому же лыс и уродлив, - Сашетта скривилась, вспомнив лицо Сеньона, троюродного дяди по линии матери.
  Вис продолжала лезть с кучей вопросов. Кто был в каком наряде? Сколько Великих Магов было на празднике и так уж ли они велики, как говорят? Что подавали к столу? И самое главное - что всё-таки подарили? Сашетта вяло отбивалась расплывчатыми фразами. Они медленно пробирались сквозь толпу учеников в аудиторию профессора Мера. И к сожалению Сашетты использовать магию в личных целях в Академии было запрещено, не то она или заклеила бы Вис рот, или переместилась прямо в аудиторию.
  - Сашетта, зайди-ка ко мне на секундочку, - слева неожиданно возник учитель Парум.
  - Хорошо, - ответила та с облегчением.
  Вис улыбнулась напоследок и пообещала подождать подругу после занятий. Сашетта прошла вслед за учителем, в мыслях превознося его, как ангела-избавителя. В данный момент, можно сказать, она его любила. Не смотря на страшную разницу в возрасте, не смотря на неприглядную короткую стрижку и нелепые очки, не смотря на то, что он даже не подозревал о чувствах, душивших девочку. Она выдохнула и погнала прочь романтическую бредятину, что кружила в голове.
  - Присаживайся, - предложил учитель, указывая на свой стул. - Думаю, твой отец уже говорил о том, что мы с ним кое о чем договорились?
  Сашетта кивнула.
  - Он говорил также, что вы мне поможете, - сказала она, в мыслях пестуя сферу своего мира. - Мы ведь должны только в следующем семестре проходить основы миропостроения.
  - Да-да, конечно, - согласился Парум. - Знаешь, твой отец весь неординарная личность. Я бы никогда не рискнул на столь преждевременный поступок. Но он верит в тебя. Это его право. А я постараюсь, что бы ты ни наделала бед. Ладно. Приступим. Сегодня мы с тобой разберем первые три основных закона построения миров. А также элементы заклинаний, поддерживающих существование объекта.
  ...Ковер-самолет с размаху ударился о землю. Прорыв широкую колею в дерне пару метров длиной, он замер. Человек, сидевший сверху, перелетел через голову и тяжело шмякнулся на спину.
  - Необратимые повреждения, - взвыл металлический голос. - Конец жизненного цикла. Вы проиграли. Хотите начать сначала?
  Льют с раздражением отбросил джойстик в сторону. Сегодня ему решительно не везло. Сашетта, придя из своей Академии, прогнала любимца, сославшись на какие-то важные дела. На кухне висел здоровенный замок-обманка, верный признак того, что мощное заклятье охраны активизировано и готово испепелить любого, кто не знает пароля. Может, что по телеку интересного? Льют пощелкал каналы. Ничего. Одна скукотища. Кот выключил телевизор и вывел на экран изображение с внешних камер наблюдения (для того, чтобы активировать внутренние, тоже требовался пароль).
  А вот тут что-то интересное. К дому приближалась малознакомая фигура. Льют задумчиво почесал кончик правого уха задней лапой и направился к двери. Гостей как-никак встречать полагается.
  Вис оглянулась по сторонам. В гостях у Сашетты дома, не смотря на то, что они лучшие подруги, она была лишь пару раз и то довольно давно. Оттого сейчас Вис буквально дырявила взглядом всё вокруг. Милый заборчик, но у меня лучше. Чудесные клумбочки с цветочками (кажется, анютины глазки), но к чему они здесь. А эти липы вдоль мощенной резным пластиком дорожки и вовсе полная нелепость.
  Глупая Сашетта не дождалась ее после занятий (а может, намерено избежала встречи), и Вис лишилась возможности узнать, что же за подарки получила лучшая подруга. Отчего теперь пришлось тащиться к ней домой.
  Вис подошла к двухметровой двери с говорящим звонком, постояла немного, а затем осторожно тронула ручку в виде изогнутого львиного хвоста с кисточкой рыжей шерсти на конце. Ничего. Слава богу, охранного заклинания нет. А то ведь и руку могло оттяпать.
  Вис толкнула дверь, и та легко без скрипа раскрылась. Девочка вошла в широкий холл и с любопытством оглянулась. Шикарно живут, подумалось ей. Пожалуй, получше, чем мои родители. А это что за статуэтка? Вис заметила возле лестницы, ведущей на второй этаж, симпатичный столик с керамической вазой в виде стройной женщины, несущей на плече кувшин.
  - На абордаж!!! - раздался дикий нечеловеческий вопль.
  Вис вздрогнула, обернулась на звук и отчаянно завизжала. Прямо на нее с перил верхнего этажа пикировал здоровенный кот, в зубах которого был зажат зловеще блестевший нож. Вис вкинула руки, пытаясь защититься, и тут же ощутила тяжесть кошачьего тела на своей голове. Прическа, на которую утром ушло сорок минут, мгновенно пришла в негодность, а злобный кошара выпустил когти.
  - Пустить им кровь!!! - радостно вопил Льют, взгромоздившись на голову жертве.
  Вис уже визжала, не переставая. А когда, обернувшись, увидела в зеркале, висевшим на стене, что ужасный кот замахнулся своим ножом, и вовсе чуть не осипла. Ноги ее сами бросились вперед, не разбирая дороги. Руки вцепились в шерсть кота и пытались отодрать оного от головы. Льют вопил какую-то нелепицу, а когда почувствовал боль, укусил девчонку за руку.
  Сашетта выбежала из своей комнаты, но успела заметить лишь, как подол платья Висы скрывается за входной дверью. Кота она обнаружила висящим поперек перил на веранде.
  - Ну, где вы были? - раздосадовано протянул Льют, облизывая лапу. - Еле отбился. Да еще и шаровой молнией досталось. Больно шваркнула меня.
  - Что здесь произошло? - Сашетта уперла руки в боки, как делала мама, когда была рассержена.
  - Гости к тебе приходили, но не дождались, - усмехнулся кот, проигнорировав "страшную" позу. - Скучно мне что-то.
  ...Вечер застал Сашетту за созерцанием сферы мира. Она, впившись взглядом в голубой шарик, приближала то один клочок поверхности, то другой, пытаясь понять, что же ей хочется увидеть в будущем на этих просторах. Советы и правила, поведанные Парумом, прочно засели у Сашетты в голове. Перво-наперво надо создать условия для жизни.
  Воздух и вода. Первоэлементы жизни. Сашетта прошептала заклинание, выученное только сегодня. Барьеры, разделяющие спрятанный внутри сферы шарик и внешний мир, на время ослабли. Сашетта наклонилась и осторожно дунула. Воздух буйным ветром промчался по новым владениям. Теперь второе. Сашетта сунула палец в заранее заготовленный стакан с водой. Тут уж надо очень постараться не переборщить. Мокрый палец на мгновение завис над миром, а затем на пыльную равнину низринулась капля животворной влаги.
  - Достаточно, - прошептала Сашетта, наблюдая, как вода покрывает коричневый шарик, и прочла запечатывающее барьеры заклинание. - Не стоит торопиться.
  - А теперь дефибриллятор, - зловеще прошептал Льют, выглядывая из-за плеча Сашетты.
  ...Коридор погряз в вязкой полутьме. Тусклого света двух сорокаваттных лампочек не хватало, чтобы разогнать ее. Парочка припозднившихся призраков тихо мурлыкала какой-то грустный мотив. Эдд шикнул на них. Повадились ошиваться тут каждый вторник. Забулдыги бездомные. Призраки, хохотнув, исчезли, просочившись сквозь стену на улицу.
  - Туда вам и дорога, - буркнул Эдд, который терпеть не мог неприкаянные души. - Надо было при жизни дела доводить до конца.
  Он проснулся среди ночи от неясного чувства. Что-то противно скреблось внутри. Просилось наружу. Эдд посидел немного на краю кровати, прислушиваясь к своим чувствам. Емека мирно спала рядышком, отвернувшись лицом к стене. Волосы ее разметались по подушке.
  Так и не определив источник тоски, Эдд решил прогуляться в туалет. Может полегчает. Проходя мимо комнаты дочери, он заметил пробивающий из-под двери голубоватый свет.
  Эдд не стал стучаться, чтобы не будить дочь, если та спит, а лишь отправил мысленный вызов. Ответа не было. Он дунул на дверь, и та стала прозрачной.
  От картины, открывшейся ему, Эдд невольно улыбнулся. Кровать стояла не разобранная, на столе в беспорядке лежали типичные для ученика Академии вещи. А под ним на полу покоилась горящая голубым светом сфера. Рядышком, свернувшись в позу эмбриона, лежала Сашетта.
  По смятой одежде, мерному дыханию и безмятежной ауре Эдд определил, что дочь спит уже часа два. Совсем замаялась с его подарком. Прошло уже две недели, а она не отступает от намеченной цели ни на шаг, с поистине маниакальным терпением проводя большую часть свободного времени в изучении мира и последствий тех или иных своих решений.
  Эдд вздохнул, покачал головой и осторожно толкнул дверь. Не хватало только, чтобы его дочь спала на полу. Правая нога надавила на что-то мягкое и податливое. Тут же раздался истошный вопль, правда, заглушенный еще в зародыше мгновенно вырвавшимся заклинанием Эдда. Льют, обиженный попирательством своей чести, безмолвно бурча, выполз из-под его ноги и, хромая на заднюю правую лапу, направился в дальний угол.
  Эдд проводил его суровым взглядом. Не дай бог еще чего учудит, да дочь разбудит. Но нет. Кот покрутился немного и, свернувшись клубком, сладко зевнул. Эдд поднял аккуратно Сашетту на руки и опустил на кровать, успевшую приготовиться к принятию хозяйки. Одеяло мягко скользнуло, накрывая тело девочки.
  Убедившись, что с дочкой всё в порядке, Эдд поднял с пола сферу мира. На секунду его взгляд задержался на ней. Молодец, дочка. Эдд разглядел семь континентов и громады океанов, омывавших их. Материки по большей части были покрыты зелеными лесами, пронизанными нитями рек и вздутиями гор. В водоемах кишели непонятные создания. Одни охотились на других. На суше происходило то же самое. Формы и размеры существ поражали воображение. Сам Эдд в последнее время не очень-то напрягался с фантазиями при создании миров. Лишь еще детский разум способен на творение с подобным масштабом.
  Гордость наполняла грудь отца, когда он покидал комнату дочери.
  
  
  - Наш мир лишь звено в циклической цепи. Более того, сама цепь является не более чем частичкой Великой мегавселенной, размеры которой неизвестны никому, - Парум на секунду замолчал, задумчиво скосил глаза на притихшую ученицу и продолжил: - Как ты, наверное, знаешь, нас со всех сторон окружает Хаос, первородное состояние материи. Кто выковал первую цепь мироздания неизвестно, да и где находиться эта центральная цепь теперь уже не понять. Но именно от нее пошли витки новых цепей, которые скреплялись между собой ключевыми мирами.
  - Это как? - у Сашетты от полученной информации аж голова разболелась.
  - Ну, как бы объяснить? - задумался учитель. - Давай-ка, лучше пока разберем устройство одной цепи. Тогда думаю, тебе станет понятно и остальное. Согласна?
  Девочка кивнула. Как не согласиться с учителем? Да и других вариантов она не видела.
  - Итак, представь, что мир, который подарил тебе отец, создала сама лично. Хотя это вовсе и не обязательно, хм... - учитель немного запутался, миропостроение не было его коньком, да и преподавать его полагалось нескоро, там и понятиями оперировать можно было иными. - В общем, представь свой мир. Жизнь на нем развивается согласно установленных законов эволюции. Будут звери, птицы, прочие ... хм, гады. Но потом им на смену или вернее их дополнят существа, обладающие разумом. Они станут в свою очередь развиваться, обусловленные рамками мира и сложившейся обстановкой. Однажды наступит такой момент, когда новая цивилизация выйдет на такой уровень, что один или несколько ее представителей сможет создать свой мир. Понимаешь меня? - Сашетта утвердительно кивнула. - На этом пути может смениться множество цивилизаций, может даже ни один вид разумных существ. Может даже случиться такое, что нужный уровень так и не будет достигнут. В этом случае мир будет тупиковым. Если же мир все-таки будет создан, то возникает потенциальная возможность, что на нем пойдет всё тем же путем. Вложенность миров иногда достигает колоссальных размеров, но всегда так называемый конечный мир крепится к первоначальному. Это очень трудно понять и представить. Но получается так, что первоначальный мир оказывается внутри конечного, отчего образуется цикл. Это напоминает змею, кусающую свой хвост. Конечность того или иного цикла определяется потенциалом первичного заклинания миросотворения. Чем сильнее был маг, сплетавший заклятье, тем длиннее будет цепь.
  Сашетта чувствовала, как в голове сгущается туман. Учитель говорил о таких вещах, от которых девочка имела смутное представление.
  - Так вот, - продолжал между тем Парум. - А теперь представь, что мир не остановился на месте, а продолжил развитие. Время пустых войн и раздоров прошло, и на свет стало появляться всё больше и больше магов способных творить миры. Хотелось бы сразу заметить, что чем больше степень вложенности мира, тем слабее возможности местных магов. Так вот, допустим, десяток магов создали по два мира. Итого мы получили двадцать новых звеньев, которые, однако, расположены разрознено друг от друга. Иными словами, мы получаем возможность к двадцати петлям, которые в будущем будут зациклены на этом мире. Ясно? - Сашетта неуверенно кивнула. - Для последующих вложений первичный мир становиться еще и ключевым, так как от него пошла петля. И если разрушить его, падут и остальные миры. Собственно говоря, я к чему это всё рассказываю. Просто хочу, чтобы ты поняла, какая это ответственность - собственный мир. Хаос постоянно ищет бреши в нашей защите, старается прибрать к рукам рухнувшие миры, и через образующиеся щели проникает все дальше. Мы стараемся удержать его за рамками мегавселенной, ну или хотя бы на своем участке мегавселенной, и соответственно расширить ее размеры путем создания новых миров. Вопросы есть?
  - Да, - голос Сашетты дрожал. Она была поражена раскрывшейся перед ней панорамой. - Насколько вложенным является наш мир?
  - Насколько разобрались наши маги-аналитики, наш мир является первичным или же вторым по вложенности, хотя уверенности нет. Как можно определить это достоверно? Ведь каждый мир, от которого уходят ветви, является в каком-то смысле первичным, - ответил Парум, пораженным серьезностью вопроса. - От нас отходит около двух сотен миров, на девять десятых уже закольцованных.
  - Боже мой, - прошептала Сашетта, на миг представив, что однажды их мир падет.
  - Новые исследования показали, что в случае уничтожения первичного мира, у вложений есть реальный шанс спастись, если к тому времени у них сформируется собственный цикл. Они будут гораздо сильнее подвержены влиянию Хаоса и оторваны от общей структуры мегавселенной, но есть-таки шанс, что один из миров зацепиться за терминатор пограничья, - Парум словно прочел ее мысли. - Так что, будь осторожна в своих решениях.
  ...Сколько прошло времени со дня рождения дочери? Три недели? Четыре? Пять? Эдд посмотрел на календарь, висевший на платяном шкафу. Всё-таки пять. А структура мира под пустым названием Земля уже полностью сформировалась. Жизнь била ключом, появлялись все новые и новые виды существ. Эволюция формировала будущих властителей мира. Пока что ими являлись здоровенные ящеры. Но появились зачатки разума, правда, совсем еще примитивные у рептилий, охотящихся стаей.
  Сам Эдд смог достичь нечто подобного лишь на пятом курсе обучения в Академии. Дочь смогла на третьем. Значит, он не ошибся, и теперь главное поддержать ее и направить в нужном направлении. Долго держать заклинание, дающее силы к существованию Земли, он не мог. Еще максимум месяц и все. Он и так растрачивать силы между семью своими мирами, и это был его потолок. Эдд чувствовал, что сможет снова создать новый мир еще не скоро.
  ...Странный топот доносился из зала. Сашетта, делавшая уроки у себя в комнате, услышал его минут десять назад. Что же должно происходить в зале, если звуки долетали до западного крыла, расположенного в тридцати метрах от центрального корпуса дома? Сашетта закрыла учебник и отправилась это выяснять.
  Дверь в зал приоткрыта. Звук усилился. Казалось, что по комнате носилась целая бригада гномов. Но что они здесь забыли? Сашетта заглянула в комнату и чуть не упала от смеха.
  Льют нацепил розовые с черные полосами по бокам короткие шорты с хвостом на перевес, зажатым в передних лапах, прыгал на стенку и обратно. При этом он что-то глухо напевал себе под нос.
  Сашетта, подавив рвущийся хохот, подошла к коту поближе и заметила в ушах любимца крохотные горошины наушников. Телевизор стоял включенный. На экране прыгали какие-то гривастые музыканты, но звука не было слышно. Всё ясно. Сашетта ехидно усмехнулась. Льют решил развлечься рок-концертом в одиночестве. Ну, ничего.
  Сашетта решительно переключила на пульте канал и тут же нажала кнопку "Звук на максимум". Секунду ничего на экране не отображалось, а затем медленно всплыла заставка местных новостей. Вспомнив, как обычно при этом играет музыка, Сашетта даже пожалела кота, но уже было поздно. Льют, взвыв, взмыл вверх и вцепился когтями в потолок.
  Девочка, вздохнув, выключила телевизор. Льют продолжал висеть на потолке, дико вращая глазами и вопя что-то несуразное. Попытки призвать шокированного кота вернуться к нормам приличного поведения не возымели успеха.
  - Ну, сам напросился, - сказала Сашетта, закатывая рукава.
  Запах валерьянки резко ударил в нос, а вопящий кот заткнулся и осмысленно посмотрел вниз. Через полминуты он, что-то мурлыча, мешком рухнул вниз. Сашетта подняла обмякшее тело любимца на руки и отнесла в свою комнату. Вернувшись в зал, она с унынием констатировала факт, что обои на стенах испорчены бесповоротно, и без магии здесь не обойтись, а, значит, родители обо всем узнают.
  В коридоре раздалось робкое тренькание видеофона. Сашетта подошла и посмотрела на голубой дисплей. Тетушка Рынза. Не то, чтобы Сашетта ее не любила, просто тетушка слыла самой большой болтушкой. От нее было не так-то просто отделаться. И точно. Не смотря на то, что девочка весьма доходчиво объяснила, что родителей еще нет дома, пришлось потратить четверть часа на выслушивание всех новостей города и редкого поддакивания.
  Немного выбитая из колеи Сашетта решила покончить с уроками и немного вздремнуть. Она вернулась в комнату и наткнулась на спящего прямо на драгоценной сфере Земли Льюта. У Сашетты все похолодело внутри. Предчувствие недоброго сдавило грудь и ударило в голову тугой волной. Сашетта отбросила кота в сторону и склонилась над миром. Льют, слабо мяукнув, приземлился на кровать хозяйки и, безжизненно разбросав в стороны лапы, кулем скатился на пол.
  Сашетта не смотрела на любимца, только на сферу. Чтобы проверить, всё ли в порядке, ей пришлось ослабить магические барьеры, составляющие сферу. Так. Здесь все в порядке, и тут тоже. Здесь пики гор вроде бы на том же уровне, и океан на места. Похоже, повезло. Сашетта перевела дух.
  - А это что такое? - не осознающий собственных действий Льют подкрался к хозяйке, прополз под ее склоненной фигурой и тыкнул острым когтем прямиком в сферу.
  Сашетта не знала, выдержали бы барьеры подобный удар, будь они включены на полную мощность, но сейчас в ослабленном состоянии не смогли оказать сопротивления проникновению кота. Коготь ударил в котлован моря, расположенного на западном полушарии. Последствия были колоссальные. Над поверхностью земли вспух гигантский гриб взрыва. Льют отдернул лапу и зло зашипел. На глазах растерянной Сашетты мир стремительно покрывался темным облаком чего-то непонятного.
  - А-а-а, - закричала девочка. - Что ты наделал?
  Кот угрюмо молчал. Под действием валерьянки он представлял собой яркий пример тяжелого запоя. Сашетта возможно прибила бы его на месте от отчаяния, если бы в этот момент домой не вернулся отец.
  ...Сашетта только-только успокоилась. Тело ее еще била дрожь от пережитого, но она уходила на убыль. Отец прижал ее заплаканное лицо к груди и ласково гладил по волосам.
  - Ка-а-ак же так? - протянула Сашетта, голос ее сбивался. - Ка-а-к же?
  Эдд молчал. Гибель большей части живого мира, кого угодно приведет в подобное состояние. Эдд уже осмотрел последствия вмешательства Льюта и пришел к утешительному выводу, что все-таки мир жить будет. Несколько миллионов местных лет, конечно, это будет темное время, но затем всё восстановиться. Объяснять это дочери было пока еще бесполезно, но как только она придет в себя, он подскажет всё, что нужно.
  ...Льют стоял перед семейным судом, хмуро глядя в пол и нервно теребя в передних лапах хвост, для чего ему пришлось встать на задние. Лицо Емеки не предвещало ничего хорошо. О произошедшем она узнала со слов мужа, и ее мнение не давало коту никаких шансов оправдаться. Сам Эдд был настроен не столь категорично. Сашетта сидела на коленях рядом с диваном. Она смотрела в сторону, не в силах скрестить взгляд со взором любимца. Все чувствовали себя неловко. Лишь Емека подготовила себя по-боевому.
  - Есть ли сему поступку оправдание? Или же мы сразу передадим преступника в руки Совета Жизни? - спросила она.
  Последнее означало, что семейный суд не в праве рассматривать подобные дела, а вот Совет Жизни занимается именно такими вопросами. Там кота ждало лишь одно: смерть.
  - Льют, ты можешь что-нибудь сказать в свое оправдание? - спросил Эдд, поглядывая на дочь.
  Кот замялся. Ему было плохо. Последствия воздействия валерьянки еще не прошли, и он туго соображал.
  - Я ничего не помню, - наконец, выдавил он.
  Емека только теперь обратила на состоянии кота. Она нагнулась, резко вдохнула идущий от Льюта запах и тут же сморщилась.
  - Он еще к тому пьян, - возмутилась она.
  Кот вжал голову в плечи, ожидая немедленного наказания.
  - Нет, так дело не пойдет, - Емека принялась попутно плести заклинания перемещения. - Надо немедленно передать его на рассмотрение Совету Жизни. Животное опасно для окружающих. Мало того, что мир разрушил, так и оказывает тлетворное влияние на мою дочь.
  - Какой мир? - робко подал голос Льют.
  - Не надо, мама, - поднялась Сашетта.
  Кот впервые поднял глаза на хозяйку.
  - Это я во всем виновата, - Сашетта не удержалась и снова разрыдалась, вспомнив о поврежденной сфере.
  Она рассказала полностью всё, как было.
  - И раз это мой мир, значит, я за него в ответе. И мои необдуманные действия привели к катастрофе, - закончила она. - Льют виноват лишь в ободранных обоях.
  - Так он еще и обои испортил? - Емека походила на готовый взорваться вулкан.
  - Молодец, дочка, - взял голос Эдд. - Ты правильно поступила. Осознание ответственности - первый признак настоящего взросления. Когда ты понимаешь, что от твоих поступков зависит чья-то жизнь, кота ли или целого мира, это накладывает свой отпечаток.
  - Так я невиновен? - всхлипнул Льют. - Да здравствует правосудие и моя Сашетта!
  - Погоди, негодник, ты еще за обои получишь, - грозно пообещала Емека, но муж положил руку ей на плечо, показывая, что натянутый суровый образ можно отбросить за ненадобностью.
  ...Парум постучал костяшками по школьной доске. Знакомый звук. Даже уже родной. Доска исчерчена заковыристыми рунами. Контрольная работа для третьего курса.
  - Думаешь, она справиться? - спросил Парум сидящего за первой партой нижнего ряда Эдда. - Мне, конечно, хочется верить, но...
  - Справиться, - уверено заявил Эдд. - Она у меня умница. В любом случае я больше двух недель не протяну. Или она справится и возьмет на себя бремя Творца или же я отправлюсь на суд Совета Жизни за уничтожение мира.
  - Да уж, поставил ты себя в положеньице, - невесело усмехнулся Парум. - Дочка твоя, конечно, очень способная, но так рисковать... Я бы никогда не стал. Ладно, время покажет, кто был прав. Результаты контрольной будут готовы уже вечером, учеников не выпустят из Академии до оглашения. Хочет, я пришлю тебе с голубем?
  - Не стоит. Пусть Сашетта сама скажет, - отказался Эдд. - Это ее право, и пусть девочка не подозревать о его тяжести. Мне будет легче узнать обо всем от нее.
  - Как знаешь, - пожал плечами Парум. - Но знай, если что, я буду на твоей стороне, и выступлю на Совете Жизни на стороне защиты.
  ...На столе стоял большой торт, напичканный красивыми рядами кремовых роз. Льют, быстро пришедший в себя после чуть не состоявшегося над ним суда, нетерпеливо ерзал на маленьком, сделанном специально для кота стуле. Емека еще суетилась на кухне, а Эдд вывешивал последний плакат, когда входная дверь широко распахнулась. Неосознанно и кот и маг обернулись. Сашетта застыла на пороге. Ее лицо было скрыто в полутьме гостиной.
  - Вернулась? - из кухни показалась Емека.
  Ей никто не ответил. Лишь Льют радостно бросился к хозяйке под ноги. Эдд молча ждал, пока дочь вымолвит хоть слово. Вместо этого Сашетта широко улыбнулась и, едва не затоптав по дороге любимца, бросилась отцу на шею.
  ...Отец вел ее куда-то в дальнюю южную часть дома, куда обычно Сашетте доступ был закрыт. Более того - она даже и не подозревала о существовании этого крыла.
  - Осторожнее, здесь ступенька, - предупредил Эдд. - И поменьше смотри по сторонам. Лучше под ноги.
  Сашетта вцепилась в полу отцовского пиджака, боясь потеряться, так как в коридоре царила полная тьма. Отвечать на вопросы Эдд не торопился, а на всяческие потуги дочери выпутать хоть что-то, лишь шикал на нее и вел дальше.
  По самым смелым прикидкам девочки они уже протопали без малого полкилометра, и коридор постепенно уводил куда-то вглубь.
  - Стой, - наконец-то велел отец.
  Он прошел немного вперед. Откуда-то вырвался тонкий луч лазера. Эдд подставил левый глаз, прошептал какую-то абракадабру, махнул рукой, и Сашетта почувствовала мощную волну Сила, жаром обдавшую сузившиеся стены коридора.
  - Теперь можно, - улыбнулся отец и щелкнул пальцами.
  Вокруг брызнул яркий свет. Сашетта невольно зажмурилась. Когда веки, дрожа, расползлись, она увидела, что стоит в небольшой пещерке. С угрюмого потолка свисала старомодная лампа, дававшая свет. Вдоль неровных стен стояли стеллажи с тремя секциями каждый. Они казались пустыми, и, лишь приглядевшись, Сашетта рассмотрела, что на средней полке первого справа шкафа лежали семь сверкающих жемчужным блеском сфер. Сфер миров. Сашетта на секунду задохнулась от восторга.
  - Когда-нибудь тебе придется выстроить подобное убежище для хранения своих, - сказал Эдд, рассматривая сферы. - Сколько их будет, я не знаю. Но сейчас тебе предстоит познать настоящее бремя Творца. Подойди ко мне.
  Сашетта шагнула к отцу, и он положил руки ей на плечи.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Кретов "Легенда"(ЛитРПГ) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"