Лисавета: другие произведения.

Глава 13 Вам помочь или не мешать?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.70*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Считаете женщин слабым полом? Тогда попробуйте ночью отобрать у неё одеяло...
    New 25/06/10


   Глава 13 Вам помочь или не мешать?
  

Нельзя дважды войти в одну и ту же реку,

а вот вляпаться в одно и то же дерьмо - сколько угодно.

  
   Мдя... голос у меня так и числится в графе - лучше не позориться, а после купания в ледяной речке и подавно слушать воспрещается. Но на бережку, где я расположилась, все равно никого нет, так что я могу спокойно мурлыкать себе под нос. Лежащий рядышком хвост активно сушился, но не упускал момента вырваться из-под контроля и куда-то вильнуть. Да, иногда договориться с человеком гораздо легче, чем с собственным хвостом и тем более сердцем, последнее связать никак не получится.
   Вообще-то после купания у меня поднялось настроение, несмотря на то что делать все помывочные процедуры пришлось в ледяной воде. Ох и стучали у меня зубы после этого! Но Елна была строга и категорична - пока меня не отмоют - никуда не выпустят. И это при том что весь сегодняшний день я чувствовала себя просто прекрасно (по сравнению с вчерашним-то не мудрено). Тело не болело, ничего такого не хотелось, температура стандартная, аппетит нормальный - зверский. Кое как оттерев меня от пота и грязи, женщины разошлись: Файта греться, потому как со мной вместе в речку лазила, а Елна в лагерь за горячим чаем - циркачку отпаивать, под конец процедур та начала чихать. Все же у меня иммунитет уже не человеческий, раз я через пять минут уже хвост свой драла, расчесать пыталась, хотя с детства мерзлявая.
   Теперь с расческой свели знакомство мои волосы. Довольно удачно, кстати.
   Просто не день, а благодать. Солнышко к закату тянется и светит так ласково. Водичка музыкально так плещется... рыбка из нее время от времени хвост кажет, подмахнет, поманит и снова вглубь уходит. Комарики, опять-таки, пищат, но близко не подлетают - снадобья Елны боятся. Откуда-то потягивает шашлычком.
   Ну ничего - я сейчас вторую косичку заплету, и пойду поближе к народу. А то ведь скоро одичаю совсем - на луну по ночам выть начну... ногой за ухом чесать. Ой, а если блохи заведутся? У них тут скипидара нету!
   Мои волосы всегда были для меня сущим наказанием - слишком густые и при том тонкие, вечно торчащие в разные стороны. Как помоешь - сразу одуванчик. Нет, конечно можно потратить время и уложить, но ведь для этого сперва стоит побороть врожденную лень! От меня такого подвига не дождешься. Вот и теперь, пока я заплетала одну косичку, вторая половина волос успела подсохнуть и встать дыбом. Ну ничего - сейчас я ее немного намочу и будем биться за собственную красоту.
   Эх, только до воды с этого бережка далековато - тянуться придется.
   Видно я переусердствовала. Рука, на которую я опиралась, удерживая равновесие от падения в студеную речку, проскользила по траве, хвост, призванный выполнять роль балансира, судорожно заметался в поисках равновесия. Мой нос уже успел ткнуться в воду, когда я почувствовала как меня тащат назад.
   - Искупаться захотелось?
   Я потерла промокший нос и потупила взор. Вот уж действительно - чуть опять не нырнула.
   - Спасибо!
   Рейвар покачал головой и уже садясь спросил:
   - Позволишь?
   Ну да, так ему моё разрешение нужно.
   К еще большему моему негодованию, этот нелюдь не остановился на занятии насиженного и вытоптанного места, а продолжил захват. Я даже возмутится не успела, как оказалась сидящей между его разведенных ног, боком к самому Варенику. Пораженные таким поворотом дел уши прижались к черепушке, а хвост истерично пометавшись, запросился на ручки и был стиснут в объятьях... да так что чуть не хрустел.
   Ну нельзя же меня так пугать!
   Еще и улыбается довольно, довел меня до сердечного приступа и радуется. Эх, в груди стучит, в ушах тоже, а перед глазами круги. И это со мной еще ничего не делали! А что будет если сделают?! Ой, лучше даже не думать в ту сторону. Чую неспроста ушастого на нежности потянуло.
   Дождавшись когда я успокоюсь, Рейвар сказал:
   - Теперь ты точно никуда не денешься от разговора.
   Что-то мне сразу так в речку захотелось. И не только от серьезного тона, но и от того как щекочет его дыхание мою щеку.
   - О чём?
   Как бы так сесть, чтобы поменьше его касаться? Но попытка устроиться получше провалилась - всякая возня только осложняла дело.
   - Елне стоило больших усилий залечить царапину Нейллина как можно быстрее. С учетом больной хвисы на руках.
   - С каких пор кри... то есть это стало болезнью?
   - С тех самых, когда у нас под боком появилась малолетняя хвиса сующая повсюду свой хвост.
   Обозначенная часть тела согласно кивнула, ей видно тоже было себя жалко. Эх, когда я разберусь как правильно управлять этим рыжим помелом.
   Да, лучше о хвосте думать, чем о тепле чужого тела.
   - Ты ходячая неприятность, Лиса. И пока вы с Нейллином так близко от границы, я не могу быть спокоен. Знаешь до чего нас может довести нервный, постоянно ждущий каверзы лэй`тэ? Не до чего хорошего. - Голос у Рейвара звучал спокойно, лишь самую малость приправленный эмоциями. Так разговаривают с детьми, пытаясь донести до них какую-то очень важную информацию. Или с душевно больными... - Так что завтра вы собираетесь и отправляетесь в замок.
   - Никуда...
   - Тш-ш, - приложил он палец к моим губам, тем самым лишая не столько возможности говорить, сколько возможности думать. - Хоть один раз побудь послушной лисичкой и сделай, как тебя просят. Не заставляй меня скручивать тебя и отправлять в замок под усиленной охраной. - Кончиком пальца он провел по моей нижней губе, отчего тело словно электричеством прошило. - Позволь мне поверить тебе и не обмани.
   -А если я скажу, - ой, какой у меня голос сиплый, не иначе в ледяной воде перекупалась. Да-да! - что не могу сейчас уехать, ты мне поверишь?
   Рейвар поджал губы. И судя по тому, как похолодел взгляд - в мои условия он верить не намерен.
   - Почему не можешь?
   Рубашка на талии натянулась, так словно ее кто-то сжал на спине. Видно так и было. Неужели ему так важно услышать ответ? И это притом, что честно ответить я не могу. Просто потому как не знаю. Кай сказал - надо, а снежному божеству я уже привыкла доверять, лишнего он не посоветует.
   - Так надо, - потупила я взор.- Пожалуйста, просто поверь.
   Рубашка на спине высвободилась, что явно хороший признак, а вот то что ее задрали - не то что бы плохой, просто... катастрофически для моего сознания. Которое поплыло даже раньше, чем рука полукровки коснулась поясницы. Пальцы едва проскользили по коже, а у меня в глазах даже потемнело.
   - Ну и зачем же ты лезешь в чужие разборки, а Лиса? Какое тебе дело до того что происходит в графствах? Зачем тебе Нейллин? Зачем тебе я? Что тебе надо?
   Нет на него Женевской конвенции! Я же думать могу с трудом... а это он всего лишь меня погладил по спине. Даже представить боюсь, что можно со мной делать, если Вареник продолжит свои "пытки". Так, фантазия моя бурная, а ну на место! А то уже разгулялась, так что дух перехватило.
   ...И захотелось поиграть в Зою Космодемьянскую!
   - Я люблю Нелли и хочу ему помочь. - Под потемневшим взглядом Рейвара я опомнилась и поспешно добавила, - Он очаровательный мальчик и мы успели с ним подружиться. - Так, я уже оправдываюсь. Нет, Лиска, ты всё же кошка, глупая и домашняя.
   - Раз ты так его любишь, - хмыкнул Рейвар, - вот и посиди с ним в замке.
   О, похоже кто-то вошел во вкус - вон какие вензеля на моей спине вырисовывает. Отчего мне, разумеется, не легче.
   - Не могу... я должна...
   - Кому должна?
   Нежно-нежно, едва ощутимо он дотронулся до моей щеки, вынуждая посмотреть себе в лицо. М-да, я еще не настолько заматерела, чтобы врать в глаза. Да и не хотелось мне новой лжи. Тут Рейвар прав - мы уже в ней по самые длинные ушки.
   Тут надо признать, он действительно солгал мне только раз, но глобально - когда разыгрывал роль друга, в буквальном смысле позволяя влюбляться в себя. После этого я не припомню ни одной лжи. Вот и получается что мы как бы квиты. И только от меня зависит, у кого в итоге начнет расти нос.
   - Меня попросили. - Ну как бы это внятно объяснить не выдавая планов Кая? Ведь бред получается!
   - Что именно попросили?
   - Помощи. - Я растерянно похлопала глазами, пытаясь встряхнуть притихшие, томно вздыхающие мысли. И почему говорят, что в такие минуты они разбегаются? У меня например все думы затаились, увлеченные рассматриванием пошлых фантазий. А ну брысь! - Сама до конца так и не поняла в чем именно. Но я не причиню нам вреда, правда-правда. Меня попросили присмотреть за Нелли, и... - я облизала губы, не зная как сказать, - помочь вам с хвисой. Ведь в этом нет ничего плохого? У меня нет другого выхода. Пожалуйста, не прогоняй меня!
   Его лицо словно застыло. Такая холодная отрешенная маска, привычная и в то же время... отвратительно неправильная. И лишь в коричных глазах кипела жизнь, как в зеркалах отражая мое лицо в окружении рыжего облака волос. Но стоило мне отвлечься от безобидного разглядывания самой себя, как тут же затянуло в густой сплав мыслей и чувств. Кажется, потрудись я разобрать, и можно понять каждый отсвет. Но мне страшно это делать... страшно пытаться понять его в эту минуту. Подозреваю, там мало приятного для меня.
   Да и не хочется мне спугнуть эту минуту, когда он так близко. Когда еще мы вот так спокойно посидим, не вспоминая прежние прегрешения, не ожидая удара в спину... лицом к лицу.
   Не знаю зачем, но я начала считать секунды. Раз, два... двадцать... пятьдесят семь. Сколько секунд в минуте?
   Ты только не спугни, ты только не двигайся. Я сама подберусь поближе, уткнусь носом в шею, сожму в руке ткань твоей рубашки. Не сбивай своего дыхания и умоляю, ничего не говори. Дай мне вот так посидеть рядом с тобой, дай мне побыть ласковой, обмани. Я почти забыла как это - быть рядом и просто наслаждаться. Я почти забыла...
   Сыграй еще раз свою роль, я так люблю ее.
   Легкое прикосновение к щеке едва не разрушило мой маленький хрупкий мирок.
   - Расскажи мне сказку, - неожиданно даже для себя попросила я. А голос-то у меня какой осипший! Хм, а когда я уже расплакаться успела?
   - Давным-давно на свете жила одна красавица, строптивая нравом, прекрасная ликом и до того проказница! Многие хотели сосватать девицу, но та лишь смеялась над вздыхающими под ее окнами юношами и взрослыми пожившими мужчинами. Уж и в сундуках у нее шелков и самоцветов накопилось, женихами подаренные, а ей всё не так и не эдак. Вышла красавица по осени на крыльцо, и усмехаясь говорит - "Кто принесет мне самую красивую шубку, за того и замуж пойду". Много зверя в ту зиму истребили охотнички до девичьих прелестей. А эта злодейка всё губы кривит - одна шубка как из собаки сшита, другая едва ли шелка не тоньше, третьей вообще только на печи стелить. Всполошился бог лесов - куда у него зверье девается, решил поглядеть, ради кого же столько жизней погублено. Взглянул. И тоже не устоял перед красой девичьей, статью, глазами лукавыми, косой медовой. Решил заполучить в жены прекрасную деву. И шубу принес ей невиданной красы - рыжую, богатую, теплую. Глянула красавица на молодого охотника, и меха вроде уже не нужны, по сердцу он ей пришелся. Да только как это - она да сдастся? Взыграла в ней гордость, посмеялась она над охотником, говорит "Что за зверя такого невиданного нашел? Не иначе зайца в луковой шелухе вымачивал". "А вот какого зверя", - молвил обиженный бог и в тот же миг превратилась красавица в лисицу.
   - Ой, - прикрыла я рот рукой. - Как жестоко!
   - Не бойся, в итоге всё закончилось хорошо. Девушка-лисица поселилась в лесу и нарожала богу множество маленьких лисичек.
   - Хвис? Тогда хорошая сказка. - Надо же, я как-то умудрилась пригреться в руках собственного врага... или уже не врага? Тогда кого? - А как у нас крылья появились? А почему мы только девочек рожаем? А хвост тогда у нас откуда?
   - Это уже совсем другие сказки, Лисичка. Расскажу их в следующий раз. А тебе всё-таки придется уехать в замок.
   На меня как ушат воды вылили. Ну нельзя же так - без перехода и предупреждения.
   - Нет, пожалуйста! Я не могу!
   - Да. Не знаю кому ты там что обещала, но здесь тебе слишком опасно - Юстифа тебя уже приметила. Две хвисы на одной территории долго жить не смогут. Если будешь и дальше упрямиться, поедешь перекинутой через седло.
   - Рей, не надо! - закапризничала я.
   Ой, кажется опять его не так назвала, вон как глазами блестит.
   Но вместо очередной нотации, меня за болтливый язык наказали весьма оригинальным способом - проведя влажную линию по губам.
   Задохнувшись от ярких ощущений, едва не позабыла кто я и что я. Но попытка поймать его губы закончилось неудачей, Рейвар как ни в чем не бывало выпрямился и посмотрел на меня серьезными карими глазами.
   Опять дурой выставил!
   Покраснев как зрелая свеколка, я начала выбираться из этого сладкого дурмана мужских рук... ног, в которых чуть не запуталась. И вообще! Запудрил мне мозги, изверг. Конечно, он же знает как с такими дурочками влюбленными обращаться, сколько их там у него было пока по миру мотался? А я так, очередная-проходная. Да еще и хвиса, со мной можно даже не считаться. Правильно, чего там, с хвостом, значит зверушка ручная... или вообще - курица, которая не птица.
   - Никуда я не поеду, - резко развернулась я в порыве праведного гнева. - Ты моей жизнью не распоряжайся. Хватит уже, натешился. Поищи другую дуру, закидоны твои терпеть. - Горло словно в тисках сжало, ни сглотнуть ни выдохнуть. - Всё что мог уже вытоптал, последнее оставь. Не подходи, - подняла я руку, когда он встал. Думаю, мы оба понимали - стоит ему меня коснуться и я больше не смогу уйти, подчинившись ему. Что будет в результате с ним - я даже не хочу предполагать. Сможет ли он потом отпустить меня... или сделает это с той же легкостью, как и отдал некогда Барталамео? - Пожалуйста, не надо меня больше мучить, я очень устала.
   Мне не хотелось реветь прямо здесь, хотя слезы уже распирали глаза, подергивая окружающий мир солоноватой пленочкой. Я даже моргнуть боялась, дабы не пролить клокочущее внутри.
   Так, все мои одежды у Файты, но появиться у кибитки циркачей сейчас подобно моральной смерти, не выдержу я сейчас расспросов и утешений. В конце концов сама виновата. Меньше надо было мечтать, лучше бы по сторонам смотрела, да помнить - короткая дорога не всегда самая лучшая. А тот кто рядом - не всегда друг.
   Успокоившись я пришла к циркачам. К тому моменту мной было принято решение - доигрываю в эти божественные игры и сваливаю домой, к интернету с его дружбой на расстоянии, к привычному уюту родного дома, к санаторно-курортному отдыху раз в год, к большим городам, полным мальчиков-мажоров, к горячему душу, к электрическому чайнику и новостям в восемнадцать тридцать. К родителям которые всегда примут своего ребенка таким как он есть, объясняя все свои попытки засунуть его в определенные рамки только желанием счастья. К своему домашнему зоопарку. К кнопочкам компьютера. Ох... да там столько всего! Пирожные в кофе с подружками, неожиданные поездки, кидание попкорном в кино!
   Вот. И зачем мне менять всё это на какого-то Вареника, который и сам не ам и другим не дам. Тьфу на него! Герой-любовник мне тут нашелся.
   Вместо всех этих раздумий я опять по самые длинные ушки закопалась в тряпках. Эх, понеслась душа в рай! На этот раз мы выбрали для меня шутовские штаны, сшитые из ярких лоскутов, одевать которые было сущим наказанием из-за хвоста, белую рубашку с широкими рукавами, с внутренней стороны которых было полным полно тайных карманчиков со всякой шутовской мелочью. И в довершение всего зеленую жилетку. Файта помогла мне забрать волосы в два высоких хвоста и нарисовала широченные стрелочки у глаз, отчего они стали еще более лисьими.
   Мне понравился этот маскарад. Да и окружающим тоже. Теперь я могла спокойно запрыгнуть на спину Мики и закричать - "Покатай меня, ба-альшая черепашка", что четырехрукий с удовольствием делал.
   Весь вечер мы с Нелли с удовольствием куролесили по лагерю полукровок, отрываясь на невинных ребятах за их сволочного командира. А что, это же просто шалости. Тут колышек от палатки ослабить, там хвои поколючей на сиделку подложить, кому за пазуху червяка запустить, а кому и целую лягуху, мне то что - я их не боюсь. Правда, над поваром было решено не шутить, а то у него в руке нож и поварешка - опасное это дело! Зато дозорных можно подразнить, шишками в них покидаться. Так что когда уже при свете костров Мики решил показать полукровкам фокус с ножами, половина присутствующих уже очень хотела ему помочь... ну или осечки, пока я готова подставляться. Еще и уговаривают меня:
   - Лисочка, ну высунь язык, а?
   А еще я снова не удержалась, и позорно плакала пока этот ушатый паразит пел. Кто ему вообще дал гитару? Вот садисты! Прямо по оголенным нервам и таким голосом. С такими интонациями, что мне выть хотелось... и в то же время дыханье замирало в груди и болело где-то там, в самой душе.
   И как прикажете забывать такого мужчину? Ладно бы я точно знала, что он сволочь и мерзавец, которого на тот свет не берут из брезгливости. Так ведь... Вареник вполне живой, со своими чувствами, мыслями и принципами. Он искренне любит своего сына и защищает своих друзей. Просто я не вхожу в этот перечень своих.
   Так уж сложились обстоятельства.
  
   * * * * *
  
   - С добрым утречком, барышня!
   Я протерла глаза еще раз и попыталась поймать отваливающуюся челюсть.
   Ну ладно, после снов об электрических чайниках и будке где вместо нашей привычной Лапушки сидит лиса, можно допустить глобальный глюк, но не в таких же масштабах! И раз уж я проснулась не в лесу, и даже не на своей домашней кровати, то при чем здесь деревенская изба?
   Белая печка, деревянные столы и лавки, вышитые ручники на стенках, и идол какого-то божка в пятом углу. Куда я попала и где мои тапочки? А также память за прошлую ночь.
   Хозяйка дома, дородная женщина с платком на голове завязанным с "ушками", усадила меня за стол, налила в стакан травяного отвара, пододвинула стопку тонюсеньких блинчиков, смачно политых маслом, поставила рядом крынку сметаны, а прямо передо мной таганку со скворчащей яичницей, посыпанной свежей зеленью. Мне здесь уже нравится!
   Калина, ну и имечко ей дали, с умилением смотрела, как я уплетаю яства, а сама рассказывала.
   Оказалось что я тут совсем не по волшебному мановению или из-за удара очередного рояля. Сюда моё бессознательное тело рано утром привезли полукровки, которые частенько наведываются в деревню Калины пополнить запас провизии и так просто, развлечься. О последнем хозяйка рассказывала чуть краснея и упоминая какую-то вдовушку и местных девок-бесстыдниц, которым точно попадет от отцов и мужей, вернувшихся с промыслов по осени. Но меня определили не к кому-то, а к жене местного головы, весьма почтенной женщине, которая не допустит вольностей в своём доме.
   Во время этих слов в дверях застыла молоденькая русоволосая девица с ведрами в руках. На ее щеках загорелся румянец, а я внутренне хихикнула - ой не досмотрела ты хозяйка за этой красавицей.
   Зачем я тут мне тоже порядком не объяснили, сказали полукровки потом расскажут. А вот за околицу выходить запретили. Одели в юбку до пола, в расшитую рубаху тонкого хлопка, дали плошки и послали вместе с той самой красавицей, старшой хозяйской дочкой, ягоду собирать. Росла она на высоком кусте и напоминала чернику, только покислее немного.
   Девушка ничего так оказалась, стеснительной немного, но добродушной. А уж улыбка у нее - Мона Лиза обзавидуется. И так мне понравилось на ту улыбку смотреть, что я постоянно пыталась повеселить Янку. Очень скоро в огород забежали младшие детки и начали таскать у нас из плошек вкусные ягодки. Мы конечно покрикивали на них, но не особо препятствовали - после зимы это просто синенькие витаминки.
   Ближе к вечеру в пятистенок заявился гость из полукровок. Не успел он и войти, как Янка покраснела и низко опустила голову над лепкой вареников. Ага, так вот кто тайный поклонник сей красавицы - высокий и красивый Аскольд, обладатель раскосых монгольских глаз и светлой копны волос. Вместе с ним пришел Мики, на котором я с удовольствием повисела под бдительным оком хозяйки, пусть на меня лучше отвлекается. Перекинувшись парой слов с Калиной, они отозвал меня в сторонку и попросили не безобразничать, если хочу остаться. До лагеря полукровок отсюда не так уж и далече, деревеньку давно приспособили под свои военные нужды, но всё же не на границе, где сейчас уж очень опасно. Тем более таким непоседливым вертихвосткам как рыжая хвиса. Это максимальное послабление какое мне может дать лэй`тэ. И если меня увидят ближе к границе чем околица деревни - выпорят хворостиной по тому месту на которое я вечно ищу неприятности, и незамедлительно отправят в замок, вслед за Нелли, Файтой и Фартом.
   Мики, как оказалось, решил остаться с полукровками. У него расчет простой - Файта уже не девочка вообще-то, да и самому четырехрукому дом хочется и детишек растить не в цирковой кибитке. А наше графство место не хуже других, с Нейллином он сдружился, так что может надеяться. Рейвару же возможность оставить рядом с сыном надежного нелюдя вполне устраивала, они-то с Мики как-то сразу друг другу понравились. Файта правда от такого не в восторге оказалась, зато Фарт очень даже за - ему тоже хочется для будущих племянников родной дом, а не вечной дороги. Вот Микель теперь и отрабатывает доверие.
   Елна кстати тоже в деревне, неподалеку. Она мне вчера и подлила сонного зелья, чтобы я не упрямилась и не сбежала раньше времени. Старая калоша!
   На прощанье я велела передать Рейвару, что сейчас леплю вареники, а потом самым мстительным образом их съем.
   Мики, знавший как я величаю главу полукровок, ухмыльнулся:
   - Он лэй`тэ, а значит привык нести ответственность за свои решения. И привык что его действия - правильны, потому что могут быть только такими.
   А я вздохнула. Ну да, он такой хороший, что только нимба не хватает. А всех кто с этим не согласен - убедит добрый дядя палач!
   Так и потянулась моя деревенская жизнь. Просыпалась я поздно, меня вкусно кормили, восхищаясь аппетитом и с укором поглядывая на красавицу дочку, берегшую фигуру. Затем нас отправляли на мелкие дела - ягоды собрать, грядки пополоть, Елна еще и за травами с собой брала, я по нюху в образе лисицы ей очень помогала. Пару раз заглядывали полукровки. Всегда не меньше трех, во главе с косоглазым Аскольдом, при котором краснела Янка. Пару раз через деревню проходили солдаты постоянной армии Сенданского графства. У меня от этого еще долго по спине холодные мурашки бегали. Однажды мы с Янкой даже пекли по моему рецепту пирог с ревенем, дабы отправить полукровкам. Правда умаялись жутко, одним то не отделаешься и не важно, что она для своего мужчины делала, а я... для своего ушастого нелюдя. Зато тесто получилось - просто загляденье, вот что значит с любовью.
   А на следующий вечер к нам пожаловали гости. На самом деле особенность этого дня я поняла как только увидела приодетую Янку. Всё утро она ходила задумчивой и то без причинно улыбалась, то хмурилась и прикрывала рот рукой. А уж когда вышла накрывать на стол разодетой как куколка, мне осталось только ломать голову. Зато когда в пятистенок завалились наряженные полукровки, быстро сообразила что к чему.
   Сваты долго ходить вокруг да около не стали, завели с Калиной соответствующие речи, знатно меня повеселившие. Вот уж не думала, что хоть раз окажусь даже не на инсценировке, на настоящем сватанье по всем традициям, которые не многим отличались от русских.
   Рейвар всё время этих актерств стоял в сторонке и довольно бессовестно разглядывал меня, увлеченную разглядыванием представления. Затем он отвел Калину в сторонку и о чем-то с ней заговорил. Но мои ушки и тут сработали локаторами, так что я точно могу сказать - Вареник не хуже наших сладкоголосых менеджеров и пиарщиков в одном флаконе. Такое бедной женщине наобещал, можно подумать она свою дочь не замуж отпускает, а на отдых в пятизвездочный отель типа "всё включено". И жених у нас сирота с льготным жильём, и служит он не где-то, а в элитных войсках, и Янка в почете и достатке будет. Не жизнь - малина! Эх, умеет он по ушкам ездить.
   В конце Рейвар предупредил - что б пока никому о сватовстве ни слова - не дайте боги что с Аскольдом случится, так Янку потом мало кто возьмет, несчастливой прозовут. Калина тут же кивнула и начала вызнавать, насколько серьезны дела на границе. Вместо ответа лэй`тэ пожал плечами и скорчил такою мину, что хоть гроб иди заказывай, заранее, дабы в очереди не тухнуть.
   Вот это меня перепугало. Привыкла я играться, так что иногда забываю в какие разборки попала. А ведь тогда в лагере Юстифы... я очень старалась по сторонам не смотреть, душу себе не травить. Ведь всех ребят, которые в те мгновенья превратились в хладнокровных убийц, я хорошо знала, смеялась их шуткам, ела с одного котелка. Страшно тогда мне стало, ох как страшно. Первое время даже меж ящиков каких-то просидела, не в силах носа высунуть. И если бы не знакомый запах лесного пожарища, так и осталась бы зайцем-трусихой. Но моего полукровку никто обижать не смеет - сама обижу!
   Теперь вот это. Значит войны нам не миновать. А как бы хотелось, а?
   Еще через пару дней до нас докатились отзвуки грома. Я тогда удивилась - небо то чистое, да и не чувствуется приближающейся грозы, мой нюх не подводит. А вот от той тучки, что из-за леса выглядывает, скорее копотью тянет. Но местные как-то напряглись, узнавая боевую магию. Старики зашептались - "Началось-началось", женщины замерли, прижимая руки к груди, деток же мигом загнали домой, несмотря на то что младшим было любопытно послушать о настоящей войне. Глупенькие.
   Мне же стало неудержимо страшно. И холодно. И больно.
   Мы с Янкой сели на лавку у дома и уставились в сторону леса. Калина закутала нас в шерстяные пуховые платки и принесла медовое питье с каплями успокоительного. Но это нам не сильно помогало - было страшно. Подсев к нам, жена местного головы, обняла обеих за плечи.
   - Вот поэтому мне так и не хочется тебя, доча, за этого полукровку отдавать. И вовсе не в дальние земли, где никого у тебя не будет, и не к кому будет прийти и голову приклонить. А потому как суженый твой человек военный, к опасности привыкший, по своим заграницам регулярно уезжающий. Парень он не плохой, да вот судьба-то на это не глянет, когда к смерти подведет. Надо оно тебе?
   Янка всхлипнула, к материной груди прижалась и горько зарыдала. А я даже порадовалась что мне выбирать не приходится.
   После этого прошло еще пару дней, а мы с Янкой всё так же порой вглядывались в далекое залесье, словно надеясь увидеть там ответ, развеющий страхи. Но известий пока не было. Чем дальше на запад двигалось солнце, чем темнее становилось небо и чем слаще пели птицы о близком рассвете, тем больше у меня щемило сердце и стыло всё внутри.
   В общем - я не выдержала.
   На вторую ночь я собрала сумку и попыталась выскользнуть из дома.
   - Чашу захвати.
   От этого спокойного голоса я подпрыгнула и едва не ударилась об оконную раму. На моей кровати сидел Кай в образе человеческом и лопал пирожок. Так, я же их в платок завернула и в суму засунула. Вот ворьё!
   - Чего?
   - Чашу, говорю, захвати. Она твоему оборотню недоделанному пригодится.
   - Кому? Как?
   - Вот ты чего такая глупая сегодня? - скептично глянул Кай из-под косой челочки. Нет, ну я на него не могу - в моем родном мире это чудо блондинистое точно могло бы стать девичьим кумиром, даже если бы просто улыбался в камеру ничего не делая.
   Подкравшись к нему, я с удовольствием запустила руки в ледяные струи волос и хорошенько растрепала, удивленно наблюдая как от этого в разные стороны разлетаются снежинки.
   - Ну ничего себе у тебя перхоть!
   - У меня никогда не было перхоти! - задрал он нос. - А так же прыщей и кариеса!
   - Бедненький, придешь в магазин - и даже купить нечего.
   - Ой, теперь понятно, почему Вареник твой не торопится, такую грымзу ядовитую я ему подкинул!
   - Что кому ты подкинул? - сощурилась я, просто всеми фибрами чувствуя подвох.
   - Тебя... в этот мир, - почесал он кончик носа. - В помощь.
   Ага. И глаза у Кая сразу такие невинные, аж плакать хочется. Дитятко безгрешное, а не божество. Эх, и за что я ему столько косяков прощаю? Наверное, за подаренную сказку... подчас жестокую, а порой и опасную. Но волшебную. Очаровательный сон со мной в главной роли. Кай дал мне возможность так неосмотрительно влюбиться, как в нашем мире я никогда не отважилась бы, а в сказке можно позволить себе многое.
   Улыбнувшись, я чмокнула вредное божество в макушку.
   - Так что там с чашей?
   - Отдай ее Рейваринесиану. Скажи - что она может ему помочь спасти своих ребят. Как - разберетесь, надеюсь.
   Ох и устроила же я бардак в маленькой веранде в которую меня и определили. Куда же я могла подевать эту чашу. Мышки, цыпа-цы... нет, пи-пи-пи? В последний раз я ее видела когда мы вечером с Файтой меня наряжали - кажется она в одной из сумок была. Или нет? Ой, забыла! Ну куда же я могла ее положить? Или вдруг ее Нелли и циркачи случайно с собой забрали? Что же мне теперь делать?
   У меня уже началась паника, когда насмотревшись на мои мытарства, Кай вытащил искомое из-под кровати. Зараза, ведь наверняка знал - где она. А еще божество называется!
   Наскоро попрощавшись с Каем, я выскользнула в окно и была такова.
  
   * * * * *
  
   Отступление 13
  

Считаете женщин слабым полом?

Тогда попробуйте ночью отобрать у неё одеяло...

  
   С полудня шел дождь, вполне соответствующий настроения полукровок.
   Они приняли приказ лишний раз не вмешиваться в разборки людей и их армий, но всё равно последний бой им тяжело дался. Благо все остались живы. Их лэй`тэ твердо заявил - это не их дело складывать тут жизни. Хотя... его личная гвардия давно привыкла рисковать, влезая в чужие разборки. Да и здесь не всё так чуждо, ребята уже привыкли к этому месту, кое-кто вон невестой разжился, кто отдохнул. Богатое, сытое графство многими было принято как рай их веры. Люди здесь приветливые, отзывчивые, места красивые, еда сытная. Женщины, заскучавшие по мужчинам, опять таки привечают. Да и не боятся даже самых непохожих на людей, тоже плюс.
   А в итоге полукровки подчас слишком рисковали ввязываясь в такие авантюры, что их лэй`тэ был вынужден переходить на жаргонные выражения и кажется начал седеть. Иногда у него даже глаз начинал дергаться. Правда, всё чаще, когда кто-то упоминал мелкую рыжую хвису, но это и понятно - умеют некоторые схватить за одну часть тела, а получить в итоге всего мужчину.
   Но вот последнее столкновение стало более чем роковым. На протяжении всей границы шли ожесточенные бои, но это место имело особое значение - именно отсюда идет кротчайшая дорога до столицы и Каменного Грифона - последнего оплота графства. Так что объединенные армии особенно упорствовали именно здесь, надеясь прорваться и обезглавить Сенданскую власть, тем самым сократив время военных действий. Всё же вынужденная мобилизация мужчин страны разоряет основную статью доходов всех трех графств - кто еще будет трудится на добыче драгоценных камней. Зимой же здесь просто невозможно вести военные действия - как бы не замерзнуть, всё же холодный ветер с гор, это слишком для изнеженных людей.
   Когда вчера Рейвар не досчитался трех своих ребят, у него в глазах потемнело. Опрос остальных ничего не показал, так что он несколько часов провел в таком состоянии - врагу не пожелаешь. Хотелось лично свернуть шею этой стерве Юстифе, устроившей такую бойню из-за своих дурацких притязаний и обид. Не будь ее, графства еще сотни лет жили бы в своем военном мире, ругаясь за клочок земли не больше женского платка, заключали династические браки, просто жили. Теперь же у них есть три всклокоченных страны и сотни вдов и матерей, потерявших своих детей.
   Через несколько часов к нему приехал посланник Юстифы, с письмом. Как оказалось, черная тварь так же рассчитывала на быструю победу и короткую войну. И предлагала ему обменять жизни своих людей на невмешательство. Что может быть проще - забрать Нейллина и покинуть страну разрываемую войной. Одно но... за пределами Сенданского графства без титула и такой дурной наследственностью, Нелли не жить. Да и полукровки уже прикипели к этим местам, полностью поддерживая решение своего лэй`тэ поймать эту черную стерву за хвост и выдрать его, пустив роскошный мех мальчику на шапку.
   Вот только что делать с заложниками? Не оставишь же их на поживу проклятой бабе. Тем более среди них Хельвин, за которого Ядвига порвет Рейвара самолично.
   Посланника до поры до времени связали и кинули в яму.
   Рейвар сидел в своей палатке, видеть сейчас неполный лагерь было болезненно, и в который раз рассматривал подробные карты, которые составили его шпионы еще в первый месяц их здесь появления. Среди них было двое погибших в той западне, в организации которой он когда-то подозревал свою рыжую вертихвостку. И неизвестно - сколько бы он еще страдал от бессилья и клокочущей внутри злобы, если бы Лизин не скинул на пол палатки небольшой ругающийся сверток.
   - Твою ж... налево! А поаккуратней можно?
   - Нет, я ее всё же однажды придушу, - устало вздохнул Рейвар.
   - Вы только обещаете! - усмехнулся на это довольный полуэльф. - Я ее недалеко от лагеря выловил, остатки поводка отреагировали.
   Вылезшая из плаща Лиса, почесала лапой за ухом и посмотрела на него кристально чистым взглядом.
   - Ой, Вареник! А я только о тебе вспоминала... Иду и тут меня ка-ак какая-то гнусь укусит, я сразу о тебе подумала.
   - Да-да, меня в свое время тоже гнусь одна покусала... рыжая и липучая как клещ!
   Лиска раскрыла пасть, демонстрируя мелкие белые зубки, потом подавилась вздохом и в итоге просто показала ему длинный розовый язык.
   - Эх, всегда мечтал о такой лэй`тэри, - одобрительно улыбнулся Лизин и потрепав рыжую промеж ушей, выскочил из палатки.
   Проводив блондина тяжелым взглядом и оставив себе в уме пометку - припомнить эти слова, Рейвар перевел взгляд на Лису.
   - И так, что ты здесь делаешь, в то время как должна была сидеть в деревне и носа оттуда не высовывать?
   - Скажи еще что не скучал! - улыбнулась эта бесподобная нахалка.
   И ведь не соврешь.
   - Еще бы! Мне целую декаду никто нервы не трепал.
   - Какой недосмотр! - округлила она лукавые глазки.
   Вообще, не знай он с детства оборотней, общение с Лисаветой в звериной форме строилось бы куда иначе. Но его хорошо приучили различать и соотносить одну личность в двух ипостасях. Смотри в глаза, говорили ему и другим щенкам в деревне оборотней, только они хранят личность неизменной. И сам Рейвар как никто другой знал об этом. И представив как должно выглядеть при этом девичье личико, он порадовался, что она в своей звериной ипостаси. Нервы у него всё же не железные, иногда так и хочется сорваться, позволив себе больше чем он может в данный момент. Все же разговаривать с крылатой лисицей куда спокойней, чем с женщиной к которой более чем не безразличен.
   - Ты ответишь мне, если я спрошу какого демона тебя опять сюда потащило, или снова будем сказки друг другу рассказывать?
   - А вот у тебя не было никогда такого чувства... что вот надо и всё?
   - Знаю такое - шило в одном месте называется. Но мне очень интересно знать имя этого шила.
   - Имя, сестра, имя! - растерянно пробормотала она.
   Иногда он в серьез начинает подозревать Лиску в сумасшествии. Нет, ну то что девушка странная понятно с первого взгляда, хвисы вообще все на голову немного ударенные (некоторые даже не немного), но у этой иногда случались обострения в виде вот таких вот ничего не значащих фраз. Что она этим хотела сказать - не понятно. При этом, чаще всего эта зараза так улыбается, что начинаешь подозревать особо сильный приступ.
   Лиска конечно очень милая привлекательная девушка, но странная - это мало сказано. И иногда Рейвар сам не понимал, хочет ли он знать, что скрывается за таким странным поведением - умысел или легкая чудинка, как говорила она сама. Одно лишь верно - даже будь она врагом, скрывайся за ее действиями злой умысел... рыжая хвиса стала ему слишком дорога, он просто не сможет однажды убрать ее со своей дороги и забыть. Это раньше он мог себе позволить связаться с женщиной даже особенно не интересуясь кто она и откуда, лишь бы по вкусу пришлась... Но с этой так не получается. А значит надо разобраться во всем, прежде чем всё зайдет слишком далеко.
   Немного помявшись, Лиса чуть рыкнула и, усевшись, заговорила.
   - Имя... Лично вот тому шилу, которое меня носит по всему графству, имя - Кай. Во всяком случае, я его так зову, настоящее этот ходячий морозильник говорить отказался.
   - И кто такой этот Кай? - Знакомое имя, Лиска как-то уже упоминала про него, но в тот раз Рейвар предпочел не заострять внимание, в надежде избежать еще одной ссоры.
   - Он себя божеством называет, а так - кто его знает. Даже задание нормально дать не может. Пошлет неизвестно куда, а маршрут уточнить забудет. Или цель. В общем - такой раздолбай! А так, хороший в общем парень. Книжки любит, - издевательски захихикало это чудо. - Именно Кай меня и втянул в этот ваш бедлам. Он видите ли сам вмешиваться не может, а хвостатой пешкой играть вполне. Эх, что с него взять - блондин!
   Рейвар закрыл глаза и глубоко вздохнул. Досчитал до десяти, через какое-то время поймал себя на том как повторяет "девять, девять, девять" в слух... при том с заметным порыкиванием.
   - Лис, ну я же просил - без сказочек.
   - А я разве тебя не предупредила, что ты мне всё равно не поверишь? Хотел правду - получите, распишитесь. Все остальное - не мои проблемы. У меня уже фантазия устала фигню разную придумывать, на которую хотя бы не рычат, - гордо задрала нос эта зараза. А потом опустила мордочку и жалобно на него посмотрела. - Рей, ну поверь мне, а?
   - В этот бред... сумасшедшей?
   - Ага, - радостно кивнула Лиска. И тут же склонила голову на бок, щуря свои хитрющие глаза, - А почему ты меня за Рея не отругал?
   - Разве от этого был бы толк? - усмехнулся он. - Можешь называть. Иногда. Но только наедине. Услышу при ком-то еще - уши пообрываю.
   Лиса совершенно серьезно кивнула. Умница. Такие сокращения личного имени среди вампирских кланов, откуда происходили предки его отца, допускались только в узком кругу близких и доверенных лиц. Точно так же как и традиция называть своих детей настолько заковыристо и витиевато.
   Будь они неладны, эти вампиры.
   - Так ты мне веришь?
   Рейвару очень хотелось сказать "да", но это означало бы солгать.
   Присутствие богов конечно никто отрицать не собирается, но они так редко проявляют себя, предпочитая отделываться мелкими показными чудесами, что многие поклоняется им скорее по привычке. Хотя есть и исключения.
   Это конечно старались не афишировать, но его брат в своё время построил целый храм во славу одного из многочисленных божеств, которые уживались в стране, и с просьбой о внуке. То что следующим ребенком его старшей дочери Аулэринтери стал мальчик - считают чудом.
   Теперь вот Лискин Кай. О таком Рейвар даже не слышал, что разумеется говорит не в ее пользу. Хотя... это вообще слишком о многом говорит, так что и не разобраться лучше это или хуже.
   - А у вас что нового? Надеюсь, все целы? - невинно посмотрела на него Лиса, пытаясь уйти от больной темы и его говорящего молчанья. Но по незнанию наступила на другую "мозоль". - Что случилось? - нахмурилась она, насколько это позволяла звериная мимика.
   - Трое наших ребят у Юстифы.
   Глаза у хвисы сначала расширились, а потом резко превратились в узкие горящие щели.
   - Она может их... зачаровать?
   О! Чудо-чудное, редкостное зрелище - думающая Лиса.
   - Подозреваю что да. После твоих выходок я, конечно, попробовал усилить их ментальную защиту, но черная слишком сильна. К тому же, она прислала к нам своего человека с... - Да, зрелище редкое - Лиса думает, а у него последние мозги от вида этой рыжей заразы усохли. - Ты можешь попытаться с ним поговорить?
   - Попробовать можно. Если он один - много сил на это не понадобится.
   - Я бы не стал на это рассчитывать, Юстифа конечно могла узнать, что тебя нет в нашем лагере, но совсем без защиты его бы не отправила.
   - Попробовать всё равно стоит, - поднялась Лиса. - Ну вот, говорила же - не выгоняйте меня, я еще пригожусь!
   На посыльном действительно оказалась печать Юстифы, и пришлось покопаться снимая ее. Как бы Рейвару не претила магия вампиров, но иногда она оказывалась крайне полезной. Не зря его в своё время едва ли не насильно заставляли ею овладевать. Конечно не в совершенстве, разбавленная кровь давала о себе знать и до истинного ему далеко, а вот работать на приличном уровне вполне можно.
   После него к работе приступила Лиса, существенно поднаторевшая в своей магии за последнее время. Если совсем недавно она ударяла ментальной волной как неопытный дровосек по поленищу, то сейчас действия стали куда точнее и изящней. У него самого волосы на затылке вставали от мысли, что эта девочка сможет творить, когда еще немного подрастет и освоится с данными ей от рождения способностями.
   Ох не зря хвис так не любят. Такая душу, сердце и мозг вывернет наизнанку и перетряхнет. В принципе вампиры могут сделать нечто подобное, но они изначально сильнее женщин-лис. А эти... способностями влияния обладают колоссальными, а на практике больше всех от этого и страдают.
   И Хельвин был прав - такая хвостатая женщина пришлась бы как никто на Дворе. С детьми иногда очень трудно работать, а эта может сделать легкое влияние, или просто зачаровать. Раз уж она с его ребятами нашла общий язык, до того что они уже начали довольно откровенно намекать о желании видеть Лисавету в качестве своей лэй`тэри, то с детьми подавно справится.
   Рыжая оторва тем временем принялась за дело. Вот только выяснить много не удалось - посланник оказался совсем не в курсе происходящего. Рейвар уже решил прекратить допрос, когда Лиса взвизгнула и шарахнулась в сторону, но уже через несколько шагов упала тихо поскуливая. Мальчишку-посыльного так же крутило в судорогах.
   У Рейвара кажется всё внутри застыло от страха. Одной рукой он прижимал бьющиеся в истерики крылья к земле, а другой вытащил кинжал и сунул его рукоять в узкую пасть. Когда к ним привели Елну, Лиса уже успокоилась, только тяжело дышала и не приходила в сознание.
   - Ты таки решил угробить бедную девочку? - глянула на него старая целительница, но дальше читать мораль не стала, что тоже не лучший признак. Рейвар даже боялся представить, как выглядит сейчас, если чувствовал он себя просто отвратительно - сердце колотилось, а в горле засел еж.
   Ему даже думать о том насколько он был прав, отослав эту собирательницу приключений на свой хвостатый зад, не хотелось. Зачем травить себя еще больше. Хватит и того что Рейвар не заметил еще одного блока на пленном, позволив Лисе залезть в чужое, заведомо опасное сознание.
   Замотав небольшое, но на удивление угловатое и неудобное тело хвисы в чей-то плащ, он отнес ее в свою палатку. Тут даже Елна ничего не сказала, что его несколько настораживало.
   Кстати, посыльному вмешательство стоило жизни - он умер еще до того как Елна освободилась от хвостатой пациентки, которая была для нее, как и для всех присутствующих, приоритетней. Лагерь просто на ушах стоял! Как же - с их маленькой Лисочкой что-то случилось.
   Странно, но это вызывало в нем какое-то непонятное раздражение. Ему бы радоваться, что беспокойство о хвисе отвлекло ребят от безрадостных мыслей о своих товарищах и возможности непростого выбора, но вот у него от происходящего челюсть ныла, а в груди сворачивалось ядовитой змеей недовольство. Лучше бы делом занялись, чем бесполезной толпой сновать возле его палатки трепя языком как кумушки на скамейке.
   Хуже всего что даже после того как Елна напоила Лису лекарством словно маленького ребенка из большой пипетки, та даже не думала приходить в сознание. Целительница тут вообще мало в чем могла помочь - удар был ментальным, а значит действовал на магию и мозг. Сейчас даже сложно сказать на что именно он был направлен и чего будет стоить Лисе - пары часов головной боли или года блокировки всех сил, от черной хвисы можно ждать всего. Рейвар же решил не лезть пока, дабы не навредить девушке.
   Потрясающе, кроме проблемы с пленными у него теперь и больная хвиса на руках. Как говорил сама Лиска - "Жизнь бьет ключом, и всё по голове"!
   За размышлением как же ему разобраться во всем с наименьшими последствиями, он и уснул. Теплый мех и размеренное дыхание лежащей рядом хвисы действовали ну очень умиротворяющее.
   Да и проснулся он тоже очень оригинально, под заунывное распевание:
   - Тихо в лесу, только не спит Лиса. Кто-то решил ее задушить, вот и не спит Лиса.
   Рейвар открыл глаза и только тогда понял, что во сне подгреб горячее пушистое тельце к себе, прижимая как ребенок игрушку. Да, девушку с лисьим хвостом прижимать было бы куда приятней, но пришлось довольствоваться тем что есть. Чуть отодвинувшись, он посмотрел на эту "диковинную зверушку".
   Лежит, ухом одним чуть дергает. А глаза - хитрые-хитрые, точно чего-то уже натворила. И как умудрилась, а? Рейвар провел по длинному лисьему носу, который просто обязан вечно куда-то влезать.
   - Как себя чувствуешь?
   - Словно всю ночь пила, гуляла, дебоширила... - Она сузила глаза и попыталась усмехнуться, что на лисьей мордочке отразилось как дерганье усов. - Я кажется начинаю понимать котов, когда они лапами переминают. Вот... как они это делают, а? - попыталась она запустить в него когти.
   Перевернувшись на спину, он переложил передние лапы Лисы себе на живот, заодно и когти из себя вынул - ей всё игры, а впилась она в него довольно ощутимо. Хвиса сопротивляться не стала, положив голову на черные лапки. Замирая как тогда на берегу реки.
   По ощущениям, он проспал не больше трех часов, но за это время он великолепно отдохнул. Так умиротворенно ему давно не было. Вот если бы еще кое у кого шило с места не сдвинулось!
   - Ой, забыла. Кай просил вам чашу отдать! - подскочила эта рыжая зараза, существенно попрыгав на его животе. И судя по пакостному выражению морды - точно специально. Добрая Лисочка!
   - Какую чашу? - нахмурился Рейвар.
   - Ту самую, с мышками. - Раздалось откуда-то из сумы, в которую хвиса залезла едва ли не по хвост.
   Он даже особенно не удивился когда в зубах Лисы оказалась чаша из красного стекла. Как этого не хотелось делать, но пришлось разочаровать светящуюся от гордости девушку.
   - Эта чаша сейчас совершенно бесполезна.
   - Почему? - погрустнела она.
   Рейвар взял тонкое стекло в руки и, придерживая за металлических летучих мышей, поднял на уровень своего лица. Работа действительно удивительная. Нет, внешне чаша сработанна не очень искусно, медные мышки давно потерлись тысячью рук, а стекло помутнело, зато магическое излучение от нее шло просто феерическое. Все оттенки красного и золотого сливались в нем, словно Рейвар держал в своих руках факел, магический огонь, способный утолить жажду. Странная, как и сама природа всех вампиров. До сих пор никто не может понять как они умудряются из крови живых, разумных существ добывать такое количество силы, а те кто знают великий секрет - молчат под страхом смерти.
   Им с братом как любому потомку высших вампиров, эта тайна известна. Вот только в случае с Рейваром она практически бесполезна - пить кровь для него куда опасней смерти.
   Чаша же предназначалось именно для этой священной жидкости.
   - Ее создали несколько тысячелетий назад, когда наш мир еще не был закрыт от чужого проникновения. Именно тогда один из старейших Высших вампиров заметил - кровь иномирцев куда более... сильная, и дает колоссальные возможности. В те времена таких у нас было довольно много, как потом выяснилось они готовили захват нашего мира. Но вампиры тогда даже не помышляли видеть в простых людях достойных себе врагов. Хотя кто знает. Важно то что группа Высших решила провернуть тоже самое, и для этого создало подобные чаши - как своеобразную замену привычным ритуалам. Мало кто знает - но вампиру мало просто так высосать кровь у первого встречного. Существо должно иметь довольно слабую телесную оболочку, а следовательно - быть довольное молодым, до пятидесяти лет, и обладать определенными магическими способностями. Кроме того необходим особый ритуал... - Вот как объяснить ей как именно вампиры через чужую кровь могут впитывать магические потоки мира? Он сам до конца не может объяснить себе возможность такого. Эх, не зря у вампиров такие проблемы с богами - тем явно не нравится когда отнимают их пишу. - Не важно что за ритуал, чаша настроена полностью подготавливать кровь к употреблению. Но только кровь пришлых людей. У них связь с нашим миром немного иная, они прошли границы. - Он потер ладонями лицо, пытаясь сформировать в слова то, что и сам мало понимал. - Так или иначе, когда иномирцы со своим механическим оружием напали на наш мир, вампиром стало как-то не до амбиций. Чаши были использованы во благо, а не во вред. Захват провалился, боги нашего мира вышвырнули людей с их машинами к себе, и запечатали границы, так что к нам теперь извне никто проникнуть не может.
   - Совсем-совсем не может? - вытянулась мордочка Лиски.
   - Совсем, боги за этим строго следят. Чаши они же побили, не знаю как эта уцелела. Неужели теншиму может быть столько лет...
   - Этому гламурному ангелочку? Да за просто! И что - значит чаша бесполезна без крови иномирца?
   - Лис, ты каким местом слушаешь, а? Я это тебе уже несколько раз повторил.
   - Ну можно мне помечтать? А если бы не это, что можно было бы сделать, ну чисто так... если прикинуть... теоретически.
   Рейвар поднял древний артефакт на кончике пальца, чувствуя как переплетаются их магии, узнавая друг друга. Раньше он не рисковал так своим спокойствием, но Лиска все равно разбередила старые раны и несбыточные мечты.
   - Кровь выпитая из этой чаши может дать огромную силу любому потомку вампира, тем более произошедшему от одного из малочисленных оставшихся Высших. Из нас такое родство есть только у меня, для остальных это не более чем предмет старины. - Он говорил отрешенно, погруженный в собственные мысли, наверное боясь даже себе признаться насколько больно его задела эта насмешка неизвестного бога по имени Кай. Если раньше Рейвар смотрел на чашу как на пустую игрушку, то сейчас полностью оценил, насколько ее магия нужна. Магия, к которой нет доступа.
   - И что бы ты мог? - продолжала издеваться Лиска, переминаясь с лапы на лапу.
   Наклонившись дабы поставить чашу, он другой рукой ухватил хвису за лапу и, рискуя быть покусанным, подтянул ее к себе, усаживая на коленях. Лиса приоткрыла глаза и начала приподнимать прижатые к черепу уши. Неужели настолько боится его? Но немного поерзав, она устроилась у него на коленях совсем как раньше, позволяя гладить мягкую рыжую шерстку.
   - Вампиры с оборотнями вообще редко дружбу водят, а вот мой папочка отличился. В итоге мне достался весь спектр его возможностей как вампира... но с ограничением - я не могу пить кровь как вампир. При этом происходит непроизвольный оборот во вторую ипостась, которую лучше не выпускать.
   - У тебя есть вторая ипостась? - округлила глаза Лиска.
   - Есть. Но лучше бы не было. Обычно оборотень сохраняет разум и полностью контролирует себя во время оборота. Но у меня разум полностью растворяется во второй сущности, превращая в жуткое кровожадное чудовище.
   Лиска моргнула и прикрыла глаза, уткнувшись носом ему в бок. Ядвига поступала примерно так же когда кто-то касался этой темы. Им, рожденным двуипостасными, тяжело принять сам факт такого. Вот только... в глазах других оборотней он обычно видел сожаление и страх, страх потерять второго-себя. А у этих боль и нежность.
   Он улыбнулся, чувствуя как в груди теплеет от очередного подтверждения его надежд. Странно, Рейвар сам не заметил как рассказал ей многое из того, что чужим знать уж никак нельзя, но не сколько не расстроился. Сейчас было так спокойно и хорошо, хотелось просто поверить.
   ...ей, этой странной женщине, и щемящему, болезненно-сладкому чувству где-то внутри.
   Но вот Лиска тряхнула головой, и смотря куда-то в сторону, спросила:
   - Чаша могла бы победить это безумие?
   - Думаю да. - Он усмехнулся позволив себе озвучить мысли, которые даже сам страшился. - Она могли бы дать нам достаточно, дабы разметать армию Юстифы за несколько часов.
   - Тебе, ты хотел сказать. Кровопийц здесь кроме тебя больше нет.
   - Ну мне до тебя, Лиса, ой как далеко, - усмехнулся Рейвар. - нам надо вытащить наших ребят любым способом. Этот я не рассматривал, просто потому как он слишком опасен для них же, в состоянии оборота я не отличу друг то или враг. Так что... это не выход. Но я найду что-то еще.
   - Не надо. - Лиска встала с его колен и отошла подальше, снова зарываясь в своей суме.
   - Что не надо?
   - Думать. Иногда не надо думать. Ну куда же я рубашку дела? Штаны есть, а она где? Кай, ну сволочь блондинистая! Так и знала, ради места для чаши что-то выложит! "Дай мне запихнуть"! - передразнила она кого-то. Потом посмотрела на него. - Сами мы не местные, отстали от... жизни. Подайте на пропи... не, на одевание рубашку, а? Или я так обернусь, - "пригрозила" она.
   Улыбнувшись, он решил отдать ту что так и не решился в прошлый свой визит в деревню. И надо признать - угадал, Лиска расшитая лентами и всевозможной тесьмой рубашка очень понравилась. Не всё же ей бегать в вещах с чужого плеча. А это сшита специально под нее, и пахнуть, он надеется, будет только ею.
   Правда Лиска его чуть из собственной палатки не выгнала, хотя чего он там не видел? Отворачиваться он тоже отказался, в итоге полюбовавшись на спину и хвостатость перекинувшийся девушки. Жаль что она так быстро оделась, ругаясь пока просовывала хвост в специально отверстие в бриджах. Такая забавная!
   Одевшись, эта нахалка полезла в уже его вещи. Правда возмутиться как следует он даже не успел - она вытащила пузырек со знакомой синеватой жидкостью.
   - Бинтами, как я понимаю, ты так и не обзавелся? Хорошо что я запасливая!
   Прихватив с собой еще и флягу, она села напротив него и протянула руку.
   - Режь! - Лиса отвернулась и наморщила лицо, словно кислого сьела, а вот голос у нее звучал твердо и довольно властно.
   - Зачем?
   - Ну ты хочешь вытащить своих ребят? Тогда режь. Только не очень глубоко, ладно? - проскулила она.
   Рейвар схватил ее за протянутую руку, и легонько тряхнув, заставил Лису посмотреть себе в лицо.
   - Что ты вытворяешь, полоумная?
   - Ну как ты не понимаешь, - казалось девушка вот-вот заплачет. Глубоко вздохнув она... подавилась и какое-то время была вынуждена прокашливаться. После этого подняла на него глаза и почти тут же опустила. Чуть подумала и снова подняла. - Я иномирянка.
   Он конечно подозревал что девушка слегка тронулась умом, но не настолько же! Признаться в таком, это просто самоубийство. Ее оправданий даже слушать не будут - просто убьют на месте.
   - Ты можешь мне не верить, но это так. Я сама точно не знаю как это получилось. В родном мире моё имя - Света, а друзья звали Лисой. Вот и получилась Лиса Света. Я шла домой, когда... какой позор, а? Меня убил розовый рояль! Отвратительная смерть. Знаешь, будь он хотя бы черным - я так не переживала. А то не смерть получилась - а мечта гламурной поп-звёздочки! Знаешь, это почти и не больно. Точнее, - она запустила руки в волосы, еще больше напоминая ему помешавшуюсь, - больно, но не так страшное если бы не больно. Я успела это понять. Такую странную правильность. А Кай дал мне шанс. Мне хотелось жить. Я еще так много не узнала... тогда. - Она подняла лицо, смотря этими своими желтовато-зелеными глазами, тем самым взглядом, от которого у него сердце начинало биться быстрее.
   Кажется, они оба сошли с ума, раз он ей верит.
   Еще долго она лежала головой на его коленях и рассказывала, рассказывала, рассказывала. Иногда сбивчиво, задыхаясь и спеша, а иногда начиная рассуждать на совершенно пространные темы. Он не мешал, давая выговориться, просто перебирал рыжие прядки, прикасался к вытянутым махровым ушкам, которым это почему-то совсем не нравилось.
   Ну и что ему теперь делать?
  

* * * * *

  
   Меня куда-то двигали. Нахалы! А я так сладко спала и видела такой чудесный сон. Точнее... довольно пугающий. Мне приснилось, что я с дуру призналась Варенику о своем более чем необычном происхождении. И это после того как он рассказал насколько нехорошо тут относятся к таким попаданкам как я. Правда кошмаром сон не ощущался, скорее оставил солоноватый привкус на губах и томную нежность в груди. После такого будить меня как-то особо жестоко.
   - Тш-ш, - как маленькому ребенку прошипели рядом. - Спи, Лисёнок.
   Меня погладили по голове, тем самым окончательно спровадив мозг в нокаут. Я сошла с ума, да? Или просто еще не совсем проснулась?
   - Уйди, глюк!
   - Уже ушел. - Кажется, кто-то ушастый улыбался. - А ты отдыхай.
   Иногда быть послушной очень приятно. Так что я завернулась в одеяло и продолжила наслаждаться снами.
   Правда, на этот раз сон приснился совсем бредовый. Будто я в виде крылатой лисы стою у подножья высокой лестницы, а где-то там, на самом верху сидит мужчина. И хоть это едва ли не за облаками, я вижу каждый его черный волосок и туманные зеленые глаза, больше похожие на цветущую воду. Лицо у него красивое, мужественное, но меня от этой красоты озноб пробивает. "Так вот кто влез не в своё дело!" - холодно заявил он. А у меня, кажется, сейчас инфаркт случился от этого голоса. Во всяком случае, в обморок я свалилась. А очнулась уже ото сна. Жуть, привидится же такое!
   Порыскав по полу, я нашла свою же флягу и с удовольствием напилась. Бодрит! И только потом перевела взгляд на свои руки. Руки, что б его! И если я перекинулась, значит роковое признание мне не приснилось. Ой, мамочка!
   Голова после сна трещала и словно чугуном налилась. Зато желудок оказался пустым, и придав телу ускорения, погнал на разведку. Полукровки приняли меня как давнюю потерю, словно не сами в деревню спровадили, а потом регулярно навещали. Но накормили до раздувшегося живота, спасибо. Потом объявилась Елна и разогнала всех, утащив меня на осмотр - как оказалось дурную хвису вчера чуть не отпели. Вот так всегда - еще помереть не успеешь, а народ уже гвоздиками по гробу колотит.
   Чуть позже объявился Рейвар, предупредил, что ночью у них разведка боем и велел мне не высовываться, при этом так сверкнув глазами - я взвизгнула и унеслась прятаться... к нему в палатку. А куда еще?
   Ближе к вечеру, когда свет стал розоватым, а воздух посвежел, вернувшийся Вареник поймал меня на жутком деле - я вязала. Ну не то что бы совсем, Калина меня только петли набирать пока научила, да и те получались кое-как, но все же! Что еще делать в деревне ночами? А моток пряжи и спицы я как-то случайно прихватила. Вот теперь краснею, словно чего жуткого сделала. А перестать не могу. Ведь была у меня задумка Рейвару шарф связать - и для красоты, и для тепла, и на память... да и придушить в случае чего можно.
   - Ты еще не передумала?
   - О чем? - Да, чего я там ему наобещала, раз цвету как мак?
   - Я про чашу, а ты о чем? - Еще и насмехается, злюка ушастая.
   Пришлось пожимать плечами, активно делая независимый вид. Кстати, чашу этот нелюдь нехороший спрятал и вдоволь понаблюдал, как я переживаю, ища свою прелесть. Правда потом сказал, что бы я не валяла дурочку и вытащил ее словно из воздуха.
   Продезинфицировав небольшой кинжал в той синей водичке, он крепко сжал мою руку и велел отвернуться, что я разумеется и сделала. И только когда металл коснулся моего запястья, вдруг поняла - он мне поверил. Вот так просто. Соври я, и он окажется в жутком положении и помрачнение рассудка. А я... Вдруг не получится?
   Я хотела вырвать свою руку, но было уже поздно, боль полоснула запястье, а кровь полилась в чашу. Вроде чаша не такая уж и большая, а жизнь всё вытекала и вытекала из меня. Даже не знаю, сколько я так стояла, наблюдая за этим. В какой-то момент ноги подогнулись, и Рейвар осторожно посадил меня на шкуру неизвестного животного. Когда жидкости собралось больше чем пол чашки, полукровка сжал мою руку чуть выше пореза и, прикрыв его тканью пропитанной какой-то мазью, и замотал бинтом.
   От вида собственной крови меня мутило. Да и вообще плохо стало. Вроде не так уж и много отдала, а знобит и голова кружится.
   - Пей, - поднес флягу к моим губам Рейвар.
   - Что это? - Но глоток сделала. Точно дурочка. Оказалось настойка на травах, явно спиртовая. Помахав себе на раскрытый рот, я буквально вырвала другую флягу из рук Вареника, запивая эту гадость. - Зачем? Меня после такой кровопотери вообще вырубит.
   - Ну и правильно. Поспишь, отдохнешь, никуда влезать не будешь. И мы вернемся как раз к твоему пробуждению, договорились? - наклонился он ко мне, отводя с лица волосы. Ему и так-то трудно отказать, а когда Рейвар становится таким - тем более.
   Я послушно кивнула. А потом решила что могу понаглеть, и потерлась щекой о его ладонь. Как хорошо!
   - Только у меня есть одно условие. Я хочу видеть, как ты это пьешь. - Да-да! Доехала хорошо, целую. Крыша.
   Усмехнувшись, Рейвар взял чашу и покрутил ее в руках, но смотря как бы поверх. Странный взгляд и взволнованно-довольный. Виденное его явно радовало. А уж меня тем более. Не хочу гадать играет Рейвар со мной или действительно поверил.
   Пил он крайне осторожно, ни капельки не пролив. Кадык на его шее мерно двигался, отмеряя глотки. Бедненький, такую гадость пить. А вдруг она ядовитая, а? Кто там проверял хвисью кровь?
   Ой! Тут меня поразила очередная мысль - я-то иномирянка, но ведь хвиса! И будет ли это считаться? Как бы мне случайно не угробить любовь всей своей короткой второй жизни. Мдя, обычно я предпочитаю мясо с кровью, а тут получила Вареник.
   Отняв чашу от губ, он коснулся их пальцами, вытирая едва заметные кровавые следы. Что ни говори, а мужчина мне попался крайне интеллигентный, с таким и в общество выйти можно. Боги, о чем я думаю в такой момент! Лучше бы посмотрела как в глубине карих глаз начинает разгораться кровавые отсветы. Сильно дыхнуло костром, почти родным запахом опасного мужчины, любимого мужчины.
   - Ну как?
   - Не мешай, - злое рычание, - дай мне сконцентрироваться.
   А я типа - пошла на место, да? Может я за него беспокоюсь, а он вот так со мной. Правда, отползти подальше мне не дали, больно схватив за порезанную руку. Пришлось сидеть рядом, вглядываясь в странно поменявшееся лицо - вроде прежнее, но неуловимо другое, хищное. Красивое. Было в этом что-то потрясающее, животное и безумно возбуждающее.
   У меня всё внутри напряглось теперь не только от ожидания результатов нашего эксперимента, но и чего-то более чувственного.
   Наконец взгляд его оттаял, но вот багрянец пропадать не спешил. Рейвар потряс головой, отчего несколько прядок волос упали на лицо.
   - Ну как? - Чего интересно я шепотом то?
   - Нормально. А насколько нормально, проверим позже.
   Даже не знаю чему больше радоваться, тому что Рейвар не тронется умом после этой аферы, или того что моим словам теперь есть такое весомое подтверждение. Наигрались уже в "Верю-не верю".
   Встав, он подошел к своим вещам и вытянул из них кожаный жилет, который судя по тому как нехотя сгибался, мог заменить полукровке броню, да черную рубашку. Вот только кто его раздеваться передо мной просил? Нет, я понимаю, Рейвар сейчас похож на пьяного - кажется координация движений немного нарушена. Но вот в отказ мозгов я не поверю. Хотя, чего ему меня особо стесняться.
   Отведя взгляд, я тяжело вздохнула. Странно, вроде уже привыкла к мысли, что ничего у нас быть не может. Но нет-нет, да закрадется надежда... глупая, глупая... Мне нет места в его жизни. Кажется мне вообще не осталось тут места.
   Закончив сборы, он снова обратил внимание на меня, все так же сидящую циновке, возле драгоценной чаши. Ну а что мне остается? Как я поняла, роль, которую приготовил для меня Кай, выполнена. Разве не этого он хотел? Теперь Вареник разберется со всеми врагами, и в графствах настанет мир и покой. Всего пол стакана моей крови и дело можно сказать решено. Кай, паршивец!
   Я неловко встала, готовясь к очередным нотациям.
   - Да-да, помню - сидеть тихо и не отсвечивать.
   Обняв меня одной рукой за талию, второй он дотронулся до лица, заставляя посмотреть в свои странные, такие незнакомые глаза. Пугающие, завораживающие. Я почти видела как там в глубине ворочается что-то большое, хищное и опасное. Чувствовала зверя, удерживаемого только железной волей.
   - Хоть раз сделаешь так как тебя просят? - Он погладил меня по растрепанным волосам и в этом простом жесте чудилась мне нежность. - Скоро всё закончится.
   Ага, спасибо что напомнил! Теперь мне еще хуже. Никогда не думала, что от потери крови может быть такой жуткий отходняк.
   Меж тем Рейвар не стал ждать когда я начну адекватно реагировать на его слова и действия, и сжав в руках чуть сильнее, поцеловал с такой нежностью, которой я от него, если честно, ну совсем не ожидала. Ну страсть можно было списать на проснувшегося оборотня, на... да на что угодно. Но в его прикосновениях было столько заботы и ласки, столько хрупкости и несвойственной ему неуверенности, что я... Просто таяла.
   И так ослабшие ноги подкосились окончательно, и пришлось обхватить Рейвара за шею, чтобы не сползти окончательно. Но этот факт меня только радовал, хотелось прижаться к нему посильнее, хотелось сильнее почувствовать. И в то же время не нарушать это сладкую негу медленных, чувственных поцелуев, легких, едва ощутимых прикосновений друг к другу.
   В какой-то момент Рей чуть слышно застонал, почти болезненно впился в мои губы, но уже через секунду выпустил из рук, так что я чуть опять не свалилась на пол. И винить его не в чем, как бы сильно не было моё разочарование. Могу поспорить, но еще совсем немного, и Рейвар попросту сорвался бы... воля у него конечно железная, но не бесконечная.
   Он моргнул и кажется взял себя в руки, покрепче сжимая их в кулаки.
   - Сиди здесь, и пожалуйста, я тебя прошу, никуда не выходи. - Голос его звучал хрипло и несколько... рычащее. - На палатке охранка. А за ее пределами ты останешься одна, поняла?
   - Хорошо, - прилежно кивнула я, чувствуя как на щеках вновь разливается румянец.
   - Лис, хоть раз, сделай так как тебя просят. - Он усмехнулся. - Я надеюсь вернуться и продолжить с того места, на котором мы остановились.
   О! Буду ждать. Как я буду ждать!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.70*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"