Лисавета: другие произведения.

Глава 14 Главное - хвост!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.04*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хочешь мира - готовься к войне.
    Хочешь войны - готовься к войне.
    Короче, хочешь, не хочешь, а война будет.


   Отступление 14
  

Хочешь мира - готовься к войне.

Хочешь войны - готовься к войне.

Короче, хочешь, не хочешь, а война будет.

  
   У него не было другого выхода, это понимали и его ребята и сам Рейвар. Пленников Юстифы надо вытаскивать, по-другому нельзя, невозможно, неправильно. Думается, это понимала и сама хвиса, поэтому следует ожидать "нежного" приема.
   В таком свете, то на что он пошел - вполне оправдывает риск. Даже проклятое безумие оборота вполне допускалось, лишь бы помочь. Полукровки уже были осведомлены что подходить к своему лэй`тэ крайне небезопасно, так что старались держаться подальше, меж тем внимательно наблюдая за его поведением и пока не находя ни единого признака помешательства. Им конечно не стали рассказывать каким именно путем Рейвар надеется его избежать, таким он поделился только с Елной, попросив ее помощи и совета, но тем не менее они доверяли его решению. Эти мужчины вообще привыкли полагаться на своего лэй`тэ, как на единственного кто может грамотно скоординировать такую разношерстную кампанию, каждый из которых обладает исключительными качествами и способностями, такова уж суть полукровок.
   Рейвар остановился, знаками показывая ближайшим ребятам - рассредоточится и занять свои позиции. А когда самые ближайшие из полукровок пропали не только из зоны видимости, но и обоняний, обостренного в разы, он наконец спокойно вздохнул - до этого момента расслабляться не приходилось. Все внутри уже клокотало, а мышцы слегка побаливали, едва сдерживаемые в желании перестроиться.
   Сняв с себя одежду и хорошенько спрятав ее под одним из разлапистых кустов, Рейвар с удовольствием потянулся, наконец отпуская оборот.
   Ощущения были странными. То что произошло при его первом обороте, он плохо помнил, а о втором даже вспоминать боялся, так что сейчас происходящее оказалось в новинку. Сперва было невозможно больно, едва на грани потери сознания, Рейва ощущал как перестраиваются кости и хрящи, как в диком ритме сокращаются мышцы, рвется и отрастает плоть. Но, оказалось, это все несопоставимо с тем неудержимым зудом, огнем прошедшимся по коже, пока отрастала шерсть.
   Сколько именно происходил этот мучительный оборот, Рейвар даже не знает. Судя по окружающей природе, не больше десяти минут, а ему кажется больше часа. Во всяком случае вымотался он безумно, не было сил даже встать. Слишком много потребовалось для перестройки организма, а еще больше для сохранения рассудка, которому он все это время не давал уплывать, сосредоточившись не на боли, а на ее происхождении, так что сейчас Рейвар точно знал что и как у него отросло и изменилось.
   Хвост, кстати, получился куцым. Теперь понятно отчего у хвис он и в человеческом облике не исчезает - замучаешься каждый раз отращивать. Хотя... оборот женщин-лис больше связан с магией, уж они никогда не корчатся так как он. А еще в звериной форме могут говорить, Рейвар же мог только рычать. Да и то получалось хрипло.
   Только после того как боль начала проходить, он заметил что изменился не только сам, но и все вокруг. Мир словно стал другим, более глубоким, резким, оглушающее богатым. Каждый звук, каждый запах приобрел десятки новых оттенков. Словно... словно раньше это была лишь картина искусного мастера, а сейчас реальность.
   Он ощущал всё вокруг... и все это было ново и остро.
   Сколько бы еще Рейвар изучал открытый мир, неизвестно. Вот только в попытке разгадать все вокруг, он наткнулся на запах собственных вещей... и тонкий, едва ощутимый аромат женщины на них, там где она его касалась, где остались незримые следы ее рук и мягкого, податливого на ласки тела. А еще одна маленькая капелька крови, что осталась на манжете его кутки. Крови, благодаря которой он может чувствовать мир вокруг, а не жажду смерти и разрушения.
   Да, желая видеть рядом с ним достойную жену, полукровки прежде всего преследуют одну цель - заставить своего лэй`тэ желать скорейшего возвращения домой, к своей женщине. И Рейвар впервые действительно захотел вернуться.
   Силы нашлись как-то сами собой, достаточно было просто сосредоточиться. Из крови хвисы получился хороший канал для подпитки, и как бы Рейвару не было тяжело принять её правоту, но Лиса действительно оказалась иномирянкой. Уму непостижимо!
   Встав на все четыре кости, он какое-то время привыкал к новому балансу тела. Новое тело не сразу нашло взаимопонимание с разумом, привыкшем мыслить, двигаться и существовать иначе. Но инстинкты, так дерзко разбуженные кровью хвисы и способностями вампира, быстро утверждались в правах, в результате чего уже через несколько минут Рейвар мог сносно ходить и даже бегать. Хотя тут пришел новый вопрос - а кто он? Рейваринесиан эль"Адхиль, лэй`тэ и принц Империи полукровок, или же дикий, несколько тронутый разумом зверь? Во всяком случаем помрачнения рассудка он в себе не отмечал... хотя всё во круг и было по другому и сами ощущения нельзя назвать привычными. Мысли шли стройными рядами, не путаясь и не склоняясь на сторону агрессии. Но это возможно лишь потому, что в данный момент приоритетней был именно контроль над новым телом, а не воспоминания а цели этого перевоплощения.
   Ему сразу вспомнилось как вытягивалась хвисья мордочка, когда происходило что-то вполне обоснованное со стороны оборотня, и совсем дикое с чисто человеческого взгляда. Так долго она рассматривала чашку с водой, прежде чем начать лакать из нее, как косилась на собственный, инстинктивно вываленный от жары язык. Глупо было не замечать этого... так же глупо, как и заподозрить в иномирном происхождении. Пожалуй неведомое божество, нарушившее свои законы, было совершенно право, обратив Лисавету именно хвисой. Девушка быстро привыкла к своему новому телу, а уж по характеру от всего их хвостатого рода вообще не отличалась. Маленькая, очаровательная бестия с лукавыми глазами и странными поступками.
   Мысли о рыжей хвисе отдались внутри теплом и приливом нежности.
   Помахав головой, Рейвар едва не прикусил себе язык, чем и удостоверился в новой остроте своих клыков, которых теперь стало куда больше. Встав рядом с деревом, он прикинул свой рост и мысленно присвистнул - чуть выше одного метра. А если он правильно помнит, и у него есть способность стоять на задних лапах... то выйдет просто монстр. Вот бы Лиска оказалась довольна, в лисьем обличии она вечно ноет какая маленькая и беззащитная.
   Еще немного поизучав себя, он наконец решил что вполне способен двигаться дальше. Мох мягко прогибался под широкими ступнями, лесная подстилка слегка шелестела от его шагов. Сидящая на высоких ветках сова угукнула и раздосадовано улетела прочь, понимая что после появления в лесу такого зверя мыши еще долго будут дрожать от страха в своих норках, не рискуя показаться ему на глаза. Острый запах сосновой коры и смолы, терпкий осиновый и сладковатый березовый, дразнил нюх. Молодая травка упруго гнулась. Ветер путается и шумят в вервях высоких крон.
   Разум едва удерживался от позорного бегства из этого тела, которое в свою очередь в этот момент не очень то от него и зависело. Лапы переступали сноровисто, ловко избегая всех препятствий, зоркие глаза следили за всем вокруг и в то же время вглядывались в никуда.
   Да, кажется теперь Рейвар решил еще одну загадку - чем ему так запала эта рыжая девчонка с лисьим хвостом. Первоначально она казалась ему непохожей на женщин встреченных когда-то раньше. Необычная, импульсивная, задорная... и совершенно свободная. В ней не было условностей. Она всегда делала то что хочет, поддаваясь своим сиюминутным желаниям, а не запрещая себе даже думать о мечте. В то время как он был ей полной противоположностью. Лиска - это то к чему он всегда стремился и о чем даже боялся помышлять.
   Более менее пришел в себя он только когда почуял запах людей. Выбрав кустик поразлапистей, Рейвар строился под ним. Ждать пришлось не так долго. Очень скоро послышались крики и возня поспешных сборов. Значит их лазутчики заметили "тайные" намерения сенданской армии напасть. Интересно, капитану Тейку, главнокомандующему ближайшей роты, пришлось в барабаны бить для этого, иначе эти ротозеи еще полчаса сидели у своих костерочков.
   Но даже когда лагерь поднялся по тревоге - пустым он не остался.
   Рейвар буквально слышал перешептывание затаившихся воинов, чувствовал как поскрипывает кожа их сапог и рукоятей мечей, которые те сжимали в своих пальцах. Он чувствовал их волнение и быстрый ритм сердца. Их же оглушала тишина. Насторожившаяся жертва, еще не знающая откуда придет удар, куда бежать, как спасаться. Он медленно поднялся, не позволяя ничем себя выдать направился в сторону притихших людей. Их страх будоражил его звериные инстинкты, оставляя в его ушастой голове все меньше разума. Привычное возбуждение перед битвой в этот раз было в десятки раз сильнее... и слаще.
   Казалось, на мгновение весь мир застыл. Ночной ветер раздувал костры и ласкал шерсть, принося свежесть и едва заметные намеки на скорую грозу. Первая из трех ночных светил медленно скатывалась за кромку леса, раскрашивая спящие деревья мистическим сиреневым цветом. Вслед за сестрой поднимался диск Сальверы, сегодня отчего-то не серебристый, а по настоящему золотой. Кто-то сказал бы - не добрый знак... но Рейвар достаточно наслушался лискиных сказок о другом мире, и лишь ухмыльнулся - она была бы рада видеть это.
   ...через мгновения хрупкое равновесие тишины разрушил протяжный вой. Хрипловатый правда, но кто там будет прислушиваться.
   Его ребята не стали долго разбирать и думать, приняв даже такой знак - как пинок под зад. И правильно, у него инстинкты вовремя сыграли.
   Звук стали всегда ласкает слух бывалого война, а вот запах крови сводил с ума его. Рейвар практически и не заметил как оказался в лагере, опомнившись только когда столкнулся лицом к... морде со здоровяком, в руках которого огромный ятаган смотрелся хрупкой сабелькой. На пару секунд пришла растерянность, он совершенно не знал что ему делать, которую, впрочем, быстро выгнали прямой угрозой раскроить череп зазевавшемуся оборотню. Молниеносно уклонившись, Рейвар впился всею челюстью в руку, за что незамедлительно получил в лоб здоровенным кулачищем. Но он не хвиса - перекидываться не спешил. Вместо этого рассердился и мотнул головой, разрывая острыми клыками вены и сухожилья в руке противника.
   На самом деле действовать в теле огромного волка, но с разумом всё того же Рейвара, было крайне неудобно. Он уже начал подумывать, что идея была глупа и несостоятельна... но решил рискнуть еще раз, отдаваясь на власть инстинктов и чего-то хищного и дерзкого внутри. Натура оборотня довольно взвыла и уже через секунду здоровяк с практически откушенной рукой упал на землю не выдержав толчка лобастой головой. Ленивый шаг оборотня, раскрытая пасть... и вот уже в горло хлынула густая, горячая кровь из артерии на шее противника.
   Оттолкнувшись передними лапами о мертвое тело, оборотень поднялся на задние и снова взвыл, воспевая свою первую жертву и свободу. Свободу быть тем, кого так долго держали взаперти.
   Все происходящее после сливалось в один бесконечный восторг битвы и сладость чужой крови. Как-то вдруг обнаружилось, что его когти способны прорывать металлическую броню, а клыки прокусывают тело даже через хорошую кольчугу; что порой достаточно одного прыжка, что бы преодолеть не менее десяти метров; что даже самый ловкий лучник не может пробить густую шерсть, или попасть в глаз излишне прыткой и ловкой твари; что люди панически боятся попадаться на красные глаза; и наконец - что ему это очень нравится!
   Стоит отметить, что все это время Рейвар прекрасно осознавал себя и свою истинную миссию. А так же различал даже в перепуганных лицах вставших на пути, знакомые черты. Хотя нет, своих он отличал по запаху, едва уловимо. Но они пахли им самим.
   К его гордости, ребята не долго терялись и нервничали при виде своего лэй`тэ в обновленном виде, и скоро даже начали подстраиваться под странные, дикие действия и атаки. Жаль, конечно, что раньше у них не было возможности потренироваться, но и сейчас ему есть за что хвалить полукровок.
   Ухо кольнуло, и только тогда Рейвар понял, что все его серьги остались при нем, а значит это не что иное, как сигнал к отступлению - отряд из пяти разведчиков осторожно и незаметно, воспользовавшись общей суетой, вытащил троих проштрафившихся.
   Ухмыльнувшись, оборотень тряхнул головой, чувствуя как в ушах действительно качнулись знакомые и дорогие (не только финансово) артефакты. Правда попытку улыбнуться никто из окружающих не оценил, и как у Лиски это получается? Хотя у этой многое получается из невозможного и невероятного.
   Сейчас он старался не столько навредить людям, как поднять шум, позволяя своим ребятам тихо и незаметно раствориться в темном лесу. Огромный зверь вызывал страх даже у самых закаленных воинов, так что ничего удивительного в том, что очень скоро его попросту стали избегать. Наконец, устав от догонялок, он презрительно фыркнул и с трудом удержал себя от загребания земли задними лапами. Не хватало ему совсем в дворовую шавку превратиться.
   Только перед тем как уйти, Рейвар понял - а черной то в лагере нет. Сбежала, паршивка. Хотя чего еще ждать от хвостатой - весь род у них такой.
   Путь обратно занял вдвое больше времени (Рейвар путал следы), но принес свои удовольствия. Ему просто нравилось чувствовать себя в этом новом, совершенном теле. Сильные мышцу, устойчивый костяк, мощное строение, и при этом невероятная, удивительная легкость. Казалось, он не бежит, а парит над лесной подстилкой. Сильный и свободный зверь.
   Конечно, у него был соблазн еще немного, совсем недолго побыть в этом теле, наслаждаясь собственными ощущениями, но сейчас не время и не место. Пришлось искать под которым он спрятал свои вещи и проходить болезненный процесс обратного перехода.
   Снова было больно, даже не смотря на бьющую в ушах кровь, Рейвар буквально слышал как хрустели его кости и рвалась плоть. Правда, времени понадобилось куда меньше. Да и адаптация проходила не так увлекательно.
   Окружающий мир на какое-то время вызвал... неприятие. Может быть даже разочарование. Хотя он и понимал - именно таким он и был для него всю жизнь.
   К тому моменту как Рейвар пересек линию защиты лагеря, он уже пришел в себя, стряхивая последние остатки эйфории и последовавшей за ней боли утраты. В его положении зацикливаться на подобных ощущениях, это форменное самоубийство. Сейчас он переживает, а завтра пойдет кусать кого непопадя? Нет уж.
   Хотя... почему непопадя? У него есть Лиска, мягкая, послушная в руках и неугомонная на деле, теплая и желанная. Эта быстро заставит его забыть об обороте, переключив всю внимание на свою рыжую персону.
   Привычные охранные щиты приветственно зазвенели в ответ на быстрый, едва уловимый кем-то другим, пас рукой. Полукровки оказались не в пример ей любопытнее, провожая его такими взглядами, что у Рейвара уже спина чесалась и хотелось проверить - а не покрылся ли он шерстью.
   Хорошо хоть нужные ребята сразу нашлись, видно навесили на защиту предупреждающие сигналки. Явились пред его очи втроем. И у всех такие лица, словно только что с тризны по лучшему другу. Хотя... Последний задор и остатки странного мироощущения слетели с него сметенные ураганом предчувствия беды.
   - Многие ранены, опять дурачьё лезет куда не надо, - рапортовал Бретил, отвечавший в этом рейде за гвардию. - Но все живы. Гнерде правда руку едва ли не по локоть рубанули... но ты его знаешь, через месяц новую отрастит, а сейчас жалуется что на той наруч был памятный, жалко его терять.
   К тому что чешуйчатый полукровка, на треть наг, любит оставлять повсюду свои конечности, все уже привыкли. Но это не объясняет скорбных лиц.
   - Мы вытащили ребят. Они без сознания еще, - начал докладывать Ольбрехт, один из разведчиков, которым было доверено выкрасть пленных. - Но... Рейвар, среди них не было Хельвина. Мы его так и не нашли. Гольдрик специально весь лагерь облазил. Ни его магических следов, ни хвисьих. Черная видно давно ушла.
   - Это ведь не всё? - очень стараясь не играть желваками на лице, спросил лэй`тэ. Если честно, то ему очень не хотелось слышать ответа. Просто до внутренних спазмов. И думать тоже не хотелось, облачить свои затаенные подозрения даже не в слова, в мысли, казалось сейчас мучительно болезненно.
   - К сожалению, нет. - Светловолосый, изящный до приторности Лизин поднял глаза, но почти тут же не выдержал тяжелого взгляда своего лэй`тэ и опустил их, предпочитая разглядывать его кадык. - Она пропала.
   Внутри все на мгновение замерло. Потом словно произошел щелчок, и легкие стали раздуваться и раскалились, мешая дышать, говорить, даже думать. С трудом заставив себя сглотнуть, Рейвар попытался как можно спокойнее спросить, - "При каких обстоятельствах?" - хотя голос звучал уж слишком глухо.
   - Мы точно не знаем. Елна говорит, что час назад решила не давать Лисичке скучать и попросить помощи. Пришла в твою палатку, а хвостатой там нет. Хотя когда мы ушли, по словам лэй`тэри, хвиса едва на ногах стояла, пришлось ее настоями поить. Охранные заклинания я проверил - всё в порядке, их никто не трогал. - Лизин помялся, бросая на него осторожные взгляды. Говорить начал очень осторожно, растягивая звуки и подбирая слова. - Словно она сама ушла.
   Вот этого точно не надо было озвучивать.
   Рейвар вмиг почувствовал себя не только обманутым дураком, преданным в лучших чувствах, но и... неверным. Без сомнения, сама мысль, что Лисавета могла вот так поступить с ним, причиняла какую-то особо изощренную внутреннюю боль. Она бестолково злила его и выворачивала всё живое естество, вместе с сердцем и самой душей. Вот только при этом чувствовал он и неправильность. Он привык доверять не окружающим, а самому себе и своим выводам, которые совсем недавно позволили ему принять и поверить рыжей хвисе.
   А еще ему банально хотелось надеяться на лучшее. Только какое лучшее в их-то положении?
   От всего происходящего у него кружилась голова. Впервые за столько лет Рейвар действительно не знал что делать. Совершенно не знал! В голове было настолько пусто, что в ушах даже слышался звук прибоя. На данный момент все, что ему оставалось, это ждать когда очнутся его ребята и сделает новый шаг Юстифа.
   Мысли о черной хвисе отдались в висках болью. И почему-то нестерпимо захотелось, что бы его ласково коснулись теплые женские руки, что бы его обняли и отвлекли от мыслей, которые не приносили никакого толка, лишь засоряя голову. Рядом с его ходячим рыжим бедствием всё проблемы кажутся куда мельче. На её то фоне!
   - Куда же этот памятник собственной глупости и наивности уйдет? - раздался голос прямо у него над головой. А если учитывать что роста он приличного... Нет, не в этом дело. Просто как раз над ними завис белый как снег змей. Крыльев как нормальному дракону он не имел, так что к этому отряду его отнесли сложно, хотя лапы и голова, словно приклеенная к определенной точке пространства в то время когда дело изгибалось волной, ярко об этом намякала. - Просто удивительно, Лисавета один раз решила быть послушной, хорошей девочкой, и на тебе - обо всём позаботились и без нее. Не иначе закон кармы и шила.
   - Ты - Кай? - сощурил глаза Рейвар.
   Снежное божество скосило на него один синий глаз, подмигивая вторым.
   - Кто же еще!
   Резко выкинув вперед руку, Рейвар ухватил один из длинных усов пришельца, и намотал его кисть, что бы тот точно не вырвался. Оказалось чудовищно холодно. Только и отступать лэй`тэ не привык. Даже перед божеством.
   - Что ты знаешь?
   - Поиграем в вопрос ответ? - ухмыльнулся Кай. Кто интересно дал ему такое дурацкое имя? Всем известно - как божество в первый раз назовешь, тем оно и будет. А этому явно встретился кто-то с извращенным чувством юмора.
   Странно, ему минуту назад Рейвар сам себе казался разбитым и вымотанным, а сейчас внутри полегчало, разве что опасения за жизнь дорогих существ свило добротное гнездо в груди. Появились силы, а главное - вектор, в какую сторону их можно применить.
   Нет, ни своего друга и брата, ни свою женщину отдавать Юстифе Рейвар не намерен!
  

* * * * *

   Глава 14 Главное - хвост!
  

Еще никто так, как русские, не глушил рыбу!

В Тихом океане - да космической станцией...

  
   - Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро, тарам-парам, чего-то там, на то оно и утро! - напевала я, тревожно оглядываясь вокруг.
   Ну Лиска, ты уже не просто попала, ты таки влипла по полной!
   Дабы не видеть происходящего вокруг, я накрыла глаза лапой. Но через минуту любопытство взяло свое и пришлось подглядывать, нелепо растопыривая коротенькие когтистые пальчики.
   Сегодняшнее утро встретило меня не очень-то ласково - злыми лицами и жуткой ситуацией, в которую я попала, что удивительно, не по своей воле и не своими лапами. Хотя... ну ладно, частично моя вина есть, но косвенная. Кто же знал, что Юстифа так ополчится на молоденькую рыжую товарку по хвосту и крыльям? Собственно - что я ей сделала, не поддалась сладким речам и грустным историям? А разве была должна? Она мне никто, а Нелли... он друг и сын любимого мужчины.
   Ну почему моё везение поджимает хвост и спешит ретироваться, едва Юстифа появляется на горизонте? Оно умнее меня, что ли?
   - Как отдыхается? - издевательски спросила подошедшая хвиса.
   - Да вот жалею, что загара не прилипнет, - в тон ей, словно подружке ответила я. Ну правда же, будь я в человеческом обличии - могла покрыться такой аппетитной корочкой на этом солнцепеке. Но вместо этого парюсь в густой рыжей шубке, в которой тоже жарко, но нет риска стать курочкой-гриль. Хотя, посаженная на цепь посреди небольшой стоянки, схлопотать тепловой удар очень даже могу.
   - Может тебе еще и водички студеной? - пнула она нагретую миску, в которую ее люди мне пить наливали. На красных туфлях тут же проступили влажные следы, которые не доставили хвисе восторгов. Мдя, вроде я ни при чём, но чую - не видать мне хотя бы такой, грязной водички.
   Даже ее собственное окружение не понимало, почему Юстифа становится такой несдержанной и полоумной, когда дело касается меня. Она спутала все свои планы, и в то время как черной злодейке стоило скрыться подальше, лишь дергая за ниточки свою далеко не игрушечную армию, прохлаждается здесь, строя какие-то странные планы и пустые комбинации. Во всяком случае, никто не понимает, зачем ей было терять двух заложников полукровок, что бы заполучить рыжее недоразумение, которое даже последним головорезам было жалко (ну я же такая маленькая и невинная, да?). Но хвису словно зациклило на мне.
   И самое удивительное даже не эта мания, можно объяснить ее желанием свалить на кого-то все свои неудачи, а...
   От волнения мне совсем не хотелось спать. Точнее даже не так - глаза-то слипались, но едва наваливалась дрема, в голову закрадывалась очередная тревожная мысль и глупое сердце, вторя ей, порывалось вырваться из груди. Я очень боялась за кареглазого недруга и считала каждую минуту до его возвращения. Уже ближе к утру мне в виски словно стрелой ударили, жарко вспыхнула боль и... проснулась я уже лежа на коленях Юстифы. Удивительно, но похоже черная хвиса действительно тронулась умом, раз укачивала меня и пела колыбельную. Красиво кстати пела, голос у нее с чуть заметной хрипотцой, грудной. Вот только от самой ситуации у меня мурашки по спине бегали. Силищи то у этой "хрупкой женщины" оказалось немеренно!
   А еще... мне стало мучительно жаль эту женщину. Я вдруг поняла, что движет ей на самом деле, если сбросить всю ту шелуху власти и амбиций. Она лишь пытается как-то компенсировать себе потерянную жизнь, разрушенной прошлое... и родного ребенка. Мало кто понимает, на что способна настоящая любящая мать ради своего дитя!
   Но я-то не Юстифина дочка!
   К сожалению, она это тоже понимала. В какой-то момент Юстифа скинула меня со своих колен, и поупражнялась в пинании... к сожалению на бедной мне. Туфельки у нее, надо признать, хорошие, подозреваю что пару ребер она мне таки сломала. О животе и спине, сплошь покрытым синяками, я сейчас даже не говорю.
   Затем меня принудительно-стучательным методом обратили в крылатую лисицу и посадили на цепь. Тут-то я и оценила трепетную заботу о своей рыжей персоне, которую оказывали полукровки. Ни тента, ни общения, ни водички, ни в кустики по нужде. Мдя, тут прием оказался куда жестче.
   - Думаешь он придет за тобой? Ты действительно в это веришь, глупая? Такие как Эль`Адхиль за твою жизнь и гроша не дадут. Ты для него всего лишь игрушка, развлечься с хвостатой дурочкой и дальше пойти.
   Я усмехнулась в силу своих скромных возможностей.
   - А кто сказал, что мне от него надо больше?
   - Не надо? Что же ты тогда за ним таскаешься, а? - ухватила меня за узкую морду эта маньячка. Вот сколько смотрю на этот мир, столько и удивляюсь - куда не сунься, везде тронутые умом извращенцы. - Думаешь, мне его солдатня не рассказывала о ваших трепетных отношениях?
   - А тебе что с того? - разобрало меня зло. Нет, это уже вмешательство в личную жизнь, между прочим! Сплетница старая. - Или ты и сама была не прочь? - Ох, меня кажется понесло. Да и пускай. Достала ведь, целый день нервы мне треплет, то разговорами провокационными, то угрозами назад обратить и мужикам своим отдать, то еще каким ужасом. А уж сколько она о Рейваре наговорила! Можно подумать я не знаю с кем связалась, какой он сволочь и фанатик. Зато родной и любимый. Тут знаете ли... лучше свой полоумный, чем чужая маньячка.
   - Разумеется не прочь, - хмыкнула эта стерва. - Кто же откажется от такого мужчины, да еще и с примесью крови оборотня. Но я ему видите ли не по вкусу пришлась. Он молоденьких дурочек предпочитает.
   - Тетенька, а у вас логика не сходится. То вы говорите, что ему на меня плевать, то что таких и предпочитает.
   Хвиса изменилась в лице.
   - Он всё равно тебя не получит.
   С этими словами она вырвала пучок перьев из моего крыла (больно между прочим) и ушла. А походка то у нее мужеподобная, мстительно заметила я.
   Ночь прошла в тревогах, снова не удалось нормально выспаться. Так что раннюю побудку я приняла благосклонно - посмотрим на новый концерт, надоело уже разглядывать незнакомые созвездия. Правда, веселье резко поубавилось, когда на пространство внутри лагеря притащили Хельвина. Полукровка оказался побитым и едва стоял на ногах.
   - Лиска, - попытался он улыбнуться разбитыми губами. У меня сразу слезы из глаз хлынули... скатываясь по рыжему лисьему меху. - Прости. Мы пытались ничего не говорить ей о тебе.
   - Я понимаю, - склонила голову на бок.
   Его дернули и повели куда-то в сторону. А ко мне подошла Юстифа.
   - С недобрым тебя утром, Лисавета. Боюсь, нам сегодня тоже предстоит расстаться. Эль`Адхилю будет достаточно и пары твоих перышек, дабы убедиться в сохранности своей домашней зверушки, а когда правда раскроется, ты уже будешь далеко. В песках Шаркалы ему тебя ни за что не найти. Но не расстраивайся, говорят в гареме можно неплохо устроиться. Если снимешь конечно свой ошейник. Кстати, это тебе привет от Ятека, - коварно усмехнулась хвиса.
   А я моргнула - от кого?
   Подумать мне не дали, хвиса вцепилась в узкий лисий нос, пытаясь поймать взгляд. Я это дело просекла и начала вырываться, попутно цапнув чернявую за палец, ибо не фиг ко мне руки тянуть.
   - Идиотка! - заорала Юстифа, тряся рукой. - Сама напросилась.
   Странно, она вроде бы ничего не делала, а мне в висок снова вонзилась раскаленная стрела. Видно хвиса еще раньше сумела сделать зарубку на моем разуме, раз так легко может влиять на меня.
   Еще несколько дней прошли как в тумане. Меня постоянно трясли и куда-то тащили. В своём полубреду я не переставала усмехаться - ну чисто "Кавказская пленница", еду поперек лошади замотанная в ковер... и уже в человеческом обличии. Жара, недостаток движения и кислорода так же отнюдь не лучшим образом сказывались на умственных способностях. Моему конвоиру даже пришлось кормить меня, потому как у самой ложка из рук выпадала.
   Полностью пришла в себя уже в большой комнате, в которой и без того сидело, стояло и лежало без малого двадцать девушек. И такая тоска отражалась на их лицах, что я сразу как-то прониклась, испугалась и осознала куда угодила.
   Если у Юстифы меня питала какая-то странная, как оказалось обреченная, уверенность на спасение, внезапное и волшебное, как всё в этом мире, то сейчас... Стало страшно. Так как ни разу за всё время не было. Как не пугал меня никто и никогда.
   Даже Рейвар. По сути он в этом мире и был для меня самым страшным, но при этом желанным. Ничего хуже него, ничего опаснее, ничего более любимого и недосягаемого.
   Но то как меня колотило сейчас - даже не сопоставимо, ведь вокруг и внутри был только он - страх. Без помощи, без надежды выбраться. У меня даже мысли разбегаться стали, мешая придумать какой-то выход.
   Хорошо хоть и этот мир не без добрых людей (а иногда нелюдей). Меня успокоили, укрыли трясущиеся плечи теплой фуфайкой, заставили попить и вообще начали отвлекать от дурных мыслей. Я, как существо вообще не склонное к долгим переживаниям, скоро отживела и начала расспрашивать куда же попала. Девушки объяснили, что нахожусь я на границе Авеорского графства и пустыни Шаркалы, в который жили жуткие змеюки. Атранхалы, поправила девица из дальнего угла, видно она пообразованней оказалась, раз фыркнув, обозвала рассказывающею мне Дарьку, деревенщиной. Вот как раз этим змеюкам (ну действительно - так легче произносить), нас продать завтра днем и собирались, больно те охочи до человеческих женщин. А меня, как диковинку в этих краях, вообще с хвостом оторвут! Ну что такое, а? Ничего хорошего мой новый облик не приносил. Одни неприятности.
   Девчонки кстати подобрались довольно милые, только вон та чернявая нос задирала, благородных кровей, подсказали мне, мачеха в тайне от отца от такой грымзы избавилась. Остальные из простых. Многих продали сюда родственники, от безденежья, долгов и по наветам. Это вам не Сенданское графство, тут жизнь тяжелее. Вот на сторону дочерьми и приторговывают. Как год неурожайный - так один рот прочь из избы.
   Дабы хоть как-то отвлечь их от грустных мыслей, я принялась байки травить, из своей иномирной жизни, да сказки припоминать. Не зря ж в детстве их так любила! Даже на песни меня потянуло, и до самого прихода наших конвоиров мы тянули девичьим хором:
  
   Цвіте терен, цвіте терен,
   Листя опадає,
   Хто в любові не знається,
   Той горя не знає.*
  
   Утром нас спешно привели в товарный вид, нацепив тряпки, которые открывали больше чем прикрывали. Простые деревенские девки от такого едва ли не в обморок падали, отказываясь выходить в этом сраме на глаза чужие. У них на хуторе даже перед мужем не покажешься в таком наряде. Меня же, привыкшей к своей наготе, раздражало одно - почему розовый? Привет из прошлой жизни что ли?
   Да, правильно говорят - в кризисные моменты мозг начинает работать куда быстрее. Только на широком помосте, с которого и велся торг живым товаром, ко мне пришла идея. Услышав как девушки в разнобой молятся своим богам, я решила устроить организованный молебен. Моему богу! Попросила товарок по несчастью подставлять в молитвах вместо их богов имя своего Кая. Вот, наверное, их покровители удивились!
   Грома и молний, не было. Зато пустынники очень удивились, когда с чистого безоблачного неба посыпались снежинки. Заохали, запричитали. А мне наоборот радость, запрокинув голову, я начала ртом ловить снежинки и хихикать словно на голову больная. Всё равно - у меня с сердца такой камень упал. Если Кай здесь... то не всё еще потерянно, верно?
   Налетевший ветер подхватил снежное крошево, завивая его в причудливые зимние кудри. Метель прошлась по площади, задула под скудные юбки девушек, ощутимо обняла меня за плечи и зависла над головами перепуганной толпы. Белые льдинки стали собираться в плотный длинный снеговичек, через какое-то время резко рассыпавшийся во все стороны, оставив на своем месте белого дракона с лукавыми синими глазами. Один из снежных комьев упал на брусчатку, и из него показался... здоровенный волчара. При этом настолько недовольный, что даже шерсть на загривке встала. Хм, с каких пор божества размножаются почкованием? Хотя откуда мне вообще знать об их размножении.
   Кай медленно, с ленцой подплыл ко мне и был бессовестно облапан. А нечего принимать человеческий вид, когда я от счастья и облегчения танцевать и целоваться желаю. И вот ведь нахал, меня от себя отрывает, а сам на полуголых девиц косится с интересом. Эх, наш Кайка бабник, заключила я, мертвой хваткой вцепившись в его руку.
   - Ты чего так долго не приходил?
   Кай поджал губы, отчего его привлекательное лицо стало куда более хищным, и недовольно посмотрел на мой тонкий ошейник из кожи и металлических клепок. Я уже проверяла - его не снять.
   - Не мог найти тебя. Откуда эта гадость? - То-то я смотрю, он ее руками не трогает, да и морщится словно на собачью кучку.
   - Приданное от Юстифы. Если снимешь - подарю тебе.
   Белобрысое божество поморщилось.
   - Не могу. Тут нужен храмовник. Любой.
   - Так подкинь меня до храма, - запустила я ногти в тело мужчины.
   - Я вмешиваться не имею права. Максимум - позаботиться о твоем сопровождении, - кивнул он в сторону. Чмокнул меня в лоб, как покойницу и вырвался из захвата. - Удачи, Лис. Девушки, чем я могу вам помочь?
   Нет, ну ничего себе!
   Пока я пыталась понять, что это такое было, толпа неудавшихся покупателей заволновалась. Из самой ее гущи, прокладывая дорогу зубами, когтями и рычанием, выбрался волчара, цепанул пониже спины незадачливого змеюка, смевшего не посторониться, и одним прыжком оказался на подиуме. Мой собственный хвост закатил очередную истерику, а у меня во рту пересохло. Захотелось немедленно спрятаться за чью-то блондинистость... но к моему удивлению за спиной уже никого не было, только причитающий торговец. А девочки где?
   Пока я ошалело хлопала глазами, просто поражаясь этому морозильнику ходячему, зверюга подкралась ближе, так что в последний момент пришлось пятиться. Жаль только по ноги попался растяпа-продавец, отбивающий лоб об пол, тоже что ли надеялся перекинуться, а? В общем, я свалилась и продолжила отползать уже попой по нешкуренным доскам.
   Волк меж тем остановился и окинул меня плотоядным взглядом, с аппетитом облизнулся... разглядывая грудь, которая так и норовила выскочить из лифа. Прикрыв ее рукой, я возмутилась:
   - Нахал!
   И тут заметила насмешку в глазах цвета запекшейся крови.
   ...Таких знакомых глазах.
   - Рей? - Уж не знаю чего в голосе больше - удивления или надежды.
   Так вот ты какой - цветочек аленький!
   Надо мной стояла огромная зверюга больше всего напоминавшая волка, только какого-то гипертрофированного. Тяжелая лобастая голова с арсеналом клыков, способным вызвать уважение любого хищника, мускулистое тело, широкие лапищи, одним ударом которых можно расщепить ствол молодого дерева. Окраса... кофе с молоком, оттененного темными лапами и загривком. Я вцепилась в шкуру, вдыхая знакомый запах осеннего леса и гари, смешанного с шерстью и мускусом. Он в ответ ткнулся мокрым носом мне в шею и слегка лизнул щеку.
   Ты волновался, ты скучал, ты рад. Я тебя и без слов пойму. Мне хватит и этих несмелых нежностей. И быстрого стука сердца в звериной груди.
   Из блаженного состояния меня вывел нарастающий шум. Видно Варенику он тоже не понравился, тот сразу весь сжался как пружина, схватил зубами кусок ткани с того безобразия призванного служить мне юбкой и потянул прочь с подиума, в глубь строения из которого нас с девчонками вывели.
   Огромный волк несся напролом через пышные комнаты, пугая зазевавшихся людей, выбивая передними лапами (или просто лбом) двери. Я, вцепившись в густую шерсть, семенила за ним. Наконец Вареник свернул в одну из комнат и начал толкать меня к окну.
   - Вылазить?
   Оборотень кивнул, и я полезла на подоконник. Как оказалось, эта сторона дома выходила на грязную улочку. Уже наружи Вареник вцепился в мой хвост зубами, чуть дернув.
   - Что?
   Волк снова дернул, а затем, поняв что до меня не доходит, отцепился от хвоста и начал стучаться головой о стену. Нет, ну чего сразу так переживать? Он бы попробовал понять такую пантомиму! Если его в человеческом... точнее... в ушастом виде, понять порой сложно, то какие надежды сейчас?
   Ой, я таки у мамы дурочка!
   Оборот произошел как всегда быстро, правда в тряпках пришлось попутаться. Но зато с каким удовольствием я их откинула! Жаль радость была не долгой, оказалось - летать я тоже не могу, крылья могут оторвать тело лишь на пару сантиметров от земли, да и то если махать как сестра колибри. Рейвар раздосадовано тряхнул головой и снова куда-то повел.
   Мы бежали по извилистым улицам неизвестного города, быстро перебирая своими восемью. Куда именно - непонятно, главное - подальше отсюда, где пахнет нечистотами и страхом. А еще беспокойными ужами. Через какое-то время ноги вынесли нас к высокой стене, казавшейся почти бесконечно долгой. Только через какое-то время мы нашли заветную дверку к свободе.
   Которую, к сожалению, держали закрытой и охраняемой. Троица стражников, завидев нас, обнажили мечи. В их глазах плескалось непонимание и страх, но не передо мной, маленькой и рыжей, они во все глаза смотрели на огромного волчару, который медленно надвигался. Почти черный его нос морщился, усы дергались, а губы приподнимались, демонстрируя оскал.
   - Пат, открывай двери, - чуть слышно зашептал один из стражников, тот что выглядел поумнее. - Нечего такой зверюге в городе делать.
   Похоже его напарники были полностью солидарны, но сформировать мысль так и не смогли, теперь жутко обрадовавшись возможности избежать потасовки с этим милым зверьком. А что, разве Вареник в этом образе не лапочка? Такой пушистый и хвостатый. Всегда любила собачек!
   Ворота уже наполовину открылись, когда на другом конце небольшой площади, показался целый отряд змеюков, мелких ростом уродцев противной наружности. Мне они больше всего напоминали Лорда Волдеморта, каким его в кино показали, только темночешуйчатые и с глазами щелками. Никакой завораживающей змеиной красоты в этих существах не было. Да и пахли они - недовольным ужиком. Завидев нас, змеюки начала что-то посвистывать, а особо голосистые и орать на незнакомом мне языке.
   Старший из стражников нахмурился и тихо пробормотал себе под нос:
   - Ну нет уж, не в мою смену. А ну пошли быстрее отсюда! - Это уже нам.
   Долго уговаривать не пришлось, Вареник едва ли не вытолкал меня в закрывающиеся ворота, что-то одобрительно рыкнув в благодарность.
   За городом оказалась засушливая пустошь. На голой серой земле то тут то там торчали клоки высокой осоки, резавшейся не хуже бритвы. Чахлых кустиков оказалось меньше. Лишь вдалеке виднелась темная кромка леса, к которой мы и припустили, совершенно игнорируя дороги. Ноги сами несли подальше от этого жестокого и печального города, в котором каждый может продать своего ребенка... или просто случайную дурочку, типа меня. Да и неплодородная равнина тоже оптимизма не вселяла. По горам и то лучше бегалось.
   Во рту быстро пересохло, и я уже мечтала как найду в лесочке ключ постуденей, да напьюсь, когда Рейвар сбавил скорость и начал оглядываться. Ничего хорошего это не сулило. И чем громче и недовольней начинал рычать полукровка, тем страшнее мне становилось. Значит, на побеге ничего не закончилось. Глупо было надеяться.
   Как же я устала!
   Если быть совсем честной, именно я и тормозила Рейвара. Лапки у меня короткие, с его не сравнить, да и бежать в хорошем ритме долго не могу. Крылья еще лишний вес добавляют.
   Ничего удивительного, что странные шавки, срезавшие нас уже на подходе к лесу, оказались быстрее. Сами-то они худые, на борзых чем-то похожи, ноги длинные, жилистые, с нешуточными когтями. Да и роста в них прилично, во всяком случае, меня повыше будут. Эх, ниже хвисы только кошки и чау-чау.
   Эта помесь добермана с гиеной, быстро взяла нас в окружение, отрезая путь к такому близкому лесочку. Тут даже кустики чаще появляются, и травки побольше. Но всё равно - не спрятаться. А вокруг эти мерзкие твари, от которых разит псиной, змеюками и сушью.
   Какое-то время они ходили кругами, присматриваясь к нам. Рейвар следил за ними лишь глазами, ни разу даже пасть не раскрыв на откровенно враждебное рычание шакалов. Зато я крутилась как под хвост ужаленная. Ну не нравились мне эти зверюги со своим нездоровым блеском в диких злобных глазах.
   Рейвар цепанул меня за хвост, призывая остановиться, но вместо этого вызвал прилив агрессии со стороны шакалов, которым такое дефилирование пришлось по душе - можно было разглядеть лакомый кусочек со всех сторон, нагуливая аппетит. Правда и с оборотнем, превосходящим шавок не только в росте, но и весе, связываться оказалось опасно - двух первых смельчаков он раскидал лапами, ударив наотмашь, а третьему впился зубами в шею. Тварь мучилась не долго, а жаль, ведь именно ее кровь спровоцировала товарок по неудачным генам.
   Они нападали молча, целясь в самые уязвимые места. Видно прекрасно понимали - другого шанса уже не будет, огромный волк если бил наотмашь лапой, то так что бы уже не встал, если вгрызался в горло, то дробя клыками позвоночник. С этим шакалам по одному не справится, и даже объединяясь по три, они были для него крысятами перед матерым кошаком.
   Вот только...
   Видно я больше приглянулась им в качестве ужина.
   Ну конечно же, тут как и в нашем мире. Зачем показывать свою крутость нападая на более сильного противника или хотя бы равного. А вдруг он окажется не таким уж и равным, уделав тебя? Тогда все увидят, какой ты неудачник и слабак. Не стоит так рисковать, если можно унизить, оскорбить и причинить боль заведомо более слабому, особенно женщине, которая всегда слабее мужчины, за редким исключением, правда.
   Вот и эти... Рейвар им не по зубам, зато есть я, делающая оборотня куда слабее.
   Пепельно-бурые тела мельтешили, куда не глянь, всюду кружащиеся твари. И не разберешь откуда в этот момент появятся клыки или длинные лапы с острыми когтями. Пару раз меня полушутя, но не менее агрессивно толкали на землю, придавливая крылья или несильно цепляясь за лапу зубами. Проверяли насколько быстра окажется реакция Рейвара, который немедленно кидался на обидчика, громко щелкая зубами или отвешивая шакалу такой удар, что он разбивал собой группу товарищей как шар кегли.
   В следующий раз они напали двумя группами. Одна целилась в меня, жмущейся к боку волка, другая ждала когда Рейвар отвлечется на защиту беспомощной хвисы. Отшвырнув от меня одного из шакалов, оборотень занялся тем что повис у него на задней лапе. В это время мелкие шавки вцепились в крыло и буквально потащили подальше от защиты оборотня. От боли потемнело в глазах, я буквально чувствовала как трещат под чужими зубами мои тонкие косточки.
   Обезумев от страха, я кинулась чуть вперед, смыкая челюсть на горле того, кто в данный момент трепал моё крыло. На зубах скрипел песок, но острые клыки легко прокусили шкуру, погружаясь в тугую плоть. Шавка завизжала и дернулась, оставляя у меня в пасти приличный клок. Жаль, что ей подобные не стали ждать наших разборок. Стоило крылу почувствовать свободу, как в него вцепились сразу двое. Третья шавка больно ухватилась за заднюю лапу.
   А я вдруг поняла, что совершенно бессильна против них. Неповоротливая, с повисшим крылом, с мелкими зубками, что я могла противопоставить этим монстрам? Разве что только в глаз плюнуть, да и то в лисьем обличии не получится.
   Боль на крыле прекратилась резко. Обернувшись еще я увидела, как сильные челюсти сжимаются на узкой вытянутой голове шакала, в то время как его "напарник" безвольным комком шерсти лежал под лапой у оборотня. Послышался противный хруст... Я не стала смотреть. Вместо этого быстро развернулась, изгибаясь просто удивительным даже для меня образом, и цапнула на щеку сволочь, держащую меня за ляжку. Та видно уже почуяла страх, так что с визгом раззявила пасть и поджав хвост бросилась прочь.
   Но не успела я порадоваться, как меня снова смели в сторону. От страха глаза велики, так что не сразу поняла - это Рейвар подгреб меня под себя, нависая горячим животом над самой спиной. Одна из шавок еще попробовала утянуть меня в сторону, цепанув за израненное крыло, но оборотень это быстро пресек, откусив той ухо.
   Так что крыло срочно пришлось подбирать, хоть как-то складывая на спине. Оно болело и сопротивлялось, кажется где-то хрупнула кость... Но путем неимоверных усилий удалось сложить его достаточно, чтобы только длинные маховые перья касалось земли.
   Меж тем пустынные шакалы начали новой танец по кругу. Но теперь их количество заметно уменьшилось, да и те что остались, оказались вымазаны в крови. Видно пока мной пытались перекусить, обед настаивал на диете для чертовых шавок. Жаль что и сам Рейвар не избежал увечий, и теперь чуть припадал на переднюю левую лапу. По шоколадно-черной шкуре медленно стекали капли крови.
   Это так меня взбесило! Кусать Вареника имею право только я.
   Так что когда какая-то шавка наметила себе его бочек, то получила уже от меня. Пока она пыталась прорваться сквозь густую звериную шерсть, я извернулась и вцепилась ей в шею, как раз под челюстью. Правда на меня почти сразу рыкнули и чуть придавили, но я ведь ради него стараюсь!
   Не знаю, сколько бы еще мы изображали из себя матрешку, но тут собаки заволновались, заскулили и начали мести хвостами, поглядывая в сторону. Рейвар же весь напрягся, ощериваясь еще больше. Понятно - плохо дело. Не иначе змеюки изъявили желание глянуть, кого же их верные пёсики загнали.
   Прижавшись головой к сильно вздымающейся груди Рейвара, я силилась хоть немного прийти в себя, освобождаясь от звериного страха. Надо же найти выход, надо. Иначе плохо придется не только мне, но и Рейвару, который связался с этими змеюками только из-за меня. Ведь он за мной пришел.
   От этой мысли в груди потеплело и заболело. Ну не зря же он это. Ведь так?
   Я ничего не могу противопоставить этим песчаным гончим, мелкая и бессильная. Сама магия отвернулась от меня, оставляя только священное право на оборот. А что я могу в виде голой девицы? Взять дубину побольше?
   Хм, это идея! Осталось найти дубину.
   Стоило мне об этом подумать, как вместе с легкой поземкой, оттяпав по ходу лёта хвост зазевавшемуся шакалу, с неба упал не маленький такой топорик.
   - Кай, скотина, а самому спуститься слабо?
   Пока шавки удивленно обнюхивали ледяную железку и своего собрата-неудачника, ноги которого отказали и теперь волочились, я дернулась вперед, вылезая из-под такой уютной защиты своего оборотня. Тот быстро понял мою задумку, но не оценил, сильно вцепившись в длинный лисий хвост. Но хвост не крыло, в обеих ипостасях неизменен и как оказалось, на оборот совсем не влияет - через секунду я стояла на четвереньках голой девицей. Прокушенная ляжка продолжала кровоточить, да и память о крыле существенно отдавалась в лопатках, но в остальном чувствовала я себя уверенней.
   То-то у пёсиков глазки округлились.
   И пока они не очухались, я схватила своё боевой топорик, уже опробованный в битве с грифонами, за рукоять и наотмашь ударила по ближайшей черепушке. Та чавкнула, а на руку мне упали ошметки чего-то белого и замерзающего. Хорошо до меня не сразу дошло, что именно это было, и я успела выдернуть руку с топором, а то тут такой визг поднялся, могла и забыть ценный экспонат птеродактилевой коллекции.
   - Какая гадость!
   Сзади меня ощутимо дернули за хвост, намекая что вести долгие беседы с желудком нет времени. Так что пришлось брать себя в руки и махать топором куда более осмысленно, стараясь прикрывать глаза в ответственный момент. Правда скоро и это не понадобилось - едва проникая в плоть шавок, металл холодел настолько, что вырывать его приходилось уже из куска льда.
   Удивительно, но в человечьем обличии я оказалась куда менее беззащитна перед этими гибридами собаки и верблюда. Правда пара наглых тварей умудрилась вцепиться мне в ногу, а одна повисла на хвосте. Но Рейвар, который больше не был вынужден следить за целостностью моей рыжей персоны, всё же не оставил это дело окончательно, и с пылом бросался на каждого, кто делал мне больно.
   Хотя признаю, в то время пока я по большей части бестолково размахивала ледяным топором, оборотень здорово проредил шакалов. Тяжеловесный волк мог просто сшибить мелкого пса ударом головы или лапы, а затем нависнув, вцепиться в шею или живот, что было куда мучительней. Они визжали и очень скоро поджав хвосты потрусили к приближающимся змеюкам.
   Увидев наконец погоню, я едва не потеряла дар речи... во всяком случае в открытый рот пару мошек залететь успело. Теперь стало понятно, отчего пустынники так пахнут, да и имя им дали явно не от специфичной внешности. Потому как верхом они ездили... ага, на огромных, толстых, словно расплющенных змеях.
   Нет, земноводных тварей я всегда любила, и даже мечтала завести себе какого ужика. Но это было уже слишком. От одного вида плоской песочно-коричневой морды, украшенной носовыми наростами, мой желудок свернулся в трубочку. Даже не знаю, радоваться ли тому, что он оказался пусть? Противная горечь разъедавшая горло, смешивалась с запахом змей, отчего мутить начало еще сильнее.
   Рядом зарычали и лобастая голова ощутимо удалила мне меж лопаток, побуждая встать и поторопиться унести отсюда ноги.
   Как мы добежали до леса, не очень хорошо помню. Немного пришла в себя, только обхватив шершавый ствол. В груди жгло, ноги дрожали, да и вообще, хотелось сесть и немедленно умереть. Правда, это желание пропало, едва за спиной послышался глухой вой шакалов, сменяясь на здоровое жизнелюбие. Так что отлипнув от ствола, я нашла глазами своего оборотня.
   - Мне перекинуться?
   Он чуть склонил голову на бок, сощурил красноватые глаза и... чихнул.
   - Понятно, не буду, - улыбнулась я, рассматривая недовольную морду. Странно, как я его сразу не узнала. Сейчас схожесть с привычным полукровкой настолько очевидна.
   Снова недовольно рыкнув, он последний раз кинул взгляд на иссохшую равнину и развернулся к лесу.
   Лес тоже был весьма специфичен - нижней растительности тут почти не было, только голые стволы, взмывавшие ввысь, редкие рябины, да совсем низкие кустарники, названия которых я не знаю. Вот как раз последние и причиняли мне больше всего неудобств - в их зеленых недрах скрывались шипы, которым может позавидовать даже самый злобный розовый куст. А если учесть что такие росли едва ли не стенами, вытянувшись в ряд, то ноги я себе подрала и поколола знатно. Перекидываться тоже не было смысла - поломанное крыло насобирает еще больше колючек, чем голые ноги. В остальном бежать по ковру из листьев и хвои было довольно неплохо. Жаль что и ползти тоже.
   Как же я ненавижу бегать!
   Ну да... надо было видеть, как ухмылялся на это дело наглый волчара, у которого явно зубы лишние. А вот мне бегать придерживая грудь было не очень весело.
   Со временем растительность стала куда разнообразней, ноги уже утопали в травах, колючие кусты же сменились обычным ежевичником, от которого я тоже не в восторге. Надежды подтвердились только когда кусты разошлись, открывая перед нами русло иссыхающей реки. Широкие берега сейчас подставляли желтый песок на солнечную жаровню, то тут, то там виднелись пятна ила или корка высохшей тины. Из воды выглядывали сучья, а иногда и целые древесные стволы. Странное и жутко это смотрелось. Хотя чему удивляться, земли меж двух пустынь питали тающие горные ледники, и по весне речушка наверняка полноводна, а вот ближе в лету едва заметна. Правда бурными потоками тянет сюда всё что непоподя.
   Порассуждать о географии родного края мне опять-таки не дали. Наглая волчья голова ткнула меня пониже спины, существенно подталкивая с песка в воду.
   - А может вверх по течению? Что б никто не догадался.
   Взгляд у оборотня стал такой... снисходительный, впору краснеть, что я разумеется и сделала.
   Идти по колено в воде тоже оказалось нелегко, вода мутная - куда ступаю совсем не видно. Пару раз я соскальзывала по мокрым камням или склизким веткам, и падала в воду, сбивая колени и руки. Грязная вода разъедала царапины, отчего ноги жутко чесались. А я шла и подбадривала себя мыслью, что загар должен взяться хороший.
   Свалившись в очередной раз, я нечаянно выпустила из руки свой топор. Как назло вокруг валялось куча разных веток и поиски заняли какое-то время. На меня уже навалилось отчаяние, когда обнаружилось, что топор то я в руке сжимаю. Как это так? От облегчения и усталости по щекам потекли слезы, которые я тут же смыла студеной водой. Не к чему это. Нытьём делу не поможешь, а судя по настойчивости с которой прет вперед Рейвар у него есть и опасения и план как нам их избежать.
   Подойдя ко мне, он подставился под руку так, что я смогла на него опираться.
   - А потом будешь говорить, что я опять на тебе висну.
   Волчья морда умудрилась ухмыльнуться так нагло, хоть задирай нос и от помощи отказывайся. Но к тому моменту у меня совсем не осталось сил, так что пришлось соглашаться на то что предложили. Ну не садиться ж верхом, чай не Серый Волчег.
   Так, потихоньку, мы выбрались к другой реке, полноводной, достаточно широкой и, судя по всему, глубокой.
   - Думаешь, змеюки через нее не поплывут? - догадалась я. - Ну да, они не дураки... типа нас.
   Вареник фыркнул, с сомненьем глянул на меня и влез в воду.
   - А что с топориком делать?
   Он мотнул головой, а я не веря своей догадке спросила:
   - Выкинуть? Он мне дорог как память, - прижала я к груди заветный артефакт. - Мне его Оюррин дал в награду за непосильный труд. Я его на своём горбу тащила по этим горам. А ты выкини! - позади взвыли шакалы, и я уже более покладисто проскулила, - По-другому никак?
   Что ж, пришлось закидывать столь дорогое сердце оружие в воду, мысль о том что ледяной артефакт может попасть в руки к змеюкам казалась мне кощунственной.
   Вода оказалась не такой холодной как в Сенданском графстве, а вполне даже пригодной для купания. Правда и тут не обошлось без сюрпризов - мы прошли уже пару десятков метров, а Вареник еще даже не плыл, просто переставлял лапы, разрезая могучей грудью гладь. Пока мы шли, я нашла пару ракушек и уже строила планы на "как бы съесть их содержимое", когда оборотень рыкнул и ускорил шаг - на берегу показались змеюки.
   Вид их средства передвижения теперь мой желудок вынес куда легче. И чего я первый раз испугалась, словно голливудских фильмов не видела. Ой, а если они еще и плавают как анаконды?
   Это мысль дала мне толчок под зад похлещи Рейвара и я даже обогнала его. Так что в глубину приваливаться первой пришлось тоже мне.
   Испугалась жутко. Вроде еще несколько шагов назад мне было по пояс, а сейчас уже и не понять где верх, где низ, кругом одна вода. Хорошо хоть там, в своей прежней жизни, я любила плавать, так что теперь не особо паниковала. Перестав биться, просто позволила воде подхватить своё тело, рассказывая глупой хвисе, где тут солнышко и воздух. Дальше дело техники, несколько сильных гребков и голова моя торчит на поверхности. Рядом кто-то чихал и тявкал.
   - Извини Рей, я не хотела, правда.
   Ну вот, напугала нашего непоколебимого лэй`тэ.
   Течение всё дальше сносило нас вниз, вдоль крутых речных обрывов. Бороться с ним глупо, так что мы лишь пытались дотянуть до берега, который казалось, все не приближался, сколько бы сил не прикладывали. А когда же этот момент настал, осталось только выползти и повалиться на травку. Уставшие мышцы ног мелко дергались, отдавая болью в ранки, которые сплошняком покрывали синюшные ноги. Хвост бестолково и жалко обвис. Рыжие волосы размочалились и начали завиваться, грозя мне жуткими часами расчасования. Но это всё я отметила как-то отрешенно, до того устала и желала лишь одного - отдохнуть.
   - Мы ведь в не в Сенданском графстве? - с трудом ворочая языком, спросила я у Рейвара, развалившегося рядом. Его крутые бока ходили как у загнанной лошади, а вот шкура казалась лишь слегка влажной.
   Мне не ответили, да я и не ждала, сама всё прекрасно понимала.
   Боги знают где, с змеюками на хвосте (если они правда не решат вдруг от нас отстать), без сил. Но нас двое, а это дает надежду.
   - От тебя псиной воняет, - усмехнулась я, когда таки удалось подтянуться и улечься головой на теплый бочок. - Еще немного отдохнем, и пойдем, ладно?
   Вареник мне уже не ответил, дыхание его выровнялось, стук сердца стал лучшей колыбельной.
  
  
  
  
   *Укра§нська народна пісня

Оценка: 8.04*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"