Железнова Алла Александровна: другие произведения.

Тень Чародейки (В процессе написания)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    HTML изображение слева - текст справа


    Потеряв память и зрение, человек становится уязвим. Хотя, когда эта участь настигла меня, я так не считала и старалась держаться уверенно. Как же я ошибалась. Как быть, если сначала тебе внушают одну историю твоего происхождения, а затем другую? По первой версии я - землянка, попавшая в автокатастрофу, по второй чародейка из галактики Гелеон, пропавшая без вести.

    Выбрав сторону, передо мной возникли новые трудности. Как существовать в мире, о котором я не помню ничего? Случайно не стать связанной брачными узами не просто с одним мужчиной, а с двумя? Не дай Бог, с тремя! И как вернуть себе зрение и вспомнить все...

    Ошибки еще немного есть, текст в процессе написания. Возможно будут доработки после оценки "бет". Ожидается большой полноценный роман со счастливым финалом.






  Введение
  Меня зовут Ксения. По крайней мере, мне так сказали, когда я пришла в сознание и... не увидела ничего!
  Перед глазами стояла густая беспросветная тьма. Она пугала меня, делала дикой. Я боялась каждого шороха, громкого звука, не зная, что может случиться со мной в следующее мгновенье.
   - Ксенечка, внученька, - плакала бабушка, сидя рядом с койкой и держа меня за ладонь. - Крепись дорогая. Тебя сбила машина, напротив библиотеки и... ты чудом уцелела, но зрение тебе не вернуть.
  - Как и память, - произнесла я обреченно.
  - Это я виновата. Я позволяла тебе погружаться в работу с головой. И, если бы я была чуть строже, ты бы не пошла в тот день в читальный зал, а сидела со мной и моими подругами на террасе.
  - Бабуль, успокойся. Не расстраивай меня еще больше. Я рада, что ты есть, и пришла ко мне, не бросив на произвол судьбы. Ведь, кроме тебя у меня никого нет? Мне это доктор Джонсон сказал.
  - Да, так и есть, - тихо отозвалась единственная родственница.
  - Можно... я тебя потрогаю?
  Иными словами я выразиться не могла. Мне хотелось знать, как выглядит единственный дорогой мне человек.
  - Конечно, милая, - ответила бабушка Люси, и приложила мою ладонь к своему лицу сама.
  Аккуратно оглаживая кончиками пальцев его контуры и ощущая под ними уже довольно глубокие морщины, я заплакала горькими слезами. Короткие волнистые волосы были жесткими, плечи широкими, осанка сутулой. Мне сейчас безумно страшно, а что будет, когда ее не станет? Незнание приводит меня в дикий ужас.
  - Расскажи мне о мире. Где мы? Что нас ждет? - попросила я, немного успокоившись.
  - Мы живем в Америке, в Александрии, штате Верджиния, на Союзной улице, что идет вдоль Чесапикского залива. Из окон нашего дома он виден прекрасно, - говорила бабушка, с легкой улыбкой в интонации. - Про нашу землю ходит легенда о Покахонтас, дочери вождя индейцев. Хочешь, я напомню тебе эту сказку?
  И я слушала. Все что мне осталось в этой жизни, это слиться с пространством, научиться чувствовать окружающий меня мир.
  Мы вернулись домой, где меня регулярно осматривали доктора. Брали анализы, делали рентгеновские и томографические снимки, интересовались самочувствием, и задавали уже порядком надоевшие вопросы.
  - Вы преувеличиваете, доктор Джонсон, - раздраженно взъелась я, два года спустя. - Да, я инвалид, но только на зрение. Соображаю я не плохо, ничего меня не беспокоит, под лопаткой не свербит, с ног не падаю, даже наоборот, неплохо держусь на гимнастических снарядах, по которым вы меня активно гоняете! Я требую выходного! От всех вас! Найдите на ближайший месяц себе новую цирковую обезьянку!
  - Ксения. Мы просто пытаемся приобщить вас к окружающему миру. Если вам не дано видеть, то возможно, при отсутствии основного анализатора, сможет заработать новый? Человечество еще не исследовало все возможности мозга. Мы активно ведем последние годы работу с подобными вам людьми. Развиваем вас. Одновременно пытаемся делать научные открытия. Уже сейчас с вами не сравнится ни одна гимнастка, покорившая олимпиаду за всю историю ее существования.
  - Да? - Иронично хмыкнула я. - Тогда почему же вы не пускаете меня на параолимпийские игры?
  - Ваши возможности еще недостаточно хорошо изучены.
  Разговор проходил в тренажерном зале Научно-исследовательского центра Вашингтона. На данный момент, я собиралась метать ножи. Потрогав мишень рукой, я развернулась ровно на сто восемьдесят градусов, и сделала двадцать шагов вперед. Повернувшись в сторону мишени, где я ее себе обозначила по памяти и ориентации в пространстве, один за другим, бросила четыре ножа, приложив максимум силы. Послышались жесткие удары и грохот разлетевшейся в щепки доски.
  - Все в десятку, - хмыкнул доктор Джонсон.
  - Не сомневаюсь, - буркнула я.
  - Ладно, мы согласны оставить вас в покое на один месяц. Но не более. Продолжайте тренировки по программе в отведенное для них время. Не менее двух часов в сутки, - велел пожилой ученый наставительным тоном.
  - Разумеется. И ваших приставных заберите с собой. Своим недовольным кряхтением они порядком раздражают. Пора бы вашему центру обзавестись сотрудниками, которые будут выполнять работу добросовестно, а не для галочки. Они постоянно ворчат, как их достала эта работа, и не дают мне нормально отдохнуть.
  После небольшой паузы, доктор Джонсон обещал снять наблюдение. Зачем оно нужно - вообще не понятно. Но медики и тренеры объясняют это тем, что я стала очень интересным объектом для мировой науки, о чем говорят все тесты, оценивающие мое развитие. Боятся, что такую способную ученицу переманят в другую страну, например, Россию.
  Со слов бабушки, моим отцом был русский офицер, что познакомился с моей матерью на третьей мировой войне. Мама, в свою очередь, была медиком, и состояла на службе во Франции. Бабушка приняла русского парня, как сына. Родилась я, и спустя пять лет оба родителя погибли при очередной бомбардировке, в то время как мы прятались в убежище.
  Как только стало более или менее тихо, мы перебрались в Америку, где было гораздо спокойнее. Я работала искусствоведом, и очень любила зарубежную литературу и художественные фильмы. Но теперь... фильмы я только слушаю, и рисую в голове свои картинки, иногда мне помогает пояснениями бабушка Люси.
  Мы ходили в парки, кафе, в театры, где чтецы зачитывали те или иные художественные произведения о космосе, их мирах и холодных звездах. Как бы я хотела увидеть их...
  Но вместо этого, я созерцаю лишь черноту... Слух обострился довольно быстро. Тактильные ощущения помогали мне знакомиться с миром. Поначалу я топала, как слон, вызывая резонанс пола, отраженные звуки давали мне информацию об окружающем пространстве. Кто-то из ученых и медиков такую способность обозначил "Сонаром", когда ультразвуки достигают моего слуха и формируют изображение. Постепенно топать я перестала, а слух, со слов доктора Джонса, стал уникальным.
  И вот, такую уникальность, в моем лице все тщательно берегли. За домом постоянно приглядывали люди, нанятые научно-исследовательским центром. Сначала я их не слышала, потом сильно испугалась, улавливая подозрительные шорохи. Пришлось поделиться опасениями с бабушкой, и она меня успокоила. Именно она в свое время предложила мне продолжать сотрудничество с доктором Джонсоном.
  - Тебе помогут быстро освоиться без зрения. Будут проводить занятия. Таких как ты много, часть твоих товарищей по несчастью помогают науке идти вперед. Ты совершенствуешься, они извлекают из этого пользу.
  И я согласилась. На сегодняшний день, я редко пользуюсь тростью, но складную всегда ношу с собой в сумке. Перед выходом на улицу надеваю темные очки. Расширенные зрачки могут напугать многих, и вызвать лишние вопросы у представителей полицейской службы. Но я редко когда ходила одна. Точнее... вообще никогда. На приличном расстоянии за мной всегда следовал какой-нибудь соглядатай, беспрестанно шмыгающий носом. Но даже к этому я привыкла.
  Не понятным для меня остается только одно. По словам бабушки Люси, мне двадцать девять лет. У меня был мужчина, с которым я имела длительные отношения, но закончились они громким скандалом и полным разрывом всех связей. Бог с ним. Волнует другое. Неужели за все годы, что я нахожусь в Америке, я не обзавелась подругой? Ко мне несколько раз приходили какие-то люди, представлялись коллегами, сочувствовали...
  Но внутри меня обосновалась жгучая пустота, словно из груди, в свое время, вырвали кусок, без которого дышать стало значительно сложнее...
  
  Глава 1
  Шум волн принес мне некое умиротворение. Теплые солнечные лучи ласкали кожу, длинные локоны слегка развевались под дуновением легкого ветра. По словам окружающих, волосы у меня седые. Видимо, я успела здорово испугаться перед аварией, или я так отреагировала на шокирующую новость о приобретенном дефекте? Теперь уже не важно.
  Ростом я обладала весьма внушительным, целых сто восемьдесят шесть сантиметров. Как говорит бабуля, я похожа на стройную лань, нечета некоторым швабрам. Уж кого она подразумевала под этим эпитетом, мне узнать не удалось. Кожа была бархатистой и бледной до безобразия, словно я страдала хронической анемией. Ну, какая есть. Придя к выводу, что загар мне не помешает, мы решили провести наш отдых на курорте.
  На Гавайские острова мы со старшей родственницей добирались сами: сначала самолетом до Лос-Анджелеса, а далее морским круизом. Только здесь я чувствовала себя спокойно. Ни занятий, ни тестов, ни слежки.
  Красота!
  - Бабуль, а мы раньше ездили на курорты? - решила спросить я.
  - Два раза, - ответила она с улыбкой в голосе. - Ты же искусствовед. Довольно часто разъезжала по стране, а на курорты брала меня с собой. Будучи еще маленькой, тебе нравились страшилки про мумий. Ты сокрушалась над сколотым носом Сфинкса, мечтала найти Хамунаптру, а когда выросла, Египет был первой страной, в которой ты, якобы, отдыхала, а не работала. Правда, к тому времени от древнего Сфинкса остались одни руины.
  После этой фразы бабушка Люси возмущенно заворчала.
  - Люди - вандалы от рождения! Чтобы нагадить одной стране, они посчитали необходимым уничтожить ее великие культурные ценности! Сначала в Риме арку развалили, потом на пирамиды замахнулись, от Эйфелевой башни осталась одна арматура... Эх... Накажет их божье провиденье, всех накажет.
  Пока она причитала, я услышала приближающиеся шаги какого-то мужчины, судя по их тяжести, причем босого. Один из отдыхающих?
  - Доброго дня, леди! Позволите с вами познакомиться? - добродушно произнес незнакомец, как только достиг нас.
  Его голос был полон довольства и не подразумевал скрытых намерений.
  - Надо же, какой красноречивый, - почему-то восприняла его дружеский жест в штыки бабуля. - Иди, куда шел.
  - Так, к вам и шел.
  - Бабуль, ну что ты, в самом деле? - поправила я темные очки, приподнимаясь на шезлонге и протягивая вперед руку. - Ксения.
  - Шелдон, - перехватил он мою ладонь и поднес к губам.
  Про себя я отметила, что ничего не испытала. Ни трепета, ни радости от прикосновения мужчины, который не имеет ко мне интереса исследователя. Жаль...
  - Извините, что не смотрю на вас прямо. Я испытываю трудности со зрением, - решила я не тянуть быка за рога.
  - Ничего страшного. Я заметил, - вновь раздался голос нового знакомца, чей образ я пока плохо себе представляла.
  Да ладонь крепкая, не худая. Надо будет только потом уточнить у старшей родственницы, не черный ли он, как доктор Джонсон. Сложилась у меня из-за этого горе-ученого стойкая неприязнь к его расе.
  - Простите мне мою наглость, но я наблюдал за вами пару дней. Просто набирался храбрости подойти.
  - И изучал повадки, чтобы не наткнуться на капризную стерву.
  - Бабуля! - возмутилась я. - Так, разговора не получится. Мистер Шелдон, можно перейти на 'ты'?
  - Я буду только рад, - проворковал мужчина.
  - Шел, поможешь мне подняться, и не пройдешься ли ты со мной вдоль берега? Бабуль, не волнуйся. Мы будем у тебя на виду.
  Встать, если честно, я могла и сама. Шум волн хорошо помогал мне ориентироваться в пространстве. Но парню знать об этом совершенно ни к чему, а я просто хочу насладиться приятным общением и новым знакомством.
  Уже идя под руку с мужчиной, чуть более высокого ростом, с крепким телосложением, судя по рельефу мышц плеча, мы завели простой разговор. Шелдону тридцать два года, был в браке один раз, в котором он обзавелся дочерью. К его сожалению, с ней он видится не часто. Его откровение вызвало во мне уважение. Не стал скрывать такую деталь, хотя, по рассказам бабули, женатые мужчины зачастую говорят симпатичным девушкам неправду. Но подвоха никакого я вроде не чувствовала. На вопрос, почему меня зовут Ксенией, ответила, как мне в свое время пояснила это родительница.
  - Наверно, жутко неудобно, когда в довесок к отсутствию зрения еще и не можешь ничего вспомнить?
  - Я уже привыкла, - ответила я безразлично, идя по краю воды. - Ну, а ты почему решил подойти познакомиться?
  - Не стану врать, я человек открытый. Ты выглядишь весьма привлекательно в своем купальном наряде, который больше открывает, чем закрывает. - В его интонации проскочили нотки искренней улыбки.
  - Ах, вот оно что! - возмутилась я шутливо.
  - Именно так. Ну, отчасти твоя бабуля права: я присматривался. Не хотел видеть в качестве дополнения у столь привлекательной девушки скверный характер.
  - А я смотрю, у тебя не простые намерения? - отметила я задумчиво.
  - Весьма. Как насчет того, чтобы провести отпуск вместе? Я составлю вам с бабулей компанию. Обещаю не раздражать пустяками!
  Вот тут у меня сработал какой-то внутренний тормоз. Я хотела обзавестись другом, но никак не парнем. А когда вопрос прозвучал с завуалированным намеком, я поняла, что к отношениям с эти мужчиной совсем не готова. Не смотря на всю его обаятельность.
  - Шел, я не хочу тебя чем-либо обнадеживать, - сказала я правду. - Могу только предложить дружеское времяпровождение.
  - Хорошо. Я готов. Но не утрачу надежды, покорить ваше сердце.
  Мою ладонь, что удобно расположилась на чужом предплечье, осторожно накрыла чуть более широкая мужская.
  - Кажется, таких как ты обозначают понятием "ловелас".
  - Есть немного, - хохотнул добродушно Шелдан.
  Казалось бы, почему не пойти навстречу его интересу и не поддаться чему-то большему. Но за все то время, что мы провели вместе, у меня так и не возникло желания ответить парню взаимностью, не смотря на красивые ухаживании и бережное отношение. Обменявшись с ним телефонами, мы с бабулей проводили мужчину до порога гостиницы. Отпуск Шелдона, уже довольно крепко обосновавшегося в собственной юридической конторе, подошел к концу. И как он оптимистично заметил напоследок "Судебные разбирательства ждут!"
  Загар никак не хотел ложиться на мою бледную кожу. Я даже ожогов солнечных не получила, чего не скажешь о бабуле. Оставшиеся дни я плавала, но, опять же, не заходя глубоко в воду, и все время под присмотром. Ночами я лежала и мучила себя мыслями о том, что, несмотря на все приобретенные навыки, чувствую себя одинокой и беспомощной.
  - Ксюша. Что нос повесила? - спросила меня в один из последних дней бабушка.
  - Надоело все. Давай вернемся домой пораньше? Хочу сходить в театр на какую-нибудь драму.
  - Зачем тебе драмы? Тебе мало было нового знакомого?
  - Он не причем. Я даже не сожалею о нашем знакомстве, потому как кроме дружеских чувств ничего не испытывала. Просто, мне чего-то уже не хватает. Может, привычной обстановки и террасы с твоими подружками? - усмехнулась я с наигранной веселостью.
  Бабуля что-то прокряхтела о непоседливой молодежи, и поддержала меня. Вскоре, мы уже летели домой, с намерением провести последние выходные у залива, и гуляя в парке.
  Интересно, я так и останусь до старости подопытным кроликом? Не спорю, выплат на существование нам хватает. Но такой образ жизни постепенно доведет меня до нервного срыва. Все эти анализы, жужжание аппаратуры, бесконечные тренировки. Что-то мне недоговаривают.
  Уже лежа в привычной постели, я заснула необычным волшебным сном. Мне привиделось озеро, расположенное на дне геофронта. Геофронт - это огромнейшая подземная пещера, которая чаще всего имеет растительность или водоем на своем дне. Вот и сейчас, среди пестрых кустов и невысоких деревьев распростерлось большое фиолетовое озеро, освещенное тонким пучком света, что пробивался через трещину в земле. Вода в нем переливалась радужными бликами и была невозмутима. Но оно только казалось спокойным, и создавалось стойкое ощущение, что есть в нем что-то живое, мудрое и вечное.
  Видимо, ум за разум уже заходит.
  Наутро первого дня в Александрии, я сидела и наслаждалась теплом солнечных лучей в деревянном кресле качалке на террасе. Перед глазами стоял привычный мрак, острым слухом я оценивала окружающую меня благодать: трель птиц, песнь легкого ветерка, периодически приглушаемую шумом проезжающих машин. В руках удобно лежал раскрытый веер, а на голове красовалась шляпка. Не люблю жару, а потому летнее утро я встречаю охотнее, чем полуденный зной. На курорте жару скрашивал легкий бриз, здесь же воздух был более сухим, а солнечные лучи - палящими.
  Наслаждаться прекрасным мне долго не дали. Послышались знакомые шаги и последующий скрип деревянной калитки, зафиксированной на несмазанных петлях.
  Я поморщилась и произнесла первой:
  - Здравствуйте, доктор Джонсон. Не рада вас... слышать.
  - Отдых, я смотрю, вам на пользу не пошел? Не загорели и язвительности не убавилось.
  Я лишь хмыкнула, настроение испорчено в хлам.
  - Вы пренебрегали тренировками? - решил он перейти сразу к делу.
  - Бабуля уже нажаловалась по телефону? - вздернула я бровь. - У нее возраст. Ей простительно.
  - Ксения! Я прерываю ваш отпуск, и завтра же вы снова еде в Вашингтон, на осмотр.
  Я лишь вздохнула. Это никогда не кончится, надо как-то сдвигаться с мертвой точки.
  - Доктор Джонсон. Чего вы добиваетесь? В том, что вы разрабатываете волшебный "эликсир прозрения", я сомневаюсь.
  - Я вас не понимаю, - изумился профессор, переступив напряженно с ноги на ногу.
  Значит, от меня, в самом деле, что-то скрывают.
  - Вы проводите на мне какие-то нелегальные опыты?
  - С чего вы взяли? Мы просто берем у вас периодически кровь на исследования, следим за электрическим потенциалом мозга, и других органов. Оцениваем степень влияния тренировок на ваш организм... Только и всего.
  - И при этом приводите целую делегацию с собой? Я все прекрасно слышу, доктор. Помимо того, о чем вы меня уведомили, вы занимаетесь чем-то еще, - подалась я чуть вперед, очень сожалея, что не вижу его эмоций.
  Но учащенное сердцебиение я уловила четко. Оно того и гляди, выскочит у него из груди. Со спины послышались торопливые шаги старшей родственницы.
  - Доктор Джонсон? Вы решили посетить нас так рано? Проходите, я только-только испекла сахарный пирог, завтрак у нас запоздал. Ксюшенька, ты идешь?
  - Нет, спасибо. Аппетит пропал, - скрестила я руки на груди и демонстративно отвернулась.
  Гость прошел в глубь дома. Не нравится мне столь пристальное внимание. И веду я себя так только по отношению к этим горе-докторам, которые со своим постоянным присмотром у меня уже в печенках сидят.
  Вечером, бабуля велела мне собрать на этот раз вещей с собой побольше. Было бы что, одни шмотки. Я сидела за столом, а она хлопотала по хозяйству, мыла посуду, после бесподобного (как и всегда) ужина, и расставляла ее по полкам, после того, как я ее на ощупь вытирала. Хоть какая-то от меня польза.
  - Меня предупредили, что мы задержимся в Вашингтоне чуть дольше, - подняла тему старшая родственница.
   - Зачем?
  - Ты пропустила много занятий, профессор считает, что тебе необходимо наверстать упущенное.
  - Бабуль... - Последовала небольшая пауза, и мой усталый вздох. - Если все дойдет до абсурда, ты готова переехать со мной снова? - спросила я ее опасливо.
  - О чем ты говоришь? - ужаснулась бабушка Люси.
  - Ты не представляешь, сколько мучений и боли приносят мне все эти тренировки и обследования. От звука их аппаратуры у меня раскалывается неделями голова, от уколов - немеют руки. Писк датчиков доводит до нервного тика. Они что-то скрывают от меня.
  - Успокойся, дорогая. Тебе нельзя нервничать. Кто знает, что еще может случиться с тобой из-за пережитой травмы? Не хватало в дурку загреметь.
  - Ты считаешь у меня паранойя? - обиделась я на нее.
  - Я считаю, что ты просто преувеличиваешь. Да, все эти процедуры неприятны, но ничего сверхъестественного же до сих пор не произошло? - попыталась она сгладить накалившуюся обстановку.
  - Возможно, ты права, и это все опять последствия того, что перед глазами стоит лишь мрак, рисуя в моем воображении страшные картины, - умерила я свой пыл снаружи, но внутри не успокоилась.
  Наоборот, я вскипала! Чистый стакан, который я на данный момент уже вытирала минуту, треснул в моих руках и осыпался осколками. Ладонь пронзила неприятная боль, и бабушка, охнув, бросилась ко мне с причитаниями.
  - Ксюшенька! Ты порезалась? Боже! Кровищи-то сколько! Ну, разве же можно так себя вести? Ты взрослая женщина, и свою ярость должна держать в рамках! Может, поедем в центр уже сейчас? Вдруг пострадали сухожилия?
  Я демонстративно, и для собственной убедительности пошевелила пальцами, сжала и разжала кулак.
  - Все в порядке. Просто обработай перекисью и забинтуй, - бросила я бесцветным тоном.
  - Ужас какой! Я бы на твоем месте в обморок бы упала!
  По прерывистому дыханию и участившемуся сердцебиению, я поняла, что она и правда с трудом переносит вид крови.
  - Может, и я упала бы. Да, только не вижу ничего.
  - Не погружайся обратно в бессмысленную депрессию! - захлопала бабуля дверцами кухонных шкафов, в поисках домашней аптечки. - Ты крепкая, сильная, слухастая девушка... Которая любит вкусно поесть!
  Я усмехнулась вместе с ней, в то же время почувствовав, как несильно защипал порез на ладони, и зашипела перекись.
  - Что-то громко она шипит, тебе не кажется? Когда ты резала палец, реакция была менее бурной, - заметила я странность.
  - О, дорогая. Я тогда всего лишь укололась, по сравнению с тобой и крови было немного.
  - Но, ты же причитала, что истекала чуть ли не рекой?
  - Это все из-за моей впечатлительности! - буркнула она.
  - Ясно, - поднялась я с места, когда узел бинта был завязан. - Пойду, соберусь и лягу пораньше. Вставать в шесть утра.
  - Аккуратней, следи за рукой. Разбинтуем в центре.
  - Ладно. Спокойной ночи.
  - Осторожней на лестнице, - шумнула бабуля мне вдогонку.
  - Я знаю дом, как свои пять пальцев.
  - Привычка.
  Ну, конечно. Добравшись до своего шкафа, как и всегда, наклонилась, достала с нижнего ящика сумку, и просто смахнула в нее с двух полок вещи. Вот и все. Завтра еще расческу положу, после того, как расчешу свои послушные локоны... Седые.
  Достав сорочку из комода, я облачилась в нее, и рухнула в постель. Сегодня сны мне не снились.
  
  Глава 2
  Шум двигателя и небольшая тряска были для меня уже привычными. Причем, настолько, что вызывало дурноту. Два года одно и то же.
  - Почему бы нам хоть раз не поехать автобусом? - бубнила я, сидя на заднем сидении машины.
  Бабуля держала меня за руку и проявляла спокойствие.
  - Тебе нужно лишнее внимание?
  - Я так ужасно выгляжу? - не сдержала я эмоций.
  - Нет, просто седоволосая слепая девушка невольно притягивает к себе большинство взглядов, поднимается ропот, дети и невоспитанные молодые люди тычут пальцами. Ты, может, и не видишь, зато слышишь. А мне неловко в таких условиях. И почему бы не воспользоваться бесплатным проездом с полным комфортом?
  Логично. Но лично я бы предпочла общество некультурных людей, чем сопение доктора Джонсона на переднем пассажирском сиденье.
  Исследовательский центр находится, можно сказать, по соседству от Пентагона. Как мне пояснили, имеет он пять улов и очень красиво смотрится с высоты птичьего полета. Я до конца так и не поняла, что это. Вроде какой-то штаб планирования и Министерства обороны. Но мне до него нет никакого дела. Шум машин перебивал все звуки, в Александрии гораздо тише, чем в Вашингтоне. Вот где бы я не хотела жить со своим увечьем, так это здесь.
  Автомобиль плавно затормозил, водитель выключил мотор, а я не удержалась от капельки яда, аккуратно выбираясь. Не только же у меня должно быть поганое настроение? Почему бы не подпортить его своим мучителям?
  - Потрудитесь заменить на вашей телеге колодки. Свист стоит страшный. Они износились, видимо, еще пару месяцев назад.
  Водитель только хмыкнул:
  - Сегодня собирался.
  Но я уже захлопнула дверь, и, заботливо подхваченная под руку бабулей, начала считать ступеньки научного центра. Их число я уже знала, но вдруг что-то изменилось? Ничего. По-прежнему десять. Надоело это однообразие.
  - Ксения Викторовна, здрваствуйте!
  - Доброе утро!
  Знакомые голоса, шаги, шмыганье, запах медикаментов с лестницы, ведущей на верхний этаж, табака и кофе из приемного кабинета. Добро пожаловать в мой Ад!
  Все пошло по стандарту. Меня привели в медицинский блок, заставили принять очередной душ, взяли кровь, сделали электроэнцефалограмму, прокатили через томограф (неужели человека можно так часто облучать?!), провели ряд слуховых и вестибулярных тестов, подключали тонкие проводки, проверяя какой-то очередной потенциал. Принесли новый динамометр. Прошлый после десятого применения треснул у меня в руке. Моей силой здесь восхищались. Не каждый сможет "смять" стакан из прочного стекла, как я это сделала вчера вечером. Кстати об этом.
  Когда мне разбинтовали руку, от пореза осталась неровная полоска, края раны быстро стянулись, отчего медик хмыкнул. Я, конечно, замечала, что места уколов у меня заживают быстро, небольшое онемение держится пару суток, и думала это норма. Но, судя по прозвучавшим эмоциям, что-то не так. И ведь не спросишь ни у кого!
  - Итак, Ксения. Повторите комплекс привычных упражнений, - ходил вокруг меня доктор Джонсон.
  Я переоделась в гимнастический костюм и носки, без ботинок, и пришла с ним в зал. Растяжки, приседания, отжимание, качание пресса, прыжки на скакалке, ничего из этого не изменилось за прошедший месяц. Все показатели остались прежними.
  - А теперь, отходим в конец зала. Так. Выполняем комбинацию: Рондат, темповое сальто, фляк и сальто назад согнувшись. На пути ничего нет, я проверял. Пол ровный. Действуй!
  Сделав разбег в несколько шагов, я совершила первый прыжок, оттолкнувшись от пола, встала стремительно на руки боком, снова оттолкнулась, перескакивая на ноги, с них снова сделала выпад на руки, но уже вперед, и последний высокий прыжок...
  Подвох! Препятствие есть! Я чувствую его! Окружающий меня резонанс четко очертил передо мной преграду.
  В последнее мгновение, я приложила больше силы, чем обычно, и перескочила высокое препятствие, задев его кончиком косы! Встав на ноги чуть дальше, чем планировалось, я первым делом вернулась и ощупала его. Гимнастическое бревно!
  Мои брови гневно сползли к переносице. Если бы я могла, то испепелила бы сейчас взглядом этого экспериментатора, превратив его в кучку пепла!
  - Потрясающе! Ты почувствовала его! - похлопал в ладони доктор Джонсон.
  - Я могла разбиться!
  - Но, ведь, не разбилась?
  - Катитесь к черту со своими экспериментами! Я терпеть этого больше не желаю! Я еще пожить хочу... Не смотря ни на что.
  Я отвернулась и перевела дух. Старый козел!
  - Выведете меня отсюда, на сегодня все, - твердо заявила я.
  Перед тем, как ассистент профессора закрыл за нами дверь, я успела услышать довольное бубнение:
  - Положительный!
  Если вдруг вернусь, начну что-то уточнять, знаю заведомо: Ответа не получу!
  Меня привели в нашу временную обитель, проведя десятком тихих коридоров, уклоняющихся вниз, что очень необычно для такого центра, полного сотнями сотрудников. Опять тайны!
  Бабушка Люси изумилась моему раннему приходу.
  - Сегодня так быстро?
  - Я чем-то смогла порадовать доктора, но, клянусь Богом, следующий раз я его пристукну, и закопаю под шиповником возле нашей террасы.
  Бабуля лишь посмеялась, и позвала на поздний обед. Я с наслаждением ела ее пирог на десерт, боясь обронить хоть крошку, а она ухмылялась.
  Наше временное пристанище состояло из гостиной, кухни, совмещенного санузла, и комнаты с двумя кроватями. В гостиной мы проводили гораздо больше времени, слушая телевизор, читая вслух книги, и просто в пустую растрачивая время.
  Так прошло несколько дней. Я пыталась допытаться до доктора Джонсона, что со мной происходит: почему от метания ножей доски рассыпаются в щепки, аппаратура их при осмотре пищит как заведенная, динамометры приходят в негодность, а пространство услужливо выдает мне сигнал о стремительном приближении препятствия?
  Недовольство незнанием вскипало во мне со страшной силой. Домой в Александрию меня не отпускали, под дверями появился новый сопелкин, чья простуда не дает мне нормально спать.
  Сегодня вечером я поругалась с бабулей, до крика, отчего все лампочки потрескались и разлетелись на осколки, напугав старшую родственницу до икоты.
  - Прости. Я... Я устала от всего этого. Я хочу домой. Мне нужна твоя поддержка и защита, - разревелась я.
  На ощупь добравшись до нее, я бухнулась на колени, уткнулась носом в ее передник и разрыдалась.
  - Никто не хочет отвечать на мои вопросы. Мои отказы и мнение в расчет не берут. Во что мы ввязались?
  - Дорогая, - начала бабушка неуверенно, боясь вновь меня спровоцировать. - Я итак стараюсь поддерживать тебя, как могу. Но, возможно ты права. И нам уже не дадут уйти так просто.
  - Почитай мне сегодня.
  - У нас здесь почти нет ничего, кроме Олвен Дарсли "Демон из преисподней".
  - Вот ее будет достаточно. Большого и сильного собственника мне как раз безумно не хватает, - шмыгнула я носом.
  - Хорошо. Давай успокоим снаружи Стена, и попросим у него новые лампочки. Надеюсь, запасные у них имеются.
  Стен, что был приставлен для нашего присмотра, бросился выполнять просьбу. Не сомневаюсь, если по пути он настучит одному чернокожему ученому о происшествии. Бабуля собирала осколки, ползая по полу со свечой, а я помочь ничем не могла.
  - Бабуль?
  - Что такое? - отозвалась она.
  - А как ты встретила моего дедушку.
  Сначала ответом мне была недоуменная тишина, затем она не торопясь стала рассказывать:
  - Я на экзамен опаздывала. Мы с ним вместе поступали в один и тот же институт, и я облила его водой, когда решила попить после пробежки. Он в этот момент неловко развернулся и толкнул меня локтем. Ругаться мы не стали, и познакомились. Пошли на следующий день вместе в парк, общались, ели мороженое, но на первом свидании прикоснулись друг к другу лишь на мгновение, перед самым расставанием... На целый год. Я не поступила, но прошла конкурс в другом городе. Мы созванивались, съезжались по праздникам. Это были лучшие дни в нашей жизни. А потом поженились, и я перевелась к нему в город.
  - Забавно.
  - Вовсе нет, - вдруг буркнула она. - Наши родители нам такую взбучку устроили. "Вам еще восемнадцать-то едва стукнуло, а вы жениться намылились!"
   Я хихикнула, а бабуля отлучилась к мусоропроводу. Вскоре мы получили новые лампочки и разместились в гостиной. Вкручивала туда лампу я. Она просто не доставала до люстры, и придерживала меня и стул. Я нашарила плафон, и прицелилась "снарядом".
  - Ты пробки вырубила? - уточнила я.
  - Вроде бы, - откликнулась она.
  - Так вроде или выключила?!
  - Я не уверена. На щитке много чего было, и наше, и соседское, и коридор видимо общий.
  Я головой покачала. Мы ж обе не помним, включен у нас тут был свет или нет? Ругались на кухне.
  - Ладно, вставляю.
  Заведя руку внутрь цветочно-образного плафона, я ткнулась лампочкой наугад, и вроде бы попала. Завинтив ее потуже, бабуля велела мне быстро убрать руку, свет все-таки мы не отключили.
  Немного посокрушавшись над собой, она помогла мне слезть со стула и разместиться в кресле.
  - Вроде, осколков больше нигде не видать. Завтра пропылесосим. Давай читать?
  - Да, давай! - подтянула я ноги к груди.
  Я погрузилась в фантастический мир, где демон-обольститель овладел желанной девушкой, и одарил ее своей преданностью и любовью. Мир без недомолвок и серой обыденности, полный загадок и нежности, ласковых слов и обещаний быть неразлучными. Сюжет потрясал, и навевал собственные мечты. Еще мгновение, и я так бы уснула, продолжая видеть роман в сладком сне, единственной моей возможности, наконец, увидеть фильм, как тот, с фиолетовым озером. Но...
  Раздался далекий, глухой, слегка сотрясающий землю и здание, грохот. Он был похож на мощный хлопок, словно взрыв на большой глубине. Или... наоборот, поверхности?! Рокот еще долго резонировал в окружающем нас пространстве.
  Бабуля резко перестала читать, и опасливо замерла.
  - Что это было?
  - Я... Не знаю. Похоже на взрыв, - отозвалась она тихо.
  Хлопки повторились трижды! Почти сразу после того, как она высказала свое предположение.
  - Боже! Похоже на бомбардировку, как во время войны! - ужаснулась она, подрываясь с места.
  - А разве взрыв не должен быть четче?
  - Ксюш, мы в ста метрах под землей. Здесь просто слышно плохо!
  - Так вот почему коридоры были такие тихие, - прошептала я, после очередного взрыва.
  - Тебя только это сейчас волнует?! - рыкнула она недовольно, что случалось крайне редко.
  В тот же миг, врубилась громкая пищащая сирена и голос компьютера сообщил:
  "Внимание! На штаб совершено нападение! Всех сотрудников и рядовых граждан просим немедленно укрыться в убежищах!"
  Объявление повторялось по три раза, через небольшие промежутки времени.
  - Похоже, и правда бомбят.
  - Бабуль, что нам делать? Куда идти?
  Паника накрыла меня с головой. Я не хочу снова забывать, не хочу потерять единственного дорогого мне человека. Не хочу снова испытать боль...
  Боль?!
  Грохнуло гораздо отчетливей, и теперь с полок полетело все, что на них неустойчиво стояло. В коридорах послышались крики людей, напуганных риском быть похороненными заживо. А ведь и правда! Если выход на поверхность завалит обломками, мы окажемся в ловушке!
  Грохот внезапно закончился. Мы с бабулей боялись покинуть гостиную. Дверь открылась, и в нее кто-то влетел, запираясь изнутри.
  - Доктор Джонсон?! - изумилась бабуля.
  - Сидите тихо! Это вторжение! - выдал профессор, едва переводя дух.
  На чудом уцелевший журнальный столик бухнулась тяжелая папка, которую он принес собой.
  - О чем вы говорите?
  - Нас атаковали с воздуха. Спутники и ракетные установки были уничтожены всего на пару секунд! Мы снова повторили ошибку, открыв огонь первыми. Пентагон уничтожен. Его больше нет...
  - Значит ли это, что свой гонорар за этот квартал я не получу?! - Голос старшей родственницы вмиг изменился, в нем проскочили незнакомые мне нотки.
  - Бабуль? Тебе плохо? - зачем-то спросила я, хотя хотела задать вопрос чуточку иначе.
  - Я тебе не бабуля! Достало все! Такой риск. Жить каждый день, зная, что в любой миг могу обратиться в горстку пепла...
  Но договорить она не успела, а собравшийся, было, наорать на нее доктор Джонсон подавился на полуслове... захлебываясь так, будто рот его вмиг наполнился водой. Мгновением позже, его тело рухнуло к моим ногам, а бешено колотящееся сердце остановилось.
   Бабушка Люси взвизгнула от ужаса и сползла вдоль стены на пол, вереща, как заведенная.
  - Пожалуйста, не трогайте меня! Я заботилась о ней! Прошу!
   Громоздкое, судя по шагам, создание (а это явно был не человек), что пару секунд назад без труда выбило дверь с подозрительным грохотом, прошло торопливо вперед, после небольшой паузы. Все пространство заполнил запах летней грозы.
   - Эливэйн?! - раздался незнакомый женский голос полный ужаса на странном языке, который я понимала! - Эли, милая! Что они с тобой сделали?! Тебя не узнать!
  Существо двинулось в мою сторону слишком стремительно. Та-а-ак! Пора вспомнить все, чему меня учил покойный доктор Джонсон. Ориентируясь на слух, резонанс чужих шагов, я схватила первое что попалось под руку, а этим весьма кстати оказался кусок стекла пострадавшего от землетрясений серванта. Сделав с места сальто вперед, я оказалась за спиной у незваной гостьи. Развернувшись, резко протянула руку, и наткнулась на толстую мягкую косу, в которую вцепилась, что есть сил, приставив острый угол моего импровизированного оружия к горлу, где громко билась жилка.
  - Элли?
  - Ты кто такая?! - усилила я нажим стекла.
  Мое тонкое обоняние уловило запах крови.
  - Это надо же, а?! - вдруг возмутилась незнакомка все на том же языке. - Я, значит, бросаю учебу, срываюсь с родной планеты, преодолеваю половину вселенной, чтобы найти родную сестру, а она за место объятий решила перерезать мне горло!
  - Сестру? - мой голос дрогнул. - У... меня нет сестры! Бабуля? - обернулась я наугад к родственнице за поддержкой.
  Но она молчала, и лишь скулила от ужаса. Возможно, она не понимает чужой язык, но я-то изъясняюсь на английском.
   - Как это нет?! А я тогда кто? Посмотри на меня. Это ведь я, Кассиль!
  - Меня зовут Ксения! - оттолкнула я от себя незнакомку, и она сразу заняла удобную для обороны позицию.
  - Ох! Только не это... - вздохнула дева пораженно. - Ты... не видишь меня?
  - Я не вижу ничего! Но это не значит, что я беспомощна. Оставьте нас в покое и идите своей дорогой.
  - Элли, но мы прилетели за тобой. И за остальными, - наконец перешла она на наш язык.
  - Остальных нет, - вдруг подала опасливо голос бабушка, поднимаясь с пола. - И она не помнит вас.
  Зашуршала папка, что недавно была брошена на стол профессором, и она упала в руки Кассиль.
  - Что это?
  - Здесь все... О ваших... людях. Больше вы ничего не найдете. Все данные Джонсон на всякий случай прихватил с собой. Оставьте нас, пожалуйста! Вы уже сполна отомстили. Столько людей погибло... в Пентагоне.
  - Эливэйн, уходим, - посерьезнела незнакомка.
  - Я Ксения! И я остаюсь здесь!
  Я в ужасе шарахнулась в сторону, плевать какую. Как я могу уйти, не зная с кем, не зная куда и оставить единственного родного мне человека?
  В шею бесшумно вонзилось что-то острое. И я упала без чувств, как стояла... Но не на пол, а в заботливые крепкие руки. Прежде чем отключиться, четко почувствовала над своей головой глубокий длинный вдох, и полу рычащий выдох кого-то еще более громоздкого и опасного, чем девушка Кассиль. Что-то невесомое, источающее смутно знакомую ауру, окутало меня словно покрывалом, прогоняя страх и погружая в безмятежный сон.
  
  Глава 3
  Пробуждение было простым, безболезненным и... беспокойным. Мне казалось, что сквозь сон я слышу чей-то яростный рев, грохот, и шум окружающих. А сейчас, четко осознав, что уже проснулась. Уловила громкий спор... нелюдей на непонятном, но знакомом языке, где-то за стеной.
  Теперь осталось разобраться "где", "почему" и "зачем"? Всего-то? Раз плюнуть. Особенно если учесть, что я, кажется, похищена. Собравшись с мыслями, все так же лежа неподвижно, я пыталась четко вспомнить последние события.
  У меня, якобы, появилась сестра. Бабуля вела себя не совсем адекватно, доктор Джонсон скончался у моих ног (злорадствовать не хорошо, но дышать стало легче). Что со мной? Как ко мне подобрались со спины так тихо? И где моя единственная родственница?!
  Уши улавливают незначительный шум необычных двигателей, но не трясет, дымом и бензином не воняет, и плюс к тому - я в кровати: твердой и довольно широкой.
  Пошевелив рукой, отметила, какая я слабая, и как тяжело мне это далось. Очень интересный факт, особенно если учесть, что после сна я всегда чувствовала себя прекрасно. А тут, на тебе! Постоять за себя я теперь вряд ли смогу. Зато дышать по какой-то причине было очень легко.
  С трудом сев в кровати, я коснулась стены рукой для опоры и замерла. Это что? Резиновая обивка? Или что-то очень похожее, мягкий прохладный материал.
  Внезапно, за стеной все смолкло, и уже через пару секунд, дверь... отъехала в сторону, с легким вжиком. Знакомые шаги, но уже не столь тяжелые, оповестили меня, о том, что их владелица зашла внутрь моего пристанища.
  - Кассиль, - сказала я твердо, заставив девушку замереть.
  - Как ты меня узнала?! - изумилась она.
  - Топаешь, как слониха, и пахнешь грозой, - буркнула я, параллельно ощупывая себя.
  На мне была... жутко тонкая сорочка, в мелкую сетку! Только лиф прикрыт плотной тканью.
  - Нижнее белье чье?! - возмутилась я, понимая, что такой ткани я еще не носила.
  Комфортно, но не мое! Однозначно!
  - Эмм... Вообще-то, твое.
  - Неужели? - фыркнула я недоверчиво.
  - Именно так. Я взяла пару вещей с собой... Надеялась, ты порадуешься... в случае если еще жива. А кто такая слониха? - перевела она тему.
  - Животное такое большое и тяжелое, с большим носом и толстой кожей.
  - Как Жергог?
  - А это кто? - спросила я в свою очередь.
  Ну, определенно, схожесть в нас общая имеется. Любопытство! Нет бы по делу... А я тут о фауне.
  - По описанию - то же самое, только у него еще рога тяжелые.
  - Нет, их у слонов нет, только бивни. Не отходи от темы. Где моя бабушка?
  - На Сарфире, - ответила Кассиль невозмутимо.
  - Где?! - изумилась я, повысив тон.
  - Дома! Не кричи. А то... команда сбежится и будет меня убивать, - как-то странно запнулась она.
  - Зачем?
  - За тем, что тебе покой нужен, а я тебя тут раздражаю. И выгонит меня... капитан. А я, между прочим, соскучилась очень, - вдруг всхлипнула она.
  - По кому? - Что-то я туплю, но припоминаю об упомянутых родственных связях и главное, хныканье-то искреннее.
  - По тебе! Не тормози Эль.
  - Я Ксения! - попыталась отстоять я свою версию.
  - Ты Эливэйн! Элли, Эля, Вилька! Вспомни уже, наконец... - последнее слово она глухо пропищала.
  Ой, что-то я не могу вот так вот... Не по-людски.
   - Присядь. Поговорим, - похлопала я рукой по койке.
  Кассиль аккуратно подошла и села рядом. А мне вдруг захотелось узнать какая она.
  - Позволишь? - протянула я ладонь.
  - Да, конечно, - шмыгнула она носом.
  Ну, я и слабачка! Почему же конечности вдруг отяжелели? Кончиками пальцев я прикоснулась к ее щеке, провела их по пушистым ресницам, вытянутому лицу, пухлым губкам, мягким локонам. Шея длинная, тонкая, плечи не шире моих, кожа бархатистая. А вот дальше...
  - Ты... Во что одета??? Тоже в пеньюаре что ли примчалась?
  - Ты что! Дурочка я тебе что ли? Я в нашем традиционном наряде.
  - Традиционном... Чем? Как бикини, пара смежных полосок, и длинную невесомую мантию можно назвать традиционным костюмом? У вас мужики тоже голышом ходят?
  - Во-первых, не у вас, а у нас. Ты-то не помнишь, сколько я лет ждала, чтобы его надеть! И... Не видела моего счастья, - вздохнула она тяжко. - Я так хотела быть похожей на тебя. И я стала такой. Если бы не твои изменения, мы были бы почти как две капли воды.
  - Какие изменения?
  - Ты поседела, Виль.
  Тут я смолчала, и затеребила кончик ее шлейфа, так и не пожелав расстаться с приятной для кожи тканью.
  - Хотя теперь стихия тебе идет больше. Издалека можно распознать в тебе снежку.
  - Что?!
  - Ты чародейка, Элли.
  - Это бред, - поднялась я с места, в надежде пройтись, но поняла две вещи: я не знаю где я, и размер помещения. Не смогла сделать даже шага, и кривенько стала заваливаться набок.
  Кассиль едва успела меня подхватить, а за дверью, послышались шепотки и топот.
  Похоже, остальные странные нелюди подслушивают нас. Надо заканчивать это представление!
  - Я Ксения Бастьен! Француженка! Жила в Америке, была искусствоведом, встречалась долго с мужчиной, - за дверью что-то грохнуло. - Рассталась, попала в аварию, потеряла память и зрение! Единственная моя родственница - бабушка Люси Бастьен! Какая к черту Сарфира, сестра, традиционный костюм и чародейка с кличкой русской снегурочки?!
  - Нет, Эль. Ты Чародейка с планеты Сарфира, что находится в галактике Гелеон, в квадранте БД-8/16. Твоя стихия - шторм, морозы и снежные бури. Ты Эливэйн Снежная, чародейка и дипломат! - грозно высказалась Кассиль. - И бабушку твою зовут Мирлинда.
  Я сидела, молчала, взвешивала всю информацию. Свою, ее... И пришла к выводу.
  - Пошла вон! Верните меня домой, к моей бабушке!
  - О-о-о!. Несомненно. Мерлинда Снежная уже давно хочет надавать тебе по ушам, - съязвила девушка.
  - По твоей легенде, я старшая сестра или младшая? - внезапно спросила я.
  - Старшая.
  - Выметайся убогое создание! Пока я сама тебе по ушам не надавала!
  - Сама сядешь?
  - Сяду!
  - Я принесу тебе поесть. А как успокоишься, представлю тебя команде, и решим, что делать дальше.
  Я уже сориентировалась в пространстве, и села назад на койку. Хоть и выглядело это неуклюже, и Кассиль разжалобило, во мне это только больше прибавило... как она там сказала? Раздражения! Уф!
  Дверь вжикнула, и девушка покинула комнату. Как я поняла, мы на космическом корабле, где в каютах есть камеры. Иначе, как бы они узнали, что я уже проснулась?
  Мы летим на неизвестную мне Сарфиру, к новой бабушке (причем, с характером) и новым приключениям на пятую точку. Сейчас мне упорно пытаются навязать новую легенду моего происхождения, новых родственников, и вынуждают смириться с судьбой в очередной раз. На Земле я была лабораторной крысой (надо же, совпадение - белой), а что ждет меня в новом мире, я и предположить боюсь!
  И в какую легенду мне верить? Земная правдоподобней. История Кассиль похожа на художественный роман о пришельцах и прочей нечисти, под названием "Чародейки". Как же все это достало!
  Так, взвесим логически. На Земле я была сильна, на этом корабле резко ослабла.
  Я встала и, протянув руки вперед, сделала пару шагов, уперевшись в такую же резиновую обивку. Шаги давались мне очень тяжело.
  - Гравитация выше. Все, с этим понятно. Вот почему Кассиль показалась мне такой громоздкой на Земле. Ей просто было не привычно ходить с такой легкостью.
  Это что же получается?! Я с Сарфиры, раз мне давались нагрузки, что не тянул простой человек? Я-то думала это особенность моего развития, из-за отсутствия зрения.
  Но... А как же родители, война, моя работа и увлечения, Сфинкс, авария... Шелдан? И эти отношения с мужчиной... подразумевают под собой, что я не старая дева. Все же, с некоторыми особенностями моего организма меня ознакомили. Моя, привитая бабулей Люси, предыстория настолько правдоподобна... Я просто не могу принять что-то иное. Думаю, если Кассиль хочет от меня чего то добиться, ей придется очень постараться, чтобы доказать мне свою версию моего происхождения.
  Так, осмотримся. Не люблю неизвестностей. Аккуратно переставляя ноги, я уверенно стала исследовать комнату, вернее каюту. Вся она была изолирована резиновой обивкой. Зачем? Обязательно надо спросить. Кроме кровати, увы, в интерьере больше ничего не было. Я как-то иначе себе это помещение в фантазиях представляла.
  - На тюрьму похоже, - буркнула я. - И вот после этого я еще вам верить должна?
  В воздухе не витало никаких ожидаемых ароматов: ни духов, ни машинных масел, затхлости, дезинфицирующих средств. Равномерный, едва уловимый, гул мощных двигателей достигал моих ушей, не раздражая, даже наоборот, скрашивая тишину. Легкий резонанс не давал мне никакой информации об окружающем пространстве, лишь за ровность пола я могу быть спокойна. Вероятность, что споткнусь минимальна. Радует, что не все приобретенные на Земле навыки меня покинули, а силу можно набрать, вновь уделив время тренажерам.
  Кошмар! Не о том думаю!
   Кассиль вернулась быстро. В комнату въехал металлический столик, позвякивающий посудой.
  - Смотри, осторожно! Очень горячо. Пищеблок у нас работает исправно. На мой взгляд, даже слишком хорошо. Лучше подождать пока остынет.
  - Подождем. И чем питается ваша раса?
  - Наша, - поправила она. - Белками животного и растительного происхождения, жирами и углеводами, и водичкой запивают.
   - Ха-ха... - произнесла я саркастически.
  - Если я тебе скажу название мяса, тебе это ничего не даст, только аппетит испортит, от незнания. Освоив земной язык, я заметила, что некоторые похожие слова у нас имеют абсолютно разное значение.
  - Как Жиргог?
  - Как Жиргог, - ответила она. - Его, кстати, тоже едят. Мясо этого существа очень полезно при сильном магическом истощении.
  Опять двадцать пять.
  - Понятно, - отмахнулась я в темноту.
  Хотя горит ли свет, или нет, я не в курсе.
  - Как у вас с ночным зрением?
  - У мужчин девяносто процентное.
  - А у... Чародеек? - пошла я на ее волне.
  - Почти нет.
  - Дай блокнот и ручку, - фыркнула я.
  - Зачем? - изумилась Кассиль.
  - Буду записывать, чтобы ничего не забыть и сверяться с конспектом по новой легенде своего происхождения.
  - Очень смешно! Мне, между прочим, тоже жутко не легко вот так тебе объяснять все с нуля, в то время как ты язвишь! Ты и раньше была вспыльчивой и язвительной, но не до такой степени.
  - Жизнь потрепала, как видишь, - сжала я руками край кровати.
  - Виль, - сменила тон "сестра". - Ну, не грузи ни себя, ни меня. Я сейчас все тебе коротко проясню. Мясо остыло, кушай. А я пока расскажу о Сарфире.
  - Давай, - протянула я руки и получила в них поднос.
  - Слева суп, справа блюдо с Гибоном и гарниром из Сайфы, чуть впереди компот, - вложила она ложку мне в ладонь, как только я удобно устроила поднос на колени, оперевшись о стенку с резиновой обивкой.
  - Гибоном? - усмехнулась я.
  - Да, - ответила девушка, словно отмахнулась, и перешла к главному. - Сарфира не единственная планета нашей галактики. Рас много, мы неохотно контактируем с ними сейчас. Чародеек последнее время выкрадывают, и они не сильно сопротивляются. Однако, это все равно большой ущерб для нашей планеты. Потому открыта только одна галактическая космическая площадка. До твоего исчезновения все было иначе. Ты и целая группа сарфирийцев отвечали за международные связи. Ваш корабль восемь лет назад отправился к Земле, на которой мы тебя нашли, с дипломатической миссией. Вы должны были заключить Договор Межгалактического Сотрудничества, но связь с вами оборвалась, и теперь мы знаем почему.
  - Восемь лет назад еще шла Мировая война на Земле, - отметила я в своих знаниях время.
  - Мы... Уже ознакомились с документами доктора, который вел дело о твоем исследовании.
  Тут я нахмурилась, но перебивать не стала.
  - И хотим зачитать тебе некоторые детали. Возможно, это поможет тебе вспомнить хоть что-то. Как ты на это смотришь?
  Хочу ли я знать, что скрывал от меня доктор Джонсон? Однозначно - Да!
  - Хорошо, - кивнула я, отмечая про себя, что суп мне нравится.
  - На Сарфире много живых существ и всего одна раса. Называемся мы сарфирийцы. В прочем, я уже сказала, - замямлила она, пытаясь собраться с мыслями.
  Видимо решала, о чем же мне рассказать сначала.
  - Женщин около сорока восьми процентов, мужчин соответственно чуть больше. Мы обладаем магией, что передается по поколению. Ее всего два вида - штормовая и огненная. В роду огненных дев, никогда не будет первых (снег, грозы, и бури), и на оборот. Это наш род, и дар чародеек передается только по женской линии. Мужчины же обладают мастерством Тени.
  - Как в сказке. И ходят сквозь стены? - вздернула я бровь, приступая ко второму блюду.
  Воображение мне подкидывало блеклые, но информативные картины. Видимо, так выходит из-за того, что я трудом вспоминаю цвета.
  - Только в случае, если дар Тьмы очень развит.
   Лучше бы не спрашивала.
  - У нас есть спутник, зовем мы его Апал. В его свете мужчины против воли обретают форму Призрачной Тени. При его отсутствии призрачную форму сарфириец может принять по своему желанию. В общем, это то еще зрелище. Но ты быстро привыкнешь...
  - Тем более что для меня это сейчас не проблема, - не удержалась я от колкости, невольно потерев глаза.
  - Ну... Ты же сможешь... Ознакомиться с ними тактильно. Пльпаторно, - пыталась она подобрать умный синоним слову "пощупать". - В общем, ты поняла. Единственное, ты не прикоснешься к занятому мужчине, когда тот находится в Призрачной форме.
   - Занятому?
  - Сету.
  - Это что за зверь? - не поняла я.
  - Сет означает "ее" на межгалактическом. Осетта "его".
  - Муж, жена. Понятно.
  - Тут как раз таки все сложно. Чародейка считается хрупким созданием, но сильным магом. Мужчины сильней и быстрей физически, но слабее на энергетическом уровне. Сильная волей и даром женщина может иметь от одного до трех Теней.
   - Зачем так много?
  - Не знаю. Лично я даже одним обзаводиться не планирую. А тут три! Мужчина, образовавший связь с чародейкой, становится одержим ей, и очень сильно зависит от ее энергии. Она доставляет им некое чувство блаженства, что ли... Это у них спрашивать надо. В этой сфере я не сильна. А потому, как только выйдешь отсюда держи их на расстоянии. Ради этого чувства они стремятся образовать связь с наиболее подходящими по энергетике чародейками, и плевать они хотели на наличие у нее других сетов. Они очень хитрые, - тут она фыркнула, из чего я сделала вывод, что Кассиль однажды чуть не попалась по глупости. - Сейчас ты слаба из-за зрения. А свободным мужчинам твое физическое состояние не столь важно. - Девушка снова сделала паузу, после которой продолжила: - Слабую волей чародейку Тень может связать с собой силой.
   - ???
  Видимо на моем лице отразилось слишком много недоумения. Это, что? Меня тут зажать за углом могут и окольцевать? Или как там?
  - Не пугайся. Настолько глупых Теней еще свет не видел, и насилия у нас нет... Ради долгосрочного удовольствия Тень не опустится до такого, иначе чародейка выгорит. И он вместе с ней. Физически никто не принудит тебя ни к чему, но морально могут надавить и подчинить. Воля чародеек в девяносто процентах случаев выше. Сама убедишься, как на Сарфиру попадешь. Чего только одна наша бабушка стоит.
  - Что-то я уже боюсь нашей бабушки.
  - Ты и раньше ее опасалась. А уж я - тем более.
   - А ты почему?
  - Ну... Мне сто четыре года, думаешь, я до сих пор благочестивая девица? Обычные половые отношения без обязательств никто не отменял. Только я... По практиковала их чуть раньше, чем положено. Но чтоб я еще раз... Да никогда! - В ее тоне было столько много возмущения, что я прониклась.
  - Эм... А сколько мы живем? - изумилась я.
  Похоже, уже вживаюсь в новую предысторию.
  - Около тысячелетия, по нашему временному ходу.
  - А сколько если по Земному? - икнула я.
  - Свыше полутара.
  - Капец!
  - Тебе двести четыре.
  - То есть, я старше тебя на каких-то сто Сарфирийских лет? - в моем голосе проскочила ирония. - А я уже мечтала о старости.
  - Гелеонских. Это еще не много, - усмехнулась Кассиль.
  - Как я догадываюсь, тот твой практический опыт чуть не закончился для тебя привязкой к Тени? - искренне начала переживать я.
  Кассиль мне нравится, определенно что-то в ней есть. Она вздохнула и не сразу ответила, что заставило меня нахмуриться.
  - Слушай. А может, я никуда отсюда выходить не буду? Что-то не прельщает меня статус чародейки. Я еще больше теперь хочу назад, к бабуле Люси.
  Кассиль снова вздохнула.
   - Я просто хочу, чтобы ты сразу была в курсе. И неожиданностей в дальнейшем не было, - опечалилась она искренне.
  - Ладно. Познакомлюсь я с твоей командой, но радушного расположения не ждите.
  - Никто и не ждет, - внезапно улыбнулась она. - Чаще чародейки ведут себя как королевы. В меру надменны, держат мужчин на расстоянии, но тоже не особо далеко, иначе жить не интересно. Только представь, - я хмыкнула, а она продолжила восторгаться. - Они пушат вокруг тебя хвосты (это я условно), топорщат грудь, порой даже устраивают между собой поединки за право быть рядом с тобой.
   В голове вырисовались сразу тенеобразные создания очень схожие с моим представлением петухов. Уж так 'родственница' мне их подала.
  - То есть, если я хочу общаться, гипотетически, С Карлосом, Грегори этого не допустит?
  - В основном, да, - хихикнула Кассиль. - Ты сама потом посмотришь.
  - Ну, уж нет! Увольте. Что б я еще и му... сетом обзавелась... Я только о вашем существовании знаю пару дней.
  - Вообще то... Мы Землю покинули два месяца назад.
   - Что?! - возмутилась я шокировано.
  - Ты была в анабиозной диагностической капсуле. Мы осмотрели тебя, подлечили незначительные отклонения, но голову трогать не рискнули, чтобы не сделать хуже.
  - И на том спасибо! А сразу сказать было нельзя? Я терпеть всего этого не могу.
  - Мы с командой решили, что сначала введем тебя в сложившуюся ситуацию, а потом скажем об обследовании.
  - Имейте ввиду, доверия к вам, после утайки не маловажной для меня новости, у меня изрядно поубавилось. На земле все руки поискололи, тысячу раз облучали... И тут еще.
  - На счет облучения больше не волнуйся. Мы его нейтрализовали. Доза кумуляции в самом деле была велика, но для нашей расы не смертельна.
  Больше общаться я не видела смысла. Слишком много информации, в голове все не укладывается. Главное, что я усвоила, это всевозможное исключение мужского общества. Я же не хочу обзавестись 'энергетическим вампиром' с которым буду вынуждена провести длинный остаток своей жизни? Или двумя... Не дай бог, тремя!
  Я отставила поднос в сторону, Кассиль его тут же перехватила.
  - Спасибо, вкусно. Ничего больше не говори. Мне еще надо будет усвоить сегодня отчетную документацию научно-исследовательского центра.
  - Эль, - позвала девушка меня тихо. - Ты точно готова это услышать? Если хочешь, можем немного подождать, когда ты совсем адаптируешься на корабле и обдумаешь все, что я тебе рассказала.
  - Готова я. - Обреченный вздох сорвался сам собой. - Сейчас или никогда. Пора заканчивать со всеми секретами. Я хочу знать.
  - Тогда пойдем, - поднялась она с места, но я перехватила ее, прежде чем она обернулась ко мне.
  - Последний вопрос.
  - Да?
  - Если у вас такие тяжелые взаимоотношения с мужчинами, какого... черта вы так одеваетесь?
  - Все чародейки хороши собой, и мы не скрываем своей красоты, после совершеннолетия, конечно. А в отношениях с Тенями есть свои приятные плюсы. К тому же мы устойчивы к перепадам температуры, не мерзнем, не загораем. Кстати, на твои щечки уже вернулся румянец. Ты была такая бледная, что аж смотреть было страшно.
  Кассиль подошла к столику, и достала с нижней полки сверток.
  - Это тоже твое. Не волнуйся, наряд менее откровенен.
  - Давай, - забрала я его и распаковала.
  Ну, что вам сказать. В ее понимании 'менее откровенен', это узкий топ свободные штаны, из невесомой ткани, которые, грубо говоря, висят на бедрах, и на удивление плотная мантия, что легко застегивалась на кованые ажурные крючки, которые тоже играли декоративную функцию. В качестве обуви были мягкие балетки, больше схожие с пуантами. Комфортно, ничего не жмет, и непрозрачно... вроде бы.
  - Цвет-то какой?
  - Белый и синий. Наш родовой.
  - А я не сливаюсь в одно пятно в моем нынешнем состоянии?
  - Хочешь понравиться команде? - в голосе девушки проскочили озорные нотки.
  - Боже, упаси! Веди.
  
  Глава 4
  Идя под руку с Кассиль по длинным коридорам, я старалась сосредоточиться на окружающем меня пространстве, чтобы хоть как-то освоиться. Пусть и незначительно, но лучше так, чем вообще никак. В коридорах гул двигателей был чуть более сильным, но обычный человек его навряд ли бы услышал. Пол гладкий, ровный, но не мягкий. Подозреваю, что изготовлен он из особого сплава металлов, которому придали идеальную форму. Не скользко, подошва мягкой обуви надежно и почти беззвучно с ним соприкасается, от чего можно было расслабиться и продолжить пусть с большей уверенностью. Здесь уже появились новые ароматы, в основном горячих блюд. Видимо где-то неподалеку кухня или столовая.
  - Стены любой каюты называются переборками, - поясняла по пути мне девушка. - На данный момент тебе подготавливают другую каюту, без изолирующей отделки. Она, кстати, называется базиликтом.
  - Зачем она вообще нужна?
  - На случай, если вдруг твоя магия выйдет из под контроля, базиликт ее поглотит, и предотвратит неизбежную катастрофу.
  - Я думала это резина, - буркнула я себе под нос.
  - Наш корабль имеет плоскую овальную форму, - продолжила чародейка. - И большую его часть составляет приборно-агрегатный отсек. Он оборудован системами жизнеобеспечения, энергоснабжения, главным блоком питания приборной панели, и прочими отделами, за исправностью которых следят бортовые инженеры и механики. Двигательный отсек находится в концевой части корабля и внизу, на нижней палубе. О ней мы с тобой потом поговорим. Треть средней палубы, на которой мы сейчас находимся, занимает столовая и медицинский кабинет, остальные две третьи - каюты. На верхней палубе находится Командный Центр управления кораблем. Он так же называется штурманской рубкой. В данный момент мы направляемся туда. Команда наверняка уже вся в сборе.
  Сначала мы свернули на какой-то развилке, и уперлись в невысокую лестницу. Поднимаясь наверх, по металлическим ступенькам, я случайно уловила чье-то недовольное шипение. Афишировать передо мной затевающийся скандал явно не планировали, а потому разбирательства шли в пол тона.
  - Там что, затевается драка? - спросила я с недоумением, опасливо замедляя шаг.
  - Не обращай внимания, - отмахнулась новая знакомая, крепче сжав мое предплечье. - Один из навигаторов с капитаном в контрах уже много лет. Если бы не наша поисково-спасательная операция, вместе они бы никогда работать не стали.
  - Ясно. Воздержусь пока от любопытства.
  - Вот и ладненько. Мы пришли! - Громко оповестила Кассиль собравшихся, прерывая ропот присутствующей команды и обращая внимание на нас.
  Хоть я и не вижу ничего, но чувствую напряженные взгляды многих пар глаз. В таком положении очень уместно сравнение с 'мухой под прицелом'. Пытаясь оценить собравшихся по малейшим признакам присутствия, меня накрыл страх. Я не слышу никого, только одну девушку, что взволнованно подалась немного вперед.
  - Аккуратно. Тут пандус справа и спереди лестница на площадку. Она немного возвышенна. Как пойдем?
  - По лестнице.
  Поднялись же мы по ней на верхний ярус? Даст Бог, не споткнусь под гнетом полной, давящей, тишины.
  - Садись в капитанское кресло. Оно наиболее комфортное, и находится по центру.
  - Я же не хрустальная ваза... - попыталась, было, я возмутиться.
  - Леди Эливэйн, - раздался мягкий мужской голос, привлекая мое внимание. - Приветствуем вас. Вам будет предоставлена очень содержательная и не простая информация. В случае если вам станет плохо, с капитанского кресла вы не упадете. Кто знает, как сейчас отреагирует ваше сознание на некоторые... шокирующие детали. Мы постараемся довести до вас часть записей земной отчетной документации, максимально сокращая негативные детали. Я Мистиф Ноган, медик, на данный момент - бортовой. На Сарфире - ваш семейный врач.
  - Хорошо, - кивнула я в пространство, размещаясь в большом кресле с твердыми подлокотниками и ортопедической спинкой, и шепотом уточнила у Кассиль: - Он тоже Тень?
  - Мужчины все Тени, без исключения.
  - Какой кошмар!
  Тем временем, Кассиль начала мне представлять всех по очереди, начиная с малозначимых товарищей, которых надо было отпустить на свои рабочие места пораньше, и заканчивая более важными лицами. Бортинженеров и инженеров-механиков оказалось по трое, и работают они по сменам, с медиком мы уже познакомились, пилоты Вандет и Тейлон тоже работают по сменам, но в случае чрезвычайных ситуаций управляют кораблем вместе. Кстати - Вандет - чародейка-огневичка, и является осеттой Тейлона. Очень интересно! Надо будет с ней подружиться.
  - Навигаторов тоже двое. Найтен Полз, - после этого первый из них приветливо отозвался, вызвав мою улыбку, но вот второй... - Адалис Гент.
  - Здравствуй, Эливэйн, - произнес он мурлыкающим тембром.
  А вот и первый кандидат на удаленное общение. Я правильно понимаю?
  - Мы разве были знакомы? - спросила я, отмечая, что все мужчины обратились ко мне на "леди", а этот мужчина уж как-то прямолинейно поздоровался.
  - Тут большинство членов команды с тобой знакомо, - внезапно вмешалась сестра. - И капитан команды тоже. Дантон Стронг.
  - Приветствую, Леди Эливэйн...
  Вот это голос! Все мое естество пережило волну приятных мурашек. Что же у них за искушения такие ходячие? На Земле подобные интонации и голосовые окраски мне встречать не приходилось. Там от прикосновений юриста Шелдона даже трепета никого не было, а тут... от одних лишь учтивых обращений, я почти в экстазе. Или это уже моральное давление, о котором меня предупреждала Кассиль? Хотя нет, это скорее психологическое тонко уровневое воздействие. Боже! О чем я думаю? Невольно прислушиваясь к последним двум из представленных, я заметила, что их дыхание немного учащено. Сразу видно, что оба только что пережили эмоциональную встряску. Выходит, капитан Дантон находится в сложных негативных отношениях с Адалисом.
  Досада! Похоже, здесь уровень слышимости для меня ниже. И если бы навигатор и капитан не ругались за мгновенье до моего прихода, я бы и их тоже не услышала. Похоже, Тени обладают вполне характерной для них особенностью, и потому я не заметила, как на Земле ко мне подкрались, бесшумно, со спины. Интересно, кстати, кто бы это мог быть?
  - Леди Эливэйн, - снова обратился ко мне капитан, от чего я слегка вздрогнула. - Мы знаем, что вы потеряли память. Прошу поверить нам: у сарфирийцев нет оснований обманывать вас. Готовы ли вы ознакомиться с основными отчетами, отмеченными в Земном журнале?
  - Готова, - уверенно кивнула я, а мысленно просила 'Ну, скажи еще хоть слово'.
  - Кассиль, ты единственная, кто успела освоить земной язык. Читать снова тебе.
  Девушка вздохнула, напоследок провела рукой по моему плечу, мол, крепись. Она прошла куда-то вперед, а я вся превратилась в слух. Плохо, что перед глазами лишь Тьма, черная, беспросветная, бесчувственная. Осталось фантазии разыграться и...
  - 'Двадцать третье декабря две тысячи пятьдесят восьмого года. Приказом, утвержденным Министром Обороны Соединенных Штатов, был открыт огонь из ракетных установок, установленных в Штате Колумбия по неопознанному летающему объекту, предположительно вражескому космическому агрегату, разведывательного назначения. Объект был сбит, и совершил падение на побережье Тихого океана...'
  'Двадцать четвертое декабря. Космический агрегат оказался инопланетным пилотируемым кораблем, на борту которого были обнаружены и захвачены три выживших Инопланетных Существа (ИС) гуманоидного вида, пребывающих в бессознательном состоянии. Одиннадцать погибших ИС транспортированы в Научно Исследовательский Центр Вашингтона для изучения в подземном био-технологическом блоке 'Легион'. Далее дело вести под грифом "Совершенно секретно!". Произошедшую аварию выдать за нападение русского военно-тронспортного космического корабля 'Союз' особой модификации. Инопланетный корабль эвакуировать, к аварийному датчику прикрепить электромагнитную установку'.
  - Из-за предпринятой землянами меры, мы не смогли найти вас сразу. Координаты были сбиты, и мы производили поиски в другом сегменте галактики. Но ничего не нашли, - произнес капитан Дантон твердым тоном.
  - 'Двадцать седьмое декабря, - снова принялась зачитывать материалы Кассиль. - Три Инопланетных Существа помещены в изоляционные блоки из высокопрочного бронированного стекла, где и пришли в себя. При доскональном осмотре погибших ИС, и последующем вскрытии, отмечено идеальное внешнее сходство с человеческой земной расой. Высокий рост, массивное телосложение мужских и женских особей, по отношению к человеку. Первичные и вторичные половые признаки - идентичны, строение внутренних органов - совпадение девяносто процентов. Преобладает астенический тип телосложения у женских особей, гиперстенический тип у мужских. Строение наружного и внутреннего уха - соответствие шестьдесят процентов. Расположение завитков ушной раковины и анатомия евстахиевой трубы разительно отличаются от земных стандартов... Строение мышечного каркаса - совпадение восемьдесят процентов...'
  Еще бы я понимала в этом хоть что-то! То, что уши красивей, тело сильней - это я уловила. Может, потому и со слухом у меня проблем никогда не было, а нагрузки давались без особого труда.
  - 'Из выживших ИС: Мужских особей - две, женских - одна. При попытке войти в речевой контакт, ответ получили не сразу. Исследуемые объекты пришли в растерянность и психическую нестабильность. Мужские особи попытались освободиться, мистическим образом повредив бронированное покрытие до глубоких трещин. Был пущен ток по металлической сетке, вмонтированной в пол, после чего мужчины потеряли сознание. Последующая реакция женской особи повергла сотрудников в ужас. В изоляторе поднялся шторм, и повышенное электроизлучение, которое полностью уничтожило место содержания объекта. Система тревоги сработала мгновенно, и высокая доза седативного средства была введена ИС сотрудником посредством дротика. Принято решение создать новые изоляционные блоки с электропоглощением. Цитата: "Это было похоже на молнии, гром, и грядущую снежную бурю! Ресницы и брови покрылись инеем сразу, как только стекло лопнуло. Случился стремительный упад температуры помещения. Хотелось бы верить, что это легендарное волшебство! Если это так, то исследуемые объекты смогут дать нам великий прорыв в военной индустрии!" Профессор Майкл Джонсон".
  Пока Кассиль озвучивала начало записей, я думала, что мне просто читают какую-то научную фантастику, но как только прозвучало знакомое имя профессора, я напряглась.
  - 'Тридцать первое декабря, - пропустила чародейка пару отчетов. - Первый объект скончался. При попытке профессоров сделать мужской особи томографию головного мозга в состоянии бодрствования, но под действием нейролептических седативных препаратов, ИС перешло в форму "Х", как обозначили мы ее в последующем. Это потрясающее открытие! Камеры наблюдения зафиксировали превращение гуманоидного объекта в громоздкий скелет объятый зеленым пламенем! Впоследствии, погиб весь персонал, что находился с ним одном помещении. Каким образом и что произошло, камере уловить не удалось, движения объекта были невероятно стремительными. Сотрудник, находившийся с наружи - пустил ток. В этот раз мощности было слишком много, и объект скончался сразу, как только вернулся в первоначальную форму. Реанимационные мероприятия проводить не решился никто! Цитата: 'Вряд ли те, кто будут читать наши протоколы, поверят в то, что нам удалось улицезреть сейчас! Видео с камер отправить на экспертизу'. Научный сотрудник Патрик Питерсон.
  Второй объект полностью изолирован в новом блоке, все попытки обрести свободу пресекаются подачей электричества. 'Похоже, мы нашли их слабое место'. Доктор Майк Джонсон'.
  О-о-о! Я сейчас искренне жалею, что он уже скончался! Его бы смерть не была столь легкой!
  - 'Третий объект находится в медикаментозном сне, во избежание активации сверх способностей. Любой контакт приводит к пробуждению ИС.'
  'Пятнадцатое января две тысячи пятьдесят девятого года. Удалось провести томографию головного мозга и электроэнцефалографию второму объекту. Источник сверх способностей найти не удалось.
  Результаты обследования: пониженная оксигенация крови, в результате наличия неизвестной ранее формулы гемоглобина. Требуется больший процент насыщения воздуха кислородом, для оптимального жизнеобеспечения организма. Цвет артериальной крови соответствует венозной человеческой (от насыщенно вишневого до синего)'.
  Теперь понятно, почему перекись шипела сильнее, чем у бабушки Люси. Хм... Бабушки ли?
  - 'Пятнадцатое сентября. Второй объект скончался. Выяснить источник преобразования сверх способностей не удалось. Приступаем и изучению третьего объекта'.
  'Восемнадцатое сентября. Объект пришел в сознание и вошел в речевой контакт! Выявлена новая сверх способность! Женская особь приходила в себя тяжело, сотрудники пытались привлечь ее внимание. Посмотрев в глаза врачу Анне Паркер, и повторив за ней несколько слов, женская особь заговорила на чистом английском языке, без акцента!'
  А вот это уже интересно. Выходит, пока мы, с Люси Бастьен, говорили с Кассиль на земном, она его мистическим образом освоила?
  'При попытке допроса, зафиксированный на металлическом стуле объект поведал нам крайне скудную информацию о себе и своем мире (запись прилагается в печатном и аудио вариантах). Мирный подход был проигнорирован, пытки не произвели должного эффекта, но привели к повышенной активности сверх способности. Проводники удаленного элеткроэнцефалографа выдали повышение общемозговой электрической активности, и сгорели, не проанализировав сигналы до конца.
  Для предотвращения новых жертв был произведен удар электричеством. Искусственный ток произвел ожидаемый эффект, в то время как собственный электрический разряд не принес объекту никакого вреда'.
  - Я...не верю... - произнесла я как-то не очень уверенно. - Это не может быть правдой. Разве человек после такого выживает и остается нормальным?
  - Эль, - вздохнула Кассиль. - Человек бы погиб сразу, но ты чародейка... Я не стала зачитывать все детали наблюдений. Наш вид регенерирует любые повреждения значительно быстрее, чем земной. Шансов пережить все это у нас значительно больше. Ты готова дослушать до конца и... прослушать запись?
  - Раз начала... Да, доведем до конца, - кивнула я.
  - Я пропущу до решающего момента... 'Четвертое Августа две тысячи шестьдесят первого года. Цитата: "За все прошедшее время собрать достаточное количество сведений не удается из-за сопротивления объекта и его стойкости. Приходится делать большие паузы, следить за состоянием ИС для того, чтобы сберечь его жизнь и не потерять единственный путь к совершенству и первенству в мире. После вынесения вопроса на Большой консилиумный разбор, было решено провести еще один допрос под напряжением'.
  - "Восьмое августа. Объект выказал очередное сопротивление и пустил в ход 'магию'. В результате научный сотрудник Эмма Джонсон погибла. Очередной удар током через проводники, подведенные к голове напрямую, лишил объект сознания. Произошел неожиданный побочный эффект. Женская особь поседела, но жизнедеятельность не прервалась".
  Я замерла в ступоре, а окружающие Тени отчетливо заскрипели зубами. Голос Кассиль задрожал. Кто-то сел, кто-то вышел. Но я слушала дальше.
  - 'Одиннадцатое августа. Третий объект пришел в себя, с полным отсутствием зрения и памяти. Поступило распоряжение обучить ИС земной жизни и разработать легенду. Прирученный объект даст ученым больше возможностей для обследования. В спешном порядке была нанята актриса Люси Бастьен, и представлена объекту как единственная родственница'.
  Зашуршали листы, моя сестра пролистала дальше.
  'Восьмое апреля две тысячи шестьдесят второго года. Объект развивается стабильно. Антропометрические показатели не меняются... Результаты поиска источника очередной раз не увенчались успехом. Приходит вывод, что сверх способность заложена в генетическом коде. Молекулу ДНК составляют две незнакомые Аминокислоты...'.
  'Двадцать пятое июля две тысячи шестьдесят третьего года. Объект отпустили на отдых по требованию под официальным присмотром актрисы Люси Бастьен'.
  'Двадцать девятое июля. Консилиумом было принято решение о рассмотрении возможности произвести первое опытное потомство от ИС...'.
  - Что?!!! - подскочила я на месте.
  - Эливэйн, спокойно! Все обошлось! Я проверял, - подбежал ко мне Мистиф Ноган, пытаясь усадить на место.
  Но мне было уже все равно, пространство вокруг заискрилось от напряжения.
  - Включи запись! - велела я сестре.
  Сомнений почти не осталось...
  Видимо, Кассиль сначала обернулась к капитану, потому, что тот бросил бесцветным тоном 'Включай' откуда-то из другого угла, не там, где я его слышала в начале.
  Пару мгновений спустя в рубке зазвучал голос доктора Джонсона, и мой (несомненно, мой!!!) ответ послал его к какой-то Кхагартовой бездне, и проклял всю его родню до сто пятого колена!
  Я взорвалась жутким яростным криком, капитанский мостик заполнил зверский холод, я вспомнила всю ту боль, что перенесла, все те дни, что провела, словно в бреду, но... Не вспомнила ничего о своей прошлой жизни. Это, действительно, правда! Электрические стулья, полы, постоянные провалы в сон и все эти обследования на протяжении шести с лишним лет! Боль! Они... хотели распорядиться моей судьбой! Оплодотворить без моего ведома, и отнять дитя! Чудовища...
  Вокруг поднялся ледяной хаос, он грозил разнести корабль по частям. Что-то падало, шуршало, разбивалось. Мое сознание тонуло в бездне пережитых мучений, и ужасе от, чудом не состоявшейся, судьбы.
  Внезапно, две пары надежных рук обхватили меня в теплые объятия и крепко сжали. Кассиль? И... кто? Запахло грозой и... Тьмой. Не той, что стояла у меня перед глазами, а другой, могучей и обволакивающей, источающей свой специфический аромат.
  - Элли, милая, - позвала меня сестра. - Уймись, прошу!
  Я заплакала, потерялась во времени и пространстве. Меня подняли на руки и отнесли вместе с бушующей вокруг меня стихией в комнату, с базиликтовой обивкой. Все стихло в тот же миг. Я успокоилась уже лежа в кровати, а рядом была только Кассиль. По крайней мере, мне так казалось. Я не думала ни о чем, просто позволила вечной темноте убаюкать меня, и на время забыть о том, что успела пережить...
  Боги, я хочу домой. Но... где мой дом?
  
  Глава 5
  - Оказывается, я убила его жену, а он, вместо того, чтобы ее оплакивать, продолжал исследования, заставлял меня тренироваться и не выдал и грамма каких-то эмоций. Разве так можно?
  - Это люди, - вздохнула Кассиль, что уже битый час слушала мои душевные излияния.
  Мне необходимо выговориться, и кто как не сестра выслушает и поддержит? Моя младшая сестренка. Сейчас в моей голове все улеглось по полочкам, и тот факт, что Эмма Джонсон погибла от моей магии, шокировал меня.
  - У нас все иначе. Мужчины и женщины в паре становятся неразделимы. Смерть сета чародейки переносят очень болезненно. Но... при гибели самой чародейки, за грань уходят и ее Тени.
  - 'Жили они долго и счастливо, и умерли в один день', - произнесла я с иронией.
  - Именно так, - мягко ответила Кассиль. - По нашим сказаниям, они провожают ее до Священных Врат, чтобы она могла переродится вновь.
  - Очень хочется верить, что ими руководит чувство, всем известное как 'любовь'. Тени на нее способны?
  - Очень даже. - В голосе Кассиль проскочила улыбка. - По крайней мере, у наших с тобой родителей идет все, как надо.
  - Ты говорила, у нас есть бабушка. А про маму еще ни слова.
  - Я просто не успела. На тебя итак, поначалу, свалилось море информации.
  - Расскажи, какие они?
  Я подтянулась на новой, просторной постели, в другой, оборудованной всем необходимым, каюте, и прислонилась спиной к переборке. Когда она произнесла первое заветное для каждого слово, меня охватила легкая дрожь.
  - Мама у нас красивая златокудрая чародейка, но хрупкая и слабохарактерная женщина, одна из тех, кого сеты подчинили своей воле. Она слишком долго выбирала между двумя мужчинами, и в итоге, они овладели ею оба.
  - Это, что... У нас с тобой два папы?! - В моем голосе звучало искреннее изумление.
  - Ага! - хихикнула сестренка. - И самое что интересное, они неплохо ладят друг с другом с самого начала. По обоюдной договоренности, они всегда держат маму в поле зрения и берегут ее от всех желающих занять третье место подле нее. А как они ее называют? "Моя сладкая, ты же такая слабенькая, посидишь в сторонке, пока я этому настырному идиоту руки отрываю?" - Пока она произносила последнее предложение, интонация ее наиграно повышалась.
  - А она? - позволила я себе усмехнуться.
  - 'Конечно, мой герой!' После этого, второй папа тоже доказывает, что герой из него хуже! И затем, они дружно оттесняют ее к спальне. Ты не поверишь, я так рада была переехать в свой личный дом, когда достигла совершеннолетия! Слушать их постоянно невыносимо. Конечно, бабуля переплюнула весь наш род, с одним-то сетом, но... слава Богам, живет она тоже отдельно.
  Я покачала головой, не спуская улыбки с лица, но все равно, представить пока не могу, что подобные связи бывают.
  - Бабушку зовут Мирлинда, деда Шонар, маму Ливана, одного папу - Эйден, на которого ты похожа больше, второго - Кейдеон, на него больше похожа я.
  - По крайней мере, не запутаемся. Имена начинаются на одни и те же буквы, что и у нас.
  - Нет-нет! - возразила весьма серьезно сестричка. - Кого-то одного воспринимать нельзя. Они оба наши равноправные отцы.
  - Хорошо, я запомню.
  - А лучше бы, вспомнила... - тяжело вздохнула Кассиль, но тут же приободрилась: - Ибо родственников у нас столько, что всех перечислять мне лень!
  - Ужас. Я надеюсь, перед ними реверансы воспроизводить не придется? - обреченно уточнила я.
  - А это что такое?
  - Учтивые поклоны.
  - Не-е-т, что ты...
  - Есть! - возрадовалась я.
  - Только перед бабушкой и мамой.
  Плечи мои тут же опустились. Я за свободу слова, демократию, и все такое прочее. А тут...
  - И только один раз. После долгого отсутствия тебя будут встречать, как блудную дочь.
  - Это, каким образом?
  - С распростертыми объятиями, но и с повинной речью с твоей стороны. Я научу. В случае прощения тебя затискает вся семья.
  - А в противоположном? - Я настороженно замерла.
  - Отругают и все равно затискают. Думаю, тебе стоит настроиться на такой вариант. Ведь ты улетела внезапно, оставив... нас всех. Для тебя космос и звезды были страстью. Всегда. А что уж говорить о новой галактике с пригодной для жизни планетой. Новые связи, сотрудничества, экскурсии, торговля... Ты грезила всем этим.
  - Что-то теперь не очень все это впечатляет. Может, потому, что я не вижу звездного света?
  - Не знаю. В любом случае, ты поступила неразумно. Сбежала, в то время как тебе было велено сидеть дома. Межгалактические отношения поддерживать сложно. А ваша группа была ведущей в этом вопросе.
  - А не сильно ли вы меня опекали? Должна же быть причина, почему я так резко сорвалась с места, помимо любви к путешествиям и открытиям.
  - Ну, если только совсем чуть-чуть, - хмыкнула Кассиль. - Ты всегда была жутко самостоятельной, контроль за тобой был необходим. Надеюсь, пережитый опыт тебя хоть чему-то научил.
  - И я надеюсь. Не ходи по моим стопам, ладно?
  - Не обещаю, но постараюсь. Упертость, любопытство и повышенная самодеятельность, это у нас семейное.
  Я откинула голову на стену, и снова немного улыбнулась.
  'Я не одна!' - счастливо билась в моей голове одна и та же мысль.
  - Сегодня мы будем обедать в столовой в установленное порядком время. Я ознакомлю тебя с работой пищеблока. Твоя задача, выучить расположение необходимых кнопок на аппарате. Я буду помогать тебе первое время, но, как я успела заметить, казаться беспомощной ты не собираешься.
  - Не собираюсь. Еще не хватало выглядеть в глазах Теней немощной. Тем более, может, мне показалось, что Адалис жаждет со мной пообщаться? Слишком уж он прямолинейный ход сделал при знакомстве.
  - Ты верно заметила, твоя энергетика ему очень подходит. У него аж глаза засияли, когда ты вошла!
  - Не отходи от меня, хорошо? Я не хочу обзавестись сетом раньше времени. Мне нужно адаптироваться.
  - Договорились, - улыбнулась Кассиль, и ободряюще коснулась моей ладони. - А сейчас, как ты смотришь на то, чтобы пообщаться с бортовым медиком Мистифом Ноганом, в присутствии капитана? У них обоих есть предположение, как можно решить твою проблему со зрением. Выслушаешь их?
  Я, кажется, застыла в ступоре, и прежде чем дать однозначный ответ, уточнила:
  - Есть шанс вернуть мне способность... видеть?
  На миг мне показалось, что тьма, стоящая перед глазами, дала слабину и пропустила лучик света, который зажгла для меня "надежда"! Жизнь вдруг обрела яркий смысл, от чего я едва смогла усидеть на месте.
  - Достоверно неизвестно, но что-то в их головы пришло.
  - Да, я пообщаюсь с ними! Ты будешь рядом? - Мой голос содрогался от переполнившего меня волнения.
  - Это не столь необходимо, капитан умеет хорошо контролировать любую ситуацию. Но сегодня: да, я буду рядом.
  Боже! Если они скажут, что есть реальный шанс прозреть, я зацелую их до смерти! Яркие краски, солнечный и звездный свет, миллионы пейзажей и объектов для созерцания! Я так плохо помню все это, образы носят лишь предположительный характер, черно-белый цвет... Да, и помню ли вообще? Возможно, все представления о мире лишь игра моего воображения. Из небольшого количества виденных мной снов, только один был цветным и запоминающимся.
  Кассиль поднялась, сделала пару шагов и нажала какую-то кнопку у двери на панели, как она мне пояснила еще в прошлый раз.
  - Капитан Дантон, Эливэйн готова к беседе. Вы посетите нас?
  - Да, конечно. Подойдем в ближайшее время.
  После этого связь прервалась, а приятный тембр утих.
  - Это издевательство! - произнесла я досадливо.
  - Что именно? - обошла меня сестра, и открыла встроенный в переборку шкаф.
  - Не голос, а сплошное искушение! И как вот таким противостоять?
  Кассиль засмеялась и помогла мне встать, чтобы переодеться. Наряд был схож со вчерашним, только на этот раз мантию мы пока надевать не стали. Мои руки и плечи остались открытыми, грудь надежно охватывал и прикрывал топ, округлые бедра снова прятали от посторонних глаз свободные брючки с широким матерчатым поясом.
  - Я нормально выгляжу? Не вызывающе? Синяков под глазами нет? Я же прорыдала всю ночь! У меня, поди, все лицо отекло.
  - Успокойся, дыши глубже, - усадила она меня на стул. - Все с тобой хорошо. Сейчас расчешем, заплетем тебя, наденем пару аксессуаров, и будешь конфеткой.
  - Только не надо делать из меня сороку.
  - Это кто?
  - Двуцветная птица, которая тащит в гнездо все блестяшки без исключения.
  - Не буду. Расслабься.
  Пока сестра укладывала мне волосы, что-то в них вплетая, поинтересовалась:
  - Ты так беспокоишься о своем внешнем образе, не понравился ли тебе кто-то из Теней ненароком?
  - Не знаю. Как мне кто-то может понравиться лишь по одному разговору? - Пожала я плечами. - Просто на Земле я не испытывала даже маломальских чувств к окружающим меня мужчинам. Мной они воспринимались, как говорящие статуи. Ни голоса, ни прикосновения, ни специфический аромат не вызывали во мне никакого отклика. А сейчас, от одной лишь беседы все мое естество содрогается. А аромат... Совсем другой, кружащий голову, - вспомнила я 'запах' чужой Тьмы, и мужчины, который ей обладает.
  Темный дар будто говорил мне, что его обладатель силен и надежен, верный, в меру покорный, и... желанный, для меня. Я бы хотела снова ощутить эту Тьму вокруг себя, как вчера. Утонуть в ней, раствориться, и узнать поближе ее хозяина. Но, как же неловко обращаться с подобной просьбой к сестре. Начнутся расспросы, возможно, безобидные подтрунивания. Не хочу показывать ей, что так быстро я готова сдаться! Я должна быть примером.
  И что же делать? Попробовать найти его самой? Для этого мне придется обнять, как минимум половину команды! Хотя... Можно сузить круг до четырех: Доктор Ноган, Адалис, капитан Дантон, и второй навигатор Найтен Полз. Все они присутствовали на тот момент в Командном пункте.
  Правда, теперь придется подпустить их к себе ближе, хотя еще мгновение назад, я убеждала себя в обратном, и намеревалась держаться от сарфирийских мужчин в стороне. Это неимоверно тяжело, как оказалось.
  Еще одной трудностью для меня является их способность перемещаться бесшумно. Когда-нибудь настанет момент и Кассиль не будет рядом, а я на ощупь пойду в столовую, и тут за моей спиной раздастся чей-то бас, загоняющий мою душу в пятки. Я так второй раз поседею. Надо поднять этот вопрос сегодня же.
  - Кассиль, - позвала я сестру неуверенно.
  - Да?
  Она как раз надевала на меня длинные бусы-роуп, унизанные редкими разнокалиберными камнями, на ощупь, не гранеными, но с полированными краями.
  - Мужчины Сарфиры всегда перемещаются так тихо? Почему я не слышу их шагов? На Земле я могла похвастать отличным слухом, а здесь я едва прослушиваю их дыхание.
  - Не всегда. Просто они старались тебя не беспокоить первое время. Знаешь ли, на Сарфире довольно вспыльчивые женщины. А если чародейка чем-то крайне недовольна, то может не уследить за своим даром, и невольно его активировать. Так как мы находимся на корабле, с ограниченным пространством, да еще и в космосе, любое проявление силы может выйти всем нам боком. Так, что даже здесь у нас есть преимущество. Доводить тебя до белого колена никто не станет.
  - Это радует. Однако, мне бы было спокойней, если бы я их слышала. Так не будет неожиданностей, и, в данном случае, меньше риск, что я отреагирую на их явление неадекватно.
  - Хорошо, - улыбнулась Кассиль. - Я поговорю с ними.
  - Много ущерба я принесла вчера? Мне кажется, что-то упало и разбилось. - Мне стало неловко, должна была поинтересоваться сразу.
  - Обошлось, - отмахнулась сестра. - Слушай, у тебя раньше уши были проколоты. А сейчас все затянулось. Как ты смотришь на то, чтобы снова это сделать?
  - Эм... Это же больно, да?
  - Несомненно, но ненадолго, - задумчиво отозвалась она.
  - Я... Даже не знаю. Слишком свежо воспоминание о событиях двух годовалой давности, - закусила я губу, и нервно сжала края стула, надежно вмонтированного в пол.
  - Не волнуйся. Это может сделать и бортовой медик, и я, в крайнем случае.
  - Согласна на тебя. Но, могу дать гарантию, от моих воплей будет сотрясаться весь корабль.
  Кассиль лишь весело хмыкнула, и в то же время в дверь раздался стук.
   - Готова? - уточнила она у меня.
  Я кивнула, сожалея, что чернота перед глазами не может хоть на секундочку раствориться, и дать мне полюбоваться Тенями. Боже! До чего любопытно, как они выглядят: в жизни, работе, и поединках, о которых говорила Кассиль.
  - Войдите, открыто.
  Дверь уже привычно вжикнула, отъезжая в сторону и пропуская двух мужчин. На этот раз я слышала их тяжелые шаги, равномерное глубокое дыхание, и вежливое покашливание бортового медика, который, видимо, и будет доводить до меня суть разговора.
  - Доброе утро, леди. Как ваше самочувствие? - обратился ко мне Мистиф Ноган, с приятным акцентом в голосе.
  - Спасибо! Благодаря Кассиль - прекрасное!
  - Замечательно! - искренне поддержал меня мужчина. - У меня есть предложение. Не поймите меня не правильно, но я предлагаю провести беседу в медицинском кабинете, где смогу, с вашего дозволения, сразу оценить ваше состояние, и ознакомить с некоторым оборудованием, которым вынуждены уметь пользоваться все члены экипажа и пассажиры.
  Я немного напряглась. Боязнь и ненависть к медицинскому оборудованию во мне закрепились, наверное, на всю жизнь.
  - Леди Эливэйн, - внезапно, взял на себя слово капитан Дантон. - Вам нечего опасаться на нашем корабле. Никто не будет ничего делать без вашего согласия. Максимум, поинтересуются, как ваше самочувствие и снились ли вам цветные сны.
  Ох, если лично он будет спрашивать меня об этом каждый день подобным тоном, я согласна на все!
  - Хорошо, - кивнула я сдержанно.
  Подхватила меня под руку младшая сестрица, и мы покинули каюту вслед за мужчинами.
  - Долго ли нам еще лететь до Сарфиры? - решила вдруг спросить я.
  - Месяца полтора, может, два, - ответил капитан, следуя позади. - Все будет зависеть от возможных препятствий на нашем пути.
  - Препятствий? - вздернула я бровь заинтересованно.
  - Астероидные потоки - довольно частое явление. Мы стараемся избегать встречи с ними, а для этого, приходится делать обходные пути.
  - Но это не так страшно, по сравнению с Черной Дырой, которую нам стоит преодолеть, - добавила Кассиль.
  - Что?! Как это, преодолеть?
  На какое-то время повисла тишина после виноватого "Ой!" моей сестренки. Видимо, меня не хотели беспокоить ожидаемой опасностью.
  - Мы пролетим сквозь нее, - наконец, ответил на вопрос капитан Дантон.
  - Разве это возможно? Ведь нас затянет притяжением и ее внутренние силы расплющат корабль на части, если только мы не сгорим раньше?
  - Так вышло, что данный космический объект стал пространственным коридором, который ведет в один конец. До Земли мы добирались долго, но по пути обнаружили его. Таких коллапсаров во вселенной достаточно много, у нее отсутствует истинная сингулярность, потому нам не составило труда выяснить, что данный объект является телепортом.
  Я заинтересованно слушала, не перебивая капитана, продолжая следовать вперед вместе с Кассиль.
  - Навигаторы вычислили точку выхода. После удачного маневра, мы выскочим в непосредственной близости от нашей галактики.
  - А что, полет может быть еще и неудачным?
  - Были трагические случаи, неоднократно. Приливные силы дыры для нашего межзвездного корабля, с его скоростью, нам не так страшны. Главное четко рассчитать момент между радиоактивными лавовыми выбросами. Если мы преодолеем горизонт событий, то не сможем покинуть гравитационный радиус коллапсара.
  - Иными словами, - пояснила мне Кассиль. - Если мы приблизимся к Черной Дыре достаточно близко, обратного пути не будет. Поэтому, задача навигаторов - рассчитать точное время для совершения маневра, а пилотов - безошибочное его исполнение.
  'Кошмар!'
  - И... Как скоро мы ее достигнем? - мой голос дрогнул.
  Не смотря на это, в данный момент, я радовалась, что не увижу ничего! Это же какая выдержка должна быть, чтобы спокойно смотреть на то, как тебя несет в объятия 'смерти', и хладнокровно контролировать ситуацию?!
  - Уже через неделю, если по пути не встретится других препятствий.
  Блеск! Нет слов, одни эмоции. Буду ли я сидеть, как на иголках? Нет. Не люблю бояться заранее. Вот как достигнем дыры, тогда и будем думать, за чьей спиной прятаться.
  Дорогу до медицинского блока я, в итоге, не запомнила. Когда двойные двери отъехали в сторону, пропуская нас внутрь, привычного и напрягающего меня запаха медикаментов не было. Это позволило мне немного расслабиться.
  - Медицинский кабинет довольно просторный, - начал проводить инструктаж Мистиф Ноган. - Здесь всегда исправно работает вентиляция, и регулярно проводится дезинфекция помещения, в наше отсутствие. Свет включается автоматически, легкий щелчок, что вы сейчас услышите, проинформирует вас об этом.
  И он первым сделал шаг внутрь. С двух сторон раздался синхронный щелчок стартеров.
  - Теперь все помещение освещено достаточно хорошо. Так же, когда вы заходите в блок, автоматически подается питание на 'репарационную капсулу', самое необходимое оборудование на корабле, после пищевого аппарата, разумеется. Предусматривая все непредвиденные случаи, капсулу расположили слева от входа, вдоль переборки.
  Бортовой медик приблизился к нам и вежливо предложил:
  - Позволите провести вас к ней?
  Я отпустила Кассиль и протянула руку вперед. Теплая широкая ладонь аккуратно перехватила мою, гораздо меньшую, и потянула за собой влево.
  - Делаем три шага, протяните вторую руку вперед, и вы упретесь в крышку медицинского оборудования.
  Я последовала указанию и начала знакомиться с капсулой.
  - С ее помощью мы залечиваем раны, абсолютно любые, от простого пореза, до несовместимых с жизнью.
  - Но ведь небольшие порезы легко заживают у нас сами? - поинтересовалась я, отметив, что контейнер большой, и вместит в себя меня вместе с сестрой сразу, даже тесниться почти не придется.
  - В космосе любое ранение может значительно помешать работе персонала. Например, на приборной панели свыше сотни кнопок разного назначения. Порой, для вывода определенной комбинации команд, пилот вынужден пользоваться всеми пальцами. В случае входа корабля в пояс астероидов, происходят сильные встряски, не все успевают занять кресла и пристегнуть ремни, случаются падения и серьезные ушибы. Данная техника помогает справиться и с этой проблемой довольно быстро. Но в случае серьезного ранения, большой кровопотере, или потери жизнедеятельности какого либо органа, регенерация займет довольно продолжительное время. От трех-четырех часов до трех суток, в зависимости от тяжести состояния. Вам, как и всем членам экипажа, необходимо уметь запускать восстановительный процесс. Пострадавшей можете оказаться вы. В случае если помощь оказать вам некому, вы должны будете сами задать капсуле программу на восстановление. Делается это не сложно. Сначала необходимо отсканировать ваше текущее состояние, запомнить, каким является тело в здоровом виде. Эта информация сохраняется в базе данных встроенного в капсулу компьютера. Ваше сканирование мы выполнили сразу после того, как поправили ваше здоровье и инактивировали полученную на Земле дозу облучения. Также, в базе данных уже есть данные всех членов экипажа.
  Мою ладонь аккуратно сместили влево.
  - Панели две: кнопочная и сенсорная. Кнопки всего три. Первая, - под мою руку попала квадратная кнопка. - Сон. Анабиозная функция. Ее в мед блоке мы не используем, достаточное количество капсул находится в соответствующей комнате, на нижнем этаже. Вторая кнопка, - теперь треугольная. - Задает программу на восстановление. Жмете ее, и пока аппаратура прогревается, и открывает свою базу данных, вы размещаетесь внутри. Как только вы готовы к лечебному процессу, жмете третью, круглую, кнопку.
  Далее, мою ладонь завели внутрь капсулы.
  - Она герметизирует крышку, активирует подачу смеси дыхательных газов, и запускает сканер. После этого, вы можете поспать, а компьютер подберет ваши первоначальные данные и произведет восстановление организма посредством лазера и биоматериалов.
  - Здорово! - заинтересованно изучила я репарационное оборудование снова.
  Большой вытянутый контейнер, вмещающий в себя чело... сарфирийца, прикрывается крышкой из высокопрочного стекла и в одном из концов имеет блок управления с двумя панелями. Кнопки крупные, найти легко, используются без затруднений.
  - Я запомнила.
  - Отлично! - Мистиф Ноган позволил себе довольно улыбнуться. - А теперь присядьте в кресло и мы с вами поговорим о вашей дальнейшей перспективе.
  Все так же, за руку, меня медленно проводили в центр комнаты, и усадили в мягкое удобное кресло, на котором можно было перейти в любое необходимое положение. На данный момент, его спинка откинулась немного назад, а под ступни удобно подъехал валик.
  - Пока мы с вами побеседуем, я активирую диагностический сканер, и еще раз проверю состояние вашего головного мозга. Не волнуйтесь, он абсолютно безопасный. Вы даже не заметите, как пройдет обследование.
  - Я в порядке. - Пришлось уверенно кивнуть, навострив ушки, и удобно устроить руки на не менее мягких подлокотниках.
  Еще несколько напряженных секунд ушло на то, чтобы активировать упомянутый сканнер.
  - Значит, - начал взволнованно наш семейный врач. - Вариант такой. На Сарфире есть священное место, куда допускают обычных граждан крайне редко. Величают его "Колыбелью Жизни". Раз в год всех новорожденных чародеек приносят туда для... как подобрать слово-то.
  - Крещения, - помогла ему Кассиль, используя земной термин.
  - У нас этот обряд называется 'Солун'. Все женщины, с самого рождения, проходят омовения, и в последующем почитают Высшего Духа, что обитает в недрах озера.
  У меня перехватило дыхание от возможной догадки.
  - Фиолетового? Под землей?
  В кабинете зависла тишина, ясно говорящая о том, что я угадала, и мои собеседники недоуменно переглядываются.
  - Ты помнишь? - приблизилась ко мне Кассиль.
  - Я видела его во сне, - пояснила я взволнованно. - Совсем недавно... Вернее, уже два месяца назад. Оно находится под землей, в окружении ярких деревьев и кустов, вода в нем безмятежная, играет радужными бликами от солнечных лучей, что проникают сквозь земляную трещину.
  - Да, - задумчиво ответил капитан Дантон, а доктор Ноган принялся анализировать полученные данные обследования. - Это оно. Вода в нем обладает чудодейственными свойствами. Каждый год, дух Озера позволяет взять нам ее определенный объем, для разработки медикаментов. В безысходных случаях, к нему может придти страждущий и попросить помощи... любой, и он исполнит ее, если сочтет нужным. Мы хотим посетить 'Колыбель' и искупать вас в ее водах.
  Я задумалась. В мыслях промелькнуло сомнение, что если ничего не выйдет, и местное Божество не поддержит меня?
  - Элли, - обратилась ко мне сестра мягко, проследив за сменой эмоций на моем лице. - Я думаю, волноваться не стоит. Все что происходит в нашей жизни - неспроста. Озеро не зря явилось тебе из недр памяти. Надейся на лучший исход.
  - Да. Я, думаю, что пока воздержусь от размышлений на эту тему, насколько смогу. Будем гадать, когда вопрос встанет ребром. Спасибо. Эта новость действительно меня порадовала.
  - Ну, раз все основные вопросы решены, давайте о вашем здоровье, - снова взял на себя слово бортовой медик. - В целом все не плохо, если не брать в расчет зрительные мозговые центры и центр памяти. На затылочной доле головного мозга сильно пострадала корковая часть и частично подкорковая. Почти аналогичная картина наблюдается у височных долей. Радует, что слуховые центры в ней не пострадали. Восстановить в 'репарационной капсуле' их не получится, сами понимаете. В базе данных нет ваших исходных данных, только те, что имеем на сегодняшний день. Единственный реальный вариант, что они сохранились на корабле, который потерпел крушение на Земле. Но, я сомневаюсь, что земляне не докопались до этого и не повредили аппарат. Что касается капсул, находящихся на этом корабле, по прибытию оборудование проходит техническое обслуживание, и все данные удаляются, чтобы не получить сбой программы из-за перегрузки. На Сарфире техническое обслуживание оборудования проводят раз в пол года. Так что...
  - Дома моих данных тоже нет, - заключила я печально. - Спасибо, доктор Ноган. Я вас поняла.
  - Позвольте нам откланяться, - пролепетала Кассиль. - Нам пора обедать. И вам, кстати, тоже. Идемте в столовую?
  - Да, можно было бы, - ответил ей Мистиф Ноган с довольством. - Сегодня я планировал освежить воспоминания о Рассуле с рубленными биточками.
  - Ужас, - высказала она свое мнение, помогая при этом мне подняться. - Как его можно есть?
  - Мужской деликатес, - поддержал доктора капитан невозмутимо, и первым вышел из кабинета.
  Мы шли совсем не долго, однако, одна не веселая мысль меня посетила. Вернее, вопрос, который я очень хотела задать, но не рискнула, боясь испортить всем настроение и спугнуть аппетит. Не сейчас.
  Когда мы вошли в отведенное для трапезы помещение, я поняла, что мы в нем будем не одни.
  - Доброго дня, леди Эливэйн, - хором отозвались оба пилота, инженеры и мехиники.
  Надо же. Я еще не забыла, кого как зовут и кому чей голос принадлежит. Особенно этот:
  - Здравствуй, Эливэйн, - раздалось совсем рядом, побуждая на мне мурашки от противоречивых эмоций, окутавших меня в одно мгновение.
  - Адалис, можно попросить лично вас, - выделила я намеренно последнее слово. - Не подкрадываться ко мне так тихо.
  - Прошу прощения, - отступил немного в сторону сарфириец. - Я не хотел тебя напугать. Просто не удержался, и решил подойти. Составишь мне компанию за столом?
  Ответить я не успела, меня опередил капитан.
  - Адалис, - в его голосе проскочили стальные нотки. - Леди собирается ознакомиться с устройством пищеблока и синтезатором пищи. Если не будешь задерживать девушек, они успеют подкрепиться до ужина.
  После небольшой паузы, мой, якобы, знакомый из прошлого, сдал позиции.
  - Хорошо, - ответил он капитану не менее 'приветливо', после чего вновь обратился ко мне. - Позволишь с тобой пообщаться сегодня?
  Я открыла недоуменно рот, думая, что бы ответить, ведь я не помню этого мужчину, не знаю чего ожидать от него, а главное, не имею понятия, как он выглядит. Но обижать его тоже не хотелось, Кассиль же подтвердила, что мы были знакомы.
  - Да, конечно, - в итоге выдавила я из себя смущенным тоном, но сестренка поправила ситуацию.
  - Только в моем присутствии!
  - Разумеется, - добродушно поддержал ее позицию Адалис. - Ну, так до вечера?
  Мою ладонь аккуратно подхватили кончиками пальцев и поцеловали, нежно коснувшись губами тыльной стороны кисти. Этот жест затянулся на столько, что мне казалось, прошла целая вечность, а кожу обожгло пылким пламенем.
  'Так не честно! - забилось истерично все мое нутро. - Они, значит, могут 'давить' на меня подобным образом, вводить в трепет, заполонять собой мои мысли, а я нет? Спокойно! - сказала я сама себе. - Я не буду мстить, ведь я не хочу выставить себя в нехорошем свете, верно? Это не земные мужчины, а Тени, у которых нельзя идти на поводу'.
  - Скорее, веди меня к этому синтезатору, - шепнула я в противоположную сторону сестре немного нервно.
  - Идем. От входа налево.
  - Удобно. Не запутаюсь.
  Я для надежности еще и рукой прикасалась ко всему, что попадалось под руку.
  - Здесь столы и стулья тоже вмонтированы в пол и стоят надежно. А вот и он. - переложила она мои ладони на массивную технику, сильно напоминающую по форме холодильник, только с внушительной выемкой чуть ниже центра и чистым подносом внутри.
  - Принцип действия прост. Еда здесь синтезируется из белковой, углеводной и жировой смеси, с добавлением приправ и ароматизаторов. На сенсорной панели есть меню и клавиатура, с помощью которых выбираем себе одно из блюд, чей рецепт заложен в программе. Помимо этого, блюдо, при желании и умении управляться с данным аппаратом, можно создать свое. Минусы - это не натуральная пища, потому запах и вкус немного могут отличаться от настоящих продуктов. Плюсы - воспользоваться синтезатором можешь в любое время. Что касается ручной панели - здесь тебя ждут сложности. С кнопками мы сейчас разберемся, но тебе придется запомнить порядковые номера тех или иных блюд. Так как наши продукты ты не помнишь, можешь постепенно попробовать все, и остановиться на том, что тебе придется по вкусу. Итак, первый трехкнопочный ряд - супы. Жмешь центральную круглую кнопку, активируя меню, затем верхнюю или нижнюю треугольные, для выбора блюда, листая список. Как только ты сделала выбор, жмешь снова центральную кнопку в этом ряду, и суп в течение нескольких секунд будет готов и размещен на твоем подносе. Если ты передумала выбирать суп, нажми кнопку сброса, она общая для всех под раздаточным окном. Второй трехкнопочный ряд...
  Далее Кассиль объяснила похожий принцип выбора горячего: гарнир отдельно, мясо отдельно; напитков: выбор "вверх" - холодные, "вниз" горячие; и десерт. Последний пункт меня позабавил. Даже в космосе это раса не отказывает себе ни в чем.
  - Давай, на сегодня ты запомнишь порядок своих любимых блюд, что ты предпочитала на Сарфире.
  - Было бы не плохо, - охотно согласилась я.
  Это еще одна возможность узнать о себе хоть какую-то мелочь. После того, как я четко запомнила все комбинации, Кассиль запустила синтезатор и велела мне сместиться на два шага вправо.
  - Здесь, - переложила она мои руки на другое кухонное устройство - посудомоечная машина. Знать тебе нужно всего две кнопки, открыть дверцу, положить посуду на решетчатую полку, захлопнуть и запустить. После того как посуда будет вымыта, она автоматически возвращается на полки синтезатора. Все продумано, удобно и просто.
  - Действительно.
  - Так, бери поднос и разворачивайся на сто восемьдесят градусов. Сделав два шага вперед, ты упрешься в стол.
  Мы с удобствами разместились и приступили к трапезе.
  - Вкусно! - откликнулась я, попробовав сразу все, что себе набрала.
  Кассиль захихикала, наблюдая за моей спешкой.
  - Смотри, поперхнешься.
  - Я люблю вкусно поесть, а блюда просто замечательные!
  - Это ты еще настоящие не ела. Вернее, не помнишь.
  Долька грусти прочно обосновалась у меня в груди. Какое-то время мы молча обедали, экипаж уже разошелся, оставив нас одних.
  - Кассиль, - вдруг спросила я. - Ты же первый раз в космосе?
  - А как ты догадалась? - уточнила сестренка заинтересованно, отправляя очередную порцию десерта в рот.
  Послышался ее блаженный вздох, а я отметила на будущее, что она обожает кафарэ, по составу напоминающее арбузное мороженое.
  - Ты упоминала, что не так давно достигла совершеннолетия. Я и подумала, хотя могу ошибаться.
  - Ты права. Я впервые в космосе. Просто, за то время, что мы провели в ваших поисках, я успела привыкнуть к 'пейзажу за окном'.
  Удобный случай задать тот самый вопрос, что так и просится наружу.
  - Стоило ли рисковать всем вам ради четырнадцати сарфирийцев?
  - Элли, каждый сарфириец того стоит, особенно чародейка. Особенно ваша группа. Каждый твой напарник приходился родственником или просто близким человеком членам нашего экипажа. Мы не могли оставить вас, и должны были выяснить, куда вы пропали.
  Я временно даже жевать перестала. Выходит, команда этого корабля надеялась отыскать своих родных, а нашла лишь меня?
  - Не грузись, - отметила упадок моего настроения Кассиль. - Уже два месяца прошло. Все улеглось. Помнишь? Я говорила тебе, что ты знакома с половиной присутствующих здесь. Они рады, что ты уцелела и протянула на чужой, не исследованной планете, так долго. К слову, капитан по прибытию на Сарфиру, намерен вынести вопрос 'О запрете доступа граждан с планеты Земля в Межгалактический Союз'.
  - Не слишком ли опрометчивое решение? - изумилась я.
  - Думаю, нет. Я поддерживаю позицию Дантона Стронга. Одной той папки, с Земли достаточно для вынесения однозначного решения Большим Советом. Я уже говорила: что читаю тебе не все, опуская страшные детали. Земляне могли и по приветливей вас встретить, а не качать лекарствами и запирать в клетки.
  - То была одна страна. Кто знает, что из себя представляют другие? И, в то время, как мы явились туда, судя по датам в личном деле, шла Третья Мировая Война. И закончилась она за год до того, как я потеряла зрение и память. Вполне логично, что они приняли наше явление в штыки.
  - Ну, не знаю, - вздохнула младшая родственница, дунув на челку. - Война не повод к безобразному насилию. Ну, сбили они вас по ошибке. Обнаружив Инопланетных Созданий, они должны были поступить гуманно, а не сажать вас в стеклянные ящики и наблюдать, как за зверем, периодически пуская ток. И ты забываешь, земляне за счет вас искали выгоду, чтобы выиграть в войне.
  - Ладно. Посмотрим, что ответит этот Большой Совет. Кстати, о нем. А кто туда входит? - поинтересовалась я, не забывая работать ложкой.
  - Несколько разумных рас с разных планетных систем Гелеона, - задумчиво ответила она, и решила рассказать все сразу. - В нашей солнечной системе самой крупной и развитой планетой является Сарфира. Есть еще две, одна из них обитаема, но в совете местные жители не участвуют. Называют ее Маллон. Она самая маленькая и находится ближе всего к Солнцу. Однако на ней много полезной и вкусной растительности произрастает, и торговлю с Маллонцами мы поддерживаем. А вот третья, удалена от Солнца и идет после нашей. Зовут ее Трамптан. Разумных рас на ней нет, лишь крупные виды животных, с густым и теплым мехом. Вся планета снаружи покрыта льдом, но имеет под его толщей большое разнообразие полезных ископаемых. Сарфирийцы регулярно летают туда, и добывают их. Отчасти, благодаря сокровищам Трамптана, наша планета держит первенство в союзе. Кстати, Сарфиру в совете представляют Королева и Чезар Школы Теней. По земному - директор.
  Второй расой, что входит в совет, являются Итарцы. Они обитают в другой системе, и представляют ее сразу от имени двух своих планет. Говорят, они оборотни из семейства кошачьих, но об этом я знаю очень мало, ведь поучиться в институте еще не успела, недавно только школу закончила... с тройками, - буркнула Кассиль, а я насмешливо фыркнула. - Затем Валорцы и Тэодонийцы. Все они очень похожи на нас, но и о них я тоже мало что знаю. У первых насыщенно красная кожа и длинные черные волосы, у вторых наоборот, насыщенно черный покров. А вот безумно умные Торшредеры уникальны! С зеленой кожей, полностью покрытые чешуей неприятного зеленого цвета, грудь щуплая, череп вытянут назад, глаза черные, крупные, я бы даже сказала каплевидные, и если передние конечности отдаленно напоминают четырехпалые руки, то четыре нижние конечности схожи с острыми клинками. Представь ножки паучка, только вместо волосатых лапок, острое оружие. После того, как они посещают наш космодром и центр межгалактического сотрудничества, паркет, фирпласт и плитку приходится менять.
  - Фирпласт? - уточнила я сразу, не отходя от темы.
  - Мягкое синтетическое покрытие, хорошо моется, но быстро теряет цвет.
  "Чем-то похож на линолеум" - отметила я сходство, допивая остывший "чай", который у сарфирийцев называется сбором, с 'брендовой' приставкой к нему.
  - Торшредеры, из-за их анатомических особенностей, не могут реализовывать свои идеи и разработки в полной мере, а потому они охотно сотрудничают с нашим Союзом. Остальные не так важны, - в этом месте ее голос приобрел мрачную окраску.
  - Что? - спросила я твердо, намекая, что перемена в ее настроении не утаилась от меня.
  - Есть еще одна, довольно крупная раса из другой галактики. Она пока единственная из всех, кого большой совет не допустил в Союз Межгалактический Республик.
  - Почему?
  Кассиль вздохнула, буркнула себе под нос 'Дантон меня убьет', и поведала:
  - Называется эта раса Кхагартами. Лично мы, сарфирийцы, считаем их дикарями и пиратами. Не смотря на то, что их корабли смело бороздят космические просторы, на своей планете Скар, по слухам, они предпочитают соблюдать зверские традиции. Все кхагарты хищники, питаются мясом. Они захватывают чужие корабли и берут всех разумных существ в плен. Что они с ними делают, нам не известно. Кто-то говорит, что они становятся рабами, кто-то - жертвами обрядов. В контакт они не идут с Союзом уже примерно тысячелетие. Потому их мир закрыт для нас законом. По описанию кхагарты похожи на нас, массивного телосложения, в космосе носят темную форму, но глаза желтые, с вертикальными зрачками, вместо рта - пасть, полная острых клыков. Толстая кожа и шипы, что увенчивают голову и локтевые сгибы, напоминают расцветкой кору дерева, серо-коричневую, разных оттенков. Она позволяет им маскироваться в лесах своей планеты, а длинный гладкий хвост перемещаться в пространстве, надежно цепляясь за ветви деревьев.
  Представила я себе этакого серого чело-ящера, с шипами и тем самым хвостом, дорисовала зубы, когти и ужаснулась.
  - Зрелище, видимо, примерзкое. Может, спустя тысячу лет, эта раса изменилась и сменила свои принципы на новые, более культурные?
  - Кто их знает. Пиратство они не бросили, и неизменно нападают на космические корабли все снова и снова. Но вот забавный факт: при стычках с ними Союз никогда не обнаруживал женских особей, только мужских. В живых их не оставляют, потому как вырвется такая юркая тварь, и разорвет на части голыми лапами половину встречных на его пути. Были прецеденты. У нас даже патруль космический есть, что бережет основные транспортные пути от их нападения. Патруль составляют представители всех рас, входящих в союз. Еще один плюс выгодного сотрудничества.
  - Точно. А что, пиратами являются исключительно кхагарты?
  - В большинстве случаев.
  Сбоку от нас раздалось грозное 'Кхм-кхм!', заставившее меня подпрыгнуть от неожиданности.
  - Кассиль, я же просил не тревожить нашу пассажирку понапрасну? - с упреком в голосе произнес капитан.
  - Так уж вышло, - ответила она виновато.
  'Болтушка' - буркнул он себе под нос, заставив меня улыбнуться, после чего ушел, снова оставив нас одних.
  - Подумаешь, - тут же возмутилась сестра. - Ты у нас всегда была сильной. Ни какими историями о пиратах-мясоедах тебя напугать было не возможно.
  - Я предпочитаю бояться, когда того требует ситуация. Трястись заранее - только нервы тратить.
  - Правильно. Давай соберем посуду и пройдем назад, в твою каюту. Вот-вот должен будет Адалис заглянуть.
  При упоминании о нем, у меня в груди застрял ком. И почему я испытываю к нему так много противоречивых чувств? Общались-то всего немного. Что-то здесь не так.
Далее с 6 главы текст будет выкладываться только на Продамане (в связи с участием в конкурсе!) Выложены 12 глав и часть 13й. https://prodaman.ru/Zheleznova-a-a/books/V-siyanii-chuzhix-zvezd-Ten-Charodejki
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Анжело "Сандарская академия магии" (Любовное фэнтези) | | Д.Ратникова "Обещанная герцогу" (Любовное фэнтези) | | Н.Королева "Не попала, а... залетела! Адская гончая" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Кофф "Не молчи " (Короткий любовный роман) | | Ш.Галина "Глупые" (Любовные романы) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Люби меня " (Короткий любовный роман) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | О.Чекменёва "Чёрная пантера с бирюзовыми глазами" (Любовное фэнтези) | | О.Чекменёва "Доминика из Долины оборотней" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"