Желоботкин Максим Вадимович: другие произведения.

Каждое утро и каждый вечер

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Редактируется...

1
  
  Каждое утро я молюсь Тебе, Господи,
  чтобы дал Ты мне сил пережить этот день,
  и не дал закончиться патронам моим,
  которые, я чувствую, осенены божественным ликом Твоим.
  И чтобы не позволил Ты этим тварям добраться до меня...
  Господи! Прошу Тебя не гневаться,
  ибо не обучен правильно молиться я,
  но всё равно верю, что Ты слышишь меня,
  что помогаешь мне, Господи...
  
    Эти слова я повторяю снова и снова, как мантру, каждое утро с тех самых пор, как мне удалось спастись от вторжения пришельцев. Не знаю, существует ли Господь, но в последнее время Он -- мой единственный, пусть и молчаливый, собеседник.
    Нет, я не сумасшедший.
  
    Я отчётливо помню тот день, точнее, то роковое утро. После ночной пьянки страшно болела голова...
    Вчера вечером приходил этот банкир, Ричард или как там его, чёртов ублюдок! Притащил две бутыли какого-то мутно-бежевого пойла и всю ночь умолял простить его за всё, что между нами было. В сигаретном дыму кухни он ревел, как баба, жалуясь на свою жену и на злодейку-судьбу: ведь теперь, когда она ушла и от него тоже, мы с ним стали братьями по несчастью. Я бы и слушать его не стал, но сладковатый миндальный привкус этой жижи меня подкупил.
    Проснувшись, я обнаружил, что проспал добрых три часа рабочего дня. Голова раскалывалась, а в ушах неизвестно откуда появились резинки от наушников. Глупые банкирские шуточки! Я сгрёб запутанные провода, с отвращением швырнул их на пол и направился к холодильнику в поисках воды. И тут до моих ушей донеслись звуки сирены.
    -- Тревога! -- грохотал металлический голос. -- Тревога! Угроза вторжения! Всем немедленно явиться в здание муниципалитета! Тревога!!!
    Тогда я ничего не понял: решил, что напился до чёртиков. Какое, к собакам, вторжение? Одним махом я опустошил графин с водой -- стало гораздо легче, но металлический голос никуда не делся. С прежним усердием он продолжал вещать:
    -- Тревога! Угроза заражения! Всем немедленно явиться в здание муниципалитета! Тревога!!!
    Осмысливая услышанное, я наспех оделся и выбежал из дома. Улицы были пустынными. Тяжёлые грозовые тучи затянули небо.
    Под звуки беспокойной сирены я направился в сторону центра, не встречая по пути ни одной живой души. Казалось, что наш остров за ночь вымер, и строго выговаривать меня за опоздание уже некому...
  
    Когда я добрался до центральной площади, всё уже произошло. Мне стоило немалых усилий сдержать крик. Я бросился к ближайшему дереву, прижался к сырому холодному стволу и лишь тогда разрешил ужасу парализовать меня. Разум отказывался верить, тело -- двигаться, но глаза продолжали следить за происходящим.
    Через всю площадь к зданию муниципалитета тянулась огромная очередь. Похоже, там собрались все жители нашего острова: от первого интеллигента до последнего пьяницы. А у входа в здание раскинулось нечто огромное, чёрное и совершенно бесформенное. Из этого "нечто" навстречу людям двигались ОНИ -- нелепые создания, больше всего похожие на ожившие стебли кукурузы из дешёвого фильма ужасов.
    Чёрт, да я бы громко и долго хохотал над их внешним видом!.. если бы не то, что они делали с людьми. Это ничуть не походило на мирный контакт или полномасштабную агрессию из космоса.
    Всё происходило как-то странно, не по сценарию... Я решил, что "чужие" хотят полакомиться живой плотью, но и тут я ошибся: пожирание стало бы слишком лёгкой участью.
    Это был самый настоящий паразитизм.
    Отвратительное слияние человека с инопланетным растением. Стебли псевдокукурузы обвивали тела островитян, впивались в них с тошнотворным хлюпающим звуком, проникали в уши, распахнутые рты, исчезали под одеждой. Навсегда соединялись в единый организм с первыми интеллигентами и последними пьяницами.
    Во время слияния жертвы издавали скребущие душу вопли, пока их глотки не заполняли шевелящиеся побеги. Люди бились в конвульсиях, катались по земле, а когда успокаивались, медленно отползали в сторону, уступая место следующим. Какое-то время тела лежали без движения, потом неспешно поднимались, отряхивались и продолжали наблюдать за происходящим уже в качестве зрителей.
    Но самым жутким и необъяснимым в этой картине оказалось поведение людей: все до одного, они с нетерпением ждали своей очереди... Будто бы никто, кроме меня, не видел происходящего. Как под гипнозом, жители острова с радостью принимали свою мерзкую противоестественную участь.
    Сама процедура была строго упорядочена: один пришелец на одного человека. В те бесконечно долгие минуты мне хотелось навеки лишиться слуха и выдавить самому себе глаза.
    Из охранного помещения на другом конце площади выбежали трое вооружённых мужчин, и я было решил, что пришельцам хана. А бравая троица лишь присоединилась к общей очереди. Несколько сумасшедших уступили им своё место поближе к смерти.
    Среди одурманенных людей была и чёртова жена управляющего банком, хотя за неделю до этого она сбежала на материк к очередному кретину!.. Прощай, Жанна.
    Зачем ты вернулась сюда, любимая?
    Мне стоило немалых усилий опомниться и начать действовать. Постоянно оглядываясь, я бросился к опустевшей сторожке, вытащил из-под стола огнетушитель и сломал им замок оружейного шкафа. Схватил автомат, перекинул через плечо увесистый подсумок с боеприпасами и выбежал вон.
    Я успел как раз вовремя: очередь островитян почти иссякла, а от бесформенного корабля пришельцев на меня надвигалась толпа шелестящих извивающихся силуэтов. Тугой предохранитель не слушался, и я трижды успел похоронить себя, прежде чем услышал спасительный щелчок. Помню, как орал что-то нецензурное и давил на чёртов курок, пока рожок не опустел. Тогда я что есть мочи рванул в направлении джунглей и бежал около часа, ежесекундно ощущая предсмертный шелест за спиной.
    Чудо ли меня спасло, или это был ты, Господи?
    Вечером того же дня корабль мерзких тварей взмыл над островом и растворился в бугристых чёрных тучах. А ночью разыгралась гроза.
  
    С тех пор джунгли стали моим новым домом. Вот уже неделю я наблюдаю из густых зарослей за жизнью пришельцев, никогда не выпуская из рук заряженного автомата. О да, я хорошо рассмотрел ИХ!
    Медлительные и неуклюжие, твари всё ещё содрогались от хаотичных спазмов, но уже совсем походили на людей. Единственное, что их выдавало -- налитые кровью нечеловеческие глаза.
    Я был поражён тем, как быстро они приспособились к инфраструктуре острова: пришельцы жили в наших домах, уверенно чувствовали себя за рулём наших автомобилей и даже продолжали ходить на нашу работу! Они наверняка смогли бы жить здесь сотни лет, никем не замеченные... если бы не я.
    Я один знаю правду. И я один могу избавить бывших интеллигентов, пьяниц и треклятую жену банкира от адских мучений. Во сне я снова и снова слышу их отчаянные мольбы о помощи. Они просят меня спасти их невинные души! Убить мерзких тварей!
    Пришельцы...
    Действительно.
    Боятся!
    Меня!!!
    Они страшатся джунглей как огня, и почти никогда не покидают домов в одиночку. Ведь с того самого дня, когда отвратительные создания уничтожили всех жителей нашего острова, но упустили лишь одного... С того дня, когда я, убегая, прихватил с собой смертоносное оружие... Того дня, когда я из укрытия убил первого пришельца, а потом сразу второго и третьего... Дня, когда я увидел мутно-красные глаза твари, сидящей внутри той, что когда-то была Жанной -- моей возлюбленной...
    С того самого дня я поклялся Тебе, Господи, что покончу с инопланетными паразитами. Уже тринадцать гадов пало от моих выстрелов, и патронов хватит ещё надолго. Но если меня всё же схватят...
    Вот почему я молюсь Тебе, Господи, каждое утро и каждый вечер. Утром -- чтобы Ты дал мне сил пережить ещё один день, вечером -- в надежде на то, что настанет конец этому кошмару, и Ты освободишь меня от непосильного бремени...
    ПОЧЕМУ Ты всегда исполняешь мою утреннюю просьбу, но каждый раз игнорируешь вечернюю?!
    Я всё ещё жив, я всё ещё убиваю, Господи... Господи...
  
2
  
    Дом управляющего банком стоял на окраине, в сотне метров от бушующего моря.
    Несмотря на ранний вечер, свет во всех комнатах был погашен. Лишь в гостиной, за плотно задёрнутыми шторами, еле заметно подрагивал слабый огонёк свечи. Банкир готовился к очередной истерике жены: сегодня погибло ещё двое островитян.
    -- Что. Мы. Наделали. -- Раздельно прошептала Жанна, пряча лицо в дрожащих ладонях.
    -- Дорогая, прошу, успокойся и съешь чего-нибудь -- на тебя больно смотреть. -- Он со всей доступной ему нежностью попытался обнять любимую, но женщина отстранилась, одарив его холодным ненавидящим взглядом.
    -- Ты понимаешь, Ричард, что их кровь на наших с тобой руках? Их всех: жены Маркевича, младшего из братьев Андерсенов, сына Бруни, наших соседей... позавчера была застрелена моя лучшая подруга Кристина...
    -- Мне очень жаль, любовь моя, но мы с тобой всё ещё живы, и...
    -- Нет, мы не живы. Мы просто существуем. -- Жанне хорошо была известна разница между этими понятиями.
    Когда две недели назад она убежала от своего законного мужа Ричарда на материк, к молодому любовнику, ей безумно хотелось вновь почувствовать вкус жизни. А банкир, этот пузатый денежный мешок, уже не смог бы добавить новых ярких красок на поблекшую палитру её женственности.
    Несколько дней любовники наслаждались друг другом: плавали обнажёнными в лунной дорожке, загорали на пустынных пляжах, катались на яхте... Увы, эйфория длилась недолго. Всё закончилось, когда по региону прокатилась новость о вспыхнувшей эпидемии редкого тропического вируса.
    Началась всеобщая паника.
    Жертвы заражения в течение нескольких дней окончательно сходили с ума, превращались в опасных для общества животных. Спастись удавалось лишь единицам -- тем, кто благодаря важности своего статуса или внушительному капиталу мог достать бесценную вакцину. Новый "бойфренд" Жанны оказался трусом: он бросил её как ненужный балласт, умчавшись на север в надежде избежать заражения. Но женщина знала, что было уже поздно - они все носили в себе страшный вирус, неумолимо пожирающий их здравый рассудок.
    Последним шансом для Жанны был ненавистный Ричард -- банкир. Она должна была вернуться к нему.
    Во-первых, остров представлял большой интерес по части добычи какого-то редкого минерала, и правительство обязано было позаботиться о стратегически важных работниках. Во-вторых, её законный муж оставался чёртовым денежным мешком и имел значительные связи в центральном аппарате. Набрав номер супруга, блудная жена долго захлёбывалась в рыданиях, умоляя спасти её. Жанна больше не могла думать о жизни, когда под угрозой оказалось её существование.
    На остров был отправлен вертолёт со строго ограниченным количеством ампул вакцины -- по фактическому числу жителей. В этом деле банкиру не помогли ни деньги, ни связи -- каждая доза лекарства была на учёте под угрозой смертной казни.
    Он решил эту задачу иначе.
    -- Жанна, Жанночка, я молил всех богов, чтобы ты вернулась ко мне. -- Ричард стоял посреди сумрачной гостиной, не в силах приблизиться к обжигающему взгляду супруги. -- Ты же знаешь: никто, кроме меня, не смог бы тебе помочь. В тот день даже моё влияние ничего не стоило, но я был готов отдать тебе свою ампулу. Я собирался пожертвовать жизнью ради те...
    -- Ложь! -- Яростно выкрикнула женщина, медленно надвигаясь на мужа. -- Ты считаешь меня дурой? Думаешь, я не заметила, как тебя штормило в то утро? Да ты еле стоял на ногах!
    Под её натиском Ричард пятился, отступая в прихожую. Одинокая свеча отбрасывала на стены причудливые тени от разгорающегося скандала.
    -- Дорогая, я ведь объяснял, что просто перенервничал, выпил сдуру больше, чем следовало...
    -- Ты думаешь, я поверила в эту сказку?! Я прожила с тобой, сволочь, долгих десять лет! -- Жанна выплёвывала слова ему в лицо, едва сдерживая голос на грани истерического крика. -- Ты можешь обмануть всех, но только не меня!
    -- Жанночка...
    -- Заткнись! Я догадалась, что это ТЫ напоил Эрика! Специально, чтобы он опоздал на вакцинацию! Расчётливая скотина! Я до сих пор удивляюсь, как ты попросту его не грохнул?!
    -- Ч-ч-что ты такое говоришь? -- Ричард предпринял последнюю попытку успокоить жену, изобразив искреннее изумление на своём некрасивом, изъеденном оспой лице. -- Я при всём желании не смог бы напоить беднягу Эрика -- с тех пор, как ты ушла от него и вышла замуж за меня, парень ни дня не прожил без бутылки. Жанна, твой бывший -- профессиональный алкоголик, кремень!
    Она притихла, беззвучно рыдая, и банкир поспешил закрепить успех.
    -- Милая, это просто счастливая случайность! Вспомни ту очередь у вертолёта. Пришли все, кроме Эрика, но я всё равно хотел пробраться вперёд, чтобы скорее получить свою дозу вакцины... для тебя! Ты сама пожелала стоять в конце очереди, дожидаясь этого беднягу. Мы тянули, сколько могли, но когда он вдруг появился из ниоткуда, заорал как сумасшедший и начал палить по вертолёту... Все страшно перепугались, а доктора сами предложили мне его ампулу. Увы, Эрика было уже не спасти... Но он подарил мне свою жизнь.
    -- Ложь! Ложь! Ложь!!! Ты. Подарил. Его. Жизнь. СЕБЕ! И жизни тринадцати несчастных, которых он подстрелил -- на ТВОЕЙ совести! -- Немного помолчав, она шёпотом добавила: -- И на моей совести тоже. Мне не следовало возвращаться...
    -- Что... Жанночка, это проделки судьбы! -- Банкир достал платок и вытер со лба липкий пот. -- Если бы прекратился шторм, если бы гроза не повредила радиовышку, мы давно связались бы с материком и вызвали оперативную группу. Его поймали бы и никто не пострадал.
  
    -- Знаешь что, Ричард? -- Она наконец успокоилась, выплеснув в мужа всё, что давно требовало выхода. -- Даже будучи съехавшим с катушек убийцей... Эрик гораздо больше похож на человека, чем ты.
    Внезапно за окном раздался хруст ломающейся ветки. Те двое, что молча стояли в полутёмной гостиной, вздрогнули от неожиданности. Их захлестнул ужас.
    -- Это он! -- В панике закричал банкир, бросаясь к платяному шкафу и извлекая оттуда два заряженных револьвера.
    -- Боже, Ричард! Он сумасшедший! Я однажды видела его глаза -- они красные, как у зверя!
    -- Беги в спальню, Жанна, спрячься под кроватью! -- Банкир истерично метался по дому, не зная, куда себя деть.
    -- Хорошо, милый, только сперва дай мне один пистолет -- я должна защитить себя, если он придёт!
    Ричард автоматически протянул жене револьвер, крикнув "быстрее прячься!", и лишь спустя секунду понял, что именно он сделал.
    Банкир обернулся.
    Бездонное дуло смотрело ему в грудь. Рукоять заряженного револьвера подрагивала в руке Жанны, но её решимость была непоколебима -- прогремел выстрел.
    Ричард рухнул на пол, по угловатому рисунку паркета стремительно разливалась алая кровь. Широко распахнутые глаза неотрывно смотрели на супругу.
    Вся бледная, женщина повернулась к умирающему спиной.
    -- Прощай, Ричард. После того, что натворили, мы не заслуживаем жить.
    Она поднесла холодное дуло к своему виску, намереваясь отправиться вслед за мужем. На душе вдруг стало до того легко, что Жанна едва не передумала расставаться с жизнью. Убивать всегда так приятно? Или только когда убиваешь последнюю мразь?
    Банкир испустил последний вздох.
    Вдова отложила пистолет, в глазах её блеснула отчаянная искра надежды. Он был рядом. Эрик наверняка явится на звук, и если он не убьёт её сразу...
    Жанна кинулась в спальню, перевернула вверх дном содержимое комода и нашла то, что искала. В миниатюрной чёрной шкатулке, украшенной серебряным вензелем, лежала всего одна таблетка в непрозрачной оболочке.
    Смерть.
    Женщина покрутила крошечную капсулу в дрожащих пальцах, затем попробовала её на зуб, испытывая на прочность. Удовлетворившись результатом, положила смертоносную гранулу в рот, аккуратно придерживая языком её твёрдую оболочку.
    Выбежав из проклятого дома, она с блаженством вдохнула послегрозовой вечерний воздух.
    Наконец-то ушли тучи, и в небе засияли яркие звёзды.
    -- Эрик!
  
***
  
  Каждый вечер я молюсь Тебе, Господи,
  чтобы сегодня прекратился этот кошмар,
  и чтобы закончились сегодня мои патроны,
  которые, я чувствую, осенены божественным ликом Твоим.
  Чтобы прекратил Ты мучения мои
  и не осуждал за слабость мою.
  Прошу Тебя не гневаться,
  ибо не обучен правильно молиться я,
  но всё равно верю...
  
    Выстрел?!
    Кажется, у дома банкира!
    Я продирался сквозь густые джунгли, не рискуя выходить на открытую местность. Небо наконец-то прояснилось, и в обманчивом свете луны я увидел её...
    -- Эрик!
    -- Жанна!
    Нет, это не она.
    Это мерзкое создание, похитившее тело жены банкира!
    Но рука всё же дрогнула, и пуля угодила твари в плечо. Инопланетная гадина упала на колени, но всё ещё была жива. Я подошёл ближе...
    ...И обнаружил, что глаза её приняли свой обычный вид: уставшие, заплаканные, очаровательные глаза. И уже не красные -- карие.
    -- Жанна! -- Не веря своим глазам, я бессильно уронил автомат и бросился к ней. -- Жанночка! Эта тварь внутри тебя, она сгинула?!
    Вдова через силу улыбнулась.
    -- Да, Эрик, эта тварь больше никому не причинит зла. Поцелуй меня.
    Я потянулся к её лбу, но Жанна из последних сил обхватила меня за шею и рывком привлекла к себе, страстно целуя в губы. Что-то маленькое и хрупкое лопнуло у неё под языком, и вкус поцелуя вдруг стал горьким.
    -- Прости меня за всё, Эрик...
    А спустя мгновение я понял, что Господь внял к моей молитве. Тело сковывал паралич, сердце неумолимо замедляло ход и наконец остановилось.
    Я был счастлив, что погибаю не от стеблей гнусных пришельцев, но от Руки Господней.
  
3
  
    Незадолго до того, как началось расследование по делу островного маньяка, спутник на орбите в течение нескольких дней принимал странный, ни на что не похожий сигнал. Попытки расшифровать его или хотя бы идентифицировать не увенчались успехом, и записи были направлены в архив "Необычных звуков космоса".
    Спустя двадцать лет аспирант исторического факультета одного провинциального университета, весь взъерошенный и помятый, ворвался в кабинет к своему научному руководителю.
    -- Профессор! Вы только взгляните, что я расшифровал. Это же настоящий прорыв! -- Разгорячённый юноша положил на стол перед историком лист бумаги.
    Недовольный профессор, столь наглым образом лишённый покоя, убрал в сторону кружку с недопитым чаем, поднёс к глазам листок...
    ... и прочёл следующее:
  
  *предположительно -- дата?*
      Прибыли на орбиту.
      К межпланетной экспансии всё готово, начинаем контрольный эксперимент под номером *неизвестные цифры*.
      В случае успеха готовы провести крупномасштабную высадку на планету.
      Для контрольной проверки выбран небольшой остров с населением *неизвестные цифры* особей.
      Успешно взорвали капсулу с *предположительно -- название?*-веществом, в зону поражения попало *неизвестные цифры* лишних особей, находившихся в море неподалёку.
  
  *предположительно -- дата?*
      Эксперимент проходит успешно.
      Согласно реакции на *предположительно -- название?*-вещество, у подопытных особей резко повышается инстинкт самосохранения, возникает сильное помутнение рассудка, галлюцинации, чувство смертельной опасности.
      Исследуемые особи будут готовы к симбиозу через *неизвестные цифры*.
      Наша экспериментальная группа направилась к планете для высадки.
  
  *предположительно -- дата?*
      Экспериментальная группа успешно высадилась на острове, иммунитет особей к *предположительно -- название?*-веществу значительно ослаб.
      Явка инфицированных особей составила *неизвестные цифры*, что гораздо выше показателя прошлого эксперимента от *предположительно -- дата?*.
      Группа вступила в первую стадию симбиоза: ближайшие *неизвестные цифры* будет происходить адаптация в новых телах без какого-либо ощутимого контроля над их хозяевами.
      К сожалению, невосприимчивая особь вооружена огнестрельным оружием и может быть опасна.
      Наиболее вероятная причина иммунитета к *предположительно -- название?*-веществу -- притупление базовых инстинктов в результате длительного употребления спиртосодержащих веществ.
  
  *предположительно -- дата?*
      Эксперимент под угрозой: иммунная особь уничтожила уже *неизвестные цифры* симбионтов.
      Паразитирующие члены экспериментальной группы всё ещё ослаблены и не имеют никакого влияния на своих хозяев.
      Все особи хозяев напуганы, что может спровоцировать нежелательные реакции у членов экспериментальной группы.
      До полной адаптации наших братьев в телах особей осталось примерно *неизвестные цифры*.
  
  *предположительно -- дата?*
      Эксперимент полностью провален.
      Иммунная особь уничтожила *неизвестные цифры* симбионтов, чем вызвала панику в беспомощном коллективном разуме экспериментальной группы.
      Другая легковозбудимая особь, находясь под воздействием сильнейших нервных колебаний, собственноручно уничтожила ничем не угрожающего ей симбионта.
      Сработал безусловный рефлекс диверсии: коллективный разум экспериментальной группы дал команду на самоуничтожение.
      Полномасштабная экспансия на планету невозможна до тех пор, пока её населяют эти неразумные варвары.
      Их разум слишком слаб и не готов к прикосновению высшего интеллекта.
      В следующий раз нам придётся сменить стратегию поведения.
      Новый эксперимент следует провести не раньше *неизвестные цифры*.
      Возможно, к тому времени эти *много неизвестных слов, предположительно -- ругательства?* научатся ценить собственную жизнь превыше всего остального, смогут подавить недостойные эмоции и сосредоточиться на физическом существовании.
      Тогда мы вернёмся и покорим эту планету, чтобы обогатить их варварские умы тайнами верховного разума.
  
  
    Торопливо изучив содержимое листа, опытный педагог откинулся на стуле и сурово воззрился на аспиранта поверх очков.
    -- Видите ли, профессор, -- затараторил юноша. -- Я сравнивал недавно озвученную письменность древних кельтов с записями из архива необычных космических звуков двадцатилетней давности. Они практически полностью идентичны, вот только в цифрах возникла проблема -- эти существа пользуются какой-то неизвестной системой нумерации...
    Утомлённый быстрым словесным потоком, историк поднял руку, перебивая ученика.
    -- Послушайте, молодой человек, то, что вы мне принесли -- никакой не прорыв, а обыкновенная студенческая профанация. Вы хотите, чтобы я принял эту, гм... писанину как основу для научной работы? А известно ли вам, что расшифровка чего бы то ни было должна начинаться с определения системы исчисления как предмета исследования, дающего наименьшую методическую погрешность?
    -- Но, профессор, что если нас ожидает новое вторжение?..
    -- Эх, Сидоров-Сидоров, прекратите летать в облаках. Возьмите в библиотеке умную научную книжку и изучайте её, вникайте, зубрите! Каждое утро и каждый вечер, каждое утро и каждый вечер...
  
4
  
    Когда напрочь разбитый авторитетной критикой аспирант покинул кабинет, историк снял очки и принялся тщательно протирать запотевшие стёкла.
    -- Ишь чего удумал, юнец! Космические звуки он анализирует, *много неизвестных слов, предположительно -- ругательства?*
    Профессор терпеть не мог остывший чай. Из рукава его рубахи выполз длинный извилистый стебель, потянулся к тумбочке и включил электрический чайник.
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"