Жердева Юлия Валерьевна: другие произведения.

3 Глава

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сложно складываются у Тамир отношения с оруженосцем. А тут еще неупокоенный Брат... Глава третья.


   Глава 3
  
   За пределами Дворцового Кольца творился настоящий хаос. Крики и плач резали уши. Дождь затих, но рваные облака все еще висели над городом. Большая часть города была в огне, и бесконечный поток людей катился по улицам. Стоящие на страже у ворот солдаты пытались не пропустить рвущихся в город людей, боясь грабежей и мародерства
   Тамир искоса смотрела на людей. Ее людей. Большинство из них понятия не имели, кто проезжал мимо. Что бы они подумали, если бы знали, что она оставляет столицу?
   - Как же я устала красться в темноте, - прошептала она.
   Ки кивнул.
   Тлеющие дома и скрывающиеся пока мародеры были не самым страшным. Сотни тел, жертвы сражений и чумы гнили на улицах. Это могло вызвать новую эпидемию. Большинство возчиков, которые должны были заниматься этим, были мертвы.
   Когда они выехали из города, охрана Тамир погасила факелы, не желая служить мишенью для стрел. Никто не знал, остались ли в окрестностях враги. Северная дорога превратилась в живую ленту из людей, лошадей и телег, теряющихся в ночи.
   - Проиграла ли я?
   Этот вопрос мучил ее неотступно.
   Если Светоносный так хотел царицу, то почему он выбрал такой страшный момент? Она спрашивала об этом Имонуса, но улыбка была его единственным ответом. Священники и волшебники были рады такому повороту событий, несмотря на все трудности, которые шли с ним рука об руку.
   И все же вид всех этих бездомных людей породил в ней ощущение собственной слабости и незначительности. Как она может помочь им всем? Ее новое положение тяжким бременем опустилась ей на плечи.
   - Не волнуйся, - спокойно сказал Фарин, - Завтра будет легче. Облака расходятся. Я уже вижу звезды. Видишь, вон там? - Он указал на созвездие. - Дракон. Я думаю, это хорошее предзнаменование.
   Тамир невесело улыбнулась. Дракон был одним из символов Иллиора. Всю жизнь она поклонялась Сакору, но теперь все знаки и знамения были от Светоносного. Как будто в ответ на ее мысли, где-то справа закричала сова.
   Имонус широко улыбнулся.
   - Еще одно хорошее предзнаменование, принцесса. Когда ты слышишь птицу Светоносного, поприветствуй бога, - Он показал ей как, коснувшись лба тремя пальцами.
   Тамир скопировала жест. Ки и Фарин последовали примеру, как и другие всадники вокруг них. Те, кто слышал разговор.
   Но почему? Потому, что они видят в этом руку Иллиора, или потому, что я так делаю?
   Она всегда была в тени Корина и часто видела, как все соглашались с тем, что он делал.
   Если так и будет, я должна подавать лучший пример.
   Герцог Илларди и его всадники встретили их на дороге. Тамир с компаньонами часто гостили у него летом. Он был приятным, седеющим воином, который всегда немного напоминал ей Фарина.
   - Я поздравляю тебя, принцесса, - сказал он, прижимая кулак к груди, - Я рад снова предложить тебе свое гостеприимство, хотя и сожалею о печальных обстоятельствах.
   - Я тоже, герцог. Мне сказали, что ты желаешь принести вассальную клятву и принять мою сторону, если я потребую трон?
   - Да, принцесса. Мы - всегда были приверженцами Иллиора. Я думаю, что в Скале найдется много тех, кто будет рад, что пророчество исполнилось.
   - И много, кто не будет, - вставил лорд Джорваи, понукнув коня, - приверженцы Сакора имели большое влияние при царе, и будут недовольны смещению его сына. Некоторые уже уехали из города.
   - Значит, гражданская война? - спросил Илларди.
   Этот вопрос заставил Тамир похолодеть. Забыв на миг все обиды, она обернулась к Айе.
   - Корин будет бороться со мной за корону?
   - С Нирином, вечно капающим яд в его уши? Весьма вероятно.
   - Скаланцы против скаланцев? Я не думала, что Светоносный хочет от меня такого!
   Они добрались до поместья герцога Илларди без происшествий. На стенах горели сигнальные огни и стояли готовые ко всему лучники.
   Каменный дом стоял у самого мыса. Пленимарцы напали на него, проходя мимо, но, несмотря на разбросанные по саду черные стрелы, ворота были целы.
   Тамир и остальные спешились у самого входа в дом. Две колонны украшенные Оком Иллиора обрамляли дверной проем, а перемычку украшал полумесяц. Когда они приезжали сюда во времена Эриуса, здесь было изображено пламя Сакора. Тамир хотелось надеяться, что Илларди не слишком быстро и слишком часто менял свои убеждения.
   Для компаньонов он всегда был гостеприимным хозяином, однако и сейчас он казался искренним.
   - Все, что здесь есть принадлежит тебе, принцесса. Я велел приготовить ванну и ужин. Ты, наверное, желаешь пройти в свои покои?
   - Да, спасибо, - За этот долгий день Тамир очень устала от пустых формальностей.
   Он привел ее в апартаменты, расположенные на террасе с видом на море. Балдус шел рядом с ней, вцепившись в ее руку. Позади шли Ки и Фарин. Апартаменты состояли из спальни, гостиной, гардеробной и прихожей для ее стражи. Жарким летом здесь было прохладно. Теперь, несмотря на зажженные свечи и очаг, здесь было сыро.
   - Я оставлю тебя здесь, чтобы ты могла отдохнуть и освежиться, - сказал Илларди, - Мои слуги доставят все, что тебе потребуется.
   - Я проверю, как разместили твою гвардию, - сказал Фарин, торопясь оставить ее вместе с Ки, - Балдус...
   Балдус панически посмотрел на нее. Тамир кивнула.
   - Ты останешься со мной.
   Мальчик одарил ее взглядом, полным жаркой признательности, и вслед за ней вошел в спальню.
   Несмотря на сырость, драпировки были яркими и красочными, а простыни чистыми и пахли свежестью.
   Балдус оглядывался, изучая незнакомую комнату.
   - Что мне делать, моя леди? Я никогда не прислуживал девочке.
   - Я понятия не имею. Помоги мне разуться.
   Она села на край кровати и хихикнула, наблюдая, как мальчик борется с ее сапогами.
   - Я думаю, что на этой кровати можно уложить всю твою семью, Ки.
   Он, усмехаясь, сел на стул.
   - Вместе с собаками.
   Балдус дернул изо всех сил и упал навзничь. Впрочем, его грязной тунике это не повредило.
   Тамир с кривой улыбкой осмотрела свою покрытую кровью и грязью одежду.
   - Я не очень напоминаю леди, да?
   - Не думаю, что царица Герилейн после сражений выглядела иначе, - заметил Ки, пока Балдус снимал с нее второй сапог.
   - Я еще и воняю.
   - Не только ты.
   Волосы Ки, грязными спутанными прядями висели вокруг его измученного, небритого лица, а его туника и кольчуга были покрыты грязью. Они оба сильно пахли кровью и сражением.
   Балдус налил воду в умывальник. Тамир тщательно вымыла лицо и руки. Вода была прохладной и душистой с лепестками цветов, но после умывания приняла цвет ржавчины. Балдус выплеснул воду в окно и налил новую для Ки.
   - Возможно, он не должен делать этого, - предупредил Ки, - Паж не должен обслуживать твоего оруженосца. Люди этого не поймут.
   - Плевать, - фыркнула Тамир, - Вымой руки и пойдем.
   На террасе были установлены столы. Тамир и ее люди ели с герцогом и его двумя юными сыновьями, Лорином и Этрином. В предыдущие посещения Ки играл с ними и находил их неплохими и умными мальчиками.
   Лорин был высоким, тихим мальчиком несколькими годами младше Тамир. Его брат, того же возраста, что и Балдус, весь ужин восторженно таращился на нее, словно ожидая, что она вот-вот превратится обратно в Тобина.
   Балдус изо всех сил выполнял обязанности пажа, пока Тамир не уговорила его присесть и поужинать.
   Как только они поели и слуги убрали блюда, Илларди расстелил на столе карту гавани
   - Пленимарцы знают свое дело. Пока их солдаты бились на земле, их матросы бросали горящие факелы на все корабли, до которых они могли добраться. Я боюсь, что все наши военные корабли или выброшены на берег или сожжены. Сумели скрыться только несколько маленьких галеонов. Были захвачены двадцать семь вражеских судов.
   - А сколько пленимарских кораблей ушло? - спросила Тамир
   - Не больше десяти.
   - Достаточно, чтобы отнести домой весть об их поражении, - отметил Джорваи.
   - И достаточно, чтобы сообщить о слабости Эро, - предупредила Айя, - Мы не можем позволить себе снова быть захваченными врасплох. Несколько моих волшебников наблюдают за морем, но, не зная, где смотреть, они могут не найти их. Скажите страже быть внимательными, особенно в плохую погоду.
   Наконец, Илларди и остальные ушли. Пока они ужинали, слуги наполнили водой большую бадью для купания. Ки с завистью покосился на горячую воду, видимо остро ощущая, что несколько дней провел в седле.
   - Балдус, побудь немного в коридоре со стражей, - сказала Тамир. Она плюхнулась на кровать и кивнула на бадью, - Хочешь, иди первым.
   - Нет, иди ты. Наверное,... - неделю назад, Ки не заставил бы долго себя уговаривать, но теперь его щеки горели, - Наверное, я тоже должен выйти...
   Для него это утверждение казалось абсолютно естественным, но глаза Тамир наполнились слезами.
   - Я внушаю тебе такое отвращение?
   - Что? Нет! - воскликнул он, удивленный и внезапной переменой настроения и таким странным выводом. - Как ты можешь так думать?
   Она закрыла лицо руками.
   - Я чувствую это отвращение. Начиная с Атийона, я в ловушке. Это, как дурной сон. Все не так! Эта пустота в штанах, - ее щеки окрасились алым цветом, - И они? - Она указала на твердые маленькие выпуклости под грязной рубашкой. - Они все время болят!
   Ки заставил себя посмотреть ей в глаза.
   - Мои сестры говорили то же самое, когда созревали. Это происходит, когда они растут.
   - Растут? - такая перспектива явно напугала ее. - Ты хочешь сказать, что они будут...больше?
   Она через голову стянула рубашку, обнажив свое тело до талии. На шее все так же висела цепь с кольцами родителей. Ки торопливо отвел глаза.
   - Вот. Ты не можешь даже смотреть на меня, да? Каждый день, начиная с Атийона, я вижу, что ты вздрагиваешь и отворачиваешься.
   - Это не отвращение, - Ки повернулся к ней. Он видел достаточно голых женщин. Она не слишком отличалась от его сестер, кроме синяка на плече, который она получила во время первого нападения на Эро, - Я не могу объяснить это. Но ты не слишком изменилась.
   - Не нужно утешать меня, Ки, - Она зябко обхватила себя руками, - Иллиор жесток. Ты не прикоснулся бы ко мне, когда я была мальчиком и теперь, когда я - девочка, ты не можешь даже смотреть на меня, - Она сбросила штаны и сердито отбросила их ногой, - Ты больше знаешь о телах девочек, чем я. Скажи мне, теперь я похожа на мальчика или на девочку?
   Ки задрожал. Это было непривычно и странно. Брызги темных волос внизу ее живота выглядели так же, как у других девочек. При виде изменившегося тела друга, его сердце сделало странный кульбит.
   - Ну? - Она была все еще сердита, но по ее щекам ползли слезы.
   Эти слезы причиняли ему боль, и он мысленно обругал себя последними словами.
   - Ладно. Ты все еще худая и бедра у тебя узкие. Но все девушки проходят через это. Ты просто еще не созрела, - он остановился и перевел дыхание, - А у тебя...
   - Лунные кровотечения? - Она не отвела глаз, но ее лицо залилось краской. - Они были перед изменением. Лхел дала мне травы, которые останавливали его. Я думаю, что теперь кровь будет. Теперь ты знаешь. Эти несколько лет ты спал рядом с мальчиком, у которого каждый месяц шла кровь!
   - Проклятье, Тоб! - Это было слишком много. Ки упал на стул и обхватил голову руками. - Это - то, что я не могу понять. Не знаю!
   Она обреченно пожала плечами и взяла халат, который кто-то положил поперек кровати. Это было одеяние леди, из бархата, украшенное серебряными шнурами и вышивкой. Тамир завернулась в него и откинулась на подушки.
   Ки удивленно заморгал.
   - Теперь ты отличаешься.
   - Что? - пробормотала Тамир.
   - Так ты выглядишь более... женственно, - он невольно покраснел.
   Она недовольно покосилась на него. Он огляделся и на туалетном столике увидел гребень из слоновой кости. Это, должно быть, была комната леди, или герцогиня Илларди сделала ее таковой. На столике стояло много баночек с причудливыми крышками и множество предметов, о назначении которых он мог только догадываться.
   Взяв гребень, он сел рядом с ней на кровать и лукаво улыбнулся.
   - Если я должен заменить тебе горничную, принцесса, могу я расчесать твои волосы?
   Он заработал еще один испепеляющий взгляд, но она повернулась к нему спиной. Он встал позади нее на колени и принялся разбирать спутанные пряди, как это делала Нари.
   - Знаешь, на кого ты похож?
   - На кого?
   - На конюха, который чистит скребницей норовистую лошадь.
   - Кто-то должен это сделать. Твои волосы перепутались.
   Некоторое время он работал молча. У Тамир были густые волосы, почти такие же черные, как у Албена, но не такие прямые. Когда Ки закончил, они волнами упали ей на спину.
   Постепенно ее плечи расслабились, и она вздохнула.
   - Это не мой выбор, ты знаешь. Я не выбирала это.
   - Я знаю.
   Она на него. Их лица разделяло всего несколько дюймов, и на мгновение он потерялся в ее грустных синих глазах. Их цвет напомнил ему Осиат, как будто он снова смотрел на море в ясный день с утесов Цирны.
   - Тогда почему? - спросила она. - Почему ты ведешь себя иначе? Мне больно от этого!
   Пойманный врасплох, Ки не смог солгать.
   - Мне тоже больно от того, что я потерял Тобина.
   Она обернулась и схватила его за плечи.
   - Я - Тобин!
   Он попытался отвести взгляд, чтобы скрыть слезы, жалящие его глаза, но она крепко держала его.
   - Пожалуйста, Ки, мне нужно, чтобы все было как раньше!
   Стыдясь собственной слабости, он оторвал ее руки от своих плеч и стиснул их своими руками.
   - Мне жаль. Я не хотел...так. Но теперь, ты...
   - Всего лишь девочка?
   - Нет. Ты должна стать царицей, Тамир. Ты уже стала, - Она попыталась вырваться, но он сильнее сжал ее ладони, - Царица не может спать в одной кровати с сельским рыцарем, купаться с ним, раздеваться...
   - Почему нет?
   Ки выпустил руки, не в силах смотреть в ее отчаянные глаза.
   - Так нельзя! Проклятье, если ты должна быть царицей, ты должна играть роль, ведь так! Ты - все еще воин, но ты еще и женщина...или девушка. Мальчики и девочки не делают так. Не дворяне, во всяком случае, - добавил он, краснея.
   Он вел себя со служанками так же, как и все юные лорды, но до сих пор не стыдился этого.
   Тамир сжала губы в тонкую линию, но он видел, как уголки губ дрожали.
   - Прекрасно. Тогда оставь меня, пока я купаюсь.
   - Я посмотрю как там Ник и Танил. Я недолго.
   - Не торопись.
   Ки пошел к двери.. Она не окликнула его. Просто сидела на ярко освещенной кровати. Ки выскочил и осторожно прикрыл дверь. Его сердце бешено колотилось. Обернувшись, он наткнулся на вопросительные взгляды Фарина и Уны.
   - Она э-э-э собирается купаться, - пробормотал Ки, - Я вернусь.
   Опустив голову, он пробежал мимо них. Когда он отошел дальше, ему показалось, что где-то хлопнула дверь.
   Не сдерживая слез, она разделась и скользнула в бадью. Погрузившись в воду, она намылила волосы. Ее не оставляли грустные мысли.
   Она всегда была странной, даже когда была Тобином, но Ки всегда понимал и принимал ее. Теперь он видел в ней незнакомку. Худую нескладную девочку, на которую он не мог даже смотреть. Она продела палец в кольцо матери и взглянула на профили родителей. Ее мать была красива, даже после того, как она сошла с ума.
   А если бы я больше походила на нее? Она грустно улыбнулась. На это было мало надежды.
   Она хотела сердиться на Ки, но чувствовала себя слишком одинокой без него в этой роскошной незнакомой комнате. Ее пристальный взгляд остановился на большой кровати. Она редко спала одна. Сначала была Нари, ее кормилица, потом Ки. Она попыталась представить на его месте Уну и съежилась, вспомнив поцелуй, который девочка подарила ей, веря, что Тобин был просто застенчивым мальчиком. Она мало виделась с ней после изменения, но благодаря Фарину встреч с ней теперь не избежать.
   - Потроха Билайри! - застонала она. - Что мне делать?
   Жить, сестра. Жить, ради нас обоих.
   От резкого движения Тамир часть воды выплеснулась на пол. Брат стоял перед ней.
   - Что ты здесь делаешь? Я думала...думала, что ты ушел.
   Ей было больно смотреть на него. Живое изображение юноши, каким она хотела быть. Он был как всегда бледен, с черными омутами глаз, но казался более живым, чем раньше. Над его кривившимися в странной улыбке губами чернела полоска усов. Смущенная его пристальным взглядом, она обхватила руками колени.
   Его шипение снова терзало ее слух.
   Ты будешь жить, сестра. Ради нас обоих. Ты будешь править, ради нас обоих. Ты должна мне жизнь, сестра.
   - Как мне вернуть тебе этот долг?
   Он смотрел на нее.
   - Почему ты все еще здесь? - спросила она. - Лхел сказал, что ты будешь свободен, когда я извлеку из своей груди осколок кости. Все остальное сгорело вместе с куклой. Не осталось ничего, не даже пепла.
   Неотомщенные мертвые не знают покоя.
   - Неотомщенные? Ты был мертворожденным. Они сказали мне.
   Они лгали. Узнай правду, сестра.
   Последнее слово он прошипел как проклятие.
   - Ты можешь найти для меня Лхел? Она нужна мне!
   Демон покачал головой, и его улыбка заставила ее похолодеть. Связь была уничтожена, и Тамир больше не имела над ним власти. Эта мысль напугала ее.
   - Ты убьешь меня? - прошептала она.
   Ее глаза потемнели, а улыбка стала злобной.
   Как долго я хотел этого!
   Он прошел сквозь стенку бадьи и стал в воде на колени, в нескольких дюймах от ее лица. Вода стала ледяной, как ранней весной в реке, текущей под окнами сторожевой башни.
   Демон схватил ее за голые плечи, и его ледяные пальцы впились в ее кожу.
   Видишь? Я не бесплотная беспомощная тень. Я могу добраться до твоей груди и сжать твое сердце, как я это сделал с толстяком, который назвал себя твоим опекуном.
   Ей стало страшно. Так она его еще никогда не боялась.
   - Чего ты хочешь, демон?
   Твоего слова, сестра. Отомсти за мою смерть.
   Страшная догадка почти заслонила собой страх.
   - Кто это сделал? Лхел? Айя? - Она мучительно сглотнула. - Отец?
   Убитый не может назвать имя убийцы, сестра. Ты должна узнать это сама.
   - Будь ты проклят!
   Брат, все еще ухмыляясь, растаял в воздухе.
   Дверь распахнулась, Фарин и Уна с обнаженными мечами ворвались в комнату.
   - Что случилось? - спросил Фарин.
   - Ничего, - быстро ответила она,- Все хорошо, просто...просто мысли вслух.
   Фарин кивнул Уне, и она отступила, закрыв дверь. Фарин окинул подозрительным взглядом комнату и вложил меч в ножны.
   - Я почти закончила, - сказала она ему, прижимая колени к груди, - я сказала Ки, что он может воспользоваться этой, когда я закончу, но она совсем холодная.
   Брат украл остатки тепла. Нет, нельзя сейчас думать о его намеках. Слишком много случилось, чтобы еще искать убийц среди близких друзей. Ее радовало, что Фарина не было с ее матерью той ночью. Но там были Айя и Аркониэль. Был ли там кто-то еще? Эти мысли причиняли слишком сильную боль.
   - Что за вытянутое лицо? - Фарин помог ей выбраться из бадьи и завернул ее в мягкую ткань. Тамир быстро вытерлась и оделась, стараясь не смотреть на Фарина, боясь увидеть отвращение к ее новому телу.
   Когда она была одета, он заставил ее лечь в постель и, завернув ее в теплое одеяло, взял ее за руку.
   - Так-то лучше.
   Его понимающий взгляд прорвал плотину. Она обхватила руками его шею и спрятала голову у него на груди, не заботясь о том, что он все еще вонял кровью и дымом.
   - Я рада, что ты все еще со мной!
   Он погладил ее по спине.
   - Пока я дышу.
   - Когда я стану царицей, я сделаю тебя принцем.
   Фарин хихикнул.
   - Достаточно того, что ты сделала меня лордом. Мне этого хватит.
   Он откинул ее влажные волосы назад и шутливо дернул одну прядку.
   - Ты волнуешься из-за Ки.
   Тамир кивнула. В конце концов, эта была половина правды.
   - Он выглядел не намного счастливее, чем ты, когда вышел, - она услышала легкий вздох, - Ты собираешься держать его при себе, не так ли?
   - Ты думаешь, что я неправа?
   - Нет, но ты могла бы подумать о чувствах мальчика.
   - Я была бы счастлива, если бы он рассказал мне о них! Он ведет себя так, будто я - это кто-то другой.
   - Ну, нравится тебе или нет, но это так!
   - Нет!
   Фарин погладил ее плечо.
   - У тебя появилось кое-что новое.
   - Ты имеешь в виду...это? - она ткнула пальцем в грудь.
   - Тебя так волнуют эти выпуклости? - ее возмущенный взгляд рассмешил его. - Да, твое тело изменилось, и это нельзя не брать в расчет, имея дело с таким темпераментным молодым человеком как Ки.
   Тамир отвела взгляд.
   - Я хочу, чтобы он видел во мне девушку и любил меня, но я не знаю, как это делается. О, Фарин, что я несу!
   - Вам обоим нужно время, чтобы понять свои сердца.
   - Но ты смотришь на меня как раньше.
   - Ну, я другое дело, не так ли? Мальчик ты, или девочка, ты - ребенок Риуса. Ты уже не маленькая, чтобы я делал тебе игрушки. Ты - мой сеньор, а я - твой вассал. Но Ки? - Он взял мягкую ткань и начал вытирать ее волосы. - Я знаю то, что твои чувства к нему возникли в прошлом году или около того. Он тоже знает это.
   - Но это ничего не облегчает?
   Он перестал вытирать ее волосы.
   - Что бы ты чувствовала, если бы проснувшись завтра, ты обнаружила, что Ки - девочка?
   Тамир покосилась на него, сквозь спутанные волосы.
   - Это не то же самое! Это все усложнило бы, как тогда, когда я была мальчиком. Сейчас мы можем... любить друг друга. Если он захочет!
   - Сначала он должен перестать видеть Тобина каждый раз, когда он смотрит на тебя. И это будет нелегко, потому что он хочет видеть его.
   - Я знаю. Кого ты видишь, Фарин?
   Он положил руку ей на колено.
   - Я сказал тебе. Я вижу ребенка своего друга.
   - Ты действительно любил моего отца?
   Он кивнул.
   - И он любил меня.
   - Но он оставил тебя ради мамы. Почему ты не перестал любить его?
   - Иногда любовь не заканчивается, а меняет форму. Это случилось с твоим отцом.
   - Но твои чувства не изменились, не так ли?
   - Нет.
   Она была уже достаточно взрослой, чтобы угадать то, что он оставлял недосказанным.
   - Разве это не больно?
   По его лицу молнией скользнула ярость и боль. Он тихо ответил.
   - Это жгло меня как огонь сначала и мучило потом. Но этого было недостаточно, чтобы оттолкнуть меня. Я счастлив, что могу сказать это...теперь. Было время, когда я отвечал по-другому. К тому времени я был взрослым человеком, и у меня была своя гордость.
   - Почему ты остался?
   - Он попросил меня.
   Он никогда не говорил с ней так.
   - Я всегда задавалась вопросом...
   - Что?
   - После того, как мама заболела и отвернулась от него, вы были... отец и ты были любовниками?
   - Конечное, нет!
   - Прости. Это было грубо, - но эта вспышка заинтриговала ее. Ей хотелось спросить, но видя его лицо, она задала совсем другой вопрос, - Так что мне делать с Ки?
   - Дай ему время. Когда ты была Тобином, Ки не любил тебя так, как ты хотела. Такая любовь его не привлекает. Но он страдал из-за этого, а теперь страдает, потеряв того, кем ты была, - Он набросил ей на плечи шаль, - Позволь его ране затянуться. Ты ведь можешь сделать это для него, не так ли?
   Она кивнула. Конечно, она могла. Но это не делало ее чувства слабее.
   - Он там?
   - Он ушел один, но он вернется.
   - Тогда нам понадобится много горячей воды, - задумчиво сказала Тамир, - Я должна буду уйти, когда он будет мыться?
   Фарин пожал плечами.
   - Ты можешь вежливо спросить.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"