Жердева Юлия Валерьевна: другие произведения.

6 Глава

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая аудиенция царицы и первые решения. Глава шкстая.


   Глава 6
  
   Первая официальная аудиенция Тамир состоялась во внутреннем дворе виллы. В окружении друзей и новой гвардии она вышла в облетевший сад, чтобы поприветствовать встревоженную толпу воинов и волшебников. Чуть поодаль стояли испуганные и взволнованные новостями главы гильдий.
   Она оглянулась в поисках знакомых лиц. Ее взгляд упал на Никидеса, который, сидя в кресле у фонтана, разговаривал с Лисичкой и Айей.
   - Я не ожидала увидеть тебя так скоро! - воскликнула она и, не обращая внимания на устремленные на нее взгляды, подошла к нему и крепко обняла.
   - Это работа целителей, - улыбнулся он.
   Его лицо было белее бумаги, но глаза ярко сияли, с восторженным изумлением глядя на нее.
   Она взяла его за руку.
   - Я скорблю о твоем дедушке. Мне бы пригодились его советы.
   Он печально кивнул.
   - Он служил бы тебе, и я тоже, - Он присмотрелся к ней, - Ты действительно - девочка. Клянусь Светом, я хотел верить этому, но это казалось невозможным. Я надеюсь, что ты сделаешь меня своим придворным летописцем. Думаю, что скоро произойдет много удивительных событий, и их нужно будет описать.
   - Архивы твои. Но мне нужны компаньоны. Я бы хотела, чтобы ты и Лисичка были первыми. И Ки тоже.
   Никидес рассмеялся.
   - Ты, правда, уверена, что я тебе нужен? Ты ведь знаешь, что я плохой воин.
   - У тебя есть другие таланты.
   Она повернулась к Лисичке. В его темных глазах застыла боль, которая не исчезала, даже когда он улыбался.
   - Ты согласен на мое предложение?
   - Ты хочешь сделать меня оруженосцем лорда Никидеса? Лорд Фарин говорил мне об этом.
   - Нет. Ты - мой друг, и ты поддержал меня. Я сделаю тебя настоящим компаньоном. Вам обоим придется найти себе оруженосцев.
   Лисичка удивленно уставился на нее.
   - Я чту тебя, принцесса, и я предан тебе! Но разве ты не знаешь, что мой отец простой рыцарь? Я - всего лишь второй сын без собственной земли.
   Тамир обернулась к собранию и крепче сжала рукоять меча.
   - Все ли слышат меня? Слушайте и запоминайте. Мужчин и женщин, которые преданно служат мне, я буду оценивать по их делам, а не по родословной. В Скале нет лордов, чьи предки родились бы с венцами на голове. Если Иллиор желает, чтобы я правила Скалой, я буду обращаться к сердцам людей, а не к их титулам. Никидес, если хочешь, можешь записать эти слова, как один из первых моих законов.
   Он поклонился ей, умело замаскировав кашлем смешок.
   - Я непременно учту твое пожелание, принцесса.
   - Пусть все знают, что любой, кого я захочу возвысить, должен получать столько же уважения, сколько получают лорды с шестью поколениями знатных предков. К тому же, - ее глаза сверкнули, - я не буду думать дважды, прежде чем лишить титула и земель тех, кого посчитаю недостойными почета и уважения.
   Фарин и Айя метнули в нее предупреждающие взгляды, но большая часть толпы приветствовала ее слова радостными криками.
  
   Она обернулась к Уне.
   - Что скажешь, леди Уна? Ты присоединишься к нам?
   Уна упала на одно колено и протянула ей свой меч.
   - От всего сердца, принцесса!
   - Тогда дело улажено.
   Лисичка опустился на колени, и Тамир коснулась его плеча кончиком своего клинка.
   - Я приветствую тебя лорд...как твое настоящее имя?
   Никидес открыл, было, рот, но Лисичка остановил его порыв одним взглядом.
   - Меня так долго назвали Лисичкой, что это имя стало ближе, чем настоящее. Я хотел бы оставить его, если возможно.
   - Как хочешь, - кивнула Тамир, - Я приветствую тебя, лорд Лисичка. Твои поместья будут названы позже. Леди Уна, я принимаю твоя вассальную присягу. Пока, я приказываю моим компаньонам хорошо заботиться о моем летописце. И без глупостей, - добавила она, предупреждающе посмотрев на Лисичку.
   Тот с виноватым видом поклонился.
   - Кажется, Билайри пока не хочет меня, принцесса.
   - Хорошо. Я не хочу потерять такого друга.
   Уладив свои дела, она обернулась к собравшимся дворянам.
   - Друзья мои, я благодарю всех вас за то, что вы сделали для меня. Я буду честна с вами. Я не знаю, что будет дальше. Возможно, мне придется начать войну с моим кузеном и теми, кто поддержит его. Я не хочу гражданской войны, но она может начаться. Если кто-то из вас сомневается в том, что хочет поддержать меня, он может уйти. Если он уйдет сейчас, его никто не остановит.
   Это предложение встретили гробовым молчанием. Никто не двинулся с места.
   Кроме лорда Джорваи.
   Он опустился перед ней на колени и протянул свои меч.
   - Я принес вассальную клятву тебе после битвы, и я делаю это снова при свидетелях. Колас будет верен тебе.
   - И Хей, - сказал Каймен.
   Один за другим, все лорды принесли присягу. Никто не ушел.
   Тамир торжественно вскинула руку.
   - Я пока не держу Меч Герилейн и не ношу корону, но по воле Иллиора и перед этими свидетелями, я принимаю вашу верность, подтверждаю ваши права на земли, которыми вы владеете, и считаю вас моими друзьями. Я никогда не забуду, что вы поддержали меня, когда я нуждалась в помощи.
   Закончив с лордами, Тамир обернулась к главам гильдий, которые тревожно ждали ее внимания. Один за другим, мужчины и женщины, с цеховыми знаками на одежде, становились на колени и приносили ей присягу от имени своих гильдий. Мясники, кузнецы, извозчики, пекари, каменщики -- это был бесконечный поток лиц и имен, но Тамир была рада видеть их здесь.
   Только в полдень дошла очередь до Айи и ее волшебников.
   - Я не забуду, с какой доблестью вы сражались за Скалу. Мои лорды и все, кто видит и слышит меня сейчас, я прошу, чтобы вы оказали этим храбрым волшебникам подобающий прием.
   Толпа приветствовала их нестройными криками, в которых было мало радости. Нирин и его Гончие окончательно погубили репутацию волшебников, и теперь на них смотрели с изрядной долей недоверия.
   Вольные волшебники всегда пользовались странной репутацией. На каждого настоящего волшебника как Айя и Аркониэль приходилась сотня шарлатанов и фокусников. Были и такие, как Нирин, которые находили себе богатых покровителей и пользовались их щедростью в собственных целях. У Тамир были свои причины не доверять волшебникам. Но этим волшебникам она была многим обязана.
   Некоторые были в мантиях, но большинство были одеты как торговцы или небогатые дворяне. Остальные были похожи на бродяг, и, по крайней мере, половина из них были ранены. Она была рада видеть среди них Эйоли. Молодой помрачитель сознания помогал ей добраться до Атийона и едва не погиб в пути.
   Двое из представленных волшебников, - Дилиас и Загур, - выглядели такими же древними, как Айя. Кириар и очень симпатичная женщина, представленная как Элисера из Алмака, казалось, были ровесниками Аркониэля, но Тамир повидала достаточно волшебников, чтобы знать, что их настоящий возраст бывает так, же трудно определить, как возраст ауренфэйе.
   Последняя представленная волшебница привлекла все взгляды. Сероглазая Саурель Катмы была самой настоящей ауренфэйе, и носила причудливый красно-черный сенгаи и черные одежды своего клана. Татуировки на лице и множество драгоценностей не позволяли сделать даже примерное предположение относительно ее возраста.
   Друг Тамир, Аренгил из Гедре учил ее кое каким обычаям своего народа.
   - Пусть Аура не оставит тебя при свете дня, Саурель из Катмы, - сказала она кланяясь и прижимая руку к сердцу.
   Саурель вернула поклон, чуть повернув голову и прислушавшись.
   - И в темную ночь, Тамир-Ариани-Герилейн из Скалы.
   - Я думала, что все фэйе оставили Эро, когда Гончие начали сжигать волшебников и жрецов.
   - Я была одной из тех, кто разделил видение госпожи Айи. Аура Иллустри, известный здесь как Иллиор Светоносный улыбается тебе. Твой дядя принес на эту землю много зла и разгневал нашего бога. Ты - свет, посланный, чтобы отогнать темноту, которую принес узурпатор и его волшебники. Я исполняю свой долг, и ля меня большая честь поддержать тебя.
   - Я принимаю твою помощь и твою мудрость, - ауренфэйе очень редко приносили такие клятвы тирфэйе (недолговечным), - Госпожа Айя, как я могу вознаградить тебя и твоих людей за службу?
   - Мы не торговцы или наемники, приехавшие, чтобы предъявить счет, принцесса. Нам было послано видение, и мы сделали все, чтобы воля Светоносного была исполнена.
   Пока ты росла, я и Аркониэль путешествовали по стране, ища тех, кто тоже принял это видение. Некоторые из них стоят здесь перед тобой. Другие ждут твоего слова, чтобы присоединиться к тебе. Они владеют разными силами, и не все из них могущественные волшебники, но Светоносный назначил их, чтобы защитить тебя, ту, которая должна стать царицей.
   Сегодня, перед этими свидетелями я говорю вам, что Светоносный дал нам приказ не только помочь тебе...
   - То же самое мы слышали от Нирина, когда он собирал своих приспешников, - прервал ее Каймен, - Он тоже утверждал, что они служат Скале. Я не хочу обидеть ни тебя, ни твоих друзей, госпожа Айя, и я не умаляю ваших заслуг. Но я не единственный скаланец, кого пугает слишком большое количество волшебников в одном месте, - он обернулся и низко поклонился Тамир, - Простите мне мою прямоту, принцесса, но это - правда.
   - Я лучше, чем вы знаю, что сделал Нирин, мой лорд. Что вы на это скажете, госпожа Айя?
   - Я понимаю, что Нирин и его волшебники принесли на эту землю страх перед нами, - спокойно ответила Айя, - я и мои друзья лучше вас и кого бы то ни было знаем, сколько зла принесли Гончие.
   Она достала из складок платья большую серебряную брошь.
   - Гончие дали нам номера.
   Все волшебники, кроме Аркониэля и Эйоли достали свои брошки. На каждой был номер. Айя была отмечена номером 222.
   - Они записали нас в свои книги, как рогатый скот.
   Айя бросила брошку на землю. Другие последовали ее примеру. У ног Тамир образовалась небольшая блестящая куча.
   - Каждый вольный волшебник в Эро должен был носить такую брошь, - с горечью продолжала Айя, - Те, кто отказывался, были сожжены. Среди них было много волшебников, желающих сражаться за тебя принцесса. Когда они горели, я сгорала вместе с ними. Нирин хотел указать нам наше место, хотел напугать нас, но вместо этого, он заставил меня кое-что понять. Волшебники привыкли жить разрозненно, но во время Великой войны, многие из нас объединились с царицей и сражались против пленимарцев и их некромантов. Летописцы тех времен утверждают, что они переломили ход войны.
   Нирин и его одетые в белое убийцы напомнили мне, чего волшебники могут достигнуть, объединив силы. Если Гончие употребили эти силы во зло, то мы желаем принести пользу. Я клянусь тебе нашей самой священной присягой, принцесса, - Светом Иллиора и моими руками, сердцем и глазами, - что волшебники, которые здесь, жаждут объединиться в такой же союз, как в дни Великой Войны. Мы сделаем это для блага Скалы, и чтобы защитить тебя, выбранную для этой земли Иллиором. С твоего разрешения мы могли бы продемонстрировать, на что мы способны объединившись.
   - Разрешаю.
   Айя и остальные встали в круг вокруг рассыпавшихся по земле брошек. Айя подняла над ними руки, и металл превратился в бурлящую лужу. Дилиас махнул рукой, и лужа превратилась в сверкающий шар. По команде Кириара шар взлетел в воздух. Загур очертил своей палочкой несколько символов, и шар превратился в серебряный диск. Саурель начертила заклинание, и по краю диска возник узор из цветов. Наконец, Аркониэль открыл в воздухе черное окно. Серебряное зеркало исчезло и тут же выпало из воздуха прямо в руки Тамир. Металл был еще теплым.
   Она восхищенно смотрела на изящный узор. Переплетенные медные листья и виноградные гроздья были так же прекрасны, как на изделиях лучших ювелиров-ауренфэйе.
   - Оно прекрасно! - Она вручила зеркало Ки. Драгоценность пошла по рукам, каждый хотел полюбоваться ей.
   - Я рада, что оно нравится тебе, принцесса. Пожалуйста прими его как подарок Третьей Орески, - сказала Айя.
   - Чей? - удивился Илларди.
   - Ореска - ауренфэйское слово. Оно означает "рожденный волшебником", - объяснила Айя, - Кровь ауренфэйе передала нам их волшебство. Потом появились первые вольные волшебники Скалы, или Вторая Ореска. Наше волшебство не такое сильное, как у фэйе. Но теперь мы хотим создать новые виды волшебства и обрести новые силы. Поэтому, мы - новая, Третья Ореска.
   - И ваша Третья Ореска будет служить Скале? - спросил Каймен.
   - Да, мой лорд. Это - желание Иллиора.
   - И Вы ничего не хотите взамен? - в голосе Каймена звучало недоверие.
   - Мы просим только доверия царицы, мой лорд, и безопасное место, где бы могли совершенствовать свое волшебство и передавать его молодым поколениям.
   В толпе раздалось недовольное бормотание пополам со смешками, но Тамир не обратила на них внимания. Она вспомнила о сиротах, которых уже собрал и защитил Аркониэль.
   Так же, как он и Айя защитили меня.
   - Пока вы преданы мне, я дарую вам то, что вам нужно. Теперь мы должны подумать об Эро. Герцог Илларди, что вы можете мне сообщить?
   - Урожай на полях не очень пострадал, но зернохранилища потеряны. Если не собрать этот урожай и не посеять новый, к зиме начнется голод. Пока наша основная задача - дать людям крышу над головой, и не допустить эпидемий. Если люди уйдут в другие города, они могут принести туда болезни. Но они не могут все время жить в палатках на этой равнине. Нужно помочь им, или мы получим бунт, и все кончится, не успев начаться.
   - Конечно, им нужно помочь.
   - И они должны знать, что помощь идет от тебя, принцесса, - сказал Фарин, - В Атийоне достаточно запасов. Пошли за пищей, одеждой, и древесиной. Тем, кого целители сочтут здоровыми, можно позволить идти туда, или в любое место, где у них есть родные. Об остальных нужно заботиться здесь.
   Тамир кивнула.
   - Пошли в Атийон мой приказ. Леди Лития лучше всех знает, что нужно делать. Я также решила сделать Атийон моей новой столицей. Он хорошо защищен и там есть все, чтобы расквартировать и накормить армию. В Эро не осталось ничего.
   Теперь, о Корине. Я должна знать, где он и чем занят. Я должна знать, сколько у Нирина волшебников. Пока Лисья Борода с моим кузеном, он будет отравлять его слух. Джорваи, Каймен, я хочу, чтобы вы занялись этим. Найдите в своих отрядов подходящих людей и пошлите их. Я жду доклада сегодня днем. Еще раз благодарю всех за поддержку.
   Аудиенция подошла к концу. Тамир не привыкла так много говорить и очень устала. К ней прислушивались, ее оберегали, но она все равно чувствовала себя неуютно. Она была на своем месте только на поле боя с мечом в руке. Эти люди не просили, чтобы она выиграла сражение, они требовали, чтобы она решила судьбу страны.
   К тому же ее раздражала путающаяся в ногах юбка. Когда люди рассредоточились и начали что-то бурно обсуждать, она решила, что для одного дня она сделала достаточно.
   Тронув Ки за локоть, она прошептала.
   - Идем. Я хочу уйти.
   - Ты преуспела, - шепнул он, подстраиваясь под ее шаг.
   - Надеюсь.
   Они подошли к стене, защищающей дворец со стороны гавани. Ее длинная юбка представляла нешуточную опасность на крутой лестнице. Споткнувшись о подол, она едва не упала на Ки.
   - Проклятие! Подожди минуту, - она заткнула край юбки за пояс, как ей показывала Айя. Это сработало. К тому времени, когда она достигла вершины лестницы, у нее возникла мысль использовать для этой цели брошь. Ее пальцы буквально зудели, требуя перо и восковую заготовку.
   Часовые на стене кланялись, когда они проходили. Она и Ки некоторое время прогуливались по стене, затем встали у амбразуры и, опираясь на парапет, долго смотрели на чаек, кружащихся над водой. День был ясным, и вода в море казалась прозрачной, как изумруд. Когда она смотрела на восток, мир казался чистым и прекрасным. Позади нее все еще тлел город, а гавань была полна почерневшими от копоти кораблями.
   - Ты правильно сказала о том, что будешь судить по заслугам и вознаграждать преданность. Все видели, что ты говоришь, что думаешь, - сказал Ки, - Это дошло до сердца каждого воина. Я видел, что Айя шепталась с Аркониэлем. Думаю, она тоже впечатлена.
   Тамир хмуро смотрела на море.
   Ки положил руку ей на плечо.
   - Я знаю, что ты все еще сердита на нее из-за того, что они лгали тебе. Но я все обдумал, и понимаю, почему они сделали это. Я тоже сержусь на них, - он поколебался, - на Аркониэля, потому, что мы знали его лучше других. Только, ... в общем, я тут подумал,... тебе не кажется, что ты плохо обращаешься с ним? Я вижу как он смотрит на тебя. Иногда с гордостью, но чаще всего печально. Может быть, ты дашь ему еще один шанс?
   Тамир пожала плечами. Не имея желания продолжать эту тему, она освободила подол платья.
   - Ты не думаешь, что я выгляжу в этом по-дурацки?
   - Я стараюсь привыкнуть.
   - Все не так, - прошептала она, поежившись.
   - Это...больно? Ну, в тех местах, где... ну, у тебя отвалилось...Проклятье, я думал, что умру, когда смотрел на это.
   Тамир вздрогнула.
   - Нет, это не больно, но я стараюсь не думать об этом. Эта пустота в штанах...Я не возражаю против этих, - она коснулась пальцем груди, - но ...Я чувствую себя так, будто меня кастрировали эти пленимарские ублюдки, как тех бедняг в сарае...
   Ки скривился и придвинулся к ней. Их плечи соприкоснулись. Она с благодарностью прижалась к нему. Какое-то время они молча смотрели на чаек.
   Решившись, он кашлянул, стараясь не смотреть на нее.
   - Возможно, Иллиор убрал кое-что, но у тебя есть все, что должно быть у девочки, ведь так? Ты ведь не похожа на кастрата.
   - Наверное.
   Он удивленно поднял брови.
   - Наверное?
   - Я не смотрела, - с несчастным видом призналась она, - Каждый раз, когда я думаю об этом, я чувствую себя больной.
   Ки замолчал. Когда она посмотрела на него, он покраснел до кончиков ушей.
   - Что?
   Он покачал головой и склонился над парапетом, все еще не глядя на нее.
   - Продолжай, Ки! Я вижу, что тебе есть, что сказать.
   - Я не могу.
   - Впервые слышу от тебя такое. Что?
   - Хорошо... если ты - такая же, как все девочки...там, - он покосился на нее и еще сильнее покраснел.
   - Потроха Билайри, Ки, ну говори же!
   Он застонал.
   - Ладно! Если ты - настоящая девочка, тогда ты ничего не потеряла. Я имею в виду...ну...ты можешь... В общем, девочки говорили мне, что тоже получают удовольствие от...близости. Как и мальчики.
   Тамир не смотрела на него, зная, что он говорит о девушках, которых укладывал в постель.
   - Так говорили мне женщины моего отца и старшие сестры, - быстро добавил он, - Для женщин это иначе, но им нравится. Ну, может не с первого раза, и не со второго... Но все, кого я знаю, любят этим заниматься.
   - Я думаю, что ты много об этом знаешь, - ответила Тамир.
   Ки замолк на мгновение, затем вздохнул.
   - У тебя никогда никого не было, да?
   - Нет. Мне не нравились девочки.
   Он кивнул и снова уставился на море. Они оба знали, кто ей нравился.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"