Жердева Юлия Валерьевна: другие произведения.

18 Глава

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Битва состоялась. А результат? Кто-то в нем сомневался? Глава восемнадцатая.


   Глава 18
  
   Когда они добрались до бухты, уже смеркалось. Тамир разослала разведчиков, чтобы следить за побережьем. На горизонте уже можно было разобрать неясные темные очертания.
   Аркониэль узнал в них вражеские суда.
   - Они собираются пристать к берегу после наступления темноты, как ты и предвидела.
   - Да, - Луна в фазе три четверти стояла прямо над кораблями. В ее видении она была выше, - пусть всадники отъедут на четверть мили. Лучников нужно расположить здесь. Ты узнал, есть ли у них волшебники?
   - Я не видел ни одного.
   - Хорошо.
   Тамир объехала фланги и поговорила с капитанами, которые как раз делили между воинами холодный ужин. Они не разжигали огонь, чтобы не оповестить врагов о своем присутствии. Ночь была ясной, и даже самое маленькое пламя было бы видно за несколько миль. У каждого отряда лучников были маленькие закрытые жаровни с огненными камнями.
   Было тихо, любой звук быстро разносился в воздухе. Тамир и ее гвардия напряженно слушали и смотрели.
   - Там, - наконец прошептала Саурель, - Ты видишь паруса? Они потушили огни.
   Волшебники видели в темноте лучше обычных людей, но вскоре и Тамир разглядела в свете луны белые очертания парусов. Скоро уже все могли различить скрип веревок и хлопанье холста.
   Первые вражеские суда вошли в бухту, не зная, о готовящемся приеме. Первые лодки были опущены на воду и заскользили к берегу.
   Тамир и ее компаньоны стояли в центре берега держа руки на рукоятях мечей. С ними был Нианис и капитан одного из отрядов лучников. По ее сигналу Нианис бросил несколько огненных камней в кучу хвороста, которая немедленно вспыхнула. Через несколько мгновений берег ярко осветился множеством костров. Они услышали первые тревожные крики из лодок. Тамир и Ки обменялись усмешками.
   Ки вручил ей стрелу, наконечник которой был обмотан просмоленной тканью и подожжен. Подняв лук, она выпустила стрелу высоко в воздух. Пленимарские гребцы уже не успевали повернуть назад. Двести скаланских лучников уже увидели сигнал Тамир и выпустили горящие стрелы во врагов.
   Сотни стрел осветили небо, и на мгновение стали видны вражеские лодки. Практически все стрелы нашли цель, и темноту разорвали крики. Луки поднимались и опускались. Второй залп, третий, четвертый. Крики боли разносились над водой, а гулкое эхо усиливало их десятикратно.
   Как и предсказывал Фарин, пленимарцы не отступили. В воздухе просвистел ответный залп. Ки и остальные компаньоны закрыли Тамир щитами, о которые тут же ударились несколько стрел. Остальные, дрожа, вонзились во влажный песок.
   - Аркониэль, давай! - крикнула она.
   Волшебник бросил вращающийся черный диск перед собой. Лисичка и Ки закрыли Тамир щитами, а она пустила в "окно" горящую стрелу. Стрела исчезла, и отверстие в пространстве захлопнулось.
   Спустя мгновение вспыхнул парус одного из кораблей. Огонь, подкрепленный чарами Саурель, стремительно растекался по кораблю.
   - Сработало! - радостно воскликнул Аркониэль.
   Огонь быстро охватывал все мачты и распространялся по палубе. Они видели, как моряки прыгают с пылающего корабля в море.
   Волшебники бросали одно заклинание за другим, пока не подожгли десять судов. Ветер разносил пламя, поджигая один парус за другим. Пламя, пожирающее корабли, ярко освещало гавань.
   Пленимарские лучники все еще пытались стрелять, но стрелы скаланцев мешали им хорошо прицелиться.
   - Они возвращаются! - крики наблюдателей разнеслись в воздухе.
   Скаланские воины издали воинственный клич и ударили мечами о щиты. Когда звон стих, Тамир услышала на северном фланге звук трубы и звон оружия.
   - Они сумели высадиться на берег! - крикнул Фарин. - Компаньоны, защищайте свою царицу!
   - Нианис, ты с лучниками сдерживай лодки, - приказала Тамир, - Компаньоны, в седла!
   Тамир и ее гвардия поскакали на север, чтобы встретить противника там. В темноте было трудно разобрать число врагов, но отряд, двигающийся им навстречу, был достаточно большим. Они столкнулись в полумиле к северу от бухты, лошади прибавили шаг, и боевые кличи прозвучали с обеих сторон.
   - За Скалу и Четверку! - крикнула Тамир, обрушиваясь вместе со своей конницей на пленимарскую пехоту.
   Разя мечом направо и налево, она прорубала себе дорогу сквозь толпу врагов. Полуночник по ее команде нещадно лягался закованными в броню копытами. Крики пленимарцев смешались с криками нападавших, ее руки и лицо были в крови. Ярость сражения захлестнула ее так, что она забыла о боли и усталости. Где-то позади она слышала боевой клич Ки.
   Оглянувшись, она увидела над толпой знамена, и Ки с компаньонами, отчаянно пробивавшихся к ней.
   Ее окружили враги, и к ней потянулись множество рук, пытающихся стянуть ее с коня. Она рубила мечом по каждой прикасавшейся к ней руке. Полуночник фыркал и взбрыкивал, не давая врагам поднырнуть ему под живот. Она вцепилась в узду и второй рукой схватила коня за гриву. Высокое седло помогало ей сохранять устойчивость, когда конь попытался подняться на дыбы. Она не позволила ему это, так как вокруг было слишком много мечей, готовых вонзиться в его живот. Кто-то схватил ее за лодыжку и дернул вниз.
   Она почти потеряла равновесие, и знала, что сейчас упадет, но рука, сжимавшая ее ногу, внезапно разжалась. Выпрямившись в седле, она взглянула вниз... и наткнулась взглядом на бледное лицо Брата. Когда он исчез, только неповрежденные, но мертвые тела отмечали место, где он стоял.
   Ки, наконец, пробился к ней, что-то гневно крича. Он и Фарин рубили пленимарцев, все еще хватающихся за ноги и подпругу Тамир. Остальные компаньоны вскоре догнали их и очистили пространство вокруг нее.
   Лисичка был ранен в плечо и почти упал, но Тириен поддерживал его. Рядом с ними сражались Уна и Хилия, расширяя пустое пространство вокруг Тамир. Справа Каймен и его всадники теснили врага. Чуть дальше над толпой развевалось знамя Джорваи.
   - Пробиться к ним и окружить их! - крикнула Тамир, указывая мечом на стройные ряды вражеских солдат, стоящих между ними и берегом.
   Они развернули коней и снова врезались в линию врагов. Их было меньше, но лошади давали им преимущество, и их нападение сломало ровные ряды пленимарской пехоты. Они разрезали толпу, как коса траву, рубя врагов и топча их копытами лошадей.
   - Они отступают! - крикнул Фарин.
   Тамир услышала победный вопль и увидела Никидеса и Лорина, одинаково испачканных в крови и размахивающих мечами.
   - Ко мне! - окликнула и Тамир, снова бросаясь в атаку.
   Враги отступали, пытаясь снова сесть на лодки, стоящие на якоре. Волшебников рядом не было, и сжечь их было некому.
   Тамир и ее всадники преследовали бегущих воинов, а подоспевшие лучники расстреливали их стрелами и поджигали лодки. Некоторые пленимарцы все-таки успели уйти на лодках, скрывшись в темноте, но большинство пали на берегу, и их тела так и остались валяться на песке.
   Тамир и ее свита вернулись на берег, где лучники Нианиса были по-прежнему готовы к атаке. Возле одного из часовых она спешилась.
   - Собаки вернулись в свою конуру, - сообщил он, разглядывая ее окровавленные руки и лицо и запятнанный порванный плащ, - Похоже, вы все хорошо провели время.
   - Пожалуй, даже слишком хорошо, - тихо сказал Фарин, прожигая ее негодующим взглядом, - Ты оставила свою гвардию и позволила Ки отстать от тебя.
   - Тогда вам всем нужно учиться ездить быстрее, - парировала она.
   Конечно, он был прав, но она не собиралась признавать это вслух.
   Некоторое время он пристально смотрел на нее, затем, поморщившись, отвернулся, не желая высказывать все, что он о ней думал при других лордах.
   Волшебники присоединились к ней возле сигнального костра и молча стояли рядом, все еще поражаясь успеху.
   - Как ты думаешь, что они предпримут теперь? - спросил Аркониэль. - Их все еще больше нас и нам понадобится подкрепление.
   Тамир пожала плечами.
   - Если они снова причалят, мы снова будем сражаться. Но они потеряли элемент неожиданности, и знают это. Я думаю, что они попытаются вести переговоры.
   Когда по воде поплыл туман, а небо посветлело, всем стало ясно, что она права. Над флагманским кораблем пленимарцев поднялось белое знамя. Она дала знак своему знаменосцу ответить тем же и приказала всем отрядам спуститься к берегу.
   Лодка, с белым флагом была спущена на воду и заскользила к берегу.
   Пленимарский командующий был чернобородым гигантом, одетым в черную кожу и тускло поблескивающую кольчугу. На плаще были вышиты гербы знатного дома. Его сопровождали шестеро воинов мрачного вида и без оружия.
   Лодка причалила к берегу, и командующий вышел на берег без эскорта. Когда он увидел, Тамир в шлеме, увенчанном короной, он заколебался, очевидно, ожидая встретить более взрослого противника.
   - Я герцог Одонис генерал Пленимара и адмирал флота Повелителя, - объявил он на ломаном скаланском, - С кем я говорю?
   - Я Тамир-Ариани-Герилейн, царица Скалы, - ответила она, снимая шлем, чтобы он мог видеть ее лицо, - Ты ведешь переговоры со мной.
   Его густые брови удивленно поползли вверх.
   - Царица? - он рассмеялся. - У Скалы теперь нет никакой царицы. Кто ты, маленькая девочка?
   Маленькая девочка! В ней было еще много от Тобина, и насмешка задела ее. Но она заставила себя говорить спокойно.
   - Я - Тамир, дочь принцессы Ариани, дочери Агналейн. Мой дядя, царь-узурпатор, проклятый Иллиором, пал в ваше первое нападение на столицу. Теперь на его месте стою я, избранная Иллиором Светоносным. Это могут подтвердить жрецы Афры.
   Одонис скептически смотрел на нее.
   - Значит, ты предводитель этого,... - он окинул взглядом ее небольшое войско, - этой диверсионной группы?
   - Именно. Вы собираетесь продолжать с нападение? Моя армия и мои волшебники готовы сражаться с вами.
   - Волшебники? Ах, Ореска. Беззубые странники.
   - Они не такие уж беззубые, - спокойно ответила Тамир, указывая на горящие корабли, - Это их работа. Я могу доказать это.
   Аркониэль снова бросил заклинание, а она выстрелила сквозь "окно". Грот флагманского корабля охватило пламя.
   Одонис уже не выглядел слишком самоуверенным.
   - Что это?
   - Это - работа моей Орески, и если вы не уберетесь от наших берегов, это случится со всем вашим флотом.
   - Ты не сражаешься с нами в честном бою!
   Тамир зло рассмеялась.
   - Кто будет рассуждать о моей чести? Командир, который пришел сюда до вас и во время бури напал на спящий город? Он пришел сюда, как трус и был побежден по воле Иллиора воинами Скалы и волшебниками Скалы. Его сожженные корабли лежат в гавани Эро. И если ты не уведешь свои корабли, их постигнет та же участь. Возвращайся к своему Повелителю и скажи ему, что дочь Фелатимоса снова правит Скалой, а сама Скала находится под защитой Светоносного.
   Одонис некоторое время молчал, а затем холодно поклонился.
   - Я доставлю твое послание.
   - Я еще не закончила, - резко прервала его Тамир, - Я требую компенсацию за Эро. Я оставлю себе десять ваших судов. Вы освободите их и оставите их здесь на якоре.
   - Десять!?
   - Команду можете забрать с собой. У меня нет времени разбираться с ними. Оставьте десять судов вместе с оснасткой и припасами и убирайтесь на остальных вон. Иначе, я сожгу их все вместе с вами и убью всех пленимарцев, которые пришли сюда.
   Она понятия не имела, могут ли обессиленные волшебники выполнить ее угрозу, но ее уверенный тон не оставлял у Одониса никаких сомнений в том, что опасность реальна.
   Она видела, как резко обозначились скулы под его черной бородой, и как он стиснул зубы от гнева и унижения. Наконец он еще раз поклонился.
   - Как скажешь. Десять судов, с оснасткой и припасами, но без команды.
   - Ты отдашь свое знамя, в знак поражения. Перед этими свидетелями я обещаю вам неприкосновенность, но только если вы уйдете от моих берегов. Если вы попытаетесь высадиться, я не оставлю в живых никого. И советую тебе уйти прямо сейчас, пока я не передумала.
   Одонис в последний раз сдержано поклонился, и направился к своей лодке, сопровождаемый насмешками воинов Тамир.
   Тамир наблюдала за лодкой, пока она не причалила к кораблю, а затем устало опустилась на камень. Тяжелая ночь отняла у нее почти все силы.
   - Фарин, разошли командирам приказ. Все должны немного отдохнуть прежде, чем мы возвратимся. И вы тоже, - добавила она, окидывая компаньонов многозначительным взглядом.
   Усмехаясь, они улеглись на свои плащи, расположившись вокруг нее.
   Ки растянулся рядом с ней, лежа на спине и закинув руки за голову. Его лицо все еще было в крови, но он лениво жевал стебель дикого овса, и вся его поза выражала умиротворение.
   - Это была хорошая битва, моя царица, за исключением того, что ты ненадолго оставила нас, - сказал он вполголоса, так, чтобы слышала только она.
   - Я думала, что вы не позволите себе отстать.
   Некоторое время Ки молчал, а стебель мерно раскачивался в его зубах.
   - Теперь, когда ты - моя царица, я все еще могу сказать тебе, что пинком отправлю тебя отсюда до самого Алестуна, если ты сделаешь так снова?
   Она рассмеялась. Напряжение тяжелого дня внезапно ушло, и она стукнула его кулаком по плечу.
   - Да, я думаю, что можешь.
   Ки усмехнулся ей.
   - Хорошо, так как тебе удалось пережить это, я все же скажу тебе, что говорят о тебе некоторые из воинов. Они думают, что ты затронута одновременно и Сакором, и Иллиором.
   - Я начинаю думать также.
   Но она не забыла, что Брат тоже участвовал в битве. Он второй раз помог ей, и она, молча, благодарила его.
   Аркониэль был благодарен за отсрочку. Ему никогда не приходилось бросать так много заклинаний за такой короткий срок. Даже Саурель под ее татуировками была бледна, когда они сели, чтобы перевести дух.
   Оглянувшись, Аркониэль увидел Ки и Тамир, вместе сидящих на берегу. Они говорили и улыбались, и снова стали похожи на двух мальчишек, которыми были так недавно.
   Закалена трагедиями и сражениями. А ведь ей нет еще и шестнадцати лет.
   Но она была не первой царицей, которая примет трон, такой молодой. Многие в ее возрасте были замужем и спали на супружеском ложе.
   А еще у нее есть Ки. Ему скоро исполнится семнадцать. Волшебник смотрел, как Ки наклонился к Тамир и что-то сказал ей, и они оба рассмеялись.
   Попытавшись проникнуть в мысли Ки, Аркониэль натолкнулся на трепет, страсть и горькую нежность. Ки любил Тамир всем сердцем, но все еще был смущен и растерян. Помня свое обещание, Аркониэль не стал проникать в мысли Тамир. Присоседившись к Саурель и Кириару, он растянулся на жесткой траве там и закрыл глаза. Каждое волшебство отнимает силы, но он никогда не был так истощен. Чем они помогут Тамир в настоящей войне, если одно сражение отбирает все силы?
   Когда звук трубы прервал его дремоту, над ними стояло полуденное солнце. Волшебники поднялись с общим стоном. Аркониэль дал Саурель руку и помог встать на ноги. Воины и капитаны неспешно поднимались, потирали онемевшие после сна части тела и приветствовали их. Придя в себя, они присоединились к Тамир.
   - Клянусь Светоносным, ты выиграла эту партию! - воскликнул Джорваи.
   Тамир подарила Аркониэлю искреннюю и благодарную улыбку.
   - Сегодня Третья Ореска доказала свою ценность. Мы потеряли меньше двух сотен. Интересно, можно ли все споры улаживать так же легко?
   Джорваи фыркнул.
   - Тогда воинам не останется дела, и они будут не нужны.
   Аркониэль не мог представить себе волшебство, которое могло бы вытеснить воинов. К тому же он сомневался, что это принесет пользу. Многие мужчины, как Джорваи жили войной.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"