Жевнов Константин Александрович: другие произведения.

Туатта де Данаан или искусство завязывать шнурки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья и скорее всего заключительная часть. Текст полностью не вычитан, поэтому возможны ошибки

Глава 1.

Утром, по привычке, Ольга проснулась рано. За окном было пасмурно, и накрапывал дождик. Соседка по комнате еще дрыхла без задних ног. На душе было, так же как и за окном, пасмурно и сыро. "Как же достала эта Ирландия! Домой хочу! Хоть бы уроки скорее начались... и закончились!" - подумала девочка, но так без огонька, скорее по привычке и пошла умываться.

Нет, вообще-то, и Ирландия, во всяком случае, тот кусочек, который она видела, и Дублин ей понравились. И в первое время Ольга с громадным удовольствием посещала экскурсии и наслаждалась экзотикой. Преподавание в школе тоже было непривычным. Причем во всем, от круговой расстановки парт, до поведения во время занятия учеников и учителей, которых, кстати, было двое. Но за пару недель вся эта экзотика как-то приелась, на уроках было откровенно скучно, а языковая практика это конечно прекрасно, но мало. Ольга начала скучать, потом хандрить и наконец, в полный рост столкнулась с тоской по родине.

В общем, еще позавчера утром, девочка на полном серьезе разрабатывала план побега с изумрудного острова и возвращения на Родину. Но уже вечером идея "Back in USSR" или скорее "Back in Russia" несколько померкла и потеряла часть привлекательности. В чем же причина? О! Причина банальна, вечером, прогуливаясь по городу, Ольга встретила группу ребят говоривших по-русски! Это было настолько неожиданно, что девочка буквально встала столбом и вылупилась на проходивших мимо ребят.

- Либо русская, либо припадочная - сказал блондин, самый высокий и широкоплечий из ребят.

- Одно из двух - сказал тот, что был пониже и имел темно русые волосы.

- Красавица, тебя как зовут? Вот меня Сашка - добавил третий худощавый и настолько коротко стриженный, что масть была не определима, но что-то светлое.

Ольга была настолько ошарашена встречей с земляками, что пару раз открыла и закрыла рот, а в конце выдавила из себя, что-то типа:

- Аааа, эээ, а?

- Все-таки припадочная - констатировал блондин.

- Да, похоже, больная, но с другой стороны, что с них взять, дикие люди, дети холмов и пустошей - добавил, назвавшийся Сашкой.

- Ладно, потопали - припечатал третий. И вся группа двинулась дальше.

- Сами вы больные и припадочные! - наконец пришла в себя Ольга.

- О! Я всегда говорил, что в критической ситуации, любой иностранец начинает неплохо говорить по-русски! - остановившись, сказал Сашка - Главное его к этому подтолкнуть!

- Балабол - усмехнулся русоволосый.

- Все-таки русская? - спросил высокий - Меня Володя зовут, это Глеб, ну а с Сашкой вы уже знакомы.

- Ольга - сказала Ольга, ну а с другой стороны, что она еще могла сказать, не Катя же?

Вот после знакомства с ребятами, ностальгия и хандра покинули девчонку, а план побега потерял остроту и актуальность. Жизнь засверкала новыми красками и сделала неожиданный поворот. И хотя Ирландия уже действительно надоела, компания подобралась на редкость удачная и интересная.

В частности выяснилось, что Дублин она не знает абсолютно. Туристические достопримечательности и "места, которые необходимо посетить" из туристических же путеводителей это все ерунда. Настоящий Дублин начинался совсем за другими поворотами и совсем на других улочках. И этот настоящий город нравился ей гораздо больше, чем туристический и прилизанный. К тому же у Сашки обнаружилась очень интересная черта, при отвратительном знании английского и полном незнании ирландского, у него, тем не менее, везде обнаруживались хорошие знакомые, с помощью которых он обходил массу ограничений. Например, в одном из пабов они всей компанией пили обалденно вкусный эль, хотя продажа спиртного лицам до восемнадцати, в Ирландии была строго-настрого запрещена.

А вчера, во вполне разрешенном для их возраста заведении, их компания пополнилась еще двумя русскоговорящими лицами белорусской национальности. Настей из Минска и Кузей из Гродно. Вообще-то Кузя был Мишей, но так как носил фамилию Кузьмин, был рыжим и имел взлохмаченную шевелюру, то сами понимаете. Так вот, Миша хотя и знал прекрасно русский, общаться предпочитал на белорусском, наверное, ему просто нравилось, что окружающие его ни фига не понимают. Но в их компании Кузя был в жесткой форме обломан, так как стоило ему начать белорусскую тираду, как на нее мгновенно следовало словоблудие Сашки, причем на жутком украинском суржике с непрерывным использованием в речи слова бульбаш, что вызывало у всей компании как минимум улыбки. Сашка вообще оказался родом с восточной Украины, но откуда именно Ольга так и не поняла, так как в разговоре периодически мелькали то Мариуполь, то Николаев, а то и вовсе Харьков, причем в неизменной форме: "А вот в моем, родном..." - в продолжение всегда фигурировал другой город. После четвертого или пятого прерывания Кузя завелся, обозвал Сашку Хохлом, на что тот только посмеялся. Глеба из Москвы - Москалем, на что тот тоже не обиделся. А Володю из Петербурга - Питерастом, за что получил в лоб, на этом языковой барьер оказался полностью преодолен, и вся компания окончательно перешла на великий и могучий русский язык.

В общем, посидели хорошо и с удовольствием. А вот незадолго до того как настала пора расходиться, Сашка, напустив на себя таинственный и заговорщицкий вид, сообщил, что на завтрашний вечер у них у всех уже есть планы. И что в восемнадцать ноль-ноль он будет всех ждать здесь, а те, кто опоздают, будут потом всю жизнь локти кусать. На все попытки выведать, что же это за планы, Сашка был неприступен и лишь загадочно улыбался.

***

На следующий день вечером все собрались даже не к шести, а к половине шестого. Сашки не было. Посмеялись, пошутили, поговорили и независимо друг от друга уставились на часы. Посидели до без пятнадцати. Разговоры совсем увяли. Сашки не было. Сашки не было и без пяти. Напряжение нарастало. И вот ровно в восемнадцать ноль-ноль открылась дверь, и вошел очень озабоченный и деловитый виновник сегодняшнего сборища. Поздоровавшись со всеми и заказав ланч, Сашка плюхнулся на диванчик за столом, и как ни в чем не бывало, поинтересовался:

- Ну, как дела?

Ответом ему было молчание и пять упершихся в него изучающих взглядов.

- Ага, видимо хорошо. Тогда, разрешите поздравить вас с окончанием учебной недели.

Ответ был прежним.

- Что-то вы сегодня не очень разговорчивые. Ну ладно, не хотите разговаривать, тогда я пока перекушу.

- Не томи - за всех ответил Володя.

- Аааа, ну да. Вы знаете, какое сегодня число? - спросил Сашка.

- Одиннадцатое ноября, и что? - ответил Глеб.

- Нет, вы что, серьезно не знаете? - продолжил Сашка.

- Саш, чего именно мы не знаем? Ты либо давай рассказывай, либо.., либо давай рассказывай - улыбнулся Володя.

- Неучи! Находятся в самой фэйрической стране в мире, это от слова Фейри, если кто не понял, и не знают элементарных вещей! Мне стыдно за вас, друзья мои! Стыдно! - произнеся этот спич, Сашка впился зубами в сэндвич.

- А что одиннадцатого ноября? Праздник, что ли какой? Чего-то я не помню ничего такого - сказал Глеб и посмотрел на остальных.

- Я как-то тоже не припоминаю - ответил Володя.

Белорусы просто пожали плечами, а Ольга задумалась, что-то такое вертелось в голове. Вертелось-вертелось и вспомнилось.

- Одиннадцатого ноября - Эйнхериар. Но это у скандинавов праздник был, в честь воинов Вальхаллы. А ирландцы его разве отмечают? - сказала Ольга.

Услышав это, Сашка чуть не поперхнулся.

- Так. Никаких хер-и-аров, ни эйн, ни цвейн, ни прочих ирландцы не отмечают. Сегодня Холлан-тайд! Припоминаете, что за день?

Ребята переглянулись, покачали головами и вновь уставились на парня, только Настя неуверенно спросила:

- Это, вроде, как-то с феями связано?

- Ой, темные вы темные! - Сашка картинно поднял руки к небесам - Господи, ну с кем я связался, а? Неучи! Как есть неучи! Как говорят в моей родной Жмеринке - "Ученье свет, а неученых тьма!". Ладно, вижу, интрига не удалась, прежде чем вас интриговать, сначала учить придется!

Дождавшись согласного кивания пяти голов, он продолжил:

- В день Холлан-тайда Фэйри покидают насиженные места и переезжают на новые, ну, или в гости отправляются. В общем если хочешь увидеть Фейри, то лучшего дня в году просто нет! А сегодня еще и полнолуние! Но! - парень перешел на практически замогильный шепот - Тот, кто встретит Фейри в этот день, рискует навлечь на себя их гнев или даже проклятие! Но и это ничего, главное в ночь Холлан-тайд можно нарваться на дикую охоту! - и вновь нормальным голосом - Вам страшно? Мне нет!

Если честно Ольге вдруг стало малость страшновато, но так как все остальные не выказали признаков страха, она тоже решила не нагнетать ситуацию и бодриться. Сашка же продолжал:

- В общем, нам представился удивительный шанс встретиться с дивным народом и увидеть воочию всяких там фей и прочих эльфов. Сегодняшней ночью мы отправляемся в Бру-на-Бойне! Некоторые глупые ученые считают, что это комплекс могильников, но каждый настоящий ирландец знает, что это настоящие волшебные холмы - сиды, в которых обитают Фейри! У вас, конечно, возникает закономерный вопрос, как мы туда попадем и как при этом не попадемся охране. Вам нужны ответы? Их есть у меня! Во-первых, Патрик одолжил мне свою машину, это ответ на первый вопрос. Во-вторых, машина эта местная, охране известная и останавливать ее никто не будет. Более того, я вообще не уверен, что сегодня ночью кто-то будет дежурить на улице. Так, это ответ на второй. Собственно все. Закупаем все для пикника, предупреждаем, что будем поздно или скорее рано, главное не сболтните, куда мы собираемся и часиков в девять выдвигаемся. Вопросы есть?

- Один - сказал Володя - А кто поведет? Прав-то нет ни у кого.

- Ой, ну это вообще не вопрос! Я поведу, главное не забыть, что у них тут движение левостороннее - ответил Сашка - И вообще зубов бояться... Так, ну это не к месту. Все, разбежались. Встречаемся здесь через пару часов, если чего для пикника не хватит, тут и докупим. А! Не забудьте обувку нормальную одеть, нам пару-тройку километров пешочком пройти придется, ну, и одежду соответствующую.

Выдав эту тираду, Сашка первым поднялся и испарился прежде чем ребята успели сформулировать какие-либо возражения. Секунд через тридцать Глеб озвучил общую идею:

- Ну, а почему бы и нет? Я пошел собираться.

Все согласились с этим мудрым изречением и разбежались по домам - переодеваться и собирать сумки для пикника.

***

Уже без десяти девять все, кроме Насти, вновь собрались за столом. Проверили припасы, докупили сэндвичей и сока. И в пятнадцать минут десятого решили, что ждать ее бессмысленно. Когда ребята уже собрались уходить, в зал ворвалась несколько растрепанная Настя.

- Уф, еле вырвалась. Я в семье живу, а там правила строгие. Пришлось наврать с три короба, что на дискотеку иду с подругами. Еле уломала, а я еще и язык на бытовом уровне не очень хорошо знаю. Вот. Спасибо, что подождали.

- Насть, а ты уверена, что в мини-юбке и на каблуках тебе будет удобно? Сашка сказал, что нам несколько километров пешком придется пройти - осведомилась Ольга.

- Я джинсы и кроссовки с собой взяла. Переоденусь по дороге. Не могла же я на дискотеку в джинсах пойти - возмутилась Настя.

- Насть, тут половина девчонок в клубы так ходит. Это же просвещенная Европа, сплошной унисекс, блин, а не тоталитарная Белоруссия - сказал Глеб.

- Не Белоруссия, а Беларусь! - вставил свои пять копеек Миша.

- Завянь! - огрызнулся Глеб.

- Ой, ребят! Только в рюкзачок больше ничего не влезло, у кого-нибудь место есть, я сейчас бутербродов куплю и... - продолжила Настя.

- Отставить. Все уже закуплено и погружено. Пойдемте скорее, нам еще до машины пилить и пилить - прервал Настю Сашка и, подхватив спортивную сумку, первым вышел на улицу.

До машины добрались минут за пятнадцать. Машиной оказался жутко старый Шевроле пикап с переделанной кабиной под второй ряд сидений, когда-то ярко красного цвета, а теперь с местами облупившейся краской и с выступающими кое-где пятнами ржавчины, но при этом с новенькими хромированными бампером и решеткой.

- Володя на переднее, остальные назад, там такой диван, что и пятеро сядут. Только осторожно, не отломайте там что-нибудь, а то Патрик над этим одром трясется больше чем мамаша над первенцем - напутствовав ребят, Сашка залез на водительское сидение.

После серии восклицаний и бурчаний под нос, и спустя всего пару минут Сашка запустил двигатель и щетки, спустя еще минуту щетки были остановлены, и это никак не повлияло на работу двигателя. А еще через минут пять они тронулись в путь. Вел Сашка очень плавно и умело, так что у Ольги появилась твердая уверенность, что вся эта возня с запуском была очередной Сашкиной шуткой. А вот "не отломайте" шуткой, увы, не было. Уже на второй минуте движения, Глеб отломал какую-то выпиравшую деталь интерьера, на поверку оказавшуюся ручкой, просто неловко повернувшись. Сашка чертыхнулся и посоветовал быть внимательнее. Дальнейшее путешествие прошло без происшествий. Минут через сорок, не доезжая пару километров до Ньюгрейнджа, Сашка свернул на проселок, причем асфальтированный и отличавшийся от основной дороги лишь некоторой холмистостью, по которому они тряслись еще минут пятнадцать, после чего съехал на обочину и сказал:

- Станция конечная. Поезд дальше не идет, просьба освободить вагоны. Сейчас немножко прогуляемся ножками и будем на месте с солидной форой минут в тридцать. Так что успеем расположиться на лучших местах, буквально в ВИП-ложе. Ну, а там и посмотрим, врут ирландцы про Фейри, или нет. Выгружаемся.

- Саш, мне бы переодеться - взмолилась Настя.

- Ах, да! Выгружаемся все кроме Насти. И начинаем усиленно любоваться окрестными холмами, минут пять, я думаю, не меньше. Насть, тебе пяти минут хватит? Если что мы и минут десять полюбоваться выдержим, а вот больше, это вряд ли.

- Хватит, вылезайте уже.

Действительно не прошло и десяти минут, как группа искателей приключений тронулась в путь. Сашка тут же свернул на неприметную тропинку и повел их через пастбище. Хотя днем моросил дождик, но к вечеру небо полностью очистилось, и полная луна заливала холмы призрачным светом, окрашивая траву в серебряный цвет. Небо было усыпано звездами, а вот на земле не было ни огонька, и если бы не зарево над Дублином, то можно было бы подумать, что они очутились в прошлом или вообще на другой планете, где людей отродясь не было. Было очень красиво, сказочно, и жутковато.

- Ой! - раздалось впереди. Ольга аж подпрыгнула.

- Что? Что случилась? Змея? - посыпались вопросы.

- Да, нет. Какая змея. У меня шнурок развязался, кажется - виновато ответила Настя.

Ответом ей было дружное облегченное ржание. Жутковато быть перестало, осталось только красиво и сказочно.

- А прикольно все-таки в Ирландии. Середина ноября, а травка зелененькая и деревья даже не думают желтеть. У нас в Питере, уже все деревья голые, дожди, холод собачий, а тут даже ночью плюс десять - неожиданно сказал Володя.

Все согласились, мол да, прикольно, но разговора никто не поддержал. Путь продолжили в тишине. Вскоре вышли к живой изгороди, концы которой терялись в лунном свете. Сашка остановился и картинно оглядываясь, начал громко шептать:

- Налево или направо? Вроде бы на право. Нет, все-таки налево. А может направо? А все равно! - и уже громче - А, непринципиально, мы ведь просто гуляем. Гуляем себе налево, а потом направо.

- Ты что дорогу забыл? - вылез вперед Мишка.

- Я? Да не в жисть! Шоб я и дорогу! Я просто размышляю, к какому холму мы пойдем - и с этими словами Сашка шагнул к изгороди, сунул в нее руку, покопался и достал концы веревок с навязанными на них узлами.

- Ребят подсобите. Тянем метра на два вдоль изгороди, там железные колья вбиты, за них цепляем узлы - сказал Сашка и протянул Мишке и Глебу по веревке - И потише, мы входим на территорию заповедника.

Ребята разошлись и натянули веревки.

- О! Самый раз! - шепотом воскликнул Сашка - По одному шагом марш! Еще минут десять и мы на месте.

Парень первым нырнул в образовавшийся в живой изгороди проход, вслед за ним двинулись и остальные. Когда Ольга оказалась на той стороне, ее взору предстала громада рукотворного холма, половина которого была угольно-черной, а вторая казалась отлитой из серебра. Последним из прохода вышел Глеб. Когда вся группа оказалась на стороне заповедника, Сашка сказал:

- Сейчас пройдем вдоль тех камней, там дорожка есть, обогнем холм и будем на месте. Там беседка есть, для туристов, вот в ней и будет наш наблюдательный пункт - парень посмотрел на мобильник - Мы даже раньше добрались, чем я рассчитывал, так что, еще и перекусить успеем.

- Сань, а что это за проход в ограде? - спросил Глеб.

- А - Сашка махнул рукой - Это местные сделали, чтобы ходить на пастбища на той стороне. Им обходить видимо в лом. А дорожка, по которой мы шли, разделяет владения двух фермеров, тут каждый день кто-нибудь да ходит.

- Красиво здесь и сказочно, все как из серебра - сказала Ольга.

- Так о то ж! Фейри, небось, наколдовали, они красоту любят и ценят. Как ни как, праздник у них. Ладно, пойдемте - ответил Сашка и зашагал по выложенной плитами дорожке.

Когда они уже почти обогнули холм, Сашка, шедший первым, вдруг резко остановился.

- Ребят, это только я вижу?

- Что именно? - заозирался шедший за ним Глеб.

- Да вон! Огонь, кажется, горит! - указал рукой Сашка.

- Где? - спросил подошедший Мишка.

- Да вон же! В сиде! Видите отблески? - Сашка вновь указал рукой.

- В чем? Где? - посыпались вопросы остальных.

- Блин! Точно, огонь - сказал Глеб.

- Так, давайте тихонько за мной! - скомандовал Сашка.

- Ой! - тихо произнесла Настя.

- Что еще? - прошипел Сашка.

- У меня снова шнурок развязался. Вы идите, я сейчас завяжу и догоню вас - виновато ответила Настя.

- Догоняй! - прошипел Сашка и быстро и почти бесшумно заскользил к холму. Остальные последовали за ним, но не столь быстро и, увы, производя значительно больше шума.

На Ольгу, хотя она и не была отчаянной трусихой, повеяло такой жутью, что она с громадным удовольствием осталась бы с Настей, помогать завязывать той шнурок, хоть до посинения. Но гордость оказалась сильнее, все идут, а она что хуже?

Сашка, опередив остальных на добрых метров двадцать, пробрался вдоль стены холма ко входу и очень аккуратно заглянул вовнутрь. Потом убрал голову, помотал ей, заглянул снова и сразу нырнул во вход. Остальные бросились за ним.

Когда Ольга вбежала в коридор, который должен был вести в центральное помещение кургана, то увидела следующую картину. Сашка мертвой хваткой, двумя руками вцепился в маленького рыжего человечка в высоком, цвета летней травы цилиндре, ростом чуть выше его колен, обряженного в такого же цвета курточку и штанишки. Человечек казалось, не обращал на парня никакого внимания, внимательно изучая стену перед своим носом. В паре метров от них с разинутыми ртами застыли Глеб и Володя. У ног человечка стояла зажженная керосиновая, а может и масляная лампа и освещала стены неровным подергивающимся светом, от которого по стенам плясали жутковатые тени.

- Ага! - завопил Сашка.

Человечек повернул к нему голову и печально согласился:

- Ага.

- Ну что, лепрекон, попался! Гони горшок с золотом! - почему-то по-русски продолжил Сашка.

- Да попался, попался! Чего орать-то - на чистом русском ответил человечек, и снова повернув голову к стене, продолжил ее внимательно изучать.

- Так что? Горшок с золотом будет? - не унимался Сашка.

- Будет. Но есть идея получше. Вместо горшка с золотом, я могу открыть проход и доставить тебя и твоих друзей в волшебную страну, ее называют Ши или Тир-Нан-Ог, а некоторые зовут Авалон. Согласен? - все так же на чистом русском продолжил лепрекон.

- Это что розыгрыш? - осведомился Сашка, уже спокойным голосом, но хватку не ослабил.

- Типа того - ответил человечек - Так что, согласен? Открывать проход?

- Ну, если розыгрыш, то согласен, открывай! - усмехнулся Сашка.

"Нет" - хотела заорать Ольга, но не успела. Так как, в ее спину врезался бежавший последним Кузя. От толчка девчонка кувырком полетела на землю. Но пола не достигла. Мир вокруг завертелся радужным колесом, потом мигнул, померк и снова мигнул. А дальше Ольга со всего маху влетела лицом в шелковистую траву, набившуюся ей в открытый для крика рот. А сверху на нее плюхнулось что-то мягкое, но тяжелое, предположительно Кузя. Пока девочка пыталась стряхнуть с себя неожиданный груз, встать и отплеваться, то услышала.

- Договор исполнен? - поинтересовался голос лепрекона, откуда-то спереди и сверху.

- Ага, похоже на то - ответил ему голос Сашки.

- Да или нет? - не унимался голос лепрекона.

Ольга поняла, что сейчас произойдет что-то ужасное, а может и вовсе не поправимое, и рывком кое-как оторвав голову от земли и выплюнув траву невнятно заорала:

- НЕТ!

Но ее опередил Сашкин голос:

- Да!

- Договор исполнен! Счастливо оставаться! - сказал зеленый человечек и захохотал. И смех его был ни разу не радостный. Гнусный был смех, надтреснутый, мерзкий и противный.

Прежде чем вновь ткнуться лицом в траву, Ольга увидела, как лепрекон исчез из Сашкиных рук, буквально взорвавшись радужным фейерверком.

Глава 2.

Ольга наконец смогла спихнуть с себя Кузю, а может он сам догадался с нее слезть. Села и смогла полностью выплюнуть изо рта всю набившуюся туда растительность и оглядеться.

- Боров, слепой! - себе под нос произнесла она в адрес Мишки.

- Все-таки, похоже, надул, гад зеленый! Ну, я до тебя доберусь! - весело сказал Сашка, но в его глазах веселья не было ни на грош. Несчастные у него были глаза, а еще немного испуганные. И это у Сашки-то!

- Ну и где мы? - осведомился Глеб, тоже не устоявший на ногах, но, по-видимому, по другой причине, чем Ольга.

- А хрен его знает - честно ответил Сашка - если верить зеленому, то в волшебной стране. Алисы, блин, в стране чудес!

Володя, единственный кто кроме Сашки остался на ногах, и все это время озирался, крутя головой на триста шестьдесят градусов, вдруг нахмурился и спросил:

- Ребят, а кто Настю последним видел? Где она?

Все начали оглядываться в поисках пропажи, пока вставший наконец-то на ноги Кузя не сказал:

- Да там она осталась, шнурки, блин, завязывать! С ней-то все в порядке! А вот куда ты нас затащил? - дальше Мишка разразился в Сашкин адрес потоком не цензурной брани, с применением тех слов которые, по молчаливому уговору, ребята в присутствие девчонок старались не употреблять. И длиться этот поток красноречия был готов, казалось вечность, ну или близкий по значению промежуток времени. Правда, проверить то, насколько Кузиного запала хватило бы, не удалось, так как подошедший к нему Володя ударом в челюсть прервал это словоизвержение, а заодно и вырубил оратора, уложив его на травку, и похоже на довольно продолжительный срок.

- Истерика - констатировал Володя - ребят, нужно что-то делать, иначе у нас у всех скоро крыша ехать начнет. Идеи есть?

С идеями, похоже, у всех был легкий напряг плавно переходящий в тяжелый кризис. Трое парней, ну или четверо, если считать тело, отдыхавшее на мягкой травке, правда, временно исключенное из числа способных к анализу ситуации и вербальному общению, и девчонка осматривались по сторонам и пытались осмыслить ситуацию, в которую вляпались. Они находились в небольшой долине с трех сторон окруженной не высокими горами, может и не горами, а скалами, но точно из камня, с практически отвесными стенами и высотой не меньше десятка метров. С четвертой стороны, вроде бы был проход. Под ногами у них росла очень мягкая, даже скорее шелковистая трава, высотой сантиметров пятнадцать-двадцать, похожая на мятлик, но имевшая значительно более мясистые листья и отчетливо серебристый оттенок. Нет, трава не была серебряного цвета, была она обычной зеленой, но с этаким серебристым отливом, который при покачивании травы под ветром, иногда превращал лужайку в серебряную, впрочем, не надолго. А над головой у них раскинулось небо, без единого облачка, зато слегка переливавшееся, как перламутровая раковина.

- Ну, то, что мы не на Земле, это можно принять как аксиому. У нас конечно редкостей и диковинок хватает, так что такая травка где-то да расти может, но вот такого неба у нас точно нет - констатировал Володя.

- Это факт. Значит, принимаем за рабочую гипотезу, что зеленый не соврал и действительно закинул нас в Тир-Нан-Ог - добавил Сашка.

- Куда? - поинтересовался Глеб.

- Ну, в волшебную страну. Ее кельты по-разному называют. В Уэльсе, кажется, Тир-Нан-Ог. А в Ирландии - Ши - ответил Сашка - Кто-нибудь из их мифологии что-нибудь по этому поводу помнит? Ну, или из сказок?

- Нет. Я вообще ни одной ирландской сказки не читал. Как-то все больше русские и Андерсена - ответил Володя и пожал плечами.

Глеб просто молча покачал головой.

- Я кое-что слышала, или читала - сказала Ольга - В волшебную страну ушли Туатта де Данаан, после того как проиграли людям войну за обладание Ирландией. Так что если мы действительно в ней, нужно искать Фейри из народа Дану. Они по идее тут главные и может быть, мы сумеем с ними как-то договориться.

- Принимается. Других идей, похоже, нет. Володь, вот нафига ты его так крепко приложил, а? Теперь ждать придется, пока очухается. А если ты ему челюсть сломал? Чего делать будем? - произнес Сашка, а потом, хитро прищурившись на Мишку, продолжил - Если не очнется в ближайшую минуту, предлагаю добить, чтоб не мучился!

Кузя не повелся. Видимо, по-прежнему был без сознания, ну или великолепно претворялся, хотя последнее вряд ли. Удар у Володи был поставлен что надо!

***

Спустя пару минут бесцельного сидения, в ожидании пока придет в себя пятый участник их группы, голос подал Глеб:

- Давайте, что ли, перекусим? Все равно делать нечего.

- Ну да, мы за любой кипеж, окромя голодовки - поддержал его Сашка.

- Ребят, вы перекусывайте, а я пока схожу, посмотрю, что там впереди за поворотом - сказал Володя и поднялся.

- Подожди, я с тобой схожу - поддержала идею Ольга и тоже вскочила с травы.

- Идите-идите, нам больше достанется - сказал Глеб и стал доставать свертки.

- Только не долго. Чтоб через полчаса здесь были - добавил Сашка - А то мы начнем волноваться, а после еды это вредно!

Володя кивнул и двинулся к проходу. Ольга уже пошла было за ним, но обернувшись, сказала:

- Все не съедайте. А то вдруг мы обратно вернемся злые и голодные. Не доводите ситуацию до каннибализма! - и скорчила жуткую рожу.

Проход все-таки был. Он представлял из себя длинную, узкую каменную кишку, постоянно извивавшуюся, так что дальше, чем метров на тридцать-пятьдесят ничего нового видно не было. В некоторых местах стены почти сходились над головой, и проход сужался всего до одного метра, в других расширялся до пяти-шести. По этому проходу они прошли около километра, когда после очередного поворота, каменные стены закончились, и они вышли на простор. Перед ними расстилался серебристый луг, где-то вдалеке ограниченный то ли лесом, то ли просто группами деревьев. Точнее разобрать было сложно, все тонуло в перламутровых переливах. Ребята стояли на холме. За спиной, на вершине холма был скальный выход высотой всего-то метров двадцать, ну может двадцать пять, весь изрезанный проходами, на подобии того из которого они выбрались, и зевами пещер. Ольга осматриваясь, не сразу заметила, что ее спутник неотрывно разглядывает ближайшую группу деревьев.

- Что? - спросила она, подойдя ближе, и тоже принялась рассматривать рощицу.

- Это меллорны - тихо ответил Володя - Нужно кое-что проверить. Посторожи минут десять.

Володя сел на траву и закрыл глаза.

- С чего ты взял, что это меллорны? - тоже очень тихо спросила Ольга и принялась озираться с удвоенной силой.

- Не мешай - ответил парень, и казалось уснул.

Ольга немного побродила вокруг, изображая из себя часового на посту, но ей это быстро надоело, и она присела на траву чуть выше по склону, чем замер Володя. О меллорнах она кое-что слышала. Прежде всего, это дерево фигурировало в различной фэнтезийной литературе. Во-вторых, в киноэкранизации "Властелина колец", причем те деревья, которые показывали в фильме, на эти не были похоже совершенно. Но если судить по этим пунктам, то не понятно, чего так напрягся парень, да и с чего он взял, что эти деревья меллорны? С описанными и показанными эти не имели практически ничего общего, разве что только стволы светлые. Но было еще и в-третьих. Кое-что о свойствах этих деревьев рассказывал ей прадед, когда она гостила у него, будучи совсем маленькой. Вот только показать не мог, не растут они больше в нашем мире. А вот Володя, такое ощущение, их видел... Но додумать мысль Ольга не успела. Застывший статуей парень, вдруг вскочил и начал приплясывать, приговаривая:

- Твою мать! А я дурак не верил! Все работает!

Потом он швырнул что-то правой рукой в сторону торчавшего из травы, ниже по склону, валуна, а спустя секунду валун с глухим стоном взорвался, осыпав все вокруг мелкими осколками. Ольга охнула. А парень завороженно смотрел на дело рук своих, и тихонько, но явно восторженно, ругался себе под нос. Наконец он успокоился и уже нормальным голосом поинтересовался:

- Ты в порядке? - и дождавшись утвердительного кивка, продолжил - Можно считать, что разведку мы закончили. Оль, пошли к нашим.

Девчонка была настолько ошарашена произошедшим, что покорно поплелась вслед за парнем в проход, лишь несколько раз оглянувшись и бросив взгляд на то, что еще недавно было валуном.

Парень целеустремленно шел вперед по проходу, так, что Ольга еле за ним поспевала, наконец, ей надоела эта гонка, и она резко дернула его за рукав, принудив остановиться.

- Володь, ты объяснить ничего не хочешь?

- Что именно? - парень лишь мазнул по ней взглядом и сделал попытку пойти дальше.

- Как что? - аж задохнулась Ольга - Да, хотя бы, что это было там, с валуном?

- С валуном? А! Это был шарик плазмы - Володя вышел из задумчивости и повторил - Простой шарик плазмы, махонький, как капелька воды! - парень криво улыбнулся, а глаза у него стали шальные и почти безумные - Вот такусенький!

- Володь, ты чего? - Ольга отпустила рукав и отшатнулась.

- Что, чего? - неожиданно шепотом заорал он - Не видишь? Занимаюсь коренной ломкой мировоззрения! И при этом пытаюсь не слететь с катушек, окончательно!

Володя с силой потер лицо руками и уже своим нормальным голосом продолжил:

- Я всю жизнь считал отца чокнутым. А, похоже, все что он мне рассказывал, чистая правда! А еще эти упражнения! Почувствуй, захоти, создай! Я их забросил, нафиг, когда мне было лет восемь, родители как раз развелись, и отец окончательно уехал в Сибирь. Я его с тех пор видел несколько раз всего, когда он в Питер приезжал. Да вот еще прошлым летом, когда к нему в его Тмутаракань ездил на неделю. Он мне все про меллорны рассказывал и порывался показать что-то, а я, дурак, не послушал, поругался с ним и уехал. А сейчас, там, на холме, свое детское упражнение сделал, и все получилось, причем именно так, как он и говорил.

- Шарик плазмы сделал? - спросила Ольга.

- А? Какой нафиг плазмы! Я силу почувствовал! Я теперь что хочешь сделать смогу! - Володя пару раз ударил себя кулаками в грудь, на манер Кинг-Конга, а потом улыбнулся и продолжил - Наверное. Со временем. Если тренироваться буду - а потом затряс Ольгу за плечи - Но это же обалдеть можно! Волшебная сила существует! И я ей пользоваться могу!

Володя отпустил ее плечи, явно смутился и, махнув рукой, мол, пошли, двинулся по проходу дальше. А вот Ольга крепко задумалась. В отличие от Володи, с позапрошлого лета, ей как раз исполнилось тринадцать, в существовании волшебной силы она не то что не сомневалась, она просто знала, что сила есть и даже пользоваться умела, правда, в очень ограниченных количествах. После серии тестов ей объявили, что сильной волшебницей она не станет, поэтому учить ее, особого смысла нет, закачали в память базовый набор знаний, дали несколько практических уроков, да и отправили домой.

Куда больше Ольгу интересовал вопрос, откуда простой парень может об этой силе знать, да еще и пользоваться уметь? Ведь насколько она была в курсе ситуации, на Земле, кроме тех, кто был связан с Вольгалой, о силе знали лишь немногие и проходили они по разряду врагов, а главное пользоваться ей не умели. Те же из людей, кто умел пользоваться были из разряда слабеньких целителей, людей с зеленой рукой и прочих экстрасенсов. Не один из них не способен был манипулировать, да что там манипулировать, даже хоть капельку повлиять на не живую материю. А здесь наблюдалось использование вполне конкретной боевой техники, которой в принципе ни кто не мог обучить мальчишку, во всяком случае, на Земле...

Ольге опять пришлось прервать ход своих мыслей, так как они вышли на лужайку, на которой их поджидало трое парней, включая вполне оклемавшегося Мишку.

- Здорово гулены! - поприветствовал их Сашка - Есть будете? Мы вам там оставили, немного, и если Мишка все не слопал, то у вас есть шанс перекусить.

- Пополам? - спросила Ольга.

- Что пополам? - не врубился Сашка.

- Перекусить пополам - ответила Ольга - Где здесь кормежка?

- А! Шутки шутим. Шутки это хорошо. Садитесь - Сашка открыл сумку - Что видели?

Ольга и Володя, не сговариваясь, набросились на еду. Умяв сэндвич, парень сделал перерыв и начал рассказывать:

- Мы почти на вершине холма. Проход выводит наружу. Там лужайка и деревья. Идти чуть больше километра. С холма не спускались. Все. Сейчас доем, и пойдем все вместе - Володя ухватил еще один бутерброд и спросил - А у вас тут как?

- О! У нас полный порядок! Вскорости как вы ушли, Мишка очнулся, перекусили, потом Мишка еще отдохнул и вот мы все полны сил и готовы к новым свершениям! - отрапортовал Сашка - Личный состав так и рвется в бой! Правда, Миш?

- Ага - хмуро ответил Кузя - Так и рвется, весь.

- Во! Доедайте скорее, и пошли, будете выводить нас на свет из этого сырого и мрачного подземелья! - сказал Сашка и стал переупаковывать свою спортивную сумку.

***

Минут через двадцать вся группа высыпала из прохода и стала разглядывать окрестности холма. Обход холма по периметру не дал, к общей картине, ничего принципиально нового. Со всех сторон холм окружали луга и перелески, и точно также со всех сторон линия обзора тонула в переливающемся перламутре.

Несколько неожиданным было поведение часов. У всех с собой были мобильники, а у Мишки наличествовали даже механические часы. Так вот часы не остановились, более того продолжали исправно показывать какое-то время, правда у всех разное. Попытка сверить часы и выставить какое-либо единое время, прошла успешно. Все дружно выставили двенадцать ноль-ноль, но уже минут через десять все часы показывали разное время. Дальше всех убежали часы Сашки, согласно их показаниям с момента выставления прошло уже два часа семнадцать минут. А вот согласно Ольгиным часам прошло всего минут шесть с копейками. Остальные показывали время в промежутке между этими крайними показателями. Механические часы ничем не выделились на общем фоне, и показывали пятьдесят шесть минут первого.

В общем, когда осмотр видов с холма, равно как и игры с часами были закончены, все вновь собрались у входа в их каменную кишку и стали решать, что же делать дальше.

- Лично я никакой разницы не увидел, что с одной стороны холма, что с другой - начал Глеб.

- Главное, выбрать правильную сторону! - назидательно сказал Сашка.

- В каком смысле? - поинтересовался Глеб.

- Ну как же! Спустишься с одной стороны - подрастешь, с другой - уменьшишься - тут же отреагировал Сашка.

- Ну да, а так как холм совершенно круглый... - продолжил Глеб, но был прерван Володей.

- Ребят, потрепаться это конечно наше все. Но давайте как-нибудь позже - Володя обвел всех взглядом - У нас есть три варианта. Первый сидеть здесь пока с голоду ноги не протянем и надеяться, а вдруг что-нибудь произойдет. Второй, более перспективный, обшарить этот холм вдоль и поперек. Но, если честно, не уверен, что это нам что-то даст. И третий - двигаться вперед. Я за третий. Принципиальной разницы, где спускаться нет, поэтому давайте спускаться прямо здесь. Возражения есть?

Сашка хотел, похоже, в ответ пошутить и даже открыл рот, но в последний момент передумал, взмахнул рукой и первым начал спускаться вниз. За Сашкой стали спускаться и остальные ребята. А Ольга замешкалась, пытаясь поточнее запомнить место, из которого они вышли. Когда она оглянулась на ребят, то сразу не поняла, что ее смущает, но что-то цепляло взгляд, какая-то несуразность. И тут Ольга поняла, какая, не высокая травка, росшая на холме, доходила шедшему впереди всех Сашке почти до колен. Девчонка заорала:

- Стойте! Да остановитесь же! Сейчас же!

Ребята остановились и недоуменно смотрели на Ольгу.

- Саша, ты не мог бы подняться наверх, буквально на секундочку? - попросила девочка.

- За каким... Хм... Что-то сучилось? - спросил снизу Сашка.

- Пожалуйста, очень нужно - вновь попросила Ольга - Ребят, а вы стойте, где стоите. Пожалуйста, не спускайтесь пока.

- Ой, ну хорошо. Сейчас поднимусь. Вот блин, какая тут трава высокая вымахала! Иду - и, спотыкаясь в высокой траве, практически на каждом шагу, Сашка начал восхождение.

Когда парень преодолел половину пути наверх Ольгино подозрение переросло в уверенность. Да и сам Сашка, кажется понял, что что-то тут не ладно. Когда же он поднялся практически на самый верх, то, что именно произошло, дошло до всех. Сашка ростом не доходил Ольге даже до пояса. Через несколько минут наверх поднялись все ребята. Теперь самым высоким среди них стал Глеб спускавшийся последним.

- Вот так-так! Белоснежка и четверо гномов! - грустно сказал Сашка - Причем я, похоже, еще и самый маленький гном! Зовите меня теперь просто - Вася!

- Не обязательно четверо. Можно и так. Белоснежка, мелкий принц Глеб и трое гномиков - с горечью добавил Глеб - Я как, ни как нашей Белоснежке почти до подмышки достаю!

- Володь, вот и куда мы торопились? - спросил Сашка.

- Блин, ну откуда же я знал, что так выйдет - начал оправдываться Володя.

- Ребят, а что вы там про правильную и не правильную сторону холма говорили? - вмешался Мишка.

- А! - скривил губы Сашка - Просто трепались на тему Кэрроловской Алисы.

- А вдруг? - снова спросил Мишка - Терять-то нам особо нечего. Давайте попробуем.

- Твоя идея, ты и пробуй! - буркнул Сашка.

- Да без проблем! - сказал Мишка - Только вы следите, как следует!

Мишка прошел метров триста вдоль скального выхода и начал спускаться, спустившись метров на пятьдесят, он обреченно взмахнул рукой и стал подниматься обратно. За время спуска он потерял несколько сантиметров роста и почти сравнялся с Сашкой, но не угомонился. Мишка прошел еще метров четыреста и снова стал спускаться. Такие спуски и подъемы он осуществил еще четыре раза и в результате стал еще на голову ниже. Но упорно продолжал. Попытки отговорить его от очередного спуска натыкались на упорный взгляд и поджатые губы. Наконец при очередном спуске Кузя зацепился за что-то ногой и кубарем полетел вниз.

- Писец! - сказал Сашка - Мы же его теперь в траве не найдем!

Но к радости и легкому удивлению зрителей, Кузя не спешил теряться в траве, а даже напротив. Когда парень скатился со склона и встал, у всех вырвался радостный вздох. Точно сказать, конечно, было сложно, но вроде бы Мишка вернул свои первоначальные размеры.

- Осталось проверить, в чем фишка. То ли спускаться нужно именно здесь, то ли проводить этот процесс кубарем. Я к экспериментам больше не готов! - сказал Сашка и кубарем покатился вниз.

- Ну как? - крикнул Глеб, когда Сашка оказался внизу.

- Да вроде бы ничего, трава в деревья не превратилась. Спускайтесь! - ответили снизу.

Глеб издал индейский народный клич и покатился вниз. Последним из парней скатился Володя. Ольга подумала и решила спускаться, не устраивая из этого аттракциона, но, тем не менее, внимательно следя, не становится ли трава выше. Спуск прошел отлично. И вскоре вся группа, вновь ставшая нормального роста, собралась у подножия холма.

- Мда. Можно конечно и так, спокойненько, ножками. Зато как накувыркались! Будет что вспомнить! - отметил Сашка - Ну, что? Какие наши дальнейшие планы?

***

Выбор направления для поиска местных жителей определился легко. Ольге просто предложили ткнуть пальцем в любом направлении, она и ткнула, вот все в этом направлении и пошли. Шли не торопясь, любуясь красотами перламутрового мира. Луга понемногу сменились перелесками, а те в свою очередь редколесьем, а в лесах все чаще стали появляться поляны. Причем настолько большие, что при желании их можно было спутать с лугами. С местными жителями был полный швах. Правда, пару раз до их слуха доносились звуки игры на каких-то струнных инструментах, но откуда, да и не померещилось ли им это, определить не смогли. Иногда ребята видели какие-то неясные тени, очертаниями напоминавшие людей, но тени таяли под сводами леса и ясности в их положение не вносили.

Когда всем порядком надоело это бесцельное блуждание, откуда-то справа донеслись обрывки мелодии и вроде бы песни. Ребята, не сговариваясь, повернули на звук. Несколько раз они теряли направление, но всякий раз находили его вновь. Звуки лютни, во всяком случае, так предположил Глеб, и все остальные согласились, становились все отчетливее. Кроме того в том направлении лес явно редел. Ребята ускорили шаги. И буквально чуть не вывалились из леса на дорогу, остановившись за довольно редким кустарником. Дорога была мощеной громадными, белыми плитами, скорее всего известняка, а может и какого другого камня, со знаниями по геологии в их компании был явный напряг. Дорога была ровной, как будто ее провели по линейке, но куда она вела, и откуда, видно естественно не было, перламутровое мерцание мешало, да и при его отсутствии вряд ли бы были видны конечные пункты. На противоположной стороне дороги, под деревом, сидел самый что ни на есть, всамделишный эльф.

Может он конечно и не был эльфом, а был каким-нибудь дану или тилвит тег или вовсе феем. Кто ж этих фейри разберет, разве что ирландцы. Но последних в их группе как-то не наблюдалось, поэтому ребята предположили, что перед ними все-таки эльф. Тем более что в наличии были и зеленая одежда и заостренные уши и несколько через-чур утонченные черты лица. В прочем для девчонки-то в самый раз, а вот для парня... Так вот, эльф сидел, привалившись спиной к дереву и закинув ногу на ногу, в руках у него был музыкальный инструмент, действительно похожий на лютню или мандолину, элипсообразный короче, на котором тот наигрывал довольно заунывную мелодию. Ребята затаились за кустами во все глаза, рассматривая эльфа и периодически переглядываясь.

- Ну, шо! - скалясь в сорок два зуба, зашептал, жутко коверкая слова и с южнорусским протягиванием гласных Сашка - Тащ-Краснай-Енерал! Бум брать?

- Охолоним Сашком! - тут же поддержал его Глеб, таким же шепотом - Туточки без плана никак! Без дих-спа-зиции, понимать должомн! Не мешайся, Чапай, думать будет!

Володя дико зыркнул на друзей, и сделав очень серьезное лицо, картинно поднял указательный палец и упер его себе в лоб, а потом резко перевел его на Кузю и тоже зашептал:

- Мишатка! Ты пулемету водой залил?

- Агась! Як есть! - откликнулся Мишка тоже шепотом и лыбясь во весь рот и, выкатив глаза, продолжил - Залил, тащ-Чапай! По самы гланды!

Эльф, прям как кошка, пару раз дернул обращенным к ним ухом, но играть не перестал.

- Тьфу! Клоуны! - прошипела Ольга, и, продравшись сквозь кустарник, крикнула - Уважаемый!

Эльф отреагировал на ее крик так же, то есть никак. Дернул ухом и продолжил играть. Ольгу такое его поведение несколько раздосадовало и удивило. Она перешла дорогу и вновь произнесла:

- Уважаемый, эльф!

Реакция музыканта осталась без изменений, разве что ухом он дернул два раза. Ольга подошла еще ближе и, поставив руки в боки, произнесла в третий раз:

- Уважаемый, эльф! Не будете ли вы столь любезны, ответить на пару интересующих меня вопросов?

Эльф прекратил играть и окинул Ольгу задумчивым взглядом. Потом пристроил свою лютню поудобнее и продолжил прерванную музыкальную композицию. Ольга разозлилась. То, что эльф может банально не знать русского языка, ей как-то в голову не пришло.

- Уважаемый! - Ольга топнула ногой - Почему вы мне не отвечаете? Вам не кажется, что вы ведете себя не вежливо!

Эльф снова прекратил играть, вновь окинул девчонку взглядом и неожиданно произнес:

- Как же с тобой разговаривать-то? А вдруг я тебе слово, а твои спутники по мне из пулеметы? А она у них водой залита, причем по самые эти, как их, гланды? А потом и вовсе, брать начнут? - закончив эту тираду, эльф расхохотался, причем так заразительно, что Ольга не удержалась и тоже прыснула, а потом и вовсе расхохоталась. Эльф призывно махнул парням, до сих пор прячущимся в кустах.

Когда Ольга, наконец, отсмеялась и подошли немного сконфуженные ребята, эльф вновь став серьезным продолжил:

- Предлагаю начать наше общение заново - сказал эльф, встал и поклонился.

- Ой, извините! - сказала девчонка - Я Ольга, а это мои друзья Михаил, Владимир, Глеб и Александр.

- Меня зовут Лоэнэвиль, я первый рыцарь при дворе пресветлой королевы-матери Дану!

Ольга, а вслед за ней и ребята поклонились.

- Что привело вас, путешественники, в наши края? - продолжил эльф.

- О, чистая случайность, уважаемый Лоэнэвиль! - ответила Ольга - Мы с друзьями встретили одного милого лепрекона, и он, я думаю, по чистому недоразумению, отправил нас сюда.

- Милый лепрекон - смешно! - сказал эльф - Чем я могу вам помочь?

- О, многоуважаемый Лоэнэвиль, не сочтите за оскорбление, но мы с друзьями очень хотели бы покинуть эти места и вернуться домой! - ответила девочка.

- Вы знаете, Ольга, я тоже - грустно сказал эльф.

- В смысле? - немного растерялась девочка.

- В смысле? В смысле, тоже хотел бы покинуть это проклятое всеми богами и демонами место! - ответил эльф - Но к величайшему моему сожалению, сделать этого не могу! Чем я еще могу вам помочь?

Ольга застыла и поняла, что еще немного и просто разревется. Но собрав в кулак всю свою волю продолжила:

- Это очень печально, уважаемый Лоэнэвиль, но возможно вы сможете подсказать, к кому мы можем обратиться для решения нашей не большой проблемы?

- Не большой, хм... - ответил эльф - Это огромная проблема! Если кто-то и сможет помочь в вашей беде - последнее слово эльф очень ярко выделил интонацией - То, исключительно моя госпожа, пресветлая королева-мать Дану! Если господа-путешественники желают, то я с радостью могу проводить их ко двору моей госпожи!

Ребята переглянулись и Володя на правах старшего, пожал плечом - мол, а какие собственно у нас варианты?

- О, благодарю вас, уважаемый Лоэнэвиль! Мы с радостью последуем за вами! - сказала Ольга - Мы готовы отправиться в путь, как только вы будете готовы!

- Тогда в путь! - сказал эльф.

***

Часы по-прежнему показывали какую-то несуразицу, и определить, сколько же они уже шагают по дороге вслед за неутомимым эльфом, было решительно не возможно. Смена дня и ночи в Волшебной стране тоже, похоже, была решительно не предусмотрена. По ощущениям, Ольга считала, что в пути они уже не меньше четырех часов, вот только усталость отсутствовала как класс и больше донимала скука. Рассматривать перламутровые картинки давно наскучило, хотя среди них попадались и довольно занимательные. Несколько раз в перламутровом мареве вдоль дороги мелькали очертания дворцов и замков, но они были настолько зыбки, что их вполне можно было принять за плод воображения. Парни были какие-то насупившиеся, и развлекать ее тоже не собирались. Пара натянутых шуток от Сашки, вот и все чего она добилась, пытаясь их расшевелить. Ольге все это решительно надоело, и она догнала эльфа, может хоть с него какой толк будет.

- Уважаемый Лоэнэвиль! - начала она - Вы не будете против беседы, которая, надеюсь, несколько скрасит однообразие нашего путешествия?

Эльф, погруженный в свои мысли, покосился на девчонку, пару секунд подумал и ответил:

- Ольга, я нисколько не возражаю против нашей беседы, которая, несомненно, скрасит однообразие нашего пути, но давайте договоримся.

- О чем же, уважаемый Лоэнэвиль? - девчонка только сейчас поняла, до какой же степени ей нравится их стиль общения с эльфом, прям не общение, а рыцарский роман какой-то. И с чего она эти романы раньше терпеть не могла?

- Давайте считать, что я полностью проникся и осознал всю глубину вашего ко мне уважения, а в связи с этим знаменательным событием, предлагаю впредь называть вам меня просто по имени. Ведь от этого степень вашего уважения ко мне не сильно изменится? - улыбнулся эльф.

- Нисколько, ува... - Ольга вернула эльфу улыбку - Нисколько, Лоэнэвиль!

- Вот и замечательно! О чем бы вы хотели поговорить, Ольга? Неужели о превратностях климата? - снова улыбнулся эльф.

- Нет, ну, что вы! - ответила девчонка - Хотя тема, безусловно, занимательная и крайне познавательная, но в данный момент меня чрезвычайно занимает другой вопрос.

- Какой же? - слегка поклонился эльф, похоже, ему тоже нравился их диалог.

- Вопрос возможно бестактен, поэтому прошу простить меня заранее - мило улыбнулась Ольга - Мы с вами с самого начала беседуем на моем родном языке, откуда вы его знаете, причем, я могу заметить, в совершенстве?

- Вопрос нисколько не бестактен! Язык, на котором мы с вами разговариваем, не так уж сильно изменился и ушел от того, который я выучил первым, попав в мир вашей Земли. В то время знания этого языка было вполне достаточно. Я ответил на ваш вопрос?

- Вполне, Лоэнэвиль! Это просто замечательно! Значит, вы были из числа тех, кто первыми пришел на Мидгард вслед за меллорнами? - хитро прищурившись, спросила Ольга.

- Нет, что вы! Во время меллорнового переноса на Мидгард попали лишь младшие Фейри. А я прибыл туда, вслед за своей королевой во время переселения нашего народа Туатта де Данаан. Но позвольте узнать, Ольга, откуда вы знаете эту древнюю историю? Я полагал, что среди людей, память о тех временах давно утрачена! - эльф явно выглядел озадаченным.

- Да, к сожалению, не все молодые люди в наше время интересуются историей - произнесла девчонка и укоризненно покачала головой - Но не могли бы вы поподробнее рассказать о вашем прибытии? Я, признаться, всегда полагала, что ваш народ попал в наш мир именно с меллорнами. Или это секретная информация?

- О, в этом нет никакого секрета! Мы прибыли на Мидгард по тропам междумирья - ответил эльф.

- Как интересно! А как попасть на эти тропы? Наверное, это очень сложно? - Ольге и вправду было интересно, про междумирье она только вскользь слышала, но толком ничего не знала.

- Не так уж и сложно. Ольга, а как вы полагаете, где мы с вами сейчас находимся? - горько улыбнулся эльф.

- Полагаю, что в Волшебной стране - ответила она, но эльф продолжал все так же улыбаться - Неужели? Значит Волшебная страна и междумирье это одно и то же?

- Не совсем, но очень близко. Волшебная страна это замкнутая и охраняемая область междумирья очерченная семью мирами и выйти из нее на тропы не имея соответствующего артефакта или разрешения охраны не возможно - все так же горько улыбался эльф.

- А вернуться? Вернуться домой, можно - Ольга начисто потеряла тон светской беседы, но этот вопрос занимал ее в последнюю очередь.

- Вернуться можно - пожал плечами эльф - Вот только, я думаю, вы уже заметили, что время в междумирье течет, так как ему заблагорассудится. Уходя с Земли, вы вряд ли озаботились созданием временного маяка, не так ли? Следовательно, при возращении вы можете попасть в совершенно произвольный отрезок времени. Если вы попадете в прошлое, то просто исчезнете, ведь вас там никогда не было. При попадании в будущее мгновенно состаритесь и умрете, ведь вас там тоже быть не должно. Какова вероятность, что вам посчастливится попасть в тот отрезок, в котором вы должны быть? К моему великому сожалению, единственным шансом для вас вернуться домой будет помощь того кто обладает артефактом позволяющим путешествовать по тропам междумирья.

- А у кого здесь есть подобный артефакт? - спросила Ольга.

- Рискую вас расстроить, но действующего артефакта нет ни у кого в Волшебной стране. У моей госпожи есть подобный артефакт, но он сломан. Хотя, возможно, она найдет способ помочь вам - ответил эльф - Мне очень жаль, Ольга. Кстати мы уже почти пришли.

- Благодарю вас Лоэнэвиль, за занимательную беседу, она и вправду позволила скоротать путь - поклонилась девчонка и немного отстала. Ей очень и очень многое нужно было обдумать перед встречей с королевой народа Туатта де Данаан.

***

Эльф оказался прав. Вскоре впереди показались размытые перламутром шпили и башни, но по мере приближения стены проступали все резче. Через некоторое время, знать бы еще через какое, дорога уперлась в ворота громадного белокаменного замка, за стенами которого возвышались шпили дворца.

- Мы достигли цели нашего путешествия - сказал эльф и поклонился - я провожу вас до ворот дворца и там мы расстанемся. Надеюсь, наше совместное путешествие было приятным.

- Несомненно, уважаемый Лоэнэвиль - поклонилась в ответ Ольга - Надеюсь, мы с вами еще встретимся.

- Все возможно - ответил эльф и, повернувшись к закрытым воротам, хорошо поставленным голосом вышколенного дворецкого, возвестил - Первый рыцарь пресветлой королевы-матери Дану народа Туатта де Данаан Лоэнэвиль, сопровождающий группу путешественников, просит открыть ворота и пропустить к пресветлой королеве-матери Дану этих достойных людей, для аудиенции!

Эльфу никто не ответил, но ворота начали открываться. Когда створки полностью распахнулись, Лоэнэвиль сделал ребятам знак следовать за ним и весь преисполненный достоинства двинулся вперед. Ни в воротах, ни на площади перед дворцом им так ни кто и не встретился. Вообще было ощущение, что замок стоит пустой. Эльф прошествовал к воротам дворца, которые при его приближении так же медленно распахнулись. Здесь он остановился и уже без всякой чопорности сказал:

- Здесь, наши дороги расходятся. Королева ждет вас! Я, искренне, желаю вам удачи! - эльф слегка кивнул головой и вновь став невозмутимым прошествовал обратно к воротам замка. Ребята помялись некоторое время на пороге, пока всех не сдвинул с места Сашка:

- Пойдемте уже, нехорошо заставлять ждать королеву. К тому же прикиньте, если двери закроются, мы из этой мышеловки во век не выберемся! - сказав это Сашка решительно двинулся вперед.

За воротами оказался не большой парк, пройдя по дорожке которого ребята оказались еще перед одними воротами, так же приглашающе открывшимися при их подходе, как и предыдущие. За этими воротами обнаружилась широченная лестница, ведущая на второй этаж. Поднявшись по ней, ребята впервые встретили хоть кого-то живого. С двух сторон, перед очередными дверями вытянувшись в струнку, стояли два эльфа в полном доспехе, только забрала подняты. А между ними стоял еще один, одетый в зеленый камзол и имевший крайне важный вид.

- Добро пожаловать, путешественники! Пресветлая королева-мать Дану народа Туатта де Данаан ожидает вас! Следуйте за мной! - эльф обернулся к двери, и она стала распахиваться. Дождавшись когда створки замрут, эльф неспешно зашагал вперед, ребята, понятное дело, последовали за ним. Им пришлось миновать целую анфиладу залов у дверей которых застыли эльфы в доспехах. Двигались они настолько неспешно, что Ольге показалось, что все их путешествие с Лоэнэвилем продлилось меньше, чем это шествование по дворцовым покоям. Но всему приходит конец. Перед очередными распахнувшимися дверями, важный эльф отошел в сторону и напыщенно выдал тираду:

- Путешественники из мира Земли к пресветлой королеве-матери Дану народа Туатта де Данаан с визитом! - а после этого, слегка повернув в их сторону голову, продолжил - Можете войти и лицезреть пресветлую королеву-мать Дану народа Туатта де Данаан!

От всех этих напыщенных повторов у Ольги начала болеть голова. И она подумала: "Если и эта королева-мать окажется такой же, как ее слуги, я просто повешусь!". Дождавшись окончания речи эльфа-мажордома, ребята вступили в следующий зал, как-то так само вышло, что если вначале впереди шел Сашка, то теперь первой к королеве вошла Ольга, а ребята следовали за ней. Против ожидания они оказались в относительно небольшой комнате, всего-то метров под сто, но по сравнению с залами, через которые их вели, а в некоторых из них без особых проблем разместились бы пара футбольных полей, комнатка и вправду была маленькой и можно даже сказать уютной. У дальней стены стоял скромный деревянный трон, на котором сидела молодая девчонка. И лишь взглянув ей в глаза, Ольга поняла, насколько внешность бывает обманчива.

Ольга смело сделала шаг вперед и поклонилась, подумав, что делать книксен в джинсах, право лучше не стоит, и начала:

- Приветствуем королеву-мать Дану народа... - но была прервана серебряным смехом.

- Довольно, дитя! Ведь тебе и так уже не по себе от этих громких титулований. К тому же этикет ты уже нарушила, к тому же забыла упомянуть, что я пресветлая! - и королева вновь засмеялась.

Ольга почувствовала, что начинает краснеть, причем вся, до корней волос включительно.

- Не расстраивайся, дитя! Не каждый же день тебе приходится иметь дело с королевами! Пусть и не такими пресветлыми - Дану ободряюще улыбнулась Ольге и продолжила, уже обращаясь ко всем - Так что же вам нужно, Русичи?

- Я белорус! А не, какой-то там... - гордо начал Мишка, но королева вопросительно и с улыбкой поглядела на него и парень как-то смешался.

- Так что же вам нужно? - повторила королева.

- Уважаемый Лоэнэвиль сказал, что вы, возможно, сможете помочь нам вернуться домой, пресветлая королева - ответила за всех Ольга.

- К моему искреннему сожалению, лично я ничем помочь вам не смогу - ответила Дану.

- Но Лоэнэвиль говорил... - начала Ольга.

- Он ошибался - сказала королева и в ее глазах, буквально на миг, мелькнула тоска - Я могу указать вам путь в верхний мир - Лессальфхейм, возможно мои родственники сжалятся над вами и помогут, хотя я бы на это сильно не рассчитывала. Могу направить на путь в нижний мир - Свартальфхейм. Иногда тамошние жители - гномы, бывают, не равнодушны к проблемам людей. Больше, сейчас, я ничего сделать для вас не могу.

- Сейчас? - спросила Ольга - А когда сможете?

- Тогда, когда будет восстановлена корона народа Туатта де Данаан. Но на вашем месте я бы и вовсе не рассчитывала на такой исход - печально улыбнулась королева.

- А мы, я дико извиняюсь, случайно, не можем помочь в ее восстановлении? - нагло влез в разговор Сашка.

- Какой интересный у тебя спутник, дитя! - сказала королева Ольге - Возможно и сможете - продолжила королева уже для всех - Если ваши силы и мужество хоть в малой мере соответствуют вашему нахальству и дерзости, то вы вполне способны помочь в восстановлении короны, а я в свою очередь смогу помочь вам!

- Мы готовы! - сделал шаг вперед Володя.

- Во всяком случае, готовы попробовать - поддержал его Глеб.

- Готовы! - сказал Мишка и тоже шагнул вперед.

- Мы готовы приложить все возможные усилия, в деле достижения нашей с вами совместной цели, пресветлая королева-мать Дану народа Туатта де Данаан! - с хитрой усмешкой последним произнес Сашка и низко поклонился.

- У тебя прекрасные спутники, дитя, прекрасные и интересные. Ты тоже согласна с их мнением? - королева пристально взглянула в глаза Ольги.

- В формулировке, приложим все возможные усилия - да, пресветлая королева! - ответила ей Ольга.

- Хороший ответ, дитя! Для того чтобы починить корону требуется добыть и вставить в нее камни четырех стихий. Вам потребуется добыть лишь три из них, камень стихии воздуха, по счастью был сохранен, и благодаря этому мы с вами сейчас и беседуем. Эти камни не являются такой уж большой редкостью и их можно добыть в мирах, прилегающих к срединному миру, их еще называют мирами кольца. Мои подданные объяснят вам все детали и помогут. Но помните! Все камни должны быть собраны вами в кратчайший срок, иначе я уже ничем не смогу вам помочь, так же как и большинству из моего народа - печально закончила королева.

- О чем вы, пресветлая королева? - недоумевающе спросила Ольга.

- О развоплощении, дитя, о развоплощении! Все живые, надолго оторванные от своих миров в междумирье постепенно развоплощаются, если их не поддерживает какая-либо волшебная сила. По дороге сюда, вы наверняка видели тени? Это все, что осталось от моего народа. Слишком долго мы пробыли в междумирье, и лишь сила короны не давала нам исчезнуть. Но корона сломана и ее силы не хватило на всех, те, кто был дальше от нее, постепенно истаивали и вот теперь превратились лишь в тени. Если корона обретет былую силу, возможно, мне удастся вернуть их. И вас ждет та же участь. Поэтому торопитесь!

- Пресветлая королева, о каком сроке идет речь? - спросил Володя.

- Не более сорока суток. Но желательно уложиться в девять. После девятого дня, каждый последующий будет постепенно уменьшать ваши силы и по окончанию сорокового дня, вы превратитесь лишь в тени - ответила Дану - И еще, не слишком задерживайтесь в мирах кольца. Иначе проход в междумирье закроется и вам грозит остаться в них навсегда! Хотя для вас это возможно является не самым плохим выходом - последнюю фразу королева произнесла очень тихо, но Ольга услышала.

- Значит, не будем терять времени! - решительно сказала девочка -Пресветлая королева, кто те ваши подданные кто введет нас в курс дела и поможет?

- Идите, они встретят вас за дверями. И удачи вам! - сказала королева и кивком показала, что аудиенция закончена.

Ребята поклонились и покинули зал.

Глава 3.

Двери захлопнулись за их спиной, и они оказались в компании все тех же стражников, мажордома и еще одного нового персонажа, который оказался самым что ни есть настоящим гномом. Вот прямо как с обложки какого-нибудь фэнтезийного романа. Приземистый, не сказать низкорослый, почти квадратный, с широченными плечами, и длиннющей заправленной за пояс бородой шоколадного цвета, но в зеленой одежде и в такого же цвета колпаке.

- Дворин - сварливо пробасил гном, окинув ребят не добрым взглядом - А вы, следовательно, очередные путешественники, попершиеся черт знает куда, и один создатель ведает зачем! Ну и куда, Пресветлая, велела вас проводить? К ушастым недоумкам или к подземным говнюкам?

Пока ребята хлопали глазами и пытались что-то ответить, в разговор вмешался их провожатый.

- Мастер Дворин - степенно произнес тот - Я вам еще нужен?

- Да нет, вали уже. Я сам разберусь - даже не взглянув на эльфа, ответил гном.

- Как вам будет угодно, мастер Дворин! - подчеркнуто холодно сообщил в пространство эльф и удалился, причем не ушел, не вышел и даже не покинул зал, а именно удалился.

- Ага - буркнул гном и, вперившись глазами в ребят, сварливо спросил - Ну, что? В гляделки играть будем или отвечать на четко поставленный вопрос?

- Извините, а кто вы? - растерявшись под напором гнома, спросила Ольга.

- Тебе чего, милочка, от восторга уши заложило? - пророкотал гном - Так сходи - прочисть! Меня зовут Дворин или мастер Дворин, это как вам больше нравится, мне это до одного места!

- Еще раз извините, уважаемый мастер Дворин, но мы не собираемся ни в Лессальфхейм, ни в Свартальфхейм - немного придя в себя, сказала Ольга.

- Так к каким же чертям вы собираетесь, тогда? - удивился гном, но вскоре просиял - А понял! Вы из тех, кто любит поиграть с костлявой в рулетку! Тоже выход, главное быстро и сразу к Хель!

- Нет, уважаемый мастер Дворин - уже с улыбкой сказала девчонка - Вы снова не угадали!

- Да неужто? - ударил себя руками по ляжкам гном - Радость-то какая! - правда, его тон как-то особой радости не выражал - Еще одни недоумки-спасители на мою голову выискались! Может мне еще от счастья поплясать тут?

- Да не парьтесь, вы мистер Дворкин, все пучком будет! - панибратским и развязным тоном влез Сашка.

- Мастер Дворин! - прорычал гном и стал наливаться краской.

- А однофигственно мне! - зло прорычал в ответ Сашка - Либо помогайте, либо сваливайте, как этот мажордом или дворецкий, сам черт их не разберет! Нас Пресветлая попросила помочь, мы помогаем, а если всяким недомеркам это не нравится, то это их личные половые трудности! Вам все понятно Дворник-мастер?

Ольга буквально застыла статуей, не хуже чем стражники. Гном шумно выдохнул, не менее громко втянул воздух и вдруг раскатисто расхохотался, ударяя себя руками по ляжкам и периодически взрыкивая.

- Чего это он, как думаешь? - немного опасливо спросил Мишка.

- Да ясно что - быстро ответил Глеб, сохраняя подчеркнуто невозмутимый вид - В неистовство себя вгоняет, сейчас синяки набьет и бороду грызть начнет, так как щита нет

- Ага, я так и подумал - ответил Мишка - Слушай! А может ему помочь?

- В смысле? - насторожился Глеб.

- Ну, со щитом. Пару раз по голове отоварить, глядишь и все дурные мысли вон - теперь уже Мишка был крайне серьезен.

Глеб усмехнулся и показал ему большой палец.

Гном между тем отсмеялся, достал откуда-то из-за спины громадный клетчатый носовой платок, причем клетки были красные и оранжевые, промокнул им глаза, шумно высморкался, убрал платок и поинтересовался у Сашки:

- Ты когда его дворецким назвал - хорошо подумал?

Сашка, похоже, ожидал любого продолжения разговора, кроме подобного, поэтому просто помотал головой.

- Оно и видно! - заговорщицки зашептал гном - Первого министра двора Пресветлой - мажордомом обозвал! Это, парень, знаешь - сильно! Думаю, он на тебя не малый зуб затаит. Так что считай парень, что ты уже с костлявой почти знаком. У тебя рубашка чистая есть?

- Зачем? - поинтересовался Сашка.

- Ну как же! По вашему обычаю в гроб в чистой рубашке ложиться нужно - сделал удивленные глаза гном - Ну, ничего, парень, пошли я тебе со склада выдам. Новую. Понравился ты мне! - гном ткнул Сашку в плечо кулаком и выжидательно на него уставился.

- Ну, и жук же ты мастер Дворин! - уважительно сказал Сашка и поклонился гному - И ты мне тоже понравился! - Сашка ткнул гнома в плечо - Будем знакомы, я Сашка! - парень протянул гному руку, но тут же отдернул, погрозил пальцем и с хитрым прищуром сказал - Только, чур, не со всей дури, мне еще во славу Пресветлой подвиги совершать, а однорукий я могу такого понаделать, что потом... Ну ты понял - Сашка вновь протянул руку и что удивительно, гном ее аккуратно пожал.

Эта парочка, а за ней и Володя двинулись по залу к выходу, а Ольга осталась стоять и, мягко скажем, недоумевать. То ли она чего то не понимала в культуре общения и прочей дипломатии, то ли гномы пошли какие-то не правильные, но произошедшее было, пожалуй, единственным исходом Сашкиного высказывания, которое она, ну вот совсем и ни разу, не ожидала. Из ступора ее вывел тихий разговор за спиной.

- А как ты думаешь, амиго, если этого, застывшего, за нос потрогать, что будет? - голос Глеба.

- Хм. А ты бегаешь быстро? - голос Мишки.

- Тоже вариант - снова Глеб и приглушенные смешки парней.

- Пошли, Оль, а то заблудимся в этих казематах - сказал Мишка и они вместе с Глебом быстрым шагом отправились догонять ушедших. Ольга оглянулась, и ей на секунду показалось что, ну только что, вот буквально мгновение назад, но на лицах застывших часовых были улыбки. Она потрясла головой и тоже поспешила за ушедшими.

***

- Чтоб я так жил! - пророкотал гном и пристукнул ладонью по столу - Слушайте сюда, и таки смотрите здесь, а иначе потом не рассказывайте, что я молчал!

"Ой-ей-ей" - подумала Ольга - "Майя наверняка что-то напутали в своем календаре. Ошиблись на годик, ну с кем не бывает? Наверное, конец света наступил уже в этом прекрасном две тысячи одиннадцатом. Мало мне было Ирландии и этой перламутровой Страны чудес, еще и гном-Одессит. За что мне это, а?".

- Поскольку эта - гном ткнул пальцем - юная барышня, против меня игнорирует и не слушает меня из конца в конец. Я таки буду говорить только для вы!

Ольга тряхнула головой и наваждение спало. Гном перестал общаться, словно на Привозе, но взамен стал вещать что-то жутко занудное, кажется про долг перед правительством или о построении либерального демократического общества, в общем, чушь какую-то. В результате Ольга вновь погрузилась в свои мысли - "Странно, вроде не устала, да и спать не особо хочется, но какая-то одурь наваливается. Нет, нужно сосредоточиться, гном ведь важные вещи говорит. Или нет? А он вообще чего-нибудь говорит? Ой!".

Ольга дернулась и поняла, что какое-то время спала, уронив голову на уютно сложенные руки и навалившись на стол - "Это всего лишь сон! Вот приснится же такое! Хоть стой, хоть падай" - подумала она. Вокруг, также нагло, дрыхли все остальные ребята кроме Сашки. Тот вместе с гномом сидел за небольшим столиком в углу и, тыкая пальцем в разложенные на столе бумаги, что-то шепотом доказывал гному, гном также шепотом то соглашался, то отнекивался, периодически кивая или называя Сашку - недоумком.

Сашка, казалось, почувствовал ее взгляд и, обернувшись и прижав палец к губам прошипел:

- Тссс - после чего призывно махнул рукой, ловко отодвинул от стола не занятый стул и вновь погрузился в общение с гномом.

Ольга встала, потянулась до хруста в костях, неожиданно зевнула чуть, не вывихнув челюсть, смутилась и поняла, что вновь бодра и готова горы свернуть. Тихонько, чтобы не разбудить спящих ребят прошмыгнула к столику и присела на выдвинутый Сашкой стул. А вот заглянуть в бумаги не успела. Пока она зевала, гном с парнем о чем-то договорились, ударили по рукам и очень довольные собой собрали бумаги и убрали в толстенную папку, которую Дворин небрежно сунул в ящик стола, причем ящик тут же был им закрыт и заперт на массивный ключ. Сам ключ таинственным образом исчез в руке у гнома, так что приходилось признать, что либо мастер Дворин великий иллюзионист, либо шулер каких поискать, либо знаком с волшебными приемами.

- О чем секретничаете? - напрямик спросила Ольга.

- О нашем, о девичьем - тут же ответил Сашка и в свою очередь поинтересовался - Как спалось? Интересные сны видела?

- Просто отлично и сны изумительные. От ответа не уходи. Что обсуждали? - вернула разговор на интересующую ее тему девчонка.

- Правда, изумительные? И что же тебя в них так изумило? Вот мне, например, приснились два енота и ежик, плясавшие джигу под аккомпанемент квартета обезьян, наяривавших в стиле тяжелого металла - Сашка не весело усмехнулся - Ладно, не хочешь не рассказывай. Мастер Дворин говорит, что такие сны, это нормально. Кстати, поздравляю, закончились первые сутки нашего пребывания в междумирье.

- Уже? - изумилась Ольга.

- Угу. И самое паршивое, что с окончанием каждого дня вот так неожиданно вырубаешься. И сны, с каждым днем, будут все бредовее. Зато есть и плюсы. Высыпаешься где-то за час.

- А ребята, почему еще спят? - спросила Ольга.

- Сейчас просыпаться начнут, вас просто свалило раньше них - сказал гном - Но вернемся к нашим баранам. Пресветлая, не сообщила вам одну деталь. Того, кто передаст ей любой из камней, она сможет отправить обратно, в не зависимости от того будут ли собраны все остальные.

- Нас подобная информация не интересует - отрезала Ольга.

- Полностью согласен - сказал Сашка - Но остальным об этом знать не следует.

- Ну как знаете - усмехнулся гном - Мы тут прикидывали планы ваших дальнейших действия, и так как волшебников среди вас нет, то...

- Вообще-то есть - улыбнулась Ольга - И даже парочка.

Произнеся это, Ольга просто исчезла. Сашка дернулся, открыл рот, потом зачем-то заглянул под стол, после чего откинулся на спинку стула и, улыбаясь как кот, обожравшийся деревенской сметаны, с прищуром уставился на Дворина. Гном выпучил глаза, задумчиво почесал бороду и произнес в пространство:

- Впечатляет! - почесал бороду еще раз и спросил - Отвод глаз или водяная линза? Впрочем, не важно. Это упрощает дело, а ваши шансы на успех значительно возрастают. Дождемся, пока все придут в себя и продолжим.

Ольга вновь проявилась на своем стуле, и как ни в чем не бывало, осведомилась:

- Так о чем вы тут без меня секретничали?

- Ой, ну прям секретничали - сдался Сашка - Прикидывали какое снаряжение нам понадобится и примерный порядок действий. Не смотреть же на то, как вы дрыхните. А как ты это сделала, в смысле, исчезла?

- Секрет фирмы! - фыркнула Ольга - Это наши ведьмовские штучки. Мальчикам не понять! - и задрав нос, попыталась придать своему лицу высокомерное выражение, но не выдержала и хихикнула.

- Ужасть какая. Ты значит у нас еще и ведьма?!? - Сашка притворно испуганно замахал на нее руками - Сгинь нечистая, сгинь!

Ольга вся как-то скрючилась, широко распахнула глаза, искривила рот в немом крике и исчезла.

- Твою дивизию! - выпучив глаза, прошипел парень и вскочил - Оль, ты где? Дворин, я чего сделал-то? Как ее обратно вернуть? - теперь уже ни поддельно испугался Сашка.

Гном всплеснул руками, потом задумчиво почесал бороду, наморщил лоб и сказал:

- Вот что ты за человек! Сначала делаешь, потом думаешь! - Дворин вскочил и зашагал вдоль стола - Ты же в Волшебной стране! Чтобы ее теперь вернуть, нужно сделать следующее - гном резко повернулся к парню и, уставив на него палец и насупив брови, произнес - Скажи: "Энни-бенни-раба" и щелкни хвостом.

- Издеваешься - осведомился враз успокоившийся Сашка и сел обратно на стул.

- Ага - с ухмылкой кивнул головой гном и тоже вернулся за стол - О! А вот и ваши спутники просыпаться начали. Ольга прекрати хулиганить, пора делом заниматься.

Спустя мгновения Ольга обнаружилась все так же сидящая на своем стуле и ужасно довольная. Она посмотрела на Сашку и, не удержавшись, показала ему язык.

***

- Так! Все в норме? - осведомился гном, когда ребята малость отошли от волшебного сна и расселись за большим столом.

Ответом ему были неопределенные междометия и вялые кивки.

- Отлично! Тогда сначала послушайте меня, а потом я послушаю вас - гном сел во главе стола и начал рассказывать - Вам нужно будет посетить три мира кольца и в каждом добыть камень. Первый мир и я бы сказал самый простой, Муспельхейм. Жарко, душно, короче, как в бане. Но, в принципе, терпимо, если конечно, держаться подальше от огненных рек и озер. Населяют его огненные великаны. Если они и разумны, то на уровне детей малых, целыми днями забавляются с лавой и огнем. По большему счету им на вас начхать. В смысле, если они на вас чихнут, то погребение вам будет уже не нужно. Но! Как я уже сказал, если держаться от огненных водоемов подальше, то они на вас даже внимания не обратят. Куда опаснее всякая прочая живность, если это можно так назвать. Саламандры. Они от огня отходят редко, но если заметят, могут решить с вами поиграть. К чему приводят игры с огнем объяснять не надо?

Гном обвел ребят тяжелым взглядом, убедился, что все внимательно его слушают и продолжил:

- Увидели саламандру - дали деру. Обычно помогает. Что еще? Всякая мелкая птичья сволочь. Правда, про мелкую это я так, но вот что сволочь, то точно. Фениксы и Жар-птицы особо не опасны, если к ним не лезть. А вот касы - страх и ужас. Нападают сразу, как увидят, от них не убежишь, единственный способ спастись - укокошить тварь раньше, чем она сделает из вас хорошо прожаренную отбивную. Вдали от лавы живут огненные скорпионы. Эти ребята любят оказывать горячий прием всем кто им не понравится. А им все не нравятся, уж поверьте мне на слово! В принципе, от них можно и убежать, но по одному они живут редко, обычно стаями, и если побежал не туда, то все, полный привет. Поэтому проще с ним расправиться, пока он один и по-тихому смыться. Это основные и самые страшные противники. Остальная мелочь менее опасна, и если соблюдать осторожность, то найдете камешек и обратно вернетесь в целости и сохранности. Вопросы есть?

- А чем скорпионы так опасны? - спросил Глеб.

- Я бы спросил тебя юноша, каким местом ты слушал, но на первый раз прощаю - пробасил гном - Опасен он, прежде всего, своими клешнями по два метра длинной. А во вторых своим жалом. Жало у него, по остроте как хорошая рапира, да и длинной такое же. Если попадете под удар, превратитесь в жука на булавке. Еще вопросы есть?

Гном вновь обвел ребят тяжелым взглядом и, что характерно, новых вопросов не дождался.

- Второй мир кольца - Нифльхейм. Полная противоположность Муспельхейму. Холодно и с водой все в полном порядке. Ледяная пустыня. Ледяные туманы. Сам там не был. И ничего полезного рассказать не смогу. Из этого мира мало кто возвращался, а те, кому вернуться повезло, ничего интересного не рассказывали.

Гном тяжело вздохнул и продолжил.

- Третий мир кольца - Йотунхейм. Нормальный климат. Основное население - Йотуны. На великанов не тянут, но ростом повыше вас раза в полтора. Болезненно не любят чужих. Но есть и плюсы. В основном живут в своих городах и выходят из них только на охоту и поискать неприятностей на свою или чужую задницу. Как только окажетесь там, сразу ищите входы в пещеры. Йотуны туда не полезут, да и камни можно найти только там. Про пещеры многое болтают. Но сам я в них не видел ни громадных пауков, ни сколопендр, ни прочих тварей. А вот с йотунами дрался. Сильные, ловкие, но тупые. Главное не терять головы. А то без головы думается плохо - гном первый раз позволил себе улыбку - А теперь, я хотел бы услышать, что вы умеете. На основании этого подберем вам снаряжение и определим тактику, вас все-таки пятеро, может, для экономии времени разделитесь и сразу в два мира отправитесь. Кто первый?

Ребята переглянулись, но ни кто не торопился становиться первым. Наконец Сашка встал и со вздохом сказал:

- Ну, давайте я буду первым, мастер Дворин.

- Можно и с тебя начать. Владеешь ли каким оружием, на каком уровне? - гном упер в парня взгляд.

- С ножами знаком. Могу пользоваться сразу двумя. Метать могу, в цель. Обычно попадаю - сказал Сашка.

- А мечом? Ну, или там, секирой? - поинтересовался гном.

- Даже в руках не держал, только дрова топором рубил и то не часто - честно признался парень.

- Мда, не густо - вздохнул гном - Следующий.

Следующим встал Глеб, он развел руками и с довольно кислой улыбкой сказал:

- Я, уважаемый, мастер Дворин, и этого не умею, разве что в бубен дать могу.

- Музыканты конечно тоже нужны - гном задумчиво потеребил бороду - Но я про другие навыки спрашивал! - и грозно глянул на парня - Хоть из лука стрелять сможешь?

- Не знаю - пожал плечами Глеб - Я не пробовал никогда. Из мелкашки в детстве стрелял, а из лука не доводилось.

Гном наморщил лоб, а потом просиял:

- Дадим тебе арбалет, может, и попадешь куда, мимо задницы Гарма точно не промажешь - Дворин хохотнул - В крайнем случае, пугать будешь. Следующий!

- Я это... - вставший Мишка замялся и покраснел - В клубе реконструкторов два года был. Ну, мы там средневековьем занимались. В общем, я вроде бы, с мечом обращаться умею. Вот.

- Проверим! - усмехнулся гном - Следующий!

Ольга переглянулась с Володей и, вздохнув, сказала:

- Волшебница я слабенькая, не обученная. Могу глаза отвести, туман навести, щиты кое-какие поставить, яд обнаружить и нейтрализовать, так еще по мелочи, но ничего боевого почти не знаю - почему Ольга умолчала о своей, что называется, фамильной способности обращаться с электричеством, она даже себе объяснить бы не смогла, вот умолчала и все! - Умею обращаться с рапирами и саблями. Наверное, и с легким мечом смогу. Я с пяти лет занимаюсь. Папа всегда говорил, что лучше фехтования, гибкость только гимнастика развивает, но гимнастика это развлечение, а фехтование может и пригодиться. Вот, похоже, и пригодилось, неожиданно - Ольга потупилась, будто бы в смущении, а на самом деле, чтобы скрыть лукавую улыбку.

Гном ошарашенно смотрел на девчонку, качал головой и теребил бороду. Остальные ребята тоже разглядывали ее во все глаза, Сашка сначала сохранял спокойствие, но когда дошло до мечей, то тоже вылупился, как и остальные и только головой покачивал, как болванчик.

- Вот от кого, от кого, а от тебя не ожидал! - наконец сказал Дворин - Ладно, проверим девка, чему тебя столько лет учили. Ну, а ты что скажешь? - гном уставился на Володю.

- Ну, я тоже, так сказать, с силой знаком. Могу применять несколько техник. Боевых. Мне бы еще потренироваться, может и больше смогу. Меч в руках не держал, но несколько приемов знаю. Вроде все - Володя обвел взглядом собравшихся и смущенно улыбнулся.

- Да уж ребятумшки, удивили вы меня, гармова задница, как молотом по наковальне! - развел руками гном - Откуда же вы только взялись такие! Ну, про умения с оружием, это ладно! Но вот откуда аж два волшебника, пусть и не обученных хорошо, взялись? Тысячу чертей мне в глотку и боевой молот в задницу! Со времен старика Мерлина такого на Земле не было! Где же вы обучались-то?

Володя уже было открыл рот, чтобы ответить, но Ольга его опередила:

- Уважаемый, мастер Дворин! У всех есть свои не большие секреты - девчонка мило улыбнулась - Давайте эта информация останется нашей маленькой тайной! И если честно, то очень хотелось бы испытать свои силы и приступить к поиску камней. Время-то идет.

- Хм. Время оно такое, не стоит, почти ни когда, да - согласился задумчиво гном - Ну, что же, пойдемте, в оружейную заглянем и на ристалище сходим. Действительно, глянем, чего вы стоите!

Гном поднялся, снова напустил на себя суровый вид и, оглядев ребят, сварливо сказал:

- Чего расселись, дело само делаться не будет! Пошли, да поживее пошевеливайтесь!

***

В оружейке было сумрачно и пахло пылью. Гном с определенным сомнением оглядел ребят и открыл несколько шкафов. Потоптался, а потом сделал приглашающий жест, мол, выбирайте. Единственным кто дотронулся до оружия висевшего и навалом лежавшего в шкафах оказался Глеб. Володя только глянул и сразу же отошел. Мишка и Сашка осматривали выставку клинков чуть дольше, но тоже отошли, причем Сашка даже не скрывал определенной брезгливости от увиденного. Ольга даже смотреть не стала, сразу став у противоположной стенки. Глеб, видя поведение остальных, положил пару клинков, которые были у него до этого в руках и которыми он даже попытался совершить пару загадочных пасов, видимо изображая проверку баланса. Гном набычился и спросил:

- Что вас не устраивает, молодые люди?

- Вот это - за всех ответил Сашка и повел рукой вдоль открытых шкафов - К оружию этот хлам отношения не имеет! Это - Сашку даже немного передернуло - Лучше всего сразу в утиль сдать, чтобы не позориться.

Гном хекнул и сказал:

- Ну, лады! Считайте, первую проверку прошли. Кой чего понимаете. Пойдемте, покажу вам стоящее кое-что.

Гном развернулся и потопал вдоль стеллажей куда-то вглубь анфилады залов оружейки. Ребята пошли за ним иногда обмениваясь односложными комментариями по поводу того что видели вокруг. Только Глеб не участвовал в этом обсуждении, а понуро плелся последним, лишь изредка бросая взгляды на окружающее. Наконец они дошли до маленькой двери, высотой лишь, чуть больше роста гнома. Дворин подозрительно долго возился с замком, пыхтел, сопел и под нос себе ругался, но все-таки отпер и шагнул вовнутрь, заслонив собой проход. Через некоторое время гном вылез из дверного проема и буркнул:

- Заходите, чего встали! - гном отодвинулся от прохода и грустно посмотрел на открытую дверь.

Первыми в проход полезли Сашка и Мишка, вскоре оттуда послышались восхищенные эпитеты, а чуть погодя радостный Сашкин голос сообщил:

- Ну, вот мастер Дворин! Совсем-же ж другое дело! Ребята заползайте, тут-таки есть, на что посмотреть и за что подержаться! Хотя нет, подождите, тут места мало, давайте лучше по очереди!

В комнатке что-то зазвенело и грюкнуло, после чего раздалось сдавленное ругательство и голос Сашки:

- У нас все в порядке.

Гном скривился, как будто у него разом заболели все зубы, на него было буквально больно смотреть. Но вскорости из дверного проема показалась Сашкина пятая точка, а вслед за ней и весь парень. Когда он обернулся, то зрители увидели, что на нем красуется пояс с двумя стилетами в ножнах. Хотя нет, в ножнах был только один, второй рыбкой крутился и мелькал в Сашкиных руках и, казалось, жил своей жизнью, совершенно независимо от его рук. Кроме того на парне обнаружилась перевязь с метательными ножами.

- Отличный у вас выбор в этой кладовке! - Сашка ухмыльнулся - Мастер Дворин, нужно было сразу сюда идти, только время зря теряли!

Гном снова скривился, но промолчал.

Вслед за Сашкой из комнатки вылез Мишка. У него в руке был зажат здоровенный полуторный меч, во второй он тащил ножны и пояс. Кузя смущенно помялся на пороге и сказал гному:

- У меня примерно такой был. Только этот легче и лучше.

Гном в ответ только махнул рукой. Следующими в проход полезли Володя и Глеб. Но Володя почти сразу вышел и попросил Сашку помочь с выбором арбалета. Когда Сашка скрылся внутри, Володя подошел к гному и тихо с ним заговорил:

- Что?!? - раненым бизоном взревел Дворин.

- Ну, да - спокойно ответил ему парень - Всего-то пару штук, не к лицу волшебникам железяки таскать.

- Да какие железяки!?! - продолжал орать гном - Легендарные мифриловые клинки у него железяки! Ты совсем парень очумел уже!

- Но ведь те, что я попросил лучше - так же спокойно продолжал Володя - Вот в жизни не поверю, что у такого запасливого и хозяйственного мастера как вы, не найдется парочки подобных.

Гном крякнул, зыркнул на Володю, как на врага народа, засопел, но в конце концов буркнул:

- Будут тебе. Два! Но не больше!

- Благодарю вас мастер Дворин! - парень поклонился гному и отошел к стеночке, у которой ожидала своей очереди Ольга.

Вскоре из хранилища снова показалась Сашкина нижняя половина, потом весь парень, ну а следом за ним улыбающийся Глеб, сжимавший в руках небольшой арбалет. На поясе у него повис кинжал и два подсумка с короткими арбалетными стрелками.

- Троих вооружили, что надо! - с сияющей улыбкой сообщил в пространство Сашка - Давайте ребята, подбирайте себе игрушки и пойдем, позвеним!

- Мы уже - сказал Володя и перехватив удивленный взгляд Ольги, подмигнул ей - Мастер Дворин выдаст нам с Олей оружие чуть попозже.

- Да-аа? - растянув слово до невозможности с подозрением спросил Сашка - Я что-то пропустил?

- Нет, Саш. Это специальное оружие, оно только для волшебников годится - ответил Володя и повернувшись к гному сказал - Мы готовы мастер Дворин, куда дальше?

Гном буркнул, что-то не вразумительное и стал запирать дверь.

Спустя, еще часа полтора, ребята наконец добрались до ристалища. Их ноша потяжелела на подобранную каждому по росту и фигуре кольчугу из какого-то светлого и очень легкого материала. Гном сказал что это легендарный мифрил, а Глеб заметил, что на титан похоже, только в сплаве с чем-то. Каждый из ребят обзавелся шлемом с подшлемником, а вот другие элементы доспеха, взял только Мишка, сказав, что он привычен такое таскать, а остальным не советует. Кроме того он обзавелся еще и щитом и стал выглядеть крайне довольным. Когда подбирали поддоспешники из толстого войлока, Сашка не удержался и сказал в пространство:

- Вот хорошо быть завхозом в Волшебной стране! Представляю, как бы это тряпье воняло, будь мы на Земле! Да еще и крысами, наверняка, погрызено было бы!

Дворин только хмыкнул и предложил выбирать побыстрее, впрочем, он еще упомянул, в полголоса, что с подобными остряками сделали бы в казармах подгорного короля, за подобное предположение. Сашка призадумался и тему развивать не стал.

Когда ребята расположились на краю ристалища, гном дал указание всем нацепить принесенные с собой доспехи и готовиться к проверке и тренировке, а сам куда-то ушел, громко стуча по полу, сапогами, с кислым, но одновременно довольным лицом. И как только такое сочетание возможно?

***

Ольга облачилась в кольчугу первой. Мишка помог ей все расправить и затянуть ремень, после чего пошел помогать остальным. Гнома все не было, и от нечего делать, девчонка пошла разминаться. Попробовала разные движения уклонений и уворотов. На удивление кольчуга почти не чувствовалась и практически не стесняла движений, немного приноровившись Ольга вообще перестала ее замечать. Войдя во вкус, девчонка совершила несколько перекатов, а потом и вовсе прошла по ристалищу сначала колесом, а потом обратным сальто. Кольчуга сидела на ней как вторая кожа. Закончив упражнения, она с удивлением увидела, что ее спутники, до сих пор не закончили надевать доспехи, а вместо этого завороженно наблюдают за ней. Ольга даже немного смутилась, впрочем, ребята довольно быстро вышли из ступора и продолжили одеваться. Девчонка отошла на другой край ристалища, где приметила скамейку, уселась на нее и принялась наблюдать как остальные по мере одевания с большей или меньшей неуверенностью выходят на поле.

Органичней всего выглядел Мишка, который держался в своем доспехе так, будто бы всю жизнь его носил. Сашке было явно неудобно, он постоянно поправлял рукава кольчуги и о чем-то говорил с Мишкой. Володя держался довольно уверенно, но как-то отвлеченно и был явно погружен в свои мысли. А вот на Глебе кольчуга и в особенности шлем смотрелись как на корове седло. Он очень неуверенно передвигался, как будто постоянно боялся упасть, это было бы очень комично, если бы не одно но. В этом наряде парню предстояло идти в другие миры, где от скорости реакции и умения двигаться зависело если и не все, то многое.

Мишка, по-видимому, дал ребятам несколько дельных советов, так как они занялись своей амуницией и, отойдя от них метров на двадцать начал разминаться, а чуть погодя встав в какую-то замысловатую стойку, устроил бой с тенью, применяя не только меч, но и удары щитом и ногами. Пока он рубил воздух, на поле вышел Сашка. Парню наконец-то, по-видимому, удалось добиться от рукавов необходимой ему свободы движения. Сашка установил на стоявший, на краю площадки шест мишень и, отойдя на десяток шагов, запулил в нее все пять своих метательных ножей, а следом и один из стилетов. Ножи вошли кучно в районе центра, а стилет угодил в нижний край мишени, и повис на ней, лишь слегка зацепившись кончиком лезвия. Парень с видимым усилием повыдергивал свой арсенал из щита и отошел уже на двадцать шагов. Ножи легли менее точно, но все равно близко к центру. Сашка повторил упражнение на тридцати и даже на сорока шагах. Но на сорока попал в мишень только четырьмя ножами, правда, один вошел точно в центр. Удовлетворившись результатом, парень проверил ножи, разместил их на перевязи и уселся на скамью недалеко от Ольги. Вскоре к ним присоединился и запыхавшийся Мишка.

Глеб очень долго устанавливал мишень, очень мучительно изучал арбалет, потом долго целился и наконец, выстрелил. Стрелка прошла чуть ли не в паре метров от мишени. Но результат Глеба явно устроил, он сделал еще несколько выстрелов, все так же мимо мишени, каждый раз что-то подкручивая в своей адской машинке. А потом прицелился и попал точно в центр. Следом полетели еще пять стрелок, вонзившиеся в мишень практически вплотную друг к другу. Глеб удовлетворенно покивал и пошел собирать боезапас.

Все это время по противоположному краю ристалища туда-обратно бродил Володя. Изредка совершая странные движения руками. Вдруг он остановился, стукнул себя по лбу и кинулся к мишеням. Разместил на шестах десяток штук на разной высоте, отошел на без малого сотню метров, стал к мишеням спиной, а потом резко развернулся, выставил вперед руку и с нее сорвались огненные шарики, размером с пинг-понговые. Шарики почти мгновенно достигли мишеней и буквально испарили их вместе с шестами.

- Упс - очень громко произнес парень и почесал затылок - Не рассчитал.

- Это не упс, это порча вверенного мне имущества! - загрохотал неожиданно подошедший гном.

Дворин оглядел результат Володиного упражнения, почесал бороду и спросил:

- Все сразу?

- Угу - ответил парень, снова погрузившийся в собственные мысли.

- Ну, ничего себе так. Зачет! - сказал гном, а потом, повернувшись к остальным, добавил - Всем зачет! А теперь перейдем к спаррингам, и хватит на сегодня.

Вместе с гномом подошел очень высокий и худощавый эльф. Коротко переговорил с гномом на каком-то певучем языке, высокомерно оглядел ребят и поманил к себе Мишку. Противники сошлись в центре ристалища и, поклонившись друг другу, начали поединок. Мишка двигался очень вяло, что совсем не походило на его движения получасом ранее. Эльф же крутился вокруг него подобно легкому мотыльку, но всякий раз его удары Мишка встречал щитом или отводил своим мечом, обычно направленным острием к земле. После нескольких минут встречи, парень вдруг разразился серией стремительных движений, в результате которых оказался у опешившего эльфа за спиной и ткнул последнего щитом, эльф среагировал, но не достаточно быстро и полетел к земле. Впрочем, он успел извернуться, уйти в перекат, но когда вновь оказался на ногах остался почему-то без меча. Удивленно посмотрел на свою пустую руку. Поклонился Мишке, после чего круто развернувшись к гному, разразился бурной тирадой, судя по довольному кряканью мастера Дворина исключительно матерной.

Закончив словоизвержение, эльф поклонился и, не смотря на то, что гном ему что-то пару раз крикнул, удалился, даже не удостоив Дворина ответом. Гном почесал затылок, что-то проворчал в бороду и, обратившись к Мишке, молча показал тому большой палец. После чего обратился к остальным:

- Обидчивый народ эти дану, прям хоть плач - гном довольно хохотнул и продолжил - Остальных буду сам испытывать! - и плотоядно ухмыльнулся.

Но его угрозе не суждено было сбыться. Вместо ушедшего эльфа появилось сразу два новых. Те подошли к гному, поклонились и о чем-то с ним коротко переговорили. В их взглядах и позах было значительно меньше высокомерия, чем у предыдущего. Довольный гном обернулся к ребятам и сказал:

- Господа рыцари Пресветлой королевы, просят вас оказать им честь и провести с ними тренировочный бой.

- С удовольствием! - ответил Сашка и встал со скамьи - Мой правый!

- Хорошо - поддержала его Ольга - Тогда мой левый! Только есть один нюанс, мастер Дворин, вы до сих пор не выдали мне оружие.

- Ой, голова моя дырявая! - притворно расстроился гном - Вот твой меч. Держи!

С этими словами гном протянул девчонке красивый витой браслет, украшенный цветами, выполненными из драгоценных камней.

- Ух ты! - воскликнула Ольга, принимая браслет - Это ведь то, о чем я думаю?

- Откуда же я знаю, о чем ты думаешь - пробурчал гном - Но полагаю, что да, это он. И откуда же вы двое, такие взялись-то? Знают то, о чем в этом вашем в задницу деградировавшем Мидгарде, даже легенд не осталось! - гном сплюнул и отошел к скамейкам.

Ольга надела браслет. Прикрыла глаза и постаралась его почувствовать так, как учили. Браслет стал частью тела. Ольга создала по очереди несколько типов клинков, попробовала провести несколько простеньких движений и осталась вполне довольна полученным результатом. Убрав клинок, она подошла к своему противнику и поклонилась. Учебный бой начался.

Ольга сама удивилась насколько быстро и просто закончила бой. То ли искусство фехтования на Земле ушло далеко вперед, то ли эльф недооценил ее с самого начала, но их бой закончился буквально через три секунды тем, что Ольга прижала лезвие своего клинка к горлу обезоруженного эльфийского рыцаря. Эльф коротко, но уважительно поклонился, подобрал выбитый клинок и удалился на скамейку запасных.

У Сашки все получалось не столь радужно. Но как выяснилось позже, это была очередная Сашкина шутка. Противники кружили по всему полю, но постепенно смещались к его краю, наконец, прямо за спиной у эльфа оказался щит, в который парень перед этим метал свои ножи. Сашка извернулся, заставив противника сделать шаг назад и буквально лопатками упереться в щит, после чего с просто таки безумной скоростью швырнул четыре из пяти своих ножей, пригвоздив выступавшую за пределы кольчуги одежду эльфа к щиту. Сам же Сашка застыл перед противником сжимая пятый нож в руке и не двусмысленно показывая, что горло у того является вполне достойной целью для метания.

Гном вскочил и восторженно замолотил себя руками по ляжкам, впрочем, вполне насладившись видом прибитого к щиту эльфа, он громко пробасил:

- Встреча окончена! Молодцы ребята! Думаю, у вас есть реальные шансы! - гном еще раз приложил себя по ляжкам и продолжил - Саш освободи болезного, пока он не обделался - и громко заржал.

Простоявший все время тренировочных боев в стороне Володя, подошел к гному и молча протянул ему руку открытой ладонью вверх. Гном скривился, но вложил в его ладонь такой же браслет, какой дал Ольге, только вместо цветов на нем были выложены олень и догоняющий его волк.

- Все робяты! Собирайтесь и пойдемте-перекусим, а заодно и решим, как действовать будем - прикрикнул довольный исходом тренировочных боев гном - Вас господа не приглашаю! - сообщил он двум проигравшим эльфам. Те коротко поклонились и убыли по своим делам.

Ольга только сейчас сообразила, что у нее больше суток маковой росинки во рту не было. Прислушалась к себе, но чувство голода, было каким-то вялым и не серьезным. Мимо прошел Сашка, его за руку перехватил гном и очень серьезно и тихо заговорил:

- Умеешь ты парень себе врагов наживать. На этом остановись! - и грозно глянул в глаза парню.

Сашка освободил руку, шутовски поклонился гному и вытянувшись в струнку гаркнул:

- Будет исполнено, мастер Дворин!

- Клоун - недовольно покачал головой гном - Но все равно молодец! Давно я этого длинноухого таким озабоченным не видел! - и гном задорно заржал.

***

Гном привел их в ту же комнату, в которой они сегодня очнулись. На большом столе стояли блюда с мясом и фруктами, присутствовали также кувшины и бутылки. На маленьком столе стоял пузатый бочонок литров на двадцать. Гном сразу же направился к нему, наполнил литровую кружку и в один глоток опорожнил ее. Крякнул, утер тыльной стороной руки усы и сказал:

- Перекусите, пока что от щедрот Пресветлой, а мне еще кое-куда забежать нужно. Я скоро - гном таким же макаром опустошил еще одну кружку, повторил процедуру кряканья да утирания и утопал по своим гномьим делам.

Ребята расселись за столом, положили себе в тарелки по кусочку различных блюд и принялись в этих тарелках вяло ковыряться. Есть не хотелось категорически. В отличие от других, Володя не позарился на мясо, а попытался отдать должное фруктам. В центре стола стоял поднос со слабо светящимися грушами, парень сразу же ухватил одну, надкусил, проглотил и застыл, прислушиваясь к своим ощущениям. Спустя примерно минуту Володя просиял, как солнышко из-за тучи.

- Ребята! Всем рекомендую, особенно Оле! - сказал он и начал уплетать грушу.

- А чего в ней такого? - вяло поинтересовался Сашка - Светится. Радиоактивная что ли? - парень боязливо ткнул одну из груш ножом.

- Сам ты радиоактивный! - ухмыльнулся Володя - Я, понятия не имею, как эта фрукта называется, но могу точно сказать, что она делает.

- И что же? - вновь поинтересовался Сашка, не прекращая тыкать и перекатывать грушу ножом.

- О! Эта штука, увеличивает запас волшебной силы, которую может удерживать организм - сказал Володя и потянулся за второй грушей.

- Откуда информация? - тут же спросила Ольга.

- Секрет фирмы - улыбнулся Володя и подмигнул.

Поняв, что он больше вряд ли что еще скажет, ребята решили попробовать диковинку. Ольга тоже попробовала, а потом попробовала еще раз и еще, пока, увы, груш совсем не осталось. Кстати, в отличие от остальной еды, груши съедались легко и с удовольствием, не вызывая тошнотворных позывов.

Тут вернулся гном и принес с собой объемистый мешок. Повторил подход к бочонку со всеми последующими действиями и, усевшись за стол спросил:

- Все поели? - тут гном обнаружил пустое блюдо и с подозрением посмотрел на Ольгу и Володю, покачал головой и продолжил - Это по первости есть не хочется. А денька через три-четыре, начнете лопать по пол свиньи за раз, да еще и добавки просить - потом с сомнением сравнил свою фигуру с фигурами ребят и смилостивился - Ну, в вашем случае, может и четвертушки хватит - после чего хохотнул и добавил - Через это в междумирье все проходили. А дальше либо возращение, либо развоплощение.

Посмотрел на довольно кислые лица ребят, явно не поддержавшие его шутки, почесал бороду и сказал:

- Ладно! Я вам тут подарки принес - гном залез в мешок и с видом Деда Мороза извлек из него пять странного вида браслетов, похожих на часы - Это часы междумирья. Время не показывают, но предупреждают. Надевайте - гном раздал ребятам браслеты.

Ольга покрутила в руках подарок. На тонком браслете был закреплен диск белого цвета размером с пяти рублевую монету. Девчонка надела его на запястье и браслет тут же сократился, плотно прижав диск к коже. Цвет диска начал меняться, пройдя спектр от желтого, через оранжевый, до почти красного.

- Цвет диска определяет, в каком периоде суток вы находитесь - начал гном - Белый, сутки только начались. Насыщенный желтый, считайте полдень. Оранжевый - вечер, ну, а красный, скоро баиньки. Кроме того, если браслет начал вибрировать - значит у вас до того как вырубит, осталось порядка часа. А за пять-семь минут начнется покалывание. С этим все - гном вновь полез в мешок и выудил оттуда целую вязанку медальонов - Это маяки. Если застрянете в другом мире, по этому маяку вас можно будет отыскать. Никогда и ни при каком раскладе не снимайте и не позволяйте снять другим!

- А что случится? - заинтересованно спросил Сашка.

- Пропадете - отрезал гном - Поэтому даю каждому сразу по два. Один на шею вешайте, а второй разместите где-нибудь на теле, хоть в сапог суньте. Так, что еще? - гном снова сунул руку в мешок.

- Дворин, пропадете это как? Совсем или нас найти будет проблематично? - продолжал интересоваться Сашка.

- И то и другое - буркнул гном продолжая копаться в мешке - Выйти не сможете без посторонней помощи, да и фиг вас найдут, разве что случайно! - гном достал несколько пузырьков - Ага! Вот они! Это хитро сделанное зелье, позволяет отодвинуть момент сна на минут пятнадцать, иногда двадцать, тут у каждого индивидуально. Запросто может спасти жизнь. Пейте в случае необходимости, когда часы колоть начнут. И наконец - гном снова сунул руку в мешок и почти сразу достал два свертка, похожих на старинные карты, картами собственно и оказавшиеся - С помощью этих карт, можно обнаружить нужные вам камни. Карты волшебные. Вот смотрите.

Ольга посмотрела на довольно схематично прорисованный план дворца, в котором они находились.

- Вы всегда отображаетесь в центре. Вот видите по краям два герба? Нажимаете на них и меняете масштаб, вот так. Понятно? Дальше, вот стрелочку на краю видите? Это направление на камень. Он у нас тут один, так что это камень королевы. Меняем масштаб, и вот, камень появился на карте, понятно?

- Здорово! - сказал Сашка - А как понять сверху он или снизу?

- Никак! - отрезал гном - Карты настроены на вас и будут отображать примерно то, что вы увидите, плюс то, что кто-то видел до вас. То, что видели вы, будет зеленым, то, что другие - коричневым. И последнее - гном снова сунул руку в мешок и достал три прозрачных кристалла на цепочках - Это пробойники. С их помощью можно перейти в другой мир. Заряжаются примерно половину суток. Вот как светиться начнет можно переходить. Пробой держится в среднем двое суток, так что не забывайте, что должны успеть вернуться до закрытия - гном снова хохотнул.

- А как ими пользоваться? - снова спросил Сашка.

- Тебе никак - гном ловко перебросил один пробойник Володе, а второй Ольге - Сами разберетесь или помочь?

Ольга попробовала настроиться на артефакт и это неожиданно легко удалось. Уже через пару секунд она знала о нем все и умела им пользоваться, как будто всю жизнь только и занималась тем, что шастала из мира в мир. У Володи дело шло хуже, но примерно через минуту и он открыл глаза и кивнул.

- Разобрались - на всякий случай подтвердила Ольга.

- Вижу! - буркнул гном - Если все поели и всё поняли, собирайтесь, отправимся в одно хитрое место. Перекресток называется. Из него можно попасть в любой из миров сферы, правда, двери открываются в произвольные места. Если конечно не на маяк настраиваться. Готовы?

Ребята повскакивали со своих мест и довольно быстро собрали и упаковали свои вещи, не забыв и гномьи подарки. Дольше всех ковырялся Глеб, который все не мог пристроить свой арбалет, так чтобы тот не мешал при ходьбе. Дворину, наконец, это надоело, и он доходчиво объяснил стрелку, в какое место нужно вешать оружие, чтобы не мешало, и при этом всегда было под рукой.

Ах, какие сочные выражения он использовал, Ольга даже заслушалась, но потом справедливо решила, что приличной девушке таких выражений знать не положено и дальше слушала уже украдкой. Когда все собрались гном махнул рукой и повел ребят за собой.

***

На место прибыли, когда часы междумирья налились тревожным красным цветом и начали вибрировать. Как по Ольге, то место ничем не отличалось от доброй сотни таких же, что они миновали по дороге сюда. Единственным отличием, был здоровенный серый камень, который мощеная дорога обтекала с обеих сторон.

Гном скомандовал привал и сказал:

- Я думаю, что нужно попробовать посетить сразу два мира, тех, что попроще. В Йотунхейм отправятся Володя и Оля. А в Муспельхейм - гном задумался и как обычно начал теребить бороду - Сашка и Миша. Единственное. Парень, как бы ты там не зажарился в своей консервной банке - гном захохотал.

Мишка с сомнением оглядел свои доспехи, подумал и сказал:

- Ничего, я потерплю.

- Достойный ответ! - прогудел гном - А чтобы твои мучения были более эффективными, я тут тебе припас на дорожку - гном как обычно залез в мешок и выудил из него здоровенный брусок коричневого мыла и веник, по виду березовый - Бери, пригодится - серьезно сказал он.

- Мастер Дворин! - заорал Мишка - Да ну вас с вашими приколами!

Гном расхохотался, засунул веник и мыло обратно в мешок, а взамен вытащил два пузырька с вишневой жидкостью.

- Это жидкий огонь - сказал гном - Как известно, подобное лечится подобным. Примите, перед тем как перейдете в Муспельхейм, поможет переносить тамошнюю жару - гном передал флаконы ребятам - Так, вроде бы все. Глеб останется со мной, в качестве вашей последней надежды на спасение, тьфу-тьфу, чтоб не пригодилось. Ну, а я его малость погоняю, а то он смотрю, жирком зарос, весь - Дворин снова расхохотался - Присядем на дорожку. Готовьтесь ко сну, скоро уже.

Все расселись поудобнее, а Ольга решила проанализировать события сегодняшнего дня, но, похоже, не успела, сознание отключилось, и девчонка снова провалилась в мир странных снов.

Глава 4.

Как и в прошлый раз, Сашка очнулся первым. Сон снова повторился и на сей раз был еще более реальным и выпуклым, что ли. После этого сна парня душила просто-таки лютая, черная злоба. Сашка изо всех сил зажмурился, несколько раз сделал глубокие вдох и выдох, но помогло значительно слабее, чем в прошлый раз. Тем не менее, усилием воли парень загнал злобу куда-то глубоко внутрь себя и по возможности вернул себе шутливое и немного ироничное отношение к жизни.

Под соседним деревом сидел насупившийся гном в обнимку с бочонком и малюсенькими глотками цедил пиво. Сашка встал, потянулся и принялся одевать поддоспешник, а на него кольчугу. Не торопясь нацепил перевязь с ножами, одел пояс, немного подумав, все-таки надел шлем и направился к гному.

- Здорово, мастер Дворин! Ну, как пивко с утра, хорошо заходит? - не громко произнес он.

- Домбро идет! - пророкотал гном, которого голос Сашки вывел из задумчивости, потом с тревогой уставился ему в глаза и спросил - Ты как, парень?

- Терпимо - скривился Сашка - Но бывало лучше.

Он поддернул джинсы, уселся рядом с гномом, привалился к стволу дерева и вытянул ноги.

- Я вот что подумал - начал Сашка - Я лучше с собой Глеба возьму. В Муспельхейме от стрелка толку всяко больше будет, чем от танка на ножках. А если что с нами или ребятами приключится, то Мишка, с его боевыми навыками, нас точно вытащит, а вот Глеб может и не справиться. Но последнее слово за тобой.

- С чего вдруг? - поинтересовался гном.

- С твоим опытом, тебе виднее - ответил Сашка и прикрыл глаза.

Гном усмехнулся и сказал:

- Возьми Глеба, так действительно надежней будет. Я тебе, возможно, помочь смогу - пробасил гном.

- Чем же? - вяло поинтересовался Сашка, не открывая глаз.

- Перед вами, у нас еще одна команда спасителей мира была. Из США - сказал гном.

- И чё? - так же вяло спросил парень.

- И то! - ответил гном и принялся цедить пиво.

Сашка открыл глаза, повернулся к гному и более вменяемым голосом сказал:

- Ты уж прости меня, мастер Дворин! Мне действительно интересно. Только как-то тяжело, очень.

- Да, ладно, проехали - гном одним глотком допил пиво и продолжил - Они добыли камень огня, но вынести не смогли.

- Это еще почему? - насторожился Сашка.

- Передрались - ответил гном и начал рассказывать - Сначала грохнули Стива, это он камень нашел, самый вменяемый среди них был, хоть и очкарик, они его еще батаном звали. Камень забрал латинос, здоровый такой. Так вот оставшийся белый и черный как-то смогли договориться между собой и латиноса тоже того, грохнули. Вот только камень забрать не смогли. Проход закрывался, они и так еле успели. Потом полдня сидели тут и собачились между собой, пока ждали зарядки пробойника. Ушли туда и больше я их не видел. Видимо поубивали друг друга, ну или нарвались на тварь какую.

- Интересно конечно - Сашка потянулся - Но я не понял, как это нам помочь может.

- Бестолочь потому что! - рыкнул гном - Маяки-то их до сих пор работают, правда в пол силы, точно сфокусироваться не удастся. Но довольно близко я вас высадить смогу! Доберетесь до тел, возьмете камень и сразу назад.

- Мастер Дворин! Ты настоящий друг! - апатия мигом слетела с парня, как не бывало, и он снова стал обычным Сашкой.

- Собирайся, сейчас остальные приходить в себя начнут. Точно решил - с Глебом пойдешь? - спросил гном.

- Да. Точно - сказал парень, а потом резко вскочил и, сделав колесо, весело заорал - Ну, что мастер Дворин готовь переход, врубай пробойник! Сегодня Пресветлая королева должна стать в два раза сильнее! - Сашка задорно улыбнулся.

- Не кажи гоп! - пробурчал гном, но ответом ему был жизнерадостный Сашкин смех.

***

Вообще-то Сашка друзей обманул. Он не был с Восточной Украины. Хотя не совсем так. Родился та он там, но на родине не был уже несколько лет. Свою мать Сашка практически не помнил. Когда ему было около трех лет, она покинула их с отцом, умерев в больнице от банального воспаления легких. То ли врачи были настолько высокой квалификации, что не смогли определить заболевание, то ли еще что приключилось, но факт остается фактом. Отец жутко горевал и запил. Возможно, на этом Сашкина история и закончилась бы, но отец смог взять себя в руки, оторваться от бутылки и, набив морду своему начальнику на шахте, где до этого работал, взяв в охапку малолетнего сына, покинул ненавистный город и пустился в свободное плавание по Незалежной.

За следующие пять лет они сменили с десяток городов и городков, где отец сменил больше десятка специальностей. Был он и охранником в магазине и продавцом сувениров, электриком, грузчиком, чернорабочим на стройке, сторожем и даже дворником. Эта череда переездов и смен специальностей, наконец, свела его отца с бригадой предприимчивых строителей, которые предпочитали применять свои навыки и тратить силы за пределами Украины, причем, чем западнее, тем лучше.

Оставлять Сашку одного отец не решался, поэтому следующие два года мальчишка колесил по Европе вместе с бригадой, став этаким сыном полка. В этих поездках он приобрел массу полезных навыков и знаний, благо в свободную минутку каждый из мужиков считал своим долгом чему-нибудь его да научить, начисто забыл, о том, что такое школа, и пристрастился к чтению, причем не только на русском. Одним из членов бригады, был вечно угрюмый и не разговорчивый, еще довольно молодой парень Дима, который помимо прочего научил Сашку финтить ножом, а также метать в цель все, что можно метнуть, включая гвозди и пассатижи. Прошлое Димы было туманно, то ли он где-то воевал, то ли служил в каких-то спец-частях, а может быть просто сидел, хотя последнее вряд ли. Как бы там ни было, что было, то было, в бригаде прошлым интересовались мало, больше ориентируясь на настоящее.

Свое десятилетие Сашка встретил в небольшом курортном местечке под Барселоной, где отец в составе бригады делал капитальный ремонт гостиницы. В этом же местечке жизнь отца сделала резкий и неожиданный поворот. Понятное дело, что Сашку это тоже впрямую коснулось. А дело было так.

После работы, Сашкин отец направился на пляж, где познакомился с воблой. Нет, конечно, познакомился он не с сушеной рыбой, а с женщиной средних лет, родом из Великобритании, но Сашка с первого же взгляда окрестил эту представительницу прекрасного пола именно так. Что уж нашла моложавая, чопорная, мелкобуржуазная британская вдова в Сашкином отце, история умалчивает. Но роман был бурным и имел неожиданное продолжение в виде свадьбы и венчания. Вновь созданная ячейка общества решила жить на родине жены, где было небольшое, но приносившее стабильный доход семейное предприятие.

Мачеха, души не чаяла в муже, в пасынке же ее не устраивала только одна деталь - само его существование. Нет, она не вынашивала коварных и кровавых планов Сашкиного сживания со свету. Ее вполне устраивало Сашкино отсутствие в их семейном гнездышке, и терпеть она его была готова у семейного очага исключительно на Рождество и желательно не более трех дней в год. Сашку устроили, не сказать, что в элитную, мордой он для элитной не вышел, ну, или еще чем, но во вполне уважаемую школу с полным пансионом. Сашка сбежал из нее ровно через неделю. Был скандал. После этого он сбегал еще из трех школ в доброй старой Англии и из одной расположенной в Шотландии. После чего мачеха законопатила его в Ирландию, где он и проживал уже скоро четыре года в славном городе Дублин.

Секрет, почему Сашка до сих пор сидел в Дублине был прост. У него банально не было денег, причем совсем. Побег с изумрудного острова и так-то не самое простое предприятие, усугубленный же отсутствием наличности становился просто невозможен. Парень жил в прекрасной резиденции на полном пансионе и буквально в трех минутах ходьбы от школы. Все его счета за одежду, книги и учебники, а также прочую мелочевку исправно оплачивались, а вот наличных не было. Несколько хитрых Сашкиных планов по получению этой самой наличности разбились о какую-то, просто парадоксальную законопослушность ирландцев в этом вопросе. Ирландцу ничего не стоило устроить пьяную драку в пабе, причем с привлечением и последующим избиением полиции, ну или нарушителей, тут уж как повезет. Но идти на взаимовыгодную операцию по обналичиванию средств ирландец отказывался на отрез.

Почти год Сашка вынашивал различные планы и схемы, некоторые даже принесли ему впоследствии приличный доход, а потом понял, что если бы отец был не согласен с мачехой в его вопросе, то он бы уже давно был дома. А так как он до сих пор наблюдает один из красивейших городов Европы, причем отнюдь, не из иллюминатора самолета или корабля, значит пора утешиться.

Сашка подумал, плюнул и утешился. С тех пор он стал в Дублине если и не своим в доску, то просто достаточно известной личностью. Обзавелся кучей полезных связей и знакомств. А на третьем году жизни, на изумрудном острове, взял и выучил ирландский язык. Жизнь его стала вполне размеренной, хотя периодически он и позволял себе различные выходки. С юмором у ирландцев было все в порядке, но как же Сашка скучал по самым обычным анекдотам про какого-нибудь Вовочку или Штирлица.

Когда две недели назад, в день своего пятнадцатилетия, Сашка услышал на улице Дублина родную речь, я надеюсь, вы не подумали про мову? Конечно же, речь шла о русском языке. В общем, когда он услышал родную речь, то был вынужден отвернуться, от проходивших по улице оживленно болтавших ребят, потому что понял, что сейчас разрыдается как девчонка. Но Сашка достаточно быстро взял себя в руки, и не упустил незнакомцев из виду. Незнакомцами оказались Володя и Глеб, правда, выяснил Сашка это только на следующий день, когда, как бы случайно с ними познакомился.

Зачем Сашка выдавал себя за украинского школьника? А он и сам не знал, это просто было прикольно! По этой же причине он прикинулся практически не умеющим говорить по-английски. Хотя приходилось заранее предупреждать многочисленных знакомых, что это просто такая игра, и он вовсе не потерял память и не сошел с ума. Просто игра, которая могла быть в любой момент раскрыта, игра на гране фола, что может быть интереснее?

А потом была встреча с Ольгой и белорусскими ребятами и эта дурацкая затея с пикником. И вот он здесь. И более того это состояние здесь, очень скоро перейдет в состояние там, причем это там будет находиться черте где, вообще в другом мире! Но это приключение, тем не менее, нравилось ему с каждой минутой все больше и больше. Ведь ставки каждую минуту росли, шанс выигрыша уменьшался, но при этом, а это самое главное, возрастал риск!

***

От раздумий и воспоминаний Сашку оторвал шум в лагере. Ребята уже очнулись, и хотя все еще выглядели несколько одуревшими после волшебного сна, но действовали вполне осознано. Гном объявил о замене, в составе группы, отправляющейся в Муспельхейм, что как не удивительно было воспринято ребятами положительно, только Глеб немного напрягся и с излишней серьезностью начал переупаковывать свои вещи.

Первыми должны были отправляться Сашка и Глеб. Но их выход задерживался. Гном с Ольгой и Володей, имевшие пробойники, все о чем-то тихо разговаривали немного в стороне. Наконец Дворин скомандовал отправление. Окно в Муспельхейм открывал он сам. Гном замер и сосредоточился, держа пробойник в обеих руках на уровне груди, а потом, вдруг, перед ним появилась туманная линза диаметром метра в два с небольшим. Гном продолжал неподвижно стоять, а на поверхности линзы стали появляться и пропадать цветные видения. Череда смены картинок была столь высока, что глаз не успевал охватить их целиком, выхватывая лишь какие-то детали. Так продолжалось довольно долго, не меньше десяти минут. Потом чехарда видений кончилась, и в линзе проявилась и обрела глубину одна картина.

Гном шумно выдохнул и утер вспотевший лоб, поменялся пробойниками с Володей и сказал:

- Один проход есть! Ольга открывай второй.

Ольга кивнула, отошла от гнома метров на десять, и застыла в такой же позе, в какой недавно стоял гном. Действие повторилось, появилась еще одна линза, но череда картинок сменялась всего несколько секунд. Ольга убрала пробойник, улыбнулась, сама себе кивнула и произнесла:

- Вроде бы получилось, не так ли мастер Дворин?

- Да, вполне приличный результат. И главное нужный мир - гном подергал бороду - Ну, все! Долгие проводы, ну и так далее. Группы готовы? - ребята кивнули - Тогда вперед!

Сашка за руку придержал рванувшегося Глеба, и укоризненно покачав головой, указал ему на вишневый пузырек, полученный от гнома, который, тот так и сжимал в кулаке. После этого достал свой и мысленно перекрестившись залпом выпил. В ожидании действия зелья он наблюдал, как во вторую линзу ушли Володя, а вслед за ним и Ольга. Вообще, вначале все было не плохо, вкус у зелья был приятный, правда, немного через-чур, приторно сладкий, а вот потом...

Ощущения были такими, как будто он тщательно разжевал и проглотил целый пучок жгучего перца. В его практике был подобный опыт, только перец был один. Рот, глотка и пищевод горели, из глаз непрерывным потоком лились слезы, тело сотрясали спазмы, бросало то в жар, то в холод, в общем, ощущения были богатые. Сашка, без сил, рухнул на колени. Рядом так же сложился Глеб. И вот в тот момент, когда стало понятно, что еще чуть-чуть, и он сдохнет, все внезапно закончилось, только стало нестерпимо холодно, даже зубы стали чечётку выбивать. Сашка вскочил и дико озираясь, стал прикидывать, что делать дальше. Рядом что-то орал гном, но что именно парень не понимал.

В чувство его привела затрещина от Дворина, гном вообще был в этом мастер. После затрещины, в голове прояснилось и пришло понимание, чего же гном голосил и от него хотел. Сашка на негнущихся окоченевших ногах проковылял к линзе перехода, перед ней на секунду остановился, глубоко вдохнул и сделал шаг.

***

Муспельхейм встретил парня не ласково. Ну, как сказать не ласково, вы бывали у мартеновской печи во время выпуска расплава? Так там прохладно. Если бы не действие зелья, то Сашка, скорее всего, умер бы сразу, от банального теплового удара. Первые секунд тридцать он боялся не то, что двинуться, вздохнуть. Было полное ощущение, что любое движение приведет к обугливанию. Но постепенно стало полегче. Сашка сделал шаг, потом другой и понял, что в принципе и ничего, жить можно. Свои первые шаги в новом мире он сделал редкостно вовремя. Стоило ему отойти от линзы, как из нее вывалился Глеб и то ли от неожиданности, то ли оступившись, плюхнулся на задницу. От общего сотрясения организма о землю, плохо застегнутый шлем Глеба съехал на бок, от чего парень приобрел вид лихой, но малость придурковатый.

Вообще-то хорошо, что в том месте, где они высадились, не было никакой живности. Потому как полностью пришли в себя ребята только минут через пять после перехода. И окажись рядом какой-нибудь скорпион, схарчил бы он парней как пить дать. Но за пять минут ребята пообвыклись, эмоции поутихли, мозги встали на место и перешли в рабочее состояние, то есть худо-бедно начали получаемую от органов чувств информацию анализировать и предлагать организму какие-то действия отличные от стояния на одном месте и "втыкания" с отвисшей челюстью.

Здесь было красиво и дико. Или дико красиво? Ребята стояли на старом лавовом поле, в котором как в черном зеркале отражались огненные фонтаны, встававшие на горизонте. Кое-где из зеркальной глади торчали серые изгрызенные скалы. Небо было сплошь затянуто антрацитово-черными клубящимися тучами, сквозь которые, тем не менее, просвечивало яркое солнце. Вообще, здесь было очень светло, все вокруг было будто бы залито светом мощных электрических ламп, что очень плохо гармонировало со сплошь облачным черным небом. В пейзаже преобладали черный и серый цвета, прекрасно оттенявшие алые и оранжевые всполохи огня.

Выйдя из оцепенения от созерцания окружающего пейзажа, Сашка, наконец-то достал карту и попытался сориентироваться на местности. В центре карты был не большой почти идеально круглый участок с линиями и пометками зеленого цвета, окруженный со всех сторон сплошным белым пятном и лишь на самом краю был небольшой кусочек с коричневыми пометками. По краям карты обнаружилось, аж двенадцать синих стрелок указывавших направление на камни.

- Богато! - заключил Сашка, закончив изучение карты.

- Ага - согласился с ним Глеб, заглядывавший в карту, через его плечо - Знать бы еще, как далеко это богатство находится.

- Вот прогуляемся и узнаем - заключил Сашка - Оружие наизготовку и потопали!

Но долго потопать им не удалось. Не прошли они и пары сотен метров, как из-за скального выступа появилась громадная красно-черная клешня, а вслед за ней и ее хозяин. Гном явно преуменьшил размеры огненных скорпионов, ну или им повезло нарваться на особо крупный экземпляр. Тварь была по меньшей степени в три метра ростом и длиной метров в пятнадцать.

- Ой, жиж, твою мать, мастер Дворин! - прошептал Сашка - Ну, и как эту гору по-тихому уделать-то? Куда ее бить-то хоть?

- Давай я попробую из арбалета - предложил Глеб - Только в какое место стрелять скажи, а то я не представляю где у него уязвимые точки - говоря это, парень уже начал выцеливать скорпиона.

- В мозг попади, если он у него есть! Самая уязвимая точка! - зло ответил Сашка, лихорадочно прикидывая, что делать, если дойдет до рукопашной.

Глеб куда-то прицелился и выстрелил. Ни чего не произошло, скорпион продолжал размеренно переть танком в их сторону. Глеб взвел свой агрегат, вновь прицелился и послал очередную стрелу. Скорпион все так же продолжал переть и даже скорость увеличил. Парень сделал третий выстрел и начал спешно взводить арбалет, когда скорпион вдруг приостановился и закружил на одном месте, судорожно свивая и разворачивая свой страшный хвост.

- Похоже, ты ему гусеницу сбил - хмыкнул Сашка - Куда ты ему попал-то?

- В грудь, видимо мозги у него все-таки там - ответил Глеб и утер лоб, но это был рефлекторный жест, пот в этой парилке испарялся, казалось раньше, чем выступал - Слушай, а чего он все крутится-то?

- А он еще не весь знает, что ты его пристрелил - усмехнулся Сашка - Не пройдет и получаса как до него дойдет.

Помолчали, созерцая вращающегося монстра.

- Чего-то меня напрягают эти пляски. Пойдем ка отсюда, подобру-поздорову - сказал Сашка и двинулся в обход скорпиона, забирая значительно левее их первоначального маршрута - Если бы ты его не остановил, честно, не знаю, что бы делал - неожиданно признался он.

- Бывает - философски заметил Глеб - Но хотелось бы обойтись без новых, подобных встреч, а то у меня до сих пор поджилки трясутся, да и стрел не так уж и много.

Ребята миновали скалу, из-за которой вылез скорпион, и вернулись на первоначальный маршрут. Сашка изредка сверялся с картой и отметил, что они прошли не меньше трети расстояния до коричневой области. По зеркальной поверхности застывшей лавы идти было легко и приятно, как по паркету. Но впереди все отчетливей стала проглядывать скальная стена, по мере их приближения начавшая приобретать циклопические размеры.

- Как думаешь, в ней проходы есть? - с тревогой поинтересовался Глеб - А то обходить как-то не хочется, а скалолаз из меня, аховый - и парень махнул рукой, явно показывая, что обойти будет проще.

- А бес ее знает, она на карте в самом центре белой зоны - ответил Сашка - Дойдем, увидим.

На самом деле до стены оказалось не так уж и далеко, уже где-то через полчаса ребята стояли у ее подножия, до циклопических размеров она тоже не дотягивала, но добрых метров пятнадцать, а местами и двадцать в ней было. Из-за странного и непривычно яркого освещения в этом мире было сложно оценить реальные размеры и расстояния. Стена отнюдь не была монолитной, она вся была испещрена рытвинами и трещинами, местами, у ее подножия, были языки осыпей, но на общую картину это ни как не влияло. Без специального снаряжения, которого у них не было, подняться на нее не было никакой возможности.

Ребята стояли внизу и раздумывали на тему, в какую сторону податься, в обоих направлениях стена тянулась, казалось до самого горизонта, и становиться ниже не собиралась. От чувства полной безысходности Сашка подошел к стене и ткнул ее стилетом. К его удивлению стилет до половины вошел в камень, и парню пришлось приложить не малые усилия, чтобы его вытащить. Идея подобно ниндзя из голливудских фильмов подняться наверх попеременно втыкая в стену стилеты, была им забракована сразу. Тупость и бесперспективность этого процесса была бы понятна и сценаристам, дай они себе волю подумать. Хотя зрелищно конечно, этого не отнять.

А вот сделать лестницу из арбалетных стрелок, над этим стоило поразмыслить. Для начала нужно было понять, выдержит ли стрелка, воткнутая в стену, их вес и достаточно ли она будет выступать из стены, чтобы служить точкой опоры. Это нужно было срочно проверить!

Сашка по быстрому объяснил свою идею Глебу, тот сначала отнесся к ней довольно прохладно, но согласился пожертвовать часть боезапаса для проведения натурного эксперимента. Сашка, взяв у него пару стрелок, полез на самую высокую осыпь и со всей дури всадил будущий костыль в стену. Стрелка вошла в стену как в масло и намертво в ней застряла. Выступала она из стены всего сантиметров на семь-восемь, но никто не говорил, что будет легко. Парень взялся за выступающий конец и, поджав ноги, повис на ней, потом немного подергался, стрелка держала, и эксперимент можно было признать почти успешным. Осталось проверить возможность вбивания следующего импровизированного костыля стоя на предыдущем. Сашка с трудом залез на торчащую стрелку и, балансируя на одной ноге, распластавшись по стене, вонзил в камень вторую. А после этого взялся за нее рукой и повис. Стрелка держала!

Следующие полчаса Сашка провел очень весело, поднимаясь все выше и выше без всякой страховки, и вбивал все новые и новые стрелки. Пару раз он чуть не сорвался, а один раз у него из-под ноги вывалился кусок стены с намертво вбитыми в нее костылями. Сашка повис на высоте пяти этажного дома и затосковал. Выручил Глеб, мастерски забивший новую точку опоры выстрелом снизу. Для этого он совершил спринтерскую пробежку метров на шестьдесят от стены, прицелился и выстрелил. Стрела вошла в камень чуть глубже, чем вбивал Сашка и под не совсем удобным углом, но он смог поставить на нее ногу, отдышался и продолжил восхождение.

Наконец он добрался до верха, тяжело перевалился через край и остался лежать на камнях. Сил подняться и оглядеться, у него уже не было. Откуда-то справа послышался клекот и царапающие звуки. Сашка приподнял голову и обмер. Не далее чем в двух десятках метров от него на скале сидела птица, размером чуть больше курицы. Но перья этой курицы горели ярким оранжевым пламенем, причем с них периодически отрывались огненные язычки. Подобное состояние оперения не причиняло птичке ни малейшего беспокойства, из чего можно было заключить, что это ее нормальное состояние. Птица вновь заклекотала и расправила крылья, от которых на парня пахнуло нестерпимым жаром. Зато сразу стало понятно, почему гном предупреждал, что чрезмерно близкое знакомство с подобными представителями местной фауны может закончиться состоянием хорошо прожаренной отбивной.

Огненная курица разглядывала Сашку попеременно то одним, то другим глазом, но атаковать пока что, вроде бы, не собиралась. Парень начал медленно перемещать руку, чтобы вытащить метательный нож. Поза, в которой он лежал, слабо располагала для подобного действия, а как из этой позы можно было бросить нож, особенно если просто необходимо было попасть, у него и вовсе идей не было. Нож он все-таки достать сумел, но и птица начала что-то подозревать и замахала крыльями. От пришедшей волны жара, у Сашки начали трещать волосы, а кожа на лице натянулась, и казалось, готова была вот-вот лопнуть. Он понял, что медлить нельзя, еще чуть-чуть, и он просто зажарится.

Сашка вскочил и метнул нож, но и птица, подпрыгнув начала практически вертикальный взлет, нож срезал ей лишь пару перьев из роскошного хвоста и улетел в неизвестность. Сашка развернулся и опрометью бросился бежать по относительно ровной поверхности вдоль края стены, на бегу вытянул новый нож и тут споткнулся на вывернувшемся камне и упал, чуть не сорвавшись со стены вниз. При падении нож он выронил и ни достать новый, ни вообще хоть что-нибудь предпринять не успевал. Волна жара окатила его, послышался клекот, резко перешедший в какое-то бульканье, и мимо него в пропасть пролетел бесформенный клубок горящих перьев.

- Сань, ты там живой? - раздался откуда-то снизу взволнованный голос Глеба.

Сашка, с трудом сел опираясь о камни обожженными руками, огляделся и, выглянув из-за края обрыва, утвердительно кивнул, говорить он был не в силах. То ли Глеб не увидел его, то ли кивок вышел не внятным, но снизу снова раздался все тот же вопрос. Сашка попробовал крикнуть, но издал только какой-то сиплый шепот и закашлялся. Тогда он встал, так чтобы его было видно снизу, и замахал руками над головой. Глеб удовлетворился и крикнул:

- Все в порядке? Там еще такие есть?

Сашка огляделся, но к счастью никакой живности больше не обнаружил. Сделал несколько больших глотков из фляжки и снова попытался крикнуть. Получилось не в пример лучше.

- Нормально все! Больше ни кого не вижу! - и снова закашлялся.

- Тогда я поднимаюсь - крикнул Глеб и пошел к тому месту, где была сооружена лестница из стрел.

Сашка сделал еще один глоток, убрал флягу, еще раз огляделся, заметил свой выпавший нож, сходил и подобрал его и вот тут его начало колотить. Не очень сильно, но вполне ощутимо. Отходняк получился знатный, с клацаньем зубами и трясущимися руками. С громадным трудом парень взял себя в руки и поплелся к тому месту, где поднимался Глеб. Какое-то время оглядывал окрестности, очень уж не хотелось новых неожиданностей с местными зверушками, потом помог напарнику забраться на стену и они оба без сил повалились на камни, лишь отойдя от края на пяток шагов. Когда они немного пришли в норму Сашка спросил:

- Это ты курицу подстрелил?

- Горящую? Я, кто же еще - ответил Глеб.

- Спасибо - тихо сказал Сашка.

- Сочтемся - так же тихо ответил Глеб - Куда дальше?

Они посмотрели карту и что ни удивительно, их место положения практически не изменилось.

- Сейчас схожу, нож поищу, и двинем вон туда - Сашка рукой показал направление.

- Ага - ответил Глеб - А я тогда попробую здесь какой-нибудь ориентир сообразить, а то хрен мы наш спуск потом найдем.

- Хорошее дело, ты только пока будешь камни таскать, не надорвись и за воздухом следи - хмыкнул Сашка, к которому вернулось его обычное состояние.

- Угу - буркнул Глеб - Иди уже, искатель. Сам разберусь.

***

Нож, как не странно, Сашка нашел. А кроме ножа нашел два срезанных им пера из хвоста курицеобразной птички. Перья перестали гореть, даже успели остыть и теперь блестели на камнях, посверкивая в лучах местного солнца. Было похоже, что перья состоят из тончайших золотых волосков с незначительной примесью платиновых или серебряных, в россыпи мелких прозрачных камешков, может и алмазов. Сашка пару минут созерцал это чудо, вполне сравнимое с лучшими произведениями ювелирного искусства Земли. Трогать руками он их боялся, резонно опасаясь, что перышки просто осыпятся. Потом позвал Глеба, и они некоторое время разглядывали их вместе. Потом Глеб ушел заниматься своим делом, а Сашка продолжил любоваться. Так он их, наверное, и оставил бы лежать, но внезапный порыв ветра перевернул перья, прогнал пару метров и с ними ничего не случилось. Сашка долго перекладывал содержимое рюкзака, тасуя вещи то так, то эдак, чтобы максимально обезопасить находку, но под конец плюнул и с мыслью: "Если суждено, то не поломаются", собрал вещи и, закинув рюкзак на плечи, спросил напарника:

- Закончил стройку века?

Глеб собрал не далеко от места их подъема пирамидку из небольших камней примерно до пояса высотой. Пирамидка не впечатляла размерами, но неплохо выделялась на фоне края стены. В общем, они решили, что сойдет, тем более что вокруг камни кончились, а таскать их издалека не было ни малейшего желания.

За следующий час они преодолели чуть ли не вдвое меньшее расстояние, чем когда шли по застывшей лаве. Мелкие и крупные камни усеивавшие поверхность скального выступа, по которому они шли жутко мешали, постоянно норовя вывернуться из-под ног. К тому же приходилось постоянно следить за воздухом, вдали кружили огненные птицы, что изрядно нервировало. В общем, шли медленно и осторожно.

Еще через некоторое время, поверхность начала ощутимо понижаться, к счастью на этой стороне гряды отвесной стены не было, но довольно крутые осыпи, готовые в любую секунду осыпаться камнепадом, это знаете ли тоже не подарок. Когда парни преодолевали очередную осыпь, их атаковала каса. Именно так гном называл огненных куриц. К счастью вредная птичка перед атакой заклекотала, и Глеб успел ее сбить, прежде чем она приблизилась на опасное расстояние.

Новая атака случилась буквально через полчаса. На сей раз птичек было две и напали они с разных сторон. Но узнали парни об этом не сразу. Птичка стандартно предупредила о нападении клекотом и стала снижаться, набирая скорость. Первым выстрелом Глеб позорно промазал, вторым уронил огненный комок на скалы и в тот момент, когда он после удачного выстрела стал неторопливо взводить арбалет, сзади на него бросилась еще одна. Глеб не успевал ничего предпринять, и рухнул на землю, прикрывая лицо. Сашка среагировать успел и его нож начисто срезал курице голову. Попадание оказалось удачным вдвойне, потерявшая голову птичка, видимо от неожиданности, пару раз взмахнула крыльями, и этим сбила направление своего полета, что спасло Глеба от участи запеченного в золе картофеля. Комок пылающих перьев рухнул метрах в тридцати спереди, по ходу их движения.

После этого события отходняк случился уже у Глеба. Он жутко побледнел и стал очень напряженным, потряхивание пальцев и слабость в коленках тоже присутствовали. Парни некоторое время посидели, выпили немного воды, перевели дух, ну и двинулись дальше. Нож Сашка даже искать не стал.

Осыпи закончились, и они вновь оказались на лавовом поле, но цвет застывшей лавы здесь имел отчетливый красноватый цвет. Вообще все вокруг стало приобретать багряные и оранжевые цвета. Парни не сразу сообразили, что это изменилось освещение. Местное солнце почти село и освещение в основном давали всполохи пламени на горизонте, отражавшиеся от туч, также начавших менять цвет с антрацитово черного на красно-оранжевый. Скорость движения возросла, да и птицы пропали.

Сашка глянул на межмировые часы и отметил, что они поменяли цвет на насыщенно-желтый, хотя возможно, в этом было виновато освещение. Судя по карте, им осталось всего ничего до коричневой зоны, которая занимала уже почти половину пространства листа и главное появилась отметка камня! По Сашкиным прикидкам если не приключится ничего нового, то у цели их путешествия они должны были оказаться самое позднее через час.

- Мы почти у цели! Вперед, мой друг, нас ждут великие дела! - поделился он с Глебом своими наблюдениями.

- Это хорошо, но главное, как говорится, у берега не обделаться - сказал Глеб - За небом следи, а то теперь на этом фоне заранее ни черта не разглядишь!

- Фи! Какой же ты скучный, сегодня! - усмехнулся Сашка - Мы такой путь одолели, почти до цели добрались, а он... - договорить парень не успел. Когда они проходили рядом со здоровенной скалой, практически впритирку к его голове свистнула стрела.

Сашка остановился и стал дико озираться.

- Ты чего? - спросил он.

- Да так. Жизнь твою спасаю, очередной раз - ответил Глеб и, нагнувшись, поднял отрубленный стрелкой хвост скорпиона, длиной сантиметров тридцать - Тут этой мелочи много, я уже шесть штук видел. Сань, давай поаккуратнее. Не знаю как тебе, а мне очень хочется вернуться отсюда живым и по возможности целым.

- Согласен. Желание такое у меня тоже присутствует, но ты все равно, сегодня, ужасно скучный! - Сашка скорчил потешную рожицу и, дождавшись ответной ухмылки Глеба, двинулся вперед, очень внимательно глядя по сторонам.

***

В своих расчетах Сашка принципиально не ошибся, ошиблась карта. Парням пришлось дать очень приличный крюк, чтобы обойти лавовое озеро, которого на коричневой области карты не было. При обходе им пришлось подняться на скалистый выступ, с которого открывался прекрасный вид на окрестности. На этом выступе они сделали пятнадцатиминутный привал и наблюдали, как сначала в лаве озера резвились несколько саламандр, а потом над озером танцевала, по-другому и не скажешь, пара очень красивых, огромных, огненных птиц. Когда птицы взмыв к тучам, исчезли из виду, ребята двинулись дальше.

Новых неожиданностей на пути к камню не случилось. Немного попетляв среди скал парни вышли к цели своего путешествия. Почти в центре абсолютно пустой ровной площадки из застывшей лавы лежали три скелета. Точнее один скелет был практически целым и даже обряженным в полуистлевшую одежду, два же других представляли собой полуразобранные костяки с разбросанными по площадке кучками поломанных костей и драных лохмотьев, видимо бывших ранее одеждой и снаряжением. Сашка максимально увеличил масштаб карты, судя по ней, их интересовал именно целый скелет.

Глеб застыл на краю площадки мраморной статуей, и всем своим видом демонстрировал не готовность обыскивать площадку, а уж тем более скелет. Сашке было тоже не по себе, но отступать он был не намерен. Аккуратно переступая среди останков и стараясь, лишний раз не тревожить кости, он добрался до целого скелета. Здесь не потревожить уже не получалось. Сначала Сашка долго примеривался, как бы так извернуться, чтобы, не трогая костей, достать камень. Но в тот момент, когда он протянул к костяку руку, скелет дрогнул и дернулся.

Сашка так перепугался, что с громким воплем отпрыгнул, по меньшей мере, на два метра, поскользнулся на костях и грохнулся на спину. Суеверный ужас настолько овладел им, что практически парализовал. Сашка даже думать не мог. Из этого состояния его вывел Глеб, который буквально рухнул рядом с ним на колени и принялся тормошить и что-то орать. На то, чтобы понять чего от него хочет напарник ушло долгие десять секунд, на то чтобы суметь ответить - не меньше. А Глеб все орал одно и то же:

- Саш, эта тварь тебя укусила? Саш куда? Покажи, нужно яд высосать! Да покажи же, куда она тебя укусила! - Глеб уже чуть не плакал и все тряс Сашку.

- В-все, в-в п-порядке - непонятно с чего начал заикаться Сашка, потом его отпустило, ужас сжался в комок и где-то потерялся - Да, хватит меня уже трясти! В порядке все! - парень сел и оторвал от себя Глеба, не понятно, с какого перепуга начавшего его обнимать.

- Точно, все в порядке? Не укусила она тебя? - продолжал крутить свою шарманку Глеб.

- Да! - гаркнул Сашка - Все в полном порядке! Кто там меня укусить должен был?

- Да вон - Глеб ткнул пальцем в сторону скелета.

- Скелет что ли? - спросил Сашка, у которого по хребту вновь пробежал острыми коготками, отступивший было ужас.

- Да какой, на хрен, скелет! Вон лежит! - Глеб вновь ткнул пальцем в том же направлении.

И тут Сашка увидел. Из груди скелета торчал кусок тела гигантской сколопендры, а сантиметрах в двадцати правее все еще извиваясь и подергиваясь, валялся еще один кусок, увенчанный уродливой головой из ногочелюстей, которой сочился ярко оранжевый яд. В местах, где яд капал на камни, поднимался дымок, а в камнях образовывались каверны. Размеры существа впечатляли. Тело имело не меньше десяти сантиметров в диаметре, а извивавшийся кусок был не меньше полуметра в длину. Выстрел Глеба перерубил тварь и, похоже, в очередной раз спас Сашке жизнь.

- Охренеть! - честно сказал Сашка - Вовремя же я отпрыгнул - про причину своего прыжка парень решил не распространяться.

- Ага, не то слово - согласился Глеб - Ты заорал и упал, а я как эту заразу увидел, сразу выстрелил. Думал, что все, каюк тебе. Такая, небось, укусит и поминай, как звали. Кстати, а с чего ты орал то так?

- Со страха - не стал кривить душой Сашка.

- Ну да - согласился Глеб - Такую увидишь, не то, что заорать, обделаться можно. Зато понятно, почему скелет целым остался, видимо, другие местные зверушки опасались близко подходить - парень взглянул на обитательницу костяка, и его передернуло - Мерзкая все-таки тварь! Как думаешь, это она его убила и сожрала?

- А хрен ее знает, может и она, а может, кто другой постарался, а эта, просто в качестве убежища использовала. Ладно, спасибо тебе, вовремя ты выстрелил. Но нужно камень забрать - сказал Сашка. Сколопендра, была, конечно, страшная и противная, но понятная. Тварь опасная, но смертная, и в отличие от ожившего скелета ужаса не вызывала - Сейчас я его заберу и будем сваливать.

Оставив все сомнения, Сашка подошел к скелету и хорошенько пнул его ногой. Скелет перевернулся и развалился, а под ним обнаружились охотничий нож с кроваво сверкнувшей гравировкой "Alejandro Gуmez. Bienvenido a Texas!" и темно-красный камень, размером с перепелиное яйцо, в котором, казалось, плясали языки пламени. Сашка ногой откатил камень подальше от все еще живой сколопендры, нагнулся и поднял трофейный нож, осмотрел его и решил оставить себе, потом поднял и камень. Камень был красив и приятен на ощупь, на него хотелось все смотреть и смотреть и чем дольше смотришь, тем больше хотелось. Он как будто затягивал взгляд внутрь себя. Усилием воли Сашка скинул наваждение и сунул трофеи в рюкзак.

- Полдела сделано! - сказал он - А теперь ходу отседова!

Глеб ничего не ответил, просто молча развернулся и, пропустив Сашку вперед, двинулся следом. Путь назад проходил необычайно гладко. Сашка часто сверялся с картой, боясь сбиться с маршрута. Миновали скалу, с которой любовались огненным озером, на этот раз оно оказалось пустым. Прошли всю лавовое поле, по счастью, никого больше не встретив. Поднялись по осыпям, лишь пару раз споткнувшись и вызвав все-таки небольшой оползень, но снова не привлекли ничьего внимания. И наконец, добрались до обрыва. И снова удача сопутствовала парням, пирамидку сложенную Глебом обнаружили практически сразу. Рядом с ней сделали короткий привал.

Сашка глянул на часы, начавшие наливаться тревожным оранжевым цветом и, прикинув оставшееся расстояние, сказал:

- В принципе, если не будем тормозить, вполне успеваем вернуться до окончания суток. Давай спускаться. Ты первый, я сторожу, как спустишься, два раза прокукуешь.

Глеб ничего не ответил, только кивнул, встал и, закрепив арбалет, начал спускаться. Спуск прошел гладко, правда, по мнению Сашки, Глеб излишне осторожничал и слишком много потратил времени. Услышав условный сигнал, что напарник уже внизу, Сашка начал спускаться сам. Вначале все шло просто великолепно, но когда он оказался на примерно пятиметровой высоте, нога соскользнула с вбитой стрелки, а руку Сашка как раз отпустил, будь достаточно светло, он успел бы схватиться за следующую ступеньку, но в багровых сумерках руки промахнулись и он ухнул вниз. Падал он удачно, ногами вперед, высота тоже была не большая. Просто везение закончилось. Когда его ноги коснулись земли, сначала он услышал отчетливый хруст, а уже потом почувствовал боль и потерял сознание.

***

Сашка снова видел все тот же сон. В этом сне он был безумно и безнадежно влюблен, причем не в кого-нибудь, а в Ольгу. То, что в реальности она его очень мало привлекала, та же Настя нравилась ему гораздо больше, во сне забывалось начисто. Предмет же его страсти Сашку начисто игнорировал, предпочитая общество других ребят из их маленькой компании, и если в первых снах основным соперником Сашки был Володя, то в сегодняшнем - его место занял Глеб. Во сне, парни всячески насмехались над Сашкой, унижали его, оскорбляли и обижали. Но еще хуже было отношение к нему Ольги. Во сне Сашка люто ненавидел всю компанию и готов был буквально разорвать их голыми руками. Но сон окончился, а злоба и ненависть остались.

Первым, что Сашка увидел, очнувшись, была ненавистная рожа Глеба. И если раньше, после пробуждения, он успевал перехватить контроль над собственным телом и погасить вспышку злобы, то сегодня не успел. Его рука метнулась к метательному ножу, и не обнаружив на месте перевязи, тут же рванулась к стилету, того тоже на месте не оказалось. Ненависть буквально сжигала парня, раз нет оружия, значит, он вырвет врагу горло руками. Сашка бросился на Глеба и взвыл от боли в сломанной ноге. Этой ослепительной вспышки боли оказалось достаточно, чтобы разум перехватил контроль, и злоба стала потихоньку отступать.

Сашка сидел, скрежетал зубами от богатейших ощущений в потревоженной ноге и напряженно думал. "С этим нужно срочно что-то делать" - крутилась в голове мысль, словно заезженная пластинка - "Я ведь его чуть не убил. С каждым разом все хуже и хуже, а если я не смогу себя контролировать? Что будет? Что, что убью всех, на хрен! Вот что! Блин, я ведь всегда еще и просыпаюсь раньше других! Нужно с кем-то посоветоваться, с тем, кто знает, как с этим бороться! А с кем? С гномом уже советовался. А толку? Твою мать! Вот это попал, так попал! С этим нужно, срочно что-то делать! А что?" - и так до бесконечности.

Постепенно боль в ноге улеглась, мысли тоже успокоились и Сашка, наконец, смог нормально оглядеться. Во-первых, на небе стояло местное солнце. Во-вторых, они с Глебом ночевали у камня на лавовом поле, причем довольно-таки далеко от стены. "Это что же он меня на себе столько пер? Герой! А я его после это чуть не убил! Просто зашибись! Так, а где мое оружие? А то сейчас вылезет хреновина какая, и все, писец котенку, все подвиги были напрасны. На одной ноге я даже убежать не смогу, во всяком случае, далеко. А если бы я его все-таки убил, что было бы? Что, что? Сожрали бы нас, и валялись наши косточки, как у тех америкосов" - подумал парень и хрипло рассмеялся. Во сне заворочался Глеб и слабо вскрикнул. Но вопрос с оружием действительно был не праздным. Сашка начал оглядываться и ощупывать валявшиеся вокруг вещи. Стилеты обнаружились на сломанной ноге, видимо ничего лучше, чем использовать в качестве шины их, Глеб придумать не смог. Только сейчас Сашка как следует, рассмотрел, что же творится у него на ноге.

Глеб обмотал место перелома разрезанным на полосы собственным поддоспешником, сверху при помощи ремня и портупеи примотал Сашкины стилеты в качестве шины и получившуюся конструкцию снова обмотал полосами войлока. Вот такой у Сашки теперь на ноге был валенок, многослойный. Метательные ножи тоже нашлись, во всяком случае, два, они лежали в Сашкином рюкзаке вместе с камнем и трофейным американцем, замотанные в остатки поддоспешника. Свою кольчугу Глеб натянул прямо на рубашку, а вот шлем куда-то дел, а может и посеял. Сашка переложил метательные ножи из рюкзака себе на колени, трофей сунул за ремень перевязывающий ногу, а камень, зачем-то сунул за пазуху и стал ждать пробуждения напарника.

Ждал и задавался вопросом, а он бы, вот так, стал тащить Глеба? И в принципе честно себе на этот вопрос отвечал. А чего себя-то обманывать? Нет, не стал бы. Ну, кто ему этот Глеб? Ни сват, ни брат, а так, по большому счету, случайный знакомый, еще и москаль. Бросил бы он его конечно, даже раздумывать бы долго не стал, еще там, у стены, и сам бы себя успокоил, что, типа, отправился за помощью, прекрасно осознавая, что помощь наверняка опоздает.

Глеб очнулся, когда Сашка уже начал нервничать, что же тот так долго не приходит в себя. Огляделся вокруг мутными, ничего не выражающими глазами. Потом взгляд его прояснился, сфокусировался на Сашке, Глеб улыбнулся и сказал:

- Ты как? - и столько в этих двух словах было теплоты и участия, что Сашку аж скрутило от стыда за собственные мысли. Стыдно было настолько, что он закрыл глаза и заскрежетал зубами. Вот только Глеб понял это по-своему и решил, что это товарища так мучает нога. Парень вскочил, засуетился и при этом все говорил, что-то успокаивающее, мол, уже не далеко осталось, потихоньку доберемся и так далее. А Сашку от его слов скручивало все больше, а еще очень хотелось дать Глебу в морду, чтобы он заткнулся и прекратил его мучать. А главное, чтобы его благородство перестало настолько выпячивать Сашкино ничтожество. А потом Сашку отпустило, нет, он не стал другим человеком, не изменился и не превратился в рыцаря без страха и упрека, отнюдь. Просто Сашка услышал цоканье ножек по лавовому полю, и опасность заставила совесть заткнуться и отступить куда-то в тень, к сожалению, только на время.

Он открыл глаза и увидел огненного скорпиона подбирающегося к ним. Тварь была не большая, размером с собаку, но от этого не менее опасная и смертоносная. Глеб был очень занят и не замечал опасности, продолжая что-то бубнить, и оторвался от своего занятия лишь тогда, когда метательный нож свистнул практически у его уха и глубоко вошел в голову скорпиона. Глеб оглянулся, увидел уже сдыхающую зверушку и, вернувшись к своему занятию, сказал:

- Спасибо! Сейчас рюкзаки уложу поудобнее и схожу, твой нож вытащу. Ты на одной ноге, опираясь на меня, прыгать сможешь?

Такая реакция товарища, удивила и раздосадовала Сашку, но он уже взял себя в руки и с усмешкой ответил:

- Я бы конечно предпочел верхом, но раз ты настаиваешь, могу и пешком.

Глеб сходил к туше скорпиона, выдернул нож, вытер его об штанину и, вернувшись, протянул Сашке.

- Если будет совсем плохо, ты скажи. Буду тебя тащить. Только днем опасно это, я когда тебя пер, почти не видел и не слышал ничего - сказал Глеб и взвалил на себя оба рюкзака, в правую руку взял заряженный арбалет, а левую протянул Сашке - Вставай и давай попробуем потихоньку пойти.

Сашка поднялся и, цепляясь за Глеба, сделал первый шаг. В принципе, если не торопиться и делать небольшие скачки, было терпимо, но все равно, конечно, больновато. Так они и пошли, шаг Глеба, два скачка Сашки, снова шаг и снова два прыжка и так десять раз, остановиться, оглядеться и по новой. Путь, который вчера, занял у них от силы часа полтора, они на трех ногах преодолевали уже больше четырех, и это не считая многочисленных привалов. Периодически Глеб был вынужден тащить Сашку, потом выдыхался, они отдыхали и снова начинали скакать. Но все когда-нибудь подходит к концу. Они миновали останки скорпиона-гиганта, вчера удачно подстреленного Глебом. На туше и в ее окрестностях пировали и суетились, по меньшей мере, два десятка скорпиончиков размером от кошки до тигра. До линзы перехода оставалось всего ничего, когда от пиршественного стола оторвались сначала один, а за ним и еще четыре твари и бодренько поцокали в сторону парней.

Сашка был очень занят, тем чтобы при очередном скачке не потревожить ногу, поэтому опасность первым обнаружил Глеб.

- Писец! - сказал он.

- Да уж! На прогулку не пойдем, пойдем на кетчуп! - добавил оглянувшийся Сашка - Давай остановимся и перестреляем их по-быстрому. Я как раз передохну.

- У меня только три стрелы осталось - ответил Глеб - Быстро вперед!

И они поскакали, Сашка вообще перестал обращать внимания на ногу и зря! При очередном скачке он таки приложился сломанной конечностью о выступающий камень и взвыл от резкой боли. Наверное, он даже на секунду потерял сознание, потому что когда боль схлынула, понял что лежит на боку, а Глеб стреляет в стремительно приближающихся скорпионов. Один скорпион валялся на спине и судорожно дергал лапками, второй крутился на месте, но еще три были на расстоянии меньше тридцати метров от парней. Глеб выстрелил и промахнулся, видимо очень спешил. Сашка оглянулся, до линзы оставалось метров десять, Глеб вполне успевал бы спастись, но вместо этого выпустив последнюю стрелу, выхватил кинжал и, размахивая арбалетом как боевым молотом, бросился на врага.

- Твою мать! Назад! - заорал Сашка, но Глеб его проигнорировал.

Тогда Сашка с неимоверным трудом поднялся и, встав на одну ногу, швырнул камень в линзу, а сам поскакал в сторону скорпионов. Зачем он так поступает, он бы ответить не смог. Двое скорпионов проигнорировали Глеба и бросились к нему. Сашка один за другим бросил оба, оставшихся у него метательных ножа, и одна из зверушек размером с пантеру забилась в судорогах. Второго скорпиона парень встретил трофейным ножом.

Как Сашка увернулся от жала? А черт его знает, просто повезло. Жало скорпиона, достигавшего высоты в полтора метра, распороло рукав кольчуги, словно она была сделана из хлопчатобумажной ткани, а не из легендарного мифрила, но даже кожи не оцарапало. Клешни тоже промахнулись, и Сашка оказался прямо перед скорпионьей пастью, в которую и всадил нож. Тварь судорожно дернулась, Сашка ножа не выпустил и отправился в короткий полет, который закончился падением и очередным обмороком.

Когда он очнулся и смог оглядеться, то увидел пять штук мертвых скорпионов и валяющегося в десяти метрах от себя Глеба. Глеб лежал ничком и признаков жизни не подавал. Остальные твари продолжали пировать на трупе гигантского собрата и интереса к происходящему по-прежнему не проявляли. Сашка пару раз окликнул товарища, но реакция была нулевой. Подняться на ноги Сашка не смог. Он подполз к Глебу и обнаружил, что у того из бока торчит обломок скорпионьего жала. Из раны тихонечко струилась кровь и тут же испарялась, оставляя на камнях темные пятна. Как Сашка дотащил Глеба до линзы, впоследствии он вспомнить не смог, но дотащил и в линзу спихнул, а потом и сам в нее упал. Последнее, что он увидел и почувствовал, перед тем как очередной раз вырубиться был жуткий холод и лица мастера Дворина, Мишки и еще какого-то незнакомого эльфа.

Глава 5.

Володя сделал первый осторожный шаг в другой мир и, не ощутив под ногой опоры, резонно предположил, что что-то пошло не так. Он, вообще, в целом, был морально готов к тому, что что-то пойдет не так. Поэтому даже не сильно удивился. К счастью реальность оказалась не столь суровой, как могла бы, и вместо бездонной пропасти парня ожидало лишь падение с пары метров, закончившееся приземлением в воду. Дно оказалось илистым в меру, вода не доходила даже до пояса, так что жизнь, можно сказать удалась. Линза призывно сверкала наверху, расположившись на самом краю отвесно-обрывистого берега.

Вскоре из линзы вывалилась Ольга и с громким криком - "Ой!", полетела навстречу воде, но ее полет был прерван, практически не начавшись, так как Володя подхватил девчонку на руки. Реакция Ольги была молниеносной, она повторила - "Ой!" и сходу влепила парню пощечину с левой руки. От неожиданности Володя разомкнул руки, и Ольга очутилась пусть и не в ледяной, но в довольно прохладной водичке по пояс. Повторив свой боевой клич - "Ой!", в третий раз, Ольга тут же влепила ему пощечину уже с правой руки, видимо для симметрии. После секундной паузы, пока происходило осознание произошедшего, девчонка стала пунцовой, прижала руки к щекам и, отвернувшись, буркнула:

- Извини.

- Да ничего, в принципе, так - ответил парень, ощупывая пострадавшие поверхности кожного покрова.

Володя был несколько, как бы сказать, ошарашен случившимся. А так как рука у Ольги была не слабая, то цвет его щек не сильно отличался от ее цвета лица, хотя и по разным причинам. Так они и простояли некоторое время, изучая окрестности. Причем Ольга очень внимательно изучала срез берега, у себя под носом, наверное, ее очень интересовала структура геологических слоев и почвенного покрова, особенно в этом, конкретном месте. Володиного жизненного опыта вполне хватило на то, чтобы не задавать глупых вопросов типа - "За что?" или "Ты чего?", но точный рецепт, выхода из положения, этот самый пресловутый опыт дать отказался на отрез.

Нужно было что-то делать, так как столь продолжительное купание не только не входило в их планы, но и могло привести к всевозможным отрицательным последствиям, причем банальный насморк был чуть ли не самым приятным из возможных исходов. Решив как-то выправить сложившуюся ситуацию, Володя произнес в пространство:

- Оль, а как ты думаешь, тут пиявки водятся?

Реакция последовала незамедлительно. С ультразвуковым воплем, которому позавидовали бы многие сирены, Ольга настолько быстро оказалась на берегу, что эта скорость говорила о практической возможности реализации идей телепортации. Володя тоже выбрался на берег, но времени эта процедура заняла у него куда как больше. В общем, главный результат был достигнут.

Оказавшись на берегу, парень начал прикидывать, как бы поскорее обсушиться. Навскидку, температура воздуха была градусов двенадцать, что отнюдь не делало прогулку в мокрой одежде приятной и полезной, в довершение Ольга громко чихнула. Осмотревшись, Володя решил, что нужно по-быстрому соорудить костер. Пара подходящих сучьев обнаружилась буквально в нескольких метрах от берега, там же он насобирал охапку всякой мелочи. Свалив все это богатство на берегу, парень призадумался. Под деревьями, росшими у берега, он уже все собрал, дров получилось откровенно мало, да и сучья неплохо было бы вначале порубить. Прикинув, что сначала нужно решить вопрос с количеством, парень решительно направился к ближайшей рощице метрах в ста пятидесяти от берега.

Вернулся он довольно быстро и не с пустыми руками, притащив пару сушин, которых вполне хватило бы на хороший костер. Теперь нужно было решить вопрос с порубкой. Топора у него не было, да и вообще, с рубящим инструментом был определенный напряг. На правой руке, плотно ее обхватив, висел браслет, но с ним была одна проблема, которую давно пора было решить, да все как-то подходящий повод не подворачивался. А вот теперь, похоже, подвернулся. Повернувшись к Ольге и совсем уже было, собравшись задать интересующий его вопрос, Володя наткнулся на изучающий и ехидный взгляд оседлавшей корягу девчонки, за которым последовал не менее ехидный вопрос:

- А ты чего делаешь?

- Костер - несколько опешив, ответил Володя.

- Здорово! А зачем? - Ольга наклонила голову набок, а ее голос стал просто-таки медовым, вот только взгляд стал еще более ехидным, хотя, казалось бы, куда уж больше то?

- Одежду высушить! - ответил парень и понял, что начинает раздражаться.

- А! Ну, это дело хорошее, нужное. Ты когда обсушишься, то скажи, а я схожу, прогуляюсь, камешек поищу - Ольга спрыгнула с коряги.

- Оль, не глупи, не надо в мокром ходить! Сейчас быстро костер разведу, посушимся и пойдем - сказал Володя, а его раздражение окрепло и стало потихоньку перерастать в злость.

- Ну, а я что против? - очень наиграно удивилась Ольга - Я с тобой полностью и всецело согласная! В мокром ходить нельзя! - она наставительно задрала палец к небу, а ехидство в голосе превысило всякий допустимый предел - Вот и сушись, а мне не нужно. У меня одежда уже давно сухая!

Сказать, что парень удивился, это все равно, что ничего не сказать. В голове со скоростью белки заскакали мысли. Сначала он решил, что Ольга шутит, чтобы его позлить, потом, что, наверное, у нее поднялась температура, и она бредит, следующей была мысль, что она сошла с ума и только в самом конце, на самом краешке сознания, наконец, мелькнуло понимание.

- Волшебство! - Володя стукнул себя ладонью по лбу, рассмеялся и продолжил - Я болван и непроходимый тупица! Продолжаю жить стереотипами прежней жизни! А как ты это сделала? Научить можешь?

- Научить не смогу, а вот высушить - запросто! - Ольга улыбнулась, и сосредоточенно наморщив лоб, зловеще произнесла, не забывая при этом делать замысловатые пасы руками - Эни, бени, раба! - и уже нормальным голосом - Готово. Конечно для полноты ощущений еще нужно было щелкнуть хвостом, но чего не могу, того не могу!

Володя осмотрел себя, а для полной уверенности еще и пощупал руками. Он был в совершенно сухой, а заодно еще и чистой одежде.

- Благодарю, добрая волшебница! - сказал он и низко поклонился.

- О! Не стоит благодарностей, достойный рыцарь! Что я еще могу для вас сделать? - сделав пародию на реверанс, и придерживая руками воображаемую пышную юбку, шутливо ответила Ольга.

- Объяснить, как пользоваться этой штукой! - серьезно ответил Володя и указал на браслет.

Теперь уже Ольга выпала в осадок. Секунды четыре она соображала, а потом спросила:

- Ты шутишь?

- Да какие шутки. Я даже не представляю, как это работает. Впервые увидел, как ты им пользуешься, там, на ристалище, а до этого ни разу - развел руками Володя.

- Ничего не понимаю! - сказала она и даже топнула ножкой - Ведь это ты их вытребовал у гнома!

- Ну, да. Вообще-то это был чистый экспромт. Мне о таких штуках отец рассказывал, вот я и предположил, что у Дворина в закромах что-то подобное могло заваляться - ухмыльнулся Володя.

- Зашибись! - воскликнула Ольга - Так, ладно, научить тебя пользоваться многофункциональным клинком я смогу, наверное. Но после этого нам нужно будет серьезно поговорить!

- Хорошо - ответил парень - Учи. А потом наконец-то посмотрим карту и по дороге поговорим.

Перед тем как начать обучение Володя все-таки поднялся на обрыв к линзе, оказавшийся самой высокой точкой берега, и внимательнейшим образом осмотрел окрестности. Ничего подозрительного не обнаружил и с чистой совестью приступил к обучению.

Следующие полчаса Ольга учила Володю обращению с клинком. То ли ученик из него был так себе, то ли из нее учительница. Но наконец, дело сдвинулось с мертвой точки, и парень стал уверенно создавать именно то, что хотел, а не что-то совсем другое. Хотя некоторые его футуристические творения достойны были занять почетное место среди клинков, созданных заокеанскими гениями от средневекового дизайна. Когда эта стадия обучения осталась позади, Ольга решила провести мини-спарринг, чтобы хотя бы примерно оценить уровень напарника. Уже то, как именно Володя держал меч, наводило на самые грустные мысли, но все же проверить его в деле было нужно.

После первых же стандартных выпадов Ольга полностью уверилась в том, что меч парень держит в руках впервые в жизни. Его вялые и не умелые попытки блоков и ударов могли бы насмешить, но, правда, в другой ситуации. Каково же было Ольгино удивление, когда проведя стандартный удар, который должен был поставить жирную точку в их спарринге, она неожиданно почувствовала лезвие клинка, к счастью, работавшего в учебном режиме, у своей шеи. Второй учебный бой прошел с тем же результатом, только на сей раз меч Володи касался шеи с другой стороны. Удар парень провел из настолько немыслимо не удобной позиции, что в это сложно было поверить, это был удар мастера, как минимум на голову выше Ольгиного уровня. Девчонка завелась и разозлилась, но ее праведному гневу не судьба была сегодня излиться и покарать обидчика. Володя убрал меч, поднял руки вверх и спокойно сказал:

- Брэк! Это было все, что я умею. Теоретически, я знаю еще один удар, но он не отработан.

- Ни чего себе все! - аж взвизгнула Ольга - Если твой первый еще можно было предположить, хоть он и не соответствует твоему, скажем прямо нулевому уровню владения мечом, то вот второй... Я в шоке! Я его даже повторить не сумею!

- Я тренировался - хмыкнул парень.

- Ты меня ставишь в тупик. Кто тебя учил? Откуда такие знания у человека, который в первый раз взял в руки меч? - Ольга буквально кипела от переполнявших ее чувств, причем уязвленное самолюбие мало-помалу начало уступать место любопытству.

- Оль, спокойно. Я же тебе говорил, что отец меня много чему учил, вот и этим приемам тоже. Только я маленький был. Сначала было просто интересно, ну а потом... Я его чудаком и фантазером считал. А еще позже и вовсе чокнутым, фэнтези перечитавшим.

- Так твой отец, что, еще и мечом владел профессионально? - спросила Ольга.

- Наверное, я не знаю - Володя задумался - Он как-то говорил, что неплохо научился мечом махать, вот только все выкрутасы и приемы ему так ни разу и не пригодились. Единственный кто пострадал от его меча, скорее на него сам напоролся, а еще рассказывал, что один раз, вот такой вот меч, чуть не стал причиной его гибели.

- Это как? - удивилась Ольга.

- Ну, он рассказывал, что с драконом сражался и решил ему лапу мечом отрубить, а меч застрял в чешуе, он его еле выдрать сумел. Вот собственно и все - Володя пожал плечами.

- А он что клинок убрать не мог или трансформировать? Фигня какая-то - Ольга тоже пожала плечами - Я вообще не понимаю, кто он такой, твой отец. Он вообще человек хоть?

- Ну, насколько я знаю, да - усмехнулся Володя - А теперь, после нашего попадания в междумирье, я и сам не знаю, что он за человек. Но твердо знаю одно, все, чему он меня учил, работает!

- Ладно. Может ты не понял чего. Но, думаю, что у мечника, который знает такие приемы, меч застрять не может! - убежденно сказала Ольга.

- Может, не может, не важно. Давай, доставай карту. Будем посмотреть, куда нас занесло и где тут собака зарыта, в смысле камни - закрыл тему Володя.

Карта представляла собой одно сплошное белое пятно, на котором при максимальном уменьшении масштаба, сиротливо отображалась зеленая точка их местопребывания. Отметок камней было всего три. Зато одна из отметок находилась сравнительно не далеко и оставалась на карте, даже при увеличении масштаба вдвое, правда на самом краешке карты. После пристального изучения Володя вынес вердикт:

- Идем к этому камню - он пальцем указал на ближайшую к ним отметку - Если по масштабу судить, то тут, правда, если по прямой, километров двадцать, не больше - и буркнул себе под нос - При всем богатстве выбора, другой альтернативы нет.

- Согласна - сказала Ольга - Тронулись, а ты рассказывай, что помнишь.

И Володя начал рассказывать.

***

В принципе Володя ничего особенно и не скрывал, но так как его рассказ был основан в основном на том, что он слышал в раннем детстве, то получился скорее эмоциональным, чем информативным. А получалось примерно следующее. Его отец, будучи чуть младше их самих, неизвестно как попал на другую планету, где выучился волшебству, владению мечом и еще куче разных премудростей по мелочам. Там он познакомился с каким-то местным, которого звали Ии, а позже еще с целой кучей, не менее местных, обитателей. Сражался с эльфами и драконами, был знаком с орками, посещал какие-то таинственные развалины, в общем, вел разнузданную жизнь классического приключенца из фэнтезийного романа. А еще он там кого-то искал, кого Володя уже не помнил, но точно помнил, что в результате отец этого кого-то нашел, на свою голову. В общем, его папа вернулся обратно, причем как-то хитро, оказавшись в своем собственном теле до момента переноса в другой мир, но полностью сохранив память и умения полученные в нем.

Единственное о чем Володя предпочел умолчать, так это о том, что незадолго до развода родителей, когда он поругался с отцом и крикнул тому, что все его истории это сплошное вранье, отец как-то странно на него посмотрел и сказал одну фразу: "Подрастут мои меллорны, сам увидишь, что вранье, а что нет". Больше они с отцом на эти темы не разговаривали. А тренировки Володя забросил еще раньше, но как ни странно ничего из того что выучил не забыл.

А еще Володе необычайно повезло со снами междумирья. В этих снах он учился. Все что когда-либо рассказывал отец, о применении волшебных техник всплывало в памяти, причем ярко, в деталях, да практически в виде инструкций по созданию и применению. Как парень не напрягал память, но вспомнить подобные рассказы в реальности у него так и не получилось, а во сне все выглядело необычайно реалистично и главное рецепты, полученные во сне, прекрасно работали и после пробуждения.

Его родители познакомились, еще когда учились в университете. Познакомились абсолютно случайно, в какой-то компании, в которой и он и она были случайными людьми. Потом какое-то время встречались и неожиданно для всех поженились на пятом курсе. А вот после окончания учебы, почему-то, уехали жить в Питер, хотя отец был родом из Москвы. С чем был связан этот выбор, Володя не знал, да и не обсуждалась эта тема у них дома.

Вообще у него с отцом были странные взаимоотношения. Того постоянно не было, он был то в командировках, то в экспедициях, то и вовсе неизвестно где. За год, хорошо, если набиралось месяца три, когда он бывал дома. Володю это в принципе и не напрягало, он принимал это как данность, только немножко завидовал своим друзьям, у которых отцы никуда не уезжали. Правда с другой стороны, каждое возвращение папы из очередной поездки всегда сопровождалось подарками, интересными рассказами и не менее интересными играми или выходами куда-нибудь всей семьей или только их вдвоем. Отец учил его целой куче странных вещей, среди которых несколько хитрых ударов мечом выглядели, пожалуй, самым обычным времяпровождением. А вот с мамой отношения у отца не ладились, и с каждым годом все сильнее и сильнее. Когда Володе исполнилось девять, родители решили развестись.

К этому моменту парень уже достаточно вырос, чтобы не принимать рассказы отца за чистую монету. Более того, его ужасно бесил тот факт, что он столько лет в эти рассказы верил. Но как ни странно, некоторые из отцовских упражнений работали и там, на Земле. Например, упражнения по развитию памяти, зачастую парню достаточно было пару раз прочитать стихотворение, чтобы выучить его наизусть. Со здоровьем тоже был полный порядок, кроме ветрянки, перенесенной в семь лет, и вспомнить-то было нечего. Но в свои девять, Володя ни как не связывал такие результаты с тем, что много лет ежедневно выполнял странные, ни на что не похожие, комплексы упражнений.

После развода родителей, в жизни Володи особо ничего не поменялось, отец куда-то уехал и забрал свои не многочисленные вещи, но все так же заскакивал один-два раза в год, правда, уже не на месяц, а всего на пару дней. Володя радовался его приездам, как и прежде сопровождавшимся подарками, но вот прежних теплых отношений между ними уже не было. Прошлым летом он ездил к отцу в гости, но общения не получилось. Вот собственно и все. Несколько странным было только то, что он ни разу не видел, да и не слышал об отцовских родственниках, да и друзей у отца не было, ну или они никогда не заходили к ним домой. В разговоре родителей проскальзывало несколько имен, но кто эти люди Володя не знал.

Два года назад его мама снова вышла замуж. Причем видимо удачно, хотя на взгляд Володи, ни какой особой любви там не было, но вот достаток в доме существенно повысился. Отношения с отчимом у него были ровные, но прохладные. Они вообще умудрялись жить параллельно, практически не пересекаясь, разве что за ужином. С мамой они тоже сильно отдалились, так что, можно сказать, последние годы Володя жил практически без пригляда со стороны родителей. Отличная память позволяла парню уделять учебе совсем немного времени, а относительная финансовая свобода и вовсе открывала для него широкие двери в мир подростковых компаний с их не самыми интеллектуальными и благонадежными развлечениями. Благо Питер с давних пор славился своим андеграундом, фрондерством и вольнодумством, особенно среди молодежи. Вот только время умного андеграунда уже прошло и на фоне нынешнего даже панки казались титанами мысли. По большому счету Володя просто таки обязан был очень быстро деградировать, стать наркоманом и скатиться по социальной лестнице в самый низ. Но не случилось.

Виной этому стала привитая еще практически с младенчества привычка к чтению. Володя читал много, быстро, вдумчиво и отнюдь не только молодежную литературу. В общем, ему в этих компаниях очень быстро стало скучно. И тут как нельзя, кстати, подвернулась школьная олимпиада по английскому языку, которую парень, как-то не напрягаясь и практически походя, выиграл. Потом была районная и городская олимпиады, с тем же результатом, и вот он оказался счастливым обладателем путевки на месячную стажировку в одну из Ирландских школ. Причем отчим решил, что месяца будет мало и, согласовав кое-какие финансовые вопросы с организаторами конкурса, увеличил срок пребывания Володи в Дублине до полного учебного года. Так Володя и попал на изумрудный остров и пребывал на нем уже более двух месяцев.

Отдельно следует упомянуть, что с Глебом судьба свела их еще в самолете. Почему москвич Глеб летел в Ирландию из Пулково, Володя как-то так и не поинтересовался, но места у них оказались практически рядом, а потом выяснилось, что и учиться они будут в школах расположенных друг от друга буквально в паре кварталов.

***

Давно известно, что за разговорами время течет не заметно. В общем, ребята преодолели добрые полпути, даже не заметив этого и необычайно удивились, взглянув на карту и обнаружив, насколько приблизились к цели. А и было бы чего замечать. Лесочек реденький, видимость вокруг метров двести, а местами и побольше, тропинки нет, но это не беда, зато травка мягкая, а где травки нет, там слой опавшей хвои пружинит под ногами, не прогулка - сказка! Но Володин рассказ завершился, и ребята наконец-то начали замечать определенные странности.

- То ли это место настолько далеко от мест обитания местных жителей, то ли мы в заповеднике гуляем - сказал парень.

- Ты знаешь, больше даже на парк похоже, такой - дикий - согласилась Ольга.

Только сейчас они начали обращать внимание на местную живность, частично очень даже схожую с земной. Вон группа оленей пасется, буквально метрах в пятидесяти, не больше, и игнорируют их эти олени по полной программе, так поглядывают иногда и все. А зверушки, напоминающие бесхвостых белок или крупных бурундуков, и вовсе наглеют настолько, что даже дорогу уступать не торопятся. Птички тоже поют, и прерывать свои трели при приближении чужаков явно не собираются. А с точки зрения здравого смысла подобное поведение зверья, ни в какие ворота не лезет.

Короче ребята насторожились и вместо прогулочного шага, которым передвигались до этого, начали красться, таиться и оглядываться. Практически тут же изменилось и поведение зверья. Первыми испарились белко-бурундуки, семейка оленей отстала от них буквально на минуту, да и птички примолкли. И когда Володя уже решил поделиться ценным наблюдением, что зверье, похоже, реагирует на их эмоциональный фон, выяснилось, что они здесь совершенно ни причем. Ольга уже некоторое время шла впереди, тревожно озираясь, а парень несколько приотстал, наблюдая за живностью. И вот буквально в двух десятках метров перед девчонкой из-за деревьев выскочило нечто.

Зверь двигался с какой-то невообразимой скоростью, так что пока он не застыл, его даже толком разглядеть не получалось. Это была какая-то безумная смесь, сочетавшая в себе черты, как кошки, так и собаки, но мордой зверь больше всего смахивал на гиену. Вот только гиену метра два с половиной в холке и очень-очень быструю. Зверь поднял голову, пристально уставился на Ольгу и шумно принюхался, а потом, без всякого предупреждающего рыка, молча на нее бросился. Дальше события несколько смазались в Володином восприятии. Вкратце это выглядело примерно так: вот зверь бросился, вот Ольга исчезла, зверь остановился, недоуменно покрутил головой и прыгнул, но чуть левее того места где только что стояла девчонка, получил в грудь огненный шарик, пробивший его насквозь, рухнул, взвыл и сдох. И все это уложилось максимум в три секунды.

Володя стоял на том же месте, метрах в пяти от него валялась туша зверюги, а вот Ольги не было, в смысле совсем. Он мысленно прокручивал в голове картинки только что произошедшего и пытался себя убедить, в том, что девчонка не лежит сломанной куклой под громадной тушей. Получалось плохо. На всякий случай он пару раз проорал:

- Оля! Ольга! - ответом ему была тишина.

Для очистки совести он обошел всю полянку, а вдруг Ольга упала в какую неприметную ямку, но ни чего не нашел. Наконец парень подошел ближе и попытался сдвинуть тело зверя. Как не сложно догадаться ничегошеньки у него не получилось, туша даже не шевельнулась. Тогда он сел рядом и уставился в землю. Так он просидел минут десять, а может и больше. Ни мыслей, ни эмоций в этот момент он не испытывал, было только чувство какой-то безумной усталости. А еще на самом краешке сознания зрела капля горя и потери, но пока что она только зрела.

Из этого состояния его вывел голос Ольги:

- Это ты его так? Обалдеть! А я так испугалась и растерялась, что бросилась бежать, куда глаза глядят! Даже про клинок забыла, ты представляешь? Да я про все забыла! Километра три-четыре на одном дыхании пронеслась! Ой! С тобой все в порядке? Ты не ранен? - все это было произнесено буквально на одном дыхании и со скоростью пулеметной очереди.

- Нет, все в порядке - крикнул обрадованный Володя, вскочил, огляделся и... никого не увидел. После этого он понял, что видимо, пришли глюки, плюнул и уселся обратно. А голос все не унимался:

- Здоровенный какой! Фу! И вонючий! Ну чего ты все сидишь!

Володя никак не реагировал, а капля все зрела, зрела и готова была в любой момент прорваться.

- А зубищи-то какие! А клыки! Прям-таки саблезубая гиена, какая-то! Володь, хватит сидеть уже! Что случилось-то? - голос стал обеспокоенным, что оказалось неожиданно приятно.

- Мдя. Лечиться вам надо, товарищ майор! - прошипел себе под нос Володя и решил игнорировать голос.

Потом встал, снова огляделся, не увидел ни чего нового и глубоко задумался. На повестке дня стояло несколько вопросов. Во-первых, нужно было как-то достать тело Ольги из-под гигантской гиены. Во-вторых, наверное, похоронить по человечески. В-третьих, продолжать путь. Вот только всего этого делать решительно не хотелось. Согласно ментовской пословице: "Нет тела - нет дела", пока он не увидел девчонку мертвой, для него она жива. Да и как он отреагирует на вид погибшей, для Володи было абсолютным секретом. Пока что он пребывал в состоянии глубокой заморозки, и главным в этом состоянии было то, что оно было начисто лишено эмоций. А вот когда они появятся? В общем, парень завис, и перезагружаться не спешил. А глюк все не унимался:

- Володь, ты чего? Володя? Ты чего застыл? Нам вообще-то нужно дальше идти! Ну, Володя!

Наконец он принял решение, отошел от туши на метров десять и начал ее планомерно сжигать маленькими порциями огненных шариков. Тут глюк разошелся не на шутку:

- Володя, ты чего творишь?!? Зачем?!? - буквально заверещал глюк - Прекрати немедленно! Володя, ты что, с ума сошел?

Этот назойливый монолог глюка, да еще и Ольгиным голосом, Володе уже начал надоедать. И всласть выругавшись, он выдал в пространство:

- Глюк, отвали! Без тебя тошно! У меня тут девушка погибла, а ты все зудишь и зудишь! Уймись уже, имей совесть!

- Володь, ты чего? Какая девушка? Какой глюк? Ты меня, что не узнаешь? Это я Ольга! - голос глюка под конец стал каким-то жалким и жалобным.

- Точно лечиться пора - прошипел Володя - разговаривать с глюками последнее дело.

Он вновь оглядел окрестности и отметил, что живность вновь занимается своими делами, ничуть не опасаясь его соседства.

- Ольга погибла! - выдавил из себя Володя и понял, что капля лопнула и начала затапливать сознание - Я не знаю, что ты за глюк, и зачем говоришь ее голосом, но если ты не угомонишься, я тебя сам угомоню! - зло проорал он и продолжил планомерное сжигание туши.

- Как погибла? - спустя какое-то время, вновь прорезался глюк - Вот она я, вполне живая! Володя, что с тобой? Обернись! Ну, вот же я! - в голосе глюка прорезались слезы.

Володя нехотя обернулся и естественно никого не обнаружил.

- Если я тебя не вижу, значит, тебя нет! - отрезал он - С такими глюками и вправду можно с катушек съехать! - прошипел он и зло продолжил - Уймись! Добром прошу! Тебе что, больше делать нечего, как людям в душу лезть? Я девушку любимую потерял! А ты!

- Ой! - раздалось сзади, а спустя секунд двадцать голос растеряно продолжил - Я отвод глаз, забыла снять. Володь, все в порядке, я уже видимая.

Парень обернулся, собираясь развеять, этот чертов глюк по ветру. И уткнулся взглядом в виноватые глаза Ольги. Но этого ему оказалось мало, он ее еще и потрогать решил, и потрогал и видимо не удачно, нет бы по плечу похлопать, потому что, за этим последовало "Ой!", потом он незамедлительно получил по лицу, затем снова последовало "Ой" и чуть позже "Извини".

- Ничего, я уже начинаю привыкать! - прорычал Володя.

А вот дальше парень доходчиво и красноречиво объяснил спутнице, что он думает по поводу скрытности и забывчивости. Но приводить его тираду ни целиком, ни с купюрами не имеет смысла, впрочем, стоит отметить, что и Ольга в долгу не осталась и тоже поведала спутнику о многих его не благовидных чертах, в особенности налегая на то, что идиотизм это не излечимо. Лучше бы он конечно сдержался, но ничего поделать с собой не смог.

***

Следующий час они шли в молчании. Ольга дулась и обижалась, Володя кипел и тоже обижался. При этом они периодически бросали друг на друга взгляды, а если встречались глазами, почему-то смущались и обижались друг на друга пуще прежнего. На самом деле им повезло, что за это время им не встретилась очередная гигантская гиена или аналогичная зверушка, подобная встреча могла бы оказаться трагической. Володя настолько глубоко погрузился в самокопание и собственные переживания, что вряд ли, заметил бы опасность раньше, чем уткнулся этой самой опасности в мохнатый бок. Да еще и дождик зарядил. Мелкий, противный и холодный.

По-хорошему нужно было бы попросить Ольгу создать какой-нибудь зонтик или еще что, черт его знает, как там, в бытовом волшебстве решают подобные проблемы. Но злость, гордость и обида делали подобную просьбу немыслимой. Поэтому Володя шел и мок, а от этого злился еще больше.

Сколько бы это еще продолжалось одному богу ведомо, но Ольга вновь пропала. Правда на сей раз не столь радикально и без использования отвода глаз, зато произошедшее с ней было явно опаснее. Володя, погруженный в собственные не веселые думы, топал под дождиком и мало-помалу уже начал удивляться и чего это они так собачились и даже начал обдумывать вопрос как бы помириться, но...

- Ой! Мама! - раздалось сзади.

Крик сопровождался глухим ударом. Володя все-таки довольно быстро вернулся в реальный мир и, оглянувшись, увидел яму метров в десять в диаметре и пока что не определимой глубины. Он тут же бросился обратно и, не добежав до края ямы пары метров, тоже полетел вниз вместе с приличным куском обрушившейся земли. Очутившись внизу и кое-как проморгавшись и отплевавшись, Володя обнаружил, что находится в яме глубиной метров в пять-шесть. Вскоре он обнаружил и Ольгу, которая сидела на куче земли и очумело крутила головой. Предположив, что наступил подходящий момент для примирения, Володя подошел ближе и задал великолепный в своем идиотизме вопрос:

- Ты как?

Впрочем, ответ был не менее великолепен:

- Офигенно!

На этом диалог на некоторое время прервался. Земляная пыль малость осела, и стало возможно хоть что-то рассмотреть. Вот ребята и осматривались. Похоже, то где они очутились, раньше было подземным залом, на это не двусмысленно указывали остатки кладки на не обрушившихся участках потолка. Из зала вели как минимум три тоннеля, возможно, был и четвертый, но его, если конечно он был, завалил пласт земли, прилетевший вместе с Ольгой. Идею попробовать выбраться тем же путем как они сюда попали, парень отмел сразу. Мало того что высоко, так еще и держится все на соплях и готово в любую секунду обрушиться.

Володя достал карту. Один из проходов вел практически идеально в нужную сторону. Правда была одна проблема, в проходе было темно. А освещать дорогу волшебным фонариком он не умел. Поэтому наплевав на их взаимные обиды, парень сказал:

- Оль, хватит дуться. Извини, что на тебя наорал, просто очень сильно переживал, я ведь был уверен, что ты погибла. Так что, прости - ответа он дожидаться не стал и продолжил - Здесь мы с тобой не вылезем, если ты, конечно, летать не умеешь. Или все же умеешь? - Володя пристально уставился на спутницу.

- Не умею - наконец буркнула она.

- Тогда будем выбираться другим путем. Вон тот проход ведет в нужном нам направлении. Может, по нему попробуем пройти? - и вновь уставился на Ольгу.

- Ну - неопределенно протянула она - давай попробуем.

- Ну хорошо, уговорила, давай попробуем - сказал парень - Подсветить сможешь?

- Смогу - ответила девчонка - Пошли, я первая.

- Ну, уж нет! - воскликнул Володя - Одного раза мне уже хватило! Еще раз, я тебя терять не готов. Я иду первым, а ты светишь.

Ольга что-то буркнула под нос, но он не стал вслушиваться и решительно двинулся к выбранному проходу. Девчонка немного помедлила, но пошла следом.

Вначале проход был немного засыпан землей, но уже метров через десять, стало понятно, что пол выложен таким же кирпичом или камнем, что и стены. Больше было похоже на кирпич, вот только цвет смущал, голубой с легким зеленоватым отливом. Коридор был, во всяком случае, по ощущениям совершенно прямой, сухой и неплохо вентилировался, по крайней мере, воздух затхлым не был. По этому проходу они прошли не меньше пятисот метров, когда сзади послышался глухой шум, а спустя некоторое время в воздухе появилась пыль.

- Похоже, зал все-таки окончательно обрушился - прокомментировал Володя.

- Похоже - озабоченно согласилась Ольга - Главное, чтобы и этот туннель не рухнул следом.

- Согласен - сказал парень и пошел быстрее.

Еще метров через двести изменились стены. Если до этого они были выложены странным кирпичом, то теперь ребята шли по высеченному, а скорее прорезанному в скале проходу. Коридор стал выше и шире, но по-прежнему был направлен идеально на отметку камня. Кроме того изменилась температура. Если раньше в коридоре было хоть и сухо, но прохладно, то теперь появилось ощущение, что пол стал с подогревом. Володя даже не удержался и его потрогал, пол действительно был теплым.

А еще метров через восемьсот они вошли в громадный подземный зал. Его размеры поражали. Но самое странное, что он был освещен! Как строители этого добились было решительно не понятно, но в зале было достаточно светло, чтобы как минимум оценить его титанические размеры. В высоту он был метров пятнадцать, а вот его ширину, не говоря уже о длине, оценить было сложно, но уж точно больше чем метров двести. Потолок подпирали резные колонны, стены тоже были покрыты барельефами и затейливой геометрической резьбой. А вот пол был покрыт толстенным слоем пыли, не меньше чем в сантиметр.

В центре зала стоял постамент, на котором, на высокой резной подставке, покоился темно-зеленый камень, размером с яйцо перепелки. Камень сверкал, видимо на него-то и были сфокусированы неведомо каким образом доставленные с поверхности лучи местного светила, а еще на камне не было вездесущей пыли.

- Очуметь - тихо сказал Володя, оглядев зал.

- Да уж - добавила Ольга - Для полноты ощущений только органной музыки не хватает.

И они погрузились в созерцание величественного зала.

***

Володя проснулся и чихнул. Как обычно во сне он узнал много нового, ну, или вспомнил, в этом вопросе он так до конца и не определился. В частности как можно с помощью определенной техники увеличивать длину и высоту прыжка и даже какое-то время левитировоть. Уяснил для себя принцип работы подсветки, которой пользовалась Ольга, и даже оптимизировал эту технику "волшебного фонарика", теперь он мог не только создать аналог, но и менять его светимость в очень широком диапазоне. Пришли во сне и знания по нескольким боевым техникам, которые теперь было бы неплохо опробовать.

Володя чихнул еще раз, и еще, и еще и понял, что остановиться просто не может. Воздух был просто переполнен пылью. При этом каждый его чих поднимал все больше и больше пыли. Володя сдуру попробовал вдохнуть ртом и к чиху, добавился выворачивающий на изнанку кашель. В голове начало мутиться. И он отчетливо осознал, что еще немножко, и он просто и без затей задохнется в этой пыли. В сознании как взбесившиеся хомячки прыгали мысли, предлагавшие гениальные выходы из создавшегося положения. Правда, самый главный хомячок, перекрикивающий всех остальных, предлагал самый простой, но, к сожалению, не реализуемый выход - бежать! К счастью на некоторое время он заткнулся, наверное, устал, и его место, не надолго, заняла парочка более вменяемых.

Доводимые ими до Володи мысли были довольно просты. Одна была явно из школьного курса физики и сводилась к следующему, что в электрическом поле взвешенные частицы, то есть пыль, осаждаются на электродах. Вторая была еще проще - ты волшебник или погулять вышел? В общем, соединение этих двух мыслей привели в мутящейся голове парня к логичному выводу и главное действию. Для начала Володя долбанул во все стороны слабенькими молниями, которые хоть и не привели к желаемому результату, но все же воздух изрядно очистили, а после этого собственно и сформировал поле, благо одна из защитных техник работала как раз на этом принципе.

Немного отдышавшись, Володя, наконец, вспомнил, что вообще-то он тут был не один. И от осознания этого его прошиб холодный пот. С Ольгой все было в порядке и не в порядке одновременно. Во-первых, вокруг нее явно было сформировано такое же электрическое поле, какое недавно сформировал сам Володя, поэтому на ней не было ни пылинки, и смерть от удушья ей явно не грозила. Но, во-вторых, Ольга сидела на коленях, безвольно уронив руки и пристально вглядываясь в какую-то точку в глубине зала. Ни на что не реагировала, поверхностно дышала, а из уголка приоткрытого рта у нее свисала ниточка слюны. По какому-то счастливому наитию, Володя не стал пытаться проследить за ее взглядом, а чуть позже пришло осознание, что девчонка просто прикована взглядом к камню, выставленному в центре зала.

Все Володины попытки привести Ольгу в чувства ни к чему не привели. Она вообще больше напоминала статую, чем живого человека. При этом часть мышц была перенапряжена, а часть явно забыла о своей функции. После минут пяти, криков и похлопываний, парню это занятие надоело, и он просто поднял и развернул статуеобразное тело девчонки лицом в обратную от камня сторону. Правда, это тоже ни к чему не привело. Покумекав некоторое время, он решил, что давно пора забрать камень, а уже после этого разбираться с тем, что же делать с Ольгой.

Володя встал, и тщательно смотря в пол и стараясь не поднимать ногами слишком уж много пыли, двинулся к центру зала. Но уже на середине пути понял, что желание поднять глаза и взглянуть на камень становится просто нестерпимым и еще немного и силы воли просто не хватит, чтобы сопротивляться этому желанию. Парень повернул назад, и о чудо, чем дальше он отходил, тем меньше хотелось лицезреть этот чертов кусок минерала.

В следующие полчаса Володя мучительно придумывал все новые и новые способы добраться до камня. Но все известные ему защиты ни в малейшей мере не уменьшали влияния камня. С Ольгой тоже все было по прежнему. Единственным изменением, стало то, что дышать она стала глубже, хотя, возможно, это ему просто показалось. В общем, исчерпав все идеи, парень без затей уселся на пол и стал разглядывать девчонку, ведь когда еще представится такая возможность? К тому же, а что здесь еще разглядывать, не камень же? Правда, при этом думать не перестал.

На двадцатой, примерно, минуте этой своеобразной Ольго-медитации, в голове у Володи стала формироваться мысль. Сначала, почему-то, вспомнился Буцефал, потом имя этого, одного из самых известных коней, привело к его хозяину. Искандер Двурогий он же Александр Македонский долго водил свою фалангу из конца в конец Володиной головы, побеждая каких-то врагов, пока, наконец, не добрался до Фригии, где легко и непринужденно решил вопрос с хитрым узелком, завязанным одним почтенным мужем по имени Гордей. И в тот миг, когда Саша Македонский, недрогнувшей рукой рубанул этот самый Гордеев узел своим мечом, мысль сформировалась! Откладывать ее реализацию в долгий ящик Володя не стал.

Дальше все было очень просто. Плазменный шарик в дребезги разнес постамент, тем самым уронив подставку с камнем на пол, и наваждение разом спало. Буквально через пару секунд пропало и Ольгино оцепенение, она рухнула в пыль, закрыла глаза и вырубилась. Парень поднял ее и уложил поудобнее. Вскоре обморочное состояние сменил сон. Пока Ольга спала, Володя буквально на карачках исползал весь центр исполинского зала в поисках невесть куда укатившегося камня. Впрочем, дело пошло лучше, когда он догадался убрать с пола пыль.

Вот только после уборки, Володя обнаружил не только потерянный камень. Вдоль всех стен зала лежали кости. Некоторые скелеты были почти целыми и многие из них застыли в позах напоминавших позу Ольги, но большинство рассыпалось на отдельные кости. Кое-где среди костей лежало оружие, украшения, монеты и какой-то уже не опознаваемый хлам. Среди этого хлама валялась и несколько камешков похожих на алмазы, а может просто стеклянных, размером и формой очень уж напоминавшие камень, что был целью их похода. Присмотревшись повнимательнее, парень понял, что скелеты были уж больно разные. Среди них попадались и двух с половиной метровые и маленькие едва ли в метр.

Черепа тоже были разными, и на нескольких из них Володя увидел длиннющие клыки. Обозрев открывшуюся картину, парень передернул плечами, от четкого понимания, если бы не их с Ольгой иномировое происхождение, сопровождающееся периодическим выпадением из реальности, то и их косточкам лежать здесь до скончания века. Наконец он поднял камень, упаковал и надежно припрятал во внутреннем кармане, под кольчугой. Потом немного поколебавшись, добавил к нему и все прозрачные "бриллианты", а за компанию еще и несколько монет, так для коллекции. После чего вновь прикрыл могильник слоем пыли.

Ольга очнулась лишь, когда часы междумирья давно и упорно светились желтым цветом. Вот только ни о каком движении дальше, даже речи не шло. После бог весть, какого количества часов проведенных в одном положении, даже не смотря на несколько часов сна, Ольга толком даже на ноги встать не могла, что уж тут говорить о том, чтобы куда-то идти. В голове у нее тоже был какой-то сумбур, проснувшись, она около часа не могла понять, где она очутилась, кто такой Володя и даже имя свое вспомнила с трудом. К счастью потом стало лучше, и воспоминания вернулись.

В общем, второй день их пребывания в Йотунхейме подходил к концу, а ребята, хоть и добыли камень, были очень далеки от возвращения в междумирье. К тому же проход, по которому они попали в зал с камнем, был завален, это Володя проверил еще во время Ольгиного сна, и им теперь предстояло искать другой выход на поверхность. Поводов для радости было не много, особенно когда Ольга сообщила, что линза вряд ли продержится еще одни сутки.

***

Утром следующего дня Володя проснулся вновь переполненный новой порцией знаний и умений. Пыли в зале не было, точнее она вся висела под куполом исполинского зала. Ольги рядом тоже не оказалось. Правда вскоре она обнаружилась ходящей вдоль костяков, лежащих у стен. Увидев, что парень проснулся, она быстрым шагом вернулась к месту их ночевки. В глазах у девчонки плескался страх. Она подошла и, уткнувшись в него носом, спросила:

- Ты видел?

- Да, еще вчера, когда камень искал - ответил парень.

- Это ужасно! Они все смотрели, на этот чертов булыжник, пока не умерли! Я тоже на него смотрела? - Ольга начала всхлипывать.

- Ну, да. Кстати, а почему ты и вчера продолжала на него смотреть? - Володя секунду поколебался, но потом все же обнял ее, к его удивлению обычной реакции с мордобитием не последовало.

- Не помню. Помню, как мы шли по коридору, потом помню, вошли в зал, а потом уже только то, как очнулась, когда камня уже не было. Ой! Я даже междумирового сна не помню! - Ольга высвободилась из объятий и удивленно на него уставилась.

- А что тебе снится? - спросил Володя, и нехотя ее окончательно отпустил - Если не секрет конечно.

- Секрет! - почти выкрикнула девчонка и почему-то залилась краской - Лучше расскажи, как тебе удалось освободиться? - Ольга отошла от него на пару метров и уселась на теплый пол.

- Хм, а черт его знает. Очнулся и расчихался. Чуть не задохнулся в поднятой пыли, пока не сообразил, как ее нейтрализовать. Ну а потом обнаружил тебя. Все это время было как-то не до камня, а потом сообразил, что твое состояние связано с ним напрямую. Вот собственно и все. Наверное, просто повезло - закончив рассказ, Володя даже руками развел.

- Получается, что ты мне жизнь спас. Уже второй раз - Ольга поднялась с пола и поклонилась - Благодарю!

- Оль, ты чего очумела? - Володя так удивился, что даже сделал шаг назад - Какие благодарности, одно дело делаем - под конец он как-то смешался.

- Ладно уж! Рыцарь из вас доблестный сэр, конечно хреновый, зато спаситель хоть куда! - Ольга усмехнулась и продолжила - Какие у нас дальнейшие планы?

- Ну-у - неопределенно начал Володя, все еще пребывавший в некотором смущении или даже легком смятении.

- Договаривайте, договаривайте, любезный сэр! Так какие же у нас планы? - Ольга явно над ним издевалась.

- Ну-у - продолжил Володя - Во-первых, нужно как-то отсюда выбраться на поверхность, во-вторых добраться до линзы, а в третьих, крайне желательно попасть домой на Землю. Вот как-то так.

- Считайте, мой доблестный рыцарь, что ваш план мною полностью принят и одобрен! - Ольга выдала пародию на реверанс - Теперь же хотелось бы услышать подробности!

- Оль, хватит издеваться! - Володя даже рукой махнул - Хватит лясы точить, пошли уже. Тут шесть выходов, ну уже пять. Выбираем любой, какой больше нравится.

- Бе-бе-бе! - ответила девчонка - Все бы вам лишь бы девушку облапить, нет бы, развлечь ее разговором каким, высоким штилем порадовать! - при виде вытянувшегося Володиного лица, Ольга прыснула и продолжила - Ладно, пошли уже. Пошутила я!

- Хорошие шутки у тебя! - пробурчал парень.

- А то! - усмехнулась она и подбоченилась - Главное, добрые! - и продолжила уже обычным голосом - Думаю, нам лучше пойти сюда, направо. Там вроде бы воздух посвежее.

- Можно и направо, но, по-моему, лучше налево - подумав, не согласился Володя.

- Вот, просто ужас! Еще не женился, а его уже налево тянет! - всплеснула руками девчонка.

- Оля! - начал закипать парень.

- Все, все! Больше не буду - Ольга закрылась руками - А теперь серьезно, справа сквозняк есть, а вот слева его нет. Поэтому велика вероятность, что там тоже ход засыпан.

- Ладно, уговорила, пошли направо! - махнул рукой Володя.

Из правого прохода и вправду тянуло сквозняком. Первые метров шестьсот-семьсот проход был точно таким же, как и тот по которому они проникли в зал, а вот потом он резко изменился. Идеально ровные стены сменились криво выложенными из блоков, а местами просто из кое-как подогнанных камней, на полу стали попадаться кучки земли, песка и выпавших из свода мелких камешков, проход сузился и стал ниже, а потом еще ниже и еще. В результате идти по нему, не сгибаясь, стало не возможно, а когда попадались особо высокие кучи выкрошившейся кладки и земли, приходилось ползти на коленях. В довершение всего проход начал петлять, меняя направление чуть ли не каждые двадцать метров. Единственное, что продолжало радовать, так это то, что сквознячок усиливался.

Так попеременно то, сгибаясь в три погибели, а то и на карачках ребята продвигались по коридору, казалось, что уже целую вечность. Ну, вечность, не вечность, а диск часов, когда Володя на него взглянул, уже основательно пожелтел. Коридор очередной раз вильнул, и парень еле удержал себя от очередного шага, обеими руками схватившись за стены. Предосторожность оказалась не лишней, так как шедшая следом Ольга довольно чувствительно ткнулась в него головой.

- Ой! - раздалось за спиной.

- Оля, сделай два, а лучше три шага назад - сдавленным голосом попросил Володя.

- А что случилось? - спросила девчонка, но все же отступила, причем сразу шагов на пять.

- Да так - прошипел парень, сделав пару шагов назад - Там пропасть впереди.

- Ой, Бездонная? - спросила Ольга.

- Пока не знаю - усмехнулся он - Проверить?

- Ну, я даже не знаю - немного растягивая слова, сделала вид, что задумалась Ольга - Нет, наверное, не стоит - после небольшой паузы продолжила она - Но если ты все же соберешься туда прыгать, сначала отдай мне камень и карту.

- Обязательно - ответил Володя - Вот как только, так сразу!

- Да ладно тебе, еще скажи, что обиделся - поддела его девчонка - И вообще, на обиженных, воду возят!

- С языка сорвала - усмехнулся парень - Оль, погодь пару минут, дай я кое-что проверю.

Володя уселся на пол, прикрыл глаза и замер. Ольга тоже присела, но на корточки, в отличие от зала и вырезанных коридоров, здесь пол теплым не был. Вдруг Володя покачнулся, оторвался от земли и завис на высоте сантиметров в двадцать пять - тридцать, слегка покачиваясь.

- Ой - воскликнула Ольга и подскочила. Делать этого в низком коридоре явно не следовало, она сильно приложилась головой о потолок и взвыла.

Потерявший, от ее возгласа, концентрацию парень плюхнулся на задницу и видимо тоже не удачно, так как взвыл с ней в унисон. Спустя несколько секунд, когда боль отступила и до обоих дошла вся комичность ситуации, оба начали неудержимо хохотать, только что по полу не валялись. При этом стоило бросить, даже мимолетный взгляд на соседа, как приступ неудержимого хохота повторялся.

Когда приступы неуемного смеха прошли, Володя вытер глаза, от выступивших слез, и сказал:

- Не, Олька, так дело не пойдет. Если ты будешь меня отвлекать, ничего не получится.

- Хорошо, попробую не отвлекать - серьезно ответила она - Только объясни, что это было?

- Что это было - задумчиво повторил Володя - Это была левитация, сиречь подъем собственного тела при помощи техники, использующей волшебную силу! - в конце парень даже наставительно поднял палец и помахал им в воздухе.

- Хм, ты раньше не говорил, что умеешь летать - упершись в него глазами, произнесла Ольга.

- Хех, а раньше я и не умел - развел он руками - Там, в зале, когда вырубился, во сне пришло, вот первый раз попробовал.

- Да уж повезло тебе со снами - с завистливым вздохом сказала девчонка - Мне бы так.

- Угу, повезло. А тебе, что снится, расскажешь? - спросил Володя.

- Может и расскажу, но уж точно не сегодня! - ответила Ольга - Давай тренируйся.

- Ну нет, так нет. Сейчас схожу, загляну в бездну, а то я толком и не посмотрел, что в этой трубе и продолжу - парень аккуратно поднялся, скрючившись в три погибели, чтобы не повторить Ольгин подвиг с проверкой на прочность крепости свода при помощи собственной головы и двинулся к пропасти.

- Главное не забудь, что "Если долго вглядываться в бездну, бездна начинает вглядываться в тебя" - напутствовала его Ольга.

- Ницше? - спросил Володя.

- Ага - ответила девчонка.

- Не забуду - усмехнулся он и подошел к самому краю.

Володя довольно долго осматривал колодец, преградивший им путь, запускал светлячков и вверх и вниз, а потом, зачем-то выплеснул в него не меньше, чем пол фляги воды и долго во что-то всматривался. Спустя минут десять он отошел от края и присев на корточки уставился на Ольгу.

- В общем, картина такая - начал он - Вниз колодец спускается метров на сто, на дне набиты обалденные железные колья, причем пара существ их остроту на себе уже испытала - Володя сделал паузу, перевел дух и продолжил - Проходов внизу нет. Наверх колодец тянется метров на двести, может чуть больше. Примерно на середине вмурована решетка. Сбить ее не проблема, но я боюсь, что если я ее шариком поломаю, как бы половина кладки не рухнула. Дальше. Над решеткой два прохода, расположены углом, один проходит над нами, другой ведет налево. А на самом верху колодца, есть еще один проход, вот из него, похоже, сквознячок и веет.

- Придется возвращаться? - спросила Ольга.

- Зачем? - не сразу врубился парень - А! Нет. Я сейчас потренируюсь, потом, по возможности аккуратненько вышибу решетку, и подниму нас с тобой наверх.

- А сумеешь? - вновь спросила Ольга.

- Решетку вышибить? Да как два пальца об асфальт - с усмешкой ответил Володя - Не переживай, все будет хорошо!

Он снова уселся на пол, прикрыл глаза и воспарил. Повисев пару минут, он сдвинулся с места и подлетел к Ольге. Повисел еще немного и, открыв глаза, сказал:

- Вроде бы получается. Попробуй забраться ко мне на колени, только не ори, не визжи и вообще поменьше резких движений - Володя улыбнулся - Экипаж подан, сударыня садитесь, пожалуйста.

Ольга поколебалась пару секунд и попробовала забраться к нему на колени. Со второй попытки получилось, но пришлось прижаться к парню и обхватить его рукой за шею.

- Отлично! - сказал Володя - Вес практически не влияет. А теперь не дергайся, мы немножко полетаем!

Он сделал несколько, назовем это кругами, хотя больше это движение по коридору напоминало поступательное, и, подлетев к краю пропасти, спросил:

- Не страшно? Нужно провести последнее испытание, перед полетом, как влияет высота, на этот способ передвижения.

- Ну, давай - с некоторым сомнением и после паузы ответила Ольга - Только не долго.

- А ты глаза закрой. Закрыла? - и буквально через десяток секунд - Все, можно открывать. Слазь, прилетели.

- Ой! - воскликнула девчонка - Это же не наш коридор!

- Совершенно верно - улыбнулся Володя - Это тот самый, верхний, о котором я тебе говорил.

- А как же решетка? - с прищуром спросила Ольга.

- Решетка, хм, решетка. Решетку, я откровенно сказать придумал - развел он руками - Но согласись, насколько она была в моем рассказе к месту!

- А колья, тоже придумал? - с нехорошей улыбкой поинтересовалась девчонка.

- Колья нет. Колья, самые, что ни на есть натуральные и костяки на них тоже сидят вполне всамделишные - покачал головой Володя - Раньше по этому колодцу лестница шла, но то ли от времени, то ли по чьему-то злому умыслу, ступеньки практически все вывалились и валяются теперь на дне, среди кольев. Давай я передохну немного и тронемся дальше.

- Что устал? Крылья не держат? - с ухмылкой спросила Ольга.

- Ты знаешь, да. Вообще-то думал, придется обратно поворачивать, зависимость по расходу силы от высоты подъема, похоже, не линейная ни разу. Ели дотянул до прохода. Так что толку от меня как от волшебника сейчас никакого.

- Что-то мне подсказывает - нахмурилась девчонка - Что вы, доблестный сэр волшебник, малость того... Меня разыгрываете.

- А ты проверь - пожал плечами Володя и привалился к стене.

Ольга подошла к краю, запустила вниз волшебный фонарик и долго за ним наблюдала. Обратно она вернулась присмиревшая и немного бледная. Уселась на корточки у стены рядом с Володей и сказала:

- Извини.

- Проехали - усмехнулся парень - Минут через десять пойдем дальше.

- Слушай - через пару минут спросила Ольга - А зачем ты воду из фляжки в колодец вылил?

- А! Это я туман создавал, чтобы разглядеть, что в коридорах творится. Каждая капелька работает как зеркальце. Воду для этой техники можно, как-то из окружающих предметов вытягивать, но я не умею. Пока не умею - поправился Володя.

- Откуда ты столько знаешь? Это тоже из снов? - спросила девчонка.

- Ага. В последнем сне узнал - ответил он.

- Все-то ты знаешь! Туман этот, шары плазменные, летать умеешь! - завистливо произнесла Ольга.

- Ну, исчезать же не умею - усмехнулся парень - Так что у каждого есть свои недостатки!

Ольга молча ткнула его кулачком в бок, зыркнула, а потом усмехнулась и привалилась к его теплому боку. Володя немного подумал и обнял ее. Физической расправы за распускание рук вновь не последовало.

***

Спустя минут пять, Володя нехотя убрал руку и сказал:

- Вроде полегчало. Двинулись?

- А? - откликнулась, ушедшая в свои мысли Ольга - Да, пошли.

Они встали, и что было особенно приятно, смогли выпрямиться во весь рост, даже парень. Володя до хруста потянулся, повращал плечами и попробовал создать фонарик. Фонарик загорелся, но яркость имел, может лишь чуть больше чем у свечки, к тому же практически сразу потух.

- Упс - промолвил парень - Оль, похоже, дальше светишь нам только ты. Будешь работать солнышком.

Ольга только кивнула и кинула на него озабоченный взгляд.

- Порядок движения прежний - продолжил Володя - Я впереди, ты за мной. Слушай, а здесь и вправду воздух посвежее или мне кажется? Только запашок какой-то непонятный появился.

- Посвежее, посвежее - откликнулась девчонка - Пошли уже, не чувствую я тут никаких новых запахов.

Новый коридор в плане кладки ничем принципиально не отличался от предыдущего. Ну, может кладка чуть поровнее, зато габариты были просто на радость. В ширину он достигал трех метров, а в высоту был даже чуть больше. Кучки выкрошившегося камня и земли впрочем, никуда не делись, но идти стало конечно значительно легче и удобнее. Этот проход не петлял, но плавно изгибался, и как выяснил Володя, сверившись с картой, совершенно не в нужную им сторону. Правда, альтернативы не было, вернуться в зал они при всем желании уже не смогли бы, во всяком случае, не раньше, чем Володя вновь смог бы их поднять в воздух.

Коридор оказался на удивление коротким, ну, или после узостей предыдущего показался таким. Уже минут через десять он кончился выходом в довольно обширную пещеру. До размеров зала с камнем пещера, конечно, не дотягивала, но тоже была не слабого размера. Вот только запах, который парень почувствовал еще в начале коридора, стал теперь ясно различим, но по-прежнему ни с чем не ассоциировался. А еще стены пещеры были задрапированы какой-то белесой тканью. Обрывки такой же драпировки свисали кое-где и по центру пещеры. Володя остановился перед входом в пещеру, поманил к себе Ольгу и они вместе стали разглядывать открывшуюся перед ними картину. При свете Ольгиного волшебного фонарика разглядеть что-то подробно оказалось не просто. Минут десять они напряженно вглядывались и вслушивались. Под конец Володе уже стало казаться, что он слышит какой-то непрерывный шорох, и он замотал головой. Ольга вопросительно на него взглянула и парень, нагнувшись к ее уху зашептал:

- Кажется, наверное - неуверенно начал он - шорох какой-то. А так, брошено здесь все давно. Но кто-то тут, наверное, жил, вряд ли стали бы тканями обвешивать не жилое помещение.

Ольга кивнула и в свою очередь зашептала, привстав на цыпочки:

- Я тоже шорох слышу. Если выход не далеко, то это ветер в полотнищах может шуршать. Но, на всякий случай, давай я под отводом глаз пройду немного вперед и гляну что там.

- Чего-то не нравится мне твоя идея. Но лучшей у меня пока нет - прошептал Володя - Может еще понаблюдаем?

- У нас времени в обрез. Проход вот-вот закроется! - зашептала девчонка - Я быстро - сказала она и пропала.

Володя напряженно всматривался в полумрак пещеры. Но все было тихо, лишь один раз Ольга задела что-то на полу и послышался глухой звук. И вот когда парень уже немного расслабился, в глубине пещеры раздался истошный визг. Не помня себя, парень бросился вперед. Как бешеный лось, не разбирая дороги, он прорвался через драпировку, свисавшую сверху, и увидел Ольгу, которая со всех ног неслась к нему, к счастью сняв с себя отвод глаз. А вот то, от чего девчонка бежала, повергло Володю в легкий ступор.

За Ольгой гнался, именно гнался, а не бежал по своим делам, паук размером, ну может с ладонь. Володя хотел, уже было рассмеяться, над страхами девчонки, когда понял, что паук то не один. А чуть позже пришло осознание, что их не два, не три, и даже не тридцать три. Весь пол был, как ковром, покрыт черными пауками. И кое-где ковер этот был не однослойным, пауки громоздились друг на друге в несколько этажей. Да и размер их разнился, некоторые были, раз в пять крупнее бежавшего впереди. Володя растерялся.

На бегу Ольга заорала:

- Володя сделай что-нибудь! Там куча скелетов! Эти их сожрали! Беги!

Раздумывать было особо некогда, до ближайших пауков оставалось метров двадцать, а сильно разнящиеся по смыслу инструкции, полученные от девчонки, не способствовали ясности мышления. Ольга пролетела мимо него со скоростью курьерского поезда. И тогда Володя сделал первое, что пришло ему на ум, забыв о том, что в волшебном плане он практически истощен, парень запустил в приближающуюся черную многоногую массу огненную стену.

***

Пришел в себя Володя от головной боли. Нет, может он пришел в себя и по другой причине, но голова болела просто адски. Больше всего на свете хотелось ее оторвать и выкинуть. Попытка открыть глаза, ни к чему хорошему не привела, боль стала просто не выносимой, и парень опять чуть не сорвался в пучину забвения. Но потихонечку боль все же отступила, до относительно приемлемого уровня, то есть до такого, когда уже можно было что-то слышать, чувствовать и худо-бедно соображать. Спустя еще какое-то время, Володя бы затруднился ответить прошли минуты или часы, он смог немного приоткрыть глаза.

Первое что он увидел это небо, закатное, окрашенное в оранжевые цвета, но небо. Его вид был настолько уже непривычен, что на некоторое время поглотил все внимание парня. А вот потом он услышал звук. Тихий, монотонный, сдавленный плач. Дальше волной пришли и другие ощущения, и даже какие-то элементы самоосознания. Во-первых, он лежал на чем-то очень жестком и неудобном. Во-вторых, в отличие от остального тела, его голова покоилась на чем-то мягком и теплом. В-третьих, на его лоб, а иногда и на щеки капала какая-то жидкость. Ну, и наконец, в-четвертых, он, похоже, был связан.

Володя попытался двинуться, но кроме нового приступа головной боли это практически ни к чему не привело. Разве, что плач исчез и вместо него он услышал шмыганье носом. Парень попробовал еще раз, на сей раз, попытка привела к более весомому результату. Над ним склонилась до крайности чумазая и закопченная мордашка с приличным кровоподтеком на скуле, в которой он не без труда узнал Ольгу. Мордашка прошептала:

- Очнулся, живой! - и теперь уже всерьез разразилась рыданиями.

Когда слезы утихли, и Ольга смогла членораздельно излагать свои мысли, Володя узнал следующее.

После того как он долбанул огненной стеной по полчищам пауков, прошел без малого день. Огненная стена спалила эти полчища к чертовой матери, а тех, кто не догорел, Ольга чуть позже передавила. Вот только после использования такой энергозатратной техники Володя вырубился и впал то ли в кому, то ли в ее подобие. Ольга даже вспомнила термин, правда явно из фэнтезийной литературы - магическое истощение. В общем, девчонка, разобравшись с остатками пауков, видимо там и запачкалась, паучки горели хорошо, но дымок явно получился чадным, выяснила, что за паучьей пещерой есть выход наружу. Как уж она его туда дотащила, одному богу известно, ну и, разумеется, самой Ольге, но на эту тему она решила не распространяться. Дотащила и ладно. Но дальше пошло хуже.

Выход из пещеры располагался довольно высоки и неудобно. Поэтому спустить Володю вниз девчонка не рискнула. К тому же, внизу стояло какое-то селение. В общем, Ольга решила сходить за помощью. Наивная, чукотская девушка! Селение оказалось гоблинским и никакой помощи она естественно не получила, зато качественно получила по лицу. Причем это оказалось для нее настолько неожиданно, что она при всех своих бойцовских навыках даже среагировать не успела. После этого гоблины ее основательно попинали, потом стащили доспех и обнаружили, что перед ними, как бы это сказать, не совсем воин.

Среди этой мелкой вольницы оказался шаман и его помощник, знавшие древний священный язык, на поверку оказавшийся русским, правда, на уровне твоя-моя-не-понимай. С ними у Ольги состоялся обстоятельный разговор, в котором она опять расслабилась, ну как же накормили, напоили, извинились, мол, ошибочка вышла, в доспехах все на одно лицо, бабу от мужика не отличишь.

Короче она проболталась о том, что у пещеры валяется ее спутник, то бишь Володя, что они вышли из пещеры, а вот дальше все политесы с ней закончились. Для начала ее снова попинали, что без кольчуги воспринималось гораздо болезненнее, потом связали и вкратце объяснили, что она со спутником, буквально государственные преступники, не больше и не меньше. А когда выяснили, что Володя еще и всех их тараканов, то есть пауков передавил, и вовсе впали в неистовство.

Причина была банальна. Эти гоблины поклонялись какому-то хитрому пантеону богов, и в своих ритуалах регулярно приносили жертвы, не обязательно человеческие. Орки, эльфы, да и сами гоблины для этой цели тоже подходили идеально. Причем тех, кому не повезло этой самой жертвой стать, нужно было, обязательно, скормить паукам. А Ольга, такая-рассекая, вместе со своим спутником этих самых паучков напрочь загеноцидила. Ну, не мерзавка ли, а? Да тут за меньшее шкуру спускали!

В общем, собралась авторитетная комиссия из гоблинов старейших, мудрейших и прочих главнейших и стали думать, да рядить, как беду сию избыть. А когда вернулась группа отправленная проверить, что там с паучками в действительности случилось, и донесла, что да, мол, действительно, всех посланцев божественной мудрости гадские человечки, того, к ногтю прижали. Тут и вовсе гоблинов переклинило, и хотели они Ольгу, а заодно и Володю сразу же отправить вослед паучкам куда-то в райские кущи, ну или еще куда, в общем, кому как повезет.

Но тут вмешался самый авторитетный и, к слову сказать, жирный гоблин, который объяснил почтенной комиссии, всю пагубность и глубину их заблуждений. Так что, согласно решению гоблинской своры, по утрянке их с Володей должны сначала всячески помучить, а потом сжечь, чтобы и пепла от них не осталось. И не позорили они своим поганым видом честь гоблинского племени. Пока все это происходило, закрылась линза, это Ольга очень четко почувствовала. Вот такая получилась грустная, но поучительная история.

Впрочем, все еще не совсем так плохо, как могло бы быть. Ольгу развязали и закинули в загон для будущих жертв, туда же притащили и бесчувственного Володю, причем с последнего тоже, только доспех сняли. Так что, оружие у них есть, маяки тоже на месте и даже пробойник у Ольги отнимать не стали, нафига гоблинам эта хреновина сдалась, вот кольчуги это да! Знатные! Так что до утра можно и отдохнуть, ну а утром...

Что утром, в принципе было понятно. Ольга насчитала, так навскидку, под три сотни взрослых гоблинов-воинов. А при условии, что сил, волшебных, у Володи не было совсем, то по большому счету все, что они с Ольгой могли сделать, сводилось к тому, чтобы подороже продать свои жизни и по возможности снова не попасть в плен. Причем последнее обязательно. Веревки с Володи девчонка срезала еще в начале своего рассказа, и теперь он усиленно растирал руки и ноги, готовясь к утренней встрече на высшем уровне.

Им еще раз повезло, вырубило их примерно в полночь. Гоблины-часовые тоже мирно дрыхли на своих постах, так что все обошлось. Во сне парень снова получил кучу знаний, но, увы, все они в данной ситуации при полном истощении были бесполезны. До утра Володя с Ольгой просидели обнявшись, было даже официальное оправдание, так теплее. Поговорили о всяких пустяках. А под утро, кажется, неожиданно для обоих, начали исступленно целоваться. В общем, ночь прошла, и наступил рассвет.

Гоблины явно не сопоставили возможности своих пленников с собственными силами, поэтому забирать их на казнь явилось всего четверо воинов, вместе с охраной, их набралось аж шестеро. Ну, собственно, пятеро там и остались, а вот шестой оказался то ли шибко умным, то ли шибко резвым, в общем, этот серомордый успел поднять тревогу, и тут началось такое!

Попытка их прорыва из поселка была пресечена самым радикальным образом. Их просто попытались завалить телами. Примерно на десятой минуте боя, Володя понял, что познания гоблинов в фехтовании если и ушли от его собственного, по меткому Ольгиному выражению - нулевого уровня, то не далеко. В плюс также шли его рост и не малая физическая сила. Обоюдными усилиями они с девчонкой отправили в леса вечной охоты, по крайней мере, три десятка мелких засранцев.

Но вот дальше стало хуже. Сначала появились тяжеловооруженные гоблины. Эти были и повыше и помассивнее, да и немножко представляли с какой стороны нужно браться за меч. А потом на крышах поселка появились лучники. И хотя их стрелы были легкими и летели медленно, зачастую позволяя просто от них увернуться, но все же иногда попадали в цель и оставляли на коже пусть и мелкие, но порезы, а порез в бою это отсроченная смерть. Володя начал уставать. Ольга крутившаяся как белка и умудрившаяся до сих пор не получить ни одной даже самой мелкой царапины, тоже, как-то подозрительно часто, стала смахивать с лица пот. Конечно, они с самого начала знали, что этот бой им не выиграть и вряд ли удастся пробиться на свободу. Но определенная надежда все же была. Вот только, появление на сцене нового противника поставило на этой надежде большой и жирный крест.

И вот тут-то и началось главное веселье!

Глава 6.

Мишка как обычно проснулся последним. Несколько минут полежал, приходя в себя и осознавая, что более реально, сон, из которого он только что вывалился или волшебная страна, в которой он проснулся. После некоторого усилия над собой, все же решил, что гном, ребята и окружающий их, тонущий в перламутре, пейзаж более реальны.

Разобравшись с настоящим, парень плавно перешел на вопрос будущего. Причем самого ближайшего. В Муспельхейм не хотелось категорически. Не по какой-то конкретной причине, просто не хотелось и все. Ну, ладно. Боялся он. Может и не совсем боялся, скажем так, сильно опасался, до дрожи. Он вообще очень много чего опасался. Да, наверное, проще было перечислить то, чего он не опасался. Но больше всего он боялся совершить ошибку, любую, даже самую пустяковую. Поэтому, зачастую, старался ни принимать не обдуманных решений и ничего не делать, сто сорок раз не взвесив последствий. Но, все равно ошибался и от этого страшно страдал.

Тут Мишка понял, что еще не много и он просто не встанет. Волевым усилием он поднял себя на ноги и начал быстро, но без ненужной спешки, натягивать на себя доспехи. Хотя ребята встали раньше него, да и деталей экипировки у них тоже было сильно меньше, но опыт, как говорится, не пропьешь, и собрался он раньше других. Когда Мишка взял в руки меч, он, впрочем, как и обычно, стал, как будто, другим человеком. Муспельхейм его уже не пугал, наоборот, стало очень интересно, какой же он - другой мир.

Все собрались рядом с гномом, который ошарашил новостью, что вместо Мишки пойдет Глеб. Еще десять минут назад парень испытал бы огромное облегчение и радость от такого известия, но это было бы десять минут назад. Сейчас же Мишка расстроился и разозлился. Правда, был вынужден принять доводы гнома и в перепалку не полез.

Все засуетились, заканчивая сборы. Потом долго ждали открытия порталов. Ушли Володя с Ольгой, а вот Сашку с Глебом неожиданно начало колотить. Гном пытался им объяснить, что их метаболизм перестроился для посещения Муспельхейма, и чем скорее они туда перейдут, тем будет лучше, но не преуспел. Тогда он отвесил Сашке затрещину и буквально пинком отправил в портал. Ту же процедуру Мишка проделал с Глебом. Наконец все закончилось. Порталы, проглотив ребят, через некоторое время, как будто выцвели и, потеряв объем, стали напоминать надгробные плиты-памятники. От подобного сравнения, пришедшего на ум, Мишку передернуло, и он решил больше не возвращаться к этой теме.

После ухода ребят, гном как будто постарел, ссутулился и стал еще меньше ростом. Шаркая ногами и бурча себе что-то в бороду, Дворин тяжело уселся под деревом, одну за другой опрокинул себе в глотку пару кружек пива из своего, казалось, бездонного бочонка и, вроде как, уснул. Мишка немного побродил по окрестностям, посидел, полежал и понял, что ему, просто таки, нестерпимо скучно! Тогда он плюнул на возможные последствия и пошел будить гнома.

Дворин не спал. Он сидел под деревом уставясь в одну точку и то ли медитировал, то ли размышлял. Мишка пару минут постоял перед ним, потом покашлял, пытаясь привлечь внимание, потом решил потрясти гнома за плечо, протянул руку и неожиданно осознал, что лежит на спине метрах в трех от гнома. Выдохнул, поднялся и обнаружил мастера Дворина по-прежнему сидящим под деревом все в той же позе.

- Ну, ладно - прошипел Мишка и решил повторить попытку выведения гнома из задумчивости.

Второй полет прошел уже более предсказуемо, парень даже успел сгруппироваться и сразу же встал на ноги. К тому же он, кажется, понял, что именно произошло. Тем не менее, он слетал еще пару раз, прежде чем сумел перехватить руку гнома и немного поднатужившись, отправил в полет уже самого мастера Дворина. Гном ухнул, соприкоснувшись с землей, сел, удивленно осмотрелся и, подергав бороду, пробурчал:

- Чего надо?

- Да так. Скучно что-то стало - ответил Мишка.

- Скучно - это серьезно! - согласился гном - Ну что же, пойдем, что ли, позвеним мечами - гном хищно ощерился - Глядишь, скука и пройдет.

- А и пойдемте. Только, как же мы уйдем? А вдруг ребятам помощь понадобится? - спросил Мишка.

- Ну, полдня у нас точно есть. Даже если они сразу же назад в портал прыгнули, то для нас, раньше, чем к оранжевому часу они не вернутся. Так что - широко зевнул гном, впрочем, не забыв прикрыть пасть рукой - Разомнемся? - он встал и повел богатырскими плечами.

- Запросто, мастер Дворин, давно хотел посмотреть на вашу технику - кивнул головой парень.

- Ишь ты! На технику он посмотреть хотел - буркнул гном и знаком велел следовать за собой - Вот выдержишь первый удар, тогда и посмотришь!

Гном подхватил свой мешок, потянулся было к бочонку, но решительно остановил этот порыв и, зыркнув на Мишку, потопал по дороге. Мишка захватил щит, пристроил его за спиной и последовал за гномом.

***

Шли они не долго, и пришли отнюдь не к ристалищу у дворца, чего ожидал Мишка, а совсем на другую площадку, которой явно пользовались реже и содержали хуже. Если вообще пользовались и вообще поддерживали в порядке. В волшебной стране с этим было как-то проще. Гном велел его подождать, а сам нырнул в небольшой каменный сарайчик, стоявший на краю площадки.

Не успел Мишка, как следует осмотреться, как появился довольный гном, тащивший в руках здоровенный круглый щит, несколько учебных топоров и пару, учебных же мечей, очень похожих на тот, которым пользовался парень. Свалив все это добро в кучу на краю площадки, мастер Дворин чуть ли не по пояс залез в свой мешок и начал доставать из него элементы тяжелого доспеха, под конец он выудил из мешка рогатый шлем, очень похожий на те, в которых историки изображают викингов. Довольно крякнув, гном начал напяливать на себя все достанное железо, постепенно превращаясь в бронированную башню. Невысокую такую башенку, но широкую и коренастую.

Мишка опробовал принесенные гномом тупые мечи и нашел их по форме, весу и балансу практически идеально похожими на собственное оружие. Свой меч и один из учебных парень уложил на скамью, стоявшую за пределами площадки и, видимо, предназначенную для зрителей, а со вторым учебным начал разминку, ожидая пока гном экипируется. Впрочем, тот не заставил себя долго ждать, и, надев доспехи, подошел к куче и выбрал из нее небольшой, почти игрушечный топорик на длинной рукояти, нацепил на руку круглый щит и сказал:

- Пожалуй, приступим. Бить можешь в полную силу, оружие зачаровано и вреда не нанесет, синяки не в счет - гном криво усмехнулся - Готов?

- Готов - лаконично ответил Мишка и, отсалютовав мечом, занял свою любимую стойку, предложив гному атаковать.

Дворин неспешно двинулся к парню, лениво помахивая топориком, словно у него в руке была хворостинка. Когда между ними осталось метра три с половиной, гном резко ускорился и нанес удар, который, вообще-то должен был быть как первым, так и последним, но к великому гномьему удивлению, Мишка не только этот удар отразил, но и сам тут же перешел в атаку. Рубились они от души минут пять. Вначале Мишка осторожничал, но с какого-то момента вошел в подобие боевого транса и начал действовать на инстинктах и интуиции. Вот тут уже осторожничать начал гном.

В принципе в действиях и технике гнома для Мишки практически ничего нового не было. Так мелкие нюансы, связанные с особенностями гномьей конституции, типа роста, длины рук и ног, а также его немереной физической силой. Часть ударов, которые в родном клубе Мишка спокойно принял бы на щит, приходилось подправлять и переводить в скользящие. Приходилось больше и быстрее двигаться, а о том, чтобы принять удар доспехом, лучше было забыть сразу. За время этой схватки он уже раз двадцать возблагодарил дядю Петю, одного из организаторов их клуба реконструкторов и фаната боевых топоров, который много лет восстанавливал технику боя и способы применения этого оружия. Судя по успешности действий Мишки против гнома, реконструировано было не плохо.

Все закончилось неожиданно, Мишка уловил в защите гнома слабое место и после нескольких обманных ударов от души врезал тому по шлему и тут же сам сложился пополам, получив от гнома удар в промежность.

Спустя несколько минут, когда к нему вернулась способность соображать и что-то худо-бедно видеть, он обнаружил Дворина сидящим на песочке арены в паре метров от себя. Гном обеими руками сжимал голову и тихо ругался себе в бороду. Конечно, можно было предположить, что гном произносит какие-нибудь любовные вирши или слова эпической поэмы, ведь язык на котором он говорил, был парню не знаком, но это вряд ли. Весь вид мастера Дворина говорил о том, что он, на чем свет стоит, материл и костерил то ли Мишку, то ли себя самого, а возможно всех вместе, да и массу чего еще в придачу, ну там богов, особенности рельефа, превратности климата ну и так далее.

Шлем гнома не выдержал соприкосновения с учебным мечом парня и представлял из себя две довольно аккуратные половинки, валявшиеся у ног владельца, на одной из которых даже остался рог. Мишкин меч оказался прочнее и отделался лишь небольшой выщерблиной. Парень попытался встать на ноги и попрыгать. Может быть, проделай он эту операцию без доспеха, она бы и принесла некоторое облегчение, но вот в доспехе эффект оказался противоположным и Мишка снова сложился пополам на песочке и начал ругаться ничуть не хуже гнома.

Спустя еще минут пять участники поединка прекратили сотрясать воздух и, усевшись на арене, уставились друг на друга. Нарушил молчание гном:

- Ну ты, блин, даешь! - уважительно пробасил он, покачал головой и скривившись вновь обхватил ее руками.

- Вы тоже ничего, не хуже дяди Пети - ответил Мишка, пытаясь сказать что-то для гнома приятное, но, по-видимому, не преуспел в этом начинании.

Гном вскочил, начисто забыв о больной голове и снова начал ругаться, ревя не хуже рассерженного медведя, причем, по крайней мере, на трех языках, размахивать руками и обильно брызгать слюной. Из разбираемых Мишкой слов цензурными были только четыре, не считая предлогов и союзов, причем два из них образовывали устойчивое словосочетание - дядя Петя, два оставшихся были местоимениями - я и ты. Это словоизвержение длилось не меньше семи минут, Мишка даже заслушался, но постепенно мастер Дворин успокоился, то ли дала о себе знать больная голова, то ли гном просто выдохся, но как бы там ни было, он снова сел на песок арены и серьезно спросил:

- Дядя Петя это кто?

- Слесарь-сантехник - не менее серьезно ответил Мишка.

Гном закатил глаза и с чувством произнес еще несколько фраз на неизвестном парню языке. Потом уставился на Мишку тяжелым, хмурым взглядом и сказал:

- Ну, хоть не ассенизатор и то хлеб.

Мишка понял, что нужно как-то объяснить Дворину, кто такой дядя Петя и почему сравнение с ним не может расцениваться никак иначе, чем как похвала его мастерству. Немного подумав, он сказал:

- Дядя Петя это один из основателей клуба реконструкторов, в котором я состою. Он много лет занимался техникой использования боевых топоров, способам их применения против различного оружия и даже приемами фехтования на топорах. Собственно он меня и научил, как противостоять противнику с таким оружием. Вот.

- Да уж - протянул гном и глубоко задумался, не меньше чем на минуту прекратив разговор.

Мишка уже начал прикидывать, как бы безболезненно попытаться встать и что нужно делать, чтобы вновь научиться ходить, когда гном неожиданно продолжил:

- Тяжело осознавать - гном скривил губы в грустной усмешке - Что я, один из лучших воинов подгорного короля! Имеющий бесчисленный опыт схваток и сражений! Мастер топора! До сих пор побеждающий любого длинноухого красавчика, ну, за исключением Лоэнэвиля, но это не в счет! Мы просто слишком давно и слишком хорошо друг друга знаем. А проиграл бой какому-то мальчишке, которого учил сантехник, самостоятельно восстановивший искусство боя на топорах - гном покачал головой и скривился.

- Ну, бой вы не проиграли. Скорее у нас с вами получилась боевая ничья - попытался утешить гнома Мишка, но тот неожиданно вскипел.

- Бой я проиграл! Какая мне разница сумел я достать противника или нет, если он сумел проломить мне башку! - гном сплюнул на песок арены и тяжело поднялся.

Мишка хотел было возразить, но понял, что Дворин прав. Особой разницы действительно нет. Парень попытался подняться, но охнув, снова вернулся в исходное положение. Гном что-то проворчал и пошел к своему мешку, покопался в нем и достал пару пузырьков ядовито зеленого цвета. Один он открыл, вылил себе в глотку, причмокнул, прислушался к себе и явно повеселев, перебросил второй парню.

- Выпей, полегчает - сказал он.

Мишка с сомнением осмотрел флакон, выдернул пробку и принюхался. Пахло вроде бы ни чего, мятой и немного полынью. Парень выдохнул и залпом осушил пузырек. Оказалось вкусно, а главное, действительно, практически сразу полегчало. И хотя и с опаской, Мишка сумел встать на ноги.

- Хорошая штука - сказал гном - Но это не лекарство, так временное обезболивающие и тонизирующее. Пошли к лекарю, а то к вечеру свалимся и если твоим, тьфу-тьфу-тьфу, понадобится помощь, то от нас они ее точно не получат!

Гном снял доспех и упрятал его в свой мешок, задумчиво, некоторое время, рассматривал останки шлема, но все же тоже сунул его вслед за доспехами. Вместе они отнесли учебное снаряжение в сарайчик, оказавшийся мини-оружейной, просто таки набитый учебным оружием и двинулись к лекарю, который тоже, как ни странно, обитал не во дворце.

***

Через некоторое время они вышли к небольшому аккуратному домику в два этажа, как будто выросшему у корней огромного дерева неизвестной Мишке породы. Домик был весь покрыт причудливой резьбой, а его первый этаж был сильно меньше второго, нависавшего над нижним с трех сторон. Гном направился прямиком к дому, и когда до двери осталось всего пара шагов, неожиданно заорал:

- Клизма открывай! Топор пришел! - этот крик души был дополнен мощным ударом сапога по резной ажурной двери домика.

Дверь устояла и даже не шелохнулась, а вот внутри домика что-то упало и разбилось, вслед за этим последовал какой-то невнятный шум и приятный баритон сообщил изнутри:

- Твою мать, Дворин! Я, конечно, тоже тебе очень рад, но зачем же так орать!

Спустя несколько секунд дверь отворилась, и на пороге показался эльф. Вот только был он, как бы так сказать, несколько не типичным. Во-первых, он был какой-то более плотный и фигурой значительно больше походил на мужчину, чем все остальные ранее встреченные Мишкой представители этого народа. Во-вторых, его щеку пересекал шрам, довольно таки жуткого вида, что тоже ни как не вязалось с прекрасными до приторности лицами остальных эльфов. В-третьих, он был коротко стрижен. Ну, и наконец, в-четвертых, на его голове был клок совершенно седых волос!

- Привет Анор! - пробасил гном - А я к тебе по делу.

- И у меня тоже все хорошо - ответил эльф - Что привело тебя в мое скромное жилище?

- Ой, да ладно тебе! - ответил Дворин - Знакомься, это Мишка. Мишка знакомься, это Анор. Лучший лекарь этого куска междумирья, а может и вообще лучший лекарь! Но главное! - он понизил голос до очень громкого шепота - Мой старинный друг и один из трех представителей этого ужасного, ушастого племени, к которым я не боюсь повернуться спиной! - закончив тираду гном довольно заржал.

Эльф приподнял одну бровь, потом почесал подбородок, дернул ушами, фыркнул и сказал:

- Ты не меняешься, Дворин! Но я этому чертовски рад! - неуловимым движением эльф скользнул за порог и, обхватив гнома в районе поясницы, легко приподнял его в воздух - Сколько же мы не виделись?

- Уф! - выдохнул Дворин - Подловил! Поставь меня на место!

Странный эльф аккуратно опустил гнома на порог, после чего сбил с его плеча невидимую пылинку и широко улыбнулся.

- Давно мы не виделись, очень давно. Почитай с тех пор как Лоэнэвиль покинул двор Пресветлой - гном глубоко вздохнул - Нужна твоя помощь, мы тут с этим молодым человеком немного позвенели железом, в общем, ну ты понял.

- С этим? Странно. Обычно те, с кем ты звенишь железом, сами ходить уже не могут - эльф окинул Мишку задумчивым взглядом - Ну ладно, починю я твоего приятеля - и, обратившись к Мишке, продолжил - Следуй за мной!

- Хм - прочистил горло гном - Понимаешь ли, Анор, хм, на сей раз помощь нужна и мне тоже - гном отвел глаза - Впрочем, ничего серьезного, так шишка небольшая...

- Ты знаешь Дворин - эльф задумчиво почесал подбородок и снова окинул парня взглядом - Тебе удалось меня удивить и даже заинтриговать. Пойдемте в дом.

Эльф проводил их на второй этаж, в комнату, напоминающую кабинет средневекового алхимика, какими их обычно рисуют в школьных учебниках и показывают в исторических фильмах, только очень просторную и светлую. Махнув Мишке на диван, стоящий у стены, Анор приступил к осмотру пострадавшей головы гнома. Ну, слово осмотр не совсем применимо, скорее подошло бы слово сканирование, тем не менее, спустя пару минут эльф оторвался от этого процесса, хмыкнул, и удивленно приподняв бровь поинтересовался:

- И чем же это, дорогой друг, этот молодой человек тебя так приложил? Помимо приличного сотрясения у тебя еще и трещина в твоей тупой с рождения башке!

- Учебным мечом - поморщился гном.

- Дворин! Не ты ли учил нас всех, что даже в учебной схватке не стоит пренебрегать доспехами, а уж тем более шлемом! Расслабился ты за эти годы, ой, расслабился! - эльф укоризненно покачал своей стриженой головой.

- Хм - нахмурился гном - Я был в шлеме! Не тебе, щенку ушастому, меня учить!

- В шлеме? - вновь удивленно поднял бровь эльф, ушастого щенка он начисто проигнорировал - Учебным мечом, значит. Ну что же. Бывает, наверное - эльф прикрыл глаза и несколько раз провел руками вокруг головы Дворина - Готово. Теперь давай осмотрим твоего знакомого.

Осмотр не занял много времени, лечение впрочем, тоже. Несколько пассов руками, вот и все. Правда за это время на лбу у эльфа выступил обильный пот, и он отчетливо побледнел. Устало присев в одно из кресел, Анор решил продолжить разговор:

- Мишка, Мишка - задумчиво протянул странный эльф - это надо полагать уменьшительная форма имени Михаил?

- Ну, да - немного удивился парень.

- Михаил, Михаил... - вновь задумался эльф - Ах да! Михаил! Судя по вашему имени, вы иудей?

- Почему? - уже всерьез удивился Мишка - С чего вы взяли?

- Ну, как же! Михаил это ведь иудейское имя. Если мне не изменяет память, то оно обозначает - подобный богу. Я не ошибся? - эльф все так же задумчиво разглядывал парня.

- Не знаю - опешил Мишка - Никогда не задумывался над этим. Но я не иудей! - уже твердо закончил он.

- Странно. Как можно не знать значение собственного имени? Вот, например мое - переводится, правда в зависимости от диалекта, как рука подобная цветку или рука заставляющая цвести цветы - нравоучительно произнес эльф - Так кто же вы?

- Уж точно не иудей! - ответил парень - Я... - тут он немного замялся и неожиданно для себя закончил - Я Русич!

- Это заметно - усмехнулся эльф - Только жаль, что вы Русичи забыли свои имена, от этого недалеко и до того, чтобы забыть свой род и язык, после чего разделиться на массу мелких народностей, говорящих на разных диалектах, да еще и вечно выясняющих кто главнее, важнее, умнее. Впрочем, ни все ли равно из-за чего друг друга ненавидеть?

Мишка покраснел, но в разговор неожиданно вмешался мастер Дворин:

- Анор оставь! Я не оговорился, назвав его Мишкой, а не Михаилом. Во всяком случае, судя по тому, что он чуть не раскроил мне голову, его имя происходит от имени Медведь - гном усмехнулся - Да и группа, в составе которой он прибыл в наш богами забытый "рай" уж больно не простая. Представляешь, среди них есть даже два волшебника!

- Да ну? - теперь уже ни поддельно удивился странный эльф - Я хотел бы с ними встретиться!

- В принципе я именно это и хотел тебе предложить - вновь усмехнулся гном и подергал себя за бороду - Но, понимаешь ли, какая штука, остальных здесь сейчас нет.

- Они ушли сами? - быстро спросил Анор.

- К сожалению, они не настолько сильные волшебники - поджал губы Дворин - Они отправились собирать камни. И, по-моему, им это может удасться.

Эльф вскочил и зашагал из угла в угол.

- Ты уверен? - спустя какое-то время спросил он.

- Предчувствие - неопределенно ответил гном и пожал плечами - А ты знаешь, как я к ним отношусь.

- Они ушли с перекрестка? - поинтересовался эльф.

- Да - ответил гном.

- Когда?

- Сегодня утром.

- Я могу не успеть - эльф дернул одним ухом и отвернулся.

- Успеешь - сказал гном - Ты всегда успеваешь.

Мишка переводил взгляд с одного на другого и отчетливо понимал, что как-то незаметно потерял нить разговора, он совсем уж было хотел вклиниться в этот диалог, но не успел.

- Провожать не буду! - сказал Анор - Не маленькие, дорогу найдете. Я вас догоню, но, наверное, уже ближе к вечеру. До встречи!

Эльф крутанулся на одной ноге и стремительно вышел из комнаты. Гном проводил его взглядом и, закряхтев, поднялся из кресла.

- Молодой еще! Резкий! - Дворин широко улыбнулся и, повернувшись к Мишке, продолжил - Пойдем, не будем мешать занятому лекарю, а то в следующий раз может и не вылечить.

Мишка в ответ только кивнул. Ему очень хотелось расспросить гнома, о чем же именно они с эльфом под конец говорили, но он сдержался, резонно предположив, что тот все равно не ответит, максимум отшутится. Вслед за гномом Мишка спустился по лестнице и покинул дом лекаря. Гном широким шагом направился к перекрестку, с которого ушли в другие миры ребята, парень двинулся следом и потихоньку погрузился в воспоминания.

***

Родился Мишка во вполне обеспеченной семье, отнюдь не среднего достатка. Ну, может когда он родился, семья еще не была такой уж обеспеченной, но к моменту первых Мишкиных осознаных воспоминаний с деньгами было уже все в порядке. Братьев и сестер у него не было, а когда он начинал просить у родителей братика или сестричку это почему-то всегда заканчивалось скандалом. Поэтому Мишка уже к пяти годам прекратил это пагубное занятие.

Его детство ничем принципиально не отличалось от детства других детей, были свои радости и свои огорчения. Сначала совсем маленькие, потом побольше, а потом он пошел в школу, где неожиданно выяснилось, что он совершенно не умеет драться. Причем не просто не умеет, а не может. Не может ударить. Практически по Высоцкому: "Бить человека по лицу, я с детства не могу". Его потолком в драке было толкнуть противника. Так как по своей природе Мишка был крупным ребенком, то вначале этот прискорбный факт ему не сильно мешал, но к третьему классу ситуация резко изменилась. Причем она изменилась и дома, чего поначалу Мишка не понял.

Но начнем по порядку. Мишкин отец, начинавший как мелкий коммерсант, таскавший из Европы всякую всячину и перепродававший ее на родине с приличным наваром, неожиданно перешел на новую ступень и стал владельцем сначала одного, потом двух, а еще чуть позже трех магазинчиков, причем один из них был расположен в Минске. Примерно в это же время, а может и вследствие предыдущих событий, отец вступил сначала в кружок, а чуть позже и в полуподпольную партию истинных белорусов. Каким уж образом человек с фамилией Кузьмин стал истинным белорусом, история умалчивает. Впрочем, ничем особо противозаконным партия не занималась, и основной ее деятельностью было "за закрытыми дверями" критиковать правительство, а "за открытыми" ругать Россию и русских, призывать к чистоте белорусского языка и ратовать за возрождение ВКЛ в составе свободной Европы. Причем последнее было так, для галочки. Ведь для всех разумных людей, а другие в руководстве не задерживались, было понятно, что подобное не возможно.

Долгое время участие Мишкиного отца в этой организации сводилось к ее финансированию и редким возлияниям с отцами-основателями, но когда парню исполнилось девять лет ситуация изменилась. Что уж точно произошло, Мишка не знал, но у отца начались какие-то трения с властями и налоговыми органами, бизнес перестал расти и даже напротив слегка зачах. И хотя денег по-прежнему было больше, чем семья была в состоянии потратить, у Мишкиного отца буквально сорвало крышу. Теперь он стал активным участником всех собраний и мероприятий партии, вошел в ее руководство, стал разговаривать исключительно на белорусском новоязе и уже в голос поносил русских - оккупантами и главными врагами свободной Беларуси.

Свое новое видение жизни отец естественно начал прививать и самому Мишке, а так как сын очень любил и уважал отца, то процесс как говорится, пошел. Единственно, Мишку так и не перевели в белорусскоязычную школу, в этом вопросе насмерть уперлась Мишкина мама, грозившая разводом и прочими карами, если ее сын не будет учиться в нормальной русской школе. Так и пошло, в школе и с мамой Мишка общался на русском, с отцом и его соратниками на белорусском. Единственное что его напрягало, так это то, что новый белорусский язык менялся быстрее, чем он успевал выучить предыдущую версию. И если дома все как-то наладилось и устаканилось, то вот в школе, все было не так безоблачно.

Для начала в его классе больше чем половина ребят считала себя русскими и показная белорусскость Мишки им ни разу не нравилась. Короче Мишку начали лупить, правда, получалось это плохо, все-таки третьеклассники это еще дети. Вот тут то и выяснилась вторая Мишкина особенность, у него иногда срывало крышу. Когда его очередной раз пытались побить двое одноклассников, парня первый раз прорвало. В общем, он чудом не поубивал мелких драчунов. И с этого момента между ним и остальными опустилась прозрачная стена. Мишка все так же ходил в школу, получал оценки, вроде бы даже с кем-то общался, но на самом деле он остался совершенно один. У него и раньше не было друзей, а теперь не осталось и приятелей.

Дома тоже все было, не слава богу. Ссоры родителей превратились в повседневное и практически будничное явление. Бизнес отца скукоживался и потихоньку умирал, в то время как его хозяин и основатель, большую часть времени посвящал заседаниям и пламенным речам, а не делам. И к окончанию Мишкой четвертого класса, отцовское дело закономерно прекратило быть. Два магазина пришлось за бесценок продать, а третий и вовсе отдать за долги. Что также закономерно, как только Мишкин отец перестал финансировать "ревнителей белорусского благочестия", кто-то, вдруг, вспомнил, что фамилия Кузьмин не совсем подходит для пропаганды национальной белорусской идеи. В общем Кузьмина-старшего вежливо попросили покинуть президиум. А когда тот не понял намека, то попросили уже менее вежливо, правда, до больницы дело не дошло.

Мишкин отец засел на даче и две недели пил горькую, на чем свет стоит кроя матом - белорусскую национальную идею, истинных белорусов, возрождение ВКЛ, а заодно, почему-то поляков, США и Советскую власть. После этого лечебного запоя, он напрочь забыл новояз, помирился с женой и засел за телефон, восстанавливать старые связи, преимущественно со знакомыми из России. После чего сорвался в Москву и уже спустя две недели начал новый бизнес-проект, но уже с ориентацией на РФ. В принципе все было бы хорошо, но эта история каким-то образом просочилась в школу, и Мишка оказался в очень не приятной ситуации. С одной стороны, все это националистическое словоблудие ему давно надоело и если бы не отец, он с удовольствием послал бы все это лесом, вместе с новоязом и прочими прелестями. С другой же, он столько лет конфликтовал с одноклассниками на почве белорусской мовы, что отказаться от нее теперь было просто решительно не возможно...

***

Так Мишка и шел погруженный в свои мысли, глядя себе под ноги, и лишь изредка сверяя направление, по ногам и спине идущего перед ним гнома. Из воспоминаний Мишку выдернул громкий окрик Дворина:

- А ну стой!

Мишка в недоумении остановился, поднял глаза и с удивлением уставился на полупрозрачную плиту портала, в который ушли Володя с Ольгой.

- Спасатель недоделанный! - между тем продолжал разоряться гном - Куды прешь? Ты вообще думаешь иногда, так, хоть ради разнообразия? Сейчас бы провалился и фьють - Дворин сделал не определенное движение рукой, которое, по видимому, должно было прояснить, как именно "фьють", но ясности не прибавило.

- Извините, задумался - промямлил Мишка.

- Ага, значит, иногда все-таки думаешь - констатировал разом успокоившийся гном - Только не вовремя и не о том! - снова заорал он - Вон, индюк тоже думал.

- Да в суп попал - не задумываясь, продолжил Мишка.

- Чё? - опешил Дворин, варварски прерванный в разгар своей воспитательной речи.

- Я говорю, да в суп попал - ответил Мишка.

- Кто? - подозрительно спросил гном.

- Как кто, индюк - продолжил объяснять парень.

- Какой еще индюк? В какой, к такой матери - суп! - заорал гном, потом перевел дух и закончил - Без команды и инструкций в открытый портал не лезть! А теперь пошел под дерево, сел в тенек и прекратил мне морочить голову и мешать заниматься важными делами! Все ясно?

- Да! - ответил Мишка и тут же спросил - А что за дела?

- Угу, как же, все ему ясно - пробурчал гном, зыркнул на парня, но продолжил - Буду пытаться понять, куда твоих занесло, как они там и когда их обратно ждать, ну или спасать. А теперь свободен.

- Ага - ответил Мишка и широко улыбнувшись, спросил - А с вами можно?

- Мишь, иди, в тенечке посиди, подумай - твердо ответил Дворин.

- А... - начал парень.

- Быстро! - заорал гном.

Мишка понял, что малость перегнул палку терпения мастера Дворина и за лучшее принял решение последовать его совету и действительно отдохнуть под деревом. Правда, о каком тенечке говорил гном, было решительно не понятно, в перламутровом небе не было и намека на светило от которого следовало бы укрыться под деревом. Поэтому Мишка справедливо решил, что это просто оборот речи и уныло поплелся к краю дороги. Усевшись под деревом, он попытался подумать, о чем-нибудь хорошем. Получилось плохо. Тогда он попытался подумать, ну хоть о чем-нибудь вообще. Получилось еще хуже. Тогда следуя великой восточной мудрости, он попытался не думать о белой обезьяне. И это великолепно получилось! То есть о белой обезьяне тоже не думалось, совершенно! Вообще думать не хотелось, хотелось посмотреть, чем занимается гном и хотелось нестерпимо!

Тем не менее, Мишка стоически выдержал минут десять-пятнадцать, хотя может и меньше и с мыслью "Семи смертям не бывать", поднялся и решительно направился под дерево облюбованное гномом. Дворин встретил его задумчивым взглядом и неожиданно спросил:

- Пиво будешь?

- А... Да нет наверное - ответил парень.

- Ты определись - сказал гном - Да, нет или наверное.

- Наверное, нет - подумав, ответил Мишка.

- Это правильно. Пожалуй, и я не буду - все так же задумчиво произнес Дворин - Чего приперся? Соскучился?

- Да, вот, там чего-то - начал парень.

-Ага, ага. И вообще интересно, чем я тут занимаюсь - продолжил за него гном - Ладно, садись. Сейчас покажу.

Мастер Дворин поднял с земли две небольшие картинки в массивных рамах, кажется серебряных, на одной ничего не было, а вот на второй был фрагмент карты, по изображению очень похожей на те, что гном передал ребятам.

- Эти артефакты связаны с картами, что твои взяли с собой - начал Дворин - Вот только, как ты заметил, время здесь не линейно, короче, фиг его знает, видят они это в данную минуту или пару часов назад. Но разброс по времени редко превышает три часа. Все равно ничего лучшего у нас нет, а так хоть какая-то определенность. Вот эта карта - гном указал на ту, на которой было изображение - Сашки и Глеба, а пустая это Володи и Ольги. Пока что все в норме. А теперь, реально, отстань от меня. Мне отдохнуть и подумать нужно.

Мишка еще раз взглянул на картины, на которых принципиально ничего не изменилось, ну может на карте Муспельхейма прибавилась пара черточек, поднялся и уныло побрел под свое дерево.

***

Вот он и не отказался. Единственно перестав добавлять в свой лексикон новые слова, все так же обильно вытекавшие из-под перьев творцов истинно белорусской культуры и языка. Общение со сверстниками совершенно сошло на нет, его никто не трогал, опасались, но при этом никто и не горел желанием общаться, ни те, кто говорил по-русски, ни те, кто общался на "роднай мове". Вот в это время и прилипли к нему определенные тугодумство и нерешительность, вызванные страхом совершить ошибку и вновь вляпаться во что-нибудь этакое. Время между тем шло и, закончив шестой класс, Мишка как-то через-чур отчетливо осознал свое одиночество, вот только абсолютно не знал, что же делать и как быть, как беду сию избыть. Решение пришло неожиданно и привело к вступлению парня в клуб реконструкторов.

Клуб был не из числа состоятельных и известных, но зато его создателями, идейными вдохновителями и бессменными серыми кардиналами были два истинных фаната, в хорошем смысле этого слова, холодного оружия и его боевого применения, которых называли просто дядя Слава и дядя Петя. Официально же руководила клубом женщина, но ее больше занимали идеи реконструкции костюмов и быта Европы, ВКЛ и Руси времен тринадцатого-четырнадцатого веков. К моменту вступления туда Мишки, клуб переживал далеко не лучшие времена. Администрация "Дворца творчества детей и молодежи" в котором размещались реконструкторы довольно косо смотрела на их деятельность, резонно полагая, что толку от них, в плане показать и отчитаться наверх мало, а вот проблем они могут доставить много.

Тем не менее, клуб худо-бедно существовал уже лет семь, и основной проблемой было финансирование. Бюджетного не было, дали помещение практически бесплатно и радуйтесь, основатели тоже, к сожалению, не были миллионерами, хотя нет, миллионерами они были, вот только на эти миллионы мало что можно было купить, знаете ли, белорусская валюта, при всей своей независимости не отличалась в то время высокой покупательной способностью. Со спонсорами тоже была напряженка, а реконструкторство это довольно затратное хобби. Представляете, во сколько обойдется рыцарский доспех или скажем комплект учебных мечей? А материал для княжеского или герцогского наряда, даже при условии, что жемчуг пластиковый, а драгоценные камни из стекла? Вот то-то и оно.

Вступив в клуб, Мишка пару дней посмотрел на будни реконструкторов, отнюдь не впечатлился увиденным и совсем уж было собрался покинуть его, как произошло событие, изменившее всю его дальнейшую жизнь. Событие для клуба было рядовое. Объявился дядя Слава и погнал всех на разминку и тренировку с учебным оружием, а также он привез с собой выкованный каким-то умельцем меч и дал его подержать и немножко помахать всем желающим.

Мишка оказался в самом конце очереди жаждавших и не то что бы уж так сильно хотел подержать в руках острую железку, так легкое любопытство, да и дел у него никаких не было по причине каникул. В общем, он дождался своей очереди и, взяв в руки самый обычный новодельный меч, испытал что-то странное. То ли в нем проснулась генетическая память, а может родовая, это уж кому как больше нравится, но взяв в руки этот предмет, Мишка стал другим человеком, куда-то ушли неуверенность и нерешительность, пропали страхи, даже его замкнутость и молчаливость пропали без всякого следа. Парень радостно засмеялся и очень уверенно, как будто занимался этим всю жизнь, сделал несколько махов и выпадов. А потом меч пришлось вернуть, наваждение схлынуло, и мир вокруг стал еще более серым и унылым чем до этого, хоть в петлю лезь. Дядя Слава что-то одобрительно пробурчал, мол, из этого парня можно сделать мечника, а Мишка понял, что из клуба его теперь можно даже выгонять, все равно он никуда не уйдет.

Родители отнеслись к его увлечению без особого энтузиазма. Отец был занят развитием нового дела, а мама..., ну вообще-то редкая мама одобряет занятие сына единоборствами или другими в меру опасными развлечениями, так на то они и мамы. Она просто ничего не сказала и отнеслась к этому как к данности. Мишка пропадал в клубе, а лето между тем потихонечку заканчивалось. Наконец родителям стало интересно, чем же все-таки занимается их отпрыск. И этот их интерес, по счастливому стечению обстоятельств, совпал с днем открытых дверей, проводившемся в клубе в последнюю неделю августа. Посмотрев на показательные выступления витязей, рыцарей и прочей оружной братии, и побродив среди дам и кавалеров в средневековых одеждах, родители не очень поняли, что же их сын во всем этом нашел, но все-таки приняли решение ему не мешать, а отец даже решил помочь.

После окончания показательных выступлений он задержался в клубе и на протяжении пары часов о чем-то общался с его руководителями. Эффект этого общения сказался довольно скоро, уже к концу октября клуб перестал быть нищим и потихонечку стал, что называется, выходить в люди, выезжать на встречи с другими аналогичными клубами, принимать участия в постановках на праздниках и даже был замечен и отмечен местной администрацией. Члены клуба теперь щеголяли в отнюдь не картонных доспехах, звенели вполне себе железными мечами, а дамы использовали для воссоздания средневековых нарядов материалы несколько лучшего качества, чем старые простыни и занавески. Но, если честно, Мишка этого даже не заметил, его полностью захватили мечи и техника их использования.

Мало-помалу дядя Петя и дядя Слава, стали выделять его среди других членов клуба, что вылилось для Мишки в увеличение количества тренировок и учебных боев если и не в разы, то в два раза точно. Чуть позже настырного ученика и вовсе начали тренировать отдельно, причем в процессе выяснилось, что если дать Мишке в руки деревянный меч, то толку от него нет никакого, а вот если у него в руках меч железный, то он творит чудеса. Наставники подумали, покумекали, почесали лбы и затылки, и в результате у парня появился специально затупленный меч для тренировок, выполненный из прекрасной стали все тем же умельцем, знакомым дяди Славы.

На второй год посещений клуба, среди сверстников для него достойных противников не осталось. Мишка довольно легко справлялся с тремя, а то и с четырьмя сверстниками одновременно и довольно часто выходил победителем из спарингов с более взрослыми ребятами, старше него на два, на три, а то и на четыре года, даже не смотря на разницу в весе и силе. А еще через полгода, в схватке на мечах, он впервые одолел дядю Славу.

Клуб все чаще принимал участие в мероприятиях реконструкторов, как официальных так и не очень. "Не очень" Мишке нравились больше. На одном из таких мероприятий он стал чемпионом, поочередно одолев в схватке двенадцать других претендентов, старшему из которых исполнилось шестнадцать. Были и официальные мероприятия. Обычно сводившиеся к театрализованной битве, в которой участникам нужно было пару-тройку раз эффектно взмахнуть оружием и красиво пасть на землю или, не менее красиво, размахивая оружием и флагами праздновать победу. Главное чтобы зрители были довольны.

Вот на таком насквозь официальном мероприятии и произошло событие, итогом которого стало Мишкино путешествие в Ирландию. В начале сентября праздновали день города в Лиде, помимо всего прочего были приглашены и реконструкторы. Собрались ни много, ни мало представители одиннадцати клубов не только белорусских, но и из России, Литвы и Польши. Согласно программе были и бал, и рыцарский турнир, и эпическая битва за крепость, правда, у ее подножия, на стены, понятное дело, никто бы реконструкторов не пустил. Согласно разработанной программе одна группа оборонявшая замок должна была красиво проиграть другой, соответственно, пытавшейся этот замок взять. Апофеозом битвы должна была стать битва двух мечников перед воротами, одним из них, причем тем, который должен был проиграть схватку, стал Мишка. А вот его противник прибыл из Польши, по сути дела из такого же клуба, но гонор у него был истинно шляхетский. Условия обговорили, распределили роли, провели репетицию. А вот на следующий день все пошло не совсем так.

Вначале ничего не предвещало изменения в программе праздника. Воины обоих отрядов построились, поорали и начали бой, те, кто должны были красиво падать - падали, остальные продолжали сечу. Наконец из всего отряда оборонявшихся остался только Мишка. Из вражеского отряда к нему на встречу шагнул поляк, остальные расступились, давая зрителям насладиться зрелищем. Согласно легенде ребята должны были обменяться примерно десятком ударов, после чего польский витязь должен был воткнуть свой клинок под мышку Мишке, а тот соответственно красиво пасть, так и не выпустив оружия из рук. Но поляку этого показалось мало, и он решил над Мишкой малость поиздеваться.

Пару раз польский реконструктор чувствительно ударил парня по ногам, да так, что тот, чуть было не упал, потом также отклонившись от программы, саданул его щитом, а под конец вместо завершающего удара мечом отвесил Мишке смачный пендель. Вот это он сделал совсем уж зря. Мишка вскипел, у него, как уже бывало, сорвало предохранители и, не смотря на то, что в руках у него был учебный тупой меч, он так отходил противника, что тот в результате попал в травмпункт.

Зрители ничего не поняли, зрелище им вполне понравилось. Поляка по-тихому утащили, инцидент вроде бы замяли, тем более что руководители клубов однозначно решили, что Мишка был в своем праве. Но вот через неделю история получила продолжение, в которое парня особо не посвящали, но результатом стал его внезапный отъезд в Ирландию, где-то на полгодика, пока все не утрясется, как сказал отец.

И уже спустя два дня Мишка оказался сначала в Москве, которая его просто поразила своими размерами, количеством народа и высотой зданий, а к вечеру и в Дублине, который после Москвы не произвел сногсшибательного действия, город как город. С Настей он познакомился в школе, в которую был определен, причем совершенно случайно и только через месяц после начала обучения. Он на нее банально наступил и уронил, не заметив девчонку нагнувшуюся завязать шнурок. Выслушал определенно справедливые упреки на скверном английском, сам попытался ответить, но запутался и выдал фразу по-белорусски, в общем, знакомство состоялось.

Время за воспоминаниями прошло не заметно, и Мишка сам не заметил, как погрузился в волшебный сон.

Глава 7.

Просыпаться не хотелось категорически. С каждым разом сны становились все увлекательнее и увлекательнее. Реальность им явно проигрывала. Мишка встал и стал разминаться, сон застал его далеко не в самой удобной позе и за ночь, если это можно так назвать, тело порядком затекло. Закончив с разминкой, он решил, что самое время все же потревожить гнома и узнать последние новости. Гном все так же сидел под деревом и поочередно рассматривал рамки. Не без некоторой робости, Мишка направился к нему, но при ближайшем рассмотрении мастер Дворин буквально лучился от удовольствия, он даже мурлыкал себе что-то под нос, в чем до этого момента замечен не был ни разу.

- Доброе утро! - начал Мишка.

- О! С пробуждением! - весело ответил гном, что вообще не как не вязалось с его вечно недовольной и хмурой физиономией, он кажется, даже помолодел - Двигай сюда, спасатель. Ща журнал "Веселые картинки" показывать буду!

Мишка подошел и присел рядом.

- Гляди! - сказал Дворин и протянул ему рамку, ту, что с картой Муспельхейма - Молодцы ребята! Добыли камень и обратно двинулись, заночевали, правда, не очень грамотно, но все обошлось, уже проснулись и к порталу чапают потихоньку.

- Здорово! - воскликнул Мишка - И скоро здесь будут?

- А хрен его знает - все так же задорно ответил гном - Если все в порядке будет, да карта реальное время показывает, часа через два-три прибудут, родимые.

- А у Ольги с Володей как дела? - поинтересовался парень.

- Не очень понимаю - несколько помрачнел мастер Дворин - Они на одном месте застряли. Как вечером связь наладилась, бодро так двигались, а потом остановились, может неполадка какая с картой, но как застыли так и не двигаются.

- Нужно спасать? - Мишка помрачнел и подобрался.

- Да сиди уж, спасатель! - усмехнулся гном - Может интересное чего нашли, а может лагерем стали и вообще, дело молодое...

- В смысле? - спросил парень.

- Пошутил я! - сдвинув брови, ответил Дворин - И вообще, есть захотел?

Мишка прислушался к своему организму, но тот хранил гробовое молчание и не торопился сигнализировать о недостаточности и скудности питания.

- Вроде нет - ответил парень.

- На нет и суда нет! - веско сказал гном - Кто не ест, тот тренируется! На разминку шагом марш! Пара часов на разогрев у тебя есть, а потом инструктировать тебя буду, мало ли что - он сплюнул через плечо и постучал по стволу дерева, под которым сидел - Вперед навстречу приключениям! Давай, давай, не ленись!

Мишка нехотя поднялся и поплелся разминаться. Вначале ему было крайне лениво, а потом ничего, втянулся. Пара часов пролетела не заметно. А потом его позвал гном. Вид мастера Дворин был менее цветущим, чем утром, но все равно выглядел он значительно более веселым и довольным чем обычно.

- Присаживайся - скомандовал гном, окинув взглядом раскрасневшегося и мокрого от пота парня - Довожу обстановку. Сашка с Глебом уверенно движутся к порталу, правда очень медленно, трофеев, наверное, набрали выше крыши, вот и ползут как сонные тараканы - он хохотнул - С Ольгой и Володей тоже все в порядке с места сдвинулись, но уходить из зала почему-то не спешат. А может и не хотят - гном снова хохотнул - А! Еще они тоже добыли камень!

- Здорово! - слегка завистливо сказал Мишка - Так что спасать никого пока не будем?

- Будем, обязательно будем! Но не сейчас! - гном наставительно поднял палец к небу - Сейчас тебя инструктировать буду. Ты кстати есть не захотел?

Парень снова прислушался к своим ощущениям и уже не столь уверенно ответил:

- Вроде нет.

- Это плохо, но не критично - сказал Дворин, побарабанил пальцами по колену и продолжил - Запомни одно простое правило. Через портал туда и обратно может шастать любой разумный, правда начать свое движение он должен с той стороны, с которой портал был открыт. Это понятно?

- Да вроде бы да - ответил Мишка с улыбкой - Ничего заумного. Только не очень понятно, а почему обязательно начинать со стороны открытия портала?

- А потому, мой круглоухий друг, что находясь с его другой стороны, ты его просто не увидишь - внезапно раздался голос за спиной парня.

От неожиданности Мишка буквально подпрыгнул, перекатился и стал на ноги, уже укрывшись щитом и с мечом в руке.

- Браво! - сказал Анор, а это именно ему принадлежал голос, и даже изобразил пару беззвучных хлопков руками, после чего продолжил, но обращаясь уже к гному - Теперь я, кажется, начинаю понимать с какого перепуга ты, мой твердолобый друг, после стольких лет, вновь попал ко мне на прием.

- И долго ты мне это будешь припоминать? - скривившись, поинтересовался Дворин.

- Долго! - удовлетворенно кивнув головой, подтвердил эльф.

- Твою налево! Лучше бы я сдох! - тяжело вздохнул гном - И за что мне это наказание!

- Ну, для того чтобы окончательно сдохнуть, как ты выразился, в междумирье требуются несколько большие усилия, чем приложил к тебе наш молодой друг. А вот для того, что бы ты остался тупоголовым идиотом с дыркой в башке, его усилий хватило бы с лихвой. Впрочем, я исключительно о дырке в башке. Остальное никак бы не изменилось - ехидно закончил Анор.

- Хватит! - взмолился гном - Я и подзабыл, каким приятным собеседником ты можешь быть!

- Ну, хватит, так хватит - примирительно ответил эльф и уселся рядом с гномом.

Мишка понял, что на протяжении всего их разговора так и стоит в защитной стойке и наверняка имеет довольно глупый вид, что и подтвердил лекарь:

- Присаживайтесь, молодой человек, присаживайтесь. В ногах правды нет - эльф похлопал по земле рядом с собой и неожиданно продолжил - Но правды нет и выше!

Мишка немного порозовел, убрал оружие и сел на свое место. Пока он усаживался, разговор продолжил мастер Дворин:

- Шутки в сторону. Ты все успел сделать?

- Да - лаконично ответил эльф.

- Когда они будут здесь? - продолжил расспрашивать гном.

- Некоторые уже скоро, остальные подтянутся к вечеру, возможно, кто-то опоздает и прибудет только завтра - сообщил Анор - Но не думаю, что многие опоздают.

- Это добрая весть, клизма, очень добрая! - Дворин даже пристукнул себя ладонями по коленям.

- Я рад, что мои вести доставляют тебе радость - сказал эльф и изящно поклонился, причем сидя и вполне естественно - Но я хотел бы узнать, как продвигаются дела у вас. Тебе уже есть чем похвалиться?

- Ну, мне то хвалиться нечем - усмехнулся гном - А вот ребята делают успехи.

- Я хотел бы услышать подробности - невозмутимо поинтересовался лекарь и неожиданно зевнул, прикрыв рот ладошкой.

- Ладно! - снова хохотнул Дворин - Ничем тебя не прошибешь! Слушай! Ребята добыли два камня!

- Это интересно - бесстрастно согласился Анор - И как скоро они вернутся?

- Одна команда уже на подходе. Это те, кто ушел в Муспельхейм - разъяснил гном - В течение нескольких часов должны выйти.

- Значит, пара часов у меня точно есть - констатировал эльф - Я тогда, пожалуй, немного отдохну.

С этими словами он улегся под деревом и, свернувшись калачиком мгновенно вырубился, ну, или сделал вид, хотя какой в этом смысл? Значит, действительно заснул, причем по своей воле. Мишка этому факту прилично удивился, но решил пока что воздержаться от расспросов. Мастер Дворин посмотрел на улегшегося товарища, как-то странно и похоже завистливо вздохнул и вернулся к прерванному разговору:

- Как правильно заметил, только что уснувший здесь ушастый, находясь на другой стороне разумный не отмеченный порталом просто его не увидит. Кроме того, на каждого кто воспользовался порталом, ставится своеобразная метка, но они бывают двух типов. Те, кто прошли портал, за время примерно равное часу с момента его открытия получают метку владельца, а те, кто воспользовался им позже метку гостя. Соответственно, когда все те, кто имеют метку владельца, возвращаются обратно, портал схлопывается. Что из этого следует?

- Ну, наверное, что те, кто имеют метку гостя, если они по-прежнему на той стороне уже не смогут вернуться - после некоторых раздумий ответил Мишка.

- Молодец! Главное уловил - сказал гном - Продолжим. Если ты переходишь в чужой портал, то кто должен вернуться первым, ты или владелец портала?

- Я - сразу же ответил парень.

- И снова молодец! - похвалил Дворин - Если владелец портала не может самостоятельно передвигаться, ну там ранен или еще что, то ты должен ввалиться в портал первым, не выпуская его тело из рук. Ясно?

- Да - ответил Мишка - А еще что это что?

- Если владелец портала мертв - резко ответил гном - Если же тебе для спасения придется открывать собственный портал, то порядок должен быть обратным. Сначала забрасываешь в линзу портала спасаемых, сам забрасываешь, они его не видят, и уходишь последним. Вот собственно и все премудрости. Но от твердого знания этих премудростей зависит как твоя собственная жизнь, так и жизнь тех, кого ты идешь выручать. Все.

- А можно вопрос, не по теме - после некоторого раздумья спросил парень.

- Валяй - мастер Дворин сегодня явно был настроен доброжелательно и кроме всего прочего был не против почесать языком.

- А лекарь, он ведь уснул, да? - спросил Мишка.

- Точно - усмехнулся гном - Сам понял или кто подсказал?

- Но ведь в междумирье самостоятельно уснуть не получается, тут как-то сразу вырубает, как по команде - продолжил парень, подколку он решил пропустить мимо ушей.

- С годами это проходит - без улыбки ответил Дворин - А эта стриженная длинноухая клизма - гном кивнул на спящего эльфа - всегда отличался способностью мгновенно засыпать. В любом месте и в любое время. Этой его способности многие завидовали.

- А почему он коротко стрижется? - задал очередной вопрос Мишка.

- Это старая история - усмехнулся гном - Как-то раз была одна заваруха, и нашему отряду пришлось сражаться с превосходящими силами противника. Вот в пылу сечи один из врагов сумел исхитриться и схватить его за длинный хвост, который он тогда носил, а второй в это время полоснул его ножом по лицу. Наш лекарь тогда чудом остался жив. Вот с тех пор он и стрижется коротко и шрам не хочет сводить, хотя с его умениями это раз плюнуть. Говорит, что это память о глупости.

- Понятно - протянул парень - А...

- На сегодня я полагаю, вопросов хватит - прервал его гном - Есть захотел?

- Немножко - признался Мишка.

- Вот и ладушки - Дворин сунул руку в мешок и достал оттуда ломоть хлеба и флягу - Перекуси пока что - потом сунул руку еще раз и выудил флакон - А это держи под рукой, вдруг все же придется тебе в Муспельхейм переходить.

Парень принял флягу и хлеб, а флакон засунул поглубже в карман. Есть хотелось не сильно, но раз гном так настойчиво об этом спрашивал, значит, наверное, стоило перекусить.

***

Пока Мишка вяло и без аппетита жевал краюху, а эльф мирно спал, прошло довольно большое количество времени. Уж точно не меньше пары часов. Мастер Дворин периодически сверялся со своими картинками и все больше мрачнел. И вот когда парень наконец осилил весь кусок хлеба и полностью опорожнил флягу ситуация резко изменилась. На дороге, ведущей к камню, показался отряд гвардейцев Пресветлой королевы. В отряде было кажется семь, а может и больше воинов, в перламутровой дымке было затруднительно их точно пересчитать.

- Началось - протянул гном, встал и очень бодро начал напяливать на себя доспехи - Анор подъем - очень тихо сказал он, но эльф мгновенно проснулся и сразу же вскочил на ноги.

- Идут? - поинтересовался лекарь.

- Угу - ответил Дворин - Похоже, что с десяток гвардейцев.

- Всего десяток? - удивленно произнес эльф - Тогда зачем же ты меня разбудил?

- Анор! - взмолился гном.

- Я всегда, признаться думал, что десяток этих расфуфыренных придворных щеголей тебе на один зуб. Неужто великий мастер топора так постарел, что не справится с какой-то столичной шелупонью - хотя голос эльфа был веселым, весь его вид резко контрастировал с голосом и говорил о серьезности ситуации. Он, так же как и Дворин очень быстро облачился в доспехи, опоясался мечом и достал из своего походного мешка невесть как уместившийся в нем лук, на который тут же натянул тетиву. Вслед за луком последовал и колчан.

Сначала Мишка всерьез думал, что спутники его разыгрывают, но в какой-то момент осознал, что шутками здесь и не пахнет. Он тоже вскочил, благо доспех он так и не снял, проверил пару ремней и, перекинув щит за спину, стал ждать продолжения развития событий. Полностью облачившийся гном, проходя мимо, хлопнул его по плечу и сказал:

- Молодец! В драку не лезь, может, обойдется, но если что, одного-двух противников на себя оттяни хотя бы на минуту. И постарайся сам не пострадать. Тебе еще в портал нырять.

В ответ Мишка только кивнул, а вид приближавшихся гвардейцев подсказывал, что насчет обойдется - это вряд ли. Хотя гвардейцы и быстро приближались, им понадобилось еще минут семь, чтобы дойти до камня, у которого застыли гном с товарищем, ну и Мишка в придачу. Эльфов оказалось не десяток, чуть меньше. Девять. Шестеро застыли в некотором удалении с луками в руках, правда, не натянутыми, а еще трое направились к мастеру Дворину. Не доходя до гнома метров десять тот, что шел впереди поклонился и сказал:

- Мастер Дворин, приказом Первого министра двора Пресветлой королевы-матери Дану, я приступаю к охране этого места, а Вас со спутниками прошу проследовать к Первому министру незамедлительно! - эльф еще раз поклонился и выжидательно уставился на гнома.

Дворин задумчиво подергал бороду и наконец, произнес:

- А если мы не последуем к Первому министру?

- То просьба станет приказом! - отчеканил эльф.

- Угу, угу - покивал головой гном - Как вы думаете, а не послать ли нам Первого министра двора Пресветлой королевы-матери Дану в задницу? - обратился он к спутникам.

Мишка благоразумно промолчал, а вот Анор ответил:

- Я нахожу ваше предложение, дорогой мой друг, в высшей степени превосходным и полностью соответствующим моим собственным скромным желаниям!

- Да что вы себе позволяете! - вскипел гвардеец.

- А что мы себе позволяем? - поинтересовался гном.

- Да вы! Да я! Да первый министр! - эльф настолько негодовал, что даже не смог закончить фразу.

- Ну, вы уж, любезный, сначала определитесь, кто именно, а потом и приставайте к занятым разумным с вашими дурацкими идеями - помог ему советом лекарь - А то взяли моду, придут, гадостей наговорят, а в конце даже объяснить не могут, что именно хотели и от кого.

- Да, да, любезный, и вы тоже идите в задницу - добавил Дворин - А то вашему Первому министру там будет одиноко.

- Взять! - рявкнул побагровевший гвардеец - Вперед!

- Приказ отменен - раздался слева спокойный и смутно знакомый голос.

- Кто тут смеет отменять мои приказы?!? - вконец взбеленился старший гвардеец и даже брызнул слюной, что и вовсе не вязалось с видом вечно бесстрастных чопорных эльфов.

- Я, это я - произнес голос и из-за кустов на дорогу вышел Лоэнэвиль собственной персоны - Я - Лоэнэвиль, первый рыцарь при дворе пресветлой королевы-матери Дану. У вас еще есть сомнения в моем праве отменять приказы, как ваши, так равно и первого министра? - в его голосе явно зазвенел металл.

- Нет, но... Как же так... Вас же не должно было быть... - вконец смешался гвардеец - Прошу простить меня, готов исполнять Ваши приказы - он низко поклонился.

- Это похвально - ответил Лоэнэвиль - Оставьте ваших воинов здесь, они мне могут понадобиться, а сами отправляйтесь ко двору, к пославшему вас Первому министру двора Пресветлой.

- Прошу прощения - снова низко поклонился гвардеец - Что мне передать Первому министру двора Пресветлой?

- Что вам передать... - на несколько секунд задумался первый рыцарь - Что же вам ему передать... А пожалуй передайте ему, что бы он шел в задницу! Вы свободны!

Под дружный хохот Дворина, Анора и еще нескольких эльфов пришедших вместе с Лоэнэвилем, гвардеец покраснел до состояния, что от него запросто можно было бы прикуривать, подчеркнуто низко поклонился, развернулся на каблуках и убыл в направлении дворца. Остальные гвардейцы ржать не посмели, но некоторые из них не смогли скрыть улыбок.

- Здравствуйте, друзья мои! Как же давно я вас не видел! - Лоэнэвиль сделал пару шагов по направления к Дворину и Анору и поклонился.

- Хватит занудствовать! - усмехнулся гном и подойдя к первому рыцарю, без всяких затей сграбастал того в объятия - Ты по-прежнему умеешь появляться в самую подходящую минуту! Как же я рад тебя видеть! - Дворин отпустил эльфа, сделал полшага назад, а потом со всей дури хлопнул его по предплечью.

Анор был более холоден в выражении своих чувств, но и он явно был очень рад встрече. Мишка не стал мешать старым друзьям и коротко поклонившись, вернулся под дерево.

Какое-то время у камня царила суета. Под шумок встречи старых друзей, пара гвардейцев слиняла, что гном прокомментировал как "Баба с возу, кобыле легче". Постепенно все нормализовалось. Оставшиеся шесть гвардейцев и пятеро пришедших с Лоэнэвилем эльфов растворились в окружающем лесу и на дороге остались лишь трое старых друзей, ну и сам Мишка. Какое-то время Дворин что-то втолковывал первому рыцарю, а потом, стукнув себя ладонью по лбу и выругавшись, бросился к своим картинкам, мельком на них глянул и завопил:

- Мишка, быстро готовься к переходу в Муспельхейм!

Парень не заставил себя долго ждать, и тут же бросился к порталу, на ходу выдергивая из кармана флакон. Вот только выпить его не успел. Когда он уже был рядом с точкой перехода, ему в голову прилетел камень. Мишка охнул и вырубился, при падении он лишь чуть-чуть не достал головой до портала.

***

Очнулся Мишка довольно быстро, минут через пять. У него на лбу красовалась здоровенная шишка. Анор мельком глянул, покачал головой, и лечить не стал. В принципе Мишка отделался легким испугом, вот только содержимое флакона было утрачено, при падении парень его разбил, а запасного у Дворина не оказалось. Гном носился по дороге как ужаленный и ругался похоже на всех известных ему языках, которых оказалось значительно больше чем три. И вот, в тот момент, когда Дворин был уже готов зайти на новый круг, из портала появилась рука, а потом и весь Глеб, целиком. Вот только выглядел он неважно. Анор и Лоэнэвиль подхватили его и отнесли к дереву, у которого был штаб операции, то есть стоял пивной бочонок, и валялись брошенные рамки и прочие никому сейчас не интересные вещи и артефакты. Буквально еще через минуту из портала вывалился Сашка. К нему одновременно бросились Мишка, Дворин и Анор. Сашка обвел их мутным взглядом и отрубился.

- Быстренько подняли его и перенесли ко второму - приказал Анор, мельком взглянув на Сашку.

Пока гном с Мишкой перетаскивали тело под деревья, лекарь развернул не шуточную деятельность. Рядом с телом Глеба появился стол, на котором выстроились ряды каких-то пузырьков и баночек, а сам Анор склонился над раненым и с очень напряженным и озабоченным лицом водил над ним руками. Сашку уложили рядом с Глебом, но лекарь казалось, не обратил на это никакого внимания. Спустя пару минут он оторвался от процесса сканирования и сказал:

- Жить будет. Чего стоим? Взяли вон те коричневые флаконы с синей полосой и вливаем по капле в минуту в рот раненым, а то они окоченеют сейчас, после Муспельхеймовской жары. Мне не мешать, ногой второго займемся позже - Анор вернулся к своим пассам над телом Глеба, но неожиданно оторвался и спросил - А где камень кстати?

Все присутствующие переглянулись, пожали плечами и, не сговариваясь, бросились обратно к исчезнувшему порталу.

- Стоять! - гаркнул лекарь - Ты ищешь - он ткнул пальцем в Мишку - А вы вливаете! - он махнул рукой в сторону Лоэнэвиля и гнома - И поживее, они уже замерзают!

Дворин и эльф тут же повернули обратно, схватили со стола по флакону и сев у изголовья раненых ребят начали проводить реанимационные процедуры, то есть капать им в рот какую-то коричневую дрянь. Мишка же вернулся к месту, где еще несколько минут назад находился портал, плюхнулся на колени и стал обшаривать руками землю. Невысокая, но густая трава цеплялась за руки и максимально осложняла процесс. После минут десяти поисков, когда Мишка уже начал злиться, его рука наконец-то нащупала искомый предмет, мирно лежавший в небольшой ямке, надежно скрытой травой. Достав камень, парень заодно понял, что же именно долбануло его в лоб, когда он бежал на выручку к ребятам.

Мишка убрал камень в карман и направился к импровизированному медпункту. За время его поисков там принципиально ничего не изменилось, Дворин и Лоэнэвиль все так же капали в рот ребятам коричневую бурду, Анор продолжал свои пассы руками, правда, раненные выглядели чуть получше. Их лица немного порозовели, губы перестали пугать синевой, из раны на боку Глеба был извлечен какой-то обломок, то ли кости, то ли стрелы, Мишка особо не разглядывал, и теперь лекарь своими пассами выгонял из раны кровь пополам с какой-то желтовато-зеленой гадостью, которая еще и примерзко пахла. Парень потоптался на месте, разглядывая раненых товарищей, понял, что он пока что ничем помочь не может и присев начал разглядывать картины связанные с картами путешественников.

Картина, изображавшая Муспельхейм, померкла, хотя на ней по-прежнему можно было разглядеть сильно выцветшие контуры карты, а вот на картине Ольги и Володи ни чего не изменилось, ребята все так же оставались в каком-то зале и явно не собирались его пока что покидать. При максимальном увеличении карты, одна из точек изображавших кого-то из путешественников перемещалась по залу, а вот вторая не двигалась. Мишка начал нервничать и переживать, ему все сильнее стало казаться, что один из ребят погиб, а второй не может выбраться из ловушки.

Его тягостные мысли прервал подошедший гном. Он тяжело плюхнулся рядом, забрал у Мишки артефакт, связанный с Йотунхеймом, долго его разглядывал, а потом спросил:

- Ну, что думаешь?

- Думаю, что там все плохо, один из них погиб, а второй в ловушке - на одном дыхании высказал парень.

- Насчет ловушки, может ты и прав. Но оба живы, это я тебе точно могу сказать. Если бы кто-то из них погиб его маркер пропал бы с карты. Так что хватит нюни распускать, все нормально будет - гном говорил преувеличенно бодрым тоном и как-то не до конца убедил Мишку, но малость подумав, парень решил полностью согласиться с утверждением Мастера Дворина, особенно в разрезе "Все будет нормально".

- Как там ребята? - продолжил он разговор, мотнув головой в сторону лазарета.

- Анор сказал, что жить будут, правда, он не уверен, что долго и хорошо - хохотнул гном - С Глебом он уже закончил, теперь тому нужно набраться сил и выспаться, а вот с Сашкой ему еще часа два мучиться.

- Почему так долго? - поинтересовался Мишка.

- А у нашего героя-добытчика кость в ноге раздроблена, Анор даже точно сказать не может на сколько элементов. А до кучи воспаление началось. Я вообще не понимаю, как он сумел Глеба допереть до портала с такой ногой. Вот что мне мешало снабдить ребят парой-тройкой флакончиков с обезболивающим, да и других снадобий надавать. Эх! То ли старый я стал, то ли жаба разгулялась - гном тяжело вздохнул и пару раз сильно дернул себя за бороду.

Пару минут они помолчали, а потом Мишка задал давно волновавший его вопрос:

- Когда мне в Йотунхейм переходить?

- Когда их портал закроется, тогда и пойдешь - ответил гном - А теперь отдыхай. Ребята раньше утра в себя не придут - Дворин поднялся на ноги - Камень кстати нашел?

- Да. Вам отдать? - Мишка сделал попытку достать камень.

- Не, не, мне не нужно - гном аж руками замахал - Вот ребята в себя придут им и отдашь.

Дворин потоптался, будто собираясь еще что-то сказать, потом махнул рукой, прихватил рамки и тяжело шагая, направился к раненым.

***

Мишка просыпался тяжело, сегодняшний сон хоть и был столь же реален и объемен, как и предыдущие оставил по себе далеко не самые приятные и радужные воспоминания. Правда был и плюс, сегодня парень не раздумывал, что реальнее сон или явь. Явь была, может и не реальнее, но точно ближе и лучше. Мишка встал, потянулся до хруста, осмотрелся и начал разминку. Эту ночь он снова провел в доспехах, но то ли дала знать о себе привычка, то ли лег он удобнее, в общем, в отличие от вчерашнего дня тело не затекло, и было готово к новым свершениям.

Весь вчерашний день в их лагерь приходили все новые и новые персонажи, Мишка назвал бы их по привычке люди, но людей среди них было не много, в основном эльфы, было несколько гномов и даже парочка орков или существ сильно на них смахивающих. Все вновь приходящие обменивались с Лоэнэвилем или Дворином парой-тройкой фраз и убывали в неизвестном направлении, реже общение затягивалось на несколько минут, а пару раз доходило до объятий и похлопывания по спинам. Попытка получить какие-либо объяснения от гнома ни к чему не привела. Тот ловко уходил от ответа, а когда Мишка на него всерьез насел, сказал, что все идет по плану и парень сам все скоро узнает, а пока пущай сидит, набирается сил и не сует свой длинный нос в дела которые его не касаются.

Ближе к вечеру движение в лагере усилилось, лица приходивших стали повторяться, во всяком случае, Мишке так показалось, а за пару разумных он готов был даже поручиться. Часть возвращавшихся, что-то коротко, а иногда и довольно пространно рассказывали Лоэнэвилю, после чего получив от него пару слов или записку, вновь исчезали в окрестных лесах. Попытки поговорить с Анором тоже ни к чему не привели, пару раз лекарь вежливо и дружелюбно его послал, а в третий раз под вечер, послал уже не так вежливо, хотя и не менее дружелюбно. В общем, Мишка понял, что всем не до него, и до самой ночи развлекал себя разглядыванием разумных приходивших и покидавших лагерь.

Утро принципиальных изменений тоже не принесло. Лишь Анор увидев что парень проснулся, подошел и кратко объяснил, что состояние его товарищей опасений больше не вызывает, но для лучшего заживления и исключения последствий ранений, лекарь погрузил их в сон еще на пару часов, а вот как проснутся, будут как новенькие. После чего Анор вновь отправился к спящим ребятам и продолжил над ними процесс лечения. Лоэнэвиль ограничился кивком и вновь погрузился в изучение каких-то документов доставленных ему очередным гонцом, в том, что примелькавшиеся еще за вчерашний день лица, это именно гонцы или курьеры у Мишки сомнений больше не было. Гном с утра ходил мрачнее тучи, по два-три раза за минуту бросал взгляды на картину, которую носил в руке, дергал бороду и тихонько, по видимому ругался себе под нос. На Мишку он не обратил ни малейшего внимания.

Обойдя весь лагерь, парень заметил, что за ночь кое-что все же изменилось. Под деревьями, чуть в стороне от лазарета, появился здоровенный стол, весь уставленный блюдами с различной снедью. Рядом примостился столик поменьше, на котором на разных концах стояли стопки чистой и грязной посуды, приборы отсутствовали как класс. После некоторого раздумья Мишка взял одну из пустых тарелок и положил себе немного чего-то похожего на паштет. Уселся с тарелкой под дерево, попробовал и вдруг почувствовал зверский голод. Следующий час пролетел для него не заметно. Парень только и делал, что курсировал от стола к дереву и обратно. Наконец он понял, что в него больше реально ничего не влезет, организм согласился с этим утверждением и голод наконец-то унялся.

И вот когда Мишка блаженно вытянулся под деревом в десятке метров от стола и наконец-то начал получать удовольствие от того, что делать ничего не надо, и никому он не нужен, по закону подлости он резко всем понадобился.

Все началось буднично. В сопровождении двух, уже известных Мишке эльфов в лагерь прибыл королевский гвардеец. От виденных парнем ранее его отличало отсутствие доспехов и оружия, при этом держался он крайне высокомерно и даже вызывающе. Остановившись в нескольких метрах от Лоэнэвиля, вновь прибывший принял величественную позу и начал вещать. Вещал он долго и, по-видимому, красноречиво, правда, по эльфийски, что несколько портило для Мишки картину. Но справедливо решив, что если этот франт, что-то интересное скажет, то до него доведут, парень вновь принял положение, лежа на спине и предался блаженному ничего не деланью, сопряженному с процессом переваривания пищи.

Вот только вскоре после того как эльф прекратил вещать и убыл в обратном направлении, рядом с Мишкой грузно плюхнулся гном, не много поерзал усаживаясь поудобнее и спросил:

- Я смотрю, аппетит вернулся?

- Ага - лениво ответил парень.

- Это хорошо! - веско сказал гном, немного помолчал и продолжил - Есть две новости. Одна хорошая, вторая ожидаемая. Тебе с какой начать?

Мишка подобрался, прекратил изображать из себя тюленя на лежбище и ответил:

- С хорошей.

- Ну, с хорошей, так с хорошей. Ольге с Володей наконец-то надоел тот зал, в котором они без малого два дня прохлаждались. Покинули они его, вот только почему-то не назад пошли, а вбок. Ну, да им виднее. Что-то я сомневаюсь, что они такими темпами до закрытия портала вернуться успеют, так что либо сегодня вечером, либо завтра поутру, как их портал закроется, отправишься их вытаскивать. Вот так, вот.

Гном замолчал и погрузился в какие-то свои думы. Мишка из вежливости подождал минут пять, а потом решил покашлять, реакция последовала незамедлительно:

- Ну, чего тебе?

- Хотелось бы услышать и вторую новость, мастер Дворин, ту, которая ожидаемая - ответил парень.

- Да уж, ожидаемая. Ожидаемая, да все равно неожиданная - не очень понятно промолвил гном, подергал себя за бороду, потом стукнул себя кулаком по колену и продолжил - Во дворце мятеж. Нашей Даночке, как обычно дали по ее красивой головушке и засунули в самое сырое и мрачное подземелье, какое только смогли найти в ее чудесном замке. А этот придворный хлыщ, что тут разорялся, принес нам послание от бывшего первого министра, а ныне принца-регента - Дворин замолчал и вновь погрузился в свои мысли.

- И в чем же состоит послание? - через несколько минут не выдержал Мишка.

- Послание. Это я выразился не точно. Ультиматум он принес и озвучил. Если Лоэнэвиль со своей бандой, хех, мы уже банда! В общем если Лоэнэвиль не отдаст полученные волшебные камни нынешнему властителю народа Туатта де Данаан, то нынешний властитель клятвенно обещает, что жизнь бывшей королевы будет не долгой и окончательная смерть будет воспринята ею с благодарностью - гном снова замолчал.

- И что же делать? Отдать камень? - спросил парень, несколько обалдевший от резкого изменения ситуации.

- Ни в коем случае! - резко ответил Дворин - Ни в коем, гармова задница, чертовом случае! - он даже погрозил Мишке пальцем, да так, что тот отшатнулся, что чуть не привело к падению на бок, отшатываться сидя вообще тяжело.

- Почему? - осторожно поинтересовался парень, когда гном немного успокоился.

- По кочану и местами с кочережкой! - ответил мастер Дворин - Потому что этот полоумный придурок, бывший первый министр, не найдет ничего лучшего как передать камни одним забавным ребятам, которые застряли здесь так же как и Туатта де Данаан, только сидят они здесь значительно дольше. А этот эльфийский выкидыш им служит верой и правдой, причем черт знает сколько лет, а может и тысяч лет - гном ненадолго задумался, а потом очень спокойно произнес - Если эти твари вырвутся отсюда, мало не покажется никому, уж поверь мне, я с ними лично не знаком, но наслышан!

- Кто они? - тихо спросил Мишка.

- О! У этих ребят масса имен, но между собой они называют себя эдак по-простому - Хозяева и Высшие! А вот остальные для них, в лучшем случае рабы, в худшем материал для выработки энергии, хотя, что лучше это спорный вопрос - с грустной улыбкой закончил Дворин.

- Как энергии? - не понял парень.

- Как, как. В жертву они приносят разумных, а их всевозможные машины, да и они сами выделяемой энергией смерти кормятся. Правда, отличные ребята эти Высшие? - гном ухмыльнулся, но ухмылка вышла какая-то кривая и натянутая - В общем, отдавать камни им нельзя, но нужно их как-то выманить и по возможности прикончить, благо их не так уж и много осталось.

- А как же королева? - вновь осторожно поинтересовался Мишка.

- Да уж как-нибудь - зло ответил гном - Она конечно умница, но все-таки редкостная дура, наша Даночка, редкостная, упертая дура! Ведь и я и другие ее предупреждали, что именно этим и закончится, а она все свое, мол, всех можно перевоспитать, они хорошие, просто с пути сбились. Эх! Хорошие, они, как же! - Дворин подергал бороду - Ладно! Выручали мы ее не раз, и на сей раз выручим. Но если она опять начнет рассказывать про перевоспитание, вот клянусь, сам лично пришибу! И на заверения Лоэнэвиля больше не поведусь!

Гном встал, подтянул пару ремней на доспехе, зло сплюнул и продолжил:

- План, в общем, есть. Но сыроват он, ох сыроват. Отправить бы вас куда-нибудь подальше, чтобы вы в наши разборки не полезли, но куда ж тут, при таком раскладе, отправишь. В общем, подходи через часик, Лоэнэвиль будет речь держать и объяснять, как жить дальше.

Дворин еще раз сплюнул и потопал к камню, рядом с которым столпилось с десяток разумных, преимущественно эльфов, которые видимо, держали совет и определяли, что же именно предстоит предпринять. Вот только решить они ни чего не успели. На дорогу из леса вывалился гонец, что-то проорал по эльфийски и бросился обратно. Все собравшиеся рядом с первым рыцарем, тут же не раздумывая бросились вслед за гонцом, сам первый рыцарь и мастер Дворин тоже не остались в стороне и прежде чем Мишка успел подняться на ноги, лагерь опустел. Кроме него и спящих ребят на перекрестке не осталось ни одной живой души, Мишка сначала тоже хотел броситься вместе с остальными, но в последний момент решил, что кто-то все-таки должен охранять раненных.

***

До самого вечера Мишка с ребятами оставались у камня одни. Как и говорил Анор, Глеб и Сашка проснулись где-то через час, может чуть раньше, после того как воинство Лоэнэвиля покинуло лагерь. Очнувшиеся ребята были, очень слабы, малость заторможены, поначалу не разговорчивы и очень голодны. Сначала парень таскал им еду в лазарет, но через некоторое время они настолько оправились, что придерживаемые и поддерживаемые Мишкой сумели доковылять до стола, где надолго и осели.

Парень не стал донимать товарищей расспросами, за что был вознагражден в районе полудня, когда полностью оклемавшиеся ребята в лицах поведали ему историю своего посещения Муспельхейма и приключениях выпавших там на их долю. Глеб, правда, долго сокрушался о потерянном арбалете, к которому прикипел, буквально всей душой. Зато у Сашки и вправду оказались трофеи, правда не столь объемные и громоздкие как предсказывал вчера гном, но вполне достойные и интересные. Осмотрев трофеи, Мишка вернул камень хозяину и тоже поделился с друзьями рассказом о событиях, произошедших за время их отсутствия, правда, рассказанные им новости тех несколько расстроили. Сашка даже, поначалу порывался отправиться спасать королеву, но прикинув их реальные боевые возможности - увял.

Когда часы начали приобретать оранжевую окраску, с громким протяжным звоном схлопнулся портал Володи и Ольги. Мишка перерыл все оставшиеся от гнома вещи, но пробойника не нашел. Да даже если бы и нашел, что с того толку, пользоваться им ни он ни ребята все равно не умели. Так что до самого вечера они втроем коротали время за разговорами и периодически прислушивались к лесу и напряженно вглядывались в дорогу, не возвращаются ли в лагерь воины Лоэнэвиля. А в тайне, даже от самих себя, опасались вместо них увидеть стройные, сверкающие латами ряды приближающихся бывших королевских гвардейцев, а ныне армию принца-регента.

Наконец поздним вечером, в то время как часы междумирья уже светились насыщенным оранжевым и даже начали краснеть, в лагере объявился мастер Дворин в сопровождении Анора и еще двух уже виденных Мишкой эльфов, а также шести не знакомых. У одного из сопровождавших гнома воинов была перевязана голова, а другой баюкал левую руку на повязке крепко прижимавшей раненную конечность к груди. Дворин выглядел ужасно довольным и напоминал кота обожравшегося сметаны, Анор же напротив напоминал выжатый лимон, и создавалось полное ощущение, что еще не много и он просто свалится с ног, а бледен он был настолько, что даже шрам стал практически не виден. Правда, на лице его блуждала не столько загадочная сколь радостная усмешка.

Лекарь коротко поздоровался, осведомился о состоянии своих недавних пациентов, покивал и, не сказав более ни слова, завалился спать, также как и позавчера свернувшись калачиком, но на сей раз еще и укрывшись плотным плащом. Гном же для начала просто помахал ребятам своей лапищей, осклабился и начал расставлять прибывших с ним воинов на посты и назначать на хозяйственные мероприятия. Закончив это важное дело, Дворин подсел к изнывающим от нетерпения ребятам и, огладив бороду заговорил:

- Ну, что орлы, как настроение? - и хитро усмехнулся.

- Нормально - ответил Мишка.

- Нормально, это хорошо! - продолжил гном - Смотрю, перекусили, это тоже не плохо. Чем занимались?

- Да так... - начал Мишка, но развить свою гениальную мысль до конца не успел.

- Настроение бодрое, как у покойников - резко перебил его Сашка - Ты чего мастер Дворин приперся? Просто побазарить или рассказать чего хочешь?

Гном несколько растерялся от такой постановки вопроса, его усмешка как-то увяла, он окинул парня изучающим взглядом, дернул бороду и произнес:

- Ну и язва же ты Саня, вот Анор проснется, познакомлю вас, как следует, и будете друг другу мозги компостировать, а не простым честным разумным.

- От темы не уходи - продолжал гнуть свою линию Сашка - Рассказывай. Сначала кратко, тезисно, подробности потом.

- Никакого уважения к старшим! - гном стукнул себя по ляжкам и заржал - Прям вылитый я в молодости! Рассказываю. Тезисно. Мятеж подавлен. Нами снова правит Пресветлая королева-мать Дану народа Туатта де Данаан, несколько потрепанная, очень злая, но еще более великая, чем раньше. А самое удивительное, признавшая свои заблуждения и ошибки, наверное, ее все же сильнее по голове тюкнули, чем я думал. Вкратце все. Доволен?

- Да, теперь доволен. Благодарю тебя о великий мастер Дворин за благую весть, принесенную тобой! - шутовски поклонился Сашка - Не будет ли столь любезен, любезный джин. Эээ, нет, великий мастер топора, ты ведь топора мастер? Так вот. Поведать недостойным чужеземцам о великих подвигах своих во славу Пресветлой королевы-матери Дану народа Туатта де Данаан. Равно как и о подвигах других славных мужей, отличившихся в сем ратном деле и покрывших себя великой и не увядающей славою, пребудущей с ними в веках! Фуууу... Вот где-то так.

Во время этой Сашкиной речи гном сначала начал улыбаться, но по мере ее продолжения, улыбка становилась все более кислой пока, наконец, и вовсе не сошла на нет. Гном сплюнул, как будто и вправду откусил приличный кусок лимона, несколько раз дернул себя за бороду и немного помолчав, сказал:

- Ну и нафига ты такую историю опошлил, даже не выслушав? Не буду ничего рассказывать - гном сделал попытку встать.

- Не рассказывай - зевнул Сашка - Это же ты рассказать хочешь, а не я тебя слушать, так что хозяин-барин.

- Ты чего? - стал серьезным Дворин и сел обратно.

- А того! - зло ответил Сашка - Как ты думаешь, мы тут просто так весь день сидим, птичек слушаем или переживаем, как у вас там сложится? Не знаю как остальные, а я весь извелся, на фиг! А ты являешься весь такой красивый и вместо того чтобы сразу в двух словах успокоить начинаешь сначала караулы расставлять а потом тень на плетень наводить!

Гном крякнул, дернул бороду и спросил:

- Серьезно, беспокоились?

- Нет, блин, так для красного словца ввернул! - буркнул Сашка - Ладно, ты извини, мастер Дворин. Чего-то я действительно испереживался весь, за сегодняшний день. Расскажи, как дело было и к чему нам теперь готовиться.

- Вы меня тоже извините, хлопцы, хотелось байку какую позаковыристей завернуть - сказал гном - А для этого, сами понимаете, напряжение создать нужно - гном хмыкнул и почесал затылок - В общем, никакой эпической битвы не было, эльфы все же не полные кретины, два раза на одни грабли наступать не любят, так что нашего первого министра поддержало всего-навсего под сотню разумных, да и те, в большинстве своем, как только поняли, что дело может и не выгореть тут же начали разбегаться как тараканы. Подраться все же пришлось, перерубили мы два десятка гвардейцев, сами шестерых потеряли, но это же междумирье, тут окончательно сдохнуть трудно, с катушек слететь запросто, а вот чтобы помереть еще постараться нужно. Так что все павшие уже завтра будут как новенькие и одних ждут награды, других суд. Сам виновник переполоха смылся и прихватил с собой еще около четырех десятков своих приближенных. Куда смылся не понятно. Как - тоже. Лоэнэвиль вопросом занимается со своими следопытами, так что, думаю, разберемся. А к чему готовиться. Готовьтесь к наградам и приключениям! - Дворин усмехнулся - Вот наш герой-спасатель прямо сейчас приключений и получит, по самое не хочу. Портал схлопнулся, сейчас будем новый открывать. Готов?

- Всегда готов! - ответил Мишка и тут его уколол браслет, от неожиданности он даже ойкнул и схватился за руку.

- Понятно - констатировал гном - Спасательная операция переносится на завтра. Ну а вам - он указал заскорузлым пальцем на остальных ребят - Завтра предстоит увлекательный поход во дворец, с целью передачи камня лично в руки Пресветлой и получения заслуженных наград.

- Награды это хорошо - протянул Глеб - Но может нам вместе с Мишкой сходить, мало ли что.

- Дай и товарищу получить толику славы - усмехнулся Дворин - Не жадничай. Тем более что кому-то, не будем показывать пальцами кому, еще отписываться за утерю казенного и между-прочим очень дорогого и редкого имущества!

- Ну, я же не специально! - взвыл Глеб.

- Это мы еще проверим! - назидательно ответил гном, но по его усмешке было понятно, что он все же скорее шутит - А теперь всем спать! - Дворин широко зевнул, под конец все же прикрыв пасть рукой - Отложим решение всех дел на утро, ибо как говорится...

- Утро вечера мудренее - закончил за него Мишка.

- Ну, можно и так, хотя я имел в виду другое - гном усмехнулся и встал - Пойду проверю посты, подготовлю все на завтра и тоже баиньки лягу.

Волшебный сон как всегда подкрался не заметно, но Мишка успел принять удобную позу.

***

Нынешний сон был еще более реален, но при этом начисто оторван от исторической канвы, с которой худо-бедно коррелировали предыдущие. Обычно Мишка смотрел то ли исторические то ли псевдоисторические картины из быта то ли Руси то ли ВКЛ, там сложно различить, с картинами типичной сельской жизни, со своими горестями и радостями, в принципе местами неплохо ложившиеся на исторические события, выученные в школе. Обычно он видел себя в роли местного кузнеца, реже землепашца или ратника. И во всех этих жизнях не было больших войн и бедствий, за исключением последнего сна, который был буквально переполнен криками и воплями убиваемых, стонами раненных и умирающих, треском пожаров и прочей сопутствующей дрянью, кровью и грязью. Правда, некоторые факты, увиденные им в этих снах, мягко скажем, не то что не коррелировали, они вообще ни в какие ворота не лезли, но Мишка привычно списывал это на то, что во сне может происходить все что угодно.

Такие понятия как память крови или там родовая память не относились к числу понятий входивших в Мишкин кругозор, чуть лучше он понимал, что такое реинкарнация, но считал ее если и не полным вздором, то чем-то слабо доказанным и изученным. Поэтому волшебные сны междумирья воспринимались им именно как сны, а не как реальные воспоминания, вполне реальных людей, а возможно и собственные.

Но на сей раз сон оказался совсем уж не привычным, Мишка оказался на палубе странного футуристического сооружения, немного напоминающего звездолеты из фантастических фильмов, но лишь немного, устроен он был странно, другого выражения парень подобрать не смог. И да, действительно это сооружение оказалось межзвездным кораблем. К сожалению, парню не досталась роль бравого звездного капитана, персонаж глазами которого Мишка смотрел на окружающий мир, был кем-то вроде бортинженера, ну или занимал какую-то аналогичную должность.

Но больше всего парня поразил даже не космолет, а то на каком языке общался экипаж. Этот язык немного походил на русский, но слова его составлявшие были значительно длиннее, образнее и имели, такое ощущение, множество сопряженных смыслов, которые взаимно друг друга поясняли и дополняли. Вот как-то так, лучше Мишка объяснить не мог. В целом язык был сильно богаче и отличался от нынешнего русского примерно так же, как язык папуаса из Новой Гвинеи отличается от литературного языка Пушкина.

Принцип, на котором космолет передвигался в пространстве, был Мишке совершенно ясен, вот только как он уже знал по опыту предыдущих снов, все технические знания после пробуждения начисто стирались, оставалось только ощущение, что он все это очень хорошо знал, но забыл. Знал он и принципы работы остальных систем корабля, и в этом не было ничего удивительного, в конце концов, знать об этих системах все, уметь их настраивать и подстраивать, а в случае необходимости и чинить было его основной обязанностью в составе экипажа. В данный момент он что-то перестраивал в системах отопления и вентиляции одного из трюмов и мало следил за окружающим.

Как Мишка знал, их звездолет на этот раз выполнял простейший транспортный внутрисистемный рейс. Это не было обычной практикой, для подобных перевозок обычно использовались корабли более низких рангов, но и сказать, что в этом было что-то запредельно удивительное, то же было нельзя. Всякое бывало. Он точно не знал, что именно они везут, но знал маршрут. Сегодня утром, по корабельному времени, они стартовали с искусственного спутника родной планеты вращавшейся на пятой позиции от Ярилы, местного солнца, и направлялись к третьей от него планете. Время перелета, вместе с уравниванием скоростей и посадкой должно было составить около восьми стандартных часов. Все шло по плану, рейс был вполне обычным и можно даже сказать рутинным.

Когда хозяин тела, глазами которого Мишка смотрел на окружающее, почти закончил настройку, его отвлек громкий вздох, пронесшийся по рубке управления, почти сразу же сменившийся воплем ужаса. Мишка оторвался от работы и тут же запросил у Искусственного Интеллекта звездолета диагностику всех систем. Все было штатно, тогда он нахмурился и решил посмотреть, в чем дело. Первое что он увидел, выйдя со своего поста в центральную часть рубки, была рыдающая женщина-пилот, совсем недавно попавшая в их экипаж и слабо ему знакомая, их вахты редко совпадали. Он очень удивился и тут по громкой связи раздался голос капитана:

- Всем свободным от вахты срочно собраться в кают-компании. Остальным соблюдать выдержку и спокойствие, своих вахт не покидать - понятно, что говорил капитан совсем другие слова, на пусть и похожем, но другом языке, вот только суть была примерно такой.

Мишка взглянул на часы, пожал плечами и вернулся к своему делу.

О произошедшем он узнал одним из последних. Родной планеты больше не было. На ее месте было облако обломков, медленно растягивающееся по орбите.

Как это обычно и бывало в волшебном сне, Мишку выкинуло из одной реальности и тут же закинуло в следующую. Но против обыкновения хозяин его тела не поменялся. Поменялось время действия. Согласно воспоминаниям владельца тела, звездолет совершил посадку на третью планету рядом с небольшой исследовательской базой и пребывал здесь уже восемь местных суток. От вахты он сегодня был свободен, поэтому решил прогуляться по окрестностям, благо местным воздухом можно было свободно дышать. Прогуливаясь, он случайно подслушал разговор капитана и первого помощника.

- Связи с домом нет, там никто не выжил - докладывал первый помощник - Пространственный маяк тоже уничтожен.

Собеседники помолчали.

- Удалось связаться только с тремя нашими исследовательскими станциями в системе и десятком кораблей совершавших внутрисистемные же рейсы - продолжил первый помощник.

- Реально наладить связь за пределами системы? - спросил капитан.

- Без восстановления маяка - нет - твердо ответил его собеседник.

- А для восстановления маяка у нас нет ресурсов, а без него ни один наш звездолет не сможет вернуться обратно в систему - себе под нос проговорил капитан - Значит, у нас остается только одна возможность, обосноваться здесь и начать все сначала.

- Согласен - кивнул головой первый помощник - Думаю, имеет смысл собрать на этой станции всех выживших и всю рабочую технику.

- Пожалуй, так мы и поступим - согласился капитан.

- Я одного понять не могу, почему ответило так мало кораблей, ведь у нас были сотни внутрисистемных лоханок, а отозвалось только десять? - задал вопрос первый помощник - И есть ли хоть какая-то информация, что же произошло дома?

- Почти все корабли были собраны у планеты. Думаю, правительство что-то знало и готовило эвакуацию, они просто не успели - ответил капитан - Местные научники говорят, что они еще полгода назад предупреждали, что в литосфере начались странные и возможно необратимые изменения.

- И что? - поинтересовался помощник.

- И ничего - отрезал капитан - Все как всегда. А ребят отправили на удаленную станцию, по принципу "С глаз долой из сердца вон". Хотя им, можно считать повезло - он несколько секунд помолчал - Вылетаете, завтра на рассвете, возьмете третью вахту, остальные остаются здесь.

Мишка развернулся и тихонько пошел в другую сторону из его глаз одна за другой сбегали слезинки, но он их не замечал и не вытирал.

Реальность снова мигнула и Мишка вновь оказался в теле все того же человека, но явно сильно позднее. Он сидел, в тени привалившись к дереву, рядом сидела та самая женщина-пилот, только сильно постаревшая, положив ему голову на плечо. Невдалеке возвышалась массивная пирамида их звездолета, которому уже никогда не суждено было увидеть другие звезды, отсутствие запчастей и непрерывная эксплуатация, все же приковала гиганта к поверхности планеты. Вокруг расстилались поля. На Мишкином теле, равно как и на женщине не было стандартных полетных комбинезонов, их сменила уже ставшая привычной одежда из довольно грубо обработанных волокон, какого-то местного растения и меховые безрукавки.

Было очень спокойно, раны, полученные за эти годы от когтей и зубов местного зверья, и те которые оставил космос, да и душевные шрамы сегодня не болели. Не мучали мысли и воспоминания. Такое бывало редко, и владелец тела искренне этим наслаждался. Сознание балансировало на зыбкой грани между сном и бодрствованием. Внезапно он был выбит из этого блаженного состояния подбежавшим пареньком, который пару секунд потоптался рядом, а потом все же решил к нему обратиться:

- Капитан, из третьего поселка звонят. Вы из рубки ответите или вам переносной телефон дать? Говорят дело важное и срочное - извиняющимся тоном закончил паренек.

Мишка окинул взглядом окружающий пейзаж и со стальными нотками в голосе ответил:

- Как всегда из рубки!

Сон прервался и Мишка проснулся. В отличие от предыдущих снов, которые поражали своей реалистичностью, но особо не заставляли задумываться и, хотя и не забывались, воспринимались им как интересное кино, просмотренное накануне, в этот же он почему-то безоговорочно поверил. Было полное ощущение, что именно так и началась их Земная цивилизация. Но обдумать сон, Мишке было не суждено, он услышал голоса Дворина и ребят, которые проснулись как обычно раньше него. Парень вскочил, быстро размялся и поспешил к остальным.

Гном уже колдовал с пробойником в руках, вскоре проход был открыт, и наскоро обнявшись и простившись с товарищами, парень без тени сомнений шагнул в портал.

***

Мишка застыл пораженный сюрреалистическим зрелищем. В розовых красках восхода перед его глазами предстала батальная сцена, как будто вольно срисованная с саги Лукаса. У глухой стены какого-то каменного здания оборонялись двое. Широкоплечий покрытый грязью и копотью парень, обряженный в какие-то донельзя грязные лохмотья, ударами меча отбивал летящие в него, огненные шары, молнии и странные коричнево-черные облака пыли разного размера, ну не совсем отбивал, скорее, поглощал или развеивал. Молнии вообще были точь в точь как у ситхов, шары и облака несколько не вписывались в жанр, зато меч парня при соприкосновениях с ними светился не хуже чем у Скайвокеров, ярким голубым светом. За спиной парня пряталась фигура поменьше ростом, но не менее чумазая и грязная.

Это существо имело такой же странный меч и тоже, периодически отбивало летящие в них поражающие средства магического происхождения, но в отличие от широкоплечего, занявшего глухую оборону, еще и отвечало противникам такими же молниями, впрочем, без всякого результата. Противостояли этим двум оборванцам две фигуры в светло-бежевых, длинной до земли, плащах с низко надвинутыми капюшонами и трое золотоволосых эльфов в белоснежных брюках и куртках. Ну, реально в этом противостоянии участвовал только один из эльфов, который периодически выпускал в сторону оборонявшихся огненные шары и темные облака, двое других статуями застыли по бокам с луками в руках и пока не принимали участия в сражении. А вокруг атаковавших клубилась толпа низкорослых существ с сероватой или зеленоватой кожей, в розовых красках восхода было не очень понятно, потрясавших оружием и непрерывно верещавших, видимо они так поддерживали свою команду.

Между оборванцами и атаковавшей их командой, с гомонящей группой поддержки, было метров сто или сто двадцать, и на этом разделявшем их пространстве валялось несколько кучек какого-то тряпья, Мишке было плохо видно, да он особенно и не вглядывался. Вдруг одна из этих кучек шевельнулась, а потом поднялась, и стало понятно, что это одно из низкорослых существ. Странно скособочившись, это существо, побрело к своим собратьям, но пройдя метров семь-восемь, рухнуло на землю, вновь превратившись в кучу непонятно чего. Только тут до Мишки дошло, что эти кучи это, похоже, убитые или раненые существа, что парня несколько напрягло, до этого он подсознательно воспринимал происходящее как сцену из приключенческого фильма или постановку, типа тех, что его клуб устраивал на всяких празднествах.

Его симпатии, однозначно, были на стороне команды, в составе которой были эльфы. Все прочитанные фэнтезийные книги и уведенные фильмы, без вариантов, утверждали, что эльфы хорошие и всегда стоят на стороне света и добра, редкие исключения, только подчеркивали правило, и такие произведения Мишка недолюбливал. Немного смущали низкорослые, больно уж они смахивали на гоблинов или мелких троллей, но в целом картина, нарисованная Мишкиным воображением, была однозначна. Эльфы и, по-видимому, какие-то монахи, больно уж их плащи смахивали на рясы, выследили каких-то нехороших персонажей, видимо прислужников очередного темного властелина, и теперь из последних сил пытаются их пленить. Зачем? Конечно же, чтобы придать справедливому суду, ну, скажем, эльфийского короля или еще какой-нибудь шишки твердо стоящей на стороне добра и света.

И тут вся стройная и безукоризненно прекрасная картина мира, выстроенная Мишкой, рухнула. Двое эльфов, до этого не принимавших участия в схватке, вскинули луки и стали, буквально осыпать, оборванцев дождем стрел. Зрелище было, воистину завораживающее! Но оборванцы не пали пронзенные белооперенными стрелами эльфийских воинов. Вокруг широкоплечего вдруг возникла сверкающая, при каждом попадании, пленка какого-то защитного поля, в котором сгорали наконечники эльфийских стрел. И он только вздрагивал и морщился, когда уже лишившиеся смертоносности, древки, ударяли в его тело. Но не это обрушило картину мира, а то, что в момент, когда эльфы взялись за луки, широкоплечий заорал:

- Оля, за спину, лучники!

Будто пелена спала с Мишкиных глаз, и он опознал в оборванцах Володю и Ольгу. Рушащаяся картина мира буквально вогнала его в ступор. Происходящее было просто невозможно! Однозначно хорошие эльфы пытались убить его друзей, тоже однозначно хороших! И тут под градом стрел, Володя упал на колено, одна из стрел миновала его странную защиту и ударила прячущуюся у него за спиной девчонку в плечо, буквально отшвырнув ее к стене. Ольга вскрикнула и сползла по стене на землю. Низкорослые болельщики встретили это событие радостным воем. В Мишкином сознании, как будто взорвалась бомба, вдребезги разнеся все моральные барьеры и запреты, у него буквально снесло крышу, жгучая, некогда прежде не испытанная ненависть накатила волной и накрыла его с головой.

С каким-то хриплым рыком, он бросился вперед, буквально за несколько секунд преодолев немалое расстояние, разделявшее его и эльфов. За всю свою жизнь, лишь один раз, ударивший по лицу человека, а потом страшно переживавший по этому поводу парень, превратился в терминатора - машину смерти или даже скорее в какого-то языческого бога войны. Низкорослые, а теперь Мишка не сомневался в их принадлежности к гоблинскому племени, как кегли разлетались от таранных ударов его щита и ног, мечом он пока не пользовался. Ближайший к нему эльф лучник почти обернулся на шум, на его точеном прекрасном лице отразилось легкое недоумение. Это выражение и осталось на нем навсегда. Отрубленная голова первого эльфа еще не упала на землю, как Мишкин меч перерубил хребет существа в капюшоне и вспорол живот эльфу-магу. Только после этого, до остальных противников, продолжавших добивать Володю, дошло, что что-то пошло не так, но ничего предпринять они уже не успели.

Второго плащеносца Мишка буквально перерубил пополам, внутренне удивляясь самой возможности подобного, а оставшемуся эльфу-лучнику раскроил череп. Вскользь, самым краешком сознания, отметил, что кровь, залившая тела врагов, у троих красная, а у двоих голубого цвета. После этого ударом в сердце добил раненого в живот и остановился не испытывая от содеянного ни каких чувств, кроме полного удовлетворения от хорошо выполненного дела. Но, как выяснилось, дело еще не было закончено.

В отличие от покойной эльфийской команды, к гоблинам Мишка не испытывал никаких чувств. Не воспринимая их как врагов. Но серокожим удалось изменить его к ним отношение. Пользуясь тем, что Володя, то ли окончательно обессилев, то ли получив очередную рану, о худшем варианте Мишка не думал, рухнул ничком на землю, вся эта свора, улюлюкая и потрясая оружием, бросилась к нему. И вот тут Мишку затопила новая волна. Следующие десять минут стали самыми жуткими в жизни гоблинского племени и едва не прекратили его существование. Спасло остатки гоблинов только то, что тех, кто в панике бежал, бросив оружие, Мишка не преследовал.

Проломившись сквозь толпу и обогнав самых шустрых гоблинов, Мишка первым оказался рядом с ранеными друзьями. Он развернулся лицом к прущей на него толпе и превратился в смертельный ужас, о котором еще долго будут, холодея сердцем, вспоминать, и пугать малышей в гоблинских селениях. Сначала серокожие недомерки пытались прорваться мимо него к раненым, потом они честно пытались его убить, еще чуть позже они пытались с честью отступить и наконец, они пытались спастись бегством. Некоторым повезло.

Весь залитый чужой кровью Мишка, забросил за спину щит, вытер меч об одежду ближайшего мертвого гоблина, сунул его в ножны и тяжело ступая, подошел к раненым друзьям. Волна безумия, ярости и ненависти затопившая его несколько минут назад схлынула, и он буквально содрогался, от ужаса за содеянное и испытывал жуткое отвращение к самому себе. Наверное, если бы не раненые товарищи, он бы тут же и повесился, пожалуй, только желание их спасти и удерживало его среди живых. С Володей все было не ясно, тот буквально весь был покрыт синяками и мелкими ранками и порезами, но смертельных ран Мишка не увидел и, перевернув его на спину, перешел к Ольге. Девчонка лежала в луже собственной крови, и с первого взгляда было понятно, что если ей сейчас же не оказать медицинскую помощь, то она ненадолго задержится в числе живых. Если бы Мишка не видел, на что способна медицина народа Туатта де Данаан, он бы, наверное, даже не пытался ее спасти, хотя нет, все равно попытался бы, но с четким пониманием, что это бесполезно.

Подхватив, неожиданно тяжелое тело Ольги на руки, Мишка бегом бросился к линзе перехода. Памятуя пояснения мастера Дворина, он просунул девчонку в линзу и спустя несколько секунд ощутил, что ее сняли с его рук. Круто развернувшись, он побежал за Володей. Парня он взвалил на плечи и тяжело ступая, потащил к проходу в междумирье. Мишка конкретно выдохся, поэтому ему пришлось делать несколько остановок, но наконец, он дотащил Володю до линзы и, развернувшись спиной, так чтобы ноша попала в переход раньше него самого, буквально рухнул в нее.

Глава 8.

Когда Глеб проснулся, то очередной раз удивился, если быть более точным, то уже во второй раз. Еще бросаясь в свою безнадежную атаку, он не строил иллюзий, он уже года два их не строил, и оценивал свои шансы на благополучный исход крайне низко. Поэтому исход боя его нисколько не удивил. Немного удивляло, зачем он вообще в этот бой ввязался. Это был порыв, подкрепленный четким убеждением в правильности своих действий. А подобное было для него настолько не характерно, что воистину вызывало удивление. Глеб всегда быстро соображал, но последнее время он всегда еще и планировал свои действия на несколько шагов вперед, учитывая множество вариантов развития событий и без четко построенного и обоснованного плана ни во что не ввязывался. А тут такое.

Он прекрасно помнил как жало скорпиона, пробив кольчугу, словно лист бумаги, вошло в его тело. Помнил жуткую боль, которую это жало причиняло, но помнил и удовлетворение, которое он испытал, поняв, что враг мертв. Потом он падал, что-то с ним произошло, наверное отравление, и это как-то повлияло на мозг, поэтому по ощущениям, он падал очень долго и очень медленно. Еще падая, он четко осознал, что жизни конец и как ни странно принял это. Он перестал чувствовать тело, но в этом был и плюс, так как пропала боль, потом он перестал видеть и наконец, перестал слышать. Наверное, какое-то время он еще мог думать, но в воспоминаниях это никак не отразилось. Так что, очнувшись под деревом в Волшебной стране, парень нешуточно удивился.

Сегодняшнее пробуждение ничем не отличалось от вчерашнего. Удивление что проснулся, удивление, что он видит и слышит, удивление, что не болит рана, а главное удивление от того, что он вообще жив. А как он удивился, когда Мишка сообщил ему, что полное выздоровление прошло всего за сутки. Сам Мишка впрочем, тоже вызывал удивление. Как же не похож был этот витязь, весь с ног до головы закованный в доспехи, с ледяным, пронзительным взглядом, на то чудо природы, что они встретили в Дублине, и которое было незамедлительно обозвано Кузей. Сейчас у Глеба язык бы не повернулся его так назвать. "Поудивлялись и будя, надо бы и делами заняться" - сам себе сказал парень и решительно встал.

Сашка обнаружился вместе с гномом. Оба сидели невдалеке от стола и ожесточенно работали челюстями, Глеб глянул на их сосредоточенный труд и присоединился. Такого жуткого голода как вчера уже не было. И уже на середине пути парень понял, что перестарался с накладыванием в тарелку, сделав над собой усилие, он все-таки доел, но усилие, реально, потребовалось не шуточное. Немного посидели, отдыхая. Немного поговорили, практически ни о чем, после такого завтрака, лично Глебу и говорить было тяжело. Наконец появился Мишка, пожелал всем доброго утра, мазнул глазами по столу, но от завтрака отказался. Он был очень серьезен и сосредоточен. Мастер Дворин сразу же поднялся, и они отправились ставить портал. Глеб переглянулся с Сашкой и оба не сговариваясь, отправились провожать товарища.

На этот раз гном пробил проход очень быстро, буквально за несколько секунд. Ребята поочередно обнялись, и Мишка шагнул в портал. Глеб немного постоял, преодолел искушение пойти следом и решил заняться собственными делами, повернувшись к Дворину, он спросил:

- Когда во дворец?

- Вот сейчас Анора разбудим, он вас осмотрит, перекусим на дорожку и тронемся - сообщил гном.

- Зачем нас осматривать? - удивился парень.

- Как зачем? - в ответ удивился Дворин - А вдруг, вы заразные какие? А, заразным к королеве нельзя! - припечатал он и заржал.

- Этот шутник доморощенный, меня уже утром подловил - сказал Сашка - Я уж думал, он что-то новое придумал, ан нет, слово в слово повторил.

- Зачем менять то, что хорошо работает? - осклабился гном - А если серьезно, то сейчас действительно разбудим Анора, хватит ему уже дрыхнуть и пойдем во дворец.

Анора будить не пришлось, он встал сам. Свою угрозу, познакомить Сашку с эльфом поближе, гном пока не сдержал, о чем-то с Анором наскоро переговорил, вернулся к ребятам, и они двинулись во дворец.

***

По мере приближения к дворцу, Глеба все больше начинал бить мандраж. И это тоже удивляло. В волшебную страну попал не мандражировал, оттуда в другой мир шагнул, никаких переживаний, со скорпионом гигантским в рукопашную сошелся, никакого волнения, даже умирал, и то ноль эмоций, а теперь практически колотит и все тебе тут. Где логика, вообще не понятно. Пользуясь тем, что Дворин с Сашкой вступили в очередную словестную дуэль, причем как обычно ни о чем и третий собеседник им бы только помешал, Глеб решил заняться самокопанием, ну или самоанализом, кому как больше нравится, суть то принципиально не меняется. Парню больше нравился термин - самокопание.

Результат его признаться несколько поразил. Мандраж происходил от того, что он боялся. Ну, вообще-то, так оно обычно и бывает, но вот причина этого страха и была поразительна. Глеб понял, что ожидает от встречи с королевой, чего-то на подобии того, что малыш ожидает обнаружить под новогодней елкой. Не просто подарок, не просто очередную игрушку, а волшебство и чудо! Но так как парень уже давно малышом не был, в сказки не верил, что абсолютно не мешало ему в этой самой сказке прибывать и при этом прекрасно себя чувствовать, он боялся, что чуда не произойдет и из-за этого его и бил классический мандраж. Разобравшись в причине своего самочувствия, Глеб остановился и начал ржать. Ржал он долго с чувством и удовольствием, до рези в животе, размазывая слезы, и все никак не мог остановиться.

Когда он немного пришел в себя и увидел несколько ошарашенные и полные любопытства лица Сашки и гнома, Глеб понял, что все каюк, теперь остановиться он уже не сможет и станет первым в мире человеком, умершим от хохота. Ладно, не первым вообще, но уж точно первым в волшебной стране. Парень прыснул, и понеслось по новой. Когда Глеб отсмеялся, смог вытереть глаза и встать на ноги, его аж пошатывало. До такой степени ему смеяться еще не доводилось, на лицо полезла предательская улыбка, но парень усилием воли согнал ее и вообще загнал куда-то за мажай.

Глеб занялся дыхательной гимнастикой, приводя себя в относительный порядок и не сразу понял, что его раздражают и смущают какие-то странные звуки. Оглядевшись вокруг, он обнаружил своих спутников валяющимися на траве. Звуки, которые привлекли его внимание, исходили именно от них. Со стороны Сашки раздавалось какое-то бульканье, а со стороны Дворина скорее хрюканье. Глеб насторожился, остро жалея, что арбалет был сломан и утерян в другом мире, он даже за кинжал схватился. И только спустя секунды четыре до него дошло, что его спутники смеются, причем делают это, что называется из последних сил. Губы начали кривиться, и очередной приступ смеха снова готов был принять его в свои объятия.

В общем, Глеб позорно бежал. Засел под кустом метрах в двадцати и дышал, дышал, дышал. Продолжили они путь лишь через час. Все смотрели под ноги, по сторонам, на перламутровое небо, но только не на друг-друга, и, тем не менее, то один, то другой внезапно взрыкивали, хрюкали или производили другие не произвольные звуки. Окончательно всех отпустило, когда до дворца оказалось буквально рукой подать. По молчаливому соглашению обсуждать случившееся не стали.

Уже минут через десять они подошли к окружающему дворец замку. У стены ненадолго остановились, наскоро привели себя в порядок, и огибая стену потопали ко входу. На сей раз не пришлось ни чего кричать и ждать, тоже не пришлось. Ворота были настежь открыты, и у них расположился пяток эльфов, по внешнему виду ничем не отличавшиеся от тех, в сопровождении которых вчера в лагерь прибыл гном. Охрана придавалась чревоугодию, а возможно и пьянству, Глеб к ним в кружки нос не совал, может там и вода была, ключевая. Эльфы лишь бросили на них пару взглядов, один из них вяло махнул Дворину рукой, и вернулись к прерванному занятию. Во дворе замка, как и прежде никого не было, а вот при входе во дворец расположилась еще одна пятерка, правда в ее составе было лишь три эльфа, двое других стражников оказались гномами. Пропускной режим во дворец ничем не отличался от режима входа в замок. Лишь оба гнома вскочили и низко поклонились проходившему мимо них Дворину.

- Вот видишь Глеб - неожиданно сказал Сашка - гномы все-таки значительно более сердечный и воспитанный народ, чем эти чопорные эльфы.

- Почему? - не очень въехал в утверждение товарища парень.

- Ну как же, как увидят великих героев, сразу кланяются - закончил свою мысль Сашка.

- Ну, да. Так и есть - ухмыльнулся в бороду Дворин - Попробовали бы они не поприветствовать мастера топора!

- Хм - кашлянул Сашка, и разговор сам собой увял.

С момента их последнего визита дворец не сильно изменился, да ладно вообще не изменился. Подспудно Глеб ожидал увидеть лужи подсохшей крови, изрубленные детали интерьера, торчащие из стен обломки стрел, возможно следы недавнего пожара, и все прочее из той же оперы. Ничего этого не было. Везде было все так же чисто, опрятно и величественно. Даже гвардейцы кое-где все так же стояли застывшими статуями. Наверное, их было поменьше, чем в прошлое посещение, но возможно это было субъективное ощущение. На сей раз не пришлось подстраиваться под величавую поступь первого министра, поэтому всю безумную анфиладу залов миновали довольно быстро.

Первое изменение их ожидало у входа в приемную королевы. Стража состояла из воинов Лоэнэвиля, что было логично и понятно, а вот у стеночки рядом с входом в королевские покои прямо на полу сидели два десятка эльфов в драной, гвардейской форме, со связанными за спиной руками, но держались так, словно прибывают на изысканнейшем приеме. Охраняли пленных двое здоровенных звероподобных орков, под руководством еще одного эльфа, который сосредоточенно полировал ногти на руках. Эльф оторвался от этого занятия, мельком взглянул на ребят и, остановив взор на Дворине, сказал:

- В очередь.

- Нам назначено - усмехнулся гном.

- Всем назначено - подчеркнуто холодным тоном ответил эльф и вернулся к ногтям.

- Ну, хорошо - подумав, неожиданно примиряющим тоном сказал Дворин - А в чем спешка?

- Да понимаешь - проникновенно начал эльф - На меня навесили обязанности коменданта, да еще этих гавриков - он мотнул головой в сторону сидящих пленных - Их сам понимаешь, к окончательной приговорят, а исполнять их мне с командой. Пока доведем, пока канаву откопаем, пока покромсаем, потом ритуал этот еще, а у меня дел по горло и отряд еще не кормлен.

- Дааа - протянул гном - Дела. А с чего ты взял, что их к окончательной? Пресветлая же не любит таких решений?

- Да слышал, как она утром с Лоэнэвилем разговаривала. Достали ее эти мятежники. Так что будь уверен, к окончательной, однозначно - эльф продолжил полировать ногти.

Состояние и поведение пленных за время этого разговора разительно переменилось. На смену гордым презрительным взглядам, которыми они одаривали окружающих, пришли ужас и тоска. Лишь двое более-менее достойно выдержали подобный поворот судьбы.

Дворин разгладил бороду, нахмурил брови, потом подергал бороду и произнес:

- Да не может быть? Пресветлая крайне редко прибегает к таким решениям, неужто ничего сделать нельзя? - и он вопросительно уставился на продолжавшего полировать ногти эльфа. Как заметил Глеб, больше половины пленных тоже искоса стали поглядывать на своего главного конвоира.

- А что ей еще остается? Этим - эльф снова кивнул на сидящих - Покаяться бы, принести нерушимую клятву на крови, может и простила бы. А они? На допросе молчат, вины не признают, чопорность и спесь из них так и брызжет, вот тебе такие подданные нужны были бы?

Дворин некоторое время подумал, подергал бороду и ответил:

- Да нафига такие нужны? И правильно, значит, Пресветлая решила. К окончательной их, поганцев.

- Угу - согласился эльф - Сейчас формальности соблюдем только, обвинения им зачитают, они гордо его выслушают, потом им предложат, ну как водится, одуматься, они откажутся, ну а дальше приговор и поведем их исполнять - эльф тяжело вздохнул - Слушай, может ты их за меня, того? А я хоть своих перекусить свожу, а? Мы же третий день на ногах, а сухпай кончился еще вчера.

- Не - открестился от подобной чести гном - Тебя комендантом назначили, ты их и исполняй. Но так и быть, иди первым. О! Вон как раз приемная освободилась.

Орки стали поднимать плененных эльфов, вот только часть из них еле стояла на ногах и затравленно озиралась. Худо-бедно им придали подобие строя и завели к королеве.

- И что это было? - поинтересовался Сашка.

- Воспитательная беседа - хмыкнул Дворин - Тут же все молодняк. Чего им первый министр наплел, чего посулил, не знаю и знать не хочу. А они и поверили. Только одного не учли, что в этот раз нашу Даночку не на шутку обидели и церемониться ни с кем она не будет. Так что, глядишь и одумаются. Они-то были уверены, что все наказание сведется к выволочке, ну может в звании понизят, еще чего по мелочи, а вот к окончательной смерти, похоже, готовы не были.

- Так что, их казнить будут или нет? - снова спросил Сашка.

- Если не одумаются, то да - сухо ответил гном.

- Понятно - протянул Сашка - А вы с этим эльфом им типа разъяснили все и дали последний шанс?

- Ну, типа того - выделив голосом слово "типа" усмехнулся гном.

- А потом они снова бяку какую не учинят? - подумав, задал новый вопрос Сашка.

- После клятвы на крови? - хохотнул Дворин - Да не в жизнь! Они будут с Пресветлой пылинки сдувать. Если с ней что случится, то они покойники. Волшебная клятва это сильно!

Сашка покивал головой, и они замолчали.

-Хм, а если Пресветлая сама, ну, того? - не выдержал и влез в разговор Глеб.

- Эльфийка? Королева и глава рода? Сама? Смешно - ответил гном и Глеб понял, что, похоже, сморозил глупость.

- Если она сама отречется, то клятва с них автоматически спадет, а вот если она это сделает под чьим-то давлением, каюк им однозначно - решил все же внести пояснения Дворин - Понятно?

- Да - ответил Глеб и подумал, нафига он вообще в этот разговор полез, будто бы ему не все равно как эльфы будут промеж собой разбираться.

Спустя минут десять из-за дверей вышел улыбающийся эльф в сопровождении не менее ухмыляющихся орков, показал Дворину большой палец и они куда-то ушли, возможно, съестное искать, может действительно голодные были? А еще через минуту из-за дверей зала для аудиенций стали по одному появляться недавние пленные. Смотреть они предпочитали в пол и, не задерживаясь, покидали приемную. Глеб их пересчитал, все двадцать мятежников были в наличии. Когда последний из них растворился где-то на просторах дворца, Дворин хлопнул себя по ляжкам и сказал:

- Вот теперь наша очередь - гном усмехнулся - Не робей, робяты! Вперед за заслуженными наградами!

И они вошли в зал для аудиенций.

***

На сей раз, королева была не одна. Кроме нее в зале присутствовал Лоэнэвиль, что было вполне ожидаемо, а также пятеро молчаливых сурового вида эльфов, на лицах которых было большими буквами написано "Головорез". Ну ладно, написано, конечно, не было, но выражение глаз на бесстрастных лицах говорило об этом ничуть не хуже, чем, если бы на лицах действительно так и было написано. Кроме того в зале, несколько в стороне стояло штук двадцать расфуфыренных эльфов, по-видимому придворных. Один из них сделал шаг вперед, и попытался было закатить речугу, о доблести вновьприбывших, но был прерван властным жестом пресветлой королевы-матери Дану народа Туатта де Данаан.

Пресветлая некоторое время очень внимательно рассматривала ребят, а потом вдруг кивнула Сашке. Тот не стал ничего говорить, кивнул в ответ и двинулся к королеве. Головорезы бросили мимолетный взгляд на Лоэнэвиля и расступились, хотя в глазах у них Глебу почудилась легкая досада, что не удалось никого покрошить в винегрет. В общем, Сашка без приключений преодолел полтора десятка шагов разделявших его с коронованной особой. Да, сегодня королева-мать Дану была в короне, и наряд у нее был тоже воистину королевский, немного портил картину старательно запудренный синяк на пол лица, но это уже не существенные нюансы.

Сашка подошел, сунул руку во внутренний карман, охрана напряглась, парень хмыкнул и достал из кармана волшебный камень, покатал его на ладони несколько секунд, а после этого с легким поклоном протянул королеве. Пресветлая приняла камень и повторила Сашкино движение, также покатав его на ладони. После чего лучезарно улыбнулась и камень волшебным, наверное, образом, как-то неожиданно исчез в складках ее платья. Они с парнем уставились друг другу в глаза, потом Сашка покачал головой, развернулся на сто восемьдесят градусов и вернулся назад. Гном подергал бороду и напоказ вздохнул. А вот Глеб получал искреннее удовольствие от спектакля. Особенно ему понравились лица придворных, у которых при виде камня глаза увеличились раза в три, они даже не дышали какое-то время, после чего вся эта группа, как по команде, издала дружный вздох, вот только не понятно было, какую именно эмоцию они в него вложили. Когда Сашка вернулся на свое место, королева неожиданно встала.

- Чужеземцы - заговорила Пресветлая - ваше деяние для моего народа бесценно! А подобное должно быть вознаграждено подобающим образом! Отныне вы друзья народа Туатта де Данаан! Да будет так!

Закончив речь, королева лукаво улыбнулась, неожиданно поклонилась ребятам и величественно опустилась на трон. В зале повисла гробовая тишина, длившаяся секунд десять, после чего все присутствовавшие в зале эльфы, как по команде, также поклонились и уже в разнобой повторили: "Да будет так!". В голосах охраны энтузиазма было явно больше, чем у придворных, с боку к голосам эльфов присоединился бас гнома, также повторившего фразу королевы, а вот кланялся Дворин или нет, осталось для Глеба загадкой, он смотрел совсем в другую сторону.

- Ми... - королева закашлялась и слегка покраснела, во всяком случае, под слоем пудры румянец был еле-еле заметен - Лоэнэвиль, друг мой, будьте так добры, передайте мне шкатулку.

Эльф хмыкнул, сделал несколько шагов к столику у стены и вернулся с массивной деревянной шкатулкой, сплошь покрытой затейливой резьбой. Подошел к королеве и протянул ей этот шедевр деревянного шкатулкостроения. Пресветлая приняла ее, что-то нажала, приподняла крышку, покопалась в содержимом и протянула Лоэнэвилю два простых деревянных кругляша на серебряных, а может и на мифриловых цепочках, при этом одарив его таким взглядом, что теперь смутился уже первый рыцарь. Лоэнэвиль принял из рук королевы эти кругляши так, как будто это была величайшая ценность на свете, подошел к ребятам и поочередно надел им эти кулоны на шеи. Сашка хотел было что-то сказать, но гном пнул его ногой и тихонько шепнул:

- Это офигенные вещицы, я вам потом расскажу.

- Офигенные это, потому что от них фигеют, или потому что от тех, кто их носит офигевают? - все же не удержался и шепотом спросил Сашка.

Гном ничего не ответил, Лоэнэвиль тоже, но в глазах у него мелькнули искорки смеха, он даже слегка обозначил улыбку.

- Еще раз благодарю вас, друзья - на этом слове королева сделала не слабое ударение - народа Туатта де Данаан! И не смею вас больше задерживать!

Глеб с Сашкой поклонились, после чего новоиспеченные друзья народа, покинули зал в сопровождении гнома.

***

Пока шли по дворцу, все встречавшиеся на пути разумные бросали на них крайне заинтересованные взгляды, некоторые кланялись, у некоторых вытягивались лица, в общем, подарок королевы явно не остался не замеченным. Когда же они, наконец, миновали внешнюю охрану и удалились на приличное расстояние от дворца, Сашка не выдержал:

- Мастер Дворин, нам эти деревяшки снять и спрятать, чтобы не позориться или их теперь постоянно таскать придется? - довольно едко поинтересовался он.

- А как хочете - зевнув, ответил гном.

- Угу - сказал Сашка - То есть эти хреновины можно выкинуть?

- Ага, запросто - ответил Дворин, и утвердительно мотнув головой - Только я не советую.

- Ну, и почему? - поинтересовался парень, вертя в руке снятый с шеи деревянный кругляш.

- Полезная вещь - пожал плечами гном - Пригодится.

- И чем же она полезна, эта вещь? - в голосе Сашки послышались не хорошие нотки.

- Ну... - протянул Дворин и подергал бороду - Можно, скажем, на растопку пустить или там еще чего - он неопределенно помахал в воздухе лапищей.

- Мастер Дворин, ты меня заинтриговал - вдруг полностью сменил интонацию напарник Глеба - Колись, что же в этой штуке такого интересного?

- Да так, ничего особенного - начал, было, гном, но Сашка его прервал.

- Давай колись!

- Ладно - усмехнулся Дворин - Во-первых, это индивидуальный портал. Где бы вы ни были, в каком бы мире не застряли, достаточно сжать этот чурбачок в руке и подумать о королевском замке, как вы мгновенно переместитесь прямиком во дворец Пресветлой. Часто пользоваться нельзя, заряд медленно восстанавливается.

- Судя по твоим словам, мастер Дворин, есть еще и во-вторых, а может быть и в-третьих? - уже заинтересованно продолжил крутить кругляш в руках Сашка.

- Во-вторых, точно есть - ответил гном - Можно позвать на помощь. Сжимаешь в руке и просишь помочь.

- Иии? - протянул парень.

- Что иии? Придет помощь - усмехнулся Дворин - правда кругляш рассыплется прахом, но двенадцать воинов народа Туатта де Данаан будут в твоем распоряжении около получаса.

- Да, действительно, офигенная вещица - сказал Сашка - И что помощь в любую точку придет?

- Ага - кивнул гном - в любой мир, даже на вашу Землю.

Глеб понял, что с одной стороны, перспективы открываемые подарком королевы не лишены лучезарности, с другой же, дальнейший разговор перестал его интересовать. Он стал вспоминать свою жизнь, и вся цепочка событий приведших его в Ирландию стала прокручиваться у него перед глазами.

***

Глеб не любил распространяться о себе. Обычно он сообщал только то, что он из Москвы и учится в обычной средней школе в Беляево, дальше следовало пожатие плечами, разведение рук и обезоруживающая улыбка, на этом расспросы обычно и заканчивались. Реже, если собеседник не отставал, Глеб сводил все к молодежной музыке и начинал усиленно морщить лоб, изображая не далекого качка, с окраины стольного города. Хотя по факту Беляево уже давно окраиной не являлось, всегда прокатывало. О том, кто он такой и чем реально занимается, он, наверное, не проболтался бы даже под гипнозом.

История его жизни, до определенного момента не отличалась от аналогичных историй тысяч сверстников. И хотя родился он в Москве, большую часть жизни провел во всевозможных медвежьих углах, которые и не на всякой карте найдешь. Его отец был военным, начал службу еще при Союзе, мало в ней преуспел, а после развала и вовсе стало понятно, что звание майора он если и получит, то исключительно по выходу на пенсию. Вот только войска, в которых служил его отец, были не то что бы очень уж секретными, скорее просто не афишируемыми. Сам отец обычно говорил, что служит в разведроте. Ну, доля правды в этом утверждении была.

Отец Глеба поучаствовал в целом ряде конфликтов как широко освещавшихся в прессе, так и в обойденных ее вниманием, был несколько раз ранен, был и неоднократно награжден, правда, без права ношения. А после событий в Грузии в две тысячи восьмом, был наконец-то переведен на "тыловую" должность и вернулся в столицу. Вслед за ним вернулась и семья. Глеб был старшим ребенком, кроме него у родителей было две дочери младше Глеба на три и четыре года. Жизнь наконец-то стала налаживаться. Грандиозный, но тихий скандал устроенный отцом где-то в недрах Минобороны привел к выделению некоторого количества денежных средств, которых вместе с деньгами от продажи отцовской однокомнатной квартиры хватило на трешку в Беляево. Вот только пожить в этой трешке отец практически не успел.

Все было очень просто и буднично, отец возвращался со службы, Глеб как это частенько бывало, его встречал и если позволяла погода и настроение они шли до дома пешком и разговаривали. Такая вот у них была традиция. В этот теплый сентябрьский день все в принципе было как всегда. Глеб уже видел неспешно идущего от метро отца, махнул ему рукой и ускорил шаги, лавируя в толпе прохожих, когда с поворота на Профсоюзную улицу вылетел полуспортивный автомобиль, оповещавший о своем приближении громом музыки, наверное, квартала за два, да и фиг бы с ним, чем бы дитя ни тешилось. Вот только парень, сидевший за рулем, малость переборщил со скоростью, не справился с управлением, и машину вынесло на тротуар. На беду на участке, по которому должно было пронести неуправляемую машину, шла женщина с маленьким ребенком. Она замешкалась, а потом и вовсе застыла, обхватив ребенка руками, увидев приближающуюся к ней смерть. Погибла не она, погиб отец Глеба. В последний момент он успел буквально вышвырнуть ее вместе с ребенком из-под колес, а вот сам спастись не сумел.

Беда не приходит одна. В Минобороны провернулась какая-то очередная шестеренка и вместо пенсии за отца, оттуда потребовали возврата денег выделенных на квартиру. Вмешательство отцовских друзей привело только к тому, что кредит стал беспроцентным. Мама Глеба, всю свою жизнь, прожившая за мужем как за каменной стеной, оказалась не готова к подобным потрясениям и пережила его всего лишь на сорок два дня. Глеб, умевший очень быстро соображать, понял, что подобное развитие событий грозит детским домом и ладно бы только ему, но и сестрам, а подобный расклад его не устраивал. Он впервые в жизни дал взятку, врач оформлявший свидетельство о смерти мамы парня, тоже все понимал и взятку взял. Так Глеб остался сиротой, причем сиротой с двумя младшими сестрами на руках, но согласно всем документам его мама была вполне жива и дееспособна.

Это отодвинуло вопрос детского дома на не определенную перспективу, а в идеале и вовсе его сняло, но вот вопрос финансовый стал очень остро. К друзьям родителей было обращаться чревато, мало ли какие у них могли возникнуть мысли и идеи. Знаете ли, именно благими помыслами выстлан путь, сами знаете куда. Сбережений оставшихся от родителей хватало максимум на два транша погашения кредита и на жизнь впроголодь в течение этого же срока. Раздумывал Глеб не долго. Вариантов он видел только два, либо применить на практике свое компьютерное увлечение, либо стать наемным убийцей. Второй вариант он хотя и рассматривал, но отмел как бесперспективный, и отнюдь не по моральным соображениям. Он банально не знал, как выйти на рынок подобных услуг. Поэтому оставался только интернет.

В интернете вообще можно зарабатывать и зарабатывать не плохо, вот только уровень заработка, за редчайшими исключениями, прямо пропорционален уровню законности бизнеса, которым занимаешься. Глеб стал хакером. Подобные услуги всегда востребованы, оплачиваемы и при должных знаниях, навыках и не болтливости, редко наказуемы, главное не лезть во что-то очень уж серьезное. Серьезное это вовсе не вскрытие серверов Пентагона, серьезное это то, где замешаны интересы и деньги сильных мира сего, а Пентагон, так, мелочь. Полтора года все шло не плохо. Запуганные перспективой оказаться в детском доме и насмерть заинструктированные старшим братом девчонки не прокололись и не раскололись. Учились все трое не плохо, так что отсутствие мамы на классных собраниях при том, что всевозможные поборы и взносы семья вносила безукоризненно и вовремя, школа в конечном итоге проглотила. Там тоже работали в основном нормальные люди помнившие историю, приключившуюся с отцом детей.

А вот летом этого года Глеб в чем-то ошибся. Причем в чем, он не понимал до сих пор, возможно, он просто исчерпал лимит везения. Его вычислили и попытались захватить, тогда ушел он чудом, но предполагал, что все концы обрубить не сумел. Денег заработанных им за это время с лихвой хватило бы сестренкам на лет пять, а при должной экономии и до совершеннолетия, но это при должной экономии. В общем, Глеб решил сыграть ва-банк. Он взял заказ, из тех, от которых до этого бегал как от огня, как раз из серии что-то серьезное. Денег он запросил много, причем авансом, самое смешное, что заказчики согласились. Дело он сделал, хвосты обрубил и лег на дно. В принципе, парень не строил особых иллюзий и прекрасно понимал, что его ищут и скорее всего, найдут, в Москве так точно, уж больно серьезную мозоль он отдавил. Прятаться внутри страны трем детям с чемоданом денег? Это не смешно. Короче, несколько часов работы опытного хакера и в начале учебного года трое совершенно не знакомых между собой детей из России, имевших разные фамилии и биографии стали учениками двух школ Дублина.

Понятно, что при той жизни, которую он вел как до возвращения в Москву, с постоянными, по нескольку раз в год, переездами, так и в самой столице, друзей не заводят. Да что там друзей, даже приятелей, поэтому встреча с Володей, а позже и знакомство со всей их компанией, стало для парня просто откровением.

Вот и вся история. А виртуозно стрелять его отец научил.

***

Поход во дворец, награждение, возвращение на перекресток, все это заняло приличное количество времени и когда Глеб с компанией были уже не далеко от лагеря, часы междумирья стали почти оранжевыми. Шли они, особо никуда не торопясь, Сашка выпытывал у гнома подробности пользования кулоном, а Глеб особо и не вслушивался, резонно полагая, что его, скажем так, проблемы дома, не решит и сотня Леголасов, а уж за полчаса тем более. Парень просто шел и радовался, подарок, найденный под елкой, не подвел и действительно оказался волшебным.

Лагерь приближался, но в нем не было обычного сонного спокойствия. Даже в перламутровом мареве было видно, что жизнь в нем кипит и бьет ключом. Глеб нахмурился и пошел быстрее, Сашка с Дворином были настолько увлечены беседой, что ничего вокруг не замечали и продолжали тащиться как две сонные черепахи. Через пару минут до парня начали долетать слова и отдельные фразы, к сожалению, на эльфийском. Понять о чем кричат, а в лагере именно кричали, было не возможно, но интонация говорила о том, что произошло что-то серьезное и ни разу не приятное. Беспокойство зашкалило, и Глеб побежал.

Когда он ворвался в лагерь, суета уже начала спадать. Первое что он увидел, была толпа эльфов, что охраняли лагерь, столпившаяся у лекарского, оно же штабное, дерева. Оттуда раздавались отрывистые команды Анора и то один, то другой эльф срывался с места и опрометью куда-то бежал. Чуть в стороне под другим деревом сидел Мишка до невозможности серьезный и с каким-то отрешенным выражением лица. Он поминутно сжимал кулаки, привставал и садился обратно, до крови закусывал губы и был бледен как смерть. Его доспех весь был покрыт бурыми пятнами, а меч, против обыкновения, находился не в ножнах, а был воткнут в землю и его, как и доспех, тоже покрывали такие же бурые пятна. Только подойдя ближе, Глеб понял, что пятна, похоже, еще совсем недавно были другого цвета. Товарищ был буквально с головы до ног покрыт подсохшей кровью.

Глеб подошел к нему и сел рядом. Мишка никак не отреагировал, лишь продолжал сжимать кулаки и кусать губы.

- Что случилось? - каким-то неожиданно хриплым и чужим голосом, спросил Глеб.

- Я опоздал. Промедлил и опоздал - очень тихо и спокойно ответил Мишка - Анор не сможет их спасти.

- Они умерли? - спросил Глеб и сам удивился своему вопросу.

Собеседник покачал головой, так и не взглянув на парня, и так же тихо и спокойно, а от этого спокойствия буквально мороз продирал по коже, ответил:

- Нет. Еще нет. Но Анор ничего не может сделать. Нужны какие-то редкие лекарства, которых у него нет. Да, похоже, ни у кого их здесь нет - Мишка снова покачал головой - Извини.

- За что? - прохрипел Глеб.

- Я не сделал всего что мог. Вернее сделал, но поздно. Я пойду, пожалуй - Мишка сделал попытку встать, но на его плечо неожиданно опустилась ручища гнома.

- А ну сидеть - лицо Дворина было хмурым и очень озабоченным - Где их вещи?

- Там - Мишка вяло махнул рукой в сторону - Я там все сложил.

- Так! Ты! - гном ткнул пальцем в Сашку - Посмотри что там. А ты! - он ткнул пальцем в Глеба - Сходи к Анору и все выясни. Нам с парнем потолковать нужно, поэтому смотреть и выяснять будете до тех пор, пока я вас не позову!

Сашка поплелся в указанном ему направлении, покопался, присев на корточки, в каких-то грязных тряпках сложенных под деревом и поминутно оглядываясь на Мишку с Дворином. Глеб сначала пошел, как ему было сказано, к Анору, но передумал и подошел к Сашке. Тот достал из кучи рваного тряпья карту, три маяка, а потом извлек из того, что когда-то было курткой небольшой мешочек. Парень высыпал содержимое на ладонь и тут же прикрыл второй рукой.

- Дрянь какая! - пробормотал Сашка - Как они его добыть то смогли? Или на волшебников это не действует?

- Что такое? - поинтересовался Глеб.

- Помнишь, как в наш камень всматриваться хотелось? Но оторваться было можно. А этот буквально в ступор вгоняет - Сашка осторожно, не глядя спихнул камень с ладони обратно в мешочек - Так, а что тут еще?

Некоторое время они разглядывали монеты с профилями не известных владык и подписями на загадочных языках, осмотрели прозрачные камни, да и сложили все это обратно.

- Ладно, пошли выяснять, что с ребятами - сказал Глеб.

- Да, пойдем - откликнулся Сашка, встал и сунул мешочек во внутренний карман.

Они подошли к Анору, окруженному эльфами охраны. Тот стоял бледный и потный, держа руки на лбах Ольги и Володи. Все хранили молчание. Наконец лекарь открыл глаза, глубоко вздохнул и убрал руки. Несколько секунд он смотрел на лица лежащих ребят, потом развернулся и, сгорбившись, поплелся к столу, на котором стояли блюда и напитки. Глеб переглянулся с Сашкой, и они последовали за ним следом. У стола эльф взял кувшин с водой и жадно выпил все его содержимое, после чего оглянулся на ребят и сказал:

- Я могу лишь поддерживать их и то, наверное, не долго, несколько дней, может неделю. Нужно лекарство.

- Что с ними? - спросил Глеб, в горле которого внезапно пересохло, и он закашлялся сухим, собачим кашлем.

- У него полное истощение сил. Волшебных сил. Он полностью выложился и замкнул воспроизводство энергии на свое тело. Его организм сейчас сам себя буквально сжигает, пытаясь как-то закрыть эту брешь. Я бессилен. А у нее рана, нанесенная эльфийской зачарованной стрелой. Это тоже не излечимо обычными средствами - Анор глубоко вздохнул и потянулся еще за одним кувшином, но на полпути его рука остановилась, и он продолжил говорить - Я локализовал рану, но яд уже распространился, если я прекращу поддерживать в ней жизнь, ей останутся считанные часы. Простите, но я бессилен их спасти.

Глеб стоял, не жив, не мертв и не верил своим ушам. Очень хотелось то ли разреветься, то ли врезать кому-нибудь, то ли завыть. В разговор вмешался Сашка:

- Вы сказали при обычном лечении. Я так понимаю, что что-то сделать все-таки можно? Я вас правильно понял? - парень смотрел на лекаря исподлобья и сжимал кулаки, потом заметил это свое непроизвольное движение и сунул руки в карманы.

- Правильно - Анор глубоко вздохнул - Пойдемте к Топору, не хочу повторять все два раза.

Когда они подошли к гному, то обнаружили свернувшегося калачиком Мишку, который тихо сопел приоткрытым ртом, лежа прямо на земле. Дворин сидел рядом и держал в руках бутылку.

- Тссс - прошипел гном - У парня нервный срыв, я его самогоном, собственного, между прочим, производства напоил, пускай поспит, а то, как бы не вышло чего - Дворин внимательно посмотрел на эльфа и спросил - Все совсем плохо, Анор?

Лекарь устало сел рядом с гномом, прикрыл глаза и произнес:

- Да. Я ничего не смогу сделать без нужных артефактов.

- Что нужно? - спросил мастер Дворин - Клизма не тяни, сейчас распотрошим королевскую сокровищницу и все найдем!

- Да? - протянул эльф - Чтобы спасти девчонку мне нужно перо касы, выжечь яд. У тебя закрома, небось, просто ломятся от этих перьев. А чтобы вылечить парня, тоже нужна сущая мелочь, чистый волшебный камень. Я их за всю жизнь видел раза четыре и только один раз держал в руках - лекарь махнул рукой и попытался встать.

- Это все, что нужно? - спросил Сашка, голос которого стал очень деловым.

- А тебе этого мало? - ехидно приподнял бровь эльф, но потом на его лицо вновь пала тень усталости и сожаления - Да это все что нужно, для их спасения.

- Совсем-совсем все? - вновь задал вопрос Сашка.

- Совсем-совсем! - устало и зло ответил Анор.

- Чистый волшебный камень, это тот о котором ты мне рассказывал? - поинтересовался напарник Глеба, обращаясь к гному.

- Ну, да - ответил Дворин - По форме такой же, только прозрачный, безумная редкость - гном глубоко вздохнул и дернул бороду.

- Ага - задумчиво сказал парень - А касы, это те милые птички, от которых мы с Глебом еле ноги унесли? Ну, те, которые горят? На куриц еще смахивают.

- Они самые, хотя на куриц они ни капельки не похожи - ответил гном - Горячие штучки - он поежился, видимо что-то вспоминая.

- Понятно - пробормотал Сашка, морща лоб и о чем-то напряженно размышляя - С камнем ясно. Редкость она и в Африке редкость. А вот с пером не понимаю. Этих птичек там, в Муспельхейме как грязи, даже больше.

- Перо нужно добыть у живой птицы - как маленькому стал растолковывать Дворин - Небось, сам видел, что когда они дохнут, то сгорают, от них только пепел и остается. А попробуй, вырви у нее перо. Раньше изжаришься.

Повисла гнетущая тишина. Глеб разглядывал хмурые лица гнома и эльфа, а его напарник ходил взад-вперед. Когда Глеб совсем уж было хотел сказать, что-нибудь, типа "не маячь" или "не мельтеши", Сашка неожиданно остановился и окинув всех странным взглядом, начал:

- Елки зеленые! А я уж подумал, что у нас действительно серьезные проблемы! - сказал он и присел под соседнее дерево напротив лекаря - А тут, всего на всего пара каких-то - парень неопределенно покрутил пальцами - штуковин.

- Всего на всего? - взъярился лекарь - Да ты понимаешь, сопляк, что это безумно редкие артефакты! Когда твой мир еще был открыт, и через междумирье ходили караваны, даже тогда это были очень редкие, как ты выразился, штуковины! Величайшие герои гибли, пытаясь их добыть!

- Да ну - ехидно ответил Сашка - А если я их тебе принесу, то что?

- То я тебя буду считать величайшим из всех величайших героев всех времен, народов и рас - не менее ехидно ответил Анор - Я даже напишу балладу и буду распевать ее всем встречным!

- Заметано! - воскликнул парень и полез во внутренний карман - Так, вот перо, держи и не потеряй! Что у тебя с глазами лекарь? Ты руки-то успокой, чего они у тебя трясутся? Поаккуратней, а то действительно сломаешь еще перо, а у меня их мало. Нет, у тебя определенно что-то с глазами. Ладно. А вот и камень. Подойдет?

- Вполне - голос эльфа охрип - Но как? Где ты их взял?

- Анор, для великого лекаря ты малость туповат. Ты же сам видел, в кармане - озорно ответил Сашка.

- Подловил - ответил Анор, со смешком - Пойду очередной раз доставать из могилы очередных пациентов - эльф вскочил, казалось от его усталости не осталось и следа.

- Прекрасная идея! - воскликнул парень - А к вопросу о балладе мы вернемся завтра утром, на свежую голову!

Лекарь ничего не ответил, только окатил парня задумчивым взглядом, махнул рукой и ушел к пациентам.

- И по поводу сопляка, тоже разберемся - себе под нос буркнул Сашка и усмехнулся.

Глеб сидел и счастливо улыбался. День и вправду оказался просто чудесным. Так улыбаясь, он и погрузился в волшебный сон и ему снова, как и раньше ничего не приснилось.

Глава 9.

Просыпалась Ольга тяжело, еще точнее она несколько раз была полностью уверена, что проснулась, но каждый раз пробуждение оказывалось продолжением дурацкого сна. Ее знобило, потом бросало в жар, тело то нестерпимо болело, то ныло, то наоборот погружалось в нирвану. Сон был весь какой-то рваный, бессюжетный и очень муторный. То гнались за ней, то гналась она, то она с кем-то дралась, то ее били и даже убивали, периодически она падала, тонула, сгорала, и все это было перемешано, перекручено, переверчено и сдобрено определенными девичьими фантазиями. Но внезапно все кончилось.

Ольга открыла глаза и уставилась на ветку на фоне переливающегося перламутрового неба. Обрывки сна еще какое-то время выветривались из головы, причем здравые мысли тоже не спешили занять их место, поэтому она просто лежала, спокойно дышала и глядела на ветку. Сколько это ее состояние продолжалось, минуту, пять, час, она сама ответить бы не смогла. А потом, внезапно, как пыльным мешком по голове, пришли воспоминания. Володя, плен, гоблины, побег, бой, новые, невесть откуда взявшиеся, враги, стрелы, ранение, темнота. Ольга ахнула и попыталась вскочить, откинув тонкое легкое одеяло, которым была накрыта, но ее удержали чьи-то сильные руки.

Над Ольгой склонился незнакомый странный эльф, лицо которого было, мало что, не изувечено шрамом и который был крайне коротко стрижен.

- Не так быстро - сказал эльф и улыбнулся - Вставать уже можно, но резких движений пока совершать не нужно. Рана еще не полностью излечена, да и последствия отравления могут сказаться.

- Кто вы? - просипела Ольга, которую крайне напрягло появление незнакомого лица - Где я?

- Меня зовут Анор, я лекарь, вы в безопасности среди друзей - эльф очень внимательно изучал ее реакцию на свои слова.

- Среди друзей это где? - спросила девчонка, с радостью поняв, что браслет универсального клинка по-прежнему находится на руке.

Эльф, казалось, прочитал эту ее радость, хмыкнул и, отвернувшись, сказал:

- Да, Дворин, боевая девчонка, она уже приготовилась и сейчас решает, как бы половчее меня отправить к Хель, причем желательно беззвучно. Иди сюда, покажи свою физиономию и спаси своего старого товарища от расправы - стриженый эльф повернулся обратно и, подмигнув, продолжил - Не торопись убивать скромного лекаря, о, прекрасная воительница, лучше награди его за то, что он врачевал твои раны.

- Ага, скромный лекарь - вмешался бас, а через мгновение в Ольгиной области зрения появилась бородатая, улыбающаяся до ушей физиономия мастера Дворина - Здравствуй! Ну и напугала же ты нас. Тебя Мишка насилу вытащил, а вот Анор еле выходил.

- Вытащил меня или нас? - очень спокойным голосом поинтересовалась Ольга.

- Да вас, вас! - гном всплеснул руками - Все живы. Все вернулись и все с добычей. Правда твоего спутника Анор раньше обеда на ноги не поставит. Но вчера думали, что и вовсе выходить не удастся.

- А где ребята? - спросила повеселевшая девчонка.

- Я их пока к тебе не пустил. Тут понимаешь, какое дело - гном подергал бороду - После ваших приключений, твой костюм годится разве что на тряпки, хотя нет, на тряпки тоже не годится. Так что ты не совсем одета. Но если хочешь, я могу ребят позвать...

- Нет - буквально взвизгнула Ольга - Давайте почтенный мастер Дворин сначала решим вопрос с моим гардеробом.

- Хех - ухмыльнулся гном - Как чувствовал. На выбор есть два варианта. Либо обряжаем тебя в эльфийский костюм для путешествий, либо в эльфийское же бальное платье. Других вариантов пока нет.

- Дорожный костюм меня вполне устроит, уважаемый мастер Дворин - секунду подумав, ответила девчонка.

Гном резко повернулся к лекарю и, вытянув к тому руку с усмешкой произнес:

- Ты проиграл, клизма! Гони мой выигрыш!

- Без вопросов, топор, но только после того как она увидит и сможет сравнить эти наряды - ответил лекарь.

- Мы так не договаривались! - насупился гном.

- Ну, как бы, я вообще с тобой не спорил - в ответ хмыкнул эльф.

- Ладно, тащи оба варианта - согласился Дворин.

Не прошло и минуты как пред светлы очи Ольги были представлены оба наряда. Да, эльфы знали толк в бальных платьях! У девчонки аж глаза разгорелись и руки зачесались, так захотелось его примерить. Лишь громадным усилием воли и подробным представлением себе как она в этом платье ползала бы по катакомбам, убегала от пауков и дралась с гоблинами, ей удалось взять себя в руки и почти безмятежным голосом произнести:

- Да, мастер Анор, вы определенно проиграли - и, кивнув гному, она продолжила - Платье конечно великолепно, но дорожный костюм устроит меня гораздо больше.

Кто бы знал, чего ей стоила эта безмятежность. Дворин просиял и, хлопнув себя по ляжкам, вновь протянул лапищу в сторону эльфа:

- Вот теперь ты точно проиграл! Гони мой выигрыш!

- На что мы хоть спорили? - задумчиво поинтересовался лекарь.

- Я еще не решил, но главное, что ты проспорил! - тут же ответил гном - Я тебе позже скажу, что именно ты проиграл.

- Ясно - хмыкнул Анор - Пошли уж, спорщик, не будем мешать одеваться юной воительнице.

- О! Вы мне нисколько не помешаете - вмешалась Ольга и тут же исчезла вместе с нарядом.

Несколько секунд лекарь внимательно рассматривал то место, где еще совсем недавно находилась его пациентка, потом почесал нос и, взглянув на гнома сказал:

- Ладно, вы здесь общайтесь, а я пойду, проведаю моего второго пациента - Анор поклонился куда-то, примерно в направлении исчезнувшей девчонки, и удалился.

- Пойду и я, позову ребят, а то извелись поди - пророкотал Дворин и тоже утопал вслед за эльфом.

Ольга быстренько оделась и задумалась. Отсутствие зеркала сводило на нет все удовольствие от обновки. От полной безысходности она даже попыталась посмотреться в кружку с водой, но то ли кружка была не правильная, то ли вода, в общем если в полученном отражении и можно было что-то разглядеть, то только контуры. Девчонка даже расстроилась, но почти сразу же хлопнула себя ладошкой по лбу и, произнеся себе под нос что-то типа "ну и тупица же я", приняла горделивый вид и плавно взмахнув рукой, создала зеркало. Зеркало получилось странным.

Откровенно говоря, техника, которой она воспользовалась и не должна была создавать именно зеркало, но, тем не менее, что-то похожее получилось. В матовой призме, при правильном угле зрения, вполне возможно было увидеть свое отражение, чем Ольга и поспешила воспользоваться. Немного покрутившись и убедившись, что костюм как на нее шили и выглядит она в нем вполне и даже очень, она снова немножко пожалела, что выбрала не платье, и снова усилием воли отогнала эту мысль. Следующие несколько минут ушли на придание волосам приличного вида и на высматривание каких-либо ранее не замеченных дефектов в наряде и собственной внешности. Убедившись, что все в полном порядке, Ольга тряхнула головой, поправила выбившийся локон, развеяла призму, и, приняв вид, по крайней мере, королевы, решила, что теперь действительно готова к встрече с товарищами.

***

Время до полудня пронеслось стремительно. Встреча с ребятами, легкий завтрак, плавно перешедший в обед, рассказы о приключениях, а порассказать было что, всем четверым. Еще вначале, когда троица парней ввалилась к ней в, скажем так, палату для выздоравливающих, маленький пятачок со всех сторон обсаженный густыми кустами, так что оставался лишь узкий проход, Ольга заметила перемены в ребятах. Они все трое очень сильно повзрослели, особенно Мишка. Они не выросли, не стали старше, вообще физически не изменились, просто они перестали быть подростками. Перед Ольгой предстали трое молодых мужчин готовых брать на себя ответственность, принимать решения и отвечать за собственные поступки. У Глеба и Сашки эти изменения проявились слабее, скорее просто выступили ярче, а вот у Мишки... Парень стал совсем другим. Был закомплексованный мальчишка, стал знающий себе и другим цену муж.

Когда основные рассказы были в красках поведаны и внимательнейшим образом выслушаны, при этом смертельные опасности в них превращались в очень смешные и забавные моменты, а доблесть и героизм во что-то само собой разумеющееся, к Ольге подсел Сашка и шепнул:

- Отойдем, поговорить нужно.

Воспользовавшись тем, что к их компании присоединились мастер Дворин и лекарь, Ольга улизнула из-за стола и, отойдя буквально на пару сотен метров, была перехвачена невесть откуда появившимся парнем.

- Ты помнишь, что гном нам говорил в первый день? - сразу взял быка за рога Сашка.

- Про то, что тот, кто принесет волшебный камень, может... - начала девчонка, но была прервана.

- Именно - парень сделал жест, недвусмысленно предлагавший ей помолчать и послушать - Это правда, но не вся.

- Если честно - сказала Ольга, проигнорировав Сашкину жестикуляцию - Я немного удивлена, что ты еще здесь. Ведь камень королеве отдал именно ты, а не Глеб?

- Обидела, как есть обидела. Нет, не так! Оскорбила и попрала мои лучшие чувства и достоинство вогнала во прах - лицо Сашки выразило мировую скорбь, после чего он весело усмехнулся и продолжил - Признаться думал, но после всего произошедшего... Просто не смог. Если бы я так поступил, то после пошел бы и удавился, прям как тот парень, который из Кариота - он немного помолчал и с еще более лучезарной улыбкой выдал - К тому же не по мне пропускать основное веселье!

- Это ты о чем? - сразу насторожилась девчонка.

- О чем, о чем... - парень побарабанил себе пальцами по подбородку - О том, что мы можем хоть сейчас отсюда все смотаться и знаю об этом пока что только я.

- Конкретнее - попросила Ольга.

- Ты вообще видела, что вы притащили из Йотунхейма? - в лоб спросил Сашка.

- Нууу - начала она.

- Понятно - хмыкнул парень - Тогда слушай. Еще после первого волшебного сна, пока все дрыхли, я малость разговорил нашего почтенного гнома, и он мне много чего порассказал. Вернуться можно еще одним путем, при помощи чистого волшебного камня. Я не знаю, где Володя раздобыл это сокровище, да еще и в таком количестве, но еще раз повторяю, мы можем собраться все вместе и слинять отсюда в любой момент.

- И что тебя останавливает? - поинтересовалась Ольга.

- Сложный вопрос - Сашка выпятил нижнюю губу - Во-первых я не хочу, пока не хочу - тут же поправился он - Мне очень уж интересно происходящее здесь. А во-вторых, как то фигово это будет смотреться, по-моему, пообещали помочь, а сами дали деру.

- Хорошо, а чего ты от меня-то хочешь? - спросила девчонка.

- Какая же ты Олька не догадливая. Ну что мужчина может хотеть от красивой девушки? Конечно большой, но чистой любви! Шутка! - Сашка ловко ушел от пощечины - Остановись, а то завяжу узлом и отшлепаю! - он дождался пока Ольга не возьмет себя в руки и продолжил - Во-первых, чтобы ты знала, как камешком воспользоваться и если что смогла нас всех выдернуть из задницы, в которую я так чувствую, мы скоро дружно и с песней полезем. Вот. Спрячь и ни кому не показывай. На листке инструкция, в общем разберешься. А во-вторых, посоветоваться я хотел. Мишка говорил, что у тех, кто на вас напал, была голубая кровь. Ты ничего о таких существах не знаешь?

- Нет - подумав, ответила она.

- Совсем ничего? - с подозрением уставился на нее парень.

- Совсем ничего! - твердо сказала Ольга и с любопытством продолжила - А что?

- Хорошо, верю - Сашка поживал губу - Просто, чует мое сердце, что схлестнемся мы еще с этими ребятами - он вздохнул - И хотелось бы знать о них что-то большее, чем то, что они есть. Ладно, пошли, не будем рождать слухов.

- Каких таких слухов? - с удивлением поинтересовалась девчонка.

- Забей - отрезал Сашка, круто развернулся и исчез за кустами.

Когда Ольга вернулась, мастер Дворин как раз заканчивал травить какую-то очень смешную, во всяком случае, если судить по виду ребят, байку. Анор в этом ему активно помогал. Сашка уже сидел за столом и ржал вместе с остальными. Девчонка присела к столу, но суть рассказа ускользнула от нее, на всякий случай она вежливо поулыбалась, а вот парни буквально плакали от хохота. Когда все отсмеялись, слово взял Анор:

- Я сейчас пойду будить вашего товарища, по моему скромному разумению, он уже должен вполне оправиться. Вот только проследите за тем, чтобы он не пользовался своей силой хотя бы до завтра - эльф выразительно взглянул на Ольгу, та в ответ похлопала ресницами, лекарь усмехнулся и продолжил - мы сейчас придем, и думаю, имеет смысл провести совет о ваших дальнейших планах и действиях.

- О чем тут советоваться, мастер Анор - тут же встрял Сашка - Все уже давно решено. Сегодня отдыхаем, а завтра в путь, во имя Пресветлой королевы! Правда, ребята?

Дружное одобрение было ему ответом.

- А вот вы мастер, просто обязаны сдержать свое обещание и исполнить балладу в мою честь. Ни за что не поверю, что такой великий, я не побоюсь этого слова, эльф, уже не подготовил пару другую куплетов этого величайшего произведения современности - Сашка прищурился и ухмыльнулся.

- Обязательно - серьезно кивнул лекарь - Вот как только, так сразу - и, произнеся эту загадочную фразу, ушел.

Когда Анор вернулся в сопровождении немного растерянного Володи, парни бросились к недавнему пациенту, видимо, с целью его задушить в объятиях. И, надо сказать, почти достигли поставленной цели. После чего как-то резко вспомнили об очень важных делах, и не прошло и минуты, как Ольга и Володя остались одни. Парень помялся, оглянулся, и не смело подошел к ней.

- Привет - начал он - Ты уж извини, что не смог прикрыть - Володя виновато пожал плечами.

Девчонка несколько офигела от подобного начала разговора, но потом, вовремя вспомнив одну простую истину, что каждый сам кузнец своего счастья, с визгом бросилась к парню на шею и, не дожидаясь пока этот тормоз что-то там сообразит и будет действовать в нужном направлении, начала его целовать. И вообще, сначала ведь дело, а потом разговоры, не так ли? А вот балладу мастер Анор зажал, сославшись на обстоятельства непреодолимой силы в виде срочного вызова во дворец.

***

Утром, проснувшись, Ольга решила, что использовать Володину грудь в качестве подушки это просто блестящая идея. Встала, привела в порядок одежду, хотя, по правде сказать, костюм выглядел безупречно, не смотря на ночевку на голой земле, он не испачкался, не помялся и вообще выглядел так, как будто его только что пошили. Сашка как обычно уже был на ногах и о чем-то общался с гномом, даже скорее спорил. Девчонку разобрало любопытство, она накинула на себя отвод глаз, и неслышно ступая, во всяком случае, ей очень хотелось в это верить, и она действительно старалась, подобралась к спорщикам.

- А я тебе говорю, нафиг она там не нужна - твердо произнес Сашка - Если что, ты как сам-то, нормально дальше жить будешь?

- Я все равно считаю - Дворин насупился - Что присутствие еще одного волшебника сильно повышает ваши шансы.

- Так! - отрезал парень - Я тебе не ходячая артефактная лавка, в следующий раз у меня может не оказаться какой-нибудь слезы голубого дракона. Я вообще считаю, что мы прекрасно справились бы вдвоем с Глебом, без всякого волшебства и прочего иллюзионизма, по-простому, как говорится, честной сталью или из чего там мои ножи сделаны, но ребята обидятся.

- А откуда ты знаешь про слезу? Я тебе вроде не говорил ничего - удивленно спросил гном.

- А что такая тоже существует? - удивился Сашка - Просто к слову пришлось.

- Ааа - протянул Дворин - А я уж думал, что у тебя и такая штукенция имеется.

- Понадобится, найдем - отрезал парень - Короче, мы вчетвером по-быстрому смотаемся, а если что, наши с Глебом королевские награды вытянут всю группу. А Ольга пускай сидит в лагере и изображает из себя группу поддержки.

- Ну, хорошо - сдался гном - Но смотри мне, если что, сразу прыгайте назад! В конце концов, черт знает, сколько лет мы тут прожили, и еще столько же проживем. С тремя камнями в короне Пресветлая будет конечно не всемогуща, но близко к этому, а так как Лоэнэвиль перестал строить из себя, бог знает кого, то глядишь, и глупости творить перестанет. Во всяком случае, их будет поменьше! - Дворин довольно заржал.

- Оля, хватит уже подслушивать, покажись честному народу - неожиданно выдал Сашка.

Девчонка от этой его тирады настолько растерялась, что действительно отпустила отвод глаз и проявилась во всей своей красе, стоящая метрах в трех от беседующих.

- Как ты узнал? - сухо, чтобы скрыть удивление и местами раздражение, правда уже на саму себя, спросила Ольга.

- Догадался - весело ответил парень - Что бы такая любопышка как ты и не пришла послушать, о чем разговаривают умные разумные, да не в жисть! А так как ты открыто не пришла, значит, решила подслушать. Дедукция, однако! - он назидательно поднял вверх палец.

- Да не подслушивала я! - надула губки девчонка - Я только подошла, хотела вас разыграть.

- Ага - ответил Сашка и зевнул - Так и было.

- Да ты! - Ольга аж задохнулась, вроде как от праведного гнева.

- Оль, замяли для ясности - глядя ей в глаза сказал парень - Вот все в твоем волшебстве классно, только трава на том месте, где ты стоишь, всегда примята.

- Ой! - охнула девчонка и слегка покраснела.

- В общем, ты остаешься в лагере и если что, нас вытаскиваешь - Сашка деликатно отвернулся - Тема закрыта и дальнейшие прения считаю излишними.

Ольга в принципе могла бы поспорить с последним Сашкиным утверждением, но что-то ей подсказывало, что на его сторону встанут все парни их компании, да и Дворин, пожалуй, тоже. Позже, когда все встали и позавтракали, Сашкино предложение действительно прошло на ура. Ребята начали собираться, а гном пошел ставить портал. Сборы были не долгими, установка портала в Нифельхейм тоже не заняла много времени. Потом ребята по очереди обняли Ольгу, после чего отвернулись и занялись проверкой дорожных мешков, тем самым давая им с Володей пару минут для прощания.

После этого все четверо путешественников глотнули эликсиры, защищающие от жуткого климата в точке прибытия, и один за другим шагнули в другой мир, навстречу новым приключениям. Последним уходил Сашка, он обернулся и, глядя ей в глаза вдруг похлопал себя по боковому карману куртки, ухмыльнулся, взмахнул рукой и исчез.

А Ольга осталась. Постояла-постояла, глядя на медленно гаснущий портал и разревелась.

***

С момента ухода ребят прошло уже три дня. Вначале все вроде бы шло хорошо, мастер Дворин был весел, по поводу и без повода шутил, хотя нет-нет, да и поглядывал на межмировые часы, и когда считал, что Ольга не видит, теребил и дергал бороду и поминутно бросал взгляд на рамку, которая должна была отобразить путь ребят. К вечеру рамка оставалась такой же пустой и чистой, как и утром. На следующий день ситуация не изменилась, рамка по-прежнему ничего не показывала, в обед гном ее разбил о дерево и больше не скрывал своих эмоций. Бродил сумрачный и злой, периодически начинал сквозь зубы ругаться, подолгу стоял глядя на портал, а вечером достал из своего мешка громадную бутыль самогона и сев под дерево начал пить.

Утром третьего дня Дворин подошел к Ольге и сказал:

- Я не знаю что произошло - он смотрел в землю - Я не могу засечь их маяки, я не могу засечь их карту, да дьявольщина, я вообще ничего не могу! Прости, что втянул твоих друзей в это дело - он развернулся и, загребая ногами и низко повесив голову, поплелся к штабному дереву.

К обеду прибыл Анор, пообщался с гномом, они наорали друг на друга, разошлись каждый под свое дерево, потом они поговорили еще раз, видимо помирились и сели пить уже вдвоем. А Ольга бродила в окрестностях перекрестка, периодически тихо плакала и не могла поверить, что все так обернулось.

К вечеру третьего дня портал погас. Ольга еще с полчаса вглядывалась в то место, где он стоял, а потом бросилась в лес, упала под дерево и разревелась уже по-настоящему.

Когда слезы иссякли, она перевернулась на бок и свернулась калачиком. Мыслей не было, эмоций уже тоже. Ей хотелось просто тихо сдохнуть прямо под этим деревом и все. Тем не менее, лежать было неудобно, что-то мешало и больно давило в бок. Некоторое время Ольга старательно не обращала на этот дискомфорт внимания, но это мешавшее беспокоило все сильнее и не давало до конца уйти в свое горе. Она не выдержала, села и стала слепо шарить по земле, пытаясь обнаружить камешек или сучок, который ей так мешал. К ее удивлению, она ничего не нашла, тогда она сунула руку в карман и обнаружила источник беспокойства. В кармане лежали бережно завернутые в тряпицу чистый волшебный камень и несколько золотых монет, в отдельный кусочек был завернут добытый ими с Володей камень из Йотунхейма. Кроме тряпицы в кармане обнаружился сложенный в восемь раз лист бумаги, покрытый мелким почерком.

Ольга несколько минут тупо разглядывала найденную в собственном кармане записку, а потом жадно бросилась ее читать:

"Привет! Надеюсь, ты не такая уж и недотепа и правильно поняла мой жест. Поэтому, опять же надеюсь, что сейчас где-то время обеда первого дня, как мы покинули Волшебную страну. На случай если день не первый, а скажем второй или упаси третий и ты уже успела нас похоронить, то возрадуйся, с большой долей вероятности, тьфу-тьфу, чтоб не сглазить, мы еще живы.

Хотя с другой стороны, если ты читаешь эту записку, когда портал уже закрылся, в этом тоже есть своя прелесть, все будет выглядеть значительно натуральнее, к слову сказать, актриса ты посредственная. Хуже если читаешь вообще не ты, но этого я изменить уже не в силах.

Ладно, вернемся к нашим баранам. У тебя в кармане, на случай если ты не заметила, кроме записки еще и кое-какие вещицы появились. Это твой билет домой, если у нас не получится вернуться и соответственно наш общий билет домой, в случае если мы вернемся, но мои подозрения по поводу некоторых эльфов не беспочвенны. Но я забегаю вперед. Когда портал закроется, разыграй безутешное горе и отправляйся во дворец. Там, каким тебе угодно способом тяни время, дня два, лучше три, ну совсем уж на крайняк, четыре. Если к исходу четвертого дня после закрытия портала мы не вернемся, смело отправляйся к Королеве, сдавай ей камешек и лети домой. А о нас забудь. Правда я очень надеюсь, что подобный сценарий не будет разыгран.

Теперь о причинах. Практически все группы, посетившие Нифельхейм, не вернулись, и это я думаю неспроста. Вернулись только те, кто практически сразу же поворачивал назад, по разным причинам, а еще одна группа раздолбаев, тупо забывшая взять с собой карту. Для справки в эту группу входили наш почтенный гном и не менее уважаемый лекарь. Поэтому, мы тоже не будем пользоваться картой, я более чем уверен в том, что ее отслеживают не только условно наши.

Ты помнишь наш разговор о тех ребятах с голубой кровью, которых нашинковал наш товарищ-спасатель? Я теперь о них кое-что знаю. Ты, конечно, темнила еще та, но наш любезный мастер Дворин почесать языком любит. Он, между прочим, еще упоминал, что-то про Высших и почти проигранную человечеством войну, жаль, что ты об этом ничего не знаешь. Ведь, правда, не знаешь?

В общем, у меня есть обоснованное подозрение, что пропажа групп имеет к этим ребятам прямое отношение, а их теплые отношения с частью народа Туатта де Данаан тоже внушают мне опасения.

Я очень хочу разобраться в том, что же именно происходит, но на это нужно время.

Вкратце все.

Так что жди меня, и я вернусь, только очень жди!

Ну, понятное дело, что ждать ты будешь не меня, а Володю, главное жди правильно, хе-хе.

P.S. Не вздумай соваться за нами! Погибнешь и нам все испортишь."

Ольга перечитала записку два раза, аккуратно сложила ее и убрала обратно в карман, после этого спрятала туда же тряпицу с камнями и монетами. Проверила, что все лежит надежно и только после этого дала себе волю снова разреветься, только на сей раз ее эмоции несколько изменились и не были столь трагичны.

Еще минут через двадцать Ольга встала, вытерла слезы, умылась из фляги, привела себя в порядок и, накинув на себя полог невидимости, направилась во дворец Пресветлой королевы-матери Дану народа Туатта де Данаан. Когда она проходила рядом с деревом, под которым продолжали пьянствовать гном и эльф, то услышала обрывок их разговора.

- Я не понимаю, зачем они взяли с собой камень - задумчиво произнес лекарь.

- Да дьявол с ним, с этим камнем! - резко ответил Дворин - Ребят жалко!

- Это да - согласился Анор - Выпьем?

- Угу - мотнул головой гном.

Ольга слегка улыбнулась краешками губ, от слов мастера топора на душе потеплело, и она вдруг всем сердцем поверила, что все, действительно, закончится хорошо!

Глава 10.

Володя сделал шаг и задохнулся. Легкие, сделав вдох, попытались замерзнуть в этом положении и выдыхать совершенно не собирались. Тело стало стремительно превращаться в ледяную статую и терять чувствительность. Даже не смотря на предупреждение мастера Дворина, что так и должно быть, парень слегка запаниковал. А вот когда понял, что и глаза замерзли, паника его почти захлестнула. К счастью зелье подействовало чуть раньше, чем Володя потерял над собой контроль и сотворил что-нибудь типа огненной стены. Тело вновь стало послушным, легкие наконец-то вытолкнули из груди воздух и задышали в нормальном режиме, паника отступила, оставив по себе лишь легкую дрожь, и он смог оглядеться и оценить, куда же его на сей раз забросила судьба.

Гном открыл портал значительно удачней, чем Ольга. Володя стоял на вершине плоского ледяного тороса или каменной глыбы покрытой льдом, тут без раскопок не разобраться, да и не важно. Вокруг раскинулась необъятная ледяная равнина, из которой тут и там вырастали такие же торосы. Не все из них имели столь удобные площадки, некоторые оканчивались ледяными пиками. С двух сторон, у самого горизонта, равнина упиралась то ли в горную цепь, то ли в неимоверное нагромождение льда, выглядевшее как не высокие горы. С двух других равнина сливалась с горизонтом. Небо было сплошь затянуто серо-лиловыми клубящимися тучами, в которых, тем не менее, периодически образовывались разрывы и тогда те участки, на которые падали лучи местного светила, начинали нестерпимо сверкать и переливаться всеми цветами радуги.

Тут парень вспомнил, что все так же продолжает стоять на точке финиша портала и сделал пару шагов в сторону. Действие было своевременным, не прошло и десяти секунд, как на то место где он только что стоял, вывалился Глеб. Нелепо взмахнув руками и выпучив глаза, тот застыл статуей с полуоткрытым ртом, было даже ощущение, что его стало подергивать изморозью, зрелище было хоть и страшным, но при этом нелепым и довольно смешным, но вспомнив каково это, что называется изнутри, Володя воздержался от улыбки и комментариев. Глеб стоически выдержал период адаптации, и когда его отпустило, кивнул Володе и, сделав пару шагов в другую сторону от портала, стал рассматривать открывающиеся виды.

Мишка перед переходом опустил забрало, поэтому финишировавшие раньше были лишены возможности наблюдать выражение его лица, руками он тоже не размахивал, и после перехода застыл в позе рыцарского доспеха в старом замке. Когда его отпустило, он поднял забрало, махнул бронированной перчаткой товарищам и переместился на другую сторону портала, где снова застыл, оглядывая окрестности.

Последним появился Сашка, причем вывалился из портала в пол оборота, и застыл странной статуей, слегка покачиваясь на одной ноге. Володя даже перепугался, что он сейчас упадет и разобьется, но обошлось. Адаптация у него прошла значительно быстрее, чем у остальных парней и упасть он не успел. Оглядевшись вокруг, Сашка хмыкнул и сказал:

- Поздравляю с прибытием в Нифельхейм! Особенно обалденные ощущения, когда глаза замерзают - он поежился - Как по мне, так лучше в Муспельхейм пяток раз сходить, там хорошо, как в Ташкенте.

- Согласен - добавил Глеб - Там хорошо, тепло, только яблок не фига нет.

- Что да, то да! Зато, какие там водятся замечательные птички! - Сашка аж причмокнул и зажмурился, как будто это было лучшее воспоминание в его жизни - Знойные! Буквально не птички, а мечта поэта! Так, ладно, повспоминали и будет. Я вытряс из нашего почтенного гнома все, что он знает об этом мире. Знает он правда до прискорбия мало, но на безрыбье и лягушка царевна.

- Давай ближе к делу - усмехнулся Володя.

- Эх! Черствый ты Володя человек! Такой спич запорол - изобразил обиду Сашка, но тут же стал серьезным - В общем, самое опасное это туман, все кто в него попали - пропали. Но он бывает только вечером и ранним утром. Главное забраться повыше и не поддаваться на провокации.

- Что за провокации? - спросил Мишка - Или это ты так, для красоты изложения приплел?

- К сожалению, не для красоты - ответил Сашка - Дворин говорил, что из тумана зовут голоса пропавших товарищей, в нем черт знает что мерещится, в общем, что бы ни происходило, это нужно игнорировать, иначе кирдык. С туманом все. Еще есть снежные волки. С ними все проще, никакой чертовщины. Быстрые, сильные, зубастые и вполне смертные. Главное не прозевать нападение, маскируются они отлично, а дальше отбиться вполне реально - он замолчал.

- Что еще здесь хорошего есть? - не выдержал Глеб.

- А бес его знает - ответил Сашка - Из тех, кто вернулся, никто больше ни с чем не сталкивался. Впрочем нет, еще есть скрытые снегом трещины, лавины и прочие прелести ледяной пустыни. Вот такой замечательный мир лежит вокруг нас и просто таки требует, чтобы мы его изведали и разгадали все его загадки! Определенно, меня сегодня тянет на поговорить - парень улыбнулся.

- Ну что же, давайте тогда поработаем с картой, проложим маршрут и вперед. Не могу сказать, что я хотел бы здесь задерживаться - сказал Володя и скинул с плеча рюкзак.

Сашка хотел что-то сказать, но его неожиданно прервал Глеб, неотрывно смотревший на небо:

- Кстати о птичках - вдруг ни с того, ни с сего произнес он.

- Что именно кстати? - спросил Володя.

- А то, что здесь они, похоже, есть - ответил Глеб - Смотрите, если меня не обманывают глаза, вон там какие-то точки в небе.

Все стали всматриваться в указанном парнем направлении и вскоре действительно увидели в небе несколько движущихся точек. Минут пять парни их рассматривали, пока Сашка не констатировал:

- Хм. А ведь они, похоже, сюда летят. Интересно, просто совпадение или они по наши души?

Ребята вновь стали всматриваться в небо, пока молчание не прервал Глеб:

- Парни, а ведь это не птицы, похоже.

- А что? - осведомился Володя.

- На птеродактилей похоже, только у них на спинах что-то приторочено, мешки какие-то что ли - ответил Глеб и продолжил пристально вглядываться в приближающихся существ - Нет, не вижу.

- Мдя - пробормотал Мишка - Никогда на зрение не жаловался, но хоть тресни, вижу только галочки какие-то, а ты птеродактилей разглядел. Слушай, а может у тебя в роду эльфы были?

- Точно! - подхватил Сашка - Я его сразу заподозрил, что не наш он! Стреляет так, что Робин Гуд с зависти удавится, а на уши, видать, пластическую операцию сделал!

- Все, вы меня раскусили! - улыбнулся Глеб, потом подумал и продолжил - Володь, а ты ничего такого колдонуть не можешь, чтобы получше разглядеть, что к нам там такое летит?

- Блин! - Володя стукнул себя по лбу - Все время забываю, что я теперь волшебник! Сейчас посмотрим, кто есть ху!

Парень сделал серьезное лицо и, совершив в воздухе несколько пассов руками, сообщил:

- Абра-кадабра, и что-то там еще кедавра!

Перед ним в воздухе возникло слабо мерцающее облачко, собравшееся в линзу. Он заглянул в нее и выдал:

- Твою налево - после чего приник к линзе лицом и замолчал.

- Хватит прикалываться - усмехнулся Сашка.

- Да какие к чертям приколы! - оторвался от линзы Володя - Сам взгляни.

Сашка еще раз усмехнулся и, сделав шаг, приник к линзе, почти сразу же от нее оторвался, а усмешку с его лица как ветром сдуло, он пожевал губу и сказал:

- Все парни, похоже, приплыли. Это точно по наши души, видимо, комиссия по встрече. Никакие это не птеродактили конечно, хотя что-то общее есть, редкостные уроды, а вот на спинах у них не мешки, а воины и похожи эти войны на эльфов, прям как две капли воды.

Мишка и Глеб переглянулись, поулыбались и по очереди заглянули в линзу. Видимо линза обладала удивительным волшебным свойством стирать улыбки, так как у парней они тоже мгновенно пропали, сменившись хмурой озабоченностью.

- Будем драться? - деловито осведомился Мишка.

- Блин, с языка сорвал - хмыкнул Глеб.

- Будем, обязательно будем, но не сейчас - ответил Сашка - Парни, вы, кстати, и по сторонам-то поглядывайте, а то может комиссия и в расширенном составе пожалует. Как думаете, сколько этим красавцам до нас еще лететь?

- Минут двадцать, не меньше - тут же откликнулся Глеб.

- Двадцать минут это хорошо - пробормотал Сашка и, побарабанив пальцами по губе, продолжил уже в полный голос - Я думаю, нужно им сюрприз какой приготовить, а заодно и поговорить с ними было бы не плохо, вдруг приличные ребята на огонек пожаловали. Ну а если ребята не приличные, то будем их аккуратненько спускать с небес на грешную землю, причем сразу на пару метров вглубь.

- Какой ты в сущности кровожадный! - усмехнулся Володя - План есть?

- Я не кровожадный, я принципиальный - ответно усмехнулся Сашка, потом сделал суровое лицо и хрипло произнес - Враг должен лежать в земле. Я сказал! - и резко махнул рукой.

- Похоже, только хрипотцы в голосе не хватает, и, по сути, верно - покивал головой Мишка - Так действительно, что делаем-то?

- Что делаем, что делаем, сюрприз делаем! - ответил Сашка и оглядел окрестности - Володь, ты нас вон туда - он махнул рукой в сторону плоского тороса возвышавшегося над их площадкой метров на сто - перенести сможешь?

- Всех сразу? - осведомился начинающий волшебник.

- Хочешь всех сразу, хочешь по очереди, главное незаметно - ответил Сашка.

- Если по одному, то запросто - что-то прикинув, ответил Володя - Только нафига?

- Запросто это хорошо - проигнорировал вопрос Сашка - Так, парни, начинаем создавать следы нашего пребывания, причем так, чтобы в конце они вели к порталу и заканчивались так, будто мы в него ушли. Володь переноси всех поочередно, первым Мишку, потом Глеба, ну и под конец меня. Глеб, как перелетишь на новую позицию, держи портал под прицелом, но стреляй, только если они к тебе сунутся, а так сиди как мышь под веником, что бы ни случилось, хорошо?

- А что может случиться? - подозрительно поинтересовался Глеб.

- Случиться может все что угодно! - наставительно сообщил Сашка - Так хорошо? Договорились?

- Да ладно, хорошо. Буду стрелять, только если они к нам приближаться начнут - махнул рукой арбалетчик.

- Вот и ладушки - буркнул Сашка - Смотри, ты пообещал!

- Саш, чего-то мне не нравится, то, что ты мудришь - сказал Глеб - Может, объяснишь?

- Обязательно, только позже - отмахнулся Сашка - Володь, давай бодрее, а то не успеем.

- Успеем, я попробую двоих за один раз перебросить - волшебник легко воспарил над землей - Парни станьте в полуметре друг от друга, я вас сейчас зацеплю силовыми захватами, и полетим.

- Только лети повыше и побыстрее, хочу испытать восторг от полета - сказал Глеб.

- Ага, только не слишком высоко и не слишком быстро, а то от восторга придется портки застирывать, а они на морозе сохнут медленно - тут же добавил Мишка.

Парни поулыбались, подошли почти вплотную к порталу и стали на расстоянии примерно в полметра друг от друга.

- Готовы? - спросил Володя.

- Нет! - дружно ответили ребята и все трое взвились в воздух.

Володя летел легко, как будто занятия левитацией было для него привычным повседневным делом. Он сам себе удивлялся, после того как его практически с того света вытащил Анор, волшебных сил у него явно прибавилось, причем в разы, да и знаний тоже. Что-то в нем конкретно изменилось, он больше не использовал готовые техники, он научился их конструировать, правда, пока что в довольно узких пределах, но и это было необычайным прогрессом. Например, вот только что, буквально на коленке, он придумал, рассчитал и создал силовые захваты.

Вспомнив, как он мандражировал, первый раз приподняв помимо себя еще и Ольгу, парень невольно усмехнулся. Сейчас, он летел невысоко, повторяя складки местности и стараясь, чтобы между ним и приближавшимися эльфами всегда было какое-нибудь препятствие. Володя облетел нужный торос вокруг и уже с обратной стороны быстро взлетел к вершине. Ребята поначалу притихли, но ближе к середине пути стали обмениваться сначала восторженными междометиями, а под конец и осмысленными фразами. Впрочем, полет был не долгим, добравшись до площадки указанной Сашкой и как будто специально созданной для наблюдения, он опустил ребят на лед, а сам отправился обратно.

Вернулся он минут через пять. За это время галочки подросли в размерах, и теперь даже не обладая соколиным зрением Глеба, было видно, что к ним приближаются летучие всадники.

- Уф, тяжело двоих тащить. Вроде и силы тратится столько же, а все равно тяжело. Привычка срабатывает, наверное - Володя опустился рядом с Сашкой - Ну, что, полетели?

- Чуть погодя. Ты передохни пока - ответил Сашка - Ты какое самое убойное заклинание знаешь?

- Не поверишь, но заклинаний ни одного - улыбнулся Володя - А из волшебных техник, пожалуй, ничего круче огненной стены. А что?

- Это та фигня, которой ты пауков сжег? - в очередной раз, проигнорировав вопрос, поинтересовался Сашка.

- Ну да, та самая техника - ответил волшебник.

- Пойдет - сам себе кивнул Сашка - Вот, это пара тех камешков, что ты в пещере нашел. Им в этом мире практически цены нет, но это так, к слову. Одно из их достоинств заключается в том, что в них можно засунуть одно заклинание или как ты там говорил, технику и использовать как своего рода атомную бомбу, местного разлива. Сможешь свою стену туда записать?

Володя взял один из камней, покрутил его в руке, потом замер, как будто прислушиваясь к чему-то и кивнул:

- Смогу. Но не буду, пока ты мне все не объяснишь.

- А чего тут объяснять? - усмехнулся Сашка - Будем сюрприз готовить. А вот эти камешки для сюрприза подходят, ну просто идеально. К нам летят восемь птичек, по два седока на каждой, допустим, стрелять будет только половина, хотя от этих эльфов всякой пакости ожидать можно, так что, возможно, и все шестнадцать. Да сами птички, черт их знает, может они огнем плюются или еще что. Короче. Они тут круче тучи и главные редиски на грядке. Что мы им реально противопоставить сможем?

- Ну, от стрел я вас прикрою, на какое-то время - подумав, сказал Володя - Несколько раз долбануть смогу, чем-нибудь убойным, плюс арбалет Глеба. Да уж, согласен, не густо. А что ты предлагаешь?

- Сразу предупреждаю, план приблизительный и рассчитанный на импровизацию - улыбнулся Сашка - Смотри. Прилетают эти ушастики, все из себя такие рас такие и обнаруживают одинокого меня, бедного, несчастного, напуганного, ну и так далее. Ну что я им сделать могу? Ежу понятно, что ничего. А эльфы они посообразительнее ежей. Причем стою я так, что в любой момент могу в портал нырнуть. А вокруг следы, которые явно указывают, что остальные отсюда уже сблызнули и остался один идиот, то есть я, который еще чего-то ждет. Вот есть у них резон в меня сразу же стрелять?

- Наверное нет - подумав ответил Володя - Только почему одиноким идиотом будешь выступать ты? Давай я.

- Хм - сделал задумчивое лицо Сашка - Нет, не пойдет. Для идиота у тебя слишком интеллигентная физиономия. Но причина в другом. Я практически уверен, что они способны различить волшебник перед ними или нет, а для того, чтобы сюрприз оказался неожиданным, они должны расслабиться и быть полностью уверенными в том, что ничего волшебно-опасного им не прилетит. Так, на чем я остановился? А, вот! Они просто обязаны вступить со мной в переговоры и естественно попытаться захватить меня в плен. Пока один или двое будут усыплять мое внимание и бдительность, остальные приблизятся для захвата. Вот тут наш сюрприз их и удивит. А оставшихся, вы с Глебом добьете, причем в идеале, попробуем захватить языка, а то у меня такое чувство, что я чего-то не понимаю. Кроме того есть не нулевой шанс, что это какие-нибудь нормальные парни летят, хоть и эльфы.

- План шикарный, особенно насчет "удивит". Вот только тебя он удивит, ничуть не меньше чем их. Центром, от которого пойдет волна, будет сам камень, так что план хороший, но не выполнимый. Полетели, будем учить матчасть - Володя махнул рукой - В крайнем случае, немножко подеремся и свалим отсюда с помощью ваших с Глебом королевских подарков.

- Про матчасть, это ты хорошо сказал. Но есть одно маленькое "но" - усмехнулся Сашка - С помощью королевского подарка можно немножко отпрыгнуть в сторону, буквально чуть-чуть, метров на пятьдесят. Поэтому план остается в силе. Я оставляю камень здесь, отпрыгиваю вон туда, на склон и мысленно его активирую. А дальше добиваем раненых и собираем трофеи.

- Ладно, уболтал, красноречивый - кивнул головой Володя - А второй камень зачем?

- Для страховки, естественно. Мало ли что. Вдруг эти эльфы шибко умные, а двух ядерных бомб, уж точно никто не переживет - ответил Сашка - Давай колдуй, и пободрее, а то незаметно не улетишь.

- Ладно - Володя буквально за несколько секунд что-то сделал с камнями, отчего в них появились мерцающие алые точки, впрочем, вскоре пропавшие - Сейчас настрою. Готово. Чтобы запустить процесс, представишь себе камни и мысленно скажешь "БУМ". Я тут что-то вроде таймера встроил. Как активируешь, у тебя примерно секунда будет, так что сразу прыгай, иначе сам понимаешь.

- Понимаю - хмыкнул Сашка - Чай не настолько идиот. Ладно, лети уже - он забрал камни, небрежно ссыпал их в карман и ткнул волшебника кулаком в плечо - Не вмешивайтесь до поры, а как бабахнет, вот тут и ваш выход.

- Удачи - Володя приподнялся над землей и практически на бреющем полете устремился к торосу, где находились Глеб и Мишка.

- Удачи всем нам - буркнул Сашка - Она нам, ой как, понадобится.

***

Как Володя не спешил, но к началу шоу не поспел. Когда он присоединился к парням, представление уже было в разгаре. Сашка то бросался к порталу и почти в него прыгал, то делал пару шагов по направлению к спешившейся группе эльфов, размахивал руками и видимо чего-то кричал. Володя сотворил увеличительные линзы для себя и Мишки, Глеб отказался, и рассматривал происходящее через прицел своего арбалета. Понаблюдав некоторое время, волшебник очень пожалел, что в его арсенале не было какой-нибудь техники работающей как направленный микрофон, при отсутствии звукового сопровождения качество информации о происходящем у портала сильно падало.

Через пару минут ситуация несколько изменилась. В воздухе остались уже только две пары наездников, остальные опустились на землю. Шестеро эльфов шустро расседлали своих ящеров, достали что-то из снятых с них сумок и принялись их кормить, используя для кормления длинные копья. Еще четверо принялись ставить лагерь. А двое оставшихся приблизились к Сашке, так что их разделяло метров пять, от силы и приступили к обстоятельному разговору. Эльфы уселись на складные стульчики и предложили такой же Сашке, тот в начале отказался, но позже все-таки им воспользовался и тоже присел. Разговор все длился и длился, Сашка все реже махал руками и видимо в основном слушал, Володя все больше сожалел, что не слышит, о чем же они беседуют и начал всерьез обдумывать, что бы такое сотворить, чтобы решить эту проблему.

Потом что-то изменилось и привлекло его внимание, Володя начал выплывать из собственных мыслей, правда, медленно и не охотно. Что именно произошло вначале, Володя пропустил, глубоко уйдя в расчеты, в сознании отпечаталось лишь то, что Сашка вдруг вскочил, покачнулся и стал оседать на снег. Один из эльфов до этого мирно с ним беседовавших лежал на спине, схватившись руками за горло, и скреб ногами по льду. Второй странно скособочившись, тыкал каким-то предметом в Сашкину сторону, правда не долго, так как упал на бок и затих. Эльфы до этого ставившие лагерь бросились к Сашке и набросили на него слабо светящиеся сети, после чего он тоже прекратил двигаться. От происходящего, все еще частично погруженный в расчеты парень впал в ступор, и окончательно очнулся только от окрика Мишки:

- Твою мать, да очнись же ты! Нужно лететь! Его же убьют сейчас!

Процесс торможения, наконец, закончился, и Володя вскочил и начал действовать. Он взлетел, набросил на товарищей силовые захваты и рванул прямиком к спеленатому сетями Сашке. Глеб казалось, вообще не обратил на то, что они уже летят никакого внимания, продолжая с какой-то механической точностью повторять движения: взвел, зарядил, прицелился, выстрелил. Эльфы прощелкали их появление и первые стрелы полетели в ребят, когда они преодолели почти полпути. Не смотря на воспетую в легендах эльфийскую точность, первые стрелы прошли далеко в стороне от парней, но только первые.

- Да включи уже свою защиту, наконец! Из нас сейчас ежиков понаделают! - заорал Мишка, поймав щитом стрелу предназначавшуюся Володе.

Стрела пробила мифриловый щит и на добрые десять сантиметров вылезла с внутренней стороны, практически вплотную к его руке. Еще две точно так же застряли в щите, но ближе к краям. Стрельба Глеба оказалась результативнее. Трое эльфов лежали на льду и не подавали признаков жизни, еще один подавал, но очень вялые. Володя окутался щитом духа и начал маневрировать, принимая стрелы на себя или пропуская мимо, результативность Глеба естественно тоже упала, но он как-то изловчился, а может просто повезло, и он случайно попал, но сбил одного из двух летающих ящеров. Тот завертелся в воздухе и, сбросив по дороге обоих седоков, рухнул куда-то на снежную равнину. Парашютов у эльфов не оказалось, так что еще двумя врагами стало меньше.

Володя тоже попытался поучаствовать в бою в качестве активной единицы, но первые две техники в виде плазменных шариков ушли в молоко, даже не попав в торос на котором находились эльфы. А вот следующий мячик, который он сделал самонаводящимся, попал в эльфийского лучника и при этом неожиданно взорвался. Такого эффекта волшебник никак не ожидал и даже ненадолго остановился, но понукаемый товарищами продолжил полет. Взрывом с тороса смело трех уже вновь оседланных ящеров, что породило в рядах эльфов определенные панические настроения. Двое длинноухих убрав луки, подхватили тело Сашки, спеленатое явно волшебной сетью, и побежали к оставшимся ящерам, еще один начал спешно готовиться к взлету, так что противодействие оказывали лишь двое эльфийских лучников.

Володя решил для начала подавить ПВО противника, и один за другим запулил в стрелявших пару шариков с самонаведением. Оба шарика цели не достигли перехваченные какими-то волшебными техниками, которые применил один из эльфов, так что единственным достигнутым результатом стало то, что в них теперь летели стрелы лишь из одного лука. Стрела Глеба, выпущенная по эльфу-магу, тоже не принесла результата, просто сгорев в воздухе. Между тем Володя наконец-то долетел до плоской вершины тороса, где располагался портал.

- Сбрасывай меня, я с ними разберусь! - заорал Мишка - Спасайте Сашку!

- Меня тоже сбрось! - крикнул Глеб.

Володя, не раздумывая отпустил силовые захваты, и ребята спрыгнули на лед с полуметровой высоты, а сам, набрав скорость, помчался к Сашке, которого уже затащили на ящера и сейчас закрепляли. Ребята приземлились удачно и не менее удачно вступили в бой, хотя им похоже неимоверно повезло. У последнего из эльфийских лучников банально закончились стрелы, поэтому дуэль стрелков он проиграл, получив арбалетный болт между глаз. А маг решил сотворить что-то настолько неимоверно убойное и сложное, что не уложился в отведенный ему судьбой промежуток времени. Мишка лишил его головы, а безголовые волшебники очень плохо творят техники.

Уже практически достигнув цели, Володя краем глаза успел уловить какое-то движение сзади-сверху, но предпринять практически ничего не успел, лишь круто спланировал к земле, а дальше последовал удар по шлему и он потерял сознание.

***

Хотя Володя вырубился лишь на несколько минут, когда он очнулся, все уже было кончено. Парень попытался сесть и сразу же увидел склонившегося над собой Глеба.

- Живой? - спросил тот.

- Ж-живой - неожиданно заикаясь, ответил Володя.

Тут голова у него резко закружилась и его вывернуло на изнанку.

- Что живой это хорошо - констатировал Глеб - Но сотряс ты, похоже, получил знатный. Так, давай ка я тебе переложу подальше от пищи Ихтиандра - он перетащил Володю метра на три в сторону - Нет, определенно, в низких температурах есть и свой плюс.

Володе стало настолько плохо, что он даже ответить ничего не смог.

- Ты полежи пока, отдохни, а мы с Мишкой с делами закончим - продолжил Глеб.

- Что с С-сащ-шкой? - смог выдавить из себя Володя.

- Хреново с Сашкой. Увезли его. Ты лежи пока - ответил Глеб и ушел, хрустя снегом при каждом шаге.

Володя лежал на боку и приходил в себя. Головокружение постепенно отступило, мутить перестало, но голова болела просто адски. Постепенно к головной боли прибавились и угрызения совести. Парень корил себя последними словами за то, что поддался на Сашкины уговоры и принял его план. Причем как-то так получилось, что он начал винить себя уже не только в том, что поддался на уговоры, а и в том, что разработал этот идиотский план. В общем, он начал проваливаться в полусон в полубред, в который органично вливались звуки разговора парней, причем кто из них говорил ту или иную фразу Володя понять был не в силах.

- Этот готов.

- А этот вроде дышит, но с такой раной долго не протянет. Вязать?

- Да хрен с ним, у нас уже пара есть.

- Этот тоже готов.

- Ложись!

- Вот зараза! Я же его вроде проверял, или это другой был?

- Ты аккуратнее давай.

- Угу. Все, ты его уделал. Слушай, живучие все-таки твари, человек с такой раной ни то, что выстрелить из лука, пукнуть бы не смог, сразу бы концы отдал. Страхуй, нужно еще ту пару проверить.

- Аккуратно, правый вроде шевельнулся.

- Видел, все нормально, это ветер.

- Главное что бы ни дятел...

Звуки все хуже доходили до его сознания, и он окончательно провалился в забытье.

***

В следующий раз Володя пришел в себя уже ближе к вечеру. Голова почти не болела, он аккуратно приподнялся на локте, готовый тут же лечь, но обошлось, головокружение не повторилось. Местное светило клонилось к горизонту, и снежная равнина под его лучами сверкала всеми оттенками красного. Парни обнаружились довольно далеко, на другом конце площадки. Вместе с ними были двое связанных эльфов. Оттуда раздавались какие-то странные и неприятные звуки и вроде бы стоны.

Володя полностью сел и прислушался к своим ощущениям. В принципе все было не плохо. Головная боль была терпимой, не тошнило, правда, на затылке был сплошной колтун из запекшийся крови и волос. Тут его взгляд зацепился за предмет, который раньше был его шлемом. И ему стало малость страшновато. Если бы не этот, жутко мешавший, особенно по началу, ночной горшок, его мозги разлетелись бы по всей поверхности тороса, ну или, по крайней мере, по большей его части. Парня передернуло. Он немного еще посидел и сделал попытку встать, сначала на четвереньки, потом на одно колено и наконец, на обе ноги вертикально. Голова немного закружилась, но самочувствие быстро вернулось к норме.

Пару минут постояв и подышав, Володя попробовал сделать шаг, все было в порядке, и он уже уверенно зашагал к ребятам. Те сидели несколько в стороне от связанных эльфов, расположившись на трофейных стульчиках. Вскоре до него донесся тихий разговор.

- Да уж, палачи из нас аховые - произнес Глеб - Всю площадку заблевали, включая пленных, результата ни какого, на душе хуже не куда, и чего делать не понятно.

- Ну да - отозвался Мишка - Зарубить этих гавриков я хоть сейчас могу, а вот пытать... Видать не мое это. Хотя вру, в бою могу, а связанных нет.

- Вот такие мы с тобой чистоплюи - согласился Глеб - Что делать-то будем?

- А хрен его знает - ответил Мишка - Надо бы Володю проведать, как он там, может он, как в себя придет, колданет что-нибудь и эти сами заговорят.

- Не надо меня проведывать - довольно твердым голосом сказал Володя и очень порадовался пропавшему заиканию - Все нормально, я уже сам пришел вас проведать.

- Чего-то мы с тобой совсем расслабились и размякли - проворчал Мишка - Проворонили. А если бы это не он, а эльфийский недобиток со спины подобрался?

- Твоя правда - отозвался Глеб - Володь, точно все хорошо? Не тошнит? Голова не кружится?

- Сказал же, все нормально - скривился Володя - Чем вы тут занимаетесь?

- Чем, чем. Пленных пытаем - сплюнул Мишка - Только результата нет, никакого. Молчат презрительно и все.

- Видать не правильно пытаете, раз молчат - проворчал Володя.

- Да пошел ты! Раз такой умный, сам выясняй, куда они Сашку уволокли - взвился Мишка.

- Сейчас выясню - прохрипел Володя и подошел к связанным эльфам, по пути он создал в руке шарик плазмы, размером с мандарин и стал перебрасывать его из одной ладони на другую - Они по-нашему то, хоть говорят?

- А черт их знает. Молчат - отозвался Глеб - А что ты делать с ними собираешься?

- В зомби превращу и всех делов - теперь уже сипло ответил Володя - Ну что, ушастые, хотите стать зомбоками?

Тут один из пленных что-то прошептал второму, тот на него шикнул, но первый повернул голову к Володе и на чистейшем русском произнес:

- Нет.

Второй зашипел на него с новой силой и попробовал дернуться.

- Вот, контакт налаживается - прохрипел Володя в пространство - Парни, помогите мне. Второго оттащите подальше и уши ему заткните чем, ну или отрежьте, я его чуть позже в зомби превращу, и показания сравню, а пока пусть не мешает.

Глеб с Мишкой споро оттащили второго пленного примерно туда, где до этого лежал Володя, и замотали ему голову плащом одного из погибших лучников. Парень же взял складной стульчик, поставил его рядом со связанным эльфом, устало сел и уставился на пленника тяжелым взглядом, выдержал паузу и начал:

- Имя твое меня не интересует, расскажешь, то, что мне нужно, получишь обычную смерть, соврешь, сам знаешь. Все понятно?

Эльф судорожно закивал.

- Отлично. Вопрос первый. Куда твои утащили нашего товарища?

***

Допрос продолжался почти час. Вернувшиеся парни присели чуть в стороне и слушали, что называется, затаив дыхание. Больше половины того, что рассказывал пленный эльф, Володя не понимал, но переспрашивать и задавать уточняющие вопросы не решился, боясь выпасть из образа ужасного, отмороженного некроманта. Примерно на середине допроса ему стало становиться все хуже, вновь начала кружиться голова и вернулась тошнота. Володя начал чаще дышать и периодически прикрывал глаза. Вот только пленный истолковал его поведение как-то иначе, побледнел, стал запинаться, а потом затараторил чуть ли не вдвое быстрей.

В ответах пленного постоянно использовались слова хозяева или хозяин, поначалу парень не шибко обращал на это внимание, но под конец ему стало интересно, и он в лоб спросил о ком идет речь. Эльф как-то странно ухмыльнулся, в его взгляде появилась отрешенность, и произнеся: "Мой хозяин ..." - он закатил глаза и умер. На этом допрос по понятным причинам и прекратился. Володя сполз со стула на снег и прилег, перед глазами летали черные мушки, сознание мутилось и тошнило все сильнее, на некоторое время он, наверное, даже потерял сознание.

Когда он пришел в себя, рядом сидели ребята. Умершего эльфа они уже оттащили к остальным.

- Очнулся - констатировал Мишка.

- Что, совсем плохо? - спросил Глеб.

Володя сел, плохо было, но терпимо.

- Не совсем - просипел он - Но бывало лучше. У нас попить, ничего нет?

- Есть. Как не быть - Мишка протянул ему флягу - Круто ты его разговорил, как думаешь, не соврал он?

- Думаю нет - ответил Володя и, ополовинив флягу, почувствовал себя гораздо лучше - Я не специалист, конечно, но простенький детектор лжи создал. Не договаривал, уходил от ответа, но в прямую не врал.

- Слушай, а чего он ласты склеил? - спросил Глеб - У него что, психоблок стоял, как у шпионов в американских фильмах?

- Похоже на то - согласился Володя - Даже не думал, что такое возможно. Так, парни, вы его откровения тоже слышали, в связи с этим, что делать будем?

- Это напрямую зависит от того, как ты себя чувствуешь и сможешь ли летать, ну и нас таскать - ответил Мишка.

- Если придется идти пешочком, то боюсь, нам ходу неделю, как минимум. Когда доберемся, от Сашки уже только рожки, да ножки останутся - добавил Глеб.

Володя прислушался к своим ощущениям, пожал плечами, откашлялся и сказал:

- Черт его знает. Попробую. Но давайте эксперименты ставить уже утром.

- Хорошо - согласился Мишка - Утро вечера мудренее. Сейчас палатку поставим и почивать заляжем.

Володя тяжело встал, постоял, вновь прислушиваясь к своим ощущениям и неожиданно сказал:

- Меня больше удивляет, чего это он так легко раскололся.

- А ты рожу свою видел? - хмыкнул Глеб - Вся ободранная, под глазами фингалы, кожа бледная как мел, такую ночью увидишь, не проснешься. И еще то сипишь, то хрипишь, вылитый лич, одним словом.

- Это многое объясняет - согласился Володя - пойдемте действительно спать, а то часы уже красные.

Они втроем только-только успели установить эльфийскую палатку и забраться вовнутрь, как их одного за другим сморил волшебный сон.

***

Утром Володя проснулся раньше товарищей, чувствовал он себя на удивление хорошо, никакого сравнения с вечерним самочувствием не наблюдалось. Он потянулся, высунул нос из палатки и почти сразу же отпрянул обратно. Буквально в трех десятках метров от входа, периодически переливаясь через край площадки, плескался океан тумана.

Пока парень соображал, что же делать, снаружи раздался душераздирающий вопль ужаса, перешедший в вой на одной ноте, впрочем, вскоре затихший. Володя вылетел из палатки и увидел, что туман заливает уже значительную часть верхушки тороса и, клубясь и выбрасывая отростки, приближается к их палатке. Парень слегка запаниковал, дернулся то в одну, то в другую сторону, туман окружал со всех сторон. От этого плотного и словно бы живого тумана исходили волны дикого холода, от которого кровь застывала в жилах, а еще он вызывал просто-таки животный ужас, полностью лишающий способности связно мыслить, "зеленую" тоску и уныние от которых хотелось безвольно опуститься на землю и растечься "горестной лужей".

Собрав в кучу остатки воли, парень прекратил бесполезные метания и испробовал на тумане часть своего волшебного арсенала. Лучше бы он этого не делал. Если плазменные шары просто поглощались туманом, причем как ему показалось с довольным чавканьем, то вот то, что произошло со стеной пламени, вызвало уже безотчетный ужас. Пламя замерзло. Вы когда-нибудь видели замерзшее пламя? Володя видел, и это зрелище ему не понравилось, причем совершенно. Было в этом что-то настолько противоестественное, что у него чуть мозги с катушек не съехали.

К счастью из палатки появилась заспанная физиономия Глеба, который широко зевнул и спросил:

- Ты чем тут так смачно чавкаешь?

Тут Глеб, наконец, осознал, что именно он видит вокруг палатки и его глаза стали медленно расширяться, пока не стали размером по "шесть копеек". Зрелище то ли изумленного до испуга, то ли до изумления напуганного товарища встряхнуло Володю и вернуло способность трезво мыслить. Пользуясь моментом здравомыслия, он сформировал силовой захват, сдернул им с грунта палатку, сформировал еще несколько и, подхватив ими ребят и рюкзаки, взмыл в небо.

После взлета на парня вновь навалились волны ужаса, тоски и отчаяния. Очень слабо соображая, что делает, он неосознанно выбрал в качестве цели своего полета единственный знакомый ему участок местности, а именно их наблюдательную площадку, с которой он с парнями вчера следил за переговорами Сашки с эльфами. По дороге ему пришлось создать еще пару силовых захватов и спеленать ими Глеба, который вырывался и орал, что там внизу Сашка. Арбалет Володя у него тоже на всякий случай отобрал.

С Мишкой было проще, тот висел на захвате безвольной куклой и очнулся только тогда, когда все было уже позади. Когда Володя оказался над наблюдательной площадкой, наваждение разом спало, эмоции успокоились, мысли очистились, казалось, даже дышать стало легче. Глеб тоже успокоился, и смотрел на мир уже вполне вменяемым взглядом. Володя аккуратно уложил на площадку груз, сел сам и убрал силовые захваты. С момента посадки не прошло и двадцати секунд, как весь мир залили лучи взошедшего местного светила.

Володя подошел к краю площадки, клочья тумана истаивали, попадая под лучи светила, и как живые спешили укрыться в трещинах и расщелинах. Не прошло и пяти минут, как ничего уже не напоминало о недавнем ужасе, на бескрайней равнине не осталось ни каких следов пережитого сумеречного кошмара. Парень вернулся обратно. Глеб понуро сидел на рюкзаке, положив на колени арбалет, рядом на снегу сидел удивленно озирающийся, зевающий Мишка.

- Благодарю - буркнул Глеб, не поднимая глаз - Сам не знаю, что на меня нашло.

- Это я тебя благодарю - сказал Володя и, проходя мимо, хлопнул стрелка по плечу - Если бы ты из палатки не вылез, все бы там остались. У меня крышу конкретно сорвало.

- Правда? - поднял на него глаза Глеб.

- Чистейшая - признался Володя - Страшная штука этот туман, до сих пор как вспомню, так вздрогну.

- Кажется, я опять что-то пропустил - хмуро констатировал Мишка и снова зевнул, мало что, не вывернув челюсть.

- Уж поверь, ни чего такого, о чем следовало бы сожалеть - хмыкнул Володя - Итак, утро наступило, все живы, можно отправляться в путь. Как показало наше сегодняшнее бегство, я вполне способен летать.

- Сначала придется вернуться обратно - хмуро сообщил Глеб.

- На фига? - не понял волшебник.

- Все стрелы там остались - буркнул стрелок - Я их из рюкзака выложил, думал мало ли, вдруг утром что.

- Понятно - Володя потянулся, оглядел окрестности и продолжил - Тогда рассиживаться не будем, полетели.

Володя не стал изображать противозенитные маневры и уже через пару минут они оказались у места сегодняшнего ночлега. Площадка не претерпела особенных изменений, если не считать того, что исчезли все тела погибших эльфов, причем исчезли только тела и кожаные элементы амуниции, металл и дерево, остались не тронуты. От пленного эльфа тоже остался только панцирь и гвоздики от сапог. Видимо именно его вопли Володя и слышал, парня передернуло.

Глеб долго ползал по тому месту, где раньше стояла палатка, собирая рассыпавшиеся стрелки. Кожаные обоймы, в которых они раньше хранились, бесследно исчезли. Наконец все было собрано, ребята перекусили, но перед дорогой решили проверить по карте, нет ли на ней значка Сашки. Все дружно удивились, как эта простейшая идея не пришла им в голову раньше и тут обнаружили, что карты то и нет. Володя помнил, что достал ее, перед тем как Глеб заметил в небе точки, но хоть убей, не помнил, куда же мог ее сунуть. Вторая карта была у Сашки в рюкзаке и пропала вместе с ним. Парни облазили всю вершину тороса, но карту так и не нашли. Наконец, поняв всю бесперспективность дальнейших поисков, Володя скомандовал отлет.

***

То ли ящеры эльфов летали быстрее Володи, то ли были выносливее волшебника, но утверждение пленного, что до базы, ну или замка Хозяев, это уж как кому больше нравится, полдня лета, не выдержало проверки реальностью. Парень буквально выбился из сил, но если судить по ориентирам они до вечера не преодолели и половины пути. Ближе к заходу местного светила, Володя выбрал самый высокий ледяной пик в округе, имевший хоть и небольшую, но ровную площадку на вершине и туда приземлился. Ночь прошла спокойно, хотя ночевка на снегу, без палатки поначалу сильно напрягала, а утром на них напали.

Когда ребята завтракали, из-за края площадки, как горох из дырявого мешка на них посыпались колобки. Правда, в отличие от сказочного героя, местные колобки были ростом по колено, имели полный комплект конечностей, их тела покрывала пушистая белая шерсть, а еще у них имелись громадные пасти с явно чрезмерным количеством тоненьких острых зубов. В верхних конечностях многие из колобков сжимали острые сосульки. От удивления у Володи и Глеба в буквальном смысле отпали челюсти, к счастью Мишка удивляться не стал, а сразу вскочил и вступил в бой.

У колобков явно были планы на все съестное, что было у ребят, включая и их самих. Мишка их не остановил, скорее, раззадорил, Глеб, перестав щелкать клювом, сделал пару выстрелов, но вовремя сообразил, что это практически бесцельный перевод боеприпасов. Ребята вступили в рукопашную, довольно скоро выяснив, что самым эффективным способом борьбы с круглой напастью являются пинки ногами. Футбольными ударами удавалось не только отправить конкретного колобка за пределы площадки, но зачастую по дороге он захватывал еще пару-тройку других. Сосульки не доставляли парням особых неудобств, легко ломаясь о доспехи, так что было скорее весело, чем страшно.

Вот только, через минут семь этого экзотического футбола, один из колобков исхитрился и укусил Володю за ногу, чуть ниже колена. Получив удар, кусачий улетел на манер футбольного мяча в девятку, но парню, как-то резко перестало нравиться это развлечение, тем более, что колобков меньше не становилось. Он подозвал к себе парней и вдарил по колобкам медленно движущейся стеной пламени. Вот это уже оказалось не по вкусу нападавшим, и они споро покинули поле боя, подхватив и унеся с собой своих подпаленных сородичей.

Когда они остались на площадке одни, не смотря на протесты пострадавшего, Глеб осмотрел Володину ногу, и хотя укус был не глубоким, на всякий случай залил его жутко вонючей настойкой оранжевого цвета из аптечки, выданной им в дорогу Анором. В инструкции было сказано, что это обеззараживающее и заживляющее средство. На этом Глеб не успокоился и еще и замотал ногу тряпицей взятой все из той же аптечки. Закончив лечение, парни вернулись к прерванному завтраку.

До обеда новых неожиданностей не последовало. Володя, с пристегнутыми к нему силовыми захватами парнями, летел на высоте метров в триста-четыреста, а под ними расстилалась снежная равнина, изредка перечеркнутая трещинами и расщелинами. Периодически все это ледяное царство начинало переливаться всеми цветами радуги, когда в разрывы облаков проникали лучи местного светила. В общем, было очень красиво и как-то умиротворенно, что ли. Буквально не боевая спасательная операция, а прогулка на свежем воздухе с пикником и посещением местных достопримечательностей. Парни даже периодически забывали следить за землей и воздухом и начинали весело болтать, а один раз даже спели "Под крылом самолета", но так как слов до конца ни кто не помнил, их незнание было компенсировано частым повторением припева.

Вообще, за пару дней постоянных полетов, Володя приноровился к передвижению с грузом, немного разобрался в механизме техники левитации, в чем как обычно сильно помог волшебный сон, и как результат сегодня у него получилось лететь раза в три-четыре быстрее, чем накануне, да и остановок он стал делать меньше.

К обеду ребята наконец-то достигли окрестностей базы, на которую эльфы уволокли Сашку. Хотя, наверное, достигли окрестностей, это слишком сильно сказано. Здоровенную гору, на которой и располагалась база-крепость, стало видно километров с тридцати, если не раньше. Едва они удостоверились, что это именно искомая гора, Володя на всякий случай снизился и летел почти над поверхностью, повторяя складки местности. Скорость он тоже снизил, в общем, добирались до подножья горы они около часа. Как ни странно, но они не встретили на своем пути ни наблюдателей, ни патрулей, даже воздушной разведки и той не было. Это несколько напрягало и заставляло вглядываться в каждую подозрительную складку рельефа, камень или пещерку с удвоенным вниманием. Но вокруг были тишина и спокойствие, и ничего подозрительного они так и не заметили, как не всматривались.

Только подлетев к горе, чуть ли не вплотную, они обнаружили первые признаки жизни. На широком карнизе метрах в двухстах от подножия горы располагался сторожевой пост. Володя поднял ребят на вершину соседнего тороса, который был немного выше поста, и оттуда они не меньше получаса разглядывали это чудо фортификации через волшебные линзы. В принципе, разглядывать то особо было и нечего. Убогий блокгауз, сложенный из мелких обломков скальной породы, под соломенной крышей, окружала не высокая стена, вряд ли способная спасти от врагов. По-видимому, ее основной задачей было не позволить обитателям опорного пункта свалиться в пропасть. Рядом с блокгаузом возвышалась пародия на сторожевую вышку, смысла от которой в горах как-то вообще не просматривалось, вот и весь грозный форт.

Полчаса ушло в основном на то, чтобы убедить Глеба, выросшего в военных городках, что это убожество не маскировка реального поста, а сам пост и есть. Наконец тот сдался, и парни стали прикидывать как бы эту чудо-крепость половчее захватить. Гарнизон форта был представлен восьмью разумными, в которых Володя и Мишка хоть и не сразу, но опознали гоблинов, правда, по самые глаза закутанных в какую-то рванину. Двое этих вояк тащили службу на башне, где вместо несения караула резались в кости. Еще двое занимались тем же самым, но у входа в блокгауз. Оставшаяся четверка сидела внутри и, по-видимому, отдыхала, хотя, скорее всего, продолжала заниматься тем же самым, но уже в относительном тепле, комфорте, и даже можно сказать, в домашнем уюте. Один раз, за время наблюдения, четверки поменялись местами.

План захвата парни выработали быстро. Был он не замысловатым как веник и прямым как лом. Глеб и Володя должны были снять часовых на башне, а Мишка разобраться с теми, что сидели у блокгауза. Дальше решили действовать по обстоятельствам. Володя перенес парней на позиции и по сигналу Мишки они начали.

Все оказалось даже проще, чем они ожидали. Часовые на вышке и пикнуть не успели. Один из них повалился со стрелой в основании черепа, а второй вспыхнул ярким костерком. Неожиданной оказалась реакция гоблинов сидевших внизу. Оба этих служивых задрали башки и стали разглядывать костерок, внезапно возникший на башне, причем без единого звука, чем изрядно упростили задачу Мишке. Он перемахнул через крепостную стену, и в два прыжка одолев разделявшее его с часовыми расстояние, одним ударом меча упокоил обоих. Гоблины, сидевшие в блокгаузе, совершенно не заинтересовались происходившим снаружи, продолжая азартно резаться в кости.

Парни собрались в крепостице, и пошли на штурм. Мишка как таран ворвался в незапертую, как выяснилось, дверь и по инерции влетел в стол, за которым сидели игроки. Те, разлетевшись как кегли, несколько оживились, стали хвататься за оружие, но предпринять ничего уже не успели. Буквально за мгновение численность их популяции сократилась в четыре раза и стала составлять ровно одну особь, которая справедливо решила, что бой проигран и бросила оружие.

Разговор с пленным гоблином оказался на редкость содержательным. Тот не знал ничего, ну то есть абсолютно. Все его знания об окружающем мире сводились к двум пунктам. Первый. Жрать здесь дают раз в седмицу, выглядит это так, прилетает ящер и с него нужно снять вьюк, причем снять быстро, а то улетит и жрать будет нечего, а это печально. Ящер прилетал вчера, так что еды много. Второй. В стене блокгауза есть дверь, ведущая в гору, за дверью лестница, говорят винтовая, подниматься по ней нельзя, а то секир башка будет. Вот и все.

Счет дальше семи был гоблину неведом, поэтому внятно объяснить, как давно он тут служит, тот не смог. Давно и точка. Вопрос, зачем они вообще здесь находились, вызвал у пленного мучительное раздумье, которое закончилось тем, что он честно сообщил, что не знает. Потом еще подумал и предложил ребятам самим дать ответ на этот вопрос, а заодно и ему растолковать. На вопрос, кому он служит, гоблин тоже ответить не смог, не интересовался как-то. Жрать дают, служба не пыльная, чего еще нужно? Больше всего офигивал от этого допроса Глеб, в его голове видимо не укладывалась сама возможность подобного отношения к военной службе, остальным парням было легче.

Закончился допрос тем, что пленный попытался ткнуть, невесть откуда вытащенным ножом Мишку в живот, нож сломался о кирасу, а голова гоблина не выдержала знакомства с Мишкиным бронированным кулаком. А вот дальше, неожиданно, стало хуже.

Еще минут сорок назад, Володя, как-то неловко наступил на покусанную ногу, и почувствовал, что она будто чужая, онемение наступало еще несколько раз, но нога в целом слушалась, и он перестал обращать на нее внимание. Как выяснилось - зря. Легкий озноб, который его периодически охватывал последнюю пару часов, он списывал на возбуждение перед возможным боем. И даже возникшее не большое головокружение парень также посчитал последствием недавнего сотрясения мозга. И вообще, он считал, что сейчас не до этого. Делом надо заниматься, делом, товарища из беды выручать, время то идет, а лечением займемся потом, когда все приключения будут уже позади. А тут Володю начало колотить уже всерьез. Зубы стали выбивать чечетку, ноги подкашивались, а перед глазами поплыли разноцветные круги. Он чуть не упал, парни еле успели подхватить его под руки и уложили на топчан, на котором, по-видимому, спали гоблины. Топчан жутко вонял, но Володе это было глубоко фиолетово.

Глеб смотался на разведку, поднявшись по лестнице на несколько пролетов, везде лежал толстенный не тронутый слой пыли. Когда он вернулся, то они вместе с Мишкой затащили Володю по лестнице наверх и уложили на первой же площадке. Парень еле шевелил ногами, и его реально пришлось тащить. Перед тем как окончательно впасть в забытье Володя прошептал:

- Ну, что за невезенье-то такое, сначала сотрясение, теперь и вовсе покусали бешеные колобки! Писец! - он хрипло засмеялся и потерял сознание.

Глава 11.

Когда Сашка, наконец, остался один, он сразу же резко пожалел о своем решении поиграть в героя американского третьесортного боевика. Он почувствовал себя таким одиноким, маленьким, брошенным и несчастным, что аж зубами заскрипел, чтобы не разреветься и не начать себя жалеть. Первым побуждением было не дожидаясь прилета неизвестных броситься в спасительный портал, а там хоть трава не расти. Безумным усилием воли парень подавил в себе этот порыв и начал заниматься делами. Для начала он обошел кругом всю площадку, заглядывая за ее края. Один раз он чуть не сверзился, с черт знает какой высоты, когда под ногой подломился ледяной карниз, нависавший над обрывом, но все же обнаружил искомое. Достаточно широкий ледяной выступ метра на три ниже верхней площадки, где был открыт портал. Прикинув возможность быстрого спуска на этот выступ, парень нашел его вполне подходящим для своих целей. Для очистки совести он все же обошел весь периметр до конца, но ничего более подходящего не нашел.

Летучие всадники быстро приближались, и Сашка решил вернуться к порталу. По дороге он нашел присыпанную снегом карту, которую, по всей видимости, обронил Володя, парень буркнул себе под нос: "Маша-растеряша, хотя это к лучшему" - и сунул ее в свой рюкзак. Немного поколебавшись, он все же сунул в рукава куртки пару метательных ножей и стал ждать прилета незваных гостей. Как ни странно он полностью успокоился и, застыл у портала в позе капитана Немо, от предстоящей встречи испытывая лишь азарт.

Ждать слишком долго не пришлось. Летучие всадники, сделав пару кругов над торосом, разделились. Один ящер круто спикировал вниз и приземлился на краю площадки, с него спрыгнул сидевший сзади, воткнул в снег копье и, сделав десяток шагов по направлению к Сашке, остановился, разглядывая его. Парень не двинулся с места, в свою очередь, разглядывая визитера. Игра в гляделки продолжалась около минуты.

Первым не выдержал эльф, он поклонился и заговорил с парнем на неизвестном тому языке, видимо эльфийском, с другой стороны, странно было бы заговори он с ним на гоблинском наречии. Сашка внимательно выслушал, поклонился в ответ, развел руками и для убедительности покачал головой. Эльф задумался и обратился к парню на другом языке, Сашка повторил пантомиму, правда, уже без поклона. Эльф не утешился и перепробовал еще с десяток разных языков, один из которых показался парню смутно знакомым, но исключительно по принципу, вроде слышал когда. В общем, Сашке это надоело и, прервав очередной монолог эльфа, он заговорил сам:

- Уважаемый, не знаю уж как вас звать-величать! Вы бы ко мне еще на языке горных троллей обратились, вот тут у нас с вами точно получился бы содержательный и конструктивный диалог.

Эльф задумался, потом круто развернулся и что-то прокричал оставшемуся сидеть верхом, всадник ответил и вдарив пятками по бокам верхового ящера, заставил того развернуться и свалиться в пропасть. Впрочем, вскоре летающий ящер вновь показался в поле Сашкиного зрения, подлетел к кружащим на удалении всадникам и вернулся в сопровождении другой крылатой бестии. Оба ящера сели на вершину тороса и со второго спрыгнули сразу двое эльфов, тут же направившихся к Сашке. Парень немного напрягся и даже сделал пару шагов по направлению к порталу, но вновь прибывшие были безоружны и он вернулся обратно. Эльфы коротко переговорили между собой, тот, с кем он налаживал контакт, удалился к летающим ящерам, а один из новеньких заговорил на вполне приличном русском:

- Приветствую тебя благородный незнакомец, я Охтарон, принц народа Туатта де Данаан. Как к тебе можно обращаться?

Вот тут Сашка и задумался, и лишь прикинув несколько вариантов, из-за чего пауза неприлично затянулась, а эльфы даже пару раз переглянулись между собой, заговорил:

- Приветствую тебя, благородный Охтарон, принц народа Туатта де Данаан - тут парень изобразил вежливый, но не шибко низкий поклон - Я, Сашка, друг народа Туатта де Данаан, путешественник.

Теперь паузу взяли уже эльфы, и что было совсем уж не вежливо с их стороны, даже обменялись друг с другом парой фраз на не известном Сашке языке. После паузы, назвавшийся Охтароном заговорил:

- Никогда о тебе не слышал.

- Забавно, я о тебе тоже - парировал парень.

Принц насупился, но продолжил:

- Кто сейчас правит народом Туатта де Данаан?

- Как и прежде - пожал плечами Сашка - Пресветлая королева-мать Дану.

- Ну, хоть это хорошо. Кажется, я слишком давно не был дома - проворчал Охтарон.

- Возможно, пора исправить это, мой принц? - подал голос второй эльф оставшийся безымянным.

- Возможно - ответил ему Охтарон и обратился к парню - Ты ведь волшебник, уважаемый Сашка?

- К сожалению, нет - развел руками парень.

- Каким же образом ты попал в этот мир? - очень натурально удивился принц.

- Скажем так, мне помогли - ответил Сашка.

- Но ты можешь вернуться обратно? - поинтересовался Охтарон.

- Конечно - в свою очередь удивился парень - Ведь я путешественник, а не ссыльный.

Эльф покивал головой и поинтересовался:

- Ты прибыл сюда один?

- Разумеется, нет - ответил Сашка - А что?

- Просто интересно - улыбнулся принц - Я не вижу твоих спутников.

- А! - ответил парень - Все очень просто, их не заинтересовал этот мир и они предпочли вернуться.

- Уж извини за навязчивость - вновь улыбнулся эльф - Но чем же тебя этот мир смог заинтересовать?

- Я здесь кое-что ищу - вернул улыбку Сашка.

- Разумеется - хмыкнул принц - Могу ли я попросить тебя об одной услуге? Раз уж ты назвался другом моего народа, не думаю, что она принесет тебе много хлопот.

- Да запросто! - развел руками парень - Попросить меня можно о чем угодно!

Охтарон вновь хмыкнул, но продолжил:

- Я хотел бы передать весточку моей сестре.

- О, это вполне реализуемо! - буквально расцвел в улыбке парень - Кто твоя сестра и что ей нужно передать?

- Моя сестра, Пресветлая королева-мать Дану народа Туатта де Данаан - в свою очередь ощерился эльф.

- Неожиданно - почесал затылок Сашка и разом став серьезным спросил - Что нужно ей передать?

- Письмо и одну безделицу, за которой я в свое время сюда и сунулся - тоже став серьезным ответил принц.

- Размер безделицы? - поинтересовался парень.

- Небольшой - уверил его Охтарон - Она вполне поместится вот в такой мешочек - эльф изобразил руками размер мешочка, в который при всем желании сложно было бы засунуть что-то сильно крупнее наперстка - Хотя я бы предпочел передать ее лично, если ты не против, и сможешь захватить меня с собой.

- Сдается мне принц, что безделица эта имеет прямое отношение к предмету моих поисков в этом мире - улыбнулся Сашка - И я совсем не против попутчика.

- Прекрасно - просиял Охтарон - Тогда возможно ты согласишься, стать гостем в моем доме? Мне необходимо дать распоряжения на время моего отсутствия и захватить безделицу - эльф подмигнул парню.

- Возможно - ответил парень.

- Тогда, если ты не против, сначала я воспользуюсь твоим гостеприимством - улыбнулся принц - Мои воины долгое время провели в седле, им необходим короткий отдых. Разреши нам разбить лагерь на этой площадке, а пока воины будут отдыхать, я хотел бы услышать новости из дома.

- Да, пожалуйста! - широко развел руками Сашка - Пусть твои воины отдыхают, и я с удовольствием поведаю тебе новости из дома, но я хотел бы услышать и твою историю.

- Разумеется, это будет справедливый обмен! - снова улыбнулся Охтарон и, повернувшись к сопровождавшему его эльфу, сказал - Командуй привал и организуй нам более комфортные условия для разговора!

- Да, мой принц! - низко поклонился так и неназванный эльф и быстрым шагом удалился к летающим ящерам.

Через пару минут на площадку сели еще четыре верховых птеродактиля и спустившиеся с них воины занялись кормлением своих пташек и обустройством лагеря. Вскоре вернулся и посланный принцем эльф, которого парень про себя окрестил адъютантом, что бы хоть как-то выделять из числа остальных. Он притащил с собой три складных изящных стульчика и чемоданчик, в котором оказалось несколько резных кубков и пара бутылок. Стулья были расставлены, в кубки было налито, но Сашку не покидало какое-то смутное беспокойство. Хотя он сам себя убедил, что сработал тот самый шанс, который один на миллион, и гости оказались вполне себе приличными эльфами и даже возможно друзьями, но полностью расслабиться не мог.

Он вежливо отказался от угощения и не сразу воспользовался предложенным стулом, предпочитая не лишать себя свободы маневра и оставаться на ногах. Лишь спустя какое-то время до него дошла некоторая пикантность ситуации, что он стоит на своих двоих, в то время как эльфы вальяжно сидят, и он исправил этот досадный промах. Несколько удивило то, что принц не торопился расспрашивать о событиях дома, предпочтя начать рассказ о своих подвигах и злоключениях в этом мире. Рассказ получался долгим, монотонным, довольно занудным и Сашка понял, что уже почти потерял нить повествования и его начинает клонить в сон.

Пытаясь избавиться от этого наваждения, он стал поглядывать на то, как воины разбивают лагерь и к своему огромному удивлению узнал одного из эльфов. Это был тот самый воин, с кем он проводил тренировочный бой на следующий день после своего прибытия в Волшебную страну. И этот эльф тоже узнал Сашку, так что ошибка была исключена. Парень не смог скрыть своего удивления и повернувшись к собеседникам, увидел на лице принца гримасу досады, а в руке адъютанта какой-то предмет, который тот выдергивал из-за пазухи. На чистом автоматизме Сашка попытался уйти с линии возможной атаки, параллельно метнув свои ножи в гостей, все же оказавшихся врагами.

В принципе он почти успел, вот только "почти" не считается. Нож с правой руки попал просто идеально, войдя точно в кадык назвавшегося Охтароном, а вот нож с левой - подвел. Адъютант, прежде чем спокойно скончаться, успел навести на парня вытащенную из-за пазухи хреновину, Сашку практически парализовало, и он упал на снег. Эффект был краткосрочным, видимо парень не успел получить полной дозы, так как левая рука продолжала слушаться, да и остальное тело стало отходить, но встать он не успел. Эльфы, ставившие лагерь набросили на него какую-то сеть, и он почти мгновенно вырубился. Последнее что он увидел, уже меркнущим взором, была арбалетная стрела, пробившая горло одному из эльфийских воинов.

***

Когда Сашка очнулся, то для начала попытался оглядеть окружающий мир лишь чуть-чуть приоткрыв глаза. Его окружала темнота, хоть глаз выколи. Он открыл глаза полностью, лучше не стало. Связан он не был, это радовало, но пропали все его вещи, включая одежду, а это огорчало до крайности. С него сняли даже маяк, висевший на шее. Сашка попытался встать и пребольно стукнулся головой. Схватившись руками за голову, он даже застонал. Когда звездочки в глазах перестали рябить, Сашка уже аккуратно попытался ощупать руками место своего заточения.

Он находился в низком каменном мешке, в котором было невозможно встать в полный рост, и имевшем размеры примерно два на два с половиной метра. Одна стена его камеры имела решетку, три других были каменными, каменным были и пол с потолком. Вдоль одной из стен была навалена вонючая солома, видимо постель, в противоположном углу присутствовала еще более вонючая дыра, в которую не пролазил даже кулак, видимо туалет, больше в камере ничего не было.

Сашка сел и задумался. Стоит заметить, что мысли его были безрадостны. Так влипать ему еще не доводилось, идей не было, рассчитывать на чью-либо помощь он не привык, в общем, до бездны отчаянья оставался буквально один маленький шажок. Попытка анализа ситуации, в которую он попал, выдала лишь один положительный момент, зелье все еще действовало, поэтому холода он не чувствовал. Парень попытался сконцентрироваться на этом единственном положительном, что осталось в его жизни, и тут его сморил волшебный сон.

***

Сегодняшний сон настолько выбивался из череды предыдущих, что было полное ощущение, что в сонном царстве ошиблись и подсунули ему чей-то чужой. Никаких любовных треугольников, никаких обид и издевательств, вообще ничего. Во сне Сашку окружало нечто белое и светящееся, больше всего похожее на туман, но не липкий и влажный, а сухой и теплый. В этом тумане можно было передвигаться и по мере продвижения он менял цвет. Если идти, условно, в одну сторону он зеленел, если в другую желтел, оба цвета были приятны, но Сашка выбрал желтый и пошел.

Сколько он бродил в этом мареве, постепенно приобретавшем цвет солнечных лучей, ответить было сложно. В этом месте отсутствовало само понятие времени. Вдруг впереди марево стало редеть, и парень вышел на свободное от тумана пространство залитое светом невидимого солнца. Полянка или пятачок свободного пространства был не велик, размером с небольшую комнатку, но стоило Сашке в нее войти, как произошла мгновенная метаморфоза и она увеличилась до гигантских размеров. Теперь он стоял на мягком светлом полу и во все стороны, сколько видел взгляд, его окружал все тот же пол и залитое светом солнца пустое пространство. Парень огляделся и увидел вдали белое пятнышко, так как делать было решительно нечего, а по своему опыту Сашка знал, что волшебные сны бывают очень длинными, то он решил туда прогуляться.

По мере приближения, пятнышко стало напоминать фигуру сидящего в позе лотоса человека в белой одежде. Сашка не торопясь шел к фигуре и вскоре понял, что подходит к человеку со спины. Когда до фигуры оставалось метров сорок, он понял, что сидящий не совсем человек, или даже совсем не человек. Ярко синяя кожа, странной формы уши, больше пока что ничего сказать о местном он не мог. Сашка обошел сидящего по широкой дуге, так чтобы подойти к нему со стороны лица.

Когда до существа осталось всего с пяток метров, оно приподняло низко опущенную до этого голову и на парня уставилось три глаза, один из которых располагался на лбу, в остальном лицо напоминало человеческое, хотя все пропорции были немного другими. Сашка нерешительно остановился. Существо некоторое время изучало его всеми тремя глазами, после чего глаз на лбу закрылся, и, улыбнувшись, оно произнесло приятным баритоном:

- Присядь и задавай свои вопросы.

Сашка присел на пол, подогнув под себя ноги, невольно почти повторив позу собеседника и задумался. За время пребывания в волшебной стране, одно он для себя уяснил четко, волшебные сны это не только отражение, но и продолжение реальности. После возвращения из Муспельхейма, во всех последующих снах, Глеб всегда был на его стороне. К тому же у него возникла полная уверенность, что от полученных сейчас ответов будет зависеть вся его дальнейшая жизнь, если конечно она у него вообще будет. Поэтому он сразу отмел вопросы типа - "Кто вы?", "Где я?" и тому подобные и задал тот, что давно его мучал:

- То, что происходит в волшебных снах, которые я вижу, это реальность?

- Конечно - ответил его странный собеседник - Но с одним отличием. Она строится лишь из того, что ты взял в нее с собой.

- Интересный ответ, хотя и не понятный - пробурчал парень.

- Уж, какой есть - улыбнулось существо - Интересный вопрос, но не важный. Спрашивай еще.

Сашка натужно соображал, пауза затягивалась, существо хранило доброжелательное и немного отрешенное молчание. Наконец парень поймал за хвост мысль, довольно давно его посетившую, но предпочитавшую все последующее время таиться на задворках сознания, сформулировал из нее вопрос и задал его:

- Любой человек может стать волшебником?

- Да - с улыбкой произнес его синий собеседник - Это правильный вопрос. Также как любой человек может стать художником или музыкантом, просто у каждого есть свой предел, для одного это "Чижик-пыжик" одним пальцем, а для другого "Мона Лиза".

- Как? - выпалил Сашка и сам скривился от этого вопроса - Только не нужно ответа в стиле: "Почувствуй силу, Люк!".

Собеседник широко улыбнулся и ответил:

- Не самый плохой совет. Но для тебя он подойдет лишь частично. Твой предел это вещи, наделенные волшебной силой, а при долгом и кропотливом самообучении, возможно, простейшие техники, такие как волшебный фонарик. На большее ты не способен.

- И то хлеб - буркнул себе под нос, немного расстроенный парень - Как мне научиться этому?

- Почувствуй силу, Люк! - еще шире улыбнулось существо - Почувствуй волшебную вещь, увидь ее внутренним зрением и слейся с ней. У тебя все получится!

- А как... - начал Сашка.

- Твое время истекло. Ты задал правильные вопросы - прервал его синекожий собеседник - Прощай.

Его третий глаз открылся, пристально уставился на парня, все вокруг залил ослепляющий, но при этом ласковый солнечный свет и Сашка проснулся.

***

Пробуждение на вонючей соломе в абсолютной темноте, после мягкого пола и ласкового солнечного света из сна, было до крайности неприятно и вызвало целую бурю чувств. Не без труда, Сашка успокоил бушевавшие внутри него эмоции и, взяв себя в руки, отрешился от реальности, раз за разом прокручивая в голове разговор из сна. Первым побуждением, что в принципе нормально, было посчитать этот сон обычным, а, следовательно, забить и забыть. Парень не поддался этому побуждению и стал искать логическое зерно. И оно, как ни странно, нашлось.

В тот момент, когда Володя создавал, по его просьбе, "сюрпризы" для незваных гостей, на самом краешке его сознания мелькнуло ощущение, что он с камнями стал единым целым. Сейчас Сашка уцепился за это воспоминание и всеми силами попытался вернуть это ощущение. Долгое время ничего не происходило, а потом, внезапно, получилось! От неожиданности он даже попытался активировать камни, но в ответ пришло ясное понимание, что они слишком далеко от него и ничего не получится. Удивление от произошедшего было настолько велико, что парень потерял концентрацию, и его выбросило из состояния единения с камнями.

Сашка немного полежал на соломе, приходя в себя, и попробовал снова. На сей раз единение пришло почти сразу. Он четко ощущал камни, мог даже указать направление, в котором они находятся, вот только управлять ими на таком расстоянии не мог. Закрепляя успех, парень начал исследовать окружающий мир, находясь в этом странном и зыбком состоянии, и почти сразу обнаружил в себе еще несколько связей. Две из них принадлежали маякам, а еще одна вела к подарку королевы Дану. С маяками все было просто. Они просто были на него настроены, и все что Сашка мог с ними сделать, это отвязать от себя. А вот с деревянным кругляшом все было сложнее.

Парень чувствовал, что тот под завязку накачен энергией. Чувствовал, что в этот артефакт заложено, просто таки немереное количество возможностей, но, грубо говоря, зайти в меню управления не мог. Что-то мешало, может быть, расстояние, как с камнями, а может не умение, но факт оставался фактом. Промучившись с попытками контакта битый час, Сашка вывалился из состояния единения выжатый как лимон. У него было полное ощущение, что он разгрузил вагон, под завязку набитый мешками с сахаром, да что там вагон, состав, не меньше! Он лег на солому и попытался расслабиться и отдохнуть. Обстоятельства этого ему не позволили, буквально через минуту он услыхал звуки шагов и увидел отблески света за решеткой.

Сашка решил не дергаться и пустить события на самотек. Шаги приближались, света становилось больше, глазам уже привыкшим к темноте стало больно. Парень прикрыл их и стал ждать дальнейшего развития событий. И они не заставили себя долго ждать. Шаги затихли перед его камерой.

- Ага! - раздался голос из-за решетки - Щенок, скоро ты за все ответишь перед хозяевами!

Сашка приоткрыл глаза и в неровном свете, кажется, масленого фонаря, увидел ухмыляющуюся рожу знакомого по поединку эльфа. Тот сплюнул, поставил фонарь на пол и, достав из-за пояса уже знакомую парню по недавним событиям палку-вырубалку, направил ее на решетку. Потом наступила темнота.

***

Новое пробуждение было лишено даже той малости приятных ощущений, как предыдущие. Сашка был распят и намертво прикручен к чему-то. Ассоциации, которые вызвал этот факт, были настолько страшны, что его пробил холодный пот. Свободными от оков были только глаза и крайние фаланги пальцев, даже головой пошевелить не удалось. Оставалось только разглядывать резной каменный потолок, почти сплошь покрытый фресками со сценами устрашающих пыток и казней. Парень понял, что начинает срываться в панику. Никакие внутренние уговоры не помогали, ситуация в которой он оказался, нагоняла такой дикий животный страх, что самоконтроль собрался уходить в отпуск, причем похоже на всю оставшуюся жизнь.

Сашка от подступившего ужаса совсем уж было, готов был сорваться в спасительное безумие, но помешала ненависть. Ее волна остановила подступающее безумие, отогнала панику и на время прекратила истерику. Ему до такой степени захотелось отомстить, что сознание очистилось от мути страха и начало искать хоть какой-то выход. При этом выход годился любой. Вопрос собственного выживания его уже не волновал, он жаждал крови и смерти врагов. То, что он слабо представлял, кто же именно его враги и в чьи же именно лапы он попал, его тоже не сильно напрягало. "Враг должен лежать в земле!" - этот девиз его сейчас более чем устраивал.

Единственное, до чего ему удалось додуматься, это попытаться вновь дотянуться до камней-бомб. Он уже привычно скользнул в состояние единения и с безумной радостью обнаружил камни буквально у себя под боком. Ему даже показалось, что камни ему тоже обрадовались, как старому доброму знакомому. А главное, они сообщили, или это была игра его больного воображения, что готовы выполнить приказ на активацию заложенной в них волшебной техники. Как Сашка удержался от мгновенной активации, даже для него самого навсегда осталось загадкой. Совершенно успокоившись, он продолжил изучение окружающего пространства.

Рядом с камнями он обнаружил маяки и подарок королевы. Возможно, здесь и вовсе были все его вещи, но в отличие от волшебных, обычные парень не чувствовал. Сашка попытался соединиться с деревянным кругляшом, так же как это получилось у него с камнями, но ничего не вышло. Он пробовал и так и эдак, но артефакт хранил презрительное молчание и подчиняться не собирался. Испробовав все способы, до которых смог додуматься, Сашка впал в тоску. Внезапно ему в голову пришла странная фраза из давным-давно прочитанной книги - "Молви друг и войди!". Он уже вполне дозрел до того, что бы молвить что угодно, хоть: "Сим-Сим, откройте дверь, будьте так добры!" - он вновь дотянулся своим сознанием до кругляша и сказал ему - "Я друг!" и тут же провалился в меню управления.

Все что рассказывал ему гном, об этом артефакте меркло по сравнению с его реальными возможностями! От неожиданности Сашка снова потерял концентрацию и выпал в обычный мир. А ситуация в нем значительно изменилась. Парень больше не находился в одиночестве. Весь не маленьких размеров зал, ну, если судить по размерам потолка, который был доступен для рассмотрения, был наполнен звуками шагов, шуршанием материи и негромкими голосами. Сашка не стал терять времени и вновь скользнул в единение. На сей раз артефакт незамедлительно пропустил его в меню. Но как следует покопаться в возможностях королевского подарка, парню не удалось.

Жуткая боль в руке буквально выдернула его в реальность. То к чему он был прикручен, по всей видимости, какая-то платформа, изменила свое положение, и теперь он полу висел на ней под сорок пять градусов, хорошо хоть, ногами вниз в направлении битком набитого зала. Несколько сотен существ одетых в рясы и мантии с низко надвинутыми на лицо капюшонами заполняли все видимое им пространство. Те, что в мантиях стояли ближе, те же, что в рясах ютились в дальних от него рядах. Рядом с ним стояло еще одно существо в мантии кроваво-красного цвета и вбивало гвоздь в его левую ладонь. Боль была дикая, Сашка зашипел, существо удовлетворенно кивнуло и, повернувшись к собравшимся в зале, произнесло:

- Рад приветствовать Высших иерархов и Хозяев! Думаю, что все уже оценили качество доставленного нам, нашими слугами и рабами, жертвенного экземпляра.

Ответом ему был довольный гул толпы.

- Это будет великолепное пиршество! С вашего позволения я сегодня полностью перейду на этот варварский язык, ибо жертва должна в полной мере осознавать, что с ней произойдет в следующую секунду.

И снова его словам вторил одобрительный гул.

- Я думаю, что постепенно сминаемая воля, угасающая надежда, боль, отчаяние и ужас этого экземпляра станут достойной наградой нам за столь долгое вынужденное воздержание! Все ли Высшие иерархи собрались?

Из зала раздался чей-то возбужденный голосок, сказавший пару фраз на каком-то визгливом языке.

- Ну, что же! Думаю, пара минут ожидания не повредит ни нам, ни этому экземпляру. А пока что, я вкратце расскажу, что же именно ждет эту жертву в ближайшее время.

Сашка понял, что еще немного, и он начнет выть и визжать от страха, пытаться вырваться из пут и потеряет даже тот минимальный шанс на выживание, который у него остался. Он испугался, что даже камни активировать не сможет. И вновь на помощь пришла спасительная ненависть, теперь она была уже не абстрактной, он увидел врага. Парень нырнул в единение и в бешеном темпе начал потрошить меню артефакта. И снова его выдернула в реальность боль. Теперь его мучитель вбивал гвоздь в правую ладонь.

- Я чувствую, наша жертва слегка заскучала - весело сообщило залу существо - Кроме того, я думаю, что время ожидания вышло. Пускай отсутствующие сами винят себя за упущенное удовольствие.

И вновь ропот одобрения прокатился по залу.

- Пожалуй, начнем! - существо сбросило с головы капюшон, и парень увидел вполне миловидное, почти человеческое лицо, на лишенной даже намека на растительность, сильно вытянутой назад и вверх голове с бледно голубой кожей. Существо взглянуло на него и ощерилось в хищной ухмылке, в глазах у существа слегка пульсировали вертикальные зрачки.

Сашка глубоко вдохнул, широко и открыто по-Гагарински улыбнулся, провалился в единение и активировал камни, рванулся сознанием к артефакту, и уже чувствуя, что не успевает, запустил в меню опцию защиты от огня.

Глава 12.

Володя стал жутко тяжелым, парни еле дотащили его до площадки. К счастью в стене были проделаны хитрые световоды, и лестница была худо-бедно освещена, на площадке же было и вовсе светло как ранним вечером. Когда они немного отдышались, Глеб стер со лба, выступивший не смотря на мороз, пот и спросил:

- Что будем делать?

- По-моему, нужно осмотреть ногу - ответил Мишка.

- И что мы там увидим? - хмыкнул Глеб.

- А вот осмотрим и узнаем! - рыкнул Мишка.

Нога Володи жутко распухла, и снять с нее сапог не получилось. После нескольких неудачных попыток, Глеб просто и без затей разрезал сапог и стащил его с ноги. Со штаниной поступили аналогично. Когда раненая конечность была освобождена, взору ребят предстало довольно жуткое зрелище. До колена нога увеличилась в объеме чуть ли не вдвое, покраснела, а вокруг следов от зубов стала фиолетовой. Парни с минуту разглядывали ее, наконец, Глеб не выдержал:

- Я не доктор, но, по-моему, нужно резать.

- Режь - спокойно ответил Мишка - Я его подержу - и навалился всей своей бронированной тушей на Володю.

- Твою мать! - себе под нос буркнул Глеб и полоснул по ране.

Из разреза ему в лицо брызнул гнусно пахнущий гной пополам с кровью. Парень тщательно вытер лицо срезанной с ноги Володи повязкой, удержал рвотный спазм и произнес:

- Кажется, я знаю еще одну профессию, которой не хочу заниматься!

- Это какую же? - не понял Мишка.

- Я не хочу быть хирургом! - ответил Глеб и нажал на края раны, предусмотрительно убрав лицо.

Володя дернулся всем телом и зарядил Глебу здоровой ногой в солнечное сплетение. Когда парень немного продышался и вернулся к операции, то лишь грозно зыркнул на напарника и сказал:

- Держи крепче. И ноги тоже!

Мишка в ответ только виновато кивнул и по максимуму зафиксировал тело Володи. Глеб сдавливал опухоль в разных местах до тех пор, пока из раны не перестал сочиться гной, и не полилась чистая кровь. После этого он достал из аптечки все тот же пузырек с вонючей оранжевой настойкой и от души ливанул ее в открытую рану. Володя вновь дернулся всем телом и захрипел, но на сей раз Мишка его удержал. Настойка, попав в рану, стала шипеть и пузыриться, когда процесс закончился, Глеб налил в рану новую порцию, процесс снова пошел, но уже не так активно. Когда Глеб, изведя практически весь флакон, залил рану в седьмой раз, ничего не произошло. После этого он стянул края раны новой тряпицей из аптечки, обильно смочив ее в остатках вонючего зелья и завязал.

- Все - сообщил он Мишке - Можешь отпускать.

- Как думаешь, поможет? - спросил напарник.

- А ХЗ - ответил Глеб - Но если не поможет, то, что еще можно сделать я не знаю.

Он немного помолчал и продолжил:

- Мне нужно идти туда - он пальцем ткнул наверх - Я должен хотя бы попытаться его спасти - он снова помолчал, потом рубанул рукой воздух и продолжил - Я не знаю, что делать, подарок королевы не подействует без моего присутствия, но бросить Сашку я не могу!

- Я все понимаю - ответил Мишка - Он и мой друг! Если мы потащим Володю, то толку от нас как от спасателей не будет. Поэтому оставим его здесь. Если будет суждено, вернемся. Ну, а если нет, значит, нет!

Парни встали, поправили амуницию и молча двинулись наверх.

***

Первым пошел Мишка, он перебросил щит на правую руку, а в левую взял меч. В ответ на недоуменный взгляд Глеба, тот пояснил:

- Лестница винтовая, мы поднимаемся, так сподручней будет.

Глеб кивнул и взял в руки взведенный и заряженный арбалет. Подъем все длился и длился, при каждом их шаге в воздух поднимались невесомые облачка пыли, впрочем, пыль в морозном воздухе довольно быстро оседала. Когда миновали четвертую площадку, то сделали привал. Парни старались сохранять силы, на случай возможного боя. Немного отдохнув, они двинулись дальше. Потом они сделали новый привал и еще и еще. Вскоре пришлось прибегнуть к зельям из аптечки Анора, налитые свинцом ноги больше не держали хозяев. После приема настоек стало повеселее, но пить их пришлось еще три раза.

Подъем казался бесконечным, Глеб пробовал считать ступени, но постоянно сбивался, один раз дойдя без малого до двух тысяч, он бросил это пагубное занятие. После двенадцатого привала щит и арбалет перекочевали за спины, лишь меч Мишка упорно держал в руках, впрочем, пользуясь им скорее как костылем. Один виток лестницы ничем не отличался от другого, казалось, что они ползут по бесконечной ленте Мебиуса. Шаг, вдохнуть, еще шаг, выдохнуть, снова шаг и так навечно, до конца жизни, нет, до конца времен!

Когда Мишка остановился, Глеб этого не заметил и по инерции вошел лбом в бронированную спину товарища. Мишка устоял, Глеб набил шишку. Немного постояв и переведя дыхание, парень решил прояснить ситуацию и хриплым шепотом спросил:

- Чего стоим, чего ждем?

- Дошли - таким же хриплым срывающимся шепотом ответил Мишка - Дверь.

- И? - просипел Глеб.

- Площадки нет. Стоим, отдыхаем - мечник перевел дух и продолжил - Буду вышибать.

- Ага - согласился Глеб - Может, присядем?

- А если... - начал Мишка.

- Пофиг - ответил арбалетчик - Мне все уже пофиг. Ноги не держат.

- Тогда сядь - согласился Мишка - Я постою.

В общем, отдыхали они стоя. Допили остатки зелья, но какой-то ощутимой помощи это не принесло, может только ноги стали гудеть чуть поменьше. Дверь вышибать не пришлось. Такое ощущение, что в этой цитадели не признавали замков, вообще и ни каких. Уже третья встреченная ими дверь не имела запоров. Стоило Мишке толкнуть эту добротно сделанную из толстенных досок преграду, как она довольно легко открылась вовнутрь, издав при этом просто-таки душераздирающий скрип.

Парни ворвались в полутемное помещение и оказались в спальне, с громадной кровати под балдахином вскочил человек, а может эльф или еще кто, в полутьме разобрать было довольно проблематично, и попытался сбежать, через другую дверь. Будь Глеб один, беглец вполне реально смог бы ускользнуть, но к счастью, он был не один. Мишка в один прыжок догнал убегавшего и смахнул ему с плеч голову, заодно срезав один из столбиков поддерживавших балдахин.

Мишка нагнулся над сраженным, некоторое время что-то рассматривал, обмакнул палец, выпрямился и удовлетворенно сказал:

- Еще один голубокровый!

- А если бы нет? - поинтересовался Глеб.

- А все едино - жестко ответил напарник - Здесь друзей нет, одни враги!

Глеб был вынужден согласиться с утверждением товарища и сам себе посоветовал, впредь действовать более жестко и безэмоционально. Мишка сделал пару шагов по направлению ко второй двери, толкнул что-то ногой, вновь пристально изучил, слегка нагнувшись и сообщил:

- Ну и страшные же существа, аж мороз по коже, хотя лицом на людей смахивают - он пинком отправил что-то в дальний угол и подошел к выходу из комнаты.

Эта дверь отличалась от своих предшественниц. Она была заперта на мощный засов, кроме того в ней наличествовала замочная скважина. Мишка аккуратно, не издав ни единого звука, отодвинул засов и приоткрыл дверь. За ней обнаружился залитый светом широкий длинный коридор, плавно закруглявшийся в обе стороны. Чем именно он так освещался, было решительно не понятно, никаких ламп видно не было. Пол коридора был залит каким-то покрытием, напоминавшим пластик, без единого шва. Стены были из камня, сплошь покрытого затейливой геометрической резьбой, на стенах без видимого порядка располагались дверные проемы и висели картины.

Вот только изображены на них были сцены жутких средневековых пыток и массовых казней или жертвоприношений. Помимо людей на картинах были изображены эльфы, гномы, гоблины и представители десятков других разумных рас, о большинстве которых парни даже не слышали. Изредка попадались картины изображавшие пиршества или просто накрытые столы, сплошь уставленные яствами. Но присмотревшись к одной из таких картин, Глеб еле смог сдержать рвотный спазм. Многие, если не все блюда, запечатленные на этих полотнах, были приготовлены из разумных существ.

- Вот же погань! - не сдержавшись, прошипел Мишка, изучавший картину на противоположной стене - Вперед, нужно как можно скорее найти Сашку и выбираться из этого...

Договорить он не успел, справа послышались быстро приближающиеся шаги, и парни еле успели юркнуть обратно в комнату. Мимо их двери очень быстро прошагал кто-то одетый в рясу, очень похожую на те, в которых любят щеголять монахи Доминиканцы, только сандалий не хватало. За ним торопливо семенила пара гоблинов. Глеб даже подумать ничего не успел, как Мишка, рывком распахнув дверь, в долю секунды зарубил обоих сопровождающих, и, рванув за рясу, рывком втащил в комнату опешившего монаха.

- Трупы втащи, и кровь вытри - прошипел Мишка и легонечко стукнул монаха бронированным кулаком в область виска, тому хватило, ноги сразу же отказали, и существо в рясе повисло на руке парня.

Глеб хотел было возмутиться, но секунду подумав, решил, что напарник совершенно прав. Он один за другим втащил в комнату трупы гоблинов и сдернутыми с кровати простынями затер на полу кровь. Кровь была свежая, постельное белье прекрасно впитывало, так что следов, если специально не присматриваться, обнаружить бы не удалось. Глеб прикрыл дверь и до половины задвинул засов. За время пока он занимался уборкой, Мишка крепко-накрепко привязал монаха, оказавшегося таким же голубокожим, как и хозяин комнаты, к стулу, заткнул ему кляпом рот и теперь слегка пинал, задавая в полголоса один и тот же вопрос:

- Где содержатся пленники, скотина!

Пленник смотрел на Мишку расширенными, видимо от ужаса, глазами и при всем желании ничего ответить не мог. Глеб подошел, и крепко взяв напарника за плечо, настойчиво отвел его от связанного.

- Не надо - прошептал он на ухо Мишке - Не уподобляйся.

- Ты прав - ответил напарник - Попробуй ты, я пока выдохну.

Глеб подошел к пленному и сказал:

- Если объяснишь, где находятся пленники и отведешь нас туда, обещаю жизнь.

Глаза монаха, неожиданно сжались в вертикальные щелки и он кивнул.

***

Пленный оказался на редкость разговорчивым, правда, уже после нескольких его фраз, Глеб очень пожалел об опрометчиво данном обещании. Ну, не было здесь пленников, не было и все! Рабы были, слуги были, почти такие же, как рабы, но чуть более привилегированные, во всяком случае, у них хотя бы оставались мозги и хоть какая-то, пусть и сильно урезанная свобода воли. Были хозяева и хозяева хозяев, а вот пленников не наблюдалось, должно быть по тому, что они не задерживались на этом свете, заканчивая свою жизнь в качестве жертв на алтарях.

Впрочем, Сашка, по словам монаха, еще был жив, это недоразумение, впрочем, вскоре должно было быть исправлено. Его должны были запытать сегодня. Вот именно на эту церемонию так и торопился пленный. Ибо был он мелкой сошкой и ради него никто церемонию откладывать бы не стал, а такие жертвы были большой редкостью, в их практически отрезанной от остального мира крепости-базе.

Парни рванули к дверям, но были остановлены криком монаха, мол, он все сказал, отпускайте. Глеб уж совсем было собрался отпустить этого голубокожего, но его опередил Мишка. Тот подошел к пленному, без всяких церемоний запихнул ему в рот кляп, завязал, чтобы его невозможно было выплюнуть, и слегка пнув, сказал:

- Тебе обещали жизнь, а не свободу. Так что сиди и молись, чтобы мы вернулись.

По дороге обратно к выходу, он неожиданно нагнулся и поднял с пола ключ, который идеально подошел для замка входной двери. Покинув запертого пленного, ребята поспешили в главный жертвенный зал. Глеб понимал, что то, что они делают, это по большому счету самоубийство, но поступить иначе просто не мог. Когда до зала оставалось всего ничего, Мишка внезапно остановился, взглянул в глаза товарища и сказал:

- Ты же понимаешь, что мы его не вытащим?

Глеб кивнул.

- Постарайся первой же стрелой его убить, второго шанса может и не быть, а потом уходи. По словам пленного, там узкая входная дверь, я их смогу долго сдерживать, а тебе еще Володю забрать нужно - Мишка протянул ему на открытой ладони ключ от двери.

- Я ни куда не уйду - твердо, медленно, почти-что по слогам ответил Глеб.

- Жаль. Хотя я в ответе не сомневался - улыбнулся Мишка - После выстрела, прикрывай мне спину, будем пробиваться к лестнице.

Они быстрым шагом, чтобы не сбить дыхание, отправились дальше, но в жертвенный зал попасть не смогли, они не смогли к нему даже приблизиться. Весь немалых размеров холл, перед залом был битком забит охраной, слугами и рабами голубокожих хозяев. Вся эта толпа некоторое время молча изучала новоприбывших, а затем, в полном молчании, бросилась на парней.

Ребята медленно отступали, Мишка рубил, колол, снова рубил, уподобившись какой-то безумной косилке, но было понятно, что с такой толпой справиться просто не возможно, сил не хватит. Они до сих пор были живы только по той причине, что их противники, по непонятной ребятам логике, их не обходили, а атаковали исключительно в лоб. И все это происходило практически в тишине, лязг железа, хриплое дыхание и какие-то приглушенные стоны умирающих не в счет. Не было ни воинственных кликов, ни команд, даже криков боли или ярости и тех не было. Враги атаковали и умирали в молчании. И это было жутко, если бы у Глеба было на это время, он бы, наверное, испугался.

Парень расстрелял практически весь свой боезапас, благо целиться было необязательно, очень уж кучно перли враги, потерял арбалет, у него выбили его из рук, а поднять оружие в такой свалке он не смог, и теперь орудовал кинжалом из-за спины Мишки. Правда, от его кинжала за все время пострадал лишь один гоблин, лишившийся уха.

Везение и так продолжалось слишком долго, одному из гоблинов удалось прорваться, преодолев защиту Мишки, и вогнать длинный узкий стилет ему в ногу, попав идеально между сочленениями доспеха. От того, что Глеб тут же проткнул ему горло своим кинжалом, положение не улучшилось. Мечник потерял подвижность, рана была, по всей видимости, серьезной и кровопотеря у Мишки была безумной, время отмеренное парням для жизни стремительно подходило к концу. Они отступили к стене, но это мало помогло, удары Мишкиного меча становились все слабее и он все чаще промахивался, а от Глеба без арбалета изначально было мало толку, вообще было не понятно, почему он до сих пор жив и даже не получил не единой царапины.

И тут произошло чудо. Один за другим прогремело два взрыва, и в коридор со стороны жертвенного зала влетела стена пламени. Она бессильно опала, не достав до ребят буквально трех метров, и глазам Глеба предстало небо. Враги, стены и потолок цитадели просто испарились, целым остался лишь пол этажа, на котором они и стояли, все такой же светлый, на котором там и тут валялись трупы сраженных ими ранее врагов и стояли или лежали ноги тех, кого они сразить не успели. Напротив ребят осталось лишь трое живых противников, причем одного из них уже не имело смысл считать за противника, да и за живого, пожалуй, тоже, гоблин оказался на пути стены пламени и, лишившись задней части, теперь тихонько отходил, рухнув на залитый кровью пол. Но тут и Мишка покачнулся и, выронив меч, сполз по стене.

Пользуясь тем, что враги впали в ступор, сам Глеб тоже офигел, но так как волна сыграла за них, то предпочел обдумывать этот факт в более спокойной обстановке, парень метнул свой кинжал и неожиданно попал именно туда, куда и хотел. Кинжал вошел в горло громадному полуголому огру по самую рукоять. Глеб подхватил меч товарища и бросился на последнего противника - мелкого, с покрытым шрамами лицом, гоблина. Вот здесь все оказалось хуже, гоблин уже отошел от шока, легко уклонился от неумелой атаки парня и в ответ ударил сам.

От смерти Глеба спасла случайность, он поскользнулся в луже крови и упал, а меч гоблина просвистел буквально в миллиметре над его головой. Парень попытался быстро вскочить, это у него не получилось, он снова поскользнулся и снова растянулся на полу, недоумевая, почему до сих пор жив. Когда Глеб, наконец-то, смог встать, то обнаружил своего противника мертвым, неудачный удар, в который мелкий вложил, по-видимому, всю свою силу, подвел его, он тоже упал, но не столь удачно как Глеб. Гоблин накололся затылком, как жук на булавку, на острый шип с доспеха погибшего раньше воина.

Парень перевел дух, смахнул со лба испарину, оглядел поле боя и, не обнаружив опасности, бросился к Мишке. Тот был совсем плох.

***

Сначала Глеб попытался стащить с напарника доспехи, но вскоре понял, что если будет разбираться в хитросплетении пряжек, завязок и зажимов, то Мишка раньше испустит дух, чем он доберется до раны и сможет хоть что-то сделать. Парень подхватил чей-то оброненный нож, и самым варварским способом покромсав все крепежи, снял с ноги товарища щитки, срезал штанину и наконец, добрался до раны. По сравнению с тем, что он видел у Володи, эта дырка была просто пустяковая! Даже не дырка, а широкий и глубокий порез, но Мишка потерял очень много крови.

Глеб подуспокоился, но тут обнаружил, отсутствие своего рюкзака, в котором лежала аптечка. Хоть убей, он не помнил, куда его дел, когда они нарвались на охрану, рюкзак точно был у него, ну а дальше, когда все завертелось... Парень наскоро, чтобы хоть немного остановить кровь, перевязал и перетянул ногу товарища остатками штанины и бросился искать свои вещи. Это заняло довольно много времени. Сначала он нашел свой арбалет, машинка практически не пострадала, только в прикладе образовалась глубокая зарубка, но на возможности оружия это никак не повлияло. Закинув арбалет за спину, Глеб продолжил поиски. Искомый рюкзак обнаружился под кучей тел нарубленных Мишкой, и парень заметил его практически чудом.

Глеб вытащил аптечку, которая по счастью не пострадала, и побежал обратно к оставленному раненому. По дороге он пару раз поскальзывался, но сумел сохранить равновесие и донести свой груз в целости и сохранности. Открыв аптечку, парень еще раз перечитал пояснительную записку, составленную Анором, и приступил к лечению. За время его поисков штанина, выполнявшая роль стерильного бинта намертво присохла к ране, пришлось ее отмачивать, благо в комплект аптечки входила специально для этого приготовленная настойка. Дальше дело пошло веселее, рана была промыта бесцветным составом из очередной склянки, затем Глеб нанес на нее какую-то белесую мазь и наконец, на нее был насыпан порошок ядовито-оранжевого цвета. Проведя эти процедуры, парень перемотал ногу предпоследней тряпицей, завязал узел, и сев рядом с головой товарища начал по капельке вливать ему в рот ядовито-зеленую микстуру, обладавшую впрочем, приятным запахом.

Мишка задышал ровнее, бледное лицо порозовело и, хотя в сознание он пока не пришел, было понятно, что опасность миновала и если сейчас из-за угла не набежит десяток голубокожих с гоблинами сопровождения, то жить будет. Глеб устало вытянул ноги и неприлично заржал.

- Вот так, еще пару ран залечу, и считай, с профессией определился - отсмеявшись, себе под нос буркнул он.

Тут его внимание привлекло движение в той стороне, где раньше располагался жертвенный зал. Сначала Глеб решил, что ему показалось, но приглядевшись, понял, что видит фигуру, вроде бы человеческую, которая бродит по развалинам, периодически нагибаясь, что-то поднимая и отбрасывая. Сил подняться и разобраться, не было, поэтому парень ограничился тем, что подтянул к себе арбалет, взвел и зарядил одной из последних стрелок. А фигура все бродила и бродила, постепенно приближаясь.

Когда это существо в достаточной мере приблизилось, Глеб понял, что перед ним определенно человек с ярко красной, будто бы обожженной кожей, с очень странной прической, половина головы человека была гладко выбрита, а на второй половине дыбом стоял ежик совершенно седых волос. Человек был абсолютно голый, но при этом щеголял в ярко-красных, украшенных вышивкой и бисером сапожках, на груди у него тоже что-то болталось, видимо какие-то амулеты. Тут незнакомец обнаружил, что-то его заинтересовавшее, сделал пару шагов, наклонился и выдернул из-под кучи тел плащ, развернул его на разведенных руках, и произнес каркающим голосом:

- О, мой размерчик! И даже, почти не помялся! - потом он хрипло рассмеялся, набросил плащ на плечи и, перекинув полу на манер римской тоги, весело засвистел похоронный марш.

Незнакомец сделал еще несколько шагов, огляделся вокруг, козырьком приставив ладонь ко лбу, внимательно присмотрелся к остаткам стены, около которой отдыхал парень и, хмыкнув, произнес:

- Привет Глеб! Как жизнь?

Глеб еле удержался от выстрела. Присмотрелся к краснокожему и, привстав, ошеломленно протянул:

- Сашка?

- Нет, блин, Санта-Клаус на олене!

- Ты живой? - удивлению Глеба не было придела.

- Ну, откровенно говоря - Сашка почесал то место, где еще недавно у него была бровь - До конца, до сих пор, не уверен. Но в целом, да. Больной скорее жив, чем мертв.

Он подошел ближе и, скривившись от боли, опустился на пол у обломка стены недалеко от Глеба. Немного помолчали.

- Как сам? - поинтересовался Сашка.

- Шишку набил, а в остальном порядок - улыбнулся Глеб.

- Ты, чертовски хорошо, отделался! - хмыкнул Сашка.

- А ты как? - спросил Глеб.

- Не спрашивай, жив и ладно! - скривился Сашка - С Мишкой все в порядке? - прикрыв глаза, спросил он - И куда Володю дели?

- С Мишкой все более менее, а Володя был серьезно ранен, мы его внизу оставили - Глеб весь разговор, изучавший обожженное лицо друга, не выдержал и его прорвало - Что произошло? Как ты выжил? Что это были за взрывы?

- Полегче - грустно усмехнулся Сашка - Слишком много вопросов, на которые придется давать долгие и обстоятельные ответы. Я пока что к этому не готов. Могу сказать одно, это было страшно - его передернуло - Пошли к Володе, нужно удостовериться, что у него все в порядке и выбираться отсюда, к чертовой матери!

- Он без сознания - Глеб кивнул на мечника - Я не представляю, как его тащить.

- Сам полетит - отмахнулся Сашка.

- Чего? - спросил Глеб, уже не полностью уверенный в адекватности друга.

- Сейчас покажу - сказал Сашка и прикрыл глаза. И действительно спустя пару секунд Мишка приподнялся в воздух, как на невидимых носилках - Ого, какая затратная фича! - удивленно продолжил он - Пойдем ка побыстрее, а то энергии левитация жрет не меряно, а артефакт почти разряжен.

Глеб поднял с земли челюсть, придал глазам нормальный размер, и поминутно оглядываясь на Сашку рядом с которым парил Мишка, двинулся искать комнату, в которой остался пленный.

***

Поиски нужной двери заняли довольно много времени. Коридоры цитадели были по-прежнему пустынны, как будто ничего не произошло, все так же откуда-то лился свет и тишина. Несколько осмотренных по дороге комнат, оказавшихся спальнями, так же были пусты. Наконец искомая дверь была обнаружена и открыта. Глеб первым вошел в комнату. С момента их ухода ничего не изменилось, только стул, к которому Мишка привязал голубокожего, теперь лежал на боку. Видимо сиделец пытался освободиться, но привязан был надежно и ничего у него не получилось. Вслед за парнем в комнату вплыло тело Мишки, а потом вошел и третий член их отряда.

Когда пленный увидел Сашку, то затрясся мелкой дрожью.

- Ага - сообщил в пространство Сашка - А это что за чудо?

Глеб вкратце рассказал историю отнюдь не добровольного появления голубокожего в помещении, равно как и то, что обещал сохранить ему жизнь в обмен на помощь в поисках Сашки.

- Ага - снова сказал Сашка - Обещание это святое! И вынув из-за голенища сапога метательный нож, всадил его точно в глазницу лежащего на полу пленника.

- Ты свое обещание выполнил, а я ему ничего не обещал - ответил он на недоуменный взгляд Глеба - Эту погань нужно вычистить полностью, у тебя еще парочки таких же нигде не завалялось?

- Нет - мотнул головой Глеб, которого несколько покоробило поведение и слова друга - Этот был единственным.

Сашка посмотрел на него долгим изучающим взглядом и сказал:

- Я очень рад, что ты не понял, почему я так поступил. Побывай ты в той переделке из которой я чудом выскочил - понял бы. Но такого я никому не пожелаю, особенно другу - он отвернулся и, указав рукой на вторую дверь спросил - Володя там?

- Да - ответил Глеб.

- Я схожу за ним один, так будет быстрее. Нужно будет обойти весь этот гадюшник и проверить, чтобы в какой-нибудь дыре не затаилась парочка таких вот любителей чужих страданий - он сплюнул, опустил Мишку на кровать, открыл дверь и скрылся на лестнице.

Глеб пожал плечами, запер входную дверь и сел на кровать рядом с Мишкой. На душе было пакостно, но он чувствовал, что друг прав. Заразу нужно изводить до конца, иначе она расплодится вновь.

За всеми хлопотами сегодняшнего дня Глеб напрочь забыл о времени. Волшебный сон как всегда подобрался неожиданно и на несколько часов парень покинул эту реальность унесясь в мир снов. Сегодня, впервые за более чем два года, он увидел сон, правда, сумбурный, но зато цветной и оставивший после себя ощущения спокойствия и надежности.

***

Утром команда наконец-то снова объединилась. Сон пошел парням на пользу. Володя и Мишка бодро ковыляли, припадая один на левую, другой на правую ногу. Сашка бодрился, но когда Глеб легонько хлопнул его по плечу, так зашипел от боли в обожженной коже, что всем стало страшно. К тому же у него обнаружились две жуткого вида раны на ладонях, в общем, Глеб вновь был вынужден взять на себя роль штатного лекаря отряда и пару часов приводил друга в относительный порядок.

Потом Сашка вкратце поведал историю своего пребывания в гостях у Хозяев, историю своего освобождения и повторил предложение прочесать цитадель частым гребнем. После его рассказа ни у кого из ребят это предложение не встретило возражений, даже у Глеба. Только Мишка посетовал на потерю части доспеха, и все рвался вернуться и забрать их, но был утешен тем, что хорошо хоть меч не забыли и вообще, время идет, как говорится "Цигель, цигель, ай-лю-лю!".

На зачистку замка у ребят ушло без малого два дня. Ни одного голубокожего они так и не нашли, то ли они все действительно погибли в жертвенном зале, то ли вовремя сориентировались и испарились в неизвестном направлении. Сопротивления им практически никто не оказывал, пара групп эльфов встреченных парнями, предпочли слинять, не приняв бой, причем у ребят сложилось впечатление, что эльфы просто-напросто занимались мародеркой. Гоблины-слуги в основном были заторможены и индифферентны, складывалось впечатление, что они находятся под каким-то наркотическим воздействием, а несколько воинов вступивших в бой погоды не сделали. На них на всех с успехом хватило бы одного Мишки, даже в его нынешнем состоянии.

В конце первого дня ребята стали находить умерших рабов. На их телах не было следов насильственной смерти. А на второй им довелось наблюдать, как это происходит. Группа рабов вдруг остановилась. Существа, составлявшие ее, около минуты постояли на месте, тупо глядя вниз и никак не реагируя на происходящее вокруг, а потом как подкошенные рухнули на пол. Все они были мертвы. К концу второго дня прочесывания, в цитадели не осталось ни одного живого существа.

Все это ужасающе действовало на парней. Но они упорно продолжали прочесывать зал за залом, комнату за комнатой, коридор за коридором пока не добрались до подвалов. От увиденного там, у ребят зашевелились волосы на голове. Пыточные камеры, в которых существа с пустыми глазами лишенными даже искры разума пытали и медленно умерщвляли других таких же существ. В основном это были гоблины, но встречались и представители других рас. Конвейеры по разделке тел, склады забитые мясом разумных.

Глеба вывернуло наизнанку первым, все остальные выдержали не многим более, даже Сашка. Весь трясущийся как от лихорадки Володя сотворил подряд несколько огненных стен и успокоился только тогда, когда во всех подвалах не осталось ничего ни живого, ни мертвого. Они еле успели покинуть это страшное место, техники созданные Володей сожгли в подвале все внутренние стены и произошел обвал, похоронивший под собой даже память, об ужасах творившихся там.

Когда ребята выбрались на верхние ярусы крепости, то обнаружили, что освещение больше не действует. Володя засветил фонарик и в гробовом молчании они вернулись в комнату, в которой находилась лестница к подножию цитадели, и в которой они организовали свою базу. До волшебного сна оставалось от силы полчаса, когда Мишка обнаружил клад. В сердцах он рубанул мечом по картине изображавшей очередное жертвоприношение, картина упала на пол, а вот за ней и обнаружилась маленькая дверка. Когда совместными усилиями меча и волшебства дверца была вскрыта, то за ней нашелся увесистый мешочек с золотыми монетами, мешочек поменьше, полный колец, серег и прочих брошек и фибул, и малюсенький мешочек с четырьмя чистыми и одним волшебным камнем Нифельхейма.

***

Утром Володя создал из чистых камней бомбы, они с Сашкой заложили их на нижних ярусах цитадели, после чего все четверо покинули ее и наблюдали крушение этой ужасной твердыни с приличного расстояния, стоя на вершине ледяного тороса.

- Развалинами Рейхстага удовлетворен! - тихо произнес Мишка.

Остальные ребята в молчании наблюдали медленно оседающее облако пыли.

- А ведь мы, похоже, поставили последнюю точку в этой войне - тихонько, себе под нос пробормотал Сашка - Теперь все будет иначе!

- Если только вчерашние слуги не решат стать новыми хозяевами - так же тихо добавил Глеб.

- С ними будет проще. Труба пониже, дым пожиже - ответил Сашка - И вообще паровозы нужно давить пока они маленькие чайники! - неожиданно закончил он.

- Вы о чем?

- Да так, о роли размеров во вселенной - улыбнулся Глеб.

- Это я понял - вернул улыбку Володя - Что за война?

- Об этом ты расспросишь свою ненаглядную - улыбнулся Сашка - Если она захочет, то, думаю, сможет многое тебе об этом порассказать.

- Я чего-то не знаю? - поинтересовался Володя.

- Все мы чего-то не знаем - загадочно улыбнулся Сашка и уже громко произнес - Дело сделано, от парада воздержимся! И, вообще, что-то подзадержались мы в этом аду, пора и честь знать!

- Да, пора домой - согласился Володя.

- Становимся в круг, беремся за руки и полетели - скомандовал Глеб.

Парни стали плотной группой взяли друг друга за руки, а Глеб сжал в руке деревянный обрубок и подумал о королевском дворце.

Глава 13.

Ольга уже четвертый день бесцельно слонялась по королевскому замку и его окрестностям. Поначалу после ее появления во дворце, она вызывала интерес у немногочисленных обитателей, но постепенно к ней привыкли, ну слоняется и слоняется, мало ли у кого какой способ убить вечность. Почти сразу же после ее прибытия к ней подошел посланник королевы и сообщил, что Пресветлая готова принять ее в любое время дня и ночи, как только Ольга этого пожелает. Девчонка вежливо поблагодарила и сообщила, что пока не готова, но с удовольствием встретится с королевой-матерью Дану позже. Посланник удалился и больше Ольгу не беспокоили.

Ну как не беспокоили, было несколько визитеров, один из них эльф, назвавшийся комендантом, определил ее на постой, предложив на выбор любую из комнат на одном из этажей дворца, кроме того поставил ее на довольствие и объяснил, где находится кухня и столовая. На второй день ее разыскал Лоэнэвиль, с которым они мило побеседовали ни о чем около часа, и в конце заявивший, что готов сделать для нее практически, что угодно, в пределах разумного, буквально только попроси.

Ну и наконец, вчера утром к ней на ее обычной прогулке вокруг замка подошел хмурый мастер Дворин. Гном долго пыхтел, сопел, кряхтел, а потом разом вывалил, что имел разговор с Пресветлой и убедил ее отправить Ольгу домой в счет того камня, что передал Сашка. А потом сказал, что если девчонка не хочет возвращаться, то пускай остается, для нее, у народа Туатта де Данаан, всегда отыщется и стол, и кров, и занятие по душе. Вот, например он, хоть сейчас готов взять ее в свое ведомство, да и Анор не отказался бы от такой ученицы.

Ольга благодарила, улыбалась, обещала подумать и прощалась. С каждым днем ей становилось все тяжелее и тяжелее. О плохом она запретила себе даже думать, и твердо решила ждать не четыре, а шесть, а лучше даже семь дней. Но иногда ей становилось совсем невмоготу, тогда она уходила в лес, подальше от замка, ложилась на серебристую траву и ревела. А иногда ее всю, вдруг, начинало переполнять надеждой, беззаботностью и весельем, и она ждала, что вот сейчас, прямо сию же секунду, ребята вернутся, живые и здоровые. Вот и сегодня ее буквально с момента пробуждения переполняли эти чувства. Девчонка прогуливалась вокруг стен замка и ждала чуда. И чудо произошло!

Буквально у нее перед носом, замерцало марево и прямо в воздухе материализовались четыре фигуру, крепко держащиеся за руки. От неожиданности Ольга сделала шаг назад, споткнулась и плюхнулась на попу. Она протерла глаза и, боясь им поверить прошептала:

- Володя, ребята, живые!

***

Народ Туатта де Данаан знал толк в праздниках! А тут столько событий совпало разом! Возвращение ребят, ну, это не для всех, только для посвященных, а таких тоже, кстати, набралось ни мало! Уничтожение древнего врага, которым пугали, в свое время, маленьких детей, это конечно тоже не для всех, но многие были в курсе. И главное событие! Возвращение возможностей короны Дану! Народ Туатта де Данаан получил свободу, и как следует, отметив это событие, готовился покинуть комфортабельную перламутровую тюрьму.

В общем, гулянка вышла на славу и затянулась ни много ни мало на три дня. Ребята отрывались по полной, особенно Сашка, которому чудесная медицина Анора, вернула презентабельную внешность. Даже волосы у него не только отросли, но и приобрели свой нормальный цвет, начисто лишившись седины. Анор и шрамы с ладоней у него убрал, так что Сашка был как новенький, вот только глаза. Такие глаза бывают у глубоких, много повидавших, стариков. На лице молодого парня они смотрелись чужеродно и даже пугающе, впрочем, у них у всех глаза изменились.

А в последний, самый главный день праздника, в присутствии королевы и всего цвета рыцарства, если так можно сказать о воинах Лоэнэвиля, имевших в своем большинстве довольно разбойничий вид, Анор исполнил балладу. Этот саркастичный эльф исполнил ее на одном из орочьих наречий. Ольга думала, что Сашка сейчас взорвется, но нет, обошлось. А когда ему дали перевод, впрочем, довольно вольный, он, прочитав его, впал в задумчивость, а потом, найдя лекаря долго и серьезно с ним о чем-то беседовал. Ольге перевод почитать не дали, впрочем, не очень то и хотелось, вот еще из-за подобного расстраиваться! Хотя конечно интересно, что же именно мастер Анор насочинял, но это чисто академический интерес, ничего личного!

Мишка участвовал в турнире, но проиграл, не дойдя даже до четвертьфинала, впрочем, проиграл достойно, будущему победителю, которым оказался первый рыцарь двора Лоэнэвиль. Мастер топора тоже слился ближе к началу, но исключительно по причине беспробудного пьянства, он просто не явился на свой поединок, о чем потом очень сожалел. А вот Глеб, насильно засунутый остальными на состязание стрелков, неожиданно, в первую очередь для самого себя, победил. Эльфы тоже были шокированы подобным поворотом, но успокоили себя тем, что из лука парень им не конкурент. Так как подобного исхода никто не ожидал, у комиссии по награждениям, возникла определенная проблема с наградой победителю, но ее решила королева, преподнеся Глебу цветок из своей прически. Цветочек оказался ой как не прост, но выяснилось это уже позже, вечером.

Ольга большую часть времени провела танцуя. Кто сказал, что эльфийские танцы медленные и чопорные? Джигу ирландцы явно слизали у Туатта де Данаан, да и не только джигу. Хотя были и медленные в ритме старинных средневековых бальных танцев, но таких все же было меньше. Танцевала Ольга с Володей, танцевала в компании эльфиек, несколько раз танцевала с эльфами, и даже сплясала с громадным орком из личной стражи Пресветлой и с мастером Дворином. Вот только стоило ей хоть не надолго оставить Володю в одиночестве, как к нему, буквально сразу же, начинали липнуть какие-то эльфийки, которых на празднике развелось, просто таки не приличное количество. Ольга даже заревновала, что впрочем, не испортило ее впечатление от праздника.

Окончился день фейерверком. Наверное, это слово все же, как то связано с феями, поскольку девчонка, вполне нейтрально относившаяся к подобному зрелищу, была просто поражена. Ольга стояла в молчании, и у нее аж дух захватывало от красоты огненного представления разыгравшегося в перламутровом небе. Этому в немалой степени помогало музыкальное сопровождение, возникшее как по волшебству, а может и действительно по волшебству, с первыми огненными цветами. А может, все дело было в том, что ей было к кому прислониться, и этот кто-то нежно обнимал ее за талию. Впрочем, в этом ведь тоже есть некая толика волшебства.

Когда фейерверк закончился и народ начал расходиться, Ольге все же пришлось объясниться с Володей по поводу, кто такие были эти самые голубокожие, что это за война такая, а также выслушать еще с десяток что и почему. К счастью парень был не очень настойчив и удовлетворился тем, что когда сможет - тогда расскажет. Хотя возможно его убедили повременить с расспросами, Ольгины поцелуи? Кто знает. Воистину, душа парней - загадка! Все у них не так, как у людей! Вот сама Ольга, фиг бы отстала, пока не получила бы ответы на все интересовавшие ее вопросы.

После завершения праздничных мероприятий, вечером, ребята, наконец, собрались вместе и стали разбирать подарки и трофеи. Теперь все пятеро щеголяли с отличительным знаком - друг народа Туатта де Данаан. Видимо на радостях с Володи и Ольги так и не потребовали назад браслеты универсальных клинков, Мишке был подарен полный доспех гномьей работы. Мастер Дворин сам подбирал, причем уложил его в специальный дорожный мешок, по размеру чуть больше школьного рюкзачка. Как уж он его туда впихнул, одному гному известно, волшебство наверное. У Глеба был честно выигранный цветок королевы, один лишь Сашка остался без дополнительных призов и подарков, сообщив, что ему ничего не надо, все, что нужно он уже получил.

Разбор трофеев принес неожиданные результаты. Мешок с монетами пришлось бросить. Все золото в нем было так называемым золотом фейри, которое при отсутствии волшебной подпитки превращалось в глиняные черепки. А на родине с энергией подобного рода было откровенно плохо. Мешочек с камнями по понятным причинам опустел и для разбора остался только тот, в котором хранилась бижутерия.

И вот тут ребят ждали сюрпризы.

- Барахло. Снова барахло, правда, красивое. Так, эту жуть, вообще, нужно уничтожить, в ней такое, бррр - говорил Сашка, перебирая предметы из мешка.

Ольга и Володя обычно с ним соглашались, реже спорили, но всегда не удачно. Сашка на все сто оказывался прав, в артефактах он теперь разбирался как никто другой, видимо талант прорезался. Большая часть мешочка состояла из поделок, все из того же золота фейри, часть была обычными украшениями, но вот оставшиеся...

Среди предметов, не забракованных Сашкой, как потенциально опасные, откровенно вредные и "мерзость какая!", были несколько накопителей волшебной энергии, парочка амулетов схожих по свойствам с подарками королевы, но значительно уступающих как по силе, так и по возможностям, браслет, правда не универсального клинка, а имеющий неизменяемую форму стилета и мелочевка, в которой содержалась одна, реже несколько техник. Сашка сразу же отжал себе браслет-стилет, безапелляционно заявив:

- Такое оружие подходит только волшебникам! - и хитро подмигнул Володе с Ольгой.

Остальное было разделено по-братски. Правда, Ольге все равно досталось больше других. На серьги парни как-то не претендовали изначально. В общем, когда утром украшенные как елки, ребята явились пред светлы очи Королевы-матери Дану, для финальной аудиенции и отправки на родину, в ее глазах Ольга прочитала некоторые сомнения в их адекватности.

Причина оказалась проста. Операция по их переброске в тот же момент времени, из которого они ушли в волшебную страну, и так была довольно сложна, а при таком волшебном фоне, что давали все безделушки, напяленные на них, грозила перерасти в неразрешимую проблему с неясными шансами на успех. Как ни печально, но с большей частью вещей пришлось расстаться. Хотя королева с улыбкой клятвенно пообещала сохранить все это великолепие до их возвращения, буде таковое случится. Последним подарком королевы были наряды полностью соответствующие тем, в которых они перенеслись в Волшебную страну, вот только выполненные из эльфийских материалов. Ольга, оценив качество, поняла, что будет таскать эти шмотки, до тех пор, пока от них не останется только одна сплошная дырка, да и тогда подумает, стоит ли их на что-то менять.

Оружие все же пришлось сдать, мастер Дворин сопел, кряхтел, теребил бороду, но был непреклонен: "Вещь казенная, трэбо вернуть!". Так что у Ольги помимо почетного и полезного значка "Дружбы народов" - как окрестил их Глеб, остались лишь малюсенькие золотые сережки с просто таки гигантским запасом волшебной силы. Когда девчонка прикинула объем накопителя, у нее чуть глаза на лоб не вылезли, такого просто не могло быть, но вот же они, висят в ушках и их совершенно не смущает, что они противоречат всем законам мироздания. А может, просто, мы знаем еще не все его законы? Сашка с боем отстоял свой браслет, а еще сумел протащить трофейный американский клинок, "И куда ему столько?" подумала Ольга, хотя сама бы не отказалась от подобных игрушек, привыкла, наверное.

Глеб сохранил свой приз. Который оказался всего-навсего простым амулетом абсолютной защиты, жаль только одноразовым. Володя и Мишка тоже получили разрешение на провоз одного предмета на каждого. Мишка без колебаний выбрал доспех и очень удивился, когда Пресветлая объяснила ему, что доспех мол, само собой. Короче, парни взяли каждый по перстню, Володя выбрал накопитель, а Мишка хитрую безделушку с массой бытовых техник, сказав:

- Врагов я и сам зарублю, если нужно будет, а вот кто мне штаны в критическую минуту зашьет и погладит?

Так под общий смех они и приготовились к возвращению.

***

В небольшом зале, проводить их домой, собралось лишь несколько разумных, ставших им за эти дни почти что родными. Лоэнэвиль низко поклонившись, еще раз поблагодарил ребят за помощь, и напомнил, что если что, то любой из народа Туатта де Данаан всегда окажет им содействие, и что они всегда желанные гости там, где правит Пресветлая королева-мать Дану. Анор пожелал никогда не болеть и пореже обзаводиться лишними, не предусмотренными природой отверстиями в организмах, особенно сквозными.

Труднее всего, оказалось, прощаться с гномом. Тот кряхтел, теребил бороду, потом крепко обнял их всех по очереди, особенно выделив Сашку и Мишку, Ольгу он обнимал очень аккуратно и нежно, пожелал всем удачи и отошел, громко сморкаясь в свой громадный клетчатый платок, по размерам больше смахивающий на полковое знамя. Впрочем, Ольге показалось, конечно же, только показалось, что мастер Дворин не только утирал им нос, но и украдкой промокал глаза. Лишь Королева так и не произнесла никакого напутствия, она, наконец-то, открыто держала Лоэнэвиля за руку и только улыбалась, но настолько лучезарно, что на душе становилось тепло, светло и радостно.

А потом она коротко, чуть слышно произнесла:

- Пора - взмахнула рукой на прощание и...

***

Мир вокруг завертелся радужным колесом, потом мигнул, померк и снова мигнул. А дальше Ольга оказалась в смутно знакомом помещении, в котором стены, пол и потолок были выложены из здоровенных известняковых плит. Помещение освещалось неровным подергивающимся светом, отбрасывавшим на стены причудливые, постоянно меняющиеся тени. Она нашла руку Володи и вцепилась в нее мало что не мертвой хваткой, почувствовала в ответ мягкое пожатие, и на душе сразу стало легко и спокойно, девчонка улыбнулась парню и немного расслабилась. "Неужто мы дома, неужто получилось" - сверкнула в голове мысль, и тут она услыхала сзади Сашкин голос:

- Ну, привет лепреконская морда, не ожидал?

Ольга резко обернулась, не выпуская Володиной руки, скользнула вбок, оказалась с ним лицом к лицу и выглянула из-за его плеча. Ей предстала уже виденная один раз картина. Сашка держал за отворот курточки маленького рыжего человечка в высоком, цвета летней травы цилиндре. Только на сей раз выражение лица человечка было не отрешенное, а удивленно-испуганное. Сашка встряхнул человечка и еще раз грозно спросил:

- Не ожидал?

- Нет - честно ответил лепрекон.

- А зря! - наставительно подняв палец свободной руки сообщил ему Сашка, после чего сложив большой и указательный пальцы колечком врезал человечку звонкий щелбан, да так, что у того цилиндр слетел.

- Это тебе раз! - сказал Сашка - Продолжать или вернемся к вопросу о моем золоте? Слушай, а может тебя сразу к Хель отправить?

- Не надо! - взмолился лепрекон - Вот ваш горшок, уважаемый мастер! Я даю слово, что на сей раз все честно, без обмана!

- Верю - ответил Сашка - Вали отсюда и больше мне на глаза не попадайся, а то щелбаном не отделаешься.

- Я все понял, уважаемый мастер! Больше никогда! - и произнеся это лепрекон исчез, оставив в руке Сашки вместо отворота своей курточки приличного размера горшок.

Парень с сомнением заглянул вовнутрь, хмыкнул и сказал:

- Ну, что же, если это золото утром не превратится в черепки, считайте, что мы не зря прогулялись в Холлан-тайд!

- Ты знаешь - ответил ему Володя - Я думаю, что даже если оно в черепки превратится, то мы не зря прогулялись!

- Согласен! - хмыкнул Сашка и сунул горшок в сумку - Ну, вы то уж с Ольгой точно!

Девчонка почувствовала, что у нее начинают предательски краснеть уши и ответила немного потупившись:

- Балабол!

- Но согласитесь - подмигнул им Сашка - В этом тоже есть своя прелесть!

- Ребята! - вдруг неожиданно хмыкнул Глеб - А ведь где-то здесь нас Настя ждет!

- И правда - улыбнулся Мишка - А я уж и забыл про нее. Ой, нехорошо получилось. Нужно скорее ее найти!

- Спокойно, ребята! - влез Сашка - Не забываем, что для нее прошли всего несколько минут, ни о какой волшебной стране она слыхом не слыхивала и вообще. Впрочем, этот вопрос я беру на себя!

После этого он повесил сумку на плечо, слегка приобнял за плечи Мишку и Глеба, тихонько подтолкнул их по направлению к выходу и просто сказал:

- Пойдемте, друзья мои, пойдемте. Я верю, что и в родном мире, нас ждут великие дела!

Вместо эпилога.

У многих кто прочел эту историю внимательно и до конца, естественно возникнет вполне логичный вопрос: "А что же Настя?". Для них сообщаю, с ней тоже все хорошо и она в полном порядке.

Настя завязала шнурки.

март-август 2018.

Комментарии и пояснения.

Рис. 1. Структура девяти миров.

Лессальфхейм и Альфхейм варианты одного названия.

С сайта http://www.mirmystic.com

Рис. 2. Структура девяти миров.

Еще один вариант структуры.

С сайта https://actro.online/

- Лессальфхейм (Ljoмssalfheimr) и Альфхейм (Alfheim) варианты одного названия. Кроме того встречается еще вариант Льюсальфхейм (Ljusalfheim), но он, по-моему, просто для запутывания и подгонки под современное шведское ljus - свет, светлый. А так вполне читаемо Лес альфов (альвов, эльфов) мир, Мир леса эльфов, вполне логично. Вообще мало кто знает, но шведы еще сравнительно недавно даже в личной переписке при королевском дворе использовали старорусский язык. Что там было у датчан и норвежцев не знаю.

- Свартальфхейм (Svartalfheim)- дословно,мир чёрных альвов (эльфов). Место обитания двергов или гномов.

- Мидгард - в современном варианте древнеславянской космогонии считается, что наш мир носил название Мидгард-Земля. Причем современных славянофилов абсолютно не смущает, что слово Мидгард не только не русское, но и не славянское, а скандинавское, имеющее вполне адекватный перевод Срединный мир. Ясное дело, что наши предки сами были не способны назвать мир, в котором живут, поэтому были просто таки вынуждены пойти к соседям и поинтересоваться, как его называют другие. Наиболее правильным было бы название Средиземье, но поскольку это название уже использовано Профессором, то пусть остается Мидгард.

- Эйнхериар - день у скандинавов, отмечающийся 11 ноября, названный в честь эйнхериев, так в германо-скандинавской мифологии именовали храбрых и доблестных воинов, павших в бою с врагами, до последнего вздоха держа оружие в руках. Тем самым они заслужили право обитать в Вальхалле - чертоге Великого бога Одина в небесном городе Асгарде. В Вальхаллу их доставляют грозные девы-воительницы Валькирии, летающие над полем битвы на крылатых конях.

- Холлан-тайд - особый день, не сказать, чтобы праздник. В ночь на 11 ноября (по некоторым легендам в ночь с 11 на 12 ноября) фэйри из холмов (сидов) отправляются в путешествие, и любого, кого они заметят, ожидают серьезные неприятности. Подробностям, что разгневанные фэйри могут сотворить с увидевшими их, посвящены многие сказки Ирландии.

- Бру-на-Бойне - курганный мегалитический комплекс в Ирландии, находящийся примерно в 40 км к северу от Дублина. Он занимает территорию в 10 квадратных километров и с трех сторон окружен рекой Бойн, делающей большую петлю. Туристическая достопримечательность, согласно официальной версии представляет собой могильник, в котором хоронили вождей и героев. Впрочем, бытует мнение, тоже вполне официальное, что комплекс являлся древней обсерваторией или служил для каких-то ритуальных целей. Короче как всегда. Зачем не понятно, как тоже, но в красочных путеводителях есть стройное и вполне научное объяснение, впрочем, опять же, как обычно, ни на чем не основанное.

- Ши (сид) - вирландскойишотландской мифологии - потусторонний мир, населённыйтуатами, которых в народе, за место своего обитания, также именовали сидами. Это также название холмов, поскольку считалось, что именно в них находятся входы в этот мир.

- Тир-Нан-Ог - в кельтской мифологии - "остров юных", страна вечной молодости, место, в котором все, по преданию, оставались молодыми, где нет болезней, а климат всегда не жарок и не холоден, нет голода и боли.

- Авалон -в кельтской мифологии находящийся на западе остров блаженных, куда после сражения при Камлане был перенесен смертельно раненый король Артур. Также место обитания волшебного народа Туатта де Данаан после того как они покинули Ирландию. Авалон, Тир-Нан-Ог и Ши (Сид) это по сути одно и то же место, но по-разному отраженное и названное в мифологиях различных кельтских народов.

- Туатта де Данаан - племя или народ Богини Дану. В кельтской (в основном в ирландской) мифологии "дочеловеческая" божественная раса обитателей Ирландии, располагавшихся как семья вокругбогини Дану. Представителей Племени богини Дану считали богами, волшебниками и обладателями магических знаний. Впрочем, это отнюдь не помешало предкам ирландцев, победить их в войне и выгнать из Ирландии. А вот причины войны легенды называют очень разные.

- Муспельхейм - это мир огня, энергии, движения, действия. Один из двух изначальных миров. В остатках славянской мифологии практически не упоминается, поэтому о нем можно судить лишь по скандинавским источникам.

- Нифельхейм - это мир льда, инерции, покоя, иллюзии. Один из двух изначальных миров. Так же как и Муспельхейм в нашей мифологии практически не отражен.

- Йотунхейм - по мнению скандинавов это мир заснеженных гор, но при этом в Йотунхейме есть леса, реки, озера, да и климат вполне подходящий для людей.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Научная фантастика) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"