Жидкова Елена Адольфовна: другие произведения.

Шофер

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ озвучен - проект "Послесловие"

  
   Шофер
  
   - Двадцать пятого сентября слесарь Сидорчук, находясь в состоянии алкогольного опьянения, остановил машину марки "Мерседес" 1950 года выпуска черного цвета.......
   Следователь по особо тяжким преступлениям Митин устало слушал оперуполномоченного.
  Назойливая муха кружилась перед глазами, норовя сесть следователю на нос.
   -...Однако, со слов свидетелей, приятелей потерпевшего, Сидорчук самолично сел в машину, никаких насильственных мер к нему применено не было......
   Следователь потер покрасневшие от усталости веки. Бессонные ночи у компьютера здоровья не добавляют. Дела, дела....Монотонная речь опера убаюкивала, Митин боролся с дремотой и если бы не муха... Уже больше года прошло со дня последнего инцидента, и вот, на тебе.
   -.... Супруга Сидорчук подала в розыск, но результатов пока нет, - оперуполномоченный судорожно глотнул и перевернул страницу "дела", - Ни трупа, ни живого человека. Только отпечатки шин, идентичные отпечаткам, фигурирующих в делах актрисы Елизаровой, директора бани Вавилова, банкира Евсеева, ......
   Митин прикрыл глаза. Снова этот мерседес. Подъезжает, забирает жертву и увозит в неизвестном направлении. И никаких следов. Правда, банкира, пропавшего полтора года назад, они нашли. Чудом. Ходил ободранный, невменяемый человек по вокзалу, нес какую-то околесицу. Его и определили в психушку как неизвестного. Потом показали по телевизору, родственники нашлись быстро. А остальные где?
   Остальные. Эти остальные были весьма известными и состоятельными людьми. Актриса, директора коммерческих фирм и банков, даже один депутат ..... можно было предположить похищение с целью наживы. Но звонков от похитителей не поступало. А теперь этот Сидорчук. Вечно пьяный слесарь автомастерской "Помощь" не вписывался ни в какие схемы. Он-то кому понадобился? Даже с точки зрения модной ныне трансплантологии, Сидорчук со своей наверняка увеличенной алкоголем печенью вряд ли представлял интерес для "черной хирургии".
   - В деле пропавшего прошлой осенью шотландского журналиста Мак Кинзи и актрисы Елизаровой фигурирует один и тот же свидетель, пенсионер Федоскин. Он живет напротив парка, каждый вечер выгуливает собаку.......В деле слесаря, выпивавшего в тот вечер в кафе "Ива"......
   Да, да и пропавший иностранный журналист наделал тогда шуму. Сел в машину и как сквозь землю провалился. Журналисты они такие, лезут куда не надо, вот и похитили. Но Сидорчук!
   Назойливая муха снова сделала круг перед самым носом следователя и села на полированную столешницу. Нет, это не муха, это надоедливый слесарь Сидорчук! Митин схватил чье-то "дело" и изо всех сил ударил по столу. На сером картоне остался ярко красный след. Конвульсивно дернув лапками, "слесарь Сидорчук" замер на столе под недоуменный взгляд оперуполномоченного.
   - Так, Синицын, что мы имеем? Девять пропавших без вести людей, загадочно увезенных черным мерседесом в неизвестном направлении. Девять с хозяином машины, доктором Хлебниковым, - Митин брезгливо бросил на стол испачканную папку, - Будем искать, Синицын, да? И труп убери.
   - Чей? - вздрогнул опер.
   - Мухи.
   Следователь вышел во двор и с удовольствием вдохнул горький осенний воздух. По дороге взад-вперед сновали машины. Митин вздохнул. Где же его искать, мерседес этот? Машина редкая, заметная. Такую спрятать не так то просто. Синицын проверил автомастерскую, в которой работал Сидорчук, безрезультатно. Мерседес 1950 года там не появлялся. Значит, слесарь случайная жертва, как и все остальные.
   Пропал мерседес вместе с хозяином около двух лет назад. Преуспевающий пластический хирург Хлебников отправился на нем в другой город к родственникам и бесследно исчез. Но если сам Хлебников действительно пропал, то его дорогой автомобиль иногда появлялся из "ниоткуда", похищал людей и словно растворялся в воздухе. После истории с Мак Кинзи около года все было спокойно, и тут слесарь Сидорчук внес свою лепту в подзабытую всеми историю.
   Митин уже собирался было перейти дорогу, как на крыльцо полицейского участка выскочил Синицын.
   - Виктор Михалыч! Виктор Михалыч! Вернитесь срочно! Елизарова нашлась!
   Но что-то Синицын не радостен. Возбужден - да, и глаза отводит. Неужто, труп?
   - Звонили из соседнего отделения. У них ЧП - Елизарова вернулась домой и мужа зарезала. Тридцать ножевых. Сейчас показания дает. Они нам позвонили, знают, что вы Елизаровским делом занимаетесь.
   - Он что, не один был, муж? С любовницей? Да что ты бледный такой? Сейчас поедем, посмотрим на труп, на убийцу. Нашлась ведь! Этот главное! Одним человеком в розыске меньше. С оптимизмом надо на жизнь смотреть! И не трясись, Синицын! Обычное это дело. Бытовуха.
  
   --------
  
   Госпожа Елизарова сидела на стуле. Прямая, как палка, обхватив себя руками, она тихо раскачивалась из стороны в сторону. Молодой капитан с опаской следил за каждым движением подозреваемой.
   - Убила и убила. Так было надо, - голос глухой, отстраненный.
   - Это она? - вошедший Митин с сомнением посмотрел на Елизарову. Насколько он мог помнить ее по фильмам, это была очень красивая и жизнерадостная женщина. А сейчас перед ним сидела старуха. Безучастная, с остановившимся взглядом. Убийства никого не украшают. Но чтобы вот так.
   - Вы отсутствовали больше года, - капитан нервно передвинул папки на столе, - Гражданка Елизарова, вы можете ответить на вопрос: где вы находились все это время?
   - Отстань, мусор, я не помню.
   Митин окинул взглядом убийцу. Что-то не так. Но что?
   - На наркотики проверяли?
   - Да, редкое заболевание крови. Но следов алкоголя или наркотиков не обнаружено.
   - Какое еще заболевание?
   - Я не понял. Доктор наш так сказал. Какой-то вирус, что ли...
   Митин взял в руки фотографии с места происшествия. Тридцать ножевых, говорите? Да она искромсала мужа на куски! Видавшего виды следователя передернуло.
   - А мужик-то здоровый был, как она с ним справилась только, - из-за плеча раздался слабый голос Синицына, - Даже не верится, что сама.
   - Сама, сама, у нас показания горничной и садовника. Никого в доме больше не было. Они до сих пор в себя прийти не могут. Она еще рояль с балкона выбросила. Там фото есть. Рояля.
   - Рояль в кустах, не знал, что такое бывает, - Синицын по-прежнему рассматривал фотографии на безопасном для себя расстоянии.
   - Да, тут и не то бывает.
   Распахнув входную дверь участка, следователь вздохнул с облегчением. Неприятная дама и запах от нее. Будто не мылась давно. На земле, что ли спала. Земли запах.
   - Виктор Михалыч, вы меня только сумасшедшим не называйте, - Синицын остановился, завязывая ботинок, - Я тут фильм недавно смотрел. Про зомби.
   - Опер, какие зомби?! О чем ты? Убила мужа из ревности. Вернулась домой, а он с любовницей по телефону разговаривает. А то, что рояль выбросила. Так в состоянии аффекта и не то бывает.
  Фактам надо верить, фактам! Фантастику по ночам читаешь? Читаешь! По глазам вижу. А тут реальная жизнь, преступление. Труп нарезанный, как батон. Кстати, ты не голоден, а то
  пошли, поедим чего-нибудь.
  
   ---------
  
   Ночью следователь спал плохо. Отовсюду слышались подозрительные шорохи, шепот по углам не отпускал уставшее за день сознание. В памяти всплыла давняя история с пастухом. Митин был тогда "зеленым" стажером. Он помнил то дикое по своей жестокости убийство в мельчайших подробностях. Растерзанное до неузнаваемости тело. Помнил кровавые разводы по стенам и потолку, словно окровавленную жертву подбрасывали вверх. И этот запах. Свежей земли, когда привели на допрос пастуха. Он не отпирался. Ему приказали, и он убил. Кто приказал убить председателя колхоза, пастух ответить затруднился. "Хозяин" - промычал тот уважительно и осклабился. Пастуха расстреляли, тогда особо не церемонились. Но через три дня могила убийцы оказалась пустой. Народ крестился и обходил ее стороной. Сбежавший труп будоражил воображение сельчан. Правда, не долго. Началась ежегодная битва за урожай, потом еще стройка, так все и забылось постепенно. Но этот ничего не выражающий взгляд Митин запомнил навсегда. И этот запах. Неужели опер прав и существуют зомби? Сейчас, в полузабытьи, следователь готов был поверить в этот фантастический вздор. Но кто поверит ему?
   Первая мысль, пришедшая в голову с пробуждением, всегда оказывается самой верной.
   - Алло, клиника? Говорит следователь по особо тяжким преступлениям Митин. Да, по особо. У вас под наблюдением пациент. Евсеев, мне бы с ним увидится....Что? Как это ушел? Сам? А анализ крови вы ему делали? Только общий?
   Следователь выскочил на улицу. Такого поворота событий он не ожидал. Утром он встал с мыслью, что неплохо было бы сопоставить анализ крови Евсеева с анализом крови актрисы. И если там будет найден тот же вирус.... Но пациент ночью из клиники сбежал. "Ушел", как деликатно выразился главный врач.
   Митин быстро поднялся по широкой белоснежной лестнице.
   - Да вот так и ушел, - главврач развел в стороны пухлые ручки, - Снял решетку и ушел.
   Следователь подергал другую решетку.
   - Все приварены, сам удивляюсь. Бред сплошной. Но мы на бреде и специализируемся, - главврач добродушно улыбнулся и сложил короткие ручки на круглом животе.
   Ну что ж, будем решать проблемы по мере их поступления. Не обязательно докладывать начальству все и сразу. Идет себе расследование и идет. Убийство на почве ревности? Обычное дело. Пациент сбежал? Так он болен, что с него взять. Очень много совпадений с давнишним делом убийства председателя колхоза. Слишком много. Но начальству не расскажешь о запахе земли, разрытой могиле и сбежавшем после собственной смерти пастухе. Иначе всю оставшуюся жизнь будешь делить палату с банкиром. У всякого преступления, каким бы оно запутанным не выглядело, есть автор. Как правило, совсем незаметная, серая личность. Но на этот раз Митину досталось нечто экстравагантное. Вот поисками этого оригинала и займемся. Следователь часто пытался представить себе портрет предполагаемого преступника. На кого же ты похож, автор? Звать тебя как? Из подсознания выплыл образ пастуха: "Хозяин".
   - Синицын, слушай меня внимательно, бери свою колымагу и приезжай. Потом расскажу.
   Вирусы, вирусы. Что-то знакомое, где-то уже это слово фигурировало. Ненавязчиво, мимоходом...в каком-то из восьми дел. Сидорчук не в счет. Что-то давнишнее. Доктор Хлебников!
  Как он мог забыть! Два года назад. Зашел поговорить с матерью пропавшего хирурга. Слушал внимательно, смотрел фото. На одной из них новоиспеченный доктор стоял в окружении высоченных чернокожих парней в белых халатах. "А это Паша на кафедре вирусологии. Это Бенин. Потом уже переучивался в Москве".
   Резко затормозил обшарпанный форд, обдав брюки грязной водой из лужи. Зато оперативно!
   - Ну что, Синицын, у меня для тебя две новости, - Митин сел на переднее сиденье, недовольно отряхнул брюки, - Одна плохая, другая - не очень плохая. С какой начать? Понял, с плохой. Пациент Евсеев этой ночью из клиники ушел. Наверное, почувствовал себя лучше, оторвал с мясом решетки на окнах и растворился в тумане. Теперь наша задача отловить гражданина в пижаме и тапочках как можно скорее. Пока его наш мерседес не переехал. И неплохая новость. Будем разрабатывать версию с зомби. Но это пока тайна, понятно? Не болтай, в общем, при высоком начальстве.
   - Я так и знал! - опер порылся в карманах и извлек оттуда два патрона к ТТ, - Пули в них серебряные, зомби можно убить только серебряными пулями.
   - Ты бы еще кол осиновый приволок! Ой, Синицын, доведешь ты меня когда-нибудь своими фантазиями. Иду у тебя на поводу! Что я делаю?!
   - Интересно, а Евсеев сейчас где? - Синицын обиженно сунул патроны обратно в карман.
   - Дома не появлялся, кто его знает, что этим зомби в голову может прийти. Ты у нас специалист, я так, рядом постоял. Ну, так что думаешь насчет парка и его окрестностей? Возле него похитили двоих, и есть свидетель. Евсеева обнаружили на вокзале, парк к нему примыкает почти вплотную.
   - А аллея Ветеранов упирается в старое кладбище.
   - Я не подумал! А ведь это умная мысль, Синицын. Зря ты кол не прихватил!
   Медленно тянется время.
   - Слушай, Синицын. А как эти зомби получаются?
   - Магией, колдовством. Я читал о колдунах вуду. Жуткая вещь. Колдун оживляет мертвеца и тот становится его рабом. Может даже убить по приказу хозяина.
   - Колдовством, это как? Заклинания?
   - Да, заклинания разные там, ритуалы. Я не знаю точно, я же их не оживлял.
   - А вирус? Если заразиться каким-нибудь вирусом?
   - Вы про вирус в крови Елизаровой? Так может какой угодно быть вирус. Разновидностей только гриппа вон сколько. А почему вас так это заинтересовало?
   - Хлебников - вирусолог. В дипломе у него так написано. Это он потом хирургом стал. И практиковал наш доктор не где-нибудь, а в Бенине. В Африке.
   - Ух ты, интересное кино получается. Может, он изобрел там чего. Кстати, в Африке зомбирование очень популярно.
   - Они как под кайфом, одурманенные?
   - Виктор Михалыч, я не знаю, что чувствует человек под кайфом!
   - А, ты за здоровый образ жизни? Не пьешь, не куришь?
   - Не пью, не курю, с девушками не встречаюсь.
   - О, так жить нельзя, Синицын!
   - Смотрите, человек в пижаме! И мерседес! Вон он, справа! Скрылся за деревьями!
   Митин выскочил из машины и бросился туда, где только что промелькнул силуэт машины.
  Догнать, во что бы то ни стало. А там посмотрим.
   Перемахнув через кусты, следователь выскочил на дорогу. Прямо перед ним, визжа тормозами, остановился черный мерседес 1950 года выпуска. Желтое лицо шофера не выражало ни испуга, ни сожаления. Оно лишь сверлило взглядом сумасшедшего, бросившегося прямо под колеса. Опаздываем на тот свет?
   - Шеф, будь другом, до аэропорта, плачу любые деньги! - Митин заискивающе улыбнулся, - Ну, правда, очень надо!
   Шофер бросил взгляд в сторону, где между деревьев мелькнула голубая пижама. Кивнул Митину. Садись, мол, "пижама" никуда не денется, подождет.
   - Вот спасибо, на самолет опаздываю, - скрипнула дорогая кожа сиденья, следователь замер. Помимо земли, в салоне пахло еще чем-то. Он не успел понять, чем. Чьи- то сильные руки обхватили шею, прижали платок с эфиром к лицу. Сознание медленно поплыло вслед за деревьями, темнеющим небом и ухмыляющимся лицом злобного монстра.
  
   -------
  
   Митин медленно приходил в себя. Где-то капала вода, пахло сыростью. Темно, как в гробу, - невесело подумал следователь и попробовал шевельнуться. Связали, сволочи. Постепенно глаза привыкли к полумраку. Какой-то подвал? Кресты, кресты, надгробная плита. Похоже, он на кладбище. Недалеко уехали. Как хочется пить! Во рту пересохло так, что язык невозможно отделить от неба. Где этот чертов шофер? На кого-то он похож, на кого то из пропавших. Нет, не Хлебников. Тот лысый, приземистый. А этот рыжий и высокий. Согнутые в коленях ноги упирались в руль. Около двух метров. Кто там у нас самый высокий?
   - А, очнулся, шофер, - прошелестел рядом голос.
   Митин повернул голову на звук, и увидел все того же длинного монстра.
   - Это ты шофер, а я пассажир. Лайнера ТУ- 154, лечу в Сочи. Понятно?
   Монстр ухмыльнулся.
   - Здесь я решаю, кто шофер! Я здесь главный! Мак Кинзи хозяин! - зомби закивал в знак согласия с самим собой, - Мак Кинзи хозяин, да, хозяин.
   О, как интересно! Да это пропавший журналист! Такими темпами глядишь, к концу года всех откопаем, найдем, то есть. Где же остальные? Еще один точно есть, который с эфиром.
   - Развяжи меня, мне в туалет надо.
   - Не надо, - прошипел Мак Кинзи, - Скоро ты забудешь про туалет. Все забудешь. Будешь моим шофером. Мак Кинзи хозяин, ему нужен шофер.
   - Ну, так тем более развяжи, что я связанным буду машину вести?
   - Я развяжу, а ты убежишь. Как тот, что в подвале с крысами. Тоже, пытался. Его уже съели, наверное, крысы любят свежее мясо. Хочешь к крысам? Нет, Мак Кинзи хозяин, ему нужен шофер.
   - У тебя что, нет другого шофера?
   - У меня есть слуга. Мак Кинзи хозяин. Ему нужен слуга. А ты - шофер.
   Ненамного продвинулись. Есть еще слуга, и кто-то там в подвале.
   - А где Хлебников? - Митин решил задать неожиданный вопрос. Конечно, со связанными руками такие вопросы не задают. Но как надоело ходить по кругу!
   Монстр замер. Его глаза забегали, как у нашкодившего школьника.
   - Кто это? Не знаю. Я здесь хозяин! Я, Мак Кинзи! - монстр завопил и ударил себя в грудь, - А ты шофер. И не вздумай бежать, а не то я скормлю тебя крысам!
   - Забыл имя прежнего хозяина?
   - Здесь я хозяин! Я захвачу власть, я буду править миром!
   - О, смело!
   - Этот негодяй, этот вонючка слесарь, он разбил мои ампулы, - Мак Кинзи сел на пол, обхватил руками голову и тихонько завыл.
   - Неудачно, да? Сочувствую.
   - Все, кроме одной, - монстр перестал выть, выпрямился и в упор уставился на следователя, - На тебя хватит. Был пассажиром - будешь шофером! Навсегда!
   - Дай попить! В горле пересохло.
   - Нет, нельзя воды. После можно. Где у меня шприц? Если сейчас дать тебе воды, ты будешь буйным, а мне нужен только шофер. Вот, нашел. Это твое. Пропуск в бессмертие. Хорошо, правда? Один укол, и ты уснешь, а когда проснешься, будешь уже шофером.
   Монстр не шутил. Митин видел, как Мак Кинзи набирает в шприц какую-то жидкость.
   - Привет этому дому, - донесся издалека голос Синицына, - Сыро тут у вас!
   Чиркнула в пальцах зажигалка.
   - Синицын, я здесь! Осторожно, рядом зомби.
   Мак Кинзи резко развернулся, взвыл: "Еще один шофер" и бросился на свет зажигалки.
   - У него шприц с отравой! Беги!
   Прозвучали два выстрела. Монстр охнул и осел на пол: "Плохой шофер".
   - Да, шофер из меня никакой, это ты верно подметил. Виктор Михалыч, вы целы?
   - Развяжи меня. Здесь еще один должен быть. Который меня эфиром усыпил. Наш слесарь, похоже, где-то в подвале. Если жив еще. Чем ты его, серебряными пулями?
   - Конечно! Жаль, их было только две, - прошептал Синицын и на всякий случай оглянулся.
   - Слышишь, звуки?
   - Ага, внизу. Под плитой. Помогите мне, Виктор Михалыч. О, тяжелая какая!
   - Эй, есть кто живой? - Митин осветил зажигалкой отверстие в земле и невольно вздрогнул.
  В яме на земляном полу сидел человек, а вокруг валялись задушенные им огромные крысы. Он поднял вверх испуганное лицо, и следователь узнал слесаря.
   - Так, один есть. Надеюсь, что из него не сделали зомби? Пуль больше нет.
   - Не сделали, - огрызнулся Сидорчук, - Кишка тонка. Руку то дайте! Я тут скоро задохнусь!
   - А где остальные?
   - Под замком они, этот, - слесарь кивнул на мертвого Мак Кинзи, - запирал их всегда. Надеюсь, сейчас тоже заперты. Все, кроме доктора. Но он не жилец, чего его запирать?
   - Доктор, какой доктор?
   - А я знаю? Там лежит, в углу. Наверное, помрет скоро. Этот псих уколами его заширял. Я сам видел. А когда я остальные разбил, он меня в подвал и бросил.
   Синицын осветил зажигалкой железную решетку. За ней копошились тени. Кто то сидел, кто то лежал. Митин пересчитал. Четыре человека. Значит, все. Тени приблизились к решетке, кто-то протягивал руки, пытаясь дотронуться до незваных гостей.... "Хозяин" - услышал следователь знакомое слово и вздрогнул.
  
   ----------
  
   В больничной палате было так тихо, что слышно как жалобно жужжала муха, попавшая в паутину. Митин сидел напротив умирающего Хлебникова. Сегодня доктор сам попросил следователя приехать, чтобы дать показания. Неизвестность, в которую отправлялся пластический хирург, пугала его.
   - Первый раз всегда страшно.....когда умирает пациент. Когда Анна, Елизарова перестала дышать, я испугался. Представил, что сделает со мной ее муж, когда узнает, что она умерла во время операции. Закатал бы меня в бетон. Он тогда был самым крутым в городе. Да, что я вам рассказываю, сами знаете лучше меня.
   - И вы сделали из Елизаровой зомби?
   - Я подарил ей жизнь.
   - И спасли свою. Елизарова была вашей любовницей?
   - Да, это легко. Зомби подчиняются хозяину. А я был ее хозяином. И многих других. Это очень приятно, повелевать. После нее пошло, поехало. Я проигрался однажды. В пух и прах.
   - Евсеев?
   - Да, одна инъекция - и он принес мне столько, что я расплатился с долгами и еще осталось.
   - Где вы взяли вирус?
   - Это еще из Африки, я там увлекся вуду. Все произошло случайно. Я присутствовал на одном из сеансов оживления мертвеца. Старый негр умер от малярии. Я хорошо заплатил колдуну, и он разрешил мне взять анализ крови зомби. То, что я увидел потом в микроскоп, стоило целого состояния. Заклинания влияют на вирусы, видоизменяя его. Выделить новый вирус, делающий из живого человека зомби, было уже делом техники.
   - А Мак Кинзи, он вам зачем понадобился?
   - А, этот рыжий лис. Лез везде, все вынюхивал. Он меня и вынудил уйти на нелегальное положение. Долго я его выслеживал. Из-за него все пошло наперекосяк.
   - Что ж так? Вам ведь удалось посадить его в машину. Привезти в свое логово и зомбировать.
   - Не до конца. Крепкий оказался. Сделал ему инъекцию, потом еще. Что-то не так с ним пошло. Вышел из-под контроля. Наверное, плохо над вирусом поработал в свое время.
   - Он хотел сделать из вас зомби. Почему не получилось?
   - И не получилось бы. На меня вирус не действует. Я его себе привил еще в Бенине. Из любопытства больше. Молод был.
   - А чем вы больны?
   - Мне мало осталось. Этот дурак Мак Кинзи. Возомнил себя хозяином. Делал мне инъекции каждый день. Теперь у меня все внутри разлагается. Вирус, его слишком много в моем организме.
  Смертельно много.
   - Ну, в общем, мне все понятно. Деньги, власть, люди, которые могли вам это дать. Ответьте мне на такой вопрос. Зачем вы похитили слесаря? У вас что, машина сломалась?
   - Это Мак Кинзи, его идея. Я же говорю, дурак. Шофер ему понадобился и ремонтник в одном лице. Папарацци гребаный.
   - На скольких людях вы опробовали свой вирус? Кроме тех, что мы нашли на кладбище, еще есть?
   Хлебников усилием воли приподнялся на локте и вызывающе посмотрел на следователя.
   - Я ждал этого вопроса. Много, очень много, намного больше, чем вы думаете.... У меня была обширная клиентура. И далеко не бедная. Подумайте, кто сейчас может себе позволить хорошую пластику? Люди, у которых есть все. Богатство, слава, власть. А их в свою очередь держал в руках простой хирург. Я дергал за невидимые ниточки и имел все, что хотел. Сильные мира сего безоговорочно подчинялись хозяину, то есть мне. Я мог пойти еще дальше, через них я управлял бы миром! Чертов Мак Кинзи, спутал карты. Жаль, что все так нелепо закончилось.
   Митин вышел из клиники. Тугой комок стоял в груди, мешая дышать. "Много, очень много...."
  Следователь вытер ладонью вспотевшее лицо. В участок, пора заканчивать с этим делом.
   - Что это у вас тут за праздник? - следователь ошарашенно смотрел на празднично накрытый стол, - Рабочий день еще не закончился!
   - А, Виктор Михалыч к нам пожаловали. Ну что, не съел вас доктор? Присоединяйтесь.
   - Это не мы, это Сидорчук. Сидорчучка.
   - Синицын, ты ж не пьешь. И фамилия Сидорчук нет склоняется.
   - Я не пью? А, я забыл! А у нас повод есть. Слесарь Сидорчук бросил пить. Насовсем.
   - Сидорчук бросил, Синицын начал.
   - А мне сказали, что так жить нельзя, вот. Начальство, между прочим, сказало.
   - Завязал слесарь, представляете? Вот нам его жена в благодарность стол-то и накрыла.
   - Это его зомби так напугали. Слышь, Синицын, может, кооператив откроем по борьбе с пьянством? "В гостях у зомби".
   - Я там буду директором.
   - Поставь рюмку, Синица, а то будешь первым клиентом.
   Митин усмехнулся, покачал головой. Молодежь! Опрокинул в рот стопку водки, шумно выдохнул. Приятное тепло разлилось по телу, вытесняя тугой комок. Жизнь продолжается....
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"